Всего новостей: 2034695, выбрано 23708 за 0.107 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Россия. Весь мир. ЦФО > Нефть, газ, уголь. Образование, наука > oilcapital.ru, 9 марта 2017 > № 2098154 Татьяна Митрова

Татьяна Митрова: Наша задача – создание первоклассного российского центра независимой экспертизы в сфере ТЭК.

В начале 2017 года стало известно о кадровых перестановках в Энергетическом центре бизнес-школы «Сколково». Новый директор центра Татьяна Митрова в интервью журналу «Нефть и капитал» рассказала о новой программе центра, главных тенденциях в развитии современной аналитики и основных проблемах отечественного нефтегазового комплекса.

«НиК»: Татьяна Алексеевна, Ваше назначение связывают с кардинальным обновлением Энергетического центра «Сколково». Расскажите, пожалуйста, о Вашем виденье работы центра?

ТМ: Свою задачу я вижу в первую очередь в том, чтобы создать первоклассный российский центр независимой экспертизы в сфере энергетики, который сможет встать вровень с зарубежными площадками, будет со временем столь же известен, как, к примеру, Оксфордский институт энергетических исследований (Oxford Institute for Energy Studies) в Великобритании или Центр глобальной энергетической политики при Колумбийском университете в США – но с фокусом на переходные рынки. Речь идет о преодолении той дистанции, которая существует сейчас между положением России в мире как одного из ключевых глобальных игроков, влияющих на всю мировую повестку в ТЭК, и уровнем авторитета нашей страны в научно-исследовательской и аналитической сферах в мировой энергетике. Международному экспертному сообществу известны некоторые яркие российские исследователи, но известны они именно как индивидуальные эксперты. Наш центр, как я надеюсь, в перспективе заполнит эту нишу, тем более что бренд бизнес-школы «Сколково» – прекрасное тому подспорье. Но мы будем не просто основываться на том мощном репутационном фундаменте, который обеспечивает нам имя «Сколково», но и рассчитываем со своей стороны внести осязаемый вклад в построение репутации бизнес-школы как серьезной исследовательской, а не только образовательной площадки в этом секторе.

Не меньшее значение играет интеграция российской экспертизы в международный контекст. Мы уже начинаем создавать пространство для диалога как внутри российского энергетического сообщества, включая представителей компаний, органов власти и экспертного сообщества, так и для обмена опытом и мнениями, а также проведения совместных исследований между всеми названными заинтересованными сторонами с зарубежными компаниями, регуляторами и исследовательскими центрами. Мое кредо – «кооперация и диалог», и я надеюсь, что нам удастся вовлечь в этот процесс как можно больше стейкхолдеров и выйти в итоге на практические рекомендации и для компаний, и для регуляторов.

При этом очевидно, что задача Энергетического центра как части бизнес-школы «Сколково» – не только изучать и объединять, но и обучать. Образовательная составляющая в нашей работе очень важна, и она будет включать в себя как специальные программы для менеджмента энергетических компаний, так и открытые лекции, доступные для самого широкого круга людей, заинтересованных в тематике ТЭК. Конечным итогом этой работы будет создание образовательных программ, конкурентоспособных в мировом масштабе и дающих компетенции, необходимые для работы на таких специфических энергетических рынках, как Россия и все постсоветское пространство, страны БРИКС, Ближний Восток, Азия, Южная и Латинская Америка, а это, вообще говоря, 2/3 всего мира!

«НиК»: Вы много лет работаете в нефтегазовой аналитике. Как Вы оцениваете положение дел в этой сфере у нас в стране? Не считаете ли Вы, что сегодня общественное доверие к различного рода экспертным мнениям и прогнозам оставляет желать лучшего?

ТМ: И да, и нет – доверие к прогнозам, пожалуй, серьезно подорвано во всем мире, особенно после тех «американских горок», которые продемонстрировали цены на нефть в последние 5 лет и которые никто из аналитиков предсказать не смог. С другой стороны, и тут я могу сравнивать с уровнем ведущих зарубежных центров, у нас в стране прекрасная аналитическая школа, основанная на классических, насчитывающих десятилетия традициях, и в то же время активно впитывающая зарубежные подходы. Есть потрясающие специалисты, уникальные инструменты.

Скорее, мне кажется, проблема в том, что доверие аудитории разрушается тем, что слишком часто аналитика становится лишь инструментом в борьбе конкурирующих групп: для «обоснования позиции» продвигаются «заточенные под правильный ответ» аргументы, а все, что не вписывается в эту упрощенную картину мира, попросту выбрасывается. В результате любое обсуждение вместо попытки найти баланс становится боем не на жизнь, а на смерть, а пресловутая «позиция» оказывается куда важнее истины. Общество может не понимать всех нюансов обсуждаемых проблем, но тенденциозность и агрессию оно чувствует безошибочно, а потому не верит уже никому.

«НиК»: Возможно, Вы проводили специальные исследования, как работают известные мировые аналитические нефтегазовые центры?

ТМ: В моем случае это была немного другая история: мне удалось изучить работу международных аналитических нефтегазовых центров на практике, что называется, «изнутри», ведь я уже много лет работаю приглашенным исследователем в нескольких таких центрах: в Оксфорде, в Колумбийском университете, в Институте экономики энергетики в Токио и в центре KAPSARC в Эр-Рияде.

Удивительно, но во всех этих организациях, разбросанных по миру, действуют два базовых принципа. Первый – международный характер исследовательских команд, который позволяет собрать первоклассных экспертов из самых разных уголков мира, посмотреть на одну и ту же общую проблему сквозь призму разных подходов и принципиально отличающегося научного и культурного бэкграунда.

Второй принцип – максимальная кооперация, взаимная «подпитка» исследователей друг от друга, предельная демократичность и свобода научного высказывания для достижения качественного объективного результата. Там принято слушать друг друга и искать в первую очередь не аргументы, опровергающие коллег, а то, в чем позиции совпадают. Принять аргументы собеседника – признак силы, а не слабости.

На таких же принципах основана работа и нашего центра: у нас молодая, современная команда без формализма и иерархии, поощряется обмен идеями и мнениями. Нет никаких заранее заданных «правильных» ответов, есть только критерии объективности и научной проработанности. Мы не «за белых» и не «за красных», мы за здравый смысл.

«НиК»: Кто является потребителем ваших исследований? Как финансируется Энергетический центр «Сколково»?

ТМ: Наши потребители – это как целые отрасли ТЭК, так и конкретные участники рынка. Все открытые исследования, которые мы будем готовить и презентовать общественности, будут актуальны для специалистов компаний и регуляторов той сферы, которой касается тот или иной аналитический продукт: газовой отрасли, нефтяной, электроэнергетической, угольной. Надеюсь, в образовательном плане они будут полезны и для более широкого круга интересующихся. Эти исследования финансируются спонсорами и носят информационно-просветительский характер. Это достаточно необычная для России модель финансирования, однако она наилучшим образом зарекомендовала себя во всем мире. Надеюсь, ее удастся внедрить и на нашу почву.

В то же время у нас уже развивается и консалтинговое направление, в рамках которого готовятся аналитические продукты, необходимые для эффективного развития бизнеса энергетических компаний. Однако здесь я изначально основывалась на том, что данная категория исследований будет всегда являться multiclient study, то есть ее заказчиками будут выступать сразу несколько компаний – только это позволит нам избежать конфликта интересов и вовлечения в конкурентную борьбу на рынке. Для меня принципиально важно сохранить за Энергетическим центром статус независимой, неангажированной площадки.

«НиК»: Расскажите о Вашей команде. Какими качествами должен обладать идеальный аналитик в сфере нефти и газа? Есть ли авторитеты, на которые Вы ориентируетесь?

ТМ: Команда молодая, но проверенная. Всех экспертов я видела в деле, могла на практике оценить их деловые качества и научный потенциал. Пока процесс кадрового оформления закончен не у всех экспертов, поэтому будет немного преждевременно говорить о конкретных персоналиях. Но обещаю, эта кадровая интрига продлится недолго. А «идеального» аналитика отличают следующие качества: системное мышление, креативность, незашоренность, умение увидеть во множестве разрозненных фактов главное и при этом дотошность и въедливость. Крайне важна непредвзятость подхода и умение посмотреть на проблему с самых разных точек зрения. И я счастлива, что сейчас в моей «команде мечты» именно такие люди.

«НиК»: Над какими исследованиями сейчас работает Энергетический центр?

ТМ: Наша сфера исследовательских интересов и компетенций охватывает весь топливно-энергетический комплекс. В данный момент полным ходом идут работы по нефти (в первую очередь глобальный спрос, в частности, со стороны транспортного сектора), по газу (развитие глобальной торговли газом, фундаментальные изменения на мировом рынке СПГ, а также развитие внутрироссийской торговли газом), вот только запустили исследования по возобновляемым источникам энергии (ВИЭ) и по Internet of Energy. Но, честно говоря, я предпочитаю не расхваливать заранее будущие работы – все их результаты будут публично доступны, сами сможете оценить.

«НиК»: Какие ключевые проблемы Вы видите сегодня в развитии российского нефтегазового сектора?

ТМ: Ситуация очень непростая: целый комплекс как внешних, так и внутренних вызовов создает угрозу для устойчивого развития нефтяного сектора. Я не хочу перечислять тут все проблемы – ваши читатели знают их уж точно не хуже меня, – но сформулирую основную, на мой взгляд: отсутствие долгосрочного видения. Какова должна быть роль «нефтянки» в национальной экономике через 10 лет? Мы добычу наращиваем или сокращаем? Скоро уже должен начаться новый инвестиционный цикл в отрасли – каковы инвестиционные приоритеты? Как вообще будет выглядеть сама нефтяная отрасль, каковы будут принципы ее управления – через усиление госкомпаний или через развитие конкуренции? Без понимания этих ключевых моментов компании не могут эффективно распределять инвестиции, а государство – формировать долгосрочные «правила игры». И ни одна из заинтересованных сторон не в состоянии решить эти проблемы в одиночку – нужен многосторонний диалог.

«НиК»: Ваш прогноз мировых цен на нефть в перспективе 3-5 лет?

ТМ: Я никогда не прогнозирую рыночные цены на нефть, для этого нужны другие подходы и инструментарий. Но вот равновесная цена (то есть цена, основанная на балансе фундаментальных факторов – спроса и предложения), по нашим оценкам, к 2020 году может увеличиться до $60-65 за баррель. Однако я не вижу от этого сильных изменений для российской ситуации: нам нужно уже решать принципиальные вопросы, а дополнительные $5-10 за баррель их остроту не снимут.

Митрова Татьяна Алексеевна, директор Энергетического центра бизнес-школы «Сколково», кандидат экономических наук.

Член Правительственной комиссии РФ по вопросам топливно-энергетического комплекса, воспроизводства минерально-сырьевой базы и повышения энергетической эффективности экономики.

Окончила экономический факультет МГУ им. Ломоносова. Доцент РГУ нефти и газа им. И. М. Губкина. Приглашенный профессор Парижского Института политических исследований (Sciences Po).

Руководитель научного направления Института энергетических исследований (ИНЭИ) РАН, ведущий исследователь Центра Глобальной энергетической политики Колумбийского университета (Нью-Йорк), приглашенный старший научный исследователь Оксфордского института энергетических исследований.

Руководитель проекта «Прогноз развития энергетики мира и России до 2040 года».

Более 20 лет работы в сфере анализа российских и зарубежных энергетических рынков, включая вопросы добычи и транспортировки энергоресурсов, спроса, энергетической политики, ценообразования, налогообложения и реструктуризации рынков.

Автор более 120 статей в научных и деловых журналах и сборниках по энергетической проблематике и 4 монографий.

Россия. Весь мир. ЦФО > Нефть, газ, уголь. Образование, наука > oilcapital.ru, 9 марта 2017 > № 2098154 Татьяна Митрова


Венгрия. Россия > Миграция, виза, туризм > kurier.hu, 8 марта 2017 > № 2101235

8 ДЕВУШЕК - О БУДАПЕШТЕ

Автор Nina Popova

К 8 Марта мы сделали блиц-интервью с нашими соотечественницами по некоторым вопросам:

1. Как давно вы живете в Венгрии?

2. Одним словом ваше отношение к стране.

3. Что нравится, что не нравится.

4. Ваше любимое венгерское блюдо.

5. Любимое место.

6. Любимое венгерское слово.

7. Хотите ли вы прожить здесь всю жизнь?

8. Что вы посоветуете тем, кто собирается переезжать жить в Венгрию?

ДАРЬЯ ДИКАЛО, Oasis Apartments Budapest, менеджер по продажам

1. Живу в Будапеште 3 года.

2. Из временного моста в Европу - в долгосрочные планы!

3. Нравится компактность города, множество заведений и вариантов проведения досуга, купальни и Дунай. Люблю ездить на велосипеде по городу! Не нравится умение местных жителей загрязнить город до неузнаваемости за пару часов, обилие бомжей и неприятных запахов на улицах.

4. Mákos guba - десерт с маком.

5. Площадь перед парламентом с видом на реку.

6. Не слово, а фраза - Sajnos, nem beszélek magyarul (к сожалению, я не говорю по-венгерски).

7. Нет, Будапешт - веселый и доступный город, но в определенный момент захочется «повзрослеть».

8. Если вы таки решили изменить свою жизнь к лучшему, то приготовьтесь к безумной бюрократии, которая порой будет отбивать все желание биться за что-либо, но все возможно! Главное - оставаться настойчивым и находить нужных людей.

ДАРЬЯ ФОМЕНКО, менеджер по экспортным продажам в компании Scitec Nutrition

1. 9 марта будет ровно 4 года, как я переехала в Венгрию.

2. По-домашнему.

3. Нравится климат, природа, очень нравится Будапешт, люди в целом хорошие. Не нравится сервис и зачастую необязательность людей.

4. Суп-гуляш.

5. Озеро Балатон летом на закате.

6. Komolyan (серьезно).

7. Пока что в раздумьях.

8. Быть готовым к бюрократии, как в России.

ДАРЬЯ ЕМЕЛЬЯНОВА, Oasis Apartments Budapest, менеджер по бронированию

1. 1 год.

2. Переменчивое.

3. Нравится: большое количество людей из разных стран и культур, красота архитектуры Будапешта, размеренный темп жизни, большое количество разнообразных культурных мероприятий (фестивали, выставки, концерты). Не нравится: большой процент людей, не способных общаться на английском языке, нетолерантность многих венгров к другим нациям/культурам, обилие бездомных людей.

4. Kürtőskalács - десерт.

5. Парк Normafa.

6. Szívem (мое сердечко).

7. Считаю, что в Венгрии можно прожить всю жизнь, только если в совершенстве овладеть венгерским языком.

8. Подготовиться к двум вещам: 1. Снова и снова влюбляться в Будапешт, когда, казалось бы, уже ничем не удивишь. 2. Жить без знания венгерского в стране довольно тяжело, поэтому нужно быть готовым к языковому барьеру и проблемам с коммуникацией.

ДИНАРА ПРОЦЕНКО, woman fashion buyer (Италия - Украина), бывший продавец-консультант Furla Budapest

1. Январь 2015.

2. Оптимизм.

3. Нравится: красивый и динамичный город, приветливые люди, foreigners-friendly. Не нравится: сервис и обслуживание в публичных местах, бюрократия, резкое различие между центром и другими районами города.

4. Mangalica и токайские сухие вина (сорт Furmint и Hárslevelű).

5. Mikszáth Kálmán tér.

6. Jó, jó (хорошо).

7. На пмж - нет, но регулярно возвращаться - да.

8. Учить язык, а не откладывать или ссылаться на то, что венгерский очень трудный.

Зарегистрироваться в группах экспатриантов Facebook (русскоязычных/англоязычных) - вся информация о жизни в Будапеште там.

Для любителей вина: посетить дегустацию вин в винодельческих районах Венгрии.

Для путешественников: увидеть излучину Дуная в Вышеграде.

Для спортивных: марафон в Будапеште.

Для любителей моды: не делать шопинг в Будапеште.

И термы, термы, термы.

ЛЕСЯ КРАВЦИВ, мастер по маникюру, педикюру и оформлению бровей

1. Уже 2 года как живу в Будапеште, этот город чрезвычайно меня удивил своим спокойствием и красотой с первого дня.

2. Нравится: Венгрия - прекрасная страна, имеющая разнообразный туристический потенциал, комфортная для безопасной и семейной жизни. Не нравится: в принципе тяжело сказать, вроде нравится все, только как в Украине, так и в Венгрии очень много бездомных, бродяг и к тому же агрессивных.

3. К еде отношусь хорошо, обожаю рыбный традиционный суп.

4. Любимые места - это Будапештские термальные купальни.

5. Не задумывалась.

6. Прожить здесь можно и всю жизнь, правда, надо выучить язык.

7. Зависит от того, с какой целью переезд.

8. Сперва ознакомиться со всеми интересующими вопросами, подходит ли вам эта страна. Как только вы переехали, постарайтесь как можно скорее получить статус резидента, а также начинайте учить язык и понимать людей.

МИЛА ГУСЕВА, журналист, фрилансер

1. В Будапеште я живу чуть больше полугода.

2. Удивление.

3. Мне нравится климат, нравится, что большую часть года тепло и солнечно. Нравится большое количество велосипедов и бегунов на улицах города - это радует и вдохновляет. Нравится система общественного транспорта в Будапеште, ночные автобусы. Очень удобно добираться в любой конец города в любое время дня и ночи. Нравятся летние винные фестивали и старый трамвай № 2, который идет мимо здания парламента и по набережной Дуная. Нравится интернациональность города. При желании можно найти друзей со всех уголков света и научиться разговаривать понемногу сразу на нескольких языках. Нравится, как звучит венгерский язык.

Не нравится медицинская система. Все очень медленно и поверхностно. Непривычно, что супермаркеты закрываются в 22.00 и не работают по выходным. А если работают, то до обеда. Не очень нравится поведение сотрудников в сфере обслуживания. Часто сталкиваюсь с безразличием и отсутствием желания помочь, вникнуть в суть вопроса. Не нравится, что в гололед используют реагенты с солью. Соль сильно портит обувь. И не нравится, что местные жители не уважают свой собственный город и ходят в туалет прямо в арках и у входных дверей во дворы.

4. Гуляш с сухим красным вином.

5. Площадь перед зданием парламента и здание Западного вокзала.

6. Szép (красивый).

7. Насчет всей жизни не знаю, но ближайшие лет пять я бы здесь прожила. А дальше пока не загадываю. Состояние комфорта и счастья зависит больше от собственного ощущения себя в предлагаемом пространстве. Ну и от окружения в какой-то степени. К счастью для меня, я попала сюда в окружении прекрасных людей и нашла в этом красивом городе свое вдохновение и очарование! Долго ли они продлятся? Наверное, это все-таки зависит только от меня. Пока что я влюблена - в город, в людей в этом городе, в свои ощущения и в то, что из всего этого рождается.

8. Не сомневаться! И доверять своим ощущениям! Если это ваше место, ваш город, вы это почувствуете сразу. Как будто вас здесь давно ждали. Конечно, еще хорошо бы изучить особенности налогообложения и ценообразования. Но это не заменит ощущения свободы и возбуждения от нового этапа вашей жизни. Не сомневайтесь!

САНЯ ТЕПАВЧЕВИЧ, научный сотрудник и преподаватель в BGE; гостующий преподаватель международных отношений в ELTE

1. 8 лет.

2. Моя любимая страна.

3. Нравится: рельеф, климат, исторические памятники, отношение к детям, детские площадки, театры, кафе и рестораны, городской транспорт. Не нравится: относительная закрытость общества, выражающаяся в довольно высокой степени не совсем осознаваемой ксенофобии, недостаток перспектив профессионального роста.

4. Rantott sajt rizsel (жареный сыр с рисом, я вегетарианец).

5. Margit Sziget, Óbudai Sziget, Gellért, Rudas Fürdő; из кафешек: Terv, B-terv, Bombay Salaam Étterem, Kisvendéglő Pozsonyi uton.

6. Szerelem (любовь).

7. Это зависит от многих факторов; если есть возможность, то да.

8. Это зависит от причин для переезда. А так, советую изучать венгерский. Его знание понадобится в жизни в Венгрии. Кроме этого, оно расширяет кругозор, как, впрочем, знание любого дополнительного языка. Надеюсь, что это поможет!

ТАМАРА ЯКОВЛЕВА, визажист, мастер по бровям

1. В Венгрии живу полтора года.

2. Одним словом - позитивное.

3. Мне очень нравятся люди - в основном приветливые и доброжелательные. Нравится сам город, атмосфера. Нравится погода, в сравнении с нашей украинской, - гораздо больше солнечных дней даже зимой.

4. Суп баб-гуляш. У нас даже традиция с мужем уже есть. Как возвращаемся из путешествия - первым делом за баб-гуляш.

5. Набережная.

6. Hihetetlen (невероятно).

7. Нет, я хочу пожить еще во многих местах, но вполне возможно, что захочется и вернуться.

8. Самый общий совет - это, наверное, пробовать учить язык, так как очень тяжелый.

Венгрия. Россия > Миграция, виза, туризм > kurier.hu, 8 марта 2017 > № 2101235


Великобритания. Россия > СМИ, ИТ. Финансы, банки > forbes.ru, 8 марта 2017 > № 2100879

Christie's продал картину Ротко из коллекции Рыболовлева за $13 млн

Анастасия Ляликова

редактор новостей Forbes.ru

Это почти в три раза ниже цены, за которую миллиардер приобрел полотно у дилера Бувье

Christie's продал картину Марка Ротко «Номер 1» из коллекции миллиардера Дмитрия Рыболовлева за 10,7 миллиона фунтов стерлингов ($13,1 млн). Об этом сообщается на сайте самого аукционного дома.

Полотно было создано в 1949 году. Планировалось, что оно будет продано в диапазоне $10-15 млн. Это значительно ниже, чем цена, по которой Рыболовлев купил его у швейцарского арт-дилера Ив Бувье – в 2008 году он приобрел его за $36 млн.

«Номер 1» стала не первым произведением искусства, которое бизнесмен выставил на продажу. В течение последних шести месяцев владельца сменили еще три работы Поля Гогена, Густава Климта и Огюста Родена, принадлежавшие миллиардеру.

Все они также были приобретены Рыболовлем у Бувье и были проданы со значительным дисконтом. Так картина Гогена «Дом» была продана за $25 млн при цене покупки в $85 млн, то есть за 26% от первоначальной цены.

Между Бувье и Рыболовлевым уже несколько лет идет тяжба. В начале 2015 года Рыболовлев подал в суд на арт-дилера, утверждая, что он переплатил около $1 млрд из-за того, что Бувье вводил его в заблуждение касательно реальной стоимости картин.

В общей сложности в произведения искусства Рыболовлв инвестировал около $2 млрд, приобретя 38 работ, включая полотна Пикассо и Леонардо да Винчи.

Великобритания. Россия > СМИ, ИТ. Финансы, банки > forbes.ru, 8 марта 2017 > № 2100879


Россия > СМИ, ИТ > rs.gov.ru, 8 марта 2017 > № 2098492 Любовь Глебова

Интервью руководителя Россотрудничества Л.Глебовой к 8 Марта

В преддверии Международного женского дня руководитель Россотрудничества Любовь Глебова дала интервью одному из федеральных российских изданий.

- Любовь Николаевна, Вы родились в самом начале весны, на символической линии перехода от длительных холодов к долгожданному теплу. Стала ли весна особо желанным временем года в Вашей жизни?

- Весна – совершенно особенное время года. Это всегда начало: новой жизни, пробуждение природы после зимы. Этот период связан с землей, цветением садов и лесов. Весна – это и вдохновение, рождение новых идей и творческих замыслов, добрых надежд.

Неслучайно именно на это время года приходится самый нежный и светлый весенний праздник, когда мужские голоса сливаются в своеобразный гимн любви к матерям, женам, дочерям. Всем женщинам близким и далеким

Уже 72 года, как весна для нас носит особый смысл… Каждый май мы переживаем вновь и вновь трагические страницы нашей истории и вместе с тем надежду и осознание масштаба Великой Победы. Это поистине святой день, гордостью скрепляющий сердца всех причастных к нашему Отечеству. По большому счету, эта дата служит всем нам напоминанием о том, какое значение имеет для России, сохранения нашей государственности национальное единение, чувство матери-Родины и своих корней.

- Мы часто слышим в разных иностранных аудиториях слова об особом русском характере, так называемой всемирной отзывчивости русской души. На Ваш взгляд, есть ли у России особый гуманитарный код, особые гуманитарные ценности?

- В знаменитой «Пушкинской речи» Достоевский, развивая мысль о всемирной отзывчивости русской души, говорил о первом нашем национальном гении: «Если бы жил он дольше, может быть, явил бы бессмертные и великие образы души русской, уже понятные нашим европейским братьям, привлек бы их к нам гораздо более и ближе … они уже более понимали бы нас, чем теперь». Действительно, иностранцы во все времена интересовались Россией, стремились постичь феномен загадочной русской души. Отечественная история знает немало примеров, когда европейцы приезжали к нам, влюблялись в нашу страну, людей, оставались служить России, основывали династии. Это и итальянский архитектор Растрелли, и русский полководец Барклай-де-Толли, и сестра последней русской императрицы Елизавета Федоровна, которая по рождению была немецкой принцессой.

Эта «отзывчивость» была, есть и, уверена, будет важнейшей из черт нашего национального характера. Это прекрасное качество мы впитываем с детства, как говорится, с молоком матери. На Руси всегда ценились чувство сострадания, взаимопомощь и выручка. Когда в доме случалась беда соседи всегда приходили на помощь, в случае бедствий стихии - пожаров, наводнений - русские всем миром восстанавливали свои селения. Всем миром выступали мы и всякий раз, когда на нашу землю приходил захватчик.

В России издревле особое внимание уделялось благотворительности, истоки которой несла за собой Вера. Назову яркие примеры - Марфо-Мариинская Обитель милосердия, Императорское Человеколюбивое общество, Воспитательное общество благородных девиц, которое помогало детям, инвалидам, вдовам и престарелым.

Безусловно, такое отношение к наиболее незащищенным в обществе людям характерно не только для русских, но я не ошибусь, если скажу, что в России это приобрело поистине вселенский масштаб. И в наши дни эта хорошая традиция получила новое развитие – в международных гуманитарных отношениях, в оказании помощи странам, у которых тяжелое экономическое положение, произошли природные бедствия или гуманитарные катастрофы. Например, в прошлом году мы впервые в рамках приемной компании организовали и провели отборочные испытания для студентов из Сирии, желающих обучаться в России. Было удивительно, что несмотря на тяжелую военную обстановку, когда, казалось бы, человек живет одним днем и пытается просто выжить, сирийская молодежь думает о будущем, о восстановлении своей страны.

- Что-то в этом плане отличает русскую женщину от других, есть ли отличие русской женщины от, например, той же англичанки?

- Мне кажется, что для нас во все времена на первом месте были семья, тепло домашнего очага, счастье детей. Этот традиционный уклад сохраняется сегодня и это прекрасно. По служебным делам я часто бываю в разных странах, на разных континентах. Много общаюсь с нашими соотечественницами. Что самое интересное, где бы они ни жили в своих семьях они остаются русскими женщинами, жертвенными, хранящими тепло домашнего очага, безгранично любящих своих детей. Они, их семьи – это тоже Россия…

- Известно, что Вы родом из Поволжья. Волга, по сути, является одной из визитных карточек страны, также, как и необъятные луга и равнины ее окружающие. Как Вы полагаете, есть ли что-то в русском характере от равнины и насколько география в целом способна влиять на особенности личностные?

- Россия испокон веков была своеобразным мостом между Европой и Азией. И это отразилось как на нашем мировоззрении, так и на нашем историческом пути. И, во многом, русским людям тоже присуща некая двойственность. Например, русский философ Бердяев считал главной особенностью русского национального характера его противоречивость. И это обусловлено не только нашими обширными территориями на востоке и западе, но и территориями, расположенными от Кавказа до Якутии. Эта двойственность сохраняется до сих пор. Так, например, мы давно уже выстраиваем свою жизнь по современным стандартам, в соответствии с веяниями времени, но при этом сохраняем многие русские традиции. Что называется, умом живем «на Западе», а душой рвемся «на Восток».

Россия – страна преимущественно северная и это во многом определяет наше стремление к некоей общинности, традиционной семье. Моя семья тоже не исключение. Для меня мои родители всегда были авторитетом и в жизни, и в профессии. К тому моменту, когда пришло время выбирать, чем я буду заниматься в дальнейшем, я уже знала, что пойду по пути своей мамы – стану учителем, буду передавать те знания и опыт, которым в свое время учили меня, в том числе и мои родители.

- Комплекс гуманитарных отношений, который курирует возглавляемое Вами Федеральное агенство, сложен и обширен. По долгу службы Вы бываете в разных регионах мира, встречаетесь и с президентами, и с простыми соотечественниками. Какие события произвели на Вас особое впечатление? Что отложилось в кладовой Вашей памяти?

- По долгу своей работы я много езжу, встречаюсь с интересными людьми, всего и не перечислишь в рамках одного интервью. Приведу несколько примеров. Своеобразной проверкой на прочность для меня стала работа нашего представительства в Непале после землетрясения в 2015 году. Я как раз только возглавила Агентство. Тогда наш центр стал фактически «лагерем спасения», как его впоследствии назвали сами спасенные, куда приходили за помощью не только русские туристы, которые были в тот момент в стране, но и наши соотечественники с семьями и простые непальцы. Люди нуждались в самом простом, хотя бы получить еду и сообщить родственникам, что человек живой и он в безопасности. За более чем недельное время своего существования через «Лагерь Спасения» прошло более 500 человек, которые могли получить приют, набраться сил, провести ночь в безопасности. Я до сих пор не могу вспоминать без слез трогательные письма с очень искренними словами благодарности. Одно из них лежит на моем рабочем столе: «Такой заботы, дружеского внимания, готовности прийти нам на помощь порой не ждешь даже от знакомых тебе людей, а в российском культурном центре мы чувствовали, насколько это было возможно, как в гостях у лучших друзей, где тебе рады». Эти слова поистине бесценны для меня, вдохновляют к работе.

Особенные чувства меня связывают с нашей братской по вере страной – Сербией. Невозможно не полюбить гостеприимство и отзывчивостью сербского народа. Здесь как нигде сильны те братские узы, что традиционно связывают нас. Знаковым событием не только в моей жизни, но и, я надеюсь, в жизни сербского народа, стало начало работ по оформлению внутреннего убранства Храма св. Саввы в Белграде. Этот храм строится уже 100 лет, но работы над его убранством начались только в прошлом году. Выполняя поручение Президента России по курированию, я, прежде всего, испытываю большое удовольствие от сопричастности к этому важному делу. Восстановление кафедрального собора Святого Саввы имеет огромное значение не только для православных Сербии, но и для всего православного мира и славянской культуры в целом.

Но самое большое, и по-настоящему хорошее, потрясение я испытываю постоянно от общения с людьми, с нашими соотечественниками, которые будучи фактически оторванными от Родины, (некоторые в России были или очень давно, или вообще никогда ее не видели), но испытывают такую колоссальную любовь к нашей стране, к русскому языку, культуре – ко всему, что с ней связано. И эта любовь заряжает всех вокруг этим настроением. Эта любовь, а не политика или экономика, по истине, стирает все границы.

- Вы красивая, яркая и умная женщина, но при этом и государственный политик. Какие качества, на Ваш взгляд, необходимы женщине для того, чтобы состоятся и в большом – общественном, и в личном, оставаясь при этом просто Женщиной, любящей и любимой?

- Вся история цивилизации вела к тому, что женщина заняла достойное место не только в малом семейном кругу, но и в жизни общества. Первоначальная роль женщины – хранительница очага, а ведь самая простейшая линейка человеческих отношений – это уже политика. Роль мужчины-воина, завоевателя, добытчика в веках, по сути, осталась неизменна. А посмотрите на женщину? Помимо семьи, женщина вынуждена предпринимать всё новые и новые шаги для самореализации. И это касается практически всех сторон нашей современной жизни. Александра Коллонтай была не только дипломатом с большой буквы и первой в мире женщиной-послом, но и глубоко интеллигентной, обворожительной женщиной, оставившей ярчайший след в памяти современников. Таких примеров очень много и все они укрепляют веру женщин в себя, побуждают к профессиональной и социальной активности, а главное - желанию найти достойное место в современном мире.

Россия > СМИ, ИТ > rs.gov.ru, 8 марта 2017 > № 2098492 Любовь Глебова


Германия > Экология. Авиапром, автопром > dw.de, 8 марта 2017 > № 2097986

Канцлер Германии Ангела Меркель (Angela Merkel) заявила, что узнала о манипуляциях с показателями экологических тестов на автомобилях Volkswagen только из прессы в сентябре 2015 года. Меркель стала последней из почти 70 экспертов и свидетелей, которые были опрошены специальной комиссией бундестага по расследованию "дизельного скандала". Члены комиссии, созванной по инициативе оппозиции, должны выяснить, какие меры принимало правительство ФРГ в отношении экологических стандартов с 2007 года и когда узнало о манипуляциях результатами тестов в VW.

Меркель уточнила, что занималась вопросами регулирования выхлопных газов еще в 1990-х годах, когда возглавляла министерство охраны окружающей среды. Будучи канцлером, она также возвращалась к этой проблеме, когда необходимо было выработать позицию федерального правительства на европейском уровне.

"Дизельный скандал" выявил системную ошибку

Глава спецкомиссии, представитель Левой партии Герберт Беренс (Herbert Behrens) считает, что ожидания от допроса Меркель не оправдались. По его мнению, тот факт, что канцлер якобы не знала о нарушениях такого масштаба, указывает на системную ошибку.

В Германии Volkswagen приходится иметь дело с многочисленными судебными процессами в связи с "дизельным скандалом". В частности, Высший земельный суд в Брауншвейге принял к рассмотрению жалобу одного из акционеров концерна, к которой могут присоединиться и другие держатели акций. Помимо этого, в земельном суде Брауншвейга лежат еще около 70 других исков против VW. Общая сумма компенсаций, которые истцы требуют от концерна, достигает 8,8 млрд евро.

В результате расследований, инициированных властями США в сентябре 2015 года, концерн VW был вынужден признать, что во всем мире было продано 11 млн автомобилей с программным обеспечением, позволявшим манипулировать тестами на соответствие дизельных моторов экологическим стандартам. В действительности загрязнение отработанными газами дизельных автомобилей VW в 40 раз превышало допустимые нормы.

Германия > Экология. Авиапром, автопром > dw.de, 8 марта 2017 > № 2097986


Россия. ЦФО > Медицина > kremlin.ru, 8 марта 2017 > № 2097716 Владимир Путин

Встреча с сотрудницами перинатального центра Брянской городской больницы.

В.Путин: Добрый день, здравствуйте! Садитесь, пожалуйста.

У вас мужчины не работают, что ли? (Смех.)

Реплика: Есть, есть. Но большинство – женщины.

В.Путин: Ну, понятно.

В начале беседы хочу поздравить вас с 8 Марта и, конечно, с открытием, с началом работы центра.

Реплика: Спасибо.

В.Путин: Уверен, что вам самим здесь будет интересно работать. Для любого специалиста, в любой области, когда человек начинает работать на современном, перспективном уровне, – это всегда второе дыхание в профессии. Тем более в вашей профессии, она благородная, нежная, востребованная, для нашей страны – в особенности, вы знаете про проблемы демографии.

Слава богу, в последние годы нам удалось сдвинуть эту ситуацию в положительную сторону. Никто не ожидал и никто не верил, что все наши программы по поддержке демографии так сработают. Я уже об этом несколько раз говорил публично, но не грех ещё раз повторить.

К сожалению, в прошлом году у нас показатели немножко снизились, но тренд по демографии всё равно позитивный, и это очень хорошо. Надо сказать, что в этом плане мы выгодно отличаемся от многих других так называемых развитых стран, особенно в Европе, где негативные демографические тенденции сохраняются. А нам удалось преодолеть эту тенденцию. В том числе не в последнюю очередь и благодаря строительству таких центров, как тот, в котором вы работаете.

Вы знаете, что мы начали это ещё несколько лет назад. Сначала в рамках программы здравоохранения построили 25 центров, и сразу стало очевидно, что эффект колоссальный. Не просто большой, а колоссальный. Это связано и с самими центрами, вы видите, где вы работаете, где вы находитесь, и связано с тем, что они так же, как высокотехнологичные медицинские центры различных профилей (у нас и по травмам есть, и по кардиологии, по нейрохирургии, сосудистые центры) сразу же в регионе поднимают общий уровень здравоохранения, потому что всё остальное начинает подтягиваться к этому уровню.

Но вы и сами видите, мы сейчас были в помещении, где расположены средства связи с федеральными центрами и с вашими районами. Это же получается единое технологическое научное пространство, профессиональное, единое на всю страну. И, безусловно, это подтягивает всё остальное.

Когда мы сюда приехали, губернатор говорит: это перинатальный центр, а напротив – наша больница, заодно и её отремонтировали. Понимаете? Но так происходит почти везде. Заодно и что-то другое сразу рядом. А потом и все остальные, понимая и видя, что происходит, постепенно начинают подтягиваться к общему уровню.

Я сказал, что в рамках нацпроекта «Здравоохранение» было 25 центров, и, как я тоже упомянул, результат очень хороший, если не сказать блестящий. В некоторых регионах женская смертность, материнская, вообще до нуля упала сразу. Просто до нуля! По-моему, в Калининграде так было, да?

В.Скворцова: 25 регионов, Владимир Владимирович, где нулевая материнская смертность.

В.Путин: Просто сразу – раз, и до нуля. Такого никогда не было у нас в стране. Младенческая смертность у нас ниже, чем в Европе, сейчас. Но здесь у вас, в Брянской области, она была выше, чем в среднем по стране. Я думаю, что вы это знаете лучше, чем кто-либо другой. Очень рассчитываю, что с открытием этого перинатального центра ситуация изменится, и изменится, безусловно, в лучшую сторону.

Вообще мы в основном финансируем это из федеральных источников, из ОМС основную часть. Некоторые субъекты строят сами целиком. Таким образом, у нас сегодня уже работают 75 таких центров, и до конца этого года должны быть пущены в строй ещё 19.

Посмотрим, как это будет развиваться дальше, посмотрим на наши бюджетные возможности. Конечно, будем стараться развивать эту сеть дальше. Кстати говоря, сколько у нас финансировали – 83 миллиарда, по-моему, с 2013 года?

В.Скворцова: Да, 55 – из средств ОМС.

В.Путин: А всего 83 с лишним миллиарда. Это приличные деньги, но ритмично всё это происходит.

Ольга Юрьевна Голодец дралась за эти деньги. (Смех.) Как следует переориентировала их, добилась переориентации некоторых ресурсов именно на эту программу. Так что Ольге Юрьевне – отдельное спасибо.

Я вас поздравляю и с праздником 8 Марта ещё раз, и с началом работы центра.

Реплика: Спасибо большое.

Е.Пархоменко: Владимир Владимирович, хочется сказать Вам большое спасибо за поздравления, за то, что Вы в этот праздничный день приехали к нам сюда, в наш город, и находитесь здесь вместе с нами. Мы ведь сегодня проснулись под Ваши слова, очень приятно услышать поздравления.

В.Путин: В каком смысле? (Смех.)

Е.Пархоменко: Поздравление женщинам. Очень приятно было слышать слова поздравления в наш адрес.

В.Путин: Стихи читал даже. Кстати, хорошие стихи, по-моему, нашли.

Реплика: Очень.

В.Путин: Ничего лишнего, всё в точку.

Е.Пархоменко: Хочется сказать огромное спасибо Вам от лица всех наших сотрудников, от женщин, от жителей нашего города Брянска, Брянской области за то, что Вы подарили нам такую возможность – работать в шикарном перинатальном центре. Здесь созданы замечательные условия как для женщин, так и для сотрудников, установлено новейшее, современнейшее медицинское оборудование. Появились индивидуальные родзалы, что позволяет нам вести партнёрские роды, ведь немаловажно, когда рядом с женщиной в родах может находиться близкий, родной человек и оказать содействие как моральное, так и физическое в родах.

В.Путин: Партнёрские?

Е.Пархоменко: Это когда рядом с женщиной находится муж, мама, сестра. Это для женщины большое подспорье.

В.Путин: Ещё не придумали так, чтобы муж страдал, чтобы предродовые схватки были… (Смех.)

Е.Пархоменко: Вы знаете, он страдает больше, чем женщина.

В медицине на сегодняшний день многое меняется, меняется отношение к медикам.

В.Путин: Камеры когда выключатся, я расскажу вам историю. (Смех.)

Е.Пархоменко: Для нас ведь что самое главное, для того чтобы комфортно себя чувствовать? Это жильё, самое главное. Я вот знаю, что у коллег в районах есть программа «Земский доктор», но у нас правительство нашей области под протекцией Александра Васильевича выделило 10 квартир для городских медиков, и я в это число тоже попала и сейчас собираю необходимые документы.

В.Путин: А Вы откуда приехали?

Е.Пархоменко: Город Клинцы, Брянская область. Хотелось бы, чтобы дальше поддержка здравоохранению шла, медикам. И мы, в свою очередь, будем отдавать все силы для того, чтобы продуктивно работать.

В.Путин: У нас жильё, естественно, один из ключевых вопросов, особенно для специалистов, которые переезжают к новому месту работы и жительства. Александр Васильевич выделил десять квартир. Понятно, что это чисто субъектовая обязанность. Но у нас и на федеральном уровне есть программа софинансирования ставки по ипотечным кредитам, некоторые другие вопросы. Мы будем это продолжать делать, конечно. Но то, что Александр Васильевич выделил, – это правильно, здорово. Но по-другому и невозможно. Если мы хотим привлекать в эти центры (повторяю, не только в перинатальные центры, но и в центры высокотехнологичной медицины) людей, соответствующих требованиям, которые предъявляются в этих учреждениях, то, конечно, первый вопрос – это обеспечение жильём. Там из десяти семь, по-моему, уже распределили.

Вы знаете, когда решали вопрос по высокотехнологичным центрам, первое, что говорили скептики: вы никогда не добьётесь там нужного качества медицинского персонала, работать туда никто не поедет. Это те, кто хотел оставить только в крупных центрах высокотехнологичную медицину. Выяснилось, что люди едут с удовольствием. В Сибирь, я знаю, переезжают из Новосибирска, из Петербурга, даже из Москвы туда едут, в сибирские центры. Так же и у вас, я уверен просто.

Н.Кукеева: У нас очень много интересных женщин – пациентов. Понимаете, у нас район, из которого не все люди могут выехать. У некоторых даже финансовой возможности нет. Ну и ближе к дому – роднее, теплее, поддержка нашей Брянской области. Поэтому у нас здесь много интересных случаев, женщин тяжёлых, заслуживающих внимания. С московскими центрами мы консультируемся по своим больным. И мы иногда рассказываем случаи наших женщин, они очень удивлены, говорят: «Вы таких женщин поднимаете на ноги?» Я чисто с беременными связана, сама – анестезиолог, работаю только с беременными женщинами, знаю только их. Они удивляются. Поэтому интересно у нас работать, намного интересней, чем с центром.

У нас возможностей много, мы можем и позвонить в Москву, и нам могут позвонить из района. И у нас вообще интересно работать в регионах, и в районе, и в области. Вы понимаете, наши люди, наверное, более благодарны в чём? Что у нас такой центр, и они почувствовали заботу. Они – женщины. Вы видите, сколько у нас пациенток на сегодняшний день, мы только открылись, а у нас уже очень много женщин.

В.Путин: Мне сказали, у вас 8 марта родилось восемь детей?

Н.Кукеева: Восемь детей, да.

И женщины наши очень благодарны Вам и всем. Они с удовольствием ждали открытия, понимая, что здесь условия намного лучше во всех отношениях: по оснащению, по уходу, по заботе. А самое главное, им очень удобно, комфортный центр для пребывания. Мы все женщины, понимаем это, мы сами все мамы, поэтому для нас это очень важно. Спасибо огромное.

И мы можем проконсультировать, как анестезиологи-реаниматологи можем оказать помощь району, это очень важно. Клинцы далеко, Новозыбков далеко, мы можем просто помочь докторам, которые там работают. Поэтому эта взаимосвязь нам очень важна.

В.Путин: А стажировка у вас здесь не предусмотрена для них?

Н.Кукеева: Предусмотрена стажировка. Мы можем с федеральными центрами связываться, что мы и делаем.

В.Путин: Нет. Чтобы врачи, доктора оттуда приезжали к вам, почувствовали эту атмосферу.

Н.Кукеева: Конечно, приезжают, помогаем. И сами ездим туда, если они нас вызывают на помощь. У нас есть реанимобили, мы мобильны, то есть мы можем. Дороги у нас позволяют это сделать, и мы очень мобильны. Поэтому мы благодарны. И все женщины, и детские доктора тоже скажут Вам слово о наших детках. Центр просто великолепный. Нам хочется поделиться от чистого сердца своими впечатлениями о наших людях и о наших возможностях сейчас.

В.Путин: Надо бы ещё внутри раскрасить побольше здесь. Но чтобы не противоречило СанПиНам, конечно.

С.Зернина: Хотелось бы сказать огромное спасибо ещё и Министерству здравоохранения в лице Вероники Игоревны. Спасибо большое за такой прекрасный перинатальный центр, за возможность работать в нём, за то, что его построили, за помощь. Огромное спасибо.

В.Скворцова: Спасибо вам большое.

В.Путин: Вам что-нибудь ещё перепадёт, я чувствую.

Н.Кукеева: Вы знаете, нам очень нужно.

В.Путин: Я так и понял, что к этому идёт.

Реплика: Можно попросить?

Реплика: Мы будем оправдывать.

В.Путин: Надежда Ивановна хотела что-то попросить.

Реплика: Можно Наталья Аркадьевна попросит? Дело в том, что я – взрослый анестезиолог-реаниматолог.

Н.Захарова: Владимир Владимирович, мы сейчас ведём речь о том, что этот центр – современный, новый уровень развития нашего здравоохранения и нашей медицины. Дети, которые уже родились у нас сейчас за это время и которые ещё будут рождаться в нашем центре, они ведь будут переданы в руки наших коллег – участковых педиатров.

Владимир Владимирович, мы бы хотели Вас очень попросить, чтобы следующим шагом была программа строительства новых детских поликлиник – мы очень в них нуждаемся, – в таких же комфортабельных, в современных, оснащённых современным медицинским оборудованием. Чтобы мама после нашего перинатального центра, придя со своим малышом в детскую поликлинику, чувствовала себя там так же комфортно и понимала, что там могут оказать достойную медицинскую помощь её малышу.

В.Путин: Вы правы. У нас ведь основные детские поликлиники лет 40–50 назад строились, поэтому они, конечно, нуждаются не только в переоснащении, а в кардинальном обновлении. Это тоже ответственность регионального уровня власти. Но мы посмотрим, что можно сделать, как можно поддержать и помочь.

Н.Захарова: Чтобы преемственность эта сохранялась всё-таки.

В.Путин: Я понимаю, но вы знаете, как мы программу по школам сделали, у нас в три смены ещё в некоторых местах учатся дети. Это тоже вопросы детства. Так что нам не перегрузить бы бюджет федеральный, хотя то, о чём Вы говорите, – одно из важнейших и приоритетнейших направлений. Обязательно подумаем.

Ну а что касается Брянска…

Н.Захарова: Начните, пожалуйста, с Брянска.

В.Путин: Да-да, Наталья Аркадьевна, постараемся. Я сейчас не буду вслух говорить, но у меня есть определённые соображения, мысли. Я думаю, что Вы это увидите, почувствуете.

Реплика: Спасибо большое.

Н.Войновская: Владимир Владимирович, у нас меняются не только больницы, детские сады, но и города. Я несколько раз была в Сочи. В последний мой приезд в 2014 году я не узнала этот город: дороги, дома, новые отели – шикарнейший город. А в том году мы с мужем отдыхали в Олимпийской деревне.

В.Путин: Где? Наверху, внизу?

Н.Войновская: Внизу, возле моря.

В.Путин: Ну, может, катаетесь на лыжах? Пока нет?

Н.Войновская: Пока нет.

Вы знаете, я была за границей, отдыхала часто за границей, но уровень комфорта, уровень обслуживания в гостиницах – это очень красиво и очень достойно. Я была и наверху, на Красную Поляну я ездила ещё в далекой пионерской молодости. А сейчас мы её просто не узнали. Шикарно. Спасибо Вам большое.

В.Путин: Там красиво, правда.

Н.Войновская: Да, красиво.

В.Путин: И мы добились того, что хотели и что не у всех получается после проведения крупных мероприятий подобного рода. Всё используется, ничего не простаивает, всё в работе круглый год: и зимой, и летом. И даже в летний период горный кластер практически полностью заполнен. А зимой многие живут внизу, там есть трёхзвёздочные гостиницы, молодые люди, студенты, там подешевле, а поезд ходит довольно быстро, по-моему, минут 25 идёт до самого верха, скоростной поезд, и очень удобно получается, туда-сюда съездили, покатались и вернулись. Это нам удалось сделать, это очень важно, это правда.

Н.Войновская: Спасибо.

Теперь ещё Крым сделаете такой же.

В.Путин: Постараемся.

Н.Воронцова: Знаете, сегодня не только в Сочи хорошо. Раз уже заговорили о городах. Как за последние два года наш родной Брянск поменялся.

Тут уже говорили о дорогах, я автомобилист, недавно села за руль. Живу в Советском районе, раньше я добиралась до работы целый час. Мама двоих детей, долго. А за последний год отремонтировали дороги, построили три кольца.

В.Путин: Я понял, придётся раскошелиться. (Смех.)

Н.Воронцова: Первомайский мост расширили.

В.Путин: Губернатору тоже придётся раскошелиться. (Смех.)

Н.Воронцова: Я теперь так быстро доезжаю домой и обратно – это просто прекрасно. Спасибо Вам большое, потому что мы знаем, что это не без участия федеральных программ всё делается. Спасибо.

В.Путин: У нас консолидированная ответственность. Часть этого хозяйства лежит на плечах губернатора, часть – на федеральном уровне. Но мы стараемся региональным нашим коллегам помочь, и перераспределили кое-что, добавили в региональные дорожные фонды. Если в Брянске это происходит таким эффективным образом, я очень рад.

А на какой машине Вы ездите?

Н.Воронцова: «Лада Калина».

В.Путин: Хорошая машина!

Н.Воронцова: Отличная машина, прекрасная машина, я очень довольна.

В.Путин: И я очень доволен. Не зря старался.

Н.Кукеева: Как чисто русские люди (может быть, мы в таком возрасте) мы любим всё русское. Мы приоритет им отдаём.

В.Путин: Что это Вы про возраст заговорили? Не понимаю! Молодая женщина!

Н.Кукеева: Современная молодёжь – компьютеры, гаджеты и всё что угодно. А мы ещё: машина – наша, компьютер – наш, лопаточка – наша. Всё наше!

В.Путин: Вы знаете, что меня порадовало и о чём говорил главврач и министр сказала, у нас 60 процентов оборудования, причём мирового класса, российского производства здесь, у вас, и это очень здорово!

Н.Кукеева: Наши шикарные реанимационные мониторы. Просто превосходные! Все функции, все системы следим. Женщина в любом состоянии находится – без сознания, в сознании, – они способны работать всегда, в операционной видим глубину наркоза. Вы знаете, мы раньше на таком не работали, у нас это новое оборудование. Прекрасное оборудование. Наш тромбоэластограф – у постели больного мы можем в любой момент набрать и посмотреть систему крови. Нам это необходимо, потому что женщины беременные, у всех нарушена свёртывающая система, она то гипо-, то гипер-, мы должны знать, если особые случаи. Приехали ребята с Урала, прекрасно рассказали, показали всё. Аппарат просто превосходный. В любое время мы можем посмотреть, на каком уровне изменения, добавить лечение. То есть мы очень довольны. Прекрасные наши аппараты наркозно-дыхательные, превосходные. Очень нам понравились.

В.Путин: В том числе некоторые приборы – это результат конверсии, часть оборудования производится на оборонных предприятиях.

Н.Кукеева: Мы этого не знаем, конечно, для нас это новость. Нам представляют, рассказывают, нам очень нравится. Никак не отстают наши, и поэтому очень мы тоже довольны, что у нас много всего нашего, и мы горды за это, главное, сами.

Н.Захарова: Да, и очень много отечественного оборудования, которое мы используем для выхаживания новорождённых детей.

В.Путин: Зарплата у вас здесь какая?

Н.Захарова: Мы ещё не получали. (Смех.)

В.Путин: Получите, ведь знаете, наверное.

Н.Кукеева: Вы знаете, сказать, чтобы совсем плохая зарплата, нельзя. У нас средняя зарплата. Мы справляемся, живём. Не жалуемся.

А.Кулаченко: Средняя заработная плата будет выше, потому что третий уровень оказания помощи предполагает, что заработная плата будет выше, чем в других лечебных учреждениях. Об этом уже идёт разговор, об этом мы уже знаем, поэтому, я думаю, будет зарплата достойная.

В.Путин: У нас, вы знаете, в 2018 году уровень заработной платы должен быть у врачей 200 процентов от средней по экономике по соответствующему региону, а младший и средний персонал – 100 процентов. Поэтому я исхожу из того, что нам удастся достичь этих показателей. Сегодня для врачей он составляет уже 180 процентов.

Н.Кукеева: Мы не жалуемся, не обижают. Пока нет, посмотрим, как будет дальше.

В.Путин: Как с вами приятно разговаривать! (Смех.)

Реплика: Мы говорим так, как есть.

В.Путин: Не везде так бывает.

Россия. ЦФО > Медицина > kremlin.ru, 8 марта 2017 > № 2097716 Владимир Путин


Россия. ЮАР > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 7 марта 2017 > № 2105574 Сергей Лавров

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на церемонии открытия фотовыставки, посвященной 25-летию установления дипломатических отношений между Россией и ЮАР, Москва, 7 марта 2017 года

Уважаемая г-жа Посол,

Дорогие друзья,

Мы присутствуем на знаменательном событии — открытии фотовыставок, которые посвящены 25-летию отношений между Российской Федерацией и ЮАР. Первая фотовыставка достаточно полно показывает этот этап наших отношений. Я говорю «этот этап», потому что, конечно же, отношения уходят гораздо глубже в историю поддержки нашей страной борьбы против апартеида, поддержки Африканского национального конгресса. В новый исторический период эти отношения опирались на очень прочный фундамент, который был заложен в том историческом процессе.

Среди документов, которые здесь представлены – Совместная декларация президентов Российской Федерации В.В.Путина и ЮАР Дж.Зумы, в которой закреплен статус наших отношений как стратегического партнерства. Хочу в этой связи особо отметить роль, которую внес в развитие наших связей выдающийся государственный, общественный деятель современности Н.Мандела. Его вклад трудно переоценить. Мы также отмечаем, что президенты Т.Мбеки и Дж.Зума вместе со своими правительствами и министрами продвигали вперед наше сотрудничество на основе заложенных Н.Манделой принципов.

У нас сложился весьма разветвленный механизм сотрудничества — Смешанный межправительственный комитет по торгово-экономическому сотрудничеству, Деловой совет Россия-ЮАР, куда входят бизнесмены двух государств, Смешанная межправительственная комиссия по военно-техническому сотрудничеству, Совместная комиссия по научно-техническому сотрудничеству.

Очень насыщенны и регулярны связи между нашими парламентами, между регионами России и ЮАР. Особо выделю наше взаимодействие в современных прорывных отраслях, от которых зависит научно-технический прогресс, прежде всего, в атомной энергетике. Подписано соответствующее межправительственное Соглашения о стратегическом партнерстве и сотрудничестве в области атомной энергетики и промышленности. Кроме того, налажено взаимодействие между Роскосмосом и Южноафриканским космическим агентством. У них уже есть конкретные проекты в ЮАР, на выставке представлены материалы, которые посвящены этим проектам.

Особо выделю связи между людьми, сотрудничество в гуманитарной и культурной сферах. Можно долго рассказывать, как оно развивается. Это действительно очень плотное взаимодействие. Убежден, что оно будет еще более тесным и регулярным со вступлением в силу 30 марта Протокола между Правительством Российской Федерации и Правительством Южно-Африканской Республики о взаимной отмене визовых требований для владельцев заграничных паспортов. Это большое событие, которое мы отмечаем в этом месяце.

Одновременно обращаю внимание на вторую выставку — выставку фотографий Посла России в ЮАР М.И.Петракова. Эти фотографии органично дополняют официальную часть экспозиции и показывают потрясающую природу ЮАР, которая многих очаровывает. Могу подтвердить это лично, поскольку бывал во многих местах, запечатленных на этих фотографиях.

Еще раз всех поздравляю с нашим общим праздником. Желаю всем нам всяческого благополучия, а российско-южноафриканским отношениям дальнейшего продвижения вперед на благо наших народов.

***

Мы сейчас отметим это событие шампанским и культурной программой. Очень хотел бы выразить признательность нашим южно-африканским друзьям в связи с тем, что они организовали по случаю сегодняшнего мероприятия выступление хора южно-африканских студентов, которые учатся в Российской Федерации. К сожалению, мы не смогли выставить хор молодых дипломатов в ответ на этот ваш жест, но мы должны это сделать к следующему юбилею.

В заключение поздравляю всех женщин с Международным женским днем, который наступает завтра.

Россия. ЮАР > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 7 марта 2017 > № 2105574 Сергей Лавров


США > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 7 марта 2017 > № 2104322 Андрей Мовчан

Катастрофа, которой нет. Почему американский бизнес не боится Трампа

Андрей Мовчан

Несмотря на панику в американском истеблишменте, бизнес и рынки, судя по объективным данным, приветствуют победу Трампа и не боятся за судьбу Америки. С точки зрения бизнеса, если Трамп и не сумеет ничего улучшить, то по крайней мере он не будет ухудшать ситуацию в тех секторах, где консенсус старой политической элиты только усугублял проблемы

Впервые с 1933 года в Белый дом в Вашингтоне вошел успешный бизнесмен (Джордж Буш-старший, конечно, тоже был бизнесменом, но все же до президентского кресла он долгие годы был на выборных должностях). Появление президента не из привычной среды политического истеблишмента, с эпатажным стилем поведения и ультрапопулистскими обещаниями, вызвало у уверенной до того момента в своем статусе западной политической и медийной элиты плохо контролируемую истерику, заставившую рафинированных гуманистов забыть о приличиях и породить слова и действия, которых даже сам Трамп не решился бы себе позволить.

Йозеф Йоффе, редактор немецкого еженедельника Die Zeit, в ответ на сам по себе неприличный вопрос «Как можно убрать Трампа из Белого дома и прекратить катастрофу?» публично заявил: «Например, убийство прямо в Белом доме». Экономический редактор Independent Бен Чу озаглавил свою статью «Дональд Трамп – внутренняя трагедия для Америки». Скотт Рейд в Los Angeles Daily утверждает, что с избранием Трампа Лос-Анджелес теряет шансы на Олимпиаду в 2024 году. The Week называет победу Трампа «победой расизма над плюрализмом», описывает состояние читателей как «эмоциональный шок с элементами ужаса» и призывает приготовиться к катастрофе – «Америка стоит на краю пропасти».

В последние недели на первый план вышла тема «русского следа» в победе Трампа – тем более знаменательная, что именно в России шовинистическая ксенофобия всегда была в почете и еще полгода назад на вопрос multiple choice «В какой стране боятся влияния какой страны на свою политику? – 1) в России боятся влияния США; 2) в США боятся влияния России» – любой знакомый с политикой студент колледжа не задумываясь выбрал бы первое.

Сложно сказать, чем в большей степени обусловлены такая паника и такая радикализация высказываний. Возможно, страхом засидевшихся функционеров за теплые места и большие зарплаты в аппарате. Но многие функционеры сегодня уходят сами, не дожидаясь конфликта. Возможно, классовой ненавистью бюрократов к бизнесменам. Но почти все бюрократы отлично работают с бизнесом. Может быть, дело в искренней вере части европейцев и американцев в то, что идеи Трампа снизить налоги, защитить рынки и инвестировать в инфраструктуру губительны.

Как бы там ни было, страх этот раскрывает удивительную неуверенность в том, что двухсотлетний фундамент демократии, на который сами же «либералы» и «бюрократы» тратят гигантские средства и в котором занято столько «белых воротничков», сможет устоять перед напором одного специалиста по телешоу и недвижимости всего-то за четыре коротких года.

Есть и еще одно подозрение – причина просто в том, что Трамп непонятен современному западному истеблишменту, поколениями привыкшему к определенным правилам поведения и игры.

Правила рекламы

Политика американской власти уже долгое время определяется набором идеологем и традиций без оглядки на их практическую обоснованность. Расширение субсидируемых союзов (без учета выгодности); повышение налогов (невзирая на депрессию производства); рост количества пособий и льгот малоимущим за счет зарабатывающих (демотивирующий и работников и работодателей); сотрудничество во имя демократии (что бы это ни значило) и конфронтация с теми, кто демократии не хочет; нерушимость границ любой ценой (в том числе ценой многих жизней и отказа нациям в праве на самоопределение); примат проблем типа глобального потепления или ядерного разоружения над проблемами экстремизма и нестабильности вне США – вот неполный перечень правил мышления, которые, по мнению старых элит, Трамп должен был бы соблюдать.

Трамп был бы ближе элитам, если бы произносил привычные слова о всеобщем равенстве, об Америке – доме для эмигрантов, о борьбе с бедностью за счет богатых, о стремлении к единому торговому пространству в масштабах мира, ругал Россию и осторожно приветствовал отказ Ирана от ядерной программы, делал вид, что не замечает Тайвань, и стыдливо молчал про Израиль. От Трампа ждали бы сдержанности, во имя которой политик должен врать либо правдоподобно, либо в рамках общепринятого дискурса.

Реальный же Трамп – борец с идеологемами и шаблонами, достаточно посмотреть на его бизнес-историю. «We better get along with Russia», – говорит прагматик, имея в виду: «Мир лучше конфронтации, хорошо бы нам удалось договориться с русскими». «Он хочет принять условия русских!» – в ужасе восклицают оппоненты. «Разве лучше не договориться?» – с удивлением спрашивает Трамп, который совершенно не имел в виду, что готов уступать России. Но политики его не понимают, им важны принципы, а не результат.

Трамп вообще кажется противоположностью политикам. Политик рассматривает свою деятельность как великое служение, за которое народ делится с ним налогами. Это служение имеет незыблемые принципы, но зачастую не имеет ни цели, ни практического результата. Трамп, как бизнесмен, принципов не имеет вообще и, похоже, видит в своей работе президентом товар, который надо продать избирателям.

В этом смысле Трамп абсолютно последователен, полагая, что, во-первых, чтобы продать товар, реклама должна сделать его интересным и запоминающимся. Во-вторых, товар должен иметь хотя бы иллюзию полезности, отвечать конкретным задачам покупателей. И в-третьих, вина за несоответствие товара рекламе должна быть возложена на кого угодно, кроме производителя.

Трамп говорит не то, что думает, и не то, что предписывают правила политики, а то, что от него хотят услышать избиратели, какими бы они ни были. Он, как хороший игрок, считает свои действия на несколько ходов вперед, особенно когда речь идет о саморекламе. Похоже, что Трамп никогда не планировал увидеть свой указ о запрете на въезд гражданам нескольких мусульманских стран воплощенным в жизнь – его задачей было продемонстрировать части избирателей, которые ждали от него ограничений на въезд мигрантов в страну, что он бы рад выполнить их желания, но демократические политики не дают. Рискну предположить, что голоса апологетов «Америки без мусульманских мигрантов» Трамп для следующих выборов за собой закрепил, в то время как политика по отношению к ним в стране никак не изменилась.

Аналогичные ходы Трамп делает постоянно – разговор с президентом Тайваня обратил на себя внимание, но ничего в отношениях с Китаем не изменилось. Выход из TТП закрепляет за Трампом голоса противников интеграции с Азией, меж тем ТТП пока еще существовало только в бумажных проектах, и неоткуда было выходить. Наверняка выход из ТТП большое число простых избирателей Трампа воспримут как защиту американского рынка; меж тем это большой подарок Китаю, который в Пекине уже наверняка оценили по достоинству и будут готовы в ответ говорить о более выгодных для США условиях торговли.

Другие угрозы Трампа только выглядят страшными – в точном соответствии с законами рекламы. Про таможенные пошлины, которые Трамп обещал ввести, пока никто (и он сам) не вспоминает, да и стоит ли – в американском конечном потреблении лишь 12% составляет импорт, а доля Китая – несколько процентов. Американцы не смогут ни заметить рост цен, ни получить много рабочих мест в результате введения пошлин.

Китаю же введение США пошлин на импорт может парадоксальным образом даже помочь – снижение выручки производителей вызовет остановку роста зарплат, и для всего остального мира конкурентоспособность китайских товаров вырастет. Китайское производство не заменится на американское – слишком высока себестоимость, даже с 40%-ной пошлиной. Скорее вместо китайских товаров (если их поставки сократятся) в США пойдут товары из других стран – от Бразилии до Малайзии, а их место на мировом рынке займет китайская продукция. Так что будет введена пошлина или нет, принципиально на США это не отразится.

Вопрос занятости, который так волнует Трампа и который он обещает решать с помощью «вдавливания» производственных мощностей американских компаний обратно в Америку, похоже, используется им лишь для саморекламы и не имеет долгосрочных последствий. Эта проблема просто слишком серьезная, чтобы решать ее так прямолинейно. Исторически рабочие места в США намного лучше создавали демократы, а не республиканцы, а единственный бизнес-президент США в прошлом – Герберт Гувер – был также единственным за последние сто лет, кто сократил их количество за время своего президентства.

Америке нужно едва ли не 40 млн новых качественных рабочих мест, чтобы решить проблему занятости в ее нынешнем виде, суметь уйти от субсидирования почти 50 млн человек. Создание такого количества рабочих мест просто путем их перевода из стран с низкой средней зарплатой и низкими налогами на оплату труда – задача невозможная: нет такого экономического стимула, который мог бы перевесить восьмикратную разницу в стоимости человеко-часа в США и Мексике.

Естественно, корпорации делают реверансы в сторону президента, и он отчитывается перед избирателями – за первый месяц его правления получены обещания создать (или перевести в страну) около 10 тысяч рабочих мест. Даже если эти обещания будут выполнены и этот темп сохранится, Америка за годы правления Трампа получит 480 тысяч новых рабочих мест благодаря его политике, притом что при Обаме только за его второй срок количество новых рабочих мест превысило 10 млн, а сегодня экономика США прибавляет без всякого участия Трампа по 200 тысяч рабочих мест в месяц по инерции.

Конечно, рабочие места в промышленности растут на скромные 5000 в месяц, и Трамп может утроить этот объем – но большим вопросом является вообще их целесообразность для Америки: искусственно создавать полмиллиона рабочих мест в машиностроении ничуть не лучше, чем возрождать газовое освещение, чтобы дать работу фонарщикам, или ликвидировать АТС, чтобы занять делом телефонисток.

Америка удерживает высокую среднюю оплату труда ровно за счет того, что не размещает на своей территории производства с низкой стоимостью трудовых ресурсов, уступая эту возможность другим странам. Более того, перемены, которые ждут рынок труда в ближайшее время, поставят перед Америкой совершенно другие проблемы, если не в течение президентского срока Трампа, то в ближайшие десять лет после: автоматизация производства ликвидирует все те рабочие места, которые создаст Трамп, и еще много других.

В частности, уйдет в прошлое профессия водителя грузовика – самая распространенная у мужчин во многих штатах США на сегодня. На эти вызовы Америка должна отвечать не попыткой уцепиться за прошлое, а созданием рабочих мест там, где они еще будут нужны (в частности, в сервисе и высоких технологиях), и сокращением рабочей загрузки на одного человека. Трамп, очевидно, и не претендует на переворот в области занятости – создание полумиллиона рабочих мест добавит ему миллион избирателей на выборах, вот и вся его цель.

Экономика стены

То же самое касается денег. Бюрократ осваивает бюджеты, которые сперва выбивает, – чем больше освоит, тем больше выбьет в следующий раз. При этом логика «выбить – освоить» применяется во всех случаях, будь то военный бюджет, выбиваемый у правительства, или налоги, выбиваемые у налогоплательщиков. Условная Америка Хиллари Клинтон продолжала бы подходить к бюджетам чисто бюрократически: больше налогов – больше затрат. Несмотря на то что эта логика уже очевидно приводит к эскалации проблем – что в социальном обеспечении, что в медицине, что в образовании.

Трамп мыслит о бюджетах в терминах «заработать» и «сэкономить», – терминах, политикам незнакомых и потому пугающих, кажущихся предвестниками катастрофы, потому что они вырывают из-под бюрократии основу ее деятельности – вместо любимого «собрать и распределить» от нее будет требоваться «создать и использовать эффективно». Бюрократы в ужасе обвиняют Трампа в предложении существенно увеличить дефицит бюджета и государственный долг. Эти обвинения звучат как минимум некорректно на фоне того, что за последние 8 лет государственный долг США вырос с 70% до 102% ВВП, а дефицит федерального бюджета – от суммарного уровня $2 трлн за период 2000–2008 годов при Буше до $7,3 трлн при Обаме. На практике Трамп не предлагает ничего, что могло бы существенно увеличить расходы государственного бюджета.

Множество стенаний посвящено предложенной Трампом программе привлечения $1 трлн в американскую инфраструктуру за 10 лет. Цифра звучит угрожающе, но между тем это всего $100 млрд в год. На инфраструктуру в США уже сейчас тратится 2,4% ВВП – это $450 млрд в год. Добавить $100 млрд в год – это чуть более 20% прибавки, причем сделанной за частный счет, – налоговые стимулы, которые приведут к привлечению частных денег, обойдутся США всего в 0,6% федерального бюджета.

Еще одна великая тема – это стена на границе с Мексикой. Трамп настаивает на строительстве стены высотой 10 метров и протяженностью от 1500 до 1900 миль. По независимой оценке, такая стена обойдется в $25 млрд (Трамп говорит о $10 млрд в своей привычной манере: «Никто лучше меня не строит стены и никто не строит их так дешево»). Разговоров вокруг стены идет очень много, избирателей она привлекает, но стоимость ее меньше, чем уже сэкономленные Трампом на сокращении контракта на производство самолетов F-35 деньги. Вдобавок Трамп предлагает ввести налог на переводы долларов иностранными рабочими домой. С учетом того, что только мексиканцы переводят более $25 млрд в год, даже 5%-ный налог даст 50% стоимости стены за 10 лет.

Трамп утверждает, что за постройку стены заплатит Мексика, и частично это может быть и так. С одной стороны, США могут, как предлагает Трамп, перейти к налогообложению прибыли компаний не по месту производства, а по месту реализации, так что сальдо счета торговых операций с Мексикой (на сегодня около $60 млрд в год) будет приносить США $12 млрд в год. Мексика не сможет возражать против такого налога, так как он будет одинаков для всех стран-импортеров. Американские корпорации не будут возражать, так как их экспорт будет освобожден от налога. С другой стороны, строить стену будут в основном мексиканские рабочие (они дешевле, а Трамп же строит дешевле всех), и бетон для стены поставят мексиканские компании – у США нет близлежащих производителей, а Chimentos Mexicanos и CEMEX уже объявили о готовности обеспечить требуемые 339 млн кубометров бетона. Так что Мексика не остается внакладе.

Набор остальных инициатив Трампа – ограничение регулирования, зеленый свет проектам трубопроводов, введение системы приема иммигрантов на базе их полезности США и возможности себя содержать, построение системы симметричных таможенных барьеров и прочее – не выглядит ни катастрофическим, ни даже потенциально вредным, и это не могут не понимать критики Трампа, в том числе и яростные. Правда, его анонсируемый пакет налоговых стимулов и мер, в сущности, еще никто не видел, и потому невозможно судить о его влиянии (краткосрочном и долгосрочном) на бюджеты. Но отдельные идеи, которые озвучивает Трамп, не выглядят ни неразумными, ни существенно сокращающими сборы в краткосрочной перспективе.

Тем не менее Трамп не только встречается с открытым сопротивлением вокруг себя, ему не удается даже укомплектовать органы государственной власти – высокопоставленные сотрудники уходят, крупные блоки в системе госадминистрирования остаются открытыми, экспертизы не хватает. «One of the key problems today is that politics is such a disgrace, good people don't go into government», – говорит Трамп, имея в виду своих предшественников.

Многие соглашаются, имея в виду и самого Трампа тоже. Яростная критика нового президента вызывает опасения своеобразного бойкота Трампа системой и возможных провалов в политике, говорят и о высокой вероятности импичмента. Независимые обозреватели отмечают резкую радикализацию не только политических элит, но и населения – противники Трампа среди самых разных слоев общества, пожалуй, впервые в новейшей истории США готовы радоваться неудачам Америки, лишь бы в них можно было обвинить нового президента.

Рыночный оптимизм

Однако бизнес и рынки, судя по объективным данным, приветствуют победу Трампа и не боятся за судьбу Америки. Мировые биржи растут ускоренными темпами, инфляция в США повышается, рост ВВП ускоряется, ФРС собирается повышать ставки в марте – второй раз за полгода.

Бизнесмены, конечно, лучше понимают и то, что говорит, и то, что делает Трамп (и, конечно, их, в отличие от привыкших к протоколу бюрократов, не пугает эпатажность Трампа и не отвращает его навязчивое отсутствие вкуса и меры – они к таким персонажам привыкли). И банкиры, и производители, и инвесторы имеют сегодня свой взгляд на происходящее. С их точки зрения, США только что выдержали важный экзамен – на способность сохранять демократию и учиться на своих ошибках.

Уже первые события после инаугурации Трампа показали, что в США, в отличие от стран, где демократией называют диктатуру большинства, власть хорошо распределена и страна защищена от волюнтаризма и революционных действий даже президента. Конечно, умный игрок может использовать это в своих интересах, и бизнес это знает, а Трамп, лишенный скромности, не скрывая, говорит: «I've been dealing with politicians all my life. All my life. And I've always gotten them to do what I need them to do». Но это использование имеет жесткие пределы, за которые не выйти даже Трампу. Несколько крупных бизнесменов из США сказали мне в последнее время, что они не удивятся, если спустя годы после президентства Трампа период его пребывания в Белом доме будет оцениваться как позитивный, но сравнительно скучный.

Рынки помнят историю. А история говорит, например, что экономика США мало зависит от личности президента. За последние сто лет темпы роста рынков при президентах демократах и республиканцах совпадают, а кризисы приходят циклично, невзирая на экономическую политику Белого дома или на то, первый срок идет у президента или второй. Это историки рассуждают о «плане Рузвельта» или рейганомике как о триггерах экономических изменений. Профессиональные инвесторы считают, что США вышли из Великой депрессии благодаря Второй мировой войне, а вместо рейганомики сработали появление рынка информационных технологий и рост новых экономик на фоне дешевой нефти.

Нельзя сказать, что бизнес и инвесторы не ждут от Трампа хотя бы начала перемен в секторах, в которых консенсус старой политической элиты только усугублял проблемы. Многие считают, что назрели перемены в образовании, где масштаб льгот и субсидий загнал цены на уровень, запретительный для не имеющих льготы семей, а чрезмерная защита прав учителей привела к существенному падению уровня образования в школах. Необходимо что-то делать с депрессивно влияющей на бизнес налоговой нагрузкой, рост которой связан с неоправданным увеличением тех же льгот и субсидий. Не справляется Америка и с огромными затратами на внешнеполитические операции, мягко говоря не всегда осмысленные и еще реже – успешные.

Пора критически оценить роль профсоюзов и их влияние на экономику. Что-то надо делать с очень дорогой и широко разрекламированной программой развития медицинского обеспечения, которая расширила круг застрахованных, но неоправданно увеличила стоимость страховки для тех, кто готов был ее оплачивать. В конце концов, с точки зрения бизнеса если Трамп и не сумеет ничего улучшить, то по крайней мере он не будет усугублять ситуацию, как это было бы, стань президентом, например, Берни Сандерс.

Да, Трамп испытывает явные проблемы с формированием аппарата. Но что, кроме дополнительного регулирования, видят рынки и бизнес от государственного аппарата? Именно представители бизнеса обычно выступают за его сокращение и утверждают, что у государственного администрирования отрицательная добавленная стоимость.

Наконец, самое главное. Рынкам, как правило, неинтересны политические дебаты. Инвесторам все равно, какая прическа у президента, как много он врет и какую страну он любит больше, а какую – меньше. Рынки управляются спросом и предложением на ценные бумаги. Что означают слова (и дела) Трампа для спроса и предложения? Прежде всего, что предложение денег на фондовых рынках будет расти – налоги снизятся, значит, у населения и компаний останется больше средств на сбережения. При этом бюджет будет тратить – на инфраструктуру, на стену, на военные нужды. Америка будет занимать; Европа будет вынуждена печатать больше денег, так как количественное смягчение придется продолжать; Китай будет вынужден использовать свои резервы, и они окажутся на рынке, и прочее.

ВВП США, по мнению рынков, будет расти – по тем же причинам. Это значит, что ставка рефинансирования будет расти, инвестиции с долговых рынков, возможно, временно переберутся на рынки акций (именно в ожидании этого рынки акций и растут), а потом, когда цены на рынке долга абсорбируют основной этап роста ставки, пойдет обратный поток – и в ожидании этого короткие долги не теряют в цене.

Конечно, рынки и бизнес – это не оракулы. Катастрофа на то и катастрофа, чтобы приходить внезапно – так было и в 1998, и в 2003, и в 2008 годах. Кроме того, рынки недооценивают внезапные события, связанные не с действиями Трампа (он как бизнесмен умеет просчитывать риски), а с действиями его оппонентов – про импичмент действительно говорят всерьез. Не надо забывать и про то, что за последние 150 лет четыре президента США были убиты.

Но политики в деле прогнозирования справляются не лучше рынков. Так что ни спокойствие первых, ни паника вторых на самом деле ничего не говорят о будущем. В феврале 2016 года в Неваде Трамп в своей привычной манере воскликнул: «Я люблю плохо образованных!» Ну что ж, все мы заслуживаем его любовь – мы недостаточно образованы для того, чтобы предсказать сегодня последствия его президентства, и, видимо, это единственная взвешенная позиция.

США > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 7 марта 2017 > № 2104322 Андрей Мовчан


Киргизия. СНГ. Россия. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 7 марта 2017 > № 2102176 Дмитрий Медведев

Заседание Евразийского межправительственного совета.

Обсуждались вопросы интеграционной повестки дня, в том числе, состояние взаимной торговли между странами – участницами союза, механизмы противодействия незаконному обороту промышленной и сельскохозяйственной продукции, а также вопросы защиты прав интеллектуальной собственности.

Список глав делегаций, принимающих участие в заседании Евразийского межправительственного совета:

Премьер-министр Республики Армения Карен Вильгельмович Карапетян

Премьер-министр Республики Белоруссия Андрей Владимирович Кобяков

Премьер-министр Республики Казахстан Бакытжан Абдирович Сагинтаев

Премьер-министр Киргизской Республики Сооронбай Шарипович Жээнбеков

Председатель Правительства Российской Федерации Дмитрий Анатольевич Медведев

Председатель коллегии Евразийской экономической комиссии Тигран Суренович Саркисян

Заседание Евразийского межправительственного совета в расширенном составе

Из стенограммы:

Д.Медведев: Прежде всего хочу высказать слова благодарности в адрес киргизского председательства за создание комфортной рабочей обстановки. Не могу также не присоединиться к тому, что Сооронбай Шарипович сказал по случаю наступающего праздника – дня 8 Марта. Сердечно поздравляю всех женщин с этим событием!

Мы в прошлом году много работали в таком составе. Работали, на мой взгляд, достаточно эффективно, потому что смогли продвинуться по целому ряду важнейших вопросов, включая подготовку Таможенного кодекса и ряд важных решений в сфере внешней торговли, формирования общих рынков. Хотя и с определённым отставанием, но всё-таки поступательно формируется нормативно-правовая база нашего союза, что в условиях сложных согласований в целом неплохо.

Напомню, что союз функционирует лишь третий год, нам ещё очень многое предстоит сделать. При этом наши планы по его развитию утверждены и расписаны на период до 2025 года. Именно единое – а под единым имеется в виду наднациональное – регулирование в отношении рынков даёт нам возможность извлечь из интеграции максимум пользы для развития наших экономик. В этом смысле у нас есть мотивация двигаться дальше.

Тем не менее хотел бы отметить одну крайне неприятную тенденцию. Участились случаи, когда проблемы двусторонних отношений – а такие проблемы были, есть и будут, ничего в них драматического нет с учётом интенсивности сотрудничества – переносятся на нашу многостороннюю площадку. Только что это с успехом продемонстрировала белорусская сторона. Исполнение достигнутых нами договорённостей и сам интеграционный процесс в целом становятся заложниками специфически понимаемых национальных интересов. По сути, в отношении других членов союза, которые не вовлечены в спор, возникает совершенно недопустимая ситуация. Эта ситуация сродни шантажу: или вы повлияете на решение другой стороны в споре, или мы ничего не подпишем. Считаю, что злоупотребление правом союза – а с правовой точки зрения это именно злоупотребление правом – неприемлемо. Интеграция имеет наднациональную природу и должна оставаться наднациональной или двусторонней повесткой дня. Здесь мы рассматриваем вопросы, которые касаются абсолютно всех, а не только двух сторон, и ни одна из сторон не должна пытаться совершать размены за общий счёт.

Сейчас довольно модно стало говорить о том, чего нам не удалось достичь в союзе, на что мы рассчитывали, что потеряли. Уважаемые коллеги, я обращаю внимание, что страны, входящие в союз, за последние годы нарастили физические объёмы экспорта на российский рынок – даже при общем падении стоимостных показателей, что связано в значительной степени с текущими ценами на сырьё и энергоносители. Это прямой результат. Все получили значительные льготы по энергетическому сотрудничеству. Рынок труда в наших странах стал абсолютно открытым. Мы реально, и это признают все, даже те, кто критикует текущую ситуацию, развиваем промышленную кооперацию – всё это прямой результат нашей работы.

Страны, входящие в союз, за последние годы нарастили физические объёмы экспорта на российский рынок. Все получили значительные льготы по энергетическому сотрудничеству. Рынок труда в наших странах стал абсолютно открытым. Производство в сфере сельского хозяйства в союзе за прошлый год увеличилось на 4%. Преодолён спад промышленного производства. Мы реально, и это признают все, развиваем промышленную кооперацию – всё это прямой результат нашей работы.

Если уж эта тема была затронута, скажу два слова про газ. Давайте прямо, без обиняков: если бы некоторые страны, присутствующие здесь, не входили в состав нашего союза или, представим себе, вышли из состава союза, они покупали бы сейчас газ по европейским ценам – порядка 200 долларов за тысячу кубометров. Вот и всё. И не надо ничего доказывать, упражняться в подсчётах. Всё было бы существенно дороже. Об этом надо помнить, когда принимаются решения, которые блокируют или тормозят нашу интеграцию. В конце концов, здесь насильно никто никого не держит. Мы это с вами понимаем, мы добровольно всё это создали.

Тем более что внешнеполитические условия, в которых мы работаем, не становятся проще. Наш товарооборот продолжает испытывать на себе негативное воздействие извне – падение цен на сырьевых рынках, слабый рост мировой экономики. В прошлом году совместными усилиями нам удалось чуть улучшить динамику взаимной торговли, однако влияние неблагоприятной мировой конъюнктуры и наших внутренних проблем сохраняется.

На этом фоне есть и ощутимые успехи, о них тоже надо помнить. Производство в сфере сельского хозяйства в союзе за прошлый год увеличилось на 4%, можно рассчитывать на позитивную траекторию и в этом году. Ещё раз подчёркиваю, значительная часть этого прироста попадает на российский рынок. Преодолён спад промышленного производства, отдельные отрасли даже прибавляют в росте. Но есть проблемы, о которых я сказал, о них надо помнить, и преодоление спада в торговле – актуальная задача на этот год. Нам надо задействовать все имеющиеся в союзе механизмы. Особенно важно это сделать с упором на сотрудничество в тех сферах экономики, где сконцентрирован высокий интеграционный потенциал. Диверсификация экспорта, развитие технологий, новых производств, кооперация, снижение доли импорта – вот те основные направления, которые мы должны в этом году использовать.

Преодоление спада в торговле – актуальная задача на этот год. Нам надо задействовать все имеющиеся в союзе механизмы. Диверсификация экспорта, развитие технологий, новых производств, кооперация, снижение доли импорта – вот те основные направления, которые мы должны в этом году использовать.

Сегодня мы принимаем документ о совместных прогнозах развития аграрно-промышленного комплекса на 2016–2017 годы. Он необходим для работы по увеличению товарооборота, развитию несырьевого экспорта. Предстоит добиться лучшей координации национальных агропромышленных политик, привлечь в отрасль дополнительные инвестиции. Также принимается распоряжение о производстве аналогов комплектующих для сельхозтехники, что вполне логично продолжает наш курс на импортозамещение. Таким образом, будет заложен фундамент для производства материалов, которые необходимы для сельхозмашиностроения, и должны повыситься качество и конкурентоспособность той продукции, которую мы производим.

Функционирование Единого экономического пространства осложняется изъятиями и ограничениями. Работа по выявлению таких ограничений идёт, она в последнее время ускорилась. Мы специально привлекли к этому бизнес, открыли интернет-ресурс, куда могут направляться обращения. Надо упорно продолжать эту работу, выделять группы наиболее обременительных препятствий и последовательно их устранять. Этим предстоит заняться в самое ближайшее время.

В условиях открытых границ острый характер носит проблема контрафакта, для её решения учреждён международный форум, он так и называется – «Антиконтрафакт». Эта площадка помогает налаживать сетевые контакты, обмениваться опытом. Важно, чтобы эта работа не прерывалась. Надо официально закрепить ежегодный статус форума.

На особом контроле находится становление механизма прослеживаемости. Пилотный проект по маркировке товаров оказался востребованным, в ближайшее время наша страна завершит процедуру ратификации соглашения о его продлении. Конечно, мы надеемся на то, что эти процедуры будут синхронизированы.

В завершение хотел бы всем нам пожелать успехов в этом году, а киргизским коллегам – удачного председательства в этом году. Конечно, буду рад приветствовать всех членов совета на очередном заседании, которое планируется провести в Казани, что мы и обсудили в узком составе. Спасибо.

Киргизия. СНГ. Россия. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 7 марта 2017 > № 2102176 Дмитрий Медведев


Азербайджан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > vestikavkaza.ru, 7 марта 2017 > № 2101357 Эльмар Мамедъяров

Эльмар Мамедъяров: "То, что я услышал в Москве, меня только радует"

Сегодня завершился двухдневный официальный визит главы МИД Азербайджана Эльмара Мамедъярова в Россию, приуроченный к 25-летию установления дипломатических отношении между Российской Федерацией и Азербайджанской Республикой. Мамедъярова провел переговоры с российским министром иностранных дел Сергеем Лавровым, зампредом правительства Дмитрием Рогозиным и зампредом Совета Федерации Ильясом Умахановым, а также открыл дипломатическую выставку, посвященную юбилею, и побывал в Дипломатической Академии МИД РФ. "Вестник Кавказа" побеседовал с Эльмаром Мамедъяровым об итогах визита в Москву.

- Как вы оцениваете результаты этого визита?

- Я очень доволен результатами. В тех обсуждениях, которые прошли у меня вчера с Сергеем Викторовичем Лавровым, не осталось никаких открытых тем: мы говорили и о региональной проблематике, и об урегулировании нагорно-карабахского конфликта, и о сотрудничестве в международных организациях, а также подписали план политических консультаций между МИДами двух стран. Сегодня были встречи в парламенте и с Дмитрием Рогозиным. Скажу честно: те контакты, которые произошли, и то, что я услышал на переговорах, меня только радует.

- Какие темы поднимались на встрече с Дмитрием Рогозиным?

- Поскольку Дмитрий Олегович является сопредседателем азербайджано-российской межправительственной комиссии, мы говорили об всем комплексе экономических вопросов. В частности, мы стремимся увеличить грузооборот между нашими странами. Надо отдать должное, Дмитрий Олегович – человек решительный, когда он приехал в Баку и услышал, что есть проблема с задержкой прохождения грузов через границу, он сам поехал на границу, чтобы на месте ознакомиться с ситуацией. Его визит имел очень большое значение, поскольку вопросы, связанные с задержкой машин на таможенных пунктах, на сегодняшний момент практически полностью нашли свое решение, и прямая, личная вовлеченность Рогозина в этом очень помогла. Также обсуждалось военно-техническое сотрудничество между Азербайджаном и Россией, которое развивается достаточно интенсивно.

Я думаю, что текущий уровень товарооборота, чуть больше $2 млрд, абсолютно неудовлетворителен для наших отношений, и мы должны работать на то, чтобы его, как минимум, удвоить. В этом плане мы обсуждали возможности интенсификации контактов на всех уровнях, обмена визитами и на уровне парламентов, и на уровне глав правительств. Здесь много интересных тем, так что мы договорились, что в конце года эта интенсификация визитов должна быть осуществлена.

- Какие тренды будут определяющими в российско-азербайджанских отношениях в обозримой перспективе?

- Прошедшие 25 лет со дня установления дипломатических отношений между Россией и Азербайджаном, то есть чуть больше одного поколения, заложили уверенную тенденцию на взаимоуважение, взаимопонимание и добрососедство. Именно они и останутся трендом последующих двусторонних отношений между нашими странами. Азербайджан – сторонник выстраивать добрососедство со всеми странами как часть нашей внешней политики. Мы стараемся этого придерживаться с Россией, Ираном, Турцией и Грузией, готовы были и с Арменией это сделать, но в виду нежелания Армении идти на серьезные переговоры, к сожалению, сегодня это не удается.

- В ходе выступления в Дипломатической академии МИД РФ вы назвали США сложным партнером. Каким партнером, по вашей, оценке, является для Азербайджана Россия?

- Россия – это большая держава. Во всяком случае, с Россией нам легче выстраивать отношения, чем с США, потому что мы понимаем друг друга, как говорится по Гоголю, вышли из одной "Шинели".

Азербайджан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > vestikavkaza.ru, 7 марта 2017 > № 2101357 Эльмар Мамедъяров


Украина. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 марта 2017 > № 2100934 Михаил Саакашвили

Саакашвили: Яценюк и Порошенко вместе встречаются с Ахметовым

Экс-президент Грузии, бывший одесский губернатор, оппозиционер двух стран Михаил Саакашвили - о Порошенко, Трампе и о себе в украинской политике

Роман Чернышев, Андрей Самофалов, ЛІГАБізнесІнформ, Украина

Михаил Саакашвили — это политик-явление. Однако отношение к этому явлению на Украине разнится в зависимости от времени. В период своего президентства в Грузии он воспринимался как успешный реформатор, создатель нового государства и личный враг Путина — издалека любить всегда проще.

В Грузии Михаил Саакашвили был политическим тяжеловесом. На Украине ему еще предстоит стать таковым. Он появился в стране не так давно — в мае 2015 года, сменив в губернаторском кресле Игоря Палицу, близкого к олигарху Игорю Коломойскому. Вместе с ним полностью обновилась и верхушка региональной власти. На смену чиновникам старой закалки в Одессу съехались люди с имиджем романтиков новой волны — Саша Боровик, Мария Гайдар, Юлия Марушевская.

На первых порах все выглядело так, словно эксцентричному губернатору позволено все. Поначалу на орехи от него доставалось местным правоохранителям и налоговикам, затем с молчаливого согласия президента шквал критики накрыл и киевских чиновников — главу Госавиаслужбы Дениса Антонюка, премьер-министра Украины Арсения Яценюка с его многочисленным окружением.

Но как только риторика Саакашвили коснулась ближайшего окружения самого Порошенко, идиллия в отношениях между ними быстро сошла на нет. Тут же воспряли духом и местные кланы, которые откровенно выдавливали команду Саакашвили в Одессе.

Амплитуда нынешнего отношения к Саакашвили на Украине колебалась от восторга до раздражения, от полной поддержки харизматичного оратора за критику власти до абсолютного неприятия и обвинения в огульном популизме. Сдав губернаторский пост и явно упустив момент для перехода в оппозицию, к началу 2017 года Саакашвили успел разругаться, кажется, со всеми ведущими игроками украинского политического рынка.

Но он не сдается — называет себя внесистемным украинским политиком, надеется стать «отцом-основателем новой Украины», официально зарегистрировал партию и ждет выборов. В интервью LIGA.net, за столом с бюстом Рональда Рейгана, Саакашвили рассказывает, как будет развиваться его новая украинская партия, почему Трампу бесполезно предлагать продажу Украины и почему Порошенко два года назад и сейчас, как говорят в Одессе, — это две большие разницы.

LIGA.net: «Рух нових сил» («Движение новых сил» — прим. ред.) официально зарегистрирован, как политическая партия. Каким вы видите его роль и место в действующей политической системе?

Михаил Саакашвили: В сегодняшней политической системе нашей партии места точно нет. Но мы должны создать новую структуру, где она будет ведущей. Мы не ищем союзников среди больших имен, мы ищем огромное количество местных групп по многим областям Украины. Я каждый день встречаюсь с местными активистами, энтузиастами. Зачастую это те, кто представлен в местных советах, советах объединенных общин, но не привязан ни к какой партии. Они нам нужны как представители в регионах, а мы им нужны как политическая платформа. Им нужен общенациональный бренд с которым они могут заявить о себе как на региональном, так и на общенациональном уровне.

— Упор будет на антикоррупционную деятельность?

— Не только. Мы хотим вообще все изменить. Вот, например, в Ромнах Сумской области к нам пришла группа ребят, которые выиграли местные выборы — это беспартийные молодые активисты — экономисты, волонтеры. Точно так же мы работаем в ряде других областей. Сейчас мы собираем команды на местах. У нас уже много десятков тысяч активных зарегистрированных членов, открываются местные ячейки.

— Где вы находите финансирование?

— Все делается за счет местных маленьких бизнесменов, которые нас поддерживают. У нас нет никаких обязательств перед ними. Более того, они берут обязательства по отношению к нам. Мы тщательно перебираем людей и смотрим, чтобы там не закрались бывшие коррупционеры, чтобы нашим именем не прикрывали какие-то плохие дела.

— В июне 2016 года было заявлено об объединительном процессе ряда демократических и антикоррупционных сил — Демальянс, отдельные политики из Самопомощи, грузинские реформаторы, депутаты-журналисты из БПП плюс общественный сектор. Почему большого объединения так и не произошло?

— Я не был готов организовывать партию в прошлом году. У нас был Рух за очищение, у которого были четкие цели — избавиться от Арсения Яценюка, избавиться от Шокина (бывший генпрокурор Виктор Шокин — прим. ред.) и начать серьезные реформы. Первую часть выполнили — эти два должностных лица ушли и мы получили обещание реформ. Получили новое правительство, которое шло под лозунгом реформ, по крайней мере, Гройсман говорил, что они будут их проводить. Естественно, мы остановили Рух за очищение, отменили целый ряд мероприятий и приостановили активность. Как и обещали. Мы не кривили душой.

— То есть, объединения партий и не предполагалось?

— Нет, я этого и не обещал. В направлении политической партии я начал работать только после того, как убедился, что вторая часть наших требований — проведение реформ — не выполняется.

— А что за история с проектом «Хвиля»? Например, депутат Виктор Чумак говорил, что они с коллегами готовили организационную платформу и ждали вашего к ней присоединения, а вы, как он говорит, исчезли.

— Да, Чумак, Касько и так далее — они организовались… Я все время говорил, что будет «хвиля», имея ввиду волну новых идей, правил и людей, но никогда не говорил, что «Хвиля» — это будет такая партия. Но им понравилось название, они начали работать, процесс ассоциировался со мной, но я никогда никаких обязательств этой партии не давал, хоть и дружил с ними. У них большой потенциал. Но если я что-то хочу делать, то делаю сам, а не под «политическими офшорами». Они все хорошие люди, и, я думаю, в конце концов, мы все равно все объединимся на какой-то более широкой платформе.

— А недавняя ваша встреча во львовском кафе с Андреем Садовым и Василием Гацько — это такой троллинг Банковой?

— Нет. Мы общаемся, у нас запланирован целый ряд совместных мероприятий — с Гацько и Демальянсом, с Садовым, с Гриценко, (лидер Громадянськой позиции Анатолий Гриценко — прим. ред.) с партией Воля. Мы на одном фланге и у нас единые ценности. Я для них очень полезный партнер, потому что не могу и не буду конкурировать за какие-то должности, у меня нет бонапартистских, единоличных лидерских амбиций. И не было никогда. Я ограничен конституционно тем, что не могу баллотироваться в президенты и не могу быть в Верховной Раде. Потому я хороший партнер. К тому же мне это и не нужно — если нужно было бы, все сложилось бы по другому. Мне Порошенко дважды предлагал быть премьер-министром.

— Когда это было?

— В начале работы Антикоррупционного руха и чуть-чуть в середине его работы. То есть с осени 2015-го.

— Получается, Порошенко вам предложил должность для того, чтобы вашими руками убрать Яценюка?

— Нет. Когда уже стало ясно, что Яценюк может быть сбит, они искали разные варианты, и предложили мне пост премьера. На что я ответил, что в сегодняшнем раскладе я отказываюсь, и посоветовал президенту идти на досрочные парламентские выборы. Я убеждал Порошенко таким образом обновить политический класс, но, к сожалению, он не пошел по этому пути. Видимо, я требовал невозможного.

— Как так получилось, что вас — с вашим опытом — использовали?

— Я не считаю, что меня использовали. Тем более, считаю, что избавиться от Яценюка — было полезным делом. Он погряз в коррупции и ничего полезного для страны не сделал. Он даже больше, чем Порошенко виновен в отсутствии реформ, потому что у него были непосредственные рычаги влияния на экономику. У него были шансы изменить страну к лучшему, тем более, нельзя сказать, что он не знает или не умеет работать — он во всем хорошо разбирается. В том-то и цинизм, что в отличие от власти Януковича, Порошенко и Яценюк знают, как сделать лучше, но сознательно этого не делают. Яценюк предпочел быть не реформатором, а циничным прислужником олигархов, вот и вся история.

— Как бы там ни было, почему же вы говорите, что вас не использовали, если в итоге у Яценюка и Порошенко все равно нормальные отношения, а вы оказались в глубокой оппозиции?

— Да, Яценюк и Порошенко вместе регулярно встречаются с Ахметовым, у них все хорошо. Это междусобойчик. Мне жаль, что Гройсман, став премьером, тоже не захотел брать на себя инициативу и проводить реформы.

— Он же человек Порошенко.

— Я так не считаю. Просто у Гройсмана, видимо, пока не хватило масштаба, чтобы пойти на резкие перемены.

— Вы поддерживаете отношения с Гройсманом?

— Не особо, но время от времени переписываемся. Я ему сообщаю о тех вещах, которые вижу в регионах, но никакой реакции в ответ я не наблюдаю.

— Когда и о чем вы в последний раз говорили с Порошенко?

— За два дня до моей отставки с поста главы Одесской ОГА. Порошенко мне сказал: «Раз ты так недоволен тем, что я тебя не поддерживаю в борьбе с Трухановым и местными кланами, может быть, ты поедешь послом куда-то в Юго-Восточную Азию?

— Это шутка была?

— Нет, он вполне серьезно предлагал. Решил, что я устал от всего, и мне хотелось бы отдохнуть где-нибудь в Таиланде. Я на это ответил, что буду бороться до конца.

— Вы не считаете, что для успешного старта собственного политического проекта, надо было уходить с должности раньше — в конце осени 2015-го, когда у вас был максимальный рейтинг?

— Я играю по правилам. И ушел с должности только тогда, когда все возможности что-то изменить к лучшему были исчерпаны. К тому же, за то время, когда я был в Одессе, мне удалось хоть что-то сделать и сдвинуть с места. Наконец-то, я выбил деньги на трассу Одесса-Рени. Конечно, для страны в целом это небольшой проект, но жителям Одесской области, глядя в глаза, я могу сказать, что я это сделал. В этом году трассу достроят. Я очень надеялся закончить проект Открытого таможенного пространства, и мы его почти довели до конца, но потом правительство его убило. То есть, у меня были конкретные вещи, у меня были обязательства перед молодыми людьми, которых привел в область. Я не хотел, чтобы они говорили, что пытались что-то сделать, но я их сначала собрал, а потом бросил из-за каких-то личных рейтинговых соображений. Я работал вместе с ними до конца, пока видел перспективу.

— Почему вы критиковали только Яценюка, а о Порошенко стали говорить только после отставки? Порошенко ведь тот же, он не изменился, но до недавнего времени ни слова критики от вас о нем слышно не было.

— Это было честно. К тому же, нельзя сказать, что я не критиковал. Когда я нападал на Шокина, это для Порошенко было очень неожиданно.

— Но все же это опосредовано, лично Порошенко это не касалось. О Кононенко вы тоже не говорили.

— О Кононенко говорил. На первом Антикоррупционном форуме в Одессе я говорил о Кононенко, и Порошенко за это был крайне обижен. Единственный, кого я не трогал — это Порошенко лично, да. Но это было честно. Нечестно поступал Порошенко, который делал вид, что хочет избавиться от Яценюка, а на самом деле хотел слегка изменить конфигурацию власти в свою пользу. Потому-то первый раз от отставки Яценюка спас именно Порошенко. Помните, когда Рада не дала голосов за отставку премьера.

— В 2014-м году вы всячески хвалили Порошенко. В частности в своей колонке для Politico вы говорили: «Порошенко именно тот, кто нужен Украине», вспоминали, что знакомы с ним более 30 лет и хвалили за то, что он не эскплуатирует госмонополии. Вы называли его «рациональным политиком» и «подходящим на роль главнокомандующего». Но прошло три года и вы резко изменили тон, лишившись должности губернатора Одесской области.

— Тогда вместе со мной так же думали большинство украинцев, потому Порошенко впервые в истории Украины и победил на выборах президента в первом туре. Мы при всем скептицизме по отношению к политическому классу Украины в целом надеялись, что Порошенко использует с пользой для страны предоставленный ему шанс. Что он умнее, прагматичнее и образованнее остальных. Это раз. Во-вторых, нужно понимать, что Порошенко тогда говорил о реформах, и он начал какие-то реформы. Этого нельзя отрицать. Он начал реформу полиции, сферы обслуживания, начал какую-то дерегуляцию. На первых Национальных советах реформ были по-настоящему интересные дискуссии. Он пригласил в страну многих людей…

— В том числе и вас.

— Нет, я приехал без его приглашения, но Порошенко меня попросил привести людей, которые способны провести реформы. Так что Порошенко тогда и Порошенко сейчас — это, как говорят в Одессе, две большие разницы.

— Когда, на ваш взгляд, произошли изменения?

— Думаю, откат начался сразу после местных выборов 2015 года. Но окончательно оформился после того, как премьер-министром стал Гройсман. Потому что раньше Порошенко говорил, что Яценюк ему мешал, а после смены Кабмина этого говорить уже было нельзя.

К тому же, Порошенко даже перестал что-либо обещать. Посмотрите на него сейчас: он не артикулирует свое видение ситуации. Вместо этого он занят наглым выстраиванием контроля над медиа, над коррупционными потоками. Кстати, вначале он реально отказался от практики коррупционных потоков из регионов в центр, которая всегда была. Раньше из Одессы в чемоданах в Администрацию президента ежемесячно плыли $3-5 миллионов коррупционных денег. Порошенко поначалу прекратил эту практику.

— Контроль над медиа, это вы что имеете ввиду?

— Посмотрите на телеканалы, они меня перестали показывать.

— Вы недавно давали интервью телеканалу 112.

— Да, когда ведущая решила хлопнуть дверью перед своим уходом с телеканала.

— Так проблема только в том, что вас не показывают, или в отсутствии критики работы президента?

— Критика президента на телевидении вроде бы и есть, но от тех люди, которые по делу ничего не скажут. Ляшко может говорить все, что угодно про президента, но он не опасен. Это как домашний попугай, который тебя иногда может нецензурными словами обругать, но кормится с твоей руки. Потому таких попугаев можно показывать, сколько угодно — в решающий момент они нажмут правильную кнопку.

— Вы выступаете за досрочные выборы парламента. Вы же видите социологию — да, альянс власти в формате БПП-Народный фронт — не то, о чем можно мечтать, но разве лучше, чтобы правительство сформировали Оппоблок и Батькивщина, пусть даже в этом случае в Раду зайдет ваша маленькая фракция?

— Я уверен, что как только будут досрочные выборы, люди будут голосовать за новые силы. Сегодняшнюю социологию можете порвать и выбросить. Мировая тенденция другая. У Трампа в начале кампании было 2% рейтинга, все смеялись. Но, если в Америке люди захотели изменить политический класс, что тогда говорить об Украине? В политике всего мира есть запрос на обновление, какие бы опросы нам не рисовали. Когда будут досрочные выборы, украинцы сметут нынешний политический класс.

— Новые политики, а вы новый украинский политик, говорят то же самое перед каждыми выборами. А при власти у нас все равно примерно одни и те же лица.

— Правильно, потому что новых, на самом деле, никогда и не было. Были разные форматы участия в выборах одних и тех же. Как только появился проект с новыми людьми, вроде Самопомощи, украинцы тут же отдали им свои голоса. Когда выглядела новой Свобода — она набрала много. Считался таким Кличко — он тоже получил хороший результат. Украинцы всегда искали новых людей в политике, а сейчас и подавно. Так что наш сегодняшний рейтинг реально надо умножить на три.

— Когда вы ожидаете досрочных выборов?

— Как только, так сразу. Как только мы мобилизуем людей. Ждать не будем, потому что каждый день этой власти для Украины — это потеря времени. На Украине сокращается население. Я с ужасом сейчас жду отмены визового режима с ЕС, хоть и очень хочу, чтобы украинцы, особенно молодые люди, имели возможность ездить в Европу без виз. Просто мы потеряем еще 2-3 миллиона населения сразу, которые уедут нелегалами.

Через три года на Украине будет меньше населения, чем в Польше, тогда как в начале независимости украинцев было на 20 миллионов больше, чем поляков. Украиной сегодня управляет не эта власть, а кризис. Власть управляет медиа и коррупционными потоками, но не страной.

— Как только появляется новая политическая сила, если она перспективна, вокруг нее сразу появляются крупные спонсоры, олигархический капитал. Такова практика. Вы встречаетесь с украинскими олигархами?

— Если вы заметили, я переругался со всеми, чуть ли не публично. Я не помню ни одного украинского политика, который так открыто конфликтовал бы с олигархами. Я с самого начала объявил их врагами страны.

— С Игорем Коломойским вы, например, знакомы еще с Грузии. У него там бизнес.

— В Грузии Коломойский был паинькой. Он платил налоги и был очень законопослушным. Но это в Грузии, а на Украине он не платит налоги, потому что и без них всех всегда покупал.

— Ваши оппоненты упоминали ваши отношения с Константином Григоришиным.

— Григоришин — это человек, против которого мы совсем недавно устроили забастовку в Сумах. Потому что его областная компании блокировала подключение предприятия, которое выполняло необходимый для страны военный заказ.

— С Борисом Кауфманом вы общаетесь?

— С Кауфманом единственное общение у меня было в Одессе. Причем, принудительно с моей стороны. Я его принуждал построить аэропорт. Пока он думал, что я в силе — пока у нас был прокурор, полиция, и он считал, что Порошенко меня поддерживает, он реально почти достроил терминал в одесском аэропорту. Хотя тоже, как только сняли Сакварелидзе, работы на этом терминале практически прекратились. Сейчас какое-либо общение с ним у меня полностью прекращено.

— В здании, где находится офис вашей партии, этажом ниже находится компания Vertex United, которая принадлежит Кауфману.

— Когда мы сюда заселялись, мои друзья предупреждали об этом и говорили, что нас все будут ассоциировать. Я сказал: Мне все равно, мы чисты. Я не буду отказываться от выгодного предложения по аренде офиса, потому что рядом кто-то, с кем нас потом могут ассоциировать. В Киеве куда не посмотри — все кому-то принадлежит.

— Давайте поговорим об иностранцах в украинской власти. Вам не кажется, что эксперимент не вполне удался? Почему?

— Абсолютно с вами согласен. Это все фасадные изменения. Не может поляк, который даже по-русски, не то, что по-украински, не говорит, понять, как менять железную дорогу на Украине. Что касается меня лично, то это другая история. Я приехал на Украину совсем юным. Здесь сформировался, здесь учился. Мне не нужно было адаптироваться. Еще Сакварелидзе более-менее адаптировался, а остальные — нет.

— Почему? Например, что помешало адаптироваться экс-главе Нацполиции Хатии Деканоидзе?

— Хатия никогда не была политиком. И она и Эка Згуладзе хотели помочь, как профессионалы, но когда в один момент «пациент отказался от приема лекарств», им ничего не осталось, как уйти.

— Но они получили украинские паспорта, статус. В каком положении они сейчас?

— Хатия — грузинский политик, вернулась в Грузию. Эка, насколько я понимаю, во Франции. Сакварелидзе здесь — он стал украинским политиком. В этом прелесть Украины — она гостеприимна и усыновляет всех, кто хочет здесь работать. Я это почувствовал еще в студенчестве, когда мои одногруппники и друзья очень быстро заставили меня забыть о том, что я не украинец. Украинцы умеют так делать.

— Вы говорили в 2014 году, что личных сбережений у вас осталось не более, чем на полгода жизни на Украине. Вы сейчас без работы, на что живете?

— Так и есть. А кто сказал, что я богато живу? Да, сегодня у меня есть серьезные материальные проблемы, я этого не скрываю. Надеюсь, что мы сейчас выстроим официальное финансирование партии, и я буду там получать зарплату. Сегодня я живу не то, что не роскошно, но даже скромнее, чем хороший средний класс, к сожалению.

— И все же, из каких источников партия будет официально финансироваться?

— Я уже ответил, что региональные офисы у нас везде финансируют местные бизнесмены. Очень классные люди. Они, в отличие от олигархов, хотят наведения порядка и жизни по закону, потому нас и поддерживают. Куда бы мы не приехали, они оплачивают наше передвижение, гостиницу, питание. В Киеве тоже есть некоторые бизнесмены, которые оплачивают этот офис и зарплату нескольких сотрудников. И все. Больше никаких расходов. Мне бы очень хотелось, например, издавать газету, а газеты у нас нет. Многие каналы предлагают эфиры за деньги, на это денег у меня тоже нет.

— Какие телеканалы?

— Практически все. На полунеподконтрольных власти Порошенко каналы говорят: «Пожалуйста, за деньги мы готовы дать вам эфир». Есть и бесплатно, но это где-то в регионах. Есть исключения. Например, мне недавно сказали, что Интер меня не освещает не потому, что им Порошенко приказал, а потому что я помешал государству выплатить долг Фирташу в 230 миллионов.

— Вы говорите об информационной блокаде, но в то же время LIGA.net безуспешно добивалась с вами интервью еще даже до того, как вы стали губернатором. И мы говорим бесплатно. Почему вы так долго не соглашались?

— Я прошу прощения за это. Видимо, не было времени. Очень рад сейчас пообщаться. Но я говорю о телеканалах, в первую очередь, центральных. Они для меня сейчас закрыты, потому что их смотрит Порошенко.

— По поводу финансирования. Когда вы были губернатором, на Украине часто появлялся ваш соратник бизнесмен Коба Накопия. Он участвует в финансировании вашей деятельности сегодня?

— К сожалению, у него много денег не осталось. Я бы с удовольствием принимал от него финансирование, но такой возможности просто нет.

— Вы остались в руководстве грузинской партии?

— Нет. Я даже формально не могу участвовать в политической жизни Грузии. Но людям не запретишь… в Грузии я для людей больше, чем формальный лидер. Я для них символ чего-то, ассоциируюсь с идеей и реформами..

— Вы бы уехали из Украины и вернулись в Грузию, если бы ваша партия выиграла выборы и сформировала большинство в парламенте?

— Нет. Если я живу на Украине уже несколько лет, значит я тут для чего-то. Мы должны довести нашу борьбу здесь до логического конца. Мне бы хотелось ездить в Грузию, хотелось бы общаться с друзьями, но институционально я туда возвращаться и занимать какие-то должности после этих выборов точно не буду. На Украине у нас есть большая миссия.

— Какова ваша личная цель на Украине?

— Этот вопрос мне когда-то задавал Порошенко, я об этом говорил. Я тогда сказал, что мои амбиции выше, чем пост премьера, и все подумали, что я имею ввиду президентство. Но все еще выше — я хочу поменять систему. Я готов участвовать в процессе, как играющий тренер. Хочу найти людей, которые способны создать новую страну, как когда-то Джефферсон, Вашингтон или Гамильтон создали США.

— Видите себя в числе отцов-основателей новой Украины?

— Для меня очень большая честь, если я буду одним из них.

— Вы не можете баллотироваться с парламент или участвовать в президентских выборах. Но вам ничто не мешает баллотироваться, например, в мэры какого-то города, закрепиться, таким образом, институционально в украинской политике и показать результат там. Вы об этом не думали?

— Я это прекрасно понимаю. Но вы посмотрите, что происходит сейчас с Садовым, как его бьют со всех сторон. Впрочем, может быть, моей ошибкой было то, что в свое время и не баллотировался в мэры Одессы. Хотя не уверен, что меня выбрали бы, потому что я видел, как там выборы полностью фальсифицировали.

— Но, все-таки, лично у вас рейтинг выше, чем у Саши Боровика.

— Да, но я видел, как там считали. Да и потом, от какой партии мне тогда было баллотироваться? От БПП вместе с Гончаренко?

— Я слышал от представителей власти, что вам предлагали возглавить список БПП в Одесский облсовет, но вы сказали, что тогда вам нужно возглавить местную ячейку партии, а забирать у Алексея Гончаренко эту роль власть не захотела.

— От первого номера в списке БПП на местных выборах я отказался — это правда. Неправда в том, что хотел возглавить местную ячейку. И отказался быть в этой команде как раз потому, что там такие, как Гончаренко, который продавал места в списке и места в комиссиях.

— Вы часто критикуете украинских политиков, они в ответ подают на вас в суд. Какова ситуация с судами? Вы их проиграли, вроде бы Николаю Мартыненко и Андрею Иванчуку, по крайней мере. Иванчук нам говорил, что вы перед ним извинились за обвинения в коррупции с Одесского припортового завода.

— Это неправда. Он может говорить, что угодно. Однажды на Нацраде реформ он ко мне подошел и сказал: «У меня денег нет, только у моей жены есть, с которой я развелся». Я ответил: «Ты, наверное, меня с кем-то путаешь. Я же помню, что когда я был президентом Грузии, ты лично мне предлагал вложить в Батуми $100 миллионов, и я это приветствовал. Ты после этого будешь говорить, что у тебя денег нет?».

Какие-то суды я проиграл. Вроде бы должен извиниться перед директором ОПЗ, который является подставным лицом, и сказать, что он не вор. Я не могу сказать, что он не вор. Могу сказать, что судья, который принял такое решение, сам должен за это ответить. Не буду я извиняться ни по каким судейским решениям. Это не судьи, они как «воры в законе».

— Вы в целом за приватизацию ОПЗ?

— Конечно. Но настоящую приватизацию. ОПЗ работает на убыток. Посмотрите на Криворожсталь. Это единственное предприятие, которое не жалуется на блокаду Донбасса, они платят все налоги, не получают субсидий, выполняют все социальные обязательства. Пока это государственное предприятие, его будут грабить.

— Есть мнение, что ваши громкие, скандальные заявления на эту тему просто срывают приватизацию.

— Когда банда грабит предприятие, его никто не будет покупать. Я хотел, чтобы банды оттуда убрали, привели большие международные компании и провели приватизацию. Каждое государственное предприятие должно быть продано. Где есть чиновник, там есть грабеж.

— «План Артеменко». У вас хорошие отношения с республиканцами. У вас нет никакого плана Саакашвили? И вообще, что вы думаете о новом президенте США и его отношениии к России?

— Плана нет, конечно. Вообще вся свистопляска под названием «Трамп, давай мы тебе поможем выгоднее продать Украину» — это все от недалеких людей, которые вообще не понимают Трампа. Трамп никогда не будет торговать Украиной и никогда не будет пророссийским. Трамп — сильная личность. Он первый президент США за много лет, который сказал: «Америка должна научиться выигрывать войны». Путин не сможет наладить отношения с Трампом. Это раньше он выглядел хулиганом, который делает, что хочет, а цивилизованный мир его сторонился, потому что не хотел влезать в конфликт, в том числе и Обама. Для нас с вами результат правления Обамы — это Иванишвили и Янукович. Они пришли к власти на Украине и Грузии, пока Обама игрался в «перезагрузку» с Россией. А Трамп ищет конфликта, это его стихия. Путину за Трампом не угнаться.

— Вы поддерживаете энергоблокаду Донбасса?

— Я считаю, что люди, которые блокируют, задают совершенно справедливые вопросы власти. Нельзя одновременно воевать и с этими же людьми делать деньги.

— Говорят, что вы, будучи президентом Грузии, в аналогичной ситуации не заблокировали работу Ингурской ГЭС, 40% вырабатываемой энергии которой шло в оккупированную Абхазию.

— Это ложь, которую распространяет Банковая. Рубильник там находился на неподконтрольной нам территории. И все равно, это была не торговля. Мы просто бесплатно давали Абхазии электроэнергию. Да, мы торговали с Россией, но Россия не была в первой пятерке наших торговых партнеров. Мы покупали 10% российского газа и могли в любой момент от него отказаться.

— Все-таки, уголь — это сложный вопрос. С той стороны линии разграничения наши люди или нет?

— Да, там наши люди, но вопрос в другом. Почему Ахметов покупает уголь в копанках за 600, максимум — 800 гривнь, и продает за 1600? Почему платежные квитанции в итоге для украинцев формирует не рыночная цена, а желание олигархов. Не только Ахметова — есть Григоришин, есть Фирташ, есть Онищенко. Кто меня может убедить в том, что платежка честная, когда в ней такие фамилии? Из-за этого у нас тарифы выше, чем в Австрии. В этом вопрос, а не в людях, которые там тяжело работают и сидят без зарплаты. Их тоже очень жаль. В руках Ахметова шахты, генерация и дистрибуция. И нас шантажируют отключением, что вообще неправильно, потому что Украина экспортирует электроэнергию в Польшу, Молдову и другие страны.

— Бурштынскую ТЭС, которая поставляет электричество на экспорт, нельзя быстро развернуть внутрь страны.

— Если готовиться заранее, можно было бы разворачивать. Что трудно предсказать эту ситуацию? Представить, что Путин может нас отключить? Если бы не было договорняков, вопрос давно был бы решен. Мы в Грузии это проходили.

— И все же, вы не жалеете, что тогда, осенью-2015 не удалось сделать объединение всех политсил и политиков на базе Антикоррупционного руха? Это уже тогда была бы очень рейтинговая структура.

— Я уже говорил, что у меня была надежда на новое правительство, которое придет на смену Яценюку. Больше украинский народ таких шансов этой власти не оставит и ждать не будет. Я признаюсь, что тоже был обманут, меня тоже развели. Но я в этом не одинок — власть невыполненными обещаниями развела меня вместе со всеми украинцами. Больше мы им этого не позволим.

Украина. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 марта 2017 > № 2100934 Михаил Саакашвили


Узбекистан > Транспорт. СМИ, ИТ > uzdaily.uz, 7 марта 2017 > № 2097922

Система управления безопасностью дорожного движения в г. Ташкенте начнет фиксировать нарушения правил дорожного движения в тестовом режиме с 15 марта 2017 года. Об этом сообщил начальник ГУБДД МВД Узбекистана полковник Холматжон Сайдалиев.

Напомним, что видеокамеры установлены пока на 115 перекрестках Ташкента. До этого дня камеры фиксировали нарушения, но штрафы не выписывались.

Холматжон Сайдалиев отметил, что с 15 марта владелицам автомобилей будут отправляться штрафы.

По его данным, в ходе этого процесса специалисты протестируют работу оборудования и при выявлении проблем они будут устранены. Поэтому штрафы будут выписываться в тестовом режиме.

Узбекистан > Транспорт. СМИ, ИТ > uzdaily.uz, 7 марта 2017 > № 2097922


Узбекистан. Туркмения > Транспорт > uzdaily.uz, 7 марта 2017 > № 2097899

Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев и Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов открыли железнодорожный и автомобильные мосты Туркменабат-Фараб через Амударью.

Мосты через Амударью открывают прямой выход грузопотоков из государств Азиатско-тихоокеанского региона, Южной Азии к Каспийскому морю и далее – в Черноморский и Средиземноморский регионы, страны Европы, Закавказья, Ближнего и Среднего Востока. А это повлечет за собой повышение деловой активности, приток крупных инвестиций, создание многочисленных рабочих мест.

Как подчеркнул в своем выступлении Президент Гурбангулы Бердымухамедов, с введением в эксплуатацию новых мостов через Амударью значительно расширятся горизонты партнерства и использования потенциала таких крупных организаций, как ШОС, СНГ, ОЭС.

Цели реализации таких проектов объективно соответствуют долгосрочной стратегии ООН, ОБСЕ с точки зрения видения региона как прочного звена в цепи стратегической стабильности в южном поясе Евразии, отметил он.

Четырехполосная проезжая часть автомобильного моста имеет в ширину 21,5 метра. Для обеспечения безопасного движения автотранспорта на подъездах к мосту сделаны пандусные дорожные развязки протяженностью 6 километров. По обеим сторонам моста - пешеходные дорожки шириной по 1,5 метра.

Дорожное покрытие моста - суперсовременный полимерный материал матакрил, высокопрочный, долговечный, стойкий к ультрафиолету и при этом тонкослойный и обладающий малым весом по сравнению с асфальтобетоном.

Узбекистан. Туркмения > Транспорт > uzdaily.uz, 7 марта 2017 > № 2097899


Россия > Транспорт > kremlin.ru, 7 марта 2017 > № 2097729 Олег Белозёров

Встреча с главой РЖД Олегом Белозёровым.

Состоялась встреча Владимира Путина с президентом открытого акционерного общества «Российские железные дороги» Олегом Белозёровым. Обсуждались итоги работы компании за 2016 год и планы на текущий год. В частности, речь шла о росте грузооборота и производительности труда, выполнении ключевых инвестиционных проектов.

В.Путин: Олег Валентинович, мы уже мельком говорили, тем не менее основательнее нужно обсудить вопросы того, как компания отработала предыдущий год и каковы тенденции в этом году. Наверняка Вы уже видите и объём погрузки, и как пассажирский сегмент функционирует.

О.Белозёров: Владимир Владимирович, прежде всего позвольте поблагодарить Вас за постоянное внимание к работе «Российских железных дорог». Прошлый год у нас был сложным, необычным, но очень интересным.

В прошлом году у нас немного выросла погрузка, но есть и рекорд: первый раз мы достигли исторического значения тарифного грузооборота – 2 триллиона 342 миллиарда тонно-километров. В новейшей истории России такой результат впервые.

У нас в том числе были преодолены и отрицательные тенденции по пассажирообороту. Увеличился пассажирооборот в дальнем следовании и пригородном. Хочу поблагодарить, в прошлом году принято беспрецедентное решение по пассажирскому движению – обнуление ставки налога на добавленную стоимость, которое даст в этом году возможность обновить и подвижной состав. Это создало условия по долгосрочному тарифообразованию до 2030 года. То есть устойчивая модель в пассажирских перевозках создана. Спасибо большое.

Очень важный показатель – производительность труда: [рост] 5,4 процента. Превысили [план], мы ставили предварительно пять процентов.

В январе уточнили показатели: у нас чистая прибыль 6,5 миллиарда рублей. За счёт того, что ещё снизилась себестоимость перевозок, мы заплатили 430 миллиардов налогов, из которых 161 миллиард – в региональные бюджеты, сэкономили на закупочной деятельности более 10 миллиардов рублей.

В.Путин: Рост производительности труда – это, конечно, хороший показатель. Молодцы.

О.Белозёров: Спасибо.

По инвестиционной программе, по всем ключевым проектам мы движемся в графиках: это и модернизация БАМа и Транссиба, это и подходы к портам Азово-Черноморского бассейна, это и строительство [линии] Журавка – Чертково – Батайск.

При этом по текущему статусу на 1 января 2017 года по БАМу и Транссибу выполнена работа более чем на 233 миллиарда рублей. В этом году мы пересечём половину, запланированную проектом.

Но главный результат прошлого года – мы сэкономили ещё более восьми миллиардов рублей на специальные оценки наших проектных решений. Я докладывал, что такой же результат был и год назад. То есть мы уже на сегодняшний момент сэкономили более 16 миллиардов рублей.

По подходам к азово-черноморским портам: у нас всё идёт в графике. На 1 января 2017 года на 35 миллиардов выполнены работы. Соответственно, к 2019 году основной объём работ будет выполнен.

Направление Москва – Адлер с обходом Украины: на 1 января объём работ составил более 25 миллиардов рублей, и мы планируем в этом году осенью, на год раньше, запустить этот проект.

Очень необычно сложился январь этого года: погрузка выросла более чем на 6,5 процента. Но самый важный показатель, очень большой, – это рост тарифного грузооборота более чем на 11 процентов.

У нас увеличился экспорт более чем на 12 процентов, начал очень активно восстанавливаться транзит, более 30 процентов, и перевозка крупнотоннажных контейнеров превысила 33 процента.

В отношении проекта, который мы Вам представляли, Московское центральное кольцо, – тоже бьёт по-прежнему рекорды, 333 тысячи человек в сутки мы перевозим. Договорились с Москвой об улучшении показателей – сокращении интервалов, внедрении новых технологий. Это даст дополнительный результат.

В.Путин: Мы говорили с вами о льготировании перевозки отдельных категорий, в том числе школьников. У вас есть планы по каникулярным периодам?

О.Белозёров: Да. Мы приняли решение о том, что на весенние каникулы предоставим скидку 50 процентов для проезда в купейных вагонах, раньше скидка была только в плацкартных вагонах. Считаем, что так мы создадим условия для семейного проезда. С этого года будем такую практику внедрять.

Россия > Транспорт > kremlin.ru, 7 марта 2017 > № 2097729 Олег Белозёров


США. Иран. Китай. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 7 марта 2017 > № 2097587 Пол Валлели

«России уходить из Сирии сразу не нужно»

Американский генерал рассказал о перспективах конфликта на Ближнем Востоке

Александр Братерский

Иранские военные корабли в понедельник опасно сблизились с кораблями ВМС США в Ормузском проливе, что может привести к открытому конфликту. О том, можно ли избежать войны с Ираном и почему США нужно сотрудничество с Россией, в кулуарах ближневосточной конференции клуба «Валдай» «Газете.Ru» рассказал генерал-майор в отставке Пол Валлели, эксперт по безопасности, в прошлом заместитель командующего Тихоокеанским командованием США.

— Новая администрация говорит об угрозе, которую представляет Иран. Есть ли у вас опасения насчет конфликта США и Ирана?

— Этого нельзя исключать, если они снова появятся возле наших кораблей. Мы их будем уничтожать, такого мы не потерпим, и им нельзя будет на своих катерах сновать возле наших кораблей. По моему мнению, у них уже есть ядерные возможности. Речь не о том, что они могут их иметь, они их уже имеют. Иран работал с КНДР по этому направлению, и я думаю, что у них уже есть ядерное оружие. Поэтому если они совершат ошибку и ударят по Израилю или будут вести себя как Северная Корея, то они будут уничтожены.

— Но у США и Ирана есть общий враг — исламисты. Не дает ли это возможности для сотрудничества?

— Они в таких категориях не думают, а считают себя державой-гегемоном. Именно поэтому у них конфликт с Саудовской Аравией. И именно поэтому они поддерживают радикальные исламистские группировки, такие как «Хезболла». Чтобы продемонстрировать способность к диалогу, Иран должен сделать что-то позитивное — это улица с двусторонним движением. Они должны сделать шаг навстречу и не вести себя столь агрессивно.

— В последнее время говорят, что США могут пойти на наземную операцию в Сирии. Как вы видите такое развитие событий?

— Это то, что мы называем «воздушно-наземной» операцией.

Примерно такая же идет сейчас в иракском Мосуле, но здесь упор будет сделан на Ракку.

Такие операции проходят при участии нескольких стран. Сначала при помощи орбитальной группировки мы определим, где находятся исламисты, чтобы приступить к уничтожению противника c помощью сил, которые можно назвать общим термином «спецназ».

— Что вы как американский военный могли бы посоветовать России, которая сейчас ищет стратегию выхода из Сирии?

— Уходить сразу не нужно, необходимо побыть какое-то время. Российские базы в Латакии и Тартусе очень важны, так они будут защищать беженцев, возвращающихся из Европы в Сирию. В экспертном плане, который я готовлю, есть идеи подготовки зоны безопасности. Когда жизнь там понемногу обустроится, тогда уже можно говорить о продвижении в сторону Турции. По моим оценкам, игиловцы (ИГ — организация, запрещенная в России. — «Газета.Ru») будут нейтрализованы к концу года в Сирии в Ираке. Возможно, они попытаются возобновить деятельность в Северной Африке, однако все их «государство» вскоре перестанет существовать. Их идея «халифата» провалилась.

— В чем, по-вашему, проблема предыдущей администрации в борьбе с исламистской угрозой?

— Так ничего и не добились, создали вакуум в регионе, способствуя снижению уважения и доверия к США.

— Каким вы видите будущее НАТО? Известно, что из Белого дома и Пентагона звучит критика в адрес альянса.

— Президент Трамп считает, что НАТО необходимо поменять фокус, прекратить все время смотреть на Россию и начать смотреть на игиловцев. НАТО должно перестать смотреть в прошлое и заняться будущим.

Им необходимо обратить внимание на Ирак, на Сирию, на Северную Африку. Это война, которая должна быть выиграна, необходимо нейтрализовать угрозу исламизма, существующую сейчас в мире. Мы знаем об этом и укрепляем границы, потому что мы знаем, кто к нам проникает и создает ячейки внутри США. Честно говоря, это люди, которых невозможно переубедить, их нужно уничтожать. Россияне имели такие же проблемы, когда шла война в Чечне. Однако мы не должны быть интервенционистами, мы должны работать с другими странами, чтобы решать общие проблемы.

— Вы многие годы провели на высоких должностях на флоте в Тихом океане. Как вы сейчас смотрите на ситуацию, связанную с усилением военного присутствия Китая в регионе?

— Могу сказать, что они заботятся о сфере своих интересов, при этом они никогда не затрудняли судоходство в Южно-Китайском море. Однако, как и мы, они заинтересованы в определенных регионах и будут продолжать поддерживать там свое военное присутствие, нравится нам это или нет. Но и мы будем демонстрировать свое право проходить в международных водах для того, чтобы показать, что мы там остаемся, а Тайвань должен оставаться независимым. Но с китайцами можно договориться, с ними надо говорить с уверенных позиций, и это способствует хорошей сделке.

— Вы часто выступаете на телеканале Fox как военный аналитик. Как вы видите ситуацию с прессой и войной против СМИ, которую ведет Трамп?

— Он не ведет войну, он бросает им вызов, так как они плохо делают новости.

Репортеры перестали делать свою работу. Они просто перепечатывают статьи интернета.

Что касается CNN, то оно просто ужасно. И когда я смотрю французское телевидение, ощущение то же самое. Даже телеканал RT делает больше фактических новостей, чем они. Правда, там есть, конечно, несколько комментаторов, которых я всегда переключаю.

— Как бы вы охарактеризовали военную команду Трампа?

— Их главной задачей будет сделать все, чтобы собрать армию воедино. Мы должны показать, что мы сильны, что наши ядерные силы адекватны сегодняшним задачам. Россия сделала много за последние пять лет в модернизации своих вооруженных сил, Китай тоже, а мы плетемся позади. Это не значит, что мы должны давить на Россию, но мы должны быть сильными, чтобы об этом знали те, с кем мы ведем бизнес. И если нам угрожают, мы спокойно сидеть не будем.

США. Иран. Китай. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 7 марта 2017 > № 2097587 Пол Валлели


США. Япония > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 6 марта 2017 > № 2104347 Максим Крылов

Почему Япония так старается подружиться с Трампом

Максим Крылов

Трансформация «азиатского века Америки» в «китайский век Азии» – самый неприятный из возможных сценариев для Японии, поскольку в этом случае противостоять Китаю ей придется в одиночку. А отчаянные попытки Токио не дать Америке уйти покорно в мрак ночной говорят, помимо прочего, и о том, что к подобному развитию событий Япония пока не готова

Новому американскому госсекретарю Рексу Тиллерсону не позавидуешь: с момента его вступления в должность прошел всего месяц, а отношения США со многими соседями и союзниками уже испортились настолько основательно, что и не знаешь, с чего начать их исправлять. «Одолжил бы и у кошки лапу», – говорят о подобных кризисных ситуациях японцы, но ближайший кот с опытом работы на столь высоком уровне уже трудоустроен на полную ставку в Лондоне на Даунинг-стрит, и взять хоть какую-то часть этого кота в аренду не представляется возможным.

Даже краткий список внешнеполитических кризисов, устроенных Дональдом Трампом на ровном месте, выглядит впечатляюще: помимо прочего, Трамп успел назвать НАТО устаревшей организацией, пригрозить Мексике вооруженной интервенцией, оттолкнуть Канаду требованиями пересмотреть Североамериканское соглашение о свободной торговле (НАФТА) и даже поругаться с Австралией, что вообще до сих пор мало кому в мире удавалось.

И без того не испытывавшие особой симпатии к Трампу зарубежные партнеры в долгу оставались недолго: Ангела Меркель выступила с лекцией о Женевской конвенции о статусе беженцев, спикер Палаты общин Джон Беркоу не выразил желания видеть Трампа в стенах британского парламента, а бывший президент Мексики Висенте Фокс заявил, что его страна ни при каких обстоятельствах не будет платить за обещанную Трампом стену на американо-мексиканской границе, попутно снабдив вышеозначенный памятник архитектуры непечатным эпитетом. «В мыслях имея всегда непристойные многие речи, вечно искал он царей оскорблять, презирая пристойность».

Японии от Трампа тоже досталось (и не однажды), но в отличие от столиц упомянутых выше стран в Токио хулу восприняли стоически, о беженцах вежливо промолчали (да и сами их приняли в минувшем году всего 28 человек) и даже начали всеми возможными способами добиваться расположения новой американской администрации. В феврале эти усилия увенчались успехом: Синдзо Абэ не только посетил Вашингтон с официальным визитом, но и, судя по отзывам, весьма приятно и с пользой провел время в компании Трампа в загородной резиденции Мар-а-Лаго.

Почему Япония изо всех сил старается не испортить отношения со столь неудобным партнером, уже умудрившимся поругаться с половиной мира? Вернемся на три месяца назад и посмотрим на ситуацию глазами японского руководства.

Мелкие неприятности

То памятное утро 9 ноября 2016 года началось для премьер-министра Синдзо Абэ вполне стандартно – с рабочих и протокольных встреч. К 9:00 по токийскому времени в США только начинался подсчет голосов, и сенсаций от президентских выборов никто не ожидал: бронепоезд «Дональд Трамп» должен был остаться на запасном пути на станции Невозможное.

У бронепоезда, как оказалось, были другие планы. Выехав со станции Невозможное, к полудню по Токио он без остановки пролетел станцию Маловероятное, попутно обрушив котировки японских акций и отправив курс иены в стратосферу, а еще через три часа добрался до конечной станции Неизбежное. В 15:00 Абэ вызвал к себе советника по особым поручениям Кацуюки Каваи и велел тому лететь в Вашингтон устанавливать контакт с новой администрацией.

Примерно в это же время в резиденцию премьера прибыл для совещания директор департамента Северной Америки японского МИДа Такэо Мори. Отправив Каваи паковать чемоданы и посовещавшись с Мори, в 18:29 Абэ вышел к журналистам, сказал дежурные банальности, после чего уехал домой крепко думать о случившемся.

Победа Трампа создала для Японии две проблемы: тактическую и стратегическую. Тактическая неприятность заключалась в том, что к такому исходу американских выборов в Токио никто не готовился. Еще 19 сентября Абэ встретился в Нью-Йорке с Хиллари Клинтон и договорился с ней обо всем хорошем против всего плохого. Удовлетворившись полученными результатами, Абэ вернулся домой, а о наличии еще одного кандидата в президенты США японцы, судя по всему, забыли. Девятого ноября эта самая забывчивость обернулась для Японии потерей лица, а для Кацуюки Каваи – незапланированной командировкой в Вашингтон. Новая глава в отношениях Японии с ее единственным союзником началась даже не с чистого листа, а с серьезного конфуза.

Оплошность, впрочем, удалось довольно быстро исправить стараниями самого Абэ, отправившегося 18 ноября в Нью-Йорк на встречу с избранным президентом. Растопить лед помогло общее хобби двух лидеров: в подарок Трампу Абэ привез позолоченную клюшку для гольфа японского производства, приобретенную им (по словам самого японского премьера) на личные средства. Особое внимание наблюдателей в Токио привлекло то, что на встрече присутствовала Иванка Трамп, которой, если верить ее отцу, Абэ очень понравился. Саму Иванку после этого некоторое время даже прочили в новые американские послы в Японии, на смену дочери другого американского президента, Кэролайн Кеннеди.

Тем не менее ни позолота на клюшке, ни благорасположение Иванки не решили главной проблемы для Токио. Риторические выпады Трампа в адрес почти всего, что принято считать статус-кво в международной политике и экономике (если они хоть в какой-то мере отражают его истинные взгляды и намерения), означают отказ США от двух важных принципов, которые в Токио привыкли считать аксиомами. Катет короче гипотенузы, Миссури впадает в Миссисипи, Соединенные Штаты всегда будут выполнять свои союзнические обязательства и выступать за свободу международной торговли. Правильно? Неправильно.

Большие проблемы

Поначалу Японию более всего беспокоили, мягко говоря, неортодоксальные взгляды Трампа на роль США в мире: не хочу быть мировым жандармом, а хочу делать Америку снова великой. Хватит охранять Европу с Азией не пойми от чего, когда у нас тут одеяло убежало, улетела простыня и даже подушка задумалась о выводе активов за рубеж. Применительно к Японии все это вылилось в уже порядком подзабытое в Токио требование больше платить за содержание американских военных баз и совсем уж экзотическую рекомендацию обзавестись ядерным оружием. Не то чтобы у последней идеи в Японии совсем не было поклонников, но с учетом не очень давней истории взаимоотношений двух стран в ядерной области прозвучало сие как предложение открыть магазин веревочной продукции в доме повешенного.

Дальше было хуже: разобравшись с внешней политикой, Трамп озаботился вопросами международной торговли. Здесь он обвинил Японию в искусственном занижении курса иены к доллару (не совсем безосновательно), в создании барьеров для экспорта американских автомобилей (к числу барьеров, вероятно, относится правостороннее движение) и злоупотреблении режимом свободной торговли в рамках НАФТА (по словам Трампа, минимальные пошлины на ввоз автомобилей позволяют японским автопроизводителям размещать производственные мощности в Мексике и почти беспрепятственно экспортировать оттуда свою продукцию в США).

Все эти инвективы крайне неудачно совпали с публикацией последних данных по торговому балансу Соединенных Штатов, из которых следовало, что по объему профицита в торговле с Америкой Япония вышла на второе место, обойдя Германию и уступая теперь лишь Китаю.

Всем упомянутым выше безобразиям Трамп пообещал положить конец, кардинально пересмотрев базовые принципы американской оборонной и торговой политики. Подобные инициативы крайне болезненны лично для Синдзо Абэ уже потому, что он потратил два последних года и значительную часть своего политического капитала на укрепление американо-японских отношений именно в этих двух плоскостях.

Так, в 2015 году Абэ с боями протащил через парламент пакет законов, позволяющих японским Силам самообороны участвовать в военных операциях за рубежом в случае, если японские союзники (50 штатов и округ Колумбия) подвергнутся вооруженной агрессии со стороны третьих стран (той же Австралии, например). Эта спорная с точки зрения действующей японской Конституции инициатива встретила ожесточенное сопротивление оппозиции, но Абэ был непреклонен: нарастающее давление со стороны Китая и непредсказуемое поведение Северной Кореи требовали неотложных действий по укреплению американо-японского союза, а для этого Токио должен был продемонстрировать Вашингтону свою готовность быть более активным его участником.

Годом позже Япония подписала и ратифицировала соглашение о создании Транстихоокеанского партнерства (ТТП) – торгового блока исполинских масштабов, включающего в себя, помимо Японии и США, еще 10 стран Тихого океана с совокупным ВВП 40% от мирового. Прописанное в соглашении снижение тарифных и административных барьеров означало, что Токио придется пустить под нож и значительную часть мелких и средних фермерских хозяйств внутри страны, неспособных конкурировать с зарубежными производителями без запретительных импортных тарифов.

Соглашение готовили несколько лет, фермеры волновались, оппозиция негодовала, но Абэ терпел, не без оснований рассчитывая, что ТТП станет одним из драйверов роста японской экономики. А Трамп терпеть не стал и заявил о выходе США из ТТП в первый же понедельник после инаугурации, похоронив все соглашение целиком. Усилия Абэ пошли прахом, а тут еще и подоспели разговоры об искусственно заниженном курсе иены, который, строго говоря, был почти единственным успешным компонентом абэномики и основным фактором, поддерживающим слабый экономический рост в Японии.

Если для европейских стран избрание Трампа оказалось неприятным сюрпризом и источником неопределенности, то из Японии все это выглядело скорее как знакомый сюжет с падением метеорита в Тихий океан и последующим пробуждением Годзиллы. В последний раз Япония сталкивалась с американским изоляционизмом в межвоенный период, и окончилось это для нее не очень приятно. Поэтому с Годзиллой было решено дружить. Любой ценой.

Тактические успехи

Учитывая описанные выше проблемы, Синдзо Абэ отправился в Вашингтон с двумя задачами. Во-первых, от него требовалось не допустить одностороннего пересмотра Америкой базовых положений японо-американского союза и по возможности сохранить положительную динамику последних четырех лет в двусторонних политических отношениях. Во-вторых, японский премьер должен был предотвратить перерастание антияпонской риторики Трампа в ощутимые экономические потери для Японии.

Первая задача была частично решена уже в ходе визита нового министра обороны США Джеймса Мэттиса в Токио в начале февраля. Мэттис подтвердил важную роль японо-американского союза в обеспечении безопасности и стабильности в Азии, согласился с японской трактовкой основных угроз (Северная Корея и Китай) и заверил японское руководство в том, что США готовы защищать острова Сэнкаку – предмет японо-китайского территориального спора – от посягательств со стороны Пекина в соответствии с положениями статьи 5 Договора о взаимном сотрудничестве и гарантиях безопасности между США и Японией от 1960 года.

В Вашингтоне Абэ добился аналогичных заверений и от Трампа. Разговорам об увеличении расходов на содержание американских баз, по словам Абэ, также был положен конец. По всей вероятности, японская сторона просто ознакомила американского президента со статистикой, говорящей о том, что Япония уже сейчас оплачивает 75% этих расходов – намного больше, чем другие американские союзники, такие как Южная Корея (40%) или Германия (30%).

В экономической плоскости японская стратегия сводилась к следующему. Во-первых, Абэ должен был убедить Трампа в том, что активность японского бизнеса в США не сводится к похищению сабинянок и американских рабочих мест. Что и было сделано: в ходе визита японский премьер сообщил американскому президенту, что одни только японские автопроизводители в настоящее время трудоустраивают в общей сложности более полутора миллионов американцев.

Во-вторых, Абэ должен был добиться расположения американского президента, пообещав японские инвестиции в инфраструктуру и промышленность США. Для этого японское правительство подготовило пакет предложений о расширении американской сети скоростных железных дорог с участием японского капитала и с применением японских технологий. Также за неделю до отлета в Вашингтон Абэ встретился с президентом Toyota Motor Corporation Акио Тоёдой, чтобы получить из первых рук детальную информацию об инвестиционных планах компании в США.

Третий пункт был самым деликатным: нужно было, с одной стороны, отсрочить разговор о наиболее неприятных для Японии аспектах двусторонних экономических отношений (курсе иены и тарифах), а с другой – по возможности исключить склонного к демагогии и не любящего нюансы Трампа из участия в этой дискуссии. И то и другое Абэ, похоже, удалось: в совместном заявлении для прессы по итогам визита стороны ограничились упоминанием новой рабочей группы по вопросам экономического сотрудничества, возглавить которую должны вице-президент Пенс и вице-премьер Асо.

Стратегическая неопределенность

С одной стороны, итоги первого американо-японского саммита при новом хозяине Белого дома должны обнадеживать японское руководство: разногласия в оборонной политике сняты, диалог об экономическом сотрудничестве будет продолжен в более спокойной обстановке без участия Трампа. Личные отношения двух лидеров также выглядят многообещающе: последний раз президент США и премьер-министр Японии вместе играли в гольф в 1957 году, и тогда это помогло добиться доверительных отношений между Дуайтом Эйзенхауэром и дедом Абэ Нобусукэ Киси.

Абэ, похоже, удалось найти путь к сердцу Трампа, у которого пока катастрофически мало друзей на международной арене: японский премьер без устали нахваливал своего партнера, вчистую проиграл ему раунд из 18 лунок и целых 19 секунд жал ему руку под камеры. За подобные вещи Абэ уже досталось от прессы и оппозиции, но тут уж ничего не попишешь – Трампа нужно было очаровать во избежание дальнейших проблем.

С другой стороны, на дне этой бочки меда плещется не одна ложка дегтя. Во-первых, Японии пришлось заплатить за снятие напряженности обещаниями инвестиций в американскую экономику и серьезными уступками – например, необходимостью пожертвовать ТТП в пользу переговоров о двустороннем соглашении о свободной торговле с США, где японские переговорные позиции будут намного слабее. Парадоксальная ситуация, при которой японский премьер говорит о необходимости участия Японии в создании рабочих мест в США (учитывая, что американская экономика растет быстрее японской при уже почти полной занятости), точно не добавила ему популярности дома.

Во-вторых, и в-главных, сам факт, что казавшиеся незыблемыми основы двусторонних отношений, опираясь на которые Япония строила планы на будущее, оказались под угрозой пересмотра из-за итогов американских президентских выборов, весьма настораживает все заинтересованные лица в Токио. И радует все заинтересованные лица в Пекине.

Почившее по милости Трампа в бозе ТТП если и не задумывалось (как проект ЦРУ) как альтернатива нарастающему экономическому влиянию Китая в АТР, то точно стало подобной альтернативой после того, как к нему подключились Япония и США. Сейчас на его месте образовался вакуум, который китайское руководство с радостью заполнит собственными интеграционными инициативами.

Любое возможное ослабление военного и политического присутствия США в регионе также играет на руку Пекину, предпочитающему решать проблемы с соседями в двустороннем формате без посторонних лиц. Если эти процессы зайдут достаточно далеко, то обозначенная в 2009 году доктрина «азиатского века Америки», на которую в Токио очень рассчитывали, станет, по меткому японскому выражению, пеной на воде.

Трансформация «азиатского века Америки» в «китайский век Азии» – самый неприятный из возможных сценариев для Японии, поскольку в этом случае противостоять Китаю ей придется в одиночку. Отчаянные попытки не дать Америке, по Дилану Томасу, уйти покорно в мрак ночной говорят, помимо прочего, и о том, что к подобному развитию событий Япония пока не готова.

США. Япония > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 6 марта 2017 > № 2104347 Максим Крылов


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 6 марта 2017 > № 2102196 Дмитрий Медведев

Совещание с вице-премьерами.

В повестке: о поручениях по итогам Российского инвестиционного форума «Сочи-2017»; о технологии блокчейн; о новом порядке предоставления средств материнского капитала.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Начну с итогов инвестиционного форума в Сочи, который прошёл на прошлой неделе. Я подписал поручение – очень объёмное по содержанию, там 31 пункт. Мы договорились, что в него включим и итоги моих встреч, встреч коллег по Правительству с главами регионов, представителями деловых кругов и на различных дискуссионных площадках.

Темы этих поручений самые разные: развитие регионов, предоставление им кредитов, субсидий, бюджетное законодательство, стимулирование малого и среднего бизнеса, совершенствование системы государственного управления. Всё имеет конкретных адресатов и конкретные сроки исполнения. Прошу вице-премьеров на это обратить внимание.

Кроме того, я поручил всем министерствам внести свои предложения по доработке проекта Комплексного плана действий Правительства на период до 2025 года. Документ важный. К его подготовке, как мы и обсуждали на форуме, нужно привлечь Экспертный совет при Правительстве, различные общественные и научные организации и бизнес-сообщество.

Также обращаюсь к вице-премьерам: прошу в рамках своей компетенции контролировать работу по исполнению этих поручений.

Теперь ещё одно из поручений, которое я подписал. Оно довольно специфическое и тем не менее важное – касается развития так называемой умной экономики. Этой задаче посвящён отдельный раздел Комплексного плана действий Правительства.

Речь идёт о том, чтобы максимально оперативно создавать условия для внедрения различных цифровых технологий. Одной из таких прорывных технологий, о чём, кстати, тоже на форуме говорили, является технология блокчейн.

Этим инструментом уже пользуются крупные банки, корпорации и даже некоторые государства. Технология особая. Напомню, она исключает наличие посредников, подлинность операций подтверждается самими участниками сети. Поскольку нет единого хранилища информации и она разбита на блоки, переписать эту информацию без ведома других лиц или каким-то образом внедриться туда невозможно. Кроме того, полагают, что она может способствовать избавлению от излишней бюрократизации делового оборота. Нужно проанализировать, насколько всё это применимо в нашей системе государственного управления и экономике. В любом случае тема эта действительно новая и популярная. Я дал поручения профильным министерствам – Минсвязи и Минэкономразвития – рассмотреть возможность применения этих технологий при подготовке программы «Цифровая экономика».

Ещё один момент, о котором хотел бы сказать. Только что я подписал четыре документа о создании новых территорий опережающего развития. У нас их много создаётся в последнее время на Дальнем Востоке и на других территориях, прежде всего в монопрофильных образованиях. Надо проанализировать, что происходит и в уже созданных, и в создаваемых ТОР. Информирую, что подписаны решения о создании ТОР «Бакал» в Челябинской области, на территории Бакальского округа, ТОР «Дорогобуж» – Смоленская область, ТОР «Емва» в Республике Коми и ТОР на территории Мурманской области, в городе Кировске. Всё это, подчёркиваю, монопрофильные населённые пункты, где необходимо применять правила, установленные действующим законом о территориях опережающего развития, создавать условия для роста различного бизнеса, в том числе малого и среднего, что позволит уйти от монопрофильности этих территориальных образований. Это о производственной тематике.

Совсем скоро мы будет отмечать 8 Марта. Я сегодня в Киргизию уезжаю и хотел бы уже сейчас поздравить с наступающим праздником всех женщин – и тех, кто работает рядом с нами, и тех, кто просто заботится о семье и воспитывает детей.

За последнее время мы старались многое сделать, чтобы поддержать семьи с детьми. Наверное, что-то получилось, что-то получилось не так хорошо. В любом случае есть ряд ресурсов, которые работают неплохо.

В январе текущего года материнскому капиталу, например, исполнилось 10 лет. Я помню, как мы всё это придумывали, внедряли этот инструмент. Он работает действительно неплохо. За это время такой мерой государственной поддержки воспользовались миллионы семей – смогли улучшить свои жилищные условия, направить деньги на образование детей, на социальную адаптацию детей-инвалидов, на увеличение пенсионных накоплений. Всего это почти 5 млн семей. Очень значимая цифра. Я уж не говорю про финансовое измерение – это огромная сумма. И конечно, эта программа внесла немалый вклад в улучшение демографической ситуации. Я напомню, что мы приняли решение о её продлении ещё на два года – до 31 декабря 2018 года, и будем думать, как дальше идти вперёд по этому направлению.

Я подписал постановление, которое приводит правила направления средств материнского капитала на улучшение жилищных условий в соответствие с действующим законодательством. Кроме того, сокращается с месяца до 10 рабочих дней срок перечисления средств материнского капитала с момента принятия положительного решения по заявлению родителя. То есть ждать придётся меньше.

Ольга Юрьевна (обращаясь к О.Голодец), два слова скажите, пожалуйста, по этому документу.

О.Голодец: Документ имеет принципиальное значение для молодых семей. Вслед за тем, как мы предоставили услугу электронного обращения (это было очень важно, и мы видим, что сегодня бóльшая часть людей, которые обращаются за материнским капиталом, делают это в электронной форме), сделан следующий шаг. Это как раз основывается на той платформе, на которой предоставляются услуги. Сокращается в три раза срок рассмотрения и удовлетворения заявлений.

Почти 5 млн семей благодаря этой программе воспользовались материнским капиталом, и 87% из них улучшили свои жилищные условия. Из остальных бóльшая часть потратила средства на образование своих детей.

Программа расширяется и пользуется огромным спросом. Эксперты оценивают вклад материнского капитала в изменение демографической ситуации – около 60%.

Я напомню, что наши результаты по демографической ситуации абсолютно уникальны: четыре года подряд мы демонстрируем положительный прирост населения в наших непростых условиях, когда численность женщин в фертильном возрасте сокращается.

Мы надеемся, что наши меры поддержки позволят нам и дальше сохранять такие темпы.

Д.Медведев: Мы все тоже на это надеемся.

Сегодня день рождения у Александра Геннадиевича Хлопонина. Александр Геннадиевич, мы Вас поздравляем! Хочу Вам подарить книжку с учётом Вашей профессиональной ориентации и работы с югом России, в том числе с Кавказом, а также с некоторыми территориями, которые прилегают к нашему кавказскому региону, с которыми у нас привилегированные отношения. Книжка называется «Страна тепла и солнца: Сочи, Туапсе, Гагры и Сухум». Это 1904 год.

И мы с вами договаривались, что в Год экологии нужно сделать всё, чтобы распространить зелёный тариф. Прошу отдельно потом мне доложить предложения по зелёному тарифу.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 6 марта 2017 > № 2102196 Дмитрий Медведев


Россия. ДФО > Металлургия, горнодобыча > premier.gov.ru, 6 марта 2017 > № 2102194 Сергей Иванов

Встреча Дмитрия Медведева с Сергеем Ивановым, представленным на должность президента АК «АЛРОСА» (ПАО).

Из стенограммы:

Д.Медведев: Сергей Сергеевич, хочу Вас проинформировать: подписана правительственная директива о назначении Вас на должность президента акционерной компании «Алроса» (она же – публичное акционерное общество «Алроса»). Хочу пожелать Вам успеха в этой непростой работе.

Компания «Алроса» является крупнейшей в мире и имеет системообразующее значение для нашей страны, в частности для развития Дальнего Востока, поэтому просил бы иметь в виду и этот аспект.

Нужно активно работать по всем производственным и экономическим программам с Правительством, с Министерством финансов, выстраивать полноценные отношения с региональными властями, потому что компания имеет безусловное значение и для самой Республики Саха (Якутия).

Все эти факторы должны быть положены Вами в набор приоритетов в качестве руководителя компании. Ещё раз хочу пожелать Вам успехов!

С.Иванов: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Во-первых, спасибо за доверие. Компания сегодня находится в хорошей финансовой форме – способна и досрочно погашать банковские кредиты, и продолжать платить щедрые дивиденды акционерам, Российской Федерации, Республике Саха. Вместе с тем конъюнктура на алмазное сырьё сегодня недостаточно стабильна, мы видели определённые спады в предыдущие годы. Безусловно, в качестве задач вижу наращивание запасов компании, наращивание добычи, продажу непрофильных активов, модернизацию производства по всем цепочкам создания добавленной стоимости, использование всех доступных сегодня инноваций, которые в разработке и уже внедряются в компании.

Вы абсолютно чётко сформулировали и социальную нагрузку компании, социальную ответственность. Больше 33 тыс. человек работают на территории республики. Планирую в ближайшее время поехать по городам присутствия компании в Якутии и в Архангельской области. И хотел попросить разрешить немедленно приступить к исполнению обязанностей.

Д.Медведев: Приступайте.

Россия. ДФО > Металлургия, горнодобыча > premier.gov.ru, 6 марта 2017 > № 2102194 Сергей Иванов


Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > bumprom.ru, 6 марта 2017 > № 2101898 Владимир Узун

Электронные учебники заменят бумажные к 2025 году, считает эксперт

Традиционные бумажные учебники перестанут быть главным источником знаний в школах уже в 2025 году, им на смену придут электронные учебные пособия, считает глава издательства "Просвещение" Владимир Узун.

"Просвещение", история которого насчитывает свыше 85 лет, в годы СССР было единственным педагогическим изданием в стране. В 2011 году оно было приватизировано, но продолжает взаимодействовать с государством, принимало участие в разработке федеральных государственных образовательных стандартов, издательство выпускает учебные пособия, в том числе цифровые, создает образовательные и научные проекты.

"Рынок образовательной литературы – это рынок авторитетной книги. Мы не можем просто дать учебные пособия учителю и ребенку без пятилетней апробации, без предварительных результатов, без сложных экспертиз – научной, педагогической, психологической. То есть у нас процесс подготовки книг идет долгие годы, но потом они, конечно, очень долго "играют" — если учебник удачный, то он работает много лет", — рассказал в интервью РИА Новости Узун в кулуарах Российского инвестиционного форума в Сочи.

Школа-2025

Уже менее чем через десять лет процесс образования в школах изменится, уверен глава издательства.

"Школа-2025 – это не просто новые "коробки со стеклами", а школы, которые будут давать образовательный результат. Мы уверены, что к 2025 году вообще не будет никакой бумаги. А если нужен результат – зачем вам нужно оплачивать целлюлозу, какие-то склады, книгопечатные машины, если данные есть в электронном виде?" — считает Узун.

По его мнению, многие дети уже готовы перейти к образованию в новом виде. Другое дело – что есть инертность системы, есть желание учителей, которые любят книгу – им так удобнее. "Но, согласно данным наших опросов, мнения учителей разделились ровно 50/50: кто-то говорит, что электронные учебники очень нужны, кто-то, что совсем не нужны", — отметил он.

"А какая будет форма этого контента, мы сейчас экспериментируем, как его защитить, чтобы это были действительно научные авторитетные знания. Очень важно, чтобы это было связано с воспитанием, с семьей, с трудом", — рассказал он.

По словам Узуна, проблемой некоторых регионов для электронного образования является в школах отсутствие доступного высокоскоростного интернета и мощных компьютеров, которые смогут хранить необходимую информацию — объем федерального перечня учебников – 84 терабайта, а материал пока тяжело технически "сжать".

"Но надо отдать должное нашему государству, которое очень много работает над созданием опорных школ (с необходимым IT-оборудованием – ред.)", — напомнил он.

"Просвещение" также в экспериментальном режиме уже начало выпуск специальных планшетных компьютеров, но для поддержания всего контента их мощности недостаточно.

Уроки истории

Несколько лет назад было много дискуссий о том, по каким учебникам следует преподавать историю в школах. Историко-культурный стандарт был принят в 2015 году. Он включает в себя перечень обязательных для изучения тем и основные подходы к преподаванию истории Отечества в школе, оценки ключевых событий, персоналий и дискуссионных вопросов. Учебники издательства "Просвещение" вошли в линейку утвержденных министерством образования.

"Мы идем в фарватере государственной политики об изменении концепции истории, обществоведения, русского языка, и здесь мы можем предлагать своих специалистов, авторов", — сказал Узун.

"Если говорить об истории – наверное, в этом был смысл, потому что был период времени нашей страны, когда она была в славе величия, и это был долгий период — 200-300 лет. И был период времени – например, 20 век, по которому пока очень сложно определиться. Я хочу напомнить, что первый учебник по новейшей истории Франции вышел через 100 лет после Великой Французской революции. 100 лет французы не могли определиться, как им относиться к этому перевороту. Поэтому история – вещь очень сложная", — напомнил он.

Решение президента РФ о введении стандарта, по его словам, как раз было сфокусировано на том, что сначала школьникам надо пройти ту историю, когда без решения России "ни одна пушка в Европе не стреляла".

"Поэтому события, по которым пока спорят, не нужно изучать их в школе. Наверное, в этом есть здравый смысл", — считает он.

Период президентства Владимира Путина и Дмитрия Медведева войдет в учебники истории еще не скоро, рассказал глава "Просвещения". "Наверное, лет через 50", — заключил он.

Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > bumprom.ru, 6 марта 2017 > № 2101898 Владимир Узун


Россия > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 6 марта 2017 > № 2097728 Валентина Терешкова

Встреча с Валентиной Терешковой.

Владимир Путин поздравил с юбилеем Валентину Терешкову – лётчика-космонавта, первую в мире женщину, побывавшую в космосе, Героя Советского Союза, депутата Государственной Думы.

За выдающийся вклад в укрепление российской государственности, развитие парламентаризма и активную законотворческую деятельность Указом Президента Валентина Терешкова награждена орденом «За заслуги перед Отечеством» I степени.

* * *

В.Путин: Дорогая Валентина Владимировна, позвольте Вас искренне и сердечно поздравить с Вашим юбилеем.

В.Терешкова: Спасибо большое, я тронута. Спасибо огромное.

В.Путин: Вам спасибо большое за Ваше служение Отечеству.

Начиная с Вашего легендарного полёта в космос Вы всегда были для нас примером и символом служения Отечеству – причём в разных местах, на разных должностях – и сейчас продолжаете активно трудиться в Государственной Думе.

Я знаю, как Вы любите нашу большую, общую Родину – Россию – и свою малую – Ярославль, всё время об этом думаете, как мы ни встретимся, всегда об этом говорите. В этом как раз и Ваша сила – в Вашем сердечном отношении к Родине.

Спасибо Вам большое.

В.Терешкова: Спасибо.

Берегоукрепление в Рыбинске уже начали.

В.Путин: Ну слава богу.

У нас два подарка.

(Скульптура «Чайка садится на воду», автор И.Рукавишников; картина «Чайки над Волгой», художник В.Зайцев.)

Это Ваш позывной. И замечательная, красивая картина – «Чайки над Волгой». Как раз, собственно, из Ваших родных мест картина.

В.Терешкова: Спасибо большое, Владимир Владимирович. Я очень тронута Вашим вниманием, Вашими добрыми словами.

И ещё огромное Вам спасибо за Ярославию [Ярославскую область], за то, что Вы прислали нам человека, который уже сейчас и ведёт встречи, и посещает города, и встречается не только с рабочими на предприятиях, но и с жителями, то есть начало хорошее. А мы стараемся всячески помогать.

В.Путин: Ему [временно исполняющему обязанности губернатора Ярославской области Дмитрию Миронову] нужна будет Ваша поддержка. Знаю, что он действительно реально выкладывается, старается. Ещё много нужно будет сделать для того, чтобы люди поверили и поддержали его.

В.Терешкова: Мы постараемся.

В.Путин: Я знаю, что Вы в Думе продолжаете очень активно работать. Вам за это отдельное спасибо. Когда такие люди, как Вы, представлены в парламенте, это повышает доверие к высшему законодательному органу страны.

В.Терешкова: Спасибо большое.

Россия > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 6 марта 2017 > № 2097728 Валентина Терешкова


Россия > Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 6 марта 2017 > № 2097608 Евсей Гурвич

«Стратегия должна убедить элиты, что игра стоит свеч»

Глава ЭЭГ Евсей Гурвич о том, какая экономическая стратегия нужна России

Рустем Фаляхов

Проблемы, накопившиеся в экономике России, остаются нерешенными многие годы вовсе не потому, что они не осознаются обществом или неизвестны экспертам. Причина в другом: в реформах не заинтересована элита, та ее часть, которая извлекает выгоду из статус-кво. Новая экономическая стратегия, которую готовит для Кремля экс-министр финансов Алексей Кудрин, тоже не панацея. О том, что делать в этой ситуации, рассказал «Газете.Ru» глава Экономической экспертной группы (ЭЭГ) Евсей Гурвич.

Госкомпании ведут бизнес по понятиям

— Евсей Томович, российская экономика действительно нащупала дно? Впереди, уверяют власти, опять рост?

— Российская экономика перестала падать еще где-то в середине 2016 года. В конце прошлого года и начале этого года наметился рост. Но этот рост в основном определяется тем, что после соглашения об ограничении добычи нефти резко повысились цены на нее, за счет чего наша экономика получила сильный толчок. Поэтому не надо обольщаться этими хорошими показателями последней пары месяцев.

Для России остаются вполне актуальными те прогнозы, которые давал МВФ, и которые, собственно, все эксперты разделяют: без серьезных реформ, без изменения экономической политики наш потенциал — это 1,5% роста в год, что можно назвать состоянием стагнации.

— При нынешней стоимости нефти?

— Да, если не будут расти цены на нефть (а какого-то устойчивого их роста никто и не ожидает), то стагнация продолжится. Если цена на нефть будет расти, то ВВП может увеличиться больше чем на 1,5%. В этом году, если сохранится нынешняя цена на нефть, можно ожидать 2% роста, а то и больше.

— Уточните все же: стагнация или рост на 2%?

— Наша экономика зависит от цен на нефть, поэтому нужно смотреть не отдельно взятый год, а в среднесрочном периоде. В какой-то момент цена на нефть вырастет, потом вновь упадет. Соответственно, в один год будет рост экономики на 2,5%, в другой — на 0,5%.

— В чем, по-вашему, главные причины ожидаемой стагнации российской экономики?

— Проблемы столь серьезны, что имеет смысл сосредоточиться на главных. Прежде всего это избыточное участие государства в экономике, доминирование в ключевых секторах государственных или квазигосударственных компаний, которые работают явно по нерыночным принципам. У них очень слабые стимулы повышать эффективность: госкомпаниям проще договориться о льготных кредитах, налоговых льготах, получении какой-то господдержки.

Ключевое условие развития — защищенность прав собственности. У нас очень низкие, по сравнению с другими сопоставимыми странами, показатели защищенности собственности. Не говоря уже о развитых странах, с которыми даже нет смысла сравнивать себя.

Более того, чем больше ты генерируешь прибыли, тем выше вероятность потерять бизнес — вместо стимулов действуют антистимулы.

Другой важный фактор — это свободный допуск на рынки. Сейчас, чтобы серьезная компания вышла на какой-то рынок, она должна договариваться с региональными властями. А чтобы получить крупный государственный заказ, нужно иметь рабочие отношения с федеральными или региональными властями. Важной опять оказывается не эффективность бизнеса, а другие факторы. Но если рост эффективности производства не поощряется, откуда ему взяться?

Пенсионеров столько же, сколько работников

— Тогда мы подходим к главному вопросу: что делать, чтобы удвоить рост нашего ВВП до среднемирового, о чем не первый год мечтают в Кремле? Возможно ли это в принципе, учитывая геополитическую составляющую, которая, похоже, не оставляет шансов на рост?

— Геополитическая составляющая важна, но я не думаю, что она главная. Более важную роль играет даже не прямой эффект наложенных санкций (который вначале был достаточно весомым, но сейчас ослабляется). На нынешнем этапе важнее неопределенность и риски, связанные с геополитическими проблемами: для участников экономической деятельности важно понять, куда Россия будет двигаться с точки зрения отношений с остальным миром. Мировой опыт показывает, что без глубокой интеграции в мировое хозяйство ни одной стране не удалось успешно развиваться.

Но есть еще множество необходимых реформ: макроэкономических, структурных и институциональных. Одни должны решать назревшие текущие проблемы, другие — отвечать на долгосрочные вызовы. Как, например, реагировать на неблагоприятные демографические тренды?

— Старение населения?

— Да, старение, на которое мы до сих пор не реагировали, в отличие от других стран. Могли не реагировать благодаря растущим ценам на нефть, но теперь придется это делать.

Число пенсионеров уже почти сравнялось с числом работников. Но мы не можем все деньги тратить на пенсии. У нас и так очень быстро растет доля социальных расходов в структуре госрасходов.

Кроме того, мы вступили в период сокращения предложения труда, рабочей силы. Если, опять-таки, ничего не делать, это будет серьезным сдерживающим фактором для развития. Одним только повышением пенсионного возраста эту проблему не решить. У нас избыточная численность бюджетного сектора по сравнению с другими странами, избыточная численность вооруженных сил, правоохранительных органов. Необходимо переходить на профессиональную армию, повышать мобильность рабочей силы, отказываться от поддержки неэффективных предприятий, которая часто проводится по социальным соображениям, чтобы не росла безработица. Нужно вообще переориентироваться с борьбы с безработицей, которая в ближайшее время нам не грозит, на поддержку роста и на трудосбережение.

— А инвестиции в человеческий капитал? Эта тема подается как одна из ключевых в каждой стратегии, кто бы ее ни сочинял. Но понятно же, что отдача от таких инвестиций не будет быстрой. Может быть, отказаться от этих модных фишек и сосредоточить внимание и ресурсы на тех направлениях, которые дадут быстрый эффект? Не в 2035 году, а, условно говоря, завтра?

— Нет, я так не думаю. Конечная цель любой стратегии — чтобы люди жили лучше. И дольше. Если говорить об инвестициях в здравоохранение. Инвестиции в образование тоже имеют и самостоятельную ценность и в перспективе способствуют росту экономики.

Угроза брежневского застоя отрезвляет

— А инвестиции в инфраструктуру? Все эти мегапроекты транспортные... Это же «белые слоны». Вложений требуют гигантских, отдача неочевидная и очень в отдаленном времени...

— Я не думаю, что нужно ограничиваться решением сиюминутных задач. Стратегия на то и есть стратегия, чтобы увязывать текущие и долгосрочные задачи. Потребность в развитии инфраструктуры у нас очень большая. Другой вопрос, насколько эффективно сейчас это все проводится. Надо изыскивать ресурсы для развития инфраструктуры и одновременно повышать эффективность расходов.

— Большинство проблем, о которых вы говорите, обсуждается уже давно, однако прогресса не видно. Какой тогда смысл работать над очередной стратегией? Вы были соавтором «Стратегии-2020». Она благополучно забыта…

— Часть мер, предложенных «Стратегией-2020» и другими программами, была реализована. Но многие выдвинутые тогда идеи действительно так и остались на бумаге.

— И поэтому Кудрину поручено написать новую стратегию?

— С тех пор ситуация кардинально изменилась. Если раньше экономическая программа выглядела необязательной роскошью, то после падения цен на нефть (причем явно надолго) это стало жесткой необходимостью. Но это не значит, что на этот раз все пройдет на ура.

— Получается так, что, какую стратегию ни сочини, Кудрин ее напишет или бизнес-омбудсмен Борис Титов, она не будет востребована? Если у правящей элиты нет заинтересованности в ее реализации.

— Все намного сложнее. Я уверен, что часть мер из новой программы ЦСР будет реализована и даст положительный эффект. Но, конечно, для того чтобы довести темпы роста до мирового уровня, нужно, чтобы прошли и начали работать многие необходимые, но непопулярные решения. Если такие реформы были отброшены в 2012 году, в составе «Стратегии-2020», это не означает, что то же самое повторится и сейчас. Новая программа может оказаться выгодной для всех — но в будущем, когда проявятся ее результаты.

Угроза застоя теоретически может сделать элитные группы более «дальнозоркими», чем это обычно свойственно им. Такая ситуация была после финансового кризиса 1998 года, когда появилось понимание, что «так дальше жить нельзя» и открылось окно возможностей для реформ, многие из которых удалось провести в рамках «программы Грефа».

— Уж сколько их упало в эту бездну, этих программ и стратегий. Только даты меняются и цифры: «500 дней», «Стратегия-2020», «Стратегия -2035»... Уже скоро пора сочинять «Стратегию-2040».

— Судьба любой экономической программы определяется не только (и даже не столько) ее чисто экономическим содержанием. Не менее важно, на какие изменения готовы пойти властные элиты и насколько предложения реформаторов вписываются в возникшее окно возможностей.

— Мы говорим о позиции элит, но забываем еще про одну сторону — о нас, о гражданах. Гражданам России придется поднапрячься и в чем-то себя ограничивать, если стратегия того же Кудрина будет принята?

— Не совсем так: в начальный период кто-то выиграет, а кто-то может проиграть, но в перспективе все должны оказаться в выигрыше. Здесь две проблемы: все опасаются, что реформы будут проведены за их счет, и боятся, что не дождутся обещанного в будущем улучшения ситуации. Таким образом, многое зависит от двух моментов — уровня доверия и уровня амбиций граждан. К сожалению, по обеим линиям ситуация не благоприятствует реформам.

Социологи говорят, что для наших сограждан характерны, во-первых, низкий уровень доверия к правительству и, во-вторых, низкий уровень притязаний...

— Лишь бы не было войны?

— Главное — не упустить имеющуюся в руках синицу. Значит, со стороны большинства населения (электората) не приходится ожидать прореформенного давления на власти. Скорее наоборот, придется убеждать их в критической необходимости изменений.

Стратегии нужна политическая поддержка

— А что в идеале нужно делать, чтобы стимулировать экономический рост и жизнь наладилась бы, в конце-то концов? Как член рабочей группы президентского совета или как эксперт, который профессионально занимается экономикой, что вы можете сказать?

— Кроме всего, что говорилось выше, я бы еще поменял идеологию разработки программы.

— Очень интересно…

— Должна быть пирамида. Процесс должен начинаться с принимаемой на верхнем уровне политической программы, описывающей общее направление долгосрочного развития. По типу, например, программы «Сто шагов», принятой в Казахстане. Понятно, что это должно быть не декларативное заявление, а реальное политическое решение, согласованное с группами влияния, приемлемое для них.

— Национальная идея?

— «Идея» звучит пафосно, а нужно что-то прагматичное. Элитами должна быть выработана концепция развития страны. Куда мы хотим идти и какую цену готовы заплатить за динамичное развитие. Без этого экономическая программа может подвиснуть, если окажется не подкреплена настоящей политической поддержкой, как произошло со «Стратегией-2020».

— Сейчас ситуация повторяется?

— Этого нельзя совсем исключить, поскольку по-прежнему нет явного политического документа, как «100 шагов». На мой взгляд, это несколько снижает шансы на успех, но вовсе не означает, что их вообще нет.

И еще я бы отказался от излишней детализации программы. Толстой в «Войне и мире» писал, что перед Бородинской битвой генералы составляли замечательные диспозиции, но ни одна колонна не пришла в нужное время на свое место, поэтому они оказались бесполезны. Наверное, и в экономической программе, как в диспозиции, нужно было бы писать более крупными мазками общие направления действий.

Впрочем, если говорить не об идеальной, а о реальной ситуации, программа выполняет еще одну важную функцию — она должна убедить властные элиты, что игра стоит свеч и все непопулярные меры действительно оправданны. А для этого важно предъявить более детальный и конкретный план.

— И правительство должно потом набираться под экономическую программу, так?

— Да, и оно уже должно превращать программу в список мер прямого действия. Возвращаясь к образу стратегии как пирамиды... Она должна состоять из трех уровней: политической программы, экономической стратегии без избыточной детализации и, наконец, конкретного плана действий правительства. Будем надеяться, что когда-нибудь у нас именно так будет формироваться экономическая политика.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 6 марта 2017 > № 2097608 Евсей Гурвич


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 марта 2017 > № 2097258 Джон Батчелор

Кремль готовится к «Трампгейту»

Демократы подливают масла в огонь скандала вокруг связей администрации Трампа с Россией. Между тем Кремль уже начал налаживать дружеские отношения с другими странами, а это наводит на мысль о том, что, возможно, он вполне трезво оценивает перспективы отношений с администрацией Трампа.

Джон Батчелор (John Batchelor), The Daily Beast, США

Если верить слухам, Кремль сегодня понимает, что сенсационные обвинения в адрес бывшего советника по вопросам национальной безопасности Майкла Флинна (Michael Flynn) и генерального прокурора Джеффа Сешнса (Jeff Sessions), которых считают жертвами обмана России, являются частью масштабной кампании Конгресса, призванной блокировать попытки президента Дональда Трампа добиться разрядки в отношениях с президентом Владимиром Путиным.

В качестве одного из аргументов в пользу этой точки зрения приводится Уотергейтский скандал: сложные шаги президента Ричарда Никсона, которые он предпринимал в 1969-1972 годах, чтобы наладить отношения с советским лидером Леонидом Брежневым, были блокированы разразившимся Уотергейтским скандалом, обернувшимся отставкой Никсона.

В начале своего президентского срока, в 1969 году, Никсон вместе с его советником по вопросам национальной безопасности Генри Киссинджером (Henry Kissinger) пытались найти такие инициативы, которые позволили бы США и СССР начать налаживать отношения в рамках так называемой оттепели в период холодной войны — тогда это было названо политикой разрядки. Это была довольно смелая и рискованная дипломатическая инициатива, учитывая катастрофическую войну во Вьетнаме и глобальную гонку вооружений.

В период с 1969 по 1972 год прошли переговоры ОСВ-1, целью которых стало ограничение стратегических вооружений. Помимо этого, велись переговоры по вопросу о подписании Договора об ограничении систем противоракетной обороны, призванного ограничить число мест и единиц оружия, которое каждая сторона может развернуть.

Кроме того, предпринимались меры для подготовки к подписанию Конвенции о биологическом оружии, которая обязывала обе сверхдержавы избавиться от целых классов вооружений, таких как, к примеру, сибирская язва.

Эти соглашения, которые сегодня кажутся весьма разумными, в то время вызывали массу горячих споров, потому что спустя 25 лет апокалиптического противостояния мало кто был готов довериться слову СССР.

Опытный и уважаемый сенатор Генри Джексон (Henry Jackson) очень резко высказался против подписания договора ОСВ-1, которое состоялось 26 мая 1972 года, и против Договора об ограничении систем противоракетной обороны. «Эти соглашения, вероятнее всего, приведут к росту интенсивности гонки вооружений, что вызовет серьезную неопределенность, дестабилизацию ситуации и повлечет за собой значительные издержки».

Джексон, который претендовал на президентский пост, добавил, что численное превосходство в оружии, которое получил СССР, «должно стать главным объектом тщательного расследования Конгресса».

Администрация Никсона с осторожностью продолжала вести политику разрядки наряду с так называемой вьетнамизацией и осторожными шагами по направлению к налаживанию отношений с КНР. Это был год выборов, поэтому сторонники жесткой политики господствовали как в рядах демократического большинства в Конгрессе, так и среди республиканцев Конгресса, решительно придерживавшихся антикоммунистических позиций.

Москва восприняла переизбрание Никсона в 1972 году и его энергичную инаугурационную речь, которую он произнес в январе 1973 года, как подтверждение готовности США следовать по пути разрядки. Однако после лета 1972 года Уотергейтский скандал продолжал преследовать Никсона, отравляя его отношения с Конгрессом, а с мая 1973 года началась открытая политическая война с сенатской комиссией по Уотергейту, и судебные слушания стали передаваться по телевидению на всю страну.

К сентябрю 1973 года Брежнев уже был в ужасе от решительного стремления демократов обвинить Никсона в преступном поведении. Амбициозный Кремль захотел воздержаться от подписания масштабных соглашений и переключиться на более скромные и ограниченные по времени договоры, такие как договоры об условиях торговли. Он рассматривал Уотергейт как срыв планов.

Во время президентского брифинга 5 сентября 1973 года представители ЦРУ сообщили Никсону о взгляде Брежнева на будущее политики разрядки: «Брежнев воспользовался возможностью, чтобы похвалить Никсона и посетовать на Уотергейт. Он озвучил свое предположение о том, что противники сближения СССР и США пытаются воспользоваться Уотергейтским скандалом, добавив, что ему хотелось бы закрепить политику разрядки настолько прочно, чтобы в будущем США больше не возвращались к этому вопросу».

Драматические события следующего года укрепили СССР во мнении, что Уотергейтский скандал представляет собой бунт Конгресса, стремящегося саботировать оттепель и возобновить холодную войну.

В конце концов «резня субботней ночью», которая произошла в октябре 1973 года в Министерстве юстиций в результате отказа Никсона предоставить прокуратуре аудиозаписи своих переговоров в Овальном кабинете, случилась на фоне противостояния СССР и США в арабо-израильской войне 1973 года. Белый дом и Кремль были напуганы нависшей над ними угрозой, и, если верить историческим записям, Брежнев отказался от дальнейшего вмешательства, когда узнал, что США изменили уровень боевой готовности с четвертого на третий.

Однако никакие попытки Брежнева и Никсона предотвратить интенсификацию холодной войны не могли остановить контролируемую демократами Конгресса машину уотергейтского расследования. Встреча Брежнева и Никсона в Москве в конце июля 1974 года утратила весь свой смысл, как только Верховный суд США приказал Никсону выдать все аудиозаписи прокуратуре 30 июля.

Никсон ушел в отставку спустя 10 дней после того, как республиканцы Конгресса отвернулись от него, а Кремль сделал вывод о том, что сторонники холодной войны в Вашингтоне совершили настоящий государственный переворот, чтобы не мириться со сближением с Россией.

Возможно, наследники советского Кремля считают, что сегодня события в Вашингтоне разворачиваются по той же самой схеме: ястребы Конгресса стремятся любыми способами помешать администрации сблизиться с президентом Владимиром Путиным и, вероятно, проверить администрацию Трампа на прочность при помощи конституционного кризиса.

Тот факт, что в своем обращении к Конгрессу 28 февраля Трамп не стал упоминать о России, вызывал еще больше вопросов о том, готов ли президент встать на путь разрядки в отношениях с Россией.

Кремль не хочет ждать лучших времен. Москва стремится укрепить своим связи с другой евразийской сверхдержавой, с Китаем, и, возможно, хочет предоставить Конгрессу возможность заняться перекладыванием вины и заботой о своих интересах. Между тем российские лидеры начнут готовиться к кризисам и противостояниям, которые, возможно, станут частью провала этого раунда разрядки, как это случилось во время и после Уотергейтского скандала.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 марта 2017 > № 2097258 Джон Батчелор


Китай. СФО. ДФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 марта 2017 > № 2097247

России будет непросто избежать конфликта с Китаем за Сибирь

Жан-Пьер Гишар (Jean-Pierre Guichard), экономист, Atlantico, Франция

С 1990-х годов территориальные конфликты, которыми была отмечена история отношений России и Китая в XIX и ХХ веках, как кажется, сошли на нет. Как бы то ни было, при виде возрождения китайского ирредентизма Москву, должно быть, бросает в холодный пот (Ирредентизм — политика государства, партии или политического движения по объединению народа, нации, этноса в рамках единого государства. Поднимается вопрос о воссоединении территории, на которой проживает ирредента, с титульным государством, в котором их этнос составляет большинство).

Сегодня у Поднебесной появились гегемонистские планы: реализуемая для этого стратегия касается не только экономики, торговли и финансов, но и культурной, политической и экономической сферы. За последние десятилетия территориальный экспансионизм Китая стал причиной конфликтов с Индией (Кашмир) и Россией (Амур, Уссурийский край). Сегодня же на первое место вышел контроль над Южно-Китайским морем.

На севере у Китая официально нет никаких территориальных претензий, в частности к России, отношения с которой были нормализованы в 1989 году и углублены шанхайским соглашением 1996 года (сосредоточено на вопросах безопасности и охватывает ряд среднеазиатских стран). Последний спор урегулировали примерно десять лет назад передачей Китаю нескольких островков на Амуре неподалеку от Хабаровска. Сотрудничество двух великанов в военной сфере и по вопросам безопасности позволяет каждому из них решать собственные приоритетные проблемы. Россия сосредоточила большую часть вооруженных сил на западе для применения тем или иным образом на Кавказе, в Крыму, на Украине и в Сирии. Китай поступил точно так же в западных тюркоязычных провинциях и на Тибете (они уже стали объектом политики расширения присутствия народа хань среди населения) и сосредоточил основную часть военных ресурсов на востоке в рамках противостояния с США, Тайванем и Японией. Морская и авиационная программа в Южно-Китайском море достигла впечатляющих масштабов. Ее цель носит не только экономический, но и военный характер: новые глубоководные подлодки могут получить возможность незамеченными выйти с базы на Хайнане.

Тем не менее, существуют связанные с историей негласные требования. Еще во времена разногласий СССР и Китая Пекин требовал возврата территории площадью 2 миллиона квадратных километров. Сегодня в провинции Хэйлунцзян существуют музеи, которые призваны привлечь внимание населения к «несправедливым договорам» и империализму европейских держав. Во всех школах и университетах страны висят «исторические» карты великого Китая XVII века, который включает в себя всю Монголию, южную часть (самую полезную) российского Дальнего Востока и Сибири (порядка пяти миллионов квадратных километров), треть территории Казахстана и небольшой участок Киргизстана.

Китай пытается закрепиться в трех северных странах (Россия, Монголия, Казахстан) экономическими и демографическими средствами, как легальными, так и нет.

В Монголии, помимо появления китайских предприятий и покупки земли, наибольшую тревогу вызывает в перспективе элемент демографического характера. Из-за недостаточного числа женщин в Китае многие мужчины уезжают за границу, в частности в Монголию, где женятся на местных, оседают и зачастую открывают небольшой бизнес. Но родившиеся в таких семьях в Монголии дети считаются в первую очередь «китайцами»!

В Казахстане, богатом природными ресурсами, активно идет процесс экономической колонизации: частичная и полная покупка казахских предприятий (в частности в энергетической сфере), появление китайских компаний, огромный проект свободной экономической зоны у границы с Китаем, проект покупки миллиона гектаров сельскохозяйственных земель, на которых должны трудиться китайцы (сейчас он находится в подвешенном состоянии, потому что вызывает крайне бурную реакцию в стране).

Политика Евразийского союза Путина и Назарбаева представляет собой средство противодействия этой китайской стратегии.

В России китайское проникновение многообразно. Многие китайцы обосновываются (причем, зачастую незаконно, на что власти иногда закрывают глаза) в пограничных регионах. Они открывают бизнес, женятся на русских женщинах. В больших городах теперь встречаются китайские рынки, что является прелюдией для возникновения «китайских городов». Многие китайские предприятия приходят во Владивосток. Существует даже проект долгосрочной аренды Китаем части города и порта. Общее население регионов застыло на месте, однако русское, по факту, переживает небольшой упадок, а китайское (оно еще относительно невелико) бурно растет. В Москве, по всей видимости, осознали долгосрочную угрозу от этой тенденции и приняли различные меры для содействия использованию российской рабочей силы, в том числе в сельскохозяйственной сфере. Наконец, страны связывают обговоренные государствами и крупнейшими предприятиями соглашения в сфере энергетики, транспорта и разработки природных ресурсов Сибири. Здесь опять-таки зачастую возникает тот же камень преткновения: китайская сторона хочет привезти не только свои предприятия, капиталы, ноу-хау и рынки сбыта, но и рабочую силу!

В Кремле осознают исходящую от Китая угрозу в долгосрочной перспективе: фактический альянс двух евразийских гигантов может быть лишь временным.

Пока еще сложно сказать, какой будет новая цель Китая в том случае (такой исход вероятен, хотя 100% гарантии нет), если он возьмет под контроль Южно-Китайское море: Восточно-Китайское море с Тайванем, Монголия или Казахстан? В отношениях двух этих стран, Россия не может позволить Китаю переступить определенную черту, так как это будет означать для нее отказ от суверенитета на части собственной территории, а это будет чревато крайне серьезными последствиями.

Китай. СФО. ДФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 марта 2017 > № 2097247


Франция. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 марта 2017 > № 2097242 Франсуа Олланд

«Европа должна двигаться с разной скоростью. Или же она взорвется»

Льюис Урия (Lluís Uría), La Vanguardia, Испания

За три месяца до своего ухода из Елисейского дворца Франсуа Олланд хочет помочь Европе выйти из тупиковой ситуации. Французский президент пригласил сегодня в Елисейский дворец руководителей Германии, Италии и Испании — Ангелу Меркель, Паоло Джентилони и Мариано Рахоя — для обсуждения будущего Евросоюза, а в прошлую среду он принял представителей пяти европейских газет, включая La Vanguardia.

La Vanguardia: Возможность победы Марин Ле Пен (Marine Le Pen) на президентских выборах во Франции вызывает беспокойство у остальных европейских стран, которые видят в ней смертельную угрозу для европейского проекта. Вы разделяете эту обеспокоенность?

Франсуа Олланд: Угроза есть. Вот уже более 30 лет как крайне правые не имели столь высоких показателей. Но Франция не сдастся. Прежде всего потому, что Франция остается Францией, и голосование 23 апреля и 7 мая определит не только судьбу нашей страны, но и будущее всего ЕС. Ведь если победит кандидат от Национального фронта, то будут немедленно начаты процедуры выхода страны из еврозоны и даже из ЕС. Такова цель всех популистов: выйти из ЕС, закрыться от мира и строить будущее, окруженное границами и наблюдательными вышками. Мой последний долг заключается в том, чтобы сделать все возможное для того, чтобы Франция не поддалась на подобный проект и не взяла на себя столь тяжелую ответственность.

— Но европейское содружество, которое 25 марта будет отмечать свою 60-ю годовщину, находится в кризисе…

— Да, но я не согласен с таким утверждением и не поддаюсь унынию. Я хочу, чтобы у Европы был такой образ, которого от неё ждут: проект, сила, мощь. Все европейцы просят, чтобы ЕС их лучше защищал. Чтобы европейский суверенитет сделал их границы более надежными, предотвратил террористическую угрозу и, в итоге, сохранил их образ жизни, культуру, единство духа.

— Но для этого европейцы должны уметь защищаться?

— Вопросы обороны преднамеренно не затрагивались при подписании Римского договора. Именно Франция настояла на этом. Сегодня Европа могла бы окрепнуть путем усиления обороны. Чтобы обеспечить собственную безопасность и играть свою роль в мире, искать способы разрешения конфликтов, которые ей угрожают. Именно это должно стать приоритетом для европейцев в увязке с НАТО.

— И как это увязывается с НАТО?

— Альянс необходим, и хорошо защищенная Европа ни в коем случае не заключает в себе никакого противоречия, не является чьим-либо соперником. Краеугольным камнем альянса является солидарность: когда какая-либо из стран подвергается агрессии, все остальные должны прийти к ней на помощь. Президент США Дональд Трамп вроде бы в этом усомнился, но в конце концов подтвердил свою поддержку НАТО, предложив при этом более сбалансированно распределить финансовую нагрузку. Новая администрация США также имеет обязательства перед своими европейскими союзниками, причем речь идет не только о бюджетных вопросах, а о самом понимании тех ценностей, которые мы защищаем в мире. Европейцы должны увеличить свой вклад в оборону. Франция решила повысить его до 2% ВВП в ближайшие пять лет.

— Таким образом, Дональд Трамп выступил в качестве катализатора европейской обороны?

— Именно так! Мы пришли к этому пониманию еще до его избрания, и вместе с Германией многое сделали в этом направлении. Следует признать, что расхождения с США привели к определенному осознанию. Европа должна исключить любую форму зависимости, которая будет означать ее подчинение, что конечно плохо, или разрыв отношений, что будет еще хуже. Понимание существует, сейчас необходимо воплотить его в координацию нашей оборонной политики, интеграцию наших усилий, укрепления сил и средств нашей обороны.

— Великобритания должна играть свою роль в оборонительной европейской системе?

— Франция и Великобритания поддерживают тесные отношения в области обороны, включая стратегические вопросы ядерного сдерживания. Если говорить о европейской обороне, отнюдь не все страны ЕС должны в ней участвовать, у некоторых просто нет такой традиции, но двери должны быть открытыми для всех. Я со своей стороны предлагаю структурированное сотрудничество с тем, чтобы объединить страны, стремящиеся к большему сплочению. Как мне представляется, Великобритания, даже не будучи членом ЕС, должна участвовать в европейской обороне.

— Вы принимаете в Версале руководителей Германии, Италии и Испании. Почему Вы решили пригласить представителей этих четырех стран?

— Мы с Ангелой Меркель проводим регулярные консультации. По всем вопросам и еще до того, как собираются все европейские советы. Это делается в интересах Европы. Но речь не идет о каких-то исключительных отношениях. В преддверии 60-й годовщины Римского договора, подписанного 25 марта, нам показалось правильным пригласить представителей Италии и Испании. Никто не собирается навязывать точку зрения четырех наиболее населенных стран еврозоны, речь идет о том, чтобы Европа шла вперед с решимостью и обязательствами, которые выходят за рамки наших президентских сроков. И это происходит именно тогда, когда председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер (Jean-Claude Juncker) излагает возможные сценарии будущего Евросоюза.

— Франко-германской оси уже недостаточно?

— Она в высшей степени необходима. Основываясь на собственном опыте, могу сказать, что, если по основным вопросам не будет доверия между Францией и Германией, Европа не сможет двигаться вперед. Но этого недостаточно. Когда мы с Меркель достигаем соглашения, мы не навязываем его авторитарно всем остальным, а стараемся убедить.

— Некоторые считают, что франко-германская ось разбалансирована. Вас обвиняют в излишней уступчивости канцлеру.

— Франция увела Германию гораздо дальше, чем предполагала. Например, в вопросе банковского союза. Или вот еще один пример — Греция. Франция рассчитала, во что обойдется выход Греции из еврозоны, а Германия в ходе дискуссий разработала правила и обязательства, которым следовал Алексис Ципрас.

— Вы остановили министра финансов Германии Вольфганга Шойбле (Wolfgang Schäuble)?

— Он сам все понял, давайте скажем так. Я мог заявить, что одержал победу, но это не лучший способ, поскольку, действуя по принципу «Франция победила Германию» или «Германия заставила Францию уступить», мы все окажемся в проигрыше. Когда Франция проводила структурные реформы, чтобы повысить свою конкурентоспособность, Германия согласилась на то, чтобы нам дали время на сокращение бюджетного дефицита с тем, чтобы в 2017 он стал ниже 3% ВВП. Этим мы сейчас и занимаемся. Я оказался прав, поскольку не спровоцировал кризис, который привел бы к расколу в Европе. Мы, Германия и Франция, должны быть объединены еврозоной, европейским бюджетом, проблемой беженцев, положением на Украине, соглашением о климате.

— Вам удалось переориентировать Европу, как обещали?

— Да, переориентация произошла. Была установлена гибкая трактовка правил бюджетного европейского договора, что позволило Италии и Испании избежать санкций, а Франции — разрушительных мер жесткой экономии. Банковский союз позволил покончить с банковскими кризисами. Если сейчас какое-либо банковское учреждение обанкротится, его спасением будут заниматься банки, а не налогоплательщики. В итоге инвестиционный план Юнкера представляет собой переориентацию в пользу роста. Те, кто утверждают, что никакой переориентации не было, по сути дела действуют вопреки правилам.

— Таких по меньшей мере половина среди кандидатов в президенты Франции!

— Да. Но в нынешней Европе меня больше всего беспокоит возврат к национальному эгоизму, стремление каждой страны обеспечить исключительно собственные интересы, забывая об общих устремлениях. Для одних это доходы структурных фондов, для других — преимущество единой валюты, а для многих — единый рынок и свободное перемещение трудящихся. Никто не удовлетворен, а в проигрыше оказывается Европа. Без нового европейского духа ЕС начнет расползаться, а в долгосрочной перспективе распадется.

— Вы говорите о помощи Греции?

— Не только. Принцип солидарности оказывается ущемленным, когда некоторые страны отказываются принимать на себя обязательства по беженцам, не хотят соблюдать обязательства, содержащиеся в соглашении по климату, когда выражают готовность исключить страну из еврозоны, чтобы не увеличивать свой взнос. С тех пор, как стали говорить о новой политике, я все чаще слышу фразу о том, что «мы не хотим платить больше того, чем получаем». Это возвращение к формуле Маргарет Тэтчер: отдавайте назад мои деньги ("I want my money back"). Великобритания ушла, но злой дух остался. Если каждый будет стремиться получить то, что заплатил, то это означает конец совместного начинания.

— Может ли состояться перезапуск отношений с такими странами как Польша и Венгрия, которые оспаривают власть европейских институтов?

— Европа — это не торговый прилавок, это система ценностей. А потому Европейская комиссия уполномочена следить за тем, чтобы принципы Евросоюза не нарушались. Возможно и наложение санкций, в том числе финансовых. Но нельзя временно исключить страну из-за ее правительства, а затем заново принять. Европейские институты должны обеспечивать единство и ставить во главу угла договоры и соглашения. Однако, если оставить в стороне эти сложности, я осознаю что мы находимся в поворотной точке. Перезапуск европейского проекта предполагает четкий выбор одной из форм его организации. Европа «двадцати семи» не может быть однородна. Очень долго идея о том, что Европа может быть разной, развиваться разными темпами, вызывала мощное сопротивление. Но сегодня это представляется необходимостью. В противном случае Европа взорвется.

— Существует ли какая-нибудь альтернатива?

— Нет. Либо мы действуем иначе, либо мы ничего уже не сделаем вместе. Когда-нибудь мы придем к общему договору, общему внутреннему рынку с единой валютой — для некоторых. И на этом фундаменте страны-члены, которые того пожелают, смогут идти дальше в вопросах обороны, налоговой или социальной гармонизации, в области науки, культуры, молодежной политики. Мы должны представить себе несколько уровней интеграции.

— Не останавливая при этом процесс интеграции?

— Ни одна страна не должна мешать другим идти вперед быстрее. Будем откровенны: некоторые страны-члены никогда не войдут в еврозону. Запомним это. И не будем ждать, чтобы углублять экономический и валютный союз. Отсюда предложение о едином бюджете еврозоны. Если мы будем все время стремиться делать все одновременно двадцатью семью странами, мы рискуем не сделать абсолютно ничего.

— А как быть с теми, кто отказывается принимать беженцев?

— Осенью 2015 года, когда дискуссия в Европейском совете на этот счет накалилась, я сказал странам, упорствующим в отказе: «Вы не хотите принимать беженцев, вы не будете их принимать, но вы должны политически принять эту ситуацию». Предпочтение все же было отдано принципу добровольности. А сегодня мы констатируем, что цель не достигнута? Чему же удивляться? Европа может наложить санкции в случае проявления неуважения к налоговой дисциплине или правилам конкуренции, но оказывается безоружной, когда какие-то страны пренебрегают принципами солидарности и смотрят сквозь пальцы на беззаконие в отношении трудящихся-мигрантов. Европа должна установить более жесткую иерархию приоритетов.

— Председатель правящей польской партии, Ярослав Качиньский (Jaroslaw Kaczynski), говорит, что не поддержит переизбрание своего соотечественника, Дональда Туска (Donald Tusk) на пост главы Европейского совета. Это проблема?

— Я сам два с половиной года назад отстаивал кандидатуру Туска на этот пост. У меня нет причин сомневаться в ней. Может ли какая-либо страна помешать своему гражданину быть главой европейского института? С юридической точки зрения — нет, поскольку соответствующее решение принимается квалифицированным большинством. Политическое обсуждение данного вопроса находится в компетенции Европейского совета. Существует возможность выбора кандидата, отозванного страной его происхождения. Что касается лично меня, я против прекращения его мандата.

— Как Вы объясняете разочарование в европейском проекте? Были недооценены требования национальной идентичности? Недовольство глобализацией? Какие ошибки были допущены?

— Расширение Европы было осуществлено во имя несомненно достойных политических принципов, но оно привело к тому, что одни страны начали конкурировать с другими, находясь в очень выгодной ситуации. Нужен был более продолжительный переходный этап? Наверняка. Но сейчас уже слишком поздно. И, конечно, легко популистам на Западе критиковать делокализацию предприятий, а на Востоке отстаивать любой ценой свободу передвижения. Затем Европа не смогла достаточно защитить свои торговые интересы в мире. Она захотела стать примером открытости, потому что верит в товарообмен, но создала впечатление, что слишком многое позволяет развивающимся странам. Мы не будем впадать в протекционизм. Но необходимо бороться с любыми формами демпинга. В конце концов, основная проблема Европы — это не смысл принимаемых ей решений, а медлительность в решающий момент. Европа действует достаточно правильно, но всегда слишком медленно! Так произошло в случае с Грецией — сколько времени пришлось ждать июльского соглашения 2015 года! И с той ночи переговоров в Европейском совете — сколько заседаний Еврогруппы проведено, чтобы выплатить Греции то, что обещано! Для создания банковского союза — потребовалось три года, чтобы ввести правила и учредить управляющие органы. По поводу беженцев — сколько времени опять ушло на запуск патрулирования прибрежных вод, открытие центров по распределению мигрантов и заключение соглашения в Турции! А чтобы усилить меры борьбы с терроризмом? Европейский механизм принятия решений уже не подходит в современном мире. Популисты пользуются мгновенными сообщениями в Твиттере. Когда Трамп подписал свои иммиграционные указы, вызвавшие всеобщее негодование, его целью был не столько практический, сколько медийный эффект. Эффективная Европа — это значит власти, которые решения принимают быстро. Это важнейший урок кризисных лет.

— Что бы Вы хотели сказать в адрес Великобритании, которая хочет покинуть Евросоюз, сохранив при этом преимущества?

— Это невозможно и как результат, она превратиться в третью страну для Евросоюза. Проблема Великобритании сейчас в том, что она надеялась, покинув Евросоюз, вступить в стратегическое партнерство с США. Но столкнулась с тем, что Америка закрывается от мира. Великобритания приняла неудачное решение в неудачный момент. Я сожалею об этом.

— Вас тревожит президентство Трампа?

— Дело не в эмоциях или опасениях. Это политическая реальность на ближайшие четыре года. Мы уже знаем основные направления его политики: изоляционизм, протекционизм, закрытие границ для иммигрантов и увеличение бюджетных расходов. Что касается его неведения относительно того, что есть Евросоюз, оно обязывает нас продемонстрировать ему наше политическое единство, экономическую значимость и стратегическую автономию.

— Неведения или презрения?

— Кое-кто из президентского окружения высказался в этом духе вместо него. Но Трамп предоставляет Европе значительное пространство и редкую возможность. Пространство, потому что США не хочет играть прежнюю роль на международном уровне. Возможность, потому что мы первая мировая экономическая держава и у нас есть средства, чтобы действовать. Хотят ли этого европейцы? Все будет зависеть от скорых выборов во Франции, Германии и, возможно, в Италии.

— Победа Трампа укрепляет популистские партии или вредит им?

— И то, и другое. С одной стороны, Трамп верит популистам и националистам. Он говорит им: «Это возможно, раз я это делаю». С другой стороны, он дает возможность тем, кто открыт, прогрессистам в самом широком понимании этого слова, ясно продемонстрировать свой проект. В известной степени это способствует ясности.

— Какую угрозу представляет сейчас Россия демократическим странам и на международной арене?

— Чего хочет Россия? Россия хочет вернуть влияние в регионах, которые ей принадлежали во времена Советского Союза. В частности, этого она попыталась добиться на Украине. Россия хочет также участвовать в решении мировых конфликтов, чтобы получить преимущества. Мы видим это в Сирии. Россия утверждается как держава. Она испытывает нашу устойчивость и постоянно меряется силами с нами. Одновременно она использует все средства, чтобы повлиять на общественное мнение. Это уже не идеология, что при СССР, но порой это те же методы, подкрепленные новыми технологиями. Не стоит преувеличивать, но следует быть начеку. Меня часто спрашивают: «Почему Вы не разговариваете с Путиным почаще?» Я никогда не прекращал диалог с ним! Но разговаривать не значит уступать, разговаривать не значит принимать уже совершившиеся факты. И здесь Европа тоже упирается в стену. Если она сильная и единая, Россия захочет поддерживать с ней долгосрочные и сбалансированные отношения. Но все идеологические уловки следует выводить на чистую воду. Нужно четко сказать, кто с кем, кто кого финансирует. Потому что все крайне правые движения так или иначе связаны с Россией.

— Вы представляете себе европейский проект после Вашего ухода из Елисейского дворца?

— Я являюсь президентом до конца мая. И могу оценивать только эту перспективу и заниматься только этой работой.

Интервью осуществлено с участием Сильви Кауффман (Sylvie Kauffmann, Le Monde), Анджелик Крисафис (Angelique Chrisafis, The Guardian), Марко Дзаттерин (Marco Zatterin, La Stampa) и Кристиан Вернике (Christian Wernicke, Süddeutsche Zeitung), совместно с Gazeta Wyborcza.

Франция. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 марта 2017 > № 2097242 Франсуа Олланд


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 марта 2017 > № 2097240 Константин Косачев

«У нас есть некоторая озабоченность»

Клаус Бринкбоймер (Klaus Brinkbäumer), Кристиан Эш (Christian Esch), Der Spiegel, Германия

SPIEGEL: Господин Косачев, избрание Дональда Трампа с восторгом приветствовалось в российских политических кругах. Улеглось ли за это время ликование?

Константин Косачев: Я всегда считал и остаюсь при этом мнении, что нам надо было быть очень осторожными. Перед американскими выборами я обрисовал ситуацию так: госпожа Клинтон вполне предсказуема, мы точно знаем, что произойдет и чего не произойдет, если она победит…

— …а что бы произошло?

— Ничего нового. Продолжение той американской политики, которую мы знает на протяжении восьми лет и которая привела к нестабильным и самым плохим российско-американским отношениям, которые только можно себе представить. Это продолжалось бы и дальше.

— В то время как Трамп…

— …абсолютно непредсказуем. Может получиться так, что мы переживем великолепный прогресс в американской внешней политике и тем самым в российско-американских отношениях. Точно также возможно и обратное — развал или расшатывание. Мы наблюдаем за шагами, которые предпринимает господин Трамп, и надеемся, что он использует шанс для перемен. Но я не знаю, когда мы действительно сможем это почувствовать.

— Ненадежность и нестабильность Москва не ценит.

— И это неверно, что у нас ликовали по поводу победы Дональда Трампа. Некоторые люди здесь просто радовались тому, что госпожа Клинтон проиграла.

— Во многих столицах мира изучают каждый твит из Белого дома. Здесь в Москве тоже?

— Нет. Пока господин Трамп очень последователен в своих словах и действиях. Он не произвел больших изменений.

— Он хочет отменить почти все, чего добилось правительство Обамы, как во внутренней, так и во внешней политике.

— Я не это имел виду: его дела соответствуют его предвыборной программе и его обещаниям. И мы пытаемся понять его. Здесь тоже сначала некоторые из его высказываний были переоценены.

— Например?

— Когда газета Washington Post расспрашивала его по поводу Крыма и Украины, то господин Трамп сказал: «I’m going to look at it» («Я подумаю об этом»).

— Так говорят политики, которые не хотят ничего говорить.

— Да, и поверьте мне, эта практика мне знакома. Но весь мир был взволнован по поводу Трампа, и здесь его фразу расценили как сдачу прежних американских позиций.

— Боитесь ли вы Америки Трампа?

— Бояться?

— Да. Его слоган America First можно интерпретировать двояко: как отказ от мировой политики, включая изоляционизм, конец свободной торговли, равнодушие по отношению к климатической политике — или как стремление к превосходству.

— Да, это понятие допускает оба толкования. Мы здесь в некотором плане озабочены, потому что позиции Дональда Трампа в некоторых случаях очень радикальны. Меня лично беспокоит его заявление о том, что он будет иначе действовать в мультилатеральных операциях. Мультилатерализм очень сложен, но он приносит успех.

— Пойдет ли Вашингтон по ложному пути?

— Возвращение к одностороннему подходу — это не лучшая идея. Как можно в одиночку улучшить договор с Ираном? Можно ли в одиночку решить кризис на Ближнем Востоке путем большей поддержки Израилю и меньшей палестинцам? Стоит ли в одиночку объявлять Северную Корею самой главной опасностью для США? Я бы предпочел, чтобы США и дальше действовали в рамках существующих мультилатеральных институтов.

— НАТО как раз обсуждает — из-за давления со стороны Америки — увеличение национальных военных бюджетов.

— И меня не радуют заявления Трампа по поводу баланса ядерных вооружений. Если я правильно понимаю его высказывания, то он стремится к одностороннему преимуществу, то есть к доминированию американских ядерных сил, что противоречит механизмам наших договоров. Однако и здесь следует помнить, что еще слишком рано делать окончательные выводы.

— Считаете ли вы политическую ситуацию взрывной и опасной?

— Да. Но не из-за Трампа.

— А из-за Обамы.

— Да. Из-за разногласий по поводу Крыма и Украины американская сторона прервала с нами все переговоры на высшем уровне. Кооперация в борьбе с терроризмом, другие вопросы безопасности или экономики — все заморожено, все 20 рабочих групп. Это означает, что мы вообще ни о чем не говорим, ни о положительном, и тем более не говорим о том, как избежать отрицательного развития.

— Госсекретарь Обамы Джон Керри (John Kerry) был здесь, в Москве, чтобы вести переговоры по Сирии.

— Но потом Керри в Вашингтоне притормозили — сначала Пентагон, но прежде всего Обама. То, о чем он договорился здесь с нашим министром иностранных дел Сергеем Лавровым, в США уже не признавалось.

— Россия сама стала причиной объявления санкций из-за аннексии Крыма.

— Это большая ошибка, когда прекращаются все контакты по всем темам, если по одной теме, такой как Крым, мнения расходятся. К чему это приведет? Я очень надеюсь, что мы вскоре вновь возобновим двусторонние переговоры. Я надеюсь, что господин Трамп рассуждает не настолько идеологизированно, как господин Обама.

— Если Дональд Трамп действительно увеличит американских военный бюджет на 54 миллиарда долларов, то одно только это увеличение превысит весь российский военный бюджет. Возможно, Вы еще вспомните Хиллари Клинтон.

— Уверен, что не вспомним. Господин Трамп, вероятно, сконцентрируется на усилении военного арсенала, с чем мы может согласиться. Мы ведь можем заключить соглашения о разоружении, а это гораздо важнее, чем соревнования нелегальными или полулегальными методами.

— Это вы о чем?

— В прошлом американцы тратили миллиарды на нелегальное вмешательство во внутренние дела других государств.

— Вы имеете в виду необходимость построения гражданского общества на Украине.

— Это интерпретация журнала Spiegel, которую я абсолютно не разделяю. Действия Америки противоречат Хельсинкским соглашениям, согласно которым ни одно государство не имеет права вмешиваться во внутренние дела другого. США делали это до Обамы и при нем, в этом господин Трамп со мной согласен, и он хочет это изменить.

— Но ваше возмущение лицемерно. Россия в 2016 году вмешалась во внутренние дела США.

— Нет.

— Россия с помощью лживых новостей, дискредитирующих Клинтон, а также хакерских атак на демократов вмешалась в предвыборную борьбу.

— Определенно нет, определенно нет, определенно нет

— Да, мы вас слышим.

— Знаете, это щекотливая ситуация, потому что мы столкнулись с обвинениями, но нам не было предъявлено никаких доказательств. Мы совершенно уверены, говорит другая сторона, а теперь мы должны доказать собственную невиновность.

— Хиллари Клинтон так и не отделалась от этой аферы вокруг ее частной электронной почты, а вскрытые электронные сообщения, более 50 тысяч только у руководителя ее предвыборного штаба Джона Подесты (John Podesta), которые WikiLeaks выставило в Интернет, еще более усугубили ситуацию. Все это решило исход выборов. Настроение в решающих штатах США Мичиган, Пенсильвания и Висконтин повернулось в пользу Трампа. Там Клинтон в конце не хватало ровно 100 тысяч голосов.

— Конспиративная теория. Нет доказательств.

— 17 американских секретных служб единодушны по поводу этого анализа.

— Знаете, какую ошибку вы совершаете? У вас есть первое и последнее звенья одной цепи, но посередине вам не хватает четырех звеньев, а вы это игнорируете.

— Вы объясните нам это?

— Первое звено: утечка у демократов. Последнее звено: российское государство и президент Путин должны отвечать за это. Посередине не хватает следующего: во-первых, может ли осведомитель, такой как Эдвард Сноуден (Edward Snowden), быть причастным к этому? Невероятно, но возможно. И если у Вас есть хотя бы 1% сомнения, то Вы не можете продолжить свою цепочку доказательств.

— Во-вторых?

— Если компьютеры были взломаны: кто был преступником — американцы или иностранцы? Если у вас есть 1% сомнений, то дальше дело не пойдет. В-третьих: если это были иностранцы, то были ли это русские? Сегодня можно подделать все, можно изобразить, что компьютеры были взломаны из России. То есть вы уверены на все 100%?

— В-четвертых: если это были российские хакеры из группы Cozy Bear…

— …то можете ли вы тогда доказать, что правительство имеет к этому какое-то отношение? Я уверен на 100%, что это не так.

— То есть Россия не вмешивается в выборы? Россия не вмешивается во внутреннюю политику других стран?

— Да, абсолютно. Это не наш стиль, это не российская внешняя политика. Я не признаю эти обвинения. Они предъявлены без доказательств — будто бы мы оказываем влияние на выборы в США, во Франции, в Германии.

— Вы это делаете?

— Нет. Кандидат в канцлеры от социал-демократов Мартин Шульц (Martin Schulz) обвинил нас в успехе крайних правых в Европе — и это тоже смешно. Чаще всего что-то в таком роде утверждают партии центра, у которых проблемы. Они хотят тогда новым партиям навредить при помощи их близости к России. Шито белыми нитками и грубо.

— Пожалуйста, не рассказывайте нам, что такие меры не являются частью международной политики. Американцы влезли в Панаме или в Никарагуа. Но и русские на протяжении многих лет во всем мире… скажем, — активно участвуют.

— Прошлое. Да, у Советского Союза была социалистическая программа, и он выступал в поддержку социалистических партий в других странах. У России нет такой программы.

— По моральным соображениям?

— Да, мы уважаем суверенитет и не считаем, что будто бы знаем, что именно должны делать другие правительства. Но есть и причины практического характера: у нас далеко не такие ресурсы, как у американцев. Между прочим, меня постоянно забавляет то, с какой паранойей многие страны смотрят на Россию Это говорит больше о вас, а не о нас, когда вы боитесь маленького телеканала, такого, как Russia Today.

— Вы имеете в виду «нас», Запад?

— Да, вам не хватает спокойствия. Я нахожу это смешным: это показывает, насколько вы неуверенные и слабые. Ваш страх перед российскими хакерами, перед русским влиянием очень забавен и смешон. США не переживают и 1% от того, что приходилось терпеть нам: десятилетиями мы терпели, когда США пытались оказать влияние на развитие в России, и мы никогда открыто не жаловались.

— Почему Запад должен быть слабым? Разве его демократии вяло действуют?

— Это вы не у меня спрашивайте. Меня это удивило, я не думал, что Запад настолько слаб.

— Был выдан кредит Первого Чешско-российского банка для французского Национального фронта. Разве это не оказание влияния?

— Вы смешиваете разные вещи. У нас всегда существуют политические контакты с существующими партиями. Но если банк выдал легальный кредит, то это вовсе не обязательно имеет какое-то отношение к правительству. Мы не поддерживаем никакие политические партии в каких-либо странах мира.

— Чего вы ожидаете от германских выборов в бундестаг в этом году?

— Они как раз становятся все интереснее. До того, как на сцену вышел Мартин Шульц, я считал исход выборов предсказуемым, но это уже в прошлом. Но я не вижу никакой существенной разницы во внешней политике обоих кандидатов в канцлеры. Это отличает Германию от Франции.

— Многие немцы опасаются, что Европа могла бы рассыпаться, если бы во Франции победила Марин Ле Пен (Marine Le Pen). Россия разделяет эти опасения или же вы надеетесь на эту победу?

— ЕС является для России важным торговым партнером, и это должно так и оставаться. Нам нелегко с нынешней конструкцией ЕС, потому что она исключает другие страны. Три года назад мы на Украине имели плохой опыт. Безусловно, мы хотели бы увидеть в ЕС реформы, политическая смена в некоторых странах могла бы подтолкнуть на это. Но это не верно, будто бы мы, русские, мечтаем о том, чтобы ЕС исчезла. Ни в коем случае.

— Ваш министр иностранных дел Сергей Лавров говорит о том, что у России есть традиционные ценности, в то время как на Западе господствуют «псевдоценности». Что это означает?

— Нам мешает то, что Запад говорит о ценностях, а применяет двойные стандарты. Пример: Сирию буквально ругают, что касается демократии и прав человека, но Саудовская Аравия, где в обеих областях существуют явные нарушения, даже никогда не критикуется. И если Вы мне сейчас скажете, что правительство Саудовской Аравии, мол, не убивает своих собственных граждан, то я скажу, что это правда. Но никто не скажет этим гражданам Саудовской Аравии, что они должны бороться против своего правительства, чтобы изменить свою жизнь к лучшему. В одних странах Запад не провоцирует внутренние конфликты, но в других странах активно делает это.

— Россия делает так, будто все гражданские войны развязал Запад.

— Не все, но многие.

— Вы считаете, что восстание против Асада было инициировано Западом?

— Проблемы есть в любой стране, в том числе и в Германии или России. Но вы на Западе можете с вашими возможностями, с вашими СМИ и социальными структурами подтолкнуть развитие в определенном направлении. В некоторых случаях вы это делаете, а в других нет.

— На Мюнхенской конференции по безопасности большой темой была возможность возникновения нового мирового порядка. Если США при Трампе уйдут из мировой политики, что будет тогда? Похоже, что вы приветствуете этот уход США.

— Абсолютно. Вы ведь в Германии признали, что США отвечают за глобальную безопасность. Но, собственно говоря, кто это решил? Американцы претендуют на то, что они одни задают тон во всем. Мы этого никогда не признавали.

— Вы не разделяете опасений по поводу возникновения вакуума власти?

— Есть Совет Безопасности Объединенных Наций, и мы считаем, что он должен оставаться ответственным.

— В заключение посмотрим на два кризиса мировой политики. Что должно произойти, чтобы завершить конфликт на Востоке Украины?

— Минские соглашения должны быть выполнены, а все партии, Киев так же как и Луганск и Донецк. должны это подтвердить. Россия здесь мало что может сделать. От нас ничего не зависит, от украинской же стороны зависит все. Мы сидим в ловушке, вы на Западе сидите в ловушке, все остальные сидят в ловушке — потому что Киев счастлив по поводу такой ситуации. Киев на страдает под санкциями, он может провоцировать конфликты в регионе, сколько ему угодно. Страны Европейского союза допускают ошибку, не оказывая усиленного давления на Украину с тем, чтобы принудить Киев выполнять свои обязательства в рамках минских договоренностей.

— Ничто не вредит авторитету России в мире больше. чем участие в войне в Сирии. Почему вы поддерживаете президента, который выступает против своего собственного народа?

— Это ваша интерпретация, что мы поддерживаем Асада. Мы этого не делаем. Позиция Запада была всегда: «Асад должен уйти». Но это была очень глупая установка. Никто не мог нам дать ответ на простой вопрос «А что будет потом?» Кто будет командовать армией, кто секретными службами? Мы видели, что произошло в Ливии и Ираке. И поэтому мы с самого начала сказали: мы будем бороться с ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная в РФ — прим. пер.), а судьбу Асада оставим в стороне, это решат сирийцы на выборах под контролем ООН, как этого требует резолюция ООН.

— Тем самым вы помогаете Асаду.

— Не обвиняйте Россию в том, что она там вмешивается. Мы никогда не говорили «Асад должен уйти». И мы никогда не говорили «Асад должен остаться».

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 марта 2017 > № 2097240 Константин Косачев


Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 6 марта 2017 > № 2097238 Дмитрий Травин

Доживет ли путинизм до 2042 года?

Михаил Соколов, Радио Свобода, США

Возможны ли модернизационные реформы при путинском авторитаризме? Какова вероятность возвращения власти после 2018 года на курс модернизации России?

Как оценить первые планы ЦСР Алексея Кудрина? О чем говорят разоблачения Алексеем Навальным коррупционных дел премьера Дмитрия Медведева?

Обсуждаем с профессором, научным руководителем Центра исследований модернизации Европейского университета в Санкт-Петербурге Дмитрием Травиным.

Дмитрий Травин — автор книг «Просуществует ли путинская система до 2042 года» и (вместе с Отаром Маргания) «Модернизация: от Елизаветы Тюдор до Егора Гайдара».

Михаил Соколов: Сегодня у нас в студии Дмитрий Травин, профессор Европейского университета, научный руководитель Центра исследований модернизации того же университета в Петербурге и автор книг «Просуществует ли путинская система до 2042 года?», и вторая книга только что вышла вторым изданием, она называется «Модернизация: от Елизаветы Тюдор до Егора Гайдара», в соавторстве с Отаром Маргания. Две такие работы, они нам позволят поговорить и на актуальные темы, и о том, что происходит с реформами и реформаторством не только в России, но и вообще в мире, на историческом пространстве, наверное, с XVI века.

Хотел бы начать с чисто технического, может быть, вопроса. У вас есть набор реформаторов, действительно, от Елизаветы до Егора Гайдара, есть яркие реформаторы, про которых любой, кто пишет о реформах, скажет, например, фон Хайек или Сергей Витте в России, Бисмарк, Александр II, но есть люди довольно неприметные или необязательные, например, Владислав Грабский или, я не знаю, я Иосифа Брос Тито таким реформатором серьезным не считаю, или Пер Альбин Ханссон, вообще мало кто знает, кто это такой. Как вы выбирали своих героев?

Дмитрий Травин: У каждого своя история. Скажем, история с Владиславом Грабским — это знаменитый польский реформатор, в Польше он, конечно, известен. Хотя единственный памятник, который я ему нашел в Польше, — это небольшой бюст в здании Центрального банка, причем внутри. Притом что памятников Пилсудскому в Польше довольно много. Владислав Грабский — это человек, который фактически сделал финансовую стабилизацию после Первой мировой войны. В Польше были такие же острые финансовые проблемы, как в Германии, Австрии, Бельгии и советской России, пять знаменитых инфляций были почти одновременно. Многие знают про Ялмара Шахта, который ввел рентную марку в Германии и осуществил таким образом финансовую стабилизацию. А Владислав Грабский решал соответствующие проблемы в Польше.

Я попытался выделить такие фигуры, потому что это важнейшие реформы, которые предшествовали реформам Егора Гайдара в России в 1990-е годы. По сути, проблемы, стоявшие перед Польшей в эпоху Грабского и перед Гайдаром или Бальцеровичем в той же Польше в 1990-е годы, были очень похожие. Это довольно стандартные задачи финансовой стабилизации.

Если говорить про Иосифа Брос Тито, то целый ряд очерков в этой книге, которую мы с Отаром писали, посвящены не собственно реформаторам, ученым, политикам, а государственным деятелям, при которых эти реформы осуществлялись. Задача была не столько выделить конкретного человека, сколько показать задачи, которые решались в данной стране в данную эпоху. Поэтому там речь шла об Иосифе Брос Тито. По сути, это очерк о построении рыночного социализма в Югославии в те годы, когда у нас безнадежно господствовал сталинский административный социализм.

— Самоуправление, рабочие комитеты и так далее.

— В тексте немножко есть и о Миловане Джиласе, которому пришла идея, что надо покопаться в трудах Маркса и найти альтернативу сталинскому подходу, и еще о некоторых персонажах.

— Еще я про Ханссона хотел бы, Пер Альбин Ханссон — действительно интересная фигура, его в России никто не знает, а это важно, раз в России социальное государство по конституции.

— Я либерал по взглядам и начинал работать над тематикой модернизации с анализа либеральных преобразований или, по крайней мере, рыночных преобразований, может быть не либеральных, но ведущих к рынку. Естественно, при написании такой книги мы не могли обойти проблему построения социального государства, потому что это реалии XX и XXI века. Первый герой этой книги, с которым связано построение социального государства, — это даже не шведский министр Пер Альбин Ханссон, а Бисмарк. В тексте касательно Бисмарка речь идет не столько о том, как он выстраивал единую Германию и побеждал в войнах, а о том, что при Бисмарке впервые в Европе было принято рабочее законодательство, и, собственно говоря, социальная политика от этого и идет. Бисмарк пытался противопоставить государственную социальную политику активизации социал-демократии, которая шла от Маркса, и довольно успешно это делал до поры до времени. Пер Альбин Ханссон символизирует построение шведского социализма. То есть Швеция — это самый яркий, самый успешный пример построения социального государства. Успешный в относительном смысле, потому что шведам потом пришлось немножко откручивать назад, они слишком далеко зашли в построении социального государства. Откручивали они уже потом позже.

— Карл Бильдт.

— Да, Карл Бильдт откручивал уже после того, как социал-демократы проиграли выборы правым силам. Ханссон — это социал-демократ, который в середине ХХ века, собственно говоря, и двинулся по пути построения социального государства со всеми плюсами и минусами этой повестки дня.

— Скажите, есть какой-то общий алгоритм всех этих реформ модернизационных, которые нужны? Рыночная экономика, финансовая модернизация. А что еще, чтобы страна развивалась, не отставала, не была догоняющей, как вечно Россия догоняет то Португалию, то неизвестно кого?

— Действительно, самое главное — построение рыночной экономики и финансовая стабилизация, если рынок дестабилизирован. Но за этими общими словами кроется масса деталей. Скажем, что значит построение рыночной экономики? В разных странах это делалось по-разному. Допустим, в ряде стран для построения рыночной экономики надо было в свое время отменить крепостное право, потому что крепостной крестьянин — это не субъект рынка.

— И хорошо бы вовремя это сделать.

— В этой книге есть очерки не только об Александре II, который этим занимался в России, но есть очерк про императора Иосифа II Габсбурга, который впервые взялся за это дело еще в конце XVIII века в Габсбургской империи.

— В то же время, когда Екатерина раздавала на территории Украины крестьян в крепость дворянам.

— Чтобы быть окончательно объективным к Екатерине: Екатерина с одной стороны задумывалась о том, что рабство — это как-то не по-немецки, она же немка, собственно, была, приехала в Россию, подумала, что рабство не по-немецки, а потом, когда вошла в наши реалии, решила, что рабство сойдет, а заодно можно расширить масштабы его действия, потому что иначе не получается. Иосиф Габсбург в этот момент отменял крепостное право в своей империи, тогда еще не называвшейся Австро-Венгрией, но по сути представлявшей именно Австрию, Венгрию и славянские земли, вокруг них находящиеся. Сделал он это успешно наполовину. Реформа в каком-то смысле удалась, но часть реформ была отыграна назад его преемниками, и окончательно земельные реформы были проведены уже значительно позже, примерно через 50 лет после Иосифа. В Пруссии отменяли крепостное право довольно долго, начиная с 1807 года при бароне фон Штейне, вплоть до 30-х годов XIX века шел этот процесс.

— Но все равно раньше, чем в России. Россия задержалась, еще и общину крестьянам после освобождения на шею взвалила.

— Да, в результате чего только Столыпин завершал этот процесс. Если совсем по-крупному говорить, то после сталинской коллективизации эта проблема в каком-то смысле легла еще на плечи Егора Гайдара, потому что надо было как-то разбираться с колхозами.

— Помните, ВКП(б), Всероссийская коммунистическая партия большевиков, народ расшифровывал Второе крепостное право большевиков.

— Да, что-то в этом роде. После Сталина сначала была паспортизация крестьян, которая еще при Хрущеве осуществлялась. Это,

собственно, не экономическая проблема, в данной книге мы ее не брали. Превращение колхозов в сельское хозяйство рыночного типа — это уже задача 1990-х годов, причем до конца так до сих пор и не решенная.

— Если говорить о препятствиях для модернизации, мы не будем обсуждать, хороша модернизация или плоха, поскольку бессмысленно. Есть успешно развивающиеся страны, каждый может взять загранпаспорт, денег заработать, поехать, посмотреть, что с ними, и посмотреть результаты модернизации, сравнить своими глазами. Мы считаем, что модернизация — это хорошо, она должна идти. Что в России мешает ей? Например, культура, мы имеем, мне кажется, гигантскую библиотеку книг об особом пути России, разнообразных трудов, авторов называют великими, и евразийцами, и славянофилами, бог знает кто. Мое личное мнение, если его упростить: многие из них очень сильно навредили собственной стране, получается. Эти люди и эти идеи соответствуют той реальности, что особый путь или особые климатические условия препятствуют для того, чтобы жить так же хорошо, как, например, в Европе.

— Я изучал большинство этих теорий, и я не нашел ни одной теории, объясняющей, что у нас какая-то ущербная культура. Ни одной такой теории, которая меня бы удовлетворила в плане фактов. Все эти теории строятся либо на ошибочных фактах, либо на своеобразной интерпретации фактов, при которой что-то выпячивается, что-то затемняется. Либо иногда так получается, что автор подробно исследует Россию, но при этом вообще не изучает заграничные проблемы, как бы предполагая, что западноевропейские страны уже родились развитыми, рыночными, там вообще никогда не было никаких реформ, считают эти авторы, а у России сплошь проблемы. Когда мы исследуем западные страны, то мы обнаруживаем там массу похожих проблем, и мы видим, что культура трансформировалась и в Англии, и во Франции, и в Германии, и в других странах. Там была масса похожих проблем, которые приходилось решать, проводя реформы и немного трансформируя культуру. Поэтому я считаю, что культура не мешает российской модернизации, хотя, конечно, у России культура несколько иная, чем у поляков, немцев или французов. Точно так же есть очень серьезные культурные различия между французами и англичанами, между немцами и итальянцами. Культура не мешает, но есть проблемы, которые серьезно мешают и создают такое запаздывание.

Я бы, если кратко, выделил бы две вещи. Первое: Россия — периферийная европейская страна, и импульсы модернизации идут из северо-западного угла. Впервые модернизацию начали англичане и голландцы: эти импульсы возникают и в силу культурной связи между странами, и в силу территориальных проблем, которые были в XIX веке очень серьезными, это сейчас есть интернет, а тогда пока импульсы дойдут до России — это очень долго надо было ждать. В силу этого периферийная страна всегда запаздывала.

Самый простой пример: Петру I надо было совершить поездку долгую, очень долгую поездку по Европе, сначала Голландия, Англия, потом в зрелые годы и до Франции добрался, чтобы посмотреть, как все дела обстоят. Пока кто-то не съездит, непонятно, как там развивается, думается, что там и нет этих преимуществ, которые Петр обнаружил. Так что запаздывание естественное. Поляки развивались медленнее немцев также в силу того, чтобы были окраинной страной.

— Некоторые говорят, что Испания и Португалия — тоже периферия Европы, там все не очень хорошо происходило, прямо скажем.

— Периферия Европы — это, конечно, одна из проблем. До Испании тоже некоторые импульсы от Англии и Голландии долго доходили. Но когда мы говорим о периферийности, надо иметь в виду не только территориальные моменты, но и — вот здесь слово «культура» надо употребить — некоторые культурные ограничители, тормозящие передачу информации. Скажем, при переходе информации от протестантских стран к католическим информация реформаторская медленнее переходила. Скажем, в Испании очень сильно затормозило процесс модернизации то, что это была жестко ортодоксальная католическая страна, очень религиозная, где светские ценности медленно прививались.

— Инквизиция поработала.

— Совершенно верно. Кстати, современной Польше тоже ортодоксальность католическая мешает реформировать, хотя и не в такой степени, как Испании в свое время.

— А России мешает православие?

— Для России очень серьезным барьером начиная с XVII века, конечно, было то, что мы исповедуем иную ветвь христианства, качественно иную. Есть масса свидетельство того, как знания в XVII веке, еще до Петра, я имею в виду, медленно проникали в Московское государство, потому что считалось, что эти знания идут от латинской ереси и для нас они неприменимы, хотя вроде бы от тех же самых христиан идет, но другой ветви. Отдельные бояре, скажем, боярин Ртищев, чуть ли не тайком завозили к себе монахов из Киева, которые, в свою очередь, получали информацию от поляков. Каким-то образом новые знания проникали в Москву. Только при Петре I этот барьер был сломан. Эти вещи, конечно, очень серьезно влияли на модернизацию, мы запаздывали.

Потом есть, конечно, некоторые особенности исторического пути. Скажем, для нас крепостничество имело большее значение, чем для прусаков или венгров, поэтому мы дольше с ним разбирались, труднее было демонтировать эту систему. Но это определяется массой конкретных исторических обстоятельств, о которых можно вести отдельный долгий разговор.

— У меня вопрос к юбилею революции. Россия пережила то ли три, то ли четыре революции за век, Франция тоже пережила где-то за столетие четыре революции и много революционных попыток. Потом все это прекратилось и началось поступательное развитие, не без проблем, но тем не менее. В чем все-таки принципиальная разница, почему Россия срывалась, скажем так, в саморазрушение достаточно длительное, как после того же Октябрьского переворота, а во Франции из таких катаклизмов выходили?

— Я бы не преуменьшал французские проблемы. Потому что из Великой Французской революции, хотя она у них великая до сих пор, Франция сорвалась в такую катастрофу, что это очень даже сопоставимо с тем, что у нас было в первые годы после октября 1917. Развал экономики, установление административное максимумов цен — все было очень похоже.

Другое дело, что Наполеон… у нас иногда Сталина называли нашим российским Наполеоном, потом правильнее говорили, что Сталин — это скорее засидевшийся Робеспьер. Во Франции Робеспьера вовремя убрали, нехорошо так говорить про смертную казнь, скажем так, Робеспьер очень быстро был репрессирован, а Наполеон использовал довольно разумные рыночные меры для стабилизации экономики. У нас этого не произошло, и Сталин робеспьеровские методы протянул на все 30 лет своего пребывания у власти. Это было связано с целом рядом обстоятельств, но, в частности, с тем, что французская революция произошла в ту эпоху, когда были довольно популярны если не либеральные, то фритредерские идеи, идеи постепенной отмены рабства, а в то же время идеи социальной справедливости еще не распространились в такой степени, как в начале ХХ века. Российская же революция сошлась с марксистской идеологией, и это сочетание, конечно, принесло для нас очень большие проблемы. Если бы Февральская революция победила бы в какой-то другой форме, не дошла бы до Октября, в корниловском варианте она бы победила.

— Или крестьянская утопия, Учредительное собрание, власть социалистов?

— Да, что-то в этом роде. Или если бы после Февральской революции произошло то, что сейчас принято называть латиноамериканизацией, то есть такие длительные циклы развала экономики, стабилизации, развала, стабилизации.

— Диктатуры, демократии.

— Да, что-то в этом роде, в принципе нельзя исключить такого варианта. Тогда мы бы не попали в такую страшную ловушку коммунистической псведомодернизации, мы бы развивались вяло, нестабильно, но все-таки развивались, больше напоминая страны Латинской Америки или Центральной и Восточной Европы.

— Псевдомодернизация: можно немножечко любителям сталинизма объяснить, почему псевдомодернизация? Они же вам сразу про Гагарина, космос, ракеты, Енисей, Енисей позже, Беломорканал назовут.

— Еще про балет. Да, это известно. Я считаю это псевдомодернизацией. Собственно говоря, заслуги сталинизма в области индустриализации я, честно говоря, вообще не очень ценю.

— Как житель города Петербурга?

— Совершенно верно. Индустриализация началась задолго до Сталина. Любой житель Петербурга, который не поленится пройти не только по историческому центру, а по тому поясу промышленных предприятий, который окружает исторический центр, прекрасно знает, что эти заводы и фабрики создавались до Сталина, в основном с участием иностранного капитала, и наиболее активно это происходило после реформы Витте где-то в последние годы существования царской империи.

Поэтому если бы не Октябрь и не сталинизм, то, конечно, индустриализация бы продолжалась, у нас было бы много промышленных предприятий, создававшихся в стилистике Сергея Витте, а не Иосифа Виссарионовича Сталина. Я думаю, что эта индустриализация была бы медленнее сталинской, но зато не было бы такой милитаризации.

— И потерь человеческих, конечно.

— И потерь человеческих, конечно же, не было бы. Сталинская индустриализация прошла в форме милитаризации прежде всего, и это создало нам огромные проблемы при реформах 1990-х годов, когда приходилось этих блестящих специалистов советского ВПК, очень умных, квалифицированных людей каким-то образом реформировать, потому что содержать их было не на что. Сталин и Брежнев довели страну до нищеты во всех иных областях, кроме того, что было завязано на ВПК, на милитаризацию.

— Теперь Владимир Владимирович Путин возрождает ВПК, можно сказать.

— Теперь Путин возрождает ВПК, но, к счастью, не такими темпами, как Сталин. Говорили в свое время: Путин — это Сталин-лайт. В области экономики и милитаризации это, к счастью, пока очень-очень лайт, пока очень легкий вариант, не сопоставимый со сталинским.

— Не мировая война, а локальные войны.

— Если говорить о том реальном элементе модернизации, который содержался в сталинскую эпоху, то я бы выделил только один, не индустриализацию, а резкую урбанизацию. Это элемент любой модернизации — переезд людей из деревни в город.

Начинался этот процесс тоже не при Сталине, а после отмены крепостного права. И Петербург, и ваша Москва, конечно, резко выросли еще до революции по населению, но этот процесс продолжился дальше. И то, что мы уже к эпохе реформ Гайдара имели дело не с сельским, а с городским и промышленным населением — это сильно отличало нашу страну от крестьянских стран XIX века.

— И женщина в массе раньше была привлечена, чем в Европе, в промышленное производство.

— Да, эта феминизация промышленного производства тоже, конечно, значима. Это элемент модернизации, который был бы в любом случае, и при Сталине это тоже происходило, но опять же такими диковатыми методами.

— Искусственные города, которые до сих пор мучают страну.

— Из которых рано или поздно людей придется переселять, и дай бог, чтобы у государства хватило денег им помочь, потому что иначе они будут переселяться, просто бедствуя.

— Если говорить о революциях как об элементе модернизации: когда власть не справляется, происходят какие-то катаклизмы, иногда они приводят к позитивным реформам, иногда не очень. Я о втором этапе. Произошла в той или иной форме революция, предположим, революция, на мой взгляд, 1991-1993 годов. Неизбежна ли потом реставрация, откат? Каково ваше ощущение или знание как ученого?

— Да, я тоже считаю, что у нас была революция. Я бы сказал так, она началась в 1988 году и шла до 1993. Горбачев стал сознательно трансформировать политическую систему, трансформация вышла из-под горбачевского контроля, все пошло вразнос. И только конституция 1993 года установила новую политическую систему, с большими недостатками, но понятную и внутренне непротиворечивую. Так что это, конечно, была революция политическая.

Обязателен ли откат? Нет, не обязателен. Но в наших условиях мне представляется, что вероятность такого отката была, конечно, велика. Это уже элемент моей книги «Просуществует ли путинская система до 2042 года?», с нее, собственно, она начинается, и первые главы этому посвящены. Мне представляется, что откат был связан с тем, что у нас было сочетание трех проблем, они в принципе при других обстоятельствах могли бы не сочетаться. Проблема первая: болезненность реформ 1990-х, которая была объективно обусловлена той экономикой, которая Гайдару была оставлена от Сталина, Брежнева, и той неудачной реформой, которая была проведена Горбачевым и Николаем Рыжковым. Отсюда болезненность реформ в годы Гайдара.

— Да и после Гайдара Черномырдин был.

— Гайдар ушел в отставку, и непоследовательность движений, которые делали Черномырдин, Геращенко и так далее, обусловила то, что реформы были очень болезненные. Даже, собственно говоря, попытка финансовой стабилизации через создание системы государственного долга, которую предпринял Анатолий Чубайс, из-за азиатского кризиса 1998 года оказалась неудачной, мы сорвались в дефолт и девальвацию. То есть эти проблемы были практически неизбежны из-за наследия, которое в экономике осталось, из-за горбачевско-рыжковских дел и из-за того, что финансовый кризис в 1998 пришел очень не вовремя, но пришел объективно.

Вторая проблема, которая не могла не наложиться на первую: как только Путин пришел к власти, тут-то и пошла пруха. Быстрый рост цен на нефть, благодаря чему Путин обошелся почти без реформ, реформы были только в налоговой сфере, хорошие реформы, бесспорно.

— Опять с подачи Гайдара, кстати говоря,13% подоходный.

— Да, с подачи Гайдара через Кудрина, который был министром финансов. Реформы были хорошие, но, конечно, резкий рост уровня жизни произошел не из-за налоговой реформы, а из-за нефтедолларов, которые перераспределялись среди широких слоев населения. То есть так получилось, что пока реформаторы предлагали нам рынок, люди испытывали тяжелые проблемы, связанные не с действиями реформаторов, а с наследием.

Как только нам перестали предлагать рынок, а предложили авторитарную путинскую модель, оказалось, что у людей быстро растут доходы, растет благосостояние, потому что нефтедоллары этому помогают. Это очень важный момент, который я хочу подчеркнуть, многие коллеги со мной спорят на этот счет. У российских граждан, у российских избирателей была совершенно нормальная рациональная логика, связанная с тем, что простые люди не обязаны глубоко разбираться в реформах. Нормальная логика: в девяностые было тяжело, в нулевые было хорошо.

— «Путин — молодец, а Ельцин — не молодец».

— Конечно, нормальный человек чисто рационально будет поддерживать того лидера, который обеспечил ему рост благосостояния, и этот же простой человек не будет читать горы книг, статей, объясняющих, почему Путин — не молодец, и почему гайдаровские реформы были важны.

— Как же сейчас Путин молодец, если жизненный уровень падает?

— Это следующая проблема.

Когда сошлись высокие нефтедолларовые доходы с проблемами 1990-х, люди поддержали Путина, и очень важно, что Путин не был идеалистом-демократом, каким в какой-то степени был Ельцин, Путин, конечно, очень просто и прагматично использовал для себя и для той системы, которую он выстраивал, народную любовь.

Но сейчас ситуация изменилась, конечно, реальные доходы населения у нас падают, они упали примерно до уровня 2011 года. Но, с одной стороны, все-таки наш сегодняшний кризис уронил нас до 2011 года, а в 2011 году мы жили намного богаче, чем в 1999, когда Путин пришел к власти.

— То есть надо свалиться в 1998, чтобы люди как-то начали вести себя по-другому?

— Не приведи господь, я совершенно не хочу, чтобы мы свалились в 1998. Но я прекрасно понимаю российских граждан, которые все-таки говорят так: конечно, сегодня стало тяжелее, но все-таки это не сравнить с «лихими 90-ми».

— Давайте мы граждан собственно и послушаем. Мы решили их сегодня спросить про последние годы, стало ли им жить лучше, хуже.

Эти люди пережили, как вы описали, эпоху богатой, я бы сказал, политической реставрации, авторитаризма, нового авторитаризма. А сейчас они выскажутся за модернизацию, как вы думаете?

— Если верить различным массовым опросам, то не выскажутся. По моим личным наблюдениям, ситуация действительно примерно такая.

Дело в том, что помимо того, что уровень жизни не так уж сильно упал, Путин сделал две очень важные вещи, которые обеспечивают стабильность его режима и может быть надолго еще обеспечат. Вещь первая — это зачистка политического пространства.

Простой избиратель, простой человек мыслит очень конкретно. Это мы, профессора, иногда к абстрактным материям склоняемся. Человек мыслит очень конкретно: если не Путин, то кто? Вот вы покажите рядом с Путиным, причем покажите не в интернете, который люди не читают, а покажите по телевизору, по Первому каналу, по «России» покажите альтернативу Путину.

— Вот им показывают Зюганова, Жириновского и Миронова много лет.

— Именно в этом состоит ход Путина, понятно, что эти ребята — не альтернатива Путину. Это довольно жалкое зрелище.

— Есть еще Дмитрий Анатольевич Медведев, есть еще Шойгу.

— Можно еще вспомнить Фрадкова и Зубкова, которых Путин в свое время вытащил бог знает откуда.

Это все очень тонкий профессиональный ход Путина, конечно. Рядом с Путиным стоят люди, которые не могут с ним конкурировать, они действительно слабее его по многим параметрам.

— Я бы, правда, не игнорировал Игоря Ивановича Сечина, но его народ не знает.

— О чем и речь, Сечина никогда не назначают на пост премьера-министра, главы Думы или Совета Федерации, Сечин все время в тени. Потому что такого выпусти, ему палец дай, он руку откусит. Естественно, Сечин поэтому в тени. Я думаю, Сечин сам понимает, что Путин так и будет его держать.

— Сергей Иванов отправился экологией заведовать.

— То есть альтернативы люди не видят.

Поэтому постоянно, как ни беседуешь с людьми, они говорят примерно одно и то же: да, жить стали хуже, Путин когда-то нам нравился, сейчас не очень, но других же нет. Какого-нибудь слабого лидера — это будут опять «лихие девяностые», поэтому пусть уж лучше будет Путин.

— А второе — это Крым?

— Да, второе — это Крым. С одной стороны люди должны с грустью, с болью в сердце думать, что, конечно, хреновато мы живем,

но как-то при Путине тянем. А второе — это надо сделать так, чтобы людям грустно было только от экономики, а чего-то еще такое было духоподъемное.

— Чего духоподъемного в Крыму? Спасаем мифических «русских» от мифических «бандеровцев»?

— Да, спасаем мифических «русских» от мифических «бандеровцев», конечно. Но многие люди хотят верить в мифы. «Ах, обмануть меня не сложно, я сам обманываться рад», — Александр Сергеевич Пушкин писал. Он писал скорее о любовных, скажем так, не о любви к Крыму, а о любви к женщине писал Пушкин. Но любовь к Крыму по большому счету здесь тоже может просматриваться.

Люди хотят приобщаться к чему-то великому — это нормальное свойство, этого я хочу, думаю, вы это хотите, это свойственно любому человеку, но приобщаемся мы по-разному. Я могу приобщиться к научным трудам и думать о том, что после меня в жизни останутся книги. Вы создаете прекрасные программы на Радио Свобода. Но есть миллионы людей, которым нужны какие-то другие механизмы. Человек стоит у станка целый день, ему нужно что-то такое, чтобы он почувствовал, что он сопричастен к великим делам.

Путин ему говорит первое: есть страшные бандеровцы, которые вот-вот все захватят. Второе: эти страшные бандеровцы на самом деле являются наймитами страшной Америки, а Америка сопоставима с Россией по силе. Значит, если мы хотя бы русских людей в Крыму спасем от этих страшных бандеровцев, то тем самым мы их спасем и от Америки, а косвенным образом спасем еще и Россию, потому что страшная Америка хотела в Крыму сделать военную базу.

И вот человек думает: если я проголосовал за Путина, то, значит, я сопричастен тому, что великий Путин спас Россию и Украину заодно от страшной Америки.

— Хорошо, дальше идет Донбасс, за который надо платить, там война, дальше идет увязание в Сирию, неизвестную большинству россиян до последнего времени, а теперь известную, где злодеев тоже бомбят. Это же какой-то такой странный процесс, он разве не может насторожить, ассоциации с Афганистаном вызвать, еще что-то? Как это все сочетается с тезисом, с которым жили советские, да и постсоветские люди: «лишь бы не было войны»?

— Тезис «лишь бы не было войны», конечно, относился к войне мировой, от которой действительно наш народ страшно пострадал, мои предки пострадали, все пострадали. Афганистан был проблемой для тех молодых ребят, которых туда призывали, но в общем страна пережила это довольно спокойно, пока в годы перестройки не объяснили, что там происходило на самом деле.

При этом я знаком с офицерами-афганцами, которые вспоминали об этом как о лучших годах своей жизни, потому что они приобщались к великому, они приобщались к великой геополитической миссии Советского Союза, как они считали.

— То есть так и тут: Сирия, Донбасс — это великая геополитическая миссия по уничтожению нехороших людей.

— Скорее я бы сказал, что сюда Сирия попадает, потому что Путин сказал: мы боремся с международным терроризмом. Вялый Обама ни туда ни сюда, а мы и от международного терроризма спасали, и Пальмиру спасали, великие культурные ценности. То есть Путин позиционирует себя как крупного мирового лидера, сопоставимого не с Януковичем каким-нибудь, а с президентом Соединенных Штатов — вот на таком уровне решает проблемы.

А Донбасс затирают помаленьку. Россия никогда не пыталась пиарить этот проект «Новороссия». Там были ушлые ребята, которые пиарили, потом их отправили куда-то, задвинули, проект прикрыли. Россия все время говорит: да нет, эти регионы украинские, мы признаем, что это часть Украины, просто Украина должна с уважением относиться к русскоязычным гражданам, которые там живут, должна соблюдать их права.

— Эскалация все-таки происходит военная, теперь захват чужой собственности происходит, признание «ЛДНР»-паспортов. Это не сползание туда, вглубь этого конфликта?

— Каждый раз, когда происходит эскалация, мы говорим, что виноват Киев, а Киев говорит, что виновата Москва. Поэтому для наших телезрителей во всем виноват Киев, для украинских во всем виновата Москва. Паспорта… я не думаю, что миллионы российских граждан озабочены этой проблемой, пока это довольно частный вопрос.

— Один из героев вашей книги очень интересен — это генералиссимус Франко. Вы пишете, что это единственный автократ, который довольно долго правил, мягко говоря, не очень рыночно, почти то ли по-социалистически, то ли очень по-государственнически и бестолково, а потом вдруг позволил начать либеральные экономические реформы, которые после его смерти привели к демократии. К России этот опыт применим, или это такой индивидуальный частный случай?

— Мне бы хотелось надеяться, что Путин после 17 лет пребывания у власти, даже к будущим выборам это будет 18 лет — 18 лет, кстати, — это срок Брежнева — мне бы хотелось надеяться, что Путин вдруг после выборов примет программу Кудрина и начнет все реформировать. Но как раз мировой опыт реформ показывает, что случай Франко — это действительно случай. Что двигало старым генералиссимусом, до конца мы не очень понимаем.

Там, конечно, были объективные обстоятельства, которые его толкали к рыночной экономике, но это единственный пример в истории мировых реформ.

— Соединенные Штаты его толкали, страна была в НАТО, надо было показать лицо, в конце концов.

— Это толкало. Потом все-таки соседние страны очень быстро развивались, после Второй мировой войны было германское экономическое чудо, даже итальянское чудо, несмотря на отсталость юга Италии, Италия все-таки быстро развивалась. А Испания стояла на месте, конечно, это в какой-то степени испанцев тоже подталкивало.

У Путина такого рода стимулов нет, наоборот, скорее Путин, порвав с Америкой, снял с себя бремя влияния, даже морального влияния западных стран. Каждый раз, когда не столько даже Франко, но южнокорейским авторитарным лидерам 1950-60-х годов Америка говорила: ребята, как-то демократичнее надо. Корейцы должны были думать, Корея — все-таки экспортер, Корея заинтересована в том, чтобы дружить с такими крупными рынками, как Америка, и они вынуждены были думать.

— И военная защита.

— И военная защита от Северной Кореи. Они должны были думать об Америке. А у нас наоборот, если Америка скажет: ребята, вы ведете себя неправильно, вот вам санкции. Мы сразу скажем: ах, вы хотите свободолюбивый русский народ еще санкциями задавить? А вот назло вам ничего делать не будем, а народ поддержит, потому что ваши деструктивные предложения нас только раздражают. Пока вот так все и идет.

— Правда, был еще один случай кроме Франко — это Чан Кайши, который на старости лет сыну передал управление, и реформы стали проводиться в последние три года. Был даже на четвертом месте Тайвань по уровню жизни к моменту смерти тоже генералиссимуса. Может быть, конечно, если Путин станет генералиссимусом, какие-то реформы и начнутся.

— Хоть сейчас проголосуем за то, чтобы сделать его генералиссимусом, лишь бы начал.

— А реформы какие, собственно, нужны, есть ли смелые планы ЦСР Алексея Кудрина сейчас модернизационные? Все, что я вижу пока, — это нанятые этим центром сотрудники Института Гайдара покушаются на его последнее детище, хотят подоходный налог поднять с 13 до 17%, что символично.

— Насколько я представляю, все-таки реформы там в целом достаточно разумные, грамотные разрабатываются. В конечном счете будем судить, когда Кудрин это обнародует.

© РИА Новости, Сергей Гунеев | Перейти в фотобанк

Председатель Наблюдательного совета Московской биржи Алексей Кудрин

Другое дело, что если представить себе фантастическую ситуацию, что Путин решится взять кудринские реформы, начать их реализовывать, — это будет очень хорошо. Но все-таки ситуация с финансами после ухода Кудрина в отставку стала настолько тяжелой. Кудрин предупреждал в 2011 году, что будет плохо, его не послушали, в результате довели до тяжелой ситуации.

— То есть проели Резервный фонд?

— Проели все, что можно. Поэтому даже если кудринские реформы будут реализовываться, тому же Кудрину, или кто будет премьер-министром, придется каким-то образом затыкать бюджетные дыры, может быть, это будет напоминать то, что приходилось делать гайдаровцам в 1992 году.

— То есть Гайдар-2? Налоги повышать.

— Гайдар вынужден был установить очень высокий НДС в первый год своего пребывания у власти, потому что как иначе затыкать бюджетные дыры, иначе денежная эмиссия, еще хуже будет. Так что безболезненного выхода из тех 17 лет путинского правления, которые мы имеем, не будет.

— Может быть так, что это будет не выход из путинского правления, а просто продление этого правления фискальными методами через повышение налогов, пенсионного возраста, деградацию медицины, социалки и так далее.

— Думаю, самый вероятный вариант после победы Путина на выборах 2018 года — это то, что кудринские реформы будут отложены или их будут реализовывать формально, у нас есть такой большой опыт. Горбачев в свое время принял программу «500 дней», но тут же академик Аганбегян ее так переписал, что Явлинский сказал: это не моя программа.

— И Советский Союз скончался.

— Программа Грефа, все это было. Думаю, что реально программу Кудрина отложат в сторону, будут просто повышать налоги и повышать пенсионный возраст для того, чтобы как-то заткнуть зияющие дыры в бюджете и в Пенсионном фонде, и таким образом будут стараться держаться как можно дольше.

— Как все-таки модернизация сочетается с таким замечательным словом как«коррупция»? Когда мы видим проведение разнообразных реформ — в вашей книге это тоже описано — практически везде это рост коррупции, воровства и разнообразных безобразий.

— Скажем так, был у нас Советский Союз, экономика не рыночная, там была коррупция, там была теневая экономика, там много чего было, но масштабность коррупции и масштабность соблазнов, конечно, были меньше, чем в любой рыночной экономике. Человек мог украсть много денег, но было непонятно, на что их тратить.

Скажем, министр Щелоков много чего напокупал, но в общем видно было, что ему не размахнуться было на те деньги, которые у него имелись. А когда появляется в ходе модернизации рыночная экономика, соблазнов все больше и больше. И очень важно, чтобы в ходе модернизации была реальная демократизация, которая ставит преграды коррупции.

— То есть представительная демократия, которая контролирует исполнительную власть, получается?

— Примерно так. То есть рынок без демократии может быстро развиваться, но почти всегда он коррупционный. Может быть, в малых странах, где авторитарный лидер все контролирует, он может без демократии коррупцию прижимать.

— И сажать друзей?

— Сажать друзей, сажать не друзей, там все налицо. А в больших странах без демократизации не обойтись, потому что здесь даже позитивно настроенный деспот не может сам все контролировать.

— Сюжет свеженький, весь интернет им полон, хотя в нормальной стране вся пресса была бы этим полна, о том, как получает деньги Дмитрий Анатольевич Медведев от олигархов, Алексей Навальный сделал большую публикацию и видео.

Просто сбрасываются ему на благотворительные фонды, строятся красивые здания в разных местах, агрофермы какие-то, поместья в Италии, поместья на юге, виноделие, мясомолочное какое-то производство. Как ученый, как вы это восприняли, красивая такая история с картинками про потребление премьера и про коррупцию, конечно?

— Я воспринял без удивления. Потому что у меня и у моих коллег давно уже в наших научных работах используется понятие «рентоориентированное поведение властей». То есть, проще говоря, когда миллионы наших граждан думают, что государство существует для того, чтобы заботиться о них, — это неверно.

На самом деле такое государство, как в нашей стране, существует для того, чтобы заботиться о властителях, они сами о себе заботятся, они стремятся получать ренту от тех ресурсов, которые контролируют. И в этом смысле Медведев, конечно, не исключение. Я думаю, аналогичные вещи есть у всех ведущих представителей власти. Собственно, тот же Навальный проводил расследование по Шойгу, по Шувалову, по Чайке, по некоторым лидерам, всюду картина похожая, различаются детали, в зависимости от того, какие ресурсы человек курирует и личные особенности поведения тоже существуют. Те люди, которые не хотели участвовать во всем этом, они уже давно не у власти, даже если они в этом режиме какое-то время занимали какие-то посты.

— А сам характер потребления вас не удивляет? Строительство дворцов роскошных и демонстративное поведение — яхта, дворец, дорогая одежда, дорогие часы. Никакого поведения, связанного с тем, что хорошо, он коррупционер, он получил деньги и заработал еще больше денег для детей, еще что-то — а вот это такое роскошество.

— Мы видели разные механизмы коррупции. Мы видели по ряду политиков и чиновников меньшего масштаба, чем Дмитрий Анатольевич, что у них есть квартиры и виллы за рубежом, очевидно, есть очень большие счета за рубежом, и я подозреваю, что есть вложения в зарубежный бизнес. То есть те люди, которые могут в случае развала российской политической системы уехать за границу и там спокойно жить, — они, я думаю, коррумпированы по западному сценарию. То есть они будут иметь там на Западе нормальное жилье, вкладывать деньги в какой-то бизнес или пассивно иметь счета в банках и жить на проценты как рантье. Но есть фигуры, которые, особенно в условиях конфронтации с Западом, уже никуда уехать не могут.

— То есть тот же Путин, тот же Медведев?

— Конечно. Я бы сказал так, что у нас в России приватизируют не собственность, а государство. Люди, которые находятся у власти в нашем государстве, никогда не уйдут от этой власти, они собираются здесь находиться всегда, передать значительную часть имущества детям, но опять же не столько в форме денег, сколько в форме должностей.

— Вот мы видим: Андрей Патрушев стал председателем совета директоров центра «Каснефтегаза». Дети прокурора Чайки: у них бизнес-империя. Сын Сергея Иванова назначен начальником «Алроса». Это должности — это же временное дело, а завтра их снимут, предположим? Власть сменится, эти люди не нужны.

— Вот смотрите: люди старшего поколения, Владимир Владимирович Путин, Дмитрий Анатольевич Медведев, министры обороны, иностранных дел, того, сего, генеральные прокуроры, они, собственно, не будут уходить от власти, пока живы. Понятно, что какого-нибудь Якунина Путин может отправить в отставку, но в рамках той политической системы, которую будет Путин держать еще очень долго, Якунин будет спокойно существовать в этой системе.

— Со своим фондом и с сыном в Лондоне.

— С фондом, с домом, который у него не маленький, там, кажется, какое-то шубохранилище есть, что-то в этом роде. То есть у старшего поколения, у людей, которым сегодня 50, 60, 70 лет, идет приватизация государства, они вкладываются в дома, имения, чтобы здесь нормально жить долгие годы. Им нельзя уехать на Запад, они будут существовать здесь.

— Так что, они на пенсию рассчитывают? На отдых. Передать государство детям?

— В рамках того, что у них есть, они будут жить до самой своей кончины пресупевающе. А с детьми другая ситуация, дети не под санкциями, сын за отца не отвечает — это нормальный демократический принцип.

Дети сегодня имеют влиятельные позиции, высокую зарплату, вполне возможно, что эта зарплата уже конвертируема в очень большие валютные активы, эти дети могут свободно приобретать недвижимость за границей, никто им это не мешает делать, на себя, на подставные фирмы, как угодно, может быть, на тещу или еще на кого-то. Поэтому дети в случае чего будут нормальными гражданами цивилизованного мира.

Они могут когда-нибудь написать мемуары, как потом были написаны мемуары детьми Хрущева, Лаврентия Павловича Берии, по-моему, внук Сталина что-то писал. Никонов написал о своем дедушке Молотове. «Да, были наши родители, у них были плюс, минусы, но это прошлое, а мы нормальные жители современного цивилизованного общества, мы за них не отвечаем». Поэтому все эти Патрушевы, Ивановы, Фрадковы и так далее, конечно, через какое-то время будут нормально жить либо здесь, либо на Западе, но как частные лица.

— Неизбежность провалов прошлых уже глобальных. На мой взгляд, Трамп — это провал в 1920-е годы с национализмом, изоляционизмом, протекционизмом и, возможно, новая дорога к мировому кризису. А как вы думаете?

— Я немножко по-другому это оцениваю. У меня даже сейчас большой цикл статей идет, который я публикую на «Экономик Таймс», есть такое издание. Если очень кратко, я бы сказал так, что эпоха глобализации порождает принципиально новые проблемы, проблемы, отличающиеся от проблем ХХ века.

В эпоху глобализации друг другу противостоят не правые, левые, борющиеся за перераспределение бюджетов в пользу бедных, а противостоят либералы и протекционисты. Такого рода противостояния бывали раньше, но они всегда были вторичны, сегодня они первичны.

Трамп — это важнейшее направление XXI века, такое массированно протекционистское. Марин Ле Пен по такому же пути идет и многие западные лидеры. Им противостоят лидеры, стремящиеся к глобализации, к тому, чтобы международное сотрудничество разных стран активизировалось.

Я думаю, что весь XXI век будет проходить в борьбе таких Трампов с одной стороны и сторонников международного сотрудничества, глобализаторов с другой.

— А Россия будет ставить на Трампов?

— Россия при Путине, конечно, скорее склоняется к трампизации, потому что Путин даже контрсанкции ввел, чтобы мы как можно меньше сотрудничали с Западом. Но после Путина будет какая-то другая ситуация, здесь тоже будут разные лидеры.

— Все-таки просуществует путинская система до 2042 года на сегодня?

— Я бы каждому посоветовал мою книгу прочесть. Потому что если бы я мог ответить одним словом, я бы не писал книгу.

Но если очень кратко, я считаю, что путинская система имеет большие ресурсы для того, чтобы долго существовать, но практически не имеет ресурсов для того, чтобы активно развивать экономику. То есть мы можем долго существовать в стагнирующей и даже деградирующей экономической системе.

Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 6 марта 2017 > № 2097238 Дмитрий Травин


Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 6 марта 2017 > № 2096350 Сергей Котляренко

Защитник капитала. Как Сергей Котляренко управляет деньгами сильных и богатых

Дмитрий Яковенко

корреспондент Frobes

Как знакомство с участниками списка Forbes и философия карате помогают строить успешный бизнес по управлению финансами

Сергей Котляренко начинал работать юристом в адвокатском бюро Александра Мамута. Фото Арсения Несходимова для Forbes

«Легальность, профессионализм и доверительные отношения, — загибает пальцы Сергей Котляренко, владелец «КСП Капитал управление активами». — Это минимальные необходимые условия для того, чтобы заниматься управлением активами». С доверительными отношениями у Котляренко точно все в порядке. В разговоре с Forbes он наотрез отказался раскрыть имена своих клиентов и партнеров в разных проектах, хотя о некоторых есть даже публичная информация. В ответ на вопрос о клиентах и структуре инвестиционного портфеля Котляренко пожимает плечами: «Нечем хвастаться». Он ограничился общими цифрами: число клиентов с момента основания компании в 2004 году выросло до 200, а стоимость активов под управлением — до 30 млрд рублей.

Его можно понять. Как юрист, он знает, что всякая информация должна быть тщательно выверенной, а как человек, знакомый со многими членами списка Forbes и управляющий состоянием семьи первого вице-премьера Игоря Шувалова, понимает, что любые сведения, попавшие в печать, могут навредить клиенту. У Котляренко бесстрастное лицо и холодный пристальный взгляд. Концентрации и само­обладанию он учится на татами. Последние пятнадцать лет он занимается окинавским карате Синдо-рю. «99% всего, что выдают за карате, — это профанация, — утверждает Котляренко. — В большинстве школ можно сдать чуть ли не на десятый дан за пару лет». Синдо-рю считается одной из самых закрытых и жестких школ карате. Два ее главных принципа: «иккэн хиссацу», или «одним ударом — наповал», и «мэцкэй сутэми», означающее хладнокровие воина, готового идти до конца в бою.

Ценные Знакомства

В 1991 году десятиклассник Сергей Котляренко из подмосковного Одинцово планировал поступать в воздушно-десантное училище. Все изменилось, когда секцию, в которой Котляренко занимался самбо, отправили на соревнования в Голландию. «Капитализм меня немного испортил», — смеется он, вспоминая месяц, проведенный в стране тюльпанов. Вернувшись в голодную Москву, Котляренко решил связать будущее с бизнесом и в 1992 году поступил на юридический факультет МГУ.

В 1995 году ему улыбнулась удача. Будущий член списка Forbes Александр Мамут набирал сотрудников с родного юрфака в свое адвокатское бюро «АЛМ-Консалтинг». Компания создавалась в партнерстве с британской юридической фирмой Frere Cholmeley Bisсhoff. В этом наборе оказался и Котляренко. На собеседовании с ним кроме основателя АЛМ и иностранных партнеров присутствовал еще один выпускник юрфака МГУ и партнер Мамута Игорь Шувалов.

В то время трудно было найти более подходящее место для амбициозного студента. В кабинетах АЛМ появлялись будущие члены списка Forbes Роман Абрамович, Олег Бойко, Алишер Усманов, Михаил Ходорковский. Юристы бюро зарабатывали миллионы долларов на открытии и продаже офшоров и сопровождении приватизационных сделок. Значительная часть работы была связана с иностранной клиентурой.

В 1999 году Котляренко покинул АЛМ и оказался на госслужбе, молодой юрист устроился в Российский фонд федерального имущества, где сразу возглавил правовое управление. Новый руководитель был ему хорошо знаком — фонд возглавлял Игорь Шувалов, ушедший из АЛМ в 1997 году. Вместе с Шуваловым Котляренко проработал следующие пять лет, переходя вслед за будущим вице-премьером сначала в аппарат правительства, а затем — в администрацию президента. Их пути разошлись в 2004 году, когда, как говорит Котляренко, зарплата чиновника перестала его удовлетворять.

Возвращение к юридической практике Котляренко называет самым тяжелым периодом в жизни — начинать пришлось с нуля. Встать на ноги помогли знакомства, приобретенные в 1990-х. «Обзвонил всех, с кем были хорошие отношения, — вспоминает Котляренко. — Рассказал, что создаю собственную практику, предложил вернуться к сотрудничеству». Кто были эти люди, он не рассказывает. В конце 2007 года у него появился новый частный клиент, все тот же Игорь Шувалов, занимавший должность помощника президента.

Управляющий со вкусом

Название первого места работы Котляренко — АЛМ — образовано из инициалов Александра Мамута (его отчество Леонидович). Похожим образом поступил и Котляренко, назвав свою компанию КСП (он Сергей Павлович). В советское время эта аббревиатура ассоциировалась с конкурсом самодеятельной песни и с контрольно-следовой полосой на границе СССР. Котляренко полосу не переходит и не передает Шувалову многочисленные просьбы знакомых, например помочь назначить кого-то на руководящий пост в одну из госкомпаний или министерств. «Приходится таких людей огорчать. Вообще надо знать характер Игоря Ивановича. Если бы я пробовал какие-то вопросы через него решать, то уже давно перестал бы работать», — говорит Котляренко.

По словам Котляренко, после ухода из администрации президента он с Шуваловым несколько лет почти не общался, но в конце 2007 года его бывшему начальнику понадобились юридические консультации. Как раз тогда на счет компании Sevenkey, зарегистрированной на Багамских островах и принадлежащей супруге Игоря Шувалова Ольге, поступили $119 млн от компании Gallaher бизнесмена Алишера Усманова. Это была плата за кредит на $50 млн, который семья Шуваловых выдала Усманову в 2004 году на покупку доли в англо-голландской металлургической группе Corus. Изначально кредит выдавался всего под 5% годовых.

Но, когда акции Corus сильно выросли, Усманов предложил Шуваловым разделить прибыль от инвестиции. Было ли обращение Шувалова связано с этим переводом, Котляренко не рассказывает, но в феврале 2008 года он оказался директором офшора Ольги Шуваловой Redcliff, в адрес которого Sevenkey выплатила $80 млн дивидендов.

О сделках офшоров Шуваловой и Усманова стало известно в конце 2011 года, когда издание Barron’s опубликовало соответствующие документы. Российские правоохранительные органы не обнаружили ничего противозаконного в этих сделках. Тем не менее после публикации разгорелся серьезный скандал.

Артем Дымский, управляющий партнер бюро «АЛМ Фелдманс» (уже не имело отношения к Мамуту), назвал инициатором скандала своего бывшего коллегу Павла Ивлева, который обслуживал интересы семьи Шувалова. В начале 2000-х Ивлев был консультантом Ходорковского, а в 2004 году переехал в США и вскоре был заочно арестован по «делу ЮКОСа». От услуг Ивлева Шувалов отказался в 2007 году, тогда же он вспомнил о бывшем подчиненном. Сам Ивлев, отвечая на вопрос Forbes о Котляренко, назвал его хорошим и профессиональным юристом.

Бизнес Котляренко в то время расширялся. Он был управляющим партнером компании «КСП Лигал» и в дополнение к юридическим услугам начал развивать управление активами. Котляренко купил небольшую управляющую компанию «Роспроектгрупп» и переименовал ее в «КСП Капитал управление активами». На основе группы компаний КСП был создан multifamily office для Игоря Шувалова и еще нескольких человек. Как говорит Котляренко, он сам предложил свои услуги вице-премьеру накануне подписания президентского указа, запрещающего чиновникам владеть имуществом за границей.

Управление деньгами четы Шуваловых осуществляется через специально созданную компанию «ПрофДир». Шувалов знает о стратегии, выбранной Котляренко, лишь в общих чертах, получая от него отчеты о результатах инвестирования. Активы Шуваловых сосредоточены в двух компаниях, «Сова недвижимость» и «Открытые активы» (см. инфографику).

«Сове недвижимость», например, принадлежит дача Шуваловых «Заречье-4» и квартира в Лондоне, которая находится в аренде у семьи вице-премьера, компания «Открытые активы» занимается инвестициями. Именно «Открытые активы» летом 2013 года купили компанию «Деловой центр», владевшую более чем 10 000 кв. м офисных площадей (оценка около $100 млн) в гостинице «Москва» рядом с Кремлем. В 2014 году владельцем «Делового центра» стала «КСП Капитал управление активами». Котляренко объясняет, что этот проект не соответствует стратегии, выбранной для Шувалова.

Самой известной сделкой Котляренко для семьи Шуваловых стала скупка квартир на 14-м этаже сталинской высотки на Котельнической набережной. На вопрос о том, как появляются такие идеи для инвестиций в недвижимость, Котляренко пожимает плечами и говорит: «Мне нравятся такие вещи».

Квартиры, в отличие от сделки c офисами, он покупал на свое имя, а не на компанию. По мнению Котляренко, это распространенная практика, которая позволяет быстрее договариваться с собственниками. Скупка заняла несколько лет, первая квартира с панорамными видами на устье Яузы и Кремль была приобретена в апреле 2014 года. Некоторые жильцы соглашались продать свои квартиры, только если им покупали аналогичные на другом этаже. Объект может стать эксклюзивным и одним из самых больших пентхаусов в столице. Когда он будет выставлен на продажу и сколько было потрачено на скупку, Котляренко не рассказывает. По его словам, он рассчитывает на доходность порядка 20–30%.

На 14-м этаже высотки Котляренко принадлежало 10 квартир площадью 719 кв. м. «Стоимость квадратного метра в таком проекте может колебаться от 550 000 до 650 000 рублей, — говорит Владимир Сергунин, партнер Colliers International.

Старший специалист НЭО-Центра Татьяна Соломенникова полагает, что часть квартир могла быть куплена выше рыночной стоимости, поскольку не все собственники готовы были расстаться с жильем. По ее оценкам, суммарно стоимость могла составить 550–800 млн рублей. «После проведения и согласования перепланировки по объединению квартир и проведения ремонтных работ стоимость объекта может вырасти на 10–20%», — полагает Соломенникова.

Личные проекты

В 2014 году Котляренко обратился к Кириллу Шамалову, совладельцу «Сибура», с которым познакомился, когда работал юридическим консультантом нефтехимического холдинга. Он предложил миллиардеру вложить деньги в компанию «Эйти сервис», входящую в группу AT Consulting и занимающуюся поставкой вычислительной техники на миллионы долларов. Среди клиентов «Эйти сервис» были госучреждения, например структуры МВД. Шамалову идея показалась стоящей. К партнерам присоединился директор по юридической поддержке «Сибур холдинга» Денис Никиенко. Он входит в совет директоров «КСП Капитал управление активами». Однако проект не пошел, и через несколько месяцев все три партнера забрали деньги. По словам источника, знакомого с условиями сделки, инвесторы не получили никакой прибыли.

У Котляренко есть и личные инвестиции. В декабре 2013 года в России заработал первый проект по онлайн-бронированию самолетов для бизнеса Charterscanner. Котляренко стал одним из инвесторов этого проекта. Сейчас с компанией работает около 150 операторов бизнес-джетов. По словам Котляренко, Charterscanner стоит около $10 млн. Его доля — 35%.

Кроме джетов Котляренко вкладывал в ЖКХ и в проект, связанный с онлайн-образованием. Согласно базе данных СПАРК, он является одним из учредителей трех компаний, занимающихся вывозом мусора в Смоленской области, — «Благоустройство-1», «Аэросити Смоленск» и «Днепр». Также ему принадлежит 50% в компании «Новая школа», владеющей правами на GetAClass, портал, где размещаются лекции по физике и математике. Партнер Котляренко в «Новой школе» — Геннадий Панкеев, председатель совета директоров сети АЗС «Сибнефть».

Но основным бизнесом Котляренко остается КСП. Как выяснил Forbes, в начале 2016 года под управлением компании находилось среди прочего примерно 870 млн рублей средств НПФ «Первый промышленный альянс», его основной акционер — «Камаз». Кроме того, компания Котляренко в ноябре 2013 года получила право на управление компанией «Дон-Строй Инвест», перешедшей в 2009 году за долги под контроль группы ВТБ. Управление осуществляется через закрытый паевый фонд (ЗПИФ) «Москоу Риал Эстейт» со стоимостью чистых активов 94 млн рублей, стоимость пая с осени 2013 года выросла на 4%.

Это может показаться странным, но «КСП Капитал управление активами» планирует выйти и на розничный рынок. В прошлом году компания увеличила штат на 40%, в основном за счет специалистов по IT. Одна из возможных стратегий — инвестиции в ЗПИФ, в которые будут упакованы доходные объекты недвижимости, например торговые центры с надежными якорными арендаторами. Паевые фонды — визитная карточка «КСП Капитал управление активами». По данным Национальной лиги управляющих на конец 2016 года, под управлением компании находится 14 таких фондов, еще три в стадии формирования. Большинство этих фондов предназначено для квалифицированных управляющих, и информация о них не раскрывается.

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 6 марта 2017 > № 2096350 Сергей Котляренко


Россия. СФО > Агропром > oilworld.ru, 6 марта 2017 > № 2095888 Александр Ткачев

Высокие валовые сборы зерна не должны никого пугать - Ткачев

Высокие валовые сборы зерна не должны никого пугать, поскольку «каждая страна в мире мечтает иметь большой урожай». Такое мнение 3 марта высказал журналистам в Новосибирске глава Минсельхоза РФ Александр Ткачев.

«Это то, чем мы должны активно заниматься. Если мы получили 119 млн. тонн, то Китай - 500 млн. тонн зерна. 119 млн. – это успех, но, тем не менее, на мировом рынке зерна те страны, которые формируют цену, давят на рынок, не собираются сдавать позиции и активно занимаются экспортом», - сказал министр.

Также А.Ткачев отметил, что в настоящее время порядка 27 млн. тонн зерна закупают страны Азиатско-Тихоокеанского региона, но они закупают это зерно не у России, и решение этой проблемы то, что «нас интересует больше всего».

«Мы пока тяжело осваиваем эти рынки, но, уверен, что это нам по плечу. Для нас является ограничением вопросы инфраструктуры, нам нужны новые порты, транспортные магистрали. В Забайкалье строится серьезный терминал, который порядка 8 млн. тонн зерна будет пропускать. В порту Зарубино Приморского края строится терминал на 5 млн. тонн зерна. Мы должны поступательно двигаться в этом направлении», - подчеркнул глава Минсельхоза.

Россия. СФО > Агропром > oilworld.ru, 6 марта 2017 > № 2095888 Александр Ткачев


Россия. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 6 марта 2017 > № 2095860 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел Росссии С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Азербайджанской Республики Э.М.Мамедъяровым, Москва, 6 марта 2017 года

Уважаемые дамы и господа,

Переговоры с моим коллегой и другом Министром иностранных дел Азербайджанской Республики Э.М.Мамедъяровым прошли в конструктивном ключе, были весьма содержательными и полезными.

Азербайджан – важный стратегический партнер России. Наше сотрудничество опирается на многолетние традиции дружбы и взаимного уважения, на совпадение или близость позиций по большинству ключевых проблем современности. Как мы сегодня еще раз подчеркнули, определяющую роль в конкретных направлениях нашего взаимодействия играют регулярные контакты между президентами России В.В.Путиным и Азербайджана И.Г.Алиевым.

Этот год проходит под знаком 25-летия установления дипломатических отношений между нашими странами. Сегодня мы открыли выставку архивных документов и фотоматериалов, которая посвящена этой памятной дате. Планируется также целый ряд других мероприятий, посвященных этому юбилею, включая выпуск юбилейного маркированного конверта.

Мы обсудили график предстоящих двусторонних контактов, в том числе на высшем и высоком уровнях. Констатировали поступательное развитие межпарламентских и межведомственных связей.

Рассмотрели ситуацию в торгово-экономической и инвестиционной сферах. Объем товарооборота в прошлом году составил 2 млрд.долл.США. Пути дальнейшего наращивания торгово-экономического сотрудничества подробно обсуждались в декабре прошлого года в Баку на очередном заседании Межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству. Сегодня условились оказывать всяческую внешнеполитическую поддержку реализации закрепленных тогда договоренностей.

Весомый вклад в развитие наших отношений вносят межрегиональные и приграничные обмены. Подтвердили обоюдную заинтересованность в максимально эффективном проведении Восьмого российско-азербайджанского межрегионального форума, который запланирован на осень этого года в Ставрополе.

Важнейшим фактором укрепления взаимопонимания, доверия и дружеских отношений между нашими народами остается культурно-гуманитарное сотрудничество. Особую роль в его продвижении играет ставший уже традиционным Бакинский международный гуманитарный форум, который проходит под патронатом президентов России и Азербайджана.

Сегодня мы подписали План межмидовских консультаций на 2017-2018 гг., который закрепляет тесную координацию между внешнеполитическими ведомствами. В апреле, как мы условились, предстоит подписание партнерского соглашения между дипломатическими академиями наших министерств.

Подробно говорили о каспийской проблематике. Рассчитываем, что на предстоящем Совещании министров иностранных дел прикаспийских государств удастся завершить работу над Конвенцией о правовом статусе Каспийского моря и подготовить ряд других документов для глав государств, которые планируют провести очередной Каспийский саммит в Казахстане.

Разумеется, мы говорили о нагорно-карабахском урегулировании. Россия будет и далее способствовать поиску приемлемых для сторон развязок как в рамках наших двусторонних отношений с Баку и Ереваном, так и в формате тройственных встреч – Россия, Азербайджан и Армения, но и, конечно, в качестве страны-сопредседателя Минской группы ОБСЕ. Все наши шаги предпринимаются в русле принципиальных подходов, которые вырабатываются сопредседателями, имеются в виду наши партнеры – США и Франция.

Мы, и я убежден, что это взаимно, удовлетворены результатами переговоров. Будем продолжать работать над выполнением поручений наших президентов.

Вопрос (обоим министрам): Как вы оцениваете перспективы сотрудничества в форматах «Россия-Азербайджан-Иран» и «Россия-Азербайджан-Турция» в качестве возможного геополитического фактора стабильности в регионе?

С.В.Лавров (отвечает после Э.М.Мамедъярова): Естественно, Азербайджан, Иран и Турция являются нашими партнерами. Как уже сказал Э.М.Мамедъяров, мы проводили встречу «тройки» на уровне президентов Азербайджана, России и Ирана. Формат кажется нам перспективным как с точки зрения наращивания экономического сотрудничества, так и развития транспортной и логистической инфраструктуры. Безусловно, мы заинтересованы в его продолжении. Турция также является близким партнером Азербайджана и Российской Федерации. В скором будущем состоится очередной саммит России и Турции на уровне президентов. Будем говорить о самых разных направлениях нашего взаимодействия – о торговле, экономике, инвестициях, совместных инфраструктурных проектах и многом другом, включая, разумеется, внешнеполитическое сотрудничество. Прежде всего, речь пойдет о содействии урегулированию сирийского кризиса через реализацию нашей совместной инициативы, к которой подключился Иран, о прекращении огня и продвижению политического диалога, который, как известно, развивается «на площадке» Астаны между Правительством САР и вооруженными группировками. Так что можно говорить о еще одной перспективной «тройке» – «Россия-Турция-Иран».

Комбинации могут быть самыми разными, в зависимости от потребностей конкретного момента. Мы будем готовы развивать такое взаимодействие как по двусторонним, так и по многосторонним каналам. Главное, чтобы была добавленная стоимость и учитывались сложившиеся в этом регионе реалии.

Вопрос (адресован обоим министрам): Возможно ли решение конфликта в Нагорном Карабахе по т.н. «казанской формуле»?

С.В.Лавров: Мы рассчитываем, что карабахский конфликт поддается урегулированию. Об этом говорят результаты многолетних контактов, по итогам которых удалось выработать общее понимание ключевых вопросов, подлежащих урегулированию. Это, прежде всего, вопросы безопасности, гуманитарные вопросы, вопросы возвращения тех районов, которые находятся вокруг Карабаха и сейчас не контролируются Азербайджаном, определение статуса Нагорного Карабаха (безусловно, с учетом мнения тех людей, которые там проживают), согласование параметров международных миротворческих сил. По большинству из этих аспектов окончательного урегулирования у нас есть согласие, но две-три конкретных темы, которые являются ключевыми для окончательного пакета, пока еще обсуждаются. Не буду лукавить, мы пока еще далеки от того, чтобы увидеть ситуацию, когда стороны выработают единый подход к этим остающимся вопросам. Повторю, большинство других аспектов мы считаем поддающимися достаточно быстрому решению, но пара-тройка ключевых вопросов, о которых мы сегодня говорили достаточно подробно, еще требует дополнительных усилий.

Хочу подчеркнуть еще одну вещь, которую мы тоже затрагивали сегодня. В нынешних условиях прежде, чем мы сможем возобновить содержательные переговоры по урегулированию оставшихся вопросов, очень важно добиться деэскалации ситуации, которая в последнее время обострилась «на земле», на линии соприкосновения и в публичном пространстве. Убежден, что важную роль сыграло бы укрепление мер доверия, в том числе с учетом результатов саммитов, которые состоялись в мае и июне прошлого года соответственно в Вене и Санкт-Петербурге, и предложений, которые были выработаны в рамках ОБСЕ. Надо снизить уровень недоверия, который сейчас наблюдается. Мы рассчитываем, что Азербайджан и Армения будут двигаться в этом направлении. Со своей стороны будем всячески этому содействовать.

Вопрос (адресован обоим министрам): Вы говорили о статусе Каспия. Какие конкретные подвижки есть в этом вопросе? Как известно, позиции России, Азербайджана и Казахстана в этом вопросе практически идентичны, но при этом они несколько отличаются от позиции Ирана. Помогут ли в решении этого вопроса визит Президента Азербайджана И.Г.Алиева в Иран и визит лидеров Ирана в Россию?

С.В.Лавров (отвечает после Э.М.Мамедъярова): Я согласен с Э.М.Мамедъяровым. Мы достаточно подробно сегодня рассмотрели эту ситуацию. Большинство компонентов проекта конвенции о правовом статусе Каспийского моря согласованы. Эксперты продолжают работу над сохраняющимися вопросами. Их не так много. Один из основных вопросов – это определение вод под суверенитетом каждого государства. Есть целый ряд вариантов методики, которая может применяться. Мы согласны с тем, чтобы методика, которая в итоге будет выбрана, максимально отвечала принципу справедливости с тем, чтобы ни одна из пяти каспийских стран не чувствовала себя ущемленной. Думаю, что на этом пути мы сможем достичь результата.

Россия. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 6 марта 2017 > № 2095860 Сергей Лавров


Великобритания. СЗФО > Образование, наука. Экология > bbc.com, 6 марта 2017 > № 2095062

Что говорят о Пулковской обсерватории британские астрономы

Недавние события вокруг Пулковской обсерватории в Петербурге, которой угрожает световое загрязнение, обратили внимание общественности к этой проблеме в международном масштабе.

Мы поговорили с сотрудником Королевского астрономического общества Ричардом Мэсси о том, как регулировались такие вопросы в прошлом, какую роль они сыграли в судьбе многих известных обсерваторий мира и что происходит в этой области сейчас.

Би-би-си: Существуют ли какие-либо международные правила или положения, которые регулируют масштабы гражданского строительства в районе, где располагается обсерватория?

Ричард Мэсси: Международная обсерватория должна соответствовать определенным требованиям, которые обеспечивают надежность и точность ее наблюдений. В современном контексте это прежде всего ее защита от светового загрязнения.

Именно поэтому новые обсерватории строят в отдаленных местах на вершинах высоких гор. В историческом контексте, в XVII-XIX веках, например, они создавались поблизости от больших городов и на небольших высотах.

Поэтому такие старинные лаборатории должны иметь защиту от этого проклятия современной астрономии - светового загрязнения. В условиях, когда ночное небо постоянно подсвечено огнями большого города, астрономические наблюдения становятся невозможными.

Разумеется, такие организации как Международный астрономический союз постоянно следят за этим и консультируют городские власти в разных странах.

Би-би-си: Вы можете привести примеры успешного решения этой проблемы?

Р.М.: Разумеется. Например, на Канарских островах расположена крупная международная обсерватория в Лас-Пальмасе, и городские власти на соседнем острове Тенерифе соблюдают договоренность по ограничению освещенности на той стороне острова, которая обращена в сторону обсерватории.

Подобные меры принимаются в Сан-Диего, который расположен поблизости от обсерватории Паламарес, и Нью-Мексико. Обычно астрономы называют какой-нибудь астероид в честь города, который принимает такие меры, и все оказываются довольны.

Би-би-си: Каким образом строительство влияет на астрономические наблюдения?

Р.М.: Обычно возводимые современные здания являются ярким источником света, что способствует световому загрязнению.

Вокруг жилых районов существует интенсивное движение автотранспорта, что также усиливает такое загрязнение. Кроме того, такие здания являются источниками тепла, которое приводит к мерцанию астрономических объектов.

Би-би-си: Насколько известна и важна Пулковская обсерватория в астрономическом сообществе?

Р.М.: Это очень известная международная обсерватория. Она была основана в 1839 году, ее первым директором был талантливый немецкий астроном Вильгельм Струве.

Обсерватория имела один из самых крупных телескопов-рефракторов в то время. Она вошла в историю астрономии очень важными наблюдениями двойных звездных систем, в ходе которых была впервые измерена масса многих звезд.

Это были эпохальные наблюдения, так они дали ученым первые представления о массе звезд, о циклах в жизни звезд.

Также Пулковская обсерватория, подобно Гринвичской, вела работу в области практической навигации по звездам, измеряя точное положение звезд и планет на небосклоне.

Эта была настолько важная работа, что ранние русские астрономы часто использовали Пулковский меридиан в качестве нулевого, как это делали в Гринвиче.

Би-би-си: А какова роль Пулковской обсерватории в международной астрономической науке в наши дни?

Р.М.: Она продолжает быть очень важной обсерваторией. Конечно, Россия по размерам уступает Советскому Союзу, но ведущиеся в Пулкове исследования продолжают быть важным элементом научной жизни. В основном это теоретические исследования, но они находятся на высочайшем уровне.

Би-би-си: Можно ли сравнить Пулково и Гринвич?

Р.М.: Я думаю, что это очень хорошая аналогия. Дело в том, что не только обе обсерватории занимались схожими проблемами - наблюдением двойных звезд с помощью огромных телескопов-рефракторов, работами в области навигации, но и роль обеих обсерваторий уменьшилась в связи с ростом окружающих их городов.

Лондон практически поглотил Гринвич еще 200 лет назад, а с появлением электрического освещения улиц практические наблюдения в Гринвиче потеряли всякий смысл.

То же самое произошло и в Пулкове, только в иные исторические сроки.

Би-би-си: У вас в Королевском обществе есть документы о Пулковской обсерватории?

Р.М.: Да, вот например, альбом, изданный в Петербурге в 1845 году, посвященный официальному открытию обсерватории императором Николаем I.

Это подробное описание самой обсерватории, имеющихся там телескопов и инструментов, ведущихся наблюдений.

Этот документ, в частности, свидетельствует, что в те годы русская наука уже была признана за рубежом, а международные научные связи были очень широкими.

Великобритания. СЗФО > Образование, наука. Экология > bbc.com, 6 марта 2017 > № 2095062


Азербайджан. Армения. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > vestikavkaza.ru, 5 марта 2017 > № 2101356 Фархад Мамедов

Фархад Мамедов: ″Для установления доверия между народами сначала руководству Армении надо вывести из Азербайджана войска оккупантов″

Прошло чуть меньше года после апрельских боев за Карабах, в ходе которых впервые с введения режима прекращения огня в 1994 году был изменен статус-кво и часть оккупированных территорий Азербайджана оказались освобожденными, однако на линии соприкосновения армянских и азербайджанских войск вновь нарастает напряженность, столкновения учащаются и становятся все более кровопролитными. В преддверии годовщины событий апреля 2016 года "Вестник Кавказа" побеседовал с директором бакинского Центра стратегических исследований Фархадом Мамедовым.

- По вашей оценке, насколько продвинулось мирное урегулирование нагорно-карабахского конфликта за прошедшие с апрельских боев за Карабах 11 месяцев?

- Что касается последней эскалации на линии соприкосновения, то позиция Азербайджана ясна, она высказана президентом и основывается на международном праве - эскалации может не быть, если будет начат процесс урегулирования, а первым его этапом должен стать вывод армянских вооруженных сил с оккупированных территорий Азербайджана. Нужно решить те вопросы, которые возможно решить сейчас, а на будущее оставить те вопросы, которые требуют более глубокого изучения. Карабахское урегулирование состоит из нескольких узлов, и эти узлы невозможно развязать сразу. Развязав один узел, вы меняете ситуацию и создаете условия для развязывания следующего узла.

С другой стороны, Азербайджан констатирует тот факт, что внимание к карабахскому конфликту со стороны сопредседателей Минской группы остается на низком уровне. В Госдепе США пока не определились с приоритетами в этом вопросе. Во Франции близятся выборы президента, и там ведется достаточно жесткая борьба, а отличительной чертой избирательной системы Франции является то, что внешнеполитические вопросы становятся одними из главных в местном дискурсе. Россия - главный модератор процесса, который начался в апреле. Но мы хотели бы, чтобы деятельность сопредседателей не сводилась к тому, чтобы повторять «священные мантры» относительно мониторинговой группы, которая должна бегать по линии соприкосновения с камерой и снимать, кто начал первый. Это неэффективно, это косметические элементы, которые не решат вопросы в целом. Азербайджан выступает за субстантивные переговоры, за начало процесса урегулирования, который, кстати, не вносит определенности по всем вопросам, в частности, оставляет открытым вопрос статуса Нагорного Карабаха. Этот вопрос нельзя решить мгновенно, потому что сначала нужно формировать условия доверия. Доверие же сформируется после вывода оккупационных армянских вооруженных сил, после разблокировки границ Армении, после создания атмосферы, в которой можно говорить о статусе, о правах не только армян в Нагорном Карабахе, но и 700 тысяч беженцев-азербайджанцев, которые покинули этот регион в результате этнической чистки.

- Какой вам представляется политика США в отношении Закавказья?

- С приходом новой администрации появилась надежда, что начнется решение глобальных вопросов, но последние процессы показывают, что в Белом доме не могут добиться тех целей, которые были поставлены до выборов. Сегодня там идет коррекция между тем, чего они хотят, и на что реально способны.

Что касается непосредственно Южного Кавказа, то, по-моему, для США пока в качестве приоритета этот вопрос не значится. Свидетельством тому стал тот факт, что после увольнения сопредседателя Минской группы ОБСЕ от США Джеймса Уорлика так и не назначен новый сопредседатель - эту функцию временно выполняет один из дипломатов Государственного департамента США.

С другой стороны, нам важны тренды, которые складываются у США с соседями нашего региона. Это взаимоотношения США и Турции, США и Ирана, США и России. И президент, и глава МИД Азербайджана не раз заявляли, что страна не хотела бы обострения отношений между глобальными игроками и нашими региональными соседями. В противном случае мы станем пространством для борьбы, чего Азербайджан никогда не хотел, он никогда не выполнял эту функцию.

В мае в Иране пройдут президентские выборы. Наверное, к лету в политике США уже появится какая-то ясность в отношении Тегерана. В свое время со стороны Барака Обамы были приняты достаточно конкретные шаги, и точка невозврата по иранской ядерной программе пройдена. Администрация Трампа не может обвинять Иран в невыполнении тех обязательств, которые он взял на себя. Вводить новые санкции будет нечестно. Думаю, что мировая общественность и СБ ООН сыграют свою роль в том, чтобы не обострять противоречия с Тегераном, который играет позитивную роль сирийском конфликте. Это взаимосвязанные процессы. Для Азербайджана важно, чтобы глобальные игроки вроде США и Китая не имели бы острых противоречий с соседями региона в лице России, Турции, Ирана.

- Как, на ваш взгляд, процессы, происходящие на Ближнем Востоке, влияют на Южный Кавказ?

- Ближневосточные процессы – один из трендов мировой политики. Ближний Восток для Южного Кавказа - соседний регион, и происходящее там влияет и на Азербайджан, и на весь Кавказский регион в целом. Главная проблема региона – сирийский конфликт, и меня обнадеживают процессы, которые начались с конца прошлого года, - конструктивное взаимодействие между Россией, Турцией и Ираном, синхронизация дипломатической и военной деятельности между этими тремя странами. Это имеет очень большое значение и для Азербайджана, и для всего Южного Кавказа. Интересно, что ни Россия, ни Турция, ни Иран не имеют общих границ со всеми тремя странами Южного Кавказа. По товарообороту со странами Закавказья на первом месте находится Турция, на втором - Россия, на третьем – Иран, но в цифровом выражении товарооборот практически одинаков. Между тем, если эти три страны будут синхронизировать свои позиции по Сирии, найдут общее решение этого вопроса, начнут работать совместно по всему спектру внешнеполитической повестки дня, то это позитивно скажется на их взаимодействии и в регионе Южного Кавказа. Исторически Россия, Турция и Иран - конкуренты в нашем регионе, но новая тенденция позволяет говорить о том, они будут больше сотрудничать, идти по конструктивному пути, нежели по пути соперничества и конкуренции.

Азербайджан. Армения. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > vestikavkaza.ru, 5 марта 2017 > № 2101356 Фархад Мамедов


Россия. ЦФО. ПФО > Транспорт > gudok.ru, 5 марта 2017 > № 2097618 Александр Мишарин

Александр Мишарин: «Мы имеем все предпосылки создать единое в экономическом смысле железнодорожное пространство»

Создание первой ВСМ Москва – Казань привлекло внимание конструкторов, инженеров, производителей железнодорожной техники и элементов инфраструктуры не только в нашей стране, но и далеко за её пределами. О дороге будущего и перспективах развития высокоскоростного движения в России «Гудку» рассказал первый вице-президент ОАО «РЖД» – генеральный директор ОАО «Скоростные магистрали» Александр Мишарин.

– Александр Сергеевич, ВСМ Москва – Казань – первый пилотный проект по созданию ВСМ в России. Будет ли спрос на эту услугу?

– ОАО «РЖД» уже имеет большой опыт реализации проектов скоростного сообщения. Например, программой «Дневной экспресс» в графике движения на 2016/2017 год запланировано 47 маршрутов скоростных поездов. А итоги реализации программы «Организация скоростного и высокоскоростного железнодорожного сообщения в Российской Федерации» в 2016 году подтверждают значительный спрос пассажиров на скорость. Более 15% пассажиров дальнего следования уже перешли на скоростные поезда нового поколения – «Сапсан», «Ласточка», «Стриж». Рост пассажиропотока на отдельных направлениях превышает 100%. Словом, развитие высокоскоростного движения мы начинаем, основываясь на опыте реализации проектов скоростного сообщения. Пилотным проектом создания сети высокоскоростного сообщения станет строительство ВСМ Москва – Казань.

– Какой импульс даст экономике нашей страны запуск высокоскоростной магистрали Москва – Казань?

– Обсуждая тему строительства ВСМ на различных форумах, я всегда поправлял своих визави, которые очень коротко называют строительство этого важнейшего инфраструктурного объекта: «ВСМ Москва – Казань». На самом деле в эту короткую аббревиатуру вложено всё самое современное и передовое, что существует сегодня в мире. Это, если угодно, прорывные технологии – с самого начала проектно-изыскательских работ и до полной сдачи линии в постоянную эксплуатацию. Магистраль протяжённостью 772 км пройдёт по территории семи субъектов Федерации: Москва, Московская область, Владимирская область, Нижегородская область, Марий Эл, Чувашская Республика и Республика Татарстан. В среднем время в пути составит 3 часа 30 минут – всё зависит от количества остановок, а их на первой в России ВСМ предусмотрено 15. Поэтому я называю этот проект так: ВСМ Москва – Ногинск – Орехово-Зуево – Петушки – Владимир – Ковров – Гороховец – Дзержинск – Нижний Новгород – Аэропорт – Нива – Полянка – Чебоксары – Помары – Казань.

Я не случайно перечислил пункты остановок поезда. Дело в том, что последние исследования в сфере социально-экономического развития территорий подтверждают, что в условиях глобализации экономики выживут агломерации численностью два и более миллионов человек. Агломерация меньше 1 млн обречена, это может привести к депопуляции – стабильному сокращению населения, обезлюдению посёлков и малых городов. Это не сюрреалистическая картина, а вполне конкретная ситуация, в которой общество оказалось в XXI веке. И не только в России, где плотность населения на квадратный километр меньше, чем в той же Европе, и тем более в Китае.

Так вот, ВСМ свяжет воедино семь регионов, при этом мобильность населения возрастёт в несколько раз. Поехать на работу из Чебоксар в Казань станет обычным делом. Съездить из Петушков во Владимир, Нижний Новгород будет тоже легко. А если у людей появится стабильная работа, то многие задумаются и о создании семьи – значит, им потребуются жильё, детские сады и школы. Жить в агломерации, как сегодня живёт большинство населения многих стран мира, например, в Японии, Китае, Франции, Германии, выгодно и с экономической, и социальной точки зрения. И роль ВСМ в этом объединительном процессе становится ключевой. Ведь магистраль – это не что иное, как межрегиональное метро, которое на первом этапе будет работать с интервалом 30–40 минут. При увеличении пассажиропотока возможно и снижение интервала. Удобно?

– Безусловно, удобно! Никто и не спорит с этим утверждением. Но вот цены на билеты могут и «кусаться»?

– На определённом этапе стоимость билетов может быть чуть выше привычной цены для поездки, скажем, в плацкартном вагоне или вагоне ночного поезда. Но у пассажира есть выбор. В высокоскоростных поездах, так задумано, будут эксплуатироваться вагоны четырёх классов обслуживания: первый класс, эконом-, бизнес- и самый дешёвый – туристический класс. Только представьте: пассажир высокоскоростного поезда приобретёт билет туристического класса, а ехать будет, как и пассажир первого класса, со скоростью 350 км/ч!

– Но рассмотрим и другую ситуацию: не приведёт ли сокращение времени в пути до Москвы к противоположному эффекту – население регионов мощным потоком хлынет в столицу?

– Такой опасности нет. Социологи утверждают, что многие люди предпочитают искать работу либо в месте проживания, либо в соседних регионах. Вот почему ВСМ спроектирована таким образом, что она объединяет регионы и города с большим экономическим и промышленным потенциалом. Например, Ковров, Дзержинск – это города со стабильной работой, там оборонные предприятия, Орехово-Зуево – крупный железнодорожный узел, Чебоксары и Казань – столицы республик. Рынок рабочей силы меняется. Таковы реалии глобализации во всём мире. Поэтому далеко не случайно, что сегодня главными лоббистами ВСМ стали губернаторы субъектов Федерации и мэры городов, через которые пройдёт трасса. Все ведь видят, какой эффект даёт поезд «Стриж», а это ещё далеко не ВСМ. А как преобразилась Тверь после запуска «Сапсана» и «Ласточек»?! За эти годы она из провинциального города превратилась в один из быстроразвивающихся городов – спутников Москвы. Уже подсчитано, что за счёт мультипликативных эффектов после строительства дополнительный прирост внутреннего регионального продукта в первые 10 лет эксплуатации ВСМ составит от 27 до 76%.

Следует учитывать ещё один фактор. Выше я уже говорил об агломерациях и условиях их выживания. Добавлю к этому: такие агломерации, как Москва, объединяющие свыше 20 млн человек, – это тоже своего рода тупик. Мы же не можем развивать столицу до бесконечности за счёт освоения всё новых территорий Московской области? Куда придём – к границам соседних субъектов Федерации? Согласитесь, это неразумная политика.

– На какой стадии сегодня находится проектирование? Всех волнует, когда же начнётся строительство?

– Мы планируем завершить проектирование ВСМ в мае-июне 2017 года. Уже прошла ведомственная экспертиза ОАО «РЖД» по проектной документации ряда участков (Железнодорожный – Владимир), получено положительное заключение публичного технологического и ценового аудита для участка Москва – Нижний Новгород от ООО «Эрнст энд Янг – оценка и консультационные услуги», документация по первому участку в экспертизе. Это не просто проекты – это технологические инновации и новые решения, которые создают российские проектные институты.

– Вы хотите сказать, что проектирование ВСМ – это своего рода вызов отечественной науке, инженерам, конструкторам, которые в сжатые сроки должны решить очень сложные технологические задачи?

– Да, это очень серьёзный вызов, и наши проектировщики, инженеры с честью его выдерживают. Они решают не только чисто технические задачи, но и попутно целый ряд других. Ведь проект ВСМ – проект для жизни и для людей. При проектировании учитывались и особенности трассы, и пожелания местных администраций по расположению вокзалов и развитию вокзальных территорий. Проектировщики использовали не только все современные технологии ВСМ, но и учитывали геологические, природные, историко-культурные и социальные особенности регионов, а также возможности российской производственной базы для реализации предложенных подходов.

– Первые расчёты стоимости ВСМ Москва – Казань проводились более трёх лет назад. Что изменилось за это время?

– За это время кардинально изменилась экономическая ситуация и выросли цены на многие материалы, комплектующие изделия и виды работ. Поэтому в процессе проектирования нашим специалистам приходится решать двойную задачу: с одной стороны, искать оптимальные проектные решения, а с другой – не выходить за рамки той ценовой политики, которая была заложена в начале создания этого проекта.

Уверяю вас, соблюсти такой баланс чрезвычайно трудно – он требует от всех участников процесса незаурядных способностей. Последний ценовой аудит показал, что за рамки утверждённых цен мы не вышли, все работы осуществляются в полном соответствии с заложенными нормативами. Благодаря этому оценочная стоимость проекта остаётся в допустимых бюджетных пределах.

– Проект ВСМ Москва – Казань вышел уже на стадию Государственной экспертизы, так что скоро начнётся и его реализация. Интересно, какие инновационные технологии будут применены при строительстве?

– Каждый раздел проектной документации содержит инновационные решения. Почти не будет привычных шпал и щебня. Их заменит безбалластная конструкция верхнего строения пути, использование которой существенно повысит экономическую эффективность и улучшит эксплуатационные характеристики магистрали. Безбалластный путь – это монолитная бетонная конструкция, в неё вмонтированы интеллектуальные датчики, которые позволяют следить за состоянием самой конструкции и вести мониторинг состояния пути в течение всего срока эксплуатации. Например, на участке Москва – Нижний Новгород протяжённость железнодорожного пути на безбалластном основании по проекту составляет почти 72%. И это по праву можно считать прорывной инновацией, которая приведёт к смене устоявшихся технологий строительства и технического обслуживания пути, норм содержания пути и к новым требованиям к подвижному составу.

В разработанной для ВСМ конструкции земляного полотна тоже встречаются элементы инновации. При проектировании учитывались требования по прочности, устойчивости к деформациям земляного полотна с учётом вибродинамического воздействия поездов. Условием была минимизация затрат. Так, предусмотрено устройство двух защитных слоёв земляного полотна на всём протяжении высокоскоростной магистрали не менее 2,5 м общей высоты.

Для обеспечения технологического и ценового единства проектных решений были разработаны унифицированные конструкции искусственных сооружений (ИССО). Они включают конструкции для участка ВСМ с реализацией скоростей до 200 км/ч и до 350 км/ч. Основу унификации составили пролётные строения ИССО, впервые разработанные для высоких скоростей.

Не осталось без внимания и электроснабжение. Впервые контактная сеть рассчитана на скорость движения поездов до 400 км/ч. Она разработана на основе математического моделирования динамического взаимодействия с токоприёмниками электроподвижного состава. В контактной сети КС-400 используется целый ряд инновационных для России технических решений в части узлов и конструкций. Это и контактные провода из сверхпрочных сплавов медь-магний или медь-хром-цирконий, фундаменты в виде буронабивных свай, опорные и поддерживающие конструкции повышенной жёсткости, барабанные компенсаторы с подшипниками скольжения, ну и целый ряд других новшеств.

На всём своём протяжении ВСМ является единым высокотехнологичным инновационным проектом. Мы не применяем здесь прежних разработок и технологий – они безнадёжно устарели и не годятся для дороги XXI века.

– Россияне оценили преимущества скоростных «Сапсанов», хотя это ещё и не ВСМ. Однако возникли проблемы у многих жителей городов и посёлков, через которые они проходят, поскольку надолго перекрываются железнодорожные переезды и там возникают автомобильные пробки.

– При разработке проекта ВСМ Москва – Казань мы учли ошибки прошлого и сделали соответствующие выводы. Уверяю, никаких пробок не будет и жителям близлежащих населённых пунктов магистраль не причинит неудобств. Трасса ВСМ пересекает большое количество автомагистралей, однако нигде на всём протяжении она не пересекает существующую дорожную сеть в одном уровне. Будут тоннели и эстакады, которые «разведут» железнодорожное и автомобильное движение. Согласно проекту, для организации движения транспорта на период строительства и дальнейшего обслуживания трассы будут построены новые участки и усилен ряд существующих дорог.

– Нынешний год объявлен в стране Годом экологии. Расскажите о технических решениях, направленных на сохранение экологического баланса в зоне притяжения ВСМ.

– Первое, что заботит жителей домов, расположенных рядом с трассой, – это шум. В целях дополнительного снижения вибрационного воздействия в верхнем строении пути предусматривается укладка подбалластных матов и геокомпозитного материала. Это существенно снизит уровень физических воздействий (шум и вибрация) на прилегающие территории. По опыту других стран известно, что уровень шума на высокоскоростных магистралях значительно ниже, чем на обычных. Кроме того, в жилых зонах планируются посадка шумозащитных лесополос, установка шумозащитных (акустических) экранов и т.д. Разработаны мероприятия по охране растительного и животного мира. По согласованию с региональными управлениями на путях миграции диких животных предусматривается строительство специальных переходов через высокоскоростную железнодорожную магистраль. А для очистки ливневых стоков с территорий объектов инфраструктуры будет сооружаться комплекс локальных очистных сооружений. В течение всего срока строительства и эксплуатации объекта будет проводиться комплексный экологический мониторинг. Недаром специалисты называют ВСМ самым «зелёным» видом транспорта. Ведь его выбросы в атмосферу продуктов сгорания CO2 в 4 раза ниже, чем у авиационного, и в 3,5 ниже, чем у автомобилей, а энергоэффективность – в 4 раза выше.

– Москва – Казань станет первой «ласточкой» сети ВСМ в России. А что дальше, как будет развиваться этот вид рельсового транспорта?

– А дальше будет продление трассы до Екатеринбурга, строительство магистрали Москва – Центр – Юг с остановками в Туле, Воронеже, Краснодаре и Сочи и строительство ВСМ до Северной столицы. А самой грандиозной станет, конечно же, реализация амбициозного проекта XXI века – евразийского высокоскоростного транспортного коридора Москва – Пекин. Мы имеем все предпосылки создать единое в экономическом смысле железнодорожное пространство от границ со странами АТР до границ Евросоюза. Причём будущий транспортный коридор может быть использован как для пассажирских перевозок, так и для обеспечения скоростной доставки грузов. Современные подходы, инновационный подвижной состав и технологии открывают совершенно новые возможности в перевозочном процессе.

– Участвовали ли в проектировании нашей ВСМ зарубежные партнёры и что они предложили?

– К работам привлечено более 60 специализированных проектных институтов и организаций во главе с российско-китайским проектным консорциумом. Для научно-технического сопровождения привлечены специалисты Экспертного совета (МИИТ), а для технического консультирования при проектировании – французские компании СИСТРА и SNCF (Французские железные дороги). Основная проблема – это отсутствие нормативов и требований к объектам инфраструктуры для реализации скоростей движения до 400 км/ч.

Поэтому были разработаны 15 специальных технических условий для проектирования и строительства ВСМ – они согласованы Минстроем РФ в 2016 году.

– Будут ли отечественные производители выпускать высокотехнологичное оборудование для ВСМ, а также рельсы, шпалы и прочие элементы инфраструктуры?

– Проектом предусмотрено, что при строительстве ВСМ будут использоваться конструкции и материалы, производимые в РФ с использованием зарубежных технологий. Уровень локализации составит не менее 80%. В строительных работах хотят принять участие известные отечественные и зарубежные производители. Так, например, конструкции безбалластного строения пути предложили ОАО «БетЭлТранс», ОАО «РЖДстрой» и Малиновский комбинат ЖБИ. Рельсы с заданными требованиями планируют изготавливать отечественные предприятия ООО «УК Мечел-сталь» и ООО ТК «ЕвразХолдинг». Рельсовые скрепления – два отечественных производителя – ОАО «БетЭлТранс» и ОАО «Северсталь», стрелочные переводы – Муромский и Новосибирский стрелочные заводы. К разработке электронной и механической составляющих стрелочных переводов привлечены ЗАО «Элтеза» и завод «Термотрон». Качество предлагаемой ими продукции полностью соответствует требованиям ОАО «РЖД». Нам есть из чего выбирать.

– Опыт каких стран будет использован при строительстве ВСМ и какие технологии планируется применять, адаптируя их к российским условиям?

– При проектировании использован опыт стран, обладающих разветвлённой сетью ВСМ. Например, Германии, Франции, Китая, Италии, Японии и др. Реализация скоростей движения до 400 км/ч требует высокой точности, поэтому отметим применение (создание) современной геоинформационной системы на базе данных спутниковых технологий с использованием систем GPS и ГЛОНАСС.

В качестве верхнего строения пути запроектированы безбалластные конструкции, которые до настоящего времени не эксплуатировались на железных дорогах РФ, за исключением опытных образцов на Экспериментальном кольце АО «ВНИИЖТ» и нескольких эстакадных и мостовых сооружениях. Разработаны унифицированные пролётные строения, опоры и опорные части, в том числе по внеклассным мостам через реки Клязьму, Оку, Суру и Волгу. В области автоматики и телемеханики для обеспечения надёжной работоспособности оборудования проектом предусмотрено применение микропроцессорных систем. В проекте есть и особый подраздел – «Энергоэффективность», это одно из основных требований к проектируемым подсистемам высокоскоростного подвижного состава и системам их энергообеспечения.

Говоря об инновационных технологиях, нельзя не рассказать про новый высокоскоростной поезд для ВСМ. В нём будут использованы новейшие технологии, а его производство будет локализовано в России. Важно не только построить, но и грамотно эксплуатировать как подвижной состав, так и инфраструктуру. Поэтому уже сейчас мы ведём подготовку кадров для ВСМ. Работы ещё очень много. Впереди нас ждёт строительство первого участка ВСМ. И тогда наши проекты и замыслы обретут уже зримые черты.

Карен Агабабян

Россия. ЦФО. ПФО > Транспорт > gudok.ru, 5 марта 2017 > № 2097618 Александр Мишарин


США. Мексика > Миграция, виза, туризм. Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 5 марта 2017 > № 2094862

«Недокументированные иммигранты» стремятся найти защиту в американских церквях

По данным Pew Research, в 2016-м году в штате Аризона проживало порядка 325 тысяч «недокументированных иммигрантов»

ФЕНИКС – Исмаэль Дельгадо ждет решения своей участи на краю пустыни, которую пересек по пути из Мексики в США 26 лет назад. «Я надеюсь на скорый ответ, аминь», – говорит он, проводя ладонью по желтой ткани флага, подрагивающего на ветру. Дельгадо вместе с другими прихожанами церкви «Шэдоу Рок» в Фениксе сшили и раскрасили этот церковный флаг.

Все, кто работал над флагом, в отличие от Исмаэля могут покинуть церковь после службы. Он – один из немногочисленных недокументированных иммигрантов, укрывающихся от иммиграционных властей в церквях по всей стране.

Несмотря на то, что специального законодательства по этому вопросу нет, в служебном распоряжении для иммиграционных властей от 2011-го года говорится, что Службы иммиграции и таможенного контроля США (ICE) для проведения операций на территории больниц, школ, церквей и других подобных местах должны либо «получить предварительное разрешение соответствующего контролирующего должностного лица, либо действовать в неотложных обстоятельствах, требующих немедленных действий».

Исмаэль Дельгадо заплатил за временную защиту этих церковных стен жизнью, оставшейся за ними. По его словам, он добился «американской мечты» – у него была жена, дети, хороший дом и машина. Сейчас он спит на кровати в подвале прихода.

Он пришел сюда почти два года назад, еще во время администрации Барака Обамы, спасаясь от депортации – Дельгадо арестовали во время обычной проверки на дорогах.

«Я пришел, как есть, без ничего, в первый день моя голова была слишком занята другими мыслями», – рассказывает он. В церкви он рассказал пастору Кену Хейнцельману и прихожанам о своей ситуации... О реакции, последовавшей на его просьбу о защите, Исмаэль до сих пор говорит с нескрываемым удивлением.

«Пастор Кен... с самого начала, как только я впервые увидел его глаза, то понял, что он хочет помочь мне, – вспоминает Дельгадо. – Он сказал, что двери Церкви «Шэдоу Рок» отрыты для меня...Господи!»

«Иностранные захватчики»

По данным Pew Research, в 2016-м году в Аризоне проживало порядка 325 тысяч «недокументированных иммигрантов», и Феникс – крупнейший город штата – не мог не оказаться в центре иммиграционных дебатов страны. Недавно городской совет отклонил предложение о наделении Феникса статусом так называемого города-убежища семью голосами против двух.

Протесты, впыхнувшие после ареста Гваделупе Гарсии де Райос, – недокументированной иммигрантки, которая была арестована после того, как пришла на рутинную проверку в ICE, привлекли внимание всей страны.

«Президент Трамп выступает за верховенство закона, и нелегальные иммигранты – не гости. Они преступники, они нарушают закон, они совсем не невинны», – восклицает житель Феникса Нол Розен, стоя у здания ICE, где была задержана Райос.

Розен принес с собой американский флаг и баннер с лозунгом «Спасибо президенту Трампу за соблюдения закона об иммиграции». Розен подчеркивает, что был вынужден прийти сюда, узнав о протестах в защиту Райос, показанных по телевидению.

«Почитайте Конституцию: эти иммигранты будут считаться иностранными захватчиками, – рассуждает он. – Если вы незаконно пересекли границу, то что вы сделали? Правильно, вы вторглись».

В письменом ответе «Голосу Америки» руководство полиции города сообщило, что в настоящее время ему «не известны места, которые используются как убежища в границах города Феникса».

Пастор церкви «Шэдоу Рок» Кен Хейнцельман отмечает, что его приход ожидал более активной реакции активистов в защиту иммигрантов. Он также рассчитывал на большее число тех, кто обратится к церкви за помощью после того, этот приход объявил о своем статусе убежища в 2014-м году. Интерес к помощи церкви стал расти только после инаугурации президента Трампа.

«Мы понимаем, что сейчас наше стремление предоставить безопасное место таким людям в условиях новой администрации будет иметь другие последствия для нас, но мы пришли к выводу, что хотим и дальше продолжать эту работу, поскольку верим в наши ценности: человеческое достоинство, инклюзивность, справедливость и нерушимость семьи», – поясняет пастор.

По оценкам группы Church World Service, порядка 800 церквей предлагают убежище в США. Это число удвоилось с момента избрания Трампа, чьи президентские указы теперь лишают федерального финансирования города-убежища.

Администрация нового президента также стремится активизировать исполнение иммиграционного законодательства, которое при администрации Обамы фокусировалось на депортациях нелегальных иммигрантов, совершающих нарушения криминального характера.

Современное движение церквей-убежищ началось в 1980-е годы, когда церковные лидеры страны укрывали беженцев из Центральной Америки, спасающихся от гражданских войн и насилия. Однако сама идея цекви как оплота безопасности столь же стара, как и христианство.

Дельгадо беспокоится, что администрация Трампа не будет с уважением относится к этим неписанным правилам.

В ожидании ответа

Девять месяцев назад в подвал церкви «Шэдоу Рок» переехал еще один «недокументированный иммигрант» Сиксто Паз.

Оба мужчины продолжают бороться за возможность остать в стране, отстаивая свою позицию в споре со сложной иммиграционной системой США. Жизнь в церкви изменила их.

«Я больше не произношу плохих слов, алкоголь мне тоже не нужен. Я не курю. Все это уже не нужно», – говорит Дельгадо. В стенах церкви он проводит время, готовя еду, читая Библию и обсуждая с Паз последние шаги администрации Трампа.

«Силу жить мне дает мой маленький сын. Он – то, что делает меня сильнее в этой борьбе», – со слезами на глазах говорит Паз. Он скучает по своей работе плотника и сейчас старается починить крышу церкви.

Гористая местность, где живут Дельгадо и Паз, усложняет доступ к Интернету и телевидению. Зачастую о новостях они узнают только на следующий день. Увидев репортажи о новых шагах администрации, мужчины переживают шок...

«Господи, быть может, настало время вернуться домой, – восклицает Дельгадо, пытаясь вникнуть в последние директивы Белого дома. –Боже, как он много указов он подписывает, это же целый вихрь».

В худшем случае для этих людей президент Трамп прикажет изменить порядок работы иммиграционных властей, касающихся особых мест – церквей, школ и больниц. У Дельгадо и Паз приготовлены рюкзаки: в них лежат их мексиканские паспорта, одежда и туалетные принадлежности. «Мы покинем территорию церкви, мы готовы делать все, что нам придется делать», – говорит Исмаэль, ставя рюкзак на пол.

...А пока их будущее остается неясным, их молитвы – без ответа.

США. Мексика > Миграция, виза, туризм. Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 5 марта 2017 > № 2094862


Россия. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 4 марта 2017 > № 2094545 Дмитрий Медведев

Интервью Дмитрия Медведева программе «Вести в субботу» телеканала «Россия».

Председатель Правительства ответил на вопросы ведущего программы Сергея Брилёва.

С.Брилёв: Здравствуйте, Дмитрий Анатольевич!

Д.Медведев: Добрый день!

С.Брилёв: Я Вам напомню хронику последних двух суток. Вы выступаете на форуме и говорите: всё неплохо, инфляция рекордно низкая, рост возобновился. Потом встречаетесь с губернаторами – и тут Вы им про бюджетную дисциплину такое... Главное, что по всей стране нарушения: Хакасия, Кабардино-Балкария, Орловщина... Что это Вы так за губернаторов взялись?

Д.Медведев: Действительно, у нас есть позитивные достижения в макроэкономике, в развитии экономических тенденций последнего времени. А есть и свои проблемы региональные, потому что долг региональных бюджетов ещё очень-очень значительный. Хотя, если Вы слышали, я как раз похвалил наших коллег– руководителей регионов за то, что в целом долговое бремя, которое падает на регионы, за последний год существенно уменьшилось.

С.Брилёв: Тем не менее если посмотреть на дискуссии последнего месяца, то сразу несколько губернаторов, причём губернаторов-тяжеловесов – Минниханов, глава Татарстана, Артамонов (Калужская область), – высказывали претензии федеральному центру в отношении того, как перераспределяются деньги. Вообще, если коротко сформулировать, в чём суть? Богатые регионы хотели бы поменьше делиться с остальной страной своими доходами? Это тема?

Д.Медведев: Это тема. Но решение принципиально другое. Если говорить о том, кто должен получать помощь и поддержку от федерального центра, то, по нашему мнению, о чём я сейчас абсолютно чётко сказал руководителям регионов, богатые регионы будут получать меньше помощи и поддержки от федерального центра, а регионы победнее, естественно, будут получать этой помощи больше. Это и есть бюджетное выравнивание. Это и есть доведение стартовых возможностей до какого-то усреднённого уровня. И на это направлены все новейшие решения Правительства, все методики, которые утверждает Правительство и Министерство финансов. Что же касается всякого рода шероховатостей, то они всегда будут. И мы со всеми губернаторами встречаемся, обсуждаем, что работает, что работает несколько хуже, что могло бы быть ... Тем не менее общее решение именно такое. А если рассуждать о том, кто чем делится, то я напомню. Ведь мы только что приняли решение, что 1% от той прибыли, которая зачислялась в бюджет регионов как региональная составляющая, будет централизован на федеральном уровне. Это приблизительно 100 млрд рублей по году. И это пойдёт на общие дотации для всех регионов. Таким образом, сумма этих дотаций составляет более 600 млрд рублей. То есть богатые регионы в этом смысле уже поделились с бедными.

С.Брилёв: Но при этом у богатых регионов есть возможность и себе оставлять теперь побольше?

Д.Медведев: Конечно. Но у них и доходная база другая. В чём была суть нашего разговора? Да, нужно заниматься совершенствованием бюджетного регулирования, смотреть, каким образом используются трансферты, каким образом осуществляется исполнение основных полномочий регионов. Но не менее важно заниматься развитием собственной доходной базы. Потому что ведь очень часто как это выглядит? Вы нам дайте из федерального центра дополнительно денег, мы такую программу хорошую придумали, и мы все эти деньги туда направим… И программа хорошая, и, наверное, направят. Но нужно вообще-то заниматься тем, чтобы свои источники доходов создавать, а не обращаться по каждому поводу в федеральный центр. Тем более что значительная часть полномочий, которые мы помогаем финансировать, это региональные полномочия. Есть и ещё одна тема, очень острая, которую мы только что с ними обсуждали. И здесь уже претензии регионов вполне обоснованны. Дело в том, что огромное количество денег расходуется регионами и муниципалитетами для того, чтобы осуществлять свои полномочия. По подсчётам Минфина, это сумма огромная – порядка 7 трлн рублей в год.

Но проблема в том, что на 95% федеральный центр диктует, как эти деньги расходовать. И конечно, не потому, что федеральный центр такой злой и хочет всё снизу доверху, так сказать, разверстать и указывать: вот это только сюда, а это только сюда... Есть просто абсолютно необходимые полномочия, которые должны по единому стандарту осуществляться по всей территории страны: здравоохранение, образование. Но всё равно доля 95-процентного федерального регулирования запредельная. И мы договорились, что этот жёсткий федеральный поводок должны ослабить.

С.Брилёв: О поводке. Слышите моторчик? Это над нами сейчас коптер летает и снимает нас. Не так давно федеральные законодатели приняли решение о том, что для управления этим мини-вертолётом с видеокамерами требуется лицензия пилота. Но никто не подумал, что хорошо бы это сопроводить подзаконными актами. И сейчас, строго говоря, эта штука над нами висит незаконно. Вы недавно сами выступали перед сенаторами и призвали их к более консервативному подходу к законотворчеству. В частности, такие ситуации?

Д.Медведев: Я имел в виду следующее. Дело не в том, что наше законотворчество не слишком консервативно. Нам нужно не консервативное законотворчество, хотя разумный консерватизм в законодательной политике должен быть. Нам нужно другое. Нам нужен консервативный порядок изменения и принятия законов. Вот это действительно очень важно. Чтобы не менялось и не пересматривалось через полгода. Не принимались решения, которые идут вразрез с ранее принятыми. Причём без должного просчёта, экономического обоснования. Это, к сожалению, в нашей жизни сплошь и рядом происходит. Я, когда общался с законодателями, действительно сказал: у нас есть очень важные, как принято говорить, фундаментальные законы, такие как Гражданский кодекс, Налоговый кодекс, Земельный кодекс,– вот к таким документам нужно относиться бережно. Их нужно совершенствовать, безусловно, но делать это очень и очень размеренно. Я ещё раз напомню, что в большинстве развитых экономик такие документы трогают в самую последнюю очередь, особенно Гражданский кодекс, Земельный кодекс и целый ряд законов, которые связаны с регулированием имущественных, экономических отношений.

С.Брилёв: Мы с Вами так или иначе ходим вокруг темы предсказуемости, которая в известной степени была стержневой на нынешнем сочинском инвестиционном форуме. Предсказуемость. Пожарные меры себя оправдали. Мы уже упомянули низкую инфляцию, возобновление роста. Но тема предсказуемости иногда вылезает в неожиданных местах. Взять, например, налоговые дела. С одной стороны, Вы из раза в раз говорите, что налоговая система должна быть стабильной. Повторили это недавно на Гайдаровском форуме, повторили сейчас в Сочи. С другой стороны, и в отношении налогов периодически возникают идеи в Вашем Правительстве: давайте снизим страховые выплаты, поднимем НДС... Всё-таки это обсуждается? На самом деле есть на горизонте перспектива с переменами в налоговом законодательстве?

Д.Медведев: Всё, что я сказал в отношении консерватизма, регулирования, справедливо. Но при этом мы должны понимать, что всё равно жизнь берёт своё. В противном случае у нас бы использовались до сих пор налоговые законы времён Петра I. Всё равно экономические условия меняются. Просто наши решения должны быть просчитанными. Именно поэтому в 2014 году по предложению Президента Правительство приняло целый ряд решений (при участии, естественно, законодательных органов) о том, что мы объявляем своего рода налоговый мораторий. То есть мы не меняем налоговое законодательство на протяжении ближайших лет. Но после истечения этого периода, в 2018 году, мы должны подготовить предложения о том, как будет выглядеть наша налоговая система в будущем. Это вполне нормально. У нас есть сейчас возможность реально подготовиться к тому, какие инновации в налоговом законодательстве нам нужны. Что нам нужно поменять, а чего нам делать не нужно. И сейчас такие предложения готовятся. Поэтому все публичные обсуждения этой темы, скажем прямо, никакого прямого результата не создают. Это только лишь обсуждение. Никаких решений нет, я хочу всех успокоить – и представителей бизнеса, и обычных наших граждан. Да, и мои коллеги говорят: нужно такой налог изменить, такое решение принять... Я, правда, всем говорю, что вы аккуратнее обо всём этом рассуждайте. Но понятно, что всё равно это вырывается в публичную плоскость. Но никаких решений нет. Мы их только готовим. Это первое.

Второе. Общие контуры налоговой системы, которая сформировалась за последние 15–20 лет, останутся. Это и есть налоговая стабильность. Хотя звучит очень много идей, в частности по поводу введения прогрессивного налога на доходы. Так вот, общие контуры налоговой системы, я уверен, сохранятся, просто потому, что эта система оказалась достаточно эффективной для нашей страны. Но это не означает, что её не нужно настраивать. Это касается и отдельных отраслей, и отдельных сфер. Какие-то льготы нам нужно будет сохранить, какие-то льготы, может быть, отменить. И ровно об этом идёт дискуссия. Но, подчёркиваю, никаких решений сейчас на эту тему не принято.

С.Брилёв: Вы в своём выступлении на пленарном заседании упомянули несколько идей, которые прорабатываются в рамках комплексного плана Правительства до 2025 года. Такой горизонт серьёзный?

Д.Медведев: Мы должны смотреть вдаль. Мы должны понимать, по каким законам, на основании каких идей будет развиваться страна в ближайшие годы.

С.Брилёв: Была ещё одна идея, которая появилась буквально в эти дни, – это продажа облигаций гражданам России, резидентам России. Я помню, бабушка у меня открывала газету в конце 1970-х – начале 1980-х, там были облигации советского правительства. Кто-то выигрывал.

Д.Медведев: Вы таких параллелей-то не проводите. Мы, во-первых, не советское правительство. И у нас никогда не было цели размещать государственные облигации так, как это было сделано в конце 1940-х годов. А я напомню тем, кто не помнит…

С.Брилёв: Кто помоложе.

Д.Медведев: Да, об этом периоде. Тогда подписка на государственные облигации, как и на другие инструменты государства, была обязательной. Тебе часть зарплаты выдавали облигациями. Мы понимаем, что это означает. Сейчас любые долговые обязательства, будь то государственные обязательства или обязательства частных компаний, могут распространяться только на добровольных началах. Хочешь – покупай, хочешь – не покупай. Люди у нас покупают акции, покупают различного рода облигации, надеются получить по ним доход. Но в принципе ничего нового в идее выпуска облигаций государственных нет, как и, собственно, в том, чтобы прибегать к внутренним заимствованиям на рынке. Но, ещё раз подчеркиваю, это всегда выбор конкретного человека.

С.Брилёв: Вы встречались с губернаторами во время форума, встречались с бизнесом. По Вашим ощущениям, какие настроения у Ваших собеседников?

Д.Медведев: Настроения, мне кажется, хорошие. Они отвечают той уже весенней погоде, во время которой записываем интервью.

Погода в экономике тоже меняется – совершенно очевидно, что наша экономика вошла, пока ещё, может, не так уверенно, но всё-таки в стадию роста. Падение закончилось. В этом году мы ожидаем роста экономики в пределах от 1 до 2%. Это уже очень неплохо, по сути, это европейский уровень роста. Хотя хотелось бы больше. И план действий Правительства на период до 2025 года, который мы сейчас готовим, нацелен именно на трёх и более процентный рост нашей экономики с тем, чтобы перекрыть мировые цифры по росту.

Второе. Очень важно то, что мы всё-таки сумели совладать с инфляцией. В какой-то относительно недавний момент нам казалось, что инфляция снова разбушевалась после девальвации рубля.

С.Брилёв: В 2014 году она была двузначная.

Д.Медведев: Да, она была двузначная, к сожалению, и это сильно ударило по доходам населения. Это, естественно, никому не нравилось, за исключением, может быть, отдельных сегментов бизнеса, которые всегда на девальвации выигрывают.

С.Брилёв: Последнее, что я хотел спросить, касается приватизации. Сейчас утверждён план. Но как на нём отражаются санкции? Или, по Вашим ощущениям, их вот-вот отменят?

Д.Медведев: По поводу санкций я уже неоднократно высказывался. Ещё раз хочу сказать: мы должны приготовиться к тому, что будем жить в условиях санкций неопределённо долго. Посмотрите, что делают наши партнёры за океаном, да и в Европе. Они эти санкции увековечивают, они их кодифицируют, они выносят массу законов, помимо всяких исполнительных указов, которые Обама принимал. Они пытаются принять законы, которые эти санкции сделают постоянными, наподобие поправки Джексона – Вэника или ещё покруче. Вот поэтому нам рассчитывать на какую-то их милость не приходится, да нам это и не нужно, потому что мы в условиях санкций, как доказал опыт последних двух лет, способны развиваться, и развиваться на самом деле неплохо. Потому что всё, чего мы достигли и в промышленности, и в сельском хозяйстве, сделано не благодаря, а вопреки, и в значительной степени потому, что мы вынуждены были перестроить свою работу. Поэтому приватизация будет идти своим чередом. Она с санкциями не связана, она связана с конъюнктурой: что выгодно продавать, то и придётся продавать. Приватизация – это же инструмент. Это не какая-то специальная цель, которую мы преследуем. Инструмент для чего? Чтобы пополнить бюджет, как это было сделано, например, в случае с продажей акций «Роснефти» или «Алросы». Или чтобы найти более эффективного собственника, когда мы считаем, что приход частного инвестора принесёт лучший результат.

С.Брилёв: Спасибо, Дмитрий Анатольевич.

Россия. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 4 марта 2017 > № 2094545 Дмитрий Медведев


Казахстан. Вьетнам. Китай > Агропром. Транспорт > inform.kz, 4 марта 2017 > № 2094241

Сегодня около 8 часов по астанинскому времени первая партия казахстанского зерна - 720 тонн в 32 контейнерах - прибыла из восточнокитайского порта Ляньюньган во вьетнамский порт Хошимин, передает собственный корреспондент МИА «Казинформ» в Китае.

В торжественной церемонии встречи груза в терминале VICT приняли участие Чрезвычайный и Полномочный Посол Казахстана во Вьетнаме Бекетжан Жумаханов, генеральный директор VICT First logistics development (JV) Co. Глен Кун Вай Кеон, генеральный директор ООО «Китайско-казахстанская международная логистическая компания г.Ляньюньган» Лю Бин, представители вьетнамской компании-покупателя зерна, а также корреспонденты вьетнамского телевидения и аккредитованные в КНР казахстанские журналисты.

«Это первая пилотная поставка во Вьетнам казахстанской продукции дочерним предприятием компании АО «НК «ҚТЖ» - АО «KTZ Express» через китайский порт Ляньюньган в рамках подписанного соглашения о зоне свободной торговли между Вьетнамом и ЕАЭС. Основной задачей было не только доставить данный груз до Вьетнама, но и протестировать логистический маршрут доставки товаров в Юго-Восточную Азию через территорию Китая. Мы готовы поставлять на этот рынок не только зерно, но и другие виды продовольственной продукции», - сказал в интервью Казинформу Жумаханов.

По его словам, Казахстан сможет не только экспортировать свою продукцию, но и поставлять товары других государств-членов Евразийского экономического союза во Вьетнам и другие страны Юго-Восточной Азии по транспортному коридору «Казахстан - порт Ляньюньган (КНР) - Вьетнам».

«Население региона очень большое - около 600 миллионов человек, поэтому для казахстанского бизнеса открываются хорошие перспективы», - резюмировал дипломат.

По словам заместителя директора департамента международных перевозок ООО «Китайско-казахстанская международная логистическая компания г.Ляньюньган» Дархана Есенгулова, китайская сторона проявляет заинтересованность и готовность поддерживать развитие транспортного коридора через Казахстан, а также экспортировать казахстанскую продукцию через свою территорию в страны Юго-Восточной Азии.

«Организация транзитных перевозок с использованием возможностей транспортной инфраструктуры Казахстана, в частности, объектов СЭЗ «Хоргос - Восточные ворота», транспортно-логистических центров в Астане и Шымкенте, а также совместного терминала в порту Ляньюньган способствует дальнейшему развитию проекта «Экономического пояса Шелкового пути», - сказал он. В интервью Казинформу представитель вьетнамской компании-покупателя Сюе Сяньвэнь сообщил, что в настоящее время 80% зернового рынка Вьетнама обеспечивается зерном из Австралии, США, Канады и Аргентины.

«Это очень конкурентный рынок. Поскольку в силу различных факторов цена импортируемой во Вьетнам американской и австралийской пшеницы очень быстро растет, мы ищем им альтернативу. Мы еще раз апробируем качество поставленной сегодня партии казахстанского зерна, и если оно будет высоким, будем изучать возможность расширения объемов его покупки. Здесь, конечно же, для нас главным фактором выступает цена», - сказал он.

Интересно, что решение о покупке пробной партии казахстанского зерна в 720 тонн представители вьетнамской компании приняли после того, как перемололи 10 кг казахстанского зерна и из полученной муки изготовили хлебобулочные изделия, которые по сравнению с продукцией из австралийской муки оказались более высокого качества, что доказало высокую клейковину казахстанского зерна.

Напомним, контейнерный поезд с зерном в мешкотаре для вьетнамских покупателей отправлен АО «НК «ҚТЖ» в восточнокитайский порт Ляньюньган 16 января 2017 года с железнодорожной станции Жалтыр.

Пилотная отправка зерна осуществлена дочерним предприятием компании АО «НК «ҚТЖ» - АО «KTZ Express» - совместно с ООО «Китайско-казахстанская международная логистическая компания г.Ляньюньган».

5 февраля 2017 года казахстанское зерно было отправлено по морю из Ляньюньгана в южновьетнамский порт Хошимин.

Почти месяц груз шел до пункта назначения, поскольку каботажное судно по пути заходило во множество портов стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Прямой морской путь между Ляньюньганом и вьетнамским портом Хошимин может сократить сроки доставки груза до 6 дней.

Казахстан. Вьетнам. Китай > Агропром. Транспорт > inform.kz, 4 марта 2017 > № 2094241


Россия > СМИ, ИТ. Армия, полиция > inosmi.ru, 4 марта 2017 > № 2093532

Герасимов — российский генерал во главе информационной войны

Марк Нексон (Marc Nexon), Le Point, Франция

Этот военный совершенно не похож на теоретика, но это именно он придумал концепцию «гибридной войны», главным достижением которой стал Крым.

Депутаты Думы были поражены. Когда 22 февраля министр обороны Сергей Шойгу представлял им военную стратегию страны, они не ждали, что тот раскроет бережно хранившийся секрет: создание в министерстве четыре года назад специального отдела информационной войны. Речь идет о целом управлении, которое занимается контрпропагандой, кибератаками и распространением фальшивых новостей.

У программы был вдохновитель. Это 62-летний Валерий Герасимов, начальник штаба российской армии. Именно он заложил в 2013 году основы гибридной войны, которую одобрил Владимир Путин. «Вполне благополучное государство за считанные месяцы и даже дни может превратиться в арену ожесточенной вооруженной борьбы, — писал он о войне на Украине и арабской весне. — И сами "правила войны" существенно изменились. Возросла роль невоенных способов в достижении политических и стратегических целей, которые в ряде случаев по своей эффективности значительно превзошли силу оружия».

Как бы то ни было, генерал Герасимов совершенно не похож на «гика». Это военный до мозга костей, говорил о нем министр Шойгу. Этот уроженец Казани начал карьеру во время затяжной второй чеченской войны. Тогда он командовал 58-й армией и пытался приструнить деревни этой кавказской республики. Он проявил непреклонность в вопросах дисциплины и участвовал в задержании полковника Буданова за пытки чеченской девушки. Это его качество высоко отмечала даже убитая в 2006 году оппозиционная журналистка Анна Политковская. По ее словам, он — человек, которому по силам защитить честь офицера.

Герасимов продолжил движение вверх в Санкт-Петербурге и Москве. В 2012 году он был заместителем начальника штаба, когда разгорелся скандал вокруг министра обороны Анатолия Сердюкова, которого обвинили в расхищении средств и уволили из правительства. Как бы то ни было, он сохранил место и даже стал правой рукой нового министра Сергея Шойгу. По словам полковника Виктора Баранца, тот решил оставить 80% старого руководства, что позволило сплотить команду. Герасимов же получил возможность реализовать свой сценарий гибридной войны.

В чем его главный успех? Во взятии Крыма в 2014 году без кровопролития на фоне сильнейшей волны дезинформации. Впоследствии он расширил кибервойну и позволил российским хакерам вмешаться в американские выборы.

В последнее время НАТО усматривает руку Москвы в распространении ложных сведений для дискредитации альянса в Прибалтике. Это касается, например, появившегося в середине февраля в Литве электронного письма о том, что немецкие солдаты изнасиловали у казармы несовершеннолетнюю девочку. «Это совершенно не соответствует действительности, но нам следует ждать новых происшествий подобного рода», — уверяет глава военного комитета НАТО Петр Павел. Российский министр обороны не стал этого отрицать. «Пропаганда должна быть умной», — заявил он депутатам Думы.

Россия > СМИ, ИТ. Армия, полиция > inosmi.ru, 4 марта 2017 > № 2093532


Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 марта 2017 > № 2093528 Надежда Савченко

Она — украинский летчик-истребитель, который ведет диалог с врагом

Анна-Лена Лаурен (Anna-Lena Laurén), Dagens Nyheter, Швеция

Поезд из Краматорска тормозит с режущим скрежетом. Фотограф Андерс Ханссон (Anders Hansson) и я, уже готовые, стоим у дверей и в первых рядах выползаем на перрон. Мы пробираемся по железнодорожному вокзалу в Киеве, отягощенные нашей пуленепробиваемой экипировкой, которую мы брали с собой в репортажную поездку на восток Украины.

Мы торопимся. Время одиннадцать, и ровно через полчаса у нас интервью в одном из отелей на Крещатике с летчиком-истребителем Надеждой Савченко. Половина двенадцатого ночи — это единственное время, когда она может дать интервью, так как уже на следующий день Савченко сама уезжает на фронт.

Война в восточной Украине идет третий год. Согласно Минским договоренностям, сейчас там должен действовать режим прекращения огня, но на практике стрельба ведется непрестанно. За это время мир успел заняться другими заботами — Трампом, брекситом и потоками беженцев в Европу.

Надежду Савченко называют многими разными именами. Некоторые называют ее украинской Жанной д’Арк. Другие — Трампом в юбке. Последний эпитет она, что неудивительно, получила от русского либерального интеллектуала по имени Николай Сванидзе.

На самом деле, он должен был бы быть с Савченко на одной стороне, так как у них обоих одинаково критическое отношение к Владимиру Путину. Но Савченко — человек, неудобный для всех: и для русских либералов, и для украинских националистов.

В 2004-2005 годах Надежда Савченко получила известность на Украине как единственный солдат-женщина в составе украинских миротворческих сил в Ираке. После этого она захотела стать летчиком-истребителем, а это образование недоступно для женщин. Савченко удалось добиться специального разрешения от министра обороны и стать пилотом боевого вертолета, что с ее точки зрения было неудачей. Сама она хотела быть пилотом истребителя — но этого министерство обороны не допустило.

У Савченко часто были проблемы с дисциплиной. Ее руководство называет ее строптивой и нестабильной. Ее два раза исключали из вуза, когда она училась в престижном Харьковском институте воздушных сил. Дважды ей удавалось вернуться.

В июне 2014 года уже идет полноценная война между украинской армией и сепаратистами восточной Украины, поддерживаемыми Россией. Лейтенант Надежда Савченко находится со своим воздушным полком у Львова, но на фронт ее не посылают. Тогда она оставляет свой полк и записывается добровольцем в батальон «Айдар».

17 июня 2014 у Луганска ее взяли в плен сепаратисты. Вскоре после этого сепаратисты выложили в интернет видео, на котором допрашивают раненую, худую и измученную Савченко, прикованную к газовой трубе.

В начале июля Россия внезапно сообщила, что Савченко добровольно пересекла границу России, переодетая беженкой. Там ее схватили и поместили в тюрьму в Воронеже. Россия начала суд над самым известным летчиком-истребителем Украины за убийство двух русских журналистов, которые погибли от взрыва гранаты под Луганском.

Все указывает на то, что сепаратисты передали Савченко России. Похищать граждан другой страны и судить запрещено. Когда начался судебный процесс против Савченко, это очень помогло украинской пропаганде — просто-напросто потому, что незаконность этого спектакля была уж слишком очевидна.

Тем не менее, Савченко далеко до идеального героя. Она не ведет себя как какой-то великодушный Нельсон Мандела. Во время суда лейтенант сидела, небрежно уперев ноги в прутья клетки, глазела на всех, как подросток, и показывала судье средний палец.

Несколько раз она устраивала голодовки, и когда ее вводили в клетку в зале суда, часто ее лицо было бледным и истощенным. Но взгляд всегда оставался тем же самым: полным холодного презрения к тому процессу, в центре которого она оказалась.

Когда ее освободили в рамках обмена пленными в мае 2016 года, и ее самолет приземлился в Киеве, в аэропорту собрались тысячи людей, чтобы встретить свою героиню. Савченко кричала на них, чтобы они не подходили близко — она так долго сидела в тюрьме, что «отвыкла от людей».

Днем позже она выступает в украинском парламенте — Раде, куда ее избрали в ее отсутствие. Босая, она произносит неистовую речь, где ругает на чем свет стоит весь украинский политический истеблишмент, называя их коррумпированными подонками. Через несколько месяцев она покидает свою партию, «Батькивщину».

То, что власть имущие коррумпированы — тезис, не вызывающий сомнений на Украине. Зато призыв к диалогу с врагом — то есть, с лидерами сепаратистов на Донбассе — как раз сомнения вызывает. А именно к этому и призывает Савченко. В Минске она лично встречалась с лидером Донецкой республики Александром Захарченко, чтобы обсудить обмен военнопленными. Беседовала она и с лидером Луганска Игорем Плотницким, который лично допрашивал ее, прикованную к трубе.

И теперь другая молва пошла по Украине. Те националистские круги, которые восхваляли Савченко, отвернулись от нее и стали называть предательницей. Они утверждают, что Савченко заключила соглашение с российскими властями, пока сидела в тюрьме.

Правда же состоит в том, что Надежда Савченко просто очень неудобный человек. Она никогда не играет навязанных ролей. Она этого не делала ни когда была солдатом или пилотом, ни в качестве пленной в России, ни став украинским политиком.

И я совершенно убеждена, что она не станет этого делать и в качестве объекта интервью. Я ждала, что она в последний момент откажется, или что она появится не раньше двух ночи. Я готовлюсь к тяжелому интервью, во время которого она, как это бывало в других интервью, которые я читала, заявит, что встречаться с журналистами бесполезно. Я знаю, что ее русский, как и у всех жителей Киева, идеален, но готова к тому, что она будет отвечать по-украински. Во всяком случае, она на это имеет полное право, хотя это и будет означать определенные практические трудности для меня.

Без двадцати минут двенадцать. Надежда Савченко стоит вместе со своей сестрой Верой внизу у рецепции отеля. Мы здороваемся, и я благодарю ее за то, что она согласилась дать интервью DN посреди ночи.

«Вы же с фронта приехали. Если вы взяли на себя труд съездить к фронту, я могу взять на себя труд встретиться с вами так поздно».

Ее голос низкий, сипловатый и красивый. Савченко курит сигареты одну за одной.

Кроме того, она прагматик, поэтому мы всё интервью разговариваем по-русски.

Анна-Лена Лаурен: Недавно вы назвали президента Украины Петра Порошенко врагом народа. Что вы имели в виду?

Надежда Савченко: Я имела в виду только то, что сказала. Порошенко не продал свои шоколадные фабрики (под маркой Roshen), и у него остается куча собственности в России. Это не только шоколадная фабрика в Липецке, но и все предприятия, которые занимаются ремонтом военных кораблей русского флота в Крыму. У нас война, а президент зарабатывает деньги с помощью врага. Это плохо.

Я спрашиваю Савченко, почему она решила встретиться со своими злейшими врагами, лидерами сепаратистов Александром Захарченко и Игорем Плотницким.

«Я готова пожать руку самому дьяволу, чтобы освободить наших военнопленных. В России и на сепаратистских территориях находится минимум 44 политических пленника и 50 подтвержденных военнопленных с Украины. Кроме того, очень много людей просто бесследно пропали. Это все наши сограждане, и мы несем за них ответственность».

Савченко говорит спокойно и очень отчетливо.

«Я встречалась и с Захарченко, и с Плотницким в Минске. Они разные. С Плотницким я познакомилась, когда оказалась в плену. Лукавый тип. У Захарченко больше характера, с ним можно говорить. Но проблема в том, что оба очень зависимы от России. Но это не значит, что не надо пытаться с ними договориться»

— Проблема, наверное, в том, что если они согласятся на что-то, то Россия немедленно их устранит и поставит другое руководство?

— Да, они могут их устранить и назначить новых. Но в таких ситуациях всегда есть большой элемент непредсказуемости. Все может внезапно и кардинальным образом измениться. Понимаете, жизнь вынудила меня начать доверять людям. Даже в самом плохом человеке можно найти что-то хорошее. И даже худшего в мире человека можно переубедить, если борешься за правое дело. Прийти к соглашению возможно, по крайней мере, в том, что касается военнопленных.

— Люди называют вас предательницей из-за такого мнения.

— Меня это не волнует. Я очень мало времени уделяю украинским политикам, потому что они обычные клоуны. Разумеется, многим украинским политикам невыгодно, чтобы я была героем. Чем чаще они меня называют предательницей, тем яснее, что они ужасно меня боятся.

Савченко, солдат, готовый пойти на смерть за Украину, она считает, что нужно проявлять понимание по отношению к людям на другой стороне фронта.

«На тех территориях живет наш народ. Они поверили в российский миропорядок, их обвели вокруг пальца. Но это не значит, что мы должны их бросить, мы должны поговорить с ними. Если ты налаживаешь контакт с врагом, это делает сильнее тебя самого. Поэтому все эти три года мы должны были разговаривать с этими людьми. Мы должны были сказать, что прислушиваемся к ним, что мы любим их, и что мы хотим, чтобы они вернулись в нашу семью. Что мы можем жить вместе. Если бы мы это делали, в нас летело бы гораздо меньше пулеметных очередей с их стороны».

Она считает, весь формат мирных переговоров надо поменять.

«Минская группа три года работала без результата. В таком случае надо хотя бы поменять переговорщиков, а возможно, и сам формат. В Минской группе должны быть люди, которые знают, о чем говорят. Там должны быть бывшие военнопленные, военные, родственники пленных. Это не должны быть одни политики, которые никогда ничем не рискуют».

— Вы были готовы потерять очень многое. Вас осудили на 22 года тюрьмы.

— Я бы никогда не отсидела все это время. Никогда в жизни. В этом случае я вернулась бы на Украину в гробу.

— Значит, вы были готовы продолжать голодовку до конца?

— Да! — Савченко говорит чуть ли не радостно. — Я уверена, что не просидела бы в тюрьме дольше, чем сама того захотела бы. Я знала, что вернусь на Украину живой или мертвой. Мне было неважно, как.

— Откуда у вас такая сила духа?

— Я не знаю. Возможно потому, что меня воспитывали в строгости. Наши родители пережили Вторую мировую войну. Они знали цену жизни, знали, что такое голод. Они знали, что никогда нельзя позволять себе больше, чем позволяешь другим, что нужно помогать людям. Вот так нас воспитывали. Это на меня повлияло. Когда я служила в армии, я справлялась лучше, чем многие мужчины.

— С чем, например?

— Я была выносливее, часто лучше справлялась с тяжелыми тренировками, которые у нас были. Я никогда не ныла, всегда была готова работать. Многим это не нравилось. Я всегда выбирала самый трудный путь и поэтому считалась тупой.

Когда Савченко говорит об этом, становится очевидным, что она привыкла к тому, что ее считают странной. Она даже не высказывает сожаления по этому поводу.

«Ведь все дело лишь в желании работать. Никто не работал так усердно, как я, и поэтому они обижались, когда я справлялась с вещами, с которыми они тоже могли справиться — если бы боролись. А еще многим не нравилось мое принципиальное отношение к справедливости. Я ненавижу несправедливость, я не могу молчать, когда вижу ее. Это очень не нравилось командованию».

— Кое-кто из командования назвал вас недисциплинированным солдатом.

Савченко сардонически смеется.

—  Так они это называют, да. Они называют это дисциплиной. Но что на самом деле представляет собой дисциплина? Что ты хорошо делаешь то, что должен. В армии они пытались меня иногда заставить делать какую-то дрянь — просто для того, чтобы сломать. Чтобы я стала овцой в стаде, такой же, в каких российское руководство старается превратить своих граждан. Когда я протестовала, они называли это «плохой дисциплиной». Но я всегда начищала сапоги и натирала пряжки. Я стригла волосы. Я никогда не опаздывала. Меня не в чем было упрекнуть, что касается моего внешнего вида или выполнения обязанностей.

— Почему вы захотели стать пилотом?

—  Мне нравится работать с техникой, а не с людьми, это гораздо проще, потому что с людьми все время какие-то проблемы. Я люблю высоту и скорость. Я люблю аэропорты. А в первую очередь я обожаю запах авиационного топлива!

И Надежда Савченко разочарована, что ей, женщине, так и не разрешили научиться управлять истребителем.

— Я могу управлять самолетом Як-52 и боевыми вертолетами Ми-26 и Ми-24. Водить истребитель, когда я была пилотом, женщинам было запрещено. Никаких оснований для такого запрета нет, во всяком случае, ни разумных, ни законодательных. У нас на Украине очень большие проблемы с дискриминацией, огромное неравноправие полов — особенно в армии. Всю мою жизнь мужчины говорили мне, что я могу, а что не могу, и мне приходилось им доказывать, что я могу на самом деле.

— Это правда, что вы готовы отдать Крымский полуостров на определенных условиях, как об этом пишут в новостях?

—  Нет, это ложь. Они переврали то, что сказала. Вот как дело обстоит на самом деле: в 2014 году, когда Россия вторглась в Крым, я была летчиком-истребителем. Я ждала приказа вступить в бой, как и все другие в армии. Но по какой-то причине мы так и не получили такой команды. Мы должны были воевать тогда, когда у нас был шанс. Но наше правительство предпочло подарить Крым России — те самые люди, которые орут во всю глотку: «Мы не отдадим Крым!» Факт заключается в том, что они уже отдали Крым. Они кричат «Мы не отдадим Донбасс!» А я боюсь, что они как раз сделают это, с той политикой, которой они придерживались до этого. Если мы сегодня хотим вернуть Донбасс мирным путем, это можно сделать только ценой Крыма. Ведь это уже и так случилось — наши политики продали Крымский полуостров.

— Но ведь вы считаете, что нужно вести переговоры на Донбассе, что нужно наладить диалог?

— Это нужно было сделать еще три года назад. У нас есть еще на это время, но немного. Проблема в том, что Россия на практике вынуждает украинское правительство забрать Донбасс обратно на русских условиях. А это не мирный путь, это путь к войне. Потому что это будет означать не мир, а то, что война продолжится, что будет гражданская война, терзающая Донбасс, а мы, украинцы, продолжим грызться друг с другом.

В отличие от многих других, Савченко не считает, что Россия сильно заинтересована в аннексии Донбасса.

«Факт состоит в том, что России совсем не нужна эта территория. Она только создаст им трудности. Вся инфраструктура и коммуникации подключены к Украине. Если они аннексируют Донбасс, они будут вынуждены делать такие же масштабные вложения, как и в Крыму, строить все электросети и систему водоснабжения заново. Продолжать использование украинской инфраструктуры означало бы, что война будет вечной. А это России не нужно. Поэтому Украине просто угрожают: если вы не сделаете по нашему, мы аннексируем Донбасс и будет вам второй Крым. Проблема в том, что власть имущие не встречаются друг с другом и не обсуждают этот вопрос».

Савченко выступает за широкий политический диалог — с участием России и всех соседей по региону.

«Все страны, которые граничат с Россией, должны участвовать. Страны Прибалтики, Белоруссия, Молдавия, Румыния и даже Грузия и Турция. Когда нас будет много, а Россия одна, вероятно, удастся чего-то добиться. Российские коммуникации проходят через эти страны. И под, и над землей. Закройте коридоры в воздухе, перекройте газопроводы! Не покупайте русский газ. Тогда Россия будет более сговорчива».

Надежда Савченко считает, что западный мир слишком запаздывает со своими действиями против России.

«Западу следовало реагировать гораздо жестче и гораздо раньше. Показать силу, а не мягкую сдержанность, как сейчас. Следовало сразу же исключить Россию из системы SWIFT (что привело бы к невозможности проводить банковские транзакции между Россией и другими странами). Убедить Саудовскую Аравию снизить цену на нефть до 5 долларов на полгода. Это стало бы катастрофой для российского руководства, потому что они крадут из собственного бюджета. И это дало бы результат».

— Вы хотите ужесточить санкции, но при этом считаете, что с Россией нужно вести диалог?

— Да. Нужно использовать и кнут, и пряник. Таким образом, можно выдрессировать любого циркового зверя, в том числе медведя.

— Вы раньше говорили, что и многие русские поддерживали вас. Вы получали письма в тюрьме, в том числе, от известной русской актрисы Лии Ахеджаковой. Как вы сейчас относитесь к России?

— Плохих народов не бывает, бывают плохие люди. В России много разумных людей. Многие понимают, что на самом деле происходит между Россией и Украиной, многие стыдятся этого. К сожалению, они обычные люди, не боги, они не могут остановить войну. Есть много и таких, кто не боится рисковать и сидеть в тюрьме, например, Ильдар Дадин (русский политический заключенный, которого сейчас выпустили). Я очень им благодарна, тем русским, которые предпочли быть настоящими людьми. Остальных, тех, кто хочет быть скотами, мне просто жалко.

— Еще даже года не прошло с того момента, как вас освободили. Как вы привыкали к жизни на свободе, после почти двух лет в тюрьме?

—  Мне было несложно вернуться к нормальной жизни. Единственное, что мне не нравится… Мне не очень приятно, что так много людей постоянно хотят быть рядом со мной. Мне никогда не нравился тесный контакт, я не люблю, когда люди хотят меня обнять, а после тюрьмы мне нравится это еще меньше. Поэтому я держу дистанцию. Но работать это не мешает.

Я спрашиваю Савченко, не проходила ли она какую-то терапию или, возможно, посещала психолога после времени, проведенного в тюрьме.

— Ой… Я всегда смеялась над психологами. В тюрьме они ко мне регулярно приходили. Когда я голодала, приходили священники и говорили мне, что самоубийство — это грех. Психологи сидели передо мной и размахивали руками. Мне все это было смешно. Однажды у меня был наглый психолог-мужчина, который сказал мне, что у меня много проблем с моей женской идентичностью. Я его поставила на место. С психологами не сложно справиться.

— Ваша семья много для вас значит?

— Моя семья — это моя мама и сестра. Это все, что у меня есть. Конечно, они много для меня значат. Моя сестра Вера — боец. Если бы не она, я, вероятно, никогда не вернулась бы из России.

— Почему вы решили поступить в армию?

— Мне нравятся профессии, которые многого требуют. Но когда я поступила туда, мне казалось, что и там все происходит слишком медленно. Все равно мне кажется, что это здорово, когда ты, вставая утром, можешь не размышлять о том, что на себя надеть. В армии нет ничего лишнего. Там есть только жизнь и смерть. Сейчас, когда я занимаюсь политикой, я купила шесть почти одинаковых костюмов, у них только цвет разный. Мне никогда не нужно тратить время на выбор одежды по утрам, я просто надеваю один из костюмов.

— Вы вынуждены больше думать о своей внешности, будучи политиком?

— Нет. Это та вещь, к которой украинцы должны изменить отношение. Мы восхищаемся вашей политической системой в Европе, но многие не понимают, почему она настолько впереди. А это потому, что ваши политики не считают, что они в шестьдесят лет должны выглядеть на тридцать. В Европе нет никакой катастрофы в том, что у женщины седые волосы. Женщины-политики не считают, что нужно так выряжаться, как это делают наши.

— Как вы относитесь к феминизму?

Немного посмеявшись, Савченко размышляет.

—  В 18 и 19 веке женщин считали неразумными существами, потребовалось провести огромную работу, чтобы добраться до того, что есть сейчас. Той борьбе нужно отдать должное, она позволила нам сейчас жить как свободным гражданам. Но я гармоничная личность и не люблю перегибать палку. Я не люблю Femen и Pussy Riot, потому что бегать с голой грудью — это не феминизм, а дебилизм. В остальном я за феминизм!

Час ночи, и я возвращаюсь в свою комнату в отеле. Вдруг звонит телефон. На том конце я слышу твердый голос Савченко.

— Я забыла сказать одну вещь. Не могли бы вы передать всем читателям в вашей стране, что я благодарю их за то, что они поддерживали меня, пока я была в тюрьме, всех, кто продемонстрировал солидарность. Я такие вещи не забываю.

Савченко не говорит о том, что она будет делать на «фронте». Об этом я прочитала в «Новой газете» неделю спустя: Савченко поехала прямо в контролируемый сепаратистами Донецк, чтобы встретиться с украинскими военнопленными. В Инстаграме можно увидеть, как она, окруженная вооруженными сепаратистами в масках, в кромешной тьме идет к тюрьме Донецка. Толстые стальные двери открываются со скрежетом, и Савченко входит в камеру.

«Слава Украине!» — говорит она трем пленным.

Это популярное приветствие среди украинских националистов, которое часто использовали на Майдане. В Донецке сегодня мало кто отважился бы произнести его громко.

Затем она переходит к практическим вопросам.

«А тут не разрешаются кипятильники?»

Начальник тюрьмы, отвечает, что нет.

«В российских тюрьмах разрешено», — говорит Савченко.

«В российских дозволено, а здесь нет».

«Но это хорошо, что вы не в России. Может, все-таки подумаем насчет кипятильников?»

«Подумаем», — отвечает начальник тюрьмы.

В той же самой статье рассказывается о реакции советника украинского министра внутренних дел Зоряна Шкиряка. Он говорит, что Савченко следует судить за национальную измену из-за ее визита в Донецк, который он расценивает как «провокацию».

Мне не нужно звонить Савченко, чтобы попросить прокомментировать это. Я знаю, что она ответит.

Плевать она хотела на этого мужика.

Примечание: согласно сообщению концерна «Рошен» для прессы, опубликованного в январе, шоколадную фабрику в Липецке собираются закрывать.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 марта 2017 > № 2093528 Надежда Савченко


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 марта 2017 > № 2093526 Энн Эпплбаум

«Путин не является законно избранным президентом»

Андреа Зайбель (Andrea Seibel), Die Welt, Германия

У нее как раз завершился первый день в авторитетной Лондонской школе экономики. На этой территории ведется большое строительство, и идти приходится по зигзагообразной дороге. Наконец я добралась до здания Turm 3. Ее бюро пропитано шармом тюремной камеры, более безрадостным была только каморка Херфрида Мюнклера (Herfried Münkler). Но дух силен. Лондонский свет падает сквозь мутные стекла. На пустых полках одна единственная книга — о Советском Союзе.

Die Welt: Вы публикуете страстные комментарии в газете Washington Post, и вы — историк. Ваша последняя книга посвящена «железному занавесу». А какой будет следующая?

Энн Эпплбаум: Книга об Украине под названием «Red Famine» (Красный голод). В ней описывается, как Сталин использовал голод и репрессии, чтобы уничтожить национальное движение на Украине и «советизировать» эту страну. Я стала работать над ней еще в 2010 году. Однако когда начались протесты на майдане, я занялась ими, а книгу отложила.

— Будет ли эта книга встречена с таким же вниманием, как «ГУЛАГ» и «Железный занавес»?

— Каждый, кто хочет понять европейскую политику, будет заниматься этой темой. Она поможет разобраться в сложных отношениях между Россией и Украиной. И она поможет понять Путина и что он хочет сделать с Россией.

— Тогда Украина переживала жестокие унижения, вспомним лишь «Bloodlands» автора Тимоти Снайдера (Timothy Snyder). Произойдет ли для Украины некоторое продвижение?

— Быть может, Путин порою был бы почти готов отказаться от Украины. Ведь он начал эту войну. Конфликт в Восточной Украине Россия использовала по внутриполитическим соображениям. В конечном счете, Путин не является законно избранным президентом. Он должен постоянно доказывать, что он у власти и почему. По его словам, одна из причин заключается в том, чтобы защитить Украину, а также Россию от фашистских и нацистских сил. Другая история — это борьба против исламизма. Конфликт на Украине перестал между тем быть популярным в России, так что он мог бы захотеть завершить его.

— А как обстоят дела с самой Украиной? Является ли она чем-то другим, чем просто несчастным обществом, которое слишком поздно проявило свою волю к свободе и которая безразлична для европейцев?

— О нет! За последние годы произошли огромные положительные изменения, и в каждом городе живут люди, которые имеют вполне четкое представление о будущем своей страны. Здесь срабатывает полезный либеральный патриотизм. Они хотят добиться перемен со своим собственным правительством. И не забывайте: Украина действительно является практически последней страной, которая настроена настолько проевропейски. Люди должны преодолеть не только советский период, они были также долгое время колониальной страной. Преодолеть это очень трудно. Но несчастной эта страна отнюдь не является.

— Станет ли Украина когда-либо частью Запада?

— Я не думаю, что там стремятся к членству в ЕС или в НАТО, хотят лишь торговых отношений и свободы передвижений. На большее большинство украинцев и не рассчитывает. Но и это уже «Запад» в смысле внутренней позиции и приверженности.

— Существует много спекуляций о дружественном отношении Дональда Трампа к России. Но можно ли действительно представить себе сближение обоих антагонистических моделей общества или даже союз?

— Каждый президент со времени Рональда Рейгана пытался построить особые отношения с Россией. И каждый из них потерпел в этом неудачу. Проблема проста — США и Россия по-разному смотрят на мир и не имеют общих ценностей. Мы, американцы, верим в то, что правительство существует для того, чтобы служить народу, гарантировать свободу и способствовать благосостоянию. А русские думают, что правительство для того, чтобы обогащалось руководство.

— Кто опаснее, Трамп или Путин?

Ну и вопросы у Вас! Мы еще не знаем опасен ли Трамп и насколько. С Путиным дело проще. У него не только имперские замашки, чтобы контролировать другие регионы. Ему нужна для своего собственного восприятия власти миссия разрушения ЕС, а с ним и НАТО. Идеи демократии, правового государства и прав человека являются для него кошмаром, что он и доказал. Для этого он использует методы кибервойны во всех европейских странах. По сравнению с этим воинственное военное обхождение с Украиной является необычным.

— Однако обоих сейчас связывает большее, чем в это отваживались верить.

Что объединяет Трампа и Путина, так это неспособность понять и оценить значение и силу западных ценностей. Трамп не обманывает и не предает Запад, он просто не заинтересован в нем. Его не трогает и не волнует то, какие союзные структуры и альянсы возникли 70 лет тому назад. Он первый президент со времени второй мировой войны, которому Европа действительно безразлична.

— Почему никто не смог представить себе такую фигуру, как он, которого историк Дэн Дайнер (Dan Diner) назвал «искусственной фигурой»?

— Он находится в некотором роде вне возможности представления. Но он избран демократическим путем, и он, это надо признать, еще пока не нанес реального ущерба демократии. Мы должны быть осторожными в слишком быстрых оценках в отношении него. Но ясно также, что в ХХ веке не было ни одного президента с аналогичным коррупционным потенциалом.

— До сих пор структуры реагировали прямо-таки образцово.

— Посмотрим. Америка не так централизована, как Европа. Президент не может контролировать полицию, также и ФБР имеет многие региональные бюро. И юстиция имеет обширную сеть. Она гигантская. Трамп не может также контролировать СМИ или конгресс. Но сможет ли тот сдерживать его? И здесь любой прогноз слишком преждевременен. Его поведение и его стиль еще недостаточны для процесса импичмента, о чем многие левые мечтали уже после четырех недель президентства.

— Итак вы признаете за ним «презумпцию невиновности»?

— Нет. Он будет плохим президентом. Меня сбивает с толку, что он говорит и как он это говорит. У меня нет иллюзий, но ведь было бы ненормально уже теперь утверждать, что в Америке больше нет никакой демократии. Об этом сейчас можно услышать от многих немцев. Это ерунда. Дональд Трамп просто не понимает демократию, а также нашу конституцию. Когда он говорил про судью, который отменил его запрет на въезды в страну, то было заметно, что он, пожалуй, в первый раз вообще подумал об этом. Сейчас он на собственном опыте узнает, что президент не обладает абсолютной властью и он также связан обязательствами и его контролируют. Для него все это целина. Но это хорошие уроки.

— Создается впечатление, что Брексит, который был шоком прошлого лета, сократился между тем до незначительных размеров.

— Его можно было бы просто забыть. Если бы не было разнообразного эхо, которое он вызвал. Трудно будет покинуть не только внутренний рынок, но и таможенный союз. Как вы думаете, что произойдет, если между Северной Ирландией и Республикой Ирландия вновь будут осуществлять пограничный контроль? Тереза Мэй действует не осторожно и не в интересах всех, а поддается влиянию воинственного меньшинства в своем кабинете. Проблема Брексита в том, что большинство его эффектов носят более долгосрочный и более деликатный характер. Не будет никакого краха. Изменения будут происходить постепенно.

— Не осталось ли здесь положительных мыслей, например, о том, что британское «нет» имело смысл, а ЕС необходимо радикальное новое начало?

— Это было бы фантастическим моментом для ЕС. Ведь пограничный вопрос является решающим вопросом в каждом обществе. Мы должны обеспечивать охрану внешних границ и создать морские патрули. «Крепость» для меня слишком жесткое понятие. Но, конечно же, Европа не может принять всех беженцев и дать себя дестабилизировать и разобщить. А охрана границ не является задачей одной единственной страны, а всех стран. Тогда в этих странах не будет недовольства.

— А если изберут Ле Пен, и она выйдет из ЕС?

— Тогда, вероятно, возникнет новое объединение под руководством Германии. Это было бы временем, чтобы все тщательно взвесить и посмотреть, кто с кем вообще может иметь дело.

— В любом случае возникает немецкий вопрос. Вновь.

— Я ненавижу, когда говорят: Германия должна для себя самой стать ведущей страной при новом осмыслении и новой структуризации ЕС.

— Почему вы это ненавидите?

— Я ненавижу, если на Германию возложат такую обузу — именно на страну, которая как раз этого не хочет.

— Что было самой большой ошибкой представительской демократии?

— А она совершила ошибку?

— Откуда тогда недовольство и недоверие населения, отчуждение от правительства? Партии являются устаревшими образованиями.

— Это другой вопрос. Старые структуры больше не работают, потому что они не воплощают истинные разделительные линии. Христианские демократы делали ставку на церковь, социал-демократы на профсоюзы. Обе структуры больше не важны.

— А что же тогда важно?

— Действительно, существует разница между «открытым» и «закрытым». У популизма на самом деле нет никакого большинства. В лучшем случае он достигает 25%. Ле Пен может получить даже 26%, поскольку другие партии слишком расколоты. Партия Качиньского никогда не имела более 25% и представляет 18% населения. Она выиграла, потому что остальные силы были раздроблены.

— «Мы народ, а кто вы?» — спросил Эрдоган.

— В Германии Вы еще не достигли этого кризисного момента. Ограничение популистов возможно лишь через новые альянсы. Но они должны ставить правильные вопросы, не такие, как налоги или справедливость. Каждый хочет справедливости, это прописная истина. Партийная система действительно должна постепенно осознать серьезность положения. Консерватизм центра должен сплотиться и мог бы просто победить. Это было бы легко в Польше и кстати также и в Нидерландах.

— А что мешает партиям центра придерживаться, скажем, ответственной этики?

Меня кое-что ужасно разочаровывает: я еще не так стара, но я помню о крушении коммунизма и почему он проиграл. И я помню о том, как люди поняли, что социализм попросту не функционирует. Все это произошло лишь 28 лет тому назад. Однако сегодня политики уже снова требуют национализации промышленности. Однако это не помогало и не помогает более бедным людям. Почему люди хотят вернуться к этим провалившимся лозунгам? Для меня это загадка. Торговля однозначно создает новые рабочие места, также и открытые границы. Таким образом возникает благосостояние, которое рождает чувство сопричастности. Однако что не удалось западным обществам, так это сокращение коррупции. В Лондоне целые кварталы принадлежат иностранцам, которые тем самым получают налоговые преимущества. А молодые люди не могут найти подходящую недорогую квартиру. Это действительно большая социальная проблема. Каждое правительство устранялось от того, чтобы найти решение. Вместо этого у нас Брексит!

— Также и невероятно высокая безработица среди молодежи во Франции не имеет ничего общего с экономическим либерализмом, а наоборот вызвана безуспешным чрезмерным государственным регулированием.

— Возвратимся к либеральному капитализму. Мы должны залатать дыры. Будем честными, что касается его слабостей. Олигархи должны платить налоги. Международный капитал по всему миру должен быть привлечен к ответственности. Нужно сильное государство, которое бы строило дороги и дома. В Швейцарии накапливают золотые слитки в бывших бункерах. Это абсурд.

— Есть ли партия или политик, которые производят на вас впечатление?

— Да, есть либеральные головы, которые знают, что мы живем в новую эпоху. В Испании, в Польше, а во Франции Макрон. Он создал новую партию, новое движение. Добьется ли он успеха? По крайней мере, он понял, что такое вакуум. В Великобритании намного тяжелее создать что-то новое. Об этом думают многие люди. Потому что в обеих партиях действуют меньшинства как захватчики заложников. А в центре огромное количество людей не чувствуют себя представленными. Отдадим свой голос этим людям.

— Итак, вы — не только пессимист?

— Я невероятно пессимистична! Я уже полтора года назад говорила о возможном конце либерального миропорядка. И Брексит я тоже предсказывала. Почему я не увидела, что придет Трамп? По крайней мере, я не верила в силу Клинтон. Как долго можно сопротивляться пессимизму, спрашиваю я сама себя? В США, в любом случае, произошло самое плохое из того, что могло произойти. А каковы ответы? Поэтому я и сижу здесь, в этом бюро и хочу говорить. Мы займемся дезинформацией и тем, как можно с ней бороться. Над этим я работаю уже несколько лет.

— Составьте быстро программу и помогите нам в предвыборной борьбе в Германии!

— Возможно, мы на самом деле сделаем немецкую программу. Я, конечно, думаю о России. Это что, глубоко прочувствованная вина, которая немцев делает такими русофилами или невосприимчивыми к очевидным опасностям? Нет, немцы боятся России. Ибо Россия причинила кое-что немцам. Особенно восточные немцы хорошо помнят об этом. В Германии находится огромное количество российских денег. Они вложены туда очень осторожно и постепенно, в учреждения, фирмы, вплоть до художественных выставок как несколько лет назад в DHM, которую спонсировал «Газпром». Я не хотела бы быть чрезмерно конспиративной, но Германия два десятилетия находится под прицелом российской дезинформации. В Германии это успешно удалось.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 марта 2017 > № 2093526 Энн Эпплбаум


США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 марта 2017 > № 2093523 Дональд Трамп

Эксклюзивное интервью президента Дональда Трампа Breitbart в Овальном кабинете

Breitbart, США

Breitbart News Network (BNN): Прежде всего хотелось бы узнать вашу реакцию на вчерашнюю церемонию вручения Оскаров — на ту большую ошибку, которая была допущена при объявлении лучшей кинокартины. Что вы об этом думаете?

Президент Дональд Трамп: Они так сосредоточились на политике, что в итоге у них возник полный беспорядок. Было немного печально. Глянец Оскара несколько потускнел. Это был не очень яркий вечер. Я бывал на этой церемонии. В этот раз чего-то сильно не хватало, да и закончилось все как-то грустно.

BNN: Я хотел бы прямо сейчас поговорить об «оппозиционной партии» — о СМИ…

— Ну, это не СМИ. Это лживые СМИ.

BNN: Я как раз хотел об этом…

— Есть разница. Лживые СМИ — это оппозиция. Лживые СМИ — это враг американского народа. Таких лживых СМИ у нас огромное количество. Они сочиняют грандиозные фейковые истории. Проблема в том, что не участвующие в этом обмане люди не знают, что это обман.

Хоуп Хикс: Тот факт, что они не передали это точно, доказывает вашу правоту.

— Что не передали точно?

Хоуп Хикс: Они сказали: «Ах, Дональд Трамп заявил, что СМИ — это враг американского народа».

— Правильно. Они убрали слово «лживые». Они сказали, что СМИ — это враг американского народа, но не упомянули слово «лживые». А я не говорил, что СМИ — это враг, я сказал «лживые СМИ». Они убирают одно слово, и вдруг получается, что я — против таких замечательных репортеров, как вы. Я знаю великолепных и порядочных репортеров, которые замечательно делают свое дело, скажем Стив [Холланд] из Reuters и другие, много других. Я говорил не об этом. Я говорил о лживых СМИ, которые выдумывают все, что только можно выдумать.

BNN: Да, я как раз хотел об этом поговорить с вами, так как знаю, что вы очень четко заявили об этом на Конференции консервативного политического действия. Не могли бы вы более конкретно охарактеризовать те стандарты и качества, которых вы ждете от репортеров?

— Намерение. И еще раз намерение. Если почитаете New York Times — намерения у них злобные и плохие. Статьи во многом ошибочны, но главное здесь — общее намерение, цель. Посмотрите эту газету за последние два года. Вообще-то, им надо было извиниться перед своими читателями, потому что они полностью ошиблись с выборами. Они разместили на первой странице статью о женщинах, которые говорили обо мне. Эти женщины пришли просто в ярость, когда увидели, что напечатано совсем не то, что они говорили. А это была большая статья на первой странице, и New York Times даже не извинилась, хотя была неправа. Вы, наверное, видели этих женщин. Они выступали на телевидении и все такое.

BNN: Да, для New York Times это была очень неловкая ситуация.

— Они сказали: «Нам на самом деле нравится Дональд Трамп, а он [репортер New York Times] все переврал. Он заявил, что будет говорить хорошее, а в итоге там одно только плохое». Это была статья на первой странице, она заняла почти половину разворота New York Times, и это была фальшивка. Это была фальшивка. Они извинились? Нет. Я называю эту газету провальной New York Times, потому что она пишет неправду. Она пишет неправду. Никто бы об этом не узнал. Например, когда люди читали эту историю о женщинах… во-первых, у написавшего ее репортера есть веб-сайт, которые брызжет ненавистью к Дональду Трампу. Ему нельзя было разрешать работать репортером, так как он необъективен. Там не все, но очень многое о Дональде Трампе негативно. Ему нельзя было позволять писать о Дональде Трампе. А он написал. И это только одна статья. Если вы почитаете воскресную New York Times, то там хит за хитом. Честно говоря, я думаю, что люди во всем разобрались, потому что рейтинги у газеты пошли вниз. Знаете, их просто больше нет. Уровень одобрения очень низок.

BNN: Во время предвыборной кампании вы и многие люди из вашего штаба, такие как Питер Наварро (Peter Navarro), говорили, что надо разрушить эту олигополию в СМИ. Если посмотреть на средства массовой информации, то проблема заключается в том, что подавляющим большинством медийных компаний владеет небольшая кучка людей. Похоже, грядет слияние AT&T и Time Warner. Хотелось бы узнать, что вы думаете об этом, а еще о CNN с ее отвратительным поведением. Совершенно очевидно, что они не желают исправляться. В связи с этим не возникают ли у вас сомнения по поводу сделки?

— Я не хочу комментировать никакие конкретные сделки, но считаю, что на рынке должна быть конкуренция, тем более на медийном рынке, потому что будет ужасно, если спустя все эти годы там останется всего один голос. Я не комментирую никакие сделки, но в целом необходима конкуренция, и особенно в СМИ.

BNN: Сегодня вечером вы впервые выступаете с речью перед обеими палатами Конгресса. Это будет большая речь. Вы не могли бы в общих чертах сказать, чего нам ждать?

— Мы будем говорить о здравоохранении. Мы будем говорить о реформе здравоохранения Обамы, мы будем говорить о провале, известном как реформа здравоохранения Обамы, потому что она обернулась абсолютным и полным провалом. Мы будем говорить о налогах. Мы будем говорить об экономике в целом. Мы будем говорить о вооруженных силах и расходах на вооруженные силы, а также о границе. Мы затронем множество разных тем — и я должен подчеркнуть, что я унаследовал беспорядок. Это настоящий беспорядок, говорим ли мы о Ближнем Востоке или о программе Obamacare — где расходы вышли из-под контроля — или о каких-то других проблемах. Ситуация очень сильно отличается от того, какой люди ее себе представляли, и они понимают это. Мы намереваемся ее исправить. Самое важное — это то, что мы собираемся ее исправить.

BNN: Если выделить несколько вещей, то в первую очередь надо назвать унаследованный хаос. Можете привести пару примеров того, в чем проявляется этот хаос?

— На Ближнем Востоке хаос. Северная Корея ступила на очень опасную территорию. Северная Корея — это беда. На нашей границе совершенный беспорядок. Наши торговые соглашения никуда не годятся — никуда не годятся. Создается впечатление, будто переговоры для их заключения вели дети. Мы это исправим. Реформа здравоохранения идет очень плохо, и превышения доходят до 116%.

BNN: Вы упомянули об увеличении доли военных расходов в бюджете. Есть информация, что военные расходы могут быть увеличены на сумму от 54 до 84 миллиардов долларов…

— Я не стану называть конкретные цифры, но я хочу существенно увеличить наши военные расходы. Нам нужно это сделать. Наша армия истощена. Наше оборудование устарело, но у нас будет лучшая армия из тех, что были у США за всю их историю.

BNN: Создается впечатление, что большое внимание будет уделено национальной безопасности — бюджету системы национальной безопасности.

— У нас будет мощная система национальной безопасности. У нас будет лучшее оружие, лучшая армия из тех, что у нас когда-либо были, и она будет лучшей в мире.

BNN: Теперь, когда вы занимаете пост президента страны уже — дайте подумать — немногим больше месяца, я хотел бы спросить вас а) о строительстве стены на границе и б) о реализации иммиграционных законов, подобных тому, что нам предложило Министерство внутренней безопасности.

— У нас будет стена. Работы по ее созданию идут с опережением сроков. У нас будет стена, и она поможет нам остановить поток наркотиков, который отравляет нашу молодежь. Она помешает попасть к нам тем людям, которым нельзя к нам приезжать. У нас будет эта стена, и работы уже ведутся с опережением сроков. Генералу Келли она очень нужна, она всем нужна.

BNN: В продолжение темы стены. Существуют транснациональные преступные организации, которые работают в Мексике и которые переправляют наркотики в США, способствуя нелегальной иммиграции, торговле людьми и так далее. Недавно мы видели репортажи о том, что члены связанной с картелем группировки MS-13 пытаются распространять наркотики даже среди младших школьников здесь, в Вашингтоне. На прошлой неделе об этом сообщили местные издания. Мне хотелось бы понять, какого рода действия будут предприниматься в этом направлении…

— Вы уже успели увидеть первые шаги. Посмотрите, что сделал генерал Келли. Он избавляет страну от плохих парней. Мы сосредоточились на преступниках. Он взялся за преступников, и сейчас они уезжают, быстро уезжают.

BNN: Следующее, о чем мне хотелось бы вас спросить — вы упоминали о здравоохранении и налоговой реформе. Расскажите нам, какими будут временные рамки и последовательность действий в этих двух сферах, а также какого сокращения налогов нам стоит ожидать?

— Мы продвигаемся очень быстро. О системе здравоохранения я буду подробно говорить завтра, в том числе о сроках. Налоговая реформа будет осуществлена после реформы здравоохранения, потому что с точки зрения бюджета такой порядок действий более целесообразен. Но мы продвигаемся очень успешно как в вопросах бюджета, так и в вопросах здравоохранения и снижения налогов. Снижение налогов будет очень значительным и коснется как предприятий, так и простых граждан.

BNN: Кроме того, в эти выходные демократы избрали своего нового председателя. Это был в некотором роде жесткий процесс в их партии. Они представлены в меньшинстве и в Палате представителей, и в Сенате, а также в законодательных органах штатов по всей стране и на территориях, подведомственных губернаторам. Я хотел бы узнать, что Вы думаете о новом председателе демократов и…

— Вообще-то я ничего о нем не знаю. Я желаю ему большой удачи. Я ничего не знаю о нем. Я считаю, что этот процесс, судя по всему, был довольно несправедливым по отношению к сторонникам Берни, но, как известно, это обычная практика, поскольку демократы всегда плохо относились к Берни.

BNN: А теперь — о том, что касается перезаключения торговых сделок и тому подобного. Вы уже говорили том, что это будет осуществляться на двусторонней основе, не могли бы Вы рассказать нам…

— Да. Мы собираемся делать это на двусторонней основе, мы не будем создавать особого столпотворения. Мы будем делать это на двусторонней основе, заключать сделки — мы уже запустили этот процесс. Мы собираемся заключать отдельные сделки с отдельными странами — так, чтобы не запутаться во всем этом.

BNN: И тогда вы еще говорили — и это будет мой последний вопрос — вы говорили о фармацевтической промышленности. Не могли бы Вы сказать, что Вы думаете по этому поводу?

— Мы хотим, чтобы была конкуренция. А конкуренции нет, и мы собираемся создать в этой отрасли конкуренцию, и это будет хорошо для всех — и, в конечном счете, для фарминдустрии.

США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 марта 2017 > № 2093523 Дональд Трамп


США. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 марта 2017 > № 2093519

Частная разведка США: в Европе уже готовятся к распаду еврозоны

Европейские правительства и партии серьезно рассматривают возможность краха еврозоны.

Ярослава Кривцун, Апостроф, Украина

Этот год станет решающим для еврозоны. В период с марта по сентябрь в Нидерландах, Франции и Германии пройдут выборы, а их результаты определят будущее единой валюты Европы. Италия тоже может провести выборы до конца года. В свете неопределенности основные игроки еврозоны предпринимают шаги, чтобы обезопасить себя перед возможными будущими невзгодами. О том, почему еврозона подвержена риску распада и как ее возможный крах отразиться на Европе, рассказывают в своем отчете эксперты частной американской разведывательно-аналитической компании Stratfor.

В Италии правительство висит на волоске. Но независимо от того, когда страна проведет свои очередные выборы, тот факт, что почти половина ее электората поддерживает партии, которые хотят покинуть еврозону, поставит международные рынки и страны еврозоны в шаткое положение. Беспокойство будет расти еще больше, поскольку члены левоцентристской Демократической партии Италии объявили, что они сформировали новую политическую партию. Новосозданная сила способна подорвать эффективность правящей партии против евроскептически настроенной силы «Движение 5 звезд». «Национальный фронт» во Франции также хочет провести референдум по вопросу членства в еврозоне, заявляют аналитики.

Между тем, угроза выхода Греции из Европейского Союза очень возросла, считают в Stratfor. Афины недавно пообещали провести экономические реформы ради получения очередного транша, но некоторые меры включают политически чувствительные вопросы, такие, как пенсии и трудовое законодательство, что может спровоцировать политическую нестабильность или социальные волнения. Поскольку коалиционное правительство Греции занимает лишь незначительное большинство мест в парламенте, оно может рухнуть. А досрочные выборы в стране могут превратиться в референдум по вопросу членства в еврозоне. Теперь большая часть долга Греции находится в руках ее институциональных кредиторов, а Grexit из еврозоны не будет столь же пагубным сегодня, как это было бы пять лет назад. Тем не менее, потрясение могло бы создать волну и распространиться на другие слабые звенья еврозоны, включая Италию и Испанию. Так вскоре после Brexit, Grexit только углубит суматоху в Евросоюза, а также вполне может повлиять на выборы в других странах еврозоны.

Неопределенность побудила членов валютной зоны начать изучать возможные варианты. Например, Нидерланды даже решили начать изучение «взаимотношений» с евро. Формальным поводом для начала такого исследования стало беспокойство в связи с возможным влиянием политики Европейского центрального банка на голландских вкладчиков и пенсионеров. Но в исследовании, результаты которого будут объявлены позже, также попытаются дать ответ на вопрос о том, как ли и каким образом Нидерланды могут покинуть еврозону. Проведение такого исследования также демонстрирует, насколько серьезно правительства и партии осознают возможность краха еврозоны, подчеркнули в Strafor.

Это исследование было предложено центристской партией, христианскими демократами, а не евроскептиками из «Партия свободы». Начав изучение такого вопроса перед выборами 15 марта, умеренные партии могут отправить своим избирателям месседжи о том, что они тоже беспокояться о влиянии единой валюты и фискальной политики на экономику страны. В то же время голландские политики обеспокоены будущим валютного пространства и хотят знать, какие могут быть применены варианты в случае кризиса в еврозоне. Учитывая угрозу референдума о членстве в еврозоне во Франции, Италии или Греции, их опасения вполне обоснованные.

Нидерланды являются важным игроком в Северной Европе. В окружении Германии, Франции и Великобритании центры этой страны большую часть своей внешней политики сосредотачивают на поддержании баланса сил в регионе. Мнение Нидерландов о том, как управлять еврозоной очень схоже с позицией Германии по этому поводу. Эти две страны, например, критиковали планы о том, чтобы выручить страны Южной Европы. Тем не менее, Нидерланды понимают важность франко-германского союза в сердце Европейского Союза и были главным сторонником европейской интеграции за последние шесть десятилетий. По этой причине страна вряд ли будет действовать в одиночку. В случае, если кризис в ЕС ускориться, Нидерланды, вероятно, попытаются согласовать свою политику с интересами своих традиционных союзников — Бельгией и Люксембургом — а также со стратегией Германии, считают аналитики.

Германия, однако, сама сталкивается с непростой ситуацией. Хотя большая часть электората страны — и особенно ее консервативные избиратели не одобряют греческую программы финансовой помощи, правительство в Берлине хочет предотвратить кризис в Греции в преддверии выборов в сентябре. Следовательно, Афины, вероятно, в конечном итоге придут к соглашению со своими кредиторами, если только эта затычка убережет страну от дефолта в ближайшие полгода. Правительство Германии будет иметь меньшее влияние на ситуацию во Франции и Италии — на страны, которые представляют гораздо более серьезную угрозу для будущего европейской интеграции. Если евроскептически настроенные силы придут к власти во Франции или Италии, Берлин войдет в режим кризиса и сразу попытается достичь взаимопонимания с новыми ренегатами правительства в Париже или Риме. Но некоторые из их требований — например, предложения «Национального фронта» по введению тарифов на весь импорт во Францию или обложение компаний, которые нанимают иностранных работников, в том числе граждан ЕС, то об этом будет сложно договориться.

Парламентский запрос Нидерландов на исследование показывает, что роспуск еврозоны или, по крайней мере, ее реконфигурация, все это правительства начинают учитывать при оценке их вариантов на будущее. И тот факт, что именно центристская группа поставила этот вопрос, показывает, что теперь не только евроскептики ставят под сомнение судьбу Европейского союза. На самом деле еще в 2015 году голландский Кабинет министров вопрос Шенгена, с тем чтобы уменьшить в этой зоне количество стран-членов Северной Европы.

Как подчеркнули в Stratfor, когда была создана еврозона, ее главная цель состояла в том, чтобы максимально приблизить Францию и Германию друг к другу настолько, чтобы еще одна война между ними была бы немыслима. Но договоренность поставила членов в тупиковое положение. Если еврозона развалиться, то ее крах спровоцирует устойчивую отчужденность между членами — особенно между Францией и Германией, что поставит под угрозу экономический, политический и военный порядок на континенте. С другой стороны, если еврозона продолжает функционировать и вызывать недовольство среди избирателей, это будет порождать сомнения среди правительств и финансовых рынков о том, что она находится под постоянной угрозой. Постоянная опасность, в свою очередь, навредит экономике Европы и приведет к разрастанию еще более радикальных националистических и популистских политических движений в будущем.

США. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 марта 2017 > № 2093519


Украина > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 4 марта 2017 > № 2093515

Добро пожаловать в тоталитарную Украину Порошенко

Глава медиа-холдинга «Вести Украина» Ольга Семченко заявила, что с 3 марта в стране публично подтверждена цензура.

Вести.ua, Украина

Глава медиа-холдинга «Вести Украина» Ольга Семченко прокомментировала решение Нацсовета о непродлении лицензии Радио Вести в Киеве.

«С сегодняшнего дня в стране публично подтверждена цензура. 3 марта Нацсовет по вопросам ТВ и радиовещания вынес противоправное решение о непродлении лицензии Радио Вести в Киеве, невзирая на многотысячную поддержку украинцев. Нацсовет окончательно зарекомендовал себя как не просто репрессивное, но и регрессивное ведомство. Политика, направленная на отъем, запрещение, покарание — это политика регресса. Это путь в тоталитарную Украину», — сказала Семченко.

Она также уточнила, что чиновники Нацсовета, вынеся вердикт о непродлении лицензии Радио Вести, попросту отработали политический заказ.

«Чиновники Нацсовета просто отрабатывают политический заказ, они лишены инициативы. Потому так легко, не оглядываясь на закон, лишают воздуха тех, кто способен на инициативу и собственное мнение, на развитие и создание чего-то нового на Украине. Регресс не предполагает "новое". Деградация — не боится закона. Цензура, информационный вакуум — добро пожаловать в тоталитарную Украину президента Порошенко», — резюмировала Семченко.

Ранее Семченко рассказала, что глава Национального совета по вопросам телевидения и радио-вещания Юрий Артеменко уже пообещал отдать частоты Радио Вести, в частности частоту 104,6 в городе Киеве, группе «Тавр».

Как сообщалось ранее, Национальный совет по ТВ и радиовещанию на заседании, которое прошло 3 марта, в пятницу, рассматривая решение о вопросе продления лицензии Радио Вести, единогласно проголосовал за непродление лицензии вещателю на частоте 104,6 в городе Киеве.

Решение было принято несмотря на то, что около двух тысяч человек под стенами Нацсовета требовали продлить лицензию радио.

Напомним, 23 февраля Нацсовет лишил Радио Вести лицензии в Харькове. За данное решение проголосовали все члены совета. При этом Нацсовет нарушил закон, проигнорировав судебный запрет.

По словам замглавы Нацсовета по ТВ и радиовещанию Ульяны Фещук, Нацсовет решил не исполнять решение суда потому, что «не знаком с судьей». Печати суда члены регулятора также назвали «непонятными».

Украина > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 4 марта 2017 > № 2093515


Вьетнам. Япония > Внешэкономсвязи, политика > ru.nhandan.com.vn, 4 марта 2017 > № 2093390

В первой половине дня 3 марта в гостевом доме Хотаи (Западное озеро) генеральный секретарь (генсек) ЦК КПВ Нгуен Фу Чонг вместе со своей супругой встретился с императором и императрицей Японии, впервые находящимися с государственным визитом во Вьетнаме.

В дружественной и теплой атмосфере начала весны 2017 года в Ханое генсек ЦК КПВ Нгуен Фу Чонг вместе со своей супругой горячо приветствовал императора и императрицу Японии; а также подчеркнул, что первый государственный визит императора и императрицы Японии во Вьетнам является важным событием, знаменующим новый шаг в развитии дружеских отношений между двумя странами и двумя народами. Генсек ЦК КПВ Нгуен Фу Чонг заявил, что Вьетнам придает большое значение отношениям с Японией, стремится укрепить и углубить дружбу с японским народом; поблагодарил правительство, парламент и народ Японии за ценную поддержку, оказанную ими вьетнамскому народу в социально-экономическом развитии и в деле строительства страны.

Император Японии выразил радость по поводу первого визита во Вьетнам, напомнил о глубоких впечатлениях на встречах с генсеком ЦК КПВ Нгуен Фу Чонгом в Японии в 2008 и 2015 годах; поблагодарил генсека ЦК КПВ Нгуен Фу Чонга и его супругу, руководителей Вьетнама и вьетнамский народ за торжественный и теплый прием.

Император Японии проявил свое впечатление большими достижениями, достигнутыми Вьетнамом на пути обновления и строительства страны; высоко оценил вклад Вьетнама в мир и выразил пожелание, чтобы народы двух стран продолжили сотрудничать во имя мира во всем мире.

Генсек Нгуен Фу Чонг и император Японии выразили удовлетворение эффективным развитием отношений между Вьетнамом и Японией; надеются, что нынешний визит будет способствовать росту и углублению двусторонних отношений.

Вьетнам. Япония > Внешэкономсвязи, политика > ru.nhandan.com.vn, 4 марта 2017 > № 2093390


Австрия. Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 3 марта 2017 > № 2110530 Александр Новак

Александр Новак в интервью ИА «Рейтер» рассказал о ситуации на рынке нефти и налогообложении нефтяной отрасли.

Министр энергетики Российской Федерации Александр Новак в интервью ИА «Рейтер» рассказал о планах России по уровню добычи нефти в 2017 году, реформе налогообложения нефтяной отрасли и поделился прогнозами цен на нефть.

По словам Александра Новака, Россия планирует нарастить добычу нефти по итогам 2017 года до 548-551 миллионов тонн, если действие глобального пакта Организации нефтеэкспортеров (ОПЕК) и стран вне ОПЕК не будет продлено.

Министр подчеркнул, что если страны, не входящие в ОПЕК, не смогут исполнять свои обязательства по сокращению, Россия не будет брать на себя их долю.

«Каждая страна отвечает за свою собственную добычу. В частности, нефтяные компании России добровольно определили свои планы по добыче на 2017 год, и мы можем отвечать только за свои цифры», - сказал Александр Новак.

Что касается возможности продления пакта, то, по словам главы Минэнерго России, если ситуация с мировыми коммерческими запасами потребует продления инициативы, то такая возможность предусмотрена в рамках меморандума о кооперации.

При этом Александр Новак прогнозирует стоимость эталонной корзины Brent в 2017 году на уровне $55-60 за баррель, тогда как Urals будет торговаться с дисконтом в $2-3 за баррель к североморскому эталону.

Министр считает нецелесообразным в ближайшие несколько лет обнулять экспортную пошлину на нефть, поскольку, по его мнению, это затормозит модернизацию российских НПЗ.

«Мы считаем, что раньше 2021 года это опасно делать, потому что предприятия должны завершить модернизацию НПЗ. Если с 2019 года это сделать, то весь инвестиционный процесс остановится и субсидии не помогут», полагает Министр.

Глава Минэнерго России выразил надежду, что схема нового налогообложения нефтяной отрасли с применением налога на дополнительный доход заработает с 2018 года.

«У нас были разногласия (с Минфином) по некоторым позициям, сейчас все согласовано. По новым месторождениям предусмотрен срок, в течение которого компания принимает решение оставаться на старой методике, или переходить на НДД. По действующим месторождениям мы договорились снизить планку выработанности до 10 процентов, а раньше было 20 процентов. Объем пилотных проектов может быть меньше установленного лимита в 15 миллионов тонн и будет зависеть от количества заявок», - заключил глава Минэнерго России.

Австрия. Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 3 марта 2017 > № 2110530 Александр Новак


Украина. Белоруссия. Россия. Арктика > Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 3 марта 2017 > № 2110529 Александр Новак

Александр Новак: в Арктике сосредоточено 60% извлекаемых ресурсов углеводородов в России.

Александр Новак дал интервью журналистам РБК, в котором рассказал о международных отношениях в сфере ТЭК, сланцевом буме и ресурсах Арктики.

Министр энергетики Александр Новак в интервью РБК на инвестиционном форуме в Сочи заявил, что не боится нового сланцевого бума и что России крайне важно выполнить свои обязательства по сокращению нефтедобычи

— Глава «Газпрома» Алексей Миллер тревожится относительно надежности транзита российского газа по территории Украины. Насколько эти тревоги обоснованны?

— Министерство энергетики России также разделяет эти опасения. Они связаны с несколькими факторами, в их числе — низкие температуры в зимний период. Кроме того, Украина не заполнила свои подземные хранилища газа (ПХГ) в достаточном объеме. На начало отопительного сезона запасы природного газа в ПХГ составляли 14,5 млрд куб. м — это достаточно низкий уровень при среднем показателе около 17–19 млрд куб. м. Если же холода продолжатся и для обеспечения внутренних потребителей потребуются большие объемы газа, есть риск, что текущих запасов в ПХГ (8,4 млрд куб. м газа, что на 1,4 млрд меньше уровня аналогичного периода прежних лет) будет недостаточно, и это вызывает обеспокоенность. Украинским коллегам придется либо сокращать объемы потребления газа, либо использовать транзитный газ.

— Но ведь зима на исходе. Насколько остра сейчас эта проблема?

— Обычно отбор газа из ПХГ заканчивается в первой декаде апреля, март — месяц еще достаточно холодный. Мы направляли нашим украинским партнерам из Еврокомиссии предложения о том, как урегулировать этот вопрос. Но трехсторонние переговоры в конце прошлого года закончились ничем, поскольку украинская сторона потребовала изменений в действующий контракт между «Газпромом» и «Нафтогазом». Это в любом случае неприемлемо: контракт действует до конца 2019 года, и, на мой взгляд, внесение дополнительных изменений в контракт не требуется, все отрегулировано действующими положениями. «Нафтогаз» может получить столько газа, сколько будет оплачено.

— Есть у нас сейчас конфликт и с другим соседом, Белоруссией. Там, насколько я понимаю, ситуация тоже далека от разрешения. Как вы оцениваете диалог с Белоруссией по газу и по нефти?

— Переговоры идут на уровне вице-премьеров, продвигаются очень сложно. Безусловно, Минэнерго участвует, поскольку вопрос напрямую затрагивает наши компетенции. В прошлом году белорусская сторона в одностороннем порядке прекратила оплачивать газ в соответствии с формулой контракта, трактуя по-своему соответствующие положения. На сегодняшний день рассматриваются различные варианты, но пока окончательного решения не выработано, надеюсь, в ближайшее время разногласия будут урегулированы.

— Правда ли, что Белоруссия хочет покупать газ по внутрироссийским ценам? Насколько это приемлемо для России?

— В настоящее время белорусская сторона хочет покупать газ по равнодоходным ценам, считая их среднеевропейскими за вычетом экспортной пошлины.

— Получается, что это российская цена.

— Почти. Российская цена несколько ниже с учетом того, что в последнее время курс рубля снизился по отношению к тому уровню, на каком он был до 2014 года. Но основным условием реализации компромиссных договоренностей является полное погашение задолженности за 2016 год и первые месяцы этого года.

— Сколько задолжали уже?

— По расчетам «Газпрома» и по нашим данным, это цифра порядка $550 млн.

— В России тоже есть внутренние конфликты. Конфликт между «Роснефтью» и «Транснефтью». Можно ли говорить о том, что он сейчас исчерпан? И в принципе претензии «Роснефти» относительно требований по изменению норматива учета потерь насколько оправданны?

— «Роснефть» и «Транснефть» достигли договоренности и подписали соответствующий контракт о транспортировке нефти на 2017 год на одинаковых для всех компаний условиях. Минэнерго ожидает предоставления от «Транснефти» отредактированных обоснований технологических потерь нефти при транспортировке магистральным трубопроводом по тарифным участкам в целях утверждения нормативов. Отмечу, что проблема потерь в транспортной системе «Транснефти» решается из года в год модернизацией оборудования, и за последние три года нормативы потерь, которые устанавливает Минэнерго, были снижены в три раза. Мы и далее будем стремиться, чтобы компании несли меньшие издержки, связанные с транспортировкой нефти.

— Нельзя не вспомнить про сделку с Организацией стран — экспортеров нефти — ОПЕК. Прошло уже два месяца, насколько выполняется это соглашение?

— Соглашение начало действовать с 1 января. В конце февраля состоялось заседание мониторинговой группы (технического совета). На нем присутствовали представители пяти стран: три страны со стороны ОПЕК, две — не ОПЕК. Специалисты подвели итоги; в целом в январе достигнут большой прогресс в исполнении соглашения, и это положительно влияет на рынок. Цена на нефть стабилизировалась на уровне $55, и мы видим, что возвращается инвестиционный процесс, что также позитивно. Есть некая предсказуемость для компаний, для инвесторов, большее доверие к рынку. Мы считаем, что важно выйти на стопроцентное исполнение соглашения; надеемся, что в ближайшие месяцы это будет реализовано.

— Цена на нефть уже превысила $55 за баррель, при этом добыча по сланцевой технологии дешевеет. Не боитесь возвращения сланцевого бума?

— Не надо бояться сланцевой нефти, это свершившийся факт, и сланцевую нефть будут добывать. Это один из ресурсов для удовлетворения растущего спроса. В этом году спрос на нефть может быть даже чуть выше, чем прогнозировали эксперты, — на уровне 1,3–1,5 млн барр. в сутки (по февральскому прогнозу Международного энергетического агентства, спрос на нефть в 2017 году может вырасти на 1,4 млн барр. в сутки. — РБК). И этот спрос в любом случае нужно будет покрывать и в будущем. И если темпы роста добычи сланцевой нефти соответствуют темпам роста спроса, то в этом нет ничего страшного, главное, что игроки достаточно конкурентны, и те, у кого будет меньше издержек по добыче сланцевой нефти, и будут конкурировать между собой. Основная задача на сегодняшний день — достичь баланса спроса и предложения. В целом я считаю, что и традиционная добыча нефти, и добыча глубоководной сланцевой нефти — все это источники, которые обеспечивают потребности экономики.

— А перспективы Арктики, например, вы как видите?

— Арктика — это наш стратегический ресурс в будущем, в этом регионе сосредоточено порядка 260 млрд т условного топлива, или 60% извлекаемых ресурсов углеводородов в России. Арктика делится, как известно, на шельф и материковую часть. Сейчас идет активное развитие Ямало-Ненецкого автономного округа, где вводятся новые месторождения. Одно из них — Южно-Тамбейское месторождение, которое будет источником сжижения газа.

— Для НОВАТЭКа.

— Да, это новатэковский проект. Во втором полугодии этого года планируется ввести первую линию завода СПГ (завод по сжижению природного газа) мощностью 5,5 млн т. В целом за последние годы было введено много месторождений, в их числе Восточно-Мессояхское, Сузунское, Ярудейское. Это большой ресурс нашей будущей добычи, который обеспечит как внутренние потребности страны, так и экспортный потенциал.

— Вы назвали в основном проекты НОВАТЭКа.

— Я назвал и Восточно-Мессояхское «Газпромнефти», Сузунское. «Роснефти» принадлежит Среднеботуобинское месторождение, у ЛУКОЙЛа в ЯНАО запустилось Пякяхинское месторождение.

— Я к тому, что НОВАТЭКу явно там тесно и не хватает этих месторождений, и в конце прошлого года Леонид Михельсон обратился к президенту Владимиру Путину с таким неожиданным предложением: передать НОВАТЭКу часть месторождений на Ямале, которые принадлежат «Газпрому», в обмен на долю в НОВАТЭКе или просто продать. Насколько я знаю, вам было поручено проработать этот вопрос, эту сделку между НОВАТЭКом и «Газпромом». Как вы относитесь к такой схеме?

— Действительно, есть такое коммерческое предложение, мы прорабатываем этот вопрос вместе с компаниями «Газпром» и НОВАТЭК. В первую очередь об условиях этой сделки должны договориться между собой две коммерческие компании. С точки зрения стратегии развития добывающих мощностей нефтяной и газовой отраслей есть возможность эффективно использовать месторождения, которые находятся на Ямальском полуострове. В частности, в этом районе уже подготовлена необходимая инфраструктура под проект «Ямал СПГ». Но, повторю, все будет зависеть от конкретных коммерческих договоренностей компаний.

Украина. Белоруссия. Россия. Арктика > Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 3 марта 2017 > № 2110529 Александр Новак


Ангола. Китай > Нефть, газ, уголь. Госбюджет, налоги, цены. Армия, полиция > carnegie.ru, 3 марта 2017 > № 2104336 Владимир Григорьев, Александр Зотин, Андрей Мовчан

Борьба с нефтью. Ангола: война и нефть — двойная деиндустриализация

Владимир Григорьев, Александр Зотин, Андрей Мовчан

Стабильно низкий уровень жизни большинства и продовольственная необеспеченность страны, растущее недовольство населения и использование репрессивного аппарата, проблемы с наполнением бюджета и рост внешнего долга, неразвитый промышленный сектор и острая необходимость реформ — все это результаты ресурсного развития Анголы

На историю независимой Анголы оказали влияние два фактора с деиндустриализирующим эффектом: война с 1975 по 2002 год и нефть с 2002 года по сегодняшний день. В первый период необходимость вести боевые действия заставляет делать выбор в пользу активов, которые легче контролировать. В мирное время растущий высокомаржинальный нефтяной сектор вызывает «голландскую болезнь», препятствующую развитию других секторов ангольской экономики.

Ангола — страна на юго-западном побережье Африки. Население — 25,8 млн человек (59-е место в мире по численности населения). Темпы роста населения с 1960 по 2015 год были значительно выше среднемировых: 2,8% в среднем в год против общемирового темпа роста в 1,66% (1,18% в 2010–2015 годах)[1]. Население молодое: медианный возраст — 16,2 года (при среднемировом 29,6 года). Самые крупные этносы — овимбунду, кимбунду и баконго. Государственный язык португальский. Основные религии — католицизм и протестантизм.

Открытие первых промышленных месторождений нефти приходится на 1950-е годы. Португальская компания SACOR для управления нефтегазовыми активами своей колонии учреждает дочернюю фирму Angol, которая в сотрудничестве с другими международными нефтяными компаниями с середины 50-х начинает добычу[2].

В эту позднеколониальную эпоху правительство Португалии стало более активно вкладываться в свои колониальные владения. В 1950-х строились дамбы, гидроэлектростанции и транспортная инфраструктура. В Анголе запускались добыча сырья и производство товаров; все это встраивалось в производственные цепочки с конечным продуктом в Португалии[3]. Во многом поэтому экономика Анголы демонстрирует хорошие темпы роста с 1961 по 1973 год, в среднем 4,7%. Основными экспортными статьями на тот момент были сизаль, кофе, хлопок, алмазы и железо. Лишь к 1973 году нефть вышла на первое место среди экспортируемых товаров с 150 тыс. б/д. Промышленность Анголы также активно росла за счет производства товаров широкого потребления и легкой промышленности. На пороге обретения независимости ангольская промышленность обеспечивала больше половины отечественного спроса, а годовые темпы ее роста составляли 6,9% в 1972-м и 14,3% в 1973 году[4].

«Революция гвоздик» 1974 года принесла независимость португальским колониям, в числе которых была и Ангола. Уже в следующем году подписывается соглашение с метрополией — и бывшая португальская нефтяная компания Angol, курировавшая нефтегазовый сектор колонии, переходит в руки нового ангольского правительства во главе с Агостиньо Нето, лидером Народного движения за освобождение Анголы (MPLA). В 1976 году он официально принял социалистическую идеологию и начал полномасштабную национализацию.

Последовавшая сразу после обретения независимости гражданская война явно не способствовала развитию разноплановой экономической деятельности с большим горизонтом планирования. К тому же доминировавшая партия MPLA нуждалась в неотложных расходах для ведения военных действий. Нефтегазовый сектор, зародившийся еще в колониальные времена, оказался как нельзя кстати. Во-первых, добыча нефти была сконцентрирована в отдельных регионах, и защищать их было легче, чем обширные сельскохозяйственные угодья. Во-вторых, цены на нефть, выросшие после Войны Судного дня, повысили значимость этих активов.

Однако отсутствие квалифицированной рабочей силы стало причиной лишь частичной национализации нефтегазового сектора. Gulf Oil, Texaco и другие международные нефтяные компании не останавливали свою работу после обретения Анголой независимости. Более того, во время войны создавались новые проекты. Так, после открытия месторождения Girassol в 1996 году в страну потекли инвестиции от таких гигантов, как BP, ExxonMobil, Royal Dutch Shell и др. Нефтегазовая компания Sonangol (бывшая Angol), национализированная после обретения независимости, первоначально ограничилась выдачей концессий и сбором налогов. Лишь со временем, перенимая опыт у итальянской ENI, алжирской Sonatrach и других компаний, Sonangol стала все чаще непосредственно участвовать в добыче[5].

Другие сферы экономики — производство сахара, кофе, сизаля и соответствующая сельскохозяйственная деятельность — оказались в упадке. По данным MPLA, сразу после обретения независимости более 80% плантаций были оставлены своими португальскими владельцами, из 692 фабричных производств лишь 284 продолжили работу, 30 тыс. квалифицированных работников покинули страну. Множество объектов и без того небогатой инфраструктуры были уничтожены[6].

Гражданская война, которую вела правящая MPLA против движения UNITA, длилась 27 лет (до 2002 года) и стала одним из локальных фронтов холодной войны. Фидель Кастро посылал целые батальоны на помощь MPLA; СССР и ГДР командировали своих военных инструкторов и летчиков. С другой стороны наступала из Намибии армия ЮАР. Крупные суммы ангольское правительство тратило на покупку советского вооружения, часть вооружения покупалась в долг.

Очевидно несовершенные данные последних 16 лет войны о структуре ВВП[7] все же отчетливо демонстрируют этот «деиндустриализирующий» эффект. Большинство производств так и не достигли довоенного уровня выпуска. В сельском хозяйстве лишь производство табака дотягивало до отметки в 50% от 1975 года. Добыча металлов, металлообработка и химическая промышленность составляли только 10–20%[8]. Относительно спокойный период 1985–1991 годов, когда доля сельского хозяйства постепенно росла с 13,8% ВВП в 1985-м до 24,2% в 1991-м, завершился спадом в 1992 году до 10%, после того как мирный договор и выборы обернулись неудачей и возобновились военные действия. На протяжении 1990-х годов доля промышленного производства в ВВП не превышала 6%[9].

Взгляд на абсолютные цифры дает особенно ясную картину влияния войны на экономику и устойчивости нефтяного сектора. Падение выпуска в сельском хозяйстве в 1992 году оказалось двукратным, что практически соответствует данным по доле в ВВП. Но если взглянуть на промышленность, к которой относится, по определению Всемирного банка, и добыча нефти, связь между выпуском ангольской промышленности и войной практически незаметна. Благодаря нефтегазовому компоненту в 1993 году выпуск незначительно снизился по сравнению с 1992 и 1991 годами, а в 1994 году вообще вырос. И действительно, как уже отмечалось выше, международные нефтяные компании с готовностью вкладывали средства в нефтяной сектор Анголы даже во время боевых действий.

На момент окончания гражданской войны (2002) государство и экономика Анголы сильно зависели от гипертрофированного нефтяного сектора: 90% экспорта составляла нефть, нефтяные доходы формировали по меньшей мере 75% бюджета, а сама нефтедобыча отвечала за половину странового ВВП[10]. В 2000 году доля граждан Анголы, проживавших менее чем на 1,9 доллара в день, составляла порядка 32%, менее чем на 3,1 доллара — около 54%.

Особый случай «голландской болезни»

За 15 лет мирной жизни структура ангольской экономики не претерпела значимых изменений: гипертрофированный ресурсный сектор продолжает доминировать. Большую часть продуктов потребления из-за нехватки и плохого качества отечественных товаров приходится импортировать за нефтедоллары. Даже строительство и сфера услуг, которые по логике «голландской болезни» должны были в нефтяной экономике получить толчок к развитию, были по большей части импортированы из Китая.

Разрушенная инфраструктура, слабое сельское хозяйство и промышленность, отсутствие квалифицированной рабочей силы, одна из самых слабых в мире систем здравоохранения — все это проблемы послевоенной Анголы. Типичные кредиторы догоняющего развития, например Международный валютный фонд, были не в лучших отношениях с авторитарным правительством Жозе Эдуарду душ Сантуша, лидера MPLA. Поэтому сразу после войны, в 2002 году, получить кредит у международных институтов не удалось. Ангольское правительство попыталось обратиться напрямую к лидерам Японии и Южной Кореи, однако получило отказ с аналогичной мотивацией: необходимо улучшить отношения с МВФ.

Решение все же пришло из Восточной Азии, и не последнюю роль тут сыграл растущий нефтяной потенциал Анголы. Средства на финансирование масштабного восстановления были найдены в 2004 году у китайского правительства, которое согласилось кредитовать Анголу под залог нефтяных контрактов.

В течение следующего десятилетия добыча нефти по меньшей мере удвоилась. В год окончания гражданской войны Ангола осуществляла добычу 800 тыс. баррелей нефти в день (для сравнения: в 1990 году — 470 тыс.). В 2008 году она уже добывала порядка 2 млн баррелей. В 2015 году Ангола стала производить нефти больше всех на Африканском континенте, опередив Нигерию (1,77 против 1,75 млн б/д), хотя пик добычи уже был пройден. По состоянию на конец 2015 года Ангола с 12,7 млрд баррелей находится на 16-й строчке по объемам доказанных запасов нефти (почти столько же у Алжира и Бразилии).

Рост добычи и цен на углеводороды сопровождался ростом экспортной выручки от нефти. В 2012 году она достигла пика в 69,4 млрд долларов, после чего вслед за падением цены на нефть стала стремительно снижаться: в 2015 году нефтяной экспорт составил скромные 31,2 млрд долларов.

Все это время Ангола была и остается заемщиком китайских банков. Общим правилом кредитных отношений двух стран стала выдача займов под низкий процент через Exim Bank, China Development Bank и другие государственные банки.

Все началось в 2003–2004 годах, когда правительства подписали соглашения о первых кредитах, подкрепленных поставками нефти. Кредитором выступил Exim Bank, предоставивший 4,4 млрд долларов по ставке Libor + 1,5%. Также по этому договору часть долга покрывалась поставками нефти: в первые два года Китай получал 15 тыс. б/д, а затем 10 тыс. б/д. Когда цена на нефть упала после кризиса 2008 года, поставки доходили до 100 тыс. б/д. В 2009 году, на фоне растущего дефицита бюджета из-за падения цен на нефть, была открыта новая кредитная линия на 6 млрд долларов.

В 2008 году China Development Bank предоставил еще 1,5 млрд долларов на строительство социального жилья, транспортной инфраструктуры и проекты в сельском хозяйстве.

China International Fund (CIF), частный банк с серьезными связями в Пекине, работал по схожей схеме: выдавал дешевые кредиты на строительство инфраструктуры, подкрепленные поставками нефти. Общий объем выданных CIF средств в 2000-е годы равен 9,8 млрд долларов. Средства пошли на строительство 215 тысяч домов в столице и 17 провинциях, создание индустриальной зоны в Виане, сооружение нового аэропорта Луанды и другие проекты.

Ангола стала самым крупным реципиентом китайских кредитов в Африке. Здравоохранение и образование также получали адресную поддержку. После окончания войны на выданный китайским правительством грант был построен самый большой госпиталь страны. Другие медицинские центры и больницы на территории страны подверглись реконструкции и частичному техническому обновлению. Кроме того, Китай стал посылать наиболее редкие медикаменты в ангольские медицинские учреждения. Китайские компании строили и обновляли университеты и школы в городах Анголы, в том числе крупнейший Университет им. Агостиньо Нето в Луанде.

Китай финансировал покупку сельскохозяйственной техники и строительство ирригационных систем в традиционно земледельческих провинциях Уамбо, Уила и Мошико.

Растущая добыча нефти служила залогом кредитоспособности Анголы. Начавшаяся в 2004 году китайская экономическая экспансия демонстрировала небывалые темпы роста. В период 2007–2008 годов Китай удвоил импорт (с 1,2 до 2,9 млрд долларов) и стал вторым по величине импортером после Португалии.

Нефтяной экспорт в Китай стал заметно расти после 2004 года, как раз когда Анголе была предоставлена первая кредитная линия из Китая.

В 2007 году продажа нефти в Китай приносила 26% всей экспортной стоимости нефти (США, ранее главный импортер ангольской нефти, были отодвинуты на вторую строчку с 24%). В 2008 году экспорт нефти в Китай составлял 72% общего товарооборота двух стран. В 2006 и 2008 годах Ангола становилась крупнейшим поставщиком нефти в Китай, оставляя позади Саудовскую Аравию. В 2008 году доля ангольской нефти на рынке Китая составила 14%. Тогда нефть сделала Анголу одним из немногих нетто-экспортеров в двусторонней торговле с Китаем (страна продавала Китаю на 19 млрд больше, чем покупала).

Китайские нефтяные компании получили непосредственный доступ к нефтедобыче и стали активно инвестировать в этот сектор. Sonangol и китайская Sinopec образовали совместную компанию Sonangol Sinopec International (SSI), через которую во второй половине 2000-х были приобретены доли в нескольких существующих проектах (50% в блоке 18 у Shell, 20% в блоке 15/06 у ENI, а также 27,5 и 40% — в блоке 17/06 у французской Total и блоке 18/06 у Petrobras соответственно)[11].

Нефтяное богатство Анголы сделало возможным привлечение дешевых кредитов на послевоенное восстановление. Но за 14 лет мирной жизни экономика страны так и не была диверсифицирована, а зависимость страны от экспорта нефти только усилилась.

В 2002 и 2014 годах доля сырой нефти в экспорте осталась неизменной — 96%. Изменению подверглись лишь абсолютные цифры. В 2002 году было экспортировано нефти на 5,7 млрд долларов, а в 2014 году почти в десять раз больше — 52 млрд. При этом в 2014 году второе место по объему экспорта занимает добыча алмазов (1,5% в экспорте), что в совокупности с нефтью, железом, алюминием и медью дает порядка 98–99% экспорта. Другими словами, в Анголе практически отсутствуют производства, способные конкурировать на мировом рынке.

Из-за отсутствия достаточного числа собственных производств большинство товаров потребления импортируется на протяжении долгих лет. Причем это относится и к наиболее важным для населения категориям товаров. К примеру, в одном лишь прошлом году было импортировано продуктов питания на 3,5 млрд евро. По меньшей мере больше половины зерновых завозилось как на момент окончания войны, так и через десять лет мирной жизни: в среднем 54% всего потребляемого в год объема в 2001–2003 годах и 56,7% в 2010–2012 годах. Озабоченный состоянием сельского хозяйства в Анголе Всемирный банк летом 2016 года одобрил выдачу кредита в размере 70 млн долларов на развитие фермерских хозяйств.

Масштабные проекты, реализуемые в первую очередь на китайские кредиты, не привели к росту местных производств, которые могли бы обеспечивать строительство поставками стройматериалов, и не повлияли значительно на занятость населения. Проекты, выполняемые на кредиты Exim Bank, имели условием 70%-ную долю найма местных работников (правда, только на самые низкие позиции, где практически не требуется квалификация). Однако зачастую лишь 30% наемных работников имели ангольское гражданство.

Доктор политических наук Люси Коркин, проинтервьюировавшая несколько высокопоставленных чиновников и крупных бизнесменов Анголы, рисует следующую картину. Частные китайские компании работают в связке с китайскими госкорпорациями — реципиентами основных инвестиций — и, предоставляя им необходимые услуги, получают таким образом свою долю инвестиционных денег.

Интервьюируемые также описывали сценарий, при котором государственное финансирование сначала привлекало частных китайских подрядчиков (чаще всего связанных с государством), а уже затем малый бизнес и предприниматели из Китая приходили на рынок и предлагали свои услуги подрядчикам. Все это гарантирует быстрое выстраивание цепочки создания стоимости, однако местных участников в этой цепочке практически нет.

Зачастую китайские компании вытесняли местных производителей. Так, ангольские кирпичные мануфактуры были быстро вытеснены китайскими машинами по производству строительных кирпичей. В итоге местные производители оказывались нужны лишь в случае дефицита. При этом проблема распространилась и на продукты питания. Одна китайская компания гордо сообщила о продовольственной независимости китайских работников, самостоятельно выращивающих в Анголе овощи. Как оказалось, часть этой огородной продукции поставлялась в Луанду и теснила местных производителей[12].

Таким образом, вместе с китайскими кредитами происходил импорт сектора строительства и сопутствующих ему сфер обслуживания. Статистические данные об импорте косвенно подтверждают это наблюдение. В 2002 году главными импортерами были ЮАР (17%), Португалия (19%) и США (13%). Китайские товары занимали лишь скромные 2% в общем объеме импорта. Однако уже в 2005 году доля Китая удваивается, и к 2014 году Китай становится лидером с 23% (следом идут Португалия и Южная Корея с 16 и 6,9% соответственно). При этом структура поставок из Китая весьма дифференцирована: машины и электрооборудование — 22%, транспорт — 13%, металлические конструкции — 13%, мебель — 14%, пластмассовые и резиновые изделия — 5–6%, бумажная продукция — 2,5%.

Роль нефтегазового экспорта в обеспечении положительного счета текущих операций и закупки импортной продукции особенно заметна в периоды падения цен. В это время возникал резкий рост отрицательного баланса текущих операций: в 2009 году он оказался равен 7,5 млрд долларов (против такого же положительного значения годом ранее), в 2014 году — 3,7 млрд (против исторического рекорда в плюс 13,9 млрд долларов двумя годами ранее).

Соответственно, правительство — крупный импортер продуктов питания и топлива — начало предпринимать шаги по стабилизации бюджета. В 2014 году было инициировано резкое сокращение запланированных ранее государственных расходов и отложены выплаты по внутреннему долгу. Притом что в среднем государственный долг держался на уровне 35% в период с 2010 по 2013 год, в 2015-м он достиг отметки в 60%. Внешний долг также начал расти из-за удешевления валюты. На этом фоне достаточно красноречиво выглядят перестановки в правительстве и крупнейших госкомпаниях. Президент считает необходимым ужесточить фискальную политику и предотвратить незаконный вывод средств. Под этим предлогом главой Sonangol Group, в которую входит, в частности, нефтяная компания Sonangol, была назначена его собственная дочь Изабелла.

В 2013 году был разработан план, который должен решить проблему нефтяной зависимости. Согласно изложенному плану правительство собирается реализовать широкий набор мер: увеличить физический капитал; снизить бюрократическое давление на бизнес; облегчить доступ к кредитованию; создать так называемые промышленные кластеры в основных сферах: сельское хозяйство и продукты питания, добыча ресурсов, водоснабжение и энергетика, переработка углеводородов, строительство жилья, сфера услуг.

Описанные выше тактические задачи, призванные решить большую стратегическую проблему диверсификации, решаются правительством при помощи уже известных в 2000-х годах методов. Значительную их часть составляют все те же фискальные стимулы: в 2014 году Комиссия реальной экономики, состоящая из представителей экономических ведомств, заявила о необходимости конкретных инвестиционных проектов в сфере инфраструктуры и промышленности (профинансированных на бюджетные средства). Другими словами, пока ничего кардинально нового эта программа не предлагает.

Осенью 2016 года министр экономики Анголы посетил Китай с предложением о сотрудничестве в реализации планов диверсификации. Это создает эффект дежавю: 13 лет назад ангольское правительство делало примерно то же самое для разгона экономики (инвестпроекты и китайское партнерство), хотя разгонялась экономика по другим причинам. Также очевидно, что вероятность успешной реализации плана снижается при столь высоком уровне коррупции. Transparency International, составляющая ежегодно индекс восприятия коррупции, ставит Анголу на 163-е место (из 167). Хуже только Судан, Сомали, Афганистан и Северная Корея.

Однако присутствуют и позитивные тенденции. Например, суверенный фонд благосостояния Fundo Soberano de Angola, формирующийся из выручки с нефтяного экспорта, принял так называемые принципы Сантьяго (правила прозрачности суверенных фондов) и весьма последовательно следует им[13]. Более того, официальным аудитором фонда стала международная компания Deloitte. Но если обратить внимание на тех, кто стоит во главе организации, вопросы о ее эффективности вновь возникают. Возглавляют фонд старший сын президента и бизнесмен из его же близкого круга, и в совокупности с должностью дочери Изабеллы это предоставляет семье президента беспрецедентный контроль над финансами Анголы. Будет ли он использован на благо или во вред ангольской экономике? Это остается вопросом. Но пока 14 лет развития при душ Сантуше сложно назвать успешными.

Национальные институты развития (Angolan Development Bank, National Development Fund, а иногда и Sonangol) в течение 2000-х ежегодно инвестировали сотни миллионов долларов в промышленные и сельскохозяйственные проекты. Однако есть серьезные сомнения в эффективности этих инвестиций: зарегулированный, по большей части государственный сектор сельского хозяйства как губка впитывал правительственные вложения при незначительной отдаче. В этом плане многообещающе выглядела приватизация 33 крупных кофейных производителей страны. Но этого явно мало, учитывая, что государство держит контрольные пакеты более чем в двухстах крупнейших компаниях в сферах энергетики, водоснабжения и транспорта.

Региональные амбиции и авторитарные тенденции

Ангола претендует на статус региональной державы, а потому в последние годы все больше инвестирует нефтяные доходы в ВПК. Внутриполитическая ситуация чревата обострением на фоне падающих доходов правительства и уменьшения распределяемой ренты. Ангольский режим, как и ранее, прибегает к насилию для подавления оппозиционных сил.

Президент душ Сантуш не раз настаивал на том, что Ангола является региональной державой, соперничающей с Нигерией и ЮАР за влияние в Африке южнее Сахары. Увеличение военных расходов — даже несмотря на ожидаемое падение цен на нефть — говорит о серьезности намерений руководства Анголы. В 2000-е годы при растущих ценах на нефть военные расходы поддерживались в среднем на уровне 4% ВВП и ежегодно увеличивались в среднем на 285 млн долларов вплоть до 2012 года (хоть и с большим разбросом по годам).

В 2013 году военный бюджет получил почти на 2 млрд долларов больше, чем в предыдущем. Тогда же Ангола закупила у России военную авиацию и другое вооружение на общую сумму 1 млрд долларов. В 2014-м, уже на фоне падающих цен на нефть, был достигнут пик военных расходов в 6,8 млрд долларов (больше военного бюджета ЮАР). Все это повышает вероятность участия Анголы в региональных конфликтах — стоит вспомнить, что правительство Анголы решило вступить во Вторую конголезскую войну, еще не окончив гражданскую.

Несмотря на ощутимое снижение оборонного бюджета в последние два года (цены на нефть взяли свое), расходы на оборону все еще больше суммарных расходов на здравоохранение и образование. Тот самый рост экономики в 2000-х, достигавший двузначных величин, едва ли можно назвать инклюзивным, и это уже представляет для правительства повод для беспокойства.

Так, несмотря на то что нефтяной бум привел страну на пятую строчку среди самых богатых стран Африки по размеру ВВП (данные за 2015 год), страна является одним из мировых лидеров по уровню детской смертности — больше, чем в Сомали и Сьерра-Леоне. При этом правительство Анголы отнюдь не выглядит в глазах населения бедным. Луанда покрывается строительными площадками, на которых растут новые бизнес-центры и правительственные здания.

Существуют различные социальные программы, через которые распределяется в качестве помощи часть ренты. Но в действительности никто точно не знает, сколько получает и тратит ангольское правительство. Тогда же, когда государство тратит деньги, зачастую неизвестно, сколько их доходит до адресата или попросту кто этот адресат. По оценкам МВФ, в период между 2007 и 2010 годом государственная нефтяная корпорация Sonangol потратила около 18,2 млрд долларов на неизвестные цели. Это, естественно, вызывает вопросы о коррупции в высших эшелонах власти.

Жители Анголы не раз высказывали недовольство происходящим, требуя увеличения прозрачности и подотчетности. Сам президент душ Сантуш так ни разу и не участвовал в выборах, хотя формально они были прописаны в законодательстве. Несколько лет назад контролируемый им парламент отменил необходимость прямых выборов главы государства — теперь им автоматически становится лидер партии, победившей на парламентских выборах.

Ангольский режим опасается общественного недовольства и по этой причине распределяет часть ренты в виде социальных программ. Крупным реципиентом являются военные ветераны: в 2012 году, когда были задержаны выплаты пособия, они переходили на сторону недовольных и участвовали в антиправительственных демонстрациях.

Правительство Анголы активно прибегало к репрессивному аппарату в предвыборный период и не только. В дома к лидерам оппозиции наведывались правоохранительные органы. Во время одной из демонстраций в Луанде, в которой участвовали около 40 молодых людей, вооруженная полиция атаковала группу протестующих.

Стабильно низкий уровень жизни большинства и продовольственная необеспеченность страны, растущее недовольство населения и использование репрессивного аппарата, проблемы с наполнением бюджета и рост внешнего долга, неразвитый промышленный сектор и острая необходимость реформ — все это результаты ресурсного развития Анголы.

[1] World Bank.

[2] De Oliveira R. S. Business Success, Angola-style: Postcolonial Politics and the Rise and Rise of Sonangol. — The Journal of Modern African Studies. — Vol. 45. № 4. 2007. — P. 595–619.

[3] Angola: A Country Study / Ed. T. Collelo. — Washington: GPO for the Library of Congress, 1991.

[4] Ferreira M. E. Angola: Civil War and the Manufacturing Industry, 1975–1999 // Arming the South. — Basingstoke: Palgrave Macmillan UK, 2002. — P. 251–274.

[5] De Oliveira R. S. Business success, Angola-style…

[6] Angola: A Country Study.

[7] См. в приложении график «Структура ВВП и нефтяная рента. Источник: World Bank».

[8] Ferreira M. E. Angola: Civil War and the Manufacturing Industry…

[9] Ferreira M. E. Angola: Civil War and the Manufacturing Industry…

[10] Ferreira M. E. Development and the Peace Dividend Insecurity Paradox in Angola. — The European Journal of Development Research. —Vol. 17. № 3. 2005. — P. 509–524.

[11] Alves A. C. The Oil Factor in Sino-Angolan Relations at the Start of the 21st Century. — Braamfontein: South African Institute of International Affairs, 2010.

[12] Corkin L. Chinese Construction Companies in Angola: a Local Linkages Perspective. — Resources Policy. — Vol. 37. № 4. 2012. — P. 475–483.

[13] В 2014 году Fundo Soberano de Angola получил 8 из 10 баллов по индексу транспарентности Линабурга — Мадуэлла.

Ангола. Китай > Нефть, газ, уголь. Госбюджет, налоги, цены. Армия, полиция > carnegie.ru, 3 марта 2017 > № 2104336 Владимир Григорьев, Александр Зотин, Андрей Мовчан


Великобритания > СМИ, ИТ > carnegie.ru, 3 марта 2017 > № 2104335 Игорь Порошин

Футбольный Brexit. Как уход из Европы помогает Англии создать самую сильную футбольную лигу в истории

Игорь Порошин

Большая Футбольная Европа – это проекция на футбол брюссельской идеологии с ее гуманитарными ценностями и социалистическим регулированием. Это содружество слишком разновеликих субъектов, чтобы мечта о самой сильной футбольной лиге могла здесь победить. А то, что происходит с английской лигой сегодня, – это курс на самоопределение, куда более радикальный, чем Brexit

Всемирная рождественская футбольная ярмарка снова, как и год назад, была освещена волшебными китайскими фонариками. Причем в этот раз они загорелись так ярко, что Европа кричала «пожар!», пока наконец китайские партия и правительство не постановили убавить огонь. Однако вне зависимости от того, сколько будет дозволено тратить на шопинг магнатам, стоящим за командами китайской футбольной Суперлиги, это никак не отменит почти уже свершившийся факт: Англия находится в финальной стадии строительства первого в истории глобального предприятия по производству футбольных зрелищ.

Сегодня футбол вторая после кино в своем влиянии на планету Земля зрелищная культура. Учитывая это, в ряду символов глобализации ожидается пополнение. Английская премьер-лига уже скоро станет тем, что олицетворяет наднациональную силу, власть и влияние. Для одних это целительно неизбежное, для других неминуемо трагическое. МсDonalds, НАТО, Голливуд, теперь – Английская футбольная лига.

Силиконовый остров

В сезоне 2016/17 команды Английской премьер-лиги (футбол в Европе живет в цикле осень – весна) инвестировали в покупку прав на футболистов 1,62 млрд евро. Это в два раза больше итальянской лиги, второй в мире по этому показателю (810 млн евро). Еще более точно отрыв Англии в том, что касается вербовки новых кадров, выражает другой показатель – сальдо покупок и продаж. Италия продает почти столько же, сколько покупает (минус 60 млн евро). Двадцать английских фирм, объединенных в Премьер-лигу, купили в два раза больше, чем продали (минус 790 млн евро).

Сальдо сделок Английской премьер-лиги за последние пять лет выражается цифрой минус 3 млрд евро. Это в четыре раза больше, чем у ближайшего преследователя, Китая (минус 775 млн евро). А если учесть, что Китай ничего не продает на мировой футбольной бирже, а только покупает, непонятно, по каким правилам собирается развивать футбол и долго ли, то Англию следует сравнивать не с Китаем, а с Германией – на сегодня второй футбольной экономикой мира. Отрицательный баланс Бундеслиги почти в 10 раз ниже, чем у Англии (минус 354 млн евро).

Занятно и забавно, что по соотношению трат к продажам в последнее пятилетие Россия занимает 5-е место в мире (после Турции) – минус 165 млн евро. Это не соотносится ни с какими тенденциями на футбольном поле, а скорее является историческим памятником стилю жизни патронов российских футбольных клубов – удали русских купцов и госкорпораций первой половины нулевых.

В строгом смысле сегодня вся мировая инфраструктура футбола, все ее всепланетные ресурсы – человеческие, коммерческие, управленческие, интеллектуальные – работают на Англию. Нигерийский, боливийский или даже русский мальчик, гоняющий мяч на пустыре в майке со словом Messi на спине, может сказать: «Я мечтаю играть в "Барселоне"» («Реале», «Ювентусе» или «Баварии»). Но эта мечта покоится на прежней картине футбольного мира, все еще видимой, но обреченной на исчезновение. У мальчишки следующего десятилетия на уме будет одно слово – Англия. Англия как Силиконовая долина, как Голливуд, Тибет или Эльдорадо.

Они заслужили это

В обосновании того, почему именно Англия строит самое успешное футбольное предприятие в истории, преобладает рационалистическая аргументация. Это связывается главным образом с перемещением из Нью-Йорка в Лондон международной столицы капитала в последнее десятилетие. Деньги живут повсюду, ими по-прежнему активно играют на биржах Нью-Йорка, Гонконга, Цюриха, а теперь еще и Шанхая. Но самым удобным местом встречи и квартировки успешных коллекционеров денег стал Лондон.

В Лондоне в связи с «как потратить» футбол приходит на ум, конечно, быстрее, чем в Нью-Йорке. Из двадцати команд Премьер-лиги пятнадцать принадлежат иностранцам, иностранным компаниям или лицам с двойным гражданством («Борнмут» и «Челси», например, – русские команды), а 13% акций одной из самых могущественных футбольных корпораций мира, «Манчестер Сити», записаны даже на правительство КНР.

Прикупить себе футбольную команду – довольно старый аттракцион на ярмарке тщеславия. Но со второй половины ХХ века футбол стал рассматриваться еще и как инструмент капиталиста для умножения политического и общественного влияния, которое, разумеется, тоже можно и должно превращать в прибыль. Некоторые исследователи политической карьеры Сильвио Берлускони утверждают, что он пришел к власти через футбол. Фан-клубы «Милана» по всей Италии фактически служили сотами, где болельщики, вдохновленные всемирными успехами любимой команды, автоматически превращались в электорат партии Forza Italia.

Футбол – бизнес наемных работников. Игроков, агентов игроков, тренеров, врачей, газонокосильщиков и бюджетораспильщиков, если, как в случае России, речь идет о государственных ассигнованиях на профессиональный футбол. Он не приносит никакого прибытка только хозяину цирка. Англии пока не удалось опровергнуть эту аксиому. Английская новость заключается в другом – через футбол можно возвращать потраченное, уверенно выходить в ноль или даже с маленьким, но благородным плюсом.

Роман Абрамович в 2003 году покупал «Челси», как билет на званый ужин, а теперь его футбольное предприятие никак не тревожит кошелек хозяина, заработав, например, в сезоне 2015/16 450 млн евро. Этого хватило бы на содержание всей сегодняшней российской Премьер-лиги, включая «Спартак» и «Зенит».

Стремительно растущее могущество английской лиги вызывает естественное отторжение. «Раздутое, разрекламированное, перекредитованное предприятие», «Мыльный пузырь, который скоро лопнет», – критика Премьер-лиги развивается в предсказуемом антиглобалистском русле. Однако за всеми этими ярлыками скрывается только естественная эмоция перед силой богатства, ее неодолимостью. За ними нет содержательной основы.

В традиционном январском рейтинге аудиторской компании Deloitte, подсчитывающей заработки футбольных клубов, двенадцать из тридцати мест за англичанами (второй показатель у Италии – пять). Через год все двадцать команд Английской премьер-лиги будут в этой тридцатке. Потому что именно в нынешнем финансовом году начинает действовать новый телевизионный контракт. В зависимости от спортивных и в меньшей степени от аудиторных показателей двадцать команд Премьер-лиги разделят 2,45 млрд евро (ближайший показатель у Германии – 1,16 млрд евро), то есть в среднем по 120 миллионов евро. Это чуть меньше расходной статьи бюджета «Зенита» – богатейшей футбольной фирмы Европы, если не считать Англию, Германию, Италию, Испанию, Францию и Турцию.

Кроме того, в Англии высочайший показатель выручки в день матча (билеты, еда, мерчандайзинг). Он составляет от 15% до 30% в структуре доходов английских клубов. Размещение логотипа компании на майке английского клуба стоит дороже всех в мире. И будет еще дороже.

Таким образом, к лету даже самые скромные команды Английской премьер-лиги будут располагать гарантированными бюджетами 150–200 млн евро. И смогут поменять не самых сильных своих игроков на лучших из других лиг. Благополучие Английской премьер-лиги уже почти никак не связано с настроениями Лондонской биржи. Машина Премьер-лиги, таким образом, в каком-то смысле уже отделилась от английской почвы и летит сама по себе. Но именно свойства почвы оказались решающими для успешного запуска этого гигантского развлекательного треста.

Первой пыталась построить глобальную футбольную лигу Италия. В конце ХХ века там формально было все, что есть сегодня у Англии: сильная экономика, высокая покупательная способность населения. Италия занимала первое место в мире по объему инвестиций в футбол, Италия стала первой футбольной экономикой, чье могущество питается главным образом продажей телевизионных прав.

Но самого по себе желания очень много тратить на футбол оказалось совершенно недостаточно для построения коммерчески успешного предприятия. Любовь к футболу в Италии проявлялась как каприз и эгоизм, в Англии – как постоянство и самоотверженность. Италией правил результат. Скорейшее его достижение обеспечивалось скупкой звезд. Победа – одна, а домогающихся ее – множество. Итальянский футбол золотого века развивался как психоз. Возник такой тип взаимоотношений, где общественный договор между владельцем клуба и болельщиками определяется через цену подарков (игроков), – тип взаимоотношений богатого ухажера и капризной любовницы.

В такой модели скупость наказуема, а любой расчет одной стороны понимается другой как жадность. Несколько лет назад болельщики «Милана» бойкотировали кампанию продаж сезонных абонементов в связи с тем, что Берлускони перестал тратить деньги на звезд. Скупой любовник – скверный любовник.

Ничего подобного невозможно представить себе в Англии. Тут скорее наоборот, известие о том, что владелец команды испытывает затруднения в основном бизнесе, – это сигнал подняться с дивана и занять место в очереди за билетами. Абсолютная преданность англичан футболу, осознание прямой связи между тем, сколько ты платишь за зрелище, и самим качеством зрелища – не единственная причина сегодняшнего возвышения Английской лиги. Но без этой веры, ответственности и готовности условного английского мужика пожертвовать ужином в ресторане в пользу футбола Английская премьер-лига не стала бы тем, чем она является.

Социализм не прошел

Идея наднациональной футбольной лиги, сродни большой киностудии, конвеерно производящей блокбастеры, закономерно проявилась в первой половине 1990-х годов с развитием глобального спутникового телевидения. Главные футбольные тресты Европы тогда объединились в неформальную группу G-14. Однако УЕФА, патронирующий развитие футбола в Европе, очень ловко нейтрализовал эту могучую кучку. Самые богатые футбольные фирмы Европы отказались от раскола в обмен на реформирование Лиги чемпионов.

Действующая структура Лиги чемпионов – шедевр политического компромисса, монумент брюссельской политики, триумф маастрихтской воли. Это турнир, который де-факто служит ареной состязания сильнейших с сильнейшими, умножает их славу и заработки. Но при этом процедура отбора придумана так, что на первом этапе у больших команд под ногами обязательно путается кто-то маленький. Так, например, белорусский БАТЭ, бюджет которого не позволил бы ему участвовать даже во втором английском дивизионе, пять раз пробивался через квалификацию в основную стадию Лиги чемпионов. А в этом году с «Баварией» и «Атлетико» бодался «Ростов».

Политика УЕФА – проекция брюссельской философии и идеологии с той лишь поправкой, что она распространяется на все европейские государства, включая Россию. И даже не вполне европейские – Казахстан и Израиль, тоже являющиеся субъектами УЕФА. Это сотрудничество на основе рыночных отношений с элементами социалистического регулирования, где часть доходов, генерируемых богатыми, распределяется в пользу бедных.

УЕФА – заложник тех же противоречий, что и ЕС. УЕФА пестует и насаждает гуманитарные ценности, проповедует наднациональное единство, изводит расизм, национализм, надежным убежищем которого очень долго служили футбольные стадионы, и даже уже наказывает за региональную дискриминацию (это когда пьемонтцы хором обзывают, скажем, неаполитанцев), но при этом одной из своих первых задач провозглашает сохранение форм национальной идентичности. В условиях, когда богатые команды все равно богатеют и все дальше отрываются от бедных внутри своих государств, это превращает национальные турниры в ритуалы, лишенные какой-либо интриги в том, что касается определения чемпиона. Так, «Париж» во Франции, а «Бавария» в Германии выигрывают национальный чемпионат последние четыре года, «Ювентус» в Италии – уже пять лет.

Ситуация в высшей степени парадоксальная. Если посмотреть на нее глазами американцев, так и вовсе абсурдная. Профессиональный футбол живет по законам шоу-бизнеса, но связан рамками национальной идентичности. При этом сугубо формальными. Это как если бы какой-то блокбастер, снятый на территории Небраски, был бы приговорен к кинопрокату в границах той же Небраски, а на территории Невады шел бы строго ограниченным прокатом.

Суперлига – суперпоздно

Победителем в бесконечной войне УЕФА с европейскими суперклубами вышла Англия. Прагматика обыграла идеологию. Если бы ЕС был всего лишь прагматическим союзом, а не воплощением тысячелетней мечты, то есть не только союзом равноправных, но и равносильных, то тогда у ЕС было бы меньше проблем. Точно так же Большая Футбольная Европа – это содружество слишком разновеликих и разнозначимых субъектов, чтобы мечта о самой сильной футбольной лиге в истории могла здесь победить. Поэтому она реализовалась на территории отдельно взятого национального пространства.

Когда величие Английской лиги вдруг проявилось со всей очевидностью, боссы крупнейших футбольных корпораций с континента пошли в атаку на УЕФА, требуя реформировать формат Лиги чемпионов и распределить ее доходы в пользу тех, кто определяет лицо этой лиги. УЕФА быстро пошел на уступки. Впрочем, очень скромные. Скорость реформ на континенте безнадежно уступает скорости развития Английской лиги.

Момент для создания глобальной европейской лиги, кажется, навсегда упущен. То есть такая лига может возникнуть, но уже без англичан. В Европе осталось шесть, от силы восемь компаний, сотрудничество с которыми могло бы принести ощутимую пользу Big Six (неформальное прозвание шести английских команд, обладающих самым высоким финансовым потенциалом), – «Бавария», «Париж», «Ювентус», «Реал», «Барселона», «Атлетико», ну и, наверное, «Интер» и «Милан» с их новыми китайскими владельцами.

Еще пять лет назад коллаборация с континентом для флагманских английских фирм была в высшей степени выгодной. Сегодня эта мечта кажется скорее праздной, чем соблазнительной для Англии. Зачем устраивать революцию, сокрушать существующий уже 70 лет порядок политического управления футболом, отрываться от британской почвы, если эта мечта реализуется эволюционно и без отрыва от почвы?

А то, что не на этой почве произрастает «Реал» или «Барселона», не так уж теперь и страшно. Да, все главные, самые узнаваемые футбольные герои мира до сих пор приписаны к «Мадриду» и «Барселоне». Но звезды Месси, Криштиану и Неймара зажглись в старых мирах и старый мир освещают. Еще живой, но уходящий. Новый самый дорогой футболист планеты Поль Погба («Манчестер Юнайтед» заплатил за него «Ювентусу» 105 млн евро) пейзажу Мадрида и Барселоны предпочитает пейзаж Манчестера. Не самый выразительный пейзаж на свете. Погба послушал своего агента: «Поезжай в Англию, сынок. Футбол теперь будет жить там, больше нигде». Совершенно не нужно было присутствовать при этом разговоре, чтобы угадать эти слова.

То, что происходит с Английской лигой сегодня, – тихий, без горлопанства Brexit. Мерное, но быстрое отделение от тела Европы. Курс на самоопределение, куда более радикальный, чем Brexit.

Кто сказал Мао?

Единственной силой, которая может помешать окончательному оформлению монополии Англии в футболе, многим представляется Китай.

Китай – вечная мерзлота футбольного мира – пробудился к жизни в одночасье, когда китайские футбольные фирмы год назад устроили беспрецедентную интервенцию на европейском футбольном рынке. Через год они снова пришли на футбольную биржу. Поначалу, казалось, с еще более агрессивными намерениями. Нынешняя зимняя торговая сессия началась с того, что «Шанхай СИПГ» (там работает, к слову, бывший тренер петербургского «Зенита» Андре Виллаш-Боаш) подписал бразильца с символическим именем Оскар. «Шанхай» заплатил «Челси» в качестве компенсации 60 млн евро. Это самая крупная сделка по импорту из Европы и 17-я в истории футбола.

Затем другая шанхайская фирма, «Шеньхуа», сделала самым высокооплачиваемым футболистом мира Карлоса Тевеса. Тевес заработает за сезон 38 млн евро. Это почти в два раза больше гонорара Лионеля Месси в «Барселоне», которого называют лучшим игроком современности, а многие и величайшим футболистом в истории.

А когда в связи с китайскими искушениями перестал спать и ходить на тренировки нападающий «Челси» Диего Коста (на данный момент он круче и Тевеса, и Оскара), Европа увидела в Китае варваров, которые хотят разрушить гармонию сегодняшнего мироустройства.

В современной политической аналитике, посвященной Китаю, есть разные мнения по поводу того, насколько согласовываются действия китайского бизнеса (а за всеми профессиональными футбольными командами Китая стоит бизнес – крупный или очень крупный) с партией и правительством. В этом смысле история зимнего шопинга китайцев на европейском футбольном рынке вполне отчетливо описывает тип отношений власти и капитала в Китае. Несомненно, это отношения строгого, но не деспотичного отца и азартного, но очень послушного сына.

Как только о лихом кутеже китайских магнатов стали говорить признанные мировые авторитеты (в частности, тренер «Арсенала» Арсен Венгер), от имени Федерации футбола Китая раздалось громкое «цыц!». Было объявлено, что и так невысокая квота на ввоз иностранной футбольной силы теперь будет снижена. В чемпионате Китая на поле могут выходить только четыре иностранца, причем один из них должен представлять азиатскую страну. Тут же вся торговая активность Китая если не сошла на ноль, то во всяком случае из нее исчез градус безумия.

Безумие здесь – это междометие. Это не восклицательный даже знак, а восклицание с вопрошанием. Потому что в рациональных терминах Европа не может описать, какую задачу преследует Китай в своем увлечении футболом. Формально партия и правительство хотят, чтобы футбол превратился в национальную игру. Как решение этой задачи соотносится с зарплатой Карлоса Тевеса в Шанхае, уяснить затруднительно.

Если же Китай собирается построить футбольную лигу, которую будут смотреть не только в Китае, но и в Японии и Индонезии, то как ее всемирная привлекательность может расцвести в условиях этой сегрегации – разделенности на драгоценную чужую рабочую силу и дешевую собственную?

Оглядываясь на историю мира, китайское увлечение футболом похоже на насаждение новой веры, причем в духе Мао, где дорогие иностранные гости исполняют роль живых сосудов учения, верховных жрецов, а местные футболисты – их смиренных последователей, жреческой свиты. Такое сакральное отношение к игре ногами в мяч скорее революционно противостоит опыту человечества, чем учитывает его.

Китай только в 1979 году вступил в футбольный ООН – ФИФА. Только один раз играл в финальной стадии Кубка мира – в 2002-м. И вот теперь вне всякой связи с историческим контекстом и свойствами почвы Китай соблазняет и связывает контрактами лучших игроков мира. Видимо, в надежде, что их искусство, как пыльца или вирус, передастся местным игрокам.

Китайские манипуляции вокруг мяча вызывают изумление. И никак не угрожают формирующейся гегемонии Англии. Если партия и правительство позволят владельцам китайских команд тратить очень много денег на футбол, то Китай станет единственной в мире страной, куда Английская премьер-лига будет экспортировать, что называется, эксклюзив. А на вырученные колоссальные деньги приобретать новых игроков, еще лучше прежних.

В сегодняшнем же своем виде со своими антирыночными регламентами китайская лига не представляет никакой опасности для Англии.

Новое пугало глобализма

У Английской лиги есть все шансы открыть Америку в футболе. То есть создать коммерческую спортивную лигу по образцу американских – удаленную от остального мира и возвышенную над ним.

В ближайшие пять лет Англия может добиться того, что не удалось сделать с футболом чиновникам Евросоюза: упразднить компенсационные выплаты при переходе игрока из одной команды в другую, так называемые трансферы. Примерно 15 лет назад в Брюсселе заметили, что в ХХI веке футболистами торгуют, как гладиаторами в императорском Риме. Однако Йозеф Блаттер и Мишель Платини, которых с нами уже в некотором смысле нет (оба дисквалифицированы в связи с коррупционным скандалом), проявили в переговорах с еврочиновниками находчивость философов-схоластов: да, по форме – рабство, по духу – свободный современный рынок, чья современность как раз и заключается в том, что учитываются уникальные и деликатные свойства индустрии футбола. Компенсации – это совершенный регулятор отношений, позволяющий выживать в футболе маленьким именно за счет торговли живым товаром. Если бы этого регулятора не было, то на земле остались бы только большие и богатые. В этом есть непреходящее величие Европы: учитывать в своих единых установлениях уникальное и неповторимое. И потом, ну какие же эти ребята рабы.

Итогом виртуозной защиты этого своеобразия остается данность, в которой футбол – единственная область человеческой деятельности, где легализована торговля людьми (в США не существует никаких компенсационных выплат при переходе, скажем, бейсболистов из одной команды в другую).

Англия может отменить эту данность уже в ближайшее время. Сейчас Премьер-лиге принадлежит 35% списка ста самых дорогих игроков мира, по оценке ресурса tranfermarkt.de. Как только эта цифра достигнет 60–70%, а это, судя по всему, произойдет в ближайшее пять лет, англичане могут перестать платить компенсационные выплаты. Если сейчас некоторые игроки еще раздумывают, куда поехать – в Испанию или Англию, то, когда споры о том, какую лигу считать сильнейшей, стихнут и играть в Англии станет всеобщей мечтой, Премьер-лига сможет перейти к обычной форме взаимоотношений: работодатель – работник. Англия будет предлагать футболистам самые высокие зарплаты на Земле (потому что уровень зарплат иностранцам в Китае не вполне соотносится с земным климатом) без компенсационных выплат.

Это подорвет позиции фирм, которые зарабатывали продажей игроков, и еще больше укрепит позиции Премьер-лиги. Обособление Англии неминуемо приведет ее к американским правилам игры для коммерческой спортивной лиги: введение потолка зарплат, определение допустимых границ бюджетов, как верхней, так и нижней. Тут может последовать автоматическое возражение, что Англия не сможет построить «лигу равных возможностей» по образцу американских. Потому что в американской реальности профессиональные спортивные команды представляют города-агломерации и никогда команда города Бернли с населением 70 тысяч не будет конкурировать с «Челси» или «Манчестер Юнайтед».

На это следует ответить, что все американские спортивные лиги основаны на том принципе, что доход профессиональной команды почти наполовину базируется на коммерческой деятельности вокруг матчей на стадионе – билеты, мерчандайзинг, еда. В Англии в структуре доходов эта локальная коммерция никогда не превышает трети, а с вступлением в силу колоссального телевизионного контракта неизбежно уменьшится. В конечном счете футбольная команда может базироваться и в Стоунхедже. Футбол на фоне знаменитых каменных глыб будет смотреться эффектно.

Трибуны будут заполняться туристами и жителями окрестных коттеджей. Сорок или двадцать тысяч наблюдает за этим матчем вживую, не так важно в условиях, когда основной продукт продажи – это телевизионный образ.

Все, что происходит сегодня с футболом в Англии, – это ярчайший пример, чем глобализм XXI века отличается от глобализма прежних эпох. Прежде глобальные проекты реализовывались через расширение территорий. Теперь глобализм может проявляться через ограничение пространства. Земной шар теперь легко вмещается в сервер, лабораторный корпус, уютную долину. Страстями мира можно управлять, как мячом, на очень ограниченной территории. В сущности, Англия похожа на идеальное футбольное поле.

Великобритания > СМИ, ИТ > carnegie.ru, 3 марта 2017 > № 2104335 Игорь Порошин


Казахстан > Медицина. Образование, наука > camonitor.com, 3 марта 2017 > № 2102913 Камал Ормантаев

Детская медицина: возвращение к здравому смыслу?

Автор: АДОЛЬФ АРЦИШЕВСКИЙ

Нельзя было не заметить, что в последние годы детский плач заполнил коридоры поликлиник для взрослых. Малыши теперь вместе с мамами и папами, бабушками и дедушками томятся в очереди к участковому врачу. А тот света белого не видит. Он и без того был перегружен сверх меры, так теперь еще должен выступать и в роли педиатра, хотя о педиатрии знает лишь понаслышке. Взрослый может рассказать, что у него болит, а ребенок лишь плачет и выгибается от боли, а сказать толком ничего не может. И болезни у него протекают по-особому. Что о них может знать врач общей практики? Между тем факультеты педиатрии у нас в медвузах были закрыты в 2007 году. Якобы за ненадобностью.

Привет из мрачного средневековья

Панацеей от всех болезней должны были стать семейные врачи. Ну, как на Западе. Мы же все время безоглядно пытаемся равняться на Запад, не учитывая, что у нас реалии совсем другие. Ликвидация факультетов педиатрии в мединститутах и упразднение детских поликлиник поражают своим абсурдом, отсутствием здравого смысла. Но вся эта история вроде близится к положительному финалу: на правительственном уровне уже принято решение вернуть эти факультеты в институтское лоно, а значит, можно надеяться, что со временем будут возрождены и детские поликлиники.

Вообще, для любого общества лакмусовой бумажкой гуманизма было и остается отношение к детям. И не только потому, что они – наш завтрашний день. Дети слабы и беспомощны, без взрослых они обречены. Особенно больные дети. В 1994 году Казахстан присоединился к «Всемирной декларации прав ребенка», которую инициировала ООН. В конце второго тысячелетия мы, наконец-то, уравняли ребенка в правах со взрослым человеком. Но упразднение педиатрических факультетов и детских поликлиник как-то не очень сочеталось с упомянутой декларацией, что не делает нам чести. Родители были в шоке, врачи-педиатры недоумевали, к тому же с ними не сочли нужным посоветоваться. При всем при том начальственная дама из Минздрава пыталась успокоить взбудораженную общественность: «Педиатры не исчезнут, они останутся. Изменена только структура подготовки, система подготовки, на каждом этапе которой будут ставиться определенные цели достижения компетенции. Есть базовая подготовка и дальше есть углубленная клиническая подготовка, и есть последипломная клиническая подготовка». Не правда ли, всё предельно ясно?! Во всяком случае, для самой начальственной дамы. Правда то, что нет факультетов педиатрии. Правда то, что больных детей засундучили во взрослые поликлиники, где малышам не место. И предельно ясно, что вместе с мыльной пеной словоблудия выплеснули ребенка.

Свет в конце тоннеля

Чтобы не путаться в кривотолках, мы обратились за комментариями к детскому хирургу, академику НАН РК Камалу Саруаровичу Ормантаеву.

– Может, мы сгущаем краски и тревога наша напрасна?

– Хотелось бы так думать. Но вот вам статистика. Выпуск студентов по специальности «педиатрия» в 2012 году составил 742 человека. Это те, кто был принят в мединституты еще до упразднения факультетов педиатрии. В 2013 году таких выпускников было уже 423, а в 2014-м – только 7. В результате у нас на каждые 10 000 человек приходится три педиатра, а в сельской местности в Атырауской, Западно-Казахстанской, Павлодарской областях – по одному. Между тем младенческая смертность у нас в два раза выше, чем в России и Украине, в четыре раза больше, чем в Беларуси. Пока ситуацию спасают врачи предпенсионного и пенсионного возраста. Что будет, когда уйдут и они? На восстановление необходимого количества квалифицированных педиатров потребуются годы и годы. Говорю это с полным на то основанием, поскольку дважды был деканом педиатрического факультета, а там учебная программа очень насыщенная, это 21 раздел: педиатр-хирург, педиатр-инфекционист, кардиолог, гастроэнтеролог, отоларинголог и т.д.

– Но, может быть, семейные врачи действительно являются панацеей от всех болезней?

– Там, на Западе, но не у нас. Там экономика иная и демография несравнима с нашей. Там дети составляют десять процентов населения, у нас – втрое больше. И проживает население более компактно, нет там таких немыслимых расстояний, как у нас. Да, еще такая частность: доля расходов на медицину от ВВП в США составляет 15 процентов, в Германии и Франции – 8, а у нас не дотягивает и до четырех. Одержимые оптимизацией, чиновники попытались сэкономить на педиатрии, то есть на здоровье наших детей, но это само по себе бесчеловечно и является серьезной угрозой будущему нации.

– А как обстоит дело с педиатрией у наших соседей по СНГ – в Кыргызстане, России, Беларуси, на Украине? Или мы одни такие в пределах СНГ?

– Похоже, да. О семейных врачах говорили в России, Беларуси, Украине, но дальше разговоров дело не пошло. А главное – там хватило ума не закрывать факультеты педиатрии в мединститутах. В Кыргызстане не сумели сдержать реформаторский зуд, закрыли их, но через два года спохватились и все вернули на свои места. У нас ненавистники детей от медицины оказались более упертыми, они целое десятилетие сводили педиатрию на нет. Я непрерывно слал тревожные депеши президенту, правительству, Дариге Назарбаевой. 32 ведущих педиатра Казахстана написали главе государства о той нелепости, что возникла у нас с упразднением этих факультетов. Но, видно, письма эти кто-то перехватывал, до адресата они не доходили. И вот, наконец, письмо об этом написала группа матерей.

– Говорят, вода камень точит…

– Лед действительно тронулся. 8 ноября прошлого года премьер-министр РК Бакытжан Сагинтаев поручил восстановить факультеты педиатрии в медвузах Казахстана. Сделано это было по инициативе тогдашнего вице премьера Имангали Тасмагамбетова. На заседании правительства Сагинтаев сказал буквально следующее: «Мы все понимаем, насколько велика цена врачебной ошибки. Особенно если это касается детских врачей, поэтому я полностью поддерживаю предложение и даю поручения министрам Дуйсеновой и Сагадиеву восстановить педиатрические факультеты во всех учебных медицинских заведениях и немедленно начать обучение уже с 1 сентября 2017 года». Золотые слова, долгожданные. Хотя я тут сразу же вношу поправочку. Дана команда набрать на первый курс факультета педиатрии 150 человек. Мало! Надо как минимум 250. Ведь молодых педиатров мы получим лишь через семь лет.

Доктор философии со скальпелем в руках

Не могу не сказать вот еще о чем. Нам запуд­рили мозги Болонской конвенцией. Появилось поколение «мутантов» от образования, докторов философии PhD. Опять, задрав штаны, равняемся на Запад. У нас была блестящая научная школа кандидатов и докто­ров наук. Мы ее изо всех сил начали разрушать. И чего добились? Научный сотрудник два-три года мозолит мозги, осваивая теорию, и обретает статус PhD. Вообще-то он хирург, но за эти два-три года он растерял свой практический багаж, и как специалист он теперь ничто. Нам это надо? Сейчас вот ректор МГУ Виктор Садовничий и министр образования РФ Ольга Васильева принимают меры, чтобы вернуть защиту кандидатских и докторских. Мы тоже говорим об этом, а нас слушать не хотят. Наша сотрудница пять лет работала над кандидатской, защищать ездила в Петербург. Далеко, дорого, накладно, однако защитилась. У нас нет научных советов по защите кандидатских и докторских. Сохранились они, правда, в Кыргызстане, это много ближе. Но ведь и у нас есть НИИ, и у нас можно создать такие советы, чтобы врачи-практики могли защищаться. Почему не создаем их? Не знаю. Нужно специальное распоряжение министра образования РК Сагадиева, чтобы были воссозданы такие советы, чтобы вернулась из небытия защита кандидатских и докторских. Это крайне важно для врачей- клиницистов.

Нам есть чему по­учиться у белорусских и российских коллег, но контакты с ними сведены к нулю. Почему? Не знаю. Недавно прошел съезд педиатров России. Событие, привлекшее внимание всего мира. Но оно прошло как бы мимо нас. В Петербурге есть Педиатрический медицинский институт, там собраны лучшие педиат­ры России. Сотрудница этого института, видный педиатр, хотела приехать в наш мединститут имени Асфендиярова для обмена опытом, но так и не приехала. Наши не захотели ее принять. Почему?..

Еще одна жертва оптимизации – латинский язык. Его изучение в наших медицинских вузах сведено к уровню факультатива. Но латынь лежит в основе названий болезней, их симптомов, анатомической номенклатуры, названий лекарственных препаратов. Это международный научный язык в медицине. Спрашивается, почему латинский язык исключили из программы обучения будущих докторов? А потому, объясняют в Минздраве, что он не преподаётся в медицинских вузах Израиля. Вас такое объяснение устраивает? Чиновники, видимо, не знают, что латынь входит в перечень обязательных предметов средних школ Израиля, и, соответственно, израильские абитуриенты владеют им еще до поступления в медицинские вузы. Но будем считать, что наша промашка с латынью – досадное недоразумение.

Post scriptum

А главное свершилось: решение о реанимации педиатрических факультетов принято на правительственном уровне. Пока оно лишь на бумаге, но уже хотя бы это вселяет оптимизм. Остается терпеливо ждать, когда решение начнет претворяться в жизнь.

Вообще-то всю эту неприглядную историю, весь этот абсурд с попыткой загнать педиатрию в угол и за счет ее урезания что-то там сэкономить, наверное, лучше было бы замолчать («не буди лихо, пока оно тихо»). А потому, зная нашу склонность наступать на одни и те же грабли, мы пока не ставим точку, пока – осторожное многоточие...

И еще. Нас могут упрекнуть: решение принято, а мы вроде как после драки кулаками машем. Так ведь это именно со страниц нашей газеты в течение последних четырех лет академик Камал Саруарович Ормантаев и его единомышленники возвышали свой голос в защиту педиатрии, а значит, в защиту наших беззащитных детей.

Казахстан > Медицина. Образование, наука > camonitor.com, 3 марта 2017 > № 2102913 Камал Ормантаев


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 3 марта 2017 > № 2102910 Айман Умарова

Феминистский адвокат: Наталья Слекишина, Жибек Мусинова и другие

Автор: Сара Садык

«Меня часто спрашивают, в чем секрет моего успеха. А все очень просто: чтобы в женщине признали специалиста высокого класса и перестали смотреть на нее как на представительницу слабого пола, она в своей профессии должна быть вдвойне лучше, чем мужчина», – говорит Айман Умарова, которую после ряда блестящих побед в суде стали называть «феминистским адвокатом».

Правдолюбка Айман

– Я всегда хотела работать в адвокатуре, но шла к этому долго, – рассказывает Айман. – Начинала карьеру обычным юристом на предприятии, потом пригласили в финансовую полицию расследовать хищения, дальше в моей жизни был ГСК – государственно-следственный комитет. Работая по делам, связанным с наркотиками, вымогательством, сводничеством, видела много грязи. А главное – всегда чувствовала, что это не мое. В 2000 году, наконец, пришла в адвокатуру.

–А как получилось, что вы стали специализироваться на делах, связанных с изнасилованием?

– На самом деле такого узкого направления, как изнасилование, нет. Оно относится к общеуголовным делам. Адвокаты сами выбирают те категории дел, которые им по душе, а я по натуре правдолюбка. Когда узнала, что, оказывается, масса случаев, связанных с изнасилованием, не доходит до суда, была в шоке!

Хорошо помню первое свое дело. Лет 15 назад вышел на меня один бизнесмен. Он рассказал, что в кафе, которым он владеет, часто приходят сотрудники правоохранительных органов с разными «маленькими» просьбами. Когда он отказался выполнять их бесплатно, наказание не заставило себя ждать. Как-то он принял официанткой некую девушку. Не прошло и недели, как та обвинила хозяина в изнасиловании. Добившись, чтобы моего клиента отпустили под подписку о невыезде, я решила добиться очной ставки с потерпевшей. А она… не пришла. Далее выяснилось, что девушка уже несколько лет находится в розыске за совершение уголовно наказуемого деяния.

Спустя некоторое время я защищала парня, который подозревался в групповом изнасиловании. И тоже возникло ощущение, что что-то в этом деле идет не так. Потерпевшая, давая показания в суде, в какой-то момент вышла из себя и выдала в адрес моего клиента: «Ну и что, что не насиловал? Он стоял и улыбался, когда надо мной надругались». Как бы мне ни было противно, но как адвокат я вынуждена была придерживаться позиции своего подзащитного: совсем наказания он не избежал, но полученный им срок был условным.

Роковая ниточка

– А когда вы почувствовали себя узнаваемым адвокатом?

– После жанаозенских событий был осужден и уже отбывал наказание в учреждении ГУ ЛА 155/14 КУИС Алматинской области журналист и правозащитник Владимир Козлов. Я оказывала ему правовую помощь на стадии исполнения наказания. Это очень сложно – несколько раз в неделю посещать «мужскую зону». А тут еще общение с прессой! Когда я пыталась отказываться от интервью, журналисты начинали додумывать то, что происходит там, за воротами зоны. Потом пошли дела, по которым ежедневно приходилось давать до десятка и даже больше интервью. Так я и стала медийной персоной.

Дело журналистки Юлии Козловой тоже стало своего рода прецедентом: впервые за 25 лет независимости представитель независимой прессы был оправдан нашим судом. Де-факто это дело было связано с иском АО «Казком» к ее коллеге Гюзаль Байдалиновой, а сама она проходила свидетелем, имеющим право на защиту. Де-юре журналистку обвиняли в незаконном приобретении и хранении наркотиков. На суде я потребовала, чтобы мне показали вещественные доказательства. Открывают – а там… всего один пакетик, хотя при обыске в квартире обвиняемой их было два. Смотрим видеосъемку, на ней тоже четко зафиксированы два. Правоохранительные органы предоставили суду вместо другого пакетика какой-то маленький моток ниток.

Выходит, что опечатанные в присутствии понятых вещественные доказательства открывали перед экспертизой? Но в таком случае их наличие вообще нужно ставить под сомнение. Кстати, что касается понятых: на видео четко видно, что они расписываются, но на суде их подписи отсутствовали. В итоге наш отечественный суд оправдал Юлию Козлову.

– Помнится, в те дни вы еще активно участвовали в деле о продаже младенцев в алматинских роддомах. За этой историей следила вся страна.

– Дело Гульмиры Саутовой попало ко мне случайно. Я тогда пришла на передачу «Наша правда» на КТК в качестве приглашенного эксперта. Вначале было откровенно скучно. Речь шла о каких-то алиментах. Муж не хочет платить их, требуя провести ДНК-тест. «А в чем проблема? – спросила я. – Кто против-то?». И тут женщина, требовавшая алименты, рассказала: ребенок им не родной, он куплен в роддоме! Страсти до того накалились, что прямо в студии участники телешоу стали просить меня, чтобы я взялась за это дело. Пришлось уступить.

Поехали в ДВД делать явку с повинной, и с этого момента меня и мою подзащитную каждый день стали показывать по телевизору. Интервью даем только мы с ней, а все остальные, особенно покупатели и продавцы, прячут лица. Страна гудит: оставят женщине ребенка – не оставят, закроют ее – не закроют. На улице ко мне то и дело подходили незнакомые люди: «Как вы думаете, оставят Гульмире ребенка?». И опять был создан прецедент: назвав ее преступницей, суд освободил женщину от уголовной ответственности и оставил ей куп­ленного ребенка. Другие покупатели (всего было установлено 15 эпизодов продажи младенцев) получили такой же приговор, поскольку ювенальным судом Алматы была применена Конвенция о правах ребенка.

Параллельно в те же дни я вела дело Сакена Тулбаева. Осудив за религиозный экстремизм, суд приговорил его к дополнительному наказанию – вынес решение о запрете на религиозную деятельность. Я и правозащитник Евгений Жовтис заявили на пресс-конференции, что это является нарушением Международного пакта о гражданских политических правах. В своем ходатайстве в Верховный суд РК о пересмот­ре приговора я поставила вопрос: каким образом должен исполняться «запрет на религиозную деятельность»? Не означает ли это запрет на молитву? Верховный суд, истребовав дело, отменил дополнительное наказание и дал разъяснение, что запрет может быть вынесен только на экстремистскую деятельность, но никак не на отправление религиозных обрядов.

Дитя четырех отцов, или пытки «по любви»

– А как вышла на вас осужденная Наталья Слекишина?

– Однажды вечером я увидела репортаж из женской колонии в поселке Жаугашты Алматинской области, куда телевизионщики приехали снимать какой-то праздник. И вдруг вижу, как к камере подошла некая женщина. Она заявила, что родила ребенка от изнасиловавших ее четверых сотрудников тюрьмы.

Надо же, думаю, какая смелая: сидит в колонии и требует соблюдения своих прав. Одновременно тревожный вопрос: что будет-то теперь? Ее ведь забьют. Следующая мысль: раз это транслируют по республиканскому телеканалу, значит, ей дадут адвоката. Спустя какое-то время одна моя знакомая рассказала мне историю осужденной женщины. Оказывается, адвоката у нее нет. «Почему? – спросила я. – Это же опасно – оставлять ее одну после такого интервью». «Откуда у нее деньги на адвоката?» – ответила знакомая. И тут меня словно кто-то за язык потянул. Я сказала, что если дойдет до этого, то я готова оказать отважной женщине правовую помощь безвозмездно.

И что вы думаете? В один прекрасный день рыдающая Наталья Слекишина (та самая осужденная) вышла на меня: «Вы обещали стать моим адвокатом». В ее рассказе все было абсолютно понятным и логичным: человек, не имеющий специального юридического образования, не может так складно все придумать в свою пользу. Оказывается, следственные органы решили отправить уголовное дело, возбужденное по заявлению Натальи Слекишиной, в суд по статье «превышение полномочий без применения насилия», хотя возбуждено оно было по статье «изнасилование».

Когда дело все-таки направили в суд по этой статье и плюс за «превышение полномочий» со стороны только одного надзирателя – Руслана Хакимова, я заявила, что в отношении всех четверых сотрудников, подозреваемых в изнасиловании, нужна дополнительная квалификация – сексуальные пытки. Согласно ратифицированной нашей страной Конвенции против пыток, изнасилование, о котором идет речь, – из ряда вон выходящее событие, поскольку оно было совершено в закрытом учреждении. Известные правозащитники Жемис Турмагамбетова и Евгений Жовтис направили в Генеральную прокуратуру свое правовое мнение по делу Слекишиной.

Все шло вроде бы нормально, но, приехав однажды в суд и встретившись перед процессом со своей подзащитной, я увидела, что лицо у Натальи распухшее, на нем видны следы побоев – синяки и царапины. А самое главное – она вдруг заявила: «Я от вас отказываюсь. Больше, пожалуйста, не приходите ко мне». Стоявший рядом подозреваемый в изнасиловании Хакимов, увидев, что я его заметила, отошел в сторону. И тут Наталья, глотая слезы, призналась: «У меня дети. Если не откажусь от вас, с ними может случиться все что угодно».

Во время суда у трех других насильников, которые превратились в свидетелей, вид был предовольный. Наталья ведь сказала то, чего они от нее добивались: с Русланом Хакимовым, отцом ее ребенка, все было «по любви». Но когда судья Айсара Жилкибаева потребовала в деталях рассказать о добровольном сексе с надзирателем, клиент, что называется, впал в ступор: Наталья не смогла на ходу придумать то, чего не было. Судья после этого поставила под сомнение утверждение о добровольном сексе.

На следующий день я собрала пресс-конференцию. После широкой огласки подробностей скандального дела мне позвонили из Генеральной прокуратуры: «Почему ваша подзащитная меняет свои показания?». Я ответила, что когда бьют и угрожают, осужденная женщина может сказать все что угодно. С этого дня прокуратура города Алматы взяла на себя ответственность за обеспечение безопасности Натальи Слекишиной и ее ребенка.

Когда составили новый обвинительный приговор, к двум имеющимся статьям добавили еще и сексуальные пытки, на которых я настаивала, и в итоге насильнику дали 9 лет. В этом и состояла необычность этого дела: впервые в истории не только нашей страны, но и вообще стран постсоветского пространства суд применил эту статью – «сексуальные пытки».

Дело Жибек

– Расскажите о деле Жибек Мусиновой…

– Дело было так. Когда правозащитники стали взывать: «Помоги ей!», я ответила, что это обычное изнасилование группой лиц, и мне такие дела не совсем интересны. «Нет, – убеждали меня. – Оно гораздо сложнее, чем кажется, потому что полиция помогла насильникам скрыть следы преступления». И я, как всегда, под напором общественности сдалась. Очень скоро и сама поняла уникальность этого дела. То, как повела себя Жибек Мусинова, – редчайший случай: казашка впервые открыто и во всеуслышание заявила о том, что подверглась групповому изнасилованию. Заявив «Почему я должна прощать тех, кто растоптал мне душу и тело?», она всему миру рассказала о том, что происходит в городке Есике.

Позиция Жибек импонировала мне: я сама из тех, чье мнение мало зависит от общепринятых в нашем обществе, где руководствуются пресловутым «ұят болады». Насильники пытались уйти от ответственности. Но смысл этого дела в том и состоит, что все пошло не по их сценарию: Жибек отказалась от денег, и каждый из насильников получил по заслугам: от 8 до 10 лет лишения свободы.

Пока мы с Жибек добивались возмездия в отношении обидчиков, очень тяжело пришлось и ей, и мне, ее адвокату. Но ни одному из своих подзащитных я не имею права открыто рассказывать о том, что происходит «за кадром». Если им вдруг покажется, что адвоката можно запугать, то они сломаются.

Когда я выходила после оглашения приговора, родственники осужденных попытались спровоцировать драку. Одна женщина визжала мне в лицо: «Мы тебя проклянем». До машины я шла в сопровождении полицейских. Но Жибек об этом не узнала (ее увели, как только прозвучал приговор):

– За дело Серика Асылбекова, обвиняе­мого в педофилии, вы тоже взялись под давлением общественности?

– Как всегда, упросили, нажимая на то, что парня-сироту оговорили, а потом я и сама, увидев, какой нездоровый интерес к делу проявляет одна известная общественная деятельница, решила добросовестно довести дело до конца.

– А в чем этот интерес проявился?

– Как только я написала в социальных сетях, что ходила в следственный изолятор к Серику Асылбекову, она и ее союзники почему-то вдруг стали копаться во всех уголовных делах, в рассмотрении которых я принимала участие. В их версии те, кого осудили, выглядели едва ли не ангелами. Я не могла понять, почему эти люди вдруг так всполошились? Что идет не так?

Все встало на свои места, когда я начала подробно знакомиться с делом: у меня, как и у других защитников Серика, появились сомнения относительно его виновности. Выяснилось, что подозреваемый состоял на учете в психдиспансере. То есть даже если он и совершил сексуальное преступление в 18 лет, его психическое развитие вряд ли тянет на этот возраст, а на взрослый учет он еще не успел встать. Кроме того, были нарушены норма о языке судопроизводства и право на защиту. Подозреваемый, например, заявляет, что не доверяет своим адвокатам, он хочет, чтобы его защищала конкретный адвокат – Айман Умарова. Что должен был сделать суд? Прислушаться к обвиняемому. Вместо этого он выносит постановление, в котором говорится, что имеющиеся адвокаты не могут быть отстранены, так как рассматриваемое дело относится к разряду особо тяжких. Но ведь Серик Асылбеков не говорил о том, что вообще не хочет адвоката. Потом язык судопроизводства. Понятно, что дело должно вестись на казахском, так как подозреваемый не владеет русским. Однако представительница потерпевшего мальчика пишет заявление, что она выбирает русский язык, хотя дело вообще-то рассматривается в отношении не ее, а Серика Асылбекова.

Имелись существенные противоречия между показаниями свидетелей и потерпевших. Хотя у них были одни и те же представители и адвокат. Девочка, которую тоже причислили в разряд «изнасилованных» Сериком, заявила в суде, что ее никто не насиловал.

На сегодняшний день приговор в отношении этого парня вызывает много вопросов. Речь идет о явных нарушениях фундаментальных прав гражданина – на защиту и выбор языка, на справедливый суд и т.д. Еще один момент: прокурор, участвовавший в деле, узнав, что Серик Асылбеков не является военно­обязанным по состоянию здоровья, бросил в суде оскорбительную, дискриминирующую фразу: «Желтый билет что ли?..».

…Пока я не могу сказать однозначно, что или кто стоит за этим делом. Но у меня есть большие подозрения, что этот парень стал разменной монетой в игре, затеянной некими заинтересованными лицами вокруг детских домов.

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 3 марта 2017 > № 2102910 Айман Умарова


Россия. ЦФО > Рыба > fishnews.ru, 3 марта 2017 > № 2095940

Крабовые торги перейдут в столицу.

В правила проведения аукционов по продаже долей квот внесены изменения. Организатором торгов по крабовым лотам сможет выступать только Росрыболовство, но не его территориальные управления.

Аукционы пополнили казну

На заседании Общественного совета при Росрыболовстве начальник управления экономики и инвестиций Михаил Медведев отчитался о доходах, полученных федеральным бюджетом от деятельности ведомства в 2016 г. Основной объем средств поступил от продажи на торгах прав на заключение договоров о закреплении долей квот – 8,587 млрд рублей. Как сообщает корреспондент Fishnews, эту сумму удалось выручить по итогам всего пяти аукционов.

В текущем году в федеральном агентстве также рассчитывают прилично пополнить бюджет за счет реализации прав на добычу. «Активность рыбаков поразительная, большое количество желающих участвовать и биться за заключение договоров», – отметил руководитель управления. По его словам, уже сформированы первые пять аукционов, ближайший из которых запланирован на 16-17 марта.

Крабы ушли из теруправлений

Отвечая на вопрос о печально известных крабовых аукционах в Приморском крае, Михаил Медведев рассказал, что уже подготовлены изменения в постановление правительства от 12 августа 2008 г. № 602 «Об утверждении Правил проведения аукционов по продаже права на заключение договора о закреплении долей квот добычи (вылова) водных биологических ресурсов и (или) договора пользования водными биологическими ресурсами».

Согласно новым правилам организовывать аукционы по реализации долей квот на вылов краба будет Федеральное агентство по рыболовству, а не теруправления. Постановление будет опубликовано уже в ближайшие дни, заверил докладчик членов Общественного совета.

Квоты в ЮВТО подешевели

Михаил Медведев также озвучил информацию об изменениях методики для определения стартовой цены на доли квот для промысла в зонах действия международных договоров. Глава управления напомнил о провале последних трех аукционов по продаже российских квот в ЮВТО, где стартовая цена за лот составляла 334 млн рублей. В результате все лоты остались невостребованными, рыбопромышленники даже не стали подавать заявки на этот ресурс.

«На прошлой неделе мы закончили переработку методики расчета начальной цены, где учли пожелания и общественных организаций, и рыбаков, и ассоциаций», – уведомил Михаил Медведев. Он уточнил, что при оценке лота теперь применяется ряд коэффициентов.

«Если мы используем коэффициент удаленности района промысла, то против 334 млн рублей получаем 94 млн рублей. Далее при применении средневзвешенного коэффициента рентабельности мы получаем начальную стоимость лота 54 млн рублей. По оценке рыбаков, это нормальная рыночная цена», – привел пример представитель Росрыболовства.

Россия. ЦФО > Рыба > fishnews.ru, 3 марта 2017 > № 2095940


Россия. Сальвадор > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 3 марта 2017 > № 2095863 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Сальвадора У.Р.Мартинесом Бонильей, Москва, 3 марта 2017 года

Уважаемые дамы и господа,

Переговоры с нашими сальвадорскими коллегами прошли в конструктивном, деловом ключе. Мы весьма предметно обсудили широкий спектр вопросов, касающихся двусторонней и многосторонней повестки дня.

Нас объединяют узы дружбы и взаимной симпатии, позитивный опыт сотрудничества за последние 25 лет, с тех пор, как были установлены дипломатические отношения между нашими странами.

Как сегодня выяснилось в ходе инвентаризации того, что было сделано, мы смогли заложить очень солидный фундамент для наращивания нашего взаимодействия в самых разных областях – от политического диалога, торговли, экономики, гуманитарных связей до контактов и согласования шагов на международной арене. В честь 25-летия дипломатических отношений сальвадорские друзья проявили инициативу организовать фотовыставку и фестиваль российских фильмов. Мы эти инициативы активно поддержали. Рассчитываем, что они помогут дальнейшему сближению наших народов.

Политический диалог у нас на очень хорошем уровне – поддерживаются регулярные контакты между министрами, заместителями министров иностранных дел, директорами департаментов. Мы выступили за то, чтобы активнее использовать очень хорошие политические отношения для наращивания торгово-экономических связей. Торговля, безусловно, может быть гораздо более внушительной по своим объемам. Условились поощрять прямые контакты между деловыми кругами, развивать уже имеющуюся практику участия в выставках и деловых форумах как в России, так и в Сальвадоре. Особое внимание будем уделять поощрению инвестиционного взаимодействия. Уже есть успешный пример. Российская компания ОАО «Тяжмаш» заключила контракт на производство и установку энергетического оборудования для одной из ГЭС в Сальвадоре, а также будет участвовать в тендере на аналогичные поставки для других сальвадорских гидроэлектростанций. Целый ряд других российских компаний, в том числе ПАО «Силовые машины», заинтересованы в подключении к сотрудничеству с сальвадорскими партнерами.

Мы оценили, что делегация, возглавляемая Министром иностранных дел Сальвадора У.Р.Мартинесом, заинтересована в том, чтобы использовать нынешний визит для продвижения экономических связей. У делегации уже состоялись контакты с целым рядом российских компаний, в ходе которых обсуждались перспективы сотрудничества в различных сферах, включая энергетику, транспорт, фармацевтику. Как мы понимаем, готовится бизнес-миссия наших компаний в Сальвадор. Будем активно содействовать ее эффективной организации.

Отдельная тема – рыболовство. У нас есть договоренности между соответствующими структурами двух правительств. Сегодня мы подтвердили необходимость воплощения их в жизнь, включая обмен опытом и технологиями, сотрудничество в сфере недопущения незаконного лова, подготовку кадров.

С учетом вступившего в силу в прошлом году Соглашения об условиях отказа от визовых требований при взаимных поездках наших граждан рассчитываем, что безвизовый режим поможет развитию туризма, причем в обоих направлениях.

Условились продолжать работу по совершенствованию договорно-правовой базы. У нас есть целый ряд соглашений в работе, включая соглашение о борьбе с наркобизнесом, организованной преступностью.

Мы, конечно, заинтересованы в дальнейшем развитии сотрудничества в сфере образования. Ценим, что сальвадорцы проявляют интерес к русскому языку и к нашей культуре. За последние три года 60 граждан Сальвадора были приняты в университеты Российской Федерации. На ближайший учебный год Сальвадору предоставлено 25 стипендий. Условились как можно скорее подписать межправительственное соглашение о взаимном признании документов об образовании, что сделает сотрудничество в этой сфере еще более конкретным и представляющим интерес как для сальвадорцев, так и для россиян. Параллельно с подготовкой кадров по гражданским специальностям мы наращиваем сотрудничество в сфере подготовки кадров для правоохранительных органов Сальвадора. В Российской Федерации и Центральной Америке на базе региональных курсов в Никарагуа наши сальвадорские коллеги имеют возможность повышать свою квалификацию. На курсах, которые уже третий год подряд проводит Дипломатическая академия МИД России для дипломатов из посольств, представляющих страны Центральной Америки и Карибского бассейна, наши сальвадорские коллеги активно расширяют знания о нашей стране и ее внешней политике.

Как я уже сказал, мы ценим интерес к русскому языку в Сальвадоре. В целом ряде университетов преподается русский язык. Центр «Русский мир» планирует расширить сеть преподавания, в том числе путем предоставления услуг преподавателей. Будем всячески поощрять подобного рода контакты между нашими гражданами.

У нас близкие позиции по ключевым вопросам международной повестки дня. Сегодня мы рассмотрели и выразили удовлетворение тем, как осуществляется координация наших подходов в ООН, на Генеральной Ассамблее ООН, в рамках Совета по правам человека, Экономическом и социальном Совете. Мы ценим соавторство наших сальвадорских партнеров по резолюциям ГА ООН, которые касаются международной информационной безопасности, призыва не размещать первыми оружие в космическом пространстве, поддержку других наших инициатив, включая, отмечу это особо, традиционную поддержку Сальвадором резолюции о недопустимости героизации нацизма.

Мы подробно рассмотрели взаимодействие между Российской Федерацией и региональными и субрегиональными интеграционными структурами в Латинской Америке и Карибском бассейне, включая Сообщество латиноамериканских и карибских государств (CEJIAK), в котором в этом году председательствует Сальвадор, и наше сотрудничество с Центральноамериканской интеграционной системой (ЦАИС) с учетом заинтересованности Российской Федерации присоединится к этой системе в качестве внерегионального наблюдателя.

В целом я очень удовлетворен результатами переговоров. Мы условились создать специальный механизм мониторинга за тем, как по всем указанным направлениям идет работа. Особое внимание условились уделить формированию дополнительных предпосылок для углубления наших торгово-экономических и инвестиционных связей. Этим вопросам посвящено послание Президента Сальвадора С.Санчеса на имя Президента Российской Федерации В.В.Путина, которое Министр иностранных дел Сальвадора У.Р.Мартинес передал в ходе нашего сегодняшнего контакта.

Вопрос: Ранее Министр иностранных дел Франции Ж.-М.Эйро выступил с резкой критикой в адрес Российской Федерации в связи с наложением вето, заблокировавшего принятие резолюции, предполагавшей введение новых санкций против Сирии из-за якобы имевшего место применения химического оружия правительственными войсками. Какова позиция Москвы относительно такой резкой критики?

С.В.Лавров: Я видел это заявление и воспринял его с большим сожалением потому, что, я убежден, что оно имело цель ввести в заблуждение французскую и международную общественность. Во-первых, было сказано, что Россия заблокировала эту резолюцию и оказалась в изоляции. Это неправда. Эту резолюцию не поддержали шесть из пятнадцати членов СБ ООН, три члена голосовали против, еще трое воздержались. Так что говорить о какой-то изоляции или о том, что Россия не допустила принятие «полезной и важной» резолюции, как минимум, несправедливо и некорректно.

Во-вторых, мы уже разъясняли на брифинге в Министерстве иностранных дел по итогам голосования в СБ ООН о причинах нашей позиции. Доклад механизма, который был создан между ООН и ОЗХО и который лег в основу проекта этой резолюции, был распространён еще осенью прошлого года. В нем не было каких-либо убедительных фактов применения химического оружия. Были только догадки, подозрения и ссылки на неправительственные организации, которые никогда не посещали места, где, как утверждается, применялось химическое оружие, и на сообщения СМИ, составленные тоже на основе материалов корреспондентов, которые регион не посещали. Там было указано, что, судя по целому ряду сообщений, и террористы из ИГИЛ применяли химическое оружие. Все это действительно очень важно, и каждое такое подозрение необходимо подвергать тщательному и, главное, беспристрастному анализу. Именно это мы и предложили сделать. Когда наши французские и британские коллеги в СБ ООН осенью прошлого года на основе этого, мягко говоря, неубедительного доклада подготовили проект резолюции, к которому прилагались составленные непонятно на основании каких критериев списки юридических и физических лиц, в отношении которых предлагалось объявить санкции, мы объяснили, что такую резолюцию поддержать не можем. Серьезные сомнения выразили и другие члены СБ ООН, а не только Российская Федерация. Тем не менее, в декабре прошлого года такие разъяснения были представлены, и наши французские и британские коллеги вроде бы взяли паузу. Мы надеялись, что возобладал разумный подход. Однако вдруг, неожиданно это идея была реанимирована и без какой-либо дополнительной переговорной процедуры в спешке поставлена на голосование. Сделано это было, во-первых, при полном понимании того, что резолюция будет заблокирована, то есть соавторы хотели, чтобы СБ ООН был расколот, а во-вторых, в тот момент, когда в Женеве возобновились межсирийские переговоры, которых мы все так долго ждали. Получается, что цель была не только расколоть Совет Безопасности, но и отравить атмосферу межсирийских переговоров, где только-только начали «проклевываться» какие-то ростки движения к согласию.

Еще раз подчеркну, мы за самое тщательное расследование любых инцидентов, связанных с возможным применением химического оружия. С учетом тех фактов, которые получены нашими военными в Сирии, мы сами направляли соответствующий материал в Гаагу, в штаб-квартиру ОЗХО. Мы готовы сотрудничать с этой организацией с тем, чтобы факты были перепроверены, но мы никогда не будем идти на поводу у тех, кто заботится не об избавлении гражданского населения от дополнительных страданий, а исключительно о сборе компромата на сирийское руководство и продолжает линию на свержение режима.

Вопрос: Не могли бы Вы подробнее рассказать о том, как прошли Ваши вчерашние переговоры с Премьер-министром правительства национального согласия Ливии Ф.Сарраджем? На Ваш взгляд, какие есть возможности для компромисса между командующим Ливийской национальной армией Х.Хафтаром и Правительством Ливии? Какой компромисс может быть в принципе найден для политического решения в Ливии? Предлагает ли Россия со своей стороны какие-нибудь посреднические услуги? Предоставляет ли Москва сторонам какие-нибудь гарантии?

С.В.Лавров: Что касается состоявшихся вчера переговоров с Премьер-министром правительства национального согласия Ливии Ф.Сарраджем, то их суть сводится к тому, что мы хотим преодолеть трагическую ситуацию, сложившуюся в Ливии после интервенции НАТО в грубое нарушение резолюции Совета Безопасности ООН. Ливию разбомбили исключительно с целью ликвидировать неугодного руководителя. То, что мы видим сейчас, лишний раз показывает, что никогда и нигде смена режима, особенно путем силового вмешательства извне, ни к чему хорошему не приводит. Ливия превратилась в территорию без центрального правительства, страну, разбитую на районы под контролем различных вооруженных группировок. На этой территории уже обосновывается ИГИЛ, через нее уже идет наркотрафик, контрабанда оружия, потоки нелегальных мигрантов и т.д. Конечно, нужно выходить из этой ситуации.

В Ливии сейчас есть Правительство национального согласия, признанное Советом Безопасности ООН в качестве легитимного. В г.Тобруке есть парламент (Палата депутатов), который также признан легитимным резолюцией Совета Безопасности ООН, одобрившей т.н. Схиратские соглашения. Этими соглашениями и резолюцией предусматривается необходимость того, чтобы парламент одобрил Правительство национального согласия. Парламент пока этого не сделал, выдвигая свои аргументы, рассчитывая на то, что состав Правительства должен быть более сбалансированным, чтобы представлять все регионы Ливии. Вот и все.

Говорить о том, что только одна из ливийских сторон заслуживает того, чтобы ее признавали, а остальные должны подчиняться – очередная попытка геополитического инжиниринга. Эти попытки ни к чему хорошему никогда не приводили и этот раз наверняка не даст результата. Результат может быть достигнут исключительно через стимулирование диалога с участием всех ключевых ливийских персон. Наряду с Ф.Сарраджем таковыми являются глава парламента в г.Тобруке А.Салех и командующий Ливийской национальной армией маршал Х.Хафтар. К этому мы и побуждали не только Ф.Сарраджа в ходе вчерашней встречи, но такие же сигналы мы направляли Х.Хафтару (с ним так же состоялись контакты) и Председателю Палаты депутатов А.Салеху во время его визита в Российскую Федерацию.

Вопрос: Хотел бы задать вопрос о ситуации вокруг Посла России в США С.И.Кисляка и его контактов с представителями американской элиты. Они в какой-то степени стали уже «радиоактивными». Как Вы видите эту ситуацию и что готовы предпринять в этой связи? Может, чтобы разрядить атмосферу вокруг данной ситуации, стоит обнародовать данные о контактах Посла, если там нечего скрывать? Или сменить Посла? Похожая ситуация складывалась с Послом США в России М.Макфолом, контакты с которым представителей российской элиты или чиновников на каком-то этапе воспринимались в Москве крайне негативно.

С.В.Лавров: Что касается ситуации вокруг российско-американских отношений и конкретно вокруг контактов, которые проводил и проводит Посол России в США С.И.Кисляк, могу сказать только одно. Послы назначаются ради поддержания отношений с соответствующим государством. Отношения поддерживаются посредством встреч, бесед, контактов с официальными представителями исполнительной власти, парламентариями, общественными деятелями, представителями НПО. Эта практика никогда никем не оспаривалась. Могу только сослаться на цитату, которую сегодня распространили СМИ, что все это похоже на «охоту на ведьм» или на времена «маккартизма», которые, мы думали, давно миновали в США как в цивилизованной стране.

Что вменяется Послу С.И.Кисляку и его собеседникам? То, что наш Посол общался с американскими политиками, которые находились в оппозиции к администрации Б.Обамы. Если говорить по-честному, то это суть обвинений. Мы не хотим и не будем обезьянничать, но если такой же принцип был бы применен к деятельности Посла США в России Дж.Теффта и его контактам, то, уверяю вас, это была бы очень веселая картина.

Россия. Сальвадор > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 3 марта 2017 > № 2095863 Сергей Лавров


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter