Всего новостей: 2496984, выбрано 34887 за 0.124 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

ОАЭ > Миграция, виза, туризм. СМИ, ИТ > dxb.ru, 14 мая 2018 > № 2611102

La Perle, 90-минутное шоу в живом исполнении в Дубае, предлагает билеты за 199 дирхамов ($US 54) в рамках летней распродажи.

Начиная с 13 мая, «серебряные» билеты начали продаваться за 199 дирхамов, «золотые» - за 249 дирхамов ($US 67,8), а «платиновые» - за 299 дирхамов ($US 81,4).

Шоу по специальным ценам можно посетить с 13 июня до конца сентября. Билеты поступили в продажу на сайте laperle.com.

La Perle обычно проводится со вторника по пятницу в 19:00 и 21:30 и в субботу в 16:00 и в 19:00, однако на время Рамадана организаторы делают перерыв до 13 июня.

В апреле организаторы La Perle также объявили об акции «UnbEATable», в рамках которой гостям предложены ваучеры на ужин в ресторанах комплекса Al Habtoor City при покупке билетов на шоу.

La Perle создано всемирно известным художественным руководителем Франко Драгоне, вдохновлено темами Дубая: на сцене встречаются два мира и стихии - историческое наследие и традиции города с современными технологиями.

Источник: Arabian Business

ОАЭ > Миграция, виза, туризм. СМИ, ИТ > dxb.ru, 14 мая 2018 > № 2611102


ОАЭ > Миграция, виза, туризм. Недвижимость, строительство. Экология > dxb.ru, 14 мая 2018 > № 2611101

Открывшийся в конце прошлого года сафари-парк Дубая ждут работы по модернизации. В связи с этим достопримечательность закрывает свои двери для посетителей с 15 мая по 1 октября.

Муниципалитет Дубая недавно подписал соглашение о сотрудничестве с застройщиком Meraas, который, в свою очередь, выбрал мадридского оператора Parques Reunidos для управления парком.

В течение лета парк ждет модернизация, которая, по официальным заявлениям, «улучшит опыт от посещения достопримечательности» за счет интерактивных инструментов взаимодействия и новых зон для животных.

«В соответствии с нашим стремлением предложить превосходный опыт работы с клиентами, обновления стремятся обеспечить лучшую среду обитания для наших животных и более интерактивный и образовательный опыт для наших посетителей», - говорится в заявлении.

В парке сейчас проживает более 2,5 тысяч животных. Только в марте это число пополнилось 175-ю новорожденными обитателями.

Источник: Gulf Business

ОАЭ > Миграция, виза, туризм. Недвижимость, строительство. Экология > dxb.ru, 14 мая 2018 > № 2611101


ОАЭ > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > dxb.ru, 14 мая 2018 > № 2611064

Согласно новому закону, агентам влияния в ОАЭ требуется специальная лицензия для рекламы товаров и услуг в социальных сетях.

Напомним, что агент влияния – это лицо, обладающее тысячами или даже миллионами подписчиков в социальных сетях, таких как Twitter, Instagram и Snapchat. Такие страницы в соцсетях, как «Rich Kids of Dubai», «Supercar Blondie» и «Mo Vlogs» являются одними из самых популярных в Дубае. Всех их объединяет одна черта – они используют свою популярность для создания некого бренда, позволяющего привлекать различных знаменитостей для продвижения тех или иных товаров и услуг.

По новым правилам, агентам влияния ОАЭ, зарабатывающим на продвижении в социальных сетях, необходима лицензия. Нововведение заставило многих из них задуматься, будет ли продвижение товаров и услуг оставаться выгодным с финансовой точки зрения.

Национальный совет по СМИ ОАЭ объявил о планах регулирования отрасли еще в марте.

Однако агенты влияния точно не знали, чего коснутся эти изменения, накануне же были представлены разъяснения новых правил.

В соответствии с законом, прежде чем подать заявку на получение специальной лицензии для размещения рекламы в социальных сетях, агенты влияния должны получить торговую лицензию. Лицензия на размещение рекламы в социальных сетях позволяет размещать контент, рекламирующий те или иные бренды.

Эта информация была подтверждена в Национальном совете по СМИ. Существует несколько видов торговой лицензии в зависимости от тех прав, которые она дает, и территории.

Новый закон уже вступил в силу, в соответствии с его условиями, у агентов влияния и электронных средств массовой информации есть три месяца на то, чтобы получить лицензию на размещение рекламы в социальных сетях. Заявку на ее получение можно подать на сайте Национального совета по СМИ до начала июня.

За нарушение новых правил, власти будут блокировать учетные записи в социальных сетях и сайтах, закрывать блоги, а также штрафовать на сумму до 5000 дирхамов.

Согласно Forbes, топ фитнес-инструкторы и йоги зарабатывают от 3 до 25 тыс. долларов США за каждый пост. YouTube блогеры с миллионами подписчиков могут получить до 300 тыс. долларов за один рекламный ролик. Однако в сети также много тысяч небольших блогеров, делающих обзоры на рестораны, визажисты, которые получают бесплатную продукцию или ужин в ресторане за свои посты.

В прошлом месяце члены Национального совета призвали более пристально следить за контентом, распространяемым агентами влияния в социальных сетях, особенно в Instagram и Snapchat.

Хелен Фармер, которая ведет Instagram под ником «The Mothership», посвященный воспитанию детей, делясь собственным опытом, уже получила торговую лицензию.

Помимо ведения блога, она зарабатывает как организатор свадеб и ведет фокус-группы для различных бизнесов. Она получила свою торговую лицензию в прошлом году, ожидая то, что требования к игрокам на рынке станут жестче.

«Некоторые агентства и бренды, с которыми я работала, стали запрашивать у меня лицензию. Возможно, мне потребуется еще одна лицензия, чему я, по правде говоря, не очень рада».

Миссис Фармер сказала, что ей нужно тщательно подумать, стоит ли игра свеч.

«В прошлом году мне повезло, что моей лицензии было достаточно для блога и аккаунтов в социальных сетях. Это весьма усложняет ситуацию, на самом деле. Мне придется серьезно проанализировать свои цифры.

Мизра Аль Хосани, собственница аккаунта @sweetlifeinthesandpit в Instagram и блогер, заявила, что ей также нужно серьезно подумать, стоит ли получать две лицензии.

«Я довольно скромный агент влияния. У меня есть приличное количество коллабораций, однако платить за две лицензии мне не выгодно. Одна лицензия, конечно, себя оправдывает. Но две... Нет», – заявила 28-летняя американка.

Ясно одно: посты отдельных агентов влияния прибыльнее других.

«Один агент влияния (очень известный) попросил 75 тысяч за один пост в Фейсбуке.... Я думаю, что у подавляющего большинства его коллег по цеху деньги есть...», – прокомментировал один из экспертов в обсуждении этой темы в Фейсбуке.

Источник: The National

ОАЭ > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > dxb.ru, 14 мая 2018 > № 2611064


Россия. СЗФО. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 14 мая 2018 > № 2609254 Сергей Сенников

Что ждать?

Изменение ставок сбора за пользование водными биоресурсами не ударит критически по экономике крупных предприятий, за исключением краболовных, считает представитель ООО «УК НОРЕБО» Сергей Сенников. В то же время, по его мнению, принятие законопроекта в нынешнем виде может повлечь проблемы фискального характера для рыбаков.

– Сергей Александрович, какие цели, по-вашему, преследуют эти поправки?

– Предлагается реализовать поручение президента России в рамках общей оптимизации системы налогообложения. Дебаты вокруг изменения ставок сбора длятся далеко не первый год. Много обсуждалась, в частности, дифференциация ставки в зависимости от того, поставляется ли продукция в Россию или на экспорт. Такие поправки были предложены еще в конце 2014 года. Однако они не получили поддержки из-за недостаточной проработки.

Предложенные изменения реализуют, по сути, два основных механизма. Во-первых, это постепенное повышение ставок сбора, а во-вторых – инструменты по дополнительным льготам и возможности налогового вычета при соблюдении определенных условий. В общем, такой подход представляется весьма оправданным и более успешным по сравнению с предложениями 2014 года.

– Насколько новые сборы будут обременительны для предприятий?

– Для крупных предприятий увеличение сборов не должно резко ухудшить экономические показатели. Однако для компаний, добывающих крабов, нагрузка будет существенной.

– Многие ли предприятия попадут под льготы?

– Все зависит от того, как предлагаемые льготы будут реализовываться на практике. Преференцией для градо- и поселкообразующих российских рыбохозяйственных организаций смогут воспользоваться немногие. Но эта норма и не предназначается для широкой поддержки добывающих предприятий, она поможет практически адресно поддержать самые уязвимые компании.

Что же касается права на вычет, то все зависит от перечня продукции, который должно разработать и утвердить Правительство РФ. Без анализа проекта такого нормативного правового акта оценить эффективность этого механизма невозможно. Например, если в список не попадут уловы водных биоресурсов в живом и охлажденном виде, то это может ударить по «прибрежникам», которые сдают добычу для переработки на береговые предприятия.

– Но ведь «прибрежники» все равно смогут претендовать на вычет, поскольку поставляют уловы на внутренний рынок?

– Да, но, во-первых, они потеряют в размере вычета – 50% против 85%. Во-вторых, непонятно, будет ли им положен этот вычет, если их уловы после переработки пойдут на экспорт. А если «охлажденка» будет в перечне правительства, то право на вычет возникает на основании производства этой продукции. Куда и зачем она продается, не имеет значения.

– Есть ли экономический смысл добиваться перевода бизнеса в льготный режим: вкладываться в муниципальные образования, приобретать оборудование для глубокой переработки или строить новые суда?

– Многое зависит от конъюнктуры рынка рыбопродукции. С одной стороны, государство заинтересовано в увеличении глубины переработки для производства продукции с высокой добавленной стоимостью в России, а также насыщении ею отечественного рынка. Но, с другой стороны, нужно наполнять бюджет. Для этого может быть более эффективной работа на иностранных рынках, где цену определяет спрос на тот или иной вид рыбной продукции, в том числе на сырье. В результате можно оказаться в ситуации, когда, например, резко увеличив производство филе минтая блочного, мы сделаем этот вид продукции дешевле как в России, так и за рубежом. Тогда экономические показатели рыбодобывающих компаний будут ухудшаться, а это повлечет снижение налоговых отчислений, уменьшение инвестиций в развитие предприятий и обновление флота. Поэтому многое будет зависеть от экономической целесообразности.

Что касается вычета за использование нового судна, то он не окажет принципиального воздействия на решения компаний строить суда на российских верфях за пределами программы инвестквот, но может стать дополнительным стимулом – при наличии более существенных мер поддержки.

– Видите ли вы какие-то потенциальные проблемы в предложенном законопроекте?

– Проблемы могут возникнуть из-за нечеткости формулировки вычета для предприятий, реализующих продукцию на внутреннем рынке. Из предлагаемой нормы не совсем понятно, кому такая продукция должна быть реализована и для каких целей.

Например, если в перечень правительства не будет включена рыба мороженая (не филе), то рыбопромысловая компания, продавшая эту продукцию покупателю на территории России, получит право на вычет. Однако если эту продукцию без какой-либо переработки потом продадут на экспорт, то эффект от такого регулирования теряется. В результате могут возникнуть компании-посредники по покупке и продаже продукции на экспорт для получения налогового вычета.

С другой стороны, представьте, что рыбодобывающая компания продала свою продукцию на территории России даже для последующей переработки и реализации на внутреннем рынке. Но вместо этого покупатель продал приобретенное сырье для переработки в Европу или Китай. В этом случае достаточно высок риск, что ФНС России будет привлекать продавца (рыбопромысловую компанию) к ответственности за незаконно полученный вычет.

Аналогичная практика имела место ранее в несколько другом правовом контексте, когда компании привлекали к миллионным штрафам за продажу прибрежных уловов российским покупателям для последующей переработки, а те вместо переработки продавали рыбу на экспорт. Ответственность возлагали на рыбаков, хотя они никак не контролировали ни проданную рыбу, ни действия покупателей. Хотелось бы в этот раз избежать такой криминализации работы рыбаков из-за несовершенства налогового законодательства.

– В результате повышения сбора не придется ли поднимать цены на продукцию?

– Ставки для минтая Охотского моря остаются без изменений, на минтай других районов увеличиваются на 15%. Ставка на тихоокеанскую треску увеличивается на 27%, а на атлантическую – на 14%. Несколько удивляет увеличение ставки на пикшу на 23%. Существенно увеличиваются ставки на палтусов – от 80% на Северном бассейне, до 260% на Дальневосточном. Резко поднимается ставка на кальмар: +680% (с 500 до 3900 рублей), хотя основной рынок сбыта продукции из кальмара – Россия.

Очевидно, что любое увеличение фискальной нагрузки на бизнес приведет к росту себестоимости продукции. И это отразится на ценах, по которым рыбную продукцию продает производитель. Увеличение оптовых цен, скорее всего, приведет и к повышению цены в магазине, так как дистрибьюторы и торговые сети не захотят снижать свою маржинальность.

Однако все расходы полностью переложить на конечного потребителя, по крайней мере в России, не получится, так как покупательная способность населения сейчас далека от желаемой. Какой-то рост цен возможен, но на российском рынке он будет весьма ограничен. Скорее возможно вытеснение менее качественной продукцией более качественной в одной категории товара.

Отмечу, что положительно на ценообразовании могут сказаться возможности по получению льгот и вычетов. Если механизм стимулирования поставки на российский рынок, заложенный в поправки, будет работать эффективно, то роста цен можно избежать.

Россия. СЗФО. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 14 мая 2018 > № 2609254 Сергей Сенников


Россия > Транспорт > gudok.ru, 14 мая 2018 > № 2607677 Шевкет Шайдуллин

Нужно устанавливать причинно-следственные связи, а не просто выявлять виновника

На правлении ОАО «РЖД» в конце марта были рассмотрены вопросы культуры безопасности. О том, что делается в компании для её развития и минимизации человеческого фактора, «Гудку» рассказал заместитель генерального директора ОАО «РЖД» – начальник Департамента безопасности движения Шевкет Шайдуллин.

– Шевкет Нургалиевич, какой смысл вы вкладываете в понятие «культура безопасности»?

– Обеспечение безопасности движения и надёжности перевозочного процесса в холдинге основано на плановом построении эффективной системы менеджмента безопасности движения. Она опирается на инструменты риск-менеджмента и принципы формирования культуры безопасности.

Когда мы говорим о культуре безопасности, то должны понимать, что это производная от корпоративной культуры в целом. Это острая потребность, которая понятна как рядовому работнику, так и руководителю.

Функциональная безопасность движения поездов – способность системы управления безопасностью движения проводить совокупные мероприятия по выявлению потенциальных и фактических факторов риска и умение оценивать их. Если коротко, то это ответственность каждого работника на своём конкретном рабочем месте. Будь то железнодорожный переезд, кабина машиниста, объекты инфраструктуры.

Культура безопасности движения – это ещё и то, как мы работаем, когда за нами не наблюдают. То есть очень важно развитие внутреннего самоконтроля.

Большую роль в обеспечении безопасности движения играет квалификация работника, его профессиональная подготовка или же психологическое состояние, готовность вовремя среагировать на нарушение, неправильные действия коллег, умение оценивать свои действия.

Безопасность движения – единый и взаимосвязанный процесс. Поясню. Есть такое понятие, как потенциально опасный подвижной состав. Кстати, это записано и в Правилах технической эксплуатации. Но подвижной состав состоит из узлов и агрегатов. А путь – из рельсов, скреплений и шпал. И отказ или поломка каждого из них таит в себе угрозу безопасности движения. Поэтому в холдинге уделяется серьёзное внимание и железнодорожной продукции. Производители должны неукоснительно соблюдать всю цепочку технологического процесса выпуска продукции и нести прямую ответственность за её качество и работоспособность на протяжении всего срока службы. Компания за упущения и недостатки, связанные с низким качеством железнодорожной продукции, ответственности не несёт.

В этом плане в компании сделано многое и многое ещё предстоит сделать. Например, благодаря настоятельным требованиям ОАО «РЖД» появилась качественно новая рельсовая продукция. Производители провели серьёзную модернизацию предприятий, закупили современное оборудование, технологии, обучили персонал. Средства были вложены колоссальные. Результат: сегодня мы имеем надёжные, мощные 100-метровые рельсы.

– Какие изменения происходят в компании с наступлением цифровой эры?

– Ускоряющийся мир технологий вносит коррективы в деятельность компаний, которые порой не успевают разрабатывать и внедрять высокотехнологичные продукты и услуги, опираясь только на свои знания и опыт. Мы шаг за шагом двигаемся к всеобщей цифровизации процессов управления, создаём цифровые модели будущего железных дорог. Например, запуск Московского центрального кольца – это первая ласточка на этом нелёгком, но очень интересном пути. Реализация бизнес-модели «Цифровая железная дорога» предполагает взаимодействие большого количества специалистов, организаций, проектирующих и контролирующих ведомств. Этот процесс можно рассматривать как некую экономическую систему, главная идея которой – формирование новых ценностей как основы будущих ключевых компетенций и инициатив. Экономические системы формируются на стыке технологий, открытых стандартов и структур и являются обязательным элементом стратегии, миссии и политики ОАО «РЖД».

В холдинге успешно сформирована экономическая система безопасности как совокупность моделей поведения, которые приобретены организацией в процессе адаптации к внешней среде и внутренней интеграции. Эти модели доказали свою эффективность, эти идеи разделяют большинство работников компании. Ключевой элемент системы – специалисты, думающие, предприимчивые, социально активные работники. Именно они создают реальные ценности, инновации и являются движущей силой развития культуры безопасности и стратегическим преимуществом компании. Благодаря им с 2015 года развивается социальная сеть в Интранете с появлением множеств сообществ по интересам, которая объединяет до 150–200 тыс. участников.

В целом по итогам прошлого года уровень зрелости культуры безопасности движения находится на стадии «определённый», при котором считается, что основные процессы стандартизованы, документированы и описывают существующие практики. Тем не менее в ряде хозяйств и на некоторых дорогах сети такой уровень ещё не достигнут.

– Что делается для укрепления дисциплины и развития культуры безопасности в трудовых коллективах?

– В современном мире отношения между работниками и работодателями стали двусторонними. Создана конкурентная среда. Цифровые технологии сократили дистанцию и позволяют «достучаться» до сознания каждого участника перевозочного процесса. Эффективной площадкой для цифровой социализации работников стал портал «Навигатор безопасности». Ежедневно возможностями его разделов пользуются более 10 тыс. сотрудников.

Важная особенность сегодняшнего дня – наличие огромного массива информации и умение каждого сотрудника извлекать из него наиболее ценные и важные данные, которые помогут ему лучше организовать работу, углубиться в профессию, усовершенствовать компетенции. Для успешного решения этой задачи мы должны расширить функциональные возможности портала «Навигатор безопасности», который станет полноценной открытой коммуникационной площадкой для социализации вопросов развития культуры безопасности.

Нам удалось создать цифровую площадку для двустороннего обмена информацией. Учитывая важность регулярного и системного анализа уровня культуры безопасности в этом году, была проведена интроспекция (самооценка) социально-психологического климата культуры безопасности на всех дорогах сети. Впервые это исследование было проведено в oнлайн-режиме, с использованием портала «Навигатор безопасности». Это позволило привлечь к нему работников ведущих профессий и командного состава среднего звена. Результат – в целом предпозитивный уровень по основным критериям.

Работа в этом направлении не останавливается. В настоящее время разрабатываются практические рекомендации, определяющие степень персональной ответственности как руководителей, так и рядовых работников холдинга.

– В прошлом году была разработана и принята долгосрочная программа развития ОАО «РЖД». Какие конкретные шаги предусмотрены в ней для дальнейшего развития культуры безопасности, снижения рисков?

– За прошедший год реализован ряд инициатив, предусмотренных дорожной картой по развитию культуры безопасности движения в холдинге на среднесрочный период до 2019 года. Несмотря на то что большинство направлений деятельности успешно выполнено, целый ряд вопросов требует внимания. Например, проект Федерального закона «О дисциплине работников железнодорожного транспорта», внедрение системы добровольной сертификации продукции, работ, услуг и систем менеджмента.

С учётом принятия в 2017 году долгосрочной программы развития ОАО «РЖД» и концепции «Цифровой железной дороги» в компании считают необходимым продлить срок реализации дорожной карты до 2020 года и провести корректировку её основных мероприятий. Например, пересмотреть Стратегию обеспечения безопасности и надёжности перевозочного процесса. Необходимо предусмотреть разработку технических требований на инновационные средства и разработать новую концепцию технической учёбы работников.

Ещё один момент – повсеместное развитие культуры безопасности при расследовании транспортных происшествий и событий, связанных с нарушением правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного транспорта. Это обеспечит переход с «ошибки человека» на наличие «проблем в системе». Дорожная карта – эффективный инструмент корпоративного управления. Она рассматривается нами как действенное коммуницирующее средство, которое необходимо для развития культуры безопасности движения. Карта включает в себя ключевые аспекты, связанные с развитием техники и технологий, квалификацией и компетентностью работников, условиями и организацией труда работников ведущих специальностей.

– Насколько реализация дорожной карты поможет изменить отношение к определению виновника произошедшего события?

– Дорожная карта – инструмент, а не Уголовный кодекс. Для нас главное установить причинно-следственные связи, а не просто выявить виновника произошедшего и наказать его. Время стрелочников прошло. Настало время организационной системной ответственности. Это очень важный нюанс. Нам важно проанализировать допущенный факт нарушения правил эксплуатации, проанализировать всю цепочку и последовательность события, чтобы докопаться до истины, до первопричины, и принять все меры, чтобы предотвратить возможность рецидива. Конечно же, это идеальная модель построения культуры безопасности, но с учётом развития цифровых технологий у нас есть все шансы достичь такого высокого уровня.

– Каких результатов в обеспечении безопасности движения удалось добиться компании в этом году?

– Мы добились неплохих результатов. Общее количество транспортных происшествий и событий, допущенных на инфраструктуре в апреле, снижено к аналогичному периоду прошлого года на 22%.

Хотел бы отметить, что железнодорожный комплекс единственный в стране, где не просто сокращается количество транспортных происшествий, но и снижается тяжесть последствий. Это результат целенаправленной работы всех структурных подразделений компании по реализации риск-ориентированной модели, согласно которой наша работа оценивается прежде всего по нашим действиям на этапе возникновения риска, даётся оценка его уровня и возможной частоте появления. В первую очередь мы учитываем именно те риски, которые таят в себе наивысшую степень угрозы и могут привести к гибели людей и максимальному ущербу.

– Несмотря на внедрение современных цифровых технологий, методик, регламентов, автоматизации процессов, от влияния человеческого фактора уйти не удаётся. Как человеку побороть свои слабости?

– Персонал, бесспорно, является одним из основных факторов успешной работы компании. Чем надёжнее сотрудники, тем стабильнее работа холдинга в условиях рынка. Один из способов повышения надёжности персонала – создание мотивационных условий, при которых работнику будет невыгодно выполнять действия, наносящие ущерб компании.

Другой способ – соблюдение баланса между техникой, технологией и человеком – даёт возможность постоянно развивать организацию, способствуя её выходу на новый качественный уровень. Изменение подходов к роли и месту человеческого фактора приводит и к трансформации подходов к контрольно-ревизионной деятельности. Уже приняты и реализуются принципиальные решения о внедрении риск-ориентированного подхода к внутреннему контролю, ведётся работа по повышению открытости и прозрачности системы контроля.

Следующим этапом развития должен стать переход на цифровую трансформацию системы управления безопасностью движения и дистанционного подтверждения уровня гарантий и надёжности.

Вот почему обеспечение безопасности движения нужно рассматривать как одну социотехническую систему, состоящую из человеческой и машинной подсистем, функционирующих совместно и имеющих единое целевое назначение.

Для этого необходимо повышать требования к техническому регулированию продукции, обеспечению сопровождения её жизненного цикла и созданию комфортных условий труда работников. Такой подход предполагает создание технических средств и технологий, которые повышают надёжность персонала и исключают его ошибки.

Считаю необходимым дать новое определение термину «культура безопасности». Сегодня он должен звучать так: «культура безопасности – это характеристики и особенности деятельности организации и поведения отдельных лиц, которые устанавливают, что безопасность обладает высшим приоритетом и ей уделяется внимание, определяемое её значимостью».

Во время правления я предложил внести изменения в Стратегию обеспечения безопасности и надёжности перевозочного процесса в холдинге «РЖД», утверждённую распоряжением ОАО «РЖД» от 8 декабря 2015 года № 2855р, в части уточнения понятийности и признаков культуры безопасности движения, а также этапности формирования уровней её зрелости.

В ближайшей перспективе мы должны сосредоточиться на достижении «измеряемого» уровня зрелости культуры безопасности. Для этого необходимо обеспечить реализацию прорывных инициатив и задач в создании технологических систем безопасности и формировании системы менеджмента рисков как приоритета для минимизации человеческого фактора.

Карен Агабабян

Россия > Транспорт > gudok.ru, 14 мая 2018 > № 2607677 Шевкет Шайдуллин


Казахстан > Недвижимость, строительство > kapital.kz, 14 мая 2018 > № 2607644 Шамиль Каспранов

Шамиль Каспранов: Трудности в строительном бизнесе были во все времена

Известный актюбинский застройщик рассказал о своем пути от рабочего до учредителя крупной компании

Это сейчас Шамиль Каспранов — председатель производственного кооператива «Нектар», который работает на строительном рынке Актобе уже более 23 лет. В 2008 году ему за социальную ответственность, благотворительную, активную общественную деятельность, значительный вклад в строительство и открытие дошкольной организации новой модели «Нұр-Сәт» было присвоено звание «Человек года Актюбинской области». Это на сегодняшний день ПК «Нектар» построено свыше 320 тыс. квадратных метров жилья, или 35 многоэтажек. Причем в последнее время строительство ведется гораздо интенсивнее. Но полвека назад вряд ли молодой Шамиль мог предполагать, что жизнь сложится именно так.

Квартирный вопрос

«Почему я стал строителем? В поисках квартиры я устроился на работу аппаратчиком на Актюбинский завод хромовых соединений (АЗХС, он же химзавод). Это было почти пятьдесят лет назад, в 1969 году, сразу после службы в Советской армии, то есть по большому счету никакой специальности на тот момент у меня не было», — рассказывает Шамиль Каспранов. Работал днем, учился на вечернем отделении в техникуме.

«Я проработал год. Появились семья, ребенок. А собственной квартиры не было. Мой товарищ, который работал на заводе железобетонных изделий «ЖБИ-70», сказал, что ситуация с квартирами на его предприятии гораздо лучше. Я перешел туда в цех керамзитового гравия. Простым рабочим. Потом стал мастером, инженером по новой технике. Работа нравилась, но и здесь квартирный вопрос не решался. Когда цех только запустился, на коллектив выделили 20 квартир, и все. Я в очереди стоял 86-м. Жена ждала уже второго ребенка. Нам приходилось жить в съемном жилье. Даже землянку снимали. Тогда я пошел к управляющему трестом «Актюбстрой» Алексею Мешкову, чтобы как-то решить данный вопрос. Вот тогда он мне и сделал предложение, от которого я не смог отказаться.

В середине 1970-х годов в г. Алга (41 км от Актюбинска — Ред.) на химкомбинате имени С. Кирова строился сернокислотный комплекс — это была Всесоюзная комсомольская стройка. «Какой у тебя состав семьи?» — спросил меня Алексей Алексеевич. Я ответил, что трое, еще одного ребенка ждем. Тогда он пообещал мне через месяц трехкомнатную квартиру в Алге, если я поеду на стройку. Так я и получил свою заветную квартиру. Хочу сказать, что по тем временам она была шикарная", — отмечает Шамиль Каспранов, который занимал на Алгинском химзаводе должности инженера пускового комплекса, а затем начальника бетонно-растворного узла.

Была потом работа главным механиком строительного управления «Алгазаводстрой», руководство алгинской ПМК-2115. В середине 80-х будущий бизнесмен оканчивает Алма-Атинский институт народного хозяйства по специальности «экономист». Без высшего образования руководителем стать было невозможно.

На закате советского периода

«Будучи начальником строительной организации, в Алгинском районе я построил четыре дома культуры, свинокомплексы и фельдшерско-акушерские пункты. Когда я прошел большую школу индустриального строительства, мне было легко в сельском секторе. Объемы строительства несопоставимы. На селе они гораздо меньше», — поясняет председатель производственного кооператива.

В 1989 году Шамиль Каспранов возглавил управление производственно-технологической комплектации «Агропромстрой». Говоря простым языком — снабженцев. Это то подразделение, которое снабжало все стройки области материалами, начиная от кирпича, цемента, арматуры, железобетона, ферм, балок и заканчивая гвоздями. В советское время существовали очень сильные интеграционные связи. К примеру, двухскатные фермы для комбайно-ремонтных заводов в Актюбинск поставлялись из Ташкента, стекло — из башкирского Салавата, лес — из Иркутской области (Ульканский леспромхоз), цемент из Саратова (Вольский цементный завод) и так далее. Этот опыт в дальнейшем станет очень хорошим подспорьем Шамилю Каспранову для ведения собственного строительного бизнеса в эпоху постсоциалистического реализма.

Как рассказал бизнесмен-строитель, он узнал очень много нового. Строить — это одно дело. А вот из чего строить и как организовать бесперебойные поставки материалов — это абсолютно другой коленкор. И этому нужно учиться.

Как появился «Нектар»

В 1991 году почил в бозе Советский Союз, а в 1993 году не стало треста «Агропромстрой». Шамиль Каспранов ищет новую работу. На горизонте появляется чешская компания Sineko, занимающаяся отделочными работами на актюбинском рынке.

«Я увидел, как качественно работают чешские отделочники. Тогда впервые увидел подвесные потолки, гипсокартон. В компании стал заместителем президента. Контролировал ход ведения работ. Но осознавал, что нужно заняться собственным бизнесом. Как-то раз один мой знакомый сказал: «А почему ты не хочешь заняться пчелами? Мед — очень выгодно. У меня пасека, мед девать некуда. Живем припеваючи!»

Я посмотрел его хозяйство — вагончик, в нем 60 ульев. В общем, попросил смастерить себе то же самое. Потом прицепили вагончик к КамАЗу и поехали весной в Шымкент за пчелами. Вернулись обратно. Я организовал крестьянское хозяйство «Нектар». Вагончик с ульями отогнали в село Родниковка Мартукского района Актюбинской области. За два месяца мы собрали полторы тонны меда. Но в какой-то момент понял, что это не мое. Я строитель".

Начало большой стройки

Как строительный кооператив ПК «Нектар» начал работать с 1994 года. На территории областного центра еще с советских времен оставалось много долгостроев, на которые предприниматели особо и не зарились. Правда же зачем, если можно было заработать на купле-продаже? А администрация города из-за скудности финансирования потянуть не могла недостроенные объекты.

В 11-м микрорайоне Актюбинска по программе МЖК (молодежный жилой комплекс) в 1990-х годах планировалось строительство десятиэтажного дома. Но с развалом СССР оно остановилось. Прошло несколько лет, дом стал постепенно разваливаться. Городские власти его признали аварийным и определили под снос.

«Там даже несущие конструкции стали обваливаться. Но вышло постановление, что такие объекты предприниматели могли бы брать, доводить до ума и развивать свой бизнес. Денег за это не брали. Надо было лишь написать заявление в акимат: „прошу такой-то объект отдать в доверительное управление…“ То есть ты его достраиваешь, продаешь и дальше двигаешься. Если его не осилишь, то его отдадут другому», — продолжает Шамиль Каспранов.

Это первый опыт ПК «Нектар» как частной строительной организации. Для реализации этого проекта кооператив воспользовался заемными средствами АО «Банк ЦентрКредит». В то время 1 миллион тенге были очень большими деньгами.

Затем было завершение строительства ресторана «Колизей» (в советское время там планировалось построить железнодорожную поликлинику). Но на него в тот момент у кооператива не хватило финансовых средств и сил — пришлось отказаться от объекта.

«Потихоньку встали на ноги. Собралась бригада человек 30, и мы начали работать. Купили землю в районе областной типографии. Построили дом на 45 квартир. Так стали раскручиваться», — вспоминает председатель строительного кооператива.

Трудности были и есть всегда

В прошлом году компания сдала в эксплуатацию почти 47 тыс. квадратных метров жилья, или 600 квартир. Всего же в Актобинской области из всех источников в 2017 году сдано 792 тыс. квадратных метров жилья. Это 6602 квартиры, из которых 1879 — индивидуальное жилье, то есть в многоэтажках сдано 4723 квартиры. Почти 12,8% этого рынка — доля ПК «Нектар».

«Трудности в строительном бизнесе были во все времена, есть и сейчас. В кризисные времена, конечно, они ощущались довольно остро. Не было стройматериалов в достаточном количестве. Не было большого объема строительства, так как и не было большого спроса. Ведь когда есть большие объемы, появляется некая маневренность и гибкость в бизнесе. А сейчас вроде бы особых проблем и нет, но банально не хватает земли для возведения объектов. Нам необходимо ежегодно 5 га, которых, к сожалению, у нас нет. В этом году планируется сдать в эксплуатацию строительной компанией 5 пятиэтажек, а это еще 400 квартир. Можно было бы и увеличить объемы строительства. Но сейчас приходится приобретать право аренды земельных участков на аукционах. И если аренда 3 га, на которых строятся жилые дома, стоит 76 млн тенге, понятное дело, что на себестоимость этот факт влияет не самым лучшим образом», — поясняет собеседник.

Шамиль Каспранов говорит, что конкуренция на строительном рынке довольно большая. Он видит только два пути оставаться на плаву и быть конкурентоспособным — предлагать хорошее качество и снижать себестоимость жилья за счет увеличения количества квадратных метров. На протяжении десяти лет стоимость реализации 1 кв. м компании остается неизменной (150—160 тыс. тенге), несмотря на растущие цены на стройматериалы.

«Например, ИП строит в год один дом на 45 квартир, я же — 500. Причем строительство идет как на конвейере. Первый дом готов к сдаче, на втором идут отделочные работы, на третьем завершается строительство, на четвертом заливается фундамент, под пятый роют котлован. Это заметно удешевляет строительство. И если ИП продает по 160 тыс. тенге кв. м, то я могу себе позволить и до 140 тыс. тенге снизить цену», — резюмирует Шамиль Каспранов.

Казахстан > Недвижимость, строительство > kapital.kz, 14 мая 2018 > № 2607644 Шамиль Каспранов


Россия > Нефть, газ, уголь. Транспорт > minenergo.gov.ru, 14 мая 2018 > № 2607476 Кирилл Молодцов

В интервью газете «Коммерсант» Кирилл Молодцов рассказал о мерах поддержки рынка газомоторного топлива.

Интервью Кирилла Молодцова газете "Коммерсант" о развитии рынка ГМТ.

«Сжатый газ, в отличие от дизтоплива, невозможно незаконно присвоить».

Беседовал Юрий Барсуков

Владимир Путин в середине апреля провел совещание по увеличению использования газомоторного топлива. Какие меры поддержки этого направления сейчас обсуждаются, “Ъ” рассказал заместитель главы Минэнерго Кирилл Молодцов.

— После совещания у президента министр энергетики Александр Новак сказал, что газомоторный транспорт могут допустить на выделенные полосы. Почему возникла такая идея?

— Подобные меры поддержки существуют в ряде регионов для электрического транспорта, например, в Москве электрокары могут парковаться бесплатно. В моем понимании мы недалеки от того, чтобы электрический транспорт был допущен и на выделенные полосы. Однако электрокары, конечно, вещь хорошая, но есть два момента: во-первых, в России электрические топливные элементы серийно пока не производятся для комплектации автомобилей, а во-вторых, есть вопросы по эксплуатации такого транспорта зимой. В этой связи звучала идея устанавливать в электробусах газовые обогреватели салонов. Мне кажется, это абсурд.

Определенные преимущества для газовых автомобилей могли бы стимулировать их использование, тем более что с точки зрения современных средств автоматического контроля дорожного движения идентифицировать машину на газовом топливе достаточно легко. Важно, что газа у нас много, он является первичным продуктом и не требует такой глубокой переработки, как переработка нефти в нефтепродукты. Это предполагает, что динамика цен на газ не будет такой, как на дизтопливо в последние десять лет. Расширение использования газа на транспорте важно и для газовых компаний с точки зрения дополнительного рынка сбыта, потому что, по нашим прогнозам, существенного роста на потребление газа в РФ до 2035 года не будет, в том числе из-за повышения энергоэффективности.

— Основная проблема, как ее описывают участники рынка, в том, что у нас мало газовых заправок. Предлагалось ли давать льготы владельцам АГНКС?

— Эта идея тоже прозвучала на совещании у президента. Например, было предложено в случаях, когда местные администрации собираются продавать земельные участки под строительство АЗС, отдавать землю без конкурса, если речь идет о заправке, на которой можно заправляться и газом. Наша с коллегами мечта — чтобы в каждом населенном пункте, куда подведен газ, был заправочный модуль, лучше автоматический, с помощью которого потребитель мог бы заправить свой автомобиль.

Если мы возьмем сельхозтехнику, потери мощности двигателя при использовании газа минимальные, их может даже вообще не быть при определенных настройках двигателя. И, что важно, сжатый газ, в отличие от дизельного топлива, невозможно, так сказать, незаконно присвоить. Это один из стимулов перехода на газомоторную технику, потому что тут невозможно слить топливо или продать на сторону.

— Сейчас в России наиболее развита заправка автомобилей пропан-бутаном, но власти поддерживают использование в основном компримированного, сжатого, метана. При этом мировая тенденция вообще иная — перевод транспорта на сжиженный метан (СПГ). Не считаете ли вы, что лучше было бы сконцентрировать усилия на поддержке СПГ, а не компримированного газа?

— Когда пять лет назад мы начинали развивать это направление, у нас в стране были единицы автомобилей на СПГ, при этом уже существовал определенный парк автомобилей на сжатом газе. Было бы неправильно оставить их без поддержки. СПГ хорош при бункеровке судов и для дальних грузовых перевозок, но, опять же, нужно развивать инфраструктуру и добиться того, чтобы заправки на крупных межрегиональных трассах были хотя бы каждые 250–300 км.

Сейчас «Газпром» активно обсуждает идею создания международного транспортного коридора Европа—Западный Китай, который пройдет через Санкт-Петербург, Москву, Казань, Уфу и другие города. В рамках проекта к 2030 году на российском участке должно быть построено 14 криоАЗС, а для обеспечения потребности в СПГ планируется строительство шести комплексов по сжижению природного газа.

Россия > Нефть, газ, уголь. Транспорт > minenergo.gov.ru, 14 мая 2018 > № 2607476 Кирилл Молодцов


Россия > Недвижимость, строительство > minstroyrf.ru, 14 мая 2018 > № 2606482 Андрей Чибис

Интервью замминистра Андрея Чибиса изданию "Риа Новости"

Тема умного города в последнее время выходит на передний план при обсуждении развития городской среды и даже затмевает собой некогда модную тему умного дома. В интервью РИА Недвижимость замминистра строительства и ЖКХ России Андрей Чибис рассказывает о своих самых любимых проектах городского благоустройства, отвечает на вопрос, могут ли города в стране быть умными, если у нас до сих пор не решена проблема очистных сооружений, и рассуждает о том, почему набережная в Красноярске похожа на набережную в Новосибирске и как этого избежать.

- Андрей Владимирович, что такое в понимании Минстроя России умный город? И где пересечение понятий умного города и комфортной городской среды?

— На самом деле "умный город" как проект и задача — это следующий этап работы с городской средой и развития городской инфраструктуры. Это, прежде всего, город, где удобно жить — за счет применения современных цифровых технологий и инновационных решений, начиная от правильного проектирования и градостроительных принципов и заканчивая использованием сервисов по участию людей в принятии городских решений.

Понятно, что сюда же входит и все, что связано с мониторингом происходящего и сокращением бюрократических процедур по оформлению документов. В целом же проект "Умный город" базируется на 5 ключевых принципах: ориентация на человека, технологичность городской инфраструктуры, повышение качества управления городскими ресурсами, комфортная и безопасная среда, акцент на экономической эффективности, в том числе на сервисной составляющей городской среды.

По поручению министра Михаила Меня мы создали рабочую группу "Умный город", соответствующие изменения внесены в паспорт приоритетного проекта, определен 21 пилотный город, где мы будем тестировать новый подход.

- И как понять, насколько тот или иной город "умен"?

— Мы введем перечень индикаторов умных городов, по которым будем оценивать IQ городов. И в зависимости от динамики своих показателей города и субъекты федерации будут получать больше или меньше субсидий из федерального бюджета, идущих на формирование городской среды. Подчеркну, что главное для нас — не стартовые показатели, а именно динамика, то, как городские власти работают над развитием муниципалитета. В число таких индикаторов войдет и уровень участия людей в принимаемых решениях, автоматизация базовых городских процессов, начиная от форм обратной связи и заканчивая мониторингом качества среды. Сейчас эта метрика разрабатывается, запускать мы ее будем поэтапно — надо понимать, что подобных индексов пока не существует во всем мире, мы все вместе только формулируем что такое "Умный город" и как оценивать его интеллект. Как в свое время учились мерить коэффициент интеллектуального развития человека, потом эмоциональный интеллект, так и мы сначала разработали систему оценки качества городской среды, сейчас разрабатываем критерии разумной цифровизации, а в результате будет общая картинка качества жизни в городе.

Кроме того, с мая мы запустили банк решений для умных городов, где размещаются не только сами решения, но и юридические схема их внедрения, а также инструменты финансирования. Задача этого банка — создать "интернет-магазин", где мэр города сможет под свои задачи подбирать умные решения. Сейчас в банке собран первый пул таких технологий, которые уже были внедрены на территории нашей страны. У них есть конкретные экономические эффекты от использования, контакты людей, которым можно позвонить и узнать, как та или иная технология сработала. Банк пополняется ежедневно, думаю, к осени это будет уже не стартап, а работающая платформа.

- По данным Минстроя, в России почти по всех селах до сих пор нет очистных сооружений. О каких цифровых технологиях может идти речь, если у нас люди до сих пор в туалет на улицу ходят? Мы ментально к умному городу готовы?

— Мы занимаемся и очистными сооружениями, и внедрением новых технологий.

Нельзя заниматься только латанием прорех прошлого: если сегодня не думать о будущем, то те, кто способен двигать нашу страну вперед, кто способен развивать нашу экономику, начнут искать более комфортное место для жизни, и в результате будут жить не в России, а где-то в другом месте.

Поэтому мы должны заниматься и канализацией, и умной городской средой. Нужно участвовать — и выигрывать борьбу за креативный человеческий капитал, одновременно создавая условия для комфортной жизни всех наших граждан. Одна задача не отменяет другую.

- Вы говорите, что умный город должен развиваться, исходя из знаний о людях. Откуда вы собираетесь черпать эти знания?

— Например, тема ЖКХ и цифровизации учета коммунальных ресурсов. Когда сведения о потреблении человеком воды или электричества передаются онлайн, и ты знаешь, сколько и в какой период времени человек потребляет тех или иных ресурсов, то можешь предложить ему целый набор разных тарифных планов, зависящих от его образа жизни. С другой стороны, эти данные будут источником информации о том, как живет человек и каковы его финансовые возможности, распорядок дня и потребности. Например, есть задача сделать доступной онлайн базу данных по "истории болезни" каждого дома — как дом построен и ремонтировался, с использованием каких материалов, какие были аварии и как они устранялись. Это даст ценный источник информации для обслуживающей организации, а также для самих жителей, потенциальных покупателей квартир, риелторов и так далее.

- Куда должны стекаться данные?

— Наше видение ситуации — в городах должны быть соответствующие цифровые платформы, которые обеспечивают анализ больших данных.

Что происходит сейчас? Очень часто даже предприниматели принимают решение о строительстве, например, торгового центра, исходя из знаний прошлого периода: кто-то из конкурентов построил ТЦ, и все летает. И совсем не учитывается тренд, что сама тема офлайн-торговли сужается, так как развивается интернет-торговля. В итоге мы имеем пустые здания и потраченные впустую инвестиции. Такая же история с неправильными решениями у властей по строительству социальных учреждений. Где-то строится лишний детский сад, а где-то его отчаянно не хватает.

- Большие данные должны использоваться прежде всего местными властями?

— Это первый уровень агрегации big data, затем они должны поступать на уровень региона, а потом — на уровень федерации. Для нас принципиально важно иметь возможность следить за тенденциями, которые влияют на определение государственных приоритетов. Знаете, министр Михаил Мень любит повторять фразу, все что мы не измеряем, мы не контролируем.

Начинать надо постепенно. Например, в сфере, касающейся городской агрегации, уже есть несколько удачных кейсов: "Активный гражданин" в Москве, "Добродел" в Подмосковье, платформа "Город" в Новосибирске. Наша задача — провести анализ и понять, нужно ли регулирование с точки зрения федерального законодательства, а дальше весь вопрос в утверждении протокола для обмена данными.

- Смотрите, Новосибирск или тем более Москве могут себе позволить дорогостоящую разработку приложения вроде "Активного гражданина" — для этого они обладают и денежными, и человеческими ресурсами. Но что делать меру небольшого городка меньше чем в 100 тысяч человек?

— А зачем каждому разрабатывать новые платформы? Решения тиражируются и копируются. Это как раз вопрос банка решений, чтобы удачные идеи были доступны всем умным городам России.

- Какие компании сейчас в России заинтересованы в участии в развитии "умных городов"?

— В нашей рабочей группе, которую я с полным правом называю командой, участвуют все ключевые российские компании, имеющие технологии и амбиции в этой области: "Ростелеком", Мегафон, "Росатом", МТС, "Ростех", "Роснано". Это крупные игроки, у которых есть и бэкграуд, и технические компетенции и возможности.

"Ростелеком" предлагает все, что связано с автоматизированным учетом, городским освещением, работы с дорожным трафиком, умными домофонами. У "Росатома" есть целая технологическая компания, которая обеспечивает модернизацию городской инфраструктуры в его ЗАТО. "Роснано" обладает технологиями, позволяющими модернизировать жилищный фонд и повышать его энергоэффективность. В "Ростехе" — набор производств от счетчиков до серьезных инженерных решений для городской инфраструктуры. Молодая компания "Большая Тройка" является лидером в цифровизации обращения с отходами. В Екатеринбурге есть управляющая компания "Лига ЖКХ", которая уже сейчас предлагает мобильные предложения для управления жильем своим клиентов. Это огромный рынок, огромный заказ для наших предпринимателей и промышленности. Реальное импортозамещение в действии.

- Продолжим разговор про работу с данными, но немного развернем тему. Вы планируете как-то анализировать успешность уже реализованных проектов по благоустройству в России? Как понять, что то, что сделано, не только красиво, но и эффективно?

— На этот вопрос позволит ответить индекс качества городской среды. Для этого мы скорректируем его с учетом IQ-города. Думаю, что обновленный индекс появится в июле.

- Сейчас в основном городская среда развивается за счет инвестиций государства и муниципалитетов. Скажите, а когда-нибудь эта сфера может стать объектом частных инвестиций?

— По нашим оценкам, как минимум две трети решений, предлагаемых для модернизации городского хозяйства в рамках цифровой экономики, окупается. Возьмем для примера приборы учета — те, кто вкладывается в их установку, возвращает свои инвестиции за счет дополнительных сервисов, которые может предлагать пользователям. Не окупаются впрямую финансово только вещи, связанные с электронной демократией. Но и у них есть косвенный эффект: вкладываясь в то, что нужно горожанам, ты расходуешь средства на реальные, а не придуманные чиновником потребности.

Яркий пример — у нас уже 8 концессий на благоустройство, и мы со Сбербанком и банком "Российский капитал" делаем коробочный стандарт кредитования на концессии по проектам формирования комфортной городской среды. Первой заметной концессией на общественное пространство стала набережная в Ростове-на-Дону: с 2013 года реализуется проект по благоустройству части набережной реки Дон в рамках заключенного концессионного соглашения, срок его реализации — 32 года. Общий объем инвестиций в реализацию проекта — 330 миллионов рублей. Из заброшенного пустыря вдоль реки за несколько лет набережная стала центром притяжения горожан. "Свежий" пример — в Волгограде прошлым летом было заключено концессионное соглашение в отношении парка сроком на 39 лет. Также крупные проекты с участие бизнеса есть в Ставрополе, Татарстане.

— Вы оценивали емкость рынка городской среды с точки зрения создания новых бизнесов?

— Она огромна. Это миллиарды рублей.

- Осенью вы говорили о городе Бердске, который стал для вас антипримером благоустройства. Вспомните, пожалуйста, еще пару таких примеров и приведите противоположные примеры, на которые всем нужно равняться?

— Я недавно был в командировке в Курске и был неприятно удивлен, когда мне решили похвастаться проектом благоустройства напротив администрации области. Что было сделано — заменили ели и кусты и поставили систему автоматического полива — вот и все создание комфортной городской среды.

А из хороших примеров запомнился Смоленск, тем более что он очень хорошо отображает подход к городской идентичности, который мы хотели бы поддерживать. Там есть овраг, где немцы массово расстреливали людей, постепенно от него остался небольшой клочок земли, который в 90-е годы усилиями ветеранов просто не дали бездумно застроить жильем. Это была бывшая смотровая площадка в центре города на вершине одного из холмов, которая заросла и превратилась в непонятную поляну с камнем в память о погибших в годы войны, и еще с 50-х годов на месте этой площадки обещали сделать мемориал в память о войне.

В рамках проекта формирования комфортной городской среды власти наконец решили его благоустроить и нашли очень изящное решение. Автор проекта — местный дизайнер Павел Бобовников. Совместно с содружеством молодых дизайнеров и просто неравнодушных ребят "Среда по четвергам" был разработан проект, который ориентирован больше на молодежь, на поколение, которое уже не слышало о войне от своих близких, для кого война — это больше кино и книги. Рядом с мемориалом установили металлические композиции с мощными прожекторами света, которые в темное время суток создают архитектурную доминанту, которую видно со всей противоположной части города. Ржавым металлолом, угловатой и агрессивной пластикой авторы хотели показать, что война — это худшее, что может случиться с людьми, это боль, это горе, это не красиво, это уродливо… Идея в том, чтобы дать это почувствовать, а значит и понять. А выходя из зоны конструкций на смотровую площадку, откуда открывается вид на мирный город, особенно ощущаешь ценность и хрупкость этого покоя.

Очень интересный и душевный проект, небольшой по деньгам, но очень запоминающийся. Думаю, все дело в том, что его авторы — местные жители, любящие свой родной город.

Если честно, в последнее время меня немного пугает массовое копирование проектов благоустройства набережных или бульваров а-ля Москва, а такой тренд, увы, заметен. Да, если сравнивать, что было и что стало, видишь заметное улучшение. Но напрягает то, что малые формы, освещение, плитка — все похоже. И набережная в Новосибирске сливается с набережной в Красноярске.

- И что делать? Как заставить города делать разные проекты?

— Заставить никого нельзя. Мы должны стимулировать привлекать местных молодых специалистов. Нельзя постоянно уповать на урбанистов из Москвы. Нужно поддерживать свои таланты. Например, в Рязани проект по приведению в порядок сквера имени Владимира Федоровича Уткина разрабатывали 3-курсники местного вуза, и они сумели сохранить индивидуальность места.

Сквер назван так в честь выдающегося российского ученого, который принимал участие в создании современных ракет-носителей и космических летательных аппаратов, поэтому основная тематика проекта — космос. Именно поэтому проект сквера направлен на популяризацию науки и космизма, а также сохранение памяти о земляках. Проектным предложением территория парка подразделяется на три зоны: детская зона, прогулочная и познавательно-информационная, но все они выдержаны в едином "космическом" духе. Например, в детской зоне парка располагается скульптурная группа "Белка и стрелка": горки, батуты, веревочные городки, песочницы, скамьи и зеленые насаждения.

Наша главная цель — развивать компетенции внизу, на местах. Именно поэтому, кстати, не может быть никаких стандартов городской среды для всей России — могут быть только рекомендации и методики, в идеале еще и анализ практики. Все, что касается городской среды — это вопрос идентичности населенных пунктов, более того, даже формирования новой идентичности.

- Но ведь не в каждой области есть свой архитектурный ВУЗ…

— Трудовая миграция — это неплохо. Главное, чтобы был кадровый резерв молодых архитекторов, представляющих не только "столичный взгляд". Мы сейчас запускаем по аналогии с "Лидерами России" формирование такого пула специалистов, которых мы сначала будем учить новым подходам в развитии городской среды, а потом предлагать их кандидатуры регионам, где есть потребность в подобной компетенции. Тем более что недавно назначенные губернаторы уже не один раз обращались к нам с вопросом, где искать толковых архитекторов. Важно дать возможность талантливым специалистам заявить о себе.

- Зимой-весной состоялось рейтинговое голосование по проектам городского благоустройства в целой серии регионов России. Насколько успешным вы считаете этот опыт? Будет ли новое рейтинговое голосование?

— Да, подобный выход в офлайн за получением обратной связи показался нам крайне интересным. Пришли и проголосовали за то, какие места необходимо приводить в порядок в их родном городе, 18 миллионов человек. И что важно: на 60% позиция горожан была другой в сравнении с тем, что предлагали муниципальные власти, так что, безусловно, надо и дальше узнавать мнение горожан по вопросам городского развития.

Рейтинговые голосования нам бы хотелось сделать регулярными, сейчас мы рассматриваем возможность использования онлайн-платформ. Но и трафик избирателей также не хотелось бы терять, так что мы подумаем, как законодательно регламентировать совмещение рейтинговых голосований по городской среде с единым днем голосования по другим вопросам, например, выборами глав городов или муниципальных депутатов.

Россия > Недвижимость, строительство > minstroyrf.ru, 14 мая 2018 > № 2606482 Андрей Чибис


Россия > Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 14 мая 2018 > № 2605266 Георгий Бовт

Работа по старости

Георгий Бовт о страстях по повышению пенсионного возраста

Вот повысят у нас возраст выхода на пенсию – и будем мы работать «до одра». Чтобы не обременять государство своими пенсионными притязаниями. Так многие воспринимают грядущую пенсионную реформу, мне кажется. Хотя есть такие, которым на пенсии скучно, занять себя нечем, да и не на что особо. Не воспринимается у нас это время как «возраст счастья», — ассоциируется с собесом, очередями в поликлинике и скудостью существования, когда донашиваешь то, что купил на зарплату. Квази-жизнь на квази-пособие. Никаких тебе бодрых туристических делегаций в заморские страны, «как у них» (еще в жизни не видел ни одной туристической группы, к примеру, американцев, средний возраст которой не был бы далеко за 50). Хотя и наша пенсионная жизнь не стоит на месте: все больше появляется бодрых и отнюдь не бедствующих «пенсов». Держатся «джоггингом», ЗОЖ, востребованностью по уходу за внуками, упрямством наконец. Есть и те, кто и сам перед пенсией стал «молодым отцом».

Власти долго подбирались к «настоящей пенсионной реформе», и наконец костлявая рука американских санкций заставляет пойти на меру, которая считается непопулярной, — повысить пенсионный возраст. А то все играли в «накопительную» да «страховую», «обеспечьте себе достойную старость», НПФ всякие. На сознательность упирали: мол, требуйте у работодателя белой зарплаты, и будет вам на старости лет счастье. Потом, конечно, одумались, бюрократическое нутро взяло свое. Шибко умных, успевших повестись на всякие россказни про добровольные отчисления, банально кинули. Как, впрочем, кидали всегда – с облигациями государственных займов, с советскими сгинувшими вкладами, обещаниями дать каждой семье отдельную квартиру и т.д.

От намерения повысить пенсионный возраст долго отнекивались и отрицали, но теперь можно. Реформу, наверное, назовут «медведевской». Раз уж у него вылетела крылатая фраза «денег нет, но вы держитесь», то ему поручено и продолжать в том же духе. Электорально, как говорится, не жалко.

А вот я, например, не вижу в повышении возраста выхода на пенсию ничего плохого. И, объективно говоря, тому же Медведеву снова выпала честь приводить нас в соответствие с современностью.

Не вижу — по двум причинам. Первая: если не хочешь совместить свой «возраст дожития» с убогим существованием на условные 15 тыс. рублей (и это еще не так плохо) и попрошайничеством у детей, то работать все равно придется. Если не легально, то «в серую». Средняя пенсия в России сейчас — это жалкие полтора прожиточных минимума, примерно 34% средней зарплаты (по стандартам Международной организации труда надо 40%, их нам обещали давно, но пока обещание куда-то закатилось), при этом в реальном выражении она еще не восстановилась до уровня 2014 года. Вторая: выход на пенсию точно в оговоренный законом срок – это часто вынужденный вариант: или с работы, по сути, выталкивают, или она обрыдла, а достойной замены нет (очень многие стараются не нанимать людей предпенсионного или тем более пенсионного возраста), или здоровье не позволяет. Впрочем, знаю я людей, которые «вышли на пенсию» лет в 40 или чуть позже. И не потому, что военные или артисты балета, а потому что в 90-х оказались в нужное время в нужном месте. Там еще и их внукам останется. Повезло пацанам.

Наши власти считают, что у нас люди в массе своей не хотят работать дольше. Хотя на самом деле отношение к этому может быть гораздо сложнее и не вписывается в примитивное представление о русских как о лентяях по природе, которым только и дай возможность сесть на шею государству-кормильцу, чтобы пить его бюджетную кровь.

Например, недавно РИА распространило результаты опроса, согласно которому больше половины (53%) работающих россиян выступили за сохранение нынешнего пенсионного возраста, а еще 35% хотели бы его снизить в среднем до 54 лет у мужчин и 50 лет у женщин. За повышение, даже ради благого дела «улучшения состояния экономики России» выступили 6% работников. Я бы к числу последних присоединился, но со скептической оговоркой начет того, что это вряд ли сильно улучшит состояние экономики. Улучшит, но не кардинально, потому что не ранний выход на пенсию ей мешает в первую очередь. Я бы также выразил солидарность с теми 35%, которые хотели бы отдыхать начать пораньше, — было бы на что, как говорится.

Может, в душе многие люди вообще хотели начинать свою жизнь как раз с «пенсии». Пока молод и полон сил, хочется путешествовать, веселиться, но надо на постылую работу. И вот, погуляв свое, затем можно и отработать нагулянное.

Жалко, что жизнь устроена по-другому. Да еще работники не только смертны, как говаривал один булгаковский персонаж, но смертны внезапно. Не рассчитать.

Впрочем, другие опросы противоречат вышеприведенному. Например, по данным «Левада-центра» (хотя этот опрос проводился два года назад, но не думаю, что с тех пор кардинально что-то изменилось), желание пройти переподготовку ради сохранения (!) работы выразили 62% лиц предпенсионного возраста и 46% лиц — пенсионного. Ради получения новой работы переподготовку по новой специальности готовы пройти 35%. Это, как минимум, говорит о том, что почти две трети людей готовы работать на пенсии. И работали бы, если бы государство: а) озаботилось бы тем, чтобы возрастных людей не подвергали дискриминации и соблюдали бы Кодекс о труде, а также в этой части Конституцию; б) не вело бы себя как мелкий жлоб, гонясь за сиюминутной фискальной выручкой; в) не меняло бы постоянно правила игры в пенсионном деле, чем подорвало доверие к себе в этом вопросе окончательно.

Например, что касается части «б». Как только государство отказалось индексировать пенсию работающим пенсионерам, так их число сразу резко сократилось. С возгласом «ах вы так?! – Ну тогда мы эдак!», они в большей своей части, полагаю, перешли в «теневую экономику». Как говорится, ну что, бухгалтера, сэкономили?

То же самое касается части «в»: многие не хотят светиться перед государством в своей пенсионной трудовой активности, отвечая тем самым на условия оформления себе пенсии, которые они сочли несправедливыми. Имею многочисленные примеры среди своих возрастных знакомых, которые, оформляя пенсию, были немало и неприятно удивлены, что все их белые высокие зарплаты, большой стаж и прочие «бонусы», которые, по уверениям чиновников, сулили им «достойную старость», вылились в оформление стандартных и более чем скромных по величине пенсий примерное одного и того же размера с теми, у кого этих «ништяков» отродясь не было. Ответом на такое плутовство – лозунг «Ни копейки ворам-бюрократам!», под которым живет большая часть населения страны вообще.

Разумеется, на этом фоне бардак со статистикой числа работающих пенсионеров – неудивителен. По данным Росстата, например, общее число пенсионеров в прошлом году составило 42 млн человек, включая инвалидов (2,26 млн), пенсионеров по старости (35,5 млн), силовиков и прочих «досрочников» (3,2 млн) и т.д. Официально вроде бы работало в прошлом году 15 млн человек. С другой стороны, в отчете Счетной палаты за 2016 сказано, что после того, как с 1 января 2016 года отказались от индексирования пенсии работающим пенсионерам, их число (число работающих, то есть) сократилось до 9,6 млн человек. Получается, что в 2017 году сразу 6 млн «пенсионеров», простив государству его жлобский порыв, снова вышли на работу? Странная статистика. Иные данные у Пенсионного фонда: на середину 2016 года он давал 10 миллионов работающих пенсионеров, на 1 июля 2017 года – 9,5 миллиона работающих пенсионеров. Итого 22% от всех пенсионеров — работают. По другим данным выходит вроде как треть.

В принципе, все эти странности со статистикой можно в ходе проведения «медведевской пенсионной реформы» обнулить и вообще отказаться платить пенсии тем, кто работает, одновременно повысив и пенсионный возраст. До новых выборов еще далеко, так что, думаю, и не такое возможно. И никаких особых протестов, полагаю, по этому поводу не будет. Скажут – работать еще пять лет, и станут работать еще пять лет. А что делать, мы ж опять в кольце врагов.

К тому же весь так называемый международный опыт, на который у нас любят ссылаться в той части, где и когда это удобно, как раз — за повышение пенсионного возраста.

Нынешний возраст (60 лет для мужчин и 55 лет для женщин) был установлен еще при Сталине в 1928 году, когда средняя продолжительность жизни было раза в полтора ниже. Впрочем, продолжительность жизни, рост которой у нас обычно увязывают с «назревшей необходимостью» (и дальше будут давить на эту же аргументацию) повысить пенсионный возраст, на самом деле к нему имеет мало отношения. Имеет отношение так называемый возраст дожития – сколько человек живет после выхода на пенсию, получая ее от государства.

Лишь в нескольких странах выход на пенсию и мужчин и женщин аналогичен нашему: в Венесуэле, Вьетнаме, Узбекистане и Иране. Еще в Китае, но там пока пенсионная система не охватила все население страны. Есть лишь одна чудная страна Шри-Ланка, где все начинают отдыхать раньше — с 55 лет. Самый высокий возраст – 68 лет – в Нидерландах. В подавляющем большинстве стран либо возраст выхода на пенсию един для мужчин и женщин, примерно 62-65 лет, либо на два-пять лет выше для мужчин, в районе тех же примерно 63-65 лет.

Благодаря относительно низкому возрасту выхода на пенсию, в России возраст дожития – далеко не самый низкий. Он составляет для мужчин после 60 лет почти 16 лет, а для женщин после 55 лет – 25,6 года. Если же взять среднюю продолжительность жизни (то есть учитывать тех, кто умер до 60 лет), то получится, что мужчины живут после пенсии всего 6 лет. А это не так.

Вообще сейчас в ходе так называемого обсуждения пенсионной реформы (так называемого – потому что все решения будут принимать, исходя из представлений начальства, а не на основе общественной дискуссии) будет много всякой пропагандисткой шелухи, особенно про то, что никак иначе «достойной старости нашим старикам» не обеспечить, кроме как повысив возраст выхода на заслуженный отдых. Учитывая дыру в бюджете Пенсионного фонда и полный провал пока что всяких накопительных планов (как цинично и простодушно выразилась одна из чиновниц, это потому, что наши пенсионеры не умеют копить на старость), повышение возраста выхода на пенсию станет лишь «латанием дыр». Само по себе экономику это не перезапустит, тем более в условиях сохранения санкционного давления. Зато для многих это станет толчком к тому, чтобы бодриться, крепиться и работать дольше. Притом при наличии самооправдания: это мы не сами захотели, это нас заставило государство. Так комфортнее многим почему-то.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 14 мая 2018 > № 2605266 Георгий Бовт


Россия > Госбюджет, налоги, цены > mirnov.ru, 14 мая 2018 > № 2605200 Никита Исаев

НА ГОСЗАКУПКАХ ЧИНОВНИКИ НАВАРИЛИ БОЛЕЕ 100 МИЛЛИАРДОВ

Объем нарушений при госзакупках в прошлом году более чем в два раза превысил прежний показатель, объявила Счетная палата РФ. Но это лишь верхняя часть айсберга.

Рост числа выявленных нарушений объясняется в первую очередь тем, что увеличилось количеством самих проверок. Во-вторых, наконец сформирована методическая база по проведению аудита в закупках. И, в третьих, данные Единой информационной системы (официальный портал с данными госзакупок) стали более доступны.

В 2017 году в открытой части системы были размещены закупки в общей сложности на 7,1 трлн руб. Это на 11% выше, чем год назад. Контрольно-счетные органы регионов за прошлый год выявили более 34 тыс. нарушений в сфере закупок на общую сумму более 35 млрд рублей.

Вот, что об этом думает лидер движения «Новая Россия», директор Института актуальной экономики Никита Исаев:

- Рост объемов выявленных Счетной палатой нарушений в рамках госзакупок до 104,6 млрд рублей - это действительно, скорее всего, результат повышения качества проверок. Однако эти 104,6 млрд рублей - только верхушка айсберга. Основная проблема в том, что законы, регулирующие госзакупки, крайне запутанные и дырявые, то есть позволяющие профессионалам заключать фиктивные контракты или подбирать нужного исполнителя без формального нарушения закона.

Во исполнение закона о госзакупках сейчас действуют 202 нормативно-правовых акта, которые иногда противоречат друг другу или могут быть неоднозначно истолкованы. Для того чтобы избежать нарушений, каждое бюджетное предприятие должно иметь штат сотрудников высокой квалификации, занимающихся закупками. Это просто невозможно!

Финансирование тех же школ, например, не предусматривает раздувания бюрократического аппарата. А рядовые сотрудники бюджетных учреждений часто не обладают достаточной компетентностью.

Если в 2016 году Минэкономразвития насчитывало 3500 «иных способов» (то есть способов добиться желаемого чиновниками результата) заключить контракт с единственным поставщиком, то в начале 2017-го их было уже 4300, а к середине года набралось 4780! По оценкам Минфина, только 5,8% закупок осуществляются в соответствии с гражданским законодательством.

А описание товара или услуг, которые необходимо приобрести, - отдельная история. Даже суды не имеют единого мнения: некоторые считают, что описание должно быть максимально подробным, а другие - что оно не должно ограничивать круг поставщиков (а как честному подрядчику участвовать в конкурсе, где мало что понятно?).

Так что в реальности объем выявленных Счетной палатой нарушений можно смело умножать на пять. Просто доказать факт нарушения сейчас почти невозможно.

Андрей Князев

Россия > Госбюджет, налоги, цены > mirnov.ru, 14 мая 2018 > № 2605200 Никита Исаев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 14 мая 2018 > № 2605087 Александр Баунов

Эксперимент Кудрина. Как управлять экономическим ростом из Счетной палаты

Александр Баунов

Новый майский указ опирается на экономическую часть стратегии Кудрина, но игнорирует ее политическую часть. Россия снова ставит на себе эксперимент, строя независимый от капиталистического Запада рынок. Алексей Кудрин, как и множество других профессионалов, хорошо знающих мировую экономику людей, согласился участвовать в этом эксперименте в надежде либо на его успех, либо на его трансформацию по ходу проведения

Назначение Кудрина премьером в глазах людей умственного труда стало чем-то вроде мессианской легенды. Царство приблизится, когда Алексея Кудрина сделают премьер-министром, он проведет реформы, а там уж и лев возляжет с кем не ждали, и мертвые восстанут.

Мессианская легенда не допускает множественного финала: если, как показали в «Последнем искушении» Казандзакис и Скорсезе, помазанник остается дома с семьей, то он уже не мессия. Поэтому, когда финал не тот, верующие оскорблены.

Тем более речь идет об эсхатологических ожиданиях в их минималистской версии: эсхатологическая программа-максимум состоит в установлении в России современного либерального правления по европейскому образцу, но если не это, так хотя бы премьера-реформатора. А тут вместо входа в Иерусалим назначают мытарем при кесаре (иные и вовсе скажут при Ироде). Однако ж крест на то и крест, что непрестижен, да и осел – не конь.

Есть логика ожиданий интеллектуального сообщества, а есть аппаратная логика действующих лиц. В ней место для Кудрина, в последние семь лет главы либерального патриотического исследовательского учреждения и советника президета, подыскивается с трудом. Во-первых, премьер, случись что, – президент. А ничто не говорит, что Путин видит в Алексее Кудрине будущего президента, который при внезапном образовании августейшего вакуума сплотит элиту и упасет родину. Зато Медведев там уже был.

Остаются два других желанных поста, соответствующие высокой общественной оценке, – первого вице-премьера в правительстве или помощника президента по экономике в администрации. Но первый заблокирован премьерством Медведева (конфликт 2011 года бросил бы тень на совместную работу даже сейчас), второй – тем, что действующий помощник по экономике Андрей Белоусов не покидает своей должности, не переходит в правительство (тем же премьером или чрезвычайным и полномочным вице-), как об этом думали, а предпочитает оставаться где работает.

Можно было бы открыть еще одну вакансию помощника, но тогда в администрации толпились бы целых трое системных, не нравится слово «либералов», пусть будет прагматиков-тяжеловесов с экономическим бэкграундом. Кудрину было бы тяжело тесниться между Белоусовым и первым замом руководителя администрации президента Сергеем Кириенко (который тоже не покинул администрацию после выборов, хотя и об этом говорили).

Путину, если он хотел вернуть Кудрина из think-tank на государственную работу, так или иначе пришлось бы думать о посте не в правительстве и не в администрации, а Центробанк занят успешной Набиуллиной. Ну что там у нас еще? Есть формально независимая от правительства Счетная палата, во главе которой были чиновники нестыдно высокого уровня – бывший премьер и бывший министр и помощник президента.

Правда, вместо Медведева тут придется взаимодействовать с непростым партнером, председателем Думы Вячеславом Володиным: Счетная палата по закону орган парламентского контроля. Но он хоть инициативный, а все-таки прагматик: сначала изумил граждан и коллег во власти антисанкционным законом, покрасовавшись на командной высоте главного борца с западными санкциями, а потом переписал его, убрав почти все раздражители, вроде запрета на импорт лекарств, и отдав соответствующие полномочия правительству, которые у него и так были. Теперь запускает новый – об уголовной ответственности за соблюдение западных санкций в России.

Амбициозному Володину даже лестно будет получить в союзники (да еще и формально подотчетные) тяжеловеса Кудрина. Вместе они смогут развернуть такой парламентский контроль за правительством и госкорпорациями, что топор можно будет вешать. С другой стороны, есть надежда, что Кудрин направит стремление Володина контролировать и влиять в более конструктивное русло.

Человек и кабинет

Государственный аппарат у нас обычно дорога с билетом в один конец: дверь выхода, как на особо охраняемых объектах, работает в одну сторону. Это в США чиновники ходят туда-сюда между правительством, think-tank и компаниями, а у нас, за исключением некоторых госкорпораций, он закрытая система. Попав в него, можно бесконечно перемещаться с должности на должность, покинув, практически невозможно вернуться, тем более сразу на высокий пост. Можно рассматривать должность главы Счетной палаты как промежуточную ступень: проверку после возвращения перед повышением, а можно как последнюю, предпенсионную. Повернуться может и так, и этак.

Назначения у нас делаются не в парламентской политической логике (сильнее тот, за кем больше избирателей и больше лоббистских денег, он и претендует на более высокий пост), а в придворной: говоришь, что хочешь служить на благо России, вот и служи. Отказ от предложенной должности по причине бóльших амбиций кандидата или более высокой общественной оценки его возможностей воспринимается как свидетельство того, что кандидат хотел работать не на родину, а на себя, и, как правило, закрывает карьерно-политические перспективы. В этом смысле выбор Кудрина между премьерством и предложенной работой иллюзорен.

Похожие мессианские ожидания были когда-то связаны у сходной части общества (с поправкой на поколение и условия) с Григорием Явлинским, который в качестве автора программы «500 дней» должен был стать не меньше чем премьером, а потому отказался от предложенных после поражения «Яблока» на выборах более скромных аппаратных постов, как до этого от предложения Примакова стать вице-премьером. (Сопредседатель «Яблока» Владимир Лукин, напротив, принял пост омбудсмена.) Трудно сказать, что было бы с Явлинским на министерских должностях, но и нынешняя его карьера тоже вряд ли находится вровень с давними ожиданиями.

Согласившись на должность ниже ожидаемой, Кудрин растрачивает общественный вес, но приобретает аппаратный. Никакие неформальные связи, никакое имя в стране, управляемой бюрократией, не заменят начальственного кабинета, служебной машины с соответствующим номером, телефонов-вертушек и десяти тысяч курьеров. Одновременно остается верным и наблюдение, что в странах с плохо развитой политической системой человек – тоже институт, иначе говоря, красит место. Алексей Кудрин – несомненно человек-институт, раз сумел продержаться высоко в новостях и в общественном мнении семь долгих лет, не имея вообще никакого кабинета. Можно предположить, что с кабинетом его институциональное значение пожалуй что и возрастет.

Стратегия и указ

На всех этажах власти понимают, что спрос на борьбу с коррупцией в государственном аппарате существует, Алексей Навальный нашел правильную тему. Алексей Кудрин частично удовлетворит этот спрос у интеллигентной публики (менее интеллигентной хочется, чтобы с коррупцией у нас боролся как минимум Александр Лукашенко, а лучше сразу товарищ Сталин).

Появление еще одного прагматика/либерала еще на одной начальственной должности (рядом с Эльвирой Набиуллиной, министром экономического развития Максимом Орешкиным и министром финансов Антоном Силуановым) не только укрепляет соответствующую партию, но и придает борьбе за чистоту государственных расходов менее силовой оттенок: можно арестами, а можно финансовым контролем, за которым, уж если что, последуют и аресты.

Предложенный Алексею Кудрину пост все-таки хоть как-то коррелирует с его стратегией, которая частично стала основой майского указа Путина и, соответственно, программой нового шестилетнего срока. В правительстве Кудрин ее бы исполнял, в администрации за нее бы спрашивал, а тут будет осуществлять аудит исполнения. По закону о Счетной палате ее главной задачей является «организация и осуществление контроля за целевым и эффективным использованием средств федерального бюджета».

Многочисленные идеи, показатели и цели «Стратегии» попали в невоенную часть послания Путина Федеральному собранию, а потом в новый майский указ президента, будучи включенными в документы, которые готовили к новому президентскому сроку министр Орешкин, помощник президента Белоусов, правительственные ведомства. Для этого «Стратегия» и писалась. Что-то по дороге пропадало на ухабах, что-то прибавлялось (например, новые налоги). Есть также пункты, которых нет в послании и указе, но о которых открыто говорят как о повестке нового срока – например, заведомо непопулярная пенсионная реформа. Ясно, что и «рост уровня пенсионного обеспечения», и увеличение продолжительности активной жизни граждан России будут сопровождаться повышением пенсионного возраста, как это и предложено в «Стратегии».

Главное, указ Путина и программа Кудрина предполагают бюджетный маневр – дополнительное финансирование производительных отраслей – социальных, инфраструктуры, несырьевого производства – за счет в том числе перемещения денег из непроизводительных, например силовых. Объемы маневра значительно меньше, чем планировали авторы «Стратегии», но все равно это сумма порядка 8 трлн рублей.

Предлагали маневр, вот пусть теперь и смотрят, чтобы при переносе ничего не пропало, осуществляют финансовый контроль. Тем более что в социальных и прочих производительных отраслях – медицине, образовании и на производстве – можно потратить огромные средства без пользы, чему полно примеров от СССР до Мексики.

Алексей Кудрин известен как бывший противник больших государственных трат и сторонник государственных сбережений: значит, будет контролировать придирчиво. Он и тратить согласился лишь после того, как ЦБ поборол инфляцию, которая при своих прежних значениях от больших государственных инвестиций разогналась бы так, что съела бы значительную часть вложенных денег. А при 4% инфляции можно попробовать потратить много. Кроме того, большая часть поставленных в указе критериев позволяет отчитываться о выполнении при помощи манипуляций с отчетностью, вот пусть и смотрит, чтоб не манипулировали.

Экономика минус политика

Проблема нового майского указа не только в некоторой его рыхлости (слишком много приоритетов – 12 на шесть лет) и иерархической нестройности (большие цели и показатели соседствуют с малыми, которые могли бы появиться в отраслевых министерских документах), но и в том, что – по сравнению со стратегией Кудрина – из него исчезла вся внешне- и внутриполитическая часть. В указе ничего не говорится про преобразование судов, улучшение правовой системы, предпринимательского климата, ничего нет про административную и управленческую реформу. Он написан по принципу «занимайтесь экономикой, а политикой займусь я».

Правда, в указе присутствуют целевые экономические показатели, в том числе модернизационные. Например, 16 раз говорится об экспорте – серьезном увеличении экспорта несырьевых и высокотехнологичных товаров, продукции малого и среднего бизнеса, медицинских и образовательных услуг и так далее. Но нет главного, посредством чего их можно достичь. Ничего не сказано о том, откуда возьмутся такие суды, такие правовые гарантии собственности, такое администрирование, чтобы предприниматели хотели основывать и развивать свой бизнес в России, оставлять здесь свою прибыль и свои семьи, безбоязненно показывать доходы, и такая международная обстановка, при которой они не могут в любую минуту стать предметом иностранных внеэкономических ограничений. А раз так, и макроэкономический рост, и экспорт, и цифровую экономику, и новую медицину предполагается, видимо, поднимать централизованно, административными мерами и за счет государства.

Возможно, что-то о праве, судах и собственности появится позже в отдельных документах или просто изменится практика (нет же в указе ни слова о пенсионной реформе, про которую все знают, что она будет), но вот строительства новых политических институтов и новой внешней политики не просматривается.

Классическая триада реформ для посткоммунистической страны состоит из качественного (несырьевого) экономического роста, демократизации и сближения с Западом. Эту формулу предвосхитил Михаил Горбачев в своих ускорении, гласности и новом мышлении. Примерно из тех же трех частей стратегии Кудрина в качестве программы правительства оставлена одна – первая. России предлагается расти экономически и социально, не раскрепощаясь политически и не сближаясь. В отличие от первого срока в четвертый нам предлагается мягкий вариант китайского пути.

Эту триаду Россия уже осуществляла в 90-е годы и даже в начале 2000-х, мало чем тогда отличаясь от других восточноевропейских стран, чей стратегической целью было движение в сторону Запада (сделаться похожими, чтобы стать его частью). Теперь у России такой стратегической цели нет. Но и цели специально отдалиться и построить альтернативное общество, как это было во времена СССР, тоже нет.

Россия снова ставит на себе эксперимент, только теперь не по отрицанию, а по умножению сущностей, строя независимый от капиталистического Запада рынок. Вопрос в том, возможно ли умножить Запад без его на то согласия. Алексей Кудрин, как и множество других профессионалов, хорошо знающих мировую экономику людей, согласился участвовать в этом эксперименте в надежде либо на его успех, либо на его трансформацию по ходу проведения.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 14 мая 2018 > № 2605087 Александр Баунов


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 14 мая 2018 > № 2604855 Роман Бессмертный

Украина рискует стать отправной точкой конца человечества

Владимир Сонюк, Обозреватель, Украина

Украинский политик и экс-переговорщик от Украины по урегулированию конфликта с Россией на Донбассе Роман Бессмертный прямо критикует как власть, так и оппозицию. Впрочем, общее настроение разговора с OBOZREVATEL.UA о глобальных вызовах, стоящих перед нашей страной, вышло скорее оптимистичным. Главным основанием для этого оптимизма Бессмертного является его короткая констатация: «народ мудрый».

Российская агрессия и социальный конфликт

«Обозреватель»: Война с Россией, последние несколько лет немного приглушенная, идет уже даже дольше, чем советско-германская война 1941-1945 годов. Где, на ваш взгляд, конец этой войны? Когда наконец будет деоккупирован Крым и Донбасс?

Роман Бессмертный: При сохранении нынешней правовой оценки ситуации война будет продолжаться бесконечно. Причиной этой «бесконечности» есть ошибки, допущенные руководством государства в начале войны, которые повели общество абсолютно ошибочной дорогой. Уже тогда было понятно, что при достижении годового барьера эта война перерастет в зарабатывание денег. Процесс бизнеса на войне делает ее бесконечной.

— Каков же рецепт завершения войны?

— Первое, что мы должны сделать — это выполнить Закон Украины «Об обороне» и Закон Украины «О правовом режиме военного положения». Это откроет глаза и обществу, и власти на ситуацию, в которой мы находимся. И даст возможность выйти на понимание того, что эта война состоит из нескольких компонентов, которые требуют решения.

В первую очередь, война на Донбассе — это российская агрессия. Поставки оружия, военное руководство, инструктаж, наемники из России. Во-вторых — это социальный конфликт. Потому что это конфликт нищеты с олигархатом. Страна 27 лет вкачивала в Донбасс по 18 миллиардов долларов ежегодно, а эти деньги попадали в две или в три пазухи.

Далее — это конфликт центра и провинции. Который, кстати, вы сегодня можете увидеть на примере любого региона Украины: Харьков — Киев, Львов — Киев и тому подобное. Почему происходят «походы» на Киев? Днепропетровский поход на Киев был. Донецкий поход на Киев был. Сейчас винницкий поход в действии. Знаете, какой следующий поход будет? Львовский. Все на поверхности. Как только вырастает региональная элита и с ней не считаются, начинается конфликт. И его надо решать.

Следующее — это континентальный конфликт. Если вы посмотрите на карту, созданную английским специалистом по геополитике Джоном Маккиндером, восточная граница Украины совпадает с цивилизационной границей между европейской и азиатской цивилизациями. Как говорили Киссинджер, Збигнев Бжезинский и Тимоти Снайдер, Украина или станет коромыслом и мостом, или канавой, оврагом между двумя цивилизациями.

Наконец, вспомните, с чего в российских СМИ начиналась эта война. Там были в изобилии фразы: «На Донбассе воюют русские и американцы». Это означает, что конфликт носит глобальный характер. В мировых дискуссиях он часто превалирует над событиями вокруг Ирана, Израиля и даже Сирии, где уже полмиллиона человек погибло. Почему? Потому что Украина — это точка, в которой сосредоточены все основные мировые конфликты современности. Отсюда или пойдет решение мировых проблем, и ситуация в мире станет стабильной, или эта точка станет началом конца человечества.

И это еще один аргумент в пользу «вечности» этой войны. Потому что на ней и деньги зарабатывают, и решают политические, континентальные и геополитические проблемы. Для разрешения конфликта на востоке Украины необходим разговор о безопасности в Европе, на Евразийском континенте и в мире в целом.

Кроме того, необходима честная, откровенная дискуссия о том, что такое Украина как государство. Украина как государство не может развиваться дальше в рамках ныне действующей Конституции, которая уже исчерпала себя. Не случайно существуют конфликты по линии центр — регион, проблемы с местным самоуправлением, кричащая диспропорция в доходах населения. Все это накаляет температуру в государстве до невозможности и любую ситуацию превращает в бунт, в социальный взрыв.

— Простите, а какая же тогда роль России в конфликте на востоке Украины?

— В условиях существования проблем, о которых я сказал, Россия как страна, которая построена на имперском сознании сверху донизу, не могла не воспользоваться случаем. И она воспользовалась им в момент, когда ситуация на Украине достигла максимального напряжения. Путин использовал ситуацию на Украине для того, чтобы реализовать свои имперские амбиции, которые четко легли в настроения российского общества. К моменту аннексии Крыма его рейтинг был 72%, а после аннексии — 86%.

Донбасс — это точка напряжения, которая была спровоцирована Россией для того, чтобы не столько реализовать план кремлевского руководства по «Новороссии», сколько поставить рубеж по Крыму и дальше установить систему торгов: Крым — Донбасс. Это было совершенно четко видно в начале минского диалога. Даже на «нормандской четверке» позиция российской стороны была такова: мы готовы говорить о Донбассе, но Крым вы уж не трогайте. Вопрос, мол, закрыт.

У нас — противоположная позиция. Однако следует понимать, что Россия, которая является нашим соседом, никуда не исчезнет, нам придется с ней сосуществовать. Это значит, что мы обречены искать форму сосуществования — «cohabitation», как говорят французы. Потому что так Господь распорядился, что у нас рядом усадьбы.

— Так что же нам договориться надо с Россией, чтобы она отсюда ушла? Взамен на что?

— Для того, чтобы решить вопрос войны в Донбассе, нам надо: а) проводить реформы внутри страны; б) воевать; в) осуществлять достаточно активную внешнюю политику, г) вести переговоры с Российской Федерацией, потому что без такого диалога мы не сможем выйти из этой войны.

— Силовой метод «взять и отвоевать» вы исключаете?

— На сегодняшний день, исходя из ситуации, которая складывается, я не допускаю возможности использования силового метода для возвращения Донбасса и Крыма как территории Украины.

— Почему?

— Потому что это приведет к развертыванию конфликта до масштаба всей Украины. Далее этот конфликт перерастет в континентальный и глобальный. Украина, это, повторюсь, точка, откуда начнется или стабилизация в мире, или континентальная, а затем и глобальная война.

— То есть все-таки остаются дипломатические методы? А в дипломатических методах надо в чем-то уступить, когда договариваешься, не так ли?

— Переговорный процесс — это не процесс сдачи территории, населения и т. д. Основой диалога — двустороннего или многостороннего, надо сделать человека. Представление о том, что такое государство и что такое границы между государствами за последние несколько сотен лет существенно изменились. Особенно большие изменения произошли в последнее время — с приходом информационных технологий. В связи с этим я бы предлагал акцент ставить на права человека, а не на границы, территории и т. д.

Для нас крайне важно, чтобы граждане Украины, которые сегодня находятся в адских условиях на оккупированных Донбассе и Крыму, могли максимально реализовывать свои гражданские права. По вопросу возврата территории, то я бы говорил о постепенном выходе Украины на границу в районе Донбасса. В вопросе возвращения Крыма временные рамки еще более растянуты. И здесь в основу процесса я бы ставил права крымско-татарского народа, который оказался под угрозой уничтожения.

— Как же нам заставить оккупантов уважать права наших граждан на оккупированных ими территориях? Разве что миротворцев туда завести?

— С 1946 года в мире было принято более 100 международных конвенций, регулирующих правила ведения войны, статус гражданского населения и статус военных на территории, где ведутся военные действия. В связи с тем, что Украиной в течение четырех лет оккупированная территория не была признана территорией, где ведется война, эти конвенции не действуют. Поэтому, обратите внимание, военнопленных мы называем незаконно удерживаемыми.

А между тем, и Украина, и Россия присоединились к этим конвенциям. Назвав упомянутые события войной, мы бы включили эти конвенции в силу. Вы спросите, что бы это изменило в поведении русских? Посмотрите фильм, который называется «Война хартий». О том, как нацисты обращались с американскими военнопленными, и как с советскими, и у вас откроются глаза. Потому что эти конвенции — это право претензии к стране, которая является агрессором.

На сегодняшний день мы судимся с Россией в условиях правовой непонятности, стараясь найти разного рода лазейки. В то же время, объявив военное положение, мы бы показали угрозу в действиях России не только по отношению к Украине, но и ко всему миру. Три года прошло, пока на Западе начали эту угрозу понимать. Или вы думаете, что они там с первого дня правильно осознавали все, что происходит?

Донбасс — сначала. Потом — Крым

— Вы упомянули о возможных хронологических рамках возвращения оккупированных территорий. Какими могут быть эти рамки?

— Хронологические рамки будут зависеть от операционных инструментов. Реинтеграция потребует и дипломатических, и экономических, и финансовых, и милитаристских усилий. Я категорически против применения силы, но эта компонента тоже должна быть наготове. И украинская армия, и миротворцы. В процессе реинтеграции мы должны различать граждан, которые просто находились в условиях оккупации, и граждан, совершивших государственную измену, которые совершали преступления против человечности.

Разумеется, по Крыму и по Донбассу ситуация будет развиваться по разным сценариям, с различными инструментами, с разным временным измерением. На первом месте должны быть вопросы безопасности компоненты. Это выход за пределы «горячей фазы». Это выполнение протоколов Минских переговоров. В рамках Минской контактной группы было подписано несколько юридически сильных документов. Это протоколы о разведении тяжелого оружия, среднего, легкого и о разминировании. Эти протоколы были завизированы, подписаны обеими сторонами, имеют соответствующие временные рамки, механизмы реализации и т. д. На сегодняшний день они не выполнены. Вот шаг, который надо делать, чтобы выйти за пределы «горячей» фазы.

Следующие этапы потребуют принятия переходного законодательства. Я бы рекомендовал украинскому парламенту принять хотя бы концепцию реинтеграции, условно говоря, концептуальные основы безопасной реинтеграции Донбасса и отдельно Крыма — на 10 лет, где расписать пошаговые действия. И самое важное в этом процессе — это коммуникация с населением. На первую позицию нужно поставить человека. Потом думать о границах, территории, районах и т. д. Обо всем этом мы будем говорить позже, когда восстановим коммуникацию с человеком, и он почувствует заботу о себе со стороны украинского государства.

— Вы можете представить ситуацию, при которой Россия по-хорошему согласится уйти с Донбасса и Крыма? Я, например, не могу.

— А мог ли я когда-то, при советской власти, представить, что когда мне исполнится 28 лет, я стану народным депутатом Украины и поеду в Конгресс США? После того как США с СССР 40 лет воевали во Вьетнаме, Афганистане, Камбодже, в Египте, Корее и так далее? Когда я наблюдаю за дискуссиями горячих молодых людей, которым хочется проявить свои эмоции, сказать врагу, что ты подлец, что тебя надо разорвать на куски, я их понимаю. Я понимаю их внутренний мир. Я терял на войне близких друзей, родственников, я знаю, что это такое. Но до тех пор, пока мы не осознаем два человеческих понятия — покаяние и прощение — мы не сможем выйти из этой войны.

— То есть нам, украинцам, надо в чем-то каяться на этой войне?!

— Нам, украинцам, надо простить, а тот, кто должен каяться, пусть покается.

Отравления Скрипаля и убийство Гонгадзе: автор тот же?

— Мир до сих пор под впечатлением от химической атаки в Англии, когда был отравлен бывший двойной агент Скрипаль, десятки стран, включая нашу, откровенно сказали, что виноваты российские спецслужбы и выслали российских дипломатов. Но, если говорить об Украине, то наверное, надо признать, что для нас это не новость — акции российских спецслужб на нашей суверенной территории с убийствами или попытками убийств. И не только за эти четыре года войны. Например, в 2000 году был убит журналист Георгий Гонгадзе. С самого начала шепотом все признавали, что это — дело рук российских спецслужб по личному приказу Путина. И вслух — никто об этом ни слова не сказал. Сейчас уже об этом можно говорить?

— Если мы уж так углубились в ретроспективу, то я рекомендую всем воспоминания известного сотрудника советских спецслужб Павла Судоплатова. Там в деталях описано, как отрабатывали план убийства Коновальца и других представителей украинского националистического движения. Традиционно в истории российских спецслужб использовалось несколько вещей. Первое — это отравление, второе — это автомобильные катастрофы. Например, для меня не секрет, кто убил первого секретаря белорусского республиканского руководства партии Петра Машерова.

Точно так же, как очевидно и понятно, что произошло с Вячеславом Черноволом. Я знаю, что КГБ занималось ликвидацией противников политического режима таким вот способом. Современные российские спецслужбы — аналогично.

Меня очень интересует несколько историй в новейшей истории Украины, которые пока остаются неразгаданными. Убийство Георгия Гонгадзе. Отравление Виктора Ющенко. Убийство Павла Шеремета. Убийство Дениса Вороненкова. Ну и, конечно, гибель Вячеслава Черновола. «Почерк» везде похож. И меня не покидает мысль, что отсутствие ответа на вопрос «кто?» — уже сам по себе «прописывает» эти преступления по соответствующему адресу. Но надо работать над доказательствами. Голословно обвинять я не хотел бы, хотя метод компаративизма явно указывает, откуда ветер дует.

О шансах Тимошенко и не только

— Поговорим о внутриполитических делах. На носу уже президентские выборы. Недавно третий президент Виктор Ющенко сказал, что он не видит достойного кандидата. А вы видите такого?

— У нации с населением 42 миллиона может быть много достойных претендентов.

— Да, но нам нужен человек, который не хуже, а еще лучше, чем действующий президент, который сможет решить проблемы войны и мира, а также справиться с экономикой, с проблемами коррупции. Есть у нас такие?

— Кандидатов хватит. В данном случае проблема не в личности. Мне, как человеку, который работал с тремя украинскими президентами, к тому же с двумя — близко, уже давно стало ясно, что проблема не столько в физическом лице, сколько в институциональных механизмах, действующих на Украине.

Украинское общество в очередной раз реализует свою волю, кого-то выберет. Но важно выбрать не просто человека, а человека, который несет в себе определенную новаторскую систему, некий новый смысл нового государства. Тогда можно говорить о надежде, что Украина выйдет из войны, начнется процесс реинтеграции и реформирования. Вот, мне кажется, о чем надо в данном случае говорить. А физическое лицо — ну, господи, нас 42 миллиона и не выбрать, не иметь среди кого выбрать?!

— Уже известен список кандидатов, которые более или менее имеют шансы.

— Если вы посмотрите на этот список, то там фамилия самого рейтингового кандидата звучит, как «другой». Потому наибольший рейтинг там у того, у кого 8% поддержки, а за «другого» — все 22%. Вот и весь ответ на вопрос.

— Вы думаете, может победить тот, кого мы еще совсем не знаем?

— За месяц до регистрации кандидатов в президенты во Франции фамилию Эммануэля Макрона даже в опросные листы не ставили, а Петр Порошенко даже в сентябре 2013 года не рассматривался в качестве кандидата, несмотря на то, что еще в 2010 году, находясь в Минске, я сказал, что следующим президентом будет Петр Порошенко. Причем, я сказал тогда, что он еще и сам об этом не знает, но будет кандидатом и победителем на следующих выборах.

— Говорят, что люди, которые держат «нос по ветру», уже делают ставки, и совсем не на новых, а на некоторых «старых». Например, нам всем знакомую Юлию Тимошенко. Как вы оцениваете ее перспективы?

— Я вас уверяю, что никто из «бывших» на этот раз не будет избран. Народ мудр.

— Хочется надеяться, что «новые» будут не в стиле Лещенко или Мустафы…

— Под словом «новые» в данном случае не следует понимать «зеленые».

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 14 мая 2018 > № 2604855 Роман Бессмертный


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 14 мая 2018 > № 2604821 Александр Сергиенко

Александр Сергиенко, «Иннодата»: «Наша задача – научить банк пользоваться мнением социальных сетей»

Александр Сергиенко, исполнительный директор компании «Иннодата»

Беседовала: Елена Гостева, редактор Банки.Ру

О том, как важно сегодня знать любому банку, что о нем думают клиенты – и что они пишут о банке в социальных сетях, как эту информацию мониторить и делать на ее основе аналитику, информационному порталу Bankir.Ru рассказал исполнительный директор компании «Иннодата» Александр Сергиенко.

— Расскажите, чем занимается компания «Иннодата» и как она может помочь банку разобраться с настроениями его клиентов, используя их публикации в социальных сетях?

— Один из ключевых продуктов, который был создан нашей компанией буквально с нуля руками наших разработчиков – это система мониторинга и анализа контента социальных сетей. Эта система создана и работает для помощи банкам, которые общаются с большим количеством клиентов. Это и те банки, которые работают с физическими лицами, то есть розничные кредитные организации. Это и те банки, которые обслуживают юридических лиц - в том случае, если банк ведет счета индивидуальных предпринимателей, счета малого и среднего бизнеса. То есть, это практически все банки в нашей стране. Потому что любые банки соприкасаются с большим количеством клиентов, которые пишут отзывы о деятельности кредитной организации в социальных сетях. И пишут клиенты этих отзывов много. А для банка с большим количеством клиентов мнение о его сервисе является порой ключевым для определения, правильно ли сформулирована стратегия, которую он выбрал. Отзывы клиентов нужны для понимания качества продуктов, для осознания, как дальше работать со своей клиентской аудиторией.

— Почему вы занялись мониторингом отзывов клиентов именно в социальных сетях? Ведь клиенты пишут отзывы о сервисе банка в очень многих местах. Например, на банковских форумах.

— Еще до того, как социальные сети плотно вошли в нашу жизнь, мониторингом мнения клиентов о банке занималось много разных отделов внутри самой организации. В банках всегда были, да и сейчас есть маркетологи, которые проводили опросы качества сервиса среди пользователей. Есть PR-службы, которые занимаются пиаром банка в различных СМИ. Сегодня рынок в целом сильно изменился. В век прорывных технологий социальные сети играют все более важную роль. Службы поддержки и оценки сервиса банка, безусловно, остаются, но инструменты их работы становятся немножко другими. Фактически социальные сети заменяют сейчас многие инструменты, которые раньше были необходимы кредитной организации для оценки отношения к ней. Раньше банку приходилось искать своего клиента, приходилось за ним бегать, спрашивать его мнение, собирать отзывы.

— Банки до сих пор это делают: звонят, пишут письма, опрашивают, назойливо что-то предлагают…

— Безусловно, и сейчас банки так же бегают за клиентом и спрашивают его мнение. Но сейчас появился такой полигон для изучения этого мнения как социальные сети. И если банк выстроит работу в социальной сети с клиентом правильно, то в его распоряжении окажется отличный инструмент для получения качественного фидбека от своего пользователя. Кроме того, банк будет иметь верное понимание того, как к нему относится клиент. Наша система создана и направлена на то, чтобы помогать банку – не заменять какие-то важные процессы внутри самого банка, а именно помогать – PR-службе, маркетинговой службе, департаменту контроля качества.

— Как устроена ваша система?

— В системе есть несколько разных модулей. Один из них направлен именно на работу с PR-службой. И создан этот модуль для того, чтобы выявлять информационные поводы. Например, банк затеял вывод нового продукта на рынок, ему предстоит какая-то серьезная сделка, которая имеет отношение к этому банку. Это фактура, о которой банк внутри своей структуры уведомлен заранее. Например, банк запустил на каком-то телевизионном канале рекламную кампанию своего нового продукта. Люди сразу же начинают обсуждать в социальных сетях эту рекламу: «Вот молодцы!» или «Какие плохие условия предложили!». Соответственно, ответственные департаменты банка смогут сразу увидеть реакцию зрителей - пользователей социальных сетей на этот повод. С нашей помощью сотрудники банка поймут, где можно заранее отследить эту реакцию. И, с помощью нашей системы, проанализировать эффект от появления информационного повода: положительный, негативный, нейтральный. Смогут проследить, кто из пользователей, что и какими терминами пишет хорошего или плохого о сервисе. Кто особенно негативен, а кто и испытывает восторг – бывает и так! А ведь бывают случаи, когда событие в банке происходит неожиданно, реагировать приходится мгновенно. И здесь своевременное получение обратной связи от клиентов через социальные сети приходится как нельзя кстати, потому что от репутации напрямую зависит финансовое благополучие кредитной организации.

— Как не вспомнить, когда в конце июля прошлого года сразу два резервных кабеля дата-центра крупного банка были перебиты ковшом экскаватора на Садовом кольце…

— Да, самое неожиданное для банка – это когда происходит серьезный технический сбой. И все в социальных сетях – и пользователи этого банка, и просто прохожие - сразу начинают обсуждать этот случай. В какой тональности? Кто-то начинает ругаться на сервисные и технические службы, кто-то относится с пониманием. Но моментально люди проводят оценку в социальных сетях, как на это событие реагирует банк. То есть, предупредил ли банк своих клиентов путем звонка или сообщения. Оценивают, что клиентам говорят в кол-центре. Фактически для руководителя банка сразу становится ясна картина того, что о банке и его работе в экстренной ситуации пишут люди.

У нас был кейс в другой компании, не в банке, с которой мы тоже работаем на основе нашей системы. В кризисной ситуации генеральный директор компании узнал о происшествии раньше, чем о нем узнали его подчиненные на местах. Он им звонил и спрашивал: «Что у вас там произошло? Почему люди возмущены?». А подчиненные отвечали: «Что вы! У нас все нормально!». То есть по системам, по отчетам, которые дают сотрудники на месте, у компании все идет хорошо. Хотя на самом деле люди в социальных сетях уже начали активно писать о том, что произошли очень серьезные проблемы, и компании уже пора бы на эти проблемы начать реагировать.

Соответственно, наша система делает тоже своего рода PR, она заточена на выявление информационных поводов, на выявление реакции клиентов на неожиданные события.

— Для чего банку нужно мониторить реакцию, если события уже произошли, и все, что банк может сделать – это починить поломку, устранить причину сбоя, и просто извиниться?

— Для того, чтобы реакция на события была правильная и контролируемая. Наша система может помочь банку выявить - какие площадки и как реагируют на событие. Бывает, этот негатив распространяют не живые клиенты, а специально заранее созданные аккаунты, которые и сделаны для того, чтобы негативно реагировать на все, что происходит в компании. Нелишним бывает знать заранее, кто будоражит основные людские массы. Это знание тоже помогать правильно реагировать на негативные события в кредитной организации.

В нашей системе есть важный модуль - customer care, который позволяет как раз правильно работать с клиентом.

— Что меняет ваша система для банка в работе с обращениями клиентов?

— Как раньше было принято работать с клиентом по его обращениям, по жалобам клиента? Раньше было вполне нормальным, что человек должен написать письменное заявление. Он должен был написать претензию просто потому, что нужно четко изложить свое мнение о проблеме, обозначить ее, структурно прописать претензию. А вот дальше эту жалобу рассматривала компания. Сейчас, в век цифровых технологий, все компании перешли на электронный прием этих обращений. Достаточно было оставить заявку на сайте, на каком-то профильном форуме. Но все равно нужно было сделать какое-то действие на удаленной площадке. Человек должен был найти этот сайт, зайти на него, зарегистрироваться, оставить какое-то заявление, ждать потом какого-то ответа. Иногда – ждать долго.

— Что изменилось?

— Сейчас люди перешли на следующий этап. Они уже не хотят куда-то заходить, на какие-то форумы, они хотят просто по своей странице в социальной сети разместить жалобу о том, что, например, «меня обслужили плохо в отделении». И люди сегодня ждут, что банк уже должен найти этого клиента, сотрудник банка в соцсети должен сам узнать о его проблеме, фактически создать обращение клиента к банку сам. Потом сам его отработать, и вернуться к клиенту либо просто с информацией, какие меры приняты, а еще лучше - с компенсацией. Это уже зависит от случая и тяжести события, от важности клиента для этого банка. Но уже свершившийся факт, что люди ждут мгновенной реакции на их посты в социальных сетях. Более того, сейчас, когда человеку что-то не нравится, он первым делом именно свое мнение о банке выкладывает в социальных сетях в виде поста.

— Почему?

— Да потому, что человек хочет, чтобы его друзья услышали о его проблеме, о минусах банка, и сделали соответствующие выводы. Единственно правильное решение для любой компании, в том числе для банков - научиться правильно реагировать на такие негативные сообщения. Жалоба на самом деле должна уже восприниматься если не как подарок, то как возможность улучшить сервис.

— И опять же вопрос – как в этом банку помогает ваша система?

— Наша система позволяет оперативно выявлять такие сообщения. Причем мы покрываем, условно говоря, 95% плюс всех сообщений во всех популярных социальных сетях, и позволяем с минимальной задержкой на время не более минуты, то есть сразу, реагировать на негативное сообщение. Система позволяет это делать, даже если человек не написал прямого обращения к бренду банка, то есть не поставив «собачку» и хештег компании. Клиент просто хотел пожаловаться, излить свой негатив. И если он просто упомянул компанию, это все равно позволяет нам такие отзывы показывать сотрудникам банка. А уже дальше сотрудники с этим обращением могут работать правильным образом, то есть, подгружая всю информацию: кто написал, сколько у этого человека подписчиков, насколько популярен этот человек в сети. То есть автоматически мы находим его в клиентской базе компании, и сотрудник банка увидит не просто историю человека в социальных сетях, но и историю его взаимоотношений с кредитной организацией. Таким образом, сотрудники банка поймут, насколько это ценный клиент, есть ли у него какие-то продукты банка, сколько их, давно ли он клиент этого банка - и так далее.

Таким образом, получая всю картину данных о клиенте, сотрудники PR-службы, маркетинга, SMM, которые работают уже непосредственно с клиентами в социальных сетях, могут сами создать обращение клиента и передать его во внутренние службы банка для разбора. Либо могут связаться с клиентом, оперативно дать ему какую-то обратную связь: «Мы приняли ваше обращение, в ближайшее время рассмотрим». Как показывает практика, это производит очень серьезное положительное впечатление на клиентов, когда на любое недовольство банк проявляет проактивную позицию, сразу же выходит на связь и показывает, насколько ценен каждый клиент для этого банка.

— Люди в основном пишут о своем негативном опыте общения с банком. Вы не боитесь, что ваша система будет собирать только негатив? Ведь на позитивные отзывы у людей просто нет времени, а, зачастую, и желания.

— Мы смотрим, какое количество о банке сообщений вообще собрано. Там, в принципе, собирается и позитив, и негатив. Зачастую компания тратит огромные деньги на тайных покупателей, на какие-то проверки себя людьми извне компании. А в соцсети клиент говорит непосредственно о проблеме. Никаких тайных закупок проводить не нужно. Все тут уже на месте, все есть.

— Ваша система может работать не в целом с общим массивом данных мнений о банке, а с каким-то конкретным продуктом?

— Наша система умеет собирать любые упоминания про отдельные продукты. Причем мы видим как упоминания конкретного банка, так и можем настраивать какие-то упоминания и о продуктах. Например, если какой-то банк раздает кредиты по программе военной ипотеки, то можно собрать отношение людей вообще к такому термину, как «военная ипотека», и все, что с этим термином в умах людских связано. Чтобы понять, правильно ли люди понимают этот термин и не надо ли продукт переименовать.

— Работаете ли вы с обращениями клиентов, попавших в тяжелую жизненную ситуацию?

— Бывают такие сообщения, когда человек попал в тяжелую ситуацию, ему срочно нужна помощь. Такие сообщения надо поднимать вверх, чтобы специалисты банка реагировали на них сразу. А бывают сообщения, где человек просто жалуется на тяжелую долю, и это обращение надо рассматривать в порядке соответствующей очереди.

Дальше система, собрав всю эту информацию, обработав ее, распределив по категориям, либо отдает весь массив на какой-то ручной разбор сотрудникам, которые работают с сообщениями, либо, например, может автоматически отправлять в бэк-систему уже на обработку этих обращений.

— Будет ли у вас специально обученный робот реагировать на жалобы клиентов? Это сейчас так модно!

— В ближайшее время мы выпустим на рынок нашей системы дополнительную функциональность – это некий встроенный чат-бот, который будет помогать отвечать на какие-то элементарные вопросы и решать банальные проблемы. Например, пишет клиент какую-то конкретную жалобу, но системе не хватает о нем – или о его проблеме - какой-то информации. Например, ФИО или название офиса банка. И вот система может автоматически запросить у человека в «личку»: «Не могли бы вы уточнить номер договора? И мы бы вам тогда оперативно ответили». Плюс бот будет подсказывать, рекомендовать те или иные вопросы, которые еще нужно задать оператору.

— Хорошо. Вы мне сказали, условно говоря, каким банкам вы и ваша система были бы уже нужны. Но не могу не спросить - вы уже что-то сделали по предложению своего продукта банкам, есть какой-то отзыв от них? В каком направлении вы двигаетесь? Банки заинтересованы в этом продукте?

— Да. Мы сейчас стараемся активно продвигать нашу систему на банковском рынке. У нас есть несколько договоренностей о пилотных проектах. Мы их уже делаем.

— Пилоты рассчитаны, на какой срок выхода на рынок? Когда вы сможете об этом рассказать?

— Думаю, обкатка произойдет в ближайшие два-три месяца. К осени, условно говоря.

— В чем вы видите свои преимущества и отличие от конкурентов?

— В том, что зачастую текущие игроки на рынке, которые работают по таким системам, предлагают SaaS-решения, то есть «сервис как услуга». Действительно, многим банкам этого достаточно, и хватает для того, чтобы начать работать в социальных сетях. Но у нас уже есть успешный опыт для того, чтобы объединить ту информацию, которую мы собираем о клиентах, с клиентами банка. Для того, чтобы интегрировать сбор данных из социальных сетей с процессом работы с обращениями, который выстроен в банке. Или же выстроить его, если он еще не выстроен. И это, на самом деле, очень важный момент, потому что зачастую – и мы в некоторых компаниях с этим сталкиваемся – есть работа с социальными сетями, этим занимается один департамент, а есть работа с обращениями, этим занимается другой департамент. И когда человек пишет ответ в социальные сети или на e-mail – это разные люди пишут ответ разным клиентам банка. Поэтому специалисты банка не могут зачастую прийти к общему знаменателю и ответить человеку на одни и те же вопросы. Поэтому мы считаем, что именно наш продукт очень важно интегрировать в инфраструктуру банка. У нас есть опыт, и мы как раз так и позиционируем свой продукт. Он интегрируется с абсолютно разными решениями, будь то самописные системы внутренних разработчиков банка, или какие-то готовые продукты enterprise, CRM Siebel, Microsoft, SAP. У нас есть опыт координации с различными решениями. Поэтому, наверное, наш плюс именно в том, что мы предлагаем не абстрагировать работу с социальными сетями в отдельную службу, а встраивать социальные сети в стандартные процессы банка. Тогда-то будет как раз тот эффект, о котором мы говорим.

— Помогает ли ваша система прогнозировать заранее предпочтения клиентов?

— Мы сейчас также прорабатываем новый модуль, посвященный маркетинговым исследованиям в банках. Этот модуль программы, кроме непосредственно отслеживания того, что происходит в самой компании, позволит проводить вместо, допустим, существующих маркетинговых опросов анализ рынка на понимание, какие части продуктов у конкурентов больше симпатичны клиентам. Или же, наоборот, менее нравятся. И сравнивать их. На примере кейса с авиаотраслью, если мы говорим про авиаперелеты и берем рейс «Москва — Лондон», то сравниваем разные авиакомпании между собой. Соответственно, если мы летаем одними авиалиниями, то по ряду параметров пассажирам что-то больше нравится, что-то меньше. Нам здесь больше нравится питание, здесь лучше кресла, здесь лучше энтертейнмент. Соответственно, и в банковской отрасли примерно так же можно сравнивать части продуктов. Например, если мы говорим о кредите наличными, а это достаточно универсальный продукт, то отличия в предложениях все-таки есть. Поэтому мы можем отслеживать: где-то заемщик может получить более крупную сумму, где-то банк берет меньший процент за выдачу кредита, а где-то проще погашать задолженность. И, исходя из полученной информации, выстраивать свою стратегию.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 14 мая 2018 > № 2604821 Александр Сергиенко


Россия > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > forbes.ru, 14 мая 2018 > № 2604760 Александр Дюков

«Не могу простить людям безответственность и безразличие», — Александр Дюков в интервью Forbes

Ирина Мокроусова Forbes Staff, Николай Усков Forbes Staff

Генеральный директор «Газпром нефти» Александр Дюков поговорил с Forbes об управлении, цифровых технологиях в нефтедобыче и судьбе российского футбола

Руководитель «Газпром нефти» Александр Дюков F 191 входит сразу в два рейтинга Forbes — «200 богатейших бизнесменов России» и «20 директоров-капиталистов». В обоих случаях это стало возможным благодаря миноритарному пакету акций «Сибура F 14», который Дюков приобрел по программе мотивации менеджмента нефтехимического холдинга. Он возглавлял «Сибур» чуть более трех лет, но именно его наряду с нынешним руководителем Дмитрием Коновым F 194 называют архитектором успеха «Сибура»: компания, которая в 2000-е едва сводила концы с концами, теперь стоит более $13 млрд.

Оставаясь в совете директоров «Сибура», Дюков уже без малого 12 лет руководит «Газпром нефтью». За это время производственные показатели компании выросли в два раза, EBITDA — более чем в три. Дюков гордится тем, что «Газпром нефть» больше не региональная компания, и мечтает превратить ее в пример эффективности и технологичности для всей отрасли. Откуда такие амбиции?

«Газпром нефть» заняла третье место по нефтедобыче в 2017 году, обогнав «Сургутнефтегаз». Была ли у вас такая задача?

Наша стратегическая цель — выйти на объем добычи 100 млн т в год к 2020 году. И мы к ней уверенно приближаемся. Задачи обогнать «Сургутнефтегаз» у нас не было. О том, что вышли на третье место в стране по объемам добычи, вообще узнали от журналистов. Хотя, не буду скрывать, это стало приятной новостью.

А какие цели вам ставили в 2006 году, когда вы пришли?

В «Газпроме» в 2006 году как раз была принята стратегия нефтяного бизнеса группы «Газпром». Она скорее задавала основные направления развития: рост добычи, в том числе за счет разработки запасов, прежде всего нефтяных оторочек, которые находились на балансе «Газпрома», увеличение объемов и глубины переработки нефти, развитие сбытовой сети. Позже, в 2008 году, была принята стратегия развития «Газпром нефти» до 2020 года, которая содержала в том числе количественные цели. Это и существенное увеличение ресурсной базы более чем до 2 млрд т, и высокие темпы роста добычи с выходом на те самые 100 млн т нефтяного эквивалента в год, и рост объемов переработки в России до 40 млн т, а также 100%-ная реализация нефтепродуктов через премиальные каналы продаж.

Что представляла собой компания в 2006 году?

На тот момент прошел примерно год, как «Газпром» купил «Сибнефть». Это было удачное приобретение: средняя по размеру, но достаточно эффективная компания, с запасами, добычей, с НПЗ в Омске и 50%-ной долей в «Славнефть-ЯНОСе», с собственными нефтебазами и сбытовой сетью, правда небольшой и работающей под разными брендами. Главной проблемой компании на тот момент было начавшееся по объективным причинам падение добычи. Рост был только на Приобке, которую незадолго до этого ввели в эксплуатацию. Остальные месторождения находились на третьей или четвертой стадии разработки, когда пик добычи уже пройден.

Государственный акционер пришел в частную компанию... Это все же совсем другая корпоративная культура.

Когда я пришел в «Газпром нефть», в корпоративном центре из команды Романа Абрамовича F 11 почти никого не осталось. Они ушли и унесли с собой свою корпоративную культуру. Дочерние же общества были достаточно сильно обособлены, жили преимущественно в ярко выраженной культуре принадлежности. Но в принадлежности не к компании, а к своему предприятию или даже скорее к одной из групп работников внутри этого предприятия — со своими правилами, неписаными законами, традициями по принципу «мы так делали всегда». Интересы всей компании были не в приоритете. А корпоративный центр воспринимался зачастую настороженно, если не враждебно. Читалось при общении между строк: «У вас, конечно, власть. Но что вы знаете о наших заботах». Это было прежде всего наследием советского времени. И с такой проблемой на самом деле столкнулись многие крупные российские компании.

Как вы меняли эту культуру?

Революций устраивать не стали, изменения происходили эволюционно. Амбициозные цели, которые мы ставили, вынуждали все подразделения корпоративного центра и дочерние общества активнее взаимодействовать между собой. Мы несколько изменили нашу операционную модель, перешли на линейно-функциональную модель управления, начали более широко использовать принципы проектного управления, в том числе гибкие, так называемые agile-подходы к управлению, проводили активное горизонтальное ротирование сотрудников. Сотрудники начали себя видеть в периметре всей компании, понимать перспективы роста и ротации, профессионального развития. Было и прямое продвижение новых ценностей, новой корпоративной культуры — культуры правил и успеха. Сейчас мы уже движемся по спирали культур к культуре согласия и творчества.

То есть на базе «Сибнефти» была создана новая компания?

Думаю, да. Кардинально изменился масштаб и география бизнеса. Сегодня «Газпром нефть» можно назвать по-настоящему крупной компанией, которая по объемам добычи жидких углеводородов (нефти и конденсата) входит в мировой топ-10 публичных нефтяных компаний. С 2006 года мы в два раза увеличили не только добычу, но и объем наших запасов, в два с половиной раза увеличили объем нефтепереработки. Появились новые направления бизнеса, например, бункеровка в морских портах, заправка воздушных судов в аэропортах. За это время мы реализовали несколько уникальных по своей сложности и масштабу проектов, запустив добычу на шельфе Арктики, на полуострове Ямал, на Гыдане, в Ираке. Соответственно, это потребовало совсем другого уровня технологического оснащения, чем 10 лет назад. И если в начале 2000-х годов «Сибнефть» была интересна западным компаниям прежде всего как держатель запасов или поставщик нефти на нефтеперерабатывающие заводы Европы, то сегодня наши коллеги из ведущих международных компаний воспринимают «Газпром нефть» как равноценного партнера, с которым можно идти в очень амбициозные проекты. Это уже совсем другой уровень диалога.

Каковы ваши следующие цели?

Мы и после 2020 года намерены наращивать добычу темпами выше средних по рынку, чтобы закрепиться в мировом топ-10. Но все же будем стремиться делать еще больший акцент на качественные изменения, на максимизацию рентабельности используемого капитала и прибыли на каждый добытый нами баррель. Мы хотим стать мировым отраслевым бенчмарком, эталоном по эффективности, безопасности, технологическому оснащению.

У «Газпром нефти» уже сформировался имидж компании, которая увлекается технологиями, в том числе цифровыми.

Увлекается? У нас к этому очень серьезное отношение. Почему-то в массовом сознании нефтяной бизнес уже давно воспринимается как очень традиционный, где технологии не меняются десятилетиями. Но вообще-то современная нефтянка — это инновационная и наукоемкая отрасль, в которой ежегодно происходят серьезные технологические изменения. Повторюсь, для «Газпром нефти» постоянный рост технологического развития является одним из ключевых приоритетов. И это не самоцель, а средство для решения конкретных бизнес-задач, для укрепления конкурентоспособности. Та же Мессояха — самое северное нефтяное месторождение в России.

Традиционный подход к разработке Мессояхской группы месторождений принес бы нам огромные убытки. И только применение новых технологических решений позволило ввести в эксплуатацию эти месторождения и добывать нефть не только с вполне приемлемой для себя рентабельностью, но и с большими отчислениями в бюджет. При цене $50 за баррель за все время эксплуатации этого месторождения бюджет получит более 1 трлн рублей.

Что конкретно меняют цифровые технологии в вашем бизнесе?

Они помогают на каждом этапе производственного процесса дополнительно повышать эффективность. Цифровая трансформация компании, которую мы начали какое-то время назад, пронизывает всю цепочку создания стоимости — от поиска новых запасов до эксплуатации месторождений, от переработки до реализации нефтепродуктов. Цифровые технологии не изменят суть нефтяного бизнеса, но позволят быстрее, эффективнее и дешевле принимать и исполнять решения.

Сейчас у всех на слуху блокчейн, искусственный интеллект… В нефтянке им есть реальное, не ради моды, применение?

Мы хайп точно не ловим, находим только реально эффективное применение этим технологиям в нашем бизнесе. Блокчейн можно использовать в закупках, в системах коммерческого учета нефти и нефтепродуктов по количеству и качеству, недавно мы также протестировали эту технологию в логистике — при управлении цепочкой поставок оборудования на нашу арктическую станцию «Приразломная». Что касается искусственного интеллекта, то он уже помогает нам принимать более качественные решения и делать это быстро при разработке месторождений, при управлении НПЗ, сбытовой сетью.

Что в целом ожидает нефтяную отрасль, есть прогнозы?

Что будет со спросом и предложением, какими будут цены на нефть в среднесрочной и долгосрочной перспективе, не знает по большому счету никто. С уверенностью, на мой взгляд, можно сказать только о том, что нефть будет востребована и через 10, и через 20, и через 30 лет, кто бы что ни говорил. При этом конкуренция будет обостряться, в том числе межтопливная. Поэтому на нефтяном рынке важно стремиться к тому, чтобы стать еще более эффективным, безопасным, иметь высокий уровень технологической оснащенности, гибкий портфель активов, быстро принимать решения и оставаться финансово устойчивым.

При какой минимальной цене на нефть вы можете работать?

При цене $15 за баррель мы продолжим добычу нефти даже на нашем Приразломном месторождении в Арктике. Мы можем выдержать очень низкие цены.

То есть недавнее падение цен на нефть не стало для вас шоком?

За время моей работы в компании мы пережили два периода очень низких цен: это 2008–2009 и 2014–2015 годы. Оба «Газпром нефть» прошла безболезненно. У нас большой запас прочности. Конечно, вносились корректировки в нашу инвестиционную программу, но я бы не назвал их существенными.

Правильно ли, что мы присоединились к соглашению ОПЕК?

Да. Без участия России вероятность заключения соглашения была бы значительно ниже. В среднесрочной и долгосрочной перспективе балансировка рынка выгодна всем — и производителям, и потребителям. И, конечно, сделка очень важна для бюджета нашей страны.

Вы чувствуете угрозу со стороны сланцевой нефти?

Я бы сказал, что сланцевая нефть или ее аналоги — это скорее не угроза, а возможность для российской нефтяной отрасли. Та же Баженовская свита способна дать дополнительно миллиарды тонн извлекаемых запасов и, по сути, начать второй этап освоения Западной Сибири. Наша задача сейчас — подобрать правильный ключ к этим нетрадиционным запасам.

Как идут поиски ключа, особенно в условиях санкций?

«Газпром нефть» начала тестирование технологий по разработке Баженовской свиты еще в 2013 году. Сегодня создан полностью российский комплекс технологий — мы провели его успешные испытания еще в 2016 году. Сейчас мы занимаемся, что называется, доводкой этих технологий. Основные работы идут на Пальяновской площади Красноленинского месторождения, где развернут полноценный испытательный полигон. В рамках проекта мы активно сотрудничаем с МГУ, РГУ, МФТИ, Сколтехом, с российскими поставщиками оборудования. Мы заинтересованы также в участии других нефтяных компаний, некоторые из них уже включились в совместную работу. У нас заключено более 15 соглашений о намерениях по сотрудничеству в рамках проекта. Мы считаем разработку Бажена общеотраслевой задачей. И рады, что государство считает так же: в прошлом году наш проект по разработке Бажена получил статус национального.

Какая там сейчас себестоимость добычи?

Для достижения безубыточности накопленная добыча на скважину должна достигнуть 35 000 т при суммарных затратах на бурение, закачивание и освоение скважины в размере не более 300 млн рублей. Мы все ближе к этим показателям. Чтобы выйти на эти цифры, важно не только усовершенствовать технологии, но и наработать навыки их применения.

У нас на нефтяном рынке очень серьезные игроки — Игорь Сечин, Вагит Алекперов, Владимир Богданов. У всех свои интересы, которые они защищают в высоких кабинетах. Тяжело там с ними бороться?

Лишь в очень редких случаях нам приходится конкурировать с другими компаниями в высоких кабинетах, как вы их называете. Гораздо чаще мы совместно отстаиваем интересы отрасли, убеждаем, что те или иные решения будут лучше в том числе и для бюджета.

Бывает, что для «Газпром нефти» лоббированием занимается «Газпром» или это ваша задача?

Обращаемся в «Газпром» крайне редко.

До «Газпром нефти» вы работали в смежной отрасли, но все-таки не руководили нефтяными компаниями.

В настоящий момент я руководитель-нефтяник. Считаю ли я себя универсальным управленцем? Пожалуй, да. По крайней мере, об этом говорит опыт предыдущей работы: я управлял предприятием в транспортной сфере — морским портом Санкт-Петербург, потом возглавил «Сибур». Успех руководителя, я считаю, на две трети зависит от наличия базовых знаний и навыков в управлении, а также так называемых soft skills. Они универсальны. Хотя, конечно, профессиональные компетенции в конкретной отрасли тоже важны.

Что самое важное для лидера, управленца сегодня?

Управленца или лидера?

Вы разделяете эти понятия?

Мягко говоря, эти понятия не являются идентичными. Управленцы — про эффективные процессы, про настройку и отлаженное функционирование уже существующих систем. А лидеры — про изменения, про создание новых моделей и способность увлечь этими изменениями других людей. Конечно, нужно стремиться быть лидером, который владеет управленческими навыками: постоянно ищет возможности для прорывов, disruptive-решений, способен повести за собой людей к новым целям, но при этом умеет и текущие процессы эффективно отладить.

Российская бизнес-модель очень абсолютистская — такова атмосфера, в которой живут сегодня многие компании. Для вашей компании она приемлема?

С тем количеством задач, которые мы решаем, с тем количеством проектов, которые одновременно ведем, эта модель управления просто невозможна. Она приведет к тому, что мы будем добиваться в лучшем случае 5–10% из запланированного. И мне кажется, что вы несколько упрощаете, когда говорите, что у нас в стране такая модель наиболее применима. Это стереотип. Во многих российских компаниях уже давно поняли, что эффективность сотрудника кратно повышается, если он начинает чувствовать свою ответственность и вовлеченность в процесс.

То есть делегирование — это еще и способ мотивации?

Да, но оно не должно быть бездумным. Делегирование предполагает понимание, кому ты делегируешь, может ли он с этой задачей справиться. Также оно предполагает наличие у сотрудника соответствующих ресурсов. Если нет условий для выполнения задачи, то требовать результат несправедливо. И третье: делегирование совсем не исключает контроля. Хотя, конечно, если бы мы жили в эпоху, когда не нужен контроль, производительность была бы гораздо выше, потому что любой контроль требует ресурсов — времени, денег, усилий.

Контроль бывает разным. Можно контролировать весь процесс, внутренне не доверяя подчиненным, или только результат.

Так и задачи бывают разные. Есть задачи, которые можно выполнить за 10 минут или за пару дней. А есть задачи, которые решаются на протяжении долгого времени, в течение года или дольше. В этом случае, конечно, нет необходимости осуществлять проверки каждый день, но определенный контроль нужен — не с целью поймать на чем-то, а с целью понять, как развивается ситуация, какой дополнительный ресурс нужен, чтобы твой коллега эффективно справился с задачей.

Вы даете своим подчиненным право на ошибку?

Если ошибка — результат безответственного или нечестного поведения сотрудника, то она требует наказания. Но что касается права на ошибку — да, оно есть. Все мы ошибаемся. История любой успешной компании — это всегда история в том числе и ее ошибок. No pain, no gain. Поэтому главное — пробовать. Иначе успеха точно не будет.

А сами вы совершали серьезные ошибки?

Всякое бывало. В России многие боятся совершить ошибку и из-за этого не готовы брать на себя ответственность. Есть страх, что, допустив ошибку, ты можешь получить ярлык лузера, а к лузеру понятно, какое отношение. Но в ошибках, я считаю, ничего страшного нет, если это, конечно, не умышленные ошибки. Главное — сделать выводы и идти дальше, слишком долго не сожалеть о них. Потому что чувство вины и сожаление — это непродуктивные чувства, которые скорее мешают. В футболе говорят: ничто так не лечит от поражения, как новые победы.

Что еще, кроме нечестности, вы не можете простить людям?

Безответственность и безразличие. Если человек безразличен к тому, чем он занимается, ему с нами не по пути.

А как вам удается в себе поддерживать градус неравнодушия? С годами все притупляется, труднее себя мотивировать.

Мне нравится созидать и при этом меняться самому.

Чем работа в «Зените» отличается от работы в «Газпром нефти»? Футбол — это бизнес?

В «Газпром нефти» я генеральный директор, а в «Зените» — председатель совета директоров. Это разные полномочия и функционал. В «Зените» — это организация работы совета директоров и участие в принятии решений по стратегическим вопросам развития клуба. Является ли футбол бизнесом… В Европе футбол — это бизнес, потому что ведущие европейские лиги создают продукт, который пользуется спросом, можно даже сказать, высоким спросом. Мы пока к этому только стремимся.

У нас когда-нибудь будет как в Европе?

Надеюсь. Для этого нужны новые современные стадионы, которые, надо отдать должное, в последние годы у нас строят, в том числе благодаря чемпионату мира по футболу 2018 года. Но, конечно, современных комфортабельных арен должно быть больше. Нужен сам футбол как важная часть продукта, который был бы интересен зрителю. Такой интерес может быть построен на региональном патриотизме, но для этого в клубах должно играть больше своих воспитанников. А значит, нужна гораздо более эффективная работа местных футбольных школ и академий. Или этот интерес может быть построен на футболе, который имеет свой стиль, свое лицо. Желательно, конечно, чтобы и свои воспитанники были, и команды при этом имели свой стиль и играли в футбол, который интересно смотреть.

Что вы имеете в виду под стилем в футболе?

Любой футбольный болельщик в мире знает, что Испания — это про технику и про игру в контроль мяча, что Англия — про более вертикальный, более атлетичный футбол, в котором много борьбы. Что в этих чемпионатах играют очень сильные футболисты. И все это, конечно, привлекает болельщиков, причем из разных стран. Даже итальянский чемпионат, где на первом месте тактика и фокус делается прежде всего на организацию обороны, имеет свое лицо.

А как можно описать стиль российского футбола?

Не сказать, что он выглядит очень привлекательно. Но в принципе даже то, что есть сейчас, можно продавать лучше. Очевидно, что нашей Премьер-лиге нужен ребрендинг и новое позиционирование.

Но при этом про зарплаты российских футболистов почему-то ходят легенды.

В этих легендах много преувеличений, на то они и легенды. Но, конечно, такая проблема есть. И здесь прежде всего надо сказать спасибо лимиту на легионеров. Но это проблема, кстати, не только для клубов, которые несут большие расходы. Это проблема в конечном счете и для самих игроков, и для российского футбола в целом. Зарплаты российских футболистов, по сути, изолируют их от европейского футбола: тяжело пойти на существенное понижение в доходах, которое, как правило, необходимо, если ты хочешь перейти в европейский клуб. Это ограничивает возможности развития наших игроков, они продолжают вариться в собственном соку.

В рамках работы в исполкоме РФС, который вы возглавляете, вы занимаетесь стратегией развития российского футбола. Что здесь главное?

На мой взгляд, главной задачей сейчас является развитие детско-юношеского футбола — об этом мы уже давно говорим, но системно проблема подготовки молодых игроков все равно не решена. Нужно больше школ и академий с современной инфраструктурой, нужно больше квалифицированных детских тренеров. Явно назрела реформа юношеских и молодежных соревнований.

Вы считаете себя состоятельным человеком?

Давайте определимся в понятиях. Если состоятельный человек — это человек, который может обеспечить свои потребности, то, наверное, да, я состоятельный. Но уже достаточно давно, с 1990-х годов. Мой трудовой стаж составляет почти 30 лет, все это время я много работал.

Вам к моменту прихода в «Сибур» было всего 35 лет — довольно юный для управленца возраст. Как вы решились взвалить на себя такую махину — с десятками тысяч сотрудников по всей стране? Не страшно было?

Мне это было в принципе интересно. У меня все-таки уже был опыт руководства достаточно большой организацией — морским портом, где было 10 000 сотрудников. Поэтому страшно точно не было, но в первый год пришлось пройти своеобразный стресс-тест. Переезд, новая отрасль, новая компания. Плюс все проблемы «Сибура»: убытки, отрицательные чистые активы, огромный долг, банкротства и прочее.

Пришлось что-то изменить в себе?

Конечно. Честно говоря, что-то существенно изменить в себе, тем более во взрослом возрасте, достаточно сложно. Новые вызовы даже физически могут быть болезненны, организм тебе говорит: «Слушай, зачем тебе это, оставь все как есть». Но умение меняться — это как раз одно из лидерских качеств, на мой взгляд.

Какие, на ваш взгляд, самые серьезные вызовы для российской экономики?

Качество государственного и корпоративного управления. Если мы его поднимем, будут обеспечены совсем другие темпы роста, и тогда можно будет говорить об опережающем экономическом развитии.

Вы работали в частной, а теперь в государственной компании. Тем не менее обе компании успешны, хотя существует мнение, что государственные компании априори менее эффективны.

Если посмотреть на то, как развивается «Газпром нефть», то можно уверенно сказать, что бывшие частные владельцы компании передали актив в очень надежные и эффективные государственные руки.

То есть проблема не в присутствии государства?

Проблема может быть только в отсутствии качественного управления.

Россия > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > forbes.ru, 14 мая 2018 > № 2604760 Александр Дюков


США. Иран > Внешэкономсвязи, политика. Электроэнергетика > forbes.ru, 14 мая 2018 > № 2604759 Михаил Крутихин

США против Ирана: почему экономический эффект от новых санкций окажется минимальным

Михаил Крутихин

Партнер консалтинговой компании RusEnergy

Нервная реакция игроков на нефтяном рынке оказалась сильно преувеличенной. Иранская нефть формирует всего 3% от мировых запасов, и о полном прекращении добычи речь не пойдет даже в условиях строжайшего соблюдения санкций всеми странами мира

Решение Белого дома выйти из «ядерного соглашения» с Ираном не стало сюрпризом: Дональд Трамп обещал сделать это еще до избрания президентом США. Политик объяснял это желанием исправить ошибку, совершенную его предшественником Бараком Обамой. Вместе с тем помимо политических последствий, таких как новая напряженность в отношениях США с европейскими партнерами и перспектива опасной радикализации иранской политики в регионе, этот шаг будет иметь далеко идущие экономические последствия.

Еще до того, как в Вашингтоне официально подтвердили отказ от выполнения обязательств по подписанному в 2015 году плану действий в отношении ядерной программы Ирана, неподтвержденное сообщение об отказе спровоцировало мгновенный взлет цен на нефтяные фьючерсы, а опровержение в одной из ведущих американских газет вызвало столь же мгновенный возврат этих цен на прежнюю траекторию.

Рынок фьючерсов, в значительной мере управляемый алгоритмами автоматизированных систем покупки и продажи финансовых инструментов, отреагировал на ключевые слова новостей. На рынке нефти не произошло никаких фундаментальных событий: не сократилось предложение и не вырос спрос. Чувствительным алгоритмам хватило намека на то, что американские санкции могут в будущем привести к сокращению иранской нефтяной добычи, чтобы дать сигнал к росту цен на «бумажные» деривативы нефтяных контрактов.

Надо сразу отметить, что нервная реакция игроков на нефтяном рынке была сильно преувеличенной. Иранская нефть составляет всего 3% от мировой, и о полном прекращении ее добычи речь не пойдет даже в условиях строжайшего соблюдения санкций всеми странами мира. Тем более что крупнейшим покупателем нефти в Иране является Китай, который не слишком считается с запретами на торговлю с Тегераном. Сокращение иранских поставок легко компенсирует та же Саудовская Аравия, не говоря уже о прогнозируемом росте добычи на сланцевых проектах в Соединенных Штатах. Причин для рыночной паники нет.

Более того, предположения некоторых СМИ относительно активизации иранского военного контингента в Сирии в качестве ответа на решение Трампа не выдерживают критики. Связь здесь если и прослеживается, то очень слабая и опосредованная. У Ирана не хватит сил противостоять в Сирии таким противникам дамасского режима, как международная коалиция во главе с США, Израиль, а также арабским государствам, собирающимся ввести на сирийскую территорию свои войска. Отказ американцев от ядерного плана действий в Иране к развитию событий на сирийской земле серьезного отношения не имеет.

Тем не менее обещанные Вашингтоном санкции уже сказываются на перспективах иранской экономики. Хотя в европейских столицах выражают открытое недовольство объявленными мерами и не собираются присоединяться к американскому давлению на Тегеран, коммерческие компании в Европе, Азии и прочих регионах будут вынуждены подчиняться санкциям, если хотят сохранить рабочие отношения с американцами и не подвергнуться штрафам и бойкоту со стороны администрации США. Развитие нефтегазового сектора Ирана, да и всей экономики Исламской Республики непременно замедлится.

Как показал опыт предыдущего периода санкций против Ирана, сотрудничество с этой страной прекратят ведущие компании не только Европы и Азии, но и России. Так было, к примеру, с уходом «Лукойла» из проекта разработки иранского месторождения Анаран из-за санкций. Новые крупные проекты, в которых уже договорились участвовать «Роснефть», «Лукойл», «Татнефть» и другие фирмы, придется отложить надолго — не исключено, что навсегда. Повторного «предательства» иранцы могут не простить.

Если не учитывать Иран, на который американские санкции окажут мощное негативное влияние, для остальных мировых экономик ни значительный ущерб, ни серьезная выгода не просматриваются. Гигантам бизнеса сворачивание иранских проектов и аннулирование контрактов перенести не слишком трудно, хотя в некоторых случаях потери могут быть чувствительными (в том числе утрата надежд на уже запланированные прибыли).

Можно ожидать, что нынешний «нервный» рост нефтяных цен окажется относительно краткосрочным, если его не подстегнут непредвиденные события в зонах добычи или транспортировки углеводородного сырья. Нефти на рынке хватит с избытком еще на четверть века — то есть до тех пор, пока под воздействием структурных перемен в энергетике и на транспорте не начнет сокращаться глобальный спрос. Уже к 2030 году, как ожидается, вдвое вырастет добыча в США. Еще раньше президент Трамп, который уже заявлял, что нефть на мировом рынке переоценена, может оказать дополнительное давление на цены такими мерами, как введение импортной нефтяной пошлины — точно так же, как он ввел заградительные сборы против импортных металлов.

Для российской экономики, чересчур зависимой от экспорта сырья, сиюминутный рост нефтяных цен, вызванный ожиданиями спада в иранской нефтегазовой отрасли, становится несомненным благом, но на долгосрочный эффект от нежданного увеличения экспортных поступлений рассчитывать не стоит. В течение ближайших пяти-десяти лет «навес» предложения над спросом должен нарастать, придавливая вниз цены, несмотря на все усилия ОПЕК и ее временных союзников. Без структурных перемен России с ее нефтью-кормилицей придется несладко.

США. Иран > Внешэкономсвязи, политика. Электроэнергетика > forbes.ru, 14 мая 2018 > № 2604759 Михаил Крутихин


Россия > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 14 мая 2018 > № 2604750 Валентина Дрофа

После хайпа. Станет ли ICO популярным у реального бизнеса

Валентина Дрофа

Член Совета по финансовому просвещению и защите прав потребителей стран СНГ

Падение популярности ICO дает надежду, что на этот рынок наконец придут представители крупного бизнеса из реального сектора

К этой весне ажиотаж вокруг привлечения финансирования с помощью ICO заметно поутих: все меньше компаний публично заявляют о планах по размещению токенов, меньше проводится мероприятий с приставкой крипто-, а те, что есть, уже не вызывают былого интереса. Аккаунты основателей «перспективных проектов» в Instagram все реже пестрят красочными фото из Гонконга и Сингапура, а слова «ICO» и «скам» плотно срослись в популярных «материалах-разоблачениях».

Однако кроме череды скандалов, связанных с исчезновением крупных ICO-проектов вместе с собранными деньгами, шумиха вокруг токенов показала, что и крупные инвесторы готовы вкладываться в разные отрасли и рынки, в том числе в проекты, у которых есть только идея. Сможет ли этим воспользоваться реальный бизнес для собственного развития, остается под большим вопросом.

Обманщики и хакеры

По данным CoinDesk, в первом квартале 2018 года ICO-проекты даже без учета размещения Telegram привлекли более $4,5 млрд, а уже в апреле — чуть более $500 млн, что стало худшим показателем за последние 8 месяцев.

Причин начавшегося «охлаждения» оказалось предостаточно — начиная от действий регуляторов, затягивающих гайки на разгулявшемся рынка, заканчивая «поведением» самих проектов, не торопящихся запускать обещанные альфа- и бета-версии своих продуктов. Тема перестала подогреваться и изнутри, и снаружи: все реже обсуждаются вопросы регулирования, никаких нормативных документов не принято, запретов на ICO и криптовалюты (или угроз запретов) все меньше.

Ситуация на ICO-рынке в последний год отличалась стабильностью. По оценкам консалтинговой компании Satis Group LLC, которая провела исследование состояния мировой ICO-индустрии, около 80% проектов являются мошенническими и лишь у 8% получается выйти на листинг на торговых площадках.

Громких скандалов в отрасли за последний год было предостаточно: LoopX исчез в феврале 2018 года, собрав $4,5 млн на инвестиционную платформу с запатентованными трейдерскими алгоритмами. В январе 2018 года проект Benebit, долгое время получавший положительные отзывы, собрал $2,7 млн и самоудалился после того, как пользователи обнаружили, что фотографии команды взяты с сайта британской школы.

Дополнительные угрозы рынку создали и хакеры. В исследовании Ernst & Young (EY), посвященном рискам, связанным с инвестициями в криптовалюты, говорится о том, что более 10% средств, привлеченных организаторами первичных размещений токенов криптовалют, было похищено в результате хакерских атак.

Значительное падение капитализации криптовалют в начале 2018 года обострило ситуацию. Волна ICO во многом была связана с ростом курса биткоина, поэтому обвал курса основной криптовалюты неминуемо привел и к снижению интереса к инвестициям. И хотя все криптооптимисты уверяют, что вот-вот начнется вторая волна взрывного роста — уже очевидно, что былого ажиотажа на рынке нет.

Профессионалы финансовых рынков настроены скептически: на днях инвестиционный банк GP Bullhound опубликовал прогноз, где говорится, что в течение следующих 12 месяцев цена биткоина и других криптовалют пострадает от коррекции в 90%, которая вызовет «стирание массового рынка». В то же время Себастьян Марковский, директор GP Bullhound и главный автор упомянутого отчета, полагает, что рынок ICO продолжит развиваться, однако инвесторы больше не будут вкладывать в ICO деньги без каких-либо конкретных доказательств рентабельности инвестиций.

Одной идеи мало

В рентабельность, к слову, поверить все труднее. У ICO-проектов почти полностью отсутствует взаимодействие с инвесторами после сбора средств. Многие из тех, кто собрал миллионы, крайне плохо информируют о том, что происходит с проектом сейчас. А это порождает домыслы, что блокчейн становится прикрытием для обычной алчности.

Всего за несколько месяцев ICO снискало славу быстрого и легкого способа привлечения инвестиций. До начала 2018 года все было просто: написал White Paper, сделал сайт, запустил рекламу, дал пару интервью — и вот уже деньги льются рекой. Инвесторы не требовали ни продукта, ни прототипа, довольствуясь красивыми обещаниями.

Но времена легких денег быстро прошли. Регуляторы разных стран уже неоднократно заявляли, что готовы стать на защиту прав инвесторов, чтобы упорядочить отрасль и максимально приблизить ее к рынку ценных бумаг. Джей Клейтон, председатель американской Комиссии по ценным бумагам и биржам, в феврале сообщил, что все токены — это ценные бумаги. Это же мнение он подтвердил и в конце апреля. Над регулированием и легализацией ICO работает и Агентство по финансовым услугам Японии, где также предлагают считать токены ICO ценными бумагами.

Стараясь не ввязываться в скандалы и разбирательства, свои ограничения на ICO-проекты наложили крупнейшие рекламные площадки — Facebook, Twitter, Instagram, LinkedIn и Google, которые заявили о запрете на публикацию рекламы криптовалютных проектов. Лишившись серьезных медиаресурсов для продвижения, ICO-проекты вынужденно начали лавировать, чтобы привлекать инвесторов и собирать заявленные суммы. На подмогу пришли PR-инструменты, которые изначально были менее интересны рынку, так как заказчикам и исполнителям всегда было сложно договориться о методиках измерения эффективности.

На распутье

Итого под воздействием внутренних и внешних факторов рынок вошел в точку бифуркации: волна хайпа схлынула вместе с интересом инвесторов, а доказательств того, что ICO позволяют заработать не только их инициаторам, пока не появилось. По итогам 2018 года мы поймем, останется ли система в состоянии хаоса или же перейдет на новый уровень.

Тем не менее индустрия ICO косвенно принесла реальному бизнесу огромную пользу. Он увидел, что быстро привлекать деньги можно и нужно, не тратя годы на написание бизнес-планов, обивание порогов банков или венчурных фондов. На рынок выходили проекты, которые искали деньги под новые заводы, оборудование, развитие текущего бизнеса. Их сборы, к сожалению, всегда были меньше, нежели сборы очередной суперэкосистемы или новой мегасоциальной сети. Однако стало ясно, что инвесторы готовы поверить в проект, если он публичен, понятно упакован, а его владельцы-основатели открыты и готовы общаться.

Проблемы низких сборов на ICO в реальном секторе во многом связаны с тем, что блокчейн был слишком уж надуманно привязан к нему, а токенизация бизнеса выглядела непрозрачной. Но даже неудачные ICO заставили реальный бизнес осознать, что недостаточно просто ждать инвесторов — пора начинать рассказывать о себе, работать с аудиторией, продвигать себя и свое детище. Как быстро бизнес начнет действовать в этих условиях, какие инструменты будет использовать, мы и увидим в течение ближайших месяцев. Однако можно сказать точно: запрос аудитории за последние три месяца изменился. Вместо: «Мы хотим ICO» — все чаще стало звучать: «Нам нужны инвестиции».

Россия > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 14 мая 2018 > № 2604750 Валентина Дрофа


Россия > Транспорт > forbes.ru, 14 мая 2018 > № 2604749 Тарас Коваль

Пятое колесо. Почему эффективность не в приоритете для грузоперевозок

Тарас Коваль

эксперт в области транспорта и логистики

Первый шаг к эффективности грузоперевозчика — почувствовать пробелы в работе действующей системы

Обсуждение темы построения финансовых пирамид в грузовом автотранспорте привело к анализу модели бизнеса в целом. Результат удивительный и неожиданный с первого взгляда. В бизнес-модели современных российских автотранспортных предприятий или транспортных подразделений логистических, торговых и производственных структур технологии эффективности не входят даже в первую пятерку приоритетов.

Большинство компаний «по умолчанию» или положению из устава предприятия считают, что деятельность любого коммерческого предприятия направлена на создание положительной разницы между доходной и расходной частью. Добиться желаемого можно через понижение расходов и повышения доходов. Этому способствует применение эффективных технологий. Отработав в направлении эффективности и экономики автотранспорта на протяжении нескольких лет и не получив планируемой отдачи, я начал внимательно изучать причины неудачи. Ее базис скрывается в приоритетах построения бизнес-моделей российских автотранспортных предприятий в независимости от размера. Анализируя их, становится понятна логика принятия решения, вопросы маркетинга и перспективы развития рынка.

«Бизнес — невроз его руководителя»

В классическом выражении понятие «невроз» многие воспринимают как болезнь. На самом деле речь о специфическом состоянии владельца или руководителя бизнеса, оказывающем основное влияние на деятельность компании.

Создание и управление бизнесом — процесс не менее сложный и во многом похожий на рождение и воспитание ребенка. В построение и принципы работы бизнес-структуры передаются «родительские» чувства, опыт, ощущения и мысли. Многие важнейшие решения принимаются в состоянии прессинга от владения и ведения бизнеса.

Все российские автопредприятия условно можно разделить на две основные группы. Одна из них — «Механики». В фундаменте модели вне зависимости от профессионального образования и его уровня заложена идея сокращения расходов за счет использования внутренних резервов по эксплуатации и ремонту. Минимальный набор инструментов и возможностей составляет основу финансовой части и ведения отчетности. Тем не менее передовые компании этой группы способны на использование самых современных технических и технологических решений. Специфика непрозрачного рынка способствовала доминированию модели примерно до начала 2010-х годов. Вторая группа — «Финансисты и экономисты». В приоритете объемы перевозок и владение долей рынка. Как правило, владельцы и руководители отличаются более высоким уровнем образования, лучшими связями с грузовладельцами и государственными органами, а также структурированностью организации. В пассиве группы — поверхностное знание истории мирового автотранспорта, в том числе современной, и недостаточное внимание технической части. Большинство идей и предлагаемых ноу-хау таковыми не являются. Причина — изначально неправильное представление о соотношении переменных и постоянных показателей, связанных с техникой и логистикой, а также их влияния в целом на бизнес-модель. Переменных показателей намного больше.

С расширением бизнеса появляется необходимость в кадрах, способных воплощать идеи, заложенные создателями. Тема трансформации «невроза» является основной при выборе ключевых специалистов. С понижением уровня в иерархии исполнительские функции в техническом и логистическом направлении становятся близкие к 100%. При таком построении подача информации «наверх» происходит также в «исполнительском» формате. Сложно найти профессионалов, которые смогут и захотят показать руководству альтернативное решение и обосновать его. Модель способствует преобразованию менеджеров среднего и даже высшего звена в «чиновников от бизнеса». Не потерять свое место и по возможности выгодно управлять финансовыми потоками становится главным интересом исполнителей. В низкомаржинальном бизнесе автоперевозок эти нюансы часто играют ключевую роль.

Особенно остро стоит вопрос цифровизации. Полноценное внедрение современных цифровых технологий ведет за собой изменение бизнес-модели, где одним из главных инструментов является минимизация человеческого фактора. Хотят и готовы ли к этому владельцы АТП — большой вопрос. Пока цифровые технологии в России не привели к глобальным изменениям. Почти все разработки направлены на уменьшение времени исполнения операции, минимизацию ошибок при планировании и работе. Но «тумблер» исполнения решений по-прежнему работает в ручном режиме у человека.

Денежные потоки

Для любого бизнеса в первую очередь необходимо «движение денег». В современной модели оно имеет примитивный вид с точки зрения «создания ценностей». Процесс движения происходит вне зависимости от баланса доходной и расходной частей. PR позволяет красиво ретушировать реальное положение дел. «Движение денег» давно уже превратилось из инструмента ведения бизнеса в способ заработка. На него работает маркетинг, пишутся бизнес-планы и проводится красивая подача материала для руководителей и инвесторов.

В российском грузовом автотранспорте наиболее востребованными трендами являются цифровизация и обеление рынка. Парадокс, но многие даже самые серьезные инвесторы и владельцы предприятий в душе остаются детьми, готовыми с удовольствием поиграть в «большие машинки». Иначе объяснить некоторые решения невозможно.

Проблемы с чрезмерным увлечением cash flow испытывает большинство отраслей, способных масштабироваться. На определенном этапе денежной массы становится так много, что проворачивать ее без потерь невозможно.

Когда в 2012 году «Магнит» обогнал по капитализации на бирже французского ретейлера Carrefour, Сергей Галицкий написал: «Капитализация «Магнита» — как капитализация «Карфура», инвесторы сошли с ума». До этого создатель «Магнита» неоднократно заявлял о приоритете прибыльности компании и низком долге. Но «нынешнему рынку требуются другие вещи»: рост, количество новых магазинов, сопоставимые продажи.

Наталья Касперская, выступая на Петербургском цифровом форуме — 2018 продолжила тему: «Tesla — это медийный феномен. Илон Маск умеет оборачивать в прекрасную конфетную обертку все, за что берется. Вопрос капитализации в современном мире устроен так, что, по сути, это вера инвесторов».

В автотранспорте аналогичная тенденция. Доверие владельцев и инвесторов к бизнес-модели сменилось на веру в личности или обозначающие ее команду. Это мотивация к созданию финансовой пирамиды.

Баланс между доходами и расходами

Зарабатывать на результате деятельности в современном бизнесе становится все сложнее. Тем более в автотранспорте. Да и зачем это менеджменту? Их интерес скрыт в движении денег. Положительный баланс — проблема и риски инвесторов и руководителей. Многие современные бизнес-модели АТП и логистических компаний не рассчитаны на положительное сальдо. Любой отечественный проект по уберизации грузового автотранспорта, претендующий на серьезные финансовые вливания, преследует цель «поднятия инвестиционных раундов». А как же доход? Одним из способов сокрытия реальной финансовой ситуации является приобретение и поглощение компаний. Работа профессионалов логистического направления в этих проектах ограничена узким кругом задач, с помощью которых инвесторам придается та самая красивая «конфетная обертка», которую они хотят видеть.

В Европе и США налоговое законодательство и требования по его соблюдению сдерживают разрыв между этими приоритетами.

Система контроля и учета

Практически любой руководитель АТП искренне считает, что на его предприятии хорошая система учета и контроля или как минимум достаточная для его потребностей. Лучшее этому подтверждение — ответственность деньгами. С этим сложно не согласиться до определенного момента.

Любая статистика чувствительна к беспристрастности и корректному сбору данных. Руководителю подают аналитику в удобных и понятных информационных границах, заботясь в первую очередь об интересах исполнителей. В российском автотранспорте исторически сложился подход к контролю и планированию бизнеса, построенный на основе прогноза менеджмента, его профессиональных знаний, опыта, чувств и веры в это руководства. Метод, в основном используемый журналистами, популярен и на автопредприятиях. Различие в уровне профессиональной подготовки отдельно взятого специалиста, а также ширина и глубина опыта в расчет почти не берутся.

Несколько лет назад для продаж прицепов Schwarzmüller у меня возникла необходимость в продвижении агрегатов непопулярного в России продукта концерна Daimler. В приватных разговорах руководство немецкого подразделения обратило внимание на отличия в методике принятия решений. В Германии специалисты автотранспорта и автопрома вначале скрупулезно собирают большой массив статистических данных. На основании их обработки проводится аналитика, делаются выводы по устранению недочетов, подсчитывается экономическая составляющая и прогнозируется развитие предприятия или проекта. «Общаясь с российскими механиками, мы сталкиваемся в основном с предположениями. Почти нет статистики и конкретных примеров. Как так? Ведь за любым решением скрываются заработанные, сэкономленные или потерянные деньги», — спрашивали меня тогда немцы.

Система контроля и учета изначально построена на данных, которые собирают и которыми оперируют механики. Например, по мнению многих механиков оригинальная и альтернативная запасная часть отличаются только упаковкой и наличием логотипа автопроизводителя. Руководство АТП верит: экономию в стоимости на ценнике можно ощутить в отличие от потенциальной эффективности, которая может быть, а может и не быть. Перспективы дальнейших продаж и сотрудничества с компанией могут стать туманными, если задать механику вопрос об источнике его информации.

Некоторое время назад компания Volvo Trucks провела в России масштабное исследование на тему использования оригинальных и альтернативных запасных частей. База исследования легла в семинар с наглядными материалами, которые можно было потрогать, и в печатное издание. Шведский концерн раскрыл экономику процесса. Но порыв шведов в большей степени так и остался элементом шоу. Механики делают выбор на основании своих представлений о приоритетах.

Корректная система учета строится на временном факторе, а не километровом. В России пока этого почти нет — цифры будут удручающими. Говоря о высокой составляющей логистики в стоимости товара по сравнению с другими странами, мы фактически говорим об этом факторе.

Пока вера в механиков и логистов, которые «свои» и «здесь под рукой», оказывается выше.

Экономика и учет

Сложно представить корректную экономику и учет без хорошей статистики. Большинство современных технических и логистических решений имеют срок окупаемости более двух лет, а результат в экономике предприятия наиболее отчетливо виден на промежутке трех-четырех лет. В нашей стране тяжело планировать и считать экономику автопредприятия на столь длительном временном отрезке. Сложно не согласиться с генеральным директором «Деловых линий» Фаридом Мадани: «Отказ от проектов без результата в течение трех месяцев продиктован потребностями бизнеса». Однако выход в публичное пространство и IPO компании «Глобалтрак» дали возможность публично обозначить и иные цифры.

Удешевление нового автопоезда при пробеге 800 000 км за 51 месяц с учетом «стоимости денег» составляет не более 22% от валовой выручки за работу этого автопоезда. Понижение стоимости автопоезда в результате удачных торгов, например, на €2000 дает экономию всего около 0,6% от валовой выручки.

Недавно руководитель и совладелец «Глобалтрака» Александр Елисеев заявил, что у компании высокомаржинальный бизнес. Связано это с большими объемами, в том числе в закупках подвижного состава. На мой взгляд, вряд ли можно дать такое определение бизнесу, где основное внимание и финансовые средства от IPO вложены в позиции, которые составляют менее 1% от валовой выручки, и где уменьшение расходной части или увеличение доходной только на 1% от оставшихся 78% дает больший эффект в абсолютных цифрах. Хотя доля «стоимости денег» в удешевлении подвижного состава значительная.

В России уровень логистики пока намного ниже, а рисков выше, чтобы можно было корректно оперировать показателями в 1-2%.

Эффективность перевозок

Любой бизнес ищет простые решения. Первый шаг к эффективности перевозчика — почувствовать пробелы в работе действующей системы. Но понимание и расчет эффективности невозможен без корректной статистики и желания изменений. Сравнивать результат применения новых технологии с тем, что «по ощущениям казалось», с одной стороны, несерьезно, с другой — именно так часто и происходит.

Сегодняшняя «эффективность» в постторгах технических представителей крупного перевозчика с менеджерами по продажам автопроизводителя при приобретении нескольких десятков грузовиков выглядит так:

— Скиньте еще хотя бы €150 с машины.

— За счет чего? Что мы можем убрать из комплектации?

— Нам все равно, для нас важна экономия здесь и сейчас.

Вернемся к публичным данным «Глобалтрака». При увеличение выручки за счет применения современных технологий всего на 3% и дельтой в стоимости подвижного состава в €10 000 разница между расходной и доходной частью будет составлять 8%. Но ее надо еще извлечь, а результат торгов виден уже «завтра».

При современном развитии технологий эффективное решение большинства технических вопросов можно отдать на аутсорсинг. Бухгалтерия и аудит, таможенные вопросы, ряд других услуг давно работают подобным образом. Но пока отличия в представлении ведения бизнеса и даже нежелание владеть реальной, не всегда приятной информацией преобладают не только у владельцев и руководителей бизнеса, а и у инвесторов, поэтому специалисты высокого класса не востребованы.

Без потребности тренда на эффективность на российском автотранспортном рынке применение многих технологий будет не более чем модным увлечением.

Россия > Транспорт > forbes.ru, 14 мая 2018 > № 2604749 Тарас Коваль


Россия. ЮФО > Армия, полиция. Судостроение, машиностроение > redstar.ru, 14 мая 2018 > № 2604383 Александр Витко

Постоянство флота в его развитии

Силы Черноморского флота продолжают выполнять учебные и боевые задачи в Чёрном и Средиземном морях, осваивают новые образцы вооружения и техники, развивают береговую составляющую. О современной жизни моряков-черноморцев рассказывает командующий Черноморским флотом адмирал Александр ВИТКО.

– Товарищ командующий, можно ли в 235-летнюю годовщину Черноморского флота говорить о завершении процесса его третьего возрождения?

– Несмотря на серьёзные и крайне неудобные ограничения в условиях, в которых оказался флот после распада Советского государства, черноморцы продолжали выполнять поставленные перед ними задачи. Да, было трудно, флот старел, его обновление в силу определённых межгосударственных политических процессов было невозможно. Но этот период, к счастью, закончился. В связи с этим более правильно говорить о начавшемся в 2014 году и ведущемся по сию пору процессе глубокой, коренной модернизации флота и развитии его возможностей до уровня соответствия задачам дня сегодняшнего.

– Как проходит модернизация? – К настоящему времени в этом направлении сделано уже немало шагов как в развитии структуры самого флота, так и в насыщении новым вооружением и военной техникой его морской и береговой составляющих. На сегодняшний день нами уже получены около 50 новых кораблей и катеров, включая три фрегата и шесть подводных лодок, оснащённых крылатыми ракетами, а также судов обеспечения. Остальные корабли и суда флота своевременно получают необходимый ремонт, оборудуются новыми техническими средствами. Параллельно с изменяющимися потребностями флота развивается и береговая инфраструктура, решаются кадровые вопросы формирования новых экипажей. Таким образом, модернизация не только затрагивает лишь один аспект, скажем, технического переоснащения, но и решает целый комплекс взаимосвязанных задач обеспечения полнофункциональной деятельности оперативно-стратегического объединения в целом.

– Можно ли утверждать, что обновление флота завершено?

– Говорить о том, что этот процесс уже завершён, неверно. Только в ближайшей перспективе ожидается поступление на флот двух новейших малых ракетных кораблей типа «Буян-М», двух ракетных патрульных кораблей нового проекта, а также двух современных базовых тральщиков.

В ближайшей перспективе ожидается поступление новейших малых ракетных кораблей типа «Буян-М», двух ракетных патрульных кораблей нового проекта, а также двух базовых тральщиков

Новые корабли наряду с уже имеющимися, несомненно, увеличат возможности флота при выполнении задач как в ближней, так и дальней морской зоне. Имеются и более долгосрочные планы получения малых ракетных кораблей, которые, и это важно, строятся на крымских судостроительных мощностях. Одновременно ведётся оснащение новым вооружением и военной техникой воинских формирований армейского корпуса ЧФ. К началу 2018 года более 20 частей и соединений уже были полностью укомплектованы новыми образцами ВВТ. Продолжается планомерное развитие инфраструктуры полигонов и мест постоянной дислокации.

– Каковы достижения в боевой подготовке?

– Благодаря выполнению плана боевой подготовки, крайне насыщенного практическими мероприятиями как на территории Крыма, так и за его пределами, подготовленность военнослужащих береговых соединений и частей находится на достойном уровне. Одним из подтверждений тому служит недавнее присвоение отдельной ордена Жукова бригаде морской пехоты почётного наименования «гвардейская», что в мирное время является редким явлением. В целом процесс последовательного развития сил флота продолжает оставаться масштабной основной задачей, и мы продолжаем работу в этом направлении.

– С какими результатами встречают моряки День Черноморского флота в этом году?

– Завершившиеся недавно мероприятия контрольной проверки показали, что возросшая по сравнению с аналогичным периодом прошлого года интенсивность боевой подготовки принесла ожидаемые результаты. Многие соединения и подразделения Крымской и Новороссийской военно-морских баз, морской авиации и ПВО Черноморского флота в ходе плановых тренировок добились заметного улучшения профессиональных навыков и умений.

Выполнение задач экипажами кораблей и судов ЧФ в составе группировки ВМФ в Средиземном море приносит крайне ценный практический опыт. Анализируя его, мы имеем возможность значительно повысить эффективность действий наших корабельных групп в дальней морской зоне. В целом же в ходе минувшего учебного периода особое внимание обращалось на качественный рост взаимодействия между разнородными силами и средствами – морскими, сухопутными, воздушными, и в этом вопросе были достигнуты определённые успехи.

– Что пожелаете своим подчинённым?

– Хочу пожелать всем черноморцам помнить о том, что сегодня они продолжают историю Черноморского флота, подобно создавшим её первые страницы экипажам кораблей Азовской флотилии, бросившим якоря у этих берегов 235 лет назад. Это огромная ответственность, которая от принявших её требует стойкости и самоотдачи. Убеждён – нам по силам справиться со всеми поставленными задачами.

Беседовал

Павел ЗАВОЛОКИН, «Красная звезда»

Севастополь

Россия. ЮФО > Армия, полиция. Судостроение, машиностроение > redstar.ru, 14 мая 2018 > № 2604383 Александр Витко


Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > redstar.ru, 14 мая 2018 > № 2604359 Александр Рубинс

«Рубин» на проводе. И на шевроне

Все виды связи круглосуточно обеспечивают руководящему составу Министерства обороны специалисты Главного центра связи Генерального штаба Вооружённых Сил РФ, которому 14 мая исполняется 100 лет со дня образования.

Ордена Красной Звезды Главный центр связи Генерального штаба Вооружённых Сил РФ – уникальное соединение связи постоянной боевой готовности, выполняющее задачи по передаче сигналов централизованного боевого управления, поддержанию в боевой готовности комплексов средств автоматизации командной системы боевого управления и системы обмена данными, предоставлению всех видов услуг связи руководящему составу Министерства обороны РФ, Генерального штаба Вооружённых Сил РФ, центральных органов военного управления на повседневных пунктах управления и в полевых условиях.

В преддверии юбилея на вопросы «Красной звезды» ответил начальник Главного центра связи Генерального штаба Вооружённых Сил РФ генерал-майор Александр РУБИС.

– Александр Анатольевич, с чего начиналась уже вековая и наверняка богатая на значимые события история Главного центра связи Генерального штаба… Почему юбилей вы отмечаете именно 14 мая?

– Свой отсчёт Главный центр связи Генерального штаба Вооружённых Сил РФ начинает с далёкого 1918 года. 14 мая 1918 года приказом Народного комиссариата по военным делам № 391 был утверждён штат управлений Высшего военного совета, согласно которому в состав Оперативного управления вошла служба связи. Она состояла из телеграфно-телефонного отделения и приёмно-информационной станции и насчитывала в своём составе 11 человек (трое телефонистов, двое механиков-телеграфистов и шестеро телеграфистов-юзистов). Эта дата и считается днём образования Главного центра связи Генерального штаба Вооружённых Сил РФ.

Появившись как структурное подразделение Высшего военного совета, служба связи (в дальнейшем – отдел связи, Узел связи, Главный центр связи) сформировалась, приобрела организационную структуру и уровень подготовки, которые соответствовали нуждам управления молодой Советской республики, Красной Армии, а в дальнейшем Вооружённых Сил СССР и Российской Федерации.

Чтобы не перечислять все организационно-штатные изменения и задачи, которая решала служба связи, а затем Узел связи и Главный центр связи, остановлюсь на нескольких ярких эпизодах и событиях, которые в полной мере проиллюстрируют профессионализм и лучшие качества военнослужащих и работников нашего уникального соединения связи.

Комплексные аппаратные связи на полигоне Раевский под Новороссийском.

Так, 9 августа 1919 года комиссия, образованная приказом начальника Главного военно-инженерного управления № 73 от 2 мая 1919 года, определила место постройки мощной радиостанции незатухающих колебаний Военной радиотехнической лаборатории в Сокольниках на ул. Б. Оленья, дом 20.

В 20-е годы ХХ века широкое распространение получило строительство мощных радиостанций.

В 1926 году в Сокольниках под руководством Александра Минца – радиоинженера, крупнейшего изобретателя и строителя мощных радиостанций, руководителя советской школы мощного радиостроения, была построена средневолновая радиовещательная станция имени А.С. Попова (мощностью 20 кВт). Эта ламповая радиостанция была в два раза мощней радиостанций, находящихся за границей. После испытания радиостанцию законсервировали до апреля 1934 года.

Для её работы построили мачту из дерева высотой 140 м! В 1937 году потребовалась замена деревянных элементов, и во Владимирской области началась вырубка и заготовка леса для мачты. Работы по замене мачты производились силами работников узла связи, без привлечения средств механизации и завершились в 1938 году. А место установки радиостанции до сих пор используется, но уже для цифровых систем связи. И это яркий символичный пример связи поколений.

В период с 1923 по 1935 год Узел связи развивался по мере совершенствования гражданской телеграфной и телефонной техники связи.

В 1925 году телефонному отделению Узла связи подчинили ручную телефонную станцию (РТС) на 50 номеров. Она обеспечивала связью руководство Реввоенсовета и Штаба РККА, а также начальников центральных управлений. РТС на 50 номеров предназначалась для внутренней телефонной связи управлений центрального аппарата, размещённых в 1-м Доме Реввоенсовета. В декабре 1925 года 50-номерную станцию заменила АТС на 100 номеров, через год её дополнила ещё одна АТС декадно-шаговой системы ёмкостью на 600 номеров, а в 1935 году – на 1800 номеров. Эти станции были смонтированы в 1-м и 2-м Домах Реввоенсовета СССР. Распределительную сеть в этих зданиях проложили заново и по соединительным кабельным линиям подключили к городской телефонной сети.

В сентябре 1934 года радиоузел Наркомата обороны (НКО), состоящий из приёмного («Тарасовка») и передающего («Сокольники») центров, вывели из состава Научно-исследовательского института связи Красной Армии и включили в состав Узла связи. Он начал регулярную работу по обеспечению радиосвязью Наркомата обороны на средних, длинных и коротких волнах.

После посещения в феврале 1935 года Узла связи Реввоенсовета начальником Штаба РККА командармом 1 ранга Александром Егоровым 28 марта было принято решение о включении в штат отдельной телеграфной станции Штаба РККА и должности начальника Узла связи (УС) НКО. Ему подчинялись отдельная телеграфная станция Штаба РККА, Радиоузел НКО.

Постановлением Совета народных комиссаров СССР от 22 сентября 1935 года Штаб РККА был преобразован в Генеральный штаб и организационно вошёл в состав Наркомата обороны. В конце 1936 года начальником УС НКО стал комбриг Николай Псурцев (впоследствии генерал-полковник, министр связи СССР). В декабре 1937 года его сменил Михаил Беликов (с 13 марта 1943 года генерал-лейтенант войск связи), который командовал Узлом связи до 4 апреля 1961 года.

Окончательному определению статуса Узла связи способствовало издание приказа наркома обороны 1938 года № 0108, в соответствии с которым он стал подчиняться в оперативном отношении начальнику Генштаба, а техническое руководство и обеспечение по-прежнему оставались за начальником Управления связи Красной Армии. Этим же приказом было введено в действие Положение об Узле связи, согласно которому он предназначался для обеспечения оперативных связей Генштаба как по проводам, так и по радио в мирное и военное время. Указания об установлении этих связей и порядке их использования начальник узла получал от начальника Генштаба непосредственно или его заместителя. Это положение стало первой значительной попыткой нормативной регламентации деятельности Узла связи.

В 1938 году начались большие работы по реконструкции и строительству новых сооружений связи, в том числе радиоприёмного центра и новых зданий для телеграфного и телефонного центров.

Наряду с работами по реконструкции старых и строительству новых сооружений связи и постоянным выполнением основных задач по обеспечению связи Генштаба со штабами военных округов Узел связи неоднократно привлекался для выполнения важных правительственных заданий.

Так, Узел связи обеспечивал беспосадочный перелёт экипажа в составе Валерия Чкалова, Георгия Байдукова, Александра Белякова по маршруту Москва – Петропавловск-Камчатский – остров Удд. Специалисты Узла связи обучали членов экипажа обращению с радиостанцией и работе на ключе. Самолёт Чкалова – Байдукова – Белякова, вылетевший 22 июня 1936 года, благополучно приземлился на острове Удд. По всей трассе двухсторонняя радиосвязь обеспечивалась при чёткой работе ключом Морзе и с хорошей слышимостью.

Радиоцентр принимал участие в обеспечении беспересадочных перелётов экипажей Валерия Чкалова и Михаила Громова через Северный полюс в США, лётчика Сигизмунда Леваневского через Северный полюс, беспосадочного перелёта на Дальний Восток женского экипажа в составе Валентины Гризодубовой, Полины Осипенко и Марины Расковой.

Радиосредства Узла связи широко использовались в интересах ВВС (обслуживание дальних перелётов и воздушных парадов), для радиосвязи Главного штаба ВМФ с Тихоокеанским флотом и для других целей.

– В конце 30-х годов прошлого века Красная армия вступила в активные боевые действия. Как это отразилось на деятельности Узла связи?

– Боевые действия у озера Хасан летом 1938 года и летом 1939 года у реки Халхин-Гол обогатили связистов опытом обеспечения связи на большие расстояния.

28 мая 1939 года с началом вооружённого конфликта в районе реки Халхин-Гол Узлом связи был получен приказ на организацию связи с 1-й армейской группой комкора Георгия Жукова, находившейся в районе Халхин-Гола. В отношении связи район был совершенно не подготовлен. Телеграфная двухпроводная линия заканчивалась в 80 км от реки Халхин-Гол, но и она была в очень плохом состоянии. Одной из важных причин слабой работы связи являлось отсутствие в штабе армейской группы необходимых средств связи. Несмотря на опредёленные трудности, переживаемые самим Узлом связи, было принято решение взять из его состава телеграфную аппаратуру и радиостанцию РАТ с отлично подготовленными специалистами и направить их в распоряжение начальника связи армейской группы полковника Алексея Леонова (впоследствии маршал войск связи, начальник связи Вооружённых Сил СССР). Эта мера и ряд других дали положительные результаты. В итоге комкор Георгий Жуков прислал телеграмму на имя комдива Ивана Найдёнова (начальника связи Красной Армии), в которой выразил ему благодарность за оказанную помощь в налаживании связи. Проведённые мероприятия позволили создать в штабе армейской группы мощный узел связи, который был способен обеспечивать связь с Генштабом и с войсками в Монголии как проводными, так и радиосредствами.

Зимой 1939–1940 годов Узел связи выполнял специальное задание, полученное от начальника Политуправления РККА. Заместителю начальника Узла связи Борису Платонову было приказано с группой радиоспециалистов и подвижной радиостанцией выехать в Ленинградский военный округ для оказания технической помощи в радиовещании на противника. По существу, этой группе впервые в нашей армии в широком масштабе, с использованием подвижных и стационарных средств пришлось обеспечивать спецпропагандистские передачи…

Последовательная оптимизация организационно-штатной структуры к началу 1940-х годов позволили приобрести Узлу связи наиболее целостный, завершённый вид. На вооружение стала поступать новая отечественная техника связи, в разработке и опытной эксплуатации которой принимали лучшие его специалисты.

– В каком состоянии и статусе Узел связи встретил вероломное нападение гитлеровцев на нашу страну?

– С началом Великой Отечественной войны он стал Узлом связи Ставки Верховного Главнокомандования. С первых дней войны обстановка в Генеральном штабе и его структурных подразделениях приобрела хоть и тревожный, но деловой характер.

А начиналось это так.

С 19 июня 1941 года стали поступать многочисленные тревожные телеграфные и телефонные сообщения, доклады из разведорганов и штабов приграничных военных округов – во всех чувствовалось дыхание войны. Пожар войны ещё не начался, а уже обжигал своей неминуёмостью телеграфистов и телефонистов Узла связи, принимавших информацию, передаваемую в Генштаб. Напряжение нарастало и к полудню 21 июня достигло апогея.

В субботу вечером 21 июня на телеграфе и радиоцентрах обычные ночные смены были значительно усилены. К этой предосторожности вынуждало необычное оживление в работе телеграфа, нараставшее ещё с утра. В ночь на 22 июня 1941 года все работники остались на своих местах.

И хотя телеграфу в первые дни войны было необычайно трудно, но работу на телеграфной станции наладили. Личный состав чётко знал свои обязанности и мог обеспечивать связь Генштабу по имевшимся (хотя и неустойчиво работавшим) воздушным линиям.

Уже в 4 часа 40 минут 22 июня 1941 года начальник Узла связи Генерального штаба генерал Михаил Беликов получил директиву с радиоданными и отдавал указания об организации связи в радиосетях Генерального штаба с приграничными военными округами.

Создавшаяся обстановка требовала принятия срочных мер для обеспечения связью Ставки Верховного Главнокомандования (ВГК). Приказом № 0251 от 28 июля 1941 года «О реорганизации Управления связи Красной Армии в Главное управление связи Красной Армии» Узел связи подчинили начальнику Главного управления связи Красной Армии (ГУСКА) как Узел связи НКО СССР. Его основные задачи и функции определялись новым «Положением об Узле связи НКО», введённом в действие приказом НКО от 19 сентября 1941 года № 0368. Согласно этому положению узел приравнивался к управлению ГУСКА, начальнику узла предоставлялись права начальника управления ГУСКА. На узел возлагались задачи по обеспечению телефонной, телеграфной и радиосвязи Ставки ВГК (Генштаба) со штабами фронтов, армий, оперативных групп, соединениями резерва Верховного Главнокомандования, штабами военных округов. По сути, узел стал их «ушами, глазами и нервами».

Отмечу, что с началом войны Узел связи не имел никаких запасных или укрытых объектов связи. Поэтому в начале июля 1941 года в помещении станции метро «Белорусская» вместе с командным пунктом Генштаба оборудовали и узел связи: телеграфную, телефонную станции и электрогенераторную станцию.

В интересах повышения эффективности работы Генштаба тогда принимается решение о переводе основных управлений в здание на улице Кирова и на платформу станции метро «Кировская» (ныне «Чистые пруды»).

Рядом со станцией метро в глубине улицы, в особняке с флигелем находился кабинет Верховного Главнокомандующего, располагался Государственный Комитет Обороны и кабинет начальника Генштаба. Там же, почти рядом, в доме 33 на втором этаже размещалось некоторое количество аппаратуры Узла связи, этажом выше – Оперативное управление Генштаба, шифровальщики и другие службы.

«На платформе метро станции «Кировская», – вспоминал начальник Генерального штаба генерал армии Сергей Штеменко, – поезда уже не останавливались. Перрон, на котором были организованы рабочие места офицеров и генералов, отгородили от путей высокой фанерной стеной. В одном углу перрона расположился узел связи, в другом – кабинет И.В. Сталина, а в середине – шеренги столов для офицеров-операторов. Место начальника Генштаба – рядом с кабинетом Верховного Главнокомандующего. Сталин в свой подземный кабинет ни разу не спускался, но изредка бывал в отведённом ему флигельке во дворе большого дома на улице Кирова, занятого под Генштаб. Там он работал и принимал доклады».

В последних числах июля 1941 года на посадочной платформе станции метро «Кировская» смонтировали основной телеграф Узла связи.

Узел связи обеспечивал Ставке управление фронтами средствами проводной связи, как правило, за счёт широкого использования постоянных воздушных линий. Основным видом документальной связи на всех направлениях Генштаба являлась телеграфная с использованием аппаратов Бодо и СТ-35. Связь с фронтами осуществлялась по телеграфу и ВЧ телефонам непосредственно или через узлы связи, развёрнутые на базе других предприятий Наркомата связи.

– Связь была установлена со всеми фронтами?

– Да, узел имел связь со всеми фронтами, а также с Северо-Кавказским, Приволжским, Уральским, Среднеазиатским и Забайкальским военными округами и, кроме того, непосредственную телеграфную связь со штабами 4-й, 7-й, 52-й, 16-й, 50-й, 43-й, 20-й, 31-й и 53-й армий. Имелась также надёжная связь со всеми штабами фронтов и между ними, что позволяло осуществлять манёвр каналами (проводами, цепями) и обеспечивать связь с любым штабом фронта и военного округа.

Сегодня Главный центр связи Генерального штаба Вооружённых Сил РФ – это ведущее соединение связи, располагающее современными автоматизированными системами боевого управления, комплексами и средствами связи, способными обеспечить устойчивое управление войсками и оружием в любой обстановке

– А специалистов на узле было достаточно с учётом огромного объёма решаемых задач?

– С началом Великой Отечественной войны Узел связи испытывал острую необходимость в специалистах. В связи с этим весной 1942 года был сформирован и придан узлу отдельный батальон связи численностью 380 человек. Его укомплектовали девушками 18–20 лет из Москвы, Московской области и других близлежащих областей. Военнослужащие-женщины уже в начале июля заступили на боевое дежурство на телеграфной станции.

Личный состав узла своим самоотверженным трудом обеспечивал Ставке ВГК приём донесений о положении своих войск и противника, характере боевых действий и передачу приказов и переговоров центральных органов военного управления, в том числе Верховного Главнокомандующего И. Сталина. Для него оборудовали четыре переговорных пункта (два в Москве, по одному на ближайшей даче в Кунцево и на дальней, что на 70-м км Дмитровского шоссе) и назначили личного телеграфиста – старшего техника телеграфа Узла связи старшего лейтенанта Николая Пономарёва, который на протяжении всей войны обеспечивал Верховному Главнокомандующему ведение переговоров с командующими фронтов.

Узел обеспечивал связь Сталину во время Тегеранской конференции глав трёх союзных держав – СССР, Америки и Англии с Генштабом и фронтами. Кроме этого, специалисты узла обслуживали запасные узлы связи Ставки ВГК в Арзамасе и Минске, Наркомата обороны – в Куйбышеве, поезд связи Георгия Жукова при его поездках в действующую армию, а также командировались на фронты, где им поручались самые ответственные задачи по связи, особенно в критических ситуациях и в период проведения наиболее важных операций.

Важное место в годы войны отводилось приёмным радиоцентрам узла. Например, о степени напряжённости работы приёмного радиоцентра в н.п. Ватутинки свидетельствует тот факт, что только по слуховым каналам через него ежедневно проходили сотни радиограмм, каждая из которых содержала до 2500 букв или цифр. Однако, по рассказам ветеранов, самым трудным был не 1944 год, когда принятая и переданная информация исчислялась миллионами слов, а те первые месяцы войны 1941 года, когда важно было получить хотя бы несколько слов с краткой информацией с военных направлений и передать распоряжения.

Именно телеграфный центр Узла связи ночью 9 мая принял текст Акта о безоговорочной капитуляции германских вооружённых сил, а затем все радиостанции СССР сообщили о долгожданной Победе.

Отмечу, что в годы Великой Отечественной войны указами Президиума Верховного Совета СССР 310 генералов, офицеров, сержантов, солдат и работников Узла связи были награждены орденами и медалями.

– Какие перемены претерпел Узел связи в послевоенные годы, какие новые задачи были на него возложены?

– После окончания Великой Отечественной войны на Узле связи провели комплекс мероприятий по совершенствованию и развитию проводной и радиосвязи с учётом реорганизации органов управления Генштаба. Узел связи НКО стал называться Узлом связи Генштаба.

Специалисты Узла связи неоднократно привлекались для проведения линейных и войсковых испытаний новых типов средств связи, включались в состав госкомиссий как в качестве их членов, так и председателей. Значительная часть элементов системы и комплексов связи Генерального штаба была сделана руками специалистов Узла связи в единственном экземпляре.

В 1955 году в составе узла создан телеграфно-телефонный центр для обеспечения связью Штаба Объединённых Вооружённых Сил Варшавского договора.

В 60-е годы прошлого века развитие Узла связи проходило с учётом возможного ведения боевых действий с применением ракетно-ядерного оружия. В этих целях в Подмосковье построили ряд защищённых объектов связи, включающих в свой состав узлы (центры) связи и кабельные линии привязки их к узлам связи Минобороны и Министерства связи. Их развёртывание, ввод в эксплуатацию осуществлялся военнослужащими и гражданским персоналом Узла связи Генерального штаба.

В 1962 году с началом Карибского кризиса была установлена прямая радиосвязь с группой советских войск на Кубе вначале в слуховом режиме, а затем и в режиме буквопечатания с засекречивающей аппаратурой. Особая важность установления прямой связи с Кубой состояла в том, что по дипломатическому каналу через посольство СССР в США организация связи была невозможна. Тогда впервые в истории Узел связи осуществил уникальную радиосвязь с другой стороной земного шара на расстоянии более 11 тысяч км.

Для обеспечения повседневного управления Вооружёнными Силами СССР Центральным командным пунктом (ЦКП) Генштаба на Узле связи был создан Специальный пункт связи, что позволило сигналы боевого управления передавать с одного пункта на многие направления. Время от получения сигнала до его передачи стало исчисляться десятками секунд, а доставка адресатам – одной-двумя минутами. Инженерно-технический состав Узла связи в те годы активно осваивал аппаратуру шифрования связи, обеспечивал развёртывание единой системы спутниковой связи первого поколения (ЕССС-1).

В 1980 году созданный в марте 1976 года узел связи железнодорожного пункта управления перешёл в подчинение Узлу связи Генштаба.

В результате проведённых преобразований Узел связи Генштаба стал крупнейшим в системе связи Вооружённых Сил, ведущим соединением войск связи.

В целом в послевоенные годы Узел связи претерпел значительные перемены, получил дальнейшее развитие и превратился в сложный организационно-технический комплекс сил и средств связи и АСУ.

Оценкой его достижений стало награждение Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 февраля 1968 года орденом Красной Звезды. Кроме того, в 1974 году Узел связи был награждён Вымпелом министра обороны СССР «За мужество и воинскую доблесть».

– Что сегодня представляет собой возглавляемое вами уникальное соединение войск связи?

– В 2010 году Узел связи Генерального штаба переформировали в Главный центр связи Генерального штаба Вооружённых Сил РФ, объединивший не только стационарные узлы связи, но и все полевые узлы (части) связи центрального подчинения.

20 октября 2011 года приказом министра обороны РФ от 18 октября 2011 года № 1905 Главному центру связи Генерального штаба Вооружённых Сил РФ вручено Боевое Знамя и предоставлено право сохранения исторического Боевого Красного Знамени.

В настоящее время военнослужащие и гражданский персонал Главного центра связи выполняют боевые задачи в мирное время – несут боевое дежурство, обеспечивая связь на многочисленных объектах связи Министерства обороны РФ и Генерального штаба Вооружённых Сил РФ, в том числе в интересах Национального центра управления обороной (НЦУО РФ), который является механизмом управления всеми сферами деятельности Вооружённых Сил в круглосуточном режиме. При создании НЦУО РФ военнослужащие и работники Главного центра связи в течение 333 дней успешно выполнили задачу по развёртыванию современных высокоскоростных инфокоммуникационных систем и комплексов связи.

Личный состав Главного центра связи обеспечивает внедрение новых образцов военной техники, активно использует её и успешно решает задачи на всех мероприятиях, проводимых Генеральным штабом Вооружённых Сил РФ.

Кроме того, Главный центр связи обеспечивает все необходимые виды связи в ходе проведения:

стратегических учений, тренировок по управлению Вооружёнными Силами РФ под руководством Верховного Главнокомандующего Вооружёнными Силами РФ;

внезапных проверок боевой готовности войск (сил) военных округов, Северного флота;

специальных учений, комплексных тренировок по связи под руководством начальника Главного управления связи Вооружённых Сил РФ;

совместных учений вооружённых сил Российской Федерации и Республики Беларусь;

тренировок по связи с узлами связи вооружённых сил государств – участников Организации Договора о коллективной безопасности;

ежегодных Армейских международных игр и Международного военно-технического форума «Армия».

В ходе проводимых мероприятий военнослужащие Главного центра связи обучаются и приобретают практический опыт обеспечения связи в районах, иногда абсолютно не подготовленных в отношении связи. Так, в районе Крайнего Севера нашими специалистами была установлена связь в интересах созданной в Арктике группировки войск (сил) Вооружённых Сил РФ, которая устойчиво функционирует и в настоящее время.

– Выполняет ли Главный центр связи специальные задачи, в том числе в Сирии?

– В соответствии с решением Верховного Главнокомандующего Вооружёнными Силами РФ военнослужащие Главного центра связи Генерального штаба в составе группировки Вооружённых Сил РФ успешно выполняют специальные задачи по поддержанию системы связи в готовности к обеспечению устойчивого управления группировками войск (сил) в Сирийской Арабской Республике, обеспечению межгосударственного информационного обмена в рамках ОДКБ, а также в рамках ОБСЕ и межправительственного соглашения о создании национальных центров по уменьшению ядерной опасности.

Что касается Сирии, то личный состав Главного центра связи с первых дней специальной операции по стабилизации обстановки в этой стране обеспечил развёртывание узла связи пункта управления межвидовой группировки войск (сил) Вооружённых Сил РФ и формирование системы связи, обеспечившей должностным лицам российской группировки войск в САР доступ в единую информационно-телекоммуникационную сеть связи Вооружённых Сил РФ с предоставлением всего спектра современных услуг связи по высокоскоростным цифровым каналам связи.

– Чем оснащён Главный центр связи Генерального штаба Вооружённых Сил РФ? Какова доля современных средств связи?

– Сегодня Главный центр связи Генерального штаба Вооружённых Сил РФ – это ведущее соединение связи, располагающее современными автоматизированными системами боевого управления, комплексами и средствами связи, способными обеспечить устойчивое управление войсками и оружием в любой обстановке. Главный центр связи объединяет все грани связи.

С 2012 года темпы оснащения центра современной техникой существенно возросли, и сейчас её доля превышает 60 процентов.

Подчеркну, что все современные средства связи, эксплуатирующиеся в войсках, а также все новые и перспективные комплексы проходят в Главном центре связи апробацию, жёсткую обкатку нашими хорошо подготовленными, опытными и требовательными специалистами, в том числе в ходе различных учений, как, например, на прошлогоднем совместном стратегическом учении «Запад-2017».

Также отмечу, что в результате настойчивой и кропотливой работы Главного управления связи Вооружённых Сил РФ все современные образцы техники связи, поступающие на вооружение в войска, это уже российские разработки. На предстоящем стратегическом учении «Восток-2018» планируем проверить на практике на больших расстояниях работу современных средств радиосвязи.

– По какому принципу вы отбираете для себя специалистов и где их готовят?

– Основная кузница кадров для нас – это Военная академия связи имени Маршала Советского Союза С.М. Будённого, расположенная в Санкт-Петербурге. Это одно из старейших военно-учебных заведений страны (которое, к слову, 8 ноября следующего года тоже отметит 100-летний юбилей), осуществляющее подготовку специалистов в области телекоммуникаций и автоматизации для Вооружённых Сил РФ, других министерств и ведомств.

В этом году после продолжительного перерыва Военная академия связи осуществит массовый выпуск лейтенантов. Самых достойных из молодых офицеров мы с нетерпением ждём по распределению в Главный центр связи Генерального штаба. Офицерам и гражданскому персоналу Главного центра связи, уже имеющим достаточный опыт службы, управления людьми, знающим все особенности работы на узлах связи, боевых постах, надо передавать свой опыт, ведь главным богатством Главного центра связи являются люди.

— Александр Анатольевич, что бы вы пожелали ветеранам и личному составу Главного центра связи в день 100-летия со дня его образования?

– Несмотря на вековой юбилей, Главный центр связи с позывным «Рубин» молод, полон энергии и жизненных сил для дальнейшего совершенствования системы связи Генерального штаба и системы связи Вооружённых Сил РФ в целом.

В день образования Главного центра связи Генерального штаба Вооружённых Сил РФ желаю ветеранам Узла связи крепкого здоровья, а военнослужащим и работникам интересной, наполненной плодотворными делами работы и военной службы, благополучия, новых достижений и побед на очередные 100 лет в интересах повышения обороноспособности Российской Федерации.

Виктор ХУДОЛЕЕВ, «Красная звезда»,

Александр ТИХОНОВ, «Красная звезда».

Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > redstar.ru, 14 мая 2018 > № 2604359 Александр Рубинс


Россия > Финансы, банки. Транспорт > banki.ru, 14 мая 2018 > № 2603322

Кто заплатит за ущерб в результате ДТП, если нет полиса ОСАГО

1.Кто возместит вред, причиненный моему автомобилю в ДТП, если у виновника нет полиса ОСАГО, а у меня есть?

2.Получу ли я возмещение, если у виновника ДТП есть полис ОСАГО, а у меня — нет, но мой автомобиль пострадал?

3.У меня есть полис ОСАГО, но виновник скрылся с места ДТП. Могу ли я получить возмещение?

4.Ни у меня, пострадавшего, ни у виновника ДТП нет полиса ОСАГО. Кто заплатит за ущерб автомобилю?

5.Кто выплатит компенсацию жизни и здоровью пострадавших в ДТП, если у обоих участников ДТП нет полиса ОСАГО?

6.Кто выплатит компенсацию вреда жизни и здоровью пострадавших в ДТП, если у пострадавшего нет полиса ОСАГО, а у виновника есть?

7. Если в результате ДТП погибли люди, а ответственность виновника была застрахована по ОСАГО, наступает ли уголовная ответственность?

1

Кто возместит вред, причиненный моему автомобилю в ДТП, если у виновника нет полиса ОСАГО, а у меня есть?

В этом случае не действует прямое возмещение убытков (ПВУ), когда пострадавший может обращаться в свою страховую компанию. Ваш полис не имеет отношения к происшествию, если нет вашей вины в ДТП. Он страхует только вашу ответственность перед другими участниками движения. Для страхования вашего имущества (автомобиля) существует страхование каско. Если у вас есть каско, можете обратиться к своему страховщику, а он уже будет разбираться с виновником. Если же каско нет, нужно фиксировать ДТП (заполнять извещение, вызывать полицию) и пытаться договориться с виновником полюбовно, чтобы он добровольно возместил вам ущерб. Если же он не признает свою вину или вы не можете договориться о размере ущерба, придется подавать иск.

2

Получу ли я возмещение, если у виновника ДТП есть полис ОСАГО, а у меня — нет, но мой автомобиль пострадал?

Если не у всех участников есть полисы ОСАГО, процедура прямого возмещения убытков не применяется. Соответственно, необходимо обращаться в страховую компанию виновника ДТП — именно она должна возместить вам ущерб. Впоследствии в ряде случаев эта компания может направить регрессный иск виновнику, чью ответственность она страховала, если он нарушил ряд правил страхования. Например, был за рулем в состоянии алкогольного опьянения. Вас это уже не коснется, но для обращения за выплатой вам также необходимо зафиксировать происшествие.

3

У меня есть полис ОСАГО, но виновник скрылся с места ДТП. Могу ли я получить возмещение?

В этом случае возможна выплата от РСА, но только по вреду, причиненному жизни и здоровью потерпевшего. Возмещение ущерба имуществу потерпевшего в данном случае законом не предусмотрено. Такие риски покрывает страхование каско вашего автомобиля.

4

Ни у меня, пострадавшего, ни у виновника ДТП нет полиса ОСАГО. Кто заплатит за ущерб автомобилю?

В данном урегулировании страховые компании участия не принимают. Вам необходимо вызвать полицию и заполнить бланк извещения о ДТП, пытаться договориться о компенсации с виновником. Если не получится — подавать в суд. Суд определит наличие вины ответчика и размер возмещения на основании независимой экспертизы. Скорее всего, виновнику ДТП без полиса ОСАГО придется также оплатить судебные издержки, в том числе экспертизы. А также заплатить за ремонт собственного автомобиля, если у него нет полиса каско.

5

Кто выплатит компенсацию жизни и здоровью пострадавших в ДТП, если у обоих участников ДТП нет полиса ОСАГО?

Это сделает Российский союз автостраховщиков (РСА) в пределах лимита, предусмотренного законом — 500 тыс. рублей на каждого пострадавшего. Все, что свыше этой суммы, должен будет выплатить виновник происшествия.

6

Кто выплатит компенсацию вреда жизни и здоровью пострадавших в ДТП, если у пострадавшего нет полиса ОСАГО, а у виновника есть?

Полис страхования автогражданской ответственности пострадавшего в ДТП в данном случае не имеет отношения к делу. Важно, есть ли полис у виновника ДТП. Если он есть, ответственность за выплаты по нанесению вреда жизни и здоровью участников движения несет страховая компания виновника — в рамках предусмотренной законом суммы (500 тыс. рублей на каждого пострадавшего). Если нанесенный вред больше этой суммы на человека, тогда 500 тыс. рублей пострадавший получит от страховой компании, а разницу ему придется взыскивать с виновника напрямую. Кстати, получение выплаты по ущербу жизни и здоровью в рамках ОСАГО не исключает возможности получения возмещения пострадавшим в ДТП по полису страхования жизни или от несчастного случая, если его жизнь была застрахована.

7

Если в результате ДТП погибли люди, а ответственность виновника была застрахована по ОСАГО, наступает ли уголовная ответственность?

Страхование автогражданской ответственности никоим образом не освобождает от уголовной ответственности и не смягчает наказания за правонарушения по Уголовному кодексу РФ.

Ольга КУЧЕРОВА, Banki.ru, Благодарим за помощь в подготовке материала Андрея МАКЛЕЦОВА, начальника управления методологии урегулирования убытков Российского союза автостраховщиков

Россия > Финансы, банки. Транспорт > banki.ru, 14 мая 2018 > № 2603322


ОАЭ. Ближний Восток > Образование, наука. СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > dxb.ru, 13 мая 2018 > № 2611083

Согласно новому докладу State of Digital Investments in MENA 2013-2017, цифровые стартапы на Ближнем Востоке и в Северной Африке привлекли за 2017 год $US 650 млн. 76 процентов от общего объема инвестиций приходится на ОАЭ.

Авторы доклада пришли к выводу, что ОАЭ по-прежнему лидируют в качестве регионального стартап-центра - как по количеству инвесторов, так и по количеству сделок.

На долю ОАЭ приходится почти треть (32%) всех инвесторов в регионе Ближнего Востока и Северной Африки. Вместе с Саудовской Аравией, Ливаном и Египтом Эмираты внесли 70% всех инвестиций в цифровые стартапы в регионе в 2017 году. В докладе говорится, что ОАЭ привлекли 298 инновационных стартапов.

Шейх Хамдан бин Мухаммед бин Рашид Аль Мактум, наследный принц Дубая и председатель Исполнительного совета, сказал, что постоянное внимание к инновациям и правительственным инициативам для создания множества новых инвестиционных возможностей укрепляет позиции ОАЭ в качестве предпринимательского центра региона.

Он добавил, что Дубай будет и впредь формировать конкурентоспособную на мировом уровне среду для инноваций посредством упрощения правил ведения бизнеса, в соответствии с планом Dubai 2021.

«Искусственный интеллект и блокчейн уже меняют существующие модели и процессы обслуживания, а также трансформируют предпринимательский рынок. Дубай и ОАЭ обеспечивают идеальную платформу для инновационных предприятий и цифровых стартапов для международного роста», - добавил он.

Источник: Arabian Business

ОАЭ. Ближний Восток > Образование, наука. СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > dxb.ru, 13 мая 2018 > № 2611083


ОАЭ. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика. Транспорт > dxb.ru, 13 мая 2018 > № 2611066

Председатель и главный исполнительный директор одного из крупнейших операторов в мире - DP World Group из Дубая - Султан Ахмед Бин Сулейем на прошлой неделе встретился с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым для изучения возможностей в сфере экономического сотрудничества.

Бин Сулейем подчеркнул важную роль, которую DP World играет в развитии зоны свободной торговли Алята в соответствии с соглашением от сентября 2016 года. Будущий бизнес-центр является частью сети планируемых экономических зон в стране в рамках масштабной инициативы One Belt One Road.

Бин Сулейем подчеркнул: «Свободная торговая зона Алята и порт Баку являются ключевыми активами в развитии амбиций [Азербайджана] в части логистики, помогая стране стать центром торговли между Европой, Китаем и другими странами. Наш международный опыт в развитии инфраструктуры в 40 странах - Jebel Ali в Дубае, London Gateway, Доминиканская Республика и соседний Казахстан - добавляют ценности проекту».

Источник: WAM

ОАЭ. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика. Транспорт > dxb.ru, 13 мая 2018 > № 2611066


ОАЭ. Россия. Ближний Восток > СМИ, ИТ. Легпром > dxb.ru, 13 мая 2018 > № 2611065

12 мая на роскошном лайнере, недавно переоборудованном в новый дубайский отель Queen Elizabeth II, завершилась «Неделя арабской моды» (Arab Fashion Week). Это официальная неделя моды наряду со знаменитыми выставками в Париже, Милане и Лондоне.

Выставка открылась 9 мая коллекциями дизайнеров из России, Португалии, ОАЭ, Филиппин, Ливана, Саудовской Аравии и других стран.

В рамках недели мода была показана и коллекция российского дизайнера Татьяны Лялиной, в которой прослеживается дань уважения Марии-Антуанетте. На выставке были представлены брючные костюмы, шикарные велюровые платья, высокие сапоги.

По итогам мероприятия Яков Абриан, глава организатора выставки Arab Fashion Council, сказал, что «в их силах сделать Arab Fashion Week одной из главных, самых важных недель моды в ближайшие 10 лет».

Источник: Arabian Business

ОАЭ. Россия. Ближний Восток > СМИ, ИТ. Легпром > dxb.ru, 13 мая 2018 > № 2611065


Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > interfax.com.ua, 12 мая 2018 > № 2607539 Эки Ткешелашвили

Глава Антикоррупционной инициативы ЕС: Антикоррупционный суд является ключевым звеном борьбы с коррупцией в Украине

Эксклюзивное интервью главы Антикоррупционной инициативы Европейского Союза Эки Ткешелашвили агентству "Интерфакс-Украина"

Как вы можете оценить работу антикоррупционных органов в Украине? Их часто критикуют за неэффективность…

Прежде всего, надо сказать, что это новосозданные органы. Одни занимаются борьбой с коррупцией в сфере криминальной юстиции – в первую очередь НАБУ и САП. Они отвечают за то, чтобы безнаказанность за коррупционные деяния была побеждена, а предсказуемость наказания была реальностью. Скорость и сущность того, как институционально эти органы развились, – это беспрецедентный успех этих органов. Как вы понимаете, создание таких органов – это нелегкая работа, потому что нужно выстоять напор внешних и внутренних вызовов. И здесь НАБУ и САП являются однозначными лидерами, так как их становление уже произошло.

В сфере криминальной юстиции развитие специальных организаций, которые способствуют тому, чтобы эффективно расследовались и пресекались коррупционные деяния, чтобы была побеждена безнаказанность, помимо этого, чтобы те финансовые капиталы, которые накопились путем коррупционных действий, возвращались в страну – очень позитивное и имеет очень хорошую динамику.

Что касается органа, который работает в сфере превенции коррупции – НАПК, здесь есть вызовы, которые все еще остаются. В частности, орган имеет комплексный мандат и занимается не только системой электронных деклараций, но и финансированием политических партий, оценкой коррупционных рисков, конфликтов интересов. И здесь с самого начала сложности были предсказуемы.

Таким образом, у нас есть прецедент позитивного развития органов сферы криминальной юстиции и есть начинающаяся динамика развития превентивного органа, но тут еще предстоит приложить немало усилий, чтобы эффект от работы был ощутим.

По вашему мнению, оправдали ли ожидания европейских партнеров антикоррупционные органы?

Для европейских партнеров важно, чтобы этот процесс был эффективен и необратим, поэтому здесь нет какой-то оценки за какой-то промежуток времени "довольны/недовольны". Эти оценки делаются в рамках, например, процесса визовой либерализации. Борьба с коррупцией – это не процесс, который навязывается стране, он должен помочь достичь тех целей, которые она для себя обозначила.

О борьбе с коррупцией нельзя говорить в общем как о конкретной цели, искоренить ее невозможно. Это продолжающийся процесс во многих странах. Следует отметить, что, например, безопасность не может быть обеспечена в полной мере, если страна остается коррумпированной.

И я хотела бы отметить, что одним из ключевых звеньев борьбы с коррупцией является Антикоррупционный суд. Необходимость его создания в полном соответствии с рекомендациями Венецианской комиссии неоднократно подчеркивалась европейскими партнерами. Это существенный элемент для того, чтобы система дала ту отдачу, которую от нее ожидают, чтобы дела находили завершения в судах.

В Верховной Раде уже есть законопроект "О Высшем антикоррупционном суде". Вам известно, как проходит работа по его подготовке ко второму чтению?

Пока это внутрипарламентский процесс. Здесь все еще камнем преткновения остаются те поправки, которые должны быть учтены, чтобы привести закон в полное соответствие с рекомендациями Венецианской комиссии. Парламент и комиссия ведут совместную работу по законопроекту, поэтому, я думаю, что этот процесс придет к логическому завершению в виде принятия того нормативно-правового акта, который бы соответствовал упомянутым рекомендациям. Это не просто какое-то пожелание со стороны партнеров Украины, это четко взвешенное видение того, какие элементы должны быть присущи этому закону, чтобы суд был реально независимым, эффективным и выполнял свою роль.

Как европейские партнеры воспринимают напряженность между антикоррупционным и другими правоохранительными органами в Украине?

Украина – не единственная страна, где такое происходит, нельзя сказать, что в каких-либо других странах никогда нет разногласий между разными органами. Наличие разногласий не нужно воспринимать как катастрофу, которая разваливает всю систему. Главное, чтобы разногласия, в случае их появления, разрешались легитимным путем и в рамках конструктивного диалога. Разногласия могут быть результатом, например, разной интерпретации законодательных норм или каких-то внешних факторов. Политический компонент, на мой взгляд, – это не обязательная составляющая, но он тоже может быть.

Я думаю, что относительно, например, юрисдикции понимание мандата антикоррупционных органов и их полномочий в рамках рабочего режима все более и более приходит - практика показывает, как это должно быть.

Другой вопрос, если эти разногласия сохраняются и не могут быть разрешены, тогда это становится проблемой, которую также учитывают международные факторы.

Насколько ситуация с экс-замглавы Государственной миграционной службы Украины Пимаховой повлияла на работу агентов НАБУ?

Сам прецедент был неприятен. Для НАБУ это стало вызовом, который надо было преодолеть. Негативная реакция была предсказуема, но НАБУ с помощью международных партнеров преодолело последствия данной ситуации, продолжив наращивание своей эффективности по расследованию коррупционных кейсов.

Я, конечно, не могу комментировать по конкретным агентам, которые работают в НАБУ, но могу сказать, что НАБУ продолжило делать свою работу и вернулось к полноценной работе.

Учитывая смену главы НАПК, ожидаете ли вы позитивных изменений в части реальной проверки е-деклараций чиновников?

Создание системы е-декларирования – очень важный шаг, поэтому сейчас важно продолжить этот процесс результативной верификацией всех тех деклараций, которые накопились. Мы продолжаем работать над тем, чтобы сделать проверку е-деклараций более эффективной. Сейчас процесс находится на той стадии, когда ПРООН заканчивает улучшать модуль для автоматической верификации.

Кроме того, мы сейчас провели глубокую оценку бизнес-процессов, связанных с верификацией, и уже есть конкретные рекомендации с нашей стороны, что необходимо изменить с целью повешения эффективности. На сегодняшний момент мы видим открытость со стороны руководства, чтобы принимать эти рекомендации, работать вместе с нами и улучшать систему. Мы же, исходя из этого, настроены на то, что это будет процесс, который приведет к позитивным изменениям верификации. Мы настроены оптимистично.

Обязательное е-декларирование для активистов так и не было отменено…

Мнение международного сообщества было четко выражено на этот счет: приравнивание к госслужащим представителей неправительственных организаций, при этом только одного из сегментов, не является какой-то общепринятой практикой. Целью е-деклараций является сделать прозрачными и подотчетными финансовые доходы госслужащих, людей, которые получают зарплату с налогов. Это превентивный метод против коррупции, чтобы было понятно, насколько соразмерны с доходом госслужащего те доходы, которые есть у них в распоряжении. Поэтому приравнивание членов неправительственных организаций, которые борются с коррупцией и не принимают финпомощь из отчислений налогоплательщиков – неприемлемо. Это стирает разницу в том, кто должен отчитываться перед обществом. Если есть нужда в какой-то дополнительной транспарентности членов неправительственных организаций, то можно внести поправки, например, но нельзя их приравнивать к госслужащим.

Насколько ситуация с руководителем САП Холодницким повлияла на авторитет Украины и антикоррупционную борьбу в целом?

Я не могу это оценивать, потому что процесс расследования все еще идет, поэтому я не хотела бы делать преждевременные выводы. Мы ожидаем, какое будет разрешение этого вопроса в результате расследования.

Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > interfax.com.ua, 12 мая 2018 > № 2607539 Эки Ткешелашвили


Россия. ДФО > Приватизация, инвестиции > amurmedia.ru, 11 мая 2018 > № 2614287 Станислав Шишмаков.

Волевые решения

Каковы основные факторы препятствуют развитию бизнеса в нашей стране? Какие изменения необходимы для роста национальной экономики? Федеральные органы власти решили выяснить, что об этом думают на местах, и направили соответствующий запрос в регионы.

Экономический блок администрации Хабаровска представил свое видение ситуации. О нем рассказал начальник отдела развития предпринимательства управления экономического развития города Станислав Шишмаков.

— Станислав Владимирович, что именно хочет выяснить федеральное правительство?

— Правительство России собирает предложения, призванные снять институциональные, инфраструктурные, организационные, законодательные барьеры для бизнеса. Сегодня они тормозят развитие экономики, не позволяют стране совершить прорыв в плане создания благоприятных условий для ведения предпринимательской деятельности.

— Но ведь поддержка предпринимателям сегодня оказывается достаточно серьезная на всех уровнях власти. Получается, этого недостаточно?

— Если говорить в целом о предоставляемых преференциях, то они носят исключительно точечный характер. Это очень тонкий инструмент, и его нельзя принимать в широком плане. Да, есть концепция, программы, целевые модели. Но для чего они нужны? Чтобы компенсировать плохо работающий механизм. Образно это можно сравнить с тем, что вам дали шприц и сказали с его помощью наполнить бассейн. Сколько вы потратите на это время, сил и энергии?

Так и с поддержкой: очень много суеты, проектов, а эффект весьма скромный. Поэтому нужно не лить из шприца, а проложить к бассейну трубу, по которой вода будет поступать в нужном объеме. То есть необходима работающая система, а не точечные малоэффективные меры.

— Как этого добиться?

— Эту задачу можно решить только на федеральном уровне. И здесь должно выполняться несколько условий. Один из основополагающих факторов — развитие конкуренции. Мы работаем в одном экономическом поле, у нас одна валюта и т.д. Все это у нас есть. Второе — отсутствие протекционизма в регионах. То есть не должно быть никаких препятствий, таможенных пошлин при передвижении товаров между регионами. Тут тоже, вроде бы, все замечательно. Но третье базовое условие нарушено — не отрегулированы цены на первичные факторы производства, а именно, на электрическую энергию.

Скажем, в Сибири 1 кВт⋅ч стоит 2 руб., у нас — 4,5 руб., в Москве 3 руб. и т.д. Это приводит к тому, что производственные предприятия сосредотачиваются там, где электричество дешевле. Возникает серьезный дисбаланс: один регион развивается, а другой становится депрессивным — растет число бедных, снижаются налоговые поступления, идет отток населения. Поэтому необходимо выровнять тариф на электроэнергию на всей территории России, можно даже в большую сторону.

— Но ведь это не пройдет безболезненно.

— Да, вначале предприятия потеряют в прибыли, и первые несколько лет, возможно, будет снижение инвестиций в основной капитал. Но в конечном итоге все выровняется и будет развиваться, как должно. Иного пути просто нет.

— Какие еще ключевые моменты нужно сегодня менять?

— Крайне важный момент в любой экономике — стоимость привлечения денег. Нужно понимать, что деньги являются мерилом товаров и услуг, но при этом сами тоже имеют цену. И эта цена определяется ключевой ставкой Центробанка, ее еще называют ставкой рефинансирования. В России она сегодня составляет 7,25 процента. По ней Центральный банк кредитует российские банки, те, в свою очередь, делают собственную накрутку, и на выходе мы получаем ставку, по которой получает кредиты реальный сектор экономики. Вот такая связка.

Получается, если ключевая ставка высокая, спрос на деньги снижается, а за ним падает темп экономического роста. Низкая ставка, напротив, стимулирует развитие. Предприниматели получают возможность привлекать средства, вкладывать в производство, расширять мощности и т.д.

— Но высокая ставка призвана сдержать инфляцию.

— Это работает на этапе стабилизации, когда экономика больна. Представьте, что у человека высокая температура. Во время болезни это его лечит, но рано или поздно приходит время ее опускать. В нашей экономике этого, к сожалению, не происходит. Снижение ставки приведет к увеличению денежной массы, а это приток денег в экономику. И эти деньги нужно пускать не на увеличение цен при сохранении прежних объемов выпуска товаров и услуг, а на расширение производств. Я считаю, что пришла пора принимать кардинальные решения для того чтобы экономика начала развиваться.

— Так что мешает опустить ключевую ставку?

— По факту ничего, нужна лишь политическая воля. Я проанализировал зависимость учетной ставки и темпов экономического роста ряда стран за последние 10 лет. Оказалось, что страны, у которых ключевая ставка от 0 до 2,9 процента, имеют стабильный рост экономики. Если ставки от 3 до 6 процентов, наблюдается цикличность: рост — стагнация — падение, потом снова рост и т.д. И зависит эта цикличность уже от других макроэкономических факторов. В России, к примеру, это цены на энергоносители — нефть, газ.

Очень хороший пример — Китай. До 1998 года ключевая ставка здесь составляла 10 процентов, и экономика была нестабильной. После снижения ставки до 2,5 процента, темпы экономического роста увеличились и вот уже более чем 17 лет находятся на стабильно высоком уровне в 6—8 процентов. За это время Китай сделал экономический, технический, технологический и социальный рывок, став второй экономикой мира после США. Вот результаты политического решения.

— Может ли мы использовать опыт Китая?

— Конечно, и делать это надо было гораздо раньше. Считаю, что нам также нужно доводить ставку рефинансирования до 2,5 процента, а может быть и еще ниже. Пока этого не сделано, мы продолжим наполнять бассейн шприцом.

Кстати, один из видов поддержки предпринимателей — компенсация часть процентной ставки по кредитам. То есть за счет государственных средств поддерживается банковский сектор, который и так себя неплохо чувствует. На мой взгляд, лучше тратить эти деньги на развитие инфраструктуры — строить мосты, дороги, вокзалы, аэропорты, инженерные, культурные объекты. Ведь по инфраструктуре мы отстали от развитых западных стран даже не на пять лет, а на 15-20 лет. И это тоже не дает развиваться бизнесу.

Пока же у нас дикий, неотрегулированный капитализм, чего, кстати, на Западе нет. Выходит, что у нас финансовые игроки, по сути спекулянты, получают 2/3 прибыли в экономике, поглощая ресурсы. И это нужно кардинально менять.

— Как считаете, есть шанс, что ваши доводы будут услышаны?

— Все раскладки и обоснования мы изложили и представили министерству экономического развития Хабаровского края. Дальше оно должно передать это на федеральный уровень. Теперь нам остается лишь ждать. Но то, что к нам обратились, само по себе уже хороший сигнал. Надеемся на позитивные изменения.

Илья Аверин.

Россия. ДФО > Приватизация, инвестиции > amurmedia.ru, 11 мая 2018 > № 2614287 Станислав Шишмаков.


ОАЭ. США. Нидерланды > СМИ, ИТ > dxb.ru, 11 мая 2018 > № 2611121

Генеральный директор Netflix Рид Хастингс заявил, что международная компания, стоимость которой оценивается в 140 млрд долларов, может открыть офис в Дубае, если текущие темпы роста сохранятся.

Стоит отметить, что чистая прибыль Netflix в последнем квартале выросла на 62,9%, до 290,1 млн долларов.

В январе 2016 года компания запустила стриминг, а через два года уже владела 21% рынка.

В настоящее время контроль деятельности компании в Европе, Африке и на Ближнем Востоке ведется из офиса Netflix в Нидерландах, где трудятся более 400 сотрудников.

В своем эксклюзивном интервью Хастингс заявил, что в ближайшее время у компании нет срочных планов открыть отдельный офис для координации работы в ближневосточном регионе, однако отметил, что, возможно, Netflix откроет офис в Дубае.

«Я думаю, что со временем у нас появится офис в Дубае», - сообщил Хастингс.

«Сейчас все прекрасно работают вместе в Амстердаме, учатся друг у друга. Однако, через несколько лет, открытие офиса в Дубае, возможно, будет иметь смысл».

Источник: Arabian Business

ОАЭ. США. Нидерланды > СМИ, ИТ > dxb.ru, 11 мая 2018 > № 2611121


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 11 мая 2018 > № 2609264 Максим Бергеля

Время принимать антикризисные меры на Амуре.

«Работа над ошибками» – под таким девизом в этом году, по мнению многих, должен пройти промысловый сезон на Амуре. Непростая и неоднозначная ситуация на лососе в 2017 году, а перед этим и слабая для многих предприятий корюшковая путина лишь обострили вопросы по регулированию промысла на реке. Перемены местные рыбаки увидели уже этой весной, когда на зубатке объемы вылова, включая резервный, были распределены и закреплены по районам.

Рыбопромышленники, чьи участки расположены выше от устья Амура, такую схему считают правильным решением, которое поможет отловиться и им. Но, добавляют, для улучшения общего состояния промысловых запасов на реке необходим комплексный подход.

Своим видением того, какие шаги способны помочь в этой работе, с корреспондентом журнала «Fishnews – Новости рыболовства» поделился председатель Ассоциации рыбодобывающих предприятий Ульчского и Комсомольского районов Хабаровского края Максим Бергеля.

– Максим Александрович, для начала давайте актуализируем информацию по вашему объединению: сколько компаний сегодня входит в АРУК?

– На сегодняшний день мы представляем интересы уже 25 предприятий (в этом году в ассоциацию вошло еще три компании). Все это представители Нижнего Амура (ниже Хабаровска), за исключением устья реки и лимана.

– Год для членов ассоциации начался с корюшковой путины.

– Промысел малоротой корюшки стартовал в январе, на «азиатке» (корюшке азиатской зубастой – прим. ред.), которая представляет больший интерес на рынке, компании начали работать с 15 марта. Стартовала путина для нас на позитивной ноте в плане организации промысла – хотелось бы это отметить. Полагаю, это говорит о том, что ошибки прошлого года учитываются и краевое минприроды и комитет рыбного хозяйства взялись за дело с новым настроем. Надеемся, что работа продолжится в том же духе.

Со своей стороны, мы готовы развивать диалог с властями, наукой, коллегами и предлагать свое видение и варианты того, как улучшить ситуацию на Амуре. Мы говорим о необходимости разработки целостной модели управления промыслом и распределения промысловой нагрузки на реке.

– Т.е. ваши предложения комиссия по анадромным приняла во внимание?

– Преждевременно говорить о том, что с нами согласились. Но, по крайней мере на корюшке, мы увидели, что олимпийская система отменена и основной объем, и резерв были распределены и закреплены по районам. В этом, конечно, для районов, расположенных выше устья, есть определенный плюс. Кроме того, было решено не добавлять объемов, по крайней мере пока районы полностью не освоят выделенные им лимиты.

Важно, чтобы комиссия не отошла от этого принципа и в период лососевой путины. Т.е. чтобы не получилось так, как в прошлом году, когда резерв, закрепленный изначально за Ульчским районом, достался соседнему Николаевскому району только потому, что тот, благодаря географическому преимуществу, первым выбрал свои объемы и был готов продолжать промысел. При таком раскладе, по сути, вновь получится олимпийская система, которая на реке неприемлема.

ВСЕ ВНИМАНИЕ НА НЕРЕСТИЛИЩА

– Какие ключевые моменты и почему, на ваш взгляд, должны войти в новую модель управления промыслом на Амуре, предлагаемую вами?

– Когда мы говорим о своих предложениях и своем видении «идеального мироустройства», то акцентируем внимание на трех основных моментах, которые важно реализовывать одновременно – в этом и заключается комплексность.

Первое – это распределение и закрепление всех объемов за районами по муниципальному признаку (сейчас мы это увидели на корюшке). Второе – это разделение рекомендованного наукой объема вылова на несколько частей для того, чтобы в случае ошибочного прогноза была возможность вовремя среагировать и за счет корректировки еще не освоенных частей снизить промысловую нагрузку на ресурс. И третий компонент этой формулы – право на вылов второй и последующих частей разделенного объема должны предоставляться району только после того, как соседний район, расположенный выше по реке, освоил предыдущую часть своего объема минимум на 50%.

Еще раз отмечу, что эти условия – неотъемлемые части одной системы.

Кроме того, для нормальной промысловой нагрузки и защиты анадромных видов рыб на Амуре нам необходимы проходные дни, которые вводились бы с первых дней путины по составленному заранее графику со смещением. Т.е. сразу проговаривается, в какие дни и сроки будет останавливаться промысел для пропуска производителей к нерестилищам (со смещением проходных периодов по дням недели последовательно для каждого района с учетом скорости движения стада). А уже потом, если вдруг ход рыбы во время путины окажется очень хорошим, можно отменять эти дни. Подобная схема используется на Камчатке.

– Действующая сейчас на Амуре схема проходных дней, на ваш взгляд, менее эффективна?

– В раннем закрытии промысла, который у нас предполагается применять как основной регулирующий инструмент, мы видим опасность. Поясню, в чем она заключается. С учетом промыслового перекоса в сторону устья Амура и Амурского лимана основные промысловые усилия приходятся на эту часть реки. В результате основная часть рыбы вылавливается здесь, а потом, когда выясняется, что на нерест ничего не проходит, путина закрывается, и в итоге все вышерасположенные районы свои объемы выбрать не успевают.

Да и на качестве будущих поколений, по крайней мере по лососю, это тоже отражается, т.к. некоторые стада производителей принимают на себя большую нагрузку, чем другие. Как следствие, некоторые реки остаются пустыми, как это было, например, на летней кете в 2017 году. Тогда устьем и лиманом было выловлено 95% лимита по летней кете, а исследования, которые мы проводили с ХфТИНРО, показали, что на нерестилище пришло мизерное количество производителей – всего 0,04 особи на 100 кв. метров (при оптимуме – от 30 до 70 экземпляров на 100 кв. метров).

В то же время спланированные с первых дней путины по календарю проходные периоды позволят более равномерно пропускать рыбу на нерестилища, сколько бы «толчков» (ходов) рыбы за путину ни происходило.

Ну, а дальше, ориентируясь на заполнение нерестилищ, можно корректировать график проходных периодов.

– Но существует и противоположное мнение: большая протяженность Амура не позволит достаточно оперативно регулировать промысел, если ориентироваться на заполнение нерестилищ.

– Во-первых, опыт 2017 года показал, что промысловая нагрузка настолько велика, что, если ее не уменьшить, будет выловлена вся рыба, которая только вошла в Амур.

Во-вторых, не все виды лосося (а мы сейчас говорим в первую очередь про лососевую путину) преодолевают до нерестилищ такие большие расстояния. По горбуше и летней кете вполне можно отслеживать ситуацию уже с нижних нерестилищ (это район реки Амгуни, Ульчский район), а также ориентироваться на наблюдения ученых на полевых контрольных пунктах.

Осенняя кета – да, действительно поднимается по реке на сотни километров. Ее можно отслеживать не по нерестилищам, а по интенсивности хода в каждом муниципальном районе. Т.е. если в вышележащем районе наблюдается интенсивный продолжительный ход осенней кеты, то в районе, расположенном ниже по реке, можно рассматривать вопрос по сокращению или отмене мер, направленных на снижение интенсивности промысла.

Методика по каждому стаду должна быть своя.

– Т.е. вы предлагаете, чтобы наука рекомендовала, сколько и в каких районах осваивать исходя из количества нерестилищ?

– В этом есть логика. Другой вопрос, что нужно актуализировать научные знания о том, кто, где и когда нерестится; составить карту нерестилищ с процентным соотношением тех или иных стад в общем объеме заходящего в Амур лосося, чтобы четко представлять структуру этого объема и соответственно распределять промысловую нагрузку. Но это в идеале.

В любом случае после 2017 года должны, на наш взгляд, приниматься антикризисные меры. Считаю, лучше в данном случае перестраховаться и в случае явно позитивного сценария путины смягчать меры регулирования.

– Это подразумевает большую исследовательскую работу. Достаточно ли у отраслевой науки для этого ресурсов?

– Мы обсуждаем наше участие в научно-исследовательском процессе, то, чем мы способны помочь нашей науке. И одно из исследований, которое мы хотели бы поддержать, это как раз изучение распределения рыб по нерестовому фонду Амура. Полагаем, что объединение потенциала разных отраслевых научных подразделений и рыбацкой общественности дало бы хороший результат.

С ПРАВОМ НА ОШИБКУ

– Кстати, вы можете сказать, какой процент в вылове по Ульчскому и Комсомольскому районам приходится на горбушу, а какой на кету?

– Раньше, по крайней мере по Ульчскому району, летняя кета составляла основу вылова (раньше – это до 2010-2012 года, т.е. не так давно). Затем шли кета осенняя и горбуша. Сейчас ситуация поменялась: на первом месте осенняя кета, далее – горбуша (по четным годам), а летней кеты не стало совсем.

– В этом году наука дает оптимистичный прогноз по горбуше Охотского моря. Вы уже обсуждали в ассоциации, как это отразится на уловах ваших предприятий?

– Главное, чтобы прогнозы оправдались. Мы с осторожностью относимся к озвученным цифрам, ведь изначально наука говорила о 18 тыс. тонн, потом Москва скорректировала цифру до 30 тысяч. На наш взгляд, стоило бы как раз попробовать разделить этот объем, допустим, на три части по 10 тыс. тонн с условием, что каждый из районов сможет приступить к освоению следующей части, только ориентируясь на успехи соседнего района. Считаем, что это позволило бы рациональнее распределить промысловую нагрузку внутри районов и, в случае ошибки в прогнозах, избежать серьезных негативных социальных последствий в крае.

СОТРУДНИЧЕСТВО ДЛЯ РЕЗУЛЬТАТА

– В 2017 году большая работа совместно с учеными была проделана по изучению орудий лова, оптимальных для использования на Амуре в качестве альтернативы плавным сетям. Будут ли продолжены исследования?

– Эта работа, в которой активно участвовали компании нашей ассоциации, обязательно будет продолжена. Более того, мы хотим расширить проект. Кроме того, запланирована совместная работа по исследованию ската малька.

– С краевыми властями как планируете выстраивать работу?

– Рассчитываем в этом году на более плотное сотрудничество с министерством природных ресурсов Хабаровского края и комитетом рыбного хозяйства. Есть надежда, что диалог с местными властями сложится в формате рабочих групп при минприроды и при краевой Думе. На общей площадке, где все будут иметь право высказаться по насущным вопросам, будет легче вырабатывать единый подход.

– В сфере охраны водных биоресурсов и взаимодействия с территориальным управлением Росрыболовства у АРУК тоже большие планы?

– Мы хотим направить на рыбоохрану больше усилий (в рамках своей компетенции). Поможет нам в этом более активное привлечение сил казачества. Мы полностью разделяем позицию руководства Амурского теруправления, что у казаков гораздо больше опыта и возможностей в охранной сфере, что они более организованы и морально подготовлены к выполнению такой работы, нежели общественные инспекторы.

Поэтому везде по Амуру мы планируем общественников максимально заменить дисциплинированным, патриотически настроенным казачьим войском. Соответственно будем планировать распределение финансовых обязательств на эти нужды между членами ассоциации.

– А что, на ваш взгляд, должно стать индикатором того, что работа по регулированию промысла на Амуре будет выстраиваться правильно?

– Ответ очевиден – это заполнение нерестилищ. Во-вторых, равный доступ к ресурсам для всех пользователей. И, в-третьих, эффективный диалог со всеми ответственными и заинтересованными сторонами. А нормальная социальная обстановка в крае станет следствием достижения этих целей.

Наталья СЫЧЕВА, журнал « Fishnews – Новости рыболовства»

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 11 мая 2018 > № 2609264 Максим Бергеля


Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 11 мая 2018 > № 2606186 Вениамин Кондратьев

Рабочая встреча с губернатором Краснодарского края Вениамином Кондратьевым.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с главой администрации, губернатором Краснодарского края Вениамином Кондратьевым.

В.Путин: Вениамин Иванович, в целом ситуация в крае понятна, Вы не так давно мне докладывали об этом. Хотел бы с Вами поговорить о том, как Вы предполагаете выстроить работу по основным направлениям развития и по решению тех задач, которые были изложены в Указе Президента 7 мая этого года – с учётом особенностей края, с учётом особенностей структуры экономики края.

Знаю, что Вы хотели отдельно сегодня затронуть вопросы использования биоресурсов моря, вообще водных биоресурсов; поговорить о развитии сельского хозяйства и сельхозкооперации. Давайте с этого и начнём.

В.Кондратьев: Владимир Владимирович, я сразу тогда скажу, что, безусловно, майский Указ – своевременный и необходимый, и объективно, как представитель сельского региона, могу сказать, что народ его очень ждал и очень надеется, что он будет реализован.

Исходя из этого, мы скорректировали стратегию развития края, это так называемая Стратегия–2030, до 2030 года. В первую очередь мы понимаем: чтобы выполнить все Ваши поручения, конечно, необходим финансовый ресурс.

Сегодня ВРП [валовой региональный продукт] края в среднем по итогам прошлого года увеличился на 2,3 процента. Исходя из тех задач, которые сегодня уже Вы поставили в рамках Указа, мы должны ВРП увеличить не на проценты, а в два раза. Сегодня у нас ВРП – 2 триллиона 300 миллиардов. Значит, чтобы максимально выполнить указы, он должен быть 4 триллиона 500 миллиардов как минимум.

Рост экономики региона должен соответствовать где-то четырём процентам в год. Естественно, объём промышленной продукции должен быть увеличен как минимум в два раза, производительность труда – в 2,5 раза. Бюджет региона должен составлять около 600 миллиардов рублей.

Хочу Вас заверить, исходя из того, что сегодня экономика региона чувствует себя очень хорошо, мы все поручения выполним.

Что касается самой экономики – конечно, мы агропромышленный регион, и сегодня, тоже хочу сказать, для нас принципиально важно сохранить динамику, которую сегодня сельское хозяйство, агропромышленный комплекс набрал.

Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 11 мая 2018 > № 2606186 Вениамин Кондратьев


Казахстан > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 11 мая 2018 > № 2605284 Тышхан Кеншилик

Изменилась ли сегодня ситуация в системе религиозного образования, как защитить молодежь от получения сомнительных религиозных знаний и нужно ли развивать собственную базу религиозного образования? Zakon.kz попросил прокомментировать эти вопросы заведующего кафедрой религиоведения ЕНУ имени Л. Гумилева, кандидата философских наук Тышхана Кеншіліка.

Практика показывает, что в начале 2000 годов наши граждане, обучавшиеся за рубежом, в том числе в сомнительных учебных заведениях попали под влияние адептов деструктивной идеологии. Получив там религиозное образование, в том числе в различных подпольных школах и курсах, возвращались с чуждыми для нашей страны ценностями и радикальными взглядами, а некоторые вступали в ряды экстремистских организаций.

- Почему молодые казахстанцы предпочитают выезжать в арабские страны и обучаться в сомнительных религиозных вузах?

- Получить религиозное образование в известных исламских центрах всегда было заманчивым предложением для молодых парней, и не потеряло свою актуальность и сейчас. При этом оно бесплатное, и для поступающих нет никаких ограничений ни по возрасту, ни по знаниям.

Конечно, нельзя утверждать, что все граждане Казахстана, получившие религиозное образование за рубежом, представляют угрозу. Большинство из них действительно получило хорошее теологическое образование и некоторые из них сегодня успешно работают в Духовном управлении мусульман Казахстана, государственных учреждениях и финансовых центрах. Однако некоторые активно пропагандировали деструктивную идеологию.

К тому же, система исламского религиозного образования в нашей стране находилась на стадии становления. Это сейчас в стране функционируют 4 медресе, 5 медресе-колледжей и университет «Нур-Мубарак», а раньше этого не было.

- Сколько казахстанских граждан получили религиозное образование за рубежом, есть ли на этот счет какая-то статистика?

- Согласно данным Министерства по делам религий и гражданского общества, в Казахстане религиозное образование получают около трех тысяч детей, из них 1800 обучаются в медресе ДУМК. В зарубежных теологических учреждениях обучается более 300 наших граждан, но в официальных источниках они не упоминаются. Большинство детей обучаются в теологических вузах Египта, Саудовской Аравии и Малайзии. В настоящее время их количество снижается ввиду проводимой разъснительной работы госорганов и ДУМК, а также продолжения учебы в университете «Нур Мубарак». Думаю, будет правильным продолжить практику во возврату наших молодых граждан на Родину, создав для них условия по получению религиозного образования.

Особенно радует то, что благодаря проводимой разъяснительной работе в СМИ, многие родители отказываются обучать своих детей за рубежом.

- Как вы думаете, будет ли эффективной норма закона об ограничении получения религиозного образования за рубежом?

- Введение данной нормы направлено на обучение религиозных служителей в первую очередь в нашей стране, чтобы у них сформировалось религиозное сознание, совместимое с казахстанскими традициями и культурой, нашей духовностью, поэтому она очень актуальна для нас. с точки зрения профильного ведомства, подобные меры позволят сократить количество выезжающих молодых людей за рубеж. Для этого интересующимся религиозными знаниями предлагается пройти обучение в 9 медресе-коллежах, далее пройти конкурс на грант египетского университета исламской культуры «Нур Мубарак». И только после получения базового религиозного образования, претендент будет иметь возможность получать дополнительное высшее образование за рубежом.

Исключение будут составлять только студенты, которые получают образование за рубежом на основании международного договора или соглашения, а также отсутствия у зарегистрированных в Казахстане религиозных объединений, духовных или религиозных организаций образования на территории нашей страны.

- Может ли действующая система отечественного религиозного образования полностью закрыть вопрос необходимости получения религиозных знаний за рубежом?

- Несмотря на предпринимаемые усилия по развитию отечественной системы религиозного образования, мы не должны отказываться от зарубежного опыта. Вместе с тем, в иностранные учебные религиозные центры должны направляться лучшие выпускники университета «Нур Мубарак» для обучения в магистратуре и докторантуре по направлению ДУМК. Подобная практика существует в Узбекистане, и показала свою эффективность.

Кроме того, необходимо продолжить работу по развитию высшего религиозного образования и подготовке квалифицированных магистров и докторов теологии на базе университета «Нур Мубарак» путем увеличения количества государственных грантов. Для этого необходимо перенимать передовой опыт лучших исламских теологических университетов, приглашая к преподаванию известных зарубежных теологов, специалистов по Корану и хафизов.

Все эти меры позволят нам компенсировать и улучшить состав имамского корпуса ДУМК, а также подготовить достойную смену религиозных кадров в будущем.

Казахстан > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 11 мая 2018 > № 2605284 Тышхан Кеншилик


Казахстан > Образование, наука. СМИ, ИТ > dknews.kz, 11 мая 2018 > № 2605283 Асхат Аймагамбетов

Изменена нормативная база, регламентирующая подготовку новых учебников для общеобразовательных школ. В соответствии с этими нормативами будет обеспечен новый подход в подготовке учебников. О том, какую работу проводит Министерство образования и науки над допущенными ошибками при издании учебников, рассказал вице-министр Асхат Аймагамбетов.

- Асхат Канатович, в прошлом году было много нареканий по содержанию новых учебников. Что было предпринято по устранению этих ошибок, а, главное, по их недопущению?

- По недопущению этих ошибок были предприняты меры. У нас пятиступенчатая экспертиза. Я хотел бы остановиться на некоторых вопросах подробнее. Первое - это автор. Мы внесли норму, согласно которой автором этих учебников могут быть не только один человек. Раньше автор не регламентировался. Это мог быть представитель высшей школы, условно, профессор, или это мог быть учитель школы. Мы полагаем, что очень важно ввести норму, и мы это решение приняли. Теперь авторами учебников могут быть авторские коллективы, причем, одновременно должны быть как представители высшей школы, так и представители официальной практики - это учителя. И мы считаем, что это важный вопрос.

- Что вы скажете по вопросу проведения общественной экспертизы?

- В этом году уже поступило около 5,5 тысяч замечаний и предложений. Все наши учебники были вывешены на портале. По каждому замечанию мы посмотрели и приняли меры.

- Какие новации будут представлены в этом году?

- По тем учебникам, которые будут издаваться в этом году, а это 3-6-8 классы, мы впервые предоставим QR- код, который будут иметь каждый из этих учебников. Через него можно будет скачать электронный вариант учебников. Мы такую задачу перед собой ставили и реализовали через внесение изменений в нормативно-правовые документы.

- В прошлом году немало нареканий прозвучало по использующимся ссылкам в Интернете. Что изменится в этом году?

- Мы этот вопрос тоже нормативно урегулировали. Ссылки в учебниках будут только на официальные сайты. Условно ссылки можно было сделать на Википедию, на Youtube, но мы сочли, что ребенок, просматривая этот канал, может столкнуться с различной информацией и различного рода контентом, который не соответствует его возрастным и этическим рамкам. В целом, по ссылкам скажу, что они нужны. По ним дети должны учиться работать в Интернете, но они должны быть на официальные сайты, где есть гарантия, что там будет контент определенного содержания и качества. Это очень важный вопрос! Очень важно, чтобы эти ссылки были только на дополнительный, вспомогательный материал, потому что у нас к Интернету не все дети, не все школьники имеют доступ. Поэтому когда мы говорим: выполни обязательный материал, и его можно увидеть только через какую-то ссылку в Интернете, а не у всех есть такой доступ - это неравные условия. Именно этим продиктовано такое решение.

- Будет ли обязательной апробация для казахстанских школьных учебников?

- До этого апробация нужна была только для учебников начальной школы, сейчас апробация обязательна для всех. Поэтому в этом году мы провели через апробацию и начальную и среднюю школу. Учителя, которые в течение года работают с этим учебником, они высказывают свои предложения, при этом работают и дети, и их родители, поэтому мы считаем это очень важным.

- Готовы ли вы прислушиваться к мнению общественности, которая в прошлом году проявила необычайную активность?

- Недавно в Алматы мы проводили брифинг. В этом году мы дополнительно ввели по своей инициативе такой институт как исследование на социальное восприятие. Это когда наши педагоги оценивают - они смотрят с точки зрения правильного содержания контента, программы и, так далее. Представьте себе, когда оценивают эксперты центра «Учебник», они смотрят свою часть. Когда изучают наши филологи - они компетентны в своей части, но нам важно подключить к этой работе общественность, у которой другая точка зрения. Нам важно слышать голос общественности! В этом году мы подключили много журналистов, представителей НПО. И они с позиций общественного восприятия тоже провели анализ, дали оценку и внесли свои предложения.

- Расскажите об итогах «хождения в народ» экспертов и авторов учебников.

- В прошлом году мы впервые организовали поездку авторов учебников по всем регионам. И они лично встретились с учителями, которые работают по их учебникам, получили ряд замечаний, предложений. Мы считаем, что создание такой обратной связи между авторами и авторскими коллективами, непосредственно, и самими педагогами, очень важно. Поэтому, мы уделяем особое внимание вопросу качества учебников и считаем, что те проблемы, которые были, они в плановом порядке решатся.

Казахстан > Образование, наука. СМИ, ИТ > dknews.kz, 11 мая 2018 > № 2605283 Асхат Аймагамбетов


КНДР. Корея. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dn.kz, 11 мая 2018 > № 2605187 Юрий Сигов

КОРЕЙСКАЯ ШАРАДА

Чем закончатся игры в “объединение Кореи” никто не знает. Даже сами корейцы

Юрий Сигов, Вашингтон

Вот уже несколько недель со страниц мировой печати и с экранов телевизоров не сходит якобы сверх-сенсационная тема. Две Кореи чуть ли не собрались воссоединяться, благодарность за подобный “исторический прорыв” требует себе исключительно президент Соединенных Штатов, в то время как два корейских лидера пожимают друг другу руки и даже вроде как какое-то дерево совместно сажают на радость соотечественникам. А уж насчет прогнозов по типу “то ли еще будет – ой, ой, ой” на Корейском полуострове отметились все, кто мало-мальски КНДР и Южную Корею может отыскать на карте мира.

Теперь вот ждут-не дождутся еще одного исторического события – планируемой (якобы) встречи в верхах между лидерами США и КНДР. Гадают, где они встретятся, кто кому первым пожмет руку, и сколько потом разных медпрепаратов будет использовано, чтобы руки отмыть от “крепкого политического захвата”. А еще каждый Божий день сообщается о том, что КНДР “вот-вот свернет свою ядерную программу”, И опять-таки все благодаря неустанной работе нынешнего хозяина Белого дома, который в единственном числе и правит современным миром (это если в Москве или Пекине вдруг думают иначе).

Но что во всей этой информационной кутерьме вокруг Корейского полуострова на самом деле имеет место быть, а что – чисто пропагандистская шелуха? И насколько вообще возможно некое объединение двух Корей, которым чуть ли не предсказывают “светлое единство” по примеру двух Германий (где на самом деле одна “скушала” другую при полнейшем предательстве верхушки СССР и ее так называемого “перестроечного руководителя”)?

Предлагаю же в этой связи посмотреть на происходящее на Корейском полуострове предельно прагматично, с точки зрения имеющихся “на местности” реалий, и оценить сам смысл тех громогласных заявлений и предсказаний, которые не просто делаются политиками самого высокого ранга, но и могут действительно оказать влияние на всю систему безопасности Азиатского континента, включая и страны Центральной Азии.

О каких победителях вообще можно толковать? В проигравшие не попасть бы

Начну вот с чего. С момента встречи лидеров КНДР и Южной Кореи чего только обеим странам не предрекалось, Особенно много заострялось внимания на том, что за всеми этими картинными рукопожатиями руководителей двух Корей незримо стоял американский президент. Тем более после того, как опять-таки американская сторона по всем подконтрольным СМИ распространила таинственный рассказ о якобы имевшем место визите нынешнего Госсекретаря США в КНДР и его тайных переговорах в Пхеньяне с Кимом-младшим (что никто ни разу не подтверждал, а американцы могут в этом плане обнародовать все, что им на руку).

Также важно, что две страны, которым никакое объединение Кореи невыгодно - США и Япония продолжают настаивать на том, что якобы необходимо по-прежнему оказывать на Пхеньян давление, пока КНДР не откажется полностью от ядерного оружия и не свернет свои ядерные программы. Одновременно подчеркивается, что пока Северная Корея не станет “Южной”, ее будут гнобить, давить и “указывать как ей жить”, даже если Ким-младший будет с южно-корейским руководителем встречаться по десять раз в месяц.

По поводу самого факта начала вменяемого диалога между двумя Кореями. Давно уже существует твердое мнение о том, что если бы внешние посторонние силы не вмешивались в межкорейские отношения, Сеул и Пхеньян давно бы нашли общий язык (благо он один и тот же). И какое-то подобие взаимосуществования выработали бы. Но это - в теории, которая с практикой с 1945 года не особо стыкуется.

Ведь Южная Корея по-прежнему фактически оккупирована американскими войсками (в то время, как на территории КНДР давно уже нет ни советских, ни китайских войск). Любые решения, касающиеся внешней политики собственной страны президент Южной Кореи принимает только после согласований с Вашингтоном. К тому же в случае возникновения любого военного конфликта на Корейском полуострове командовать всей Южной Кореей (включая ее армию) будет американский генерал, и никак иначе.

Что же касается самого факта переговоров, а не словесных оскорблений и угроз в адрес друг друга, то тут надо иметь в виду типично восточный сюжет о “сохранении лица”. Для КНДР и товарища Кима сам факт ведения с ним переговоров иностранцами - это признание его силы, авторитета, независимости и суверенитета возглавляемой им страны. Но то же самое про себя думает и нынешний президент США. Д.Трамп уверен, что именно он – главный в этих переговорах, и именно он "не позволит себя обмануть", плюс будет добиваться полного прекращения ядерной программы Пхеньяна.

А это, между прочим, означает не только отказ от испытаний ракетно-ядерного оружия, но и его уничтожение в КНДР под присмотром так называемых международных инспекторов. То есть весь мир нынче фактически вводится в заблуждение, поскольку Соединенные Штаты обещают именно ракетно-ядерное разоружение Северной Кореи, чего они добиться не смогли за более, чем 60 лет постоянного давления, и вряд ли смогут это сделать нынешними переговорами.

Дело в том, что товарищ Ким-младщий уже неоднократно объяснял, что ему совсем даже не улыбается судьба первых лиц Ирака и Ливии, и ни на какое ядерное разоружение он не пойдет ни при каких условиях. Америка сама может вспомнить, чего ей стоило создать собственное ядерное оружие и с его помощью править миром. Так почему КНДР должна на это пойти добровольно, хотя угрозу ее суверенитету никто с повестки дня не снимал?

И даже если две Кореи и начнут какие-то конкретные переговоры о том, чтобы в каком-то отдаленном будущем объединяться (но никак по типу ГДР с ФРГ), то ведь есть еще на карте совсем рядышком Япония. Она тоже с 1945 года оккупирована Соединенными Штатами, и ни одно существенное решение в области внешней политики Токио не может принять без согласования и “утверждения” в Вашингтоне. Называется это нынче “стратегическим партнерством и союзничеством”, но в руководстве КНДР полных лохов и готовых на “разводку” простаков вроде бы не наблюдается.

Кстати, северокорейцам прекрасно известно, что между Токио и Вашингтоном имеются секретные договоренности, согласно которым руководство Японии соглашается с наличием ядерного оружия на прибывающих в страну американских кораблях и самолетах. Те же японские журналисты постоянно пишут о том, что американское ядерное оружие может находиться на американских военных базах в Японии. Но ведь японцев туда не пускают, да и с какой стати американцам это делать?

Кто кого обманывает, и есть ли вообще на свете правда?

Здесь вот еще о чем стоило бы упомянуть. Все годы существования Северной Кореи как независимого государства и ее жизнь, и высшее руководство рисовались на Западе и в Японии с Южной Кореей (прежде всего) как жуткий кошмар и ужас без конца. Голод, пытки, уничтожение несогласных с курсом партии и правительства в Пхеньяне, сумасшествие северокорейского руководства в плане неких экстравагантных вариантов поведения - все это изо дня в день выдается на страницы газет и журналов, и постоянно муссируется сотнями прикормленных политологов и “экспертов по Северной Корее”.

Вся информация о том, что делается в КНДР на Западе имеется по-прежнему от разного рода перебежчиков, ищущих себе “подкорм” в Южной Корее и США “противников режима в Пхеньяне” и тому подобных. Можно ли всему этому верить? И более того - можно ли формировать какую-то вменяемую политику на основе подобных “свидетельств” и “разоблачений” якобы кошмарности северокорейских властей? Ответ, думаю, очевиден.

Поэтому примерно с той же степенью “доверия” стоило бы оценивать достигнутые на недавней встрече лидеров КНДР и Южной Кореи соглашения и принятые с широкими улыбками первых лиц декларации. К примеру, явно раздутые надежды выражаются на отказ Северной Кореи от ядерного оружия и полный его вывод с Корейского полуострова. Это ведь означало бы полную капитуляцию КНДР, на что товарищ Ким ну явно идти не планирует. Зато многочисленные американские эксперты уверенно утверждают, что именно это и будет обсуждаться на возможной встрече Кима и Д. Трампа(что вероятно только если корейского лидера напоят каким-нибудь зельем).

Также подобное непонимание ситуации демонстрируют те, кто мусолит тему о якобы “запускаемом процессе объединения двух Корей в одно государство”. Да, на данном этапе они могли бы подписать некий мирный договор между собой и установить, скажем, дипломатические отношения (хотя, думаю, это больше походило бы на внешние понты, но никак не на смену общего вектора развития двусторонних отношений).

Да и потом практически всем основным “друзьям” Кореи и ее возможного объединения именно оно особо невыгодно. Хотя до этого еще при любых раскладах очень далеко (да и неизвестно, дойдет ли до этого вообще дело), появление нового влиятельного государства в регионе для той же Японии, да и США (в меньшей степени - для России и КНР) может создать весьма серьезные проблемы для всей архитектуры безопасности этого и так нашпигованного оружием и военной силой региона.

Чем ниже конфликтный потенциал основных партнеров стран Центральной Азии, тем проще им будет проводить свою многовекторную политику

И, наконец, что в этом якобы “сдвинувшемся мирном процессе на Корейском полуострове” может выгореть не только его естественным участникам, но и другим странам континента, включая центральноазиатские? О том, каковы планы и расчеты в этом процессе США и Японии уже упомяналось. Поэтому обращу внимание на политику в отношении двух Корей Китая, России, и как следствие- значение подобных событий для центральноазиатских государств.

Что касается КНР, то в той же Америке ее политика в отношении Северной Кореи уже как пару лет попросту переворачивается с ног на голову. Если раньше американцы считали китайцев чуть ли не основными спонсорами северокорейского режима, то теперь Китаю уже приписывается якобы желание “быть с Америкой в одной лодке” для того, чтобы лишить КНДР ее ядерного оружия.

Помимо этого, в американских научных кругах постоянно педалируется тема о том, что якобы китайский руководитель товарищ Си очень даже не любит товарища Кима, и вроде как возмущен проводимой им политикой, намереваясь давно “закрыть северокорейский вопрос”. А еще утверждается, что Китай в любой момент, если, к примеру, Америка нападет на КНДР, попросту сдаст северокорейцев, чтобы только не связываться в военном конфликте с Соединенными Штатами.

На самом же деле, какие планы у Китая в отношении что КНДР, что в перспективе возможного объединения всего Корейского полуострова не знает никто. И уж тем более невозможно просчитать китайские планы в отношении своих ближайших соседей “западными лекалами” менталитета. Пока же ясно одно: Китай по-прежнему имеет немалое влияние на политику Северной Кореи (чтобы по этому поводу не писали самые всезнающие мировые эксперты). И стабильность вкупе с предсказуемостью руководства Северной Кореи для Пекина крайне важны и принципиальны.

Самой проигрывающей стороной от всей этой “корейско-объединительной суеты” оказывается Россия – причем по целому ряду причин. Имея непосредственную границу с КНДР, и фактически будучи зачисленной в союзники Пхеньяна усилиями американских правящих кругов, Москва с потрясающим упорством, граничащим с натуральным безумием, подписывалась все эти годы под всеми гадостями, которые “обеспокоенное международное сообщество” вытворяло на всех уровнях против КНДР. Также Россия голосовала за нелепейшие санкции против этой страны, будучи под точно такими же санкциями той же самой страны, которой она пыталась прислуживать “на корейском направлении”.

Плюс постоянно только сокращала все экономические (не говоря уже о иных) связи с Пхеньяном, высылала по просьбе “американских партнеров” корейских рабочих с лесосек на Дальнем Востоке. Хотя имела уникальные возможности нарастить там свое не просто влияние, а реально укрепить позиции во всем Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Между прочим, полностью игнорировал существование товарища Кима и занятый “укреплением отношений с Западом” российский президент. Зато теперь с “достойным переговоров” соверокорейским первым лицом готовы беседовать все– вплоть до главного еще вчера “усмирителя Пхеньяна” Д. Трампа. И это не упоминая развитие отношений именно на личном уровне руководства КНДР с другими своими соседями.

Для государств Центральной Азии ситуация с “мирными инициативами на Корейском полуострове” в принципе выгодна по самой главной причине. А именно снижение напряженности вокруг КНДР в противостоянии основных игроков будущего обустройства миропорядка - США и Китая. Если им там удастся избежать жесткой конфронтации, то и в других точках они больше (по крайней мере, пока) станут искать возможности не столкнуться лоб в лоб, а хотя бы внешне имитировать какое-то подобие взаимопонимания и учет интересов друг друга.

Чем больше будут основные игроки в геополитике Азии отвлекать свои усилия на важные для них, но не принципиальные сюжеты для той же Центральной Азии, тем проще будет странам региона и дальше проталкивать так называемую многовекторную политику. При которой сегодня можно получить кредит у китайцев, завтра - у России, послезавтра поучаствовать с Америкой в каких-нибудь военных учениях или отправить туда на обучение своих офицеров. А еще через пару деньков “подыграть” в чем-то Турции, Ирану или единой Европе.

В любом случае до какой-то конкретики на Корейском полуострове еще очень и очень далеко. А чем дольше будут идти все эти мало к чему обязывающие переговоры, пожиматься руки и высаживаться деревца зеленые, тем выгоднее подобное положение будет для всех, кто на большую политику в мире не влияет, но к ее основным “разводящим” имеет желание как можно плотнее к собственной выгоде подвязаться.

КНДР. Корея. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dn.kz, 11 мая 2018 > № 2605187 Юрий Сигов


США. Иран > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 11 мая 2018 > № 2605070 Андрей Баклицкий

К чему приведет выход США из ядерной сделки с Ираном

Андрей Баклицкий

Вполне возможно, что выход из ядерной сделки был для Дональда Трампа просто выполнением предвыборного обещания и он не хочет ввязываться в очередную войну на Ближнем Востоке. Но решение американского президента уже запустило цепочку событий, которая может не оставить ему выбора

Как и положено хорошему шоумену, президент США Дональд Трамп много месяцев держал мир в напряженном ожидании своего окончательного решения о судьбе ядерной сделки с Ираном – Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по урегулированию ситуации вокруг иранской ядерной программы. Громкие заявления о скором выходе США из СВПД сочетались с продлением приостановки санкций против Ирана и кадровыми маневрами во внешнеполитическом блоке президентской администрации.

И вот нужный день настал – 8 мая Трамп официально объявил о том, что США выходят из соглашения. Но напряжение вокруг иранской ядерной сделки от этого только выросло. Теперь речь идет не только о режиме нераспространения, но и о том, не приведут ли дальнейшие шаги США, Ирана и Израиля к новой войне на Ближнем Востоке.

Дорога на выход

Президент Трамп последовательно выступал против ядерной сделки с Ираном еще со времен предвыборной кампании. В октябре прошлого года он отказался сертифицировать соглашение, то есть подтверждать Конгрессу, что соглашение по-прежнему отвечает интересам США. Причем решение об отказе в сертификации было принято, несмотря на то что Иран выполнял свои обязательства.

Тем не менее Трамп продолжал продлевать приостановку санкций против Ирана, что было главным условием участия США в СВПД. Одновременно шло обновление внешнеполитической команды американского президента: Трамп заменил госсекретаря Тиллерсона и советника по национальной безопасности Макмастера, оспаривавших решения президента, на лояльных ястребов Помпео и Болтона, также выступающих против сделки с Ираном. По информации СМИ, противодействие иранскому соглашению со стороны администрации Трампа дошло до попытки собрать компромат на сотрудников администрации Обамы, участвовавших в выработке ядерной сделки с Ираном.

С приближением очередного дедлайна 12 мая (каждые 90 дней Трамп должен был информировать Конгресс о том, что Иран выполняет свои обязательства) сторонники и противники ядерной сделки задействовали все ресурсы, чтобы склонить президента на свою сторону.

Тридцатого апреля премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху выступил с заявлением, что Иран обладал тайной военной ядерной программой. Хотя информация, якобы добытая из архива на окраине Тегерана, не была особенно новой и свидетельствовала лишь о том, что такая программа иранцев завершилась в 2003 году, задолго до заключения СВПД, израильский премьер не особенно вдавался в детали и делал упор на том, что сделка построена на обмане и не ограничивает возможности Ирана создать ядерное оружие в будущем.

В свою очередь, лидеры европейских стран – участниц СВПД пытались убедить Трампа не выходить из соглашения. В течение двух недель Вашингтон посетили президент Франции, канцлер Германии и министр иностранных дел Великобритании. Кульминацией европейских усилий стал план Эммануэля Макрона, который предполагал новую договоренность по долгосрочному обеспечению мирного характера иранской ядерной программы, ограничение ракетной программы Ирана и обсуждение региональных вопросов, в том числе с участием стран Ближнего Востока и России, при сохранении СВПД. Но, несмотря на дружеские отношения между двумя президентами, Макрону не удалось убедить Трампа. В интервью после презентации Макрон предположил, что Дональд Трамп, скорее всего, «избавится от соглашения по внутриполитическим причинам».

Так и произошло. Восьмого мая президент Дональд Трамп заявил, что США прекращают участие в СВПД и вводят в действие все приостановленные ранее санкции против Ирана. Также президент США объявил, что продолжит консультации с европейскими союзниками по выработке нового соглашения и что готов заключить сделку с Тегераном на новых условиях. Соглашению, ставшему результатом многолетних дипломатических переговоров, был нанесен тяжелый, но пока еще не смертельный удар.

Недостатки соглашения

Главные аргументы критиков иранской ядерной сделки сводятся к тому, что она слишком мягкая по отношению к Тегерану и не гарантирует, что Иран никогда не сможет создать ядерное оружие. И действительно, СВПД такой гарантии не дает, но и никакое другое решение, за исключением разве что оккупации Ирана, не достигло бы подобного золотого стандарта.

СВПД фиксировал решение Ирана отказаться от тайной ядерной программы в 2003 году, снимал техническую возможность создать ядерное оружие в ближайшие 10–15 лет и внедрял в стране беспрецедентный режим мониторинга, который бы позволил обнаружить любое нарушение обязательств Тегерана в ядерной сфере в будущем.

Помимо ограничений на запасы урана, тяжелой воды, количество и качество центрифуг, которые Иран принял на себя на срок от 8,5 до 25 лет, страна также приняла на себя ряд бессрочных обязательств. Тегеран уничтожил центральную зону тяжеловодного реактора в Араке, который мог нарабатывать значительное количество плутония, и таким образом фактически закрыл плутониевый путь к ядерной бомбе.

Кроме того, Иран обязался немедленно информировать МАГАТЭ о начале строительства новых ядерных объектов (модифицированный код 3.1 Дополнительных положений соглашения о гарантиях МАГАТЭ) и на добровольной основе позволил МАГАТЭ проводить инспекцию на всей территории страны в поисках незаявленной деятельности (Дополнительный протокол к соглашению о гарантиях МАГАТЭ). Наконец, согласно разделу Т соглашения, Тегеран бессрочно отказался от использования ряда технологий, применяющихся для создания ядерного оружия, таких как многоточечные системы детонации взрыва, нейтронные источники взрывного типа и так далее, без разрешения Совместной комиссии.

Критики СВПД (включая Трампа) часто отмечали, что соглашение не вводит для Ирана никаких постоянных ограничений на масштабы ядерной программы, позволяет и дальше разрабатывать баллистические ракеты, а также не затрагивает действия Тегерана в регионе. После заявлений Нетаньяху американских переговорщиков также стали обвинять в том, что при заключении сделки они не заставили Тегеран признаться во всех предыдущих нарушениях.

Однако нельзя не признать, что добиться от Ирана постоянных ограничений для ядерной программы едва ли было возможно. США около десяти лет пытались добиться полного запрета на обогащение Ираном урана, но вместо этого за эти годы количество центрифуг в распоряжении Тегерана выросло с нескольких десятков до примерно 20 тысяч (в рамках СВПД стороны договорились разобрать примерно две трети из них).

Ракетная программа Ирана без возможности произвести ядерные боеголовки для ракет не представляет значительной опасности. Было бы наивно ожидать, что Тегеран откажется от баллистических ракет, которые стоят на вооружении у его региональных соперников: Израиля и Саудовской Аравии. А попытка увязать ядерный вопрос с региональными проблемами неминуемо закончилась бы провалом переговоров.

Наконец, чтобы убедить Иран согласиться на ядерную сделку, было очень важно позволить иранцам сохранить лицо. Тегеран даже принял контринтуитивное решение разместить пятую часть оставшихся в его распоряжении центрифуг на объекте Фордо, где было запрещено использовать уран, только для того, чтобы продемонстрировать иранскому обществу, что ни один из существовавших иранских ядерных центров не был закрыт. Когда дипломатам шестерки международных посредников пришлось выбрать между шансом публично обвинить Иран в нарушениях и исключением возможности нарушений в будущем, они выбрали второе.

Была у соглашения и вторая цель – невысказанная прямо, но вполне очевидная. Снятие связанных с ядерной программой санкций и длительный переходный период должны были укрепить доверие между Ираном и Западом, открыть возможности для обсуждения других вопросов. Иран начал бы глубже интегрироваться в мировую экономику, что внутри страны добавило бы популярности тем политикам, кто готов к большей открытости и взаимодействию с мировым сообществом. Эти ожидания уже отчасти оправдались с уверенным переизбранием Хасана Рухани на второй президентский срок.

Несмотря на заметные расхождения Ирана и западных стран по Сирии, на других направлениях тоже был заметен определенный прогресс. В октябре 2017 года глава Корпуса стражей исламской революции объявил, что по распоряжению верховного лидера Ирана дальность баллистических ракет страны была ограничена 2000 километров, что снимало угрозу Европе и тем более США.

Более того, парадоксальным образом разоблачающая презентация Нетаньяху подтвердила, что новейшие иранские ракеты не создавались для доставки ядерного оружия. Эксперты указали на то, что ядерный заряд, продемонстрированный в презентации, мог быть использован в более старых иранских ракетах, но не в новых с увеличенным радиусом, выпускаемых после 2004 года.

В личных разговорах иранские дипломаты говорили, что не исключают, что после снятия ограничений значительного наращивания ядерной программы не последует – оно будет не нужно Тегерану ни по имиджевым, ни по экономическим причинам. Наконец, Иран согласился начать диалог с Евросоюзом по региональной безопасности, включая ситуацию в Йемене. Третьего мая 2018 года в Риме прошел второй раунд ирано-европейских консультаций.

Враг хорошего

Тем не менее часть американского истеблишмента, включая президента Трампа, продолжает считать, что СВПД – это «ужасная сделка», условия которой можно и нужно переписать, и что Вашингтон в состоянии добиться от Тегерана больших уступок. Переговоры с Северной Кореей, по-видимому, убедили руководство США в том, что максимальное давление способно заставить противоположную сторону принять все американские условия – президент Трамп упомянул пример КНДР в своей речи после выхода из СВПД.

Однако ситуация в Пхеньяне и Тегеране заметно отличается, и аналогия здесь скорее мешает. Иран (довольно справедливо) считает, что США не выполняли своих обязательств даже до выхода из соглашения. Только за последний месяц колебания Трампа привели к резкому падению курса риала. Boeing в ожидании выхода США из СВПД объявил, что ищет новых покупателей на самолеты, заказанные Ираном. И не прогадал – Министерство финансов США заявило, что отзывает лицензии у Boeing и Airbus после выхода Вашингтона из сделки. Поставка пассажирских самолетов была специально прописана в соглашении по ядерной программе, но Тегеран так и не получил ни одного.

В такой ситуации любое правительство Ирана неизбежно задумалось бы, как можно заключать договоренности, которые потом не выполняются, и соглашаться на ограничения, которые другая сторона может произвольно менять.

Ситуация усугубляется тем, что в Иране идет активная (пусть и не всегда формальная) политическая жизнь. Как отмечает Вали Наср, в отличие от Северной Кореи в Тегеране нет абсолютного правителя, с которым США могли бы заключить сделку. Президент Рухани вынужден бороться с консерваторами, которые обвиняют действующее правительство в предательстве национальных интересов. Выход США из соглашения и предложение заключить новую сделку воспринимается в Тегеране как шантаж и только ужесточает позицию Ирана, исключая возможность дальнейших переговоров.

Что будут делать США

Пока администрация США демонстрирует полное отсутствие стратегии после выхода из СВПД, и удивительным образом это не смущает руководство страны. Трамп фактически просто ввел санкции против Ирана, не обозначив никаких целей, которых он хочет добиться, или красных линий, которые Тегерану не следует переходить.

Складывается впечатление, что ядерная программа Ирана не так уж интересна администрации. Как отметил неназванный французский дипломат, «нужно признать, что претензии администрации Трампа касаются не сделки, а Исламской Республики Иран. Мы живем в 2018 году, но США застряли в 1979-м».

Но если претензии Трампа к Ирану, по-видимому, основываются на неприязни к наследию Обамы, а также стремлении выполнить предвыборное обещание и неуступчивости иранцев (Трамп предлагал Рухани встретиться на полях Генассамблеи ООН, но тот отказался), то многие его советники недвусмысленно заинтересованы в смене режима в Тегеране. И новый госсекретарь США Майк Помпео, и особенно советник по национальной безопасности Джон Болтон неоднократно высказывались за смену власти в Иране. Самым свежим примером в этом ряду стало заявление советника Дональда Трампа и члена юридической команды президента Руди Джулиани, 5 мая сообщившего, что он является последовательным сторонником смены режима в Тегеране.

С одной стороны, президент Трамп неоднократно демонстрировал, что ключевые решения он принимает сам и готов игнорировать ближайших советников, если они ему противоречат (госсекретарь Помпео предлагал двухнедельную отсрочку выхода из СВПД, чтобы завершить диалог с европейцами – Трамп отказался). Можно предположить, что если Болтон и Помпео будут настаивать на военных действиях и смене режима в Иране, в чем Трамп, похоже, не заинтересован, то они разделят судьбу уволенных Макмастера и Тиллерсона, настаивавших на сохранении СВПД.

С другой стороны, президент США не любит вникать в детали и может предоставить кабинету свободу рук в иранском вопросе, оказавшись в итоге втянутым в незапланированный конфликт. И здесь стоит вернуться к обличающей Иран презентации Биньямина Нетаньяху.

Выступление было настолько важным для премьер-министра Израиля, что ради него он отменил свою речь на открытии новой сессии Кнессета. В ходе презентации Нетаньяху действительно говорил о тайной программе «Амад», в рамках которой Иран вел разработки, связанные с ядерным оружием. Но проблема заключалась в том, что программа была завершена в 2003 году, и информация о ней не была секретной. В частности, она была достаточно подробно описана в докладе генерального директора МАГАТЭ совету управляющих организации в декабре 2015 года.

Американский сатирический сайт The Onion спародировал разоблачения израильского премьера в статье «Нетаньяху продемонстрировал шокирующие новые свидетельства того, что иранцы планировали разграбить Вавилон в 539 году до н.э.». Но в действительности все было предельно серьезно. До даты, когда Трамп должен был решить, оставаться ли США в ядерной сделке, было меньше двух недель. Время заявления, выступление на английском языке, действие в обход МАГАТЭ – все указывало на то, что Нетаньяху обращался прежде всего к американской аудитории. Израильский премьер либо призывал Трампа выйти из СВПД, либо, зная, что решение уже принято, предлагал ему убедительный повод.

Если в Вашингтоне действительно всерьез рассматривают возможность смены режима в Иране, то неудивительно, что судьба СВДП их не особенно волнует. А презентация Нетаньяху ложится в основу досье, позволяющего оправдать жесткую политику в отношении Тегерана. По итогам израильского брифинга Белый дом выпустил пресс-релиз о том, что Иран обладает программой по созданию ядерного оружия. Позже информация была поправлена, пресс-служба заявила, что виной всему стала опечатка – «обладает» (has) вместо «обладал» (had). Журналист Араш Карами иронически заметил, что «сценарий для войны с Ираном – это тот же сценарий для войны с Ираком, только с опечатками».

После выхода США СВПД еще можно спасти, если Ирану удастся сохранить торговлю с Евросоюзом, Китаем, Россией и инвестиции в свою экономику. Компаниям из третьих стран, продолжающим вести бизнес в Иране, придется столкнуться с вторичными санкциями США, и ключевой здесь станет позиция Европы. Заявление лидеров Великобритании, Германии и Франции после выхода США из СВПД было достаточно жестким и показало, что европейские участники как минимум попытаются сохранить сделку в отсутствие США. Сделать это Европа сможет, только если сведет на нет американские санкции в отношении Тегерана и компаний, ведущих с ним бизнес, что выглядит как готовый сценарий для торговой войны.

Возможности по противодействию американским санкциям со стороны Евросоюза неоднократно и широко обсуждались. Среди них называют принятое в 1990-е годы Постановление № 2271/96, вводившее защитные меры для европейских компаний, которые могли оказаться под санкциями США из-за торговли с Кубой, и обязывающее эти компании выполнять заключенные контракты. Также для инвестиций и торговли с Ираном могут быть использованы специальные валютные механизмы, не связанные с американским долларом, и кредитные линии в евро (в идеале с подключением России, Китая, Индии, Турции и других крупных торговых партнеров Ирана).

При этом Лондон, Берлин и Париж по-прежнему заявляют, что будут пытаться заключить с Ираном более широкое соглашение, включающее долгосрочное ограничение ядерной программы, баллистические ракеты и поведение Тегерана в регионе. Хотя сложно представить, как это может выглядеть на фоне попыток США разрушить СВПД.

Что будет делать Иран

Если руководство Ирана придет к выводу, что участие в соглашении больше не отвечает экономическим интересам страны, распад СВПД станет практически неизбежным. В этом случае ограничения, наложенные на ядерную программу страны, будут сняты. Руководители Ирана неоднократно заявляли, что смогут восстановить наиболее чувствительные аспекты своей программы в течение нескольких дней.

Однако не стоит ожидать рывка Тегерана к производству ядерного оружия и в целом чересчур провокационного поведения. Действия Ирана будут зависеть от большого количества внутри- и внешнеполитических факторов, но можно предположить, что Тегеран будет восстанавливать ядерную программу образца 2015 года с поправкой на технические достижения последних лет, чтобы использовать ее для обеспечения своей безопасности и последующих переговоров, если для них появится возможность.

Такая стратегия, вероятно, будет преследовать две основные цели: во-первых, изолировать США как нарушителя соглашения и обеспечить Тегерану максимальную поддержку мирового сообщества; а во-вторых, избежать военного удара Израиля и/или США по ядерной инфраструктуре страны.

Ради первой цели Иран, скорее всего, не станет выходить из Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) и будет выполнять соглашения о гарантиях МАГАТЭ (скорее всего, без Дополнительного протокола), а также продолжит работы по перепрофилированию реактора в Араке совместно с Китаем и центрифуг для производства стабильных изотопов в Фордо с Россией. Возможно нарушение незначимых для иранской ядерной программы ограничений – например, на запасы тяжелой воды.

Достижение второй цели будет определяться запасами обогащенного урана – Израиль еще в 2012 году объявил именно этот параметр той красной линией, при пересечении которой последует военный удар. Тогда эта величина оценивалась в 240 кг урана, обогащенного до 20%. Сейчас можно ожидать, что Тегеран восстановит уровень обогащения урана до 20% при сохранении запасов ниже 200 кг, а также введет в строй новые, более совершенные центрифуги и возобновит обогащение урана в подземном комплексе Фордо, но не станет превышать общий лимит по весу урана (для этого может обогащаться обедненный уран).

Впрочем, все эти сценарии имеют смысл, только если Иран не будет атакован Израилем или Соединенными Штатами. Любые военные действия на Ближнем Востоке будут чреваты дальнейшей дестабилизацией региона, но в случае с Тегераном за ними может последовать выход страны из ДНЯО и решение о разработке ядерного оружия. Иранские политики наверняка внимательно следят за событиями вокруг Северной Кореи и могут сделать вывод, что для переговоров с США на равных нужно создать межконтинентальную баллистическую ракету и ядерную боеголовку к ней. Последствия такого решения будут колоссальными, включая возможную ядерную гонку на Ближнем Востоке и серьезный удар по мировому режиму нераспространения.

На вопрос, может ли Израиль нанести военный удар по Ирану, министр обороны страны Авигдор Либерман ответил: «Я вообще не хочу говорить ни о каких ударах, мы не собираемся, никогда не хотели просто так никого ударять. Все войны, которые мы вели до сегодняшнего дня, – это войны, которые нам навязали».

Сложно сказать, станет ли таким «навязыванием войны» развитие Тегераном своей ядерной программы после выхода США из СВПД и не сдвинулась ли израильская красная линия, но очевидно, что Израиль будет наблюдать за действиями Ирана со взведенным курком. В тот же день, когда Биньямин Нетаньяху выступил с разоблачением в отношении ядерной программы Тегерана, Кнессет принял закон, по которому в «чрезвычайных обстоятельствах» для начала военных действий будет достаточно решения премьер-министра и министра обороны без участия остального правительства. Недавний обмен ракетными ударами между Израилем и Ираном в Сирии также не внушает оптимизма.

Вполне возможно, что выход из ядерной сделки был для Дональда Трампа просто выполнением предвыборного обещания и он не хочет ввязываться в очередную войну на Ближнем Востоке. Но решение американского президента уже запустило цепочку событий, которая может не оставить ему выбора.

США. Иран > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 11 мая 2018 > № 2605070 Андрей Баклицкий


Армения > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 11 мая 2018 > № 2605058 Микаэл Золян

Прагматичный революционер. Чего ожидать от Никола Пашиняна

Микаэл Золян

Пашиняна сложно назвать левым или правым, прозападным или пророссийским. Зато у него есть два образа: харизматичный революционер, способный вести за собой улицу, и прагматичный политик, готовый к компромиссам и тактическим союзам

Уходя в отставку 23 апреля, новоиспеченный премьер-министр Армении Серж Саргсян написал в своем заявлении: «Никол Пашинян был прав, я ошибался». Правящая Республиканская партия сопротивлялась еще примерно две недели, но 8 мая, по итогам голосования в Национальном Собрании Армении, лидер оппозиции Никол Пашинян стал премьер-министром Армении.

Как и в целом события в Армении, образ Пашиняна не вполне соответствует тем категориям, которыми многие и на Западе, и в России привыкли описывать постсоветскую реальность. Пашиняна сложно назвать левым или правым, прозападным или пророссийским. Зато у него есть два образа: харизматичный революционер, способный вести за собой улицу, и прагматичный политик, готовый к компромиссам и тактическим союзам.

Имидж Пашиняна изменчив, как успели заметить те, кто следит за событиями в Армении. Последние пару недель он выглядел брутальным бородачом с рюкзаком за плечами, в майке защитного цвета и кепке с надписью «Духов» (выражение, которое можно перевести как «Смелее!» или «Дерзай!»). Этот образ идеально подходил лидеру революции, но 1 мая, когда Пашинян выступал в парламенте как кандидат в премьеры, он был в костюме и при галстуке – хотя бороду все-таки не сбрил.

С Пашиняном в Армении приходит к власти то поколение, которое можно назвать постпостсоветским. Пашинян имеет мало общего с доминирующей в большинстве бывших советских стран политической элитой, которая является наследницей либо советской номенклатуры, либо демократических движений, пришедших к власти в начале 1990-х.

До сих пор Пашинян никогда не имел реальной власти (пост депутата от оппозиционной фракции парламента Армении, разумеется, не в счет). Этим он отличается не только от многолетних президентов ряда постсоветских стран, но и от большинства лидеров цветных революций. Тот же «главный революционер» постсоветского пространства Михаил Саакашвили был министром юстиции в правительстве Эдуарда Шеварднадзе. Недавние события в Армении – практически первый случай на постсоветском пространстве, когда лидером победившего протеста стал не отколовшийся от правящей элиты чиновник, обладавший в силу этого определенными ресурсами, а человек снизу, практически всю жизнь бывший в оппозиции. В этом отношении карьера Пашиняна напоминает скорее карьеру профессионального революционера начала ХХ века, чем типичного постсоветского политика.

42-летний Пашинян сформировался не просто как политик, но и как личность уже в постсоветский период. Это отличает его и от бывшего диссидента Левона Тер-Петросяна, и от бывших партийных работников Роберта Кочаряна и Сержа Саргсяна. Перефразируя Довлатова, можно сказать, что Пашинян не «советский» и не «антисоветский», а просто несоветский. И дело здесь не только в возрасте, ведь многие сверстники Пашиняна успели пройти своего рода партийную школу в молодежных структурах Республиканской партии Армении.

Уже в студенческие годы, параллельно с учебой, Пашинян занимался журналистикой и был отчислен, по официальной версии, за пропуски занятий, а по слухам – за то, что обвинил одного из преподавателей во взяточничестве. В 1999 году Пашинян занял пост главного редактора газеты «Айкакан жаманак» («Армянское время»), которая к концу нулевых стала самой популярной оппозиционной газетой Армении. В 2008 году 33-летний Пашинян оказался одним из видных активистов оппозиционного движения, сформировавшегося вокруг бывшего президента Тер-Петросяна.

После того как протесты были подавлены силой, Пашинян сначала скрывался, а через год добровольно сдался властям, был осужден за организацию массовых беспорядков и сел в тюрьму. Пока Пашинян был в бегах, он написал роман, а в тюрьме сочинял для своей газеты статьи о тюремных нравах. В конечном счете власть, видимо, решила, что за решеткой Пашинян создает ей больше неудобств, чем на свободе, и его амнистировали в 2011 году.

После выхода из тюрьмы Пашинян из пламенного революционера превратился во вполне договороспособного политика. Вернувшись в ряды оппозиции, Пашинян в 2012 году был избран в парламент и стал депутатом от блока Тер-Петросяна Армянский национальный конгресс. Но вскоре между ним и Тер-Петросяном произошла размолвка, и Пашинян основал собственную партию – «Гражданский договор».

В 2017 году, создав вместе с двумя другими партиями избирательный блок «Елк» («Выход»), набравший чуть менее 8% голосов на очередных выборах, он вновь прошел в парламент. За то, что Пашинян принял итоги этих выборов, которые многие считали несправедливыми, другие оппозиционеры обвиняли его в сотрудничестве с властями. Поэтому, когда в конце марта этого года Пашинян начал кампанию по смещению Саргсяна, многие отнеслись к ней скептически. Еще в середине апреля, когда количество демонстрантов уже исчислялось тысячами, некоторые оппозиционеры считали акции Пашиняна имитацией и были уверены, что рано или поздно он сольет протест.

Революция без идеологии: внутренняя политика

Если говорить об идеологии, которой придерживается Пашинян и его окружение, то в целом в Армении его воспринимают как представителя либерально-демократического крыла. Однако четко определить его место в политическом спектре страны довольно сложно. И дело здесь не столько в «оппортунизме» Пашиняна, о котором говорят его политические конкуренты, а в том, что армянская политика вообще с трудом поддается описанию в традиционных идеологических категориях.

Десятилетиями основной конфликт в политической жизни Армении проходил не по линии «левые – правые» или «либералы – консерваторы», а по линии «власть – оппозиция». Все это время самые разные армянские оппозиционеры предлагали одну и ту же повестку: борьба с коррупцией, честные выборы, ликвидация монополий и так далее. На этом фоне Пашинян отличался завидным постоянством, так как тема борьбы с коррупцией и олигархией была для него главной еще в те времена, когда он начинал как журналист.

Что касается программы предстоящих реформ, то пока Пашинян и его сторонники не спешат конкретизировать свои планы и говорят в основном о необходимости скорейшей реформы избирательной системы, которая исключит возможность злоупотреблений и фальсификаций и позволит провести прозрачные внеочередные выборы.

Все, что будет происходить потом, Пашинян и его соратники описывают весьма расплывчато. Так, они говорят о борьбе с коррупцией, олигархией, монополиями, о том, что в «новой Армении» будет обеспечено верховенство закона, что бизнес, в том числе малый и средний, получит возможность развиваться без давления государственных органов. Но как именно они собираются всего этого добиться, пока непонятно.

Видимо, эта неопределенность вызвана тем, что Пашинян не хочет терять сторонников, часть которых любая конкретика может только оттолкнуть. Сегодня Пашиняну нужна широкая коалиция, чтобы довести до конца процесс отстранения республиканцев от власти. Именно поэтому он сотрудничает с двумя другими парламентскими партиями, хотя еще недавно одна из них, «Процветающая Армения» во главе с бизнесменом Гагиком Царукяном, была «системной оппозицией», а другая, «Дашнакцутюн», возглавляемая Грантом Маркаряном, – партнером республиканцев по коалиции.

Более того, Пашинян дает понять, что в будущей системе власти не будет кадровой чистки и что он готов сотрудничать со специалистами-технократами, которые работали во власти при республиканцах. Сотрудничество с технократами необходимо Пашиняну еще и потому, что у него пока нет своей команды. До последних событий его партия «Гражданский договор» была слишком малочисленной, и Пашиняну придется искать людей за ее пределами.

В протестном движении участвовали многие представители гражданского общества, но, во-первых, не все они готовы идти во власть, а во-вторых, не у всех есть необходимые навыки управления. Правда, учитывая армянскую специфику, у Пашиняна есть еще один кадровый резерв, на который он может рассчитывать, – армянская диаспора, отозвавшаяся на события в Армении с большим энтузиазмом.

Без резких движений: внешняя политика

Естественно, как в России, так и на Западе основные вопросы к победившей революции касаются внешней политики Армении. Армянские правящие республиканцы, особенно после отставки Саргсяна, стремились представить Пашиняна как убежденного западника, чтобы заручиться поддержкой Кремля во внутриполитической борьбе. Сам Пашинян, напротив, делал все, чтобы в Москве его не считали прозападным политиком.

Он заявлял, в частности, что протестное движение имеет исключительно внутриполитическую повестку и не ставит внешнеполитических целей, и даже зачитал на митинге заявление МИДа России как свидетельство того, что в Москве это понимают. Выступая в качестве кандидата на пост премьера, Пашинян постоянно подчеркивал, что Армения не выйдет из состава ЕАЭС и ОДКБ, а российские пограничники и российская военная база останутся в Армении. Одновременно он говорил о том, что Армения по-прежнему будет развивать отношения со своими соседями, Грузией и Ираном, а также с ЕС и США.

В целом месседж Пашиняна сводится к тому, что Армения не станет совершать резких движений и будет придерживаться многовекторной внешней политики. За это оппоненты обвиняют Пашиняна в оппортунизме и беспринципности, цитируя его же старые выступления и статьи, в которых он критиковал внешнюю политику армянских властей.

В определенной степени действительно можно говорить о коррекции внешнеполитических взглядов Пашиняна. Однако представление о Пашиняне как о западнике, который под влиянием обстоятельств переквалифицировался в русофила, тоже ошибочно. На самом деле Пашинян, будучи в оппозиции, критиковал положение дел в армяно-российских отношениях не столько с позиции западника, сколько с позиции государственника, чьим приоритетом является не геополитическая ориентация, а суверенитет Армении.

Поэтому, если говорить о будущем российско-армянских отношений, то они, скорее всего, будут развиваться не по грузинскому сценарию, как того опасаются некоторые российские аналитики, а по белорусскому или казахстанскому. Иными словами, всячески подчеркивая важность отношений с Россией, ЕАЭС и ОДКБ, Пашинян, в отличие от Саргсяна, вероятно, не побоится публично задавать острые вопросы – например, о поставках вооружения Азербайджану странами ОДКБ.

Еще одной причиной, удерживающей Пашиняна в рамках многовекторной внешней политики, являются нерешенные проблемы с двумя из четырех непосредственных соседей Армении, Турцией и Азербайджаном. В Армении осознают риск, что Азербайджан может воспользоваться моментом, чтобы покончить с карабахским конфликтом военным путем. Искушение для Баку тем более велико, что там понимают: успех армянских протестов может послужить стимулом для деморализованной на сегодняшний день азербайджанской оппозиции. Правда, несмотря на бурные события в Армении, осложнений в зоне конфликта пока удалось избежать, в том числе благодаря позиции Москвы, которая, по-видимому, дала понять азербайджанским властям, что обострение конфликта для нее нежелательно.

Сам Пашинян обозначает свою позицию по Карабаху примерно так: конфликт должен решаться на основе компромисса, но пока Баку не откажется от агрессивной риторики, говорить о компромиссе невозможно. В принципе, нечто подобное говорил и Саргсян, но из уст Пашиняна это звучит несколько иначе. В долгосрочной перспективе появление у одной из стран – участниц конфликта нового лидера, пользующегося доверием общества, позволяет надеяться на оживление мирного процесса. Но рассчитывать на кардинальный прорыв в карабахском урегулировании в ближайшем будущем не стоит: пока в Армении приоритетом и для общества, и для власти является не внешняя политика и не замороженные конфликты, а внутренняя трансформация страны.

Армения > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 11 мая 2018 > № 2605058 Микаэл Золян


Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 мая 2018 > № 2603303 Сергей Иванов

Новая холодная война

Бывший министр иностранных дел России Игорь Сергеевич Иванов объяснил нам, почему из-за появления новых ядерных технологий мы сталкиваемся с бóльшим количеством рисков… и, конечно, не по вине русских.

Луиджи Спинола (Luigi Spinola), Eastwest, Италия

Игорь Сергеевич Иванов возглавлял российскую дипломатию на решающем этапе развития постсоветской России, в промежуток между двумя геополитическими сезонами. Он оказался на посту министра иностранных дел России в конце ельцинского правления, сразу же после финансового краха 1998 года, уничтожившего множество иллюзий о гармоничном сосуществовании интересов России и Запада, и продолжил занимать эту должность в течение всего первого мандата Владимира Путина. Далее, в 2004 году, Игорь Иванов передал эстафету Сергею Лаврову, но продолжил работать над глобальным диалогом по таким ключевым темам, как вооружение.

Так, он решил заняться «Инициативой по снижению ядерной угрозы» (Nuclear Threat Initiative), поскольку убежден в том, что «роль неправительственных организаций в международных отношениях становится с каждым днем важнее, особенно, когда в них участвуют крупные эксперты и бывшие чиновники как с Востока, так и с Запада», как, например, американские ветераны Сэм Нанн (Sam Nunn) и Ричард Лугар (Richard Lugar), идеологи программы «Совместного снижения угрозы» (Cooperative Threat Reduction), целью которой еще в конце существования СССР была утилизация советского ядерного оружия.

«Мы не группа идеалистов, стремящихся найти волшебное решение в ответ на все ядерные вопросы, — подчеркивает Иванов. — Мы сосредотачиваемся на конкретных, порой скромных шагах, цель которых — отвести стрелки часов апокалипсиса как можно дальше от ядерного Армагеддона».

Сегодня необходимость в этом отпала. По данным журнала «Бюллетень ученых-ядерщиков» (Bulletin of the Atomic Scientists), регулирующего работу стрелок пресловутых часов, определяя состояние глобальной безопасности, до апокалипсиса осталось всего две минуты. Это самая критическая ситуация с 1953 года, когда США решили создать водородную бомбу. Однако менее десяти лет назад, вскоре после своего появления в Белом доме Барак Обама говорил о «мире, свободном от ядерного оружия» как о реалистичной цели.

— Что пошло не так, Игорь Сергеевич?

— Действительно, первые годы правления Обамы дали множество надежд на возможное улучшение отношений между США и Россией. Был момент перезагрузки, потом мы подписали новый «СНВ-3» (Договор о сокращении ядерного оружия, подписанный США и Россией в Праге 8 апреля 2010 года — прим. автора), сотрудничали над иранским досье и запустили консультации по системе противоракетной обороны НАТО в Европе. Но сила инерции старых привычек оказалась непреодолимой. Новую повестку отношений между США и Россией в период после холодной войны никогда не продумывали и не обсуждали с должным вниманием. А различные региональные кризисы — от Украины до Ближнего Востока — способствовали росту напряжения между Белым домом и Кремлем.

— В своем недавнем выступлении перед федеральным собранием России президент Путин представил новое поколение ядерного оружия, способного пробить американскую систему противоракетную систему. Как утверждают в Кремле, речь идет исключительно об ответе на ядерную политику, уже давно проводимую Вашингтоном. Менее чем за месяц до выступления Путина Пентагон запустил обновление своего ядерного арсенала. Министр обороны Джим Мэттис (Jim Mattis) оправдал это как «ответ на расширение ядерного потенциала России и пересмотр ее доктрины». Началась новая гонка вооружений? Если так, то кто ее запустил?

— Я не считаю, что мы можем уже говорить о настоящей полномасштабной гонке вооружений между США и Россией. Москва и Вашингтон пока еще соблюдают предписания договора СНВ-3, считают важным договор о РСМД (Соглашение о сокращении ракет средней дальности, подписанное Рейганом и Горбачевым в 1987 году) и разделяют мнение об опасности бесконтрольного соперничества в различных областях, в том числе, в киберпространстве и в сфере искусственного интеллекта. Однако система контроля над ядерными вооружениями США и России действительно намного ухудшилась, и новая гонка вооружений превратилась в ощутимую угрозу.

В России мы убеждены, что эта негативная тенденция берет начало с решения, принятого США в 2001 году, о выходе из договора по ПРО (Договор об ограничении систем противоракетной обороны, подписанный в 1972, — прим. автора). Выход из договора стал односторонним решением и был частью новой стратегии Соединенных Штатов, направленной на создание однополярного мира под непререкаемым предводительством Вашингтона. План провалился, но оказал весьма негативное воздействие на всю систему международных отношений, в том числе на систему контроля над вооружением.

Этот опыт нас учит, что гонки вооружений можно избежать лишь при помощи соглашений, отражающих законные интересы обеих сторон. Если бы мы все приняли эту реальность, мы бы могли достичь гораздо большего, чем просто избежания новой бессмысленной гонки вооружений: мы бы могли заняться решением общих проблем безопасности, которых становится только больше. К сожалению, ситуация серьезно осложнилась из-за кризиса политических отношений между Москвой и Вашингтоном.

— Вашингтон, в частности, развивает новое ядерное оружие ограниченной мощности, необходимое, по словам Мэттиса, для «противостояния российской доктрине» «довести до эскалации, чтобы деэскалировать», в рамках которой Москва угрожает использовать оружие этого типа, в том числе, и в рамках ограниченного и традиционного конфликта в Европе. Мы вступаем в эпоху, когда применение «атомных минибомб» считается реалистичной опцией в любой зоне боевых действий?

— Не думаю, что в России существует подобная доктрина. Думаю, она представляет собой плод воображения западных военных. Но я согласен с Вами: мы вступаем в новую эпоху, влекущую за собой более высокие риски. Маленькие ядерные боеголовки представляют для нас новую проблему, особенно в Европе, потому что они могут создать иллюзию, что можно сражаться и победить в ядерной войне ограниченных масштабов.

— Это значит, что может нарушиться так называемое равновесие страха, основанное на доктрине ВГУ (Взаимного гарантированного уничтожения), в рамках которой риск развязывания ядерной войны, способной уничтожить обе стороны, предотвращает начало военных действий?

— Да, это угроза равновесию, гарантированному ВГУ, но она не единственная. Так, например, программы ракетной обороны могут поставить под вопрос базы ВГУ. Эти вопросы нужно обсуждать открыто как на политическом, так и на военном уровне. Я убежден, что их можно решить, не ослабляя безопасности ни одной, ни другой стороны.

— Новое разработанное Россией оружие — суперракета РС-28 «Сармат», в первую очередь — требует значительных финансовых вложений. Ваша страна может позволить себе такие траты? Правильно ли, что эта задача является приоритетом государственного бюджета? Не рискует ли Москва истощить свои экономические силы, если гонка вооружений будет развиваться?

— Если Вы посмотрите на динамику российских расходов на оборону, то увидите, что на самом деле они достигли своего пика в 2016 году и с тех пор начали снижаться. Российская экономика достаточно устойчива, чтобы поддерживать значительный ядерный паритет с США, по крайней мере, в течение недолгого периода. Это можно гарантировать лишь за счет затрат в других секторах экономики. Но это означает замедление структурных реформ, в которых Россия так нуждается, и перебрасывание ресурсов с социальных приоритетов и других государственных целей. Это не идеальный для нас выбор, но, если Россия будет вынуждена втянуться в новую гонку вооружений, то национальная безопасность будет гарантирована при любых обстоятельствах. Президент Путин высказался об этом предельно ясно.

— Вернемся к нашим «часам апокалипсиса». В 1984 году до ядерной катастрофы оставалось четыре минуты — после запуска рейгановского проекта «звездных войн», в 1991 году — 17 минут, когда закончилась холодная война. Существуют ли уроки, которые следует извлечь из запущенного Рейганом и Горбачевым разоружения и которые могут сегодня оказаться нам полезны?

— Если мы сравним сегодняшнюю ситуацию с обстоятельствами того времени, то это, конечно, не холодная война 1970-х и 1980-х годов, когда обе стороны разработали сложную систему контроля над вооружениями с многочисленными каналами политической и военной коммуникации и определенным уровнем взаимного уважения и даже доверия. Нынешняя ситуация напоминает, скорее, 1950-е годы, когда был очень высок риск прямого столкновения. В то время понадобился Карибский кризис (1962 год), чтобы и Соединенным Штатам, и России стала предельно понятна опасность ядерного апокалипсиса, и это убедило их всерьез отнестись к необходимости контроля над вооружением.

Я надеюсь, что в этот раз мы справимся без необходимости возникновения нового аналогичного кризиса с размещением ракет. Самый важный урок, который все мы должны извлечь из прошлого, — что в гонке вооружений нет и не может быть победителей. Если ее вовремя не остановить, проиграют все стороны. Во второй половине прошлого века политические лидеры оказались достаточно мудры, чтобы осознать ту реальность и сесть за стол переговоров. Будем надеяться, что это произойдет и теперь.

Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 мая 2018 > № 2603303 Сергей Иванов


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 11 мая 2018 > № 2603299 Павел Самиев

Впереди банков. Как микрофинансовые организации осваивают искусственный интеллект

Павел Самиев

управляющий директор Национального рейтингового агентства, исполнительный директор АЦ "Институт страхования" при Всероссийском союзе страховщиков, генеральный директор «Бизнесдром»

Одной из отраслей, где активно внедряются новейшие технологии, стал рынок микрофинансирования. Займы берутся и гасятся онлайн, биометрия и искусственный интеллект используются едва ли не шире, чем в банковском секторе, а МФО стали площадкой для «тестирования» финтех-инноваций

Интересно, что средние суммы займов в России почти в 10 раз ниже тех, которые берут заемщики в США и Европе. В нашей стране показатель средней суммы по договору займа в 2017 году составил около 9500 рублей. Несмотря на относительно высокие темпы роста, российскому рынку микрофинансирования есть куда расти. Например, при численности населения США всего лишь в два раза больше российского, объем американского рынка МФО превышает российский в десятки раз и составляет около $46 млрд.

Доступность кредитов для граждан и предприятий малого бизнеса достаточно сильно зависит от финансовой грамотности населения. Часто потенциальный заемщик не знает о своих возможностях, что полностью исключает их реализацию.

Микрофинансовые организации — ключевое звено в процессе повышения финансовой доступности услуг как для физических, так и для юридических лиц. C развитием интернет-технологий продукты МФО стали на шаг ближе. Основной тренд сейчас — развитие онлайн-займов. В последнее время микрофинансовые организации переключили внимание с расширения филиальных сетей на усовершенствование технологии оценки заемщиков и собственной IT-архитектуры. Практически все крупные коммерческие МФО России осуществили значительные инвестиции в программное обеспечение. Внедрение новейших технологий в области управления бизнес-процессами и рисками позволяет компаниям сократить временные затраты на обработку заявок, оформление и сопровождение займов.

Переход в онлайн

Согласно данным Банка России, по итогам третьего квартала 2017 года количество онлайн-займов составило 25,6% от общего числа всех выданных займов. Конкуренция в онлайн-сегменте высока — время рассмотрения заявки и озвучивание результатов обработки кредитных заявок имеет существенное значение. Чем быстрее, тем лучше. В конечном итоге конкуренция только на руку заемщику, ведь ему также важны скорость и технологичность процесса.

Эксперты считают, что сегмент карточных продуктов в ближайшие 10 лет ждут глобальные перемены по причине бурного развития бесконтактных платежей, электронных денег и смартфонов, которые постепенно вытесняют пластиковые карты. На их место приходят мобильные приложения. При выходе на новые рынки микрофинансовые организации уделяют огромное внимание тем продуктам, которые могут заинтересовать технологически подкованную часть населения. Основной акцент делается на создании виртуальных финансовых продуктов для оплаты услуг в интернете и покупок непосредственно в розничных магазинах. Это основной драйвер роста для сегмента онлайн-займов и POS-кредитования.

Микрофинансовые организации вкладывают существенные финансовые и человеческие ресурсы в разработку автоматизированных систем оценки рисков заемщиков. Как правило, при разработке и внедрении систем оценки платежеспособности клиентов участники рынка пользуются логистической регрессией, но в то же время есть успешные кейсы по внедрению нейросетей. Этот способ оценки рисков самый совершенный на текущий момент. МФО первыми в финансовом секторе нашли ему полноценное применение.

Отдельное направление использования искусственного интеллекта — противодействие мошенничеству и легализации денежных средств, полученных преступным путем, и финансированию терроризма. Данные системы в кратчайшие сроки могут проанализировать новые методы обмана, подозрительные операции и иные индикаторы, сводя человеческий фактор к минимуму.

Гадание по профилям

На российском рынке уже есть успешные практики по оценке субъектов малого и среднего бизнеса с использованием Big Data. Более развито это направление при работе с физическими лицами. В системе принятия решения микрофинансисты стараются заложить минимум 3-4 источника независимых друг от друга данных. Дополнительным источником информации о заемщике, особенно в онлайн-сфере, становятся данные о поведении человека при заполнении анкеты и активность пользователя в интернет, которая, как правило, анализируется по профилю заемщика в социальных сетях, истории посещения сайтов и так далее.

Самым важным технологическим прорывом в сфере управления кредитными рисками для микрофинансовых организаций стало появление на рынке алгоритмов, анализирующих биометрические данные заемщиков. По экспертным оценкам, с внедрением биометрического скоринга существенно снизился уровень мошенничества со стороны клиентов, так как обмануть сложно настроенные математические алгоритмы практически невозможно.

В последнее время большинство микрофинансовых организаций приравнивают себя к финтех-компаниям. Действительно, большинство передовых технологий, в том числе по оценке заемщиков, первыми внедряют именно участники микрофинансового рынка. Традиционные банковские организации слишком долго осуществляют переход на новые технологии, пытаясь сохранить свою клиентскую базу. Однако в последнее время фактор удобства обслуживания, в том числе дистанционного, играет существенную роль при выборе финансовых услуг. На финансовом рынке клиенты становятся все более требовательными, и кредиторы должны отвечать заданному темпу.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 11 мая 2018 > № 2603299 Павел Самиев


Россия. ДФО > СМИ, ИТ > comnews.ru, 11 мая 2018 > № 2603295

Минсвязи Якутии обезглавлено

Анна Устинова

Глава Якутии Егор Борисов отстранил от занимаемой должности министра связи и информационных технологий Республики Саха (Якутия) Александра Борисова. Прокуратура республики совместно с региональным управлением ФСБ провела проверку соблюдения законодательства о противодействии коррупции и выявила нарушения в деятельности министра, связанные с конфликтом интересов. Согласно материалам прокурорской проверки, Александр Борисов трудоустроил своего сына на руководящую должность и двух друзей в подведомственное министерству ГУП "Технический центр телевидения и радиовещания" (ТЦТР).

Прокуратура Республики Саха (Якутии) обнаружила в деятельности министра связи и ИТ республики Александра Борисова (на фото) нарушения, связанные с конфликтом интересов.

Согласно данным прокурорской проверки, Александр Борисов трудоустроил своего сына на руководящую должность в подведомственный министерству "Технический центр телевидения и радиовещания". Более того, в период замещения должности генерального директора указанного предприятия, Александр Борисов фиктивно трудоустроил туда двух друзей. Как говорится в сообщении прокуратуры, указанные лица имели неполное среднее образование и фактически не работали в ТЦТР. Сын Александра Борисова в интересах отца во время замещения должности заместителя и первого заместителя генерального директора предприятия подписывал табели учета рабочего времени в отношении друзей отца.

В соответствии с Федеральным законом "О противодействии коррупции" глава Якутии Егор Борисов отстранил Александра Борисова с поста министра связи и информационных технологий Якутии на период проведения проверки. Соответствующее распоряжение Егор Борисов подписал вчера. Документ был принят по представлению республиканской прокуратуры по итогам проверки соблюдения законодательства о противодействии коррупции.

Сотрудники УФСБ по Якутии направили материалы в следственный орган для проведения процессуальной проверки. Как уточнили корреспонденту ComNews в следственном управлении Следственного комитета РФ по республике, документы по результатам проверки прокуратуры передали в следственное подразделение ФСБ.

Управляющий партнер юридической фирмы Axis Pravo Алексей Сулин считает очевидным, что для Александра Борисова дело может закончиться увольнением. По словам юриста, именно такая санкция предусмотрена за нарушения, связанные с конфликтом интересов. "Правда, в Трудовом кодексе содержится уточнение: "...если указанные действия дают основания для утраты доверия к работнику со стороны работодателя". Однако круг лиц, вовлеченных в данное мероприятие - ФСБ, прокуратура и глава региона, - не оставляют сомнений, что доверие утрачено самым решительным образом", - рассуждает он.

Алексей Сулин обращает внимание еще на одну деталь. "В законе "О противодействии коррупции" написано, что лицо, которое стало участником конфликта интересов, обязано не просто сообщить об этом своему работодателю, а сделать это в порядке, установленном самим работодателем. Был ли установлен такой порядок главой Республики Саха (Якутия), не сообщается. Поэтому нельзя однозначно судить о том, имелась ли у министра формальная возможность донести эту информацию своему руководителю", - сказал он.

Досье ComNews

Александр Борисов родился 3 августа 1960 г. в селе Октемцы Орджоникидзевского района Якутской АССР. В 1982 г. окончил физический факультет Якутского государственного университета. В 2006 г. получил дополнительное образование по специальности "Государственное и муниципальное управление", окончив Российскую академию государственной службы при президенте РФ.

В 1982 г. работал учителем физики в школе № 18 Якутска. В 1983-1984 гг. - стажер-исследователь Новосибирского государственного университета, инженер проектно-конструкторского отдела производственно-технического управления связи (ПТУС) Якутской АССР. С 1984 г. - ведущий инженер ПТУС Якутской АССР. В 1990 г. назначен главным инженером Республиканского радиотелевизионного передающего центра ПТУС Якутской АССР. С 1991 г. - помощник начальника ГПСИ "Россвязьинформ" Якутской-Саха ССР. В 1992–1995 гг. - главный инженер, первый заместитель начальника государственного предприятия "Республиканский радиотелевизионный передающий центр" Якутской-Саха ССР. С 1995 г. - начальник структурной единицы, директор Якутского радиотелевизионного передающего центра государственного предприятия "Сахателеком". В 1996-2010 гг. - генеральный директор государственного унитарного предприятия "Технический центр телевидения и радиовещания" Республики Саха (Якутия). В 2010-2014 гг. - заместитель председателя правительства Республики Саха (Якутия).

С октября 2014 г. по 10 апреля 2018 г. занимал должность министра связи и информационных технологий Республики Саха (Якутия). С 10 мая 2018 г. в соответствии с Федеральным законом "О противодействии коррупции" глава Якутии Егор Борисов отстранил Александра Борисова с поста министра связи и информационных технологий Якутии на период проведения проверки.

Россия. ДФО > СМИ, ИТ > comnews.ru, 11 мая 2018 > № 2603295


Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 11 мая 2018 > № 2603282

Сформирован Общественный совет при ФАНО России

В Федеральном агентстве научных организаций утвержден состав Общественного совета. Соответствующий приказ подписал руководитель ФАНО России Михаил Котюков.

В состав Общественного совета вошли 36 человек, выдвинутых общественными объединениями и иными негосударственными некоммерческими организациями. В том числе 27 кандидатур были предложены Общественной палатой Российской Федерации и 9 – Экспертным советом при Правительстве РФ.

Первое заседание Общественного совета при ФАНО России состоится уже в июне.

Основные направления деятельности Общественного совета при ФАНО России:

- обсуждение проекта Плана деятельности ФАНО России на текущий год;

- обсуждение проекта Итогового доклада о результатах деятельности Агентства за отчетный год;

- обсуждение проекта Публичной декларации целей и задач ФАНО России, полугодового и годового отчетов о ходе ее реализации;

- обсуждение Плана противодействия коррупции в Агентстве и оценка эффективности его исполнения;

- обсуждение Ведомственного плана Федерального агентства научных организаций по реализации Концепции открытости федеральных органов исполнительной власти и отчетов о его реализации;

- обсуждение Ведомственного плана ФАНО России по реализации мероприятий в области открытых данных и оценка его исполнения;

- обсуждение практики и эффективности осуществления государственных закупок (включая крупные) ФАНО России, его территориальными органами и подведомственными организациями;

- определение перечня общественно-значимых нормативных правовых актов и их общественное обсуждение;

- обсуждение информационной политики Агентства;

- анализ качества работы с обращениями граждан, представителей организаций (юридических лиц), общественных объединений;

- обсуждение эффективности взаимодействия с ФАНО России (оценка степени результативности, управляемости коммуникативными процессами);

- участие в работе по аттестации федеральных государственных гражданских служащих ФАНО России, по замещению должностей государственной гражданской службы и включению в кадровый резерв ФАНО России;

- участие в работе Комиссии по соблюдению требований к служебному поведению и урегулированию конфликта интересов.

Получить консультацию по актуальным вопросам деятельности Общественного совета при ФАНО России можно по телефону: +7 (495) 547-13-13 (вн. 3142).

Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 11 мая 2018 > № 2603282


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 мая 2018 > № 2603249 Леонид Бершидский

Что в действительности означает фраза «близкие к Путину олигархи»

Некоторые богатые россияне близки к президенту так же, как заложники к тому, кто их захватил

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Благодаря адвокату Сторми Дэниелса Майклу Авентати, клише «близкий к Владимиру Путину российский олигарх» (или «тесно связанный с Путиным») снова возвращается. Внимание: близость многих богатых россиян к Путину — это совсем не то, что кажется. В пример можно привести Виктора Вексельберга, чье имя упоминал Авенатти.

Последняя история адвоката Трампа Майкла Коэна, якобы принимавшего платежи от компаний, ищущих понимания администрации, должна основываться на своем собственном содержании, а не на тонкой «связи с Путиным». Российские иерархии не прямолинейны.

В прошлом месяце «Нью Йорк Таймс» (The New York Times) опубликовала материал, в котором утверждалось, что адвокат Наталья Весельницкая, которая в июне 2016 года познакомилась с официальными лицами кампании Трампа, имела «тесные связи с Кремлем». В этой статье процитирована электронная переписка Весельницкой с Сергеем Бочкаревым, чья должность — это не указано в публикации — «заместитель руководителя управления по надзору за расследованием особо важных дел» Генпрокуратуры России. Между Бочкаревым и генеральным прокурором России существует два уровня иерархии, представителей которых можно было бы считать кремлевскими инсайдерами. Заявив, что связь с ним (подтвержденная бизнес-письмом, начинающимся с совершенно официального адреса) — это ссылка на источник в Кремле, то же самое, что назвать заместителя главы отдела ФБР представителем Белого Дома.

Случай с олигархами и их «близостью к Путину» менее очевиден. Любое обсуждение этого вопроса должно начинаться с определения термина «олигарх», который, когда он широко распространился в России в середине 1990-х годов, относился к группе людей, которые преуспели в захвате государственной собственности. Причина, по которой элита эпохи Путина отвергает этот термин, заключается в том, что государство, по сути, захватило их активы, не конфисковывая их.

Это стало очевидным, когда Михаил Ходорковский, тогдашний богатейший человек России, был арестован в 2003 году — якобы за уклонение от уплаты налогов. Но большинство людей понимало, что в действительности его преступление заключалось в финансировании политической оппозиции Путину и попытках вмешаться в процесс выработки государственной политики. Он проведет десять лет в тюрьме; другим «олигархам» 1990-х годов, приватизировавшим огромное и дряхлое промышленное богатство Советского Союза, пришлось решить: склонить перед Путиным голову или пойти на риск и встать на путь Ходорковского.

Вексельберг, который основал холдинг «Ренова» в 1990 году и провел следующее десятилетие, собирая портфель приватизированных промышленных активов, был среди тех, кто выбрал лояльность Кремлю и сделал все возможное, чтобы публично заявить об этом. В начале 2004 года он потратил $100 миллионов на покупку и возвращение в Россию принадлежащей семье Форбс коллекции императорских яиц работы Фаберже, одного из самых знаковых царских сокровищ.

Это продемонстрировало Кремлю, что его состояние, влиятельность и умение вести дела пригодятся, когда потребуется дополнительная бюджетная поддержка. Ему много раз приходилось раскошеливаться — сумма в $40 миллионов собственных средств, которые он потратил на восстановление дворца в Санкт-Петербурге, где сегодня находится коллекция Фаберже, далека от размера самого большого взноса, который его просили сделать.

В 2010 году, во время президентства Дмитрия Медведева, Вексельберг принял предложение стать председателем фонда «Сколково», медведевского проекта по созданию российской Кремниевой долины под Москвой. Позже в том же году Путин попросил его построить гостиничный кластер в Сочи для своего любимого проекта, зимних Олимпийских игр 2014 года. Он не мог отказаться, хотя у него были опасения по поводу этого, и он сказал, что ему не предложили ничего взамен. Вклад Вексельберга в создание ореола славы путинского режима не купил ему иммунитета от хищных силовиков Путина. В 2013 году Генеральная прокуратура обвинила нескольких работников фонда «Сколково» в коррупции. Дело, которое заставило миллиардера яростно защищать проект, затянулось до конца 2015 года. В 2016 году два старших менеджера «Реновы» были задержаны по обвинениям в коррупции, не связанным со «Сколково». Их судебный процесс все еще не завершен, и Вексельберг вступился за них, выдвинув в этом году их кандидатуры для избрания в совет директоров одной из его крупных компаний.

Уголовные дела против подчиненных используются Кремлем как форма захвата заложников. Это широко практиковалось и в случае с Ходорковским. Возможно, помня о том, насколько опасно положение миллиардера в Москве, Вексельберг поработал над тем, чтобы свести к минимуму свои контакты с Россией. Сегодня, по данным «Блумберг Биллионаирес» (Bloomberg Billionaires), около 79% его активов не привязаны к стране, где ему приходится быть олигархом. Но пока он сохраняет значительные деловые интересы в России, он находится на крючке, выполняя приказы Путина; эта опасность постоянно висит над ним в виде уголовных дел против его окружения.

Это не значит, что сегодня олигархов не существует — просто это не те люди, которые определялись термином в 1990-х годах. Миллиардеров из той эпохи используют в качестве денежных коров, когда возникает такая необходимость. Доступ к рычагам власти имеет другая группа — близкие друзья Путина со времен его работы в КГБ и мэрии Петербурга. Недавняя успешная операция главы «Роснефти» Игоря Сечина по устранению и заключению в тюрьму главы Минэкономразвития Алексея Улюкаева является примером того, как это работает, когда интерес Путина к мелочному управлению ослабевает.

В недавнем треде в «Твиттер» (Twitter) Юлия Йоффе, которая сегодня является одним из наиболее информированных в США комментаторов из числа пишущих о России, отметила, что понятие «олигарх, близкий к Владимиру Путину», является «бессмысленной фразой», поскольку олигархи, которые не являются давними путинскими друзьями, должны «играть по правилам, чтобы сохранить свои деньги». Йоффе добавила, что Путин играет для них роль «торговца блэкджеком».

В российской системе, однако, всегда побеждает власть. Даже самый богатый владелец бизнеса служит удовольствию президента. Это не игра, а оскорбительные отношения с элементами взаимозависимости. После того, как Вексельберг в прошлом месяце попал под санкции США, он, как сообщается, попросил большой пакет мер по исправлению положения, включая российские санкции против своих западных конкурентов.

Для американцев важно понять, что не все члены списка богатых россиян в «Форбс Россия» являются олигархами, и что, хотя все эти люди по необходимости имеют связи с Кремлем, во многих случаях эти связи неправильно определять словом «близко». Существуют вынужденные связи, болезненные связи, те, которые служат определенной цели и связаны с прошлыми отношениями. В системе, где никаких официальных обещаний никогда не было, эти связи могут быть благословением или проклятием — или и тем, и другим.

Скандал о связах Трампа с Россией слишком сильно зависит от инсинуаций на тему «близости к Путину» различных персонажей. Это поверхностно и бессмысленно. Судебное дело против Трампа и людей из его команды может быть основано только на конкретных доказательствах нарушений, а не на такого рода неосведомленном обобщении.

Мнение автора не обязательно отражает мнение редакции либо Bloomberg LP и ее владельцев.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 мая 2018 > № 2603249 Леонид Бершидский


Эстония. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 мая 2018 > № 2603230 Юри Луйк

Министр обороны Эстонии Юри Луйк в интервью финской «Хельсингин Саномат»: «Россия пытается выдавить корабли НАТО с Балтики»

Кая Куннас (Kaja Kunnas), Helsingin Sanomat, Финляндия

Военные учения Эстонии Siil (эст.«ёж») — крупнейшие в регионе. В них принимают участие 17 государств, в том числе и Финляндия.

В самом центре Таллина, в здании с серыми колоннами, которое находится за торговым центром Solaris, министр обороны Эстонии Юри Луйк (Jüri Luik) с беспокойством следит за действиями России, особенно на море.

«Очевидно, что российские военные корабли пытаются выдавить НАТО с Балтики», — говорит Луйк в интервью финскому изданию «Хельсингин Саномат».

По его словам, эти попытки выражаются в действиях по отношению к кораблям НАТО — например, в низких пролетах авиации над кораблями и следованием рядом с кораблями.

«Это происходит в международных водах. Это нарушение правил хорошего тона в мореходстве», — говорит Луйк.

По словам Луйка, прежде всего объектом давления становятся корабли США и других стран НАТО.

Луйк вернулся в политику в прошлом году с должности руководителя исследовательского центра. Он стал министром обороны страны уже в третий раз. В свое время он проводил с Москвой переговоры о выводе советских войск из Эстонии, и сейчас его обеспокоенность происходящим не исчезла.

«Россия разработала высококлассную систему перемещения войск. Это означает, что войска, которые находятся на границе с Украиной, завтра могут оказаться у границы со странами Прибалтики».

Луйк напоминает, что Россия укрепила свои позиции в регионе Балтийского моря.

«Осуществляется активное вооружение региона. Оно происходит абсолютно без причины, и это свидетельствует о росте агрессии в нашем регионе», — говорит Луйк.

Один из признаков изменений в ситуации безопасности — в том числе и то, что Эстония начала проводить одни из крупнейших военных учений в Балтийском регионе. Впервые учения Siil проводились в 2015 году.

В учениях, которые закончатся в конце этой недели, принимают участие более 15 тысяч солдат. Учения охватывают всю территорию Эстонии, а также север Латвии. Они масштабнее прошлогодних, и в других странах Прибалтики учения такого масштаба не проводятся.

В учениях задействованы преимущественно эстонские бойцы народного ополчения и солдаты, находящиеся на срочной военной службе. В общей сложности в учениях принимают участие военные 17 стран. Отрабатывается сотрудничество с полицейскими, пограничными и спасательными службами. Согласно инсценируемой ситуации, группировки, настроенные против Эстонии, устраивают беспорядки в различных частях страны, но война еще не началась.

Практически в то же время в Финляндии проводились менее масштабные учения, в которых принимали участие Швеция и США.

«Это совпадение, но не сюрприз», — говорит Луйк.

Луйк отмечает, что с удовлетворением следил за визитом министров обороны Финляндии и Швеции в Вашингтон, который состоялся на этой неделе.

«Все, что Финляндия и Швеция делают для сближения с США, кажется нам очень положительным».

Как известно, Эстония не всегда одобряет то, что Финляндия и Швеция, принимая участие во всех заседаниях НАТО, при этом не хотят присоединяться к альянсу.

Как министр обороны Эстонии Луйк относится к тому, что Финляндия и Швеция хотят сотрудничать с НАТО, но не хотят становиться членами организации?

«Пока Финляндия и Швеция не присоединились, мы относимся к тесному сотрудничеству стран с НАТО очень положительно», — говорит Луйк.

Различия между странами-членами и партнерами заметны в процедурах принятия решений. Однако близким партнерам альянса недоступна вся информация.

«У тех, кто не входит в альянс, доступа ко всей информации нет, — говорит Луйк. — Если страны хотят получать все данные постоянно, то самый легкий путь — присоединиться к альянсу».

Финляндия принимает участие в военных учениях Siil уже во второй раз и в большем составе, чем в прошлый раз.

Финляндии в учениях представляют 250 солдат преимущественно из международной группы реагирования бригады Пори. Финны принимают участие в учениях многонациональных подразделений саперных войск и частей снабжения на юге Эстонии.

Кроме того, около 30 финских добровольцев задействованы в учениях с представителями народного ополчения на севере Эстонии.

«Неважно, в каких организациях мы состоим. Важно, что два государства пробуют осуществлять союзнические действия. Безопасность обеих стран зависит от действий друг друга, и мы хотим это продемонстрировать. В этом и состоит цель участия в этих учениях», — говорит Луйк.

Эстония. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 мая 2018 > № 2603230 Юри Луйк


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 мая 2018 > № 2603229 Степан Полторак

РФ развернула на границе с Украиной мощную группировку, но мы знаем ее слабые места

Орест Сохар, Обозреватель, Украина

Сколько войск сосредоточила Россия на границе с Украиной? Много ли украинских воинов все еще томится в плену террористов «Л/ДНР»? Что за оружие США может предоставить Украине в обозримом будущем? Когда Киев сможет реально претендовать на вступление в НАТО? На эти и многие другие вопросы ответил министр обороны Украины Степан Полторак.

«Обозреватель»: Господин министр, общество довольно часто пугают широкомасштабным наступлением России — то на донецком направлении, то на черниговском. Темой часто спекулируют как эксперты, так и чиновники. А что на самом деле? Какая у вас информация?

Степан Полторак: Нам с вами мечтать, что Россия отказалась от агрессивной политики в отношении Украины, — точно рано. РФ, кроме двух террористических армейских корпусов, сформированных в Донецкой и Луганской областях, развернула мощную группировку по границе с Украиной. Там примерно 80 тысяч личного состава, 900 танков, более тысячи артсистем, более 400 установок залпового огня. Россия возобновила три армии, задачей которых во времена холодной войны было создавать напряженность в Европе. РФ строит мощный рубеж, который можно использовать для начала открытой агрессии против Украины. На сегодня, по данным разведки, в России нет группировки, способной провести полномасштабную агрессию против Украины. Но созданная инфраструктура дает возможность нарастить военный ресурс в период от двух недель до двух месяцев — в основном силами Западного и Южных военных округов.

— Западные аналитики утверждают, что Россия активно перестраивает армию, для чего нужно еще два-три года. Только после этого Кремль может решиться на широкомасштабное вторжение в какую-то из соседних стран…

— РФ начала вкладывать огромные средства в развитие своих вооруженных сил не сегодня, и поэтому имеет определенные преимущества, особенно в части ядерного, ракетного потенциала, авиации. В то же время «провисают» сухопутные войска. Мы наблюдаем за этим процессом, отслеживаем, каким путем движется Россия, какие угрозы могут возникнуть и, конечно, принимаем адекватные решения для максимального нивелирования угроз.

— Как российские военные будут решать проблемы с человеческим ресурсом?

— По нашим данным, они сегодня пытаются серьезно повысить мотивацию личного состава при прохождении службы в ВС РФ, также особое значение придают финансам. Однако несмотря на все мы знаем, что эти проблемы остаются слишком серьезными. В частности, в прошлом году, во время проведения последних учений, в том числе в Белоруссии, у них были огромные сложности по вопросам мобилизации и проверки готовности мобилизационного ресурса.

— Минобороны РФ постоянно совершенствует вертикаль управления террористическими подразделениями, расставляя кадровых офицеров российской армии. О чем это свидетельствует?

— В «Л/ДНР» базируются два армейских подразделения, сформированных с использованием российской техники, материального и человеческого ресурса. Они подчиняются 8-й армии Южного военного округа РФ. Подготовка органов военного управления, штабов, военного склада, логистического обеспечения, проведение учений происходят по российским стандартам. Упомянутые террористические подразделения принимают участие в комплексной программе подготовки российских вооруженных сил, и практически является частью сил ВС РФ.

Происходит постоянная ротация офицеров регулярных войск РФ, и, например, один из командиров, который формировал конкретный корпус, сегодня возглавляет 8-ю армию РФ. На сегодня подавляющее большинство офицеров — от командующего взводом до командующего корпусом — это офицеры российских ВС. О большинстве из них у нас есть информация, несмотря на то, что они меняют свои фамилии, когда приезжают в Донецк и Луганск.

— Какой процент в этих подразделениях составляют местные жители?

— В разные времена было по-разному. По нашим расчетам, в террористических группировках на сегодняшний день местных примерно 60%.

— Какая мотивация у местных? Финансовая?

— Россия создала такие экономические условия в Донецке и Луганске, что вчерашним шахтерам или крестьянам некуда идти. Поэтому вынуждены податься в незаконные вооруженные формирования, для того чтобы заработать деньги. Это — первая составляющая, а вторая — информационная работа с населением. Промывка мозгов с утра до вечера дает свой результат.

— Собрана ли достаточная доказательная база для международных судебных процессов в отношении военной агрессии РФ против Украины?

— Я не знаю в мире ни одной страны (кроме самой России), которая сомневается в агрессии этой державы против Украины. Однако над формированием доказательной базы мы работаем с первого дня вторжения российской армии, документируем и участие военных РФ, поставки вооружения, техники, горючего на территорию Донецка и Луганска, и мы докажем в международных судах, что деятельность террористических отрядов осуществлялась непосредственно при участии РФ.

— МО Украины получает помощь спутниковой разведки дружественных нам стран?

— Мы работаем в этом направлении, все это документируется, происходит фото — и видеосъемка, а также добываются документы, распоряжения, приказы противника. Все это собирается в массив доказательств, который будет использоваться в судах.

— Сколько бойцов ВСУ находится сейчас в плену у террористов?

— К сожалению, на сегодня в плену находится 74 наших бойца, и каждый раз при проведении переговоров этим вопросом занимаются соответствующие уполномоченные и Служба безопасности Украины. Делаем все возможное, чтобы обменять наших воинов. К сожалению, «руководители» так называемых военных подразделений Л/ДНР отдают не всех военных. Чаще всего они не отпускают стойких ребят, пробуют сначала сломать.

— Учитывая «стокгольмский синдром» одного народного депутата, должен поставить вопрос о вербовке пленных? Вы сотрудничаете с СБУ в этом вопросе?

— Такая угроза всегда есть, работа с экс-пленными ведется.

— Какой процент небоевых потерь?

— С начала агрессии ВСУ потеряли 3 тысячи 332 человека, из них боевые потери — это 2 тысячи 394 лица, и 938 — небоевые потери. Хочу отметить, что причины небоевых потерь различны. Начиная от болезней, дорожно-транспортных происшествий, нарушений правил безопасности… суицида, к сожалению, такое явление тоже есть, употребление спиртных напитков.

— Удалось ли достичь реальных успехов в реформе ВСУ?

— Знаете, первое наше достижение, что мы смогли остановить Россию на нынешней линии разграничения. Нам удалось перестроиться: начиная от формирования вместе с нашими партнерами по Альянсу документов стратегического планирования их имплементации. Один из основных документов, над которым работаем, — это Стратегический оборонный бюллетень. Очень надеюсь, что в ближайшее время будет принят закон «О Национальной безопасности», который на законодательном уровне закрепит наше желание вступить в Альянс, а также зафиксирует приоритеты.

Мы провели огромную работу по реформированию органов военного управления, создания и укрепления новых видов Вооруженных сил. Сейчас работаем над повышением боевых возможностей ВСУ. Если в прошлом году на закупку вооружений выделено около 8 млрд грн, то в 2018 году — это 15 миллиардов. Значительно улучшено состояние комплектования ВСУ. За 2016 — 2017 год в войска прибыли почти 120 тыс. военнослужащих контрактной службы. Кроме того, нами создан оперативный резерв в количестве 150 тысяч лиц, и с ними проводятся постоянные занятия. Этот мобилизационный ресурс стоит на учете как в воинских частях, так и в военкоматах. Практически восстановлен учет мобилизационного ресурса, который на начало агрессии практически отсутствовал; именно поэтому мы допускали определенные ошибки в начале мобилизации в 2014 г.

Для качественных учений личного состава надо развивать инфраструктуру, создавать современные центры. У нас происходит строительство трех городков и около 200 (184 если точно) общежитий для размещения военнослужащих-контрактников. Практически изменили уровень подготовки наших военных: количество учений было увеличено на 65% по сравнению с прошлым годом. За этот период мы подготовили более 10 батальонов по стандартам Альянса, более 25 рот, а также подготовили полторы тысячи инструкторов.

Значительно повысился уровень логистического обеспечения ВСУ. Речь идет не только о реформе питания и вещевого обеспечения, закупок, она дает возможность удовлетворить главные потребности армии для выполнения боевых задач. В целом почти 90% задач, запланированных стратегическим оборонным бюллетенем, мы выполнили, это при активной фазе реформирования ВСУ в 2017-2018 гг.

— Альянс имеет претензии к реформированию организации украинского войска? Открытый вооруженный конфликт на востоке — единственная проблема для вступления в Альянс?

— Ошибочное мнение, что главным фактором при вступлении в Альянс является только состояние ВС. В Альянс вступает вся страна — тестируется состояние ее экономики, открытость общества, честность судов, в том числе и уровень ВСУ. Последние европейские исследования гласят, что среди 33 европейских стран Украина занимает восьмое место по уровню развития вооруженных сил. На первом месте Франция, далее — Великобритания, Германия, впереди нас Италия, Испания, Польша и Греция, десятку закрывают Швеция и Чехия. Если говорить о странах, которые не являются членами НАТО, то Украина вообще находится на первом месте. У нас тесные связи с Альянсом. Сейчас, например, только инструкторов НАТО работает на Украине 500 из шести стран, и они готовят наши подразделения.

Наши коллеги оценивают достаточно высоко уровень готовности ВСУ. Я буквально в феврале встречался в США со своим коллегой Джеймсом Мэттисом. Если бы наши партнеры были недовольны качеством изменений в армии, мы не получали бы помощи. А они практически полностью выполняют свои обязательства по поддержке ВСУ. За время войны только США оказали нам помощь на 800 млн долл. 2018 год станет особенно чувствительным, и, надеюсь, даст возможность значительно повысить уровень боеготовности войска. Добавлю, что во время встречи с Мэттисом мы увидели, что наши американские коллеги готовы к расширению сотрудничества.

— Какое оружие, кроме «Джавелинов», вы выпросили у США?

— Вы знаете, нам нужно повысить уровень готовности наших воздушных сил, противовоздушной обороны.

— А это правда, что система ПВО вокруг Киева переоборудована за средства «Рошена»?

— Это правда. Была помощь от компании «Рошен» на переоборудование, ремонт комплексов противовоздушной обороны. В свое время Украина имела три кольца противовоздушной обороны. Потом был период, когда стратеги думали, что нет никакой угрозы — и оружие была продано или уничтожено, хотя, кстати, не было старым. Например, 300-й комплекс стоит на вооружении большинства воинских частей ПВО РФ. Сегодня мы должны сосредоточить свое внимание на нескольких направлениях: создание комплексов ПВО, систем залпового огня, артиллерийских систем, современных противотанковых средств, средств радиоэлектронной борьбы. Все эти компоненты обеспечивают успех в ведении боевых действий.

— Что не удалось сделать?

— Мы планировали к 2020 г. достичь стандартов НАТО. До конца 2018 г. должны завершить реформирование министерства и затем сосредоточиться на ВСУ. В целом идем по плану, но нужно принять определенные решения на законодательном уровне. Пример: создание военной полиции — принятие закона затягивается.

— Почему?

— Думаю, что другие правоохранительные органы пытаются не дать создать такую структуру, которая есть у всех армий стран НАТО. Некоторые законы не принимаются своевременно, поэтому немного опаздываем. В общем, я не вижу больших угроз с невыполнением наших планов по реформированию ВСУ до конца 2020 г., за исключением проблем с переоснащением, потому что финансовый ресурс пока не дает нам возможность перейти на новые образцы вооружений по стандартам НАТО.

Это длительная работа, реформа будет продолжаться и после 2020 г. У нас есть сосед — Польша, которая уже в Альянсе 20 лет, и у них большинство вооружений советского образца, хотя они уже частично перешли на стандарты НАТО. Это при том, что Польша имеет серьезный финансовый потенциал. Мы, как и обещали, с января 2019 г. переходим на абсолютно новую форму работы Минобороны, которая предусматривает гражданский контроль над ВСУ.

— То есть вы будете гражданским министром?

— Я не знаю, кто будет на этой должности, но она будет гражданской. Одной из своих основных задач вижу подготовке МО к этому. Сейчас меняем структуру министерства, реформируем систему подбора кадров, работу с личным составом, готовим персонал для успешного выполнения задач. Важным вопросом является реформа образовательной системы ВСУ. В принципе, это один из основных приоритетов, потому что не имея качественно подготовленного офицера, говорить о будущем армии довольно трудно.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 мая 2018 > № 2603229 Степан Полторак


Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 10 мая 2018 > № 2613984 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ и.о. Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел ФРГ Х.Маасом, Москва, 10 мая 2018 года

Уважаемые дамы и господа,

Прежде всего хотел бы еще раз поприветствовать в Москве моего коллегу, Министра иностранных дел ФРГ Х.Мааса, который совершает первый визит в нашу страну в качестве главы германского внешнеполитического ведомства. Мы рады, что на раннем этапе деятельности нового Правительства Германии возобновили контакты на этом уровне. Переговоры, которые мы провели и еще продолжим за рабочим завтраком, были весьма полезными.

Мы предметно обсудили целый ряд проблем двусторонних отношений и международной повестки дня. У нас, насколько я могу судить, обоюдная заинтересованность в регулярном диалоге между Россией и Германией. Считаем, что это имеет весьма важное значение, особенно в нынешней ситуации в Европе и в мире в целом. Россия со своей стороны готова к совместной работе с Берлином по самому широкому спектру направлений, представляющих взаимный интерес, опираясь на солидный фундамент, который был наработан в прошлые годы и который мы хотели бы сохранить.

С удовлетворением отметили, что с начала прошлого года наблюдается устойчивый рост объемов торговли, улучшается динамика инвестиций. Видим в этом, в том числе, и результат деятельности российско-германской Рабочей группы по стратегическому сотрудничеству в области экономики и финансов (СРГ). Есть и другие механизмы двусторонней практической кооперации, включая российско-баварскую Рабочую группу по содействию экономическому сотрудничеству.

Одной из важнейших составляющих нашего взаимодействия является энергетика. Мы отмечаем, что новое Правительство ФРГ продолжает поддерживать строительство газопровода «Северный поток-2» как коммерческого проекта, отвечающего интересам европейских стран, вносящего вклад в диверсификацию маршрутов поставок природного газа в Европу, снижая транзитные риски и укрепляя общую европейскую энергобезопасность.

Мы выразили обоюдное удовлетворение тем, как проходят мероприятия в рамках Года регионально-муниципальных партнерств. Закрытие Года планируется в сентябре этого года в Германии. Мы условились, как лучше отметить это событие. Приветствовали интерес, который проявился в ходе нынешнего Года к установлению партнерских отношений со стороны муниципалитетов наших государств. В целом считаем важным сохранить набранный темп для дальнейшего углубления межрегиональных обменов, что особенно востребовано в интересах поддержания взаимного доверия, развития человеческих контактов, упрочения исторически тесных связей между нашими народами.

После Года муниципальных и региональных партнерств договорились обсудить очередную инициативу и подумать о проведении перекрестного Года научно-образовательных партнёрств. Думаю, что это будет весьма полезно для развития наших двусторонних связей.

Мы также заинтересованы в развитии контактов по линии структур гражданского общества. В этой связи придаем особое значение деятельности Форума «Петербургский диалог» и диалоговой площадки «Потсдамские встречи».

Договорились развивать культурные связи. На будущий год мы рассчитываем провести русские сезоны в Германии. Такие же мероприятия проходили в прошлом году в Японии, в этом году они проводятся в Италии. Я уверен, что германские зрители хорошо воспримут программу этих мероприятий.

По внешнеполитической проблематике отметили, что в конце прошлого года активизировались рабочие механизмы Межведомственной Рабочей группы высокого уровня по вопросам политики безопасности. Проведенные в прошлом году заседания рабочих подгрупп позволили подготовить пленарное заседание этой Рабочей группы, которое состоится в текущем году.

Мы затронули состояние отношений между Россией и Европейским союзом. Россия заинтересована в крепком Евросоюзе, который выступал бы в качестве конструктивного и предсказуемого партнера и проводил бы внешнюю политику на основе европейских интересов. Мы также коснулись состояния дел в отношениях между Россией и НАТО. Вы знаете нашу позицию, как мы оцениваем действия Североатлантического альянса, которые нарушают согласованный ранее принцип равной и неделимой безопасности, чтобы никто из евроатлантических держав не укреплял свою безопасность за счет безопасности других.

Из конкретных региональных тем особое внимание уделили ситуации, которая сложилась после заявления США о выходе из Совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе. Мы считаем важным, чтобы все остальные участники этого плана действий могли оперативно оценить сложившуюся ситуацию, провести необходимые консультации и выработать шаги, которые позволили бы сохранить этот важнейший документ для региональной стабильности и поддержания режима нераспространения оружия массового уничтожения. Условились провести соответствующие контакты с нашими германскими коллегами.

Мы, как и Германия, выступаем за полную реализацию Минского «Комплекса мер». Даже если у нас есть определенные нюансы в том, как конкретно этот комплекс должен реализовываться, мы привлекли внимание к необходимости, как минимум, выполнить договоренности лидеров России, Германии, Украины и Франции от октября 2016 г. в Берлине о т.н. «Формуле Ф.-В.Штайнмайера», которую необходимо положить на бумагу. Это касается особого статуса Донбасса, проведения выборов и разведения сил и средств на конкретных участках линии соприкосновения, в частности, в станице Луганской.

Мы привлекли внимание к очень опасным последствиям, которые таит в себе т.н. закон «о реинтеграции Донбасса», принятый Верховной Радой, подписанный Президентом Украины П.А.Порошенко без какого-либо упоминания и без какой-либо связи с Минскими договоренностями.

Мы коснулись и ситуации в сирийском урегулировании. Здесь мы видим совпадение позиций в том, что касается незыблемости резолюции 2254 СБ ООН, в соответствии с которой сам сирийский народ, все этнические и конфессиональные группы должны договариваться о будущем своей страны при поддержке международного сообщества под эгидой ООН. Мы привлекли внимание к тому, что ракетные удары, которые были нанесены США, Великобританией и Францией по Сирии под надуманным химическим предлогом до того, как ОЗХО могла провести соответствующую инспекцию в месте, где, как утверждается, состоялась химическая атака, абсолютно нелегитимны. Эти удары, конечно, нанесли очень сильный урон усилиям по активизации политического процесса. Тем не менее, российская сторона будет добиваться скорейшего возобновления переговоров в Женеве на основе резолюции 2254 СБ ООН и решений Конгресса сирийского национального диалога в Сочи. Помимо всего прочего, это предполагает безусловное уважение суверенитета и территориальной целостности Сирии. Условились более тесно консультироваться по этой теме в контексте работы Межведомственной Рабочей группы высокого уровня по вопросам политики безопасности.

Это повестка дня, которую мы сегодня смогли охватить. Я считаю, что это полезный старт в наших личных контактах. Мы постараемся придать им регулярный характер. Я надеюсь, что наши команды также будут тесно взаимодействовать по всем этим и другим предоставляющим взаимный интерес вопросам.

Вопрос: После выхода США из Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по иранской ядерной программе Тегеран заявил, что сделка останется в силе, если её цели смогут быть достигнуты при взаимодействии других участников. Вы уже об этом говорили? Началась ли конкретная проработка такого взаимодействия? Какие шаги могут быть предприняты, чтобы защитить Иран от американских санкций и предотвратить выход Тегерана из этой программы?

С.В.Лавров: У нас вызывает серьёзную озабоченность решение Администрации Президента США выйти из Совместного всеобъемлющего плана действий, тем самым совершив существенное нарушение резолюции 2231СБ ООН, которая одобрила этот план и тем самым сделала его частью международного права.

Мы оценили взвешенную реакцию руководства Ирана на это решение, потому что необходимо оценить все последствия такого шага Вашингтона. Здесь спешка была бы, наверное, непродуктивна. Нам, Германии, Франции, Великобритании, КНР и Ирану ещё предстоит провести эту оценку. Мы уже занимаемся этим. В ближайшее время будем сопоставлять наше мнение.

Я бы здесь выделил несколько моментов, на которые важно обращать внимание. Вы спросили, какие шаги могут быть предприняты, чтобы защитить Иран от последствий американских санкций? Наверное, это очень упрощённый подход, потому что речь идёт не только о том, чтобы антииранские санкции не возобновлялись (в том, что касается односторонних санкций США, мы ничего поделать не можем), а о том, что это не может касаться отмены санкций, введённых СБ ООН. Эта отмена не подлежит пересмотру. Односторонние американские санкции против Ирана, если Вашингтон вновь будет пытаться и этой порции рестрикций придать экстерриториальный характер, конечно, будут серьёзнейшим образом подрывать общую обстановку в регионе, в отношениях между США и Европой, США и Россией. Мы будем оценивать это в том числе с точки зрения норм и принципов ВТО. Однако повторю ещё раз, что эта сделка, как её называют, Совместный всеобъемлющий план действий – это не только про отмену санкций, но и про то, чтобы стабилизировать регион и, наиболее важный аспект, способствовать укреплению режима нераспространения ОМУ. Урон, который наносится этим достижениям, ещё предстоит в полной мере оценить, но он очень значительный.

Вопрос: Как Россия расценивает эскалацию между Ираном и Израилем? Возможно ли, что это связано с выходом США из СВПД?

С.В.Лавров: Мы считаем, что это весьма тревожная тенденция. Исходим из того, что все вопросы нужно решать через диалог. Неоднократно в контактах с иранским и израильским руководством, в том числе вчера, на встрече Президента России В.В.Путина и Премьер-министра Израиля Б.Нетаньяху, мы подчёркивали необходимость избегать каких-либо действий, которые были бы взаимопровоцирующими.

Иран и Израиль заверяют нас, что таких намерений нет, тем не менее инциденты случаются, как вы знаете. Особо тревожно, что они происходят в ситуациях, когда мы все подчёркиваем приверженность уважению суверенитета и территориальной целостности Сирии. Состоявшийся в ночь на сегодня инцидент на сирийских Голанах сейчас подробно изучается нашими военными. Они наблюдали происходящее. Думаю, что соответствующие выводы будут преданы огласке.

Вопрос (перевод с немецкого, адресован Х.Маасу): Сегодня в Германии встречаются Канцлер ФРГ А.Меркель, Президент Франции Э.Макрон и Президент Украины П.А.Порошенко по поводу конфликта на Украине без участия России. Означает ли это, что Берлин признал, что Россия не имеет столь большого влияния на ДНР и ЛНР?

С.В.Лавров (добавляет после Х.Мааса): Коллега упомянул предложение собраться на уровне министров иностранных дел в «нормандском» формате. Мы готовы рассматривать такое предложение. Сегодня даже обсуждали конкретное наполнение такой возможной встречи. У германских коллег есть собственные идеи. Мы сказали, что министры, конечно, если они встретятся, обязаны как минимум завершить то, что было поручено тремя президентами и канцлером ещё полтора года назад в Берлине – добиться согласия на разведение сил и средств в станице Луганской, чему сейчас препятствует украинская сторона вопреки многократным подтверждениям ОБСЕ о возможности это сделать и зафиксировать на бумаге т.н. «Формулу Ф.-В.Штайнмайера» о наделении Донбасса особым статусом и о вступлении в силу закона об «особом статусе» в контексте проведения выборов. Это тот минимум, без которого министры, наверное, не могут отчитаться перед лидерами о том, что они добросовестно выполняют свои функции.

Вопрос: Как бы Вы могли прокомментировать прозвучавшее из уст Министра иностранных дел ФРГ Х.Мааса обвинение в том, что российская внешняя политика является всё более враждебной? Почувствовали ли Вы сегодня в ходе переговоров ужесточение немецкой внешней политики на российском направлении?

С.В.Лавров: Я никакой враждебности в сегодняшней встрече не почувствовал и не услышал каких-то обвинений во враждебных действиях России на международной арене. Мы сегодня это не обсуждали. Обсуждали практические дела и старались концентрироваться на фактах, а не на неких эмоциональных обобщениях собственного восприятия происходящего вокруг. Условились, и это было сказано несколько раз, в наших дальнейших контактах основываться на фактах. Упомяну некоторые примеры, поскольку я о них не сказал во вступительном слове, а коллега сейчас на них ссылался.

Мы подробнейшим образом объяснили, что считаем неконструктивным отсутствие какой-либо внятной реакции со стороны Великобритании по «делу Скрипалей», как минимум в том, что касается доступа к российской гражданке Ю.Скрипаль. Это объективный факт и требовать от британского руководства реализовать это наше право отнюдь не является чем-то запредельным. Х.Маас сказал, что британцы подробно пробрифинговали германскую сторону о том, что случилось в Солсбери, и всё это выглядит убедительно. Мы попросили, если мы хотим оперировать фактами, а не просто ссылками на то, что мы все доверяем тем, кто «хайли лайкли» считает, что это виновата Россия, поделиться с нами этой информацией, поскольку британцы нам ничего не дают. Надеюсь, что Лондон теперь «подвинется» немножко в это теме и будет чуть более фактологичен.

Если говорить о фактах, то полностью согласен с тем, что сейчас было сказано о том, что нельзя дискредитировать ОЗХО. Нас встревожило, когда мы узнали, что Лондон пригласил экспертов ОЗХО исключительно с целью подтвердить, что вещество, которое было взято на анализ, является тем самым веществом, которое идентифицировали англичане. Это не совсем соответствует требованиям Конвенции о запрещении химического оружия. Это тоже факт, что с ОЗХО британцы обошлись не очень корректно.

Мы сегодня говорили о якобы состоявшейся 7 апреля химической атаке в сирийской Думе. Уверены, что германские эксперты, хотя Германия не была представлена на брифинге, который провела наша делегация в штаб-квартире ОЗХО с участием свидетелей эпизода 7 апреля в Думе, имеют доступ к материалам брифинга (они были широко распространены). Там факты. Мы будем готовы на основе этих фактов и тех фактов, которые могут нам предъявить наши партнёры, подробно разговаривать.

Сейчас коллега сослался на хакерскую атаку в том числе на МИД Германии. В наших переговорах упоминалось, что есть основания или высокая вероятность полагать, что к этим атакам причастна некая группа хакеров под названием «Снейк», которая якобы корнями уходит в российскую почву. Я впервые об этом услышал. Но мы подтвердили, что готовы рассматривать любые озабоченности, которые возникают в этой и любой другой сфере. Но по этому конкретному поводу обращений к нам германской стороны в рамках запроса на правовую помощь не поступало.

Мы также выразили сожаление, что намеченные на март этого года специальные двусторонние консультации по проблемам кибербезопасности были отменены германской стороной без объяснения причин, как я понял, именно из-за того, что состоялась вот эта самая хакерская атака. Но в этой ситуации тем более надо было встречаться.

Мы за то, чтобы, несмотря на все сложности и различия в оценке многих процессов, вести разговор откровенно, в том духе, в котором мы сегодня разговариваем с Министром ФРГ Х.Маасом.

Вопрос: Есть ли какие-то конкретные планы относительно того, как иностранные фирмы, в том числе немецкие и российские, могут быть защищены от американских санкций против Ирана?

С.В.Лавров: Что касается нелегитимных односторонних санкций, которые США обязались отменить и на этот счет есть решение СБ ООН, мы ничего не можем поделать с этим процессом. Раз уж там, в Вашингтоне, что-то решено, то это будет реализовано. Теперь это уже понятно. Президент США Д.Трамп об этом сказал. Но мы будем, во-первых, добиваться того, чтобы это не разрушило СВПД. Это наша общая цель, мы ее сегодня подтвердили. Во-вторых, чтобы не было какого-то экстерриториального влияния на других партнёров ИРИ. На этот счет есть нормы ВТО, могут быть и меры внесудебного согласования. Как я понимаю, наши европейские партнёры именно поэтому хотят пойти с американцами по внесудебному пути, что-то выторговать. Я не знаю, насколько это получится. Просто хочу отметить, что это касается не только Германии, Франции и Великобритании, но и всех участников договоренности. Наверное, было бы некорректно добиваться кому-то одному, двоим или троим из этой группы изъятия для себя и игнорировать тот факт, что в сделке участвовали и другие страны. Более того, с Ираном торгует не только «шестерка», но и большая часть стран мира. О них тоже было бы неплохо подумать.

Вопрос: Когда будет проходить встреча в «нормандском формате»?

С.В.Лавров: Это инициатива, которую мы поддержали, высказались за то, чтобы хорошо подготовить этот контакт. А по срокам нужно договариваться. Я надеюсь, что он не будет отложен на долгий период, но нужно найти даты, которые всех устраивают. Это предложение поступило только что, пару дней назад. Мы должны согласовать удобную для четырех министров дату и время.

Вопрос: 14 лет Вы занимаете пост Министра иностранных дел России и видели многих министров иностранных дел Германии. После сегодняшних переговоров сложилось ли у Вас впечатление, что в политике Германии в отношении России есть преемственность? Сможете ли Вы так же по-доброму сотрудничать с Х.Маасом, как и с З.Габриэлем?

С.В.Лавров: Мы оба высказались за преемственность. У нас никогда не было стопроцентного совпадения позиций – целый ряд крупных вопросов международной политики вызывает у нас неоднозначную реакцию. Мы этого не скрывали и сегодня. Как и с З.Габриэлем, и с Ф.-В.Штайнмайером мы нацелены на то (как я понимаю, это взаимно), чтобы откровенно рассматривать все эти вопросы и искать возможность для сближения позиций там, где это возможно.

Вопрос: На Украине есть сомнения относительно проекта «Северный поток - 2». Готова ли Россия дать гарантии, что Украина останется важным транзитным государством?

С.В.Лавров: Президент России В.В.Путин, руководство Министерства энергетики России и «Газпрома» уже говорили, что мы не против того, чтобы сохранился определённый объем транзита через Украину. Главное, чтобы это было экономически обосновано, а не политически навязано. Мы к таким консультациям с украинской стороной готовы. Сказали сегодня об этом нашим германским коллегам.

Нет никаких сомнений в том, что «Северный поток- 2» необходим. Это экономически абсолютно оправданный и выгодный для Европы проект. Достаточно упомянуть, что протяженность трубы будет в два раза короче той, которая сейчас доходит до Германии через Украину, и стоимость транзита будет где-то в полтора раза дешевле, нежели нынешняя. Так что выгода для европейских потребителей абсолютно очевидна.

Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 10 мая 2018 > № 2613984 Сергей Лавров


ОАЭ > Легпром > dxb.ru, 10 мая 2018 > № 2611108

Основатель и главный исполнительный директор Arab Fashion Council (AFC) Джейкоб Абриан рассказал, что в Дубае в этом сентябре будет запущен первый в мире бутик готовых нарядов «от кутюр».

Проект, расположенный в City Walk и построенный в партнерстве с Meraas, оценивается в $US 15 млн.

«Это не просто магазин, он должен стать туристической достопримечательностью; одним из тех мест, которые невозможно не посетить, будучи в Дубае», - сказал он.

Абриан добавил, что магазин также будет выступать в качестве пространства для проведения мастер-классов и других мероприятий.

Концепция «ready-couture», которая была представлена AFC, - это уже готовая одежда высокой моды, которая, как правило, изготавливается в единичных экземплярах.

Магазин выступает частью плана некоммерческой организации по поддержке местных производителей в рамках нового партнерства между AFC и инвестиционной компанией MBM Holding в Дубае. Это партнерство поможет вывести сектор моды города на новый уровень, в том числе путем продвижения марки «Сделано в ОАЭ», производства и привлечения иностранных инвестиций в этот сектор.

Магазин выступит в качестве платформы для дизайнеров, которые смогут продемонстрировать здесь свои коллекции в обмен на комиссию в размере 5%.

С 9 по 12 мая AFC проводит очередную «Неделю арабской моды» на борту недавно отремонтированного и запущенного плавучего отеля Queen Elizabeth II. По заявлениям организации, это первая в мире официальная неделя моды на воде.

Источник: Arabian Business

ОАЭ > Легпром > dxb.ru, 10 мая 2018 > № 2611108


ОАЭ > Экология > dxb.ru, 10 мая 2018 > № 2611077

Федеральный национальный совет ОАЭ принял новый законопроект об управлении отходами для повышения уровня охраны окружающей среды и общественного здравоохранения.

В соответствии с новым законопроектом, компании, которые утилизируют, организуют закапывание или сжигают отходы в неположенных местах, таких как открытые территории, дороги, общественные парки или водные каналы, будут оштрафованы на миллион дирхамов ($US 272 млн).

Закон распространяется на все процессы обращения с отходами, начиная от производства, классификации, сбора до транспортировки, хранения, переработки и утилизации по всей стране, включая свободные зоны. Однако он исключает ядерные и радиоактивные отходы.

Согласно ФНС, законопроект является важным шагом на пути к охране окружающей среды и контролю общественного здоровья. Он также поддержит усилия ОАЭ по внедрению «умных» и отвечающих политике экологической устойчивости решений для переработки отходов.

На сегодняшний день в ОАЭ одни из самых высоких показателей по объему отходов на душу населения в мире. Каждый житель генерирует свыше килограмма новых отходов в день.

Источник: Arabian Business

ОАЭ > Экология > dxb.ru, 10 мая 2018 > № 2611077


Германия. Россия. Весь мир > СМИ, ИТ. Миграция, виза, туризм > bfm.ru, 10 мая 2018 > № 2606857 Хайо Зеппельт

Зеппельт прокомментировал отказ в российской визе: «Многим в России не нравится то, что нам удалось раскрыть»

Известный немецкий журналист, автор ряда сенсационных фильмов о российском и зарубежном допинге, дал интервью Business FM

Журналиста германского телеканала ARD Хайо Зеппельта, который вел расследования на тему употребления допинга российскими спортсменами, не аккредитовали на чемпионат мира по футболу и отказали в визе. Как пояснила газета Bild, Зеппельт в России — персона нон грата после своих расследований.

Отказ в российской визе спортивному журналисту вызвал жесткую критику в немецких СМИ. Негативно в адрес России высказываются и немецкие политики. ФИФА выступила с официальным заявлением о том, что ожидает от оргкомитета чемпионата в России дополнительной информации.

С самим Хайо Зеппельтом ситуацию обсудил Андрей Ромашков:

Как вы относитесь к тому, что вам отказали в визе в Россию?

Хайо Зеппельт: Я был немного удивлен. Согласно правилам ФИФА, Россия обязана сделать так, чтобы все журналисты, которые хотят освещать чемпионат мира, имели возможность это делать. Это очень жесткие правила ФИФА, которые распространяются на всех. Не только на Россию, это касается всех стран — хозяек ЧМ. Так что я был удивлен. [Хотя] с точки зрения ситуации в целом, я не так уж удивлен. Я знаю, что многим в России не нравится то, что нам удалось раскрыть. То, о чем мы рассказываем уже пару лет. Я знаю, что есть сильное сопротивление — в частности, со стороны российских государственных СМИ. Есть много пропаганды и дезинформации о нашей работе. Например, утверждение, что мы фокусируемся только на России — это неправда, наши расследования проходят во многих странах. Но я уже привык к тому, как государственные СМИ и пропагандисты реагируют на наши откровения, так что нам приходится смириться.

ФИФА уже сделала заявление по факту того, что вам отказали в визе. Связывались ли в с ФИФА и ожидаете ли последствий для России? Или, может быть, вы рассчитываете, что Россия изменит решение?

Хайо Зеппельт: Для меня это первый такой случай. Я многие годы проводил расследования во многих странах. Мы были в Китае, в Южной Америке, во многих странах Европы, в Северной и Центральной Америке, в Африке. Проводили много расследований по допингу. Наши публикации затронули многих людей, поскольку они были так или иначе причастны к допингу. Логично, что им не нравится наша работа, потому что мы расследуем их деятельность. Но со мной никогда не случалось, чтобы страна отказывала бы в визе журналисту, который расследует допинг в спорте. Для меня лично это вообще первый случай, когда страна запрещала бы журналисту приехать для освещения крупного спортивного события. Это что-то новенькое. Но это соответствует нынешнему тренду в России на ограничение свободы прессы и свободы слова. Именно те вещи, которые необходимы демократическому обществу, сейчас находятся на очень беспокоящем уровне в России.

Планируете ли вы призвать ФИФА наказать Россию за отказ в визе?

Хайо Зеппельт: Я не запрашивал визу самостоятельно. Так что комментировать не буду. Визу запрашивали от имени телеканала ARD. Это мой нынешний работодатель. Им предстоит решать, какие предпринять шаги в связи с этим — и предпринимать ли их вообще. Комментировать не хочу, потому что я всего лишь сотрудник телеканала.

Понимаю. И последний вопрос. Можете ли вы рассказать, что вы планировали делать в России во время своей поездки? И продолжите ли вы расследование...

Хайо Зеппельт: Прошу прощения, действительно ли вы считаете, что я заранее расскажу всем, чем мы занимаемся?

Ну, не конкретно. Может быть, вы можете подтвердить, что планировали приехать для проведения расследования?

Хайо Зеппельт: Нет, я ничего не подтверждаю. Это конфиденциальная информация. Если бы мы что-то и делали и вы бы спросили, что мы делаем, мы бы ничего не стали говорить. Я не комментирую. Это не значит, что мы ничего не делаем — и не значит, что мы что-то делаем. Я просто не хочу комментировать. В целом мы ведем расследования во множестве направлений, во многих странах и по многим видам спорта. Так что я не хочу говорить об этом. Если мы что-то найдем — мы сообщим об этом. Если ничего не найдем — ничего не сообщим.

Германия. Россия. Весь мир > СМИ, ИТ. Миграция, виза, туризм > bfm.ru, 10 мая 2018 > № 2606857 Хайо Зеппельт


Россия > Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 10 мая 2018 > № 2605057 Андрей Мовчан

Чем займется правительство четвертого срока Путина

Андрей Мовчан

Новое правительство окончательно перестает быть местом для выработки стратегий и проведения в жизнь собственной политики. Оно превращается в группу исполнителей, главная задача которых – подобрать правильную методику расчета статистических показателей, чтобы те соответствовали майскому указу и ожиданиям президента

Так уж повелось считать, что Россия – страна непредсказуемостей, русская тройка несется куда незнамо, как – не расскажет, зачем – умом не понять. На этом фоне 7 мая 2018 года останется в истории днем-исключением: представленный на публичное обозрение новым старым премьером (предложенным Думе новым старым президентом) проект нового (не старого) правительства оказался более чем предсказуемым – он в точности соответствует внутриполитическому моменту и отражает завершение растянувшегося на годы перехода России к самодержавной форме правления и полной остановке знаменитой русской тройки.

Да и вообще, новый срок правления Владимира Путина уже с первого дня отличается полной ясностью внутренней политики – она будет основана на тихом отказе от развития и изменений, на фоне ожидаемых гигантских успехов в области креативной отчетности и творческой пропаганды.

Новое правительство интересно прежде всего не теми, кто в нем остался, а теми, кого в нем не будет. В новом правительстве не будет не только ни одного нового лица из числа политических, экономических или кулуарных тяжеловесов; в нем не будет и ни одного старого лица такого калибра. Дворкович и Шувалов покидают правительство, и если бы не уход Рогозина, кто-то мог бы даже подумать о «победе силового клана», но нет – увольнения ровно распределены по спектру политических пристрастий.

Неудивительно, что значимые фигуры российской политики окончательно потеряли интерес к работе в правительстве: зачем сидеть чиновником на маленькой зарплате в вечном страхе публичной порки, а то и антикоррупционного расследования, если можно возглавить госкорпорацию за астрономический оклад, создать собственный бизнес и получить щедрые господряды или просто пойти куда-нибудь советником и зарабатывать на лоббировании. Удивительнее, что президент не настоял на том, чтобы кто-то из тяжеловесов – Сечин, Чемезов, Греф, Кудрин или кто-то еще – в правительство все же вошел.

Вывод из этого можно сделать лишь один: правительство вслед за Думой окончательно перестает быть местом для дискуссий, а равно – для выработки концепций, стратегий, создания нового контента и проведения в жизнь собственной политики или интересов. Последним и единственным центром окончательно становится Кремль; реальным правительством и конгрессом одновременно – администрация президента.

Президентская администрация сделала то, чего не ожидали даже самые большие апологеты президента, – организовала декоративно-конкурентные и внешне честные выборы и выиграла их ему со счетом и явкой, превзошедшими самые смелые ожидания. Неудивительно, что в результате уровень доверия президентской администрации, как и ее значение только выросли.

Будущее правительство становится структурно намного «площе» – значительно больше вице-премьеров, сфера ответственности каждого намного уже, сами сферы несколько страннее. Ну зачем, например, иметь вице-премьера по строительству, особенно того, в чью бытность ответственным за спорт Россию потряс допинговый скандал и позорное отстранение от Олимпиады? На верхний этаж иерархии в правительстве приходят заместитель главы аппарата правительства и начальник контрольного управления «Газпрома».

Несмотря на катастрофическое международное положение России, в ранге вице-премьера не появляется ни одного специалиста по международным отношениям, а внешняя политика вообще остается за рамками полномочий вице-премьеров, зато эфемерная «цифровая экономика» – фетиш нового времени – получает курирующего вице-премьера.

По всей видимости, это означает, что правительство превращается в классический советский исполком – место уж точно не для силовиков, но и не для технократов (все же «кратос» – это по-гречески «власть»), а для техников, квалифицированных исполнителей, занятых текущими внутренними делами, быстро и точно пересылающих документы, формирующих распоряжения на основе указов и указаний президента, составляющих правильные в смысле соответствия ожиданиям отчеты и ни с чем никогда не спорящих.

Есть и еще одна важная деталь – назначение первым вице-премьером Антона Силуанова и сохранение своего поста главой ЦБ Эльвирой Набиуллиной говорит не только о том, что президент не считает проблемой катастрофу частного банковского сектора в России и фактическую национализацию финансовой сферы, но и о высокой (и совершенно заслуженной) оценке макроэкономической монетарной политики, проводимой в России в последние годы. Это назначение – красноречивый ответ всем критикам жесткого монетаризма и справа и слева: эмиссии, льготных кредитов, финансовой поддержки экономики и прочих действий а-ля Венесуэла не будет; это, пожалуй, единственная радостная новость дня.

Техническое правительство получило совершенно технический майский указ в виде комбинации крайне расплывчато сформулированных стратегических целей, на которые можно сразу не обращать никакого внимания, поскольку их формулировка допускает широчайшую трактовку, в том числе и такую, согласно которой они уже выполнены, и мелких практических задач, о выполнении которых также будет сравнительно легко отчитаться вне зависимости от реальности.

Что значит заявить о вхождении в пятерку крупнейших экономик мира? Если речь идет о номинальном ВВП, то сегодня на пятом месте стоит Великобритания с ВВП на 80% больше российского и растущая на 2% в год, в то время как российский ВВП в 2018 году в лучшем случае покажет 1%. Для лучшего понимания: если ВВП России будет расти на 3,5% в год, а ВВП Великобритании так и сохранит 2%-ные темпы роста, то России потребуется 40 лет, чтобы догнать Великобританию. А чтобы догнать ее за 12 лет, потребуется рост ВВП России на более чем 7% в год. Но, даже догнав Великобританию, мы не станем пятыми – перед нами останется Индия, растущая как раз со скоростью 7% в год и имеющая сегодня ВВП на 60% больше российского.

Если говорить о ВВП по ППС (искусственной величине, никак не отражающей реальный размер экономики, но используемой более бедными странами для сокращения разрыва с более богатыми на бумаге), то Россия сегодня отстает от пятого места (где находится Германия) всего на 4,5%. Понятно, что Германия растет сегодня быстрее России, но это не важно – достаточно будет Росстату снизить паритет покупательной способности на 10% (он уже сегодня в России рапортуется сильно заниженный, на уровне Киргизии – видимо, по тем же основаниям), и задание президента выполнено – мы обогнали Германию!

Или как, скажите, обеспечить за какие-то шесть лет «суммарный коэффициент рождаемости 1,7» (кстати, что это? почему «суммарный»? наверное, на 100 жителей в год?) на уровне арабских стран (коэффициент 17 на 1000 жителей – это уровень Ирана, Коста-Рики, Гайаны, Аргентины; даже в закавказских республиках он ниже: в Азербайджане – 16, в Армении – 12, как и в России, в Грузии – 10,8)? В России, живущей вполне по-европейски и уже имеющей коэффициент рождаемости выше, чем в любой европейской стране, в условиях, когда улучшение жизни ведет во всем мире к снижению рождаемости, это кажется невозможным. Но наверняка магическое слово «суммарный» и магический масштаб помогут отчитаться: например, вдруг окажется, что мы считаем этот коэффициент только для населения детородного возраста.

Также несложно обстоят дела со смертностью трудоспособного населения – пока этот показатель в России медленно (примерно на 2% в год) снижается и находится на уровне 530 человек на 100 тысяч населения. За шесть лет он естественным путем должен добраться примерно до 470 человек на 100 тысяч при задании президента 450. Ничего не надо делать, кроме, может быть, изменения методики подсчета трудоспособного населения – достаточно снизить его численность в отчетах всего на 1–2%, и нужный результат будет получен. Правда, непонятно, что делать с повышением пенсионного возраста – если это произойдет, показатель смертности автоматически сильно вырастет.

Многие указы выполняются достаточно просто – путем выделения денег и выбора олигарха, который большую их часть положит в карман. Можно построить множество фельдшерских пунктов (пусть на бумаге или без оборудования, или без фельдшеров). Можно залить деньгами госкорпорации и объявить, что они и их дочерние компании стали инвестиционными.

Ну и, конечно, большая часть задач выполняется просто сменой методики расчетов. Можно легко придумать такой набор критериев, чтобы Россия попала в «десятку ведущих стран мира по качеству общего образования» (пусть этот рейтинг не будет признаваться никем, кроме Кремля). «Ликвидация кадрового дефицита в медицинских организациях» достигается существенным сокращением нормативного времени приема больного и повышением нормативного числа коек на одного врача. Увеличение объема экспорта медицинских услуг достигается учетом в нем услуг, оказываемых иностранным гражданам по «международным» ценам, и так далее.

В метафорическом смысле содержание нового президентского срока тоже определяется четко: русская тройка молчаливо признана окончательно завязшей на переправе из социализма в капитализм, благо разделяющая их река оказалась нефтяной. Наша судьба на ближайшие десятилетия – жизнь без движения, но в нефти со всех сторон, в состоянии постоянного аврала и громких заверений, что вот-вот и мы вытолкнем нашу телегу на правильный берег (какой правильный – каждый будет выбирать сам). А наши власти, состоящие из до боли знакомых фигур (на переправе же никого не меняют), будут в основном поглощены решением одной задачи – как максимально убедительно объявить илистое дно твердой землей, а стояние по оси в вязкой жидкости – конечной целью и полным успехом нашего путешествия.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 10 мая 2018 > № 2605057 Андрей Мовчан


Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 10 мая 2018 > № 2601752 Игорь Додон

Президент Молдавии Игорь Додон перед визитом в Сочи, где страна может получить статус наблюдателя в ЕАЭС, рассказал в интервью РИА Новости о возможности встречи с Владимиром Путиным, о грядущих парламентских выборах, положительной динамике в решении приднестровской проблемы и противостоянии с правительством и парламентом из-за внешней политики и геополитических конфликтов.

— В этом году Молдова может получить статус наблюдателя в ЕАЭС, причем произойти это может уже совсем скоро — на ближайшем заседании в Сочи. Как это отразится на молдавской экономике?— В апреле прошлого года я подписал меморандум между Молдавией и ЕАЭС, у нас тогда был с рабочим визитом Тигран Саркисян, он является руководителем ЕАЭС. Мы подали заявку на получение статуса наблюдателя, и 14 апреля 2017 года в Бишкеке наше заявление было одобрено. Никто подобного раньше не делал, поэтому не было опыта, не было процедуры по присвоению статуса наблюдателя, все это время она разрабатывалась. У нас есть предварительное приглашение на заседание в Сочи в качестве почетного гостя, есть все шансы, что вопрос о получении Молдавией статуса наблюдателя будет рассмотрен.

Что это значит для Молдавии? Во-первых, получение статуса наблюдателя ни в коем случае не противоречит соглашениям, которые были подписаны с другими нашими партнерами. С момента подписания меморандума мы уже провели несколько рабочих встреч здесь, в Молдавии, участвовали в некоторых заседаниях ЕАЭС, причем не только на высшем уровне, участие принимали и мои советники. Это даст нам возможность больше узнать о механизмах функционирования ЕАЭС и о том, как наши товары могут попасть на рынки Союза. Будет ли после этого следующий этап, зависит и от ЕАЭС, и от Молдавии, нужно, чтобы мы больше узнали друг о друге. В начале этого года (президент РФ) Путин предложил, чтобы страны СНГ получали статус наблюдателя по упрощенной процедуре, и Молдавия может стать первым государством, которое это сделает.

— В Сочи может состояться ваша встреча с Владимиром Путиным, какова основная повестка этой встречи?

— Мы будем общаться с руководителями всех стран-участниц ЕАЭС, я надеюсь, что будет и отдельная рабочая встреча с Владимиром Путиным, уже ведется обсуждение этой возможности. Есть много вопросов для обсуждения — это и положительные результаты, которых удалось добиться с момента моего первого официального визита в качестве президента в Российскую Федерацию. По многим направлениям, которые касаются жизни простых граждан удалось добиться очень хороших результатов.

К сожалению, у нас есть проблемы, касающиеся сотрудничества на уровне правительств и на уровне парламентов, но у президентов отношения хорошие, и я думаю, что наши граждане, те, которые работают в Российской Федерации, а также наши экспортеры почувствовали положительный импульс двусторонних отношений. Поэтому мы должны обсудить и то, что есть положительного, но и те провокации, которые устраивает молдавское правительство против Российской Федерации в международном плане и в двустороннем порядке. Мы должны все это обсудить, высказать свою позицию.

— Какие еще вопросы вы хотели бы обсудить с президентом России?

— Мы будем обсуждать то, что происходит с приднестровской проблемой. Мы добились в этом году положительных результатов, у меня уже было три встречи с лидером Приднестровья Вадимом Красносельским, приняты конкретные шаги по решению текущих проблем. И, конечно, будем обсуждать наши планы до конца этого года. Есть много идей, которые касаются и экономики, и наших мигрантов, и других проектов.

— По итогам встречи в Сочи планируется подписание документов?

— В рамках ЕАЭС дополнительных соглашений не планируется, мы должны получить статус наблюдателя. И на двустороннем уровне на данном этапе таких планов пока нет.

— В скором времени произойдет еще одно важное событие — в конце мая в Риме пройдет очередной раунд переговоров в формате "5+2". Какие ключевые вопросы между сторонами на сегодняшний день остаются нерешенными?

— Мне кажется очень важным, что под председательством Италии ОБСЕ удалось так быстро добиться проведения встречи в формате "5+2". Приднестровская проблематика состоит из двух блоков: политическое урегулирование — это более сложный вопрос, урегулированием которого мы займемся после парламентских выборов, и текущие проблемы, которые были обозначены на первой встрече с Красносельским 4 января 2017 года. По этой дорожной карте, которая основывается на берлинском протоколе 2016 года, мы двигаемся уже полтора года, нам удалось решить много вопросов.

Я думаю, что в Риме будет обсуждаться вопрос о нейтральных автомобильных номерах для водителей из Приднестровья. Ведется работа и по другим важным направлениям. Первое направление — это экономический блок и банковская система, непростой вопрос из-за разных систем и разных подходов к банковскому делу, эти вопросы обсуждались и раньше, но точек соприкосновения пока не было. Второе направление — это свободное передвижение граждан. Идеальный вариант, к которому мы должны прийти на определенном этапе, это снятие постов, который сейчас существуют только у приднестровской стороны. Сейчас нужно добиться упрощенной процедуры проезда, чтобы политические лица с правого берега могли посещать Приднестровье. На данном этапе президент, премьер, министры и депутаты не могут этого сделать без предварительного уведомления. Есть еще вопрос мобильной и фиксированной связи, который до конца не решен, хотя выход найден, сейчас он прорабатывается технически. Я думаю, что у нас хорошие шансы продолжать в том же темпе, который мы набрали в этом году.

— На встрече с Вадимом Красносельским вы говорили, что нужно приложить совместные усилия для стабильного функционирования миротворческой миссии. В чем именно это будет выражаться?

— Моя позиция и позиция лидера Приднестровья совпадают, мы считаем эту миссию успешной. Никаких вопросов об изменении ее формата сейчас в повестке дня нет. Мы должны поблагодарить миротворцев, что они в течение 25 лет (в июле будет 26 лет) поддерживали стабильность и мир на обоих берегах Днестра. И это нужно продолжить. Попытки каких-то политиков из Кишинева поднимать шум и выступать с заявлениями против этой миссии обусловлены желанием получить политический капитал перед парламентскими выборами, но они не должны привести к дестабилизации или свертыванию этой миссии.

— В свете этой позиции как вы оцениваете заявления спикера Андриана Канду о том, что в июне вопрос о выводе российских войск из Приднестровья будет включен в повестку ГА ООН? И может ли это сказаться на отношениях с Москвой?

— Я думаю, что Москва понимает, зачем это делают представители правящей Демократической партии. Это делается в преддверии парламентских выборов, касается внутриполитической ситуации, попытки получить дополнительную поддержку от проевропейски настроенных граждан Молдавии. Я надеюсь, что со стороны Российской Федерации все будет воспринято именно так, не как позиция Молдавии в целом, а как позиция отдельных политических деятелей, которые готовятся к выборам, потому что граждане Молдавии хотят дружить с Россией.

Что касается вывода российского контингента — мы понимаем, что решение этой проблемы зависит от политического урегулирования. Молдавия — независимая страна, у нас не должно быть военных других государств, когда мы найдем точки соприкосновения и решим политическую проблему с Приднестровьем, решится и проблема насчет ограниченного военного контингента.

— Существует мнение, что нынешнее правительство Молдавии пытается вписаться в новую струю конфронтации Запада с Россией, например, высылая дипломатов из-за дела Скрипаля, чтобы решить свои внутриполитические проблемы. Можно ли сохранять баланс в отношениях с обеими сторонами?

— Все зависит от правительства. У президента есть четкая позиция, и я ее высказывал не раз: не надо вмешивать нас в конфликты. Зачем нам надо было высылать дипломатов, если некоторые страны-члены НАТО, члены ЕС себе этого не позволили — Австрия, Турция и другие. Это большая ошибка, недальновидные действия Демократической партии, которая руководит правительством и парламентом, приводит к таким перегибам. Эти вещи нужно исправлять, нельзя строить политику государства, исходя из узких партийных интересов. Чтобы не было таких перегибов, и нужно промолдавское правительство. Это непросто — мы маленькая страна, которая находится на стыке геополитических интересов. У молдавского руководства должна быть политическая мудрость, чтобы в такой ситуации попытаться сохранить свою независимость. Акции последнего года в виде антироссийских выпадов привели к тому, что Молдавия практически потеряла политическую независимость.

— В конце ноября истекают мандаты у депутатов парламента. Как вы думаете, когда пройдут следующие парламентские выборы?

— Согласно Конституции, выборы могут быть назначены вплоть до марта 2019 года. Но я думаю, что выборы пройдут во второй половине ноября — 18 или 25 числа. Это очень важные выборы, потому что мы видим, что проевропейские партии после девяти лет власти потеряли поддержку населения. Сейчас представители правительства пытаются использовать внешние рычаги, Демократическая партия Молдавии обратилась в Брюссель к своим партнерам, чтобы они надавили на другие оппозиционные проевропейские партии и склонили их к коалиции с демократами. Это жалкая попытка сформировать в Молдавии проевропейский и антироссийский альянс. Это неправильно. Я надеюсь, что европейские партнеры не будут наступать на те же грабли, что и раньше, когда в Молдавии создавалось проевропейское большинство. Надо признать, что они неоднократно — официально и неофициально — способствовали формированию таких альянсов.

— И каких результатов вы ждете?

— Мы серьезно готовимся к выборам. Мы не хотим, чтобы у нас появилось проевропейское или пророссийское парламентское большинство и правительство. Нам нужны промолдавские власти, у которых будут хорошие отношения с Европой и которые вернут стратегическое партнерство с Россией. Шансы, что у нас будет именно такое парламентское большинство, очень велики. Я уверен, что в следующем парламенте пропрезидентская партия социалистов будет иметь более весомые позиции, у нас появится возможность влиять не только на то, что происходит в администрации президента с ее ограниченными возможностями, но и на деятельность парламента и правительства. Это создаст необходимые условия для того, чтобы у нас была более слаженная и эффективная работа всех институтов власти страны, это окажет положительное влияние на жизнь граждан Молдавии. Будет очень непросто, но я думаю, что пришло время сформировать промолдавское правительство, которое будет дружить со всеми, но исходить из своих национальных интересов, не вмешиваясь в геополитические войны. К сожалению, правительство в течение девяти лет именно этим и занималось — вело геополитические войны против Российской Федерации в угоду Брюсселю или Вашингтону. Это нужно прекратить, поскольку 65% жителей Молдавии хотят дружить с Россией. Пришло время поставить точку в этом вопросе.

— Партия социалистов на первомайском митинге приняла резолюцию о начале процесса перехода к президентской форме правления — это один из основных пунктов их предвыборной кампании. Как вы считаете, получится ли реализовать этот переход до следующих президентских выборов в 2020 году?

— Для начала нам нужно заручиться поддержкой народа. Опросы показывают, что рейтинг партии социалистов больше суммарного рейтинга остальных партий, вероятность получения парламентского большинства очень велика. На втором этапе на основании полутора миллионов подписей граждан, собранных в поддержку смены формы правления, мы проведем референдум, посоветуемся с народом. Форма правления может быть и полупрезидентской — это еще будет обсуждаться. Ясно, что нынешняя форма правления создает проблемы, ее нужно менять. Нужно создать механизм минимизации риска, сбалансировать переход, дать больше полномочий институту президента — не Додону лично. После выборов в парламент у нас будет 1,5-2 года, чтобы наладить работу между всеми институтами власти. Я уверен, что нам это удастся. По крайней мере, у президента должны быть полномочия в отношении его конституционных обязанностей. Президент отвечает за безопасность страны, значит, все институты безопасности должны подчиняться ему, президент отвечает за внешнюю политику, значит, министерство иностранных дел должно ему подчиняться, президент — Верховный главнокомандующий, поэтому не должны назначать министром обороны того человека, чья кандидатура не устраивает президента. На данный момент полномочий у президента нет, мы нацелены на решение проблем, уже начали разработку изменений. Да, нынешний парламент их не поддержит, но у нас есть поддержка народа, поэтому мы пойдем до конца.

Алексей Дружинин

Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 10 мая 2018 > № 2601752 Игорь Додон


Россия. Армения > Образование, наука > fadm.gov.ru, 10 мая 2018 > № 2600656

Проект «Международная школа публичной дипломатии стран СНГ» прошел в Армении

С 1 по 7 мая в Республике Армении был организован проект Международной школы публичной дипломатии стран СНГ, в котором приняли участие специалисты и эксперты из разных стран в области дипломатии, журналистики, экономики, культуры, политологии, юриспруденции, психологии и ряда других сфер.

Цель проекта – повышение у специалистов компетенций «мягкой силы». Проект направлен на укрепление сотрудничества между странами СНГ, предоставление новых возможностей для развития межгосударственных отношений и создание сети специалистов в сфере публичной дипломатии.

В мероприятии принял участие директор Федерального государственного бюджетного учреждения «Ресурсный Молодежный Центр» Алексей Любцов.

«На этом проекте достаточно много специалистов с разными взглядами и пониманием публичной дипломатии. Вместе с участниками мы обсудили вопросы, связанные с молодежным направлением. Очень важно получить результат от любого мероприятия, от любого взаимодействия, поэтому чем больше будет таких площадок, тем больше будет возможностей дать людям новые шансы для знакомства, общения и реализации своих проектов», – отметил Алексей Любцов.

Рководитель Ресурсного Молодежного Центра поделился опытом и знаниями в сферах публичной дипломатии и молодежной политики, а также затронул основные задачи и вопросы данного проекта. Со стороны участников были представлены предложения по взаимодействию и организации проведения последующих подобных мероприятий с определенным охватом вопросов сферы публичной дипломатии.

В рамках проекта были дискуссии, которые провели гости: советник-посланник Посольства Российской Федерации в Республике Армении Андрей Иванов, Директор Российского центра науки и культуры в Ереване Сергей Рыбинский, Директор Российского центра науки и культуры в Гюмри Арутюн Амбарцумян.

Также участники провели культурные мероприятия, познакомились с древней историей Армении, в том числе с национальными ценностями и национальной культурой.

По итогам мероприятия были разработаны и представлены концепции в сфере публичной дипломатии, предметы и методы ее реализации с точки зрения осмысления глобального управления и «мягкой силы».

Проект «Международная школа публичной дипломатии стран СНГ» организован «Школой публичной дипломатии» и «Институтом общественной безопасности» при поддержке Федерального агентства по делам молодежи, Федерального государственного бюджетного учреждения «Ресурсный Молодежный Центр», Посольства Российской Федерации в Республике Армения и Российским центром науки и культуры в Ереване.

Напомним, проект «Международная школа публичной дипломатии стран СНГ» был поддержан Федеральным агентством по делам молодежи, согласно резолюции III Российско-Армянского молодежного форума, который проходил с 15 по 18 ноября 2017 года в городе Агверан Республики Армения.

Россия. Армения > Образование, наука > fadm.gov.ru, 10 мая 2018 > № 2600656


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 10 мая 2018 > № 2600654 Дмитрий Руденко

Компенсация по клику. Зачем страховым компаниям нужен переход в онлайн

Дмитрий Руденко

генеральный директор, председатель правления страховой компании ООО «Абсолют Страхование»

Онлайн-урегулирование страховых случаев позволит страховщикам сэкономить несколько сотен миллионов рублей в год, а их клиентам — 4 часа жизни, которые будут освобождены от бумажной волокиты. Так почему все еще возникают трудности с полной диджитализацией страхового рынка?

Цифровые технологии все больше проникают в нашу жизнь. Вы уже не ходите за билетами на самолет в авиакассы, а покупаете их в мобильном приложении или на сайте. Однако владелец дорогого загородного дома, коммерческой недвижимости или автомобиля (если с ними что-то происходит) не сможет обойдись без визита к своему страховщику для оформления и получения выплаты. Или все-таки сможет?

О диджитализации страхового рынка сейчас не говорит только ленивый, но пока вся «диджитализация» обычно заканчивается на автоматизации онлайн-продаж и запуске телематики.

Однако для клиента страхование начинает работать не в момент покупки полиса на сайте страховщика, а когда происходит страховой случай. И вот здесь с этой самой диджитализацией как-то не очень. На сегодняшний день только отдельные игроки могут похвастаться возможностью онлайн-урегулирования в отдельных видах страхования. Так, может, эта опция — просто очередная маркетинговая уловка, а рынку это вовсе не нужно?

Электронные полумеры

На самом деле сейчас довольно много игроков уходят в онлайн-урегулирование хотя бы частично. Например, страховщик вполне может начать работать с убытком по копиям документов и оценить размер ущерба по фотографиям с места происшествия. Технически внедрить такой сервис не проблема, хотя это и требует некоторых инвестиций. Но новшество не избавляет полностью клиента от бумажной волокиты.

Перевести весь документооборот в онлайн способна технология электронной цифровой подписи (ЭЦП), однако она пока не пользуется особой популярностью на страховом рынке, и в большинстве случаев страховщики предпочитают работать с традиционной бумагой. Но если работа с компаниями в режиме онлайн действительно трудоемка, поскольку им необходимо будет получать усиленную ЭЦП, вовремя ее обновлять и правильно хранить, то в случае взаимодействия с гражданами сложностей практически нет — достаточно настроить двухступенчатую систему идентификации клиента при его обращении.

Но страховые компании пока медлят с внедрением технологических новинок, так как опасаются роста мошенничества. Те же убытки по полисам от несчастных случаев пока невозможно урегулировать онлайн, так как уровень убыточности здесь довольно высокий, а подделать справку от врача может почти каждый. Поэтому прежде чем масштабировать такие IТ-решения на все виды страхования, компаниям придется научиться определять потенциальный обман еще на стадии оформления полиса.

Конкурентное преимущество

Впрочем, это совсем не означает, что страховым компаниям не надо предпринимать никаких усилий в сторону развития онлайн-урегулирования убытков. Все-таки наличие сервисов, позволяющих реально экономить время и клиента, и компании, — практически единственное реальное конкурентное преимущество на сегодняшний день. Страховщики, которые в ближайшей перспективе продолжат игнорировать этот тренд, рискуют потерять своих клиентов.

Вряд ли кто-то добровольно выберет компанию, которая заставляет клиента при страховом случае ехать на другой конец города, чтобы подать документы об убытке, или отправляет в отдаленный район на ремонт автомобиля, в то время как у других страховщиков можно будет получить оценку ущерба и направление на ремонт, отправив копии документов и фотографии с места происшествия.

Такой сервис может существенно снизить издержки страховщика. Простая математика: у одного из лидеров по объему сборов на рынке, согласно официальной информации, 300 центров урегулирования убытков, в которых работают по пять человек. Если мы возьмем данные Росстата о размере средней зарплаты в России (35 369 рублей на январь 2017 года), то только затраты на ФОТ составят более 53 млн рублей в месяц или около 635 млн рублей в год.

А теперь давайте попробуем оценить, во сколько обходится для экономики в целом традиционный формат урегулирования. Если считать, что в среднем клиент тратит около четырех часов чистого времени на предоставление документов в страховую, то, с учетом количества урегулированных убытков за три квартала в 21 млн, можно было бы сэкономить почти 19 млрд рублей рабочего времени (исходя из среднего уровня зарплаты). Расчеты, конечно, грубые, но понять примерный размер выгоды можно.

Сведение к минимуму общение клиента со страховой в привычном формате в момент страхового случая может также снизить репутационные риски страховщика. Разъяренный или отчаявшийся клиент будет огражден от необходимости общаться с операторами кол-центров, которые нередко допускают ошибки и гоняют клиента туда-сюда в поисках решения их проблемы.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 10 мая 2018 > № 2600654 Дмитрий Руденко


США. КНДР. Корея > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > forbes.ru, 10 мая 2018 > № 2600648 Александр Воронцов

Диктатор и провокатор: на каких условиях смогут помириться США и Северная Корея

Александр Воронцов

заведующий отделом Кореи и Монголии Института востоковедения РАН, доцент кафедры востоковедения МГИМО

Предвоенная риторика КНДР и Соединенных Штатов внезапно сменилась конструктивным диалогом. Тем не менее вопрос ядерного разоружения останется главной темой предстоящих переговоров Дональда Трампа с Ким Чен Ыном

Американо-северокорейский саммит состоится этой весной — и похоже, мир все еще не может в это поверить. Стороны долго уклонялись от переговоров, но с наступлением 2018 года пошли на компромиссы.

Особую интригу в подготовку саммита привнесла лидирующая роль специальных служб США, Южной Кореи и КНДР. Разведывательные ведомства трех стран действовали в секретном режиме без уведомления министерств иностранных дел и других национальных ведомств, выяснила газета New York Times.

Крутой разворот событий породил массу вопросов о его причинах новой риторики, повестке ожидаемых переговоров и месте их проведения. Разумеется, каждая сторона дает свою интерпретацию данных событий.

Чего добиваются США и Южная Корея

Вашингтон представляет инициативу Ким Чен Ына как собственную победу, то есть прямой результат жесткого режима санкций и военно-политического давления, которое якобы напугало руководство КНДР и вынудило пойти на капитуляцию. Естественно, Пхеньян объясняет свой шаг по-другому — проявлением доброй воли и искреннего стремления к миру, подкрепленного усилившимся оборонным потенциалом.

В декабре 2017 года, задолго до начала головокружительной дипломатической истории, Северная Корея объявила о завершении намеченных ранее программ создания ракетно-ядерного оружия. Власти КНДР утверждают, что уже сформировали ядерный щит, гарантирующий безопасность государства. Мировые державы не обратили должного внимания на это заявление, представив его как очередной пропагандистский ход Пхеньяна.

На данный момент запросы сторон остаются в целом прежними, а Вашингтон и Сеул стремятся продемонстрировать подчеркнутую жесткость и непоколебимую солидарность собственных действий в отношении КНДР. США и Южная Корея продолжают утверждать, что конечным итогом переговоров может быть только полная ликвидация ядерной программы КНДР.

Более того, западные партнеры выдвигают предварительные требования. Как заявила пресс-секретарь Белого дома Сара Хакаби Сандерс, «президент не будет проводить встречу, пока не увидит конкретных шагов и конкретных действий, предпринятых Северной Кореей таким образом, чтобы президент кое-что получил (до проведения встречи)».

Еще одно требование Вашингтона звучит так: «любое соглашение с КНДР должно сопровождаться обязательным механизмом его верификации, нацеленным на необратимую денуклеаризацию».

При этом ни Дональд Трамп, ни глава Южной Кореи Мун Чжэ Ин не собираются ослаблять санкции против Пхеньяна в период подготовки и проведения саммита. Вместо этого они намерены наращивать давление на Ким Чен Ына, чтобы сделать его более сговорчивым.

Нетрудно заметить, что набор этих требований неоднократно выдвигался США и их союзниками, а северокорейский режим столь же регулярно отвергал предложения западных стран. Пока трудно представить, что на этот раз Ким Чен Ын согласится принять американский ультиматум.

В чем заключается тактика КНДР

В марте этого года я был в командировке в Пхеньяне, где встретился с сотрудниками Министерства иностранных дел северокорейской республики. В тот раз дипломаты из КНДР впервые озвучили обновленный подход к ведению дел с США. По их словам, Северная Корея предлагает такую формулу переговоров, на которых каждая сторона будет иметь возможность поставить на обсуждение любой вопрос.

Это значительно более гибкая позиция по сравнению с той, на которой Пхеньян категорически настаивал до сих пор. Прежде суть заявлений КНДР сводилась к утверждению: «Мы не будем участвовать ни в каких переговорах, в повестку которых может быть включен вопрос о ракетно-ядерный программах Северной Кореи».

Теперь же в КНДР воспользовались посредничеством южнокорейских эмиссаров и передали в Вашингтон, что Ким Чен Ын выразил «приверженность денуклеаризации Корейского полуострова и дал понять, что у него не будет причин для обладания ядерным вооружением в случае отсутствия военных угроз для КНДР и гарантий сохранности северокорейского режима». Действующий глава КНДР также неоднократно вспоминал заветы своего деда, основателя северокорейского государства Ким Ир Сена, который хотел видеть будущее Корейского полуострова в безъядерном статусе.

Под внешними гарантиями своей безопасности Ким Чен Ын подразумевает вывод американских войск из Южной Кореи, изъятие американского ядерного оружия с территорий, примыкающих к КНДР (в первую очередь с острова Гуам и Японии), прекращение регулярных американо-южнокорейских военных учений, снятие международных и односторонних санкций, а также предоставление экономической помощи в качестве компенсации ущерба, причиненного санкциями. Прежде Вашингтон многократно отвергал такие запросы КНДР, но, похоже, в этот раз все может быть по-другому.

Сейчас речь идет о новом, но наиболее серьезном за последние годы раунде дипломатической игры и маневрирования. Сам по себе этот факт, конечно, заслуживает позитивной оценки. Но насколько широки границы подобного маневрирования, можно спорить.

Как на самом деле проходили переговоры

Можно не сомневаться, что спецпредставитель Мун Чжэ Ина в Пхеньяне договорился о чем-то, что осталось за скобками опубликованных материалов. Южнокорейский президент старается быть «настоящим корейцем» для Пхеньяна и надежным союзником для Вашингтона. Совместить это очень сложно.

Можно допустить, что информация и детали договоренностей, которые были реально достигнуты в Пхеньяне, а затем доложены в Вашингтоне, не совпадают и имеют различную тональность. Тогда в случае срыва намечающегося грандиозного проекта и Вашингтон, и Пхеньян смогут сказать, что посредник в лице Южной Кореи их дезинформировал.

С другой стороны, игра уже началась, и с северокорейской стороны она хорошо продумана. Во время Олимпийских игр в Пхенчхане им удалось установить контакты с американскими представителями. При этом Пхеньян исходит из того, что «козырные карты» КНДР усилились.

В Северной Корее считают: США всерьез обеспокоены успехами ракетно-ядерной программы Пхеньяна и верят в способность Ким Чен Ына нанести ядерный удар по континентальной части Америки.

К тому же Вашингтон с разочарованием убедился, что Япония и Южная Корея, главные дальневосточные союзники Соединенных Штатов, категорически отвергают любой вариант военной операции против КНДР. Возможно, Трампу стало ясно: если США проигнорируют жестко негативную позицию союзников и все-таки нанесут военный удар по Северной Корее, то Вашингтон может потерять Токио и Сеул в качестве союзников. Подобная реальность в определенной степени сузила рамки маневрирования администрации Трампа.

Наконец, неожиданно начавшийся вопреки воле Вашингтона и динамично продолжающийся прогресс в межкорейских отношениях в январе-марте 2018 года дал Пхеньяну новый рычаг воздействия на США.

В итоге свобода действий Вашингтона на Корейском полуострове относительно сократилась, а переговорные позиции Пхеньяна сравнительно укрепились. В этих условиях КНДР, видимо, решила перейти в дипломатическое наступление, надеясь на получение ограниченных, но реальных дивидендов.

В качестве разумного жеста доброй воли Северная Корея добровольно пошла на мораторий по ракетно-ядерным испытаниям до проведения двух саммитов. Впрочем, на деле этому может способствовать нынешний технологический цикл развития военных программ, не требующий ракетных запусков в ближайшее время. Естественно, это не помешает Вашингтону трактовать миролюбивый шаг КНДР как проявление слабости и уступку северян под нажимом международного сообщества.

Военные учения против ядерной программы

Если для стран Запада ключевым вопросом в переговорах остается ядерная программа Ким Чен Ына, то для КНДР принципиальную важность имеют совместные военные учения США и Южной Кореи. Эти учения проходят каждый год, но в этот раз кое-что изменилось.

Вопреки неоднократно озвученным утечкам информации о том, что военные маневры «Фоул игл» и «Ки Ризолв» могут отменить, в апреле совместные учения США и Южной Кореи все-таки начались. Прошедшие маневры оказались более масштабными, чем прежде: в 2017 году в учениях участвовало 320 тысяч военнослужащих, включая 15 тысяч американских военных, а в этом году — 323 тысячи солдат, в том числе 23 тысячи представителей Соединенных Штатов.

Одновременно союзники сократили продолжительность маневров, ранее длившихся по два месяца. Сценарий учений стал менее воинственным и более деликатным: в документах более не упоминается цель «обезглавливания», то есть скорейшей ликвидации высшего руководства Северной Кореи. Не случайно южнокорейские и американские СМИ отмечают, что «Ким Чен Ын проявил сдержанную реакцию и неожиданную гибкость к маневрам этого года».

Непредсказуемый фактор Трампа

Предсказывать итоги начавшегося интересного этапа дипломатической борьбы невозможно. Очень многое зависит от соотношения внутриполитических сил в Южной Корее и в США. В Америке позиции «ястребов», то есть сторонников бескомпромиссного подхода к КНДР, сильнее, чем у мирно настроенных «переговорщиков»: весной в Белый дом вернулся Джон Болтон, известный своей жесткой риторикой. Из-за этого начавшийся хрупкий процесс диалога может сорваться в любой момент.

Вместе с тем недавняя история помнит случаи, когда президенты США начинали с жесткой конфронтации с КНДР, а затем резко переходили к конструктивному переговорному процессу. В частности, так поступали Билл Клинтон и Джордж Буш-младший. Подобные дипломатические повороты можно назвать частью американской внешнеполитической традиции. Нельзя недооценивать и «фактор Трампа», который со своей непредсказуемостью способен круто развернуть вектор переговоров в любую сторону.

В последние два месяца на различных международных площадках проводится серия совещаний экспертов высокого уровня с целью прояснения и формирования позиций в преддверии саммита США — КНДР. Американские представители, как всегда, занимают бескомпромиссно наступательную позицию: они акцентируют внимание на известных резолюциях Совета Безопасности ООН и фокусируются на легалистском подходе и требовании немедленной денуклеаризации по формуле CVID (полное проверяемое необратимое уничтожение) без предварительных условий.

Зато позиция северокорейской стороны стала значительно более сдержанной и осторожной. Создалось впечатление, что, уходя от прямых ответов на резко заостренные вопросы американских коллег, северяне хотят довести дело до саммита и озвучить свою реальную позицию уже там. Сама же позиция, судя по всему, заключается во введении поэтапной дорожной карты с взаимными обязательствами сторон.

Зная северокорейскую дипломатию не первое десятилетие, трудно представить, что Пхеньян согласится на формулу CVID без предварительных условий или на полное ракетно-ядерное разоружение по ливийской модели. Эту модель активно продвигает советник Трампа Джон Болтон. Хочется верить, что реализм и прагматизм с обеих сторон проявятся должным образом.

США. КНДР. Корея > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > forbes.ru, 10 мая 2018 > № 2600648 Александр Воронцов


Россия > Недвижимость, строительство > forbes.ru, 10 мая 2018 > № 2600641 Владислав Иноземцев

Вечная стройка. Можно ли решить проблему обманутых дольщиков

Владислав Иноземцев

Директор «Центра исследований постиндустриального общества»

Рыночные механизмы в строительстве жилья оказались неэффективны. По-настоящему решат проблему только государственные гарантии по защите прав участников долевого строительства

За два дня до инаугурации президента России, 5 мая, по всей России прошли протесты против Владимира Путина. По призыву оппозиционного политика Алексея Навального на массовые демонстрации вышло множество людей, часть из которых весьма далека от политики. В числе прочих это россияне, отчаявшиеся найти решение своих проблем, — обманутые дольщики. На этом примере хорошо заметно, что стандартные рыночные механизмы, на которые возлагались большие надежды, в строительной сфере так и не заработали.

Проблема невыполнения строительными компаниями обязательств перед инвесторами появилась давно. По состоянию на середину 2017 года в России насчитывалось от 130 000 до 150 000 граждан, которые не могли добиться получения жилья, в строительство которого вложили личные средства. По ряду причин государство признает обманутыми дольщиками только 40 000 человек.

Почему не работает действующая система

В качестве средства решения проблемы долгое время считался федеральный закон № 214, который призван отрегулировать отношения, возникающие в ходе долевого строительства многоквартирных домов. Однако почти с самого начала применения этого закона стало ясно, что «шероховатости» не исчезают.

Основной причиной стал, на мой взгляд, главный тренд в развитии механизма обеспечения интересов дольщиков. Федеральный закон № 214 в редакции от 21 июля 2014 года допускает три вида гарантии: открытие счетов эскроу, банковскую гарантию или страхование ответственности. Очевидно, что первые два варианта не слишком выгодны для застройщиков: в первом случае они де-факто замораживают свои средства до самого завершения строительства, а во втором компании вынуждены платить банкам комиссии и постоянно подтверждать свою платежеспособность. В результате бóльшая часть операций такого рода довольно быстро сконцентрировалась в страховании.

Статистика подобного типа страхования уникальна для России. С 2013 года, когда надзор над страховым рынком был передан Банку России, объем собранных страховщиками премий по страхованию договоров долевого участия составил около 30 млрд рублей. Однако никаких страховых выплат произведено не было. Для сравнения: по договорам добровольного страхования автотранспортных средств (КАСКО) цифры за один только 2016 год составили 170,7 млрд рублей премий и 97,5 млрд рублей выплат. При этом более 90% всех премий поступило на счета трех компаний («Респект», «Региональная страховая компания» и «ПОВС застройщиков»), у которых доля этого вида доходов в общем объеме страховой премии составляла к началу 2017 года от 80% до 100%.

Причины такого положения дел достаточно понятны. Во-первых, страховой договор обычно заключается на определенный срок, но в случае неисполнения застройщиком своих обязательств судебные процедуры могут продолжаться много лет, что лишает дольщиков шанса оперативно получить вложенные средства. Во-вторых, страховым случаем не считается умышленное мошенничество со стороны застройщика, с которым на практике приходится сталкиваться довольно часто. И в-третьих, широкая судебная практика по таким делам так и не сложилась.

Видимость решения

Страхование договоров долевого участия (ДДУ) в его сложившемся виде в принципе не давало клиенту необходимых гарантий, обеспечивая скорее видимость решенности проблемы. Объектом страхования по такому договору выступает сумма, которую гражданин проинвестировал в строительство, однако страховое покрытие не компенсирует ни рыночной стоимости жилья, ни потерь, образующихся в связи с выплатой процентов, пеней и штрафов по ипотечным кредитам. И я даже не говорю об эффекте девальвации.

По мере того как власти начали активнее бороться с недобросовестными застройщиками, возможность получить свои деньги, как это ни странно, сократилась еще больше. Дело в том, что как только против руководителей или собственников строительной компании возбуждается уголовное дело, страховка перестает действовать. Только в Москве за последние годы наблюдалась масса таких случаев: дела ЖК «Царицыно» и АО «МКХ», ЖК «Квартал Триумфальный» и ЗАО ФЦСР, ЖК «Микрорайон Левобережная» и СУ-155 (если упоминать только самые резонансные из них). К тому же по состоянию на конец прошлого года страховки в России не имели более половины дольщиков, что только подтверждает предположение о формальном характере страхования.

Тема гарантирования прав дольщиков становится особенно актуальной по двум причинам. С одной стороны, еще в прошлом году власти инициировали создание Фонда защиты прав граждан — участников долевого строительства. В этот фонд застройщики должны перечислять по 1,2% от суммы каждого договора долевого участия. Несмотря на противодействие строительного лобби, закон № 218 утвердила Госдума, в полной мере этот документ вступает в силу 1 июля 2018 года.

С другой стороны, ясно, что новые правила не помогут разрешить уже существующие конфликты. В ситуации с ЖК «Царицыно» правительству Москвы потребовалось отстранить недобросовестного застройщика и передать проект АО «Мосотделстрой № 1», которое, как предполагается, достроит и введет в эксплуатацию объект, используя в том числе поддержку со стороны городского бюджета. Но у властей большинства российских регионов нет возможностей решать проблему московскими методами, то есть заливанием проблемного проекта деньгами из бюджета.

Число застройщиков-банкротов растет

На начало 2018 года в России число строительных организаций, уже признанных банкротами, превысило 280 единиц, а число подавших заявления о банкротстве приближается к 250. По стране не завершено возведение 989 домов общей площадью 6,6 млн кв. м, и очевидно, что страховые компании не способны решить эти проблемы в одиночку. Стоит отметить, что упоминавшаяся «Региональная страховая компания» в прошлом году вышла из этого бизнеса, передав свой портфель страхования ДДУ более известному и опытному «Проминстраху».

Инициаторы создания Фонда защиты прав дольщиков, по сути, взяли за образец для работы давно действующую в России систему страхования банковских вкладов. В начале прошлого года, когда разрабатывался соответствующий закон, это выглядело обоснованным и логичным. Между тем на протяжении 2017 года стало понятно, что и в банковской среде, где концентрация бизнеса существенно превышает ту, которая наблюдается в строительной сфере (на топ-10 банков по состоянию на 1 января 2018 года приходилось 71% всех активов, тогда как десять крупнейших застройщиков обеспечили по итогам прошлого года менее 7% жилищного строительства в стране), Агентство по страхованию вкладов не справляется с «оздоровлением» проблемных кредитных организаций. Банку России пришлось даже прибегнуть к вливанию средств через Фонд консолидации банковского сектора. Использование новой схемы обусловило рекордные убытки ЦБ по итогам прошлого года: впервые с 1998 года они достигли 435,3 млрд рублей.

Что делать?

Новая политика регулирования вопросов долевого участия (и в части создания Фонда защиты прав граждан — участников долевого строительства, и в части ужесточения требований к организациям-застройщикам) представляет собой кальку с усилий Банка России, предпринимавшихся на протяжении последних лет. ЦБ действовал так вплоть до середины прошлого года, когда главное внимание уделялось выводу с рынка ненадежных банков и страхованию вкладов. Но сегодня к этим подходам нужно добавлять новые, учитывая рост спроса на квартиры со стороны граждан и важность строительного сектора для обеспечения экономического роста в ближайшие годы.

Что следовало бы предложить в данной ситуации? На мой взгляд, следует признать, что в современных российских условиях невозможно уповать на эффективное решение накопившихся проблем чисто рыночными методами. Необходимо соединить меры страховой защиты, инструменты, подобные Фонду защиты прав граждан — участников долевого строительства, а также средства дополнительной защиты инвесторов со стороны региональных органов власти. В конечном счете все эти функции должны так или иначе «замыкаться» на государство.

В первом случае тарифы на страхование должны дифференцироваться в зависимости от надежности застройщика. Таким образом рынок будет обеспечивать преимущества крупным компаниям и дискриминировать менее известные на рынке. Во втором случае следует поддержать инициативу создания Фонда защиты дольщиков и гарантировать открытость и гласность его работы. Наконец, в третьем случае следовало бы сформировать на уровне регионов (или в некоторых случаях федеральных округов) пулы устойчивых строительных компаний, которые могут с получением ограниченного объема бюджетных средств или финансовых гарантий завершать строительство начатых недобросовестными девелоперами объектов. Здесь опыт Москвы в разрешении дел с проблемными жилыми комплексами мог бы сыграть значительную роль. Основанием для такого решения служит тот факт, что региональные власти, согласовывающие проект застройки, несут часть ответственности в случае, если партнер оказывается недобросовестным предпринимателем.

Еще раз повторю: проблемы защиты граждан от коммерческих и финансовых рисков в России не решаются «автоматически». В развитых странах формирование соответствующих механизмов заняло многие годы. Чтобы пройти путь к цивилизованному рынку, федеральные и муниципальные власти должны делать все от них зависящее, чтобы на деле продемонстрировать: права потребителей важнее прав предпринимателей.

Россия > Недвижимость, строительство > forbes.ru, 10 мая 2018 > № 2600641 Владислав Иноземцев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter