Всего новостей: 2071585, выбрано 24386 за 0.111 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Россия. ПФО > Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ. Агропром > forbes.ru, 6 апреля 2017 > № 2132728 Булат Литвинов

«Хотим открыть на «Казань Арене» Hard Rock Cafe»

Наталия Калинина

Обозреватель Forbes

Как зарабатывает новый стадион в ожидании чемпионата мира по футболу

Казань первой сдала в эксплуатацию стадион для футбольного чемпионата мира-2018. Строительные работы завершились к лету 2013-го, когда город принимал Универсиаду. На реализацию проекта архитектурного бюро Populous (авторов нового «Уэмбли» и «Эмирейтс» в Лондоне) потратило 3 года и около 16 млрд рублей.

После пышных церемоний открытия и закрытия Универсиады 45-тысячная «Казань Арена» должна была стать новой домашней площадкой для местного футбольного клуба «Рубин», но сначала не заладилось с газоном (пришлось менять), а в 2015-м случился чемпионат мира по водным видам спорта – и два бассейна устроили прямо на поле. Но и после плавания футболистов допускали на стадион нечасто. Летом 2016-го растили новую траву, а зимой – берегли ее для Кубка Конфедераций, запланированного на июнь-июль 2017-го. Так и получилось, что за три с лишним года на футбольной арене в футбол сыграли только 25 раз, лишь однажды собрав больше 40 000 зрителей на трибунах (матч Лиги Европы с «Ливерпулем»). И это вторая по популярности – после бездонного бюджета «Крестовского» – тема для шуток про стадионы в стране.

Однако и без регулярного футбола «Казань Арена» умудряется не только тратить бюджетные деньги (объект принадлежит Министерству земельных и имущественных отношений республики Татарстан), но и зарабатывать. На бизнес-форуме Sport Connect в Сочи заместитель генерального директора стадиона Булат Литвинов рассказал, что содержание арены обходится примерно в 200 млн рублей в год и около половины покрывают доходы от коммерческой деятельности. Forbes разузнал подробности.

– Что приносит основной доход «Казань Арене»?

– Номер один – это футбольные матчи.

– Даже несмотря на то, что они случаются не слишком часто и их посещаемость оставляет желать лучшего. На последней игре «Рубина» с «Зенитом» собралось чуть больше 10 тысяч зрителей.

– Мы не участвуем в билетной программе, у нас есть фиксированная цена, согласованная с клубом. «Рубин» – наш основной арендатор, поэтому мы заинтересованы в том, чтобы проводить как можно больше матчей.

– При этом на «Казань Арене» работают различные проекты, не связанные с футболом – детский центр, фитнес-клуб, языковая школа и даже магазин мотоциклов «Харлей Дэвидсон». Сколько стадион на этом зарабатывает?

– У нас все коммерческие проекты, которые заходят на стадион с какими-то серьезными отделочными доработками, получают отсрочку арендных платежей на сумму «неотделимых улучшений». И у многих арендные каникулы еще продолжаются, но, когда через пару лет все отсрочки закончатся, думаю, можно будет собирать около 50 млн рублей в год.

– Арендные ставки на «Казань Арене» выше или ниже средних по городу?

– Во-первых, мы не сами назначаем ставки, а как государственный объект обязаны проводить рыночную оценку. Во-вторых, у нас несколько типов помещений. Например, мы сдавали некоторые скайбоксы под офисы, потому что они не все были востребованы как футбольные VIP-ложи. Там цена была уровня бизнес-центра класса. А в Казани – около 1000 рублей за кв. м. Детские проекты мы перевели на процент от выручки. Есть минимальная сумма платежа, а дальше – в зависимости от доходов. Нам важно, чтобы проекты не закрывались, ведь детский сектор – это во многом сезонная история. В каникулы большая загруженность, в учебный период – гораздо меньше.

– Как на «Казань Арене» появился «Харлей»?

– Это отдельная история, над которой мы работали целый год. Начали через какие-то личные контакты, затем вышли на переговоры. Мы предложили очень хорошие условия по аренде, плюс им понравилась локация. Они прилично вложились, сделали очень качественный магазин на 800 кв. м. Дизайн согласовывали с лондонским офисом. Коммерческую выгоду мы получим нескоро, но для нас важно, что это первый международный бренд в нашем портфолио. Теперь наша мечта, чтобы над «Харлеем» – там как раз остались последние 1500 кв. м. свободной площади, встало «Хард Рок Кафе». Пока это разговор ни о чем, но мы очень хотим.

– Насколько выгодны для стадиона мероприятия уровня Кубка Конфедераций или чемпионата мира по футболу?

– Мы потеряем арендный доход за этот период, потому что ФИФА нужен чистый стадион. Какие-то помещения понадобятся международной федерации, какие-то просто будут закрыты на время турниров. Но мы не смотрим на эту ситуацию как на кратковременную просадку выручки – это был бы слишком узкий взгляд. Такие масштабные события – это здорово для арены, это имидж, который со временем окупится. Другое дело, что доход потеряют и наши арендаторы. Например, детский центр «Кидспейс», аналог московской «Кидзании». Очень интересный стартап семейной пары, они уже и в других городах франшизу запустили. Для «Кидспейса» лето – пик спроса, а их закроют. Они потеряют деньги, несколько миллионов рублей. А у проекта действующий кредит, сотрудникам нужно платить зарплату. Банк никаких объяснений про чемпионат мира не примет. Но ФИФА наши локальные проблемы не волнуют, у них все строго по регламенту. Сейчас ведем переговоры с «Кидспейсом» – возможно, им продлят арендные каникулы на полгода в качестве компенсации за упущенную прибыль.

– В феврале на Российском инвестиционном форуме в Сочи министр спорта Павел Колобков заявил, что после 2018 года государство может cократить финансирование спортобъектов и что самым перспективным механизмом обеспечения их бюджета станет ГЧП – государственно-частное партнерство. Насколько вам такой формат кажется эффективным?

– В этой аббревиатуре смущает то, что государство стоит на первом месте. На самом деле для такого партнерства не хватает нормативно-правовой базы. Сейчас каждый крупный спортивный гособъект управляется фактически в ручном режиме. Мы, например, юридически не можем заключить долгосрочный договор аренды, потому что «Казань Арена» находится у нас в «доверительном управлении». Максимальный срок такого соглашения – 5 лет, потом его нужно продлевать через конкурс. Компании, которая готова вложить в объект 100 млн рублей, такое не интересно. Отчасти поэтому мы два года сидели без арендаторов – частному инвестору страшно вкладываться в гособъект, потому что он не получает гарантий.

С прошлого года нас обязали все договоры по аренде проводить через торги. А у научно-развлекательного центра «Зарница» как раз закончилось краткосрочное арендное соглашение. Конечно, они заволновались. Действующий проект на 3000 кв. м. оказался под угрозой необходимости искать новое помещение. Но мы, во-первых, максимально точно прописали техзадание и концепцию. Условный массажный салон на этом месте открыть было нельзя. Во-вторых, включили пункт о возмещении возможного ущерба прежнему арендатору. Отпустить ситуацию мы не можем – иначе у нас получится торговый центр, а не стадион.

– Бизнес-центр на территории арены, о котором вы рассказывали на форуме Sport Connect, можно считать примером ГЧП?

– На этот проект есть частный инвестор: 7000 кв. м. площадей, 250 млн рублей. Себестоимость низкая, потому что можно подключиться к сетям стадиона. Но инвестору важно понимать, на каких правах он будет владеть объектом после того, как его построит. Вариант с собственностью исключен, стадион остается государственным. Но есть возможность заключить концессионное соглашение. По сути инвестор получит здание в аренду на очень длительный срок – до 99 лет. Мы сейчас детально прорабатываем эту схему.

– В декабре 2016-го презентовали проект благоустройства соседней со стадионом набережной. Насколько сейчас он близок к реализации?

– Мы разработали концепцию, согласовали ее с руководством республики и города – выходим на инвестиционный совет при президенте Татарстана. Речь идет о муниципальной земле, но, если проект ее использования соответствует определенным критериям, она может быть передана инвестору без проведения торгов. Мы идем по этому пути. У нас уже есть пул из 3-4 частных компаний – они готовы потратить больше 1 млрд рублей и облагородить набережную, которая сейчас в запущенном состоянии. Там будет парк отдыха и развлечений, вейк-парк, вертолетное такси, яхт-клуб и т.д. И в качестве социальной нагрузки инвесторы скидываются и делают спортивные площадки: теннисные корты, воркаут и т.д.

– Кто готов инвестировать в этот проект?

– Например, кировская компания, которая уже привозила к нам парк динозавров. Было футбольное межсезонье: 4 месяца не нужна была ни парковка, ни прилегающая территория. За это время через парк прошло 500 000 человек. Когда рядом с ареной появится прогулочная набережная, больше людей будут воспринимать стадион как место для ежедневного отдыха. Когда в 2012-м мы проводили опрос про отношение жителей к стадиону – еще старому «Центральному» – его не воспринимали как место, куда можно прийти с женой, детьми. Мы пытаемся сломать этот стереотип.

– На бизнес-модель какого стадиона в большей степени ориентируется менеджмент «Казань Арены»?

– Конечно, у американцев есть чему поучиться. Они умеют зарабатывать на всем. Там каждый квадратный сантиметр площади арены работает на коммерческую эффективность. У MetLife Stadium в Нью-Джерси (арена на 82500 зрителей, где играют две нью-йоркские команды по американскому футболу – Forbes) контракт на нейминг заключен на 10 лет и $200 млн. Скайбоксы расписаны на два года вперед.

– Такое кажется недостижимым в современных российских обстоятельствах. А более реалистичный ориентир?

– Для нас первыми ценными уроками стали визиты на «Донбасс Арену». До сих пор считаю, что это был один из лучших стадионов в Европе по уровню организации. На московской «Открытие Арене» сейчас во многом используют опыт оттуда, ведь коммерческий директор «Спартака» Александр Атаманенко работал в Донецке. Но важно отметить, что обе эти арены – частные проекты. У нас другая история. Мы работаем на гособъекте, это, повторюсь, накладывает массу ограничений.

Россия. ПФО > Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ. Агропром > forbes.ru, 6 апреля 2017 > № 2132728 Булат Литвинов


Россия > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > forbes.ru, 6 апреля 2017 > № 2132725 Владимир Черников

Инвестор с полисом: в чем плюсы инвестиционных страховок?

Владимир Черников

генеральный директор СК «Ингосстрах-Жизнь»

Как меняется портрет клиента инвестиционного страхования жизни и что такое unit-linked?

На российском финансовом рынке в 2016 году отмечался взрывной рост спроса на инвестиционное страхование жизни (ИСЖ). По моей оценке, по итогам 2016 года сборы страховщиков жизни по ИСЖ превысили 100 млрд рублей, и востребованность инвестиционных страховых программ не спадает. Тенденция во многом обусловлена потенциально высокой доходностью инструмента, в то время как ставки по банковским депозитам снижаются, а также тем, что со стороны россиян реализуется накопленный сберегательный спрос.

ИСЖ можно назвать «гибридом» нескольких финансовых продуктов – депозитов, биржевых инвестиций и страхования жизни, и оно несет в себе их положительные черты – надежность, высокую доходность, страховую защиту от рисков. Инвестировать в программы ИСЖ могут, в том числе, люди, не имеющие опыта работы со сложными финансовыми инструментами. Есть у ИСЖ и специфические плюсы – юридическая защита, гибкие права наследования, налоговые льготы. Так облагается налогом только доходность выше ставки рефинансирования, плюс по взносам в ИСЖ можно оформить налоговый вычет. Также инвестиции в данный продукт не подлежат аресту, конфискации, не делятся при имущественных спорах, в том числе при разводе.

Подобные страховые программы распространены уже несколько десятков лет на американском и европейском рынках. Российский рынок страхования жизни находится в процессе становления: страховщики стали предлагать программы ИСЖ, в первую очередь, потребителям финансовых продуктов и услуг, таким образом, начал формироваться соответствующий клиентский сегмент.

Портрет клиента ИСЖ можно очертить следующим образом: полисы инвестиционного страхования жизни по статистике чаще всего покупают жители крупных городов, обладающие стабильным доходом выше среднего уровня. В основном, это люди со сформированными накоплениями, которые добились определенных успехов в жизни, имеют собственный бизнес или занимают высокие позиции в компаниях.

При этом сегодня речь уже не идет исключительно о состоятельных людях. Если раньше ИСЖ интересовались, в основном, клиенты банковских сегментов premium и private, то в последнее время наметился тренд развития ИСЖ из премиум-сегмента в массовый. За последний год средний чек по портфелю ИСЖ снизился – сейчас это 1 млн рублей, а по продуктам для масс-сегмента — 300-500 000 рублей. На рынке есть продукты со взносом даже от 50 000 рублей, при том, что изначально взносы начинались от 500 000 руб. То же самое можно сказать о возрасте клиента: ранее ИСЖ интересовались люди старше 40 лет, сегодня растет доля 30-40-летних.

Если сравнивать портреты покупателей инвестиционного и обычного рискового страхования жизни, то есть ряд отличий. Покупатель классического полиса страхования жизни, как правило, хочет обезопасить себя и своих близких, а покупатель ИСЖ — инвестор. Цель первого – уберечься от рисков наступления непредвиденных обстоятельств, второго – разместить средства с гарантией возврата и заработать. Важный момент – покупатели ИСЖ – это средне и долгосрочные инвесторы, которые готовы «заморозить» накопления на 3 и более лет. Программу можно досрочно прервать, получив выкупную сумму, но редко кто пользуется этой возможностью, только в случае каких-либо экстренных обстоятельств.

Многие считают, что будущим драйвером рынка может стать новый для России продукт — unit-linked, который сочетает в себе классическое накопительное страхование жизни и инвестиционную составляющую. Клиент в этом случае решает самостоятельно, какая доля портфеля может быть размещена в рисковые и более доходные инструменты. От существующих на российском рынке программ ИСЖ unit-linked отличается более широкими возможностями по структуре инвестирования: клиенты ИСЖ могут выбирать из числа предложенных стратегий, а в рамках unit-linked есть возможность инвестировать, в том числе, в различные ценные бумаги, драгоценные металлы, фонды недвижимости и прочее, то есть самостоятельно выбирать инструменты инвестирования и управлять своим портфелем. Правда, пока распространение unit-linked в России под вопросом – рынок ждет законодательных изменений на этот счет.

Eсть и другие причины роста спроса на ИСЖ. Так, по данным ЦБ, на 1 февраля 2017 года, общий объем вкладов населения в банках вырос по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 4,2% (до 24,01 трлн рублей). Также увеличивается процент россиян, которые хранят сбережения в наличной форме (23% по данным Центра социологических исследований РАНХиГС). При этом у россиян постепенно растет уровень финансовой грамотности и, как результат, культура финансового планирования, формирования накоплений на будущее. Средства во вкладах могут перетекать в программы ИСЖ как в более доходный вариант наращивания капитала. То же самое можно сказать и о наличных сбережениях. Кроме того, развивается рынок и с точки зрения продуктовой линейки, и с точки зрения удобства оформления программ. Масса положительных моментов – от расширения линейки стратегий, рисков и опций договоров ИСЖ до различных удобных онлайн-сервисов.

И наконец, главная фундаментальная причина, которая обуславливает развитие рынка ИСЖ. Российский финансовый рынок сильно отличается от США и Европы, там инвестированием люди начинают заниматься буквально со школы. Да и культура финансового планирования сложилась гораздо раньше. По разным оценкам, полисы страхования жизни есть у 3% россиян (по данным НАФИ), а в некоторых европейских странах этот показатель доходит до 90%. Но тем перспективнее рынок с точки зрения дальнейшего роста, в том числе благодаря ИСЖ. В стратегии развития рынка страхования жизни, составленной Ассоциацией страховщиков жизни, прописано, что через 5 лет рынок ИСЖ превысит 1 трлн рублей, если не произойдет никаких форс-мажоров.

Таким образом, дальнейшее расширение клиентского сегмента по ИСЖ, рост сбережений у россиян, повышение доступности ИСЖ, развитие продуктовой линейки и предложения со стороны страховщиков, — причины, по которым в ближайшие годы рынок инвестиционного страхования жизни продолжит свой рост.

Россия > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > forbes.ru, 6 апреля 2017 > № 2132725 Владимир Черников


Россия. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 6 апреля 2017 > № 2132722 Андрей Мовчан

Россия и «ресурсное проклятие»: когда действия режима контрпродуктивны для экономики

Павел Кошкин

бывший главный редактор англоязычного аналитического ресурса Russia Direct

Как преодолеть «ресурсное проклятие»? С каких стран брать пример? К чему может привести неграмотная экономическая политика? Почему инстинкт самосохранения у власти может быть опасен для экономического развития? Эти и другие вопросы Андрей Мовчан, директор программы «Экономическая политика» Московского Центра Карнеги, обсудил в интервью во время своей конференции в Московской школе управления Сколково.

— В своем недавнем докладе «Сравнительная история нефтезависимых экономик конца XX — начала XXI века» вы проанализировали 10 стран, для которых характерна проблема «ресурсного проклятия». На ваш взгляд, опыт какой из стран наиболее актуален сегодня для России?

— Я бы не стал приоритезировать: есть позитивный опыт, есть негативный опыт. На мой субъективный взгляд, самый интересный и позитивный опыт для нас — это две территории: Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) и Мексика.

ОАЭ — это пример того, как можно стимулировать развитие, а Мексика — это пример того, как можно будет использовать свое географическое положение. Для России, наверное, лучшей перспективой является стать Мексикой для Европейского союза. Мы имеем дело с примерно одинаковыми размерами экономик, с одинаковым населением (что в Америке, что в Евросоюзе, что в России, что в Мексике), с одинаковыми проблемами в наших странах.

При этом Мексика умудрилась диверсифицироваться за счет сотрудничества с Америкой, а мы совершенно не в состоянии сделать того же самого за счет Евросоюза. При этом у нас есть стратегическое преимущество, которое связано с тем, что у Евросоюза нет нефти и газа.

Если Мексика — это наиболее хороший для России пример, то Венесуэла — классическая комедия ошибок. Ангола — важный пример, показывающий, что происходит, когда власть не меняется и консолидирует под себя больше и больше возможностей. Норвегия — прекрасный пример для тех, кто считает, что демократия — это панацея: вот, пожалуйста, демократия есть, а рост ВВП — небольшой.

— Вы отмечали, что по степени нефтяной зависимости Россия находится примерно между Венесуэлой, Казахстаном и частично Ираном. Можно ли эти выводы перенести в политическую плоскость: означает ли это, что Россия находится в точке бифуркации — между политической стабильностью и потрясением?

— Прямолинейно — нет. Если мы говорим про этот кластер, то это вопрос экономический. Но движение от российского кружочка (в системе координат) в ту или иную сторону будет связано с политическими решениями: то есть либо мы пойдем в сторону Венесуэлы — популизм в экономике, закрытие рынков, либо мы идем вниз [к Ирану] — это дальнейшая изоляция, усиление ура-патриотических тенденций, это замыкание экономики и более высокое ее регулирование.

Нам, конечно, следует двигаться туда, где значительно более высокая эффективность использования нефти в ВВП, там, где находится Канада и та же самая Мексика.

— Вы не раз отмечали, что нефть является фактором стабильности для России и ее нельзя скидывать со счетов. Однако не кажется ли вам, что эта стабильность иллюзорна и говорит о хрупкости системы — как нависающий над головой дамоклов меч, который рано или поздно сорвется и упадет?

— На данный момент мне это совершенно не кажется иллюзией. Стабильность — она и есть стабильность. Вы это сами видите — можете посмотреть уровень поддержки власти, можете посмотреть уровень социальной активности. Но — только на данный момент. Может быть, кризис будет одним из средств перевести экономику на другой уровень. В этом смысле хорошо было бы, чтобы этот переход не был криминальным. Хорошо было бы, чтобы он не привел к распаду страны, к гражданской войне, например.

На самом деле, глядя на опыт Украины, мы можем много увидеть, хотя Украина никогда не была такой ресурсной страной (как Россия. — Forbes). Однако все-таки уголь, газ, и нефть на Украине были. Она просто быстрее России пришла к ресурсному тупику, потому что у нее было меньше ресурсов.

Но картина в целом очень похожа: у вас теряется централизация власти, потому что ей нечем покупать лояльность; у вас возникают кланы, группы, которые начинают тянуть на себя одеяло. И дальше это легко может привести к дестабилизации и даже к распаду, особенно учитывая тот факт, что Россия была на востоке Украины, а на востоке России находится Китай, страна с похожими принципами, страна, которая может быть заинтересована в части наших территорий.

— Насколько реалистичен прогноз, что стремление Трампа сделать из США энергетическую супердержаву, а также новая волна сланцевого бума смогут опрокинуть цены не нефть?

— Сделать из США энергетическую супердержаву физически невозможно просто потому, что США — это технологическая держава, и технологии не уступят своего места, сколько бы нефти вы ни добывали. Все равно, как бы ни увеличился объем добытой нефти в Америке, это будет один из продуктов третьего уровня по важности.

С другой стороны, с точки зрения нефти — Америка большой независимый игрок, и она может нивелировать роль картеля [ОПЕК]. Тогда вы получаете рынок. Падают цены — значит, будут добывать меньше. Растут — увеличат добычу. Сейчас цены остановились в диапазоне 50-55 долларов. Через пять лет мы, возможно, будем видеть 40-45 или даже 35-40 долларов в силу того, что себестоимость последовательно падает. И это тренд не связан с тем, чего хочет и чего не хочет Трамп или кто-то другой: это большие рыночные силы.

С одной стороны, это повышение эффективности использования, с другой — это повышение эффективности добычи, с третьей стороны — увеличение объема извлекаемой нефти. По идее, мы должны прийти, наверное, к 25-30 долларам за баррель в обозримом будущем, может быть через 10-15 лет. Но для России это, конечно, уже очень мало — тем более что объем нашей добычи будет падать. Вот тогда мы будем говорить, что у нас начинается украинский синдром.

— Почему нестабильность на Ближнем Востоке не влияет на ценообразование нефти, как это было в 1970-х годах, когда цены на энергоносители выросли в 2-3 раза?

— Потому что там нет нестабильности. Там все стабильно.

— Как же? А война в Сирии, ситуация в Ираке и противостояние между Саудовской Аравией и Ираном?

— Сирия — это не то место, где добывают много нефти, и этот фактор не может повлиять. Саудовская Аравия стабильна, является союзником Соединенных Штатов. Иран стабильно функционирует в своем режиме. Ирак производит стабильно нефть, несмотря на угрозу ИГИЛ (Исламская организация Ирака и Леванта — террористическая организация, запрещенная в России). В свою очередь, ИГИЛ производит нефть стабильно, несмотря на то, что он из себя представляет. Поэтому я не вижу угрозы стабильности, которая может повлиять на цены.

— Cтабильна ли Саудовская Аравия на самом-то деле? Есть же «черные лебеди», которые гипотетически могут привести к развалу режима.

— Саудовская Аравия — гипербогатая ресурсная страна. Доходы населения достаточно высокие. Система контроля достаточно эффективная. Почему там должен рухнуть режим? Война с Ираном? Тотальная? Но Саудовская Аравия лучше вооружена, и на ее стороне Соединенные Штаты. Иран вряд ли начнет такую войну. Сама Саудовская Аравия точно не начнет. О чем вы говорите?

— Вы говорили, что политический режим страны — будь то демократия или авторитаризм — не влияет на экономический рост. Означает ли это, что Россия, может, воспользуется этим и откажется проводить политические реформы, усиливая при этом авторитарные тенденции?

— На экономику название режима не влияет, но сильно влияет эффективность проводимой режимом политики. Больше всего на экономику влияют риски, которые видят для себя участники рынка. Источниками больших рисков являются чаще всего действия режима, которые контрпродуктивны по отношению к экономике. Когда эти действия появляются? Тогда, когда у режима есть задача более важная, чем развитие экономики. А более важной задачей у режима, чем развитие экономики, может быть только самосохранение. Тратить на это силы и ресурсы, разрушать экономику популистскими действиями, гиперконтролем, милитаризацией, разрушением системы контроля рисков (типа независимого правосудия) режим начинает только тогда, когда не уверен в своей легитимности и правитель очень боится перемен и потери власти. Когда режим стабилен, то ему не надо заниматься самосохранением. Стабильная демократия, стабильная монархия, стабильная диктатура — они не занимаются самосохранением, поэтому они чаще занимаются развитием страны. И да, у нас есть свидетельства того, что демократии в среднем немного эффективнее, чем другие режимы. Но, во-первых, это «в среднем», во-вторых — в категорию «другие режимы» включаются все нестабильные, больные режимы, которые превратили свои страны в кормушку для избранных и защищают свою власть путем подавления как протестов, так и законности в целом. При этом сравнение демократий со стабильными недемократическими режимами, как ни странно, часто будет не в пользу первых.

Когда мы говорим о правлении эмира в Объединенных Арабских Эмиратах, мы имеем дело с семьей, которая спокойна за свою власть. Она не занимается популизмом — она достаточно эффективно решает вопросы экономики. И демократия в Норвегии делает то же самое.

Поэтому вопрос в данном случае не в том, какой режим, а насколько этот режим легитимизирован. Если он существует и не беспокоится о себе, то он будет проводить и ненужные, и непопулярные меры. А люди, которые бенефициируют от этого режима, могут инвестировать внутри страны.

— То есть российские политические элиты пока эффективно справляются с «ресурсным проклятием». А как долго это может продолжаться?

— Эффективно для себя, но не для страны. Сколько — это большой вопрос. Мы не знаем точно. То есть будет, конечно, хуже. Будет продолжаться спад экономики. Будет продолжать падать потребление. Будут падать доходы населения, инвестиции и так далее. Однако у нас есть большой запас: обратно к началу 1990-х мы будем идти еще долго.

Россия. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 6 апреля 2017 > № 2132722 Андрей Мовчан


Россия > Образование, наука. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 6 апреля 2017 > № 2132721

«Многие начинают возвращаться»: российский венчурный рынок восстанавливается

Елена Краузова, Ангелина Кречетова

Объем венчурных сделок за 2016 год вырос с $383 млн до $894 млн. Возможно, ситуация не столь радужна, если не брать в расчет крупные сделки, которые вряд ли стоит считать венчурными, говорят эксперты Forbes

Российский венчурный рынок в 2016 году показал лишь символический рост по отношению к 2015 году по числу сделок (302 против 297), но ощутимый рост по объему инвестиций: с $383 млн до $894 млн. Об этом говорится в исследовании российского венчурного рынка за 2016 год от группы компаний RB Partners и компании EY. Доклад есть в распоряжении Forbes. Отчет, представленный PwC и РВК, куда консервативнее: по его сведениям, объем рынка за 2016 год упал на 29% и составил лишь $165,2 млн (184 сделки).

«Если и далее продолжать терминологию наших прошлых отчетов, когда 2015 год был назван «осенью», то этот мы склонны называть «ранней весной» российского венчура: довольно позитивным, но еще не ровным», — отмечают в RB Partners и EY.

Позитивный настрой

Аналитики обращают внимание на заметные перемены в настроении участников рынков. На фоне депрессивных 2014 и 2015 годов они стали проявлять больше оптимизма, что доказывают и цифры, и мнения самих участников рынка. В связи с этим эксперты осторожно называют 2016 год «началом посткризисного этапа», отдельно отмечая повлиявшие на ситуацию крупные сделки по HeadHunter, Gett, а также поведение Mail.Ru Group, которая «начала делать то, чего от нее так давно ждали, – покупать стартапы». Речь идет о покупке группой сервиса доставки еды Delivery Club и разработчика мобильных игр Pixonic, поясняет партнер RB Partners Арсений Даббах.

Управляющий партнер Target Global Михаил Лобанов в беседе с Forbes разделяет осторожный оптимизм экспертов. «Многие начинают возвращаться», — говорит он о возобновляющемся стремлении венчурных инвесторов к «переезду обратно» и фокусировке на отечественный рынок. «Мы (Target Global) совершили две сделки в России за прошлый год, при этом в 2015 году — ноль», — напоминает управляющий партнер фонда. «Люди начали смотреть на Россию», — заключает он, отмечая, что не последнюю роль в этом сыграла активизация стратегов, о чем свидетельствуют последние сделки. Все это говорит об улучшении инвестиционного климата в целом, уверен собеседник Forbes.

Позитивный тренд и оживившуюся активность на рынке увидел и инвестиционный директор Finstar Евгений Тимко, но он более спокоен в оценках. «Действительно инвесторы стали меньше беспокоиться о макрорисках, но если убрать из сделок $530 млн не слишком релевантных топ-3 транзакций (HeadHunter, Gett и Delivery Club — прим. ред.), то размер рынка VC России окажется в четыре раза меньше рынка Берлина. И это учитывая, что в нашем рейтинге есть и «экзиты», которые обычно считаются отдельно», — подчеркивает он. По мнению Тимко, это «более-менее точно» отражает текущее состояние индустрии, которая представляет собой «относительно небольшую тусовку». Собеседник Forbes полагает, что новой точкой роста для этого рынка могли бы стать корпоративные фонды, активность которых на рынке пока почти не заметна.

Методология

Инвестиции в HeadHunter, Gett и Delivery Club составили $130 млн, $300 млн и $100 млн соответственно. Первую у Mail.Ru Group (№2 в рейтинге Forbes самых дорогих компаний Рунета, стоимость $4 млрд) выкупил в начале 2016 года консорциум инвесторов под управлением фонда «Эльбрус Капитал», сервис вызова такси проинвестировала Volkswagen Group, а последнюю купила сама Mail.Ru Group. При этом, по мнению управляющего партнера фонда TMT Investments Германа Каплуна, для адекватности оценки венчурного рынка России не совсем корректно было включать в исследование проекты типа HeadHunter, который «давно стал зрелым бизнесом» (№11 в рейтинге Forbes самых дорогих компаний Рунета, стоимость $164 млн) или Gett (израильская компания), который «не является чисто российской историей». «С другой стороны это все равно активность на рынке инвестиций в hi-tech. Пусть и на поздней стадии», — заметил управляющий партнер фонда TMT Investments.

Вопросы к методологии возникли и у Лобанова. «Мне, и правда кажется, что на российском венчурном рынке стало лучше, но в числах это нельзя сравнивать. Все «портят» внесенные в оценку сделка Gett и Delivery Club, которые «перевешивают вообще все», — говорит управляющий партнер Target Global.

В отчете компании, в свою очередь, объясняется, что компания HeadHunter по методологии авторов документа может быть отнесена к венчурным сделкам «в исключительном случае ... в виду технологичности компании». Обычно к венчурным сделкам относят сделки с суммой менее $100 млн (для HeadHunter речь идет о сделке на $130 млн). Gett в RB Partners и EY решили считать «методологически российской» из-за происхождения основателя (Шахар Вайсер родился в Москве), инвесторов (один из крупных инвесторов — Сбербанк, вложил осенью 2016 года в стартап около $100 млн) и потому, что Россия — значимый рынок присутствия для этой компании.

«Венчурные сделки – это сделки на ранних стадиях проектов или с технологическими проектами (private equity tech)», — поясняет Даббах, указывая, что за рубежом все технологические сделки давно относятся к венчурному рынку. «Можно посмотреть отчеты раундов Uber, Airbnb, и там это все идеологически едино», — объясняет он.

Общие тенденции-2016

Положительными моментами для рынка в ушедшем году RB Partners и EY называют снижение инвестиционной активности государства; «пробуждение» бизнес-ангельского сообщества; появление на фоне продолжения «дигитализации» и «мессенджеризации» многих отраслей игроков новой экономики, которые серьезно тревожат традиционных. Как следствие аналитики констатируют интерес корпораций как к адаптации новых технологий, так и к построению своей инфраструктуры для поиска и инвестиций в инновационные компании. В докладе в качестве примеров приводятся «Сбербанк», «Ростелеком», «АФК Система» и др. Но есть и иные тенденции, серьезно повлиявшие на рынок, в том числе и негативно.

Отказ инвестировать в проекты на начальных этапах

Одним из главных негативных факторов, повлиявших на венчурный рынок России, аналитики называют высокий отказ от инвестирования в проекты на начальных этапах. Объем рынка венчурных сделок ранних стадий уменьшился за год с $372 млн до $231 млн. Серьезное снижение инвестиций — как по числу, так и общему объему — заметно по отношению не только к «позитивному 2014-му, но даже и к негативному 2015 году», указывают они. Инвесторов не слишком привлекает стадия «посева», где фиксируется трехкратное снижение объема инвестиций (с $32 млн в 2015 году до $10 млн в 2016 году) и «стартапа» (снижение с $79 млн до $28 млн). При этом они охотно идут на «взрослые инвестиции» на стадиях «роста» (рост с $67 млн до $94,5 млн) и «экспансии» (рост со $183 млн до $758 млн) стартапов, что и обеспечило общий рост рынка, говорится в докладе.

Представитель TMT Investments связывает заметное сокращение инвестиционной активности с желанием инвестора «войти в бизнес, который уже «генерит кеш». «Prisma и MSQRD — это скорее исключения, и именно с этим во многом связан шум вокруг проектов. Не до конца понятно, почему чистая технология без собственного заработка вдруг стоит так много. Так в сделке с MSQRD еще и Facebook — покупатель. Тут крышу и инвестору может снести, ведь в похожий проект в теории нужны очень небольшие инвестиции», — рассуждает он. Каплун в то же время отмечает, что для фонда на $100 млн ранняя стадия оказывается неподъемной. «Слишком много инвестиций надо сделать, сложно контролировать, сложно помогать. Мечта инвестбанкира — максимум 20 проектов в фонде. По тем же причинам. Так, что большие игроки предпочитают большие инвестиции», — заключает он.

Лобанов предполагает, что провал на ранних стадиях инвестирования может быть обусловлен тем, что не все игроки объявляют обо всех сделках. Собеседник Forbes поясняет, что речь идет, например, о сделках с участием бизнес-ангелов. «Сделки на ранних стадиях сложно качественно отследить, исследователям никто не сообщает о них — они же не TechСrunch», — говорит он.

С коллегами категорически не согласен партнер Impulse VC Кирилл Белов, он выразил уверенность, что провала в инвестировании на ранних стадиях нет, «просто все наигрались» и вкладываются «меньше и тише». «Для подобных инвестиций есть бизнес-ангелы, которые, как Фонд развития интернет-инициатив (ФРИИ), дают 500 000-1,5 млн рублей за 10% в компании сразу», — объясняет представитель фонда.

Закрытие вторых фондов

Еще одна важная тенденция, продолжение которой ждут и в 2017 году, — финальное закрытие вторых фондов, которое удалось совершить таким крупным игрокам, как Runa, Almaz, Buran, InVenture, говорится в докладе. Аналитики отмечают, что пока эти фонды в меньшинстве, поскольку остальные все еще предпочитают «поднимать» вторые фонды за счет снижения своей инвестиционной активности или уходить из России (половина сделок топ-10 российских фондов в 2016 году проводилась за рубежом). Другие имеют не менее одного активного офиса вне России, например Flint, Maxfield, Target и др.

Этой тенденции не заметил управляющий партнер Target Global. По словам Лобанова, он не понимает, кто именно закрыл вторые фонды. «Flint, насколько я понимаю, еще не закрыл второй фонд, InVenture — тоже. Только Addventure, насколько мне известно, закрыл (второй фонд)», — говорит он, добавляя, что «мы тоже еще не закрыли».

Остальные собеседники Forbes единодушны в этом вопросе. «Закрытие вторых фондов — это очень приятно и очень хорошо», — говорит Белов, отмечая, однако, что фокус у многих фондов совсем не российский. Управляющий партнер фонда TMT Investments также считает, что закрытие вторых фондов — положительная тенденция. «Либо у них были хорошие результаты, либо те же инвесторы», — рассуждает он. Тем не менее и инвесторы, и аналитики RB Partners и компания EY прогнозируют, что высвободившиеся средства в будущем будут вложены вне страны.

Сегменты, будущее и потеря интереса к e-commerce

Инвесторы активно ищут новые инвестиционные идеи, продолжая вкладываться в софт- и интернет-сегменты, констатируют аналитики, замечая, что такая тенденция устойчива. «Традиционно слегка разбавлял картину прошлых лет сектор биотехнологий. Однако стоит отметить, что сейчас наблюдается интерес инвесторов к промышленные технологиям, которые уже обогнали биотех», — говорится в докладе. Здесь ключевую роль играют государственные, частно-государственные и квазигосударственные инвесторы в силу стратегии развития национальной экономики, а также корпоративные инвесторы с более долгосрочной стратегией. Фонды также продолжают верить в IT — ПО и оборудование, безопасность и приложения. Оптимизм, по мнению экспертов, внушает и растущий сегмент игр, а также позитивно влияющие на его развитие технологии VR, AR и AI.

В целом 2016 год отметился существенной трансформацией рынка в сегменте B2B и B2С. В первом случае на второй план отошли консервативные направления: системы управления предприятием, платформы и традиционные B2B-решения (все эти инвестиции «обвалились» в 2-15 раз), а на первый вышли вложения в B2B-решения. В сегменте B2С также сменились лидеры и особенно заметно рухнули инвестиции в электронную коммерцию, поиск и рекомендации.

Лидером года стали «сервисные» стартапы. «Очевидно, это флер идеи «уберизации», — полагают авторы доклада. Схожие тенденции в B2B сегменте и интерес к всеобщей «уберизации» наблюдались и на зарубежном рынке. Об этом свидетельствуют, например, стартапы, отобранные на программы акселерации самым престижным бизнес-акселератором Кремниевой долины — Y Combinator. Управляющий партнер Target Global отмечает, что интерес к e-commerce начал падать уже в 2012 году «или даже раньше». Он также соглашается, что инвесторов сейчас интересуют онлайн-сервисы.

Позицию экспертов по предложенным трендам разделяет и Каплун. «Бизнес-ангелов на рынке все больше, российские фонды вкладываются все больше за границей или в то, что приносит деньги сразу, – в перепродажи автомобилей, уборку квартир или же агрегаторы маникюра. А b2b сервисов меньше, так как меньше бизнеса в стране», — заключает он. По мнению представителя TMT Investments, e-commerce в чистом виде уступает сервисам, что тоже общемировой тренд. «У нас тоже таких четыре в портфеле. Им нужно меньше оборотных средств, чем традиционному бизнесу, а маржа выше», — поделился управляющий партнер фонда TMT Investments.

Партнер Impulse VC уверен, что разочарование в e-commerce наступило года три назад. «Почти четыре года назад, когда придумывали фонд, поставили себе несколько ограничений, одно из них было e-commerce. Сервисы понятнее, выручка стабильнее, меньше капиталовложений, больше мультипликаторы. Опять же многие любители e-commerce пошли в маркетплейсы. Что тоже тренд», — заключает Белов.

Тренды от RB Partners

В беседе с Forbes Даббах отметил, что основной тренд инвестиций, по мнению RB Partners, — это интерес к оперативному сектору и технологиям, а также реальные шаги со стороны корпоративного сектора и корпораций, которые «начали делать приобретения», в связи с чем почти в три раза увеличилось число выходов. Собеседник издания обратил внимание также на рост числа фондов и акселераторов, что говорит о переходе и частных, и государственных корпораций «от заявлений к делам» и к решению своих потребностей с помощью технологических стартапов.

Еще одним важным моментом партнер RB Partners назвал очищение рынка от неэффективных стартапов, которые «работали на пустую капитализацию и после раундов инвестиций прожигали деньги инвесторов». «Сейчас нет таких проектов. Выживают только те стартапы, которые могут быстро выйти на рынок и на самоокупаемость», — подчеркивает он.

Кроме того, многие российские венчурные фонды начали обращать внимание на иностранные рынки, открывая там свои представительства. «Я думаю, что в 2016 году доля инвестиций в частных фондов в иностранные стартапы заметно выросла по сравнению с инвестициями в российский рынок», — говорит собеседник Forbes. Причин переориентации на глобальный рынок несколько, считает Даббах. Такие решения обусловлены в частности более высоким качеством проектов на Западе, ранним влиянием обесценивания российской валюты — вкладываясь в рублевые активы, инвесторы рискуют сильнее. «Кроме того, важен пиар-фактор. Инвесторы стремятся позиционироваться как международные, пытаясь совершать сделки или создавать синдикаты с международными фондами», — поясняет он. «В России наблюдалась также нестабильность экономическая и политическая, потому инвесторы не могли прогнозировать, как в будущем смогут сделать «экзит» с той доходностью, на которую ориентировались, поскольку стратегов на эти проекты стало меньше», — подытожил представитель RB Partners.

Россия > Образование, наука. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 6 апреля 2017 > № 2132721


Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 6 апреля 2017 > № 2132720

Куда течет наша нефть: рейтинг стран-покупателей сырья

Андрей Злобин, Ирина Мокроусова

Forbes подсчитал, в какие страны больше всего экспортируется российской сырой нефти

По итогам 2016 года экспорт России в стоимостном выражении упал на 17% и составил $285,49 млрд. Из этой суммы почти четверть, $73,67 млрд, составили доходы от продажи нефти за рубеж. За год они сократились на 17,7%. Притом что в физическом выражении экспорт нефти за год вырос 4,2%, до 254,8 млн т.

Страны, которые в прошлом году покупали больше всего российской нефти, — в галерее Forbes.

1. Китай

Крупнейшие покупатели: China National United Oil Corporation, Chemchina

«Роснефть», «Транснефть» и китайская CNPC в 2009 году подписали соглашения о поставках нефти сроком на 20 лет. Поставки начались 1 января 2011 года. В обмен «Роснефть» получила от китайских банков кредит в $15 млрд, «Транснефть» — $10 млрд. Было решено построить ответвление от нефтепровода Восточная Сибирь-Тихий океан (ВСТО) на Китай.

В марте 2013 года «Роснефть» и CNPC договорились о поставках в Китай 35 млн т нефти до 1 января 2019 года на условиях предоплаты. В соответствии с допсоглашением, с 1 января 2017 года по 31 декабря 2023 года в КНР будет поставлено 70 млн т нефти. Это означает, что с учетом ранее направленных 21 млн т общий объем поставок по этому контракту достигнет 91 млн т за 10 лет, а поставки нефти в КНР вырастут на 56 млн т.

В период с 2005 по 2016 годы «Роснефть» заключила ряд долгосрочных контрактов, в рамках которых уже поставила в Китай более 186 млн т нефти на сумму превышающую $95 млрд. С 2009 по 2016 годы компания поставила в Китай около 30 млн тонн нефтепродуктов на сумму более $19 млрд.

«Роснефть» совместно с CNPC реализует проект строительства Тяньцзиньского НПЗ. Ежегодный объем переработки ТНПЗ составит 16 млн т, в том числе 9,1 млн т нефти, поставляемой «Роснефтью» по ВСТО.

В январе 2017 года Россия впервые стала крупнейшим поставщиком сырой нефти в Китай, обойдя по этому показателю Саудовскую Аравию. По данным таможенной службы КНР, поставки топлива из России выросли по сравнению с 2015 годом на четверть и составили 1,05 млн баррелей в сутки. Саудовская Аравия в 2016 году поставляла в КНР 1,02 млн баррелей в сутки, что на 0,9% больше, чем годом ранее.

По итогам 2016 года Китай ввез из России товаров на сумму $28 млрд. Экспорт российских товаров в Китай вырос за год на 68,1%.

2. Нидерланды

Крупнейшие покупатели: BP, Glencore, Gunvor, Litasco, Shell, Total, Trafigura

С 1992 года товарооборот между Россией и Нидерландами ежегодно увеличивался на 10-15%. По итогам 2016 года объем экспорта из России в Нидерланды составил $29,3 млрд (10,2% всего российского экспорта). Причины: сырьевая направленность российского экспорта и созданная в Нидерландах инфраструктура для перевалки нефти. Страна занимает четвертое место в мире по экспорту нефтепродуктов (треть из них, более 33 млн т в год, поступает из России) благодаря порту Роттердам, на территории которого расположены крупнейший нефтеперерабатывающий центр и центр спотовой торговли нефтью и нефтепродуктами в Северо-западной Европе. В Роттердаме работают 45 химических предприятий и 5 нефтеперерабатывающих заводов. Доля в одном из них - НПЗ Zeeland — принадлежит «Лукойлу».

3. Германия

Крупнейшие покупатели: Altex Handel und Bereitung, ENI, Efremov-Kautschuk, Rosneft Trading, Litasco

По итогам 2016 года Германия вошла в тройку крупнейших российских импортеров, закупив товаров на $21,3 млрд. Из них на долю нефти пришлось $6,6 млрд. Германия является одним из крупнейших покупателей российской нефти еще со времен СССР, когда был построен нефтепровод «Дружба».

В 2016 году «Роснефть» завершила сделку по расформированию созданной совместно с BP в Германии компании Ruhr Oel GmbH. В рамках договоренностей с BP российская компания увеличила свою долю в капитале нескольких германских НПЗ. В том числе в НПЗ Bayernoil (мощность 10,3 млн т), НПЗ MiRO (14,9 млн т) и в НПЗ PCK Raffinerie (11,6 млн т). В результате реорганизации «Роснефть» получила контроль над 12% нефтеперерабатывающих мощностей в Германии с общим объемом переработки 12,5 млн т в год. В компании пояснили, что PCK Raffinerie может получать российскую нефть по трубопроводу «Дружба», что является серьезным логистическим преимуществом.

В декабре 2016 года совет директоров «Роснефти» одобрил сделку с дочерней компанией Rosneft Trading S. A. по поставке нефти по трубопроводу «Дружба» на переработку на НПЗ группы «Роснефть» в Германии в объеме до 8,2 млн т на сумму $2,65 млрд.

4. Польша

Крупнейшие покупатели: Grupa Lotos, Orlen, Nercuria Energy, Tatneft Europe

В 2016 году Польша закупила в России товаров на $9,1 млрд (3,2% от всего российского экспорта). Из них более половины ($5,4 млрд) пришлось на нефть, которую Польша получает по построенному еще во времена СССР нефтепроводу «Дружба» (сдан в эксплуатацию в 1964 году). После развала СССР поставки нефти в Польшу не прерывались. Как пояснил Forbes бывший российский нефтетрейдер, маржа переработки НПЗ в Польше и Германии, которые получали нефть по «Дружбе», была на $2–2,5 за баррель выше, чем во всех остальных НПЗ в Европе.

В июне 2016 года «Роснефть» и польская Orlen продлили до 2019 года договор о поставках 25,2 млн т нефти по нефтепроводу «Дружба.

5. Италия

Крупнейшие покупатели: Concept Oil, Litasco, Ou Centrobalt, Russneft (UK) Limited, Trumpet, Total, Vitol

Италия в 2016 году импортировала российских товаров на $11,9 млрд. Нефти было закуплено на $4,5 млрд.

Италия начала закупать в СССР большие объемы нефти в конце 50-х годов прошлого века. В 1960 году Eni заключила с Москвой крупный контракт в рамках которого Советский Союз должен был в течение четырех лет поставить в Италию 12 млн т сырой нефти в обмен на 240 000 т труб большого диаметра, оборудование для нефтепроводов и 50 000 т синтетического каучука. Союзнефтеэкспорт обязался до 1966 года не продавать нефть другим покупателям в Италии.

Летом 1966 года Москва подписала с главой FIAT Джанни Аньели контракт о строительстве в Тольятти автозавода по выпуски малолитражных автомобилей по итальянским технологиям.

В 2012 году Eni и «Роснефть» заключили соглашение о стратегическом партнерстве в освоении месторождений Вал Шатского на черноморском шельфе и Федынского и Центрально-Баренцевского участков в Баренцевом море. В декабре 2016 года совет директоров «Роснефти» одобрил покупку у Eni доли в газовом блоке Шорук на шельфе Египта за $2,8 млрд.

В декабре 2013 года компания «Лукойл» приобрела 100 % НПЗ ISAB на Сицилии.

6. Белоруссия

Крупнейшие покупатели: Белорусская нефтяная компания, Мозырский НПЗ, «Нафтан», «Славнефтегаз»

В 2016 году Белоруссия ввезла из России товаров на $14,1 млрд. В том числе нефти — на $4,1 млрд.

Россия в соответствии с пакетом соглашений о Таможенном союзе с 2011 года поставляет в Белоруссию нефть беспошлинно для переработки на белорусских НПЗ. Часть переработанной нефти в виде бензина возвращается в Россию. Другая экспортируется Минском за пределы Таможенного союза. Продажа нефтепродуктов, произведенных из российской нефти, является одним из ключевых источников пополнения белорусской казны.

Вокруг экспортной пошлины не раз вспыхивали споры между Минском и Москвой. Минск должен выплачивать ее в российский бюджет. Но Белоруссия этого не делает, настаивая, что экспортирует органические растворители, экспорт которых пошлиной не облагается.

Споры между двумя странами возникают не только по поводу этих пошлин. В первом квартале 2017 года Минэнерго России запланировал сократить на 12% экспорт нефти в Белоруссию. Объем поставок составит 4 млн т вместо планировавшихся 4,5 млн т. Москва объяснила это тем, что Минск не оплатил долги по газу в размере $281 млн. В ответ на претензии Москвы Министерство антимонопольного регулирования и торговли Белоруссии решило с 1 февраля поднять тарифы на услуги по транспортировке нефти по магистральным трубопроводам на 7,7%.

Подобные споры обычно находят решение на самом высоком уровне — в ходе личных встреч глав государств Владимира Путина и Александра Лукашенко.

7. Южная Корея

Крупнейшие импортеры: BP, Trafigura, Concept Oil, Exxon Mobil, Mitsubishi Corporation, Sakhalin Energy

По итогам 2016 года Южная Корея вошла в десятку крупнейших импортеров российских товаров. Экспорт из России в эту страну вырос за год на 76,3% и достиг $10 млрд. Не в малой степени этот прирост объясняется ростом закупок российской нефти ($4 млрд в год).

В феврале 2017 года южнокорейская SK Innovation Co. получила первый 1 млн баррелей российской нефти марки Urals. Это первая поставка нефти Urals в страну за последние 10 лет, отметило агентство Bloomberg. Это объясняется тем, что затраты на поставки нефти с Ближнего Востока возросли в связи с соглашением стран ОПЕК и независимых производителей о сокращении добычи нефти.

8. Япония

Крупнейшие покупатели: Concept Oil, Exxon Mobil, JX Nippon Oil & Energy, Marubeni Petroleum, Litasco, Sakhalin Energy

Япония импортировала в 2016 году из России товаров на $9,4 млрд. Треть импорта — $3,2 млрд — пришлась на нефть. Всего Япония закупила в 2016 году минерального топлива, включая нефть, на сумму в $110,7 млрд. Это на 27,4% меньше, чем годом ранее.

9. Финляндия

Крупнейшие покупатели: Glencore, Gunvor, Litasco, Neste OYJ, Trafigura

В 2016 году Финляндия ввезла из России товаров на сумму в $6,5 млрд. Из них на долю нефти пришлось $2,7 млрд.

10. Словакия

Крупнейшие покупатели: Normeston Trading, Glencore, Litasco, Tatneft Europe

Словакия стала одним из крупнейших импортеров российской нефти благодаря нефтепроводу «Дружба», построенному СССР и введенному в эксплуатацию еще в 1968 году. В 2014 году министр энергетики России Александр Новак и министр промышленности Словакии Павол Павлис подписали новый 15-летний договор о поставках российской нефти в Словакию и транзите нефти в европейские страны. По новому договору, Словакия ежегодно будет получать по трубопроводу «Дружба» около 6 млн т нефти, Еще 6 млн т нефти будут прокачиваться через ее территорию в страны Западной Европы.

Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 6 апреля 2017 > № 2132720


США. Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 6 апреля 2017 > № 2132719

Контрамарка соседа: российские стартапы хотят открыть вторичный рынок билетов на мероприятия

Алина Семенова, Елена Краузова

Сервисы eticket4, Poniminalu и другие создают платформы для продажи билетов на матчи и концерты. Удастся ли ИТ-технологиям защитить рынок от перекупщиков, мошенников и других опасностей, и на что рассчитывают предприниматели?

О чем мечтает банковский менеджер среднего звена, который приехал в Чикаго учиться английскому языку? Конечно, сходить на матчи NBA и NHL. Ведь именно здесь за местную баскетбольную команду играл сам Майкл Джордан, а хоккейная команда Chicago Black Hawks в последние годы выиграла несколько кубков Стенли. Предприниматель Даниил Кручинин часто после занятий выбирался на спортивные мероприятия, хотя и не был заядлым болельщиком. «На топовых матчах здесь всегда полные залы и стадионы, при этом билеты можно достать за вполне доступные цены, по $50-70 на нормальные места», — вспоминает он. Как это возможно? В США на вторичном рынке билет на нужное мероприятие можно быстро купить через интернет.

Кручинин решил, что в России тоже будет популярна платформа, где можно продать билет на футбол, если девушка не отпустила на матч, или билет на детский спектакль, если ребенок заболел. Сегодня оборот сервиса Кручинина Eticket4 достигает 3 млн рублей ежемесячно, с площадкой работают 800 продавцов.

Бросив девятилетнюю карьеру в банковском бизнесе (последним местом работы Кручинина был департамент по работе с крупными корпоративными клиентами в «Банке Москвы»), он решил начать собственный бизнес. Поговорив со знакомыми предпринимателями из России, их коллегами из Кремниевой долины и американскими билетными брокерами, начинающий предприниматель понял, что продажа билетов на вторичном рынке — перспективная ниша. Крупные продавцы билетов онлайн (вроде Ticketland или Poniminalu) не занимались вторичным рынком, а на досках объявлений билеты были лишь одним из направлений. Ticketbis (на тот момент с $16,6 млн инвестиций) не был адаптирован под работу с российским рынком, у сервиса был лишь переведенный интерфейс. Кручинин предположил, что специализированная билетная платформа с нужными именно российским продавцам и покупателям сервисами «взлетит». Идею поддержал Валентин Эрендженов (с ним Кручинин работал в «ОТП-Банке»), еще одним партнером стал первый программист проекта, Дмитрий Федорович.

Сервис Eticket4 - это p2p-маркетплейс (то есть, он стыкует равноправных потребителей и поставщиков напрямую) для вторичной продажи билетов на самые разные мероприятия. В каталоге площадки собраны все предложения по мероприятиям, многие из билетов (по словам Кручинина, более 35%) продаются дешевле первоначальной цены — например, когда люди решают продать билеты на вечерний концерт утром того же дня. В отличие от Ticketbis, у Eticket4 есть система аукционов: в России любят торговаться, утверждает предприниматель.

Для покупателя сервис решает проблему сложной проверки билетов на подлинность и непрозрачности цен. По подсчетам Tickets Cloud, около 65% билетов на мероприятия на первичном рынке Москвы и Санкт-Петербурга продается онлайн, в регионах это 30%. Долю билетов на вторичном рынке, ушедших в интернет, оценить сложно, но огромный рынок продолжает привлекать перекупщиков. Большой театр и Министерство культуры даже задумались о законопроекте, который не позволит спекулянтам взвинчивать цены. Поэтому Eticket4 вначале верифицирует продавца, потом передает билеты с курьерами (партнер – SPSR Express доставляет их по всем регионам), а деньги покупателя, списанные с его банковской карты, «замораживаются», пока тот не посетит мероприятие. Как это проверить? Покупатель, используя геолокационную систему, отмечается в точке проведения мероприятия. Если в течение трех дней после даты мероприятия от него не поступает сообщения, что он не смог попасть на мероприятие, то продавец получает денежные средства автоматически (выплаты происходят в фиксированные дни месяца). Для такой схемы пришлось отказаться от расчетов наличными.

Читать также: Генеральный директор Большого театра: «В Европе никогда не будут покупать билет за €1000, а наш зритель купит»

Для продавцов билетов могли бы подойти сервисы-классифайды (вроде Avito), но они не учитывают особенностей перепродажи билетов (например, нет отлаженного механизма обмена деньгами и билетами), а описания мероприятий не слишком эмоциональны. Кроме того, покупатели не слишком доверчивы, а переговоры и организация перепродажи могут занимать часы, и продажа билетов на срочные мероприятия теряет смысл. «С появлением социальных сетей круг знакомых и доступ к ним, в общем, расширился, но проблема осталась: сбыть лишний билет — удача», — пожимает плечами Кручинин. У Eticket4 с продавцами работают менеджеры, обычно сделки подтверждаются в течение часа.

Еще одними участниками на площадке стали брокеры. Это, в основном, билетные агентства, которые, зачастую имея квоты, продают билеты и на своих сайтах, и через партнерские площадки по продаже билетов (интегрированы с ними через API). Для них главным плюсом стало то, что Eticket4, как специализированная площадка, занимается SEO, продвижением сайта и конкретных объявлений на нем. Такие продавцы могут пройти авторизацию у представителей сервиса (предполагает личное собеседование), тогда они получают деньги сразу, как только покупатель оплачивает билет. Брокеры составляют 80% от общего числа пользователей.

На мероприятия с высоким рейтингом нельзя найти билеты на сервисах первичной продажи билетов — они выкуплены или забронированы брокерами, объясняет главное преимущество платформы Кручинин. Билеты здесь стоят дороже только тогда, когда на платформах первичной продажи они кончились. Обычно же они стоят столько же, сколько на таких сервисах или ниже. Зато «слетевший» билет можно купить за 30-40 минут до мероприятия. Eticket4 как маркетплейс не регулирует цены на билеты, а только «аккредитует» порядочных брокеров (сервис доверяет покупателю сопоставить цену билетов в кассах и на платформе и принять решение о покупке).

На создание платформы, запущенной в августе 2016 года, ушло полгода разработки и $500 000 из собственного кармана сооснователей. Продвигать ее предприниматели стали не через контекстную рекламу, а в социальных сетях. С небольшим бюджетом на маркетинг (пока на него ушло около 3 млн рублей) Кручинин рассчитывает побороть скепсис и недоверие, связанные с новизной услуги для российского рынка. Раскатать «снежный ком» отзывов и распространять сервис с «сарафанным радио» получится, если действительно удастся гарантировать чистоту всех сделок, уверен Кручинин.

Eticket4 удерживает комиссию до 15% от стоимости билета (комиссия варьируется в зависимости от того, продает ли билет частное лицо или брокер, авторизован он или нет, от его типичного объема продаж и т.д.). При текущем обороте до 3,5 млн рублей в месяц (среднее число «сделок» на платформе в течение этого периода — 6000, почти все они — в Москве и Санкт-Петербурге), сервис зарабатывает 2,5 млн рублей ежемесячно. Маржинальность продаж для Eticket4 доходит до 20%, говорит Кручинин. Пока больше всего выручки стартапу принесли концерты международных исполнителей — TWENTY ØNE PILØTS, Лары Фабиан, Ванессы Мэй и других.

В декабре 2016 года создатели Eticket4 запустили англоязычную версию сайта. Она предлагает билеты туристам: заранее оформившие заказ будут получать билеты, как только прибудут в свой отель в Москве. В планах на ближайшие месяцы — наладить партнерства для продажи «подержанных» билетов и турагентствам. Сервис планирует построить CPA партнерскую сеть и интегрировать площадку с внутренними системами (это позволит получать тендеры на поставку сразу большого «пакета» билетов).

Основатели Eticket4 рассчитывают собирать все предложения по вторичному рынку билетов автоматически, через внешний API (в основном, для билетных агентств). Вскоре, к тому же, цены на билеты на платформе будут формироваться автоматически, на основе анализа статистических данных и прогнозов роста или спада продаж. «Подсказки» о ценах будут появляться в личном кабинете брокера. Кроме того, брокерам будет доступна внутренняя биржа билетов (предложения с их собственных площадок будут переходить на Eticket4 автоматически). Все это, надеются основатели проекта, позволит стартапу выйти на выручку 16 млн рублей в месяц и 60 000 реализованных предложений к концу 2017 года.

На рынке вторичных продаж билетов Eticket4 — не единственный. На Avito в разделе «Билеты и путешествия» на предложения, не связанные с туризмом, приходится около 10 000 объявлений.

Ticketbis, теперь купленный eBay (по оценкам, за $165 млн), и интегрировавшийся с его собственным аналогом StubHub, тоже работает и в России. Ежемесячно на StubHub.ru заходит 45 000 — 65 000 человек, на Eticket4 — лишь около 12 000 (данные Similarweb). StubHub тоже не регулирует цены, рассчитывая, что они будут справедливыми за счет конкуренции продавцов. За пять лет работы StubHub в Великобритании цены на билеты упали на 25%, в США половина билетов продаются по номинальной стоимости или ниже, говорит Андер Микелана, международный генеральный директор сервиса. Американский сервис запрашивает у потенциальных продавцов личные данные, в том числе данные кредитной карты и паспорта. Каждого пробивают по международной базе преступников, но даже если все в порядке, деньги за сделку продавцы получает только после мероприятий. Если сделка сорвалась уже после платежа — деньги на карте продавца заморозят, чтобы возместить ущерб покупателю. Микелана не раскрывает показателей развития российского бизнеса, но тоже отмечает рост «билетного туризма» (ticket tourism): путешественники приобретают билеты на мероприятия в стране, которую собираются посетить. Россияне все чаще отправляются в Европу специально для того, чтобы попасть на какое-либо мероприятие — например, чемпионат по футболу или концерт Бейонсе. Иностранные туристы, отправляясь в Россию, тоже покупают через сервис билеты — например, в Большой театр.

На вторичный рынок также нацелился сервис Ponominalu. Сегодня доступный инвентарь Ponominalu — билеты на сумму более 1 млрд рублей в моменте, говорит его основатель, Михаил Минин. Работа со вторичным рынком увеличит охват сервиса, по его оценкам, на 200 млн рублей. Этот объем обеспечат главным образом предложения, которые Ponominalu распространяет эксклюзивно, — например, мюзиклы Stage (эксклюзивный контракт с parter.ru); концерты SAV (временные эксклюзивы с kassir.ru), некоторые спортивные мероприятия. Минин рассчитывает, что Ponominalu предложит такие билеты клиентам с сервисными сборами 10-15%. Проверять подлинность билета и его историю, вероятность двойной продажи лучше сумеют именно игроки, давно работающие на российском рынке, говорит Минин о преимуществах перед Eticket4 и StubHub.

Есть ли перспективы у сегмента? На западных рынках вторичный рынок билетов на мероприятия составляет 20-25% от первичного, оценивает Кручинин, в России, с первичным рынком в более $ 1 млрд, целевой рынок для Eticket4 предприниматели считают объемом не менее $200 млн. Рынок вторичных билетов в России вряд ли велик, считает Кирилл Ларин, преподаватель бизнес-школы RMA и автор книги «Основы билетологии».

«В США на финал SuperBowl в 2017 году средняя стоимость билета составила около $4500, неудивительно, что люди здесь не хотели терять огромные деньги, это и подстегивало рост вторичного билетного рынка. В России, пожалуй, билеты по высоким ценам продают звезды первой величины, Большой театр, Мариинский театр. Такой объем пока не позволяет сформироваться полноценной нише». Спортивные клубы чаще предпочитают продавать билеты сами, а не через билетные агентства, со вторичными билетами работать у них тоже будет мало желания. А болельщики обычно находят желающих сходить на матч, на который не попадают сами, среди знакомых. «Пожалуй, в ближайшее время у Eticket4 мало шансов по выручке вырасти больше, чем в 4-5 раз», — резюмирует Ларин.

Кручинин уверен, что его стартап конкурирует не со StubHub, а с перекупщиками. «На Западе вторичный рынок стал полностью легальным, и о нем все открыто говорят, а в России он в «серой зоне», — говорит он. По его подсчетам, около 80% покупателей не знают, что покупают билет на вторичном рынке. Виталий Виноградов, генеральный директор Ticketland.ru, пессимистичен. «Eticket4 — это уже третья попытка создать русский StubHub, — пожимает он плечами. — Мы считаем, что вторичный рынок в том виде, как это принято на Западе, не существует и поэтому выходить некуда».

США. Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 6 апреля 2017 > № 2132719


Россия. ЦФО > Медицина. Образование, наука > forbes.ru, 6 апреля 2017 > № 2132718 Юрий Дейгин

Как российский биотех-стартап нашел зарубежных инвесторов, но не нашел понимания в «Сколково»

Юрий Дейгин

серийный предприниматель, вице-президент Фонда «Наука за продление жизни»

Государственный фонд тратит деньги на то, чтобы уничтожить компании, которые сам же до этого создал на государственные деньги — так можно трактовать ситуацию с исками к грантополучателям от «Сколково»

В постсоветский период российская биотехнологическая отрасль оказалась в условиях борьбы за выживание: если до распада СССР она жила и развивалась централизованно, под полным контролем со стороны государства, то затем надолго оказалась фактически никому не нужной.

Особенно сильно это ударило по фармацевтике: она была поставлена перед необходимостью функционировать в новых, рыночных условиях. Главной целью фармкомпаний должно было стать извлечение прибыли из уже разрешенных к продаже препаратов. А вкладывать деньги в отечественные инновационные разработки было просто некому.

В это время на Западе продолжалось развитие доказательной медицины и фармацевтики. Темпы их развития подстегивали как прорывы в фундаментальной науке, так и технологические усовершенствования в сфере биотехнологий. Это стало возможным благодаря тому, что на протяжении многих лет там целенаправленно тратились миллиарды долларов и на развитие фундаментальной науки, и на создание венчурной экосистемы для фармацевтических стартапов – то есть экосистемы частных фондов, готовых вкладывать деньги в коммерциализацию научных разработок, вырастающих, в свою очередь, из грантов National Institutes of Health (NIH).

В России же ничего подобного по масштабам и по качеству не было: даже если хоть какие-то научные разработки и теплились в пустующих коридорах НИИ, то ни инструментов их «трансляции» во что-то прикладное для последующей коммерциализации, ни квалифицированных кадров для этого в стране просто не было. Как не было и такого важного звена для стимулирования биотехнологических инноваций и поддержки фармстартапов, как частные венчурные фонды, которые были бы готовы инвестировать в эту высокорисковую отрасль и конкурировать между собой за перспективные разработки. К слову, забегая вперед, вынужден признать, что даже сегодня ситуация с венчурными фондами для фармразработок хоть и лучше, чем в 1990-е или даже 2000-е, но не кардинально: те фонды, что есть в России сегодня, увы, можно пересчитать по пальцам одной руки, и многие из них «частные» весьма условно.

В конце 2000-х, в самый разгар президентского срока Дмитрия Медведева, правительство обратило внимание на сложившуюся ситуацию и решило попробовать наскоком переломить ситуацию: появилась идея создать собственную Кремниевую долину, которая должна была обеспечить развитие инновационных разработок в самых разных областях, в том числе в биотехе. В результате, в марте 2010 года был учреждён Фонд «Сколково», а уже в сентябре Президент подписал закон «Об инновационном центре «Сколково». Команда Фонда начала активно искать первых резидентов, обещая гранты, налоговые льготы и «венчурный подход» с минимумом бюрократии.

Сотрудники «Сколково», ответственные за привлечение в Фонд перспективных резидентов, были наслышаны о разработках моего отца, Владислава Дейгина, доктора биологических наук, профессора Института биоорганической химии им. М.М. Шемякина и Ю.А. Овчинникова РАН, и предложили ему сотрудничество. В результате, на базе ИБХ РАН и была создана компания «Фарма Био».

Пептидные инновации

Заниматься разработкой медицинских препаратов мой отец начал ещё в 1980-х годах, когда Военно-медицинская Академия СССР привлекла его к созданию нового средства для восстановления иммунитета у подводников, служащих на атомоходах. Тяжёлая работа в течение полугода рядом с ядерным реактором сильно истощает организм – по возвращении в порт многих подводников приходилось выносить с подлодки на носилках.

Идея специалистов из Медакадемии заключалась в поиске активных веществ, выделяемых тимусом (вилочковой железой) – органом, который играет важнейшую роль в иммунной системе, но с возрастом заметно атрофируется. Основной акцент в этом поиске был сделан на пептидных регуляторах – на тот момент мой отец был одним из ведущих специалистов по химии пептидов, то есть небольших цепочек аминокислот, фрагментов более крупных молекул белка, которые влияют на подавляющее большинство процессов в организме.

В результате этого сотрудничества был создан препарат «Тимоген» — пептидное лекарственное средство, которое в 1989 году успешно вышло на рынок и продается по сей день. И, кстати, в 1995 году зарубежные права на этот препарат были куплены американской компанией «Сайтран», что для отечественной фармацевтики было и остаётся большой редкостью: за всю её историю, по моим подсчетам, лишь пять отечественных лекарств были проданы за рубеж, причём два из них разработаны моим отцом.

Уже через год после вывода «Тимогена» на рынок, в 1990 году, отец основал кооператив, ставший, по сути, первым российским биотехнологическим стартапом – «Всесоюзный инженерный центр пептидных препаратов «Пептос», который довольно быстро вызвал интерес у зарубежных компаний. После продажи прав на «Тимоген», команда «Пептоса» не остановилась на достигнутом и вскоре вывела на клинические испытания уже следующее поколение пептидных регуляторов иммунной системы, в числе которых оказались «Тимодепрессин» (для лечения аутоиммунных заболеваний) и «Стемокин» (препарат для стимуляции кроветворения и иммунитета после воздействия химиотерапии и радиации).

В конце 1990-х отцу удалось привлечь канадского инвестора, и он начал активную работу по выводу разработанных препаратов на зарубежные рынки, особенно американский, который составляет почти 50% от мирового. Работа в России также не останавливалась: «Пептос» совместно с партнёром, компанией «Цитомед», занимался продажей «Тимогена». Часть от полученной выручки дала возможность провести необходимые клинические исследования и к концу 2000-х вывести препараты «Тимодепрессин» и «Стемокин» на российский рынок.

Поиск инвестора

Стоит отметить, что если в «маломолекулярной» фармацевтике российские инновации уже давно отстают от зарубежных, то пептидная компетенция в России по-прежнему находится на мировом уровне. Именно экспертиза команды моего отца помогла «Пептосу» добиться успеха. Перспективные исследования на базе лаборатории в ИБХ РАН не останавливались, и в 2008-2010 годах мы активно искали инвесторов под новые проекты, а также вели переговоры с «Роснано» и ещё парой крупных игроков фармацевтического рынка для привлечения финансирования под наши оригинальные разработки – на тот момент в нашем пайплайне было уже четыре препарата, готовых к новым клиническим исследованиям, и еще библиотека из 5-6 пептидов, готовых идти на доклинические испытания.

Планов было много: во-первых, провести клинические исследования по новым показаниям «Тимодепрессина» и «Стемокина», которые бы позволили расширить спектр их применения; во-вторых, необходимы были клинические исследования для двух новых разработок – препаратов «Опилонг» (для снижения алкогольной зависимости) и «Седатин» (для профилактики и лечения тревожных расстройств). Кроме того, появилась идея использования пептидов в борьбе с болезнью Альцгеймера – на это тоже требовались средства. Были также в нашей библиотеке и новые пептидные анальгетики, и пептидные антидепрессанты, и много еще чего весьма интересного.

Как раз в этот момент к нам и пришла команда из Фонда «Сколково». Они предложили сделать наши разработки основой одного из флагманских проектов биомедицинского кластера. Уже тогда упоминалась важность импортозамещения и предотвращения «утечки мозгов» — декларировалось, что государство решило создать максимально благоприятные условия для того, чтобы отечественные инновации больше не уходили за рубеж. Перед предложенными условиями трудно было устоять: западный венчурный подход, минимум бюрократии, а также поддержка не только на стадии разработок, но и на стадии коммерциализации. Причем деньги предлагались грантовые, прямо как в NIH.

Главный посыл был такой: зачем вам сейчас, на таких ранних стадиях, отдавать львиную долю проекта стороннему инвестору, когда грантовые средства могут позволить пройти самый рисковый этап валидации ваших молекул? Это действительно звучало очень привлекательно, ведь каждый успешно пройденный этап коммерциализации новой молекулы (например, доклинические испытания, первая фаза клинических) существенно – в разы! – снижал риски для внешнего инвестора, которого мы должны были привлечь в случае подписания соглашения с Фондом. Такой подход позволил бы нам повысить капитализацию проекта и таким образом уменьшить ту долю, которую необходимо будет отдать за вложенные инвестором средства.

Так, по инициативе Фонда, и была создана наша компания «Фарма Био», которая в 2011 году вошла в число первых 16 резидентов «Сколково» в России. Генеральным директором стал мой отец, я занял пост исполнительного директора. Мы пригласили специалистов, а обязательства по выплате зарплат сотрудникам на весь трёхлетний период нашего проекта «Синтетические пептидные препараты» взял на себя Фонд.

«Работайте спокойно»

Наша главная задача заключалась в том, чтобы разрабатывать и внедрять в медицинскую практику инновационные российские разработки в области иммуно- и нейрорегуляции, создавать инновационные методы терапии и профилактики болезни Альцгеймера. Иными словами, мы сосредоточились на создании нового поколения оригинальных пептидных лекарственных средств, для лечения широкого спектра социально-значимых заболеваний.

За годы, предшествовавшие проекту со «Сколково», мы уже привлекли на разработку наших препаратов более $12 млн. Грант изначально был одобрен на 675 млн рублей, итоговая же выделенная сумма по трем траншам (из четырёх предполагавшихся) составила 541 млн рублей. Для получения гранта необходимо было предоставить новой компании «Фарма Био», целенаправленно созданной под сколковский проект, все необходимые интеллектуальные права на наши препараты, а также привлечь дополнительные инвестиции от стороннего инвестора. Нам удалось это сделать – средства вложил наш давний канадский партнёр. Работа началась.

Первичная схема нашего взаимодействия с Фондом была такая: сначала были определены цели грантового соглашения, на которые фонд выделял деньги. Затем мы уже как «Фарма Био» направили в Фонд предварительный план работ и исследований, необходимых для их достижения. На его основе были сформированы расходная смета и календарный план с опорными точками (milestones) по каждому этапу – они оформлялись в виде приложений к соглашению о предоставлении гранта и подписывались обеими сторонами. Следующий транш мы могли получить только в случае полного и успешного выполнения всех заявленных «точек».

Это условие в силу специфики фармацевтических исследований было сопряжено с определёнными рисками, поэтому мы заранее договорились с Фондом, что в календарный план будет включён только минимальный набор мероприятий, длительность которых можно наиболее точно предсказать. Разумеется, помимо оговорённого в календарном плане минимума, для достижения целей проекта нам надо было выполнять множество и других, оставленных за скобками календарного плана, работ – например, проводить промежуточные или дополнительные исследования наших препаратов, синтезировать наши препараты, проводить патентный поиск и т.п.

Сам процесс получения гранта получился довольно сумбурным, возможно, потому, что «Сколково» создавалось в авральном режиме – за лето и осень 2010 года. За это сумасшедшее время мы подготовили более десятка различных вариантов всех требуемых для рассмотрения проекта бумаг (дорожные карты проекты, сметы, презентации и т.д.), так как наши коллеги из «Сколково» несколько раз видоизменяли проект – количество препаратов варьировалось от 4 до 7, пока мы, наконец, не зафиксировали пять. Документация готовилась сотрудниками Фонда буквально «на коленке» — нас уверяли, что «кошмарить» потом никто не будет, главное, чтобы мы хорошо работали и выполняли цели гранта. Впоследствии мы за это и поплатимся – все размытые формулировки новые юристы и аудиторы «Сколково» будут трактовать исключительно против нас. Но поначалу совместная работа шла просто отлично: бюрократии только ради бюрократии почти не было, все были ориентированы на достижение реальных результатов, царило взаимопонимание – большая редкость при работе с инвестором, тем более государственным. Установка Фонда была: «Работайте спокойно, делайте своё дело, а во всём остальном мы вам поможем».

Лучший проект «Сколково»

До 2014 года команда «Сколково» представляла нас в числе лучших проектов биомедицинского кластера, знакомила с потенциальными партнёрами, организовывала участие нашей команды в ключевых конференциях по всему миру, в том числе в Лондоне, Вашингтоне, Чикаго. Уже в 2012 году мы праздновали первую большую победу – «Фарма Био», первая из сколковских резидентов, подписала лицензионное соглашение с одним из лидеров российского и европейского фармацевтического рынка, компанией «Берлин Хеми/А.Менарини».

Мы передали ей эксклюзивные права на продажу и продвижение препарата «Тимодепрессин» на территории России и СНГ, а также приоритетные права на коммерциализацию будущих разработок. В официальном пресс-релизе, который выпустила пресс-служба «Сколково», говорилось, что тогдашний генеральный директор технопарка «Сколково» Сергей Курилов «высоко оценил достигнутое соглашение, отметив, что «активность Фарма Био» в работе с фондом и технопарком сыграла существенную роль в этом успехе стартапа».

На «Открытых инновациях – 2012» отец рассказывал о проводимых нами исследованиях и о возможностях применения наших препаратов, в том числе и Д.А. Медведеву, а в 2013 году мы описывали свои успехи на ежегодной сколковской конференции Startup Village.

К маю 2013 года наша команда завершила 85% запланированных мероприятий. Так, в начале 2012 года стартовали клинические исследования двух наиболее продвинутых препаратов проекта по новым показаниям – «Стемокина» (для восстановления онкобольных после химиотерапии) и «Тимодепрессина» (для лечения ревматоидного артрита). К 2013 году мы успешно провели первые и начали вторые фазы клинических исследований двух других препаратов проекта – «Седатина» (для лечения тревожных состояний) и «Опилонга» (для лечения алкоголизма). Кроме того, мы получили положительные результаты экспериментальных работ по нашему уникальному препарату для лечения болезни Альцгеймера. Впереди оставался последний этап, где нам предстояло завершить все клинические и доклинические испытания препаратов проекта, и отработать технологию производства их субстанции и готовых форм. Но, увы, сбыться этим планам было не суждено.

Новая политика

Как известно, весной 2013 года в Фонде «Сколково» начались проверки – и со стороны Следственного комитета, и со стороны аудиторов Счётной палаты. Примерно в это же время там сменилось операционное руководство, а затем кардинально поменялась грантовая политика. Кроме того, уволились сотрудники Кластера биомедицинских технологий, курировавшие «Фарма Био». Таким образом, команду, которая звала нас в «Сколково» и обещала западную прогрессивность, сменили люди совершенно иной формации, которые ставили перед собой другие цели.

Изначально биотехнологический кластер нужен был для того, чтобы стимулировать развитие инновационной среды в этой сфере, поддерживать медицинские стартапы, помогать им коммерциализировать свои разработки. Для того, чтобы получить грант, компания-участник проекта должна была пройти независимую внешнюю экспертизу и получить утверждение в грантовом комитете. Только после этого со «Сколково» подписывалось соглашение с определением этапов, работы и затрат.

НИОКР-проекты на раннем этапе всегда очень подвижные, «живые»: что-то в них приходится менять по ходу работы. Чаще всего это касается одобренных ранее статей бюджета: например, если изначально запланированные испытания не дали ожидаемого эффекта, то стартап мог обратиться к Фонду, чтобы внести изменения в ранее утверждённый план проекта. Затем нужно было пройти процедуру одобрения, подписать дополнительное соглашение и только потом продолжить работу. Разумеется, любые средства, выданные государством, всегда проходят проверку на целевое расходование: внимание к любому гранту со стороны проверяющих высокое, отслеживается работа команды, проверяются отчёты и так далее.

Со «сменой власти» именно бумажная работа, отчётность, стала превалировать над возможностью менять что-либо на ходу в развивающихся проектах. По сути, было объявлено, что провозглашённая ранее антибюрократическая политика подошла к концу – теперь каждое действие и каждая трата резидентов будут сначала согласовываться документально, а затем тщательно проверяться. Причём новый подход коснулся не только новых соглашений между «Сколково» и компаниями, но и тех, что были заключены ранее. Начались проверки деятельности резидентов за все годы существования Фонда. Причем смену парадигмы Фонд не только не скрывал, но и открыто провозглашал. На собрании грантополучателей в Гиперкубе осенью 2013 год новая команда заявила, что правила игры поменялись: первоначальная цель «привлечь в Фонд как можно больше стартапов», обещая золотые горы и минимум бюрократии, утратила свою актуальность. Новые приоритеты заключались в тщательной проверке всех расходов за последние три года.

Также была изменена грантовая политика, в которую были добавлены новые положения о возвратности грантов в том случае, если Фонд сочтет расходы грантополучателя нецелевыми. До этого в правилах выдачи грантов было прописано, что грант не может быть истребован обратно ни при каких условиях, а в случае выявления нецелевых расходов, на их сумму уменьшалась следующая часть гранта или могло быть отказано в дальнейшем финансировании вообще. При этом срок давности классификации Фондом расходов как нецелевых в новых положениях грантовой политики не оговаривался – теоретически, теперь любой грант, выданный по новым правилам, мог быть истребован обратно хоть 10 лет спустя, в случае если любое последующее руководство Фонда сочтет его использование нецелевым. Изначальные положения грантовой политики, гарантирующие невозвратность выделенных средств, были призваны обезопасить грантополучателей именно от такой ситуации – когда одна «власть» грант выдает и подтверждает целевую природу его расходования, а потом приходит другая и толкует всё иначе.

На тот момент мы уже около полугода ждали выделения заключительного транша по проекту (113 млн. рублей) – об успешном окончании предыдущего этапа мы отрапортовали Фонду еще в мае 2013. И грозные слова о новых правилах нам какими-то особенными не показались – проверок мы не боялись, так как все наши действия были согласованы с биомедицинским кластером Фонда, а все наши финансовые расходы – с его финансовым департаментом. От последнего мы как раз на тот момент получили одобрение нашего майского финотчета, а от кластера пришла новость, что этот отчет (и проект в целом) успешно прошел очередную внешнюю экспертизу. Более того, в сентябре 2013 грантовый комитет Фонда одобрил выделение нам последней части гранта на заключительный этап проекта!

Правда, это решение было доведено до нас с существенными оговорками. «Сколково» обещало выплатить лишь половину ранее согласованной суммы, да и то при условии, что «Фарма Био» найдёт со-инвестиции на оставшуюся часть. Другим условием стало подписание допсоглашения с включением в него нового положения о возвратной природе грантов при нецелевом использовании. Всё это обосновывалось как раз новой грантовой политикой. Мы согласились и нашли соинвесторов (ими выступили крупные российские венчурные фонды), однако этой сделке так и не суждено было состояться.

Проверки

Вместо этого в октябре 2013 года к нам в офис приехали 5 аудиторов Фонда из недавно сформированного департамента внутреннего аудита. Мы не переживали по этому поводу, так как, по словам представителей Фонда, проверка была плановая. Она прошла «на ура»: проведя неделю у нас в офисе, аудиторы не выявили никаких критических нарушений, и через пару недель выдали нам положительный акт проверки, который мы с радостью подписали. После этого мы возобновили активную работу по подготовке венчурной сделки для получения последнего транша от «Сколково». Но, несмотря на выполнение новых условий, мы его так не получили.

После некоторого затишья в коммуникации с Фондом в начале ноября вдруг опять объявились его аудиторы. Почти месяц они терзали нас множеством разных запросов, порой заставляя разъяснять им какие-то научные стороны проекта или детально объяснять весь процесс разработки новых лекарств – от формирования биологических гипотез до регуляторных требований по доклиническим и клиническим исследованиям. Нам было очень странно видеть такой живой интерес аудиторов к специфике «драг девелопмента», особенно спустя несколько недель после получения от них положительного заключения по выездной проверке. Создавалось впечатление, что кто-то поставил им задачу обязательно найти какие-то зацепки.

С этой задачей они в итоге справились. Вскоре нас вызвали в Фонд и, не мелочась, объявили, что считают все наши исследования с 2011 по 2013 годы по двум из пяти препаратов проекта нецелевыми. Этими препаратами оказались «Тимодепрессин» и «Стемокин». Обоснование нецелевой природы их исследований нам показалось просто фантасмагоричным – отсутствие их в «календарном плане». Последний представлял из себя составленный в 2010 году список из 5-6 обязательных к выполнению, но ни в коем случае не единственно разрешенных, мероприятий проекта для каждого этапа. То есть являлся просто программой-минимум, дополнением к двум другим основным приложениям грантового соглашения – целям проекта и финансовой смете. Однако в новой трактовке аудиторов Фонда он превратился в исчерпывающий список разрешенных мероприятий.

Единственным вариантом, которое предложило «Сколково» для разрешения наших разногласий по трактовке календарного плана, было возвращение всей суммы, потраченной на нецелевые, с их точки зрения, исследования, в добровольном порядке. Она составляла 45 млн руб. Естественно, вернуть уже потраченные деньги у нас возможности не было, поэтому единственным выходом для нас оставалось доказывать правомочность их расходования в суде.

В мае 2014 года «Сколково» подало иск с требованием взыскать с компании «Фарма Био» указанную сумму по причине её нецелевого расходования. А в июне 2015 года Фонд решил открыть «второй фронт» и подал еще один иск по взысканию 23 млн. руб. отложенных расходов этапа № 3, несмотря на то, что в сентябре 2013 сам же Фонд одобрил эти расходы.

Эти судебные тяжбы продолжаются до сих пор.

Суть претензий

Злую шутку с нами сыграли, конечно, те самые «размытые формулировки», к которым ещё в самом начале работы нам обещали не придираться. Тем не менее, нам было, что ответить по каждому пункту претензий.

Что представлял из себя тот самый пресловутый «календарный план» в рамках нашего соглашения о гранте с Фондом? Все три года совместной работы с Фондом это был документ, трактовавшийся и нами и Фондом как минимальный (а не единственно возможный и полный) набор мероприятий, обязательных для исполнения. Без выполнения всех мероприятий прописанных для каждого этапа, этот этап не мог считаться завершенным, а значит не мог быть выдан и следующий транш. Поэтому изначально и мы, и Фонд включили в этот список только по 5-6 мероприятий на этап. И конечно же календарный план никогда не являлся исчерпывающим списком всех мероприятий, которые были разрешены для выполнения проекта. Это был всего лишь минимальный набор задач, обязательных к исполнению.

При этом мероприятий, необходимых для реализации всего проекта, были десятки. Отразить каждое из них в предварительном плане невозможно, да и не нужно – всё равно мероприятия всегда меняются по ходу научно-исследовательского процесса – возникают новые, отпадают ранее запланированные, и каждый раз останавливать проект, чтобы несколько недель согласовывать бюрократические подробности оформления бумаг было бы нецелесообразно и даже вредно. Ведь главное в проекте – достижение конечных целей при соблюдении финансовых обязательств, а не оформление бумажек. Поэтому на начальном этапе в план были включены только опорные точки проекта, и это было сделано в 2010 году целенаправленно и при полной поддержке Фонда. Если говорить о наших финансовых обязательствах, то они были соблюдены, поскольку все исследования выполнялись в соответствии с финансовой сметой каждого этапа: детальные отчеты по всем проведенным мероприятиям и всю первичную финансовую отчетность мы сдавали в Фонд после каждого этапа.

И кстати, для того, чтобы обосновать свои требования по взысканию средств, специалистам Фонда пришлось пойти на странные, с юридической точки зрения, шаги. Прежде всего, задним числом применить новые правила выдачи грантов, тогда как изначально, как я уже говорил, по правилам нашего грантового соглашения, средства не могли быть потребованы назад ни при каких обстоятельствах. И, наконец, объявить, что не финансовая смета, не цели проекта, а только календарный план является определяющим фактором по целевой или нецелевой природе понесенных расходов. То есть даже если расходы на клинические исследования были прописаны в смете и соответствовали целям проекта, то сам факт отсутствия в календарном плане превратил их в нецелевые.

Итоги

В свете последних событий наш канадский инвестор потребовал у нас выкупить его долю в проекте и зарёкся когда-либо ещё работать в России. Мы же сдаваться не планируем, так как уверены в своей правоте и знаем, что наши разработки очень перспективны и нужны российскому рынку.

Например, препарат для профилактики и лечения болезни Альцгеймера. На сегодняшний день это заболевание является неизлечимым, учёные по всему миру ищут способы его победить. Тем временем, наш коллектив российских, на минуточку, учёных под руководством моего отца разработал решение мирового уровня, которое уже почти готово для тестирования на людях! Не говоря уже о других разработках, исследования которых также пришлось свернуть. Мы выполнили 85% задуманного из сколковского проекта, но в фармацевтической отрасли незавершённость исследований обесценивает все прежние достижения. Пока нет финальных результатов клинических исследований, не может быть получено разрешение Минздрава на применение препарата на пациентах, и значит не могут быть достигнуты изначальные цели проекта.

Получается довольно печальная и абсурдная ситуация: из-за гипотетически «нецелевых» исследований на сумму в 45 миллионов рублей, «Сколково» было готово уничтожить весь проект, в который ранее само же уже вложило более 540 миллионов рублей, при том, что до его успешного завершения оставалось меньше года!

Из-за приостановления финансирования до заложенной в проект стадии коммерциализации (по плану мы должны были выйти на положительные денежные потоки в 2017 г.) мы так и не дошли. Сейчас мы регулярно общаемся с потенциальными инвесторами, интерес к нашим разработкам есть. Но все ждут, чем закончится конфликт со «Сколково»: никто не готов вкладываться в проблемный актив.

К сожалению, наша ситуация не уникальна. Всё происходящее – результат плачевного состояния экосистемы в целом, когда на рынке фактически отсутствуют частные инвесторы, готовые вкладываться в перспективные наукоемкие проекты. В результате, копании с надеждой смотрят на государственные «институты развития», несмотря на все возможные риски такого сотрудничества. В нашем случае получилось так, что одни чиновники обещали «поддерживать и развивать», а пришедшие им на смену решили «выявлять и наказывать».

Новую политику «Сколково» отлично иллюстрирует сайт арбитражного суда: в системе значится более трех десятков исков Фонда против своих резидентов. Более «эффективное» средство для развития инновационной экосистемы в нашей стране представить трудно. От него страдают все, в том числе и само «Сколково».

Даже если суды удовлетворят все иски Фонда против резидентов, разве Фонд получит какие-то преимущества, кроме, возможно, выполнения каких-то KPI по выявлению «врагов народа»? Стартап – по определению компания с отрицательным денежным потоком, так что максимум, чего добьётся истец, – банкротства предыдущих грантополучателей. Получается парадоксальная ситуация, когда государственный Фонд тратит деньги на то, чтобы уничтожить компании, которые сам же до этого создал на те же самые государственные деньги. Не говоря уже о том, что подобная политика в принципе подрывает доверие молодых предпринимателей к государственным институтам развития, а также попросту отпугивает потенциальных зарубежных инвесторов.

Могло ли быть всё по-другому?

Думаю, да. Если бы в 2013 году после проверок Счетной палаты и прокуратуры новому руководству «Сколково» была дана установка не трогать свои стартапы. Всё было бы гораздо лучше и для нас, и для самого «Сколково», да и для российской инновационной экосистемы. Выбранный Фондом подход опасен ещё тем, что он, фактически, лишает стартапы права на ошибку, важность которого отлично понимают на Западе. Если наказывать предпринимателей за каждый неверный шаг, то будет ли кто-то ещё готов рисковать, пытаться делать что-то прорывное и инновационное? Вряд ли.

Даже если бы мы действительно были неправы в трактовке календарного плана, всё что нужно было сделать «Сколково» для устранения этой ошибки – это подписать скорректированный вариант календарного плана в виде доп. соглашения. Фонд делал это неоднократно и с нами, и с другими резидентами и до, и после нашего случая. Ведь даже если мы и ошибались, считая наши исследования целевыми, то в конце концов, мы потратили эти деньги не на виллу в Майами, а на клинические исследования препаратов проекта. Проекта, чьей заявленной целью является внедрение этих же препаратов в клиническую практику по тем самым показаниям, по которым исследования и проводились. Если бы Фонд выбрал такой путь, то мы бы успешно завершили проект, и тысячи пациентов смогли получить доступ к новым способам лечения своих заболеваний. Но, увы, вместо этого команда «Сколково» решила придерживаться противоположной стратегии, поставив под удар все пять препаратов проекта.

Стоило ли нам еще в 2014 году объявить о банкротстве и заняться воплощением других идей, как советовали нам некоторые коллеги? Возможно, но ведь на кону стоит не только судьба компании и наших сотрудников, но и репутация моего отца, Владислава Дейгина, признанного во всем мире ученого, автора более 200 научных работ и более 80 патентов, зарегистрированных в 30 странах мира. Нам важно доказать, что все грантовые деньги были потрачены исключительно целевым образом, а также завершить исследования и вывести все разработанные лекарства на рынок, в первую очередь – на российский.

При этом какого-то сильного негатива или, тем более, ненависти к Фонду «Сколково» у нашей команды нет. Мы прекрасно понимаем, что это непостоянная и неоднородная структура, которая всё время меняется: «Сколково» образца 2011 года кардинально отличается от «Сколково» в 2017 году. В нашем «родном» биомедицинском кластере не осталось никого из тех людей, с которыми мы начинали наш путь в 2010 году. Тем не менее, и сейчас в «Сколково» трудятся отличные менеджеры, учёные и другие специалисты, которые делают много хороших и правильных вещей: организовывают научные конференции, поднимают важные регуляторные вопросы, поддерживают хорошие стартапы, которые занимаются интересными разработками. Однако с избранной Фондом «судебной» стратегией по отношению к своим резидентам я категорически не согласен.

Россия. ЦФО > Медицина. Образование, наука > forbes.ru, 6 апреля 2017 > № 2132718 Юрий Дейгин


Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 6 апреля 2017 > № 2132710 Евгений Савченко

Плановая агрономика. Хроники белгородского экономического чуда

Игорь Попов

Forbes Staff

Себестоимость литра молока на фермах «Агро-Белогорья» составля- ет 18,6 рубля, литр пастеризованного молока продается в магазинах области в среднем по 43 рубля.Себестоимость литра молока на фермах «Агро-Белогорья» составля- ет 18,6 рубля, литр пастеризованного молока продается в магазинах области в среднем по 43 рубля. Фото Константина Саломатина для Forbes

Как Белгородская область стала главным локомотивом российского АПК, какие участники списка Forbes занялись сельским хозяйством и что будет, если Россия отменит эмбарго на ввоз продовольствия

Январь 2017 года, Гайдаровский форум. После длинного и скучного выступления замминистра сельского хозяйства Елены Астраханцевой губернатор Белгородской области Евгений Савченко был краток и зажигателен: «Мы спокойно можем кормить 300 млн человек — 150 млн своих граждан и 150 млн голодающих во всем мире. Это принесет стране $300–400 млрд, фактически столько мы получаем от продажи углеводородов».

Ограничения на ввоз продовольствия из Евросоюза, введенные Россией в августе 2014-го в ответ на западные санкции, взбодрили сельское хозяйство. Страна уже не нуждается в импортном мясе, экспортирует больше сахара, чем ввозит, стала крупнейшим в мире поставщиком зерна и производителем сахарной свеклы. При общем падении экономики агропром растет, в 2016 году, по оценке правительства, именно сельское хозяйство (Дмитрий Медведев оценил рост в 4,8%) замедлило спад ВВП (падение на 0,2%).

Свино-обогатительный комбинат

Белгородская область — один из главных локомотивов российского АПК. В 2001 году регион был на 14-м месте по объемам производства сельскохозяйственной продукции, в 2015-м — уже на третьем, уступая лишь Краснодарскому краю и Ростовской области. За 10 лет объем сельхозпроизводства в Белгородской области вырос на 570%, до 240 млрд рублей в 2016 году. Область уже стала лидером по производству свинины и курятины, теперь наращивает объемы зерновых, овощей и фруктов. Почему сельское хозяйство быстро взошло в регионе Савченко?

В сентябре 2003 года Федор Клюка, более 20 лет проработавший на Стойленском горно-обогатительном комбинате (с 1992-го — гендиректор), неожиданно уволился. Предприятие находится в городе Старый Оскол Белгородской области. Незадолго до увольнения у Клюки состоялся разговор с белгородским губернатором Евгением Савченко. «Мы как-то остались с губернатором один на один, — рассказывает Клюка. — Он мне и говорит: хватит уже взрывать землю, давай эти шрамы заглаживать».

Старшим партнером Клюки на Стойленском ГОКе был миллиардер Бидзина (Борис) Иванишвили (№367 в глобальном рейтинге Forbes 2017, состояние $4,5 млрд), их доли составляли 33% и 67% соответственно. В 2000 году партнеры занялись сельским хозяйством и создали компанию «Стойленская нива», которая к 2003 году контролировала крупнейший в России земельный банк площадью 300 000 га, владела предприятиями в Белгородской, Воронежской, Тамбовской и Ростовской областях, двумя хлебокомбинатами, элеватором и маслосырзаводом. В декабре 2003 года Клюка продал 50% «Стойленской нивы», которые принадлежали ему и его сыну Олегу. Компанию с годовой выручкой 4 млрд рублей аналитики оценивали в $70 млн. Теперь Клюка говорит, что доля его была номинальной, так как компания создавалась и развивалась на средства Иванишвили, он и получил все вырученные от ее продажи деньги. Так или иначе, к моменту разговора с Савченко у Клюки был сельскохозяйственный опыт. «Я не задумываясь бросил комбинат и пошел в чистое поле», — вспоминает Клюка предложение губернатора.

Бывший руководитель ГОКа за год собрал в свой новый холдинг «Ассоциация Промагро» около десятка сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий и начал строительство свиноводческого комплекса мощностью 15 000 т в год. Знакомые Клюки рассказывают, что ему помогал Савченко: на карте области чуть ли не пальцем показывал подходящие земли и предприятия.

Деньги на этот проект Клюке помог найти опять же губернатор. Узнав, что в Белгород приезжает глава ВТБ Андрей Костин, Клюка позвонил Савченко и попросил привезти банкира в Старый Оскол. «Здесь я у него первый миллиард рублей и выпросил», — улыбаясь, вспоминает предприниматель. В мае 2004 года Клюка продал свои 33% в Стойленском ГОКе владельцу НЛМК Владимиру Лисину.

Клюка купил 10 000 га земли и первым в области занялся строительством свинокомплексов. Сам он иронично называет это «занялся свинством». Первый свинокомплекс был запущен в 2005 году и окупил все затраты через 2,5 года, второй комплекс на 15 000 т окупился за три года. Какая прибыль? Клюка цифр не называет и туманно проводит аналогии: «Если сравнивать с ГОКом, то в сельском хозяйстве прибыль на одного человека больше». Один из его партнеров говорит, что в 2013–2014 годах рентабельность свинокомплексов достигала 250%, сейчас себестоимость 1 кг мяса на кости составляет около 100 рублей, а оптовая цена — 160 рублей. Осенью 2016-го к трем свиноводческим комплексам «Промагро» добавился завод по переработке свинины на 1 млн голов в год, в планах — строительство цеха полуфабрикатов. Расширять производство свинины Клюка не собирается, он хочет увеличить глубину переработки и развивать новое направление — производство деликатесной баранины, для чего компания уже закупила 3500 овец. Выручка «Промагро» в 2017 году, по прогнозам, составит 7,5 млрд рублей.

И хотя руководит предприятием внук Федора Клюки Константин, дед во все вникает. И часто встречается с губернатором. «Евгений Степанович делает все, чтобы помочь бизнесу, — говорит Клюка. — Если есть желание и деньги развивать проект, то поступает команда от губернатора — помочь. И местная власть, которая должна этим заниматься, помогает». Строительство дорог, подведение электричества и газа для частных проектов финансируется из областного бюджета, но для этого необходимо попасть в областные программы, которые разрабатывает администрация губернатора. «Никакого диктата нет, — уверяет Клюка. — Вот захотел я заменить коров на овец, единственное, что сказал губернатор: ты их не режь, постарайся продать, это же молочное стадо. Я их и продал».

Побег из Стригунов

Первыми областными проектами по развитию АПК были птицеводство и свиноводство. Так решил губернатор Савченко, он же определил главных действующих лиц.

В феврале 2008 года основатель первого сельхозкооператива в Белгородской области Валерий Вакуленко, пригнувшись, бежал через заснеженный луг и кричал в телефон племяннику: «Подъезжай к мосту, там меня заберешь, а оттуда уже на Украину!» Знакомые предупреждали Вакуленко, что к нему могут нагрянуть с обысками, подкинуть оружие и наркотики. Предприниматель поверил в это, только когда в его селе Стригуны, в 30 км от Белгорода появилась оперативная группа. Недолго думая, Вакуленко прыгнул в окно и был таков.

Неприятности у него начались еще в 2005 году — в первых числах января в Борисовский район, где были расположены основные объекты бизнесмена (пахотные земли, комплекс по выращиванию крупного рогатого скота, молочная ферма, парк сельхозтехники), приехала делегация областных чиновников во главе с губернатором Савченко. «Он мне заявил, что им нужны корпуса моих комплексов, и назвал цифру 10 млн рублей, — рассказывает Вакуленко. — Я ответил, что планов по продаже у меня нет». В одном из двух корпусов, которые достались предпринимателю в 1999 году после покупки обанкротившегося сельхозпредприятия, он хотел организовать цеха по переработке зерна и производству масла. Эти планы не вписывались в областную программу «Развитие свиноводства на 2005–2010 годы». После визита губернатора налоговики начали проверять компании Вакуленко, сотрудники МВД проводили выемку документов и оргтехники. Предприниматель сбежал на Украину, а в 2009 году его арестовали в Москве, куда он приехал искать защиты. Под охраной сотрудников МВД Вакуленко вернулся в Белгородскую область, там его обвинили в неуплате налогов и приговорили к году тюрьмы. За это время его комплекс по выращиванию крупного рогатого скота превратился в свинокомплекс, сейчас он принадлежит крупнейшему в Белгородской области агрохолдингу «Агро-Белогорье», его основной владелец — Владимир Зотов, бывший заместитель губернатора Савченко. «Как раз Зотов и вел со мной переговоры о продаже, когда работал в администрации», — рассказывает Вакуленко. Председатель совета директоров «Агро-Белогорье» Владимир Зотов даже вспоминать про Вакуленко не хочет. «Рассказывать можно все что угодно. Эти рассказы закончились решением суда, — говорит он Forbes. — Какое бы решение ни приняла апелляционная инстанция, я не хочу развивать эту тему». В октябре 2016 года суд признал обвинения против Зотова не соответствующими действительности и присудил Вакуленко выплатить бывшему заму губернатора 100 000 рублей за ущерб репутации и нравственные страдания. Вакуленко лишился бизнеса, ему остается судиться, последнее решение суда он намерен обжаловать.

Агробезопасность Белогорья

Зотов вошел в областную администрацию весной 1998 года, тогда бывший руководитель Белгородского райпотребсоюза стал директором «Областной продовольственной корпорации», а три года спустя был назначен заместителем губернатора и начальником Департамента экономической безопасности. Созданный по инициативе Евгения Савченко департамент с грозным названием должен был защитить белгородские предприятия от рейдерских атак и преднамеренных банкротств. Савченко всегда проявлял интерес к сельскому хозяйству и предлагал решения проблем, которых в отрасли было достаточно. «Когда хозяйства имели огромные долги перед бюджетом, Савченко предложил возвращать долг натурой. Когда хозяйства массово подходили к банкротству, Савченко разрабатывал схемы привлечения заинтересованных инвесторов», — рассказывает Наталья Шагайда, директор центра агропродовольственной политики Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте (РАНХиГС). Потом область скупала наделы у владельцев земельных долей. Потратив 4 млрд рублей, администрация стала собственником 500 000 га — это более половины белгородских земель сельхозназначения. «Земли выкупались, чтобы не допустить спекуляций, — говорит Зотов. — У правительства под контролем находилось еще и огромное количество дел о банкротствах, начиная с рудников и металлургических комплексов и заканчивая сельским хозяйством и легкой промышленностью. Через суды, реструктуризацию задолженностей нам удалось систематизировать работу по защите этих предприятий».

В феврале 2002 года губернатор вместе с Зотовым проезжал мимо деревни Курасовка в 75 км от Белгорода и увидел недостроенные с советских времен корпуса для крупного рогатого скота. Савченко попросил водителя остановиться, вышел из машины и стал осматривать развалившееся советское наследство. «Вот бы кто-то взял и достроил, свиноводческий комплекс сделал», — произнес губернатор, внимательно глядя на Зотова. Сказано — сделано. Для реализации проекта правительство области создало компанию, которой помогал департамент экономической безопасности. Его руководитель Зотов привлекал банковское и бюджетное финансирование, ездил в Германию выбирать оборудование, утверждал проект.

Инвестиции в проект составили 570 млн рублей. Как только свинокомплекс запустили, сразу нашелся заинтересованный покупатель — основатели «Мираторга»  братья Александр и Виктор Линники. В 2003 году после введения квот на импорт мяса Линники, занимавшиеся ранее торговлей, решили вложиться в производство свинины. Сейчас «Мираторг» — второй по величине агропромышленный холдинг в стране с годовой выручкой 120 млрд рублей (2016 год). Свой первый свинокомплекс Линники купили у областной администрации за 800 млн рублей. Губернатору опыт продажи с хорошей маржой понравился. И Зотов начал сооружать свинокомлексы один за другим.

В июле 2007 года он ушел из правительства и возглавил собственную компанию «Агро-Белогорье», которая сначала управляла свинокомплексами, а потом становилась их собственником. «Администрация, например, вложила в свинокомплекс 800 млн рублей и готова его продать, — рассказывает Зотов. — Тут мы его и покупаем за 1,1 млрд рублей». Сделки финансировались за счет прибыли и кредитов, Зотов говорит, что все долги банкам отдал. В «Агро-Белогорье» входят два десятка свинокомплексов, три зерновые компании, владеющие 110 000 га сельхозземель, три комбикормовых завода, мясоперерабатывающий комплекс.

Зотов не единственный, кто из областных чиновников стал аграрным бизнесменом. В 2003 году еще один бывший зам. губернатора Геннадий Бобрицкий на базе обанкротившейся птицефабрики создал компанию «Приосколье». Бывший начальник областного департамента стратегического развития Сергей Юдин возглавил ГК «Зеленая долина», которая к 2015 году заняла 2-е место в регионе и 7-е в России по производству молока. Зотов считает это естественным процессом: «Кто-то из администрации уходит в бизнес, кого-то из бизнеса приглашают поработать в администрации».

Всего в развитие «Агро-Белогорья» было вложено около 35 млрд рублей, выручка компании в 2016 году составила 67 млрд рублей (EBITDA — 7 млрд рублей, долг — 6 млрд рублей). В 2017 году будут достроены еще пять свинокоплексов, и на этом Зотов решил остановиться — дополнительные объемы свинины и птицы уже трудно будет продать, все производители мяса увеличивают глубину переработки и с надеждой смотрят на внешние рынки. «Агро-Белогорье» через Голландию начала небольшие поставки мяса в Гонконг и Сингапур.

У белгородских предпринимателей, впрочем, больше возможностей развивать новые проекты на родине, особенно если они рекомендованы губернатором Савченко. Первоочередной задачей для него было развитие производства свинины и птицы, теперь дошла очередь до овощей и фруктов. «Агро-Белогорье» заложила яблоневый сад из 55 000 саженцев, что пока выглядит факультативом.

Тепличные условия

Компания Александра Тарасова «Спако Строй-гарант» с выручкой 2 млрд рублей построила около 50 свинокомплексов. «Строил для Мошковича (Вадим Мошкович, основатель «Русагро»), Зотова, Линников, — рассказывает Тарасов. — Делаем все работы под ключ — обеспечиваем инфраструктурой, монтируем оборудование». Кроме того, Тарасову принадлежит завод упаковочных материалов — полипропиленовые мешки для сахара, муки, соли; его выручка — 600 млн рублей. Акции обоих предприятий и личное имущество Александра Тарасова находятся в залоге у банка, и дело тут тоже в агробизнесе. В 2011 году он решил податься в сельское хозяйство, но в отличие от заказчиков свинокомплексов выбрал более спокойное направление — овощи. В марте 2011 года была зарегистрирована компания «Теплицы Белогорья», через два года в построенном по голландской технологии тепличном комплексе на 13,6 га был собран первый урожай. Под реализацию своего проекта Тарасов получил в правительстве Белгородской области льготы по уплате налогов на землю и на прибыль и кредитные гарантии на 2 млрд рублей. Сам он инвестировал в проект 600 млн рублей. Выдавший кредит на 2 млрд рублей банк, по утверждению Тарасова, кроме гарантий областного бюджета потребовал залог, в 4,5 раза превышающий сумму кредита. «Это не кредитный договор, а ультиматум!» — возмущается Тарасов. Строительство 1 га теплиц стоило Тарасову 160 млн рублей, сейчас у него 18,9 га посевных площадей, на них вызревает 10 000 т овощей и зелени в год. По его расчетам, инвестиции окупятся через восемь лет (при рентабельности около 30%).

В 2014 году, когда в теплицах Тарасова уже второй год собирали урожай огурцов и салата, в области была подписана программа «Развитие производства овощей защищенного грунта». Теперь при строительстве теплиц инвестор получает дороги, воду, льготное подключение к газовым и энергосетям, льготу по налогу на имущество. И теплицы стали расти со скоростью огурцов. Площадь тепличных комплексов в области увеличилась с 24 га в 2012 году до 71 га к 2016 году. В 2017 году будет введено еще три комплекса на 40,8 га, а к 2020 году по планам областного правительства белгородское тепличное хозяйство увеличится до 500 га, будет производить продукции на 30 млрд рублей в год и займет более 10% российского рынка (сейчас — 3,1%). Белгородские аграрные бизнесмены благодарны федеральным и местным властям. «Мы ставили свечку за здоровье бывшего американского лидера, благодаря которому появились санкции, и наш аграрный комплекс получил такую динамику», — говорит Зотов.

Что будет, если Россия отменит эмбарго на ввоз продовольствия из Евросоюза? По мнению Натальи Шагайды из РАНХиГС, отечественное растениеводство и птицеводство сможет успешно конкурировать с импортом. «Уже никогда никакая Польша со мной не сможет сравниться, ведь я гарантированно получаю 50 т великолепных яблок с 1 га по себестоимости гораздо ниже, чем у них», — говорит Зотов. «Пока действуют продуктовые санкции, мы должны создать устойчивое производство. Наша страна может прокормить весь мир», — повторяет слова Савченко на Гайдаровском форуме овощевод Александр Тарасов.

Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 6 апреля 2017 > № 2132710 Евгений Савченко


Германия. Евросоюз > Финансы, банки > forbes.ru, 6 апреля 2017 > № 2132708 Пол Донован

Развал еврозоны: пора ли инвесторам задуматься о немецких марках?

Пол Донован

управляющий директор, главный глобальный экономист UBS

Размышления о том, чем опасен для Германии распад денежного союза и как страна будет бороться с притоком денег в страну

Я не верю, что еврозона распадется. Денежные союзы очень редко разваливаются — этот процесс травматичен в экономическом, социальном и политическом отношении. Распад еврозоны был бы значительно более болезненным, чем распад системы фиксированных обменных курсов. Но если евро прекратит существование, маловероятно, что хранение евро в виде наличных денежных средств или на банковских депозитах в Германии станет инвестицией-убежищем, как считают некоторые инвесторы.

Каждому из распадов денежных союзов в XX веке предшествовало движение капитала в колоссальных масштабах; распады денежных союзов бывают вызваны паническим изъятием банковских вкладов, а не политическими деятелями. Средства перетекали в экономики, которые инвесторы считали самыми устойчивыми. Распад Австро-Венгрии в 1920-х годах привел к перетеканию денежных средств в Венгрию. Распад банковской системы США в 1932 году привел к перетеканию денежных средств в Нью-Йорк. Распад Чехословакии в 1993 году привел к перетеканию денежных средств в Чешскую Республику. Если бы распалась еврозона, почти наверняка началось бы перетекание денежных средств в Германию.

Перемещение денежных средств в страну с устойчивой экономикой кажется логичным. Если кто-то во Франции опасается, что Франция в будущем может выйти из еврозоны, и считает, что французский франк был бы слабой валютой, ему имеет смысл забрать свои денежные средства в евро из банка, пока это возможно. Эти деньги можно хранить в виде наличных денежных средств, считая, что евро в руках лучше, чем франк в банке. Как вариант, можно переместить деньги в банк в Германии, полагая, что, независимо от того, чем они окажутся в будущем, евро или немецкими марками, это будет более надежная валюта, чем французский франк. Так деньги перетекают в Германию.

Если после такого притока все денежные средства в евро в Германии были бы конвертированы в немецкие марки, они представляли бы собой требования в отношении товаров и услуг Германии (это суть денег). Требования к объемам производства Германии бы возросли, но сами объемы производства остались бы без изменений. Иными словами, денежная масса Германии резко выросла бы по сравнению с ВВП Германии. Такой дисбаланс привел бы к существенной инфляции. Это было бы равносильно тому, что Германия напечатала бы за одну ночь огромное количество денег. Германия пыталась напечатать огромное количество денег в 1923 году. Это плохо кончилось.

Если бы Германия не была согласна на инфляцию, политикам пришлось бы уменьшить количество немецких марок в экономике. Политики делали это практически после всех предыдущих распадов денежных союзов. Правительство Германии могло бы вынудить французов, которые держат евро в Германии, получить франки. Правительство Германии могло бы принять решение конвертировать только ограниченное количество евро в немецкие марки (может быть, десять тысяч евро на человека). Любая сумма сверх этого уровня могла бы быть в принудительном порядке инвестирована в облигации или конвертирована по невыгодному курсу обмена. Оба эти подхода часто применялись после распадов денежных союзов в прошлом.

Потенциально популярным способом уменьшения количества немецких марок после распада денежного союза было бы разделение держателей валюты на внутренних и иностранных. Внутренние держатели евро могли бы получить одну немецкую марку за один евро, а иностранные — например, одну немецкую марку за три евро. Именно так произошло при проведении денежной реформы при воссоединении Германии в 1990 году. Для внутренних держателей марка ГДР менялась на марку ФРГ по курсу один к одному (в пределах лимита). Иностранцы получали одну марку ФРГ за каждые принадлежащие им три марки ГДР. Это уменьшило инфляционные последствия конвертации марок ГДР в марки ФРГ.

Сейчас вопрос для иностранных инвесторов заключается не в том, насколько была бы сильна или слаба немецкая марка, если бы распалась еврозона. Вопрос для иностранных инвесторов заключается в том, что они получили бы в обмен на евро, которые они хранят в банках Германии.

Маловероятно, что еврозона распадется. Тем не менее денежные средства в немецких марках не являются гарантированным средством сохранения стоимости в случае распада еврозоны.

Германия. Евросоюз > Финансы, банки > forbes.ru, 6 апреля 2017 > № 2132708 Пол Донован


Казахстан. Финляндия > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 6 апреля 2017 > № 2130956 Канат Бозумбаев

К ЭКСПО поспеют и Евро-4, и Евро-5

Завершению процедуры ратификации Финляндией «Соглашения об усиленном партнерстве и сотрудничестве между Казахстаном и ЕС» был посвящен официальный прием, который состоялся в середине марта в историческом Доме сословий в Хельсинки. Решение Финляндии было озвучено на 10-м заседании Межправительственной комиссии по торговле и экономическому сотрудничеству между Республикой Казахстан и Финляндской республикой.

Алевтина ДОНСКИХ,

Алматы – Хельсинки – Алматы

Как отметила государственный советник при Госсовете Финляндии Паула Илона Лехтомяки, завершив национальный процесс ратификации Соглашения, Финляндия рассчитывает на то, что и остальные члены Евросоюза в скором времени также его завершат, и мы сможем приступить к выполнению этого документа. Госпожа Лехтомяки подчеркнула важность момента тем стечением событий, которые пришлись на этот год: 100-летие независимости Финляндии, 25-летие установления дипломатических отношений между нашими странами и ЭКСПО-2017 в Астане, где страна Суоми представит большой национальный павильон. Паула Лехтомяки позитивно оценивает сотрудничество двух стран и считает, что нашу историю успеха нужно нести в будущее.

Сопредседателем межправительственной комиссии с казахстанской стороны является Министерство энергетики РК. И в ответном слове министр энергетики РК Канат Бозумбаев высказался за расширение сотрудничества между странами, особенно в сфере энергетики. Напомнив о планах приватизации в РК, министр заметил, что у сторон есть и планы, и интерес, и ресурсы, чтобы углубить сотрудничество.

– За 25 лет ВВП нашей страны вырос в 20 раз, – рассказал К. Бозумбаев. – Теперь мы приступаем к третьей технологической модернизации, проводим массовую приватизацию, и нам с партнерами из Финляндии есть, чем заниматься. Я убежден, что мы поднимем наше сотрудничество на более высокий уровень.

Министр также ответил на вопросы «Делового Казахстана» и других казахстанских СМИ, которые присутствовали на приеме. Пресс-тур в Финляндию для казахстанских СМИ был организован компанией Finpro, занимающейся продвижением финского экспорта в сотрудничестве с МИД этой страны и компаниями, принимающими участие во всемирной выставке ЭКСПО-2017 в Астане.

Интервью с министром К. Бозумбаевым.

– Канат Алдабергенович, Финляндия ратифицировала Соглашение, и стороны говорят об углублении сотрудничества. Приоритеты и проекты уже обозначены?

– Да, есть масса предложений. В первую очередь, это сфера возобновляемой энергии и такие ее источники, как биомассы. Финляндия здесь – мировой лидер. Мы пригласили в Казахстан три компании и будем с ними активно работать. Думаю, они представят свои достижения на ЭКСПО. Мы также пригласим на ЭКСПО наших акимов, чтобы они смогли посмотреть технологии использования твердых органических бытовых отходов для выработки чистой энергии.

– А интерес финнов в чем?

– Они хотят в Казахстане делать бизнес и зарабатывать. Большой плюс для нашего сотрудничества в том, что между нами нет ни политических, ни экономических проблем во взаимоотношениях. Нет и печального опыта, поэтому у них большой интерес делать бизнес у нас, а через нас идти в Китай, которым они сейчас очень активно интересуются. Финны хотят использовать наши транзитные возможности, поскольку они и себя позиционируют как хаб для Северной Европы.

Мы, не мешкая, перешли к делу и совместно с финской стороной создаем четыре рабочих группы по сотрудничеству. Первая – в транспортно-логистическом комплексе. Мы будем совместно развивать транзит, регулировать тарифную политику. Вторая группа – сотрудничество в сельскохозяйственной отрасли и в сельхозпереработке. Третья рабочая группа – в энергетике. Четвертая – в области образования и науки. Таким образом, мы определили приоритеты там, где можно совершить прорыв за короткое время, добиться быстрых побед и сделать задел на будущее.

– После встреч с финскими энергетиками мы поняли, что их совершенно не интересуют наши полезные ископаемые – нефть, газ, уголь. А атомная энергетика?

– В этой области у нас взаимный интерес. У них есть две атомные станции с четырьмя блоками, еще советского производства.

-Есть исследовательский реактор. Он слабее нашего и уже заглушен. И с этой точки зрения, они для нас не самые сильные партнеры. Но наши два исследовательских реактора работают, и здесь им может быть интересен наш опыт. Нам же очень важен их опыт по утилизации отходов атомного топлива.-К ак известно, мы собираемся строить заводы по производству атомного топлива, которое будем продавать другим странам. Апо международным правилам, отработанное топливо возвращается домой. Финны очень чувствительны к экологическим вопросам. Сейчас у них реализуется серьезный проект: они делают хранилище для отработанного ядерного топлива на глубине до нескольких километров в скальных породах. В специальных капсулах отработанное топливо может храниться тысячу лет. Это очень интересно для нас.

Финны сильны и в традиционной энергетике. В России, Швеции они – одни из самых крупных игроков. В частности, есть очень мощная государственная энергетическая компания «Фортум», которую мы думаем приглашать на приватизацию в Казахстан.

– Сейчас мы говорим о намерениях. Планируется ли подписание конкретных договоров?

– Конечно. Как ожидается, 20 июня первым рейсом компании Finnair в Астану прибудут президент и министр по внешним связям Финляндии. И до этого времени будут подготовлены первые договоры.

– Финны представят на ЭКСПО немало новинок в энергетике. А как будет представлена энергетика Казахстана?

– Мы представим несколько абсолютно новых отечественных разработок ученых. Там будут неожиданные, совершенно новые вещи. Они не хуже, чем зарубежные. Будут представлены и виндроторы Альберта Болотова. В 2016 году компетентная комиссия, состоящая из ведущих казахстанских ученых, отобрала эти разработки, их утвердили. Сейчас идет изготовление макетов, роликов, которые будут продемонстрированы на ЭКСПО.

– Можно задать «домашний вопрос», не относящийся напрямую к финской теме: как скоро у нас будет топливо стандарта Евро-4 и Евро-5?

– Со второго полугодия этого года его выпуск начнется на двух НПЗ (даю – 100%!), а в следующем году – на трех заводах. (Однозначно не скажу за «КазМунайГаз» и Шымкентский НПЗ, где есть китайские акционеры). В этом году во втором полугодии Атырауский НПЗ запустит каталитический крекинг, а Павлодарский НПЗ – гидроочистку топлива. Эти два завода практически перестанут выпускать 80-й бензин. Будут дизельное топливо и высокооктановые бензины категории К-4, К-5, что соответствует стандартам Евро-4 и Евро-5.

Кроме того, НПЗ начнут выпускать авиационное топливо. Уже в следующем году у нас будет не дефицит, а профицит бензина. Будет 1,5-2 млн тонн излишка, который будем экспортировать. В первую очередь, в Центральную Азию – Таджикистан, Киргизию. Узбекистан просит нефть на Ферганский НПЗ. Мы уже ежегодно поставляем туда нефть в пределах 170-200 тысяч тонн, но они просят пару миллионов тонн. Мы говорим: если дадите хорошую цену – то, пожалуйста. Мы экспортируем в Китай, можно и в Узбекистан.

– Еще один домашний вопрос: почему растут цены на топливо, если мировые на низком уровне?

– Мы производим 70 процентов 92-го бензина на собственных НПЗ. Еще 30% импортируем из России. Конечно, можно зафиксировать цену на бензин, как раньше было, и тогда на заправках она будет низкой. Допустим, 100 тенге. Но это означает, что 30% топлива импортеры не привезут, потому что себе в убыток никто возить не будет. У нас более 12 импортеров нефтепродуктов. Заставить же россиян снизить цены мы не можем. Поэтому на некоторый период государство ввело свободное ценообразование.

За последний год оптовая цена на импортируемый бензин на границе с Казахстаном выросла с 320 до 515 долларов за тонну. Импортная цена растет, и естественно, что на нашем рынке цена формируется за счет миксования цены казахстанского и импортного бензина. Соответственно растет и внутренняя цена, хотя она остается на 30-40 тенге ниже, чем в России.

Есть и внутренние факторы роста цен. До модернизации все наши три НПЗ – с низкой глубиной переработки нефти. Поэтому, если нефтяник поставляет нефть на Атырауский НПЗ, перерабатывает и продает нефтепродукты, то он зарабатывает в два раза меньше, чем продал бы нефть на экспорт. Кто по своей воле будет терять половину выручки?!

Но мы заставляем, не пускаем на экспорт нефть, если нефтяники не поставляют ее наши НПЗ. Раньше они компенсировали выпадающие доходы за счет высокой экспортной цены. Когда же в прошлом году цена упала до 28 долларов, то практически все наши нефтяные компании ушли в зону отрицательной доходности. Естественно, они стали искать возможности повышения прибыли. И в прошлом году, и в этом – повысили цены на внутреннем рынке. Мы их понимаем. Потому что нельзя бесконечно теленка доить, надо, чтобы он жирной коровой стал.

Этот фактор есть в росте цен. Но сегодня разница сокращена в значительной степени. Особенно на ШНОСе. Она около 30-40 долларов между ценами: если, к примеру, на экспорт продавать с Кумколя или продавать на переработку на внутреннем рынке.

В последующие годы после модернизации заводы должны будут стать центрами прибыли. Ведь в их модернизацию были вложены большие деньги. Думаю, необходимо изменить модель рынка и дать им возможность зарабатывать самим. Над этим работаем. Тем более что, скорее всего, НПЗ станут частными – есть намерение их приватизировать. Пока идет дискуссия, в какой форме: через IPO с национальной компанией – частичная приватизация госпакета – либо отдельно. Страшного ничего в этом нет – частники лучше, чем государство, управляют бизнесом.

– Ждать ли роста цен в ближайшее время?

– До конца марта роста цен на бензин не должно быть. В апреле возможны изменения по дизельному топливу – начинается посевная. И значительная часть дизтоплива пойдет на посевную, что немного будет оголять внутренний рынок. Импортировать дизтопливо из России значительно дороже. Если сейчас, в межсезонье, его завезти, то оно будет стоить 140 тенге.

В летнее время – дешевле. Пока на заправках дизтопливо стоит 130 тенге. Нам надо как-то так сейчас исхитриться, чтобы и внутренний рынок не оголить, и удовлетворить потребности сельчан. Уже принято решение, что сельчанам дизтопливо будет продаваться по 105 тенге, если они будут брать с заводов вагонную норму. При этом сами оплачивать доставку и розлив. И 117 тенге – у операторов, которых будут выбирать акиматы.

– Уйдет ли после модернизации НПЗ фактор внешнего влияния на внутренние цены?

– Уйдет влияние зависимости от формирования импорта. Но от формирования цены в России не уйдет. Потому что если в России будет высокая цена, а мы будем пытаться держать низкую, то весь наш бензин туда уйдет. Ведь у нас прозрачные границы. Так уже было много раз. Поэтому мы все равно будем где-то рядом находиться по цене.

Казахстан. Финляндия > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 6 апреля 2017 > № 2130956 Канат Бозумбаев


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 6 апреля 2017 > № 2130950 Тулеген Аскаров

Радоваться особо нечему – торговать все еще сложно

Данные статистиков о динамике показателей внешней торговли Казахстана за первый месяц текущего года только на первый взгляд не могут не вселять оптимизм и надежду на то, что дела здесь явно меняются к лучшему.

Тулеген АСКАРОВ

Как сообщил Комитет по статистике Министерства национальной экономики, в январе по сравнению с тем же месяцем прошлого года, то есть в годовом выражении, внешнеторговый оборот нашей страны вырос на 21,1% до $5 млрд 263,6 млн, в том числе экспорт – на 18,9% до $3 млрд 276,4 млн, импорт – 25% до $1 млрд 987,2 млн. При этом торговля Казахстана со странами Евразийского экономического союза росла опережающими темпами, поскольку наш экспорт на этом направлении увеличился за год на 59,2% до $367,4 млн, а импорт из них – на 51,3% до $831,4 млн. Аналогичная динамика сложилась и в отношениях с государствами СНГ, поставки казахстанских товаров которым выросли на 49,5% до $562,9 млн, а ввоз их продукции – на 53,7% до $951,0 млн.

На этом фоне разительно отличается динамика ключевых показателей торговли Казахстана с остальными партнерами, относящимися к так называемому дальнему зарубежью. Казахстанский экспорт на этом направлении увеличился в январе в годовом выражении на 14,0% до $2 млрд 713,5 млн, а импорт товаров оттуда – на 6,7% до $1 млрд 36,2 млн. Но нетрудно подсчитать, что сальдо в нашей торговле с этими партнерами по-прежнему остается положительным, то есть в пользу Казахстана, составив на этот раз $1 млрд 677,3 млн. А вот со странами СНГ и ЕАЭС результат вновь сложился отрицательным в пользу этих партнеров – соответственно минус $388,1 млн и минус 464,0 млн. Источник этого негатива все тот же – значительное превышение объема импорта из России, нашего ключевого торгового партнера, составившего в январе $787,5 млн, над казахстанским экспортом в нее ($336,4 млн). Кстати, по объему январского товарооборота с Казахстаном – $1 млрд 123,9 млн – отрыв России от ближайших конкурентов в этом году весьма велик, так как у занимающей треть место Италии оказалось $719,5 млн, а у идущим третьим Китая – $706,8 млн.

Если же брать за основу динамику показателей внешней торговли не в годовом выражении, а месячном, то выясняется, что пока радоваться особо и нечему. Дело в том, что после значительного роста объема товарооборота в ноябре и декабре прошлого года соответственно на 14,1% и 8,2% к предшествующему месяцу в январе произошло падение на 19,4% до $5 млрд 263,6 млн. А эта величина в свою очередь ниже уровней, показанных в августе ($5 млрд 332,7 млн), сентябре ($5 млрд 480,3 млн) и октябре ($5 млрд 287,8 млн)! При этом экспорт из Казахстана сократился в январе по сравнению с декабрем на 17,8% до $3 млрд 276,4 млн, а импорта в нашу страну – на 21,9% до $1 млрд 987,2 млн.

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 6 апреля 2017 > № 2130950 Тулеген Аскаров


Россия > СМИ, ИТ > gazeta.ru, 6 апреля 2017 > № 2130887

За перепиской чиновников присмотрит государство

Госмессенджер для чиновников обзаведется российской операционной системой

Маргарита Герасюкова

Как стало известно «Газете.Ru», государственный мессенджер для чиновников получит российскую операционную систему, которая поможет обеспечить повышенную безопасность данных. Некоторые компании – участники проекта уже приступили к адаптации своих приложений под отечественную ОС.

Будущий государственный мессенджер будет переведен на отечественную операционную систему (ОС), которая получила название Sailfish Mobile OS Rus. Эту информацию «Газете.Ru» подтвердили в Институте развития интернета (ИРИ). Пока использование российской ОС не является обязательным условием для кандидатов на звание единого госмессенджера для чиновников, но такая возможность не исключается.

На безопасности экономить нельзя

Сообщается, что Sailfish Mobile OS Rus в 2016 году была внесена в Единый реестр российских программ для электронных вычислительных машин и баз данных, который был создан в целях расширения использования отечественного софта. Кроме того, эта операционная система прошла сертификацию ФСБ по требованиям к защите данных, не составляющих гостайну.

Sailfish Mobile OS Rus, в отличие от зарубежных Android и iOS, будет хранить данные касательно переписки на российских серверах, что исключит возможность их утечки.

«Понимаете, если установить государственные мессенджеры на устройства с известными нам всем операционными системами, мы окажем нашим коллегам из зарубежных специальных служб огромную услугу, потому что просто промаркируем эти устройства — пометим их», — заявил Павел Эйгес, директор компании «Открытая мобильная платформа», которая является разработчиком Sailfish Mobile OS Rus.

Он подчеркнул, что при использовании иностранной платформы защита данных мессенджера станет неэффективной, так как вероятность «слива» информации за рубеж остается высокой.

Директор ИРИ по проектной деятельности Арсений Щельцин подтвердил, что выбор отечественной операционной системы связан с вопросами безопасности. Он отметил, что на мессенджер будет инсталлироваться зарубежная ОС, но если ведомству потребуются меры повышенной безопасности, то они смогут использовать Sailfish Mobile OS Rus.

«Этот процесс требует дополнительных инвестиций, но он абсолютно оправдан», — заявил Щельцин.

Представители «Открытой мобильной платформы» сообщили, что главная проблема нераспространенности отечественной операционной системы заключается в монополизации рынка платформами Android и iOS. Для ее решения будет создан «государственный оазис», из которого зарубежные ОС будут вытеснены на законодательном уровне.

К сотрудничеству готовы

В список финалистов конкурса госмессенджеров попали 13 приложений. В данный момент они тестируются органами власти по всей России. Среди прототипов оказались «Сибрус» («Киберника»), Staply («Примавера»), «Ответ» (УКТ), Actor («Актор»), eMotion («Мегафон»), «Кубик» («Платформа кубик»), Flodium («Оммджи технолоджи»), Titanium (Nexters), ICQ2016 (Mail.Ru), Dialog («Диалог»), Bellchat (ФГУП «ГлавНИВЦ» Управления делами президента РФ), B2G Messenger («Ростелеком») и RTIMS («РТ-Информ»).

На сегодняшний день к созданию специальных версий для Sailfish Mobile OS Rus уже приступили «Сибрус» и «Диалог». О готовности также заявили еще два разработчика — BellChat и «Кубик».

Владимир Пивоваров, директор по развитию компании «Киберника», являющейся разработчиком «Сибрус», подтвердил «Газете.Ru» эту информацию.

«Мы активно сотрудничаем с компанией «Открытая мобильная платформа» и в данный момент ведем совместную разработку клиентского приложения для ОС Sailfish. Sailfish Mobile OS Rus — защищенная операционная система, сертифицированная ФСБ, поэтому «Сибрус» как защищенный корпоративный мессенджер отлично вписывается в концепт платформы. Выход первой версии «Сибрус» для Sailfish планируется уже во втором квартале этого года», — заявил Пивоваров.

Пресс-секретарь компании «Мегафон» Юлия Дорохина сообщила, что на настоящий момент их приложение-кандидат eMotion работает на платформах Android и iOS. «Недавно от Института развития интернета мы получили письмо о предложении разработать наше приложение для Sailfish. Сейчас мы только анализируем эту систему и возможность разработки приложения под нее», — рассказала Юлия в беседе с «Газетой.Ru».

Арсений Щельцин из ИРИ сообщил о том, что текущий этап тестирования прототипов госмессенджера закончится к лету 2017 года.

К тому времени будут собраны дополнительные требования и проработаны все вопросы безопасности, что в итоге выльется в полноценное техническое задание.

Проект «Государственный мессенджер» был инициирован администрацией президента и Минкомсвязи России в 2016 году для защиты государственных данных и увеличения доли присутствия российских цифровых технологий в экономике страны, а также с целью повышения эффективности безопасной деловой коммуникации представителей органов государственной власти, сотрудников государственных корпораций и компаний с государственным участием.

Россия > СМИ, ИТ > gazeta.ru, 6 апреля 2017 > № 2130887


Россия > Образование, наука > gazeta.ru, 6 апреля 2017 > № 2130876

ВАК уполномочат промолчать

ВАК могут ограничить в борьбе со списанными диссертациями

Павел Котляр

«Правдорубам» из Высшей аттестационной комиссии (ВАК) вскоре станет сложнее разоблачать списанные диссертации и лишать их авторов научных степеней. Поправки в работу комиссии, ограничивающие слишком активных ее членов, готовит Министерство образования и науки.

Министерство образования и науки готовит инициативу, которая может серьезно повлиять на процесс присуждения и отзыва ученых степеней, которым занимается Высшая аттестационная комиссия. Именно ВАК по закону является последней инстанцией, дающей Минобрнауки рекомендации по работе диссоветов, процедуре защиты диссертаций, а главное — присуждению и отзыву ученых степеней.

В течение долгого времени деятельность ВАКа не привлекала широкого внимания СМИ, однако уже несколько лет ей приходится участвовать в пересмотре множества диссертаций, в которых обнаруживаются масштабные некорректные заимствования. В первую очередь это связано с работой сетевого проекта «Диссернет», активисты которого ищут плагиат в защищенных ранее диссертациях и, если срок обжалования не истек, подают соответствующие обращения в ВАК. Там эти обращения обязаны рассмотреть: с подачи сообщества за последние четыре года уже было лишено ученых степеней немало чиновников, политиков, служащих правоохранительных органов и общественных деятелей.

По этой причине «Диссернет» давно стал «костью в горле» для многих чиновников, в том числе в самом ВАКе и Министерстве образования — активисты забрасывают ведомства жалобами, на которые по закону необходимо реагировать и, если подозрения в плагиате подтверждаются, принимать решения по отзыву степеней.

По статистике больше всего претензий к качеству защищенных работ возникает в области экономических наук. В 2014 году на высоком уровне обсуждалась проблема того, что в ряде экспертных советов самого ВАКа заседали люди, так или иначе замешанные в защите «фальшивых» диссертаций и причастные к работе диссертационных «фабрик». По этой причине в конце 2014 года из двух экспертных советов ВАКа были выведены 23 эксперта, при участии которых защищались недобросовестные диссертанты.

Статистика показывает, что 80% диссертаций, пересмотренных после жалобы в «родном» диссовете, повторно одобряются ВАКом, а 80% тех, чьи работы оспариваются в чужих диссоветах, ВАК лишает степени.

Особенно активно в плане оспаривания присужденных степеней в ВАКе ведет себя известный ученый, замдиректора Института проблем передачи информации РАН Михаил Гельфанд, введенный в состав ВАКа еще при прежнем министре образования Дмитрии Ливанове. Гельфанд, являющийся доктором биологических наук и кандидатом физико-математических наук, а также математик Виктор Васильев и ряд других ученых постоянно ходят на «чужие» секции, в первую очередь гуманитарную, в которой идет обсуждение экономических диссертаций. При этом их слово зачастую оказывает решающее влияние при лишении научной степени: мнение Гельфанда, к примеру, заставило ВАК лишить ученой степени депутата Мосгордумы Александра Сметанова.

Ходить на заседания чужих секций членам ВАКа позволяет действующий порядок работы, пункт 18 которого гласит: «Все члены Комиссии имеют право принимать участие в заседаниях президиума Комиссии».

Первый сигнал, что такая ситуация не устраивает руководство министерства, прозвучал еще в декабре 2016 года. Говоря о работе ВАКа, министр образования Ольга Васильева сказала корреспонденту «Газеты.Ru»: «Человеку, который занимается одной областью науки, не надо таскаться туда, где обсуждаются, например, биологические или медицинские работы. Там есть народ без тебя. Устраивать сцены и театрализованные представления там не стоит».

И вот по прошествии четырех месяцев Минобрнауки подготовило в действующие правила небольшую поправку, убирающую упоминание о праве каждого члена ВАКа участвовать во всех заседаниях.

При этом в министерстве говорят, что это делается для усиления «профильности заседаний». «Цель предлагаемых изменений не ограничить возможность присутствия членов ВАК на заседаниях, а усилить профильность заседаний, предписанную действующим в настоящее время Порядком. Так, согласно 16 пункту действующего Порядка, проведение заседаний президиума Комиссии осуществляется с учетом научно-отраслевой специфики вопросов государственной научной аттестации. И все заседания президиума Комиссии должны проводиться в рамках научно-отраслевых сессий», — пояснили в министерстве.

В самом «Диссернете» уверены, что поправка направлена на излишне активных членов ВАКа и конкретно Гельфанда, чтобы лишить их возможности ходить на непрофильные заседания, и особенно это станет актуально при грядущем рассмотрении диссертаций высокопоставленных политиков и чиновников.

«Если в правилах не будет четко прописано, что любой член комиссии может прийти на любое заседание, этим сразу воспользуются, чтобы сказать условному Гельфанду, что вам сюда нельзя», — считает активист «Диссернета» Иван Бабицкий.

По его мнению, ситуация будет доведена до абсурда, так как в настоящее время деление президиума ВАКа на секции и так довольно условное. Так, в секции гуманитарных наук вместе заседают экономисты, филологи, историки, философы, социологи и искусствоведы. И если изменения будут приняты, то филологи и искусствоведы смогут оценивать диссертацию по экономике, а, например, математики — нет, хотя очевидно, в оценке экономических работ часто нужны именно математические подходы. Не говоря о том, что члену ВАКа не требуется экономическое образование, чтобы указать на факт плагиата в диссертации по экономике.

«Безусловно, член комиссии, чья экспертная область так или иначе затрагивает обсуждаемый вопрос или его специфику, сможет принимать участие в заседаниях», — парировали этот аргумент в министерстве.

В настоящее время эта поправка проходит антикоррупционную экспертизу. Впрочем, два эксперта, аккредитованные при Министерстве юстиции, Станислав Солнцев и Александр Коробкин, уже нашли в представленном проекте коррупциогенные факторы.

«Вранье Минобра все краше и краше — оно в точности подтверждает экспертизу Коробкина: определение соответствия экспертной области обсуждаемому вопросу отдается на откуп глупому чиновнику Минобрнауки. Кроме того, министерство расчехляется окончательно: да, они ставят целью ограничить присутствие членов ВАК, «не соответствующих» своей экспертной области, — их комментарий напрямую об этом говорит», — прокомментировал ситуацию основатель «Диссернета» Андрей Заякин.

Ситуация с изменением правил работы ВАКа поднимает другую проблему — открытости его заседаний и доступа на него журналистов. В тех же правилах работы ВАКа прописано: «Члены Комиссии, соблюдая принципы компетентности, независимости и объективности рассмотрения вопросов повестки дня, обязаны действовать открыто…» Между тем издавна заседания ВАКа носят абсолютно закрытый характер и журналистам доступ на них «заказан». Впрочем, как выяснилось, запрет на посещение заседаний ВАКа есть, а по мнению Ольги Васильевой, его нет.

«Если журналисты будут вести себя в правовых рамках, то доступ туда не «заказан». Но если из президиума пытаются устроить спектакль, это не правовые рамки», — сказала в декабре министр корреспонденту «Газеты.Ru». Получить комментарий у председателя ВАКа Владимира Филиппова не удалось — он находится в заграничной командировке.

Россия > Образование, наука > gazeta.ru, 6 апреля 2017 > № 2130876


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 6 апреля 2017 > № 2130865 Тулеген Аскаров

Пока цены в коридоре

Хотя инфляция за первый месяц весны сложилась на том же уровне 0,5% к февралю, что и год назад, Нацбанк все же может записать в свой актив небольшое ее замедление при расчете по другим временным методикам.

Тулеген АСКАРОВ

Так, в годовом выражении, то есть к марту прошлого года, согласно выкладкам Комитета по статистике Министерства национальной экономики, инфляция замедлилась до 7,7% с февральских 7,8%. Но при этом цены на продовольственные и непродовольственные товары выросли опережающими темпами – соответственно на 9,7% и 8,5%. При этом инфляционный тон в первой группе задавали кофе, чай и какао, подорожавшие за год на 25,9%, крупы (21,9%), кондитерские изделия (14,7%), хлеб (12,7%), говядина и мясо птицы (11,9%), алкогольные напитки (10,4%), фрукты и овощи (10,3%). Среди непродовольственных товаров наиболее высокими темпами росли цены на дизельное топливо (39,3%), сжиженный газ (15,1%), бензин (14,6%), обувь (11,3%), товары личного пользования (10,7%), моющие и чистящие средства (9,9%), медикаменты (9,1%), автотранспортные средства (9,1%), бытовые текстильные изделия (8,8%). Общий же рост потребительских цен пока удается сдерживать в рамках традиционно прогнозируемого коридора в 6-8% годовых за счет более низкой динамики на тарифы и расценки в сфере платных услуг для населения – они выросли в годовом выражении на 4,7%. Но и здесь есть позиции, по которым статистики зарегистрировали опережающий рост, – канализация (22,2%), холодная вода (9,8%), газ, транспортируемый по транспортным сетям (7,5%), амбулаторные услуги (8,8%), услуги автомобильного (6,8%) и воздушного (8,5%) транспорта, образования (6,2%), общепита (6,1%), ритуальные (6,8%) и правовые (7,0%) услуги.

С начала же текущего года потребительские цены выросли за первый квартал на 2,3%, тогда как за тот же период в прошлом году было 3,0%. При таком методе подсчета впереди также идут продукты питания (3,2%), тогда как непродовольственные товары и платные услуги стали обходиться дороже в целом на 1,7%.

В марте же по сравнению с февралем цены на продукты питания выросли на 0,6%. Здесь инфляционный тон задавали овощи (3,3%), баранина (1,9%), кондитерские изделия (1,2%), говядина (1,1%), сметана (0,8%), сыры (1,0%), сливочное (0,7%) и растительно-сливочное (0,9%) масло. Подешевели же за минувший месяц яйца (4,4%), сахар (1,8%), гречневая крупа (1,6%), подсолнечное масло (1,1%) и рис (0,1%). Непродовольственные товары в марте к февралю подорожали на 0,4%. Опережающими темпами в этой группе росли в цене автотранспортные средства (1,2%), бензин (1,2%), дизельное топливо (0,6%) и ткани (1,0%). По платным услугам расценки в целом поднялись за первый месяц весны на 0,4%. Здесь проезд на воздушном транспорте подорожал на 11,1%, автомобильном – 1,0%, горячая вода – 1,5%, центральное отопление – на 1,3%.

Среди регионов страны наиболее высокие темпы месячной инфляции статистики зафиксировали в марте в Южно-Казахстанской (1,1%) и Костанайской областях (1,0%), в годовом выражении – в Астане (9,3%) и Атырауской (8,7%), а с начала текущего года – в Павлодарской (3,2%) и Атыруской (3,0%) областях. В наименьшей степени цены выросли в марте к февралю в Алматы и Мангистауской области (по 0,2%). Минимальная годовая инфляция сложилась в Западно-Казахстанской (6,5%), Мангистауской и Актюбинской областях (по 6,6%). А с начала текущего года наименьший рост потребительских цен был зафиксирован в Алматинской и Акмолинской областях – по 1,6%.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 6 апреля 2017 > № 2130865 Тулеген Аскаров


США. Евросоюз. Украина. РФ > Нефть, газ, уголь > gazeta.ru, 6 апреля 2017 > № 2130020

Америка копает под «Северный поток»

США продолжают попытки торпедировать «Северный поток-2»

Алексей Топалов

США продолжают давить на Европу в вопросе газовой трубы «Северный поток-2». Представители американской администрации предупреждают о рисках для европейской энергобезопасности, которые создает этот проект. По словам политологов, Америка также не хочет допустить удара по экономике Украине, неизбежного в случае запуска СП-2.

Соединенные Штаты выступают против российского газопроводного проекта «Северный поток-2». На конференции в Атлантическом совете США, состоявшейся 5 марта в Вашингтоне, заместитель помощника госсекретаря США по делам Европы и Евразии Бриджет Бринк заявила, что проект несет угрозу для энергетической безопасности Украины и всей Европы.

При этом американская чиновница отметила, что Украине необходимо снижать зависимость от российского газа, хотя украинский «Нафтогаз» больше не закупает топливо из РФ.

СП-2 --труба мощностью 55 млрд кубометров газа в год, которая должна пройти по дну Балтийского моря до побережья Германии параллельно с уже действующим газопроводом «Северный поток» (его мощность также составляет 55 млрд кубов). Новый проект предназначен в первую очередь для того, чтобы сократить транзит российского газа через Украину, снизив тем самым риски срыва поставок «Газпрома». О возможных рисках российская компания предупреждает периодически, однако Украина пока ни разу транзит не срывала. Когда зимой 2008-2009 года российская компания прекратила поставки, заявив о несанкционированном отборе газа из транзитных объемов со стороны Киева, ряд стран Европы на несколько дней остались вообще без газа. Но доказать воровство из транзитной трубы «Газпрому» тогда так и не удалось.

Украина с самого начала выступала против второго «Северного потока». Еще Арсений Яценюк, будучи премьер-министром страны, заявлял, что ввод в строй СП-2 лишит Украину порядка 42 млрд грн транзитных доходов в год.

Бриджет Бринк указывает, что в случае реализации СП-2 на одном маршруте сосредоточится около 80% российского газового экспорта в Европу, что и создаст риски.

Здесь Бринк несколько завышает цифру. С учетом первого «Северного потока», при введении СП-2 через Балтику будет поставлять 110 млрд кубометров газа. Учитывая, что экспорт «Газпрома» в Европу по итогам 2016 года составил около 180 млрд кубов, на «Северные потоки» придется лишь порядка 61%.

Впрочем, ранее уже высказывались опасения того же рода. Но упор в них делался на то, что слишком большие объемы газа будут проходить через Германию, значительно повышая роль этой страны во влиянии на газовые потоки.

У СП-2 вообще много противников: ряд стран ЕС дважды направляли в Еврокомиссию письма с требованием запретить проект. Основные протесты исходят от Польши, которая в случае реализации проекта также потеряет долю транзита.

Несмотря на то, что Соединенные Штаты, в отличие от той же Польши, «Северный поток-2» никак не затрагивает, американские власти уже не первый раз выступают против проекта.

Еще весной прошлого года Америка заявляла, что СП-2 является политическим проектом и несет угрозу энергобезопасности Европы. Летом 2016 года группа американских сенаторов направила в Еврокомиссию письмо с критикой проекта. Там, в частности, отмечалось, что СП-2 станет «шагом назад в плане диверсификации европейских источников энергии, поставщиков и маршрутов».

Более того, сенаторы сочли, что некоторые шаги России направлены «на подрыв мира и безопасности в Европе, в том числе посредством использования энергетики как рычага политического влияния».

В связи с этим реализация «Северного потока — 2» подрывает создание европейского Энергетического союза, говорилось в письме.

Позднее Джозеф Байден, бывший на тот момент вице-президентом США, заявил, что второй «Северный поток» будет «плохой сделкой» для Европы. При этом он отметил, что европейские потребители уже могут закупать американский СПГ.

А спецпредставитель американского Госдепартамента по энергетике Амос Хохштайн указывал, что второй «Северный поток» подорвет экономику как Украины, так и Словакии (следующая за Украиной страна-транзитер российского газа).

Первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин говорит, что у Штатов здесь интересы исключительно политические, причем завязаны они именно на Украину.

«Это крупная политическая ставка, причем это не ставка Обамы или Трампа, это ставка американского государства, — указывает политолог. — Штаты поддержали украинский майдан – в первую очередь, с целью не допустить альянса и интеграции Украины с Россией (любое крупное объединение на территории бывшего СССР США рассматривают как угрозу). И теперь Америке приходится продолжать оказывать поддержку новым украинским властям», — считает Макаркин.

В связи с этим, по словам эксперта, США будет пытаться оказать давление на Еврокомиссию в вопросе «Северного потока-2».

США. Евросоюз. Украина. РФ > Нефть, газ, уголь > gazeta.ru, 6 апреля 2017 > № 2130020


Россия > Электроэнергетика > gazeta.ru, 6 апреля 2017 > № 2130016

В России задует и припечет

Доля ВИЭ в России вырастет до 11% к 2030 году

Алексей Топалов

Россия включается в общемировую гонку по развитию генерации из возобновляемых источников энергии. В Минэнерго говорят, что «Росатом» будет выпускать «лучшие в мире ветряки», но, по словам экспертов, даже несмотря на господдержку, сектор ВИЭ в России будет значительно отставать от мировых трендов. Притом уже сейчас себестоимость ВИЭ-генерации зачастую ниже, чем производство электроэнергии традиционными способами.

К 2030 году доля возобновляемых источников энергии (ВИЭ) в российском энергобалансе может вырасти более чем втрое и превысить 11%. С таким заявлением выступил 5 апреля гендиректор Международного агентства по возобновляемой энергии (IRENA) Аднан Амин.

ВИЭ у нас

Как заявил замглавы департамента государственной энергетической политики Минэнерго РФ Сергей Романов, уже в текущем году в России должно быть введено генерирующих мощностей на основе ВИЭ на 120 МВт. Большую часть (90 МВт), по словам Романова, обеспечат солнечные электростанции.

Что касается еще одного «столпа» ВИЭ, ветряной энергетики, первый замглавы Минэнерго Алексей Текслер заявил, что «Росатом» выиграл ряд конкурсов по проектам именно в этой области общим объемом 610 МВт.

Текслер заявил, что как и у «солнечной», так и у «ветряной» электроэнергии большой экспортный потенциал, и выразил уверенность в том, что «Росатом» будет выпускать «лучшие в мире ветряные станции».

Учитывая колоссальные запасы традиционных энергоресурсов (в первую очередь газа), России, казалось бы, незачем обращать внимание на ВИЭ. Тем более что в большинстве случаев это отрасль дотируемая.

Однако, по словам Текслера, к 2025 году ВИЭ-генерация должна приблизиться к окупаемости станций, работающих на традиционных энергоносителях. И хотя в отдельных регионах, по словам чиновника, такое равенство уже достигнуто, пока себестоимость электроэнергии, полученной за счет солнца и ветра, в два раза выше, чем в случае с газом.

Прогнозы по ВИЭ, в особенности по увеличению их доли в энергобалансе, могут оказаться слишком оптимистичными. Государство поддерживает развитие ВИЭ, но, даже учитывая все меры поддержки, Россия в этой отрасли будет отставать от мировых трендов.

«Согласно проекту энергетической стратегии страны до 2035 года, доля новых видов ВИЭ (без учета большой гидроэнергетики) составит к этому времени от 2 до 3%, в зависимости от сценария, — комментирует руководитель направления «Электроэнергетика» Энергетического центра бизнес-школы «Сколково» Алексей Хохлов. — В мире, по прогнозу IEA (Международное энергетическое агентство. — «Газета.Ru»), эта величина достигнет 19%».

Кстати, и господдержка у ВИЭ-проектов в России не так сильна, как в странах — лидерах направления. Хохлов указывает, что, согласно индексу RISE Всемирного банка в части благоприятности среды для поддержки ВИЭ, Россия находится в «желтой» зоне — 61 балл по шкале от 0 до 100.

Основными барьерами для более широкого распространения возобновляемых источников энергии в России эксперт считает исторически сложившуюся централизованную систему производства и распределения электроэнергии, основанную на крупных источниках генерации.

«Интересы основных участников отрасли (генерирующих компаний, сетевых компаний, системного оператора) и регулятора связаны с развитием отрасли в существующей парадигме, — указывает Хохлов. — Тогда как внешние стимулы (тот же климат) недостаточно сильны».

Экономическая привлекательность ВИЭ растет с каждым годом — за последние семь лет показатель LCOE (полная приведенная стоимость электроэнергии) для ветряной энергетики снизился на 66%, для солнечной — на 85%.

Но все же, по словам Хохлова, пока рентабельность недостаточна для коренного перелома ситуации. Впрочем, эксперт отмечает, что такое положение может измениться очень быстро.

Уже сейчас затраты на ВИЭ-генерацию во многом сопоставимы с таковыми в традиционной энергетике и даже ниже их.

Хохлов ссылается на данные компании Lazard, которая ежегодно выпускает оценки LCOE для разных видов топлива. Так, по данным на конец прошлого года, затраты на производство 1 МВтч в угольной энергетике составляли $60–143, в газовой (речь идет об установке комбинированного цикла) — $48–78, в атомной — $97–136. Самыми затратными оказались станции, работающие на дизельном топливе, там LCOE на 1 МВтч составляют $212–281.

Затраты на «ветер» составляют лишь $32–62, солнечная электроэнергия, если говорить об индивидуальных установках, обходится в $88–222, но при генерации в промышленных масштабах затраты составляют уже $46–61.

Но не стоит забывать, что на сегодняшний день использование ВИЭ выгодно лишь при масштабном, промышленном применении.

ВИЭ «у них»

Характерно, что Соединенные Штаты Америки, где совсем недавно произошла «сланцевая революция», позволившая резко нарастить темпы добычи нефти и газа, уделяют ВИЭ очень много внимания. И это несмотря на то, что новый президент США Дональд Трамп проводит как раз «углеводородную» политику, ориентированную в первую очередь на развитие нефтедобычи.

Так, в начале апреля в США был запущен парк ветряков компании Enel, которые позволят вырабатывать 1,8 ТВтч в год, что сравнимо с энергопотреблением примерно 150 тыс. американских семей. А 5 апреля агентство Bloomberg сообщило, что компания PacifiCorp, подконтрольная Berkshire Hathaway американского миллиардера Уоррена Баффета, планирует инвестировать $3,5 млрд в ВИЭ-проекты совокупной мощностью 3 ГВт.

В Европе также очень внимательно относятся к ВИЭ. Так, по данным Fraunhofer ISE (Институт солнечной энергии в Германии), в марте 2017 года выработка газовых и атомных электростанций в стране сократилась по сравнению с мартом 2016 года на 25% и 37% соответственно. Зато ветряки нарастили генерацию на 56%, а солнечные панели — на 34%.

Между прочим, Германия является крупнейшим зарубежным клиентом российского «Газпрома», в 2016 году немцы закупили почти 50 млрд кубометров газа, что составляет порядка 28% всего российского газового экспорта в Европу.

Несколько иная ситуация на Востоке. Крупнейшим потребителем энергии там является Китай, который уже долгое время страдает от последствий собственной энергетической политики, сделавшей некогда ставку на уголь. Из-за огромной доли угля в энергобалансе и сопутствующих угольных выбросов в мегаполисах Китая в буквальном смысле слова бывает не видно неба. КНР пытается сократить использование угля, в первую очередь за счет газа и ВИЭ.

До 2020 года Китай планирует инвестировать в возобновляемые источники энергии $360,7 млрд.

«Развитие генерации с использованием ВИЭ является одним из основных факторов изменения глобальной энергетики — прежде всего в части генерации электроэнергии, — говорит Алексей Хохлов. — Это и солнечная и ветряная энергетика, и гидроэнергетика, биомасса, геотермальная энергетика, и энергетика, основанная на энергии волн океана».

По оценкам Международного энергетического агентства, почти 60% ввода новых мощностей в секторе электроэнергетики до 2040 года будут обеспечены за счет ВИЭ.

Согласно глобальному прогнозу, выпущенному британской компанией ВР в конце января, хотя нефть, газ и уголь и останутся основными источниками энергии для мировой экономики, самым быстрорастущим энергоресурсом будут именно ВИЭ, потребление которых будет расти в среднем на 7,6% в год и в ближайшие 20 лет увеличится в четыре раза.

Россия > Электроэнергетика > gazeta.ru, 6 апреля 2017 > № 2130016


Россия > Транспорт. Миграция, виза, туризм > gazeta.ru, 6 апреля 2017 > № 2130013

Водителям-мигрантам добавили год

Иностранцы в России смогут поменять водительские права до лета 2018 года

Евгений Костогоров

Работающим водителями мигрантам могут разрешить еще год ездить по национальным водительским удостоверениям, не меняя их на российские. В Госдуме в очередной раз предложили перенести предельный срок для замены документов, на этот раз до 1 июня 2018 года. Авторы инициативы утверждают, что это обусловлено отсутствием технической возможности для массовой замены прав иностранцев.

Предельный срок замены иностранных водительских прав на российские для работы профессиональными водителями на территории России, скорее всего, будет в очередной раз продлен. Соответствующий законопроект был подготовлен главой комитета Госдумы по транспорту Евгением Москвичевым и первым зампредом комитета палаты по госстроительству и законодательству Вячеславом Лысаковым и внесен в парламент.

Документ предусматривает продление срока замены иностранных прав еще на год — до 1 июня 2018 года. С этого момента, если не случится очередного переноса, в силу вступит запрет на использование в качестве водителей иностранной рабочей силы с правами других государств.

В пояснительной записке к законопроекту говорится, что перенос обусловлен отсутствием технической возможности произвести замену прав до запланированного ранее срока — 1 июня этого года.

«В российских транспортных компаниях, осуществляющих международные перевозки, трудоустроено около 9,5 тыс. иностранных водителей, в основном граждане Республики Беларусь. Подавляющее большинство указанных транспортных компаний расположено в Смоленской (порядка 5 тыс. иностранных водителей) и Брянской областях и Московском регионе», — говорится в пояснениях к проекту закона.

Авторы заявляют, что многие транспортные компании приняли меры по замене иностранных прав своих водителей на российские, однако столкнулись с рядом проблем, которые, по их мнению, характерны для всех указанных регионов.

«Основным препятствием для сдачи экзаменов и служащим причиной отказов в приеме заявлений на сдачу экзаменов является отсутствие необходимой материально-технической базы в экзаменационных подразделениях Госавтоинспекции — требуемого для сдачи экзамена водителя-международника подвижного состава и оборудованных площадок (автодромов)», — говорится в пояснительной записке.

По мнению главы «Гильдии автошкол» Сергея Лобарева, очередное перенесение сроков может быть опасным, поскольку по статистике именно иностранные водители чаще всего попадают в ДТП.

«В настоящее время количество ДТП с участием начинающих водителей составляет примерно 10–12%, водителей опасного пенсионного возраста — 7–8%, а вот с участием иностранных водителей — более 30%», — пояснил Лобарев.

По его словам, профессиональное сообщество в сфере автомобильного образования обеспокоено тем, что реформы по замене прав иностранных водителей длятся уже порядка четырех лет и до сих пор не привели ни к какому результату. При этом эксперт отмечает, что «Гильдия автошкол» со своей стороны готова оказывать всяческое содействие для скорейшей реализации инициативы.

«Мы готовы давать бесплатные консультация и проводить переподготовку водителей. В прошлом году московское отделение «Гильдии автошкол» уже начало заниматься этим вопросом», — сказал Лобарев.

Он также пояснил, что с момента появления требования по замене прав это сделали всего 3% иностранцев.

По мнению главы «Гильдии автошкол», перевозчики должны более активно заниматься этим вопросом, поскольку соответствующий законопроект рано или поздно все же будет принят, и водители с иностранными правами окажутся вне закона.

В то же время президент Российского транспортного союза Юрий Свешников в беседе с «Газетой.Ru» отметил, что законодательство в отношении замены иностранных прав на российские содержит слишком строгие требования к водителям.

«Сейчас по закону получается так, что любой иностранный гражданин должен отучиться в российской автошколе, потом сдать три экзамена и только потом получить права. Фактически это не замена, а новое получение прав, это не совсем корректно, ведь многие водители учились в СССР по общим стандартам и имеют внушительный стаж вождения», — сказал Свешников, добавив, что адекватным требованием для таких водителей стало бы, например, обязательство сдать только теоретический экзамен.

Кроме того, по его мнению, существует и еще одна проблема, связанная с тем, что по нынешним правилам иностранные водители не смогут сразу получить права категории D. При этом большая часть работающих в России шоферов нуждается именно в таком водительском удостоверении.

Свешников также пояснил, что предложение о продлении предельного срока замены прав, скорее всего, примут, поскольку в противном случае это вызовет ряд проблем, о которых власти знают.

«А какие еще варианты — выстроить систему замены прав за оставшиеся два месяца? Ну, получим масштабный транспортный коллапс в таком случае. В России сегодня порядка 40% водителей — иностранцы», — подытожил эксперт.

Напомним, впервые о необходимости замены иностранных прав на российские власти заговорили в 2013 году. Тогда были внесены кардинальные поправки в Федеральный закон «О безопасности дорожного движения». В частности, они запрещали выпускать на линии иностранных работников без российского водительского удостоверения. За нарушение данной нормы законодательством был предусмотрен штраф в 50 тыс. руб. для организации-перевозчика.

Авторы идеи отмечали большое количество ДТП, происходивших по вине водителей-иностранцев, а финальным толчком к реализации идеи стала крупная авария с «КамАЗом», которую в июле 2013 года на МКАД спровоцировал водитель-нелегал из Армении Грачью Артунян. В результате ДТП тогда погибли 18 человек.

Несмотря на то что фактически запрет на работу с иностранными правами должен был вступить в силу только в мае 2014 года, уже в ноябре 2013 года во многих городах России возникли серьезные транспортные проблемы: большинство водителей, испугавшись ответственности, просто не вышло на трассы.

После этого власти несколько раз откладывали предельный срок замены прав, а правила получения российского водительского удостоверения для иностранцев так и не были детально регламентированы.

Россия > Транспорт. Миграция, виза, туризм > gazeta.ru, 6 апреля 2017 > № 2130013


Россия. ЮФО > Транспорт. Экология > gazeta.ru, 6 апреля 2017 > № 2130012

Курортников ждет провал

Ремонтники не могут устранить провал на трассе Симферополь – Севастополь

Алина Распопова

Экстренно заделать гигантский провал трассы Симферополь – Севастополь к началу курортного сезона не удастся. В этом практически уверены крымские активисты, знакомые с ситуацией. По информации источника «Газеты.Ru», чиновники надеялись просто засыпать разрушенную оползнем дорогу щебнем и закатать яму в асфальт. В процесс такого ремонта вмешался Росавтодор. Местные строители называют проблемный участок опасным для автомобилистов и жителей населенных пунктов и не поддержали ремонт на скорую руку.

Окончание ремонта гигантского провала на 54–55-м километре автодороги Симферополь – Бахчисарай – Севастополь до майских праздников оказалось под вопросом. Хотя на заседании правительства Севастополя чрезвычайный режим объявили еще 23 марта и выделили из бюджета 70 млн руб., речи о непосредственном ремонте дорожного отрезка пока нет. Ранее чиновники пообещали экстренно заделать провал длиной 300 м к 29 апреля.

Однако, когда к работам по устранению последствий оползня приступила подрядная организация «ЛТК-групп», оказалось, что до самого ремонта еще далеко. Трасса проходит по югу Крыма и является одной из важнейших для сообщения внутри полуострова. По ней проходит путь для 80% легковых и 100% грузовых автомобилей, которые следуют в Севастополь.

«Сейчас все занимаются только провалом, все силы брошены туда. Снимают слой грунта за слоем, ищут воду, но воды нет.

Причины оползня выяснить не удалось. Но уже понятно, что в срок не управятся и выделенных денег, скорее всего, не хватит», – цитирует местное издание «Объектив» источник в правительстве Севастополя.

По его данным, на месте разлома обнаружено несколько слоев уложенного асфальта.

Как рассказали «Газете.Ru» в «ЛТК-групп», в настоящее время в лаборатории готовится заключение по геолокации. После чего строители вернутся к основной работе — до конца уберут верхний слой почвы, чтобы снизить нагрузку от оползня.

«Из 300-метрового участка, на котором мы должны убрать верхний слой, пройдено уже 180 м, — говорят в «ЛТК-групп». — В центре провала сейчас находится котлован, осталось снять еще 120 м покрытия в длину. Мы сделали самое главное — сняли нагрузку с оползня, чтобы он стабилизировался. Убрали слой асфальта и грунта, который давил сверху и мог привести к новым печальным последствиям. Ведь это зона очень опасная. Изыскания на этом участке не проводились с 70-х годов, поэтому очень важно, чтобы работы по геологии и геофизике были проведены по всем правилам, чтобы не случилось других вещей, более страшных».

При этом в «ЛТК-групп» подтвердили, что изначально перед организацией ставилась задача максимально быстро устранить провал, чтобы движение по трассе можно было открыть к началу сезона отпусков.

«Если бы мы делали все так, как все хотят, очень быстро, то нам пришлось бы взять на себя слишком большой груз ответственности, — рассказали строители. — Но это невозможно, ведь речь идет о человеческих жизнях.

Ведь над автомобильной дорогой проходит железная дорога, а снизу расположена деревня. И весь процесс должен идти при соблюдении законов. Мы прекрасно понимаем желание руководства, потому что впереди курортный сезон, но нести ответственность потом придется всем. Поэтому все должно быть четко взвешено. Когда мы получим научное подтверждение того, что можно идти дальше, мы бросим на это все силы».

Как уточнили в «ЛТК-групп», с оплатой их услуг по работам на первом этапе проблем нет. А дальше вопрос будет решаться с соблюдением норм законодательства в части торгов.

Между тем, как рассказал в беседе с «Газетой.Ru» руководитель регионального общественного движения «За Севастополь» Александр Талипов, Росавтодору пришлось взять особый контроль над ситуацией с ремонтом севастопольского провала. По его словам, такое решение приняли на закрытом совещании в режиме видеоконференции.

«Чиновники хотели, чтобы строители сразу приступили к засыпке щебнем, утрамбовке и покрытию отрезка асфальтом, — сказал Талипов. — Такая позиция вызвала опасения у Росавтодора, который это дело остановил.

В пятницу будут готовы результаты геоизысканий, после чего уже на федеральном уровне будет приниматься решение, что делать дальше. Есть все основания предполагать, что движение грунта происходит на глубине 11–12 м, возможно, даже и глубже, устранить движение оползня такими поверхностными методами не удастся. Если делать будут дорогу по уму, то есть бетонировать стены, забивать сваи, то сначала придется подготовить проект, провести экспертизу.

Объем и стоимость работ вырастут в разы, и самый лучший прогноз, когда дорога будет открыта, — конец июня. Поэтому транспортный коллапс в высокий сезон неизбежен».

Между тем, как рассказывают очевидцы, предложенная водителям объездная дорога с нагрузкой не справляется уже сейчас. Для легковых автомобилей организован объезд через село Поворотное, а грузовики и автобусы направляются через Северную сторону Севастополя (по селам Фруктовое и Любимовка, а затем по улице Богданова либо через поселок Мекензиевы Горы).

«Возникают заторы, автомобилисты, которые едут в Севастополь, теряют по три часа, прежде чем найти верную дорогу, — рассказали «Газете.Ru» очевидцы. — Навигаторы сначала ведут на трассу, где был оползень, когда водители разворачиваются и пытаются выехать на объездную, оказывается, что никаких знаков нет. А добравшись до объезда, выясняют, что из-за пробок придется снова терять время. Что будет, когда сюда поедут отдыхающие, представить страшно».

«Газета.Ru» 22 марта направила официальные запросы в департамент транспорта и развития дорожно-транспортной инфраструктуры Севастополя на имя Игоря Титова, а также в «Севавтодор», ответственный за строительство этого участка. Однако ответы не пришли — в ведомствах затруднились пояснить, по какой именно причине. В минтрансе Крыма посоветовали также обращаться в Севастополь. В Росавтодоре на запрос «Газеты.Ru» оперативно ответить не успели.

Как ранее заявлял во время комиссии по ЧС директор департамента транспорта и развития дорожно-транспортной инфраструктуры Игорь Титов, работы по устранению последствий оползня будут выполняться в два этапа. Сначала инженерные изыскания и мониторинг территории в четыре гектара, а также демонтаж дорожного покрытия, конструкций дороги длиной 350 м, глубиной 3,5 м и шириной 12 м.

Будут также выполняться мероприятия по водоотведению и укреплению откосов. После проведения изысканий будет понятен объем инженерной защиты, который необходим для данного участка трассы.

Напомним, что крупный провал образовался на 54–55-м километре автодороги Симферополь – Бахчисарай – Севастополь. Проезд на этом отрезке закрыли с 9 марта. Провал тем временем стал местной достопримечательностью. Люди специально приезжают сюда, чтобы сделать снимки на фоне отрезка дороги, напоминающего собой кратер или поле после бомбежки.

Россия. ЮФО > Транспорт. Экология > gazeta.ru, 6 апреля 2017 > № 2130012


Франция > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 6 апреля 2017 > № 2130007 Игорь Бунин

Станет ли 2017 год последним для Социалистической партии Франции

Игорь Бунин

Симпатизирующие Соцпартии избиратели не исчезли. Но из рационального расчета они голосуют за Макрона и Меланшона, потому что у тех больше шансов выйти во второй тур. А вслед за избирателями побежали и партийные нотабли, тем более что теперь появились новые левые структуры, готовые их принять

В ноябре 2016 года левый президент Франсуа Олланд с небывало низким рейтингом 4% объявил, что не будет выставлять свою кандидатуру на президентских выборах. Впервые в Пятой республике президент не выдвигался на второй срок. По опросу института общественного мнения OpinionWay, 78% французов негативно оценили итоги президентства Олланда. Le Figaro писала: «Никогда президент, покидавший свой пост и даже готовый проиграть, не находился в столь унизительном положении».

Балканизация левых

Французские левые подошли к президентским выборам 2017 года в состоянии хаоса и разброда. Произошло расщепление левых на несколько течений, плохо совместимых друг с другом, или, как сказал социолог Фредерик Даби, «балканизация» левого лагеря. Как и в 2002 году, «множественная левая» превращается в «разобщенную левую». «Радикальную левую» возглавил Жан-Люк Меланшон, который уверял, что «Олланд хуже Саркози». Он в наибольшей степени персонифицирует тех французских левых, которые все еще надеются на реализацию альтернативного капитализму проекта, как, например, в Великобритании Джереми Бернард Корбин, лидер Лейбористской партии, или Левая партия (Dei Linke) в Германии.

Еще в феврале 2016 года Меланшон выдвинул свою кандидатуру на президентских выборах без согласования с коммунистами и экологами (на президентских выборах 2012 года он набрал 11%). В июне 2016 года он создал движение «Непокоренная Франция!» и стал проводить массовые митинги. Восемнадцатого марта ему удалось провести грандиозный митинг на площади Республики в Париже, на который, по словам организаторов, пришло более 130 тысяч человек.

Меланшон, подобно Миттерану в 1970-е годы, надеется сплотить вокруг себя всю радикальную оппозицию и создать что-то вроде испанской Podemos, с экологическими акцентами и неприятием «продуктивизма». В его программе есть весьма радикальные требования: выход из ЕС и НАТО, переход к Шестой республике «со стабильным парламентским большинством», пенсии в 60 лет, сокращение рабочей недели до 32 часов, повышение минимальной зарплаты до 1300 евро и так далее.

Ему удалось, хоть и с большим трудом, добиться поддержки французской Компартии, но с правом проводить автономную кампанию. Сложнее оказалось договориться с экологической левой партией «Европа. Экология-Зеленые» (ЕЕLV), которая первоначально выдвинула своего кандидата в президенты.

Но у Меланшона нет перспективы выйти во второй тур. На президентских выборах 1981 года кандидат от коммунистов Жорж Марше набрал 15,3% голосов, потеряв одну пятую своего традиционного электората. Для Компартии этот результат оказался катастрофой (коммунистический кандидат на президентских выборах 2007 года получила всего 1,93%), но с 80-х годов радикальная левая как совокупность кандидатов никогда не добивалась большего результата (ее потолком было 14%) и всегда отставала от кандидатов Соцпартии.

Сегодня левые раздроблены намного сильнее, чем в 2002 году, когда множественность левых кандидатов привела к провалу Лионеля Жоспена уже в первом туре и к выходу во второй тур Жака Ширака и Жан-Мари Ле Пена. Раскол затронул и саму Соцпартию, в которой социал-либералы во главе с премьер-министром Мануэлем Вальсом столкнулись с левым течением, возглавляемым бывшими министрами президента Олланда Арно Монтебуром и Бенуа Амоном, не говоря уже о конфликтах с их историческими союзниками-коммунистами с 1972 года и экологами с конца 1990-х.

Левые избиратели во Франции переживают острейший идеологический кризис. Согласно опросу IFOP для L’Humanité, более 40% левых избирателей не были уверены, что могут гордиться своей левой идентичностью, и большинство избирателей сомневались, что правительство Олланда проводит левую политику. Соцпартия явно была дискредитирована износом исполнительной власти с 2012 года, появлением внутрипартийной фронды, ожесточенными дебатами по поводу реформы трудового законодательства (так называемый «закон эль-Хомри»), которая привела к тому, что социалисты-фрондеры внесли вотум недоверия правительству. В августе 2016 года менее четверти французов (23%) предполагали, что социалисты имеют проект будущего для Франции, что Соцпартия близка к проблемам «простых французов» (22%), что она располагает «качественными лидерами» (19%).

В Соцпартии Вальса считали «левым саркозистом» и иконоборцем: он предлагал изменить функционирование партии и ее название, поскольку идея социализма умерла, – это была «великолепная утопия XIX века». Он выступал за союз с центристами, возглавляемыми Байру. В 2014 году Вальс обвинял социалистов в сектантстве и говорил, что они совершили ошибку, когда не протянули руку Байру, погнавшись за так называемой идеологической чистотой. Он предложил отказаться от налога на крупные состояния, ибо это приносит в казну сущие гроши. Он уверял, что Франция не может принимать больше беженцев и Европа должна научиться контролировать границы и миграционные потоки. По его словам, цыгане должны вернуться в Болгарию и Румынию, потому что их образ жизни противоположен французскому.

Еще в 2008 году Вальс говорил, что «существует пропасть между пассеистской левой, которой не хватает воображения, и той левой, которую он желал бы представлять». В период конфликта с фрондерами Вальс прямо заявил, что «две левые несовместимы». «Я не могу управлять вместе с теми, кто считает, что Франсуа Олланд хуже, чем Николя Саркози, а Мануэль Вальс хуже, чем Жан-Мари Ле Пен».

Вальс и министр экономики Эммануэль Макрон были сторонниками «третьего пути», готовыми отказаться от социальных завоеваний ради гибкости рынка труда и пойти на союз с центристами, то есть последовать примеру Тони Блэра и Герхарда Шрёдера в прошлом или Маттео Ренци до его недавней отставки. Вместе с тем Вальс предполагал реформировать Соцпартию изнутри и не был готов разорвать пуповину, связывающую его с социалистами. Тогда как Макрон понимал невозможность изменить политическую культуру социалистов и решился на политическую авантюру – создал новое движение «В путь!», независимое от Соцпартии.

Идеи Вальса были явно не укоренены во французской Соцпартии. После создания в 1971 году на съезде в городе Эпинэ современной Соцпартии реформистское течение в ней было значительно слабее, чем в социал-демократических партиях других западноевропейских стран. Миттеран пришел к власти во Франции в 1981 году с программой «разрыва с капитализмом» и даже в 1990 году в декларации принципов упоминались «революционные надежды».

В 2008 году в последней декларации социалистов уже говорится о «реформистской партии», но которая имеет «проект радикальных преобразований общества». Умеренное крыло в Соцпартии почти себя не проявляло, и реформистское течение во главе с Вальсом получило всего 5% на праймериз в 2011 году. И когда Вальс, назначенный премьер-министром, призвал в 2014 году «не противопоставлять предпринимателей и рабочих», а Эммануэль Макрон, новый министр экономики, в январе 2016 года заявил, что «жизнь предпринимателя часто намного тяжелее, чем у рабочего», это вызвало неприятие у значительной части социалистов.

Первичные выборы

На первичных выборах сторонники Соцпартии должны были выбрать между двумя общественными проектами: левым, ориентированным на революционные преобразования общества, или «третьего пути», призванного приспособить Францию к глобализации и европейскому строительству. Все опросы показывали, что у кандидата Соцпартии нет никаких шансов выйти во второй тур президентских выборов, и поражение фактически было включено в сознание левых избирателей, активистов и политических лидеров. Известный политолог Жаффре писал, что задачи праймериз Соцпартии гораздо скромнее, чем первичные выборы в правоцентристской коалиции: речь идет не о выборе будущего кандидата в президенты, а о «голосовании за политика, который дальше понесет знамя Соцпартии».

Исследование, проведенное социологом Ренье, показало, что избиратели Соцпартии были нацелены «скорее выбирать лидера левых, нежели завоевывать политическую власть в стране». По опросу, проведенному институтом общественного мнения IFOP, только 48% респондентов, собиравшихся голосовать на праймериз, упомянули в качестве одного из мотивов «желание выбрать кандидата, имеющего наибольшие шансы выйти во второй тур или даже победить». Значительно чаще они говорили о гражданском долге (49%), или о потребности выразить себя как «левого избирателя» (36%), или о необходимости развивать демократию с помощью праймериз (28%), или просто об интересе к политике (23%).

Вальс обладал уникальным ресурсом: он рассматривался избирателями как единственный из кандидатов, подготовленный к исполнению функций президента Франции. По опросу IPSOS, проведенному накануне первого тура праймериз, 43% французов признавали за Вальсом это качество и только 17% – за Амоном. Конечно, если бы избиратели Соцпартии верили в победу своего кандидата, то голосование за Вальса приобрело бы дополнительный смысл. Кроме того, у экс-премьера была наиболее широкая поддержка среди нотаблей Соцпартии, в несколько раз больше, чем у Монтебура и Амона (имеющих поддержку примерно по 25 нотаблей каждый). Но и Монтебур, и Амон значительно опережали Вальса с точки зрения симпатий избирателей. По симпатиям оценка Монтебура и Амона была равна соответственно 5,3 и 5,4, а Вальса – всего 3,8. По своим идеологическим представлениям избиратели Соцпартии были намного ближе к Амону, чем к Вальсу (соответственно 4,8 и 4).

Первоначально дебаты развернулись вокруг наследия легислатуры Олланда. Кандидаты-фрондеры собирались бороться с «либерально-авторитарным уклоном» в Соцпартии и, с их точки зрения, «не существует фундаментальных различий между Олландом и Вальсом», это «одно и то же». Другая линия фрондеров сводилась к тому, что политический лидер, нарушавший традиционные табу социалистов, не способен объединить левых во всем их многообразии. Обри, автор закона о 35-часовой рабочей неделе и лидер одного из течений в Соцпартии, которая во втором туре праймериз в 2011 году получила 43,4% голосов, выразила эту мысль достаточно четко: «Если существует две левых силы, то одна из них становится правой».

Амон провел более динамичную кампанию, опираясь на свои связи в молодежных организациях партии и в студенческих профсоюзах. Левые избиратели предпочли социал-либералу Вальсу, которого воспринимали как клон непопулярного Франсуа Олланда, «исламо-гошиста» («исламо-левака») Амона, проповедника антирасизма и коммунитаризма, предлагавшего ввести «гуманитарную визу» для беженцев, не принимать никаких законов, бьющих по идентичности мусульман, признать Палестинское государство и одновременно выступающего фактически за легализацию марихуаны и за весьма радикальные преобразования в экологической сфере.

Амон настаивал на сокращении рабочей недели до 32 часов и предлагал ввести «доход универсального существования» в размере 750 евро в месяц, который бы автоматически выдавался всем французам с 18 лет (стоимость проекта, по предварительным подсчетам, равняется 300–400 млрд евро). Амон предложил левым избирателям новую мечту: превратить Hommo faber в Hommo ludens. В результате Амон победил Вальса во втором туре с результатом 58,65% на 41,35%.

Избирательная кампания

Праймериз дали Амону новую легитимность среди левых избирателей и, по февральскому исследованию CEFIPOF, рейтинг Амона вырос на 7,5 пункта и достиг 14,5% за один месяц. Впервые за много месяцев кандидат Соцпартии опередил Меланшона и занял четвертое место в президентской гонке, причем часть избирателей Амон перехватил у своего конкурента (примерно 2,5 пункта).

Левое течение, которое обычно было в меньшинстве, впервые стало доминирующей силой в Соцпартии. Хотя настороженность к Амону среди социал-либералов (Вальса и министров его правительства) сохранилась, массовое бегство к Макрону с помощью партийного аппарата удалось на какое-то время предотвратить (всего 25 сенаторов и депутатов перешли в движение «В путь!»). Тех депутатов Соцпартии, которые согласятся поддержать регистрацию Макрона в качестве официального кандидата, Камбаделис, первый секретарь партии, обещал исключить из партии.

Амон попытался консолидировать партию. Однако, будучи уверенным, что победа дала ему народный мандат, его уступки были минимальными: он почти не внес каких-либо существенных корректив в свою программу, а в его избирательном штабе практически не нашлось места для реформистского течения (Олланд в 2012 году проводил иную политику: он включил в свой штаб и Вальса, лидера правого крыла, и Монтебура, возглавлявшего левую фракцию).

С другой стороны, президент Олланд требовал от Амона большего – признать позитивными итоги легислатуры уходящего главы государства, которые Монтебур, другой фрондер Соцпартии, считает «невозможным защищать». «Реально Бенуа Амон находился перед неразрешимой дилеммой: спасти единство своей партии, найдя новый идеологический синтез, или выйти за пределы Соцпартии, вступив в союз с лидером зеленых Жадо и Меланшоном». По мнению французской прессы, медовый месяц между победившим политиком и социалистами длился всего две недели. Социалисты стали говорить, что повестка Амона «пуста». Сами фрондеры признавались, что существует «настоящая проблема лидерства, вполне понятная для тех, кто был в меньшинстве в течение 30 лет».

И в отношениях с другими левыми не все так просто. Переговоры с зелеными прошли успешно – Янник Жадо снял свою кандидатуру в пользу Амона, и они договорились о совместной программе, в том числе о проекте конституционной реформы, предполагающей переход к Шестой республике, постепенном отказе от ядерной энергетики, который должен завершиться в течение 25 лет, передаче зеленым 35–40 округов на парламентских выборах.

Что касается Меланшона, то переговоры с ним зашли в тупик. Лидер движения «Непокоренная Франция!» требовал полного разрыва с правительством Олланда, отказа от какого-либо соглашения с Макроном, запрета Вальсу и министру труда Мириам эль-Хомри выдвигать свои кандидатуры от Соцпартии. Меланшон заявил, что президентская кампания Амона идет в никуда и он «не собирается присоединяться к социалистическому катафалку».

Впервые после провала Гастона Деффера на президентских выборах 1969 года, когда он набрал 5% голосов, а Жак Дюкло, выдвинутый Компартией, получил 21%, радикальные левые опережают социалистов. По сводному рейтингу 11 общенациональных агентств, результаты Меланшона и Амона в середине марта сравнялись (на 17 марта по 12,4%), а в конце месяца Меланшон опередил кандидата Соцпартии в полтора раза (15% и 10%).

Сильнейший удар по позициям Амона нанес Вальс, который заявил, что он уже в первом туре проголосует за Макрона, несмотря на обязательство поддерживать победителя праймериз до конца. И электорат в целом, и левые избиратели в частности позитивно восприняли заявление Вальса, рассматривая его не как предательство, а как идеологический выбор и рациональное стремление остановить Национальный фронт: 79% избирателей Соцпартии объяснили решение бывшего премьер-министра его идейной близостью к Макрону, 74% – желанием не допустить победы Марин Ле Пен.

Симпатизирующие Соцпартии избиратели отнюдь не исчезли. По исследованию, проведенному в конце марта институтом общественного мнения Ipsos совместно с политологическим центром CЕVIPOF для газеты Le Monde и Фонда Жана Жореса, 14% французов заявили, что Соцпартия является партией, которая «им ближе всего или наименее удалена от них». Соцпартия по этому показателю находится на уровне самых крупных партий, отставая всего на один пункт от Национального фронта и на 2,5 пункта от правой Республиканской партии. C 2015 года не произошло больших изменений по этому показателю.

Но симпатизирующие социалистам французы перестали быть избирателями Соцпартии, возглавляемой Бенуа Амоном. Первоначально победитель праймериз социалистов собрал свой электорат и опережал Меланшона. Но сейчас за него готовы голосовать только 38% симпатизирующих социалистам, а 42% – за Макрона и 15% – за Меланшона, так как Амон не смог предложить устраивающий их синтез. Как видно из социологических исследований, около 60% симпатизирующих социалистам располагают себя на шкале «левые – правые» на крайних позициях, а около 40% – на левоцентристских. Амон кажется им крайне левым лидером, а Макрон – гораздо более умеренным политиком. Естественно, начинается идеологическое согласование политических позиций, и рейтинг Амона падает. После чего вступает в дело рациональный расчет избирателей и принцип «полезного голосования»: чтобы не допустить дуэли Марин Ле Пен против Франсуа Фийона, надо голосовать не за слабого кандидата Амона, а за Макрона, способного выйти во второй тур.

Одновременно крайне левые избиратели забывают о своих симпатиях к социалистам и выбирают Меланшона, имеющего больший рейтинг и символически более левый имидж. Таким образом, электорат Соцпартии растаскивается с двух сторон.

Электорат Соцпартии будет продолжать сжиматься, масштабы бегства партийных нотаблей вырастут, тем более что рядом возникли две структуры, готовые их принять: «Непокоренная Франция!» для левых социалистов и «В путь!» Макрона для социал-либералов. Эти две новые политические силы создали, как пишет L'Express, «бермудский треугольник для социалистов, своеобразную зону турбулентности».

Французская пресса пишет о судьбе Соцпартии в катастрофических тонах. Le Monde опубликовала статью под названием: «Реквием для социалистической партии»; еженедельник L'Express пишет, что праймериз привели социалистов к харакири; Le Figaro утверждает, что нынешний кризис Соцпартии сопоставим только с ее крахом в 1969 году.

Конечно, за более чем столетнюю историю Соцпартия пережила не один кризис. В 1993 году она проиграла парламентские выборы с разгромным результатом, получив всего 57 мест, но уже в 1997 году вернулась к власти. В 2002 году ее кандидат не прошел во второй тур президентских выборов, но уже в 2012 году Олланд на президентских выборах победил. Даже после катастрофы 1969 года Миттерану удалось преобразовать партию и победить на президентских выборах 1981 года.

Но сейчас условия для линьки гораздо хуже: партия потеряла культурную гегемонию, которая явно переходит к консерваторам, а социальная база социалистов – рабочий класс в широком смысле слова («народные слои») – переориентировалась на Национальный фронт. Наконец, из-за появления двух новых движений подорваны политические позиции Соцпартии. Меняется прежний осевой конфликт французского общества: противопоставление левых и правых все более заменяется конфликтом между «глобалистами» и «патриотами» (в терминах Марин Ле Пен). В новой парадигме ни левые, ни Соцпартия пока себя не нашли, явно уступив пальму первенства Макрону и его идеологии «прогресса».

Франция > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 6 апреля 2017 > № 2130007 Игорь Бунин


Россия > Медицина > premier.gov.ru, 6 апреля 2017 > № 2129893 Дмитрий Медведев

О поддержке локализации производства медицинских изделий в России.

Совещание.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Сегодня собрались (уже не первый раз, кстати) обсудить ситуацию с производством, и локализацией производства в том числе, медицинских изделий – имею в виду и импортозамещение, и создание собственной промышленности, производящей медицинские изделия: какие меры уже приняты, что ещё можно было бы сделать. Так что давайте сверим часы.

Тема, конечно, острая – и с точки зрения экономики, и по-человечески непростая. От наличия нужного оборудования и качественных расходных материалов зависит та помощь, которую получают люди, а стало быть, их жизнь и здоровье. Поэтому все вопросы импортозамещения мы всегда прорабатываем самым тщательным образом, и даже подписание документов всегда идёт с довольно серьёзным, сложным иногда обсуждением, с различными отсрочками. Но это, наверное, правильно, имея в виду остроту темы. Причём, конечно, нужно к этому привлекать и медицинское сообщество – именно им и работать с этим оборудованием.

Сейчас мы принимаем меры по увеличению доли российской продукции на рынке медицинских изделий. Для наших производителей существует несколько видов поддержки. Финансируются проекты по разработке технологий и организации производства медицинских изделий. С 2011 года почти 170 таких проектов (169, если быть точным) получили в общей сложности около 36 млрд рублей поддержки, из них 18,5 – это деньги из бюджета.

Предусмотрены субсидии на компенсацию части затрат на проведение клинических испытаний медицинских изделий и организацию их производства. Фонд развития промышленности предоставляет займы на реализацию подобных проектов, в прошлом году это около 3 млрд рублей.

Кроме того, у наших производителей медицинских изделий есть преимущество при государственных закупках. Если в торгах участвуют две российские компании, заявки на поставку таких изделий иностранного производства отклоняются. Уже больше 100 изделий, на которые были распространены эти правила.

Всё это дало определённый результат. Если сравнить с 2015 годом, объём производства медицинских изделий в России вырос более чем на 15,5%. В денежном выражении за последние годы, за последние шесть лет он увеличился практически в два раза.

При государственной поддержке разработаны и выведены на рынок 75 импортозамещающих медицинских изделий. Их них 36, то есть половина практически, вообще в нашей стране не выпускались раньше и были зарегистрированы в прошлом году.

Конечно, нужно и дальше наращивать выпуск как современных, высокотехнологичных медицинских изделий, так и обычных, которые используются в повседневной работе, делать это за счёт локализации производств на территории нашей страны. При этом важно, чтобы отказ от импортных аналогов никак не отражался на качестве медицинской помощи, которую получают граждане нашей страны, и локализация производства не мешала российским производителям конкурировать.

Мы начали проект по локализации производства коронарных стентов и катетеров. Много раз к этой теме обращались. Хочу послушать, как обстоят дела. Обсудим, как выполняется график и условия поэтапной локализации производства подобных изделий, какие есть сложности и какие предложения по их решению.

И ещё один вопрос, он касается одноразовых медицинских изделий. Это различные устройства для переливания крови, контейнеры для донорской крови, расходные материалы. Спрос на подобные виды изделий, на такие товары – огромный, и, конечно, нужно расширять их производство на территории нашей страны. Также хотел бы услышать ваши предложения по этой теме, притом что некоторое время назад мы также к ней обращались, но уже прошло достаточно много времени, чтобы подвести итоги того, что было сделано, условно за последний год.

Россия > Медицина > premier.gov.ru, 6 апреля 2017 > № 2129893 Дмитрий Медведев


Россия. ЦФО > Армия, полиция > mvd.ru, 5 апреля 2017 > № 2137769 Ольга Купченко

«Следов Снежного человека пока не встречала».

Про её работу и главное увлечение жизни можно сказать: это дело настоящих мужчин. Она альпинист и единственная женщина в отделении охраны и конвоирования ИВСПиО МО МВД России «Дятьковский». При восхождении на горные вершины Ольга Купченко разворачивает флаг охранно-конвойной службы.

- Ольга Валериевна, какими качествами нужно обладать, чтобы служить в конвое?

- Прежде всего выдержкой и стрессоустойчивостью, к этому обязывает общение со спецконтингентом. Услышать в свой адрес здесь можно всякое, поэтому важно уметь сглаживать острые углы. Когда человек впервые оказывается под стражей или с воли по приговору сюда попадает, эмоции зашкаливают. Потом, конечно, все успокаиваются - сказывается опыт сокамерников, которые учат новичков, как себя держать… Зато те, у кого за плечами по пять-шесть ходок, а мы имеем дело в основном с такими, всегда в одном «жанре» - они непробиваемые.

К характерам и привычкам заключённых тоже надо приноровиться. И всегда следует помнить, что перед тобой оступившийся, но всё же человек. Для женщины-конвоира ещё важно уметь работать в мужском коллективе, со всеми ладить и находить общий язык.

- Говорят, что у конвоира должна быть смекалка не хуже, чем у опера…

- Перед приёмом под стражу заключённые обязательно проходят личный досмотр на предмет наличия острых, колюще-режущих предметов. Это связано с тем, что подозреваемые и обвиняемые, осознав неотвратимость наказания, не оставляют попыток членовредительства, которые могут повлечь и летальный исход.

Зачастую недозволенные предметы обнаруживаешь у тех, кого впервые «закрывают» по подозрению в совершении преступления. Например, у женщин при себе зачастую оказываются зеркальца, шпильки, пилочки… Всё это относится к колюще-режущим предметам. Значит, нельзя!

Умышленно пронести недозволенное в камеру стремятся личности, которых можно охарактеризовать фразой из фильма «Джентльмены удачи»: «Украл, выпил, в тюрьму». Так и здесь: получит человек условно или год, выйдет по УДО - и опять двадцать пять. Была у меня такая мадам, всё «каталась» по кражам, пока не села за убийство. Однажды она пыталась пронести телефон и бритвенный станок, до сих пор вспоминаем историю о том, как ей пришлось «вызывать искусственные роды»…

- В 2014 году вы попали в число брянских полицейских, которым выпало охранять порядок на Олимпиаде в Сочи. Что входило в ваши обязанности?

- По большому счёту выполняла ту же работу, что и здесь, только в другом масштабе и на более высоком уровне… Основными обязанностями были организация личного досмотра и пропуск зрителей из Олимпийского парка на другие спортивные объекты. Наш пункт досмотра, как и все остальные, был оборудован интроскопом, просвечивающим вещи. Мы следили за тем, чтобы люди не проносили запрещённые предметы. За время дежурства происшествий не было.

На спортивных состязаниях побывать не удалось - служба. Зато во время работы мне посчастливилось увидеть всех знаменитостей, которые там были: спортсменов, политиков, звёзд эстрады, журналистов.

- Ольга Валериевна, когда и как вы открыли для себя альпинизм?

- В горы меня тянуло всегда, что не удивительно, ведь я родом из Севастополя. Но осуществить мечту удалось только в 2014 году, тогда я впервые поехала на Кавказ.

А через год состоялось восхождение на Эльбрус. 2016-й встречала в Крыму: был поход в пещерные города, на Ай-Петри и Чатыр-даг. Эти места пользуются популярностью как у новичков, так и у продвинутых альпинистов.

Прошлым летом первая половина отпуска прошла на Кавказе - поднималась на гору Казбек. Вторую его половину провела на Памире, в планах был подъём на пик Ленина (расположен на границе Киргизии и Таджикистана), но совершить восхождение на «семитысячник» не удалось, один человек из нашей команды заболел, пришлось вернуться… Поэтому этим летом планирую «повторить» пик Ленина.

За четыре года сформировался костяк группы, который ходит постоянно. Прежде чем выйти в горы, группа регистрируется и встаёт на учёт в поисково-спасательном отряде МЧС. Когда попадаешь в приграничные районы, как на Кавказе, приходится отмечаться ещё и у пограничников.

Первое время вся зарплата уходила на экипировку. Невозможно обеспечить себя только хорошими ботинками, сэкономив на спальнике или рюкзаке. Необходимо было всё: от носков до пуховой куртки, от рюкзака до кошек и ледоруба. Важный момент в альпинизме - вес. Чем больше, тем сложнее. Поэтому снаряжение должно быть прочным, надёжным и… лёгким. Да, на учёте каждый грамм. Всё, что сверх нормы, оборачивается перегрузками, где каждый грамм как килограмм…

- С какими трудностями сталкивается человек, карабкаясь ввысь, за исключением физических нагрузок?

- Дышать становится труднее, потому что изменяется давление воздуха. Подъём может затруднять сильный ветер. Также сталкиваешься с понижением температуры, поэтому без тёплых вещей не обойтись.

- Вот тут и хочется вслед за Высоцким спросить: «Зачем идёте в горы вы?.. Ведь Эльбрус из самолёта видно здорово…»

- Да, Эльбрус - это особые впечатления. Здесь я впервые испытала эйфорию от восхождения на вершину. Вместо, казалось бы, усталости от пройденного маршрута почувствовала такой прилив сил, что хотелось бежать… И ещё - там живёшь настоящим. В горных походах с первого дня приходит такое состояние. Глядя на вечную красоту - горы, ущелья, реки, - ощущаешь, как перед мощью окружающей природы все житейские проблемы словно отступают.

- А вы верите в легенды о Снежном человеке, Чёрном альпинисте?

- Я реалист: пока не увижу - не поверю. Но пока даже следов Снежного человека не встречала, - улыбается Ольга. - Но и без этих чудес горы поражают воображение. Голубое небо, белые горы, зелёные склоны… Что может быть красивее? Разве только звёзды, которые в горах кажутся невероятно яркими и крупными. Как будто всё небо сияет тысячами бриллиантов. Объяснение этому простое, научное: воздушный слой в горах тоньше и, самое главное, чище, чем на равнине. Но впечатление фантастическое! Сразу вспоминается Памир. Россыпь сияющих звёзд на ночном небосводе и потрясающий Млечный Путь, до которого, кажется, подними руку - дотянешься. Отчётливо невооружённым глазом видны туманности, которые в городе можно разглядеть только в телескоп.

- Правда, что без обучения невозможно покорить гору? Где вы тренируетесь, когда не ходите в горы?

- Я всю жизнь дружу со спортом. Летом - лёгкая атлетика, зимой - лыжи. Что касается альпинизма, то поначалу я очень много об этом читала, но теория воплотилась в жизнь в первом походе благодаря инструктору. Там я научилась завязывать узлы (у меня это как-то сразу стало получаться), пользоваться снаряжением, освоила технику подъёма. Сохранить навык скалолазания помогают еженедельные тренировки в спортзале со стенкой, имитирующей рельеф скал. Также дважды в месяц выбираюсь на скалодром в Центр скалолазания в Брянске.

- При каждом восхождении вы разворачиваете штандарт с эмблемой охранно-конвойной службы. Почему?

- Просто я решила не нарушать традицию, которую поддерживает большинство альпинистов. И на вершине горы обязательно разворачиваю флаг с символикой службы: в центре на синем фоне - парящий сокол (конвоир), держащий в клюве змею (конвойный). Развевающийся на высоте флаг - гордость и символ службы.

Беседу вела Ирина ЧЕРНЯВСКАЯ

Россия. ЦФО > Армия, полиция > mvd.ru, 5 апреля 2017 > № 2137769 Ольга Купченко


Россия > Недвижимость, строительство > economy.gov.ru, 5 апреля 2017 > № 2132837 Виктория Абрамченко

Виктория Абрамченко: Росреестр улучшает инвестиционный климат

Заместитель Министра экономического развития РФ – руководитель Росреестра Виктория Абрамченко в интервью Бизнес ФМ рассказала о реформе системы государственной регистрации недвижимости, улучшении инвестиционного климата и о браке в работе кадастровых инженеров.

Уже три месяца в России действует Единый реестр недвижимости. Регистрация стала более простой, за счет чего улучшается инвестиционный климат. Какие еще изменения произошли в регистрации недвижимости, и как они повлияли на бизнес-климат? Об этом - в интервью главы Росреестра Виктории Абрамченко.

Корр.: Виктория Валерьевна, что изменилось в системе регистрации с вступлением в силу с 1 января закона о государственной регистрации недвижимости? Какие ключевые моменты вы можете выделить?

Виктория Абрамченко: Профессионалы на рынке недвижимости и участники со стороны Росреестра - мои коллеги, которые работают в системе говорят, что это вот такая финальная точка в реформе системы, и закон большой и масштабный. Но что конкретно привнес закон в жизнь представителей бизнеса и граждан? Первое, о чем нужно говорить - это сокращение вдвое сроков осуществления учетно-регистрационных процедур. То есть и регистрация прав, и кадастровый учет теперь нормативно осуществляются в два раза короче. Второе, о чем нужно говорить - это совмещение процедур. Теперь по одному заявлению можно осуществить и учет, и регистрацию права. Это точно также экономит и время, и силы, и пакеты документов становятся проще. И еще один важный момент. Мы получили возможность осуществлять экстерриториальную регистрацию.

Корр.: Вот я об этом как раз хотел у вас уточнить, в чем она заключается?

Виктория Абрамченко: Заключается экстерриториальная регистрация в следующем: если ваш объект недвижимости располагается в Хабаровске, а вы живете в Москве, вам не нужно лететь в Хабаровск для того, чтобы заключить сделку купли- продажи. Вы можете подать пакет документов в Москве по объекту, который расположен в Хабаровске. Мало того, 218 закон дает возможность нам как службе развивать эту услугу - экстерриториальную регистрацию и кадастровый учет. Мы можем говорить об осуществлении учетно-регистрационных действий не только по месту размещения объекта недвижимости, но и в любом нашем офисе, где в настоящее время менее загружены регистраторы прав. Для нас это дает возможность управлять нагрузкой по системе из федерального центра, это очень важно.

Корр.: Росреестр заявляет как одну из главных своих задач - улучшение инвестиционного климата. Что вы вкладываете в это понятие?

Виктория Абрамченко: Росреестр входит в систему Министерства экономического развития и, конечно, для нас, как для службы, которая подчиняется Министерству экономического развития, очень важно говорить действительно об инвестиционном климате. С точки зрения кадастрового учета и регистрации прав, прежде всего необходимо говорить о переходе на электронные услуги. Это бесконтактные технологии, которые нам точно так же позволяют бороться с коррупционными проявлениями внутри системы, и это очень важно. Второе направление, о котором нужно говорить, это развитие сети МФЦ. Мы выполняем показатели дорожной карты по закрытию окон приема в структурных подразделениях Росреестра, и до конца 2017 года должны закрыть точно также окна приема Кадастровой палаты, но не в ущерб заявителю. То есть мы закрываем свои окна приема в случае, если такие же окна открываются в МФЦ. И еще одно очень важное направление - это качество сведений самих реестров. Сведения Единого государственного реестра недвижимости, они, как я говорила выше, обобщают сведения о правах и об объектах. так вот в отношении объектов, к сожалению, накоплен такой опыт, что больше половины земельных участков не имеют точных границ. Ну, точнее половина земельных участков без точных границ. И для того, чтобы инвестиционная привлекательность регионов действительно была таковой, необходимо, чтобы в реестре недвижимости появились границы участков. Мы очень остро почувствовали эту проблему на территории субъектов Дальневосточного округа, когда запустили реализацию 119 закона о дальневосточном гектаре. Граждане должны получить дальневосточный гектар и быть при этом уверенными, что они не претендуют на участок другого собственника. А когда нет точных границ, то, собственно говоря, риск такой повышается.

Корр.: А если поближе к Москве? Я знаю то, что Московская область именно, нельзя сказать, что была проблемным регионом, но там были свои недочеты. Как сейчас?

Виктория Абрамченко: Сейчас ситуация выравнивается, и здесь я хочу слова благодарности сказать правительству Московской области. Мы, действительно, вместе с правительством реализуем очень интересный проект. Это такой проектный подход к предоставлению услуг бизнесу, который занимается строительством на территории Московской области. Речь идет о том, что представители бизнеса получают все услуги, во-первых, в одном месте. Это такая единая цепочка, от получения разрешения на строительство до регистрации права на завершенное строительство объекта недвижимости. И второе, о чем нужно говорить, это, конечно, огромный объем регистрационных действий на территории Московской области. Вот нам за два месяца текущего года удалось выйти на нормативные сроки предоставления этих услуг. По состоянию на декабрь прошлого года и январь текущего года, действительно ситуация была очень сложная, но сейчас мы справились.

Корр.: Скажите, а я, к примеру, как владелец земли, я могу зайти в какой-нибудь личный кабинет? И что я могу там увидеть, если да?

Виктория Абрамченко: Личный кабинет - это новый сервис, который тоже стал доступен с вступлением в силу закона 218. И личный кабинет позволяет вам как правообладателю, во-первых, все сведения увидеть о своих объектах, если у вас их несколько. Дальше вы можете посмотреть историю сведений о своем объекте недвижимости. И мы хотим развить услугу личного кабинета правообладателя до возможности подачи заявления на исправление каких-либо ошибок, если вдруг вы их увидите. Дальше очень важный момент - это информирование в виде смс- сообщений о том, что происходит с вашей недвижимостью. то есть, если вы зарегистрированы в личном кабинете, то дополнительная опция - это смс-информирование. Еще одна важная вещь - вы можете подать заявление о невозможности совершения регистрационных действий с вашими объектами недвижимости.

Корр.: Это важно, без моего личного участия.

Виктория Абрамченко: Без вашего личного участия, да.

Корр.: Скажите, а нечто похожее на личный кабинет гражданина есть для профессионалов, для кадастровых инженеров?

Виктория Абрамченко: Есть такой же личный кабинет для кадастрового инженера. И вот личный кабинет кадастрового инженера - это абсолютно необходимая и даже обязательная вещь для оформления прав на объекты недвижимости. Мы сейчас вместе с несколькими субъектами РФ, в том числе с Правительством Москвы договариваемся о том, чтобы нельзя было выдавать разрешение на ввод в эксплуатацию объекта недвижимости в случае, если кадастровый инженер не подтвердит через личный кабинет, что технический план, содержащий описание того самого объекта недвижимости подготовлен корректно. Почему мы об этом говорим? Да потому, что статистика за два месяца работы в текущем году показала, что 77% технических и межевых планов, подготовленных кадастровыми инженерами, - это брак. То есть это, к сожалению, будущие приостановки в учете, отказы в регистрации прав. Поэтому мы настаиваем на том, чтобы кадастровые инженеры пользовались личным кабинетом в обязательном порядке, и чтобы регионы нас услышали, что не надо выдавать разрешение на ввод, если описание объекта содержит некие пороки. И есть такой инструмент для проверки как личный кабинет.

Россия > Недвижимость, строительство > economy.gov.ru, 5 апреля 2017 > № 2132837 Виктория Абрамченко


Россия > Финансы, банки > premier.gov.ru, 5 апреля 2017 > № 2129892 Андрей Костин

Встреча Дмитрия Медведева с президентом – председателем правления ПАО «Банк ВТБ» Андреем Костиным.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Андрей Леонидович, хочу Вас известить о том, что я подписал правительственную директиву по переназначению Вас на должность руководителя Банка ВТБ на следующий срок в соответствии с уставом банка. Желаю Вам успехов в руководстве банком, надеюсь, что у банка будут хорошие показатели работы и с вкладчиками, и юридическими лицами – в общем, со всеми клиентами банка, как это и происходило в последние годы. На чём полагаете правильным сконцентрироваться в ближайшее время?

А.Костин: Спасибо, Дмитрий Анатольевич, за оказанное доверие. Банк ВТБ в настоящее время проходит очень важную стадию своего развития. В конце прошлого года наблюдательный совет принял новую стратегию, которая предусматривает глубокую трансформацию деятельности банка на базе внедрения самых новых технологий. Именно реализация этого плана позволит нам иметь совершенно другой банк – банк завтрашнего дня.

Во многом традиционное банковское облуживание уходит в прошлое. Мы рассчитываем, что это, с одной стороны, выведет на совершенно иной качественный уровень облуживания наших клиентов, а с другой стороны, приведёт к серьёзному повышению производительности труда и, как следствие, прибыльности нашей деятельности. Мы, например, планируем, что уже в 2019 году прибыль банка в четыре раза превысит прибыль прошлого года. Поэтому выработан целый комплекс мероприятий, и хочу заверить Вас, что я использую все свои силы, опыт и знания для того, чтобы успешно реализовать программу и задачи, которые поставил перед менеджментом главный акционер – Правительство Российской Федерации.

Д.Медведев: Банк ВТБ – один из крупнейших банков нашей страны, у вас держат счета огромное количество наших граждан, большое количество компаний, в том числе компаний, представляющих малый и средний бизнес. Надо сделать всё, чтобы банк был эффективным для всех, кто держит свои средства на счетах ВТБ.

Россия > Финансы, банки > premier.gov.ru, 5 апреля 2017 > № 2129892 Андрей Костин


Финляндия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > yle.fi, 5 апреля 2017 > № 2129853

Требование Аннели Ауэр – чрезмерно высокое. К такому выводу пришло Государственное казначейство Финляндии.

Прошлой осенью казначейство выделило Ауэр в качестве компенсации 545 000 евро. Ауэр была не удовлетворена этой суммой и через суд потребовала дополнительной компенсации размером в 2,5 млн евро.

В своем ответе уездному суду Варсинайс-Суоми казначейство заявило, что государство обычно платит пострадавшим примерно по 100 евро за проведенные в тюрьме сутки. Ауэр получила примерно по 800 евро за сутки.

Аннели Ауэр была признана невиновной в убийстве мужа в декабре 2015 года, но отсидела в тюрьме за это преступление более 600 дней.

В течение длительного судебного процесса Ауэр была приговорена к тюремному заключению за преступления сексуального и насильственного характера в отношении детей. Как считает Государственное казначейство, за это время Ауэр не следует выплачивать никакой компенсации.

Финляндия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > yle.fi, 5 апреля 2017 > № 2129853


США. Сирия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 5 апреля 2017 > № 2129786

Президент США Дональд Трамп на пресс-конференции в Вашингтоне по итогам переговоров с королем Иордании заявил, что на его взгляд, химическая атака в Сирии переходит все границы.

"Она перешла все границы для меня", — сказал Трамп, отвечая на вопрос, стала ли химатака в Сирии для него "красной чертой".

Он добавил, что сообщения о химической атаке в Идлибе изменили его взгляды на Сирию и режим Башара Асада.

"Скажу вам, что атака на детей вчера оказала на меня большое влияние очень–очень возможно, и скажу вам, что это уже произошло, мое отношение к Сирии и Асаду изменилось очень сильно", — сказал Трамп.

Он отметил, что, учитывая аналогичные атаки с использованием газа в прошлом, она вывела конфликт "на совершенно новый уровень".

Президент США отметил, что привык считать себя очень гибким человеком, который может менять свою позицию. "То, что произошло вчера неприемлемо для меня", — резюмировал Трамп.

США. Сирия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 5 апреля 2017 > № 2129786


США. Швеция. Сирия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 5 апреля 2017 > № 2129785

Швеция намерена поддержать проект резолюции Совбеза ООН по ситуации в сирийском Идлибе, где, как сообщалось, было применено химоружие, и требует расследования, говорится в опубликованном в среду заявлении премьер-министра Швеции Стефана Лёвена.

Совет Безопасности ООН в среду проводит заседание по ситуации в Идлибе, где, как сообщалось, было применено химическое оружие.

"Сегодня Совет Безопасности рассмотрит резолюцию, которая осуждает атаку, требует проведения быстрого международного расследования атаки с применением химического оружия и подчеркивает важность призвать ответственных к ответу. Швеция сделает все, что может, для принятия резолюции", — заявил Лёвен.

Он назвал инцидент в Идлибе "тяжелейшим случаем применения химического оружия после августа 2013, когда Совет Безопасности постановил, что всё такое оружие должно было ликвидировано в Сирии".

"Это следует добавить к другим военным преступлениям, совершенным во время конфликта в Сирии", — заявил Лёвен.

Войну в Сирии назвал "позорным пятном для человечества".

Нацкоалиция оппозиционных и революционных сил Сирии (НКОРС) заявила во вторник о 80 жертвах атаки с применением химоружия в городе Хан-Шейхун провинции Идлиб и 200 раненых. Вину за атаку оппозиционеры возложили на правительственные войска Сирии. Командование сирийской армии решительно отвергло обвинения в свой адрес и возложило ответственность на боевиков и их покровителей.

Минобороны РФ сообщило, что сирийская авиация нанесла удар в районе окраины населенного пункта Хан-Шейхун в провинции Идлиб по складу боеприпасов террористов, где находились арсеналы с химоружием, которое доставлялось в Ирак. Расследованием инцидента уже занялись ООН и Организация по запрещению химического оружия, однако пока они не публиковали каких-либо выводов о возможных виновниках произошедшего.

Ранее президент Сирии Башар Асад заявлял, что сирийское правительство не применяло оружие массового поражения, включая химическое оружие, против собственного народа. Асад напомнил, что Дамаск в 2013 году дал согласие на уничтожение своих складов с химоружием и на сегодняшний день не имеет запасов данного вида вооружений.

После крупнейшей газовой атаки в августе 2013 года в пригороде Дамаска Восточной Гуте, когда погибли, по разным данным, от нескольких сотен до полутора тысяч человек, Сирия присоединилась к Конвенции о запрещении химического оружия. Это стало результатом договоренности России и США об уничтожении химоружия в стране под контролем ОЗХО и остановило военное вмешательство США в Сирию.

Запасы химоружия были успешно вывезены из Сирии, в январе 2016 года ОЗХО объявила о полной ликвидации химарсенала страны. За химическое разоружение Сирии организация получила в 2013 году Нобелевскую премию мира.

Людмила Божко.

США. Швеция. Сирия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > ria.ru, 5 апреля 2017 > № 2129785


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 5 апреля 2017 > № 2129574

Тиньков запустит нового виртуального оператора связи «Тинькофф Мобайл»

Ангелина Кречетова

Редактор Forbes.ru

Новый мобильный оператор будет работать на сетях Tele2

Миллиардер Олег Тиньков F 169 анонсировал скорый запуск нового виртуального оператора сотовой связи (MVNO) в России — «Тинькофф Мобайл» — на базе оператора Tele2. Об этом бизнесмен написал на своей странице в Facebook. Он уточнил, что новый оператор появится к концу года.

«Я понимаю, как вас достала монополия «тройки операторов», их ужасный сервис, конские тарифы и обманы. Tele2 Russia пытается изменить ситуацию, и вот мы идем к ним на помощь, и на базе Tele2 Russia в конце года мы запускаем мобильного оператора «Тинькофф Мобайл», — сообщил бизнесмен.

Тиньков добавил, что у нового оператора будут удобные тарифы и «много бесплатного». «Крутые фишки и конечно супер-предложения по DATA, включая международный роуминг. И, конечно, знаменитый дружеский и человечный сервис #Тинькофф», — рассказал предприниматель.

В сообщении банка уточняется, что кредитная организация построит виртуального оператора сотовой связи на базе сети радиодоступа и инфраструктуры Tele2. Банк получит собственный код сети, выделенный диапазон номеров и сим-карты, которые будут доставляться клиентам через собственную сеть представителей. Абонентами новой сети смогут стать все желающие. Объем инвестиций в проект не раскрывается.

Председатель правления Тинькофф Банка Оливер Хьюз отметил, что в последнее время наблюдается все большая конвергенция между финансовым и телеком-секторами. «Поэтому запуск собственного виртуального оператора сотовой связи — ожидаемый и логичный для нас шаг, которые вписывается в нашу стратегию по строительству полноценной финансовой экосистемы на базе платформы Tinkoff.ru», — подытожил он.

В Тинькофф банке выразили уверенность, что создание виртуального оператора позволит качественно расширить спектр оказываемых услуг, благодаря чему удастся повысить лояльность существующих клиентов и привлечь новых. «Мы также ожидаем значительный синергетический эффект для нашего бизнеса за счет оптимизации части расходов по обслуживанию клиентов. В долгосрочной перспективе это направление станет еще одним источником некредитного дохода для нашего бизнеса», — говорится в сообщении.

Сейчас в России действуют четыре федеральных мобильных оператора — МТС, «МегаФон», «ВымпелКом» (работает под брендом «Билайн») и «Т2 РТК Холдинга» (бренд Tele2), которые предоставляют услуги сотовой связи в большинстве регионов. Ранее Федеральная антимонопольная служба (ФАС) обвинила их в нарушении закона о защите конкуренции. В сообщении ведомства указывалось, что нарушение выразилось в том, что операторы с октября 2014 по декабрь 2015 года ввели поклиентский учет SMS-трафика для SMS-агрегаторов. Это привело к тому, что для конечных заказчиков рассылок заметно выросли тарифы.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 5 апреля 2017 > № 2129574


США. Весь мир > СМИ, ИТ > forbes.ru, 5 апреля 2017 > № 2129573

Основатель eBay вложит $100 млн в журналистские расследования

Анастасия Ляликова

редактор новостей Forbes.ru

Первый транш в поддержку независимой журналистики достанется авторам нашумевшего «панамского расследования»

Благотворительный фонд миллиардера Пьера Омидьяра (состояние $8 млрд по оценке Forbes) Omidyar Network решил выделить $100 млн на поддержку журналистских расследований и борьбу с пропагандой, пишет Forbes со ссылкой на заявление организации, сделанное на Всемирном форуме Сколла в Оксфорде.

В фонде рассказали, что средства будут выделены в течение трех лет и будут потрачены на борьбу с «глубинными причинами глобального дефицита доверия».

«Свободные и независимые СМИ играют ключевую роль в предоставлении достоверной информации и критичны для создания системы сдержек и противовесов в отношении тех, кто находится у власти», — заявил партнер компании Omidyar Network Стивен Кинг.

Первые $4,5 млн будут выделены Международному консорциуму журналистов-расследователей (ICIJ) – авторам расследования о панамских офшорах, опубликованного весной 2016 года. Также деньги получат Латиноамериканский альянс за гражданские технологии и Лига борьбы с клеветой.

В Omidyar Network добавили, что решили заняться этим потому, что доверие общества к СМИ подорвали такие события, как Brexit, импичмент президента Бразилии Дилмы Русефф и избрание Трампа.

Ранее к борьбе с фейковым новостями подключился Facebook Марка Цукерберга — соцсеть начала тестировать систему, при которой спорные сообщения будут иметь специальную отметку. Актуальность проблемы обнажили прошедшие осенью 2016 года в США президентские выборы, когда Цукерберга обвинили в том, что именно фейковые сообщения в его социальной сети способствовали победе Дональда Трампа.

Основатель Omidyar Network Пьер Омидьяр сделал свое состояние на Ebay, однако позднее получил известность как филантроп. В 2004 году вместе с супругой они основали фонд Omidyar Network, который с того момента потратил более $1 млрд на социальные проекты.

В 2013 году бизнесмен основал медиа-стартап First Look Media, призванный защитить Первую поправку к Конституции США, гарантирующую свободу слова. Эта организация участвовала в финансировании фильма «В центре внимания», в котором освещалось расследование Boston Globe о сексуальных преступлениях католических священников.

США. Весь мир > СМИ, ИТ > forbes.ru, 5 апреля 2017 > № 2129573


США. Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 5 апреля 2017 > № 2129565

Санкции за Ротенберга: американский бизнес российских брокеров под угрозой

Антон Вержбицкий

Редактор Forbes Russia

Крупнейшие российские брокеры, работающие на американском рынке, рискуют оказаться под американскими санкциями, так как торгуют запрещенными акциями и облигациями

Два крупнейших российских брокера — «Открытие» и БКС, — которые предоставляют услуги на территории США, могут попасть под действие западных санкций сообщает FT. Причиной этого является то, что они предоставляют возможность проводить операции тремя санкционными ценными бумагами, торговля которыми для американских граждан запрещена. Среди них строительная компания «Мостотрест» и Мособлбанк. Обе Financial Times называет принадлежащими миллиардеру Аркадию Ротенбергу F 75 (хотя основным акционером является ТФК Финанс, которое управляет активом в интересах НПФ «Благосостояние»). Ротенберг попал под американские и европейские санкции, после того как Россия присоединила Крым в 2014 году. Еще одним запрещенным инструментом являются рублевые облигации представителя оборонной промышленности «Уралвагонзавод», который попал под санкции из-за конфликта на востоке Украины.

Обороты рынка санкционных ценных бумаг невелики. В последнем квартале 2016 года по акциям «Мостотреста» проводилось в среднем 322 сделки в день со средним оборотом 5,13 млн рублей. С Мособлбанком — 490 сделок в день при среднем обороте 4,33 млн рублей. Облигации «Уралвагонзавода» торговались в среднем три раза в день со средним оборотом 316 258 рублей. В «Открытии» сообщили, что обороты ценных бумаг составляют менее 1/100 от общего оборота клиентов компании.

Оба брокера проводят операции в США, а это означает, что они могут быть признаны нарушившими законодательство, которое запрещает оказывать финансовую поддержку находящимся под санкциями компаниям, пояснил FT бывший старший советник Управления по контролю за иностранными активами казначейства США (OFAC) Адам Смит. Он участвовал в разработке санкций против России и считает, что брокерские организации вполне могут быть включены в санкционный список. «OFAC не принимает аргументы несоблюдения санкций в рамках внутригосударственного права», — сказал Смит. В OFAC отказались от комментариев.

«Открытие» и БКС сообщили, что в России нет никаких ограничений при обращении с ценными бумагами, и они не считают, что в России должны применяться правила, которые применяются в американской юрисдикции. В БКС сообщили, что они «действует в строгом соответствии с российским законодательством». В «Открытии» объяснили, что предоставляют доступ к торговле ценными бумагами в полном соответствии с требованиями закона и учитывают запрет Казначейства США. В заявлении «Открытия» говорится: «в настоящее время ни один из наших клиентов не является гражданином США или юрлицом, зарегистрированным в США».

Бизнес в США «Открытия» невелик — в нью-йоркском офисе «Открытия» всего четыре сотрудника. БКС же открыл офис в Нью-Йорке в прошлом году. «Финам» — еще один российский брокер, также предлагает все три ценные бумаги на своем веб-сайте, но не ведет операций в США, пишет FT. Один из брокеров сказал FT: «Санкции больше не действуют, никто не наказывает тех, кто им не подчиняется. Западные банки спрашивают: «Соблюдаем ли мы санкции?» Мы ставим галочку в анкете и забываем об этом».

США. Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 5 апреля 2017 > № 2129565


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 5 апреля 2017 > № 2129563

«Умная экономика», которой не будет: как Силуанов, Набиуллина и Греф обсуждали структурные реформы

Ксения Смирнова, Екатерина Метелица

Экс-министр финансов Алексей Кудрин пытался узнать у чиновников и госменеджеров, как заставить российскую экономику расти

Темпы роста российской экономики в ближайшие годы будут низкими, а изменить ситуацию могут только структурные реформы, сошлись во мнении чиновники, выступая на пленарной сессии ежегодного Биржевого форума.

Пора наконец заняться структурными реформами, призвал председатель правления Сбербанка Герман Греф: «Глядя на состояние нашей экономики, нет веры в нефть, в то, что цена опять подпрыгнет в два раза и нам в очередной раз повезет. Все пришли к выводу, что кризис, в котором мы находимся, не циклический, а структурный и бороться с ним надо понятным набором мер». Не стоит слушать «псевдоученых», которые призывают «залить весь этот пылающий костер деньгами», подчеркнул Греф. «Сегодня нет никакого другого средства, кроме как наконец заняться структурными реформами», - резюмировал он.

Структурные реформы необходимы, согласился модератор пленарной дискуссии председатель набсовета Московской биржи Алексей Кудрин. К примеру, чем заместить падающие нефтяные доходы бюджета?

Бюджетная и налоговая реформы – одни из ключевых, заявил министр финансов Антон Силуанов: «Если бюджет не сбалансирован, увеличивается налоговое бремя, повышается нестабильность. Если сбалансирован – не будет усиления давления на бизнес». Задача правительства – сделать бюджет независимым от внешних факторов и колебаний цен на нефть, сказала министр.

Для развития экономики нужно увеличивать расходы бюджета на «инфраструктуру, умную экономику», сказал Силуанов. «Нужна решимость для такого перераспределения бюджета. Перераспределение, оптимизация бюджета осуществляется за счет более жесткого подхода к оценке эффективности расходов», — отметил он.

Хорошая новость в том, что государство не увеличивает налоговую нагрузку на бизнес, а улучшает «собираемость налогов», заметил Силуанов: «За первый квартал налоги в целом выросли на 25%, в том числе не связанные с нефтью и газом — на 11%. У нас растет НДС – на 16% к уровню прошлого года. Это говорит о том, что улучшается администрирование».

«Мы залезаем в теневой сектор, начинаем более жестко собирать с тех неплательщиков, которые до сих пор еще в серую работают или в черную. И за счет этого мы должны сейчас привлекать дополнительные ресурсы в бюджетную систему, а не за счет увеличения налоговой нагрузки», - цитирует агентство «Прайм» слова Силуанова.

Возможен ли рост экономики в условиях серьезного дисбаланса в финансовой сфере – мало страховых компаний и пенсионных фондов (источника длинных инвестиций) и много банков (короткие деньги), спросил Кудрин главу ЦБ Эльвиру Набиуллину. Или нужны структурные реформы и в этом секторе?

Расти можно при любом соотношении финансовых институтов, заверила Набиуллина: «Главное, чтобы и банковский, и небанковский секторы были устойчивы. Наша проблема в том, что не используется потенциал небанковского сектора». Для развития длинных денег, которые необходимы экономике, нужно снижение инфляции, добавила она.

Что делать с большим количеством госкомпаний в экономике? – спросил Кудрин.

«Частные инвесторы во многом действуют эффективнее, чем госменеджмент. Мы считаем, что в компаниях с госучастием нам нужны такие же показатели деятельности, как в частных, — заявил Силуанов. — Если мы рассматриваем долю государства в компаниях как актив, то логично, что этот актив должен приносить доход».

Для повышения темпов роста российской экономики критически важно снижение доли госсектора, заявил Греф. «Когда свыше 70% экономики — это госсектор, говорить о конкуренции и эффективной структуре экономики невозможно. Нужна приватизация <...> Приватизация является вопросом национальной безопасности», — цитирует «Интерфакс» слова Грефа.

Каким будет рост ВВП в ближайшие годы?

Экономический рост в России в 2019 году будет зависеть от того, какая команда правительства придет после выборов 2018 года, считает глава Сбербанка. «Можно написать много томов о реформах, но все зависит от того, какое качество госуправления будет реализовано, от новой команды правительства», — цитирует ТАСС слова Грефа. По мнению главы Сбербанка, России необходимы три направления структурных реформ: сокращение доли государства в экономике, сокращение госрегулирования и опора на «интеллектуальные ресурсы», то есть на «экономику будущего». Но в связи с этим есть проблема: эта сфера в России развивалась только тогда, когда «вокруг интеллекта была колючая проволока», сказал Греф.

Интеллектуальная экономика характерна тем, что «ничего собирать даже в чемодан не надо», просто «сел, пересек границу», цитирует РБК Грефа. В качестве примера глава Сбербанка привел авиаконструктора Игоря Сикорского, который эмигрировал в США: «Сикорский собрал весь интеллект, уехал, и получилась американская вертолетная промышленность». Все «прикладные вещи реализовались за рубежом», потому что «здесь было некомфортно».

«Создание интеллектуальной экономики – это полностью дело бюджета. Бюджет необходимо сократить до минимума, и тогда интеллектуальная экономика начнет развиваться. Пока налоги высокие и бюджет высокий, никакой интеллектуальной экономики не будет», — резюмировал Греф.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 5 апреля 2017 > № 2129563


Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > forbes.ru, 5 апреля 2017 > № 2129546

Wildberries стал крупнейшим интернет-ретейлером в России

Служба новостей

Forbes

Интернет-ретейлеру удалось обойти лидера по онлайн-продажам прошлого года — магазин «Юлмарт»

Wildberries занял первое место в рейтинге Ecommerce Index Top-100, составленном EWDN и Data Insight. Результаты исследования были представлены в рамках конференции EcomWeek 2017, передает корреспондент Forbes.

Таким образом, интернет-ретейлер обошел «Юлмарт», лидировавший в прошлом году. Онлайн-продажи Wildberries за 2016 год оценены в 45,6 млрд рублей, «Юлмарта» – в 38,8 млрд рублей. Wildberiess также победил в номинации «Лидер роста: доля рынка» за самое быстрое наращивание доли на рынке.

На третьем месте рейтинга оказался «Ситилинк». Интернет-ретейлер mvideo.ru занял четвертую строчку, а замыкает пятерку лидеров eldorado.ru. В топ-10 крупнейших ретейлеров рунета попали также Lamoda, Ozon, Exist.ru (был лидером рейтинга в 2015 году), svyaznoy.ru и kupivip.ru.

Самый большой процентный прирост за 2016 год показал «Детский мир» (номинация «Лидер роста: развитие»). Ретейлер одержал победу в номинации «Лидер роста: конверсия» за умение выполнять максимальное число заказов из трафика.

Wildberries развивают совместно Татьяна и Владислав Бакальчуков. В прошлом году Forbes оценил состояние Бакальчук в $500 млн, что позволило ей попасть в топ-3 самых состоятельных женщин России.

Сооснователь и коммерческий директор East-West Digital News (EWDN) Владислав Широбоков отметил, что оборот интернет-магазинов из ТОП-100 составляет 2/3 всего российского рынка e-commerce. Всего на этом рынке совершается 314 000 заказов в сутки, 115 млн заказов в год, 551 млрд рублей выручки, объем выполненных за 2016 год заказов прибавил 27% по отношению к 2015, с точки зрения выручки рост за год составил 25%.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > forbes.ru, 5 апреля 2017 > № 2129546


Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 апреля 2017 > № 2129539 Эммануэль Макрон

Эмануэль Макрон: «Я не претендую на то, чтобы быть нормальным президентом»

Бастьен Боннфу (Bastien Bonnefous), Николь Шапюи (Nicolas Chapuis), Седрик Пьетралунга (Cédric Pietralunga), Соленн де Руайе (Solenn de Royer), Le Monde, Франция

За три недели до выборов Эммануэль Макрон утверждает в интервью le Мonde, что все еще находится в положении «аутсайдера» по отношению к «фавориту» Марин Ле Пен. Кроме того, ему не по душе «сильнейшее замешательство» у Бенуа Амона и Франсуа Фийона, которые сделали его «главной целью своих нападок».

Le Monde: Не опасаетесь ли вы, что опросы переоценивают ваш рейтинг, как это было с Аленом Жюппе (Alain Juppé) на праймериз правых?

Эммануэль Макрон: Лучше быть наверху за три недели до выборов и остаться, чем быть там через две недели после голосования. Я нахожусь вовсе не в том положении, что Ален Жюппе. Он был фаворитом с самого начала, за год до праймериз. Я же далеко не фаворит и все еще остаюсь аутсайдером.

— И кто же сейчас фаворит выборов?

— Сейчас, причем уже довольно давно фаворитом первого тура по опросам стабильно называют Марин Ле Пен.

— Но ей сулят поражение во втором туре…

— Те, кто говорят, что Марин Ле Пен не пройдет второй тур, — те же самые люди, которые утверждали, что Трампу никогда не победить. Если она намного обойдет всех в первом туре, никто не знает, что может произойти. В результате мы видим сильнейшее замешательство у Бенуа Амона и Франсуа Фийона, которые сделали «Вперед!» и меня самого главной целью своих нападок. Речь идет о потере республиканских ориентиров. Нужно четко представлять себе ситуацию. В нынешней кампании меня больше всего поражает тот факт, что у нас стали воспринимать, как что-то нормальное, Марин Ле Пен и ее присутствие во втором туре. В то же время никто не хочет понять, что она может победить. В этом самый страшный риск. Мое политическое предложение диаметрально противоположно тому, что выдвигает она. Она — мой главный противник, и основные дебаты разворачиваются между ней и мной, то есть между патриотами и националистами. Она выступает за закрытость и самоизоляцию, тогда как я отстаиваю открытость и дух завоевания.

— 50% ваших избирателей говорят, что еще окончательно не определились. Вас это не беспокоит?

— Самое важное — это динамика. А она — позитивная на протяжение нескольких месяцев. Доля уверенных в готовности проголосовать за меня избирателей увеличилась на 20 пунктов за месяц. В любом случае, мы будем активно стараться убедить людей до самой последней секунды.

— Вы говорите о националистах и патриотах. Это новая линия раздела, которую вы пытаетесь установить вместо правых и левых?

— Мы движемся к невиданному тройному разделу политического лагеря. Существуют центральный прогрессистский лагерь, который представляем мы, консервативные или более радикальные левые, где Жан-Люк Меланшон постепенно подминает под себя Бенуа Амона, и чрезвычайно жесткие консервативные правые, сближающиеся с ультраправыми. Франсуа Фийон осуществляет мечту Патрика Бюиссона (Patrick Buisson) о сближении ультраправых и части так называемых республиканских правых. Он решил, что французские правые могут существовать на границах республики, поднимая шум в СМИ, устраивая нападки на правосудие, поливая грязью соперников, утверждая, что мы живем в мире постправды… Это то же самое, что перечеркнуть все основополагающие ценности республиканских правых. Все это неизбежно повлечет за собой перестроение между частью правых и ультраправыми, хочет того Франсуа Фийон или нет.

— Ослабление Соцпартии — хорошая или плохая новость для демократии?

— Прекрасная новость в том, что существуют находящиеся в добром здравии молодые политические движения. Будьте спокойны, демократия переживет Социалистическую партию! Соцпартия и «Республиканцы» стали коалициями людей, которым больше не свойственно единство мысли. Будь то вопросы Европы, светского государства или экономических и социальных реформ, во всех этих старых лагерях сформировался раскол.

— То же самое касается и вашего движения…

— Это не так, все совершенно иначе. У нас четкая политическая линия. В нашем движении все за Европу, кардинальные социально-экономические реформы, труд, образование, борьбу с неравенством… Все поддерживают шесть приоритетных направлений, которые мы ставим перед нацией. Все дело в том, что мы начали работу с чистого листа, начиная с основ, а не политиков. Но если в движении «Вперед!» существуют разные позиции, я этому только рад.

— Вы считаете свою кандидатуру полезным голосованием против Марин Ле Пен?

— Я никогда не использовал этот аргумент.

— Но ваши сторонники используют!

— Мне хочется, чтобы за меня голосовали, поэтому я делают позитивное предложение. Некоторые используют этот аргумент, чтобы оправдать переход от партии к нам… Но я им не пользуюсь. Потому что победить Марин Ле Пен можно лишь при наличии убедительного и осуществимого проекта.

— Некоторые все же утверждают, что стали бы худшим кандидатом в противостоянии с ней…

— Кто это говорит? Бенуа Амон? Он каждый день теряет сторонников, его обошел Жан-Люк Меланшон. Франсуа Фийон? Он лишился трех четвертей своего большинства. Я — единственный кандидат, который объединяет людей. Вы действительно считаете, что левый электорат массово пойдет голосовать за Франсуа Фийона, если он окажется во втором туре против Марин Ле Пен? В то же время, я надеюсь, что многие люди правых и левых взглядов пойдут голосовать, если мы окажемся во втором туре. Вопрос полезного голосования встанет тогда, но не раньше.

— Вы не Хиллари Клинтон против Дональда Трампа?

— Ни в коем случае. Я не нахожусь в системе 30 лет.

— Как бы то ни было, Марин Ле Пен называет вас своим лучшим соперником, потому что вы воплощаете отвергаемую повсюду в Европе социал-демократию. Это вас не тревожит?

— Ничуть. Если я смогу победить Марин Ле Пен, и переустройство нашей политической жизни будет доведено до конца, я считаю, что основы существования Национального фронта будут серьезно ослаблены. Все потому, что он питается неэффективностью системы. Однако на его развалинах закрепятся жесткие правые с Франсуа Фийоном. Посмотрите, что произошло за последние несколько недель: он решил опереться на правых, которые не хотят соблюдать сформировавшие республику принципы. С этой точки зрения он предал то, что вынес генерал Де Голль из Второй мировой войны.

— Вы действительно символизируете отход от сложившегося порядка, хотя ваше политическое предложение поддерживает вся техноструктура?

— Я знаю техноструктуру. Я вышел из нее. Но я оставил ее позади. В отличие от многих.

— Разве ваши предложения не соответствуют ее желаниям?

— Существование техноструктуры вот уже не одно десятилетие определяется чередованием правых и левых. Работа в министерстве, в частном секторе, вознаграждение или повышение… Я как человек сформировался в частном секторе, там, где, если вы не добиваетесь успеха, с вами быстро распрощаются. Я решил вернуться на государственную службу, в отличие от большинства банкиров. Когда я ушел из Елисейского дворца, то ничего не просил, в отличие от всех этих людей, о которых вы говорите. Я не требовал, чтобы меня назначили главой крупного банка или дали престижный пост в администрации. Я ушел потому, что не признаю эту систему.

— Вы сейчас говорите о своем жизненном пути, но ваши идеи действительно расходятся с тем, чего хочет Минфин?

— Но ведь жизненный путь — ключевой элемент доверия к человеку. Он в том числе отличает меня от остальных. Возвращаясь к вопросу, я не продвигаю идеи технократии, они куда лучше представлены у Франсуа Фийона. Мне непонятно, что вы подразумеваете под тем, «чего хочет Минфин». Если вы имеете в виду всестороннюю либерализацию или либеральную чистку, все это очень далеко от моей программы. Скорее уж, это программа Франсуа Фийона, который берет на вооружение старые методы. Я стремлюсь найти новые точки равновесия. Взять хотя бы пенсии. Франсуа Фийон хочет на два года увеличить период отчислений для всех. Я же хочу переосмыслить нашу систему и приблизить пенсионные режимы к единообразию. У меня другой взгляд на состояние французского общества и его потребности. Это отличает меня от Бенуа Амона, чье предложение задвигает в сторону труд и не позволяет увидеть себя в нем среднему классу, и Франсуа Фийона с его чрезвычайно жесткой и несправедливой программой. Наконец, есть вопрос Европы. Технократы не испытывают к ней особой любви. А я испытываю!

— По вашим словам, в случае избрания вы нацелены на абсолютное большинство в парламенте и заранее отказываетесь от любых коалиций. Не слишком ли это самоуверенно?

— Нет. Это необходимое условие эффективности. Если мы вернемся к логике коалиций, у меня будет шаткое большинство. Я стремлюсь к глубоким переменам, как по сути, так и по методам, с четкой политической направленностью и прочным политическим большинством. Мне кажется, что наши институты формируются по тому курсу, какой задают президентские выборы. Кроме того, применение закона о совмещении должностей станет значимым фактором обновления состава: не менее трети парламентариев не смогут выставить свою кандидатуру.

— Но если у вас все же не будет большинства, как вы поступите?

— Вопрос встанет перед всеми. Причем, даже в большей степени перед Марин Ле Пен, Франсуа Фийоном и Бенуа Амоном, чем передо мной. От них каждый день бегут сторонники, и в их рядах хватает бунтарей еще даже перед парламентскими выборами!

— Ваш проект трансформации может существовать без абсолютного большинства?

— Если французы хотят таких перемен, они проголосуют за меня и подтвердят это на парламентских выборах.

— Не слишком ли вы драматизируете, говоря, что не сможете ничего сделать без большинства?

— Вне зависимости от политической ситуации, наша конституция формирует рациональный парламентаризм. Взять хотя бы период с 1988 по 1991 годы. Было решено и утверждено много вещей. Поэтому Мишель Рокар (Michel Rocard) так активно пользовался статьей 49.3.

— Без большинства вы будете управлять со статьей 49.3?

— Я всегда говорил, что не собираюсь убирать статью 49.3 из конституции. Я в полной мере принимаю все инструменты, которые предусмотрены конституцией 1958 года. Но я убежден, что если французы изберут меня президентом, они дадут мне большинство в Национальном собрании.

— Изначально вы говорили, что примете людей с двойной принадлежностью кандидатами на парламентских выборах. Но вы изменили позицию. Разве это не загоняет в ловушку тех, кто присоединился к вам?

— Никакой ловушки нет. Я всегда говорил, что двойная принадлежность возможна для вступления в «Вперед!»

— Но люди посчитали, что это касается и участия в парламентских выборах!

— Покажите мне хотя бы одного, кто недоволен нашим решением.

— Они не решаются сказать…

— Покажите мне их. Мы не создавали партию, которая требует разорвать ваши связи. Но на парламентских выборах вопрос встает уже иначе, потому что во время официальной подачи кандидатур человек должен принадлежать лишь к одной партии.

— Вы требуете от Социалистов уйти из Соцпартии, если они хотят выставить свою кандидатуру под вашим флагом?

— Именно так. Я сделал это ради эффективности. В противном случае начнется игра аппаратов.

— Вы говорите, что не являетесь единственной «гостиницей». Но в чем связь Робера Ю (Robert Hue) и Алена Мадлена (Alain Madelin), Мануэля Вальса (Manuel Valls) и Ксавьер Тибери (Xavière Tiberi), которые поддерживают вас?

— Многие люди ощущают необходимость высказаться. Вы хотите этому помешать? В большинстве случаев я их ни о чем не просил.

— Вы стали жертвой собственного успеха?

— Они говорят о том, за кого собираются голосовать. Я никак не могу этому воспрепятствовать.

— Означает ли это, что вы готовы принять всех?

— Но разве я всех принимал? Взять хотя бы Мануэля Вальса. Он сказал: «Я буду голосовать за Макрона». У меня нет причин отвергать демонстрации поддержки, если они соответствуют нашим ценностям и предложениям. Но разве я сказал, что он станет депутатом «Вперед!» или министром в моем правительстве? Нет. И именно это означало бы принять его. Существенная разница.

— То есть, вы ничего не должны тем, кто поддерживают вас?

— Если кто ничего не должен партийным иерархам, то это я. Потому что мы сделали все без них, даже вопреки им.

— Вы говорили о намерении обновить состав правительства за одним «исключением» в лице Жана-Ива Ле Дриана (Jean-Yves Le Drian). Почему?

— Этот вопрос сейчас невежливый и бессмысленный. Я веду президентскую кампанию, а не занимаюсь формированием правительства. Я говорил о появлении новых лиц, и подтверждаю это, потому что таково условие обновление практик и эффективности. Мы приложили столько усилий не для того, чтобы вернуться к старому.

— Тут речь идет не о вежливости, а соблюдении политического обещания. Франсуа Олланд сказал, что никто из министров не будет совмещать должности, однако Жан-Ив Ле Дриан в итоге все же сохранил за собой посты министра обороны и главы Бретани…

— В моем правительстве никто этого делать не будет.

— Вы установили правило, но будут ли исключения?

— Я установил не правило, а принцип.

— Жан-Ив Ле Дриан сможет быть министром в вашем правительстве?

— Повторюсь, сейчас такой вопрос не стоит. У Ле Дриана есть одна особенность: его подход в Бретани схож со стремлением к открытости «Вперед!» Его политическое предложение близко к тому, что представляю я.

— Правые напирают на то, что ваше окружение было в прошлом окружением Олланда. Есть ли между вами преемственность?

— Этот аргумент правых совершенно нелепый! Те, кто называют меня наследником, в прошлом говорили, что я — предатель, Брут. Это настолько абсурдно, что просто смешно. Я разорвал связи с Франсуа Олландом, потому что у нас были существенные разногласия.

В то же время хотел бы отметить, что пять лет работавший с Николя Саркози Франсуа Фийон ни разу не посмел возразить тому и не ушел. Более того, ему все еще покровительствуют сторонники Саркози, которые спасли его участием в мероприятии в Трокадеро. Если тут и есть наследник старой системы, так это он! Далее, предлагаемая мной методика радикально отличается от подхода Франсуа Олланда. Во время кампании я обозначил кардинальные реформы, которые собираюсь реализовать сразу же после избрания. Предельно четко.

— Вы говорите о разных методах. Но не являетесь ли вы по сути наследником «олландизма»?

— Различия касаются как методов, так и сути. По трудовому праву я предлагаю не просто корректировки, а глубокие преобразования путем максимального приближения переговоров насчет условий труда. По школе я тоже предлагаю переосмысление, которое не ограничивается увеличением или уменьшением числа преподавателей. Существует инвестиционная программа, которой я сразу же собираюсь дать ход. Наконец, я предлагаю реформы пособий по безработице, профессионального образования и пенсионной системы, которые не были проведены ни правыми, ни левыми.

Предложенный мной подход к управлению тоже совершенно иной. Я не претендую на то, чтобы быть нормальным президентом. Я стремлюсь стать президентом, который действительно управляет, а не является объектом шуток, быстро принимает решения, реализует в приоритетном порядке президентские проекты и формирует эффективное правительство. Мне хочется перевернуть две страницы. Страницу пяти последних лет и 20 последних лет.

— У некоторых вызывает беспокойство то, как вы собираетесь руководить страной: зажатое правительство без политического опыта, парламент, который будет принимать законы всего три месяца, возвращение профсоюзов на предприятия… Не вырисовывается ли какая-то цезаристская картина?

— Наоборот, я стремлюсь к ясности и ответственности. Сегодня власть уже сосредоточена в Елисейском дворце, намного сильнее, чем все думают. Я хочу стать президентом-гарантом долгосрочной перспективы, институтов, заданного курса. Когда президент распыляется на каждодневные решения и корректировки, как это было в прошлом, его позиции слабеют. Причем колоссально.

— Но возможно ли это с учетом ускорения ритма политики и информации?

— Нужно просто принять, что СМИ и политическая система не задают тон.

— То есть, у вас будет сильный премьер…

— Я выберу премьера, который будет проводить политику правительства, как это предусмотрено по конституции. Он не будет простым служащим или носителем какой-то личной программы.

— Нынешняя кампания пронизана скандалами и подозрениями насчет политической сферы. Касательно вас, французы не понимают, как после работы в банковской сфере ваше состояние находится примерно на одном уровне с Натали Арто (Nathalie Arthaud), кандидатом от «Рабочей борьбы»…

— Я был в частном секторе, много работал, зарабатывал деньги и очень этим горжусь. Я не люблю деньги, но нет у меня и ненависти к ним. Те, кто обожают или ненавидят деньги, опасные люди. Я был вынужден взять кредиты для покупок и работ с недвижимостью. Это было отражено в декларациях имущества. Меня досконально проверили налоговые службы и Верховное управление прозрачности. Они подтвердили мои декларации.

Начиная с этого момента, я не обязан рассказывать вам, как я поступил с заработанными в частном секторе деньгами. Я буду до конца бороться с политикой подозрений о вуайеризма.

— Вы предстаете перед французами. У них может возникнуть желание узнать, какой вы человек…

— Им известно, что меня проверили налоговые органы и Верховное управление прозрачности, у которого не нашлось никаких возражений. Таким образом, им известно, что я все делаю законным путем.

— После ознакомления с вашей декларацией имущества некоторые пришли к выводу, что с учетом ваших заработков в банковской сфере и на высокой государственной должности (3,3 миллиона евро до выплаты налогов с 2009 по 2014 год), вы тратили примерно 1 000 евро в день. Вы — человек, который тратит 1 000 евро в день?

— Эти утверждения — ложь и клевета. Если человек зарабатывает, он платит большие налоги. Если он еще при этом относится к независимой сфере, как я, то сюда нужно приплюсовать социальные отчисления. Таков закон, и с этим все прекрасно. То же самое касается и работ с недвижимостью. Я так мало привязан к деньгам, что отказался от этой жизни и вернулся на государственную службу, оставив позади большие доходы. Вы знаете много людей, которые бы поступили так же?

Вы видите характер нашего разговора. Вы — журналисты крупной газеты, и раз я — кандидат, задаете мне вопросы о том, что я сделал с заработанными в частном секторе деньгами. Но это уже выходит за рамки легитимной прозрачности.

— Такими вопросами задаются французы…

— У человека есть право не отвечать на все вопросы французов. Для этого, кстати говоря, и были введены ужесточенные правила прозрачности: декларация имущества абсолютно публична!

— Французы хотят знать, какой вы человек, легко ли тратите деньги…

— Я не растратчик. Я не трачу по 1 000 евро в день! Если бы я так зависел от денег, то не согласился бы на 10-или даже 15-кратное сокращение доходов, когда стал генеральным секретарем в Елисейском дворце в 2012 году. И я не просто так ушел оттуда в 2014 году. Я не согласился бы стать министром. Не ушел бы из правительства и с госслужбы, чтобы вести кампанию. Я не трачу много, потому что у меня нет больших потребностей.

— Вы отказались назвать имена главных спонсоров вашей кампании. По вашему мнению, это законная прозрачность?

— Как ни странно, я как кандидат в президенты хочу соблюдать закон. Просто в голове не укладывается! Я не получил ни одного евро от предприятий, это запрещено. Кроме того, дары от частных лиц ограничены максимальной суммой в 7 тысяч 500 евро. По закону я не могут озвучить их, а должен передать список национальной комиссии, которая занимается проверкой.

— Вы сказали, что 2% ваших спонсоров дали более 5 тысяч евро. То есть, от 600 человек поступила треть всех ваших средств… Вы считаете себя им обязанным?

— Я ни от кого не завишу. Я также занял 8 миллионов евро под собственный риск. То есть, я не обязан никому из наших спонсоров, число которых составляет более 35 тысяч человек. Я занимаюсь политикой не для того, чтобы меня каждый день оскорбляли.

Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 апреля 2017 > № 2129539 Эммануэль Макрон


Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ. Медицина > forbes.ru, 5 апреля 2017 > № 2129524 Петр Левич

Будущее: от страха неизбежного к формированию желаемого

Петр Левич

Директор департамента взаимодействия науки, технологий и общества Московского Технологического Института

С любым набором технологий можно построить как свободное общество, так и тоталитаризм

Смена технологического уклада становится неизбежной: слишком много значит развитие новых технологий для крупнейших корпораций. Готовы ли мы к вызовам, которые ставит для человечества в целом появление искусственного интеллекта, генетическое редактирование, беспилотные автомобили?

Технологии, которые могут быть изобретены, — будут изобретены

Технологический образ будущего создается в первую очередь крупными технологическими компаниями. Поэтому я не волнуюсь за то, что этот образ действительно будет реализован — корпорации зарабатывают на этом деньги. Этот образ может быть реализован раньше или позже. Где это произойдет? Возможно, в США (и, соответственно, в Кремниевой долине), введут запрет на все исследования — мало ли, кто придет к власти… Но это лишь замедлит развитие технологий. В мире найдется место для них — будь то «пиратская» Исландия (премьер-министр страны — из Пиратской партии) или незаконный «биоофшор» на маленьком острове в Тихом Океане. «Геометрия Лобачевского» была открыта почти одновременно и Карлом Гауссом, и Яношом Бойяи, потому что все читали примерно в одно и то же время одни и те же книги и думали примерно с одной и той же скоростью. Сегодня части мира связаны гораздо сильнее, чем во времена Лобачевского. Статья, попавшая в препринт, доступна всему миру, — она еще и попадет в массовую email-рассылку. Наука стала международной и открытой. Поэтому если компания или научная группа в одной точке мира создает некоторую технологию, то почти наверняка мы найдем компанию или научную группу, которые работают параллельно с первой в другой точке планеты. А скорее всего, мы увидим несколько конкурирующих групп исследователей. Вспомним хотя бы пример технологии генетического редактирования CRISPR/Cas9 (подробнее о ней — в материале Forbes), — за патенты на нее бьются несколько университетов. У каждой из научных групп — свои амбиции. Порой не только финансовые амбиции и не только желание славы. Есть и более глубокие мотивы.

Есть теория, что отчасти направление технического прогресса есть следствие глубинных мечтаний человечества. Взять хотя бы робототехнику и искусственный интеллект: создавая их люди, в каком-то смысле пытаются уподобиться богам. Ф Создание существа «по образу и подобию» человека — один из вызовов человечества. В целом мы часто видим, что многие глубинные мечты сначала находят отражение в мифах и религии, а впоследствии, с развитием технологий, обретают реальную форму. Можно вспомнить мечту человека о полете: самолетам предшествовала легенда об Икаре и Дедале.

В итоге, если научная группа подойдет к созданию технологии, некоторые применения которой могут быть опасны, вряд ли у кого-то хватит осознанности остановиться. Да и должны ли мы возлагать ответственность за применение технологии (а почти все технологии можно применить негативно) на изобретателя? Так же, как технологии лишь расширяют наше пространство выбора, а мы его совершаем, так и изобретатель технологии лишь дает нам выбор.

Мы можем влиять на то, насколько комфортным будет новый мир

Итак, образ технологического будущего более-менее ожидаем. Вопрос лишь в том, какие ценности мы заложим в нашу жизнь с приходом новых технологий, во взаимодействие с ними. Вспомним башни контроля сознания из романа «Обитаемый остров» Стругацких. Как не допустить такого сценария применения нейротехнологий? Будет ли генетически модифицированный ребенок объектом издевательств сверстников в школе? Будет ли киборг ущемлен в правах, потому что он не такой, как все? Будем ли мы видеть кафе «только для полностью органических существ»? Моя гипотеза в том, что ответы на эти вопросы лежат в большей степени не в области технологий, а в области гуманитарных инициатив («гуманитарных технологий», если хотите).

Шок будущего

Не только ценности определяют взаимодействие с технологиями, важен и сам процесс их распространения и внедрения.

Рассмотрим процесс внедрения технологии. Например, диоптрийные очки. Они вводились с 1284 года на протяжение 300 лет и процесс этого внедрения был плавным и незаметным. Теперь рассмотрим Google Glass. Они вводились с 2014 года на протяжении одного года, причем по многим показателям внедрение этой технологии можно считать провалом. Если кто-то появлялся в Google Glass в общественных местах, это провоцировало конфликты. Первые пользователи даже подвергались избиениям за то, что пришли в «гуглоочках« на вечеринку.

Еще один пример высокой скорости развития технологий, вызвавшей актуализацию этических барьеров общества, — редактирование генома. Технология редактирование генома (CRISPR/Cas9) сейчас у всех на слуху. Однако редактирование генома человека запрещено законодательством большинства стран во многом из-за соображений этики. Тем не менее в начале 2015 года китайские ученые (группа университета Сунь Ятсена) первыми все же провели эксперимент по редактированию человеческого генома человеческих эмбрионов. Этические комиссии не не позволили представить результаты эксперимента в широкоизвестных журналах Nature и Science. Статья вышла в журнале Protein & Cell. В ходе эксперимента редактированию подвергся генетический материал 54 оплодотворенных яйцеклеток. В 28 из них разрывы цепочки ДНК совпали с планируемыми, но только в четырех замененный участок оказался нужным. Были обнаружены разрывы и в незапланированных фрагментах генетической цепочки. Связаны ли ошибки с условиями постановки эксперимента или с особенностями применения технологии именно для человеческих яйцеклеток — пока ответа на этот вопрос нет. Требуется повторение эксперимента другими научными коллективами. Интересно то, что спустя восемь месяцев после экспериментов в Китае в Великобритании тоже разрешили эксперимент по редактированию генома человеческих эмбрионов. Разрешение получила исследовательская группа из Института Френсиса Крика. Великобритания стала второй страной в мире, где разрешены эксперименты с человеческими эмбрионами.

Американская биотехнологическая компания Editas Medicine получила $120 млн частных инвестиций на разработку лечения генетических заболеваний с помощью технологии CRISPR/Cas9. Первым таким заболеванием должен стать амавроз Лебера десятого типа . Это разновидность наследственной слепоты, вызванной повреждением одного из генов, отвечающих за работу светочувствительных клеток сетчатки.

Заявленная этическая причина этих ограничений заключается в риске, что если будут пропущены ошибки в редактировании генома эмбриона, родившийся впоследствии человек может быть обречен на раннюю смерть либо на мучения. С этической точки зрения есть разница — является ли эта ранняя смерть или мучения следствием случайности или они результат действий людей. По этой же причине запрещено имплантировать генетически отредактированные яйцеклетки суррогатной матери. Однако, многие исследования, в том числе российские, показывают, что есть и менее рациональные этические барьеры общества — люди попросту не готовы к такому сильному внедрению в свою биологическую идентичность.

Стоит отметить, что кроме этических барьеров, здесь важны геополитические и экономические. Видимо, законодательные запреты на работу с человеческим геномом будут постепенно ослабевать, а затем — сниматься, причем сработает эффект домино. Из примера выше мы можем видеть, что Великобритания столкнулась с выбором — изменить законодательство либо проиграть технологическую гонку? Страна выбрала первый вариант.

Оказывается, что важна не сама скорость развития технологий, а отношение периода ее внедрения к среднему периоду восприимчивости человека к тому сроку, в течение которого мы можем воспринять изменения окружающего мира и практически безболезненно изменить нашу жизнь в соответствии с новой средой обитания. Именно поэтому гораздо чаще новые технологии используются молодыми людьми (по данным различных опросов, в среднем, возраста 40–50 лет). Но следует отметить, что с учетом развития медицины, все больше пожилых людей продолжают быть вовлечены в активную общественную и технологическую жизнь, поэтому этот показатель растет, хотя и все равно не так быстро, как развиваются технологии.

Можно было бы предположить, что раз технологии развиваются экспоненциально, то и скорость нашего к ним приспособления и привыкания к ним тоже ускоряется экспоненциально. Но это не так: с некоторым допущением в точности можно сказать, что технологии и мир вслед за ними изменяются со скоростью экспоненты, а «период восприятия» изменяется линейно, поэтому отставание всегда будет присутствовать.

Это тот самый «шок будущего», о котором писал американский социолог и футуролог Элвин Тоффлер: «Захваченный турбулентным потоком изменений, вынужденный принимать значительные, быстро следующие друг за другом решения, жертва шока будущего чувствует не просто интеллектуальное замешательство, а дезориентацию на уровне персональных ценностей. По мере того как скорость изменений возрастает, к этому замешательству подмешиваются самоедство, тревога и страх. Он становится все напряженнее, он устает. Он может заболеть. Поскольку давление неумолимо усиливается, напряжение принимает форму раздражительности, гнева, а иногда выливается в бессмысленное насилие.«

Порой бывает так, что этические барьеры сами по себе проявляются не столь явно, но реализуются через законодательные ограничения. Несмотря на успехи беспилотных автомобилей, они разрешены далеко не во всех странах, и даже в тех, где разрешены, сторонние разработчики сталкиваются с проблемами. Показателен пример хакера Джорджа Хоца, который представил устройство Comma One. Оно всего за $1000 позволяет установить автопилот на «простой» автомобиль. Его инициатива столкнулась на бюрократизм властей. 28 октября 2016 года Джордж Хоц сообщил о получении такого письма от Национального управления безопасностью движения на трассах (NHTSA):

«Мы озабочены, что ваш продукт подвергает риску безопасность ваших пользователей и других участников дорожного движения. Мы настоятельно рекомендуем отложить продажу или вывод своего продукта на дороги общего пользования до тех пор, пока не убедитесь в его безопасности». Администрация NHTSA потребовала от Джорджа Хоца в соответствии с требованиями закона Safety Act ответить на это письмо и прислать указанную в письме информацию по продукту.

Если что-то новое плавно появляется за, скажем, сотню лет, человечество может к этому новшеству приспособиться, как бы сильно оно не меняло нашу жизнь. А если что-то появляется за два года, многие не успевают психологически адаптироваться к изменениям, принесенным новой технологией, какой бы нужной и полезной эта технология ни была. И на примере негативного отношения к первым покупателям Google Glass мы видим, что даже молодые люди не успевают подстроиться под новый мир.

Это приводит к тому, что людям часто бывает некомфортно в быстро меняющемся технологическом мире. Как следствие — страх человека перед новыми технологиями. В генетике — редактирование генома. В нейротехнологиях примером могут служить инвазивные интерфейсы. Страх столь велик, что даже во многих произведениях научной фантастики люди отождествляют свои страхи с отрицательными персонажами: например, борги в «Звездном пути» — киборги, которые заботятся в первую очередь об «ассимилировании» всего живого для все большего технологического совершенствования самих боргов.

Является ли эта некомфортность «родовым» недостатком самих технологий? Нет, сами технологии не «плохие» и не «хорошие». Психологическое влияние на нас оказывают, скорее, новые «протоколы» взаимодействия между людьми, новые противопоставления состояний человека (виртуальная реальность — реальная реальность, подключенность-неподключенность к нейроинтерфейсу). А все это больше относится не к технологическим, а к гуманитарным изменениям. Именно гуманитарные изменения не поспевают за технологиями, как линейная функция не поспевает за экспонентной.

Технологии: быстрые, мощные, общедоступные.

Раньше чтобы навредить глобальной цивилизации, нужно было создать ядерное оружие, а это требовало сложных компетенций, многих лет НИОКР и огромных капиталовложений. Теперь такой вред можно нанести, например, редактированием генома вируса, и это не требует ни большого числа людей, ни денег, ни времени. Набор для редактирования генома комнатных растений вы можете купить себе или своему ребенку за $100. Это приводит к тому, что в разы больше игроков получают доступ к таким возможностям, А значит, нам придется научиться гораздо лучше договариваться. Доверять. Не стоит ли попробовать заменить ее на риторику кооперации и доверия? «Качество, которое я хотел бы улучшить — это эмпатия, сочувствие. Она удерживает нас в состоянии мира и любви». — сказал в одном из интервью Big Think Стивен Хокинг.

Люди зря боятся новых технологий. Бояться нужно людей

До изобретения cильного искусственного интеллекта (теория сильного искусственного интеллекта (ИИ) предполагает, что компьютеры научатся самостоятельно мыслить и осознавать себя — Forbes), человек остается единственным существом, способным к целеполаганию. Ни одно приложение мессенджера не отправило свой ключ шифрования спецслужбам по собственному желанию. Ни одна молекула химического оружия не имела собственного желания нас уничтожить. Лишь целеполагающий человек может использовать технологии во благо или во вред. С любым набором технологий можно построить как свободное общество, так и тоталитаризм. Технологии этически нейтральны, их наличие лишь расширяет наше пространство выбора.

Идентичность. Кто это — человек будущего?

В первую очередь стоит рассматривать технологии, меняющие человеческую идентичность, потому что варианты применения таких технологий могут изменить образ будущего в самом широком спектре сценариев: от наиболее позитивных до наиболее негативных. Речь идет о биотехнологиях (в том числе редактирование генома), нейротехнологиях, киборгизации и других. ??Какой может быть новая идентичность человечества, наше самоопределение? В век, когда критерий «сотворен Богом» уже устраивает далеко не всех, а критерий, предложенный новым временем — «определенный геномом homo sapience» уже разваливается под натиском CRISPR, когда нейронные сети могут копировать нас до степени прохождения визуального, текстового и прочих Тестов Тьюринга, что остается нам, людям, как критерий человечности, кто это такой — человек ближайшего будущего?

Будущее как пространство личной ответственности

Как можно было бы решить эти проблемы? Все мы наверняка замечали, что гораздо сложнее терпеть те неудобства, которые нам навязали извне, и гораздо проще — те, которые есть следствия наших собственных решений. Продолжая эту мысль, одним из вариантов решения проблемы принятия инноваций является переход от отношения к будущему как к неизбежным обстоятельствам, изменениям (не важно — плохим или хорошим), которые нам навязываются, к отношению к будущему как к пространству нашей персональной ответсвенности, пространству творчества, недетерминированной системе. ?Было бы целесообразно не только сформировать образ желаемого будущего, но и увидеть свою личную позицию в нём.

Если проследить этапы автоматизации нашей жизни, мы увидим, что с самого начала технологической истории человечество делегировало машинам все больше: сначала физический труд, потом ——хранение информации и вычисления, затем — анализ данных. И вот сейчас технологии глубокого обучения нейронных сетей (подробнее о них — в материале Forbes) позволяют на основе данных создавать новый контент, принципиально отличающийся от исходного. Делегируя отдельные функции нашего сознания технике, мы не становимся более ленивыми или глупыми — наоборот, мы это делаем для того, чтобы работать с более сложными системами. Компьютер обрабатывает информацию, чтобы мы могли работать с метаинформацией, с задачами более высокого уровня. Допустим, надо построить адронный коллайдер. Ни один человек, ни группа людей не способны удержать в голове настолько сложную систему. Нам остаётся либо ждать, пока мы эволюционируем до такого уровня, когда сможем держать в голове все данные о коллайдере, либо отдавать всё больше функций по обработке этой информации компьютеру. То есть если бы нам не помогал компьютер, мы бы не стали более умными, чтобы построить коллайдер без его помощи, — мы бы не построили его вовсе.

Но это тенденция показывает нам, что ее экстраполяция приведет к тому, что уже при нашей жизни большая часть деятельностей будет передана роботам и ИИ, то людям останется лишь создание смыслов самого высокого уровня, целеполагание и коммуникация. Люди без собственной повестки будут выдавливаться из общества (быть может, они будут получать, скажем, безусловный базовый доход, — но только лишь финансовая независимость делает нас счастливыми?).

А вот с целеполаганием и собственной повесткой у нас проблемы — мы просто не готовы к такому будущему. Я люблю задавать людям вопрос: что бы вы делали, если бы вам не нужно было зарабатывать деньги? Это очень сложный вопрос. Нам с детства говорили «учись или будешь голодать», «работай или будешь голодать». В итоге мы почти не можем выстроить проактивную позицию по отношению к миру. Наш мир в большей степени мир наемных сотрудников, а не целеполагающих людей. У этого вопроса есть и следующий уровень сложности: а если все же я сам себе хозяин, то и вся ответственность на мне. Я смотрю сериалы дома после работы, а не помогаю детям в Африке, не потому, что мне самому нужно работать и зарабатывать деньги, чтобы не умереть, а потому, что это мой выбор, и мне нужно его принять, так ведь? Ну, а дальше есть третий уровень сложности — а если все же менять мир, то как? Все дороги открыты, что выбрать? Это проблема «Буриданова осла».

Мы летаем в космос, но не очень далеко, а закон Мура упирается в квантовые краевые эффекты. Мир директивного управления человеческой деятельностью, мир, живущий в традиционной, иерархической парадигме, достиг многого, но, видимо, мы подходим к барьерам, которые он решить не способен. И, возможно, именно критическое увеличение числа возможных форм деятельности, которое мы получим, если сможем совместить введение безусловного базового дохода и помощь людям в нахождении новых смыслов, поможет нам преодолеть эти барьеры. Поэтому введение безусловного базового дохода — есть необходимое, но не достаточное условие.

И какое же это будущее? Вечная дискуссия — идеалы против методов

Желаемый образ будущего для всех разный, конечно, но мне, например, хочется формировать будущее, включающее ценности: выживание и развитие человечества, свобода выбора, разнообразие, уважение к человеческому достоинству и других людей. Но как нам совместить работу на все эти разные образы будущего, формируемые разными людьми? Тут стоило бы использовать принцип «свобода одного человека заканчивается там, где начинается свобода другого человека». Это нас подводит к идее: важны не столько цели и идеалы, сколько методы, с которыми мы идем к ним. Мораль идеалов приводит к тоталитаризму, мораль методов — к гуманизму. Очень важно, какие ценности и методы мы используем сегодня для прототипировании будущего. Наша жизнь сейчас перетекает в будущее так, что мы и не замечаем этого.

Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ. Медицина > forbes.ru, 5 апреля 2017 > № 2129524 Петр Левич


Россия. США. Весь мир > СМИ, ИТ > forbes.ru, 5 апреля 2017 > № 2129523

Страховой случай: кто и почему запрещает Овечкину играть на Олимпиаде-2018

Андрей Вашкевич

Внештатный автор Forbes

НХЛ и МОК не договорились о перерыве в регулярном чемпионате на время олимпийского турнира

Что произошло?

4 апреля НХЛ распространила официальное заявление. В нем говорится, что в регулярном сезоне 2017/18 не будет перерыва на время олимпийского хоккейного турнира в Пхенчхане. Данное решение является окончательным и не будет пересмотрено. Таким образом игроки, представляющие клубы лиги, не смогут помочь своим сборным на Олимпиаде. В своем заявлении НХЛ подчеркнула, что большинство владельцев клубов резко против олимпийского окна в регулярном сезоне. Лига «была готова выслушать все стороны, заинтересованные в решении данного вопроса (Международный олимпийский комитет, Международная федерацию хоккея, Ассоциация игроков НХЛ и т.д.), – с тем, чтобы совет НХЛ пересмотрел свои позиции по данному вопросу. Несколько месяцев прошло, однако осмысленного диалога не случилось». МОК ответил, что не изменит олимпийским идеалам в угоду корпорации вроде НХЛ.

Почему МОК и НХЛ не договорились?

МОК настаивал на бесплатном участии игроков НХЛ в турнире и даже отказался оплатить спортсменам страховки и транспортные расходы. Эти траты в итоге выразила готовность взять на себя Международная федерация хоккея (ИИХФ).

Фактически НХЛ предложили те же условия, что и четыре года назад перед сочинской Олимпиадой (тогда потратили в районе $14 млн). Однако в этот раз лига хотела большего. Помимо страховок, проживания и стоимости перелетов для своих игроков (а это порядка 150 человек), НХЛ претендовала на получение статуса партнера Олимпиады. «Coca-cola является спонсором Игр, получает право использовать пять колец, говорить, что они «горды спонсировать Олимпиаду». А НХЛ это делать запрещается!» — возмущался комиссионер НХЛ Гэри Бэттмен в интервью NBC. Лига готова была рассмотреть различные варианты сотрудничества, включая использование контента Игр. В частности, речь шла о видео-хайлайтах на всех медиаплатформах НХЛ и в соцсетях. Идти на уступки олимпийские боссы отказались.

Требования НХЛ справедливы?

Скорее, да. Хоккеисты находятся на контрактах у клубов, которым совершенно невыгодно останавливать сезон на три недели в жирный с точки зрения доходов момент (в середине февраля в Америке не играют в бейсбол и американский футбол). Не говоря уже о травмах, из-за которых лидеры могут выбыть надолго. Да и вообще не понятно, в каком состоянии хоккеисты вернутся из Южной Кореи и как быстро придут в себя. Все-таки разница во времени между Пхенчханом и восточным побережьем — 13 часов! На сайте НХЛ даже появился текст про то, что олимпийский турнир оказывает не лучшее влияние на спортсменов – с примерами из прошлого.

Кроме того, Олимпиада — главный конкурент Кубка мира, организуемого НХЛ. Если лига не отпустит своих хоккеистов на Игры, именно Кубок мира станет самым звездоемким соревнованием национальных команд.

Что будет с олимпийским хоккейным турниром в случае санкций НХЛ?

Без НХЛовцев Игры потеряют статус главного хоккейного соревнования планеты, полученный в 1998-м, когда регулярный сезон был впервые прерван ради Олимпиады. По заверениям лиги, никаких особых плюсов НХЛ это не принесло. Успешными с точки зрения зрительского интереса в Штатах и Канаде были только Игры на территории Северной Америки — в Солт-Лейк-Сити в 2002-м и Ванкувере в 2010-м. Все, что проходило на других континентах, не давало НХЛ особых бонусов. Более того, в своей аргументации лига ссылается на соцопрос, согласно которому 53% канадцев выступают против остановки регулярного сезона ради Олимпиады. В США таких 73%. Точно пострадают европейские болельщики, у которых нет альтернативного зрелища, равного НХЛ. Зато олимпийский турнир становится абсолютно непредсказуемым: без НХЛовцев выиграть может кто угодно. Но североамериканских телезрителей это точно волновать не будет.

Что теряет НХЛ?

Ощутимо — ничего. Она остается лучшей и самой доходной хоккейной лигой. Некоторые эксперты говорят об упущенной возможности найти новые рынки, но южнокорейский — точно не самый привлекательный. Опять же история предыдущих Олимпиад не подкрепляет тезис о взлете интереса к НХЛ от приезда звезд на Игры. Будь на месте Южной Кореи Китай, возможно, дело шло бы по-другому. Но Зимняя Олимпиада в Пекине только в 2022-м. Приезд на нее игроков НХЛ пока не исключается, но здесь уже дисквалификацией недальновидно грозит МОК. Возможно, единственный имиджевый минус для лиги — недовольство болельщиков по всему миру. Но это НХЛ точно переживет.

Как быть телевидению?

Покупая права на Олимпиаду, ТВ-каналы знали, на что шли. Ясности по вопросу приезда НХЛовцев не было, и их отсутствие все держали в уме. Любопытна ситуация в США. Там NBC владеет правами и на Игры, и на матчи НХЛ. Компания выразила сожаление по поводу решения лиги, однако считает, что «хоккейные болельщики и телезрители Олимпиады настроятся на уникальный игровой стиль соревнования, где спортсмены сражаются за свою страну».

Что думают о конфликтной ситуации хоккеисты?

В переговорах с Ассоциацией игроков НХЛ (НХЛПА) в конце 2016 года лига предложила перерыв на Олимпиаду-2018 в обмен на продление коллективного соглашения еще на три года на действующих условиях (нынешний заключен в 2013-м на 10 лет – по его условиям хоккеисты получают 50% доходов лиги, а минимальная зарплата игрока составляет $525 000). Профсоюз инициативу предсказуемо отверг: на Олимпиаду поедут далеко не все, а условия договора останутся прежними, а не улучшенными. От опции самим заплатить за свою страховку и/или выкупить контрактные дни у клубов игроки тоже отказалась.

Сыграют ли на Олимпиаде Овечкин и другие звезды НХЛ?

Менеджмент лиги утверждает, что решение не прерывать чемпионат ради Олимпиады – окончательно и бесповоротно, хотя финального календаря на следующий сезон до сих пор нет. И пока не понятно, что предпримет НХЛ, если большинство звезд пожелает участвовать в Играх. Многие хоккеисты уже высказали свое разочарование и сожаление в связи с этой ситуацией. И Александр Овечкин – «Если кто-то мне скажет, что туда нельзя ехать, мне все равно, я еду» – оказался еще не самым резким. Шведский защитник «Тампы» Антон Строльман очень расстроился: «Это крушение мечты. Ужасно, просто ужасно. Все, о чем они действительно заботятся – это деньги. Группка миллиардеров в поисках лишнего бакса».

Лига разослала в клубы настоятельную просьбу не комментировать одиночные просьбы игроков, обещая самостоятельно разобраться с этим вопросом. Касательно непрерывности чемпионата у клубных хозяев нет разногласий. А вот насчет отъезда игроков на Игры — есть. Владелец «Вашингтон Кэпиталз» Тед Леонсис уже отмечал, что если Овечкин так хочет выступать за сборную на Олимпиаде, то он войдет в положение игрока. А вот босс «Оттавы Сенаторз» Юджин Мельник заявил, что лидеру сборной Швеции Эрику Карлссону в отпуске за свой счет точно будет отказано.

Наложит ли НХЛ вето на участие всех своих игроков в Олимпиаде? А что будет с нарушителями? Штраф? Дисквалификация игрока или даже клуба? Ведь не исключено, что многие хоккеисты с молчаливого одобрения своих команд согласятся и на финансовые потери, и на временное отстранение – ради олимпийской мечты. В конце концов, речь идет в основном о миллионерах.

А если игроки поедут на Олимпиаду без разрешения клуба и лиги?

Это поставит под угрозу дальнейшую карьеру в лиге. Сначала придется уйму времени провести в судах и выплатить клубу огромную компенсацию за вопиющее нарушение контракта. А затем наверняка возникнут проблемы с поиском нового места работы в НХЛ — в Северной Америке любят порядок. Если ты не мегазвезда, лучше его не нарушать. Правда, возможно, Овечкин — игрок как раз такого масштаба, которого поймут и простят.

Примут ли «сбежавших» сборные?

Для России и европейских команд это вообще не вопрос — возьмут, спасибо скажут и в первое звено поставят. Но вот сборные США и Канады, не исключено, сами откажутся от такой помощи, чтобы не ссориться с влиятельной лигой. Обе команды пока настроены обойтись в Пхенчхане без профессионалов НХЛ.

Россия. США. Весь мир > СМИ, ИТ > forbes.ru, 5 апреля 2017 > № 2129523


США. Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 5 апреля 2017 > № 2129517 Евгений Медведников

За моря: как стартапу наладить продажи в США?

Евгений Медведников

бизнес-ангел, директор по международному развитию стартапа SendPulse

Какие преимущества у российских стартапов перед американскими, почему не стоит работать с соотечественниками-эмигрантами и можно ли обойтись без офиса продаж в США

Для стартапа в сфере интернет-маркетинга (а текущий стартап стал не первым бизнесом для меня и моего партнера в этой области) важно не ограничивать свое развитие рынком в России и страанх СНГ: здесь наберется лишь несколько десятков тысяч целевых клиентов, а показатель годовой выручки вряд ли окажется больше $7 млн в год. В США компании в том же сегменте имеют выручку от $200 млн до $400 млн (статистика по публичным компаниям в сегменте).

Я считаю, что у компаний из СНГ есть одно важное преимущество перед американскими: мы можем существенно экономить на зарплатах, которые составляют значительную часть расходов на этапе роста стартапа. К примеру, квалифицированные сотрудники в США получают $120 0000 в год и больше. В России этот показатель ниже в 2-3 раз. Экономия — сотни тысяч долларов ежегодно.

Что стартапу стоит учесть, чтобы эффективно выйти на крупные рынки (в частности, в США, на которые приходится около 40% мирового рынка email маркетинга) и начать продавать?

На мой взгляд, совершенно неправильно делать вначале русскую версию продукта, а потом переводить его на английский. Есть большая разница в восприятии продукта у нас и в США. Отличия российского продукта, переведённого на английский язык, от локальных продуктов бросаются в глаза, как бы хорошо ни был сделан перевод. Здесь много мелочей. Например, в России принято давать скидки при оплате на три или шесть месяцев или на полгода. В США принято требовать полную оплату на год (три или шесть месяцев редко упоминаются в тарифных планах) и предоставлять 2-3 месяца дополнительно как бонус. Казалось бы, несущественная деталь, но из такие мелочей складывается общее впечатление.

Предпринимателям, находясь в России, с этими нюансами разобраться невозможно. Для этого надо жить в США, а ещё лучше иметь менеджера по продукту — американца. Мы выбрали второй способ и нашли на эту позицию американку из Калифорнии с опытом работы в нескольких успешных стартапах. Минус этого решения — 10-часовая разница во времени с Калифорнией, это осложняет рабочий процесс.

Будьте готовы, что подход к продажам, который сработал в России, в США не сработает. Какие бы ни были у компании лучше сотрудники в отделе продаж здесь, какой бы у них ни был отличный разговорный английский язык, всё равно ожидания от «правильной» организации процесса продаж будут ошибочными. Причём на всех уровнях. Ошибки будут во взаимодействии и с небольшими клиентами (для которых процесс продажи зачастую максимально автоматизирован на сайте), и с крупными (для сделки с ними потребуется как минимум несколько встреч)

Свой офис продаж в США — дорогое удовольствие, но оно того стоит. К примеру, наш офис находится в Нью-Йорке и состоит пока из трёх человек. Это американцы и не говорят по-русски. Они пришли к нам с опытом продаж в жёстких условиях (из сферы продаж недвижимости, где у агента нет базовой части дохода и 100% зарплаты – комиссия со сделок). Благодаря этим сотрудникам мы за первый месяц привели двух клиентов из Лас-Вегаса и Нью-Йорка. Их «чеки« окупают стоимость содержания офиса на Манхеттене.

Трансформируется сам процесс продаж — как в целом в мире, так и только с учетом локальных особенностей в США. Если ещё пять лет назад хорошо работали холодные продажи по телефону, то сейчас ситуация иная. Люди отказываются от очень популярной здесь голосовой почты (voicemail), перестают отвечать на незнакомые номера, чтобы не тратить время. Да, здесь всё равно очень много попыток что-то продавать по телефону, отсюда и такая реакция. Новый тренд – это «доставать» потенциального клиента через социальные сети — но не через личные сообщения (которые скорее всего, опять же, никто не прочтет), а через целевую рекламу на узко сегментированную аудиторию. Потенциальный клиент, увидевший такую рекламу, переходит на посадочную страницу сервиса или продукта и указывает конкретный промежуток времени, в течение которого ему будет удобно пообщаться с представителем компании о продукте. Такая длинная цепочка действий пользователя усложняет и удлиняет процесс продажи, но вместе с тем происходит автоматический «прогрев» клиента без затрат на колл-центры. Менеджер по продажам уже работает с достаточно «горячим« клиентом, что увеличивает шансы на успешную продажу. Это важное отличие продаж в США от продаж в России и странах СНГ. Оно напрямую связано с уровнем маркетингового шума.

В стратегии роста все большее значение приобретает платный трафик (Яндекс.Директ, AdWords), но в США и по эту сторону Атлантики работать с этим инструментом нужно по-разному. В целом Яндекс.Директ и AdWords позволяют очень быстро тестировать каналы привлечения пользователей, контролировать конверсию и управлять соотношением скорости роста и маржинальностью бизнеса. Но стоимость платного привлечения клиентов в СНГ относительно низка и позволяет окупать среднего клиента быстрее. В США клиентов привлекать намного дороже. Например, мы окупаем «приведенного» через платный трафик клиента менее чем за шесть месяцев. При этому мы готовы выкупать больше трафика, но его просто-напросто нет из-за небольшого объёма рынка. А в США мы выкупаем всего 5% от доступного трафика, но цена привлечения клиента в четыре раза выше, окупается он уже за полтора года. Больше пока мы выкупать не можем, иначе срок возврата инвестиций становится для нас неприемлемым.

В США многие рынки уже консолидированы (в нашем случае большие конкуренты — MailChimp и Constant Contact). Лояльность местных клиентов к брендам, в пользу которых они уже сделали выбор, очень высока — любому новичку приходится изобретать множество способов, чтобы убедить клиента переключаться на его продукт. Хорошо в таких ситуациях работают «истории успеха» крупных брендов, появившихся в списке клиентов новой компании. Но если, например, в России «Аэрофлот» — это имя, которое производит впечатление, то в США он среди клиентов не станет столь же значимой историей успеха, в США это далеко не самый известный бренд. Вам придется набрать пул американских знаковых клиентов.

Что в итоге? Первые крупные продажи на новом рынке делать очень сложно: стоят они дорого и, скорее всего, инвестиции в привлечение клиентов вернуть будет трудно. Экономика улучшается после нескольких десятков продаж. Затраты на то, чтобы выйти на этот уровень, уже могут составить более $100 000 — сумма слишком большая для стартапа, который развивает бизнес своими силами, без стороннего финансирования.

И еще несколько последних советов.

Во-первых, — не работать с русскими в США. Может показаться соблазнительной простота найма русского с американским паспортом, давно уехавшим, но не забывшим русский. Но, как говорится, можно вывезти девушку из деревни, а вот деревню из девушки не вывести никогда. Я имею в виду, что даже если найденный вами на позицию человек прожил десять лет в США, он в большинстве случаев не будет в продажах эффективен так же, как настоящий американец.

Во-вторых, не надо покупать билет на самолёт и лететь в Нью-Йорк, Сан-Франциско или Майями. Так вы потратите полгода времени и кучу денег, чтобы только познакомиться с местными реалиями. Выгоднее принять участие в одном из акселераторов. Идеально, если вы сможете пройти в Y Combinator, 500 Startups или TechStars (хотя шансы на это невелики). Акселераторы в течение нескольких месяцев помогают проекту интенсивно работать над бизнес-моделью, над «прокачкой« основателей проектов, над адаптацией продукта для американского клиента, над работой с инвесторами. Подобные программы действительно экономят много времени в выходе на рынок — а именно экономия времени, на мой взгляд, наиболее важна.

США. Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 5 апреля 2017 > № 2129517 Евгений Медведников


США. Евросоюз > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 5 апреля 2017 > № 2129516

Газ для оптимиста: почему американский СПГ никак не доберется до Европы

Андрей Ляхов

доктор юридических наук, арабист, директор группы «Третий Рим»

Несмотря на газовый дефицит в Европе, американский СПГ для местных потребителей все еще остается экзотическим товаром. Надежды на то, что ситуация изменится, снижают новая экономическая политика Трампа и конкуренция с производителями сжатого газа.

До начала 2000х годов сжиженный природный газ (СПГ) существовал, главным образом, там, где не было других форм доставки газа, считаясь «нишевым» товаром на ключевых мировых рынках. С началом XXI века ситуация начала быстро меняться по мере роста спроса на газ в регионах-импортерах и благодаря разработке в странах-традиционных производителях СПГ (например в Республике Тринидад и Тобаго и в Катаре) технологий поставки СПГ, давших ему возможность успешно конкурировать на рынках, на которых раньше доминировал трубопроводный газ.

Оптимизму не было предела, и чуть более года назад одна из ведущих консалтинговых фирм отрасли Wood Mackenzie предсказала, что к 2020 году сжиженный углеводородный газ, поставляемый из Америки, составит около 55% всего газа, импортируемого Европой из США. Такой прогноз многих удивил, поскольку экспорт американского СПГ рентабелен при цене около $245 за тысячу кубометров, притом, что в Европе в первой половине 2016 года средняя цена на него колебалась в пределах $140 за тысячу кубометров. Но такое ценовое несоответствие не отпугнуло более рисковых европейских игроков газового рынка, которые продолжали закупать американский СПГ небольшими партиями. Испанская компания Gas Natural Fenosa даже заключила с американской Chenieri Energy 20-летний «газпромоподобный» контракт на ежегодную закупку до 4,9 миллиардов кубометров СПГ с недавно введенного в эксплуатацию СПГ-терминала Sabine Pass, принадлежащего компании Chenieri. Литва, не имея средств на строительство достойного терминала для импорта СПГ, арендовала старый СПГ-танкер за $180 000 в день (общая стоимость аренды на 10 лет составит $689 млн, при годовом бюджете Литвы в размере $10,1 млрд) и превратила его в СПГ-терминал, рассчитывая на огромные поставки дешевого СПГ из США. Даже Украина носилась с идеей строительства СПГ-терминала в одном из своих черноморских портов.

Европа без газа

Оптимизм внушал и рост спроса на газ в Европе – вопреки утвержденному пакету мер «20-20-20», в рамках которого поставлена задача снизить уровень выбросов CO2, сократить энергопотребление в Европе на 20% к 2020 году за счет использования возобновляемых источников энергии и повысить на 20% энергоэффективность. Вопреки этим планам в 2015-2016 годах спрос на газ в Европе оживился после затяжного застоя 2011-2014 годов и за два года вырос на 10%. Проблемы (явные или мнимые, в зависимости от того, с кем их обсуждать), касающиеся поставок Газпрома в Европу, растущего влияния исламских радикалов в Тунисе и Алжире, вынуждали европейских потребителей искать альтернативные источники поставок газа. И в этой ситуации вариант использования американского СПГ казался вполне реальным. Быстрое наращивание мирового потенциала СПГ-танкеров (с 350 до 410 судов) гарантировало техническую возможность поставок значительных объемов американского СПГ.

Но надежды не оправдались. Объем американского СПГ, поставленного в Европу в 2016 году, составил около 500 миллионов кубометров, что приблизительно в 40 раз меньше прироста поставок Газпрома в Европу в 2016 году (20 миллиардов кубометров). Основные потребители газа из Северной Америки и России вряд ли прочувствовали, что представляет собой американский СПГ, основная часть которого направлялась в страны, традиционно потребляющие СПГ в больших количествах (Португалия, Турция, Италия и Испания).

Но результаты прошлого года вовсе не дают повода для того чтобы списывать индустрию СПГ со счетов. Ожидается, что тенденции, стимулирующие спрос на газ в Европе, сохранятся и в 2017 году, и в последующие годы. И хотя кажется, что по крайней мере на данный момент Газпром достаточно комфортно чувствует себя на рынке Европе, для реального увеличения поставок газа монополии нужно завершить строительство и Турецкого потока, и Северного потока-2. А на это потребуется еще два-три года. Крупные месторождения Восточного Средиземноморья (Египет, Израиль и Кипр) вряд ли будут иметь значение в ближайшие несколько лет, поскольку неясно, когда их поставят на поток и какое количество газа из этих огромных месторождений попадет к европейским потребителям. Объемы добычи газа в самой Европе скорее всего будут снижаться из-за задержек с введением в эксплуатацию трех новых месторождений в Соединенном Королевстве, падения уровня добычи в Голландии и уменьшения квоты на добычу для газового месторождения Гронинген.

Учитывая вышесказанное, вовсе неудивительно, что на европейском газовом рынке все еще ожидается наибольшее смещение в сторону увеличения поставок СПГ. И хотя основная часть сжиженного природного газа по-прежнему будет поступать в Европу из традиционных источников (Катар, Кувейт, Иран), остается под большим вопросом то, насколько увеличатся масштабы импорта СПГ в Европу за счет американского и австралийского СПГ, так как нельзя исключать вариант оседания значительных объемов на ключевых северо-азиатских рынках, учитывая постоянный рост спот-цен на СПГ с декабря, в результате которого стоимость тысячи кубометров газа подскочила в Южной Азии до $369. Пока что эта точка зрения подтверждается данными европейской статистики в отношении регазификации СПГ. Цифры, приведенные ассоциацией «Газовая инфраструктура Европы» за 2016 год, свидетельствуют о значительном замедлении темпов выдачи разрешений на регазификационные установки и о том, что в 2016 пропускная способность действующих в Европе 197 регазификационных установок была использована всего лишь на 19%.

Фактор Трампа

Ситуация осложняется и наличием относительно немногочисленной, но откровенной оппозиции, возражающей против экспорта газа из США в целом. Несогласие высказывается как с вершины Капитолийского холма, так и отдельными представителями крупных производителей газа из нетрадиционных источников; именно они сегодня задают тон в газовой промышленности США. Одна из причин того, что США могут экспортировать большие объемы газа, это многолетний спад его промышленного использования в США. Возрождение сектора производства в США, что заявлено администрацией Трампа как одна из первоочередных задач, потребует, в частности, большого количества дешевой энергии, и газовая промышленность США сегодня готова выполнять возложенную на нее обязанность. Настроения, царящие сегодня в газовой промышленности, выразил недавно Питер Хантсмен, глава Huntsman Corp: «Давайте не будем заниматься экспортом того, что на сегодня является экономическим преимуществом американских потребителей». Такие настроения прекрасно вписываются в проводимую Трампом политику «Америка прежде всего», хотя официально энергетическая политика администрацией президента Трампа еще не сформулирована.

Еще один фактор, усиливающий неопределенность, – стремление отвязать цены на газ от цен на нефть и нефтяной эквивалент. В последнем квартале 2016 года были перезаключены основные долгосрочные контракты (к примеру, между корпорациями ENI-Sonatrach, Engie, RWE и Газпромом), и хотя по некоторым среднесрочным контрактам (особенно в Южной Европе), цены, похоже, будут устанавливаться без привязки к цене нефти, биржевое ценообразование пока еще не достигло объемов, позволяющих отойти от испытанной годами традиционной формулы. К тому же европейская газовая промышленность с нетерпением ожидает результатов арбитража по нескольким делам между Газпромом и украинским Нафтогазом, решения по которым ожидаются в ближайшие недели. По результатам этих дел станет ясно, отойдет ли в прошлое практика привязки цен на газ к ценам на нефть (и принципа «бери и плати», который на сегодня является священной коровой в отношениях между производителем и потребителем).

Из-за всей этой неопределенности европейский газовый рынок вынужден во всем, что касается поставок, применять «принцип тяни-толкая» и разрываться в противоположных направлениях. Война, политика, цены и множество связанных с ними обстоятельств способствуют созданию дефицита газа в Европе. И на сегодня СПГ – это естественный, но далеко не единственный вариант восполнения газового дефицита.

Сжиженный vs сжатый

Есть значительно более дешевый вариант. Это транспортировка восточно-средиземноморского сжатого газа (так называемый «балонный газ» или компримированный природный газ, КПГ). Именно в этой форме в основном потребляют газ в Турции, Испании и некоторых странах Южной Европы. Эта технология существует уже более 100 лет и широко применялась для транспортировки газа по Каспийскому морю, Персидскому заливу, Черному морю и внутренним водам на территории Советского Союза в 50-е и 60-е годы. К середине 70-х годов, с развитием системы газопроводов вокруг крупных газовых провинций, эта технология в основном отошла в прошлое.

Процесс сжатия газа обходится значительно дешевле чем процесс сжижения, даже при более низкой степени сжатия по сравнению с сжижением. Этот фактор ограничивает рентабельность транспортировки на расстояниях в приблизительно 2000 км. Поскольку основная часть нетрубопроводного газа, импортируемого из Европы, поступает из стран Ближнего Востока, при транспортировке в Европу КПГ становится более конкурентоспособным чем СПГ.

Транспортировка КПГ Средиземноморьем, которое буквально изобилует судами, готовыми к осуществлению перевозок, более безопасна чем транспортировка СПГ-танкерами, способными (как ярко продемонстрировали события у берегов Катара) в результате аварии взрываться с силой, равной взрыву нескольких Хиросим.

Для создания мощной конкуренции СПГ в Европе потребуются лишь скромные (в сравнении с СПГ) инвестиции в компрессорные установки и суда для транспортировки КПГ. Многочисленные исследования, проведенные в Европе и США, подтверждают эту точку зрения. Как показали результаты исследований, при объемах в 1-2 миллиарда кубометров в год КПГ – это единственный реальный вариант поставки данного энергоносителя на рынки ряда стран. Полученные результаты исследований дают основания предположить, что в некоторые страны (например, во все страны Средиземноморского бассейна, в страны Скандинавского полуострова, на остров Сахалин, в страны Юго-Восточной Азии и Карибского бассейна) выгоднее поставлять КПГ, даже если уже получены соответствующие разрешения и ведется строительство СПГ-установок.

Результаты проведенного недавно исследования чувствительности цен на газ показывают, что при наличии спроса на газ на уровне 1,5 миллиарда кубометров в год, при расстоянии в 1500 км и цене «у источника» порядка $221 за тысячу кубометров, порог рентабельности для КПГ составляет $371, в то время как для СПГ этот показатель составляет $525, т.е. на 40% выше.

Похоже, единственный фактор, ограничивающий увеличение поставок КПГ в Европу, это политика. Как только (и если) это фактор удастся нейтрализовать, КПГ скорее всего вытеснит СПГ с рынков как минимум в странах Южной и Юго-Западной Европы, которые являются основными потребителями «балонного» газа.

Значительному росту спроса на КПГ способствуют и низкие цены на углеводороды, и если они сохранятся на низком уровне в долгосрочной перспективе, доля КПГ, поставляемого в Европу, скорее всего увеличится. Учитывая, что американский СПГ обходится Европе дороже СПГ из других стран, то при отсутствии в ближайшем будущем в Европе изменений, кардинально влияющих на потребление газа, американский СПГ так и останется для Европы экзотическим дорогим товаром, а не существенным источником энергии.

США. Евросоюз > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 5 апреля 2017 > № 2129516


США > Электроэнергетика > forbes.ru, 5 апреля 2017 > № 2129514

Уоррен Баффет вложит $3,5 млрд в возобновляемые источники энергии

Анастасия Ляликова

редактор новостей Forbes.ru

Новые солнечные и ветровые фермы, как планируют в компании, будут вырабатывать 3 гигаватта энергии

PacifiCorp, подразделение Berkshire Hathaway Inc. Уоррена Баффета (состояние $75,6 млрд по оценке Forbes), планирует потратить $3,5 млрд на проекты в области чистой энергии. Об этом сообщается на сайте компании.

4 апреля компания представила план, рассчитанный до 2020 года. Он подразумевает модернизацию существующего ветрового парка компании и меры по повышению энергоэффективности уже существующих проектов. В частности, для этих целей планируется построить новые ветровые проекты мощностью 1,1 мегаватт, прежде всего в Вайоминге.

«Эти инвестиции значительно увеличат количество чистых возобновляемых источников энергии, обслуживающих клиентов, и одновременно снизят затраты», — заявил Стефан Бирд, президент и главный исполнительный директор Pacific Power, подразделения PacifiCorp.

Уоррен Баффет и раньше проявлял интерес к сфере чистой энергии: в 2008 году он вло­жил $232 млн в ки­тай­скую ком­па­нию BYD (Build Your Dreams), про­из­во­дя­щую ли­тий-ион­ные ба­та­реи и элек­тромо­би­ли.

В 2012 году подконтрольная ему MidAmerican Energy Holdings Co приобрела две крупные ветряные электростанции в Калифорнии. В начале 2013 года компания подписала контракт на поставку 448 ветровых турбин общей стоимостью $1 млрд, а спустя еще шесть месяцев приобрела две массивные солнечные фермы у компании SunPower, сделка оценивалась в $2 — $2,5 млрд.

США > Электроэнергетика > forbes.ru, 5 апреля 2017 > № 2129514


Россия. Белоруссия > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 5 апреля 2017 > № 2129509

От «Славнефти» до газовых тарифов: пять «войн» между Минском и Москвой

Варвара Перцова, Михаил Козырев

Путин и Лукашенко урегулировали нефтегазовый спор двух стран, который продолжался с начала 2016 года. Cледующий конфликт не за горами?

Беспошлинные поставки российской нефти в Белоруссию увеличатся с 13 апреля только в том случае, если Минск доплатит за поставленный газ, заявил вице-премьер Аркадий Дворкович (его слова передает РИА «Новости»). Ранее заместитель главы белорусского правительства Владимир Семашко сообщил, что Минск договорился с Москвой о возобновлении ежегодных поставок нефти в объеме 24 миллиона тонн до 2024 года включительно не позднее 13 апреля.

В понедельник президенты России и Белоруссии Владимир Путин и Александр Лукашенко договорились о том, как будет урегулирован нефтегазовый спор двух стран, который длится с начала 2016 года. Минск считал цену на российский газ несправедливой и в одностороннем порядке стал платить меньше. Россия, в свою очередь, заявила о снижении беспошлинных поставок нефти в Белоруссию. В Москве связали это как с недоплатой за газ, так и с недопоставками нефтепродуктов в Россию.

Начиная с середины «нулевых» и года не проходит, чтобы между Москвой и Минском не разразился очередной экономический конфликт, а то и настоящая торговая «война». Почему между Россией и Белоруссией, формально входящими в состав единого союзного государства постоянно «искрит»?

Ответов много. Вот один из них: с некоторого времени (говоря точнее, с момента возобновления геополитической напряженности c Западом) экономические вопросы в отношениях с Белоруссией оказались теснейшим образом переплетены с внешнеполитическими. А внешняя (она же гео-) политика для сегодняшнего российского руководства ключевой приоритет.

Сложно представить, какие аргументы мог бы использовать Александр Лукашенко (или его представители) торгуясь по цене на газ с ельцинским окружением, тем же Александром Волошиными или Валентином Юмашевым. А вот что говорит и (о чем красноречиво молчит) Лукашенко в ходе «торговли» с Владимиром Путиным — совершенно очевидно. Про НАТО, военное сотрудничество, реинтеграцию постсоветского пространства, позиции Лукашенко по Украине и так далее.

Итог: если в конфликте вокруг «Славнефти», разразившемся на заре правления Владимира Путина мнение белорусского президента было проигнорировано, то сегодня у Александра Лукашенко в экономических вопросах, затрагивающих российско-белорусские отношения, есть «золотая акция» и право голоса. Как глава Белоруссии ими пользуется — в галерее Forbes.

Битва за «Славнефть»

Компания «Славнефть» зарегистрирована в 1994 году как совместное российско-белорусское предприятие. Акционерами «Славнефти» выступили Госкомимущество России с первоначальной долей в уставном капитале 86,3% и Мингосимущество Республики Беларусь (7,2%). Вкладом белорусской стороны был Мозырский НПЗ, российской — НПЗ в Ярославле, а так же ряд добывающих предприятий.

С 2000 года возглавлял компанию предприниматель Михаил Гуцериев. К 2002 в практическую плоскость встал вопрос приватизации «Славнефти». Интерес к компании проявляли «Сибнефть» Романа Абрамовича и Тюменская нефтяная компания (ТНК), принадлежавшая «Альфа-Групп» Михаила Фридмана и «Ренове» Виктора Вексельберга.

Надеясь остаться у руля компании и после приватизации, Михаил Гуцериев вступил в конфликт с людьми «Альфы». Его апогей пришелся на лето 2002 года, когда Гуцериев с бойцами ОМОНа и сотрудниками частных служб безопасности штурмовал центральный офис «Славнефти» на Пятницкой. Штаб-квартира компании несколько раз переходил из рук в руки. Но в итоге осталась за ставленниками ТНК.

Получив операционный контроль над компанией, ТНК и «Сибнефть» победили на приватизационном конкурсе по «Славнефти» и разделили активы компании между собой.

Александр Лукашенко в конфликте поддерживал Михаил Гуцериева, рассчитывая через него оказывать влияние на компанию. Однако на тот момент действенных рычагов влияние на Кремль у президента Белоруссии не оказалось. Белорусская доля была также приватизирована.

Война за трубу

Одним из ключевых в современной истории отношений Москвы и Минска стал вопрос использования газотранспортной системы Белоруссии. Газовые трубопроводы, проходящие по территории Белоруссии обеспечивают поставки топлива в Польшу и Калининградскую область. Через Белоруссию прокачивается около 30% экспортных поставок российского газа в Европу. Поставки идут по газопроводу «Ямал-Европа» и системе газопроводов компании «Белтрансгаз».

«Ямал-Европа» находился под контролем «Газпрома» с момента завершения строительства «трубы« в 2006 году. А начиная с 2007 году «Газпром», рассчитывая обеспечить безопасность поставок газа через Белоруссию, методично увеличивал размер своего пакета и в «Белтрансгазе». К 2010 году российская газовая монополия поэтапно выкупила 50% акций белорусского предприятия.

Дальнейшее увеличение доли вызвало ожесточенного сопротивление белорусских властей. Финальная схватка произошла летом 2010 года «Газпром» на 60% сократил поставки газа в Беларуссию, в ответ Минск заявила о приостановке транзита энергоносителей из России в Европу. Александр Лукашенко заявил о готовности отдать контроль над «Белтрансгазом» «Газпрому» в обмен на поставку газа в республику по внутрироссийским ценам. Москва от такого варианта отказалась.

В ходе переговоров стороны смогли добиться компромисса. «Газпром» стал единственным собственником 100% акций «Белтрансгаза», а Минск добился снижения тарифов на газ. Если в 2011 году газ в Белоруссию поставлялся по цене $244 за 1000 куб. метров, то на 2012 – 2014 годы цена была снижена до $165,6 за 1000 куб. метров.

Калийный конфликт

«Беларуськалий» — один из крупнейших производителей удобрений в мире, ключевое предприятие республики и один из крупнейших источник валютной выручки для страны.

С 2005 года и до 2013 года Беларуськалием управляла Белорусская калийная компания (БКК) созданная на паритетных началах российским «Уралкалием» и «Беларуськалием». Консорциум представлял собой единый экспортный канал российского и белорусского производителя, контролировал 40% мирового рынка калийных удобрений.

Однако со временем доля поставок «Уралкалия» через БКК начала стремительно расти, c 40% в 2011 году до 52% в 2012 году. Александр Лукашенко в ответ отозвал у БКК монопольное право экспорта продукции «Беларуськалия». Это привело к разрыву отношений с «Уралкалием».

Белорусский президент практически сразу перевел конфликт в публичную плоскость. Он обвинил основного акционера «Уралкалия» Сулеймана Керимова и гендиректора компании Владислава Баумгертнера в попытке рейдерского захвата «Беларуськалия». Керимов был объявлен в международный розыск, а Баумгертнер — арестован в аэропорту Минска, после чего провел два месяцев в минском СИЗО.

Действия Баумгартнера Лукашенко охарактеризовал следующим образом: «Он приехал, сопляк, его приглашает премьер-министр. Он сел нога за ногу и заявляет: не будет этого, не будет этого. Вышел, плюнул на Дом правительства и в аэропорт смеясь. А там его... », — рассказал Лукашенко позже на пресс-конференции. Позднее арестованный был передан Москве, уголовное преследование в России против Баумгартнера прекратилось в 2016 г. за отсутствием состава преступления.

Конфликт «Беларуськалия» и «Уралкалия» стал одним из самых резонансных в отношения Минска и Москвы. Лукашенко вновь показал, что полностью контролирует ситуацию в белорусской экономике и готов идти на конфликт, отстаивая свои интересы. Что касается Сулеймана Керимова, то оппонент белорусского президента в 2013 году продал свою долю в «Уралкалии» (21,75% акций) Михаилу Прохорову.

Борьба за МАЗ

Проект объединения белорусского Минского автомобильного завода (МАЗ) с одним из крупных российских автопроизводителей обсуждается уже бльше десяти лет. В «нулевых» казалось, что больше всех шансов на поглощение МАЗа у Олега Дерипаски и его холдинга «Русские машины». Согласно одной из рассматривавшихся схем, должна была быть создана компания в составе МАЗа и завода «Урал», принадлежащего Дерипаске. Российский предприниматель должен был получить 35% объединенной компании, а белорусская сторона — 40% акций. Оставшиеся 25% акций предлагалась продать международным инвесторам.

Cхема с объединением МАЗа и «Урала» так и не была реализована. Вместо нее в 2012 году Россией и Белоруссией был согласован проект по созданию совместного предприятия «Росбелавто» на базе МАЗа и «КамАЗа». Минское предприятие предварительно должно было быть приватизировано.

Однако и в этом случае Александр Лукашенко сделку притормозил. В какой-то момент белорусский президент и вовсе высказался в том духе, что грузовики «МАЗ» лучше и ему непонятна сама идея объединения.

«Я говорю, ребята, давайте не будем торопиться, продавать, обменивать и прочее, тем более что мы с вами наелись уже на примере Уралкалия-Беларуськалия», — сказал глава Белоруссии в 2013 году. С тех пор ситуация не изменилась.

Нефтегазовый конфликт

Последний российско-белорусский конфликт, разгоревшийся летом 2016 года, начался с нежелания Белоруссии оплачивать поставки российского газа по завышенной, как полагает Минск, цене. На этой неделе ситуация была в целом урегулирована. «Россия рефинансирует долговые обязательства Беларуси в размере $750-800 млн», — сообщил во вторник первый заместитель премьер-министра Беларуси Василий Матюшевский.

Из-за девальвации российской и белорусской валют, цена на газ для Белоруссии, номинированная в долларах выросла за последние годы практически в два раза. С начала 2016 года Минск настаивает на привязке газовых цен к рублю. Отказываясь оплачивать газ по завышенной Минск к концу первого квартала 2017 года накопил тот самый долг о реструктуризации которого заявил Матюшевский. В ответ на неплатежи за газ Россия сократила поставки нефти в Белорусь и ввела ограничения на импорт сельзозпродукции производителями из соседней страны. Были предприняты и меры политического характера — ФСБ восстановила пограничный контроль на российско-белорусской границе.

Ключевые решения по урегулированию ситуации были приняты в понедельник в результате пятичасовых прямых переговоров Владимира Путина и Александра Лукашенко, состоявшихся в этот понедельник в Петербурге. Как потом сообщило российское Минэнерго, предполагается внести изменения в межправительственные документы, регулирующие взаимоотношения двух стран в этой области. После чего Беларусь берет на себя обязательства выплатить «Газпрому» долг в размере порядка $726 млн долларов США, а российская газовая корпорация в ответ предоставит понижающие скидки на поставки газа в следующем году.

«Конечно, плохо, что президентам приходится вмешиваться в те или иные проблемы не нашего уровня. Но что поделаешь — такова практика», — посетовал Лукашенко, рассказывая о результатах переговоров с Путиным. Конкретизировать содержание договоренностей в нефтегазовой сфере президенты не стали, указав, что все будет формализовано в течение десяти дней.

Россия. Белоруссия > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 5 апреля 2017 > № 2129509


Корея. ЦФО > СМИ, ИТ > comnews.ru, 5 апреля 2017 > № 2129459

Cпрос на UHD подогревается

Елизавета Титаренко

Завод южнокорейской Samsung Electronics, расположенный в Калужской области (ООО "Самсунг Электроникс Рус Калуга"), запустил производство премиальных QLED-телевизоров. Эти устройства поддерживают как Ultra HD/4K-формат, так и другие форматы (HD, HDR). По оценкам аналитиков, премиальный сегмент рынка мало зависит от экономической конъюнктуры, и даже в последние годы продажи телевизоров класса премиум растут быстрыми темпами, а драйвером роста становятся технологические веяния, в том числе и UHD. В этом формате уже транслируется ряд телеканалов и фильмов в России.

Как рассказал директор департамента потребительской электроники Samsung Electronics в России Дмитрий Карташев, премиальные телевизоры - это сегмент рынка, который растет несмотря на непростую экономическую ситуацию в России. По данным Gfk, в 2013 г. в России было продано 9,2 млн телевизоров, в 2014 г. - 10,4 млн, что на 13% больше. Однако в 2015 г. продажи упали на 47% до 5,5 млн штук. В 2016 г. продажи телевизоров в России упали на 6%, до 5,2 млн штук. В стоимостном выражении продажи росли в 2013 г. и 2014 г., однако в 2015 г. упали на 33%, до 132 млрд руб., а в 2016 г. выросли незначительно - на 2%, до 135 млрд руб.

"Сегмент премиальных телевизоров - мы понимаем под ними устройства ценой более 100 тыс. руб. - показывал незначительное падение в 2015 г. и существенный рост в 2016 г. В 2015 г. было продано 52 тыс. таких устройств, а в 2016 г. - 69,2 тыс. А в стоимостном выражении продажи премиальных телевизоров в 2015 г. упали на 9%, до 9 млрд руб., зато в 2016 г. выросли на 26%, до 11,5 млрд руб.", - отметил Дмитрий Карташев.

Линейка QLED-телевизоров Samsung относится к премиальному классу. Стоимость такого телевизора будет в диапазоне от 140 тыс. руб. до 1,4 млн руб. Как говорит Дмитрий Карташев, Samsung ожидает, что в штучном выражении продажи новых устройств составят несколько процентов от продаж всех телевизоров вендора. "Однако в стоимостном выражении их доля будет существенно больше - около 10% от всех продаж", - подчеркнул он. Дмитрий Карташев добавил, что подавляющее большинство выпускаемых телевизоров Samsung поддерживают формат Full HD. Помимо премиальных телевизоров у компании есть и UHD-телевизоры для массового сегмента, стоят они 35-40 тыс.

Сейчас Samsung запустил процедуру предзаказа на новую электронику. "Текущий статус предзаказа опережает наши ожидания, поэтому мы уверены, что телевизоры получат достойную оценку со стороны наших потребителей", - подчеркнул он.

Тем временем Дмитрий Карташев признает, что развитие устройств идет на шаг впереди развития контента. "Однако мы уже видим, что все больше и больше появляется фильмов и контента в 4К. Мы уверены, что чем больше на рынке будет устройств, которые поддерживают такие форматы, тем больше будет появляться соответствующего контента", - говорит он. По его словам, премиальный контент в 4К поставляют партнеры Samsung по всей России. Среди них - онлайн-кинотеатры Ivi, Megogo, Okko. Кроме того, контент 4К есть и у YouTube: у сервиса недавно появилось приложение, которое позволяет смотреть на Smart TV видео в формате 4K.

По данным представителя федерального ретейлера "М.Видео", в 2016 г. сегмент телевизоров дороже 50 тыс. руб. показал рост в натуральном выражении - продажи увеличились более чем на треть. "Телевизоры с поддержкой UHD становятся мейнстримом - продажи в денежном выражении выросли на 75%, в штуках - практически вдвое. Позитивное влияние на продажи ТВ с UHD оказывает рост доступного контента", - сказал он.

Вещание в формате UHD активно развивают российские операторы спутникового ТВ. "Триколор ТВ" в июне 2013 г. первым в России осуществил спутниковую телевизионную трансляцию в новом формате Ultra HD. С 15 ноября 2015 г. "Триколор ТВ" первым в России и одним из первых в мире запустил вещание в UHD-качестве. Абонентам оператора уже доступны телеканалы Insight UHD (производства европейской компании TERN, дистрибуции компании "Первый ТВЧ"), телеканал производства "Триколор ТВ" - Tricolor Ultra HD, по которому круглосуточно транслируется жанровое кино, канал Fasion One, посвященный моде, развлечениям и стилю жизни, а также спортивно-развлекательный телеканал Russian Extreme Ultra.

"С момента старта коммерческого вещания пока не прошло и года, поэтому еще рано приводить конкретные цифры. Однако рост подключений превышает наши первоначальные прогнозы. Ultra HD - новый этап развития современного телевидения. UHD-рынок развивается постепенно: растет проникновение 4K-телевизоров в России, производится больше контента в формате Ultra HD. Проводимые нами исследования, без сомнения, показывают интерес телезрителей к 4К-телевидению", - подчеркнула пресс-секретарь "Триколора ТВ" Ульяна Рассказова.

МТС с 7 февраля 2017 г. запустила тестовое вещание телеканала Russian Extreme Ultra (в формате UHD). "МТС запустила Ultra HD в тестовом режиме, для изучения спроса на этот контент. Цель теста - сравнение пользовательских предпочтений в городе и в загородных условиях, влияние Ultra HD на лояльность и оттоки", - пояснил пресс-секратарь ПАО "Мобильные ТелеСистемы" (МТС) Дмитрий Солодовников. По его словам, в России пока нет большого объема высокорейтинговых Ultra HD-каналов, поскольку спрос в России не сформирован и присутствие каналов Ultra HD пока не окупается. "Ultra HD - это следующий и неминуемый этап развития телевидения, неизбежный, как в свое время обычное HD-телевидение. МТС, выйдя на рынок, надеется переломить этот тренд. МТС планирует в 2018 г. выйти на четыре канала Ultra HD. Напомню, МТС запустила Ultra HD в спутнике и кабеле, готовится запускать в IPTV, чтобы быть готовой первой снять сливки с этого рынка, - подчеркнул Дмитрий Солодовников. - Однако вопрос, является ли Ultra HD драйвером продаж, открыт до появления рейтингового контента".

Директор по развитию и управлению бизнес-процессами ГК "Орион" Елена Ячменникова сообщила, что спутниковые емкости и технологическая платформа ГК "Орион" позволяют осуществлять трансляцию каналов стандарта Ultra HD, но на текущий момент они не включены в пакеты. "Ultra HD - это не тренд настоящего времени. По нашему убеждению, массовым спросом такие каналы пока пользоваться не будут. Обусловлено это отсутствием у абонентов необходимого приемного оборудования, высокой стоимостью контента и недостатком адаптированного, переводного, Ultra HD-контента на российском рынке", - пояснила она.

С апреля 2017 г. ООО "НТВ-Плюс" начало вещание трех телеканалов в стандарте сверхвысокой четкости (Ultra HD) в Дальневосточном федеральном округе и в Сибири. До майских праздников 4К-вещание станет доступно для абонентов оператора в европейской части страны.

Как говорит аналитик ГК "Финам" Тимур Нигматуллин, премиальный сегмент рынка относительно слабо зависит от экономической конъюнктуры. "При этом важным драйвером роста скорее являются технологические веяния и модные тенденции. Таким образом, всплеск спроса вполне может быть обусловлен тем, что к текущему моменту устарели предыдущие премиальные линейки производителей. Между тем новые технологии, в том числе Ultra HD, как существенно улучшающие пользовательский опыт у владельцев телевизоров, закономерно занимают их место", - считает он. По его мнению, ограничивает спрос на UHD-телевизоры небольшое количество контента.

Корея. ЦФО > СМИ, ИТ > comnews.ru, 5 апреля 2017 > № 2129459


Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 5 апреля 2017 > № 2129440

Лишние игроки. Чистка банковского сектора — это реакция на отток капитала из страны

Александр Данилов

старший директор группы по анализу финансовых организаций Fitch Ratings

По предварительным подсчетам, из существующих 600 банков за получением базовой лицензии могут обратиться около 400

Отзыв лицензий у банков — процесс регулярный, если не сказать обычный. С 2005 по 2012 год в России Центробанк отзывал около 50 лицензий в год, и происходило это почти незаметно, так как касалось в основном мелких банков. Однако с приходом Эльвиры Набиуллиной на место председателя ЦБ в 2013 году число отзывов лицензий резко увеличилось и появились случаи закрытия относительно крупных банков (в первую очередь вспоминается эпохальный отзыв лицензии у Мастер-банка в ноябре 2013-го), что положило начало разговорам о чистке банковского сектора. Сейчас это уже признанный факт, хотя официальные власти и используют более приятный для слуха термин «оздоровление».

Очевидно, что основная цель чистки-оздоровления на поверхности — это избавление системы от слабых игроков или тех, кто ведет рискованную кредитную политику. К тому же количество банков было и все еще продолжает быть избыточным (свыше 1300 на пике и около 600 сейчас), так что в какой-то степени это подталкивание естественного консолидационного процесса. Но, как мне кажется, есть и более конкретная и, возможно, даже главная причина ужесточения политики ЦБ, и она связана с оттоком капитала из страны.

По официальной статистике платежного баланса, за период с 2005 года из России утекло порядка $300 млрд через так называемые сомнительные операции банковского сектора, что составляет около трети всего оттока капитала, не считая затрат на импорт. По-простому, это операции по приобретению иностранных финансовых активов, например акций и облигаций, реальную стоимость которых трудно проверить, и зачастую она оказывается значительно ниже заявленной. Или же это может быть выдача кредитов офшорным компаниям, не имеющим реальных активов. Можно вспомнить многомиллиардный портфель облигаций Пробизнесбанка, который находился в кипрских депозитариях и по факту оказался проданным, или офшорные кредиты банка «Траст», которые после начала санации пытаются вернуть уже новые собственники. Есть и более сложные схемы вывода денег с использованием иностранных аккредитивов или деривативов, но суть одна — валюта за границу уходит, а полученные активы на поверку оказываются пустышкой.

С 2005 по 2012 год из страны таким образом выводилось порядка $30 млрд ежегодно, а пик пришелся на кризисный 2008 год, когда отток составил более $50 млрд. В 2009 году он снизился до $25 млрд, но потом опять стал нарастать вплоть до 2012 года, несмотря на отсутствие кризисных явлений в экономике. Тренд более чем пугающий с учетом еще и того, что в результате золотовалютные резервы ЦБ перестали расти, несмотря на высокие цены на нефть. Но как только в 2013 году ЦБ активизировался, начав отзывать лицензии у банков, занимающихся рискованными операциями, отток сразу же пошел на убыль. С этого момента ЦБ хватку не ослаблял, увеличив количество отзываемых лицензий примерно до ста в год, и из страны стало уходить все меньше и меньше денег по этому каналу, а с 2015 года отток практически иссяк и в 2016-м составил менее $1 млрд.

Столь резкое сокращение оттока валюты, без преувеличения, выдающийся успех нового руководства ЦБ, потому как с учетом падения в 2014 году нефтяных цен, а также введения против нашего финансового сектора санкций, лишающих банки доступа к западным кредитам, был серьезный риск потери значительной части золотовалютных резервов. А тут они не только не сократились, но еще и вопреки всем ожиданиям немного увеличились: до $378 млрд на конец 2016 года с $368 млрд на начало 2015 года. Понятно, что основной поддерживающий эффект внесла девальвация рубля, из-за которой существенно сократился импорт, компенсировав падение выручки от экспорта нефти. Однако без превентивных мер ЦБ по чистке банковского сектора мы, скорее всего, наблюдали бы значительный отток валюты по счетам сомнительных операций, как случалось во все кризисные периоды, и тогда снижения золотовалютных резервов было бы не избежать.

Означает ли это, что чистка сектора скоро будет завершена? В прошлом году представители ЦБ говорили, что да, процесс близится к завершению и отзывы лицензий пойдут на спад. Однако, судя по недавним комментариям Эльвиры Набиуллиной о том, что лишь более половины пути пройдено, представляется, что предыдущие оптимистичные оценки были скорректированы. Это может быть связано с обеспокоенностью регулятора в отношении внутренних рисков (скажем, увлеченностью некоторых банков кредитованием связанных сторон, например девелоперских проектов акционеров), но возможно, что не весь отток капитала удалось пресечь, так как часть транзакций по выводу денег просто могла не попасть в категорию сомнительных.

Стоит напомнить, что у российских банков по-прежнему огромные вложения в иностранные (в основном валютные) активы — $227 млрд на конец III квартала 2016 года, из которых около $86 млрд — это кредиты нерезидентам, и качество их оценить весьма трудно. Поэтому ЦБ, скорее всего, и дальше будет совершенствовать контроль за внешними операциями банков и более тщательно проверять их с учетом уже большого опыта обнаружения разного рода схем в предыдущих случаях. Например, уже введены повышенные коэффициенты взвеса по кредитам офшорным компаниям и подняты требования по резервам в отношении ценных бумаг, хранящихся в иностранных депозитариях без надлежащего уровня надежности.

В том же ряду надо рассматривать и недавнее решение ЦБ о разделении с 1 января 2018 года (с техническим переходным периодом до 1 января 2019 года) банков по виду лицензий на универсальные и базовые с введением ограничений для последних на осуществление международных операций (например, запрет на кредитование нерезидентов) взамен на упрощение регулирования. По предварительным подсчетам, из существующих 600 банков за получением базовой лицензии могут обратиться около 400. В результате у регулятора высвободятся ресурсы для усиления надзора за оставшимися 200 банками с универсальной лицензией, что еще больше снизит риск участия нашего финансового сектора в разного рода схемах по выводу капитала из страны.

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 5 апреля 2017 > № 2129440


Россия > Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 5 апреля 2017 > № 2129291 Лев Гудков

Рейтинги Медведева и его правительства пали как никогда низко

Согласно опросу «Левада-центра», деятельность премьера одобряет 42 процента

МОСКВА – Показатели одобрения деятельности Дмитрия Медведева и возглавляемого им правительства снизились в марте до рекордных значений. Об этом свидетельствуют обнародованные в среду, 5 апреля результаты традиционного исследования «Левада-центра». При этом одобрение работы президента Путина и доверие к нему остались без существенных изменений.

Согласно опросу, число россиян, одобряющих работу главы правительства Дмитрия Медведева, за последний месяц снизилось на 10 пунктов и достигло 42 %, а количество недовольных возросло до 57 %. В этом смысле премьер несколько обогнал свой кабинет, которым недовольны 55% опрошенных.

Рейтинг одобрения президента России Владимира Путина стабильно высок. В марте он составил 82 % (не одобряют президента 17 %).

15 процентов респондентов «Левада-центра» не доверяют никому из отечественных политиков, еще 14 % политикой не интересуются, а 7 % – предпочли воздержаться при ответе.

Результаты опроса Русская служба «Голоса Америки» попросила прокомментировать директора Аналитического центра Юрия Левады, доктора философских наук Льва Гудкова.

Виктор Владимиров: Лев Дмитриевич, чем говорят цифры?

Лев Гудков: Это свидетельство продолжения давно начавшегося снижения рейтинга премьера. Вообще говоря, рейтинг Медведева начал снижаться сразу после его избрания. Высшей точкой его популярности стал ноябрь 2008 года. После этого уровень одобрения премьера снижался вплоть до февраля 2014 года, а потом, на волне присоединения Крыма и агрессивной антизападной, антиукраинской пропаганды, он поднялся. Затем рейтинг снова начал падать и перешел в отрицательную область во второй половине 2016 года.

В.В.: То есть, это устойчивая тенденция?

Л.Г.: Да, это тенденция, которая заметно ускорилась после просмотра ролика, подготовленного ФБК Алексея Навального. Но ролик здесь не причина, а катализатор массовых настроений. Дело не только в коррупции Медведева и разоблачениях в отношении него, но и в сознательном переносе ответственности за всю политику руководства страны на премьера.

Тем самым дается понять, что Путин здесь совершенно не причем. А весь негатив, все недовольство и раздражение масс в связи со снижением уровня жизни, сокращением социальных расходов, ухудшением общего качества жизни, переносится таким образом на правительство Медведева, губернаторов, местные власти, Госдуму и так далее.

Рейтинги всех государственных институтов кроме президента демонстрируют большее или меньшее падение доверия и одобрения населением. Против Медведева сыграл еще и другой фактор. Он второе лицо в государстве, и многие его довольно бестактные высказывания – в отличие от высказываний Путина – вызывают массовое выражение недовольства. Эффект усилил фильм Алексея Навального. Кстати, в ближайшее время мы опубликуем данные об отношении к Навальному и просмотру его фильма.

В.В.: При этом большинство (57 %) недовольно деятельностью Медведева. Это не повод для его отставки?

Л.Г.: То, что думает население, совершенно не имеет никакого значения для принятия решения в высшем эшелоне власти. Это решает Путин, и в зависимости от каких-то собственных расчетов, раскладов сил. Что бы ни думало общество, это не имеет значения. Авторитарный режим определяет свою независимую кадровую политику.

В.В.: Рейтинг Владимира Путина остается стабильно высоким. Это пожизненно или все же возможны варианты?

Л.Г.: Это организованный консенсус, и тут ничего не меняется. Потому что эффективно работают СМИ, существует практически полная монополия федеральных телеканалов в информационном пространстве.

И соответственно идет совершенно однозначная подача Путина как безальтернативной, незаменимой фигуры, символ народного единства и прочее. Пока это работает. А все недовольство, повторяю, выплескивается на Медведева, правительство и чиновников разных уровней.

В.В.: Но с учетом предстоящих в 2018 году президентских выборов Путин может пожертвовать премьером?

Л.Г.: В образ Путина входит некоторый стереотип, что он своих не сдает. Это не верно. Но он никогда не действует под чьим-либо давлением. Возможно, отставка Медведева последует, но под каким-то другим флагом. Думаю, что перед выборами, вполне вероятно, как Путин уже делал не раз, последует отставка премьер-министра и замена его какой-то новой фигурой, чтобы перебросить накопившееся недовольство на ушедшего.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 5 апреля 2017 > № 2129291 Лев Гудков


Латвия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 5 апреля 2017 > № 2129275 Эдгар Ринкевич

«Отношения Риги и Москвы испортились из-за Крыма»

Глава МИД Латвии рассказал, почему ухудшились отношения с Россией

Владимир Ващенко

Латвия — страна, которая разместила у себя контингент НАТО и поддержала введение санкций против России после присоединения к российской территории Крыма. Вместе с тем в Латвию по-прежнему приезжает немало туристов из РФ, а российские бизнесмены инвестируют туда деньги. В кулуарах встречи министров иностранных дел Североатлантического альянса глава латвийского МИДа Эдгар Ринкевич рассказал «Газете.Ru», почему отношения Риги и Москвы испортились и как их можно улучшить.

— Как вы считаете, отношения между нашими странами могли быть лучше?

— Конечно, они могли бы быть намного лучше. К сожалению, эти отношения испортились после того, что произошло с Крымом. А мы считаем, что это противозаконная аннексия, которая нарушает все нормы международного права, начиная от Устава ООН и заканчивая Будапештским меморандумом. Произошедшее подорвало некоторое доверие с нашей стороны, так как у нас в памяти слишком свежо еще то, что случилось в 1940 году. Некоторые аспекты аннексии Крыма в принципе напоминают прецеденты с независимой Латвией, Литвой и Эстонией в то время.

Тогда на их территорию тоже вошли войска, тоже прошел «независимый референдум». В итоге мы как-то очень быстро присоединились к СССР.

Но хочу отметить, что в истории наших отношений были и более светлые периоды. В свое время я работал с бывшим президентом Латвии Валдисом Затлерсом, когда он в 2011 году приезжал с официальным визитом в Москву. Мы заключили порядка десяти договоров о сотрудничестве, которые касались туризма, вопросов образования, культуры и так далее. Казалось, мы идем к диалогу, в том числе и по трудным вопросам общей истории и общего прошлого. Но то, что случилось в 2014 году, повлияло на наши отношения отрицательно.

— Есть ли у вас информация о каких-либо действиях с российской стороны, направленных против Латвии?

— Если говорить о военных провокациях, то их нет. Их нет в том числе и потому, что после варшавского саммита в 2016-м силы Североатлантического альянса в трех прибалтийских республиках, а также в Польше, были очень серьезно укреплены. Думаю, Россия хорошо понимает, что военный вызов НАТО не к добру ни для кого. Но то, что мы называем информационной и пропагандисткой войной, против нас со стороны России все же наблюдается.

— До недавнего времени российские компании и бизнесмены активно инвестировали деньги в Латвию. Как вы думаете, их интересы оказались серьезно затронуты после того, как Рига присоединилась к санкциям против России?

— Давайте будем все же точны. Мы не присоединялись ни к чему, это было решение 28 государств Евросоюза. Но на снижение инвестиций в нашу страну со стороны российских предпринимателей, думаю, повлияли все же не санкции и контрмеры, которые ввела Россия. Тут дело в том, что ухудшилось общее экономическое положение в России. Кроме того, сейчас многие страны, особенно нефтедобывающие, испытывают проблемы в экономике из-за снижения цены на нефть. Вместе с тем я знаю, что и у латвийского, и у российского бизнеса есть общие интересы и желание сотрудничать. Если экономические связи между нами наладятся — это хорошо. Но вместе с тем мы должны понять, что ключ к нормализации отношений как политического, так и экономического характера — это выполнение минских соглашений.

Пока мы прогресса в этом вопросе не видим. В июне будет очередное обсуждение вопросов по санкциям в Евросоюзе. Впрочем, до того времени еще есть два месяца, и что-то может и поменяться. Уверен, что совместный латвийский и российский бизнес почувствует себя более уверенно тогда, когда будут разрешены общие сложные политические вопросы.

— В последнее время в Латвию приезжает довольно много туристов из России, так как она близко к нашей границе и там многие говорят по-русски. Как вы думаете, можно ли ввести какой-то облегченный порядок получения визы Латвии для тех туристов, которые приезжают в страну на небольшой срок?

— С 2013 года действует так называемый упрощенный приграничный визовый режим между Латвией и Россией, а также Латвией и Белоруссией. Это касается приграничной полосы, глубина которой составляет полосы на 30–50 км. Есть четкая формула по поводу того, как эта полоса определяется. Рига, например, удалена от границы с РФ примерно на 300 км. А значит, она не может считаться приграничной зоной по правилам Европейского союза. Кроме того, в последние несколько лет Латвия выдала россиянам довольно много виз сроком на три года и на пять лет, чтобы облегчить им возможность приезда в нашу страну. Хочу отметить, что за последние пару лет количество туристов из России в Латвию упало. Мы это связываем не с вопросами получения разрешения на въезд, а с экономическим кризисом и изменившимся валютным курсом. Не все россияне сейчас могут позволить себе поездку в Ригу даже на день или на два. Впрочем, насколько я слышал, сейчас международные рейтинговые агентства прогнозируют некоторый подъем экономики России. Это может позитивно сказаться на потоке туристов из России в Латвию.

— Некоторые граждане и жители Латвии приняли участие в боевых действиях на юго-востоке Украины. Те, кто вернулся потом на родину, были привлечены к уголовной ответственности. Почему это произошло, ведь они не воевали против интересов латвийского государства?

— Участие граждан Латвии в боевых действиях в Донбассе незаконно. И в нашем уголовном кодексе, и в законе о гражданстве сказано, что если наш гражданин без разрешения правительства находится в составе другой армии — это уже противозаконно. Если же этот человек воюет на стороне какого-либо участника конфликта за пределами Латвии, то это тем более наказуемо. И мы здесь не делаем различий, состоит ли он в ИГ (запрещенная в России террористическая группировка) или он воюет в составе каких-то формирований так называемых ДНР/ЛНР. Люди, которые туда поехали воевать, хорошо знали, что это незаконно.

Наши правоохранительные органы завели где-то 10–12 уголовных дел по людям, воевавшим в Донбассе и в Сирии на стороне ИГ (а есть у нас и такие, к сожалению). И если кто-то из наших граждан или неграждан, неважно, отправился в Донбасс и решил повоевать, то ему придется ответить по закону.

— Великобритания начала процедуру выхода из Европейского союза. Многие граждане Латвии уже давно работают и живут в Соединенном Королевстве. Будет ли латвийское правительство создавать какую-то программу для тех, кто вернется в результате Brexit на родину?

— Мы только сейчас получили официальное уведомление от правительства Великобритании о том, что процесс выхода этой страны из ЕС официально начался. Главная задача для нас сейчас — это добиться того, чтобы статус наших граждан, которые живут и работают в Великобритании, не менялся. То же самое касается и британских граждан, которые живут и работают в Латвии. Мы также хотим, чтобы их интересы не были ущемлены. Как этот вопрос решится юридически — пока неизвестно, так как прошло слишком мало времени с момента начала выхода Лондона из Евросоюза. В феврале 2017 года я встречался с министром иностранных дел Великобритании, министром по Brexit и депутатами парламента этой страны. Мы оказались едины в том, чтобы граждане наших стран в результате этого события не пострадали. У нас в свое время была программа по возвращению в страну тех, кто уехал, возможно, будут и еще схожие проекты. Мы были бы рады, если бы они вернулись к нам. Но вот вернутся ли они или нет — это уже решение их самих.

— С момента выхода Латвии из СССР прошло 26 лет. Уже подросло поколение тех, кто родился после этого события. Тем не менее более 10% населения официально являются негражданами страны. Может, стоит упростить для них процедуру получения паспорта латвийского гражданина?

— Я думаю, что те неграждане, которые хотели стать гражданами Латвии, давно этого сделали. Причин того, почему часть из них не хотят получать паспорт латвийского гражданина, довольно много. В том числе это происходит и потому, что в 2008 году Россия предоставила негражданам Латвии право безвизового путешествия в Россию. То же самое после сделала и Белоруссия. Есть такие люди, которые считают, что им гражданство не нужно. В своем нынешнем статусе они могут работать, но не могут участвовать в выборах и занимать государственные должности. Я не думаю, что надо облегчить процедуру, она и так гибкая. Она прошла экспертизу нескольких профильных, в том числе и международных, организаций. Но если гражданин Латвии не говорит на латышском, не знает основ конституции и истории страны, то у меня большие сомнения в том, что он гражданин нашей страны в широком смысле этого слова.

Я не знаю, почему люди прожили 50 или хотя бы 20 лет в Латвии и не знают ее языка. И, насколько мне известно, в российском обществе есть сейчас тоже дискуссия о том, что люди, претендующие на гражданство вашей станы, должны знать ее язык.

Латвия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 5 апреля 2017 > № 2129275 Эдгар Ринкевич


Россия > Армия, полиция > zavtra.ru, 5 апреля 2017 > № 2128989 Владислав Шурыгин

 Путин увеличил армию России

Владислав Шурыгин

Главным военным событием недели стало известие о том, что 28 марта 2017 г. президент РФ Владимир Путин своим указом увеличил штатную численность военнослужащих Вооружённых сил на 1,3% — с 1 миллиона до 1 миллиона 13 тысяч человек.

Тем же указом общая штатная численность ВС РФ (включая гражданский персонал) была увеличена с 1 января 2017 г. на 0,6% — до 1 миллиона 897 тысяч человек, а с 1 июля 2017 г. — ещё на 0,3% — до 1 миллиона 903 тысяч человек.

При этом интересно рассмотреть динамику изменения численности ВС за последнюю четверть века.

В Вооружённых силах СССР к концу 1991 г. служило 3 миллиона 700 тысяч человек (не включая гражданский персонал). 7 мая 1992 г. президент России Борис Ельцин подписал указ "О создании Вооружённых Сил Российской Федерации". Данный документ, помимо прочего, требовал от Министерства обороны разработать и внести предложения по "сокращению численности и боевого состава ВС РФ". На тот момент, по разным оценкам, на территории России проходили службу до 2,5 млн. военнослужащих. И уже через два года, к 1994 г., численность военнослужащих в России сократилась до 2,1, а ещё через два года, к 1996 г., — до 1,7 млн. человек. Но и эта численность была определена тогда как избыточная, и 16 июля 1997 г. Ельцин указом "О первоочередных мерах по реформированию Вооружённых Сил Российской Федерации и совершенствованию их структуры" установил с 1 января 1999 г. штатную численность военнослужащих ВС РФ в 1 миллион 200 тысяч военнослужащих. На этом сокращения не завершились.

24 марта 2001 г. произошло новое сокращение. Указом президента РФ Владимира Путина "Об обеспечении строительства и развития Вооружённых Сил Российской Федерации, совершенствовании их структуры" штатная численность военнослужащих ВС РФ с 1 января 2006 г. была уменьшена на 16,7% — до 1 миллиона. Но до этого уровня численности армия так и не дошла. Стало очевидно, что она всё больше напоминает "тришкин кафтан" и в таком виде уже не способна эффективно обеспечивать безопасность страны. И 28 ноября 2005 г. Владимир Путин впервые после распада СССР своим указом увеличил число военнослужащих (на 13%) — до 1 миллиона 134 тысяч человек. Тем же указом впервые была установлена общая штатная численность ВС РФ (включая гражданский персонал) — 2 миллиона 20 тысяч человек.

29 декабря 2008 г. новый президент РФ Дмитрий Медведев указом "О некоторых вопросах Вооружённых Сил Российской Федерации" снова сократил общую штатную численность военнослужащих на 12%, до 1 миллиона, уменьшив штатную численность ВС РФ на 6,7% — до 1 миллиона 900 тысяч.

Такое сокращение стало итогом так называемой "военной реформы Сердюкова". В рамках этой реформы было объявлено о ликвидации института мичманов и прапорщиков, а также о самых масштабных с 60-х годов 20 века сокращениях офицерского корпуса — с 355 тыс. до 150 тыс.

Такой погром армии едва не привёл к её коллапсу и потребовал срочного вмешательства президента России. 6 ноября 2012 года министр Сердюков был снят с должности, и его реформа была приостановлена, а затем и свёрнута. Новый министр обороны Сергей Шойгу занялся восстановлением разрушенной инфраструктуры. И вот теперь численность военнослужащих снова увеличена на 13 тысяч человек.

Одновременно с этим, 1 апреля, в России стартовала очередная призывная кампания.

В ходе весенней призывной кампании в ряды ВС будет призвано 142 тысячи человек. Особенностью этого призыва станет значительное — на 10 тысяч человек — сокращение числа призывников по сравнению с осенней (2016 года) призывной кампанией, в ходе которой были призваны и направлены в войска 152 тысячи призывников.

Кроме того, отличительной чертой весеннего призыва этого года стало расширение географии службы для крымчан: ранее жители Крыма оставались служить в пределах своего региона, в этом году они впервые будут направлены для прохождения службы во все регионы России.

31 марта министр обороны России Сергей Шойгу и глава оборонного ведомства Южной Осетии Ибрагим Гассеев подписали договор о вхождении некоторых подразделений и частей армии Южной Осетии в состав Вооружённых сил РФ, что увеличит численность последних на 150-200 человек с перспективой дальнейшей интеграции.

По информации Минобороны, с 16 мая в Главном организационно-мобилизационном управлении Генштаба ВС РФ начнут работу прямые телефонные линии, по которым можно проконсультироваться по вопросам призыва. Все призывники во время переезда к местам службы будут обеспечены рационами питания, на военных аэродромах будут развёрнуты специальные пункты, где созданы комфортные условия и предусмотрено трёхразовое горячее питание призывников, а в поездах, идущих более трёх суток, предусмотрено питание призывников в вагонах–ресторанах.

Пока, в силу неопределённости демографических и экономических перспектив нашей страны, остаётся без решения вопрос о сроках призывной службы. Не исключено, что его придётся каким-то образом увеличить — или же улучшать условия для контрактников, что связано со значительными финансовыми затратами.

Россия > Армия, полиция > zavtra.ru, 5 апреля 2017 > № 2128989 Владислав Шурыгин


Узбекистан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 5 апреля 2017 > № 2128826 Владимир Путин, Шавкат Мирзиёев

Заявления для прессы по итогам российско-узбекистанских переговоров.

По окончании российско-узбекистанских переговоров Владимир Путин и Шавкат Мирзиёев сделали заявления для прессы.

В.Путин: Уважаемый господин Президент, уважаемый Шавкат Миромонович!

Уважаемые друзья, дамы и господа!

В начале заявления сразу хотел бы отметить, что переговоры наши прошли в дружественной и абсолютно конструктивной атмосфере.

Отмечу также, что мы искренне рады принимать Шавката Миромоновича, который находится в России с государственным визитом и в первый раз посещает нашу страну в качестве главы Узбекистана, ценим его настрой на дальнейшее всемерное укрепление стратегического партнёрства и союзнических отношений между Россией и Узбекистаном.

Российско-узбекистанское сотрудничество опирается на прочные, прошедшие испытание временем традиции дружбы и взаимной поддержки. Напомню, совсем недавно, 20 марта, отмечалась важная дата – 25-летие установления дипломатических отношений. За эти годы нам удалось добиться значительных успехов в расширении многопланового и обоюдовыгодного взаимодействия.

И сегодня на встрече – сначала в узком составе, а затем с участием вице-премьеров, ключевых министров, руководителей крупнейших компаний – мы не только обстоятельно рассмотрели текущее состояние двустороннего сотрудничества, но и подробно обсудили перспективы его развития, наметили в этом контексте приоритетные направления и конкретные задачи общей работы в разных областях взаимодействия.

Всё это нашло отражение в только что подписанных документах, в Совместном заявлении, в солидном пакете межправительственных, межведомственных и корпоративных документов.

Естественно, что в ходе весьма насыщенных переговоров большое внимание уделялось вопросам углубления российско-узбекистанского торгово-экономического взаимодействия. Подчеркну, наши государства активно выстраивают сотрудничество в этой важнейшей сфере с учётом традиционно высокой степени взаимодополняемости российской и узбекской экономик. Мы стремимся к более эффективной интеграции на основе принципов взаимной выгоды и учёта интересов друг друга.

Россия является ведущим торговым партнёром Республики Узбекистан. По линии двусторонней межправкомиссии специально разработана и успешно реализуется масштабная Программа развития экономического взаимодействия на период до 2019 года. В прошлом году взаимный товарооборот составил 2,7 миллиарда долларов – это более 17 процентов во внешнеторговом балансе Узбекистана. При этом российские капиталовложения в узбекистанскую экономику превысили 6 миллиардов долларов.

С удовлетворением констатировали высокий уровень российско-узбекского взаимодействия в энергетической сфере. Россия закупает в Узбекистане более 5 миллиардов кубических метров природного газа. Наши компании «Газпром», «ЛУКОЙЛ» осуществляют в республике масштабные совместные проекты по добыче углеводородов. Компания «Силовые машины» помогает в модернизации важных объектов электроэнергетики Узбекистана – Сырдарьинской ТЭС и Чарвакской гидроэлектростанции.

Мы договорились с Шавкатом Миромоновичем дать дополнительные поручения нашим правительствам по наращиванию промышленной кооперации и расширению совместного производства продукции с высокой добавленной стоимостью, поддержали планы «Ростеха», «Ростсельмаша», «Группы ГАЗ» и их узбекских партнёров по запуску новых проектов в автомобилестроении, станкостроении, гражданской авиации и фармацевтике.

Условились продолжить работу по стимулированию экспорта узбекских сельхозтоваров и продовольствия на российский рынок: только за последний год объёмы их ввоза на территорию России возросли более чем в 2 раза, это 142,8 тысячи тонн, чтобы было понятно в практическом исчислении.

Во многом это стало результатом совместных усилий по реализации предложенной Президентом Узбекистана инициативы создания так называемого «зелёного таможенного коридора» для ускоренных и беспрепятственных поставок аграрной продукции через границы двух стран. Помогло и то, что Россия значительно снизила транспортные тарифы на перевозку из Узбекистана целого ряда чувствительных для республики товаров.

Мы также высказались за более активное развитие межрегионального сотрудничества, за углубление наших связей в гуманитарной сфере, вышли даже на определённые практические решения (думаю, что Президент Узбекистана тоже об этом сейчас скажет), организационные, тем не менее, на мой взгляд, достаточно важные – о создании новых механизмов, которые Россия успешно применяет в отношениях с другими странами.

В ноябре прошлого года в Узбекистане с успехом прошли, как известно, Дни культуры России. В нынешнем году планируем провести ответные мероприятия Узбекистана у нас в стране.

Характерно, что этим вечером мы вместе с Шавкатом Миромоновичем посетим Государственный музей изобразительных искусств имени А.С.Пушкина. Там открывается выставка «Сокровища Нукуса», на которой представлены художественные произведения и археологические предметы из собрания узбекских музеев, в том числе прославленного советского художника, этнографа, много сделавшего для популяризации русской культуры на Востоке, Игоря Витальевича Савицкого.

Отрадно, что в Узбекистане сохраняется большой интерес к получению российского образования. В наших вузах учатся около 22 тысяч узбекских студентов, а это один из самых высоких показателей среди всех государств – членов СНГ. Готовы и впредь оказывать всемерное содействие в подготовке высокопрофессиональных кадров, специалистов для республики, в том числе и преподавателей русского языка. Кстати говоря, особая благодарность Президенту, всем нашим узбекским партнёрам и друзьям за поддержание высокого статуса русского языка в республике. Большое количество школ, не одна сотня, преподают русский язык, свыше 60 вузов работают на русском языке.

Разумеется, в ходе сегодняшних переговоров подробно обсуждались и актуальные вопросы региональной и глобальной повестки дня. Отмечу, что по ключевым из них позиции России и Узбекистана довольно близки или, как говорится, совпадают.

Наши страны активно взаимодействуют в вопросах обеспечения стабильности и безопасности на пространстве Центральной Азии, поддерживают процесс национального примирения в Афганистане, выступают за объединение усилий мирового сообщества в борьбе с терроризмом, экстремизмом, наркотрафиком, трансграничной организованной преступностью, плотно координируют свои действия в ООН, успешно сотрудничают в рамках СНГ и Шанхайской организации сотрудничества.

И в завершение хотел бы ещё раз поблагодарить Президента Узбекистана, всех наших узбекских друзей за содержательные и результативные переговоры, за то, что вы так внимательно подошли к подготовке первого государственного визита Президента Узбекистана в Россию. Убеждён, что Ваш визит, уважаемый господин Президент, послужит дальнейшему укреплению отношений подлинной дружбы и союзничества между народами России и Узбекистана.

Благодарю вас за внимание.

Ш.Мирзиёев: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые представители средств массовой информации!

Прежде всего выражаю искренние соболезнования родным и близким погибших, пострадавших в результате взрыва в метро Санкт-Петербурга. Мы решительно осуждаем действия террористов и их пособников, подтверждаем свою готовность к активному взаимодействию в борьбе с вызовами и угрозами, в безопасности наших стран и всего региона.

Я хочу ещё раз выразить искреннюю признательность уважаемому Президенту Владимиру Владимировичу Путину за приглашение посетить Российскую Федерацию с государственным визитом, а также радушный приём и гостеприимство, оказанные нашей делегации. Мы в Узбекистане высоко ценим отношения стратегического партнёрства и союзничества, установившиеся между нашими странами, и приложим все необходимые усилия, чтобы поднять их на качественно новый, ещё более высокий уровень.

Ярким подтверждением этого является нынешний государственный визит делегации Республики Узбекистан в Российскую Федерацию. Особо отмечу, что этот визит для меня, для всей делегации и нашей страны в целом имеет огромное значение. Наша встреча ещё раз показала общность долгосрочных интересов Узбекистана и России.

Обоюдные стремления наполнят наше стратегическое партнёрство и союзнические отношения новым практическим содержанием, целевыми задачами, конкретными программами и проектами.

Значение нынешнего визита ещё больше возрастает с учётом быстро меняющейся ситуации в мире, роста конфликтов и насилия, стремительного распространения различных транснациональных рисков и вызовов безопасности. В ходе содержательных переговоров мы с уважаемым Владимиром Владимировичем в традиционно открытой и доверительной обстановке обменялись мнениями по ключевым вопросам региональной безопасности и международного развития.

Я хочу, чтобы средства массовой информации поняли, что на самом деле сегодняшняя атмосфера – это атмосфера доверительности и откровенности, и это имеет очень серьёзную почву в наших взаимоотношениях.

Мы также всесторонне проанализировали состояние наших отношений и согласовали конкретные меры по дальнейшему расширению многопланового практического сотрудничества.

Хочу с удовлетворением отметить, что по большинству рассмотренных вопросов мы имеем единые взгляды и подходы. Особое внимание было уделено ситуации в Афганистане. Мы твёрдо убеждены, что военного решения афганской проблемы нет. Единственный путь – это мирные политические переговоры под эгидой Организации Объединённых Наций. Узбекистан поддерживает усилия России по поиску путей урегулирования афганского конфликта и примет участие в расширенной встрече в Москве 14 апреля.

Мы также договорились активизировать взаимодействие по предотвращению растущих угроз и вызовов региональной безопасности. Важным условием сохранения стабильности является создание атмосферы неприятия идеологии экстремизма в любых её формах и проявлениях, выявление и устранение причин радикализации.

Мы намерены продолжить тесное сотрудничество на международной арене, в том числе в рамках Организации Объединённых Наций, ШОС, СНГ и других авторитетных международных структур.

С удовлетворением следует отметить, что по итогам наших переговоров подписан беспрецедентный пакет документов: это Совместное заявление Президентов Республики Узбекистан и Российской Федерации, а также более 50 соглашений и контрактов в экономической, инвестиционной, энергетической, военно-технической, культурно-гуманитарной и других сферах. При этом общая сумма портфеля совместных торгово-инвестиционных проектов превышает 15 миллиардов долларов.

Мы договорились обеспечить всестороннюю проработку и приступить к реализации крупных проектов в различных отраслях экономики, а также содействовать развитию торговых связей и установлению долгосрочного бизнес-партнёрства.

Среди наших партнёров такие известные российские компании и корпорации, как «Газпром», «ЛУКОЙЛ», «Ростех» и многие другие. В целом сегодня в Узбекистане успешно действует почти 1000 предприятий с участием российских партнёров, в свою очередь, на территории России – около 600 предприятий с узбекским капиталом.

Безусловно, новым важным очень перспективным направлением является межрегиональное сотрудничество. Хочу сказать о межрегиональном сотрудничестве. Владимиру Владимировичу большое спасибо, что оказывает содействие. Вы знаете, когда встречаются регионы, очень много они напрямую решают и есть конкретные результаты. О чём это говорит? Что регионы хотят встречаться, хотят торговаться, хотят ездить друг к другу. И то, что было, Владимир Владимирович, сделано, – это большой результат. Я разговаривал с нашими губернаторами, они с удовольствием хотят продолжать.

Мы сегодня с уважаемым Владимиром Владимировичем договорились, что мы будем проводить бизнес-форумы: год в России, год в Узбекистане. И я пригласил уважаемого Владимира Владимировича, чтобы на следующий год в регионе – в Бухаре, в Хорезме или в Самарканде – провести большой бизнес-форум в присутствии двух президентов наших стран. И это было бы достойно тому, что мы сегодня подписали межправсоглашение по региональному сотрудничеству. Знаете, нам есть о чём поговорить, и будет очень большая основа для наших встреч на межрегиональном уровне.

Уверен, что интенсивный диалог между регионами наших стран на основе подписанного сегодня межправительственного соглашения уже в ближайшее время даст конкретные результаты в виде реализованных целевых проектов, совместных производств востребованной продукции и активного культурного обмена. Важной составляющей наших отношений является культурно-гуманитарное сотрудничество. В Узбекистане проживает около 1 миллиона наших граждан русской национальности, которые вносят достойный вклад в развитие нашей страны. В организации и проведении многих важных общественных мероприятий активно участвует Республиканский русский культурный центр, который имеет филиалы во всех регионах нашей страны. На русском языке ведётся обучение в 836 школах, а также практически во всех вузах Узбекистана.

Владимир Владимирович особо отметил, это на самом деле достояние, которое мы всегда будем бережно хранить и продолжать, потому что это о многом говорит. На русском языке осуществляют свою деятельность многочисленные средства массовой информации, учреждения культуры и искусства. Кроме того, успешно работают филиалы Московского государственного университета имени Ломоносова, Российская экономическая академия имени Плеханова, Российский университет нефти и газа имени Губкина. Не могу также не отметить особый успех проходящей в эти дни в Государственном музее изобразительных искусств имени Пушкина выставки шедевров из фонда нашего Музея искусств имени Савицкого. Я с удовлетворением всех присутствующих здесь уважаемых представителей средств массовой информации приглашаю, чтобы вы все тоже посетили, посмотрели. Это на самом деле «Лувр в степи», это без преувеличения, это на самом деле так. Понимаете, это долго можно рассказывать, но это очень хорошо, когда мы обогащаемся культурно, это имеет очень хорошую, серьёзную, мощную почву под этим. Кроме того, сегодня мы подписали отдельное межправительственное соглашение, направленное на развитие полномасштабного сотрудничества в области здравоохранения, медицинского образования и науки. Я убеждён, что нынешний визит, его плодотворные результаты ещё более укрепят стратегическое партнёрство и союзнические отношения и будут служить интересам наших стран.

Хочу также сообщить Вам о своём приглашении, уважаемый Владимир Владимирович, в Узбекистан. Вот мы договорились, что на следующий год у нас будет бизнес-форум, и я с удовольствием, делегация наша, я лично, сам, Владимир Владимирович, Вас приглашаю.

Хочу искренне в конце сказать, что на самом деле та атмосфера, та открытость и доверительность сегодняшней нашей встречи – это основа всего. И во многих чувствительных вопросах мы нашли очень полезное друг для друга и нашли понимание друг у друга. И Владимир Владимирович вопросы, которые у нас были, уже все снял, дал поручения. По всем вопросам даны поручения. В области экономики – министерствам финансов, Налоговой службе Республики Узбекистан и [Федеральной] налоговой службе Российской Федерации даны уже поручения.

Я вам хочу сказать, что мы с удовлетворением, окрылённые уезжаем со всей делегацией. Думаю, наш сегодняшний визит будет большим результатом, воплощением тех наших начинаний, к которым мы на самом деле долго шли. И я ещё раз признателен Владимиру Владимировичу за создание такой обстановки.

Большое Вам спасибо.

Узбекистан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 5 апреля 2017 > № 2128826 Владимир Путин, Шавкат Мирзиёев


Узбекистан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 5 апреля 2017 > № 2128824

Совместное заявление Президента Российской Федерации В.В.Путина и Президента Республики Узбекистан Ш.М.Мирзиёева

5 апреля 2017 года

По приглашению Президента Российской Федерации В.В.Путина Президент Республики Узбекистан Ш.М.Мирзиёев 4–5 апреля 2017 года посетил Российскую Федерацию с государственным визитом.

В ходе переговоров, прошедших в традиционно дружественной, доверительной и конструктивной атмосфере, президенты обсудили состояние и перспективы развития многопланового сотрудничества между Российской Федерацией и Республикой Узбекистан, подтвердили высокий уровень межгосударственного диалога, основанного на принципах равноправия, взаимного уважения и учёта интересов друг друга.

В.В.Путин и Ш.М.Мирзиёев подтвердили актуальность реализации Договора о стратегическом партнёрстве между Российской Федерацией и Республикой Узбекистан от 16 июня 2004 года, Договора о союзнических отношениях между Российской Федерацией и Республикой Узбекистан от 14 ноября 2005 года и Декларации об углублении стратегического партнёрства между Российской Федерацией и Республикой Узбекистан от 4 июня 2012 года, что будет способствовать развитию двусторонних отношений на качественно новом уровне.

Президенты подчеркнули, что важнейшей составной частью таких отношений является взаимовыгодное торгово-экономическое и инвестиционное сотрудничество Российской Федерации и Республики Узбекистан. Главы государств высоко оценили работу Межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству между Российской Федерацией и Республикой Узбекистан, деятельность которой направлена в том числе на обеспечение значительного увеличения объёмов двустороннего товарооборота, прежде всего за счёт расширения взаимных поставок продукции с высокой степенью переработки и других товаров, представляющих интерес для обеих сторон.

Президенты с удовлетворением отметили успешное развитие сотрудничества в целях создания благоприятных условий для расширения поставок узбекской плодоовощной продукции на российский рынок, в том числе путём внедрения системы «зелёного коридора».

Президенты подчеркнули значимость подписания межправительственного соглашения о содействии межрегиональному сотрудничеству для активизации торгово-экономического, инвестиционного и культурно-гуманитарного сотрудничества между регионами двух стран.

Отмечены перспективы расширения туристских обменов между двумя странами. В.В.Путин и Ш.М.Мирзиёев согласились, что подписание Соглашения о сотрудничестве в сфере туризма послужит более полной реализации туристского потенциала двух стран, установлению долгосрочных партнёрских связей между субъектами туристской индустрии, а также дальнейшему укреплению дружбы и взаимного уважения между народами Российской Федерации и Республики Узбекистан. Признано, что дальнейшее укрепление сотрудничества в сфере воздушного транспорта будет способствовать развитию туризма и гуманитарных обменов между двумя странами.

Президенты подчеркнули приоритетный характер двустороннего сотрудничества в сфере транспорта и развития транзитных коридоров, обеспечивающих кратчайший и эффективный выход на внешние рынки. Отмечено, что дальнейшее сотрудничество по вопросам формирования конкурентоспособных тарифов на перевозки внешнеторговых грузов с участием железных дорог Российской Федерации и Республики Узбекистан позволит обеспечить эффективную загрузку действующих транспортных коридоров.

В.В.Путин и Ш.М.Мирзиёев выразили стремление к дальнейшему развитию взаимовыгодного сотрудничества в нефтегазовой сфере.

Главы государств высоко оценили значение подписания Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Узбекистан об организованном наборе граждан Республики Узбекистан для осуществления трудовой деятельности на территории Российской Федерации, а также Соглашения о взаимном учреждении представительств компетентных органов в сфере миграции и заявили о готовности содействовать дальнейшему развитию международно признанных форм сотрудничества в сфере миграции.

Президенты подчеркнули готовность к более тесному взаимодействию в области здравоохранения и медицинского образования, важными элементами которого являются расширение сотрудничества между ведущими медицинскими и научно-исследовательскими центрами двух стран, реализация программ подготовки и переподготовки специалистов, обмен опытом, а также создание в Узбекистане филиалов и представительств ведущих медицинских центров России. В связи с этим В.В.Путин и Ш.М.Мирзиёев приветствовали подписание межправительственного соглашения о сотрудничестве в области здравоохранения, медицинского образования и науки и выразили уверенность, что такое сотрудничество внесёт весомый вклад в укрепление дружеских отношений между народами двух государств.

Главы государств отметили поступательный характер развития двусторонних культурно-гуманитарных связей и подтвердили взаимную заинтересованность в активизации контактов в области образования, науки, спорта, культуры, искусства и туризма. Президенты оценили как важное культурное событие первую выездную выставку произведений из собрания Государственного музея искусств имени И.В.Савицкого (г.Нукус), организованную в Государственном музее изобразительных искусств им. А.С.Пушкина, и договорились о проведении в 2017 году Дней культуры Узбекистана в России.

Особое внимание в этом году будет уделено проведению концертов, фото- и художественных выставок, организации других культурных и общественных мероприятий в рамках празднования 25-летия установления дипломатических отношений между Российской Федерацией и Республикой Узбекистан.

Президенты отметили важную роль государственных средств массовой информации России и Узбекистана в укреплении двусторонних отношений, а также в ознакомлении широкой общественности с историей, культурой и традициями народов России и Узбекистана.

В.В.Путин и Ш.М.Мирзиёев высказались за развитие двустороннего сотрудничества в области связи и информационных технологий. При этом было отмечено, что значительный опыт России в сфере разработки и внедрения технологий электронного правительства может быть использован для повышения эффективности оказания государственных, муниципальных и иных услуг гражданам Узбекистана.

Президент Российской Федерации высоко оценил проводимую в Республике Узбекистан политику по укреплению межнационального согласия, сохранению, развитию и передаче будущим поколениям языка, обычаев и традиций разных этносов. В связи с этим подчёркнуто значение сохранения и поддержки русского языка и русскоязычного образовательного пространства в Республике Узбекистан. Главы государств приветствовали дальнейшие шаги по обеспечению программ подготовки и переподготовки специалистов-русистов, а также по расширению сети филиалов ведущих образовательных организаций высшего образования Российской Федерации в Республике Узбекистан. Стороны будут и впредь расширять студенческие обмены между двумя государствами.

Президенты высказались за дальнейшее развитие сотрудничества в военной и военно-технической сферах, за практическую реализацию Договора между Российской Федерацией и Республикой Узбекистан о развитии военно-технического сотрудничества от 29 ноября 2016 года, а также Плана двустороннего сотрудничества между Министерством обороны Российской Федерации и Министерством обороны Республики Узбекистан на 2017 год.

Президенты обменялись мнениями по актуальным вопросам региональной и международной повестки дня, представляющим взаимный интерес.

Подчёркнуто, что противодействие терроризму, сепаратизму, экстремизму во всех их проявлениях, транснациональной организованной преступности, незаконному производству и обороту наркотических средств, незаконной торговле оружием, боеприпасами и взрывчатыми веществами, незаконной миграции будет оставаться одной из приоритетных задач взаимодействия правоохранительных органов двух стран.

Главы государств, исходя из того, что Организация Объединённых Наций остаётся ведущей универсальной международной структурой, способствующей поддержанию глобальной безопасности, главной площадкой для решения межгосударственных и международных проблем, подтвердили свою приверженность укреплению её центральной координирующей роли в международных отношениях. Российская Федерация и Республика Узбекистан намерены и далее придерживаться общепризнанных принципов и норм международного права, а также целей и принципов Устава ООН, в первую очередь касающихся поддержания международного мира и безопасности, развития сотрудничества между государствами, независимости, равенства, взаимного уважения суверенитета, территориальной целостности, нерушимости границ, ненападения, невмешательства во внутренние дела, мирного урегулирования споров, неприменения силы или угрозы силой. Президенты осудили действия по поддержке неконституционной смены власти в суверенных государствах как неприемлемые в международных делах.

Российская Федерация и Республика Узбекистан подтвердили стремление к развитию взаимодействия в рамках Содружества Независимых Государств, Шанхайской организации сотрудничества и других международных и региональных структур, а также к реализации в полном объёме преимуществ этих многосторонних механизмов.

Отмечено, что взаимодействие в рамках Содружества Независимых Государств является востребованным инструментом поддержания прямого межгосударственного диалога, обмена мнениями и обсуждения насущных вопросов с учётом взаимных интересов и созданной договорно-правовой базы. Россия и Узбекистан будут активно содействовать повышению эффективности Содружества и раскрытию потенциала СНГ для решения актуальных задач, стоящих перед всеми его участниками.

Россия и Узбекистан продолжат осуществлять конструктивное взаимодействие в рамках Шанхайской организации сотрудничества для достижения целей и выполнения задач, определённых в Хартии Шанхайской организации сотрудничества от 7 июня 2002 года, Договоре о долгосрочном добрососедстве, дружбе и сотрудничестве государств-членов Шанхайской организации сотрудничества от 16 августа 2007 года, Стратегии развития Шанхайской организации сотрудничества до 2025 года и других основополагающих документах Организации.

Отмечено, что предоставление Республике Индии и Исламской Республике Пакистан полноправного членства в Шанхайской организации сотрудничества расширит потенциал Организации и будет содействовать дальнейшему повышению её роли на международной арене в качестве многостороннего механизма, способствующего решению актуальных проблем современности, обеспечению безопасности, стабильности и устойчивого развития в регионе. Важными этапами данного процесса являются принятие на саммите ШОС в Уфе в июле 2015 года главами государств – членов ШОС решений о начале процедуры приёма Индии и Пакистана в члены Организации и подписание по итогам саммита ШОС в Ташкенте в июне 2016 года меморандумов об обязательствах Индии и Пакистана в целях получения статуса государства – члена ШОС.

Президенты единодушны в том, что скорейшее достижение мира и стабильности в Афганистане является важным фактором сохранения и укрепления безопасности в Центральной Азии и соседних регионах и подчеркнули свою готовность продолжать оказывать в этом необходимое содействие. Поддержана необходимость урегулирования внутриафганского конфликта путём осуществления процесса национального примирения, политического урегулирования и достижения согласия между противоборствующими силами. Эти усилия должны предприниматься под руководством афганцев и самими афганцами. Центральную координирующую роль в международном сотрудничестве в связи с ситуацией в Афганистане, в том числе по вопросам восстановления экономики этого государства и улучшения благосостояния его населения, должна играть Организация Объединённых Наций.

Российская Федерация и Республика Узбекистан продолжат выступать за развитие взаимовыгодной и справедливой системы водопользования в Центральной Азии на основе общепризнанных норм международного права и с учётом интересов всех стран региона.

Главы государств уверены в том, что состоявшиеся плодотворные переговоры, а также подписанные в ходе визита двусторонние документы будут способствовать дальнейшему укреплению традиционно дружественных отношений между Российской Федерацией и Республикой Узбекистан на основе равноправия и взаимного учёта интересов.

Узбекская сторона выразила искреннюю признательность Российской стороне в связи с решением об увековечении памяти первого Президента Республики Узбекистан И.А.Каримова в г. Москве – присвоением его имени скверу, расположенному в историческом центре города рядом с Посольством Республики Узбекистан в Российской Федерации, а также установкой на территории сквера памятника И.А.Каримову.

Президент Республики Узбекистан Ш.М.Мирзиёев выразил благодарность Президенту Российской Федерации В.В.Путину, всему российскому народу за тёплый приём и гостеприимство, оказанные узбекистанской делегации, и пригласил Президента Российской Федерации посетить с государственным визитом Узбекистан. Предложение было с удовлетворением принято. Сроки визита будут согласованы по дипломатическим каналам.

Узбекистан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 5 апреля 2017 > № 2128824


Турция. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 5 апреля 2017 > № 2128116 Екатерина Чулковская

Турецкая колонна. Как Европа стала полем внутриполитических битв Турции

Екатерина Чулковская

Еще лет десять назад такая критика от руководства ЕС была бы мощным рычагом влияния на Анкару. Но сейчас внешнеполитические амбиции турецких властей зашли так далеко, что в Анкаре не особенно переживают по этому поводу – все равно вступление в ЕС утратило свою актуальность для Турции. Образ защитников мусульман и консервативных ценностей теперь кажется турецкому руководству более привлекательным

Страсти вокруг турецкого референдума разгорелись настолько, что сторонники и противники поправок в Конституцию устроили разборки с поножовщиной в Брюсселе. Столкновение произошло около здания консульства Турции, где уже началось досрочное голосование о поправках, – четыре человека были ранены, один из них серьезно.

Бельгия не единственная европейская стран, куда выплеснулись турецкие внутриполитические дела Турции. «Мои проблемы – твои проблемы» – так можно кратко описать отношения Турции со многими странами Европы, с кем за последний месяц Анкара успела серьезно испортить отношения.

С Нидерландами, Австрией и Швейцарией конфликт возник из-за того, что они не разрешили турецким властям провести агитационные митинги для местных турецких диаспор. С Германией отношения обострились еще до истории с митингами из-за ареста немецкого журналиста турецкого происхождения Дениза Юджела, работающего в газете Die Welt. Он был арестован в феврале в Стамбуле по обвинению в пропаганде террора и разжигании ненависти и вражды. С Грецией, помимо общей исторической неприязни, возник конфликт, когда Афины отказались экстрадировать на родину восьмерых турецких офицеров, сбежавших в Грецию после неудачной попытки военного переворота в июле прошлого года.

Обладательница официального статуса кандидата на вступление в Евросоюз, Турция стремительно превращается в одного из самых неудобных и проблемных партнеров для европейских лидеров.

Прощай, Европа?

Пока конфликт Турции с Европой по большей части остается словесным. Президент Эрдоган несколько раз обозвал европейцев «фашистами» и «нацистами». Те, в свою очередь, через СМИ и политологов назвали главу Турции «диктатором». Экономические санкции друг против друга никто не вводил, хотя Эрдоган и пригрозил санкциями Нидерландам, с которыми у Турции неожиданно вышел самый серьезный конфликт. Анкара отменила все государственные встречи с голландским руководством на высоком уровне и все дипломатические рейсы. Жертвами кризиса также стали сорок голландских коров, которых турки отослали обратно. Еще Стамбул лишился «брата» Роттердама, с которым было разорвано соглашение о городах-побратимах.

Руководство ЕС тоже не оставило без внимания нынешний конфликт. Председатель Евросовета Дональд Туск назвал высказывания турецких властей о проявлении фашизма в Нидерландах «неприемлемыми», глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер – «недопустимыми». Также Турции напомнили, что это она хочет вступить в Евросоюз, а не наоборот.

Еще лет десять назад такая критика от руководства ЕС была бы мощным рычагом влияния на Анкару. Но сейчас внутренний кризис в самом Евросоюзе и возросшие внешнеполитические амбиции турецких властей зашли так далеко, что в Анкаре не особенно переживают по этому поводу – все равно вступление в ЕС утратило свою актуальность для Турции.

После референдума, запланированного на 16 апреля, руководство страны обещает провести еще один референдум – на этот раз на голосование вынесут вопрос о переговорах по вступлению Турции в ЕС. Учитывая, что по последним опросам лишь 20% граждан Турции связывают свое будущее с Европой, предугадать результат такого референдума несложно.

Долгое время в турецком обществе существовал негласный консенсус: будущее Турции – это евроинтеграция. Это устраивало всех: военных, светских политиков и исламистов. Несмотря на опасения турок, придерживающихся светских взглядов, приход к власти исламистской Партии справедливости и развития (ПСР) во главе с Эрдоганом в 2002 году не отразился на этом консенсусе. Наоборот, новое руководство всячески заверяло, что привержено европейскому вектору в политике Турции. Именно при ПСР в 2005 году начались переговоры о вступлении в ЕС, проводились необходимые реформы. Однако при той же ПСР, которая остается у власти с 2002 года, Турция может навсегда свернуть с европейского пути.

У европейцев все меньше рычагов влияния на турецкие власти. Зато у Анкары с недавнего времени есть своя козырная карта против Брюсселя – это соглашение по мигрантам. На фоне нынешнего конфликта с европейцами руководство Турции грозится разорвать эту сделку, что может привести к новому потоку сирийских беженцев в Европу, которых в Турции свыше трех миллионов человек. Пока угрозы остаются только на словах, что дает надежду, что после референдума по конституционным поправкам в Турции Эрдоган умерит пыл и перестанет угрожать разрывом соглашения.

Противостояние ценностей

Хотя формально Турция не является членом ЕС и вряд ли в ближайшее время им станет, турецкие внутренние проблемы не обходят стороной Европу, что показали последние события в Бельгии. Больше всех страдает Германия, где проживает самая многочисленная в мире турецкая диаспора. Однородной турецкую диаспору ФРГ никак не назовешь – там представлены все слои турецкого общества. Это связано с тем, что на протяжении долгого времени, особенно в 1970–1980-х годах, в ФРГ от преследований властей бежали политические активисты самых разных взглядов. Поэтому в Германии можно найти и членов Рабочей партии Курдистана, и активистов ультраправых «Серых волков», исламистов из «Милли Герюш» и обвиняемых в организации июльского путча исламистов из движения Фетхуллаха Гюлена «Хизмет», турецких либералов, социал-демократов и коммунистов.

После июльской попытки переворота в Турции и начала в стране массовых арестов и увольнений традиция искать убежище в Европе возобновилась. После неудавшегося переворота в одной только Германии попросили политическое убежище более пятисот турецких граждан. Но пока кто-то спасается в Европе от режима Эрдогана, другие, наоборот, яро защищают там власти исторической родины. В последнее время в немецких СМИ не раз приходилось читать комментарии разочаровавшихся в Европе немецких турок, которые собираются вернуться в Турцию, так как обижены на европейцев за то, что они унижают их лидера Эрдогана. Во время выборов в Нидерландах в одном из бюллетеней голландский турок написал, что он выбирает Эрдогана.

Конфликт Турции с Европой показал, что турецкая диаспора, будь то в Нидерландах или в Германии, так и не смогла интегрироваться в общество страны проживания – исключений из этого правила очень мало. Проживающие в Европе турки продолжают жить в своих религиозно-культурных анклавах. Отчасти это вина европейцев, уделявших мало внимания интеграционной политике, отчасти – результат работы турецких политиков, не забывающих про своих соотечественников в Европе и поддерживающих с ними отношения через правительственные и неправительственные организации и фонды.

Ссора Турции с Европой обозначила глубокий идеологический раскол между европейцами и неевропейцами, то есть многочисленными группами иммигрантов, в основном мусульман, которые так и не смогли интегрироваться в европейское общество и не разделяют его ценности. Эрдоган стал на их защиту: он защищает права мусульман, осуждает запреты на ношение хиджаба в общественных местах в ряде европейских стран, с самого начала сирийского кризиса принял рекордное количество беженцев. Для этой части турецкой диаспоры он никакой не тиран и диктатор, а великий человек, герой, истинный мусульманин и носитель консервативных ценностей, который не боится дать отпор любящей всех учить жизни Европе.

На фоне роста исламофобии и рейтингов ультраправых партий в Европе образ Эрдогана-защитника как никогда уместен. Этот образ повышает его популярность среди значительной части мусульман по всему миру и среди его сторонников в самой Турции, что немаловажно накануне судьбоносного для турецких властей референдума. В Турции все меньше равняются на европейские демократии, с гордостью заявляя, что у них своя собственная «консервативная демократия», которая ничем не хуже европейской. Правда, критикам турецкой демократии не позавидуешь – только с середины лета в стране были закрыты свыше 180 СМИ, арестованы тысячи оппозиционеров и журналистов.

Турция. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 5 апреля 2017 > № 2128116 Екатерина Чулковская


Россия > Образование, наука > rosbalt.ru, 4 апреля 2017 > № 2148989 Алексей Семенычев

Почему растет число детей, которые получают домашнее (или семейное) образование, как организован процесс, с какими трудностями приходится сталкиваться, и сколько все это стоит, рассказал «Росбалту» президент Ассоциации развития семейного образования Алексей Семенычев.

— Почему родители выбирают семейное образование?

— Причин много, и часто для каждой семьи это что-то свое. Многие уходят на семейное образование не потому, что им этого хочется, а потому, что жизнь так сложилась. Последняя тенденция — семейное образование на год. Семьи берут своего рода тайм-аут, чтобы поправить здоровье, успеваемость, вывести ребенка из кризиса, найти новую школу, потому что в старой оставаться уже невозможно.

— То есть, это какие-то конфликтные ситуации?

— Да, тенденция, которую мы наблюдаем последние год-два, связана именно с конфликтами. Школа в рамках существующей системы не в состоянии справится с такими проблемами. Основная — унижение детей. Многие родители терпят, другие решают забрать. Или, напротив, ребенок сам ведет себя неадекватно, и школа с ним не справляется — нет соответствующих компетенций. Тогда родителям приходится заниматься с ним самостоятельно, хотя они с удовольствием оставили бы ребенка в школе.

Категорически падает уровень здоровья. Родители просто вынуждены забирать детей из школы, потому что тот режим, который она предлагает, для них неадекватен, а подстроиться под каждого школа не может.

В обществе растет мобильность, и часто люди — в силу работы или мировоззрения — переезжают в те места, где нет хороших школ. Например, одна девушка уехала в Болгарию по контракту на три года. Она работает там, где не то что русских школ нет, но и болгарский-то не очень хороший. Многие уезжают в ГОА, в Египет. Семейное образование для них — выход.

Кстати, у нас есть три формы образования: очно-заочное, заочное и семейное. Все три реализуются вне школы, внутри семьи, поэтому так или иначе их можно отнести к семейному образованию.

Наконец, люди уходят из школы из идеологических соображений. Это самая распространенная причина, и самая массовая категория — семьи, которые считают, что школа просто не справляется со своими обязанностями.

— Это мы уже говорим про качество образования?

— Да, если в пределах Москвы еще можно найти какие-то интересные школы, преподавателей, программы, то в регионах совсем все плохо. В том же Подмосковье ситуация уже не очень хорошая. Поэтому появляется все больше людей, которые считают, что образование в семье лучше, чем в школе. И это правда! Семейное образование проще, лучше, интереснее, безопаснее, чем школьное.

Говоря о причинах, стоит упомянуть и религию. В Америке, например, большой процент хоумскулеров учатся дома именно по религиозным соображениям. Родители в этих семьях, как правило, очень образованные и финансово обеспеченные люди.

У нас в России есть сообщество мусульман, которые учат детей дома именно. Это абсолютно никакого отношения к экстремизму не имеет, просто дети получают образование в рамках мусульманских традиций. Это довольно интересная тусовка, где ребята живут своей жизнью, изучают Коран, смотрят, как он связан с законами природы.

Вундеркинд — не синоним гения

— Можно ли говорить, что семейное образование становится популярнее. Вы наблюдаете какой-то рост?

— Мы очень долго искали цифры, но министерство образования никакой статистики нам не дает. Мы можем судить только по количеству людей, которые участвуют в наших мероприятиях, событиях, общаются на форумах. Их и правда становится больше. Причем, любопытно, что к нам присоединяются семьи, в которых дети и в школу-то еще не ходят. Часто это многодетные семьи, где родители уже понимают, что, скорее всего, ребенок в школу не пойдет.

В некоторой степени, семейное образование — это результат раннего развития. Если родители водят ребенка в какой-нибудь коммерческий центр, например, с кубиками Зайцева, первый класс будет ему «маловат». Ему бы впору идти во второй, но это не очень хорошо, когда ребенок шести лет учится с восьмилетками. В первую очередь — нехорошо для него самого. Поэтому дети остаются дома, и их становится все больше, поскольку тенденция к раннему развитию растет.

Я сейчас говорю о тех, кто сознательно выходит из школы. Это родители, которые рано начинают заниматься с детьми. Как правило, это мамы, которые либо работают дома, либо могут позволить себе не работать, потому что муж обеспечивает. И таких все больше. Даже с учетом кризиса.

— Родителям сейчас доплачивают за семейное образование?

— Нет, и это неправильно. Я уже сказал, что сегодня есть три формы семейного образования. Если ребенок учится заочно или очно-заочно, родителям и не должны платить — это логично, ведь ребенок числится при школе. Но когда мы говорим о семейном образовании, семья, по сути, целиком выходит из школы. Тем временем, деньги на образование детей Минобр выделяет, только мы ничего не получаем.

— Но раньше, насколько я помню, платили…

— Платили, но только в Москве. Сейчас, я совершенно точно знаю, платят в Омске. Насколько мне известно, хоумскулерам удалось это провернуть благодаря тому, что в местной администрации сидят свои люди, которые тоже учат детей дома. Причем, для Омска, и даже для Москвы, платят вполне приличные деньги. На них можно многое сделать.

— Как организован процесс обучения?

— Способов много, и все они очень разные. Кто-то ходит в семейные школы (объединения хоумскулеров, которые вскладчину арендуют помещение, нанимают репетиторов), кто-то занимается сам, нанимает учителей.

— Насколько семейные школы отличаются от частных?

Во-первых, деньгами. Частные школы стоят от 40 тыс. рублей и выше, и это полная программа, а семейные школы — 3-4 часа с репетитором, иногда — меньше. И это скорее дополнительное образование.

Программу начальной школы легко пройти самостоятельно или привлекая репетитора всего несколько раз в неделю. Это обойдется родителям не дороже 10 тыс. рублей.

— Со средней школой сложнее?

— Чтобы вы понимали, семейное образование рассчитано до 10 класса: сдал ГИА и готово! В старшей школе речь идет уже о самообразовании, и эту тему мы пока не трогаем.

Многие люди переходят на семейное образование на период начальной школы. Дальше ребенок спокойно может учиться в обычной школе, но его интеллектуальный уровень будет значительно выше, психика и здоровье — крепче.

Кстати, именно в этот период определяется круг интересов ребенка: бокс, балет или шахматы, и образование в семье позволяет уделить увлечениям куда больше внимания.

В средней школе начинаются проблемы. Если пятый класс мы еще как-то можем вытянуть самостоятельно, то химия серьезно усложняет нам жизнь. Количество репетиторов, и суммы, которые на них тратятся, сильно вырастают. Максимально возможная сумма — 25 тыс. в месяц. Есть дети, которые хорошо усваивают материал и готовы к самостоятельной работе. Тогда денег потребуется меньше. Но, в любом случае, придется решать вопрос с лабораторными по химии и физике.

В средней школе возникает проблема социализации. Хоумскулеров часто упрекают в ее отсутствии, и напрасно. Наши дети тусуются среди своих — по интересам. В то время как в школе уровень суицидов растет, уровень акклиматизации детей после окончания школы к реальному миру колоссально низкий, а совместный обман учителей в отношении домашних заданий и обсуждение школьных происшествий после уроков — это не социализация.

У меня старший сын ходит на шесть кружков, младший — на четыре. Они общаются со сверстниками с похожими увлечениями, мы постоянно куда-то ездим. Все три летних месяца расписаны на лагеря. И мы не одни такие — это общая тенденция.

— Сколько времени отнимают занятия? Меньше, чем школа?

— Конечно, меньше. Мы заканчиваем в час-два дня, при том, что начинаем не в 8:30, а в 10:00—11:00, и учимся с перерывом на обед. У нас уроки короче: по 20-30 минут, нет домашних заданий, но нет и каникул, не считая летних и зимних. Мы занимаемся в выходные. При этом нет никакого напряга, и дети лучше усваивают материал. Я все время шучу, что таблица умножения, выученная в школе и дома, — это две разные таблицы умножения. У хоумскулеров нет понятия успеваемости. Мы движемся по программе, как можем — в своем темпе, и можем себе позволить не торопиться.

— А оценки ставите?

— Никаких цифр, только хорошо — плохо, сделал — не сделал.

— Какие возможности дает Интернет? Насколько я знаю, сейчас существует множество образовательных ресурсов.

— Интернет сыграл большую роль в развитии семейного образования. Каждый год появляются новые ресурсы, есть платные, есть бесплатные — по совершенно адекватным деньгам. Они служат хорошим подспорьем для родителей, которые решили учить детей дома.

— Чем на выходе эти дети отличаются от сверстников, которые ходили в школу?

— Главным образом мы говорим сейчас про семьи, которые вышли на семейное образование сознательно (мотив здесь имеет большое значение). В этом случае у детей сохраняется познавательный интерес, интерес к жизни.

— Чем это достигается?

— Главная тенденция семейного образования, которая во многих частных школах тоже присутствует, — индивидуальный подход. Это очень важно.

— Школьные учителя литературы часто жалуются, что дети не хотят читать, например, «Войну и мир». Вы как эту проблему решаете?

— Все считают, что мы страшные демократы: не хочешь — не делай. Но это не так. Ведь если не сделаешь — не пройдешь аттестацию, не сдашь экзамен.

— Это только кажется, что в школе зациклены на ЕГЭ. Никто так серьезно не готовит к госэкзамену, как семейники. Нет, конечно, в первую очередь мы готовим к жизни, помогаем найти себя, и тем не менее, мы должны сдать экзамены, и не забываем об этом. Поэтому, даже если нам не интересна «Война и мир», нам в любом случае нужно ее пройти. Прочитаем краткое содержание, посмотрим кино, съездим в музей 1812 года, на экскурсию в Ясную поляну и в Музей Льва Толстого в Москве, напишем парочку сочинений и будем знать произведение лучше любого школьника.

— Речь о том, что родители могут выбрать интересные для ребенка форматы?

— Да, мобильность — главное условие семейного образования. Если тебе не интересен предмет — сдай его на тройку и занимайся своими делами.

— Каким вы видите будущее семейного образования?

— Мейнстримом, конечно, оно не станет, но, думаю, займет свою долю на рынке. В Америке, например, это около 15% всех обучающихся. Постепенно и у нас семейное образование становится привычным делом.

Директор Центра социально-экономического развития школы Института образования ВШЭ Сергей Косарецкий

«По нашим оценкам, популярность семейного образования, и число таких семей растет, но в официальной статистике это не фиксируется, поэтому объективной оценки динамики нет. Это не только российская, но общемировая тенденция — мы видим рост числа, например, в США, Великобритании.

И в России, и за рубежом, основных группы две. Первая — семьи, выбирающие этот вариант в значительной степени по религиозным соображениям: им не хватает в школе религиозного компонента или, напротив, тревожит содержание ряда предметов, которое входит в противоречие с религиозными принципами, смущают нередко нравы, царящие в школах, а также ряд общих правил — типа прививок, сбора персональных данных, которые вызывают напряжение в определенных кругах — это в определенном смысле «сберегающая (оградительная) модель». Они стремятся объединяться и реализовывать домашнее, преимущественно групповое обучение с усилением пропедевтического, воспитательного компонента.

Вторая — это семьи, заинтересованные в более индивидуальном подходе к ребенку, который не может обеспечить массовая школа. Более того, мы видим, что массовая школа все больше реализует модель, при которой сокращается собственно «преподавание» в классах, больше идет проверочных и контрольных работ, задается огромный объем домашних заданий, а ответственность за образование ребенка так или иначе все больше возлагается на внешкольное время и семью. Сегодня для реализации семейной модели есть все больше возможностей: онлайн курсы и тренажеры, репетиторы, разнообразные мастер-классы и иные форматы развития и обучения. Такое образование, как правило, предполагает наличие у родителей времени и компетенций проектирования индивидуального маршрута или найма тьюторов — специалистов в такой работе. Это рынок сейчас растет. Растет число сетевых сообществ, где обсуждаются вопросы семейного образования, даются рекомендации, формируются группы.

Сотрудник Центра исследований современного детства Института образования ВШЭ Кристина Любицкая

Есть страны, такие как США, Австрия, Канада, Новая Зеландия, Великобритания, Швейцария, Россия — где семейное образование разрешено законодательно. Есть страны, где оно категорически запрещено: Греция, Албания, Белоруссия, Бразилия.

Согласно статистическим данным Минобра на начало 2015/2016 учебного года, в России не набирается даже 1% хоумскулеров. На деле их, вероятно, больше, поскольку дети, которые обучаются на заочной форме, числятся за образовательными организациями и в эту статистику не входят, хотя, по сути своей соответствуют принципам семейного образования.

Появление неформальных объединений родителей, которые практикуют семейное образование, показывает нам, что барьеры для реализации права на семейное образование существуют. Родители объединяются, чтобы помочь друг другу решить какие-то вопросы, организовать процесс обучения. Например, в Москве и Санкт-Петербурге такие группы собираются не только онлайн, но встречаются очно, приглашают преподавателей из вузов, чтобы те читали лекции, помогали детям готовиться к контрольным.

Часто сообщества создают свои летние лагеря. Например, родители выкупают дом в Подмосковье, совместно ремонтируют его и выезжают туда на лето. Многие ходят с детьми в образовательные походы, в которых учат детей разбираться в растениях, собирать грибы.

Семейное образование практикуют в основном благополучные семьи с высоким социально-экономическим статусом, высоким культурным капиталом, часто — многодетные. Это люди с высшим образованием, и не с одним.

Становясь учителем своего ребенка, некоторые родители разрабатывают какую-то свою методику обучения, организуют мастер-классы и конференции, издают журналы и пр. Иными словами, находят и для себя способы самореализации.

Выбирая семейное образование, родители берут на себя большую ответственность. Они сами решают, что ребенок будет изучать, формируют расписание и организуют распорядок дня, определяют, в каком качестве будут выступать они сами: останутся в роли родителя или на период обучения будут выступать в роли учителя? Сами хоумскулеры считают, что главное — не превратить дом в подобие школы. Хотя, некоторые, делая первые шаги в этом направлении, действительно, покупают доску, берут в руки указку и начинают вещать.

Иногда встречаются и неудачные примеры, когда родители, не сумев рассчитать свои силы и силы ребенка, с семейным образованием не справляются, и ребенка возвращают в школу. Благо, ежегодная аттестация в государственных образовательных учреждениях позволяет держать руку на пульсе.

Инструментов, которые позволяют измерить, кто более академически успешен, хоумскулеры или школьники, ни в России, ни за рубежом нет. Некоторое время назад американские ученые опубликовали исследование, в котором говорилось, что хоумскулеры лучше сдают экзамены, лучше учатся. Хотя, сейчас их данные подвергаются серьезной критике.

Беседовала Анна Семенец

Россия > Образование, наука > rosbalt.ru, 4 апреля 2017 > № 2148989 Алексей Семенычев


Украина > Медицина > interfax.com.ua, 4 апреля 2017 > № 2144791 Роман Илык

Замминстра здравоохранения: "В проекте реимбурсации будут использоваться самые обычные рецептурные бланки"

Эксклюзивное интервью агентству "Интерфакс-Украина" заместителя министра здравоохранения Романа Илыка о проекте возмещения стоимости лекарств для лечения сердечно-сосудистых заболеваний, бронхиальной астмы и диабета 2-го типа

Вопрос: Заинтересованы ли производители и поставщики в участии в проекте реимбурсации?

Ответ: Есть. На сегодня уже несколько десятков производителей подали заявки-перечени препаратов, на основе входящих в проект молекул, которые мы готовы рассматривать в рамках программы. Полный перечень был сформирован и обнародован в понедельник. Свои предложения подали и отечественные, и иностранные производители.

Вопрос: Удовлетворены ли вы количеством заявок?

Ответ: Идея проекта выстроена абсолютно конструктивно, прозрачно и должна стимулировать производителей. 500 млн грн, выделенных на программу, это хороший стимул, чтобы принимать участие в ней. Пока программа набирает обороты, но мы рассчитываем, что всего в перечне будет до 200 препаратов.

Вопрос: Препаратов от сердечно-сосудистых заболеваний на рынке достаточно, поэтому понятно, что их в перечне будет много, но если речь идет, например, о препаратах от бронхиальной астмы, то их число на рынке ограничено. Сможет ли программа стимулировать производителей выпускать такие препараты?

Ответ: Действительно, лекарства от бронхиальной астмы не широко представлены на рынке Украины и они достаточно дорогостоящие. Задание Минздрава – формирование политики в этом направлении, мы должны стимулировать рынок. Поэтому мы разработали стратегический документ – Стратегию национальной политики обеспечения лекарственными средствами до 2025 года, которая отвечает на вопрос, каким образом население Украины будет обеспечиваться лекарствами. Реимбурсация – одна из составляющих фармацевтической политики. Она является сигналом для производителей, указывает приоритетные препараты, в производстве которых государство заинтересовано. Это сигнал для фармбизнеса с точки зрения того, куда направлять свои усилия при планировании своего развития, создания инвестиционных площадок и привлечения инвесторов. Для того, что бизнесу было интересно производить препараты, в частности, от астмы, он должен знать и понимать, что они включены в долгосрочную государственную политику.

Вопрос: Эта политика будет как-то утверждена?

Ответ: Да, стратегия национальной политики относительно обеспечения населения лекарственными средствами на 2017-2025гг – это фундаментальный документ, который мы нарабатывали в течение определенного времени. Мы подаём его на рассмотрение Кабмина и, соответственно, рассчитываем, что он будет утвержден. Эта политика даст понять всем стейкхолдерам, как будет происходить стратегическое обеспечения лекарственными средствами населения.

Надеемся, что в ближайшее время стратегия будет утверждена. Неотъемлемая часть этого документа – Национальный перечень лекарственных средств, уже утвержден, так же как и проект "Доступные лекарства".

Вопрос: Комментируя проект "Доступные лекарства" некоторые эксперты высказывались, что любой перечень, включающий торговые названия, не будет прозрачным и будет нести коррупционные риски. Насколько проект реимбурсации застрахован от таких рисков?

Ответ: Во-первых, в наш проект включена 21 молекула – так называемые международные непатентованные названия (МНН), независимо от того отечественные они или зарубежные. Производители ознакомятся с перечнем МНН, оценят свои возможности предложить объём и цену, которая предусмотрена проектом. Сам перечень формируется по заявительному принципу. Если есть МНН, соответствующий препарат и соответствующая цена, которая позволит войти в проект, то оснований не включать этот препарат не будет.

При этом очень важно напомнить, что даже препараты, которые не войдут в программу, будут присутствовать на рынке.

Препарат с самой низкой ценой будет возмещаться на 100%. Если пациент захочет купить более дорогие препараты, он доплатит разницу. Сегодня мы сформировали список торговых названий, в котором будет указана доплата по каждой упаковке.

Вопрос: Как часто будет обновляться перечень препаратов?

Ответ: Пересмотр торговых названий и цен будет проводиться каждые шесть месяцев. Программа основана на референтных ценах, определенных по пяти странам. Есть производители, цены которых оказались выше референтной цены. Если они все-таки решат зайти в программу, они снизят цену и подадут заявку. Программа реимбурсации – это хорошая мотивация для производителей.

Вопрос: Общался ли Минздрав с производителями в рамках подготовки проекта?

Ответ: Минздрав проводил переговоры практически со всеми производителями 21 МНН - как иностранными, так и отечественными. Стимул для бизнеса простой – бизнес должен увидеть экономическую составляющую. Лучший стимул, чем 500 млн грн для рынка, трудно придумать. Думаю, что все это очень хорошо понимают. Если за счет государственных средств будет компенсирована полная или частичная стоимость лекарств, объемы продаж лекарств вырастут, а значит, производители получат выгоду.

Вопрос: По вашему мнению, все ли участники проекта - врачи, аптеки, дистрибьюторы - уже все поняли? Не осталось ли у них вопросов, с кем они должны составлять договора, что должны поставлять, по какой цене?

Ответ: Накануне старта проекта мы коммуницировали с регионами. Резюме такое: причин не заключать договор с распорядителем средств нет, на местах все ориентируются, какой у каждого размер субвенции, с кем аптечному учреждению нужно подписывать договор, с кем оно должно сотрудничать независимо от формы собственности.

Распорядителями бюджетных средств выступают районные, городские и объединенные территориальные общины. Это очень важно, потому что в предыдущем проекте по реимбурсации стоимости лекарств от гипертонии распорядителями бюджетных средств были субъекты областного уровня, а сегодня в рамках децентрализации мы максимально передали эти полномочия на территории. Таким образом, каждая территория будет более оперативно и рационально распределить выделенные средства между тремя группами нозологий, а не какой-то чиновник в области или Киеве будет решать, сколько денег направить на ту или иную группу. Это даст максимальную возможность приблизить распорядителя бюджетных средств к аптечному учреждению, с одной стороны, а с другой - максимально эффективно использовать деньги по существующим направлениям и перераспределять их при необходимости в ходе реализации проекта.

Вопрос: Эти средства уже поступили к распорядителям или нужно ждать, когда это произойдет?

Ответ: Тут все просто. Средства уже предусмотрены в госбюджете, стоит лишь вопрос доступа к ним. Правительство утвердило порядок использования этих средств, определена сумма, на которую каждая область, город или территориальная община могут рассчитывать. Общины получили доступ к этим средствам и возможность заключать договоры с соответствующими аптечными учреждениями. В проекте нет механизмов каких-то транзакций. Деньги уже выделены, доступ к ним открыт, все нормативные акты, позволяющие это сделать, уже приняты.

Вопрос: Проект предусматривает, что аптеки будут получать возмещение в пятидневный срок. Не будет такого, что в аптеке скажут, что денег в бюджете уже нет?

Ответ: На сегодня все соответствующие средства есть на той территории, где они должны быть. Большинство областей утвердило соответствующие решения, за исключением трех, где для участия в проекте и доступа к государственной субвенции дополнительно требуется решение облсовета. Уверен, в ближайшее время в этих областях такие решения примут.

Остается вопрос расчета с аптеками. Тут также заложена абсолютно здоровая философия. Каждые 15 дней аптека предоставляет распорядителю средств отчет, что и на какую сумму было отпущено, и в течение пяти дней распорядитель рассчитывается с аптечным учреждением. Участники проекта работают на горизонтальном уровне: они видят, сколько средств было выделено, сколько израсходовано, и в случае необходимости имеют возможность или перераспределить с нозологии на нозологию или инициировать выделение дополнительных средств.

По итогам нескольких месяцев программы мы будем выходить с инициативой, чтобы средства, выделенные для регионов, которые не используют их, передать областям, которые более успешно работают в проекте. Кроме того, возможно, что дополнительные средства на проект будут выделены при коррекции бюджета, которая традиционно происходит осенью.

Вопрос: Аналитики говорили, что вы за 0,5 млрд грн пытаетесь покрыть сегмент рынка, который на самом деле стоит 1,5 млрд грн. Т.е. в бюджете денег в три раза меньше необходимого...

Ответ: Расчеты - вещь тонкая, и считать можно по-разному. Во-первых, участие в проекте принимают 21 ММН, т.е. только часть препаратов, куда не входят комбинированные препараты, как правило, дорогостоящие. Во-вторых, возмещение работает преимущественно в сегменте наиболее дешевых лекарственных средств. Анализируя данные о продажах лекарств в прошлом году на свободном рынке по трем указанным группам заболеваний, мы вышли на цифру ориентировано350 млн грн. Если учесть различные поправочные коэффициенты и то, что не все пациенты, которые имеют возможность купить лекарства, покупают их, мы вышли на цифру 800 млн грн в год. Принимая во внимание, что мы стартуем с апреля, думаю, 500 млн грн до конца 2017 года должно хватить.

Вопрос: Т.е. не будет такой ситуации, что человек придет в аптеку, а ему скажут, что денег уже нет и проект завершен?

Ответ: О возможности такой ситуации мы можем говорить только ближе к концу года, когда проект выйдет на полную мощность. И все равно, повторюсь, это будет касаться только отдельных территорий и отдельных областей. Мы должны осознавать, что в одних областях он будет работать лучше, а в других - отставать.

Вопрос: Готовы ли к проекту врачи? Есть ли у них все рецепты, есть ли у них все перечни лекарств и МНН?

Ответ: Минздрав проводит мощную информационную компанию, в частности, мы разработали ряд информационных материалов для врачей, в том числе методички, которые мы стараемся распространять, в том числе в регионах. Кроме того, есть плакаты, наклейки, книжечки, брошюрки. Вся эта информация размещена на сайте Минздрава и любое медучреждение или аптека могут распечатать себе всю продукцию в необходимых количествах.

Важно, что встречи, которые мы проводили в Минздраве или выезжая в регионы, сопровождались встречами с врачами "первички", с руководителями этих подразделений, чтобы максимально донести эту информацию и максимально дать ответы на существующие вопросы.

Чаще всего на таких встречах звучат вопросы относительно рецептов. Еще раз подчеркну: рецептурные бланки для этой программы используются самые обычные на которых врачи выписывали лекарства и раньше. Единственное, что на рецепте в соответствии с приказом №153 должно быть указано МНН. Это обязательное требование, чтобы рецепт работал в проекте "Доступные лекарства".

Следующий важный момент: комбинированных препаратов в перечне нет. Важно, чтобы врачи понимали, что они имеют возможность комбинировать препараты вместо использования комбинированных форм, корректируя схему лечения. Пациенты в рамках проекта смогут принимать не один комбинированный препарат, а несколько монопрепаратов в состав которых входят молекулы, входящие в состав нужного этому пациенту комбинированного препарата.

Возможно, в перспективе мы расширим программу, и комбинированные препараты также будут включены в проект по реимбурсации. Но ВООЗ рекомендует так, как сейчас в проекте.

Вопрос: То есть нет требования, что одному пациенту – один препарат?

Ответ: Нет. Никаких ограничений нет. В ходе проекта мы прорабатываем электронный реестр пациентов и электронный реестр врачей, постепенно переходим на формат электронного рецепта. Это займет определенное время, будет переходной период. До внедрения электронного рецепта проект будет работать на бумажном носителе – рецептурном бланке. Хотя хочу отметить, что некоторые области, такие как Житомирская, Полтавская, Херсонская, на 70% готовы к электронному рецепту. Мы это видели, убедились, что там и учет пациентов на 70% компьютеризован, и есть возможность получить лекарственные средства по электронному рецепту, имея амбулаторную пластиковую карточку. Со временем такая система будет внедрена по всей Украине. Во втором полугодии 2017 года будем создавать предпосылки, чтобы и электронный рецепт, и рецепт на бумажном носителе работали параллельно на переходной период.

Вопрос: Таким образом, нет никаких предпосылок к тому, чтобы проект не заработал в связи с тем, что где-то нет компьютера, а где-то интернета?

Ответ: Минздрав сделал все, чтобы началась реализацию проекта – во вторник все увидят список лекарств, которые принимают участие в проекте.

Дальше большое значение возымеет работа, которую будут вести муниципалитеты и врачи. Очень важно, насколько будут активны пациенты. Не секрет, что многие пациенты сами себе назначают лекарства, занимаются самолечением, не хотят идти к врачу за рецептом. Проект реимбурсации вписан в рамки целостной реформы, которую мы намерены внедрить на "первичке" в этом году и который включает экономическую мотивацию пациента прийти к врачу, а у врача на амбулаторном уровне - выписать рецепт. Даже хронически больному человеку хотя бы раз в месяц лучше прийти к врачу и откорректировать свой план лечения, получить рекомендации. И это должно быть правило, а не исключение. Если пациент сам себе назначает и корректирует лечение, в итоге имеем неутешительные последствия и статистические данные: не менее половины лекарственных средств, которые потребляют в Украине, не являются жизненно необходимыми, а с другой стороны - это зря потраченные средства из собственного кармана. Уверен, что врачи не будут сопротивляться проекту. Перечень МНН не такой уж большой, врачи по этим направлениям работают каждый день и хорошо их знают. Важно, что так они открывают доступ пациенту к лекарствам. Контролируя артериальное давление и поддерживая у пациента уровень сахара на нужном уровне, врач сможет выйти на совершенно иные показатели заболеваемости и качества жизни пациента в целом. Уверен, что уже через год-два мы увидим совершенно другие показатели смертности.

Вопрос: Вы учитывали опыт предыдущего проекта реимбурсации стоимости лекарств по гипертонии?

Ответ: В предыдущем проекте по гипертонии был ряд позитивов и недостатков, которые учтены. Среди недостатков отмечу, что тогда выписывали лекарственные средства по коммерческому названию. Таким образом, деликатно говоря, неэффективно использовались бюджетные средства, поскольку дорогие препараты очень быстро съедали весь бюджет и для большинства населения Украины лекарства остались недоступными. Во-вторых, обеспокоенность рынка вызывала неоперативность расчетов государства с аптечными учреждениями. Это тоже было учтено: мы предусмотрели норму, согласно которой каждые 15 дней аптека подает отчет и государство обязано рассчитаться с ней в течение пяти дней.

Из позитивного опыта я бы назвал то, что у населения значительно выросло положительное отношение к лечению. Пациенты стали чаще обращаться к врачу, улучшились многие показатели по заболеваемости, инвалидности и даже смертности. А если принять во внимание, что по завершении проекта пациенты спрашивали об этих лекарствах еще как минимум полгода, это говорит, что в большинстве своем они к проекту готовы.

Самое основное, что мы должны понимать: новый проект по трем нозологиям - это не просто раздача бесплатных лекарств, это инструмент для врача, который сможет реально лечить пациента, улучшать качество и продолжительность его жизни. Это главная цель проекта. Думаю, через два года мы увидим очень интересные данные, которые покажут совершенную иную, чем сегодня, статистику заболеваемости и смертности.

Украина > Медицина > interfax.com.ua, 4 апреля 2017 > № 2144791 Роман Илык


Россия > СМИ, ИТ > rupto.ru, 4 апреля 2017 > № 2143647 Григорий Ивлиев

Пресса о Роспатенте: Россия теряет значительную часть доходов, не оформляя свои изобретения — интервью Григория Ивлиева «Российской газете

Сроки регистрации товарных знаков будут сокращены уже в этом году. В помощь инноваторам появится центр поддержки зарубежного патентования объектов интеллектуальной собственности. А размер взимаемых Роспатентом пошлин при предоставлении госуслуг в электронном виде будет снижен на треть по сравнению с обычным. Об этом "Российской газете" рассказал руководитель Роспатента Григорий Ивлиев.

Григорий Петрович, все изобретения проходят через Роспатент. В какой области наши инноваторы чаще всего патентуют свои ноу-хау?

Григорий Ивлиев: У нас очень много патентов в области 3D-печати. Здесь Россия на 6-м месте в мире, по данным Всемирной организации интеллектуальной собственности. В сфере нанотехнологий мы занимаем 13-е место в мире, в сфере робототехники - 14-е. У нас большое число патентов в области химии, атомной энергетики и ядерной физики, космонавтики. В этих сферах у нас есть значимые достижения мирового уровня.

Как сегодня обстоит ситуация с патентными троллями - людьми, которые регистрируют чужие изобретения?

Григорий Ивлиев: У нас немного другая ситуация. Троллинг существует не там, где подается заявка и регистрируется патент. Там как раз доказывается наличие предмета, оригинальности дизайна, устройства, новизны изобретения, его промышленной применимости. На стадии регистрации троллинга нет, наша задача как раз в том, чтобы никто не зарегистрировал то, что уже существует. Бывают, конечно, единичные случаи, но они быстро разрешаются.

Гораздо опаснее, когда существующее изобретение пытаются использовать без патента. Какое-то предприятие увидело, что такой патент есть, но спокойно производит без него, например, буровое оборудование. С ним предприятие выходит на конкурс и выигрывает его, потому что не несло затраты на НИОКР, не проплачивало патентные пошлины, поэтому дает на конкурсе за эту же продукцию цену ниже. А правообладатель говорит, что это его изобретение, которое используется без патента. И мы должны его защитить.

Где чаще встречается троллинг?

Григорий Ивлиев: В сфере товарных знаков. Для мошенников это способ атаковать чей-то бизнес. Но создание товарных знаков - тоже бизнес, есть предприниматели, которые профессионально занимаются созданием товарных знаков, их покупкой, перепродажей. Это такой же товар. И это не троллинг, а законная деятельность, которая развивает рынок, продвигает марку, делает бизнес выгодным, иначе никто бы не приобретал этот товарный знак. Но злоупотребления, конечно, бывают.

Много нареканий вызывают сроки регистрации товарных знаков, которые превышают год. Почему так долго?

Григорий Ивлиев: Мы работаем над их сокращением. Если в начале 2016 года фактический срок рассмотрения заявок составлял около 13 месяцев, то по итогам декабря уже 10,3 месяца. Мы стараемся снимать избыточные экспертные претензии к заявленным товарным знакам.

Но срок регистрации зависит не только от ведомства, но и от заявителя. Например, очень часто пошлины оплачиваются долго. А на уведомление экспертизы о соответствии заявленного товарного знака требованиям законодательства заявитель вправе ответить в течение полугода. Естественно, если он тянет, срок регистрации увеличивается.

В 2016 году Роспатент планировал увеличить долю госуслуг, оказываемых в электронном виде, до 70 процентов. Получилось только до 40, что помешало?

Григорий Ивлиев: Хотим достичь 70 процентов в 2018 году. По 8 госуслугам можно подать об их предоставлении в электронном виде. Кроме того, три госуслуги по регистрации изобретений (ИЗ), полезных моделей (ПМ) и товарных знаков (ТЗ) также предоставляются через Интернет. Скоро можно будет обратиться за предоставлением всех 26 госуслуг Роспатента в электронном виде.

В 2017 году заявитель сможет уплачивать пошлину через портал госуслуг, получать сведения о ходе предоставления услуги и результата предоставления услуги в электронной форме, то есть электронного патента.

Кроме того, мы предложили снизить размер взимаемых Роспатентом пошлин в случае подачи обращений о предоставлении государственной услуги в электронном виде.

Роспатент подготовил проект изменений в Положение о патентных пошлинах. В какую сторону и когда?

Григорий Ивлиев: Мы повысим номинальный размер отдельных пошлин для выравнивания с аналогичными пошлинами в государствах - членах ЕАЭС. Из-за падения курса рубля сейчас иностранные заявители получают необоснованные материальные преференции, которые компенсируются за счет средств, выделяемых из федерального бюджета на финансирование услуг по предоставлению правовой охраны объектам патентного права. Даже в государствах - членах ЕАЭС, например, в Казахстане или Белоруссии, уровень затрат на уплату пошлин существенно выше, чем в России. Это создает неравные экономические условия патентования в рамках ЕАЭС.

Также будут введены пошлины за новые виды деятельности. Еще мы сделаем поправку на инфляцию. Последний раз размеры пошлин корректировали в 2011 году.

Одновременно расширим категории заявителей, которым предоставляется льгота по уплате пошлин, и виды таких льгот, чтобы этот процесс прошел как можно комфортнее. Можно будет, например, подать заявку в электронном виде и снизить пошлину на 30 процентов, по отдельным видам действий и для отдельных категорий плательщиков можно ее еще сократить.

Когда говорят о доле интеллектуальной собственности в российской экономике, чаще всего называется цифра в 5-7 процентов. Как она высчитывается, и согласны ли вы с такой оценкой?

Григорий Ивлиев: Именно потому, что мы не знаем, как она высчитывается, мы и не даем подобной оценки. Нам нужно создавать методологию этой оценки, но это невозможно без культуры патентования.

Отсутствие такой методологии и данных для расчетов из-за того, что многие не оформляют свою интеллектуальную собственность (ИС), приводит к тому, что экономика теряет значительную часть возможных доходов. Мы беднее некоторых стран, потому что не показываем свою интеллектуальную собственность, не вводим ее в экономический и гражданско-правовой оборот и, как следствие, мало экспортируем.

Григорий Петрович, не секрет, что в нашей стране до сих пор нет понимания, что такое интеллектуальная собственность. Как преломить ситуацию?

Григорий Ивлиев: Культуру интеллектуальной собственности, ее правовой охраны, а главное - коммерциализации интеллектуальной собственности надо воспитывать.

Часто, когда говорят про нее, имеют в виду патентование. Но вопрос гораздо шире - он в целом про управление результатами интеллектуальной деятельности, интеллектуальными правами, к которым относятся также авторские права и права на секреты производства (ноу-хау) или средства индивидуализации.

Культура управления такими правами у бизнеса в России пока не сформировалась, и потенциал интеллектуальной собственности для повышения конкурентоспособности компаний, снижения рисков ведения бизнеса и защиты инвестиций остается крайне высоким. Поэтому начинать, конечно, надо с развития образования.

В Корее, Китае, Японии специальные образовательные программы в сфере интеллектуальной собственности начинают действовать уже в школах. Мы тоже к этому стремимся, но нужен системный подход.

Во время морозов в Москве Интернет обошла громкая история школьницы из Якутии, которая изобрела систему прогрева двигателя автомобиля с помощью центрального отопления. И хорошо, что рядом с ней оказался грамотный взрослый, который посоветовал ей оформить патент. А что было бы, если бы его не оказалось?

Сейчас многие крупные компании не патентуют свои разработки. Почему?

Григорий Ивлиев: Патент - это открытая информация. Он открывает для всех формулу изобретения или способ производства, но он играет и важную социальную, научную роль.

Он показывает направления исследований и разработок. Позволяет выбрать направления для инвестиций или научных поисков, вырабатывать стратегию развития. Именно поэтому мы начали создавать в Федеральном институте промышленной собственности (ФИПС) патентные ландшафты - новый инструмент патентной аналитики. Такой документ - результат легальной технологической разведки, анализ всего массива опубликованной патентной информации в мире.

Патент - это как раз защита, которую предоставляет государство. Это легальная монополия, охраняемая законом. Страх бизнеса перед патентованием связан с тем, что многие не понимают того, что патент позволяет правообладателю заработать на порядок большие деньги, нежели спрятанная в сейфе бумага с тайной формулой. А как открытая информация он дает возможность выбирать направления исследований и разработок, чтобы не тратить деньги на поиск тех технологических решений, которые давно известны. Патент выгоден всем участникам рынка.

Когда Роспатент станет главным в сфере интеллектуальной собственности? Разговоры об этом идут с 2013 года, а воз и ныне там. Что мешает?

Григорий Ивлиев: Мы рассчитываем, что в этом году вопрос будет решен. Сегодня компетенции в этой сфере рассредоточены по целому ряду министерств и ведомств, для большинства из которых они неприоритетны.

А когда будет создана Федеральная палата патентных поверенных?

Григорий Ивлиев: Сообщество патентных поверенных разобщено, его участие в деятельности Роспатента, даже непосредственно в работе квалификационной и апелляционной комиссий, недостаточно. Мы готовы к инициативам со стороны профессионального сообщества, но решение этого вопроса прежде всего зависит именно от самих патентных поверенных.

Много претензий сегодня к коллективному управлению авторскими правами. Будете менять эту систему?

Григорий Ивлиев: Институт коллективного управления правами появился потому, что авторы и обладатели смежных прав не всегда могут самостоятельно защитить свое произведение, право на него. Происходит это в силу отсутствия материальных, организационных или иных возможностей.

При том что законом предусмотрено использование объектов авторских и смежных прав и без согласия правообладателей, но с обязательной выплатой им вознаграждения. Этими вопросами должны заниматься квалифицированные специалисты в сфере авторского права, предоставив авторам больше времени на творческую деятельность. И эта система появилась у нас в стране, она помогала авторам. Например, в 2014 году таким образом было собрано более 7 миллиардов рублей.

Да, сегодня она вызывает много нареканий у авторов и правообладателей в отношении распределения и выплаты вознаграждения. Сейчас, например, процедуру внутригосударственного согласования проходит проект Соглашения о едином порядке управления авторскими и смежными правами на коллективной основе, устанавливающего порядок управления на территориях государств - членов ЕАЭС. В нем предусмотрены требования открытости, отчетности, публичных реестров, независимого аудита.

В России у нас тоже сейчас готовится законопроект, которым предусмотрен государственный и независимый контроль за деятельностью обществ системы коллективного управления правами, их постоянный аудит и мониторинг, работа во благо авторов.

Беседовала Елена Березина,

Россия > СМИ, ИТ > rupto.ru, 4 апреля 2017 > № 2143647 Григорий Ивлиев


Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 4 апреля 2017 > № 2133154 Галина Щукина

Государство должно осознать, что оно хочет от аквакультуры.

Многие проблемы, возникающие при формировании правовой базы рыбоводства, связаны с отсутствием концепции его развития, отмечает зампредседателя Ассоциации развития аквакультуры Сахалинской области Галина Щукина.

За последний год в секторе аквакультуры на законодательном поле предлагалось многое: вносились точечные, но вместе с тем довольно важные изменения. Заместитель председателя Ассоциации развития аквакультуры Сахалинской области Галина Щукина проанализировала для газеты «Fishnews Дайджест», насколько «рабочими» оказались новации.

Так, она напомнила, что принятые поправки в отраслевой закон и ряд подзаконных актов позволили пользователям, традиционно занимавшимся марикультурой, переоформить действующие рыбопромысловые участки для товарного рыбоводства в рыбоводные участки без проведения торгов. Это коснулось и предприятий, добросовестно работавших в области прудового рыбоводства.

Положительным моментом Галина Щукина назвала и отмену ограничения по площади морской акватории, выделяемой для одного предприятия.

«Однако по-прежнему предприятиям-пользователям запрещено многоцелевое использование рыбопромысловых участков (как для рыболовства, так и для товарного выращивания объектов марикультуры). В связи с этим в Сахалинской области в вопросе развития марикультуры все стабильно: ее как не было, так и нет», – подчеркнула собеседница «Fishnews Дайджест».

По словам Галины Щукиной, опыт Приморского края показывает, что к механизму формирования морских рыбоводных участков имеется огромное количество нареканий. Так, законом предусматривается возможность инициативного формирования участка (по заявочному принципу). При этом сложнейший этап согласования его границ в различных инстанциях заявитель проходит самостоятельно. Затем РВУ выставляется на торги, по результатам которых определяется, кому государство предоставит право пользования. И далеко не факт, что это будет заявитель.

Саму идею аукционов представитель ассоциации назвала весьма спорной: во-первых, аквакультура – занятие дорогое, а тут еще из оборота предлагается изъять приличные суммы, которые могли бы использоваться в качестве инвестиций.

Во-вторых, участки, за право пользования которыми заплачены немалые деньги, практически невозможно изъять у предприятий-пользователей до окончания срока договора, даже в случае отсутствия на этих РВУ реальной деятельности. «Об этом свидетельствует ситуация, сложившаяся вокруг распределенных в свое время рыбопромысловых участков в Сахалинской области, часть из них сейчас из-за отсутствия подходов горбуши либо никак не используется, либо с их помощью легализовывают рыбу, пойманную в других районах», - привела пример зампредседателя ассоциации.

По мнению Галины Щукиной, альтернативой аукционам является конкурс, в основу которого положены экономические критерии – количество рабочих мест, объемы инвестиций и прочее. При распределении рыбоводных участков через процедуру конкурса расторгнуть договор пользования в случае невыполнения предприятием базовых обязательств (критерии, по которым оно признано победителем) юридически несложно.

«В-третьих, осталась неизменной ситуация, при которой инвесторы должны не только нести затраты на аукцион, но еще и платить за пользование участком, - обратила внимание представитель ассоциации. - Наличие подобного дополнительного обременения увеличивает и без того немалый (около 6 лет) период окупаемости инвестиций и выглядит абсолютно нелогично с точки зрения заявляемого на государственном уровне приоритета развития аквакультуры».

Она также напомнила, что ряд полномочий в сфере регулирования товарной аквакультуры так и не передан регионам.

Галина Щукина обратила внимание и на новую проблему, которую принесли методика определения объема и видового состава объектов аквакультуры и методика расчета объема подлежащих изъятию объектов аквакультуры при осуществлении пастбищной аквакультуры.

«Аквакультура не может эффективно функционировать и развиваться в условиях чрезмерной централизации управления и избыточности регулирования. Упомянутые документы широким шагом ведут нас именно к этому, устанавливая обязательные минимумы или максимумы производства продукции, а также регламентируя перечень объектов, которые позволяется культивировать в конкретном районе, а, следовательно, и на рыбоводном участке. Причем эти рекомендации даны, исходя из степени изученности вопроса отраслевыми институтами, они не учитывают ни мировой, ни отечественный опыт, если он приобретен вне рамок отраслевой науки, - подчеркнула зампредседателя ассоциации. - Что это, если не монополия на истину?»

По ее словам, в результате из числа объектов марикультуры были де-факто исключены многие виды, пригодные для разведения и перспективные с точки зрения экономики, но не указанные в перечне.

Также Галина Щукина отметила методику, содержащую принцип определения объема изъятия из водного объекта в границах рыбоводного участка. «Во-первых, данный подход никак не учитывает производственные (в том числе биологические) риски. Во-вторых, порядок возникновения права собственности в законодательной базе прописан в целом некорректно, что создает довольно странную коллизию, обратила внимание специалист. - Пока молодь гидробионтов находится в заводских условиях, она принадлежит предприятию. Но произведя отсадку молоди на морской участок, производитель теряет право собственности на нее вплоть до момента изъятия выращенной товарной продукции». Представитель ассоциации подчеркнула, что такая правовая коллизия дает возможность браконьерам свободно «работать» как на самих морских фермах, так и на смежных с ними участках.

Таким образом, за три года с момента принятия ФЗ № 148 «Об аквакультуре (рыбоводстве)…» прогресса в развитии марикультуры явно не наблюдается, делает вывод Галина Щукина.

«Многие проблемы, возникающие при формировании законодательно-правовой базы аквакультуры, связаны с отсутствием как концепции управления прибрежной зоной в целом, так и концепции развития аквакультуры в частности, - считает собеседница «Fishnews Дайджест». - Первая призвана решать конфликты хозяйствующих субъектов, вторая – определить степень значимости аквакультуры с точки зрения государства. Аквакультура по-прежнему противопоставляется прибрежному рыболовству, а в отдельных случаях – не только ему».

По мнению Галины Щукиной, как только государство осознает, что же оно хочет получить от аквакультуры и какое место эта отрасль должна занять в списке приоритетов, – станет более-менее понятно, что именно в действующей нормативно-правовой базе мешает реализации принятой концепции.

Россия. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 4 апреля 2017 > № 2133154 Галина Щукина


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter