Всего новостей: 2132356, выбрано 25890 за 0.113 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ. Образование, наука > kremlin.ru, 12 июня 2017 > № 2207071 Владимир Путин

Вручение паспортов юным гражданам России.

Владимир Путин в торжественной обстановке в Кремле вручил паспорта юным гражданам России – победителям и лауреатам конкурсов, олимпиад, творческих и спортивных соревнований, отличникам учёбы, детям, совершившим героический поступок, победителям всероссийского конкурса «Мы – граждане России!».

Владимир Путин в торжественной обстановке в Кремле вручил паспорта юным гражданам России – победителям и лауреатам конкурсов, олимпиад, творческих и спортивных соревнований, отличникам учёбы, детям, совершившим героический поступок, победителям всероссийского конкурса «Мы – граждане России!».

Всероссийская акция «Мы – граждане России!» по вручению паспортов школьникам в торжественной обстановке организована общественной организацией «Российское движение школьников» совместно с общественной организацией «Российский союз молодёжи».

После вручения паспортов Президент показал участникам церемонии свой рабочий кабинет.

* * *

В.Путин: Добрый день, дорогие друзья!

Вы знаете, что сегодня у нас день особенный. Сегодня праздничный день, он называется День России, посвящён нашей стране. Ну а что такое страна? Это люди, это граждане страны. И гражданами страны все мы становимся с рождения. Это, естественно, в соответствии с нашим законом, с практикой и с традицией, а вот паспорта получают к 14 годам.

Вы к 14 годам уже многого сумели добиться, многое сумели сделать. И некоторые из вас, я думаю, сейчас тоже об этом здесь будет сказано, проявили даже лучшие человеческие качества – смелость, можно сказать, даже самопожертвование, имею в виду тех из вас, кто не побоялся протянуть руку в очень сложной ситуации другому человеку, фактически спас жизнь.

И что самое главное, что самое важное – это то, что, имея в виду такие хорошие задатки, такие качества, у вас есть все возможности добиться в жизни ярких, серьёзных, больших результатов. Сегодня, в День России, – наверное, видели, средства массовой информации показывают, – здесь, в Кремле, вручались премии России нашим выдающимся гражданам за те достижения, которых они добились, на протяжении многих лет работая каждый в своей узкой области. У каждого из вас после того, как вы выберете свой путь, будет тоже такая возможность.

Я на это очень рассчитываю и хочу пожелать вам удачи, потому что, добиваясь личного результата, мы, конечно, все, и вы в том числе в будущем, будете вносить очень существенный, серьёзный, нужный стране вклад в её развитие, в поддержание её величия, в её будущее. Вы таким будущим для нас являетесь, потому что скоро вам и вашим сверстникам – это вещь понятная – так или иначе придётся определять судьбу России.

Я вас поздравляю с получением очень важного документа, паспорта, и желаю вам всего самого хорошего.

А.Бочкарева: Владимир Владимирович!

Спасибо Вам большое за то, что в нашей стране проходит такой интересный конкурс. Я очень счастлива и рада здесь присутствовать.

Хочется в этот день и вообще сделать что–то очень хорошее для нашей страны. Я первый раз в Москве, и мне здесь очень понравилось. И я буду очень стараться, чтобы приехать сюда учиться.

В.Путин: Желаю тебе успехов и исполнения твоих желаний.

Н.Дресвянникова: Уважаемый Владимир Владимирович!

Поздравляю Вас и всех россиян с праздником. Очень горжусь тем, что я гражданин России, и для меня огромная честь присутствовать здесь и получить из Ваших рук самый главный документ в моей жизни. Обещаю стать достойным гражданином нашей страны и желаю ей благополучия и процветания.

В.Мартынов: Владимир Владимирович!

Для меня большая честь принять этот документ из Ваших рук.

Если честно, у меня есть мечта – побывать в президентском кабинете. Это лучше, я думаю, любой экскурсии. Я сделаю всё, чтобы там побывать.

Г.Митрофанов: Владимир Владимирович, хочу поблагодарить Вас и всю страну за то, что у детей нашей страны есть возможность демонстрировать и развивать свои таланты.

Спасибо большое.

П.Могилина: Уважаемый Владимир Владимирович!

Хочу поздравить Вас с таким важным, великим днём, как День России, и поздравить всех граждан нашей страны, потому что Россия – это великая страна, она была и всегда будет такой.

Считаю, что получить из Ваших рук самый главный документ – очень почётно. Сбылась моя мечта – увидеть Президента и пожать ему руку.

Спасибо.

С.Морозова: Я благодарна России за предоставление возможности обучаться в прекрасном кадетском классе, школе, где каждый день проходят важные события. И столь высокая оценка моего ежедневного труда будет всегда подталкивать меня на более высокие результаты.

С праздником Вас, с Днём России!

Р.Черкаев: Хочу поблагодарить Вас, господин Президент, за то, что Вы даёте возможность всем людям из разных регионов нашей страны принять участие и получить главный документ от Вас.

Хочу поздравить всех с праздником!

В.Путин: Я вас всех ещё раз поздравляю с получением паспорта, с праздником! Здесь один из наших гостей высказал пожелание посмотреть президентский кабинет. С удовольствием вас всех приглашаю. Давайте мы это сделаем, верну вас вашим родителям буквально через две-три минуты.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ. Образование, наука > kremlin.ru, 12 июня 2017 > № 2207071 Владимир Путин


Россия > Авиапром, автопром > forbes.ru, 12 июня 2017 > № 2206985 Сергей Петров

Основатель «Рольфа»: «Весь Советский Союз стоял на лжи. Мне не хотелось, чтобы мою компанию постигла его участь»

Сергей Петров

Основатель группы компаний «Рольф», депутат Государственной думы (партия «Справедливая Россия»)

Участник списка Forbes предприниматель Сергей Петров — о том, как он заработал первоначальный капитал на автопрокате, как выбрал название для компании и о людях, которые помогли ему построить бизнес

Forbes представляет отрывок из готовящейся к печати книги предпринимателя Сергея Петрова, F 106основателя крупнейшего в стране автодилера - компании «Рольф».

В восьмидесятые я ездил на рыжем «Запорожце» по прозвищу Боб. Потом сменил его на «Волгу», доставшуюся от отца. Немножко мечтал о «Вольво». Однако сами по себе машины меня особенно не волновали. Я понимал: чтобы добиться успеха в торговле, нужно получить товар, который все хотят купить. А в начале девяностых все хотели купить иномарку. Но далеко не все могли.

Первым моим бизнесом был автомобильный прокат под названием «Розек». Сложно заниматься автопрокатом, не имея машин. Примерно так же, как парикмахеру — стричь, не имея расчески и ножниц. А у нас поначалу ничего не было. Для многих это, наверное, стало бы непреодолимым препятствием. Но мы уже приобрели кое-какой опыт и знали, где можно взять машины.

Мы стали брать их у наших же конкурентов. К счастью, тогда их появилось немало. Конкуренты сдавали нам автомобили по шестьдесят долларов в день, а мы возили клиентов за шесть долларов в час. Но ведь машину не загрузишь на все двадцать четыре часа, и ее еще нужно мыть, ремонтировать, доставлять к месту посадки. Да и заказы поступают неравномерно. Однако схема позволяла создать денежный поток — при наличии большого желания трудиться день и ночь. А у нас этого желания было хоть отбавляй.

Десяток полученных таким образом автомобилей позволил «Розеку» заработать первые деньги. На них мы купили немного не слишком шикарных машин, среди которых оказалось даже несколько «Жигулей». Мы выяснили, что не все иностранцы такие уж требовательные: некоторые соглашались ездить и на продукции советского автопрома — возможно, в качестве своеобразного этнографического эксперимента.

Один японец взял «Жигули» в долгосрочную аренду, но управлять этой консервной банкой так и не смог. Всю зиму машина простояла у него во дворе, превратившись в большой сугроб. Японец исправно платил за прокат. К тому моменту, когда снег растаял, мы окупили все свои вложения в этот автомобиль.

***

Когда мы еще работали в «Розеке», я стал готовить свой уход и регистрировать фирму. Как ее назвать? Это мне казалось не самым важным вопросом на свете. Подобрать варианты я поручил Светлане Михальченко, одной из наших сотрудниц. Она взяла словарь иностранных имен, отправилась в садик у нас во дворе, села на скамеечку и вернулась с десятком вариантов. Я остановился на «Рольфе» и «Кельвине». Показалось, хорошо звучит. Фирмы под такими названиями мы и зарегистрировали. Через «Кельвин» мы контролировали «Рольф», который вел операционную деятельность. Эта схема позволяла мне привлекать в бизнес других акционеров, сохраняя полный контроль над предприятием: я следил за тем, чтобы доля «Кельвина» в «Рольфе» всегда оставалась контрольной, так же как и моя доля в «Кельвине».

После «Розека» я понял, что дрязги среди учредителей могут поставить крест на самом преуспевающем деле. Но вытянуть бизнес в одиночку я не мог. Чтобы сэкономить на зарплатах, я мотивировал людей, раздавая доли в бизнесе тем, кто мог нам чем-то помочь — деньгами, ресурсами или мозгами. И схема с «Кельвином» позволяла мне при этом держать все в своих руках.

Еще одним соучредителем «Рольфа» выступила азиатская фирма, зарегистрированная для нас знакомым студентом. Она никакой деятельности не вела, но позволила компании получить статус совместного предприятия, который в те времена давал множество преимуществ. Главное заключалось в том, что на машины, приписанные к совместному предприятию, мы могли ставить блатные — желтые — номера. С ними мы в глазах иностранцев могли выглядеть вполне солидной прокатной фирмой.

***

После объявления о намерении создать новую фирму менеджер Андрей Артюшин взял листок бумаги и стал ходить по офису, составляя список будущих сотрудников нашей компании. Сверху на листке он написал: «Кого мы берем в светлое будущее».

У меня не было ничего. За два года работы начальником проката я скопил $15 000. Их едва хватило бы на приобретение двух-трех скромных автомобилей. А у «Розека» в то же время было все. Двести дорогих машин, контракты с западными фирмами, солидные учредители, сложившаяся репутация. Несмотря на это, не так-то много людей верили в будущее «Розека», и желающих уйти с нами оказалось намного больше, чем мы могли взять.

Пятнадцать лет спустя маркетинговый гуру Джек Траут за обедом в ресторане «Обломов» неподалеку от Центра международной торговли спросил меня, почему я назвал компанию «Рольф». Уплетая русскую селедку под шубой с энергией американца, изголодавшегося по гамбургерам, он выслушал мой ответ. А потом сказал: «Сергей, я должен быть последним человеком, который это слышит. Сейчас я сочиню тебе хорошую легенду. И ты будешь рассказывать ее». Я так и не смог заставить себя это делать. Далеко не всегда из правды можно слепить красивую легенду.

***

Нам повезло: услугами нашего проката пользовались сотрудники «Мицубиши». Так мы узнали о том, что они ищут компанию, которая могла бы стать в Москве дилером их легковых автомобилей. Прежде «Мицубиши» поставляла в СССР только строительную технику вроде бульдозеров и экскаваторов, но после перестройки интерес к нашему рынку у компании, как и у других японцев, стал расти.

В 1990 году в Москве прошла первая крупная выставка японской автомобильной промышленности, в которой приняли участие почти сто автокомпаний — весь японский автопром. Советские граждане впервые могли посмотреть на японские машины, а японские промышленники — на советских граждан. После выставки «Мицубиши» решила идти на наш рынок.

Помимо нас в тендере японцев участвовали еще две компании — IWAK и «Автотехсервис». Первая торговала подержанными «Жигулями» в Южном порту, причем имела уже довольно крупный бизнес, а вторая еще с советских времен занималась сервисным обслуживанием отечественных легковушек. При этом в альянсе с «Автотехсервисом» выступала госпожа Хульман из Австрии, а она обещала решить все проблемы при импорте машин (поставлять их планировали как раз из Европы). На их фоне «Рольф» явно проигрывал.

Переговоры начались, еще когда наша команда сидела в «Розеке», и тянулись месяцами. Наконец, чтобы принять решение, летом 1991 года в Москву прилетел Хироси Ниномия — человек, мягко говоря, неординарный. Он умудрился пройти путь от футболиста, тренера и менеджера футбольного клуба до главы «Мицубиши моторс». Ниномию сопровождал Хироси Харунари, вице-президент европейского торгового дома «Мицубиши», через который планировалось осуществлять поставки.

Российский офис «Мицубиши» пользовался услугами нашего проката и знал, что мы можем хорошо работать. Поэтому местные менеджеры продвигали нас. Однако на делегацию это произвело обратный эффект. Ниномия предостерег коллег от поспешных выводов.

Когда пришел мой черед рассказать о «Рольфе», я не стал пускать высокопоставленным японцам пыль в глаза. Смысл моего короткого спича был незамысловат: «Презентовать мне нечего. Мы ничего не понимаем в торговле автомобилями. У нас ничего, по сути, нет. Но мы готовы работать — и хотим учиться у вас делать бизнес. Научите нас, пожалуйста».

Когда стремишься получить выгодный контракт, хочется себя похвалить, показать с лучшей стороны. Это как будто естественно. Но я считал, что самое важное в жизни — говорить себе и окружающим правду. Ведь без этого ничего не получится. Считая себя лучше, чем ты есть, ты делаешь все свои действия бессмысленными. Потому что исходишь из неверных предпосылок. Ведь если ты считаешь, что у тебя все прекрасно, как ты сможешь исправить ошибки и стать лучше? Эффективная экономика всегда начинается с правды, которую надо сказать прежде всего себе — а потом и окружающим.

Весь Советский Союз стоял на лжи. Поэтому и рухнул. Мне не хотелось, чтобы мою компанию постигла та же участь. Поэтому я и сказал правду. Никто из наших соотечественников, зубривших марксизм-ленинизм, не понимал, как надо делать бизнес. И я в том числе. В нашем положении бессмысленно и смешно надувать щеки. Эта моя честность, кажется, и решила исход дела.

Госпожа Хульман произвела на японцев сильное впечатление. Им вообще трудно даются переговоры с женщинами, особенно если эта женщина — эффектная блондинка, чем-то напоминающая Мэрил Стрип. Но, как они сами потом рассказывали, все испортил ее партнер по альянсу. Он в течение получаса учил представителей концерна, торгующего автомобилями «Мицубиши» по всему миру, как им в России машины продавать.

***

Найдя помещение для сервиса, мы стали искать оборудование — подъемники, инструменты, электронику. И тогда я обратился за помощью к Карлу Шофелю, австрийскому поставщику, у которого прежде мы закупали оборудование для «Розека».

С Шофелем мы познакомились, когда нас с Артюшиным отправили на «приемку оборудования». В этой «приемке» я не видел никакого смысла, но советским номенклатурщикам она давала возможность за счет конторы кататься за границу. Узнав об этой идиотской практике, я тут же ее отменил, попросив австрийцев в следующий раз просто снизить для «Розека» отпускные цены — на ту сумму, которую они обычно тратили на прием гостей. Но один раз нам с Артюшиным съездить все-таки пришлось: австрийцы уже оплатили билеты, и вернуть их мы не могли.

Поездка получилась по-настоящему судьбоносной. Во многом потому, что я решил извлечь из нее максимум пользы. Попросил организовать нам вместо привычной экскурсии по магазинам и кабакам хорошую деловую программу, чтобы мы посмотрели, как устроена западная фирма: как работает маркетинг, продажи, сервис, бухгалтерия, бэк-офис. Австрийцы удивились, но возражать не стали.

Совсем без магазинов, правда, не обошлось. Карл Шофель встретил нас в аэропорту и первым делом повез в торговый центр, где купил нам костюмы и дезодоранты. Должно быть, в своих советских пиджаках выглядели мы тогда не лучшим образом. И пахло от нас после самолета не слишком по-европейски. Сам провожатый был одет с иголочки и выглядел весьма респектабельно. Когда он позже приехал в Москву, наших сотрудников поразил его маникюр. Для советских людей мужчина с маникюром выглядел как инопланетянин.

Шофелю, думаю, понравился мой подход. К тому же тогда в Европе люди с восторгом смотрели на русских, только что сбросивших коммунистическое иго. Карл, мужчина уже не молодой, прошедший войну (разумеется, на стороне противника), отнесся к нам по-отечески, взял нас под свою опеку и действительно показал нам все, что мог. Мы мешали всем работать и своими расспросами всех достали. «Забери этих надоедливых русских!» — просили коллеги Шофеля. Но все же старались нам помочь.

Так состоялось мое первое знакомство с настоящим западным бизнесом. Я совершил небольшие, но важные открытия: впервые увидел, что в офисе стоит кулер с водой, а вместо одного телефона — многоканальная станция, которая позволяет переводить звонки на разные аппараты. Разумеется, вернувшись в Москву, я тут же распорядился заказать нам такую же.

Шофель учил нас не только организации бизнеса, но и банальной деловой культуре. Пригласил нас как-то в два часа на домашний обед в кругу своей семьи. Мы задержались и пришли к трем, предполагая, что гостей по русской традиции подождут. Подоспели ровно в тот момент, когда семья Шофеля убирала грязную посуду со стола.

Потом мы встречались иногда в Москве — он приезжал, чтобы принять участие в выставках. И когда я рассказал Карлу, что открываю свое дело и мне нужно оборудование, он ответил, что даст мне его в кредит, если только я внесу хоть какую-то сумму. И я отдал ему все свои сбережения — пятнадцать тысяч долларов, которые думал потратить на новую квартиру. Тогда у нас как раз родился второй сын и еще одна комната семье не помешала бы.

Я пожертвовал комнатой. Как и положено новичку-предпринимателю, рискнул всеми своими накоплениями. Но Шофель рисковал, возможно, еще больше. Будучи директором по экспортным операциям в австрийской фирме, он одобрил нам поставку почти на триста тысяч долларов. Если бы мы его подвели и деньги не вернули, его могли и уволить, причем с большим скандалом. Но мы не подвели.

Некоторым людям все мешают. Правительство постоянно ставит палки в колеса. Конкуренты строят козни. Собственные сотрудники саботируют работу и растаскивают собственность. И даже соседи начинают шуметь ровно в тот момент, когда после тяжелого трудового дня хочется прилечь на кушетку и вздремнуть.

Напротив, у меня в первые месяцы создания «Рольфа» возникло чувство, что все мне очень хотят помочь — сотрудники, партнеры, поставщики. Никому не хочется связываться с неудачниками. Мой успех как будто сам притягивал к себе новый успех. Все хотели стать соучастниками нашего дела. Помогать нам стремились даже люди вроде Карла Шофеля, которые, казалось, не имели никаких на то оснований.

***

«Чем помочь?» — спросил Харунари после того, как мы ударили по рукам. И я честно описал ему нашу ситуацию, ничего не утаивая. Кто-то считает, что нельзя рассказывать партнерам о своих трудностях, а то они просто-напросто разбегутся. Но в цивилизованном мире часто происходит наоборот. Раскрывая карты, ты приобретаешь доверие. А доверие — это актив, который стоит дорого, хотя его и не включишь в баланс.

Чтобы построить дилерский центр, нам требовался капитал. Дать нам денег Харунари не мог — японская бюрократия крайне неповоротлива. Но к тому моменту он уже настолько нам доверял, что выделил «Рольфу» сорок автомобилей «Лансер», чтобы мы сами себе заработали на жизнь.

Советский Союз только что рухнул. «Рольф» зарегистрировали 5 августа 1991 года, а спустя две недели в стране произошел путч. Несмотря на это, мы получили дилерство «Мицубиши» уже в начале 1992-го, хотя никто точно не знал, что будет. Экономика перерождалась. Старые законы уже не действовали, новых еще не придумали. Наше маленькое и смелое предприятие могло в любой момент исчезнуть в водовороте событий. Но мы получили от Харунари машины в кредит, без предоплаты и залога. Как прежде практически без залога получили от Шофеля оборудование для сервиса. Почему-то люди нам доверяли.

Вклад Харунари в развитие «Рольфа» не ограничился этими сорока автомобилями. На многие годы он стал для меня наставником и учителем. По сути, он дал мне образование, которое я никогда бы не смог получить даже на лучших курсах MBA в самых престижных университетах мира. Ведь его советы всегда были к месту. Он давал мне ровно те знания, которые могли подтолкнуть «Рольф» к решению именно тех проблем, с которыми мы сталкивались на практике. Как только я выполнял свою «домашнюю работу», он давал новые «задачки».

Приезжая в Москву, Харунари-сан всегда находил время, чтобы встретиться и прочитать мне импровизированную лекцию о том, как решать какую-то проблему. Как и положено японцу, он обладал поразительной невозмутимостью. Мы могли не видеться с ним полгода, и при встрече он начинал разговор ровно с того места, на котором мы остановились, как будто мы расстались не несколько месяцев назад, а накануне.

Харунари работал с дилерами по всей Европе. Он связывал меня с теми, чей опыт мог оказаться полезным. Мы не вылезали из командировок, изучая лучшие практики. С человеком со стороны никто в Европе не стал бы возиться так, как нянчились со мной. Но рекомендация Харунари открывала перед нами все двери.

Как все японцы, Харунари-сан редко проявлял эмоции. Но я всегда чувствовал его расположение ко мне. Думаю, оно основывалось не только на личной симпатии или перспективах партнерства, которые ему рисовались в будущем, но и на том, что я по-настоящему хотел у него учиться.

Многие люди упускают в жизни множество возможностей, не желая учиться и стараясь показать себя умнее всех. Русские коммерсанты особенно подвержены этой болезни. Предприниматели вообще люди гордые. Чтобы начать свое дело, нужно обладать определенной уверенностью в себе, способностью двигаться наперекор потоку, но гордость часто переходит в провинциальную заносчивость. Особенно когда деньги шальные, не заработанные. Перепродав за углом селедку на два рубля дороже, вы заработаете какую-то прибыль. Но это не значит, что у вас будет бизнес. Можно заработать и не создать дела — и наоборот. Как ни странно, получение дохода и построение устойчивой процветающей компании зачастую задачи прямо противоположные.

В начале девяностых в России многие люди этого не понимали. Я, может, тоже многого тогда не понимал. Но меня подстегивало другое. Советский Cоюз только рухнул вместе с его бесчеловечной экономикой. Как мне тогда казалось, у страны появился шанс, очистившись, построить новое, лучшее, общество. И я хотел внести свой вклад в этот новый мир, создав компанию, благополучие которой строилось бы на передовом менеджменте. Я хотел построить компанию, которая могла бы процветать десятилетиями.

***

Многие люди до сих пор считают, что во всем виноваты Чубайс и Гайдар. В этом уверен каждый второй российский работяга. Ведь эти «вредители» и «враги народа» затеяли проклятую ваучерную приватизацию, в результате которой народное добро оказалось в руках кучки мошенников.

В действительности после краха СССР никто не смог бы остановить неизбежную приватизацию. Она и так шла на всех парах и без всяких там ваучеров. В этом я имел возможность убедиться на собственном опыте.

В начале девяностых ремонт автомобиля становился настоящим приключением, особенно если речь шла об иномарке: нормальный автосервис надо было еще поискать. Чтобы полноценно работать, нам предстояло самим ремонтировать машины, а для этого хотя бы найти помещение для собственного сервиса.

Все здания тогда принадлежали государству и его многочисленным учреждениям. Проблемы с недвижимостью в то время решались только одним способом — поиском лояльного чиновника. И я предложил войти в наш бизнес Владимиру Блохину, директору автобазы Госкино, у которой «Розек» прежде арендовал площади. Его контора владела множеством стоянок и гаражей, которые часто пустовали. Блохин видел, как мы работаем, и недолго думая согласился.

Автобаза передала часть своих гаражей в собственность «Рольфу», а за это получила миноритарную долю в нашей фирме. В обмен на неликвидный актив госпредприятие получило акции в прибыльном бизнесе. Но при этом небольшая доля в «Рольфе» не давала ему почти никаких прав по контролю за этим активом. Фактически я получил ее в полное распоряжение.

Чтобы провернуть эту операцию, нам пришлось получать одобрение начальства Блохина в Госкино. Сделать это оказалось не слишком сложно — мы подарили чиновнику Госкино белую «Тойоту», которую он, впрочем, записал на свою жену. Подписав бумаги, я тогда подумал: а ведь точно таким же образом сейчас можно передавать в частную собственность не заброшенные и никому не нужные гаражи, а все что угодно — хоть особняки на Остоженке, хоть нефтяные вышки в Уренгое.

И пока я это думал, другие люди этим как раз и занимались. Гайдар с Чубайсом лишь попытались хоть как-то упорядочить этот процесс.

Россия > Авиапром, автопром > forbes.ru, 12 июня 2017 > № 2206985 Сергей Петров


Россия > СМИ, ИТ. Финансы, банки > forbes.ru, 12 июня 2017 > № 2206984 Тихон Косых

Время дискаунтеров: как автоматизация изменит российскую индустрию фитнеса

Тихон Косых

основатель сети фитнес-клубов Raketa.fit

Персональные приложения вместо тренеров, «умные» датчики, онлайн-анкеты меняют формат спортивных клубов по всему миру

Представьте 2129 год. В каждом торговом центре в просторном светлом зале круглосуточно работает фитнес-клуб с множеством разнообразных тренажеров. На входе посетителей встречает робот, а внутри нет и намека на тренера. Индивидуальные программы тренировок автоматически составляет тренажер-тестировщик, а доступ к занятиям на любом снаряде открывает электронный браслет. Он же помогает сориентироваться новичкам, запустив видео-инструкцию по пользованию тренажером. Управляет всеми бизнес-процессами — от оформления доступа в клуб до формирования библиотеки тренировок — интеллектуальная облачная платформа. Никаких расходов на персонал, разве что раз в неделю проверить «железо» заглянет инженер-техник.

Казалось бы, абсолютно футуристическая, к тому же не самая правдоподобная картина: взять хотя бы отсутствие тренеров, услуги которых составляют значимую долю доходов этого бизнеса в России.

Однако на самом деле мы имеем дело с вполне реальной мечтой любого российского инвестора в фитнес-индустрии. Практически каждый мечтает о возможности масштабировать свой проект, и конечно, полностью контролируемый роботами, не зависящий от человеческого фактора формат подходит здесь как нельзя лучше.

К сожалению, российскому фитнесу до этого пока далеко. Большинство участников рынка развиваются по классической модели с высокими затратами (доля расходов на аренду и персонал, по нашим оценкам, может достигать 65% от оборота) и длинным периодом окупаемости. Крупные игроки на рынке отсутствуют, у самых известных сетей не насчитывается и сотни клубов. В условиях экономического кризиса бизнес с не самой высокой рентабельностью рискует оказаться совершенно непривлекательным для инвесторов, тем более что в последние годы фитнес-индустрия в России уже показывает одни из самых низких темпов развития.

Принципиально иначе складывается ситуация на рынках фитнеса Европы и Англии, не говоря уже о США. В отличие от России здесь рынок стремительно завоевывают сети, объединяющие сотни и тысячи клубов. Всего за какие-нибудь семь лет британская Pure Gym стала ведущим игроком в Соединенном Королевстве, объединив более 800 000 клиентов. Американская Planet Fitness ведет счет клубов на тысячи, а число ее клиентов превосходит население Болгарии. Немецкая McFit Group по итогам 2016 года стала самой крупной фитнес-сетью Германии, объединив более миллиона клиентов и более 180 клубов. И даже в Африке развивается мировая сеть Virgin Active, на которую приходится более 60% местного рынка фитнес-услуг.

Под развитие игроки фитнес-индустрии привлекают значительные инвестиции частных фондов: в 2015 году 80% Virgin Group за £682 млн приобрел инвестфонд миллиардера Кристоффеля Визе. Многие с успехом выходят на IPO: в 2015 году Gym Group на лондонской бирже была оценена в £250 млн, в $216 млн оценили по итогам размещения на Нью-Йоркской бирже Planet Fitness. Неудивительно, ведь выручка фитнес-сетей исчисляется сотнями миллионов. Так, за 2016 год британская сеть Pure Gym заработала почти 160 млн фунтов стерлингов.

В чем же секрет такого впечатляющего успеха? Если не брать в расчет национальные особенности (все же речь идет о проектах не только разных стран, но и континентов), каждой из компаний пришлось радикально изменить бизнес-модель, отказавшись не только от целого ряда стандартных услуг, но и максимально автоматизировав бизнес-процессы.

Благодаря интеллектуальным системам безопасности уже сегодня клубы британской Gym Group напоминают скорее сейфовое хранилище банка: у автоматически открывающихся дверей нет охраны, а попасть сюда можно по индивидуальному PIN-коду. Другая британская сеть EasyGym использует для доступа систему идентификации по отпечатку пальца. Сотрудника на стойке рецепции здесь заменяет компьютерный терминал, где можно не только посмотреть расписание тренировок, но и подобрать индивидуальную программу занятий. Клавиатура терминала активируется индивидуальным паролем.

Оформить членство, будь то американская Planet Fitness или британская Fitness4Less, можно только онлайн, оплатив услугу банковской картой на интернет-сайте, от отделов продаж здесь отказались. В результате управленческие расходы, как и траты на персонал у британской Gym Group снизились до 6% от оборота. Ставку сделали не только на роботизацию сервисных услуг, отказались здесь и от услуг тренеров. Персональную программу занятий помогают составить клубные ИТ-системы и мобильные приложения, в том числе от производителей спортивного оборудования. К примеру, свою платформу MyWelnessCloud активно продвигает итальянский TechnoGym.

Как правило, большинство таких клубов «сухие» — в них нет бассейнов, джакузи и турецких бань. Та же участь постигла массажные кабинеты, SPA-салоны и кафетерии, которые владельцы сетей сочли ненужным излишеством. Единственное, на что могут рассчитывать здесь посетители, — это тренажерный зал и кардиозона.

Не исключаю, что многие в России сочтут такую политику бизнес-самоубийством — значительный доход нашим клубам по-прежнему приносят именно «персоналки». Но разве не жесткое сокращение ассортиментной матрицы обеспечило взлет продуктового дискаунтера Aldi, а отказ от обедов, бесплатного багажа и бумажных билетов сделал возможным успех Ryan Air? Так почему бы не повторить аналогичный трюк в фитнесе?

Кардинально новый для индустрии формат вызвал по-настоящему ажиотажный спрос, что и требовалось доказать. Решающим моментом стала, конечно, цена: сокращение набора услуг и расходов, помноженное на автоматизацию бизнес-процессов, позволило радикально снизить плату за пользование клубом.

В кризисные времена это оказалось востребованным: новый формат фитнес-клубов расцвел в Англии и пришел в Чехию на фоне экономических неурядиц 2008 года, а десятью годами ранее, во время мирового финансового кризиса 1997 года, появился в Германии.

Месячный абонемент в клубах нового формата стоил минимум вдвое дешевле самого бюджетного предложения на рынке, и за ними сразу же закрепился статус фитнес-дискаунтеров (или лоукостеров). В числе самых дешевых — американская Planet Fitness с месячным доступом за $10, аналогичный ценник, только в евро, у немецкой сети High5 от McFit Group. При этом большинство сетей отказались от системы годовых контрактов, что сделало услугу еще доступнее, как и 24-часовой режим работы и доступ по абонементу во все клубы сети одновременно. В результате более трети клиентов фитнес-дискаунтеров — это люди, никогда не занимавшиеся спортом, в том числе из-за высокой стоимости клубных абонементов и неудобного рабочего графика.

Здесь за сопоставимые со стоимостью пары чашек кофе деньги клиенты получают доступ к качественной услуге: спортивное оборудование выбирается по последнему слову техники, а большие площади и множество тренажеров исключают обычные для бюджетного фитнеса очереди. В результате, уступая классическим клубам по уровню сервиса (к примеру, в большинстве дискаунтеров отсутствуют бесплатные полотенца, а за пользование душем приходится даже платить), «сухие», то есть без бассейна и сауны, клубы не первый год лидируют не только по числу проданных абонементов у себя на родине, но и успешно масштабируются владельцами по всему миру.

К примеру, немецкая McFit вышла на рынки Италии, Польши и Испании, Virgen Active развивается в Таиланде и Сингапуре, а американская Fitness Planet — в Канаде и Доминиканской республике. Нередко для рекламы сети привлекают спортивных звезд. Лицами сети McFit стали братья Кличко, а клиентами становятся вполне состоятельные люди.

Возможно ли повторение зарубежного опыта на российском рынке? Национальных особенностей, которые бы препятствовали развитию формата, я не вижу, хотя не стоит предлагать отечественному пользователю платные душевые или виртуального тренера для групповых занятий. В остальном же претензий к формату быть не должно.

Россия > СМИ, ИТ. Финансы, банки > forbes.ru, 12 июня 2017 > № 2206984 Тихон Косых


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 12 июня 2017 > № 2206982 Кирилл Рогов

Кирилл Рогов: «У нас как в Латинской Америке — экономика плохая, а запросы довольно высокие»

Редакция Forbes

Расшифровка встречи-диалога с Кириллом Роговым из цикла «Хроники пикирующей империи»: «Реформы 90-х. Что это было на самом деле?»

16 февраля в рамках цикла «Хроники пикирующей империи» Университета КГИ в Музее истории ГУЛАГа при информационной поддержке Forbes состоялся диалог Николая Сванидзе с Кириллом Роговым, политологом, кандидатом филологических наук, колумнистом «Ведомостей» и «Новой газеты».

В одиннадцатой встрече «Хроник» собеседники поговорили о политической либерализации, выборах и приватизации, о том, существовала ли альтернатива рыночной реформе 90-х и команде Егора Гайдара.

СВАНИДЗЕ: Добрый вечер, дамы и господа, дорогие друзья, уважаемые наши гости. Я вас приветствую в этом зале. Комитет гражданских инициатив совместно с государственным Музеем ГУЛАГа, при информационной поддержке журнала «Forbes», предлагает вам участвовать в проекте под названием «Хроники пикирующей империи». Это серия диалогов, цель которых – помочь вам более-менее объемно представить себе нашу историю последнего столетия для того, чтобы ориентироваться с большим комфортом в той точке пространства и временной, в которой мы сейчас все с вами находимся.

Нынешнюю трансляцию и записи всех предыдущих диалогов можно посмотреть на канале YouTube Университета Комитета гражданских инициатив.

Сегодня у нас тема связана с 90-ми годами, формулируется она так: «90-е годы – что это было на самом деле?» И у нас в гостях Кирилл Юрьевич Рогов. Он базовый филолог, сейчас он ведет свои колонки в «Ведомостях» и в «Новой газете». В прошлом он автор и главный редактор «Полит.ру», заместитель главного редактора «Коммерсант». Был ведущим научным сотрудником Института Егора Тимуровича Гайдара.

А формат у нас такой – кто не первый раз, знает, но я напомню на всякий случай: сначала мы будем разговаривать с Кириллом Юрьевичем, а потом будет возможность, если вы будете себя хорошо вести, задать тоже вопросы нашему гостю.

Итак, Кирилл Юрьевич, я бы хотел немножко издалека чуть-чуть зайти, прямо не сразу в 90-е годы-то нырять. На ваш взгляд, советский проект, его эффективные и неэффективные стороны, почему он так ярко запомнился людям и почему он рухнул?

РОГОВ: Здравствуйте. Спасибо, очень приятно тут выступать. Это действительно, на мой взгляд, тоже такой важный вопрос. И довольно важным мне представляется именно посмотреть назад чуть дальше.

Вот человеку, который, скажем, в 1991 году, когда советский проект окончательно закончился, и страна СССР прекратила свое существование, человеку, такому образованному из столицы, который читал «Огонек», «Московские новости» и приветствовал перемены, ему было ясно, что был советский очень неэффективный проект, командная экономика, командно-административная система. Она доказала свою неэффективность, она проиграла более эффективной экономике капиталистической, которая была на Западе, и тем политическим институтам, которые были на Западе.

И сейчас мы сбросим иго коммунизма и соответственно, перейдем вот туда, на Запад, из этого лагеря, сломаем ворота и выйдем туда. Это казалось очень ясным, потому что если сейчас коммунизма не будет, то что же будет? Значит, будет капитализм и демократия.

Сегодня мы видим это гораздо сложнее, потому что мы видим, что есть какие-то длительные институциональные траектории развития, и даже если у вас происходят революции, все меняется, другое правительство, все другое, вы как бы проснулись в другой стране, то еще два раза проснувшись, вы обнаружите, что проснулись в той же стране. Те же сортиры, те же улицы, те же обыватели, те же магазины. И это очень важно. Именно поэтому важно вернуться к советскому проекту, чтобы его попробовать понять, в чем была его соль.

Парадокс заключается в том, что вот социализм и коммунизм, который строился у нас в стране 60-70 лет, кажется, он был придуман Марксом, как некоторая такая следующая стадия развития человечества после развитого капитализма. Когда капитализм разовьется, он обнаруживает свои слабости, начинается кризис капитализма, и тогда, как казалось Марксу, начинается этот переход к следующей формации.

Но Россия в начале ХХ века была довольно отсталой страной, она отставала от Европы лет на 50 примерно, и никакого развитого капитализма в России еще не было. И, собственно говоря, ранним русским марксистам было совершенно ясно, что невозможно такое, что в России произойдет социалистическая революция раньше, чем на Западе. Это невозможно теоретически, потому что здесь еще не было капитализма развитого. Если мы посмотрим дальше…

СВАНИДЗЕ: Я бы, честно говоря, с вами поспорил насчет развитого капитализма в России в начале ХХ века. Он был, может быть, менее развитым, чем в Западной Европе и в Соединенных Штатах, но догонял достаточно быстрыми темпами, и это был уже достаточно зрелый капитализм.

РОГОВ: Это был, может быть, достаточно зрелый, но я вам скажу так, что ВВП на душу населения в России в начале ХХ века составлял примерно 40% от среднего уровня 12 наиболее развитых стран Европы. Самое смешное, что сейчас точно то же самое – примерно 40%. И это был, конечно, отстающий капитализм. Собственно говоря, феномен этого отставания хорошо известен, сейчас изучен.

СВАНИДЗЕ: Я бы сказал, отстающий, но догоняющий, активно догоняющий.

РОГОВ: Может быть. Как сегодня считается, одним из важнейших факторов быстрого развития промышленной революции является свободный труд, его перемещение. И в этом смысле оказывается, что очень важно, когда у вас кончилось крепостничество. В России крепостничество, как и вообще в Восточной Европе, оно как бы заканчивалось на 50-100 лет позже, чем в Западной Европе.

И это определило другую траекторию этого движения в промышленную революцию. Должен произойти некоторый цикл, когда у вас свободный труд уже есть, он начинает перемещаться, начинается накопление капиталов, частных, промышленных капиталов. Потом эти капиталы создают банковскую систему, вы можете инвестировать. В общем, есть некоторый цикл, который вы должны пройти. Это как раз то, о чем я хочу говорить. Если мы (сейчас чуть перескочим от России начала ХХ века) посмотрим на те страны, где социализм победил в середине ХХ века, таких стран было довольно много вслед за Советским Союзом.

СВАНИДЗЕ: Он нигде не победил, я прошу прощения. Он был просто туда ввезен, он был туда ввезен. Или вы берете Китай, Кубу?

РОГОВ: Если говорить о восточноевропейских странах, которые были в советской зоне оккупации, безусловно, он был туда ввезен и насажден насильственно. Но даже в Европе были такие страны, как Югославия и Албания, которые не были в советской зоне оккупации, там социализм был как бы следствием победы местных партизанских движений.

Но потом начитается еще более интересная история: начинается Китай, Корея, Вьетнам, вся Восточная Азия – вся социалистическая. И хотя там была советская помощь, во всех этих странах, он она была не определяющим фактором.

Но что интересно: все эти страны имели ВВП на душу населения примерно в три раза меньший, чем тот, который был у западных стран, когда Маркс только предвидел будущий кризис капитализма. У них ВВП на душу населения был $600-800 на душу населения. Скажем так, в России в самом начале ХХ века, когда мы отставали, он был 1800, а это – совсем. Выяснятся, что социализм побеждал в странах, которые не то что прошли развитый капитализм, а которые до него не дошли, и которые вообще не могли туда перейти, как это происходило с азиатскими странами.

СВАНИДЗЕ: Ленин же поставил Маркса на голову, сказав, что революция произойдет в самом слабом звене империализма.

РОГОВ: Именно, совершенно верно. Да, да. Но и конечная была идея в «Апрельских тезисах» 1917 года, что революция произойдет прямо вот сейчас в России, но эта концепция подразумевала, что социализм победит только тогда… Что эта революция будет стимулировать революции в Западной Европе, и тогда произойдет уже победа социализма.

Что я хочу сказать? В значительной степени тот социализм, который строился в СССР, это был уже сталинский социализм. Его придумал Сталин в конце 20-х годов, потому что в начале 20-х годов у большевиков не было ясной идеи, как это, что с этим делать, с их победой. Этот социализм был идеей такой, это была реализация идеи нерыночной индустриализации. Когда весь этот цикл, длинный цикл, когда у вас свободный труд перетекает в города, начинают расти частные капиталы, они делают банковский капитал, который потом частным образом инвестируется в инновации – весь этот цикл вы перескакиваете. Вы просто все ресурсы аккумулируете в руках государства, и это государство устраивает ускоренную индустриализацию путем чрезвычайной концентрации ресурсов.

То есть с точки зрения развития институтов это был путь туда же, куда вела промышленная капиталистическая революция, но совершенно другим путем и совершенно с другой системой институтов. Вы строите принципиально не рыночную систему институтов, жесткую государственную, которая в принципе должна вам помочь сделать то, что у вас не получается естественным путем. Это, с одной стороны, определило некоторую силу этого проекта на первые десятилетия его развития. Потому что действительно темпы роста в 30-е годы высокие, не сверхвысокие, но высокие, и концентрация капитала в руках государства дает этот индустриальный рывок.

Но потом наступает следующая фаза, которая в Советском Союзе наступила в 50-60-е годы, когда выясняется, что у вас заложены такие диспропорции, с которыми вы не можете справиться. В советском варианте это, прежде всего, диспропорции между аграрным сектором и промышленным. Аграрный сектор был внутренней колонией, из которой только черпались ресурсы, и в какой-то момент… А при этом городского населения становилось все больше.

И в 50-60-е годы, в начале 60-х годов Советский Союз становится урбанизированной страной – больше 50% живет в городах. И выясняется, что сельское хозяйство не может прокормить этих людей. А второе, что выясняется – выясняется, что когда у вас так быстро растет городское население, то довольно быстро изменяется система его потребностей и приоритетов. И с этого момента весь этот проект нерыночной индустриализации начинает трещать.

СВАНИДЗЕ: То, что, кстати, сейчас в Китае происходит.

РОГОВ: В Китае многие говорят, что это сейчас произойдет, еще мы не видим такого кризиса.

СВАНИДЗЕ: Иначе говоря, увеличиваются потребности у людей, которые приезжают из деревни в город. Они уже не удовлетворяются той нищенской жизнью, которая у них была до сих пор.

РОГОВ: Да, совершенно верно. Во втором поколении они, как правило, хотят, чтобы их дети кончали вуз, там больше работает людей в секторе обслуги, инженеры, все это. И это все среда, которой нужны совершенно другой стиль жизни, другие потребности.

Причем то же самое происходит в этот момент в Западной Европе. Но в Западной Европе как раз капитализм отвечает на это, начинается такой капитализм массового потребления. В Советском Союзе он тоже чуть-чуть начинается, у нас строят завод «Жигули» – это тоже такой признак западного массового потребления, но этого совсем мало и на это ресурсов нет, и нет никакого умения это делать.

К чему эта длинная история? Она к тому, что когда-то была идея, что мы сейчас, сконцентрировав все ресурсы в руках государства, изъяв их из частного потребления и из частных рук, мы перескочим эту вещь, мы перескочим этот период первоначального накопления, необходимый для быстрой индустриализации.

Но выясняется, что вы выстраиваете такую систему институтов, которая потом, хотя индустриализация у вас удалась, и в 50-е годы Советский Союз — это сверхдержава, которая находится на технологическом фронтире. Американцы сделали атомную бомбу — мы сделали атомную бомбу, американцы сделали водородную — мы сделали водородную, в космос мы даже первее полетели, чем они. Это высшая точка влияния мирового, на которой когда бы то ни было находилась Россия, безусловно.

СВАНИДЗЕ: Я здесь с вами поспорю. После победы над Наполеоном была высшая точка, но это другой вопрос.

РОГОВ: Она сравнима, согласен, это сравнимые две точки, да. Но выясняется, что у вас вся система институтов, которая необходима для того, чтобы дальше двигаться, делать то, что делает капиталистическая модель — у вас всей этой системы институтов нет. И вы как бы добились того, чего вы добились, как раз за счет того, что вы перескочили все эти институты.

И это как раз и есть та проблема, которая была неясна человеку в 1991 году, который приветствовал конец коммунизма, и которая нам ясна теперь. И ясно, что то, что вы не сделали, вам все равно когда-то предстоит сделать, и выстроить эту другую систему институтов, базовых институтов. Это не просто учредить парламент, а вот пройти этот цикл не пройденный, его все равно приходится проходить.

И последствия нерыночной индустриализации — это одна из самых глубинных и самых тяжелых проблем российской экономики сегодня. Она видна на структурном уровне, она выражается в том, что у нас доля потребления такая, как в развитых странах, а производительность труда гораздо ниже. Мы привыкли потреблять, как будто мы очень развитая страна, а вот производим мы, как среднеразвитая страна, производительность труда и эффективность производства.

СВАНИДЗЕ: Сбылась мечта советского человека – работать, как при социализме, а получать, как при капитализме.

РОГОВ: Она у нас то сбывается, то нет. Когда нефть высокая, она сбывается, а потом – раз, опять не сбывается, сбывается – не сбывается, так мы и живем. И, собственно говоря, сама структура производства в целом ряде отраслей, то, что стало ясно в 90-е годы, и чего не очень понимали или не могли учесть реформаторы начала 90-х годов – что некоторые сектора так созданы в ходе нерыночной индустриализации, что их перевести в рынок практически невозможно.

Если у вас в секторе в некоторой отрасли три или два завода на страну, которые производят весь этот продукт, то вам очень трудно, даже установив свободные цены, организовать какую бы то ни было конкуренцию. Если у вас огромное количество городов, которые целиком привязаны к одному производству, то у вас нет свободного рынка труда. Потому что если у вас в капиталистической нормальной модели это производство неэффективно, оттуда уходят люди, оно не может платить им зарплату. Они уходят, люди, они идут куда-то в другое место работы, где их труд оплачивается.

Выясняется, что в огромном количестве городов просто нет других мест, где вы можете работать, потому что все завязано на этом предприятии. А если на этом предприятии не платят зарплату, значит, у людей маленькая покупательная способность, значит, и все остальные кругом чувствуют себя плохо, потому что людям не на что покупать.

Эти все страшные болячки нерыночной индустриализации, они и в 90-е годы сыграли колоссальную роль, усложнив этот переход, как бы создав в нем препятствия, огромные препятствия, и они продолжают во многом действовать и сегодня. И если смотреть на эти события в контексте таких долгосрочных институциональных траекторий, то мы понимаем, что даже объявив демократию, объявив свободные рыночные цены, вы добиваетесь еще очень немногого. Потому что для того, чтобы выстроить эти институты, создать такую структуру экономики, такую структуру общества, нужен некоторый очень длинный цикл, который какие-то страны проходили во второй половине XIX века еще.

СВАНИДЗЕ: Мы приближаемся уже к главной теме нашего разговора, но есть еще один промежуточный этап, очень важный – это этап перестройки горбачевской. И здесь главный вопрос: это горбачевская перестройка и Михаил Сергеевич привели к развалу Советского Союза? Или перестройка и Михаил Сергеевич не смогли избежать развала Советского Союза?

Как мы с вами понимаем, это не одно и то же, потому что есть такая позиция, распространенная достаточно, в том числе и в кругах интеллектуалов, в том числе и вполне либерально мыслящих интеллектуалов, что Горбачев виноват. Могли еще пожить, и ого-го как, и Советский Союз еще достаточно крепко стоял на ногах. Но вот он стал раскачивать лодку, и раскачал.

На самом деле это не такая глупая мысль, совсем даже, потому что, скажем, гласность горбачевская… На мой взгляд, действительно другой вопрос, что без этого нельзя было. Нельзя жить в темноте, но Северная Корея, правда, живет. Но лодку-то раскачали.

Потому что, когда ты плохо живешь и не знаешь о том, что ты плохо живешь, то ты вроде бы как и не расстраиваешься. А когда тебе говорят: «Знаешь, ты плохо живешь», – ты расстраиваешься. Вот Горбачев, поставив всех в известность нас о том, что мы плохо живем, разрешив нам об этом громко говорить, он нас расстроил и раскачал лодку, и лодка под названием «Советский Союз» утонула. Ваша позиция.

РОГОВ: Да, это очень сложный вопрос. Причем на него, по-моему, нет какого-то короткого однозначного ответа, и распадается для меня на несколько вопросов. Первый такой тезис, который сейчас часто очень обсуждают, есть такая позиция, у меня есть много приятелей, которые профессионально занимаются этим временем — они говорят, что вообще если бы не Горбачев, то Советский Союз, пусть плохо, но еще бы долго мог стоять. Советская система даже, не Советский Союз, а советская система. Я так не думаю, я с этим не согласен.

И здесь надо понимать, что тут был такой действительно удивительный цикл в сталинской модели, советской модели — это была автаркическая модель. Это мы строим социализм в отдельно взятой стране, у нас все будет свое, мы все выстраиваем свое, и как бы это отдельный такой мир.

СВАНИДЗЕ: Это тоталитарная модель классическая, у Муссолини в Италии была, у фашистов то же самое.

РОГОВ: Ну, у Муссолини не было возможности устроить такую автаркию, Италия – маленькая страна посередине Европы. А здесь огромная страна, действительно уровень ее автаркичности был гораздо выше, это свой самодостаточный мир выстраивался.

Притом, что Хрущев и Брежнев, эти поколения советских руководителей во многом сохранили экономическую модель Сталина: это полное огосударствление сельского хозяйства, аграрного сектора. Это приоритет так называемой группы А, то есть тяжелого машиностроения, над группой Б.

СВАНИДЗЕ: Большая разница, может быть — извините, я вас опережаю — разница состоит в том, что, во-первых, уже до капли было выжато крестьянство, о чем вы уже говорили, уже дальше было не выжать. А, во-вторых, перестал существовать ГУЛАГ, как экономическая система.

РОГОВ: Да, это я с этим согласен.

СВАНИДЗЕ: То есть рабский труд.

РОГОВ: Но в целом они в этой части, в этих позициях, контуры сталинской системы сохранили и Хрущев, и Брежнев, хотя это было совсем не очевидное решение. Потому что, например, Маленков придерживался другой концепции. Это была такая, не будем углубляться в этот эпизод, любопытная развился в истории пост-сталинизма советского. При том, что они ее сохранили.

СВАНИДЗЕ: При Берии еще была развилка.

РОГОВ: Берия и Маленков, у них была примерно одинаковая концепция. Как бы такой пересмотр сталинской концепции, которая была в экономической части и в институциональной части гораздо радикальнее, чем хрущевская.

Но она именно была отвергнута, и Хрущев и Брежнев, они сохранили эти базовые, фундаментальные элементы сталинской модели. Но при этом они перешли к гораздо более мягкой политике как в отношении террора (репрессии были очень ограничены по сравнению со сталинским временем), так и в отношении международных отношений, во взаимоотношениях с внешним миром. Началась идея мирного существования двух систем, разрядки и торговли.

И в 70-е годы благодаря тому, что страшно взлетели цены на нефть, в результате к концу этого периода, к началу 80-х годов Советский Союз оказался совсем уже не автаркической страной. Потому что в некотором сегменте он был очень сильно втянут в мировую торговлю. Он продавал большое количество нефти и газа на Запад и закупал на это товары ширпотреба и зерно, огромное количество. И, с одной стороны будучи еще той сталинской, заточенной под автаркию экономической системой, другое своей ногой он оказался встроен в мировую торговлю, которая была подвержена капиталистическим циклам, конъюнктурным циклам. И когда цены на нефть упали, это оказалось страшным шоком для советской экономики.

И в этом смысле именно в 1983 году ЦРУ подготовило огромный доклад о советской экономике, в котором как раз пришло к выводу, что хотя эта экономика неэффективная, но простоит она еще долго.

Но, как это всегда бывает, ровно в этот момент все и началось. В этот момент, через пару лет, начали резко снижаться цены на нефть, и в ходе горбачевской перестройки… Что было совершенно не очевидно, когда он ее начинал. Надо сказать, что еще советское руководство тогдашнего времени было чудовищно экономически не образовано, они просто не понимали долго, что происходит с экономикой, какие вызовы ей брошены.

СВАНИДЗЕ: Если бы только экономически.

РОГОВ: И политически.

СВАНИДЗЕ: Если почитать разговоры в Политбюро, когда принималось решение о вхождении в Афганистан, то волосы шевелятся на голове.

РОГОВ: Да.

СВАНИДЗЕ: Они вообще не понимали, что они делают, что это за страна, что такое мусульмане. Фантастика.

РОГОВ: Да. И точно так же они долго не понимали, что происходит с советской экономикой, когда начали падать цены на нефть.

Но я хочу сказать, что, собственно говоря, доктрина Горбачева была взята из опыта чехословацких реформ 60-х годов. И он примерно следовал по тем идеям, которые тогда были, развивались в Чехословакии, но потом были пресечены советской оккупацией. Он к ним вернулся, и это для него выглядело таким наиболее прогрессивным, наиболее перспективной моделью реформы. Непонятно, как бы пошла эта реформа, если бы не удар, который мы получили экономически, к которому он совершенно не был готов, и все советское руководство не было готово. Это удар снижения цен, который резко ухудшил экономическую ситуацию.

СВАНИДЗЕ: Цены на нефть вы имеете в виду?

РОГОВ: Да, падение цен на нефть. Это резко ухудшило экономическую ситуацию, и в этом смысле все дальнейшее происходило совершенно уже вне связи…

СВАНИДЗЕ: Кстати, об Афганистане. В общем, одна из главных причин – это вхождение в Афганистан.

РОГОВ: Да. Я хочу сказать, что все дальнейшее проходило вне всякой связи с планом, который был, это была уже другая реальность. Потому что вторгается некоторый фактор, который все начинает менять. И это отчасти ответ на вопрос, мы не знаем этой траектории, как бы она была, если бы не упали цены на нефть. То есть, скажем, не только Горбачев так поступит или не так поступит, дальше еще есть выбор: цены на нефть падают, не падают, на сколько они падают.

Но был, на мой взгляд, и третий акт у этой драмы, уже в конце горбачевских реформ.

СВАНИДЗЕ: Какой второй?

РОГОВ: Первый – когда Горбачев запускает реформирование.

СВАНИДЗЕ: Вы имеете в виду третий временной акт?

РОГОВ: Да. Он хочет сделать социализм с человеческим лицом по модели Отто Шика, Дубчека, он делает то, что делают они. У него есть план, как это должно развиваться. И тут вдруг в экономике начинается то, что он не может предвидеть и то, что он не понимает долго природу этого явления, и силу этого явления, которое на него обрушилось. Это как подломили ногу.

Но никто этого не понимает, потому что они не знали, что мы теперь так зависим, и что это так важно. И не знали, что делать в такой ситуации, когда у тебя падают… Сегодня уже российские власти знают, они говорят: «Надо девальвировать валюту, иначе ничего невозможно сделать. Вы должны сбалансировать внешнюю торговлю и внутренние цены, вы должны как бы это все сбалансировать». Тогда они этого совершенно не понимают, что так нужно делать, и что без этого вы не выкарабкаетесь. И вот начинается…

Но есть и третий акт у этой драмы, как мне представляется, и он достаточно парадоксален. В 1990 году популярность Горбачева рушится просто в хлам, еще в начале года, в конце 1989 года Горбачев по опросам довольно популярный.

СВАНИДЗЕ: В 1990-м.

РОГОВ: В конце 1989-го, в начале 1990 года Горбачев достаточно популярный политик. Это примерно у него поддержка – 54% одобряют его, если мы заглядываем в начало 1991-го, мы видим 26%. за этот год популярность Горбачева рушится. Но еще в этот самый момент она рушится, потому что ясно, что уже ничего не нужно, кроме экономической реформы. Но у Горбачева нет никакого ясного понимания, как это делается и что надо делать, и насколько надо быть быстрее, опережать события.

И вот здесь мне представляется третий такой фактор падения советской системы. То есть советская система почти уже была к этому времени разрушена, Горбачев понимает, что нужны экономические реформы, но он не решается на них.

Он все время эту программу: Явлинского отправили туда, Явлинский согласовывает ее с Рыжковым, Рыжков согласовывает ее с кем-то, в такую комиссию, в сякую комиссию. Горбачев не может решиться, и это на самом деле добивает. Это уже речь шла, как мне представляется, не о спасении Советского Союза, 15 республик, но республик семь могли бы остаться. Горбачев решает, что ему не нужно запускать экономическую реформу, потому что все шишки тогда посыплются на него.

СВАНИДЗЕ: Это была правда, кстати.

РОГОВ: Да. А его кредо становится: «Я защищаю единство Советского Союза, я буду препятствовать его распаду». И парадоксальным образом то, что он не запускает экономическую реформу, а занят предотвращением распада Советского Союза, приводит, на мой взгляд, к распаду Советского Союза. Это не то что глобальный фактор, почему Советский Союз распался. Это тот фактор, который определил то, почему на последней стадии не удалось, не получилось – кстати, неизвестно, было бы это хорошо или плохо, у меня нет на это ответа – не получилось сохранить некоторый костяк из четырех-пяти-шести республик, которые в общем особенно никуда не собирались. Было ясно, что уходят…

СВАНИДЗЕ: Там уже фактор путча, они уже собрались окончательно после путча августа 1991-го.

РОГОВ: Это уже был совсем как бы занавес. Но уже и к середине 1991 года вот эта траектория, этот парадокс Горбачева, который считает, что надо защищать единство Советского Союза и отложить экономическую реформу и ее запуск, потому что это помешает ему защищать единство Советского Союза – это на самом деле разворачивается вверх ногами.

СВАНИДЗЕ: А вам не кажется, что если бы он начал реформу, реформу революционную, которую после него начали Ельцин и Гайдар, то его бы смели просто события? Потому что, во-первых, речь шла о том, чтобы повышать налоги или перестать кормить ВПК – значит, он попадает либо под гнев народный, либо под гнев людей могучих, связанных с военно-промышленным комплексом советским. А потом отпускает цены, и все несет. Народ-то хотел, чтобы ему сделали хорошую жизнь, но он не хотел высоких цен, как потом выяснилось.

РОГОВ: Конечно, но то, что его бы эта реформа смела – это возможно, но не очевидно. Дело в том, что когда Советский Союз распался, Россия находится в положении получше, но не так уж сильно получше, чем Советский Союз до его распада. Центробежные тенденции очень сильны, целый ряд регионов заявляет о своем суверенитете, республики – Свердловская Республика чуть не образовывается. Импульс дезинтеграции очень мощный и в России.

Но запуск экономической реформы как бы смещает акцент, и постепенно становится понятно, что все заняты каким-то выживанием в новых условиях, но вопрос о выходе из России начинает как-то сжиматься и становится менее интересным на протяжении 1992-го, когда уже запущена экономическая Гайдаровская реформа в России. Есть деньги, они работают, ты должен с кем-то торговать, у тебя вообще есть другие дела, чем выходить из России. И мы видим, что план Ельцина – Гайдара по предотвращению развала России срабатывает.

СВАНИДЗЕ: Возвращаясь к вопросу про Горбачева, последний вопрос, суммируя сказанное, и отказываясь, выводя за скобки все эти конспирологические штучки насчет вражьего влияния и так далее, ЦРУ, Моссад – он мог сохранить Советский Союз? Или в той ситуации, которая возникла после падения нефтяных цен, он был уже обречен, на ваш взгляд?

РОГОВ: Интересный вопрос, не то что интересный – важнейший. Давайте посмотрим, что происходило. Была Прибалтика, которая не собиралась оставаться ни в каком виде в Советском Союзе, и собиралась уходить, это было мощное демократическое движение, была очень высокая консолидация по поводу того, что наш путь на Запад, наш путь к суверенности. Люди помнили, что они были суверенными странами не так давно, всего 50 лет назад. Тут не было вопроса. В Закавказье произошло другое.

Чем характеризовалась Прибалтика? Это мощное национально-демократическое движение, плюс ясные ориентиры: Запад – это институциональный образец, они в него верят: «У нас будет рынок и демократия». Они его более-менее понимают, они движутся туда. Есть два фактора: консолидированное национально-демократическое движение и ясный институциональный образец.

Второе – Закавказье там было мощнейшее национально-демократическое движение, с большим акцентом на слово «национальное», и отсутствовал ясный институциональный образец, куда мы движемся. Это отсутствовало, но они тоже на этот момент не собирались оставаться в Советском Союзе, и это предотвратить было невозможно. Грузия, Армения, Азербайджан ощущали в себе огромный национальный подъем и не собирались участвовать в будущем договоре, они не участвовали в референдуме, как и прибалтийские государства.

Дальше, следующий набор стран, следующий набор республик – это прежде всего Украина, и отчасти то же самое – Казахстан. В Украине существовало национально-демократическое движение, но оно было достаточно слабым по сравнению с Прибалтикой, и даже слабее, чем в России, пожалуй, но существовали элиты, которые были достаточно обособлены от московских к этому моменту. Они ощущали себя самодостаточными, и они были заинтересованы в том, чтобы перейти в некоторое качество самостоятельности. И они были институционально к этому достаточно готовы.

В России, как ни странно, было довольно мощное, менее мощное, чем в Прибалтике, демократическое движение, но очень весомое. Это проявляется и в победе Ельцина на выборах, и в выборах депутатов Верховного Совета, еще РСФСР, довольно мощная демократическая коалиция. Не очень ясное представление об институциональном образце.

Что это значит? Поддержка рынка и демократии, поддерживаете ли вы, чтобы в вашей стране была демократия и чтобы был рынок – в Прибалтике в 1991 году примерно 65-70% поддерживают рынок и демократию, а в России это примерно 50% на этот момент. Люди говорят, что рынок – это хорошо, демократия – это хорошо, да, мы туда идем. Это разница в понимании институционального образца. В России слабее, но есть демократическое движение, хуже консенсус по поводу институционального образца, куда мы движемся – это ситуация в России.

В принципе в Средней Азии это в основном слабые национально-демократические движения, но достаточно обособленные элиты, которые могут обособляться, могут ощущать свою самодостаточность.

СВАНИДЗЕ: Там же был еще один фактор, на самом деле важнейший, Кирилл Юрьевич – это Коммунистическая партия Советского Союза, которая была скелетом всей структуры власти СССР. И когда ушла КПСС, все развалилось. Потому что другого скелета не было.

РОГОВ: У СССР другого скелета не было, но у республик был. И поэтому в среднеазиатских республиках первые секретари пересели из одного кресла, из первых секретарей, в президенты.

СВАНИДЗЕ: В президенты, конечно.

РОГОВ: И эти элиты стабилизировали ситуацию, и они смогли существовать – некоторые, не все среднеазиатские страны смогли существовать как независимые государства. Собственно говоря, Таджикистан и Киргизия, потом они не очень смогли, а остальные достаточно стабильны.

СВАНИДЗЕ: Обратно в первые секретари, которые назначаются из Москвы, они уже не хотели, естественно.

РОГОВ: Да, абсолютно. Но что я хочу сказать – про Прибалтику и Закавказье нет вопроса, что они уходят. С Украиной большой вопрос. В принципе среднеазиатские республики и Россия могли бы сохраниться как некоторое единое государство, если бы вовремя Горбачев перестал заботиться о сохранении всех остальных и запустил реформы.

СВАНИДЗЕ: Иначе говоря, наиболее реальный вариант, на ваш взгляд, сохранения части Советского Союза – это была Россия плюс Средняя Азия?

РОГОВ: Да.

СВАНИДЗЕ: Понятно.

РОГОВ: Причем я не уверен, что это было бы хорошо, и мы не знаем, продлилось насколько. Но в принципе там не было такого мощного движения: «Мы не будем в Союзе». У них не было убежденности, что они не будут точно. И этот остов теоретически мог бы сохраниться.

СВАНИДЗЕ: Переходим к 90-м годам. Что это было такое, на ваш взгляд? Больше успеха или больше неудач исторических? Как отсюда сейчас вам это видится?

РОГОВ: Да, это мне видится в контексте того введения про историю советского проекта, с которой я начал. Мне видится так, что и мне, и большинству людей, которые приветствовали конец коммунизма, казалось, что если у нас кончается коммунизм, значит, у нас начинается то, что наоборот от коммунизма – капитализм и демократия. Это одна комната, это другая комната, здесь коммунизм, а это мы открыли дверь и перешли в другую комнату – там капитализм и демократия.

Но оказалось, что все гораздо сложнее, потому что если вы не прошли этот путь, становления всего того, что предшествует развитому капитализму и развитой демократии, то вам придется его пройти. Потому что у вас всего этого, что для этого нужно, нет. И в этом смысле 90-е годы – это страшно драматическое время, когда мы обнаруживаем эту истину, ее не поняв даже, мы просто удивляемся: а почему ничего нет-то, мы же вроде перешли из комнаты в комнату, а где все? И это очень драматическая вещь.

СВАНИДЗЕ: Ну, что-то появилось.

РОГОВ: Нет, потом появилось довольно многое, но не совсем то.

СВАНИДЗЕ: Даже не потом, а быстро – товары в магазинах появились.

РОГОВ: Да, товары появились, но все-таки это еще было не то, что появилось потом. Настоящее появилось, началось с 1997 года. Знаете, в 1991 году мы с моим братом совершали такую поездку по Европе, такое первое у нас было путешествие в мир Запада. Мы проехали в Западную Германию, мы были в Бонне в день воссоединения двух Германий на празднике, потом мы поехали в Бельгию. И у нас был такой шок, потому что хотя много про это знали, но я никогда не видел. И у меня была такая мысль, я подумал: демократия у нас будет сейчас, мы уже пришли к демократии. Но такие супермаркеты – это нам 20-30 лет ждать надо будет.

СВАНИДЗЕ: Оказалось наоборот.

РОГОВ: Все оказалось наоборот. Супермаркеты появились через шесть лет, через десять лет они были в столице такие же, как в Бонне. А вот с демократией все оказалось гораздо сложнее. И это открытие, что оказывается, наполнить полки можно быстро, а вот сделать тот механизм, через который они там наполняются, и сделать тот механизм, который сейчас принято называть обществом открытого доступа, или механизмом самоподдерживающегося роста – чтобы эту штуку сделать, нужна целая система институтов, которые надо долго…

СВАНИДЗЕ: Мне кажется, для понимания 90-х годов, и не случайно мы с вами начали издалека, очень важным кажется понять, в какой точке мы оказались в начале этих 90-х годов, в какой точке мы оказались экономической и социальной в момент развала Советского Союза.

Вы сейчас сказали о ваших размышлениях, когда вы поехали. Я в этой аудитории как-то рассказывал, что когда я осенью 1990 года оказался в Штатах, по линии школьного обмена я был в качестве специалиста, поехал с нашими детьми. Американцы приехали сюда (академик Велехов тогда этим занимался), а наши полтора десятка человек отправились туда изучать историю российско-американских, советско-американских еще отношений: Вашингтон – Нью-Йорк – Филадельфия, родина американской Конституции, и так далее. Ребята-старшеклассники. И там из 15 человек с двумя был казус, разный. Один, войдя в большой магазин и увидев отдел джинсов, потерял сознание и упал.

РОГОВ: Бедняга.

СВАНИДЗЕ: Парень на полголовы выше меня, десятиклассник из Новосибирска. Просто он не мог себе представить, сейчас никому не объяснишь – он не мог себе представить джинсы в свободной продаже. Это все равно, как сейчас бы ангел в комнату залетел, понимаете? Он увидел – и принял горизонтальное положение.

А второй, московский молодой человек – я не знаю, насколько он был к этому склонен, но он через четыре дня пребывания сошел с ума. Он стал ловить чертиков на себе, и пришлось выписывать за счет принимающей стороны, в Филадельфию из Флориды приехал психотерапевт, парень, который поселился с ним в одной комнате, чтобы как-то стабилизировать его состояние, и можно было через полторы недели после этого посадить в самолет и отправить в Москву. Просто от увиденного, он увидел эти магазины. Денег с собой не было никаких практически, несколько, 30 или 40 долларов было на карманные расходы, за счет принимающей стороны кормежка. Он увидел эти магазины – он не понимал, что такое может быть, и у него поехала крыша.

Это же наша страна в 1990 году. Когда хлеба было, как мы помним, достаточно посмотреть, что говорил тогда академик Абалкин, отвечавший за экономику, что говорил Рыжков, когда хлеба было на несколько дней, когда не хватало денег заплатить за фрахт судов с хлебом, которые стояли в международных портах и не могли даже хлеб сюда привезти. И страна была на грани не кризиса – кризис уже был давно – она была на грани коллапса и полной катастрофы.

И в этот момент было назначено, в 1991 году после путча, когда уже ушла Украина, фактически все, когда президент Буш торчал в Киеве и уговаривал украинцев не уходить из Советского Союза, потому что он боялся того, что ядерное оружие будет по нескольким республикам распространено, разлито, и как он будет со всеми дело иметь. Одно дело – одна Москва, а другое дело – еще и Киев, и Минск. И в этот момент было назначено правительство Гайдара, задача которого была – сделать так, чтобы страна не погибла зимой ближайшей. От этого нужно считать, как мне кажется.

И когда, как мы с вами говорили сейчас, перед началом нашей беседы, никто ведь не заметил потери бойца в виде гибели Советского Союза, никто же тогда этого не заметил. Заметили, когда немножко поднаелись – тогда было вообще не до того, извините.

РОГОВ: Да. Это действительно продолжает ту мысль, которую я уже забросил, еще когда мы говорили про Горбачева, что в принципе мы говорим про это время как про реформы – реформы Горбачева, реформы 90-х, и это, конечно, большая условность. Потому что реформы – это что ты можешь проводить, вот у тебя есть страна, ты знаешь, что у нее есть такое состояние, а тебе нужно провести реформы, чтобы было такое состояние.

СВАНИДЗЕ: И думать – проводить или не проводить.

РОГОВ: Да, ты понимаешь, чем ты управляешь. Здесь с того момента, когда цены на нефть совершенно неожиданно изменили траекторию того, что задумывал Горбачев, действительно пошел совершенно неуправляемый процесс, и говорить о реформах было трудно. Потому что пока ты соображаешь, что тебе реформировать, ты видишь, что ты уже в другом месте совершенно, и то, что ты собирался реформировать, уже неактуально. И по мере того как Горбачев не решался запустить реформу Явлинского, с каждым месяцем выяснялось, что у него уже нет тех рычагов, которые еще два месяца назад были.

К осени 1991 года это действительно был коллапс – это был коллапс политических институтов Советского Союза, которые были добиты путчем, и соответственно коллапс экономических связей и экономических взаимоотношений, потому что не работали деньги. И именно по этой причине неработающие деньги (это к теме, кто развалил Советский Союз и была ли альтернатива) оказываются одним из самых мощных взрывных устройств, которые могут быть заложены под страной. Неработающие деньги заставляют всех бросаться врассыпную, все перекладывают…

Что происходило, в чем механизм этих дезинтеграционных процессов – что на местах местные элиты, чтобы сохранить свое положение, перекладывают ответственность за неудачи на центр, и призывают обособиться от центра, и таким образом они пытаются сохранить свое положение.

СВАНИДЗЕ: Надо еще объяснить, что такое неработающие деньги. Это резаная бумага, когда на них ничего нельзя купить.

РОГОВ: На них ничего нельзя купить практически, и никто никому ничего не хочет продавать, потому что в общем, особенно эти деньги не нужны. И это ситуация, которую Гайдар исправил, и это было колоссальное мужество, колоссальное интеллектуальное и человеческое мужество. С одной стороны, это была достаточно стандартная процедура, что нужно делать в такой ситуации острого кризиса, когда деньги не работают. Она была известна американским экономистам, потому что они имели опыт преодоления таких кризисов в Латинской Америке, они ее рассказали российским экономистам из круга Гайдара, объяснили эту ситуацию, как она работает. Потому что в принципе никто не знал, как вообще из советской социалистической экономики можно перейти в капиталистическую. Это была вообще неизвестная экономической науке проблема – как это происходит. Ее решение не было известно.

Единственное, что в Австрии эти встречи были, могли рассказать американцы советским экономистам, у которых не было вообще никакого опыта взаимодействия с рынком, это они могли рассказать, и до этого они польским это рассказали – что когда у вас не работают деньги, и все начинает рушиться, надо делать вот такие и вот такие вещи, чтобы деньги начали работать. И когда запустили работать деньги, тогда уже начинается следующий этап.

Надо сказать, что это совершенно не соответствовало тому представлению о реформах, которое было в кружке Гайдара до этого. В принципе во второй половине 80-х годов этот кружок был, видимо, самый продвинутый экономический кружок в России. Хотя были другие продвинутые – круг Ясина, откуда вышел и Явлинский, и некоторые другие экономисты, которые перешли в команду Гайдара, тоже был продвинутый, но эти были еще более продвинутые за счет некоторых факторов. Но в принципе они были институционалистами. То есть они считали, что нужно какие-то институциональные реформы проводить, чтобы переделывать как-то социализм в капитализм. И они искали эти пути и обдумывали.

Это им приписывают, что они были монетаристами. Они были монетаристами, когда им люди, которые больше понимали в рыночной экономике ,сказали: «У вас сейчас коллапс, и надо делать это, это и это, иначе будет катастрофа». И тогда они сказали, Гайдар сказал: «Да, мы сейчас это сделаем, потому что иначе будет катастрофа». Но это не было тем путем реформ, который им представлялся, пока еще советская система существовала, и в ней еще какие-то деньги были и что-то работало. Так что это было чрезвычайное решение для чрезвычайной ситуации.

СВАНИДЗЕ: Скажите, пожалуйста, была какая-то возможность в начале 90-х поступить по-другому, чтобы это не было так мучительно для людей, как потом выяснилось? В общем, сразу выяснилось, что это было мучительно.

РОГОВ: Начнем с конца. Насколько это было мучительно? Это не было очень мучительно. Я поясню…

СВАНИДЗЕ: Люди думали по-другому.

РОГОВ: Сейчас я объясню. В принципе, если мы посмотрим на социологию, то, как падала поддержка реформ, именно поддержка реформ: она не упала в 1992 году, она снизилась, как это положено в кризис, цены повысились, но это было не критическое падение. Критическое падение поддержки реформ началось в конце 1993-го, в 1994 году.

Дело в том, что та реформа, та стандартная модель реформ, которую Гайдару объяснили, которую он узнал и которую он применял – это чрезвычайные реформы в условиях жесткого денежного и финансового кризиса, некоторые чрезвычайные меры. Так вот, эта модель реформ, у нее было несколько этапов. Это сначала либерализация цен, потом это стабилизация государственных финансов, и дальше в этот же момент начинается приватизация и уже некоторые институциональные преобразования.

Как правило, все страны, и Польша, которая проходила за год до этого тот же самый цикл, либерализацию цен легко провести, хотя это требует огромного мужества и тоже некоторой институциональной подготовки. Но дальше стабилизация – это введение жестких бюджетных ограничений для предприятий, жесткий зажим денежной массы, это еще более сложный политический этап. И у Польши тоже не получилось это сделать в те сроки, которые нужно, но у Польши это заняло примерно полтора года – провести стабилизацию. И когда вы проводите стабилизацию, у вас прекращается высокая инфляция, она сбивается до нормальных, хотя бы до около 10% в месяц – это уже неплохо, с ней уже можно жить, 5-7% в месяц. И здесь уже можно как-то начать осматриваться и что-то делать с экономикой.

Так вот, драмой российских 90-х является не то, что провели либерализацию в январе 1992 года, а то, что потом в течение четырех лет не могли добиться стабилизации. А если вы не можете в течение четырех лет добиться стабилизации, это значит, что у вас все время высокая инфляция, все время курс доллара растет, по дням, по неделям и месяцам. А это значит, у вас появляются спекулятивные капиталы, которые на этом заработаны, на нестабильности. И потом эти спекулятивные капиталы начинают управлять экономикой, и вы попадаете уже в другой институциональный цикл, когда у вас сформировался этот ранний капитал на нестабильности, на спекуляциях. У вас формируется этот капитал, и он начинает управлять событиями.

Еще раз повторюсь, падение поддержки реформ, которое потом окрасит всю вторую половину 90-х годов, определит траекторию России во второй половине 90-х годов, критическое падение поддержки реформ и тех, кто их олицетворяет – это началось в конце 1993 года и продолжилось в 1994-м и 1995 годах.

СВАНИДЗЕ: Если я вам задам такой вопрос, в целом, на ваш взгляд, 90-е годы – это хорошо или плохо для нашей страны исторически? И я вас попрошу не только на этот вопрос ответить, но и его кратко обосновать.

РОГОВ: Знаете, это какое-то возвращение к норме. Представьте себе, что вы жили в конуре, на цепи. А потом вас отпустили, и вы пошли. Но вы босой, вам режет ступни, на вас идет дождь, свистит ветер. Это хорошо или плохо? С одной стороны хорошо, с другой стороны – плохо. Но здесь еще проблема в том, что конура – не то что вы сами ушли, она просто развалилась, ее нет. В один прекрасный день вы оказались без конуры.

СВАНИДЗЕ: Как мы знаем по истории, по Антону Павловичу Чехову, русские крестьяне были недовольны тем, что их освободили от крепости в 1861 году, и хотели возвращаться в конуру.

РОГОВ: Было и такое, хотя я не знаю, это явление, безусловно, существовало, как Фирс говорит, «перед несчастьем было».

СВАНИДЗЕ: «Перед несчастьем», совершенно верно.

РОГОВ: Это явление, несомненно, существовало. Это, кстати, очень характерная вещь, ведь Фирс – это дворовый, он в доме живет.

СВАНИДЗЕ: Дворня, дворовый, да.

РОГОВ: Они же были освобождены без всякого надела, это была одна из драм реформы 1861 года, что у тех крестьян, кто был на земле, они имели… Там была сложная система выкупа, тоже она была очень плохая, и там все было довольно драматично. Но дворня – об этом не подумали, что у них вообще не было прав на землю, оказалось. Они просто оказались на улице. Собственно говоря, они на улице не оказались, потому что они никуда не ушли, и именно про это эти ощущения Фирса и есть – про то, что они остались теми же дворовыми, потому что им просто некуда было идти.

СВАНИДЗЕ: Это, кстати, очень интересно, потому что в конечном счете это положение Фирса, чеховского персонажа, это положение русских крестьян, которые были освобождены без земли (то, что потом доделывал Столыпин, но доделать не успел) – в конечном счете это было, наверное, одно из главных причин 1917 года.

РОГОВ: Да, да. Но опять-таки, как всегда, мы не знаем, что было бы, если бы не было другого несчастья, если бы не было Первой мировой войны, то вполне возможно, что это бы и проскочило.

СВАНИДЗЕ: Вернемся в более новые времена.

РОГОВ: Да. Что в 90-е годы хорошо или плохо – это очень трудно ответить, это некоторое возвращение к нормальности.

СВАНИДЗЕ: Вы про конуру говорили.

РОГОВ: Возвращение к нормальности, то есть к тому пути, который тебе необходимо пройти, чтобы куда-то дойти. Мы думали, что мы можем просто перейти в другую комнату, и там будет капитализм и демократия – так не случилось. Выяснилось, что чтобы они наступили, нужно пройти какую-то дорогу длинную, но пока ты не выйдешь, не начнешь идти по дороге, ты не можешь никуда дойти.

СВАНИДЗЕ: То есть рассчитывали, что после конуры будет уже загородный особняк.

РОГОВ: Ну да, что-то такое, что довольно быстро в него превратится. Безусловно, на мой взгляд, такой страшной драмой 90-х годов было, во-первых, то, что не смогли стабилизировать финансы, и это продлилось – очень длинный период финансовой нестабильности, который имел очень тяжелые, как я уже сказал, институциональные последствия, потому что определенного рода люди и капиталы в этот момент накапливались, и потом они оказывали очень большое влияние на дальнейшее развитие. Они стали главными, очень важными игроками на поляне, и уже из этой ловушки… Это такая ловушка плохих институтов, когда самые влиятельные люди в стране заинтересованы в сохранении плохих институтов, потому что они умеют плохими институтами пользоваться, и обогащаться на них. Такая возникает ловушка.

И вторая вещь, которую не понимали тогда, не понимали реформаторы, и просто ее не понимали – она связана с первой вещью, это проблема правопорядка. Проблема правопорядка – оказалось, что это такая ключевая проблема реформ и ключевая проблема демократизации и вступления в рынок. Если мы представим себе рынок в самом простом виде – это когда у вас свободные цены, и свобода продавца – продавать что-то, а покупателя – покупать или не покупать по этой цене. Как это на рынке, когда мы приходим на рынок и там покупаем себе картошку, баранину – кто что покупает на рынке.

Но если по рынку ходят люди с такими трубами-обрезами, которые могут вам дать по голове в любой момент, то никакой свободы продавать и покупать по свободным ценам нет, эта свобода оказывается совершенно искаженной некоторым другим фактором.

СВАНИДЗЕ: Кто в 90-е годы ходил с обрезами? Я имею в виду не людей, которые непосредственно с ними ходили по улицам, а тех, кто мог повлиять на рынок в государственном масштабе.

РОГОВ: На рынок в государственном масштабе могли повлиять именно те, которые ходили с обрезами в 90-е годы, это было массово, и это была вещь, которая подорвала, в частности, в государственном масштабе она на многих уровнях. Сейчас я скажу теоретический тезис: если у вас нет некоторого базового уровня правопорядка, то любыми либерализационными реформами воспользуется не большинство, а меньшинство. Оно будет захватывать бенефиты этих реформ. Если говорить проще, вернуться к 90-м годам, то да, с 19993 года это страшное нарастание криминалитета, его влияние.

СВАНИДЗЕ: Раньше даже.

СВАНИДЗЕ: В этот момент, я скажу, почему это важно. И в значительной степени траектория развития русского малого и среднего бизнеса оказывается подавлена этим фактором, потому что все оказываются под рэкетом, и все начинает искажаться. И определенного рода люди выживают в малом и среднем бизнесе: ты должен научиться с бандитами, иначе ты не сможешь никак здесь выжить. В общем, это тоже одна из тех вещей, которая начинают институты на этом уровне очень сильно модифицировать.

И это феерическая история, знаете, я как-то посчитал, прикинул – примерно было 50 крупных ОПГ по России, считается, в эти годы, в 1993-1995 годах, примерно 50 по-настоящему крупных. В них, в самых больших, было до 200 бойцов. В принципе меньше, но пускай будет 200. Значит, мы имеем дело, у нас есть 10 тысяч человек с оружием и с готовностью применять силу, и они контролируют миллионы людей, которые работают на разных предприятиях. И у нас есть миллион милиции, миллион человек служит в милиции. И этот миллион человек ничего не делает, и эти 10 тысяч человек контролируют значительную часть экономики, по крайней мере, экономики среднего и нижнесреднего уровня, и миллионы людей, которые заняты на этих предприятиях. И постоянно – не лично, а через своих хозяев – им выплачивают деньги. И это такая довольно страшная, неприятная…

СВАНИДЗЕ: Миллион милиции – тоже значительную часть к тем же ребятам нужно отнести.

РОГОВ: Наверное, они там как-то… В общем, это довольно страшная картина. И это то, что тогда не понимали, какие тоже мощные у этого всего есть последствия институциональные, опять-таки возвращаясь к теоретическому тезису.

СВАНИДЗЕ: А могли что-нибудь сделать?

РОГОВ: Я не знаю. В принципе есть такое понятие институциональное – аномия. Это когда вы переходите от одной ценностной системы к другой, у вас действительно начинает разваливаться правопорядок, потому что люди, которые должны обеспечивать правопорядок, не понимают, за кого им работать, у них не меняется…

СВАНИДЗЕ: Система координат меняется, они не могут приспособиться.

РОГОВ: Да, они не могут приспособиться и они не знают, кому они служат. И вообще очень сильно мораль, вообще все ориентиры начинают смещаться. И возникает такая аномия, когда общество ужасно нестабильно, и у него нет ясного понимания, согласия по тому, как должен быть устроен правопорядок, что в нем правильно, что нет.

СВАНИДЗЕ: Нас всю жизнь учили, что капитализм – это плохо, и вдруг оказалось, что мы…

РОГОВ: Да. Но при этом я не знаю, могло ли быть по-другому или нет в 90-е годы, но теперь мы знаем с достаточной степенью научной достоверности, что определенный уровень правопорядка есть необходимое условие успеха либерализационных реформ. Чтобы от них получить значительную выгоду, и она распространялась на общество, нужно поддерживать это. Тогда это не понимали, и уровень правопорядка был ниже того, который мог обеспечить более справедливое распределение бенефитов от происходящих реформ для населения.

СВАНИДЗЕ: И все-таки я вас прошу еще раз ответить мне на вопрос, уже очень кратко. Представьте себе будущие учебники истории, 90-е годы – плюс или минус?

РОГОВ: Всегда очень важно, вообще когда мы смотрим на историю, мы очень сильно зависим от той точки, в которой мы находимся.

СВАНИДЗЕ: Конечно.

РОГОВ: И нам кажется, что вся история…

СВАНИДЗЕ: Приводит к этой точке.

РОГОВ: …Она только и занималась тем, чтобы прийти к этой точке, в которой мы сейчас. Но потом проходит десять лет, мы оказываемся в другой, и история кажется нам такой лесенкой, которая вела к той точке, и она для нас выглядит совершенно по-другому. Это я к тому, что в конечном итоге (про учебники истории) в них будет написано…

СВАНИДЗЕ: Смотря когда они будут написаны.

РОГОВ: Да, в зависимости от того, какой тогда будет в долгосрочной перспективе успех нашего возвращения на ту траекторию, которая в принципе приводит многие страны, хотя не все, к тому состоянию, которое нам казалось таким желанным в 1991 году.

СВАНИДЗЕ: Хорошо, тогда последний вопрос я вам задаю, после чего я передаю микрофон залу. Вот то, что мы имеем сейчас, не характеризуя, не давая оценок по пятибалльной школьной системе, но то, что мы сейчас имеем – это было предопределено в 90-е годы, или нет?

РОГОВ: Это было в значительной степени предопределено в 90-е годы, хотя это было не 100-процентно и не 90-процентно предопределено. Я вам проще скажу, что если бы мы не имели тех цен на нефть, которые имели мы на протяжении 2000-х годов или начала 2010-х, то мы бы имели не то, что мы сейчас имеем. Потому что то, что мы сейчас имеем – это в значительной степени ситуация, сдвинутая и этим фактором, этим внешним фактором.

Опять-таки, как это следует из нашего разговора, в значительной степени это было заложено в 90-е годы, из-за того, что у нас был долгий-долгий период финансовой стабилизации, неудачной, из-за того, что был очень низкий уровень правопорядка, многие люди не могли воспользоваться плодами реформ, и это сформировало негативное к ним отношение к концу 90-х годов. И это вело к спросу на авторитарные иерархические модели, это все так. Олигархия была заложена этими капиталами ранних 90-х.

Но все бы могло и немного не так выглядеть, то есть значительные предпосылки были, но могло все пойти по другим сценариям. И в зависимости от того, если бы сыграли какие-то факторы, и в частности от цен, если бы были не такие цены на нефть. Потому что эти цены на нефть, безусловно, снесли крышу и элитам, и населению.

СВАНИДЗЕ: Я тогда более точно сформулирую вопрос (помимо крыши, снесенной ценами на нефть, с чем я согласен, конечно). Вы работали в Гайдаровском институте, Гайдар в своих книгах предупреждал о той опасности, которая грозит, и говорил, что наша главная цель – этой опасности избежать. Он говорил о сращивании власти и денег, о том, что попадание во власть будет означать то, что это будет к деньгам. Не власть через деньги, а деньги через власть. Этого избежать не удалось, как мы знаем. Вот это было предопределено в 90-е годы или нет?

РОГОВ: Нет, в такой степени нет. Если мы взглянем на постсоветские республики, на постсоветские страны, мы увидим, очень грубо, три типа переходов, которые они совершили. Прибалтийские страны – понятно, они более-менее адаптировали европейскую модель и включили в тот рынок, у них была высокая консолидация, как я упоминал, они более-менее пошли по этому институциональному пути развития. Азиатские страны, как мы тоже уже упоминали, в них первые секретари пересели из этого кресла, назвали президентами и остались сидеть, и все то же самое.

СВАНИДЗЕ: Как раньше баи пересели в кресла первых секретари, потом первые секретари пересели.

РОГОВ: Да, пересели в кресла баев. И у них полое было сращение собственности и власти: у кого власть, у того и деньги. Украина и Молдавия – это страны, которые пошли по третьему пути. Это страны, в которых сформировалась олигархия, это олигархические страны. Эта олигархия не консолидирована, она конкурирует между собой. Это ситуация конкурентной олигархии. Она достаточно болезненна, но она достаточно нормальна.

СВАНИДЗЕ: Напоминает Россию 90-х?

РОГОВ: Совершенно верно. И у России, если мы опишем в этих терминах путь России, он такой, что когда цены на нефть были низкими, мы тяготели к модели конкурентной олигархии, когда они стали высокими, у нас консолидировались под Среднюю Азию, мы начали дрейфовать в сторону Средней Азии, где сращивается власть и собственность совсем уже в единое целое. Примерно вот такие наборы институциональных вариантов движения, которые были реализованы. Из этого, кстати, следует, что относительно продолжительный период невысоких цен на нефть приведет в России к движению в обратном направлении – к конкурентной олигархии.

СВАНИДЗЕ: Но он может вызвать и социальные взрывы?

РОГОВ: Что значит социальные взрывы?

СВАНИДЗЕ: Через обнищание населения.

РОГОВ: Опять-таки, что значит обнищание? Понимаете, относительно низкие цены на нефть…

СВАНИДЗЕ: Ну откуда пошла сытость в начале 2000-х?

РОГОВ: Конечно, такая сытость уйдет, но это вовсе не такое уж обнищание будет. Это падение уровня жизни. Как сейчас, например, у меня спрашивают всякие советологи и корреспонденты, все: «А почему у нас на 15% реальные доходы упали за последние два года, а народ на улицы не выходит?» Я говорю: «А что вы хотите, если они за предыдущие годы на 180% выросли? Если у вас на 180% выросли, потерпите, что на 15% упали». Я более того скажу, я считаю, они еще упадут на 15-20%, и люди и это вытерпят. Это не обнищание по сравнению с 90-ми, все равно это будет уже нормальный рост: вот он был такой, а сейчас он вернется в эту точку.

Но это заставит социальную систему и представления людей несколько трансформироваться, и скорее всего, этот тренд в сторону возвращения конкурентной олигархии – мы его вновь увидим. При условии, что относительно низкие цены на нефть будут продолжительный период времени.

СВАНИДЗЕ: Вы оптимист вообще.

РОГОВ: Почему оптимист?

СВАНИДЗЕ: Я не вижу возможности возвращения конкурентной олигархии, вообще конкуренции. Откуда она возьмется? Власть-то – власть.

РОГОВ: Послушайте, мы с вами живем не первый день. В 1984 году никто не мог себе представить того, что будет в 1989-м.

СВАНИДЗЕ: Это правда.

РОГОВ: В 1989-м трудно было представить, что будет в 1996-м. В 2009 году казалось, что в стране полный мрак – и тут вдруг начались через два года какие-то волнения и выступления на Болотной площади. Потом свалился… Мы все время живем в такой ситуации неожиданностей и непредвиденностей, что надо их научиться себе представлять.

СВАНИДЗЕ: Мы живем весело, да. Хорошо.

Дорогие друзья, пожалуйста, прошу вас, задавайте вопросы.

ИЗ ЗАЛА: Наверное, самым важным будет вопрос, связанный с будущим, а не с прошлым. Поэтому спрошу так: каким вы видите механизм возврата конкурентной олигархии, и не приведет ли это к похожему развалу политической системы, который произошел, допустим, 100 лет назад, когда тоже конкурентная олигархия была?

РОГОВ: Когда имеете в виду?

ИЗ ЗАЛА: В 1917-м, 100 лет назад.

РОГОВ: Я сейчас не возьмусь описывать конкретные механизмы возвращения конкурентной олигархии, это особая задача, хотя и достаточно неблагодарная. Я ограничусь в этом смысле опять-таки указанием на то, что за последние 30 лет мы периодически оказывались в ситуации, когда мы совершенно не могли представить себе, что будет через пять лет, и каким путем это произойдет. Оно вдруг начиналось. Понимаете, в такие моменты начинает работать все.

Например, одним из важнейших факторов – не факторов, а моментов, что ли, крушения советской системы был взрыв на Чернобыльской АЭС и его восприятие населением. Это тот самый знаменитый «черный лебедь». Причем «черный лебедь» ведь не прилетает, все лебеди одного цвета. Просто некоторые кажутся черными, и тогда они становятся черными. И некоторые катастрофы вдруг обществом начинают восприниматься как переключающие их отношение ко всему, что их окружает, происходит такое переключение. Оно не в катастрофе заключено, оно заключено в том состоянии, с которым уже общество к этому подходило.

И когда мне говорят, что если бы Горбачев не придумал эту свою либерализацию, все бы было нормально, я как рассказываю эту историю. Почему история с Чернобылем вдруг оказывается, вдруг люди – они и до этого понимали, что мы живем в каком-то очень неэффективном мире, что все не так движется, но тут вдруг происходит катастрофа, и все понимают: это катастрофа этого режима, он не справляется ни с чем.

СВАНИДЗЕ: Но после этого как раз Горбачев еще был долго популярен.

РОГОВ: Но это было очень важное переключение некоторого настроения, некоторого состояния. Горбачев был популярен, но он…

СВАНИДЗЕ: Мне кажется, что это, наоборот, вызвало не реакцию общества – это вызвало реакцию самого Горбачева.

РОГОВ: И Горбачева в том числе. И на этом моменте говорит, что надо отпускать печать, нужно больше гласности. Для него это тоже переключение. Но это не его какой-то произвол, он решил, и все – это некоторое состояние общества, которое вдруг понимает, что это ненормальная ситуация. Как у Окуджавы: «Гибнут царства от того, что люди царства своего не уважают больше». И эти точки консолидации этого неуважения к системе, они как раз возникают в такие моменты, как Чернобыльская.

СВАНИДЗЕ: Вам, кстати, не кажется, говоря о Чернобыле как раз, что это повлияло на Горбачева именно, как вы правильно сказали, в смысле начала гласности? Потому что когда он увидел – а он был нормальный человек – что Чернобыль, а рядышком первомайская демонстрация, он просто испугался. Потому что люди не знали, потому что людям не говорили, что нельзя выходить на улицы.

РОГОВ: Да, это был и Горбачев, но я настаиваю, это было и для населения. Там ведь была целая цепь техногенных катастроф, которые воспринимались политически. То есть они все подтверждали у людей представление, мысль о том, что эта система не справляется с управлением, она неэффективна. И эта мысль становилась всеобщим убеждением, и именно из этого рос развал. Это я к тому, что я не решусь сейчас спрогнозировать, как это будет происходить – переход к конкурентной олигархии, возврат к конкурентной олигархии. Ну, можно пофантазировать, но это будут фантазии.

Я хочу сказать, что это бывает самыми неожиданными образами, и мы видели эти неожиданности, когда ничего не предвещает, что эту систему можно сломать. Советская система была гораздо мощнее, укорененнее, чем та система политическая, которая у нас есть сейчас, которой всего десять лет. А той было 60, и она рассыпалась, как карточный домик, за пять лет. Это бывает, и сейчас не будем фантазировать.

Конкурентная олигархия – это довольно сложная вещь, скажу для начала, что в принципе большинство стран, большинство демократий, которые существовали в мире – это были демократии, которые начинаются с конкурентной олигархии, а потом права распространяются дальше на более нижние этажи.

СВАНИДЗЕ: Конкуренция остается, а олигархия уходит?

РОГОВ: Да, она становится более инклюзивной. Сначала это конкуренция для очень узкого круга, потом этот круг расширяется, еще расширяется. Так развивалась европейская демократия, и так развивалось большинство демократий, и даже полисные демократии были в значительной степени олигархическими, там были рабы, там имущественный ценз довольно много значил. В общем, это всегда было. Это достаточно стандартная модель. Она не обязательна, вы переходите от конкурентной олигархии к инклюзивной демократии, это одна из возможностей транзита, и так происходит. Но так происходит не у всех.

СВАНИДЗЕ: Ругательных слов не произносите – инклюзивная, объясняйте, что вы имели в виду.

РОГОВ: Да, извините, здесь дети? Включенность, чем больше вы включаете в эти правила игры. Сначала правила игры устанавливают для себя элиты, избранные, потом они видят, что эти правила действуют, потом постепенно в результате развития начинают…

СВАНИДЗЕ: То есть расширение конкуренции и демократии на более широкие социальные слои?

РОГОВ: На более широкие социальные слои, да. Так это происходит. Но это не значит, что эта конкурентная олигархия гарантирует это. Для этого еще что-то должно происходить в обществе. Поэтому можно от конкурентной олигархии перейти и к революциям, и к упадкам, к чему угодно. Но другое дело, что скорее всего, путь к демократии тоже будет лежать в значительной степени через нее.

СВАНИДЗЕ: Если бы так считала конкурентная олигархия, конечно. Анекдот студентов-историков: восстание рабов в Древнем Риме под лозунгом «Да здравствует феодализм – наше светлое будущее!»

РОГОВ: Да-да-да. Это такая грустная реальность, что нельзя перепрыгнуть туда, не пройдя некоторых вещей, не сделав некоторых вещей. Вы не можете перепрыгнуть. Очень хотелось.

Это была как бы такая драма, и это была, на мой взгляд, одна из интеллектуальных по-своему продуктивных, может быть, и героических ошибок Гайдара, которого я считаю очень крупным и государственным, и главное – политическим деятелем, очень важным для России, не только для 90-х годов, а для России в гораздо более широкой протяженности. Я недавно был, как и вы, на приеме в честь дня рождения Гайдара, буквально неделю назад мы были, и потом очень жалел, что не вышел там, не сказал этого.

Мне кажется, что колоссальная важность Гайдара для России заключается в том, что русское свободолюбие всегда было не про экономику – бороться с царем, свободы… Но как-то в традиции русского свободолюбия очень мало было про экономику, про частную собственность, про то, что вообще нужна какая-то конкуренция рыночная – это теснейшим образом связано со свободой.

И Гайдар один из тех людей, которые традиции русской демократической мысли привил эту экономическую составляющую, и как бы объяснял, как это взаимосвязано между собой – экономические и политические институты. И в этом его огромная роль, как мне представляется, в истории России – в длинной истории России. Роль политического мыслителя и политического деятеля, который сыграл свою роль в истории русской демократической и либеральной мысли.

Так вот, я хочу сказать, что одной из его (наверное, как сейчас мне кажется) ошибок была мысль, которая у него была сознательно, что некоторые вещи можно перепрыгнуть. Что мы, вступившие в капитализм так поздно, сейчас можем не делать тех ошибок, которые делал капитализм на протяжении предыдущих 100 лет, и что мы можем сейчас самые современные институты капитализма пересадить в Россию. Эта идея пока потерпела крах, выяснилось, что мы должны вернуться и начать с того места, с которого вы не доделали.

СВАНИДЗЕ: Пожалуйста, вопросы, если можно, коротко формулируйте. Я буду просить сейчас нашего гостя кратко отвечать.

ИЗ ЗАЛА: Николай Карлович, если вы позволите, у меня маленький вопрос. Памятуя о том, что мы с вами знакомы, по-моему, с моего первого курса…

СВАНИДЗЕ: Лет 40, да.

ИЗ ЗАЛА: Возможно, что-то так, вы были тогда на втором. И я слежу за вашей карьерой, за вашим ростом.

СВАНИДЗЕ: Вы не про мою карьеру, надеюсь?

ИЗ ЗАЛА: Нет, на самом деле действительно мне бы хотелось услышать ваше мнение, потому что оно меня очень волнует. Дело в том, что сейчас ситуация, по мнению многих экспертов, экономистов напоминает ту ситуацию, которая была накануне событий столетней давности, в 1917 году. Многие даже говорят, что экономическая ситуация хуже, вы знаете, сейчас уже речь заходит о том, чтобы ввести продовольственные карточки для 80% населения, и прочее. Так вот, у меня вопрос такой: заявление Аксенова, губернатора Крыма, главы Крыма, точнее сказать, о восстановлении монархии в том или ином виде – как вы считаете, может ли быть ремейк столетней давности сегодня? Спасибо.

СВАНИДЗЕ: Ремейки могут быть разные, но это не имеет отношения к заявлениям Аксенова. Аксенов вовсе не транслирует позицию Кремля, он пытается ее угадать, на мой взгляд, достаточно неудачно, потому что он человек, который не представляется мне очень далеким интеллектуально. Поэтому, по всей видимости (это мой комментарий к его этому бормотанию неясному про монархию, про диктатуру, черти что – он ставит знак равенства между монархией и диктатурой, и бессрочным правлением Владимира Владимировича Путина) – я думаю, что просто под ним зашаталось кресло по каким-то причинам, мне неведомым. И он хочет угадать и лизнуть поглубже, чтобы, так сказать, через то место, которое обычно лижет, достать до самого сердца того человека, который принимает главные кадровые решения.

Я не думаю, что ему это удалось, потому что он, я думаю, посмешил не только нас, но и как раз того человека, которому он хотел угодить. Смешить – правда, клоунада никому еще не мешала, но тем не менее я думаю, что то, за что им были недовольны – я думаю, он здесь ничем себе не помог, он ситуацию не исправил. Поэтому бог с ним, с Аксеновым, оставим его в стороне.

Более существенный вопрос ваш – возможен ли ремейк столетней давности. Сейчас, я думаю, ситуация стабильнее, я согласен здесь с Кириллом Юрьевичем, что сейчас власть в большей степени себе представляет, чем, скажем, в конце 80-х, что нужно делать с экономикой. Сейчас очень высокий рейтинг у первого лица.

Потому что 100 лет назад у него был крайне низкий рейтинг. Если, когда вступили в Первую мировую войну, и он вышел, Николай II, на балкон Зимнего дворца, выходивший на Дворцовую площадь, и объявил о том, что он вступает в эту войну с Германией, и вся Дворцовая площадь, залитая народом, упала на колени и запела «Боже, царя храни». И он был самый популярный человек в стране, у него был 100-процентный рейтинг. Прошел год – и от него ничего не осталось, от этого рейтинга.

И когда он уходил в отставку – не в отставку, а когда он принял решение об отречении, он был уже презираемым человеком, и ни один из командующих фронтов его не поддержал. И все говорили «уходи» фактически. И он, как король Лир, метался в этом своем поезде между Псковом, ставкой, Царским селом, станцией Дно, и нигде его толком не принимали. Это трагическая ситуация, страшная, которая потом, через полтора года, разрешилась его страшной мученической кончиной.

Сейчас ситуация другая, сейчас у первого лица очень высокий рейтинг. Другой вопрос, что только у него этот рейтинг, больше ни у кого, ни у одного института.

РОГОВ: Но, кстати, из вашего рассказа следует, что это не панацея, потому что через полтора года может его не быть.

СВАНИДЗЕ: Да, совершенно верно. Я абсолютно с вами согласен. Это, конечно, не панацея, потому что рейтинг сегодня есть, а завтра нет. А институциональных рейтингов нет ни у кого. И нет институтов не картонных – они все картонные, кроме института президентской власти, который гипертрофированно силен. В этом смысле ситуация грозная. Но пока этот рейтинг есть, за него все зацепилось, вся стабильность, и держится.

Поэтому если будут серьезные социально-экономические изменения в худшую сторону, они возможны. Потому что пока мы никак не вылезем из кризиса (не знаю, согласится ли со мной Кирилл Юрьевич), тогда возможно всякое. Сейчас это не просматривается, но в дальнейшем возможно всякое, о чем думать, в общем, даже и не хочется. Но сейчас, я повторяю, ситуации 1917 года нет, ее сейчас нет. Возможна ли она в будущем? Теоретически и практически – да, возможна. Не считаю это очень вероятным. Как вы?

РОГОВ: Я согласен. Я две ремарки на полях вашего ответа бы сделал. Первая – про рейтинг: как раз мы видим, что очень высокий рейтинг – это скорее опасная ситуация, чем стабильная.

Кстати, об опасности. Знаете, в Китае и во Вьетнаме, там нет никакой демократии, хотя там хорошо развивается экономика. Но там всегда, во всех опросах больше 90% людей говорят, что они поддерживают правительство. А вот в Великобритании и в Соединенных Штатах, если смотреть долгосрочное среднее, то в среднем 48% людей поддерживают правительство. Значит ли это, что вьетнамское и китайское правительство в два раза сильнее?

СВАНИДЗЕ: Как раз я же говорил об институтах. Я с вами согласен.

РОГОВ: И поэтому я говорю, как видно из вашего примера, совершенно справедливого, что очень высокий рейтинг – это именно не институциональная вещь, которая может перевернуться. Это не случайно, что так случилось с Николаем, от очень высокого…

СВАНИДЗЕ: Я бы сказал, даже напротив – уходят в этот рейтинг первого лица, потому что больше не во что уходить, больше не в кого и не во что верить. А людям хочется верить, людям хочется на что-то надеяться. Верят в доброго царя.

РОГОВ: К стабилизирующим факторам (еще второе добавление, это моя на полях ремарка) я бы отнес длительный период серьезного благополучия. Это все-таки некоторое накопленное людьми ощущение…

СВАНИДЗЕ: Относительное нынешнее благополучие.

РОГОВ: Да, оно относительное. Опять-таки, если бы у нас не было роста на 180%, то падение доходов на 15% было бы точно социальной нестабильностью, потому что люди такого не переносят. Но если вы 180% получили, то вы можете. Поэтому сегодняшняя ситуация в этом смысле…

СВАНИДЗЕ: То есть жирок накопленный?

РОГОВ: Да, и это, конечно, стабилизирующий фактор, потому что у людей есть еще некоторый запас, до того как они начнут говорить: «Блин, а что все это такое?» Есть.

Хотя надо отметить, что есть и неприятная история. Неприятная история заключается в том, что в течение последних восьми лет у нас нет экономического роста. У нас продолжалось развиваться экономическое благополучие, но не было экономического роста. Это происходило, у нас сегодня по итогам 2016 года ВВП страны превосходит ВВП 2008 года примерно на 3%, за восемь лет.

Экономисты сегодня говорят только о долгосрочном экономическом росте. Неважно, сколько вы в этом году выросли, в кризис все падают, конъюнктурные кризисы все время. Важно, как в длительной перспективе, сколько будет у вас накоплено этого роста, какой долгосрочный тренд у вас. Вот у нас этот тренд был такой до 2008 года, а теперь – вот такой. И это значит, главные проблемы у нас впереди, потому что эта длительная стагнация восемь лет длится, и она не связана с падением цен на нефть.

Наоборот, мы богатели в ситуации, когда у нас нет экономического роста, потому что мы перераспределяли деньги, которые приходили в 2011-2012-2013-2014 году, это четыре года, когда были самые высокие в истории мировых цен цены на нефть, второй нефтяной бум, который был больше чем первый, до 2008 года. Мы не росли, но мы перераспределяли эти деньги. Поэтому есть ощущение благополучия, но проблема, которая в экономике сидит, она гораздо глубже, чем падение цен на нефть, потому что началась эта проблема еще до того, как они упали.

СВАНИДЗЕ: Прошу вас. Еще, наверное, мы успеем на пару вопросов кратко ответить. Не мы, вернее, а Кирилл Юрьевич.

ИЗ ЗАЛА: Я хотел задать вопрос, но по поводу развития 90-х годов. Почему-то складывается убеждение, что надо было идти в Северную Америку, а на самом деле путь, я так понимаю, вел в Южную Америку, с похожим бэкграундом и дальнейшим развитием. Спасибо.

РОГОВ: Да, это очень важный вопрос. Надо очень быстро?

СВАНИДЗЕ: Да.

РОГОВ: Это был не путь, это была точка, из которой мы исходили. Дело в том, что наша траектория с южноамериканской довольно близка, здесь много похожего, если мы смотрим и на политические институты, и на динамику роста. Дело в том, что когда Советский Союз разваливался, он был примерно на том уровне экономического развития (экономисты это меряют как ВВП на душу населения), на котором были латиноамериканские страны примерно в начале 70-х годов прошлого века, когда они вступили в полосу нестабильности и перетекания от нестабильных демократий к нестабильным, относительно стабильным авторитарным режимам.

То есть в некоторой точке, например, Китай начал свой транзит из социализма на гораздо более низком уровне развития, у них ВВП на душу населения был гораздо ниже, чем в советской России в 80-е годы. И они совершали некоторый другой транзит, который по другим законам совершается, потому что у вас огромная доля сельского населения, вы еще не урбанизированная страна, у вас гораздо ниже запросы, и вообще все развивается по-другому.

А мы, как и страны Латинской Америки, оказались в ситуации, когда у нас экономика плохая, а запросы уже довольно высокие, этот самый подушевой ВВП на довольно высоком уровне, когда мы пришли к кризису, довольно значительное городское население. И вы переживаете совсем другой кризис, это кризис, состоящий из других элементов, и у него другая траектория развития и другие последствия.

В этом смысле мы не то что пришли к Латинской Америке, на самом деле мы были в 80-е годы в той же точке институционально. Ну, не в той же, но в соизмеримой точке, и наши проблемы были похожи поэтому на те проблемы, которые переживали Бразилия, Аргентина и другие страны.

СВАНИДЗЕ: Да, прошу вас.

ИЗ ЗАЛА: Кирилл Юрьевич, скажите, пожалуйста, если бы Горбачев в начале перестройки начал бы реформы примерно по китайскому и вьетнамскому образцу, то есть просто бы разрешил частное предпринимательство и чисто экономические реформы, могли бы быть они тогда более плавными, мягкими, не так, как в 1991-м, доводить уже до катастрофы?

РОГОВ: Во-первых, отчасти он так их и начал, и совершенно не собирался сдавать руководящие политические посты партии в 1985-1986-1987 году. Он так и начал. Он попробовал сначала научно-технический прогресс, то есть просто чисто административно реновацию фондов сделать, и таким образом двинуть, это была первая идея. Вторая идея была – давать чуть самостоятельности предприятиям и селу, развивать такие формы. Помните, кооперативы, все это было же. Это все было то же самое, в принципе это было то же самое.

У него немножко этот крен обозначился в политическую сферу, но это было связано тоже с тем, что это немножко другое общество, как я уже говорил, чем китайское общество того времени. И в отличие от китайского общества и от китайской модели… Китайская модель была неповторима для России, это просто надо запомнить и заучить, как теорему Пифагора. Китайская модель была построена на том, что у вас большинство населения – это сельское население; вам не нужна пенсионная система, у вас нет пенсионной системы, у вас нет таких социальных расходов. У вас очень дешевое и огромное количество рабочей силы, которые не привыкли сидеть в НИИ, а привыкли за 1 доллар в неделю, в месяц работать неустанно.

И Китай начал продавать, это тоже было большое мужество и мудрость придумать. Ведь в конце 70-х годов китайская элита считала, что катастрофа в Китае неизбежна, потому что они не могут прокормить такое население, и не смогут в ближайшей перспективе. А в 80-е годы китайская элита придумала, как сделать то, что должно стать твоей катастрофой, твоим выигрышем, как реализовать избыток населения, как экономическое преимущество, выйдя на внешние рынки.

В России не было такой возможности, потому что это была совершенно другая структура общества.

СВАНИДЗЕ: Как говорил покойный Аркадий Иванович Вольский, мудрый человек: «Для шведской модели у нас слишком мало шведов, а для китайской – слишком мало китайцев».

РОГОВ: Да, совершенно верно.

СВАНИДЗЕ: Еще один вопрос, дорогие друзья.

ИЗ ЗАЛА: Спасибо. У меня вопрос касательно моногородов, и большого количества людей, которые в 90-е годы не нашли себе места в новом мире, сельские районы. Меня просто интересует ваша точка зрения, как из этой ситуации выходить. Что делать с моногородами и как помогать людям не умирать тихо в деревнях. Спасибо.

РОГОВ: Это очень болезненный вопрос, очень сложный. Я говорил уже, что нерыночная индустриализация, которая была проведена в течение нескольких десятилетий, нанесла колоссальный ущерб России, который будет ощущаться еще долго, и который ощущается сейчас, и значительно, и является одной из самых глубинных проблем нашей экономики.

Понимаете, она не только на экономике плохо сказывается, она в некотором смысле все время подталкивает к возвращению к тем политическим институтам, на которых это было создано. Сама инфраструктура экономики, и структура экономики, эти нерыночные штуки – они все время тянут, как камень, назад, и говорят: «Давайте тогда институты для них восстановим прежние какие-то». Это очень большая проблема, она решается только в течение длительного времени какими-то шажками, какими-то реформами.

В этих реформах были удачные вещи, например, с угольной промышленностью в 90-е годы были достаточно удачные реформы в отношении некоторых регионов и секторов, когда как-то смягчали эти проблемы. Конечно, это огромная передислокация рабочей силы из сектора в сектор. Она в значительной степени произошла, происходит и будет происходить, и этому процессу нельзя противиться – стягивание населения в города и городские агломерации. Только там рост.

Когда мы говорим о периоде экономического роста, например, в 2000-е годы у нас были высокие темпы экономического роста – 6%, в среднем около 7% в год. Средний, долгосрочный в 2000-е годы. Так вот, в реальности когда экономисты на это смотрят на более низком, на микроуровне, считается, что росли в России около 150 населенных пунктов, в которых был экономический рост сосредоточен. В остальных не было экономического роста. Он по всей экономике рассматривается как рост экономики, а когда мы спускаемся ниже уровнем, мы видим, что на самом деле у нас есть 150 мест, где экономический рост есть, и дальше нет.

И вы ничего с этим не сделаете, вы не сможете заставить рост пойти туда, где для него нет условий. И соответственно люди будут перетекать оттуда, где нет роста, туда, где рост. К сожалению, это неприятное свойство рыночной экономики. Она самая, как известно, плохая, она очень плохая, но все остальные еще хуже.

СВАНИДЗЕ: Дорогие друзья, все на сегодня. Спасибо. У меня еще есть только два тезиса. Первый тезис: я хочу вручить нашему гостю Кириллу Юрьевичу Рогову книжку, которая выпущена Фондом Александра Николаевича Яковлева при поддержке Комитета гражданских инициатив. Она называется «Перестройка: 1985-1991. Документы».

РОГОВ: Спасибо.

СВАНИДЗЕ: Хорошая книжка, толстая, документов много.

Второе, что я хочу сказать: в следующий раз мы с вами встретимся, приходите, пожалуйста, сюда, в этот зал 25 апреля сего года, нашим гостем будет профессор из Соединенных Штатов Америки, историк Владислав Зубок. И речь пойдет, как раз это будет в продолжение темы, которую мы сегодня обсуждали с Кириллом Юрьевичем – это будет развал Советского Союза и его последствия. Я думаю, что вам будет интересно, и вопросы у вас тоже возникнут.

И наконец (я сказал два – нет, все-таки три), я хочу от вашего лица поблагодарить нашего гостя. Спасибо, Кирилл Юрьевич. Кирилл Рогов.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 12 июня 2017 > № 2206982 Кирилл Рогов


Казахстан > Медицина > inform.kz, 12 июня 2017 > № 2206926 Болатбек Каюпов

Болатбек Каюпов: Профессия врача - это постоянное чувство долга

О будущем, где люди живут дольше, мечтает высококвалифицированный специалист в области клеточных технологий, доктор медицинских наук РК Каюпов Болат Амангельдиевич. О профессии врача он рассказал в интервью корреспонденту Казинформа.

Каюпов - хирург с многолетним опытом. Он считает свою профессию тяжелой и даже неблагодарной, но слишком необходимой, чтобы от нее отказываться. Вся его жизнь - медицина. «Профессия врача - это постоянное чувство долга перед людьми, перед своими пациентами», - говорит Болатбек Каюпов.

- Почему Вы выбрали именно медицину? Семейная династия или мечта детства?

- Мои родители - врачи, они работают в Уральске уже много лет. Отец возглавляет отделение челюстно-лицевой хирургии. Он очень известный специалист в этой области, не только в своем городе, но и по всему Казахстану. Будучи ребенком, я часто слушал их разговоры, поэтому я просто не представлял себе другого будущего. Я всегда знал, что буду врачом. Мои дети выросли так же. У меня трое детей, двое из них уже выбрали путь медицины. Моя дочь - биотехнолог, она живет в Канаде и занимается выращиванием на 3D-прессинге глаз. В Канаде уже научились выращивать органы зрения из стволовых клеток. Я считаю, что в скором времени эти технологии должны прийти и к нам. Сын же учится на втором курсе в Медицинской академии в Астане.

- Как Вы пришли к тому, что имеете сейчас?

- На данный момент я занимаюсь трансплантацией органов и тканей. Ранее я начинал свою карьеру с медбрата, работал в Актюбинской городской клинической больнице, в отделении анестезиологии и реанимации. Там я получил свои хорошие практические навыки. Это очень помогло мне в дальнейшей работе. Я также работал в Уральской областной больнице, выполнял обычные хирургические операции. В течение пяти лет я занимался разными видами операций, в основном, экстренной хирургической помощью. Уже в тот момент я обратил внимание, что в Казахстане проблема с пациентами, у которых есть сосудистые заболевания. В тот момент этим мало кто занимался. Особенно у нас в периферии, в Уральске. Поэтому я прошел полугодовую стажировку в Москве у известного в то время академика Петровского. Это была серьезная школа, которая мне очень пригодилась в Актюбинской железнодорожной больнице, где я как раз начал карьеру сосудистого хирурга. После этого меня пригласил к себе на работу бывший министр здравоохранения, профессор Жаксылык Доскалиев. В дальнейшем я по большей части занимался наукой. В основном, клеточными технологиями, стволовыми клетками, которые сейчас и составляют мое основное хобби. В Национальном медицинском научном центре я уже был руководителем отдела по трансплантации стволовых клеток. Благодаря долгой работе там нам удалось провести большие как экспериментальные, так и клинические работы по внедрению стволовых клеток в Казахстане. Сейчас данный вид лечения уже применяют на территории нашей страны. Когда-то мы обогнали по данным технологиям даже некоторые страны Европы. Однако в связи с тем, что в обществе было определенное недоверие к подобным технологиям, развитие приостановилось. Теперь мы немного отстали в подобном лечении от остальных прогрессивных стран мира. Хотя основа основ была начата у нас. Но, если сейчас возобновить исследования, мы можем встать на один уровень с мировой практикой лечения стволовыми клетками.

- Встречались ли в Вашей практике хирурга случаи, которые действительно тяжело перенести?

- Множество...Знаете, если саперы ошибаются один раз, они погибают. Но одно дело умереть самому, совершенно другое - когда на столе перед тобой другая жизнь... Ответственность в три раза выше, я считаю. Возникали непредвиденные ситуации в виде тяжелых ранений, когда были автодорожные травмы. В некоторых ситуациях просто опускаются руки и не знаешь, как спасти человека. Встречались страшные случаи, несовместимые с жизнью. Но мы боролись. И довольно-таки успешно.

- И все-таки как пережить подобные ситуации?

- Ты просто концентрируешься. В голове у тебя пробегает весь учебник анатомии и варианты того, что же можно сделать. Естественно, в таких ситуациях спасает только практика, которую ты уже освоил. Успокаиваешься и перебираешь в голове всевозможные вариации спасения человека. У меня на столе никто не умирал, не считая травм, совершенно несовместимых с жизнью. Удавалось победить болезнь и спасти пациента.

Я помню одного ребенка, которого ударила копытом лошадь. Во время операции, мы увидели, что печень у него разбита, если можно так сказать, вдребезги. Собрать воедино те кусочки было невозможно. В такой ситуации, даже имея семь пядей во лбу, ничего невозможно сделать. Ты пытаешься собрать этот орган, но спасти его уже не удается. Если бы в то время у нас были те знания, которые есть сейчас... Возможно, мы бы взяли часть печени у его отца и пересадили ему в тот же момент. Но это были 90-е года, естественно, ничего подобного сделать мы не могли. Возможно, именно этот случай подстегнул меня заниматься трансплантологией. Такие случаи тяжело перенести морально. Немногие знают, что врачи-практики долго не живут. У них очень высокая смертность, высокая доля сердечных заболеваний. Единицы хирургов доживают до 70-ти лет, потому что это невероятный стресс. Потому что это люди, которые всем сердцем переживают за свое дело, за своих пациентов. Я знаю не один десяток хирургов, которые умерли на своем рабочем месте, за операционным столом. Об этом, к сожалению, никто не говорит. Но на самом деле такие вещи случаются. С каждым умирающим пациентом погибает частичка и самого врача.

- Но наверняка есть и обратная сторона. Расскажите о чуде, когда, казалось, что надежды нет.

- Конечно же, были такие случаи. Они и помогают двигаться вперед. Была одна женщина, которая поступила с опухолью толстого кишечника. Это был рак. Нам пришлось сделать операцию по удалению практически большей части толстой кишки с опухолью и выписать ее домой. Через месяц мы заметили, что у нее метастазы по всему животу, то есть рак поразил практически все области. Перспективы дальнейшего лечения у этой женщины не было. Однако через год к нам поступил звонок, нужно было сделать повторную операцию и восстановить кишечник. Она не должна была прожить так долго, однако, когда мы делали операцию снова, мы заметили, что нет ни одной опухолевой клетки. Мы восстановили ее кишечник, та пациентка жива и по сей день, хотя была злокачественная опухоль. Это и есть чудо! Таких случаев было много, когда пациент, казалось бы, не жилец. Однако они живы и иногда пишут мне письма. Со многими из них я много лет дружу.

- Можно ли отделять профессию врача от обычной жизни?

- Такие смешные моменты, когда садишься в поезде в купе... Стоит только упомянуть, что ты врач, поездка превращается в бесконечную консультацию! (смеется) Не дают ни поспать, ни поесть, все время сыпятся вопросы. Один раз даже приходилось в поезде принимать роды. Пару раз я летал на самолетах, и происходили экстренные случаи, когда людям нужна была медицинская помощь: кто-то падал в обморок, кому-то становилось плохо. Естественно, я помогал. Невозможно избавиться от чувства долга в сердце. Казалось бы, ты не «при исполнении». Но душой ты чувствуешь, что должен помогать людям, которые в тебе нуждаются. Ты обязан выполнять свой долг, где ты ни находился. А дома, конечно же, мы все становимся просто людьми. Снимаем белые халаты и приходим домой обычными родителями, которые просто любят своих детей.

- Кстати о детях, всегда ли Вы пророчили им медицинское будущее?

- Я всегда верил, что наступит день, когда зарплата врачей увеличится. Когда труд медиков будет оценен по достоинству. Все-таки врачи - это класс интеллигенции, который в будущем может повлиять на политику и жизнеобеспечение страны, в целом. И я был бы рад, если бы мои дети стали врачами. Поэтому я ни в коем случае не запрещал им выбирать сферу, в которой они хотят работать. Я всегда оставлял им выбор. Но они так же, как и я в детстве, росли в семье медиков. Они видели, как ко мне приходили пациенты, встречали на улице со слезами радости на глазах. Это всегда приятно. И для меня, и для моих детей. Естественно, когда они видели подобное, они понимали, что специальность врача действительно необходима. Она не просто так дается. Да, она сложная, но она нужна. Люди нуждаются во врачах. И это главное.

- О чем Вы сейчас мечтаете больше всего? Ваша заветная мечта связана с медициной?

- Больше всего я мечтаю создать такое медицинское учреждение, в котором бы были собраны все технологии мира. Сейчас в мире очень развита сфера IT, роботизированная техника набирает обороты. Я хочу, чтобы казахстанским пациентам не нужно было ездить за границу за лечением. В будущем мы сможем отказаться от обычных видов лечения, от антибиотиков, может быть, даже от оперативного вмешательства. Достаточно будет заниматься тканевой инженерией, выпускать различные препараты на основе стволовых клеток, выращивать новые органы на их основе. У меня есть проект такой клиники, я разрабатываю его в своем блоге kayupov.kz. Главной идеей этого проекта является биострахование - персональное хранение крови и пуповины каждого гражданина страны. Если запустить подобный проект, то через 20 лет мы сможем достичь прироста населения и увеличения продолжительности жизни. Каждый человек стареет, потому что клетки не обновляются. Это и есть стволовые клетки. Но, если мы будем создавать их запас для каждого человека, то можно периодически в разные времени обновлять эти самые клетки. И это всего одна перспектива. Второй является лечение онкологии, включая злокачественные опухоли. Сейчас данный проект проходит стадию рассмотрения. И казахстанская медицина придет к этому, так или иначе. Это главная моя цель, моя главная мечта.

- Что бы Вы пожелали в честь праздника своим коллегам?

- В первую очередь, я бы пожелал терпения и выдержки. Несмотря на всю тяжесть нашей профессии, нужно всегда держать себя в руках и быть терпеливым. Не идти на поводу у эмоций, быть рассудительными. Не быть завистливыми. Я думаю, что все у нас будет хорошо и все устроится. Тот застой, что был раньше в медицине, уже преодолен. В Министерство здравоохранения пришли молодые люди. Многие из них долгое время обучались на Западе и видели, как работает современная медицина. Если все будет продолжаться так же, то в скором времени мы достигнем того, чего так долго желали все наши постсоветские врачи. Поэтому я еще раз желаю выдержки свои коллегам и поздравляю всех с профессиональным праздником!

Асия Сактаганова

Казахстан > Медицина > inform.kz, 12 июня 2017 > № 2206926 Болатбек Каюпов


США. Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 12 июня 2017 > № 2206898

С президентом России на короткой ноге

Олег Сулькин

Выходит новый документальный фильм Оливера Стоуна «Интервью с Путиным»

В сентябре прошлого года во время интервью с Оливером Стоуном в Торонто, где показывался его фильм «Сноуден», я спросил его – когда он впервые приезжал в Россию и с какой целью? Стоун ответил, что в первый раз оказался в Москве в начале 1980-х годов, он тогда писал сценарий о диссидентах. Побывал в дюжине городов, встретился и пообщался, по его словам, с десятками диссидентов. Но фильм не заладился, и проект был похоронен.

Можно увидеть определенную символику в том, что спустя много лет Стоун все-таки реализовал российский проект. Только объектом его интереса стали на этот раз не диссиденты, а президент России Владимир Путин, которого очень многие считают узурпатором и агрессором, виновным в гибели тысяч людей, включая лидеров оппозиции и журналистов.

Новый документальный проект Стоуна «Интервью с Путиным» (The Putin Interviews) будет показан на кабельном канале Showtime, начиная с 12 июня, четырьмя часовыми сегментами. Как сообщили ТАСС на Первом канале, фильм куплен для России, где он предположительно будет показан с 19 по 22 июня.

Царь не играет в хоккей

В рекламных целях канал Showtime сделал до премьеры доступными журналистам две первых серии фильма и наводнил мировую сеть несколькими тизерами. В одном из них Стоун задает вопрос: участвовала ли Россия в хакерских атаках на США во время избирательной кампании, на что Путин отвечает с саркастической усмешкой – мол, мы в России не вмешиваемся в дела других государств, в отличие от многих других наших партнеров. Знаменательно, что это заявление прозвучит с экрана уже после того, как бывший директор ФБР Джеймс Коми в минувший четверг в своих показаниях под присягой в сенатском комитете по разведке развеял всякие сомнения в том, что Россия активно пыталась повлиять на исход президентских выборов в США.

В другом ролике Стоун поделился с президентом РФ слухами о его желании стать царем. На что Путин ответил, что нет смысла стремиться к абсолютной власти. "Вопрос в том, чтобы распорядиться хотя бы той властью, которая у тебя есть. Распорядиться правильно", – сказал он.

Для встреч с Путиным Оливер Стоун неоднократно приезжал в России. Его первоначальной целью были съемки игрового фильма об Эдварде Сноудене, и во время одного из таких приездов, как сообщает пресса, один из продюсеров помог организовать его встречу с российским лидером.

Всего, как указывают масс медиа, с июля 2015 по февраль 2017 год было записано 19-25 часов бесед Стоуна с Путиным в ходе четырех визитов режиссера в Россию. Синхронно переводил беседы Сергей Чудинов. Они проходили в офисе президента, в тронном зале Кремле, на даче российского лидера, на катке, где он любит играть в хоккей, и в его автомобиле, который он же сам вел по поразительно свободной от пробок московской трассе.

«Сноуден Голливуда»

В том же интервью в Торонто Стоун сказал мне, что его всегда привлекают бунтовщики и правдолюбы, и согласился с полушутливым определением его самого как «Сноудена американского кино».

70-летний режиссер – один из самых известных мастеров Голливуда своего поколения. Стоун всегда дистанцировал себя от мейнстрима, полагая, что его провокативные и скандальные ленты, как игровые, так и документальные, представляют точку зрения, альтернативную официальной. Вместе с тем ряд его картин получили широкое общественное признание и собрали большую кассу в мировом прокате. Стоун трижды получал премии «Оскар» – за адаптированный сценарий фильма «Полуночный экспресс» (1978) и за режиссуру двух своих фильмов «вьетнамской трилогии» – «Взвод» (1986) и «Рожденный четвертого июля» (1989). Широкую известность получили и другие его фильмы на острые военные и политические темы, в том числе «Сальвадор», «Никсон», «Джон Ф. Кеннеди» (JFK), дилогия «Уолл-стрит» и многие другие.

Новая работа Стоуна «Интервью с Путиным» продолжает линию его комплиментарных документальных эссе об авторитарных и одиозных мировых лидерах, которым он явно симпатизирует. Достаточно вспомнить ленту 2009 года «К югу от границы» (South of the Border), где он забрасывает комплиментами и льстит президентам Венесуэлы и Боливии Уго Чавесу и Эво Моралесу, не позволяя себе ни одного жесткого вопроса, ни одного намека на критику. Примерно по этой же схеме он славил Фиделя Кастро и Ясира Арафата.

Ряд критиков считают, что Стоун-разоблачитель, Стоун-грязекопатель времен «JFK», «Никсона» и «Взвода» остался в далеком прошлом, а ежовые рукавицы он давно сменил на бархатные перчатки.

Тактика убаюкивания

Но сам режиссер категорически не соглашается с такой оценкой своих документальных фильмов последнего времени. Он считает, что доброжелательность и деликатность его подхода открывают ему доступ к «святая святых» его героев, и позволяют в нужный момент, когда «клиент созрел», задать острый и нелицеприятный вопрос.

«Я полагаю, я ему (Путину) бросил вызов, – сказал Стоун в интервью корреспонденту «Нью-Йорк таймс» Майку Хейлу. – Вы можете подумать, что я трус, но нет, я думаю, что поставил его в трудное положение. И острота все росла (в последовавших эпизодах), когда мы говорили о его будущем и его планах на новых выборах. Деньги, коррупция. Очень личные вещи, но я старался все это заострить. И даже почувствовал, что в какой-то момент он может поставить точку в наших встречах. Он мог сказать «нет» уже после первой встречи, без объяснения причин».

Обозреватели сравнивают эту двусмысленную дипломатию Стоуна с прямым напором американской журналистки Мегин Келли, взявшей на днях большое интервью у Путина для телеканала NBC (оно вышло в эфир 4 июня).

«Если вы хотели бы увидеть допрос российского президента Владимира Путина, то «Интервью с Путиным» не для вас», – констатирует Билл Кэвини в USA Today и далее цитирует Стоуна. «Я не пытался его (Путина) прищучить, – говорит тот, намекая на конфронтационный стиль диалога, использованный Мегин Келли. – Если задаешь трудный вопрос – в категорическом духе «или – или» – результата не получишь. Но если ты мягко и постепенно подбираешься к сути вопроса, то узнаешь гораздо больше и о нем самом и о процессе принятия им решений».

Аналитики медийной службы Bloomberg, как и другие рецензенты обращают внимание на полное отсутствие в фильме проверки фактов в утверждениях Путина и высказываний лидеров оппозиции, готовых оспорить многие слова российского лидера.

Дедушка Путин

В первых двух частях фильма дается короткий экскурс в последние три десятилетия российской истории, с момента развала Советского Союза, в бурные годы правления Бориса Ельцина, когда тот назначил своим преемником кадрового офицера КГБ Владимира Путина.

«Вся идея была в том, чтобы показать, как работает его мозг, – говорит Стоун. – Почувствовать язык его жестов. С ним можно разговаривать, вместо того, чтобы делать из него пугало».

Даже не симпатизирующие Стоуну обозреватели признают, что ему удалось разговорить скрытного и скупого на откровения российского лидера. К примеру, из этого фильма Россия и мир узнали, что у Путина, оказывается, есть внуки, с которыми, правда, у него нет времени играть. Он также сделал острые, сомнительного вкуса заявления о гендерных различиях и геях, которые вряд ли приведут в восторг феминисток и сторонников сексуальной толерантности.

По словам режиссера, в заключительных двух эпизодах он расспрашивает Путина о Трампе и утверждениях американской разведки о вмешательстве кремлевских хакеров в президентские выборы в США 2016 года.

«Он сказал мне, что у него крепкий сон, – поведал Стоун в интервью Майклу Каплану из газеты «Нью-Йорк пост». – Если бы я был на его месте, я был бы нервной развалиной... Очевидно, дзюдо помогает».

Тактика убаюкивания позволила Стоуну уговорить Путина вместе с ним посмотреть классическую антивоенную сатиру «Доктор Стрейнджлав, или Как я научился не волноваться и полюбил атомную бомбу» Стенли Кубрика. Сам фильм, судя по всему, оставил Путина равнодушным, но он прокомментировал нынешнюю американскую программу защиты от ядерного нападения. «Никто не выживет в войне между ядерными сверхдержавами», – сказал он.

Вероятно, Стоун дает пищу для насмешек своими предположениями, звучащими в фильме, по поводу того, кто мог бы из мировых звезд сыграть Путина в игровом кино. Он называет Джереми Реннера и Леонардо Ди Каприо, причем последний, по его мнению, годится и на роль Ленина.

США. Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 12 июня 2017 > № 2206898


США. Евросоюз. Весь мир. РФ > Финансы, банки > kapital.kz, 12 июня 2017 > № 2206668

Сколько заработали влиятельные банкиры мира в 2016 году

Капитал.kz собрал статистику о том, сколько зарабатывают самые влиятельные банкиры мира

Сегодня главы центральных банков мира отвечают не только за денежно-кредитную политику стран, экономический рост, регулирование финансового сектора, но и за передовые технологии. «Капитал.kz» собрал статистику о том, сколько зарабатывают самые влиятельные банкиры мира.

Выступления Джанет Йеллен, главы ФРС, являются, пожалуй, самыми ожидаемыми для всего мирового сообщества. И ей постоянно удается держать интригу относительно изменений ставок. Поговаривают, что ее политика в части денежно-кредитной политики не слишком устраивает президента США Дональда Трампа. Еще во время своей предвыборной кампании Трамп заявил, что, хотя Йеллен отлично справляется с работой, он не собирается выдвигать ее кандидатуру на новый срок. А до окончания ее полномочий остается всего год. Впрочем, за это время много что может измениться. Пока же она зарабатывает порядка $200 000. В 2015 году, по данным агентства Bloomberg, она получила $199 700.

В этом году будет 6 лет, как Кристин Лагард возглавляет Международный валютный фонд. В прошлом году Лагард была обвинена в преступной халатности при выплате компенсации предпринимателю Бернару Тапи в 2008 году. Государство выплатило ему 404 млн евро. Тогда глава МВФ занимала пост министра финансов Франции при президенте Николя Саркози. Но за время руководства МВФ она остается самой значимой фигурой на мировой финансовой арене, за что получила в 2015—2016 финансовом году $495 000. Общая годовая заработная плата ее заместителей составила $845 тыс.

Марио Драги, глава ЕЦБ, — еще одна значимая персона на мировом рынке. Его команда топ-менеджеров зарабатывает в год $1,6 млн, в то время как он сам ежегодно получает $440 тыс.

Глава Немецкого федерального банка Йенс Вайдман в прошлом году заработал $408 000, а его команда заместителей — $615 тыс. Хотя в прошлом году доход Bundesbank упал с 3,2 млрд до 1 млрд евро. За вычетом пенсионных отчислений банк перевел в федеральный бюджет лишь 400 млн евро вместо 2,5 млрд, пишет DW. Но, по словам Йенса Вайдмана, резкое снижение прибыли, в частности, связано с решением Европейского центробанка о широкомасштабной скупке гособлигаций кризисных стран.

Глава французского центробанка Франсуа Виллеруа де Гало в прошлом году заработал $320 000. Кстати, он является противником выхода Франции из ЕС. Членство в еврозоне, по его словам, представляет стране наилучшую защиту в долгосрочной перспективе. При этом евро он считает «силой, которую следует беречь». «В полном неопределенностей мире мы, французы и европейцы, имеем счастье обладать в виде евро устойчивой и внушающей доверие валютой… Эту силу следует беречь», — отметил в интервью изданию Le Populaire глава французского центробанка. Франсуа Виллеруа Де Гало призывает Францию не покидать еврозону. Помимо заработной платы, де Гало получает дотации на оплату жилья в 5,6 тыс. евро ежемесячно. Как следует из сообщения, управляющему Банком Франции не предоставляется служебная квартира.

Cамая высокая заработная плата оказалась у главы ЦБ Швейцарии Томаса Джордана, который заработал в прошлом году $908 тыс. Даже Марк Карни уступает ему по доходам, несмотря на предстоящий Brexit, — глава банка Англии в прошлом году заработал $508 тыс., а вся его команда топ-менеджеров — $1,9 млн.

США. Евросоюз. Весь мир. РФ > Финансы, банки > kapital.kz, 12 июня 2017 > № 2206668


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 июня 2017 > № 2206981 Екатерина Шульман

Футурофобия

Политолог Екатерина Шульман — о том, почему Россия боится будущего

Сергей Медведев, Радио Свобода, США

Сергей Медведев: Прав ли был Маркс, когда говорил, что базис, экономические основы общества, производительные силы и производственные отношения рано или поздно меняют надстройку? Глядя на современное российское общество, начинаешь в этом сомневаться. Общество в большой своей части уже находится в новом технологическом укладе, в сетевом обществе, стоит на пороге четвертой промышленной революции, а политические отношения — в совершенно архаичном состоянии и, кажется, еще больше откатываются назад. Так ли это? Эту тему мы обсудим с политологом Екатериной Шульман. Это один из немногих экспертов, которого я могу с гордостью назвать политологом, потому что в целом это название себя дискредитировало.

Недавно в лектории «Прямая речь» у вас была очень интересная лекция под названием «Будущее семьи, частной собственности и государства — переиначивая Энгельса» — вот откуда взялась эта марксистская тема в начале.

Екатерина Шульман: Энгельса я люблю больше, чем Маркса: он, по крайней мере, жил за свои деньги. Сама эта статья — «Происхождение семьи, частной собственности и государства» — всегда казалась мне очень внятным изложением того, что происходило с человечеством на его заре. Что касается базиса и надстройки, конечно, вульгаризированный марксизм, оставшийся в мозгах советских людей, которым все это преподавали в средней и высшей школе, — это одно из самых больших зол наших дней.

Мы сейчас не будем углубляться в претензии Марксу как таковому, но именно к этой его версии (советской, оставшейся в головах у людей) много претензий, потому что оттуда восприняты какие-то совсем линейные вещи в духе вульгарного материализма. Тезис о базисе и надстройке понимается в том смысле, что деньги определяют все, что главное экономика, а все остальное на ней надстраивается. Причем экономика понимается не как система отношений, каковой она является, а примитивно, сугубо как деньги. Понятие о капитализме тоже заимствовано из каких-то обрывочных цитат из классиков марксизма-ленинизма, типа «нет такого преступления, на которое не пошел бы капитал за 300% прибыли». В головах бывших комсомольцев все эти идеи, к сожалению, цветут пышным цветом и дают совершенно не тот плод, какого хотелось бы.

— Меня интересует, как в связи с экономическими изменениями будет меняться структура государства, структура государственного суверенитета, которая с нами лет 350-400, если считать с Вестфальского мира?

— Мы воспринимаем как данность и единственную возможную реальность то, что сформировалось в конкретных исторических условиях, а другие конкретные исторические условия могут сформировать совершенно другую реальность. Мы с вами принимаем за единицу мироустройства централизованное национальное государство.

Я хочу напомнить, что так было не всегда. Нынешние национальные государства, наследники абсолютистских монархий Европы, которые в свое время выиграли историческое соревнование, победили в исторической конкуренции и показали более высокие результаты, чем разнообразные альтернативные модели, — вот они, собственно говоря, и унаследовали землю.

Наши понятия о том, что большое — это эффективное, что централизация — это скорее хорошо, чем плохо, что долгосрочное планирование — это тоже здорово и правильно, государство образуется нациями, нация есть политическая единица, — я не говорю, что все это ошибочные иллюзии или суеверия, это просто определенный исторический этап.

Возможно, мы постепенно переходим в другой исторический этап. Это может происходить силами двух процессов: во-первых, глобализации, которая эту единицу (национальное государство) делает во многом устаревшей по ряду параметров. Более высокая мобильность — как людская, так и мобильность информации и товаров, собственно говоря, может сделать излишним, слишком дорогим и неэффективным по сравнению с возможностями новой мобильности все то, что является скорлупкой национального государства: границы, налоговую систему, финансовую систему, национальные валюты, национальные системы законодательства.

Часть этого процесса — и то, что у нас называется информационным обществом, и вот этой загадочной постресурсной экономикой, которую нам должна принести четвертая промышленная революция. Это все пока еще довольно туманные вещи. Они кажутся такими туманными, потому что люди, занимающиеся науками об обществе, не очень хорошо понимают, какова эта новая информационная и экономическая реальность, а люди, занимающиеся информационными технологиями, во-первых, не умеют понятным образом объяснять, что это такое, а во-вторых, не мыслят категориями, которыми мыслят общественные науки. Они могут рассказать про свой биткоин, про свой блокчейн, но они не понимают, что это значит для социума, для политической системы, для баланса власти. А тем, кто понимает в этом, трудно вникнуть в то, что такое интернет вещей, чем он отличается от интернета овощей, почему именно это должно радикально менять мир. Поэтому мы, как положено в разных отраслях знания, ощупываем слона каждый со своего конца.

Тем не менее, из того, что сейчас видно, вырисовывается некая картина. Хочу заранее предупредить, что вырисовывающаяся картина кажется максимально противоположной тому актуальному новостному фону, в котором мы изо дня в день живем. Этому тоже есть вполне марксистское объяснение. Как говорил Маркс, если общество задается вопросом, значит, ответ на него уже найден. Если какая-то политическая форма особенно активно себя проявляет, то очень может быть, что она проявляет себя потому, что является уходящей.

Вот эти проблемы прошлого века, вчерашние проблемы вспыхивают особо ярким пламенем. Может показаться, что сейчас самый актуальный вопрос в мировой политике — это вопрос суверенитета. Это новая религия всех новых правых в Европе, это во многом и религия Трампа.

— Может быть, это реакция на глобализацию, на блокчейн, на четвертую промышленную революцию, на безработицу «белых воротничков»? Идет новая волна суверенитетов, во главе которой на белом коне — товарищ Путин, говорящий, что надо давать клятву.

— Или товарищ Трамп. Это еще надо посмотреть, у кого конь белее. Да, я считаю, что это естественная реакция. Более того, я всем предлагаю порадоваться тому, что в нашу эпоху на таком крутом вираже исторических перемен эта реакция имеет такую форму, то есть кто-то где-то выиграл на выборах — не один, а другой кандидат.

Мы называем это шоком, потрясением, революцией, опасностью для либеральной демократии, а на самом деле это все детские сказки по сравнению с тем, что происходило в предыдущих промышленных революциях, на предыдущих исторических этапах. Такого рода изменения обычно сопровождаются массовым кровопролитием, мировыми войнами, очень серьезными насильственными изменениями внутри социумов, стран. В прошлые разы все это прошло гораздо менее мирно. Слава богу, что сейчас это все на уровне какой-то политической болтовни. Но если это действительно реакция, если мы, общественные науки, правы в своих наблюдениях, то это уходящая волна, которой надо дать себя проявить, потому что люди имеют право быть недовольными темпом перемен: их образ жизни и уклад действительно находятся под угрозой, и они имеют право на то, чтобы проявлять свой протест таким образом, выбирая тех лидеров и те партии, которые, как им кажется, помогут оттянуть часовую стрелку назад.

При этом мы помним про себя, что это в принципе невозможно, то есть, видимо, нельзя как-то радикально изменить ход истории. Даже я сомневаюсь, что возможно его замедлить. Но можно как-то смягчить резкость этого поворота. Может быть, оно и к лучшему, может быть, потом, оглядываясь назад, мы скажем, что роль новых консерваторов и каких-нибудь сторонников Брекзита в Великобритании была скорее позитивной, чем негативной. То есть мы можем их рассматривать не как людей, которые цепляются за колеса поезда прогресса и не дают ему ехать: может быть, они, слегка затормозив время, действительно сделали этот вираж не таким головокружительным и не таким болезненным для вестибулярного аппарата народов.

— Сейчас левый и правый популизм — как лихорадка при прививке.

— Можно сказать и так. Честно говоря, я пока не вижу от них большого и радикального вреда, я не особенно сочувствую этому тотальному ужасанию, поскольку не вижу, чему именно ужасаться. Если мы считаем, что суверенитет национальных государств будет растворяться в крепкой кислоте глобализации (что, собственно говоря, уже и происходит, и реакция объясняется именно тем, что это происходит), то возможно, что организационные формы общемирового порядка будут, как сейчас часто говорят, разделяться на два уровня. На верхнем уровне будет система межгосударственных союзов типа Евросоюза, новая империя Габсбургов, как говорят конспирологи, типа тех тихоокеанских партнерств, которые заводил Обама, из которых сейчас выходит его преемник.

Тем не менее, все равно китайский ШОС, наш Евразийский союз, такого рода межгосударственные объединения — это же не Антанта, не договор о сердечной дружбе, это, прежде всего, экономические союзы. Их смысл — упрощение торгового оборота, усиление той самой мобильности, которая и растворяет скорлупки национальных государств, выедает из них кальций, делавший их крепкими.

Второй этаж — это уровень городов и городских агломераций. Это очень популярная сейчас тема в общественных науках. Я не буду утверждать, что я все про это понимаю, но смысл следующий: процессы урбанизации продолжаются, то есть трудовые, финансовые, экономические ресурсы действительно концентрируются в городах и на территориях, которые обслуживают город.

— Историк во мне говорит, что когда-то мы это уже проходили: в период позднего средневековья, когда были большие независимые города, и в то же время существовала священная Римская империя, то есть это догосударственный период, большие города и большие транснациональные торговые союзы.

— Христианский мир или большая Золотая Орда — это тоже не было единое государство в нашем понимании. Была знаменитая фраза, что в империи Чингисхана девушка с золотым блюдом на голове могла пройти от Пекина чуть ли не до Бухареста, и никто ее не трогал. Смысл тоже был в том, чтобы обеспечить безопасное пространство для перемещения людей и товаров. Все, в конечном счете, сводится к этому. Вообще, очень забавно, какое количество черт уже наступившего и наступающего нового времени, нашего с вами будущего повторяют на новом техническом уровне практики высокого средневековья. Это поразительно! Хочешь узнать, что будет, — посмотри на то, что было до XVII века.

— Сорокин об этом и пишет в «Теллурии».

— Это, конечно, богатый материал для антиутопий, потому что для нас средневековье — это фильм Германа «Трудно быть Богом». Давайте не зацикливаться на деталях, у нас уже есть антибиотики, водопровод и канализация, поэтому совсем туда мы не скатимся.

Мы воспринимаем период абсолютизма как период наступления прогресса. А по ряду параметров относительно той же самой свободы перемещения, относительно возможности для человека убежать от своего суверена и жить своей жизнью, может быть, это как раз был шаг назад, в закрепощение. Между прочим, этот период принес всему миру крепостное право на новом уровне, когда вилланов и сервов уже давным-давно позабыли, люди были свободными, и вдруг опять пришло большое государство и рекрутировало всех в большую армию, на большие производства и на принудительный крестьянский труд. Так что не будем абсолютизировать просвещенный абсолютизм: было в нем свое хорошее, было в нем и свое плохое.

Действительно, практики высокого средневековья (начиная от цеховых объединений, которые суть саморегулируемые организации), культ ручного труда, новый культ семьи, новая роль связей, атомизация ХХ века сменяются связанностью всех со всеми, только вместо родной деревни и посада, который был у средневекового человека, у нас есть родная социальная сеть, родной «Фейсбук» или родные «Одноклассники». Здесь какая-то другая роль религии, может быть, объясняющаяся тем, что у людей появилось больше свободного времени, и они стали задумываться о своей духовной жизни.

Что еще принесла позапрошлая промышленная революция в централизованные государства — люди стали гораздо больше работать. Позднесредневековый человек, если он не был крестьянином, то не ходил на работу к девяти утра, его жизнь была гораздо более вольной, с нашей точки зрения.

— Маркс тоже пишет об этом: они работали столько, сколько им было необходимо для натурального воспроизводства и небольшого натурального обмена.

— Вот вам жизнь гражданина с гарантированным гражданским доходом.

— Встает еще один вопрос: что будет с демократией в эпоху гарантированного минимального дохода? Люди перестают быть налогоплательщиками: ты не работаешь, а государство дает тебе денежку.

— А налоги будут платить роботизированные производства, создающие, в свою очередь, другие роботизированные производства.

— Налог, видимо, будет только с потребления.

— Сейчас пока надеются на то, что налоги будут платить владельцы этих автоматизированных производств, которые уже будут продуцировать сами себя, они будут основными объектами налогообложения. Это вопрос уже напрямую к политической науке: каким будет политическое поведение, какой будет репрезентативная демократия, не возникнет ли внезапно новый социализм, состоящий из этого государства, кормящего бесконечные орды вечных пенсионеров.

Мы, Российская Федерация, может быть, немножко показали миру, на что это похоже, потому что в нефтяные годы мы были социумом псевдозанятости. Во многом мы остаемся им и сейчас, потому что за эти годы государство раскормило огромный класс бюджетников — не учителей и врачей, а госслужащих, чиновников, сотрудников контролирующих и проверяющих организаций, бесконечные толпы силовиков. Мы превосходим все страны мира с очень большим перехлестом: в два раза больше, чем в Германии, на треть больше, чем в Китае (в процентном соотношении). Соответственно, у нас огромная армия этих людей, которые ничего не производят, чья деятельность носит условный характер, они типа «берегут нашу безопасность».

Опять же, к вопросу о высоком средневековье… Помните, у Рабле в «Гаргантюа и Пантагрюэле» есть рассуждение о том, что солдат воюет, купец торгует, крестьянин пашет, а монах что делает? А он молится за наши грехи. Вот правоохранитель охраняет, стережет нашу безопасность, молится за наши грехи нарушения безопасности, а мы все за это его кормим. Такая не очень веселая социально-политическая картина с соответствующим политическим поведением, очень хорошо нам знакомым, поскольку понятно, как эти люди голосуют: либо они не голосуют вообще и не протестуют против того, чтобы их голоса присваивались, либо они голосуют за ту власть, которая является их содержателем.

— Меня очень интересует этот зазор: каким образом нынешняя российская неоархаизация, неудавшийся транзит, видимо, частично не удавшаяся или целиком не удавшаяся модернизация сочетаются с глобальным модернизационным переходом к четвертой промышленной революции, к обществу сплошной безработицы, обществу роботов, гарантированного минимального дохода, нулевого кредита, блокчейна, биткоина, всех этих инноваций, о которых мы здесь говорим? Каким образом нынешний путинский режим сочетается со всем этим? Или это как-то умещается только в голове Германа Оскаровича Грефа?

— Герман Оскарович Греф — один из немногих высокопоставленных людей, который говорит о будущем публично, и за это ему надо сказать спасибо. То, что он говорит, не всегда можно понять, но, по крайней мере, нельзя не приветствовать саму устремленность мысли вперед. Ведь то, что называется футурофобией, боязнью будущего — это очень распространенная у нас болезнь, и чем выше по иерархической пирамиде, тем она распространенней.

У нас вообще ценности безопасности и сохранения радикально превалируют над ценностями прогресса и развития. В этом едины и власти, и граждане: все боятся будущего, все рассматривают его в терминах угроз и вызовов. Посмотрите по контекстному слову «будущее», какие слова вы увидите рядом: «угрозы» и «вызовы», а не «возможности», «шансы» или «улучшение», которые принесет нам завтрашний день. У нас может быть только возвращение во вчера и позавчера, а в завтрашнем дне одни сплошные угрозы выскакивают на нас из-под кровати. Соответственно, то, что вы называете архаизацией, есть попытка следовать этим ценностям сбережения, безопасности и сохранения.

— Согласно всемирному обзору ценностей, который делают Инглхарт и Норрис, Россия всегда находится в спектре, где ценности выживания гораздо выше ценностей самовыражения.

— Совершенно верно, это одна из наших базовых бед, потому что с этим сочетается крайне низкий уровень доверия. С уровнем доверия в последние годы становится чуть-чуть получше силой социальных сетей и тех связей, которые они дают. Это сразу чрезвычайно увеличивает оптимистические настроения, так сильно, что даже экономическая деградация не может перебить тот эффект эйфории, которую чувствует человек, который вдруг обнаруживает себя не в одиночестве, а связанным с другими людьми. Все-таки это базовая человеческая потребность. Депривация в этом смысле приводит ко всему на свете, от суицида до наркомании. Любое улучшение в этой сфере сразу дает вам плюс сто в карму, как нынче говорят, плюс сто к вашему социальному самочувствию и даже к вашему политическому оптимизму. Поэтому все так подсаживаются на совместную деятельность.

— Как же Россия со своей футурофобией вписывается в этот глобальный расклад?

— Будь ты футурофоб или футурофил, все равно время для тебя течет точно так же, как для всех остальных. Невозможно закопаться в ямку и сказать: ой, знаете, для меня послезавтра не наступит, пусть всегда будет вчера, всегда пять часов и время пить чай, как в «Алисе в Стране чудес». Но даже там, как вы помните, они пересаживались вокруг стола, чтобы каждый раз иметь чистую посуду. На вопрос Алисы: «Что же вы будете делать, когда сделаете полный круг?» — Мартовский заяц нервозно говорит: «Давайте поговорим на другие темы».

Люди, которые хотят остановить время, очень нервозно относятся к вопросу: что же вы будете делать, когда перемажете всю посуду и съедите все ваши ресурсы? Наш Минфин, совершенно как Мартовский заяц, очень не любит, когда ему задают этот вопрос: «А когда вы проедите фонд, что будет дальше?» — «Давайте поговорим о чем-нибудь другом». А там, может быть, случится что-то невероятное, и проблема рассосется сама собой.

Будущее наступает для всех. Более того, поскольку то будущее, о котором мы с вами говорим, имеет своим базисом глобализацию, то я думаю, что новое явление этого нового века, которое человечество еще не очень видело, состоит в том, что возможно отставание, но невозможна изоляция. Все предыдущие века отстающие страны, неэффективные куски земли были изолированы, то есть я сижу у себя со своим частоколом, я ни к кому не хожу, и ко мне никто не ходит. Я сам себе выращиваю свою брюкву, ем ее, хорошо торгую с соседями пенькой и соболиными шкурками, но не глобализируюсь. В чем было преимущество этого образа жизни? В том, что ты, может быть, живешь хуже, чем сосед, но ты об этом не знаешь. Ты считаешь, что там живут люди с песьими головами, какие-то нехристи, и у нас тут все правильно и хорошо, по староотеческим заветам, а у них там неизвестно что.

Сейчас изоляция невозможна, мир прозрачен, все видят всех, не только путем физического перемещения, но и путем обмена информацией. Причем мы очень близко видим, как живут другие люди. При этом отставание вполне возможно. Одни территории богаче, другие беднее, одни дальше убежали по пути технического прогресса, другие совсем не убежали, но при этом все видят всех. Конечно, это взрывает мозг.

Я думаю, это одна из пружин, один из двигательных механизмов, в том числе, и мировой террористической активности. Когда молодые люди отсталых территорий (выразимся обобщенно) видят, что другие молодые люди живут совершенно иначе, и при этом они верят в неправильного бога, неправильно себя ведут, не так одеваются, а живут лучше, — это очень многим абсолютно ломает голову. Единственный вариант, который представляется — это «давайте взорвем их к чертовой матери, взорвем этот неправильный мир, потому что он сидит у меня на носу, я не могу никуда от него спрятаться. Я не то что сижу себе тихо в медресе и молюсь — он вокруг меня, этот мир неправильности, поэтому давайте его уничтожим».

Это, с некоторыми поправками, и картинка взаимоотношений России и обобщенного западного мира: мы тоже все это видим, но это неправильное, нехорошее, поэтому давайте огородимся… Огородиться невозможно. Давайте внушать себе, что у нас лучше, но это тоже трудно. Это очень дискомфортная новая ситуация.

— Но при этом путинский режим, как мне кажется, очень неплохо встроился в информационный мир. Уровень цифровой культуры, цифровизации отношений в Москве, я считаю, один из самых высоких в мире. Можно прекрасно обойтись без денег, без кредитки, скоро будем везде платить мобильными. Путинский режим научился очень ловко манипулировать интернетом. У многих из нас были оптимистические иллюзии (у меня лично были лет 10-15 назад), что наконец-то интернет победит телевизор, принесет нам свободу, но он ничего не принес.

— В чем выражаются эти успехи режима?

— По крайней мере, он создал иллюзию глобальных российских хакеров, которых сейчас ищут под каждой кроватью.

— Мы извлекаем из этого какую-нибудь пользу? Я очень часто слышу, в том числе и участвуя во всяких международных конференциях, про выдающиеся успехи российской внешней политики, российской внешнеполитической пропаганды. А когда пытаешься пощупать, в чем успех, говорят: «А вот, знаете, на обложке журнала была картинка с Путиным»…

— Внутри, в соцсетях, в конце концов.

— О нас много говорят, причем говорят какие-то гадости. Что нам за профит от всего этого? Информационное общество таково, что тут очень многое состоит из разговоров. А когда пытаешься пощупать, эта пена уходит между пальцами. Я не знаю, в чем для нас выгода этой репутации русских хакеров. Нам что, дают за это дешевые кредиты, больше покупают наши товары?

— С этим соглашусь. По крайней мере, с точки зрения режима, видимо, это все микроуспехи. Но даже с точки зрения потребителя информации, люди, верящие в распятого мальчика в Славянске, — как они верили из телевизора, так они верят и в интернете. В испанского диспетчера, который не знает, что сбили «Боинг»…

— Влияет ли это на их политическое поведение? Мы видим, как люди, которые посмотрели в YouTube фильм про Димона, взяли, да и вышли на митинг, а люди, которые смотрят Дмитрия Киселева, никуда не ходят, если только им не поручают прийти из ЖЭКа или по месту работы.

— В этом отношении вы остаетесь технооптимистом?

— Я вообще стараюсь мыслить в категориях прогресса.

— Вы вообще оптимист — это всем известно.

— Я не знаю, в чем мой оптимизм. Но я считаю, что человечество постепенно движется по пути меньшего насилия и большего благополучия — не видеть этого нельзя. Мы живем в годину мира и процветания, если по большому счету. Все-таки никогда не было так мало войн, никогда в этих войнах не было так мало жертв. Это звучит ужасно безнравственно, ведь, смотрите, там воюют и там воюют, в Сирии кого-то поубивали, но человечество всегда воевало гораздо больше, нежели сейчас. И технический прогресс принес нам максимальное приближение к избавлению от проблемы голода, которого когда-либо достигало человечество. В этом смысле у нас есть поводы для оптимизма. Информационное общество увеличивает уровень счастья, потому что связывает людей между собой, а люди хотят быть связанными между собой.

Это очень общие вещи. Если вам конкретно вместо счастья в интернете достаются троллинг и травля, то у вас не будет повышаться уровень счастья, вас это может довести до самоубийства. Лично вы можете потерять работу от технического прогресса, а вовсе не приобрести ее. Тем не менее в целом нельзя не приветствовать движение человечества по пути прогресса.

— Процитирую то, что уже сказала Екатерина: возможно отставание одной страны, но невозможна ее изоляция. Я думаю, сейчас мы в этом убеждаемся более, чем когда-либо.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 июня 2017 > № 2206981 Екатерина Шульман


Латвия. Литва. Эстония. РФ > Нефть, газ, уголь > camonitor.com, 11 июня 2017 > № 2206862

Премьер-министры стран Балтии собрались поговорить о газе

Три премьера балтийских государств собрались в Клайпеде, чтобы посмотреть на терминал сжиженного газа, который должен помочь снизить зависимость Балтии от "Газпрома"

Премьер-министр Латвии Марис Кучинскис отправился в литовскую Клайпеду на встречу с главами других балтийских стран: премьер-министром Литвы Саулюсом Сквернялисом и главой кабмина Эстонии Юри Ратасом, сообщает сайт кабмина.

Во время встречи балтийские премьеры обсудят актуальные для всех трех стран вопросы в области энергетики.

Марис Кучинскис считает, что важно продолжать совместную работу по созданию до 2020 года регионального рынка природного газа, обеспечивающую его высокую ликвидность, укреплять энергетическую безопасность и уменьшать энергозависимость от стран, являющихся доминирующими поставщиками.

Также премьер-министры ознакомились с работой Клайпедского терминала сжиженного газа. Плавучая регазификационная установка Independence, которая входит в состав терминала в Клайпеде.

Ранее президент Литвы Даля Грибаускайте заявила, что Independence поможет всем трем государствам Балтии сократить зависимость от российского газа, однако Sputnik Литва полагает, что стоимость аренды судна — 43 миллиона евро, которые Klaipedos Nafta должна ежегодно выплачивать судовладельцу и оператору терминала норвежской компании Hoegh LNG, не позволяет надеяться на снижение цен.

Источник - Sputnik

Латвия. Литва. Эстония. РФ > Нефть, газ, уголь > camonitor.com, 11 июня 2017 > № 2206862


Россия. Весь мир > СМИ, ИТ. Миграция, виза, туризм. Транспорт > bfm.ru, 11 июня 2017 > № 2205936

Кубок конфедераций в России — проверка на прочность и репетиция ЧМ

Праздник футбола. В России готовятся к Кубку конфедераций. Многие считают, что эти соревнования — в первую очередь, генеральная репетиция для ФИФА и России, принимающей Чемпионат мира

Россия готовится принять Кубок конфедераций. Масштабный футбольный турнир, который проводится за год до Чемпионата мира, начнется через шесть дней. Состязание пройдет с 17 июня по 2 июля в Москве, Санкт-Петербурге, Сочи и Казани. Ожидается, что турнир посетят сотни тысяч болельщиков со всего мира. Как российские власти организуют безопасность на турнире?

Кубок Конфедераций — это, конечно, большой футбольный праздник, но в первую очередь, — это генеральная репетиция для ФИФА и страны, принимающей Чемпионат мира. Три недели обе стороны следят за тем, как работают стадионы, транспорт, инфраструктура и организация безопасности. Еще бы, ожидается, что в Москве, Санкт-Петербурге, Казани и Сочи в эти дни побывает 700 тысяч болельщиков со всего мира.

Что касается безопасности, то особенно организаторам помогут видеокамеры. Больше всего их будет в Москве. В общей сложности за происходящим на улице и вокруг стадионов будет наблюдать более десяти тысяч электронных глаз.

На вокзалах станут применять Олимпийский опыт Сочи. То есть свободный выход к платформам и поездам будет полностью закрыт. Вход в вокзалы и выход к поездам — только через рамки металлодетекторов, а багаж, при необходимости, будут просвечивать рентгеновскими установками.

Полностью информация о том, как будут охранять транспорт, не раскрывается, в интересах борьбы с терроризмом. В нынешнее время нужно учитывать все, считает президент Международной ассоциации ветеранов антитеррористического подразделения «Альфа» Сергей Гончаров.

«Каждый день взрывы и погибшие, и никто не может сказать, когда это закончится. Поэтому для России проведение Кубка конфедераций — это, конечно, проверка всех наших правоохранительных органов, спецслужб на прочность и, наверное, какая-то определенная позиция, так что, можно сказать, что можем мы обеспечить такие серьезные мероприятия. Те меры, которые сейчас указаны, они совершенно адекватны той угрозе, которая существует. Я даже не думаю, что эти меры достаточные. Я думаю, что в ближайшем будущем, если, не дай Бог, что-то произойдет в мире, и мы увидим, что ситуация обостряется, введем и дополнительные меры».

Усиленный контроль коснется и людей. В начале мая Владимир Путин подписал указ об усилении мер безопасности во время проведения грядущих футбольных турниров. Митинги в это время можно будет проводить только с одобрения МВД и ФСБ. Иногородние россияне должны будут зарегистрироваться в полиции в течение трех дней с момента прибытия в города, где будут проходить игры, а иностранцам то же самое нужно сделать в течение суток.

Для болельщиков организаторы создали специальный паспорт или FAN ID — это пластиковая карточка с фотографией, инициалами ее обладателя и магнитной полосой. Паспорт даст возможность пройти на стадион, бесплатно воспользоваться транспортом, пройти в музей, а иностранцам, получив FAN ID, не нужно будет оформлять визу. Главное — уехать из страны не позже десяти дней после окончания турнира.

Власти считают, что с паспортом они точно будут знать, кого пропускать на матчи, а кого нет. Этим и ограничились, говорит президент Всероссийского объединения болельщиков Александр Шпрыгин.

«Последняя встреча была зимой, в феврале. Так называемый совет болельщиков при президенте Российского футбольного союза, когда фан-клубы собирали и разговаривали об общих вопросах. А по Кубку конфедераций, в принципе, никаких контактов нет. Все билеты болельщики могут приобрести через официальный билетный центр ФИФА. Плюс пройти проверку при получении так называемого паспорта болельщика, в которых мы знаем, что некоторым людям отказывают. Причину мы не знаем. Мы знаем, что существует «черный список», в котором находятся лица, у которых судебным решение вынесены административные запреты на посещение спортивных мероприятий».

А вот со школьниками все же решили поговорить. Один из новостных Telegram-каналов опубликовал письмо из столичного департамента образования, где говорится, что школы Москвы перед Кубком конфедераций должны провести с учениками тренинги толерантности и игры с участием полиции психологов и даже известных спортсменов. Москвичи начали вспоминать Олимпийский 1980 год.

Россия. Весь мир > СМИ, ИТ. Миграция, виза, туризм. Транспорт > bfm.ru, 11 июня 2017 > № 2205936


Россия. ЦФО > Образование, наука > agronews.ru, 10 июня 2017 > № 2214039 Лидия Малыгина

Кто такие Пофистал и Перкосрак. Как изменилась наша речь после 1917 года.

Революция 1917 внесла коренные изменения во все сферы жизни русского общества. Сильно «потрепала» она и наш великий и могучий. В День русского языка, ежегодно отмечаемого 6 июня, доцент кафедры стилистики русского языка факультета журналистики МГУ им. М.В. Ломоносова, научный руководитель системы дистанционного обучения Лидия МАЛЫГИНА рассказала “КП” о том, как изменилась наша речь после 1917 года.

— Какие новые слова появились после революции?

— Их очень много: драпать, беженец, ловчить, шиковать, танцульки, анкета. В речи стали использоваться не всегда понятные, но очень привлекательные иностранные слова. В сознании говорящих они были связаны с «ветрами перемен». Опрос красноармейцев в 1925 году показал, что многие не знали значения слов: блокада, десант, ветеран; им были почти незнакомы слова демобилизация, моральный, премировать… Многие даже плохо расшифровывали аббревиатуру СССР.

— Кстати, обилие аббревиатур в русской речи появилось именно в тот период?

— Да, старшее поколение хорошо помнит такие буквенные сокращения, как врио (временно исполняющий обязанности), главковерх (верховный главнокомандующий). Писатель Лев Успенский работал дивчертом — дивизионным чертежником. Естественно, возникали и пародии: «замкомпоморде» — заместитель комиссара по морским делам.

Любовь к аббревиатурам высмеивал еще Владимир Маяковский в стихотворении «Прозаседавшиеся»: «Пришел товарищ Иван Ваныч?» — «На заседании А-бе-ве-ге-де-е-же-зе-кома».

К сожалению, и сегодня длинные и сложные названия государственных учреждений — бич русского языка. Вот, например, ВНИОПТУСХ- Всероссийский научно-исследовательский институт организации производства, труда и управления в сельском хозяйстве. Сотрудники так и представляются по телефону: «Я замглавбуха из ВНИОПТУСХа».

Другой пример: ГУЗМОМОЦПБСПИДИЗ — Государственное учреждение здравоохранения Московской области Московский областной центр по профилактике и борьбе со СПИДом и инфекционными заболеваниями. Серьезное учреждение, но просто язык не поворачивается его так назвать. …

Россия. ЦФО > Образование, наука > agronews.ru, 10 июня 2017 > № 2214039 Лидия Малыгина


Таджикистан. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > news.tj, 10 июня 2017 > № 2212168 Туула Юрьеля

Бюро ОБСЕ изменило свой статус в Таджикистане. Что это значит?

Подробнее об изменениях в эксклюзивном интервью «АП» рассказала глава ОБСЕ Туула Юрьёля.

Бюро Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе в Таджикистане изменило свой статус на Программный офис ОБСЕ в Душанбе. Чем теперь будет заниматься в Таджикистане ОБСЕ, в интервью «АП» рассказала Туула Юрьёля, посол, глава Бюро ОБСЕ в Таджикистане.

- В соответствии с решением Постоянного Совета ОБСЕ от 1-го июня, Бюро ОБСЕ в Таджикистане преобразуется в Офис программ ОБСЕ в Душанбе начиная с 1-го июля, - говорит она. - Новый мандат отражает политическое соглашение пятидесяти семи стран участниц ОБСЕ и основан на желании Правительства Таджикистана изучить мандат Бюро, который был пересмотрен в последний раз в 2008 году. Переговоры по тексту мандата шли между нынешним Австрийским председательством ОБСЕ и Правительством Таджикистана.

- Что изменится со сменой статуса?

- Новый мандат предоставит Офису программ ОБСЕ в Душанбе возможность продолжить работать в трех измерениях: военно-политическое; экономико-экологическое; и человеческое измерение. Теперь, когда мандат принят, я надеюсь обсудить с Правительством Таджикистана составление будущих программ. Тем не менее, Офис выполняет свой мандат посредством проектов согласованных с принимающей страной. Новый мандат больше не упоминает пять полевых офисов в регионах Таджикистана, и это будет означать некоторую реструктуризацию Бюро.

Более важно то, что мы будем продолжать осуществлять проекты на местах в различных регионах Таджикистана и в будущем. Именно в регионах и в некоторых отдаленных районах Бюро может продолжать поддерживать Правительство Таджикистана в реагировании на слабые места, относятся ли они к социально-экономическим условиям или к противостоянию радикализму. Я верю, что мы будем хорошо подготовлены и в будущем для решения этих вопросов. Я верю, что мы находимся в начале позитивных и выгодных отношений между принимающей страной и миссией ОБСЕ в Таджикистане. Офис будет основываться на успехах более чем 20 лет сотрудничества с Правительством и гражданским обществом Таджикистана.

И поскольку я имела возможность лично участвовать в 2008 году на стороне тогдашнего председательствующего в ОБСЕ Финляндии, когда мандат был пересмотрен в последний раз, я уверена, что Бюро выйдет усиленным из этого процесса на благо принимающей страны и ОБСЕ.

- Над какими проектами продолжит работать Бюро?

- Таджикистан сталкивается с экономическими проблемами и уделяет особое внимание развитию экономики в своей Стратегии Национального Развития. Бюро оказал поддержку Таджикистану в достижении этих целей, особенно в вопросе смягчения ситуации из-за сокращения денежных переводов и безработицы, а также их социально-экономических последствий. Я полагаю, мы продолжим работу по этим вопросам и в будущем, укрепляя сотрудничество с соответствующими государственными органами. Бюро также работает с властями по развитию мер в области политики и повышению осведомленности населения о радикализации и воинствующего экстремизма. Работаем совместно с властями и гражданским обществом по ряду вопросов, касающихся верховенства закона и прав человек, а также гендерных проектов. Еще раз, я полагаю, что мы продолжим работать по этим вопросам, поскольку они важны для Правительства и граждан Таджикистана.

Другие важные области, которыми мы продолжим заниматься в будущем, это, например, гуманитарное разминирование, а также управление границами и их безопасность. Наряду с другими государственными органами, с которыми мы работаем по поддержке стабильности и безопасности в стране, у нас налажено хорошее сотрудничество с пограничными войсками. Я должна упомянуть один из наших ведущих проектов. Это пограничный колледж ОБСЕ для руководящего состава, в котором не только граждане Таджикистана, но и Афганистана и других среднеазиатских государств, а также руководящие работники погранслужб стран-участников и партнеров ОБСЕ изучают вопросы управления границами и обеспечения их безопасности.

Географически центральное расположение Таджикистана относительно стабильности всего региона означает, что Таджикистан и ОБСЕ будут способны продолжить играть важную роль в обеспечении безопасности границ и предотвращение потока незаконных товаров и действий в региональном масштабе.

В заключении хотела бы сказать, что я рассматриваю новый мандат как возможность обновить наши отношения с принимающей страной.

Таджикистан. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > news.tj, 10 июня 2017 > № 2212168 Туула Юрьеля


Россия > Госбюджет, налоги, цены > fingazeta.ru, 10 июня 2017 > № 2210071 Николай Вардуль

Алхимия роста

Николай Вардуль

Алхимики искали философский камень. Экономисты в чем-то им сродни. Из «свинцовых будней» им надо сделать золото роста.

Какого-то одного «философского камня» тут нет. Как показывает мировой и практически, во всяком случае пока, совпадающий с ним отечественный мейнстрим поисков поддержки роста, ставка делается не на красное или черное, а на некую далеко не революционную комбинацию показателей. В России она складывается так: отсутствие бюджетных потрясений, для чего возобновляется наполнение резервных кубышек; низкая инфляция, которая должна остановить падение реальных доходов, а потом и способствовать их росту; снижение ставки ЦБ, которое в первую очередь оживит потребительское кредитование; все вместе вернет покупателей к прилавкам. За ростом потребительского спроса подтянутся и «основные силы». Пульс инвестиций в основной капитал уже прощупывается, их источник сначала собственные средства компаний, а потом доступ к внешним ресурсам упрощается.

Медленно? Да, хотелось бы быстрее. Но предлагаемые варианты ускорения – за счет фактического замораживания существующих пенсий и сокращения числа будущих пенсионеров при увеличении пенсионного возраста размывают и без того не слишком прочные устои социально-экономического и политического развития.

Философский камень искали из любви не к философии, а к наживе. Искать экономический рост, который, по идее, должен сделать жизнь людей лучше, заранее обрекая значительную и заслуженную часть общества на еще большее прозябание, – значит, ставить во главу угла не рост благосостояния для всех, а все ту же наживу для тех, кому размер будущей пенсии совершенно неинтересен. Это шаг к еще большему разобщению, что ничего хорошего не сулит ни каким бы то ни было масштабным реформам, ни перспективам гражданского мира.

У приведенной комбинации есть одно, не слишком громко артикулируемое качество. Чтобы на этом пути добиться значительного роста, надо сотрудничать с развитыми странами. Альтернативные варианты могут слишком далеко завести в опоре на собственные силы, что обернется отставанием и агрессивностью. Успешное будущее России – это именно сотрудничество, а не конфронтация. Здесь важен политический выбор, от которого зависит и окончательный вид экономической программы.

А она, конечно, может быть дополнена инструментами ускорения без обнищания. Например, большей инвестиционной активностью самого государства в реализации инфраструктурных проектов, которые улучшают и инвестиционный климат в целом.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > fingazeta.ru, 10 июня 2017 > № 2210071 Николай Вардуль


Казахстан > Медицина > newskaz.ru, 10 июня 2017 > № 2206906

Минздрав Казахстана провел анализ инфраструктуры системы здравоохранения, выявив две тысячи единиц различного современного оборудования стоимостью 5,8 миллиарда тенге. В то же время обеспеченность медицинской техникой по регионам существенно отличается. Как результат, монопрофильные стационары иногда не справляются с поставленной задачей — обеспечить в должной мере лечение своих пациентов.

Простаивающие миллиарды

В настоящее время, по информации директора департамента инвестиционной политики министерства здравоохранения РК Аслана Кинаятова, по республике медицинские услуги предоставляют 7 914 объектов здравоохранения. Из них 6 764 объекта — государственные, 1 150 — частные. 842 организации оказывают стационарную помощь, из них − 171 частная, амбулаторно-поликлиническую помощь оказывают 7 072 организации, из них 979 − частные.

В сравнении со странами ОЭСР, средняя обеспеченность в Казахстане больничными койками выше на 6%. Но недостаточная дифференциация в этом вопросе создает нагрузку на бюджет здравоохранения, а на долю стационаров, как заметил Кинаятов, приходится более 60% бюджета здравоохранения. При этом свыше 20% госпитализированных больных могли получить лечение на амбулаторном уровне.

"В то же время в городах с высокой плотностью населения есть маломощные стационары. Международные тенденции демонстрируют необходимость укрупнения, создания крупных стационарных объектов, что позволит применить масштабные инструменты по стратегии развития медицинской службы в целом, внедрить современные медицинские технологии, повысить преемственность, полноту и качество медицинских услуг, также управляемость и эффективность, что повлияет на уровень удовлетворенности пациентов", — сказал Кинаятов в ходе заседании коллегии Минздрава.

Был проведен анализ имеющийся на сегодня ситуации, который показал, что на данный момент износ зданий стационарных организаций составляет 50%, половина из них эксплуатируется более 30 лет. В то же время отмечается нерациональное использование ресурсов: на 1 января 2017 года в системе здравоохранения насчитали более 4 тысяч свободных коек.

Кроме того, по словам директора департамента инвестиционной политики, уровень оснащенности медицинской техникой по республике составляет 70%, средний процент износа которых свыше 35%, а также есть простаивающее оборудование — две тысячи единиц стоимостью 5,8 миллиарда тенге.

В то же время обеспеченность медицинской техникой по регионам существенно отличается. По отдельной технике показатели Казахстана ниже, чем в странах ОЭСР, тогда как по другим видам есть переоснащение.

"По информации местных исполнительных органов, текущая потребность в инвестициях в отрасли здравоохранения составляет порядка 1 триллиона тенге. В свою очередь в условиях ограниченности государственного бюджета нужно решать ситуацию с привлечением частных инвестиций. В этой связи нужно привлекать ГЧП", — добавил директор департамента инвестполитики Минздрава.

По его словам, дальнейшее инвестиционное планирование и развитие системы здравоохранения будут осуществлены на основе единого плана, цель которого — развитие и модернизация системы здравоохранения на основе единых подходов планирования.

"В рамках плана будут разрабатываться следующие задачи: повышение доступности первичной медико-санитарной помощи, улучшение менеджмента медицинских организаций, трансформация больничного сектора от моно- к многопрофильности, модернизации инфраструктуры, привлечение инвестиций и увеличение доли частного сектора", — объяснил Аслан Кинаятов.

Он добавил, что все это подразумевает множество изменений, в числе которых своевременный доступ населения к услугам ПМСП в течение 15-20 минут, уменьшение нагрузки на врача общей практики до 1,5 тысяч обслуживаемого населения в месяц, а также будет учитываться территориальная расположенность объекта и численность обслуживаемого населения.

А у нас в больницах класс, а у вас?

Специалист по общественному здравоохранению Всемирного банка Марсело Бортман во время заседании коллегии сказал, что в сфере здравоохранения реформы должны быть непрерывными, соответственно весь сектор должен постоянно меняться.

"Система была разработана таким образом, что обращать внимание на разные заболевания. В последние годы обращалось внимание на материнскую и младенческую смертность, инфекционные заболевания. Но ситуация радикально изменилась. Люди сейчас живут дольше. Стоимость здравоохранения повысилась", — считает Бортман.

Основная причина роста цен, по его словам, не старение нации и не смена профиля заболеваний − по этим причинам происходит только 30% увеличения услуг в здравоохранении. Основное повышение стоимости, как считает Бортман, происходит по другим причинам, среди которых новые заболевания, требующие новых технологий ведущего уровня.

"Вы сравнивали койко-места со странами ОЭСР. У вас есть лишние койко-места, но население ОЭСР живет дольше примерно на десять лет в среднем, чем население Казахстана. В странах, которые постоянно делали реформы, у них четкое распределение между койко-местом для острых состояний, подострых состояний и реабилитационных или долгосрочных терапий. У них также есть койко-место для дневного стационара. Правильно используемые технологии сокращают затраты, потому что можно сделать какие-то вещи на дневном стационаре. Эти вещи будут дешевле, вам не нужна будет госпитализация, количество осложнений сократится, население будет намного счастливее", — отметил специалист по общественному здравоохранению Всемирного банка.

Он добавил, что на западе значительно сократили монопрофильные больницы, а потребность в госпитализации кардинально отличается от того, что было 20 лет назад. В пример был приведен опыт Голландии, где в последние 40 лет использовали объединение больниц, количество которых с 250 сократилось до 50.

Мировой опыт и другие бонусы

Трансформация больничного сектора, по словам советника министра здравоохранения РК Анар Мусреповой, должна обеспечить единое управление, консолидацию материально-технической базы, а оптимизация позволит сократить немедицинские затраты и направить их на медицинские.

"Это повышение заработной платы, повышение квалификации медперсонала, обновление основных средств, проведение косметического ремонта и так далее. По предварительной оценке, средняя сумма экономии в год составит 10,7 миллиарда тенге. Тогда как сумма готовой потребности в тяжелой технике по стране — 15 миллиардов тенге", — сказала советник.

В краткосрочной перспективе предлагаемые реформы позволят обновить норматив сети, консолидировать монопрофильные стационары в многопрофильные больницы. В долгосрочной — до 2025 года создать гибкую сеть медицинских организаций с упором на ПМСП с учетом нужд населений.

Все это, по ее словам, будет гармонизировано с развитием медицинского туризма в Казахстане на базе многопрофильных стационаров и республиканских клиник.

В завершение заседания коллегии министр здравоохранения Елжан Биртанов сказал, что монопрофильные стационары не могут на должном уровне обеспечить надлежащее лечение пациентов при острых травмах по той причине, что там уровень участия смежных специалистов слишком низкий. В результате, когда, например, после родов поступает женщина с кровотечением, не всегда в роддомах есть необходимые сосудистые хирурги, нефрологи, невропатологи и другие узкие специалисты.

"Это все стало результатом нашего стремления создать отдельные больницы по каждому профилю. Больницам необходимо интегрироваться, используя опыт зарубежных стран, где количество монопрофильных больниц снижается", — добавил министр.

Он объяснил, что в данном случае вопрос не стоит так, что действующие больницы в стране начнут ломать и строить новые. На первом этапе планируется говорить о функциональной интеграции, объединении юридических лиц, территориальном слиянии больниц.

Казахстан > Медицина > newskaz.ru, 10 июня 2017 > № 2206906


Казахстан > Медицина > newskaz.ru, 10 июня 2017 > № 2206905

Министерство здравоохранения Казахстана готовит ряд изменений в сфере оказания скорой медицинской помощи, а также рассматривает предложения, которые применялись в странах ОЭСР несколько десятков лет назад.

Что мы имеем?

На сегодняшний день, по информации министерства здравоохранения, в службе скорой медицинской помощи работают 24 самостоятельных станции, 227 отделений скорой медпомощи, из которых 67% находятся в нетиповых зданиях. Автопарк представляет 2 тысячи 100 единиц специализированных автомобилей, авиапарк – 33 воздушных судна (11 вертолетов и 22 самолета), оснащенность медицинским оборудованием составляет 78%.

В Минздраве проинформировали, что среднее время прибытия "скорой помощи" к пациенту в Казахстане составляет 25 минут. Для сравнения, в странах ОЭСР, а именно в Канаде, этот показатель равняется 5-10 минутам, в Англии и Италии – 8 минут, Турции – 10 минут, США – 12 минут, Австрии, Германии и Литвы – 15 минут.

При этом доля обслуженных вызовов с опозданием составляет 7%. Данный показатель высок в Алматы, Южно-Казахстанской, Акмолинской, Атырауской, Жамбылской и Карагандинской областях.

"Каждый казахстанец должен…" и новая "скорая"

По информации директора департамента организации медицинской помощи Ажар Тулегалиевой, системная проблема — неравный доступ к скорой медицинской помощи в зависимости от местонахождения пациента. Так, если ДТП происходит на дорожной трассе, то помощь оказывается поздно. Другая проблема — недостаточная оснащенность транспортным медицинским модулем, высокий уровень износа санитарного транспорта (51%), неполная автоматизация, отсутствие централизации системы управления вызовов скорой медпомощи, несвоевременность обслуживания вызовов и низкий кадровый потенциал.

На заседании Минздрава был рассмотрен проект нового приказа о правилах оказания скорой медицинской помощи. Сегодня предлагается полностью пересмотреть в Кодексе понятия о здоровье народа и системе здравоохранения. Так, по информации ведомства, на сегодня есть понятия "скорая медицинская помощь", "неотложная медицинская помощь", "экстренная медицинская помощь". Рассматривается вопрос об исключении понятия "неотложная медицинская помощь", оставив только понятие "скорая медицинская помощь" — помощь при возникновении заболеваний и состояний, требующих экстренной медпомощи. В то же время предлагается включить понятие "первая помощь для спасения жизни человека" и "предупреждение осложнений при несчастном случае или внезапном заболевании, проводимых на месте происшествия самим пострадавшим или другим лицом, находящимся поблизости".

"Это говорит о том, что каждый казахстанец должен уметь оказывать первую помощь. Мы также пересматриваем категорию срочности вызовов. Был рассмотрен опыт стран СНГ, Канады и Турции. На сегодня у нас утверждено шесть категорий срочности вызовов на 323 повода. Первая, вторая и третья категории до 15 минут обслуживаются. В основном это состояние без сознания, огнестрельные ранения, обширные травмы. Остальные, а именно четвертая-пятая категория — до 20 минут, и шестая категория — до 30 минут срочности. Учитывая международный и отечественный опыт, по ее словам, предлагается оптимизировать и сгруппировать вызовы по симптомам и синдромам – пять категорий", — рассказала Ажар Тулегалиева.

Согласно плану, в 1 категорию входят ситуации, когда состояние пациента представляет непосредственную угрозу (рекомендуемое время прибытия — 10 минут). Во вторую категорию включают потенциальную угрозу для человека с рекомендацией прибытия к пациенту до 15 минут. Третья категория – до 30 минут – роды. В следующую категорию входят вызовы, когда звонят по причине обострения хронических заболеваний, где предполагается прибытие бригады специалистов в течение часа. В последнюю пятую категорию отнесли ситуации, когда требуется привлечение санитарной авиации.

"Что касается экстренной помощи на уровне ПМСП (первичная медико-санитарная помощь): сегодня мы говорим, что во всех поликлиниках должны создаваться отделения "скорой помощи" с оснащенным транспортом и оборудованием. Такая функция может быть передана на аутсорсинг. Такой пилотный проект работает в Астане, есть хорошие результаты. Кадров на сегодня мало. Мы предлагаем создавать врачебные и фельдшерские бригады, организовать службы community nursing — службы оказания помощи медицинскими сестрами. Также если сегодня вызовы в поликлиниках принимаются до шести часов, то они теперь будут приниматься круглосуточно с 8 утра до 8 утра следующего дня", — сообщила Тулегалиева.

Мировой опыт из прошлого

В ходе заседания коллегии директор ТОО "Казмедиаконсалт" Кевин Фрик в свою очередь рассказал, как можно провести реформы в работе "скорой помощи" с точки зрения международного опыта. США, по его словам, прошли такую реформу в работе бригад "скорой помощи" в 60-х годах, Канада – в 80-х, Австралия – в 90-х годах, а страны Европейского союза — в 2000-х годах.

"Сейчас настало время Казахстана. Мы хотим использовать этот опыт. Всего несколько компонентов реформы. Один из самых главных — информированная общественность. Существуют две большие модели предоставления скорой медицинской помощи — англо-американская и европейская модели. Как мы видим, сейчас больше используется тренд англо-американской модели, которая означает, что мы должны доставить пациента в больницу в течение "золотого часа"… Служба "скорой помощи" Казахстана — самая загруженная из всех систем здравоохранения. Причина в том, что система неправильно используется населением, а также мы не даем пациентам другой альтернативы доступа к медицинской помощи, чтобы им было удобно", — сказал Фрик.

В пример он привел ситуацию, когда поликлиники закрываются в восемь вечера, а у пациентов возникает проблема со здоровьем. В результате они звонят в службу 103. Глава компании, которая работает в сфере медицинского консалтинга, считает, что в некоторых случаях можно было бы лишь предоставить возможность человеку переговорить с диспетчером с последующим перенаправлением на линию с определенным врачом.

"Но в существующей системе машину "скорой помощи" вызывают и по причине высокой температуры. Мы должны понимать, что мы машину отрываем от пациента, которому срочно нужна медицинская помощь. Нам нужно сделать так, чтобы наши бригады отвечали на вызовы только тогда, когда ситуация между жизнью и смертью. Мы, конечно, хотим, чтобы кто-то позаботился и о вашей температуре, но вы можете вызвать такси, как это делают во всем мире, поехать в приемный покой либо дождаться утра и пойти к участковому врачу. Просто сейчас это очень дорого, когда мы отправляем целую бригаду на несерьезные цели", — объяснил глава ТОО, выразив надежду, что предлагаемая инициатива будет поддержана правительством страны.

Он также отметил, что необходимо сфокусироваться на функциональном направлении, чтобы все это заработало. В частности, рекомендуется создать приемный покой, который будет обслуживать пациентов после закрытия поликлиник. Также он посоветовал обучить больше людей предоставлению первой медицинской помощи, а также дать рекомендации по улучшению обучения сотрудников бригад скорой помощи. Оценивая нынешнюю ситуацию, он признает, что поздновато для Казахстана внедрять такие системы, но считает, что когда-то такие нормы нужно внедрять и начинать надо с законодательства. В противном случае в стране также будут инвестировать на покупку машин и оборудования, а показатель смертности меняться не будет.

Казахстан > Медицина > newskaz.ru, 10 июня 2017 > № 2206905


Казахстан. Узбекистан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 10 июня 2017 > № 2206866

Мирзиёев упростил экспорт продукции в Казахстан

Глава государства разрешил ряду узбекских компаний с 1 июня 2017 года поставлять товары без предоставления банковской гарантии или полиса страхования экспортных контрактов от политических и коммерческих рисков

Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев подписал распоряжение о существенном облегчении процедуры экспорта продукции в Казахстан для нескольких отечественных компаний, сообщает корреспондент Sputnik.

В частности, глава государства разрешил с 1 июня 2017 года ряду узбекских компаний осуществлять поставку товаров на условиях консигнации, без предоставления банковской гарантии или полиса страхования экспортных контрактов от политических и коммерческих рисков.

В список компаний, которым разрешено пользоваться этой льготой, попали НХК "Узбекнефтегаз", "Узкимесаноат", "Узбекозиковкатхолдинг", "Узвинпромхолдинг", "Узсаноатэкспорт", "Узтрейд", "Узагроэкспорт", а также организации, входящие в их структуру. При этом есть условие — все поставки должны осуществляться только торговым домам в Казахстане, в уставном фонде которых совокупная доля данных организаций составляет не менее 51%.

Отметим, что в Узбекистане сегодня действует около 230 предприятий с участием капитала Казахстана, в Казахстане — более 130 предприятий, созданных совместно с предпринимателями из Узбекистана. По итогам 2016 года объем взаимного товарооборота между странами составил 2 миллиарда долларов. В ближайшие годы стороны намерены увеличить этот показатель минимум в два раза.

Источник - Sputnik

Казахстан. Узбекистан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 10 июня 2017 > № 2206866


Казахстан. Весь мир > Образование, наука > inform.kz, 10 июня 2017 > № 2206541

Казахский национальный университет имени аль-Фараби вошел в топ-250 лучших вузов мира.

По итогам исследования авторитетного рейтингового агентства World University Rankings QS (Великобритания) КазНУ им. аль-Фараби вошел в число 250 лучших университетов мира, уверенно сохранив 236 место. В этом году в эту группу вошли четыре вуза из стран СНГ - МГУ им. Ломоносова, Санкт-Петербургский и Новосибирский госуниверситеты и КазНУ.

При проведении рейтинга QS учитывались такие показатели как: академическая репутация, научная цитируемость, соотношение обучающихся и преподавателей, репутация среди работодателей, доля иностранных преподавателей и студентов.

«Ведущий казахстанский университет подтвердил лидерские позиции в Центральной Азии и СНГ, а также высокую конкурентоспособность на мировом уровне. Успешному продвижению университета в международном рейтинге способствовала комплексная структурная модернизация, проведенная в соответствии с современными требованиями. По рекомендации экспертов QS опыт продвижения КазНУ изучается ведущими университетами мира. Университет как ведущий центр науки, образования и инноваций нацелен войти в топ-200 лучших вузов мира»,- отмечает пресс-служба вуза.

Казахстан. Весь мир > Образование, наука > inform.kz, 10 июня 2017 > № 2206541


Швейцария. Франция > Экология > inform.kz, 10 июня 2017 > № 2206534

Почему швейцарцы не пьют бутилированную воду

Наверное, вы никогда не слышали, чтобы вода из-под крана в городах была 1000 раз полезнее и 500 раз дешевле бутилированной питьевой воды. Романдская федерация потребителей утверждает, что в Швейцарии именно так оно и есть.

Корреспондент МИА «Казинформ» побывал на станции в Женеве, которая искусственно заполняет подземные резервуары грунтовых вод, и узнал, почему швейцарцы используют для бытовых нужд воду, которую в других странах продавали бы как минеральную.

В жемчужине Швейцарии - на Женевском озере расположены две очистительные станции. 80% питьевой воды Женева берет именно из этих станций. 20% откачиваются из так называемого аквифера - водоносной прослойки земли. Из нее воду извлекают с помощью скважин. В 1970-е годы из-за роста населения и сопутствующего увеличения потребления воды уровень вод в аквифере катастрофически начал снижаться и многие скважины опустели. Вода и в озере, и аквифере пополняется напрямую из швейцарских Альп. При этом, грунтовые воды насыщены разными полезными для организма минералами.

«Эти грунтовые воды являются трансграничными. Право на них имеют Швейцария и Франция. 10 скважин расположены на швейцарской стороне и 5 на французской. Из аквифера ежегодно извлекается 7,5 млн. кубометров воды. Уровень воды начал снижаться до такой степени, что наши насосы даже не дотягивали до оставшихся вод. Поэтому в течение 10 лет наши страны вели дискуссию по решению этой проблемы. Мы думали построить на Женевском озере еще одну станцию по очистке, но это оказалось слишком дорого. Было найдено решение - проект, стоимость которого в пять раз меньше, чем строительство новой станции на озере», - рассказал начальник отдела геологии и гидрологии Женевы Габриэль де лос Кобос (Gabriel de los Cobos).

Станцию все же построили, но не возле озера, а на месте, где грунтовые воды находятся наиболее близко к поверхности земли. По тем временам строительство обошлось в 20 миллионов швейцарских франков. Этот проект оказался дешевле, чем станция на Женевском озере за 100 млн. Теперь эта необычная станция проводит фильтрацию воды из близлежащей реки Арве, которая берет начало в Альпах и искусственно наполняет аквифер.

«В 70-ые годы это была новая тема. Технологии, методы - все новое. Вода из реки направляется в эту станцию. В ней она очищается совершенно по экологически чистой технологии фильтрации. Процесс сложный. Она проходит несколько уровней очистки по оборудованиям, максимально приближенным природной фильтрации, и после по трубам, общая длина которых составляет 5 тыс. метров. Вода поступает в авкифер, как будто она там сформировалась. Мощность станции - 700 литров воды в секунду», - сообщил Габриэль де лос Кобос.

В целом же, как отмечает господин Кобос, секрет высокого качества швейцарской воды не только в ее альпийском происхождении, но также и в бережном отношении со стороны общественности и исключении всяких тяжелых «махинаций» при ее очистке. Как говорит Габриэль де лос Кобос, самая лучшая фильтрация - это природа, и оберегать ее надо в первую очередь. К слову, защита водных ресурсов в Швейцарии закреплена Конституцией страны еще с прошлого века, а бережное отношение к ней - результат многолетнего воспитания культуры у населения. Конечно, такую воду жалко использовать в бытовых целях, но именно она идет в АЗС, прачечные и в санузлы. Габриэль де лос Кобос говорит, что делить воду для бытовых нужд и питья обошлось бы бюджету больше, чем использование в уборных.

Между тем в организации «Женевский водный хаб», где корреспондент МИА «Казинформ» побывал перед поездкой на станцию, Соглашение между Швейцарией и Францией называют одной первых в истории успешных правовых договоренностей о взаимном использовании трансграничных водных ресурсов. Женевский водный хаб, который базируется в штаб-квартире Всемирной метеорологической организации, в большей степени финансируется правительством Швейцарии, но является международной организацией, которая одной из своих задач ставит разработку рекомендаций по решениям конфликтов на почве трансграничных водных ресурсов.

Необходимы ли соглашения о совместном использовании водных ресурсов и к чему приводит их отсутствие? Один из известных примеров - это использование реки Сырдарья в советский период. Изменение русла реки для масштабного орошения водой хлопковых полей в Узбекистане привело к глобальной катастрофе - высыханию Аральского моря.

По данным ООН, за последние 50 лет отмечены 507 «водных» конфликтов, 21 раз дело доходило до военных действий. Такие печальные цифры повышают значимость Женевского водного хаба и ставят вопросы решения водных конфликтов в приоритетное положение.

«Но в мире есть примеры успешного сотрудничества в водной сфере, когда страны находят мирное решение по разделу воды, заключают международные соглашения, особенно в бассейнах рек. Мы собираем такие примеры. Миссия нашей организации - предотвратить водные конфликты на межсекторальном и приграничном уровне», - сообщил президент «Женевского водного хаба» Франсуа Мюнгер на презентации организации.

Для этого в 2015 году ЖВХ объединила специалистов из числа руководства сельскохозяйственных министерств 15 стран в Глобальную группу высокого уровня по водным ресурсам и миру. Они занимаются разработкой предложений по предотвращению или решению конфликтов на почве воды и по упрощенному доступу к питьевой воде. Среди них - вице-министр сельского хозяйства Казахстана Ерлан Нысанбаев.

«Отдельных проектов от Казахстана нет, но на глобальном уровне страна вовлечена в решение этих вопросов. Мы конечно счастливы, что у нас есть господин Нысанбаев, но независимо от его участия, для нас Казахстан - важная страна в регулировании водных вопросов», - отметил Франсуа Мюнгер.

На встрече с журналистами в здании Всемирной метеорологической организации на стол для питья поставили бутылку с водой из-под крана, а присутствовавшие ее пили, привыкшие думать, что в таких случаях обычно используют бутилированную воду. Участники встречи отличий не нашли, а напротив посчитали натуральную воду более приятной на вкус.

«Вода великолепного качества и она дешевле, чем стоит вода в магазине. Это как бы реклама нашей работы», - сказал глава Женевского водного хаба и одним своим предложением, наверное, разъяснил смысл деятельности организации.

Швейцария. Франция > Экология > inform.kz, 10 июня 2017 > № 2206534


США. Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 10 июня 2017 > № 2205434 Оливер Стоун

Оливер Стоун позволил Владимиру Путину высказаться

Майк Хейл (Mike Hale), The New York Times, США

Помогла ли Россия сделать Дональда Трампа президентом США? Оливер Стоун (Oliver Stone) не верит в это, что неудивительно, учитывая его давно сложившиеся ревизионистские взгляды на американскую историю и институты. «Если мы проанализируем ситуацию в немного более широком контексте, разве Шелдон Адельсон (Sheldon Adelson) не оказал гораздо более значительное влияние?— спрашивает он. — Как насчет братьев Кох? Разве Израиль не оказал гораздо более значительное влияние?»

Нет никаких сомнений в том, что споры вокруг этого вопроса являются отличной рекламой для «Интервью с Путиным» — серии бесед г-на Стоуна с президентом России Владимиром Путиным. Бурные дискуссии вокруг вмешательства России в президентские выборы 2016 года и возможные связи между Россией и администрацией Трампа привлекают к этой серии бесед гораздо больше внимания, чем обычно получают интервью с зарубежными лидерами.

Другой вопрос в том, насколько благоприятным будет это внимание. Канал Showtime, который будет показывать «Интервью с Путиным» четыре вечера подряд, начиная с понедельника, 12 июня, предоставил репортерам только две из четырех серий. Поэтому материалы одной беседы г-на Стоуна с г-ном Путиным, которая состоялась уже после избрания г-на Трампа, в феврале, станут доступными несколько позже.

Но, судя по двум первым эпизодам, беседы г-на Стоуна и г-на Путина нельзя назвать конфронтационными интервью. Г-н Стоун, который провел свое первое интервью с г-ном Путиным, пока находился в России на съемках фильма «Сноуден» (о той встрече договорился один из продюсеров фильма), ведет себя уважительно и дружелюбно. Он позволяет г-ну Путину говорить, время от времени вмешиваясь в монолог, чтобы сделать акцент на высказываниях о провокациях Америки и страданиях России. Обозреватели и политические комментаторы, вероятнее всего, будут еще долго рассуждать о симпатиях г-на Стоуна и о тех заявлениях г-на Путина, которые не встретили никаких возражений.

В четверг, 8 июня, я беседовал с г-ном Стоуном как раз в тот момент, когда бывший директор ФБР Джеймс Коми (James B. Comey) давал показания в комиссии Сената по делам разведки, отвечая на вопрос о том, пытался ли г-н Трамп препятствовать российскому расследованию этого агентства. Ниже приведены отредактированные отрывки нашего разговора.

Майкл Хейл: Что вы думаете о показаниях г-на Коми?

Оливер Стоун: В них много дыма, но я не вижу почти никакого огня.

— Зрители будут смотреть эту серию интервью в таком контексте, которого не было в то время, когда вы работали над ней.

— Как говорит сам г-н Путин в четвертой главе, речь идет о внутриполитических событиях, происходящих в Америке. Поскольку он не имеет к ним никакого отношениях — он сам так сказал — он не оказывал влияния на американские выборы. С его точки зрения, это просто невозможно.

Я здесь для того, чтобы дать г-ну Путину возможность высказаться. Пусть он говорит. Если я могу подтолкнуть его к откровенному разговору тем, что внимательно и вдумчиво отношусь к его словам, я как репортер должен это сделать. Я также являюсь драматургом. Я призываю своих актеров играть лучше. Говорить больше. Показать мне целый спектакль.

— Вы извлечете огромную выгоду из той шумихи, которая сейчас окружает новости о российских расследованиях.

— Я даже представить себе не могу образ мыслей американца, который на самом деле верит в то, что Россия повлияла на эти президентские выборы. Если эти люди так считают, так тому и быть. Если они найдут в этой серии интервью доказательства того, что г-н Путин — дурной человек, так тому и быть. Россию можно обвинять во всех бедах и несчастьях мира — именно этим мы зачастую и занимаемся с 1917 года.

Я бы сказал, что, если вас действительно интересуют выборы — хотя это четвертая глава — это далеко не полная история. Полная история — это история России, а также опыт, полученный г-ном Путиным на посту президента. Картина гораздо шире, чем многие привыкли думать.

— Получается, нам не стоит ждать каких-то сенсаций и разоблачений?

— Вы имеете в виду сцены, похожие на сцену суда в фильме о Джоне Кеннеди? Я не могу создать подобный фильм. Мне все это показалось очень захватывающим, потому что с каждым новым часом общения с ним, вы узнаете его все лучше, вы начинаете лучше его понимать.

— Что вы думаете о г-не Путине теперь, проведя с ним несколько бесед?

Он впечатлил меня своими лидерскими качествами. Он впечатлил меня тем, как он отстаивает интересы России. Он — истинный сын России. Что касается моих личных ощущений, то я восхищаюсь его дисциплинированностью, способностью выполнять его работу на протяжении 16 лет, его выносливостью, тем, как он работает. Насколько мне известно, ни один американский президент никогда так не работал. В этом смысле он напоминает мне Джимми Картера — я имею в виду, своей преданностью работе.

— Увидели ли вы в нем человека, который, по словам его критиков, приказывает убивать своих политических оппонентов и журналистов и который заработал целое состояние благодаря своей должности?

— Я думаю, что в третьей и четвертой главах я поставил этот вопрос ребром, когда мы уже в достаточной мере познакомились друг с другом. Я думаю, что его язык жестов к тому моменту стал довольно очевидным. Он не рассказывает мне всего: вполне возможно, он утаивает правду. Богат ли он? Возможно, но не в той степени, которую ему приписывают. Я сужу по его манере вести себя, по тому, как он говорит о деньгах.

Я думаю, что я бросил ему вызов. Возможно, вы полагаете, что я был с ним слишком мягок, но я считаю, что я бросил ему вызов. И серьезность этого вызова к последним эпизодам выросла, особенно когда мы заговорили о его будущем и о его планах на выборы. Деньги, коррупция. Я старался задавать настолько смелые вопросы, насколько это было возможно. Я знал, что, если я зайду еще дальше, то он просто может прекратить любое из наших интервью и отказаться от дальнейших бесед без объяснения причин.

— В конце второго эпизода он говорит — с улыбкой чеширского кота, которая часто появляется на его лице — что Россия не вмешивается в дела других стран.

— Вам самим стоит об этом подумать. Помните, когда я говорил о г-не Трампе, я сказал г-ну Путину: «Если бы вы сказали, что ненавидите Трампа, он бы победил». Думаю, он тоже очень удивился. Он также отметил, что критика в адрес России является неотъемлемой частью всех предвыборных кампаний в США. И это правда.

США. Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 10 июня 2017 > № 2205434 Оливер Стоун


США. Евросоюз > Армия, полиция > inosmi.ru, 10 июня 2017 > № 2205423 Оскар Крейчи

Оскар Крейчи: «Трамп торгует смертью»

Оскар Крейчи (Oskar Krejčí), Prvnizpravy.cz, Чехия

Разумных причин для того, чтобы европейские члены НАТО повышали расходы на оборону, не существует. Тем не менее, судя по всему, бюджеты возрастут, поскольку подобный подход, полный лжи и коррупции, считается правильным — ведь он в достаточной мере антироссийский. Так считает политолог Оскар Крейчи.

První zprávy: В четверг в клубе «Нового слова» в Братиславе Вы прокомментировали визит президента США Дональда Трампа на Ближний Восток и в Европу. Если подытожить кратко, одним предложением, то какая тема была самой важной в ходе этого визита?

Оскар Крейчи: Продажа оружия.

— В случае Эр-Рияда в Саудовской Аравии это понятно, но в Европе?

— Если вкратце, то в Европе Трамп потребовал, чтобы расходы НАТО достигли 57% от общемировых оборонных расходов. Согласно решению, принятому на саммите в Уэльсе в 2014 году, 20% этих средств должно выделяться на закупку и разработку новых видов оружия. Преимущественно американского.

— То есть Вы имеете в виду требование повысить расходы членов НАТО до двух процентов ВВП?

— Вся шумиха вокруг планов по повышению оборонных расходов НАТО до двух процентов ВВП вызвана прежде всего желанием продать оружие. Все это абсурд, который можно навязать только благодаря безответственности и некомпетентности европейских политиков, а также благодаря преданности крупнейших западных СМИ воинственным лозунгам. Милитаризм выдают за защиту безопасности.

— Кто-то может возразить, что Ваши слова звучат очень агрессивно и предвзято. Есть ли у Вас доказательства для подобных утверждений?

— Например, вспомним исследование, опубликованное Стокгольмским институтом исследования проблем мира (SIPRI) за месяц до того саммита НАТО, в котором впервые участие принял Дональд Трамп. SIPRI — безусловно, один из самых авторитетных центров, который занимается исследованиями в области вооружений. Опубликованный материал касается уже упомянутых двух процентов ВВП, и в исследовании на основе данных о прошлогодних военных расходах подсчитаны предполагаемые изменения. Согласно этому анализу, если все страны-члены альянса будут выделять на оборону два процента ВВП, то это повлечет за собой сокращение бюджета НАТО с 881 миллиарда долларов до 722 миллиардов. Таким образом, оборонный бюджет НАТО сократится на 159 миллиардов долларов, то есть на 18%…

— Звучит странно. Трамп действительно требовал именно этого? Как институт SIPRI мог прийти к таким цифрам?

— Фокус в том, что в прошлом году военные расходы Соединенных Штатов достигли 3,3% ВВП. Эти траты в размере 611 миллиардов долларов патологически велики. При переходе США к двум процентам ВВП расходы сократятся на 240 миллиардов, то есть на 39%.

Многие забывают, что вооруженные силы США и европейские армии предназначаются для разных целей. Достаточно вспомнить те действия, которые сейчас Пентагон предпринимает в западной части Тихого океана. Я имею в виду Японию, Корею и американские провокации в Южно-Китайском море. Зачем европейским странам брать на себя часть ответственности за эту политику Вашингтона?

Немного отклонюсь от темы, чтобы вы лучше меня понимали. В середине прошлого года центр RAND Corporation опубликовал анализ возможных вариантов войны между США и Китаем. RAND — это авторитетный исследовательский центр в Калифорнии, где занимаются политической и военной аналитикой. Из упомянутого анализа следует, что традиционная война между Соединенными Штатами и Китаем, начнись она в 2015 году, через год боев привела бы к снижению американского ВВП на 10%, а китайского — на 35%. Но если бы война началась в 2025 году, то обе стороны понесли бы одинаковые экономические потери. «В 2025 году Соединенные Штаты не смогут получить решающее военно-операционное преимущество, даже если бои затянутся», — говорится в этом исследовании. Многие политики могут расценить эту информацию как знак свыше: мол, когда, если не сейчас? Стоит добавить, что, согласно упомянутому исследованию RAND Corporation, уже сегодня ядерная война между США и Китаем уничтожила бы обе страны. Я не говорю уже о том, что, скорее всего, эта война приняла бы мировой масштаб, и в конфликт была бы втянута и Чехия.

— Давайте вернемся к тому парадоксальному расчету, согласно которому расходы в размере двух процентов ВВП привели бы к снижению бюджета НАТО. Наверное, в Брюсселе Трамп все-таки не этого добивался. Тогда в чем его цель?

— Даже в институте SIPRI не верят, что оборонные расходы США сократятся до двух процентов ВВП. Расчет, который считают реальным, показывает, что если Соединенные Штаты оставят свои оборонные расходы на современном уровне, а расходы других стран-членов альянса достигнут двух процентов ВВП, то общий бюджет НАТО вырастет с прошлогоднего 881 миллиарда до 962 миллиардов в год.

— Это как раз те самые 57% мировых расходов на оборону, о которых Вы говорили в начале интервью?

— Да. Если мечта о двух процентах ВВП сбудется, то бюджет альянса достигнет 57% от мировых расходов на оборону. Таким образом, 28 западных демократических стран будут выделять на оборону больше, чем остальные 170 государств мира. Вам это кажется разумным?

— А какими конкретно будут изменения в европейских странах-членах НАТО?

— Специалисты SIPRI подсчитали изменения военных расходов европейских стран-членов альянса в связи с переходом к требуемым двум процентам ВВП и получили данные о значительном росте: европейские траты увеличились бы с 254 миллиардов до 320 миллиардов в год. То есть расходы возрастут на 66 миллиардов или на 26%. Подобные требования — абсурд.

— Но в Брюсселе говорят о растущей угрозе, к примеру, в лице России.

— По данным SIPRI, в прошлом году оборонный бюджет Российской Федерации составил 69,2 миллиарда. Я повторюсь: в то же время общий бюджет НАТО достиг 881 миллиарда, из которых 254 миллиарда долларов приходятся на европейские страны-члены альянса. Только благодаря пропаганде, которая ослепляет и отупляет, кто-то еще может рассуждать о необходимости дальнейшего повышения военных расходов из-за «российской опасности». Лучше бы подумали о рационализации расходов. Ведь деньги транжирят не только в США, но и в европейских вооруженных силах. Это происходит из-за глупости, коррупции, а также — и это главное — из-за отсутствия разумной военно-политической стратегии.

— Я отметил, что даже Берлин не испытывает восторга по поводу требований повысить расходы до двух процентов ВВП.

— Для Германии это требование означает расходы в размере 69 миллиардов долларов в год (против прежнего 41,1 миллиарда). Если составить рейтинг стран мира, которые больше всех тратят на оборону, то в новых условиях Германия с девятого места переместится на четвертое. Некоторые немецкие экономисты, а также аналитики в области безопасности считают, что рост расходов слишком велик, да и не обоснован. Я тоже так думаю. Кроме того, Германия опять может превратиться в военную проблему для Европы.

— Министр обороны Чехии, а также другие чешские политики пообещали повысить военные расходы до двух процентов ВВП. К чему это приведет, по версии SIPRI?

— Чешские расходы на оборону возрастут с двух до 3,9 миллиардов долларов, и Чехия переместится с 60 места в упомянутом рейтинге на 47 место. Что касается Словакии, то там военный бюджет увеличится с одного миллиарда до 1,8 миллиардов долларов, и страна с 67 места переместится на 62. Я повторю, что это может произойти без предварительных анализов угроз и рисков, без общественной дискуссии — только потому, что кто-то что-то кому-то пообещал. И это называется демократией!

— Давайте вернемся к тому, о чем речь шла в Эр-Рияде. Почему те договоренности напоминают Вам решения в рамках НАТО?

— Дональд Трамп подписал контракт на поставку оружия в Саудовскую Аравию на сумму 110 миллиардов долларов, а в ближайшие десять лет туда направят вооружений еще на 350 миллиардов. Белый дом назвал эти договоренности «взаимным расширением… отношений в сфере безопасности». Однако Соединенные Штаты продавали Саудовской Аравии оружие на миллиарды долларов еще при президенте Бараке Обаме. По имеющимся данным, с 2013 года Агентство национальной безопасности (NSA) (это спецслужба Министерства обороны США, о которой мы с вами говорили на прошлой неделе) оказывает Эр-Рияду «непосредственную аналитическую и техническую поддержку» в интересах «внутренней безопасности». Еще продолжительнее сотрудничество саудовцев с ЦРУ. Кстати, близкие отношения Вашингтона и Эр-Рияда берут начало в феврале 1945 года, когда сразу после Ялтинской конференции президент Франклин Рузвельт встретился с саудовским королем на военном корабле США, бросившем якорь в Суэцком канале.

Существует две причины для особых отношений Вашингтона и Эр-Рияда. Во-первых, это нефть, а во-вторых, вашингтонские комплексы в отношении Ирана, от которых Белый дом никак не может избавиться со времен свержения шаха Резы Пехлеви в 1979 году. Эр-Рияд, в свою очередь, воспринимает Тегеран как неизбежного конкурента. Ведь в Иране — персы, а не арабы, шииты, а не сунниты, и исламская демократия вместо монархии.

— Свою роль играет и воинственная политика Ирана в отношении Израиля.

— Это отдельный разговор. Саудовская армия «тренируется» сейчас в Йемене. По некоторым данным, с 2015 года в местной «гражданской» войне, незаметной для Запада, было убито почти восемь, а по другим данным 16, тысяч человек. С кем саудовская армия будет воевать, когда пройдет «подготовку» и получит новое оружие за 400 миллиардов? Будет ли Израиль в безопасности?

По данным SIPRI, в прошлом году Саудовская Аравия выделила на оборону 10,4% своего ВВП. Однако идеальным партнером Пентагона и примером для Европы является Оман: его военные расходы в прошлом году достигли рекордных 16,7% ВВП.

— Небольшой Оман?

— Он перераспределяет оружие и боеприпасы сообразно интересам арабских суннитских монархий и, конечно, по договоренности с США. Точно так же Вашингтон пытается сделать из НАТО свою «торговую резидентуру». В этой связи я хотел бы напомнить слова недавно ушедшего от нас Збигнева Бжезинского, который сказал, что оружие существует для того, чтобы его применять.

— То есть, судя по всему, войны на Ближнем Востоке не закончатся никогда? Вы считаете, что в этом и есть замысел Вашингтона?

— Что значит замысел? Военные и ученые должны учитывать все сценарии, но политики решают все. Они принимают решения непосредственно о том, чего хотят добиться, и косвенно о том, к чему приведет тот хаос, который они сеют.

В четверг в Братиславе мы обсуждали ту депрессивную безнадежность, которой веет от выше приведенных цифр. Простые рациональные подсчеты доказывают, что все разговоры о российской или китайской угрозе — это ерунда. Разумных причин для повышения оборонных расходов европейских стран НАТО нет. И, тем не менее, эти расходы, скорее всего, будут увеличены.

— По-Вашему, разве все это никак нельзя объяснить?

— Кому? Министрам обороны, которые вышли из среды, далекой от реального мира? Продажа оружия — не спектакль, а торговля человеческой смертью. Или вы хотите показать эти цифры из SIPRI брюссельским генералам? Не стоит, им они известны. Просто некоторые считают подобный подход, полный лжи и коррупции, правильным, ведь он в достаточной мере антироссийский. А остальные? Представьте себе человека, который сменил офис в Праге на место в Брюсселе.

Большинство помнит о своих благих намерениях до того момента, как получит первую зарплату. Речь — о таких суммах, которые простому чешскому генералу даже не снились. И тогда эти люди понимают, что изменить они ничего не могут, но зато могут жить припеваючи. То же происходит с «нашими» представителями в Европейской комиссии и Европейском парламенте.

В капиталистической системе военные расходы не являются предметом академической дискуссии. Главное — интересы. Вам не убедить премьеров и министров, которые клянутся повысить военные расходы до двух процентов ВВП, в том, что все это опасная глупость. Таких политиков нужно просто заменять, иначе они так и будут вооружаться, вооружаться и вооружаться — вплоть до трагической развязки.

США. Евросоюз > Армия, полиция > inosmi.ru, 10 июня 2017 > № 2205423 Оскар Крейчи


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 июня 2017 > № 2205417 Борис Акунин

Самый важный человек в российской истории

Борис Акунин, Обозреватель, Украина

Я задал читателям вопрос про самого важного человека в российской истории. Получил очень много ответов, и все их просмотрел. Вам тоже советую, там в комментах много интересного, а самое интересное — складывающаяся в результате симфония.

Ведущую партию в ней исполняет, почти что солирует — с большим опережением — Петр Первый.

Это было предсказуемо. У меня в предисловии к еще не вышедшему пятому тому «Истории российского государства» (он весь про Петра) феномен необычайной популярности этого монарха объясняется тем, что он импонирует обеим традиционно враждебным российским партиям, только по разным причинам. «Государственникам» он нравится как создатель мощной военной державы, «либералам» — как западник, повернувший страну лицом к Европе.

Но лично я Петра главным персонажем отечественной истории не считаю. Мне кажется, что важность исторической фигуры следует оценивать вот по какому критерию: если бы человека не случилось вовсе, насколько изменилась бы судьба страны?

Личность Петра, конечно, оставила яркий отпечаток на российской исторической ткани. Но предположим, что в 1689 году партия Нарышкиных не пришла бы к власти. Что бы изменилось? Реформы все равно произошли бы, Василий Голицын намеревался сделать примерно то же самое, только менее радикально (что, возможно, было бы и к лучшему). Ну, походили бы русские дворяне еще какое-то время бородатыми, да не построили бы на болоте красивый город, вот и вся разница (хотя Питера, конечно, жалко).

Однако есть человек, без которого Россию в ее нынешнем состоянии представить совершенно невозможно. Ему бы я и отдал первенство. Это Пушкин, которого назвали всего несколько комментаторов. Просто вообразите, что Пушкина никогда не было. Получилась бы какая-то другая Россия, и говорила бы она на каком-то другом русском языке. Все равно что Англия без Шекспира. Кстати говоря, если самым важным человеком в истории страны является поэт, это характеризует страну не самым плохим образом.

Если же говорить о России в более узком, политическом смысле, то тут я согласен с теми, кто назвал самой важной персоной Ивана III. Этот человек создал государство, которое существует до сегодняшнего дня. Все сильные и слабые его стороны восходят ко второй половине XV века. Ремонт производился неоднократно, но фундамент все тот же, заложенный великим князем Иваном Васильевичем.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 июня 2017 > № 2205417 Борис Акунин


Литва. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 июня 2017 > № 2205412 Александр Удальцов

Александр Удальцов: Люди настроены на взаимное общение, а не на вражду

Посол РФ подсчитал: Литва должна России 72 миллиарда долларов за советский период

Литовский курьер, Литва

«Литовский курьер»: Уважаемый господин посол, наше интервью выходит накануне Дня России. Как известно, многие на Западе, в том числе в Литве, предрекали скорый крах российской экономики в результате введенных санкций. Как сегодня себя чувствует Россия?

Александр Удальцов: Слухи о смерти российской экономики оказались сильно преувеличены. Россия с честью выдержала экзамен на прочность и с достоинством выходит из непродолжительной стагнации. Сейчас ситуация в нашей экономике уже значительно лучше, чем в предшествующие три года — она полностью приспособилась к новым реалиям и вошла в фазу роста. По оценке Минэкономразвития России, увеличение ВВП по итогам текущего года может составить 2%. По итогам первого квартала 2017 года, приток прямых иностранных инвестиций составил 7 млрд долларов США, а это, замечу, лучший показатель за последние три года.

Причем важно, что наряду с ростом промышленного производства и сельского хозяйства в 2017 году начал расти и потребительский спрос. При этом уровень безработицы в России составляет сегодня всего 5,5%, а к концу года может сократиться до рекордного значения ниже 5%. Текущий уровень инфляции в нашей стране сегодня составляет опять же рекордные менее 4%, в годовом выражении — это самый низкий показатель в истории современной России.

Буквально на днях состоялся очередной XXI Петербургский международный экономический форум, интерес к которому в мире постоянно растет: в нем приняло участие более 14 тысяч человек. В ходе форума было заключено почти 400 соглашений на общую сумму 2 триллиона рублей, а это примерно 32 млрд долларов США. Отмечу, что самой большой на форуме была делегация США — 560 человек, представляющих 140 компаний.

Все это говорит о возрастающем интересе к взаимодействию с Россией, признании ее реальных возможностей.

Замечу, что на форум были направлены официальные приглашения литовским министрам экономики и финансов, которые в отличие от генерального секретаря ООН, ряда глав государств и правительств, зарубежных министров, крупнейших предпринимателей и банкиров, не смогли выкроить время, чтобы посетить это важное событие.

— Перейдем к литовско-российским отношениям. Какие изменения они претерпели за последнее время? Как бы вы оценили их нынешний уровень?

— К сожалению, никаких позитивных подвижек в отношениях между нашими странами уже несколько лет не наблюдается. Определенные надежды на их вывод из застоя, которые связывались с избранием нового состава Сейма и утверждением нового правительства ЛР, к сожалению, также не оправдались. Скорее наоборот, мы с сожалением фиксируем даже рост антироссийского градуса в политике Литвы. Усилиями официального Вильнюса, фактически прервавшего все контакты на межгосударственном уровне, наше сотрудничество загнано в тупик. Напомню, что на днях МИД России устами своего официального представителя охарактеризовал курс литовских властей в отношении нашей страны как враждебный.

Вот картинка всего лишь нескольких последних недель — здесь прошли сразу два (!) «слета» несистемной российской оппозиции, а точнее разномастных противников Кремля с участием Ходорковского, Каспарова, Касьянова, Кара-Мурзы и прочих, международная конференция, посвященная положению крымских татар спустя три года после «оккупации» Крыма, где солировал председатель запрещенного в России «меджлиса» Р. Чубаров, началось строительство забора на границе с Калининградской областью, принято окончательное решение о закрытии еще одной русской школы в столице Литвы. Не говоря уже о глубинной русофобии, а также очередном ежегодном докладе литовских спецслужб об оценках угроз национальной безопасности, нашпигованном, как обычно, шпиономанией и другими страшилками с попытками обвинить наших дипломатов в ведении разведывательной деятельности.

Как дипломат с 44-летним стажем могу прямо сказать — любого активного дипломата, в том числе литовского, можно считать шпионом. Например, выходит он из ворот посольства, смотрит, работают ли заводы, транспорт, что происходит на улицах, общается с людьми и докладывает о своих наблюдениях в свою столицу. Ну, чем не шпион?

Наблюдая за действиями литовских властей, приходишь к выводу, что они обосновались в российском зазеркалье, а сравнительно недавно считались на Западе специалистами по нашей стране. Думается, что если бы в рамках ЕС состоялись соревнования по антироссийскости, официальный Вильнюс мог бы успешно побороться за призовое место.

За последние три года товарооборот между нашими странами сократился в 4 раза. Правда, в первом квартале этого года наметилась некая позитивная подвижка — после длительного трехгодичного резкого спада объем российско-литовского товарооборота вырос на 12,6%, однако произошло это, в основном, за счет значительного увеличения поставок в Литву российских энергоносителей, столь нелюбимых руководством этой Прибалтийской страны.

С 2012 года не собирается двусторонняя межправкомиссия, которая могла бы в рабочем порядке решать ряд практических вопросов, что, между прочим, происходит со многими другими европейскими странами. Отмечу, кстати, что ее сопредседателем с литовской стороны является министр иностранных дел. Не работает и Совет по долгосрочному сотрудничеству между региональными и местными властями Калининградской области и Литовской Республики, который с литовской стороны, кстати, возглавляет замминистра иностранных дел.

Показательно, что в соседней Латвии министра иностранных дел в качестве сопредседателя межправкомиссии недавно заменили на министра транспорта, и дело сразу пошло — вновь начали функционировать рабочие группы, недавно в Пскове состоялось заседание межрегиональной группы, а на эту осень намечено проведение заседания межправкомиссии, которая должна собраться после трехлетнего перерыва.

В результате такой политики «наказания Москвы» Литва в итоге наказывает саму себя — теряет уникальный российский рынок, стимулирует переориентацию транзита грузопотоков из нашей страны, создает себе надуманные трудности с энергоснабжением страны и т. д.

Буксует и расширение двусторонней договорно-правовой базы. Литовская сторона фактически застопорила согласование целого ряда важнейших документов. В частности, речь идет о межправсоглашениях о сотрудничестве в борьбе с преступностью, особенно в ее организованных формах, о межрегиональном и приграничном сотрудничестве, о прямом железнодорожном сообщении и многих других. Не доводятся до финала даже те договоры, интерес к заключению которых проявляла в первую очередь сама Литва. В частности, с апреля прошлого года (!) в МИД ЛР находится согласованный российской стороной проект межправсоглашения об урегулировании отдельных пограничных вопросов в Куршском заливе и на реке Неман по вопросу плавания судов третьих стран.

Нам могут возразить — успешно завершается процесс демаркации российско-литовской госграницы. Это действительно так, но процесс этот занял более 11 лет. Приостанавливать эту работу было бессмысленно: граница Литвы с Россией — это внешняя граница ЕС и НАТО.

Вместе с тем вновь повторю — мы открыты для самого широкого и разностороннего взаимодействия во всех сферах и областях. Хотелось бы увидеть такой же настрой и у наших литовских партнеров.

— Как известно, Литва позиционирует себя в качестве главного защитника политики Киева. Есть ли, на ваш взгляд, перспективы снятия антироссийских санкций, которые западными политиками увязываются с выполнением именно российской стороной Минских соглашений?

— Такая «связка» абсолютно некорректна. Мы уже неоднократно обращали внимание на бесперспективность увязать снятие санкций Евросоюза против нашей страны с полным выполнением Москвой Минских соглашений. Причина невыполнения этих договоренностей — их открытый саботаж со стороны украинских властей. Именно Киев регулярно организует вооруженные провокации на линии соприкосновения. Делается это для того, чтобы под предлогом обострения кризиса продолжать и дальше не выполнять свою часть политических договоренностей по Минским соглашениям. Многочисленные факты на этот счет постоянно фиксируют в своих еженедельных отчетах наблюдатели из Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ.

Вместе с тем альтернативы Минским договоренностям нет. В соответствии с ними Киев должен предоставить Отдельным районам Донецкой и Луганской областей особый статус и закрепить его в Конституции, объявить амнистию, снять контрольно-пропускной режим на линии соприкосновения, отменить блокаду Донбасса, провести социальную и экономическую реабилитацию региона, активизировать усилия по освобождению и обмену заложников и незаконно удерживаемых лиц на основе принципа «всех на всех».

Что касается собственно западных санкций, то мы исходим из того, что они вечно продолжаться не могут, а если и будут, то и нам придется соответствующим образом ограничивать доступ на наш рынок тех товаров, которые мы можем производить сами.

В вопросе санкций обращает на себя внимание одна любопытная деталь, а именно подход Литвы. Похоже, официальному Вильнюсу нравится позиционировать себя чуть ли не локомотивом санкционной политики Запада. Везде и всюду руководство этой страны трубит о необходимости не только продолжения ограничительных мер, но даже их ужесточения. Складывается впечатление, что отмена санкций может стать национальной катастрофой для Литовской Республики.

Скажем прямо, мы воспользовались этими санкциями для того, чтобы наши ответные шаги не только нам не навредили, но скорее помогли. Что, собственно говоря, и происходит.

К примеру, за последнее время значительные успехи достигнуты в сфере сельского хозяйства. На днях были опубликованы данные, согласно которым доля импортных продуктов питания в российских магазинах достигла рекордного минимума — сейчас она составляет всего 23% от общего количества товаров. В некоторых же отраслях пищевой промышленности доля продуктов отечественного производства достигла почти стопроцентных показателей. Так, практически полностью нам удалось заместить импортный хлеб, молочную продукцию, сахар, крупы, различные сорта мяса, рыбу, яйца, макаронные изделия.

Как говорится, нет худа без добра.

— Что бы вы могли сказать литовским противникам строительства Белорусской АЭС?

— Хотел бы сразу отметить — Белорусская АЭС будет, несомненно, построена и начнет работать в установленные сроки.

Проект, по которому она сооружается — один из самых современных в мире, соответствует самым строгим международным нормам и рекомендациям МАГАТЭ, что неоднократно подтверждалось как результатами проверочных миссий Агентства, так и представителями ЕС, посещавших станцию.

Первая в Республике Беларусь атомная станция оснащена двойной защитной оболочкой и ловушкой расплава, что гарантированно исключает попадание радиоактивности в окружающую среду. Применяемые в проекте решения соответствуют постфукусимским требованиям к надежности АЭС, ее устойчивости к внешним воздействиям и внутренним отказам.

Напомню, кстати, что по этому же проекту мы строим несколько атомных станций у себя в стране, а также в Венгрии и Финляндии. Причем со стороны последних никаких претензий в наш адрес нет. Сотрудничество в этом вопросе проходит в атмосфере доверия и полного взаимопонимания. Кроме того, в Российской Федерации уже эксплуатируется энергоблок ВВЭР-1200 «поколения 3+» — шестой энергоблок Нововоронежской АЭС.

Замечу, что эксперты МАГАТЭ по окончании миссии, работавшей в Белоруссии в январе 2017 года, заявили, что все возможные угрозы при проектировании станции были учтены. До ввода станции запланированы еще миссии Агентства. Белорусская сторона в настоящее время готовит национальный отчет по стресс-тестам, который будет представлен в 2017 году.

Так что могу заверить — литовцам беспокоиться не о чем, и тот ажиотаж, который здесь поднят вокруг возведения БелАЭС, носит исключительно политический характер.

Впрочем, это даже не скрывает президент Литвы, которая открыто назвала станцию геополитическим проектом России.

Несколько дней назад была организована поездка для зарубежных послов, аккредитованных в Белоруссии и Литве, на указанную атомную станцию, где нас самым подробным образом ознакомили со строительным процессом и всеми необходимыми мерами по обеспечению безопасности этой АЭС. Посла ЛР в Минске среди участников, замечу, не было. Литва же демонстративно в тот же день недалеко от границы с Белоруссией организовала для глав иностранных дипмиссий свое мероприятие и устами спикера Пранцкетиса пыталась убедить их в необходимости приостановить строительство и присоединиться к бойкоту вырабатываемой ею энергии.

Хотел бы, чтобы ни у кого в Литве не оставалось никаких сомнений — речь о приостановке строительства БелАЭС не идет. Это, кстати, по сути, подтвердил и недавно побывавший в Вильнюсе заместитель председателя Еврокомиссии Шефчович.

— И еще один сюжет из сферы энергетики. Литва против и проекта «Северный поток — 2». Это тоже геополитика?

— «Северный поток-2» не направлен против каких бы то ни было государств и носит сугубо коммерческий характер. Более того, мы готовы в той или иной мере продолжать отношения со всеми нашими партнерами, в том числе с Украиной в качестве транзитеров.

С учетом роста потребления газа и падения его добычи в Европе «Северный поток — 2» является абсолютно естественным и чрезвычайно востребованным рынком проектом. К тому же действующий газопровод «Северный поток», соединяющий Россию и Германию, загружен фактически полностью — через него поставляется до 150 миллионов кубометров газа в сутки.

При этом проект соответствует самым высоким экологическим требованиям, и мы рассчитываем, что литовские профильные эксперты дадут свою реалистичную оценку воздействия на окружающую среду, готовящуюся согласно Конвенции Эспо, и не станут препятствовать его дальнейшей реализации.

— Перейдем к Калининградской области. В Литве постоянно говорят об ее агрессивной милитаризации.

— Если имеется в виду размещение мобильных ракетных комплексов «Искандер» в Калининградской области, то российская сторона никогда не скрывала этот факт. Подразделения ракетных войск неоднократно перебрасывались и будут перебрасываться в рамках плана боевой подготовки Вооруженных сил России, в том числе в Калининградскую область. Это происходит на российской территории, не противоречит каким-либо международным соглашениям или договоренностям.

Предпринимаются и другие шаги в этой области. Так, в ближайшие месяцы значительно возрастет и интенсивность выходов боевых кораблей Балтийского флота.

Главный же вопрос — чем продиктованы эти наши действия. И ответ очевиден — беспрецедентным наращиванием военного присутствия НАТО вблизи границ, как здесь говорят, «агрессивной России». Именно этот блок первым придвинул «зону своей ответственности» к нашей стране, вынудив нас предпринять ответные шаги. Еще раз подчеркну — действия России по укреплению обороноспособности являются сбалансированной реакцией на расширение Североатлантического альянса, освоение им военной инфраструктуры в пограничных с Россией государствах, размещение в них своих воинских контингентов.

Замечу еще один важный момент. Частью натовской мифологии об угрозе со стороны России является лицемерный тезис о некой слабости Североатлантического альянса, но цифры говорят сами за себя. Суммарно военные расходы только европейских стран — членов НАТО —превышают 250 млрд евро, а это больше даже совокупного военного бюджета России и Китая.

Вместе с тем считаем важным подчеркнуть, что мы по-прежнему сохраняем настрой на поиск путей нормализации российско-натовских отношений, даже несмотря на неготовность руководства альянса искать пути выхода из создавшейся по вине НАТО непростой ситуации.

— В продолжение военной темы — на сентябрь этого года запланированы совместные российско-белорусские учения «Запад-2017». Вильнюс не скрывает своей озабоченности в связи с их проведением. Насколько она, на ваш взгляд, обоснована?

— Как известно, совместные учения ВС России и Беларуси «Запад-2017» проводятся поочередно на территориях государств раз в два года. В этом году они должны пройти в сентябре на полигонах национальных вооруженных сил Республики Беларусь. К мероприятию оперативной и боевой подготовки привлекаются не более 13 тыс. военнослужащих двух государств. При этом со стороны России планируется задействовать до 3 тысячи солдат и офицеров и около 280 единиц техники.

Учения будут проводиться в строгом соответствии с Венским документом 2011 года, призывающим обеспечить большую открытость и предсказуемость военной деятельности государств — участников ОБСЕ.

«Запад-2017» не представляет угрозы для суверенитета третьих стран, а истерия, нагнетаемая здесь вокруг маневров — лишь попытка получить политические дивиденды и обосновать нагнетаемый в стране военный психоз. Предстоящие же маневры носят исключительно оборонительный характер и решают, прежде всего, задачи стратегического сдерживания.

Хотел бы в свою очередь обратить внимание, что НАТО только за первое полугодие 2017 года провело в этой части Европы 12 (!) учений различного уровня. Примечательно, что с каждым годом их интенсивность и количество участников постоянно увеличиваются.

Вот несколько свежих примеров.

Так, 8-25 мая с. г. на территории Эстонии проведено крупнейшее учение национальных вооруженных сил с привлечением подразделений из 14 стран НАТО и государств-партнеров «Весенний шторм —2017», в котором было задействовано порядка 9 тысяч военнослужащих. Мероприятие проведено в непосредственной близости от границы с Россией. Применялись боевая авиация вооруженных сил Польши, Испании и США, тяжелая военная техника сухопутных войск США, Великобритании и Франции.

С 5 по 24 июня с. г. в акватории и воздушном пространстве Балтийского моря проводятся учения НАТО «Балтопс-2017». К ним привлекаются более 40 кораблей, около 50 самолетов и вертолетов и до 4 тысячи военнослужащих. Кроме того, с 28 мая по 24 июня на территориях Латвии, Литвы, Польши и Эстонии проводится учение стран НАТО и партнеров «Сейбр страйк — 2017», в котором принимают участие 11 тысяч военнослужащих из 18 стран.

Естественно, мы не можем и не будем молча наблюдать за такой вызывающей и опасной демонстрацией силы у наших границ.

— Как известно, Литва, Латвия и Эстония продолжают предъявлять претензии за годы вхождения стран Балтии в состав СССР. Есть ли какие-либо перспективы у этого дела?

— На мой взгляд, это скорее внутриполитический вопрос самих Прибалтийских стран. Могу заверить литовских коллег: никто из российских официальных лиц эту бессмысленную и бесперспективную затею обсуждать не будет, тем более в контексте «оккупации».

Напомню, что к моменту вхождения в СССР Литва являлась аграрной страной, в которой 74% населения занималось сельским хозяйством. По производству промышленной продукции она в 3 раза отставала от среднесоюзного уровня и занимала одно из последних мест в Европе по уровню жизни.

Однако и этот небольшой социально-экономический потенциал страны был практически полностью уничтожен в годы Великой Отечественной войны. Находясь же в составе СССР, Литва получила возможность развивать свое народное хозяйство в больших масштабах, чем позволяли объемы производимого ею национального дохода. Это способствовало не только быстрому восстановлению уничтоженного во время войны, но и созданию промышленного производства заново.

За 1940-1990 гг. в развитие экономики Литвы было направлено около 65 млрд долларов США капитальных вложений. В результате здесь были созданы химическая и нефтехимическая отрасли промышленности, построены наиболее крупные предприятия — Мажейкский нефтеперерабатывающий завод, Кедайнский химзавод, Йонавский завод минеральных удобрений, Игналинская АЭС.

Таким образом, очевидно, что возможная постановка вопроса литовской стороной о компенсации Россией как продолжателя Советского Союза ущерба, якобы причиненного ЛР в годы ее вхождения в СССР, неправомерна и даже абсурдна. Скорее наоборот, Россия как наиболее крупная республика в рамках бывшего Союза, вносившая основной вклад в общий бюджет, вправе поставить Литовской Республике встречный вопрос о компенсации нам средств, собранных, кстати, и за счет других союзных республик и перераспределенных в пользу Литвы, а также за счет поставок из России энергоресурсов, минерального сырья по ценам значительно ниже мировых, на сумму более 72 миллиарда долларов США.

— Как бы вы оценили ситуацию с положением русскоязычного меньшинства в Литве?

— Ничего позитивного в положении русскоязычного меньшинства в Литве в последнее время не наблюдается, скорее наоборот, происходит его дальнейшее ухудшение.

Литовские власти ведут целенаправленное наступление на позиции русскоязычного образования. В мае с. г. в Вильнюсе закрыта очередная школа с обучением на русском языке «Сянамесче». 212 ребят вынуждены искать новое место для продолжения учебы. В прошлом году такая же участь постигла и школу «Центро». А всего за годы независимой Литвы было закрыто более 50 русских школ.

Российская сторона крайне озабочена этим планомерным наступлением официального Вильнюса на право нацменьшинств получать образование на родном языке. Постоянно апеллируем к профильным международным организациям и будем еще активнее продолжать это делать с тем, чтобы они обратили пристальное внимание на неблагополучную ситуацию в сфере русскоязычного образования, которая сложилась в Литве.

Не меньше нас беспокоит и сокращение здесь информационного пространства на русском языке. Под надуманными предлогами регулярно приостанавливается ретрансляция наших телеканалов. Только что закончился срок действия очередного запрета, в этот раз в отношении канала «ТВ Центр». Более того, литовский Сейм «ознаменовал» первый день этого лета принятием очередного закона, который предусматривает, что программы на официальных языках ЕС должны составлять не менее 90% ретранслируемых и распространяемых в каждом предлагаемом потребителям пакете телепрограмм. И это решение, очевидно, вписывается в общий тренд по «зажиму» российских СМИ.

Кстати, международные профильные организации не раз обращали внимание официального Вильнюса на несоответствие подобной «запретительной» линии праву человека на свободный доступ к информации.

— Хотелось бы закончить наше интервью на позитивной ноте. И все-таки есть ли какие-либо моменты в развитии литовско-российских отношений, которые дают надежду для оптимизма?

— Безусловно, такие моменты есть и к их числу я бы в первую очередь отнес контакты между людьми. Достаточно сказать, что в прошлом году на целых 25% (!) вырос объем выданных роспосольством и генконсульством в Клайпеде виз гражданам Литвы для посещения России. Отмечаем постоянный высокий спрос со стороны литовцев на поездки в нашу страну с туристическими целями. Речь идет, прежде всего, о Москве и Санкт-Петербурге, но познавательный интерес литовцев этими двумя городами, безусловно, не ограничивается.

В свою очередь, российские туристы предпочитают путешествовать в Вильнюс во время «длинных» выходных, например, на майские или новогодние праздники. В среднем туристы останавливаются на две-три ночи. Примечательно, что, несмотря на отмену Литвой поездов в Россию, кстати, совершенно непонятный для нас ход, в 2016 году все же несколько возросло (на 0,7%) число побывавших в этой Прибалтийской стране российских туристов.

Активно развиваются культурные связи. В Литве регулярно и при постоянных аншлагах гастролируют российские эстрадные исполнители, творческие коллективы, театральные труппы. В свою очередь, в Москве уже много лет успешно трудятся выдающиеся литовские театральные режиссеры Р. Туминас и М. Карбаускис, возглавляющие сразу два ведущих столичных театра — имени Вахтангова и имени Маяковского.

Главное — люди с обеих сторон границы настроены на взаимное общение и взаимодействие, а не на вражду, на которую их настраивают местные власти.

И последнее. Политики приходят и уходят, а мудрые, опытные, прагматичные литовцы, уверен, устанут от насаждаемого в стране психоза и сами разберутся в том, как им сожительствовать с теми или иными странами и народами, как извлекать выгоду из своего географического положения. А россияне всегда с открытым сердцем и душой ответят на такой позыв.

Литва. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 июня 2017 > № 2205412 Александр Удальцов


Латвия. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 июня 2017 > № 2205400 Александр Дынкин

Российский академик: Латвия должна стать мостом России в Европу

Виктор Авотиньш (Viktors Avotiņš), Neatkarigas Rita Avize, Латвия

В «Балтийском форуме» (БФ), который 27 мая состоялся в Риге, в Доме Черноголовых, принял участие один из самых видных российских специалистов по вопросам мировой экономики и международной политики, академик Российской академии наук (РАН), доктор экономических наук, профессор, президент Института мировой экономики и международных отношений РАН, вице-президент Международного союза экономистов Александр Дынкин. Neatkarīgā расспросила его по теме нынешней 22-й конференции БФ — «Кризис в отношениях России и Запада обостряется. Как экспертное сообщество может помочь?».

NRA: На конференции была нарисована довольно драматичная картина: новая холодная война, контроль за ядерными вооружениями разрушен, мир приближается к опасной черте… Но ясного определения причин этой ситуации и обоснования того, почему мир оказался в таком положении, я не получил. Что и почему привело отношения Запада и России в нынешнее состояние?

Александр Дынкин: Причина в том, что в то время, когда в России происходила, можно сказать, демократическая революция, по обе стороны существовали очень радужные ожидания. В 1990 году Парижскую хартию о новой Европе подписали 32 европейских государства, а также Канада и США. В ней провозглашались мир и счастье в Европе.

Однако затем события развивались совсем по другому сценарию, потому что, прежде всего, в США и в некоторых странах Западной Европы начался праздник победы в холодной войне. И этот подход — Россия — проигравшая сторона, а Запад — победитель — в одночасье многое изменил… К примеру, Польша… Польше была оказана мощная поддержка — списанием кредитов, подготовкой кадров, предоставлением дешевых кредитов… Россия ничего такого не видела даже краем глаза, потому что Россию считали проигравшей стороной и говорили: мы не будем спасать Россию, пусть Россия выкарабкивается сама.

Таким образом, Россия прошла через очень тяжелый трансформационный кризис. Он был связан не только с развалом государства, политической системы, но и с изменением границ. В то же время прошли две волны расширения НАТО. Мы не представляли, не предвидели, что все произойдет так жестко. Затем в 1999 году был югославский кризис… Это была первая военная интервенция после войны, во время которой войска НАТО довольно агрессивно бомбили Белград… Вы же понимаете, что Сербия это близкое России государство как с исторического, так и с религиозного аспекта. Разумеется, это вызвало в Москве, так сказать, сильные эмоции.

После этого Соединенные Штаты вышли из противоракетной обороны. Правда, впоследствии было желание создать общую противоракетную оборону. В конце концов, американцы от нее отказались (я не упоминаю отдельные детали)… Но в 2007 году Владимир Путин, видя эту ситуацию и желая предупредить Запад, на Мюнхенской конференции сказал: стратегическое отступление России закончилось (если считать с 1987 года — отступление длилось 20 лет), Россия возвращается в европейскую политику, Россия возвращается в мировую политику. Его не услышали. Начали готовить третью волну расширения НАТО в Грузии и на Украине. На Будапештском саммите Владимир Путин еще раз сказал, что наша точка зрения: это недопустимо, эти страны должны остаться нейтральными. В противном случае, как говорится, пристегните ремни. Его снова не захотели услышать. И поэтому произошло то, что произошло.

Понимаете, Россию, конечно, можно упрекнуть в том, что у нас очень обостренное восприятие угрозы. Это последствия истории и культуры. По последним данным, во Второй мировой войне мы потеряли не 27, а 42 миллиона человек, поэтому восприятие угрозы у нас крайне обострено. И поэтому… вот, такая ситуация.

Однако на Западе никто не хочет воспринимать это всерьез. Все думают о расширении своего геополитического пространства.

— На конференции БФ было констатировано, что в сравнении с прошлым годом положение ухудшилось. Но у нас есть вроде бы сильные и влиятельные международные организации. К тому же, ситуация отнюдь не нова. Почему она не подвергнута интенсивному международному урегулированию? Может быть, она выгодна такой, какая есть? Может быть, это вообще какой-то глобальный «бизнес-проект»?

— Знаете, я ученик академика Евгения Примакова, и он говорил, что мерило конспирологии это мерило непонимания ситуации. Никакого бизнес-плана, никакого заговора или мировой закулисы тут нет. Есть интересы государств. И американцы хотели максимально ослабить Россию как вторую по величине ядерную державу в мире. Вот и вся история! Один из выдающихся мыслителей в этой сфере Генри Киссинджер говорил: демонизация России — это не политика, а отсутствие политики. И если политическая элита Соединенных Штатов не видела другой политики, если не понимала, к чему это может привести, то все результаты были предрешены.

— Политолог, директор Московского центра Карнеги Дмитрий Тренин в своей книге «Должны ли мы бояться России?» (2016 г.) пишет, что Европа не должна бояться сильной России, а должна бояться слабой России.

— В принципе, я с этой оценкой согласен. Ведь слабое государство отвлекает внимание своих жителей от ухудшения условий жизни какими-то поисками внешнего врага. Но Россия сильна. Россия богата… А как с концепцией я с таким взглядом согласен.

— Чего на таком же уровне восприятия должна бояться сама Россия?

— Не могу сказать, чего могла бы бояться Россия… Конечно, серьезным вызовом для России является терроризм. И для борьбы с ним, разумеется, необходимо международное сотрудничество. Россия против распространения ядерного оружия, против попадания его в руки террористических организаций. Россия за то, чтобы были заключены международные соглашения о киберпространстве, о не размещении ядерного оружия в Космосе… За сохранение системы договоров об испытаниях стратегических наступательных вооружений, срок которой заканчивается в 2021 году. Я не говорю, что Россия боится, потому что это вещи, которые нужны и России, и всему миру.

— А каков, по-вашему, сейчас европейский контекст? С учетом выборов, «брекзитов» и т.п. Я спрашиваю об этом, в том числе и потому, что допускаю искусственное происхождение этого конфликта, который вы назвали кризисом. С целью скрыть собственную слабость. Вы сами говорили, что указание на внешнего врага для этого годится. Тем более, потому что нет должного сценария устранения собственных проблем.

— Может быть, какие-то политические круги в Европе рассуждают таким образом. Однако я не считаю, что они доминируют. То, что вы говорите о кризисе не только в Европе, о кризисе в Соединенных Штатах, о кризисе, который связан с исчезновением существовавшего социального контракта… Все основывалось на предположении, что каждое следующее поколение будет жить лучше предыдущего. Сегодня этот контракт разрушен… В США ВВП из расчета на одно домашнее хозяйство не увеличивался в течение последних 20 лет. В Европе ситуация еще хуже. Потому, что был очень медленный, очень затянувшийся выход из глобальной рецессии 1997, 1998 годов. И поэтому набирают силу популистские партии.

Сегодня можно говорить, что есть два ответа по выходу из этого кризиса. Изоляционистский ответ англосаксов — brexit. И европейский ответ (поражение популистских партий во Франции и Голландии) — континентальная Европа выбирает то, что связано с укреплением экономической интеграции, с развитием мировой торговли… Я ситуацию вижу так.

— Но пока санкции все же портят России жизнь…

— Я бы сказал, что половина наших проблем связана с не самой эффективной моделью развития, примерно 30% (проблем) связано с падением цен на углеводороды и около 20% — с санкциями. При этом санкции необходимо увязать с некоторыми позитивными проявлениями. Санкции убрали иностранную конкуренцию. Санкции вынуждают нас обеспечить себе такие важные атрибуты независимого государства, как независимая платежная система, которую мы создаем. Санкции — стимул для ее создания. Мы же существуем в абсолютно открытой экономике, и внешняя конкуренция угнетала развитие наших внутренних секторов.

— Я говорил не столько об экономическом, сколько о политическом влиянии. На мой взгляд, санкции это тоже угроза. Присутствие как внутренней, так и внешней угрозы.

— Конечно, за все надо платить. Конечно, у нас очень тяжелые риски. Но главным я все же считаю чрезмерный регулятивный прессинг бизнеса налогами.

Еще один важный ограничитель роста — качество человеческого капитала. Что касается продолжительности жизни, то тут у нас больших шансов нет. Данные Всемирной организации здравоохранения свидетельствуют, что по этому показателю мы на 122-м месте в мире.

Наши граждане и компании сегодня воспринимают кризис как неизбежное, характерное для рыночной экономики зло. Они маневрируют, сокращают расходы, Каждый сам решает, как экономить. Но я бы сказал, что нельзя экономить за счет образования детей и здоровья.

К сожалению, геополитические риски увеличивают расходы на оборону и безопасность. Значит, реальные расходы на образование и здравоохранение уменьшаются. Конечно, это плохо отразится на перспективе роста человеческого капитала. Однако пока мы не можем исключать возможность конфликта, в который могут быть вовлечены региональные и даже доминирующие глобальные сверхдержавы. Одновременно не передний план выдвигаются транснациональные вызовы и угрозы: международный терроризм, который стремится получить доступ к оружию массового уничтожения; религиозный и идеологический экстремизм: трансграничная преступность…

И поэтому не в наших интересах остаться под забором произошедших за последние 70 лет величайших трансформаций. На долгосрочную перспективу эффективное международное развитие будет зависеть не только от военных мускулов, но и от наших способностей инновационного развития, от качества жизни и ее уровня, от умения выстраивать выгодные отношения с другими большими игроками.

— Насколько реальны попытки исключить Россию из европейского контекста? К примеру, утверждается (Светлана Алексиевич и Александр Цыганков), что настрой русских антизападный и экспансионистский. Чего стоят такие выводы? В особенности, если мы все вроде бы не хотим войны.

— Знаете, это в большей мере философский вопрос. Я хочу сказать, что и Россия изменила свой взгляд на Европу. Если, скажем, в конце 80-х, в 90-е годы мы говорили, что должны строить общий европейский дом, что европейский выбор России необратим, то сейчас кое-какие экспансионистские проявления привели к изменению оценки. Сегодня никто уже не говорит о европейском будущем России. Европа воспринимается как сосед, а не как модель поведения. Я не знаю, хорошо это или плохо. Но реальное отношение именно такое.

— Нас тут пугают, что Россия вот-вот нападет на Латвию…

— Я такую конспирологию воспринимаю очень скептически. Разумеется, в странах Балтии есть некоторые политические группы, которые свое политическое выживание, свое существование на политической сцене основывают на демонизации России и на запугивании избирателей российской угрозой… В моем восприятии, это абсолютный нонсенс. В России нет идиотов, и никто не станет проверять твердость 5-го параграфа Североатлантического договора.

— Насколько глубоко, на ваш взгляд, европейцы чувствуют, кто такие русские? И как этот уровень ощущения влияет на политику?

— Я считаю, что ментально Россию лучше всего ощущают немцы. Именно из-за трагизма своей истории. Поляки, по-моему, тоже наделены очень сильной исторической памятью. У нас была создана комиссия, которая занималась сложными, спорными вопросами истории. Эта комиссия работала довольно позитивно, но ее работа прервана. Мне кажутся важными такого рода встречи, как «Балтийский форум», на которых участникам из России позволяют свободно высказывать свою точку зрения, и сказанное на которых должно дойти до аудитории в Европе, в том числе и в странах Балтии. У меня в странах Балтии много друзей, и никто из них не верит, что российские танки завтра будут в Риге или Таллине. Это выдумки таких политиков, которым моральная чистота чужда.

— Что должны сделать все стороны, чтобы тема нынешней конференции БФ перестала быть важной?

— Понимаете, краеугольным камнем европейской безопасности сегодня является Украина. Минское соглашение в основном подготовила Германия (при участии Ангелы Меркель). Нынешний режим в Киеве неспособен его выполнять. Я считаю: для того чтобы началось выполнение политических пунктов договора «Минск-2», на этот режим нужно оказать давление. Тогда ситуация нормализуется. Иначе — зачем надо было подписывать это соглашение, если оно не выполняется?

— Что такое «русский вопрос»?

— Мне кажется, «русский вопрос» выдуман не в России, а, скорее, на Западе. Россия — большая, самостоятельная страна со своей отнюдь не простой, тяжелой историей… Россия сейчас довольно мучительно строит вроде бы новое общество, новую экономику… Я уже говорил, что восприятие угроз это чуть ли наша национальная особенность. Мы крайне внимательно относимся к внешней угрозе для нашей безопасности. Сегодня, когда на бывшей базе стратегической авиации СССР на юге Эстонии развернуты военно-воздушные силы стран НАТО, а современный истребитель может долететь оттуда до какой-нибудь площади в Санкт-Петербурге за три минуты, это не может не вызывать ответную реакцию.

— Какова роль Латвии? Соответствуем ли мы своей возможной роли? С учетом расположения нашего государства и всего остального…

— Частично я ответил на ваш вопрос в ходе конференции. Я считаю, что Латвия в силу своих исторических, культурных, географических условий это как бы столица балтийского пространства, балтийского мира, балтийский Рим. И, на мой взгляд, в Риге меньше таких бравурных политиков, таких бравурных заявлений, какие мы слышим, скажем, из Вильнюса, немного реже — из Таллина.

Но огорчает, что государства Балтии выбрали роли прифронтовых государств. Это очень огорчает. Понимаете: строить мосты сложнее, чем их взрывать.

Но это политика на краткосрочную перспективу. В политике на долгосрочную перспективу Латвия от своей географии никуда не убежит. Латвия должна суметь преодолеть себя и стать мостом между Россией и Европой. Это историческая миссия Латвии, это залог дальнейшего процветания и мирной жизни Латвии. Если политическая элита Латвии это поймет, то, мне кажется, что всем нам станет легче.

— Значит, у Яниса Урбановича все же было определенное основание пугать нас на конференции, сказав: если сюда на бронетранспортерах приедут одни, а другие надумают на них напасть, то, возможно, кто-то из них будет победителем, но… нас тогда уже больше не будет?

— Он прав. Потому что в общей картине ситуации Латвия будто бы согласилась на роль прифронтового государства.

Латвия. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 июня 2017 > № 2205400 Александр Дынкин


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 июня 2017 > № 2205397 Збигнев Бжезинский

Бжезинский о России: анализ, выводы и рекомендации

Откровения Бжезинского

Russia Matters, США

Збигнев Бжезинский, скончавшийся 26 мая в возрасте 89 лет, с 1977 по 1981 годы занимал пост советника по национальной безопасности президента США Джимми Картера. Данная подборка его наблюдений и основополагающих идей о России является вторым выпуском в серии издания Russia Matters под названием «Альтернативные точки зрения», где мы делимся позициями выдающихся американских мыслителей по российско-американским отношениям, самой России и американской политики по отношению к ней.

В отличие от своих коллег-демократов, г-н Бжезинский занимал крайне жесткую позицию в отношении Советского Союза. (New York Times в своем некрологе окрестила ее «жесткой ненавистью», а Москва считала его такой серьезной помехой, что КГБ, по сообщениям, пытался оклеветать его как «предателя и антисемита»). После распада СССР г-н Бжезинский сохранял глубокий скептицизм в отношении целей и намерений России, даже когда призывал США интегрировать ее в систему Запада.

Цитаты, приведенные ниже, разделены на категории, аналогичные тем, что используются в сводках новостей и теоретических исследований Russia Matters, и отражают наиболее актуальные темы в контексте как российско-американских отношений в целом, так и политических стимулов двух стран по отношению друг к другу.

Текст, не выделенный курсивом, фигурными или круглыми скобками — это прямые цитаты из высказываний г-на Бжезинского. Все разделы могут обновляться ввиду продолжающихся исследований.

I. Приоритетные задачи двусторонней повестки дня США и России

Ядерная безопасность:

• О политике США в отношении России после распада СССР: Настойчиво-оптимистические оценки перспектив России в политическом и экономическом аспектах намеренно распространялись еще и для того, чтобы продвинуться в решении более конкретной и, по общему признанию, важной для Соединенных Штатов задачи: российско-американского разоружения. (Foreign Affairs, март/апрель 1994 года)

• Из рецензии на книгу Бжезинского «Стратегический взгляд» 2012 года: «Г-н Бжезинский предполагает, [что] ослабление Америки увеличивает опасность распространения ядерного оружия по всему миру. Если бы „ядерный зонтик" США вызывал сомнения, говорит он, такие страны, как Южная Корея, Тайвань, Япония, Турция и Израиль были бы вынуждены искать защиты в другом месте — что означало бы „собственное ядерное оружие или ядерное оружие из усиленных средств сдерживания другой державы — скорее всего России, Китая или Индии". Это же касается и глобальных экологических проблем, включая изменение климата и растущий дефицит воды.» (New York Times, 01.29.12)

• См. также разделы «Двусторонние экономические отношения», «Общая политика США в отношении России и другие вопросы двусторонних отношений» и «Украина» ниже.

Ядерная программа Ирана и связанные с этим вопросы:

• Я считаю, что, если она [иранская ядерная сделка] в итоге сработает, то будет весьма выгодной….Тот факт, что кроме наших ближайших союзников — европейцев и других — ее поддерживают Китай и Россия, очень важен. С Россией мы находимся в состоянии непрекращающейся вражды, вызывающей негодование как у нас в отношении них, так и у них в отношении нас. И тот факт, что они решили двигаться дальше, по крайней мере, до сих пор, я считаю чрезвычайно важным в рамках достигнутого. (MSNBC, 04.03.15)

Новая и первая холодная война:

• Распад Советского Союза и последующее окончание холодной войны вызывают необходимость в новой стратегии — такой, которая более не рассматривает Россию в качестве противника и в которой фактор силы более не является основополагающим. Но если Россия — более не противник, то союзник ли она, или младший партнер, или просто побежденный враг? В чем должны после окончания холодной войны состоять цель и суть большой стратегии в отношении крупной страны, которой при всех ее нынешних недугах так или иначе суждено выступать в качестве державы в мировых делах? Направляет ли текущую американскую политику по отношению к России продуманная и исторически оправданная большая стратегия — преемница большой стратегии периода холодной войны? В настоящей работе доказывается, что нынешняя большая стратегия Соединенных Штатов ошибочна в своих исходных посылках, сфокусирована на неверной стратегической цели и опасна по своим вероятным геополитическим последствиям. (Foreign Affairs, март/апрель 1994)

• В ответ на вопросы о скрытом американском финансировании антисоветских афганцев и поставок оружия моджахедам, в частности о том, сожалеет ли он об этих действиях: Сожалеть о чем? Та секретная операция была блестящей идеей. Она дала заманить русских в афганский капкан, и вы хотите, чтобы я сожалел? Когда Советы официально пересекли границу, я написал президенту Картеру, по существу: «Теперь у нас появилась возможность обеспечить СССР его собственную Вьетнамскую войну». Фактически, Москва должна была вести на протяжении почти десяти лет невыносимую для нее войну, конфликт, повлекший деморализацию и в конце концов распад советской империи. (Интервью с Le Nouvel Observateur 1998 года, процитированное в книге «Наследие: Вьетнам и американские президенты от Форда до Обамы»)

• В своей книге «Стратегический взгляд» 2012 года Бжезинский утверждал, что неспособность Америки сотрудничать с Россией после окончания холодной войны возымела обратный эффект, когда Россия стала ориентироваться на учреждение авторитаризма и восстановление своего влияния на постсоветском пространстве. В отношениях между Россией и Западом он увидел напряжение, возникшее в результате упущенной после окончания холодной войны возможности, ощущения важности роли России благодаря ее территориям, ресурсам и потенциалу для производства ядерного оружия. (Исследования Russia Matters)

Военные проблемы, в том числе отношения России с НАТО:

• Российские руководители указали, что они одобрили бы совместную гарантию безопасности региона [центральная/восточная Европа] со стороны России и НАТО… [15 декабря 1993 года президент Ельцина написал руководителям США, Великобритании, Франции и Германии:] «Мы считаем, что отношения между нашей страной и НАТО должны быть на несколько градусов теплее, чем между этим союзом и восточной Европой». (Foreign Affairs, март/апрель 1994 года)

• Неосуществление расширения НАТО теперь, когда уже взяты обязательства, может разрушить концепцию расширения Европы и деморализовать страны центральной Европы. Это может даже привести к возрождению скрытых или угасающих геополитических устремлений России в центральной Европе. Пока еще не очевидно, что российская политическая элита разделяет стремление Европы к сильному и длительному американскому политическому и военному присутствию. Следовательно, хотя установление основанных на сотрудничестве отношений с Россией, безусловно, желательно, тем не менее для Америки важно открыто заявить о своих мировых приоритетах. Если выбор необходимо сделать между более крупной евроатлантической системой и улучшением отношений с Россией, то первое для Америки должно стоять несравнимо выше. (Foreign Affairs, сентябрь/октябрь 1997 года)

• Расширение НАТО уже в любом случае доказало свою пригодность в контексте европейской безопасности, включая российскую. Особенно примечательно то, что благодаря ему Европа периода после холодной войны стала стабильнее, а Германия закрепилась в самом ее сердце, вместо того, чтобы стать «пограничным государством», что, как опасались некоторые лидеры Германии, могло произойти после воссоединения. (The National Interest, осень 2000 года)

• Альянсу [НАТО] нужно также определиться с актуальной в геополитическом плане долгосрочной стратегической задачей — сформулировать цели взаимоотношений с Российской Федерацией. Россия — не враг, но она по-прежнему враждебно относится к НАТО. Поэтому НАТО следует поставить две геостратегические цели в отношении Москвы: укреплять безопасность в Европе путем вовлечения России в более тесное военно-политическое взаимодействие с евро-атлантическим сообществом, а также включить Россию в более широкую систему мировой безопасности, что косвенным образом будет способствовать ослаблению остающихся у нее имперских амбиций. (New York Times, 08.19.09)

• Первым позитивным шагом в этом направлении может стать соглашение о сотрудничестве в вопросах безопасности между НАТО и созданной Кремлем Организацией Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), объединяющей в своих рядах Армению, Белоруссию, Казахстан, Киргизию, Россию, Таджикистан и Узбекистан. В ответ на такую уступку —которой давно уже добивается Москва — можно выдвинуть условие, что это соглашение будет действовать только в случае подтверждения права не входящих в НАТО и ОДКБ государств по своему выбору вступать либо в первую, либо во вторую организацию. (New York Times, 08.19.09)

• Косвенно разрешая спорный вопрос в отношениях между Североатлантическим альянсом и Россией, договор НАТО-ОДКБ может попутно облегчить альянсу дальнейшее продвижение на восток в направлении усиливающихся азиатских держав. Последние также должны быть вовлечены в орбиту совместных договоренностей в сфере безопасности. Постепенное расширение взаимодействия могло бы также способствовать созданию совместного совета НАТО-ШОС и тем самым косвенно привлечь Китай к сотрудничеству с альянсом. Это, безусловно, весьма привлекательная и важная цель в долгосрочной перспективе. (New York Times, 08.19.09)

• НАТО не будет пассивно смотреть на разворачивание войны в Европе. Если Украина будет разбита, это поставит под угрозу развитие свободы и безопасность Румынии, Польши и Прибалтики. (The Washington Post, 03.03.14)

• Силы НАТО в соответствии с планами организации на случаи чрезвычайных ситуаций необходимо привести в состояние повышенной готовности… Если Запад хочет избежать конфликта не должно быть никакой двусмысленности. В Кремле должны знать, что последует за авантюристским использованием силы в центре Европы. (The Washington Post, 03.03.14)

Противоракетная оборона:

• Исторический эпизод, по данным New Yorker: «Советник президента Джимми Картера по национальной безопасности Збигнев Бжезинский спал в своей постели в Вашингтоне, когда зазвонил телефон. Его военный помощник генерал Уильям Одом звонил, чтобы сообщить ему, что 220 ракет, запущенных с советских подводных лодок, летят в сторону США. Бжезинский приказал Одому получить подтверждение этого нападения. Нужно было безотлагательно приказать нанести ответный удар, ведь Вашингтон мог быть через несколько минут уничтожен. Одом перезвонил и сообщил, что запущено не 220, а 2 200 советских ракет. Бжезинский решил не будить свою жену, предпочитая дать ей умереть во сне. Он собрался позвонить Картеру и посоветовать нанести контрудар, когда телефон зазвонил в третий раз. Одом извинился — то была ложная тревога. Позже было установлено, что источником ложной тревоги был дефективный компьютерный чип в одном из аппаратов связи в штабе североамериканского военно-воздушного командования». (The New Yorker, 12.23.16)

• О планах Америки по развертыванию элементов системы ПРО в 2000 году и ее последствиях для прогресса по СНВ-III: Думаю, это будет трудной проблемой. Я полагаю, что россияне будут пытаться добиться от нас уступок, и немного обеспокоен тем, что подход администрации [Клинтона] в действительности дифференциальным не является. Ее члены склонны рассматривать контроль над вооружениями с Россией и сокращение ядерного оружия как самоцель, в качестве пробы пера в отношениях, а соглашения — в качестве доказательства их конструктивности. Я считаю, что такое отношение может привести к уступкам с нашей стороны, делать которые будет не в наших интересах. И поэтому, глядя в будущее, следует соблюдать осторожность и избегать опрометчивости при вступлении в, мягко говоря, весьма ограниченное соглашение. (CNN, 04.16.00)

Контроль над ядерными вооружениями:

• Сама концепция «мира без ядерного оружия» — лишь иллюзия… Знания о том, как производить ядерное оружие, стереть невозможно. Невозможно управлять человеческим сознанием, как магнитофоном. Мир, в котором страны уничтожили свое ядерное оружие, но все еще умеют его производить, не стал бы безопаснее. Кроме того, некоторые государства или даже террористические организации могут пойти на хитрости. Учитывая закрытость советской системы, ее двуличие и обман, а также огромную географическую площадь, риск того, что Кремль сможет тайно хранить некоторое количество ядерного оружия и систем их доставки, игнорировать нельзя. (New York Times, 04.05.87)

• О запланированных переговорах по СНВ-II между Путиным и Клинтоном: Это, прежде всего, положительная мера, как по существу, так и символически. Она уводит нас все дальше от гонки ядерных вооружений. Во-вторых, преувеличивать действительно не следует. Ни одна из сторон свой арсенал не наращивала, и некоторая корректировка в сторону понижения действительно имела место. И в-третьих, это соглашение заключено в интересах обеих сторон; в сущности, России оно на руку даже несколько больше, чем нам, поскольку их положение не позволяет им конкурировать или ввязываться в гонку вооружений. Так что лишнего за это платить мы не должны. (CNN, 04.16.00)

Борьба с терроризмом:

• В ответ на утверждение о том, что «было неоднократно сказано: исламский фундаментализм сегодня представляет мировую угрозу»: Вздор! Было бы нужно, как говорят, чтобы Запад имел общую политику по отношению к исламизму. Это глупо: нет глобального исламизма. Давайте посмотрим на ислам рационально и без демагогии или эмоций. Это мировая религия с 1,5 миллиардами приверженцев. Но что общего между фундаменталистской прозападной Саудовской Аравией, умеренным Марокко, милитаристским Пакистаном, Египтом или секулярной Центральной Азией? Ничего сверх того, чем то, что объединяет христианские страны. (Интервью с Le Nouvel Observateur 1998 года, процитированное в книге «Наследие: Вьетнам и американские президенты от Форда до Обамы»)

• По расчетам, построенным на данных о нынешнем уровне рождаемости, к 2025 году исламское население стран, примыкающих к России с юга, может достичь 450 миллионов (без турок, чья прогнозируемая численность составит 85 миллионов человек). Вероятно, эти государства будут большей частью слабы экономически, а значит, склонны к политической неустойчивости. Их население, состоящее во многом из легковозбудимой молодежи с периодически обостряющимся национальным и исламским самосознанием, может оказаться весьма восприимчивым к экстремистским призывам. Если Россия, бывший имперский сосед этих стран, не будет строить свои отношения с ними умело и сдержанно, не претендуя на восстановление прежнего статуса, политическое пробуждение этого региона может принять яростный антирусский характер. Возможность такого поворота событий предвещают действия России в Чечне. (The National Interest, осень 2000 года)

Конфликт в Сирии:

• Москва предпочла осуществить военное вмешательство, которое проходит без политического и тактического сотрудничества с США — главной зарубежной державы, которая предпринимает не очень эффективные попытки сместить Башара Асада. Ведь, кроме того, Россия предположительно начала наносить авиаудары по сирийским «элементам», которых спонсируют, обучают и снаряжают американцы. В лучшем случае это демонстрация российской военной некомпетентности, в худшем — доказательство опасного желания подчеркнуть политическое бессилие Америки. В обоих случаях на кону как будущее региона, так и авторитет США среди стран Ближнего Востока. (Financial Times, 10.04.15)

• В этих быстро развивающихся событиях у США есть лишь одна реальная возможность защитить свои интересы — донести до Москвы требование о том, что Россия должна отказаться от военных операций, которые напрямую отражаются на «американских активах». У России есть полное право поддерживать господина Асада, если уж она так того желает. Но любое повторение произошедших только что событий должно привести к ответным мерам со стороны США. Присутствие военно-воздушных и военно-морских сил России в Сирии уязвимо, поскольку географически они изолированы от своей страны. Их можно «разоружить», если они продолжат провоцировать США. Но все же лучше убедить Россию действовать вместе с Соединенными Штатами и совместно добиться урегулирования региональной проблемы, которая не ограничивается интересами какого-то одного государства. (Financial Times, 10.04.15)

Обвинения России во вмешательстве в американскую политику:

• В ответ на вопрос об обвинениях России во вмешательстве с целью изменить результат выборов 2016 года в пользу Трампа: Да, российская разведка, разумеется, была непосредственно вовлечена в происходящее. Да, Путин также был лично причастен к ним. Российская разведка — это не независимая организация, это государственная служба, созданная для определенных политических целей. Путин полностью контролирует госаппарат, в этом нет никаких сомнений. Вмешательство имело совершенно определенную цель. Русские рассчитывали таким образом осложнить американскую политическую жизнь, хотя изначально не слишком были уверены, что Путин сможет каким-либо образом повлиять на события и помочь Трампу выиграть. Позже ситуация изменилась, Трамп набирал популярность, и это побудило их взяться за дело серьезнее. Они стали более амбициозны и настойчивы. Однако я совершенно не имею в виду, что российские усилия повлияли решающим образом на выборы и привели к успеху избранного президента Трампа. Он одержал победу исключительно из-за внутренних американских факторов и благодаря своему впечатляющему политическому мастерству. С другой стороны, было бы неверно утверждать, что усилия России никак не сказались на результате выборов. (Huffington Post, 12.23.16)

• В ответ на вопрос, является ли это «старой тактикой, новыми методами» или чем-то совершенно новым: Новые методы позволяют действовать в этой сфере с куда большим размахом, чем раньше. Соответственно, они гораздо эффективнее и приносят больший результат, чем прежде. Это новый элемент, и разумеется, он вызывает глубокую тревогу. (Huffington Post, 12.23.16)

Экспорт энергоносителей из стран СНГ:

• В книге Бжезинского «Великая шахматная доска» 1997 года есть глава о каспийско-средиземноморских нефтяных экспортных трубопроводах; политолог и эксперт в области безопасности Павел Баев поставил данной книге в заслугу то, что она оказала «сильное с точки зрения реальной политики воздействие на политическое мышление в Каспийском регионе и о нем» и так называемую Новую Большую игру с участием ресурсов каспийских углеводородов.

Двусторонние экономические отношения:

• О данной Вашингтоном чересчур «радужной оценке» постсоветской экономической трансформации России: Мало внимания обращалось на то, что нарождающийся капиталистический класс в России ведет себя удивительно паразитически, склонен скорее припрятывать свои прибыли за границей, чем делать ставку на будущее России; российские банки инвестируют во внутреннее развитие лишь около 450 миллионов долларов, тогда как примерно 15,5 миллиарда долларов отправляют хранить за границу. Точно так же скрытая переправка значительной части иностранной финансовой помощи в западные банки игнорировалась, ибо такое обстоятельство считали не столь важным в сравнении с ключевой целью — поддержать поступь преобразований в экономике (Foreign Affairs, март/апрель 1994 года)

• Кроме того, поддержке экономической стабилизации России и постепенного преобразования ее экономики отдается более высокий приоритет, по сравнению с оказанием помощи новым государствам, помимо России. В 1992 году глава Международного валютного фонда оценивал потребность России в финансировании из-за рубежа в 23 миллиарда, а соответствующую потребность новых государств помимо России — примерно в 20 миллиардов долларов. На совещании семи промышленно наиболее развитых стран на высшем уровне в июле 1993 года Соединенные Штаты добились того, что России была коллективно обещана суммарная помощь в 28 миллиардов долларов, тогда как новые, помимо России, государства были в основном проигнорированы. (Foreign Affairs, март/апрель 1994 года)

Общая политика США в отношении России и другие вопросы двусторонних отношений:

• Предлагая «альтернативную стратегию» американскому подходу к России после распада СССР: Основополагающая посылка… сводится к тому, что геополитический плюрализм создаст наилучший контекст для появления России — демократической ли, или нет, — но побуждаемой к тому, чтобы быть добрым соседом для государств, с которыми она может сотрудничать в общем экономическом пространстве, но над которыми она не будет стремиться, или не сможет, в политическом и военном отношении господствовать… Утверждение геополитического плюрализма в рамках бывшего Советского Союза повлекло бы за собой ряд последствий в области практической политики. Оно должно было бы — хотя и при продолжающемся стремлении к углублению дружбы с Россией — побудить: к более сбалансированному распределению финансовой помощи России и другим, помимо России, государствам; к отказу от придания вопросу о ядерном оружии такого статуса, когда этим вопросом, словно лакмусовой бумажкой, поверяются американо-украинские отношения; к равно непредвзятому обхождению с Москвой и Киевом. Оно потребовало бы четкого признания, что независимое существование Украины — дело гораздо большей перспективной значимости, чем вопрос о том, демонтирует ли Киев незамедлительно свой постсоветский ядерный арсенал или нет. Оно также обусловило бы американскую помощь России прекращением усилий последней по превращению независимых государств в полностью подчиненных сателлитов, а также повлекло бы за собой большую готовность сделать предметом разбирательства, в том числе и в ООН, провинности Москвы перед соседями. Грузия, например, заслуживала лучшего в 1993 году (Foreign Affairs, март/апрель 1994 года)

• Постепенное включение России в расширяющееся трансатлантическое сообщество — необходимая составная часть любой долгосрочной стратегии Соединенных Штатов, нацеленной на укрепление стабильности на гигантском евразийском континенте. Стремление к этой цели потребует терпения и стратегического упорства. Тут не может быть короткого и простого пути. Следует создать такие геостратегические условия, чтобы русские убедились: для самой России было бы лучше всего стать по настоящему демократическим европейским постимперским государством, тесно взаимодействующим с трансатлантическим сообществом. (The National Interest, осень 2000 года)

• Китай преуспевает благодаря притоку иностранных инвестиций; Россия опасается потенциальных угроз на своих южных и восточных рубежах и ощущает, что все меньше может полагаться на свою ядерную мощь. Китай уверен в себе; Россия же смущена. Названные факторы позволяют с успехом проводить по отношению к России и Китаю стратегию, нацеленную на их вовлечение в структуры международного сотрудничества. Действуя в данном направлении, следует ориентироваться на создание и развитие в Евразии двух все более тесно связанных друг с другом геостратегических треугольников: первый из них включает США, ЕС и Россию, а второй — США, Японию и Китай. Что бы связь между ними была прочной и действенной, необходимо конструктивное взаимодействие с Россией. (The National Interest, осень 2000 года)

• Западу необходимо и впредь помогать России. Однако помощь не следует адресовать федеральным властям. Россия достаточно богата, чтобы решать свои основные проблемы, опираясь на собственные ресурсы, а западная помощь нередко лишь закрепляет худшие привычки нынешней элиты. К тому же природа финансовой помощи такова, что ее можно использовать в любых целях, а значит, и направлять на обеспечение военных программ и операций, таких, как чеченская. Поэтому помощь Запада надо сосредоточить прежде всего на содействии зарождающимся в России неправительственным общественным организациям, чья деятельность способствует формированию в стране новой, более молодой и обладающей более широкими взглядами элиты, осознающей свою заинтересованность в создании общества, которое базировалось бы на верховенстве права. (The National Interest, осень 2000 года)

• В своей книге «Стратегический взгляд» 2012 года Бжезинский написал, что Америка сможет вернуть международное главенство, если Вашингтон, среди прочего, сумеет расширить и оздоровить Запад и привлечь к сотрудничеству Россию и Турцию, сформировав к 2025 году новое «ядро мировой стабильности». (Исследования Russia Matters)

• Конструктивную политику США следует проводить настойчиво и с учетом дальней перспективы. США должны стремиться к результатам, которые способствовали бы постепенному пониманию в России (видимо, уже после Путина) того, что она может стать влиятельной мировой державой исключительно в составе Европы. (The American Interest, 04.17.16)

• США должны четко разъяснить России, что любая военная вылазка в Европу, в том числе применение тактики «зеленых человечков», которая наблюдалась в начале конфликта на Восточной Украине, повлечет за собой карательную блокаду доступа России на Запад по морю — блокаду, которая коснется почти двух третей всего объема российской морской торговли. (New York Times, 02.20.17)

II. Внутреннее развитие, история и известные личности России

Внутреннее развитие России:

• Для России задачей первостепенной важности является модернизация собственного общества, а не тщетные попытки вернуть былой статус мировой державы. Ввиду колоссальных размеров и неоднородности страны децентрализованная политическая система на основе рыночной экономики скорее всего высвободила бы творческий потенциал народа России и ее богатые природные ресурсы. России, устроенной по принципу свободной конфедерации, в которую вошли бы европейская часть России, Сибирская республика и Дальневосточная республика, было бы легче развивать более тесные экономические связи со своими соседями. Каждый из этих трех членов конфедерации имел бы более широкие возможности для использования местного творческого потенциала, на протяжении веков подавлявшегося тяжелой рукой московской бюрократии. В свою очередь, такая, в большей степени децентрализованная, Россия была бы не столь восприимчива к призывам объединиться в империю. (Foreign Affairs, сентябрь/октябрь 1997 года)

• Многое определит поведение нынешней российской политической элиты, которая по своему составу и взглядам разительно отличается от посткоммунистических элит, сформировавшихся в странах восточной Европы. В нынешнем руководстве России нет ни единого бывшего политического диссидента… Российская же политическая элита в ее нынешнем виде в основном включает в себя бывших аппаратчиков, криминализованных олигархов, а также руководителей КГБ и армии. От советского прошлого эти люди если и отрекаются, то лишь поверхностно. (The National Interest, осень 2000 года)

• Все больше россиян начинают осознавать, что фундаментальное изменение российских отношений с Западом может лежать в русле долгосрочных интересов их собственной страны. (Из книги Бжезинского «Стратегический взгляд» 2012 года)

Историческая траектория России:

• Среди крупных геополитических единиц на территории Евразии (к таковым относятся Европейский союз, Россия, Китай и Япония) только о ЕС и Японии можно сказать, что они полностью признают свою глубокую заинтересованность в международной стабильности. По отношению к Китаю и России ситуация не столь однозначна. Эти две страны по прежнему хотели бы добиться более или менее существенных сдвигов в соотношении сил на мировой арене. Однако вместе с тем они учитывают ограниченность своих возможностей и осознают свою заинтересованность в сотрудничестве с Западом. Китай склонен к такому сотрудничеству главным образом потому, что долгое время успешно развивается экономически; Россия — по причине своих экономических неудач. (The National Interest, осень 2000 года)

• Разумеется, ни Америка, ни тем более Европа сами не в силах наставить Россию на истинный путь и преобразить ее. Прозрение России должно прийти изнутри, во многом подобно тому, как это случилось в первой половине XX века при распаде Османской империи и становлении современного государства в Турции. Но Америка и Европа могут создать для России такие внешние условия, которые были бы благоприятны для желаемых перемен и даже существенно стимулировали бы их. И это значит, что, несмотря на оправданный в настоящий момент пессимизм по отношению к мировоззрению нынешнего политического руководства России, есть достаточно оснований для оптимизма в долгосрочной перспективе. (The National Interest, осень 2000 года)

• Трудно преувеличить ущерб, нанесенный народу России за 70 лет коммунистического строя. О нынешнем состоянии страны не следует судить ни по поверхностному блеску Москвы и Санкт Петербурга, куда идет основной поток финансовых средств с Запада, ни по происходящим время от времени изменениям в темпах экономического роста. Горькая действительность заключается в том, что от коммунистического эксперимента российский народ унаследовал разрушенное сельское хозяйство, слаборазвитую, а порой примитивную социальную инфраструктуру, отсталую экономику, которой все больше грозит опасность прогрессирующей деиндустриализации, изуродованную окружающую среду и неблагоприятные демографические тенденции. (The National Interest, осень 2000 года)

• Примерно 70 миллионов россиян живут в городах, где параметры загрязнения окружающей среды превышают американские предельные нормы в пять и более раз. Около 75 процентов потребляемой в России питьевой воды по американским стандартам недопустимо загрязнено. Российская система здравоохранения, долго бывшая предметом общей гордости, находится в удручающем состоянии: многие больницы (особенно в сельской местности) не имеют горячего водоснабжения и не отвечают даже минимальным гигиеническим требованиям… В последнем докладе ВОЗ о состоянии здоровья населения в мире Россия по уровню национальной системы здравоохранения стоит на 130-м месте среди стран мира, лишь ненамного опережая Судан. (The National Interest, осень 2000 года)

• Россия в настоящее время проходит последнюю судорожную стадию имперской инволюции и децентрализации. Процесс болезненный, но это не означает, что Россия окончательно лишена возможности стать в конечном счете (если она будет действовать разумно) ведущим европейским национальным государством… Россия впервые за свою историю становится по-настоящему национальным государством, что является исключительно важным и в то же время не воспринимается всерьез. (The American Interest, 04.17.16)

• Между тем будущее самой России зависит от ее способности стать важным и влиятельным национальным государством в составе объединяющейся Европы. (The American Interest, 04.17.16)

• Россия, которая ориентируется на сотрудничество с Европой, нацелена и на сотрудничество с Китаем (пусть и с некоторой потенциальной территориальной напряженностью на северо-востоке), а также улучшает свои отношения с США, может стать страной, которая с помощью компромисса решит украинский вопрос. RBTH , 04.07.17)

Известные российские личности:

• Новая команда президента Владимира Путина целиком со стоит из таких людей, которые, существуй Советский Союз и поныне, вполне могли бы сейчас трудиться на высоких должностях в советских руководящих органах, особенно в КГБ. В этом отношении наводит на размышления и собственная политическая родословная Путина. Это аппаратчик в третьем поколении: его отец был партийным функционером, а дед даже служил в личной охране сначала Ленина, а потом Сталина. (The National Interest, осень 2000 года)

• Хотя Путин и повесил у себя в кабинете портрет Петра Великого, то, что он окружает себя бывшими сотрудниками КГБ и восхищается своим предшественником на посту главы этого ведомства, Юрием Андроповым, показывает, что новый президент России — не русский Ататюрк. Его геополитические установки отражают особенности мышления не первого постсоветского, а последнего советского поколения. (The National Interest, осень 2000 года)

• Ничто в международном диалоге с Западом не задевало Путина так сильно, как слова президента Обамы, который назвал Россию сильной региональной державой. Более обидной характеристики он дать не мог. (Запись выступления на конференции в Центре Уилсона, 06.16.14)

III. Международные отношения, торговля и инвестиции

Внешнеполитический курс России и отношения со странами «дальнего зарубежья»:

• Бжезинский говорил о четырех ключевых концепциях, изложенных российскими идеологами внешней политики, которые, по его мнению, отражают новое шовинистское мировоззрение российских лидеров: Во-первых, концепция разделенного народа, во-вторых, тема защиты сограждан за рубежом, в-третьих, тема русского мира, в-четвертых, значение признания и сохранения, приятия и продвижения Великой русской цивилизации. (Запись выступления на конференции в Центре Уилсона, 06.16.14)

• То, что мы сейчас наблюдаем на Украине… — симптом более серьезной проблемы — а именно, постепенного и устойчивого подъема российского квази-мистического шовинизма, который продолжается уже в течение шести или семи лет. Главную роль в этом сыграл Путин, и содержание этой новой концепции полностью определяет отношения России с миром в целом и с Западом в частности. (Запись выступления на конференции в Центре Уилсона, 06.16.14)

ЕС:

• Налаживать контакты по ряду вопросов с Соединенными Штатами [Москве] можно параллельно с тщательно обдуманными шагами, поощряющими антиамериканские настроения в Западной Европе, ослабляющими волю Запада к дальнейшему расширению НАТО и углубляющими противоречия в рамках евроатлантического сообщества. (The National Interest, осень 2000 года)

• Я думаю, что их [европейских популистов] тяга к Путину слишком преувеличивается — в основном благодаря усилиям журналистов, преследующих собственные интересы. Разумеется, отдельные лидеры этих движений восхищаются им — прежде всего благодаря его авторитарному подходу к управлению; но я не вижу доказательств массовой симпатии к нему в какой-либо серьезной стране. Подъем популистских движений в европейских демократических странах — это результат ощущения неразберихи и в то же время свободы… Некоторые группы и политические лидеры могут позиционировать себя как пророссийские, это правда, и русская разведка мутит воду, пытаясь подорвать единство Европы по вопросу антироссийских санкций, поддерживая сочувствующие Москве политические силы. Но по сравнению с глубинной динамикой, которую я описал, это все сущие мелочи. (Huffington Post, 12.23.16)

Турция:

• На протяжении XX века Турция больше преуспела в преобразовании, чем коммунистическая Россия… В отличие от России Турция никогда не впадала ни в манихейские страсти по истреблению собственного народа, ни в тоталитаризм. (Из книги Бжезинского «Стратегический взгляд» 2012 года)

Япония:

• Согласно книге Бжезинского «Стратегический взгляд» 2012 года, Япония могла бы обойти Россию в рейтинге основных мировых игроков, если решится на более активную международную роль. (Исследования Russia Matters)

Китай:

• Из рецензии на книгу Бжезинского «Стратегический взгляд» 2012 года: «В книге „Вне контроля. Глобальный беспорядок накануне XXI в." 1993 года г-н Бжезинский утверждал, что… Китай, по всей видимости, будет играть более активную глобальную роль, нежели Россия.» (New York Times, 01.29.12)

• В том же «Стратегическом взгляде» Бжезинский пишет, что любые надежды на превращение России в могучую евразийскую державу, не принадлежащую строго ни к Европе, ни к Азии — лишь «иллюзия». Если Россия не заключит союз с Западом, — пишет он, — ей грозит перспектива стать младшим партнером в союзе с Китаем. Кроме того, он считал, что одной из стратегических целей Китая было получение значительного преимущества над Россией в рамках экономического влияния в центральной Азии и Монголии. (Исследования Russia Matters)

• Настоящее назначение России заключается в том, чтобы стать мощной европейской страной. И об этом они будут вспоминать каждый раз, когда будут глядеть на восток и спрашивать себя: какое значение имеет Китай для будущего России? (Запись выступления на конференции в Центре Уилсона, 06.16.14)

• Некоторые россияне могут полагать, что Америка пытается настроить Китай против России. Но это скорее комплимент, который тешит их эгоизм, чем реальное представление о действительности. Дело в том, что Китай гораздо важнее, чем Россия. Если Америка и Китай будут сотрудничать, у России нет абсолютно никакого выбора, кроме как присоединиться к двум странам. В первую очередь, это было бы в интересах Америки, но это также будет выгодно и для России в долгосрочной перспективе. (RBTH , 04.07.17)

Украина:

• Менее чем через три года после распада Советского Союза Бжезинский писал: Самым настораживающим, учитывая размеры и геостратегическое значение Украины, было усиление экономического и военного давления Москвы на Киев — в согласии с распространенным в Москве представлением, что украинская независимость — это аномалия и, кроме того, угроза положению России как мировой державы. (Симптоматично, что некоторые ведущие российские политики склонны открыто говорить об Украине как о «переходном образовании» или как о «российской сфере влияния»). Российские военные [структуры ] добились разделения Крыма и утвердили свой односторонний контроль над большей частью Черноморского флота, за который идет спор. Обстоятельством, еще более усугубляющим дело, явилось открытое заявление претензий на части территории Украины. Кроме того, применялись экономические средства воздействия в форме сокращения поставки и периодических отключений жизненно важных для украинской промышленности энергоресурсов, вероятно, в надежде дестабилизировать страну до такой степени, когда значительная доля населения начнет требовать установления более тесных связей с Москвой. (Foreign Affairs, март/апрель 1994 года)

• Творцы российской политики, чтобы добиться международной изоляции Украины, умело использовали и озабоченность Клинтона ее ядерным статусом. Москве вполне удалось, играя на американских опасениях (и на очевидном предпочтении американской администрацией контроля над украинским ядерным оружием со стороны России), представить новых лидеров в Киеве в качестве угрозы международной стабильности. Неумение Украины донести до Запада свои тревоги также усугубляло ее изоляцию, а с нею — и чувство уязвимости. (Foreign Affairs, март/апрель 1994 года)

• Является безотлагательным и чрезвычайно важным, чтобы США убедили украинское правительство — обещанием существенной экономической помощи — обратиться к давно откладываемым и остро необходимым реформам. Одновременно должны быть даны американские политические гарантии независимости и территориальной целостности Украины. (Foreign Affairs, март/апрель 1994 года)

• Авторская заметка, написанная во время столкновений в Крыму в преддверие аннексии полуострова Россией: Соединенные Штаты могут и должны донести до Путина, что готовы использовать свое влияние, добиваясь, чтобы независимая и территориально неразделенная Украина вела себя по отношению к России примерно так, как эффективно получается у Финляндии — уважающие друг друга соседи с многочисленными общими интересами и связями с Россией и Европейским Союзом, без участия в каких бы то ни было военных альянсах, которые Москва видит направленными против себя. Финская модель идеальна для Украины в отношениях с Россией и ЕС. Кроме того, Соединенные Штаты должны также приватно сообщить Кремлю, что попытки дестабилизировать украинскую демократию, отделить ее территории, а также открыто или скрыто участвовать во внутреннем конфликте соседнего государства подвигли бы Вашингтон использовать свое международное влияние для того, чтобы способствовать принятию экономически дорогостоящих для Москвы мер. (Financial Times, 02.23.14)

• Его [Путина] первоначальный успех [в Крыму]может подтолкнуть его к повторению подобных действий уже в восточных областях. А в случае успеха окончательная третья фаза агрессии, с помощью комбинации политической нестабильности и при все более явном использовании российских войск, будет преследовать цель свергнуть правительство в Киеве. Результат будет, таким образом, похож на два этапа захвата Гитлером Судетской области после Мюнхена в 1938 году и окончательной оккупации Праги и Чехословакии в начале 1939 года. (The Washington Post, 03.03.14)

• Односторонние враждебные действия России означают, что Запад должен незамедлительно признать новое правительство Украины легитимным. Неопределенность в отношении его правового статуса может подтолкнуть Путина к повторению крымского спектакля. (The Washington Post, 03.03.14)

• О подходе Обамы к украинскому кризису: В целом я поддерживаю те шаги, которые президент Обама уже предпринял. Учитывая ту разновидность демократического альянса, в котором мы состоим, я считаю, что он действовал именно так, как это было нужно в данных обстоятельствах… Но я виню его за то, что он до сих пор не обратился к американскому народу, чтобы спокойно и подробно разъяснить ситуацию. Он не сделал ни одного серьезного заявления перед народом, чтобы рассказать о потенциальных рисках масштабного международного кризиса. Ему нужна поддержка американцев… Президент пока не выступил с исчерпывающим заявлением, касающимся реальных ставок в этом конфликте: почему мы столкнулись с этой проблемой, почему в наших общих интересах решить ее вместе с россиянами и почему, если переговоры не помогут, мы будем обязаны помочь Украине. (Politico, 05.02.14, Ремарки на «Атлантическом совете», 04.29.14)

• Неслучайно в той части Украины, где доминируют русские, применение силы оказалось таким изощренным. Участники вооруженных конфликтов оказались хорошо вооруженными, у них было эффективное зенитное оружие и даже танки. Даже самые глубоко разочарованные граждане Украины, питающие неприязнь к ее правительству и не испытывающие привязанности к этой стране, не станут хранить такое оружие в подвалах и на чердаках своих домов. Это оружие им предоставили, чтобы они сформировали отряды, способные противостоять мощным военным формированиям. Это является формой межгосударственной агрессии. По-другому это назвать нельзя. Что бы вы почувствовали, если бы, скажем, банды наркоторговцев в США стали получать оружие из-за границы, от нашего южного соседа, чтобы разжигать конфликт такого масштаба на постоянной основе? (Запись выступления на конференции в Центре Уилсона, 06.16.14)

• Украину необходимо поддержать, если она будет сопротивляться. Если Украина не будет сопротивляться, если беспорядок внутри страны сохранится и правительству не удастся организовать эффективную систему национальной защиты, тогда украинскую проблему нужно будет решать в одностороннем порядке… И силы шовинизма внутри России станут еще более решительными. Эти силы на самом деле представляют собой наиболее негативные аспекты современного российского общества: своего рода жажду национализма, самореализации, удовлетворение от осуществления власти. Однако эти черты нехарактерны для нового среднего класса, который в долгосрочной перспективе может стать приемлемой альтернативой. (Запись выступления на конференции в Центре Уилсона, 06.16.14)

• Мы должны дать украинцам понять, что, если они готовы к сопротивлению, судя по их заявлениям и действиям (хотя и не слишком эффективным), мы предоставим им противотанковые орудия, ручные противотанковые орудия, ручные ракеты — то есть оружие, которое можно использовать в условиях города. Речь не идет о том, чтобы вооружать украинцев для нападения на Россию… Это должно быть оружие, особенно эффективное в войне сопротивления в условиях крупных городов. (Запись выступления на конференции в Центре Уилсона, 06.16.14)

• [Необходим] контекст открытых, а не тайных, попыток убедить россиян, что любое применение силы будет иметь негативные и долгосрочные последствия для самой России, не угрожая ее безопасности, но подразумевая повышение расходов на отстаивание своего авторитета за счет независимости Украины. (Запись выступления на конференции в Центре Уилсона, 06.16.14)

• Наконец, заглядывая далеко вперед, я считаю, что, так или иначе, при условии компромиссного решения или в его отсутствие, Крым станет тяжелым экономическим бременем для России. (Запись выступления на конференции в Центре Уилсона, 06.16.14)

• К лету 2014 года Бжезинский считал, что Путин сталкивается с тремя основополагающими альтернативами по Украине, из которых сам он неизменно поддерживал первую: 1. Он может взять курс на достижение компромиссного соглашения с Украиной, прекратив нападки на ее суверенитет и экономическое благосостояние… 2. Путин может продолжить свое содействие плохо замаскированной военной интервенции, призванной нарушить нормальный ход жизни в некоторых районах Украины… 3. Путин может напасть на Украину, задействовав гораздо более мощный военный потенциал России. (The Washington Post, 07.08.14)

• В контексте вышеозначенного Бжезинский писал: Надо четко заявить о том, что Украина не стремится к членству в НАТО, а Запад не рассматривает такую возможность. Россию не без оснований тревожит такая перспектива. Кроме того, надо также четко дать понять, что Россия больше не надеется на вступление Украины в «Евразийский союз», который является весьма прозрачным прикрытием для возрождения чего-то, приблизительно напоминающего Советский Союз или царскую империю. Вместе с тем, это не должно мешать торговле между Россией и Украиной, поскольку обеим странам очень выгодны двусторонние торговые и финансовые отношения… Вопрос Крыма пока останется нерешенным, но он будет постоянно напоминать о том, что шовинистический фанатизм это не лучшая отправная точка для решения сложных вопросов. (The Washington Post, 07.08.14)

• Смотрите также раздел «Другие ближайшие соседи России» ниже и разделы о «Общая политика США в отношении России и другие вопросы двусторонних отношений» и «Двусторонние экономические отношения» выше.

Другие ближайшие соседи России:

• О политике США в отношении России после распада Советского Союза: В подобных помыслах исходят из той подразумеваемой точки зрения, что для России важнейшим предметом забот в геостратегическом плане является региональная стабильность. Это делает в основе своей совместимыми цели России и Америки. Поскольку же Россия — единственная держава, способная порождать стабильность в рамках бывшего Советского Союза, а независимость некоторых из новых государств интенсивно подогревает региональные конфликты, умиротворяющая роль России в силу этого возрастает. Сообразно с этим, в совместном коммюнике Клинтона-Ельцина на январской встрече в верхах не ставилась под сомнение интерпретация, которую дает Россия своей «миротворческой миссии» в «ближнем зарубежье». Идя еще дальше, президент Клинтон, обращаясь к народу России, не только высказался о российских военных в том смысле, что они «способствовали стабилизации» политической ситуации в Грузии, но даже и добавил, что «вы с большей вероятностью будете оказываться вовлеченными в дела некоторых из этих территорий вблизи вас, подобно тому как Соединенные Штаты на протяжении ряда последних лет оказывались вовлеченными в Панаме или Гренаде вблизи нашего района». (Foreign Affairs, март/апрель 1994 года)

• В конце 1993 года… российское военное командование заявило о своем праве де-факто на вмешательство в бывших советских республиках, если будет сочтено, что развитие событий там нарушает российские интересы или угрожает региональной стабильности. В последующем эти позиции были подтверждены российскими политическими лидерами. Они были подкреплены и делами. В 1993 году в военном аспекте поведение России по отношению к новым государствам Содружества Независимых Государств (СНГ) становилось в возрастающей степени односторонним, и одновременно правительство в Москве самоувереннее прибегало к экономическим средствам воздействия. (Foreign Affairs, март/апрель 1994 года)

• Сила тяги проводимой ныне политики [России], по всей видимости, нацелена не на воссоздание прежнего централизованного союза, а к конфедеральному устройству, в котором Москва господствовала бы над группой государств-сателлитов (весьма сходно с тем, как это было в прежнем советском блоке), но на сей раз в пределах самого бывшего Советского Союза. Российские политики открыто вели разговоры о том, чтобы сделать Россию центром новой конфедерации, в рамках которой другие, помимо России, бывшие советские государства, формально сохраняя видимость суверенитета, шаг за шагом и все в большей степени стягивались бы экономическими, политическими и военными узами… Нынешние цели российской политики являются если не открыто имперскими, то в самом крайнем случае протоимперскими. Явно нацеленной на официальную имперскую реставрацию эта политика может пока и не быть, но ею мало что делается для сдерживания сильного имперского импульса, которым продолжают быть движимы крупные сегменты государственной бюрократии, особенно военной, а также и общества. (Foreign Affairs, март/апрель 1994 года)

• Для нынешних российских правителей возникновение после распада СССР более дюжины новых, независимых государств — это отклонение от естественного хода истории, которое следует постепенно исправить по мере обретения Россией былой силы. Они вроде бы понимают, что в конечном итоге единое имперское государство вряд ли будет восстановлено, но, тем не менее, похоже, твердо намерены добиваться постепенного перехода постсоветских государств на подчиненное положение в рамках СНГ при реальном ограничении их суверенитета в таких ключевых сферах, как безопасность и внешнеэкономические связи. (The National Interest, осень 2000 года)

• В книге «Стратегический взгляд» 2012 года Бжезинский выделил наиболее геополитически уязвимые с точки зрения происходящих в мире изменений государства, и среди них: 1. Грузия, которая попадет в зависимость от России; 4. Белоруссия, которая будет Россией поглощена; 5. Украина, которая попадет в зависимость от России. (Исследования Russia Matters)

IV. Прочее

• Следующие два десятилетия будут, вероятно, иметь критическое значение для вырабатывания Россией пути к более тесному — и политически искреннему — сотрудничеству с Западом. (Из книги Бжезинского «Стратегический взгляд» 2012 года)

• В «Стратегическом взгляде» Бжезинский также предсказал, что в случае утраты Америкой лидерства маловероятно, что оно перейдет к «какому-то одному преемнику» и что «намечающаяся неопределенность грозит усилить трения между соперниками и спровоцировать перетягивание одеял на себя…» Последний аспект, писал он, может предусматривать и посягательства со стороны России на независимые бывшие советские республики, а также противоречия позиций Европы в отношении России, на фоне которых Германия и Италия в силу коммерческих интересов будут тянуться к Москве. (Исследования Russia Matters)

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 июня 2017 > № 2205397 Збигнев Бжезинский


США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 июня 2017 > № 2205392

Трамп препятствовал правосудию? Эксперты анализируют заявление Джеймса Коми

Многие согласились с тем, что «мы направляемся в очень, очень неспокойные воды», но мнения разошлись в вопросе того, достаточно ли этого для признания вины или импичмента.

Джулиан Боргер (Julian Borger), Сабрина Сиддики (Sabrina Siddiqui) и Джон Свейн (Jon Swaine), The Guardian, Великобритания

Эксперты по правовым вопросам согласились с тем, что рассказ Джеймса Коми о его девяти беседах с Дональдом Трампом в начале этого года представил убедительные доказательства препятствования правосудию и попыток похоронить расследование контактов кампании Трампа с Москвой.

Вместе с тем были высказаны смешанные мнения относительно того, будет ли этого достаточно для признания вины или импичмента. Положения об импичменте должны пройти Палату представителей, а большинство республиканцев в среду вечером, похоже, выступили в поддержку Трампа, несмотря на детали заявления Коми.

Заявление Коми перед разведывательным комитетом Сената было опубликовано в среду перед его долгожданным появлением перед комитетом на Капитолийском холме в четверг.

Некоторые наблюдатели сказали, что это заявление станет дополнительным импульсом для многочисленных расследований в отношении кампании Трампа, что, в свою очередь, может привести к появлению еще более разрушительных показаний, которые республиканцам будет трудно игнорировать. Свидетельства Коми также противоречили рассказу Трампа о беседах, в которых он отрицал, что требовал лояльности от Коми. Если президент повторит свою версию под присягой, он может столкнуться с обвинениями в лжесвидетельстве.

«Полностью достоверное подготовленное заявление Коми усиливает мою веру в то, что президент стремился повлиять и даже прекратить продолжающееся расследование серьезных нарушений со стороны [Майкла] Флинна и других приближенных президента. Это препятствование правосудию», — написал в электронном письме Лоренс Трайб, профессор конституционного права Гарвардского университета.

По словам Ричарда Пейнтера, советника по вопросам этики в администрации Джорджа Буша, необходимо больше доказательств, чтобы с уверенностью утверждать, что Трамп виновен в препятствовании правосудию.

«Ключевой вопрос заключается в том, существовала ли угроза увольнения Коми, если бы он не сделал то, что ему сказали», — считает Пейнтер. «Я думаю, что просьба лояльности как условие приема на работу, время, когда он попросил его отказаться от расследования Флинна и тот факт, что его действительно уволили, — эти три обстоятельства вместе являются убедительным доказательством того, что Трамп говорил Коми, что если тот не оставит расследование, то будет уволен».

«Еще один вопрос заключается в том, достаточно ли этого, чтобы убедить присяжных», — добавил он. «Многое будет зависеть от того, были ли другие свидетели, которые, скажем, слышали, как Трамп сказал „Я собираюсь уволить его, если он не прекратит дело" или есть запись его слов вроде „Я уволю тебя, если ты этого не сделаешь" — это было бы прямым доказательством. Но, конечно, есть достаточно доказательств, чтобы судебные комитеты Палаты представителей и Сената начали проводить слушания и вызывать свидетелей».

Вероятно, Коми будут задавать вопросы о контексте бесед с Трампом, когда бывший директор ФБР будет давать устные показания в четверг утром.

«Разумеется, глава ФБР Коми ожидает следующего дня после слушания, когда ему, возможно, придется рассказывать об этом», — сказал CNN Норман Эйзен, другой бывший советник по вопросам этики Белого дома. «Будь то препятствование, процедура импичмента, или что-то еще».

Он сравнил показания Коми с секретными записями телефонных звонков Ричарда Никсона, когда он находился на своем посту в разгар Уотергейтского скандала.

«Это переносит нас в ту же реальность, что и препятствование Никсона, может быть, даже хуже», — сказал он. «Это эквивалент записей Никсона. Мы направляемся в очень, очень неспокойные воды».

«Давление, оказываемое на Коми, вполне могло бы стать препятствием для правосудия в зависимости от намерения и мотива», — сказал сенатор Ричард Блументаль, демократ из Коннектикута. Отвечая на вопрос The Guardian о том, что конкретно Коми должен сказать в четверг, Блументаль ответил: «Что еще сказал президент? И каков был тон и явное намерение в его высказывании?»

Бенджамин Уайттс, редактор влиятельного блога Lawfare и старший научный сотрудник по исследованиям в области управления в Институте Брукингса, также провел сравнение с эпохой Никсона, назвав заявление Коми «самым шокирующим единственным документом об официальном исполнении публичных обязанностей любого президента с момента публикации записей Уотергейта».

«Коми описывает здесь поведение, которое общество, приверженное верховенству закона, просто не может принять в президенте», — добавил Уайттс.

Друг и бывший советник Коми сказал, что вмешательство Трампа в расследование Флинна было «отступлением от нормы» и граничило «хотя и не обязательно напрямую с препятствованием правосудию».

«Только если удастся связать с этим увольнение [Коми], можно будет говорить о возмездии, и такое дело о препятствовании легче составить», — сказал друг. На вопрос о том, рассматривал ли Коми увольнение в качестве возмездия, друг, который говорил на условиях анонимности, ответил: «Я не хочу говорить за него».

Друг сказал, что уволенный директор ФБР «с нетерпением» ожидал возможности дать публичные показания, потому что «он считает, что американский народ имеет право знать, что произошло».

Друг добавил, что Коми не был потрясен этой историей. «Он в порядке. Он в полном порядке, — сказал друг. «Он в гармонии с самим собой, он всегда гордится тем, что поступает правильно, и он будет продолжать так делать».

США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 июня 2017 > № 2205392


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 июня 2017 > № 2205389 Михаил Касьянов

КНДР не будет

Михаил Касьянов о революции в России, «зыбком» Навальном и аппетите Путина.

Кристина Худенко, Delfi.lv, Латвия

Российский оппозиционер Михаил Касьянов не теряет надежды на то, что в России можно сменить президента мирным путем — однако довести эту идею до самого Владимира Путина ему пока не удается. Что же до стран Балтии, то их безопасность зависит от того, удастся ли Путину провести сделку по Украине с западными лидерами.

Лидер оппозиционной российской партии ПАРНАС Михаил Касьянов прибыл в Ригу для участия в семинаре «Россия и мир — 100 лет после революций», который шведский фонд Ярла Ялмарсона (Jarl Hjalmarson foundation) проводит в Риге 7 июня. Перед семинаром Касьянов дал интервью порталу Delfi.

С 2000 по 2004 год Михаил Касьянов был премьер-министром правительства России при Путине. После событий в Беслане их пути кардинально разошлись. Касьянов занялся оппозиционной деятельностью. В 2008 году он сделал попытку выдвинуться в президенты страны, но его кандидатуру не зарегистрировали, сославшись на технические причины. В прошлом году Демократическая коалиция, в которую входили сам Касьянов, Алексей Навальный и Илья Яшин, шла на выборы в Госдуму. После скандального видеосюжета интимного характера, показанного на телеканале НТВ пути Касьянова и его соратников разошлись.

О Латвии: Квартира в Юрмале есть, но я намерен жить в России

Delfi.lv: Почему семинар про Россию проходит в Риге и под руководством шведского фонда? Разве в России подобное мероприятие уже невозможно?

Михаил Касьянов: Моя партия на протяжении семи лет проводила в России мероприятия такого формата, с приглашением зарубежных экспертов, но уже два года мы этого не делаем: во-первых, общественно-политическая ситуация сжимается, во-вторых, многие наши зарубежные коллеги, которых мы хотим пригласить, попали в «черный список» невъездных в Россию, поскольку, с точки зрения Кремля, слишком вольно трактуют кремлевскую политику. Мы же, как граждане России, находимся под постоянным внутренним давлением.

Пока ситуация, как она есть, мы активно действуем за рубежом. Были в Таллине и Вильнюсе. В Ригу меня позвали на конференцию такого рода впервые за 13 лет, что я не у власти. Хотя с этим шведским фондом моя партия взаимодействует много лет.

— В чем их интерес?

— Это вопрос не ко мне.

— Пишут, что в Латвии вы не чужой человек. Была информация про ваши пятикомнатные апартаменты в Юрмале…

— Да, это правда.

— А вид на жительство в Латвии вы взяли?

— Нет. Мне он не нужен. Приезжаю сюда отдохнуть.

— Не было ли у вас мысли, как у Гарри Каспарова, попросить гражданства Латвии?

— Нет. У меня вообще нет намерений ни брать вид на жительство где-либо, ни гражданства какого-либо другого государства, кроме России.

— Периодически появлялась информация об угрозе для вашей жизни в России. Неужели не было соблазна обезопасить себя и семью?

— Опасность может быть каждый день, но никаких мыслей уехать она не вызывает. Я собираюсь действовать у себя на родине.

О революции в России: Я против, но терпение россиян может кончиться

— Семинар называется «Россия и мир. 100 лет после революций». Что вы думаете о влиянии революций на современную судьбу России — больше негатива или позитива она принесла?

— Мы-то считаем, что это была одна революция в двух частях. Мое представление о влиянии совершенно однозначно: она принесла сплошной негатив. Причем не только для России, а для всей Европы. Если вспомнить события после первой мировой, когда из России шли настроения крайне левого экстремистского толка, которые вызвали развитие крайне правых настроений в противовес… Большой ошибкой было и то, что после первой мировой войны страны-победительницы, в частности, возглавлявшая Антанту Англия, не уделили должного внимания народу Германии.

— А какое внимание они могли уделить?

— Поддержать восстановление страны, как это было сделано после второй мировой, когда урок учли, и победители взялись за восстановление Германии. Но в первую мировую этого не сделали, что способствовало развитию экстремистских тенденций в Европе. В итоге в 30-е года почти все европейские страны получили авторитарный режим. В том числе и Латвия — вы помните переворот Улманиса 34-го года. Подобное было в Литве, Эстонии и других странах.

Я считаю, это все эти события были связаны с неправильной реакцией стран, которые после первой мировой имели мощь — они могли не заигрывать с Советской Россией, проводившей человеконенавистническую политику, а помочь Германии. В итоге, через 15 лет после жестокого в отношении немцев Версальского договора к власти пришел Гитлер. Корни этого я вижу именно в революции 1917 года.

Сталинские репрессии, геноцид российского народа, не прошли бесследно — они вбили в мозги полное неуважение к правам человека. Это и привело к тому, что Советский Союз стал, по меткому определению Рейгана, «Империей зла». Все, что происходило непосредственно перед Второй мировой, в том числе и аннексия Балтийских государств, ставшей трагедией для малых народов, тоже связано с революцией.

— После украинского Майдана ребром встал вопрос, а есть ли революционная ситуация в России, возможно ли нечто подобное Майдану там и нужно ли оно?

— Ситуации нет. Позиция нашей партии по этому вопросу очень простая. Хотя, многие могут назвать ее не особо перспективной с точки зрения происходящего в моей стране. Мы должны добиться обязательной смены власти и политического курса страны, но исключительно с помощью конституционных механизмов — путем выборов.

К сожалению, сегодня выборов в России, как демократического института, не существует — есть лишь имитация. Конституция России позволяет смену руководства, но власть узурпирована, поэтому люди находятся в состоянии пессимизма — никто не верит в перемены конституционным путем. Тем не менее я и моя партия продолжают в это верить и проводить свой курс.

— Недавно Чулпан Хаматова на вопрос, что лучше — революция или жизнь как в КНДР, сказала, что лучше уж последнее, чем кровавая революция… Что вы бы ответили?

— Я против революции и насильственной смены власти.

— Но она возможна?

— Тут можно только гадать и спекулировать. Думаю, что выбора между революцией и КНДР в России не будет — российский народ не позволит довести до Северной Кореи. Сегодня общество находится в состоянии терпения, но когда-то оно лопнет, если г-н Путин не осознает это и не начнет курс на расслабление, либерализацию. Хотя бы, чтобы выборы стали демонстрацией того, что люди имеют право получить своих представителей в органах власти и начинать влиять на политику. Если этого не произойдет, то терпение может закончиться. Тогда революция будет неизбежна. Довести ситуацию до КНДР российские граждане не позволят — я уверен.

— Вы уверены, что российские граждане видят драматизм в ситуации?

— Конечно, у половины мозги запудрены пропагандой, но не у 85 процентов, как это любят некоторые говорить. Остальная половина пока просто терпит. Пока…

— Бывший редактор «Коммерсанта» Андрей Васильев в интервью Delfi высказал мнение, что если Путина кто и свергнет, то «отморозок какой-то» — условный экс-командир из Луганска… Как вы смотрите на такую перспективу?

— Я на свержение вообще смотрю отрицательно. Может, моя позиция выглядит слишком миролюбивой и неперспективной, но я собираюсь добиваться того, чтобы в России состоялись настоящие выборы. Если же революция случится стихийно, то да, опасность, что у власти могут появиться не очень приятные люди, есть…

О политической карьере: скандал неприятен, но не смертелен

— Андрей Васильев рассказывал, что его первое впечатление от Путина было «наконец-то России повезло». А ваше?

— Я думал точно так же. Потому и согласился тогда работать под началом Путина. Раньше я его особо не знал, но потом был обманут его поведением: я посчитал, что это образец трансформации кагээбэшника в нового демократа. Так и Ельцин думал, почему и поддержал Путина.

— Какой вариант развития событий вы видите более вероятным — тот, что предлагает ваша партия, или революция?

— Мы делаем то, во что верим. Но, с точки зрения сегодняшнего дня, похоже, что г-н Путин не понимает опасности ситуации, поэтому выбрал более жесткий сценарий — закручивания гаек. Создавая такую атмосферу, он ведет страну к созреванию революции. Он-то думает, что всех зажмет-пережмет и ему подчинятся, но сам фактически подогревает революционные настроения (которые пока на низком уровне), и ведет страну к разрушению.

— Как вы можете надеяться на конституционное прохождение во власть, если последние выборы дали вашей партии 0,7% голосов в России. Разве это повод для оптимизма?

— За неделю до выборов по опросу «Левада-центра» (единственной независимой статистической организации в России) у нас было 8 процентов, а через неделю — 0,7%. Вот вам и масштаб подкрутки.

— А восемь процентов вам давали веру?

— Конечно! Это 25 мест в парламенте и начало размывания всей вертикали. Это могло бы стать плавным началом для реальной политической дискуссии, расслабления ситуации и формирования базы для его ухода, но Путин не пожелал воспользоваться таким хорошим для него шансом. Конечно, все бы произошло не сразу, но за четырехлетний период — вполне. Если бы мы сейчас были в парламенте, тогда уже в следующем году президентом был бы не Путин, а настоящий лидер, выбранный народом.

— В свое время вы, опять же оптимистично, выдвигали свою кандидатуру в президенты России…

— Да, в 2008 году. У меня не было возможности выдвигаться от думской партии, и я это делал через сбор подписей россиян и собрал за месяц два миллиона. По всей России, потому что от каждого субъекта федерации их могло быть не более 50 тысяч. Это была огромная работа. За это время мой уровень поддержки вырос с 6 процентов до 15-16%. Но с выборов тогда меня сняли, заявив, что 36 подписей из двух миллионов признаны недействительными — не сфальсифицированными, а неправильно оформленными. Из серии: сборщик подписей не в том месте поставил печать или подпись, или слово «село» написал с большой буквы.

— А сейчас у вас были мысли выдвигаться?

— Я публично объявил, что в этот раз не буду, потому что эти выборы не являются, по сути, выборами. Фактически путинская администрация объявила, что в марте следующего года будет референдум по доверию действующему президенту — полная и жесткая имитация выборов.

Впрочем, как партия, мы в этом процессе участвовать будем — это для нас возможность взаимодействия с гражданами и способ довести до них свои мысли. Поэтому будем либо сами выдвигать кого-то, либо поддерживать выдвиженца другой партии.

— Если это, как вы говорите, референдум о доверии Путину, то, на ваш взгляд, как велико оно сегодня?

— Это вопрос скорее к Левада-центру. Я могу в своих анализах опираться только на их выводы. Это, конечно, не 85%. Эти проценты — ответ на вопрос, одобряете ли вы политику России. Тут большинство граждан отвечают уже, как в советское время — «Да, люблю», «Да, уважаю». «Да, поддерживаю» — лишь бы отстали, особенно если опрос проводят по телефону. В это мы не верим. Но по итогам предвыборных анализов, уровень поддержки Путина всегда был около 50%. Так было в 2000-м году (52%), а в 2012 году, хоть споры социологов и математиков продолжаются, доверие колебалось между 48 и 52%, притом что Путин не допустил независимых кандидатов и объявил свой результат 65%.

— Не могу не спросить, но скандал апреля прошлого года, который разразился вокруг вас — насколько он фатален для политика в России? В США подобного рода скандалы зачастую хоронят политическую карьеру…

— В России это, конечно, неприятно, но не критично. Думаю, это сильно не повлияло. Все же у нас другое отношение к такого рода вещам. Как и во многих европейских странах.

— То есть ваши западные партнеры не высказывали опасения по поводу вашей карьеры?

— Никто. Даже американцы.

О Навальном: У него зыбкая позиция по Украине, Крыму, санкциям и НАТО

— Как у вас складываются отношения с другими представителями оппозиции? После того скандала перед выборами в Госдуму вы разошлись с Навальным и Яшиным.Есть ли сегодня в России некий единый оппозиционный механизм?

— Единого — нет. Существует три политических группы — ПАРНАС, «Яблоко» и незарегистрированная партия Навального.

— Вы себя не видите вместе с Навальным?

— Не вижу. По той простой причине, что в этот период времени он мог бы участвовать в выборах, как некая пробивная сила, но не может, в силу известных обстоятельств. У меня и моей партии к нему есть вопросы и политического свойства, поскольку, как вы знаете, у Навального — неустойчивая, даже зыбкая позиция по Украине, Крыму, санкциям и НАТО. Мы ведем консультации о сотрудничестве с Яблоком и заметными гражданами… Время есть, чтобы объявить и сформировать свою позицию в преддверии следующего политического цикла. В середине осени мы объявим, выдвигаем ли своего кандидата или поддерживаем другого.

— У российской оппозиции имидж людей далеких от простого народа. Скажем, главный редактор «Сноба» историк Николай Усков обозначил вас в интервью Delfi, как «барин-интеллектуал, ну а почему он должен быть другим?». Думаете, народ поверит и пойдет за вами, такими гламурными?

— Согласен, что не всем гражданам это может нравиться, но я такой, какой я есть — не хочу изменять себе, своим убеждениям и принципам, подстраиваться под чье-то мнение и становиться популистом. Я буду пытаться убедить граждан в правоте, как я ее вижу. Наша партия рассчитана на привлечение среднего класса — для людей, живущих в крупных городах, мы говорим понятные вещи. Не собираюсь меняться, чтобы понравиться остальным.

Все эти годы мы с Борисом Немцовым пытались объединить оппозицию. Увы, не особо успешно. Это могло бы покрыть широкий спектр людей демократических взглядов. Не только в крупных городах, которым ближе мое описание, зачитанное вами.

О российской экономике и танках. Если сможете остановить Путина на Украине, вам бояться нечего

— Вы были пять лет премьером, а до того много занимались экономикой России. Как оцениваете изменения экономической ситуации в стране?

— Это, конечно, долгий разговор. Но назову вам цифры и факты по нескольким «пятилеткам». До 98-99 годов после распада СССР экономика России шла вниз, проводились жесткие реформы по полной перестройке с позиций тоталитарного государства на иные принципы, рыночные. Политика была не особо последовательной и привела к большому количеству проблем, но курс был верный — на построение демократии и рыночную экономику. После кризиса 98-го года в 1999 году я стал министром финансов и до 2003-2004 года был период реформ, когда в России начался экономический рост — по плюс шесть процентов ВВП в год. Мы дружили и сотрудничали с Евросоюзом и США, и чуть не вступили в НАТО.

За пять лет экономика выросла на 40%. Это дало возможность людям ощутить на себе преимущества рыночной экономики, особенно в городах появился средний класс. Доходы населения росли по 15% в год, что позволило сильно поменять стиль жизни, ездить за границу и вести долгосрочное планирование будущего своих семей. В то время средняя цена нефти была 25 долларов за баррель, а в 1999 — 15 долларов. Когда я уходил, она была 27 долларов. И при такой цене экономический рост позволил добиться серьезных результатов.

После моего ухода реформы забыли — Путину они были ни к чему, потому что резко выросли цены на нефть — выше 100 долларов за баррель. На базе задела начала 2000-х экономика подросла еще на 40%, были пройдены все спады мировой экономики, но потом начался закономерный спад.

В общем, отличие экономического развития страны Путина первого образца (с которым работал я и дружили Европа и США) и Путина второго образца (который разругался со всем миром) — разительно. Поэтому я и утверждаю, что президент Путин проводит вредный для долгосрочного развития своей страны курс, он подрывает экономику.

— Есть другое мнение, что санкции помогли возродить внутреннее производство в России…

— Это пустая говорильня, которая не соответствует действительности — никакого импортозамещения нет. Кроме сельского хозяйства, которое и так развивалось хорошим темпом, потому что моим правительством были введены специальные меры поддержки. Не раздача денег, как это было в СССР, а кредитование на особых льготных условиях, поощрение возврата кредитов и получения новых.

Как только я стал министром финансов, сразу запретил тратить хоть копейку на закупку пшеницы. Хотя до того Советский Союз 70 лет пшеницу закупал за рубежом. При том, что в 1913 году в царской России мы были громадным экспортером — советская власть все это уничтожила. И лишь в 2000-м году, когда я ввел инструменты поддержки сельского хозяйства, мы снова стали экспортировать.

— Последняя тема семинара, на который вы приехали — будущее российско-балтийского региона. А каким вы его видите?

— Я вижу наши страны близкими и хорошими соседями — две независимых и равноправных страны. Сейчас отношения не особо добрососедские, но это в силу того, что нынешняя российская власть считает государства, бывшие республики СССР, такими… недогосударствами. В меньшей степени это относится к балтийским странам, в большей — к Украине, Молдавии, Белоруссии. Соответственно, ведется агрессивная политика. В отношении вас она тоже агрессивна, но поскольку Латвия ведет принципиальную линию, является членом ЕС и НАТО, такого явного проявления агрессии нет.

— Так бояться нам русских танков или нет?

— Это глобальный вопрос. Если мир, в том числе и балтийские страны, смогут остановить Путина на Украине, не поступаться принципами и не идти с ним ни на какие сделки (о которых он мечтает — вспомните его разговор с Трампом), то и вам можно не бояться. Если же Путин победит в своих агрессивных умыслах на Украине и в Крыму, то и вам надо ждать последствий.

— Каких? Что вырастет аппетит?

— Однозначно и автоматически.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 июня 2017 > № 2205389 Михаил Касьянов


Россия. ЦФО > Транспорт > premier.gov.ru, 9 июня 2017 > № 2209186 Дмитрий Медведев

Совещание о ходе строительства Центральной кольцевой автомобильной дороги Московской области

Строительство Центральной кольцевой автомобильной дороги является одним из приоритетных государственных инфраструктурных проектов, реализуемых государственной компанией «Автодор». После завершения строительства ЦКАД станет ключевым элементом транспортной системы Московского региона, освободив городские вылетные магистрали и МКАД от транзитной нагрузки, а также основой опорной сети скоростных магистральных автодорог России и частью международных транспортных коридоров.

Строительство ЦКАД МО предусмотрено Программой деятельности государственной компании «Российские автомобильные дороги» на долгосрочный период (2010–2019 годы), утверждённой распоряжением Правительства Российской Федерации от 31 декабря 2009 года №2146-р (в редакции распоряжения Правительства Российской Федерации от 14 ноября 2011 года №1989-р).

Распоряжением Правительства Российской Федерации от 27 февраля 2015 года №310-р утверждён паспорт проекта, в соответствии с которым предусмотрена реализация пяти пусковых комплексов.

Согласно заданию на проектирование ЦКАД состоит из пяти пусковых комплексов (этапов строительства), предусматривающих возможность ввода в эксплуатацию отдельных пусковых комплексов как самостоятельных инвестиционных объектов.

Пятый пусковой комплекс пройдёт по территории Наро-Фоминского, Одинцовского, Истринского, Солнечногорского районов и городского округа Звенигород Московской области.

Протяжённость участка составляет 76,44 км, из них 28,33 км приходится на участок нового строительства и 48,11 км на участок реконструкции существующей автомобильной дороги А107 «Московское малое кольцо» с уширением проезжей части до четырёх полос движения.

Вступительное слово Дмитрия Медведева на совещании о ходе строительства Центральной кольцевой автомобильной дороги Московской области:

У нас сегодня производственное совещание – хотел сам посмотреть, как идёт стройка на Центральной кольцевой автомобильной дороге. Стройка очень важная, большая, недешёвая. Прежде чем мы перейдём к повестке дня, несколько слов по документам, которые прямо или косвенно касаются сегодняшней темы.

Во-первых, я подписал постановление, которое корректирует нормы и правила выделения денег из бюджета на содержание и ремонт дорог федерального назначения, то есть те работы, которые позволяют поддерживать трассы в надлежащем состоянии.

Требования к таким работам повышаются, чтобы замена повреждённых участков проходила быстрее и эффективнее, прежде всего с точки зрения сохранения качества дорог. Это позволит, надеюсь, увеличить интервал между капитальным ремонтом, даст экономию денег, по расчётам Минтранса, порядка 15 млрд рублей в год. Посмотрим, что получится.

Во-вторых (это уже непосредственно касается той темы, которая нас здесь собрала), мы актуализировали сетевой план-график строительства ЦКАД.

Это проект действительно очень крупный, мы ведём его уже несколько лет на базе государственно-частного партнёрства. Только в рамках первой очереди планируется построить 339 км дорожного полотна. Некоторые участки строятся на базе концессии.

Проект действительно многомиллиардный, деньги на него выделяются в том числе из Фонда национального благосостояния. Первая очередь стартовала ещё в 2013 году, проект вошёл в число приоритетов транспортной стратегии страны на период до 2030 года. Часть работ уже выполнена, мы только что на вертолёте облетели строящиеся участки с коллегами, посмотрели, там работы идут в целом в соответствии с новым графиком. Кое в чём изменились инвестиционные условия, поиск частных соинвесторов шёл несколько медленнее, чем планировалось, поэтому срок окончания строительства первой очереди в обновлённом плане продлён до 2019 года. Но это уже финальный срок, коллеги меня заверили в том, что этот срок является реалистичным и всё будет сделано в этот период.

Центральная кольцевая автодорога – это не просто ещё одно кольцо вокруг Москвы, это современная скоростная трасса, которая нужна огромному количеству людей и компаний, со всей необходимой дорожной инфраструктурой, надеюсь, с хорошей динамикой движения. Довольно длинный участок пройдёт сквозь Новую Москву, что положительно скажется на развитии этой территории, её экономики, инфраструктуры. Работы идут, первый участок будет запущен уже осенью, это объездная дорога вокруг Звенигорода, где мы сейчас и встречаемся. Уверен, что это будет иметь значение не только для развития дорожной инфраструктуры, но и, конечно, для решения социальных задач, для туризма, для сохранения экологии одного из старейших городов Подмосковья и окрестностей.

Проект позволит существенно увеличить пропускную способность Московского транспортного узла, что важно – не перегружая сам мегаполис. Выведет заметную часть транзитного потока и всех связанных сервисов за пределы столицы. Чтобы проехать, скажем, из Петербурга в Казань или из Ярославля в Воронеж, не нужно будет выезжать на перегруженную МКАД или медленно плестись через деревни, посёлки. За счёт большей скорости передвижения эти задачи будут решены, снизятся и расходы на бензин.

ЦКАД должна стать основой для развития целого ряда мелких и средних бизнесов, которые здесь создаются: это автозаправки, ремонтные станции, кафе, рестораны, гостиницы. Здесь мы рассчитываем на инициативу предпринимателей и соответствующую поддержку со стороны банков.

Уверен, что появление такой магистрали усилит позиции Московского региона как крупного международного хаба, который удачно расположен на пересечении глобальных маршрутов «Восток – Запад», «Север – Юг» и нового Шёлкового пути.

Параллельно мы развиваем железнодорожную, авиатранспортную и речную инфраструктуру всего московского узла. Укрепление сотрудничества с международными перевозчиками, размещение логистических центров на пересечении таких дорог должно дать хороший суммарный эффект в будущем.

Большой этап в рамках проекта (сложный этап, особенно с учётом сложившейся экономической ситуации) – поиск частных соинвесторов – завершён. В ходе Петербургского экономического форума окончательно достигнута договорённость по четвёртому, последнему свободному участку. Сегодня мы ещё раз посмотрим, какие шаги нужны для дальнейшего развития проекта в целом, обсудим вопрос о едином операторе, чтобы не было несогласованных действий на различных участках трассы. И некоторые другие вопросы посмотрим в рамках компетенции присутствующих здесь коллег.

Россия. ЦФО > Транспорт > premier.gov.ru, 9 июня 2017 > № 2209186 Дмитрий Медведев


Россия. ЦФО > Транспорт > premier.gov.ru, 9 июня 2017 > № 2209180 Максим Соколов

Брифинг Максима Соколова по завершении совещания.

Из стенограммы:

М.Соколов: Мы находимся на пятом пусковом комплексе большого проекта – Центральной кольцевой автомобильной дороги. Общая протяжённость её составляет почти 340 км. Этот проект является ключевым не только для Московского транспортного узла, но и для развития дорожной транспортной инфраструктуры всей страны.

Стройка была начата в 2014 году, и в настоящее время мы видим, что на всех участках этого пятого этапа строительные работы ведутся в плановом режиме. Мы рассчитываем, что он будет введён в эксплуатацию в соответствии с графиком реализации проекта ЦКАД до конца 2018 года. Более того, первый пусковой комплекс – обход города Звенигорода, где мы находимся, – будет запущен уже осенью этого года.

Все проекты Центральной кольцевой автомобильной дороги реализуются на принципах государственно-частного партнёрства – как классической концессии, так и долгосрочного инвестиционного контракта. Это означает, что все участки этой дороги, за исключением одного, где мы находимся, будут работать в платном режиме, а этот участок (поскольку речь идёт о реконструкции существующей дороги А-107 «Московское малое кольцо») будет работать в бесплатном режиме, за исключением сбора платы с большегрузных автомобилей, после ввода в эксплуатацию.

Вопрос: Стоимость проезда уже обсуждается?

М.Соколов: Стоимость проезда будет утверждена после того, как будет выбран единый оператор. Мы планируем, что изначально мы будем использовать традиционную технологию с открывающимися шлагбаумами. В дальнейшем, после того, как все пользователи дороги привыкнут к такому режиму её использования, будет использован так называемый принцип free flow, когда допуск на проезд по дороге будет осуществляться без шлагбаума и пользователь будет платить уже через специальные средства, называемые транспондерами.

Вопрос: Жители Подмосковья будут какими-нибудь льготами пользоваться?

М.Соколов: Возможно. Подмосковье оказывает серьёзную помощь в реализации этого проекта, это понятно – проект реализуется на его территории. И в своё время мы с губернатором Андреем Юрьевичем Воробьёвым обсуждали различные формы, когда для социальных групп населения могут быть установлены пониженные тарифы под гарантии так называемого трафика, что они будут использоваться жителями этих населённых пунктов.

А здесь, на данном участке, частный автомобильный транспорт будет передвигаться в бесплатном режиме.

Россия. ЦФО > Транспорт > premier.gov.ru, 9 июня 2017 > № 2209180 Максим Соколов


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 9 июня 2017 > № 2206963 Екатерина Иноземцева

Мать-героиня: как выйти замуж, создать свой бизнес и успеть к вечернему кормлению

Екатерина Иноземцева

Сооснователь и гендиректор онлайн-школы Free Publicity School

Основатель Free Publicity School о том, как в одной женщине могут уживаться четыре профессионала

В России принято считать, что женщина работает на четырёх работах и счастлива на всех четырёх. Во-первых, женщина возглавляет планово-хозяйственный отдел у себя дома. Кроме того, она заведует кафедрой детского и семейного развития. В-третьих, выступает со-инвестором собственного мужа. Ну и, в-четвертых, директорствует у себя в офисном кресле.

Во всех этих ролях она счастлива, ибо если она вдруг несчастлива – страдают все остальные. У нас считается, счастливая мама – счастливые все. И это исключительно российская реальность, ни одна другая страна мира не имеет столько эффективных управленцев, многоруких многоногов, совмещающих четыре профессии и остающихся при этом счастливыми.

10 месяцев назад у меня родилась дочь Василиса. Через неделю после родов должен был состояться давно запланированный вебинар, который я не могла не провести – меня ждали 200 человек. Пока вела вебинар, с плачущим младенцем под окнами прыгала моя мама (бабушка Василисы), и соседи недоумевали, не пора ли спасать родителей или ребёнка. Через пару месяцев я получила приглашение выступить на конференции TEDx с темой «Семья как проект». Подготовка сама по себе стала проектом — банк молока я создавала неделю. Я уложилась в 9 часов, включая перелёт Сочи-Москва-Сочи, чтобы успеть вернуться к вечернему кормлению. Когда Василисе исполнилось полгода, я написала новую книгу, пробежала два полумарафона и записала нас с мужем на ретрит. У меня нет постоянной няни. Четыре профессии стали образом жизни, и именно этот микс делает меня счастливой, позволяя переключаться. Я никакая не супергероиня. Так живут все в моём окружении.

Недавно подруга-француженка спросила меня, как мы, русские, это делаем и «если женщина занимается своим бизнесом и уходит в декрет — она на кого этот бизнес оставляет?». Первым моим позывом было ответить коротко: «Ни на кого. А зачем?». А потом я задумалась, почему привычный нам, жонглирующим мамам, уклад жизни, шокирует европеек. Ответ подруге превратился в рефлексию с лайфхаками, как мы это успеваем.

Первая профессия. Дети.

Организовать и устроить ребёнка куда бы то ни было – это макро- и микроменеджмент. Даже если есть няня, ей нужно правильно ставить задачи, объяснять KPI, проверять ее действия с чеклистом и выплачивать зарплату. Если вы занимаетесь с ребёнком сами, у вас в голове развёрнут целый планово-аналитический отдел: питание, развитие, медицина. Воспитание ребёнка сейчас гораздо сложнее, чем во времена наших мам, несмотря на памперсы и прочие принадлежности. Нынешнее родительство – интеллектуальная функция. Нужно перерабатывать огромный пласт информации самой, анализировать, делать выводы, проводить консилиум с мужем и принимать решение коллегиально, а не полагаться на заветы прабабушек и доктора Спока. Если детей ещё нет, на женщине всё равно лежит нагрузка в виде родственников, семейных мероприятий и подарков тётушкам.

Лично меня спасают две доски в планировщике Trello: одна командная, другая – семейная, куда попадают все задачи по ребёнку и родственникам, а планировщик вовремя мне шлёт напоминания – кого отправить на массаж, кому цветы, кому мороженое.

Вторая профессия. Хозяйство. Даже если часть систем выведена на аутсорсинг, к вам приходит клининг, а рубашки мужа сами уезжают в прачечную, вам на всё нужно завести регламенты, организовать снабжение комплектующими и контролировать ежедневный уровень пыли и шума, чтобы не страдали остальные работы. Даже если семья прогрессивная и муж научен убирать за собой самостоятельно, сам выносит пресловутое ведро, большую часть рутинных дел по дому всё равно женщина делает сама.

Мне помогает система чеклистов как в уборочных ресторанов и торговых центрах. Их заполняют помощники по дому или я сама, чтобы туалетные и принтерные кассеты не смешивались в голове.

Третья профессия. Муж. Все семьи устроены по-разному. Бывают мужья, неприхотливые в быту и еде, бывают те, кому важен комплексный обед из трёх блюд и компот. Но в любом случае семейные отношения требуют времени и сил, физических и душевных. Вдобавок в России женское поле – самый конкурентный вид бизнеса. Тело, лицо, массаж, а ещё содержательность, начитанность, тренды и бренды. Даже если вы ещё на этапе поиска партнёра – ответственность за свой внешний вид пожизненная, и со временем она требует всё больших инвестиций.

Помогает сила маленьких шагов. Пусть 5 или 15 минут в день на совместные завтраки или уход за собой, но ежедневно. Я веду в ежедневнике учёт полезных привычек «ПроПоПну»: проверить, похвалить и пнуть. По-вертикали – список привычек. По-горизонтали – дни месяца. На пересечении плюсики (похвалить) или минус (пнуть себя за недисциплинированность). Отдельной строкой — время с мужем, отдельно – время с собой, уход, спорт, чтение и другие заряжающие занятия, чтобы хватало сил на остальные работы.

Четвёртая профессия. Свой проект. Бизнес, увлечение или любимое дело. Пустыню перебежать, медведя белого спасти, производство нано-барьеров наладить. Все это можно делать, не отрываясь от других трёх работ из домашнего кресла. Наше спасение — скайп, почта и мессенджеры. Можно все это делать, чередуя бизи-дни и релакс-будни, можно в свободное от детей время между садиками и кружками. Здесь ключевой момент – логистика. Организовать перемещения между другими работами, занятиями детей и офисом с минимальными затратами времени. Жонглирующие бизнесвуман привыкают использовать эти перемещения для того, чтобы в перерывах читать электронные книги, учиться на онлайн-курсах и слушать подкасты.

Я объясняю своей французской подруге, набивая сообщение и параллельно прикладывая карточку ко входной двери, чтобы пропихнуть перед собой тележку, она же коляска, пока Василиса повисла на другой руке, что это всё – не супергеройство, что я обычная женщина, нас таких много. Но чую, не верит она мне. Потому что не понимает, французская душа, что значит быть счастливой, когда всё и сразу, на всех своих четырёх работах одновременно.

А это примеры моих подруг, на которых я тоже равняюсь.

Таня Майер – американка, родила и воспитала ребенка в Москве. В своей книге «Shapka, babushka, kefir. Как воспитывают детей в России» описывает российских бизнес-вуман так: «В России матери готовы на все ради ребенка, но как-то умудряются заниматься воспитанием и домом, не теряя красоты, профессии и ощущения себя как женщины». Другая писательница, француженка Памела Друкерман, автор эпохальной книги «Французские дети не плюются едой», после возвращения из Москвы удивлялась в своей колонке New York Times, что «русские мамы приходили на автограф-сессию на каблуках». Это она еще не видела девушек при полном параде на детской площадке!

Екатерина Петерсил развивает семейный бизнес вместе с мужем Гилом. Недавно они свозили 1300 россиян на тренинг Тони Роббинса в Лондоне и взяли почётный первый приз как самый успешный бизнес-партнёр. Сингапур, Израиль, Москва, Лондон, Казахстан. Их дочь Элли путешествует вместе с ними с первых дней. За 11 месяцев она посетила 5 континентов и открыла 7 виз. Екатерина чередует бизи-дни, когда она присутствует в московском или сингапурском офисе, с релакс-днями, которые полностью уделяет малышке.

Юлия Никулина-Джеффруа — хозяйка коммуникационного агентства, живёт во Франции. Вместе с рождением дочери получила большой проект и вела его без отрыва от производства (грудного вскармливания). Клиент и не догадывался, что генеральный директор, которая с ним на связи 24/7, только что родила ребенка. Её французский муж давно привык к тому, что Юля успевает следить за домом, за собой, за малышкой, и вести собственный бизнес.

Камилла Газиева замужем за американцем. Она занимается бегом и ведёт колонки на спортивные темы. Когда ее сыну исполнилось 10 дней от рождения, они с мужем решили вернуться к привычному образу жизни. Поехали, точнее, пошли пешком покорять плоскогорья Колорадо, Канзаса и Миссури. Трекинг растянулся на 4 недели, во время которых они спали в палатке под звёздным небом вместе с грудным младенцем, забирались на высоту 1000 метров, занимались скалолазанием, пока ребёнок спал внизу в переноске. А когда Дину исполнилось 4 месяца, мама посадила его в беговую коляску и приступила к привычным спортивным тренировкам.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 9 июня 2017 > № 2206963 Екатерина Иноземцева


Казахстан > Легпром > kapital.kz, 9 июня 2017 > № 2206934

Легкая промышленность для ответственного бизнеса

В столичном отеле Hilton Garden Inn проходит I-ая Международная конференция по развитию легкой промышленности, приуроченная ко Дню работников отрасли

В канун профессионального праздника Союз производителей продукции легкой промышленности Казахстана, который выступил организатором мероприятия, удивил маститых экспертов и производственников, в том числе и зарубежных, своими ноу-хау, идеями и, что бывает крайне редко, конкретными достижениями и такими же конкретными предложениями о том, куда же дальше двигаться легкой промышленности Казахстана.

Мероприятие такого формата проходит в Казахстане впервые. Здесь вообще слово «впервые» стало главным.

Союз производителей продукции легкой промышленности Казахстана презентовал разработанную впервые в истории нашей страны Дорожную карту развития отрасли на предстоящие 7 лет.

По мнению многочисленных экспертов, по конктенту, стратегическому охвату и предлагаемым практическим решениям разработанную Союзом в сотрудничестве с Национальной палатой предпринимателей «Атамекен» и Консорциумом отечественных производителей «Жасампаз» новую Дорожную карту можно смело рассматривать, как полноценную государственную программу.

Такой подход при подготовке стратегического плана развития отрасли тоже применен в нашей стране впервые. Как правило, аналогичные документы разрабатывают уполномоченные госорганы, а отраслевой бизнес только вносит свои предложения, которые редко входят в утвержденный вариант.

На этот раз порядка 100 компаний, работающих по полному циклу — от производства материалов до выпуска готовой продукции — объединились, чтобы разработать документ государственного масштаба, поскольку бизнес лучше знает все тонкости отрасли и как решать возникающие проблемы.

Возникает логичный вопрос — зачем им это надо? Как отметила исполнительный директор Союза Гульмира Уахитова, благодаря многочисленным государственным программам поддержки бизнеса, предприятия легкой промышленности смогли выжить и крепко встать на ноги в непростых экономических условиях, сегодня же настал черед бизнеса помогать государству развивать экономику через модернизацию производств, внедрение новых инновационных подходов и интеграцию.

Перспективы у отрасли огромные. В развитых и экономически успешных странах легкая промышленность является одной из ведущих отраслей, поскольку спрос на ее продукцию ежегодно неуклонно растет.

За последние 15 лет потребление тканей и одежды выросло в странах ЕС на 90,5%, в США — на 99,3%, в Японии — на 220%. В Китае, Турции и Индии легкая промышленность объявлена в качестве приоритетной для развития национальных экономик.

В большинстве из них разработаны программы поддержки отраслей легкой промышленности, включающие меры государственной поддержки производителей.

Остается надеяться, что государственные чины прислушаются к отраслевикам и наконец примут первую Дорожную карту по развитию лёгкой промышленности, разработанную бизнесом, и дадут ей старт как государственной программе.

В канун профессионального праздника Союз также впервые запустил акцию социальной ответственности и благотворительности «Абыройлы Жасампаз», которая направлена на оказание помощи нуждающимся и предусматривает выделение грантов на обучение перспективным работникам отрасли.

Казахстан > Легпром > kapital.kz, 9 июня 2017 > № 2206934


Франция > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 9 июня 2017 > № 2206930 Игорь Бунин

Франция накануне парламентских выборов: Макрон на пути к абсолютной власти

Игорь Бунин

Макрон вогнал в глубокий кризис две правящие во Франции партии – Республиканскую и Соцпартию. Теперь если на предстоящих парламентских выборах его партия «Вперед, Республика!» получит большинство, то новый президент Франции сможет править практически безраздельно

Во Франции 11 и 18 июня 2017 года состоятся парламентские выборы. Для Эммануэля Макрона, нового президента Франции, это главное испытание, которое определит его политическое будущее. Если его партия «Вперед, Республика!» получит большинство в парламенте, то новый президент сможет править, не опираясь на поддержку левоцентристских или правоцентристских группировок. Он сможет даже не учитывать мнение своего союзника – центристской партии MoDem, возглавляемой государственным министром юстиции Франсуа Байру.

Первоначально только сам Макрон был уверен в победе на парламентских выборах, и даже его верные сторонники не надеялись на подобную перспективу. Но за десять дней до первого тура все опросы давали партии «Вперед, Республика!» внушительное большинство на парламентских выборах. По опросу социологической службы OpinionWay для газеты Les Echos, 1 июня 2017 года 29% французов собирались голосовать за партию Макрона (рост на два процентных пункта с 18 мая), что гарантировало от 335 до 355 мест в Национальном собрании (при большинстве 289 депутатов из 577). Harris interactive, другой социологический центр, обещает союзу партий «Вперед, Республика!» и MoDem 31% голосов и от 330 до 360 депутатов. По опросу социологического института IPSOS для политологического центра CEVIPOF и газеты Le Monde, проведенного в первых числах июня, президентская коалиция получает в первом туре 31% голосов и завоевывает от 395 до 425 мест в Национальном собрании. Причем именно электорат Макрона в наибольшей степени уверен в своем политическим выборе: 71% избирателей президентского блока заявили, что приняли окончательное решение (а среди всех избирателей лишь 64% не сомневаются в своем выборе). Если Макрон добьется такого результата, то он получит рекордное большинство для современной Франции (в 2002 году после победы Жака Ширака и парламентских выборов Союз народного движения, предшественник Республиканской партии, располагал 365 депутатами).

Логика парламентских выборов

В своей программе Макрон обещал ввести в избирательную систему элементы пропорциональности, но именно мажоритарные выборы в два тура обычно обеспечивали успех вновь избранному президенту (Миттерану в 1981 году, Шираку в 2002, Саркози в 2007, Олланду в 2012). Партии вновь избранных президентов получали на парламентских выборах дополнительные бонусы благодаря ощущению электората, что игра уже сыграна, и возникновению «дифференцированного абсентеизма». На этих выборах явка обычно резко снижается (в 2012 году доля воздержавшихся достигла 42,7%), и в большей мере за счет проигравших. Напротив, избиратели победителя готовы и дальше поддерживать своего кандидата. Например, по данным IPSOS, сейчас 61% опрошенных собираются участвовать в выборах, в том числе 75% электората «Вперед, Республика!» и лишь 63% избирателей Национального фронта.

По закону во второй тур выходят два победителя первого тура и те кандидаты, которые получили не менее 12,5% голосов зарегистрированных избирателей, что при этом уровне явки предполагает результат по крайней мере 21% голосов. При среднем числе кандидатов на округ 14 человек добиться такого успеха сразу трем кандидатам весьма сложно. По опросу OpinionWay, явка будет еще ниже – всего 55%, и для выхода во второй тур потребуется еще больший процент голосов. В силу этого обстоятельства доля округов с тремя кандидатами во втором туре будет не очень велика. Газета Le Monde отмечала: «В отличие от парламентских выборов 1997 года, во время которых было до сотни вторых туров с тремя кандидатами, сейчас округа, в которых социалистическая партия или «Республиканцы» смогут воспользоваться конкуренцией трех кандидатов, будут крайне редки».

Парламентские выборы 2017 года необычны по многим параметрам: президентом стал представитель движения, которое существует всего-навсего один год, кандидат крайне правой партии вышла во второй тур, традиционные партии, сменявшие друг друга у власти, находятся в глубоком кризисе, на крайне левом фланге появилось движение «Непокоренная Франция!», чей кандидат набрал почти 20% голосов. Но главной характеристикой этих выборов является завершение традиционной парадигмы Пятой республики, когда правоцентристскую коалицию сменяла левоцентристская (первая находилась у власти десять раз, вторая всего четыре). И это порождало ситуацию, когда нормой второго тура была биполяризация, конкуренция левого и правого кандидатов.

Парламентский корпус ожидает глубокое обновление, вполне сопоставимое с выборами 1958 года, периодом возвращения Шарля де Голля и установления Пятой республики. Исследование IFOP показывает, что одним из важнейших мотивов голосования является стремление покончить с прежней политической системой и с традиционной элитой. В округах, где выдвинуты кандидаты «Вперед, Республика!», 65% опрошенных не хотят переизбрания прежнего депутата, независимо от того, кого он представляет, – социалистическую или Республиканскую партию. К стремлению покончить с прежней элитой добавился эффект закона от 14 февраля 2014 года, запрещающий депутатам совмещать свой мандат с постом в исполнительной власти в местных органах власти (мэров, замов мэра, президентов или вице-президентов местных советов различных уровней). В нынешнем Национальном собрании 82% депутатов имели какие-то посты в исполнительных органах на местном уровне. Двести нынешних депутатов решили не участвовать в парламентских выборах, зачастую предпочитая просто сохранить свои позиции в местных органах управления (в том числе 80 депутатов Социалистической партии).

Будущая победа президентской коалиции основывается на нескольких факторах. Во-первых, на существенном разрыве между «Вперед, Республика!» (31% голосов) и Республиканской партией (22%). Если брать только те округа, в которых присутствуют кандидаты обеих партий, то разрыв еще больше – 33% на 21% (опрос IPSOS). Во-вторых, у партии Макрона практически нет слабых зон, в которых они были бы уязвимы. Результат «Вперед, Республика!» практически равномерно распределяется по всей территории Франции. Третий фактор фактически вытекает из двух предыдущих: даже в зонах силы своих конкурентов кандидаты президентского блока чаще всего являются победителями первого тура или незначительно отстают от них. Поэтому традиционные бонусы нотаблей, постоянно избиравшихся в своих округах, срабатывают слабо.

И, наконец, принципиально новое явление: «Вперед, Республика!» находится в центре политической системы. До одной пятой электората Франсуа Фийона и Жан-Люка Меланшона и около четверти избирателей Бенуа Амона собираются голосовать за президентский блок. Для 40% правых избирателей и 32% электората ФСП, 19% партии зеленых и даже 14% избирателей «Непокоренной Франции!» вторым электоральным выбором является голосование за кандидатов Макрона (опрос IPSOS). И в зависимости от конфигурации второго тура, будь это дуэль с социалистами, республиканцами или фронтистами, кандидатов Макрона будут поддерживать или левые избиратели, или правые, или даже те и другие, тем самым обеспечивая победу президентскому блоку. В случае дуэли во втором туре между кандидатом Макрона и республиканцами 74% избирателей Соцпартии поддержат макрониста и только 6% кандидата Республиканской партии. В случае дуэли между социалистом и кандидатом Макрона 64% республиканцев отдадут свой голос представителю президентского блока и только 6% кандидату ФСП. «Во втором туре «Вперед, Республика!» втягивает, как мощный пылесос, голоса кандидатов Социалистической и Республиканской партии, проигравших в первом туре», – пишет французский политолог Доминик Рейни.

Тактика Макрона

Сразу же после президентских выборов никакой макрономании во французском обществе не возникало. Согласно опросу, проведенному в середине мая социологическим институтом ELABE, французы не были готовы с закрытыми глазами доверять новой власти: Макрону доверяли 45% опрошенных, а не доверяли 46%. Если сравнить с состоянием общественного мнения сразу после президентских выборов у предшественников Макрона, то выясняется значительное отставание нового президента: в 2012 году 58% опрошенных доверяли Олланду, в 2007-м 59% – Саркози, в 1995 году 63% – Шираку. Если прежним президентам было фактически гарантировано «состояние благодати» первых ста дней, которое они, правда, быстро теряли, то отношение французов к Макрону было гораздо более рациональное и критичное. Согласно фокус-группам, проведенным институтом общественного мнения ВVA 24 мая, это отношение можно назвать прежде всего «выжидательным».

Новому президенту приходится в буквальном смысле вырывать у французов необходимую ему поддержку. Все политические комментаторы говорят, что после президентских выборов Макрон практически не совершил ни одной ошибки. Начал он c того, что переименовал движение «В путь!» в партию «Вперед, Республика!», создав сумятицу в головах избирателей РП. Журнал Le Point писал: «Ощипав перья социалистической птичке, Макрон начал разделывать шкуру республиканского теленка, который чувствует себя не очень хорошо».

Потом Макрон выбрал в качестве премьер-министра Эдуарда Филиппа, мэра Гавра и альтер-эго Алена Жюппе, бывшего премьер-министра, мэра Бордо и самого популярного в настоящее время политика Франции. Филипп возглавлял кампанию Жюппе во время первичных выборов. Филипп сразу же призвал преодолеть «смертоносный раскол» между левыми и правыми. Согласно опросу, проведенному институтом Harris сразу же после назначения, 47% сторонников Республиканской партии одобрили назначение Филиппа. 88% избирателей РП желали, чтобы «Республиканцы» вошли в правительство. Реагируя на этот запрос, Макрон включил в свое правительство в качестве министра экономики Брюно Ле Мэра, бывшего министра сельского хозяйства в правительстве Саркози, а Жеральд Дарманен, другой член кабинета Саркози, стал министром государственной политики и госбюджета. Оба республиканца возглавили экономические министерства, то есть самый сложный участок работы правительства.

Правым весьма сложно критиковать правительство: за исключением бывшего министра обороны Ле Дриана, весьма популярного во Франции, в нем нет бывших министров Олланда, а те социалисты, которых Макрон пригласил, принадлежат к либеральному крылу Соцпартии. Программы двух партий – «Республиканцев» и «Вперед, Республика!» – отличаются лишь деталями, а после корректив, внесенных новым руководством РП в либеральную программу Франсуа Фийона, составленную в духе тэтчеризма, вообще стали практически неразличимыми. Первые меры Макрона направлены прежде всего на завоевание правоцентристского электората: от возобновления диалога с Москвой до либерального проекта реформы Трудового кодекса. Даже правые социалисты недовольны «авторитарной реформой трудового законодательства».

В новом правительстве были соблюдены половозрастные пропорции и соотношение между представителями гражданского общества и профессиональными политиками, между политическим опытом и новыми лицами. Согласно фокус-группам, проведенным BVA, французы довольны разнообразием состава правительства. По опросу ELABE, 51% удовлетворены составом нового правительства, а 65% думают, что команда Филиппа воплощает «обновление» власти, и 54% верят в ее эффективность.

Политика «протянутой руки» Макрона вызвала позитивный отклик в правоцентристской коалиции, особенно среди центристов из Союза демократов и независимых (СДИ) и сторонников Жюппе. Они призвали положительно ответить на политику «протянутой руки», и на их призыв уже откликнулись двести руководителей различного уровня РП. Их явно не устраивала стратегия «фронтальной оппозиции», первоначально разработанная руководством Республиканской партии. Опасаясь раскола, руководство республиканцев отказалось от военной терминологии, пообещало «мирное сосуществование» в случае своей победы на парламентских выборах или начать переговоры с правительством в случае поражения.

Макрон и Филипп нашли подход к этой группе республиканцев. Они не выдвинули в 51 округе кандидатов от партии «Вперед, Республика!», тем самым дав возможность победить будущим союзникам из Соцпартии (в том числе самому Вальсу, Мариам эль-Хомри, занимавшей пост министра труда, и ряду других бывших министров правительства Олланда) и кандидатам правоцентристской коалиции (в 20 округах). И на листовках многих кандидатов ФСП или РП появляются надписи «Президентское большинство». С помощью всех этих шагов Макрон получил широкую поддержку избирателей и Республиканской, и Социалистической партии. По данным IFOP, 85% электората Соцпартии и 65% сторонников Республиканской одобрили вхождение своих политиков в правительство. Только 24% республиканцев желают, чтобы их партия перешла в оппозицию к Макрону, 24% хотели бы, чтобы она его поддержала, а 50% – чтобы меняла свою позицию в зависимости от рассматриваемого законопроекта. Что касается социалистов, то 44% хотели бы, чтобы их партия поддержала правительство, и лишь 10% – перешла в оппозицию.

«Операция по обольщению»

Макрон сразу же начал «операцию по обольщению французов». В своих размышлениях о природе власти Макрон предполагает, что необходимо проявлять власть как король («быть Юпитером»), восстановив вертикаль, авторитет и даже «сакральность королевской власти», одновременно стараясь быть ближе к народу. Первой функции (юпитерской) соответствовали действия Макрона на международной арене (НАТО в Брюсселе, G7 на Сицилии, королевский прием Путина в Версале), не говоря о мелких, но важных деталях (армрестлинг с Трампом, который французский президент назвал «символическим», или игра слов после выхода США из Парижского соглашения в его интернет-сообщении: «Make our planet great again», которое твитнули сотни тысяч раз). Одновременно Макрон играет на патерналистских струнах: «Меня не удастся запереть в Елисейском дворце». После международных встреч он отправился на верфь в Сен-Назар с заказом на 4,5 млрд евро на четыре новых теплохода и провел в этом регионе два дня, ночуя в префектуре и встречаясь с местными депутатами. По заявлению Елисейского дворца, двухдневные визиты в регионы станут стандартным правилом для президента, что позволит ему сохранить постоянную связь с обществом.

Ложкой дегтя для президента Франции стало дело министра Ришара Феррана и одного из руководителей движения «Вперед, Республика!», возглавлявшего штаб избирательной кампании. Французская пресса обвинила его в сделках с недвижимостью, чрезвычайно «мутных». Расследование, как и в деле Фийона, начал сатирический журнал Canard Enchainé, но потом подключились и другие органы прессы. Судебные органы первоначально не нашли в этом деле криминала, но по мере развертывания скандала пришлось дать задний ход, и прокуратура города Бреста начала предварительное расследование. Макрон устранился от этого дела, заявив, что он не вмешивается в судебную сферу, но постоянно подчеркивал свое доверие Ришар Феррану. Это дело разворачивается на фоне обвинений семи других кандидатов партии «Вперед, Республика!» в различных мелких грешках. Одновременно министр юстиции Байру внес законопроект о «морализации политической жизни», который предусматривает более строгий контроль над финансовыми операциями политиков. Эта операция «чистые руки» должна стать первой реформой новой легислатуры и явно входит в противоречие с делом Феррана. Но все политические комментаторы уверены в том, что дело Феррана не окажет существенного эффекта на избирательный процесс, хотя и может иметь долгосрочные последствия. Французы хотели бы большей транспарентности политической жизни и «морального» поведения политиков; для них честность является важным критерием политического выбора. Но отнюдь не решающим: идеология и политические привязанности важнее моральных принципов. Поэтому в опросах незаметно отторжение кандидатов партии Макрона.

Складывается впечатление, что Макрон добился «состояния благодати» своими действиями во время избирательной кампании, в возможность которого он первоначально не верил («Я не верю в первые сто дней», – говорил он накануне второго тура президентских выборов). По данным IPSOS, 50% думают, что он реально хочет изменить ситуацию во Франции (только 17% – нет); 49% считают его «храбрым политиком» (16% – нет); 48% предполагают, что он способен осуществлять президентские функции (18% – нет); 46% испытывают к нему «симпатию» (19% – нет). Конечно, в образе Макрона есть негативные черты: например, только 24% думают, что он понимает проблемы простых людей (35% – «не понимает»); лишь 30% верят, что он «правдивый политик» (26% – не верят); совсем немного (21%) считают, что он уже доказал свою эффективность (36% – не доказал). Однако в целом перелом произошел. Во время президентской кампании CEVIPOF задавал вопрос: «Насколько вы любите того или иного кандидата?» В любви к Макрону признались 25% опрошенных (47% отказали ему в этом чувстве), к Жан-Люку Меланшону – 25% (соответственно 49%) и даже к Марин Ле Пен – 23% (отсутствие любви проявили 62% французов). Сегодня о своей любви к Макрону уже заявили 37% опрошенных (29% настроены враждебно), тогда как Меланшона любят только 20% (53% не любят), а мадам Ле Пен пользуется любовью 21% опрошенных (64% относятся негативно).

Трансформация партийной системы

По мнению многих журналистов, Макрон фактически взорвал две правящие во Франции партии – Республиканскую и Соцпартию.

Республиканская партия раскололась на три фракции. Сторонники Алена Жюппе и Бруно Ле Мэра «готовы работать» с правительством Макрона и в правительстве Макрона. Есть группа жестких оппозиционеров во главе с председателем совета региона Овернь – Рона – Альпы Лораном Вокье, стремящихся воплощать «сильную, народную и социальную правую» фракцию. Наконец, есть «конструктивная оппозиция», которая желает успеха Макрону, но не хочет участвовать в правительстве. Ее возглавляют председатель совета региона Верхняя Франция Ксавье Бертан и председатель совета региона Иль-де-Франс Валери Пекресс. Главным аргументом «конструктивной» оппозиции является тезис, что масштабная победа партии «Вперед, Республика!» приведет к фактическому установлению однопартийного режима, лишенного плюрализма и конструктивной критики. С точки зрения «конструктивных» политиков, Макрону следует опираться и на автономную группу правоцентристских депутатов, которые обеспечили бы «равновесие его политики».

Избирательную кампанию «Республиканцев» возглавляет сенатор и мэр города Труа Франсуа Баруэн, который сам в кампании не участвует и фактически заранее признал поражение. В частной беседе он выражает крайний пессимизм: «Мы прокляты вплоть до тринадцатого поколения». Сначала он играл в оппозицию, потом вдруг заявил, что готов «разделить ответственность» с президентом. Партия не способна найти привлекательных лозунгов и ограничивается тем, что предлагает «не выдавать Макрону незаполненных бланков с подписью», то есть сохранить возможность контроля над действиями правительства. Только дело Феррана дает «Республиканцам» какую-то надежду, и они пытаются играть на противоречиях между декларациями и реальным поведением. Кристиан Жакоб, один из жестких оппозиционеров, заявил: «Премьер-министр нам объяснил, что все министры прошли через сканер. Но, может быть, сканер сломался, или у господина Филиппа что-то со зрением». Скорее всего, итоговый результат будет весьма печальным: CEVIPOF обещает Республиканской партии всего 95–115 мест, тогда как в предыдущей легислатуре в правоцентристскую коалицию входили 226 депутатов.

Еще более печальна судьба Социалистической партии, которую, возможно, ждет «клиническая смерть». Жан-Кристоф Камбаделис, первый секретарь Соцпартии, уверяет, что после второго тура президентских выборов «партия Эпинэ умрет» и ее надо будет полностью переформатировать. Стефан Ле Фолл, бывший пресс-секретарь правительства социалистов, говорит, что «наступает конец партии в ее нынешнем виде и надо будет изобретать что-то новое». Наиболее категоричен Мануэль Вальс, который утверждает, что «наступил конец Соцпартии». «Нас, – говорит Вальс, – ничто не объединяет, когда мы находимся у власти». По прогнозу CEVIPOF, социалисты получат 25–35 мест в парламенте, что почти в два раза меньше, чем в 1993 году, в нижней точке падения Соцпартии (52 депутата). Активисты разбегаются, деньги кончились, каждый из кандидатов ведет собственную кампанию: одни пытаются «прилепиться» к президентскому большинству, другие, напротив, атакуют партию Макрона. Камбаделис даже не уверен, что партия сумеет сформировать парламентскую группу из 15 депутатов.

Не лучше обстоят дела у Меланшона. «Непокоренная Франция!» оказалась не на той высоте, на которую он рассчитывал: рейтинг движения опустился до 11%, тогда как сам Меланшон получил 19,6 %; союз с коммунистами разорван, и они выставили кандидатов во всех округах. CEVIPOF предполагает, что движение Меланшона может получить 20–25 мест, но, скорее всего, его результат будет хуже. Меланшон пока может расстаться с надеждой создать во Франции «Сиризу» или Podemos.

Но и Национальный фронт, несмотря на то что Марин Ле Пен вышла во второй тур президентских выборов и в 45 округах опередила Макрона, оказался в кризисе. Обострился конфликт между двумя течениями Национального фронта – «национальными республиканцами» во главе с Флорианом Филиппо, вице-президентом партии и правой рукой Марин Ле Пен, который выступает за «суверенизацию» Франции, выход из ЕС, возвращение к франку, отказ от политических союзов с другими правыми партиями, сильную социальную политику, обеспечивающую поддержку низкооплачиваемых категорий, и течением «либеральных консерваторов», которых раньше возглавляла Марион Марешаль Ле Пен, племянница Марин Ле Пен, требовавшая большего либерализма, меньшей левизны в социально-политической сфере, установления союзнических отношений с правыми партиями и более консервативной политики в общественных отношениях (с ориентацией на интегральный католицизм). Марешаль Ле Пен решила уйти из политики, хотя, видимо, временно. По всем опросам, ее идеология доминирует в Национальном фронте, а Филиппо считают виновным в поражении НФ на президентских выборах. Сам Филиппо после съезда НФ может также покинуть партию и попытаться создать свою партийную структуру. Он уже организовал ассоциацию «Патриоты» вне рамок партийных структур. Может быть разрушено то симбиотическое образование, в котором стратегия Филиппо обеспечивала голоса рабочих и служащих, испытывающих процесс падения социального статуса и недовольных всеми видами глобализации, а деятельность Марешаль Ле Пен привлекала голоса консервативных избирателей, недовольных иммиграцией, «браком для всех», атмосферой толерантности и воинственно настроенных по отношению к исламу и мусульманам. Кроме того, восстановился Республиканский фронт, и во втором туре все партии будут призывать голосовать против кандидатов НФ. С учетом всех этих факторов СEVIPOF прогнозирует НФ 5–15 депутатских мест, что явно не отвечает амбициям Марин Ле Пен.

Политические катаклизмы, которые вызвала победа Эммануэля Макрона, вполне сопоставимы с приходом к власти Шарля де Голля и становлением Пятой республики. Макрону удалось добиться «состояния благодати» первых ста дней и приступить к реформам. В течение первых 18 месяцев своего правления французский президент собирается провести через парламент шесть реформ в социальной сфере. Он начал с самой сложной и конфликтной из них – реформы Трудового кодекса. Пока реакция на нее относительно спокойная, особенно если сравнивать с волной забастовок и демонстраций, которые шли в период прохождения через Национальное собрание «закона эль-Хомри» по изменению трудового законодательства в 2016 году. Можно сказать, что Макрон стал тефлоновым президентом, судя по спокойной реакции избирателей на «дело Феррана» и позициям профсоюзов, которые просто парализованы правительственным законопроектом. Вопрос заключается в том, сможет ли французское общество, отказавшись от традиционного водораздела на левых и правых, принять на относительно долгий период новую политическую конструкцию и согласиться на реформы, которые ломают привычный образ жизни и покушаются на давно завоеванные социальные позиции.

Франция > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 9 июня 2017 > № 2206930 Игорь Бунин


Казахстан > Финансы, банки > newskaz.ru, 9 июня 2017 > № 2206909

Сможет ли Нацбанк отбить охоту выводить миллиарды за границу

За 2016 год из Казахстана за рубеж было передано более 100 миллиардов тенге по договорам перестрахования, а вернулось только пять

Теперь постановлением регулятора страховым компаниям будет запрещено осуществлять операции по перестрахованию за рубежом без местного посредника. Таким образом Нацбанк рассчитывает свести на нет поток перестраховочной премии "утекающей" за рубеж.

Однако эксперты сомневаются в успехе плана задуманного регулятором. "Да, — говорят они, — роль Нацбанка в контроле за страховыми платежами существенно возрастет, вопрос только в том, к чему это приведет в итоге?".

Страховое посредничество на 15 миллиардов в год

Сейчас в перестраховании почти каждого крупного риска в Казахстане участвуют западные брокеры. Этим иностранным посредникам удалось приобрести солидную клиентуру.

"Если сухо пройтись по цифрам, чем отличается международный страховой брокер от казахстанского, то самый крупный страховой брокер в Казахстане собирает в год порядка 300 миллионов тенге, тогда как несколько крупных брокеров международного уровня, работающие на нашем рынке, в год собирают более 15 миллиардов тенге", — говорит финансовый директор – член правления страховой компании "Салем" Азамат Керимбаев.

В общем, западные брокеры без лишних сантиментов забирали клиентов у казахстанских страховых фирм.

"Казахстанские страховые фирмы, в том числе и крупные, пока не могут соперничать с западными коллегами, — говорит управляющий директор – член правления "Салем" Чингис Амиржанов. — Зарубежные страховые брокеры имеют ряд преимуществ перед местными, так как, во-первых, не несут никаких расходов по содержанию офиса и по содержанию штата, но при этом смело приезжают в Казахстан, принимают риски и размещают их у себя в стране. То есть наши брокеры в такой конкурентной борьбе уступают в ценовой политике. А во-вторых, у них возможности перестрахования значительно больше, нежели у казахстанского рынка перестрахования, который все еще очень узкий".

У Нацбанка есть план Национальный банк Казахстана решил подобную практику прекратить или, по крайней мере, изменить правила игры, законодательно предоставив преимущества местным игрокам с офисом и штатом сотрудников.

"Постановление Нацбанка направлено на то, чтобы нелицензированные страховые брокеры не могли осуществлять деятельность на территории Казахстана. А кто является нелицензированным брокером на территории Казахстана? Это в основном представительства крупных международных брокеров, — говорит Азамат Керимбаев. – То есть Нацбанк хочет увеличить капитализацию страховых компаний, работающих здесь в стране, а то деньги уходят, но не приходят. Как это в итоге получится, пока рано судить, ведь эта страховка все равно может уйти на международный рынок и мы даже не будем знать, что наши казахстанские компании застрахованы за границей".

Как считают страховщики, иностранные страховые брокеры могут найти местного страховщика, который просто выпустит полис и передаст риск своему иностранному партнеру. Или другой вариант:

"Если иностранный брокер посчитает нецелесообразным выпуск полиса в Казахстане, то может сказать, что будет страховать через головной офис, к примеру, в Лондоне. И лондонский страховщик будет страховать риски в Казахстане, и об этом никто не будет знать, только клиент. А в случае убытков клиент получит возмещение в лондонском офисе", — говорит Чингис Амиржанов.

Когда KazSat улетел в космос

Еще страховщики опасаются, что если по какой-либо причине у страховой компании не хватит денег для выплаты по страховому случаю (а в иностранных компаниях перестраховываются в основном риски масштабных проектов), то местная компания-перестраховщик столкнется с той же проблемой нехватки средств, и в результате обе фирмы будут разорены.

"В нашей компании был случай, когда срабатывал механизм перестрахования, — рассказал Азамат Керимбаев. — Спутник "KazSat –1", который в 2010 году улетел в космос, мы перестраховали на зарубежных рынках. Общая сумма выплаты тогда составила несколько десятков миллионов долларов, тогда как на тот момент активы компании составляли всего 4,5 миллиарда тенге, без перестрахования компания бы обанкротилась, но у нас было практически 95% перестрахования за границей, и эти деньги вернулись. После наступления страхового случая ущерб был возмещен, ситуация была урегулирована как со страхователем, так и с перестраховщиками без суда".

По второму спутнику казахстанские страховые компании участвовали в минимальной доле — львиная часть рисков была перестрахована на зарубежных рынках. На какую сумму был застрахован спутник, какие суммы были по страховым выплатам, можно только догадываться. Официально — это государственный секрет.

"Такие страховые случаи уже не оставят вопросов даже у самых заядлых скептиков, которые переживают, что столько денег уходит за рубеж безвозвратно, — считает Чингис Амиржанов. — Если мы хотим, чтобы наши риски качественно размещались и возмещались крупными мировыми игроками, естественно, нужно идти на западные рынки".

Казахстан > Финансы, банки > newskaz.ru, 9 июня 2017 > № 2206909


Казахстан. Индия. Пакистан. РФ > Внешэкономсвязи, политика > akorda.kz, 9 июня 2017 > № 2206882

Участие в заседании Совета глав государств-членов Шанхайской организации сотрудничества в расширенном формате

г.Астана, Дворец Независимости

В соответствии с повесткой дня заседания стороны обсудили вопросы текущего состояния и перспективы развития ШОС на предстоящий период, возможные совместные шаги по продвижению практического сотрудничества в рамках организации, а также обменялись мнениями по актуальной международной и региональной проблематике.

Открывая встречу в качестве председателя заседания, Президент Казахстана обратил внимание на завершение процесса принятия Пакистана и Индии в полноправные члены ШОС и подчеркнул историческую важность проводимого саммита.

- Наша нынешняя встреча, без преувеличения, станет историческим событием – впервые расширяется состав организации. С сегодняшнего дня полноправными государствами-членами ШОС становятся Республика Индия и Исламская Республика Пакистан. Теперь зона ее ответственности охватывает территорию с населением более 3 миллиардов человек. Таким образом, она вступила в новый этап своего институционального развития уже как «Шанхайская восьмерка». Сегодня мы являемся свидетелями роста эскалации и геополитической напряженности в некоторых регионах, прилегающих к пространству ШОС. В этой связи принятие нашим Советом Заявления глав государств-членов ШОС о совместном противостоянии международному терроризму является своевременным шагом, - сказал Нурсултан Назарбаев.

Также Глава государства подчеркнул высокую актуальность подписываемой Конвенции ШОС по противодействию экстремизму.

Кроме того, Президент Казахстана отметил вклад проведенных совместных антитеррористических учений «Мирная миссия» в дело укрепления практического сотрудничества стран-участниц организации, а также выразил благодарность всем сторонам за участие в международной антинаркотической акции «За мир без наркотиков», состоявшейся в апреле этого года в Астане.

В своем выступлении Нурсултан Назарбаев отдельно остановился на работе по упрочению сотрудничества ШОС с международными организациями и объединениями.

- В ноябре 2016 года принята Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН о сотрудничестве с ШОС. Приветствуем итоги совместного мероприятия высокого уровня ШОС-ООН по вопросам борьбы против транснациональной наркопреступности. Перспективной обещает быть формализация отношений Шанхайской организации с Международным комитетом Красного креста. Выступаем также за налаживание взаимодействия ШОС с Евразийским экономическим союзом и Организацией исламского сотрудничества, - сказал Глава государства.

Президент Казахстана акцентировал внимание на вопросе продвижения экономической кооперации в рамках организации и отметил новые институциональные возможности в данной сфере.

- Вступило в силу Соглашение между правительствами государств-членов ШОС о создании благоприятных условий для международных автомобильных перевозок. Положительно рассматриваются перспективы регионального торгово-экономического сотрудничества с учетом состыковки проектов Евразийского экономического союза с инициативой «Экономический пояс Шелкового пути». Росту взаимной торговли в перспективе может способствовать создание Зоны свободной торговли ШОС. Кроме этого, важным вектором нашей деятельности является культурно-гуманитарное сотрудничество. В данном контексте приветствуем подписание Соглашения об учреждении и функционировании Университета ШОС, - сказал Нурсултан Назарбаев.

Кроме того, Глава государства обратил внимание на ожидаемую активизацию взаимодействия в рамках Плана совместных действий по реализации Программы сотрудничества государств-членов ШОС в сфере туризма на 2017-2018 годы.

Также Президент Казахстана заявил о стремлении нашей страны в качестве непостоянного члена Совета Безопасности ООН приложить все усилия для решения региональных и глобальных конфликтов.

- Всецело поддерживаем усилия руководства Афганистана по укреплению внутриафганского политического диалога и меры по трансформации страны в стабильное и устойчиво развивающееся государство. Казахстан на площадке Астанинского процесса продолжит вносить свой посильный вклад в переговорный процесс по урегулированию межсирийского кризиса. Важно обеспечить условия для участия в данных переговорах всех заинтересованных сторон, - сказал Нурсултан Назарбаев.

Глава государства отметил, что Казахстан является последовательным приверженцем идей ядерного разоружения и нераспространения и в этой связи наша страна выступает за скорейшее возобновление переговоров по урегулированию ядерной проблемы в Северной Корее.

Также Президент Казахстана отметил действия, предпринимаемые нашей страной по развитию «зеленой энергетики».

- Сегодня мы все примем участие в церемонии открытия всемирной специализированной выставки «ЭКСПО-2017» под девизом «Энергия будущего». На протяжении нескольких месяцев здесь будут демонстрироваться самые передовые технологии в области экологически чистой энергетики. Надеюсь, что результаты ЭКСПО в Астане принесут ощутимую пользу всем государствам ШОС и международному сообществу в целом, - сказал Нурсултан Назарбаев.

В завершение выступления Глава государства подчеркнул, что высокий уровень взаимодействия по всем ключевым направлениям развития организации будет достигнут только благодаря общим усилиям всех стран-участниц.

На заседании также выступили Председатель КНР Си Цзиньпин, Президент Кыргызской Республики Алмазбек Атамбаев, Президент Российской Федерации Владимир Путин, Президент Республики Таджикистан Эмомали Рахмон, Президент Республики Узбекистан Шавкат Мирзиёев, Премьер-Министр Республики Индия Нарендра Моди, Премьер-Министр Исламской Республики Пакистан Наваз Шариф, Президент Исламской Республики Афганистан Ашраф Гани, Президент Республики Беларусь Александр Лукашенко, Президент Монголии Цахиагийн Элбэгдорж, Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций Антониу Гутерриш, Генеральный секретарь Шанхайской организации сотрудничества Рашид Алимов, Директор Исполнительного комитета Региональной антитеррористической структуры ШОС Евгений Сысоев, Председатель Исполнительного комитета – Исполнительный секретарь СНГ Сергей Лебедев, Исполнительный директор Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии Гун Цзяньвэй, Генеральный секретарь Ассоциации стран Юго-Восточной Азии Ле Лыонг Минь, Заместитель Генерального секретаря Организации Договора о коллективной безопасности Аманжол Жанкулиев.

Согласно регламенту, по завершении работы заседания председательство в ШОС перешло к Китайской Народной Республике.

***

По итогам заседания глав государств-членов Шанхайской организации сотрудничества были приняты следующие документы:

1.Астанинская декларация глав государств-членов Шанхайской организации сотрудничества;

2. Конвенция ШОС по противодействию экстремизму;

3. Решение Совета глав государств-членов ШОС о завершении процедуры приема Республики Индии в члены ШОС и предоставлении ей статуса государства-члена ШОС;

4. Решение Совета глав государств-членов ШОС о завершении процедуры приема Исламской Республики Пакистан в члены ШОС и предоставлении ей статуса государства-члена ШОС;

5. Решение Совета глав государств-членов ШОС о долевых взносах государств-членов ШОС в связи с предоставлением Республике Индии и Исламской Республике Пакистан статуса государства-члена ШОС;

6. Решение Совета глав государств-членов ШОС об утверждении Доклада Генерального секретаря Организации о деятельности ШОС за прошедший год;

7. Решение Совета глав государств-членов ШОС об утверждении Доклада Совета Региональной антитеррористической структуры ШОС о деятельности Региональной антитеррористической структуры в 2016 году;

8. Решение Совета глав государств-членов ШОС об утверждении Положения о постоянном представителе государства-члена ШОС при РАТС ШОС;

9. Решение Совета глав государств-членов ШОС о прекращении действия решений Совета глав государств-членов ШОС;

10. Заявление глав государств-членов ШОС о совместном противодействии международному терроризму (принимается без подписания);

11. Информационное сообщение по итогам заседания Совета глав государств-членов ШОС (принимается без подписания).

Казахстан. Индия. Пакистан. РФ > Внешэкономсвязи, политика > akorda.kz, 9 июня 2017 > № 2206882


Латвия > Миграция, виза, туризм. Приватизация, инвестиции > camonitor.com, 9 июня 2017 > № 2206879

Итальянский бизнесмен после языковой проверки: Меня обвинили, как преступника!

Хозяин открывшегося недавно в Старой Риге кафе Gelato Italia после проверки Центра госязыка выложил в соцсети пост отчаяния и боли

Владелец кафе-мороженого Gelato Italia, расположенного в Риге на улице Грециниеку, столкнулся с латвийской реальностью и, судя по всему, остался сильно шокирован.

На страничке Gelato Italia он написал: "Два дня назад в Gelato Italia пришел представитель Центра госязыка"

"Я получил штраф за то, что не говорю на латышском. В моем магазине мороженого все работники говорят на латышском. Но кто-то обвинил меня. С прошлого года я выучил много слов со своими клиентами и с девочками, которые работают со мной. Но, к сожалению, я говорить не могу.

Работая 12 и более часов в день, 7 дней в неделю, у меня нет время на посещение курсов. В Латвии я уже почти три года. Два с половиной года я живу тут. Я создал SIA. Я открыл банковский счет.

Я создал свой первый магазин мороженого с нуля, работая только с латвийскими профессионалами. Я плачу налоги. Мои работники получают хорошую зарплату. Теперь, нет, я не хочу критиковать абсурдность этого закона, но почему кто-нибудь не предупредил меня об этом, когда я начинал?

Я вложил свои деньги в эту страну, и теперь меня обвиняют как преступника. Это таким образом тут доброжелательны к иностранным инвесторам?"

Спустя час под постом владельца кафе Gelato Italia стали появляться многочисленные комментарии. Большинство из них выражали поддержку и сочувствие:

Дэги Караев: «Делитесь, делитесь, распространяйте это как можно шире. Пусть мир знает, что такое Латвия …»

Liza Highland: «Добро пожаловать в Латвию, страну дураков!»

Анна Строй: ««Языковая полиция» делает нашу жизнь труднее. Но Европа никогда не протестовала»

Но нашлись и такие, кто счел, что бизнесмен-нытик получил по заслугам.

«Конечно за три года не было время изучить латышский язык… Не надо лениться и плакать потом про штрафы! ВСЕ латыши которые едут работать за границу быстро учат или уже знают язык, туда куда едут зарабатывать и также платят налоги! И тут несчастный итальянский бизнесмен не может выучить язык и, ах боже, такой огромный штраф заплатит! Противно читать такое нытье. Такое чувство, что он своим бизнесом зарабатывает 1000 евро в месяц или меньше! И не верю, что за три года не было время пойти на курсы или самому выучить язык! Пустая болтовня!», — написал некий Iviks Kamnegadās.

Источник - Sputnik

Латвия > Миграция, виза, туризм. Приватизация, инвестиции > camonitor.com, 9 июня 2017 > № 2206879


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > akorda.kz, 9 июня 2017 > № 2206876

Участие в церемонии открытия международной специализированной выставки «ЭКСПО-2017»

Выставочный комплекс «Астана ЭКСПО-2017»

Выступая на торжественной церемонии, Глава государства поздравил всех с открытием международной специализированной выставки «ЭКСПО-2017» в Астане.

Президент Казахстана отметил, что Казахстан первым из стран СНГ и Восточной Европы проводит выставку ЭКСПО с участием 115 государств и 22 международных организаций.

- Я хочу выразить благодарность всем странам за принятие нашей заявки и предложенной темы. Выставка такого масштаба – это не только усилия одного государства, это труд международного сообщества, представляющего здесь свои достижения. Международная выставка ЭКСПО в Астане – это новая вершина в продвижении нашей страны и национального бренда «Казахстан» в глобальном пространстве. Заявляя тему «Энергия будущего», мы рассчитываем оказаться в самой сердцевине научного прогресса, - сказал Нурсултан Назарбаев.

Глава государства подчеркнул, что за полтора века с момента первой всемирной выставки в Лондоне человечество пережило грандиозные технологические изменения, и сегодня оно стоит на пороге новых открытий в сфере эффективной и безопасной энергии. Президент Казахстана выразил уверенность в том, что выставка «ЭКСПО-2017» внесет свой уникальный вклад в этот глобальный процесс.

- Планируемые мероприятия с участием выдающихся умов современности обозначат новые пути развития человечества. Миллионы казахстанцев и сотни тысяч гостей из всех уголков мира ознакомятся с выдающимися достижениями мировой научной и инженерной мысли. В программе ЭКСПО запланировано 6 тысяч различных мероприятий. Они будут способствовать развитию взаимопонимания между странами, продуктивному взаимодействию между наукой, бизнесом и обществом, а также знакомству с культурой Казахстана. Мы также приглашаем всех желающих посетить и другие регионы нашей страны, познакомиться с уникальной природой и историческим достоянием, - сказал Нурсултан Назарбаев.

Глава государства обратил особое внимание на актуальность темы «ЭКСПО-2017» для нашей страны, подчеркнув также важность экологически сбалансированного и устойчивого развития мира.

- Казахстан, несмотря на огромные углеводородные запасы, будет активно переходить на возобновляемые источники энергии. Такая цель поставлена в нашей «Стратегии-2050» и Концепции перехода к «зеленой экономике». Казахстан может за счет возобновляемых источников производить к 2050 году половину общего объема электроэнергии. Одновременно будет сокращаться энергоемкость экономики, - сказал Президент Казахстана.

Кроме того, Нурсултан Назарбаев рассказал о назначении объектов и международных павильонов выставочного комплекса «Астана ЭКСПО-2017».

- Вниманию всех посетителей будет представлен главный объект – сфера «Нур Алем», олицетворяющая планету. Каждый ее уровень посвящен определенному виду энергии. В основании сферы находится наш Национальный павильон. В нем расположены Зона знакомства с Казахстаном и Зона «Созидательной энергии», где представлены лучшие проекты казахстанских ученых. На ЭКСПО представлено более 130 экспозиций стран и международных организаций. В двух тематических павильонах будут представлены эволюция энергетики, ее проблемы в XXI веке и технологические прорывы в данной сфере, - сказал Глава государства.

Президент Казахстана остановился на деловой программе выставки, в рамках которой планируется проведение ряда крупных международных мероприятий, таких как Астанинский экономический форум, Совет иностранных инвесторов, Саммит Организации исламского сотрудничества.

Глава государства выразил уверенность в том, что выставка придаст новый значимый импульс международному взаимодействию и будет способствовать развитию науки и модернизации экономики страны.

Нурсултан Назарбаев также рассказал о дальнейшем использовании инфраструктуры «ЭКСПО-2017» после завершения ее работы.

- Здесь развернет свою деятельность Международный финансовый центр «Астана». Будет создан Международный Центр по развитию «зеленых» технологий и инвестиций. Откроется Международный технопарк IT-стартапов. Таким образом, «пульс инноваций» ЭКСПО продолжит свое биение на благо развития страны, региона и мира, - сказал Президент Казахстана.

В завершение выступления Глава государства выразил признательность всем участникам процесса подготовки «ЭКСПО-2017», а также поблагодарил всех граждан Казахстана за искреннюю поддержку и содействие в реализации идеи выставки.

- Особую признательность выражаю нашим высоким гостям – главам государств и правительств, которые нашли возможность лично присутствовать на церемонии открытия «ЭКСПО-2017» в Астане, - заключил Нурсултан Назарбаев.

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > akorda.kz, 9 июня 2017 > № 2206876


Азербайджан > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 9 июня 2017 > № 2206852

Одними запретами пенсионеров в Азербайджане к "безналу" не приучишь

Новые поправки в закон о трудовых пенсиях, подчеркивают эксперты, ставят цель развивать безналичную форму расчетов, в том числе поддержать борьбу с коррупцией.

Большая часть населения получает пенсии и социальные пособия в безналичной форме, исключение составляют только некоторые районы и отдаленные села. Об этом Sputnik Азербайджан сказал эксперт-экономист Рашад Гасанов, комментируя внесение новых корректив в законодательство о трудовых пенсиях.

На состоявшемся 5 июня совместном заседании парламентских комитетов по труду и социальной защите, правам человека, правовой политике и государственному строительству обсуждался проект поправок к Закону АР "О трудовых пенсиях".

Было предложено внести дополнения в статью 37.1 закона (Правила выплаты (доставки) трудовых пенсий и надбавок к трудовым пенсиям). Согласно предложениям, правила выплаты (доставки) трудовых пенсий населению определяются органом, назначающим трудовую пенсию. Выплата пенсий будет осуществляться только в безналичной форме.

По словам Гасанова, работа в данном направлении ведется уже очень давно. Такая форма выплаты имеет определенные преимущества.

В первую очередь, безналичный расчет сводит на нет возможность требовать с людей какие-то незаконные платежи, так как фактически прекращается общение напрямую со структурами, осуществляющими выплаты пенсий гражданам.

"Раньше в Азербайджане существовала практика, когда пенсионеры определенную часть пенсий – один-два процента, а иногда и все пять процентов – должны были отдавать органам, выдававшим им деньги. Но впоследствии все это сошло на нет", — отметил эксперт.

По его словам, Центральный банк АР разработал стратегию, нацепленную на развитие в 2014-2019 годах системы безналичных расчетов. Согласно стратегии, долю "безнала" на рынке планируется повысить до 90 процентов. Но, по мнению эксперта, в нынешней ситуации добиться этого быстро будет невозможно. С другой стороны, в будущем безналичная форма оплаты будет все больше внедряться в повседневную жизнь.

"Уже сегодня немалая часть граждан осуществляет выплаты коммунальных услуг и других счетов посредством безналичного расчета. Получение пенсий в безналичной форме позволит пенсионерам также пользоваться этими услугами", — отметил он.

В настоящее время деньги, поступившие на счет гражданина, могут расходоваться как в наличной, так и в безналичной форме, но, возможно, в дальнейшем будут введены определенные ограничения, продолжил эксперт.

В Нахчыване уже началась работа в этом направлении. Так, пенсионерам и трудящимся поставлено условие, чтобы до 50% расходов осуществлялось в безналичной форме. Однако, по мнению Гасанова, требовать этого в существующих условиях неправильно. Тем не менее, вполне возможно, что в будущем такая практика распространится на весь Азербайджан.

По его мнению, процесс в определенной степени осуществляется в целях развития безналичной формы расчетов, в том числе поддержки борьбы с коррупцией.

В свою очередь, эксперт Натиг Джафарли отметил, что не видит в данных поправках каких-либо серьезных изменений: "И без того пенсии выдаются в безналичной форме, но большинство пенсионеров затем обналичивают свои счета на карте. И хотя карты позволяют делать покупки, население пока не привыкло к этой системе".

По его мнению, если государство хочет внедрить повсеместно безналичные расчеты, оно должно приучать к этому население. У людей должна появиться заинтересованность в том, чтобы делать покупки и оплачивать счета в безналичной форме.

Продвигаться вперед в этой сфере одними лишь запретами не получится, считает эксперт. Как минимум, народ надо информировать о преимуществах безналичного расчета с помощью социальных роликов или каким-то другим способом, заключает Джафарли.

Источник - Sputnik

Азербайджан > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 9 июня 2017 > № 2206852


Казахстан. Киргизия > Транспорт. Таможня > camonitor.com, 9 июня 2017 > № 2206847

В Чуйской долине появился современный КПП

Пропускная способность находящегося на границе Казахстана и Кыргызстана контрольно-пропускного пункта составляет 700 автомобилей в сутки и более 5 тысяч человек

Современный контрольно-пропускной пункт (КПП) "Кен-Булун-автодорожный" открылся на границе между Казахстаном и Кыргызстаном в Чуйской области, сообщает Sputnik Кыргызстан.

Правительство Кыргызстана отметило, что модернизация была осуществлена по требованиям безопасности со стороны ЕАЭС целиком за счет средств республики.

"Обеспечение безопасности на границе — одна из основных задач правительства. Кыргызстан за короткий период сделал все, чтобы выполнить требования, которые выдвигались при вступлении страны в ЕАЭС. Не дожидаясь поступления денежных средств, опираясь на собственные силы, за счет средств из республиканского бюджета мы осуществили строительство, ремонт и реконструкцию намеченных объектов", — сказал премьер-министр КР Сооронбай Жээнбеков, выступая на церемонии открытия КПП.

Глава правительства также отметил, что мнение туристов о Кыргызстане складывается с того момента, когда они переступают государственную границу, и от отношения к ним пограничников. Теперь для граждан, пересекающих государственную границу, и сотрудников Пограничной службы созданы максимально комфортные условия. В целях недопущения правонарушений и ущемления прав туристов пункты пропуска оснащаются системой видеонаблюдения.

Источник - Sputnik

Казахстан. Киргизия > Транспорт. Таможня > camonitor.com, 9 июня 2017 > № 2206847


Германия. ЮФО. ПФО > Транспорт > gudok.ru, 9 июня 2017 > № 2206647

В рамках Международного железнодорожного бизнес-форума «Стратегическое партнёрство 1520» состоялся визит сотрудников Deutsche Bahn на Юго-Восточную железную дорогу, сообщает информцентр форума. Во время визита гости особенно отметили высокий уровень безопасности транспорта в преддверии Кубка Конфедераций.

Во время визита гостей ознакомили с работой вокзала Роза Хутор. Также представителям немецкой делегации провели экскурсию в электропоезде «Ласточка». Во время следования до вокзала гостям представили информационный обзор объектов железнодорожной инфраструктуры, построенных к Зимней Олимпиаде в Сочи.

Визит завершился в мотор-вагонном депо Desiro, где состоялся круглый стол на тему: «Организация пригородных пассажирских перевозок в России и обслуживание современного подвижного состава». По итогам мероприятия делегация «Германской железной дороги» особенно оценила уровень работы вокзального комплекса Адлер и высокий уровень работы по обслуживанию электропоездов «Ласточка».

Ранее Gudok.ru сообщал, что глава Siemens в России Дитрих Мёллер в кулуарах Международного бизнес-форума «Стратегическое партнёрство 1520» заявил, что консорциум «Немецкая инициатива» в июне-июле обновит свое предложение по строительству высокоскоростной магистрали Москва-Казань.

Напомним, консорциум «Немецкая инициатива» (входят Siemens, Deutsche Bank, Deutsche Bahn и другие компании) предложил ОАО «РЖД» профинансировать строительство высокоскоростной магистрали Москва - Казань на 2,7 млрд евро и привлечь в проект до 800 млн евро.

Бэлла Ломанова

Германия. ЮФО. ПФО > Транспорт > gudok.ru, 9 июня 2017 > № 2206647


Казахстан. Нидерланды > Финансы, банки > kapital.kz, 9 июня 2017 > № 2206590 Асель Хаирова

У нас существует понимание ответственности за качество аудиторских отчетов

Сегодня KPMG аудирует несколько банков и страховых компаний

Национальный банк всерьез занялся работой над ошибками в банковском секторе. Помимо вопросов к игрокам, у регулятора возникли вопросы к аудиторам. Критика прозвучала на нашем сайте от заместителя председателя Национального банка Олега Смолякова. По его словам, «аудиторские организации подтверждают отчетность финансовых организаций. Это один из основных инструментов, обеспечивающих прозрачность деятельности финансовых организаций, а также выполнение Национальным банком своих контрольных и надзорных функций. Также на основе анализа финотчетности организаций Нацбанк получает объективную информацию о деятельности финансовых организаций, необходимую для принятия соответствующих решений. И от того, насколько аудиторы будут добросовестно выполнять свои обязанности, зависит точность и объективность получаемой нами информации». В основном вопросы связаны с подходами в раскрытии ряда операций на уровне аудированной финансовой отчетности финансовых организаций. К примеру, вопрос оценки займов, выданных финорганизациями.

Для прояснения ситуации «Капитал.kz» обратился к Асель Хаировой, управляющему партнеру KPMG в Казахстане и Центральной Азии — компании, входящей в «большую четверку». Сегодня KPMG аудирует несколько банков и страховых компаний.

— Асель, не так давно Нацбанк сделал ряд критических заявлений в отношении аудиторских компаний, в частности, связанных с подходами в раскрытии ряда операций на уровне аудированной финансовой отчетности финорганизаций. Также регулятор призвал к ужесточению ответственности аудиторов. Почему, на ваш взгляд, этот вопрос стал актуальным сейчас?

- Как мы видим, на банковском рынке наблюдается непростая ситуация, и финансовые институты столкнулись с рядом вызовов. Но опять же, на рынке финансовых услуг представлены не только банки, но и рейтинговые агентства, страховые компании, депозиторы, заемщики, оценщики, аудиторы, а также регулятор. Каждый из них несет свою ответственность, поэтому стабильность и устойчивость действующей модели финансовой системы зависят от качественного взаимодействия всех этих игроков. Вопрос особой ответственности аудиторов, возможно, возник в силу недопонимания целей аудита финансовой отчетности и так называемого «разрыва» между ожиданиями от аудита пользователями отчетности, включая регулятора, и действительной зоной ответственности аудитора. Как я уже говорила, у каждого участника рынка финансовых услуг есть своя миссия и зона ответственности, что не исключает взаимодействия между звеньями единой цепи.

— Но вопросы возникли к данным аудированной финотчетности. Действительно ли она не отображает реального положения дел в банках?

— Здесь я хотела бы обратить внимание на четыре важных аспекта. Во-первых, аудитор проводит работу в отношении финансовой отчетности, а за нее несут ответственность руководители банков и лица, отвечающие за корпоративное управление. Во-вторых, аудиторы в рамках своей работы основываются на принципах разумной уверенности, а не полной гарантии. Абсолютная гарантия отсутствия искажений в финансовой отчетности не может быть достигнута в связи с ограничениями, присущими аудиту и аудиторским процедурам. В-третьих, аудиторы выражают свое мнение на основе принципа существенности, при этом уровень существенности определяется аудитором исходя из профессионального суждения в соответствии с требованиями Международных стандартов по аудиту (МСА). В-четвертых, аудитор проводит аудит и выражает мнение согласно требованиям этих стандартов, законодательно утвержденных в Казахстане. В то же время регулятор проводит свою проверку в соответствии с внутренними стандартами и правилами, которые отличаются от МСА и могут привести к другим результатам.

Напомню, что в Казахстане аудиторские отчеты и прилагаемые к ним финансовые отчетности размещаются на сайтах банков, а также в Депозитарии финансовой отчетности. Любой пользователь, включая акционеров, потенциальных инвесторов, регуляторов, государственные органы, рейтинговые агентства, покупателей, поставщиков, заемщиков, вкладчиков, сотрудников и других контрагентов, может получить аудиторские отчеты в открытом доступе. Соответственно, у нас, несомненно, существует понимание ответственности за качество аудиторских отчетов, которые добавляют уверенность и доверие к финансовым отчетностям, выпускаемым банками.

— И все же перейдем к замечаниям регулятора, с какими вы можете согласиться, а с какими — нет?

— Я бы не стала делать заявления от имени всех игроков, но в отношении того, что делает KPMG, смогу дать краткое резюме.

Стоит обобщить основные замечания в три категории. Первая — оценка выданных банками займов и сомнения регулятора в достаточности провизий по кредитным портфелям, в частности, в отношении реструктуризированных займов и крупных займов, представляющих значительную часть ссудного портфеля и имеющих признаки приближающегося дефолта заемщика. Вторая группа — обоснованность будущих денежных потоков, а также эффективность предоставляемых страховых полисов в качестве покрытия рисков дефолта в целях расчета провизий по обесцененным кредитам. И третья категория — качество отчетов по оценке залоговых активов, используемых как подтверждение адекватности стоимости залогового обеспечения.

Оценка возмещаемости кредитного портфеля основана на суждениях как со стороны руководства банков, так и со стороны аудиторов. В новых форматах аудиторских отчетов за 2016 год аудитор раскрывает процедуры по ключевым аудиторским вопросам, а в случаях аудита банков могут описываться процедуры, примененные для оценки выданных кредитов. Понимая, что в результате тех или иных профессиональных суждений мы приходим к определенным выводам, наша задача, чтобы эти суждения имели аргументацию, были обоснованы и разумны, в особенности в отношении нестандартных активов. В работе же регулятора, как мы понимаем, применяются определенные, четко регламентированные правила оценки с минимальным количеством субъективных суждений, что, несомненно, является установленной для целей регулятора практикой. Однако может в результате продемонстрировать другие, по сравнению с работой аудитора, результаты.

Чтобы пояснить свою позицию, я хотела бы акцентировать основные моменты нашей работы по каждой из обозначенных выше категорий.

Первое. Кредиты, выданные банками, являются одним из существенных аспектов нашего аудита банков, и в KPMG существуют тщательно отработанная программа и внутренние инструкции по проведению аудита этих активов, основанные на требованиях МСА и законодательства РК, включая постановления, правила и инструкции Национального банка.

Как показывает практика, зачастую причинами реструктуризации займов могут быть рыночные основания, но если же реструктуризация происходит в связи с финансовыми затруднениями или нарушениями сроков или сумм выплат по кредиту, то мы рассматриваем эти факты в качестве признаков обесценения. В таких случаях мы проводим дополнительную аудиторскую работу, такую как проверка адекватности суждений, используемых банком при расчете провизий по реструктурированным займам, проверка операционных финансовых моделей этих заемщиков и залогового обеспечения таких займов. На основании всех полученных аудиторских доказательств аудитор может прийти с предложением к руководству банка о начислении дополнительных провизий либо согласиться с позицией банка в случаях, когда дисконтированные денежные потоки от операционной деятельности заемщика и/или залоговое обеспечение дают достаточное покрытие риска потенциальных потерь по займу. Соответственно, признаки обесценения не во всех случаях приводят к признанию убытка от обесценения. Как правило, индивидуально существенные займы попадают в наши выборки и проверяются отдельно.

Второе. Основными источниками подтверждения возвратности займов являются операционные денежные потоки и «твердые» залоговые активы, которые мы аудируем на предмет обоснованности и вероятности получения возмещения при реализации залога. Касательно будущих денежных потоков от операционного бизнеса заемщика для оценки займов хотела бы отметить, что применение будущих денежных потоков не запрещено, а, более того, регулируется требованиями п. 5 Правил по созданию провизий, утвержденных Нацбанком РК.

В крайне редких случаях, когда страховые полисы все же рассматриваются как варианты для дополнительных аудиторских доказательств, мы внимательно читаем условия договоров страхования для четкого понимания того, что является страховым случаем и какова степень вероятности покрытия убытков при наступлении случаев дефолта по займам.

Третье. Возражения или замечания по качеству отчетов по оценке залогового имущества представляются банкам, но в итоге являются ответственностью и предметом взаимоотношений между заказчиком-банком и оценочной компанией. Формат и содержание аудиторского отчета не предполагают раскрытие всех наших наблюдений и замечаний по процессу аудита, но если таковые замечания имеют систематический и существенный характер, влияющий на системы контролей и процессы, включая принятие некачественных отчетов по оценке, то такие рекомендации отражаются в письме к руководству, нежели в аудиторском отчете.

Как указано выше, мы в ходе своего аудита учитываем замечания, озвученные регулятором в прессе. Касательно того, почему у Нацбанка все же имеются такие вопросы по качеству оценки займов, то, по моему предположению, эти вопросы могут относиться к конкретным банкам и ситуациям, и, соответственно, такое понимание и открытый диалог регулятора с конкретными аудиторами помогут конструктивно разрешить существующие вопросы или разногласия в подходах. Также не исключаю, что подходы, применяемые аудиторами и Национальным банком к оценке займов, отличаются.

— То есть между аудиторами и регулятором не было взаимодействия?

— Да, признаю, раньше не было достаточного взаимодействия аудиторов с регулятором. Но с начала года ситуация изменилась, сегодня у нас есть конструктивный диалог с Нацбанком, в частности с департаментом банковского надзора, в ходе которого мы обсуждали вопросы в рамках озвученной в прессе критики. Такой диалог, по нашему мнению, однозначно важен для аудиторов, поскольку позволяет понять позицию Нацбанка, а также оценить дополнительные зоны риска, выявленные регулятором в ходе проверок.

Если же рассуждать о том, насколько для Национального банка достаточны аудиторские отчеты для эффективного осуществления своих надзорных функций, то, возможно, ожидания от использования только таких аудиторских отчетов завышены в текущих регуляторных условиях по нескольким причинам. Во-первых, регулятор в ходе своих надзорных проверок уже получает требуемую информацию в оперативном режиме и у него зачастую есть информация для обсуждения результатов проверки с руководством банков. Во-вторых, аудиторское мнение предоставляется в отношении финансовой отчетности в целом и предназначено для широкого круга пользователей, в то время как регулятор может быть заинтересован в специфичном акценте или в какой-либо конкретной области деятельности финансовой организации, которые стандартный формат аудиторского отчета не предоставляет. В-третьих, регуляторы в некоторых странах с развитой финансовой системой, помимо заключений аудитора по финансовой отчетности, пользуются также дополнительными отчетами, которые наиболее соответствуют их целям. Например, по вопросам риска ликвидности, комплаенсу с правилами в отношении «предотвращения мошенничества и финансирования терроризма», некоторым аспектам внутреннего контроля и рыночных рисков, комплаенсу с правилами системы управления рисками и корпоративного управления, а также безопасности IT-систем и другим вопросам.

Внимание, которое регулятор обращает на вопрос достоверности финансовых отчетностей финансовых организаций и их подтверждение аудиторскими компаниями, по моему мнению, является своевременной и правильной тенденцией в контексте современных вызовов и озвучиваемой Нацбанком необходимости оздоровления банковской системы. Однако, рассматривая элементы критики регулятора, считаем, что ответы на них в нашем случае надо конкретизировать отдельно по ситуациям.

— В интервью Олег Смоляков отметил, что в банковском секторе наблюдался вывод капитала связанным компаниям: «Эти транзакции следовало отражать на уровне финансовой отчетности как движение собственного капитала, то есть выплату дивидендов, а не расходы по оплате работ и услуг. Аудиторским организациям при проведении аудита нужно обращать особое внимание на подобные операции и формат их раскрытия в финансовой отчетности». Уточните, пожалуйста, по данному вопросу. Могут ли аудиторы выявить этот факт?

— Работы и услуги, такие как рекламные, маркетинговые, информационные или консалтинговые, обычно являются необходимыми операционными статьями для эффективного функционирования банков. Использование связанных компаний для оказания таких услуг и работ возможно, и в таких случаях требуется раскрытие этих операций и балансовых остатков в финансовой отчетности. Признание затрат по приобретенным товарам, услугам или работам в отчете о прибылях и убытках или в капитале зависит от конкретных обстоятельств и является предметом нашего акцентированного внимания. В определенных случаях, когда операции по приобретению товаров, услуг и работ со связанными компаниями не имеют обоснования, для чего такие услуги или работы были приобретены, то в капитале производится признание всей суммы транзакции. По приобретению и продаже финансовых инструментов в результате операций со связанными сторонами выводы требуют рассмотрения условий стандарта МСБУ 39 «Финансовые инструменты» и могут отличаться от вышеуказанной позиции в отношении операций с товарами, работами и услугами. Аудиторы обычно рассматривают такие операции со связанными сторонами в соответствии с требованиями стандартов и проверяют полноту и правильность раскрытия такого рода операций в финансовой отчетности банка.

— Регулятор намерен усилить ответственность аудиторских компаний. Каково ваше отношение к данному вопросу?

— Ответственность аудитора заключается в получении разумной уверенности в том, что финансовая отчетность в целом не содержит существенных искажений вследствие недобросовестных действий или ошибок, и в выпуске аудиторского отчета, содержащего наше мнение. Аудиторское мнение может быть безоговорочным либо содержать модификации в случае, если аудитор не согласен с позицией банка или не имеет возможности получить достаточные аудиторские доказательства от руководства банка по существенным суммам либо раскрытиям.

То есть ответственность аудитора четко регламентирована Международными стандартами по аудиту и законодательством РК, и в ходе диалога с регулятором мы пришли к взаимопониманию, и Национальный банк это подтверждает, что под «усилением ответственности» понимается «оказание качественных аудиторских услуг в соответствии с законодательной, регуляторной и профессиональной ответственностью».

— Нацбанк нацелен на коммуникации и взаимодействие с аудиторскими компаниями. На какой контакт вы с ним рассчитываете?

— Как я уже отметила, у нас выстроился регулярный и конструктивный диалог с Национальным банком, в ходе которого мы обмениваемся профессиональным мнениями и находимся в поиске решений трудных вопросов, связанных с обострением в соотношениях пруденциальных нормативов, финансовых результатов банков и аудиторского мнения.

Казахстан. Нидерланды > Финансы, банки > kapital.kz, 9 июня 2017 > № 2206590 Асель Хаирова


Весь мир > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > kapital.kz, 9 июня 2017 > № 2206589

Надежды ООН на инвесторов в мире растут

Инвестиции в глобальную экономику в 2017 году увеличатся, прогнозирует ЮНКТАД

Глобальные прямые иностранные инвестиции (ПИИ) в 2017 году увеличатся на 5% - почти до $1,8 трлн, прогнозируется в докладе Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД). Об этом пишет Интерфакс-Казахстан.

По итогам 2016 года ПИИ снизились на 2%, до $1,746 трлн, на фоне слабого роста мировой экономики и высокой степени политических рисков для транснациональных компаний.

Позитивный прогноз на следующий год основан на ожиданиях более высоких темпов экономического роста в крупнейших регионах, возобновления подъема мировой торговли и восстановления корпоративных прибылей. При этом США, Китай и Индия станут основными странами-назначения для ПИИ.

В 2018 году ЮНКТАД прогнозирует умеренное повышение прямых иноинвестиций до $1,85 трлн. В то же время объем инвестиций по-прежнему будет ниже исторического максимума в $1,9 трлн, зафиксированного в 2007 году, отмечается в сообщении.

Генеральный секретарь ЮНКТАД Мукиса Китуйи полагает, что под влиянием роста геополитических рисков и факторов политической неопределенности до восстановления докризисного объема ПИИ предстоит еще долгий путь.

Приток инвестиций в развивающиеся страны в 2016 году рухнул на 14% - до $646 млрд, в том числе в азиатском регионе — на 15%, до $443 млрд. Аналогичный показатель для развитых стран увеличился на 5% и составил $1,032 трлн.

Крупнейшим получателем ПИИ остались США, которые привлекли за год $391 млрд (рост на 12%). Великобритания увеличила показатель в 7,7 раза, до $254 млрд, и поднялась на вторую позицию с четырнадцатой в 2015 году за счет крупных международных сделок по слияниям и поглощениям (M&A). Китай занял третью строку, получив $134 млрд инвестиций (снижение на 1%).

Капиталовложения развитых государств в 2016 году уменьшились на 11% - до $1 трлн, аналогичный показатель у развивающихся стран практически не изменился — $383 млрд.

Инвестиции США в экономику иностранных государств снизились на 1% - до $299 млрд, но страна осталась мировым лидером по этому показателю.

Китайские инвестиции в другие страны повысились на 44% и достигли $183 млрд, что позволило КНР занять второе место, обогнав Нидерланды ($174 млрд, рост на 26%) и Японию ($145 млрд, подъем на 12%), сообщается в отчете.

Весь мир > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > kapital.kz, 9 июня 2017 > № 2206589


Германия. ОАЭ. Австрия > Транспорт. Финансы, банки > kapital.kz, 9 июня 2017 > № 2206588

Air Berlin просит помощи у государства

С 2008 года немецкий лоукостер практически каждый год заканчивал с убытком

Немецкая авиакомпания Air Berlin попросила власти двух земель Германии предоставить ей гарантии по кредитам. Об этом пишет издание Spiegel. Речь идет о землях Берлин и Северный Рейн-Вестфалия.

Запрос о помощи поступил буквально через несколько часов после публикации новостей об отмене планов национальной авиакомпании ОАЭ Etihad Airways и германского туроператора TUI по созданию совместного авиаперевозчика. Проект предполагал объединение принадлежащего TUI лоукостера TUIfly с Niki Luftfahrt, австрийским подразделением Air Berlin. Основным акционером последней является Etihad. Как ранее писали «Вести. Экономика», национальная авиакомпания ОАЭ Etihad постоянно спонсирует немцев. В декабре 2016 года и январе этого года арабские авиалинии выделили немецкой Air Berlin 300 млн евро, сообщает vestifinance.ru.

В обмен Etihad получила долю Air Berlin в 49,8% в австрийской авиакомпании Niki. В опубликованном отчете Air Berlin указывается на то, что в конце апреля 2017 года компания получила очередную финансовую помощь от Etihad, а именно кредит на сумму в 350 млн евро. Согласно плану эти деньги должны помочь немецкому лоукостеру выполнить обязательства в ближайшие 18 месяцев. При таком развитии ситуации аудиторско-консалтинговая фирма KPMG теперь сомневается, что Air Berlin удастся остаться «в небе».

Авиакомпании Etihad принадлежит 29% акций Air Berlin. С 2008 года немецкий лоукостер практически каждый год заканчивал с убытком. Исключением стал лишь 2010 год. Но и тогда Air Berlin удалось отчитаться с прибылью только за счет продажи своей программы для часто летающих пассажиров Etihad.

Объем чистого долга Air Berlin на конец 2016 года составлял 1,2 млрд евро. Согласно последнему отчету, убытки авиакомпании в прошлом году достигли 782 млн евро.

Германия. ОАЭ. Австрия > Транспорт. Финансы, банки > kapital.kz, 9 июня 2017 > № 2206588


Казахстан > Недвижимость, строительство. Внешэкономсвязи, политика > inform.kz, 9 июня 2017 > № 2206513

Более 100 семей через суд добились возврата вложенных в строительство ЖК средств от недобросовестных застройщиков, передает МИА «Казинформ» со ссылкой на пресс-службу прокуратуры Астаны.

«7 июня экономическим судом столицы удовлетворены два иска прокурора города, внесенных в защиту интересов более 100 обманутых семей», - говорится в сообщении.

Так, по результатам рассмотрения иска в интересах ЖСК «Адам строй сервис» судом с недобросовестного застройщика ТОО «Капитал строй сервис» взыскана сумма в размере 300 млн. тенге с передачей недостроенного жилого комплекса «Гранитный 2» и земельного участка.

Также удовлетворен другой иск в интересах ЖСК «Хазрет Астана» к ТОО «Шейхказинвест» о взыскании суммы в размере 325 млн тенге.

Данные решения суда направлены на немедленное исполнение.

На сегодняшний момент у указанных жилищно-строительных кооперативов появилась реальная возможность привлечь потенциальных застройщиков для завершения объектов.

Более того, по многочисленным просьбам предпринимателей, прокуратурой совместно с акиматом будет организована повторная «Ярмарка незавершённых объектов строительства», в ходе которой указанные жилые комплексы будут продемонстрированы строительным организациям.

Казахстан > Недвижимость, строительство. Внешэкономсвязи, политика > inform.kz, 9 июня 2017 > № 2206513


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > inform.kz, 9 июня 2017 > № 2206509

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев выразил благодарность всем, кто был причастен к подготовке международной выставки ЭКСПО-2017 в Астане, а также казахстанцев, поддержавших идею, передает корреспондент МИА «Казинформ».

Особую признательность Глава государства выразил высоким гостям: главам государств и правительств, которые нашли возможность принять его приглашение и лично присутствовать на церемонии открытия ЭКСПО в Астане. «Мы вам благодарны, желаем вам всего самого доброго», - приветствовал Президент.

«За эти годы была проделана колоссальная подготовительная работа по проведению ЭКСПО-2017. Хочу поблагодарить всех, кто участвовал, руководил, возглавлял в этом сложном процессе - менеджеров, инженеров, строителей, спонсоров, партнеров и многочисленных волонтеров со всей страны! Спасибо всем гражданам нашей страны за искреннюю поддержку, содействие в реализации идеи этой выставки!» - сказал Нурсултан Назарбаев на торжественной церемонии открытия выставки.

Отметим, что представители 115 стран мира и 22-х международных организаций, а также отечественные изобретатели в течение 3 месяцев продемонстрируют гостям и участникам выставки технологии будущего. Ожидается, что в столицу будут приезжать около 20 тысяч туристов каждый день. В целом, планируется 2 млн гостей и 5 млн посещений. Тематика выставки: «Энергия будущего». Для гостей и участников выставки будет представлена разнообразная культурно-развлекательная программа, с участием мировых звезд оперного искусства, эстрады, цирка, будут проведены международные спортивные состязания и т.д. Международная выставка продлится с июня по сентябрь 2017 года.

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > inform.kz, 9 июня 2017 > № 2206509


Россия. ЮФО > Недвижимость, строительство. Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены > bfm.ru, 9 июня 2017 > № 2205035

Берите, что дают! Крым наградил ветеранов неполноценными квартирами

Квартирный вопрос снова все испортил. Ветеранам бы радоваться — получили в подарок новые квартиры, однако они оказались непригодными для жизни. «Такое пережили в войну, что ничего уже не страшно», — подбадривают себя ветераны

В Севастополе ветеранам Отечественной войны выдали по половине однокомнатной квартиры. В правительстве города заявляют, что при получении жилья его нынешние владельцы приняли квартиры без претензий и замечаний.

Сами же ветераны говорят, что осмелились рассказать о произошедшем, лишь получив свидетельства о праве собственности, поскольку им дали понять, что они могут не увидеть даже такого жилья. Сейчас этой темой занялись местные следователи. Разобраться в произошедшем пообещали в Кремле. Также этот вопрос поставили на контроль в «Российском союзе ветеранов».

6 мая десяти севастопольским ветеранам Великой Отечественной войны торжественно вручили ключи от квартир в новом доме на Античном проспекте, 26. Однокомнатные квартиры у застройщика ЖСК «Доступное жилье» на сумму около 20,5 млн рублей покупал департамент капитального строительства, исполняя указ президента России по улучшению жилищных условий ветеранов.

Как выяснилась, вместо полноценных «однушек» ветераны получили их половинки, разделенные гипсокартоном. На фото, которые есть в распоряжении редакции Business FM, изображены две рядом стоящие двери с одинаковым номером.

Все отопление — это конвектор на стене, который надо включать в розетку. Это в газифицированном доме. А значит стоимость электричества здесь полноценная. И ветеранские скидки будут высчитываться, исходя из нее.

Светлана

внучка 80-летней жительницы Крыма Легкодымовой Любови Трофимовны

«По всей видимости, это «однушка», потому что кусочек такой очень маленький, и он, как вагон, получился. Балкон — это часть комнаты сделали. Рядом стоит закуточек, закоулочек — это типа кухня. Там стоит только рукомойник. Поставить туда холодильник, какое-то оборудование вообще не представляется реальным в принципе. И при входе сразу же ванна с туалетом. Газа у нас нет, отопления у нас нет и не будет, потому что все это находится во второй части квартиры. То есть это надо бойлер, сказали, электрическая плита и топиться конвекторами».

90-летнему ветерану войны Петру Федоровичу Кущаковскому вместо квартиры достался балкон. Когда получали ключи, было газовое оборудование, а через полторы недели его демонтировали. Застройщик объяснил это тем, что квартиры были изначально проданы для города как не газооборудованные, а электрооборудованные. Внучка ветерана Елена сама отнесла жалобу в приемную на имя временно исполняющего обязанности губернатора Севастополя Дмитрия Овсянникова. Ответа не было. Но 8 июня вдруг все вернули и даже привезли батареи для отопления.

Елена

внучка ветерана войны Петра Кущаковского

«Кухня, туалет, душевая кабинка, а сама квартира — это просто кусок балкона. Получается, выше этажами это одна квартира, а у нас, получается, разделили квартиру на 6 и 6а, то есть это продолжение квартиры 6, то есть там реально можно поставить кровать. Ни шкаф, ничего поставить нельзя. Сначала был газ, потом его сняли, а теперь его опять повесили. Газ будет в течение года. Сняли газовое оборудование, когда мы приехали в квартиру после вручения ключей».

После демонстративного вручения ключей от квартиры застройщик демонтировал газовый котел и батареи в квартире №1 у ветерана Ивана Любивого. А посреди его единственной комнаты стоит четырехгранная колонна. Крымский общественник Александр Талипов считает, что возможность выдать полноценные квартиры ветеранам у властей была.

«Вызывает недоумение тот факт, что сейчас правительство массово вводит незаконные объекты в эксплуатацию. В частности, построенные на участках для индивидуального жилого строительства многоквартирные дома. И при этом при вводе этих объектов в эксплуатацию практически все эти крупные застройщики социальную нагрузку не несут. Вполне возможно, что даже если вы вводили и не хотите сносить такие объекты, пусть бы с дома на 100 квартир 10-15 квартир бы отходило городу, и за счет этого происходило бы переселение, в том числе ветеранов войны в новые квартиры».

Правда, есть и те, кто своими квартирами-студиями доволен. Ветеран Олимпиада Трубникова, получившая от города квартиру № 60, рассказала об этом местному изданию ForPost. На вопрос о том, не смущает ли ее отсутствие отопления и кухня, совмещенная с комнатой, пенсионерка ответила, что «такое пережила в войну, что ей ничего не страшно», и такой квартире она очень рада. Ранее местные власти отчитывались, что в нынешнем году все заявки на получение новых квартир ветеранами удовлетворены. Их выдано 13, но в соцсетях люди пишут, что нуждающиеся еще есть. Официальной открытой информации по этому поводу в Севастополе нет.

До последнего власти неприспособленность квартир отрицали. Однако позднее замгубернатора Вячеслав Гладков после осмотра квартир сказал, что документы, которые были предоставлены при сдаче дома, все-таки изучат. Это вопрос с газом, с централизованным теплоснабжением, наличием дверей, положением кухни и балкона. Механизм решения возникших проблем замгубернатора пообещал предложить не позднее 12 июня.

Наталья Воробьева

Россия. ЮФО > Недвижимость, строительство. Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены > bfm.ru, 9 июня 2017 > № 2205035


Россия > Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > minstroyrf.ru, 9 июня 2017 > № 2204953

Михаил Мень объявил о проведении Второго всероссийского конкурса СМИ «Созидание и развитие»

Министерство строительства и жилищно-коммунального хозяйства РФ совместно с государственной корпорацией – Фондом содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства объявляют о проведении Второго всероссийского конкурса СМИ «Созидание и развитие». Об этом 9 июня сообщил журналистам глава Минстроя России Михаил Мень.

Это второй конкурс СМИ, который проводит Минстрой России совместно с Фондом ЖКХ. В прошлом году его участниками стали более 300 журналистов.

«Мы проводим этот конкурс, чтобы поощрить журналистов, профессионально и грамотно пишущих на темы архитектуры, строительства и ЖКХ, повысить интерес СМИ к этим тематикам. Еще одна цель, которую мы ставили перед собой - наладить диалог между журналистами и министерством по темам, одинаково волнующим нас всех. Прошлый год показал, что интерес журналистов высок и особенно радует активное участие в конкурсе региональной прессы. В этот раз мы представили новые номинации, в том числе, связанные с созданием комфортной городской среды, поскольку это один из самых важных проектов, реализуемых сегодня для создания нового качества жизни людей. Нам нужна обратная связь и мы надеемся получить ее в работах, присланных на конкурс», - подчеркнул Михаил Мень.

К участию в конкурсе приглашаются федеральные, региональные и муниципальные средства массовой информации, а также журналисты, освещающие темы строительного комплекса и жилищно-коммунального хозяйства Российской Федерации.

На конкурс принимаются публикации, телевизионные сюжеты, информационные, аналитические и новостные материалы, опубликованные в СМИ или вышедшие в эфир в период с 1 сентября 2016 г. по 20 июня 2017 г.

Конкурс проводится по номинациям:

1. Лучший материал о реализации программ по переселению граждан из аварийного жилищного фонда в печатных и сетевых изданиях, блогах

2. Лучший материал о реализации программ по переселению граждан из аварийного жилищного фонда на радио и телевидении

3. Лучший материал о капитальном ремонте МКД на телевидении, радио, в печатных изданиях и сетевых изданиях, блогах

4. Лучший материал о создании современной городской среды в печатных и сетевых изданиях, блогах

5. Лучший материал о создании современной городской среды на радио и телевидении

6. Лучший материал по развитию рынка ипотеки на телевидении и на радио, в печатных изданиях и сетевых изданиях, блогах

7. Лучший материал о применении новейших технологий в строительстве в печатных и сетевых изданиях, блогах, на радио и телевидении

8. Лучший материал о создании современной жилой застройки в печатных и сетевых изданиях, блогах

9. Лучший материал о создании современной жилой застройки на радио и телевидении

10. Лучший материал о новейших технологиях в сфере ЖКХ в печатных и сетевых изданиях, блогах, на радио и телевидении

Прием работ осуществляется на сайте Минстроя России по ссылке «Всероссийский конкурс СМИ «Созидание и развитие». Награждение победителей ценными пройдет в августе 2017 года в Москве в рамках празднования «Дня строителя».

Россия > Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > minstroyrf.ru, 9 июня 2017 > № 2204953


Россия. ЦФО > Медицина. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 9 июня 2017 > № 2204671

Герман Клименко обсудил с врачебным сообществом Москвы вопросы телемедицины.

Советник Президента Герман Клименко провел освещение по вопросам применения интернета в медицине. Участники круглого стола, в котором приняло участие 540 представителей медицинских учреждений Москвы, обсудили тенденции и перспективы развития информационных технологий в российском здравоохранении.

Герман Клименко рассказал собравшимся, в частности, о направлениях работы по развитию интернет-экономики. В ходе мероприятия состоялся телемост с Ханты-Мансийском.

Интернет-технологии, совмещенные с классическими отраслями экономики, дают кумулятивный эффект. Медицина – самая важная сфера, так как касается всех граждан, – заявил Герман Клименко.

Советник Президента напомнил, что ИРИ совместно с Советом Федерации, Фондом развития интернет-инициатив (ФРИИ) и «Яндексом» разработал законопроект о телемедицине, который 30 мая внесен в Госдуму.

Интернет-индустрия готова совместно с врачебным сообществом развивать телемедицинские технологии, – отметил Герман Клименко. «Нам очень важна обратная связь со стороны медицинских специалистов.

Мы хотим сформировать в этом году программу стратегического развития интернета в здравоохранении, и для этого нужно, чтобы медицинское сообщество четко показывало нам, куда идти, – подчеркнул Герман Клименко.

Советник Президента напомнил, что ИРИ недавно подписал соглашение с Правительством Москвы о совместном развитии цифровых медицинских технологий, в рамках которого создается научно-практическая лаборатория для разработки и тестирования решений в сфере телемедицины.

Россия. ЦФО > Медицина. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 9 июня 2017 > № 2204671


Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 9 июня 2017 > № 2204666

Встреча с Председателем КНР Си Цзиньпином.

В Астане состоялась встреча Владимира Путина с Председателем Китайской Народной Республики Си Цзиньпином.

Главы двух государств обсудили актуальные вопросы российско-китайского сотрудничества.

* * *

В.Путин: Уважаемый господин Председатель! Дорогие друзья!

Позвольте сердечно поприветствовать Вас. Мы не так давно виделись, и мы сейчас готовим главное мероприятие в двусторонних отношениях – Ваш визит в Россию.

Мы в постоянном контакте. Совсем недавно имел удовольствие принимать в Москве вашего Министра иностранных дел, который со своими российскими коллегами занимался подготовкой Вашего визита. Уверен, что это будет значимым событием, большим событием в двусторонних отношениях.

Конечно, как повелось, по нашей традиции, мы используем любую возможность для того, чтобы встретиться, поговорить о наших двусторонних отношениях и по международной повестке дня. Очень рад этой возможности.

Си Цзиньпин (как переведено): Господин Президент, я тоже очень рад.

Через двадцать дней снова состоится наша встреча.

Ещё раз заранее хочу поздравить Вас и ваш народ с наступающим Днём России, 12 июня. Искренне поздравляю Вас и великий российский народ, искренне желаю, чтобы под Вашим волевым руководством Россия достигла новых успехов на пути государственного развития.

Как Вы сказали, каждая наша встреча приносит новые возможности для обмена мнениями. Рассчитываю, что в скором времени по Вашему приглашению я посещу Россию с государственным визитом. В этом году у нас с Вами также много встреч на различных площадках. Это говорит о том, что китайско-российские отношения сегодня находятся на высоком уровне и имеют стратегический характер и устойчивость.

Недавно Вы приняли участие в форуме «Один пояс, один путь» и выступили с важными речами. Был выражен позитивный настрой России поддержать и участвовать в строительстве пояса пути, а также в сопряжении между нами и ЕАЭС. Вы знаете, что именно здесь четыре года назад я выступил с инициативой строительства «Экономического пояса Шёлкового пути».

Несмотря на сложную международную ситуацию, наши отношения развиваются очень хорошо. Развитие наших отношений, а также сильное взаимодействие, взаимная поддержка имеют большое значение в глобальном масштабе. Мы будем и дальше способствовать нашему сотрудничеству в самых различных направлениях, с тем чтобы добиться их непрерывного развития.

Очень рад возможности встретиться с Вами.

Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 9 июня 2017 > № 2204666


Казахстан. Китай. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 9 июня 2017 > № 2204655 Владимир Путин

Выступление на саммите ШОС в расширенном составе.

Владимир Путин выступил на расширенном заседании Совета глав государств – членов Шанхайской организации сотрудничества с участием глав делегаций стран-наблюдателей в ШОС и международных организаций.

В.Путин: Уважаемые коллеги, друзья!

Хочу поздравить всех присутствующих с исполняющимися в этом году 15-летием Хартии Шанхайской организации сотрудничества и 10-летием Договора о долгосрочном добрососедстве, дружбе и сотрудничестве.

Эти документы заложили надёжную основу для эффективной деятельности нашей организации на принципах равноправия, взаимного уважения и учёта интересов друг друга.

Ещё раз приветствую господина Нарендру Моди и господина Наваза Шарифа. Сегодня Шанхайская организация сотрудничества пополняется новыми полноправными членами.

Решение о запуске процесса приёма этих государств было принято в ходе российского председательства в ШОС в 2015 году на саммите в городе Уфа. Менее чем за два года Индия и Пакистан выполнили все условия, завершили все необходимые процедуры. Теперь наша задача помочь новым партнёрам встроиться в ведущуюся в рамках ШОС многоплановую работу.

Расширение состава Шанхайской организации сотрудничества будет способствовать тому, что она станет более мощной и влиятельной в политической, экономической и гуманитарной сферах.

Расширение состава Шанхайской организации сотрудничества несомненно будет способствовать тому, что она станет более мощной и влиятельной в политической, экономической и гуманитарной сферах.

Нурсултан Абишевич Назарбаев уже приводил цифры, которые говорят сами за себя. Открываются дополнительные возможности активнее влиять на процессы в нашем общем регионе и на международной арене в целом.

Уважаемые коллеги!

Приоритетом деятельности, я с этим согласен, для ШОС всегда являлось и является до сих пор обеспечение безопасности и стабильности на внешних границах государств-членов.

Особую актуальность этой задаче придаёт беспрецедентный всплеск терроризма и экстремизма во всём мире. Неоднократно подчёркивал, что справиться с этим злом можно лишь путём честного и конструктивного объединения усилий всех стран на основе неукоснительного соблюдения международного права.

Приоритетом деятельности для ШОС всегда являлось и является до сих пор обеспечение безопасности и стабильности на внешних границах государств-членов.

Борьба с террористами должна носить комплексный и бескомпромиссный характер. Наряду с устранением социальных и экономических причин, порождающих эти явления, необходимо делать всё для нейтрализации идеологии терроризма.

В этой связи возрастает роль Региональной антитеррористической структуры ШОС. Важный шаг в укреплении правовых основ её деятельности – Конвенция по противодействию экстремизму, которую мы сегодня подпишем.

Уверен, что мы совместно активизируем усилия в русле политико-дипломатического урегулирования региональных конфликтов, прежде всего на Ближнем Востоке, в частности в Сирии.

Отмечу, что в последнее время в развитии сирийского кризиса появились обнадёживающие моменты. Это напрямую связано с запуском здесь, в столице Казахстана, в Астане, – при посредничестве России, Турции и Ирана – серии регулярных международных встреч. Важнейшее достижение – договорённость о прекращении огня между правительственными войсками и вооружённой оппозицией, а также о создании в Сирии зон деэскалации.

Важнейшее достижение – договорённость о прекращении огня между правительственными войсками Сирии и вооружённой оппозицией, создании зон деэскалации.

Теперь на этой основе появился реальный шанс укрепить режим прекращения боевых действий и придать импульс межсирийскому переговорному процессу в Женеве.

Безусловно, ключевое значение для обеспечения региональной стабильности имеет положение дел в Афганистане. Очевидно, что ставка на военное решение внутриафганского конфликта бесперспективна. Россия, как и все партнёры по ШОС, последовательно выступает за политическое урегулирование через договорённости между самими афганцами.

Шанхайская организация сотрудничества могла бы активнее поработать и на этом направлении. Предлагаем возобновить приостановленную в 2009 году деятельность Контактной группы «ШОС – Афганистан».

На фоне продолжающегося увеличения объёмов производства и вывоза афганских наркотиков имело бы смысл нарастить взаимодействие ШОС с профильными структурами ООН и соответствующих международных организаций. Все мы заинтересованы в формировании широкого «пояса антинаркотической безопасности» в регионе.

Мы заинтересованы в формировании широкого «пояса антинаркотической безопасности» в регионе.

Что касается экономических аспектов, то уверен, что нужно ориентироваться на сложение усилий, координацию национальных стратегий и многосторонних проектов на всём пространстве Шанхайской организации сотрудничества.

Цель – объединить потенциалы ЕАЭС, ШОС, Ассоциации государств Юго–Восточной Азии, китайской инициативы «Один пояс – один путь». Совсем недавно мы в Пекине принимали участие в крупнейшем международном мероприятии по инициативе Председателя КНР, и мероприятие, надо отметить, прошло с большим успехом.

Тематика сопряжения интеграционных проектов в Евразии будет предметно обсуждаться на предстоящем в сентябре Восточном экономическом форуме во Владивостоке, а также на Конференции высокого уровня по вопросам торгово-экономического взаимодействия в ШОС в Москве и на Форуме малого бизнеса регионов стран ШОС и БРИКС в российском городе Уфа. Пользуясь случаем, приглашаю всех наших партнёров принять в них участие.

Цель – объединить потенциалы ЕАЭС, ШОС, Ассоциации государств Юго–Восточной Азии, китайской инициативы «Один пояс – один путь».

Позвольте в заключение ещё раз поблагодарить Нурсултана Абишевича за успешное председательство Казахстана в ШОС, и, обращаясь к Председателю КНР господину Си Цзиньпину, хотел бы отметить, что наши китайские друзья в ходе начинающегося председательства в ШОС могут рассчитывать на всемерное содействие с российской стороны.

Благодарю вас за внимание.

Казахстан. Китай. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 9 июня 2017 > № 2204655 Владимир Путин


Казахстан. Китай. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 9 июня 2017 > № 2204654 Владимир Путин

Выступление на саммите ШОС в узком составе.

Владимир Путин выступил на заседании Совета глав государств – членов Шанхайской организации сотрудничества в узком составе.

В.Путин: Уважаемые коллеги!

Мы высоко оцениваем проделанную Казахстаном работу в период председательства в Шанхайской организации сотрудничества. К заседанию Совета глав государств подготовлена действительно насыщенная повестка дня. Уверен, что решения, которые нам предстоит принять сегодня, позволят усилить роль ШОС в международных делах, помогут нам купировать проблемы, перед которыми стоят наши страны.

Прежде всего к положительным элементам, безусловно, стоит отнести присоединение Индии и Пакистана. Впервые наша организация принимает в свой состав новых членов. Отмечу, что Россия с самого начала активно поддерживала оба государства в их стремлении стать полноправными участниками ШОС. Отрадно, что благодаря нашим совместным усилиям, энергичной работе индийских, пакистанских партнёров подготовленный процесс успешно завершён.

Решения, которые нам предстоит принять, позволят усилить роль ШОС в международных делах, помогут купировать проблемы, перед которыми стоят наши страны.

Индия и Пакистан выполнили все требуемые процедуры и присоединились к более чем 30 договорам и нормативным документам ШОС. Теперь нам важно вместе помочь новым коллегам как можно быстрее и эффективнее встроиться в деятельность организации и всех её рабочих органов и структур. Это непростая работа, и нам всем, конечно, нужно будет внимательно посмотреть, как на практике это всё происходит.

Мы знаем также о желании нескольких других государств присоединиться к Шанхайской организации сотрудничества. Полагаю, что мы это сможем сделать после того, как увидим процесс присоединения новых членов – Индии и Пакистана – к нашей организации.

Уважаемые коллеги!

Несколько слов об актуальных региональных и международных проблемах и приоритетах нашего практического взаимодействия.

Очевидно, что главная угроза для безопасности государств ШОС – это прежде всего терроризм. Мы не устаём говорить, что для эффективной борьбы с этим злом важно объединять усилия всего международного сообщества. И в рамках нашей организации и её профильных структур такая совместная работа ведётся.

К положительным элементам стоит отнести присоединение Индии и Пакистана. Благодаря нашим совместным усилиям, энергичной работе индийских, пакистанских партнёров подготовленный процесс успешно завершён.

Вместе с тем наладить столь же результативное взаимодействие с другими партнёрами за пределами нашей организации, причём на равноправной и конструктивной основе, пока в нужном объёме не удаётся.

Мы видим, что происходит в Сирии, Ираке, Афганистане, вообще на Ближнем Востоке. И нужно сказать, что внутриполитическая ситуация в Соединённых Штатах не способствует тому, чтобы работа в международном формате выходила на такой конструктивный, системный уровень.

У нас есть, конечно, определённые подвижки, в том числе и на сирийском направлении. Хочу поблагодарить Президента Казахстана за то, что он предоставил астанинскую площадку, Астану, как место проведения консультаций между противоборствующими сторонами.

И в целом это привело к положительным сдвигам, имею в виду к прекращению активных боевых действий и созданию зон деэскалации, что, безусловно, является качественным изменением ситуации в Сирии. Но до окончательного разрешения кризиса ещё очень и очень далеко.

Главная угроза для безопасности государств ШОС – это терроризм. Для эффективной борьбы с этим злом важно объединять усилия всего международного сообщества.

Отсутствие эффективного международного взаимодействия не позволяет продвинуться к нормализации ситуации в Афганистане. США и НАТО вот уже 15 лет ведут операции против талибов. Однако военная и внутриполитическая обстановка в стране продолжает деградировать. Это является, пожалуй, самым серьёзным источником угроз для безопасности региона Шанхайской организации сотрудничества.

Мы с вами знаем, мы видим, что Соединённые Штаты сейчас призывают своих союзников по НАТО, прежде всего европейцев, возобновить своё активное участие и свою активную работу в Афганистане, уговаривают европейцев. На последней сессии НАТО так и было, мы с вами об этом знаем все.

Судя по всему, далеко не все страны – члены НАТО, в том числе европейцы, хотят втягиваться в эту работу, почти никто не хочет туда возвращаться в полноформатном режиме. Это мы тоже должны учитывать как элемент реалий, в которых мы сегодня живём.

Поэтому считаем важным возобновить работу Контактной группы «Шанхайская организация сотрудничества – Афганистан», приостановленную в 2009 году. Давайте подумаем об использовании платформы ШОС для помощи в выстраивании диалога между правительством в Кабуле и оппозиционными группами. Предложил бы поручить министерствам иностранных дел проработать конкретные шаги в этом направлении.

Считаем важным и полезным поощрять прямые контакты между ШОС и другими региональными объединениями, прежде всего с Евразийским экономическим союзом.

Не могут не настораживать и попытки обосновавшихся на афганской земле террористов распространить свою преступную деятельность на наши государства. В странах ШОС созданы и действуют подпольные ячейки игиловцев – это показало расследование теракта у нас в России, в Петербурге.

По имеющимся данным, ИГИЛ готовит новые планы по дестабилизации Центральной Азии и южных регионов России, поэтому нужно укреплять координацию спецслужб государств Шанхайской организации сотрудничества, в том числе по линии региональной антитеррористической структуры.

Конечно, важно развивать в рамках ШОС взаимодействие в области деловых связей, стимулировать торговлю, улучшать инвестиционный климат, совершенствовать инфраструктуру.

Предложения, которые здесь прозвучали от коллег, в том числе от Председателя КНР, безусловно, мы будем поддерживать. Это поможет странам ШОС обеспечить долгосрочный и устойчивый рост.

Важно развивать в рамках ШОС взаимодействие в области деловых связей, стимулировать торговлю, улучшать инвестиционный климат, совершенствовать инфраструктуру.

Также считаем важным и полезным поощрять прямые контакты между ШОС и другими региональными объединениями, прежде всего с Евразийским экономическим союзом. В этой связи следует подумать о разработке и подписании последующего меморандума о сотрудничестве между секретариатом ШОС и Евразийской экономической комиссией.

Перспективность идеи сопряжения различных интеграционных процессов подтвердил прошедший в мае в Пекине форум «Один пояс – один путь».

Убеждён, что если мы будем стремиться объединить возможности ШОС, ЕАЭС, китайской инициативы «Экономического пояса Шёлкового пути» с другими организациями, то это поможет продвинуться в сторону формирования большого евразийского партнёрства от Атлантики до Тихого океана.

Благодарю вас за внимание.

Казахстан. Китай. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 9 июня 2017 > № 2204654 Владимир Путин


Монголия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 9 июня 2017 > № 2204652

Встреча с Президентом Монголии Цахиагийн Элбэгдоржем.

Состоялась встреча Владимира Путина с Президентом Монголии Цахиагийн Элбэгдоржем.

Обсуждались различные вопросы двустороннего сотрудничества. Беседа президентов России и Монголии состоялась на полях саммита ШОС.

* * *

В.Путин: Уважаемый господин Президент!

Мы с Вами уже достаточно подробно успели поговорить в ходе сегодняшних мероприятий. Тем не менее рад возможности уже в более камерной обстановке обсудить наши двусторонние отношения. У нас достаточно большой объём и направление взаимодействий.

Очень рад Вас видеть.

Цахиагийн Элбэгдорж (как переведено): Уважаемый Владимир Владимирович! Спасибо, что уделили время и встретились с нами.

Мне очень хорошо работать с Вами и Вашей командой. Мы не смогли разрешить многие вопросы по двусторонним отношениям, но сейчас у нас работает новый парламент, новое Правительство. И я встречался с представителями своего парламента и Правительства и обговаривал вопросы международных отношений.

Особенно я отметил, что самым важным среди этих вопросов являются отношения с Россией. Считаю, и это я выразил при той встрече, что с Россией у нас всегда должны быть очень хорошие отношения и никаких проблем не должно возникать.

Все отношения с Россией хорошие, все инвестиции из России – хорошие (фраза сказана по-русски). Именно в таком направлении и нужно работать.

Монголия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 9 июня 2017 > № 2204652


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter