Всего новостей: 2461618, выбрано 34115 за 0.116 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 10 апреля 2018 > № 2563927 Дмитрий Медведев

Встреча с Председателем Правительства Дмитрием Медведевым.

Д.Медведев информировал Президента об основных темах отчёта о деятельности Правительства за 2017 год, который будет представлен депутатам Государственной Думы 11 апреля.

В.Путин: Дмитрий Анатольевич, у Вас завтра должен состояться ежегодный отчёт правительства перед Государственной Думой. Спасибо Вам за проект Вашего доклада. Тем не менее хотелось бы поговорить о том, что Вы считаете приоритетным отметить в выступлении перед депутатами Государственной Думы. И я думаю, что не только за прошедший, 2017 год, но, может быть, и поглубже взять, за последние несколько лет.

Д.Медведев: Уважаемый Владимир Владимирович, действительно, этот отчёт перед Государственной Думой в известной степени носит особый характер.

Во-первых, это десятый отчёт вообще Правительства Российской Федерации перед парламентом. И во-вторых, я бы действительно хотел представить нашим коллегам-депутатам картину развития страны не только – как это положено по Конституции – за 2017 год, но и за период деятельности, взаимодействия между Правительством Российской Федерации и Государственной Думой и прежнего созыва, и действующего созыва, то есть практически за шесть лет. Картина эта получилась пёстрой, потому что это был очень сложный период.

Начинали мы с периода восстановительного роста экономики, когда в общем и целом всё неплохо развивалось. Потом наступили очень значительные сложности, связанные как с внешними факторами, включая падение цен на энергоносители, а также впоследствии введение санкций в отношении нашей страны, так и с внутренними факторами, диспропорциями, которые в экономике накопились за последние десятилетия.

Тем не менее по итогам за 2017 год я собираюсь доложить коллегам-депутатам о том, что в целом ситуация в экономике абсолютно стабильная, макроэкономические показатели находятся на должном уровне, они стремятся к тем установкам, которые были обозначены Президентом.

В частности, как известно, начался рост валового внутреннего продукта, он не такой быстрый, наверное, как все бы мы хотели, тем не менее он очевидный, он ощутимый, и наша задача, конечно, его поддержать. На абсолютно низком уровне находится инфляция, что даёт возможности как для развития кредитования в стране, так и для решения важнейших задач.

Низким является объём государственного долга, и внутренних заимствований, и внешнего долга, что также позволяет нашей экономике стабильно развиваться.

Хотел бы также констатировать, особо обозначить тот факт, что по итогам 2017 года, как и было обещано, в полном объёме исполнены социальные обязательства. Всё, что было поручено сделать Президентом, что Правительство принимало на себя в качестве ориентиров, всё сделано. С учётом того, что этот отчёт носит пролонгированный характер, хотел бы также депутатам рассказать о том, что определённые итоги можно уже представить по исполнению указов Президента от 7 мая 2012 года.

Вы проводили неоднократно совещания на эту тему, тем не менее надо всё-таки, чтобы эта картина была представлена в полном объёме, включая те важнейшие показатели, которые удалось достичь, а именно, например, показатели по росту заработной платы для тех категорий, которые были этим указом обозначены.

Несмотря на сложности, несмотря на диспропорции, несмотря на ситуацию в отдельных регионах, всё-таки удалось выйти на плановые показатели, установленные указами. Я считаю, что это в общем очень неплохой результат.

В.Путин: Вы посмотрите, там всё-таки не по всем направлениям на 100 процентов удалось всё сделать, поэтому прошу проанализировать, и вместе с коллегами это нужно обсуждать.

Д.Медведев: Мы это обязательно проанализируем, Владимир Владимирович. Там практически всё уже пришло на установленный уровень, правда, не по состоянию на конец прошлого года, а по состоянию на начало текущего года. За эти месяцы как раз кое-что удалось наверстать. Но, естественно, это должно быть в поле зрения Правительства, это абсолютно точно.

Целый ряд неплохих результатов предъявили отрасли и промышленности нашей, я имею в виду и химию, включая нефтехимию, газохимию, фармацевтику, высокие технологии – собственно, то, что также было установлено указом. И обо всём этом я собираюсь рассказать коллегам- депутатам.

Есть позиции, по которым необходимо работать дальше. В своём Послании Вы обозначали тему инвестиций в основной капитал, поскольку пока, к сожалению, рост инвестиций в основной капитал достаточно вялый, и это задача, которую предстоит решать в самом ближайшем будущем.

И по некоторым другим вопросам я также хотел проинформировать депутатов в рамках того документа, который находится перед Вами.

В.Путин: Хорошо. Я желаю Вам хорошей, позитивной и конструктивной работы с депутатами Государственной Думы.

Д.Медведев: Спасибо, Владимир Владимирович.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 10 апреля 2018 > № 2563927 Дмитрий Медведев


Россия. СФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 10 апреля 2018 > № 2563924 Сергей Цивилев

Встреча Дмитрия Медведева с временно исполняющим обязанности губернатора Кемеровской области Сергеем Цивилёвым.

Обсуждались актуальные вопросы социально-экономического развития региона.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Сергей Евгеньевич, Вы исполняете обязанности губернатора Кемеровской области. Период для области сложный по вполне понятным причинам, тем не менее от Вас жители области ждут принятия решений по самым важным, неотложным вопросам развития региона. Таких вопросов много, как и в других частях нашей страны. Хочу прежде всего уточнить, на чём Вы планируете сконцентрироваться в ближайшее время, на каких программах, какими вопросами заниматься?

С.Цивилёв: Перед нами остро стоит вопрос наличия мест в детских садах, школах и реконструкции существующих детских садов и школ. Мы сейчас этим энергично занимаемся.

Для нашей промышленности очень важна подготовка специалистов со средним профессиональным образованием. Поэтому мы намерены создать три региональных центра среднего специального образования по основным компетенциям: это горно-металлургическая отрасль, химия, строительство и IT-технологии. Мы эти программы сейчас уже реализуем, но за счёт регионального бюджета, и просим на условиях софинансирования помочь нам в быстрейшей реализации этих программ за счёт средств федерального бюджета.

У нас остро стоит проблема с объездной дорогой вокруг Кемерова. Это единственный областной город в Сибири, через который проходит федеральная трасса Москва – Владивосток. Это примерно 12,5 тыс. машин в сутки, что даёт 2,5 тыс. т выбросов, затрудняет организацию дорожного движения и влияет на себестоимость автомобильных перевозок на этом маршруте. Поэтому мы просим Вас сделать федеральную трассу вокруг Кемерова за счёт федерального бюджета. Мы хотели бы уже в этом году приступить к выполнению проектных работ.

Д.Медведев: Какие ещё задачи Вы видите в качестве губернатора?

С.Цивилёв: Мы сейчас все сосредоточены после этих трагических событий на оказании помощи пострадавшим, на предотвращении возможности таких трагедий в будущем, и сейчас этим энергично занимаемся. Мы будем долго работать со всеми пострадавшими, наша работа не ограничивается только формальным подходом и единовременными выплатами – мы будем многих сопровождать долгие годы, особенно детей, которые остались без родителей. И мы сделаем всё, чтобы этим людям комфортно жилось в Кузбассе. Наша задача – сделать Кузбасс комфортным для всех жителей. Сегодня у нас есть утечка жителей из Кузбасса, и мы хотим эту ситуацию изменить, чтобы люди возвращались сюда, чтобы им было хорошо и комфортно жить.

Д.Медведев: Кузбасс и вообще Кемеровский регион обладают большим производственным и человеческим потенциалом. Нужно постараться его раскрыть, причём речь идёт не только о традиционных формах развития экономики Кузбасса – они известны, они существуют уже десятилетия, но и о создании новых производственных кластеров, новых предприятий. Думаю, что по мере врастания в исполнение обязанностей, по мере того, как Вы будете погружаться в эти проблемы, такого рода задачи будут по силам. И естественно, федеральный центр и Правительство готовы по этим направлениям оказывать поддержку. А также по социальным проблемам, которые актуальны для Кузбасса и вообще для всей нашей страны. Я имею в виду и создание детских дошкольных учреждений, создание школ – эта программа идёт по всей стране, и решение важнейших вопросов, связанных с оказанием медицинских услуг и иными формами социальной поддержки. На всё это мы будем планировать деньги в федеральном бюджете в рамках тех решений, которые были приняты, включая Послание Президента и другие программы развития страны.

Россия. СФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 10 апреля 2018 > № 2563924 Сергей Цивилев


Россия > Финансы, банки > banki.ru, 10 апреля 2018 > № 2563905 Альберт Кошкаров

Новый черный понедельник

Какие выводы должны сделать частные инвесторы из обвала фондового рынка в России 9 апреля

В результате обвала российский фондовый рынок потерял за один день более 820 млрд рублей

Очередная порция санкций против России привела к масштабным распродажам на отечественном фондовом рынке. В понедельник, 9 апреля, индекс Мосбиржи рухнул более чем на 8%, а индекс гособлигаций упал на 0,7%. Насколько затяжным может оказаться падение рынка и как в этой ситуации вести себя инвесторам?

Тотальная распродажа

О новых санкциях в отношении российских бизнесменов, приближенных к Кремлю, было объявлено в конце прошлой недели. Санкции были введены против нескольких российских предпринимателей, подконтрольных им компаний и ряда высокопоставленных чиновников. В частности, в списке оказались глава ВТБ Андрей Костин, глава «Газпрома» Алексей Миллер, а также Олег Дерипаска (ему подконтрольны En+ Group, группа «ГАЗ», «Базовый элемент» и «Русал»). Активы физических и юридических лиц из санкционного списка подлежат блокировке в американской юрисдикции, гражданам и компаниям США нельзя вести с ними бизнес.

Это привело к обвальному падению котировок бумаг этих компаний: в пятницу, 6 апреля, цена расписок En+ Group рухнула на 20% на Лондонской фондовой бирже, а акции «Русала» на Московской бирже подешевели более чем на 20%. С утра в понедельник, 9 апреля, расписки «Русала» в Гонконге подешевели еще на 50%. Представители компании заявили о возможности дефолта по кредитным обязательствам. Все это стало отправной точкой для глобальной распродажи российских акций и облигаций. Масла в огонь добавила новость о том, что в Вашингтоне обсуждают новый пакет санкций из-за химической атаки в Сирии, в которой Госдеп США обвинил официальные сирийские власти и поддерживающую их Россию.

С утра биржевые индексы падали более чем на 11%, к концу торговой сессии индекс Мосбиржи потерял 8,34% и опустился до 2 090,88 пункта, а РТС — 11,44%, до 1 094,98 пункта. В числе наиболее пострадавших металлурги («Мечел», «Норильский никель», «Полюс»), а также финансовый сектор. Хедлайнер отечественного фондового рынка Сбербанк за день потерял свыше 17%, его капитализация снизилась до 4,59 трлн рублей. Акции «Газпрома» просели на 4,59%, бумаги ВТБ потеряли в цене более 9%, акции «Роснефти» снизились на 6,29%. «Очень похоже, что западные фонды решили больше не питать иллюзий и начали выходить из всех российских активов. Поскольку дальше Россию на внешней арене будут давить еще больше, нет смысла долгосрочным инвесторам удерживать такой риск в своих портфелях», — написал в своем обзоре эксперт «Финама» Василий Олейник.

«Сначала распродажи носили достаточно умеренный характер, но продолжающееся падение стало затрагивать и маржинальные позиции, что, естественно, привело к их принудительному закрытию. Особенностью применения закона «О противодействии врагам Америки» является то, что можно получить «черную метку», даже если твое имя отсутствует в непосредственном списке. Достаточно сотрудничества или финансирования компании либо лица из санкционного списка. Поэтому продажи на российском рынке носят широкий характер», — поясняет аналитик компании «Открытие Брокер» Андрей Кочетков.

Чтобы приостановить обвал, Мосбиржа была вынуждена ввести дискретные аукционы по акциям некоторых эмитентов. Однако падение рынка это не приостановило. Распродажи коснулись и долгового рынка. 9 апреля котировки большинства выпусков российских еврооблигаций заметно снизились. Доходность ОФЗ выросла на 10—12 базисных пунктов, а их цены в среднем снизились на 1—1,5 процентного пункта.

По мнению начальника отдела трейдинга ИГ «Универ Капитал» Павла Корышева, единственное рациональное объяснение происходящему — страх. «Возможно, обвинения насчет Сирии еще больше подтолкнули рынок к такому падению. То, что мы сейчас видим, — это ликвидация позиций иностранцами и закрытие маржинальных позиций по рынку в целом. Участники рынка сейчас очень напуганы и не понимают, что происходит… Да, думаю, что это будет еще продолжаться, но в ближайшее время рынок должен успокоиться», — написал он в своем обзоре.

Аналитики отмечают достаточно стабильное поведение рубля, курс которого на биржевых торгах снизился лишь на несколько процентов. Доллар к концу дня вырос до 60,16 рубля, а евро ушел за 74 рубля, в моменте превышая 75. Российскую валюту поддерживает рост цен на нефть: в понедельник баррель Brent прибавил свыше 25, поднявшись почти до 68,5 доллара. Кроме того, указывают участники рынка, продажа экспортной выручки крупными компаниями также стабилизирует курс рубля.

Что дальше?

Несмотря на риски дальнейшего усиления санкций, многие участники рынка, опрошенные Банки.ру, не исключают технической коррекции на рынке. «Если в ближайшие дни не появится новых негативных поводов (санкции и прочее), то рынок, скорее всего, начнет восстанавливаться», — считает начальник управления инвестиций УК «Райффайзен Капитал» Владимир Веденеев. По его словам, с учетом высокой цены на нефть рубль также должен замедлить падение.

«У рубля пока еще высокий запас прочности. До тех пор, пока курс не достигнет 66 рублей за доллар, массовый отток керри-трейдеров не произойдет», — уверен начальник управления торговых операций на российском фондовом рынке ИК «Фридом Финанс» Георгий Ващенко. Однако он не исключает, что ослабление рубля может продолжаться несколько дней или даже недель, пока не пройдет паника. Аналитики Нордеа Банка указывают, что «общий фон для валют развивающихся стран остается напряженным». В частности, негативным фактором остается риск дальнейшего повышения ставки ФРС, а также обострение торговой войны между США и Китаем.

«Помимо санкций, мы имеем дело со значительным ухудшением внешнего фона для всех рынков: растет угроза расширения торговых войн, падают цены на сырье. Так что, даже если в области санкций и геополитики дальнейшего ухудшения ситуации не будет, российский рынок и рубль могут оказаться под давлением из-за других факторов», — поясняет главный экономист «БКС Глобал Маркетс» Владимир Тихомиров.

Помимо санкций, мы имеем дело со значительным ухудшением внешнего фона для всех рынков: растет угроза расширения торговых войн, падают цены на сырье.

Кроме того, есть риск, что государству придется оказать поддержку компаниям, попавшим под санкции. Это означает, что ЦБ придется включить печатный станок и рубль окажется под давлением.

Тем не менее, как полагает заместитель директора аналитического департамента «Альпари» Наталья Мильчакова, падение рынка в ближайшее время замедлится. Однако она не исключает, что перед «отскоком вверх» индексы могут обновить очередные минимумы. «Возможно, что индекс РТС продавят чуть ниже 1 000 пунктов, а индекс Мосбиржи остановится на уровне около 2 000 пунктов. Действуют уже не фундаментальные факторы, а страх и инстинкт толпы», — говорит аналитик.

«Вероятно, самая острая часть снижения завершится в течение 2—3 дней, однако далее инвесторы будут оценивать вероятность появления новых списков компаний и их акционеров», — считает портфельный управляющий УК «Альфа-Капитал» Эдуард Харин. Он допускает, что стоимость российских бумаг продолжит снижаться. Однако, по словам управляющего, в целом отечественный фондовый рынок остается достаточно привлекательным по фундаментальным показателям, особенно в свете ослабления рубля. По мнению Тихомирова, рынок может стабилизироваться и немного скорректироваться вверх в течение ближайших нескольких дней. Рубль в этом случае снова окажется у отметки 58—58,5 за доллар.

По оценке старшего аналитика ИК «Церих Капитал Менеджмент» Виктора Маркова, российский рынок выглядит существенно перепроданным, в дальнейшем можно ожидать отскока индекса Мосбиржи к отметке 2 200 пунктов.

Купить валюту и ждать

Вопрос, который беспокоит сейчас всех: что будет, если в списке санкций окажутся новые российские эмитенты и чем ответит Россия? И то и другое одинаково плохо для рынка. Ведь, если, скажем, российские власти введут эмбарго на выплату обязательств, это может привести к новому витку распродаж на рынке гособлигаций. Иностранцы, по данным ЦБ, держат примерно треть российских ОФЗ (по данным на 1 февраля, доля нерезидентов составляла 33,9%), а, по оценкам экспертов, в некоторых выпусках их доля превышает 50—70%. Это нанесет удар по рублю.

С другой стороны, спор между США и Китаем рискует перерасти в новую фазу. В частности, в СМИ появились новости о том, что китайские власти якобы обсуждают введение эмбарго на импорт нефти из США, ослабление курса юаня к доллару и продажу казначейских бумаг. Что из этого сбудется, пока неясно, однако в торговой войне между странами пострадают и развивающиеся рынки. Поэтому большинство опрошенных Банки.ру финансистов пока советуют воздержаться от покупки бумаг.

«Принято считать, что паника — идеальная точка для входа в рынок и подобная стратегия может принести большие прибыли. Но для инвесторов, которые не готовы рисковать, мы бы рекомендовали выждать прояснения ситуации и купить пусть и дороже, зато с большей уверенностью в перспективах», — говорит Веденеев из УК «Райффайзен Капитал». Ващенко также считает, что консервативным инвесторам стоит занять выжидательную позицию. «Самое неправильное, что сейчас можно сделать, — это покупать упавшие акции», — отмечает он. Поскольку, по словам финансиста, не исключено, что падение рынка окажется затяжным. «Если падение продлится более двух месяцев, то возникновение медвежьего тренда на рынке очень вероятно», — добавляет эксперт.

Наталья Мильчакова из «Альпари» советует после того, как уляжется паника, присмотреться к «дивидендным» бумагам, в том числе к привилегированным акциям «голубых фишек». «Евро остается наиболее привлекательной валютой, на наш взгляд», — говорит она. А директор по инвестиционному консультированию УК «Система Капитал» Искандер Луцко рекомендует для вложения «госкомпании», такие как Сбербанк, Россетти, «Аэрофлот».

Кроме того, советует управляющий активами General Invest Денис Горев, инвесторам, возможно, стоит увеличить долю валютных активов. «Учитывая панику на рынке, возможно плавное ослабление рубля. Велика вероятность того, что доллар закрепится выше 60 рублей за доллар», — предполагает он.

Альберт КОШКАРОВ, Banki.ru

Россия > Финансы, банки > banki.ru, 10 апреля 2018 > № 2563905 Альберт Кошкаров


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 10 апреля 2018 > № 2562865 Александр Аузан

«Кто сказал, что вы не должны бояться войны?»

Почему достигнуть роста экономики в 3-4% в год не получится

Петр Нетреба

Почему задачу президента Владимира Путина добиться экономического роста темпами 3,7% в год нельзя ничем другим заменить и почему новый виток гонки вооружения уже не возможен, в интервью «Газете.Ru» объяснил декан экономического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова Александр Аузан.

— Почему стоит относиться к задаче, повторно поставленной президентом, добиться повышения экономического роста выше темпов среднемировых — выше темпов 3,7% — как к реалистичной? И почему тогда скромные результаты роста экономики на 1,5% за 2017 год — это, в общем-то, не свидетельство стагнации?

— Я бы сказал, это свидетельство стагнации. Потому что прежняя модель экономики перестала работать. Она перестала работать еще до 2014 года, до серьезных поворотов в ценах на нефть и в геополитике. Поэтому выход на 3,5—4% — довольно тяжелая задача. Но ее нельзя ничем другим заменить, по крайней мере, по двум причинам.

Во-первых, Россия находится в ситуации острой фазы «холодной войны», имея 3,1% мирового валового продукта. Я напомню, что СССР имел 9-10% ВВП. И проиграл гонку вооружений. Россия, обладая таким экономическим потенциалом, не может проводить достаточно долго активную внешнюю политику противостояния со странами, которые суммарно представляют 50% валового продукта мира.

Вторая причина — внутренняя.

Дело в том, что при плохих институтах люди чувствуют рост не на уровне 1,5 или 2%, а где-то в районе 3-4%. Объяснение простое. Когда плохо устроены каналы движения доходов и обратные связи, плохое качество институтов, вниз попадают далеко не все результаты роста.

То есть сначала они оседают в верхних слоях населения. А когда низы начинают чувствовать улучшение? В районе трех-четырех процентов. Это означает, что пока у нас 1,5-2%, лечение бедности возможно только крупным вбросом госсредств. Поэтому 3-4% роста надо достигать. Но само собой это не получится.

— Почему тогда эта задача не противоречит вашей же теории «колеи» в экономическом развитии?

— Я говорю не об экономике в колее, а о том, что в колее находится и общество, и политическая система. Можно ли совершать количественные рывки, находясь в колее? Да. Обычно траектория движения страны, которая находится в колее, — рывок, потом как будто головой ударились о потолок — съезжаем... Как это происходило с Россией, мы многократно наблюдали в разные исторические периоды. Есть другие страны, которые похожую динамику имеют — Испания, Аргентина. Поэтому можно ли совершить скачок? Можно. Вопрос, что будет потом.

Я думаю, что судя по президентскому посланию Федеральному собранию, фактически принято решение стимулировать рост. Те вложения, которые предусматриваются и в борьбу с бедностью, и в строительство инфраструктуры, и в повышение доходов населения — они все предполагают стимулирование роста. Это связано с рисками. Вокруг этого и шли споры между Столыпинским клубом и Центром стратегических разработок. Потому что главный риск такого рода интервенций состоит в том, что будет потом.

Можно и до 8% поднять рост. Только не спрашивайте меня, что будет через два года после того, как вы искусственным способом поднимете рост. Потом наступает тяжелое похмелье.

Вопрос, как подхватить простимулированный рост институтами, для того чтобы он дальше продолжался органическим способом, и вопрос, как при этом не утратить макроэкономическую стабильность.

— Те вложения, которые вы перечислили, — это эволюционные вложения, они не страшны для обывателя. Особенность в том, что все это сопровождается элементами военной мобилизации экономики…

— Да.

— Почему я не должен этого бояться?

— А кто сказал, что вы не должны этого бояться? Вообще-то войны надо бояться. Видите ли, я считаю, что есть определенная цикличность мирового развития. Есть приливы и отливы. Как в естественной среде. Мы довольно долго жили в период прилива глобализации. Тогда страны двигались друг к другу, расширялись международные соглашения. Возникла иллюзия, что так будет всегда. На мой взгляд, сейчас мы вступили в другую фазу, другой сезон. Речь уже идет о центробежном движении. Оно идет не только в России.

Обратите внимание, что выход Англии из Евросоюза или периодически нарастающие критические разногласия у Китая с его соседями — это тоже вестники времени, такие же, как украинский конфликт, например. Идет образование региональных блоков. И чрезвычайно важно в этих условиях бояться войны, потому что война становится гораздо более вероятной. Поэтому на ваш вопрос я отвечаю: это опасный путь, но центробежное движение возникло не случайно.

Центростремительное движение в принципе требует создания мирового правительства, что по ряду причин невозможно. И тогда начинается отлив, который через 10-15 лет снова сменится приливом.

— В военную модернизацию уже вложено 20 триллионов рублей. Где гарантия, что институты, которые уже добились таких вложений, не спровоцируют дальнейшую гонку вооружений?

— Гарантии, в принципе, нет. Но вопрос в том, есть ли источники для продолжения гонки вооружений в таких масштабах. На мой взгляд, их нет. Давайте поймем, в чем проблемы значительного роста оборонно-промышленного сектора. Он же должен каким-то образом дать экономическую отдачу, для того чтобы нашлись новые источники его роста. Давайте посмотрим, какие могут быть варианты. Первый, наиболее естественный, — продажа вооружения. Но мы и так очень много вооружения продаем. Конечно, можно нарастить продажи на успешных демонстрациях военных результатов в Сирии. Но это маленький рынок. В принципе, рынок вооружений значительно меньше, чем рынок фармакологии или программного продукта, где мы представлены плохо.

Другой вариант — продажа военных услуг: «Решаем проблемы в разных точках мира». У великой державы не покупают такие услуги. Потому что великая держава приходит — и не уходит. Мы видим, как это происходит, например, в Сирии. База Хмеймим останется. Это вообще свойственно великим державам. А такого рода услуги покупают у ландскнехтов, не у великих держав.

Доходы от зависимых территорий. У нас расходы от зависимых территорий. В Абхазии, Осетии, Донбассе. Разумеется, Сирия — тоже источник расходов.

Поэтому остается, по существу, один-единственный вариант, на мой взгляд. Это конверсия. Считается, что последние десятилетия гражданские технологии рождают новые вещи, которые потом идут в военные. Но я бы сказал, что примеры-то разные. Потому что есть два крупнейших факта последнего 50-летия. Это интернет и смартфон, которые родились в военно-промышленных комплексах.

— Но также есть элементы повторения. Зависимые территории, которые не приносили дохода, — это была проблема Советского Союза.

— Да.

— Конверсия — это опыт 80-х годов, который привел к перестройке.

— Да.

— Так что же изменилось?

— Почему неудачной была конверсия конца 80-х годов? Дело в том, что там была задача — произвести потребительские товары на базе новых технологий. В итоге возникло парадоксальное явление титановой лопаты, которая самая прочная и острая в мире, но сумасшедше дорогая. Экономики в таких потребительских товарах нет. Задача в другом.

Почему интернет или смартфон были удачной конверсией, а титановая лопата — нет? Потому что из новых технологий нужно пытаться вытащить не традиционные потребительские товары, а новые услуги и несуществующие рынки.

Получится или нет — я не могу сказать, но постановка задачи в конверсии 2.0, мне кажется, должна быть совершенно другой.

Кроме того, есть понимание, что метод конверсии должен быть другим. Одно дело пытаться на военных предприятиях производить что-нибудь гражданское. С институциональной точки зрения, эта задача вряд ли имеет решения. Предприятия, работающие на гособоронзаказ, и предприятия, работающие на мировой рынок — это звери совершенно разной породы. Вряд ли можно из одного сделать другое. Поэтому конверсия, мне кажется, может осуществляться переносом человеческого капитала, переносом команд, которые работают на фронтире с новыми разработками в оборонно-промышленном комплексе, в хайтековские частно-государственные компании.

Что же должно произойти, что бы люди перешли с одной гарантированно оплачиваемой работы на другую, оплата в которой не гарантирована?

Конечно, преимущества работы в ОПК в том, что там есть гарантия государственных денег. Но по истории как раз последних трех десятилетий эти гарантии иногда внезапно заканчиваются вместе с источниками государственных денег. Предпринимательские проекты — они всегда рисковые. Но мы понимаем, что у них есть перспективы выхода в совершенно другие пространства, уровни доходности, возможности создания интеллектуальной собственности, которая лежит в основе капиталов, и так далее. Это другая дорога. Не говоря уж о том, что мы понимаем, что специалисты, «секретоносители», — они значительно ограничены в передвижениях по миру. Когда они переходят к работе на частный бизнес — там ситуация меняется.

— Вы уже сказали, что предстоит пойти на увеличение инвестиций. О задаче увеличения инвестиций говорил и президент в своем послании. Какой источник инвестиционного роста сейчас наиболее реален: бюджет, корпоративный сектор или средства населения?

— Ситуация в этом смысле парадоксальная. В поворотном, 2014 году, мы фактически перешли из исторического периода, где задачей было на руинах экономического дефицита создать общество потребления, к другой задаче, когда самоутверждение России как великой державы стало приоритетной целью.

Чувство принадлежности к великой державе стало тем мотивом, которым власть стремилась обеспечить лояльность населения. Так вот, в 2014 году, на старте этой эпохи, 31 трлн рублей, пригодных для инвестиций, был в руках населения, и по 14 трлн — в руках государства и бизнеса. По идее, в таких условиях надо бы идти на народный капитализм.

Но за 25 лет население уже дважды обожглось с вложением своих денег. Оно не стремится нести эти деньги куда-нибудь, кроме коротких депозитов банков. Для бизнеса нужны условия, которые обеспечили бы хороший деловой климат. А наш деловой климат, конечно, заметно хуже, чем климат тех стран, в которые бизнес привык вкладываться. Куда он вложил примерно $900 млрд, вывезенных из России.

Я полагаю, что начнется с вложения государственных денег. Потому что за эти годы мы прочно вошли в госкапитализм, а не в народный и не в частный. Фактическое огосударствление банковской системы, происшедшее в 2017 году, — один из важных элементов этого процесса.

Но, поскольку эти деньги недостаточны, полагаю, что государство будет искать займов населения. Это означает, что, скорее всего, государство вступит в конкуренцию с государственными же банками в борьбе за деньги населения, предлагая по облигациям федерального займа более выгодные условия. Поэтому для того, чтобы частные деньги потом перехватили инициативу, нужно будет очень серьезно работать с институциональной средой. Я, правда, считаю, что к этому мотив появляется. Потому что бизнес, который привык работать на западных рынках, начинает испытывать трудности из-за санкционных режимов.

— Санкции — это надолго?

— Надолго.

— Они дестабилизирующий фактор, или это фактор мобилизационный?

— И то, и другое. Прежде всего, санкции разного рода имеют разное воздействие. Наиболее опасными являются санкции, связанные с технологиями. Развитие в 21-м веке — это не национальный, это глобальный процесс. И работать без связей с другими странами неудобно — это тормозит движение.

Что касается санкций, связанных с теми или иными рынками, то это может приводить к стимулированию более или менее успешного импортозамещения.

А вот санкции персональные или адресованные, скажем, компаниям, которые привыкли работать с внешними рынками, могут иметь двойной эффект. С одной стороны, они затрудняют жизнь. Но они создают и мотив. Если невозможно действовать по прежней великой формуле — деньги добываются в России, а защищены и инвестируются на Западе — то нужно придумывать что-то в России. Нужно здесь что-то менять с институтами.

Если мы говорим о тех $900 млрд, которые находятся за пределами страны, то, на самом деле, не очень значительная часть этих денег принадлежит «кремлевскому списку». Основная масса денег принадлежит представителям среднего и крупного бизнеса, менеджменту и собственникам. И им, думаю, будет нелегко принять решение о возвращении денег сюда. Их эти санкции в основном не затрагивают.

Поэтому такую верхушку среднего класса придется сюда привлекать прочными изменениями в инвестиционном климате, и не только в нем. Это небыстрая работа.

— Какие изменения для улучшения инвестиционного климата необходимы?

— Если говорить в более широком контексте, нужны три изменения. Нужно добиться того, чтобы элиты принимали законы для себя и распространяли их на других. А не принимали законы для других, а для себя делали исключения. Нужно, чтобы любые организации — политические, некоммерческие, коммерческие — создавались не под конкретного человека. И самое трудное и самое главное — добиться того, чтобы инструменты насилия контролировались элитами совместно, а не делились по принципу «тебе Следственный комитет, мне прокуратуру». Эти три условия — фактически поворотные для того, чтобы мы начали выходить из колеи. Но это очень длинная дорога.

— Видимо, поэтому обсуждение судебной реформы почти исчезла из широкого обсуждения?

— С судом все сложнее. Если не меняются традиционные нормы существования, общество может жить без законодательной власти веками. Общество может жить без исполнительной власти. А вот без судебной власти общество жить не может, потому что конфликты есть всегда.

Если мы говорим, что у нас суды работают плохо, это значит — кто-то заменяет суды. Либо чиновник, либо авторитетный человек. Как ни парадоксально, именно в силу этого судебную систему можно восстановить довольно быстро. Надо понять, как она реально строится. Любимая фраза, которую Стругацкие часто цитировали из Роберта Пенна Уоррена: «Делайте добро из зла, потому что больше его делать не из чего». Посмотрите, как реально решаются конфликты сегодня, и попробуйте из этого сделать нечто, что будет гораздо более современным, работоспособным, недорогим. В принципе, вариантов построения работающей судебной системы довольно много. Но это не центральная проблема.

Все же центральная проблема — это контроль над инструментами насилия. Потому что они находятся в руках конкурирующих групп.

Это чрезвычайно опасная ситуация не только в смысле отсутствия возможностей развития, это обозначает как раз плохую траекторию. Поэтому я считаю, что из трех названных проблем — деперсонификации, работающих законов для элиты и контроля инструментов насилия — надо начинать с последней.

— Когда вы говорите про элиты, какой возраст этих людей подразумеваете?

— Я не подразумеваю возраст. Потому что элиты бывают чрезвычайно разного возраста, если мы будем брать разные сектора деятельности в России. Но готов признаться, что мое поколение, поколение людей, родившихся в 50-е годы, фактически контролирует экономику и политику страны. Поэтому доминирующее поколение в элитах — мое поколение.

— А насколько для вашего поколения актуален вопрос наследования? Нерешенность этого вопроса, отсутствие защитных механизмов — это серьезный дестабилизирующий фактор для экономики?

— Дестабилизирующий фактор не в том, что определенное поколение контролирует. А то, что плохо работают самые разные механизмы ротации. Начиная с «лифтов», которые помогали бы подниматься. Если этого не происходит, элиты вынуждены передавать наследство своим прямым детям, внукам и наследникам. Уоррен Баффет, обосновывая, почему проблема наследования — тяжелая проблема, сказал: «попробуйте набрать олимпийскую команду из детей победителей предыдущих олимпиад. Это кончится катастрофой».

Наследование власти обычно неэффективно. Оно работало хорошо только в традиционных обществах, где аристократия с младых ногтей воспитывала своих отпрысков для служения своему роду и своей державе.

Я думаю, эта система не восстановима для современного общества, где у детей свои планы на будущее. Да, это проблема, кто прорастает из других поколений, как прорастает и что делать с наследованием и преемственностью.

— Сейчас много разговоров о трансформации государства и органов государства, наподобие государства-платформы. Для вас уже понятно, к чему это может привести?

— Я бы сказал, что кусочек этого мы все видим в центрах «Мои документы». Потому что я хочу признаться, что когда начиналась вся эта программа, а это было примерно в 2010-м году, я занимал пессимистическую позицию, считая, что технические средства никогда не решают социальных проблем. На мой взгляд, они создали другую стилистику отношений, хотя, по существу, это только способ коммуникации. Идея, которую выдвигают коллеги по ЦСР, по поводу государства как платформы — гораздо более революционное решение, чем центры «Мои документы».

— Что революционного в этом?

— Если какие-то функции передаются алгоритмом, то исчезает дискреция, ситуация, когда чиновник или политик принимает решение. При этом сфера политики сохранится. Но большой слой чиновничьей работы будет в этих условиях заменен искусственным интеллектом. Поразительно, что опросы показывают, что россиян не пугает этот вариант. В 2016 году по инициативе Российской венчурной компании проводились исследования, связанные с социокультурными факторами в России. И в опросе, который был проведен «Евробарометром», в среднем по России 21% респондентов предпочел бы, чтобы их судил робот-судья. Кризис в отношении людей к тому, как работает та или иная власть, создает почву для технооптимизма.

Возникают совершенно другие возможности. Начнем с того, что возникают возможности появления «распределенного правительства», когда Москва перестает быть гиперстолицей. Функции правительства в государстве как платформе могут быть разнесены по двум десяткам городов. Что и стоило бы сделать. К тому же России явно недостаточно двух агломераций как баз развития.

Но за техническим процессом скрывается реальная политическая проблема. Потому что это означает лишение власти и полномочий тех или иных слоев. Для начала — нижних эшелонов бюрократии.

— И поэтому государства-платформы не будет?

— И поэтому непонятно, будет ли это. Нынешнее госуправление чрезвычайно неэффективно. Оно в значительной степени превратилось в управление документооборотом, а не реальными процессами. Было бы наивно считать, что это не сознают в руководстве правительства, не сознает президент или администрация президента. Что-то придется сделать с этим госуправлением. Обратите внимание, что усилия последнего года по поводу создания социальных лифтов реагируют на ту проблему, которую мы с вами обсуждали. Именно поэтому я с удовольствием принял участие в работе Наблюдательного совета конкурса «Лидеры России» и с не меньшим удовольствием увижу на нашей программе для победителей конкурса людей с долгим взглядом и новыми способностями.

В стране фактически 20 лет не работают социальные лифты. В 90-е годы они как-то работали, а в «нулевые» годы уже перестали работать. Есть осознание проблем гниющего государственного управления. А дальше идут споры, как решать. Притоком свежей крови, например. Проектными методами управления. Электронизацией. Я думаю, что конкуренция тех или иных инструментов впереди. За каждым инструментом будут стоять те или иные группы, которые выигрывают от реализации именно такого инструмента перестройки госууправления. Но переделывать придется.

— Поднимать ли пенсионный возраст, менять ли систему уплаты страховых взносов, проводить ли реформу здравоохранения и образования, вкладываться ли в развитие человеческого потенциала — это темы дискуссий последних пяти-шести лет, которые дали варианты решений, но не привели к их выбору. Ваше определение 2014 года: «недоговороспособность — главная русская болезнь». Что-то изменилось? Какие факторы окажут влияние на выбор вариантов, которые вновь переданы президентом «новому составу правительства»?

— Недоговороспособность, конечно, сильна. Это, в принципе, основная проблема, без решения которой мы не можем рассчитывать на другой социальный контракт. Если люди не могут договориться друг с другом, то они фактически обращаются к власти. Они легитимизируют все более жесткую власть: этих убери, наших назначь, этих посади, а вот его поставь министром. Поэтому недоговороспособность, конечно, одна из великих проблем. И я не отрекаюсь от фразы, давно сказанной, что Россия — это страна чрезвычайно умных, но недоговороспособных людей.

Но мне кажется, что дело не в том, что мы не можем договориться по вариантам реформ. Варианты всегда будут разные, и за ними будут стоять разные группы. Нужно принять политическое решение, с кем власть намерена двигаться дальше (или — ни с кем и не двигаться).

И должен заметить, что далеко не все возможные варианты реформ рассмотрены. Я сейчас скажу такую вещь, может быть, страшную.

Но поиски, которые мои уважаемые либеральные коллеги в области здравоохранения все время ведут в направлении страховой модели медицины, по-моему, закончились ничем.

Мы имеем абсолютно провальную модель здравоохранения. Я предлагаю обсуждать вопрос о переходе на квазибюджетную или бюджетную модель. Потому что у нас страховая медицина удорожает работу и при этом делает абсолютно провальным качество работы здравоохранения. А в эту отрасль, между прочим, как и в ОПК, вкладываются большие деньги с 2006-го года — со времени появления национальных проектов. Модель надо менять.

— В свое время вы предложили такую периодизацию эволюции социального контракта с 2000 года: «порядок в обмен на налоги», «стабильность в обмен на лояльность» и «готовность к самоограничениям в обмен на принадлежность к великой державе». Мы сейчас продолжаем проживать последний этап или готовы перейти в какой-то новый вариант общественного договора?

— Мы продолжаем жить в формуле геополитического общественного договора. Не потребительского договора прежних лет, когда главным было благосостояние, теперь главное — статусное ощущение супердержавы. Но уже видны границы. Одновременно наращивать усилия в гонке вооружений и пытаться поднять экономику в структуре нынешнего договора невозможно. И тот, и другой социальный контракт имеют одну общую черту — они население подразумевают как препятствие в политике, от которого надо откупаться либо деньгами, либо великодержавными ощущениями. Но при нынешнем этапе экономического и технологического развития главным фактором становится человеческий капитал.

Мы все время забываем, что по деньгам мы страна, мягко скажем, небогатая. У нас мало денег по сравнению с теми странами, с которыми мы конкурируем. А по человеческому капиталу мы значительно богаче.

Поэтому появляется возможность перенести опору с денег, которых у нас нет или мало, с минеральных ресурсов, которые утратили прежнее значение в экономике, на человеческий капитал. Для этого нужно перестроить не только институты, которые должны стать притягательны.

Талантливые люди должны хотеть жить в своей стране — вот это принципиально. Тогда нужен другой общественный договор, в котором эти две цели — личного успеха человека и самоутверждения государства — достигаются на основе возможности людей работать в стране на мировой рынок, на фронтире в науке и технологиях.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 10 апреля 2018 > № 2562865 Александр Аузан


Россия > Недвижимость, строительство > minstroyrf.ru, 9 апреля 2018 > № 2570935 Михаил Мень

Интервью главы Минстроя России Михаила Меня МИЦ "Известия"

Размещение игровых зон выше второго этажа запрещено законодательством уже несколько лет, однако владельцы торговых комплексов пренебрегают этой нормой в погоне за доходом. Минстрой направил требование в региональные инспекции Государственного строительного надзора проверить расположение детских центров в торгово-развлекательных комплексах. О том, какая работа ведется по линии Минстроя после кемеровской трагедии, почему ипотека за первые два месяца текущего года выросла на 85% и когда решится проблема обманутых дольщиков, — «Извес­тиям» рассказал министр строительства и жилищно-коммунального хозяйства Михаил Мень.

— Михаил Александрович, за прошлый год было введено 80 млн кв. м жилья, но есть поручение президента до 2024 года увеличить ввод до 120 млн кв. м. Как собираетесь это реализовывать и есть ли необходимый ресурс?

— За последние четыре года около 80 млн кв. м страна вводит ежегодно. Задача, которую поставил президент в послании Федеральному собранию, амбициозная, но абсолютно реалистичная. В прошлом году мы вводили жилье, разрешение на строительство которого выдавалось в 2015 году — одном из самых сложных для экономики нашей страны, но всё же мы вплотную подошли к 80 млн.

В 2018 году будут другие показатели. Мы прогнозируем серьезное увеличение объемов ввода. Первые два месяца уже подтверждают наши прогнозы: на 24,3% вырос объем ввода по сравнению с аналогичным периодом 2017 года (10,2 млн кв. м в 2018 году и 8,2 млн кв. м в 2017 году)

— Как введение новых механизмов субсидирования ипотеки повлияло на темпы роста займов?

— В прошлом году мы вышли на 2 трлн рублей общего объема ипотечных кредитов в стране. За первые два месяца выдано 180,7 тыс. кредитов на сумму 347,3 млрд рублей. Это на 85% в количественном и на 98% в денежном выражении выше показателей аналогичного периода прошлого года. Из них доля рефинансирования составила 15–16%. Средняя ставка — 9,75%. Доля кредитов с просроченной задолженностью свыше 90 дней снизилась до 2,15 % (было 2,64). Оговорюсь, что январь и февраль — месяцы нехарактерные, потому что здесь могут быть различные пики, но тенденция очевидна.

В первую очередь это связано с тем, что серьезно упала процентная ставка по ипотечному кредиту. Президент сказал, что необходимо опустить ипотеку до 7–8%, и подчеркнул, что лучше до 7%. Задача кажется сложной, но она реализуема. Сегодня без субсидирования государства процентная ставка по ипотеке наконец преодолела психологический барьер в 10% и составляет 9,7%. Это уже не прогнозы, а реалии. Поэтому мы понимаем, что можем выполнить задачу президента.

— Логичный вопрос: когда?

— Задача — к 2024 году поэтапно выйти на эти два показателя. Но прогнозировать — не очень благодарное занятие, потому что мы не знаем, какие могут произойти форс-мажорные обстоятельства. Однако, судя по трендам, вполне реально, что это может и раньше произойти.

Увеличение объемов ипотеки, связанное со снижением процентной ставки, автоматически приведет к повышению спроса. Наша задача — тут же поддержать предложение. Опасно министерству-регулятору обращать внимание на рост спроса и не помогать росту предложения: цена квадратного метра сразу вырастет. За несколько лет удалось сбить стоимость квадратного метра и удерживать ее.

— В ближайшее время не стоит ожидать ни повышения, ни снижения цен на жилье?

— Пока ситуация стабильная, и мы не видим к этому предпосылок. Хотя многие эксперты говорят, что ужесточение требований к застройщикам и поэтапный переход от прямого долевого строительства к более современным механизмам защиты людей, инвестирующих средства в жилье, могут привести к уменьшению предложения и росту цен.

— А кто-то обращает внимание на пострадавших от недобросовестных застройщиков? Дольщикам кто-то поможет?

— Конечно. У нас эта проблема разделена на два блока. Первый блок — 30 тыс. семей, которые могли бы пострадать в результате банкротства крупнейшего застройщика — группы компаний «СУ-155». Правительство было вынуждено вмешаться, хотя это беспрецедентный случай. Больше 100 домов уже построено и еще чуть больше 30 домов предстоит построить в 2018 году. На этом вопрос будет решен. Раз в неделю езжу и сам вручаю ключи людям.

Второй блок — люди, пострадавшие от других компаний, которые работали в субъектах РФ и не смогли выполнить взятые на себя обязательства. Это зона прямой ответственности региональных властей, потому что именно они выделяют землю под строительство и выдают разрешения.

Поверьте мне как бывшему главе области: губернатор прекрасно знает, кто из застройщиков чем дышит, кому можно доверять, кому — нельзя.

Несмотря на то, что это зона ответственности наших коллег, мы взяли ситуацию под полный контроль, в еженедельном режиме проводим селекторные совещания с коллегами из регионов. Разработали «дорожную карту», и уже в прошлом году было введено 140 проблемных объектов, осталось 836. Из них на текущий год регионы взяли на себя обязательства ввести 360, остальное расписано по годам до 2021-го включительно. Пока нет решений по 64 объектам, но и по этим объектам мы требуем от регионов реализуемых планов.

— Как для обманутых дольщиков в ближайшее время улучшится ситуация?

— Обращаюсь к людям, которые оказались в этой сложной ситуации: посмотрите «дорожную карту», которую ваш регион представил в Минстрой России, где они взяли на себя обязательства по этапам работ и срокам. На нашем сайте всё есть. Найдите ваш дом в этой «дорожной карте». Наша проверка показала, что еще есть дома, которые не попали в «дорожные карты», это недопустимо. В этом случае можно писать мне напрямую, можно писать в соцсетях — мы всё увидим, будем разбираться.

— Сколько вы даете регионам времени на реализацию этих дорожных карт?

— 2021 год, несколько домов — в 2022 году.

— В 2022 году проблема обманутых дольщиков будет решена?

— В рамках этих «дорожных карт» — да.

— После кемеровской трагедии к вам обратились депутаты Госдумы с просьбой запретить размещение игровых зон и кинотеатров выше второго этажа. Как это будет реализовано с уже построенными и введенными в эксплуатацию объектами?

— У нас, к сожалению, иногда хромают не законодательство и нормативная база, а их исполнение. У нас существует Свод правил по проектированию и строительству (ранее — СНиП) от 2009 года, актуализированный в 2012 году. Он гласит, что детские игровые комнаты не могут располагаться выше второго этажа и далее 20 м от выхода. На этом трагическом примере мы видим, что эти правила не выполнялись. Региональные надзорные и контрольные органы, в том числе Госстройнадзор, не отслеживали выполнение.

Мы дали сигнал всем региональным инспекциям Государственного строительного надзора проверить выполнение норм Свода правил по проектированию и строительству. Кроме того, региональные подразделения МЧС сегодня проверяют его выполнение. Норма существует, она абсолютно правильная, адекватная, но правоприменение, к сожалению, не всегда работает.

— Нарушения непременно будут обнаружены…

— Я уверен в этом.

— В единицах столичных торговых центров на первых этажах есть игровые комнаты. Ты должен пройти по всем лестницам, проехать по всем эскалаторам, чтобы туда попасть с ребенком — на самый верх. Таким ТЦ нужно будет что-то менять в конструкции, возвращаться на первые этажи?

— Секрет в том, что стоимость аренды на первом и втором этажах значительно выше, чем на третьем и четвертом. Когда приходит потенциальный инвестор арендовать помещение под игровую комнату и говорит: «Нет, нам это дорого», — ему отвечают: «Тогда поднимитесь на четвертый этаж — там у нас дешевле». Никто в жажде наживы не обращает внимания на нормативную базу, которая не позволяет выше второго этажа размещать детские игровые комнаты. Я надеюсь, что нас услышат владельцы компаний, которые управляют торговыми комплексами, проведут анализ и посмотрят, где такие нарушения есть.

— Тогда детские игровые комнаты переедут ниже?

— Надеюсь, что хватит ума.

— А если не переедут?

— Будут соответствующие предписания уже от противопожарных структур. Думаю, что страшная трагедия поставит мозги на место.

— Стройнадзор, который контролирует ввод объектов в эксплуатацию, подчиняется региональным властям. Может быть, уместно будет сделать его подведомственным вам учреждением, подчинить напрямую Минстрою?

— Такая дискуссия возникла, но я не являюсь сторонником такого решения. Из Москвы контролировать ситуацию в дальних регионах сложно. Мы можем согласовать руководителя стройнадзора, чтобы оценить его профессиональные качества, как мы сегодня согласовываем главного жилинспектора региона. Делать же стройнадзор структурой федерального правительства не совсем правильно, потому что выдача разрешения на строительство остается в компетенции субъекта, выделение земли, проведение конкурсов и аукционов — тоже в рамках полномочий субъекта. Стройнадзор также должен оставаться в парадигме управления субъекта. Если будет такая законодательная инициатива, мы готовы согласовывать руководителей, продолжать давать методические рекомендации.

— Глава правительства Дмитрий Медведев заявил, что необходимо сделать прозрачной систему начисления оплаты жилищных услуг. Как это может быть реализовано?

— Жилищные услуги — это обслуживание дома вплоть до мытья подъездов и уборки территории. С федерального уровня мы никогда в это не вмешивались. Обычно это были договорные отношения между жителями дома и управляющей компанией либо ТСЖ. Там, где таких договорных отношений не было, действовали муниципальные тарифы как ориентир, который управляющие компании брали за основу.

Мы точно не будем регламентировать зарплату консьержа в доме бизнес-класса — это рыночные отношения между жителями дома и управляющей компанией или ТСЖ. Мы готовим методические указания по обычным услугам: уборка территории, снега, подъездов, чтобы муниципалитеты и все участники рынка опирались на них и не было в одинаковых домах в одном и том же субъекте РФ разной стоимости жилищных услуг.

Мы будем рекомендовать их к применению, чтобы люди, готовясь к общедомовому собранию, могли посмотреть и спросить директора управляющей компании или председателя ТСЖ, откуда взялось такое ценообразование.

— Ждать ли повышения коммунальных платежей?

— Внутри субъектов их дифференцируют региональные энергетические комиссии, ФАС — по сути, губернатор и его структуры — по муниципалитетам и ресурсам. Это делается, чтобы у губернатора был люфт: если пришел концессионер на воду, тариф на воду поднять, на тепло опустить. Общий предельный индекс совокупного платежа не должен превышать 4% по стране.

С 1 июля возможен рост в районе 4% в среднем по стране и по ресурсам, за последние 2–3 года это одно из самых низких повышений в этой отрасли. У ФАС есть региональные представительства на территории каждого субъекта. Она внимательно следит за этим.

Россия > Недвижимость, строительство > minstroyrf.ru, 9 апреля 2018 > № 2570935 Михаил Мень


Иран. Индия. Россия. СКФО. ЮФО > Транспорт > iran.ru, 9 апреля 2018 > № 2569341

Иран, Индия и Россия возобновили переговоры об активизации МТК Север-Юг

Иран, Индия и Россия возобновили переговоры об активизации Международного транспортного коридора Север-Юг, который сократит время перевозки грузов в Европу наполовину и снизит стоимость для восточных и юго-восточных азиатских экспортеров.

Три страны ведут такие переговоры с 2000 года относительно существующих дорожных маршрутов и развития некоторых железнодорожных участков между мультимодальной сетью морских судоходных линий, железных дорог и автомобильных дорог общей протяженностью 7200 км, сообщает индийская ежедневная газета The Statesman.

"МТК Север-Юг обсуждался во время визита иранского президента Хасана Роухани в Индию в феврале, в то время как Россия проявляет большой интерес к этому торговому маршруту", - рассказал уполномоченный Консультативного совета по национальной безопасности в правительстве Индии П.С. Рагхаван.

"Это не только для того, чтобы сделать индийско-российскую торговлю или индийско-европейскую торговлю прибыльной, на самом деле он (коридор) сделает ее очень прибыльной для экспортеров Восточной Азии и Юго-Восточной Азии. Нет никаких препятствий, чтобы завершить создание МТК Север-Юг в течение нескольких месяцев".

Без торговых санкций против Ирана, МТК Север-Юг (INSTC) становится "очень конкурентоспособным", сказал он.

Рагхаван добавил, что INSTC сокращает время транспортировки и стоимость вдвое по сравнению с маршрутом через Суэцкий канал.

По INSTC могут транспортироваться грузы от западного побережья Индии через порты Ирана Бандар-Аббас и Чабахар, страны Центральной Азии, Россию и далее в Европу.

Железнодорожное сообщение между азербайджанской Астарой иранской Астарой было официально открыто на церемонии 29 марта 2018 года, одновременно с визитом президента Ирана Хасана Роухани в Баку. Этот сегмент входит в МТК Север-Юг. По нему уже было проведено около 7 600 тонн грузов, начиная с 8 февраля.

Иран. Индия. Россия. СКФО. ЮФО > Транспорт > iran.ru, 9 апреля 2018 > № 2569341


Иран > Электроэнергетика. Металлургия, горнодобыча. Образование, наука > iran.ru, 9 апреля 2018 > № 2569332

Иран сообщил о 83 достижениях в ядерной области за прошедший год

Иран сообщил о 83 достижениях в ядерной области в ходе церемонии, посвященной национальному Дню ядерных технологий, в которой принял участие президент Исламской Республики Хасан Роухани.

В ходе церемонии, посвященной 12-му национальному Дню ядерных технологий, 9 апреля, президент Ирана Хасан Роухани в режиме видеоконференции представил пять отечественных ядерных достижений. Пять ядерных достижений были представлены в главном зале иранского Международного конференц-центра, а 74 других были выставлены на параллельной выставке.

Пять ядерных достижений, обнародованных Роухани, включают:

- транспортировку первого груза желтого кека, произведенного на урановом руднике Саганд, с фабрики в Ардакане, из провинции Йезд, на предприятие по переработке урана в Исфахане;

- эксплуатацию установки по переработке смесей на обогатительной фабрике "Шахид Ахмади Рошан" в Натанзе;

- проектирование, строительство и эксплуатация Национального центра исследований и разработок в сфере наук и материаловедения им. Шахида Алимогаммади, расположенного на заводе по обогащению топлива в Форду;

- проектирование и строительство первого ускорителя линейных частиц в сотрудничестве с Институтом фундаментальных исследований (IPM)

- эксплуатацию топливных испытательных контуров Тегеранского исследовательского реактора.

Экспозиция параллельной выставки включает, среди прочего, последние достижения исследователей Иранского национального центра лазерной науки и техники в сфере применения лазера в здравоохранении и промышленности.

По словам Али Асгара Зареана, который является советником главного иранского ядерщика Али Акбара Салехи, в прошлом году на Национальный день ядерных технологий было представлено 42 иранских отечественных ядерных достижений, что почти в два разе меньше, нежели в этом году.

Зареан также отметил, что достижения этого года связаны с центрифугами, изоляцией стабильных изотопов, радиофармацевтическими препаратами, водой, здравоохранением, очисткой и электростанциями.

Иран > Электроэнергетика. Металлургия, горнодобыча. Образование, наука > iran.ru, 9 апреля 2018 > № 2569332


Россия. СФО > Внешэкономсвязи, политика. Экология. Армия, полиция > snob.ru, 9 апреля 2018 > № 2564597 Андрей Звягинцев

Минотавр и его Лабиринт

Андрей Звягинцев

Общество в России нездорово и утратило всякую возможность диалога с властью. Болезнь его зовется нечувствием, равнодушием, обоюдным отсутствием эмпатии и доверия

Двенадцать лет назад на самом юге Молдавии, изрезанном крутыми обрывами, посреди выжженных лугов, полных овечьих стад, водимых одинокими пастухами, я снимал свой второй фильм. Когда я сейчас вспоминаю безмятежный дух и хитроватый взгляд этих пастухов, то предполагаю, что если бы из их стада в 500–600 голов с обрыва упало, скажем, 20 овец, думаю, для их пастыря не было бы большой проблемы. Потому что он знает: в стаде есть овцы и есть бараны, они вскоре нарожают ему еще. И тогда найдутся новые, кого он сможет выгуливать, окормлять и стричь, стричь снова и окормлять. Пасомое большинство, мирные стада, обрывы и луга.

Угли на кемеровском пепелище остыли. Эмоции улеглись. Губернатор Тулеев ушел на заслуженный высокооплачиваемый отдых. Все или почти все высказались. А что в сухом остатке?

У нас два народа. Один собирается на Манежной и Дворцовой, другой — на Пушкинской и на Марсовом. И это не просто разобщение. Это тупик, у которого нет другого будущего, кроме мрачного, если не будет воли к изменению этого диссонанса, обусловленного системой.

Наша новая трагедия так напоминает «Курск». Только теперь эту «субмарину» безразличия забили до отказа детскими телами. Интересно, ответит теперь президент на вопрос иностранного журналиста: «Что случилось с торговым центром?» — «Он сгорел», как это было в августе 2000-го?

Вспомним еще одну общенациональную трагедию, когда людей вповалку бросали на спину на пороге Дворца на Дубровке. Операция прошла успешно, рапортовали президенту, но и тогда забота была о сохранении репутации власти, а не о жизни людей. Отношение к трагедии как к нарушению демографических показателей. Что это такое? Нечувствительность? Оговорка? Сказал — не подумал? Был смущен, не сориентировался? Нет. Все это приметы расчеловечивания власти.

Тулеев: «Владимир Владимирович, спасибо великое за то, что звонили мне и прошу прощения лично у Вас за то, что случилось на нашей территории». Мизулина: «Я бы хотела высказать слова соболезнования и поддержки нашему лидеру».

Что не так с этими людьми? Что с их органами чувств? Как поворачивается язык произносить подобные вещи? Президент не просто должен, он всенепременнейше обязан звонить всем этим Тулеевым, назначенным им самим на вечное правление территориями. А соболезнования, госпожа Мизулина, как и великую благодарность, господин Тулеев, высказывать нужно своему народу за то, что так терпеливо сносит ваше владычество. Интересно, как сам президент смотрит на все это лицемерие, лизоблюдство и холуйство? Подсказал бы им, что ли, где-нибудь в кулуарах, чтобы не гнули так усердно свои спины и выи. Полное растворение достоинства и элементарной чести.

Между народом и властью полностью потеряна связь. Мы живем в больном обществе, утратившем всякую возможность диалога. Болезнь эта зовется нечувствием, равнодушием, обоюдным отсутствием эмпатии и доверия. Притом тотальным. Для одних — «власти всё врут»; для других — «бузотерят и пиарятся на чужом горе». Как выходить из этого тупика?

Один из специалистов написал в первые дни трагедии, что торговые центры спроектированы как лабиринты. Маршруты для посетителей устроены так, чтобы на пути к выходу из здания они прошли мимо как можно большего числа торговых точек. «Зимняя вишня» — лабиринт Минотавра без окон и дверей, со множеством тупиков, узких лестничных пролетов и неоткрывающихся дверей; устрашающая коробка, в центре которой восседает огнедышащее чудовище. И это не ядовитый дым или языки пламени, это бесчеловечная система, прогнивший до основания зловонный колосс, которому все мало, которому все нипочем. Кто его создал? Не только Путин, но и мы сами, выбирая и поощряя эту систему ценностей. Кто может ее разрушить? Похоже, только Путин. Потому что мы, как оказалось, способны в едином порыве под клекот патриотических гимнов избрать только его.

Неужели вся эта кемеровская мистерия ужаса — жертвоприношение народного тела за его собственный выбор 18.03.18? Выбор существующей системы как обряд ее легитимизации, присяги на верность ее порядку. Системы, которая, как и всякая другая, только выглядит неуязвимой, а значит, всегда будет давать сбой. И вот они, эти системные сбои, один за другим сыплются на головы наших детей то в Волоколамске, то в Кемерове. Еще не вечер, будьте уверены, никто из нас не застрахован от новых сбоев, потому что такая система взаимосвязей в обществе не может дать ему столь вожделенную многими стабильность и достойное качество жизни, за которые мы с вами голосуем.

P. S. Когда текст этот был уже готов, мой знакомый прислал sms: «У меня приятель — хозяин развлекательного центра примерно такого же типа. Вчера к нему пришли из МЧС проверять сигнализацию. Нужная кнопка не сработала. Дал им 45 тысяч, они и ушли себе спокойно».

Минотавр, где твой Тесей? Враг драконьего племени Ланселот, ты где?

Россия. СФО > Внешэкономсвязи, политика. Экология. Армия, полиция > snob.ru, 9 апреля 2018 > № 2564597 Андрей Звягинцев


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > snob.ru, 9 апреля 2018 > № 2564589 Владислав Иноземцев

Блокадная экономика

Владислав Иноземцев

Обвал акций «Русала» и российской биржи в понедельник — предвестник экономического будущего новой России

Мне кажется, что понедельник — практически идеально пришедшийся на середину периода между победой Владимира Путина на выборах и его очередной инаугурацией — стоит считать точкой начала того нового президентства, смутные черты которого многие давно уже пытались разглядеть. Этой точкой отсчета не могли стать ни мусорные бунты, ни трагедия в Кемерове — просто потому, что свалки будут вонять, а торговые центры гореть все предстоящие шесть лет, в то время как ответственные за них губернаторы будут переизбираться или на худой конец пересаживаться в не менее теплые чиновничьи кресла. Однако обвал на финансовых рынках, которого Путину все же удалось добиться своей политикой, имеет совершенно иное звучание: это качественно новое явление, прямо завязанное на внешнюю политику — главное содержание нового путинского срока.

Не буду излагать предысторию вопроса — она всем известна. Отмечу лишь, что с кризиса 1998 года ни одна российская компания не теряла более половины своей капитализации в течение одной торговой сессии, а провалы индекса RTS более чем на 11% отмечались лишь 6 раз за последние одиннадцать лет. В понедельник инвесторы поняли, что США (а Европа, уверен, последует за ними с небольшим отставанием) намерены серьезно «разобраться» с теми вызовами, которые бросает миру современная Россия.

Первые результаты наверняка обнадежат тех, кто разрабатывает западную санкционную политику. Уже сейчас можно практически наверняка говорить о том, что международный бизнес Дерипаски закончился: акции его компаний падают, иностранные члены советов директоров кладут заявления об отставках, Bloomberg и Reuters вычищают из торговых платформ евробонды Rusal’a. Следующими шагами станет отказ партнеров от импорта алюминия (цены на него на биржах уже пошли вверх как верный сигнал того, что один из поставщиков «сошел с дистанции»); разрыв контрактов с компанией со стороны иностранных менеджеров, юридических компаний и банков-андеррайтеров; закрытие счетов за рубежом.

Чуть менее драматично будет развиваться ситуация у «Реновы»: еще вчера компания успела выйти из капитала швейцарской Sulzer, а ее основной бизнес сосредоточен в России («КЭС-Холдинг», «Российские коммунальные системы», «РЭМКО» и «Аэропорты регионов») и связан с программами федеральных и региональных властей, так что тут можно надеяться на устойчивость финансовых потоков и даже на государственную поддержку. Однако надо понимать, что через несколько дней «волна» может дойти до Керимова и ассоциированного с ним «Полюса» (хоть компания и переписана на сына, но американский закон позволяет автоматически распространять санкции на тех, кто действует в интересах первоначально попавшего под них лица), Газпромбанка во главе с Акимовым, ВТБ, возглавляемого Костиным, да и до многих других компаний.

Логика этого «бикфордова шнура» понятна: сначала санкции вводятся против конкретного лица, а затем распространяются на компании (именно так было, например, с Чемезовым), так что сейчас мало кто может считать, что находится в безопасности. И для того, чтобы организовать такой же расстрел российской экономики, каким было для российского флота Цусимское сражение, не требуется ни отключать SWIFT, ни отрезать российские государственные бумаги от торговых площадок, ни объявлять принудительный делистинг акций отечественных компаний на западных биржах. Достаточно, собственно, только одного: последовательного расширения сообщества попавших под санкции со списка 6 апреля до списка 29 января, методично растянутого пусть даже на несколько лет — до тех пор, пока «кот», которому кто-то раз за разом отрубает кусочки хвоста, не обезумеет и не покусает и расцарапает пока еще держащего его на руках «хозяина».

Общая стратегия санкций проста: наши «партнеры» будут без лишней аргументации включать в лист все новых и новых чиновников и предпринимателей, близких к Кремлю. Тем самым они будут наносить все новые и новые удары по экономике, обесценивая российские активы и демотивируя инвесторов, с одной стороны, и заставлять пока еще не попавших под санкции бизнесменов сворачивать свою деятельность и бежать из страны, уводя свои деньги (как давно уже делают и «Альфа», и Прохоров, и Абрамович). Итогом станет полное разделение «списка “Форбс”» на тех, кто рискнет быть похороненным (как бизнесмен) вместе с режимом, и на тех, кто «хоть тушкой, хоть чучелом» предпочтет ощутить себя вне российских границ. Для такой «сепарации» российского бизнеса — а именно она и станет содержанием «следующих серий» захватывающего блокбастера — потребуется, на мой взгляд, от двух до трех лет. Если к концу этого срока отечественная экономика не встанет вновь на те же самые колени, которые она так неуклюже «распрямила», начнется второй акт, детали которого пока видны не слишком отчетливо.

Характерно, что сейчас, в начале реального действия санкций, ситуация складывается самым неблагоприятным для России образом — прежде всего потому, что событий, к которым при желании можно будет приурочить введение дополнительных ограничительных мер, окажется в ближайшее время в достатке.

Среди главных стоит отметить как минимум четыре.

Во-первых, относительно скоро (3–6 месяцев) будет завершено расследование по делу о вмешательстве российских властей в президентские выборы в США в 2016 году. Я не думаю, что такое вмешательство серьезно изменило результаты голосования, но сам факт того, что русские делали все возможное, чтобы на него повлиять, будет подтвержден и станет первым основанием для новой волны ограничений.

Во-вторых, примерно в то же время Великобритания представит доказательства по «делу Скрипалей», и что-то мне подсказывает, что масштабы «засветок», оставленных доблестными бойцами Кремля, превзойдут самые смелые ожидания, что не прибавит Москве союзников в Европе.

В-третьих, до конца года начнутся заседания суда на процессе по сбитому в 2014 году малайзийскому «Боингу» — ну а тут в непричастность России верят разве что Соловьев и Киселев. Процесс будет открытым, доказательств будет представлено много — и ниточки потянутся прямо к людям, так или иначе санкционировавшим операцию в Донбассе. К тому же, учитывая нынешнюю вовлеченность России в торговлю углем с сепаратистских территорий, санкции можно будет распространить на РЖД и все крупнейшие угольные и металлургические компании страны.

В-четвертых, не стоит сбрасывать со счетов «друга Башара»: России уже давно пора уносить ноги из Сирии, но это не в правилах Путина — и не стоит сомневаться, что дело там хотя и не дойдет до большой войны, но пойдет в таком направлении, которое позволит относиться к России как к стране — спонсору наемничества, покровителю военного преступника и одной из сторон в преступлениях против человечности. Поэтому основной вопрос будет сводиться только к тому, против кого и как вводить санкции — причин для этого будет в достатке.

Соответственно, возникает и фундаментальный вопрос о том, как все это отразится на российской экономике. Я бы обратил внимание прежде всего на три важных «среза» появляющихся проблем.

Во-первых, это катастрофическая ситуация с привлечением финансирования и расплатой по долгам. Сегодня российские корпорации должны западным кредиторам почти $350 млрд, и возникает выбор между дефолтом и замещением этих кредитов средствами Центрального банка. Речь идет даже не о сделках валютного РЕПО (т. к. они могут оказаться под запретом для таких клиентов), а, скорее, о рублевом кредитовании под залог активов или векселей. Мы, замечу, помним, чем заканчивались такие опыты с «Роснефтью», когда котировки рубля оказывались в свободном падении — и нечто подобное, я думаю, можно прогнозировать и в будущем, особенно если желающих перекредитоваться окажется слишком много.

Во-вторых, это стабильность национальной валюты и цен. Как увеличение кредитования из внутренних источников, так и спекулятивное давление на рубль в достаточно краткосрочной перспективе вызовут инфляционную волну, которая хоть и окажется несравнимой с той, что мы видели в 2014–2015 годах, вернет инфляцию с нынешних 2–3% к как минимум 6–8%, что поставит крест на самых амбициозных путинских обещаниях: росте инвестиций, сверхдешевой ипотеке и т. д. При этом я не предполагаю, что Центральный банк будет столь же жестко сдерживать инфляцию, как прежде, так как правительство окажется заинтересовано в дешевом рубле, позволяющем поддерживать бюджет в условиях сокращающейся валютной выручки.

В-третьих, это совершенно новая ситуация на внешних рынках: удары по российским компаниям действительно являются в том числе и ударами по конкурентам западных корпораций; ограничение экспорта российских товаров (оружия, алюминия, практически наверняка черных металлов и угля, а в конечном итоге, вероятно, даже нефти и газа) приведет к вытеснению нас с наиболее высокомаржинальных рынков и в конечном счете разрушит экономику, которая по-прежнему специализируется на обмене сырья на готовую промышленную продукцию. При этом никакой модернизации при закрытом рынке технологий и сокращающейся валютной выручке ожидать, конечно, не стоит.

Однако сегодня российским предпринимателям и чиновникам следует не паниковать и тем более не делать вид, что «все обойдется», а занимать «круговую оборону», искать и находить оригинальные инструменты выживания в «новой нормальности» и пытаться минимизировать нанесенный ущерб. И не забывать, что речь идет не о быстром столкновении, а о настоящей блокаде. Блокаде, которую мир не хотел вводить в отношении России практически «до последнего», но которой сегодня никто уже не видит альтернативы.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > snob.ru, 9 апреля 2018 > № 2564589 Владислав Иноземцев


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 9 апреля 2018 > № 2564080 Андрей Пионтковский

США могут уничтожить Россию

Татьяна Гайжевская, Обозреватель, Украина

«Обозреватель» продолжает серию интервью с известными россиянами, посвященных прогнозам на ближайшие 6 лет правления президента России Владимира Путина. Будет ли его новый срок принципиально отличаться от предыдущих? Сработает ли ядерный шантаж? Нужны ли Кремлю новые имперские победы и — главное — позволят ли ему их? Будет ли безмолвствовать российский народ? И, наконец, когда и как решится вопрос с оккупированными украинскими территориями? Своими размышлениями на эту тему с «Обозревателем» поделился российский политолог, журналист, политический деятель Андрей Пионтковский.

«Обозреватель»: Будут ли следующие 6 лет президентства Путина чем-то принципиально отличаться от того, что мы видели в предыдущие 18 лет?

Андрей Пионтковский: Во-первых, я бы возражал против цифры «6». Путин совершенно не думает о шести годах. Он десятки раз совершенно ясно давал понять, что его правление — это правление пожизненного диктатора. Мне кажется, каждый украинец должен посмотреть ту сцену из фильма «Миропорядок-2018», где Путин с вожделением рассуждает о том, как он лично будет применять ядерное оружие. Так же он говорит и такую фразу: «Зачем нам такой мир, если там не будет России?» То есть — зачем мне такой мир, в котором я не будут властвовать?

Когда он говорит о России, надо всегда вспоминать, как наш замечательный Володин (спикер Госдумы РФ Вячеслав Володин — прим. ред.) сказал, что Россия — это Путин, а Путин — это Россия. Поэтому, какие там 6 лет?

Но это с точки зрения Путина. А если говорить об объективных закономерностях развития, то я надеюсь, что мир все-таки уцелеет, и он будет без Путина. И это событие произойдет гораздо раньше, чем через 6 лет.

Что касается того, чем этот срок будет отличаться от предыдущих — ну, вот он и показал. Ядерным шантажом он занимается с 2014 года. Известно, что, задумывая крымскую операцию, аннексию Крыма, он привел в состояние боевой готовности ядерные войска. Но никогда этот шантаж не был столь явным и психологическим, как в последние дни.

Все его послание Федеральному собранию посвящено ядерному шантажу, причем, грубейшему и глупейшему. Все эти мультики, которые он демонстрировал, с одной стороны, не имеют никакого отношения к реальности — это задумки, разработки еще советских конструкторов. А с другой стороны, что нового он сообщил? Он сообщил, что Россия может уничтожить Соединенные Штаты. Да, это известно всему миру и США, но как минимум с 1962 года, когда это поняли Кеннеди и Хрущев и отступили от края ядерной войны.

Просто Путин забывает поставить запятую и продолжить, что и Соединенные Штаты также могут уничтожить Россию. Вопрос лишь в нюансах: Россия может 10 раз уничтожить США, США могут 15. Или наоборот.

Выступление было абсолютно параноидальным, и это говорит о том, что он сознательно идет на повышение уровня конфронтации с Западом и вечное балансирование на грани войны. Но не переходя эту грань. Пока еще он не самоубийца, готовый покончить с собой и миром. Но угрожает: если мной серьезно займутся, мир исчезнет. Потому что это единственный способ удержаться у власти. Какую еще повестку дня он может предложить населению?

— Вы сказали: «Путин пока не готов». А когда будет готов?

— Он сформулировал это условие: «Когда будет угроза моей личной власти». Дескать, мир без Путина во власти существовать не может. Им важно создать атмосферу осажденной крепости.

Но есть нюанс. Очень важно понять, чем Путин-2018 отличается от Путина-2014. Путин и весь российский фашизоидный политический класс в 2014 году, во время так называемой «русской весны», был на пике эйфории. «Русский мир», «воссоединение рассоединенной нации», «Новороссия» из 12 областей, дальше — везде, угроза Прибалтике… Тогда они думали об этом совершенно серьезно. И Путину казалось, что он нашел золотую жилу вечного правления, что на алтарь своей власти он будет приносить восторженному народу все новые и новые славные победы. Сначала Крым, потом — «Новороссия», потом — Нарва.

Но очень быстро он понял, что это невозможно. Прежде всего, провалилась сама идея «русского мира» на Украине — он собирался разжечь этническую войну между русскими и украинцами, но это не удалось: большинство русского населения отвергло эту идею и осталось верным украинскому государству.

И во многом он полез в Сирию для того чтобы отвлечь внимание от этого принципиального и метафизического, как я его называю, поражения и провала на Украине. Но и там тоже он долго хорохорился, три раза торжественно и победоносно, после завершения всех задач, выводил войска. Потом при первом серьезном столкновении с какой-то ротой американцев при попытке захватить какой-то нефтяной заводик вляпался в катастрофу, о которой до сих пор не сообщают россиянам.

— Как, по вашему мнению, на эти ультиматумы будет реагировать Запад? Он действительно позволит Путину оставаться во власти?

— Запад не позволит ему ничего больше. Это понял и Путин: что никаких больше славных побед не будет. Запад всегда медленно собирается — в отношении Гитлера он тоже медленно собирался.

Поэтому Путин будет продавать другую модель — оруэлловскую вечную войну, вечное балансирование на грани войны в осажденной крепости.

Если говорить об украинских делах — не полезет он ни на Мариуполь, ни тем более на Киев, понимая, что реакция Запада — многоплановая, и военная, и экономическая и какая угодно — будет просто сокрушительной для его власти.

Но он будет сидеть в осажденной крепости, с гниющей экономикой, и пугать всех оттуда своей ядерной пиписькой.

Я нахожусь в Вашингтоне, я общаюсь с людьми и ощущаю это ежедневно: здесь совершенно другое отношение к Путину, чем месяц назад. Пройден какой-то рубеж.

— Произошел сдвиг в их сознании?

— По большому счету, им наплевать и на Украину, и на Россию, но они уже почувствовали угрозу себе. Последней каплей было нападение с химическим оружием массового поражения в Солсбери. Они почувствовали, что это угроза серьезная и противостоять ей нужно всерьез.

— А как же российский народ? «Народ безмолвствует», как говорил классик? Он будет безмолвствовать и в ближайшие 6 лет?

— Вы знаете, у российского народа очень парадоксальное сознание. К его чести хочу сказать, что эта безумная имперская агрессивная философия не характерна для большинства народа. Она порождается правящим классом. Это не призыв снизу, на который верхам требовалось бы реагировать, как, скажем, в гитлеровской Германии. Или, например, во время развала Югославии сербы были гораздо более имперским и фашизоидным народом, чем русские. Милошевич развязал 4-5 войн для нарезания «великой Сербии», причем, он пользовался безоговорочной поддержкой сербского народа.

А какова была реакция на Беловежскую пущу в Москве? Я помню прекрасно: некоторые политики призвали к демонстрации протеста, вышло 200 человек.

То есть глубоких имперских инстинктов у русского народа нет. У него есть эта чудовищно агрессивная, разжиревшая на ограблении того же народа элита, захотевшая наслаждать имперскими комплексами.

— Имперских комплексов у народа нет, но и революционных настроений, желания что-то изменить — тоже.

— Есть две центральные идеи в русском сознании: имперский комплекс элиты, но 95% населения совершенно едины в том, что правящая верхушка ограбила страну. Удивительным образом благодаря работе пропаганды большая часть этих людей Путина выносит за скобки. Какие-то плохие олигархи, начиная с Медведева и дальше по списку — но о Путине молчок, хотя в общем-то все понимают, что: а) он во главе этой банды и б) его личное состояние там.

Так вот. Я все время подсказываю Западу, и мне кажется, он начинает понимать: у него есть прекрасная возможность повернуть ситуацию. Буквально в последние дни об этом стали говорить руководители Великобритании — Борис Джонсон и Тереза Мэй. О том, что «мы не боремся с русским народом и с Россией — мы боремся с клептократами, ограбившими Россию».

У Соединенных Штатов есть прекрасная возможность объявить эти 1,2 триллиона — по подсчетам американского Института экономических исследований (National Bureau of Economic Research), — деньгами, добытыми преступным путем.

Есть законодательства обеих стран, не надо ничего придумывать, не надо вводить новые санкции, а просто использовать его. Эти средства должны быть заморожены, конфискованы. Что делает честный американский или британский полицейский, когда конфискует у преступника украденный кошелек? Он возвращает этот кошелек владельцу.

То есть в принципе необходимо политическое заявление о том, что это деньги русского народа. Дескать, мы понимаем, что они должны быть возвращены, но, конечно, мы не можем их возвратить тем же преступникам, которые стоят во главе этого государства. При этом российское правительство, которое проведет люстрацию всех элит, причастных к этим преступлениям, получит в распоряжение русского народа эти громадные средства.

Такой шаг западных правительств, резонирующий с чаяниями 90% российского населения, был бы очень позитивен. Мне кажется, он подорвал бы сами основы антизападной пропаганды, раздуваемой теми же преступниками.

— Вы сказали, что сегодня Путин не может себе позволить активные наступательные действия в отношении Украины. А что будет с Донбассом и Крымом?

— Донбасс будет возвращен Украине после падения путинского режима. Любое новое правительство закроет ситуацию на Донбассе. А с Крымом, наверное, будут пытаться навязывать какие-то варианты. Попытаются договориться с Западом, чтобы он на время закрыл на это глаза — как это было в случае с Прибалтикой и США. Но в конце концов Крым будет возвращен Украине.

— То есть ситуация замораживается до момента ухода Путина из власти?

— Конечно, при Путине никаких подобных шагов не будет. Для него это публичное признание поражения. Вся власть его держится на том, что он «собиратель русский земель». Как же он может отдавать «русские земли»?

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 9 апреля 2018 > № 2564080 Андрей Пионтковский


Великобритания. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 9 апреля 2018 > № 2564075 Дмитрий Орешкин

Путину некуда отступать

Дмитрий Орешкин, Новое время страны, Украина

У Кремля крайне неблагоприятная ситуация — у него больше нет вариантов. Остается уходить в глухую несознанку. Или выступать с такими абсолютно радикальными опровержениями вроде «зачем уничтожили животных». Прежде всего, это совсем не дело Кремля — указывать, что должна уничтожать и предпринимать британская администрация на своей территории. Но сказать-то нечего, поэтому и приходится говорить что-то такое отвлекающее.

Конечно, Кремль и дальше может стоять на своем: не хранил, не предоставлял, родственников за границей не имею. У России нет альтернативы давлению Запада. И потом, от Кремля уже ничего хорошего не ждут. Дальнейшие жесткие заявления приведут только к большей изоляции.

Процесс однозначно пошел, и я думаю, что именно так нужно трактовать события в Солсбери: пути назад больше нет. И те люди, которые хотели, чтобы Путин был полностью зависим от силовиков и не имел даже иллюзий хоть как-то вернуться к нормальным отношениям с Западом, должны испытывать некую удовлетворенность. Ведь ближайшие года два Путина уже никуда и ни в каком виде не примут — даже если он возьмется изображать из себя голубя.

Следует ожидать скорого прогресса в расследовании дела об отравлении Скрипаля. Дай Бог, его дочь Юлия заговорит и раскроет какие-то детали, о которых следствие может еще не подозревать. Хотя абсолютному большинству более-менее независимых наблюдателей и без того очевидно, откуда ветер дует, чем он пахнет и где его сделали ядовитым.

Отравление Скрипаля — это именно тот случай, когда все уже понятно. России остается только складывать губки бантиком и негодовать.Уровень конфликтности будет только ухудшаться, ведь Путину (даже если бы он хотел) отступать уже некуда, да и нельзя. Вопреки ожиданиям президента о том, что Запад зависит от российских ресурсов — эта логика совершенно не работает, потому что этим ресурсам есть альтернатива. И чем жестче Путин себя ведет, тем более жесткий симметричный ответ он получает. Следует ожидать вербального обострения отношений между Россией и Западом. Силовые действия вряд ли возможны.

Безусловно, любители повоевать у России есть — но ресурсов-то нет. Ведь все то, о чем заявляли раньше — лишь слова и пиар. Можно, конечно, сделать еще две подводные лодки или пять ракет «Сармат». Но разве это что-то меняет?

Великобритания. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 9 апреля 2018 > № 2564075 Дмитрий Орешкин


Великобритания. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 9 апреля 2018 > № 2564065 Борис Джонсон

Борис Джонсон: "инфантильный" Корбин впитывает российский поток абсурдности

Борис Джонсон | The Sunday Times

"Иногда кажется, будто основная работа Кремля состоит в том, чтобы обеспечивать качественную "дымовую завесу", - пишет в своей статье в The Sunday Times министр иностранных дел Великобритании Борис Джонсон.

"А после того, как 4 марта в Солсбери были отравлены Сергей и Юлия Скрипаль, хорошо отлаженные методы Москвы выставлены напоказ в полной мере", - говорится в статье.

Джонсон отмечает: "Есть лишь одно, что приходит Кремлю на выручку и придает ложную достоверность натиску его пропаганды, - это когда политики из стран, подвергающихся атаке, присоединяются к этим усилиям (вольно или невольно), чтобы порождать сомнения там, где их нет, и сеять замешательство там, где есть ясность".

"К сожалению, я прихожу к выводу, что к этим усилиям присоединился Джереми Корбин. Даже теперь он не может заставить себя недвусмысленно заявить, что за это было ответственно российское государство. Всякий раз, когда он позволяет себе свободно высказываться на эту тему, он возвращается в свою зону комфорта - свое прошлое инфантильного левака, сочувствующего любой стране, любому движению, даже самому неприятному, которое враждебно Великобритании", - пишет Джонсон.

"Вспомните заключение Портон-Дауна (британской правительственной лаборатории. - Прим. ред.), что для создания нервно-паралитического вещества требовались "чрезвычайно изощренные методы, возможности применения которых есть, вероятно, лишь для государственного актора". Это фактически исключает гипотезу Корбина, что ответственность каким-то образом лежала на русской мафии (хотя мафия не имела бы каких-либо видимых мотивов)", - говорится в статье.

Джонсон также утверждает, что "российское государство уже начало превентивную кампанию по дискредитации вердикта ОЗХО" - Организации по запрещению химического оружия, которая сейчас проводит исследования проб из Солсбери.

Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров заявил, что Россия не может "поддерживать заранее результаты расследования, в котором мы не участвуем", цитирует Джонсон. И заявляет: "Я не буду деликатничать: это циничная чушь, а Джереми Корбин позорит себя, оказывая ей поддержку. Он поистине полезный дурак для Кремля".

Великобритания. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 9 апреля 2018 > № 2564065 Борис Джонсон


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 9 апреля 2018 > № 2564058 Энн Эпплбаум

Это уже не только Россия

Энн Эпплбаум | The Washington Post

"Меня тревожит запоздалое рвение при разоблачении российских манипуляций, так как оно преуменьшает масштаб проблемы, которая вовсе не исчерпывается действиями русских", - пишет обозреватель The Washington Post Энн Эпплбаум.

Она описывает "онлайн-тактики россиян": использование подложных сайтов "для повышения доверия к экстремистским взглядам", выдумывание или искажение историй "с целью спровоцировать страх и усугубить социальные раздоры".

"Но все эти тактики, в большом масштабе впервые примененные россиянами, есть и в распоряжении других - и не только других авторитарных правителей. Они открыто и законно применяются и в западных демократиях", - пишет автор. По ее словам, правящая партия Венгрии в ходе недавней избирательной кампании "использовала ряд платформ для распространения целой серии видеозаписей, которые были фальсифицированы, вырваны из контекста или подправлены техническими способами".

"Ровно таким же образом действуют Fox News и те СМИ, которые дружественно относятся к Трампу. Как я уже писала, во время своей избирательной кампании 2016 года Дональд Трамп открыто пользовался российскими слоганами и версиями", - продолжает автор.

"Но в данный момент у него уже нет необходимости что-то у них заимствовать. Недавно The New York Times, проанализировав, как президент зациклился на "караване нелегальных мигрантов", перечислила, как первоначальный сюжет был намеренно приукрашен и искажен СМИ, которые мы в другой стране назвали бы "прорежимными", - говорится в статье. (Подразумевается история с "караваном", организованным, чтобы привлечь внимание к бедственному положению мигрантов и беженцев. Трамп в ответ направил Национальную гвардию для охраны границы США с Мексикой. - Прим. ред.).

Эпплбаум заключает, что "против дезинформационных кампаний недостаточно применять решения, сфокусированные исключительно на России".

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 9 апреля 2018 > № 2564058 Энн Эпплбаум


Россия > Недвижимость, строительство. Финансы, банки > forbes.ru, 9 апреля 2018 > № 2564015 Максим Артемьев

Страна муравейников. Почему ипотека в России не решает квартирный вопрос

Максим Артемьев

Историк, журналист

Россиянам пора пересмотреть отношение к аренде квартир. Ипотека должна быть всего лишь одним из вариантов получения жилья

В СМИ в последнее время особенно активно обсуждается проблема ипотечного кредитования. Снижение средней ставки до 9,75% годовых по итогам февраля (вслед за последовательным снижением ставки рефинансирования Центробанка) подтолкнула экспертов к самым разным выводам и гипотезам.

Кто-то говорит о неминуемом и скором крахе «ипотечного пузыря», кто-то, напротив, о расширении доступа к ипотеке и увеличении числа людей, которые улучшат свои жилищные условия. Одни видят в удешевлении ипотеки угрозу для макроэкономической стабильности, другие — драйвер экономического роста и увеличения ВВП. Но, как представляется, разговор о процентах и пузырях уводит от главного — от содержательного обсуждения настоящего и будущего жилищной политики в России.

Чтобы было понятно, о чем идет речь, обратимся к мартовскому посланию президента Владимира Путина, в котором проблеме ипотеки было уделено немалое внимание. Вот несколько цитат из него: «За пять лет свыше полумиллиона семей с детьми смогут улучшить свои жилищные условия с помощью льготной ипотеки… Вижу три ключевых фактора повышения доступности жилья. Первый — это рост доходов граждан. Об этом я говорил, мы должны это обеспечить. Снижение ставок ипотечного кредитования и, конечно, увеличение предложения на жилищном рынке».

Путин напомнил, что в 2001 году по всей России было выдано 4000 ипотечных кредитов. «Ставка доходила до 30%, в том числе в валюте. Более половины кредитов, кстати, и выдано было в валюте. Воспользоваться ипотекой могли единицы. В прошлом году выдано около миллиона ипотечных кредитов. В декабре средняя ставка в рублях впервые опустилась ниже 10%. Но стремиться нужно, безусловно, к 7%, это уж точно. За предстоящие шесть лет ипотека должна стать доступной для большинства российских семей, для большинства работающих граждан, для молодых специалистов».

Вроде бы все звучит очень убедительно, по крайней мере не вызывает особенных вопросов. Тезисы президента вполне укладываются в привычную идеологему: решение проблем с жильем — дело рук самих граждан, нужна квартира — обращайся к банку за ипотекой. А дело государства — вести дело к снижению процента по ней через макроэкономическую политику. Ну и о чем президент также сказал: снижать налог на имущество физических лиц и кадастровую стоимость. И все. Ни о каких других вариантах получения крыши над головой в послании упомянуто не было. А они, как показывает мировой опыт, есть.

Опыт других стран

В России после 1991 года произошла ловкая подмена понятий. В области жилищной политики все свелось к перекладыванию на плечи самих граждан заботы об обеспечении себя жильем, государство самоустранилось из этой сферы. Мол, таковы, рыночные реалии.

Однако на самом деле разговоры об ипотеке затуманивают суть обязанностей государства в лице и федерального правительства, и региональной власти, и местного самоуправления о предоставлении в пользование (не в собственность!) жилья своим гражданам. Во всем развитом мире государственные органы активно выступают в том числе в качестве застройщика и арендодателя. Строительство и эксплуатация так называемого «социального жилья» (Public housing) является там важнейшей функцией власти на всех уровнях.

Возьмем, к примеру, Францию, дома-HLM («жилье с умеренной арендной платой» в дословном переводе) составляют там 16% всего жилья, в четырех миллионах квартир проживает, по разным оценкам, от 10 млн до 13 млн человек. При этом HLM имеются как частные, так и государственные. Главное в них не форма собственности, а принцип предоставления недвижимости: квартирами пользуются семьи с недостаточными доходами либо те, кто не желает тратиться на покупку жилья в собственность. С 1998 года закон обязывает каждый город с населением больше 3500 человек иметь не меньше 20% домов-HLM. Помимо HLM во Франции имеются и другие виды социального жилья, а также несубсидированных домов, предназначенных для аренды.

И только в России у правительства не болит об этом голова, оно умыло руки и наблюдает как бы со стороны за происходящим, отводя себе роль опосредованного контролера и установителя правил игры на рынке недвижимости. Сразу обозначу свой тезис: ипотека должна быть всего лишь одним из вариантов получения жилья (не в собственность, это важно).

История вопроса

Проблема была заложена в начале девяностых, когда была принята программа приватизации жилья («Закон о приватизации жилищного фонда в Российской Федерации»). Из всех видов приватизации того времени жилищная была, возможно, хуже всего продумана и организована. Главным ее итогом стало создание, как их называет эксперт по жилищной политике Владимир Самошин, «домов-конгломератов» — уникальной формы владения, которой больше нет нигде в мире.

Дома приватизировались не как единое целое, а поквартирно. Кто-то становился владельцем собственного жилья, кто-то продолжал жить в неприватизированной квартире — и все это в одном здании! Более того, чердаки, подвалы, прочие общие помещения, лифты, земля под домом и т. д. так и оставались «ничьими». Это можно сравнить с тем, как если бы при приватизации завода рабочим раздали по станку и сказали, что они теперь их владельцы. Управлять имуществом такого дома невозможно, нельзя даже провести полноценное собрание жильцов: кто-то владелец, кто-то не владелец квартиры; но даже те, кто имеет собственность, могут там не жить, а если и живут, то невозможно их заставить принять участие в общем собрании и управлении.

В итоге при всей формальной смене собственности все равно следят за состоянием домов власти — теперь уже через управляющие компании.

В мире же есть три основных вида многоквартирного жилья: кондоминиум, доходный дом и социальное жилье. В кондоминиуме все являются совладельцами не только квартиры, но и остальных помещений и собственности, невладельцев там быть не может юридически, и все принимают участие в управлении. В доходных домах один владелец — частный собственник или компания, а жильцы арендуют квартиры. Цель понятна — извлечение прибыли. В социальном жилье собственник — государство либо частное лицо, которому бюджет доплачивает, чтобы оно не поднимало арендную плату выше определенных пределов. Тут цель — предоставление людям недорого жилья. Конгломератов по-российски нет больше нигде в мире. Именно они — мина замедленного действия.

Проблемы ипотеки

Что самое опасное в современных ипотечных программах? Они консервируют и ухудшают ситуацию с конгломератами. Ибо то жилье, которое предлагается по ним, включает в себя, как правило, так называемых муниципалов, то есть людей, которым государство предоставляет квартиры (по разным программам, в том числе по социальному найму). Конгломераты воспроизводятся и воспроизводятся — уже в зданиях, построенных спустя почти 30 лет после кончины советской власти. И никакая московская реновация ничего не меняет, ибо по ней те люди, которые лишаются неприватизированных квартир в сносимых домах, неизбежно получат их во вновь построенных. То же самое касается собственности на землю под домом, общих площадей и так далее.

Я живу в доме-ТСЖ 1999 года постройки. Тем не менее в нем немало квартир до сих пор не приватизированных (люди получили их как работники соответствующего ведомства), а купив квартиру в нем, я с удивлением узнал, что не стал автоматически членом ТСЖ. Надо было писать для этого заявление. Вот вам и кондоминиум (ТСЖ же стремится к этому варианту) по-российски — два абсурда сразу.

Вторая проблема, которую ипотека никоим образом не решает и решить не может, — качество жилья. В той же Франции 72% домов-HLM (а из построенных после 2000 года — 95%) представляют собой малоквартирные дома, не выше 3-4 этажей. В Великобритании и Нидерландах 60% жилья — так называемые двухквартирные дома (semi-detached houses) плюс отдельно стоящие и «дома в линию» (terrace houses). На долю многоквартирных домов приходится сравнительно небольшой процент. Напомним, что эти страны в 31 и 48 раз по плотности населения превосходят Россию, соответственно.

В России же, самой большой по территории стране мира (даже с учетом Сибири и Крайнего Севера), при ее низкой плотности населения практически вся ипотека — это многоэтажки (остроумно называемые архитекторами «крольчатниками» или «муравейниками»), как при СССР, только еще выше и плотнее друг к другу прижатые. Парадокс: в рыночное время продолжаются худшие традиции советского строительства.

Ипотека в постсоветском исполнении не повлекла за собой серьезных изменений в градостроительстве, не породила спрос на действительно качественное жилье и комфортную среду обитания.

Достаточно взглянуть на новостройки Подмосковья — прежние дачные районы застраиваются уродливыми домами-гигантами. И подобное происходит по всей стране.

Путь к цивилизации

Если в области торговли челночно-рыночные времена остались, в целом, позади и она перешла к цивилизованным форматам, то по части аренды жилья царит такое же варварство, как и 30 лет назад. Подавляющее большинство арендодателей не профессионалы рынка, для которых это основное занятие, а люди, имеющие лишнюю квартиру и желающие подзаработать на ней, а то и сдающую комнату в своей единственной. Нет ни частных доходных домов, которые были основной застройкой Санкт-Петербурга и Москвы последние 50 лет перед революцией и до сих пор радуют глаз своей архитектурой, ни соответствующего муниципального жилья. И нет желания государства хоть как-то изменить ситуацию на рынке аренды жилой недвижимости.

Многое в этой ситуации упирается в законодательство и менталитет населения. Непродуманная приватизация жилья помимо прочего закрепила стереотип в сознании россиян: «У человека обязательно должно быть жилье в собственности». Под это же «заточено» и действующее право, в частности, ежегодное продление возможности приватизации жилплощади, которое, как отмечает тот же Самошин, развращает население — не столько самим фактом даровой его раздачи, сколько закреплением конгломератов. «Обеспечить человека жильем» в постсоветской реальности почти всегда означает дать его в собственность. Но нуждающимся социальным категориям передавать квартиры в частное владение категорически недопустимо. Это препятствует созданию класса ответственных владельцев недвижимости и приводит к постоянному вымыванию и без того скудного фонда государственного жилья.

В Москве в собственных квартирах проживает 85% населения, в Берлине — только 14%. Но можно ли сказать, что ситуация в Германии, где в целом процент владельцев жилья колеблется в районе 50%, более печальна, чем в России? Ориентация на покупку жилья любой ценой (а в российских условиях это в подавляющем большинстве случаев означает — ценой ипотеки) разрушает жизнь многих семей, деформирует их систему ценностей, лишает их удовольствия от жизни здесь и сейчас. В то время как многие их европейские сверстники наслаждаются жизнью, путешествуют, тратят деньги на что-то еще, проживая в арендном жилье (государственном и частном) и вовсе не считают себя неудачниками, наши семьи вынуждены отказывать себе порой в самом необходимом ради выплат процентов по ипотеке.

Что делать

Необходимо пересмотреть как отношение населения к аренде жилья, так и государственную политику и законодательство. В первую очередь это касается защиты прав арендатора, которые так и будут оставаться пустым звуком, пока большая часть аренды у нас будет предлагаться собственниками 1-2 квартир, которые в любой момент могут сослаться на то, что им самим жить негде. В идеале речь должна идти о практически гарантированной пожизненной аренде жилья — по европейскому образцу.

Слова героя булгаковского романа о том, что людей испортил квартирный вопрос, остаются в силе. В СССР строилось мало жилья. Несколько поколений выросло в коммуналках и бараках, мечтая о приватном угле. В начале 1990-х казалось, что их мечта сбылась в результате жилищной приватизации — вызывавшей меньше всего споров и нареканий по сравнению с ваучерной или земельной. Но дьявол крылся в деталях, которые сегодня проступают все нагляднее. Во-первых, новые поколения лишились иных возможностей улучшить свои жилищные условия кроме как с помощью ипотеки; во-вторых, Россия все больше напоминает Гонконг с его безликими и уродливыми многоэтажками. Но Гонконг — одно из самых маленьких государств мира, а Россия — самое большое. Московская реновация обещает нам очередное повышение этажности столицы вместо выведения населения в Новую Москву, неизвестно для чего присоединенную.

Пример с реновацией показывает, что у власти нет долгосрочного плана действий, преобладает ментальность временщика — заработать здесь и сейчас. Но этот же пример показывает, что и население пока еще мало обожглось на приватизации жилья в 1990-е и готово сыграть с государством еще раз в схожую игру.

Россия > Недвижимость, строительство. Финансы, банки > forbes.ru, 9 апреля 2018 > № 2564015 Максим Артемьев


Россия > Образование, наука. Агропром > fano.gov.ru, 9 апреля 2018 > № 2563971

В ФИЦ Институт цитологии и генетики СО РАН прошла IV Международная конференция «Генофонд и селекция растений»

В ФИЦ Институт цитологии и генетики СО РАН (далее – ФИЦ ИЦИГ СО РАН) состоялась IV Международная конференция «Генофонд и селекция растений». На ней были представлены результаты изучения и сохранения генетических ресурсов растений на основе современных научных достижений, а также практического использования мирового генофонда культурных растений в селекции.

В конференции приняли участие более полутора сотен участников – исследователи из российских научных центров, а также зарубежные гости из Азербайджана, Белоруссии, Германии, Казахстана, Монголии и Узбекистана.

Важно отметить, что взаимопроникновение фундаментальных генетических и прикладных селекционных исследований – уже сложившийся тренд в развитии науки, который уже начинает приносить практические результаты. «В этом году было представлено очень много работ, основанных на этом объединении,- отметил председатель оргкомитета конференции, заместитель директора ФИЦ ИЦИГ СО РАН по научной работе, руководитель СибНИИРС, доктор сельскохозяйственных наук Иван Лихенко, – Это заметно даже в сравнении с прошлым годом».

Бурное развитие маркер-ориентированной селекции началось лишь два-три года назад и пока не привело к созданию конечных продуктов – новых сортов сельскохозяйственных культур, принятых в производство. Но многие из участников конференции в своих докладах показали, что уже вышли на финальные стадии и результат не за горами. И это доказывает, что новый подход позволяет в разы сократить срок создания нового сорта с заданными характеристиками.

Наука старается отвечать на запросы общества - растет интерес к диетическому питанию. Например, новые сорта ржи, выведенные в Казани и представленные на конференции, помогают в профилактике аллергии и астмы. А работа новосибирских генетиков (ФИЦ ИЦИГ СО РАН) поможет создать сорта картофеля с содержанием крахмала, оптимальным для больных сахарным диабетом.

Если программа первых двух дней была в большей части посвящена обзорным докладам селекционеров, обладающих солидным научным багажом, то третий день отдали на откуп молодым ученым, чьи выступления были не менее интересны.

«Любой метод селекции требует специфического инструментария, подходов к селекционной работе,- рассказала заместитель руководителя по научной работе Сибирского научно-исследовательского института растениеводства и селекции, филиала ФИЦ ИЦИГ СО РАН, кандидат биологических наук Галина Артёмова. – Маркер-ориентированная селекция – направление новое и инструменты, методы работы в нем еще только создаются. Как раз этой работой занимаются многие из наших молодых участников. Результаты их фундаментальных научных исследований будут в дальнейшем применять селекционеры в своей прикладной работе».

Еще одна важная задача любой конференции – налаживание сотрудничества между учеными из разных регионов и стран. Селекционеры договариваются об обмене материалом, полученными результатами. Для многих развитие такого сотрудничества является одной из главных задач участия. В их числе представители Монголии, которые в прошлом году уже приезжали в ФИЦ ИЦИГ СО РАН. Изначально гостей интересовала облепиха, но в ходе визита выяснилось, что возможных точек соприкосновения у ученых двух стран намного больше. И теперь на конференции выступил профессор Жигмэд Ганболд с докладом, посвященным селекции яровой пшеницы. По его словам, монгольские селекционеры создали ряд сортов, устойчивых к суровым природно-климатическим условиям их страны и готовы поделиться материалом с российскими коллегами. Их, в свою очередь, интересуют методы маркер-ориентированной селекции, которую они тоже хотят внедрить в свою работу.

Подводя итоги конференции, Иван Лихенко отметил: «Объединение Института цитологии и Сибирского НИИ растениеводства и селекции в один федеральный исследовательский центр должно было вывести нашу работу на качественно новый уровень. И сегодня, из материалов конференции, мы убедились, что это произошло. Прошло всего три года, срок для селекционной работы незначительный, поэтому пока эти результаты понятны только специалистам. Но уже в ближайшие годы эффект от такой совместной работы генетиков и селекционеров станет более очевидным, в том числе и для нашего сельского хозяйства».

Россия > Образование, наука. Агропром > fano.gov.ru, 9 апреля 2018 > № 2563971


Корея. Германия. США. РФ > СМИ, ИТ. Образование, наука > comnews.ru, 9 апреля 2018 > № 2563954 Анна Устинова

Samsung готовит IoT-кадры

Анна Устинова

Компания Samsung Electronics расширяет образовательный проект "IoT Академия Samsung". С сентября 2018 г. 10 высших учебных заведений России будут готовить специалистов в сфере промышленного Интернета вещей (IIoT) при поддержке Samsung. Студенты технических специальностей получат возможность пройти годовое очное бесплатное обучение по этому направлению.

IoT Академия Samsung с нового учебного года (с сентября 2018 г.) запустится в Уральском федеральном университете (УрФУ), Национальном исследовательском университете "Высшая школа экономики" (НИУ ВШЭ), Томском государственном университете систем управления и радиоэлектроники (ТУСУР), Южно-Уральском государственном университете (ЮУрГУ), Новосибирском государственном техническом университете (НГТУ), Казанском федеральном университете (КФУ), Санкт-Петербургском государственном университете (СПбГУ) и Северо-Восточном федеральном университете (СВФУ).

Помимо перечисленных восьми вузов, образовательный проект продолжит свою работу еще в двух. Напомним, что в сентябре 2017 г. в Московском физико-техническом институте (МФТИ) и Московском институте радиотехники, электроники и автоматики (МИРЭА) уже запустилась аналогичная программа. Обучение проходят около 50 студентов, а в июне им предстоит защита проектов.

Годовое обучение будет строиться на изучении реальных индустриальных кейсов по внедрению технологий Интернета вещей в первом семестре и создании прототипов IoT-устройств - во втором. При этом, как ожидают в Samsung, в перспективе вузы смогут сами дополнять курс в соответствии с их спецификой и особенностями учебного плана.

Например, в МФТИ и МИРЭА по инициативе студентов и преподавателей в дополнение к основному курсу IoT Академии организовали занятия по программированию микроконтроллеров. Таким образом, по словам создателей программы, они не просто предлагают готовый курс обучения, а стимулируют вузы к развитию настоящих центров экспертизы в области Интернета вещей на базе учебных заведений.

Целевой аудиторией будут студенты третьих-четвертых курсов и магистранты технических специальностей. Создатели проекта ожидают, что с сентября 2018 г. наберут не менее 600 студентов.

По окончании обучения студент получит сертификат от Samsung. Выпускной работой станет проект собственного прототипа IoT-устройства. Студент сможет показать его на межуниверситетском конкурсе проектов, куда Samsung пригласит экспертов из индустрии и инвесторов. Лучшим выпускникам, которых определят по итогам конкурса проектов, компания может предложить стажировку в Московском исследовательском центре Samsung.

Как рассказали в компании, Samsung обеспечит вузы современным оборудованием для учебно-научных IoT-лабораторий, окажет методическую поддержку и поможет преподавателям в работе с оборудованием и доступом к электронной системе обучения. Эксперты Samsung будут проводить мастер-классы и дополнительные лекции.

"Обучение молодых ИТ-специалистов, знакомых с последними технологическими трендами, в частности с Интернетом вещей, - одно из важнейших направлений нашей деятельности. Подключенные устройства имеют ключевое значение в самых различных сферах, от транспорта до здравоохранения. Наша задача - подготовить специалистов, которые смогут развивать эти сферы и вместе с Samsung двигаться в цифровое будущее", - отметил директор департамента по корпоративным проектам и взаимодействию с органами государственной власти Samsung Electronics Сергей Певнев.

Samsung, развивая данный проект, преследует социальные цели. Как объяснили в компании, они стремятся внести вклад в развитие высокотехнологичных направлений и подготовить будущих специалистов в рамках национальных приоритетов по развитию Цифровой экономики. Напомним, что с 2014 г. специалисты компании учат школьников основам ИТ и программирования в ИТ-школе Samsung.

Другие крупные ИТ-компании также развивают свои образовательные программы в области IoT.

Например, курс "Интернет вещей" входит в программу Сетевой академии Cisco. Как рассказали в пресс-службе, академии Cisco предлагают различные учебные курсы в зависимости от квалификации слушателя. При этом учебный план выстроен таким образом, чтобы каждый следующий курс был логическим продолжением предыдущего и позволял постоянно повышать профессиональный уровень. Слушатели могут выбирать направление, в котором планируют развиваться: в новейшем учебном плане большое внимание уделяется таким сферам, как сетевые технологии, информационная безопасность и IoT.

Как добавили в пресс-службе, в данный момент в России 400 академий Cisco, в которых преподает более 650 сертифицированных инструкторов, а общее число выпускников превысило 75 тыс. человек. В 2017-2018 учебном году там учится около 25 тыс. россиян.

Компания ZTE сотрудничает с Московским государственным техническим университетом имени Н.Э. Баумана (МГТУ им. Н.Э. Баумана) и Московским техническим университетом связи и информатики (МТУСИ). "Данные вузы выпускают специалистов в области информационных технологий, радиотехники, телекоммуникаций и электроники, поэтому мы стараемся привлекать студентов этих университетов для прохождения практики с целью знакомства со всей линейкой продуктов и решений ZTE - проводной и беспроводной связью, информационными и облачными технологиями", - отметила представитель компании.

Компания SAP реализует программу SAP Next-Gen. Компания взаимодействует с более 70 вузами России. Для всех учебных заведений, с которыми сотрудничает SAP, доступна обширная библиотека учебных материалов, включая тему Интернета вещей, концепцию Индустрии 4.0. Преподаватели могут использовать при обучении облачную платформу SAP Cloud Platform (бесплатно в режиме прототипирования), а также "классические решения" - SAP S/4HANA, SAP IBP, SAP HANA. Компания регулярно проводит сессии для обучения преподавателей работе с новыми технологиями. SAP также открыло 6 лабораторий SAP Next-Gen Lab в Университете ИТМО, МИРЭА, НИУ ВШЭ, Российском экономическом университете (РЭУ) им.Плеханова, Российском государственном университете (РГУ) нефти и газа им. И.М. Губкина и Санкт-Петербургским Политехническим Университетом (СПбПУ) им. Петра Великого. А с 2018 г. эксперты SAP будут курировать курсовые и дипломные работы студентов в некоторых вузах.

"У SAP есть свой взгляд на сферу Интернета вещей, потому что мы сконцентрированы на отраслевых бизнес-сценариях в этой сфере для широкого набора индустрий – от нефтегазовой отрасли до ритейла и транспортной промышленности, с использованием наших платформ и технологий для Big Data, предиктивной аналитики, машинного обучения. Поэтому мы видим, что существует недостаток специалистов в разных индустриях. Для этого мы инвестируем в образовательные программы, в программы обучения педагогов вузов, в организацию хакатонов и мастер-классов для студентов, а также поддержку студенческих кейс-чемпионатов по релевантным тематикам", - сказал исполнительный директор SAP CIS Дмитрий Красюков.

В подтверждение своих слов Дмитрий Красюков рассказал, что в ближайшее время SAP закончит подготовку учебного пособия вместе с МГТУ им. Н.Э. Баумана по промышленному Интернету вещей на основе совместного научно-прикладного проекта по созданию облачной платформы для управления гибким распределенным производством. Также SAP работает с СПбПУ им. Петра Великого над сценариями в области Интернета вещей для управления производством будущего.

В одном из центров инноваций, в SAP Next-Gen Lab в Университете ИТМО, студенты по итогам хакатона по теме FashionTech (WEARable Future) придумали проект умного ботинка для людей с ограниченными физическими возможностями. Проект подразумевает использование датчиков и голосового управления, пояснил Дмитрий Красюков.

Представитель SAP CIS поделился результатами работы SAP Next-Gen Lab. В 2017 г. студенты создали более 10 проектов, которые оказались востребованы клиентами и партнёрами SAP. Всего в учебных курсах и программах SAP принимают участие несколько тысяч человек ежегодно.

Эксперты и представители вузов, опрошенные корреспондентом ComNews, сошлись во мнении, что на рынке существует недостаток в хороших специалистах в области IoT.

"Недостаток специалистов на рынке IoT существует, и IoT-специалисты будут востребованы дальше потому, что эта тема постоянно развивается, вбирая в себя новые отрасли, новые услуги, новые технологии. Поэтому определенный недостаток специалистов и востребованность профильного высшего и среднего профессионального образования будут иметь место", - сказала представитель МТУСИ.

Заведующий кафедрой информатики и прикладной математики Университета ИТМО Дмитрий Муромцев также отметил недостаток готовых специалистов в этом направлении.

В свою очередь, как МТУСИ, так и ИТМО готовы к сотрудничеству с Samsung и другими компаниями в направлении IoT и открыты к предложениям.

Как рассказали в МТУСИ, в вузе на ИТ-факультете преподают дисциплины, имеющие прямое отношение к IoT, однако пока отдельных курсов по обучению в направлении Интернета вещей нет.

Дмитрий Муромцев сообщил, что в данный момент ИТМО готовит новый блок курсов (содержательная часть) и инфраструктуру (подготовка помещений, закупка оборудования - для создания центра по обучению IoT). Вуз также ищет партнеров, заинтересованных в сотрудничестве.

Директор по развитию Национального центра Интернета вещей (НЦИВ) Валерий Геленава положительно оценил появление подобных образовательных проектов в вузах. По его словам, подобного рода активности от других партнеров уже несколько лет работают в Санкт-Петербургском государственном электротехническом университете (СПбГЭТУ "ЛЭТИ") и ИТМО. Образовательные и научные программы в области Интернета вещей также существуют в НИУ ВШЭ. "У нас есть некоторая практика сотрудничества с вузами, но в основном в части применения их научных наработок и совместных разработок", - добавил он.

Руководитель отдела маркетинговых коммуникаций Orange Business Services в России и СНГ Дарья Абрамова обратила внимание не только на дефицит кадров на рынке IoT, но и на нехватку хороших специалистов в смежных с Интернетом вещей областях.

Согласно исследованию Orange Business Services и iKS-Consulting, на данный момент объем рынка корпоративного IoT в России составляет 20,8 млрд руб. Эксперты прогнозируют, что к 2020 г. он увеличится до 30 млрд руб. при среднегодовом темпе роста около 12% в год. "Число профессионалов в индустрии растет медленнее, поэтому необходимо проводить работу по обучению молодежи и переквалификации уже занятых ИТ-специалистов", - отметила Дарья Абрамова.

Корея. Германия. США. РФ > СМИ, ИТ. Образование, наука > comnews.ru, 9 апреля 2018 > № 2563954 Анна Устинова


Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 9 апреля 2018 > № 2563935 Денис Журавский

Свой человек: чем дружба с чиновниками грозит малому и среднему бизнесу

Денис Журавский

GR-директор швейцарской агрокорпорации Syngenta в России, заместитель председателя комитета производителей семян в Ассоциации европейского бизнеса, исполнительный директор Ассоциации индустриальных парков России

Корпоративный GR помогает добиваться нужных решений в интересах компании, не опираясь на личные связи

Считается, что GR (government relations, отношения с государственными структурами) в России — это игра без правил. Якобы, сфера не урегулирована на законодательном уровне, а специальных законов о лоббистской деятельности нет. На самом деле дела обстоят несколько иначе.

Уже сейчас в нашей стране действуют общие нормы гражданского, административного, антимонопольного, уголовного права, касающиеся в том числе GR. «Cтимулирование» чиновников действовать в интересах определенной компании, монопольные сговоры с участием госслужащих — запреты на подобные методы влияния установлены в законодательстве, также детально прописано и понятие «конфликт интересов».

Чтобы действовать в условиях правовых ограничений, нужно обладать серьезными правовыми знаниями и опытом применения правовых норм. Для этого в России все чаще создаются профессиональные GR-службы.

Впрочем, специализированные GR-службы могут себе позволить далеко не все компании. Часто они совмещают лоббистские функции с другими или нанимают агентства. Потому руководителям бизнеса важно понимать правила результативного и при этом безопасного для компании лоббизма.

Не связи, но экспертиза

Существуют две школы GR: GR как реализация связей и GR как реализация экспертизы (понимания механизмов работы госаппарата и того, как правильно искать точки входа, какие форматы сообщений будут оптимальны). Как горячий сторонник второго подхода, считаю, что он безальтернативен для стратегического GR.

Удивительно, но в нашей стране с ее богатыми традициями больших и малых революций все-таки превалирует первый подход: найти «своего» и создать с ним симбиоз. Хотя совершенно очевиден риск попадания в зависимость от персоны.

На этот риск идут, так как подобный подход может быть в краткосрочном плане эффективен. Компания добивается своих целей, не говоря уже о том, что получает на эксклюзивной основе госзаказы.

Всем известны примеры компаний, которые фактически превратили крупных чиновников в «крышу» и следуют за чиновниками из одного кресла в другое. Стратегически это неэффективно, так как создает дополнительные риски.

Например, в ходе войн между влиятельными персонами данная компания может попасть под удар, что вряд ли случится с фирмой, которая соблюдает нейтралитет.

Многие «джиарщики» намеренно не используют имеющиеся знакомства, по каждой новой задаче стремясь наладить взаимодействие «с нуля», ведь это единственный по-настоящему эффективный подход. По возможности стоит избегать обращений даже к профильным стейкхолдерам (заинтересованной стороне), которые были задействованы ранее в других проектах.

Важное преимущество независимости от личных связей: компании доступен более широкий набор средств защиты своих интересов. Например, обращения в вышестоящие, контрольные, правоохранительные органы или даже суды без опасений обидеть «своего» чиновника.

Правильный GR — это триада: сильный месседж, релевантный стейкхолдер, соблюдение правил, принятых в госаппарате. Ключевым фактором успеха является сам месседж, обращение или запрос, с которым обращается компания. Важно, чтобы предмет вашего обращения был убедительным в контексте целей и задач госструктуры, знать и понимать миссию и задачи любой госорганизации, задачи, ее роль в системе власти, технологию принятия решений. Это важно еще и для того, чтобы адресовать его релевантному лицу. Ну и, конечно, любая лоббистская деятельность будет результативной, только если использовать все эти знания.

Политический нейтралитет

Правило, касающееся и GR, и PR компании: корпоративное участие в политических партиях — табу. Участие в тех или иных политических проектах несет огромные риски и может восприниматься негативно разными стейкхолдерами даже внутри страны, не говоря уже о зарубежных, позицию которых учитывают глобальные компании. Даже в приватных беседах компании (особенно иностранного происхождения) не должны обсуждать международную и внешнеэкономическую повестку, давать оценку.

При этом важно работать в контексте общегосударственных или региональных приоритетов. Яркий пример — участие международных компаний в программе импортозамещения. В этом случае компании будут интересными для государства, а GR — улицей с двусторонним движением, а не передачей челобитных и не выпрашиванием разрешений.

Хороший пример взаимодействия средних компаний и государства демонстрируют, например, операторы индустриальных парков. Их сотрудничество с министерствами позволило сформировать в госпрограмме поддержки малого и среднего бизнеса раздел по субсидированию промпарков, которые ежегодно получают субсидии для создания инфраструктуры.

Причем правила распределения субсидий и особенно сами требования к заявителям писались не в министерских кабинетах, а с участием бизнеса, притом некрупного. Консолидация между собой позволила бизнесу оперативно получить господдержку и соблюсти интересы государства. В диалоге с бизнесом родился Национальный стандарт индустриального парка, который Минэкономразвития принял за основу и по сей день использует для оценки заявок на получение государственной субсидии.

Корпоративное плюс отраслевое

Роль отраслевых союзов и бизнес-объединений в российском GR недооценивается. Скептики считают союзы и ассоциации декоративным атрибутом демократии и отводят им скромную роль «клубов по интересам». На самом деле такие объединения — ключевой инструмент корпоративного GR, так как лучшее отстаивание интересов — отстаивание как интересов отрасли. Часто именно такие общественные объединения становятся главной площадкой для компромисса государства и бизнеса или оперативного решения проблемы.

Важно это и для государства. После того как от административно-командной экономики Россия перешла к капитализму, отечественный госаппарат во многом утратил отраслевую экспертизу, а носителем знаний о том, что происходит в секторах экономики, стал бизнес. Реальное положение дел в отраслях промышленности и сельского хозяйства, в поставках и потреблении и даже в технологиях — ценное для регуляторов знание. Заинтересованность в его получении от компаний опять-таки делает GR улицей с двусторонним движением. Ценность знания о ситуации в отрасли становится наиболее высокой в том случае, если данные консолидированы по определенному сегменту, — это и есть роль ассоциаций и союзов. С этой точки зрения они незаменимы и поэтому всегда будут услышаны собеседником государства. Конечно, у НКО тоже есть свои ограничения и табу. Например, нельзя обсуждать цены или делить доли рынка.

Таким образом, комплексный подход GR — ситуация win-win и для госорганов, и для компаний. Приведу пример из своей практики: в постановление правительства РФ о продовольственном эмбарго в 2014 году попали семена ряда сельхозкультур. Производители семян и сельхозпроизводители, объединившись на основе нескольких ассоциаций (Картофельный союз, Зерновой союз и Ассоциация европейского бизнеса), довольно быстро убедили власть, что семена необходимо вывести из-под эмбарго, обосновав экономический эффект решения. Постановление было пересмотрено в двухнедельный срок!

Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 9 апреля 2018 > № 2563935 Денис Журавский


Россия > Агропром > kremlin.ru, 9 апреля 2018 > № 2563909 Александр Ткачев

Встреча с главой Минсельхоза России Александром Ткачёвым.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с Министром сельского хозяйства Александром Ткачёвым. Обсуждалась текущая ситуация в период весенне-полевых работ.

В.Путин: Александр Николаевич, добрый день!

Вопросы для этого времени года традиционные, они связаны с весенне-полевыми работами.

А.Ткачёв: Во-первых, от имени всех крестьян, от нашего сообщества хочу поблагодарить Вас за совещание в Краснодаре, которое Вы там провели.

Ваши недавние поручения мы изучаем, увидели, они направлены на поддержку и увеличение финансирования, на самые животрепещущие, чувствительные моменты, которые сегодня сельскохозяйственные предприятия переживают. Очень надеются на дальнейшую поддержку государства.

Что касается текущей ситуации, то мы в полном объёме выполняем весенне-полевые работы. На южных территориях весна уже входит во все права: это и Крым, и Ставрополье, и Кубань, и Дон, и республики Северного Кавказа.

Мы наращиваем объёмы площадей под сев, уже более 80 миллионов гектаров, это 200 тысяч плюсом к прошлому году. Мы увеличили объём сева: ячмень, лён, рапс, соя очень важна, овощи. Будем ждать достаточно приличного урожая на будущий год; 25 процентов озимого поля посеяны с удобрением, продолжаем работать в этой части.

Конечно, поддерживаем малые формы. Механизм льготного кредитования, поддержанный Вами, работает в полной мере. Мы сегодня уже на 114 миллиардов предоставили кредиты на льготной основе. Здесь, надо отдать должное, Россельхозбанк очень активно работает.

В общем, при хорошей погоде, если всё будет нормально, думаю, что мы выйдем на достаточно приличный урожай в этом году – за 100 миллионов. И конечно, мы очень надеемся, что доходы крестьян увеличатся.

В.Путин: Традиционные вопросы, связанные с помощью крестьянам, финансированием текущих работ, связанных с удобрениями, ГСМ, – в каком состоянии?

А.Ткачёв: Сегодня наши хозяйства практически полностью не хуже уровня прошлого года, по каким–то позициям лучше: и по ГСМ, Вы правильно отметили, и по семенам, и, естественно, по технике.

Удобрения, кстати, снизились в цене, это очень радует. Мы сумели договориться с производителями удобрений. Поэтому, думаю, ситуация в этом году с обеспеченностью материально-технических вопросов достаточно неплохо решается.

Россия > Агропром > kremlin.ru, 9 апреля 2018 > № 2563909 Александр Ткачев


Казахстан > Медицина > camonitor.com, 9 апреля 2018 > № 2562873 Жандарбек Бекшин

Должны ли медики отвечать за свои ошибки?

Сменить тюремные нары на учебные парты предлагает медицинская общественность Казахстана для врачей, навредивших своим пациентам. Они не должны нести ответственность за совершенные ошибки, а обязаны на них учиться, считают медики во главе со своим министром. Мол, такая практика сложилась во всем цивилизованном мире, и только мы, «дикари» продолжаем «махать шашками» и сгоряча «рубить головы».

«Только врач может убить человека безнаказанно»?

Но давайте обратимся к опыту стран, уже прошедших путь декриминализации врачебных ошибок. Он, конечно, впечатляет, но только с точки зрения открытости информации, и не более того.

Например, в больницах Европы каждый десятый пациент сталкивается с тем, что лечение наносит вред его здоровью и представляет угрозу для жизни.

Суды удовлетворяют половину исков, поданных в отношении медработников. В США, как показали результаты исследования, проведенного специалистами Школы медицины Университета Джонса Хопкинса, в 2015 году только из-за врачебных ошибок скончались 250 тысяч пациентов. Такие ошибки там занимают пятое место среди причин смертности. Каждый девятый смертельный случай в клиниках Австралии происходит по вине врачей.

Казалось бы, здорово, что власти этих стран ничего не скрывают и не замалчивают, а суды зачастую встают на сторону пострадавших пациентов и их близких. Но, с другой стороны, если брать во внимание столь печальную статистику, увод людей в белых халатах от уголовной ответственности выглядит весьма цинично – мол, заплати компенсацию и режь дальше. Но разве деньги способны вернуть здоровье и тем более жизнь? Разве способны они помочь родственникам пережить боль утраты?

Доморощенные сторонники декриминализации медицинских ошибок выстроили неплохую цепочку аргументов в свою пользу. Правда, не всем они кажутся убедительными.

Один из самых ярких приверженцев этой идеи – министр здравоохранения Елжан Биртанов. Не так давно, выступая перед депутатами мажилиса, он попытался обосновать свою позицию. Но получилось в стиле Агаты Кристи, считавшей, что «некоторые доктора — умные люди, другие — не очень, но в пятидесяти случаях из ста даже лучшие из них не знают, как вас лечить». По мнению министра, за врачебную ошибку наказывать нельзя: «Это наше твердое убеждение, поскольку врач имеет право ошибаться. Достоверно, стопроцентно знать, какой диагноз, какое лечение, не представляется возможным. И практика многих стран с развитой системой здравоохранения направлена на выявление этих ошибок. Они декларируются, рассматриваются, принимаются меры для обучения персонала…Если мы пойдем по пути только уголовного наказания, то отток кадров и демотиватиция будут усиливаться».

Что ж, это позиция. Но при всем уважении к министру выглядит она как желание страуса спрятать голову в песок, обреченно выставив напоказ причинное место.

Отсутствие уголовной ответственности нередко становится причиной самосуда. И прецедентов, увы, много. В тех же США было немало случаев, когда родственники умерших в клиниках пациентов расправлялись с лечившими их врачами, не видя иной возможности восстановить справедливость. А ссылки на то, что даже профессионал не может быть уверен в чем-то на сто процентов, способны только «подогреть кровь».

Все мы прекрасно помним историю Виталия Калоева, потерявшего семью в результате авиакатастрофы над Боденским озером. Точнее, то, что он сделал с диспетчером аэропорта, который тоже не был уверен на все сто, что ему делать в сложной ситуации, и поздно отдал инструкции экипажу воздушного судна…

А еще сторонники декриминализации ссылаются на то, что следователи, которые разбирают дела, связанные с врачебными ошибками, не обладают специальными знаниями и потому не в состоянии квалифицированно разобраться, что к чему. Да и вообще, у врача, мол, нет никакого умысла причинять вред здоровью пациентов, а тем более лишать их жизни. Вроде бы железная логика. Но не все так просто.

Во-первых, у нас есть институт экспертизы, в том числе и судебной, которая помогает разбирать обстоятельства каждого конкретного дела, чтобы выяснить, насколько добросовестно медработники лечили (оперировали) пациента. А во-вторых, и это самое важное, исключение для врачей уголовной ответственности способно нарушить принцип равенства всех граждан перед законом. Почему бы тогда, например, водителям, по неосторожности задавившим пешеходов, не требовать для себя таких же «исключений»? Они же тоже совершили наезд случайно, без какого бы то ни было злого умысла? Или прав был писатель Эрнст Хайне, утверждавший, что «только врач может убить человека безнаказанно»?

Видимо, именно такого мнения придерживаются казахстанские медики. В противном случае поднятая ими три года пена (она была вызвана новым Уголовным кодексом, который серьезно ужесточил уголовную ответственность за врачебные ошибки) давно бы осела. Хотя, если верить официальной статистике, им и бояться-то особо нечего: на фоне своих коллег из западных стран наши эскулапы выглядят мегапрофессионалами, которые практически никогда не ошибаются.

По официальным данным, ежегодно в Казахстане фиксируется не больше пяти тысяч жалоб на действия или бездействие медиков. В правоохранительные органы попадает лишь десятая их часть. По большинству из таких обращений возбуждаются уголовные дела, но до суда доходит только каждое четвертое. Что же касается обвинительных заключений, то их и вовсе можно пересчитать по пальцам.

Почему же отечественные медики так настойчиво пытаются снять с себя ответственность? Может, потому, что официальная статистика далека от реальной картины и казахстанцы на самом деле не меньше тех же американцев и австралийцев сталкиваются с таким явлением, как врачебные ошибки?

Судить, конечно, сложно. Но на кое-какие размышления наталкивают результаты опроса, проведенного сайтом нашего издания.

С какими последствиями врачебных ошибок вы сталкивались?

Смерть пациента – 87 (51,18%)

Серьезный вред здоровью и существенное увличение сроков и стоимости лечения – 42 (24,71%)

Я и мои близкие не знаем о случаях врачебных ошибок – 28 (16,47%)

Инвалидность пациента – 13 (7,65%)

Медиков наказывают. Но редко строго

Врачебные ошибки и все, что с ними связано, – предмет большого и серьезного разговора, который мы обязательно продолжим в ближайшее время. Но по всем правилам «этикета» начать следовало с Министерства здравоохранения, что мы и сделали. Сотрудники ведомства оперативно отреагировали на просьбу дать комментарии. На наши вопросы согласился ответить Жандарбек Бекшин, председатель комитета, осуществляющего государственный контроль и надзор за качеством оказания медицинской помощи.

– Жандарбек Мухтарович, сколько в прошлом году было зафиксировано жалоб пациентов на некачественное оказание медицинских услуг? Сколько сигналов подтвердилось?

– За прошлый год в комитет и в его территориальные департаменты поступило 4965 обращений (в 2016-м было 4729). То есть, отмечается незначительный рост – на пять процентов. Большинство жалоб составляют те, которые касаются неудовлетворенности качеством оказываемого лечения, обследования и диагностики, то есть, качеством оказания медицинских услуг. Из рассмотренных обращений по итогам проверок 24 процента признаны обоснованными. Показатель обоснованности обращений за 2017 год составил 2,7 (в 2016-м было 3,2).

– Были ли выявлены случаи халатности и врачебных ошибок? Доведены ли эти дела до суда? Сколько медицинских работников понесли заслуженное наказание, а скольким врачам удалось в суде отстоять свое доброе имя?

– При выявлении фактов несоблюдения порядка и стандартов оказания медицинской помощи в отношении медработников, если их действия не повлекли причинение вреда здоровью пациента или если этот вред оказался легким, уполномоченный орган применяет административное взыскание в виде штрафа согласно статье 80 части 1.3 Кодекса РК «Об административных правонарушениях». В случае же, если медработник недооценил тяжесть состояния пациента, что привело к летальному исходу, материалы проверки направляются в правоохранительные органы для правовой оценки и назначения судебно-медицинской экспертизы.

За прошлый год специалистами территориальных департаментов нашего комитета составлено 430 административных протоколов. В правоохранительные органы направлено 439 материалов проверок.

В 2013 году двое медработников были приговорены к ограничению свободы. В 2014-м такое же наказание понесли шестеро, еще двоим присудили условное лишение свободы, на двоих наложены штрафы, одному специалисту запрещено заниматься медицинской деятельностью, а один был освобожден от уголовной ответственности в связи с амнистией. В 2015-м одного работника приговорили к общественным работам, еще одного – к условному лишению свободы. В 2016-м двое специалистов были лишены свободы, семеро ограничены в свободе, трое работников лишены свободы условно, еще на одного наложен штраф в размере 381960 тенге, а трое в связи с амнистией были освобождены от уголовной ответственности. В прошлом году один медицинский работник был лишен свободы условно.

– Приведенную вами статистику сложно назвать показательной. Но за каждым таким случаем нередко стоит большая трагедия. Есть ли у вас видение того, как заставить медицинских работников более ответственно относиться к исполнению своих профессиональных обязанностей?

– Тенденция к росту правонарушений и судебных разбирательств, связанных с качеством оказания медицинской помощи, сохраняется. Следовательно, в перспективе стоит ожидать увеличения выплат медицинскими организациями и их работниками компенсационных сумм пациентам. В этой связи целесообразно рассмотреть вопрос страховании профессиональной ответственности медработников и субъектов здравоохранения за причинение вреда жизни или здоровью пациента. Такой подход позволит обеспечить защиту имущественных интересов пациентов и медицинских работников, а также субъектов здравоохранения.

На сегодня разработана карта рисков по страхованию, разрабатывается типовой договор профессиональной ответственности.

– Но в то же время министр здравоохранения Елжан Биртанов неоднократно говорил о необходимости декриминализации медицинских ошибок. Доводы министра, по сути, не требуют пояснений. Но является ли такой путь единственно верным? Каким образом врачебные ошибки расследуются в других странах мира?

– В нормативных документах нет понятия «медицинские ошибки». Во избежание скоропалительных обвинений их в мировой практике называют «инцидентами» или «неблагоприятными событиями».

Вообще, если говорить о мировой практике, то, например, в странах Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) разработаны следующие принципы:

– вместо системы учета и анализа медицинских ошибок используется система учета и анализа инцидентов (это любое отклонение от стандарта медицинской помощи, в результате которого причинен вред пациенту);

– в случае информирования об инциденте отсутствуют карательные меры со стороны органов, контролирующих качество медицинской помощи, и правоохранительной системы;

– обеспечивается конфиденциальность информации об инциденте;

– в медицинских организациях внедрена культура безопасности (culture of safety), которая мотивирует работников к тому, чтобы сообщать об инцидентах, не страшась наказания.

Всемирная организация здравоохранения рекомендует использовать систему отчетности об инцидентах. Ее фундаментальная роль заключается в повышении безопасности пациентов путем изучения ошибок системы здравоохранения и выдачи рекомендаций по принятию соответствующих мер.

В большинстве государств ОЭСР ответственным за систему учета и анализа медицинских ошибок является Министерство здравоохранения, но в некоторых странах эти функции осуществляют неправительственные организации.

Например, в Германии на национальном уровне создана система отчетности об инцидентах (CIRS-система). В США учет и анализ медицинских ошибок ведутся на региональном уровне. Все организации, имеющие соответствующую лицензию на медицинскую деятельность, обязаны ежеквартально представлять отчеты в департамент здравоохранения штата, который по итогам анализа публикует ежегодный отчет об инцидентах и рекомендации по их недопущению впредь.

– Не считаете ли вы, что прежде чем декриминализировать врачебные ошибки, логичнее было бы повысить качество подготовки врачей, их квалификацию, степень доверия населения к их работе? Реформы в этом направлении, безусловно, ведутся, но они еще не завершены, а значит, говорить о том, что система работает как часы, преждевременно.

– В соответствии с 82-м шагом Плана нации «100 конкретных шагов» при Минздраве образован консультативно-совещательный орган – объединенная комиссия по качеству медицинских услуг, которая состоит из представителей министерств, Национальной палаты предпринимателей «Атамекен» и НПО. Эта комиссия вырабатывает рекомендации по совершенствованию клинических протоколов, стандартов медицинского образования, лекарственного обеспечения, системы контроля качества и доступности услуг в области здравоохранения. Все это делается с целью дальнейшего улучшения качества оказания медицинской помощи.

Ответственным за внедрение Национальной системы учета и анализа медицинских ошибок, на наш взгляд, может быть назначен орган по аккредитации медицинских организаций, который намечается передать в саморегулируемую среду. Предусмотрено внедрение автоматизированной системы учета и анализа медицинских ошибок.

В рамках государственной политики по декриминализации общества и гуманизации законодательства подготовлены предложения по внесению соответствующих поправок, смягчающих ответственность медицинских работников за причинение вреда здоровью пациента. Также предложено пересмотреть составы некоторых административных правонарушений.

Вы прекрасно знаете, что укрепление здоровья нации является одной из важнейших задач государства, и Министерство здравоохранения предпринимает все усилия для ее решения.

Автор: Юлия Кисткина

Казахстан > Медицина > camonitor.com, 9 апреля 2018 > № 2562873 Жандарбек Бекшин


Казахстан > СМИ, ИТ > camonitor.com, 9 апреля 2018 > № 2562870 Ерлан Акчалов

«Мыльная опера»: сделано в Казахстане

На излете 1990-х мне довелось быть у истоков отечественных сериалов. Многосерийный фильм назывался «Перекресток». Отчего-то именно так решили помочь молодому суверенному Казахстану наши британские «партнеры», им захотелось научить киношников «Казахфильма» снимать «мыльные оперы», это непрезентабельное, бесхитростное теледейство, в котором отображалось бы все многообразие окружающей нас действительности.

В «Перекрестке» снимались знаменитые актеры – Бикен Римова, Саги Ашимов, Касым Жакибаев… Руководил всем съемочным процессом многоопытный Ермек Шинарбаев. Мне довелось быть редактором первых двадцати пяти серий, а всего их потом появилось более четырехсот.

Не нужен нам берег турецкий

То было начало начал сериальной эпохи на казахстанском ТВ. До этого наш неизбалованный зритель вечерами приникал к телеэкрану, погружаясь в роковые страсти бразильских, мексиканских и американских персонажей, они стали неотъемлемой частью жизни в те для кого-то «святые», а для кого-то лихие годы. «Богатые тоже плачут», «Рабыня Изаура», «Дикая роза», «Санта-Барбара»... И вдруг – наш «Перекресток»! Родные, узнаваемые лица, реалии нашего повседневного бытия.

Мы тогда еще не представляли себе, что находимся у истоков мощной реки, пробивающей себе дорогу в телепространство новейшей эпохи. Там были и радости побед, и горечь поражений, и жесточайшая конкуренция, потому как телевизионщики Южной Кореи и Турции раньше нас угадали мейнстрим и преуспели в съемках «мыльных опер». На какое-то время (на несколько долгих лет!) наши телесериалы ушли в тень, как бы канули в небытие, пока не раздался оклик сверху. Сам Елбасы возмутился и от имени телезрителей поставил, что называется, вопрос ребром: сколько можно смотреть зарубежную сериальную продукцию? Где наши сериалы? Нам нужны на телеэкране наши герои, нам нужны реалии нашей казахстанской жизни. Наверное, и у нас «богатые тоже плачут»? У нас что – нет своих «рабынь изаур»? И неужели свет клином сошелся на «Сулеймане Великолепном»? Было это лет пять назад. Пришло наконец-то ясное осознание того, насколько мы проигрываем в идеологическом, культурологическом и психологическом аспектах, не выпуская собственные сериалы.

Мы пытаемся разобраться в сложностях сериальной жизни Казахстана с телекритиком Ерланом Акчаловым, доцентом факультета «Кино и ТВ» Академии искусств имени Жургенова.

– Сериалы стали частью нашего повседневного бытия, – говорит он. – Казахстанский зритель довольно долго довольствовался турецкими и южнокорейскими. Но потом, когда появился шестисерийный фильм «Братья» Акана Сатая, мы как бы очнулись. Фильм имел бешеный успех. Люди поняли: они хотят смотреть сериалы о себе. Чем сериал отличается от большого игрового кино? Это, в сущности, слепок с нашей каждодневной жизни. Это те ситуации, в которые мы попадаем сиюминутно. Это то, что человек испытывает, выходя из собственной квартиры, а, может быть, и не выходя. Все происходящее в сериале человеку понятно и близко. Это именно то, что он хочет видеть на телеэкране.

И тут я полностью согласен с моим коллегой Актаном Арым-Кубатом, автором знаменитых лент «Рай для мамы», «Жиде. Нежданная любовь» и сериала «Возвращение». Сериалы, считает он, – это особый взгляд на мир. Я не уверен, говорит он, что через большой экран мы можем влиять на аудиторию. А вот посредством ТВ это возможно. В кино человек выбирается редко, а телевидение он смотрит каждый день, и тут есть возможность прививать человеку вкус, привлекать его внимание к важным проблемам.

– То есть, в конеч­ном счете, это мощное идеологическое ору­жие?

– Вот именно! Есть такое понятие, как информационная безопасность. Если мы изо дня в день будем смотреть чужие сериалы, то мы поневоле начнем жить чужой жизнью. Жизнью другой страны, чужими обычаями, традициями.

– Выходит, нашего телезрителя надо было вернуть домой, к на­шим темам?

– Да. Мы тоже хотим гордиться собственной страной. Это тем более важно, раз мы говорим о «Рухани жангыру», о самоидентичности нации. Мне как рядовому зрителю хочется увидеть в сериале, что наши дети учатся не где-то там в Оксфорде или в Кембридже, а в «Назарбаев-университете». Или в Евразийском. Да элементарно – мы хотим видеть, как они учатся в нашей казахстанской школе. Все так просто, но именно в этом сила и мощь нашего, родного, отечественного сериала. И потом, обратите внимание: когда показывают быт наших людей, мы видим комфортные квартиры после добротного ремонта. Да-да, после евроремонта, как мы любим подчеркивать, хотя арки в квартирах вполне восточные. Мы видим хорошую мебель, приличную бытовую технику. Казалось бы, все это не столь важно, однако это очень даже повышает статус нашей страны. Во всем этом как раз и заключается заслуга наших сериалов.

Например, ток-шоу, как бы этот тележанр ни был популярен и востребован, – всего-навсего разговор, а сериал – глубокое погружение в жизнь. Может быть, порою это сказка, но сказка, основанная на наших реалиях, которые нам близки и знакомы. Потому-то сериалы пользуются – и вполне заслуженно! – очень большой популярностью.

Когда финансы поют романсы

– Значит, так или иначе, но телепро­странство сериалов мы сумели обжить, сде­лать своим?

– Я не говорю о количестве сериалов, их явно недостаточно, но они есть, они производят в сознании наших семнадцати миллионов телезрителей необходимую созидательную работу. Причем улучшилось их качество, они в большинстве своем сделаны на приличном уровне. И что немаловажно, заказ на сериалы сегодня могут позволить себе местные управления культуры. Знаю, что в конце прошлого года был снят фильм по заказу Атырауского акимата – шестисерийный детектив вполне приличного качества. Режиссер фильма Аскар Дуйсебаев.

– Но как нам оп­тимизировать процесс производства этого телепродукта? Чего нам не хватает?

– Как всегда – денег. Их выделяют крайне мало. С одной стороны, тот факт, что зачастую удается почти за бесплатно снять сериал, – это признание мастерства наших режиссеров. Они и вправду за малые деньги могут сделать высококачественное кино. С другой стороны, с такими деньгами не то что «Игру престолов» – «Санта-Барбару» снять трудно.

На совершенно маленькие деньги худо-бедно удается снимать малобюджетные формы, такие как семейные драмы, и сооружать немудреные детективы, но в силу крайне скудного финансирования режиссер не может толком развернуться, чтобы сделать по-настоящему качественное кино. Кстати, об «Игре престолов». Британские телекритики в преддверии съемок телесериала «Алмазный меч. Казахское ханство» вдруг объявили о том, что казахские кинематографисты собираются сделать свой вариант «Игры престолов». Не знаю, что они там курили, какой головой думали, но сравнивать реальное историческое полотно с киношкой в жанре фэнтэзи – это нечто вроде очередного «Бората».

– Вы ведь тоже принимаете непосред­ственное участие в кинопроизводстве, не так ли?

– Да. Сейчас у меня начинается новый проект под названием «Цивилизации Средней Азии» – это документально-игровой сериал. Мы съездили в Таджикистан и Узбекистан, сняли огромное количество материала. Я воспользовался случаем отсмотреть на телевидении тамошние сериалы. Знаете, я воочию убедился в том, что и в Таджикистане, и в Узбекистане очень любят собственные картины и смотрят по преимуществу их. О своих сериалах там говорят – да с каким увлечением! – на уровне таксистов, а это глас народа.

– На каком теле­канале можно будет увидеть ваш сериал?

– На канале Qazaq TV, это вотчина «Хабара». Параллельно мы запустили в производство еще один такой же документально-игровой сериал «Мудрость веков» – о восточных философах. Аль-Фараби, Баласагуни, Кашгари и вся остальная когорта. С них начался великий восточный ренессанс.

– И вы в этих телепроектах высту­паете в качестве…

– …автора сценария. Пока что запланировано 14 серий, первые три мы уже сделали, они будут показаны по телеканалу «Ел Арна» (он, кстати, тоже входит в структуру «Хабара»). В то время как на Западе был разгул мракобесия и труды мыслителей Древней Греции, Рима летели в костры инквизиции, философы арабского Востока старательно фиксировали бессмертное наследие древних веков. Благодаря им уже в переводе с арабского до нас дошло наследие того же Аристотеля.

– Кто финансиро­вал эти проекты?

– «Хабар». Мы выиграли тендер.

– Но это доку­ментальное кино, а у зрителей в фаворе все же художественные, игровые ленты. Може­те назвать наиболее удачные сериалы по­следних лет и их созда­телей?

– С удовольствием. Своим студентам я настоятельно рекомендую не пропустить в эфире и посмотреть «Аяулы арман» Анны Дранниковой и Камбара Есмуханова, «Патруль» Армана Матжанова, «Игры на вылет» – это режиссерский опыт прекрасного актера Азиза Бейшеналиева. Да, и еще сериал «Адалиты» Ашота Кещана. Ну и, разумеется, «Казахское ханство» Рустема Абдрашева. Так что можно с полным правом сказать, что у нас на ТВ представлены все разновидности телесериалов. Наших, отечественных, что представляется мне крайне позитивным.

Автор: Адольф Арцишевский

Казахстан > СМИ, ИТ > camonitor.com, 9 апреля 2018 > № 2562870 Ерлан Акчалов


Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 9 апреля 2018 > № 2562755 Максим Саморуков

Клуб четвертого срока. Как долго Орбан будет непобедим

Максим Саморуков

За следующие четыре года разрыв между предложением FIDESZ и запросами венгерского общества только увеличится. Память о грехах тех, кто правил до Орбана, станет слабее, а усталость от несменяемого премьера, вышедшего на первые роли еще в 90-х, наоборот, усилится. Одной только пропаганды будет уже недостаточно для того, чтобы FIDESZ смог удержать власть в 2022 году. Потребуется или радикальное обновление партии, включая высшее руководство, или что-нибудь совсем чрезвычайное, а это вряд ли возможно внутри Евросоюза. В любом случае Виктору Орбану не остается места ни в одном из этих вариантов

Четвертые сроки входят в моду в Европе. В конце прошлого года – Ангела Меркель, в начале этого – Владимир Путин, а в это воскресенье к ним присоединился венгерский премьер Виктор Орбан. Его партия FIDESZ в очередной раз получила конституционное большинство в парламенте, выведя своего бессменного с 1988 года лидера на тринадцатый год у власти.

Орбану всегда удавалось заранее уловить смену глобальных трендов и оказаться на несколько шагов впереди других политиков Восточной Европы. Партию FIDESZ, тогда молодежную и отчаянно либеральную, он основал в марте 1988 года, когда Валенса, Гавел или Желев еще сидели в подполье, не надеясь на скорый успех. Два десятилетия спустя, успев поработать четыре года либеральным и проевропейским премьер-министром, Орбан не потерял чутья, перековался в консервативного патриота и триумфально вернулся к власти в 2010 году, начав строить первую в Европе нелиберальную демократию.

Сейчас, в 2018 году, когда остальная Европа переживает из-за подъема национал-популизма, для Венгрии эти переживания давно в прошлом. Те, кого в Европе называют национал-популистами, правят страной уже восемь лет, причем большую часть времени – имея конституционное большинство в парламенте. Получается такая смесь альтернативной реальности и машины времени: посмотрите на Венгрию, и вы получите примерное представление о том, что ждет другие европейские страны, где национал-популисты недавно пришли или вот-вот могут прийти к власти.

Популистский монетаризм

В мировых СМИ такое национал-популистское будущее на венгерском примере обычно описывают самым жутким образом как беспросветное царство коррупции, бедности и ксенофобии. И действительно, при желании в Венгрии можно найти достаточно иллюстраций и одного, и другого, и третьего. Но если сравнивать Орбана не со шведскими социал-демократами, а с его венгерскими предшественниками и конкурентами, то ситуация будет намного многообразнее и перестанет сводиться к примитивному популизму и ксенофобии.

Например, когда Орбана обвиняют в экономическом популизме, то на его сторонников это имеет ровно противоположный эффект. Они лишь убеждаются в том, что бессмысленно прислушиваться к такой критике – она предвзятая и не имеет отношения к венгерской реальности. И действительно, если посмотреть на динамику практически любого макроэкономического показателя Венгрии, то окажется, что Орбан проводит самую ответственную экономическую политику в новейшей венгерской истории.

В предыдущие восемь лет правления леволиберальных кабинетов (2002–2010) дефицит венгерского бюджета и близко не подходил к маастрихтским критериям, составляя по 6–8% ВВП. А у Орбана уже на третьем году правления упал ниже 3% ВВП и с тех пор не превышал этого порога. То же самое с государственным долгом. За леволиберальную восьмилетку он вырос с 55% ВВП в 2002 году до 80% в 2010-м. За восьмилетку Орбана упал с 80% ВВП до 73%.

На 2002–2010 годы приходится не только финансовый кризис 2008 года, но и экономический бум середины нулевых, когда страны Восточной Европы росли по 6–8% в год. Но Венгрию, жившую тогда под руководством коалиции либералов и социал-демократов, коснулся только кризис, а бум нет. Реальный ВВП страны за эти восемь лет вырос всего на 12,6%. За следующие восемь лет Орбана, которые пришлись на гораздо менее благоприятную конъюнктуру в экономике ЕС, рост составил 15,6%.

Апокалиптические прогнозы, что чрезвычайные налоги Орбана на банки и торговые сети приведут к бегству иностранного капитала и затяжной рецессии, не оправдались. Некоторые западноевропейские компании действительно ушли, но в основном не только из Венгрии, а из региона в целом. А суммарные накопленные прямые иностранные инвестиции продолжили расти: с 68 млрд до 78 млрд евро в 2010–2017 годах. К тому же исчез дефицит платежного баланса: дефицит 7–8% ВВП сменился профицитом 3–5%.

Но ладно макроэкономика, репортажи с нынешних выборов были полны рассказов, как правительство Орбана накануне голосования рассылает венгерским пенсионерам подарочные сертификаты – примерно на 30 евро. Трудно придумать пример более примитивного популизма, чем прямая покупка лояльности социально незащищенных слоев населения.

Это все так, только первым подарочные сертификаты придумал не Орбан. Наоборот, в конце своего первого премьерского срока он проиграл выборы 2002 года в том числе потому, что оппозиционные социал-демократы тогда раздавали венгерским пенсионерам сертификаты на 80 евро (по тогдашнему курсу), которые обещали обменять на реальные деньги в случае своей победы. Эту акцию социал-демократы объясняли тем, что именно такую сумму потерял каждый венгерский пенсионер из-за бездарного премьерства Орбана в 1998–2002 годах.

Конечно, раздавать пенсионерам такие сертификаты перед выборами – это примитивный популизм. Но в Венгрии политические традиции сложились так, что или сертификаты раздаешь ты, или это делают твои оппоненты и выигрывают. Перед выборами 2006 года лидер нынешней либеральной оппозиции Ференц Дьюрчань так старался остаться на посту премьера с помощью повышения пенсий и зарплат бюджетникам, что уронил дефицит венгерского бюджета почти до 10% ВВП – это в 2006 году, на пике экономического бума в Восточной Европе. И большинство венгерских избирателей, в отличие от западных корреспондентов, прекрасно помнят достижения Дьюрчаня в правительстве и не готовы за него голосовать, что бы он там теперь ни говорил про важность либеральных европейских ценностей.

Семь колонн оппозиции

В отличие от экономики в области общественно-политических свобод ситуация в Венгрии за время правления Орбана заметно ухудшилась. Но это ухудшение совсем не является синонимом авторитарного режима и диктатуры.

Часть крупных венгерских СМИ действительно была скуплена провластными олигархами, что соответствующим образом сказалось на их редакционной политике. Но в Венгрии по-прежнему есть крупные общенациональные телеканалы, газеты, интернет-порталы, которые остались независимыми или оппозиционными. Те же расследования коррупционных скандалов в окружении Орбана, которые так охотно пересказывают западные СМИ, делаются в основном местными венгерскими журналистами и публикуются в общедоступных венгерских СМИ.

Да и олигархи могут пересматривать свои политические взгляды: до 2013 года Лайош Симичка был провластным олигархом и его медиаимперия работала на Орбана, а потом старые товарищи поссорились, и СМИ олигарха стали оппозиционными.

Мощь и эффективность пропагандистской машины Орбана сильно преувеличена. Она хорошо работает только там, где совпадает с реальными общественными настроениями – например, в неприятии иммиграции из мусульманских стран.

Но стоит отойти немного в сторону, и навязать нужное мнение получается гораздо хуже. Например, в последние полгода до выборов главной темой провластной агитации была идея, что Джордж Сорос через неправительственные организации хочет навязать Венгрии нелегальных мигрантов. Но, несмотря на несколько месяцев упорной и агрессивной пропаганды, по опросам, даже среди сторонников правящей FIDESZ в существование коварного плана Сороса поверили всего 38%.

Венгерские оппозиционные партии работают не в идеальных условиях, но говорить о жестком административном давлении на них, по типу России или Белоруссии, не приходится. Гораздо больше венгерским оппозиционерам мешают бесконечные претензии друг к другу и нежелание отказаться от персонажей, которые полностью дискредитировали себя во время пребывания у власти в 2002–2010 годах.

Если сложить результаты шести крупнейших леволиберальных партий, которые выдвигались против Орбана на этих выборах, то получится около 30% голосов. Плюс 20% за правый, но оппозиционный Jobbik. Эти цифры не похожи на голосование в диктатуре. FIDESZ не набрала даже половины голосов (48,5%), а конституционное большинство получила просто потому, что странно идти на выборы сразу шестью колоннами (не считая седьмой от Jobbik), если у вас половина парламента избирается по мажоритарному принципу.

Когда за несколько недель до выборов венгерской оппозиции все-таки удалось о чем-то договориться и выдвинуть единого кандидата на выборах мэра города Ходмезёвашархей, они их благополучно выиграли.

Пределы возможного

В итоге зловещая победа беспринципных национал-популистов в Венгрии распадается на довольно заурядные слагаемые: экономические успехи на фоне предшественников, раздробленность и ошибки оппозиции, правильное попадание в общественные настроения. Эти настроения (и страхи) могут быть не самыми благородными, как в случае с беженцами. Но приравнивать желание общества контролировать, кто живет в их стране, к фашизму, тоже не самый конструктивный способ искать решение проблемы.

Более того, несмотря на убедительную победу и обвинения в диктаторстве, этот срок, скорее всего, станет для Орбана последним. Проведя 30 лет в первом ряду венгерской публичной политики, он заметно устал от нее. Раньше во время предвыборных кампаний Виктор Орбан старался лично съездить даже в крохотные города, был готов выступать по несколько раз в день перед самыми разными аудиториями. В эту кампанию он ограничился парой торжественных речей на больших митингах.

Вместе с энтузиазмом уходит и чутье. Еще в 2014 году Орбан вел FIDESZ на выборы с проработанной и многосторонней программой, где были идеи и по экономике, и по энергетике, социальной сфере, внешней политике. Сейчас от былого разнообразия осталась одна борьба с нелегальной иммиграцией, страх потерять национальную идентичность. В какой-то момент, на пике кризиса с беженцами, эта тема действительно хорошо работала, но с тех пор прошло уже несколько лет, венгерское общество успело переключиться на другие проблемы, а Орбан – нет.

По опросам видно, что вопреки усилиям провластных СМИ тема иммиграции волнует жителей Венгрии все меньше и меньше. 72% называют главной проблемой страны ситуацию в системе здравоохранения, дальше по убывающий идут бедность, имущественное неравенство, коррупция. У иммиграции всего 11%, у терроризма – 3% (можно было выбирать сразу несколько вариантов).

За следующие четыре года этот разрыв между предложением FIDESZ и запросами венгерского общества только увеличится. Память о грехах тех, кто правил до Орбана, станет слабее, а усталость от несменяемого премьера, вышедшего на первые роли еще в 90-х, наоборот, усилится. Одной только пропаганды будет уже недостаточно для того, чтобы FIDESZ смог удержать власть в 2022 году. Потребуется или радикальное обновление партии, включая высшее руководство, или что-нибудь совсем чрезвычайное, а это вряд ли возможно внутри Евросоюза. В любом случае Виктору Орбану не остается места ни в одном из этих вариантов.

Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 9 апреля 2018 > № 2562755 Максим Саморуков


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 9 апреля 2018 > № 2562754 Андрей Мовчан

Система санкций и противовесов. Куда ведет санкционная война России и Запада

Андрей Мовчан

В санкционные списки попадут еще многие олигархи, чиновники, компании. Россия, не видя немедленного катастрофического эффекта, будет отвечать на них усилением контроля внутри страны, поиском внутренних врагов и антиамериканской пропагандой. От Штатов, которые ничего не теряют от такой политики, ждать изменений не стоит – придется Кремлю что-то менять в своем подходе, пока не стало слишком поздно

Так уж повелось в последнее время, что чем более нудно и тщательно анонсируются те или иные события, чем более очевидна их экономическая или политическая подоплека, тем большее количество комментаторов называет их «неожиданными» и «меняющими мир». Таким «неожиданным» событием стал арест братьев Магомедовых после разногласий с представителями «Роснефти», ну и, конечно, расширение американских санкций еще на 24 человека и 14 компаний, тесно связанных с Россией.

Само расширение списка никак не может считаться удивительным или внезапным – делается это уже далеко не первый раз с 2014 года; о появлении в списке «околокремлевских олигархов» США предупреждали общественность многократно и в разных форматах. Чиновники и политики из списка ничего не добавляют к санкционному стандарту, установленному в 2014 году. Попавшие в список «бизнесмены» Скоч и Керимов давно являются политиками, чье имущество правильно реструктурировано и под санкции не попадет. Владимир Богданов (руководитель и условный бенефициар «Сургутнефтегаза») оставался вне списка скорее по недоразумению – сам «Сургутнефтегаз» давно под санкциями. Новый оттенок списку добавляют только два имени – Олега Дерипаски и Виктора Вексельберга.

Выбор двух крупных подконтрольных Кремлю бизнесменов, активно и плодотворно работавших с США и американцами, точно не объясняется ни проблемами рыбок, ни покупкой яиц. Он казался бы случайным, если бы не одно слово, которое их объединяет: слово это – алюминий. Дело в том, что En+ Дерипаски и SUAL Виктора Вексельберга и Леонарда Блаватника являются основными владельцами «Русала» – российского алюминиевого гиганта (Прохоров удачно продал свой пакет в «Русале» совсем недавно – повезло, или владелец контрольного пакета Brooklyn Nets что-то знал заранее).

США потребляют 16% мирового выпуска этого металла, а американское производство из-за экономической неэффективности за несколько лет сократилось в пять раз до менее чем 1 млн тонн в год. Администрация Трампа уже официально объявила о начале борьбы за возрождение внутреннего производства алюминия. Так появилась 10%-ная пошлина на ввоз алюминия из «дальних» стран. Так образуются санкции против «Русала» и Еn+ – это минус 0,7 млн тонн на американском рынке. Европейские партнеры США, которые перехватят поставки «Русала» по более низкой цене, тоже будут не против такого подарка.

Взаимные проекции

В разгорающейся в последние годы санкционной войне ясно отразилась неэффективность и российской, и западной внешней политики, которой с обеих сторон управляют бюрократы, плохо представляющие и свои и чужие государства и занятые в большой степени доказательством собственной нужности. Политические функционеры по обе стороны Атлантики продолжают проецировать свои представления о важном и неважном на другие страны, в которых система ценностей и триггеров выглядит совсем не так, как у них дома.

Россия бесконечно пытается обыграть Запад, ударяя в собственные слабые места. То хакерскими атаками пытается повлиять на избрание «не того» президента, как будто на Западе так же, как в России, от президента зависит курс страны; то военными угрозами провоцирует новую гонку вооружений, как будто не Россия является слабой стороной в такой гонке; то вводом антисанкций мы пытаемся ударить по европейскому бизнесу, как будто Европа не гибкая часть общего рынка, которая легко приспосабливается к смене покупателей, а ригидная, как российская, экономика, неспособная маневрировать.

В отношении России Штаты также последовательно пытаются применять меры воздействия, которые были бы чувствительны для их собственной власти. Страна почти идеальных институтов и с жесткой, высококонкурентной борьбой за власть, Штаты крайне чувствительны к темпам экономического роста, уровням доходов населения, состоянию государственных финансов. Неудивительно, что чиновники Госдепартамента легко убеждают законодателей, что экономические санкции должны всерьез повлиять на рейтинг кремлевской власти.

Поскольку успех избирательной кампании в США во многом зависит от ее частного финансирования и нефинансовой поддержки значимых фигур (селебрити и крупных бизнесменов, которые в США независимы в своих партийных симпатиях), тем же чиновникам не сложно убедить конгрессменов, что финансовую и промышленную элиту России можно расколоть, наказывая за сотрудничество с российской властью, что приведет к потере этой властью поддержки и, как следствие, к расшатыванию ее положения.

Первая проблема у этой стройной схемы обнаруживается еще до изучения российской специфики: именно потому, что США (да и Европа) так чувствительны к своим экономическим показателям, Штаты вынуждены применять по отношению к России только такие санкции, которые не ударят по экономике Америки и ее союзников.

Ассортимент невелик – хорошо, что подворачивается домашняя проблема с алюминием и можно под нее подвести показательную политическую акцию. Есть еще сталь, там, правда, проблемы США не так остры, но все же администрация Трампа хочет увеличить загрузки собственных мощностей на 8–10% и для этого даже вводит 25%-ную пошлину на «дальний» импорт – так что в будущем есть вероятность санкций против НЛМК и «Евраза». Есть еще сжиженный газ (конкуренция России на европейском рынке раздражает Белый дом), но пока США не смогут обеспечить достаточные поставки в Европу, вряд ли нам стоит ожидать секторальных санкций на этом рынке.

Тут возможности заканчиваются. Россия и США вообще почти не взаимодействуют в торговом поле, при этом сбыт американских компаний (машины, самолеты) трогать нельзя. Так же как нельзя трогать, например, поставки титана. Даже никель не может быть предметом санкций – США его сами не производят, закупки из России важны, удар по «Норильскому никелю» повысит цены для Штатов.

Союзники США по НАТО пока прочно зависят от российских поставок углеводородов и кровно заинтересованы в сбыте оборудования и машин на российский рынок – они даже на продовольственные контрсанкции, фактически не наносившие им экономического ущерба, реагировали болезненно. А сегодня, на фоне запрета на поставки в Россию целого спектра технологий, многие европейцы открыто выступают против санкций – их компании теряют существенную выручку (а топ-менеджеры и посредники, возможно, щедрые гонорары).

В итоге экономические санкции носят удивительно мягкий характер. Подсанкционные банки спокойно работают, подсанкционные госмонополии легко привлекают деньги через государство как посредника, подсанкционная продукция продается на третьи рынки, и даже технологии, правда очень ограниченно, но просачиваются на территорию России.

Удары по олигархам, контролирующим внутренний рынок, наносятся (собственно, старший Ротенберг, Тимченко, Чемезов уже давно в списках), но те практически неуязвимы в условиях избытка ликвидности в России и возможности государства неограниченно привлекать средства и спонсировать приближенных к Кремлю предпринимателей.

Вдобавок Россия – это, конечно, не США. Отсутствие конкуренции за власть (поле выжжено, дворцовые кланы нейтрализованы, система прочна) снимает экономические вопросы с повестки дня (действительно, плюс-минус 10% ВВП, кого это волнует?).

Массированная пропаганда, удачно опирающаяся на общественную травму нищеты конца 80-х и реформ 90-х годов и в неменьшей степени на объективный рост благосостояния общества в нулевые за счет роста цен на углеводороды, поддерживает фокус общества на идеологических, а не экономических вопросах и формирует устойчивый страх перемен. Вне элиты ухудшение экономического состояния страны (справедливости ради, происходящее не за счет санкций) воспринимается как вызов извне, инстинктивно толкающий граждан к власти, а не от нее.

Санкционные жертвы

Конечно, первые «мирные жертвы» санкционной войны должны быть огорчены. Акции En+ падали на объявлении санкций на 25%, «Русала» – на 50%, и падение продолжится – американские инвесторы и испуганные непрофессионалы выходят из капитала (а России бы сейчас как раз покупать!). Впереди много мелких проблем – будут увольняться сотрудники, имеющие американское гражданство; будут европейские и азиатские партнеры, которые пересмотрят программы сотрудничества (для размещенного в Гонконге «Русала» это особенно важно); что-то надо делать и Леонарду Блаватнику – американскому гражданину.

Но российские олигархи сильно отличаются и по статусу, и по стратегии от своих американских коллег. С 2003 года у них нет не то что возможностей влиять на власть или как-то ей оппонировать – у них нет даже фантазий на эту тему. Российские олигархи справедливо рассматривают свои российские активы как взятые во временную аренду у государства.

Российский «миллиардер» владеет огромным бизнесом на территории России только формально, а на самом деле является младшим управляющим по милости Кремля на неопределенное время (возможно, до завтра, может быть – до полуночи). И когда такой бизнесмен получает удар в спину от американцев из-за политики Кремля, у него, прямо скажем, не особенно большой выбор.

Можно возмутиться и показать Кремлю свое недовольство; с вероятностью 99% смельчака быстро переквалифицируют из миллиардеров в лучшем случае в почетные миллионеры, а в худшем – в заключенные. Был бы человек, а дело найдется; и молодых хищников, готовых принять из холодеющих рук миллиардный бизнес, у сегодняшней российской власти достаточно.

Можно попробовать бежать на Запад, но только до санкций. Потом Запад сам отрезает этот путь, объявляя олигарха «прокремлевским». К тому же бежать могут лишь те, у кого есть существенные зарубежные активы, приличная репутация и возможность показать, что заработаны эти активы непосильным трудом, а не в результате коррупционных схем и сотрудничества с властью. Таких олигархов в России немного, и почти все уже сбежали. Те же, кто этого еще не сделал, скорее всего, имеют более чем веские причины оставаться.

Последняя напрашивающаяся альтернатива – объявить, что санкции – это оценка высокой лояльности олигарха Кремлю, расписаться в абсолютной верности, пригрозить городу и миру дефолтами и запросить еще больше финансовой и бизнес-поддержки. Кремль, который рассматривает олигархов как приказчиков, поставленных следить за своим имуществом, поддержку, естественно, окажет. Всемерная помощь пострадавшим уже анонсирована, и можно не сомневаться, что они будут получать и льготные кредиты, и лучшие контракты, и специальные преференции, и, если надо, налоговые вычеты.

Так можно не только выжить, но даже преуспеть. Тем более что санкции против «Русала», безусловно чувствительные для компании, не разрушают ее бизнес, а лишь заставляют перенаправить потоки товара и схемы расчета. Параграф 574 DoT FAQ, посвященный санкциям, прямо разрешает налоговым нерезидентам США проводить с подсанкционными индивидуумами и компаниями все транзакции, кроме significant, включая deceptive or structured. То есть фактически все торговые операции, по размерам не превосходящие 10% валюты баланса компании (или состояния индивидуума), разрешены, ну а американскую часть финансирования «Русал» заместит российским. На глобальный запрет на взаимодействие с теми, кто попал под санкции, Штаты не решаются – слишком много будет побочных проблем.

Поэтому реакция и Дерипаски, и Вексельберга так предсказуема: они оба ведут работу по приспособлению вверенных им Кремлем империй к ситуации и просят поддержки у любимой власти. «Ренова» продает итальянские газовые активы (которые и так были не слишком прибыльны), сокращает свои доли в зарубежных предприятиях до менее чем 50% (сделка с Sulzer по снижению доли «Реновы» до 48% уже анонсирована) и фокусируется на рынке России, Ирана и стран Юго-Восточной Азии.

Кремль, в свою очередь, не обеспокоен последствиями санкций. В Кремле никогда не понимали, что такое «акционерная стоимость», тем более «частной» компании, так что биржевой крах «Русала» их не волнует – производство и продажи алюминия существенно не пострадают. А даже если и пострадают, то несколько миллиардов долларов экспорта для страны, наращивающей по нескольку десятков миллиардов резервов в год, – это болезненный, но булавочный укол. Такой collateral damage по сравнению с тем эффектом, который подобные действия США оказывают на российское общество, объединяющееся вокруг Кремля и лично президента в ответ на внешнюю угрозу.

Как ни странно, в конечном итоге (как это часто бывает в реальной политике) все стороны, принимающие решения, довольны. Белый дом регулярно отчитывается перед избирателями о принятии адекватных мер против неадекватного российского режима, параллельно решая мелкие задачи типа защиты собственного алюминиевого производства.

Кроме того, в США и Европе отлично понимают, какая долгосрочная бомба заложена под российскую экономику запретом на поставки чувствительных технологий (и фактическим отказом западных контрпартнеров от поставки существенно большего списка технологий просто ради перестраховки). На горизонте 10–15 лет такой бойкот неминуемо приведет к потере конкурентоспособности в немногих еще конкурентных областях российского производства, а значит, зависимость от импорта будет только расти, в то время как производство углеводородов – падать. Россия выводится из числа стран, с которыми в принципе возможна экономическая конкуренция (а внешнеполитическая позиция России очень в этом помогает), и это как бы решает «российскую проблему» без кризисов, катастроф, опасности применения ядерного оружия или толп беженцев с российской территории.

Кремль может быть вполне доволен результатами своей политики: активный «гринмейл» мирового сообщества и его неуклюжая реакция создали необходимую атмосферу внутри страны и позволили буквально вытащить рейтинг правящего режима из намечавшегося в 2010–2012 годах пике. При этом жесткая макрополитика удерживает экономику страны от развала, медленная рецессия никого не смущает, потери олигархов (давно ставших разменной фигурой в игре за власть) не беспокоят, а долгосрочная перспектива, в которой Россия планомерно опускается на уровень малой страны Юго-Восточной Азии, разве что с ядерными ракетами, вообще находится за горизонтом планирования нынешней власти. На их век хватит, а там всегда есть опция обернуться либералами и запросить помощи у того же Запада – в конце концов, неконтролируемое ядерное оружие и толпа беженцев по традиции должны беспокоить их, а не Кремль.

В будущем можно ожидать, что в санкционные списки попадут еще многие олигархи, чиновники, компании и бизнесы – в основном те, санкции против которых будут на руку Трампу в его политике поддержки собственного рынка, но возможно, и другие.

Россия, не видя немедленного катастрофического эффекта, будет отвечать на новые санкции достойно (в глазах собственного электората) – усилением контроля внутри страны, запретом иностранных СМИ (а возможно, эмбарго на отдельные товары и торговые марки), поиском все большего количества внутренних врагов, активной антиамериканской пропагандой.

Между тем технологическая удавка будет все больше затягиваться. И каждый новый список (или новый запрет, или посадка в России) будет встречаться как «новый этап», «серьезное усиление» или «изменение подхода». И лишь когда пресса устанет удивляться, а избиратели – реагировать, политикам придется поискать более разумные пути взаимодействия. Впрочем, от Штатов, которые ничего не теряют от такой политики, ждать изменений не стоит – придется Кремлю что-то менять в своем подходе, пока не стало слишком поздно.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 9 апреля 2018 > № 2562754 Андрей Мовчан


Россия. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > agronews.ru, 9 апреля 2018 > № 2562600 Сергей Глазьев, Борис Титов

Комментарий. МЭФ-2018: Запад не поможет, Восток не вытащит – нужна своя стратегия развития.

«Крестьянские ведомости» продолжают публикацию материалов Московского экономического форума на основе присланной организаторами стенограммы. Одними из самых ярких были выступления советника президента России, экономиста академика РАН Сергея ГЛАЗЬЕВА и Уполномоченного при президенте России по защите прав предпринимателей Бориса ТИТОВА. С небольшими сокращениями публикуем их доклады.

С. Глазьев: необходим технологический рывок

Сергей Глазьев выступил сразу после фундаментального доклада президента РАН А. Сергеева. Но он сказал о своем, наболевшем. Послушаем:

– Наша главная задача – не дать заболтать те цели опережающего развития, о которых говорил президент, обращаясь к Федеральному собранию, в дальнейших своих выступлениях, выйти на траекторию опережающего развития, добиться технологического рывка, – отметил Глазьев. – Совершенно очевидно, что эта задача реальна. Загрузка наших производственных мощностей составляет около 60% и имеет тенденцию к снижению, при этом тенденция к снижению загрузки мощностей касается не только старых мощностей, но и новых, введенных в течение последних лет. Не только со стороны производственных фондов у нас нет ограничений, у нас нет ограничений со стороны и научно-технического потенциала.

Академик Сергеев говорил о том, насколько трудно нам удается реализовать те наработки, которые в науке имеются. Нет ограничений в сырьевом потенциале. Можно увеличивать переработку продукции в разы.

Нет ограничений в трудовых ресурсах, в условиях ЕАЭС у нас общий рынок труда превышает потребность в рабочей силе. У нас вообще нет ресурсных ограничений. Мы можем совершенно спокойно выходить и на 5% в год, которые от нас требует глава государства, и обеспечивать выход до 10% в год.

Нам не удается реализовать программу развития, потому что в течение многих лет наша экономика функционирует как донор мировой финансовой системы. Капитал вместо того, чтобы вкладываться в развитие экономики, уходит за границу. И последние четыре года политика ЦБ и денежных властей по поддержке сверхдоходности на нашем финансовом рынке погрузила нас в спекулятивную ловушку. К нам приходит иностранный спекулятивный капитал, получает свои 20-40% на carrytrade, уходит от нас вместе со сверхприбылями. Цена такой финансовой зависимости из-за того, что ЦБ у нас так и не научился организовывать кредит в экономике, практически остановлен трансэмиссионный механизм банковской системы, экономика переходит на внешние источники финансирования и в таком неэквивалентном обмене наши потери составляют порядка 100 млрд долларов ежегодно. Это не менее 6% ВВП, которые мы теряем в той части, которая должна вкладываться в инвестиции.

Так эта система воспроизводства капитала выглядит в разрезе. Вы видите, если говорить о негосударственном секторе, он почти полностью офшоризован. У нас примерно 100 млрд в год крутится между российской экономикой и офшорами, из которых 50 млрд возвращается обратно дорогих денег, в то время как уходят они без налогов, и 50 млрд растворяется неизвестно где.

Все это результат примитивной архаичной денежной политики, которая лишила нашу экономику кредита, поэтому наши предприятия вынуждены уходить за кредитом за границу, и вплоть до последнего времени, до введения санкций, вывозить туда и права собственности, и накопленные капиталы, объем которых составляет уже около триллиона. Причем мы видим только половину этого триллиона в офшорах, остальная половина триллиона исчезла.

В итоге мы находимся в негативном балансе с внешним миром, и в такой ситуации дальнейший расчет на то, что Запад нам поможет или Восток нас вытащит, абсолютно не обоснован. Мы в этом обмене с внешней финансовой средой теряем больше средств, чем получаем.

Нам необходим переход на стратегию опережающего развития, и эта стратегия не может быть простой. Первые шаги были сделаны, по инициативе президента принят закон о стратегическом планировании, но, к сожалению, он был отложен на три года, и с этого года мы должны его внедрять.

Как это делать? Должна быть реализована смешанная сложная стратегия развития из трех составляющих. Первая составляющая – опережающий рост нового технологического уклада. Темпы подъема этого уклада составляют в среднем 30-40% в год. Ядро составляет когнитивная технология. Здесь мы имеем дело с технологической революцией, связанной со сменой технологических укладов, и нам нужно делать ставку на опережающий рост этих новейших производств, модернизацию экономики на их основе.

Вторую стратегию мы называем динамическое наверстывание. Это переход на передовой технический уровень там, где нам хватает научно-технического потенциала. Это авиакосмическая отрасль, ядерная промышленность и так далее, где темпы роста тоже могут быть двузначными, если мы будем переводить наш авиапарк обратно на отечественные технологии.

Наконец, стратегия догоняющего развития на основе прямых иностранных инвестиций, где мы отстали безнадежно. И здесь возможны высокие темпы роста.

Четвертая стратегия – повышение добавленной стоимости в экономике за счет углубления переработки сырья. Здесь объемы выпуска продукции могут быть увеличены в разы. По всем четырем стратегиям темпы роста могут быть двузначными. Вопрос, как эти стратегии реализовывать. Для этого должна быть запущена система стратегического планирования, опирающаяся на ГЧП, развернута сеть специнвестконтрактов, которые должны соединить обязательства бизнеса по модернизации внедрения новых технологий с обязательствами государства по предоставлению стабильных условий работы, а также дешевых, доступных долгосрочных кредитов. Это важнейшая составляющая этой стратегии. Кредиты, по образному выражению академика Абалкина, это авансирование экономического роста. А процент за кредит – это налог на инновации.

И здесь роль науки, о которой говорил академик Сергеев, фундаментальная. Этот диалог науки, власти и бизнеса должен дать нам приоритеты. Это сеть стратегических целей, программ и индикативных планов их реализации через ткань договоров государства – бизнеса, используя специнвестконтракты.

Денежная политика должна быть сориентирована на рост инвестиций. Это фундаментальная задача. В предыдущем хозяйственном укладе мир перешел на фиатные деньги, обеспеченные ростом обязательств предприятий и государства. Цифровая революция в денежном обращении дает нам возможность перейти к целевому кредитованию и использовать деньги как инструмент. Надо отказаться от денежно-монетарного фетишизма, отказаться от архаично-средневековой политики, навязанной нам монетаристами, и использовать деньги как инструмент экономической политики, поддержки инвестиционной и инновационной активности.

Б. Титов: нужна новая стратегия развития

Уполномоченный при президенте России по защите прав предпринимателей Борис Титов поведал:

– Я представляю большую группу экспертов, в том числе сидящих здесь на сцене, но главное, что еще представляю большую группу предпринимателей, которые достаточно давно, еще до кризиса, начали задумываться над тем, что если государство не хочет писать нормальную системную научную стратегию развития страны, то мы должны ему в этом помочь. И Столыпинский клуб тогда инициировал начало написания стратегии для России, которую мы назвали стратегией роста, а потом было поручение президента о доработке этой стратегии. Она в завершенном виде еще с февраля прошлого года обсуждается у нас в обществе.

Я не хотел бы останавливаться на отдельных деталях этой стратегии, хотя здесь есть основания, чтобы мы начали работать, это экономическая ситуация в стране, прежде всего для бизнеса. Видите, как падает рентабельность российских предприятий, которая не оставляет никаких шансов для развития России. Мы видим прежде всего проблему развития экономики в том, что риски не соответствуют доходности в стране. Это изменение произошло, и сегодня мы не видим оснований, нет источников роста российской экономики.

Опыт других стран преодоления экономического отставания. Мы видим в стране внутренний запрос, потому что и бизнес, и просто люди на первое место среди всех проблем ставят именно отсутствие стратегии. Любая страна должна иметь план реализации этой стратегии. Любая страна должна иметь четкий план того, что же мы хотим и что мы должны делать. Это очень хорошо понимают и бизнес, и люди. В других странах всегда понимают стратегии. Допустим, Казахстан, у него была стратегия 2030, она уже завершена в 2014 году. Она уже реализована. Сейчас у них есть стратегия 2050, 100 шагов, главные дорожные карты, и они сегодня реализуют эти стратегии.

Стратегия Саудовской Аравии, очень похожей страны, где главная задача – выстраивание диверсификации экономики и уход от сырьевой зависимости. У всех есть стратегии. Так нас окружают стратегии.

Очень важно, что в России даже есть законодательная основа. Мы же приняли в стране закон №172 о государственном стратегическом планировании. Закон есть, а стратегии нет. До сих пор переносится, и никто не приступил к этому. Более того, сейчас идет обсуждение, что же будет после президентских выборов. Мы все президентские выборы посвятили именно задаче популяризации нашей стратегии роста и необходимости принятия стратегии в стране.

К сожалению, сегодня опять идет вопрос об указах, о национальных приоритетах, национальных проектах, но вопрос о стратегии по-прежнему не ставится.

В нашем законе даже есть упоминание о так называемом федеральном органе исполнительной власти, который должен выступать в качестве штаба реформ. И это первый шаг, который очень важен для страны – создать штаб реформ, создать центр, который выполнял бы такие функции. Прежде всего, это функции анализа больших баз данных российской экономики, мы сегодня это делаем в Институте стратегии роста, анализируем экономику не как Росстат, у нас есть своя оценка.

Второе. Он (штаб) должен заниматься стратегическим планированием. Мы считаем, это должно быть 5, 15, 30 лет. Это должна быть очень важная функция. Конечно, индикативного планирования, но эта функция должна быть. И кроме того он должен заниматься контролем за ходом реализации реформ. И еще вводить систему проектного финансирования. Не ту, что была у нас раньше и называлась проектным финансированием, а реального научного проектного финансирования. Мы предлагаем целый комплекс проектов кластерного развития по отдельным отраслям и регионам России, у нас больше ста кластерных инициатив, и часть из них реализуется.

Все это происходило во всем мире одинаково. Везде обязательно был создан штаб реформ. Отделялось управление развитием, выделялось из управления текущим состоянием. Такие delivery units стали очень модным словом, возникли в Великобритании, но сегодня это и Малайзия, Индонезия. Очень компактный штаб реформ, прописанный во всех странах. Он себя очень серьезно показал. Это очень современный формат управления развитием.

Мы предлагаем создание центра управления программами развития при президенте РФ, который бы эти функции, о которых я сказал, и выполнял бы. Тем более есть задача проектного управления, есть кластеры, которые можно было бы делать сегодня локомотивами развития экономики. Локомотивами нового экономического роста.

Главное, что сегодня нужно преодолеть, убедить всю страну, и прежде всего руководство страны, что вообще развитие возможно. Что та экономическая политика, которая реализовывалась последние 20 лет, в принципе давала свои результаты. Политика жесткой финансовой макроэкономической стабильности давала высокие результаты, но тогда, когда были высокие цены на нефть, когда доходы были гарантированы. В новой ситуации эта политика уже не будет давать результатов, нужна новая стратегия развития, которая активировала бы новые источники роста в российской экономике.

Здесь мы можем спорить, какие источники роста главные. Я смотрел предложения Сергея Юрьевича (Глазьева), там много нового для меня. Институты развития важны, но мы считаем, очень важна экономика простых вещей, как ее назвал Яков Моисеевич Миркин, наш научный руководитель. Это самые базовые вещи, которые у нас в стране практически не производятся. Это малый и средний бизнес производственный, который очень важен для развития экономики.

Мы можем здесь спорить, но мы должны быть убеждены в том, что сможем реализовать эту стратегию, и убедить в этом необходимо руководство страны. Тем более один раз мы уже проходили эти реформы. Мы все время ориентируемся на Столыпина, но это были действительно реформы одни из самых эффективных не только у нас в стране, но за всю историю мировую.

Посмотрите, самый важный фактор – это демография. За 10 лет, в середину которых попали демографические реформы Столыпина, население приросло на 32 млн человек. За счет чего? Экономика простых вещей. Дать экономические возможности, чтобы это реализовать: Столыпин дал землю, капитал, дал средства производства. И Россия стала другой страной.

Давайте сосредоточимся. Можем дискутировать о деталях, но две вещи очевидны: сегодня нужна стратегия. Другими путями мы не добьемся, только комплексный план, научно подготовленный, в соответствии с законом о стратегиях. И второе – для этого нужен штаб реформ. Выделить специальный институт, который бы занимался и планированием, и контролем, и проектным управлением. Все бы мы могли на этой почве объединиться и потребовать сегодня, чтобы именно так строилась экономическая политика нашей страны. Этот институт должен выработать стратегию на первом этапе своей работы, наладить систему анализа больших баз данных российской экономики, и заняться стратегическим планированием, контролем за их реализацией.

На этой базе мы могли бы широко объединиться, и тогда бы что-то сдвинулось в сознании нашего правительства.

Подготовил Александр РЫБАКОВ, «Крестьянские ведомости»

Россия. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > agronews.ru, 9 апреля 2018 > № 2562600 Сергей Глазьев, Борис Титов


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 9 апреля 2018 > № 2561568 Георгий Бовт

Мы сползаем к войне

Георгий Бовт о том, чем россиянам грозят новые американские санкции

Объявленные в конце прошлой недели новые американские санкции против российской элиты, при всей «привычности» появления очередных рестрикционных списков, являются все же качественно новым этапом санкционного давления. И это толкает эскалацию напряженности в отношениях с Америкой по все более опасному пути.

Во-первых, Минфин США (формально санкции вводит он, а следит за их соблюдением его подразделение Office of Foreign Assets Management) не заморачивался на сей раз относительно конкретного повода для усиления санкционного давления. Хотя привязка к неким событиям на Украине и в Сирии в сопутствующем заявлении присутствует, все же в последнее время (особенно на Украине) там не происходило каких-то таких уж драматических событий, в которых можно было бы обвинить Москву и наказать за это санкциями. Например, главы России, Турции и Ирана буквально только что договорились о масштабном перемирии в Сирии, из которой также теперь собираются выходить американские подразделения. Казалось бы, надо поощрять за шаги в правильном направлении. Нет, вводят еще более жесткие санкции. Потому что –

Во-вторых.

Теперь даже какие-то относительные подвижки в мирном урегулировании что на Украине, что в Сирии не окажут того позитивного воздействия на налаживание отношений, как это могло бы произойти еще недавно.

Это, а также урегулирование северокорейской ядерной проблемы, перестает быть тем «ключом», которым мы бы открыли дверь, конечно, ни к какой не к разрядке и даже не к «перезапуску» отношений, но хотя бы к приостановке эскалации конфронтации. Она только усиливается.

Что касается Северной Кореи, то в Вашингтоне считают, видимо, что сами с ней теперь договорятся, а также надеются на Китай, который уже сыграл важную роль в том, что Ким Чен Ын пока заморозил свои ядерную и ракетную программы. КНДР станет одной из «разменных карт» в большой игре Америки и Китая (наряду с торговой войной), но не с Россией.

В-третьих. Санкции объявлены на сей раз, так сказать, по совокупности. Как сказано в отдельном заявлении Минфина США, в связи со «злонамеренным действиями» Москвы, направленными на подрыв западных демократий. Перечислено все «до кучи»: от вмешательства в выборы, до хакерских атак по другим поводам.

По сути, санкции вводятся и будут сохраняться «по факту» существования нынешнего российского режима и в связи с той внешней политикой, которую начала проводить Москва с начала 2000-х годов. Это делает их в контексте нынешней системы международных отношений «неотменяемыми» в обозримой исторической перспективе.

Впрочем, это было ясно уже в момент принятия соответствующего закона CAATSA 2 августа 2017 года. Было не вполне ясно, какие масштабы может принять санкционное давление. Теперь Вашингтон дает понять, что оно будет идти по нарастающей и практически вне зависимости от каких-то тактических действий и даже возможных договоренностей с Россией по каким-то вопросам. США будут ждать смены режима в России. Более того, фактически работать «на снос режима».

Поскольку закон предусматривает введение санкций и против контрагентов фигурантов «черных списков», то по мере расширения этих списков за счет российских олигархов и крупных государственных структур, под санкциями окажется почти вся российская экономика. Уже сейчас под ними оказалась значительная ее часть – причем далеко не только ВПК. Еще с пяток олигархов – и будет уже вся.

В-четвертых. Под санкции попали не только государственные структуры и новые госчиновники, не только люди, которые считаются на Западе членами «ближнего круга» президента Владимира Путина или его родственниками (можно предположить, что на каком-то следующей этапе санкции могут введены и лично против президента России), а также предприниматели, которые «совмещают» бизнес с работой на государство (как, к примеру, сенатор Сулейман Керимов или депутат Думу Андрей Скоч), но и крупные частные предприниматели Виктор Вексельберг и Олег Дерипаска, которые разбогатели еще в 90-х, и их в гораздо меньшей степени можно назвать «близкими Путину». Составители нынешнего списка исходили из того, что всякий крупный бизнес в России ведется с благословление государства и в тесном сотрудничестве с ним. Они не собираются разбираться в оттенках и тонкостях того, кого именно и насколько можно считать близким к российскому президенту, делая потенциально практически весь российский бизнес «токсичным» для его партнеров США и других странах.

Постепенно на бытовом уровне эта «токсичность» распространится на всех российских граждан, как она, скажем, распространилась на граждан Ирана или КНДР, которым в порядке проведения санкционной политики ряд государств отказываются выдавать визы.

В-пятых, некоторые фигуранты списка попали в него, похоже, не столько или не только за «близость» к Путину, сколько к Трампу. Фамилия Дерипаски в этом смысле давно «напрашивалась» в понимании американцев на включение в «черный список» потому, что он раньше имел деловые контакты с бывшим начальником предвыборного штаба Трампа Полом Манафортом, который проходит по делу о так называемом вмешательстве России в американские выборы (формально он обвиняется не в сговоре с русскими, а в отмывании денег).

Согласно такой же логике в списке оказался и Виктор Вексельберг. Якобы за то, что его структуры давали взятки чиновникам в республике Коми, то есть за государственную коррупцию. На деле же за то, что один из топ-менеджеров компании, аффилированной со структурами Вексельберга, (гражданин США) был крупным жертвователем в избирательную кампанию Дональда Трампа, а сам Вексельберг был гостем на инаугурации нынешнего президента.

Аналогичным образом в списке оказался бывший сенатор, а ныне зампред Центробанка России Александр Торшин. Будучи сторонником либерализации права на владение в России оружием самообороны, он поддерживал связи с Национальной стрелковой ассоциацией США (а с кем еще, спрашивается, как не с ней надо было поддерживать связи по этому вопросу?) и встречался в Москве зимой 2015 года (до того, как Трампа стал кандидатом в президенты) с приезжавшей делегацией. Что породило в американских масс-медиа конспирологическую теорию о том, что якобы Москва через NRA финансировала кампанию Трампа. Притом, что NRA – одна из богатейших организаций, она потратила на политическое лоббирование с 1998 года более 3,5 млрд долларов. Ее собственные, задекларированные и отслеженные пожертвования на компанию не только Трампа, но и других республиканских кандидатов в 2016 году составили $416 млн. Зачем ей «русские деньги»? Однако никто не ищет доказательств. Попал в публикации в прессе, даже самые бредовые, — попадешь и под санкции.

В-шестых.

Для составителей «черных списков» США более неважно, принадлежит ли тот или иной фигурант к «умеренным» или «ястребам», с точки зрения его политических взглядов.

Скажем, глава комитета по международным делам Совета Федерации Константин Косачев до недавних пор избегал попадания под санкции по причине своей должности. Однако теперь, не будучи никаким «ястребом», попал. Заодно учли его заслуги на посту бывшего главы Россотрудничества в деле распространения российской «мягкой силы». Значит, под будущие санкции могут попасть и другие ее распространители.

В-седьмых.

Нынешний санкционный список подтверждает наличие секретной части опубликованного в начале февраля так называемого «Кремлевского доклада», про который некоторые наши политики и чиновники шутили, что это некая помесь телефонной книги кремлевской администрации со списком журнала Forbes.

Например, в «Кремлевском докладе» фигурировал знакомый Владимира Путина Аркадий Ротенберг, который попал под санкции еще в 2014 году и затем продал 79% акций компании «Газпром-бурение» сыну Игорю. Игоря Ротенберга в «кремлевском досье» как раз и не было, а теперь он попал под санкции вместе с принадлежащей ему компанией. Можно предположить, что в секретной части досье есть и другие фамилии родственников, жен и близких фигурантов открытой его части. Это еще более повышает токсичность для потенциальных партнеров тех, кто в ней находится.

В-восьмых.

Нынешние жесткие санкции окончательно закрывают тему якобы имеющихся расхождений в санкционной политике в отношении России между администрацией и Конгрессом США.

В Конгрессе на сей раз не оказалось ни одного политика, который бы критиковал Трампа за мягкость в отношении русских. Например, занимающий по этому вопросу традиционно «ястребиную» позицию сенатор-республиканец Марко Рубио, бывший соперник Трампа по республиканским праймериз, приветствовал действия администрации в отдельном заявлении.

В-девятых. Нынешние санкции объявлены на фоне острейшего скандала вокруг дела об отравлении Сергея Скрипаля и его дочери в Великобритании. Если бы не это дело, можно было бы надеяться, что Евросоюз проявит бОльшую сдержанность в своей санкционной политике на фоне американской, как это бывало раньше. Однако теперь ожидать таковой со стороны Европы возможно, уже не приходится. И если к июньскому саммиту Евросоюза в деле Скрипалей вдруг появятся некие обстоятельства и факты, которые могут быть истолкованы на Западе (а уж многие постараются именно так и истолковать) как изобличающие причастность России к этому преступлению, то новых санкций со стороны Евросоюза, причем тоже жестких, не миновать.

«Дело Скрипаля» разыгрывается сейчас именно таким образом, чтобы оно стало точкой невозврата в отношениях с Россией. Причем уже вне зависимости от того, чем оно кончится. Даже если его спустят на тормозах, например, по причине того, что просто не найдут конкретных улик против Москвы. Оно уже нанесло отношениям России с Западом непоправимый среднесрочном плане ущерб.

В-десятых. Данный санкционный акт со стороны Америки – точно не последний.

Вероятно, уже в обозримом будущем на обсуждение американских властей будет поставлен вопрос о введении против России секторальных санкций в нефтегазовой отрасли и в отношении экспорта энергоносителей, как это было сделано в отношении Ирана. Это не вопрос ближайших недель, однако такое обсуждение может начаться в течение ближайших месяцев.

Тему уже поднимал, в частности, сенатор Линдси Грэм, который был одним из закоперщиков и авторов закона 2 августа 2017 года об антироссийских санкциях наряду с Джоном Маккейном.

Рассуждения о возможных ответных мерах России, конечно, имеют некоторый смысл. Но мне кажется, что это уже частности. Набор экономических контрсанкций, имеющихся в нашем распоряжении, будем говорить прямо, ограничен. Хотя еще в прошлом году в правительстве начали разрабатывать законодательные меры относительно возможной конфискации в том числе американской собственности в России как ответной меры на санкционное давление. Это можно считать «ядерным оружием» в экономической сфере. Потому что дальше остается только воевать в буквальном смысле слова. К тому же российских авуаров в Америке будет, пожалуй, не меньше. Одних только казначейских обязательств Минфина США Россия накупила на начало текущего года $96,6 млрд. В самом худшем случае, и эти средства могут быть заморожены и даже конфискованы.

Можно еще предположить возможность новой взаимной высылки дипломатов. Однако идти по этому пути — дело совсем тупиковое. Мы и так перестали разговаривать по тем вопросам, по которым диалог не прекращался даже в самые свирепые годы «холодной войны».

Например, сведены практически на ноль контакты по военно-политической линии, что весьма опасно для двух крупнейших ядерных держав. Нынешний уровень диппредставительства России в США и наоборот уже настолько низок и деградировал, что скоро высылать уже будет физически некого, останется только отозвать послов, понизить статус диппредставительства и, наконец, разорвать дипломатические отношения.

Самым действенным ответом на все эти санкции было бы, конечно, проведение в России таких экономических, административных и судебных реформ, которые бы раскрепостили предпринимательские силы, привели бы к росту экономики, в том числе за счет привлечения иностранного капитала, который еще не боится сюда идти.

Можно было бы расписать, что примерно можно было бы сделать для стимулирования экономического роста и предпринимательской активности. А еще для развития отечественного образования, науки и технологий, для модернизации, без чего страна становится все менее конкурентоспособной – и все более уязвимой для новых санкций уже в обозримом будущем. Но я лично не верю в реалистичность такого сценария. Свободная (в отличие от мобилизационной и огосударствленной) экономика не видится у нас главным ключом противодействия санкционном удалению. Для реализации этого сценария с начала 2014 года, когда были введены первые ограничения, у правительства было достаточно времени. Однако все это время мы только что и делали, что приспосабливались и «выживали», никакого рывка и даже предпосылок к нему не просматривается. Будем приспосабливаться и выживать и дальше. Прозябать.

Теоретически, с точки зрения внутренних ресурсов, в нынешнем виде российская экономическая и политическая система может выдерживать санкционное давление годами, даже десятилетиями.

Однако все более актуальной задачей во внешней политике становится на сегодня остановить сползание, уже без преувеличения, к войне. Ведь ее никто не видит же главным вариантом и средством разрешения создавшихся проблем, не так ли? Или кто-то всерьез допускает такую возможность?

Похоже, пока мало кто из политиков по обе стороны Атлантики всерьез отдает себе отчет в том, что именно в этом опасном направлении мы и движемся.

Ничем хорошим, по определению, не может закончиться политика, с помощью которой многомиллионную страну, по сути, стараются сделать всемирным «изгоем», ожесточенно и, кажется, даже уже азартно загоняя в угол и распространяя методы, по сути, травли на все новые категории ее правящей и бизнес-элиты. Не хочется тут проводить аналогий с Веймарской Германией.

Тем более что многие из них были бы не вполне корректны. Простые обыватели тоже не будут оставлены в стороне, несмотря на все уверения, что санкции «не направлены против российского народа».

Опасность продолжения такой политики осознают немногие. И пока это осознание не придет, никаких серьезных переговоров и осмысления того, как же нам остановиться в дальнейшей эскалации, не будет. Если только это осознание не придет слишком поздно.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 9 апреля 2018 > № 2561568 Георгий Бовт


Казахстан. Россия > Транспорт. СМИ, ИТ > kapital.kz, 9 апреля 2018 > № 2561458 Тамирлан Шапиев

Когда беспилотники Яндекс. Такси появятся в Казахстане?

О громкой новинке компании Kapital.kz рассказал глава представительства Яндекс.Такси в Казахстане Тамирлан Шапиев

Почти 7 лет назад российская компания «Яндекс» запустила смелый экспериментальный проект — технологичный сервис онлайн-заказа такси. Главным аргументом в его пользу был тот факт, что сервис органично сочетался с ее миссией — помогать людям в решении повседневных задач. Проект успешно развивался и в 2014 году выделился в отдельную компанию. «Мы все еще похожи на большой стартап и до сих пор остаемся самым быстрорастущим сервисом Яндекса», — заметил в интервью корреспонденту центра деловой информации Kapital.kz Тамирлан Шапиев. Он рассказал, как работает бизнес Яндекс. Такси.

— Расскажите, какие технологические фишки использует Яндекс. Такси в своей работе?

— Яндекс. Такси по своей сути и есть набор технологий — в конце концов, в Яндексе больше трех тысяч разработчиков. Это в первую очередь «умная» система распределения заказов. Заказ автоматически достается не ближайшему водителю, а тому, который с учетом текущей дорожной ситуации может доехать до пассажира быстрее всего. Учитывается и рейтинг водителей. Тот, у кого он выше, получает заказы в первую очередь. Если же рейтинг водителя опустится ниже порогового значения, его автоматически заблокируют. Более того, как только водитель выехал с пассажиром, система прогнозирует, за какое время с учетом пробок и дорожных работ он доберется до заданной точки, и подбирает новые заказы на это время в нужном районе, чтобы водителю пришлось поменьше ждать. Наши технологии навигации помогают построить и по ходу движения перестраивать самый быстрый маршрут с учетом пробок. Таким образом, pay time у водителей, работающих с Яндекс. Такси, то есть время, которое водитель проводит за выполнением заказов, больше 50% от общего рабочего времени. Это в несколько раз выше, чем у традиционных диспетчерских или уличного извоза.

Есть и много других полезных фишек. Например, способность системы в момент заказа такси точно рассчитать стоимость поездки, которая не изменится, каким бы образом потом ни поехал водитель (это не просто так, это тоже сложная технологическая история). Или альтернативные точки посадки — когда система подсказывает пассажиру, что можно обойти дом не с одного угла, а с другого, и машина приедет туда быстрее, а добираться оттуда будет намного дешевле. Или онлайновая служба поддержки вместо телефонной. Именно благодаря нашим технологиям снижается главная составляющая себестоимости поездки — время простоя и холостого пробега водителя, исчезают затраты на содержание диспетчерской и др. Таким образом, мы можем сделать поездки доступнее для пользователей, при этом водители имеют возможность достойно и легально зарабатывать.

— Компания как-то контролирует качество работы водителей?

— Мы сотрудничаем не с отдельными водителями, а с таксопарками, поэтому работа с водителями лежит на наших партнерах. Но у нас есть и собственные технологии контроля качества.

Во-первых, это мобильный контроль — аналог «тайного покупателя». Мы вызываем водителя, но он не знает, что едет на вызов именно к нам. Когда водитель приехал, к нему подходит асессор, осматривает автомобиль, салон, делает снимки и после этого выносит вердикт, пропускаем мы эту машину на линию или же отключаем от сервиса, пока водитель не устранит недочеты. Асессоры уже работают в Алматы и Астане. Скоро они появятся и в других городах, где присутствует Яндекс.Такси.

Во-вторых, это ДКК — дистанционный контроль качества. Каждые несколько дней водитель делает снимки машины снаружи и внутри в нескольких ракурсах, и система автоматически анализирует фото на предмет повреждений и отправляет асессорам на анализ только спорные случаи.

Наконец, главный помощник в управлении качеством — сами пользователи, которые ставят водителям оценки в приложении и отправляют нам отзывы. Чем чаще вы будете это делать, тем больше в сервисе будет хороших, вежливых водителей на чистых машинах, и тем меньше будет плохих.

— Над какими новинками компания работает в данный момент и насколько это дорого?

— Мы не очень любим делиться планами. Но приведу пару примеров. Яндекс. Такси начал тестировать авторизацию водителей по голосу и чертам лица. Это нужно, чтобы исключить случаи, когда за рулем машины к пассажиру приезжает не тот водитель, который зарегистрирован в системе. Такие ситуации, к счастью, бывают редко, но случались они и в Казахстане. Новая система основана на собственных технологиях Яндекса — компьютерного зрения и распознавания речи.

В конце прошлого года Яндекс. Такси запустил в России собственное бесплатное страхование водителей и пассажиров. Сейчас мы готовимся к запуску аналогичной программы в Казахстане, так что если страховая компания хочет стать нашим партнером, обращайтесь — обсудим сотрудничество.

Ну и самая громкая наша новинка — знаменитый беспилотный автомобиль Яндекса, над которым работают как раз в Яндекс.Такси. На самом деле мы разрабатываем не столько автомобиль, сколько аппаратно-программную платформу, которую можно будет установить на любой серийный автомобиль, чтобы превратить его в беспилотник. Испытания прототипов пока проходят на закрытом полигоне, но мы уже несколько раз выпускали их на улицы Москвы.

— Это такая неоднозначная разработка…

— Да, вопросов еще много, и это проблема не Яндекс. Такси и не конкретной страны, а всего мира. Но очевидно, что, когда они будут решены, ездить на беспилотнике будет дешевле и безопаснее, чем на обычном такси с водителем. Беспилотник не устает и не хочет спать, исправно соблюдает ПДД, его датчики реагируют на дорожные события быстрее, чем человеческие органы чувств. А накопленный опыт, на котором постоянно обучается беспилотный автомобиль, в миллионы раз больше, чем один водитель способен набрать за всю жизнь.

— Когда такси-роботы могут появиться в Астане и Алматы?

— Мы считаем, что в течение пяти лет беспилотные автомобили начнут массово появляться на улицах городов. Законодателям во всем мире нужно время, чтобы продумать регулирование, внести необходимые изменения в законы соответствующих стран. Например, как определять, кто будет нести ответственность в случае ДТП?

Вы еще спросили, дорого ли делать беспилотник. Теперешние затраты не показательны. Главное для нас сейчас — получить работающую технологию, и только потом мы будем ее оптимизировать. Наша конечная цель — сделать такую платформу, чтобы она не сильно удорожала стоимость обычного серийного автомобиля.

— Как компании удается оставаться прибыльной, если она инвестирует в разработки и при этом стремится снижать стоимость своих услуг, чтобы сделать свое такси доступнее для широких масс?

— Очень правильный вопрос. Мы — технологическая компания и имеем возможность обеспечивать доступные цены на поездки именно благодаря своим технологиям. Я уже говорил, что они позволяют сильно уменьшить основной фактор, влияющий на себестоимость поездки — время простоя и холостого пробега водителя без пассажиров. Таким образом, поездки становятся дешевле для пассажиров, при этом и водители могут заработать больше, и затраты на разработку окупают себя.

— И немного про сделку по слиянию Яндекс. Такси и Uber. Уже ощущается эффект от нее? Какого КПД сделки компания ожидает за отчетный период?

— Сделка была завершена два месяца назад, поэтому никаких изменений еще не произошло. В будущем водители Яндекс. Такси и Uber перейдут на единую технологическую платформу на базе нашего Таксометра и смогут принимать заказы от пользователей обоих сервисов. Мы ожидаем, что это благотворно повлияет на качество и безопасность оказываемых услуг. Но для пользователей по-прежнему останутся два бренда, два отдельных приложения со своими особенностями. Люди смогут и дальше пользоваться тем из них, которое им по душе.

— Немного о Казахстане. Какова сейчас доля Яндекс. Такси на рынке онлайн-такси в Казахстане?

— Мы, к сожалению, не можем раскрывать данные о числе поездок в отдельной стране — только по компании в целом. Но Казахстан — одна из самых важных стран для бизнеса Яндекс.Такси.

— Намерен ли Яндекс. Такси расширить свое присутствие в РК?

— Мы уже сильно расширились. Когда в прошлом году я пришел в компанию, Яндекс. Такси работало в двух городах РК. С тех пор их стало 20. Если увидим спрос и желание партнеров запустить сервис еще в каких-то городах, то почему бы и нет?

Казахстан. Россия > Транспорт. СМИ, ИТ > kapital.kz, 9 апреля 2018 > № 2561458 Тамирлан Шапиев


Швейцария. США. Россия. Весь мир > СМИ, ИТ > bfm.ru, 9 апреля 2018 > № 2560937 Кирсан Илюмжинов

Илюмжинов: «Не собираюсь покидать пост президента ФИДЕ»

Президент Международной шахматной федерации заявил в интервью Business FM, что в сентябре снова будет баллотироваться. Досрочной отставки из-за санкций США потребовал президентский совет ФИДЕ

Кирсан Илюмжинов не только не уйдет в отставку с должности президента Международной шахматной федерации (ФИДЕ), но и будет вновь баллотироваться на этот пост. Об этом он заявил в интервью Business FM.

Президентский совет ФИДЕ 8 апреля в очередной раз потребовал от Илюмжинова уйти в отставку, ссылаясь на финансовые проблемы из-за того, что он больше двух лет находится под американскими санкциями. Финансовый директор организации Адриан Сигель предупредил, что 30 апреля имеющиеся счета федерации будут закрыты, а банки в Швейцарии и за ее пределами отказываются сотрудничать с ФИДЕ, пока она не сменит своего главу. «Трудности при исполнении финансовых обязательств плохо отражаются на нашей репутации и подрывают доверие», — говорится в обращении к Илюмжинову от имени членов совета ФИДЕ.

В середине февраля появились сообщения, согласно которым швейцарский UBS — расчетный банк Международной шахматной федерации — может разорвать отношения с ФИДЕ.

На заседании президентского совета, которое прошло 7-8 апреля, за досрочную отставку Илюмжинова проголосовали 14 человек, один — против, воздержавшихся не было. Там также постановили в кратчайшие сроки закрыть московский офис ФИДЕ. Ситуацию Business FM прокомментировал сам Кирсан Илюмжинов:

Кирсан Илюмжинов: Никаких трудностей нет, шахматная деятельность везде проходит, все турниры, соревнования, я по миру езжу. Недавно завершился кандидатский турнир в Берлине. Два месяца назад казначей ФИДЕ сказал, что якобы закрыли счета UBS. Я сказал, что никаких счетов не закрыли, все работают. Все нормально прошло, со счета ФИДЕ все оплачивали, и кандидатский турнир в Берлине прошел, там играл Сергей Карякин, Владимир Крамник, все они получили призовые. На сегодняшний день счета работают. Я никаких бумаг от UBS не получал. В той бумаге, которая пришла в ФИДЕ, не сказано, из-за чего они хотят закрыть или закрыли. На самом деле они не закрыли. Они вынуждают, хотят, чтобы я подал в отставку из-за санкций. Я не собираюсь покидать пост президента ФИДЕ. В сентябре в Грузии, в Батуми состоится Генеральная ассамблея ФИДЕ, где я буду баллотироваться на пост президента ФИДЕ. В ФИДЕ входят 188 стран мира, но Америка, наверное, довлеет над всеми, и поэтому некоторые члены ФИДЕ боятся каких-то действий со стороны США. Я езжу, пропагандирую шахматы, развиваю. Им не нравится, что я не боюсь. Кстати, мне до сих пор не прислали, почему я оказался в санкционном списке. Пишут, из-за связи с руководством Сирии. Они законно избранные люди, я как президент международной организации езжу, встречаюсь со всеми.

У них нет таких рычагов, чтобы вас без вашей воли снять?

Кирсан Илюмжинов: По уставу ФИДЕ президент избирается на четыре года делегатами Генеральной ассамблеи. Меня избрали 11 августа 2014 года в Норвегии, тогда я победил Гарри Каспарова. 110 стран проголосовали за меня, 61 страна — за Каспарова. Для победы достаточно 94 страны. Следующие выборы состоятся в Грузии. Или я подаю в отставку, или выборы на Генеральной ассамблее, или не могу исполнять свои функции в случае болезни.

Что думаете по поводу того, что ФИДЕ решила закрыть московский офис?

Кирсан Илюмжинов: Это однозначно удар, закрыли ни за что, сократили Берика Балгабаева, директора представительства ФИДЕ по России и странам СНГ. Я думаю, они выполняют инструкции. Дипломатов же отозвали, посла. Под копирку работают, что ли.

Кирсан Илюмжинов возглавляет ФИДЕ уже 22 года. Исполком организации не впервые пытается сместить его с этого поста. По словам поддерживающих Илюмжинова, выступающие против него недовольны предстоящими реформами федерации, которые он планирует провести. Как заявлял действующий глава федерации в конце марта в интервью порталу «Р-Спорт», он готов уйти в отставку, если кто-то докажет, что он является препятствием для организации из-за санкций США.

Швейцария. США. Россия. Весь мир > СМИ, ИТ > bfm.ru, 9 апреля 2018 > № 2560937 Кирсан Илюмжинов


Эстония > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 8 апреля 2018 > № 2560914 Керсти Кальюлайд

Искусственный интеллект, Россия и многое другое: как эстонский президент готовится к будущему

Эрик Ниилер (Eric Niiler), Wired Magazine, США

В свои 48 лет Керсти Кальюлайд является самым молодым президентом Эстонии и первым президентом-женщиной в этой стране. Эта любительница бега на марафонские дистанции имеет диплом генетика и степень магистра делового администрирования. Большую часть своей карьеры она провела на незаметных должностях, работая в основном аудитором в ЕС. В 2016 году эстонский парламент избрал ее на пост президента. Прошло два года, и она продолжает курс Эстонии на глобальную цифровую безопасность, одновременно отражая военные и кибернетические угрозы со стороны России, которая оккупировала эту страну на протяжении 50 лет вплоть до ее освобождения в 1991 году.

Эстония славится своим цифровым правительством, налоговой и медицинской системой. И эта страна планирует свое будущее. Программа «Электронный резидент», позволяющая гражданам других стран получать от государства удостоверение личности и удаленно создавать в Эстонии свои компании, с 2014 года привлекла 35 тысяч человек. Теперь правительство обсуждает предложение о предоставлении некоторых прав системам с искусственным интеллектом. Закон может облегчить процесс принятия решений автономными системами, роботами и автомашинами без водителей.

На этой неделе Кальюлайд посетила Белый дом вместе с руководителями Латвии и Литвы, где президент Дональд Трамп обсудил с ними ряд вопросов, включая тему безопасности на границе с Россией. Этот визит совпал с 100-й годовщиной независимости прибалтийских стран, которые получили ее после Первой мировой войны, и Трамп воспользовался этой возможностью, чтобы подтвердить решимость США защищать прибалтийские государства в соответствии с Североатлантическим договором. После американо-балтийского торгового саммита и возложения венков на Арлингтонском кладбище Кальюлайд дала интервью Эрику Ниилеру из издания «Вайред» (WIRED) в эстонском посольстве в Вашингтоне.

Эрик Ниилер: После многочисленных усилий, предпринятых в прошлом десятилетии, Эстония во многих отношениях превращается из традиционного государства в цифровое общество. Продолжаете ли вы эти усилия, и чего надеетесь достичь в предстоящие годы на посту президента?

Керсти Кальюлайд: Цифровое общество рождается тогда, когда люди отказываются пользоваться бумагой. Мы знаем, что в нашей стране люди отказываются пользоваться бумагой. Когда страна доходит до такого уровня в своем развитии, ей приходится постоянно обеспечивать безопасность цифрового государства. Если что-то идет не так, необходимо иметь несколько альтернатив. О безопасности нужно думать все время; это не очень-то отличается от бумажных архивов.

Наше общество уже испытало на себе цифровые сбои. Мы также видим, как меняется отношение людей к технологиям и к работе, и какие возможности может дать интернет карьерам нового типа. Например, людям для работы не нужны предприятия, поскольку они могут продавать свои навыки в онлайне самостоятельно.

В нашем случае правительство тоже находится в цифровой сфере. Мы понимаем, что надо думать о налоговой системе, когда люди одновременно работают в пяти разных компаниях из пяти разных стран. С этим надо разбираться. Одни мы с этим не справимся, проблему нужно решать глобально.

— Похоже, граждане Эстонии доверяют своему правительству, когда встает вопрос о предоставлении цифровой информации. Здесь, в США, мы до определенной степени доверяем «Фейсбуку» и «Амазону», но с правительством все наоборот. Как вы этого добились?

— Мы завоевали доверие, потому что наши люди в интернете не анонимны. Они всегда были защищены. Если человек пытается совершить с кем-то сделку или операцию в онлайне, через электронную почту он это делать не станет, да и расплачиваться кредитной картой тоже. Вместо этого он создает зашифрованный канал и подписывает контракт с проставлением даты. Эстонцы больше привыкли к интернет-банкингу, чем к онлайновым кредитным картам. Вы можете создать доверие, но вам придется создать инструменты и правовое пространство, которое обеспечит безопасность этих инструментов. Государство вынуждено обещать людям, что оно обеспечит им безопасность в интернете. Меня поражает то, что компании в глобальном масштабе работают в интернете. За ними успевают очень немногие правительства.

— А как насчет внешних угроз? Какие другие шаги могут понадобиться для предотвращения российской агрессии в таких местах как Украина, или для недопущения кибератак и хакерских взломов типа тех, что имели место в 2016 году на президентских выборах?

— Что касается обычной агрессии, то поскольку мы применили санкции, Россия в других регионах больше не осуществляет свои агрессивные акции. В киберпространстве мы не должны узко зацикливаться на одной только России. Кибератаки сыплются на нас дождем из многих мест. Необходимо обеспечить безопасность нашим системам, и научить людей такому понятию как кибергигиена. Если можно определить источник атак, надо открыто заявить об этом, как поступили Соединенные Штаты. Нам необходимо глобальное понимание того, как должны действовать международные правила в сфере интернета. Сейчас такое представление полностью отсутствует.

— Что вы имеете в виду под международными правилами?

— На эту тему есть немало научных работ, скажем «Таллинское руководство», первая и вторая часть. Например, мы не посягаем на суверенитет друг друга. Можно ли считать атакой нападение на какие-нибудь очень важные электронные системы? Какими правами обладает в таком случае обороняющаяся сторона? Какие у вас есть права, если вы подвергаетесь атаке со стороны страны, которую можете идентифицировать, но не со стороны ее правительства? И какие у вас права в том случае, если это правительство в силу своей слабости не может наказать атакующего?

— Коль речь зашла о правах, Эстония может стать, пожалуй, первой страной, которая предоставит законные права системам с искусственным интеллектом, скажем, полностью автономным роботам или транспортным средствам. Как это отразится на простых эстонцах?

— Здесь дискуссия сосредоточена на том, нужно ли создавать специальное юридическое лицо для таких автономных систем. Если вводить нормы и регулирующие правила для искусственного интеллекта, то их нужно вводить и для машинного обучения, и для самоуправляемых автономных систем. Мы хотим, чтобы наше государство в упреждающем порядке предлагало услуги населению. И надо внимательно подумать о том, как сделать это предложение безопасным для наших людей и для их персональных данных. Мы хотим безопасно развивать искусственный интеллект в Эстонии.

— К этому вас подтолкнуло изобретение самоуправляемых автомобилей без водителей?

— Нет, к этому нас подтолкнул эстонский народ и его требование к государству в упреждающем порядке предоставлять услуги. Например, если у пары есть ребенок, она имеет право на пособие на ребенка. Эстонцы считают, что они не должны в этом случае писать какие-то заявления, куда-то обращаться. Они говорят: «Мы родили ребенка, платите нам». Это называется упреждающим действием. Люди требуют эффективности от автоматизированной системы, которая принимает решения. А мы должны это регулировать. Когда ты оказался в киберпространстве, люди всегда будут подталкивать тебя к тому, чтобы ты совершенствовал работу по оказанию услуг.

— Недавно вы запустили новую программу генетического тестирования для 100 тысяч эстонских граждан. Это в дополнение к тем 52 тысячам, что уже протестированы. Как будет использоваться эта информация в интересах улучшения здоровья людей? И какие меры защиты будут приниматься во избежание возможной генетической дискриминации со стороны, скажем, работодателей?

— Эта информация принадлежит людям, чей геном был проанализирован. Эта информация не принадлежит геномному банку Эстонии или государству, и она не передается другим людям. Генетические данные человека существуют в анонимной форме. Цель этой программы состоит в том, чтобы люди знали, насколько велик у них риск заболевания диабетом, риск инфаркта. Они могут поделиться этой информацией со своим семейным врачом, но они не обязаны это делать. Они могут хранить ее для себя, но большинство наверняка поделятся ею со своим врачом.

— Есть ли на эстонском горизонте еще какие-то важные дела и события, которых нам следует ждать?

— Я бы вам не сказала, даже если бы знала. Геномный банк и цифровое общество — это те проекты, которые оказались очень успешными. Я уверена, есть другие проекты, у которых успехов меньше. Наш народ готов сотрудничать с государством в сфере новых технологий. Это уже превратилось в привычку: каждый эстонец видит в этом составную часть наших национальных особенностей. Мы понимаем, что это позволяет нам оказывать услуги людям лучше, чем это могли бы сделать деньги.

Эстония > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 8 апреля 2018 > № 2560914 Керсти Кальюлайд


Белоруссия. Россия > Агропром > agronews.ru, 7 апреля 2018 > № 2562590 Алексей Красильников

Прощай, бульба: сможем ли мы прожить без белорусской картошки?

Белорусская картошка в России оказалась под угрозой. В марте Россельхознадзор ограничил поставки египетского картофеля в РФ, а затем обнаружил его под видом картофеля, импортируемого из Беларуси. Если подобное повторится, под запрет попадет весь продовольственный картофель, который идет в сопровождении белорусских фитосанитарных сертификатов, пригрозил российский регулятор. Если запрет введут, как это отразится на ценах? Исполнительный директор Картофельного союза России Алексей Красильников рассказал в интервью ПРОВЭД о ситуации на картофельном рынке.

– Какой объем картофеля идет к нам из Беларуси?

– Если посмотреть статистику ФТС за последние 4-5 лет, то данные по импорту картофеля столового в РФ варьировались от 20 до 50 тысяч тонн в год, за исключением 2017 года. Во втором полугодии 2017 года, без декабря, официальные цифры статистики выросли до 250 тысяч тонн. Россельхознадзор объясняет это ужесточением условий прохождения грузов: часть нелегальных операторов вышла в белую зону.

По нашим подсчетам, в Россию ежегодно поставлялось из Белоруссии около 500, а может быть, даже 600 тысяч тонн картофеля. В декабре-январе 2018 года и официальные поставки уже были достаточно высокими.

– Что происходит с отечественным картофелем?

– Урожай 2017 года, несмотря на снижение площадей и снижение качества продукта, по объемам был неплохой. Но очень много претензий к качеству. Белорусский картофель существенно лучше по качеству, и отпускная цена на него на 2-3 рубля дороже.

Однако операторы рынка отмечают, что вместе с белорусским продуктом осуществлялись поставки и польского картофеля этим же транзитным путем.

– Будут ли введены ограничения? Как они отразятся на ценах?

– Честно говоря, я с некоторым недоверием отношусь к возможности введения запрета. Но в принципе Россельхознадзор может пойти на ограничения.

В течение последней недели на рынке, в частности, на подмосковном рынке, сформировалась цена в районе 17 рублей за килограмм. Несмотря на опасения по поводу резкого роста цен, мы пока этого не видим. Если сравнивать цены первой недели апреля в этом году и в 2017 году, то можно увидеть, что в прошлом году в этот период стоимость килограмма была на рубль больше.

Рынок спасает то, что есть достаточный объем картофеля из Египта и есть запасы отечественного картофеля, этого хватает для поставок на внутренний рынок. Ограничения на ввоз из Белоруссии могут спровоцировать рост цен на картофель старого урожая, про новый урожай я не говорю. Но пока скачка цен нет.

Белоруссия. Россия > Агропром > agronews.ru, 7 апреля 2018 > № 2562590 Алексей Красильников


Великобритания. США. Россия > Армия, полиция. Химпром > bfm.ru, 7 апреля 2018 > № 2560940 Вил Мирзаянов

Мирзаянов: «Надо будет в любом случае историю закончить тем, чтобы «Новичок» поставить под международный контроль»

Специалист в области химического оружия, один из создателей вещества «Новичок» прокомментировал Business FM новости о том, что Сергей Скрипаль вслед за дочерью пошел на поправку

Отравленный экс-сотрудник ГРУ Сергей Скрипаль и его дочь Юлия приходят в себя после отравления «Новичком». Название «Новичок» появилось после того, как советский ученый Вил Мирзаянов эмигрировал в США в 1994 году, заявлял ранее руководитель лаборатории химико-аналитического контроля научного центра Минобороны Игорь Рыбальченко. Мирзаянов в США выпустил книгу «Государственные секреты. Хроники инсайдера о российской программе химического оружия», в ней и была размещена формула этого вещества.

Business FM поговорила с самим Мирзаяновым — со специалистом в области химического оружия, одним из создателем боевого вещества «Новичок». Вот что он рассказал радиостанции:

— Летальный случай «Новичка» — это миллиграмм на человека теоретически, двух миллиграммов хватит. Возможно, они не получили эту дозу. Во-вторых, думаю, что англичане оказывают им очень высокопрогрессивную помощь, то есть у них лечение на высоком уровне, они, наверное, все-таки вымыли значительную часть «Новичка» из их организма. А то, что они говорят, что без всяких последствий, ну это же не врачи говорят, а они говорят. Хорошо, что они такие оптимисты. Я полагаю, что это хорошо. Я им желаю выздоравливания.

— Есть какие-то антидоты, которые можно применять при установлении класса отравляющего вещества? Условно, будет ли корректно сказать, что при использовании любых нервно-паралитических ядов в качестве антидота эффективен атропин? Есть ли вообще антидот широкого спектра действия?

— Кроме атропина, это уже пройденный этап, есть более сильные, так что антидоты есть, но они необязательно успешны для «Новичка». Может быть, англичане все-таки сумели выработать антидот, который специфически годится для «Новичка».

— Последние новости в связи с этим инцидентом в Солсбери — проект закона американских конгрессменов, которые представили законопроект о санкциях против России. Означает ли то, что сейчас было озвучено, это не конец? На ваш взгляд, где может эта вся история закончиться, связанная с Солсбери, если Скрипаль выйдет из больницы здоровым и поправившимся?

— Это чисто политические вопросы, в которых я не силен. Я могу только предположить, высказать свое мнение. Видимо, тут история еще только-только раскручивается, потому что, скорее всего, нужно будет найти исполнителя, если он не пойман уже, конечно, и дает показания, скорее всего, похоже на это. Так что после этого надо будет в любом случае историю закончить тем, что «Новичок», эту серию отравляющих веществ «Новичок» надо будет поставить под международный контроль, включив в список запрещенных отравляющих веществ Конвенции по запрету химического оружия.

Как рассказывал Мирзаянов, в качестве первой помощи пострадавшим могут вводить атропин и афин (холинолитические средства, используемые в качестве антидотов фосфорорганических отравляющих веществ). По его словам, «были разработаны другие антидоты, более сильные».

Великобритания отказывается выдавать визу двоюродной сестре Юлии Скрипаль Виктории. Ранее она подтвердила это в беседе с Business FM.

Великобритания. США. Россия > Армия, полиция. Химпром > bfm.ru, 7 апреля 2018 > № 2560940 Вил Мирзаянов


Германия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 апреля 2018 > № 2560932

Антисемитизм: жизнь еврея в Германии

Леви Уфферфильге (Levi Ufferfilge) родился в Восточной Вестфалии, он немец и глубоко верующий еврей. Его можно узнать по кипе на голове. Каждый день, как минимум один раз, он сталкивается с оскорблениями. Рассказ о повседневной жизни.

Марсель Райх (Marcel Reich), Die Welt, Германия

В Берлине школьнице младших классов ее одноклассники-мусульмане пригрозили смертью за то, что ее отец еврей. С этого момента в Германии начались дискуссии о том, насколько широко в стране распространен антисемитизм. Ненависть по отношению к евреям возросла с начала миграционного кризиса и притока мусульманских мигрантов, или она наблюдалась и раньше? Как выглядит обычный день немецкого еврея, чей внешний вид выдает его вероисповедание?

Леви Израэлю Уфферлинге 29 лет, у него темные волосы, он долговязый. Он предпочитает проводить свободное время за бокалом красного вина в компании друзей и может прокомментировать почти любую ситуацию какой-нибудь фразой из черно-белого фильма. Своим стилем небрежного шика он вряд ли бросился бы в глаза в каком-нибудь небольшом немецком хипстерском кафе. Если бы не одна деталь, которую он носит на голове — кипа. Леви — практикующий еврей. По его кипе об этом можно сразу узнать, он привлекает к себе внимание — а часто и ненависть. С антисемитизмом он сталкивается каждый день. Леви рассказывает:

«Многие немцы думают, что в стране практически нет антисемитизма, поскольку они сами его не замечают. Конечно, они не замечают, потому что они не евреи. То что я, несмотря на это, ношу кипу, даже некоторые евреи из моей общины не оcобо поддерживают. Они говорят, я устал от жизни. Еще несколько лет назад люди на улице говорили, что они считают, что это круто, что я ношу кипу. Ты смелый, говорили они. Сейчас все по-другому. Недавно один, по всей видимости, очень озабоченный молодой человек сделал поучительный комментарий в адрес моей кипы — „Опасно!" и вдобавок покачал головой. Он на некоторое время демонстративно повернулся ко мне спиной, затем через плечо нравоучительно добавил — „Сними кипу, парень, иначе с тобой здесь случится что-нибудь плохое"» Будто бы я сам представлял опасность для себя, но прежде всего для других.

Даже моей бабушке не нравится, что я выдаю в себе еврея. Когда она росла в Германии, ей внушили: если ты внешне выдашь в себе еврея, и с тобой что-то произойдет, тогда ты сам виноват Это классическая перестановка жертв и преступников. Для меня кипа — напоминание о том, чтобы быть дисциплинированным и морально правильно действовать. Она — часть меня.

Сталкиваюсь ли я с антисемитскими действиями, зависит часто от того, в каком городе я нахожусь. Я родился в 1988 году в Восточной Вестфалии, неподалеку от Миндена. В первые 20 лет моей жизни, которые я здесь провел, я могу вспомнить только три действительно серьезных случая. В школе старшеклассники обозвали меня антисемитскими ругательствами, перед синагогой Миндена мне угрожали христианские фундаменталисты, и когда я сидел с друзьями в кафе-мороженом, меня не обслужили, потому что владельцем кафе был ливанец.

Только когда я переехал учиться в Дюссельдорф, я стал постоянно сталкиваться с антисемитизмом в повседневной жизни. К сожалению, это связано с тем, что в Рейнской и Рурской областях живет много мигрантов с арабскими корнями. Район Обербилк в Дюссельдорфе я избегал, как мог, потому что там живет много марокканцев. И все же, не проходило ни одного дня, чтобы со мной не происходила какая-нибудь антисемитская дрянь. Каждый чертов день. Эти случаи не были исключениями. Исключения были, когда я оставался дома — только тогда ничего не случалось.

В менее серьезных случаях в мой адрес арабская молодежь только выкрикивала оскорбления. Но зачастую они приближались ко мне и угрожали мне. Когда я однажды вечером выходил из кинотеатра после сеанса, арабские подростки закидали меня стеклянными бутылками. Не знаю, хотели ли они меня только напугать или же причинить вред. В основном после начала войны в Секторе Газа летом 2014 года такие случаи стали более серьезными. Когда я однажды был в супермаркете, ко мне вдруг подошел пожилой мужчина из какой-то южной страны и сказал: «Вы, чертовы евреи, все убийцы детей!»

В Дюссельдорфе нет какой-то значительной неонацистской группировки, поэтому большая часть антисемитских нападений, с которыми я сталкивался, совершалась арабскими мигрантами. Но на протяжении двух лет я еще ездил в Дортмунд, «центр неонацистов» в Германии. Там крайние правые заметны в городе. Именно там по иронии судьбы и расположен земельный союз еврейской общины Восточной Вестфалии-Липпе, в котором я участвую. Когда я ездил в Дортмунде в трамвае в кипе, часто возникали опасные ситуации. Неонацисты — не антисемиты из-за злости, как это часто бывает среди арабской молодежи. Нацисты просто хотят врезать в морду. Один мой друг разговаривал в трамвае в Дортмунде со своей бабушкой по телефону — на немецком языке. Но иногда он употреблял слова на идише. Когда он вышел, его догнали крайние правые, которые заприметили его в трамвае, и затем на улице так сильно его избили, что он месяц оставался в больнице.

Позднее я по учебе переехал в Мюнстер. Там было очень тихо, потому что практически не было арабских мигрантов. Но в Мюнстере я заметил более тихий и незаметный антисемитизм. Зачастую это люди среднего возраста, у которых есть стереотипы о евреях. Они редко желают чего-то плохого. Но здесь я почувствовал антисемитизм среднего слоя, которого в Дюссельдорфе совсем не замечал, потому что там было слишком много открытых, громких оскорблений, которые были порой опасны.

Я не хочу сводить антисемитизм только к мусульманским мигрантам и обобщать. Я знаю статистические данные о том, что большая часть преступлений против евреев в Германии совершается крайне правыми. Но это только тяжкие преступления. Если обливают краской синагогу или еврейское кладбище, то в повседневной жизни я это не ощущаю. То, что заметно, так это когда меня оскорбляют в университете, на улице или в поезде. Это антисемитизм, который я ощущаю каждый день. И он исходит по большей части от арабов. Было бы иначе, если бы я жил в Дортмунде или на востоке Германии. Там проблемы другие.

Я бы хотел, чтобы мусульманские объединения и общины обращали больше внимания на очевидные проблемы. После того как девочке угрожали в берлинской школе мусульманские ученики, Айман Мазек, председатель центрального совета мусульман, хотел отправить вместе имамов и раввинов в школы, чтобы те поговорили о религиозном взаимопонимании. Для меня же это только показательные акции.

Коммуникация между мусульманскими и еврейскими общинами находится на очень плохом уровне. Люди совсем не хотят сотрудничать, в том числе из-за политических вопросов. Часто евреи боятся мусульман. И тут начинается разыгрывание то, чего на самом деле нет. Нужно вначале найти правильных имамов, у которых есть светское образование и которые не проповедуют антисемитские стереотипы в мечетях.

Пока что нет ощущения, что мечети и мусульманские общины — часть Германии. Для этого должно возникнуть осознание в обществе. Если католический священник в Баварии проповедует что-то антисемитское, тут же справедливо возникнет публичная критика. Последует наказание, священник будет отстранен. Но мы вообще не видим того, что происходит в мусульманских общинах.

Немецкое государство, как и французское, на протяжении десятков лет не интересовалось тем, чтобы эти люди интегрировались, и не наказывало их за ошибки. Имамы зачастую являются чужаками, понаехавшими, и, ак говорят: «Ну они просто такие». Сейчас это в своих целях использует АдГ (Альтернатива для Германии). Они преподносят все таким образом, будто антисемитизм — привнесенная проблема, хотя в бундестаге тоже есть мерзкие антисемиты.

Я прожил один год в Лондоне. Хотя в Великобритании полно мусульман — пакистанцев, индусов или персов, — я никогда там не сталкивался с такими ситуациями. Мусульмане там, по всей видимости, давно интегрированы в общество, участвуют в общественной жизни, у них есть шансы улучшить свою экономическую ситуацию. Ситуация существенно отличается от Германии.

Проблему антисемитизма необходимо решать в долгосрочной перспективе. Единственное, что можно сделать в краткосрочном формате — борьба с преступностью. Антисемитизмом нужно заниматься активнее и отдельно. Федеральное правительство планирует ввести должность уполномоченного по вопросам антисемитизма, это должно быть реализовано. Должно быть понятно, что антисемитизм — большая проблема Германии.

В Дюссельдорфе я как-то посетил университетскую встречу «зеленых». Члены этой группы составили там список с формами дискриминации в университете, против которых необходимо принимать меры. Я спорил с составителем списка, потому что он отказывался включить в него антисемитизм. Он полагал, что это не является реальной проблемой в университете, что в повседневной жизни с этим не сталкиваешься. Конечно, он не замечал этого, ведь он сам не еврей и не был знаком с евреями. Это то, что в Германии наблюдается долгие годы.

При этом ужасные случаи смогут изменить что-то лишь краткосрочно. Даже убийство во Франции женщины, пережившей Холокост, в скором времени уже не будет так активно обсуждаться. АдГ будет постоянно пытаться использовать в своих целях такие преступления. Но если я спустя несколько недель после таких событий разговариваю с людьми, они серьезно меня спрашивают: «Антисемитизм, он еще существует?» В «Фейсбуке» я иногда рассказываю о своих переживаниях, связанных с тем, как я в повседневной жизни сталкиваюсь с антисемитизмом. Каждый раз я получаю удивленные сообщения: «Слушай, я даже понятия не имел, что такое существует». Каждый раз.

Более 10 лет я читаю в школах лекции об антисемитизме и Холокосте. Последние четыре-пять лет я все больше замечаю, что Холокост для сегодняшних школьников настолько абстрактное явление, как наполеоновские освободительные войны или Русская революция. Что-то, с чем они не имеют ничего общего. Просто «бла-бла», написанные в учебниках истории. Так в гимназии, но в средних школах еще хуже. Там учителя часто говорят, что они не могут брать эту тему, потому что им постоянно мешают мусульманские дети, или против выступают их родители.

В мои школьные годы и позднее у меня никогда не было проблем с турками. Для них вообще не существовало такой темы как антисемитизм. Только с того времени, как Эрдоган начал разжигать ненависть по отношению к Израилю, я стал замечать враждебный настрой и со стороны турок. Потому что они смотрят государственные турецкие СМИ, которые контролируются Эрдоганом. Единственные мусульмане, с которыми у евреев нет плохих отношений, это персы и курды.

В Дюссельдорфе Леви Уфферфильге изучал иудаизм (бакалавриат и две магистратуры), сейчас он учится в аспирантуре в Мюнстере и Амстердаме, тема «иудейская медицинская этика». В Мюнстере он работал учителем религии. Сейчас он живет в Мюнхене и продолжает работать над диссертацией и книгой, в которой он описывает свою жизнь — жизнь еврея в Германии.

Германия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 апреля 2018 > № 2560932


Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 апреля 2018 > № 2560928 Ромуальд Шереметьев

Россия не заинтересована в хороших отношениях с Польшей

Дорота Ковальска (Dorota Kowalska), Polska, Польша

Интервью с бывшим заместителем министра обороны Польши Ромуальдом Шереметьевым (Romuald Szeremietiew)

Polska: Как вы думаете, нам удастся вернуть обломки «Туполева», которые до сих пор остаются в России?

Ромуальд Шереметьев: На эту тему появлялось множество противоречивых сообщений, поэтому сложно сказать, что будет дальше. Если Россия вернет нам обломки, она больше не сможет играть на смоленской теме. Москва извлекала из этой игры пользу, так что она вряд ли решит отдать нам самолет.

— Какую пользу? Чего россияне могут добиться?

— Многого. Без обломков мы не можем выяснить, что на самом деле стало причиной катастрофы. Мы не знаем, что произошло на борту президентского «Туполева», а это порождает различные спекуляции на эту тему. В итоге звучат противоречащие друг другу заявления, начинаются споры, поляки ссорятся, народ утрачивает единство, а это выгодно России.

— Все так, но если бы россияне отдали обломки, и выяснилось бы, что это была катастрофа, а не теракт, они могли бы остановить поток обвинений в свой собственный адрес.

— Вы думаете, россиян волнуют эти обвинения, что они хотят все прояснить, раз и навсегда пресечь разговоры, показать, что это не было покушением? Вы думаете, они в этом заинтересованы?

— Наверное, россиянам не очень приятно слышать обвинения.

— Обвинения Кремлю ничуть не мешают, даже наоборот, я бы сказал, что они позволяют россиянам чувствовать себя невероятно важными. Посмотрите, как они реагируют на историю с Сергеем Скрипалем. На российском телевидении объявили, что предателя настигло заслуженное наказание, и что оно ждет каждого изменника. Так говорили известные журналисты. Я постоянно это объясняю, но к моим словам не хотят прислушиваться: российский менталитет отличается от нашего, это совершенно другая цивилизация. Россиянам важно все то, что показывает их силу. Они хотят чувствовать, что все их боятся, что Россия вызывает страх. Те образцы поведения, которые выработала наша цивилизация, идеи, что следует стремиться к правде, что лучше искать компромиссы, чем ссориться, что конфликты нужно решать путем переговоров — это для россиян проявления слабости, нашей западной слабости. Чувство национальной гордости россиян строится на том, что все их боятся.

— Смоленская катастрофа — это для вас закрытое дело или нет?

— К сожалению, нет. Я не думаю, что нам удастся в ближайшее время его закрыть. Пока мы тщательно не изучим обломки, все записывающие устройства, которые были на борту, выяснить причины катастрофы, на мой взгляд, не удастся. Все то, что могло бы помочь нам расследовать это дело, остается в руках россиян, у нас нет доступа к этим вещам. Конечно, можно предпринимать какие-то другие шаги: изучать тела жертв катастрофы, проводить какие-то эксперименты, выдвигать гипотезы, но все это, как мы видим, не дает нам окончательных однозначных ответов.

— То есть, как я понимаю, отчет комиссии Ежи Миллера (Jerzy Miller) Вас не убедил?

— Ничуть. Не было никаких шансов, чтобы он показался мне и многим другим людям убедительным. Сам контекст его написания, все, что происходило в тот момент и позже, заставляет относиться к этому документу с осторожностью. Мне бы не хотелось об этом говорить, это очень болезненная для меня тема, ведь в этом самолете разбились мои друзья. Меня связывали близкие отношения с Рышардом Качоровским (Ryszard Kaczorowski) (в 1989-1990 годах — президент Польши в изгнании — прим. ред.), я хорошо знал начальника Генштаба генерала Франчишека Гонгора (Franciszek Gągor) и главу оперативного командования польской армии генерала Бронислава Квятковского (Bronisław Kwiatkowski), дружил с епископом Тадеушем Плоским (Tadeusz Płoski), Стефаном Мелаком (Stefan Melak) (польский диссидент, председатель Катынского комитета — прим. ред.) Боженой Лоек (Bożena Łojek) (председатель общественной организации «Польский катынский фонд» — прим. ред.). Так что для меня это была личная трагедия. А когда я вспоминаю, как я стоял в почетном карауле у гроба, в котором, как все думали, лежит Рышард Качоровский, а потом мы узнали, что тела перепутали… Мне на самом деле сложно об этом говорить.

— Смоленская комиссия под руководством Антония Мачеревича (Antoni Macierewicz) не приблизила нас к правде, да?

— Я с самого начала говорил, что шансы на это невелики. Исследуя катастрофу на расстоянии, не имея «черных ящиков» и оперируя только фотографиями обломков самолета, мало что можно выяснить, остается опираться лишь на предположения. Пользуясь этим методом, однозначно сказать, из-за чего упал самолет, невозможно. Я удивился, что Мачеревич с таким запалом взялся за расследование катастрофы и уверял, что доведет дело до конца. Мне это казалось невозможным. Я говорил, что если нам и стоит вести какое-то расследование, то оно должно касаться того, что происходило в Польше, чем занималась польская сторона: как выглядел организационный аспект, кто за что отвечал.

Из этого следовало сделать выводы и привлечь к уголовной ответственности людей, которые не справились со своими обязанностями. Я считаю, что если бы все необходимые процедуры были соблюдены, то полет бы не состоялся, а, значит, не произошло бы и катастрофы. Я бы занялся этим направлением. Одновременно нужно было отчетливо заявить, что, удерживая у себя обломки, россияне не дают нам установить причины крушения. За самолет следовало бороться, ведь это, в конце концов, польская собственность. Меня удивляет, что мы не воспользовались помощью международных организаций, в которых состоит Польша (я имею в виду ЕС и НАТО). Ведь мы (хотя бы на примере дела Скрипаля) видим, что поле для действий есть.

— Почему мы в таком случае не обратились за помощью?

— Я не знаю, мне это совершенно непонятно. Меня это удивляет, очень удивляет. Великобритания после покушения на российского шпиона, которое было совершено на ее территории, смогла это сделать, а Польша, потерявшая президента Качиньского (Jarosław Kaczyński) на территории России, нет!

— Раз, как Вы говорите, Москве невыгодно возвращать нам обломки, а без них мы не можем ответить на вопрос о причинах катастрофы, значит, правду мы не узнаем никогда?

— Правды о катынском преступлении нам пришлось ждать очень долго. Нам лгали на протяжении многих десятилетий. В 1982 году суд Варшавского военного округа приговорил меня к нескольким годам заключения, в частности, за «дискредитацию союза с СССР»: я утверждал, что катынский расстрел — дело рук россиян. В качестве экспертов на процессе выступали двое «ученых» из Военно-политической академии имени Дзержинского, которые в своем пространном заключении доказывали, что это преступление совершили немцы. Правду о смоленской катастрофе (произошедшей, кстати, неподалеку от Катыни) мы тоже, возможно, узнаем только через много лет.

— Партия «Право и Справедливость» давно говорила, что под Смоленском произошел теракт. Она обещала, что как только она придет к власти, она вернет обломки самолета и расследует дело. Судя по всему, ей не удастся ни получить самолет, ни доказать версию о покушении. Вам не кажется, что это подорвет доверие к правящей партии?

— Мне понятно, почему представители «Права и Справедливости» скептически отнеслись к попытке комиссии Ежи Миллера установить причины катастрофы, однако, полагаться на то, что Антоний Мачеревич сможет закончить расследование и устранить все сомнения, было ошибкой. Мы видели, что он потерялся в гипотезах. Когда «Право и Справедливость» находилась в оппозиции, это можно было как-то объяснить, потому что у нее не было доступа ко всем инструментам, которые позволили бы расследовать дело, но потом эта партия одержала победу на выборах, а Мачеревич стал министром обороны, в его распоряжении оказались все инструменты, которыми располагает государство. Его комиссия существует уже больше двух лет, и мы видим, каков итог ее работы: она постоянно заявляет, что «приближается к правде», но у нее до сих пор нет убедительных окончательных выводов, которые бы позволили закрыть дело. Это большая проблема.

— Как вы можете в целом оценить наши отношения с Россией?

— На деле все в основном зависит от Москвы, а не от нас. Я не думаю, что Польше нужны трения в отношениях с восточным соседом. Мы предпринимали попытки наладить контакты, но, судя по всему, хорошие отношения с Варшавой россиянам не нужны. Наоборот, они считают нашу страну врагом (а нас, как это сказал бы Достоевский, «коварными полячишками») в контексте как своей внутренней, так и внешней политики.

— Почему Россия видит в Польше врага?

— Польша лежит в очень важном с точки зрения российских планов месте. Это Центральная или, скорее, пользуясь определением выдающегося историка Оскара Халецкого (Oskar Halecki), Центрально-Восточная Европа, регион, который играет ключевую роль в планах, которые строит Кремль.

— Как выглядят эти планы?

— Россия хочет создать «евразийское геополитическое сообщество», иногда даже появляются уточнения, что это будет пространство от Владивостока до Лиссабона. Кремль считает, что ему удастся сформировать подчиняющийся Москве союз, новую империю, которая опирается на потенциал европейских государств (в первую очередь Германии). Благодаря этому Россия обретет статус сверхдержавы и сможет на равных вести дела с США и Китаем. Однако американцы выступают против, такая перспектива их не устраивает. В итоге в Западной Европе (в Берлине, Париже, Мадриде) разворачивается политический спор о том, чью сторону принять: россиян или американцев. Ослабленной Западной Европе придется искать поддержки хотя бы для того, чтобы преодолеть проблемы с беженцами, с мусульманами.

Владимир Путин предстает в образе человека, который умеет вести себя с мусульманами жестко и решительно. Некоторые даже говорят, что он сможет защитить христианский мир от нашествия ислама, то есть станет новым Яном III Собеским. И тут появляется Польша, у которой был очень печальный опыт отношений с Россией: в течение 150 лет она держала нас под сапогом. Кроме того, Варшава считает, что гарантом ее безопасности выступает Вашингтон, таким образом она становится России поперек дороги, мешает россиянам достичь их целей в Европе. Без Польши (ведь та не хочет подчиняться Москве) Кремлю будет очень сложно завязать сотрудничество с Германией.

Россияне и немцы стремятся получить общую границу начиная с XVIII века, когда произошли разделы Польши, свидетельством этого стал пакт Молотова-Риббентропа. Правда, Сталин хотел избавиться от препятствия в виде польского государства, чтобы начать поход на запад, а Гитлер хотел идти на восток, но в эпоху разделов бывали периоды, когда российско-немецкое сотрудничество складывалось очень хорошо. Устранение Польши всегда отвечало интересам и Москвы, и Берлина. Так что в этом заключается основная проблема и сегодня. Польша сможет вписаться в евразийский план Кремля, только если она согласится стать его вассалом, какой-то новой Польской Народной Республикой, но я сомневаюсь, что поляки это одобрят.

— Складывается впечатление, что Европа, ЕС, делает ставку, скорее, на США, чем на Россию.

— Вы правы, такое впечатление складывается у многих.

— У Москвы сейчас, пожалуй, нет шансов взять на себя ту роль, какую играет в Европе Вашингтон.

— Ксендз Бенедикт Хмелёвский (Benedykt Chmielowski), создатель первой польской энциклопедии («Новые Афины»), говорил: «Дракона победить сложно, но стоит пытаться это делать». Россияне всеми силами стараются прогнать американского дракона из Западной Европы.

— Недавние события, связанные с отравлением Сергея Скрипаля и его дочери, показали, что Европа и мир способны занять солидарную позицию в отношении России. Путин, пожалуй, не ожидал такой реакции.

— Реакция была действительно впечатляющей, можно сказать, сенсационной, но Россия особенно не пострадала. Сокращение персонала дипломатических представительств выглядит эффектно, но это не слишком болезненная мера. Другое дело, если бы, например, Германия заявила, что она отказывается от газопровода «Северный поток», а Англия заблокировала счета российских богачей в лондонском Сити. Вот это был бы настоящий удар. Еще можно было бы последовать примеру Рейгана: если бы цены на нефть и газ резко упали, у россиян возникли бы серьезные проблемы. А то, что из той или иной страны выдворили какое-то количество дипломатов, мало что меняет, такая акция имеет лишь символический эффект.

— Символические жесты бессмысленны?

— Смысл в них есть, но Россия в ответ выдворила западных дипломатов, так что счет сейчас 1:1.

— Почему все оглядываются на Россию, почему мир считает ее такой важной?

— Если страна обладает ядерным потенциалом, сопоставимым по размеру с американским, с ней сложно не считаться.

— Но ведь в экономическом плане Россию нельзя назвать сильным государством!

— Да, экономический потенциал России выглядит очень скромно, поэтому Путин хочет создать геополитический союз с Западной Европой. Если в его распоряжении окажется потенциал Германии, Франции, Италии, Испании, то его страна станет непобедимой державой.

— Вы можете представить себе ситуацию, в которой наши отношения с Россией станут хорошими или хотя бы нейтральными?

— Да.

— Что должно для этого произойти?

— Должна появиться Польская республика, которая включает в себя территории Украины и Белоруссии, и граница которой проходит под, а еще лучше за Смоленском. Тогда мы могли бы наладить контакты с россиянами. У нас были неплохие отношения во времена Стефана Батория, но прежде чем они установились (в результате Ям-Запольского мира), Баторию пришлось задать Ивану Грозному серьезную трепку.

— Значит, Вы считаете, что в современной геополитической ситуации шансов придти к согласию с россиянами у нас не будет?

— Если Россия не откажется от своих имперских планов, то, на мой взгляд, нет. <…>

Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 апреля 2018 > № 2560928 Ромуальд Шереметьев


Дания. Финляндия > Медицина > inosmi.ru, 7 апреля 2018 > № 2560924

«В Дании есть добрый дядя, который помог тебе родиться»

Дания — сверхдержава банков спермы, которая поставляет половые клетки, в том числе, и в Финляндию

Риикка Уосукканен (Riikka Uosukkanen), Yle, Финляндия

Мужчина заходит в конференц-зал датского банка спермы и приветствует нас крепким рукопожатием. Он — назовем мужчину, например, Адамом — кажется открытым человеком и смотрит прямо в глаза из-под длинных темных ресниц. У мужчины карие глаза и темные волосы. Его рост — около 180 сантиметров.

Примерно эту информацию об Адаме получит финский клиент банка спермы. Врач и клиент будут знать данные о происхождении мужчины, цвет его волос, глаз и кожи, а также рост.

В Дании все иначе. В распоряжении клиентов банка спермы гораздо больше информации о доноре. Например, клиент получает запись голоса донора во время интервью, его детскую фотографию, узнает об увлечениях донора, знакомится с историей его семьи и результатами теста на определение характера.

Адам родился в Дании и учился в датской школе. На данный момент он учится в университете и работает волонтером, помогая детям, жизнь которых пошла в неправильном направлении. Он решил стать донором спермы, потому что хотел помочь другим.

«Я хочу помогать другим. Я знаю, что многим женщинам нелегко забеременеть. Когда я был моложе и рассказывал об этой идее своим друзьям, они надо мной смеялись: зачем ты вообще хочешь этим заниматься? Теперь многие начинают понимать».

Адам увидел рекламу банка спермы на двери шкафчика для одежды в спортзале, когда ему было 18. После пары лет раздумий он связался с банком. Сейчас, когда Адаму 23 года, благодаря его донорским половым клеткам на свет смогли появиться дети в разных странах мира, в том числе и в Финляндии.

В Дании донор может сохранять анонимность

В Дании сперма — экспортный товар. Датский European Sperm Bank, реклама которого подтолкнула Адама к идее донорства, был основан в 2004 году и стал серьезной организацией наряду с Cryos. Основанный в городе Охрусе Cryos — крупнейший банк спермы Дании.

Банки спермы этой страны обязаны своим успехом начавшейся некоторое время назад политике сексуального раскрепощения, а также произошедшим в связи с ней реформам законодательства и промышленности.

Генеральный директор European Sperm Bank Аннеметте Арндаль-Лауритсен (Annemette Arndal-Lauritzen) говорит, что датчане успели обсудить все табу, связанные с этой темой, еще в 1970-х.

По ее словам, нестрогое законодательство способствовало развитию системы донорства половых клеток. Донор может выбрать, хочет ли он сохранить анонимность или же быть так называемым «открытым донором», с которым его возможные дети смогут связаться позже.

«Возможно все. В Дании вспомогательными репродуктивными технологиями могут воспользоваться женщины без пары, лесбиянки, гетеропары и пары, которые нуждаются в яйцеклетках или сперме».

В Дании сперму можно купить даже онлайн

В других странах Северной Европы законодательство строже, чем в Дании, и у всех есть свои особенности. Если в Дании донор может оставаться анонимным, то в Финляндии и Швеции ребенок может узнать имя донора по достижении 18 лет. Дания допускает доставку спермы по почте, другие страны — нет.

Крупнейший датский банк спермы Cryos отправляет сперму по почте, в том числе, и в Финляндию. В Финляндии такие действия считаются противозаконными, за них можно получить штраф на таможне. Несмотря на это, в Cryos говорят, что финские клиенты ежегодно делают около сотни почтовых заказов.

Половые клетки, самостоятельно заказанные клиентом, не учитываются в статистике и системе надзора Финляндии. В клиниках вспомогательных репродуктивных технологий в среднем 60% спермы заказывается из-за границы, но по странам происхождения биоматериала статистика не ведется.

Согласно законодательству Финляндии, половые клетки одного донора могут использовать пять семей. В Дании таких семей может быть 12.

Ребенок Минтту появился «благодаря одному доброму дяде из Дании»

30-летняя Минтту решила пойти в финскую клинику искусственного оплодотворения Fertinova, предварительно посоветовавшись со своими знакомыми о возможности сородительства. Идея сородительства заключается в том, что мужчина и женщина могут завести ребенка по взаимному согласию, не будучи при этом в отношениях.

Минтту также знала о возможности получения спермы для самооплодотворения по почте.

«Я слышала об американской „идее портфолио". В этом случае можно узнать разные подробности, например, сколько у донора есть ученых степеней из Гарварда, увлекается ли он поло или стрельбой из лука», — говорит Минтту.

В худшем случае эти истории доноров могут быть придуманными.

С другой стороны, для некоторых женщин одной из причин заказать сперму по почте является то, что они не хотят ничего знать о доноре.

Не все клиники одобряют или, по крайней мере, положительно относятся к тому, что некоторые пытаются получить репродуктивные услуги, используя половые клетки, выбранные самостоятельно. Абсолютных ограничений для получения репродуктивных услуг нет.

«Я знаю женщин, которые покупали образцы спермы по почте и получали услуги в клинике», — говорит Минтту.

Пакет для осуществления самооплодотворения может стоить от 200 до тысячи евро (14 тысяч — 70,5 тысяч рублей), а оплодотворение в пробирке (экстракорпоральное оплодотворение) может стоить от одной до десяти тысяч евро (70,5 тысяч — 705 тысяч рублей).

В Финляндии у ребенка есть право узнать личные данные донора

Минтту считает работу клиники искусственного оплодотворения надежной и хорошо налаженной. Клиент получает не только врачебную, но и психологическую помощь: необходимо обсудить, в том числе, вопросы, которые могут позже возникнуть у ребенка по этому поводу.

По законам Финляндии, ребенок может узнать информацию о личных данных донора спермы, когда ему исполнится 18 лет.

Когда Минтту шла в клинику, она уже знала, что большая часть половых клеток, переданных в Финляндию из-за границы, поступает из Дании. Она рассказала своему уже трехлетнему ребенку о его датском происхождении.

«Даже когда малыш был совсем маленьким, я, например, во время смены подгузников, говорила, что мама хотела тебя больше всего на свете, а в Дании есть один добрый дядя, который помог тебе родиться».

По мнению Минтту, хорошо, что к законам об искусственном оплодотворении относятся адекватно. Однако законы должны все время обновляться. Она надеется, что законодательство Финляндии вскоре будет позволять суррогатное материнство в тех ситуациях, когда семейная пара не может иметь детей.

Минтту верит в то, что отношение к вспомогательным репродуктивным услугам изменится, потому что общество, семьи и жизненные ситуации в целом уже очень сильно изменились.

«Если существуют взрослые, которые хотят предложить любящий дом и хорошие условия для воспитания ребенка, то я не понимаю, почему этому нужно препятствовать на уровне законодательства. Особенно с учетом того, что в стране призывают к увеличению рождаемости».

Прямые почтовые заказы будут прекращены летом 2018 года

Этим летом датское законодательство будет ужесточено: доставка спермы по почте напрямую клиенту без врачебного контроля будет запрещена. Другие европейские страны, включая Финляндию, тоже настаивают на ужесточении датского законодательства.

Генеральный директор банка спермы Cryos Питер Рееслев (Peter Reeslev) считает, что подобные ограничения приводят людей на черный рынок.

«Законодателям надо гарантировать банкам спермы единые условия, следить за их этической и генетической деятельностью. Политики не могут решить за людей, хотеть им детей или нет, и это никак не урегулировать законом».

У ЕС есть минимальные требования, касающиеся искусственного оплодотворения, но у каждой страны есть свои законы.

«Я называю это лоскутным одеялом законодательства», — говорит Рееслев.

Например, во Франции не осуществляют искусственное оплодотворение при помощи половых клеток иностранных доноров, и к французским донорам тоже предъявляются строгие требования. Французских доноров слишком мало. Личность донора не указывается, также во Франции не оказывают помощь одиноким женщинам и лесбиянкам.

Рееслев полагает, что все это привели к тому, что французы едут для проведения искусственного оплодотворения в Данию, Испанию и Бельгию, где законы отличаются меньшей строгостью.

Законы, касающиеся искусственного оплодотворения, вряд ли когда-нибудь станут едиными для всей Европы, поскольку взгляды разных религий в разных странах различаются. Различия есть и в нормах, касающихся абортов.

«Я только помог в оплодотворении»

Атмосфера в конференц-зале банка спермы в Копенгагене немного меняется, когда мы спрашиваем у Адама, как его будущая супруга отнесется к тому, что у него, возможно, будет несколько детей в разных концах Европы.

«Некоторые мои подруги спрашивали меня об этом и говорили: у тебя ведь так много детей по всему миру, дети повсюду. Они сбивают меня с толку, а эти их вопросы меня пугают».

Однако Адам также понимает, почему женщинам тяжелее воспринимать идею о донорстве спермы, чем мужчинам.

«Думаю, это связано с тем, что женщина девять месяцев носит ребенка под сердцем. Для меня же сперма — это то, что я могу производить или не использовать вовсе».

Он — открытый донор, то есть дети, рожденные от его клеток, могут при желании узнать личные данные отца и встретиться с ним.

Адам говорит, что много думал о том, как это будет, ведь он сам когда-нибудь захочет собственную семью. Он не собирается скрывать этот факт своей биографии от будущей супруги и обязательно расскажет ей, что он — донор спермы.

«Я надеюсь, что смогу встретить кого-нибудь, кто меня поймет. Из общего с этими людьми у меня только гены. Семьи опекают этих детей и несут за них полную ответственность. Я только помог на определенном этапе беременности», — говорит Адам.

Доноры проходят тщательное обследование

Как и Минтту в Финляндии, Адаму тоже пришлось тщательно обдумать свой выбор. За желанием стать донором стоит процесс длительностью в несколько месяцев, в котором выясняют не только генетику кандидата в доноры, но и его мотивы и моральную готовность.

«Это не просто пятничная прогулка, быстрая сдача спермы и получение наличных (примерно 300 датских крон, 40 евро, около трех тысяч рублей), — говорит Аннеметте Арндаль-Лауритсен, генеральный директор European Sperm Bank. — Это обязательство».

Когда Адам проходил тесты, чтобы стать донором в банке спермы, его сестра ждала ребенка.

«Она буквально светилась от счастья. Тогда я подумал, что если ребенок делает ее, ее мужа и меня, младшего брата, настолько счастливыми, то я еще сильнее уверен в том, что хочу стать донором».

При написании статьи учитывались пожелания интервьюируемых. Имя Адам — вымышленное, фамилия Минтту в тексте не указывается.

Для подготовки этой статьи журналисты также беседовали с Тарьей Вайниола (Tarja Vainiola), старшим инспектором Valvira (государственной контрольно-надзорной службы социального обеспечения и здравоохранения Финляндии — прим. пер.) и Марьей Туоми-Никула (Merja Tuomi-Nikula), врачом клиники Felicitas, специализирующимся на женских болезнях.

Дания. Финляндия > Медицина > inosmi.ru, 7 апреля 2018 > № 2560924


Польша. Украина > Миграция, виза, туризм. Приватизация, инвестиции > inosmi.ru, 7 апреля 2018 > № 2560921

Третий «фронт»?

Предприниматели: «Польша "высасывает" работоспособное население из Украины»

Алла Дубровык-Рохова, День, Украина

Год назад предприятия на западе Украины били в набат — из-за оттока кадров в соседнюю Польшу они не могли набрать штат. Сегодня такая ситуация по всей Украине. Объявления о трудоустройстве в Польше со столбов переместились на огромные билборды, которые резко контрастируют с разбитыми дорогами и политической рекламой.

Работодатели обеспокоены, а правительственные чиновники признают, что отток рабочей силы за границу уже влияет на темпы экономического развития Украины, а скоро может стать и одним из главных факторов риска.

«Страны, в которые двигаются наши трудовые мигранты, получают рабочую силу, на подготовку которой они не потратили ни копейки. А наши работодатели уже сталкиваются кое-где с катастрофической нехваткой персонала», — говорит глава Конфедерации Олег Шевчук.

Исполнительный директор Европейской Бизнес Ассоциации Анна Деревянко также утверждает: нехватка кадров чувствуется все серьезнее.

По данным опроса EY Украина 69% опрошенных компаний считают, что проблема трудовой миграции будет серьезно влиять на их деятельность в следующие 3 года. 43% компаний уже сейчас имеют трудности с привлечением и содержанием сотрудников в Украине из-за трудовой миграции. 28% компаний предусматривают риски из-за трудовой миграции в будущем.

В EY Ukraine также обращают внимание, что в конце 2017 года выросла текучесть кадров. Более половины (53%) тех, кто уволился по собственному желанию, в качестве причины указывают именно трудовую миграцию за границу.

По данным Госстата, в 2015-2017 годах из Украины выехало 1,303 млн работников. Наибольшая группа трудовых мигрантов — более четверти — люди в возрасте 40-49 лет. Более трети тех, кто решил работать за рубежом, — это люди с профессионально-техническим образованием. Если эту цифру наложить на количество выпускников профтехзаведений, она фактически совпадает с количеством работников, которые выехали на заработки за границу, говорит директор Института экономики и прогнозирования НАН, Валерий Геец. «То есть наше профессионально-техническое образование полностью работает на экспорт рабочей силы», — добавляет он. Так же, по словам ученого, в значительной мере на экспорт работает и полное общее среднее образование.

Подобные данные имеет и Международная организация по миграции. Согласно исследованию МОМ за 2016 год, треть долгосрочных трудовых мигрантов из Украины еще до отъезда имели высокую профессиональную квалификацию. В целом, по данным МОМ, определяющей характеристикой украинских мигрантов является высокий уровень образования — четверо из пяти имеют или высшее, или профессионально-техническое образование.

Наиболее «недружественно» по отношению к Украине ведет себя… Польша. Недавно министр инвестиций и развития Ежи Квецински во время форума Европа — Украина в Жешуве сказал, что правительство Польши планирует еще больше облегчить процесс трудоустройства украинцев и хочет привлечь к этому как можно больше компаний.

Внедренный Европейским Союзом 11 июня безвизовый режим для Украины однозначно исключает пребывание в ЕС граждан Украины с целью трудоустройства. Украинцы, которые намереваются работать в странах ЕС, должны получать специальные национальные визы и разрешения на работу. Но Польша позволила украинцам работать без виз — достаточно лишь биометрического паспорта.

«Да, украинцы могут работать без виз. Но обязательно вместе с биометрическим паспортом они должны иметь или «освядчення» (декларация от работодателя о намерении трудоустроить иностранца. — Ред.), или разрешение на работу, если рабочий планирует остаться больше, чем на шесть месяцев», — объясняет спикер Бещадского отделения Пограничной службы Польши Эльжбета Пикор.

Позволив украинцам работать фактически без соответствующей национальной визы, Польша уже внесла дисбаланс в понимание безвизового режима, говорит о решении польской власти представительница ГО «Европа без барьеров» Екатерина КУЛЬЧИЦКАЯ. Ведь общеевропейские правила остаются в этом смысле неизменными, отмечает эксперт. «Работать в условиях безвизового режима нельзя. Во всех других странах Евросоюза, кроме Польши, для работы нужна виза. Обычно национальная, иногда достаточно шенгенской — для выполнения сезонных работ», — объясняет она. Просто Польша, по ее мнению, имела свою цель: помочь своим работодателям не потерять рабочую силу.

Польша, которая в начале 90-х сама пережила колоссальный отток рабочей силы, целенаправленно заманивает к себе украинцев как дешевую рабочую силу, убежден исследователь украинско-польских вопросов, переводчик Андрей Павлишин. «Это сознательная политика. Демографы посчитали, что до 2030 года с польского рынка уйдет 11 млн работников, и эту пропасть надо заполнить. «Это своеобразный пылесос, который будет высасывать наиболее энергичных, работящих граждан», — отмечает Павлишин.

Официально в настоящее время в Польше работает 800 тысяч украинцев. По неофициальным данным, их в целом уже более 2 миллионов человек. Для сравнения это число составляет 2/3 количества жителей Киева и на 500 тысяч превышает количество жителей Харькова. Это позволяет понять масштаб миграции украинских работников.

Два года назад, когда «День» вместе с выпускниками образовательной программы «Школа мэров» посетил 4 ведущие для польской экономики города: Краков, Лодзь, Люблин, Варшаву — польские предприниматели и представители муниципалитетов откровенно рассказывали «Дню», что им не хватает рабочих рук из Украины. Скажем, в комментарии «Дню» глава экономического департамента города Лодзь Павел КРАСНИКОВ признался, что в стратегии развития города одним из пунктов они заложили привлечение рабочей силы из Украины. И речь идет не о 10-20 рабочих местах, а о тысячах. Тогда в Польше откровенно боялись введения на уровне ЕС безвизового режима для Украины, потому что думали, что после «безвиза» украинские рабочие поедут дальше, на запад Европы — ведь, скажем, в Германии заработные платы и социальные стандарты для работников значительно выше. Но этого не произошло. Именно благодаря тому, что Польша на государственном уровне пошла на нарушение нормы безвизового режима шенгенской зоны.

Польские работодатели не хотят терять украинских работников, потому что, во-первых, наши сограждане готовы работать много, почти без выходных и по 10-12 часов в день. Во-вторых, зарплаты, которые для украинцев кажутся высокими, для самих поляков достаточно посредственные, не каждый местный работник готов будет старательно работать за такие деньги. Ну и в-третьих, из Украины приезжает много специалистов, которые имеют приличный опыт работы и могут внести реальный вклад в производство или компанию. Кроме того, почти каждый украинец живет в Польше на законных основаниях и платит взносы и налоги ZUS, и в то же время не болеет, не ждет пенсии и не получает деньги из социальной программы 500+.

А что делает Украина, чтобы прекратить отток мозгов, в развитие которых она инвестировала миллионы бюджетных гривен? Ответа на этот вопрос от правительства — нет. А вот генеральный директор Федерации работодателей Украины Руслан Ильичев убежден: «Нет другого рецепта, кроме как создавать конкурентные предприятия здесь и платить высокую заработную плату, предлагать людям строить предприятия здесь».

К теме

В 2017-м влиятельное польское издание Gazeta Prawna составило список 50 человек, которые имели наибольшее влияние на польскую экономику в 2017 году. Второе место в нем занял сборный образ украинских работников. В частности, украинцы во влиятельности на польскую экономику в 2017 году обошли даже президента Анджея Дуду, который занял третье место. Нас в рейтинге опередил только премьер-министр страны Матеуш Моравецкий.

Голос из фейсбука

Александр СОКОЛОВ, бизнесмен, глава Всеукраинского объединения работодателей Укрлегпром:

— На работу в Польшу за 2 последних года перекочевало 1,3 миллиона украинцев. Но им нужны еще люди! Их правительство пошло на помощь и польским работодателям уже не требуются специальные разрешения при приеме на работу украинцев. Но бизнес идет в рост, инвесторы инвестируют, людей нужно все больше, наружной рекламы и интернета им уже не хватает.

Что придумали поляки? Встречают на нашей же проходной!

Например, в Чернигове, прямо перед входом в нашу швейную фабрику «ТК-Стиль» и на проходных других швейных предприятий раздают флаера с приглашением на работу, пишут там, понятно, самые радужные и заманчивые условия и зарплаты.

Что начала в этом году делать Латвия? Приняли с 2018 года налог на прибыль 0% в случае, когда прибыль реинвестируется в бизнес, (а на выведенный капитал при этом стандартные 20%). И никакие отговорки про мешающему либеральной реформе МВФ их президенту и депутатам почему-то не помешали! И вот уже эмиссары из Латвии активно приходят на всевозможные встречи бизнес-ассоциаций и предлагают регистрировать бизнесы у них, наглядно показывая насколько проще там работать!

В этом году основная проблема наших швейных предприятий — катастрофическая нехватка специалистов. Похожая ситуация и в других отраслях. Очень много примеров переманивания персонала хедхантерами. Вчера услышал от владельца большого текстильного предприятия, как четко и адресно чехи переманили пятерых его высококлассных спецов. Которые не были обижены ни условиями, ни зарплатой. Просто персонально их вычислили, каждому лично позвонили, предложили жильё и крутые зарплаты. Все просто!

Кто виноват и что делать с нашим самым низким в Европе ВВП на душу населения, производительностью и зарплатами? Может сотрудники наши сплошь криворуки и неспособны творить? Может это с работодателями Украине не повезло? Жлобимся платить нормальные деньги людям и не можем конкурировать себестоимостью продукции с соседями и с Китаем? Так нет же. Ведь те, кто уезжает в ту же Европу работать по найму или вести свой бизнес, как правило, нормально устраиваются и обратно не возвращаются. Только друзей агитируют в новые края.

А у нас тем временем за обсуждением ареста Нади Савченко все опять забыли о налоговой реформе законе о НнВК, который президент пообещал подписать и ввести сначала с 1.01.18, потом с 1.01.19, только вот 10 дней назад снова пообещал недельку «на подумать» и «проверить расчеты». Неделя прошла. Почему этому, с виду безобидному закону, столько внимания и противодействия? Потому, что он бьет не по следствию, а по причине коррупции и плохого инвестклимата! И должен стать основным звеном в цепочке последующих за ним и других реальных реформ. Или украинцы продолжат уезжать. Пока оставшиеся не поймут, что связь между инвестклиматом и отъездом из страны людей и капиталов очень короткая…

Польша. Украина > Миграция, виза, туризм. Приватизация, инвестиции > inosmi.ru, 7 апреля 2018 > № 2560921


Россия. Весь мир > Рыба. СМИ, ИТ > fishnews.ru, 6 апреля 2018 > № 2573448 Иван Фетисов

Новый подход к участию в выставках – это игра на опережение.

Весенние месяцы зададут отсчет годового цикла отраслевых профессиональных выставок. Для российских рыбаков ближайшим крупным смотром, где можно почувствовать основные тренды и понять настроения глобального рынка, будет брюссельская Seafood Expo Global / Seafood Processing Global. Центральным событием внутри страны, как и год назад, обещает стать выставка рыбной индустрии, морепродуктов и технологий в Санкт-Петербурге. Как строится работа по продвижению продукции отечественных компаний на международных площадках и каких сюрпризов стоит ждать в сентябре, в интервью журналу рассказал генеральный директор отраслевого выставочного оператора Expo Solutions Group Иван Фетисов.

– Expo Solutions Group занимает очень интересную позицию – как отраслевой оператор вы находитесь и внутри процессов, происходящих в рыбохозяйственном комплексе, и в то же время чуть-чуть в стороне. С этой точки зрения, как изменилось положение компаний, с которыми вы работаете, в этом году? Как повлияла на ситуацию возможность изменений в законодательстве? Не снизился ли у рыбаков интерес к участию в выставках в России и за рубежом?

– Мне кажется, интерес к выставкам скорее возрос, это касается и зарубежных площадок, и в особенности российской. Конечно, мы не можем игнорировать различные инициативы и реакцию на них рыбацкого сообщества, но вы правильно сказали, что, хотя мы находимся в отрасли и погружены в нее, мы находимся вне политики. Очевидно, сейчас отрасль готовится к изменениям – вот-вот стартует процесс перезакрепления квот, идет оценка инвестпроектов, обсуждаются различные законодательные инициативы. Но все это отраслевые вопросы, а не вопросы участия компаний в выставках.

– Но это сказывается на выставочной активности рыбопромышленников?

– Не совсем так. Крупные компании, конечно, в первую очередь, сосредоточены на вопросах инвестквот. Для них именно это история первостепенной важности, а вовсе не выставки. Но, с другой стороны, предприятия по-прежнему ловят рыбу и другие виды водных биоресурсов, перерабатывают их и продают. И это направление нельзя забрасывать. Конечно, мы волнуемся за наших клиентов, но в любом случае мы стараемся с ними работать с точки зрения бизнеса, организации продаж и т.д.

Кроме того, есть немало компаний, которые не участвуют ни в строительстве судов, ни в распределении инвестиционных квот. У них есть свои квоты, они их осваивают и выпускают различную продукцию, в том числе глубокой переработки.

Возьмем, к примеру, Брюссель – на сегодняшний день российский стенд полностью собран. Да, состав участников несколько обновился, некоторые компании в этом году не участвуют, в том числе в силу занятости, но на их место пришли новые участники. Или выставка в Санкт-Петербурге, до которой еще целых полгода, – собрана уже наполовину.

Мы понимаем, заявочная кампания по инвестквотам, взаимодействие с верфями, кампания по перезаключению договоров на 15 лет – это все, естественно, отнимает большое количество времени, денег и сил. Тем более, как я уже говорил, зачастую в штате рыбопромышленных компаний очень мало маркетинговых единиц. Обычно, когда решаются «серьезные» вопросы, маркетинг отходит на второй план, кстати, поэтому мы частично берем на себя эти функции.

В целом могу сказать, у нас нет сокращения площадок – ни в Брюсселе, ни в Санкт-Петербурге, а по Китаю сейчас зарезервировано даже чуть больше, чем в прошлом году. Это заслуга в том числе нового подхода и расширенного пакета услуг, который мы предлагаем нашим клиентам.

– Расскажите подробнее, что это за подход, чем он привлекателен для рыбаков и какие дополнительные услуги вы ввели в этом году?

– Прежде всего, мы начали совершенно по-другому работать с зарубежными выставками. Присутствие в Брюсселе или Циндао – само по себе стоит больших денег и довольно тяжело для экспонентов в организационном плане. Поэтому мы стали отталкиваться от продукта, от сырья, от рынков сбыта. Когда к нам приходит компания, которой интересно выставляться на этих площадках, мы сначала делаем анализ, полноценное исследование рынка и продукции, которую выпускает это предприятие. Соответственно, приглашаем привезти на выставку уже конкретный продукт, у которого есть шансы выстрелить, быть замеченным.

Честно говоря, нас самих удивило, как отреагировали рыбопромышленники на предложение консалтинговых услуг. Им это крайне интересно. Выставка в этом случае становится уже вторичным инструментом продвижения. При подготовке компании к участию в выставочных мероприятиях мы предоставляем подробную аналитическую раскладку, на основе которой наши заказчики решают, куда они поедут.

Таким образом Expo Solutions Group постепенно отходит от практики простой продажи выставочных площадей, смещаясь в сторону комплексного маркетингового обслуживания. Углубленное изучение спроса позволяет нам рекомендовать производителям тот или иной сегмент азиатского, американского или европейского рынка. Мы планируем расширять этот отдел и в дальнейшем, на мой взгляд, это будет правильно.

Например, в ходе нашего исследования выяснилось, что в Европе популярностью пользуется копченый палтус. А одним из участников российского стенда в Брюсселе будет рыболовецкая артель «Иня». Их основная позиция – это сельдь, но они выпускают и копченый палтус, и икру в разном виде. Поэтому попробуем привезти и такую продукцию, будем изучать, как она себя ведет на европейском рынке, какие цены за нее предлагают, в общем будем развивать новый продукт.

Самое интересное, что при таком подходе естественным образом увеличивается представленность продукции глубокой переработки, то есть уже готовой для потребления. Если в позапрошлом году у нас сырьевая направленность была где-то на 85%, то из года в год эта доля снижается, и мы намерены усиливать это направление. Во-первых, этот тренд совпадает с задачами, которые декларирует государство. Во-вторых, маржинальность такой продукции гораздо выше, поэтому компаниям это выгоднее, чем опять привезти сырье. Пусть даже речь идет о меньших объемах.

Чем больше мы будем продвигать продукцию глубокой переработки и открывать доступ на рынок большему количеству компаний, тем ниже будет денежная нагрузка, которую они несут в связи с участием в выставках. Это веский стимул для тех, у кого есть флот, развивать переработку до конечного продукта. Многие ведь замыкаются внутри своего региона и не знают, что ту рыбу и морепродукты, которые они ловят и производят, можно продавать дороже. Мы даже можем посоветовать, как переделать производство под тот продукт, который, к примеру, будет по хорошей цене продаваться в Японии, или снизить издержки при поставках в центральную часть России.

Следующим этапом после анализа рынка мы видим уже точечное приглашение клиентов на стенд компании. Мы будем искать выход на европейские сети и попробуем построить деловую программу в Брюсселе с акцентом именно на точечные контакты с местными покупателями.

– Если вернуться в Россию, какие планы у вас по выставке в Санкт-Петербурге? Вы собираетесь сохранить концепцию этого мероприятия или стоит ждать изменений?

– Основную концепцию мы трогать не будем, но ряд новшеств вы увидите. Прежде всего, это касается национальных стендов. Во-первых, мы намерены увеличить представительство зарубежных участников. Для этого совместно с Федеральным агентством по рыболовству, с нашими торгпредствами и посольствами мы проводим серию презентаций питерской выставки в тех странах, которым интересен российский рынок. Например, в марте наша делегация отправилась в Марокко.

– Даже в условиях санкций?

– А никакие санкции этому не помеха. Саму площадку для международного диалога, для внутри- и межотраслевого общения никто не отменяет. В прошлом году у нас были и норвежцы, и исландцы, и датчане. Ведь, помимо рыбы, есть еще очень многое, что можно предлагать друг другу. Это и консалтинговые услуги, и оборудование, и технологии, и научный обмен.

Во-вторых, мы проанализировали использование страновых стендов на продовольственных выставках широкого профиля, вроде World Food Moscow, «Продэкспо» или «Золотая осень», и пришли к выводу, что такой формат нам вряд ли подходит. Зачастую то, что ловят иностранные государства, вполне успешно добывают наши рыбаки. Везти на выставку в Санкт-Петербург скумбрию из Мавритании – ну какой смысл? Зато в Марокко и Мавритании есть любопытные прибрежные объекты, которых у нас на рынке нет. Вот с этим можно ехать. Но это не громадные стенды, это нишевые продукты. Поэтому иностранным компаниям мы хотим предложить обратить внимание именно на те позиции, которые пока пустуют.

В этом плане поучительным для нас вышел визит в Армению. Выяснилось, что главные экспортные объекты в стране – это форель, раки и осетровые. Вполне интересные продукты, но экспорт из Армении в Россию с 2014 года сократился в разы, при том что никаких санкций нет. В то же время в ассортименте местных сетей морская рыба в принципе отсутствует. Мы были в четырех магазинах в Ереване – вообще ничего: ни минтая, ни трески, лежит только селедка в баночках. Почему так, ответа нет.

Поэтому мы порекомендовали им приехать со своей продукцией на выставку в Питер, где армянские бизнесмены могут познакомиться с нашими торговыми сетями, обсудить возможные объемы поставок и условия захода на наш рынок. В то же время мы поняли, что переработчиков и ретейлеров из Армении надо везти к нам, чтобы устроить встречу с нашими трейдерами и рыбопромысловыми компаниями по поводу морской рыбы. Кроме того, может сыграть тема с воспроизводством форели, где Армения добилась больших успехов. Сейчас выясняем у федерального агентства, насколько это может быть интересно. Все это расширяет возможности выставки как пространства для межстрановых контактов.

– Нет ощущения, что мероприятий, особенно в рамках форума, в прошлом году получилось слишком много – панельные сессии, круглые столы и т.д., в том числе в ущерб бизнес-встречам?

– Форум обязательно должен быть как единица обсуждения глобальных вопросов, потому что они возникают каждый год, и нам нельзя оставаться в стороне от дискуссии. А вот выставка в идеале будет сопровождаться небольшими, но емкими бизнес-мероприятиями, семинарами, мини-сессиями, презентациями.

Про стенд Армении я уже сказал, та же история с Марокко. Или возьмем Норвегию. Весь стенд норвежцев состоит из оборудования, поэтому логично сделать семинар для тех, кто его использует или интересуется им, может быть, стоит показать какие-то новые разработки. Ведь вся эта техника применяется на наших судах и предприятиях. Чем больше в расписании выставки таких узконаправленных мероприятий, тем лучше.

В этом случае компаниям имеет смысл, кроме менеджеров по продажам, отправлять на выставку разных специалистов – технологов, капитанов, тралмастеров, которым интересны конкретные темы, потому что им будет на что посмотреть. Вот это и называется профессиональной выставкой.

Что касается сюрпризов, то в этом году мы вновь будем экспериментировать с фудкортом. Попробуем кое-что новенькое, пока без подробностей, но это будет бомба. Многие пытаются у нас в стране сделать рыбный фастфуд, но, по большому счету, внятной истории ни у кого не получилось. Инерцию мышления обычных людей, у которых этот жанр прочно ассоциируется с «Макдоналдсом» и KFC, так просто не переломить. Рыбных магазинов и ресторанов достаточно, но мы предложим совсем другой концепт, он будет ультрасмешанным.

Анна ЛИМ, журнал « Fishnews – Новости рыболовства»

Россия. Весь мир > Рыба. СМИ, ИТ > fishnews.ru, 6 апреля 2018 > № 2573448 Иван Фетисов


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > kursiv.kz, 6 апреля 2018 > № 2569305

Штрафы за нарушение требований законодательства в области техрегулирования ужесточат в 3 раза

В 3 раза ужесточат штрафные санкции за нарушение требований законодательства в области техрегулирования. Об этом сегодня на пресс-конференции в СЦК рассказал Председатель Комитета технического регулирования и метрологии МИР РК Галымжан Дугалов, сообщает пресс-служба министерства.

В ходе пресс-конференции Галымжан Дугалов рассказал о новшествах законопроекта «О стандартизации» и «Обеспечения единства измерений», а также об автоматизации процессов в области метрологии и стандартизации.

«В условиях стремительных изменений для достижения поставленных задач необходимы цифровые преобразования имеющихся баз данныхв Единую электронную систему E-КТРМ, которая объединит на одной платформе основные блоки системы - техническое регулирование, стандартизация, метрология», - подчеркнул спикер.

Как известно, проект Закона «О стандартизации» готовится ко второму чтению в мажилисе парламента с последующим внесением в сенат. Законодательные основы проведения автоматизации процессов предусмотрены в новом законе.

В ходе рассмотрения законопроекта в мажилисе парламента, в ноябре 2017 года поступило ряд поправок от депутатов в Кодекс "об административных правонарушениях", предусматривающих усиление ответственности за нарушения требований законодательства в области технического регулирования, в том числе за выпуск в обращение продукции, не соответствующей требованиям технических регламентов, в частности ужесточение штрафных санкций за нарушение требований законодательства.

В 2018 году на I этапе будет проведена работа по автоматизации двух процессов «формирования плана стандартизации и «портал «Е-ТК». Формирование Плана стандартизации будет проводиться исключительно в электронном формате.

Вместе с тем, планируется автоматизировать работу технических комитетов по стандартизации посредством создания портала е-ТК, где будут обеспечены прозрачные условия по обсуждению проектов стандартов в любой точке мира с выходом в интернет.

Основным продуктом стандартизации является стандарт и в целях совершенствования уже автоматизированный системы «интернет-магазин стандартов» в текущем году запланирован переход на XML-формат также применяемый в международной организации по стандартизации ISO. Оцифровать предполагается более 30 000 стандартов (СТ РК, ГОСТ) базы данных Фонда стандартов.

В едином государственном фонде нормативных технических документов на сегодня, числится 70 500 нормативных документов, из них 7 796 национальных стандарта. Автоматизация всех процессов в области стандартизации позволит обеспечить для предпринимателей и потребителей доступность актуальных документов.

Галымжан Дугалов сообщил, что безопасность продукции будет обеспечиваться путем мониторинга объектов технического регулирования. Следует отметить, что Е-КТРМ как раз и необходим для постоянного мониторинга объектов путем сопоставления данных различных реестров. Это позволит обеспечить прослеживаемость продукции от ее производства до реализации/эксплуатации.

Информация по мониторингу будет размещаться в Е-КТРМ, в том числе по отозванной и изъятой продукции.

Все процессы, начиная с подачи заявки до получения результата, будут осуществляться в электронном формате, сроки выдачи документов будут сокращены.

Среди основных изменений концептуально меняющих законодательство также хотелось бы отметить переход на новую модель государственного контроля и переход на калибровку эталонов и средств измерений.

В связи с этим, в рамках перехода на автоматизацию запланирована разработка информационной системы по электронному учету поверяемых средств измерений, которая позволит объединить всех участников на единой платформе.

Кроме того, в рамках этой системы будет осуществляться онлайн заказ поверительных клейм по заявкам поверочных лабораторий, все это будет автоматически обрабатываться и направляться производителю для изготовления поверительных клейм.

Также данная система позволит государственным инспекторам определять подлинность сертификата о поверке, правильность его применения путем считывания QR-кода, установленного на поверительном клейме. База данных будет размещаться на портале Комитета и будет доступна для всех интернет пользователей.

«В рамках проведения цифровизации и автоматизации процессов, предусматривается разработка Информационной системы «Электронный учет данных о поверяемых средствах измерений. Основными преимуществами этой системы являются объединение всех участников процесса на единой платформе, применение базы данных при государственном контроле и онлайн заказ поверительных клейм, автоматическая обработка (через личный кабинет заявителя), формирование сертификатов онлайн и проверка подлинности путем считывания QR-сode, полная информационная поддержка Call – центром. Новая система будет удобна как для бизнеса, так и для государства. Как вам известно, на сегодняшний день государственная система обеспечения единства измерений обеспечена 101 единицей государственных эталонов и эталонного оборудования», - сказал председатель комитета.

Таким образом, автоматизация процессов в сфере техрегулирования и метрологии будет проведена в 2 этапа. Так, первым этапом предлагается создание единой взаимосвязанной базы реестров техрегулирования с разработкой ядра самой системы.

Вторым этапом планируется создание Оnline рабочих кабинетов участников с возможностью формирования электронных документов, это сократит предоставление заявителем излишних документов/данных (таких как удостоверение личности, свидетельство о регистрации, копии квитанции об оплате и т.д.).

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > kursiv.kz, 6 апреля 2018 > № 2569305


Казахстан. ОАЭ > Химпром > kursiv.kz, 6 апреля 2018 > № 2569250

ТЭО завода по производству 1,25 млн тонн полипропилена в год будет подготовлено до конца 2018 года

Технико-экономическое обоснование завода по производству 1,25 млн тонн полипропилена в год будет разработано до конца текущего года, сообщил вице-министр энергетики РК Магзум Мирзагалиев.

Два меморандума по развитию нефтегазохимии были заключены с компанией Borealis 24 марта в рамках официального визита президента РК Нурсултана Назарбаева в ОАЭ.

На протяжении 2017 года министерство энергетики совместно с ТОО «Объединенная химическая компания» провели ряд переговоров с Borealis. В результате совет директоров арабской компании принял предварительное решение по участию в проекте с определенными условиями. В частности, Казахстан обязуется обеспечить готовой инфраструктурой, финансировать доли ТОО «ОХК» в проекте, обеспечить гарантированным сырьем по фиксированной стоимости и т.д.

В настоящее время по проекту строительства завода по производству полипропилена завершено предварительное технико-экономическое обоснование. Согласно предТЭО мощность завода составит 1,25 млн тонн полиэтилена в год. Сметная стоимость завода будет определена после полной готовности ТЭО и сметной документации. Гарантированное сырье для проекта будет обеспечено за счет морских месторождений.

«Работы по разработке ТЭО планируется закончить до конца года. Для этой цели создается совместная проектная компания между ТОО «ОХК» и Borealis», - сказал вице-министр на брифинге.

Кроме того, стороны намерены реализовать и проект по производству полипропилена.

«Стоимость этого проекта составляет 2,6 млрд долларов, мощность составит 500 тыс. тонн полипропилена в год», - сообщил Магзум Мирзагалиев.

В настоящее время проект реализуется ОХК, в частности определен ЕРС подрядчик, привлечено заемное финансирование и уже начаты строительные работы. Срок завершения строительства – 2021-2022 год.

«Следует отметить, что производство полипропилена и полиэтилена (60% от общего потребления всех полимеров) во всем мире столкнется со сложностями в покрытии спроса на данную продукцию, так как потребление значительно возрастает из года в год. Поэтому мы не можем находиться в стороне от глобальных процессов. Нам необходимо сегодня активно внедрять новые производства», - сказал вице-министр.

С этой целью министерство намерено создать условия для создания базовых производств по выпуску нефтегазохимической продукции (полиэтилен и полипропилен), вокруг которых образуются малые и средние компании, которые будут выпускать посуду, игрушки, ткани, бытовую технику, пластиковые окна, трубы и так далее.

В феврале текущего года министр энергетики Канат Бозумбаев сообщил, что мощность завода по производству полиэтилена составит 1,2 млн тонн, а стоимость будет на уровне среднего нефтеперерабатывающего завода – $6,5 млрд. «В нефтегазохимической отрасли по проекту производства полипропилена, а он, напомню, стоимостью 2,6 млрд долларов США и мощностью 500 тыс. тонн в год. В этом году начнется строительство заводских объектов и заказ оборудования длительного изготовления. Срок строительства – до 2021 года. По проекту производства полиэтилена, а это крупнейший инвестиционный проект в нашей стране, еще крупнее не было в обрабатывающей отрасли, стоимостью 6,5 млрд долларов США и мощностью 1,2 млн тонн будет завершено ТЭО для привлечения заемного финансирования», - сказал Канат Бозумбаев.

Справка:

Компания Borealis входит в топ-4 крупнейших компаний-производителей полиэтилена в мире. Акционерами Borealis являются инвестиционный холдинг Mubadala (ОАЭ) – 64% и крупнейшая в Центральной Европе нефтяная компания OMV (Австрия) – 36%. Borealis владеет заводами в Финляндии, Австрии, Бельгии, Франции, Германии, Швеции, ОАЭ. Является лицензиаром собственной технологии Borstar.

Казахстан. ОАЭ > Химпром > kursiv.kz, 6 апреля 2018 > № 2569250


Россия. УФО > Медицина > rosminzdrav.ru, 6 апреля 2018 > № 2568405

Онкогинекологи сохранили молодой пациентке возможность снова стать мамой

В Челябинском областном клиническом центре онкологии и ядерной медицины (ЧОКЦО и ЯМ) прошла первая органосохраняющая операция у молодой пациентки при раке шейки матки по новой методике. Ее выполнили московские и челябинские специалисты в рамках обучающей и просветительской акции «Живи без страха. Живи искусством».

Пациентке онкохирургов всего 29 лет. У нее уже есть один ребенок, но для женщины важно сохранить возможность родить еще. Челябинск стал первым городом в России (после Москвы), где началось внедрение новой органосохраняющей методики при раке шейки матки. Всю неделю в ЧОКЦО и ЯМ работают московские онкогинекологи из ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр онкологии им. Н.Н. Блохина» Минздрава России – доктор медицинских наук, профессор кафедры онкологии, старший научный сотрудник гинекологического отделения центра Валентина Нечушкина и кандидат медицинских наук, старший научный сотрудник того же отделения Константин Морхов. Они проводят мастер-классы для онкогинекологов Южного Урала и помогают им освоить новые методики органосохраняющего лечения при раке шейки матки для женщин до 40 лет.

«Это попытка отказаться у части пациентов от лучевой терапии, – отмечает Константин Морхов. – Планируется, что данная пациентка будет излечена только операцией без применения лучевой или химиотерапии, с сохранением детородной функции. Еще пять лет назад такое было невозможно при раке шейки матки. В будущем женщина сможет иметь детей. При нашей демографической ситуации, это очень актуально».

Для внедрения новой методики Челябинск был выбран не случайно.

«Ключевой момент – желание докторов осваивать что-то новое, – добавляет Валентина Нечушкина. – Мы видим, что на Южном Урале активно развивается онкологическая служба, доктора пытаются внедрять у себя все, что появляется за рубежом и в нашей стране. Здесь очень мощная своя школа – и радиологическая, и хирургическая, и химиотерапевтическая, прекрасный онкоцентр. Цель проекта – повышение онкограмотности населения, изменение отношения к злокачественным новообразованиям (ЗНО) как к излечимому заболеванию».

Рак шейки матки занимает второе место в структуре заболеваемости у женщин в Челябинской области и по стране в целом. В 2017 году в регионе всего было выявлено 3417 случаев ЗНО репродуктивной сферы у женщин, на долю рака тела матки и рака яичников пришелся каждый пятый случай. В последние годы наблюдается рост этих заболеваний у молодых женщин до 40 лет, которые еще хотели бы иметь детей. Рак шейки матки считается видимой локализацией, на приеме при обычном осмотре гинеколог может увидеть и заподозрить ЗНО. Однако женщины, подолгу не посещающие врача, зачастую попадают к онкологам уже на III-IV стадии, когда сохранить репродуктивную функцию сложно, борьба идет за жизнь женщины. На поздней стадии ЗНО в 2017 году выявлялись в 30-50 процентах от общего числа. При этом «женский рак» хорошо поддается лечению, если его обнаружить на ранней стадии.

Мастер-класс – это второй этап акции «Живи без страха. Живи искусством», в рамках которой 1108 жительниц Челябинска и области в минувшие выходные прошли бесплатное обследование на наличие рака шейки матки при поддержке специалистов ЧОКЦО и ЯМ. У восьми были обнаружены клинические проявления рака шейки матки, у одной – рак молочной железы, 32 женщины направлены на дообследование

Россия. УФО > Медицина > rosminzdrav.ru, 6 апреля 2018 > № 2568405


Китай. ЦФО > Агропром. Внешэкономсвязи, политика > zol.ru, 6 апреля 2018 > № 2562733 Чжао Цюань

Китай просит Россию расширить ассортимент редких растительных масел

На прошлой неделе в Москве прошла «Масложировая конференция». Она была организована Масложировым Союзом России и собрала ведущих мировых и российских экспертов отрасли. Национальное аграрное агентство выступило информационным партнером мероприятия. Одним из наиболее ярких было выступление Советника по торгово-экономическим вопросам посольства Китайской Народной республики Чжао Цюань, которая рассказала о том, как российским сельхозпроизводителям и переработчикам нужно работать на китайском рынке. Ниже приводим основные тезисы ее выступления, которые нашим агропромышленникам нужно брать на вооружение.

До 2009 года потребление растительного масла в Китае отличалось наивысшим ростом. И хотя в последние пару лет этот показатель демонстрирует замедление, в 2017 году объем потребления (включая спрос пищепрома), составил примерно 32 млн тонн, что на полтора миллиона тонн больше, чем годом ранее.

В будущем мы ожидаем рост потребления масел в пищевой переработке и промышленности.

Сейчас основное место занимают соевое, пальмовое, рапсовое и арахисовое масло. Это примерно 90% общего объема потребления, но в последнее время намечается серьезная реструктуризация.

Так, за последние два года заметно увеличился объем потребления подсолнечного масла в Китае. Конечно, профильные предприятия начали обращать больше внимания на это в своей маркетинговой деятельности, в результате чего подсолнечное масло пользуются все большей популярностью.

За прошлый год на китайский рынок было поставлено 34 млн тонн растительного масла. Объем собственной продукции был на уровне 6,3 млн тонн, а объем импортной продукции достиг 27, 7 млн тонн, то есть увеличение на 14%.

Основные поставщики масличного сырья на китайский рынок сегодня – это США, Бразилия, Малайзия, Индонезия, Аргентина и Канада. Но Украина и Россия наращивают свою долю, и мы полагаем, что в будущем именно они станут основными поставщиками растительного масла на китайский рынок.

Вместе с постоянным увеличением китайского импорта растительного масла обостряется и конкуренция. Но у России есть значительные резервы для увеличения объема экспортных поставок. По итогам прошлого года из России в Китай растительное масло было продано на сумму 237 долларов США, это почти 11% от общего импорта сельхозпродукции российского производства. Российская масло пользуется хорошим спросом у китайских покупателей. Но необходимо углубление познаний друг друга нашим бизнесом. Откровенно говоря, растительное масло российской марки вышло на китайский рынок недавно, и еще не успело завоевать доверие потребителей.

Поэтому мы рекомендуем производителям масла активно участвовать в специализированных выставках в Китае, показывая уникальность своей продукции. Ведь выставки - это эффективно! Благодаря таким мероприятиям у вас сразу найдется много потенциальных партнеров. Что мы рекомендуем делать нашим российским партнерам:

Первое. Необходимо усиление маркетинговой деятельности. На рынке появляется всё больше новых продуктов, например, масло камелий, ореховое и льняное масло, даже масло из риса, пиона, кленовое масло, которое отличается уникальностью и вызывает большой интерес у китайских потребителей. Советую российским производителям, помимо традиционного подсолнечного масла, разрабатывать и новые продукты. Таким образом вы сможете повысить свою конкурентоспособность.

Второе. Необходима кооперация между нашими странами, речь идет как о совместных торговых компаниях, так и о совместном производстве. Торговля - это только один шаг сотрудничество, но совместное производство в высшей степени объединяет интересы партнеров, создавая уникальные сообщества. Мы готовы создавать совместные предприятия по переработке на территории России, чтобы выпускаемая продукция экспортировалась на китайский рынок. Это принесет пользу обеим нашим странам.

Третье. Мы считаем целесообразным прямое рекламирование российского растительного масла в Китае. Например, с 5 по 10 ноября 2018 года в Шанхае пройдет первая китайская Народная экспортная ЭКСПО, это одна из важнейших мер Китая для открытия нашего рынка внешнему миру и поддержанию экономической глобализации на планете.

Согласно официальному прогнозу китайской стороны, в ближайшие 5 лет Китай будет импортировать товары и услуги на сумму более 10 триллионов долларов, что дает зарубежным странам огромные шансы для развития бизнеса. Сельхозпродукции и продуктам питания уделяется при этом повышенное внимание.

Китай. ЦФО > Агропром. Внешэкономсвязи, политика > zol.ru, 6 апреля 2018 > № 2562733 Чжао Цюань


Белоруссия. Россия > Агропром > agronews.ru, 6 апреля 2018 > № 2562622 Александр Ткачев

Александр Ткачев предложил Белоруссии искать новые рынки сбыта молока.

Последние несколько лет Россия предпринимает меры для роста производства молока, а также пытается защитить рынок от некачественного импорта. Длящиеся уже несколько лет «молочные войны» между Россией и Белоруссией даже стали предметом обсуждения глав государств — Россию не устраивает качество поставляемого из Белоруссии молока. Как обстоят дела в молочной отрасли, что необходимо сделать, чтобы на полках российских магазинов перестали продавать «сыроподобный продукт» и как этому поможет электронная сертификация, рассказал в интервью РИА Новости министр сельского хозяйства РФ Александр Ткачев.

— Александр Николаевич, в этом году впервые за пять лет не произошло традиционного зимнего повышения цен на молоко российских производителей. Почему? Отечественного молока стало так много, что производители стали снижать цены?

— Отечественного молока, действительно, производится больше с каждым годом. Мы активно тесним иностранных конкурентов на своем собственном рынке. За период с 2013 по 2017 год отечественные производители увеличили производство товарного молока на 2,2 миллиона тонн, а импорт молочной продукции сократился на 2,8 миллиона тонн.

Наши сельхозпроизводители готовы и дальше теснить импортную продукцию на внутреннем рынке. Анализ, который провели наши эксперты, показывает: мы можем увеличивать объемы производства молока ежегодно на 500 тысяч тонн. Наша ближайшая цель, которая определена доктриной продовольственной безопасности, — обеспечить рынок молока на 90% отечественными продуктами. Уверен, что мы не только достигнем этой цифры, но сможем пойти дальше, вплоть до полного замещения импорта.

— Какие у нас планы на этот год?

— По расчетам наших экспертов в текущем году ожидается дальнейший рост объемов производства сырого молока ежемесячно на уровне 2,5-3%. И данные первых месяцев работы эти расчеты подтверждают.

За первые два месяца надои выросли на 3%. Те решения, которые были приняты на государственном уровне по поддержке молочного животноводства, оказались эффективными и дают свои результаты. Но при этом мы отмечаем другую тенденцию: спрос на сырое молоко у отечественных переработчиков падает. Производители молочных продуктов не закупают сырое молоко, предпочитая использовать другое — более дешевое и не всегда качественное сырье.

Белоруссия. Россия > Агропром > agronews.ru, 6 апреля 2018 > № 2562622 Александр Ткачев


Россия. Франция. Евросоюз > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика. Приватизация, инвестиции > gazeta.ru, 6 апреля 2018 > № 2561552 Йохан Вандерплаетсе

«Газ — это карта, которую Россия должна грамотно разыграть»

Интервью с президентом Schneider Electric по России и СНГ Йоханом Вандерплаетсе

Юлия Калачихина (Париж)

Европа делает ставку на возобновляемую энергетику. Как России в таком случае разыграть газовую карту в ЕС и почему Еврокомиссия пошла на открытое противостояние с США из-за «Северного потока — 2», рассказал в интервью «Газете.Ru» президент французской компании Schneider Electric по России и СНГ Йохан Вандерплаетсе.

— С учетом текущей экономической и геополитической ситуации продолжит ли Schneider Electric инвестировать в Россию?

— Я уже 25 лет работаю в России. И пережил много непростых моментов: дефолт в 98-м, кризис в 2008-м, сейчас опять непонятное время. И каждый раз многие компании заявляли: вот видите, ничего хорошего в России не будет, давайте мы либо уходим, либо реструктуризируемся. Однако опыт показывает, что те, кто работают здесь в долгую, всегда выигрывают. Поэтому когда я работал в 98-м в Alcatel, мы, наоборот, нанимали людей. В 2008-м году, когда я был президентом Emerson, мы тоже сделали ставку на Россию. Как раз в сложные времена необходимо показать, что являешься другом страны — русский народ, русский бизнес это очень ценит.

Для Schneider Electric Россия является четвертым по объему продаж рынком в мире. У нас здесь пять заводов, 10 тыс. сотрудников. За последние пять лет мы вложили в местные производства $1 млрд. Мы открываем новые линейки в Санкт-Петербурге, центры НИОКР в Сколково и Иннополисе (Татарстане). Так что происходящее нас не пугает: мы продолжим инвестировать в Россию.

— Насколько все-таки стало тяжелее работать с 2014-го года? Идет планомерное ужесточение санкций. На фоне дипломатического скандала Франция и ваша родная Бельгия высылают дипломатов.

— Прямого влияния на деятельность Schneider Electric немного. Больше косвенное, когда из-за санкций у российских заказчиков возникают проблемы с привлечением финансирования под крупные проекты, из-за чего сокращаются заказы уже на нашу продукцию.

Путь санкций — тупиковый. Как сказал бельгийский премьер-министр Шарль Мишель на встрече с российским президентом Владимиром Путиным в январе этого года, мы очень много говорим друг о друге, но недостаточно друг с другом. Поэтому визит французского президента Эмманюэля Макрона на предстоящий экономический форум в Санкт-Петербурге — хороший знак, что есть воля восстановить диалог между Европой и Россией.

Я считаю, что все, что сегодня происходит, во многом объясняется недопониманием позиций обеих сторон. Это кстати, одна из причин, почему Schneider Electric решила организовать в Париже форум «Умное будущее Евразии», в котором в том числе примут участие представители бизнеса, власти, науки и СМИ из России.

— Закладываете ли вы, возможно, в стрессовом бизнес-сценарии сворачивание деятельности в России?

— У нас такого стрессового сценария нет. Зачем мне это надо? В 2017 году наша компания показала двузначный рост в евро здесь.

— Начался новый президентский цикл. Как вам видятся перспективы в ближайшие шесть лет?

— Мы не ожидаем в России никакой революции. И это даже хорошо. Большие ожидания по новому правительству: кто будет премьер-министром, министром энергетики, министром торговли. Это даст определенный сигнал о будущем пути страны. Но особых сюрпризов, наверно, не будет. Продолжится фокус на ускорение модернизации и цифровизации экономики. Единственное, мы надеемся, что все-таки наладятся нормальные рабочие отношения между Западом и Россией.

— Schneider Electric является партнером «Северного потока — 2». С учетом открытого противодействия США и ряда стран ЕС вы считаете, проект все-таки случится?

— Европейские страны хотят существенно увеличить долю возобновляемой энергии. В промежуточный период перехода на более чистую энергетику, то есть в следующие 5-10 лет, газ будет играть гораздо большую роль, чем раньше. И эта та карта, которую Россия должна грамотно разыграть. Мы хотим, чтобы Россия поставляла свой газ в Европу, поэтому приветствуем такие проекты, как «Северный поток — 2», против которого выступают США.

Мы прекрасно понимаем, что их противодействие объясняется экономическими причинами: Америка хочет поставлять свой сланцевый газ в Европу. Но когда Вашингтон принял последние санкции, согласно которым будут наказываться европейские компании, которые занимаются реализацией этого проекта, Еврокомиссия открыто выразила несогласие. Высший орган Евросоюза резко заявил, что этого не будет, что у Европы есть свои экономические интересы.

Я не скрываю, что внутри ЕС есть разные мнения. Мы знаем позиции Польши и Прибалтики, которые намного ближе к Америке, чем, допустим, Франция, Греция, или Италия. Но тем не менее, есть все-таки общее мнение, что поставки газа из России должны сохраниться, в противном случае пострадает экономическое развитие самой Европы.

— Вы неоднократно называли Россию для Schneider Electric одним из быстрорастущих рынков. Экономика последние несколько лет сокращалась, сейчас понемногу восстанавливается. Но в целом есть опасение, что Россия попадет в так называемую ловушку медленного роста. С учетом этого насколько страна продолжает оставаться для вас привлекательной? Вас рост экономики в пределах двух процентов устраивает?

— Конечно, хотелось бы, чтобы рост был намного выше. И не только в России, но и во Франции и Бельгии. Но мы работаем в сегментах энергетики, модернизации, цифровизации, которые развиваются намного быстрее, чем российская экономика в целом.

— Очевидно, что с внутренним спросом в стране не очень хорошо, иначе вы бы не объявили в 17-м году о закрытии «Шнайдер Электрик Урал» в Екатеринбурге. Почему решили закрыть производство?

— Как я говорил, у Schneider Electric пять заводов: два в Санкт-Петербурге, два в Самаре и один в Козьмодемьянске. Это были инвестиции компании в Россию. В свою очередь, производство на Урале досталось нам в рамках глобальной сделки с Alstom, у которых был там актив. Мы проанализировали его и пришли к выводу, что целесообразнее перенести это маленькое производство на наш завод в Самаре. Но это дало повод для слухов: видите, как плохо идут дела у Schneider Electric, что они вынуждены закрыть завод. Ничего подобного. Это просто было наследство глобальной сделки, которое потом пришлось урегулировать.

— Есть ли у вас еще плохое наследство, от которого надо избавиться? Будете еще закрывать заводы?

— Закрывать – нет. Наоборот, у Schneider Electric есть собственный венчурный фонд, и мы сейчас включили Россию в его программу. Поэтому мы активно ищем российские технологические стартапы, где мы могли бы стать партнером.

— Была информация, что вы заморозили строительство завода в Самаре. С чем это связано?

— Только одной линейки. Мы проанализировали спрос рынка на сухие трансформаторы и поняли, что он упал. Поэтому мы отложили ее открытие. Зато запустили другие линейки, например, по производству в Санкт-Петербурге выключателей серии MTZ, который подключен к «интернету вещей». Иногда приходится адаптироваться, это естественно.

— Несколько лет назад планы Schneider Electric по развитию в России были довольно амбициозными. Но впоследствии они неоднократно корректировались…

— Если западная компания приобретает такой крупный актив, как самарский «Электрощит», то последующая реструктуризация в целях повышения эффективности неизбежна. Слишком много устаревших технологий и бизнес-процессов.

— Возможно, вы были слишком оптимистичными, переоценив возможности российской экономики и внутреннего спроса?

— Мы не прогнозировали геополитические моменты. Никто их не прогнозировал. Мы также не думали, что цены на нефть обвалятся, из-за чего мы отложили некоторые проекты. Но я люблю Россию, здесь нескучно. Как только вы думаете, что все идет гладко и хорошо, завтра будет какой-нибудь «бац». Это факт. И сюрпризы, как позитивные, так и негативные, будут и в будущем.

— С 1-го января вступил в силу закон о безопасности критической информационной структуры. Как он скажется на вашей деятельности?

— Согласно закону, российские компании обязаны закупать некоторые технологии у российских поставщиков. Но мы позиционируем себя как российская компания, мы производим внутри страны технологии и реализуем их, в том числе здесь.

— У вас настолько здесь отлажен полный цикл, что не импортируете?

— Технологии, которые поставляются для критической инфраструктуры, мы производим здесь.

— Какой у вас прогноз по российскому подразделению?

— У нас был хороший первый квартал, так что, если вдруг нефть не обвалится, для чего я не вижу причин, мы выполним наш таргет по двузначному росту выручки в 2018 году. Прогнозом на 2019-й будем заниматься в середине года.

Россия. Франция. Евросоюз > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика. Приватизация, инвестиции > gazeta.ru, 6 апреля 2018 > № 2561552 Йохан Вандерплаетсе


Украина > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 6 апреля 2018 > № 2561452 Юрий Зинченко

Восток Украины может стать базовым регионом для "Радикальной партии Олега Ляшко"

Интервью главы исполнительного комитета "Радикальной партии Олега Ляшко", бывшего генерального директора Мариупольского металлургического комбината им. Ильича Юрия Зинченко агентству "Интерфакс-Украина".

Почему такой поворот? Вы раньше политикой не занимались?

В жизни каждого человека есть разные этапы. Я человек практического склада. 25 лет работал в реальном секторе. И мне долгое время казалось, что это важнее чем политика.

Четверть века я в металлургии, в крупном бизнесе. Мы работали в очень непростых условиях, и я горжусь результатами. Мы с командой поставили на ноги Харцызский трубный, сделав его прибыльным и конкурентоспособным. Пять достаточно непростых лет я руководил меткомбинатом имени Ильича. После Харцызска для меня это было не только новым вызовом, но и большой честью. Это – масштабы, богатая история, а самое главное – невероятно трудолюбивые и открытые люди.

Часто слышу, в том числе от представителей власти, что у украинской промышленности нет будущего, и что стране она не особо нужна. Я категорически с этим не согласен. Наша промышленность - это национальное богатство. Рабочие места для миллионов украинцев. Тот капитал, без которого страна не сможет решить социальные проблемы, с которыми мы столкнулись.

Конечно, сейчас отечественная промышленность - не в лучшем положении. Но если создать необходимые условия для ее развития, то она покажет результат. Для этого у государства должна появиться промышленная политика, которой сейчас по сути нет. Промышленность должна вернутся в национальную "повестку дня". И в самой власти должны появиться те, кто понимают и чувствуют ее потребности. Нужно создать условия, законы, которые бы стимулировали экономический рост и развитие нашего, поверьте, немалого промышленного потенциала.

Именно поэтому я решил идти в политику. Это не значит, что я стал другим. Это политика должна стать другой, и я надеюсь, что опыт моей работы в реальном секторе поможет в этом.

Как принималось решение о том, что Вы возглавите исполком "Радикальной партии"? Когда Вы познакомились с Олегом Ляшко?

Познакомились достаточно давно. Олега Валериевича я знаю более 2 лет. Когда я работал директором комбината (Мариупольский металлургический комбинат им. Ильича – ИФ), нам с ним приходилось решать те вопросы, которые на тот момент никто из политиков не брался решать.

Какие именно проблемы?

Война разрушила привычную для Донбасса логистику. Металлургические комбинаты в Мариуполе не раз были на грани полной остановки. Катастрофически не хватало кокса и железорудного сырья. Железнодорожные пути и мосты блокировали, взрывали. Альтернативная однопутная ветка через Камыш-Зарю едва работала. "Укрзализныця" не могла дать необходимое количество тепловозов и вагонов.

Олег Ляшко тогда впервые приехал на комбинат. Мы долго говорили о возникших проблемах. Я увидел, что он действительно хочет и может помочь.

Из всех политиков о реальном масштабе проблем решились заявить только радикалы. И не только заявить. Ляшко фактически добился, чтобы на комбинаты пошли составы с сырьем и топливом. Начали ремонтировать проблемный перегон Камыш-Заря - Волноваха, увеличили пропускную способность.

Вы имеете в виду, что он в Кабмине пролоббировал этот вопрос?

Да. Он тогда буквально продавил решение, которое было принято на уровне Кабмина, по выделению средств на реконструкцию этой ветки. Была еще известная проблема металлолома, когда из-за бесконтрольного вывоза из страны стратегически важного сырья для металлургических заводов, была угроза остановки заводов – склады у нас фактически были пустые.

Тогда "Радикальная партия" подготовила законопроект о заградительной пошлине. И самое главное – им удалось убедить парламент проголосовать за введение экспортной пошлины и остановить бесконтрольный вывоз сырья, ценного для всей нашей промышленности.

Это два конкретных серьезных вопроса, которые смог решить Олег Валерьевич. И на этом наше знакомство, в общем, и завязалось.

Когда он предложил Вам возглавить исполком?

Уже тогда были разговоры, где-то полушуточные, где-то с долей серьезности о том, что управленец-профессионал, который руководит большим заводом, будет полезен команде. Но тогда не было конкретного предложения. А если говорить о конкретике, она как раз наступила 3-4 месяца назад. Тогда Олег Валерьевич очень конкретно очертил задачу - возглавить исполком «Радикальной партии».

Есть стереотип, что политика – очень грязное дело. Вам не страшно идти туда из бизнеса?

Я понимаю, что в украинской политике используются грязные методы, чтобы удержаться у власти. Но я иду в политику для другого - работать в интересах украинцев и прежде всего - украинских производителей. Я понимаю, что со мной будут бороться. Но я практик, буду работать на результат и только на результат. И если другие политики вдруг станут работать также, то и политика станет другой. И жизнь людей лучше. И страна сильнее.

Вы человек состоявшийся, обеспеченный... оно Вам надо?

Я иду в политику с чёткой задачей. Можете назвать это миссией. Сделаю все, чтобы в Украине стала возможна новая индустриализация. Только с ростом производства мы сможем обеспечить нашим людям достойные зарплаты и достойную жизнь. Знаю, что именно такой видят нашу страну обычные люди. И именно такой она должна стать. За нас эту работу не сделает никто.

Вы общались с акционером «Метинвеста» Ринатом Ахметовым, когда принимали решение возглавить исполком "Радикальной партии"? Если да, что он Вам сказал?

Нет, мы с ним не общались. Потому что решение идти в политику – мое личное. И, я думаю, Ринат Леонидович отнесется к этому с пониманием.

Ваша нынешняя позиция в партии вряд ли поможет добиваться тех целей, которые Вы озвучили. Планируете ли в дальнейшем идти в публичную политику, баллотироваться в парламент по спискам "Радикальной партии Олега Ляшко"?

Думаю, сейчас об этом несколько рано говорить. Можно сказать, это мои первые шаги в большой политике. Моя основная задача, как главы исполкома, – привнести максимум системности, в том числе, в построении партийной структуры.

Ближе к выборам, понятно, будут другие задачи. Безусловно, если я принял решение и появился в политике – оно не только для того, чтобы заниматься построением партии.

В мае 2014 года руководители предприятий, в том числе Вы, мэр города подписали меморандум с "ДНР". Считаете ли Вы это ошибкой? И, вообще, Ваша оценка тех событий сейчас?

А те, кто вспоминает, читали тот меморандум? Разоружение незаконных формирований, прекращение мародерства, хаоса, кровопролития в городе – это плохо? Не морально? Не патриотично?

Вы себе представляете, что происходило в Мариуполе в мае 2014 года? По сути власть в городе пытались взять в свои руки отъявленные бандиты и мародеры. И не просто пытались. Вооруженные люди захватывали и поджигали здания. Грабили магазины. Запугивали мариупольцев. Стало опасно выходить на улицу. Коммунальные службы, общественный транспорт, продуктовые магазины – ничего не работало. Угрожали захватить и градообразующие предприятия. Город погружался в хаос

В меморандуме черным по белому было прописано: разоружение любых незаконных формирований. И тогда все четко понимали, что речь идет о вооруженных сепаратистах. Сейчас об этом что, забыли? Мы хотели вернуть мир и порядок городу. И вернули.

Теперь представьте такую ситуацию. Металлурги не вмешиваются, не объединяются в народные дружины, не выходят вместе с правоохранителями патрулировать улицы города. Просто плавят сталь, пока мародеры громят Мариуполь. А в город продолжают стекаться вооруженные до зубов «туристы». Подумайте, чем бы это закончилось для Мариуполя?

Наши дружинники вышли без оружия, и тем не менее, уже в течение первых суток беспорядки прекратились. Мы поддержали наших, украинских силовиков. Приступили к разбору баррикад. Восстановили работу общественного транспорта. Город стал приходить в себя.

И все это время над цехами и заводскими проходными были наши, украинские флаги. Мы их подняли даже на доменных печах, чтобы видел весь город и вся Украина. В 2014 году заводчане публично продемонстрировали свою позицию – будущее Мариуполя и Донбасса только в составе единой Украины. И сделали все, чтобы Мариуполь остался мирным украинским городом.

Когда Нацгвардия и добровольческие батальоны заходили в город в мае и очищали его, как к этому тогда отнеслись люди и Вы? Потому что, с одной стороны, закончился период безвластия, как Вы сказали. С другой стороны – это происходило с боями.

Когда зашли вооруженные силы в город, люди восприняло это адекватно, и большая его часть облегченно вздохнула. Было понятно, что прекратится беспредел, который был в городе несколько месяцев.

Все знают о периоде, когда уже произошло вторжение российских войск, о слябах, которые устанавливали на ДОТах возле Мариуполя. Эти слябы были с вашего завода?

Да, это было и с нашего завода, и с комбината «Азовсталь». Есть еще много вещей, о которых и сегодня пока еще рано рассказывать.

Может время уже пришло? Ведь почти 4 года прошло

Когда оно придет, тогда я расскажу. Всему своё время. Для меня главное, что заводы такими укреплениями, за счет тех же слябов, помогали и это позволило сохранить сотни жизней и остановить дальнейшее вторжение вглубь Украины, - это однозначно.

При обстреле Мариуполя в 2015 году Ваши сотрудники погибли?

Да, когда обстреливали микрорайон «Восточный» - погибли. Это тоже было одно из самых страшных событий. Тогда при обстреле спального района в числе погибших, в том числе, были сотрудники комбината Ильича, «Азовстали».

Как сейчас помню, я был на работе. Слышу – залп. В тот же момент поехали на Восточный, жуткое зрелище было.

Через 20 минут после обстрела был звонок Рината Леонидовича. Я с ним разговаривал. Он тогда сказал привлечь максимально ресурсы завода, тогда Фонд Рината Ахметова «Поможем» активно помогал пострадавшим с лечением и восстановлением жилья.

Какие ставите перед собой конкретные задачи в вопросе партийного строительства? Что планируете изменить?

Я бы сказал, не изменить, а дополнить и усилить. На сегодняшний день у "Радикальной партии Олега Ляшко" есть достаточно серьезная разветвленная сеть по всей Украине, очень много единомышленников.

Моя задача в том, чтобы придать этому системность. Сейчас я больше знакомлюсь со людьми, с их повесткой, с обстановкой. Объезжаю регионы, оцениваю, где и за счет чего можем усилиться.

Какой Вы видите программу партии?

Программа партии всегда плод коллективной работы. Готов в такой работе участвовать. Считаю, что акцент должен быть сделан на промышленную политику. И в то же время, на развитии сельского хозяйства. Это те рычаги, которые позволят стране перейти от выживания к развитию. Мы подготовили целый пакет реформ, который может стать основой экономического блока партийной программы. Главные социальные задачи - преодоление бедности, создание для наших людей возможностей работать и зарабатывать.

Сколько человек партия насчитывает сейчас?

Уже более 20 тысяч человек. И люди приходят каждый день. Думаю, будет намного больше.

Собираетесь ли Вы приглашать к радикалам еще кого-то из «капитанов промышленности»?

Мы стремимся объединить всех, кто разделяет наши взгляды, кто готов работать над идеей возрождения Украины и ее экономического потенциала. Всех сильных, нацеленных на результат - ждём в нашей команде. Работы хватит всем.

Если Вы становитесь публичным деятелем, Вы будете должны обнародовать свою декларацию. Готовы?

Разумеется.

Успех "Радикальной партии" большей частью определен ролью и успехом среди избирателей ее лидера. На Ваш взгляд, следует ли и далее строить партию исключительно на успехе ее лидера или стоит что-то изменить?

У нас партия лидерского типа. Ее сегодняшний рейтинг, то, чего достигла партия, все во многом благодаря именно лидеру, его харизме, таланту, который позволяет эффективно работать, быть заметным. И это его заслуга. Последний рейтинг КМИС, в котором Олег Валерьевич на втором месте в президентском рейтинге – лучшее тому подтверждение.

Но для решения тех задач, которые ставит перед собой и партией Олег Валериевич, усилий одного лидера недостаточно.

У сильного лидера должна быть команда, которая будет помогать ему по направлениям, дополнять его и, соответственно, все это будет единым целостным организмом, который сможет добиваться успеха, занять потом серьезные позиции в парламенте, в управлении страной. Поэтому наша общая цель и моя задача – создать сильную команду, точнее – команды. Не только в столице, а прежде всего на местах. И совместными усилиями побеждать, конечно. Моя деятельность направлена на то, чтобы такую команду формировать в регионах.

У Олега Ляшко строгая дисциплина во фракции, он иногда публично резко общается со своими народными депутатами. Как Вы относитесь к таким методам работы? Ваше с ним общение проходит в такой же атмосфере?

Главное, чтобы был результат. Безусловно, ситуации могут быть разные – где-то резкие, где-то более лояльные, мотивирующие. Важен не стиль, а уровень энергии лидера, его эффективность. А с этим у Олега Ляшко все отлично. То, что есть сейчас, помогает ему эффективно работать.

Что касается моих взаимоотношений с ним, мы работаем очень конструктивно. Мы не первый год знакомы. Где-то он может быть восприимчив, импульсивен и, как любой человек, он может быть абсолютно позитивным. Мне это в нем очень импонирует.

В последнее время улучшились отношения лидера "Радикальной партии" и премьер-министра Владимира Гройсмана. Об этом можно судить из их заявлений. Похоже, что эти отношения лучше, чем с президентом. Чем вызвано такое потепление в отношениях?

Пожалуй, вам виднее. Мне пока сложно говорить, какие у них отношения, теплые или нет, потому что я только захожу в политику.

С точки зрения человека, который переживает за экономику страны, если у лидера партии хорошие отношения с премьер-министром, и это помогает решать общие вопросы, значит, это хорошо.

Какие планы на парламентские выборы? Могут быть у "Радикальной партии" какие-то союзники?

На эту тему рано говорить. До парламентских выборов еще почти 2 года. Сейчас задача – усиливать "Радикальную партию Олега Ляшко".

Сейчас у меня стоит задача в первую очередь построить партийную систему таким образом, чтобы "Радикальная партия Олега Ляшко" могла расти и быть самостоятельным, сильным игроком, с которым бы стремились объединить усилия все, кто по-настоящему думает о жизни людей и будущем страны.

Какие регионы для "Радикальной партии" базовые в контексте электоральной поддержки?

Базовые регионы, которые были, и, думаю, будут, - это центральные регионы Украины. Но последние опросы показывают, что партия пользуется поддержкой в самых разных уголках страны. От Луцка до Мариуполя, о Чернингова до Одессы. Думаю, это потому, что интересы и проблемы у обычных людей общие. Что касается поддержки Ляшко на востоке, в промышленных центрах, то да, поддержка растет. Учитывая активность, с которой «Радикальная партия Олега Ляшко» помогает и решает вопросы промышленного региона, востока страны, это не может не отразиться на симпатиях работников предприятий. Думаю, что и там будет расти популярность. И можно будет говорить о том, что одним из базовых регионов "Радикальной партии" станет так же восток Украины.

Какую систему выборов народных депутатов наиболее приемлемой считает "Радикальная партия"?

Сегодня "Радикальная партия Олега Ляшко" готова к любой системе. Тут важнее, чтобы система дала людям возможность отправить в парламент своих представителей. Главное – работать со своими избирателями, действительно защищать интересы простых людей.

Согласно анализу, который проводят общественные организации, политические партии значительную часть государственного финансирования направляют на рекламу, в частности на ТВ. Вы считаете такой подход правильным?

Что касается "Радикальной партии Олега Ляшко" - это не только реклама и коммуникационная деятельность. Государственные средства идут, в том числе на развитие партийной структуры.

Какие источники финансирования у Вашей партии?

Это бюджетные средства.

Этого достаточно для функционирования полит силы?

На сегодняшний день достаточно.

Но этого, вероятно, будет недостаточно в период избирательной кампании. Где "Радикальная партия Олега Ляшко" будет искать финансирование?

Не соглашусь. Государственное финансирование – на большом уровне. И мы хорошо помним, что это деньги из бюджета, а значит – деньги людей и мы их тратим очень осмотрительно. Я не знаю, почему их должно быть недостаточно в период выборов. Понятное дело, что у "Радикальной партии Олега Ляшко" есть достаточно много людей, в том числе из бизнеса, которые поддерживают цели партии. Но это не основной источник финансирования. Основной – бюджет.

Планируется ли съезд партии в ближайшее время?

Да, планируем в самое ближайшее.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 6 апреля 2018 > № 2561452 Юрий Зинченко


Россия > Недвижимость, строительство > bfm.ru, 6 апреля 2018 > № 2560974

На одного ростовчанина строят в пять раз больше «квадратов», чем на одного москвича

Ростов-на-Дону — лидер составленного ЦИАН рейтинга городов России по объему ввода жилья на одного жителя. Столица же занимает последнюю строчку списка

В докризисной реальности российскому стройкомплексу предлагали в своем развитии ориентироваться на показатели Китая, где вводилось по квадратному метру жилья на человека в год. Учитывая, сколько в Поднебесной народу, можно себе представить объемы местного строительства. Сейчас, если исходить из сформулированной главой государства цели ежегодно строить по 120 млн «квадратов», выходят среднедушевые 0,82 квадратного метра. Аналитики ЦИАН изучили статистику с 2010 по 2016 годы и выяснили, в каких городах целевые показатели уже превышены, а где до них — как до Луны.

Из 48 крупнейших городов страны только 18 могут похвастаться тем, что прыгают выше заявленной планки. В лидерах — Ростов-на-Дону, где стройпоказатель на одного жителя — 1,42 квадратного метра, причем почти без учета строительства, которое полным ходом идет в ростовских пригородах — Аксае и Батайске.

На втором месте — Воронеж с показателем 1,18 «квадрата», на третьем — Новосибирск, от которого совсем чуть-чуть отстала Уфа: 1,04 и 0,98 квадратного метра соответственно.

А вот Москва — в самом «подвале» рейтинга. Новая Москва, застройка бывших промзон, ставка на комплексное освоение территорий — все напрасно: 0,27 квадратного метра на человека — столько ежегодно строит Москва. Даже если взять весь столичный регион с сумасшедшими строительными объемами Подмосковья, все равно получается 0,61 «квадрата». Может, программа реновации чуть подправит московские показатели, но до Уфы все равно останется далеко.

В целом средний показатель душевого ввода по городам-миллионникам составляет сегодня 0,75 квадратного метра — это на 41% выше, чем в среднем по стране. То есть 120 млн в год возможны — если по всей России начнут строить примерно столько же, сколько строят сейчас в крупнейших городах. Ключевое слово — если.

Валерия Мозганова

Россия > Недвижимость, строительство > bfm.ru, 6 апреля 2018 > № 2560974


Сирия. Турция. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 6 апреля 2018 > № 2560659 Марианна Беленькая

Трое против одного. Что дал первый зарубежный визит нового срока Путина

Марианна Беленькая

Три союзника не в восторге от действий друг друга, но все же дали друг другу карт-бланш ради сохранения союза, без которого удержать сирийскую ситуацию под контролем не представляется возможным. Пока расклад остается старым: трое против США, а все остальные «в уме»

Свой первый визит за рубеж после переизбрания президент России Владимир Путин совершил не в Европу и не в Китай, а в Анкару, чтобы там вместе с президентами Турции и Ирана определить дальнейшую стратегию в Сирии. В тот же день в Вашингтоне президент США Дональд Трамп решал, оставить или вывести американские войска с сирийской территории. Он прозрачно намекал, что хотел бы разделить бремя ответственности и финансовые затраты на борьбу с терроризмом со своими региональными союзниками.

Об этом же, только другими словами, говорили и в Анкаре. Россия, Турция и Иран не в состоянии в одиночку финансировать восстановление Сирии, а также обеспечить продвижение политического урегулирования в этой стране. Тройка явно должна превратиться в другую фигуру. Но вот какой могла бы быть формула международного сотрудничества по Сирии, большой вопрос. У тройки, с одной стороны, и у Вашингтона с его союзниками – с другой, разные условия урегулирования.

Тяжкое бремя

Фактически единственный официальный итог саммита в Анкаре – договоренность о сотрудничестве трех стран в оказании гуманитарной и медицинской помощи сирийцам. Но стоило ли для этого собираться на президентском уровне? Под прицелом камер тройка лидеров в Анкаре всячески демонстрировала единство, особенно в контексте противодействия американским планам, о которых они еще точно не знали, но догадывались и старались оставить за скобками имеющиеся разногласия.

В ходе саммита часто звучали слова о сохранении территориальной целостности Сирии. В совместном заявлении президенты «отвергли все попытки создать новые реалии «на земле» под предлогом борьбы с терроризмом и выразили решимость противостоять сепаратистским планам, направленным на подрыв суверенитета и территориальной целостности Сирии». Учитывая, что Москва, Анкара и Тегеран потратили год на раздел сфер влияния в Сирии, это выглядело излишне демонстративно и в первую очередь было адресовано США, которые также установили контроль над частью Сирии, но не до конца согласовали правила игры с Москвой и Анкарой. С Тегераном Вашингтон диалог не ведет.

Также три лидера обратились к международному сообществу с призывом помочь экономическому восстановлению Сирии, посетовав, что пока там практически никто, «кроме Ирана, Турции и России», ничего не делает. «Мы очень рассчитываем, что после завершения политических процессов работа по восстановлению экономики Сирии приобретет широкий, масштабный характер», – заявил президент Путин на итоговой пресс-конференции в Анкаре.

Ранее западные государства, а также их арабские союзники не раз заявляли, что не будут участвовать в восстановлении сирийской экономики до тех пор, пока президент Сирии Башар Асад не покинет свой пост. Финансовые инвестиции возможны лишь в регионы, неподконтрольные Дамаску.

Тройка считает, что такая позиция ведет к расколу страны. Пока компромисс представляется возможным лишь в контексте сроков и условий ухода Асада. То есть остается ли он на переходный политический период и может ли выдвигать свою кандидатуру на новых президентских выборах.

Еще в начале года основная часть сирийской оппозиции, опекаемая Эр-Риядом, настаивала, что Асад должен уйти до начала переходного периода. Однако на днях наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бен Салман в одном из интервью американским СМИ сказал, что «Башар остается».

Сенсационное заявление было оговорено рядом условий. Прежде всего тем, сможет ли президент Сирии выйти из-под иранского влияния. «Я думаю, что в его интересах не позволить иранцам делать все, что заблагорассудится», – сказал принц. Также саудовский принц рассчитывает, что в Сирии в «среднесрочной перспективе, а может быть, и на длительный срок» останутся американские войска. Для Эр-Рияда это гарантия противовеса расширению иранского присутствия в регионе.

Слова бен Салмана последовали за заявлением президента США, что американские военные могут «очень скоро» уйти из Сирии. «Вы хотите, чтобы мы остались, может быть, вам придется заплатить», – ответил на это Трамп.

Несколько дней ситуация была в подвешенном состоянии, но пока США все же приняли решение оставить войска, хотя, как уверяют американские СМИ, терпение Трампа на исходе. Возможно, через полгода он вернется к этому вопросу, если расклад сил в регионе не изменится.

«Каждый день новое лицо, каждый день новые слова. Сначала говорили, что мы будем уходить из Сирии, а затем говорили, что им хотелось бы больше денег, и они требуют от других стран, чтобы им давали денег, чтобы остались дальше», – так прокомментировал решение США президент Ирана.

Но как союзники могут помочь США и кто именно из них должен помогать – большой вопрос. Вводить свои войска в Сирию никто из региональных держав не будет. Эр-Рияд мог бы возместить США часть финансовых расходов, впрочем, он уже и так пообещал удвоить инвестиции в американскую экономику, доведя их до $400 млрд. Но это ли имел в виду Трамп?

Кроме того, Саудовская Аравия ведет собственный, независимый от США диалог по Сирии с Москвой. До сих пор главным источником противоречий была судьба Асада. Теперь, судя по словам принца, появилось поле для компромиссов. Но в него опять не вписывается Тегеран. Но Москва не собирается отказываться от союза с Ираном. Поэтому пока расклад остается старым: трое против США, а все остальные «в уме».

После Гуты и Африна

За полтора года с начала работы тройственного формата Москве, Анкаре и Тегерану удалось переломить ход событий в Сирии в свою пользу и распределить зоны влияния. Итогом первых совместных консультаций на министерском и экспертном уровне в конце 2016 года стало возвращение Восточного Алеппо под контроль Дамаска и запуск переговоров в Астане между правительством Сирии и вооруженной оппозицией. Но главный результат работы – создание четырех зон деэскалации, который стал фактически разделом сфер влияния Сирии.

Первая встреча лидеров тройки прошла в ноябре 2017 года. Между двумя саммитами была решена судьба Восточной Гуты (район вокруг Дамаска) и Африна на севере Сирии. Пожалуй, прошедшие месяцы можно назвать самыми кровавыми по числу жертв в Сирии за семь лет конфликта. Бомбардировки российской авиации Восточной Гуты и провинции Идлиб, обстрел со стороны сирийской оппозиции Дамаска, турецкая операция против сирийской курдской партии Демократический союз и ее вооруженных отрядов народного сопротивления, борьба за влияние на Евфрате между сирийскими военными и курдами, которых опекают США.

Еще месяц назад саммит трех лидеров прошел бы на фоне серьезных боев. Но к апрелю большинство отрядов вооруженной оппозиции в результате переговоров с российскими военными покинули Восточную Гуту, район практически полностью вернулся под контроль Дамаска. Исключением стал город Дума, где группировка «Джейш аль-Ислам» никак не может решить, продолжить сопротивление или переговоры с Россией. В то же время Турция может похвастаться победой в Африне, одержанной с помощью вооруженной сирийской оппозиции. В том числе отрядов, которые когда-то были выведены из других районов Сирии.

Три союзника не в восторге от действий друг друга. Так, Турция весьма болезненно относилась к бомбардировкам в Восточной Гуте, Москва недовольна операцией против курдов, и вместе Москва и Тегеран хотели бы, чтобы Африн, как и другие районы на севере Сирии, оказались под контролем Дамаска, а не вооруженной оппозиции. Но все же они дали друг другу карт-бланш ради сохранения союза, без которого удержать сирийскую ситуацию под контролем не представляется возможным.

Хотя в заявлениях в Анкаре напряженность все же проскальзывала. Так, иранское телевидение процитировало слова Рухани, что размещение иностранного контингента в Африне может быть полезным, если это не нарушает территориальное единство Сирии. «Контроль над этим регионом должен быть передан сирийской армии», – сказал он.

Но на официальной пресс-конференции по итогам саммита президент Ирана от подобных заявлений воздержался. Так же как ни слова про Африн не сказал и президент России. Не удержался только Эрдоган, вскользь упомянувший, как невыносимо смотреть, как в Восточной Гуте гибнут дети. Правда, по чьей вине, он не уточнил.

Очевидно, что судьба Африна и Гуты была решена еще на первом саммите тройки. Тогда же Россия получила благословение союзников на проведение Конгресса сирийского национального диалога в Сочи. Тегеран и Анкара подписались под решениями конгресса, состоявшегося в конце января. Речь в первую очередь идет о работе конституционного комитета, о принципах формирования которого договорились в Сочи.

Но, как выяснилось, в Дамаске эту договоренность признавать отказываются и считают, что работа над будущей Конституцией Сирии должна проходить на сирийской территории. Три президента еще раз повторили для непонятливых: Россия, Иран и Турция поддерживают запуск работы комитета в ближайшее время в Женеве и нацелены на продолжение политического процесса, в том числе на принятие новое Конституции и проведение выборов под надзором ООН.

Но подвижек на этом направлении пока не предвидится, и, видимо, тройка будет все активнее решать вопросы политического урегулирования «на земле» в формате Астаны – переговорами и угрозами. Но рано или поздно им придется искать компромисс с США, которые контролируют территорию Сирии к востоку от Евфрата.

Турция уже пытается это сделать, договариваясь с Вашингтоном по переводу на подконтрольную ему территорию курдских отрядов. Но если тройка согласится с присутствием в Сирии США, то и Вашингтон должен будет признать присутствие остальных сил, в первую очередь Ирана в Сирии. Без этого равновесия не будет.

Сирия. Турция. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 6 апреля 2018 > № 2560659 Марианна Беленькая


Казахстан. Евросоюз. Россия > Миграция, виза, туризм. Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 6 апреля 2018 > № 2560611 Андрей Зубов

ВСЕ ЛЮДИ – ПОТОМКИ ЭМИГРАНТОВ, ВЕДЬ ОНИ ПРОИЗОШЛИ ОТ АДАМА И ЕВЫ

Полвека я живу в Казахстане. Как родился здесь, так здесь и живу. И никуда не уехал, сколько бы меня ни звали в самые распрекрасные заграницы. «Что же ты до сих пор не в России, не в США, не в Канаде, не в Германии?» – часто спрашивают меня. Я отвечаю кратко: здесь моя родина и мое отечество.

Андрей ЗУБОВ

Иногда я еще присовокупляю слова Анатоля Франса: «Только свободный гражданин может иметь отечество; рабы имеют лишь родину». Конечно, это я добавляю только для красного словца, для мелкого выпендрежа перед самим собой, хотя суть моего отношения к миграции цитата передает совершенно точно.

В самом деле, я же не могу рассказать о том, как много лет назад мой дед, в период так называемых сталинских «перегибов», спешно собрал всю семью и семью сестры и бежал от неминуемого ареста «подальше, на юг». Как мои предки мыкались по станциям и полустанкам, кишлакам и аулам. И как только после долгих скитаний они нашли свою землю обетованную, оберегаемую горами и яблоневыми садами. Они и остались в этой земле – на тихом кладбище под карагачами и липами...

Иногда мне на все это возражают: «Так можешь говорить ты, который чего-то добился в жизни, ты – журналист, ты без ра- боты не останешься, тебе везде будет хорошо». Ну, во-первых, есть поговорка: «Кто на кого учился»? А во-вторых, совсем не всегда мне хорошо, бывает и ой, как плохо. В общем, четыре года назад примерно так высказывался один мой приятель, владелец маленькой строительно-ремонтной компании. Вы помните, это был год, когда глава НБРК г-н Келимбетов, по его признанию, проспал очередную девальвацию тенге. Доходы у приятеля упали, а вместе с ними упало и желание бороться.

«Я уезжаю! – сказал он. – В соседней стране (из политкор- ректности не будем называть дружественную державу) все будет по-другому. Там большие зарплаты, высокие пенсии, и даже юбки у девушек короче, а мороженое слаще!» Он уехал, побарахтался в незнакомом бизнесе и понял: таких ремонтников-строителей в этой стране столько, что и дождем не смочишь. Через год он устроился… разнорабочим на стройке дачи для олигарха местного розлива. Недавно звонил: «Хочу вернуться в Казахстан. Надеюсь, старые друзья меня не забыли? Помогут по-братски?» Поможем, конечно.

Словом, как говорил античный поэт Овидий: «Убегая за моря, мы меняем небеса, не меняя душу». Вот почему всем и каждому, кто возжелал купить за тем же морем телушку за полушку, я советую десять раз подумать и ответить себе на один вопрос: «Кому ты там, на хрен, такой хороший нужен?!». Хрен, кстати, здесь – растение из семейства крестоцветных.

Да, согласен, были времена, когда казахстанцы жили лучше, чем сегодня. Об этом говорят даже такие цифры. В отдельные годы, особенно перед кризисом 2008 года, в Казахстане на рынок труда приходило более миллиона гастарбайтеров. По некоторым данным они давали 10-12% экономического роста. И в России ситуация была такой же. Но сегодня, когда экономики наших стран находятся в стагнации и продолжают по большому счету «обслуживать нефтяную скважину», трудовая миграция становится не фактором роста, а торможения.

Если же говорить не о рабочих профессиях, то для многих других миграция – сегодня естественная вещь. Я имею в виду представителей интеллектуального труда, медицины, образования. Например, программисты и «айтишники», которые востребованы во всем мире и которым не очень важен даже языковой барьер – ведь языки программирования они знают лучше, чем тот же английский. И медики согласны на миграцию, поскольку у нас за свой труд они получают со- вершенные копейки, а за рубежом могут иметь неизмеримо лучший уровень жизни.

Вообще же по большому счету в трудовой миграции нет ничего страшного. Мир стал прозрачным. Уже много лет живет «по новым правилам» ЕС. Там мало кто задумывается, где кто работает, поскольку Европа все больше и больше становится единой. И в США по поводу мигрантов не сильно заморачиваются.

Проблема миграции болезненна только для стран с сырьевой экономикой, и это объясняется просто. В таких странах (их иногда еще называют «выпадающими») есть только одна экономическая сфера, которая хоть как-то, но работает. Но все население страны, согласитесь, не может же быть в ней задействовано…

Отсюда и самая большая наша беда – отток в зарубежные вузы талантливой молодежи. Понятное дело, что в нашей стране всегда были наиболее популярны зарубежные университеты, особенно российские. В столичных вузах РФ (Москва, Санкт- Петербург) казахстанских студентов учится больше, чем со всего остального СНГ. Большое количество парней и девушек едут учиться в приграничные вузы (Новосибирск, Омск, Томск и т.д.). Добавьте к этому возможность уехать на учебу в Германию, Чехию (где высшее образование бесплатное), Австрию (где год обучения – 600-700 евро). Приплюсуйте сюда китайские вузы, в которые обучение в разы дешевле нашего, а качество – выше. Становится понятно, почему многие выпускники этих университетов по их окончанию остаются или работать в стране обучения, или получают там же магистерскую степень, разумеется, с последующим устройством на ПМЖ.

«Главная причина такой тенденции – слабое казахстанское образование, которое необходимо резко поднять, чтобы дети учились тут и оставались тут», – сказал как-то политолог Бахыт Султанов. Действительно, любой патриотизм может навсегда споткнуться о дорогой, но невысокий уровень образования. И как можно осуждать тех, кто желает отличного образования своему ребенку?

В заключение я хочу сказать, что все вопросы, затронутые в этой статье, – только маленькая видимая часть айсберга. Существует целый перечень причин, который влияет на миграционные настроения не только в Казахстане, но и в остальном мире. Это вопросы экологии, качества здравоохранения, безопасности, общей культуры, карьеры и так далее. И все же помните одну истину, сказанную русским писателем Иваном Тургеневым: «Родина без каждого из нас обойтись может, но никто из нас без нее не может обойтись. Горе тому, кто это думает, вдвойне горе тому, кто действительно без нее обходится».

Казахстан. Евросоюз. Россия > Миграция, виза, туризм. Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 6 апреля 2018 > № 2560611 Андрей Зубов


США. Япония. Россия. ДФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 6 апреля 2018 > № 2559951

Колониальный империализм Японии на российских Курилах

Япония против участия США в экономическом развитии российских Курил, но за приближение их военного присутствия к оспариваемым островам

Таро Коно, министр иностранных дел Японии, не желающей участвовать на основе юрисдикции Российской Федерации в хозяйственном развитии Курильских островов, выразил в адрес МИД России протест по поводу ее планов совместного с США строительства двух дизельных электростанций на российском о. Шикотан, что, по мнению губернатора Сахалинской области Олега Кожемяко, необходимо для питания электроэнергией создаваемых на территории опережающего развития «Курилы» рыбокомбинатов.

Таро Коно счел возможным заявить на слушаниях в японском парламенте: «Это полностью противоречит позиции Японии, и тот факт, что третьи страны вовлекаются в экономическую активность на четырех островах, заслуживает крайнего сожаления». Не постеснялась Япония довести свои граничащие с вмешательством во внутренние дела суверенных государств сожаления и до правительства «третьей страны», ближайшего своего военного союзника — США. Вместе с тем руководство Японии весьма благосклонно отнеслось к очередному шагу своего союзника по созданию новых возможностей для проецирования его военной силы на «северном направлении».

4 апреля размещенное в Токио командование вооруженных сил США в Японии (United States Forces Japan, USFJ) заявило, что «на этой неделе» развернет на главном острове Японии Хонсю вблизи от японской столицы конвертопланы Bell-Boeing CV-22 Osprey («Скопа»), причем сделает это гораздо раньше запланированного срока. В заявлении американского командования подчеркнуто, что ранее переброску конвертопланов в центральную часть территории Японии предполагалось осуществить лишь в рамках 2020 финансового года. При этом указано, что «развертывание CV-22 осуществлено в сфере ответственности командования вооруженных сил США в зоне Тихого океана и предназначено для обеспечения безопасности в регионе в соответствии с недавно опубликованной «Стратегией национальной безопасности и национальной обороны 2018 года».

Следует отметить, что конвертоплан CV-22 Osprey представляет собой летательный аппарат, сочетающий преимущества как самолета, так и вертолета. Он обладает дальностью и скоростью полета турбовинтового самолета, а также всеми возможностями вертолета по вертикальному взлету, зависанию и посадке на удаленной и ограниченной для использования обычной авиацией территории.

Казалось бы, нет ничего особенного в том, что военное командование США в Японии решило «щелкнуть каблуками», показать свое рвение перед подписавшим новую «Стратегию» президентом Дональдом Трампом. Разворачиваемые на авиабазе Йокота CV-22 (их будет не менее 10 единиц, кроме того, туда перебрасываются подразделения аэродромно-технического обслуживани) будут выполнять боевые задачи во взаимодействии с двумя эскадрильями конвертопланов CV-22, которые уже достаточно давно находятся на вооружении Корпуса морской пехоты США и ВМС США и, в частности, дислоцированы на авиабазе морской пехоты «Футенма» на удаленном японском острове Окинава. Однако, развернутые на Окинаве «Скопы» предназначены для применения в южных районах Азиатско-Тихоокеанского региона, а в новых условиях США могут без особых затруднений радикально усиливать боевой состав и десантные возможности американских частей и соединений в центре собственно Японских островов и кардинально наращивать способность проецирования военной угрозы в «северном», российском направлении, что не может не вызывать вполне справедливые опасения в России и принятие ею адекватных ответных мер по укреплению обороны Курил и всего Дальневосточного региона.

Очевидно, что именно для снижения мощи неизбежного в случае агрессии со стороны самой Японии или совместно с США ответного удара Япония решила закупить в США наземную систему ПРО Aegis Ashore («Иджис»), аналогичную той, которую Пентагон разворачивает в Европе, хотя корабли японских ВМС уже давно оснащены системой «Иджис» морского базирования. Лоббирует решение об ускорении принятия на вооружение «сил самообороны» комплексов ПРО Aegis Ashore лично премьер-министр страны Абэ, заявлявший о стремлении отменить и без того давно нарушаемую 9-ю статью японской конституции и считающий, что Япония «как суверенная страна имеет право обладать вооруженными силами, способными проецировать угрозу другим государствам».

Япония планомерно создает потенциал вооруженной агрессии против российских островных территорий. На граничащем с южными Курилами и Сахалином о-ве Хоккайдо размещена добрая половина насчитывающих около 180 тысяч личного состава сухопутных войск Японии, в том числе крупнейшая Северная армия, единственное бронетанковое соединение. Здесь сосредоточено 60% всего танкового парка японских «сил самообороны», около 800 артиллерийских и минометных систем, до 90 самолетов, современное ракетное оружие. Построенный (не в последнюю очередь исходя из военно-стратегических соображений) между островами Хоккайдо и Хонсю туннель «Сэйкан» позволяет быстро наращивать железнодорожным и автомобильным транспортом эту группи­ровку (до пяти дивизий в сутки), что регулярно отрабатывается в разных масштабах, в том числе и в рамках совместных учений с вооруженными силами США начиная с 1988 г.

Что касается совместных учений сухопутных войск Японии и США, то ежегодно проводится по 4−7 (в т. ч. не менее двух раз в год — в зимних условиях), на которых отрабатываются вопросы оперативной совместимости и взаимодействия в военных действиях, причем нередко они проходят на ближайшем к российским территориям о. Хоккайдо с частями и подразделениями 3-й дивизии морской пехоты, 25-й и особенно 9-й пехотных дивизий США, причем личный состав последней специально перебрасывается для участия в маневрах «Ямато» с западного побережья США. По 2−3 командно-штабных учения офицеров «сухопутных сил самообороны» Японии и соединений из состава «сил быстрого развертывания» США под кодовым названием «Ямасакура» проводятся ежегодно поочередно на японской территории и на Гавайях. Вся система укрепления и повышения боевой готовности японских сухопутных войск призвана, по словам их бывшего командующего генерала М. Накамуры, обеспечить их способность «вести длительную войну в соответствии с требованиями «чрезвычайных обстоятельств».

Осенью 1997 г. внимание военных наблюдателей привлек необычный характер подготовки и проведения учений морских пехотинцев США на полигоне японских сухопутных войск Ясубэцу на Хоккайдо. Как отмечали эксперты, их особенностью стало не то, что они были беспрецедентными по масштабам или что они состоялись в непосредственной близости к России, а то, что для переброски американских пехотинцев впервые была задействована японская военно-транспортная авиация.

В свете попыток Запада на бездоказательных и абсурдных обвинениях по поводу отравления в английском Солсбери бывшего шпиона Скрипаля и его дочери создать образ России как государства, готового применять по любому поводу оружие массового поражения, следует посмотреть, как к использованию такого оружия относятся те же США, которые, не дожидаясь итогов расследования инцидента, объявили о высылке из страны сразу 60 российских дипломатов, и их союзник по «договору безопасности» Япония. Далеко идущие последствия может иметь участие японских вооруженных сил в учениях и маневрах совместно с американскими формированиями, имеющими на вооружении оружие массового поражения. В ходе учений сухопутных войск двух стран проигрываются боевые действия в условиях применения не только ядерного, но и химического оружия, которым обладают части 3-й дивизии морской пехоты, а также пехотных бригад и дивизий армии США, прибывающих для участия в учениях на Японские острова. Об этом же свидетельствуют закупки Японией специальной техники для проведения дезактивации и дегазации военнослужащих и вооружения, наличие в дивизиях японских сухопутных войск рот защиты от «специальных видов оружия» и тренировочного центра в префектуре Сидзуока, где японские военнослужащие отрабатывают действия в условиях учебного применения ядерного, химического и бактериологического оружия. Япония и сама в состоянии быстро (по оценкам экспертов — буквально за 8 недель) приступить к созданию ядерного оружия, к чему ее в последнее время стали призывать США. Так, в бытность кандидатом в президенты США «прагматичный» Д. Трамп заявил, что богатые Япония и Южная Корея могли бы и сами защищать себя в военном отношении. И допустил, что для этого они могли бы обзавестись собственным ядерным оружием. Недавно бывший командующий ВМС США на Тихом океане вице-адмирал Джон Бёрд также, затронув северокорейскую программу создания ракетно-ядерного потенциала, заявил, что Японии следует создать свое ядерное оружие. О наличии технологических возможностей создания такого оружия неоднократно заявляли официальные лица Японии. 30 ноября 2006 г. на заседании комитета по безопасности палаты представителей это подтвердил тогдашний министр иностранных дел Японии Таро Асо (ныне, в кабинете С. Абэ — заместитель премьер-министра, министр финансов. — В.З.). При этом Т. Асо разъяснил позицию кабинета о том, что конституция страны якобы не запрещает ей иметь ядерное оружие.

«Обладание минимальным объемом вооружений в целях самообороны не запрещается положением 9-й статьи конституции, — заявил Асо. — Не запрещено даже ядерное оружие, если его объемы подпадают под это определение».

В подписанных 23 сентября 1997 г. «Руководящих принципах японо-американского оборонного сотрудничества» и их обновленной редакции от апреля 2015 г. отражены положения о возрастании роли Японии в совместной стратегии в регионе, что в свете попыток Вашингтона ломать нормы международного права способно втянуть Токио в опасные военные авантюры союзника.

Проведение большого количества совместных учений выгодно на данном этапе как Японии, так и США. В ходе них японские «силы самообороны» овладевают современными достижениями военного искусства, получают практику организации вооруженной борьбы на обширном театре военных действий с использованием всех видов вооруженных сил как во взаимодействии с войсками и силами авиации и флота США, так и самостоятельно. Американская сторона, в свою очередь, надеется, передав Японии свой военный опыт, подготовить ее к решению, если это понадобится Вашингтону или будет диктоваться интересами западного альянса в целом, части задач, решаемых ныне вооруженными силами США.

Существует и более серьезная опасность. С такой же легкостью, как и в случае с конвертопланами, США могут развернуть свои силы и средства на Курильских островах в случае их перехода при гипотетической передаче или, что в новых условиях нельзя исключать, захвате вооруженным путем под юрисдикцию Японии, ведь в 2009 году Япония решением парламента волюнтаристски «провозгласила» южные Курилы своими «неотъемлемыми территориями».

После капитуляции Японии все Курильские острова были включены в состав СССР, однако принадлежность островов Итуруп, Кунашир, Шикотан и группы островов Хабомаи оспаривается Токио при поддержке США, хотя возвращение Курильских островов, так же как и Южного Сахалина, СССР было согласовано с союзниками по борьбе с агрессорами в годы Второй мировой войны, осуществлено в результате операций советских Вооруженных сил против милитаристской Японии и закреплено решениями оккупационных властей, подписанным Японией Сан-Францисским мирным договором и имеющими международно-правовую силу решениями советского правительства.

Эти острова имеют важнейшее военно-стратегическое и экономическое значение. Дело в том, что гряда Курильских островов представляет собой своеобразный ключ к Охотскому морю, которое решением ООН в 2014 г. определено как «внутреннее море» Российской Федерации и является, как пояснил «Газете.Ru» бывший заместитель начальника Главного оперативного управления Генерального штаба генерал-лейтенант Валерий Запаренко, «одним из районов несения боевой службы ракетными подводными крейсерами стратегического назначения Тихоокеанского флота». Утрата хотя бы южных Курил влечет за собой возможность «запирания» противником единственного на выходе из Охотского моря на восток глубоководного незамерзающего пролива, чем, кстати, Япония активно пользовалась в годы Второй мировой войны.

И вот на этом фоне Японией делаются попытки убедить российское руководство в целесообразности скорого «компромиссного» решения т. н. «проблемы северных территорий», во имя чего, по словам премьер-министра С. Абэ, его правительство готово пойти на расширение широкого сотрудничества с Россией, и он намерен вновь поднять этот вопрос на ожидаемой в мае с.г. новой встрече с российским президентом.

В связи с тем, однако, что со времени широко разрекламированных, но весьма скромных (общий объем их не превышает 10 млн долларов) прожектов 2016 года из восьми пунктов японская сторона не только сама ни иены не вложила в «совместные проекты», но и категорически выступает против участия в развитии южных Курил третьих стран, даже США (как говорится, «сама не гам и другим не дам»!), нельзя не согласиться с мнением известного японоведа, доктора исторических наук Анатолия Кошкина, опубликованным им в ИА REGNUM 4 апреля. А. Кошкин считает, что, «не желая, вопреки разрекламированным заявлениям о договоренностях совместно развивать Курилы, работать на островах по российским законам, Токио в ультимативном порядке требует, чтобы для начала Москва согласилась фактически вывести эти российские земли из состава России и превратить их в некую «нейтральную зону», где будут введены законы, «учитывающие позицию Японии». При этом в Токио не скрывают, что «совместное хозяйствование» рассматривается как этап на пути к «возвращению всех северных территорий» Японии».

На мой взгляд, не в последнюю очередь для «подкрепления» своей решимости не мытьем, так катаньем добиться реализации своих реваншистских целей Япония при поддержке США осуществляет наращивание вопреки антивоенной 9-й статье Конституции страны свою военную мощь и военные приготовления на «северном направлении». Остается надеяться на твердость позиции президента Российской Федерации В. В. Путина, не раз заявлявшего, что Россия своими территориями не торгует, и Российское государство в состоянии защитить свои суверенитет и территориальную целостность от любой угрозы.

Читайте ранее в этом сюжете: Кто на Курилах хозяин?

 Вячеслав Зимонин

США. Япония. Россия. ДФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 6 апреля 2018 > № 2559951


Израиль. Палестина > Армия, полиция > dw.de, 6 апреля 2018 > № 2559940

На границе между Израилем и сектором Газа в пятницу, 6 апреля, произошли новые столкновения между палестинцами и израильскими солдатами. Сотни протестующих палестинцев подожгли шины и начали бросать в израильских военных через пограничный забор камни.

Израильская армия обвиняет в беспорядках радикальное исламское движение ХАМАС и сообщает в своем микроблоге в Twitter, что его сторонники продолжает поджог шин. В армии также сообщили, что прилегающие к границы районы объявлены "закрытой военной зоной".

Солдаты ответили на действия палестинцев стрельбой и слезоточивым газом. Как сообщает информагентство dpa со ссылкой на представителя армии Израиля, выпущенные выстрелы были предупредительными. Между тем в органах здравоохранения сектора Газа заявили, что по меньшей мере пять палестинцев погибли, более 900 человек пострадали.

Правительство Германии требует от Израиля объяснений в связи с большим числом погибших и раненых палестинцев. В Берлине наблюдают за ситуацией с большим беспокойством и ставят под сомнение "соразмерность" действий израильской армии, заявил пресс-секретарь министра иностранных дел Райнер Бройль (Rainer Breul). Он призвал обе стороны конфликта к деэскалации.

Палестинцы заявляют о своем праве на возвращение

Столкновения палестинцев с израильскими солдатами стали самыми сильными с 2014 года. Начало протестов было приурочено к Дню земли, посвященному памяти шести арабов, погибших в 1976 году при протестах против экспроприации земельных наделов.

Тысячи палестинцев намерены протестовать до 15 мая, когда они будут отмечать "День национальной катастрофы", последовавшей за созданием Израиля в 1948 году. Тогда после первой арабо-израильской войны почти 700 000 палестинцев были вынуждены покинуть свои земли. Эти беженцы и палестинцы, уехавшие позже, общая численность которых вместе с потомками приближается к пяти миллионам, добиваются права на возвращение.

Израиль. Палестина > Армия, полиция > dw.de, 6 апреля 2018 > № 2559940


Россия. ПФО > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ > regnum.ru, 6 апреля 2018 > № 2559922

«КамАЗ» займется разработкой летающего такси

Проект получил название «Пегас»

«КамАЗ» планирует выпустить летающий автомобиль, который будет использоваться в качестве беспилотного такси, об этом 5 апреля сообщил портал «Бизнес Online» со ссылкой на собственные источники в компании.

Сообщается также, что на должность куратора проекта назначен главный конструктор по инновационным разработкам Сергей Назаренко.

Несмотря на то, что подобная идея сейчас кажется фантастикой, он уже стал предметом обсуждения на совещаниях руководства компании.

Проект летающего авто получил название «Пегас», в пресс-службе компании не стали ничего сообщать о нём, отправив журналистов на сайт автопроизводителя.

Автомобиль сможет развивать на земле скорость 110 м/ч, в воздухе — 150 км/ч, на данный момент заявленный показатель запаса хода — 100 км. Комплекс будет состоять из двух платформ — воздушной и наземной, которые смогут объединяться.

Работать машина будет в автоматическом режиме, от водителя потребуется лишь задать пункт назначения и высоту полета. Стоимость аэромобиля составит около $150 тыс.

Напомним, с подобными концептами уже выступили такие компании как Toyota, Aeromobil, DeLorean, Airbus, Terrafugia и другие. Концерн Daimler уже инвестировал $35 млн в проект летающего такси.

Россия. ПФО > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ > regnum.ru, 6 апреля 2018 > № 2559922


Германия. ЦФО > Авиапром, автопром > regnum.ru, 6 апреля 2018 > № 2559917

Завод Mercedes в Солнечногорске заработает в первом квартале 2019 года

На данный момент уже возведены корпуса предприятия

Завод Mercedes-Benz в Солнечногорске может выпустить первые автомобили уже в первом квартале 2019 года, об этом 5 февраля сообщило агентство «Автостат» со ссылкой на первого заместителя министра инвестиций и инноваций Московской области Вадима Хромова.

Хромов сообщил журналистам, что сейчас этот российский проект концерна Daimler находится «в активной стадии реализации».

Чиновник добавил, что корпуса предприятия уже построены, сейчас в них идет внутренняя отделка. Оборудование на завод начнет поступать летом 2018 года.

Завод предоставит более 1 тыс. рабочих мест, возможно, что впоследствии количество сотрудников будет увеличено до 1,5 тыс.

Напомним, закладка первого камня здания предприятия состоялась в июне 2017 года. Предполагается, что его мощность составит 20 тыс. автомобилей в год.

Ранее СМИ сообщали, что на этом заводе будут выпускаться четыре модели Mercedes-Benz, в их числе будет седан E-класса и несколько SUV.

Германия. ЦФО > Авиапром, автопром > regnum.ru, 6 апреля 2018 > № 2559917


Россия. СФО > Образование, наука. Экология > regnum.ru, 6 апреля 2018 > № 2559914

В горах Алтая найдены запасы льда времён последнего похолодания на Земле

Проект географов Алтайского государственного университета получил финансовую поддержку Российского фонда фундаментальных исследований

В Республике Алтай, между Чуйской и Курайской степями, найдены реликтовые формы запасов льда времён последнего похолодания на Земле. Открытие принадлежит ассистенту кафедры физической географии и геоинформационных систем географического факультета Алтайского госуниверситета (АлтГУ) Галине Дьяковой. Её проект «Исследование внутреннего строения гляциально-мерзлотных каменных образований Алтая на основе геофизических методов» поддержан Российским фондом фундаментальных исследований, сообщили корреспонденту ИА REGNUM в АлтГУ.

Термин «гляциально-мерзлотные каменные образования» изначально был предложен учеными Алтайского госуниверситета (в научном мире данные образования чаще всего называются каменными глетчерами). Они представляют собой скопления каменного материала, сцементированного льдом, обладающие способностью к самостоятельному движению под действием силы тяжести.

«Основная наша задача — оценить с помощью геофизических методов объём льда в каменных глетчерах. Ведь это неучтенный источник пресной воды, о ценности которой в современном мире, на мой взгляд, уже излишне говорить», — пояснила Галина Дьякова.

По её словам, в России такие исследования начали проводить совсем недавно, но уже первые результаты работ впечатляют: на территории Алтая было выявлено и описано более 5 тысяч каменных глетчеров, которые не фигурируют ни на одной карте или в описании территорий. Поэтому сейчас перед учеными стоит непростая задача — оценить объёмы законсервированного льда.

Дело в том, что внутренний состав гляциально-мерзлотных каменных образований очень сложно исследовать из-за большого объёма обломочного каменного материала. Пробурить их проблематично, но, используя геофизические методы, такие как радиозондирование и электрозондирование, можно узнать особенности внутреннего строения.

Напомним, по одной из версий, последнее оледенение в долинах Чуи и Катуни на Юго-Восточном Алтае происходило здесь 90−100 тысяч лет назад. О том, что за последние пять лет таяние ледников Катунского хребта ускорилось, в январе 2017 года сообщили исследователи из Барнаула после проведения полевых исследований на ледниках.

Россия. СФО > Образование, наука. Экология > regnum.ru, 6 апреля 2018 > № 2559914


Китай > Образование, наука. Судостроение, машиностроение. Экология > regnum.ru, 6 апреля 2018 > № 2559913

Китайская беспилотная субмарина «Хайлун III» покорила глубину 4266 метров

Планировалось изначально, что рубеж в 4,5 км будет преодолен в конце марта, однако команда «Даян ихао» не сумела найти подходящее место для подобного рода испытаний в связи с приходом тайфуна «Джелават»

 Китайская беспилотная субмарина «Хайлун III» («Морской дракон III») погрузилась на глубину 4266 метров ниже уровня моря на западе Тихого океана во время испытаний возможности погружения до отмети 4500 метров, сообщает 5 апреля агентство Синьхуа.

Аппарат бы спущен в воду с материнского корабля «Даян ихао» («Океан №1»), представляющего из себя китайское научно-исследовательское судно, около 18:30 по пекинскому времени. Спустя 174 минуты была достигнута глубина 4266 метров, после чего субмарина была возвращена обратно на материнское судно.

Руководитель группы, занимающейся морскими испытаниями «Хайлун III» Ян Лэй, утверждает, что аппарат имеет широкие перспективы для применения в освоении океанских глубин, а также может стать предпочтительной рабочей платформой для создания морской обсерватории, глубоководных исследований и сбора образцов.

Научный руководитель судна «Даян ихао» Чу Фэнйоу отмечает, в свою очередь, что субмарина, способная погружаться до глубины 6 километров, впервые опустилась до глубины 400 метров в тестовом режиме еще 24 марта, а рубеж в два километра был преодолён уже на следующий день.

Планировалось изначально, что рубеж в 4,5 км будет преодолен в конце марта, однако команда «Даян ихао» не сумела найти подходящее место для подобного рода испытаний в связи с приходом тайфуна «Джелават», в связи с чем пришлось довольствоваться участком с глубиной 4266 метров, который оказался наиболее оптимальным в сложившейся ситуации, отметил Чу.

Напомним, что судно «Даян ихао» вышло из порта Циндао, расположенного на востоке Китая, 20 марта с научной экспедицией продолжительностью в сорок пять дней.

Как сообщало 2 апреля ИА REGNUM, научно-исследовательское судно «Даян ихао» также провело испытания беспилотной субмарины «Хайлун 11 000», которая погрузилась на глубину 2605 метров.

Китай > Образование, наука. Судостроение, машиностроение. Экология > regnum.ru, 6 апреля 2018 > № 2559913


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter