Всего новостей: 1967807, выбрано 22352 за 0.100 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Украина > Агропром. Экология > ukragroconsult.com, 10 января 2017 > № 2031386

В Украине меняется климат: аграрии переходят на рис и томаты - Татьяна Адаменко

О глобальном потеплении говорят уже несколько десятилетий. Какие конкретные практические последствия от него уже почувствовало сельское хозяйство Украины и что еще ожидать рассказывает самый авторитетный в Украине ученый в области агрометеорологии, заведующая отделом агрометеорологии Гидрометцентра Украины Татьяна Адаменко.

- Татьяна Ивановна, мне вспоминается зима во время первого Майдана, когда оттепель длилась с начала декабря до конца января - ее только ленивый не называл ярким примером глобального потепления. Следующей зимой на Крещение ударили морозы под -30 °С. Итак, насколько обоснованы разговоры о глобальном потеплении прежде всего в Украине?

- Основным индикатором глобального потепления является среднегодовая температура. С 1991 года она в Северном полушарии повысилась на 0,74 ?С. 1991-й взят за точку отсчета не потому, что Украина тогда провозгласила независимость, а потому что именно тогда начался очередной 30-летний период метеорологических наблюдений. Такие циклы, согласно рекомендациям Всемирной метеорологической организации, выделяют с целью выявления тенденций изменения климата. При этом за нормы определены средние данные за предыдущий 30-летний период - с 1961 по 1990 годы.

Относительно периодических сильных холодов ... Эксперты ИРРС - международной организации, объединяющей ученых-экспертов по глобальным изменениям климата, - говорят, что глобальное потепление - это не автоматическое повышение температуры на столько-то градусов: бывают периоды, когда температура стабилизируется и даже снижается. Так, в Украине после 1991 года было 2 или 3 года, когда среднегодовая температура находилась в пределах нормы или даже ниже. Но остальные годы наблюдалось превышение нормы на 1-2°. Поэтому общая тенденция к потеплению - вне всяких сомнений.

- Как именно она проявляется в Украине?

- Начнем с того, что в Украине потепление проявляется еще сильнее, чем в мире в целом: по сравнению с 1991 годом оно превысило 1°. Чем континентальнее и чем севернее территория - тем выше показатели роста среднегодовой температуры. Это прослеживается даже в пределах Украины: если в Херсоне она выросла на 1 ?С, то в Житомире на 2 ?С.

Началось резкое повышение температур в Украине еще в 1989 году, который стал самым теплым за всю историю метеорологических наблюдений, которые ведутся на 20 украинских метеостанциях более 100 лет, например в Киеве за погодой наблюдают еще с ХІХ века. Сейчас все эти рекорды уже побиты. Наглядный пример - в 2010 году в Луганске впервые в Украине была зафиксирована температура +42 ?С в тени.

Продолжительность зимы в естественном понятии этого слова сократилась, например, в Черниговской области, с 120-140 до 80-90 суток. В метеорологическом смысле этого слова (длительный период со среднесуточной температурой ниже 0 ?С. - Ред.) Зима как таковая в Украине стала исключением - этот период редко длится более 30 дней. А в 2000 году на юге Украины среднесуточная температура круглый год держалась выше 0 ?С. Существует классификация зим по строгости в зависимости от накопленных за зиму отрицательных температур, согласно которой погоде, установившейся в зимние месяцы, там вообще нет соответствия - зимы в метеорологическом смысле в Украине уже нет. В зимние месяцы большая часть времени приходится на оттепели. Напомню, в метеорологии оттепелью называется период, когда температура хоть раз в сутки (на метеостанциях она измеряется каждые 3:00) достигла или превысила 0 °.

Также следует сказать о выравнивании погодных условий по всей территории Украины. Так, в настоящее время абсолютный максимум температуры как для Херсона, так и для Чернигова одинаков - +41 ?С. Соответственно, выросли суммы эффективных температур - на 200-400 ?С, в меньшей степени на Западе, больше на Севере и Востоке.

- Одинаково ли изменились температуры в течение года?

- Нет. Сначала, в 1989 году, началось резкое повышение температуры именно зимой, и в первую очередь в январе. Январь стал теплее декабря и февраля. Затем аналогичные тенденции стали наблюдаться и в феврале. На сегодня средняя температура января-февраля выросла на 1,5-2,5 ?С. Если нормой для Киева считалась средняя температура января - 6 ?С, то за последние 25 лет среднее значение этого показателя выросло до -3,5 ... -3,6 ?С. Дело в том, что стандартная для Украины погода в январе формировалась под влиянием Сибирского антициклона. Он сместился, по некоторым оценкам, на 20? на юг и в Украине уже не влияет. Поэтому погода в Украине зимой стала формироваться под влиянием воздушных масс с северной Атлантики.

С 2000 года проявилась тенденция к повышению температур в июле-августе, и с начала века она составила в эти месяцы почти 2 ?С.

- Вместе с жарой, как отмечают аграрии, пришли и засухи. Почему?

- Количество осадков в Украине существенно не изменилась. Но из-за повышения температур, особенно в летние месяцы, возросло испарение влаги. Поэтому в 2015 году уровень водоемов - рек, озер, прудов - был самым низким за все время гидрологических наблюдений, то есть с 1927 года. Малые реки полностью пересохли в дополнение к снижению уровня грунтовых вод, что привело к пересыханию колодцев.

Есть метеостанции, где не наблюдалось за все лето ни одного дождя - например, в Нижних Серогозах на Херсонщине. У меня нет однозначного ответа произошло это из-за глобального потепления или из-за локальных экологических бедствий (вырубка лесополос, уничтожение плавней и т.д.).

Даже на Львовщине, где вероятность засухи в эталонное 30-летие составляла менее 10%, она выросла сейчас до 30%. Полесье тогда вообще не знало, что такое засуха, а за последнее десятилетие Житомирщина страдала от нее уже дважды.

- Изменилось ли распределение осадков в течение года?

- Пока нельзя выделить какой-то устойчивой тенденции к сезонному распределению. Был период (лет 5-7), когда зимних осадков было на 10-15% меньше нормы. Однако увеличилось их количество в октябре-ноябре. Несколько лет подряд были подряд сухими сентябрь, август и даже 2-я половина июля, когда происходит накопление влаги под посев озимых.

Так же переворачивается с головы на ноги в отдельные сезоны региональное распределение осадков. Например, случается, что меньше осадков получает Тернопольщина. Или на севере Одесской области наблюдается засуха, а на юге региона - парадоксальное переувлажнение.

- Какие последствия имело глобальное потепление для сельского хозяйства Украины?

- Благодаря смягчению зим улучшились условия перезимовки озимых. Если в период, который был определен за стандарт, ежегодно вымерзало 25-27 и даже до 30% площадей, то за последние 25 лет в среднем - 10-12%. Этот показатель образовался за счет нескольких сезонов, когда опять-таки из-за глобального потепления не сформировался снежный покров. Обычно теперь в Украине вымерзает всего 3-5% озимых.

Поскольку зимы стали теплее, то уменьшилась глубина промерзания почвы, возросло усвоение влаги почвой и увеличились ее запасы весной. В результате в XXI веке было всего 2 весенних засухи (из-за низкого количества осадков зимой), которые привели к существенной потере урожая.

Опять напомню о выравнивании погодных условий по всей стране. Так, если 20 лет назад подсолнечник хорошо родил только в юго-восточной части страны, то сейчас - и в Черновицкой, Житомирской, Киевской, Черниговской областях, то есть на Полесье. Если когда-то на Полесье кукурузу выращивали в больших хозяйствах только на силос, поскольку она не вызревала, то сейчас она и там гарантированно обеспечивает 3-4 т / га зерна. Конечно, для Полесья следует подбирать ранние сорта. Так же хорошие условия по всей территории страны складываются для томатов, сои и ряда других теплолюбивых культур.

Потепление в Степи и Лесостепи позволило аграриям выращивать здесь поздние сорта кукурузы. Именно благодаря потеплению средняя урожайность этой культуры в Украине так резко увеличилась в последнее время. Вспомните, урожайность поздних сортов кукурузы примерно вдвое выше, чем ранних - 5-6 и 12-14 т/га соответственно.

Более того, в Украине появилась новая природная зона - сухие субтропики. Ведь сейчас сумма активных температур на материковой части страны достигает 3800 ?С, а в степном Крыму - 3900 ?С, тогда как в стандартное 30-летие она нигде не превышала 3400 ?С. Все это позволяет получать стабильные урожаи таких культур, как рис или хлопок. С хлопком когда экспериментировали на Херсонщине, но после нескольких подряд прохладных лет это дело забросили. Потепление открыло значительные возможности для расширения ассортимента выращиваемых сельхозкультур в Украине.

- Интересно, можно ли будет в Украине успешно выращивать цитрусовые?

- Если нынешняя тенденция сохранится, то лет через 10 наступит время для экспериментов.

- Таким образом, климатические условия Украины существенно изменились за последние 25 лет. Между тем учебники, по которым обучают агрономов, справочная литература, обычно не отражают этих изменений, а повторяют информацию из изданий 80-90-х годов ХХ века. Где найти современную, актуальную информацию о климате?

- В Гидрометцентре - центральном и областных. Например, сумму эффективных температур считает каждая государственная метеостанция, а их по несколько в каждой области. Поэтому, советую агрономам запросить у них данные за последние 5 или 10 лет - это будет точная информация о климате данной местности.

- Что Украину ждет дальше?

- Учеными-метеорологами мира разработано немало сценариев дальнейшего изменения климата. Наиболее реалистичные предусматривают повышение среднегодовой температуры еще на 2-2,5 ?С. В Украине это повышение будет не меньшим. Это произойдет, конечно, не завтра, но лет через 10 - запросто.

Однако есть сценарии, которые предусматривают повышение мировой температуры на 6 ?С. Вот это уже будет полной катастрофой для Украины. Ведь испарения возрастут слишком резко и усилится засушливость климата. Обратите внимание, в Украине уже сейчас 70% территории - зона недостаточного или неустойчивого увлажнения.

Все сценарии предполагают, что дальнейший рост среднегодовой температуры будет наблюдаться еще как минимум 50-60 лет - столько времени понадобится, чтобы принесли результаты уже предпринятые мировым сообществом усилия для остановки глобального потепления.

Как бы то ни было, следующие 10-20 лет глобальное потепление будет оказывать все же в основном положительный эффект на сельское хозяйство Украины за счет улучшения условий для перезимовки, повышения сумм эффективных температур, расширения перечня культур, которые можно успешно выращивать.+

- Думаете, следует по всей территории Украины внедрять орошение, строить водохранилища, восстанавливать пруды, как было когда-то в каждом селе?

- Именно так. Вопрос только в том, где найти столько средств.

- Напоследок хотелось бы спросить, есть ли какие-то прогнозы на 2017-й год?

- И у нас, и в мире порог предсказуемости погоды составляет пока 12-15 дней. Заглянуть дальше метеорологическая наука технически все еще не в состоянии.

- А как же многочисленные народные приметы?

- Они не имеют под собой никакой научной основы. Все совпадения - абсолютно случайны.

Украина > Агропром. Экология > ukragroconsult.com, 10 января 2017 > № 2031386 Татьяна Адаменко


Украина > Агропром > ukragroconsult.com, 10 января 2017 > № 2031381

Наступающий год для молочников будет более успешным, чем уходящий

Закончился очередной год, который отечественные молочники, к сожалению, не могут назвать успешным. Проблем в отрасли было гораздо больше, чем позитива – Василий Винтоняк, директор ИНФАГРО.

Будет довольно сложным и наступающий 2017 год. Тем не менее, участники молочного рынка все же надеются на незначительное улучшение ситуации в следующем году.

Очень коротко подведем итоги уходящего года и сделаем небольшой прогноз на 2017г:

Производство молока

В 2016г поголовье КРС дальше сокращалось, хотя уже не так существенно, как в предыдущем году. Продуктивность коров выросла, но не настолько, чтобы избежать снижения производства молока.

К сожалению, и в 2017г тенденция к снижению производства молока в Украине остановлена не будет. При этом существенное падение ожидается в домохозяйствах. Сельхозпредприятия в целом продемонстрируют стабильность удоев молока, но лишь за счет улучшения показателей крупных операторов. Многие мелкие неэффективные хозяйства откажутся от молочного животноводства.

Государственная поддержка

В 2016г государственной поддержки (по крайне мере финансовой) молочного сектора практически не было. Более того, у животноводов начали забирать часть НДС, который ранее оставался на предприятиях для собственного развития.

Позитивом можно считать разве что только принятие ряда законов, которые немного упростили деятельность хозяйств.

В отношении переработчиков положительным моментом считается отмена обязательного декларирования увеличения отпускных цен на так называемые социально-значимые молокопродукты.

В 2017г рассчитывать на увеличение государственной поддержки не приходится. Более того, с Нового года для животноводов полностью отменяют льготы по уплате НДС. Правда, правительство обещает им взамен дотации. Но эти дотации, похоже, лишь частично компенсируют финансовые потери. Ведь ранее производители от реализации молока имели до 3 млрд. грн. НДС, который не нужно было платить в бюджет. Теперь же им обещают выплачивать только разницу между налоговыми кредитом и обязательствами. Да и в целом предусмотренной суммы в 5,5 млрд. грн. точно не хватит для дотирования широкого круга субъектов хозяйствования (других животноводов, садоводов, овощеводов, производителей техники и пр…).

Производство молокопродуктов

В условиях сокращения предложения сырья увеличение производства молокопродуктов весьма проблематично. Тем не менее, общие объемы переработки молока в 2016г сократились незначительно, после стремительного падения в 2015г. Выпуск некоторых товарных позиций даже удалось нарастить. Заметное дальнейшее падение производства отмечается лишь в категории сыров. Процесс сокращения выпуска свежих молокопродуктов практически удалось остановить.

В следующем году ситуация в производстве молокопродуктов кардинально не изменится. Но может произойти определенная диверсификация в выборе ассортимента выпускаемой продукции. В приоритете будут экспорториетированные сырьевые позиции, в первую очередь сливочное масло и сухие молокопродукты. Такие ожидания основаны на прогнозе роста мировых цен на молокопродукты.

Потребление

В условиях острого экономического кризиса потребление молокопродуктов в Украине падает в течение трех лет. К сожалению 2016г не стал исключением, но в уходящем году темпы этого падения существенно замедлились, а по отдельным продуктам этот процесс и вовсе остановлен.

Эксперты полагают, что «дно» в этом отрицательном явлении уже достигнуто. Сейчас есть предпосылки полагать, что уже со следующего года потребление молокопродуктов в стране начнет постепенно восстанавливаться, даже невзирая на существенное их подорожание.

Внешняя торговля

Экспорт молокопродуктов в текущем году в денежном выражении упадет до рекордно низкого уровня с 90-х. По предварительным оценкам из страны будет вывезено молокопродуктов на сумму лишь около 250 млн. долларов, что в три раза меньше показателя докризисного 2013г. Такое снижение больше связано с существенным падением цен, чем с уменьшением физических объемов.

Не последнюю роль в снижении экспорта сыграли новые российские торговые ограничения в отношении Украины. В 2016г РФ практически запретила транзит украинских молокопродуктов через свою территорию в Казахстан, Киргизстан.

Неплохими достижениями для украинских экспортеров молокопродуктов считается активный выход на рынок Китая (с сухим молоком и сывороткой), снятие запретов Японией на закупку молокопродуктов из Украины. К концу года, наконец, несколько предприятий начали поставки товаров в ЕС. Но это большой победой назвать нельзя, ведь объёмы проданной в Содружество продукции мизерные. Это только чиновники Минэкономразвития могут себе позволить в своих отчетах заявлять об увеличении экспорта отдельных товаров в Европу в сотни раз (если сравнивать с нулями в прошлом году, то они правы)…

Мировые цены сейчас растут, прогнозируется их укрепление и в следующем году. Это значит, что валютная выручка от экспорта молокопродуктов ощутимо вырастет. При этом количество продаваемого товара увеличится незначительно, производители просто не в состоянии нарастить выпуск продукции.

С 2013г в условиях девальвации гривны импорт молокопродуктов существенно сократился. Но уже в текущем году наметилась тенденция к его увеличению.

С учетом существенного подорожания отечественных молокопродуктов, уже в следующем году импорт будет довольно существенным. Зарубежные товары опять становятся достаточно конкурентоспособными на украинском рынке.

Цены

Экспортные цены на молокопродукты в первом полугодии 2016г опускались до рекордно-низкого уровня с начала нулевых годов. При этом внутренние цены, за счет девальвации гривны, оставались стабильными или росли. Во втором полугодии последовал существенный рост стоимости молокопродуктов, как для внутреннего рынка, так и для экспорта. Причинами послужили улучшение конъюнктуры мировых рынков и сырьевой дефицит в Украине. За второе полугодие сырое молоко подорожало примерно на 40%, а молокопродукты ориентировочно на четверть.

В 2017г предполагается дальнейший рост цен на молокопродукты, так как мировые цены, скорее всего, будут расти, а производство молока-сырья в Украине будет падать.

В общем, в ближайшее время украинским молочникам предстоит преодолеть множество преград. Но кто сейчас устоит, в среднесрочной перспективе получит неплохие дивиденды от молочного бизнеса. Рано или поздно Украина использует свой огромный потенциал в молочной отрасли.

Василий Винтоняк, директор ИНФАГРО

Украина > Агропром > ukragroconsult.com, 10 января 2017 > № 2031381 Василий Винтоняк


Украина > Агропром > agronews.ru, 10 января 2017 > № 2030514

В чьих интересах создается Украина — «аграрная сверхдержава»?

На фоне стремительной деиндустриализации и падения экономики в сознание украинцев усиленно внедряется мысль, что аграрный сектор способен вытащить страну из пропасти, житница накормит весь мир, а граждане сравняются в уровне жизни с гражданами стран Европы. Ольга Сухаревская, магистр внешней политики – правовед, для РИА Новости Украина.

Действительно, сельское хозяйство Украины является практически единственной отраслью экономики, где можно похвастать хоть какими-то успехами. Но получат ли от этого дивиденды именно граждане?

Больной, скорее, мертв

Страна лидирует по поставкам подсолнечника, пшеницы и кукурузы. В украинском ВВП агросектор занимает 12%, а в структуре экспорта — 38%. Приблизительно такими бодрыми реляциями правительство успокаивает бдительность украинцев. На самом деле ситуация в сельском хозяйстве далеко не так радужна. Рост доли сельского хозяйства в ВВП страны и экспорте обеспечивается отнюдь не увеличением продуктивности агробизнеса и повышением показателей. Это лишь является свидетельством уничтожения промышленности, которая ликвидируется гораздо быстрее агропрома. В абсолютных же цифрах падает как сельхозпроизводство, так и экспортные доходы от продажи сельскохозяйственной продукции. Так, если сравнивать с 2013 г., производство подсолнечника, которое тогда выросло на 31,6%, в 2014 г. снизилось на 7,7%, в 2015 г. на 6,3%. Зерновые и зернобобовые, показавшие в 2013 г. рост на 36,3%, а в 2014 г. всего на 2,4%, в 2015 г. уже продемонстрировали падение на 6,4%. Падает производство традиционного для Украины картофеля, плодов и ягод, яиц, мяса. Падает и поголовье скота. В частности, по состоянию на 1 декабря 2016 г. в сравнении с прошлым годом поголовье свиней сократилось на 5,5% и составило 7 млн 141,4 тыс. голов, крупного рогатого скота – на 3,1% (3,941 млн голов), овец и коз — на 2,9% (1 млн. 456,8 тыс. голов), птицы — на 4,1% (213 млн. 206,4 тыс. голов). Учитывая аналогичные тенденции в течение нескольких предыдущих лет, ситуация выглядит тревожной, а в сравнении с 1991 годом – и вовсе катастрофической. По состоянию на 1991 г. поголовье свиней на Украине составляло 20,1 млн голов, крупного рогатого скота — 26,7 млн, овец и коз — 9 млн, птицы 251,4 млн. Продавая больше продукции, Украина получает за нее все меньше доходов. В номинальном выражении экспорт сельхозпродукции с Украины неуклонно сокращается, начиная с 2012 г., когда он составил 17,8 млрд долл. В 2013 г. его объемы сократились до 17 млрд, в 2014-м – до 16,6 млрд, в 2015-м – до 14,5 млрд. То есть экспорт сельскохозяйственной продукции упал с 17,8 до 14,5 млрд. долларов за последние четыре года. …

Украина > Агропром > agronews.ru, 10 января 2017 > № 2030514 Ольга Сухаревская


Россия > Агропром > agronews.ru, 10 января 2017 > № 2030505

Михаил Щетинин: наша задача — сохранить рост агросектора.

О том, по какому пути развиваться сельскому хозяйству страны и какие законопроекты необходимо принять для этого, рассказал в пресс-центре «Парламентской газеты» председатель Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Михаил Щетинин.

— Позволяют ли параметры принятого бюджета развиваться аграрному сектору?

— Показатели бюджета, связанные с развитием аграрного сектора, мало изменились по сравнению с прошлым годом. Бюджетное финансирование отрасли чуть более 220 миллиардов рублей. Однако изменились подходы к реализации этих ресурсов. Например, в новом году существенно сократится количество межбюджетных трансфертов — с 54 до 7. Таким образом, регионы получают больше самостоятельности в выборе приоритетных направлений финансирования агросектора. Больше не будет прямого субсидирования государством процентной ставки по кредитам для сельхозпредприятий. Средства эти направлены в банковский сектор, чтобы он мог выдавать кредиты под минимальный процент (не более пяти процентов).

— Настораживает некоторое дежавю. В 2008 году тоже отдали все деньги банковскому сектору, но кредиты от этого дешевле не стали.

— Изменение формата финансирования отрасли — это серьёзный шаг. Он потребует от региональных властей не просто умений распределять деньги, но и глубоких знаний экономики сельского хозяйства. Поэтому новые правила необходимо разъяснять, а кроме того, обучать, как их применять. Именно этой работой сегодня занимается Минсельхоз. В своих консультациях с руководством ведомства я настаивал, чтобы разъяснительная работа с сельхозниками велась постоянно. Уже запланировано несколько селекторных совещаний с регионами, в которых примут участие не только чиновники министерства, но и законодатели.

— Позволит ли всё это аграрному комплексу сохранить прежние темпы развития?

— Полагаю, что да. Сельское хозяйство уже сегодня стало драйвером развития экономики. На поля и фермы пришли современные технологии. Укрепляется семеноводческая база, селекционная база в животноводстве. Созданы все предпосылки для того, чтобы двигаться вперёд. Конечно, если бюджетное финансирование было бы большим, можно было бы ожидать и большего ускорения. Однако и на сегодняшний день сельское хозяйство демонстрирует впечатляющие темпы роста. 103 процента за год!

Ведь агрокомплекс — это отрасль, напрямую связанная с продовольственной безопасностью страны. От того, сможем ли мы удержать динамику роста в ближайшие годы, заместить импорт продовольствия по основным продуктам питания, зависит, насколько здоровым будет подрастающее поколение.

— Много говорят об экспортных возможностях агропрома. В какую сторону развиваться отрасли: ориентируясь на внешний или внутренний рынок?

— Мы должны создавать экспортно ориентированную экономику, но в вопросах продовольствия важно сначала накормить свою страну, обеспечить её продовольственную безопасность, а дальше уже развивать экспорт.

— Как решается проблема закредитованности сельхозпредприятий?

— Без кредитных ресурсов заниматься сельским хозяйством невозможно. Но риски в отрасли высоки. Если хороший урожай — значит перепроизводство, закупочные цены, а вместе с ними и прибыль хозяйств падают. А по кредитам надо рассчитываться в срок. В 2016 году количество кредитов, которые взяли аграрии, возросло на 31 процент.

Это триллион 54 миллиарда рублей. 801 миллиард рублей из них краткосрочные кредиты. Просроченные кредиты составляют порядка 150 миллиардов рублей. Цифра некритичная, но и забывать о ней нельзя. В начале следующего года ситуация должна начать улучшаться. Дело в том, что новый механизм кредитования, о котором мы выше говорили, позволит хозяйствам перекредитовываться по новым, более мягким условиям.

— Как продвигать отечественные бренды сельхозпродукции?

— Это очень волнующая тема. Бренды — это лицо производителя и, конечно, гарантия качества продукта. И у нас они были и с дореволюционных, и с советских времён. Как житель Алтайского края, напомню о том, что в начале прошлого века знаменитое алтайское масло «Белый лебедь» высоко котировалось на Лондонской бирже и ему не было равных в Европе. Нам надо возрождать свои бренды и уметь защищать их. Этой важной и полезной работой надо заниматься товаропроизводителям при поддержке региональных властей.

— Какие приоритетные законопроекты рассмотрит комитет в следующем году?

— Широкий спектр вопросов — от сохранения лесов до мер поддержки мясо-молочной отрасли. Сегодня по молоку мы обеспечиваем внутренний спрос на 87 процентов. Это значит, что десять миллионов тонн мы продолжаем закупать за рубежом, а собственное производство стагнирует. При этом перерабатывающие предприятия охотно используют растительное сырьё, в том числе и пальмовое масло, при производстве молочных продуктов. В связи с этим назрел вопрос о пересмотре техрегламентов: натуральным может называться только тот продукт, который произведён из натуральных компонентов.

Очень серьёзный вопрос о сельхозземлях. За последние двадцать лет сельхозземель в нашей стране стало на 38 миллионов гектаров меньше. Утраченные гектары пашни необходимо возвращать в оборот. Кое-что удаётся сделать на региональном уровне. В последние годы Алтайский край вернул в оборот более одного миллиона гектаров. С них собрано 5 миллионов 150 тонн зерна. Но для того чтобы картина изменилась по всей стране, необходимо пошаговое формирование обновлённого земельного законодательства. Для этого уже разработаны поправки в закон об обороте сельхозземель, новая редакция закона «О землеустройстве», а также законопроект об охране почв.

И, конечно, в центре нашего внимания будут экологические проблемы. Очень волнует затягивание сроков реализации закона об отходах производства и потребления. Ситуацию с внедрением мер, предлагаемых в этом документе, мы в комитете будем тщательно отслеживать. Это тем более важно, что наступающий год объявлен в России Годом экологии.

Россия > Агропром > agronews.ru, 10 января 2017 > № 2030505 Михаил Щетинин


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 9 января 2017 > № 2038348

Утрата масштаба. Почему Америка испугалась внешнего мира

Александр Баунов

Слова и действия проигравших демократов и победителя Трампа гораздо больше похожи друг на друга, чем принято считать. И те и другие вышли сообщить избирателю о том, что Америка – жертва враждебных зарубежных сил. Значит, дело не в поражении демократов, а в забытом американцами чувстве достижения предела возможностей во внешнем мире

Мы замечаем, что с середины прошлого года в Америке начали говорить удивительные вещи и никак не могут остановиться. Неожиданным оказалось не только восхождение Трампа, но и реакция на него. Странным выглядит доклад трех разведок, которые сообщают, что российское вмешательство в выборы американского президента – месть Путина за принципиальную позицию Хиллари Клинтон во время российских выборов и протестов зимы 2011/12 года, зато осторожно высказанные предпочтения Путина в пользу Трампа приводят в качестве доказательства разрушительного вторжения в американскую политическую систему, буквально в одном абзаце иллюстрируя советский анекдот про то, что «армяне лучше, чем грузины».

Необыкновенно признание, что сотрудники трех разведок строят свои выводы на критических высказываниях в адрес Хиллари Клинтон лиц, связанных с Кремлем. Не может быть, чтобы американская разведка проглядела, что в кандидатуре Хиллари сомневались люди, критически настроенные к российскому режиму. Поразительными выглядели статьи, где американцы всерьез рассуждали о том, что на их выборах борются прозападные демократические силы и кандидат Москвы, как если бы речь шла о выборах в Грузии или Молдавии. Странно было читать от людей самых прогрессивных убеждений о том, что критиковать одного из госслужащих, главу МИДа, — это подрывать легитимность будущего президента, о вреде неограниченного интернета, чрезмерной объективности журналистов, подозрительных контактах с иностранцами и о том, что спецслужбы зря обвинять не будут. Удивительно, что признаком патриотизма становится отношение к представителям иностранного государства и мало ругать Россию – значит быть плохим американцем. Все это мы прошли здесь, у себя, но из Америки это слышать чудно.

Назад к молодой стране

Я всегда критиковал российскую патриотическую общественность за попытки наперегонки исполнить плач на забрале осажденного Путивля, потому что игра в обиженных злой чужеземной силой ставит Россию в крайне нехарактерное для нее жертвенное положение малой нарождающейся нации, чья государственность держится на честном слове, к тому же чужом.

Поэтому, когда летом появились самые первые статьи о том, что один российский канал, один англоязычный сайт, батальон безвестных наемных комментаторов и пусть опытные, но тоже не всесильные российские спецслужбы не сегодня завтра нанесут смертельный удар американской свободе, превратят демократию в диктатуру, мед в уксус и вино в воду, это с самого начала представлялось мне несколько унизительным для Соединенных Штатов. Обычно на таких словах мы ловим представителей небольших и не очень старых государств, которые в процессе становления ищут внешней опоры и нуждаются в отталкивании от чужеземной силы для укрепления коллективной идентичности. На чье плечо собирались опереться Соединенные Штаты, кому жаловаться, чьей опоры искать? Зачем тем, кто сам столько раз становился предметом чужого коллективного отрицания (проверенный признак могущества), сплачиваться против кого-то заведомо слабейшего?

В 2010 году «Викиликс» выбросила десятки тысяч документов американской диппочты, и с Америкой ничего не случилось. США не потеряли ни одного союзника и не приобрели ни одного врага. Никому не пришло тогда в голову рассказывать миру, что это сделала Россия. Наоборот, она числилась среди пострадавших (в депешах было много забавного про ее чиновников и друзей, один Кадыров на свадьбе чего стоит), хотя антиамериканские намерения Ассанжа были сразу ясны.

Все, что говорят и пишут противники Трампа многим вокруг меня представляется обидным для Америки. Чем-то не в ее масштабе. Кремль винил в своих проблемах силу, заведомо более могущественную. Даже коллекционирующему внешние угрозы Владимиру Путину не приходило в голову списывать свои внутренние проблемы на польские спецслужбы, украинские телеканалы и латвийских блогеров, он все-таки переживал из-за вмешательства страны, заведомо более могущественной.

Нынешняя ситуация отличается какой-то полной, внезапной и прежде не виданной утратой чувства пропорций, как если бы водителю самосвала вдруг померещилось, что он за рулем малолитражки. Ведь мысль, что царя подменили, процедуры извратили, а избирателя одурачили иностранцы, – не бахвальство самих иностранцев, а идея, исходящая из глубин американской политической мысли.

Высылка дипломатов и отъем дач, на которые Путин ответил снисходительным приглашением на елку, удивительно не похожи на всегдашнюю выдержку, спокойную рассудительность Обамы и не соответствуют масштабу заявленной угрозы в виде подрыва основ американской государственности. Тем более что ее подрывали и раньше – и на прежних выборах у российского руководства бывал свой кандидат, самого Обаму в 2008 году явно предпочитали Маккейну.

И нынешних выборах разные иностранцы поддерживали разных кандидатов: испанские El Pais и El Mundo, говорящие на одном языке с четвертью американских избирателей, предпочитали Хиллари, а Трампу явно симпатизировал консервативный политический Израиль, влиятельный в другой их части. Да и вообще аргумент о судьбоносной важности для исхода выборов мнения чиновников иностранного государства, планов иностранных спецслужб и статей в зарубежных СМИ с каждой новой американской статьей на эту тему легитимирует аргумент авторитарных лидеров, что на выборах они борются с внешней угрозой, с Америкой. Раз Америка борется с Россией, им сам бог велел. Тем более что лидерам авторитарных государств, приходится читать и слышать о себе больше неприятного, чем обычным американским кандидатам.

В страшном, страшном мире

Нам кажется, что слова американских интеллектуалов и журналистов – следствие неожиданного поражения демократического кандидата на выборах. И что спокойная, насмешливая поза Трампа и его сторонников разительно отличается от поведения демократов. Дело выглядит так, только если смотреть из России.

Действия Хилари и союзников, с одной стороны, и лагеря Трампа – с другой, гораздо больше похожи друг на друга, чем принято считать. Оба пугают Америку внешней угрозой. И те и другие вышли к американскому избирателю сообщить, что их страна — жертва иностранных козней, что свобода и демократия, в одном случае, и престиж и экономика – в другом, оспорены внешними силами, нация в опасности, старые правила не подходят для новых трудных времен. У Хиллари и соратников – это Россия и мировой популизм, у Трампа – Китай, Мексика, вообще развивающиеся страны и транснациональные корпорации, которые работают на заграницу в ущерб Америке.

И сторонники Хиллари, и сторонники Трампа пугают избирателя теми, кто еще недавно считался в Америке заведомо более слабым. Где Мексика и где США? Раньше построить завод Ford в Мексике было свидетельством ответственной силы: сами богатые и даем развиваться бедным. Теперь отобрать завод Ford у Мексики – великая национальная победа. Только что Обама утверждал, что Россия – региональная держава с ВВП меньше испанского, чья экономика порвана в клочки санкциями. Теперь она же – угроза политической системе США, а один-единственный российский госканал на английском может влиять на итоги американских выборов, потому что, написано в докладе трех спецслужб, у него много подписчиков в YouTube. Беспокойство по поводу распространения влияния в ютьюбе, через блогеров в соцсетях и фальшивые новости на сайтах стало предметом такой напряженной тревоги, что вот-вот прозвучат слова о блокировке аккаунтов и великом американском файерволе.

То, что говорят сторонники проигравшей партии, помимо их воли подкрепляет то, что утверждают сторонники победившей: надо поднимать страну, униженную иностранцами, компенсировать нанесенный внешними силами ущерб.

Максимальная дальность

Раз сходную тревогу испытывают представители обеих главных партий, раз обе говорят с избирателем о внешей угрозе, значит, дело не только в поражении демократов, а в чем-то еще.

Скорее всего, главная причина в том, что пущенная стрела не долетает, Соединенные Штаты достигли максимальной дальности, уперлись в границы собственных возможностей, как Россия в Сирии, и с еще большим трудом, чем она, осознают факт, известный по русской поговорке «выше головы не прыгнешь». России за последние 25 лет приходилось много раз отступать, сдаваться, осознавать свои границы, а для американцев это довольно свежее чувство, здесь не в шутку, а на деле привыкли, что они нигде не кончаются.

Впервые за 25 лет Америка не может больше наступать. Отчасти потому, что больше некуда, впереди уже буквально сама Москва. Двадцать пять лет – это почти вдвое дольше, чем Путин. За 25 лет выросло и прожило профессиональную жизнь целое поколение политиков, экспертов, журналистов, которым незнакомо состояние ограниченности внешними препятствиями, предельной дальности, остановленного расширения. Вся их карьера от студенчества до самых зрелых лет построена в этой реальности почти неограниченного могущества, причиной которой объявлена безграничная же правота по форумуле «great because good».

Америка не встречает непреодолимых препятствий, потому что она права. Всемогущество и правота слились в единое переживание: потеря всесилия ощщается как катастрофа предназначения, а не как естественное состояние, в котором более или менее спокойно живут буквально все остальные государства. Простая мысль, что можно быть правым, но при этом не быть всесильным, или что можно быть правым в одном и неправым в другом, провалилась куда-то за горизонт сознания.

И вдруг все меняется. Впервые за 25 лет внешнее влияние не только не расширяется, оно остановилось и даже сужается, как впервые за 25 лет сузился ЕС. Недолет пущенных стрел, соприкосновение с границей собственной силы, исчерпание максимумов переживается и как провал миссии, и как покушение на правоту (ценности), и как внутренняя угроза: если перестало получаться вовне, значит, все повалится и внутри, ведь координатные оси внешней силы и внутреннего успеха давно слились в одну бесконечную прямую.

Между тем все остальные страны более или менее спокойно живут в состоянии отсутствия всемогущества, ограниченной силы и не страдают.

Теперь и США, как Россия, Турция, Иран, Китай и все остальные, уперлись в свои границы в Сирии, в Ливии, в Ираке, в Египте, везде. В Сирии что-то начали, бросить начатое жалко, а что делать – не знают. И это «не знаем, что делать» началось задолго до прихода туда России. В США понимают, что придется пройти через период евроскептицизма в Европе, рост которого начался задолго до того, как Россия стала вмешиваться в политическую дискуссию внутри ЕС. Уже почти заброшены попытки упаковать в Евросоюз Турцию, а это была одна из ближних целей. Скорее всего, ждет отступление на Украине – в том смысле, что силы, которые сейчас объявлены единственными демократическими и выбраны в союзники, уступят на выборах более молчаливой и недопредставленной сейчас части населения.

У большинства американских политиков нет, а у американских избирателей есть ощущение, что страна перегрузила себя союзниками, которые постоянно пытаются превратить свою повестку в американскую, свою злобу дня в злобу Соединенных Штатов, инфицировать их своими страхами, создают для Америки конфликты, которые сама Америка не собиралась себе создавать. Больше того, проводят для американской политики границы и красные линии, которые сами США не проводили. И в этом смысле Америка давно не всесильна: она давно не может позволить себе того, что встревожит одних, обидит других, расстроит третьих, – и речь не только о молодых демократиях, но и о старых авторитарных режимах, а иногда просто о воюющих группировках.

Практически любой конфликт в мире сейчас превращается в американский, потому что одна из сторон конфликта обязательно пытается объявить себя союзником США, их передовым окопом. Любая проблема в мире касается Америки. Послу любой страны есть о чем поговорить в Вашингтоне. Американские журналисты все время ждут, когда российский избиратель начнет задавать Путину вопросы про Сирию. Почему они не ждут того же самого от собственного избирателя, непонятно.

Коррекция выборами

Между тем избирателю становятся все менее ясными выгоды от повсеместного лидерства по формуле «в каждой бочке затычка». Объяснение, что результатом является освобожденный труд счастливых народов и обобществление женщины Востока, не кажется ему убедительным, потому что где пяти-, а где уже более чем десятилетние труды не привели к заявленному результату, а часто к ровно противоположному.

Когда избирателю что-то неясно, он за это не голосует. Если вся дидактическая мощь американского политического и интеллектуального сообщества, состоящего из уважаемых и знаменитых людей, оказалась слабее твиттера одного девелопера, батальона безымянных комментаторов, работающих по московскому времени, и сомнительной известности телеведущих одного иностранного телеканала, то вопросы надо задать самому этому сообществу.

Мы не знаем пока, наступивший дефицит всемогущества – временное состояние или постоянное, обратимое или нет. Но знаем, что все великие державы, столкнувшись с потерей мирового масштаба, с тем, что им казалось обратным отсчетом, вели себя нервно. Мы знаем это по себе, британцы – по себе. Достижение максимальной дальности вовне может представляться и концом внутреннего развития, ведь за долгое время они слились.

Однако это не так. Россия не стала жить хуже, когда перестала возглавлять глобальный утопический проект, ровно наоборот. Мир не перестал развиваться технически и гуманитарно после того, как над Британией наконец начало заходить солнце. И сама Британия не перестала быть тонко устроенной, передовой, образованной страной, став менее вездесущей, а ее граждане не провалились в нищету.

Консервативный прогрессизм

Поразительно, что американцы, живущие внутри демократии, не замечают, как она помогает им скорректировать диспропорции и проявить государственную гибкость. Там, где автократия будет упорствовать, гнуть линию одного несменяемого человека, как правило не готового признавать ошибок, там, где смена политики равносильна измене родине, эта коррекция часто проходит через внутреннюю катастрофу. А в демократии у избирателя есть возможность просто забаллотировать непопулярный курс – отложить непонятные ему решения до того момента, когда их хорошо объяснят. Корректировка курса на выборах – признак гибкости и здоровья. Внутренние демократические механизмы в 2016 году сработали там, где избирателю показалось нужным скорректировать внешнюю перегрузку.

Как ни странно, самой негибкой в этом случае оказалась американская интеллигенция. Не надо гибкости, верните любимый артрит. Рабочий класс получил свое, латентные ксенофобы свое. Но ведь и прагматичный бизнес не испугался: рынки, просев после победы Трампа, давно обогнали тот уровень, с которого упали, и продолжают расти.

Самыми большими экспансионистами оказались люди умственного труда, для которых экстенсивное разрастание могущества по методу подсечно-огневого земледелия за 25 лет неоспоримого лидерства США превратилось в доказательство правоты. Именно они увидели в обычной коррекции – один из кандидатов одной из системных партий на выборах побеждает другого кандидата – политическую катастрофу и с большим трудом принимают ее результат. Или, по крайней мере, внутреннюю логику этого результата. Американское интеллектуальное и связанное с ним политико-бюрократическое сообщество оказалось тем коллективным автократом, который в коррекции курса на выборах увидел чуть ли не измену родине и считает себя, а не избирателя единственным источником правильных решений.

Это не так удивительно, как кажется. Университетская интеллигенция, разумеется, – важнейшая часть того самого активного меньшинства, которое двигает политику, носитель тонкого слоя культуры и арбитр ценностей. Но она же самый консервативный слой, существующий в комфортных условиях академических учреждений и советов при власти. Эти люди могут всю жизнь сталкиваться с реальностью, как туристы, – в транспорте, магазине, при получении базовых госуслуг; всю жизнь сохранять взгляды времен своего студенчества и получать деньги за воспроизведение схем, полученных в годы учебы, – по сути, за улучшенные курсовые работы. Именно она проявляет меньше всего гибкости там, где остальное общество гибко среагировало на перенапряжение повсеместного лидерства.

Коррекция, которую провел американский избиратель, означает, что в мире в течение какого-то времени будет возникать больше пустот, свободных от американского доминирования рубежа нынешних веков. Будут появляться области, где США придется сотрудничать с другими, и те, где уже не придется. России стоит серьезно подумать, чем она собирается заполнять доставшуюся ей часть пустоты: если памятниками Ивану Грозному, рисунками из дембельского альбома Военно-исторического общества, законопроектами Мизулиной, заполошными криками убогих чернецов, – это будет еще одной потерей исторической возможности.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 9 января 2017 > № 2038348 Александр Баунов


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 9 января 2017 > № 2038347

Как мы обманываем себя насчет России

Уильям Бёрнс

В течение тех 25 лет, которые прошли с момента окончания холодной войны, отношения между США и Россией зачастую определялись множеством глубоких обид, заблуждений и разочарований. Я испытывал на себе последствия этой напряженности в те годы, когда в качестве дипломата я находился в Москве, пока Россия пыталась найти себя, лавируя между надеждами и унижениями в эпоху Бориса Ельцина, а позже в атмосфере жесткого контроля и примитивных амбиций Кремля Владимира Путина. Я испытывал последствия этой напряженности и в Вашингтоне, работая на администрации республиканцев и демократов.

У обеих сторон было множество иллюзий. США колебались между мечтами о прочных партнерских отношениях с Москвой и пренебрежительным отношением к ней, как к угрюмой региональной державе, переживающей длительный упадок. Россия, которая сначала надеялась на стратегическое партнерство с США, в конечном итоге начала предпринимать попытки положить конец нынешнему международному порядку, в соответствии с которым США отводили России роль подчиненного.

Реальность такова, что в обозримом будущем наши отношения с Россией будут оставаться отношениями соперников, а временами и врагов. Это объясняется прежде всего фундаментальными различиями в их мировоззрении и в том, как они видят роль друг друга в мире.

Довольно соблазнительно полагать, что крепкие отношения двух лидеров могут ликвидировать разрыв между странами, и что искусство договариваться может стать основой грандиозной сделки. Однако глупо полагать, что эта предпосылка может стать основой разумной политики. Кроме того, глупо полагать, что вызывающее чрезвычайную тревогу вмешательство России в наши выборы можно и нужно замять — какой бы неудобной ни была эта тема.

В основе агрессивного вмешательства президента Путина, как и его внешней политики в целом, лежат два мотивирующих фактора. Первый фактор — это его убежденность в том, что наиболее надежный способ восстановить за Россией статус великой державы — это разрушить мировой порядок во главе с США. Он хочет, чтобы Россию не ограничивали западные ценности и институты, чтобы она могла свободно действовать внутри своей сферы влияния.

Второй фактор тесно связан с первым. Легитимность системы г-на Путина — системы репрессивного контроля — зависит от наличия внешних угроз. Когда цены на нефть были высокими, он укреплял социальный договор с российским народом посредством растущего уровня жизни. Я видел это своими глазами в Москве, когда занимал должность посла примерно 10 лет назад, когда в России стремительно рос уровень потребления и формировался средний класс. Но г-н Путин лишился этого козыря, когда мировые цены на нефть упали, а Запад ввел санкции против России с ее сырьевой экономикой, где проведению реальных реформ мешает императив политического контроля и коррупция.

Будучи убежденным реалистом, г-н Путин осознает относительную слабость России, однако предпочитает регулярно демонстрировать, что даже слабеющие державы способны наносить не меньше вреда, чем развивающиеся державы. И он видит множество мишеней вокруг себя.

Если он не может с легкостью укрепить Россию, он может немного ослабить США посредством характерной для него тактической гибкости и готовности к жесткой игре и рискам. Если он не может добиться формирования пророссийского правительства в Киеве, он может захватить Крым и попытаться совершить следующий шаг, сделав Украину недееспособной. Если он не может допустить смены режима в Сирии, он может продемонстрировать там военную мощь России, ослабить позиции Запада и сохранить режим Башара аль-Асада на обломках Алеппо. Если он не может напрямую запугать Евросоюз, он может воздействовать на него, поддерживая националистические движения внутри него и использовать волну миграции, которая была спровоцирована отчасти его жестокостью. При любом удобном случае он разоблачает кажущееся лицемерие и беспомощность западных демократий, размывая границу между фактами и вымыслом.

Что же нам делать? Россия до сих пор остается слишком большой, гордой и влиятельной, чтобы мы могли ее игнорировать, и единственной ядерной державой, сравнимой по силе с США. Она остается важным участником процесса решения проблем, от Арктики до Ирана и Северной Кореи. Мы должны сначала сосредоточиться на важных аспектах, прежде чем пробовать достичь желаемого. Первый шаг — сохранить и при необходимости усилить те меры, которые администрация Обамы предприняла в ответ на хакерские атаки России. Россия бросила вызов нашей демократической системе, и следующим полем сражений станет избирательный ландшафт Евросоюза в 2017 году.

Второй шаг — убедить наших европейских союзников в нашей приверженности принципам НАТО. Американские политики советуют друг другу «не забывать о своей базе», и именно этот принцип должен лежать в основе нашей политики в отношении России. Наши союзники — это вовсе не камень на шее Америки, а мощный и ценный актив, который делает нас сильнее.

Третий шаг заключается в том, чтобы сосредоточиться на Украине — стране, чья судьба в ближайшем будущем определит судьбу всей Европы и России. Речь не должна идти о членстве в НАТО или Евросоюзе — до этого еще очень далеко. Речь идет о том, чтобы помочь украинским лидерам построить эффективную политическую систему, чему Россия изо всех сил стремится помешать.

Наконец, мы должны крайне осмотрительно относиться к таким на первый взгляд привлекательным идеям, как всеобщая война против исламистского экстремизма или всеобщие попытки «сдержать» Китай. Кровавая кампания России в Сирии сделала террористическую угрозу гораздо более серьезной, и, несмотря на давнюю тревогу в связи с ростом мощи Китая, г-н Путин не хочет жертвовать своими отношениями с Пекином.

За свою дипломатическую карьеру я усвоил несколько уроков. Я научился уважать русских людей, их историю и жизнестойкость. Я понял, что не стоит пренебрегать и недооценивать Россию, а также демонстрировать беспричинное неуважение к ней. Но я также усвоил, что твердость, бдительность и здоровое понимание границ дозволенного — это лучшая тактика взаимодействия с легко воспламеняющейся смесью обид и чувства незащищенности, которую воплощает собой Владимир Путин. Я понял, что у нас гораздо больше преимуществ в игре с г-ном Путиным. И если мы будем вести игру последовательно, с уверенностью в наших сильных сторонах и не оправдываясь за наши ценности, мы в конечном итоге сможем построить более стабильные отношения, без каких-либо иллюзий.

New York Times, ИноСМИ

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 9 января 2017 > № 2038347 Уильям Бёрнс


Россия > Алкоголь. СМИ, ИТ > minpromtorg.gov.ru, 9 января 2017 > № 2030310

Денис Мантуров: Решение о торговле спиртным в интернете будет принято в 2017 году.

О мерах поддержки российской промышленности в новом году, дополнительном пакете решений для увеличения спроса на отечественную продукцию, прогнозе по индексу промпроизводства на 2017-й, поддержке сотрудников ведомства и промпредприятий путем предоставления квартир, а также о том, когда будет разрешена торговля алкоголем в интернете, рассказал в интервью корреспонденту «Известий» Виктору Жирову министр промышленности и торговли Российской Федерации Денис Мантуров.

— Удалось ли договориться с Минфином о финансировании на 2017 год в желаемом объеме?

— Все направления по линии Минпромторга на 2017 год мы согласовали с Министерством финансов. Коллеги нас поддержали. Я не помню ни одного года, когда бы мы не находили компромиссное решение, которое, с одной стороны, обеспечивает поддержку промышленности, а с другой — предусматривает развитие. Ну и по каким-то проектам это развитие продолжается.

Помимо средств, предусмотренных на поддержку отраслей промышленности в федеральном бюджете, существуют также отдельно принятые решения президента и председателя правительства в части дополнительной поддержки спроса, например, по автомобилям, сельхозмашиностроению и ряду других отраслей промышленности.

Бюджет у нас делится на несколько составляющих. Во-первых, бюджет развития в части НИОКР (научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ. — «Известия») по широкому направлению отраслей промышленности. Второе направление — это компенсация затрат по процентам на создание и модернизацию мощностей. Третье — продвижение продукции за счет компенсаций по скидкам. Последнее касается как внутреннего спроса, так и отдельного пакета решений по экспорту, который был принят правительством на трехлетний период и подтвержден на 2017 год. Меры поддержки распространяются и на компенсацию процентов по кредитам, и на часть затрат, которые предприятия несут по доставке своей продукции в части логистики.

Новая мера, которую мы опробовали на автопроме и сельхозмашиностроении, — сертификация и омологация продукции, которая будет поставляться на внешние рынки тех стран, где выставляют отдельные требования. Эта мера теперь будет распространяться и на другие отрасли. В целом могу сказать, что мы удовлетворяем запросы, которые были и есть у промышленных предприятий тех отраслей, где есть необходимость в государственной поддержке.

— Какой объем средств будет выделен на развитие и поддержку промышленности в следующем году?

— Что касается нашего бюджета, лимиты составят около 250 млрд рублей. Это то, о чем я рассказывал, — где есть составляющая НИОКР и модернизации. Кроме того, запланирован отдельный пакет решений в объеме 107,5 млрд рублей, который будет приниматься в 2017 году. Здесь речь идет как раз о дополнительной поддержке спроса по отраслям промышленности — в первую очередь это автопром, сельхозмашиностроение, дорожно-строительная техника и легкая промышленность.

Отдельной мерой, впервые примененной в 2016 году, является компенсация скидок, которые предприятия будут предоставлять по пилотным партиям для потребителей в рамках импортозамещения — это касается прежде всего инвестиционного машиностроения.

Названные меры применимы к продукции, которая только выходит на рынок, и здесь мы в том числе учитываем интересы потребителей. Это новый механизм, который будет использоваться для пилотных партий, а затем продукция будет реализовываться уже на рыночных условиях. В этом основной смысл субсидии — помочь сделать первый шаг на рынок.

— Когда будет принято окончательное решение о выделении дополнительных средств в объеме 100 млрд рублей?

— Окончательное решение уже принято. Надо только дождаться выхода акта правительства, в котором будут предусмотрены эти мероприятия.

— Как изменится сумма поддержки по сравнению с 2016 годом?

— Изменения будут несущественные, объем средств практически сохранится на уровне 2016 года. Но, как показала практика, в течение года всё равно происходит определенная коррекция. Мы перераспределяем объем средств где-то внутри программ, где-то перебрасываем средства между ними. Этот процесс всегда происходит оперативно, здесь правительство идет нам навстречу.

— Каков прогноз министерства по промпроизводству на 2016 и 2017 годы?

— Что касается индексов промышленного производства, здесь мы согласимся с мнением экспертов и Минэкономразвития в том, что в 2016 году будет около 0,5% роста. Что же касается обрабатывающих отраслей промышленности — тут ожидается значительное улучшение по сравнению с 2015 годом (в 2015 году — 94,6%, прогноз на 2016 год — 99,6%). Это будет хороший результат с учетом принятых мер поддержки. Притом общее снижение по обработке произошло в основном за счет металлургии и легковых автомобилей, которые достаточно серьезно влияют на общие индикаторы.

В 2017 году, я уверен, по обработке у нас будет плюс. Боимся загадывать, но по нашим предположениям будет рост от 1 до 2%, исходя из индекса PMI (показатель спроса на продукцию инвестиционного машиностроения), который растет с июля. Сейчас индекс PMI находится на уровне 54%, что позволяет нам ожидать по итогам 2017 года оптимистичного сценария, если не произойдет никаких экономических коллапсов.

В целом я думаю, что в следующем году мы будем близки к общим индикаторам по промпроизводству на уровне 1,1–1,6%.

— После начала действия программы импортозамещения в каких отраслях вы видите наибольший потенциал?

— Это, в частности, фармацевтика. Мы начали заниматься этой отраслью еще в конце 2007 года и активно продолжили с 2009 года. Все плановые мероприятия (стратегии, программы) реализуются и дают те плоды, которые мы с вами видим. По результатам декабря 2016 года мы вышли на показатель более 76% по списку жизненно важных лекарственных препаратов (ЖНВЛП) российского производства — это более 500 международных непатентованных наименований лекарств. Мы исходим из того, что к 2018 году мы должны достичь 90% от перечня ЖНВЛП, что абсолютно реально.

Обязательно нужно сказать о том, что мы далеко продвинулись по гражданскому авиа- и судостроению, по радиоэлектронике. По нефтегазовому машиностроению у нас просто колоссальный рывок. В этом году на газовом форуме в Санкт-Петербурге мы вместе с Алексеем Борисовичем Миллером (председатель правления ПАО «Газпром». — «Известия») и Виктором Алексеевичем Зубковым (специальный представитель президента России по взаимодействию с Форумом стан — экспортеров газа. — «Известия») проходили по номенклатуре, которую сегодня заместили наши предприятия, — мы идем с существенным опережением за счет командной работы, производителей, потребителей, науки. Только комплексный подход по всем направлениям плана по импортозамещению позволил достичь таких результатов.

Также следует отметить сельхозмашиностроение, где на протяжении последних трех лет по зерно- и кормоуборочным комбайнам, навесному оборудованию и энергонасыщенной технике — тракторам — в 2016 году был рост на 68%. Это небывалый результат: мы закрыли больше 50% рынка своей техникой. Такого не было никогда. Мы начинали с доли рынка в 18% в 2007–2008 годах, а сегодня заняли уже 54%.

Все отрасли показывают позитивную динамику за исключением, к сожалению, автопрома. В 2016 году здесь всё равно будет снижение по сравнению с 2015 годом в пределах 9–10%. Весь автопром тянет вниз, конечно, легковой транспорт — минус 11%. А если брать сегмент грузовиков, автобусов и легкого коммерческого транспорта, все они в существенном плюсе. В частности, по автобусам зафиксирован рост более чем на 14% по результатам 2016 года. Но если мы говорим о рынке и общем объеме производства (с учетом того, что мы хотим выйти в 2016 году на 1,3 млн единиц), конечно, легковой транспорт исчисляется сотнями тысяч, и это существенно влияет на общие показатели.

При этом, надо отметить, всё чаще используются российские комплектующие и автокомпоненты, начиная от материалов и заканчивая запчастями и агрегатами. Этот локомотив тянет за собой и химическую отрасль — полимеры и пластики, а также кожу.

Так, например, сейчас активно развивается кожевенный завод в Рязани — с учетом модернизации и запуска новых направлений за счет предоставления льготного займа от Фонда развития промышленности. Заводу были также компенсированы проценты по «оборотке» (кредитам на пополнение оборотных средств. — «Известия»), а предприятия автопрома и авиапрома сделали целевые заказы. Ряд авиакомпаний, в частности S7, закупают российскую кожу для интерьера самолетов. Развитию способствует и специальное решение правительства на запрет вывоза сырых шкур, поскольку у нас образовался дефицит сырья. В целом в 2016 году объем производства кожи вырос на 6%.

— Какие меры поддержки экспорта российской металлургической продукции сейчас рассматриваются?

— Относительно поддержки экспорта могу сказать, что по глубоким переделам мы действительно готовы поддерживать металлургическую продукцию, где формируется существенная добавленная стоимость. Это все те меры, которые сегодня «зашиты» в проект программы «Промышленная кооперация» и которыми занимается Российский экспортный центр.

Кроме того, наша функция — давать импульс импортозамещающим и экспортно ориентированным проектам, направленным на создание добавленной стоимости в России. То есть не ограничиваться ролью поставщика ресурсов, а выстраивать производственные цепочки полного цикла — от подготовки сырья до выпуска конечной продукции. В этой логике Фонд развития промышленности уже профинансировал создание 16 новых производств в сфере металлургии и металлообработки на сумму 3,6 млрд рублей.

Помимо финансовых, есть еще и административные меры — продвижение продукции наших предприятий, в том числе и металлургических, за счет участия в межправкомиссиях, торговых представительствах и бизнес-миссиях. Поэтому металлурги могут рассчитывать на все меры поддержки, которые адресованы широкому спектру отраслей именно в сфере глубоких переделов с высокой добавленной стоимостью.

— На каком этапе сейчас находится оформление госсубсидий для «Мечела»?

— О субсидиях речь не идет. Имеется в виду предоставление льготных займов от Фонда развития промышленности, которые запрашивала компания. Один заем на сумму 255 млн рублей они уже получили — для Белорецкого металлургического комбината, который входит в состав «Мечела». Также подана заявка на второй заем, и она рассматривается в фонде.

Здесь подразумевается расширение ассортимента рельсовой продукции на Челябинском металлургическом комбинате. Если заявка будет удовлетворять критериям и задачам фонда, то она будет рассмотрена экспертным советом фонда. Речь идет о льготном займе под 5% по максимальной планке для ФРП — 300 млн рублей.

— Ваше ведомство занялось написанием стратегии развития электронной торговли. Какой результат вы ожидаете, чего хотите достичь в этой области?

— Мы стали активно заниматься этим вопросом, поскольку электронная торговля имеет тенденцию к существенному ежегодному росту: в 2016 году в России он составил 30% по отношению к 2015 году.

В данном случае мы не отделяем внутреннюю электронную торговлю от внешней. Мы готовим комплексный документ для двух направлений. Наша задача в части развития экспортных электронных площадок — увеличить к 2018 году количество участников этой торговли как минимум до 5 тыс. Сейчас это пока менее 150 компаний, но на следующий год мы ставим задачу удвоить, а потом кратно увеличивать эту цифру, используя через РЭЦ все доступные механизмы, которые уже заложены. Естественно, это в основном малые и средние предприятия.

С этими компаниями мы должны выстроить нормальный оперативный режим взаимодействия, чтобы они не стучались в закрытую дверь и знали, как и какими инструментами можно воспользоваться. Для этого в РЭЦ будет создана сеть территориальных органов по стране.

Исходя из мирового опыта планируется создание внутри страны разветвленной сети территориальных подразделений экспортного ведомства, которая бы обеспечивала режим одного окна для компаний.

— В декабре у вице-премьера Игоря Шувалова прошло совещание по приватизации. Какие у вашего ведомства планы в этой программе?

— Я не могу сказать, что у нас широкий перечень предприятий на 2017 год. Массовый этап отчуждения и приватизации уже был реализован в предыдущие годы. Всё это происходило на фоне формирования глобальных интегрированных структур, в частности госкорпорации «Ростех», куда было включено огромное количество предприятий — на моей памяти их было более 600. В будущем мы продолжим практику укрупнения интегрированных структур, в том числе будем вносить активы в «Ростех». Однако пока ничего глобального в новом году с нашей стороны не планируется.

Что касается имущества, не используемого нашими подведомственными ФГУПами, есть договоренность с корпорацией АИЖК: это имущество мы будем передавать им, чтобы они уже использовали его в хозяйственном обороте. Речь идет либо непосредственно о помещениях и землях для строительства жилых комплексов, либо об использовании средств от продажи имущества на приобретение квартир для сотрудников наших предприятий, нашего ведомства и коллег из других ведомств. Здесь мы используем свои возможности, чтобы мотивировать работников предприятий и ведомств предоставлением квартир — где-то в качестве служебного жилья, где-то в собственность.

— Какие меры рассматривает ваше ведомство в части контроля за оборотом этилового спирта в связи с недавними отравлениями в Иркутске?

— Сейчас действуют четыре предприятия, которые относятся к нашему ведомству и производят спирт для медицинских целей. Все они частные. В свое время было принято постановление правительства с переходным периодом, который как раз закончился 1 января 2017 года. С этой даты на предприятиях, которые производят медицинский этиловый спирт, будет внедрена система ЕГАИС. Как раз недавно мне доложили, что на всех линиях этих предприятий система уже установлена. Поэтому здесь я не вижу повода для опасений с точки зрения исполнения требования правительства добросовестными производителями.

Что касается метилового спирта — это сильнодействующее отравляющее вещество, яд. У нас в нормативных актах четко сформулированы цели, для которых используется метиловый спирт. За иное, не указанное в законе применение этого вещества наступает уголовная ответственность.

— Когда будет разрешена продажа алкоголя в интернете?

— В целом мы уже провели работу в части укрупнения интегрированных структур, и я не вижу серьезных противоречий с коллегами из других ведомств, у которых были более жесткие требования в этой части. Сегодня практически все пришли к единому мнению, что нужно допустить алкогольную продукцию в электронную торговлю, но при этом сформировать правильные механизмы ее контроля. Я думаю, что в 2017 году решение будет принято.

Россия > Алкоголь. СМИ, ИТ > minpromtorg.gov.ru, 9 января 2017 > № 2030310 Денис Мантуров


Россия > Образование, наука > kremlin.ru, 9 января 2017 > № 2030309

Встреча с ректором Высшей школы экономики Ярославом Кузьминовым.

Я.Кузьминов информировал Президента о ходе реализации программы поддержки российских вузов – Проекте «5–100».

В.Путин: Ярослав Иванович, 25 лет исполняется Высшей школе экономики. Как будем отмечать это радостное событие?

Я.Кузьминов: Трудовыми успехами, как всегда, Владимир Владимирович.

Спасибо, что приняли и что есть возможность поговорить о развитии не только нашего университета, но и всей группы наших ведущих исследовательских вузов, которые входят в так называемую программу «5–100», созданную по Вашему указу.

Мы, как Вы знаете, создали ассоциацию таких университетов. Это так называемые глобальные университеты, куда все участники проекта вошли, сегодня 21 вуз.

Собственно говоря, меня всегда, когда я приходил к Вам, спрашивали: не несёшь ли ты подарки? Я всё-таки подарок принёс, потому что хочу Вам доложить, что практически за два с небольшим года реализации этого проекта пять российских вузов вошли в топ-100 предметных рейтингов. Назову вузы: это Физтех, МИФИ, Новосибирский университет, Университет ИТМО (Вы его хорошо знаете) в Санкт-Петербурге и Высшая школа экономики. Мы вошли в разные рейтинги: в «компьютерную науку», кто-то в «физику», Высшая школа экономики вошла в «экономику и менеджмент».

Надо сказать, что такие проекты реализуются во многих странах. Как Вы знаете, Китай начал практически с 90-х годов реализацию этих проектов, и логика этих проектов очень простая – поднять конкурентоспособность высшей школы, «откусить» больше от «пирога» интеллектуального капитала, который стал самым дефицитным ресурсом, побороться за лучших мировых студентов. И сейчас можно сказать, что тот результат, который достигнут, – это эффект потенциала, который был в российских, а до этого в советских вузах и просто не был раскрыт, не был признан, если хотите, мировым сообществом. И очень хорошо, что мы начали его раскрывать, начали показывать его мировому научному сообществу, в том числе в социально-гуманитарных науках, где Россия вообще очень сильно недооценивалась.

Вообще, если сравнить позиции России сейчас в этой гонке рейтингов, а это ведь не менее важно, наверное, чем Doing Business, которым мы тоже занимаемся, то китайцы имеют сейчас 36 вузов, которые входят в топ-100 по своим предметам, индийцы имеют 9, корейцы – 10 университетов, которые входят в топ-100 по тем или иным наукам. И эти страны потратили: Китай – десятки миллиардов долларов и, как я уже сказал, 20 лет, другие страны потратили несколько миллиардов долларов и не менее 10 лет. Россия сейчас добилась этих результатов, затратив порядка 40 миллиардов рублей бюджетных денег, и около 20 миллиардов сами вузы вложили. То есть мы можем, действительно, сказать, что у нас неплохие результаты, и я уверен, что в будущем мы расширим представительство, потому что у нас ещё четыре вуза находятся на самой грани вступления в топ-100, один – в топ-150 или в топ-200 по самым разным рейтингам. Сама «Вышка» [ВШЭ] входит в топ-150 и в топ-200 по семи номинациям. То есть мы отстаём сейчас только от Московского университета.

Понятно, что рейтинги – это только индикатор. За ним стоит реальная работа, реальный процесс. Количество международных публикаций в вузах ассоциации выросло от полутора до четырёх раз, в некоторых университетах в четыре раза выросло, что тоже означает, что люди просто не умели представлять свои результаты. Они научились, и их признали. Теперь мы имеем публикации в самых качественных, самых читаемых журналах. Ассоциация «Глобальные университеты» сегодня обеспечивает 39 процентов всех российских публикаций по естественным и инженерным наукам, 68 процентов – по общественным и гуманитарным.

В полтора раза за два года вырос объём НИОКРов на одного преподавателя в наших университетах, и сейчас это миллион рублей на человека. Это очень большая цифра, примерно в четыре раза выше, чем в среднем по российским вузам. Вузы проекта [«5–100»] в прошлом году обеспечили 27 процентов всей вузовской науки России. Перед началом проекта был 21 процент.

Не стану перечислять (я Вам передавал материалы), с какими корпорациями мы работаем. Практически, наверное, со всем спектром российских корпораций. Ключевой результат проекта, на наш взгляд, в том, что мы обеспечили изменение знака, в котором Россия участвует в глобальной «циркуляции мозгов». Мы посчитали, что в «Вышке», в ИТМО, в Новосибирском университете – в целом ряде вузов проекта, в большинстве вузов проекта – мы наняли иностранцев на штатные должности больше, чем отдали своих людей в западные университеты.

Надо участвовать в «циркуляции мозгов», но надо участвовать в ней со знаком «плюс». Мне кажется, то, что получилось участвовать в ней со знаком «плюс», – это большое достижение наших коллег.

В.Путин: Можно сказать, что это даже качественное изменение ситуации.

Я.Кузьминов: В Питерском политехе имени Петра Великого число иностранных преподавателей и сотрудников, которых они наняли, в 10 раз выросло по сравнению с 2013 годом.

В.Путин: Ничего себе, хорошо. Главное, чтобы это были те специалисты, которые нам нужны.

Я.Кузьминов: Зачем же нам нанимать тех, которые нам не нужны?

В.Путин: Меня ещё одна цифра порадовала. Значительно выросло количество студентов, которые учатся в удалённом доступе, через интернет, с помощью современных технологий.

Я.Кузьминов: Мы сегодня вообще находимся, наверное, в процессе революции образования, которая подобна революции Гутенберга, связанной с печатной книгой. В 2012 году образованы крупнейшие ассоциации вузов – это Coursera и edX, и сегодня под 30 миллионов человек – слушатели этих онлайн-курсов. Из них только половина – это действующие студенты, а половина – это люди уже с высшим образованием, то есть это основная форма непрерывного образования в мире. По всем расчётам экспертов, где-то к 2020 году количество слушателей международных онлайн-платформ вырастет до 100 миллионов человек, а в мире всего 150 миллионов студентов, то есть если считать, то к 2025 году это будут, наверное, уже практически все студенты.

Это не значит, что реальное преподавание, контакт в семинаре, контакт в лекциях куда-то уйдут, ведь когда люди начали читать книги, они не перестали общаться с учителями, но это значит, что у нас будут вымываться слабые [образовательные] программы, слабые вузы, что мы находимся в ситуации действительно глобальной конкуренции, перешедшей границы стран.

И очень важно, что и мы смогли вовремя организовать Национальную ассоциацию открытого образования. Сейчас около 1 миллиона человек уже слушатели наших онлайн-курсов. И если мы посмотрим на результаты «Вышки», Физтеха, ИТМО, у нас почти 150 тысяч слушателей в Соединённых Штатах Америки, около 100 тысяч слушателей в Европейском союзе, у нас 50 тысяч слушателей на Украине сейчас. Это такая новая «мягкая сила», которая кровно связана с новыми возможностями, с тем, что мы вовремя вскочили в этот поезд и не только организовали свои, но и в Coursera, и в edX активно участвуем.

Хочу Вам рассказать, что этой осенью Coursera на базе того, что активно ведёт диалог с российскими вузами, добилась от американского правительства преодоления эмбарго, они тогда запретили Coursera преподавать в Крыму. И сейчас этот запрет удалось снять, несмотря на то что это зарегистрированная американская компания, и сами коллеги из Coursera говорят, что, собственно говоря, они побудились к этому благодаря тому, что российские университеты – активные участники платформы, они уважают российские университеты.

В.Путин: В целом показатели очень хорошие, и приятно, что мы движемся по направлению к реализации тех планов, о которых, собственно говоря, раньше и говорили. Так что я Вас поздравляю.

Я.Кузьминов: Спасибо, Владимир Владимирович. Но мне кажется, что сейчас надо ставить уже какие-то новые задачи перед этой группой университетов. Если мы пошли по предметным рейтингам, то в мире есть около 60–70 предметных рейтингов, и если говорить о продолжении проекта, формально же он уже выполнен – пять вузов у нас в топ-100 находятся.

Мы посоветовались, перед тем как меня отправлять к Вам, и хотим предложить руководству страны продлить проект до 2025 года и поставить такую цель, чтобы минимум один российский университет к 2025 году участвовал в каждом предметном рейтинге: по биологии, по наукам о жизни, по всем инженерным направлениям.

Это, в свою очередь, будет ставить задачи и перед Министерством образования и науки – куда надо вкладывать деньги, какие вузы надо дополнительно поддерживать, потому что Россия, конечно, должна быть представлена в каждом топе рейтинга по всем наукам, а не только по тем, по которым нам сейчас удалось прорваться.

В.Путин: Давайте поподробнее сейчас поговорим об этом.

Россия > Образование, наука > kremlin.ru, 9 января 2017 > № 2030309 Ярослав Кузьминов


Россия. СКФО > Армия, полиция > mvd.ru, 9 января 2017 > № 2030250

Нужен религиозный ликбез.

На вопросы корреспондента «Полиции России» отвечает начальник Главного управления МВД России по Северо-Кавказскому федеральному округу генерал-майор полиции Сергей БАЧУРИН.

– Сергей Викторович, за несколько месяцев, которые вы возглавляете главк, насколько полное представление удалось составить об оперативной ситуации, с учётом специ­фики и самобытности северо-кавказских республик?

– По правде говоря, для этого не понадобилось много времени, ведь Северный Кавказ мне давно знаком. Прежде регулярно приезжал сюда в служебные командировки. Два года возглавлял различные подразделения в ГУ МВД России по Краснодарскому краю. Кстати, этот регион также славится многонациональным населением. Полученный опыт помог не только составить достаточно чёткое представление о ментальности народов Северного Кавказа, но также изучить их традиции, культуру и историю.

Обстановка здесь по-прежнему остаётся сложной, но стабильной и, что самое главное, контролируемой правоохранительными органами. Убедился в этом, когда за первые полтора месяца службы после назначения на должность побывал во всех субъектах округа, познакомился с их руководителями, обсудил с ними наиболее проблемные вопросы, характерные для каждого региона. Основные причины напряжённой оперативной обстановки, как ни странно, мало чем отличаются от общероссийских. В первую очередь – низкий социально-экономический уровень. Это не позволяет местной молодёжи найти достойную, нормально оплачиваемую работу.

– …и толкает её в ряды экстремистов?

– Да, только ещё несколько лет назад они искали рекрутов в учебных заведениях, в мечетях и во дворах обычных многоэтажек. Сегодня же вся подрывная деятельность перешла в сеть Интернет. Поэтому требуется принимать соответствующие кардинальные меры. Важна поддержка высококлассных специалистов в области IT-технологий.

На мой взгляд, характерной для северо-кавказских республик остаётся проблема религиозной малограмотности. Несмотря на большое количество действующих здесь мечетей, население не много-то и знает об истинном исламе. Именно этот фактор и позволяет вербовщикам различного толка затуманивать молодёжи головы, сбивать с верного пути. Настало время изменить методы борьбы с пропагандой идей экстремизма.

– Что, на ваш взгляд, следует сделать, чтобы исправить ситуацию?

– Этот и многие другие вопросы мы обсудили с руководителями мусульманского и православного духовенства субъектов федерального округа на встрече, состоявшейся недавно по инициативе нашего главка в Пятигорске. Это была, на мой взгляд, знаковая встреча. По её итогам принято соглашение о совместной работе в рамках противодействия идеям экстремизма, конфликтам на почве межконфессиональных отношений.

Мы уже приступили к формированию постоянно действующей рабочей группы из числа представителей Главного управления, муфтиятов субъектов и епархиальных управлений Русской православной церкви. Её участникам предписано организовывать и проводить совместные мероприятия, направленные на предотвращение распространения радикальных идеологических доктрин (исламистских, неоязыческих, псевдохристианских) и вовлечения жителей округа в экстремистскую и террористическую деятельность, разрешать возникающие проблемные вопросы.

При необходимости, служащие духовных управлений мусульман субъектов, епархиальных управлений (благочиний) в качестве специалистов будут давать заключения по религиозным проповедям, текстовым, аудио- и видеоматериалам на их соответствие догматическим учениям ислама и христианства, религиозным традициям этих конфессий.

Кроме этого, главам субъектов Российской Федерации в составе СКФО предлагается не реже одного раза в квартал проводить рабочие встречи с представителями духовенства, общественностью, молодёжью, представителями правоохранительных органов. На них рассматривать вопросы социальной адаптации несовершеннолетних детей, членов семей действующих, осуждённых и уничтоженных участников бандподполья, лиц, пострадавших от деятельности деструктивных псевдохристианских и сектантских организаций, неоязыческих учений, восточных культов.

Конечно же, надо активнее привлекать к работе с детьми и молодёжью представителей духовенства, чтобы они разъясняли основы традиционных религий, пагубность радикальных и экстремистских учений.

– И всё же одних только методов убеждения и разъяснения явно недостаточно, когда имеешь дело с матёрыми террористами. В последнее время именно в СКФО проводится немало успешных спецопераций по ликвидации вооружённых преступников. За счёт чего достигается успех?

– В первую очередь, мы стараемся действовать на опережение. Удаётся это во многом благодаря слаженности совместных усилий подразделений всех ведомств правоохранительной системы.

Во-вторых, и это не менее важно, улучшается отношение населения к нашей работе. Если ещё несколько лет назад граждане неохотно делились с нами имеющейся у них информацией, то сегодня ситуация в корне изменилась. Своей деятельностью мы стараемся разрушать устоявшиеся стереотипы. Посмотрите на результаты опросов населения, проводимых социологами в последние годы. Они не двусмысленны. Уровень доверия населения к работе органов внутренних дел вырос. Об этом же свидетельствуют результаты наших многочисленных встреч со студенческой молодёжью, с общественностью. Большая часть граждан с осуждением говорит не только о разного рода преступниках, но и о тех, кто за ними стоит, кто ими управляет. Неужели мать или отец, похоронившие своего ребёнка в 20-летнем возрасте, будут выгораживать тех, кто отправил их дитя на верную смерть, решая свои меркантильные интересы?

Ну и, в-третьих, мы постоянно повышаем уровень профессиональной и боевой подготовки сотрудников.

– Каковы конкретные результаты такого комплексного подхода?

– С начала 2016 года нами пресечена деятельность международной организованной преступной группы, которая организовала контрабандный канал поставки средств поражения через государственную границу Российской Федерации. На сегодня оперативные сотрудники главка разоблачили более двадцати организованных преступных групп, занимавшихся незаконным оборотом оружия. Общий ущерб выявленных преступлений экономической направленности составил более 7 миллиардов рублей.

В июне нашим сотрудникам удалось установить места возможного нахождения блиндажей, в которых скрываются члены террористической группы «Южная» (структурно входит в запрещённую в России международную террористическую организацию ИГИЛ), а также ряд активных пособников бандитов.

Этот участок был блокирован, и в ходе прочёсывания лесного массива произошло боестолкновение с членами бандподполья. Несколько раз террористы тщетно пытались прорвать оцеп­ление и скрыться. Почти сутки ожесточённо сопротивлялись. В ходе спецоперации семь боевиков группы «Южная» и два их активных пособника были уничтожены. Все они состояли на профилактическом учёте в подразделениях органов внутренних дел по категории «экстремист», многие находились в федеральном розыске.

На месте боя полицейские изъяли 7 автоматов, карабин «Сайга», 4 гранаты, большое количество боеприпасов. В блиндаже, в котором скрывались преступники, было обнаружено ещё более 1000 патронов для автоматического оружия и пистолета, 2 прибора для бесшумной стрельбы, 6 спальных мешков, 6 рюкзаков, по 5 комплектов камуфлированной формы и гражданской одежды, обувь, запас продуктов питания, водительское удостоверение на имя одного из членов группы.

В сентябре после двух месяцев кропотливой оперативной работы было установлено местонахождение активных членов террористической группы «Избербашская» и базы их пособников. К тому времени бандиты совершили ряд особо тяжких преступлений, имевших большой общественный резонанс, в том числе посягательство на жизнь сотрудников правоохранительных органов, разбойные нападения. В ходе проведения оперативно-боевого мероприятия правоохранители одновременно заблокировали несколько домовладений, в которых скрывались террористы. Сдаться они отказались, оказали ожесточённое вооружённое сопротивление и в результате ответного огня были нейтрализованы.

– На территории округа противостоят террористической угрозе сотрудники временных подразделений внутренних дел, прибывшие из других регионов страны. Как строится взаимодействие с ними?

– Учитывая специфику нашего региона, коллеги из других уголков России получают здесь опыт в борьбе с террористической угрозой, что называется, в реальных условиях. Обмен опытом происходит во время проведения специальных мероприятий, направленных на нейтрализацию участников незаконных вооружённых формирований и их пособников.

В состав Временной оперативной группировки органов внутренних дел и подразделений МВД России входят сводные отряды полиции и оперативные группы. Сотрудники сводных отрядов несут службу на объектах учётно-заградительной системы, то есть на контрольно-пропускных пунктах, дислоцированных на территории СКФО. Одной из главных задач данных подразделений является недопущение ввоза/вывоза средств террора и иных запрещённых предметов как на территорию Северо-Кавказского федерального округа, так отсюда и в другие регионы страны. Только за 9 месяцев этого года сотрудники сводных отрядов полиции проверили около 6 миллионов единиц автотранспорта и более 9,7 миллиона граждан. Из незаконного оборота изъято несколько сотен единиц огнестрельного оружия и более 30 килограммов наркотиков. Кроме этого, стражи порядка изымают тонны контрафактного алкоголя и продуктов нефтепереработки.

Также сотрудники оперативных групп участвуют в мероприятиях по противодействию терроризму и экстремизму, охране общественного порядка и общественной безопасности. Совместно с органами внутренних дел по муниципальным образованиям Чечни, Дагестана и Ингушетии проводят работу, направленную на пресечение, раскрытие и расследование тяжких и особо тяжких преступлений, розыск тех, кто их совершил. За девять месяцев текущего года с участием сотрудников оперативных групп было раскрыто более 560 преступлений и выявлено более 13 тысяч административных правонарушений.

В целом же за 16 лет своего существования Временная оперативная группировка органов внутренних дел и подразделений МВД России доказала, что способна успешно выполнять задачи по обеспечению безопасности в регионе. А её сотрудники с честью и достоинством несут службу, защищая мир и покой граждан.

– В каком направлении планируете вести дальнейшую работу по противодействию терроризму и экстремизму?

– Основной задачей органов внутренних дел на Северном Кавказе по-прежнему остаётся обеспечение безопасности граждан, их прав и свобод, охрана общественного порядка. Это способствует созданию на территории нашего округа благоприятных условий для развития экономики, повышения уровня жизни населения. На этом этапе для Главного управления приоритетным направлением является организация и проведение профилактических мероприятий, направленных на недопущение распространения радикальной идеологии в субъектах СКФО, радикализации населения, подавление информационной активности идеологов экстремизма и терроризма.

Беседу вёл Вячеслав НЕЛЛИН

Россия. СКФО > Армия, полиция > mvd.ru, 9 января 2017 > № 2030250 Сергей Бачурин


Киргизия. Румыния > Внешэкономсвязи, политика > kg.akipress.org, 9 января 2017 > № 2028914

Мы можем победить коррупцию, только если орган по борьбе с коррупцией будет независим

Айнура Токтошева

В конце прошлого года председатель Верховного суда Айнаш Токбаева и заместитель генпрокурора Кылыч Токтогулов ознакомились с опытом Румынии по борьбе с коррупцией. Они побывали в органах прокуратуры, адвокатуры и судах Румынии.

Борьба с коррупцией для румын не просто слова. Об этом и о самой поездке рассказала пресс-секретарь Верховного суда Айнура Токтошева.

- С какими вещами вы ознакомились в Румынии?

- Было очень много удивительных вещей. Как мы все знаем, Румыния, как и мы, была социалистической страной. Мы до сих пор помним, как в 1989 году народ обвинил первого секретаря Николае Чаушеску и его жену Елену в коррупции и казнил их. Бунт созревал, так как семья первого секретаря разбогатела за счет государства, вывозила деньги в иностранные банки, из-за чего ухудшилась жизнь простых румын. Военный трибунал признал виновными Чаушеску и его жену, обвинил их в том, что они обокрали свой народ и совершили геноцид. Их расстреляли. С того времени в Румынии, как и у нас, разграбили крупные заводы, оставшиеся были проданы, народ жил очень плохо. Более 10 лет они жили в этом хаосе и в 2001 году в стране начали активно бороться с коррупцией.

Сейчас жизнь населения сильно изменилась. Румыния стоит на 7 месте по площади среди 28 стран, входящих в Евросоюз. Многие другие страны берут пример с Румынии.

- Что такого удивительного в этой стране?

- Нас интересовало, как Румыния смогла побороть коррупцию. Мы провели ряд встреч на эту тему. При Генеральной прокуратуре Румынии есть Национальная дирекция по борьбе с коррупцией. Речь о ней. Дирекция была создана в 2002 году. Основная цель — работа по коррупционным делам чиновников, занимающих высокие посты. Дирекция является независимым органом с материальной и финансовой стороны. В этой структуре работают люди, имеющие 6 лет прокурорского стажа, безупречную репутацию, выдерживающие стресс. Средний возраст прокуроров 41 год, 51% всех сотрудников являются женщинами. Президент назначает 5 прокуроров, которые являются руководителями. На руководящую должность назначается человек, имеющий 12 лет прокурорского стажа, у него должен быть безупречный опыт. При назначении также проверяется его семья.

Всего в разных направлениях работают 195 прокуроров. При нацдирекции также работают 260 полицейских. В дирекции прокуроры специализируются в разных направлениях: экономические преступления, таможенные операции, финансовые операции, IT-технологии и другое.

В нацдирекции есть своя техническая служба, которая оснащена современным оборудованием. Любой чиновник, который подозревается в коррупционных преступлениях, будет прослушиваться.

Благодаря работе дирекции в тюрьмах Румынии отбывают свой срок 1 премьер-министр, 16 депутатов, 5 министров и 5 мэров. Верите, их вина была доказана! А у нас любое дело в отношении коррупционных проявлений чиновников разваливается в судах.

- У нас тоже ряд чиновников были задержаны и осуждены. Но часть из них освобождена, потому что сложно доказать коррупцию. Как Румыния решила этот вопрос?

- Мне тоже это было интересно. Я обратилась с этим вопросом к прокурору Национальной дирекции Клаудиу Димитреску. Оказывается, они в 2012 году в свой Уголовный кодекс внесли норму «расширенная конфискация». Например, если министр был осужден за коррупцию и принято решение о конфискации имущества, тоо будет конфисковано не только его имущество, но и всех членов его семьи.

А у нас как? Такое ощущение, что все чиновники живут как простые люди. Они переписывают имущество на братьев, детей, родителей. Поэтому в их декларации ничего нет. В случае румынских чиновников, если по декларации у чиновника ничего нет, но у пенсионеров-родителей или дочери-студентки числится особняк или дорогой автомобиль, то идет расследование, на какие средства это было куплено. Этим дело не заканчивается. По словам Клаудиу, 100-процентно доказать вину высокопоставленного чиновника очень сложно.

Оказывается, у дирекции есть свои агенты в разных направлениях. Они дают очень важную информацию. Наверняка, есть еще секреты их расследований.

- Румыны не пробовали дать взятку прокурору дирекции? Если они занимаются только министрами, депутатами, мэрами, то и размер взятки должен быть большим.

- За 14 лет работы дирекции 4-5 сотрудников также были обвинены в коррупции и осуждены. Они также тщательно проверяют и своих сотрудников. Сейчас Испания и Хорватия перенимают опыт Румынии по борьбе с коррупцией.

- Мы можем использовать опыт румын в работе Антикоррупционной службы при ГКНБ?

- Мы тоже спросили об этом. Они сказали, что готовы поделиться опытом, если Антикоррупционной службу будет интересно.

Это очень сильная структура! Никто, даже премьер-министр или генеральный прокурор, не может вмешаться в расследуемое дело. Мы можем победить коррупцию только, если орган по борьбе с коррупцией будет независим.

Киргизия. Румыния > Внешэкономсвязи, политика > kg.akipress.org, 9 января 2017 > № 2028914 Айнура Токтошева


Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 9 января 2017 > № 2028709

Сергей Данкверт: как накормить Россию?

По мере роста населения планеты одной из главных проблем в ближайшие 20 лет будет нехватка продовольствия. Как обеспечить мир доступными и качественными продуктами питания? Руководитель Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору Сергей Данкверт уверен, что начинать надо со своей страны: на форуме Vestifinance он рассказал, как Россия вышла из катастрофической ситуации, сложившейся в девяностых, и озвучил свои прогнозы на будущее.

Россия – страна, которая может обеспечить себя продовольствием. Но для этого государство должно последовательно проводить правильную политику в этой области, и не только с точки зрения надзора, но и повышения инвестиционной привлекательности сектора.

В России 20% плодородной земли, 50% чернозема и 20% мировых запасов воды. Но в то же время в конце девяностых — начале двухтысячных сложилась катастрофическая ситуация, когда страна перестала производить даже базовые продукты.

«Как вы понимаете, к 2000 году мы стали самыми крупными импортерами. И импортировали, если вы помните, в то время 3,5 миллион тонн мяса. Вот, Япония 3 с небольшим, мы 3,5 миллиона. При этом самые крупные импортеры мяса птицы. У нас было 1200-1300 тысяч тонн. Можете себе представить? В этом году, если будет 120 тысяч тонн, я ожидал больше, честно говоря, но вот по цифрам пока так выходит».

По мнению Сергея Данкверта, это вполне логично, что сегодня сельское хозяйство стало перспективным направлением развития экономики. Гражданин США в среднем потребляет по 3700 килокалорий в день, для россиянина этот уровень составляет 3350. И в ближайшее время будет расти как население планеты, так и количество потребляемых калорий, а в идеале нужно добиться и улучшения качества рациона. Все это Россия может использовать с выгодой для себя.

«Те прогнозы, которые дают, они говорят о том, что сельское хозяйство – это отрасль, в которую в перспективе нужно отправлять своих детей, внуков. Если смотреть производство, то по производству мяса те прогнозы, которые дает сегодня международная продовольственная организация, эти прогнозы достаточно серьезные, вы их видите и по мясу, и по сахару, и по масличным культурам, и по зерну, то есть рост везде должен быть».

Интересно, что продукты питания в будущем будут использоваться не только для, собственно, питания. Активно развивается биодизельная отрасль. Поэтому масличные культуры будут в цене. Зерно тоже может быть применено для создания топлива.

Ситуация на мировом рынке меняется. США по-прежнему остаются лидерами по ряду экспортных направлений, но такие страны как Россия и Бразилия ведут активную экспансию. Для нас главным экспортным сельхозтоваром остается зерно, а вот если говорить про мясо, то у США 36 миллионов тонн, у Бразилии 30 млн тонн, у России – 10 млн тонн. Это производство, а по экспорту говядины, например, Штаты уже уступают Бразилии.

Общий же объем экспорта достигает 7 млн тонн у североамериканской и 6,5 млн тонн – у южного конкурента. А главный импортер мяса и зерна – Япония. Ограниченность территории и высокий уровень развития экономики заставляет страну активно закупать продукты питания.

На поставки продовольствия могут серьезно повлиять страны – члены БРИКС, то есть это Бразилия, Россия, Индия, Китай, Южная Африка в первую очередь. Конечно, это и Индия, уверен Сергей Данкверт. По его словам, важно понимать, что реальными продавцами в международных сделках все чаще выступают уже не сами государства, а транснациональные корпорации. …

Россия. ЦФО > Агропром > agronews.ru, 9 января 2017 > № 2028709 Сергей Данкверт


Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 8 января 2017 > № 2044235

Максим Орешкин: Можно сделать серьезный шаг вперед к росту доли белой экономики

В интервью “Ъ” министр экономики Максим Орешкин рассказал о приоритетах министерства на ближайшие месяцы. Главная задача — план структурных и институциональных реформ в экономике, которые должны повысить темпы экономического роста, сократить долю теневой экономики, снизить налоги для легального бизнеса и представить бизнесу и гражданам то, что, по мнению министерства, является главным препятствием для инвестиций,— определенность экономических перспектив.

— Как вам министерский пост, как ощущения?

— Нагрузка больше, ответственности больше. В сравнении с Министерством финансов Министерство экономики — другое. Круг задач более широкий, взгляд на происходящие в экономике процессы более разносторонний. Это, пожалуй, главные отличия.

— В момент вашего назначения ситуация была достаточно острой. Вы какие-то, возможно неформальные, гарантии получили?

— Я не думаю, что речь может идти о каких-либо гарантиях. Если ведешь себя честно по отношению к обществу и коллегам, то и гарантии никакие не нужны. С точки зрения перспектив гарантий будущего трудоустройства нет ни у одного члена правительства — уверен, что все зависит только от эффективности работы, поэтому именно на ней и буду концентрироваться.

— В России с приходом нового министра очень часто меняется и как минимум половина управленческой команды. В мире нередка обратная ситуация — есть заместители министра, работающие десятилетиями при разных министрах. Как будет в Минэкономики при вас?

— У нас все будет так, чтобы соответствовать задачам, которые перед нами поставлены. Понятно, что коллектив Минэкономики очень профессионален — резких изменений он не требует. Будет определенная перезагрузка и настройка, этого не избежать. Но серьезных, кардинальных изменений не планируется. При этом важно понимать, что демонстрировать результат по ряду задач придется в очень сжатые сроки. Одна из таких ключевых задач — подготовка плана действий правительства по повышению темпов экономического роста.

— О чем идет речь — о внутриминистерском плане Минэкономики, о будущей президентской программе, готовящейся на площадке Центра стратегических разработок (ЦСР), о правительственной концепции социально-экономического развития до 2035 года?

— Задача, стоящая перед Минэкономики, прикладная — разработать детальный план конкретных действий правительства, направленный на достижение более высоких темпов экономического роста. Работая над ней, мы взаимодействуем и с ЦСР, и с другими аналитическими группами и бизнес-объединениями: РСПП, ТПП, «Деловой Россией», «Опорой России» и другими. Чем больше групп, которые размышляют над задачей роста, тем выше вероятность не упустить что-то действительно важное. При этом спектр вопросов, над которыми работает, например, тот же ЦСР, гораздо шире нашего круга задач. В частности, институциональные реформы, в том числе по судебной системе и другим серьезным вопросам, которых мы в своей работе не касаемся.

Мы концентрируемся на структурных ограничениях экономического роста и мерах, которые такие ограничения снимают. Как мне кажется, традиционный подход «давайте по каждому блоку пропишем, что бы сделать такого хорошего» сегодня не годится. Очевидно, что список конкретных действий должен быть взаимоувязан — нужно сразу оценивать влияние отдельных мер и на макроэкономическую динамику, и на ограничения, которые есть в части бюджета, платежного баланса, рынка труда и т. д. Поэтому мы сейчас прописываем своего рода матрицу, где по горизонтали — ограничения, а по вертикали — конкретные действия, направленные на их преодоление. В ячейках, соответственно, дается оценка, как эти действия влияют на те или иные ограничения.

У нас уже есть первая версия плана. Сейчас идет его доработка: делаются расчеты влияния всех элементов матрицы на ключевые показатели и экономические балансы, одновременно идет детализация и уточнение вертикали, что-то добавляется, что-то исключается. Можно сказать, работаем по принципам agile.

— Нельзя сказать, чтобы это была новая задача в Минэкономики: подготовка мер по росту ВВП — кажется, этим занимались последние 25 лет? К тому же обычно функции министерства смотрятся шире, чем подготовка плана.

— Понятно, что по всем направлениям, по которым работает министерство, должно быть движение вперед. Здесь и вопросы улучшения делового климата, совершенствование контрольно-надзорной деятельности, работа системы МФЦ, поддержка малого и среднего бизнеса, внешнеэкономический блок и многие другие вопросы.

Просто для первой половины 2017 года ключевой проект — подготовка плана ускорения роста. Эту задачу можно назвать новой, можно — старой, главное, чтобы она была сделана. Это проект, в который тем или иным образом вовлечены все сотрудники.

— С чего начали работу?

— Сначала необходимо четко сформулировать, какие существуют ограничения для роста. Посмотрите — декабрьская таблица из опроса компаний, ответы менеджмента о ключевых проблемах роста. Мы сравнили изменение показателей к январю 2014 года: периоду, когда цены на нефть еще были высокие, рубль крепкий, а ставка Банка России низкая. В этой таблице много интересных историй.

Вот, например, мы много слышим о недостатке спроса в экономике, и 53% компаний об этом говорят. Но в январе 2014 года о том же говорил 51% — то есть для бизнеса это постоянная ситуация, ничего не изменилось. Бизнесу всегда хочется, чтобы было больше спроса. В сущности, это даже не вопрос спроса, а вопрос конкуренции, вопрос возможности иметь большую долю на рынке.

Вторая история — проблема высоких процентных ставок. 31% компаний говорит об этом как о проблеме, в январе 2014 года о том же говорили 27% компаний — действительно, проблема усугубилась. Но вот следующий пункт — проблема недостатка финансовых средств, тут изменений с 2014 года практически нет. Понятно, почему такая комбинация — да, кредит стал несколько менее доступным, но это компенсировалось возросшей прибыльностью бизнеса, и кредитные средства заместились собственными.

А вот самая, по моему мнению, важная строка таблицы — радикальный рост такого показателя, как экономическая неопределенность. Сравнение двух опросов говорит, что это, по сути, единственный фактор, значение которого кардинально выросло с января 2014 года — на 22 пункта, с 33% до 55%.

Бизнес совершенно справедливо говорит, что экономическая неопределенность — одна из главных причин, по которой компании откладывают инвестиции, решают повременить с расширением объемов производства, с движением вперед. Поэтому главный акцент для экономических властей в краткосрочной перспективе — это возвращение определенности в ожидания экономических агентов.

— Вы полагаете, бизнесу нужна именно экономическая определенность, а не какая-то другая?

— Определенность касается всех вопросов. Это не только динамика экономических показателей, но и, например, стабильность налоговой системы. И население, и бизнес должны понимать, в каких условиях они будут жить не только завтра, но и через год, пять, десять лет. Чем больше будет понимания будущего, тем более смелым станет бизнес в принятии решений об инвестициях, создании новых производств, о движении вперед. И тем меньше ошибок будет делать этот бизнес — появится возможность четче выстроить бизнес-план и определить именно те точки роста в отраслях и на рынках, где компании смогут расти и зарабатывать.

— Если говорить об этом, то главная определенность — стабилизация макроусловий, курса и инфляции — уже более или менее есть...

— Действительно, два последних года можно назвать периодом успешной адаптации к изменившейся внешней ситуации, к новому состоянию сырьевых рынков, к новой геополитике, санкциям. Финансово-экономический блок правительства и ЦБ совместно с этой задачей в значительной мере справились. Посмотрите на последние полгода. Очевидна и стабильность валютного курса, и стабилизация инфляции на низких уровнях. Экономика вернулась к росту, растет промышленное производство.

Фактическая стабильность экономической динамики и финансовых рынков есть. Но стабилизации ожиданий пока нет. И с этой точки зрения важно довести ту работу, которую, например, делает ЦБ, до конца. Инфляционное таргетирование — это уже реализованная структурная реформа, одна из важнейших за последние годы. Ведь инфляционное таргетирование — это не просто снижение инфляции или ее волатильности, а стабилизация долгосрочных инфляционных ожиданий. Важно, чтобы в 2017 году пришло осознание — инфляция и в этом году, и в среднесрочной перспективе действительно будет колебаться около показателя в 4%, что на это можно и нужно рассчитывать.

— Инфляция — это в основном вопрос Банка России?

— Это не только вопрос ЦБ, правительство много сделало для того, чтобы поддержать тренд на снижение инфляции. Это и ответственная бюджетная политика, и умеренная индексация тарифов естественных монополий. Проактивная политика в сельском хозяйстве тоже один из ключевых факторов стабилизации инфляции — в потребительской корзине 30% составляют именно продукты питания, увеличение их внутреннего производства позволило замедлить рост цен, снизить их чувствительность к колебаниям обменного курса.

Предсказуемость инфляции не единственный вопрос. Важна стабильная и предсказуемая бюджетная политика. Бюджет бизнесу важен не сам по себе, а с точки зрения стабильности налогового законодательства. Неустойчивый дефицит сейчас — это всегда риск повышения налогов в будущем.

С этой точки зрения у нас достигнут большой прогресс — принятый трехлетний бюджет демонстрирует, что государственные финансы при консервативном сценарии на ближайшие три года с нефтью в $40 за баррель будут устойчивы без повышения налоговой нагрузки. Главная задача экономической политики — не пытаться угадать, как сложится нефтяная конъюнктура, а иметь понятный набор действий в случае любых, даже не самых простых внешних условий. При текущих $54 к сценарию $40 за баррель бюджет готов.

Важно и дальше закреплять позитивные ожидания бизнеса. Необходима взаимоувязанная конструкция бюджетной, денежно-кредитной и валютной политики, обеспечивающая снижение зависимости экономики от колебаний нефтяных цен. При этом бюджетная конструкция должна базироваться на новой, устойчивой в долгосрочной перспективе налоговой системе, способствующей обелению экономики, росту инвестиций и объемов экспорта, активному применению новых технологий.

— Стабильность налоговой нагрузки в нынешней ситуации — это достижимая цель?

— Мое мнение, что налоговая нагрузка на компании, работающие полностью официально, должна снижаться. Ведь когда говорят, что у нас налоговая нагрузка на бизнес невысока, сравнивая поступления с размером ВВП, забывают, что с учетом значительного теневого сектора нагрузка на бизнес неравномерна и в легальном секторе высока. Особенно это касается налогов на фонд оплаты труда, уплачиваемых предприятиями: ни в одной конкурирующей с нами экономике таких платежей нет.

— Кажется, стабильность есть, просто качество стабильности не всех устраивает?

— В стабильную инфляцию, курс и динамику других показателей верят еще далеко не все. Если спросить, есть ли вероятность двузначной инфляции, все вам ответят: конечно, да. Каждая вторая статья на экономическую тематику сейчас предрекает или углубление кризиса, или обвал рубля. Ожидания и у бизнеса, и у населения зачастую адаптивны, то есть базируются на опыте последних лет.

А реальность-то уже другая — все ключевые индикаторы стабилизировались, причем благодаря проведенным реформам под этой стабильностью заложен прочный фундамент. И самый смекалистый бизнес это уже начинает понимать: индексы деловой активности за последние несколько месяцев выросли до многолетних максимумов — превысили не только предкризисный уровень, но и уровни 2011–2012 годов.

Ожидаю довольно неплохие результаты от 2017 года. Экономика уже растет, в четвертом квартале увеличились и ВВП, и промышленное производство, а во втором полугодии 2017 года ВВП будет расти на 2% год к году и, возможно, даже больше.

Однако задачу экономической политики я вижу в первую очередь в повышении потенциальных, устойчивых в долгосрочной перспективе темпов экономического роста. После оживления и ускорения следующего года мы быстро упремся в структурные ограничения, которые есть у нашей экономики. Министерство экономического развития должно сформулировать те изменения, которые помогут преодолевать эти структурные ограничения.

— Обычно в вопросе долгосрочных прогнозов ориентируются на Минэкономики.

— Вся история с прогнозом Минэкономики должна меняться. Он из чисто технического документа, демонстрирующего сценарий с цифрами, должен стать инструментом коммуникации правительства с деловым сообществом и населением. Прогноз должен объяснять, сколько те или иные меры будут прибавлять к экономическому росту и в какие периоды, на какие еще показатели это будет влиять. Все это обязательно надо объяснять, чтобы бизнес понимал, почему правительство считает, что экономика будет развиваться именно таким, а не иным образом. Прогноз сам по себе — это инструмент управления ожиданиями. И бизнес, и население должны из него узнавать, что правительство, министерства, ЦБ будут делать при разных внешних сценариях, в том числе негативных. Только имея понимание происходящих процессов и доверие к экономическим властям, можно уверенно планировать инвестиции. В противном случае бизнес будет вместо своей основной работы пытаться угадать валютный курс, инфляцию и когда случится следующий кризис.

— Есть два вида уверенности — уверенность в том, что ничего особенного с тобой не произойдет, и уверенность в том, что правительство решило тебя и твой бизнес потащить в светлое будущее и сопротивляться бесполезно. Вы какую уверенность в реальности предполагаете — надо не мешать или надо тащить?

— Государство не существует отдельно от бизнеса и от людей. Государство должно стараться создавать максимально комфортные условия для развития предпринимательства, предлагать те изменения, которые позволят бизнесу становиться эффективнее. Все должны быть вместе, доверять друг другу и вместе двигаться вперед.

— То есть это политика поддержки растущих секторов?

— Расти могут в том числе и те, кто сейчас падает. Ориентация только на одну отрасль или их группу — это неверно. Компании и традиционной, и новой экономики должны одинаково понимать, что ситуация прогнозируема, что власть работает на то, чтобы они были конкурентоспособны и на локальном, и на глобальном рынках. Мы ориентируемся на всех, кто готов инвестировать в России.

— В проекте антикризисного плана на 2017 год, который вами подписан, впервые обозначена разработка Минэкономики программ поддержки отраслей, переживающих сейчас структурный спад. Для чего это нужно?

— Экономика России последних лет, если на нее смотреть внимательно,— это улица с двусторонним движением. Так, торгуемые отрасли, успешно конкурирующие с импортом или работающие на экспорт, демонстрировали рост. С другой стороны, неторгуемые отрасли были перегреты высокими ценами на нефть, выпуск в них снизился и сейчас стабилизировался на новом структурном уровне ниже прежних показателей.

Есть отрасли, производящие товары длительного пользования, в первую очередь автопром, столкнувшиеся с серьезным структурным падением спроса и у которых при этом существуют не полностью загруженные производственные мощности. Да, в следующем году мы увидим существенный рост продаж автомобилей, однако мы прекрасно понимаем, что объем продаж на уровне, который мы видели три-четыре года назад, в ближайшие годы недостижим.

На первом этапе политика поддержки этих отраслей заключалась в смягчении удара, который они пережили,— это была краткосрочная поддержка внутреннего спроса. Второй этап — структурный ответ на имеющиеся проблемы. В автопроме, например, мы будем поддерживать переориентацию отрасли на внешний спрос. Будем работать над изменением регулирования и новыми мерами как в этой, так и в смежных отраслях. Экспорт — это не только производство, но и логистика, сертификация и многие другие вопросы. Мы пытаемся увязать все элементы в новую систему.

— Министерства раньше ревностно относились к своим отраслевым стратегиям, считая это своим внутренним делом.

— Профильные министерства хорошо понимают ситуацию в конкретных отраслях, мы же смотрим на всю картину, на экономику в целом — понимаем взаимосвязи разных отраслей, особенности всей налоговой системы, регулирования и так далее. Поэтому отрасли лишь выиграют, получив синергетический эффект от нашего взаимодействия.

— То есть вы рассматриваете себя в том числе как консалтинговое министерство для других министерств?

— Традиционно Министерство экономики — это штаб изменений. Эта та роль, которая всегда была у него, и я считаю, что ее нужно только усиливать. При этом наша роль не в том, чтобы просто собирать точки зрения ведомств и пытаться выступать арбитром во внутренних спорах. Мы должны быть источником новых идей, становиться лидером в подготовке программ изменений.

— Исходя из того что вы пришли в Минэкономики из Минфина, многие уверены, что штаб теперь в Минфине. В какой мере вы готовы спорить с подходами к реформам вашего бывшего руководителя Антона Силуанова? До последнего времени противостояние Минфина, ЦБ и Минэкономики было главным сюжетом в экономических дискуссиях.

— Спор ради спора — пустое занятие. Бессмысленно просто говорить, что кто-то что-то делает неправильно. Главное — понимать логику, аргументы и мотивы людей, почему они предлагают те или иные решения, и обсуждать с ними ситуацию на уровне смысла, а не формы. Спорить будем по многим вопросам, но всегда будем стараться приходить к консенсусу и общему пониманию. Нацеленность на повышение экономического роста есть абсолютно у всех — и в ЦБ, и в Минфине, и в Минэкономики.

— Вернемся к подготовке плана по экономическому росту. Что конкретно будет в вертикальных столбцах матрицы, описывающих ограничения?

— Первая проблема — это ограничения в сфере человеческого капитала, количественные и качественные. Связанная, но требующая выделения в отдельную категорию — это проблема бедности. Далее третья группа — это ограничения, связанные с инвестиционной активностью, также в части как их объема, так и качества. Отдельно в четвертую группу выделяем тему инноваций. Пятая группа — ограничения для международной кооперации и экспорта. Шестая — высокий уровень трансакционных издержек в экономике, асимметрия информации. Седьмая — проблема высокой доли теневой экономики в стране. Последняя, кстати, одна из самых важных тем.

— Этот список вы начали с человеческого капитала и бедности...

— Понятны демографические ограничения, в рамках которых мы находимся: базовый прогноз Росстата предполагает сокращение населения в трудоспособном возрасте примерно на 900 тыс. человек каждый год до 2020 года. С точки зрения достижения среднемировых темпов экономического роста мы в непростой ситуации: уровень развития по ВВП на душу населения у нас выше, чем в среднем в мире, а по динамике экономически активного населения кардинальное отличие — мир продолжается расти, а у нас по прогнозу — быстрое снижение. Оба фактора говорят, что при прочих равных мы должны расти медленнее, чем мир.

Поэтому преодоление демографических ограничений — одна из ключевых задач. Нам необходим комплекс решений, направленных на увеличение численности экономически активного населения, снижение структурной безработицы, а также повышение производительности. Задача властей создать условия для максимально возможной реализации потенциала каждого человека, живущего в нашей стране.

Бедность является серьезным ограничением. Это не только социальная проблема, но в том числе и серьезная угроза для экономического роста, учитывая, что значительная доля малообеспеченных сегодня у нас — это семьи с детьми.

— В последние годы в академической среде в качестве главной проблемы роста считается не бедность, а неравенство?

— Проблема бедности в российской экономике гораздо важнее на данном этапе, чем проблема неравенства, которая довлеет над экономическим ростом развитых стран. Понятно, что стратегически надо стремиться и к снижению неравенства.

— Низкую активность инвестиций многие называют причиной проблем с экономическим ростом...

— Очевидно, объема инвестиций в России сейчас недостаточно, чтобы показывать более высокие темпы роста, однако инвестиции, особенно качественные, невозможно увеличить мановением волшебной палочки. Когда предприниматель принимает решение инвестировать или нет, он всегда сравнивает потенциальную выгоду и риск. Задача — двигаться по направлению увеличения выгод, снижения издержек и одновременно рисков. Сейчас ключевой риск, о котором мы говорили,— экономическая неопределенность. Но есть, бесспорно, и другие. Необходима кропотливая работа по уменьшению разного рода издержек для бизнеса, тарифов естественных монополий и так далее. Очень серьезный блок проблем связан с конкуренцией, барьерами входа на те или иные рынки, в том числе создаваемые самим государством.

В теме инноваций два блока: использование уже существующих технологий и создание новых. Инвестиции, основанные на современных технологиях, не просто увеличивают объем доступного капитала, но и позволяют совершать скачки вверх по производительности. Новые технологии во всем мире позволяют добиться большей эффективности уже имеющегося капитала — и мы должны идти активнее по этому пути. Это особенно важно в условиях наших демографических ограничений: так как мы не можем экстенсивно увеличивать занятость, то наш выход — это создание новых высокотехнологичных производств с невысокой занятостью, применение новаций, сокращающих занятость на промежуточных этапах, и так далее.

Далее. Экспорт. Для устойчивого роста в современном мире нужно иметь более открытую экономику, активнее торговать. Экспорт — это не только вопрос производства и его конкурентоспособности, но и вопросы логистики, получения доступа на внешние рынки, зон свободной торговли, торговых объединений, встраивания в цепочки производств.

— Следующее ограничение, которое вы назвали, высокие трансакционные издержки в России и асимметрия информации. О чем именно речь?

— Здесь две ключевые истории. Горизонтальная и вертикальная: взаимоотношения по линии производитель-потребитель и государство—бизнес и население. Первое: у нас путь от производителя до конечного потребителя очень длинный. Много посредников, много так называемой информационной асимметрии. Например, потребитель часто просто не знает о том, что на рынке тот или иной товар или услуга доступны, у него нет информации о ее качестве. Второе: взаимоотношение государства и бизнеса. Здесь получение информации о том, что доступно для развития бизнеса, само получение государственных услуг должны отнимать минимум времени и денег, а необходимые промежуточные взаимоотношения между госорганами должны происходить, минуя конечного получателя услуги.

На помощь должны прийти те нововведения, которые уже реализованы в мире,— это вопросы создания цифровых экосистем, в том числе в области электронной торговли, резко снижающие издержки и роль посредников.

— И еще это в теории должно позволить снизить уровни монополизации экономики?

— Бесспорно.

— Последним блоком вы назвали теневую экономику.

— Мне кажется, что сейчас российское государство с точки зрения уровня технологического развития подошло к моменту, когда можно сделать серьезный шаг вперед к росту доли белой экономики и снижению доли теневого сектора.

Теневой сектор — это часть общей экономики, из-за которой возникает много искажений. Например, если на одном и том же рынке есть белая компания и та, которая работает в тени, то происходит искажение конкурентных условий. Конкуренцию выигрывает не та, которая более эффективна, имеет лучше управленческие процессы или наименьшие издержки, а та, которая больше недоплатит налогов и снизит социальные гарантии своим работникам. В итоге и капитал, и труд связываются в бизнес-процессах с более низкой экономической отдачей, что в конечном счете отрицательно влияет на темпы экономического роста.

— Кажется, в России на рынках обыкновенно или все компании белые, или все черные, промежуточные ситуации редки?

— Нет, почему. Это довольно типичная проблемная ситуация. Сейчас экономика плавно движется в сторону обеления — этот процесс надо стимулировать, так как он напрямую ведет к ускорению экономического роста.

— Это горизонталь матрицы. Что в вертикальных строках кроме налогов?

— Новая налоговая система — это только пример того, что в матрице по вертикали. Там есть еще все, что связано с цифровой экономикой, институтами развития, и другие важные элементы. Придет время, расскажу...

— И когда придет это время?

— Сроки известны. Есть поручение президента — к маю подготовить конкретный набор мер. Май — это довольно скоро.

Интервью взяли Дмитрий Бутрин и Максим Кваша

Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 8 января 2017 > № 2044235 Максим Орешкин


Азербайджан > Медицина > aze.az, 8 января 2017 > № 2038504

Шахин Мустафаев: после урегулирования цены на большую часть лекарств в несколько раз ниже прежних

Важный социально-экономический вопрос: урегулирование цен на лекарственные препараты и развитие фармацевтической промышленности в стране.

Как передает AZE.az, в соответствии с социально-экономической политикой Президента Азербайджанской Республики, основу которой составляет человеческий фактор, и на основании данного им поручения, с середины 2015 года проводится процесс урегулирования цен на лекарственные препараты. Министр экономики, председатель Тарифного (ценового) Совета Шахин Мустафаев ответил на вопросы Азертадж об урегулировании цен на лекарственные препараты и развитии фармацевтической промышленности в стране.

– Господин министр, как можно оценить процесс урегулирования цен на лекарственные препараты?

– Как известно, с учетом как социальной, так и экономической значимости вопроса главой государства были даны поручения по устранению хаотичной ситуации, существовавшей на рынке лекарственных препаратов, усилению контроля в этой сфере и развитию фармацептической промышленности в стране.

Урегулирование рынка лекарственных препаратов, имеющее большое социальное значение, началось с середины 2015 года, процесс был интенсивно продолжен, были утверждены цены на 10166 лекарственных препаратов, зарегистрированных государством с учетом различных степеней доз и упаковки. С 1 сентября 2016 года была разрешена продажа лишь тех лекарственных препаратов, цены на которые утверждены.

Несмотря на изменения, произошедшие в курсе маната, в результате урегулирования, цены большей части лекарственных препаратов все еще в несколько раз ниже прежних цен. Анализ цен розничной торговли показывает, что цены на наиболее востребованные препараты, например, регулирующие холестерин, разжижающие кровь, обезболивающие, используемые против давления, диабета, аллергии и астмы, применяющиеся при заболеваниях желудочно-кишечной и нервной систем и другие лекарства, намного снижены, в ряде случаев в 5-10 раз. В результате происходит экономия как в расходах населения, так и выходе валюты из страны в связи с импортом лекарств.

Опираясь на конкретные цифры, отметим, что, если в 2014 году средняя цена на одну импортную упаковку лекарственных средств составляла 3 доллара США, то после урегулирования данный показатель снизился до уровня 1,4 доллара США. Анализ свидетельствует о том, что в результате урегулирования в течение года были сэкономлены более 400 миллионов долларов США из расходов населения и государственного бюджета на лекарственные препараты, и более 250 миллионов долларов США из валютных средств, израсходованных на импорт лекарств из-за рубежа.

– Некоторое время назад в ряде СМИ отмечались проблемы в снабжении аптечных организаций.

– Как известно, метод регулирования, применяемый в нашей стране, называется «референтное ценообразование» и является прогрессивным средством регулирования, широко распространенным в международной практике. Азербайджан признан образцовой страной, за короткий срок успешно применившей референтную систему ценообразования в рамках отчетливой методологии и в прозрачной форме. При подготовке данной методологии был изучен опыт до 20 стран, включая европейские государства. Этот механизм создает полную возможность для определения оптимальных цен.

C учетом прогрессивной международной практики как в оптовых фармацевтических учреждениях, так и аптечных организациях в законодательстве предусмотрена маржа до 20 процентов для каждого, и это обеспечивает нормальную рентабельную деятельность и не создает никаких проблем с точки зрения импорта и поставок лекарственных препаратов. К слову отмечу, что в течение минувшего года по сравнению с 2015 годом импорт лекарственных препаратов в страну в выражении количества упаковок увеличился на 20 процентов.

Несмотря на это, изменение официального курса маната к доллару США и сложности в приобретении импортерами иностранной валюты у банков во второй половине ноября прошлого года создали временные проблемы в поставках лекарственных препаратов в аптечные организации. После решения вопроса приобретения импортерами иностранной валюты и приведения цен на лекарственные препараты в соответствие с текущим официальным курсом маната, постановлением Тарифного (ценового) Совета от 28 ноября 2016 года, были устранены проблемы в снабжении аптечных организаций.

Для нейтрализации в дальнейшем влияния изменений курса маната на поставки лекарств и проведения более гибких мер внесены соответствующие изменения в требования по урегулированию цен на зарегистрированные государством лекарственные препараты и порядок осуществления контроля за этими ценами.

Необходимо отметить, что после урегулирования в этой сфере обеспечена стабильность, усилен общественный и государственный контроль, каждому гражданину уже известны цены на лекарства, препараты продаются во всех аптеках по единым ценам, полностью отпала необходимость в поиске гражданами дешевых аптек, предотвращено искусственное повышение цен. В частности, полностью устранены случаи манипуляций с ценами на лекарственные препараты в режиме изменяющегося курса маната в нашей стране, где длительный период применялся стабильный режим курса. Так, какие-либо изменения в ценах на лекарственные препараты, в том числе удорожание цен, является противозаконным без соответствующего постановления Тарифного (ценового) Совета.

Представьте, что, если бы не было проведено урегулирование, то «маркетинговые фирмы», продававшие лекарственные препараты намного дороже в период стабильного курса, т.е. до урегулирования, используя изменение курса, продавали бы лекарственные препараты в несколько раз дороже нынешних цен.

Еще раз подчеркну, что цель урегулирования заключается в достижении применения оптимальных цен на лекарственные препараты. Ясно, что субъекты фармацевтики стремятся к утверждению высоких цен для повышения своих доходов, а потребители хотят низкие цены для снижения своих расходов. Оптимальная цена – это возможная цена, то есть, минимальная цена, возможная для надежного обеспечения населения лекарственными препаратами.

В целом, урегулирование цен на лекарственные препараты – устойчивый процесс, должны быть определены цены на новые лекарственные препараты, зарегистрированные государством, а также необходимо осуществление регулярного мониторинга изменения цен других утвержденных лекарств в образцовых странах.

– Что Вы можете сказать о влиянии урегулирования цен на лекарственные препараты на структуру, качество и конкурентность импорта.

– Авторитетные фармацевтические компании предпочитают действовать на прогнозируемом, стабильно развивающемся и имеющем эффективную среду рынке лекарств, в котором царят нормы, этические принципы, принятые в цивилизованных странах, а урегулирование цен проводится посредством прозрачного и четкого механизма.

Анализ импорта за минувшие годы свидетельствует о том, что примерно 80 процентов импорта лекарственных препаратов приходится на долю стран Европы и других развитых государств. Другая часть лекарственных препаратов импортируется в основном из России, Украины и Беларуси. Поскольку доля стран в структуре импорта соответствует государственной регистрации лекарственных препаратов, то вопрос дорогих и дешевых лекарств оптимально регулируется.

Наблюдения показывают, что произведенные всемирно известными фармацевтическими компаниями лекарственные средства продаются в некоторых странах Европы по дешевым, а в других – по дорогим ценам. В ряде стран СНГ цены на лекарственные препараты, произведенные даже одним производителем, намного дороже по сравнению с европейскими странами. Дешевые цены не означают, что компании, производящие лекарственные препараты в этих европейских странах, или соответствующие структуры, контролирующие качество, не обращают внимание на качество ради низких цен. Продажа в различных странах лекарственных препаратов по ценам, значительно отличающимся друг от друга, связана с особенностями рынка. Общая тенденция такова, что в тех странах, в которых цены на лекарственные препараты регулируются государством, производители проводят более приемлемую ценовую политику.

Как было отмечено выше, если одна упаковка лекарственного препарата до урегулирования в страну импортировалась в среднем за 3 доллара США, то в настоящее время эта цифра составляет 1,4 доллара США.

Дело в том, что рынок лекарств по своим особенностям отличается от других рынков, и свободная конкуренция в данной сфере гарантирует снижение цен. Так, в отличие от другой продукции человек приобретает лекарственные препараты не в зависимости от своего желания или выбора. Человек вынужден приобрести назначенный ему лекарственный препарат. Если цены свободные, то «маркетинговые фирмы» используют это и различными путями поднимают цены в несколько раз.

Именно с учетом таких особенностей, цены на лекарственные препараты в той или иной форме в ряде развитых и абсолютно либеральных европейских стран регулируются государством не на основе таких факторов, как «себестоимость» и «качество», а референтной системы ценообразования, опирающейся на разницы цен в эталонных странах. Государственное регулирование цен на лекарственные препараты способствует формированию оптимальных цен независимо от уровня организации производства в стране.

Наряду с урегулированием цен на лекарственные препараты, продолжается осуществление контроля за качеством. Как известно, производители лекарственных препаратов или представляющие их уполномоченные лица сначала обращаются в Министерство здравоохранения для регистрации лекарственных препаратов. Министерство здравоохранения проводит экспертизу и испытание лекарственных препаратов, и только после этого лекарственный препарат регистрируется государством, включается в государственный реестр и получает регистрационное удостоверение. При импортировании данного лекарственного препарата в Азербайджан Министерство здравоохранения повторно берет пробу и проверяет качество у каждой партии.

– На каком уровне находится просвещение потребителей, можно ли сказать, что осуществляется общественный контроль за ценовой дисциплиной?

– Процесс урегулирования обуславливает просвещение потребителей, частичное устранение зависимости лекарственных препаратов от торговых марок, а самое главное – общественный контроль за ценовой дисциплиной. В этих рамках как врачи, так и работающие в аптеках фармацевты согласно социальной и профессиональной ответственности должны вносить вклад в просвещение населения, на рецептах, выписываемых врачом, вместо торговой марки должен быть указан состав лекарственного препарата. Отмечу, что об этом есть соответствующее постановление Министерства здравоохранения.

Полностью обеспечен общественный контроль за ценовой дисциплиной. Так, как было отмечено нами в первый же день, общественный контроль – самый эффективный механизм контроля, и для этого созданы все условия. Как известно, розничная цена каждого лекарственного препарата, включая НДС, указана на упаковке. Одновременно, оптовая и розничная цены лекарственных препаратов утверждены указанием торговой марки, названия и дозы воздействующего вещества, фармацевтической формы, торговой упаковки, дозы упаковки, страны-производителя и компании. Эта информация в форме единого списка размещена на интернет-сайте Тарифного (ценового) Совета, а также на сайтах министерств экономики и здравоохранения. Скачав эту таблицу на мобильные телефоны и планшеты, потребители могут использовать это в качестве электронной памятки. Информацию можно получить и посредством «Центра вызовов» (195-2) Министерства экономики. Таким образом, для потребителя создана возможность с легкостью определить наличие или отсутствие в аптеке лекарственного препарата, стоимость которого соответствует урегулированной цене.

Отмечу, что не указание цены на упаковке лекарственного препарата, продажа за цену, отличающуюся от урегулированной стоимости или без урегулирования цены, означает нарушение ценовой дисциплины и обман потребителя. В связи с этим внесены соответствующие изменения в Кодекс административных проступков, в законодательстве предусмотрены строгие меры по привлечению к ответственности субъектов фармацевтики, допустивших подобные случаи.

Во многих случаях граждане жалуются на цены на пищевые добавки, биологически активные, как лекарственные препараты. Биологически активные пищевые добавки могут быть использованы для укрепления организма, обогащения питания, но они не заменяют лекарственные препараты, предназначенные для предотвращения или лечения болезней. Биологически активные пищевые добавки не являются лекарственными препаратами и цены на них не регулируются государством и в других странах. В связи с этим внесены соответствующие изменения в Закон «О лекарственных препаратах». Уже запрещено включение биологически активных добавок в рецепты, выписываемые врачом, на упаковках и вкладышах должно быть отчетливо указано «не является лекарственным препаратом». В ходе рекламы также должна быть предоставлена информация о том, что это не является лекарственным препаратом.

Согласно прогрессивной тенденции в мире, и в нашей стране урегулирование цен на лекарственные препараты, особенно в нынешних условиях изменчивого курса маната, служит прогнозированию рынка как импортерами, так и инвесторами. Проводимая работа вносит вклад в развитие местного производства в фармацевтической сфере и применение системы обязательного медицинского страхования.

– Хотелось бы узнать Ваше мнение о потенциале развития фармацевтической промышленности в нашей стране.

– Международная практика свидетельствует о том, что с повышением уровня благосостояния населения люди уделяют больше внимания своему здоровью и в результате увеличивается число потребителей лекарственных препаратов. Азербайджан обладает динамично развивающимся рынком лекарственных препаратов, имеющим до 10 миллионов потребителей, повышающим год от года внутренние потребности. Импортирование абсолютного большинства лекарственных препаратов для удовлетворения внутренних потребностей обуславливает актуальность организации местного производства в этой сфере. Говоря о благоприятной инвестиционной среде в производстве лекарственных препаратов, – как подчеркивают также потенциальные инвесторы, – необходимо учитывать преимущества урегулирования цен на лекарственные препараты и полного применения в будущем системы обязательного медицинского страхования в нашей стране, в настоящее время начатой в качестве пилотного проекта. Неслучайно, что после проведения мер в вышеназванных направлениях в значительной степени повысился интерес зарубежных инвесторов к производству лекарственных препаратов в нашей стране.

Одна из мер, предпринимаемых в Азербайджане в сфере развития ненефтяного сектора, заключается в создании промышленности по производству фармацевтической продукции. Специально для этого создан Пираллахинский промышленный парк. Отмечу, что в ноябре прошлого года в промышленном парке был заложен фундамент совместного с Россией предприятия – фармацевтического завода, предусматривающего использование инженерных работ ведущих компаний Германии и Италии. На заводе, инвестиционной стоимостью 74 миллиона долларов США, будут производиться лекарства против онкологии, СПИДа, заболеваний нервной и кардиоваскулярной систем, диабета, опорно-двигательного аппарата, дыхательной системы, а также антибиотики, противовирусные препараты, лекарства против диареи, добавки для рентгено-контрастного и магнитно-резонансного обследования. В целом, на первом этапе на заводе будут производиться 89 наименований лекарственных препаратов по 58 воздействующим веществам. Годовая мощность завода составит 22,5 миллиона упаковок или 500 миллионов таблеток и капсул. В дальнейшем производство расширится.

В реализации проекта будут использованы передовые технологии и оборудование, применена практика производства лекарств нового поколения, соответствующих международным нормам и правилам.

Наряду с этим, в январе предусмотрена закладка фундамента фармацевтического завода в форме совместного с Ираном предприятия. Планируется поэтапное выполнение проекта по созданию производственного предприятия. На первом этапе предусмотрено производство таблеток и капсул, на втором – ампул и флаконов, на третьем – антибиотиков в более широком ассортименте. Стоимость первого этапа проекта составляет 20,5 миллиона долларов США, за это время будет произведено 84 наименования лекарственных препаратов по 54 воздействующим веществам – обезболивающих, витаминов, противовоспалительных средств и антибиотиков, кардиоваскулярных, антигистаминных и антиаллергических препаратов, лекарственных средств против гипертонии, грибка, заболеваний нервной системы и гастроэнтерологических болезней.

Проводятся переговоры с несколькими компаниями Украины и Турции для совместного производства фармацевтической продукции. Эти компании уже готовят бизнес-планы и документы технико-экономического обоснования. Одновременно, проводится работа по привлечению к организации фармацевтической промышленности в Азербайджане ведущих европейских компаний. Так, делегация Министерства экономики посетила Германию и Швейцарию, провела обсуждения с потенциальными партнерскими компаниями. На проведенных встречах компании Германии и Швейцарии выразили интерес к сотрудничеству в сфере производства фармацевтической промышленности в Азербайджане. К примеру, рядом ведущих фармацевтических компаний мира был проявлен интерес к организации процесса упаковки лекарств, охраняемых патентным правом на фармацевтическом предприятии, которое будет создано в нашей стране.

Наряду с созданием фармацевтических заводов, инвесторы проявляют интерес к производству в нашей стране другой продукции медицинского назначения. Так, в настоящее время проводится работа по реализации проекта по производству одноразовых шприцов.

В целом, заводы по производству лекарств, которые будут созданы в Азербайджане, не только сыграют значимую роль в развитии фармацевтической промышленности и обеспечении занятости в нашей стране, но также обеспечат население качественной лекарственной продукцией за счет местного производства, снизят зависимость от импорта в этой сфере, ускорят процесс экспорта.

– Просим Вас предоставить информацию о мерах в сфере лицензирования фармацевтической деятельности.

– Как известно, согласно Указу Президента Азербайджанской Республики от 19 октября 2015 года «О сокращении видов предпринимательской деятельности, требующих специального разрешения (лицензии), упрощении процедур выдачи специального разрешения (лицензии) и обеспечении их прозрачности», со 2 ноября 2015 года Министерство экономики посредством центров «ASAN xidmət» начало выдачу лицензий.

Согласно Указу главы государства от 12 декабря 2015 года «О некоторых мерах в сфере лицензирования», определена выдача бессрочных лицензий, лицензии, имевшие силу в день вступления в силу данного Указа, были признаны бессрочными, срок выдачи лицензий сокращен от 15 дней до 10 рабочих дней.

Одновременно, сумма государственных пошлин, выплачиваемых за выдачу лицензий, сокращена в 2 раза, в том числе по регионам в 4 раза. В настоящее время государственная пошлина за выдачу лицензии на производство лекарственных препаратов составляет 2250 манатов, за выдачу лицензии на оптовую продажу – 2250 манатов, за выдачу лицензий на розничную продажу – 1000 манатов.

До конца года со времени начала выдачи лицензий Министерством экономики посредством центров «ASAN xidmət» предпринимателям были предоставлены 3382 лицензии, 1788 из которых – новые, 1594 – лицензии, замененные бессрочными лицензиями.

За указанный период в сфере фармацевтической деятельности были выданы 979 лицензий, 418 из них – новые, 561 – заменены бессрочными лицензиями. На производство лекарственных препаратов выданы 2 новые лицензии и 2 лицензии, замененные бессрочными.

В настоящее время количество лицензий, имеющих силу в сфере фармацевтической промышленности (оптовая и розничная продажа, производство лекарственных препаратов) составляет 2257. Скажу для сведения, что импорт лекарственных препаратов в нашей стране осуществляют до 50 активных импортеров. Одновременно, количество аптечных организаций на 100 человек составляет 22, и это соответствует среднему показателю (25) по странам Организации экономического сотрудничества и развития (OEDC).

В заключение еще раз подчеркну, что эти реформы являются важной составной частью системы комплексных и последовательных мер, проводимых под руководством главы государства и направленных на дальнейшее усиление социальной защиты населения.

Азербайджан > Медицина > aze.az, 8 января 2017 > № 2038504 Шахин Мустафаев


Россия > СМИ, ИТ > portal-kultura.ru, 8 января 2017 > № 2033569

Юрий Григорович: «Годы в Большом прошли не напрасно»

Елена ФЕДОРЕНКО

Юрию Григоровичу исполнилось 90 лет. Три десятилетия он возглавлял Большой балет. Затем создал авторский театр в Краснодаре и снова вернулся в ГАБТ. Юрий Николаевич внимательно следит за состоянием своих спектаклей, руководит конкурсами и фестивалями, ставит балеты по всему миру — такой работоспособности вправе позавидовать любой молодой художник.

Весь год в разных странах будут чествовать выдающегося хореографа, чье творчество во многом определило судьбу классического искусства в планетарном масштабе. В Большом театре стартовал грандиозный фестиваль в честь юбиляра: на протяжении двух месяцев труппа покажет все спектакли Мастера. После «Щелкунчика», открывшего торжества, «Культура» побеседовала с легендарным балетмейстером.

культура: Вы аккуратно рассуждаете о современном искусстве, никогда не даете ему оценок и часто напоминаете о времени, которое все ставит на свои места.

Григорович: Во всяком случае, многое. Мелкое и наносное оно стирает, не засоряя вечность.

культура: Судьба распорядилась так, что сегодня Ваши спектакли — основа репертуара Большого. Показать их в формате фестиваля — Ваша идея?

Григорович: Пришла пора, и вопрос о праздновании юбилея возник естественно. Об этом мы говорили с генеральным директором театра Владимиром Уриным. Я сформулировал свои пожелания. Думал, если доберусь до этой даты (ведь афиша формируется заблаговременно), интересно будет увидеть свои спектакли именно в рамках фестиваля. Все-таки сейчас на сцене Большого их одиннадцать, это и версии классического наследия, и оригинальные сочинения. Такая панорама была бы любопытной, и театр откликнулся, поскольку мои постановки делают сборы, до сих пор идут с успехом, хотя многие созданы очень давно.

культура: От «Щелкунчика», начавшего торжество в день Вашего рождения, получили удовлетворение?

Григорович: Я бы не говорил об удовлетворении. Скорее, испытал некое особое чувство, понимание того, что годы в Большом прошли не напрасно.

Отлично танцевали все: от исполнителей главных партий Нины Капцовой, Артема Овчаренко, Дениса Савина до кордебалета. Показали настоящий и высокий уровень Большого балета.

культура: У спектакля, любимого и зрителями, и артистами, судьба счастливая. Ваша сказка не безмятежна и даже немного печальна.

Григорович: «Щелкунчика» я поставил полвека назад. Сюжет выстроил совершенно не такой, как у Петипа. Девочка-подросток начинает свою жизнь в маленьком уютном немецком городке, и в новогоднюю ночь эта жизнь выходит за стены комнаты, на простор, где встречаются не только радости, но и препятствия. Елка растет и становится своеобразной лестницей в небо. По ней вместе с друзьями-куклами, обижаемыми злым Мышиным королем, герои, спасаясь, поднимаются над землей. В какой-то степени тут история о созревании человеческой души. О чем может грезить барышня 15–16 лет? Конечно, о женихе, о прекрасном принце. В волшебном царстве мечта сбывается. Проснувшись, она понимает, что дома, в своей комнате. Все исчезает как сон, но она уже — другая.

культура: Грустно, что счастье может случиться только во сне.

Григорович: Не преувеличивайте, Мари прошла путь, она попрощалась с детством, и впереди — целая жизнь с большими надеждами. Смысл любого спектакля — не в пророчествах, а в том, чтобы рассказать историю, что тронет и увлечет зрителей.

культура: Вы намерены смотреть все спектакли фестиваля?

Григорович: Нет, конечно. Важно, чтобы публика смотрела. На какие-то я буду приходить, но всю программу мне просто не осилить. Знаете, видеть свой балет — дело нелегкое. Не развлечение. Ты внутренне исполняешь все движения с каждым артистом, следишь за декорациями, за светом, за восприятием зрителей. Иначе не получается. Я всегда выхожу после представления с ощущением, что станцевал весь спектакль и в полную силу. Для меня это слишком большая нагрузка.

культура: Вы просили, чтобы со сцены не звучало никаких громких слов. Тем не менее Вас тепло поздравили директор театра и руководитель балетной труппы. Махар Вазиев сказал, что так же, как Мариинский является домом Петипа, Большой можно по праву называть домом Юрия Григоровича. Лучший балетный зал ГАБТа теперь будет носить Ваше имя. Знали об этом заранее?

Григорович: Не знал. Это скрывали и понятно, почему: хотели преподнести сюрприз. В некоторых театрах уже существуют залы моего имени. Что приятно, значит, кто-то вспоминает. Есть разные мемориальные залы: Улановой, Семеновой, теперь появится и Григоровича. Рад, что артисты не будут забывать тех, кто для Большого сделал немало.

культура: Накануне фестиваля в Бахрушинском музее состоялось открытие выставки под названием «Эра Григоровича», она тоже продлится два месяца. Какие впечатления?

Григорович: Замечательные. Получил большое удовольствие. Низко кланяюсь музею, подготовившему столь богатую экспозицию. Сделали для меня огромнейший подарок — спасибо. С любовью собраны афиши, фотографии, эскизы, костюмы. Тщательно просмотрена вся моя жизнь — спектакли, друзья, коллеги. Экспонаты передают моменты созидания, когда мы вместе с артистами готовили роли, большинство из них уже не танцуют, а многих и нет с нами.

культура: Немало снимков, где Вы вместе с легендами мирового балета: Рудольфом Нуреевым, Роланом Пети, Сержем Лифарем. Есть ажурная картинка, созданная руками Наталии Бессмертновой, теплые семейные фото и репортаж из какого-то экзотического южного зоопарка. Раритетов столько, что разглядеть их за один раз просто невозможно.

Григорович: Многие фотографии мне известны, но немало и тех, что для меня удивительны, незнакомы. Каждая — часть жизни, что складывалась из постоянной работы. Огромное счастье вспоминать прожитое, и количество экспонатов позволяет судить о том, что удалось сделать немало. Я, несомненно, приду сюда еще, когда будет поменьше народа, и рассмотрю все более внимательно.

культура: Ваш юбилей отмечает весь балетный мир. Мариинский возобновил «Каменный цветок» в Вашей новой редакции. Успех этого балета в свое время был оглушительным, на премьеру начинающего хореографа отозвались все практики и теоретики танца. Одним из первых оказался Дмитрий Шостакович, отметив, что спектакль представляет все лучшее из области хореографии.

Григорович: Создание «Каменного цветка» запомнилось мне совсем другим. Меня сразу взяла в плен таинственность сказа Павла Бажова. Почти шесть десятилетий назад мне дали попробовать поработать с начинающими артистами, а потом, уже после показа, решить, что делать дальше. Мы этот балет готовили в неурочное время. Заканчивались дневные репетиционные часы в театре, и до начала вечернего спектакля мы занимались. Самостоятельно — с Ирой Колпаковой, Аллой Осипенко, Анатолием Гридиным, Александром Грибовым; тогда все были молоды. Опекала нас Татьяна Михайловна Вечеслова, она стала репетитором «Каменного цветка». Симон Вирсаладзе придумал малахитовую шкатулку, ее отворенные грани обозначали разные места действия. Поначалу его увлекли образы цыган, которых он помнил по пению в популярных ресторанах 1920–30-х годов.

культура: Вам важно возвращение Ваших спектаклей в репертуар?

Григорович: Конечно. «Каменный цветок» шел в Мариинском, тогда Кировском, театре очень долго, потом случилась пауза, и сейчас он вернулся. Я этот балет ставил много — и за границей, и в российских городах. Он, как ни странно, всегда имел успех. Каждый раз я не механически переносил хореографию, а что-то модернизировал, улучшал, как мне кажется. Вот и в Мариинском получился не совсем тот спектакль, что впервые поставлен 60 лет назад. Многое сделано заново, что-то изменено. Исполнители — новая поросль труппы, и мне было с ними интересно. Я всегда любил работать с молодыми. Очень хорошо репетировал кордебалет.

Вообще с нынешним поколением танцовщиков у меня складываются добрые связи, возникает атмосфера взаимного создания спектакля. Я словно вновь сочиняю хореографию. Иногда забываюсь и говорю: «Вспомните, как это было…» И понимаю, что они появились на свет гораздо позже и в другом мире. Изменилось все: жизнь, искусство, отношения.

культура: Новые исполнители попадают в непростую ситуацию сравнения с великой плеядой, воспитанной Вами: Наталия Бессмертнова, Екатерина Максимова, Марина Кондратьева, Светлана Адырхаева, Владимир Васильев, Михаил Лавровский, Юрий Владимиров, Марис Лиепа — всех и не перечислить.

Григорович: Я никогда специально не выращивал звезд, даже не задумывался об этом. Делал свое дело, танцовщики мне помогали, и вместе мы создавали спектакль. Великой ценностью всегда считал труппу Большого театра в целом и потому приглашал тех, в ком видел индивидуальный талант. Имен называть не буду — их очень много.

культура: Нынешняя молодежь мечтает работать с Вами. Не слышала ни от кого ни одного скептического замечания по поводу хореографии Григоровича.

Григорович: Приятно узнать. Мне кажется, я всегда был заодно с актерами. Да и сам я — актер, немало протанцевал на сцене Мариинского театра. Понимаю, насколько это трудно, как огорчительно воспринимается замечание, полученное исполнителем. Хотя, наверное, на репетициях бывал всяким, в этом нет ничего удивительного. Такая профессия, не позволяющая быть дамой, приятной во всех отношениях.

Что касается звезд, то в их появлении нет никакого регламента: порой рождается много талантливых артистов, а иногда — нет. Все — природа, с ней не поспоришь. Сейчас немало самобытных танцовщиков с крепкой техникой и яркой индивидуальностью.

культура: От количества того, что Вы успели за последние месяцы, кружится голова: «Каменный цветок» в Мариинке, восстановление «Золотого века», перенос «Раймонды» с Новой сцены на Историческую — в Большом, без паузы вылетели в Мюнхен для постановки «Спартака». А до этого — работа в Уфе, Сочи, Сеуле. Что Вас подталкивает к такому напряженному ритму?

Григорович: Желание работать. Возраст есть возраст. Не буду же я Вам говорить, что бодр, как раньше. Но интерес к творчеству не ослабевает. Мой дед шутил: «Все умрут, и я, быть может».

культура: Секрет долголетия не раскроете?

Григорович: Папа и мама. Гены.

культура: Нынешний год объявлен годом Стравинского. Вы ведь знали его?

Григорович: Со Стравинским встречался в Лос-Анджелесе, где он отдыхал, а мы были на гастролях. Мне посчастливилось: наш импресарио Сол Юрок познакомил меня с Игорем Федоровичем, и я провел несколько дней с ним, буквально с утра до ночи. Приезжал рано, сидели и разговаривали. Он очень интересовался тем, что происходит в России, как «смотрят» на родине на его музыку. А тогда смотрели не очень хорошо, но все-таки уже начинали к ней прислушиваться. Стравинский спросил, сможет ли его музыка зазвучать в Большом театре. Я сказал, что мы только-только возобновили его шедевры «Петрушку» и «Жар-птицу», поставленные в Дягилевской антрепризе, и привезли на гастроли «Весну священную» в хореографии наших молодых балетмейстеров. Мне очень хотелось, чтобы он увидел этот спектакль. Но, к сожалению, не случилось. О балете мы много говорили. Я, кстати, узнал у Стравинского, какая из мировых постановок «Весны священной» ему кажется наиболее соответствующей его музыке и идее. Ответил он не сразу, а подумав, сказал: «Все-таки лучшая версия была у Нижинского». Я не скрыл своего удивления: «Как? Вы, по-моему, и сами заявляли, и все Вас цитировали, что этот спектакль «Русских сезонов» оказался неудачным или не очень удачным, во всяком случае». Стравинский вновь помолчал и произнес: «Мало ли что я говорил тогда. С возрастом, молодой человек, я меняю свое мнение, как-то иначе многое воспринимается по прошествии лет. Сейчас думаю, что версия Нижинского была самой верной и интересной из всех, что я видел». И очень мне близко определение классики по Стравинскому — как торжества порядка над произволом.

культура: В афише Вашего Краснодарского балета два спектакля на музыку Стравинского — «Жар-птица» и «Петрушка». Пополнить репертуар театра кубанской столицы «Весной священной» Вацлава Нижинского не планируете?

Григорович: В Краснодаре я делал вечер к столетию «Русских сезонов» из балетов выдающегося хореографа Михаила Фокина. «Весну священную» Нижинского почти никто не помнит, она — ушла, и люди, утверждающие, что они по каким-то сохранившимся спискам и записям на полях нотных тетрадей ее восстановили, лукавят. Лично я этому не верю. С моей точки зрения, «Весна священная» Владимира Василева и Наталии Касаткиной — самая интересная из всех, что я видел за границей и у нас. О ней я и рассказывал Игорю Федоровичу.

Россия > СМИ, ИТ > portal-kultura.ru, 8 января 2017 > № 2033569 Юрий Григорович


Россия. ЮФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 8 января 2017 > № 2030302

Физик, лирик, полковник полиции.

Первый заместитель начальника Краснодарского университета МВД России полковник полиции Олег Булгаков стал обладателем Гран-при Всероссийского ежегодного литературного конкурса МВД России «Доброе слово» за серию рассказов. Награду ему вручил министр внутренних дел Российской Федерации генерал полиции Российской Федерации Владимир Колокольцев.

- Олег Митрофанович, расскажите, пожалуйста, о том, как физик стал лириком. И как удаётся совмещать науку с творчеством?

- Сочинения в школе я всегда писал сразу на чистовик, жалко было время на черновик тратить. Наиболее удачные работы, приводя в пример, зачитывали в других классах. По окончании школы мне дали похвальную грамоту за успехи в гуманитарных предметах, но я решил, что литература, история - это, скорее, приятное времяпрепровождение, а не актуальные мужские занятия, и выбрал физику, чем немало удивил своих учителей. После университета 11 лет работал в научно-исследовательских подразделениях вуза, заочно учился в аспирантуре, преподавал - сначала по совместительству, потом перешёл в штат кафедры. В каждом нормальном мужчине живёт созидатель, было интересно попробовать себя в качестве разработчика приборов полупроводниковой электроники с техническими характеристиками, превышающими мировые достижения. Потом перевёлся в Воронежскую высшую школу милиции, в то время единственную в стране, где готовили инженеров для технических подразделений органов внутренних дел. Так что у меня наука - первая любовь, служба в ведомственном вузе - реальная работа, а творчество - хобби.

- Вы преподавали и студентам, и курсантам. В чём разница?

- В ведомственном университете не надо отвлекаться на драные джинсы, пирсинг и татуировки, которые могут позволить себе студенты. А когда ты должен воспитывать «вольную» молодёжь личным примером, - это миссия, при исполнении которой чувствуешь себя христианином среди язычников. Курсанты дисциплинированны, не курят как минимум на территории университета и матом не ругаются. Каждый из них - элемент единого механизма системы, объект обучения и воспитания. У курсантов жёстко регламентированный и насыщенный распорядок дня. Это плюс для учебных занятий, а для литературного кружка - минус: не всегда можно собраться, подготовиться, потому что ребята несут службу в нарядах, участвуют в воспитательных, культурно-массовых мероприятиях, охраняют общественный порядок.

- О чём пишут курсанты?

- Девушки - в основном о любви, юноши - о том же и ещё на героическую тематику. Присутствуют и философские темы: борьба добра и зла, жизни и смерти - это нормально. Научить писать стихи невозможно, но можно показать, как не надо это делать, указать на несоблюдение размера, языковые ляпы. Чтобы быть импровизатором, нужно уметь играть по нотам, поэтому изучаем классику. На занятиях обсуждаем творчество Пастернака, Есенина, Анненского, к 9 Мая - Семёна Гудзенко, Булата Окуджавы, Давида Самойлова. К очередной годовщине Победы собираемся подготовить композицию из малоизвестных стихов поэтов, писавших о войне.

- В одном из ваших стихотворений повторяется фраза «Просто некогда жить». Уйдёте в отставку, и появится много свободного времени?

- Не представляю, что когда-то буду только сидеть на даче и любоваться закатами или дремать на берегу с удочкой в руке. Мои корни - в селе, а там мужик без дела не сидит - жизнь не позволяет. Внутренний «движок» как в юности раскрутился, так и остаётся заведённым. Высшее удовольствие - от хорошо выполненной полезной работы. Чтобы его получать, нужно действовать, развиваться самому и помогать другим.

Беседу вела Лариса КОРОЛЁВА

Визитная карточка:

Литературным творчеством Олег Булгаков занимается со студенческих лет, выпустил шесть сборников стихов и четыре книги прозы. Публиковался в трёх сборниках стихов, журнале «Жеглов и Шарапов», многотиражных изданиях. Между тем по специальности он физик. Окончил физический факультет Воронежского государственного университета, доктор технических наук, профессор, автор более 270 научных трудов, в том числе четырёх монографий и 42 изобретений. Более двадцати лет служит в органах внутренних дел, в Краснодар переведён с должности заместителя начальника Воронежского института МВД России по учебной работе.

Наша справка:

В региональном этапе Всероссийского ежегодного литературного конкурса МВД России «Доброе слово» в этом году принимали участие 12 тысяч сотрудников Министерства внутренних дел. В заключительный этап прошли 386 человек. Они представили в конкурсную комиссию 432 работы: 23 романа и повести, 52 рассказа, 45 очерков, 312 стихотворений. Ключевые темы произведений: Родина и патриотизм, служебные будни, ратные подвиги и, конечно, вечная тема любви.

Россия. ЮФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 8 января 2017 > № 2030302 Олег Булгаков


Россия. СЗФО > Рыба > kremlin.ru, 7 января 2017 > № 2030258

Встреча с рыбаками.

В ходе поездки в Великий Новгород Владимир Путин встретился с рыбаками, с которыми познакомился во время прогулки по озеру Ильмень в 2016 году.

Перед началом встречи глава государства посетил рождественское богослужение в Свято-Юрьевом монастыре.

* * *

В.Путин: Здравствуйте!

С того времени, как мы не виделись, что произошло? Из того, о чём мы договаривались, что-то двигается? Я помню, мы говорили по маломерным судам.

Реплика: По малым судам всё решено. Спасибо большое! Очень переживали за это, но всё сдвинулось, всё отлично.

Л.Сергухина: Вопрос решился ещё в октябре, даже в сентябре. После Вашего отъезда на следующей неделе пошли активные действия со стороны Речного регистра. И когда мы на сайте Кремля увидели поручение, к этому времени оно уже было исполнено.

Реплика: Сработали оперативно.

В.Путин: Такое тоже бывает.

Реплика: Бывает.

Реплика: Хорошо порыбачили!

Л.Сергухина: Из Речного регистра даже приехали к нам, в Новгород, и нам не потребовалось ехать. Большое Вам спасибо.

В.Путин: Второй вопрос у нас был – рыбоохрана, да? Прибавили количество инспекций?

Л.Сергухина: Прибавили. Уже два человека работают, третий будет в январе.

Реплика: Конкурс прошёл. Тот человек, который должен прийти, сейчас увольняется со своей работы и в январе придёт.

В.Путин: И вопрос более сложный – по науке и мелиорации, серьёзный вопрос. Знаю тоже, что он прорабатывался. Это требует, конечно, финансирования.

Реплика: Мы встречались с Министром [сельского хозяйства Александром] Ткачёвым, он с пониманием отнёсся. В январе они необходимые документы переиздадут, и, думаю, в апреле-мае мы получим первые деньги, тогда можно будет начинать работать.

В.Путин: Как у вас результат по году? Довольны вы?

Л.Сергухина: К сожалению, озеро стало рано, не смогли ловить в ноябре, поэтому результаты чуть меньше, чем мы планировали. Но всё равно мы довольны.

В.Путин: Из-за погоды, да?

Л.Сергухина: Да.

В.Путин: А за тот период, когда работали?

Л.Сергухина: Хорошо. Мы недобрали именно в ноябре.

В.Путин: Быстро морозы ударили?

Л.Сергухина: Да.

Реплика: Начало замерзать, ледок пошёл.

В.Путин: Понятно.

Какие планы у вас теперь?

Реплика: Хотим Вас пригласить весной. Теперь на мерёжный лов приезжайте, это интересно.

В.Путин: Мерёжный лов – это что?

Реплика: Это интересно, древний лов, много рыбы живой.

В.Путин: Расскажите мне, как это выглядит.

Реплика: Самые большие мерёжи можно поставить на реке, а средние – на заливных лугах. Весной озеро разливается, рыба заходит на заливные луга, и там её отлавливают. У нас озеро не очень глубокое, и когда весна наступает, оно разливается, на 2–3 метра поднимается. Рыба заходит, и рыбаки ловят мерёжами. Очень интересный вид.

В.Путин: А мерёжа – это что такое?

Реплика: Такой вид снастей.

Реплика: Сачок, в который заходит рыба, и ей оттуда уже не выйти.

В.Путин: А когда начинается этот лов?

Реплика: Середина – конец апреля примерно, как природа решит.

В.Путин: На разливе, да?

Реплика: Да. Ставятся снасти, рыба в них заходит. Есть возможность рыбу даже выпустить. Она в садке просто сидит. Если она в сеть попала, то она запуталась и умирает, а здесь она живая, 99 процентов живой рыбы. Очень интересно.

В.Путин: И уху сварим, как в прошлый раз. Уха была хорошая.

У нас ещё один был вопрос – восстановление церкви. Посчитали, это стоит примерно 90 миллионов.

Л.Сергухина: Дадите?

В.Путин: Поищем.

Л.Сергухина: Спасибо.

В.Путин: Думаю, что найдём.

Л.Сергухина: А рядом с церковью Николы на Липне есть закольное озёрко Никольское.

В.Путин: А что это?

Л.Сергухина: У озера есть устье, вороток. Он закалывается, то есть ставится сеть, и когда вода уходит, рыбу можно поймать. Мы на день рыбака были на рыбалке на этом закольном озёрке. Вы не представляете, какие впечатления. Мы видели, как вынимается сеть, как поднимается мерёжа. Впечатления неописуемые. Надо обязательно приехать. Тем более Вы говорили про церковь, а это озёрко совсем рядом.

В.Путин: Хорошо.

Как вы Новый год встретили?

Л.Сергухина: Мы были вместе с семьями.

Реплика: Новый год – семейный праздник. Постарались быть с семьями, друг друга поздравляли.

В.Путин: Правильно. Хорошая традиция.

Ну а теперь будем готовиться к весенней рыбалке.

Реплика: К посевной. Рыбу ловить – хорошо, но надо ещё и посеять, вырастить. Вы ведь задачи ставите серьёзные, надо выполнять. Посевная – дело великое.

В.Путин: Когда у вас начинается?

Реплика: Картошку сажаем 25–27 апреля. У нас хорошо совмещаются и рыбалка, и картошка, и овощи. Когда всё в комплекте – и результат больше, надёжнее. Погода бывает такая, сякая… Поэтому где–то убавится, где–то прибавится. Посевную проводим активно, и где–то к середине мая уже заканчиваем основные посадки. Малый бизнес, малые формы собственности – это наша опора. Мы здорово живём.

В.Путин: Вижу, настроение хорошее у вас. Это здорово, очень хорошо.

Я вас поздравляю с наступившим Новым годом, с сегодняшним праздником. Хочу пожелать и урожая хорошего, и улова.

Реплика: Спасибо. Надежда есть, и она всегда с нами.

В.Путин: Всё у нас стабильно, надёжно. Уверен, в наступившем году будет лучше, чем в том, который прошёл.

Реплика: Фундамент хороший, и есть к чему стремиться.

В.Путин: Вы правы.

Реплика: Вы такие вещи делаете – здорово.

В.Путин: Благодаря вам, вашей поддержке. Говорю абсолютно без всякой иронии: без вашей поддержки не может быть никаких успехов ни внутри страны, ни вовне. Это правда.

Реплика: Вы же опираетесь на людей.

В.Путин: Абсолютно верно. И не просто опираюсь, а стараюсь сделать то, что нужно людям, чтобы страна была крепче.

Россия. СЗФО > Рыба > kremlin.ru, 7 января 2017 > № 2030258 Владимир Путин


Турция. Евросоюз. Германия > Внешэкономсвязи, политика > vestikavkaza.ru, 5 января 2017 > № 2036692

«Турция могла бы взять на себя стратегическую роль посредника между Востоком и Западом»

Беседовал Орхан Саттаров

Немецкий политолог Хайко Лангнер, комментируя в интервью «Вестнику Кавказа» ключевые для его страны события 2016 года, подробно остановился на сложных отношениях между Берлином и Анкарой. Подводя итоги прошлого года, Лангнер затронул такие чувствительные темы, как перспективы вступления Турции в ЕС, «армянский вопрос», а также до сих пор не изученные в должной мере темные главы немецкой истории.

- Как бы вы охарактеризовали отношения между Германией и Турцией?

- Турция наряду с Россией является второй страной, с которой у Германии сложилась более чем столетняя история особых отношений. Кайзеровская Германия и Османская империя, предшественница современной Турции, были союзниками в Первой мировой войне. Высокая Порта, будучи младшим партнером в союзе с Германией, надеялась найти защиту в борьбе с имперскими интересами Великобритании, Франции и России, которые хотели разделить между собой Османскую империю на собственные подконтрольные протектораты, в качестве инструментов для достижения этой цели используя внутренние национальные конфликты на османской территории. Это затронуло, в первую очередь, коренные христианские народы. Помимо этого столкнувшаяся с угрозами Османская империя рассчитывала на экономическую модернизацию с помощью Германии. Выражаясь современным языком, это сотрудничество можно охарактеризовать «модернизационное партнерство». У меня сложилось впечатление, что турецкое население до сих пор связывает положительные ассоциации с тогдашним союзом с Германией и несколько романтично идеализирует его как «братство по оружию» и отношения «учитель-ученик». Современная Турция после этого еще долгое время считалась «вечным союзником» Германии. Однако за последние годы политические отношения ухудшились.

- В чем причина этого ухудшения?

- Начиная с вооруженного внутреннего турецкого конфликта с частью курдского населения, а также с учетом постоянно возрастающего числа беженцев-курдов из Турции, с 1980-х годов проблемы демократии и внутриполитического развития в Турции все более критично оценивались в Германии. Часть немецкой политической элиты, прежде всего, консервативные партии ХДС/ХСС, с самого начала поддерживали переговоры о вступлении Турции в ЕС лишь нехотя, и советовали Турции довольствоваться не полноценным членством в ЕС, а статусом «привилегированного партнерства», который Турция, находясь в едином таможенном пространстве с ЕС, практически и так уже давно имеет. Анкара вполне справедливо воспринимала это предложение как «пустышку» в красивой обертке. В последние годы расширение личной власти президента Эрдогана и продолжающаяся перестройка государственной системы в президентскую форму правления стали основными пунктами политической критики из Германии.

- Как следует реагировать ЕС и Германии на события в Турции, и какие последствия они могут иметь для переговоров о вступлении Турции в Евросоюз?

- К санкциям я в принципе отношусь критично - как к экономическим, так и к санкциям против отдельных персон. Конечно же, надо продолжать вести прямые переговоры с турецким президентом. ЕС не может выбирать себе партнеров для диалога по желанию, тем более что Эрдоган является избранным президентом Турции. Иначе, однако, ситуация обстоит с финансовой помощью Турции со стороны ЕС в размере порядка 630 млн евро ежегодно. Эти средства Анкара получает от Брюсселя в рамках переговоров о вступлении в Евросоюз, и они рассчитаны на приведение турецких стандартов к стандартам ЕС – например, в сфере юстиции. Но ввиду серьезного ухудшения положения демократии в стране и жестких мер, предпринимаемых в Турции против демократически избранных депутатов, критичных журналистов, госслужащих, учителей, деятелей науки после провалившегося в июле путча, прекращение данных привилегий было бы уместным и важным символическим сигналом. Ведь Турция находится на первом месте в мире по числу заключенных журналистов.

Окончательным переходом «красной линии» стало бы восстановление смертной казни в стране, что должно привести к прекращению переговоров о вступлении Турции в ЕС. Политики и население Турции должны принципиально определить для самих себя, хотят ли они вести свою страну в ЕС или же желают переориентировать ее. При этом желание вести переговоры с ЕС на равных позициях является иллюзорным. Сущность европейского интеграционного процесса как раз и заключается в том, что кандидаты на вступление должны подстраиваться под Евросоюз, а не наоборот. Однако Турция может настаивать на равноправном обращении Евросоюза с ней, наравне другими кандидатами на вступление. Лично я всегда поддерживал вступление Турции в ЕС, поскольку Европа не является для меня эксклюзивным клубом христианских стран, и Турция, с учетом ее культурно-исторического развития, могла бы взять на себя стратегическую роль посредника между Востоком и Западом. Но с учетом актуальных процессов внутри Турции сложно найти аргументы в пользу продолжения переговоров о вступлении страны в ЕС. При этом, по моему глубокому убеждению, система поощрений и стимулов подходит здесь больше «системы штрафов». По этой причине я, например, выступаю за отмену визового режима с Турцией, хотя действующее турецкое правительство и будет представлять это как свой успех. Но долгосрочные плюсы от безвизового режима перевесили бы минусы, поскольку углубились бы социальные контакты и культурный обмен между людьми в Турции и Европе. Это также принесет пользу туристической отрасли, отельному бизнесу и т.д.

- Какую роль сыграла резолюция Бундестага по «геноциду армян», принятая в прошлом году, и от которой в последствии дистанцировалось немецкое правительство?

- О последнем не может быть идти и речи, даже если правительство Германии долго тянуло с ясным заявлением. Правительство ФРГ не дистанцировалось, а лишь заявило, что резолюция не имеет юридической силы, и что оно присоединяется к оценке массовых убийств армян в Османской Турции в качестве геноцида. В этом вопросе официальному Берлину нельзя предъявить никаких претензий, поскольку ФРГ хоть и подписала конвенцию ООН о геноцидах в 1954 году, однако в виду наличия запрета обратной юридической силы данной конвенции, она не распространяется на возможные случаи геноцидов до 1954 года. Но, бесспорно, у Бундестага есть право принимать политические резолюции на свое усмотрение по любой теме. То, что текст данной резолюции не пришелся по вкусу большинству населения Турции, это другой вопрос, политический вопрос. Просчитанная «темпераментная» реакция Турции была столь же ожидаемой, как и истерические статьи в немецких мэйнстрим изданиях, приписавших правительству ФРГ чуть ли не падение на колени перед Эрдоганом, чего, как минимум, в этом случае не произошло. Абсурдность комментариев СМИ начинается уже с обозначения данной резолюции как «резолюции по Армении». Но ведь преступления, о которых идет речь в данной резолюции, были осуществлены не против государства Армения, а против армянского населения в Османской империи, то есть, против конкретно обозначенной группы людей. И эти события не распространились на территорию современной Армении, которая в то время являлась частью Российской империи. Если выражаться точно, то это резолюция по Турции, а не по Армении.

- Имеет ли смысл принятие резолюций о турецкой истории со стороны парламентов других стран? Разве исследование исторических процессов не является задачей ученых, а их правовая оценка – судов?

- Это мнение отвечает в значительной степени официальной турецкой позиции. Ей можно возразить в двух пунктах. Во-первых, после серьезных научных исследований на протяжении последнего столетия присутствуют многочисленные конкретные свидетельства о событиях, которыми могла бы вплотную заняться Турция, если бы она того захотела. Во-вторых, Турция должна подкрепить свой интерес к диалогу тем, что начнет принимать и противоречащие ее позиции мнения. В этом отношении в Турции в последние годы был достигнут значительный прогресс. О судьбе османских армян в Турции можно говорить свободнее и критичнее, чем раньше. Фильм турецкого режиссера Фатиха Акына «Шрам» был показан в турецких кинотеатрах, хотя и вызывал зачастую жесткую реакцию со стороны общества. Этот прогресс в Европе и Германии следует принимать к сведению.

В принципе, я считаю, что анализ собственной истории – это первичная задача самого турецкого общества, а не политических институтов других стран, которые зачастую и сами имеют далеко не до конца исследованные темные главы в собственной истории. Но Германия и резолюция Бундестага в этом отношении являются исключением. Из-за военного союза Германии с Османской империей в те времена речь идет не исключительно о турецкой проблеме, но также и о части немецкой истории. Но я признаю, что для собственной же политической правдоподобности в резолюции следовало усилить акцент на исторической причастности и ответственности Германии, а также более конкретно описать это. Но здесь политической храбрости не хватило, в первую очередь, правительственным фракциям. Помимо этого следует применять те же оценочные рамки и в случае с историческими преступлениями немецких военных в бывшей германской колонии в юго-западной Африке – сегодняшней Намибии. Ведь сохранился приказ главнокомандующего генерала Лотара фон Троты об уничтожении населения. Вопрос, идет ли речь о геноциде, в этом случае имеет вполне очевидный ответ – при условии наличия воли узнать его.

- Существует ли необходимость критического анализа собственной истории также и с армянской стороны, или же это требование относится только к Турции?

- Способность критично относиться к собственной истории является, в конечном счете, характеристикой всех демократических обществ и частью демократического развития. Чем шире политико-демократические рамки в обществе, тем более разносторонним и противоречивым будет спектр политических мнений. Это относится к Армении точно так же, как к Турции, России или Германии. Конечно, есть такая потребность для армянской стороны и Республики Армения. Это относится, в первую очередь, к самокритичному анализу истории и течению нагорно-карабахского конфликта и собственной оккупационной политики в регионах, принадлежащих Азербайджану с точки зрения международного права. В рамках государственной образовательной системы Армении молодому поколению армян передается искаженная историческая картина, в которой ему одновременно прививается коллективное самосознание жертвы, но также и преклонение перед героической освободительной войной. Но такого не может быть одновременно. Тот, кто активно воюет и даже в конце выходит из войны победившей стороной, не может быть всегда исключительно жертвой. По этой причине мирные активисты в Армении часто подвергаются гонениям и угрозам, ведь они ставят под сомнение это фиктивное самовосприятие. Критический анализ нагорно-карабахского конфликта со стороны Армении и Азербайджана мог бы дать шансы на примирение и, вне всяких сомнений, повысить шансы на его разрешение.

Турция. Евросоюз. Германия > Внешэкономсвязи, политика > vestikavkaza.ru, 5 января 2017 > № 2036692 Хайко Лангнер


Франция. Россия > СМИ, ИТ > rusmonaco.fr, 5 января 2017 > № 2034282

Виталий Ковалёв: тернистый путь к славе

Оперные встречи

В конце 2016 года в Гримальди форуме состоялась премьера одного из шедевров Верди - оперы «Набукко», где в составе солистов пел Виталий Ковалев, признанный вместе с Дмитрием Хворостовским одним их лучших мировых басов-баритонов. О тернистом пути к славе - в интервью Нины ГРИГОРОВИЧ.

Виталий, партию Захарии в «Набукко» вы поете давно и успешно. Каково ваше впечатление от постановки Оперы Монте-Карло?

Самое необычное и прекрасное в ней - гармоничное сочетание известных солистов, декораций и костюмов. Сегодня часто делают современные постановки, где костюмы или антураж не совсем соответствуют сюжету оперы. Бывает, что ансамбль исполнителей хороший, но чувствуешь себя неловко в несоответствующем одеянии. Или же костюм и декорации хороши, но музыкально ничего не сходится. На этот раз все получилось лаконично, я с удовольствием выступал.

Долго вы готовились к этой постановке?

Только месяцев 10 назад получил предложение, и всего 10 дней ушло на музыкальные и сценические согласования. Если так можно выразиться, Опера Монте-Карло осуществила картинную постановку, где особо много передвигаться по сцене не приходится. Главная роль отдана музыке и выступление представляет концерт с ансамблями солистов и большими хоровыми сценами. Получилось очень эффектно.

С кем-то из солистов вы до этого выступали вместе?

Неоднократно мы пели в Вероне с Лео Нуччи и с Анной Пероцци.

А с Анной Налбандянц из Михайловского театра?

Впервые.

Виталий, вы достаточно хорошо знаете эту роль, каким вы видите своего героя?

Партия Захарии считается тяжелой, но я чувствую себя довольно комфортно в музыкальном плане - диапазон моего голоса позволяет свободно ее исполнять. Насчет драматургии - все зависит от конкретного режиссера. Если постановка современная, то, конечно, это несколько сковывает. Если режиссер хочет показать нечто из ряда вон выходящее, не придерживаясь исторических моментов, тогда исполнять довольно тяжело. «Набукко» я очень люблю. Партия Захарии большая и многоплановая, с самого первого выхода требующая предельной концентрации внимания.

Не каждый солист берется за роль Захарии. В чем сложность?

Уже первая ария («Gli arredi festivi…»), как лакмусовая бумажка, выявляет все недостатки, и, если певец неправильно начал, роль может не получиться. После такой ответственной арии выходишь на совершенно иную, тихую, напевную мелодию, чуть ли не молитву («Vieni o Levita»). Здесь важно сохранить силы, спокойствие. А в конце следует третья и тяжелейшая ария («O chi piange?»), она и заканчивает оперу. Если с самого начала, так сказать, не держать голос в узде, не контролировать, то к концу роль вымотает…

Диапазоном?

Длинные линии требуют большого дыхания и большого контроля эмоций. По времени вся сцена длится минут 10. И чтобы не запороть арию, чтобы вести плавно музыкальную линию, нужно точно распределить дыхание.

Когда слушаешь оперу, то складывается впечатление, что главный герой не Набукко, а Захария. Он на себе несет основу, тематический ствол всего сюжета, и поет по времени больше, я правильно поняла?

Никогда не подсчитывал время, но многие коллеги говорят, что на сцене я пою дольше, чем Набукко. Если суммировать все ансамблевые хоровые сцены, то может быть.

В опере каждая ария по-своему тяжела. Вторую арию нужно петь на длинном дыхании, спокойно, чтобы она воспринималась как молитва, а не рев на сцене. К тому же ее надо исполнять без оркестра, в сопровождении виолончели. И любая шероховатость и усталость в голосе сразу слышны. Для меня вторая ария всегда была испытанием на сцене. Только в последние года два я начал находить баланс и смог первую сцену связать со второй. Я считаю, что в «Набукко» первые две арии самые важные. Третья - хоть она широкая по диапазону, исполняется с хором и требует много сил, но не требует столько внимания, как первые две.

Когда я увидела вас на сцене и услышала голос, то представила исполнителя скорее духовной музыки, нежели светской. С чем это связано?

По первоначальному образованию я дирижер духовного хора и много исполнял русских композиторов - Бортнянского, Березовского, Алябьева и Глинку. Поэтому роль Захарии мне очень близка.

Насколько я знаю, вы глубоко верующий человек, расскажите о себе.

Я родом из Украины, города Черкассы, из глубоко верующей семьи. Сколько помню свое детство, мама всегда пела - и дома, и в церковном хоре. Когда мне было 8 лет, солировал в филармонии с Черкасским детским хором. В то же время я учился в музыкальной школе по классу фортепиано. Но музыка была мимолетным эпизодом. Я рано начал работать, с 13 лет. Работал на овощной базе, учился на бочкаря, потом поступил на автобазу станции скорой помощи, где я был помощником моториста. Из-за религиозных убеждений не смог получить то образование, которое хотел, мне его не дали.

Но все же вы окончили Теологический институт?

Да, в Москве, по специальности дирижер духовного хора. Вернувшись после военной службы с Северного флота, из-Заполярья, застал на Украине полнейший развал. Надо было как-то выживать. 3 года учился заочно в Теологическом институте и работал. У меня уже тогда была своя семья: надо было кормить и себя, и семью. Тогда-то я и стал пожарным - работа 24 часа и двое суток дома, таким образом, в свои выходные я мог подработать еще на двух дополнительных работах. Потом была авария, сломал позвоночник, пролежал несколько месяцев в больнице, после я уже не смог подтвердить свои нормативы на пожарного, и пришлось работу оставить. Ездил сдавать сессии. Диплом защитил вместо двух лет за год. А когда предложили аспирантуру, то вместо 3 лет уложился в 2. Я усидчивый.

В каком году вы уехали из Украины?

В 1992 году.

А где сейчас живете?

В 20 км от Цюриха. (Моя жена тоже певица, как раз сейчас у нее концерт.)

Вас практически не знают в России и на Украине...

На Украине я не пел ни разу.

А бываете на родине?

Конечно, у меня там мать, ей 83 года. Отец уже умер.

Как же так? Страна не знает своих героев?

Или не хочет знать. Если бы я тогда не уехал по туристической визе, то меня просто бы не выпустили. Была, конечно, форма обмена студентами, но это было не для меня, не для парня из религиозной семьи. Мой отец был постоянно под контролем КГБ за вероисповедание. Волей случая я оказался в Швейцарии. Одна туристка из Берна, фрау Рената Грюниг, услышав меня на концерте церковного хора, подошла, записала мое имя и затем, вернувшись, обратилась к директору Бернского театра, чтобы он пригласил меня на прослушивание. Оказалось, фрау Грюниг большой любитель оперы, обожает классическую музыку. Ее отец был скрипачом Берлинского симфонического оркестра, но с началом войны они бежали из Германии, поселились в Цюрихе, где она потом и училась, и вышла замуж. Она жива до сих пор. Если бы я не рискнул, вся жизнь сложилась бы иначе. А когда я уехал, компетентные органы стали недоумевать - да как он такое мог себе позволить, он же нелегал! На самом деле все было сделано легально, и я уже 10 лет как швейцарский гражданин. Стараюсь не обращать на это внимание, но домой езжу.

Но в России вы выступали?

Да, два раза выступал по приглашению маэстро Гергиева в Мариинском театре.

Но в Монако вы впервые?

Да, в первый раз. Это решилось через администрацию театра. Я выступал в Нью-Йорке, у меня оказалось небольшое «окно» - и приехал.

Каково впечатление от театра и работы с коллективом Оперы Монте-Карло?

Отличное впечатление. С самого первого дня все шло очень гладко. Время пролетело, и расставаться с Монако жаль. Есть в мире такие театры, где чувствуешь себя не то чтобы комфортно, а чувствуешь, что тебе здесь рады. И выступление получилось праздничное, приуроченное к национальному празднику 19 ноября. На спектакле присутствовала Княжеская семья, что придало особую атмосферу.

Скажите, а у вас есть любимая роль? Ту, которую бы вы пели хоть каждый вечер?

Их несколько. Это Джакопо Фиеско из «Симона Бокканегры», Вотан из «Валькирии» и «Реквием» Верди.

А из русского репертуара?

Король Рене из «Иоланты» Чайковского, а еще люблю партию Кочубея из «Мазепы». Я его пел в Мариинском на старой сцене. Эта роль мне очень нравится.

Так как учился на образцах западной оперной школы, пою западный репертуар. Естественно, на русские оперы приглашают чаще русских солистов. У меня после длительного исполнения итальянской и немецкой оперной музыки даже партия Гремина в «Евгении Онегине» нетипичная - пришлось даже что-то переучивать и петь не на европейский, а на русский манер. Притом что, поступая в оперный театр Берна, я пел именно Гремина.

Помню, меня спросили: «А что вы подготовили для прослушивания?» Я ответил, что арию Гремина из «Евгения Онегина», короля Филиппа из оперы Верди «Дон Карлос» и Зарастро из «Волшебной флейты» Моцарта. Нашли пианиста, я начал петь. После того, как спел две фразы из арии Гремина, меня прервали и отправили оформлять документы на поступление.

Приехав в Швейцарию, вы знали немецкий язык?

Да, примерно 5 ходовых слов. Притом что я заранее брал уроки, старался выучить чего-нибудь. Но быстро понял, что Берн - это не Германия. Швейцарский диалект далек от немецкого. Было тяжело. Поступить в театр я поступил, но если бы не нашел работу, не выжил. Взяли меня в ортопедическую обувную мастерскую, так как был опыт работы на родине - учился на обувщика женской зимней обуви на заказ. Это работа не просто с модельной обувью, люди приходят с проблемными ногами и хотят, чтобы, надев обувь, никто не догадался, что у них больные ноги. И работал я не у родного дяди, а за деньги, чтобы оплатить свою учебу и жизнь.

Почти два года я так учился и работал. Экзамены на солиста сдал экстерном, три за два года. Но работа в мастерской - далеко не чистая. Много пыли, клея. Мой педагог заметила, что все это стало оказывать свое влияние на голос. Пришлось освоить новую профессию таксиста. И параллельно я «прослушался» в оперную студию, где мне дали исполнять вторые роли.

Сейчас, конечно, жизнь изменилась, но возникают ситуации, когда нужно бороться, когда нет знакомых и помощи. Но мне помогают трудолюбие и случай. Для меня оказалась судьбоносной встреча с Пласидо Доминго на его конкурсе молодых оперных исполнителей «Опералия».

Как вы туда попали?

В начале 1999 г. я увидел объявление о конкурсе вокалистов «Опералия», куда надо было отослать свои записи, СD. У меня была единственная кассета, на которой был записан мой экзамен в консерватории с Бернским симфоническим оркестром, чтобы я потом мог проанализировать свои ошибки. Эту кассету я и отослал. Я ни на что не надеялся, но спустя несколько дней, вернувшись домой, обнаружил факс, в котором сообщалось: «Вы приглашаетесь на конкурс молодых певцов в Пуэрто-Рико…»

В Пуэрто-Рико я стал одним из финалистов, исполнив партию Гремина. После моего исполнения ко мне подошел мужчина, поздравил меня, хотя я был страшно недоволен своим пением, представился менеджером Пласидо Доминго и сказал, что хотел бы со мной работать. Я посмотрел на него и подумал: «Он что, издевается надо мной?» А тот предложил встретиться на следующий день во время завтрака. Мы встретились, и все оказалось правдой.

Так судьба свела меня с самим Эдгаром Винсентом - менеджером Пласидо Доминго. Ему был 81 год, но я бы ему тогда больше 65 не дал. Великий человек! Когда он умер и его компаньон Патрик Феррел позвонил мне с печальной новостью, как-то сама собой вырвалась фраза: «Умер последний менеджер!» Эдгар Винсент умер в 2008 году в возрасте девяноста лет.

Он сделал карьеру Беверли Силс, Пласидо Доминго, Долоре Заджик, Михаилу Барышникову и многим другим деятелям искусства. За девять лет работы с ним я действительно понял, что такое настоящий менеджер. «Опералия» дала толчок, но без умной поддержки и умного менеджера молодому певцу можно было легко «закопаться» в контрактах и партиях. Винсент помогал мне советами и урезонивал мой строптивый характер, повторяя: «Step by step...»

Виталий, сейчас вам кто-то помогает?

Моя жена, она певица, и если бывает на спектакле, то может подсказать. Долгое время опирался на себя, делал кучу ошибок при выборе партий и гастролей.

У каждого человека есть мечта. Тем более у того, кто прошел такой тернистый путь. Какая у вас мечта?

Спокойствие в работе и спокойствие в будущем. Я стараюсь реально смотреть в завтрашний день и не думаю, что меня ждет за поворотом. Жизнь - это дорога, а поворот - это завтрашний день.

Если случаются свободные минуты, чем вы занимаетесь?

Стараюсь выйти на улицу, если нахожусь не дома. А если дома, то занимаюсь накопившимися домашними делами. Это доставляет удовольствие. Когда ты находишься на гастролях, то это не твоя квартира, не твой город, нет ничего родного и близкого. К тому же когда ты разучиваешь новую партию, ты все время находишься в четырех стенах, репетируешь среди людей. Спокойствие - это когда ты ушел куда-то один и находишься в тишине. Если выпадает такой день, очень люблю ходить к морю. По Европе стараюсь ездить на своей машине и выбираться в свободные минуты на природу.

У вас есть дети?

Две взрослые дочки и сын 14 лет. Младшая поет в швейцарском молодежном хоре. Их всего 21 человек, и попала она туда после жесткого отбора. Преподаватели советовали стать певицей, а я сказал: «Знаешь, дочка, в семье хватит одного оперного солиста. Вечно жить на чемоданах тяжело». Она послушала меня и занялась недвижимостью, а пение - для удовольствия. Я на собственной шкуре испытал все сложности профессии и хочу уберечь от них детей.

Все-таки, согласитесь, сейчас настал достаточно комфортный период вашей жизни. Какое качество своего характера вы в себе бы выделили как определяющее?

И это хороший вопрос. (После некоторой паузы.) Упертость, наверное. Именно вот таким простым русским словом я бы обозначил свое главное качество характера. И это качество - пробиваться, чего-то добиваться, пробивать лбом стены, идти напролом, очень часто при этом испытывая физический и моральный абсолютный дискомфорт, - не раз спасало меня. Это та черта характера, которая помогала и помогает мне сейчас.

И еще - вы знаете, иногда язык - враг мой. Я не люблю, когда мной пользуются. И если я чувствую, что дирижер, режиссер, директор театра хотят в какой-то степени манипулировать мной, то меня, впрочем, как и всякого нормального человека, это раздражает. Но я не молчу! Я говорю им в лицо свою правду. Поэтому некоторые не очень любят со мной работать. Вы поймите правильно, я не скандалю, но по моему лицу видно мое отношение к ним.

Глядя сейчас на ваше лицо, видно, что с коллективом Оперы Монте-Карло таких проблем нет, вы всем остались довольны...

Франция. Россия > СМИ, ИТ > rusmonaco.fr, 5 января 2017 > № 2034282 Виталий Ковалев


Россия. ЮФО > СМИ, ИТ. Миграция, виза, туризм > premier.gov.ru, 5 января 2017 > № 2030398

Совещание об использовании спортивных и туристических олимпийских объектов Сочи.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Сегодня мы обсудим ряд вопросов, которые связаны с дальнейшим использованием спортивных и туристических олимпийских объектов Сочи. Мы изначально, ещё в ходе подготовки к Играм 2014 года, договаривались, что самая современная инфраструктура, которую мы построим в Сочи, после Олимпиады будет работать на развитие региона, что спортивные и туристические объекты – их тут очень много, – доступная среда помогут превратить город в международный круглогодичный курорт мирового уровня, центр подготовки профессиональных спортсменов и просто любимое место отдыха миллионов людей.

По сути, эти планы реализованы. Все спортивные олимпийские объекты горного и прибрежного кластеров используются практически круглый год. Здесь тренируются сборные команды России и регионов основного и молодёжного составов, проходят различные крупные спортивные соревнования, в том числе международного уровня. Кроме того, здесь постоянно проводятся фестивали, концерты, конференции, форумы, симпозиумы, так что с нагрузкой и загрузкой этих объектов всё пока выглядит неплохо.

В целом не хуже обстоят дела и с гостиничным бизнесом. К Олимпиаде 2014 года мы построили 42 новых отеля на 24 тыс. номеров. Ещё 28 отелей были реконструированы. Многие из них сегодня работают под управлением ведущих мировых гостиничных сетей. А весь номерной фонд Сочи – 73 тыс. номеров на 200 тыс. мест. Несмотря на значительное увеличение туристического потока, здесь практически всегда можно снять номер, даже в пик сезона.

Если говорить о спортивных и туристических объектах Сочи, вся инфраструктура постолимпийского наследия привлекает сюда всё большее число туристов. В прошлом году здесь отдохнули 6,5 млн человек. Это вносит существенный вклад в развитие региона. Доходы, которые поступают в бюджет Краснодарского края с территории Сочи, с доолимпийского периода, то есть с 2006 года, по настоящее время, то есть по 2016 год, увеличились в три с половиной раза!

Но нам надо думать, как развивать курортную столицу дальше. Есть интересные проекты по объединению горнолыжных трасс в рамках горного кластера, по созданию новых канатных дорог, по разработке единого ски-пасса, который даст туристам возможность перемещаться по всем трассам разных курортов. Мы это обсуждали, пока это не очень быстро происходит, надеюсь, что это состоится. Имеются предложения собственников курортов и отелей по увеличению количества пригородных поездов «Ласточка» зимой, по инженерному укреплению береговой линии в районе Имеретинской низменности, а также по продлению льготного периода, касающегося уплаты налога на имущество, которое создавалось к Играм 2014 года.

Обсудим идеи, которые здесь нас собрали.

П.Колобков: Уже почти три года прошло с момента завершения XXII зимних Олимпийских игр и XI зимних Паралимпийских игр в Сочи, и мы сегодня с уверенностью можем сказать, что в России реализован проект по самому успешному использованию олимпийского наследия.

Игры принесли позитивные социальные и экономические изменения, позволили установить новые стандарты качества, дали серьёзный толчок для развития детского и массового спорта, а также спорта высших достижений. Олимпийские спортивные объекты доступны не только для профессионалов, но и для юных спортсменов различных возрастов.

Ещё до начала Игр Правительством была утверждена программа постолимпийского использования олимпийских объектов, которая разрабатывалась с учётом интересов собственников объектов, федеральных органов исполнительной власти и Краснодарского края по организации подготовки спортсменов и проведению культурно-массовых мероприятий.

Согласно программе все 15 олимпийских спортивных объектов (из них 6 горного и 9 прибрежного кластеров) сегодня используются по своему целевому назначению. Горнолыжный центр, сноуборд-парк и фристайл-центр «Роза Хутор» функционируют в составе круглогодичного горнолыжного курорта ООО «Роза Хутор», который в зимний сезон ежедневно посещают 10,5 тыс. человек.

Более конкретно об объектах.

Горнолыжный центр «Роза Хутор» включает 94 км горнолыжных спортивных трасс, в том числе 13 км трасс, которые сертифицированы Международной федерацией лыжного спорта для проведения международных спортивных соревнований самого высокого уровня. Это самая большая зона горнолыжного катания в России. В 2016 году центр принял первенство мира по горнолыжному спорту.

Сноуборд-парк и фристайл-центр «Экстрим» включает шесть трасс общей протяжённостью около 3 км для скоростного спуска и трюкового катания, а также три вспомогательные трассы.

Санно-бобслейная трасса вошла в состав Центра спортивной подготовки сборных команд России Министерства спорта Российской Федерации. Сейчас трасса используется для проведения тренировочных мероприятий сборных команд России и спортивных соревнований различного уровня. Здесь были проведены Кубок мира по бобслею и скелетону, Кубок мира и чемпионат Европы по санному спорту, всероссийские соревнования по бобслею и санному спорту. Ежегодная загрузка объекта составляет 9–10 месяцев в году. В 2016 году всего было проведено 22 спортивных мероприятия различного уровня. В 2017 году на трассе запланировано проведение 15 спортивных соревнований различного уровня. Напомню, это единственная трасса в России международного уровня.

Комплекс трамплинов «Русские горки» (это К-125 и К-95) вместимостью 7,5 тыс. зрителей и трасса для лыжного двоеборья протяжённостью 2,5 км вошли в состав Южного федерального центра спортивной подготовки Министерства спорта России. На объекте в круглогодичном режиме проходят соревнования. В рамках тренировочных мероприятий спортивных сборных команд Российской Федерации объект загружается около двух месяцев в году. Проводятся тренировочные и спортивные мероприятия по прыжкам на лыжах с трамплина и лыжному двоеборью. В 2015–2016 годах проведено 18 сборов сборных команд, четыре летних чемпионата России, проводились краевые и городские чемпионаты. На базе комплекса функционирует муниципальная детско-юношеская спортивная школа. Сейчас в ней тренируются около 50 человек.

Совмещённый комплекс для проведения соревнований по лыжным гонкам и биатлону «Лаура» (собственник – «Газпром») – единственный в России лыжно-биатлонный комплекс, расположенный в среднегорье, на высоте 850–1430 м над уровнем моря. Это позволяет российским спортсменам готовиться к международным соревнованиям, проходящим на аналогичных высотах за рубежом. В 2014–2016 годах в комплексе проведено более 30 тренировочных мероприятий по биатлону, лыжным гонкам, спортивному ориентированию, горнолыжному спорту и альпинизму. В 2016 году с целью расширения возможностей организации международных и всероссийских соревнований проведены строительные работы по корректировке лыжных трасс. Комплекс получил лицензию Международной федерации лыжного спорта. Такая тенденция по проведению соревнований сохраняется и в 2017 году.

Также уникальный проект реализован на базе малой ледовой арены для хоккея с шайбой и тренировочной ледовой арены для хоккея в Олимпийском парке. В 2014–2015 годах данные объекты принадлежали Министерству спорта России и функционировали в рамках работы Всероссийского детского спортивно-образовательного центра. В 2015 году детский центр получил новое развитие в рамках созданного фондом «Талант и успех» образовательного центра «Сириус», в связи с чем ледовые арены были переданы Минспортом России данному центру. Программы центра созданы для работы с детьми, показывающими высокие спортивные результаты в хоккее, фигурном катании и шахматах. Центр работает круглый год. В 2016 году в центре проведено 12 спортивных смен по 24 дня. 2437 спортсменов из более чем 40 регионов России в возрасте от 10 до 17 лет прошли здесь обучение.

Дворец спорта «Айсберг» вошёл в состав Южного федерального центра спортивной подготовки Министерства спорта России. Круглогодичную загрузку «Айсберга» обеспечивают тренировочные мероприятия основного и молодёжного составов сборных команд России и субъектов Российской Федерации, спортивные соревнования по фигурному катанию на коньках, конькобежному спорту, кёрлингу на колясках и следж-хоккею, а также различные культурно-массовые мероприятия. В 2016 году здесь проведено 169 мероприятий, из них спортивных – 74. В 2017 году планируется 192 мероприятия – как спортивных, так и культурно-массовых, то есть наблюдается тенденция к увеличению.

Также в 2014 году на базе тренировочной арены для фигурного катания и шорт-трека, которая входит в состав Южного федерального центра спортивной подготовки, открыта школа фигурного катания олимпийских чемпионов Татьяны Волосожар и Максима Транькова. Ежегодно в школе обучаются более 200 спортсменов в возрасте от 6 до 18 лет, прошли отбор более тысячи перспективных спортсменов.

Из самых крупных культурно-зрелищных мероприятий, которые проходят в «Айсберге», следует отметить шоу Ильи Авербуха, которое в 2014–2016 годах посетили 536 тыс. зрителей.

На базе конькобежного центра «Адлер-Арена» вместимостью 8 тыс. зрителей, собственником которого является Центр передачи технологий строительного комплекса Краснодарского края «Омега», в 2014 году открыта региональная академия тенниса с двумя грунтовыми кортами и тремя кортами с твёрдым покрытием. Академия стала центром подготовки спортсменов и местом проведения теннисных соревнований. Также в 2015 году на базе центра «Адлер-Арена» открылся центр гимнастики Юлии Барсуковой и хоккейно-тренировочный центр «Буллит». В 2017 году планируется открытие батутного центра и зала боевых искусств. В 2016 году здесь было проведено восемь спортивных мероприятий.

Большая ледовая арена для хоккея с шайбой на 12 тыс. зрителей, переданная в собственность администрации Краснодарского края, стала домашней ареной для клуба «Сочи» Континентальной хоккейной лиги. Наряду с матчами КХЛ в ледовом дворце состоялись турнир Ночной хоккейной лиги, домашний этап Еврохоккейтура, Кубок Первого канала и матч звёзд Континентальной хоккейной лиги, а также ряд культурно-массовых мероприятий: различные концерты, выступления Цирка дю Солей и другие.

Ледовая арена для кёрлинга «Ледяной куб» на 3 тыс. зрителей находится в собственности ООО «Славобласть» и используется в качестве многофункционального спортивно-развлекательного центра, в том числе является местом проведения тренировочных мероприятий сборной команды России по кёрлингу. На арене проводятся чемпионаты и кубки России, международные, всероссийские и краевые соревнования по кёрлингу среди мужских и женских команд. Также в 2016 году здесь был проведён Кубок и первенство мира по акробатическому рок-н-роллу. Всего в 2016 году в «Ледяном кубе» было проведено 34 спортивных мероприятия.

На центральном стадионе «Фишт», который сейчас находится в собственности администрации Краснодарского края, завершается реконструкция футбольного стадиона более чем на 40 тыс. мест. В 2017 году на стадионе пройдут четыре матча Кубка конфедераций FIFA (три групповых матча и один полуфинал), в 2018 году – матчи уровня до ¼ финала чемпионата мира. Сдача объекта планируется до конца января 2017 года, а первые тестовые соревнования намечены на 28 марта. Сейчас завершаются переговоры с одной из зарубежных команд.

Ещё одним спортивным объектом наследия Игр, который не был задействован в их непосредственном проведении, стала трасса «Сочи-автодром». Собственником объекта, а также промоутером по организации здесь российского этапа чемпионата мира «Формула-1» является центр «Омега». За три года «Формулу-1» посетили более 650 тыс. зрителей. В апреле 2017 года Сочи в четвёртый раз примет этап гонок. Кроме того, объект имеет многофункциональное назначение: здесь проводятся культурно-массовые, развлекательные и образовательные мероприятия. «Сочи-автодром» задействован более 260 дней в году. В 2016 году здесь было проведено 38 спортивных мероприятий (из них 7 международных), 45 корпоративных. 150 дней в году этот комплекс доступен для жителей и гостей Сочи.

Таким образом, абсолютное большинство спортивных олимпийских объектов обеспечены круглогодичной загрузкой в рамках проведения спортивных соревнований и тренировочных мероприятий спортивных сборных команд России и субъектов Федерации, а также культурно-массовых мероприятий. Наличие спортивных объектов столь высокого уровня позволяет существенно сокращать расходы на проведение тренировочных мероприятий за рубежом, а также претендовать на проведение крупнейших международных соревнований.

В период с 2014 по 2016 год Сочи уже принял 324 спортивных мероприятия различного уровня как по летним, так и по зимним видам спорта. Так, в 2014 году прошло 71 мероприятие, в 2015-м – 94 и в 2016-м – 159 мероприятий, с учётом региональных и краевых мероприятий – 207. Среди наиболее крупных – международный теннисный турнир «Кубок Федерации» 2014 года, третий Всероссийский фестиваль по хоккею среди любительских команд (Ночная лига), этапы Кубка мира по бобслею и скелетону, чемпионат Европы и этап Кубка мира по санному спорту, первенство мира по горнолыжному спорту. В 2017 году на спортивных олимпийских объектах пройдут III зимние Всемирные военные игры, в 2018 году планируется проведение Кубка мира по санному спорту.

В.Мединский: В настоящий момент все гостиницы, находящиеся в Сочи, в том числе построенные к Олимпиаде, прошли систему классификации. У нас 19 «пятёрок», 45 «четвёрок». В целом 120 тыс. отдыхающих могут размещаться единовременно круглогодично, и ещё около 80 тыс. мест открываются в сезон, это в основном малые отели, открывающиеся летом. Загруженность в пик зимнего сезона 97%, летом – около 50%. С чем мы сталкиваемся при такой загрузке? Мы проанализировали разные источники информации, вплоть до соцсетей, основные жалобы отдыхающих следующие.

Первое. В пиковые дни зимой транспорт не справляется с потоком желающих попасть на курорт из нижних, более дешёвых гостиниц. Второе – отсутствие единого ски-пасса создаёт массу неудобств отдыхающим, которые вынуждены использовать несколько видов транспорта, чтобы добраться с одной трассы на другую. В то же время в Европе единые ски-пассы уже применяются не только между горнолыжными комплексами, но и между странами, например, можно купить единый ски-пасс «Австрия – Италия – Франция – Андорра». Третья проблема, снижающаяся сейчас, – это недостаток аренды оборудования. Бизнес постепенно восполняет этот пробел. Я бы обратил на это внимание управляющих курортами. Лыж, формы не хватает. И если внизу с питанием всё прекрасно, то на горе, наши туристы говорят, ещё не так хорошо, как хотелось бы. Тем не менее уровень сервиса растёт год от года, и всё чаще звучат предложения о том, что хорошо бы создать в России курорт европейского уровня с ценами чуть ниже среднего. Об этом наши туристы мечтают.

Что касается специальных мероприятий, которые проводятся для привлечения туристов, в том числе и в нижний, прибрежный кластер, их очень много. Я хочу здесь отметить консолидированные усилия администрации Краснодарского края, администрации Сочи, всех министерств и ведомств. В прошлом году с огромным успехом прошли Всемирные хоровые игры, в которых участвовало более 50 тыс. гостей из-за рубежа, авиашоу «Открытое небо», форум Россия – Белоруссия, экономический форум. Посещаемость Олимпийского парка в прошлом году составила около 3 млн человек.

Проблема в том, что загрузка отелей в Сочи неравномерна. Слишком высокая – в летний сезон, в пик зимнего сезона, а затем в межсезонье нагрузка снижается. Необходимо сделать эту загрузку более равномерной с учётом того, что сейчас на рынок туристических услуг снова возвращается Турция и делает свои предложения максимально привлекательными. Они дают большие скидки для туроператоров, обеспечивают раннее бронирование туров, возвращают часть денег туроператорам за каждого туриста из России, суммы эти очень существенные, от 30 до 50 долларов за человека. Я бы хотел вернуться к тому предложению, которое ровно год назад здесь звучало, и ещё раз предложить рассмотреть вопрос системной поддержки туроператоров, которые обеспечивают турпотоки в Россию в межсезонье, в непопулярное время, для того чтобы сориентировать их на продажу внутренних туров. В Сочи системной продажи турпакетов два года назад не было вообще, турагентства перепродавали заранее забронированные номера в гостиницах, сейчас они продают туры – встречают у борта самолёта, провожают, расселяют, продают туристам пакет услуг. Подобного рода продажи достигают 50%. Это самый выгодный турист, который обеспечивает массовый поток.

Дмитрий Анатольевич, после того как в прошлом году Вы поддержали наше предложение, мы своевременно подготовили соответствующее постановление Правительства, согласовали его с Минфином, Минэком, внесли в Правительство. Но в последний момент оно не было принято, поскольку Минфин не нашёл возможности предусмотреть допфинансирование. Мы решили зайти с другой стороны и включили это в план мероприятий, направленных на повышение темпов роста российской экономики в 2017 году. Не очень получилось – мы теперь доказываем Министерству экономического развития, что увеличение количества туристов качественно влияет на темпы роста российской экономики. По любой общепринятой статистике пять туристов – это одно постоянное рабочее место. Если мы возьмём самый дешёвый турпакет в размере 40 тыс. рублей, то не менее 20% от стоимости этого турпакета возвращается в качестве налога в бюджеты самых разных уровней, не говоря уже о том, сколько турист тратит денег на месте, создавая таким образом условия для бизнеса.

Д.Медведев: Когда вернёмся в Москву, все вместе ко мне зайдите – я имею в виду Министра финансов, Министра экономического развития и Министра культуры.

В.Мединский: В целом туристическая загрузка Сочи растёт. Цифра 6,5 млн огромная, но не надо обольщаться, потому что в эту цифру входит миллион так называемых экскурсантов – людей, которые не останавливаются на ночь. Я бы от этой советской статистики ушёл и опирался бы на тех туристов, которые покупают номера в гостиницах. Они тратят деньги. Даже с учётом этого миллиона количество туристов выросло практически на 40% по сравнению с 2013 годом – это очень хороший показатель. Выросли и доходы непосредственно от средств размещения, от гостиниц, в консолидированный бюджет края. Растёт число и иностранных туристов. Здесь цифры скромные. Я думаю, что было бы правильно, если бы помимо усилий, которые прилагает администрация Сочи для привлечения иностранцев и Ростуризм – через офисы Visit Russia, было бы дано поручение Министерству экономического развития. У них есть большой потенциал – это торгпредства за рубежом. Почему бы нашим торгпредствам помимо прочего не заняться и активной работой с туроператорами за рубежом? Это тоже развитие бизнеса, привлечение прямых инвестиций в страну. Продажа впечатлений – самый выгодный вид экспорта.

Анализ соцсетей показал качественный оптимизм отдыхающих в Сочи. Люди гордятся, что у нас появились такие курорты, хотят, чтобы их было больше, и готовы отдыхать в России.

Россия. ЮФО > СМИ, ИТ. Миграция, виза, туризм > premier.gov.ru, 5 января 2017 > № 2030398 Дмитрий Медведев, Павел Колобков, Владимир Мединский


Россия > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 4 января 2017 > № 2025619

Коротко о главном: российская экономика—2017

Данная публикация является обновленной версией работы Андрея Мовчана «Коротко о главном: российская экономика в XXI веке».

Андрей Мовчан, Carnegie Moscow Center, Россия

В прошедшие с момента распада СССР 25 лет состояние российской экономики и методы ее преобразования были предметом большого количества спекуляций и поверхностных суждений и в России, и за рубежом. Эта «война заблуждений» стала одной из причин того, что Россия не только упустила 25 лет и несколько уникальных возможностей для экономического и технологического прорыва, но и по своему политическому и экономическому укладу вернулась к состоянию, близкому к началу XX века. Основной проблемой стало предельное упрощение взгляда на статус и перспективы российской экономики, наивность и примитивность большинства предлагавшихся в течение этих лет подходов к управлению и анализу ситуации. Реальная картина всегда была намного сложнее, и увидеть ее можно, только всесторонне разобравшись в достаточно сложном сплетении внешних факторов и внутренних интересов.

Особенности российской экономики последних 25 лет

• К концу 80-х годов XX века экономика СССР окончательно потеряла управление — из-за внутреннего дисбаланса и негибкости плановых методов хозяйствования в условиях социалистической системы собственности. Вместе с тем в наследство от СССР Россия получила не только огромные минеральные ресурсы, но и развитую инфраструктуру и большой объем неэффективных, но функционирующих промышленных активов.

• После 1991 года система функционирования экономики быстро менялась, но демократические институты при этом не были сформированы.

• В XXI веке Россия пережила классическую «голландскую болезнь», усугубленную централизацией власти и собственности и отсутствием демократических институтов. Однако за то время, пока цены на углеводородное сырье были высокими, страна сумела накопить достаточно резервов, чтобы сегодняшнее падение цен на нефть и относительная международная изоляция страны не стали причиной экономического краха.

• Все основные экономические факторы и даже имеющиеся ресурсы управления сегодня либо негативно влияют на экономику России, либо просто не могут обеспечить ее рост.

• Внешнеполитические факторы, прежде всего санкции, вторичны, малозначимы и не оказывают на экономику существенного негативного влияния, несмотря на то что власть в России активно использует их как оправдание экономических проблем.

Основные выводы и прогнозы

• В 2017 году не стоит ожидать от российской экономики существенных сюрпризов — как негативных, так и позитивных. В базовом сценарии не просматривается ни катастрофических экономических, ни радикальных социальных процессов.

• Самым слабым звеном в ближайшие годы будет российская банковская сфера.

• Существуют и другие «слабые места», в которых могут произойти изменения катастрофического характера.

• Ответить на экономические вызовы правительство России решило не попыткой реформирования экономики, а курсом на удержание уровня дефицита бюджета в краткосрочной перспективе на приемлемом уровне, в том числе за счет перспективы долгосрочной. Меры в основном направлены на рост налоговых сборов и сокращение обязательств бюджета. Эта стратегия находится только в начале своего естественного пути развития: 2017 и 2018 годы, скорее всего, будут ознаменованы точечным ростом налогов и сборов и мягким сокращением бюджетных расходов. Но с 2019 года рост налогов ускорится, начнется активное наращивание внутреннего государственного долга и ограниченная эмиссионная подпитка бюджета.

• Весьма вероятно, что правительство пойдет на значительную эмиссионную программу с параллельным закрытием трансграничного движения капитала, ограничением валютных операций и контролем за ценами. Однако этого не случится до президентских выборов 2018 года и вряд ли случится до 2022–2024 года.

• Экономика России не уникальна — «голландская болезнь», пережитая ею, имеет вполне типичные симптомы и последствия.

• Россия пока далека от экономического краха и потери управляемости, но медленно движется в их сторону. Если удастся избежать катастрофических сценариев, связанных с ошибками руководства или внешними факторами, у России есть экономический запас прочности на срок от шести до десяти лет и более; затем вопрос будет стоять о необходимости срочных решительных изменений для сохранения целостности и управляемости страны. Однако, судя по общественным настроениям, такие изменения, скорее всего, будут включать в себя ужесточение контроля, дальнейшую национализацию, закрытие экономического пространства и упрощение экономической структуры.

ВВЕДЕНИЕ. МОЖНО ЛИ ВЕРИТЬ СВОИМ ГЛАЗАМ?

Количественная оценка показателей российской экономики упирается в условность систем изменения различных параметров и точность данных, которыми мы располагаем. Данные до 1991 года вообще сложно признать значимыми, так как статистика времен СССР формировалась по совершенно отличным от современных принципам, вела измерения в искусственно оцениваемой валюте и в экономике регулируемых цен. После 1991 года статистика стала более адекватной, но существенные вопросы к ней все равно остались.

Основным вопросом оценки ВВП России всегда была доля теневой экономики, причем не только в прямой форме (не учтенные официально заработки и прибыли).

В частности, сильно искажала статистику практика искусственного ценообразования — завышения цен на государственные поставки и подряды. По строительным подрядам завышение цен составляло и составляет, по разным данным, от 20 до 50%. По поставкам сложного технологического и потребительского оборудования — до 200% от реальной цены. Очень распространена была и практика частного искажения цен на ввозимые товары с целью уплаты более низких пошлин, на оказанные услуги с целью снижения НДС, на вывозимые товары с целью снижения выручки и неуплаты налогов на прибыль и проч.

Доля неформального бизнеса в России в 1990-х годах, по некоторым оценкам, превышала весь размер официально зарегистрированного бизнеса. К 2013–2014 годам эта доля, по официальным же данным, сократилась до 10% экономики. Однако неизвестно, как проводились официальные измерения неофициального бизнеса. Зато в 2014 году Росстат сообщил, что существенно пересмотрел методику и значительно увеличил долю неформального бизнеса в ВВП. Благодаря этому, а также включению экономики Крыма в расчет ВВП 2014 года, по официальным данным, даже вырос, правда менее чем на один процент.

О таких показателях, как средние доходы домохозяйств (в целом и по индустриям или регионам), достаточно сложно судить по следующим причинам.

В России, из-за запретительных сборов с фонда заработной платы и налогообложения зарплат и доходов начиная от нулевого уровня, большая часть выплат маскируется под другие формы финансовых операций либо производится из неучтенной наличности. Доля наличного оборота в розничной торговле в 2014 году превышала 80%, 30% жителей не имели банковских карт, а количество наличных рублей в обращении за последние 14 лет выросло более чем в 45 раз.

На оценку среднего дохода домохозяйств и равномерности его распределения влияет также факт массового фиктивного трудоустройства граждан.

Непросто оценивать в России распределение расходов бюджета: более 30% этих расходов засекречено. Традиционно считается, что засекреченные статьи бюджета используются на финансирование оборонно-промышленного комплекса и других силовых ведомств. Но есть косвенные свидетельства того, что диапазон их использования существенно шире.

Даже резервы, сформированные правительством, бывает непросто оценить: несмотря на то, что их состав публикуется, многие статьи непрозрачны, а некоторые (как, например, деньги, переданные Внешэкономбанку) с большой вероятностью представляют собой невозвратные кредиты.

Сложности вызывает и оценка единиц измерения: за 2000−2015 годы (см. ниже) рыночный курс доллара США к рублю колебался относительно расчетно-инфляционного курса в диапазоне от примерно 140 до 60%. Если бы ВВП России, например, за 2013 год был пересчитан в доллары не по рыночному курсу, а по расчетно-инфляционному, сумма 2,1 трлн долларов превратилась бы не более чем в 1,4 трлн. Последовательный взгляд на события российской экономики с учетом такой волатильности рубля относительно своей справедливой стоимости должен скорее говорить не о падении ВВП России в 2015–2016 годах, а о неадекватном его завышении в 2005–2013 годах из-за переоценки рубля.

Большая проблема существует в России и с применением коэффициента паритета покупательной способности (ППС) к экономическим показателям. Проблема не только системная, но и индивидуальная: в России существенно искажены цены на коммунальные услуги, изменчивость цен на одни и те же товары и услуги в разных регионах достигает сотен процентов, потребительские корзины для разных слоев населения в силу высокого расслоения имеют совершенно разный состав. Официально принятые уровни ППС, превышающие 300%, вряд ли могут адекватно отражать сравнительные уровни цен в России и США. Достаточно вспомнить, что более половины потребления россиян составляет импорт, цены на топливо в России и США сегодня примерно одинаковы, цены на недвижимость сопоставимы, а по целому ряду продуктов потребительского спроса (продукты питания, одежда, предметы быта, бытовая техника, автомобили и проч.) цены в России по отдельным товарам оказываются выше, чем в США.

Все эти издержки количественных методов нам придется учитывать, анализируя экономику России. Необходимо помнить, что результаты анализа будут лишь настолько точны, насколько это позволяют данные.

БЕНЗОКОЛОНКА В ПЕРИОД БУМА: ЭКОНОМИКА РОССИИ В 2000–2013 ГОДАХ

Экономика России за последние 15–16 лет пережила классический ресурсный цикл и «голландскую болезнь» — явления банальные и хорошо изученные. К 2000 году Россия подошла с крайне высокой концентрацией активов в государственной собственности и в руках ограниченного круга частных лиц, практически на 100% получивших эти активы из рук государства в обмен на управляемость и лояльность.

Власть после конфликта между президентом и парламентом в 1993 году практически полностью перешла в руки президента и его администрации, сделав парламент в лучшем случае совещательным органом, а партии, в нем представленные, — лояльными президенту в обмен на экономические возможности. При этом в стране так и не сложились институты независимой судебной власти, законы все еще были архаичны, противоречивы и неэффективны, защита прав собственности, инвестиций, защита от изменений законодательства и прочие атрибуты снижения рисков предпринимателей не работали. Страна только что пережила дефолт по внутреннему долгу и шестикратную девальвацию своей валюты к доллару США. В этих условиях в обществе был высок запрос на реформы, который поддерживался властью, не видящей другого выхода из экономического кризиса.

Повышение цен на нефть в начале века привело к быстрому росту бюджетных доходов и выручки секторов, занятых в добыче, транспортировке и переработке природных ресурсов, и позволило власти отказаться от стимулирования процесса расширения налоговой базы через реформы.

Рост благосостояния граждан, явившийся следствием пролиферации нефтяных доходов, быстро создал и у общества, и у инвесторов иллюзию правильности и эффективности правительственной политики.

С другой стороны, благодаря возможности контролировать нефтяные потоки власть консолидировала непрямой контроль за углеводородной индустрией, банковским бизнесом и через них — за всей экономической и политической жизнью страны. Это оказало негативное влияние и на развитие любого ненефтяного бизнеса, и на эффективность экономических и бюджетных решений, и на приток инвестиций в страну.

Фактически к 2008 году бюджет России на 65–70% состоял прямо или косвенно из доходов от экспорта углеводородов, а корреляция темпов роста ВВП, доходов федерального бюджета и размеров резервов с изменениями цены на нефть достигла 90–95% (см. таблицы и графики). На этом фоне рубль за счет массивного притока нефтедолларов оказался значительно переоценен — в 2006–2007 годах его рыночный курс превышал расчетный инфляционный на 35% (см. график). На экономическое развитие России оказывали влияние три негативных фактора:

Власть в своем стремлении к контролю за финансовыми потоками15 невольно ухудшала инвестиционный климат, отказываясь от защиты прав инвесторов и предпринимателей и даже дискриминируя их. Это привело к сокращению потока инвестиций, удорожанию денег, снижению предпринимательской активности и постоянно растущим потерям финансового и человеческого капитала — из России было выведено более 1 трлн долларов, лучшие бизнесмены и профессионалы уезжали из страны.

В первые же годы роста нефтяных цен на правительственном уровне было принято решение о стерилизации дополнительных прибылей бюджета в резервы. Эта политика, которая вполне оправдала себя в моменты кризисов 2008 года и 2014−2015 годов, создав возможность для смягчения бюджетных последствий, тем не менее увеличивала стоимость привлечения бизнесом денег. Вследствие этого привлекательность инвестирования снижалась, а формирование капиталоемких или медленно развивающихся областей становилось практически невозможным.

Неэффективность несырьевых секторов экономики, низкий уровень инвестиций, гипертрофированный государственный сектор и переоцененный рубль привели к 2007−2009 годам к такому уровню имущественного расслоения населения, что правительство уже не могло его игнорировать. Перед лицом падения своей популярности власть приняла решение пойти на популистские меры, направленные на необоснованный рост зарплат в государственном секторе и социальных выплат. Эти меры, получившие отражение в так называемых майских указах президента, вместе с сохраняющимися высокими налогами на компании и социальными сборами с фондов заработной платы резко завышали себестоимость продукции, делая внутреннее производство нерентабельным.

В результате на фоне общего роста доходов — за счет экспорта углеводородов и опережающего роста потребления — Россия деградировала практически во всех областях экономики, так и не создав конкурентной производительной сферы. В российском ВВП до 20% заняла добыча углеводородов; до 30% — торговля, гипертрофированная из-за огромных за счет нефтедолларов потоков импорта; около 15% — внутренний рынок энергии и инфраструктура; еще 15% пришлось на государственные проекты; 9% составила доля банковской сферы. И наконец, не более 10% ВВП к 2013 году относилось к сфере независимых услуг и нересурсному производству. К 2014 году, по данным Росстата, доля импорта в области средств производства в России достигла 85−95%, в области товаров народного потребления — 50−70%.

На это наложилась неразумная социальная политика: рост доходов населения опережал рост ВВП даже с учетом нефтяной составляющей. В 2013 году на фоне пиковых цен на нефть рост ВВП составил всего 1,3%, причем инвестиции сократились на 0,5%, капитальное строительство — на 1,5%, экспорт — на 0,8%. На фоне инфляции в 6,5% заработная плата в реальном выражении выросла на 11,9%, торговля — на 4%, импорт — на 1,7%, стоимость государственных коммунальных услуг — на 8%.

Бюджет стал работодателем для 30% трудоспособного населения, приняв на себя непомерную нагрузку. Три пенсионные реформы фактически провалились из-за нерешительности власти и неготовности отказаться от социалистических принципов социального обеспечения, и на 2015 год дефицит Пенсионного фонда России составлял около 15% доходов федерального бюджета (примерно 3% ВВП). Вдобавок бюджет был перегружен амбициозными неэффективными проектами и гипертрофированными затратами на оборону и безопасность, а расходы бюджета сильно увеличивались не только потому, что деньги тратились неэффективно, но и из-за высокого уровня коррупции.

По данным Минфина РФ, в 2014 году доходы от внешнеэкономической деятельности составляли 38% доходов федерального бюджета. Поскольку доля несырьевого экспорта в 2014 году, по данным Госкомстата, составляла около 8% (но при этом вывозные пошлины по несырьевым товарам ниже примерно в два раза), можно заключить, что федеральный бюджет на 35,4% был наполнен напрямую за счет экспорта углеводородов.

Кроме того, налоги, сборы, платежи за природные ресурсы, кроме налогов на внешнеэкономическую деятельность, составляли 20% бюджета, а акцизы и прочие налоги на ввозимые товары — 13%.

НДС, полученный при продаже импортных товаров, которые, как уже указано выше, закуплены на 92% на средства от экспорта сырья, составил еще 17% бюджета, то есть 15% — это НДС с товаров, купленных за счет выручки от экспорта сырья.

Суммируя вышеуказанное, можно заключить, что 83,4% доходов федерального бюджета составили доходы от добычи и экспорта сырья.

Но и это еще не все. Существенную часть налогов на прибыль платят предприятия, добывающие сырье. Существенная часть подоходных налогов уплачивается работниками добывающего и топливно-энергетического комплексов. До 40% налогов на доходы физических лиц собирается с работников федеральных предприятий и бюджетных организаций — это средства, возвращающиеся в бюджет. Неудивительно, что корреляция стоимости нефти и доходов федерального бюджета составляет более 98%.

В результате после падения цен на нефть Россия осталась с недиверсифицированной, квазимонополизированной экономикой, в которой отсутствуют как факторы, так и ресурсы для роста.

Ожидания пессимистов не оправдываются

В 2014 году многие европейские аналитики и экономисты ждали скорого краха российской экономики и удивлялись, когда им говорили об успешном прохождении «нефтяного шока». Пройти нефтяной шок относительно гладко России помогли два фактора.

Во-первых, за годы высокой стоимости нефти Россия накопила достаточные запасы. Золотовалютные резервы в три раза превышали ожидаемый объем импорта 2015 года; предприятия создали достаточное количество основных фондов; население накопило более 250 млрд долларов в банках и, возможно, не меньше наличными, сформировало запас товаров долгосрочного пользования, средняя жилая площадь на человека увеличилась более чем в два раза.

Во-вторых, экономические отношения в России были в большой степени либерализованы. В частности, трансграничное движение капитала ограничено не было; цены на основные товары и услуги и стоимость труда определялись на основе рыночного балансирования спроса и предложения; курс рубля устанавливался хотя и не без участия ЦБ как крупнейшего игрока, но все же на рынке и по рыночным правилам.

В течение 2014−2015 годов российская экономика существенно сокращалась, но происходило это без катастрофических деформаций. Единственным опасным моментом можно было бы считать валютный кризис начала декабря 2014 года, когда неразумное решение ЦБ в ночь объявить о подъеме ставки рефинансирования в два раза спровоцировало панику на рынках. Однако ситуация была исправлена очень быстро достаточно жесткими заявлениями правительства, которое взяло на себя обязательство воздержаться от других резких действий.

К осени 2016 года Россия пришла с сокращением долларового эквивалента ВВП на 40% по сравнению с 2013 годом (падение примерно на 15% в реальных рублевых ценах). Падение доходов домохозяйств, безусловно, является беспрецедентным, однако и оно пока вернуло россиян на уровень доходов 2007 года, то есть во времена в целом стабильные. Подушевой ВВП в России в 2016 году составит около 8,2 тыс. долларов. В списке стран это конец седьмого десятка, рядом с Турцией, Мексикой и Суринамом, а с ВВП по ППС Россия окажется в начале шестого десятка — вместе с Латвией, Казахстаном, Чили, Аргентиной.

Эти показатели скромны, но еще далеки от катастрофических: зона «цветных революций», в которой находились в моменты дестабилизации Египет, Сирия, Украина, Колумбия, Индонезия, Тунис и подавляющее большинство других стран, переживших периоды нестабильности, начинается на отметке около 6 тыс. долларов подушевого номинального ВВП.

Важнейшим стабилизирующим экономическим фактором стало сокращение импорта, опередившее как падение доходов домохозяйств, так и экспортную выручку. Причиной этого сокращения стало катастрофическое падение спроса, произошедшее, в свою очередь, из-за быстрой девальвации рубля и крайне пессимистических настроений всех без исключения экономических агентов. В результате счет внешнеторговых операций и внешний счет удержали позитивный баланс, и когда цены на нефть стабилизировались на новых уровнях, это привело к стабилизации курса рубля и снижению инфляции.

РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА: АРХАИКА, РИСКИ, СОКРАЩЕНИЕ ТРУДОВЫХ РЕСУРСОВ

В настоящий момент российскую экономику тормозит ряд факторов.

В области производственных ресурсов Россия, исторически недоинвестировавшая в основной капитал, даже сегодня сталкивается с почти 85%-ным заполнением производственных мощностей. И это притом, что существенная часть (по некоторым оценкам, более 40%) производственных мощностей в России устарела технологически и физически и не может производить конкурентоспособную и потребляемую рынком продукцию. Например, за десять лет станочный парк в России уменьшился почти в два раза, и такое сокращение редко объясняется выбыванием старых, маломощных станков и вводом в строй новых, более высокой мощности.

Для роста экономики необходимо ускоренно капитализировать производство, создавать новые мощности. На это у государства нет средств: дефицит бюджета в 2016 году превысит 3% ВВП, а в 2017 или 2018 году достигнет, скорее всего, 5%; у государственных компаний нет свободных ресурсов. Частные и иностранные компании не готовы сегодня инвестировать в Россию из-за кризиса доверия.

В области эффективности Россия сильно отстала от мировых конкурентов. Речь идет об эффективности и энергетической, и логистической. Соответственно, снижается конкурентоспособность производимых товаров, а это барьер на пути к увеличению производства и рынков сбыта.

В области производительных сил Россия все больше страдает от нехватки трудовых ресурсов, они сокращаются в силу естественных демографических причин на 0,5% в год.

Большая часть трудовых ресурсов при этом задействована в сферах с нулевым или очень низким уровнем добавленной стоимости: на государственной службе, в силовых структурах, частной охране, торговле, крайне неэффективной банковской сфере. Оставшаяся часть не покрывает потребностей государства. Катастрофически не хватает, даже при сегодняшнем уровне развития производства и сервиса, инженерных и технологических кадров, квалифицированных рабочих и одновременно эффективных менеджеров, специалистов по управлению.

Российское коммунальное хозяйство фактически держалось на полузаконной эксплуатации труда миллионов мигрантов, в том числе нелегальных. До недавнего времени remittances (денежные переводы, посылаемые иностранными работниками на родину) из России были статьей государственного дохода №1 в Киргизии и №2 в Таджикистане, существенными для Украины, Узбекистана, Молдавии, Белоруссии. Сегодня, в связи с резким падением рубля и покупательной способности населения, количество трудовых мигрантов в России резко сокращается. Дефицит рабочей силы начинают испытывать и коммунальные службы, и все виды бизнеса, в которых задействовано большое количество неквалифицированных работников, вплоть до сетевых ретейлеров.

Непоследовательная и нелогичная политика в области законотворчества и правоприменения, а также в области экономики и предпринимательства продемонстрировала инвестиционному и бизнес-сообществу как внутри, так и за пределами России, что власть ненадежна, настроена враждебно по отношению к предпринимателям, поддерживает высокий уровень коррупции, склонна к приоритизации государственных интересов, программ и бизнесов в ущерб частным.

Естественной реакцией стал отказ от инвестиций в Россию — сперва в долгосрочные, а потом и в любые проекты — и отъезд местных предпринимателей и инвесторов. За 16 лет доля частного бизнеса в ВВП сократилась до 30%. Объем внешнего долга упал до уровня ниже 50% ВВП из-за стагнации инвестирования. Можно считать, что у российской экономики инвестиционный и предпринимательский ресурсы отсутствуют. И они не появятся как минимум до тех пор, пока не произойдет радикальная смена управленческой парадигмы.

Не слишком велик в России и девальвационный ресурс. Безусловно, девальвация сыграла позитивную роль в поддержке экспортеров, бюджета и сглаживании проблем «жесткой посадки» экономики. Однако сложно ожидать от нее позитивного эффекта в части роста ВВП. Во-первых, потенциальный рост ВВП в России завязан практически полностью на внутренний спрос — для роста экспорта нужны капиталовложения и технологии, которых нет. То есть этот рост измеряется в рублях и практически не растет. Во-вторых, почти 100% российского производства в большей или меньшей степени завязано на импорт сырья, комплектующих или оборудования (зависимость варьируется от 15 до 70–80%), и в связи с девальвацией рублевая себестоимость производимых товаров и даже услуг повышается существенно быстрее роста платежеспособного спроса.

Влияние внешних факторов — много шума из ничего

К важным внешнеполитическим факторам, влияющим на экономику России, можно отнести, пожалуй, только санкции (и контрсанкции). Во всем, что не касается санкционных режимов, внешнеполитическая ситуация для российских экономических агентов вполне благоприятна: Россия является членом ВТО и других международных экономических организаций, свои резервы размещает в наиболее ликвидных инструментах и валютах, валютные и внешнеторговые операции проводит без ограничений, доходности по суверенным долгам находятся на низких уровнях. При этом враждебных экономических действий по отношению к России и российским компаниям (защиты рынка, антидемпинговые пошлины, ограничения свободы торговли и проч.) сегодня не больше, чем обычно, и не больше, чем по отношению к другим странам, в том числе развитым.

Да и санкции, наложенные США и ЕС, сегодня не оказывают существенного влияния на российскую экономику. Важно понимать, в чем суть наложенных санкций: они запрещают заимствование на международных рынках ограниченному числу российских коммерческих организаций, запрещают владение активами в ряде стран, въезд узкому кругу российских граждан и, наконец, запрещают передачу России узкого перечня технологий, в основном связанных с эффективной разработкой недр и созданием военной техники.

Ограничения на заимствования (даже если забыть, что круг организаций, подпавших под них, очень узок) вряд ли могут оказать влияние на страну, которая уже несколько лет последовательно сокращает свой внешний долг. В наши дни он уже менее чем в два раза превосходит золотовалютные резервы (и существенно меньше суммы ЗВР и частных активов в валюте, в ЗВР не учтенных). Россия сегодня не нуждается в масштабных заимствованиях — большинство агентов экономики сокращают балансы, не инвестируют в развитие, уменьшают обороты. Безусловно, финансовые санкции, если они распространятся на более широкий круг эмитентов и заемщиков и включат в себя суверенные долги, через три-пять лет, когда Россия исчерпает запасы капитала и будет вынуждена привлекать средства в больших объемах, могут оказать убийственное влияние на экономику. Но пока масштаб санкций не таков, да и ситуация за три-пять лет может кардинально измениться.

Конечно, ограничения на передачу технологий в долгосрочной перспективе будут отрицательно влиять на состояние экономики России. Ограничение в технологиях разведки и добычи (с учетом того, что в России таких технологий нет, как и базы для их создания) через пять-семь лет негативно скажется на уровнях добычи и себестоимости нефти и газа. Но на сегодняшний день эффект от такого ограничения равен нулю. То же можно сказать о военных технологиях — сегодня Россия активно наращивает производство вооружений и к 2015 году привела размер экспорта к уровню 14 млрд долларов в год (это третий показатель в мире после США и Китая), и санкции пока никак на этот бизнес не влияют.

Контрсанкции, то есть меры самоограничения, касающиеся импорта продовольствия, которые были введены сперва против ряда стран (прежде всего ЕС) и впоследствии временно против Турции, также не слишком сильно влияют на экономику. «Импортозамещения» запрещенных позиций (то есть пропорционального роста производства точных их аналогов в России) не произошло как минимум потому, что в результате девальвации рубля существенно сократилось потребление — потеря объема запрещенного импорта оказалась по сравнению с этим незначительной. Товары «импортозамещения» подорожали сильнее, чем в среднем товары каждодневного спроса. Однако из-за упавшего спроса и тотального снижения качества отечественных аналогов (переход на суррогатные ингредиенты, отказ от выдерживания технологии и проч. с целью снизить себестоимость и ускорить производственный процесс) не появилось ни излишков производства, ни дефицита.

Пожалуй, наибольшее негативное влияние на российскую экономику оказывает непредсказуемое и непоследовательное враждебное поведение России по отношению к иностранным экономическим институтам. Попытка «автономизации» страны в жизненно важных областях часто является результатом лоббистских усилий местных игроков, которые оперируют не очень умело и в ограниченном масштабе, и коррумпированных или недальновидных чиновников. Эта попытка приводит к существенным затратам средств; к тому, что получается продукт, который нельзя полноценно использовать в качестве замены современным технологиям, а иногда — к болезненному отказу от испытанной международной технологии. Это действительно ставит под угрозу безопасность России, но только не из-за вымышленной внешней угрозы, а из-за реальной — нефункциональности продукта-заменителя.

2017 ГОД — ПРОСТО ПРОДОЛЖЕНИЕ ТРЕНДА

2016 год оказался в какой-то степени сюрпризом даже для хорошо знающих российскую экономику специалистов. Провал нефтяных цен ниже 30 долларов за баррель и их восстановление до 50 долларов за баррель к осени не оказали существенного влияния на краткосрочную динамику экономических показателей. Пожалуй, только курс рубля к доллару продолжал вести себя как и раньше, чутко реагируя на изменения стоимости нефти. Несмотря на последовательное сокращение и нефтяного, и ненефтяного экспорта (что лишний раз показывает важность получения нефтедолларов экономикой России), сальдо счета внешнеторговых операций34 оставалось позитивным — в первую очередь за счет опережающего сокращения импорта. Последнее было вызвано резким сокращением финансируемых из бюджета программ, остановкой инвестиций и, наконец, падением доходов домохозяйств еще примерно на 8% в годовом исчислении в реальных ценах.

Экономика в 2016 году демонстрирует продолжение процесса медленного постепенного сжатия, который проходит, однако, без эксцессов. Индекс промышленного производства по 2016 году в среднем составит, по-видимому, около 96% к 2015 году. И это несмотря на то, что производство углеводородов выросло в натуральном выражении уже более чем на 3%, а средняя цена на нефть в 2016 году обещает оказаться выше, чем годом ранее.

На фоне пессимистических ожиданий инвесторов и предпринимателей в России существенно уменьшился спрос на деньги — остатки средств банков в ЦБ России за девять месяцев 2016 года выросли в два раза. При инфляции в районе 6% годовых размер агрегата М2 вырос с начала 2016 года уже на 11% — видимо, за счет вливаний ЦБ в проблемные банки. Денежная база в России продолжает расти быстрее инфляции уже как минимум восемь лет.

В 2017 году российской экономике также не стоит ожидать больших новостей. По крайней мере, рынок биржевых товаров обещает быть более стабильным; нефть, по осторожным прогнозам, останется в коридоре 40−60 долларов за баррель, обеспечивая достаточную поддержку бюджету.

Одним из основных рисков 2017 года является возвращение на потребительский и индустриальный рынки отложенного спроса. Действительно, потребители в 2014−2015 годах из-за негативных ожиданий существенно сократили потребление товаров долгосрочного использования. Отдельные категории товаров все еще продолжают испытывать последствия такого решения. Однако в целом в 2016 году с января по сентябрь импорт сократился уже всего на 10% по сравнению с 2015 годом, в то время как экспорт упал на 22%, а несырьевой экспорт — на 15%. Покупатели возвращаются на рынки, используя сбережения, в силу необходимости замены амортизирующихся товаров — и это может быть тревожным знаком. Если экспорт продолжит снижение более быстрыми темпами, чем импорт, тем более если импорт начнет расти, Россия столкнется с ростом инфляции и снижением курса рубля, несмотря на стабильную цену на нефть.

Разумно ожидать от 2017 года продолжения постепенного и плавного падения основных экономических показателей.

Инфляция вряд ли составит ожидаемые правительством 4% (в частности, из-за угрозы возврата отложенного спроса). Однако в силу общей депрессии она вряд ли выйдет за пределы 6−7%: наличие резервных фондов и относительно высокая цена на нефть позволят правительству проводить жесткую монетарную политику.

Курс доллара будет, как и раньше, следовать за нефтью и инфляцией.

ВВП продолжит снижение, так как драйверы роста отсутствуют, предпринимательская активность сокращается, а бюджет не в состоянии заменить частный капитал в области инвестиций.

Падение основных инвестиционных показателей, скорее всего, окажется в пределах 10–20%, в то время как долгосрочные инвестиции, в том числе в капитальное строительство, упадут сильнее. По некоторым прогнозам, капитальное и особенно жилищное строительство может сократиться до 50%.

Российский бюджет благодаря гибкому курсу рубля будет, как и в 2016 году, сведен с разумным дефицитом. Правительство полагает, что он не превысит 3% ВВП за счет появления «дополнительных доходов бюджета», в основном от приватизации. Однако опыт продажи «Башнефти» и доли в «Роснефти» заставляет скептически относиться к таким прогнозам. Скорее мы увидим дефицит в размере около 4% ВВП (50 млрд долларов). Дефицит будет покрыт в основном за счет использования резервных фондов. Однако правительство уже анонсировало планы по началу масштабных заимствований на внутреннем рынке, и 2017 год будет показательным с точки зрения оценки рынком риска такого долга и его стоимости.

Рост налоговой нагрузки в 2017 году будет способствовать дальнейшему сокращению бизнес-активности и уходу в тень все большей доли среднего и малого бизнеса. По данным Росстата, с начала 2016 года количество малых предприятий в России уменьшилось на 70 тыс. (примерно 25%). Часть из них, конечно, просто переквалифицировалась в средние и микропредприятия. Но большая доля этого снижения приходится на закрытие юридических лиц предпринимателями, выходящими из бизнеса и уходящими в тень. При этом, поскольку торговля значительно легче уходит в тень, чем производство, она будет сокращаться опережающими темпами, уступая рынок низкокачественному серому импорту.

На фоне общего падения объемов производства в 2017 году в России следует ожидать дальнейшего быстрого снижения качества продукции в широком спектре индустрий и роста доли контрафакта и фальсификата как в ингредиентах, так и в конечном продукте. Причем не столько из-за вынужденного сокращения издержек производителями, сколько из-за слабого контроля со стороны регуляторов и высокого уровня регуляторной коррупции.

РОССИЙСКАЯ БАНКОВСКАЯ СИСТЕМА: ПУСТОТА ВНУТРИ

Реальный капитал российской банковской системы неизвестен. Это связано с тем, что в течение многих лет служба надзора Центрального банка России делала все, чтобы коммерческие и государственные банки скрывали реальное положение дел в балансах и искусственно завышали свой капитал. Смена руководства надзорной службы, состоявшаяся только что, косвенно подтверждает следующий факт: банковская система дошла до точки, после которой продолжение политики тотального украшения витрин будет означать быструю катастрофу.

Эффективность банковской системы в России, даже оцененная в размерах активов на одного работника, в разы ниже, чем в США и ЕС. Масштабы существенно меньше, а риски кредитования на порядок выше. И в 2017 году эти риски будут расти: уже за 2015 год просрочка по потребительским кредитам выросла на 33%. По коммерческим же кредитам картина неясная: она по-прежнему всячески ретушируется, чтобы имитировать сохранение банками капитала. В частности, это приводит к тупиковой ситуации с залогами по несостоятельным кредитам: банки не производят реализации залогов (сегодня на рынке они стоят ниже, чем сумма объема кредита и начисленных процентов), для того чтобы не фиксировать убытки. Залоговые активы фактически становятся бесхозными: владельцы ими уже не управляют, а банки не способны это делать.

Количество банков в России сокращается примерно на 10% в год, сегодня число функционирующих — уже ниже 500. При этом концентрация активов очень высока, на топ-5 банков приходится около 56% активов всей банковской системы, на топ-50 — 88%. Чтобы банковская система продолжала обслуживать потребности экономики, необходимо сохранить немногим более 50 банков, и теоретически банкротство всех остальных банков не окажет существенного влияния (кроме, быть может, позитивного эффекта некоторой очистки системы и стерилизации средств неудачливых вкладчиков, погнавшихся за более высоким процентом).

Совокупный капитал банковской системы сегодня формально не превышает 9 трлн рублей. Теоретически даже полная рекапитализация системы сегодня России по плечу, а в 2017 году банкам, скорее всего, не потребуется больше чем 1–1,5 трлн рублей на докапитализацию. Конечно, 41 трлн рублей выданных кредитов — притом что мы можем ожидать резкий рост просроченной задолженности и невозвраты — это объем, который государство не сможет компенсировать. Однако в балансах банков ему противостоят 44 трлн вкладов организаций и частных лиц, а у государства есть в арсенале стабилизационных мер такие эффективные средства, как, например, принудительная конвертация депозитов и вкладов в валюте в рубли по низкому курсу; заморозка депозитов с переводом их частично в капитал банков, частично — в долгосрочные государственные обязательства и проч.

Но это крайние меры, и в 2017 году мы их не увидим. Другое дело более отдаленная перспектива — спустя пару лет после президентских выборов, когда в основном исчерпаются резервы прочности банковской системы даже при нефти в 50 долларов за баррель.

Пожалуй, более серьезным риском, чем системное разрушение банковской системы, является внезапное для рынка и регуляторов разрушение одного или двух крупнейших банковских институтов, например одного или нескольких банков из топ-10. А как следствие — цепная реакция потери ликвидности и неспособности проводить платежи, попытка бегства вкладчиков из всей системы и ее паралич. Задачей ЦБ является, с одной стороны, попытка предсказать и предупредить подобную ситуацию, с другой — моментально среагировать на нее вливанием ликвидности в систему. Пока нет оснований сомневаться в способности ЦБ справиться с задачей, но вероятность ошибки или промедления все же выше нуля.

БЮДЖЕТ И ЭКОНОМИКА: ЗАПАС ПРОЧНОСТИ ЕСТЬ, НО ОН НЕ ВЕЧЕН

Российская экономика находится в процессе кризисного сокращения, архаизации и постепенно потери международной конкурентоспособности даже в тех областях, в которых она пока создает конкурентный продукт. В последние годы в ней также сформировался серьезный денежный дисбаланс. Российский бюджет дефицитен уже третий год, а во внебюджетной части присутствует большой объем избыточной ликвидности. При этом проблемы бюджета, который ранее почти полностью ориентировался на доходы от природных ресурсов и в период пика нефтяных цен существенно инфлировал, не выглядят ни нерешаемыми, ни катастрофическими с точки зрения поддержания стабильного функционирования государства.

На конец 2015 года показатели подушевого ВВП в России соответствуют в реальных ценах уровню 2006 года, уровень средней зарплаты — 2007 году. При ожидаемых показателях экономики за 2016 год эти показатели отступят еще на один год — к уровням 2005 и 2006 года соответственно. Примерно так же будет выглядеть ситуация с доходами федерального бюджета, которые все годы XXI века, будучи измерены в баррелях нефти Brent, составляли чуть более 4 млрд баррелей в год. И 2016 год, с ожидаемыми доходами в размере 13 трлн рублей (210 млрд долларов — 4 млрд баррелей нефти при цене чуть выше 50 долларов за баррель), не является исключением: доходы федерального бюджета России в реальном выражении примерно совпадут с доходами за 2003−2004 годы, когда реальная стоимость нефти была сравнима. Все эти годы не характеризовались существенными проблемами ни в экономике, ни в бюджетной сфере.

В таком темпе у России еще есть куда отступать: на пике падения в 1999 году, когда казалось, что еще шаг — и экономика развалится, подушевой ВВП был ниже на 21%, а средняя зарплата на 40% уровней 2016 года. Да и доходы бюджета были существенно ниже.

Другое дело, что у государственного бюджета есть его расходная часть, которая почти в два раза превышает соответствующую часть бюджета 1999–2000 годов. И если снижение средней зарплаты или доходов домохозяйств заставляет получателей приспосабливаться к негативным изменениям и сокращать потребление, уравновешивая сальдо внешнего счета и стоимость валюты, то потенциальное сокращение расходов бюджета существенно уменьшает возможности заработка для групп влияния, которые привыкли к неэффективным расходам и постоянно растущим посредническим и коррупционным доходам.

Группы влияния будут бороться за сохранение своего заработка, не давая бюджету сокращаться. Этот процесс уже заметен: с пика расходы консолидированного бюджета упали в реальном выражении менее чем на 20%, то есть существенно меньше, чем общее потребление. Такая тенденция приводит к стабилизации и даже росту дефицита бюджета и росту налоговой нагрузки в России в ближайшие годы, а та, в свою очередь, еще замедлит экономическую активность в стране. Группы влияния будут стремиться восполнить потери от сокращающихся бюджетных потоков за счет увеличения своего контроля над государственными и негосударственными бизнесами; за счет повышения ренты, состоящей из взяток; навязанного долевого участия; нерыночных продаж товаров и услуг и получения нерыночных преимуществ в конкуренции.

Мы уже видим, как этот процесс идет в нефтегазовой области через национализацию, в области внешней торговли — через консолидацию потоков за счет санкций, в области технологий — через формирование нового рынка госзаказа вокруг систем контроля и ограничения контента, в области строительства — через формирование новых списков мегапроектов и проч. Чтобы не потерять одобрение групп влияния, власть будет вынуждена поддерживать их действия, что еще больше затормозит экономику. Поэтому в ближайшие годы мы можем ожидать дальнейшего сокращения инвестиций, постепенного ухода все большей доли частного бизнеса в тень и опережающего (с момента, когда налоги, собираемые от добычи и экспорта углеводородов, начнут сокращаться уже вместе с объемами добычи и экспорта) сокращения бюджетных поступлений.

Эта закрученная вниз спираль с большой вероятностью приведет страну в итоге к экономическому коллапсу. Но будет это не скоро: процесс сокращения экономики идет медленно, сокращение объемов добычи нефти из-за недоинвестирования начнется не ранее чем через три-четыре года.

Что же касается бюджета, для покрытия его дефицита в ближайшие годы могут быть использованы в комбинации следующие меры: усиление налогового давления на углеводородную индустрию, использование остатков резервов правительства, увеличение государственного внутреннего долга в различных формах, сокращение бюджетных расходов в широком спектре направлений (в том числе и в области пока неприкосновенных расходов на оборону и безопасность).

Расчеты показывают, что государство сможет в течение трех-четырех лет удерживать первичный дефицит бюджета на уровне около 3 трлн рублей (50 млрд долларов, 4% ВВП в год). Рост государственного внутреннего долга на 1,5−2 трлн рублей в год (2−2,5% ВВП) в течение пяти-шести лет как минимум не будет угрожать бюджету избыточным ростом процентных расходов, а остаток дефицита можно будет покрыть использованием Резервного фонда (на середину 2016 года еще осталось 38 млрд долларов) и ликвидной части Фонда национального благосостояния еще примерно в течение трех лет. Но с 2020 года замещать использование фондов придется сокращением бюджета пропорционально падению сборов, ростом налогов, необеспеченной эмиссией55.

Сложно сказать, когда наступят серьезные изменения в бюджетной конструкции. Если нефть будет расти в цене, то каждые 10 долларов прибавки цены нефти будут приносить в бюджет от 20 до 40 млрд долларов. Таким образом, уже нефть по 65−70 долларов за баррель практически решает проблему бюджетного дефицита на сегодня. Аналогично, если нефть упадет даже до уровня 30−35 долларов за баррель, проблемы дефицита встанут намного острее и ситуация кардинально поменяется уже к 2019−2020 году.

В любом случае рано или поздно России придется пересматривать уровень бюджетных расходов кардинально. Скорее всего, мы увидим один из двух вариантов.

Либо умеренное сокращение социальных расходов, резкое сокращение оборонных расходов и попытку вернуться к клиентской позиции по отношению к мировому сообществу: открытие рынков, запрос на кредиты, помощь МВФ и проч.

Либо резкое сокращение социальных расходов, сохранение расходов на оборону и безопасность и курс на полную экономическую и политическую изоляцию.

Второй вариант представляется более вероятным.

ЭКОНОМИКА СОКРАЩАЕТСЯ — НАСЕЛЕНИЕ НЕ РЕАГИРУЕТ

Причин у этого феномена несколько.

Во-первых, с точки зрения подавляющего большинства граждан России, текущий кризис наступил после длительного периода экономического роста. В общественном сознании тот факт, что ситуация сегодня все еще лучше, чем 15 лет назад, перевешивает ощущение, что ситуация ухудшилась. Для того чтобы возникло массовое недовольство, уровень доходов населения, скорее всего, должен опуститься еще примерно на 30–40%, в область показателей 1999–2000 годов.

Во-вторых, рост благосостояния в 2000–2012 годах, как и последующая стагнация и падение в 2014–2015 годах, были крайне неравномерно распределены в обществе. Существенные изменения почувствовала лишь небольшая социальная группа.

Действительно, в России в 2015 году лишь у 24% немосквичей были загранпаспорта, при этом лишь 6% россиян в последние годы выезжали за границу один раз в год и чаще. Медианная зарплата отличается от средней по России почти на 50% (то есть доходы половины населения смещены в область очень низких зарплат)58, менее чем у 30% населения есть вклады в банках, а количество владельцев валютных вкладов не превышает 9% населения. Индекс Джини, который в конце XX века в России составлял около 8, сегодня превышает 18. Центры концентрации роста благосостояния в России — Москва и несколько других крупных городов. В Москве к 2014 году подушевой ВВП составлял около 30 тыс. долларов в год к 2016 году он упал до примерно 20 тыс. долларов, и этот уровень еще достаточно высок, для того чтобы вызвать социальный взрыв. А подавляющее большинство населения страны за прошедшие 15 лет стало жить всего лишь чуть лучше, в последние годы — всего лишь чуть хуже. Изменения не настолько значительны, чтобы вызвать резкий рост протестных настроений.

В-третьих (и только в-третьих), в отличие от западных демократий, в России нет публичной конкуренции элит за власть, сопровождающейся активной критикой правящей группы через независимые СМИ и другие каналы, — той конкуренции, которая финансируется и организуется оппозиционными группами элиты. Информационное пространство идеологически монополизировано. И если в развитых демократиях СМИ, как правило, преувеличивают экономические проблемы в пропагандистских целях, а оппозиционные силы имеют возможность координировать социальные выступления через информационные источники, в России сегодня они преуменьшают проблемы, снимают с власти ответственность, перенося ее на внешние факторы, а оппозиция лишена доступа к капиталу и возможности координации протестов.

УГЛЕВОДОРОДЫ НЕЗАМЕНИМЫ ДЛЯ ЭКСПОРТА

Российский ВВП в течение всего нефтяного кризиса 2013−2016 годов показывает удивительную стабильность состава: большинство основных сфер активности практически не изменили свою долю.

Российский экспорт помимо углеводородов и продуктов их первичного передела имеет еще три значимые статьи: экспорт металлов, экспорт сельскохозяйственной продукции и экспорт продукции военной промышленности.

Экспорт металлов из России, так же как и экспорт углеводородов, страдает от общего снижения цен на биржевые товары. В 2015 году даже сложилась ситуация превышения внутренних цен на ряд металлов над мировыми биржевыми ценами. В течение предыдущих 15 лет экспорт черных металлов удерживался на уровне около 20 млрд долларов в год, а экспорт цветных металлов рос, достигнув к 2011−2012 году объема в 40 млрд долларов в год.

Сегодня ситуация кардинально изменилась: за шесть месяцев 2016 года Россия экспортировала металлов в сумме менее чем на 20 млрд долларов, из них цветных металлов — менее чем на 4,4 млрд. Россия является одним из мировых лидеров по продажам металлов на внешний рынок, и ожидать, что ее рыночная доля существенно вырастет, не приходится. Медленное развитие рыночного цикла свидетельствует о том, что цены на металлы в обозримой перспективе, скорее всего, значительно не вырастут. Но даже если они вырастут, вряд ли Россия сможет значительно увеличить экспортные продажи по сравнению с предельными уровнями предыдущих лет. Рынок очень конкурентен, в мире действуют множественные торговые барьеры и ограничения, и только в отношении российской продукции ограничения введены более чем 20 странами.

Сельскохозяйственный экспорт в последнее время растет, и объемы его могут еще сильно вырасти — конечно, при условии существенных инвестиций и сохранения льгот производителям. Однако такой экспорт почти не приносит налоговых поступлений и не формирует базы для инвестирования в другие области производства. Добавленная стоимость от сельскохозяйственного производства очень низка, совокупная доля сельского хозяйства в ВВП России не превышает 3%, в мире доля агропромышленности в ВВП существенно сокращается уже более 30 лет подряд. Скорее увеличение агроэкспорта будет приводить к дополнительной нагрузке на бюджет в виде необходимости увеличивать субсидии, спонсирования льготного кредитования и строительства необходимой инфраструктуры за бюджетный счет.

Экспорт вооружений Россией ведется в основном в кредит, и большая часть таких кредитов никогда не возвращается. Более того, российский экспорт плохо диверсифицирован: Индия, Вьетнам, Венесуэла и Китай покупают более 70% всего российского экспорта.

Разумеется, в перспективе невозможность использовать мировые достижения в развитии технологий двойного назначения приведет к тому, что российское вооружение начнет отставать от ближайших конкурентов — США, ЕС, Израиля и, скорее всего, Китая. Уже сегодня позиции России на международном рынке вооружений слабеют. Похоже, она потеряет рынок Индии (прежде всего военные самолеты). Китай, все еще покупающий российские системы ПВО, уже ориентируется в области авиации на свои разработки. Через 10–15 лет, когда фокус в этой области переместится на системы шестого поколения у развитых стран (и, соответственно, пятого у развивающихся), России нечего будет предложить на рынке.

Развитие новых направлений экспорта требует от России создания условий для одновременного достижения финансовой эффективности производства на ее территории и приемлемого уровня качества и потребительских свойств товаров. К сожалению, предпосылок для формирования этих факторов нет.

Средняя зарплата в России хотя и снизилась довольно существенно по сравнению с 2008−2010 годами, все еще остается значительно выше, чем в странах, являющихся основными конкурентами России с точки зрения размещения трудоемкого производства. Транспортная инфраструктура достаточно дорога, а экспортные операции практически монополизированы, и себестоимость выхода на международный рынок намного выше, чем у конкурентов. Общая налоговая нагрузка на бизнес в России примерно на 10% выше, чем в среднем в европейских странах. Неэффективная и не имеющая шансов просуществовать в течение срока жизни даже одного поколения пенсионная система и коррумпированная, неэффективная система здравоохранения порождают фактическое задвоение пенсионных и социальных сбережений. После уплаты в бюджет высоких социальных и пенсионных сборов работники, получающие зарплату, вынуждены выделять дополнительные существенные средства на медицинское обслуживание и «старость».

С точки зрения конкурентоспособности продукции Россия заведомо проигрывает большинству иностранных производителей. В России отсутствует традиция конкуренции. Патерналистское отношение государства к производителям и крайне нерациональное распределение трудовых ресурсов вкупе с низкой мобильностью населения приводят к тому, что нежизнеспособные, дорогие и некачественные производства сохраняются десятилетиями, получая дотации. Санкции и заградительные пошлины не способствуют развитию конкуренции, позволяя отечественным производителям не заботиться о качестве. 70% ВВП производится государственными и квазигосударственными компаниями, которые легко монополизируют рынок и за счет этого резко снижают свои расходы на маркетинг и контроль качества. Многим производителям не хватает масштаба и возможностей для выхода на международные рынки. Внешнеэкономическая деятельность сильно зарегулирована (на это жалуются все экспортеры), а себестоимость выполнения таможенных процедур очень высока.

Многократно анонсированные мероприятия по упрощению ВЭД, обеспечению льготного кредитования экспортных поставок, развитию конкуренции оказываются словами, как и обещания реформ в других областях. Правительство продолжает полностью полагаться на добычу и экспорт природных ресурсов — благо у него еще есть запас времени и стабильности.

• План правительства — медленное движение в тупик

Правительство России будет озабочено поиском способов улучшить качество администрирования, чтобы обеспечить наполнение бюджета и удовлетворить денежные аппетиты групп влияния. При этом никакие меры, условно называемые реформами, не могут решить задачу немедленного балансирования бюджета. Напротив, реформы скорее приведут к тому, что в ближайшие три-пять лет средств нужно будет тратить больше, на время появится дисбаланс в экономике — и кризис усугубится.

Сегодняшняя российская власть, которая своей миссией считает самосохранение на фоне стабильности общества, таких экспериментов просто не может себе позволить. Реальное доверие к власти в России очень невысоко. Менее 29% населения, по заявлению «Левада-центра», признают, что верят заявлениям высших чиновников. Эта цифра корреспондирует с результатами последних выборов в Думу, на которых явка составила от 30 до 40% и за «Единую Россию» проголосовали от 35−40 до 52% участников. Более 60% населения не нашли себе достойных кандидатов и бойкотировали выборы, доля проголосовавших за власть составляет от 10 до 20% населения. В стране набирают силу левые настроения: призывы к ограничению внешней торговли и рыночных механизмов, к масштабной эмиссии, национализации, государственным инвестициям в инфраструктуру все активнее находят поддержку в обществе. В этих условиях у власти нет мандата на реформы — и поддержание статус-кво остается ее единственной возможностью.

Ожидаемые административные меры с точки зрения экономической теории будут направлены на увеличение доходов бюджета без изменения самой экономики или взаимоотношений в обществе и могут быть шести типов:

• Увеличение количества налогов и сборов

С учетом депрессии в экономике власть не может пойти на кардинальный рост налоговой нагрузки, особенно в случае чувствительных к ней бизнесов. Поэтому рост налоговой нагрузки будет происходить в области либо бюджетного круговорота; либо неизбегаемой базы; либо чрезвычайно широкой базы, с тем чтобы очень малое увеличение дало существенные прибавки к поступлениям (налог на имущество, сборы за проезд и парковки, акцизы на широко потребляемые импортные и отечественные товары, введение/увеличение сборов за детский сад, школу и проч.).

Предпочтение будет отдаваться тем методам, которые позволят ставить между бюджетом и плательщиками частных агентов из числа «приближенных» членов элиты, получающих свою комиссию; иногда она будет доходить до 100% сборов.

• Расширение налоговой базы

Можно ожидать сокращения количества льгот, по существующим льготам будет дано указание на неприменение, суды будут оказывать поддержку налоговым органам.

• Дискриминация

В отношении меньшинства населения, непосредственно не влияющего на стабильность системы, могут быть приняты дискриминационные законы, которые обеспечат пополнение бюджета.

Например, могут быть введены экспоненциальные ставки налогов на недвижимость, автомобили, предметы искусства; объявлены существенные сборы за наличие заграничного паспорта; ограничены по размерам и обложены налогом расходы за границей; введена очень высокая ставка подоходного налога для высоких заработков «верхних» 3–5% населения.

Проживание в центре города, проживание в отдельном доме, наличие автономных коммунальных систем могут быть обложены постоянными налогами; приобретение высококлассного оборудования, украшений, дорогих предметов одежды — разовыми.

• Сокращение базы бюджетополучателей

Мы неминуемо придем к повышению пенсионного возраста.

Расходы на образование и здравоохранение будут недофинансироваться и зачастую уходить в непрозрачных направлениях.

Всем производителям закупаемых бюджетом товаров и услуг будут даны жесткие указания сократить стоимость поставляемых товаров, в том числе за счет качества. Проверки качества будут окончательно формализованы.

В областях неочевидных для широкой публики сократится перечень финансируемых позиций и объемы. В первую очередь пострадают, например, квоты на медицинские манипуляции, объемы и качество лекарств, поставляемых в больницы; сократится (едва ли не до нуля) финансирование «побочных» и не связанных с интересами групп влияния социальных институтов, например музыкальных школ или учреждений внешкольного образования. Подобные институты будут частично переходить на платную основу, частично передаваться организациям, желающим распространить свое влияние и лояльным власти, в частности РПЦ. Элитам регионов (а таких несколько), доверие которых сегодня покупается щедрым финансированием из центра, будет предложено существенно урезать аппетиты. В случае несогласия всегда есть возможность применить жесткие силовые меры. А если они окажутся неудачными, затратными или приведут к большим жертвам, будет на что свалить экономические проблемы и использовать ситуацию для отвлечения общества от проблем с экономикой.

• Реквизиции

Вполне возможны реквизиционные действия в отношении банковских вкладов:

— массовое банкротство банков с передачей государству активов;

— принудительный обмен валютных вкладов на рубли по низкому курсу;

— принудительный обмен рублевых вкладов на долгосрочные обязательства государства и акции самих банков, особенно государственных.

Возможна реквизиция капитала за границей — например, полный запрет на собственность за рубежом для резидентов России с требованием ввода денег в Россию и последующим обменом валюты.

Возможна и реквизиция бизнесов: частично для увеличения доходов бюджета, частично в пользу крупных и мелких местных агентов групп влияния (для удовлетворения их аппетитов в качестве замены прямым поступлениям из бюджета).

В какой-то момент может заработать судебная конфискация имущества: государство будет «по закону» забирать собственность ставших неугодными или просто более слабых владельцев активов и продавать ее за очень небольшие деньги сильным и лояльным агентам влияния. Бюджет будет получать прибыль, а расходы на поддержку лояльности можно будет снизить.

• Экономическое обусловливание

Множество публичных сервисов, которые сегодня государство предоставляет бесплатно или за символическую плату, оно может использовать для сокращения своих расходов, в частности на оплату труда.

Обязательная отработка в государственном секторе для студентов — в течение нескольких лет после окончания вуза на заниженной зарплате — может стать условием бесплатного обучения.

Обязательная служба в армии или на альтернативной хозяйственной службе вне зависимости от поступления в вуз может стать условием бесплатного обучения в школе.

Объявленную приватизацию вряд ли можно включить в перечень мер, которые правительство принимает с целью улучшить ситуацию и пополнить бюджет.

Стоимость активов в России сегодня очень низка, а желающих их покупать мало. И в лучшем случае приватизация обернется реквизицией у неугодных олигархов капитала (но его не хватит для решения проблем), перераспределением наличности, например от «Сургутнефтегаза» к «Роснефти», или стерилизацией вкладов в банках и средств в негосударственных пенсионных фондах.

Недавняя широко разрекламированная сделка по приватизации нефтяной компании «Башнефть» — сделка, которая должна была состояться параллельно с продажей государственной доли в крупнейшей российской ВИНК «Роснефть», — наглядно показала, что от приватизации в России никак нельзя ожидать ни снижения доли государства в экономике, ни получения им дополнительных средств. Покупателем «Башнефти» в итоге стала и так высоко закредитованная государством «Роснефть». Доля же государства в «Роснефти», из-за полного отсутствия сторонних покупателей, будет превращена в казначейские акции — скорее всего, путем кредитования «Роснефти» Внешэкономбанком.

Все эти меры, полумеры и имитации мер, в силу очевидно негативной реакции экономики, будут приводить к дальнейшему сокращению возможностей для получения доходов бюджетом и (или) носить невоспроизводимый, разовый характер. В течение пяти-шести лет их потенциал также будет исчерпан, а давление «слева» только усилится. Это значит, что российское общество, привыкшее к патернализму и ожидающее от государства не создания условий для процветания, а растущего субсидирования уровня жизни, будет требовать индексаций зарплат в бюджетном секторе, пособий и пенсий, роста расходов на низкоэффективную социальную инфраструктуру и поддержку импорта.

Элиты, и прежде всего так называемые «системные оппозиционные партии», привыкшие обменивать лояльность власти на стабильные потоки средств из бюджета в личные карманы, также будут недовольны сокращением официальных ассигнований и неофициальных возможностей. Можно ожидать, что «левые» партии, в сумме получившие в новой Думе более 40% мандатов, по мере того как начнут понимать, что власть теряет поддержку, а они являются единственными, кто может ее получить, — будут увеличивать свою независимость от власти и давить на нее. В частности — требовать все больше популистских шагов, шантажировать власть отказом в поддержке и началом независимой игры. Власть будет вынуждена идти на все большие компромиссы: увеличивать объем регулирования цен и бизнеса, наращивать необеспеченную эмиссию, закрывать внутренний рынок, производить де-факто национализацию целых отраслей промышленности и конфискацию сбережений и собственности, вводить дальнейшее ограничение трансграничных операций.

Падение возможностей для импорта товаров народного потребления и промышленной продукции (из-за сокращения объемов и стоимости экспорта) будет вести к развитию, в основном в рамках государственной собственности или с масштабной государственной поддержкой, замещающих производств. Однако их эффективность — в отсутствие доступа к современным технологиям, к международной школе R&D, полноценной производственной кооперации и дешевому финансированию — будет низкой, а себестоимость в условиях малого рынка будет высока. И россиянам придется вспоминать про стандарты потребления позднего СССР, когда даже отечественные товары низкого качества были в дефиците, а целые их группы (автомобили, электроника, недвижимость, качественная одежда) недоступны из-за дороговизны.

Россия втянется в многолетний период так называемой перонистской экономической политики. По опыту других стран такие периоды могут длиться более десяти лет, а их последствия, в том числе социальные, прослеживаются гораздо дольше.

Даже если власти удастся сохранить стабильность экономики и не допустить катастрофы, случившейся на рубеже 1990-х годов прошлого века, Россию может ожидать еще менее оптимистичный сценарий. Велика вероятность, что на смену нынешнему умеренно-консервативному авторитарному режиму, по мере исчерпания у него экономических возможностей поддерживать лояльность населения, придет более жесткий, лево-консервативный полувоенный или военный режим, поддержка которого населением будет основываться на смеси недовольства текущим положением дел и страха перед внешним миром.

Такой режим задержит развитие страны еще больше.

ЧЕРНЫЕ ЛЕБЕДИ РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ

Вероятность следующего развития событий невелика, но сбрасывать ее со счетов не стоит.

В рамках нашего базового сценария российская экономика сокращается пропорционально в течение не менее трех-четырех лет, после чего в ней начинают превалировать процессы социализации. Постепенно возникают ценовое и валютное регулирование, монополизируется внешняя торговля, ускоряется масштабная национализация, вводятся регулируемые уровни зарплат и гарантированное потребление и проч. В результате экономика получает возможность сокращаться дальше, но не разваливается еще несколько лет, возможно более десяти.

Однако этот процесс может быть прерван серьезными событиями, в результате которых ситуация начнет неконтролируемо быстро развиваться в сторону разрыва внутренних хозяйственных связей, натурализации хозяйства, быстрой долларизации экономики и потери рычагов валютного управления, обвального сокращения поступлений в бюджет, возникновения тотальных дефицитов и формирования больших групп населения, не способных себя обеспечить.

В свою очередь, за этими явлениями последуют резкий рост преступности; автономизация практически всех регионов (и доноров, которые не захотят больше делиться, и иждивенцев, которые будут искать варианты выживания в условиях прекращения дотаций) вплоть до активных и, возможно, удачных попыток отделения; возникновение локальных вооруженных конфликтов, в первую очередь возврат напряженности на Северном Кавказе, — и, скорее всего, череда попыток смены власти по типу дворцового переворота. Затем, вероятно, наступит длительный период политической нестабильности и, возможно, даже распад страны — по модели СССР или в результате куда более кровавых процессов.

Вряд ли какое бы то ни было изолированное событие может в ближайшие годы привести к описанному сценарию. Однако комбинация двух-трех факторов, рассмотренных ниже, вполне может послужить достаточным условием для начала катастрофы.

• Банковский кризис, не компенсированный государственными вливаниями и докапитализацией в силу медлительности власти или неспособности принять решение

В случае если масштабный банковский кризис или катастрофа одного-двух крупных банков, как уже говорилось выше, не будет потушен предоставлением ликвидности до того, как плательщики начнут испытывать трудности с проведением платежей, а среди вкладчиков начнется паника, — возможно одномоментное обезвоживание банковской системы, попытка массового вывода сбережений в наличную валюту (даже при прямом запрете) и в материальные активы, моментальный скачок инфляции и курса валюты и потеря рублем функции меры стоимости.

Похожая ситуация была в Германии в середине 1920-х годов, когда инфляция и запредельные расчетные риски быстро лишили бизнес стимулов развития — и экономика ответила резким падением.

• Выход из строя или существенное снижение работоспособности значительного числа объектов инфраструктуры

Это может произойти в результате естественной амортизации, падения качества обслуживания, перебоев в снабжении запасными частями и электроэнергией, произошедших из-за общего сокращения бюджетных ассигнований и отсутствия инвестиций в модернизацию оборудования. При определенных условиях аварии на ключевых объектах инфраструктуры, даже если они обойдутся без жертв и ущерба другим объектам, могут существенно повлиять на экономику страны. Особенно опасны в этом смысле коммунальные системы (водоснабжение, газоснабжение, бытовое снабжение электроэнергией), проблемы с которыми могут возникнуть из-за недофинансирования и локального коллапса систем обслуживания ЖКХ.

• Резкое падение добычи углеводородов

Рассмотрим такую возможность в условиях сохранения низких цен на нефть и газ на внешнем рынке.

Используемые в России методы добычи нефти являются неэффективными с точки зрения коэффициента извлекаемости, который на сегодня ниже, чем в США, в среднем на 30% и медленно снижается, в то время как в США медленно растет. Предельно возможная добыча в России будет падать и, по некоторым оценкам, к 2035 году сократится минимум в два раза. Мы не знаем до конца уровень долгосрочного негативного эффекта от сегодняшней практики ускоренной добычи нефти в России, но научно подтверждено: эта практика ведет к снижению коэффициента извлекаемости. Вполне возможно, что добыча станет существенно падать уже через три-четыре года, а отсутствие у России современных технологий разведки и экономной добычи, частично обусловленное санкциями, не позволит ее увеличить. Как это происходит, мы можем видеть на примере Венесуэлы, которая потеряла почти две трети возможной добычи за десять лет и уже закупает нефть за рубежом.

Аналогичный эффект может иметь ввод против России эмбарго на закупку нефти и газа странами Европейского союза. Теоретически ЕС в течение трех-четырех лет будет готов отказаться от российской нефти, однако пока ни причин для этого, ни таких намерений ЕС публично не оглашал.

• Коллапс крупных индустрий

В связи с падением покупательной способности в России в ближайшие годы существенно изменится спрос на различные услуги и товары, в первую очередь товары длительного пользования. Под угрозой целый ряд индустрий — от массовой, такой как малые предприятия индивидуального сервиса, до значительной, как, например, строительная индустрия.

Себестоимость строительства квадратного метра в России снизилась за последние годы на 20%, до уровня 2002 года, но и цены на рынке упали до уровня 2001 года (все в реальных рублях). В таких ценовых параметрах спроса и предложения в 2002 году объем строительства составлял 49 млн кв. м в год, а не 138, как в 2014 году, задействованы в индустрии были не более 5 млн человек, а не 5,7 млн, как сегодня.

Можно предположить, что объемы строительства в отсутствие глобального субсидирования будут стремиться к тем самым 50 млн кв. м в год или даже окажутся ниже, а безработными только в этой индустрии станет 1 млн человек.

К списку можно добавить банковскую индустрию, бизнес перевозок, туристический, гостиничный и ресторанный бизнесы, импортную торговлю и проч. Есть вероятность, что произойдет одномоментный и взаимоиндуцирующий обвал нескольких индустрий с ростом безработицы на 5–10 млн человек (8–12%) — до 13–18% от трудовых ресурсов.

Ни государству, ни бизнесу нечего предложить этим работникам. Инвестиционная активность в стране практически нулевая; индустрии, которые 12–15 лет назад (когда строительство имело значительно меньшие масштабы, как и индивидуальные сервисы) давали этим людям работу, сильно сократились или вымерли.

• Внутренний конфликт среди групп влияния

Ситуация маловероятная, но возможная.

Маловероятна она потому, что интересы групп влияния достаточно хорошо поделены, арбитрирование между ними налажено, и похоже, что все группы стремятся к сохранению мира.

С другой стороны, опыт многих стран показывает, что конфликт, несмотря на высокий уровень организации сдержек и противовесов, часто возникает, если доля ренты в ВВП падает ниже 10–12% и распределяемых потоков начинает не хватать, а подушевой ВВП низок — ниже 6 тыс. долларов. В России доля ренты в ВВП лишь немногим выше (около 16–17%) и медленно снижается, подушевой ВВП составляет, по прогнозу на 2017 год, около 8 тыс. долларов.

Опять же по опыту других стран мы знаем: конфликт между группами влияния, даже если он напрямую не перерастает в войну кланов, все равно влечет за собой существенную дестабилизацию экономики. Это происходит из-за значительных кадровых перестановок вплоть до отставки первых лиц, принятия конъюнктурных, но крайне вредных для экономики решений, резкого роста рисков в связи с переносом борьбы кланов в правовую плоскость (использование масштабных уголовных дел) и проч.

Такая же ситуация зачастую складывается даже в стабильных и хорошо организованных элитах, в случае если из строя выбывает ключевое лицо (лица), ответственное за баланс интересов. В России сегодня такое лицо одно, и, хотя вероятность того, что это лицо внезапно перестанет эффективно исполнять функции арбитра и контролера интересов, низка, она все же не равна нулю.

• Высокий риск очень дорогого, непоправимого и нерационального решения

В современной России, где власть неинституционализирована, отсутствуют конкуренция и системы критической оценки решений и действий, а общественное мнение существенно искажено пропагандой и отвлечено ложными повестками, такой риск существует.

Речь идет о решении, которое вызовет резкое изменение ситуации и приведет к крайне негативным экономическим последствиям.

Сложно предсказать, что это будет за решение: может быть, повышение налоговой нагрузки, которое вызовет обвальное снижение бизнес-активности; может быть, эскалация или начало новых военных или гибридных действий, стоимость которых в итоге подорвет экономику или приведет к санкциям совершенно другого уровня; или решение по введению жесткого регулирования цен, капитальных операций или курса валюты.

ИНВЕСТИЦИИ В ИНФРАСТРУКТУРУ НЕ БУДУТ ЭФФЕКТИВНЫ

Существуют подтверждения прямой связи между объемом государственных инвестиций в инфраструктуру и ростом экономики. Однако необходимо понимать, что связь эта работает далеко не всегда и не везде.

Любые инвестиционные действия — то есть фактически предложение рынку новых возможностей — должны соответствовать спросу, который либо уже существует, либо еще только может сформироваться. В противном случае они экономически бессмысленны.

Нам известны случаи подстегивания экономики за счет инвестиций в инфраструктуру в ситуации, когда спрос на инфраструктуру со стороны бизнеса значительно превышал предложение.

Это явление наблюдается в африканских странах, где не хватало инфраструктуры даже для базового развития торговых и производственных отношений. При этом иностранные компании были готовы вкладываться в экономику, а местное население — включаться в экономические отношения современного типа. Мы помним примеры новых территорий в США, Канаде, Мексике, других странах, где именно расширяющийся бизнес толкал государство на инвестиции (к слову, далеко не все инвестиции в инфраструктуру были государственными).

То есть эффективнее всего эта модель работает там, где уровень инфраструктуры крайне низок, а запрос на развитие высок. В странах со средним уровнем инфраструктуры, как у России, эффект обычно значительно меньше. Настолько, что возникает вопрос: в случаях, которые можно считать «успешными», не было ли начало государственного инвестирования в инфраструктуру реакцией на рост экономической активности?

В сегодняшней России депрессия экономического развития не связана с инфраструктурным потолком, а высокая себестоимость транспортировки, связи и логистики влияет на увеличение стоимости продукта не так сильно, как факторы риска. Вдобавок в России не хватает капитала и трудовых ресурсов для обеспечения бурного роста.

В этих условиях масштабные инвестиции в инфраструктуру со стороны государства, скорее всего, столкнутся со следующей серией проблем:

• Планирование

Будут выбраны не нужные направления инвестирования, а направления, выгодные наиболее мощным лоббистам.

• Финансирование

У проектов будет масштабная изначальная переоценка; до 50% и более будет потрачено сверх реальной стоимости; большая часть уйдет в офшор, снижая курс рубля.

• Выполнение

Работа будет идти медленно, без соблюдения стандартов качества; часть объектов окажется в итоге малопригодна или непригодна для эффективного использования.

• Использование

Объекты будут недооснащены, не укомплектованы штатом, спрос на их использование — под вопросом. Отсутствие дополнительных инвестиций на содержание и адаптацию обречет многие объекты на простой.

• Влияние на общий спрос

Средства на инфраструктурные инвестиции будут получены эмиссионным путем, их пролиферация в экономику приведет к росту инфляции, общий объем платежеспособного спроса только сократится, и спрос на эти объекты еще сильнее уменьшится.

• Влияние на бизнес-климат

Переключение ресурсов на государственные инвестиции снизит бизнес-активность и повысит себестоимость для независимых бизнесов. В условиях низких объемов производства и нехватки трудовых ресурсов государственные инвестиции будут оттягивать на себя и сырье, и работников, поднимая и цены, и зарплаты. Использование потоков денег для прямого импорта (сырье, материалы, оборудование) и для косвенного (товары для продажи работающим на проектах) временно увеличит импорт и создаст дополнительное давление на курс рубля и социальную сферу.

• Влияние на внутреннюю политику

Эмиссионный характер трат даст временный заработок связанной с властью элите, что ослабит ее потребность в реальных реформах для сохранения своих доходов. Таким образом, реформы в очередной раз отодвинутся, а страна откатится еще дальше вниз по уровню развития. Отставание от конкурентов станет еще большим.

• Влияние на внешнюю политику

Сочетание внутренних источников и усугубляющихся экономических проблем потребует переключения внимания населения и сделает внешнюю политику для поддержания рейтинга еще более агрессивной. Это сократит вероятность как привлечения иностранных инвестиций, так и встраивания в мировые технологические процессы.

Но даже если предположить, что в стране существует запрос на инфраструктуру и всех вышеупомянутых проблем удастся избежать, объемы государственных инвестиций для раскачивания экономики, которая уже находится на российском уровне подушевого ВВП и инфраструктурного развития, должны быть колоссальными.

По статистике, если страна со средним доходом и устойчивым уровнем государственных инвестиций в ВВП 3–4% увеличивает инвестиции в инфраструктуру на 1%, это дает разовый прирост ВВП на 0,08% с 75%-ным затуханием за год. Для того чтобы достичь роста ВВП в 3% в год, России надо начать с увеличения государственных инвестиций на 36%, в следующем году увеличить их еще на 18%, потом на 9%, потом на 4,5% и так далее. Всего инвестиции государства должны вырасти в 3,7 раза (а если учитывать, что у нас 50% разойдется по коррупционным схемам и на неэффективность — то в 7 раз). По самым скромным оценкам, Россия должна будет вкладывать в инфраструктуру 15% ВВП в течение многих лет. Для сравнения: Мексика расходует на инфраструктуру 5% ВВП, Индия — 10%, Индонезия — меньше 7%, Китай — от 6 до 11%.

ЭФФЕКТИВНЫЕ РЕФОРМЫ

У российской экономики две базовые проблемы: риски, несоразмерные возможностям получения дохода, и зарегулированность.

Самая примитивная (но очень верная) модель экономики говорит: рост происходит там, где предприниматели и инвесторы видят позитивную разницу между уровнем ожидаемых доходов и уровнем ожидаемых рисков от вложений или старта проектов.

Таким образом, для роста экономики необходимо, чтобы либо потенциальные доходы были достаточно высоки, либо риски ведения бизнеса существенно снизились. В этих условиях капитал сам начинает идти в страну — и предприниматели осваивают новые инвестиции. При этом рынок с минимальной помощью государства в виде разумного регулирования способен идентифицировать точки роста.

В России сегодня нет областей, в которых можно ожидать сверхприбылей. Россия — страна, достаточно жестко изолировавшая себя от международной кооперации и со сравнительно небольшим для изолированного рынка населением (всего 2% от всей Земли) — этого недостаточно для выхода бизнеса на уровень конкурентных цен и качества в мировом масштабе.

Россия — страна среднего дохода, здесь фактически не осталось ниш для высокомаржинального бизнеса, особенно сегодня, когда доходы жителей падают.

Россия — страна квазимонополистических конгломератов, которые оказывают жизненно необходимые бизнесу услуги (поставка энергии, перевозки и проч.) по завышенным ценам.

Россия в высокой степени зависит от импорта, то есть сырье российские компании закупают по высоким ценам — и оно облагается повышенными налогами.

В этой ситуации единственный способ увеличить экономический потенциал страны — снизить риски. В развитых странах, таких как государства Северной Европы, США, Канада и другие, пространство для получения сверхдоходов также ограниченно, если вообще оно есть, — в первую очередь из-за высокой конкуренции, высоких налогов и медленного роста потребления. Тем не менее средняя скорость роста подушевого ВВП в этих странах превышает 1 тыс. долларов в год (что для России составляло бы 13% годовых!) — этот результат достигнут за счет крайне низких рисков ведения бизнеса.

Базовые риски, с которых надо начинать, это риски, связанные с владением собственностью и правоприменением — как в спорах с государством в лице регулирующих, силовых и фискальных органов, так и между хозяйствующими субъектами.

К сожалению, кратко изложить последовательные и детальные предложения по коренной перестройке системы с целью минимизации рисков правоприменения невозможно. Однако стоит обозначить направления движения.

Необходимы:

1. масштабные изменения законодательства, направленные на защиту предпринимателей и инвесторов;

2. гарантии примата международных судов и прáва;

3. презумпция невиновности в делах против государства;

4. запрет на возбуждение уголовных дел при отсутствии поддерживающего решения и даже прямой передачи дела в гражданском процессе;

5. повсеместное внедрение суда присяжных;

6. программа защиты бизнеса при обвинении владельцев или топ-менеджеров;

7. независимая всеобщая выборность судей начиная с низшего звена;

8. система защиты добросовестного приобретателя и снятие всякой ответственности с держателя прав, в случае если права были действительно выданы государством вне зависимости от допущенных государством при этом нарушений;

9. 100%-ная амнистия собственности и т. д.

Все это должно привести к тому, что предприниматели и инвесторы пересмотрят оценки рисков и произойдет переход от сегодняшней феодально-коррупционной модели правоприменения к модели, основанной на состязании сторон и соблюдении закона.

Наконец, очень важной частью системы снижения рисков является комплекс законодательных мер для защиты инвесторов и предпринимателей от изменений законодательства, решений и действий (не только противоправных) государственных органов и прочих действий или бездействия со стороны государства или любых должностных лиц в любых формах, которые влекут за собой убытки или упущенную выгоду.

В частности, такие законодательные акты должны защищать инвесторов и предпринимателей от тех изменений законодательства и решений органов власти, которые существенно ухудшают условия ведения бизнеса, — в случае если бизнес создавался или развивался в разумном расчете на прежние условия и (или) если государство в той или иной форме давало гарантии или заверения, в том числе устные, что условия останутся прежними.

И конечно, массовые иски и защита в международных судах должны допускаться без каких-либо оговорок.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 4 января 2017 > № 2025619 Андрей Мовчан


Германия. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > vestikavkaza.ru, 3 января 2017 > № 2036616

Итоги года с Хайко Лангнером

В расширенном интервью «Вестнику Кавказа» берлинский политолог подвел итоги прошедшего года для германо-российских отношений и председательства Германии в ОБСЕ, рассказал об особенностях и противоречиях внешней политики ФРГ, а также о «неразделенной любви» России к Германии и путях улучшения двусторонних отношений.

- В рамках председательства в ОБСЕ Германия распространила предложения о диалоге для всех стран-членов организации. Речь шла, в том числе, и о контроле обычных вооружений и мерах по созданию доверия. Как говорил министр иностранных дел ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер, доверие может быть создано лишь путем сотрудничества по конкретным темам. Однако год германского председательства в ОБСЕ прошел. Каких целей смогла добиться Германия на уровне ОБСЕ?

- Во времена все более усиливающейся напряженности успехом уже должно считаться, как минимум то, что под председательством Германии был дан толчок диалогу по проблемным вопросам. Германия распространила важные предложения по контролю над конвенционным вооружением, которые до сих пор получили четкую поддержку со стороны 16 стран-членов ОБСЕ. Эти предложения предполагают, к примеру, модернизацию Венского документа, то есть, улучшенные возможности наблюдения за военной активностью, более широкие интервалы безопасности между военными подразделениями НАТО и России вдоль общей границы. Однако политические рамки для реализации подобных мер сейчас сложились далеко не оптимальные, поскольку политический климат между НАТО и Россией очень «морозный», и США с Россией придерживаются противоположных приоритетов. В 2015 году Россия окончательно политически покинула Договор об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ), однако, не разорвала договор с правовой точки зрения. Причиной стало то, что США и другие страны НАТО так и не ратифицировали принятое на стамбульском саммите ОБСЕ 1999 года соглашение об адаптации ДОВСЕ. Параллельно с этим на практике НАТО за счет принятия в свои ряды новых стран последовательно продвигалось к российским границам. На этом фоне Россия стремится договориться о новых мерах по ограничению вооружений, прежде, чем начнутся переговоры о расширении контроля над вооружениями. США придерживаются противоположной позиции: они хотят вначале интенсифицировать контроль над вооружениями, чтобы в случае успеха в далеком будущем, возможно, обсудить и вопросы сокращения вооружений.

Политика Германии в этих вопросах также противоречива. С одной стороны, правительство ФРГ своими предложениями продемонстрировало наличие собственной позиции в политике безопасности, которая по некоторым позициям входит в полное противоречие с политикой, проводимой до сих пор США. Но одновременно с этим бундесвер взял на себя лидирующую роль в развертывании новых военных соединений НАТО и присутствии альянса на основе ротации в Польше и прибалтийских государствах, что, якобы, должно минимизировать опасность российской военной агрессии против этих стран. Но даже в крайне маловероятном случае подобной агрессии, этих военных соединений не хватило бы для ее отражения. То есть, эти шаги НАТО служат цели поддерживать образ врага в виде российской угрозы, что позволит альянсу оправдать собственный курс на дальнейшее вооружение. Полагаю, что Россия в меньшей степени будет ориентироваться на теплые слова на дипломатических конференциях и в большей – на конкретные факты, которые создаются в непосредственной зоне ее безопасности. Соответственно, мир и безопасность в Европе, остаются под угрозой.

- Как бы вы оценили развитие на этом фоне германо-российских отношений?

- Отношения между Германией и Россией в последние годы ухудшились и находятся значительно ниже уровня их возможностей. С одной стороны, это является следствием горячего конфликта на Украине, но также связано с описанной эрозией ДОВСЕ. Германия, хоть и не позиционирует себя в качестве «зачинателя» против России, однако, до сих пор всегда однозначно становилась на сторону тех, кто выступал за принятие и продление санкций ЕС против России. Подобная «воспитательная педагогика» приводит к прямо противоположному ожидаемому эффекту. Внешнее давление, как правило, лишь усиливает внутреннюю сплоченность тех, против кого эти санкции направлены. Чтобы понять это, достаточно беглого взгляда на рейтинги популярности российского президента, чью политику сейчас поддерживают 84% россиян. Санкции, таким образом, не приносят ровным счетом ничего, и являются выражением двойных стандартов в политике.

- Какую роль играет исторический контекст в современных отношениях между Германией и Россией?

- В исторической перспективе германо-российские отношения являют собой переменчивую особую связь, характеризуемую взлетами и падениями. В сравнительном культурно-историческом исследовании, например, были установлены значительные общности двух культур в философии, литературе, искусстве и классической музыке. Русские германофилы и немецкие русофилы уже давно сконструировали тезис о «душевном родстве» двух наций. Хоть я и считаю этот тезис принятием желаемого за действительное, однако, он свидетельствует о культурной близости и эмоциональных связях, коих было немало в прошлом. Не является случайностью и то, что, несмотря на чудовищные преступления германского фашизма в отношении народов Советского Союза в ходе Второй мировой войны, представления российского населения о Германии и немцах долгое время характеризовалось симпатией. Ответственность за 27 миллионов жертв, погибших в борьбе с гитлеровским фашизмом на территории СССР, российская политика всегда возлагала на преступный нацистский режим, а не на немецкий народ. Красная Армия освободила от фашизма не только свою страну, но и практически всю Восточную Европу и немецкий народ. В том числе и поэтому в Германии есть существенные слои общества, которые желают лучших отношений с Россией в будущем и ни в коем случае не демонизируют российского президента Владимира Путина. С учетом этого правительству ФРГ срочно следовало бы проявить больше чувствительности в своей политике по отношению к России. Немецкое правительство, очевидно, даже не замечает, что есть разница между тем, когда Россия называет другую страну «другом» и когда – «партнером». Германия до сих пор считалась в России надежным «другом». Возможно, правительство ФРГ уже близко к тому, чтобы этот статус утратить. В любом случае неправдоподобно, когда миру представляют «ужастики» о военной угрозе Германии со стороны России, поскольку это нисколько не соответствует стратегическим интересам России. Это, как мне кажется, проблема нескольких живущих вчерашним днем политиков, которые специализируются на нагнетании антироссийских настроений и не могут отвыкнуть от категорий мышления времен холодной войны. Это, впрочем, не означает, что и сама Россия не делает никаких ошибок в российско-германских отношениях.

- О каких ошибках идет речь и что, на ваш взгляд, следует России предпринять, чтобы улучшить двусторонние отношения с Германией?

- Российская политика известна тем, что свои стратегические цели она определяет в соответствии с ясными интересами. Германия являет собой одно из редких исключений, где этого не удается сделать в привычной мере. Россия уже на протяжении определенного времени реагирует на Германию, как на неразделенную любовь. Германо-российские отношения для российской стороны являются эмоциональным вопросом, что не обязательно плохо. Но из-за этого российская сторона часто не может понять, почему Германия отказывается от более самостоятельной политики и предпочитает держаться за тесное трансатлантическое партнерство с США, вместо того, чтобы принять российские предложения по стратегическому сотрудничеству, которые, как кажется России, соответствуют коренным немецким интересам. Но это является ложным заключением, поскольку ФРГ постоянно извлекала огромную выгоду их трансатлантического сотрудничества. На этом сотрудничестве покоится статус Германии в качестве одной из ведущих экспортных наций планеты, равно как и относительно низкие собственные траты на оборонные расходы. После заката реально существовавшего социализма пространство для политического маневра уже объединенной Германии существенно расширилось.

Практически в сегодняшнем ЕС существует германская гегемония, что уже успели почувствовать на себе сильно пострадавшие от финансового кризиса страны ЕС вроде Греции. Навязываемая Брюсселем политика «экономии» фактически является политикой Ангелы Меркель. Нынешняя немецкая политика не желает подвергать риску возросшее влияние Германии, вызвав сомнения США в верности Германии союзу, потому ФРГ всегда старается учитывать американские интересы в собственной политике. Но это ни в коем случае не означает отказа от самостоятельной политики, а создает специфические модус вивенди для наиболее эффективной реализации собственных интересов. Именно по этой причине правительство ФРГ находится в таком замешательстве после победы на президентских выборах в США Дональда Трампа, так как до сих пор неясно, в какой мере он продолжит следовать трансатлантическим приоритетам в будущем.

Трансатлантическое партнерство с США, однако, ни в коей мере изначально не исключает кооперации между Германией и Россией – до тех пор, пока Москва не начинает питать слишком завышенные ожидания. По моему ощущению, российское руководство рассматривает международную политику изначально как игру с нулевой суммой, в которой выигрыши одного актора непременно означают потери другого. В отношениях с Германией куда более многообещающей является концепция обоюдного выигрыша, поскольку все германские правительства следует данной идее. Это значит, что должны быть определены политические области, которые даже в актуальной напряженной ситуации предлагают стимулы к сотрудничеству. На мой взгляд, речь должна идти о сближении людей двух стран. Это значит, что должно больше городов-побратимов, больше культурного сотрудничества, больше сотрудничества между вузами, молодежный обмен… С помощью мощного фундамента связей на уровне гражданского общества может быть создана прочная связка, которая выдержит и политические вызовы.

Санкции ЕС являются бессмысленными, они вредят немецкой экономике, и их необходимо отменить. Экономические связи в таком случае очень быстро восстановятся. Не думаю, что Россия свою политику по отношению к Германии перевела из «дружеского» режима во «вражеский». Именно поэтому Москве стоит дистанцироваться от мер, которые могут вызвать противоположное впечатление. В качестве примера приведу вмешательство российских СМИ и, в конце концов, даже российской политики в случай с мнимым изнасилованием русской немки Лизы в начале 2016 года. Правительство Германии справедливо в резкой форме отвергло претензии российской стороны, и в этом ее поддержало большинство населения Германии. Подобными акциями Россия вредит себе и собственным же интересам. Однако я исхожу из того, что мотивом подобных действий была не российская агрессивность, а в куда большей степени глубоко укоренившаяся фрустрация российской политики в связи с отталкивающей ее позицией германского правительства и отсутствием прогресса в германо-российских отношениях.

Орхан Саттаров

Германия. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > vestikavkaza.ru, 3 января 2017 > № 2036616 Хайко Лангнер


Швеция. Россия > Авиапром, автопром > gazeta.ru, 3 января 2017 > № 2025757

«Русские водят агрессивно, но вежливо»

В 2017 году Volvo планирует продать на 20% автомобилей больше

Алина Распопова

Только в России вас могут подрезать, а потом поблагодарить «аварийкой», уверен президент Volvo Car Russia Майкл Мальмстен. Привычка россиян сидеть в телефоне за рулем ставит его в тупик, а московские пробки не перестают удивлять. В интервью «Газете.Ru» Мальмстен рассказал, что надеется в 2017 году продать на 20% больше автомобилей Volvo, отметил успех XC90 и признался, за что ему иногда хочется побить русских водителей.

— Давайте сразу о хорошем. Курс рубля заметно укрепился в конце 2016 года — что это означает для автопроизводителей? Позволит ли такое положение дел сдерживать цены?

— Если посмотреть на обменный курс, то рубль действительно стал немного сильнее. Но пока я не вижу в этом ничего революционного.

Пока я не верю в рубль и считаю, что в наступившем 2017 году нам по-прежнему будет непросто.

Конечно, не так, как раньше, но тем не менее. И если посмотреть на автопроизводителей и ту прибыль, которую они получают в России, — я говорю не за всех, но за подавляющее большинство, — то они, включая Volvo, продают огромное количество автомобилей в убыток. То, что рубль укрепляется, конечно, помогает. Но это не означает, что мы сможем снизить цены. К сожалению.

— Получается, к чему же нам готовиться в этом году? Если цены не будут снижаться, то, значит, будут расти?

— В целом по рынку мы увидим рост цен, но он будет не очень высоким благодаря укреплению рубля. То есть не 15–20%, а нормальным — на уровне 2–5%.

— В новогодние праздники дилеры обычно старались завлечь покупателей распродажами и скидками. Как обстоят дела в этот раз?

— В России новогодние праздники длятся очень долго! И большинство дилеров действительно раньше были готовы отказаться от маржи, дать огромные скидки. Российский авторынок прошел через несколько стадий: начиная со времен, когда дилеры чувствовали себя отлично и «заряжали» максимальную стоимость автомобилей, до другой крайности, когда все распродавалось с минимальной прибылью. Сейчас я бы назвал ситуацию в этом плане более спокойной.

— Раз уж речь зашла о дилерах — как чувствует себя ваша сеть?

— Она выжила. И в ближайшее время мы узнаем, кто сможет адаптироваться к тяжелым временам, а кто — нет. Потому что многие дилеры существовали на накопленные ранее средства или же получали доход от другой деятельности. Но сейчас они должны начать делать все возможное, чтобы сосредоточиться на автобизнесе и его развитии. К примеру, 80% подержанных автомобилей продается без участия автосалонов — от продавца к покупателю. Дилеры должны плотнее заняться этой нишей. Финансы, страхование, аксессуары — все эти направления тоже надо развивать.

Потому что прибыль от продажи новых автомобилей будет падать и падать. Времена будут более жесткими. Покупатели нашли способы приструнить дилеров.

Клиенты научились выбирать, они объезжают автосалоны, переписываются с ними, сравнивают варианты, заставляя дилеров бороться за себя и снижать цены. Поэтому если вы приедете под конец месяца, а дилеру нужно распродать пару оставшихся автомобилей, то есть шанс получить хороший вариант.

— Как сейчас меняется спрос на автомобили в целом — люди выбирают более простые модели?

— В структуре спроса на авторынке есть некий раскол. Так, премиальный, более дорогой сегмент чувствует себя неплохо и довольно стабильно. А вот те, кто продает недорогие автомобили, видят переключение спроса на более дешевые варианты. При этом в России 35% от общего числа автомобилей старше 15 лет — это старые, плохие автомобили.

Для автопроизводителей хорошо, что если у россиян есть деньги, они готовы менять свои даже новые автомобили на еще более современные гораздо быстрее, чем, к примеру, жители Европы.

— Российское правительство как может подталкивает автопроизводителей к тому, чтобы они локализовали здесь свое производство. Насколько это вам интересно и насколько для вас существенна та господдержка, которую чиновники предлагают автопроизводителям взамен?

— Да, в России 90% проданных автомобилей производятся в России. Но я дам вам очень политкорректный ответ на этот счет: мы внимательно следим за ситуацией. При этом посмотрите — на господдержку по различным программам сейчас могут рассчитывать автомобили в сегменте стоимостью до 800 тыс. руб. И мы не попадаем в эту нишу. Мы следим за тем, что будет со стоимостью импортируемых автомобилей, программой утилизации, конкурентами… Поэтому надо подумать. У нас есть заводы в Европе, в Китае, строится завод в США. Сегодня все автомобили в Россию поставляются из Швеции и Бельгии, но маловероятно, что в будущем эта ситуация останется неизменной. Мы точно знаем, что в перспективе Volvo S90 будет приходить из Китая, хотя финального решения, когда эти поставки начнутся, пока нет. Главное, что я могу сказать точно, — Volvo останется в России, и мы сделаем все, чтобы быть конкурентоспособными.

— 2016 год был тяжелым?

— Он оказался странным. Потому что я привык продавать автомобили. А мне приходилось бороться за то, чтобы просто привезти их в Россию. Потому что на наши новые автомобили сегодня очень большой спрос на других, более прибыльных рынках. Это было моей настоящей проблемой. Но в целом я доволен результатами, которые, к примеру, показала модель XC90. Рынок принял этот автомобиль.

Сначала у нас были некоторые сомнения относительно того, кто же будет его покупать и как на него отреагируют владельцы XC90 прошлых лет, ведь это совсем другой автомобиль.

Мы боялись, что они заявят: «Что вы сотворили с моим любимым XC90, вы испортили его и сделали таким дорогим!» Но все сработало. И я уверен, что такие же обсуждения нас будут ждать относительно моделей XС70 и V90 Cross Country. Но теперь-то я знаю, что все кончится хорошо.

— Когда дела в России на авторынке пойдут в гору?

— У меня есть два сценария на ближайшие 10 лет. Один реалистичный: продажи новых автомобилей в России будут медленно расти, и к 2026 году рынок достигнет объема 2,2 млн автомобилей. И оптимистичный: продажи в 2026 году превысят 3 млн единиц. Так что выбирайте, что вам нравится больше. На самом деле, все это будет зависеть от экономической, политической ситуации. Будет ли Россия по-прежнему продавать нефть или же найдет другие серьезные источники дохода.

— А ваши планы на 2017 год?

— Планы у нас есть всегда, но все зависит от того, сколько нам дадут автомобилей. Если мы получим столько автомобилей, сколько хотим, то мы сможем продать до 20% больше, чем в 2016 году. Что касается общего прогноза, то ситуация на российском авторынке будет чуть-чуть лучше, чем в 2016-м. По моей оценке, в этом году будет продано 1,35–1,4 млн новых автомобилей. Конечно, результат будет зависеть от объемов господдержки.

— Вы относительно недавно живете в Москве — уже привыкли к нашим платным парковкам, трафику?

— Ваша парковочная система очень современная, а принцип ее работы не отличается от того, что мы видим в других городах.

Пробки, конечно, ужасные. Я к такому не привык. Приходится учиться водить автомобиль заново, по-русски.

— И как же это?

— Это очень интересная смесь очень агрессивной манеры вождения и при этом вежливой. Так, если вы пропускаете кого-то, вас всегда поблагодарят.

К примеру, вы едете по дороге, шесть полос превращаются в одну, и вдруг какой-то негодяй влезает в полосу сбоку, расталкивая всех! Ты его пропускаешь и взамен получаешь сигнал «аварийкой» — благодарность.

В том месте, откуда я приехал, в такой ситуации водитель просто остановил бы эту машину, вытащил шофера из окна и задал бы ему как следует. Но есть вещи, которых я не понимаю. А самая главная проблема российских водителей в том, что они ведут автомобиль, сидя в телефонах. В других странах это запрещено! И вот так, отвлекшись, они попадают в аварию, но не убирают свои автомобили, что приводит к огромным пробкам.

— Людям с такой манерой езды явно не подходит очень умный XC90 с его навыками автономного вождения, который просто этого не потерпит.

— Я думал об этом очень много — о том, как же русским подать это самое автономное вождение.

А потом решил, что главное — это упор на системы безопасности. Они могут больше, чем водитель, реагируют быстрее, более аккуратно. Это сложная система может защитить вас от людей, которые пытаются въехать в вас из крайнего ряда.

Поэтому наши клиенты более спокойные, уравновешенные водители. Они не какие-то сумасшедшие, которые гоняют по улицам на тонированных автомобилях на высоких скоростях. И нам это подходит. Я уверен, что эти технологии будут работать в полную силу уже через пять лет. Люди привыкнут — можно сесть в автомобиль, нажать кнопку и заняться чем-то еще. Это же здорово!

Швеция. Россия > Авиапром, автопром > gazeta.ru, 3 января 2017 > № 2025757 Майкл Мальмстен


Россия. США > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука. СМИ, ИТ > gazeta.ru, 3 января 2017 > № 2024883

«Запланированного предательства Горбачева у Запада не было»

Советник Горбачева Роальд Сагдеев дал интервью «Газете.Ru»

Александр Братерский

Советский академик, в прошлом директор Института космических исследований Роальд Сагдеев был одним из советников президента Горбачева и участвовал в переговорах на высшем уровне. О том, как он сегодня воспринимает Горбачева и произошедшие четверть века назад перемены в стране, Сагдеев рассказал «Газете.Ru» в кулуарах недавнего Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы.

— В этом году мы отмечаем 25 лет со дня распада СССР. Каким вам запомнились последние годы его существования?

— В СССР было много хорошего. Я вспоминаю студенческую среду: мы верили в лучшее. Вспоминаю учителей: Ландау, Леонтовича, Арцимовича (знаменитые советские физики. — «Газета.Ru»). Это то поколение, которое помогло моему поколению найти свою дорогу. Но когда пришел Горбачев, это было как глоток свежего воздуха. Был период «медового месяца», когда интеллигенция, мы все были в ожидании чего-то грандиозного. И когда Горбачев стал говорить о «социализме с человеческим лицом», мы считали, что что-то в таком духе должно произойти.

Первый год-два он был доступен, но потом обстановка вокруг него стала меняться. Образовалась прослойка бюрократов, и общаться с ним можно было от случая к случаю.

Мое понимание этой ситуации в том, что он пытался сидеть между двух кресел. И если одно из них принадлежало Александру Яковлеву (идеолог перестройки. — «Газета.Ru»), другое принадлежало его антиподу Егору Лигачеву (представитель консервативного крыла в Политбюро. — «Газета.Ru»). Но они настолько были несовместимы, что кресла стали разъезжаться, и Горбачев оказался в вакууме.

Последний год или два он стал окружать себя вообще уже не теми людьми, и мы тогда грустно шутили, что Горбачев пренебрег советом Сталина, говорившего, что «кадры решают все».

— Перемены Горбачева начались с гласности, но может, надо было начать с экономики?

— Тогда все это обсуждалось. Но вот почему начали с гласности — не хотели повторять ошибку Хрущева, который стал говорить об изменениях в экономике, существенно не меняя политическую инфраструктуру. Вся партийная элита из обкомов в конце концов его и скинула под руководством Брежнева. Мнение было такое, что Горбачев хочет объявить об открытости, чтобы предотвратить закулисные выступления против него.

— Можно ли было сохранить социализм, добавив в него рыночные элементы?

— К сожалению, этот эксперимент невозможно повторить, как и все разговоры и мечты того времени.

Я помню, что мы задавали себе вопрос, почему мы не пошли по такому же пути, как китайцы. И тогда была точка зрения, что мы слишком далеко ушли от инстинктов свободного рынка и предпринимательства, и для нас этот путь был уже закрыт.

— Вы принимали участие в переговорах о ядерном вооружении. Оно было необходимо, но не слишком ли много мы сделали односторонних уступок?

— Если оглянуться назад, то вначале не было ощущения, что у Рейгана возникнет идея Стратегической оборонной инициативы (СОИ, предшественницы нынешней системы ПРО США. — «Газета.Ru»). В то время я был в группе наших ученых и политологов, которая также включала директора Института США Георгия Арбатова, академика Евгения Примакова. Мы встречались с группой ученых в американской академии наук. Наш разговор было конструктивным, ничто, казалось, не предвещало того, что у них возникнет идея СОИ. Мы узнали о ней на пути домой. Когда садились в самолет, мы договорились, что первое, что мы сделаем по прилету, — проведем ее анализ и напишем свои заключения для правительства.

Но главное, что нас пугало, — не американские идеи, а то, что наш собственный военно-промышленный комплекс с таким рвением ухватится за возможность создания нашего отечественного варианта «звездных войн», что мы погрязнем в этом болоте.

Мы написали об этом работу, и она попала в руки Горбачеву еще до того, как он стал генсеком. Это сыграло какую-то положительную роль. Ни Горбачев, ни военные, ни маршал Ахромеев не хотели создавать зеркальный вариант противодействия американской системе. Хотя были выступления военных и были выступления министров из системы общего машиностроения, которые говорили: «Михаил Сергеевич, мы теряем время, мы можем сделать это дешевле и лучше, чем они!» Но его заслуга в том, что он вовремя остановился.

— Но ведь есть мнение, что сама СОИ была блефом, чтобы шантажировать СССР и вовлечь нас в гонку вооружений.

— Об этом стали говорить позже, и Heritage Foundation (аналитический центр, который предложил идеи СОИ администрации. — «Газета.Ru») начал приписывать себе заслуги в развале СССР.

Рейгана действительно подвергали мощной идеологической обработке во времена саммита в Женеве в 1985 году. Казалось, что «гонка вооружений» стала его религией.

Но все было не совсем так, в чем я смог позже убедиться, побывав на одной из встреч ветеранов «холодной войны» в Институте Гувера с участием Джорджа Шульца (госсекретарь США при Рейгане. — «Газета.Ru»). Там показали один телевизионный сюжет времен съезда республиканцев 1976 года, на котором в президенты был выдвинут Джеральд Форд. Рейган тогда проиграл ему во время предварительных выборов. Сам Рейган сидел вместе со своей супругой Нэнси в зале, и Форд попросил его сказать несколько слов. Рейган не был готов, но сказал, что утром он был на закладке «капсулы времени» и когда его попросили написать, что бы он пожелал американцам через 100 лет, он сказал, что хотел бы избавить мир от ядерного оружия. Потом американцы мне говорили о том, что он говорил об этом и раньше. Я думаю, что, когда он увидел, что переговоры ни к чему не ведут, он поверил Эдварду Теллеру (американский физик-ядерщик, идеолог СОИ. — «Газета.Ru»), что от ядерной угрозы можно избавиться другим способом.

— В одном из интервью вы говорили, что ожидания, связанные с перестройкой, не оправдались. Но если бы можно было вернуть то время, вы бы пошли за Горбачевым?

— Я бы все равно пошел за Горбачевым, потому что не было другой альтернативы. Для меня переломным моментом была поездка на саммит в Вашингтон. Одно из мероприятий проходило в здании Госдепа в зале имени Бенджамина Франклина. Ко мне обратились помощники Горбачева и попросили меня написать какие-то идеи, которые он может учесть в своем выступлении. Тогда я сказал, что начинать надо с Бенджамина Франклина — ученого, великого политического деятеля. И я в таком духе написал один или два параграфа. Когда он вышел выступать, там не было ничего из того, что я написал, и он, казалось, вообще был в другом месте. В этом было разочарование.

— У самого Горбачева тоже, кажется, наступило разочарование — он чувствует себя преданным Западом. Разделяете ли вы эту мысль, что Запад использовал его благие намерения?

— Думаю, что какого-то заранее запланированного предательства Горбачева у Запада не было. Джеймс Бейкер (госсекретарь при Буше-старшем. — «Газета.Ru»), когда ему говорили «вы же обещали, что вы не поведете НАТО в Восточную Германию», отвечал, что разговоры были, но мы их не оформляли в виде юридического документа. А потом пришли другие люди.

— Как вы отнеслись к победе Трампа? Насколько его можно сравнить с Рейганом?

— Не думаю, что можно сравнивать его с Рейганом. Рейган пришел из другого мира в политику, а этот был настоящий бизнесмен, практик. На меня большое впечатление произвели его первые шаги. В силу профессионального интереса, как ученый, а также как отец, дед и прадед, я хотел знать, как он относится к глобальному потеплению. Когда Трамп сказал, что это миф, то у меня даже появилась идея организовать письмо от группы ученых-женщин, чтобы они написали открытое письмо Иванке Трамп с вопросом: «На какой планете они будут жить?»

И вот недавно Альберт Гор (экс-вице-президент США, экологический активист. — «Газета.Ru») принял предложение Иванки Трамп и поговорил вместе с ней и с Дональдом Трампом о глобальном потеплении. Это хороший признак.

— Вы давно живете в Америке. Почему США выбрали президентом такого человека, как Трамп?

— Я думаю, что на это есть две причины. Довольно значительная прослойка — «синие воротнички» теряют работу, страдают от кризиса. И Трамп понял, что можно апеллировать к этой группе. А вторая причина в том, что семейство Клинтон всем несколько приелось, и люди решили: «Давайте рискнем, проголосуем за Трампа, хоть это и звучит авантюрно». Правда, я такого не делал, да и Сьюзан (внучка президента-республиканца Дуайта Эйзенхауэра, бывшая супруга Сагдеева. — «Газета.Ru») за него не голосовала. Как бы мы ни относились к Трампу, можно ли представить страну, где столько денег тратится на кампанию, вся элита — за Хиллари, а выигрывает в результате Трамп? И это тоже атрибут величия системы.

— Вы наблюдаете за вашей родной сферой космонавтики? Как вы сейчас ее оцениваете?

— Мы начинаем отставать и от Китая, и от Индии и в основном живем за счет задела советских времен. Та же ракета «Союз» является много раз модифицированной ракетой «Восток», на которой запускались первые спутники, а потом летал Гагарин. Поэтому больших шансов я не вижу и понимаю своих коллег, оставшихся в моем бывшем Институте космических исследований, которые делают ставку на сотрудничество с Европейским космическим агентством и НАСА, и это приносит результаты.

— Немногие знают, что вы интересуетесь историей ислама и даже написали книгу об этом. Возможно ли победить радикальные движения, которые паразитируют на исламе?

— Перед тем как ставить вопрос о том, что делать с экстремизмом, надо договориться, чтобы не охаивать ислам как таковой. Надо вспоминать век великого исламского ренессанса. Если бы это не было возможно, у современного человека пропали бы плоды древнегреческой и римской культуры. Но вот пример поздних времен: на моей родной земле в Татарстане во второй половине XIX века возникло движение джадидистов (просветительское движение об исламе. — «Газета.Ru»). В мире сохранились ростки просвещенного ислама, и западная цивилизация должна помочь исламскому миру вернуться на правильную дорогу.

Россия. США > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука. СМИ, ИТ > gazeta.ru, 3 января 2017 > № 2024883 Роальд Сагдеев


Россия > Финансы, банки > banki.ru, 3 января 2017 > № 2023790

Деньги есть, кредитов нет

Как российская банковская система прожила 2016 год

Российские банки создали в 2016 году хороший задел для покорения новых финансовых вершин

Что происходило с российской банковской системой в 2016 году? Почему очевидный рост прибыли и ликвидности банков не привел к сколько-нибудь заметному росту кредитованию? Ответы — в обзоре информационно-аналитической службы Банки.ру.

Вступление

Встречать 2016 год российским банкам пришлось в весьма непростых условиях: цены на нефть оказались на очередном минимуме. Спад в экономике продолжился, российские компании испытывали высокую долговую нагрузку, а сами банки и их заемщики находились под давлением двузначных процентных ставок. В свою очередь, высокие инфляционные риски замедлили процесс снижения ключевой ставки (11% годовых на начало года) до середины июня 2016 года.

Далеко не все могли себе позволить в подобных условиях заниматься кредитованием, а если и делали это, то тщательно подходили к выбору заемщика. При этом доступ к платежеспособным заемщикам имел лишь узкий круг крупнейших банков, а всем остальным кредитные риски представлялись настолько высокими, что зачастую приходилось довольствоваться размещением средств на депозитах в ЦБ.

Кредитование

Без учета январских данных ежемесячные темпы кредитования банками экономики демонстрировали отрицательную динамику вплоть до середины 2016 года. В результате за январь — июнь объем кредитов экономике, согласно данным ЦБ РФ, сократился на 5,0%, в том числе объем кредитов нефинансовым организациям — на 6,2%. Впрочем, существенный вклад в такую динамику внесло укрепление рубля. Так, с исключением эффекта валютной переоценки сокращение кредитов экономике в целом и нефинансовым организациям в частности оказалось гораздо скромнее — «минус» 1,6% и 1,9% соответственно. Перелом в корпоративном кредитовании наметился в июле, по итогам которого кредиты экономике выросли на 1,3% (без переоценки — на 0,2%), в том числе кредиты компаниям и предприятиям — на 1,6% (+0,2%). В результате Банк России в июльском пресс-релизе о динамике развития сектора отрапортовал о восстановлении кредитной активности банков. Однако радость оказалась преждевременной — в августе кредитование экономики и предприятий вновь ушло «в минус» и все последние месяцы демонстрировало неоднозначную динамику.

В розничном кредитовании ситуация выглядела менее пессимистичной. Уже в апреле снижение кредитов физлицам прекратилось, и месячные темпы роста розничных портфелей банков вышли в ноль. В дальнейшем, вплоть до последней доступной отчетности банков за ноябрь, ежемесячные темпы розничного портфеля демонстрировали рост как в номинальном выражении, так и с исключением валютной переоценки. В результате за январь — ноябрь 2016 года кредиты физлицам выросли на 1% (+1,2% без учета переоценки).

Однако если в случае с восстановлением корпоративного кредитования регулятор скупо, но все же выражал свою радость, то положительные темпы роста розничных портфелей вызывали у ЦБ, скорее, обеспокоенность. Так, глава Банка России Эльвира Набиуллина не раз отмечала, что опережающий рост розничного кредитования может нести риски для ценовой и финансовой стабильности. Иными словами, на пути достижения инфляции в 4% годовых (к концу 2017 года) увеличение темпов кредитования физлиц (главным образом в виде потребительского необеспеченного) представляется для Банка России исключительно инфляционным риском.

Важно подчеркнуть, что основным фактором, не позволившим банкам кредитовать в 2016 году, стал, прежде всего, экономический спад. Никаких проблем с фондированием у кредитных организаций не наблюдалось. В течение всего года Резервный фонд стабильно поставлял бюджетную ликвидность в банковскую систему, в результате чего в первой половине ноября ЦБ впервые с 2011 года констатировал у банков структурный профицит ликвидности.

Разговоры о том, что кредитовать банкам мешала затянувшаяся пауза в снижении ключевой ставки ЦБ, также являются большим преувеличением. С самого начала 2016 года максимальная депозитная ставка крупнейших игроков на рынке вкладов опустилась ниже 10% годовых и продолжала снижаться в течение всего года. В итоге к середине декабря текущего года индикативная депозитная ставка опустилась до 8,40% годовых, что стало новым минимумом с марта 2014 года. Таким образом, стоимость основного для банков пассива еще в начале 2016 года оказалась на однозначном уровне и снижалась весь год даже без соответствующего сокращения ключевой ставки ЦБ.

Постепенное восстановление экономики, на которое рассчитывают власти, должно стать главным фактором возобновления кредитной активности банков в 2017 году. В III квартале текущего года снижение ВВП прекратилось, а уже по итогам IV квартала ЦБ ожидал небольшого роста экономики. В этих условиях уже в октябре и ноябре наблюдался положительный темп роста кредитов нефинансовым организациям в номинальном выражении. Можно предположить, что с постепенным восстановлением экономической активности ежемесячный темп роста корпоративного кредитования окончательно закрепится в положительной зоне и при этом не уступит темпу роста розничных ссуд, которые, вероятно, будут оставаться под пристальным наблюдением ЦБ. За январь — ноябрь 2016 года совокупные кредитные портфели банков выросли лишь на 0,8% (переоценка не оказала влияния на динамику). С учетом вышесказанного, есть все основания полагать, что в 2017 году рост объема кредитов экономике может, как минимум, повторить результат 2015 года (+7,6%). Однако если в 2015 году такая цифра была достигнута за счет валютной переоценки (с исключением данного фактора портфели банков выросли лишь на 0,1%), то в 2017 году можно надеяться на «реальный» прирост портфелей.

Процентная политика ЦБ

Надеясь на восстановление кредитования, банки и их клиенты, безусловно, держат в уме снижение ключевой ставки в 2017 году. Надежды участников рынка на смягчение процентной политики Банка России в 2016 году, по сути, не оправдались. За год ЦБ снизил ключевую ставку всего лишь два раза по 0,5 п. п. — с 11% до 10% годовых. Более того, последнее снижение в сентябре регулятор сопроводил обещанием держать ставку на «достигнутом» уровне вплоть до I—II квартала 2017 года. Позднее, на пресс-конференции к декабрьскому заседанию ЦБ Эльвира Набиуллина уточнила, что регулятор скорее склоняется к смягчению политики во II квартале, чем в первом. Еще раньше Набиуллина не исключала возможности, что при однозначной ключевой ставке шаг ее дальнейшего снижения может сократиться до 0,25 п. п. В результате процесс смягчения процентной политики в 2017 году может не сильно ускориться по сравнению с 2016 годом. Стоит добавить, что даже в случае, если к концу 2017 года удастся снизить инфляцию до заветных 4%, регулятор обещал сохранять ставки выше инфляции на 2,5—3 п. п. в течение длительного времени для «закрепления успеха».

Качество кредитных портфелей и прибыль

Серьезные опасения в начале 2016 года были связаны с ухудшением качества кредитных портфелей банков. К сентябрю совокупный уровень просроченной задолженности в банковских портфелях достиг 7,46% (хотя еще в начале года не превышал 7%). Однако в сентябре — ноябре доля просрочки последовательно снижалась, вернувшись к декабрю на отметку 7%. При этом еще по итогам июня Банк России отмечал «стабилизацию и некоторое улучшение качества ссудной задолженности».

Необходимо отметить, что уже более двух лет банки избегают активной кредитной политики и основное внимание уделяют работе со «старой» задолженностью. В части розничного кредитования банки и вовсе взяли затяжную паузу с начала 2014 года после введения регулятивных ограничений ЦБ. В результате у кредитных организаций было предостаточно времени для того, чтобы выявить все кредитные риски и расчистить баланс. При этом банки не успели «разогнать» выдачу новых кредитов в условиях экономической стагнации, что могло бы привести в 2017 году к тяжелым последствиям.

В результате в следующем году работа с «плохими» долгами не будет отвлекать банки от выдачи «свежих» ссуд. Одновременно прохождение пика ухудшения качества активов предоставляет банкам хороший потенциал для увеличения прибыли в 2017 году за счет восстановления резервов по «плохим» долгам. Тем не менее в связи с тем, что пока наблюдаются лишь признаки возобновления кредитной активности, свои основные процентные доходы от вновь выдаваемых ссуд банки, вероятно, получат лишь ближе к концу 2017 — началу 2018 года. После заседания совета директоров ЦБ 16 декабря Эльвира Набиуллина предположила, что банки получат к концу 2016 года около триллиона рублей прибыли (788 млрд рублей за январь — ноябрь). В 2017 году можно рассчитывать как минимум на повторение данного результата.

Достаточность капитала, фондирование и ликвидность

Не менее опасной угрозой (как и риски ухудшения качества активов) в начале 2016 года представлялась возросшая нагрузка на капитал банков в связи с отменой антикризисных послаблений ЦБ. Одновременно вступили в силу новые требования «Базеля III», которые вводили дополнительные ужесточения по расчету собственного капитала. Однако опасения банкиров оказались явно преувеличенными, так как факторы отмены послаблений и ужесточения расчетной методики были нивелированы снижением минимального уровня достаточности собственных средств — с 10% до 8%. Такое снижение пришлось как нельзя кстати даже для некоторых крупных банков, которые мгновенно «опустили» свои нормативы до новых минимальных отметок.

На начало декабря 2016 года среднее значение норматива достаточности капитала (Н1.0) 100 крупнейших банков составляло порядка 17,7% при минимальном требовании ЦБ в 8%. Годом ранее аналогичный показатель составлял 16,5% при минимуме в 10%. Внушительный запас достаточности собственного капитала банков подкрепляется их комфортной позицией по ликвидности и фондированию. Так, среднее значение норматива текущей ликвидности (Н3) 100 крупнейших банков на 1 декабря 2016 года более чем втрое превышало минимальное требование ЦБ в 50%. В свою очередь, отношение кредитов банковского сектора к объему клиентских средств на ту же дату составляло 83%, свидетельствуя об избытке свободных пассивов. Например, в первой половине 2015 года данный показатель достигал почти 92%.

Таким образом, банки на сегодняшний день располагают более чем внушительным запасом ресурсов, которыми можно фондировать кредитные операции весь ближайший год.

«Оздоровление» рынка

Одним из наиболее стабильных процессов на банковском рынке в прошедшем году оставалось «оздоровление» сектора Банком России. К моменту написания обзора ЦБ за 2016 год отозвал лицензии у 95 кредитных организаций. Годом ранее по той же причине рынок покинули 93 банка. В декабре текущего года первый заместитель председателя Банка России Сергей Швецов отметил в интервью, что работа по чистке рынка «находится в заключительной стадии — три четверти пути уже пройдено». Чтобы полностью завершить процесс, регулятору понадобится еще примерно год, однако «в основной части процесс будет завершен к январю 2017 года». Таким образом, можно надеяться, что в следующем году санкции регулятора будут распространяться исключительно на малоизвестных широкому кругу игроков.

Тем не менее на сегодняшний день на рынке, похоже, формируется другая тенденция: параллельно с процессом чистки ЦБ внезапно останавливают свою работу весьма крупные банки, имеющие тесную связь с государством (банк «Пересвет», Татфондбанк). В связи с этим в 2017 году не исключены новые крупные страховые случаи, которые могут произойти «вне рамок» процесса оздоровления ЦБ.

M&A

На рынке банковских слияний и поглощений 2016 год прошел гораздо спокойнее предыдущих лет, в течение которых на рынке сформировались целые группы, не уступающие в совокупных размерах крупнейшим негосударственным игрокам. Кредитные организации, задававшие тон на рынке M&A все последние годы, в настоящее время сосредоточились на «переваривании» и консолидации приобретенных активов. Очевидно, что и сам Банк России вместе с Агентством по страхованию вкладов в условиях общей государственной экономии теперь гораздо строже подходят к процессу санации, не разбрасываясь бюджетными средствами в помощь оздоровителю, как в былые годы.

В 2017 году основная интрига на рынке M&A среди «здоровых» игроков, видимо, будет связана с продажей ВЭБом банка «Глобэкс» и Связь-Банка. В октябре 2016 года пресс-центр ВЭБа сообщил о завершении этапа подготовки к продаже своих «дочек» — госкорпорация планирует закрыть сделку уже в первом полугодии 2017 года. Среди возможных покупателей банка «Глобэкс» и Связь-Банка на рынке упоминался целый ряд различных организаций и крупных бизнесменов. При этом весьма вероятен вариант, при котором новым собственником финансовых институтов станет небанковская или даже нефинансовая структура.

Эпилог

За последние годы у отечественных игроков было достаточно времени, чтобы хорошо адаптироваться к неблагоприятным внешним условиям, приспособиться к резким колебаниям цены на нефть и безвозвратному оттоку зарубежного капитала. В связи с этим даже в случае реализации стрессовых сценариев на внешних рынках (например, очередное падение цен на нефть или бегство инвесторов с развивающихся рынков на фоне повышения процентных ставок ФРС) российский банковский сектор окажется под минимальным давлением.

Таким образом, можно констатировать, что 2017 год отечественные банки встречают, имея относительно комфортные условия и более чем достаточные ресурсы, чтобы восстановить темпы кредитования до уровней, необходимых для рентабельности собственного бизнеса и роста экономики.

Информационно-аналитическая служба Banki.ru

Россия > Финансы, банки > banki.ru, 3 января 2017 > № 2023790


Россия > Финансы, банки. Транспорт > banki.ru, 2 января 2017 > № 2023908

Нелётный полис

Как работает страховка от задержки авиарейса

Задержка или отмена вашего авиарейса не всегда может быть страховым случаем

Часто при покупке авиабилета или туристической страховки путешественнику предлагают застраховаться и от дорожных неудобств — задержки рейса или потери багажа. Но, судя по отзывам на форумах, люди часто оказываются разочарованы в этом страховании. Банки.ру разъясняет, как работают такие полисы. В новогодние каникулы это особенно актуально.

Нелетная погода и гадкая гостиница

Пользователь Банки.ру Andrew_S_M в марте 2016 года покупал билеты на Камчатку на сайте «Аэрофлота», и сайт авиакомпании предложил ему страховку от «АльфаСтрахования», которая покрывает расходы при задержке или отмене рейса, компенсирует проблемы с багажом, невозможность совершить поездку и т. д. (полис предлагается включить в стоимость билета по умолчанию, для отказа от страховки нужно снять галочку в форме бронирования. — Прим. Банки.ру). Пассажир не покупал страховку путешественника и поэтому решил взять такую.

На обратном пути, как рассказывает пользователь, произошел страховой случай: рейс из Петропавловска-Камчатского задержали из-за бури. Однако возмещения по страховке клиент не получил. «В компании сказали, что им необходима справка от авиакомпании о задержке рейса и документы, подтверждающие расходы на проживание», — пишет он. Документов об оплате у Андрея не было: авиакомпания, пишет он, на время задержки рейса «предлагала размещение в довольно гадкой гостинице». В итоге он нашел частную квартиру, с хозяйкой которой расплатился наличными. Кроме того, клиент не уложился в 30-дневный срок предоставления всех документов о страховом случае: в офис «Аэрофлота» за справкой о задержке рейса он успел только с третьего раза.

«Зачем страховой компании справка от авиакомпании? Ведь факт задержки можно выяснить и без нее. Просто связавшись с авиакомпанией или еще проще — увидеть на табло на сайте», — недоумевает пользователь.

На других форумах тоже часто встречаются отзывы клиентов, разочарованных условиями такого страхования. «Мне было отказано в выплате страховой суммы по причине непредоставления чеков на расходы по питанию и проживанию. Только вопрос в том, что я страховалась из-за ЗАДЕРЖКИ РЕЙСА, а не из-за страха голода и боязни остаться без крова. Ведь одна часть людей летит из дома. А другим (не местным) все эти расходы покрывает авиакомпания. В чем смысл тогда этой страховки?» — удивляется одна из форумчанок, чей рейс был задержан на сутки.

«Ни один человек не написал, что он успешно воспользовался данной страховкой. При этом, например, по медицинской страховке отзывов сотни, — поделился наблюдениями пользователь Банки.ру Евгений. — Никак не могу понять причину. То ли люди не считают нужным обращаться за помощью в таких случаях. То ли это не представляется возможным в силу трудновыполнимых условий страхования».

Немного статистики

Суммы сборов и выплат отдельно по рискам задержки рейса и проблем с багажом опрошенные Банки.ру страховщики не озвучили. Такое страхование чаще всего продается как дополнительная опция к полисам выезжающих за рубеж, по которым есть только общая статистика, куда входят сборы и выплаты не только по финансовым рискам, но и по медицинскому страхованию и страхованию от несчастного случая.

Так, по данным «Эксперт РА» за первое полугодие 2016 года, лидер сегмента ВЗР компания «АльфаСтрахование» собрала по этому виду 565,5 млн рублей, выплатила 144,6 млн рублей (уровень выплат — 25,6%).

У «ВТБ страхования» 427,6 млн сборов и 142,8 млн рублей выплат (33,4%). Далее идет «РЕСО-Гарантия» с 381,7 млн рублей премий и 87,4 млн рублей выплат (22,9%). «ЕРВ туристическое страхование» выплатила по ВЗР 47,7% от сборов: премии составили 373, 7 млн рублей, выплаты — 178,4 млн рублей. Группа «Инго» (головная компания — «Ингосстрах») собрала 331,3 млн рублей по ВЗР, выплатила 148,8 млн рублей ( 44,9%). Активно развивает ВЗР компания «Сбербанк страхование», которая получила по этому виду 289,4 млн рублей премий, выплатила пока 18,3 млн рублей (6,3%). ВСК собрала 252 млн рублей, выплатила 131,1 млн рублей (52%), группа «Росгосстраха» с учетом «Капитал страхования» получила 245,2 млн рублей премий, выплатила 39,9 млн рублей (16,3%).

Чеки: собирать или не собирать

Как показал опрос Банки.ру, страховка от задержки рейсов на рынке бывает двух типов и зависит от условий конкретной страховой компании. Основное отличие в том, нужно или не нужно для получения выплаты собирать чеки.

В первом случае покрываются фактические, причем документально подтвержденные расходы клиента из-за задержки. В частности, так устроено страхование пассажиров «Аэрофлота», следует из правил страхования, которые можно прочитать по ссылке из формы бронирования. «АльфаСтрахование» покрывает расходы, понесенные после трех с половиной часов задержки рейса, но не более 6 000 рублей для пассажиров экономкласса и не более 20 тыс. рублей для бизнес-класса.

Ответственность за задержку рейса несет и перевозчик: согласно Федеральным авиационным правилам, при задержке от четырех часов авиакомпания должна обеспечить пассажиров питанием и напитками, а при более длительной задержке (от восьми часов днем и шести часов ночью — гостиницей и трансфером). При этом, если расходы по задержке рейса компенсировал перевозчик, страховщики рассчитывают свои выплаты тоже по-разному. Например, компания «МАКС» выплачивает разницу между суммой выплаты по договору и суммой, выплаченной авиакомпанией, следует из правил страхования. А в «АльфаСтраховании» указанная в полисе выплата полагается вне зависимости от того, получил пассажир компенсацию от авиакомпании или нет, рассказывает руководитель управления партнерских онлайн-продаж компании Кирилл Тихонов.

Еще один нюанс: в полисе может быть указано, что страховщик оплачивает только оговоренный список расходов. Так, в «МАКСе» покрываются подтвержденные расходы на звонки, отправку электронных сообщений, питание и только безалкогольные напитки, рассказала начальник отдела личного страхования СК «МАКС» Ирина Ярцева. «Если застрахованный расплачивается наличными без документов, это его решение. Страховщик без предоставления документов возмещать расходы не может», — утверждает она.

Другой тип продуктов — когда выплата полагается за сам факт задержки рейса, без подтверждения того, сколько вы потратили денег и на что. К примеру, условия «Ингосстраха» предполагают фиксированную выплату от 1 000 до 1 500 рублей за каждый час откладывания рейса после четырех часов задержки, говорит начальник отдела по развитию и поддержке каналов продаж компании Александр Крайник. В «Росгосстрахе» возмещение по 25 у. е. предполагается за каждый час после шести часов задержки (подтверждения трат также не требуется), но не более чем за 12 последующих часов, поясняет руководитель департамента выезжающих за рубеж Маргарита Мармер. Страховой продукт без чеков внедряет и «АльфаСтрахование», заявляет Кирилл Тихонов.

Но справку от авиакомпании о задержке рейса страховщики требуют во всех случаях. Онлайн-табло и посадочный талон официальными документами считать нельзя, говорит Ирина Ярцева. На онлайн-табло увидеть задержку постфактум можно не более чем на сутки назад, добавляет Маргарита Мармер. Кроме того, страховщику важен не только факт задержки, но и ее причины, указывает Александр Крайник: «Погодные условия или механические повреждения транспортного средства являются страховым случаем почти во всех компаниях, а забастовки служб аэропортов — не во всех».

«Возможно, когда-нибудь IT-инфраструктура страховщиков будет интегрирована с системами аэропортов или перевозчиков, но сейчас это не так», — рассуждает он.

Где мой чемоданчик

Утрата и повреждение багажа тоже страхуется по-разному. Изначально за сохранность багажа также отвечает авиаперевозчик. По Варшавской конвенции, которой придерживается большинство российских авиакомпаний, багаж страхуется по весу — 20 долларов за килограмм, некоторые компании устанавливают более высокие компенсации. «Ингосстрах» при страховании багажа без описи платит по 50 долларов сверх компенсации от авиакомпании. А «Росгосстрах» выплачивает компенсацию за утраченное багажное место — на ту сумму, в которую клиент сам оценил свой багаж в момент покупки полиса. В «АльфаСтраховании» может быть как фиксированная выплата за килограмм, так и компенсация реальной стоимости вещей, если есть ее документальное подтверждение.

«Понятно, что в чемодане может быть 10 килограмм носков, а может быть 10 килограмм планшетов, — говорит Александр Крайник. — В случае провоза ценных вещей, конечно, настоятельно рекомендуем пользоваться не коробочным страхованием, а индивидуальным».

Выплаты не будет, если...

По словам страховщиков, основная часть отказов в выплатах по такой страховке связана с тем, что клиент либо не предоставил подтверждающие документы, либо неверно понял, от чего он застраховался.

Люди не знакомятся перед покупкой полиса с условиями страхования.

Кирилл Тихонов, руководитель управления партнерских онлайн-продаж «АльфаСтрахования»

«Мы вынуждены отказывать в случаях, когда клиент требует выплатить ему средства в счет погашения расходов, совершенных им вне периода страхования, либо в случаях, когда клиенты требуют произвести выплату по рискам, от которых мы их не страховали. Мы сталкиваемся с тем, что люди не знакомятся перед покупкой полиса с условиями страхования», — сетует Кирилл Тихонов.

Маргарита Мармер также обращает внимание, что может быть не предусмотрена компенсация стоимости авиабилета в случае полной отмены рейса — так как авиаперевозчик обязан вернуть деньги или предложить другой рейс. Но по условиям «Росгосстраха» страховая компания оплатит расходы по максимальной задержке — 12 часов, уточняет она. Также страховщик может не оплачивать расходы по задержке/отмене рейса, например, по вине перевозчика (из-за отзыва его лицензии или банкротства) или если застрахованному заранее сообщили об отмене рейса и предложили альтернативный вариант вылета, предупреждает эксперт.

Елена ПЕТЕШОВА, Banki.ru

Россия > Финансы, банки. Транспорт > banki.ru, 2 января 2017 > № 2023908


Россия > Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 1 января 2017 > № 2038351

Экономические итоги года

Андрей Мовчан

Директор программы «Экономическая политика» Московского Центра Карнеги Андрей Мовчан подвел итоги экономической ситуации России в уходящем году. Также эксперт рассказал "Актуальным комментариям" об основных тенденциях, которые будут влиять на экономику в 2017 году.

Главное экономическое событие уходящего года в России – это чёткое признание властями того факта, что делать ничего не надо и сделать ничего невозможно. Собственно, ещё в 2015-м году очень бурно обсуждались вопросы, что власть может сделать что-то для развития экономики. Предлагались разные пути, от безумных идей Глазьева и не очень правильных предложений, таких, как у Столыпинского клуба, до каких-то правильных идей, связанных с различными реформами.

Но 2016 год показал, что власть на самом деле делать ничего не будет. Мы окончательно вошли в стадию карго-культа, мы изображаем действия. Пишутся всякие указания президента правительству обеспечить рост.

В качестве еще одного важного события можно отметить арест министра Улюкаева. Но я не думаю, что это экономическое событие, оно скорее имеет отношение к политике. В принципе министр Улюкаев как не влиял, так и не влияет.

В 2016 году Центральный банк показал себя достаточно хорошо. Весь год они достаточно уверенно и чётко держали свою линию, не позволяя экономике впасть в волатильность. И это не вина Центробанка, что у нас экономика находится в состоянии рецессии. Но в заслугу ЦБ можно поставить тот факт, что экономика не разносится в стороны «болтаниями» рубля по 30% туда-сюда, что инфляция у нас падает, хотя бы в чём-то мы можем экономике доверять сейчас, в том, что инфляция будет не очень высокой, и это хорошо.

Помимо этого, в 2016 году достаточно интересным экономическим событием можно считать начало работы кудринской группы по созданию проекта реформ. Группа работает очень подробно и очень полно, хотя есть большие сомнения, что кто-нибудь будет выполнять их рекомендации. Но уже сейчас понятно, что рекомендации кудринской группы будут объёмными, детальными и проработанными.

Ещё важное событие уходящего года, которое, на первый взгляд, совсем не экономическое, – это результат Партии Роста на выборах в Думу. Данное событие представляет интерес, во-первых, потому, что для Кремля голосование за или против Партии Роста было неким тестом на популистскую экономическую политику. Мы помним, что Партия Роста выступала за выдачу больших льготных кредитов госкомпаниям и избранным предприятиям, и так далее. Однако люди проголосовали против совершенно явно.

Во-вторых, исход думских выборов позволяет понять, может ли псевдолиберальное предпринимательское течение, движение, даже с поддержкой Кремля, пользоваться популярностью у населения. И на данный момент общество говорит «нет», не смотря на то, правильный или неправильный это ответ. Поэтому Кремль ещё долго не будет поддерживать такие предпринимательские движения, т.к. люди сказали: «Нас предприниматели не интересуют, мы за них голосовать не будем».

Таковы основные события уходящего года. В новом 2017 году экономическая ситуациях может развиваться следующим образом:

Россия работает как большая корпорация, которая добывает нефть. Если нефть упала в цене, соответственно, у нас упали доходы. Катастрофы экономической нет и не было. Всё работает, все ходят на работу, безработица выросла совсем немного, голодающих нет, инфраструктура продолжает функционировать, и так далее. Падение ВВП в 2016 году все еще наблюдалось, но в 2017 году его может даже и не быть, т.к. цена на нефть выросла за год на 30%. При цене на нефть в 60 долларов за баррель мы сводим концы с концами так, чтобы сдерживать ВВП на необходимом уровне. У нас не катастрофа, у нас не кризис, у нас структурная рецессия. У нас ухудшается качество экономики, потому что мы страдаем от ресурсного проклятия и оказались очень плохими экономистами. За всё время избыточных цен на нефть мы не сумели построить диверсифицированную экономику, а сейчас уже на это и денег нет.

Вдобавок к этому внутри самой экономики и политики России чудовищный уровень недоверия и рисков. В таких условиях экономика не строится. Поэтому в 17-м году скорее всего будет то же, что и в 16-м.

Нефть и ВВП стабилизируются, доходы домохозяйств продолжат сокращение, потому что неоткуда взять триггеров для роста. Предприятия, которым нужны инвестиции, в какой-то момент будут вынуждены делать инвестиции, жертвуя выплатами акционерам и работникам. Налоги подрастут в следующем году. Пока ещё не кардинально, но всё-таки вырастут. На фоне этого также следует ждать сокращения доходов домохозяйств.

Рубль в 2017 году будет более-менее стабильным. Он будет находиться в диапазоне плюс-минус 20%.

Помимо этого постепенно будут вычерпывать резервные фонды, сокращать качество и уровень образования и медицины. В общем, мы будем жертвовать социальными выплатами, которые объективно растут из-за старения населения.

2017 год станет первым годом скромных расходов на оборону. При этом видим по операции в Сирии, что у нас далеко не идеальная ситуация в обороне. У нас самолёты с авианосцев за борт сваливаются. У нас, как оказывается, стратегически важные военные полёты обслуживают давно устаревшими разваленными гражданскими самолётами. Но тем не менее, наши расходы будут уже меньше, чем у Саудовской Аравии, а через три года будут меньше, чем у Франции.

То есть мы в 17-м году, пожалуй, впервые будем вынуждены осознать, что мы, хотя и сильное государство, но довольно бедное государство с бедным населением, у которого не диверсифицированная экономика. Государство, которое не может себе позволить практически ничего, в том числе не может позволить себе большие расходы на оборону.

Государство, которое, в том числе не может позволить себе социальные расходы, не может позволить нормальные пенсии, качественное медицинское обеспечение, дальнейшего инфраструктурного развития. Мы не можем позволить себе науку.

Ещё 10 лет назад мы претендовали на то, что скоро будем как Европа. Потом претендовали на то, что мы лучше Китая. Теперь нам самое время претендовать на то, что мы будем на следующей ступеньке стран после Китая, как Индонезия, например. Это не очень хорошее положение, тем более, что Индонезия намного лучше держится, чем мы. В частности, зависимость от разных ресурсов там намного ниже. Так что 2017 год, скорее всего, будет годом стабильного привыкания к тому, что мы люди гордые, но бедные.

В мире несколько иные тенденции. США выходят из проблем, достаточно успешно. Они никуда не торопились. Они с самого 2008 года медленно и спокойно выходят из проблем перекредитования и увеличения рисков. В этом году прирост ВВП в США составил 3%.

В следующем году прирост ВВП, думаю, будет не меньше. У них позитивные ставки процента, которые хорошо ограничивают собственно пузыри на кредитных рынках. То есть у них всё сбалансировано. Хотя у них большой долг, он очень дешёвый, и поэтому их расходы по обслуживанию долга меньше, чем во времена Рейгана. Сейчас США будут в основном заняты тем, что будут переосмысливать свою внешнюю экономическую политику. Прежде всего это связано с новой администрацией президента, у которой есть большие амбиции, заявки на то, чтобы поменять курс в самых разных аспектах экономической политики. Поэтому про них говорить надо через годик, посмотреть, чего реально будет сделано.

Европа выросла на 1% в этом году, что ни много? ни мало. Прирост $500 на человека - достаточно хороший показатель для всего мира, но, конечно, плохой показатель для Европы, так как они могли иметь более высокие показатели роста.

И они будут думать, как достичь более высоких показателей роста. Сейчас в Европе очень много разговоров о том, как быть с экономикой.

Они недовольны, и недовольны справедливо. Сегодня между севером и югом Европы существует высокий дисбаланс. Видно, что они представляют собой высоко бюрократизированную систему. Но по крайней мере не опускаются вниз в экономических показателях, живут, работают и могут себе позволить решать свои проблемы.

Китай тоже достаточно стабилен. Несмотря на чудовищный дисбаланс - и кредитный, и торговый, и какой угодно – благодаря высокой централизации многие дисбалансы могут быть решены правительством. Риск китайской экономики скорее состоит в том, что в какой-то момент устанут делать инфраструктурные инвестиции.

Они уже очень неэффективны, а эта усталость отразится на ВВП, она отразится на выплатах людям, на средней зарплате. Если этот процесс совпадёт ещё с уменьшением товарооборота в Америке, что тоже возможно, в Китае мы увидим временную стагнацию. Это очень сильно повлияет на рынки, и мы увидим большую волатильность на них. Но это вряд ли произойдет в 2017 году.

Остальные страны вносят свой небольшой вклад. Кто лучше, кто хуже. Латинская Америка, кроме Венесуэлы, в экономическом плане ведет себя очень прилично. Бразилия, пожалуй, в кризисе, остальное нормально. Африка слишком мала, чтобы её обсуждать, да и серьезных проблем там тоже нет. Юго-Восточная Азия очень хорошо растёт и прекрасно себя чувствует. Турция тоже стабильна, несмотря на то, что там много вопросов к экономике, и не очень понятно, как они резервы считают. Но они далеки от того, чтобы называть своё состояние кризисным.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 1 января 2017 > № 2038351 Андрей Мовчан


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 1 января 2017 > № 2038350

Мы ничего не сделали и ничему не научились

Андрей Мовчан

Мало что изменилось за прошедший 2016 год. У нас падает спрос, потому что падают доходы. Из-за низкой цены на нефть у нас не хватает денег, чтобы капитализировать экономику. Продолжается разрушение производственного и сервисного сектора, потому что у нас накапливаются проблемы из-за нехватки нефтяных денег. А условия для работы и риски в стране зашкаливающие, и они только растут. Все меньше и меньше представителей бизнеса, которым интересно тут работать. Количество предприятий сокращается, количество банкротств растет.

На этом фоне падает, естественно, инфляция, но только лишь потому, что спрос упал. Товары дешевеют. Центробанк называет это своей заслугой, хотя это заслуга рецессии, которая у нас идет. При этом, на таком вот фоне, на выборах в сентябре у нас граждане проголосовали ровно за эту политику. И поэтому, скорее всего, она будет продолжаться.

Инвестиции в стране близки к нулю. Они у нас никогда не были особо большими, но если отвлечься от каких-то госпроектов, которые у нас радостно засчитываются в инвестиции, то они у нас близки к нулю уже довольно давно – третий год подряд. Этот тренд продолжится, потому что иностранные инвестиции у нас частично не заходят из-за санкций. Внутренних инвестиций нет, потому что люди прекрасно понимают уровень рисков, а государство сокращает инвестиции, потому что у нас денег в бюджете нет.

Победа Трампа на выборах в США нам ничего не дает. Начнем с того, что я никогда не встречал людей, которые бы «очень радовались победе Дональда Трампа на выборах». Во-вторых, нам нет никакого дела, какая там фамилия у президента США. По телевизору можно рассказать все, что угодно. Но что только теперь будет делать сам телевизор, как он будет выходить из положения, не очень понятно. Все, что теперь сделает Америка из числа того, что нам не очень нужно, теперь уже нельзя будет сваливать на американцев, потому что мы уже объявили их хорошими по телевизору…

Трамп - не политик, Трамп – бизнесмен. Судя по его предвыборной программе, он не до конца понимает экономические механизмы. Но Трамп при этом абсолютный прагматик, в отличие от политиков, и делать он будет, скорее всего, то, что он сочтет полезным для своей страны. Его не волнует никакая дружба или вражда с Россией – его вообще не волнует Россия, потому, что это всего 1,5% мирового ВВП, и там, где будет противостояние США и России он будет действовать в интересах США. Если он сочтет, что США не выгодно противостоять России – он не будет противостоять. А если он сочтет, что вот в этом конкретном месте полезно противостояние – значит, он изменит политику под данную конкретную выгоду, и это может случиться в любой момент.

Наша экономика на США никак не завязана. У нас со Штатами товарооборот в два раза ниже, чем с Китаем. И ничего такого критичного у них не покупаем, ничего критичного не продаем. Я бы даже не стал дискутировать вопрос наших экономических отношений.

Теперь о санкциях. Они на нас не особенно влияют. Запретили нескольким компаниям и банкам брать деньги за рубежом? Так они их и не берут, у нас и без того полно денег в экономике. У нас внешний долг упал на 30% за последние три года не потому, что санкции ввели – он падал еще до санкций. Он упал, потому что нам некуда эти деньги использовать, мы не хотим их тратить. Вкладывать куда-то – у нас рецессия. Санкции по поводу технологии добычи нефти? Но мы добываем нефть на переделе. У нас добыча нефти растет, никакие санкции нам тут не мешают.

В данном случае для правительства было удобно обвинять во всем санкции США, сваливая с больной головы на здоровую, а теперь мы обе головы объявили здоровыми, и что теперь будем делать – не знаю.

Стоит ли доллар 61 рубль или он стоит 80 рублей, как год назад, по большому счету, не имеет никакого значения. Значение имеет то, сколько денег получают домохозяйства. А домохозяйства в этом году реально получают на 6% меньше, чем в прошлом. При этом если бы рубль был 80, а домохозяйства получали бы больше – это был бы успех. А так он 61 рубль, а домохозяйства получают меньше – это неудача. Сейчас, например, доллар вырос по отношению к евро. На пике он был 1,6 к 1 , сейчас 1, 05 к 1. Никто в Америке этому не рад. Все задумываются – как с этим быть, почему такая твердая валюта, это будет мешать экспорту. Твердый рубль тоже мешает экспорту. И вовсе не является признаком успеха.

Что касается сельского хозяйства – оно должно работать, другой вопрос, что все сельское хозяйство у нас в стране – это меньше 3% ВВП. И даже рост сельского хозяйства допустим на 0,5 % - что он нам дает? Абсолютно неощутимая цифра. На пшенице мы не выедем, это не панацея.

Нам нужны отрасли с высокой добавленной стоимостью, высокотехнологичные, нужны большие масштабы производства, большие масштабы сервиса. А с сельским хозяйством – ну будет засушливый год, и опять все уменьшится. Так экономика не работает.

Наше правительство не делает ничего, оно просто наблюдает за картинкой. Но может оно и к лучшему, потому что все, что правительство делало, оно обычно оборачивалось к плохому.

Сделать можно было бы многое. Нам надо снижать риски – это уже такая мантра, которую мы без конца повторяем. Нам надо снижать риски, чтобы предприниматели и инвесторы поверили правительству, поверили обществу, что им наконец, дадут возможность работать, что у них не будут отнимать, их не станут сажать, не будут законы постоянно новые вводить, что не будет налоговая база каждый день меняться и способы их исчисления.

Нам надо проводить такую внешнюю политику, чтобы иностранцы могли инвестировать в нашу экономику. У нас, между прочим, если забыть обо всем прочем, у нас 1 триллион долларов лежит на счетах наших граждан за рубежом. Сделать так, чтобы люди захотели вернуть эти деньги в экономику страны – уже будет большим достижением правительства.

Мы, как экономика, застряли, и за весь 2016 год ничего не произошло: ничего не сделали, ничему не научились.

Speakercom

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 1 января 2017 > № 2038350 Андрей Мовчан


Россия > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 31 декабря 2016 > № 2025787

 Неопалимые

в минувшем году я был вдохновлён тремя героями, встреча с которыми не позволила пасть духом, возвышала меня

Александр Проханов

Минувший год кончался тяжело, мрачно. Убийство посла, крушение самолёта с певцами и с несравненной доктором Лизой. Эта тяжесть не осталась в минувшем году. Её не заглушили трескучие петарды, не заслонили сияющие разноцветные шары и хрустальные звёзды. Мы перешли с этой печалью, с сердцами, полными тревожных предчувствий, в новый год. России придётся жить дальше, стоически пробираясь через все напасти. Через все катастрофы и надолбы двигаться к неизбежной русской победе.

В минувшем году я был вдохновлён не кремлёвскими речами, не фестивалями и празднествами. Я был вдохновлён тремя героями, встреча с которыми не позволила мне пасть духом, возвышала меня, спасала от уныния.

Летом я был в Оренбурге. После всех речей и выступлений, после визитов и официозных встреч я помчался в оренбургские степи и перелески, туда, где за сотни километров от Оренбурга в простой деревне на сельском кладбище похоронен погибший в Сирии авианаводчик Александр Прохоренко. Я не знал его лично, но его смерть пронзила меня. Она была из тех первых, немногих, которые мы заплатили за сирийский поход. И я, исполненный печали, помчался к этой степной могиле поклониться, набраться, как набираются у алтарей, света и молитвенного воскрешения.

Я приехал в деревню, не стал заходить в дом, где родился Александр Прохоренко и где живут его престарелые родители, а сразу покатил мимо заборов, огородов, скромных домов на деревенское кладбище и увидел огромную гору цветов — целый курган, насыпанный из роз, гвоздик, белоснежных лилий. Цветы были не завядшие, не с дней похорон, а свежие, недавние. К этой могиле продолжали тянуться люди, оплакивали героя, клали цветы своей благодарности, восхищения и печали. Среди цветов стояла мраморная дощечка, и на ней однополчанами была сделана надпись: "Мы помним тебя, Сашок!"

Я поклонился этой могиле. От неё исходили таинственный свет и возвышенная благодать, которые окружали меня, возвышали, искупали все мои несовершенства и слабости. И я, полный света, покинул кладбище так, словно был на церковной литургии.

Вторая встреча — необычайная: на Урале, в Нижнем Тагиле, в городе, где делают танки, где ещё недавно я смотрел, как с конвейера сходят грозные боевые машины. А потом, втиснувшись в люк танка Т-90М, я носился по танкодрому, и тяжёлая машина танцевала кадриль, перепрыгивала рвы и, казалось, ходила вприсядку в удалом грозном танце. Но теперь в этом городе я встретился не с танкостроителями, не с танкистами. Это был удивительный человек — Владислав Тетюхин. Ему уже за восемьдесят. Советский инженер, учёный, лауреат Ленинской премии, ещё в советское время он создал на Урале титановое производство, научился добывать титан, лить его, обрабатывать, сваривать. Из этого лёгкого сверхпрочного металла строились сопла ракет, закрылки скоростных самолётов, корпуса подводных лодок.

Когда рушился Советский Союз и вместе с ним погибала великая советская индустрия, Тетюхин вместе с друзьями не дал погибнуть титановому производству. Не пустил на предприятие рвачей и воров, приватизировал его, получив треть акций, и продолжал развивать и совершенствовать производство. Сегодня из титана делают ракеты "Ангара", элементы сверхмощных лодок "Борей", крылья истребителей пятого поколения. Ещё из титана делают протезы для суставов, которые износились у людей в их работах. Этот недуг настигает тысячи наших граждан. Люди мучаются, утрачивают способность ходить или двигать руками. В надежде излечиться отправляются за границу, где в европейских клиниках им делают операции, вставляют искусственные титановые суставы.

Тетюхин продал треть принадлежавших ему акций титанового производства и на вырученные миллионы долларов построил в Нижнем Тагиле несравненный медицинский центр — ультрасовременный, подобных которому нет ни в Швейцарии, ни в Германии. Потрясающей красоты и изящества корпуса, уникальные операционные, палаты, в которых всё сияет комфортом. Лучшие врачи собраны в этой поразительной клинике. Пациенты с Урала и из близлежащих областей и республик находят здесь своё исцеление. И всё это Тетюхин сделал бескорыстно, от сердца, вернул народу принадлежащие тому деньги, которыми когда-то воспользовался, приумножил, совершил акт великого милосердия, последовал евангельской заповеди: "Раздай имение свое". Он, советский человек, ленинский лауреат, атеист, совершил величайший христианский подвиг в пору, когда деньги являются кумиром, когда люди поклонятся золотому тельцу, когда алчность, сребролюбие, эгоизм неспособность поделиться с ближним стали почти повсеместной нормой. Он разрушил эту мерзкую норму. Сокрушил золотого тельца. Показал сегодняшним русским людям, что в человеке по-прежнему живут высшие цели, незыблемая, завещанная нам мечта о справедливости и любви.

И третья встреча — с губернатором Брянской области Александром Богомазом. Брянщина, убитая, Богом забытая, опустошённая, опалённая Чернобылем, расхищенная вороватыми руководителями. Сюда пришёл губернатором человек от земли, от сохи, из глубинного сельского района, где на супесях и суглинках он и ещё несколько таких же мужиков-чудотворцев создали хозяйства и собирают по сто центнеров пшеницы с гектара. Урожаи — баснословные, которые и в Европе далеко не всем по плечу. Они создали хозяйства, где применили новейшие технологии, новые способы труда, новую технику, машины, удобрения, новую науку о земледелии для взращивания растений. И этот денный и нощный осмысленный труд привёл к грандиозным результатам.

Подвиги этих трёх людей — воинский, нравственный, трудовой, — восхитительны сами по себе. Они составляют общий коллективный подвиг людей, которые вдохновляют русского человека, говорят, что русский народ — народ-великан, что временное прозябание завершается, окончилась спячка, наступившая после 1991 года. Что в нас сбереглись вменённые нам доблесть, бескорыстие, небывалое трудолюбие и стремление к небесам, что русская мечта остаётся для нас самой главной жизненной ценностью. Все эти люди — люди русской мечты. Прикосновение к ним вдохновило меня, не позволило печалям и горестям взять верх надо мной, ведёт меня в новый год за русской путеводной мечтой.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 31 декабря 2016 > № 2025787 Александр Проханов


Россия > Алкоголь > agronews.ru, 31 декабря 2016 > № 2023933

Олег Фомичев: минимальная розничная цена на водку должна быть в пределах 120–130 рублей.

Россияне стали покупать меньше алкоголя в 2016 году по сравнению с прошлым годом. По данным Росстата, падение коснулось практически всех спиртных напитков — водки, ликеров, коньяков, бренди, вина, шампанского и пива. По мнению экспертов, это связано с тем, что за счет демографической ямы, в которую Россия провалилась в 1990 году, за последние 10 лет потребителей алкоголя стало меньше на 8–9 млн человек. Иркутская трагедия, унесшая жизни десятков человек из-за отравления суррогатами, доказала, что проблема алкоголизации в РФ присутствует, и регулирование этого рынка требует более пристального внимания. В преддверии Нового года, когда продажи спиртного в стране традиционно растут, мы побеседовали с замминистра экономического развития РФ Олегом Фомичевым.

— На протяжении года активно обсуждалась тема регулирования алкогольного рынка. Недавно рабочая группа при Минэкономразвития сошлась во мнении, что регулировать рынки пива, вина и крепких напитков надо раздельно. Когда эти поправки могут быть разработаны и приняты? И какие технологические сложности в этом есть?

— Это задача нетривиальная, но я надеюсь, что за следующий год совместными усилиями мы такие поправки подготовим. Действующее законодательство базируется на общем понятии алкогольной продукции, к которой применяется унифицированное регулирование. Понятие алкогольной продукции уравнивает пиво, вино и крепкие напитки, хотя между ними множество различий, начиная от производства и заканчивая моделью потребления.

Пытаясь решать задачу, в первую очередь связанную с водкой, мы, к сожалению, очень негативно повлияли на рынки пива и вина, в связи с чем недавно и началась дискуссия об отдельном регулировании оборота и производства пива. Однако после обсуждения все заинтересованные участники рабочей группы, включая производителей пива, вина и крепкого алкоголя, пришли к выводу, что не нужно выделять в отдельное законодательство отдельные сегменты. Надо регулирование выстраивать так, чтобы учитывать особенности этих трех крупных сегментов. И это требует не просто поправок в 171-й закон (Федеральный закон «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции» №171-ФЗ. — Прим. ТАСС), это требует фактически его новой концептуальной редакции. Будет часть с общими положениями и, условно, еще три главы — по вину, пиву и крепкому алкоголю.

— А успеете за год проделать такую большую работу — полностью переписать закон?

— Мы на это рассчитываем. Принять до конца следующего года, я практически уверен, не получится, а разработать должны успеть. Сложности добавляет факт, что разработка законопроекта — «очень межведомственная» задача. Минэкономразвития выступает в роли координатора, поскольку разные ведомства являются головными по разным разделам этого закона. Основным регулированием занимается Минфин, в меньшей степени — Минпромторг и Минсельхоз. Минпромторг отвечает за всю торговлю, а вопрос оборота занимает один из самых существенных блоков в регулировании. Минсельхоз отвечает за виноделие как за отрасль сельского хозяйства, а также за составляющие элементы производства пива, то есть за хмель и солод.

Все эти «Боярышники», лосьоны, ароматические кондитерские добавки с 40-процентным содержанием спирта и прочее надо постараться выровнять по цене с легальным алкоголем, чтобы они были менее привлекательны для граждан с точки зрения их употребления.

Но при всей сложности задачи мы будем стараться внести законопроект в правительство до конца следующего года. По крайней мере на заседаниях рабочей группы мы будем стимулировать и мотивировать всех участников процесса к более быстрому написанию проекта закона. Участники рынка сильно заинтересованы в этом новшестве, и мы надеемся на их активную позицию и помощь.

Россия > Алкоголь > agronews.ru, 31 декабря 2016 > № 2023933 Олег Фомичев


Россия. ПФО > Агропром > agronews.ru, 31 декабря 2016 > № 2023912

Башкирия: кому – для еды, кому – для работы…

Кохинхин, орпингтон, брама, минорка… Для людей, несведущих в сельском хозяйстве, эти слова могут ассоциироваться, к примеру, с дорогими сортами сыра. Хотя всё это названия декоративных пород кур и петухов, которые разводит птицевод-любитель, селекционер Айнур АКЧУРИН. В преддверии Года петуха он рассказал о характере этой птицы, как она уживается с другими обитателями двора и на каких самок обращает больше внимания.

— Как так произошло, что вы увлеклись декоративными породами домашних птиц?

— Я родом из села Исянгулово Зианчуринского района. С малых лет любил наблюдать за домашними, цветными голубями. Уже в первом классе у меня были породистые голуби. И в это же время я впервые увидел декоративных кур, заинтересовался. Из журнала «Приусадебное хозяйство» узнавал о породах. Помню, первый номер попал мне в руки в 1987 г. Спустя два года родители купили у знакомых инкубационные яйца кур породы кохинхин. Из них мы вывели цыплят, и с тех пор началось увлечение и занятие породной птицей. Потом хобби переросло в профессию, я окончил аграрный университет, много общался с опытными разводчиками декоративных кур. Посещал различные сельскохозяйственные, любительские выставки.

— Как много у вас необычных кур и петухов?

— Живу в частном доме в Уфе и занимаюсь выводом и подращиванием промышленных кроссов (гибридов) на реализацию. Основное поголовье декоративной птицы находится у родителей в Исянгулово. Летом там бывает до 1000 кур, петухов и цыплят разных пород, зимой около 200. Я остановился на разведении четырёх пород: кохинхин, брама, орпингтон и минорка. Раньше было больше.

— Кроме внешнего вида, чем ещё отличаются между собой представители одной и разных пород?

— Породы отличаются по уровню продуктивности, внешним формам, физиологическим особенностям, анатомическому строению. А все эти признаки обусловлены наследственными генными факторами. Изначально птицеводство развивалось по пути создания бойцовых, затем декоративных пород. А в дальнейшем появились специализированные: яичные, мясо-яичные и мясные. Здесь, как у людей, стройные птицы – более подвижные, тяжелые – флегматичные. Куры яичного направления – пугливые, шустрые, задиристые, мясные – спокойные. Есть агрессивные бойцовские, их создавали во многих странах. Устраивали петушиные бои. Представителей данной породы желательно содержать отдельно, так как они могут задрать других петухов. В нашей и многих развитых странах такие бои в запрете. Поэтому интерес к этой птице невелик.

— Для чего нужны породистые куры или петухи простому сельчанину или фермеру?

— Исключительно ради красоты двора. Отличительные особенности декоративных пород — оригинальность внешних форм. Представьте, как вслед за петухом идут такие же, как и он, все черные, или белые, или жёлтые куры… При этом с особенно красивым оперением или видом. Прохожие всегда оглядываются, удивлённо рассматривают. Есть любители, которые придают значение вокальным данным птицы. В России, например, для этого была создана Юрловская голосистая. В былые времена проводились конкурсы пения среди петухов. Могу с уверенностью сказать, что породная птица не так глупа, поддаётся обучению. Мы выгуливаем всех птиц по очереди: сначала одну породу, потом другую, так как каждая проживает в своём вольере. Все куры приучены выходить дружной колонной в определённое время.

— Как петух ведёт себя в хозяйстве?

— Он чувствует себя предводителем, причём не только среди кур, но и остальных сородичей. Даже гусакам не удаётся совладать с ним. Уж очень он ловок. Самец послабее, убедившись, что ему не совладать с более сильным в открытой драке, норовит напасть исподтишка. Каждый раз, встречаясь с доминирующим самцом, претендент на первенство приподнимает перья гривы, разок-другой наскакивает и ретируется. Он не спускает глаз со своего врага и, едва тот зазевается, налетает на него и бьёт шпорами, а потом удирает. Подмечено, что чаще первенство достаётся самцам с листовидным гребнем. Петухи со стручковидным головным украшением более покладисты независимо от габаритов. При всей скандальности петух — довольно чуткое существо. Он может предвещать перемену погоды. Накануне дождливого дня даже при ясном небе петухи проявляют некоторое беспокойство: поют беспорядочно, жалобно и испуганно.

— Какой он семьянин?

— После пробуждения петух каждую слетевшую курицу встречает воркованием. Некоторые бывают слишком заботливы, и, отдавая самкам лучшие зёрнышки, сами подчас голодают. Такие, как правило, являются лучшими производителями, приходится их дополнительно подкармливать. Петух ревностно охраняет свою семью от посягательств чужого самца, но к некоторым курам бывает безразличен, тогда те несут неоплодотворённые яйца. Поэтому нужно держать в стаде двух петухов. Например, по двору может ходить очень красивая птица с пушистым опереньем, она обычно горделиво так вышагивает. Но при этом петух не обращает на неё внимания. Такие курицы живут только для себя. По хозяйственным показателям они малопродуктивны. А самцы всегда смотрят на тех, кто хорошо несётся. У петуха почти всегда есть любимая курица, он с ней чаще спаривается, она откладывает больше яиц. Но у него короткая память. Если отделить его от семьи недели на две, а потом вновь вернуть, он может проявить симпатию к другим курам, которые раньше не вызывали у него интереса.

— Говорят, среди кур и петухов распространено явление гермафродитизма…

— Да, некоторые особи склонны к изменению пола, поэтому можно встретить петуха, стремящегося к гнезду, и кур, начавших вдруг петь по-петушиному. Это связано с нарушениями во время созревания плода ещё внутри самки.

— На что стоит обращать внимание, когда покупаешь курицу в магазине? Из какой получится наваристый бульон?

— Вкус мяса зависит от породной группы, типа продуктивности, возраста и пола. Основная масса кур, приобретённых в частных хозяйствах, на фабриках для яйца и мяса, – это гибриды, полученные путём скрещивания самых яичных пород или мясных. Организм такой несушки работает как автомат. В них заложено нестись без остановки, несмотря ни на что, даже голод. Мясо у них жилистое, но бульон получится наваристый. У мясных пород есть предрасположенность к отложению жира. Лучше дождаться, когда курица станет половозрелой, то есть 5-6 месяцев, но не старше 1-1,5 года. Тогда у нее сформируется нужный слой жира. Варить такую надо 1,5 часа, не меньше. То, что продают в магазинах, — это цыпленок в возрасте 45-60 дней от роду, он поэтому и готовится за полчаса. Некоторые реализуют огромных кур под видом деревенских. На самом деле это такие же фабричные, только взрослые, так называемое родительское стадо, которые отнеслись уже. К большому сожалению, продавцы не будут работать с настоящими деревенскими курами, их цена достаточно высокая.

Россия. ПФО > Агропром > agronews.ru, 31 декабря 2016 > № 2023912 Айнур Акчурин


Россия. ПФО > Агропром > agronews.ru, 31 декабря 2016 > № 2022385

Ешь страусов, рябчиков жуй…

О том, что некие чудаки в деревне Инзелга Гафурийского района начали разводить страусов, я впервые услышал в 2013 году. Подумалось, страусоводство поднимет наше сельское хозяйство с колен? Ну не бредовая ли идея? Может, просто люди с ума сходят…

На ярмарке фермерских товаров в Уфе натыкаемся на продукцию фермерского хозяйства «Великолепный страус». Значит, живо дело! За прилавком сам основатель фирмы Шамиль Сатлыков. Как оказалось, за эти годы фермерское хозяйство по разведению африканских птиц переросло в успешный бизнес и теперь включает в себя, помимо страусиной фермы, зоопарк и ресторан, где подают блюда из этих экзотических птиц.

– Как себя чувствуют в нынешний мороз ваши экзотические птицы? – спрашиваем у Шамиля.

– Великолепно. До минус двадцати пяти они свободно гуляют на улице. Они не мерзнут, у них теплые перья.

– Насколько велико ваше хозяйство?

– Начинали мы с нескольких особей, читали много литературы. Вот этой весной уже у нас было 250 только черных африканских страусов. Еще есть австралийские страусы эму… У нас семейный бизнес. Участвуем мы, взрослые, и мои дети. Всего три семьи. Живем в деревне Инзелга. Само хозяйство находится на окраине деревни, занимает два с половиной гектара. У нас два направления деятельности: помимо разведения страусов, мы развиваем агротуризм. Еще у нас есть ресторан, где мы готовим страусиные блюда. К нам едут со всех концов республики. Кто попробовал страусятину хоть один раз, приезжает к нам снова и снова.

– Мясо страуса у вас не дешевое – даже по акции 1300-1700 рублей за килограмм. Чем же оно так хорошо?

– Это высококачественный диетический продукт. Почему такая цена? Страусоводство весьма затратное дело, птицы едят специальный комбикорм, требуют особого ухода. Вообще производство безотходное: продаем перья, делаем сувениры из яиц. Проблем с реализацией мяса тоже нет – оно идет нарасхват.

Россия. ПФО > Агропром > agronews.ru, 31 декабря 2016 > № 2022385 Шамиль Сатлыков


Россия. ЮФО > Алкоголь > agronews.ru, 31 декабря 2016 > № 2022380

Цель «Массандры» – 40 млн бутылок в год из собственного винограда.

«Массандра» — это 8 винодельческих хозяйств и тысячи гектаров виноградников, растянувшихся цепью вдоль Южного берега Крыма — от Фороса до Судака. После воссоединения Крыма с Россией компания получила статус федерального предприятия, ее курирует Управление делами президента России. О новой винодельне в Гурзуфе, перспективных сортах вин и расширении сети фирменных магазинов «Деловому Крыму» рассказала генеральный директор «Массандры» Янина Павленко.

Господдержка и новые виноградники

— Как сегодня работает «Массандра»?

— Предприятие сегодня динамично развивается, мы выходим из достаточно сложного периода. Ведь в последние украинские годы агротехнические мероприятия на виноградниках не выполнялись в полном объёме, парк сельхозтехники не обновлялся. Износ только тракторного парка составлял 98%. Поэтому «наследство» оказалось непростым. В этом году нам оказали огромную поддержку – управляющий делами президента России Александр Сергеевич Колпаков по поручению Владимира Владимировича Путина передал «Массандре» целый автопарк — всего 41 единицу техники, плюс предприятием были куплены 10 тракторов. Постепенно наращиваем объемы производства. За январь-сентябрь 2016 года произведено 6,7 миллионов бутылок винодельческой продукции. Рост составил 116%. Реализация за 9 месяцев составила почти 6,8 миллионов бутылок. К прошлому году рост 130%. «Массандра» — крупнейшее в Крыму предприятие винодельческой отрасли, которое производит вино исключительно из своего винограда. За прошлый год мы перечислили в бюджеты всех уровней 987 миллионов рублей. Основной коллектив – 2,5 тысячи человек, в сезон сбора и переработки винограда мы привлекаем до тысячи дополнительных работников.

— Как планируется развивать предприятие?

— Сегодня в зависимости от урожая мы можем выпускать до 15 миллионов бутылок в год. Глобальная задача – увеличить производство до 40 миллионов бутылок в год. Это возможно исходя из всех производственных мощностей предприятия. Но на это потребуется до 10 лет. Для этого нам нужно повышать спрос на продукцию и высаживать виноград, параллельно перезакладывая существующие виноградники с низкой урожайностью.

— Сколько винограда собираете сейчас?

— Последние два года были засушливыми, это привело к снижению валового сбора. Кроме того, в августе этого года градом был поврежден урожай в филиале «Алушта» на площади 52 га, уже в сентябре от града пострадали 110 га виноградников филиалов «Морское» и «Судак». Мы планировали собрать более 15 тыс. тонн, но собрали меньше, чем планировали. На объемы производства вина это не повлияет. Ведь «Массандра» часть винограда технических сортов продает в свежем виде. За счет уменьшения объема их реализации план переработки филиалы выполнят.

— А сколько всего виноградников у «Массандры»?

— Мы провели инвентаризацию пригодных для виноградарства земель и теперь знаем точную цифру: 3 912 гектаров под виноградниками и еще 1,5 тысячи гектаров свободных земель, на которых будем постепенно высаживать новые лозы. Параллельно нужно повышать урожайность на существующих виноградниках. Дело в том, что 53% лоз — старше 20 лет, есть посадки возрастом старше 35 лет – их 276 гектаров. А продуктивность лозы с возрастом снижается. К тому же в украинский период многие виноградники высаживались без шпалеры – лоза просто лежала на земле. Зачем высаживать виноград и не ухаживать за ним – для меня загадка. Такие посадки сложно обработать, куст не формируется, их продуктивность минимальна. Поэтому первое, с чего мы начали – привели в порядок 86 гектаров виноградников, которые без шпалеры успели вступить в плодоношение. Сейчас они успешно формируются. Динамика высадки винограда на сегодня такая: 11 га в 2014 году,18 га — в 2015 году, и 45 га – в 2016 году. Приживаемость весенней посадки этого года составила 98% — это хороший показатель. Сорта универсальные, которые идут на производство как крепленых, так и сухих вин. Есть планы значительно ускорить эту работу. Государство оказывает поддержку, дают деньги – только сажайте виноградники. В Крыму можно возместить до 80% затрат. Для этого нужно иметь статус сельхозтоваропроизводителя.

— У «Массандры» его нет?

— К огромному сожалению. И это проблема не только «Массандры», но и «Солнечной долины», «Коктебеля». Получается, что фактически мы и есть сельхозтоваропроизводитель. Мы не отходим от земли — выращиваем виноградники, получаем высококачественные плоды винограда, из него делаем вино, признанное во всем мире, но формально не имеем статуса, поскольку крепим его этиловым спиртом. Не крепили бы – имели бы статус. Но это была бы не «Массандра». Ведь применяемая заводом технология производства сложилась с XIX века, со времен князя Голицына. Это наша, русская школа крепления вина и у него есть свой потребитель, огромное число наград на международных конкурсах и менять ее нельзя, это будет другой продукт.

— Пытаетесь донести свою позицию до властей?

— Разумеется. Мы предлагаем внести изменения в постановление правительства РФ и включить в перечень сельхозпродукции всю винодельческую продукцию с защищенным географическим указанием (ЗГУ) – лицензию на вина с ЗГУ мы получили первыми в России. Параллельно предпринят ряд мер для возможности получения субсидий в рамках региональной подпрограммы по развитию сельского хозяйства Крыма. Мы очень благодарны, что нас слышат как на крымском, так и на федеральном уровне – есть поддержка и Управделами России, в ведении которого мы находимся, и правительства РФ, и правительства Республики.

— На первом месте в России — Вы упомянули спрос, он недостаточный? — — Недостаточный – это не совсем верно. Существующий уровень спроса позволяет нормально работать в нынешнем режиме. Но мы планируем увеличить производство – а для этого нужно учитывать предпочтения потребителей. Дело в том, что за 25 лет после развала СССР стала утрачиваться культура потребления вин, крепленых этиловым спиртом, которые производятся в Крыму, в «Массандре» и некоторых других предприятиях. Российский потребитель за эти годы отвык от наших вин. Сегодня покупатели нашей продукции – это в основном люди, которые помнят «Массандру» еще со времен СССР. В прошлом году в России крепленые вина составляли всего 4% от рынка продаж. Все остальное – сухие, игристые, полусладкие вина.

— А какова доля «Массандры» в этих 4%?

— Больше половины — 55%. Мы по-прежнему на первом месте по продажам крепленых вин среди всех российских производителей. Основные продажи — в крупных городах России, лидер среди регионов – Москва и Московская область. На крымском рынке мы продаем примерно одинаковый объем сухих и крепленых вин, поскольку на полуострове лучше развита культура потребления крепленого вина. В целом по России соотношение примерно 60% на 40% и спрос на сухие вина растет. «Массандра», конечно, реагирует на изменение спроса и будет расширять производство сухих вин. Мы обязаны учитывать веления времени. Мы открыли новый современный цех в Гурзуфе, где делаем сухие вина. Винодельня небольшая – мощность 10 тысяч декалитров в год, но мы планируем ее повысить. Оборудование современное, французское, компании «Bucher», все закуплено за средства предприятия. Именно на этой винодельне мы проводим экспериментальные работы, используя виноград, выращенный в разных агроклиматических зонах. Ведь массандровские виноградники уникальны — они протянулись вдоль берега на 180 километров. Из одного сорта винограда, выращенного в разных терруарах, получаются разные вина. В прошлом году мы сделали 17 новых марок сухих вин, в этом году запланировали испытания новых – сухих, полусладких и даже игристых. Сейчас мы планируем в «Гурзуфе» розлив нескольких марок прошлогодних красных вин, выдержанных в дубе. Это «Кефесия» (вино из автохтонного сорта винограда), «Сира», «Санджовезе». Кроме того, к розливу готовится «Мускат позднего сбора» — ягоду для этого вина собирают в октябре. Это вино успело получить «золото» на двух международных конкурсах. Год был жарким, ягода набрала 38-40% сахара, получилось натуральное сладкое вино с сахаристостью около 200 г/л. Знаменитые эксперты, признанные в мире – французы и итальянцы — в восторге от качества полученного вина. Оно еще не разлито по бутылкам, не прошло дополнительную выдержку, но эксперты просто не верят, что это вина, рожденные в Крыму и на виноградниках «Массандры», предприятия, где сухие вина почти не производились.

Фирменная сеть и партнеры в регионах

— Какова стратегия развития сбыта?

— Конъюнктура рынка для нас резко изменилась. Ранее 60% продукции продавались на Украине и Крыму, а 40% шли на экспорт — это порядка 4 миллионов бутылок в год. На тот момент основным направлением экспорта была Россия. Причем в основном на экспорт шли крепленые вина. Сегодня объем экспорта пока небольшой, хотя есть рост. Практически весь объем производства мы продаем на внутреннем российском рынке. Порядка 20% продукции реализуется в фирменных магазинах, они в основном расположены рядом с дегустационными залами и подвалами. Напомню, что в украинский период розничных продаж по сути не было – продукция реализовывалась через посредническую структуру. Российской «Массандрой» уже открыто 15 магазинов собственной розницы и 8 производственно-дегустационных комплексов. Мы работаем над созданием сети фирменных магазинов в регионах, крупных городах России. Это сложная, но важная составляющая, которая быстро окупит себя. Система прямых продаж в регионы еще не выстроена. Россия – огромная страна и нужно до каждой торговой точки донести нашу продукцию. Это для нас одна из главных задач — создать сеть прямых региональных продаж, наладить работу с торговыми сетями. Ресторанный и отельный сегмент нами тоже пока напрямую не охвачен.

— Что мешает наладить такие системные дилерские связи? — Первые и главные задачи, которые нам пришлось срочно решать – налаживание производства и сохранение виноградарства. На момент моего прихода на должность гендиректора у нас не было даже лицензии на право производства алкогольной продукции. Надо было запускать завод с нуля. Производство запустили, но скажу честно — проблемы, которые нам достались из «прошлой жизни», еще не решены. Подается много судебных исков от бывших фирм-«присосок» «Массандры», в отношении земли, объектов недвижимости, финансовых вопросов… Чтобы завершить эти процессы, понадобятся годы. А пока реагируем на самые острые и срочные вопросы. Гасим, где горит. Вот один из примеров. В 2011 году у НИИ винограда и вина «Магарач» волюнтаристским решением отобрали и сравняли с землей винный подвал в селе Отрадное. А «Магарачу» в качестве компенсации решением Кабмина Украины передали все объекты недвижимости винзавода «Ливадия» — это старейшее винодельческое предприятие в составе «Массандры». Таким образом, историческая винодельня, с которой, можно сказать, начиналась «Массандра», объединению уже не принадлежит. Мы надеемся на скорейшее решение этого вопроса, поскольку весь виноград с виноградников в районе Ялты перерабатывается именно на этом заводе.

Поставки в Китай и розлив для туристов

— Как идут поставки вин за рубеж: в какие страны, какие объемы? Есть ли прогресс?

— На Восточном экономическом форуме мы заключили очередной контракт на 585 миллионов рублей на отправку нашей продукции в Китай. В Китай по данным на середину октября отправлены уже 60 тысяч бутылок. Кроме того, мы отправляем продукцию в страны СНГ – партиями по 15 тысяч бутылок. В Беларусь отправили три контейнера (всего 45 тысяч бутылок), готовим две партии в Казахстан. Один из факторов, сдерживающих развитие экспорта — это то, что наши крепленые вина называются «винным напитком». Причина все в том же способе крепления…

— Российские нормы, как и в Западной Европе, запрещают называть вином продукты, крепленые этиловым спиртом из пищевого сырья. Но ведь эта проблема будет решена, когда «Массандра» начнет выпускать вино с защищенным географическим указанием (ЗГУ)?

— Да, очень скоро мы сможем, наконец, называть наше вино вином и на этикетках, а не «винным напитком». И сможем продавать вино на розлив.

— Чем будут отличаться этикетки первого в России вина с ЗГУ?

— Внешний вид этикетки — вопрос маркетинга, но на них точно будет напечатано крупными буквами — «Вино с защищенным географическим указанием «КРЫМ». Акцизные марки тоже будут особыми, они уже заказаны для печати в Госзнаке. Введение защищенных географических указаний – это большой шаг вперед для российского виноделия. Чтобы получить лицензию ЗГУ, производитель должен вырастить виноград в Крыму, или купить выращенный здесь виноград, здесь же его переработать и разлить вино по бутылкам. К сожалению, 85% продукции, на этикетках которой написано «Вина России», на самом деле производится из импортных виноматериалов. И лишь 15% вин — из винограда, выращенного в РФ. В Крыму как раз лучше, чем в других регионах, сохранилась традиция производства вина из местного винограда. Хотя выращивать виноград в Крыму дороже, чем закупить виноматериал за границей. И сейчас крайне важно, чтобы Крым не стал регионом–»разливайкой».

— Что для этого делается?

— Любой инвестпроект в винодельческой области должен предусматривать закладку собственных виноградников — такова позиция Главы Республики Крым. И, конечно, если компания претендует на господдержку, статус резидента СЭЗ, она должна производить вино из собственного винограда. Кроме того, широко обсуждается идея, которую озвучил здесь, в Крыму, Александр Николаевич Ткачев (министр сельского хозяйства РФ, — «ДК») — о поэтапном повышении пошлин на импортные виноматериалы. Это правильно, так создаются условия для развития виноградарства.

— Вы сказали, что ЗГУ позволит восстановить продажу вина на разлив…

— Да, мы ждем особые акцизные марки, которые буду размещаться на кегах. Со дня на день акцизная марка будет получена, и мы начнем продажу разливного вина в магазинах собственной розницы. Для нас это дополнительные продажи, а главное — расширение круга потребителей. Туристам, приезжающим в Крым, будет проще познакомиться с различными сортами вина, выбрать по вкусу.

Дегустации эффективнее рекламы

— Какие планы по развитию винного туризма?

— Это очень эффективное направление работы. Когда человек погружается в атмосферу уникального производства и хранения нашей продукции, а потом дегустирует вино — то в 99% случаев он становится стойким поклонником нашей продукции. Потом люди рассказывают своим близким — и результат получается лучше, чем от любой рекламы. У нас работают дегустационные залы практически по всему побережью, не только на головном предприятии, но и в Алупке, Гурзуфе, Кипарисном, Алуште, Морском, Малореченском, Судаке. В самой «Массандре» открыты пять дегустационных залов, постоянно проходят экскурсии в винные подвалы. Мы также открыли новый вид винного тура – «Окунись в виноделие». На винодельне в Гурзуфе желающие работают на виноградниках, перебирают ягоды, делают вино. Можно приехать, пожить в осеннем Крыму, мы обеспечим размещение, питание.

— Каково будущее винной коллекции «Массандры»?

— Во-первых, мы разработали новую методику оценки коллекционных вин — так что уникальная коллекция, крупнейшая в мире, больше не будет продаваться за бесценок. За первое полугодие мы реализовали 7,5 тыс. бутылок коллекционного вина, которое было оценено по новой методике на общую сумму 42,7 млн руб. В этом году в коллекцию будут заложены порядка 12 наименований вина. В ниши для хранения уже отправлены «Мадера Массандра» урожая 2010 года, автохтонное вино «Кефесия» 2015 года, «Портвейн красный Ливадия» 2012 года. Отправятся в энотеку также две марки вина, которые не закладывались туда уже много лет — это «Марсала Массандра» (с 1918 года) и «Малага Массандра» — на сегодня в коллекции есть только урожай 1914 и 1915 годов. Всего в этом году мы планируем заложить в коллекцию порядка 25 тысяч бутылок. Это намного больше, чем будет продано за год. Наша задача не только сохранить энотеку для следующих поколений, но и приумножить ее, как сокровищницу великой винодельческой страны.

Россия. ЮФО > Алкоголь > agronews.ru, 31 декабря 2016 > № 2022380 Янина Павленко


Сирия. Ирак. Турция. РФ > Армия, полиция > carnegie.ru, 30 декабря 2016 > № 2038357

ИГ в 2017 году полностью не исчезнет

Алексей Малашенко

Территория «Исламского государства» (ИГ) в 2016 году сократилась. Хотя если посмотреть на карту Сирии, то те земли, которые контролируют Асад, сирийская оппозиция и ИГ — все это похоже на какие-то пятна. ИГ живо. Оно в состоянии наносить удары. Думаю, что там происходит некоторая перестройка — кто-то уехал, кто-то приезжает туда. Безусловно, ИГ 2016 года, это не ИГ 2015 года. Оно поменьше и послабее. Все в этом приняли участие — кто в Мосуле, кто в Сирии. Но, тем не менее, оно уцелело. Это очень заметно, поскольку есть и российская коалиция, и американская. Вроде все время идет счет на несколько десятков тысяч боевиков. А вот они, тем не менее, целы. Это самое любопытное. Это доказывает живучесть «Исламского государства» как структуры, живучесть идеологии. Не думаю, что в 2017 году оно совсем исчезнет.

Так что позитивные итоги есть. Однако феномен «экстремального исламизма» остался. Весь вопрос — что будет дальше — будут ли они бороться на прежних территориях? Думаю, будут. Будут ли переходить на другие территории? Думаю, также будут. Главное, что сохранится феномен попытки создать государство на основе ислама, причем любой ценой. Пока это неистребимо.

Сейчас вроде бы налаживается обстановка в Сирии. Там появляются зоны преобладания того или иного влияния — России, Турции, Ирана. Одновременно «рассыпчатая Сирия» создает предпосылки для того, чтобы какие-то земли по-прежнему контролировались ИГ. В нужный момент и в нужное время исламисты могут собраться.

Прямое вмешательство Турции в сирийский конфликт изменило баланс сил. Кроме того, поскольку был найден консенсус уже поздновато говорить о собственно турецком вмешательстве. Более важный момент — поиски согласия между тремя наиболее заметными внешними акторами в Сирии — это Турция, Россия и Иран. Пока они договариваются.

Если посмотреть на информацию западных стран, то их коалиция действует эффективно. Если посмотреть на действия в Мосуле — неплохо ребята поработали.

Политком.RU

Сирия. Ирак. Турция. РФ > Армия, полиция > carnegie.ru, 30 декабря 2016 > № 2038357 Алексей Малашенко


Россия > СМИ, ИТ > vestikavkaza.ru, 30 декабря 2016 > № 2036529

Светлана Хоркина: «Мы должны обращать больше внимания на пропаганду здорового образа жизни»

Гость программы «Трибуна» легендарная гимнастка, двукратная олимпийская чемпионка, общественный деятель Светлана Хоркина.

- Светлана Васильевна, в нашей стране был такой период, когда спорту не уделялось достаточного внимания. Многие спортивные объекты пришли в упадок. Сейчас, можно сказать, идет волна возрождения спорта по всей стране. Возвращаются нормативы ГТО. В крупных городах появились спортивные площадки, строятся бассейны. Есть стремление наверстать упущенное. Мы в начале нового большого пути?

- Я очень хорошо помню, когда в начале 1990-х попала в сборную СССР и мы готовилась к Олимпиаде 1992 года в Барселоне. Мне тогда не хватило года для официальной возможности выступать. Помост разрешался с 14 лет, а мне было 13. Но я запомнила, как прекрасно в СССР была обеспечена подготовка сборной команды страны во всем: в медикаментах, в питании, в одежде. Правда, и требования к выполнению разрядности тоже были очень жесткие, но я считаю, правильные. А потом в 1993 году я возглавила сборную команду России, и к тому времени не было уже даже бинтов, чтобы замотать руку или ногу. Тяжелое время было. Но и тогда мы знали, что надо идти в бой, живота не жалея. Такой настрой должен быть и у сегодняшних ребят, которым уделяется огромное внимание на самом высоком уровне. Наш Президент регулярно проводит заседания Совета по развитию физической культуры и спорта при президенте РФ, дает поручения, указания и требует их неукоснительного выполнения Есть еще один важный момент. Спортивный век спортсмена очень короток. Профессиональный спортсмен на 100% использует свое здоровье, а когда заканчивает карьеру - фанфары стихли, награды розданы - остается наедине с самим собой. Это очень тяжелое время для спортсмена, и мы должны много сделать для того, чтобы переход из спортивной жизни в гражданскую был безболезненным.

Безопасность страны зависит от людей. От того насколько они здоровые, сильные, зависит экономика, развитие, процветание нашей страны. Поэтому мы сегодня принимаем и делаем все возможное, для того чтобы привить привычку к ведению здорового образа жизни. Когда родители отдают детей в секцию, они, прежде всего, хотят, чтобы девочка или мальчик были здоровы. Поэтому сегодня мы должны обращать больше внимания на пропаганду здорового образа жизни, тогда все объекты, водные, спортивные площадки не будут пустовать, и спортивные успехи не заставят себя долго ждать.

- У нас большая страна, 85 регионов, где-то спорт развит лучше, где-то — хуже. Сейчас появляются предложения распределить профессиональный по регионам, чтобы в Москве, к примеру, готовили специалистов по спортивной гимнастике, в Московской области — по художественной. Как вы считаете, эта инициатива имеет право на существование, или этого не стоит делать?

- Наша страна большая - она многогранна, у каждого из 85 субъектов своя природа, свои погодными условия и все это надо учитывать при определении базового вида спорта, возможности региона при строительстве спортивных объектов, при организации разного рода спортивных соревнований. И конечно наличие специалистов, которые будут развивать тот или иной вид спорта. Не забывать и про национальные виды спорта, они хотя иногда и не являются олимпийскими, но любимы населением и являются популярными и имеют право на жизнь.

- Светлана Васильевна, мы с Вами находимся на "Вестнике Кавказа", поэтому не могу не спросить, бывали ли вы на Кавказе, и что вам больше всего понравилось?

- Я восхищаюсь традициями, которые есть на Кавказе. У меня есть куча друзей, которые рассказывали мне о них. Я очень люблю, чего греха таить, вкусно поесть, и никогда не откажусь от шашлыка и шурпы, особенно из баранины. На Кавказе всегда радушный прием, это огромная душа жителей Кавказа. В Ставропольском крае работает заслуженный тренер Василий Александрович Скакун, дай бог ему здоровья, который обучал меня акробатике, подготовил много чемпионов мира. И я ему очень благодарна, потому что практически благодаря ему я почти стала олимпийской чемпионкой в этом виде. В вольных упражнениях жребий, удача не позволили мне выиграть, но выиграла наша российская спортсменка…

Я поздравляю всех с наступающими праздниками. Пусть все, что было плохого в этом году, навсегда сотрется из памяти, а все, что вы приобрели, пусть приумножится в новом году! Будьте здоровы счастливы!

Беседовал Владимир Нестеров

Россия > СМИ, ИТ > vestikavkaza.ru, 30 декабря 2016 > № 2036529 Светлана Хоркина


Россия > Госбюджет, налоги, цены > mirnov.ru, 30 декабря 2016 > № 2030670

Богатые богатеют, бедные беднеют

О социально-экономических итогах года и влиянии их на дальнейшее развитие страны в беседе с корреспондентом «Мира Новостей» размышляет директор Института проблем глобализации, доктор экономических наук Михаил Делягин.

- Если судить по заявлениям правительства, на протяжении всего года оно старалось сократить дефицит бюджета, постоянно говорилось и о том, что в стране остро не хватает денег.

- Даже после роста дефицита бюджета в ноябре до 3,9% ВВП за первые 11 месяцев этого года дефицит достиг 2,4% ВВП при заложенных в бюджет 3,7%. Также важно, что поступления от приватизации не учитываются в доходах и потому не снижают дефицит.

Чтобы достигнуть запланированного уровня годового дефицита в 3 трлн рублей, за один лишь декабрь он должен быть увеличен на 1,246 трлн и превысить среднемесячный дефицит января - ноября (162,5 млрд рублей) аж в 7,7 раза!

Конечно, Минфин славится неравномерностью исполнения бюджета и может даже превысить требуемое увеличение дефицита, особенно чтобы не дать разоблачить заявления о проблемах федерального бюджета и «нехватке денег» в нем. О последней свидетельствуют бюджетные резервы: на 1 декабря они составили 7,9 трлн рублей.

Благополучие федерального бюджета изо всех сил скрывается либеральным кланом, потому что достигнуто за счет массового обнищания россиян, принципиального отказа от развития и искусственного погружения регионов в чудовищный бюджетный кризис, оборачивающийся уничтожением социальной сферы как среды обитания человека.

- И к чему, по вашему мнению, это может привести в обозримом будущем?

- Помимо разделения страны на бедных, которые в основном беднеют, и богатых, которые в основном продолжают демонстративно богатеть, все большее практическое значение приобретает разрыв между молодежью и людьми старших трудоспособных возрастов, условно 45+.

Последние успели получить советское образование, квартиры, достаточно прочное здоровье и способность к аналитическому мышлению. При этом они помнят ад 1990-х и боятся социальных катаклизмов.

Молодежь же не унаследовала от советской цивилизации никаких капиталов - ни квартирных, ни культурных, она не приспособлена к жизни, не имеет трудовых и интеллектуальных навыков и часто лишена либеральной системой образования даже простейших навыков сопоставления информации. Остро сознавая свою ненужность и беспомощность, она не боится перемен как в силу возраста, так и в силу недостаточной образованности.

При этом в ней весьма распространены представления об СССР как о золотом веке человечества, не отягощенные (как у более старших людей) личными воспоминаниями о реалиях потребительского кризиса конца 1980-х.

Либералы, последовательно уничтожая российскую экономику, готовят обрушение России в катастрофу новой смуты, однако молодежь, объективно являясь основной движущей силой этого срыва, в целом ненавидит их и враждебна им сильнее людей старших поколений, во многом отравленных либеральной пропагандой и не разделяющих стремления к советской цивилизации.

Смута в России, как и война на Украине, будет конфликтом сорока- и двадцатилетних, однако, насколько можно судить, наша молодежь не будет уничтожать свою родину, а, наоборот защищать ее против либеральной чумы.

Беседовал Андрей Князев

Россия > Госбюджет, налоги, цены > mirnov.ru, 30 декабря 2016 > № 2030670 Михаил Делягин


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 30 декабря 2016 > № 2023895

Российский мобильный банкинг: перемены и прогнозы

Юлия Лю, обозреватель

За прошедший год мобильные банковские приложения перестали быть дополнением к онлайн-банкингу и превратились в полноценные банки. Разработчики обещают, что дальше будет только лучше.

Всего лишь за год мобильные банки полностью преобразились. Раньше мобильный банк имел минимум функций, поскольку воспринимался и самими банками, и их клиентами лишь как дополнение к интернет-банку. Теперь пользователи смартфонов требуют от банковского приложения функционала, равного по возможностям интернет-банку и даже обычному отделению.

«Для банков, у которых отсутствует сеть отделений и устройств самообслуживания и которые выстраивают работу с клиентами исключительно с помощью дистанционных каналов, мобильное приложение — это практически главный канал общения с клиентом и продажи банковских услуг»,— говорит Кирилл Свириденко, генеральный директор процессинговой компании «Мультикарта» (входит в группу ВТБ).

Базовыми нынче считаются все сервисные операции по продуктам, в числе которых информация о балансе, статистика расходов, выписки, блокировка, установка лимитов, закрытие продуктов без посещения отделения. Кроме того, в число самых необходимых возможностей входят переводы денег по номеру телефона и номеру карты.

«В банковских приложениях чаще всего люди пользуются переводами и платежами. Но важно продолжать собирать обратную связь от пользователей и развивать даже тот функционал, который работает уже давно. Например, клиенты подсказали нам, что перевод с карты на карту иногда удобнее начинать „с конца”: прислать одному или нескольким людям запрос и сумму. Теперь эта функция — часть „Сбербанка онлайн”»,— говорит управляющий директор департамента «Банк XXI» Сбербанка Алексей Круглов.

Сейчас через приложения можно дистанционно открывать счета и вклады, оплачивать услуги ЖКХ, сотовую связь, интернет, штрафы, покупать валюту и драгоценные металлы, копить деньги на выбранные цели. Банковские приложения позволяют искать ближайшее отделение банка, работающий банкомат и платежный терминал.

Кроме того, в мобильных банках появилась поддержка программ лояльности — можно следить за балансом бонусов и выбирать способы их превращения в товары и услуги. И да, теперь через приложение можно быстро заблокировать карту.

Apple Pay и Samsung Pay

Ко всем перечисленным возможностям за год пользователи настолько привыкли, что для привлечения внимания банкам теперь требуется постоянно внедрять что-то новенькое. Главным событием года стало появление возможности бесконтактной оплаты телефоном с помощью технологий Apple Pay и Samsung Pay. Владельцам «Айфонов» повезло больше остальных — они теперь могут проводить часть операций с помощью умных часов Apple Watch. Банки называют бесконтактные платежи основным трендом года и прочат ему дальнейшее развитие.

«Основный тренд конца 2016 года — бесконтактные платежи телефоном (Apple Pay, Samsung Pay и HCE). В мобильном приложении „МДМ mobile” мы реализовали функцию активации карты в Apple Pay, также у нас реализован функционал бесконтактной оплаты картами MasterCard по технологии HCE для любых Android-телефонов с поддержкой модуля NFC и ОС выше 4.4 (очень мало банков, которые реализовали оплату HCE в своем МБ). В 2017 году тренд на развитие бесконтактных платежей сохранится»,— говорит начальник управления развития мобильных сервисов Бинбанка Павел Михалёв.

«Модная новая фича это, конечно, Apple Pay. Думаю, история с бесконтактными платежами и дальше будет развиваться. Многие уже пользуются Samsung Pay»,— уверен начальник управление развития мобильных приложений банка «Открытие» Александр Нестеров.

Touch ID

Все банки, занимающиеся развитием мобильных приложений собственными силами, внедрили или внедряют Touch ID для яблочных устройств и его аналоги для устройств с зеленым роботом. «На сегодняшний день продвинутыми являются функции, упрощающие вход в дистанционные каналы обслуживания и совершение операций клиентами с помощью биометрических данных (Touch ID и аналоги для Android); сервисы по автоматической проверке счетов и уведомления об этом клиентов; сервисы, связанные с бесконтактными платежами с помощью самих мобильных устройств»,— полагает заместитель руководителя департамента розничных продуктов, электронного бизнеса и CRM банка ВТБ Александр Солонин.

Чаты и мессенджеры

Банки активно поддерживают стремление людей общаться не голосом, а руками. Поэтому в приложениях начали появляться первые чаты, через которые пользователи могут получить полноценную поддержку от банковских сотрудников.

«Наш чат, который мы сделали летом, настолько хорошо зашел, что в сознании многих пользователей сразу перешел из разряда чего-то нового и продвинутого в разряд „а как вообще без него?”,— говорит начальник управление развития мобильных приложений банка „Открытие” Александр Нестеров.— Мы продолжаем перевод обслуживания в цифру там, где это имеет смысл:– сделали активацию карт и смену ПИН-кодов. Теперь клиент может заказать карту, получить ее, активировать, пополнить и начать пользоваться без походов в офисы и с минимальным числом контактов с сотрудниками банка».

«К более продвинутым функциям можно отнести следующие: чат с представителем банка, чат-бот в мессенджере, биометрическая аутентификация, поддержка Siri (голосовое управление), регистрация в мобильном приложении без посещения отделения банка и без необходимости использования интернет-банка, поддержка 3D Touch, виджеты с балансом по карте и ближайшими банкоматами, отделениями, инструменты управления средствами (PFM), дистанционное оформление кредитных продуктов (в том числе pre-approved предложения), подключение карт к Apple Pay и Samsung Pay через приложение, поддержка оплаты через NFC, отображение накопленных баллов, миль, регистрация заявления на досрочное погашение кредита»,— комментирует начальник управления дистанционного банковского обслуживания ВТБ 24 Елена Дегтева.

Прогноз на 2017 год

За год банки сделали так много всего, что скептики заговорили о кризисе идей. Так что главный вопрос повестки дня: чего же ждать в следующем году?

«В 2017 году наши приложения продолжат активно развиваться. „Сбербанк онлайн” будет превращаться в цифрового помощника, который для начала подскажет, как составить бюджет на месяц, и даст несколько советов по его выполнению. Кроме того, мы верим, что все больше людей захотят общаться с банком так же, как они общаются друг с другом. Поэтому мы планируем добавить функцию мессенджера в „Сбербанк онлайн” и дать клиентам возможность переписываться друг с другом прямо в нашем приложении — вокруг этого функционала можно построить много удобных для людей сценариев, в которых нужен банк»,— говорит Алексей Круглов из Сбербанка.

«В следующем году, на наш взгляд, еще большее распространение получат сервисы, монетизирующие накопленную в мобильных приложениях базу: анкеты на кредитные, карточные и депозитные продукты, CRM-предложения банков. Ряд банков будут продолжать эксперименты с сервисами по финансовому планированию, но, опять же, для более эффективной продажи финансовых продуктов. Также получат распространение сервисы, предоставляющие клиентам доступ к наиболее частым функциям (баланс, оплата по шаблонам) без входа в само приложение»,— говорит Александр Солонин из банка ВТБ.

«В 2017 году одним из важных направлений развития мобильных банков будет управление продуктами в онлайне, без посещения офиса банка. Уже сейчас у нас есть онлайн-открытие вклада и счета, далее появится возможность взять кредит и выпустить банковскую карту без посещения офиса. Еще одно важное направление — обратная связь и качественное консультирование наших клиентов в онлайне, уже сейчас мы работаем над внедрением онлайн-чата в наше мобильное приложение. В 2017 году мы приложим максимум усилий по развитию таких сервисов и функциональности, которые позволят клиентам решать максимальное количество вопросов в онлайне, без посещения офиса, от простой консультации, какую карту или вклад лучше открыть, до самостоятельного открытия продукта в онлайне. Причем это будут не только классические банковские сервисы, мы также будем предлагать клиентам покупать страховку и другие финансовые продукты»,— говорит Павел Михалёв из Бинбанка.

Кроме того, в следующем году банки продолжат развивать сервисы, позволяющие получать и оплачивать задолженность по штрафам ГИБДД, налогам, ЖКХ и прочим обязательным для граждан платежам.

Одно из самых ожидаемых событий для владельцев Android — запуск технологии Android Pay, запланированный на начало 2017 года. «Очевидно, что Google будет продвигать свой Android Pay»,— уверен Александр Нестеров из банка «Открытие».

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 30 декабря 2016 > № 2023895


Россия > Образование, наука > obrnadzor.gov.ru, 30 декабря 2016 > № 2023829

Рособрнадзор сообщает о лишении государственной аккредитации, запретах приема

Федеральная служба по надзору в сфере образования и науки (Рособрнадзор), в целях информирования обучающихся, сообщает об организациях, осуществляющих образовательную деятельность, к которым в период с 23 декабря по 29 декабря 2016 г. применены следующие меры по результатам проведенных проверок.

По результатам проведенных проверок информации, содержащейся в уведомлении об устранении организацией, осуществляющей образовательную деятельность, выявленного несоответствия Рособрнадзором, в том числе с участием Аккредитационной комиссии полностью лишены государственной аккредитации:

1. ОЧУ ВО «Институт международного права и экономики имени А.С.Грибоедова» в части филиала в г. Калуга.

По результатам проведенных проверок информации, содержащейся в уведомлении об устранении организацией, осуществляющей образовательную деятельность, выявленного несоответствия Рособрнадзором, в том числе с участием Аккредитационной комиссии лишены государственной аккредитации:

1. ГАОУ ВО «Курская академия государственной и муниципальной службы»

10.00.00 Информационная безопасность (бакалавриат);

40.00.00 Юриспруденция (бакалавриат, магистратура).

За неисполнение предписания в установленные сроки Рособрнадзором запрещен прием в:

1. Тюменский филиал ЧОУ ВО Центросоюза Российской Федерации «Сибирский университет потребительской кооперации»;

2. ЧОУ ВО «Институт управления»;

3. ГБОУ ВО Калининградской области «Педагогический институт»;

4. ЧОУ ВО «Санкт-Петербургский медико-социальный институт»;

5. АНОО ВО «Восточный институт».

Справочно:

Лицензия на право ведения образовательной деятельности выдается вузу Рособрнадзором и подтверждает его право на оказание услуг по реализации образовательных программ. В случае ее аннулирования, вуз обязан прекратить образовательную деятельность.

Наличие у вуза свидетельства о государственной аккредитации подтверждает соответствие деятельности высшего учебного заведения федеральным государственным образовательным стандартам. В случае приостановления или лишения действия государственной аккредитации, вуз по-прежнему может вести образовательную деятельность и выдавать документы собственного образца. При этом, вуз не может выдавать дипломы установленного Минобрнауки России образца и гарантировать обучающимся отсрочку от службы в Вооруженных силах РФ по призыву.

При приостановке или аннулировании лицензии, а также приостановлении или лишении образовательной организации государственной аккредитации, учредитель вуза обязан обеспечить перевод обучающихся, с их письменного согласия, в другие высшие учебные заведения на имеющие госаккредитацию программы по аналогичным направлениям подготовки с сохранением всех условий обучения (формы и курса, а также стоимости обучения).

Приостановка действия государственной аккредитации распространяется на все структурные подразделения и филиалы учебного заведения. Прием в образовательную организацию запрещается в случае неисполнения предписаний Рособрнадзора.

Запрет на прием обучающихся не налагает иных ограничений на образовательную деятельность вуза.

За нарушение предусмотренных законодательством об образовании прав обучающихся, в том числе права на перевод в случае приостановления действия государственной аккредитации, образовательная организация несет ответственность в установленном законодательством Российской Федерации порядке.

Россия > Образование, наука > obrnadzor.gov.ru, 30 декабря 2016 > № 2023829


Россия > Транспорт > premier.gov.ru, 30 декабря 2016 > № 2021714

Встреча Дмитрия Медведева с президентом ОАО «Российские железные дороги» Олегом Белозёровым.

Обсуждались итоги работы ОАО «РЖД» в 2016 году, планы на следующий год, а также вопросы обеспечения железнодорожных пассажирских перевозок в дни новогодних каникул.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Впереди большие новогодние каникулы, очень важно, чтобы ваша организация – «Российские железные дороги» – обеспечивала все перевозки во всех направлениях. Прежде всего перевозки пассажиров, которые поедут на каникулы вместе с детьми, и перевозки важнейших грузов, для того чтобы обеспечивать потребности нашей огромной страны. Готовы к осуществлению этой работы?

О.Белозёров: «Российские железные дороги» готовы к перевозке и пассажиров, и грузов. Результаты работы у нас даже лучше, чем были прогнозы. Мы планировали, что вырастем на 1%, а у нас практически 1,6% по перевозкам пассажиров. И в пригороде, и в дальнем следовании – позитивный результат. 19 декабря поздравляли миллиардного пассажира, а буквально через несколько дней – 25-миллионного пассажира Московского центрального кольца. В начале декабря Вам докладывали, что запускаем поезд Москва – Берлин. Он прошёл, зарекомендовал себя хорошо, наполняемость выше 60%. Маршрут очень востребованный.

Новогодние перевозки. Планируем перевезти более 5 млн человек, 70 тыс. человек в составе организованных детских групп. Дополнительно пустили 562 поезда. Уже доставили на кремлёвскую ёлку более 2,5 тыс. детей, это 47 поездов из 20 городов России. По Вашему поручению прорабатывали скидки. В декабре у нас появились дополнительные возможности в части предоставления скидок, и более 70 тыс. человек смогли воспользоваться различными скидками, вплоть до 50%.

Д.Медведев: Это скидки, которые даются по разным основаниям? И для тех, кто с детьми путешествует?

О.Белозёров: Да, все прежние скидки сохранены, а это дополнительные скидки в предновогодние дни. Всё это стало возможно благодаря тем решениям, которые были приняты в этом году по налогам и относительно покупки нового подвижного состава.

В связи с новогодними праздниками у нас все сотрудники прошли специальные инструктажи. Обеспечено взаимодействие с силовыми органами. Практически весь спектр действий, которые необходимо было осуществить для качественной перевозки в новогодние праздники, мы выполнили.

Утверждён план действий по работе с пассажирами на ближайшие три года. 178 млрд рублей заложено в бюджете на различные мероприятия по этому направлению. Индексация тарифов на будущий год будет ниже инфляции – 3,9%. Мы поставили перед собой амбициозную задачу на следующий год – прирасти более 3% по перевозке пассажиров. «Российские железные дороги» со всеми поставленными задачами справятся.

Д.Медведев: Оптимистический доклад. Он отражает общую динамику развития экономики, некоторую позитивную динамику в смысле возможностей людей по отдыху, несмотря на сохраняющийся сложный экономический фон. Будем надеяться, что в предновогодний период и новогодние праздники наша железная дорога останется на высоте: будет оказывать все необходимые услуги, наши люди не будут разочарованы тем, что выбрали именно железнодорожные перевозки, в общем, будут выполняться все важнейшие задачи, связанные с коммуникациями по стране. Страна у нас огромная, и без транспортировки грузов на большие расстояния невозможно обеспечить нормальное функционирование ни производств, ни транспортного комплекса, ни жилищного хозяйства. Прошу дать указания всем вашим сотрудникам о том, чтобы они ответственно отнеслись к исполнению своих обязанностей в новогодний период. И, конечно, поздравьте всех с наступающим Новым годом.

Россия > Транспорт > premier.gov.ru, 30 декабря 2016 > № 2021714 Олег Белозёров


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 30 декабря 2016 > № 2021699

Заявление Президента Российской Федерации.

Новые недружественные шаги уходящей администрации США расцениваем как провокационные, направленные на дальнейший подрыв российско-американских отношений. Это явно противоречит коренным интересам как российского, так и американского народов. С учётом особой ответственности России и США за сохранение глобальной безопасности – наносит ущерб и всему комплексу международных отношений.

По сложившейся международной практике у российской стороны есть все основания для адекватного ответа.

Оставляя за собой право на ответные меры, мы не будем опускаться до уровня «кухонной», безответственной дипломатии и дальнейшие шаги по восстановлению российско-американских отношений будем выстраивать исходя из политики, которую будет проводить администрация Президента Д.Трампа.

Возвращающиеся на Родину российские дипломаты проведут новогодние каникулы в кругу родных и близких – дома. Мы не будем создавать проблем для американских дипломатов. Мы никого не будем высылать. Мы не будем запрещать их семьям и детям пользоваться привычными для них местами отдыха в новогодние праздники. Более того, всех детей американских дипломатов, аккредитованных в России, приглашаю на новогоднюю и рождественскую ёлку в Кремль.

Жаль, что администрация Президента Б.Обамы заканчивает свою работу подобным образом, но, тем не менее, поздравляю его и членов его семьи с наступающим Новым годом.

Поздравляю и избранного Президента Д.Трампа, весь американский народ!

Желаю всем благополучия и процветания!

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 30 декабря 2016 > № 2021699 Владимир Путин


Россия > Рыба > agronews.ru, 30 декабря 2016 > № 2021636

Рыбаки могут готовить заявки.

Високосный 2016 год для рыбной отрасли оказался весьма неспокойным. Резонансные поправки в закон о рыболовстве чуть было не вылились в открытое противостояние рыбацкого сообщества и регулятора. Закон в итоге был принят, но ожесточенная дискуссия вокруг проектов актов правительства вновь показала, что применение новых норм на практике вряд ли пройдет гладко. Прорыва ждали в этом году и от аквакультуры, но результаты оказались куда скромнее громких заявлений чиновников, а обещанные аукционы по распределению участков, часть из которых отменила антимонопольная служба, пока никак не сказались на объемах товарной рыбы.

Когда рыбаки увидят финальный вариант постановлений по инвестиционным квотам, зачем понадобилось реформировать систему рыбохозяйственной науки, стоит ли рыбоводам всерьез рассчитывать на расширение поддержки со стороны государства и так ли уж нужна отрасли новая специализированная выставка? Итоги года в интервью Fishnews подвел руководитель Федерального агентства по рыболовству Илья Шестаков.

– Илья Васильевич, с момента принятия поправок в закон о рыболовстве прошло уже полгода, а подзаконные акты, определяющие механизм распределения инвестиционных квот, все еще находятся в разработке. В новых поручениях президента крайним сроком для правительства указано 1 марта 2017 года. С учетом того, что Росрыболовство планировало приступить к отбору инвестпроектов уже со следующего года, не получится, что бизнесу опять придется действовать в крайней спешке? Или период заявочной кампании будет продлен?

– В целом финальные проекты постановлений уже готовы. До конца года мы планируем внести их в правительство с учетом тех поручений, которые были даны на совещании вице-премьеров Аркадия Дворковича и Юрия Трутнева. Конечно, документы могут быть доработаны на площадке аппарата правительства, но базовые вещи уже определены, и по большому счету кардинальных изменений быть не должно.

Поэтому подготовку к участию в распределении инвестиционных квот рыбопромышленники могут начинать заранее. Все основные требования установлены. Возможно, остались какие-то процедурные моменты, которые не так важны с точки зрения бизнеса именно в части подготовки документов. В связи с этим я не вижу проблем, если постановления будут приняты правительством к 1 марта, и не думаю, что потребуется изменять сроки подачи заявок.

– Одним из наиболее дискуссионных вопросов были требования к береговым рыбоперерабатывающим предприятиям, претендующим на инвестквоты. Замечания поступали и от отраслевых ассоциаций, и от приморских регионов. Одно из них – о привязке заводов к прибрежным территориям – также нашло отражение в поручениях главы государства. На каких критериях все-таки решено остановиться?

– На самом деле в проектах остались все те же критерии, которые обсуждались с общественностью. Самое важное для нас – чтобы после строительства перерабатывающего завода мы могли быть уверенными, что он соответствует всем параметрам, которые прописаны в постановлении, например, по объему переработки. К месторасположению объекта – есть поручение, чтобы он находился в прибрежных субъектах Федерации, – мы относимся достаточно спокойно. Это логично с точки зрения государственных задач и эффективности. И в целом эта норма соответствует той парадигме закона, которую мы и закладывали.

Россия > Рыба > agronews.ru, 30 декабря 2016 > № 2021636 Илья Шестаков


Бельгия. ДФО > Недвижимость, строительство. Миграция, виза, туризм > amurmedia.ru, 29 декабря 2016 > № 2038781

Самый амбициозный проект по строительству 55-этажного небоскреба в центре краевой столицы прославит Хабаровск на всю страну, убеждают авторы проекта. Почему этот проект называют прорывным, что ждет горожан и как изменится облик Хабаровска, сообщил в интервью корр. ИА AmurMedia руководитель проекта Александр Сидоренко, известный в крае как владелец ЗАО "Смена Трейдинг" и председатель ассоциации "Дальлесэкспорт".

— Александр Николаевич, ваш проект претерпел ряд изменений с момента его презентации. Теперь в здании насчитывается не 52 этажа, а 55. Говорят, есть и другие изменения. Так что же изменилось и как это повлияло на сроки окончания строительства и его стоимость? Они поменялись?

— Нет, сроки и цена остались теми же: июль 2018 года и $200 млн. Для нас это принципиально важно: у нас расписан и согласован каждый день и каждый доллар. За минимизацией наших финансовых рисков, к слову сказать, внимательно следят в хедж-фондах.

Теперь о том, что собственно изменилось. В здании действительно стало 55 этажей, потому что в проект зашла международная гостиничная компания Carlson Residor, и понадобилось увеличить этажность. Общая площадь выросла до 120 тысяч кв. метров, а высота здания — до 210 метров.

Изменен проект и в подземной части, специально, чтобы оптимизировать дорожное движение. Есть такое понятие математическая модель движения транспортных средств. Так вот эта модель показала, что ту организацию движения транспортных средств на перекрестке, которую мы планировали, — а мы планировали первоначально автомобильный тоннель на минус втором этаже — можно улучшить. Поэтому тоннель выделен в отдельную конструкцию, не связанную с паркингом, и перемещен на минус шестой уровень. А въезды и выезды в паркинги за счёт рельефа (улица Ленина – это один из холмов Хабаровска) организованы с поверхности дороги и дальше первоначальных отметок: начинаются по улице Калинина чуть выше Уссурийского бульвара и заканчиваются далеко за "Детским миром". Длина тоннеля выросла до 620 метров. Фактически Хабаровск получает не просто тоннель, разгружающий один из напряженных перекрёстков города, а по-настоящему скоростной и современный. Подчеркну, это будет первый в стране скоростной тоннель, построенный на деньги частного инвестора.

— Как сейчас выглядит подземная инфраструктура?

— Напомню, надземная часть – это всего 45% конструкции, а 55% — это подземная инфраструктура. Мы хотим так организовать подземное пространство, чтобы оно соответствовало трем принципам: удобно, безопасно, цивилизованно. Чтобы каждый чувствовал себя под землей максимально комфортно. Поэтому в центральной части минус первого этажа мы разместили фуд-корт, магазины, различные бутики и другие сервисы. Сюда сверху можно спуститься по эскалаторам и на лифтах.

На минус втором этаже, как подсказали нам математические расчеты, лучше всего разместить мощный пассажирский терминал с двумя полосами движения, куда, учитывая выпуклый рельеф на этом участке, можно будет легко заехать прямо с поверхности земли. Пассажирский терминал — это не тоннель, это просто место для въезда и выезда прибывающих в здание людей. Здесь разместятся три автобусных остановки на три автобуса, а люди будут ожидать транспорт не на улице, а в теплом холле центра. Следить за движением транспорта они будут через стеклянные стены и двери и при появлении нужного транспорта просто выйдут на улицу. Думаю, хабаровчане особенно оценят это зимой, в 30-градусный мороз, или летом, к примеру, во время ливня.

Здесь же на минус втором этаже расположены 20 парковочных мест для такси, так называемые taxi stand. Обычно в стандартных центрах такси располагаются прямо возле входа, загораживая обзор и движение, у нас — на расстоянии, в специальных терминалах, как в аэропорту. Будет стоять швейцар, который подскажет, куда надо человеку пройти, чтобы сесть в машину. Все рассчитано так, чтобы в такси могли одновременно сесть 50 человек.

Минус третий, минус четвёртый и минус пятый этажи отданы под паркинг. Это 1855 парковочных мест и самая большая парковка не только на Дальнем Востоке, но и во всей Российской Федерации. При этом мы постарались сделать все, чтобы даже начинающий водитель, с минимальными навыками вождения мог, просто положившись на интуицию, разобраться, куда ему надо двигаться и где парковаться. Никаких сложных зигзагов, ничего заумного, все просто и понятно. Рампы есть, но только на тот случай, если кто-то ошибся этажом и хочет переместиться.

— Как люди будут передвигаться между подземными этажами?

— Учитывая, что на минус первом и минус втором этажах много будет сервисов, магазинов, аптек, супермаркетов, с минус первого до минус пятого этажа сделаны траволаторы, наклонные эскалаторные дорожки, на которые совершенно спокойно может встать человек с тележкой или в инвалидном кресле. Также траволаторам помогают 20 лифтов. Мы уделяем особое внимание самочувствию инвалидов в нашем будущем центре. И не потому что, нас кто-то заставляют строить безбарьерную среду, а потому, что это в первую очередь уважение к человеку.

— Звучит, признаться, как-то пафосно, как лозунг.

— Пусть пафосно, но, поймите, невозможно сделать стоящий проект, если мы будем думать только о деньгах, о площадях, о том, как бы с метра еще получить. Вот траволатор на подземных этажах кого угодно убедит в том, что мы о людях заботимся, особенно когда на улице 30 градусов мороза или 30 градусов жары. Или ливень, дождь — а у нас женщина с прической, на каблучках, в легкой одежде! Она приехала, припарковалась, поднялась наверх на эскалаторе, на лифте, купила все, что захотела, отдохнула, может, встретилась с подругами, сходила в кино — там потом будет шесть кинотеатров — и вернулась в чудесном настроении!

— То есть вы ориентируетесь на женщину за рулем как на своего главного клиента?

— К такому выводу пришли международные аудиторы, которые приезжали в Хабаровск и делали отчет по этому проекту. Они особое внимание уделили тому, во что обуты хабаровчанки. Вот в Москве, по их исследованиям, женщины предпочитают обувь практичную, ближе к спортивной, а в Хабаровске у женщин на ногах обувь fashion, на каблучке. Я, когда услышал, скажу честно, удивился и спросил, мы деньги платили, за то, чтобы вы на ноги женские смотрели? А мне ответили, что обувь многое объясняет. В Москве женщины в большинстве своем ездят в метро, а в Хабаровске — на машинах. А оказывается, 75-80% потока в таких местах, как наш центр, генерируют женщины, и если женщина не сможет спокойно подъехать к нашему зданию, не сможет без проблем припарковаться, то считайте, это здание мертвое. И именно по этой причине столько внимания уделяется качеству строительства и удобству размещения в подземной части.

— То есть маркетологи учитывали особенности женской психологии?

— Не просто женской психологии, а поведения именно женщин города Хабаровска! И обувь — это один небольшой пример, который показывает насколько тщательно велась подготовка, как проект привязывался именно к этому месту, к этому городу, к этим людям, которые здесь проживают. В исследовании есть и описание психотипов, и нюансы в поведении, как должны быть расположены эскалаторы, траволаторы, с какой стороны устанавливать лифты, и какой ширины делать двери. То есть абсолютно все прописано исходя из поведения человека.

— Ваш центр — торгово-развлекательный, чем вы планируете привлечь хабаровчан?

— Помимо уже упомянутых магазинов и кинотеатров там будут смотровые площадки, большое число ресторанов и кафе, 9 банкетных залов, где будут представлены около 35 кухонь мира, и конференц-холл — одним словом, мощнейшая инфраструктура, отвечающая всем запросам жителя большого города, распределенная на 35 этажах. Оставшиеся 20 этажей уйдут под офисы.

— Ваш проект, таким образом, укладывается в концепцию комфортного потребления, которую придумали и успешно претворили на Западе: человек уходит в такой центр и может там пробыть чуть ли не целый день.

— Не забывайте, что при этом ему не придется тратить столько денег, сколько с него запросят в другом месте. Он может спокойно подняться на 55 этаж, сесть возле окна, и никто его выгонять не будет. Ну, может, придется заплатить за чашечку чая или кофе в ресторане.

— А обойдется эта чашечка, случайно, не в зарплату за месяц?

— Послушайте, сейчас дураков нет, и никто не пойдет пить слишком дорогой чай. Невозможно, говоря проще, продать чай, который будет не по карману. Все будет в пределах рынка. И тома сделанных отчетов напоминают, что здесь рынок такой, и надо уложиться в него по себестоимости.

— Поэтому у вас и парковка бесплатная? Маркетологи разъяснили?

— Да. Я тоже сначала не верил, но мне сказали: "Ты пойми, если парковка будет платная, то все будут парковаться где угодно, но не у вас". Поэтому парковка должна быть бесплатная.

— Бесплатная парковка будет генерировать постоянный поток людей, которые, глядишь, и захотят зайти и посмотреть, зайти и посидеть в кафе, а потом просто не захотят оттуда уйти?

— Это называется "не толкать человека, а накрыть перед ним скатерть-самобранку", чтобы он сам выбирал. И мы накроем так, что он выберет то, что ему нужно.

— Ваши конкуренты опасаются, что весь город соберется в вашей башне. Они не зря волнуются?

— Конкуренция, на мой взгляд, всегда идет во благо, потому что позволяет предложить людям лучшее, а наш центр — повышенного качества, поэтому горожане будут к нам ездить на выходные, чтобы полноценно отдохнуть. Или, к примеру, чтобы отметить 50-летний юбилей на 50-ом этаже. Но, думаю, что весь город мы не соберем. Для удовлетворения своих повседневных потребностей люди будут пользоваться услугами близлежащей инфраструктуры.

— Какие всемирно известные бренды хотите собрать под крышей вашего небоскреба?

— Гостиничный бренд Carlson Residor, который уже прописан в нашем здании с 32 по 50 этаж. Есть и другие бренды, но раскрывать их я пока не могу.

— На какой поток посетителей вы рассчитываете и какова пропускная способность подземного тоннеля?

— О потоке покупателей, думаю, говорить пока рано, а вот пропускная способность тоннеля — 1000 машин в час.

— Это реальные цифры?

— Абсолютно. Мы убрали пешеходов, предоставив им роскошное, легкодоступное подземное пространство, и разгрузили этот участок, увеличив пропускную способность в три раза. А объемы выхлопных газов в связи с сокращением времени ожидания на светофоре вообще снижаются до 16 раз зимой и до 8 раз летом.

— То есть помимо всего прочего это еще и "зеленый" проект?

— Я бы сказал, это в первую очередь "зеленый" проект, потому что в современном мире у уважающих себя проектировщиков к проекту обязательно должен быть приложен сертификат по международному стандарту. Сертификат гарантирует соответствующий нормам уровень воздействия на окружающую среду, на близлежащие здания и качество жизни жильцов в этих зданиях. Он свидетельствует о высоком качестве проектирования строительства и качестве жизни, и делается не в последнюю очередь для того, чтобы привлечь крупных инвесторов. Мы не называем имена, но нашим проектом заинтересовались крупные международные банки, которые никогда не войдут в проект, если здание не будет сертифицировано. То есть так мы подтверждаем готовность заботиться о людях, и у нас есть целая команда, которая за это отвечает и за этим следит.

— А вас не смущает, что жильцы в это время на вас жалуются, отказываясь жить по соседству с небоскребом?

— Это нормально.

— Вы думаете, что победите со временем их недоверие и скепсис?

— "Победить" — слово не совсем уместное в этом случае, это же не сражение. Мы думаем, что они со временем изменят свое мнение. Когда мы строили фитнес-клуб "Глобал", все жители близлежащих домов просто ревом ревели, так им не нравилась наша стройка. Но когда они увидели, что взят высокий темп, стройка идет, они все успокоились и замолчали, и закончили мы просто изумительно, а у них квартиры на 30% подорожали.

— То есть и такой поворот вы тоже учли?

— Конечно. Жилье в этом районе возрастет в цене, потому что это место станет престижным.

— Как вы относитесь к тому, что о вашем проекте говорят, что он нерентабельный, а злые языки даже окрестили его Нью-Васюки?

— Что я могу сказать? На вкус и цвет товарища нет, а на каждый роток не накинешь платок. Есть частное мнение, а есть компетентное мнение международных специалистов, которое высоко ценится в мировом сообществе. Давайте мы построим центр, а потом вы сами скажете, что это: обман или реальный проект, который прославит Хабаровск на всю страну.

— Есть проекты в нашей стране или за рубежом, сопоставимые с вашим детищем?

— Довольно сложно их назвать, потому что у нас в единую конструктивную схему включены само здание, тоннель, подземный паркинг на 1855 машиномест, подземный пешеходный переход, городские магистральные сети, которые также инсталлированы в структуру подземной части. И все это выполнено на высокотехнологичном уровне, так что в целом наш проект — вызов мировой инженерной мысли, что, на мой взгляд, особенно важно для Хабаровска.

— А почему это должно быть так важно для Хабаровска?

— Не только из соображений престижа, но еще, наверное, и потому, что согласно докладу ООН к 2025 году 80% населения Земли будет жить в городах. Хотим мы того или не хотим, но количество людей, проживающих в сельской местности, с ростом производительности сельскохозяйственных машин будет сокращаться. И они пойдут, конечно, в города. Так вот те города, которые подготовятся к этому моменту, которые научатся этим вызовам отвечать, и будут истинными столицами. И это в полной мере касается и Дальневосточного федерального округа. Мы, может, немного опережаем события, но задаем очень высокую планку качества жизни — жизни в ближайшем будущем.

Бельгия. ДФО > Недвижимость, строительство. Миграция, виза, туризм > amurmedia.ru, 29 декабря 2016 > № 2038781 Александр Сидоренко


Россия > Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 29 декабря 2016 > № 2038367

Вперед в феодализм. Как модернизировать Россию достижениями средневековой Европы

Андрей Мовчан

Большинство реформаторов справедливо сетуют на то, что Россия – чисто феодальная страна, но все равно не учитывают это в своих предложениях. Хотя правильный ответ, возможно, лежит на поверхности: развивать надо то, что есть, методами, доказавшими свою эффективность в странах, похожих на сегодняшнюю Россию, – например, в Европе времен раннего Средневековья, в Золотой Орде, в Византии

Близится Новый год – время веселья, а не раздумий, время для шуток, а не дел. А меня все чаще спрашивают, как может выглядеть программа экономических реформ. А я все чаще отказываюсь отвечать – тема слишком грустная. Я даже говорю: не могу всерьез разговаривать на эту тему. Но в конце концов, раз Новый год, то можно ведь поговорить и не всерьез.

Мы все хотим экономического роста. Проблема (я пока все еще всерьез) не в наших желаниях, а в том, что наше общество, наше сознание совершенно не готовы к продуктивным переменам. Изобилие ресурсов столетиями позволяло нам сохранять архаичную экономику и политическое устройство, а страшные события ХХ века (хронический голод нулевых, Первая мировая, революция и Гражданская война, красный террор, голод 30-х, репрессии, Вторая мировая, репрессии 40–50-х, медленная ломка сознания застоем, экономическая катастрофа конца 80-х и массовая эмиграция 90-х) уничтожили не только десятки миллионов граждан, но и инициативность общества, созидательную энергию, гражданскую активность, внедрили в сознание большинства иждивенчество и примитивно-групповой комплекс.

Мы не созрели для принятия перемен, катализатором которых были бы позднекапиталистические реформы – весь этот уже избитый набор из независимости судов, выборности властей, защиты прав, примата индивидуума, стимулирующих экономических законов и общих свобод. Давно ли мы смеялись над Монголией, которая «совершала скачок из феодализма в социализм», и вот сегодня большинство реформаторов-теоретиков справедливо сетуют на то, что Россия чисто феодальная страна, но вместо того, чтобы учитывать это в своих предложениях, требуют волшебного превращения ее в страну развитого общества, верховенства закона и политической демократии.

Социологи могут говорить о современной российской шизофрении: с одной стороны, мечты о капиталистической демократии, которые некому реализовывать, с другой – феодальная реальность, которую никто не хочет учитывать и подстраивать под нее экономические программы. И на двадцать программ, как развивать нашу экономику, если вдруг завтра мы проснемся и обнаружим Россию современной и демократической (не говоря уже о двадцати программах, говорящих о том, как Россию побыстрее утопить – то в эмиссии, то в регулировании, то в новом переделе собственности, то в войне силовиков), не найдется ни одной, говорящей, что делать, если, проснувшись завтра, мы обнаружим Россию точно такой же, как и сегодня.

И вот тут я перестаю быть серьезным (ВНИМАНИЕ!), и в голову мне приходит следующее: возможно, правильный ответ лежит на поверхности: развивать надо то, что есть, методами, доказавшими свою эффективность в странах, похожих на сегодняшнюю Россию, – например, в Европе времен раннего Средневековья, в Золотой Орде, в Византии.

Система протекции

Начнем с главных проблем российской экономики – отсутствия доверия между экономическими агентами и высокого уровня рисков ведения экономической деятельности, совершенно неадекватного ожидаемому доходу. Из-за недоверия и страха никто не хочет ничего делать. Заработанное, украденное или полученное в беззалоговый кредит выводится из страны. Главное устремление более образованных граждан – попасть на государственную службу и оттуда одной рукой получать жалованье, а другой – взятки; менее образованных – попасть в силовые органы и оттуда грабить более образованных. Но и в Средние века общая ситуация была похожей: законы были рудиментарными, судьи – бессильными, кто был вооружен лучше, тот и был прав. А страны тем не менее развивались.

Развивались они благодаря системе протекций – феодальная лестница представляла защиту экономическим агентам от самого верха и до самого низа. Конечно, Россия лишена системы сословий и феодальной иерархии, и это даже хорошо, поскольку открывает вертикальные лифты, но систему протекции у нас ввести вполне возможно.

Сегодня малый, средний и даже крупный бизнес страдают от произвола чиновников, губернаторов, силовиков и центральных властей. Система протекций могла бы искоренить произвол, заменив его строго регламентируемыми отношениями. Протекция могла бы быть лицензируемым бизнесом. Лицензии получали бы организации, обладающие своими развитыми юридическими службами, охранными подразделениями, достаточным капиталом, могущие доказать свои устойчивые связи с высшей властью и способность влиять на решения судебной системы.

Администрация президента могла бы выполнять роль «протектора протекторов» и давала бы протекцию самим лицензированным протекторам друг против друга. Успешными протекторами могли бы быть, например, Сбербанк, РПЦ, ВТБ, «Почта России», группа банка «Россия», РЖД, «Газпром», «Транснефть», «Ростехнологии», «Роснано», ВЭБ, РФПИ, ряд других организаций. Очень важно, чтобы протекторы действительно могли защищать клиентов, поэтому их число должно быть ограниченным, в регионах они должны действовать через свои филиалы.

С протекторами их клиенты делились бы долей в бизнесе и некоторой частью прибыли. Максимальные тарифы за протекцию регулировало бы государство. У протекторов собирались бы пакеты акций клиентов, которые можно было бы объединять в фонды, а фонды, например, листинговать на бирже – это подстегнуло бы фондовый рынок. Компании без протекторов вообще можно было бы не листинговать – чего они стоят без протекции.

Были бы, конечно, некоторые условия. Например, протекторы не имели бы права участвовать в конкурентной борьбе своих клиентов. Их задачей было бы только защищать бизнес от посягательств бюрократии во всех ее видах – властной, судебной, контрольной, силовой. С другой стороны, протекторы несли бы ответственность за клиентов в части выполнения последними их обязательств и этики их бизнес-поведения, что существенно повысило бы доверие между бизнесменами. Наконец, протекторы могли бы нести ответственность вместе с клиентом, если последний был уличен в преступлении. Это обеспечило бы пристальный контроль за клиентами со стороны протекторов.

Система протекции решила бы вопрос защиты бизнеса от посягательств бюрократии и проблему взаимного недоверия в бизнес-среде. При этом конкуренция между протекторами привела бы к рыночным отношениям с ними, с прозрачным ценообразованием. Это было бы залогом допустимого уровня стоимости протекции для развития бизнеса и, главное, предсказуемости, что так важно для бизнесменов.

Магдебургско-тверское право

Наряду с системой протекции (которая хороша для традиционных бизнесов, но не способствует развитию новых технологий, изобретательству и наукоемкому бизнесу) было бы неплохо взять на вооружение и средневековую систему локального внедрения прогрессивного права в отдельных городах – там, где могут формироваться кластеры новой экономики. Если в Европе это было магдебургское право, то в России это может быть, например, тверское право – специальный свод законов, созданный путем перевода в Твери основных законов, скажем, немецкого хозяйственного права на русский язык.

Города, получающие такое право, будут аналогами особых экономических зон, только суть этих зон будет не во внешних субсидиях или сниженных налогах (как будет показано далее, система позволит снизить налоги повсеместно), а в создании возможности для установления эффективных экономических отношений. Такие города должны избирать свое руководство (магистрат) из числа жителей, сами принимать законы о проживании (принимать в число граждан города по своим правилам), сами устанавливать локальные налоги и вносить изменения и дополнения в законы, регламентирующие работу коммерческих предприятий и социальную жизнь (вплоть до уголовного кодекса) на их территории, сами избирать свой суд и руководство силовых органов, сами формировать социальное обеспечение своих граждан, а саморегулируемые профессиональные организации должны иметь самые широкие полномочия.

Разумно будет ограничить число таких вольных городов парой десятков, а количество жителей, скажем, 15 процентами от числа жителей страны. Эти цифры примерно будут соответствовать уровню готовности российского общества к таким экономическим отношениям. Можно даже разумно ограничить выезд жителей таких городов в остальные области России (но, конечно, не за границу) и приезд жителей остальной России в эти города. Есть высокая вероятность, что внутри таких городов сосредоточатся не только прикладная наука, образование, современная культура и производство, но и протестные группы населения, что позволит отчасти удовлетворить эти группы и снизить уровень протеста и, кроме того, эффективно изолировать их от остального общества.

Налоговая система и бюджет

Конечно, сама по себе система протекции и уход в вольные города современных бизнесов могут иметь негативные последствия для бюджета – протекторы эффективно защищали бы бизнес не только от поборов налоговых органов, но и от избыточной налоговой нагрузки, а вольные города платили бы меньше налогов в федеральную казну (если не считать сбор за право проживания в вольном городе, который мог бы быть существенным). Поэтому при внедрении этих принципов необходимы балансирующие механизмы.

Более того, строительство системы протекции займет время, да и после ее построения эффект проявится не сразу. Новые инвестиции будут приходить постепенно, потребуются годы на то, чтобы они превратились в рабочие места и товары. Решить проблему переходного периода и снижения налоговых платежей, вызванного протекцией, можно за счет одновременного кардинального изменения налоговой системы, изменения приоритетов расходования средств бюджетов и внедрения эффективно работавшей в средневековой Европе системы налоговых откупов.

Откупы

Откупы (разумеется, с использованием лицензированных откупщиков) позволят решить сразу несколько важных проблем. Во-первых, государство получит возможность стабильно планировать расходы и сможет сформировать дополнительные резервы, так как плата за откуп будет вноситься вперед на срок от года и до нескольких лет (возможны даже продажи «навечно», до 49 лет). Во-вторых, продажа откупов на тендерной основе позволит максимизировать выручку государства – откупщики будут конкурировать за мандаты. В-третьих, система откупов позволит перевести ныне являющиеся большой нагрузкой на госбюджет персонал и инфраструктуру налоговых органов в разряд структур рыночных, к тому же уплачивающих налоги с прибыли, – это существенно сократит нагрузку на государственные бюджеты, а откупщики, в стремлении больше сэкономить, значительно оптимизируют бюджеты этих организаций.

В-четвертых, откупной деятельностью займутся и протекторы, и другие структуры из числа особо приближенных к первым лицам государства (откупной бизнес очень прибыльный). Это позволит легализовать их право на сверхдоходы, и, вместо того чтобы быть обузой для бюджета и постоянно разворовывать выделяемые им на спецпроекты средства, «друзья первых лиц» будут мотивированы максимизировать доходы бюджета (как один из вариантов условий откупа можно продавать право откупа за фиксированную сумму, а потом все собранное сверх нее делить в определенной пропорции между откупщиком и бюджетом).

Откуп можно будет секьюритизировать, и на финансовом рынке России появится целый сегмент с капитализацией в десятки, если не сотни миллиардов долларов, со своими деривативами, системами хеджирования, отдельным рынком долга, обеспеченного откупом, и прочее. Это даст огромные возможности для пенсионных фондов, банков, иностранных инвесторов, оживит финансовую систему.

Наконец, откупщики создадут разумный рыночный баланс протекторам в области корпоративных налогов (а если будет введен институт личной протекции, то и в области налогов с частных лиц) – очевидно, что Сбербанк более разумно договорится о размере налогов со своего клиента, например, со структурой Ротенберга, чем сам клиент с налоговым инспектором.

Изменение налогов

Параллельно надо существенно изменить саму налоговую систему. Сегодня подоходный налог и налог на прибыль организаций составляют едва ли по 10% от доходов бюджетов РФ (20% всего), сбор их крайне трудоемок, уровень уклонений высок. Полезно вспомнить, что в средневековой Европе не было никаких индивидуальных подоходных налогов, а аналоги налога на прибыль были похожи либо на вмененные (договорные) налоги, либо на добровольные пожертвования. Вполне можно отменить и тот и другой налог в России.

Заменой подоходному могли бы служить увеличенные легкособираемые налоги на имущество и землю. Чтобы компенсировать подоходный налог, их надо увеличить примерно в три раза. Это одновременно решит проблему прогрессивности, обеспечит ощущение социальной справедливости и предоставит преференции отечественным землевладельцам и строителям – в отличие от иностранцев они не будут уплачивать налог на прибыль.

Заменой налога на прибыль мог бы стать введенный налог с конечных продаж (уплачиваемый покупателями, приобретающими товар или услугу для использования, а не для перепродажи), который одновременно заменил бы в ряде случаев сложно вычисляемый НДС. Если сохранить НДС только на импорт в том же размере, что и сейчас, а для внутренних операций ввести налог с конечных продаж, то бюджет не пострадает, администрирование и вычисление налогов станет существенно проще, экономические агенты будут мотивированы сберегать (а значит, инвестировать), создавать бизнес и реинвестировать прибыль.

В сегодняшней России распространена практика необоснованных требований налоговых выплат, из-за которых плательщики, понимая бесперспективность судебного разбирательства, часто уплачивают начисленные налоги или договариваются с чиновниками о замене уплаты начисленных налогов выплатой взятки. Эту практику частично должна победить система откупов, но мы можем предполагать, что и в рамках откупной системы, и под протекцией все равно будут встречаться попытки изъятия избыточных налогов. При этом государство уже получит к моменту такого спора причитающиеся ему деньги и будет заинтересовано исключительно в продолжении работы плательщика.

Поэтому систему стоит дополнить еще и правом сборщиков налогов (откупщиков) и плательщиков (защищаемых протекторами) договариваться о размерах уплачиваемых налогов вне связи с объемами, которые могут быть исчислены исходя из законодательства. Это даст и тем и другим б?льшую гибкость в адаптировании выплат под текущее рыночное положение, защитит компании и граждан от слишком высоких выплат в трудные времена и снимет существенную нагрузку с судов, рассматривающих налоговые споры.

Сокращение бюджета

Разумеется, надо критически подойти к вопросу размеров бюджетов, определив, что надо финансировать, что не надо, а чему надо дать возможности для самофинансирования. Условно российский бюджет можно разделить на семь крупных частей, у каждой из которых будет своя судьба и свои методы снижения и компенсации этого снижения. Очень схематично план реструктуризации бюджета приведен далее.

Содержание армии

Очевидно, что генералитет – опасная группа, в руках которой находятся возможности вплоть до дестабилизации обстановки в стране и смены власти, поэтому речь о сокращении совокупного финансирования этой группы идти не может. Тем не менее можно существенно изменить систему, открыв перед армией и ВПК новые, внебюджетные источники финансирования.

В частности, можно закрепить права высших офицеров принимать решения о коммерческом использовании армейских подразделений вне страны. В конце концов, частные армии существуют и получают большие доходы, и Россия могла бы и здесь пойти по пути средневековых монархий и продавать услуги своей армии – востребованность ее не вызывает сомнений. Уверен, что даже страны НАТО с удовольствием платили бы за решение российской армией своих задач. Военнослужащие могли бы не только приносить огромный доход своей стране, но и попутно решать некоторые геополитические задачи, а также постоянно тестировать и рекламировать новое вооружение.

Кроме того, армия в лице тех или иных своих институтов могла бы получить лицензию протектора и эффективно ее использовать. Преобразование армии в профессиональную необходимо проводить не путем отмены призыва, а путем превращения его в военную повинность с отказом от любых форм отсрочек и освобождений, кроме освобождений по состоянию здоровья: срок службы надо увеличивать до 4–5 лет, при этом учредить и службу для женщин (покороче, скажем, 18 месяцев или два года).

Важнейшим элементом такой повинности, которую мало кто хотел бы отрабатывать, будет разрешение расплатиться деньгами вместо прохождения службы. Сумма выкупа должна быть существенной, но выносимой; скорее всего, ее можно будет установить на рыночной основе, продавая с аукциона, скажем, 300 тысяч «щитовых единиц» в год (скорее всего, спрос будет еще выше). Для максимизации выручки можно продавать несколько уровней «щитовых»: полное освобождение; сокращение срока (продажа помесячно); возможность служить в комфортных частях, близко к дому, с возвращением на выходные домой; возможность служить в гражданском персонале с проживанием дома, и прочее. Примерный расчет показывает, что «щитовые» могут дать не менее 10–20% «бюджета обороны» (безусловно, надо будет кредитовать выплату щитовых и создать агентство, предоставляющее рассрочки в выплате, процентные доходы добавят выручки армии).

Параллельно увеличение срока и привлечение девушек на службу в армию не только частично решит проблему безработицы среди молодежи из малообеспеченных слоев общества, но и повысит возможности извлечения армией коммерческих доходов. В частности, можно вернуться к практике военных поселений, где поселенцы будут заниматься сельскохозяйственной деятельностью; из призывников можно будет формировать специальные военные строительные компании, которые будут заняты и в гражданском хозяйстве; Министерство обороны должно будет иметь охранную лицензию и активно продавать услуги охраны и прочее.

Содержание ФСБ и МВД

Так же, как и армия, силовые структуры могут быть крайне опасны с точки зрения стабильности власти. Сотрудники органов стоят за вторым по числу (после военных) количеством переворотов и являются единственной силой, способной эти перевороты предотвратить. Сокращать их финансирование было бы неразумно. Однако и здесь можно разработать целый ряд мер по прямому пополнению бюджета этих организаций.

Начать можно с использования естественного стремления наиболее обеспеченной части населения страны к получению информации и свободе коммуникации. С учетом опасности, которую потенциально представляют для стабильности свобода слова и бесконтрольное функционирование СМИ, но и принимая во внимание, что прямая цензура является архаичным, неэффективным и противоречащим естественным вольностям институтом, можно подумать о введении платной лицензии на свободное получение информации (например, на доступ к зарубежным сайтам, на получение иностранных изданий, на чтение неподцензурных печатных и интернет-изданий, выпускаемых в России) и о платном лицензировании СМИ, блогеров и авторов, которые хотят работать без цензуры.

В России наберется не менее 10 млн человек, которые будут готовы покупать лицензию на свободную информацию (можно брать с них немного – порядка 1000 рублей в месяц, это уже даст 12 млрд рублей). Мы не знаем, сумеют ли СМИ, которые пожелают быть «свободными», платить, например, 10 млн рублей в месяц каждое, да это и не важно; сумеют – значит, бюджет будет пополняться (а эти СМИ будут свободно привлекать рекламу, так как рекламодатели не будут бояться их закрытия); а не сумеют – некому будет покушаться на стабильность в обществе.

Более того, следуя принципу «свобода дорого стоит» и с учетом того, что любые свободы представляют для общества опасность, противодействие которой силами силовых ведомств стоит денег, необходимо взимать значимые сборы за предоставление гражданам тех или иных свобод, параллельно сделав список таких свобод максимально большим.

Платными должны стать свобода перемещения по стране (годовая лицензия на свободные поездки), свобода смены работы (разовый сбор), свобода отказа от трудовой деятельности (ежемесячные выплаты), право находиться на улице ночью (годовая лицензия), право на хранение и ношение оружия (месячные платежи, типы вооружения не ограничены), право на выезд за границу (разовые сборы в размере 100% стоимости билетов), право на хранение денег и приобретение ценностей за границей (сбор 10% с суммы), право на проведение собраний и митингов (сбор в размере $100–200 с участника, если собрание проходит в общественном месте, и $10–20 – если на частном пространстве; собранием должны считаться встречи более десяти человек, если не все они являются родственниками), право на отключение государственного телевидения (в норме телевизор должен работать 16 часов в день на одном из государственных каналов, при нежелании надо будет платить подневный взнос) и прочие права.

Кроме того, можно создать еще и систему платных привилегий – например, за несколько тысяч долларов в год можно давать автомобилю плательщика преимущественный статус на дороге (для чего ввести зеленые мигалки). Система платных привилегий может сформировать внутри общества группу новой аристократии. Платность привилегий будет делать новых аристократов крупными спонсорами бюджета, а значит, полезной для общества стратой, что должно будет примирить общество с некоторым ущемлением его прав в пользу этой группы. Условно платную аристократию я разделил бы на следующие разряды.

Третий разряд. $10 тысяч в год. Примерно 1 млн человек. Право на все услуги и сервисы, включая частные, вне очереди, но уступая аристократам более высокого разряда. Право неподчинения линейным сотрудникам правоохранительных органов и сотрудникам охраны, право доступа в учреждения и общественные места без досмотра и приглашения. Сильно сокращенный список оснований для задержания. Право требовать от не принадлежащих к аристократии уступать дорогу и выполнять мелкие поручения. Право словесного оскорбления, порчи малоценного имущества и нанесения побоев без телесных повреждений не принадлежащим к аристократии. Право требовать замены должностных лиц в местных органах власти (вплоть до мэра города) при совместном заявлении ста аристократов третьего разряда.

Второй разряд. $100 тысяч в год. Примерно 10 тысяч человек. То же, что и у третьего разряда, плюс неподсудность судам общей юрисдикции без санкции дворянского собрания. Неприкосновенность – правоохранители не будут иметь права задержания, кроме очень узкого перечня ситуаций. Право нанесения легких телесных повреждений и порчи ценного имущества не принадлежащим к аристократии. Право включения не принадлежащего к аристократии гражданина в черный список (с поражением во многих правах) по личному заявлению. Право требовать замены должностных лиц в местных органах власти (вплоть до мэра города) при совместном заявлении десяти аристократов второго разряда и вплоть до губернатора при совместном заявлении ста аристократов второго разряда.

Первый разряд. $1 млн в год. Примерно тысяча человек. То же, что и у второго разряда, плюс подсудность только Верховному суду и только с разрешения дворянского собрания; полная защита от преследования иностранными судами, истцами и прочее при попадании на территорию России и защита по возможности вне территории России вне зависимости от характера обвинений. Право требовать особого уважения от неаристократов, включая поклоны при встрече. Право нанесения тяжких телесных повреждений не принадлежащим к аристократии. Право включения не принадлежащего к аристократии гражданина и аристократа третьего разряда в черный список (с поражением во многих правах) по личному заявлению. Право требовать замены должностных лиц в местных органах власти (вплоть до мэра города) при личном заявлении и вплоть до губернатора при совместном заявлении десяти аристократов первого разряда. Право присутствия на приемах и мероприятиях высшего уровня. Право коллективной аудиенции у президента во время аристократических аудиенций четыре раза в год. Право подавать прошения и запросы президенту и ожидать внеочередного рассмотрения, право подачи запроса или прошения лично не более одного раза в два года.

Привилегии должны распространяться и на ближайших родственников (бесплатно на жену, а на родителей и детей – за 10% стоимости).

Вырученные средства должны в большой части направляться на финансирование системы ФСБ. Средства, полученные в виде аристократических платежей (ориентировочно $15–17 млрд в год), должны разумно делиться между различными статьями бюджета.

Важным источником дохода может стать изменение системы уголовной ответственности и исполнения наказаний. Необходимо внедрить самое широкое применение наказания в виде долгосрочных исправительных работ (полностью заменив этим типом наказания заключение по нетяжким, не связанным с насилием над личностью статьям). Исправительные работы должны проходить на предприятиях и в организациях, подающих заявки на труд осужденных, с перечислением оплаты труда в полном объеме в бюджет системы ФСБ-МВД, либо даже по месту текущей работы осужденного или в другом месте, по обоюдному согласию осужденного и работодателя, если суд даст такое разрешение (суд должен при этом руководствоваться принципом максимизации отчислений).

Сама система ФСБ-МВД может внутри себя создать сеть производственных структур (строительные компании и отряды, заводы, производящие простую продукцию, не требующую серьезной квалификации работников, логистические центры, коммунальные службы, а также предприятия, использующие квалифицированный труд по специальностям, которые имеют стабильно достаточное количество заключенных, – например, автокомбинаты или компании, осуществляющие аутсорсинг бухгалтерских услуг). В этой ситуации еще и прибыль предприятий будет в распоряжении системы. Поскольку степень личной свободы осужденных работников таких предприятий будет неизмеримо выше, чем в учреждениях ГУИН, и работать они будут по своей специальности, уровень доходов их работодателей будет на порядки выше, чем сегодня у колоний от труда заключенных.

Безусловно, необходимо расширить список нарушений, караемых исправительными работами (включить в него повторные административные нарушения; скажем, третье за год нарушение ПДД – исправительные работы на три месяца; вождение в пьяном виде – на три года), и сами сроки таких работ сделать существенными, не меньше, а часто больше сегодняшних. Благодаря этому система получит в свое распоряжение как минимум заработную плату одновременно от 500–700 тысяч человек за вычетом их минимального содержания, то есть около 25 млрд рублей в месяц, 300 млрд рублей в год из нынешних 1,5 трлн рублей, выделяемых на систему в целом. Если еще ввести наказание исправительными работами за неспособность погасить взятые кредиты (при этом половина заработка будет отправляться кредитору, а половина – в бюджет правоохранения), то сумма может увеличиться еще на 25–30%.

Другое изменение законодательства должно касаться возможности выкупа за совершенные преступления и коммерциализации содержания под стражей. Данная система в извращенной и неудобной форме действует в развитых странах в форме освобождения под залог, но там обвиняемый, не желающий отбывать наказание, вынужден бежать, так как залог не освобождает от ответственности. В России можно ввести условия выплаты, освобождающей от ответственности; исключением должны стать только особо опасные преступления – убийство и нанесение тяжких телесных повреждений, сексуальные преступления против несовершеннолетних (да и то это вопрос, требующий обсуждения). Выплаты должны быть очень высоки, чтобы ответственность за преступления не выглядела слишком низкой. Конечно, эти выплаты не будут заменять компенсацию ущерба, так как пойдут не пострадавшим, а государству.

В России за год выявляется более 800 тысяч лиц, совершивших преступления малой и средней тяжести. Если только 5% из них будут прибегать к выкупу, чтобы избежать наказания (будут продавать недвижимость и автомобили, брать длинные кредиты на выкуп, и прочее, а средняя цена выкупа составит $100 тысяч), правоохранительная система будет получать еще по 280 млрд рублей в год. Нельзя также сбрасывать со счетов и сокращение количества заключенных в результате применения выкупа и исправительных работ – такое сокращение снизит расходы на пенитенциарную систему. А чтобы вообще свести практически к нулю расходы на содержание СИЗО, тюрем и лагерей, можно создать иерархию классов содержания под стражей: бесплатное содержание по условиям не будет отличаться от нынешнего, зато за плату можно будет получить гостиничные условия разного уровня и дополнительные права (от доставки еды из любого ресторана до неограниченного доступа родственников и знакомых, дополнительного пространства для жизни). Можно также на коммерческой основе заменять предварительное заключение на домашний арест.

Отдельно следует модифицировать законодательство о возмещении ущерба. Во-первых, необходимо ввести материальную ответственность родственников по ущербу, причиненному осужденным. Это не только снизит уровень преступности (родственники будут следить друг за другом), но и существенно увеличит компенсационные выплаты, в том числе в случаях, когда причиняющее ущерб лицо, чтобы защитить свои активы, переводит их на членов семьи. Необходимо также ввести понятие морального ущерба обществу и прописать порядок определения сумм компенсации, которая пойдет в доход государству. Под причинение морального ущерба обществу будет попадать широкий спектр деяний – от преступлений, которые вызвали негативный резонанс и тем самым повлияли на чувства общества, до публичных действий, вызывающих негативный эффект.

Желательно также ввести закон об обязательном аутсорсинге службы безопасности на предприятиях, а системе МВД-ФСБ создать централизованную сеть агентств по обеспечению безопасности (но не охраны, это прерогатива Министерства обороны, а аналога советского первого отдела). Все юридические лица в стране могли бы быть обязаны выплачивать местному агентству-филиалу вознаграждение за обеспечение безопасности. В России сегодня 4,1 млн юридических лиц, более 60 млн работников. Даже выплата по 1000 рублей с работника в месяц даст не менее 720 млрд рублей в год; при этом, поскольку предприятия будут избавлены от необходимости иметь свою службу безопасности, их расходы практически не вырастут.

Расходы на инфраструктуру

Благодаря улучшению ситуации с рисками бизнеса за счет введения системы протекции, принципиального снижения налогов на доход и создание зон тверского права государство сможет также резко сократить расходы на инфраструктуру, в большой части предоставив бизнесу самому заниматься ее созданием или/и привлечением иностранных инвесторов. Тем не менее даже в этих условиях расходы государства на инфраструктуру останутся значительными. Сократить их можно за счет введения подорожной подати и государственной трудовой повинности.

ГТП должна касаться всех взрослых граждан страны, не являющихся инвалидами, кроме находящихся в декретном отпуске, работающих на должностях, освобождающих от ГТП, находящихся в заключении или на исправительных работах. ГТП должна состоять в отработке 1/12 части рабочих дней (всего 20 рабочих дней в году) на инфраструктурных проектах государства либо оплате государству месячного стандартного содержания работника инфраструктурной компании (определяется ежегодно). На время ГТП работодатель будет обязан продолжать выплачивать работнику зарплату. Компенсировать работодателю убытки можно сокращением обязательного предоставляемого оплачиваемого отпуска до 14 рабочих дней в году и сокращением количества установленных государством выходных и праздничных дней со 119 до 113 в году.

Подорожная подать может взиматься со всех транспортных средств, например через фиксированный налог на приобретение топлива конечными пользователями. Такой налог будет адекватно отражать инвестиции в развитие дорожной сети – чем больше будет дорог, тем больше топлива будут на них сжигать потребители. Там же, где прирост налога остановится, можно будет остановить и рост инвестирования в дорожную сеть.

Источники обогащения для привилегированных лиц

Существующий строй в России держится на лояльной многоуровневой иерархии чиновников, которые, почти как феодалы в Средние века, обеспечивают контроль лояльности и покорности закрепленных за ними географических, профессиональных и социальных зон, а также взаимный контроль. Безусловно, бюрократическая элита и ближний круг правителей должны иметь постоянные источники очень высокого дохода для того, чтобы сохранять лояльность и исполнять свои функции.

Количество привилегированных граждан можно очень приблизительно оценить в 20 тысяч человек (это соответствует примерно половине так называемых высших чиновников в России), разделенных условно на 10 уровней, с общим требуемым доходом около 2,25 трлн рублей в год (если считать, что один человек на первом уровне получает $500 млн в год, а на десятом – 10 тысяч человек получают по $500 тысяч в год).

Эта цифра (около 15% федерального бюджета) кажется огромной, но на практике это всего лишь две годовые прибыли «Газпрома». Самым эффективным способом формирования пула вознаграждения привилегированных лиц представляется создание системы кормления за счет крупных государственных предприятий (если таких предприятий будет не хватать, то можно национализировать ряд предприятий, например связанных с природными ресурсами). Пятьдесят процентов прибыли этих предприятий можно было бы направить напрямую на компенсацию для этих 20 тысяч чиновников. Помимо обеспечения их вознаграждения, такой механизм обеспечил бы прямую заинтересованность чиновников в улучшении показателей предприятий, участвующих в кормлении, что, несомненно, отразилось бы на их эффективности.

Медицинское и пенсионное обеспечение населения

Социальное обеспечение населения является существенной проблемой для современного государства – даже с учетом очень высоких ставок социальных сборов Россия не может свести бюджет социальных и пенсионных фондов не то что с прибылью, а хотя бы без масштабных вливаний напрямую из бюджета страны. В недалеком будущем в связи с сокращением трудовых ресурсов и старением населения социальной системе и вовсе грозит банкротство.

Единственным выходом из создавшейся ситуации является коренное изменение самого подхода к социальному обеспечению. Для этого необходимо, как и в ситуации с финансовой ответственностью, ввести в юридическую практику понятия «родственник» и «семья» как совокупность родственников. Сегодня родственные отношения асимметричны – родственники имеют право на наследство, но не обязанность заботиться друг о друге (за исключением заботы о детях). Необходимо возложить заботу о пенсионерах, инвалидах и заболевших на плечи родственников, прописать в законе доли, в которых родственники обязаны финансировать расходы социально защищаемых граждан, и минимальные размеры такого финансирования.

Правительство может раз в год определять демографическое соотношение социально защищаемых граждан и трудоспособных граждан, устанавливая объем выплат, которые каждый трудоспособный гражданин должен будет сделать на социальное обеспечение. Трудоспособные граждане, имеющие социально защищаемых родственников, будут передавать средства непосредственно им и отчитываться о расходах в государственную инспекцию (а их родственники будут сдавать отчет о получении средств, соответствие отчетов будет проверяться). Те, у кого нет защищаемых родственников или объем обязательного финансирования их меньше, чем норма отчисления в этом году, будут или находить себе подопечных самостоятельно и подписывать с ними годичный договор социальной защиты (и так же сдавать два отчета), или выплачивать разницу государству, а оно уже будет использовать эти средства на социальное обеспечение одиноких социально защищаемых, которых никто не взял под опеку.

Обязательная часть такой политики – стимулирование брака и деторождения и дискриминация одиноких и бездетных трудоспособных граждан (они являются потенциальными одинокими стариками и инвалидами, о которых заботиться придется государству). Необходимо будет ввести существенный налог на бездетность, взимаемый начиная с 20–25 лет, в трехкратном размере при отсутствии детей, в двукратном размере при наличии одного и в единичном – при наличии двух детей. Средства от этого налога будут аккумулироваться в системе социального обеспечения и впоследствии позволят государству защищать одинокого гражданина, когда он состарится, заболеет или станет инвалидом.

Естественно, в такой системе нет места бесплатному медицинскому обеспечению. Все медицинское обеспечение должно будет перейти на страховую или чисто коммерческую основу. При этом для страхования одиноких неработающих или малообеспеченных граждан можно будет законодательно ограничить страховые тарифы – страховые компании учтут эти льготы через повышение тарифов для обычных граждан. Медицинское страхование также необходимо будет сделать обязательным, а субъектом страхования сделать семью в законодательном смысле этого слова, чтобы пожилые люди и дети автоматически страховались вместе с трудоспособными членами семьи. При этом вся медицинская система должна перейти на самоокупаемость.

Расходы на образование, науку, культуру

Хотя в России общественная ценность образования, науки и культуры далеко не так велика, как в развитых странах, тем не менее необходимо все же поддерживать определенный уровень профессиональных знаний и технологических разработок, хотя бы для того, чтобы иметь возможность сохранять обороноспособность страны, работу экспортно-ориентированных отраслей и обеспечивать достойный уровень эксплуатации оборудования и недвижимости, используемых элитой. Более того, образование и культура являются проводниками идеологии, каналами консолидации общества и важными элементами системы построения правильного общественного сознания. Однако и в этой сфере расходы государства можно предельно сократить.

Во-первых, необходимо провести количественную ревизию системы образования. Нынешнюю бесплатную 11-летнюю программу для большинства населения можно сократить до четырех начальных классов, сделав продолжение обучения платным для всех, кроме небольшой группы самых способных учеников, отменив обязательность среднего образования. Можно сохранить бесплатное кадетское образование при условии дальнейшей службы в армии – это усилит офицерский корпус за счет притока желающих получать образование.

Высшее образование также надо сделать платным, с возможностью предоставления государственного кредита на образование, с выплатой за счет работы на государственные учреждения по распределению в течение минимум 10 лет.

Кроме того, можно изменить статус всей системы образования и культуры, передав контроль над ними корпорации, которая будет рада использовать их для собственного продвижения, – Русской православной церкви (в отдельных регионах – центральному духовному управлению мусульман). РПЦ будет готова привлечь и вложить в образование немалые средства при условии получения такого влияния в обществе, которое приведет к росту количества прихожан и, соответственно, росту доходов церкви. Другие конфессии будут готовы последовать примеру РПЦ в ограниченном масштабе.

Эта идея может показаться рискованной, но стоит вспомнить, что в Средние века в Европе университеты появились и долго существовали именно благодаря церкви, точнее, необходимости подготовки большого количества образованных священников. В современных российских условиях РПЦ сможет параллельно с соответствующими изменениями в программах обучения существенно увеличить объемы финансирования научных, культурных и учебных учреждений и одновременно решить вопрос правильного воспитания учащихся.

Церкви можно также передать функции контроля и управления гражданским состоянием – ЗАГСы, архивы и прочее. Возврат к практике исключительно церковного брака, рождения и погребения позволит государству снять с себя и эту функцию.

Наконец, образование – это актив, имущество, эквивалентное по своей финансовой сути недвижимости или средствам труда. Поэтому логично будет ввести налог на образование: взимать большой налог с тех, кто имеет ученую степень, и поменьше с тех, у кого есть высшее образование.

Подобное изменение структуры финансирования разных частей бюджета сократит бюджетные расходы как минимум в 2–2,5 раза. Оставшуюся часть легко будет финансировать исключительно за счет доходов от природных ресурсов, даже при цене на них ниже, чем сегодня.

В целом эта программа решает основные задачи, которые стоят сегодня перед Россией. Во-первых, надежно защищает существующую элиту и закрепляет статус-кво. Во-вторых, открывает возможности для экономического развития и привлечения капитала в страну. В-третьих, формирует условия для развития предпринимательской инициативы и очевидный механизм мотивации – возможность попадания в аристократию будет подстегивать активность. В-четвертых, делает Россию – через механизм коммерциализации армии – другом всех богатых стран мира и частью глобальной системы управления планетой. И наконец, превращает все недостатки и язвы российского общества в достоинства и составные части прогресса. Или я в чем-то ошибаюсь?

Россия > Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 29 декабря 2016 > № 2038367 Андрей Мовчан


США > Нефть, газ, уголь. Экология > carnegie.ru, 29 декабря 2016 > № 2038366

Угольный президент. Насколько Трамп опасен для экологии

Константин Ранкс

Неcомненно, уголь – это грязное топливо, которое стоит заменить на более чистое. Но неясно, как это сделать, чтобы не обрушить здание современной цивилизации. Ведь экология в широком смысле – это не только ограничение выбросов, но и такая организация планеты, которая обеспечила бы достойную жизнь для всех ее жителей, в том числе и тех, о ком так часто забывают, строя планы зеленого будущего

Успех Дональда Трампа на президентских выборах в США взволновал не только политиков либерального толка, но и зеленых. Заявления избранного президента об отмене ограничений на добычу нефти, газа и угля разворачивают на 180 градусов курс уходящего президента Барака Обамы на безуглеродную экономику. Однако такая паника кажется преждевременной: если внимательнее прислушаться к экологическим заявлениям, то во многих случаях новый президент скорее просто предпочитает зло возможное злу неминуемому.

Время индустриалов

Разумеется, считать американского миллиардера другом экологов и защитником окружающей среды не приходится – он прямо отказывается бороться с глобальным потеплением. Однако он совсем не одинок в своем скептицизме относительно роли антропогенного фактора в повышении средней глобальной температуры. Сторонники этих взглядов не отрицают, что климат на планете действительно меняется, средние температуры растут, но с тем, что это результат именно человеческой деятельности, а не естественный процесс, они не согласны. И надо признать, такого рода представления можно встретить не только среди чудаковатых маргиналов или одержимых прибылью капиталистов, но и в научной среде.

Отношение к проблеме глобального потепления сильно дифференцировано у разных слоев общества. Среди высокооплачиваемых гуманитариев, представителей IT-индустрии, изрядного числа ученых превалирует уверенность в значительном влиянии человека на окружающую среду, включая эмиссию парниковых газов. А вот среди людей, связанных с тяжелой индустрией, горнодобывающей промышленностью, нефте- и газодобычей, таких гораздо меньше. Но самое главное, что многие представители второй категории возражают против нынешних форматов борьбы с глобальным потеплением не из мракобесия или жадности. Они просто опасаются (и не без оснований), что в погоне за новым, чистым миром для богатых их личное настоящее и будущее будет принесено в жертву. И Дональд Трамп тут почувствовал огромный протестный потенциал этой довольно многочисленной категории людей.

В начале XIХ века французский философ, один из утопических социалистов граф де Сен-Симон предположил концепцию существования класса «индустриалов», то есть всех людей, связанных с промышленностью, включая как промышленников и предпринимателей, так и наемных работников. И тем и другим нужна возможность вести производство, поэтому их интересы не всегда и не во всем, но во многом совпадают.

Все они, хоть и в разной степени, страдают, когда из-за изменения рыночной конъюнктуры или государственных ограничений существовавшее производство становится неконкурентоспособным и закрывается. Когда это происходит, деньги теряют не только промышленники. На улице оказываются и рабочие, они не могут больше платить в пабах и ходить в магазины. Местный средний и мелкий бизнес также или умирает, или перебирается в другие регионы, если есть такая возможность.

В Соединенных Штатах примеров таких ситуаций хватает – скажем, шахтерские регионы Западной Вирджинии. В этом штате Трамп набрал 69% голосов, а Хиллари Клинтон – всего 26%. Это и неудивительно – накануне выборов местные жители прямо говорили журналистам, что их привлекает в Трампе его готовность вновь разрешить добычу угля. А дальше добыча угля вернет рабочих на шахты, железную дорогу, малый бизнес и так далее, то есть вновь запустит всю огромную систему индустриальной жизни.

Обещания невозможного

Еще весной 2016 года Дональд Трамп вовсю обещал американским работникам и предпринимателям, связанным с угольной и нефтегазовой промышленностью, все и сразу. Одним из самых ярких его выступлений была майская речь в городе Бисмарк, штат Северная Дакота, в которой он подробно изложил свой энергетический план.

Самым радикальным его пунктом можно считать обещание отказаться от ограничений, налагаемых на США климатическим соглашением, известным как Парижский договор 2015 года. Трамп уверял американцев, что этот договор отдаст власть над экологической и энергетической политикой США в руки международной бюрократии. Мало того, он пообещал прекратить финансирование международных программ, связанных с борьбой с глобальным потеплением, чтобы сохранить эти средства для создания рабочих мест в США.

Более конкретным и более понятным для сотен тысяч американцев было его отрицательное отношение к принятым администрацией президента Обамы ограничениям на работу угольных тепловых электростанций. Трамп пообещал кардинально пересмотреть их уже в течение первых ста дней своего президентства.

Одновременно с обещаниями вновь запустить работу в угольных шахтах Трамп сулил лучшее будущее нефтяной и газовой отрасли США, поддерживая идею энергетической независимости страны, которая предполагает рост добычи сланцевого газа и нефти. Трамп пообещал возродить строительство трубопровода Keystone XL, который должен транспортировать нефть канадских нефтеносных песков к заводам на побережье Мексиканского залива. Еще он хочет вновь начать добычу нефти и газа на шельфе, в том числе на шельфе Арктики.

Все эти проекты не только критикуются экологами, но и не особенно совместимы между собой. Потому что именно рост предложения сланцевого газа и падение цены на газ на внутреннем рынке вызвало падение спроса на уголь и угледобывающие компании сократили тысячи шахтеров. Однако простые работники все равно верят в то, что Трамп может найти способы вернуть им рабочие места.

Хиллари Клинтон тоже активно выступала по этой проблеме. Ее команда подготовила план санации угольной промышленности на $30 млрд. Эти деньги должны были помочь шахтерам с пенсионным и медицинским обеспечением, профессиональной переподготовкой, а также в целом поддержать экономическую жизнь в шахтерских регионах.

Однако, как и во многих других вопросах, Хиллари Клинтон не смогла доступным языком изложить и продвинуть свою идею. Например, на встрече со сторонниками в штате Огайо она умудрилась построить фразу так, что ее можно было понять не как вопрос, за которым следует отрицание, а как утверждение: вслед за словами «Because we're going to put a lot of coal miners and coal companies out of business, right, Tim?» она собиралась говорить о том, что это не так. Эту оплошность тут же подхватила команда Трампа.

А вот Трамп обошелся более простыми словами – он не обещал какую-то туманную новую работу взамен старой. Он просто предлагал людям вновь заняться тем делом, которое они умеют делать прямо сейчас, – добывать уголь. Именно эта работа, именно в этой форме, при таких технологиях нужна этому региону. Разумеется, не навечно, но настолько, чтобы люди успели приспособиться к изменениям, дать детям новое, востребованное образование и профессии и накопить себе на достойную старость. Как Трамп будет это делать, пока не очень ясно, но варианты, конечно же, есть.

Грани экологии

Неcомненно, уголь – это достаточно грязное топливо, которое стоило бы заменить на более чистое. Хотя бы на природный газ, а там, где возможно, на возобновляемые источники энергии. В более отдаленной перспективе стоит отходить и от нефтяной энергетики. Но проблема заключается в том, что совсем неясно, как сделать, чтобы в процессе перехода не обрушить все здание современной цивилизации.

К сожалению, многие городские работники офисов весьма слабо представляют, какой путь проходит до них металл проводов в смартфонах, из чего сделаны самолеты, на которых они летают, как поставляется вода на их кухни. Продвигается идея близкого будущего, в котором не будет огромных металлорежущих станков, прессов, труб и роторов турбин, – все, что нужно человеку, как они представляют, можно будет напечатать на 3D-принтерах.

За изящными гаджетами и электромобилями они не видят ядовитые отвалы и озера химических отходов, людей, пораженных продуктами производства чистых технологий, которые зачастую живут на других материках. Так же, как и не думают о миллионах людей, в одночасье лишающихся средств к существованию из-за очередного зеленого закона.

За последнюю четверть века в развитых странах произошло своего рода опьянение от технологических успехов. Возникла убежденность, что экологические проблемы можно решить путем стремительного внедрения новых технологий. Однако не стоит забывать, что экология в широком смысле – это не только ограничение выбросов, но и такая организация планеты, которая обеспечила бы достойную жизнь для всех ее жителей, в том числе и тех, о ком так часто высокомерно забывают, строя планы зеленого и чистого будущего.

США > Нефть, газ, уголь. Экология > carnegie.ru, 29 декабря 2016 > № 2038366 Константин Ранкс


Россия > Госбюджет, налоги, цены > vestikavkaza.ru, 29 декабря 2016 > № 2036567

Дмитрий Пискулов: "Экономисты смотрят на 2017 год с оптимизмом"

Председатель правления Национальной валютной ассоциации Дмитрий Пискулов в интервью «Вестнику Кавказа» подводит итоги уходящего года.

- Насколько в этом году российской экономике удалось справиться с кризисными явлениями?

- В целом, ей удалось это во многом. У нас приостановилось падение промышленного производства и снижение ВВП, более того, мы планируем, что в следующем году экономика сможет показать путь не большой, но рост. Денежные власти справляются с инфляцией, которая опустилась до достаточно низких значений, что позволило Банку России снизить в этом году процентные ставки, хотя они и остаются высокими относительно большинства стран. Это делается для того, чтобы создать реальную положительную процентную ставку в экономике как дополнительный стимул для производства и бизнеса работать при реальных ставках, которые выше номинальной инфляции. Улучшились бюджетные показатели, проблем с пополнением бюджета-2017, в общем-то, нет, так как в его проект заложена цена в $40 за баррель, а сейчас она выше $50 за баррель, и при сохранении этой тенденции, хотя бы стабилизации на уровне в $50 федеральный бюджет получит дополнительные ресурсы для вложений в инфраструктурные проекты и строительство. А это, в конечно счете, может привести к спросу в смежных отраслях.

Макрофинансовая стабильность достигнута, в частности, в том, что в течение всего года был достаточно стабильный валютный курс, колебавшийся с апреля в диапазоне 62-67. Сейчас же рубль укрепляется благодаря высоким ценам на нефть. Это, конечно, беспокоит государственные органы, но радует население и импортеров. Безусловно, многие явления не изжиты: по-прежнему нет серьезной инфраструктурной перестройки экономики – она идет естественным путем, но нет государственных сильных мер, хотя оно и поддерживает сейчас малое предпринимательство, региональный бизнес и банки. В то же время, за счет санкций у нас выросла роль несырьевого экспорта и в целом доля несырьевых отраслей в экономике, что является следствием импортозамещения и высокого курса доллара. Сейчас главное – закрепить эти тенденции. В целом на следующий год экономисты смотрят с большим оптимизмом, чем сейчас, хотя говорить о том, что нас ожидают бурный рост, пока не приходится.

- Какие отрасли экономики России показали себя наиболее активно растущими в этом году?

- Быстрее всех росли отрасли, связанные с ориентацией на внутренний потребительский спрос. В частности, показал рост внутренний туризм, а также производство сельскохозяйственной продукции. Химическая промышленность неплохо себя проявила, так что у нас есть некоторые заделы, которые можно развивать.

- Что помогало рублю весь этот год держаться на сравнительно высоких значениях, несмотря на прогнозы аналитиков о его неизбежном падении?

- На самом деле, в этом году мы все так же имели дело с волнообразным движением рубля, которое называется волатильностью валютного курса, но на этот раз волны были маленькими, так как происходило укрепление рубля. Рубль укреплялся причине, традиционной для всех стран с экспортоориентированной экономикой, таких как Германия, Япония и, собственно, Россия: у нас положительное сальдо торгового баланса, мы продаем за рубеж больше, чем покупаем. Баланс движения капитала может быть разным в зависимости от политических и экономических причин, таких как инвестиции в ценные бумаги или покупка иностранных предприятий, но по таким базовым вещам, как внешняя торговля, у нас сохраняется положительный баланс. Это означает, что в страну притекает больше валютной выручки, чем ее тратится. В условиях негласного контроля, вернее, истинного внимания Банка России к курсам валют, с 2015 года ведутся разговоры с импортерами и экспортерами о насыщении валютного рынка, дабы не возникал дисбаланс в спросе и предложении на валюту, ее поступлении и расходовании. Поэтому на протяжении 2016 года приток валюты на рынок с продажи экспортерами валютной выручки постоянно превышал покупку валюты импортерами, и это один из факторов, которые, так или иначе, весь год давили на доллар в сторону понижения, а на рубль – в сторону укрепления. Более того, этот фактор на сегодняшний день является основным.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > vestikavkaza.ru, 29 декабря 2016 > № 2036567 Дмитрий Пискулов


Россия > СМИ, ИТ > portal-kultura.ru, 29 декабря 2016 > № 2033574

Валерий Гергиев: «Стравинский — такой же родной для нас композитор, как Чайковский»

Евгения КРИВИЦКАЯ

29 декабря Симфонический оркестр Мариинского театра почтил память погибших в авиакатастрофе Ту-154. Прозвучал Реквием Джузеппе Верди. За дирижерским пультом — Валерий Гергиев.

«Главный военный дирижер Валерий Халилов, артисты Академического ансамбля песни и пляски Российской армии имени Александрова, начальник департамента культуры Министерства обороны России Антон Губанков и советник департамента Оксана Бадрутдинова — это мои коллеги и друзья, с которыми на протяжении многих лет были связаны творческие проекты Мариинского театра, в том числе ежегодный Московский Пасхальный фестиваль», — отметил маэстро.

Изначально планировался предпраздничный концерт и своеобразное подведение итогов, но жизнь внесла свои коррективы. Тем не менее, оглядываясь на уходящий год, нельзя не вспомнить такие кульминационные моменты, как выступление в Пальмире, Первый международный Дальневосточный фестиваль на сцене Приморского театра оперы и балета — ныне филиала Мариинки. Благодаря инициативе Валерия Гергиева весь 2016-й прошел под знаком Сергея Прокофьева. «Мы с яростным упорством и завидным постоянством, а также с большой концентрацией и сил, и воли, и энергии смогли безостановочно открывать Прокофьева буквально всему миру, — подчеркнул дирижер, — от Токио или Пекина до Нью-Йорка или Сан-Франциско...»

Именно худрук Мариинки предложил следующий, 2017-й, посвятить творчеству Игоря Стравинского. Выступая на собрании Всероссийского хорового общества, Гергиев подчеркнул, что в настоящее время в России исполняется лишь 5–10 процентов от всего огромного наследия. «Это великий русский композитор, такой же родной для нас, как Чайковский, Прокофьев, Мусоргский, Шостакович», — сказал Гергиев.

В ходе Санкт-Петербургского культурного форума состоялось торжественное открытие Года Стравинского, сопровождавшееся сенсацией — исполнением ранее считавшейся утерянной «Погребальной песни» композитора. Первый и единственный раз сочинение прозвучало в 1909-м, в память Римского-Корсакова, учителя Стравинского. Затем партитура пропала в горниле революционных событий, и лишь в 2015 году был найден комплект оркестровых голосов, хранившийся все это время в недрах библиотеки Санкт-Петербургской консерватории. Гергиеву выпала честь вновь явить миру утраченный шедевр. «Мы все охвачены волнением перед этой мировой премьерой, — признался тогда Валерий Абисалович. — Очень серьезные музыканты во многих странах прикованы к трансляции, в которой более чем через 100 лет прозвучит произведение величайшего композитора. Я очень счастлив».

Буквально десять дней спустя оркестр Мариинского театра приехал во Владикавказ на открытие реконструированного зала Северо-Осетинской государственной филармонии. Одна из старейших в России, она появилась в трудном военном 1944 году по инициативе осетинских музыкантов.

Госфилармония располагается в здании бывшей лютеранской кирхи, построенной на пожертвования городской немецкой общины. В 2006-м зал пришлось закрыть — со стен и потолка сыпалась штукатурка. И лишь в октябре 2015-го благодаря заботам ныне ушедшего из жизни главы республики Тамерлана Агузарова начались восстановительные работы. С весны 2016 года они продолжились уже под контролем нового руководителя республики Вячеслава Битарова. Одним из самых деятельных и неравнодушных меценатов, поддержавших строительство, стал Гергиев, подаривший филармонии редкие стройматериалы: медную крышу, балки из особых пород дерева для потолка в стиле фахверк, а также духовой орган, чья установка запланирована на весну. На открытии филармонии маэстро поделился своими ощущениями.

Гергиев: Для меня возвращение на родину — огромное событие. Выступить в зале, где я мальчишкой впервые в жизни услышал живое звучание симфонического оркестра, — это нечто особое. Я получил тогда невероятные впечатления. Всегда помню, как молодым начинающим дирижером в далекие 70-е играл здесь свой первый концерт. Хочу поблагодарить всех — и руководство республики, и своих друзей, и людей, бескорыстно помогавших осуществлению этого замечательного проекта.

культура: Зданию филармонии 150 лет. Вы стремились завершить ремонт к юбилею?

Гергиев: Кирха была построена в 1866 году. Ей сейчас действительно 150. Но мы не отмечаем какого-то специального юбилея, просто хотелось вернуть этот зал любителям классической музыки — особенно молодежи, детям. Уверен, в ближайшее десятилетие мы сделаем все возможное, чтобы и статус, и реальное положение дел увлекли музыкой тысячи самых маленьких граждан России, которые еще не знают, что будут ходить в филармонию. Когда-то я тоже не предполагал, что свяжу свою жизнь с музыкой. Бегал за мячом во дворах нашего города. Я вырос на улице Вахтангова, тогда она казалась мне огромной — целых девять домов. Обязательно проеду по ней, посмотрю на дом, где жили мои родители, вся наша семья.

культура: Оркестр Мариинки блестяще выступил на открытии. Что в планах?

Гергиев: Я буду стремиться к тому, чтобы у Мариинского театра и филармонии во Владикавказе возникли очень крепкие связи. В какой-то степени это будет слитный, единый творческий организм. Многие наши артисты уже не раз выступали во Владикавказе. Мы обязательно наладим здесь дела, я на это надеюсь.

Россия > СМИ, ИТ > portal-kultura.ru, 29 декабря 2016 > № 2033574 Валерий Гергиев


Казахстан > СМИ, ИТ > kapital.kz, 29 декабря 2016 > № 2028953

Как выжил казахстанский рынок платного ТВ?

Запрет на рекламу поставил под вопрос существование кабельных операторов страны

Принятые в начале этого года поправки в закон «О телерадиовещании» вызвали большой ажиотаж среди кабельных операторов страны. Вещателям запретили распространение рекламы при ретрансляции иностранных каналов. Нововведение застало операторов врасплох и без преувеличений поставило под вопрос существование целого рынка платного ТВ в Казахстане.

«Норма закона такова, что ее можно выполнить одним способом — отключить иностранный канал, потому что технических средств для автоматической вырезки всех проявлений рекламы не имеется в природе», — заявил ранее вице-президент Уральской ассоциации кабельщиков Александр Ягодинцев.

Если не удастся решить этот вопрос, отмечали специалисты рынка, то придется отключать около 95% телеканалов, что неизбежно приведет к уходу зрителей в интернет и отказу от услуг кабельных операторов. Запрет должен был вступить в силу с января, однако даже крупные операторы технически оказались не готовы к вырезке рекламных блоков из зарубежных телеканалов.

В связи с этим министерство информации и коммуникаций дало оператором полгода на подготовку, и норма начала действовать с 1 июля текущего года. Как фактически это отразилось на операторах, какие меры были приняты — мало кому известно. Об этом центру деловой информации Kapital.kz рассказала менеджер по стратегическому развитию одного из крупнейших казахстанских операторов «Цифровое телевидение iD TV» Айгуль Мусаипова.

— Айгуль, какова на сегодня ситуация в Казахстане с ретрансляцией иностранных телеканалов? Много ли каналов потеряли наши зрители?

— Я не могу сказать за всех операторов, но iD TV все же удалось сохранить все 140 каналов. Задача, конечно, стояла глобальная, сроки сжатые, решение проблемы представлялось весьма смутно. Оставалось очень много вопросов, для решения которых была проведена огромная совместная работа как операторов, так и телеканалов.

— Что же сейчас транслируется вместо рекламы?

— В данное время рекламные блоки замещаются в основном социальными роликами. Я считаю, что это оптимальное решение в сложившейся ситуации. Такие ролики действительно нужны, дают много полезной информации, учат принимать правильные решения, любить и гордиться своей родиной, не забывать, в чем истинная сила нашего народа.

— Как в целом для iD TV прошел 2016-й? Говорят, что високосный год всегда тяжелый…

— Да, согласна, год не был легким и для нас, но мы старались пройти его без потерь для наших абонентов и по возможности радовать их разными интересными новинками. К примеру, в сети iDTV появились уникальный казахстанский бизнес-канал «Атамекен», спортивный «Сетанта KZ», телеканалы Fox, FoxLife, National Geographic и ряд других. В целом нам действительно есть чем гордиться.

— Расскажите подробнее о вашем проекте в поддержку казахстанского телевидения.

— Это полностью была идея нашей компании. Мы собрали практически все лучшие отечественные фильмы, сериалы и программы, создав пакет «Сделано в Казахстане!», который доступен каждому абоненту iD TV. Таким способом мы хотели поддержать казахстанские каналы и показать всем, что у нас в стране снимают очень много замечательных фильмов и сериалов. Пользователю iD TV достаточно зайти в меню, кликнуть на услугу «Видео по подписке» и выбрать то, что ему по вкусу. Помимо казахстанского контента, там очень много других уникальных предложений, таких как «Амедиатека» — сборник лучших сериалов планеты и «Караоке», где свыше 4000 песен. Кстати, такую услугу не предлагал еще ни один оператор. Мы всегда стараемся дать нашим абонентам что-то интересное и эксклюзивное.

— Как, например, спецпоказ «Теории большого взрыва»?

— Совершенно верно. Это было очень успешное мероприятие совместно с каналом Paramount Comedy и кинотеатром Chaplin. Мы за один день в одном только Алматы собрали более 500 человек — истинных фанатов сериала, которые смогли посмотреть новые серии еще до выхода премьеры в эфир и лично озвучить своих героев на мастер-классе от создателя проекта «Кураж-Бомбей» Дениса Колесникова. На самом деле мы достаточно часто проводим аналогичные мероприятия разных форматов, в том числе благотворительные.

— Каковы ваши планы на будущее, нововведения?

— У нас действительно много грандиозных планов, но, учитывая, что мы стараемся быть первыми в части внедрения новых технологий в своей отрасли, думаю, раскрывать все карты на данном этапе будет преждевременно. Вы все сами увидите в предстоящем году.

— Айгуль, спасибо вам за интервью.

Казахстан > СМИ, ИТ > kapital.kz, 29 декабря 2016 > № 2028953 Айгуль Мусаипова


Казахстан. Китай > СМИ, ИТ > kapital.kz, 29 декабря 2016 > № 2028935

Хоу Тао: Мы пришли на рынок всерьез и надолго

Генеральный директор Huawei Technologies Kazakhstan рассказал об амбициозных планах компании в Казахстане на 2017 год

Трудно назвать другую компанию, которая бы так же уверенно завоевывала рынок мобильных девайсов в условиях жесточайшей конкуренции, как это делает Huawei на протяжении последних лет. Преодолевая устоявшиеся стереотипы о китайском качестве, этот бренд обращает на себя все большее внимание, а в 2015 году вошел в тройку мировых лидеров по производству смартфонов.

16 января в Алматы откроет свои двери первый Сервис-центр компании в Казахстане. О том, как новый Центр может повлиять на позиции бренда на местном рынке, и о планах компании на следующий год выяснил у генерального директора Huawei Technologies Kazakhstan корреспондент Kapital.kz.

— Господин Тао, быстрый рост компании Huawei не оставляет сомнений в эффективности вашей бизнес-стратегии. Я слышал, что такие Сервис-центры успешно работают в Европе, странах СНГ и многих других. Что обычно влечет за собой открытие подобных центров обслуживания?

— Да, вы правильно заметили, представительства сервисного обслуживания у нас открыты в СНГ, странах Кавказа, Турции, Европе и, конечно, Китае. Наличие таких центров — непременное условие для повышения степени лояльности клиентов и, как результат — роста продаж и узнаваемости бренда.

— Как это достигается?

— Начнем с того, что новый центр сервисного обслуживания в Алматы станет первым в Казахстане центром компании-производителя смартфонов с собственным складом комплектующих. Это значит, что клиенту не придется ожидать доставки запчастей — все комплектующие находятся в Алматы, и сервис будет очень оперативным.

Во-вторых, у нас запускается Call Center. Теперь по бесплатному номеру 8 8000 080 17 77 можно позвонить по любому вопросу касательно устройств Huawei.

Мы хотим, чтобы Сервис-центр задавал стандарты качества и скорости сервиса в Казахстане. Мы даже готовим lounge-зону в нашем Центре, чтобы клиенты могли с комфортом провести ожидание своих устройств во время их ремонта.

— Это будет единственный Сервис-центр компании в Казахстане?

— Во второй половине 2017 года мы планируем открыть подобный Сервис-центр в Астане. Наша цель — предвосхитить ожидания клиента и максимально удовлетворить его потребности. Я бы сказал, открытие Service Center — это публичное заявление: «Мы пришли на рынок всерьез и надолго».

— Открытие Центра сервисного обслуживания, несомненно, является показателем того, как компания оценивает местный рынок. Какова доля смартфонов Huawei на рынке Казахстана?

— Сейчас наша доля на казахстанском рынке смартфонов составляет 10%. В 2016 год мы зафиксировали колоссальный рост доли Huawei — с 1% до 10%. Это показывает, что пользователи все больше доверяют производителю и уверенно приобретают и рекомендуют наши смартфоны.

— В чем секрет бизнес-успеха вашей корпорации?

Инновации и высокое качество, которые доступны каждому. Мы всегда предлагаем продукты для аудиторий с разной платежеспособностью — без ущерба качеству.

Казахстан. Китай > СМИ, ИТ > kapital.kz, 29 декабря 2016 > № 2028935 Хоу Тао


Казахстан > Недвижимость, строительство > kapital.kz, 29 декабря 2016 > № 2028587

Фонд недвижимости «Самрук-Қазына»: перезагрузка

Как решается квартирный вопрос казахстанцев

Стереотипы, возникшие в «золотые» 2000-ые, когда считалось, что крыша над головой — это уже показатель достатка, сегодня действительно уходят в прошлое. Ключи от квартиры, бесспорно, по-прежнему, желанное приобретение, но нет того щемящего осознания недоступности квадратных метров. Появилась масса различных инструментов покупки жилья, государственные программы, которые, нужно признать, постоянно совершенствуются. За 25 лет независимости в Казахстане построено 113,2 млн. кв. метров, собственными квартирами обзавелись более миллиона казахстанцев. Сколько еще готовятся отпраздновать новоселье — об этом в беседе корреспондента центра деловой информации Kapital.kz с Председателем Правления АО «Фонд недвижимости «Самрук-Қазына» Бауржаном Мамыталиевым.

-Бауржан Джаймурзынович, согласитесь ли Вы с тем мнением, что доступное жилье сегодня уже давно не миф, а реальность, как бы пафосно это не звучало?

-Потребность в крыше над головой есть у каждого гражданина. И любое уважающее себя государство старается удовлетворять эти нужды. В Казахстане даже в самые трудные годы реализовывались различные жилищные программы. И сегодня существует порядка десяти механизмов — через Жилстройсбербанк, Казахстанскую ипотечную компанию, акиматы — обзавестись собственным жильем за счет государства. В реализации двух из них — строительстве коммерческого и арендного жилья — участвует и АО «Фонд недвижимости «Самрук-Қазына». Если вспомнить историю создания Фонда, то все начиналось в непростом 2009 году, когда правительству пришлось оперативно решать проблемы дольщиков, и в качестве антикризисного института был создан Фонд недвижимости «Самрук-Қазына». На выделенные 200 млрд. тенге за три года по республике было сдано в эксплуатацию порядка 70 жилых и офисных объектов.

Правительственная антикризисная программа не только решила проблемы дольщиков, но и внедрила качественно новые стандарты жилья, снизила ставки по ипотечным кредитам и стабилизировала цены на недвижимость. Что касается дня сегодняшнего: принимать новые финансовые инструменты, существенно оптимизирующие налоговую позицию, в кризис, который мы наблюдаем сегодня, особенно актуально. С 2012 года Фонд направляет свои возможности и ресурсы на реализацию программы «Доступное жилье-2020», которая позже вошла в Программу развития регионов до 2020 года.

Отмечу, Фонд недвижимости «Самрук-Қазына» строил там, где присутствие государства было необходимо в силу особой значимости проектов, а также когда у частных застройщиков не хватало средств или они попросту боялись рисковать.

-Давайте детальнее пройдемся по условиям Программы развития регионов до 2020 года, в чем ее очевидные преимущества?

— Начнем, пожалуй, с организационных моментов, которые, согласитесь, имеют большое значение для участников Программы. Впервые в стране мы внедрили электронную систему подачи заявок для получения квартир. Инновационный веб-проект позволяет обеспечить справедливость и прозрачность процесса, никаких очередей, блата и прочих пережитков решения квартирного вопроса. Следует также отметить, что в рамках данной Программы арендное жилье предоставляется очередникам, с последующим выкупом или путем прямой продажи. Этот новый для страны инструмент был впервые использован ФНСК в кризисные годы и пришелся кстати для тех, кто хочет платить аренду за свое собственное будущее жилье.

Стоимость арендного платежа за 1 кв. метр по объектам Астаны, Алматы, Актау и Атырау варьируется от 1600−1700 тенге, в других регионах 1300−1400 тенге. Выгода для потенциальных покупателей не только в адекватной цене. Главное то, что дома строятся на деньги, выделяемые Фондом недвижимости «Самрук-Қазына», а это является дополнительной гарантией того, что мы не просто несем ответственность за обязательства перед участниками Программы, мы также стараемся сделать проживание в квартире, купленной посредством участия государства, максимально комфортным. Доходы населения растут, потребности в жилье, соответственно, тоже.

И отрадно, что создаются условия, при которых каждый может выбрать наиболее подходящий для себя вариант справить новоселье. Да, одни вынуждены довольствоваться съемной квартирой, но с нашей помощью это будет дешевле и эффективнее, потому что все проблемы жильцов обсуждаются на регулярных встречах с руководством. Фонд, следуя принципам социальной ответственности, не ограничивается сдачей объектов и заключением договоров, а, будучи собственником помещений, готов решать насущные вопросы своих арендаторов. Одним из примеров такого отношения является то, что Фонд добился снижения с 2017 года налоговой ставки на жилье для арендаторов Программы развития регионов до ставок для физических лиц. С этой инициативой ФНСК выступил еще в 2013 году, когда согласно изменениям в налоговое законодательство на арендаторов с последующим выкупом легло обязательство по уплате налога по ставке юридического лица, а это 1,5% от себестоимости жилья. В 2015 году в Налоговый кодекс были внесены изменения, которые позволили создать специальный Перечень юридических лиц, исчисляющих налоги по ставкам физических лиц. Однако, тогда налог снизили лишь для арендаторов АО «КИК».

Мы посчитали своим долгом добиться для своих арендаторов аналогичных условий, и, благодаря многочисленным переговорам с госорганами, вопрос решился положительно. Другими словами, как собственник квадратных метров, Фонд берет на себя достаточную нагрузку и справляется с ней. Возможно, это в какой-то степени сказалось на популярности Программы развития регионов у населения, в рамках реализации которой Фондом недвижимости, на сегодняшний день заключены договора финансирования 15 объектов в 12 регионах страны.

-Каким был уходящий год для Фонда недвижимости «Самрук-Казына»?

-2016 год можно без преувеличения считать для Фонда недвижимости «Самрук-Қазына» прорывным. Фонд стал одним из операторов реализации программы инфраструктурного развития «Нұрлы жол». Глава Государства отметил необходимость пересмотра подходов к строительству и предоставлению доступного жилья населению. В непростой экономической ситуации назрела необходимость оказать максимальное содействие компаниям, которые возводят жилые дома. Так, ФНБ «Самрук-Қазына» предоставляет заемные средства Фонду недвижимости, и мы, в свою очередь, финансируем строительство на основе государственно-частного партнерства.

Другими словами, цель государственной программы инфраструктурного развития «Нұрлы жол» — укрепить строительный сектор через поддержку частных застройщиков. А те, в свою очередь, должны максимально насытить рынок качественными, приемлемыми по цене и оперативно построенными квадратными метрами жилья. У перспективных строительных компаний появляются возможности не только реализовать жилье и вернуть деньги Фонду на поддержание новых проектов, а также создать новые рабочие места. Всего по программе «Нұрлы жол» Фондом недвижимости уже одобрено 12 проектов в 4 регионах страны — в городах Астана, Алматы, Восточно-Казахстанская, Карагандинская области, на общую сумму 121,7 млрд. тенге, из которых доля Фонда недвижимости составляет 96,5 млрд. тенге с площадью жилья свыше 411 тыс. кв. метров.

-О том, кто может претендовать на успешное участие в Программе «Нұрлы жол», рассказано немало. И все-таки, хочу спросить, есть ли какие-либо конкретные ограничения, не позволяющие приобрести жилье через ФНСК?

-Каких-либо условий или ограничений по приобретению квартир нет. Государство определяет правила лишь для застройщиков, гражданам же квадратные метры реализуются без посредников. На коммерческое жилье может претендовать любой казахстанец. Цены также ниже рыночных: минимальная цена квартир для Алматы, Астаны и их пригородных зон, Атырау и Актау составляет 258 тысяч тенге за 1 кв. метров, максимальная — 288 тысяч, для других регионов — 215 и 240 тысяч тенге соответственно. Активизация рынка недвижимости, стабилизация цен, стимулирование рынка стройматериалов, качественное жилье — все эти направления являются для Фонда недвижимости приоритетными. Как показала практика, весь инструментарий, предложенный Фондом застройщикам, оказался востребованным и своевременным, а условия программы «Нұрлы жол» — справедливыми.

-Что касается качества возводимого в рамках государственных программ жилья, какие здесь успехи?

-Сегодня уже возводятся крупные объекты по так называемой универсальной домостроительной системе. С успехом применяются и различные энергоэффективные, энергосберегающие технологии и материалы, обладающие минимальным весом, сейсмоустойчивостью, ударо- и жаропрочностью. Фонд все больше инвестирует в строительство с применением «зеленых» технологий, а также внедрение инноваций в строительную отрасль. Отмечу, что на сегодняшний день ФНСК реализует в Астане амбициозный проект «Зеленый Квартал» — единственный объект на территории СНГ, который будет сертифицирован по стандарту LEED Американского Совета по Зеленому Строительству, что подразумевает застройку с учетом экологических, энергосберегающих условий. Проект завершится до начала ЭКСПО. А результаты, полученные от его реализации, позволят Фонду стать одной из высокотехнологичных компаний, и как члену большой семьи «Самрук-Қазына», внести значимую лепту в достижение целей «Стратегии-2050».

-Ну, и стандартный вопрос, какие задачи стоят перед Фондом недвижимости в будущем году?

— 2016 год, без преувеличения, можно назвать эффективным для компании как в реализации госпрограмм жилищного строительства, управлении активами, так и в деятельности самого Фонда. Проведен ребрендинг компании, запущен новый сайт, колл-центр для организации консультаций, введены новые подходы в ведении бизнес-процессов.

Что касается следующего года Фонд недвижимости намерен и дальше вести последовательную работу, направленную на повышение эффективности своей деятельности, увеличение долгосрочной добавленной стоимости, оптимизацию административно-управленческих функций. В 2017 году ФНСК войдет в Программу трансформации группы компаний ФНБ «Самрук-Қазына». К слову, в настоящее время, в целях определения путей дальнейшего развития Фонда недвижимости «Самрук-Қазына» ведется работа по разработке стратегии компании, отбираются лучшие консультанты из числа известных международных организаций, McKinsey, Boston Consulting Group, PricewaterhouseCoopers, Ernst & Young, KPMG, Jones Lang LaSalle, Colliers и CBRE. И это будет еще один шаг к формированию компании высокого уровня, надежно обеспечивающей жилищный тыл казахстанцев.

-Бауржан Джаймурзынович, благодарю Вас за беседу, успехов!

Казахстан > Недвижимость, строительство > kapital.kz, 29 декабря 2016 > № 2028587 Бауржан Мамыталиев


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 29 декабря 2016 > № 2027725

Сергей Сенько: Для успешного промысла сайры нужны управленческие решения

Для того чтобы добиться роста уловов сайры – популярной у россиян рыбы, нужно решить целый ряд вопросов, считают в рыбацком сообществе. Для успешного промысла необходимо совершенствование нормативно-правовой базы и принятие реальных управленческих решений, отметил руководитель АСРКС Сергей Сенько.

В этом году сайровая путина на Дальнем Востоке прошла для России со скромным результатом: добыто около 14 тыс. тонн. Специалисты уже неоднократно высказывались по поводу причин, повлиявших на уловы этой любимой отечественным потребителем рыбы.

«Сайровый вопрос» специфичен, на успехе промысла сказывается много факторов, комментирует председатель правления Ассоциации «Союз рыболовецких колхозов и предприятий Сахалинской области» Сергей Сенько. «Во-первых, необходимы специализированные суда, оснащенные промысловым и поисковым оборудованием. Этот флот должен работать в режиме добычи и качественной обработки рыбы-сырца – начинать с открытой части Мирового океана, затем переходить в исключительную экономзону России и заканчивать в ИЭЗ Японии», – рассказал руководитель объединения в интервью Fishnews.

Для успешного промысла необходимо совершенствование нормативно-правовой базы и принятие реальных управленческих решений, позволяющих формировать более мощные экспедиции, обеспечивать оперативное научное сопровождение, беспрепятственный вход судов в экономзону и выход из нее, промысел в экономзоне Японии и т.д., уверен Сергей Сенько. «Нерешенность всех этих вопросов и отразилась негативно на уловах сайры в 2016 году. К примеру, выход сахалинских судов на сайровый промысел в этом году задержался по чисто формальным причинам – этого можно было избежать. Задержка оказалась достаточно продолжительной. Полагаю, необходимо работать в этом направлении», – заявил председатель правления АСРКС.

Ассоциация выступает с предложениями по решению вопросов организации промысла сайры на различных площадках. Здесь необходим комплексный подход, считают в рыбацком сообществе.

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 29 декабря 2016 > № 2027725 Сергей Сенько


Россия > Рыба > fishnews.ru, 29 декабря 2016 > № 2027723

Илья Шестаков: Рыбаки могут готовить заявки

Финальные проекты постановлений по инвестиционным квотам уже разработаны, поэтому подготовку к участию в распределении этих лимитов рыбопромышленники могут начинать заранее, отметил руководитель Росрыболовства Илья Шестаков.

С момента принятия резонансных поправок в закон о рыболовстве прошло уже полгода, но подзаконные акты, определяющие механизм распределения инвестиционных квот, еще находятся в разработке. В новых поручениях президента крайним сроком для правительства указано 1 марта 2017 г.

«В целом финальные проекты постановлений уже готовы, – сообщил в интервью Fishnews руководитель Федерального агентства по рыболовству Илья Шестаков. – До конца года мы планируем внести их в правительство с учетом тех поручений, которые были даны на совещании вице-премьеров Аркадия Дворковича и Юрия Трутнева. Конечно, документы могут быть доработаны на площадке аппарата правительства, но базовые вещи уже определены, и по большому счету кардинальных изменений быть не должно».

Поэтому подготовку к участию в распределении инвестиционных квот рыбопромышленники могут начинать заранее, отметил глава Росрыболовства. По его словам, все основные требования установлены. «Возможно, остались какие-то процедурные моменты, которые не так важны с точки зрения бизнеса именно в части подготовки документов, - добавил Илья Шестаков. - В связи с этим я не вижу проблем, если постановления будут приняты правительством к 1 марта, и не думаю, что потребуется изменять сроки подачи заявок».

Говоря о требованиях к береговым рыбоперерабатывающим предприятиям под инвестквоты, руководитель ФАР заявил, что в проектах остались те же критерии, которые обсуждались с общественностью. «Самое важное для нас – чтобы после строительства перерабатывающего завода мы могли быть уверенными, что он соответствует всем параметрам, которые прописаны в постановлении, например, по объему переработки, – подчеркнул собеседник Fishnews. – К месторасположению объекта – есть поручение, чтобы он находился в прибрежных субъектах Федерации, – мы относимся достаточно спокойно. Это логично с точки зрения государственных задач и эффективности. И в целом эта норма соответствует той парадигме закона, которую мы и закладывали».

Россия > Рыба > fishnews.ru, 29 декабря 2016 > № 2027723 Илья Шестаков


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter