Всего новостей: 2071585, выбрано 24386 за 0.161 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Россия. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 4 апреля 2017 > № 2129960

О внесении изменений в государственную программу «Развитие внешнеэкономической деятельности».

Постановление от 31 марта 2017 года №369. В соответствии с Бюджетным кодексом параметры финансирования госпрограммы приведены в соответствие с Федеральным законом «О федеральном бюджете на 2017 год и на плановый период 2018 и 2019 годов». В структуру госпрограммы интегрируются приоритетные проекты по направлению стратегического развития «Международная кооперация и экспорт» («Системные меры развития международной кооперации и экспорт», «Международная кооперация и экспорт в промышленности», «Экспорт продукции АПК»), определённые президиумом Совета при Президенте Российской Федерации по стратегическому развитию и приоритетным проектам.

Справка

Внесено Минэкономразвития России.

Государственная программа «Развитие внешнеэкономической деятельности» (далее – госпрограмма) утверждена постановлением Правительства от 15 апреля 2014 года №330.

В соответствии со статьёй 179 Бюджетного кодекса Российской Федерации Правительством России параметры финансирования госпрограммы приводятся в соответствие с федеральным бюджетом на текущий год и на плановый период.

Действие нормы Бюджетного кодекса о такой корректировке в 2015 и 2016 годах было приостановлено (государственные программы в эти годы в части приведения в соответствие с бюджетом не корректировались).

Подписанным постановлением утверждена новая редакция государственной программы, в которой параметры финансирования госпрограммы приведены в соответствие с Федеральным законом «О федеральном бюджете на 2017 год и на плановый период 2018 и 2019 годов».

В структуру госпрограммы интегрируются приоритетные проекты по направлению стратегического развития «Международная кооперация и экспорт» («Системные меры развития международной кооперации и экспорт», «Международная кооперация и экспорт в промышленности», «Экспорт продукции АПК»), определённые президиумом Совета при Президенте Российской Федерации по стратегическому развитию и приоритетным проектам.

Также госпрограмма синхронизируется с планами действий («дорожными картами») «Поддержка доступа на рынки зарубежных стран и поддержка экспорта» и «Совершенствование таможенного администрирования».

Уточняются целевые показатели (индикаторы) государственной программы, характеризующие достижение её целей, задач и реализацию основных мероприятий. Кроме того, устраняются методологические ограничения при расчёте и использовании отдельных целевых показателей.

Россия. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 4 апреля 2017 > № 2129960


Россия > Образование, наука > premier.gov.ru, 4 апреля 2017 > № 2129950

О внесении изменений в государственную программу «Развитие науки и технологий» на 2013–2020 годы.

Постановление от 30 марта 2017 года №363. В соответствии с Бюджетным кодексом параметры финансирования госпрограммы приведены в соответствие с Федеральным законом «О федеральном бюджете на 2017 год и на плановый период 2018 и 2019 годов». В госпрограмму включены 17 новых целевых показателей (индикаторов), которые позволят усилить контроль за результативностью исследований и разработок, использованием научного оборудования, привлечением софинансирования и международным сотрудничеством участниками госпрограммы.

Справка

Внесено Минобрнауки России.

Государственная программа «Развитие науки и технологий» на 2013–2020 годы (далее – госпрограмма) утверждена постановлением Правительства от 15 апреля 2014 года №301.

В соответствии со статьёй 179 Бюджетного кодекса Российской Федерации Правительством России параметры финансирования государственной программы приводятся в соответствие с федеральным бюджетом на текущий год и на плановый период.

Действие нормы Бюджетного кодекса о такой корректировке в 2015 и 2016 годах было приостановлено (государственные программы в эти годы в части приведения в соответствие с бюджетом не корректировались).

Подписанным постановлением параметры финансирования госпрограммы приведены в соответствие с Федеральным законом «О федеральном бюджете на 2017 год и на плановый период 2018 и 2019 годов».

Скорректированный общий объём бюджетных ассигнований федерального бюджета на реализацию госпрограммы составляет 1310,1 млрд рублей. В том числе: на 2017 год – 150,82 млрд рублей, на 2018 год – 154,91 млрд рублей, на 2019 год – 157,38 млрд рублей, на 2020 год – 228,58 млрд рублей.

Уточнены система основных мероприятий госпрограммы, состав и наименования подпрограмм и федеральных целевых программ.

Госпрограмма включает подпрограммы «Фундаментальные научные исследования»; «Развитие сектора прикладных научных исследований и разработок»; «Институциональное развитие научно-исследовательского сектора»; «Международное сотрудничество в сфере науки» и Федеральную целевую программу «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 2014–2020 годы».

В связи с институциональными изменениями, связанными с принятием Федерального закона «О Российской академии наук, реорганизации государственных академий наук и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» внесены изменения в состав участников госпрограммы.

С учётом Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации (утверждена Указом Президента России от 1 декабря 2016 года №642), а также изменения структуры госпрограммы уточнены её цели и задачи.

Состав задач госпрограммы дополнен созданием и эффективным трансфером результатов прикладных исследований, обеспечивающих развитие и структурные изменения в национальной экономике; созданием условий для роста инвестиционной привлекательности научной, научно-технической и инновационной деятельности.

Скорректированы состав и целевые значения показателей (индикаторов) госпрограммы. В госпрограмму включены 17 новых целевых показателей (индикаторов), которые позволят усилить контроль за результативностью исследований и разработок, использованием научного оборудования, привлечением софинансирования и международным сотрудничеством участниками госпрограммы.

В госпрограмме справочно отражены все расходы федерального бюджета, направляемые на финансирование фундаментальных, поисковых и прикладных научных исследований гражданского назначения.

Россия > Образование, наука > premier.gov.ru, 4 апреля 2017 > № 2129950


Россия > Агропром > premier.gov.ru, 4 апреля 2017 > № 2129890 Дмитрий Медведев

Встреча Дмитрия Медведева с руководителями ведущих животноводческих предприятий.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

У нас сегодня совещание с руководством наших ведущих животноводческих предприятий. Мы делаем это достаточно регулярно, и сейчас пришла пора сверить часы. Встречаемся на площадке «Тамбовского бекона» – современного мощного предприятия, в чём я лично убедился. Это хорошая возможность поговорить и о перспективах развития отрасли, и о проблемах, которые существуют.

Сегодня наше животноводство поставляет на рынок самые востребованные продукты питания: мясо, молоко, яйца, масло, сыр, творог, сметану – и тем самым обеспечивает продовольственную безопасность страны.

Кстати, по поводу продовольственной безопасности. Я только что с работниками разговаривал, мы затронули вопросы об импортных поставках и показателях нашей Доктрины продовольственной безопасности. В принципе с точки зрения нашей доктрины у нас внешне всё выглядит вполне благополучно, потому что наша доктрина исходит из предположения о необходимости 80-процентного самообеспечения мясом и мясопродуктами. В настоящий момент у нас 89% – это мясо и мясопродукты, которые производятся в Российской Федерации. Но на деле всё гораздо сложнее – это зависит и от вида мясной продукции, и от некоторых других причин, поэтому в общем и целом здесь есть чем заниматься.

В отрасли сохраняется положительная динамика производства мяса. В 2016 году производство скота и птицы на убой (в живом весе) составило почти 14 млн т, что практически на 3,5% больше, чем уровень 2015 года, то есть там средний по сельскому хозяйству рост. Но по сравнению с ростом экономики в целом он весьма и весьма приличный. Производство молока составило более 30 млн т – там практически всё осталось на уровне 2015 года. Тем не менее свои показатели по молоку улучшили 46 регионов. Увеличилось и производство яиц.

Это неплохие результаты. Очевидно, что животноводы добиваются их благодаря своевременным мерам государственной поддержки. С учётом тех сложностей, которые существуют в экономике, мы оказали поддержку в весьма значительном объёме. В рамках государственной программы развития сельского хозяйства на поддержку животноводства в период с 2013 по 2016 год (хочу специально отметить эту цифру, она реально большая) мы направили почти 385 млрд рублей. Очень приличная цифра. Это деньги, которые пошли на субсидирование краткосрочных кредитов, на займы, инвесткредиты, создание и модернизацию объектов агропрома, уплату страховой премии, поддержку экономически значимых региональных программ. Мы и малым предприятиям помогали, и фермерам, и семейным фермам. Вкладывали средства в развитие сельхозкооперации. Это важно, потому что помогает в целом обеспечить наш рынок недорогими и качественными продуктами и создаёт рабочие места.

Дополнительная финансовая поддержка сельхозпроизводителям будет оказана и в этом году. У нас заработал новый, более удобный для заёмщиков механизм льготного кредитования. На конец марта одобрено субсидирование по планируемым к выдаче льготным кредитам в объёме 11 млрд рублей. Из них по направлению животноводства – 2,27 млрд рублей, молочного скотоводства – около 1 млрд, и целый ряд других направлений. По инвесткредитам – в объёме 5,5 млрд рублей, из них по направлению животноводства – 1,5 млрд рублей, по молочному скотоводству – приблизительно 900 млн.

Понятно, что денег всё равно на что-то не хватает. Предлагаю сегодня подумать, что ещё можно сделать для поддержки устойчивого развития отрасли. Не только чтобы обеспечить продуктами питания нашу страну – в целом, можно считать, мы эту задачу почти решили, но очень важно продавать за рубеж. А за рубежом нас, мягко говоря, не везде ждут. И это отдельная задача, которая требует консолидации усилий. И не только, естественно, бизнеса, но и консолидации усилий государства. Потому что от того, насколько успешными будут переговоры российских официальных лиц, особенно в целом ряде зарубежных регионов, зависит и ваше проникновение на иностранные рынки. А это в целом необходимо.

Для поддержки экспорта президиум Совета по стратегическому развитию в прошлом году утвердил паспорт приоритетного проекта «Экспорт продукции аграрно-промышленного комплекса». Цель пока увеличить экспорт до 18 млрд долларов в следующем году и до 30 млрд долларов в 2025 году. На мой взгляд, это абсолютно достижимые цифры.

Что касается животноводства, объём экспорта здесь должен возрастать приблизительно в такой же прогрессии. Цифры не такие, может быть, большие пока с учётом экспортного веса этой отрасли. Тем не менее мы должны к середине следующего десятилетия выйти на миллиарды долларов экспорта животноводческой продукции. Предусмотрен целый комплекс мер поддержки, в том числе по открытию рынков, по продвижению продукции, по льготному кредитованию.

Проблем в животноводстве, конечно, хватает. Есть проблемы, с которыми мы все совместно вынуждены бороться. Очень серьёзной угрозой для отрасли остаётся африканская чума свиней, другие особо опасные заболевания. Очевидно, что регионам нужно повысить эффективность работы по профилактике возникновения и распространения таких болезней. Конечно, тревожит тот факт, что АЧС, по сути, перебралась за Урал, уже появились очаги в Сибири. Это реальная проблема. Нужно будет подумать, какие меры принять, и, наверное, даже провести какую-либо встречу с руководителями регионов или с лицами, ответственными за все эти мероприятия в Западной и Восточной Сибири.

Аркадий Владимирович (обращаясь к А.Дворковичу), я прошу Вас подумать, на каком уровне там всех собрать, чтобы коллеги почувствовали свою ответственность. В отличие от Центральной России, где эта беда давно известна, где более или менее научились с этим бороться, для них это совершенно новая история. Всякий раз, когда мы об этом разговаривали раньше, они говорили: у нас этого ничего нет, – намекая на то, что этого никогда и не будет. Но вот, к сожалению, это случилось. Надо этим заняться.

У нас не хватает специализированных комплексов по выращиванию и откорму молодняка по крупному рогатому скоту.

В птицеводстве, несмотря на решение внутренних задач, очень высокая зависимость от использования импортного племенного материала. Это тоже тема, которая остаётся в поле зрения.

По молочному животноводству: что является слабой стороной помимо того, что это довольно сложный бизнес? Трудная окупаемость, очень слаба в целом ряде регионов материально-техническая база, изношенность основных средств и невысокая технологическая оснащённость. Более половины объёма товарного молока у нас производится на фермах, которые построены ещё в советский период. А мы знаем, какие это фермы, в чём их недостатки. Они в целом ряде случаев требуют капитальной реконструкции, а может быть, просто их проще снести и построить что-то новое, потому что работать в таких условиях зачастую невозможно.

Естественно, я готов выслушать (и я, и мои коллеги по Правительству) ваши предложения, что нам делать в ближайшее время. Так что давайте сверим часы. Ещё раз подчёркиваю, это у нас не первое совещание по этой проблематике, наверное, и не последнее. Но думаю, что такого рода разговор будет полезным.

Россия > Агропром > premier.gov.ru, 4 апреля 2017 > № 2129890 Дмитрий Медведев


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 4 апреля 2017 > № 2129889 Александр Никитин

Встреча Дмитрия Медведева с главой администрации Тамбовской области Александром Никитиным.

Александр Никитин информировал Председателя Правительства о ходе выполнения программ строительства и реконструкции детских садов и школ, обустройства дворов и придомовых территорий.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Александр Валерьевич, мы проводим у вас совещание по животноводству, но предлагаю поговорить не о сельскохозяйственной проблематике (сейчас целое мероприятие будет, и комплекс, в котором мы встречаемся, очень высокого уровня), а об обычных социальных вопросах, которые волнуют граждан нашей страны и, в частности, Тамбовской области. Что я имею в виду? Мы за последние годы реализовали программу по строительству детских садов. Знаю, что она и у вас реализована. Но всегда есть какие-то нюансы, которыми надо заниматься. Наверное, на это нужно обратить внимание.

Второе. Мы только что с Вами осмотрели прекрасную школу, очень современную, построенную по новейшим технологиям в содружестве с центром «Сколково», огромную по размерам. Министр образования сказала, что в настоящее время это самая большая школа в стране по численности – 2,5 тыс. учащихся. Хорошо, что она сдаётся в эксплуатацию. И дети уже начнут ходить в школу, и выглядит там всё превосходно. Но это должна быть не единственная школа. У вас на территории области достаточно мест, где надо строить новые школы и реконструировать действующие, включая малокомплектные школы в деревнях. Это второе направление.

Третье направление, которое стало неплохо продвигаться в последнее время благодаря поручениям Президента на эту тему и в том числе стараниями партии «Единая Россия» при поддержке Государственной Думы – это обустройство дворов. Этой темой с советского периода у нас не занимались. То есть дворы были предоставлены сами себе. Поэтому очень часто дворы находятся в совершенно запущенном состоянии. Инициатива по окружающей среде, по обустройству дворов, придомовых территорий мне тоже представляется исключительно важной. Хочу услышать, как Вы собираетесь ей заниматься на территории Тамбовской области.

А.Никитин: Спасибо, Дмитрий Анатольевич, за визит, за то, что обращаете внимание на проблемы и вопросы, которые актуальны не только для Тамбовской области, но и для каждого региона России.

Самое главное, что беспокоит нас, – это социальная сфера, хотя бы потому, что две трети расходных обязательств в нашем бюджете приходится на социалку, включая образование, здравоохранение.

В этой связи тема номер один – строительство детских садов. В течение последних лет мы построили 24 детских сада на территории Тамбовской области. Мы во многом смогли снизить напряжение, ликвидировать очередь в рамках дошкольного образования от трёх до семи лет, но есть ещё проблема от одного до трёх лет. И, конечно, эта тема актуальна. Очереди нет, но это не освобождает нас от необходимости, от обязанности строить новые детские сады. Особенно в свете новых микрорайонов, я имею в виду административный центр, город Тамбов, там жилая застройка, индивидуальное жилищное строительство, многоквартирное жильё – конечно, всё это требуют соответствующей инфраструктуры.

Д.Медведев: И люди очень часто просят, чтобы это было по возможности в шаговой доступности, что называется, особенно если микрорайон большой.

А.Никитин: В этих микрорайонах мы создали объекты спортивной инфраструктуры, школы, детские дошкольные учреждения. Мы с Вами проезжали там, нам приятно было услышать Ваши положительные оценки. Хотя в этом году острота проблемы ещё есть, именно в новых микрорайонах. С точки зрения численности, если статистику в целом брать, всё нормально, но отдельные территории требуют к себе более пристального внимания. Именно поэтому в этом году мы даже безотносительно средств господдержки в любом случае поставили для себя задачу – строительство одного детского сада. Конечно, нам очень хотелось бы рассчитывать на поддержку и федеральную в связи с тем, что это позволило бы более качественно, более быстрыми темпами закрыть эти проблемы. Так что если Вы позволите к Вам обратиться с соответствующим ходатайством, я буду сердечно признателен, равно как и все мои коллеги и жители Тамбовской области.

В отношении строительства школ. Сегодня мы были вместе с Вами на крупнейшем образовательном объекте – это школа «Сколково». Мы в своё время писали стратегию этой школы. И кто бы мог предвидеть, что три-четыре года назад мы от идеи, стратегии перейдём к практическому воплощению. Это действительно очень крупный объект – 2,5 тыс. мест в школе. Мы таким образом, вводя её в строй, могу уверенно сказать, ликвидируем и третью, и вторую смену.

В таком густонаселённом районе (сейчас в нём проживает 35 тыс., мы прогнозируем, что в течение полутора-двух лет численность жителей здесь с учётом уже вводимого жилья достигнет 50 тыс.) мы очень серьёзное напряжение, которое было, снимаем.

Сегодня Вы очень много внимания уделяли сельскому развитию и сельским образовательным учреждениям, а Тамбовская область в течение последних пяти-шести лет в каждом муниципальном районе построила, можно сказать, образцово-показательные школы. Базовые, безусловно, школы. Этого нельзя сказать о филиалах, обо всей сети, но вместе с тем это очень интересные проекты со своим профилем, со своей направленностью.

Но в городских округах (в Тамбове, Мичуринске, Моршанске, Котовске, Рассказово) у нас, конечно, сегодня ещё высокая потребность в строительстве новых школ. Там просто капитальным ремонтом, реконструкцией не обойдёшься. В этом году, особенно с учётом ввода новой школы, с учётом той технологии межбюджетных отношений, которая складывается, с учётом резерва, который у нас образовывается в рамках нашего софинансирования, мы рассчитываем, что приступим к строительству двух новых школ. В контексте всей грядущей программы мы поставили себе задачу – 29 школ построить заново, 30 тыс. школ реконструировать.

Д.Медведев: И это, по сути, решение всей проблемы школ на территории области, по сегодняшней оценке?

А.Никитин: Да, и в городской, и в сельской местности.

Поэтому, конечно, будем уделять большое внимание сельским школам – не только базовым, но и филиалам в части капитального ремонта, пристроек, текущего ремонта, реконструкции. Что касается городских округов, то будем ставку делать на строительство новых школ.

И третья тема, которая для нас также актуальна, она наиболее социально чувствительна – это наши дворы, наши территории. Нам хотелось бы прежде всего сделать в этих дворах элементарные вещи, связанные с дорожным покрытием, бордюры установить, парковочные места привести в порядок, освещение сделать, видеонаблюдение поставить. Конечно, это проекты большие, требуют к себе внимания, но мы делаем это вместе с людьми. И обсуждаем вместе с людьми.

В связи с тем, что этот проект начинался по инициативе партии «Единая Россия», по Вашей инициативе, мы в прошлом году нарабатывали первый опыт и пытались максимально услышать людей, те запросы, которые поступали. Сбалансировать зачастую бывает сложно, но предоставили право находить компромиссы самим жителям. Главное, чтобы в наших дворах было уютно, комфортно, а дети во дворах – да и не только дети, но и взрослые – чувствовали себя уютно.

К тем средствам, которые в этом году мы получим, будем добавлять средства из областного бюджета. В прошлом и позапрошлом годах мы это реализовывали в рамках народной инициативы. Таким образом, я думаю, мы усилим поддержку из федерального бюджета. И не только в самом административном центре, но и по другим территориям, городам и районам области рассчитываем поправить положение дел. Очень важно здесь и междворовое пространство иметь в виду. То же самое касается дорожного полотна, всех проездов дворовых, где зачастую лужи и ямы такого размера, что иногда во двор проехать невозможно. Конечно, не всё сразу, но с поддержкой и заинтересованностью мы в ближайшие годы должны снять это напряжение.

Д.Медведев: Я уверен, что это абсолютно решаемая проблема. Ничего тут сверхъестественного нет. Это земля, на которой мы живём.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 4 апреля 2017 > № 2129889 Александр Никитин


Россия. ЦФО > Агропром > premier.gov.ru, 4 апреля 2017 > № 2129863 Дмитрий Медведев

Дмитрий Медведев посетил мясоперерабатывающее предприятие ООО «Тамбовский бекон».

Председатель Правительства осмотрел цеха предприятия и встретился с его работниками.

ООО «Тамбовский бекон» входит в группу компаний «Русагро», крупнейшего российского агрохолдинга по производству сахара, свиноводству, растениеводству и масложировому производству.

Мясоперерабатывающее производство ООО «Тамбовский бекон» запущено в 2015 году в с. Борщёвка Тамбовской области.

Предприятие, которое включает все этапы переработки и выпуск готовой продукции, состоит из четырёх цехов: убоя, обвалки и упаковки охлаждённого мяса, производства охлаждённых полуфабрикатов, утилизации. В начале 2016 года на розничный рынок выведен собственный бренд мясных полуфабрикатов «Слово мясника».

В настоящее время в Тамбовской области расположены комплекс по производству комбикормов, семь товарных свинокомплексов на 4,8 тыс. голов каждый, две племенные фермы, площадка карантина, убойное и мясоперерабатывающее производство (включая цех утилизации) мощностью 1,95 млн голов в год. В конце 2016 года «Русагро» приступила к реализации проекта строительства новых свинокомплексов в Тамбовской области мощностью 53 тыс. т свинины в год.

Беседа с работниками предприятия

Из стенограммы:

Вопрос: Вчера произошли взрывы в метро Санкт-Петербурга. Как государство планирует усилить меры, чтобы контролировать это более серьёзно?

Д.Медведев: Вчера действительно произошёл террористический акт в Петербурге, в метро. К сожалению, погибли люди, много раненых. Ещё раз хочу выразить всем родственникам погибших самые глубокие слова сочувствия и соболезнования. Желаю всем раненым поправиться. Для этого все решения приняты, в больницах обеспечен уход. Министр здравоохранения находится на месте. Надеюсь, что будет сделано всё, чтобы пострадавшие как можно быстрее вылечились.

Что касается самой проблемы, то она, как вы прекрасно понимаете, к сожалению, для нашей страны не новая. Борьба с терроризмом идёт уже не первый год. Где-то нам удалось сильно наступить им на горло, и активность террористов существенно уменьшилась. Но происходят преступления, когда жертвами террористов становятся абсолютно невинные люди, которые не имеют отношения ни к государственной власти, ни к кому бы то ни было персонально. Просто выбирается случайная цель – и происходит взрыв.

Первое, что хочу сказать: можно не сомневаться, наши правоохранительные органы и спецслужбы сделают всё, чтобы найти всех, кто к этому причастен, и покарать. Даже несмотря на то, что непосредственный исполнитель теракта, скорее всего, погиб, судя по той информации, которой мы располагаем, потому что это смертник. Но такие преступления не готовятся в одиночку, всегда есть большое количество различного рода пособников, всяких уродов, которые занимаются промывкой мозгов и предлагают совершить террористический акт. Мы этим займёмся вместе с нашими коллегами.

Метро, надо сказать откровенно, это очень уязвимое место. Вы следите за событиями в мире, знаете: за последние годы в метро произошло довольно много террористических актов. В 2010 году был очень тяжёлый теракт в Москве, и в других странах они происходят.

Мы приняли целый ряд решений для того, чтобы контролировать входы в метро, как и входы на другие транспортные объекты. Очевидно, что их недостаточно. Нужно будет принять дополнительные решения по контролю тех, кто заходит в средства транспорта, контролю того, что они проносят.

Это не просто, потому что поток огромный. Это тысячи людей, и, к сожалению, каждого на детекторе очень сложно просмотреть. Хотя технологические возможности обнаружить существуют, но именно в силу потока это сделать очень сложно. Тем не менее дополнительные меры контроля будут приняты, для того чтобы минимизировать все проблемы, которые связаны с попытками совершить теракт в нашей стране.

Вы понимаете, мы действительно находимся в известной степени на переднем крае борьбы с международным террором. Это конечно очень тяжело для нашей страны. Но, эту борьбу нужно довести до конца. Потому что в противном случае такого рода происшествия будут происходить чаще. Безусловно, мы примем государственные меры контроля.

Вопрос: Меня как человека, связавшего свою жизнь и дальнейшую карьеру с мясным бизнес-управлением, очень интересует вопрос, планируется ли снижение импорта мяса в Российскую Федерацию?

Д.Медведев: Пример вашего производства – это доказательство того, что мы предпринимаем все возможные усилия, чтобы уменьшить объёмы импорта мяса в нашу страну. Смотрите, что произошло за последнее время. С 2008 года объём импорта мяса и мясопродуктов в нашу страну снизился в 3 раза. Это огромная цифра. Объём нашего производства тоже вырос, не так, конечно, значительно, где-то в 1,6 раза. Произошло перезамещение. Поэтому у нас есть ещё очень хорошая доля рынка, где можно развиваться.

Есть документ, который называется «Доктрина продовольственной безопасности» – может быть, Вы слышали: сколько и что мы должны производить сами, чтобы нас никто не поставил, что называется, в неудобное положение и не заставил бегать по рынку что-то покупать. По этой доктрине мы должны обеспечивать себя мясом и мясопродуктами на 80%, а остальное можно ввозить. Сейчас мы обеспечиваем себя уже на 89%. То есть у нас рынок очень плотно укомплектован. Вы сами в этом лично разбираетесь, я тоже некоторым образом за этим слежу и занимаюсь этим уже более 10 лет. По мясу птицы у нас заполненность рынка 100%. Мы вообще не импортируем ничего, кроме экзотики. По свинине тоже очень высокий потенциал, рынок в значительной мере создан, но ещё есть некоторые сегменты типа того, чем Вы собираетесь заниматься на Дальнем Востоке. В чём слабое место – это мясо крупного рогатого скота и мелкого рогатого скота. Это два направления, куда ещё надо будет сделать значительные инвестиции, тем более там инвестиционный цикл гораздо более длинный, чем по свиноводству. Это направление обязательно будем поддерживать.

Но в целом у меня нет никаких сомнений, мы через некоторое время превратимся в страну, которая называется «нетто-экспортёр», то есть мы практически ничего не будем покупать, кроме особых товаров, которые имеют узкий сегмент пользователей, и всё будем продавать. Если Вы создадите хорошее производство, то будем продавать нашим друзьям в Азиатско-Тихоокеанском регионе, в том числе китайцам, никаких сомнений у меня в этом нет.

И последнее. Вы знаете, мы в силу известных в том числе политических причин (но не только политических, и экономических причин), вообще закрыли наш рынок для целого ряда стран. Они же нам поставляли большие объёмы, но они с нами не очень красиво поступили, мы вынуждены были ответить.

Для селян, для тех, кто занимается аграрным бизнесом, для переработчиков, это очень серьёзное подспорье. И я с кем бы ни встречался, основной вопрос, который мне задают (даже не вопрос, а просьба) – сохраняйте санкции или эти антисанкции, ответные меры, как можно дольше, потому что они действительно помогают развиваться производству.

Могу вас заверить: мы ничего не будем трогать до тех пор, пока к нам не будет нормального отношения. А судя по тому, как, к сожалению, развиваются события в политическом плане, наши партнёры не стремятся к тому, чтобы с нами отношения улучшить. Раз это так, значит, у нас открываются широчайшие перспективы для развития сельскохозяйственного дела, для развития села и аграрного бизнеса.

Вопрос: Дмитрий Анатольевич, Вы, наверное, уже успели оценить качество дорожного покрытия у нас в городе. Почему-то к Вашему приезду осуществили только ямочный ремонт, и то не везде, где это, наверное, нужно было. И это несмотря на то, какие налоги платят автовладельцы.

Недавно был в Белгородской области, там с дорогами получше. Хотелось бы узнать, когда мы сможем в Тамбове наслаждаться качеством хороших дорог, когда у нас кончатся эти проблемы с объездом этих ям глубоких, попаданием в них? Можете как-нибудь повлиять на это?

Д.Медведев: Повлиять, конечно, могу, сомнений нет. А Вы спросили, какие у меня ощущения. Я могу Вам сказать прямо: я всё это на себе обычно опробываю. Именно для того, чтобы были впечатления, я стараюсь, когда в регион приезжаю, садиться за руль. Понятно, мне обычно пишут в социальных сетях: заезжайте на такую-то улицу, посмотрите, какие у нас ямы. Я не могу на все улицы заехать, но для того, чтобы понять состояние дорог, достаточно проехаться минут 20–30. Я уже посмотрел и федеральные трассы, и обычные трассы. Очевидно, абсолютно точно, есть чем заниматься в Тамбовской области.

По деньгам. Если я правильно помню, в прошлом году по федеральной линии на дороги мы дали области 600 млн. В этом году цифра чуть меньше, из-за бюджетных сложностей. Но размер вашего дорожного фонда составляет 3 млрд ежегодно. Мы ехали, обсуждали как раз с губернатором состояние дорог, проблема в том, что значительная часть дорожного фонда уходит на содержание дорог и на некоторые инвестиционные проекты. А на создание новых дорог или на их качественный ремонт денег остаётся не очень много. Тем не менее, могу Вас заверить, в случае если в бюджете будут образовываться дополнительные средства (мы понимаем, насколько это чувствительный вопрос, я и в прошлом году несколько раз перераспределял деньги по дорожным направлениям в самые разные регионы), мы к этому вопросу вернёмся, и, естественно, Тамбовская область тоже будет получателем. Здесь ещё выбор ведь в чём: можно дороги просто ремонтировать в городе, и это очень важно для горожан, но не менее важно развивать производство. Средства одни и те же для таких проектов. Потому что сам проект частный, деньги дают частники, хозяева предприятия, а дороги должно государство делать. То есть инфраструктура – за государственный счёт. Поэтому выбор между тем, отремонтировать ли обычные дороги внутри города, квартала или провести дорогу к новому производственному объекту. Но будут дополнительные деньги, мы будем стараться выделять.

И налоги совершенно справедливо должны идти в том числе на ремонты. Причём на нормальные ремонты, а не только ямочные. На самом деле это ещё зависит от решимости региональных властей.

Мы сейчас взялись не только за дороги. Есть такая программа – «Дворы». Мы хотим отремонтировать практически все дворы, потому что за них не брались никогда. Дороги латали, новые прокладывали, этим занимались, дворами не занимались никогда. Где-то они хорошие, а где-то – выйти страшно. Это тоже очень важно.

Вопрос: Я сам из области, не из города. Родители всю жизнь проработали в колхозе. Колхозы все развалились, из-за этого деревни все вымерли, народ весь уехал. Будут ли приниматься меры, чтобы колхозы работали?

Д.Медведев: В центре России много людей живёт в сельской местности. В Тамбовской области 44% населения проживает в деревне. Это очень большая цифра. Потому что по России в целом это 25%. А здесь – 44%. Это означает, что очень внимательно надо заниматься деревней. Есть программа по социальному обустройству села, она действует почти 10 лет, действует до 2020 года. Конечно, она не решает всех проблем, но я просто приведу некоторые цифры, которые могут быть Вам интересны.

По этой программе решается целый ряд вопросов.

Во-первых, строительство жилья. Кого нужно удержать на селе? Молодёжь прежде всего. Чтобы были условия, более или менее сходные с условиями в городе. А это нормальный дом. По этой программе в прошлом году мы предусмотрели 14 млрд, в этом году – 15 млрд рублей только на строительство жилья для специалистов, которые остаются на селе. Это очень важно. Это приблизительно, если мне память не изменяет, 400 тыс. кв. м жилплощади. Это означает, что человеку можно предоставить или дом, или квартиру прямо с момента приезда на работу в деревню или если он в этой деревне живёт и там хочет оставаться.

Второе, закрепление самих специалистов. Что такое вообще деревня нормальная, современная – там должна быть школа, там должен быть ФАП, иначе жизни нет. Если нет врача, то жить невозможно. Поэтому мы только в прошлом году отправили по программе «Земский доктор» в клиники и фельдшерско-акушерские пункты 5 тыс. врачей. По сути 5 тыс. населённых пунктов получили врачей.

Врачей мы туда отправляем вместе с подъёмным пособием (если не ошибаюсь, оно около 1 млн рублей), с тем чтобы просто они могли обзавестись там хозяйством, построить какой-то дом, или что-то снять, или квартиру приобрести и начать работать.

Третье, не менее важное направление – детские садики. Во всей стране мы реализовали эту программу по детским садам. Да, она где-то абсолютно завершилась, где-то есть ещё очередь. Но в принципе по стране эта проблема для детей в возрасте от трёх до семи лет закрыта. Хотя всё равно местное руководство должно держать на контроле эту тему, чтобы не образовывалась очередь. У нас же очередь была колоссальная. Мы сделали за эти несколько лет то, что не делали за все годы советской власти, скажем по-честному. Это в городах, на селе ситуация хуже, хотя там тоже построено несколько сотен детских садов за прошедший год. Нужно обязательно продолжить программу строительства детских садов, включая ясельные группы на селе.

Четвёртое. Школы. Без школ деревня просто умирает. Это очень часто совмещённые вещи – детский сад и школа. Если нет школы, всё, значит деревня действительно просто растворяется. Поэтому у нас в общей программе строительства школ есть и часть сельских школ. Вот на это я обращаю принципиальное внимание. Сельская школа очень тонкий инструмент. Мы только что были в Тамбове, там большую школу построили. Посмотрел, красивая школа, связанная со «Сколково». 2,5 тыс. учащихся – просто огромная! А на селе такие школы не нужны. На селе нужно сохранять школы по 50–100 человек, так называемые малокомплектные школы. Это не дешёвое удовольствие, потому что их тяжелее содержать. Но это делать нужно обязательно. Поэтому сохранение малокомплектных школ – важнейшая задача.

Это направление я считаю тоже очень важным. Для того чтобы детей возить (сёла по-разному расположены), мы ещё в прошлом году начали возвращаться к программе «Школьный автобус». Мы по всей стране раскидали эти автобусы. Поняли, что у регионов на это денег нет, пришлось деньги найти в федеральном центре и по всем территориям эти автобусы распределить. Теперь они ездят между маленькими деревнями, собирают детей и везут в школу. Вот такие меры. Наряду с необходимостью создавать производство.

Не менее важно (но это зависит не только от государства) возникновение класса нормальных аграрных собственников, которые будут заниматься развитием деревни, потому что без них мы государственные рабочие места не создадим. Такие огромные производства, как ваше, в каждую деревню не поставишь. Поэтому приход частного капитала – это тоже очень важное направление.

Но в целом, я считаю, за последние годы наша деревня стала возрождаться. Причём это зависит от места, территории. В Тамбовской, Воронежской областях всё-таки развитие есть. У вас чернозёмы, условия благоприятные. Всё, что южнее, тоже неплохо развивается. Гораздо сложнее ситуация на севере. Там в деревнях действительно сложно, надо искать специальные виды деятельности.

Будем стараться поднимать практически каждую деревню, потому что это важно.

Труд аграрный становится более квалифицированным, оплачивается лучше, это очевидно абсолютно. Когда я ещё только приступал к работе в Правительстве и начал заниматься этим национальным проектом по сельскому хозяйству, у нас в деревнях жило 35% населения. Это было совсем недавно, это было 10 лет назад – 2006, 2007 годы. Сейчас – 25%, то есть у нас численность сельского населения упала на 10%. Это не всегда означает, что всё плохо. Это в ряде случаев означает, что просто труд становится более высококвалифицированным, производительность труда растёт и поэтому не нужно такого количества населения на селе. Но в то же время это всё равно тревожные тенденции, и за ними государство обязано следить.

Вопрос: Дмитрий Анатольевич, мы смотрим за Вами по телевизору, наблюдаем: у Вас очень тяжёлая работа, трудная, много встреч, поездок всяких. И в то же время мы ещё видим по телевизору, что на Вас какие-то нападки, на Правительство. Хотелось бы узнать Ваше мнение: кому это выгодно? И как Вы вообще на это реагируете лично?

Д.Медведев: Кому это выгодно? Тем, кто заказывает подобного рода сюжеты и материалы, это, как правило, люди, у которых есть вполне конкретные политические цели. Чего добиваются такого рода люди этими материалами? Они пытаются сказать, что власть ведёт себя плохо, а они лучше всех остальных. Иными словами, все эти сюжеты, которые снимают за большие деньги (причём деньги эти собирают, конечно, не у народа, есть спонсоры частные, которые за этим стоят), направлены на достижение вполне конкретного политического результата. Причём делается всё по принципу компота. Берут разную муть, чушь всякую собирают, если это касается меня, то про моих знакомых и людей, про которых я вообще никогда не слышал, про места, где я бывал, и про места, о которых я тоже никогда не слышал. Собирают бумажки, фотографии, одежду. Потом создают продукт и предъявляют его. Разобраться в этом человеку, который это смотрит, довольно сложно. А если за это хорошо заплачено, то продукт получается достаточно добротный.

И всё бы ничего, если бы за этим не стояла вполне определённая история, которая заключается в том, чтобы постараться вытащить людей на улицы и добиться своих политических целей. А политические цели совершенно очевидные. Тот персонаж, о котором Вы говорите, открыто говорит, что все плохие, изберите меня президентом. Без всякого стеснения. И для этого тащит на улицы людей, причём очень часто несовершеннолетних (что, на мой взгляд, вообще практически преступление), и делает их заложниками собственной политической программы.

Причём персонаж этот, как известно, судимый, и в этом плане никаких иллюзий быть не должно. Тем не менее через социальные сети молодёжь вытаскивают, эта молодёжь выходит с определёнными лозунгами. Причём выходит, к сожалению, с нарушением закона, то есть, по сути, их подставляют под правоохранительную машину, а они из-за этого потом страдают.

Это бесчестная позиция, это просто способ достичь собственных шкурных целей. Я по-другому это охарактеризовать не могу.

Что же касается моего персонального отношения к этому, знаете, у меня в целом нервы крепкие, иначе бы я не мог работать на должностях, на которых я работаю, – и когда я президентом работал, в Правительстве когда работаю. Если бы я каждый раз реагировал на подобного рода нападки, на подобного рода провокации, то меня просто бы не хватило на нормальную работу. Поэтому у меня позиция в этом смысле совершенно простая: я продолжаю работать, делать своё дело, и это моя ответственность перед гражданами Российской Федерации.

Реплика: У Вас иммунитет уже выработался?

Д.Медведев: В известной степени да, потому что без такого иммунитета на такой работе нереально остаться. Провокации же, вы понимаете, – это самое простое, что можно сделать.

Россия. ЦФО > Агропром > premier.gov.ru, 4 апреля 2017 > № 2129863 Дмитрий Медведев


Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > forbes.ru, 4 апреля 2017 > № 2129433 Владимир Воронченко

В петербургском музее Фаберже показывают такого Дали, которого никто раньше не видел

Катерина Павлюченко

Внештаный автор Forbes Life

С 1 апреля до 2 июля идет выставка «Сальвадор Дали. Сюрреалист и классик». За $2 млн музей привез 150 работ.

О музее как о бизнесе, о своей стратегии, об умении удивлять и о том, что за выставку удалось привезти — директор музея Фаберже Владимир Воронченко в эксклюзивном интервью Forbes Life.

— Владимир, экспозиция в музее Фаберже открыта в продолжение выставки Дали и других сюрреалистов, только что завершившейся в Государственном Эрмитаже?

— Однозначно нет. Эрмитажный проект был посвящен скорее направлению в художественной жизни середины XX века. Мы же в центр повествования ставим самого Сальвадора Дали. Почему такое одиозное имя мы выбрали — другой вопрос. Это вопрос идеологии. Хотя, конечно, сегодня это не модное, почти ругательное слово. Наша идеология: музей обязан делать выставки. Нет выставок — нет музея. Среднестатистический зритель приходит в музей, когда там открываются новые выставки. Так работает музейный бизнес во всем мире. Поэтому, когда мы открывали музей Фаберже, мы изначально собирались не только представлять нашу коллекцию, но и проводить выставки других собраний.

— Сальвадор Дали с маркетинговой точки зрения — это еще более востребованное имя, чем Фрида Кало, выставка которой была у вас прошлой весной.

— Безусловно. Каждый музейщик, мечтает, чтобы выставка была удачной. Это нормально. Желательно, чтобы стояли очереди. Ведь как иначе измерить успешность экспозиции? Только количеством посетителей. Дали – художник, который вызывает безумный интерес во всем мире, в том числе у русской публики. К тому же в Петербурге, насколько мне известно, его полномасштабной ретроспективы никогда не было. Кроме того, мы покажем уникальные работы, которые в принципе никогда не экспонировались в России, даже во время московского вернисажа.

Всего мы показываем более 150 работ. Начинаем ранними сюрреалистическими пейзажами 1930-х годов. Их все знают. Показываем недавнее и рекордно дорогое приобретение фонда «Гала – Сальвадор Дали» «Пейзаж с загадочными элементами»… (испанская El Pais писала, что стоимость картины — €7.8 млн, — прим. Forbes Life). Но самые интересные работы, которые мы демонстрируем, относятся к середине 1970- середине 1980-х. Время, когда Дали вернулся к истокам. Увлекся Микеланджело, Рафаэлем. Его палитра резко посерела. Это было связано, в первую очередь со смертью Галы, его музы, жены, возлюбленной.

Также мы показываем иллюстрации к «Божественной комедии» Данте Алигьери, которые ему заказал институт полиграфии Италии 1950-м году. И иллюстрации, сделанные в 1945-м году для нового англоязычного издания книги «Жизнь Бенвенуто Челлини, написанная им самим».

— Дали никогда не стеснялся зарабатывать на рекламных, откровенно коммерческих заказах.

— Именно. На эту тему есть еще один экспонат — «Женщина с бабочкой». Это часть инсталляции, созданной в 1958-м году для фармацевтической лаборатории Уоллеса, которая начала продавать транквилизатор «Милтаун». Они хотели, чтобы Дали визуализировал его действие. Одним словом, выставка очень разнообразна. И о повышенном к ней интересе говорит тот факт, что еще до открытия онлайн было продано порядка 7000 билетов. Наших коллег из Испании это потрясло.

— А кто предоставил свои картины?

— Большую часть — фонд «Гала – Сальвадор Дали». Несколько работ из Tate Modern и частных западных коллекций. Переговоры с музеями проходили сложно. Сегодняшняя политическая обстановка не очень располагает к музейному бизнесу. Выставка должна была быть гораздо более объемной, мы потратили массу времени на переговоры с музеями, в которых находятся другие работы Дали. На уровне директоров музеев, на уровне советов директоров музеев мы абсолютно обо всем договорились: о сроках, о картинах, о материальной компенсации за то, что мы берем у них экспонаты. А вот попечительские советы ряда музеев в конце концов нам отказали.

— Можете назвать, кто отказал? Это очень интересно.

— Не стану называть имена лишь по одной причине: у нас есть задумка сделать фантастическую, грандиозную выставку Сальвадора Дали в Москве. Поэтому подкалывать кого-то конкретно мне бы не хотелось. Эти музеи не виноваты. Мы все поставлены в равную ситуацию, смотрим телевидение, читаем газеты, находимся в плену информационного поля. Поэтому в конечном счете мы на них не очень-то обижаемся. Этот предсказуемый, в общем-то, результат — расплата за то, что сейчас происходит в мире. И ничего с этим поделать нельзя. Понадобится время, чтобы ситуация даже в культурном мире нормализовалась. Хотя мы с Виктором Вексельбергом F 7, основателем Музея Фаберже и фонда «Связь времен», всегда говорим, что культура — это мост, который должен связывать страны, невзирая на любые политические катаклизмы. Так было всегда.

— Вы — молодой музей. Это накладывает отпечаток на выставочную деятельность?

— Конечно. Мы платим очень много денег. Если большие музеи могут себе позволить потратить годы на организацию выставок, они обмениваются фондами, у них огромные запасники, то у нас ситуация сложнее. Проводимые выставки мы просто покупаем. Можно сказать, что это своеобразная форма благотворительности, которой занимается наш музей.

— Сколько стоило привезти выставку Сальвадора Дали в Петербург?

— Со всеми расходами выставка обойдется музею примерно в $1,5 – 2 млн. Точную цифру пока сказать не могу, называю приблизительную, основываясь на нашем опыте с Фридой Кало.

— Означает ли это, что об окупаемости речь не идет?

— Да, такие выставки — исключительно дотационные. Даже невероятное количество проданных билетов не покрывает расходов. К тому же, у нас много социальных билетов, то есть бесплатных. Мы же, несмотря на то, что являемся частным музеем, взяли на себя все социальные обязанности государственного.

— На что вы посоветуете обратить особенное внимание на выставке?

— На все сразу. Выставка действительно интересная. Лично у меня есть одна любимая картина. Называется «Обнаженная с хвостом трески». Однажды Дали задумал «первый параноидальный балет» «Безумный Тристан», и хотел его поставить в Лондоне в 1939-м году. Но Англия объявила войну фашистской Германии, и дягилевская труппа, которая должна была этот балет танцевать, уехала в Петербург, а Дали с Галой уехали в США. В Америке в итоге Дали смог осуществить задумку (к слову, костюмы к тому спектаклю делала Коко Шанель). Ему помог меценат маркиз Жорж де Куэвас. Картина «Обнаженная с хвостом трески» была написана художником по мотивам балета и подарена благодетелю в знак благодарности.

— А что касается работ из частных коллекций, есть ли такие же любопытные истории, связанные с их приобретением?

— Ничего интересного. Просто деньги. И желание коллекционера инвестировать свои сбережения в искусство. Что очень хорошо. Потому что сколько бы мы ни говорили о духовности искусства (это несомненно важно), но все равно, оценка картины и художника напрямую связана с продажами и его стоимостью. От этого мы никуда уйти не можем.

— После Фриды Кало, после Сальвадора Дали, что от вас ожидать дальше?

— В планах — Энди Уорхолл и Жан-Мишель Баския. А в 2018 в Москве покажем Диего Риверу и Фриду Кало, а в обеих столицах планируем показать Модильяни. Надеюсь, сложится.

Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > forbes.ru, 4 апреля 2017 > № 2129433 Владимир Воронченко


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > forbes.ru, 4 апреля 2017 > № 2128750 Эльвира Набиуллина

Эльвира Набиуллина: «Нас беспокоит ситуация, что люди теряют деньги»

Екатерина Метелица

редактор Forbes

10 тезисов главы Банка России Эльвиры Набиуллиной из ее выступления на Forbes club — о курсе рубля, обвинениях в свой адрес, ограничении выезда для банкиров и малом бизнесе

О намеренном укреплении рубля:

«Иногда нас упрекают в том, что для того, чтобы достичь цели по инфляции, мы специально укрепляем курс. Или специально провоцируем carry trade. Но напомню, что мы с осторожностью и даже скептически относимся к факторам снижения инфляции, которые носят временный характер. А к ним относится укрепление рубля, на мой взгляд; потому что курс может двигаться и в ту, и в другую сторону. Инфляция будет низкой, если будут фундаментальные факторы (как склонность населения к сбережению, потреблению). А базировать свою политику только на движении курса не совсем корректно. Конечно, процентная ставка косвенно влияет на курс (если бы мы ее сильно снизили, то и курс снизился). Но если и другие факторы — цену на нефть никто не отменял».

Про carry trade:

«Многие говорят, что у нас ставка высокая, а за рубежом низкие, и на этом арбитраже спекулянты зарабатывают деньги. Безусловно, это серьезное обвинение. Мы внимательно смотрели, анализировали — так ли это? Во первых, что такое carry trade? Это не только разница процентных ставок. Для того, чтобы спекулятивный капитал шел в страну, кроме разницы процентных ставок должна быть соответствующая премия за риск, волатильность валюты той или иной страны. Когда инвесторы вкладывают в валюту, они смотрят и на дифференциал ставок, и на риск-премию. Волатильность нашей валюты стала снижаться и она сейчас достаточно низкая. Курс рубля колеблется уже не так как в 2014 году, а так как во многих так называемых emerging markets (даже ниже, чем там), поэтому премия за риск существенно упала. При этом дифференциал ставок сократился: мы все-таки ставки снижаем, Федрезерв — повышает. Потенциально, действительно, есть поле для carry trade. Но то ли в силу санкций не все инвесторы идут к нам, то ли в силу привлекательности других рынков. Мы по carry trade не выделяемся среди других развивающихся стран. Размер carry trade не очень большой — по нам оценкам, от $2 до $5 млрд. Объем примерно на том же уровне, что был в 2012-2013 годах. Мы не видим никакого большого всплеска. Да, carry trade оказывает некоторое влияние на укрепление курса, но не очень большое».

О боязни «плавания»:

«Нам очень важно избавиться от идеи фикс — все время думать о курсе [рубля]. Я понимаю, что курс влияет на реальные экономические процессы. Я все это прекрасно понимаю. Но нужно привыкнуть жить в условиях плавающего курса. Во всех странах, в которых вводили плавающий курс, была боязнь «плавания». Безусловно, надо перестраивать свой тип планирования. Кстати, финансовая сфера у нас адаптировалась. Примерно год потребовалось на это. И сейчас финансовый рынок живет в условиях плавающего курса, он научился управлять своей ликвидностью. Тоже самое предстоит делать экономике, в том числе развивать инструменты хеджирования валютных рисков. Без этого в условиях плавающего курса никуда».

О подозрениях:

«Как мы перешли к плавающему валютному курсу, нас все время подозревают: то мы хотим курс [рубля] уронить, то мы его хотим специально поддержать на высоком уровне. Мы его специально роняем, как нам говорят, чтобы у бюджета были доходы; мы его специально повышаем, чтобы социальную стабильность обеспечить. Я думаю, что мы с этим недоверием к тому, что курс у нас плавающий, будем жить еще долго. Но мы ни разу с середины 2015 года в валютный рынок не вмешались. У нас реально нет необходимости управлять курсом, чтобы снижать инфляцию. Мы процентной ставкой при любом курсе можем снизать инфляцию. В этом-то и смысл новой политики, где ключевая ставка играет ключевую роль, если хотите».

О не «символическом» снижении ставки:

«Я не согласна с тем, что 0,25 п.п. — это символическое снижение ставки (как говорят некоторые экономисты). После этого решения некоторые банки заявили, что будут пересматривать в сторону понижения и свои ставки. Кстати, это касается и кредитов, и депозитов. Почему мы снизили на 0,25? Потому что мы считаем, что лучше делать последовательные небольшие шаги, чем сделать большой шаг, а после этого, если возникнут новые обстоятельства, идти на попятную. Ведь никто не знает, что будет, например, с нефтью. У нас сейчас полная эйфория, что нефть всегда будет высокой; а я напомню, что у нас всегда такая эйфория, когда она растет; сразу считаем, что она вечно будет расти. Я не хочу предсказывать, что нефть будет падать, но ведь никто не знает, что будет».

О развилке:

«Мы по многим параметрам стабилизировали финансовую систему и экономику. И сейчас есть развилка — как мы будет развиваться. Либо будем расти невысокими темпами — 1-2% в год (что называется, плюс-минус ноль), — если ничего не будем делать, если будет инерция. Если нам это не нравится и мы решим этот экономический рост подстегнуть, то следующая развилка. Либо поддадимся популизму, начнем увеличивать расходы, снизим быстро ставку и — да, в краткосрочном периоде мы можем получить высокие темпы роста. Но я убеждена, что после этого у нас будет очередной спад, очередная попытка стабилизации и очередная развилка. И есть третий вариант — структурные реформы, которые позволят нам постепенно (не сразу, а постепенно) наращивать экономические темпы роста. Сейчас мы стоим на этой поворотной точке, в начале нового экономического цикла. И каким он будет, зависит от того, какой путь мы выберем и какую политику будем проводить».

Об отозванных лицензиях и воровстве:

«Банки — это финансовые посредники. Они рискуют чужими деньгами. Когда бизнес ведет себя рискованно, он часто теряет свои деньги. А банки берут чужие деньги, при чем на доверии берут. Нам часто говорят: почему вы не заметили эти проблемы [у банка]? Почему довели до такой стадии, когда большие «дыры»? Мы стараемся делать это как можно раньше, мы внутренние процессы у себя перестраиваем. Но если есть фальсификация отчетности (если нам дают одну отчетность, а по факту она другая), мы не можем это определить. У нас нет функции оперативно-розыскной деятельности. Например, есть тема так называемых «забалансовых» вкладчиков. Когда вы отдаете деньги в банк, их берут, но не регистрируют. Это просто криминал, мошенничество, которое мы силами Центрального банка искоренить не можем. И здесь должны быть только жесткие меры. Это воровство чужих денег. Мы за воровство наказываем, а здесь — не наказываем. Почему-то когда это прикрыто таким респектабельным названием «Банк» и там наворовали, мы не наказываем виновных за воровство. Надо наказывать, только таким способом мы преодолеем эти практики.

И вторая причина, которая нам мешает быстрее принимать решения, — у нас практически нет права на профессиональное суждение. Когда мы отзываем лицензии, бывшие руководители банка могут обратиться в суд, оспорить это решение… Мы должны доказать формально, что в банке возникли проблемы, которые потребовали такого решения. Сегодня у банка одни активы, мы сказали, что они выданы техническим фирмам, завтра он принес другие активы, он поменял тут же свой баланс. И мы гоняемся за ним, чтобы достать формальные доказательства, которые нам позволят отстоять в суде, что мы по закону отозвали лицензию. У моих коллег за рубежом есть право на профессиональное суждение. Я понимаю опасения профессионального сообщества, что если будет профессиональное суждение, то может быть произвол. Произвол, коррупция. Я сама этого боюсь. Поэтому мы пытаемся быстрее применить формальные признаки. Другого пути у нас нет».

Про ответственность и ограничения:

«Но нужно повышать ответственность собственников и менеджеров. Мы отозвали 300 лицензий и не было ни одного случая, что через суд доказали, что мы действовали неправильно. Нам говорят: не отзывайте столько лицензий. Но мы просто выполняли закон, эти банки не могут существовать. <…> В 2014 году ввели ответственность за фальсификацию отчетности. Два года прошло, до суда дошло меньше 10 дел. Понимаем, что виновность лица очень сложно доказать. При этом самое строгое примененное наказание — 1,5 года условно. Потому что по закону, если мы выявляем фальсификацию отчетности, то мы обязаны сначала выдать предписание. Получив его, банк тут же предоставляет достоверную отчетность, где уже все «дыры» есть. И таким образом руководство банка уходит от уголовной ответственности. Это сейчас нужно менять.

Нашумевшая проблема — те, кто вывел активы, уезжают за рубеж и очень долгая процедура экстрадиции. Иногда экстрадируют, но проходит три-четыре года. Мы предложили спорную меру (нас многие критикуют): если видим признаки таких правонарушений еще до отзыва лицензии (потому что банкиры у нас узнают все раньше всех и после отзыва уже некого искать) через суд добиваться в качестве обеспечительной меры ограничения выезда за границу».

О маленьких банках и малом бизнесе:

«Бизнес-модель малых банков сейчас не может конкурировать с бизнес-моделью крупных. Малым банкам надо дать возможность жить с реалистичной бизнес-моделью. А не так что их бизнес-модель основана на высоких ставках по депозитам, когда они «пылесосят» вклады населения, а потом вкладываются в рискованные проекты, потому что надо отбить эти ставки. И в худшем случае — занимаются выводом активов. К сожалению, это не редкая практика. Нужна бизнес-модель, которая позволит банкам выживать. Мы не против небольших банков, и мы вообще никогда не выступали за то, чтобы количество банков уменьшить. У малых банков есть большое преимущество по работе с малым бизнесом. Крупные банки до сих пор не научились работать с малым бизнесом (если посмотреть на уровень невозвратности кредитов малому бизнесу, то он гораздо выше у крупных банков). Надо дать возможность развиваться [небольшим банкам], в том числе снизив бремя регулирования для них».

И о страховании средств малого бизнеса:

«Мы начали обсуждать возможность страхования средств малых предприятий. Именно в малых банках, чтобы у них было преимущество. <…> Нас беспокоит ситуация, что люди теряют деньги. У физлиц застрахованы вклады, крупный бизнес может пойти в крупные банки. Самый незащищенный в этой ситуации — малый бизнес. В крупных банках сложно получить кредит, обычно малому бизнесу дают кредиты небольшие банки, а они говорят, вы положите деньги к нам на счет, на депозит. И малый бизнес здесь оказывается заложником того банка, который дает ему кредит. Мы это прекрасно понимаем. Поэтому и начали обсуждать идею, что в рамках тех банков, которые будут специализироваться на работе с малым бизнесом, ввести небольшую систему страхования. Иного здесь варианта нет».

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > forbes.ru, 4 апреля 2017 > № 2128750 Эльвира Набиуллина


США > СМИ, ИТ > forbes.ru, 4 апреля 2017 > № 2128748

Android впервые обошла Windows по популярности среди интернет-пользователей

Служба новостей

Forbes

Аналитики называют это событие «вехой в истории технологий и концом эпохи» мирового лидерства Microsoft

Операционная система Android, разрабатываемая Google, впервые превзошла Windows по числу интернет-пользователей. Об этом свидетельствуют данные аналитического сервиса веб-аналитики компании StatCounter.

В StatCounter указывают, что Android сейчас является самой популярной ОС в мире на компьютерах, ноутбуках, планшетах и мобильных устройствах вместе взятых. По данным аналитиков, в марте ею пользовалась 37,93% интернет-пользователей по всему миру, а Windows — 37,91%.

Несмотря на такой небольшой разрыв, глава StatCounter Аодхан Каллен называет это событие «вехой в истории технологий и концом эпохи». «Она (веха) знаменует конец мирового лидерства Microsoft на рынке ОС, которую компания удерживала с 1980-х годов. Кроме того, это крупный прорыв для Android, которая всего пять лет назад удерживала только 2,4% мирового интернет-рынка», — подчеркнул Каллен.

Каллен объяснил, что росту популярности Android способствовал рост продаж смартфонов, подключенных к интернету, в особенности на рынке Азии, а также снижение объемов продаж «классических» компьютеров. В то же время Windows по-прежнему лидирует на рынке настольных ОС (как ПК, так и ноутбуков), удерживая около 84% рынка, говорится в отчете.

В то же время ОС Windows по-прежнему стоит на первом месте в мире по популярности у интернет-пользователей Европы с долей в 51,7% и Северной Америки с долей в 39,5%. В этих двух регионах доля Android-устройств составляет лишь 23,6% и 21,2% соответственно. В странах Азии Android наоборот заметно вырывается вперед, занимая 52,2% по сравнению с 29,2% у Windows.

США > СМИ, ИТ > forbes.ru, 4 апреля 2017 > № 2128748


Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 4 апреля 2017 > № 2128746 Сергей Дубинин

Какие уроки вынесли ЦБ и банкиры за 20 лет потрясений на финансовом рынке

Сергей Дубинин

Председатель наблюдательного совета банка ВТБ

Банки продолжают страдать хроническими болезнями. Значительная часть банкиров продолжает практику фальсификации отчетности. Можно ли надеяться, что угроза кризиса миновала?

За последние пять лет число кредитных организаций, у которых были отозваны лицензии, достигло четырех сотен. Вместе с тем экспертные оценки положения в банковском секторе в последние месяцы становились более умеренными. Например, около года назад Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования констатировал высокую степень угрозы системного банковского кризиса в ближайшем будущем, но с осени 2016 года такое развитие событий признается теми же экспертами маловероятным.

Была ли реальной угроза кризиса или, может, он уже миновал? Текущее состояние банковской системы можно сравнить с периодами кризисов 1998 и 2008 годов. В конце 1990-х мы столкнулись с типичной картиной системного кризиса — каскадным банкротством банков, очередями у отделений; вкладчики, корпорации и госучреждения не могли получить свои средства. В Банке России приняли решение возложить задачу возврата средств населению на Сбербанк и выделить ему деньги за счет эмиссии. В банках-банкротах взять было нечего, либо они заигрались, спекулируя валютой и ГКО, либо их владельцы и менеджеры вывели средства вкладчиков в собственных интересах. Банкиры и продемонстрировали некомпетентность, и просто обманули клиентов.

Следующий кризис, 2008 года, показал, что банки и регуляторы учли этот опыт. В самый острый момент девальвации рубля и утраты доверия на рынке межбанковских кредитов Банк России и Минфин приняли на себя обязательства по гарантированию сделок для кредитных организаций. Банкротств по принципу домино удалось избежать. Это решение стало следствием роста не столько квалификации, сколько золотовалютных резервов Банка России и резервных фондов правительства из-за высоких цен на нефть. Финансовая база сделала госгарантии солидными и позволила госбанкам наполнить капитал. В 1998 году баррель нефти стоил лишь $9,5 и финансовой подушки безопасности не было.

Финансовый кризис 2014–2016 годов также мог подорвать доверие к национальной экономике и финансовым регуляторам. Опасность угрожала банковскому сектору как в результате внутренних проблем — инвестиционного спада, замедления роста экономики, неудачной политики поддержания завышенного курса рубля и потери конкурентоспособности на внутреннем рынке, так и вследствие внешнеэкономических и политических причин — потрясений на Украине, санкций, совпавших с падением цены на нефть.

Риски российской экономики расценивались в тот период как чрезвычайно высокие, но системного банковского кризиса не произошло. Почему?

Госрегуляторы проявили выдержку и своевременно отреагировали. Крупнейшие банки смогли пополнить свой капитал, маневры Банка России на валютном рынке предотвратили панику и обеспечили удовлетворение спроса на валютную ликвидность, а процесс отзыва лицензий у несостоятельных банков был начат до обвала курса рубля. Все частные клиенты банков понимали, что надо делать для оформления заявок на получение денег в Агентстве по страхованию вкладов. Практика передачи кредитных организаций на санацию и введение временных администраций выглядели плановой работой по оздоровлению банковского сектора. Российские корпорации и банки своевременно и полностью осуществляли погашение внешних долгов. Это было очень важно с психологической точки зрения. При этом банковский сектор вырос — объем активов превысил 100% ВВП страны.

Но достаточно ли этого, чтобы перестать беспокоиться за судьбу российских банков и их клиентов? Конечно, нет. Банки продолжают страдать хроническими болезнями. Значительная часть банкиров еще продолжает практику фальсификации отчетности, вывода активов в подставные фирмочки, сбора вкладов под обещание завышенных процентных выплат. Поэтому как бизнесменам, так и частным лицам необходимо проявлять осторожность при выборе кредитной организации при размещении средств или обращении за займом.

Надежности и прозрачности банковской системы должен способствовать переход к трехуровневой системе банковского надзора и регулирования. Она подразумевает, что практически всем банкам будут предъявлены требования по наращиванию собственного капитала, но при этом большинство малых банковских институтов будет лишено возможности совершать наиболее рисковые международные операции. Правила отчетности для этой многочисленной части банковской системы будут упрощены, а для крупных банков правила игры будут только ужесточаться.

Достаточно ли сделано для того, чтобы банки стали опорой для бизнеса в период возвращения к экономическому росту? К настоящему времени у банковского сектора свои вызовы — спрос на кредиты не растет, прирост объема кредитов предприятиям упал до нуля в середине лета 2016-го, а к ноябрю снизился на 1% год к году. Банки считают, что кредитные риски остаются высокими, и предпочитают воздерживаться от крупных сделок, предприниматели просят бюджетных гарантий по займам у Минфина. Российские экономисты ведут оживленные дискуссии о том, как Банк России поможет ускорить рост ВВП до 4% в год.

В несколько упрощенном виде позиция «государственников» сводится к тому, что надо закрыть экономику таможенными барьерами и накачать эмиссионными кредитами Банка России. «Рыночники» отвечают им, что все это уже делалось в советской экономике. Именно такая закрытая, плановая система привела нас к технологическому застою и падению уровня жизни. Денежная накачка при свободе рыночных цен в 1993–1994 годах обрушила экономику в гиперинфляцию. Пора бы выучить, наконец, эти уроки.

Мультипликация банковских кредитов заработает только тогда, когда на экономический рост будут ориентированы и другие инструменты экономической политики. В структуре федерального бюджета необходимо серьезно наращивать инвестиции в инфраструктурные отрасли и человеческий капитал, но ограничивать рост оборонных расходов. А для покрытия дефицита — увеличивать госдолг. Доля инвестиций в основной капитал в нашей экономике не превышает 22% ВВП на протяжении двух с половиной десятилетий. Хотя для ускорения роста ВВП до 4% в год она должна быть поднята в 1,3–1,5 раза. Необходимо не бояться конкуренции на открытом финансовом рынке и сокращать перечень запретов для иностранных инвесторов. В том числе снять и 50%-ное ограничение на инвестиции в совокупный капитал банковских учреждений. Необходимо применять методы стимулирования роста — снижать инфляционное давление в экономике (в 2016 году индекс потребительских цен вырос на 5,6%, а в 2017 году показатель инфляции вполне может снизиться до 4%), что откроет перспективу снижения ключевой ставки Банка России.

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 4 апреля 2017 > № 2128746 Сергей Дубинин


Украина. Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 4 апреля 2017 > № 2128744

Путин запретил денежные переводы на Украину через иностранные платежные системы

Служба новостей

Forbes

В 2015 году 4 млн украинцев, работающих в России, перевели на родину $1,2 млрд

Президент России Владимир Путин подписал закон, который запрещает осуществлять денежные переводы на Украину через иностранные платежные системы. Соответствующий документ опубликован на официальном интернет-портале правовой информации.

Ранее, в октябре 2016 года, президент Украины Петр Порошенко запретил переводить деньги из России на Украину через российские платежные системы.

Принятые поправки в закон «О национальной платежной системе» предусматривают, что если иностранное государство вводит запреты в отношении российских платежных систем, то переводы денег в эти страны без открытия банковского счета в рамках платежных систем, в том числе зарубежных, будут возможны из России, только если операторы платежной системы и услуг инфраструктуры прямо или косвенно контролируются Москвой.

Закон вступит в силу через 30 дней после официальной публикации. Он будет распространяется на запреты, введенные иностранными государствами до его вступления в силу. ЦБ России будет размещать на официальном сайте сведения о иностранных государствах, которые ввели запреты в отношении платежных систем, операторы которых зарегистрированы российским регулятором. Ограничения будут применяться со дня размещения регулятором такой информации.

При рассмотрении поправок в закон «О национальной платежной системе» в Госдуме и Совете Федерации отмечали, что они применяются в ответ на действия властей Украины, которые в октябре 2016 года ввели санкции в отношении российских платежных систем «Золотая корона», «Колибри» (Сбербанк), «Лидер», «Юнистрим», Anelik и Blizko. Тогда Национальный банк Украины потребовал от банков, работающих с российскими платежными системами, прекратить операции с этими системами.

По данным украинских СМИ, в 2015 году 4 млн украинцев, работающих в России, перевели на Украину $1,2 млрд.

Украина. Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 4 апреля 2017 > № 2128744


Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 4 апреля 2017 > № 2128742

Жизнь взаймы: 7 правил общения с коллекторами

Владислав Лысенко

директор коллекторского агентства «ЦЗ Инвест», член Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА)

Около 9 млн российских заемщиков и члены их семей сейчас живут с просроченными платежами по кредитам и займам. Несколько советов для тех, кто попал в такую ситуацию

Правило первое: долги не исчезают

Чудес не бывает. Кредитор может потребовать исполнения обязательств по договору кредита/займа в любой момент, иногда даже если истек срок исковой давности. Причем этот трехлетний срок, вопреки распространенному мифу, рассчитывается довольно сложным способом — начиная с окончания срока для исполнения обязательств, указанного в письменном уведомлении от кредитора заемщику о просрочке. Если такого уведомления не было, то срок исковой давности начинает исчисляться с момента просрочки каждого очередного платежа. А если заемщик возобновил платежи, то и срок исковой давности начинает отсчет заново с новой просрочки по новому графику платежей.

Долг передается по наследству. Если наследники должника примут наследство, то автоматически получат в нагрузку и долги, а при неисполнении этих обязательств — запись в свою кредитную историю. Можно, конечно, отказаться, но только от наследства целиком, а не от его самой неприятной части – долгов.

Если у банка отозвали лицензию или если «ваше» коллекторское агентство обанкротилось или не смогло войти в госреестр, надеяться на то, что долг где-то затеряется, тоже нельзя. У активов, которыми выступают долговые портфели, появятся новые собственники и взыскание возобновится.

Даже если в какой-то момент кредиторы, коллекторы или судебные приставы перестали подавать признаки жизни, это не означает, что вопрос с вашим долгом закрыт. Федеральный закон от 02.10.2007 N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» позволяет продолжать взыскание имущества даже если у должника на данный момент его нет. В таких случаях судебный пристав, наделенный правом изымать личные активы должника, может вернуть взыскателю исполнительный лист. В течение полугода коллектор может осуществить еще одну попытку и снова направить документы приставу. А затем повторить эту процедуру еще несколько раз. Так что затишье во взыскании может быть временным.

Правило второе: маленьких долгов не бывает

Не верьте плохим советчикам, утверждающим, что коллекторы не связываются с маленькими долгами. Долги размером до 50 000 рублей составляют чуть ли не треть объемов рынка взыскания. Покупая долговые портфели у банков и МФО, коллекторские агентства смотрят не столько на размер долгов, сколько на качество базы контактов, показатели контактности должников, их социально-демографический статус. То есть оценивают вероятность взыскания и себестоимость портфеля. Крупные и средние коллекторские агентства работают по принципу конвейера — с большими количествами однотипных долгов, — поэтому вопрос размера долга часто не имеет значения, будь он даже меньше 1 000 рублей.

Правило третье: долг всегда растет

Как не получится долг «потерять», так и остановить начисление штрафов и пеней тоже не выйдет. В соответствии с Гражданским кодексом РФ, при передаче долга новому кредитору первоначальные условия договора кредита/займа сохраняются неизменными. Иными словами, коллектор имеет право начислять проценты на кредит и штрафы за несвоевременный платеж ровно на тех же условиях, что и ваш первоначальный кредитор (банк или МФО) — ни больше, ни меньше.

Правило четвертое: коллектор может только поговорить (и дать льготы)

Новый закон 230-ФЗ «О защите прав физлиц при взыскании» существенно ограничил права кредиторов. Они не могут контактировать (по телефону, смс или лично) с заемщиком чаще 1 раза в сутки, 2 раз в неделю, 8 раз в месяц. Как и раньше, они не имеют право входить в квартиру должника без его согласия (хотя позвонить в дверь могут и не обязаны заранее согласовывать время и место встречи вне дома), не могут изымать описанное имущества должника, применять какие-либо методы физического воздействия, портить имущество.

Позитивно, что теперь заемщику есть куда жаловаться в случае нарушения этих норм. У коллекторского рынка появился официальный регулятор — Федеральная служба судебных приставов (ФССП), которая принимает и разбирает жалобы на нарушение 230-ФЗ (полиция часто отказывается это делать). Кроме того, иногда более оперативно помогает обращение через сайт НАПКА (Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств). Если коллекторское агентство ведет себя неадекватно — защищайте свои права, делайте записи переговоров, собирайте факты нарушений и обращайтесь.

Получается, что прав у взыскателей немного. Но поговорить с коллектором полезно, если делать это правильно. В отличие от банков, которые находятся под жестким давлением нормативов ЦБ, коллекторские агентства значительно более гибки и самостоятельны в реструктуризации долгов — можно договориться о списании части долга или более мягком графике платежей.

Правило пятое: разговоры с коллектором лучше, чем суд

По новому закону, заемщик в любой момент может отказаться от общения с взыскателями, заполнив и отослав достаточно простую форму. Но отказ от общения лучше применять как крайнюю меру — он приведет к тому, что заемщик потеряет возможность получать информацию о планах и предложениях кредитора. Плюс в сообществе кредиторов, взыскателей и бюро кредитных историй обсуждается тема, что информация об отказах будет в том или ином виде доступна банкам и МФО (например, через внесение в кредитную историю заемщика). Для кредиторов факт отказа должника от общения будет более сильным негативным показателем, чем просто просроченные платежи — возможность получить новый кредит или займ такому заемщику сократится для нуля.

Кроме того, суд становится все менее выгодным для заемщика. В декабре 2016 года вышло постановление Пленума Верховного суда №62, в соответствии с которым для кредиторов существенно упрощается приказное производство в суде (без присутствия сторон, более дешевое и быстрое по сравнению с исковым). Кредиторы теперь не будут отказываться от взыскания штрафов и пеней, чтобы ускорить судебный процесс. Также активно развивается практика взыскания с проигравшего должника судебных издержек.

Правило шестое: мухлевать не стоит

«Профессиональным» должникам иногда кажется, что отчуждение имущества в пользу родственников или друзей — неплохой способ избежать расплаты с кредитором. Подобная сделка в контексте невыплаченного долга может быть признана недействительной, а также повлечь уголовные обвинения в злостном уклонении от долга (если долг выше 1,5 млн рублей) и мошенничестве. Взыскание, особенно судебное, становится все более «электронным» — судебный пристав видит все движения средств по карточкам должника и в большинстве регионов почти мгновенно автоматически получает информацию об имуществе должника и сделках с ним.

Забрасывать несоответствующими действительности жалобами органы власти тоже не надо — ФССП сейчас разбирает их очень тщательно, в том числе запрашивая записи переговоров у компаний. Из 1 500 полученных с начала года жалоб, лишь 25 превратились в протоколы о правонарушениях. Более того, представители ФССП высказывают вслух идеи о том, что коллекторам надо подавать в суд на заявителей необоснованных жалоб, которые вызвали проверку со стороны госоргана. Возможно, появится и такая практика.

К сожалению, текст закона сейчас дает большие возможности для злоупотреблений с обеих сторон. Например, до сих пор неизвестно, как правильно толковать понятие «контакт» (а жалобы на нарушение количества контактов составляют значительную долю обращений). Должники считают, что сам факт звонка (даже сброшенного) это уже состоявшийся контакт. Взыскатели считают, что засчитываться должен полноценный диалог — кредитор, поставленный в жесткие ограничения по количеству контактов, имеет право быть выслушанным, хотя бы представиться, назвать сумму долга и получить обратную связь от должника. Официальных разъяснений от регулятора пока нет, но судя по уже вынесенным решениям, ФССП придерживается в этом вопросе некой середины.

Правило седьмое: незваный пристав не уйдет

Принудительное судебное взыскание не только более дорогой, но и менее комфортный вариант для должника. Согласно законодательству, получив от суда исполнительный лист, судебные приставы могут наносить визиты должнику и входить в квартиру без его согласия в любой будний день с 6 утра до 22 вечера, арестовывать счета и списывать с них средства, оценивать и вывозить имущество. Поэтому не стоит надеяться, что игнорирование гостя может к чему-то привести: приставы имеют юридическое право быть назойливыми.

Напоследок главный лайфхак для должника: торгуйтесь и платите. Коллекторское агентство заинтересовано получить меньше, но быстро, чем больше, но через долгий срок. Так что возможности для компромисса всегда есть. Предлагайте свои условия и график платежей, просите гарантийные письма о снижении суммы долга. Выплачивайте понемногу, сколько можете — это лучше, чем запускать ситуацию.

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 4 апреля 2017 > № 2128742


Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > forbes.ru, 4 апреля 2017 > № 2128735 Дмитрий Андреев

На том конце провода: как наладить общение с клиентом при небольшом бюджете

Дмитрий Андреев

Основатель и генеральный директор аутсорсингового колл-центра Creative Call Project

Основатель аутсорсингового колл-центра Creative Call Project советует, как небольшим компаниям окупить затраты на организацию живого общения с клиентом

Даже в эпоху бума электронных коммуникаций потребители предпочитают решать вопросы общаясь вживую — это способствует развитию лояльности к компании. Но не каждый бизнес может себе позволить содержать собственный колл-центр или прибегать к дорогостоящим услугам лидеров рынка. Что же делать предпринимателям, если ресурсы ограничены?

По данным американской консалтинговой компании Verint и Opinium Research LLC, людей, предпочитающих личный разговор общению с роботом, — около 80%. И дело не просто в консерватизме потребителя (ведь даже самая динамичная и жадная до новых технологий аудитория – бизнесмены – хотят решать вопросы «лицом к лицу»), а в доверии клиента к голосу человека на том конце провода. Для России, где хорошие отношения играют огромную роль, как в потребительской, так и в деловой сфере, это особенно актуально. Иногда положительный опыт общения с представителем компании развивает лояльность клиента эффективнее, чем хорошее качество продукта.

Кроме того, в любой компании, особенно небольшой, важно оперативно реагировать на нужды потребителей. Перевести клиента на автоответчик чревато необратимыми последствиями: через три минут он начинает раздражаться, а через 10 – найдет вам замену. Поверьте, потеря клиента (как и потеря репутации) обойдется куда дороже экономии на услугах колл-центра. В то же время ограниченные ресурсы не позволяют многим небольшим компаниям взять в штат отдельного менеджера с окладом 20 000-25 000 рублей для приема звонков. А если к этому прибавить расходы на организацию рабочего места, налоги и соцобеспечение — для предпринимателя это становится ощутимой финансовой нагрузкой.

Оптимальным решением может стать услуга «горячая линия», которую предоставляют аутсорсинговые агентства. Ее средняя стоимость составляет 15 000 рублей с учетом налогов. При этом такой пакет исключает простой линии из-за болезни сотрудника или другие форс-мажоры. Игроки покрупнее за одну зарплату менеджера получают целый мини-колл-центр из нескольких сотрудников, работающих в несколько смен 24 часа семь дней в неделю — в этом случае экономия может достигать 250-300%. Сегодня на российском телемаркетинговом рынке работает около 140 колл-центров разного калибра. Особенность этой сферы в России — колоссальный разрыв между лидерами (с минимальным заказом от 300 000 рублей) и крепкими середняками (услуги от 60 000 рублей). Остальные, мелкие операторы, берут 5 000 рублей за обзвон, с которым за час справляется пресловутый робот. Таким образом, компания тратит небольшую сумму за услугу, но платить, по сути, не за что.

Существуют три группы колл-центров: компании, работающие исключительно на входящие звонки, компании, специализирующиеся на холодных звонках и анкетировании и многопрофильные. Второй важный параметр — тарификация. Выбирать компанию с тарификацией по факту звонка я не советую, так как этот способ обычно самый затратный, а вот расчет по продолжительности разговора — наиболее честный способ как для клиента, так и для заказчика. Обязательно обратите внимание, прописан ли в договоре SLA уровень сервиса (мировой стандарт для работы колл-центра, когда 80% всех звонков принимаются в первые 20 секунд).

Средняя стоимость одной минуты разговора — 9 рублей, дешевле услуги предоставляют украинские компании, либо молодые российские. Лидеры рынка заявляют цену в 12-14 рублей за минуту. При этом, существует два типа взаимодействия с клиентом: первый, когда заказчик оплачивает минуты разговора оператора; второй, когда заказчик оплачивает весь день работы оператора. Сказать, какой способ результативнее, сложно, во многом это зависит от ниши. Главное — реально оценить возможности своего продукта и менеджеров, которым предстоит обрабатывать теплые лиды от колл-центра.

Новейшие технологии позволяют искать партнера среди колл-центров без привязки к месту его «прописки». Для современных колл-центров не имеет значение откуда и куда поступает звонок. Единственный нюанс, Москва и Санкт-Петербург относятся к группе «зазвоненных» мест, поскольку в этих мегаполисах сосредоточена львиная доля отечественного бизнеса и, соответственно — их клиентов. Продавать там сложнее, но, если продажа состоится, средний чек гораздо выше, чем в других городах России. Для контроля работы удаленных сотрудников, колл-центры используют CRM-системы учета, где содержится информация о количестве звонков и их продолжительности. Все разговоры прослушиваются, а заявки, возражения, пожелания анализируются. По такому же принципу работает отдел контроля качества, который обзванивает клиентов после завершения проектов и опрашивает на предмет качества предоставляемых услуг, а также выявляет ошибки в общении с клиентом.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > forbes.ru, 4 апреля 2017 > № 2128735 Дмитрий Андреев


Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 4 апреля 2017 > № 2128691 Владимир Мау

Потеря ориентира. Как популизм стал одной из ключевых проблем политической повестки развитых стран

Владимир Мау

Ректор Академии Народного хозяйства при правительстве РФ

Все более отчетливо формируется новая политическая поляризация, приходящая на смену противостоянию правых и левых сил

Еще недавно популизм казался полузабытым феноменом прошлого столетия, причем преимущественно развивающихся стран. Наиболее важные исследования популизма второй половины ХХ века были посвящены латиноамериканскому опыту. И вот теперь именно эта проблема оказалась в центре внимания политиков и экспертов ведущих развитых стран. Популизмом обычно называют политическую деятельность, провозглашающую лозунги, популярные в широких народных массах, но не имеющие оснований для реализации. Истинные цели политиков-популистов (борьба за власть прежде всего) прикрываются социально привлекательными идеями. Удачным представляется такое определение: «Сочетание харизматического (в определении некоторых ученых) вида связи между избирателями и политиками, а также демократической риторики, основанной на идее народной воли и борьбы между «народом» и «элитой». Особую опасность представляет экономический (или бюджетный) популизм, которому посвящена классическая книга под редакцией Рудигера Дорнбуша и Себастьяна Эдвардса «Макроэкономика популизма в Латинской Америке» (1990), — это «подход к экономике, который выпячивает рост и перераспределение доходов, оставляя в тени риски инфляции и финансового дефицита, внешнеполитических осложнений и реакцию экономических агентов на агрессивную нерыночную политику».

Популизм непосредственно связан с типичным для переломных (и вообще кризисных) эпох конфликтом между краткосрочными и долгосрочными задачами. В лучшем случае популистские меры позволяют получить положительные сдвиги на короткий период ценой потери стабильности и необходимости платить высокую цену за ее восстановление. В политической сфере популизм нередко ведет к разрушению демократических институтов: популисты имеют возможность закрепиться у власти на волне краткосрочных достижений, но по мере ухудшения ситуации отказываются от демократических процедур, обещая процветание по мере победы над внешними и внутренними врагами.

В ХХ веке популизм стал для многих стран или источником деградации (Аргентина), или тормозом на пути экономического прогресса. Уже тогда отчетливо обозначились две разновидности популизма — политический и экономический (бюджетный), причем первый может существовать и без второго, но второй всегда непосредственно связан с первым.

Политический популизм является инструментом в борьбе за власть, но его экономические последствия не однозначны. Партия, пришедшая к власти на волне популистских лозунгов, может проводить любую экономическую политику. В некоторых случаях, характерных для ХХ века, политический популизм сопровождается экономическим — безответственной бюджетной и денежной политикой, манипулированием с собственностью и т. п. Результат — экономический кризис, выход из которого занимает много времени. Большинство популистских режимов Латинской Америки сочетали экономический и политический популизм — от Хуана Перона в Аргентине до Уго Чавеса и Николаса Мадуро в Венесуэле. Но известны политики, пришедшие с популистскими лозунгами, но сумевшие провести ответственный и сбалансированный экономический курс, например Лула да Силва в Бразилии.

Сейчас растет влияние популистских политиков в Европе, Америке и ряде развивающихся стран. Пока речь идет преимущественно о политическом популизме, связанном с попытками отхода от того, что до недавнего времени относилось к сфере политкорректности или принятым в современном мире «правилам игры» (глобализация, политическое равенство и др.).

Современный популизм имеет две особенности. Во-первых, налицо рост как правого, так и левого популизма. Причем первый присущ прежде всего развитым странам Европы и Америки, тогда как левый наблюдается в более бедных, в том числе и европейских странах, включая Италию и Испанию. Впрочем, в некоторых пунктах экономической программы (в частности, относительно глобализации) позиции правого и левого популизма могут совпадать. С точки зрения соотношения правого и левого популизма в развитых странах интересны итоги референдума в Великобритании и предвыборной кампании 2016 года в США. Левый критик истеблишмента Берни Сандерс проиграл праймериз Демократической партии, уступив представителю традиционных элит Хиллари Клинтон. Однако выборы выиграл республиканец Трамп, активно использовавший правые популистские лозунги, а в своей антиглобалистской повестке имевший немало общего с Сандерсом. Аналогично в Великобритании правый популизм, ассоциирующийся с выходом из ЕС, уверенно доминирует над левым популизмом нынешнего руководства лейбористской партии. Во-вторых, макроэкономический (бюджетный) популизм остается достаточно редким явлением, по сути, ограничиваясь пока Венесуэлой. И это очень важно для оценки перспектив макроэкономической устойчивости ведущих стран мира.

Популистская реакция в виде антиглобализма вполне может проявиться в разных странах уже в ближайшее время. Антиглобализм вообще неотъемлемый элемент современного популизма. В частности, укрепление доллара, которое представляется в 2017 году вполне закономерным, может привести к усилению протекционизма в США с последующими ответными мерами в других странах. Разного рода режимы санкций также представляют собой форму популистской реакции на политические и даже в большей мере на экономические трудности. Перечень примеров можно продолжить.

В основе популизма лежат, по-видимому, экономические факторы. Торможение роста, длительная рецессия могут провоцировать популистский ответ на проблемы, хотя это не является жестким правилом, примером чему служит 25-летняя стагнации в Японии. Устойчивый рост — естественное, но не достаточное условие преодоления популизма. Отсутствие понятных перспектив роста создает для него благоприятные условия. Есть и меры социальной политики, которые могут снижать риск реализации популистских лозунгов. Главным образом это помощь в адаптации к новым условиям для тех, кто теряет от экономического прогресса. Это прежде всего поддержка образования и других социальных сфер, что бывает важнее прямой раздачи денег.

Все более отчетливо формируется новая политическая поляризация, приходящая на смену противостоянию правых и левых сил — иначе говоря, сторонников свободного рынка или социализма, либерализма или этатизма. Более значимым становится противостояние популизма и традиционных моделей модернизации. На обеих сторонах этого противостояния могут концентрироваться как правые, так и левые «традиционной ориентации». Трудно сказать, будет новая конфигурация устойчивой и долгосрочной или она временна и порождена специфическими обстоятельствами современного глобального кризиса.

Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 4 апреля 2017 > № 2128691 Владимир Мау


Россия > Транспорт > forbes.ru, 4 апреля 2017 > № 2128686 Алексей Менн

Инновации в парковках: какие технологии могут помочь городской инфраструктуре?

Алексей Менн, Александр Менн

Информация о свободных местах в реальном времени, автоплатежи, «бронирование» парковочных мест, лифты для авто могли бы сделать город действительно «умным» пока не пришли машины-беспилотники. Для этого российским чиновникам нужно научиться ставить цели и советоваться с бизнесом.

Помните расхожий анекдот? Один друг спрашивает другого: «Ты почему машиной не пользуешься?» Тот отвечает: «Боюсь, удобную парковку займут». Эта шутка отлично описывает то, как усилия городских администраций, крупных компаний и стартапов для построения «умного города», дают не слишком впечатляющие результаты. Во многих российских городах появилась священная мантра: парковки должны быть составной частью проекта «умного города». Правда прочитать описание такого проекта нам пока не удалось ни в одной администрации, зато по частоте упоминая термина «SmartCity» Россия приближается к мировому топу. Более того, чиновники готовы к решительным действиям – значительным инвестициям и внедрению самых умных технологий для городов. Проблема в том, что инновации ради инноваций часто действуют в ущерб пользе, ради которой они затевались.

В 2016 году нам повезло участвовать в реорганизации парковок в большом Скандинавском городе. Приблизительно в то же время с нашим участием прошли встречи в мэриях нескольких крупных российских городов. Отличия бросались в глаза.

«После 25 лет успешной работы пришло время реорганизовать городские парковки», — было первой фразой скандинавского вице-мэра. Дальше он ставил четкие цели:

Автомобили, особенно автомобили туристов, должны за день достигать как можно большего количества точек (дословно – повысить мобильность). У города есть данные среднего количества остановок автомобилей в день сегодня. Городу необходимо увеличение этого показателя на 10-15%. Тогда за счет большей бизнес активности коммерческих предприятий бюджет города увеличится на 1-2%

Мэрия организует вам встречи с руководителями ассоциаций уличного ретейла и ресторанов. Они расскажут о своих ожиданиях относительно парковок вблизи их объектов, проблемах, которые сейчас ограничивают их работу и как они хотят поучаствовать в обустройстве парковок, если это будет соответствовать их задачам. Это очень важно, поскольку их налоги – очень существенная часть городского бюджета.

Город хочет вступить в конкуренцию со столицей за привлечение лучших студентов и создание мощных стартап-площадок. Мэрия ставит задачу добиться лучшей экологии для студентов и молодых семей «стартаперов». Мэрия организует для вас встречи с ассоциациями студентов и молодых предпринимателей. Обобщите их пожелания и предоставьте предложения, чем могут помочь городские власти. Мы рассчитываем, что лучшие технологические стартапы города (системы распознавания, big data, интеллектуальные системы освещения, мобильные приложения, информационные системы) присоединятся к проекту. Учет требований молодых предпринимателей не менее важен, чем пожелания уличного ретейла и ресторанов, они строят экономику будущего города».

Еще четыре дополнительных требования касались паркингов около медицинских учреждений, объектов туризма и спорта, зон нового жилищного строительства (население города растет). В заключение встречи вице-мэр сказал: «Следующую модернизацию мы будем делать не раньше, чем через 10 лет, когда парковка потребуется беспилотным автомобилям. Поэтому все применяемое на данном этапе оборудование парковок должно работать в течение всего этого срока»

На стенах кабинета, где проходили встречи, висели диаграммы о состоянии парковочных объектов по данным ведущих исследовательских лабораторий:

Интересны данные по сменяемости машин на парковочных местах. Дольше всего машины стоят около университетов: 2,2 машины в течение дня на одно парковочное место, а наиболее быстро покидают места машины на муниципальных парковках – 10,1 машины в день. Из этих цифр ясно, кому отдается предпочтение в умах руководителей города.

Содержание всех встреч в российских городах можно тоже (с небольшими допущениями) изложить в короткой стенограмме. Городские руководители не выдвигали никаких выраженных в цифрах показателей, достижению которых должно служить появление регулируемых муниципальных парковок, кроме абстрактного требования уменьшить трафик в городе. Их интересовали лишь технические детали:

Какое оборудование и программное обеспечение будете нам предлагать? Примите во внимание, что городу очень нравится оборудование компании Х.

Почему в ваших предложениях не отражено, кто будет убирать снег на парковках?

А как вы перекроете доступ на парковку на площадях около областного правительства и мэрии? Нам там чужие машины без надобности. Еще Прокуратуру и Следственный комитет не забудьте.

Час парковки в городе не должен превышать Х рублей. И никаких хитростей с переменными тарифами. Нам перед выборами недовольные водители не нужны.

А вы можете нам помочь в получении адресов регистрации водителей, чтобы мы могли рассылать им штрафы?

Не нужно быть провидцем, чтобы предвидеть: экономического и других ощутимых результатов для города от проекта регулируемого паркинга, с такой постановкой целей, ждать не приходится.

Еще стоит отметить специфику в подходе построения систем управления и информационных систем в российских и зарубежных городах. Российские парковочные системы, в основной своей массе строятся на «in-house» разработке, то есть разработках, которые ограничивают подключение к ней независимо разработанных программных компонентов, создавая закрытую экосистему. В каждом городе возникает собственный парковочный мир. Чтобы разобраться в нем, например, туристу нужно много времени и сил (а это самые дефицитные ресурсы во время кратковременных поездок).

В странах с длинной парковочной традицией — совершенно другой подход. Власти города всячески поощряют подключение к базовой системе независимых мобильных приложений и информационных систем. Они буквально зазывают компании подключаться к ним, открывая свои интерфейсы. Коротко говоря, это вызвано тремя причинами:

Подключение популярных в мире приложений позволяет приезжим использовать уже имеющиеся в их смартфоне и знакомые им приложения (на что только не пойдешь ради комфорта и мобильности туристов).

Ни одна «in-house» разработка не в состоянии угнаться за множеством новых технологий и идей современного цифрового мира. Закрытость экосистемы означает очень быстрое ее устаревание.

Если развивать паркинги с учетом интересов бизнес-сообществ, общественных ассоциаций и социальных объектов (например, предоставить возможность оплатить своим клиентам парковку через приложение ритейлера или бронировать парковку вместе с покупкой билета в театр), город получит возможность увеличить свой бюджет за счет налоговых сборов (или, как минимум, не сделает бизнесу хуже).

Город, который сегодня разумно внедряет инновационные технологии в сфере парковочного пространства, добивается важнейшей цели: уменьшает «паразитный» трафик, то есть время, проводимое водителем за рулем автомобиля, двигающегося с минимальной скоростью в поиске свободного парковочного места. Хорошо представленная информация, минимизация времени на поиск и оплату парковки – основные элементы, повышающие мобильность в городах. Потерянные минуты на парковке уменьшают количество деловых встреч, посещаемых туристических объектов и точек общественного питания на один–два объекта в течение дня. Это очевидный минус экономике города (пробки и поиск парковки, к примеру, в Германии, пожирают более 560 млн часов и 1% ВВП). Особенно важно иметь привычную информацию и интуитивно понятные способы оплаты для автотуристов. Человеку, редко посещающему город, а тем более попавшему в него впервые, сложно ориентироваться в специфичных транспортных и парковочных схемах, которые, конечно, не вызывают проблем у резидентов. Локальные особенности парковочных технологий резко снижают востребованность арендных автомобилей.

Какие технологии уже сегодня могут существенно помочь городам действительно сделать парковки частью «умного города»?

Информация о свободных местах в реальном времени. Сегодня водитель мегаполиса тратит 15-20 минут на поиск свободного парковочного места (91 час в году!), а более 20% трафика в центре городов составляют водители, которые ищут парковку. Некоторые мобильные приложения, интегрированные с датчиками гео-координат автомобиля, позволяют водителям получать информацию о свободных (и даже только освобождающихся) парковочных местах в реальном времени. Все чаще такие мобильные приложения интегрированы с бортовым компьютером автомобиля, что повышает безопасность передвижения. Очень модным становится появление дорожных знаков на перекрестках, которые указывают направление движение к парковкам с наиболее вероятным наличием свободных мест. Такие инновации крайне важны – ведь более 50% населения живет в условиях городской среды, а к 2030 году этот показатель увеличится до 67%.

Автоплатежи. Современный человек старается значительно оптимизировать свою жизнь, используя автоматические банковские платежи при подписках на многие товары и услуги. Почему мы каждый день должны думать оплатили ли мы парковку? На сколько часов ее необходимо оплатить? Не забыли ли мы остановить парковочную сессию? Долой парковочное рабство! Все платежи за парковку должен самостоятельно делать автомобиль, имеющий достаточное оборудование, чтобы определить момент начала парковки, окончание парковочной сессии и номер парковки.

«Букинг» парковочных мест. Возможность заранее забронировать парковочное место на закрытой парковке перед поездкой. В Европе такая услуга набирает популярность, особенно при покупке билетов на спортивные и культурные мероприятия. При обсуждении проекта за рубежом, естественно, возникал вопрос, а не лучше ли для таких поездок использовать такси? Ответ руководителя города немного удивил. При использовании такси люди из театра возвращаются прямо домой. А на своем автомобиле их мобильность выше, многие из них после спектакля заезжают в кафе или в магазин.

Использование социальных сред при пользовании паркингом. В большинстве крупных городов имеются встречные потоки транспорта. Машины, оставленные после рабочего дня на местах их постоянной дислокации, утром перемещаются в другую часть города, которую покидают ночевавшие в ней машины. Социальные сети и интегрированные с ними приложения помогают таким машинам обменяться местами друг с другом. При этом работает схема win-win, когда выигрывают и водители, экономящие на оплате паркингов, и город, повышающий мобильность населения. Также существует возможность сдать в краткосрочную аренду свое парковочное место (например, собственник парковочного места уезжает в отпуск или командировку на автомобиле). Такие возможности привлекают туристов, снимающих апартаменты на короткое время.

Карпуллинг – технология, позволяющая через социальные мобильные приложения находить попутчиков от места дислокации припаркованной машины до домашней резиденции, а чаще до концертного зала или стадиона. Машина в этом случае везет не одного пассажира.

Роторные или лифтовые локальные паркинги. В таких паркингах применяется очень плотная установка автомобилей и по ширине, и по высоте. Принцип парковки в таких паркингах очень прост. Подъехавший автомобиль подхватывает робот или лифт, поднимающий машину на уровень, где имеется свободное место. Конечно, такие паркинги практически не применяются непосредственно на улицах и площадях. Но они популярны в отелях, около медицинских объектов, музеев, зрелищных и спортивных объектов. Они не требуют занимающих большую площадь зон въезда и выезда. По оценке аналитиков, объем услуг подобных паркингов к 2020 году превысит $500 млн.

Россия > Транспорт > forbes.ru, 4 апреля 2017 > № 2128686 Алексей Менн


Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 4 апреля 2017 > № 2128657 Павел Самиев

Реальная экономика ОСАГО: автоюристы и мошенники серьезно влияют на издержки страховщиков

Павел Самиев

управляющий директор и член совета директоров Национального рейтингового агентства, исполнительный директор АЦ "Институт страхования" при Всероссийском союзе страховщиков, генеральный директор «Бизнесдром»

Реальная экономика рынка ОСАГО – это не только взносы-выплаты, а все расходы, судебные выплаты и издержки, в частности, будущие выплаты по судебным разбирательствам, под которые надо резервировать огромные суммы

Обязательное страхование автогражданской ответственности (ОСАГО) с самого момента его введения в 2003 году является предметом оживленных дискуссий и критики, которые не заканчиваются и по сей день – то база полисов плохо работает, то тарифы слишком высоки, то и вовсе – зачем это нужно… Однако не будем забывать о том, что именно введение самого института ОСАГО сделало автомобильный рынок цивилизованным, ситуация с урегулированием ДТП стала улучшаться, а количество криминала заметно сократилось. Критики ОСАГО буквально играют с огнем – развал системы ОСАГО вернет для автовладельцев «ад» на дорогах. Определенные проблемы на рынке есть, но они носят не экономический характер, и в ближайшее время должны быть решены, в том числе, законодательными мерами. На днях была принята в третьем чтении новая версия Закона об ОСАГО, которая, в частности, позволит снизить ущерб от деятельности мошенников.

Изначально аргументы против «автогражданки» носили бытовой характер – в основном, некоторых возмущал принудительный порядок страхования. Сегодня критике подвергается сложная математика тарифов, не всегда корректно работающая технологическая платформа рынка, проблемы с урегулированием убытков (территориальное расположение центров урегулирования), лоббирование страховщиков повышения тарифов по причине растущей убыточности. Также ярые критики указывают на якобы сверхвысокие прибыли страховщиков ОСАГО. Разница между выплатами и сборами в 2015 году составила почти 100 млрд рублей, а десять лет назад эта величина была в три раза ниже (27,2 млрд рублей). По этим цифрам уровень выплат колеблется в районе 50-60%. Однако, это не фактический показатель убыточности сегмента. Фактический показатель убыточности по итогам 2016 года уже перевалил за 100%.

Реальная экономика рынка ОСАГО – это не только взносы-выплаты, а все расходы, судебные выплаты и издержки, в частности, будущие выплаты по судебным разбирательствам, под которые надо резервировать огромные суммы, и ведь они могут происходить даже не в течение года, а на протяжении гораздо большего периода времени. Статистика показывает, что по полисам ОСАГО в год их покупки возмещается около 23-25% убытков, в следующем году по этим же полисам выплачивается около 57-59 %, на третий год по ним же урегулируются 12-13% убытков. Бывает, что выплаты растягиваются и на четвертый год, и здесь уже речь идет о 2-3%.

Если все это посчитать, то страховщики на выходе получают огромный убыток. И не будем забывать, что ОСАГО – это бизнес, а целью любого бизнеса является получение прибыли. Чтобы система работала слаженно и эффективно, страховые компании должны быть замотивированы соответствующим образом. Это не отменяет и необходимости контроля и мониторинга их деятельности со стороны регуляторов, в том числе, по качеству ремонта транспортных средств и всей системы урегулирования убытков. До настоящего момента колоссальный ущерб страховщикам наносила деятельность мошенников по ОСАГО, так называемых автоюристов, взыскивающих через суды деньги у страховщиков.

В эту сумму ущерба входят и взысканные через суд суммы страховых возмещений, и нестраховые выплаты, например, штрафы, присуждаемые компаниям по закону о защите прав потребителей, комиссионное вознаграждение за услуги экспертизы и экспертов, пени, и т.д. Важный момент – соотношение страховых и нестраховых частей выплат 50/50, половина денег – плата мошенникам за те или иные услуги.

Так, по данным РСА, в прошлом году объем страховых выплат по суду — 13,1 млрд рублей, нестраховых — 13,16 млрд рублей, из них штрафы по закону о защите прав потребителей – 8,5 млрд, экспертизы и оплата услуг автоюристов – 4,7 млрд. Еще 20 млрд рублей в 2016 году списано инкассо по решению судов с компаний. Если сопоставить эти цифры с общим объемом выплат (172 млрд рублей), то видим, что доля судебных выплат страховщиков по ОСАГО от всех выплат составляет примерно 25%.

Очень важно разделить автоюристов на добросовестных и «криминальных», пользующихся различными мошенническими инструментами. Начиная с того, что целые группы мошенников, имея доступ к инсайду с дорог, первыми приезжают на ДТП, ловят пострадавших и обманом «втираются» к ним в доверие, добиваясь продажи прав требования на выплату от страховщика (договор цессии). Добросовестные автоюристы как раз очень важны для рынка, они повышают его прозрачность, а также создают в целом хороший прецедент – игры по правилам. Но выше описаны не классические юристы, работающие за комиссию, а именно мошенники.

К слову, в их багаже инструментов: фальсификация договоров цессии и доверенностей, фальсификация экспертизы, проведение экспертизы не по Единой методике, фальсификация ДТП, повреждений, нарушение порядка досудебной претензии — направление по почте пустых претензий, решение судов на выплату по поддельным бланкам полисов, завышение стоимости услуг и экспертизы в суде и услуг самих криминальных автоюристов, поддельные исполнительные листы. В результате, реальная убыточность ОСАГО не только растет, она еще к тому же становится непредсказуемой. Имеет место юридический, а даже не потребительский экстремизм.

Наиболее проблемными с этой точки зрения являются определенные регионы, например, Краснодарский край, Ростовская, Волгоградская области. Количество «проблемных» регионов стабильно растет на протяжении 2012-2016 гг. По подсчетам РСА, в 2016 году число регионов с уровнем выплат выше нормального составило 26 шт., а это на 22 больше, чем в 2012 году.

В итоге доля штрафных выплат в пользу третьих лиц в последние годы только росла – как раз в той части автоюристов-мошенников, которые заинтересована не в том, чтобы нормально урегулировать дела, а чтобы получать максимальную маржу. Доля нестраховых выплат в общем объеме выплат в 2010-2011 гг. составляла 15%, в 2016 году, как видим, — уже свыше 50%. Причем пострадавший автолюбитель, который передает свои права на выплату таким юристам, по факту получает очень малую долю от суммы, которую в итоге получают автоюристы. Страховщиков же, которые всячески пытаются пресечь мошенничество, чаще всего обвиняют в нарушении прав пострадавших. И еще чаще – в сговоре с целью наживы. С учетом того, что тарифы регулируются государством и отрасль в убытке, эти обвинения выглядят странно.

На мой взгляд, ситуация на рынке ОСАГО требует реализации комплекса мер, которые позволят и наладить работу страховой системы, и прекратить стагнацию рынка, во многом связанную как раз с убытками от рук мошенников-автоюристов. И некоторые важные изменения уже воплощаются в жизни.

Я говорю о законодательных поправках, которые могут минимизировать ущерб от деятельности мошенников через установление ограничения по максимально возможной сумме выплат и введение «натуральной» выплаты (то есть возмещение ущерба в виде ремонта авто). На днях поправки были приняты, законопроект передали на подпись президенту. Самая важная часть поправок в этом законопроекте касается приоритета «натуральной» выплаты над денежной. Конечно, поэтапность реализации не решит разом всех проблем в ОСАГО, так как одновременно ограничит права не только мошенников, но и добропорядочных граждан.

Но такая мера – первый шаг к отводу недобросовестных участников рынка и восстановлению отрасли. В качестве недостатка этой меры можно назвать мошенничества со стороны станций техобслуживания (СТО) за счет завышения стоимости оказываемых услуг и использования некачественных комплектующих при ремонте. Понятно, что будет нужен жесткий регламент для работы СТО, аккредитованных на рынке ОСАГО, и четкие критерии понятия «качества». И это то, над задуматься надо уже сейчас, дабы не спровоцировать появления новых проблем.

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 4 апреля 2017 > № 2128657 Павел Самиев


Россия. СЗФО > Армия, полиция. Транспорт > carnegie.ru, 4 апреля 2017 > № 2128178 Татьяна Хрулёва

Ощущение беды. Как теракты в метро изменили Петербург

Татьяна Хрулёва

Очевидно, что ничего случайного в этом теракте не было и все понимают, что никакие повышенные меры безопасности гарантии уже не дадут. Со временем чувство бдительности притупится и останется только смутное ощущение затаившейся беды, которая может произойти в любой момент

Мы в Петербурге привыкли жить с ощущением безопасности. Ведь до вчерашнего дня все подобные трагедии происходили «у них» – в Москве, которая всегда принимала подобные атаки на себя, в кавказских республиках и на Ближнем Востоке, где теракты кажутся почти нормой. Наконец, в Европе, которая, мол, совсем потеряла чувство самосохранения и довела ситуацию в сфере безопасности до критической. Даже взрыв на борту аэробуса, летевшего 31 октября 2015 года из Шарм-эль-Шейха в Пулково, петербуржцы не связывали напрямую со своим городом – хотелось верить, что это произошло где-то далеко и до Петербурга не доберется.

Вчерашние взрывы в метро показали, что все это осталось в прошлом. Прочь иллюзии. Петербург теперь ничем не отличается от любого крупного европейского города.

Сейчас мы все переживаем шок и пытаемся привыкнуть к внезапно накрывшей нас новой реальности. Очевидно, что ничего случайного в этом теракте не было. И дата: террористы дождались, когда в родной город приедет Путин. Его присутствие подчеркнуло, что все разговоры об усиленных мерах безопасности последних лет оказались пустым звуком. И место: перегон от «Сенной» до «Техноложки» – один из самых загруженных в петербургском метро. Эти станции – два крупнейших пересадочных узла в самом центре города. Поезда между ними заполнены даже поздним вечером. Фраза, которую сегодня можно было услышать чаще всего: «Я же сам постоянно езжу там в это время». Автор этих строк не исключение.

Вторая бомба, замаскированная под огнетушитель, была оставлена в не менее знаковом месте. «Площадь Восстания» – это не только точка пересечения двух загруженных веток метро, но и выход на Московский вокзал и Невский проспект. Учитывая, какое количество людей ежедневно пользуется этими станциями, мысль, что на месте теракта так или иначе мог быть ты или кто-то из твоих близких, не оставляет сейчас никого.

Воздержусь от оценок работы организаторов безопасности, прошляпили они этот теракт, или же предотвратить подобное крайне сложно, несмотря на все меры. Не будем забывать, что трагедии на «Площади Восстания» все-таки удалось избежать. В противном случае горя, слез и страха было бы еще больше. Все службы сейчас, разумеется, работают в усиленном режиме. Насколько предпринимаемые меры окажутся эффективны, покажет только время. Очевидцы рассказывают, что медики и полиция работали на месте событий очень слаженно, оказывали всю зависящую от них помощь, как могли, предотвращали панику и сдерживали толпу зевак. Да, они были. Человеческое несчастье, увы, всегда притягивает любопытных.

К счастью, тех, кто был готов прийти на помощь, бросив свои дела, оказалось на порядок больше. Вскоре после взрыва город погрузился в транспортный коллапс. Сначала были закрыты центральные станции, затем приняли решение полностью прекратить работу метрополитена, чтобы проверить все тоннели. Более-менее движение было возобновлено только ближе к вечеру. Добраться до дома было проблемой для тысяч людей. В наземном транспорте, включая пригородные поезда, почти сразу отменили плату за проезд. В бесплатном режиме работал и Западный скоростной диаметр (платная городская магистраль). Многие водители безвозмездно подвозили тех, кто не мог дождаться автобусов, троллейбусов и трамваев. Соцсети заполнили предложения о помощи. Те, кто живет в центре, звали к себе в гости совершенно незнакомых людей, чтобы они могли переждать и пережить первые особо тяжелые часы после теракта. За редчайшим исключением равнодушных не осталось.

Но я хочу отметить совсем другой момент. По моим ощущениям, последнее, что сейчас волнует петербуржцев, – вопрос, кто виноват. В разговорах и соцсетях его почти не встретить. Большинство пока не склонны возлагать ответственность ни на местную власть, несмотря на то что она у нас сейчас ох как непопулярна, ни на службы безопасности и метрополитен. Возможно, конечно, мысль о том, что «все равно нам не расскажут правду», просто стала еще одной аксиомой нашей жизни. И на ней стараются не сосредотачиваться.

Поиском виноватых сейчас занимается исключительно «экспертное сообщество». Как мы все уже читали и слышали, версии можно найти на любой вкус и цвет в зависимости от политических убеждений. Уже умудрились сделать крайними представителей оппозиции, вспоминая, что именно Петербург в последнее время стал центром протестного движения по всей стране, и утверждая, что недовольные властью сейчас снова будут раскачивать лодку. Часть оппозиционных комментаторов не отстает, сваливая всю вину исключительно на силы безопасности, а то и вовсе заявляя, что за терактами сама власть и стоит. Одним словом, спекуляций хватает с обеих сторон, хотя петербуржцам сейчас куда важнее услышать слова поддержки и солидарности.

Другой любимый русский вопрос, «что делать», тоже пока относится скорее к риторическим. Все понимают, что никакие повышенные меры безопасности гарантии уже не дадут. В металлодетекторы, установленные на 67 станциях петербургского метрополитена, и так-то никто не верил. Во-первых, не составляет никакого труда их обойти. Признаюсь, в спешке я это делала не раз. Во-вторых, лично я ни разу не видела, чтобы кого-то остановили, потому что рамки подозрительно зазвенели. Они или попросту не работают, или их сигналы игнорируют, поскольку проверить каждого нет никакой возможности.

То, что теперь начнут проверять всех входящих в метро по примеру аэропортов, тоже почти невероятно. Попробуйте часов в восемь утра попасть на станцию «Проспект Ветеранов», расположенную на юго-западной окраине города и считающуюся самой загруженной не только в Санкт-Петербурге, но и в России. Или же в районе шести вечера на центральную «Чернышевскую». В это время даже без всяких проверок на то, чтобы войти, уходит в среднем минут десять. Усилятся меры по контролю – скопятся и вовсе невообразимые очереди. А это еще более уязвимая цель для терактов, чем переполненный в час пик вагон метро. Думаю, это все понимают.

Так что пока трудно сказать, насколько мы на себе прочувствуем те меры безопасности, которые в итоге будет решено предпринять, и как нам на это реагировать. Единственное, что можно предположить по прошлой реакции петербуржцев на целый ряд безумных инициатив, которые в последнее время захлестнули наш город, – непродуманные шаги власти могут вызвать серьезное возмущение жителей.

Несмотря на шок и страх, большинство из нас сегодня спустились в метро. Рано или поздно почти все вернутся к привычным маршрутам, как раньше это делали жители Москвы, Лондона, Брюсселя и других городов на следующее утро после терактов. Жизнь имеет свойство возвращаться в свою колею даже после таких трагедий. Конечно, какое-то время все будут подозрительно приглядываться к соседям в вагоне и следить, не пытается ли кто-то «случайно забыть» сумку. Хочется верить, что чувство бдительности удастся сохранить на как можно более длительный срок. Хотя потом притупится и оно. Останется только смутное ощущение затаившейся беды, которая может произойти в любой момент. Но опыт городов, переживших теракты, говорит, что жить с этим можно научиться. Другого выхода нет. С сегодняшнего дня, по крайней мере, именно это предстоит и нам.

Россия. СЗФО > Армия, полиция. Транспорт > carnegie.ru, 4 апреля 2017 > № 2128178 Татьяна Хрулёва


Россия > Армия, полиция > carnegie.ru, 4 апреля 2017 > № 2128125 Андрей Перцев

Почему теракты в Петербурге не объединяют российское общество

Андрей Перцев

Антитеррористический консенсус появился в России куда раньше крымского и всегда был более крепким и действенным. Мнимая безопасность списывала большинство других проблем – социалка, коррупция, – тут недоработали, зато в безопасности полный порядок. Но расплатой за это оказывается то, что любой пропущенный теракт для Кремля становится сильнейшим ударом по основам общественного договора

Российские власти почти всегда объясняют введение новых запретов и ограничений борьбой с терроризмом. Законы Яровой, штрафы за репост, роль силовиков в жизни страны и даже интервенция в Сирии – все это подавалось как меры, которые необходимы для безопасности России. В Европе, где вопросы свободы и толерантности поставили на первый план, идут теракты. Вы хотите такого? Тогда терпите! – примерно так шел диалог Кремля и общества. Абсолютизация вопроса безопасности должна была привести к тому, что любой теракт для власти тоже становится событием абсолютным. Так произошло и со взрывами в Санкт-Петербурге. Отношение к горю, которое обычно становится поводом для объединения, стало новым свидетельством раскола в обществе. Одни спрашивают власть, как та допустила такое, другие привычно ищут заговор врагов.

Трагические события – теракты, катастрофы, стихийные бедствия – всегда объединяют, а горе сплачивает сильнее, чем радость. Теракт в метро в Санкт-Петербурге – горе для страны, зловещий хэштег #prayfor добрался и до нас: до этого был Лондон, Ницца, Париж, Брюссель, непрекращающиеся теракты в Израиле и арабских странах. Мы скорбим по погибшим, но это не значит, что рассуждать о реакции общества и власти на теракт – кощунство. Обсуждение причин и последствий теракта никак не может быть оскорблением памяти погибших, хотя бы потому, что оно направлено на то, чтобы таких событий было меньше.

Борьба с терроризмом в разных его обличьях много лет была для российской власти краеугольным камнем и началом начал, базой для нового общественного договора. Владимир Путин впервые шел в президенты как человек сильной воли, который готов навести порядок и разобраться с бандподпольем на Северном Кавказе. Уничтожение террористов продолжалось все начало нулевых, после чего, по официальной мифологии, наступила стабильность – не столько даже экономическая, сколько в сфере безопасности.

Взрывы (в московском метро в 2010 году, серия терактов в Волгограде в 2013–2014 годах) и захваты заложников происходили, но они воспринимались как отдельные, исключительные события, а от общего хаоса мы убережены. После того как ИГИЛ (запрещенная в РФ террористическая организация) начал организовывать теракты в европейских странах, это ощущение относительной безопасности только усилилось, тем более что официальные лица и пропаганда ненавязчиво подчеркивали: мы соболезнуем, но во взрывах есть доля вины и европейских властей. Все познается в сравнении – в Европе (особенно по телесюжетам) бродят толпы мигрантов с туманным прошлым, которые иногда могут взяться за автомат, нож или направить грузовик в толпу. В России такого не происходило; «Это невозможно», – всячески подчеркивал Кремль.

Антитеррористический консенсус появился куда раньше крымского и всегда был более крепким и действенным. В дискурсе власти борьба с террором всегда присутствовала как способ объяснить новые ограничения или вообще любые шаги. Выборы губернаторов в 2004 году отменили после захвата заложников в Беслане. В 2015 году Россия вступила в гражданскую войну в Сирии, чтобы ИГИЛ не пришел к нам сам, – разве могут быть тут какие-то вопросы о лишних бюджетных расходах? Принятие пакета Яровой объясняли борьбой с терроризмом и экстремизмом, ужесточение законодательства по митингам – тоже. Вы хотите жить спокойно – терпите, это не зря: вас не взрывают и не расстреливают. Мнение, что терроризма в России нет (кроме Северного Кавказа, где ситуация всегда была особой) именно из-за жесткого режима, стало общим. Мнимая безопасность списывала большинство других проблем – социалка, коррупция, – тут недоработали, зато в безопасности полный порядок. Но расплатой за это оказывается то, что любой пропущенный теракт для Кремля становится сильнейшим ударом по основам общественного договора.

После терактов в Петербурге спектр вопросов к руководству страны оказался очень широкий, но все они так или иначе отражают претензии к Кремлю. Существуют конспирологические версии: теракты перебивают повестку антикоррупционных митингов, значит, они выгодны власти. На носу президентские выборы, и тут подоспела их основная тема, к тому же вполне привычная для Владимира Путина. Но в реальности эта тема для Кремля как раз-таки проигрышная именно потому, что привычная. В 2000 году она вполне была заявкой на национальный проект, а сейчас возвращение к теме терактов неизбежно вызовет очевидные вопросы: почему после 17 лет приоритетной заботы о безопасности все пошло прахом, стоила ли игра свеч? Получится не программа будущего, а возвращение к ошибкам прошлого. Тем более что нам объяснили, что в европейских странах взрывы и нападения происходят потому, что там слабые и бестолковые власти, которые ничего не умеют. А тут теракт происходит в нашей стране – значит, наши власти такие же?

Собственно, это мы увидели уже в первые часы после теракта. Куда смотрели многочисленные силовики – ФСБ, новосозданная Росгвардия? Если взрывы возможны в городе, куда приехал президент (а в этих случаях вводится особый режим и полицейские стоят на каждом углу), то что же может случиться в не столь хорошо охраняемом месте? Сложно не заметить несоответствие между тем, что ФСБ регулярно отчитывается о предотвращенных терактах, но пропускает бомбы в петербургском метро во время приезда в город президента Путина. Оппозиционно настроенные граждане припоминают, что на митингах протеста 26 марта силовиков было много, а вот сил для предотвращения теракта у них не хватило. Даже провластно настроенные люди осторожно недоумевают: если взрывы происходят, то зачем нужны были «пакеты Яровой»?

От террористов не застрахована ни одна страна, ни один город, ни один человек. В Европе после терактов граждане предъявляли своим властям достаточно умеренные требования: недосмотрели, плохо, но проблема-то серьезная. В России вопрос антитеррористических компетенций становится абсолютным – именно так его поставила сама власть. Когда ты долго и навязчиво объясняешь всем, что ты в каком-то деле лучший из лучших, постоянно указываешь на ошибки других, а потом допускаешь прокол, он воспринимается куда острее.

Судя по всему, в Кремле понимают серьезность проблемы, только не очень представляют, что с ней делать. Владимир Путин пришел на место теракта, хотя такой реакции от президента не ждали, а еще днем Дмитрий Песков опровергал информацию, что глава государства собирался на место трагедии, но ему запретили это делать в ФСО. Действия президента были спонтанными – это понятно по видео с места события, где сотрудники ФСО расчищают тротуар от случайных прохожих, а Путин давно таких поступков не предпринимал. В вечерних выпусках вчерашних новостей теракт стал первым сюжетом, но информация о нем подавалась предельно сдержанно – пересказ событий, что с ранеными, чего ждать родственникам погибших.

Несмотря на явную растерянность Кремля и пропаганды, активная часть общества ждет от власти новых репрессий – ужесточения законодательства в сфере интернета и массовых акций. А невнятную реакцию Кремля трактуют как коварство: затаился, а потом нападет на последние гражданские свободы.

В результате в информационной повестке инициатива в который раз переходит к радикальным провластным активистам и пропагандистам: Life спешит сообщить, что давний враг патриотов Андрей Макаревич не будет отменять свои концерты, что на Украине теракту радуются, а эксперты говорят о следе западных спецслужб. Александр Проханов на Первом канале связал взрывы с оппозиционными митингами. Представитель МИДа Мария Захарова привычно раскритиковала западные СМИ за «дезинформацию» (Washington Times ошибочно разместила в новости о теракте фото протестного митинга в Москве). Рамзан Кадыров призывает сплотиться вокруг национального лидера. Вместо национального объединения трагедия в Санкт-Петербурге становится поводом для обоюдного поиска врагов и коварных заговоров, еще раз демонстрируя глубокий раскол в обществе. И с этим расколом российская власть входит в президентскую кампанию.

Россия > Армия, полиция > carnegie.ru, 4 апреля 2017 > № 2128125 Андрей Перцев


Россия. США > СМИ, ИТ > zavtra.ru, 4 апреля 2017 > № 2126760 Александр Проханов

 Поэт, политик, вития

Евтушенко повторял все акценты, все синусоиды советской идеологии разных периодов

Александр Проханов

Умер Евгений Евтушенко. Умер в Америке, уходил в страданиях ужасных, но прожил долгую блистательную жизнь. Жизнь поэта, политика, витии. На протяжении всей своей писательской деятельности он всё время находился в круге света, среди прожекторов, аплодисментов, обожателей, в литературных и политических схватках, поездках, путешествиях. Был кумиром и в Советском Союзе, и на Западе.

Говорить о том, что он был антисоветчиком – неверно и очень приблизительно. Он был абсолютно советским поэтом, повторяя все акценты, все синусоиды советской идеологии разных периодов. Мальчиком, зелёным юношей он писал хвалебные стихи Сталину. Затем его подъём, его всплеск был связан с хрущевской «оттепелью», когда расцвела полная гроздь талантливых, ярких молодых поэтов, которые заявили о себе, начав воспевать ленинский период — тот период, который, по словам Хрущёва, был перечёркнут сталинизмом и к возвращению в который призывал Хрущёв в своём знаменитом докладе на ХХ Съезде. Евтушенко тоже был ленинцем, он был среди тех, кто воспевал «комиссаров в пыльных шлема». Затем, когда наступили более жёсткие застойные брежневские времена, он, хоть и начал некую фронду с официальными властями, но Кремль его обожал и посылал во все нужные для себя точки мира. Евтушенко не вылезал из-за границы, из Франции, из Америки, из Италии. Он был неофициальным послом Кремля на Западе, своим примером показывая и доказывая, что СССР – это вовсе не страшный тоталитарный ГУЛАГ. В каком-то смысле именно он, Евтушенко, олицетворял собой весь Советский Союз.

В нём было очень много революционного. Он обожал революцию, он обожал бурю, взрывы, всплески. Поэтому пел кубинскую революцию, пел революцию в Чили. А потом, когда у советского строя наступили мрачные времена, когда в официальной советской идеологии стали доминировать упаднические, саморазрушительные тенденции «перестройки», он тоже был в этом строю, и его стихи о наследниках Сталина стали проклятием, которым он заклеймил своё прошлое. В 1991 году он возглавил движение тех советских писателей, которые противодействовали ГКЧП, он был в авангарде разрушения всего советского литературно-идеологического наследия. Но потом, когда, казалось бы, он и близкие ему силы и люди победили, когда на дворе торжествовали «демократы», когда в «новой России» и её литературе он стал занимать очень видное место, с ним произошла странная, загадочная перемена — Евтушенко просто уехал из страны, ушёл, исчез. И уехал не куда-нибудь в Нью-Йорк или Лондон, на Монмартр или в Римский литературный клуб. Он уехал в американскую глушь, в Оклахому, в абсолютную провинцию, и там жил, преподавал чужакам русскую литературу и там же скончался в тяжелейших муках. В этом — загадка Евтушенко. Каждый может по-своему отгадывать её. Кто-то говорит, что он уехал зарабатывать деньги, кто-то говорит, что он поддался увещеваниям своей четвертой жены. Но мне кажется, что он был страшно разочарован тем, что вместо блистательного нового государства- носителя новой великой культуры, после 1991 года здесь, в России, наступила тьма, затмение, бескультурье. И возобладала не идеальная революция, не герои, не сподвижники, а возобладал коммерсант, киллер, банкир, человек денег, приземлённая абсолютно бездуховная тварь, с которой он не мог примириться.

Поэтому вечная память тебе, Евгений Александрович! Царствие тебе Небесное, куда, я думаю, что ты хоть и не без труда, но попадёшь.

Россия. США > СМИ, ИТ > zavtra.ru, 4 апреля 2017 > № 2126760 Александр Проханов


Украина. США. Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 3 апреля 2017 > № 2144782 Джимми Шеа

Представитель Альянса Шеа: НАТО полезен опыт Украины по противодействию российской пропаганде

Эксклюзивное интервью агентству "Интерфакс-Украина" заместителя помощника генсека НАТО по вопросам новых вызовов безопасности Джимми Шеа

Вопрос: Расскажите о цели вашего визита в Украину?

Ответ: Я здесь, потому что НАТО и Украина восстанавливают работу важной совместной рабочей группы по экономической безопасности. Мы хотим развивать более тесное сотрудничество между НАТО и Украиной в области оборонных закупок. Иными словами, идет дискуссия, как страны, входящие в Альянс, могут помочь Украине лучше решать вопросы конкуренции в оборонном секторе, как повысить эффективность государственных закупок, как лучше заключать контракты, как лучше понять процесс рассмотрения оборонных потребностей на концептуальной стадии, как обеспечить более эффективное партнерство между частным и государственным секторами. Эти вопросы могут показаться вам техническими, но они действительно представляют нечто чрезвычайно важное для украинских граждан: понимание, что правительство способно предоставить вашим вооруженным силам наилучшее из возможного снаряжение по самой выгодной цене в кратчайшие сроки. Что в настоящее время ожидают ваши солдаты? Это - уверенность в том, что их правительство быстро обеспечивает их лучшим снаряжением и выполняет все свои функции по защите их, что является фундаментальной социальной ответственностью. Это чрезвычайно важно.

Вопрос: Какие новые вызовы стоят перед НАТО? Вы видите необходимость разработки новых способов борьбы с кибер-угрозами?

Ответ: Прошлый, 2016-й, год у нас прошел под словом "кибер". В том же году было вмешательство России в избирательную кампанию в США. Кибер-возможности использовались не только для шпионажа, не только для того, чтобы вторгнуться в систему, но использовались для информационных операций, чтобы вмешиваться в демократические процессы. В текущем году многие союзники по НАТО признали это серьезной угрозой.

Также в 2016 году у нас была первая большая проблема с Интернетом - когда устройства подключены к устройствам, и люди к устройствам. Все виды устройств подключены друг к другу, например, ваш телефон к электросистеме дома, к вашей системе отопления. У нас была первая крупная кибератака в США в этой области. Я говорю о случае с Yahoo, - где у одного миллиарда пользователей Yahoo были свои данные, система была взломана, и был получен доступ к их информации. Также был случай, когда была взломана система управления одной из дамб в США.

В прошлом году кибер-угрозы перешли с проблемы местного уровня на уровень стратегического вопроса функционирования общества. В 2017 году НАТО встречает эту угрозу, мы объявили, что кибер-угрозы для нас сегодня являются прерогативой. Это означает, что мы должны обеспечить наличие возможности работать в киберпространстве с той же эффективностью, что и на суше, на море, в воздухе или в космосе. Мы работаем над последствиями всего этого на данный момент. И второе: у нас есть обязательства по киберзащите, о котором мы договорились на саммите НАТО в Варшаве в июле прошлого года, в соответствии с которым все союзники договорились: во-первых, увеличить свои расходы и инвестиции в киберзащиту, во-вторых, усилить информированность самого Альянса по вопросу уровня защиты стран в ряде ключевых областей. Это позволяет нам увидеть, с какой позиции мы можем лучше помочь им, а также обеспечивает соответствие всех союзников определенным минимальным стандартам.

Позвольте также добавить, что мы много работаем с Украиной в области киберзащиты. В НАТО есть соответствующий трастовый фонд, который возглавляет Румыния, но донорами этого фонда являются многие страны. Мы потратили свыше EUR 300 тыс., чтобы помочь Министерству иностранных дел Украины, а также помочь украинским спецслужбам в обучении сотрудников и улучшении оборудования для лучшего обнаружения и отражения кибератак.

Мы очень тесно взаимодействуем по этому вопросу не только с союзниками, но и активно работаем с Украиной.

Вопрос: Раньше планировалось, что трастовый фонд НАТО предоставит украинским спецслужбам определенное оборудование для обеспечения информационной безопасности? Эта помощь уже доставлена?

Ответ: Пока что нет, но мы этапе организации доставки его в Украину, оно уже приобретено. Нам осталось пройти некоторые обычные административные формальности процедур импорта/экспорта, но мы надеемся, что сможем сделать это очень быстро. Наша цель состоит в том, чтобы к лету все было установлено, протестировано и запущено. В ходе своей поездки в Киев на встречах с представителями украинских властей речь также шла о том, что мы можем сделать, чтобы ускорить этот процесс.

Вопрос: Важнее обучить наших экспертов противостоянию кибер-угрозам, чем предоставить им оборудование?

Ответ: Позвольте мне привести вам пример: если вы хороший водитель, но у вас нет машины, вы ничего не можете сделать. Но если у вас есть отличный автомобиль и вы не знаете, как водить машину? Это простой пример, но очевидно, что в вопросе противостояния кибер-угрозам нужно и то, и другое. Вам нужны навыки, но с хорошим оборудованием вы можете значительно повысить свою эффективность в вопросе обнаружения кибер-атаки, обеспечения раннего предупреждения, записи информации.

Вам нужны хорошие знания, хорошая техника, правильна организация работы. НАТО оказывает в этом помощь. Как только мы завершим этот проект, сразу начнем рассматривать возможные будущие проекты, например, с другими украинскими Министерствами.

Вопрос: Нынешние конфликты ведутся не только на уровне оружия, но и в информационной сфере. Солдаты часто становятся уязвимыми, размещая информацию в социальных сетях. Считаете ли вы целесообразным запретить им пользоваться соцсетями?

Ответ: Я лично считаю, что вы не можете "изобретать обратно" информационные технологии, они уже придуманы, они уже работают. Раньше, когда я работал с генсеком НАТО, который говорил: "Ты не можешь вернуть зубную пасту в тюбик". Речь идет об ответственном пользовании соцсетями.

Например, солдат в районе проведения военной операций делает фото и, по сути, раскрывает свою позицию противнику с подписью "Мама, привет, я здесь с моим отрядом". Это, конечно, глупо. Я думаю, что нам нужно не отбирать мобильные телефоны у солдат, но научить их ответственному использованию Интернета. Важно донести такие тезисы: будьте внимательны, не сообщайте личную информацию о себе, защитите свою конфиденциальность. Это простые вещи, но люди не осознают свою информационную незащищенность. И поэтому ключевым моментом является хорошее обучение и хорошая информированность о возможных последствиях. Даже сегодня около 90% всех кибер-атак происходят из-за простой человеческой невнимательности. Это по-прежнему человеческий фактор. Слабым звеном в киберпространстве по-прежнему является человек. Так что это вопрос обучения и образования.

Вопрос: Как вы оцениваете противодействие Украины российской пропаганде?

Ответ: Я думаю, что у Украины есть большой опыт в этом, накопленный даже до 2014 года и за все время конфликта. Для НАТО ваш опыт во многом полезен, мы многому научились.

Например, несколько недель назад в Литве были развернуты немецкие силы НАТО, и мы немедленно в литовских СМИ появились фейковые истории о немецком солдате, изнасиловавшем литовскую девочку. Это было явно рассчитано на то, чтобы разжечь враждебные настроения у населения. К счастью, мы действовали очень быстро, и опровергли эту историю. В какой-то степени мы узнали из вашего опыта - как это делается, как используются соцсети, которые усиливаются российскими СМИ и так далее. Мы можем реагировать быстрее. Мы создали Центр передового опыта в области стратегических коммуникаций в Латвии. Он обеспечивает мгновенный анализ и раннее предупреждение и изучает используемые методы. Теперь мы более внимательны, и мы реагируем быстрее, что очень важно.

Мы хотим улучшить наше сотрудничество. Мы создали в рамках нового комплексного пакета помощи между Украиной и НАТО гибридную платформу для обмена информацией и опытом. Нам нужно уделять этому больше внимания. Это один из вопросов, которые я поднимал в ходе своей поездки в Киев.

Мы также создали новое подразделение разведывательной службы НАТО, которое будет заниматься анализом гибридных рисков.

Мы знаем, что Россия вложила много средств в информационное оружие. У телеканала Russia Today годовой бюджет EUR 400 млн, тысячи сотрудников. Спутниковое вещание работает на 33 разных языках. Это очень важный инструмент. Мы должны быть уверены, что русскоязычные жители Украины, Латвии, стран Балтии и других стран имеют доступ к информации на своем языке.

Опыт Украины в диалоге с русскоязычным населением помогает нам в этом вопросе. Мы не всегда можем гарантировать, что если мы ничего не сделаем, то волшебным образом возникнет истина. Мы должны активно противостоять мифам и пропаганде.

Вопрос: Как вы можете оценить влияние российских государственных компаний на экономику Европы и Украины?

Ответ: Существует законный бизнес, но он должен быть прозрачным. Российские компании должны соблюдать национальные законы и национальное законодательство, в частности в отношении прозрачности и честной информации. Во-вторых, нам нужно посмотреть на наши критические зависимости. Украина - хороший пример. Несколько лет назад у официального Киева была такая большая зависимость от "Газпрома". Потом ЕС и Украина работали вместе, чтобы создать возможности для отправки газа из Европы в Украину. Это значительно снизило монополию "Газпрома", привело к тому, что корпорации пришлось снизить цены, чтобы привести их в соответствие с рыночной конкуренцией. Это простой пример, но это означает, что в этой области нет ничего фатального. Вы можете уменьшить свою зависимость, а это означает, что шантаж становится менее вероятным.

В настоящий момент НАТО сокращает зависимость некоторых союзников от российской военной техники, которая до сих пор существует в некоторых странах НАТО. Например, сейчас в странах Балтии власти хотят перейти от энергосистемы России к европейской энергосистеме.

Действуют экономические санкции из-за незаконной аннексии Крыма Россией. Но главное - уменьшить свою зависимость, чтобы коммерческие транзакции не могли быть использованы для политического давления.

Вопрос: Политика Вашингтона в отношении НАТО после прихода новой президентской администрации изменилась?

Ответ: Нет. Каждый день вы видите, как американские войска прибывают в Польшу, работая с другими войсками НАТО в Польше. На прошлой неделе в Румынии были проведены американские военные учения.

Все это говорит о приверженности США европейской безопасности. В Европе есть американские танки, войска и транспортные средства, защищающие союзников. Это началось при президенте Обаме, это правда. Но это продолжается полностью по графику без каких-либо задержек при президенте Трампе.

В ходе визита в НАТО государственный секретарь США Рекс Тиллерсон говорит о приверженности США НАТО. То, что президент Трамп говорит, важно, но не ново. Он говорит, что ожидает от союзников выполнения своих обязательств по оборонным расходам, и что Соединенные Штаты платят слишком много. Но я могу заверить вас, что каждый президент США, которого я знал в свое время в НАТО, говорил то же самое. И 2% обязательств было принято на саммите в Уэльсе при президенте Обаме (обязательство стран-членов НАТО о расходе 2% от валового внутреннего продукта на коллективную оборону – ИФ).

Это правда, что президент Трамп, в силу своих качеств может сказать что-то в более драматичной манере, чем его предшественник, но это по существу то же самое сообщение - все союзники согласились на это 2%-ное обязательство. Потому, то это необходимо для вашей защиты и для того, чтобы справиться со всеми этими проблемами на востоке и юге Европы… Так что в новой администрации я вижу гораздо больше преемственности, чем перемены. Это такой же вопрос европейской солидарности, как и трансатлантической солидарности.

Вопрос: Как вы оцениваете перспективу вступления Украины в НАТО? Нужно ли это обеим сторонам и можно ли говорить о членстве в НАТО, как о краткосрочной перспективе?

Ответ: Ключевым принципом является то, что каждая европейская страна имеет право выбирать, где она хочет быть. Это фундаментальный принцип. Это право содержится в документах Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, которую также подписала Россия. Если мы не будем придерживаться этого принципа, мы вернемся к сферам влияния, где крупные державы доминируют над интересами малых. Но мы этого не хотим. Мы пробовали эту модель в Европе в течение 1000 лет, и вы видели результаты - войны, войны, войны, постоянные потрясения и изменения границ все время.

Поэтому мы будем придерживаться принципа, что членство в НАТО открыто в отношении Украины, как и для любой другой страны в Евроатлантическом регионе… Конечно, я не могу предсказать, когда и при каких обстоятельствах Украина вступит в НАТО. Потому что Украина должна соответствовать требованиям, и мы делаем все возможное, чтобы помочь вам во всех областях соответствовать стандартам Альянса. Когда люди задают этот вопрос, я говорю, не просто спрашивайте НАТО, а спросите также себя. Потому, что ответ находится в Киеве в такой же мере, как и в Брюсселе. На результат влияют действия, как Киева, так и Брюсселя. Важно также придерживаться практичности и прагматичности.

Украина. США. Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 3 апреля 2017 > № 2144782 Джимми Шеа


Россия > Финансы, банки > fingazeta.ru, 3 апреля 2017 > № 2142208 Николай Вардуль

все-таки она снижена!

Банк России 24 марта установил ключевую ставку в 9,75%

Николай Вардуль

Главный аргумент в пользу снижения ставки с 10 до 9,75%, приведенный в заявлении Банка России, звучит так: «Инфляция снижается быстрее, чем прогнозировалось. По оценке за первые двадцать дней марта, годовые темпы прироста потребительских цен сократились до 4,3% с 5,0% в январе 2017 г. В феврале продолжилось замедление роста цен по всем основным группам товаров и услуг, а также снижение показателей месячной инфляции с исключением сезонности».

На этот раз интрига вокруг решения совета директоров Банка России ощутимо присутствовала. 15 марта глава департамента денежно-кредитной политики Центробанка Игорь Дмитриев неожиданно заявил, что регулятор может рассмотреть снижение ключевой ставки уже в марте на фоне резкого замедления роста цен. Однако на следующий день на съезде РСПП президент Владимир Путин заявил, казалось, совсем другую позицию: «Не­обоснованное преждевременное снижение ставки, чего очень, конечно бы, хотелось, может привести к инфляции и к ослаблению национальной валюты, тогда снизятся ваши инвестиционные возможности, потому что дороже будет закупать новое оборудование, которое повышает производительность труда». При всей независимости ЦБ точки, казалось, были расставлены.

Но полного единодушия все равно на рынке не было. Во-первых, инфляция, как и отмечал Дмитриев, что подтверждено в пресс-релизе Банка России, замедляется. Пока неуклонно приближаясь к заветным 4%. Во-вторых, Росстат совсем не порадовал февральскими данными. Понятно, что прошлый год был високосным и в феврале было на два рабочих дня больше, но и с учетом этого февральская статистика совсем не греет. Помимо внешнеторгового оборота и реально располагаемых доходов населения практически все остальные данные февраля хуже и прошлогодних, и январских.

Главный итог: производство промышленной продукции в России за первые два месяца 2017 г. не выросло, а снизилось на 0,3% в годовом измерении.

Такая ситуация свидетельствует о том, что официальная версия, гласящая, что российская экономика уже решительно вышла из полосы стагнации, может оказаться неоправданно оптимистичной. Соответственно экономика нуждается в поддержке, и одной из ее форм могло бы стать снижение ставки ЦБ уже в марте.

Любопытно, что Банк России «не заметил» предупреждение Росстата. В пресс-релизе сказано: «Восстановление экономической активности происходит быстрее, чем ожидалось. По оценкам, ВВП увеличивается в поквартальном выражении со II квартала 2016 г. и в дальнейшем положительная динамика сохранится. В январе–феврале 2017 г. продолжился годовой рост промышленного производства (с исключением календарного фактора), постепенно восстанавливается инвестиционная активность». Отмеченный нами факт снижения промышленного производства в январе–феврале просто списывается на «календарный фактор».

Между тем именно тревожный февраль побудил ряд экспертов прогнозировать снижение ставки ЦБ уже на мартовском заседании. Но сам молчаливый рынок снижения ставки не ждал. Ирина Лебедева, аналитик ФК «Уралсиб», в подтверждение приводит два показателя. Первый – курс рубля к доллару в день объявления решения ЦБ с утра рос. Если бы рынок ждал снижения ставки, рубль начал бы сдавать позиции. Второй фактор – накануне спрос на аукционе репо под залог ОФЗ сроком на семь дней неожиданно превысил лимит. Снижение ключевой ставки означало бы снижение ставок и на фондирование со стороны Казначейства, по­этому обычно, когда есть реальные шансы на снижение ставки, спрос на таких аукционах практически отсутствует. В результате рынок промахнулся, как Акелла.

Что означает снижение ставки? Само по себе ее уменьшение на 0,25 п.п., конечно, погоды не делает. Но из заявления ЦБ следует, что «лед тронулся»: Банк России «допускает возможность постепенного снижения ключевой ставки во II–III кварталах текущего года». Если снижение ставки будет продолжаться, ситуация и с курсом рубля, и, возможно, с динамикой промышленности будет меняться. Во всяком случае, ЦБ улучшил прогноз роста ВВП РФ до 1–1,5% по итогам 2017 г., в 2018–2019 гг. он ожидает роста на 1–2%.

Первой реакцией рубля на решение ЦБ был некоторый рост. Скорее всего, это реакция на улучшение в результате общеэкономической ситуации. Но праздник закончится, и рубль, если рынок поверит в более быстрое, чем это предполагалось до 24 марта, продолжение снижения ставки, будет все-таки слабеть, а промышленность получит дополнительный стимул в виде ограничения конкуренции с импортом и поддержки экспорта.

Но Банк России, конечно, будет осторожен. В его заявлении сказано: «Необходимо сохранение умеренно жестких денежно-кредитных условий. Положительные реальные процентные ставки будут поддерживаться на уровне, который обеспечит спрос на кредит, не приводящий к повышению инфляционного давления, а также сохранит стимулы к сбережениям».

Россия > Финансы, банки > fingazeta.ru, 3 апреля 2017 > № 2142208 Николай Вардуль


Россия > Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 3 апреля 2017 > № 2129948

О порядке признания проектной документации повторного использования экономически эффективной.

Постановление от 31 марта 2017 года №389. Позволит создать необходимые условия для внедрения института экономически эффективной проектной документации повторного использования и её практического применения, сократить сроки строительства объектов.

Справка

Внесено Минстроем России.

Федеральным законом от 3 июля 2016 года №368-ФЗ Градостроительный кодекс Российской Федерации дополнен положением, определяющим полномочие органов государственной власти по установлению порядка признания проектной документации повторного использования экономически эффективной проектной документацией повторного использования.

Подписанным постановлением утверждены Правила признания проектной документации повторного использования экономически эффективной.

Правилами устанавливается порядок выбора проектной документации с учётом целесообразности её повторного использования при подготовке проектной документации применительно к аналогичным по назначению и проектной мощности объектам капитального строительства, утверждены форма сведений о проектной документации повторного использования и перечень документов, подтверждающих такие сведения, порядок их представления для рассмотрения, сроки и порядок принятия решения о признании проектной документации повторного использования экономически эффективной и основания для отмены такого решения, а также положения, касающиеся размещения сведений и документов в интернете.

Предусмотрены переходные положения, определяющие особенности реализации порядка признания проектной документации повторного использования экономически эффективной до начала ведения единого реестра заключений.

Принятые решения позволят создать необходимые условия для внедрения института экономически эффективной проектной документации повторного использования и её практического применения, сократить сроки строительства объектов.

Россия > Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 3 апреля 2017 > № 2129948


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 3 апреля 2017 > № 2129864 Дмитрий Медведев, Ольга Голодец

Совещание с вице-премьерами.

В повестке: о совершенствовании практики типового строительства, об охране труда.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Обсудим некоторые решения, которые приняты, и некоторые темы, которые являются актуальными для сегодняшнего обсуждения.

Сначала о документе, который я подписал. Это постановление Правительства, которое утверждает Правила признания проектов зданий и сооружений пригодными для типового строительства, прежде всего с точки зрения экономической эффективности. Мы довольно энергично пытаемся внедрять типовое строительство – по одной очевидной причине: это гораздо дешевле, чем каждый раз придумывать что-то новое. Хотя это и интересно, но это существенно удорожает строительные расходы, и разработка проектно-сметной документации требует немало времени и денег. Использование типовых проектов позволяет сократить сроки и стоимость такого рода строительства. Это касается и жилых домов, и объектов социальной инфраструктуры – больниц, школ, административных зданий, спортивных сооружений. Это не означает, что они все должны быть абсолютно одинаковыми. Это тоже неправильно. Тем не менее должны быть различные утверждённые типовые проекты, которые можно использовать и тиражировать.

Мы внесли изменения в Градостроительный кодекс, это постановление позволяет на практике выполнять эти нормы.

Дмитрий Николаевич (обращаясь к Д.Козаку), Вы этот вопрос ведёте в Правительстве. Что там есть нового?

Д.Козак: Я хочу вернуться к истории. Действительно, в июне прошлого года были приняты поправки в Градостроительный кодекс, согласно которым все публичные образования – а это и субъекты Федерации, и муниципалитеты, и федеральный центр – должны использовать наиболее экономически эффективную проектную документацию. Градостроительным кодексом предусмотрено, что проектная документация, подготовленная на бюджетные средства, принадлежит Российской Федерации, субъекту Российской Федерации, муниципалитету и неопределённый круг публичных образований имеет право использовать документацию, которая признана наиболее экономически эффективной, для повторного применения.

В ноябре прошлого года во исполнение закона было принято постановление Правительства о критериях экономической эффективности проектной документации. Документ, который 31 марта подписан, определяет процедуру, механизм отбора такой проектной документации из всего массива проектной документации, который изготавливается на территории Российской Федерации. Министерство строительства и жилищно-коммунального хозяйства по установленной процедуре будет отбирать наиболее эффективные проекты и включать их в федеральный реестр проектной документации. В этом федеральном реестре будут заключения государственной экспертизы на каждый проект, параметры, мощность, эскизные решения каждого проекта – всё это должно быть размещено на сайте Министерства строительства и жилищно-коммунального хозяйства. И каждое муниципальное образование, субъект Российской Федерации либо федеральный орган исполнительной власти, а также публичные компании, где более 51% принадлежит Российской Федерации, субъектам либо муниципалитетам, вправе выбрать из этого массива нужный проект, подходящий по целевому назначению, по мощности.

Д.Медведев: И платить за это не следует.

Д.Козак: Да, это бесплатно, это принадлежит публичным образованиям. Платить за это не следует, и можно, привязав к конкретному земельному участку, использовать эту проектную документацию. Это позволит существенно сэкономить средства на проектирование и сократить время проектирования, а также сократить расходы на строительство объектов капитального строительства: школ, дорог – практически все объекты будут в этом реестре.

Д.Медведев: Я хочу обратить внимание, что отбор этих проектов должен быть очень серьёзным, чтобы типовыми становились лучшие проекты, а не те, которые кто-то пролоббировал. В советские времена тоже было абсолютное большинство типовых проектов. Но, мягко говоря, не все они отвечали нужным критериям, были качественными, да и эстетически выглядели весьма сомнительно. Поэтому нужно отбирать лучшее и потом это предоставлять соответствующим публичным образованиям и другим структурам, для того чтобы они могли на этой основе возводить новые сооружения.

Ещё один вопрос, который я хотел бы сегодня затронуть, касается охраны труда. В российской экономике занято почти 72,5 млн человек. Их жизнь и здоровье, условия, в которых они работают, – предмет постоянного внимания законодателя. Этим должен заниматься и работодатель. Тем более когда речь идёт о предприятиях, где условия труда сложные, где возможны травмы. Таких предприятий в стране достаточно много, причём во всех секторах экономики. В последнее время этот травматизм уменьшился. Это отрадный фактор. Количество несчастных случаев с тяжёлыми последствиями уменьшилось почти на 14%. Это хорошие показатели, но в любом случае надо двигаться дальше.

Ольга Юрьевна (обращаясь к О.Голодец), Вы обсуждали этот вопрос и на совещаниях, и на коллегии Министерства труда эти темы затрагивались. Что ещё можно было бы сделать в этом направлении?

О.Голодец: У нас действительно есть хорошие результаты по программе преодоления производственного травматизма. И, по предварительным данным, на сегодняшний день мы вышли на показатель производственного травматизма, который присущ развитым европейским странам, на которые мы прежде всего ориентируемся. Если в европейских странах число случаев производственного травматизма с тяжёлым исходом составляет 2,85, то по этому году у нас в стране ожидаемый показатель будет 2,5. Мы находимся на уровне передовых стран, таких как Германия, и для нас это очень важно, потому что человеческая жизнь на производстве – абсолютный приоритет и с ним не может сравниваться ничто другое.

По каждой отрасли существует программа, в реализацию которой включены и работодатели, и представители работников. То, что за последние четыре года так сильно снизился травматизм, – это результат серьёзной работы во исполнение целого ряда законодательных актов, которые нами приняты, и тех решений, которые отслеживаются специальными группами по сопровождению наших законодательных инициатив.

Мы стали заниматься сейчас исследованием каждого случая, проводится оценка рисков по поводу каждого случая с вредными факторами. Это позволило, во-первых, сократить число рабочих мест с вредными и опасными условиями труда, вывести с них людей, переобучить этих людей и предоставить им другие рабочие места. И это привело к абсолютному сокращению производственного травматизма.

Вы упомянули цифру 14% по сравнению с прошлым годом, но если сравнивать с 2012 годом, то уровень несчастных случаев с летальным исходом сократился почти на 40%. Это огромная цифра.

По тем отраслям, которые находятся под особым контролем – а абсолютное большинство тяжёлых случаев производственного травматизма происходит в строительной отрасли, – разработана специальная программа, и коллеги её выполняют совместно с Министерством труда и представителями работников и работодателей.

Отрадно, что сегодня в отрасль охраны труда приходят наши промышленники. На выставке по охране труда у нас каждый год представляется более 9 тыс. российских предприятий, которые дают нашему рынку эффективные средства защиты – это и защита органов дыхания, и специальные костюмы. И на сегодняшний день очень высокий уровень средств индивидуальной защиты, которые конкурентны в том числе на мировом рынке.

В апреле в Сочи пройдёт большая Всероссийская неделя охраны труда. На сегодняшний день поступило уже 9660 заявок на участие в ней от разных юридических лиц и организаций. Мы ожидаем очень высокого представительства от Международной организации труда и ряда международных организаций и надеемся, что эта неделя охраны труда придаст новый импульс в реализации нашей программы.

Д.Медведев: Это действительно очень важное направление. Человеческая жизнь должна быть под охраной, в том числе и на производстве. Как Вы правильно сказали – это наивысшая ценность. Прошу Вас эту работу продолжить.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 3 апреля 2017 > № 2129864 Дмитрий Медведев, Ольга Голодец


Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 3 апреля 2017 > № 2127299 Владимир Путин, Александр Лукашенко

Заявления для прессы по итогам встречи с Президентом Белоруссии Александром Лукашенко

3 апреля 2017 года, Санкт-Петербург

По окончании российско-белорусских переговоров В.Путин и А.Лукашенко сделали заявления для прессы.

В.Путин: Добрый вечер, уважаемые коллеги!

Мы вас коротко хотим проинформировать о результатах нашей работы. Они есть. Мы договорились о том, что урегулируем все наши спорные вопросы в нефтегазовой сфере – собственно, не договорились, а мы их урегулировали. Договорились о том, как и в какие сроки мы это сделаем. Сделаем мы это в течение ближайших 10 дней.

Мы нашли схему, при которой мы сохраняем наши подходы, сближаем наши позиции по ценам. Нашли возможность взаимных уступок, договорились о том, как будем работать в этой сфере не только в 2017-м, но и в 2018-м, в 2019 году. Подтвердили своё стремление создать необходимые правила, основополагающие правила и условия к июлю 2019 года по созданию единого рынка электроэнергии, именно общие условия и правила. Подтвердили свою готовность сделать всё для того, чтобы к 1 января 2018 года разработать совместные правила по единому рынку газа, а к 2024 году – разработать и выйти на подписание межправсоглашения в рамках Евразийского экономического союза по единому рынку газа.

Достаточно много времени уделили вопросам взаимоотношений в сфере финансов, в конкретных отраслях экономики, в высокотехнологичных сферах – закончили возможным расширением нашей совместной работы в космосе.

Много говорили о сотрудничестве в сфере сельского хозяйства. Я просил Правительство Российской Федерации, чтобы на этой неделе наши специалисты выехали в Белоруссию и поработали там с коллегами на соответствующих предприятиях, в отношении которых возникли какие-то сомнения с точки зрения соблюдения наших фитосанитарных норм.

Думаю, что всё это – те вопросы, которые решаются в ходе практической совместной работы в том духе, который сложился между нашими странами на протяжении уже многих лет после подписания Соглашения о создании Союзного государства.

Напомню, что вчера мы отмечали День единения народов России и Беларуси, а в этом году отмечаем ещё и 25-летие установления дипломатических отношений. Так что на сегодняшний день спорных вопросов не осталось. Мы будем двигаться дальше, будем укреплять союзнические отношения в рамках Союзного государства и работать над укреплением нормативно-правовой базы и над развитием Евразийского экономического союза.

Спасибо.

А.Лукашенко: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые друзья!

Я не могу не начать с того, с чего мы, к сожалению, начали переговоры, в другом ключе, конечно. Я Вам исключительно благодарен как человеку, что в непростое время в связи с этими событиями мы всё-таки сели за стол переговоров и, несмотря на эту проблему, Вы смогли в таком позитивном, порядочном ключе провести переговоры. И, как Вы только что сказали, что у нас не осталось нерешённых вопросов.

Конечно, плохо, что президентам приходится вмешиваться в те или иные проблемы не нашего уровня. Но что поделаешь – такова практика. Мы действительно с Владимиром Владимировичем решили проблемы и по вопросам нефтегазового комплекса, не буду повторяться. Мы долго обсуждали аграрную проблему, но договорились о том, что она у нас в повестке Высшего Государственного Совета, так же как и вопрос о промышленной политике, и мы в ближайшее время согласуем сроки и примем решение по этим вопросам и другим уже на заседании Высшего Государственного Совета.

Мы, чтобы быть абсолютно откровенными, приличный промежуток времени уделили обсуждению проблем международной повестки дня, особенно тех вопросов, которые касаются нас, наших соседей, политики Европейского союза. Мы обменялись мнениями о взаимоотношениях с Соединёнными Штатами Америки, как выстраивать эти отношения. Я, конечно, просил Владимира Владимировича, чтобы он не забывал и о Белоруссии, выстраивая отношения с крупными государствами. Ему предстоят встречи в «двадцатке». Я получил эту поддержку и заверение в поддержке нас на всех форумах, как это он делал и ранее.

Мы очень много говорили о безопасности, и не только в связи с этим несчастным случаем. Так было запланировано, это основной был вопрос. Не нефтегазовыми вопросами мы начали обсуждение. Мы действительно основное внимание уделили давно запланированному вопросу безопасности наших государств. Я не буду здесь ничего конкретизировать, вы видите, что происходит вокруг. И мы хотели бы просто сохранить стабильность России и Беларуси, уж слишком мало осталось тихих, спокойных точек на планете. И мы договорились о совместных действиях по сохранению нашей безопасности, наших государств.

Владимир Владимирович, я благодарю Вас за то, что Вы пошли нам навстречу в плане рефинансирования задолженностей в этом году перед Российской Федерацией. Президент пообещал, что в течение сегодняшнего-завтрашнего дня он отдаст соответствующее распоряжение по этому вопросу.

Ещё раз хочу подчеркнуть, что на сегодняшний день у нас не осталось нерешённых вопросов. Более того, мы смогли заглянуть в будущее функционирование наших экономик. Мы решили эти вопросы. Думаю, что в течение 10 дней, как сказал Президент, наши Правительства это всё формализуют и введут наши экономики в нормальный ритм работы.

Ещё раз благодарю Вас, Владимир Владимирович. Очень сожалею, что всё так получилось, но мы должны держаться вместе и народы это должны видеть, что мы сегодня с Вами и продемонстрировали.

Я Вам благодарен.

В.Путин: Спасибо.

Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 3 апреля 2017 > № 2127299 Владимир Путин, Александр Лукашенко


Россия. СЗФО > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 3 апреля 2017 > № 2127294 Владимир Путин

Медиафорум региональных и местных СМИ «Правда и справедливость».

Владимир Путин принял участие в работе IV Медиафорума региональных и местных средств массовой информации «Правда и справедливость».

В.Путин: Добрый день, уважаемые друзья, коллеги!

Это, по-моему, уже четвёртая наша встреча, она стала уже традиционной и, на мой взгляд, полезной.

Мне очень приятно с вами всегда встречаться, не просто приятно, но и полезно, потому что это как раз и есть та самая обратная связь, о которой мы так часто говорим.

Почему именно с вами – потому что вы в полном смысле, в прямом смысле этого слова работаете на переднем краю, вы всегда с людьми, чувствуете, что происходит, понимаете это, высказываете свою точку зрения, которая, безусловно, интересна и для меня лично, а поскольку мы пользуемся услугами ваших коллег из федеральных средств массовой информации, то это важно и интересно для широкой публики, для миллионов наших граждан, которые через средства массовой информации могут слышать, видеть нашу дискуссию, оценивать то, что говорите вы, то, что говорю я, и соответствующим образом через различные структуры, через Общественную палату, через своих депутатов на местах, через вас, опять же, – через региональные средства массовой информации – влиять на те решения, которые принимаются на региональном, местном или на федеральном уровне. Во всяком случае в этом, собственно говоря, и есть смысл нашей с вами совместной работы.

Я бы на этом, пожалуй, монолог закончил. Представляется, что более продуктивным, интересным и для меня, и для вас, и для наших зрителей, слушателей будет наша прямая, живая дискуссия.

Спасибо вам большое.

С.Говорухин: Тогда начинаем нашу работу. Формат, собственно, вам известен. Здесь вся Россия, журналисты из всех регионов. Помогать мне вести это собрание будут, как всегда, Оля Тимофеева и Николай Будуев, наш депутат, журналист из Бурятии.

О.Тимофеева: Добрый день, Владимир Владимирович! Добрый день, уважаемые коллеги!

На эти три дня Санкт-Петербург – неформальная столица региональных средств массовой информации. Мы здесь, действительно, в четвёртый раз. Поменяли площадку, правда, в этот раз, и нас стало гораздо больше. Здесь та самая «четвёртая власть», потому что люди, сидящие в этом зале, – чуть-чуть больше, чем журналисты. Они своими сюжетами, постами в блогах, своими материалами в газетах заставляют власть менять ситуацию. Они порой вмешиваются и доводят решение проблем до конца. И, по-честному, патриоты своих городов и территорий.

Н.Будуев: Добрый день, Владимир Владимирович, коллеги!

Наш форум даёт новый импульс развитию журналистики в регионах. Журналисты понимают, что их ценят, уважают. Тысячи наших коллег работают в интересах простых людей по всей стране. И сегодня наш форум стал уникальной возможностью для того, чтобы журналисты из регионов не просто встретились, познакомились друг с другом, но и, самое главное, нашли пути, варианты решения общих проблем.

О.Тимофеева: Кстати, о том, чем мы жили весь этот год с прошлого форума. На 21-й кнопке в каждом городе России и в каждой территории скоро появится региональный канал. Мы об этом говорили в прошлом году на нашем форуме и внесли от имени Общероссийского народного фронта закон. Вы его подписали, спасибо Вам за это. Мы по-прежнему 300 миллионов рублей закладываем в бюджет России на поддержку региональных печатных СМИ. Хочу сказать, что проблемы там тоже есть, об этом немного позже.

Что продолжаем делать дальше. Продолжает работать Центр правовой поддержки журналистов. Он был создан по Вашему поручению, и за это время три сотни коллег из наших редакций: печатных, телевизионных, блогеров – получили юридическую помощь, и мы многим помогли даже в судах.

Н.Будуев: Всё больше журналистов поддерживает повестку ОНФ. Об этом говорит то, что с каждым годом растёт число заявок на конкурс ОНФ «Правда и справедливость». Например, в этом году их подано уже более четырёх тысяч, и за каждой работой решены проблемы людей.Конечно, там есть и проблемные вопросы, за это зачастую на местах чиновники нас где-то и не любят, где-то, может быть, и боятся. Но сейчас идёт важный процесс, когда власти на местах слышат нас и понимают, что мы не враги, а мы работаем в интересах общества.

О.Тимофеева: Вы знаете, когда только всех рассаживали, уже все начали репетировать, как поднимать руки, чтобы Вы их выбрали, чтобы задали вопрос. Потому что, конечно, в эти три дня мы обсуждали профессиональные проблемы, конечно, в эти три дня мы говорили, чем живёт каждый город, каждая территория, с болью рассказывали о том, какие проблемы там есть. Но самая главная задача форума – это прямая коммуникация, это возможность задать вопрос Вам, лидеру Общероссийского народного фронта.

У нас есть наша платформа, на ней сегодня зарегистрировано более двух тысяч человек, и мы обратились ко всем: «Какой бы вы вопрос хотели задать Президенту?» Конечно, количество вопросов зашкалило, и мы вначале постарались выбрать самые часто задаваемые, которые касаются большинства журналистского сообщества.

Н.Будуев: Начать хотелось бы с отраслевого вопроса. На каждом форуме поднимается вопрос, связанный с работой «Почты России». Суть проблемы в том, что, мы полагаем, в два раза завышены тарифы на услуги «Почты России» за рассортировку и доставку тиражей до регионов. Это очень сильно бьёт по малым редакциям, и проблема для нас очень важная. Об этом подробнее расскажет издатель из Алтайского края Юрий Прудин.

Ю.Прудин: Добрый день. Я представляю независимую газету «Свободный курс» и альянс независимых региональных издателей. «Почта России» в этом году со второго полугодия увеличивает свои тарифы (на 10 процентов – базовый) и лишает ещё на 10 процентов льгот по социально ответственным СМИ. Итого получается – 20 процентов каждое региональное СМИ получает повышение тарифов.

Вы прекрасно знаете Алтайский край, где 60 сельских районов, и понимаете, что в этой ситуации всем будет не очень хорошо.

Мы вчера спросили «Почту России»: «А почему, собственно, при инфляции 4 процента мы имеем такое повышение цен?» На что получили понятный ответ: «Мы – коммерческая организация. И как всякая коммерческая организация, хотим работать с прибылью, а подписка приносит нам убытки».

С другой стороны, я понимаю, что «Почта России» у нас с вами входит в перечень стратегически важных предприятий. А стратегия России – это, по-моему, читающая Россия. И мне кажется, здесь с таким подходом надо что-то делать. И мы предлагаем всё-таки вернуться к теме субсидирования подписки для региональных и местных СМИ.

В.Путин: Ну вот, начали с себя любимых, что называется. Это правильно, потому что это касается не только региональных СМИ, это касается ваших читателей.

Что можно сказать на этот счёт? Во-первых, все субсидии, которые раньше предоставлялись и которые были в прошлом или позапрошлом году, свёрнуты фактически. Они всё равно не давали возможность «Почте России» выйти даже в ноль, всё равно «Почта России» даже при этих субсидиях работала с убытком. Где-то в позапрошлом году, по-моему, три с лишним миллиарда, в прошлом – два с лишним миллиарда. Поэтому субсидии в целом на почту нужного эффекта нам с вами не дают. Первое.

Второе. И мы с вами тоже это хорошо знаем – очень многие уходят в интернет. И поэтому печатные СМИ, их продажи сокращаются по всему миру. И за прошлый год, пожалуй, что произошло, можно отметить? Что сокращение в связи с прекращением субсидий фактически сведено к нулю, где-то минус 5 процентов. Общий мировой тренд – минус 6–8 процентов. Поэтому, если сейчас и возвращаться к этому, то… Вы с Алтая?

Ю.Прудин: Да, Алтайский край.

В.Путин: Я понимаю, почему особенно Вас это беспокоит. Удалённые населённые пункты, территория огромная, поэтому если и переходить к субсидированию, то, мне кажется, нужно переходить к субсидированию не почты, а к субсидированию изданий, издательств. Эти субсидии должны быть ориентированы на ту категорию ваших подписчиков, которые находятся в наиболее сложном положении: это или, скажем, удалённые населённые пункты, школы в удалённых населённых пунктах, это отдельные категории граждан (инвалиды, ветераны, это всё от нас с вами зависит, какие категории выбрать). Вот по этому пути, мне кажется, вполне можно было бы пойти.

Ю.Прудин: Спасибо.

В.Путин: Вам спасибо за вопрос.

О.Тимофеева: Можно тогда, если про себя любимых, то ещё один профессиональный вопрос.

В.Путин: Конечно.

О.Тимофеева: Три года назад на форуме, тогда благодаря Вашей поддержке, мы выбили 300 миллионов в федеральном бюджете – поддержка региональных газет.

В прошлом году обращались к Вам, потому что хотели упростить механизм. С этого года, к сожалению, опять вступил в силу другой механизм.

Если можно, слово Владимиру Павловскому, Красноярский край.

В.Павловский: Владимир Павловский, газета «Красноярский рабочий». Кстати, 111 лет газете, это я к тому, что пресса будет жить ещё очень долго.

Владимир Владимирович, по-моему, все участники Медиафорума, сидящие в зале, уже разъехавшиеся, может быть, и все мои коллеги по стране присоединятся ко мне, когда я Вам скажу спасибо (я редко говорю спасибо чиновникам, даже самого высоко ранга) за то, что Вы действительно поддержали региональную прессу.

Здесь прозвучало – 300 миллионов, а ведь планировали 56 миллионов. Для нас это серьёзная цифра, тем более на фоне того, что на местах некоторые губернаторы, не будем называть, каких регионов, всё-таки не очень любят прессу, которая не заглядывает им в рот и мало их хвалит, и не только не наращивают усилия по нашей поддержке, особенно независимых газет, но и, мягко говоря, противодействуют.

Здесь уже говорили, что в том году Вы помогли нам ещё и в том, что избавили от казначейского сопровождения этих субсидий, 300 миллионов. Но, к сожалению, 31 декабря 2016 года распоряжение Правительства закончило срок действия. То есть мы опять стоим на распутье, что же будет? Деньги выделяются. Счёт заявок идёт уже на несколько сотен, им надо распределять. Но мы думаем, что эти деньги к нам придут лишь в конце года, потому что освоить этот метод очень сложно, особенно маленьким – городским, районным – газетам.

Поэтому, если можно, давайте сделаем так, чтобы не только на 2017 год, но и хотя бы на плановый период сохранить прежний порядок, он очень хороший, он чрезвычайно простой, есть хорошая отчётность, всё прозрачно. Зачем усложнять эту бюрократическую процедуру?

И ещё одна просьба, попутно. В этом году может появиться такое законодательное понятие, как региональное СМИ. Для нас это очень важно. Есть законопроект, разработанный Народным фронтом. Как-то, я не понимаю механизма, это подталкивается. Но как бы рассмотреть этот законопроект в первоочередном порядке, потому что тогда у нас упростится порядок, повысится эффективность и субсидии точно будут попадать именно на поддержку региональным СМИ.

Спасибо.

В.Путин: Критерии нужны тогда. Вы сейчас говорите о критериях отнесения к региональным СМИ.

В.Павловский: Да. Мы готовы. Я в данном случае не только как редактор выступаю, но и как член экспертного совета Минкомсвязи. Много коллег с мест, мы готовы вместе сесть и поработать над критериями.

В.Путин: Вот видите, механизм всё-таки есть. Этот общественный совет при Минкомсвязи работает. Мне приятно это услышать. Как, кстати, оцениваете работу этого совета?

В.Павловский: Как я могу оценивать, если я его часть? (Смех в зале.) Положительно, Владимир Владимирович.

В.Путин: Оценивайте объективно, можете?

В.Павловский: На самом деле мы сейчас ведём очень большую работу, и почти все коллеги, сидящие в зале, в этом участвуют. Мы по линии «Почты России» составляем списки. Но скидки были в размере 30 процентов, сейчас – 20 процентов. Раньше мы назывались «социально значимые СМИ». То есть на составление этих списков «Почта России» предоставляет вот такие льготы. Это большая бумажная и прочая работа, но это нужная работа. Её надо выполнять и впредь.

В.Путин: Ладно, спасибо, Володя.

Вот смотрите, я немножко с другого начну. Во-первых, один из наших модераторов об этом так вскользь, мимо проскочил, и сейчас Вы сказали об этом. О чём? О том, что у вас идёт противоборство с чиновниками. Вы знаете что? Много проблем в чиновничестве, мы об этом говорим постоянно. И не только у нас, но и во всех странах мира одно и то же, и всегда и везде пресса – свободная, открытая пресса – в демократическом обществе так или иначе оппонирует власти. И это абсолютно правильно.

Мне бы очень не хотелось только, чтобы пресса и чиновничество шли друг на друга, как стенка на стенку, всё время. Я вас уверяю, что и среди людей, которые работают в административных структурах, очень много патриотично настроенных, порядочных, деятельных людей. И мне бы очень хотелось, чтобы вы видели в них поддержку, а они видели поддержку в вас. Вот это чрезвычайно важная вещь, потому что если просто противоборство, то это будет постоянно палки в колёса с одной и с другой стороны, а если работа на общую цель, то тогда можно достичь максимального результата.

В.Павловский: Владимир Владимирович, мы-то как раз идём, пытаемся идти навстречу, но, к сожалению, не всегда ответного движения дожидаемся.

В.Путин: Да, не всегда. Это правда. А всегда и не может быть. Всегда не может быть всегда, всегда нужно бороться за конечный результат, осуществляя поиск своих союзников. Они точно у вас есть, потому что и у порядочного чиновника, и у добросовестного журналиста одна общая цель – благо людей. Другой цели у нас с вами быть не может.

Теперь по сути. Вы спросили: зачем нужно казначейское сопровождение? Нужно для прозрачности и для улучшения качества финансирования, для контроля за движением государственных финансов. Вот зачем нужно. Но Вы правы в том, что когда речь идёт о небольших предприятиях, то тогда, наверное, это избыточно. Тем более что у нас, по действующему законодательству, по действующему закону, от казначейского сопровождения освобождены социально ориентированные некоммерческие организации. А небольшие предприятия в области СМИ, особенно региональные, ориентированные как раз на работу непосредственно с гражданами, напрямую, что называется, с населением в своих населённых пунктах или в своих регионах, скорее всего, их можно туда отнести, потому что коммерции там, честно говоря, наверное, не много. Поэтому я с Вами согласен. Я обязательно переговорю с Правительством, обязательно переговорю с Министром финансов, и думаю, что они пойдут нам с вами навстречу.

В.Павловский: Спасибо.

Н.Будуев: Примерно треть из тех, кто сейчас в зале, – представители интернет-СМИ и блогосферы. Аудитория интернета растёт с каждым днём, но, к сожалению, там зачастую бывает и вредоносная для человека информация. Как раз вчера на профильной площадке мы обсуждали эту проблему. Подробнее расскажет Илья Ремесло, Санкт-Петербург.

И.Ремесло: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Меня зовут Илья Ремесло, я из Санкт-Петербурга, блогер.

Владимир Владимирович, в последнее время в интернете мы наблюдаем большое количество противоправной и запрещённой информации. Это, в частности, экстремизм и призывы к суициду. А другие страны, как мы знаем, решают эту проблему зачастую очень жёстко. В частности, Китай, где налажена целая система блокировки интернета: файрволы, ограничения на посещение крупных западных сайтов. Но в то же самое время интернет – это и полезный инструмент для распространения расследований, которые мы проводим, в частности я провожу, другие мои коллеги.

В этом смысле как Вы считаете, должна ли Россия слепо копировать китайскую модель ограничения интернета либо же мы должны таким образом здесь идти каким-то своим путём, выбирать какой-то свой путь, более мягкий, для того чтобы не ограничить право на распространение и полезной информации, и неполезной?

Спасибо большое.

В.Путин: Мы же с вами знаем: «Умом Россию не понять, аршином общим не измерить, у ней особенная стать…» У нас всегда, во всём свой путь. Но это не наша особенность. На самом деле практически везде, все страны мира идут своим собственным путём. Есть общие тенденции, какие-то общие правила, и мы тоже в этом тренде находимся. Но, конечно, мы должны ориентироваться на состояние нашего общества.

Во-первых, такой уже абсолютно расхристанной квазисвободы в интернете уже нигде нет. Во всех странах мира введены определённые ограничения на контент, на использование и так далее. Во всей Европе, в Соединённых Штатах очень жёсткое регулирование, особенно это всё начало вводиться и функционировать после трагических событий 11 сентября в Соединённых Штатах, а потом в связи с серией терактов в европейских странах.

Я не считаю, что мы вправе кого бы то ни было критиковать, потому что все эти ограничения и вообще всё это регулирование должно соответствовать уровню развития общества. Мы с вами помним начало 90-х годов, здесь очень много молодых людей, но и они наверняка знают, когда под демократией начали понимать вседозволенность, а под рынком – расхищение государственного имущества. Мы были просто не готовы даже к этим процессам, но постепенно, постепенно общество взрослеет, приходит к людям понимание, что такое хорошо, что такое плохо, на что мы можем пойти сегодня, а что избыточно. Поэтому нам не следует, мне кажется, критиковать то, что делается в Китае. Полтора миллиарда человек – вот пойдите поуправляйте этими полутора миллиардами.

Когда-то Наполеон сказал: «Китай спит, и дай бог, чтобы он спал как можно дольше». Китай уже давно проснулся, и этими процессами надо управлять. А вот это пространство свободы в интернете, когда через вбросы, причём автоматические вбросы, ведь автомат может начать призывать к чему-то либо агитировать за что-то, просто делается из какого-то одного центра… Конечно, государство должно как-то иметь это в виду и купировать возможные угрозы.

У нас есть ограничения, они известны: это пропаганда суицидов, это детская порнография, это пропаганда терроризма, распространение наркотиков и так далее. Это всё функционирует, хотя на первом этапе, когда это только обсуждалось, вы помните наверняка, сколько было озабоченностей на этот счёт, сколько было опасений, что государство всё перекроет, всё запретит и так далее. Как у Высоцкого, «запретили даже воинский парад, скоро всё к чертям собачьим запретят». Нет, не запретили, всё функционирует, и функционирует нормально. Более того, многие считают, что этого недостаточно, надо ещё жёстче. Но вот такие чувствительные вещи мы как раз должны вместе с вами вырабатывать. Здесь государство не должно идти по пути, что оно лучше всех всё знает и понимает. На мой взгляд, пока этих ограничений достаточно. Ну а общий подход, на мой взгляд, он должен быть такой – нельзя всё, что запрещено в законе, и это нужно как-то аккуратно, цивилизованно и технологично отработать и в интернете. Вот и всё. А всё, что не запрещено, – всё можно.

И.Ремесло: Спасибо большое.

В.Путин: Спасибо Вам.

О.Тимофеева: Я хотела бы вернуться к проектам Общероссийского народного фронта. Вы совсем недавно из Арктики, где занимались генеральной уборкой. Вам показывали результаты уборки. Мы проект «Генеральная уборка» – это один из ключевых проектов ОНФ – начали три месяца назад. И сегодня на интерактивной карте свалок у нас уже 3 тысячи найденных несанкционированных залежей мусора и свалок, и это ещё при том, что снег не сошёл и мы только стартовали. Какую-то часть, конечно (счёт идёт на десятки), мы уже убрали вместе с активистами, вместе с чиновниками, потому что понимаем, что с мусором надо что-то делать. Но проблем огромное количество в экологии.

Накануне несколько часов мы здесь разговаривали, на форуме, с Вашим спецпредставителем по природоохранной деятельности, экологии и транспорта Сергеем Борисовичем Ивановым, но проблем огромное количество.

Сергей Стуков, Свердловская область.

С.Стуков: Сергей Стуков, город Берёзовский, Свердловская область.

Хочу рассказать об одной свалочке, моей любимой, которая на нашей территории есть. Полтора года назад к нам привезли 4 тысячи тонн иловых отложений с очистных сооружений екатеринбургского водоканала. За эти полтора года к нам приезжали и представители Министерства природных ресурсов, и правоохранительные органы, но на сегодняшний день эта зловонная грязь до сих пор не вывезена. И когда в начале 2017 года Общероссийский народный фронт объявил проект «Генеральная уборка», я сразу со своей свалочки побежал на интерактивную карту свалок и зафиксировал её там. И я очень надеюсь, что с помощью ОНФ мы сможем эту проблему решить, не просто вывезти эти отходы, но и наказать по всей строгости людей, которые там намусорили.

Вообще у меня есть для Вас предложение: давайте бороться с нарушителями особенно. Давайте-таки немножечко их наказывать. Давайте-таки немножечко делать им больно, потому что сегодня штрафы – две тысячи – очень маленькие, никого не останавливают. Надо на 200 тысяч штрафовать их, на 2 миллиона штрафовать или приговаривать к обязательным работам. Например, водителей мусоровозов, которых мы всё время ловим, пусть они убирают в десять раз больше того, что они намусорили. Или жители дачных товариществ – пусть они тоже убирают. Как Вы думаете, сможем?

В.Путин: Давайте-таки попробуем. Для этого мы с вами должны выработать общие правила. Они есть, но они, судя по всему, работают не так эффективно, как нам бы с вами хотелось. Это какой город, ещё раз, извините?

С.Стуков: Берёзовский, окрестности Екатеринбурга.

В.Путин: Екатеринбург. Это отходы водоканала, да? Значит, региональные власти, потому что водоканал наверняка принадлежит муниципалитету, они приняли решение организовать там этот полигон.

С.Стуков: Нет, это несанкционированный полигон. Это фирма-посредник, которая развозит вместо полигона в леса.

В.Путин: Ещё хуже. Этот водоканал и городские власти, они же наверняка знают, что происходит. Но они предпочли отгородиться от реально происходящих событий, сняв с себя ответственность и переложив её на какую-то фирму-посредника, хотя прекрасно понимают, что там происходит. Но это связано, безусловно, с выделением необходимых денежных ресурсов, которые они не хотят выделять просто на нормальную утилизацию этих отходов, вот и всё.

Что касается ужесточения ответственности, то я с Вами согласен, я с Вами абсолютно, Сергей, согласен, потому что вложения, которые должны были бы они сделать, но не делают на нужную утилизацию, и штрафы, которые они могли бы заплатить, должны быть сопоставимы. Для них должна возникать мотивация: лучше проинвестировать в нормальную утилизацию, чем заплатить штраф. Штраф должен быть жёстче.

Предложение хорошее, правильное, мы его обязательно проработаем с Правительством.

Н.Будуев: Многие журналисты являются автолюбителями. И поэтому проект ОНФ «Дорожная инспекция» для нас близок и понятен. Многие журналисты участвуют в нём, просто потому что понимают, что это реальная возможность сделать дороги в своём родном городе немножко лучше.

Слово Ирине Александровой, Ульяновская область.

И.Александрова: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

В.Путин: Здравствуйте!

И.Александрова: Ирина Александрова – главный редактор интернет-сайта ulnovosti.ru, Ульяновская область.

Можно сказать, что Ульяновская область – один из тех регионов российских, где новый асфальт плохо прилипает. В общем-то, вопрос по поводу дорог.

Проект Народного фронта «Дорожная инспекция» существует с 2008 года. В этом году общественники пошли дальше, разработав такую прекрасную, на мой взгляд, интерактивную карту «убитых» дорог Российской Федерации, тем самым пригласив к сотрудничеству всё активное население нашей страны. Каждый житель нашей страны может отметить на этой интерактивной карте свою любимую «убитую» дорогу.

В.Путин: Так же, как свалочку, да?

И.Александрова: Да. Я как главный редактор пошла, наверное, немножко дальше, разместив на своём сайте баннер с переходом на сайт Народного фронта. Замечено, что буквально в течение недели повысился трафик не только сайта, но и количество переходов на сайт Народного фронта именно на карту этих дорог.

Одновременно наши местные чиновники поняли, что негативная информация о дорогах начала уходить на федеральный уровень, и они, в свою очередь, придумали альтернативу и начали размещать в своих соцсетях ссылку на электронный адрес, куда бы ульяновцы тоже присылали свои фотографии и свои «убитые» дороги.

Как Вы считаете, может ли интерактивная карта и должна ли интерактивная карта, разработанная Народным фронтом, стать некой рекомендацией и пособием для действий чиновников?

В.Путин: Ну, конечно, это очевидная вещь. У нас так же, как при Минкомсвязи, работает соответствующая общественная структура и при Министерстве транспорта, через них можно работать, но «информационное обслуживание» этой проблемы, если так можно выразиться, чрезвычайно важно, потому что это и даёт возможность понять, что происходит в реалиях.

Вы знаете, когда Общероссийский народный фронт занялся этой проблемой, то это уже подвинуло и федеральное Правительство, и региональные особенно власти к решению этой проблемы, хотя она ещё очень и очень далека от того, чтобы считать, что она решена. Тем не менее программы соответствующие, благодаря в том числе этой работе, возникают. Например, сейчас одна из приоритетных программ у нас – это приведение в нормативное состояние дорог крупных агломераций в 2018 году до 50 процентов, по-моему, а к 2025 году – до 85 процентов. Так что вот такая информация точно востребована хотя бы для реализации вот этих благородных целей.

Вам спасибо.

О.Тимофеева: Мы надеемся, мэры и губернаторы сейчас услышали, что есть интерактивные карты. Пожалуйста, открывайте, смотрите, работайте по ним.

У нас есть в активе Общероссийского народного фронта (кстати, совсем скоро уже 9 Мая) много патриотических проектов. Ну, во-первых, «Имя героя – школе» – 500 школ страны уже сегодня названы именем героев-победителей.

С другой стороны, есть проект мемориалов «Вечный огонь» и «Огонь славы», и сегодня практически на выходе из Государственной Думы закон, который закрепляет понятие, что такое «огонь памяти», что такое «вечный огонь». Казалось бы, десятки лет прошло, а у нас есть пробелы, которые нужно исправлять и исправлять. Накануне один из журналистов рассказал нам интересный случай, как раз таки возвращаясь к Великой Отечественной войне.

Павел Желтов, Ленинградская область.

П.Желтов: Владимир Владимирович, здравствуйте.

Павел Желтов, пишу о Санкт-Петербурге и Ленинградской области.

Помимо своей основной журналистской деятельности я реализую достаточно много проектов, связанных с сохранением исторической памяти, патриотическим воспитанием, организуем крупную серию военно-исторических фестивалей под общим названием «Забытый подвиг».

Есть проблемы, которые высказывают ряд моих коллег, по патриотическому воспитанию, по историческим проектам, которые связаны с тем, что, к сожалению, большая часть ветеранов, которые в своё время не получили свои наградные документы, сейчас не могут передать копии этих наградных документов своим родственникам, создать так называемую семейную реликвию, которая бы передавалась из поколения в поколение. Тут есть просьба, просьба-предложение – внести изменение в президентский указ, который позволил бы передавать копии наградных документов не близким родственникам, как это можно сделать сейчас (братьям, сёстрам, родителям и детям), но и третьему поколению (внукам и правнукам), потому что, к сожалению, уже не только нет ветеранов, которые заслужили эти награды в битвах за нашу Родину, но и зачастую нет их близких родственников.

Ну и помимо прочего хотели бы пригласить Вас на один из наших военно-исторических фестивалей. Мы неоднократно присылали приглашение в Вашу Администрацию, понимаем, что Вы заняты. Буквально через неделю у нас достаточно крупный проект в Новгородской области, где мы рассказываем и восстанавливаем память дважды преданной Второй ударной армии, и в сентябре, конечно, очень важное мероприятие, в том числе, я так подозреваю, что и для Вас, на Невском пятачке. Спасибо.

В.Путин: Во-первых, Павел, я хотел Вас поблагодарить за то, что Вы этим занимаетесь, объединяете вокруг себя людей, которые трепетно относятся к нашему прошлому, к подвигам наших отцов, наших дедов. Это важно уже не для них, а для нас и для наших детей. Важно потому, что это делает нашу страну сильнее. Она, Россия, сильна своим духом, в том числе и духом патриотизма. Очевидная абсолютно вещь, и от этого в значительной степени зависят наши успехи и в экономике, и в гуманитарных сферах, и так далее.

Но вопрос, который Вы затронули, предметный и не такой простой. В чём сложность его состоит? Она состоит в том, что во времена ещё Великой Отечественной войны, когда, скажем, награждались наши воины госнаградами посмертно, их просто не изготавливали.

П.Желтов: Тут речь идёт не об изготовлении наград, а изготовлении копий наградных документов. Вот именно об этом.

В.Путин: Да. Сейчас к этому перейду. По-моему, до 1970 или 1977 года все награды после смерти их владельцев должны были возвращаться государству. Государство их забирало, но не хранило, а возвращало их на Монетный двор. И на Монетном дворе изготавливали новые награды, а эти просто исчезали. Поэтому, если бы они хранились, их тоже можно было бы вернуть.

Указ, о котором Вы сказали, – это, по-моему, указ 2010 года, но он не предусматривает изъятие у прямых родственников, которыми являются и внуки, и даже правнуки. Смысл этого указа в том, чтобы эти награды не были бесхозными. Но Вы поставили вопрос абсолютно корректно. Речь идёт о копиях либо о документах. Вот что проще всего сделать – это документы. Либо вернуть, либо воссоздать документы. По этому пути точно можно пойти. Одна только вещь, на которую я бы хотел обратить Ваше внимание, ну а, как в таких случаях говорят, пользуясь случаем, и внимание всех остальных Ваших коллег. Вот на что хотел бы обратить внимание. Мы, конечно, должны соответствующим образом относиться к «чёрному рынку», к «чёрному» обороту наград. Это абсолютно неприемлемо. И мы не можем здесь действовать по известному правилу бюрократов «хватать и не пущать», но неприятие в обществе к такого рода деятельности или такому виду бизнеса мы должны создавать. И это в значительной степени зависит от тех, кто сидит в этом зале.

П.Желтов: Спасибо.

В.Путин: Вам спасибо.

П.Желтов: Я чуть-чуть обнаглею и попрошу Вам передать буклет наших проектов. Может быть, когда-нибудь кто-нибудь из Ваших коллег всё-таки до нас доберётся. Спасибо.

В.Путин: Я сам постараюсь добраться.

П.Желтов: Чудесно.

В.Путин: Я услышал Ваше приглашение, спасибо.

Н.Будуев: Всё активнее в нашей стране развивается волонтёрство. И ОНФ активно привлекает волонтёров к своей работе. Без них невозможны были бы ни наши рейды, ни субботники, ни опросы. И сегодня в этом зале работа у нас идёт с помощью волонтёров. Хотелось бы сказать отдельное спасибо за эту работу нашим волонтёрам.

Но подробнее об этом хотела бы сказать Анна Вотинова из Воронежской области.

А.Вотинова: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Анна Вотинова. Я журналист и волонтёр из Воронежской области.

Сейчас тема волонтёрства очень актуальна. Многие хотят помочь как-то людям или сами получить помощь, но, к сожалению, не знают, как это сделать. То есть информация о волонтёрских движениях появляется в основном в социальных сетях, иногда в СМИ. И единого ресурса, интернет-ресурса, где бы все эти сведения аккумулировались, нет сейчас. И в связи с этим есть предложение – создать единый федеральный интернет-ресурс, посвящённый деятельности волонтёров.

И ещё предложение. У нас этот год – Год экологии, а следующий год мы бы предложили посвятить Году волонтёрства и гражданской активности.

И ещё один момент. У нас во всём мире 5 декабря празднуется День волонтёра, но в России как-то он не очень масштабно проходит. И, может быть, можно было бы как-то закрепить на национальном уровне этот праздник?

Спасибо.

В.Путин: У нас праздников маловато, да, Вы считаете? То ругаются, что у нас слишком много праздников, а Вы хотите ещё один добавить. Но не выходной день, нет?

Сама по себе тема очень правильная. Вы знаете, что у нас всё больше и больше людей занимаются волонтёрством. Просто, действительно, я уже говорил об этом неоднократно и публично, и на всяких совещаниях, по зову сердца люди это делают. Смотрите, я могу ошибиться, но примерно это так. Примерно 7 процентов населения у нас участвуют в волонтёрском движении, а где-то 15 процентов так или иначе в каких-то общественных мероприятиях принимают участие. Это много, это прилично. И поэтому, конечно, Вы правы: обратить внимание на этих людей, поддержать их, в том числе и морально, отмечая День волонтёра, лишним не будет.

Я Правительству такое поручение дам, проработаем, тем более что это не требует никаких дополнительных бюджетных затрат. Ну и, конечно, у людей, у которых есть внутреннее стремление быть полезным, было бы важным, чтобы для них было бы хорошим подспорьем, если бы они могли пользоваться каким-то информационным ресурсом. Давайте подумаем над этим и реализуем Ваше предложение.

Вам спасибо.

О.Тимофеева: Вы знаете, мы накануне как раз обсуждали смыслы праздников, новые образы, которые сегодня есть, и, кстати, выяснили, что мы далеко не самая «праздничная» страна, которая отдыхает. Мы только на 15-м месте в мире, и у нас не так много праздников с выходными днями.

В.Путин: То есть не будем праздники сокращать?

О.Тимофеева: В зале есть несколько чиновников, и один из них, Министр культуры, меня перед началом спросил: «А про культуру вопросы будут?» И, как правило, конечно, когда ты приезжаешь с наболевшим (про зарплату учителей, про вырубку лесов), ты понимаешь, что до культуры, как всегда, не доходит. Но удивительно, что много из зарегистрированных у нас на платформе вопросов действительно касались культуры и местных, региональных театров.

Пермский край, Ольга Сёмина.

О.Сёмина: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Я Ольга Сёмина, Пермский край, город Оса. В своей газете я освещаю вопросы культуры и сама люблю театр. Наш Пермский театр оперы и балета известен во всём мире. Это профессиональная труппа, гениальные постановки.

В.Путин: Пермский театр оперы и балета? У вас ещё и хореографическое училище одно из лучших в стране.

О.Сёмина: Да.

Многие театры в стране получают федеральные гранты, а театр оперы и балета, являясь ведущим в стране, наряду с Мариинкой и Большим, такой поддержки не получает. Может ли Пермский академический театр оперы и балета рассчитывать на федеральную поддержку?

В.Путин: Вот я упомянул про хореографическое училище, оно действительно наряду с Вагановским училищем в Питере, московским училищем является одним из лучших в стране и одним из лучших в мире, без всякого сомнения, это точно. Есть хорошие традиции, школа замечательная. Да и театр такой у вас, ему более 100 лет, он где-то с 1890-го или 1870-го даже начал работать. Конечно, это выдающийся коллектив, с традициями.

Что касается грантов, то, смотрите, эта идея у меня возникла в 2003 году, но не сам я её придумал. Собственно, придумал-то сам, но с подачи художественного руководителя Петербургской филармонии. Юрий Хатуевич пришёл ко мне в 2003 году и убедительно показал, что ведущие музыкальные коллективы требуют немедленной поддержки. Вот так возникла идея этих грантов.

Она начала постепенно расширяться, практика эта начала расширяться. По-моему, 83 коллектива сейчас получают президентские гранты. Потом у нас ещё были введены правительственные гранты. В некоторых областях, субъектах Федерации есть субъектовый грант. В общем и целом это оправдавшая себя практика. Но с 2012 года (если Владимир Ростиславович [Мединский] здесь, он подтвердит) мы не увеличивали общий объём грантовой поддержки, он где-то на уровне пяти с небольшим миллиардов рублей. Поэтому просто в эти пять миллиардов, имея в виду, что не было индексации, воткнуть ещё кого-то – значит другим сократить. А с 2012 года, повторяю, мы не увеличивали этот общий объём. Хотя, знаю, Владимир Ростиславович ставил вопрос в Правительстве об увеличении грантовой поддержки. Так что с Правительством мы на этот счёт поговорим обязательно. Но генерально вопрос должен решаться не грантами. Гранты возникли, я вам сказал, в условиях очень сложной финансово-экономической ситуации в стране как чрезвычайный инструмент. Просто нужно повышать уровень материального благосостояния наших ведущих коллективов.

Вы знаете, в чём смысл грантовой поддержки был ещё? В том, чтобы сохранить ведущие музыкальные коллективы, которые у нас работают на мировом уровне, с тем чтобы люди, которые работают в этих коллективах, получали, прямо скажем, доходы не меньше, чем в ведущих мировых коллективах. Иначе в условиях открытой границы они просто уедут, и всё. Известно, что трудовые ресурсы – а это тоже труд, причём ещё какой труд, – ищут места для наилучшего применения своих талантов, вот и всё. Мы просто должны были повысить им уровень заработной платы, если уже не больше и не один в один, как в первых мировых коллективах, то близкий к этому, с тем чтобы, имею в виду уровень жизни в нашей стране, в том, что они живут на родине, среди своего языка и своей культуры, – это тоже большие преимущества, – чтобы хотя бы приблизить их к доходам ведущих мировых коллективов. Собственно, этим и руководствовались.

Давайте посмотрим ещё на то, что можно сделать для таких коллективов, как пермский. Как минимум нужно проиндексировать. Владимир Ростиславович, за это надо, конечно, Вам побороться, и я Вас постараюсь поддержать, надо проиндексировать общий объём грантовой поддержки. С 2012 года если мы не индексировали, с учётом инфляции, скукоживается и усыхает как шагреневая кожа.

Н.Будуев: Я несколько лет вхожу в состав жюри конкурса «Правда и справедливость» и вижу, что с каждым годом становится всё больше работ, из которых понятно: власти на местах становятся более открытыми. И чиновники начинают на местах работать более эффективно, то есть какая-то динамика позитивная есть. Это ремарка.

В.Путин: Давайте скажем так, что это наша общая с вами заслуга, не только Ваша. (Смех.) Поделитесь этим успехом.

Н.Будуев: Скажу честно, сам я из Бурятии, и меня ни Бурятия, ни земляки не простят и не поймут, если я не воспользуюсь сейчас своим правом ведущего и не дам задать вопрос своей землячке.

Саржана Бадмацыренова. Спасибо.

С.Бадмацыренова: Добрый день. Владимир Владимирович, меня зовут Саржана, телекомпания «Ариг Ус», Республика Бурятия.

Я хотела бы поднять вопрос о Ледовом дворце. Дело в том, что наш регион, пожалуй, единственный, где его нет. Вопрос решается уже более семи лет, мы даже выбрали площадку под строительство, однако никаких действий нет. Среди чиновников ходит миф о том, что у нас нет хоккеистов. Но я хочу его развеять, они есть, у нас есть детская лига «Золотая шайба» и «Ночная хоккейная лига». Кроме того, у нас есть федерация по фигурному катанию. Сегодня они вынуждены тренироваться только зимой на открытых аренах или, вот как сейчас, ездят на соседние площадки, а это тысячи километров. Мы, конечно, могли приехать и сюда, но вот только небольшая ремарка: билет до Москвы из Улан-Удэ стоит больше 30 тысяч.

Но вернёмся к хоккею. Мы знаем, что Вы неравнодушны к хоккею, всем регионом надеемся на Вашу поддержку. И надеюсь, Вы также не откажетесь от небольшого подарка-символа. Это нерпочка, чтобы Вы не забывали о нашем регионе и наших «заснеженных» проблемах. Спасибо.

В.Путин: Спасибо большое.

Первый мой вид спорта – это дзюдо, конечно. Кстати, дзюдо подешевле. Может, дзюдо займёмся? Но если серьёзно, сейчас не буду растекаться мыслью по древу. Я вам помогу. Я сейчас не буду говорить источник, но мы построим вам такой каток. Ладно? Это правильно.

С.Бадмацыренова: Спасибо большое.

В.Путин: Но вместе с региональными властями только.

О.Тимофеева: На правах ведущей категорически не буду лоббировать регион, потому что считаю, что не имею права. Представьте, если каждый из журналистов сейчас начнёт говорить о своей территории.

В.Путин: (Обращаясь к Н.Будуеву.)Вы поняли? Она на Вас напала сейчас

О.Тимофеева: Выделю ещё одну сквозную проблему, она была и во многих сюжетах, присланных к нам на конкурс, – это обманутые дольщики. Казалось бы, наша задача как журналистов не столько информировать, сколько просвещать. Много сюжетов, много статей, и законы, федеральное законодательство, оно действительно в пользу людей, но мы видим, по-прежнему, что у нас есть огромное количество людей без квартир и без денег.

Калининград, Андрей Омельченко.

А.Омельченко: Здравствуйте, Владимир Владимирович! Андрей Омельченко, Калининград, блогер andrey_ka23.

Вам, конечно же, известна поистине всероссийская проблема – проблема обманутых дольщиков компании «СУ-155», печально известной компании. Проблема решается, банк «Российский капитал» выделил средства. Кстати, у нас в Калининграде был первый проблемный дом достроен. Но Вы знаете, дольщики всё-таки беспокоятся. Предстоит ещё много работы. Они пишут, в том числе даже и мне как блогеру, приходят пресс-релизы об их проблемах, они кричат обо всём. Чтобы люди немножечко успокоились, чтобы у них появилась надежда, точнее, уверенность в будущем, не могли бы Вы взять эту проблему на контроль?

Спасибо.

В.Путин: Вы правы, это общая проблема для всей страны. Она возникла откуда? Из-за недостаточной отрегулированности этой сферы деятельности: привлекают деньги граждан, а потом оказываются несостоятельными. Я уже сейчас не говорю про жуликов, но, бывает, часто целый ряд объективных обстоятельств не учитывается застройщиками, они попадают в трудную финансовую ситуацию.

Но есть ещё и жульничество, конечно, наряду с этим. Откуда оно возникло изначально? Ведь изначально можно было всё это ограничить и такую форму возведения жилых домов просто запретить и всё. Но в своё время считали, что если ограничить возможности привлечения средств граждан, их участие в этой работе, то тогда и строительный сектор не будет так развиваться, как он в последние годы развивался. А это в целом очень важно. Под эту сурдинку и недоурегулировали все эти вопросы.

Но сейчас, как вы знаете, ещё в прошлом году соответствующее поручение где-то в мае, по-моему, было сформулировано на Госсовете, внесены уже изменения в действующий закон. И что является сутью этих изменений? Сутью является то, что к самим застройщикам применяются более строгие требования, в том числе по их капиталу, увеличивается контроль за движением средств, и, что очень важно, с 1 января этого года создаётся механизм гарантий для граждан, для вкладчиков.

Какой механизм? Это фонд. Он является государственным, но создаётся за счёт как раз строительных компаний. Изначально можно было бы это сделать, но (я не хочу сейчас никого критиковать) люди с либеральными экономическими взглядами говорили: «Нет, этого делать нельзя, потому что это будет утяжелять весь процесс, наши строительные компании не в состоянии будут вкладывать туда дополнительные средства, это будет отвлекать их финансовые ресурсы». Но на самом деле, на мой взгляд, лучше уж меньше, да лучше. И гарантировать нужно права граждан, и нельзя злоупотреблять их доверием. Поэтому эти механизмы во всём мире известны, их давно надо было уже применить и у нас. Тем более что строительные компании в общем и целом у нас достаточно эффективно работают. Вы знаете, у нас вообще за всю историю не было такого объёма жилищного строительства, как в позапрошлом году. Вопрос сейчас в реализации этого жилья. Но в целом строительный сектор развивается и в сегодняшних условиях достаточно быстро.

Что касается этой известной истории с «СУ-155», она рассматривалась и на Правительстве, и у Председателя Правительства, его заместителей. В целом Правительство держит на контроле это. И я смотрю за тем, что там происходит. В 14 регионах были не достроены дома, и люди остались и без денег, и без жилья. В 14 регионах! За прошлый год в десяти уже построены. Но объёмы незавершённого строительства в оставшихся регионах достаточно большие. Часть должна быть закончена в этом году, и всё должно быть исполнено в 2018-м. Контроль мы соответствующим образом здесь обеспечим.

С.Говорухин: Можно мне реплику? Я заметил на опыте наших предыдущих форумов, что наиболее интересный у нас разговор, наиболее полезный получается, когда Вы сами начинаете режиссировать, выдёргивать людей с вопросами. Я чувствую, что этот момент вот-вот наступит. Но, прежде чем Вы возьмёте власть в свои руки, я предлагаю сменить немножко тональность нашего разговора и из академической формы перевести его в более динамическую.

Дело в том, что у нас вчера стоял стеклянный ящик, на котором было написано: «Самый лаконичный вопрос Президенту». Вопросов оказалось неподъёмное количество. Но всё-таки я выписал на свой вкус несколько вопросов. Не возражаете, если я от имени авторов сейчас задам? Сыграем в блиц?

Находится ли у Вас время на художественную литературу?

В.Путин: Да.

С.Говорухин: Планируете ли Вы проехать за рулём по крымскому мосту?

В.Путин: Да.

С.Говорухин: Ладно, тогда я посложнее Вам вопрос задам: кому на Руси жить хорошо?

В.Путин: Режиссёрам и другим представителям творческих профессий.

С.Говорухин: Ладно, годится.

Утром у Вас чай или кофе?

В.Путин: Чай.

С.Говорухин: А какое Ваше любимое блюдо?

В.Путин: Каша.

С.Говорухин: Какая?

В.Путин: Сегодня я ел рисовую. Рисовая, гречка. Наши традиционные русские каши. Овсянку я не ем. Пшено.

С.Говорухин: Какое место на карте России, где Вы ещё не были и хотели бы посетить?

В.Путин: Чукотка.

С.Говорухин: Какой советский мультик должен посмотреть каждый россиянин?

В.Путин: Про зайца и про волка.

О.Тимофеева: Там пропаганда курения.

В.Путин: У нас везде пропаганда. Важно, как это оценивать, как к этому относиться.

С.Говорухин: Что Вам делать сложнее всего?

В.Путин: Вставать по утрам.

С.Говорухин: Кто первый полетит на Марс?

В.Путин: Машина. Почему? Потому что все планируют полёты на Марс, но мало кто знает, что в сегодняшних условиях и в сегодняшних космических кораблях живая клетка вряд ли долетит. Просто живая клетка в таком жёстком космосе, в дальнем, не защищена космическим кораблём. Наверное, всё меняется и, наверное, такие возможности появятся, но есть проблемы пока. Поэтому пока, наверное, будут всё-таки исследования проводиться с помощью техники.

С.Говорухин: Вы слушаете музыку? Какую?

В.Путин: Слушаю каждый день. Это Рахманинов, Бах, Бетховен, Моцарт, Чайковский.

С.Говорухин: С чего начинается Родина?

В.Путин: Родина у нас в сердце. С мамы.

С.Говорухин: У Вас есть какая-нибудь мечта?

В.Путин: Есть. (Смех.)

С.Говорухин: Тут поподробнее требуют.

В.Путин: Нет, Вы спросили, я ответил. (Смех.)

С.Говорухин: С кем из великих представителей России прошлого Вы бы хотели встретиться?

В.Путин: С Петром I и с Екатериной.

С.Говорухин: Вот вопрос сложный.

В.Путин: К следующему переходите сразу. (Смех.)

С.Говорухин: Я и говорю, сложный вопрос следующий.

В.Путин: Нет, к следующему переходите сразу, через него перескочите.

С.Говорухин: Расскажите Ваш любимый анекдот.

В.Путин: Это же короткий вопрос, да? (Смех.)

С.Говорухин: Ничего, отвечать можно длинно.

В.Путин: Понятно.

Нет, поскольку у Вас блиц, я сейчас попробую вспомнить что-нибудь из блицев. Партийное собрание, советское время. Один из участников, Абрам Семёнович, поднимает руку. Ему говорят: «Ты посиди». (Знают уже там. Он, видимо, из региональной прессы.) Он опять. Они говорят: «Посиди». Он говорит: «Ну, одно слово!» Ведущий подумал и говорит: «Ну, одно слово скажи». Он встаёт и говорит: «Ка-ра-ул!» (Смех.)

С.Говорухин: Что Вам делать сложнее всего?

В.Путин: Отвечать на Ваши вопросы, конечно.

С.Говорухин: Так, какой бы Вам ещё тут выбрать?

Про мультик мы говорили?

В.Путин: Нет. (Смех.)

С.Говорухин: Почему мы все хотим как лучше, а получается как всегда? Вспомнил покойного Черномырдина.

В.Путин: Вы знаете, у меня дома лежит подборка его высказываний, я иногда их посматриваю. Виктор Степанович был уникальный человек, очень порядочный, очень порядочный и очень профессиональный. В известной степени мы все его ученики.

Вот Сергей Владиленович сидит, он был Министром топлива и энергетики (так называлось тогда Министерство), и Виктор Степанович давал ему прямые указания, как ему нужно строить. Он потом, с глазу на глаз, вам расскажет.

А можно я расскажу сейчас? Серёжа, можно я расскажу? Я без картинок, не так, как Виктор Степанович говорил. Он однажды пригласил его к себе на предмет доклада о подготовке к отопительному сезону. Сергей Владиленович, это он мне сам рассказывал, разложил карты, схемы, графики. Виктор Степанович посмотрел, потом всё так сгрёб в сторону и говорит: «Вот теперь слушай меня, что нужно сделать, чтобы пройти осенне-зимний период. Надо всех собрать и как следует всех… (Понимаете, какое слово он употребил.) Лучше своих, и тогда мы спокойно пройдём отопительный сезон. А эти бумажки мне не нужны».

Виктор Степанович и в моей жизни сыграл очень позитивную роль. Я очень хорошо помню наш разговор, когда я предложил ему поехать послом на Украину, кстати говоря. Пригласил его и говорю: «Виктор Степанович, не отказывайтесь, пожалуйста. Вы, конечно, у нас политический тяжеловес, и для Вас, может быть, это предложение покажется слишком скромным и даже неприемлемым, но оно очень важно для страны, и я Вас прошу не отказываться. Я с ним на «вы» всё время разговаривал, он со мной – всегда на «ты». Разговор был в Кремле, я был Президентом, он сидел напротив, я ему говорю: «Я Вас хочу просить поехать послом на Украину». Он на меня так уставился и говорит: «Ну, ты даёшь!» Потом подумал, подумал и говорит: «Я согласен». Поэтому он, конечно, умел красиво и сочно выражаться, но он жил очень хорошо, ярко, и он сыграл очень большую роль в жизни страны, особенно в трудный период 90-х годов.

С.Говорухин: Можно я тоже вспомню Черномырдина? Помните, такая комиссия была «Гор – Черномырдин»?

В.Путин: Помню.

С.Говорухин: И Гор говорит: «Это русский язык очень трудно». Черномырдин ему: «Это ты мне говоришь?» Так что Оля, Николай, как я понимаю, «вы уволены» и Владимир Владимирович сейчас берёт дело в свои руки.

В.Путин: Только я хочу перед вами извиниться. Мы должны будем сделать очень коротко, потому что у меня там по графику ещё протокольная встреча с Александром Григорьевичем [Лукашенко], мы не можем с вами заставлять его долго ждать. Но я хочу развернуться сюда, потому что с этой стороны у нас коллеги сидят и чтобы их не дискредитировать. Пожалуйста.

А.Серебренников: Добрый день, Владимир Владимирович. Алексей Серебренников, Издательский дом КБ XXI века, главный редактор газеты «Наше время», Республика Удмуртия, город Сарапул.

Седьмой раз участвую на мероприятиях с Вашим участием. Меня журналисты-коллеги уже начинают саркастически подкалывать, говорят: «Чего ездишь, вопрос не задаёшь?»

В.Путин: И вот свершилось!

А.Серебренников: Я им и отвечаю: «Попасть на мероприятие с участием Президента – это уже подвиг, а задать вопрос – это бессмертие». То есть мы с вами уже в рядах бессмертных.

Владимир Владимирович, вопрос очень короткий. Скажите, пожалуйста, будет ли продолжена программа переселения из аварийного и ветхого жилья?

Я коротко расскажу ситуацию. Есть такой город Сарапул. Он попадал Вам уже в одном из прямых обращений. «Почему так плохо в Сарапуле?» – такой вопрос был, но в более жёстком выражении. В городе Сарапуле за Камой есть посёлок Симониха. Там проживает около 40 пенсионеров лет 60. Дома – бараки, построенные в 60-х годах. Сейчас Кама пошла, лёд ушёл. У них месяц нет возможности не то что выбраться, к ним не может приехать ни пожарная, ни скорая помощь, никто. Они брошены. Средний возраст людей – 60 лет. Помочь бы им этой программой, переселить людей, чтобы под конец жизни они получили нормальные условия жизни. Спасибо большое.

В.Путин: Эта программа, которая возникла (я уже говорил на одном из форумов, кстати говоря, в прошлый раз), возникла после того, как были урегулированы финансовые споры с известной нефтяной компанией.

А.Серебренников: Да, я помню, Вы говорили об этом.

В.Путин: И тогда часть средств, которые компания выплатила за жульничество с государственными налогами (не выплатила, а были выручены средства от продажи этой компании), они пошли в том числе на создание этого фонда, а затем и программы по расселению ветхого и аварийного жилья. И она оказалась очень эффективной, это правда. Мы сделаем всё для того, чтобы её продолжить.

Но сейчас я не буду говорить ни объёмы, ни сроки, потому что это касается конкретных бюджетных обязательств, а к этому нужно подходить очень аккуратно, особенно когда мы публично говорим о вопросах, которые ещё окончательно не сформулированы и не приняты. Но в целом я считаю, что это хорошая программа, её надо бы продолжить.

А.Серебренников: Спасибо большое.

В.Путин: Пожалуйста. Прошу Вас.

Дайте, пожалуйста, микрофон.

А.Герасимов: Свердловская область, город Верхняя Пышма. Алексей Герасимов, заместитель главного редактора газеты «Час Пик».

Владимир Владимирович, Вы много в последнее время говорите о том, что надо прислушиваться к людям, к народу. Понимаете, может быть, и прислушиваются, но у народа нет обратной связи, чёткой обратной связи нет.

У нас в Свердловской области убрали прямые выборы мэров городов, муниципалитетов. У нас избирают депутатов «пятёрками», не по одномандатным округам, а «пятёрками». И в этом случае обычному человеку не попасть в депутаты. Градообразующие предприятия, другие крупные предприятия, они, естественно, своими финансами давят, и одному человеку не пройти. Поэтому просьба такая, даже предложение: может быть, нам вернуться к выборам, к прямым выборам мэров и к выборам депутатов только по одномандатным округам?

В.Путин: Этих прямых выборов никто не запрещал. Действующее законодательство позволяет осуществлять это прямым тайным голосованием.

А.Герасимов: Владимир Владимирович, извините, Вы недавно сказали, что Вы знаете, как выбираются общественные советы (на медицинском, по-моему, совещании Вы говорили), примерно так же выбираются и думы. И, к сожалению, очень трудно повлиять на этот процесс. Любое градообразующее предприятие всё равно решит всё это в своих интересах.

В.Путин: Я сам часто об этом думаю, и мы с вами думаем на одной волне, поверьте мне. Но вот эта парламентская демократия сама по себе имеет много изъянов, и мы это видим везде. Эти изъяны присущи самой системе парламентской демократии, они есть. И в Европе это очень подробно разбирается, критикуется: отрыв депутатов от народа. Если Вы почитаете, что там аналитика даёт, всё то же самое.

Когда мы предоставили возможность на местах выбрать наиболее приемлемый для них вариант формирования органов местной власти, мы исходили из того, что сохраняется прямое тайное голосование и выборы прямые или какие-то другие формы: можно мэра не избирать, а на заксобрании, заключить контракт и так далее. Можно, конечно, это всё ликвидировать федеральным законодательством, решить вопрос и вернуть всех в одно русло, или в одно стойло, но не хотелось бы. Хотелось дать возможность людям на местах выработать наиболее приемлемые именно для этого региона способы формирования органов власти.

У нас ведь многонациональная страна, у нас есть ещё и национальные республики, различные национальные образования, там своя специфика существует. Например, в некоторых субъектах Федерации на Кавказе традиционно один этнос, второй, третий, четвёртый считаются основными, они должны быть представлены в органах власти. Так по большому счёту ведь люди должны избираться в органы власти и управления по своим личным и деловым качествам, а не по национальному принципу. Правда? Но вот там так сложилось, что если кто-то не представлен из какой-то этнической группы, это уже проблема. И мы к этому относимся с уважением, так сложилось десятилетиями, а может быть, веками. И надо дать им возможность соответствующим образом отрегулировать эти вопросы самостоятельно.

Вводить разные формы регулирования для национальных республик и других тоже нецелесообразно. Скажем, на примере второй крупной этнической группы в России после русских – это татары. Но из них половина проживает в Татарстане, а другая половина татар – на всей остальной территории Российской Федерации. Поэтому как регулировать только для Татарстана что-то? А другие татары, проживающие в других регионах, должны пользоваться другими правами, что ли? Это невозможно. Но тем не менее думать над этим, конечно, нужно.

Что касается крупных предприятий и других – городообразующих, посёлкообразующих и прочих, – вы знаете, они всё равно ведь будут влиять. Я думал над этим. Они всё равно будут влиять, даже если это будет прямое тайное голосование всего населения. Вы правильно говорите, у них финансовый, административный ресурс, у них влияние на свои трудовые коллективы. Всё равно влияние будет. Мы с вами должны придумать такие формы прямой демократии, которые бы эффективно работали и минимизировали бы эти риски. Но подумать нужно, конечно. Мы с Вами на одной волне рассуждаем, поверьте. Подумаем, ладно?

Пожалуйста.

Ю.Мамонтова: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Юлия Мамонтова. Я приехала сюда из Иркутской области. Я журналист газеты «Байкальские зори», Ольхонский район, то есть с берегов Байкала.

Сейчас ольхонцев, как и жителей всей страны, волнуют вопросы, связанные с незаконными свалками, с мусором. В стране проходит реформа в сфере обращения с отходами. Но, как показал мониторинг ОНФ, схемы территориального размещения этих отходов – «сырые». Например, предполагалось из Ольхонского района мусор вывозить в Братский, а это несколько сотен километров. И мы понимаем, что это повсеместная ситуация. Спрашивается, как мы будем проводить эту реформу в сфере обращения с отходами?

А ещё такой нюанс есть. Байкальская природная территория затрагивает три региона – Иркутская область, Забайкальский край и Бурятия. Каждый регион составил свою схему. Кто бы их сопоставил, как-то их вместе бы посмотреть.

И ещё. Мне мои земляки не простят, если я Вам не то что не задам вопрос…

В.Путин: Простят.

Ю.Мамонтова: …а с просьбой не обращусь к Вам. У нас огромное количество нерешённых проблем на Байкале: и природоохранных, и социально-экономических, связанных с землёй, очень много. Например, со следующего года у нас запретят омулёвую рыбалку. И сотни, если не тысячи, семей останутся без дохода. А у нас и так многие виды хозяйственной деятельности запрещены.

В прошлом году Вы давали прямое поручение, в том числе губернатору Иркутской области и президенту Бурятии, чтобы приняли меры по трудоустройству людей. Однако ни одного крупного совещания они не провели.

В связи с этим мы считаем, что нужно учредить институт уполномоченного по проблемам Байкала при Президенте Российской Федерации, чтобы этот человек осуществлял координацию в разных органах власти, которые всё время препираются друг с другом, и непосредственно перед Вами держал ответ и перед нами всеми.

Спасибо.

В.Путин: Очень важные вопросы подняли.

Что касается омулёвой рыбалки, как Вы её назвали. Видимо, это экологические решения лежат в основе подобных инструкций. Можно ведь всё выловить, а потом нечего будет ловить и всё равно это будет прекращено, но только по таким обстоятельствам, которые иначе как трагическими назвать невозможно. Хотя, конечно, и в данном случае, нужно, наверное, тоже посмотреть внимательно, правильное это решение, своевременно оно или нет. Но точно совершенно, нужно думать о трудоустройстве людей. И если этого не происходит, то я Вам точно обещаю – не знаю, нужно ли нам специального представителя при Президенте назначать, у меня таких очень много представителей, я уже скоро запутаюсь, как их зовут, не буду помнить, – но проблема чрезвычайно важная – трудоустройство. И если что-то запрещают, значит, что-то должны предоставить взамен – это совершенно очевидно. И я Вам обещаю просто. Сигнал и в региональные органы власти, и в Правительство России будет подан, даже не сомневайтесь. Это первое.

А второе, что касается свалок. В чём здесь проблема? Здесь есть проблема, и сейчас скажу, в чём она заключается. Вообще Вы правы, лучше было делать, наверное, не в региональном измерении, а в межрегиональном, тогда было бы понятнее, куда вывозить. Потому что в регион, может быть, пограничный и через границу, может быть, не за 300 километров везти, не за 100 даже, а через 10, но это уже другой регион и, может, там было бы легче это сделать. Проблема в том, что во всех 85 субъектах Российской Федерации эти программы прошли уже согласование, но не все утверждены. Утверждены только в 77. Поэтому там, где они ещё не утверждены, точно можно будет просмотреть и, может быть, как-то исправить ситуацию. А на будущее нужно будет иметь в виду то, о чём Вы сказали, это правильно.

Там где-то был, мне подсказали, Севастополь.

А.Пархоменко: Антон Пархоменко, представляю независимое телевидение Севастополя. И прежде всего, перед тем как задать вопрос, хочу к Вам обратиться с благодарностью от имени всех жителей, всех, кого я знаю, за те решения, которые были приняты в 2014 году. Для нас это было очень важно. Спасибо. (Аплодисменты.)

Предложение теперь ко всем гражданам страны – приезжайте в Крым, приезжайте обязательно в Севастополь. Но для того чтобы было приятно к нам приезжать, нужно уберечь нашу уникальную природу.

Вопрос мой связан с экологией, наверное, ближе всё-таки к Сергею Борисовичу, но не удалось вчера озвучить проблему, связанную с заповедным урочищем Ласпи. Место замечательное. Это южный берег Крыма, территориально входит в границы Севастополя. И в украинское время там было роздано около 2 тысяч участков, которые кое-где начали уже застраиваться, там целые спальные кварталы кто-то планировал строить. Сейчас проблема вроде бы решается, прошли общественные слушания, одобрено создание особо охраняемой природной территории. Но пришла даже не беда пока, а опасение оттуда, откуда не жали. Появились сведения о том, что в Минэкономразвития готовится законопроект о том, чтобы в границах особо охраняемых природных территорий, в границах населённых пунктов разрешить строительство жилых домов и гостиниц. Хочется обратить внимание на потенциальную проблему, которая может возникнуть.

И вопрос шире к Вам. Каким образом в динамично развивающемся Крыму, куда сейчас вкладываются огромные средства, и в Севастополе в том числе, куда строится мост, понятно, что будет пик развития огромный, можно найти баланс между защитой экологии и этим развитием, чтобы не погубить то, что есть?

В.Путин: Вы знаете, Вы ставите вечный вопрос. Он вечный. Всё равно что спросить, что такое любовь. Понимаете, это всегда противоречие между развитием и сохранением, сохранением природы и развитием. Это нужно делать прежде всего крымским, севастопольским властям вместе с вами, вместе с гражданами, определять порядок того, что и где можно и нужно строить, а где лучше воздержаться и сохранить уникальную природу Крыма. Она действительно является уникальной. Мы все знаем, что это полуостров, но от береговой линии с материком до южного берега, по-моему, 290 километров. Считай, прямо в море находится эта территория. Наряду с известными крымскими соснами, другими растениями – климат уникальный. Он действительно уникальный, поэтому его надо беречь. И нужно использовать новейшие технологии, современные, нужно ужесточить градостроительные практики и нормы. То, что там понастроили в прежние десятилетия, даже не хочу комментировать, вы сами знаете и видите, это безобразие просто. Это потребительское отношение – ухватить любой ценой, несмотря на то что будет дальше и как к этому будут будущие поколения относиться.

Но сейчас есть уникальная возможность с нуля, внимательно и очень бережно подойти к решению этих вопросов. Вас беспокоит решение, которое якобы готовится в Минэкономразвития? Я с коллегами переговорю обязательно, так чтобы они и на уровне министерств и ведомств федерального значения – между собой Минэкономразвития, Министерство природных ресурсов и региональные власти – обязательно через вас, через соответствующие общественные структуры решали вопросы. Но только не кулуарно, и не келейно. Другого пути нет.

В.Путин: Пожалуйста.

Женщине уступите, пожалуйста.

Е.Голубь: Еврейская автономная область, город Биробиджан, «Газета на Дом».

Владимир Владимирович, на форуме по медицине мой главный редактор Вам рассказал о том, что у нас творится в медицине. Прошло полтора года, и я хочу чуть-чуть добавить. Можно?

За полтора года у нас изменилось всё к худшему. Я не буду долго рассказывать. У нас оптимизация проводится под лозунгом ликвидации всего, что есть ещё, что ещё может работать и должно работать для людей. И у нас одна просьба: найдите время спросить у наших новых властей, что им надо от народа и зачем они лишают нас здравоохранения.

В.Путин: Очень жаль, если в Еврейской автономной области происходят такие процессы, хотя в целом по стране, несмотря на наличие большого количества проблем в медицине – это одна из чувствительных тем, – всё-таки мы наблюдаем определённое движение вперёд. Если бы этого не было, у нас не было бы такой рождаемости, у нас не было бы минимальной материнской и детской смертности. Просто такого бы не было, этого невозможно было бы добиться.

Е.Голубь: Я прошу прощения, у нас смертность самая высокая в России, в нашей маленькой области.

В.Путин: Да. Я и сказал, что в целом по стране процессы происходят, и происходят во многом позитивные. Очень жаль, если у вас происходит совсем обратное. Что я могу сказать? Я обращу внимание Министра, властей Еврейской автономной области. Обязательно на этот счёт мы поговорим отдельно – о медицине в вашем регионе.

А общие принципы оптимизации, я уже говорил об этом неоднократно, особенно это касается территорий с большими пространствами, субъектов с большими территориями, оптимизировать нужно, но нельзя это делать таким образом, чтобы люди были лишены доступа к медицинской помощи. Вот это очевидные вещи.

Пожалуйста, девушка с каким-то цитатником

М.Платанюк: Владимир Владимирович, добрый день!

Платанюк Мария. Я представляю Владимирскую область, ГТРК «Владимир». Позвольте прямо короткую ремарку. У меня сегодня личный праздник, потому что в последний раз я вопрос Вам задавала 11 лет назад.

В.Путин: Вы не изменились с тех пор совсем.

М.Платанюк: Я старалась.

Уважаемый Владимир Владимирович, мой вопрос касается поддержки специализированных предприятий для людей с ограниченными возможностями. Мне кажется, на самом деле проблема федерального масштаба, но я просто приведу региональный пример.

У нас, во Владимирской области, есть предприятие ВПО «Прогресс», которое действует с военного 1941 года. Увы, сейчас это предприятие в стадии банкротства. Оно практически закончило свою работу, людям не выплачена заработная плата, там 7 миллионов долга. В результате процесса банкротства, наращивая конкурсную массу, конкурсный управляющий хочет выставить на продажу и само оборудование, на котором работали инвалиды, и хочет выставить на продажу клуб, где они собираются. Это культурный и социальный центр для этих людей. В связи с этим вопрос: как Вы считаете, необходима ли сейчас стабильная поддержка специализированным предприятиям по всей России? Без стабильных госзаказов, без каких-то субсидий им просто не выжить. Спасибо.

В.Путин: Естественно, ответ может быть положительным, Вы же сами понимаете. Более того, единственный способ решения проблем подобного рода – это обеспечение людей работой. Никакие субсидии со стороны государства, никакая прямая поддержка не стоит того, чтобы людей обеспечить достойной работой и достойным уровнем заработной платы. Это совершенно очевидно, это все знают. Это мне многократно уже говорили на встречах представители различных инвалидных организаций. Поэтому я не знаю, что происходит с вашим конкретным предприятием, но узнаю обязательно, обещаю Вам, обратим на это особое внимание. Я переговорю и с губернатором, и с коллегами в Правительстве. Сделаем всё для того, чтобы им помочь. Хорошо?

М.Платанюк: Да. Спасибо.

В.Путин: Давайте будем заканчивать. Пожалуйста.

А.Видяева: Владимир Владимирович, меня зовут Анастасия Видяева, я представляю ГТРК «Мордовия».

Хотелось бы, во-первых, поблагодарить Вас за всё, потому что Россия прошла разные этапы, и это здесь всем известно (падение цен на нефть, санкции), но Мордовия, наша республика, аграрная, и это поспособствовало развитию агропромышленного комплекса.

В этой связи вопрос. Владимир Владимирович, продолжится ли поддержка аграриев, продолжится ли поддержка крестьянско-фермерских хозяйств? Это очень важно, это способствует, действительно, развитию, и мы видим по нашей республике, что мы стали выше.

В.Путин: Действительно, в Мордовии нет ни нефти, ни газа, не добывают в промышленных масштабах, а одна из основных отраслей народного хозяйства, экономики – это сельское хозяйство. И в последнее время сельское хозяйство гарантирует очень хорошие темпы роста, свыше трёх процентов. Не исключение и Мордовия. Действительно очень хорошие показатели. Вы наверняка знаете цифры по федеральной поддержке в прошлом году, в этом году. Она не сокращается, она только увеличивается, и мы будем продолжать это в будущем.

Но я исхожу из того, что те санкции, о которых Вы сказали, так называемые, не будут вечно продолжаться, а если они будут вечно продолжаться, мы будем вечно ограничивать доступ на наш рынок тех товаров, которые мы можем сами производить. Мы же не всё подряд ограничиваем и не из всех стран, а ограничиваем только, прямо скажем, выборочно. Мы воспользовались по большому счёту этими санкциями, для того чтобы нанести ответный удар, и так, чтобы он нам не вредил, а только помогал. Это нам явно помогает.

Мы и в будущем будем исходить только из этого принципа. Будем делать всё, что идёт нам на пользу, и стараться не делать ничего, что нам мешает развиваться. Аграриев, безусловно, будем поддерживать и в общем виде, и в целевом плане, имея в виду, что поддержку будем оказывать малым предприятиям, фермерским хозяйствам.

Я знаю, что здесь много проблем, в том числе с землёй, внимательно слежу за тем, что происходит в Краснодарском крае с землёй, неоднократно давал поручение прокуратуре разобраться. Думаю, нас тоже услышат коллеги, которые в Краснодаре озабочены земельными вопросами. И я, так же как они, считаю, что мы не должны развивать исключительно крупнотоварное производство, хотя это очень важно. Мы должны уделять внимание, необходимую поддержку оказывать и фермерским хозяйствам, небольшим предприятиям. Постараемся диверсифицировать эту нашу работу и никогда не будем забывать о том, что почти 40 миллионов наших граждан проживает на селе. А им, кстати говоря, большое спасибо за результаты их работы.

Реплика: Спасибо Вам большое.

В.Путин: И спасибо Вам большое. Вы знаете, мне нужно идти уже, к сожалению. У меня следующее мероприятие.

Реплика: Привет Лукашенко!

В.Путин: Я обязательно передам Александру Григорьевичу от вас большой привет.

С.Говорухин: Поблагодарим Владимира Владимировича.

В.Путин: Спасибо вам большое за совместную работу. Удачи!

Россия. СЗФО > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 3 апреля 2017 > № 2127294 Владимир Путин


Германия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 апреля 2017 > № 2127252 Герхард Шредер

«Мартин Шульц хочет этого непременно»

Der Spiegel, Германия

Кристиане Хоффманн (Christiane Hoffmann), Марк Гуйер (Marc Hujer)

SPIEGEL: Господин Шрёдер, новый кандидат в канцлеры от СДПГ Мартин Шульц (Martin Schulz) пробудил большие надежды. В Сааре они не оправдались. Был ли это лишь короткий ажиотаж?

Герхард Шрёдер: Это были земельные выборы, к тому же в самой в территориальном отношении маленькой земле. Там переизбрали очень популярного премьер-министра. В Германии существует эта странная привычка рассматривать каждые коммунальные и земельные выборы как голосование по поводу федеральной политики. Но это не так.

— Было ли это ошибкой, что Шульц и СДПГ так открыто агитировали за красно-красную коалицию?

— Шульц сказал: я открыт для всех демократических коалиционных возможностей, конечно, при условии, что СДПГ будет сильнейшей партией. В принципе это разумно.

— Однако ХДС мог бы мобилизовать значительно меньше избирателей, если бы социал-демократы исключили вариант красно-красно-зеленой коалиции.

— СДПГ не имеет права дать загнать себя в гетто. Возможно ли реализовать такую опцию, это совсем другой вопрос. Потому что она должна быть реализована на условиях СДПГ, а не на условиях партии «Левых». Мы объясняем, кто повар, а кто официант, если пользоваться игрой слов, которую применили красно-зеленые. Однако я не думаю, что это получится, пока семейство Лафонтен в партии «Левых» задает тон.

— Вы имеете в виду Оскара Лафонтена (Oskar Lafontaine) и его жену Сару Вагенкнехт (Sahra Wagenknecht)?

— Да, я думаю, что красно-красно-зеленую коалицию можно будет создать только тогда, когда у «Левых» право голоса будут иметь разумные люди, такие как, например, премьер-министр Тюрингии Бодо Рамелов (Bodo Ramelow).

— На съезде СДПГ Мартин Шульц был избран с поддержкой в 100% кандидатом в канцлеры. Такой сплоченности в СДПГ не было еще никогда.

— СДПГ хочет выиграть, наконец-то снова выиграть. И партия знает, что выиграть можно лишь тогда, когда выступают сплоченно. В этом плане совершенно очевидно, что в СДПГ произошла коллективная перемена в сознании. И партия убежденно заявляет: да, мы хотим этого, а с этим кандидатом мы это сможем.

— Наблюдается ли в Германии смена настроения?

— Ситуация уже немного напоминает мне то, что было в 1998 году. Тогда мы выиграли не только потому, что были настолько хороши. Хороши мы были, не вопрос, но мы выиграли также, потому что люди сказали: Гельмут Коль (Helmut Kohl) больше уже не годится. Для новых вызовов он — не самый подходящий человек. Мы не совершили такую ошибку, чтобы обращаться с Гельмутом Колем так, словно у него и не было никаких исторических достижений. Достижения у него были, в этом нет никакого сомнения. Мы только сказали тогда: спасибо, Гельмут, но теперь достаточно.

— Теперь СДПГ должна сказать: спасибо, Ангела, это было хорошо, но теперь достаточно?

— Да, это верно: фрау Меркель делала не только ошибки, но во многих ситуациях принимала правильные решения. Признавая это, показывают не слабость, а силу, и СДПГ должна это сделать. Я думаю, что в народе есть такое мнение, что двенадцать лет — этого достаточно.

— То есть хорошие показатели опросов СДПГ меньше зависят от личности Мартина Шульца?

— Здесь должно было совпасть и то, и другое: есть желание перемен — перемен без радикальных переворотов. И за такое желание выступает Мартин Шульц. Поэтому, как я считаю, в нынешней ситуации он — правильный кандидат.

— Вы могли бы представить себе в качестве кандидата в канцлеры и Зигмара Габриэля (Sigmar Gabriel). Вы даже публично поддержали его, представив где-то пару месяцев тому назад его биографию. Были ли Вы удивлены отставкой Габриэля?

— Я бы сказал так: я не был посвящен. Но я и не был удивлен.У меня было впечатление, что Зигмар Габриэль внутренне долго пребывал в нерешительности. Но если хочешь стать канцлером и вести в предвыборную борьбу СДПГ, тогда надо действительно хотеть занять этот пост и быть к этому готовым. У него были сомнения.

— То есть Габриэль и без этого был бы неподходящим кандидатом?

— Я считаю, что более узкий круг руководства СДПГ поступил умно. Он на него не давил, а с уважением относился к тому, что Габриэль еще сам с собой не разобрался во всем, что касается этого поста. Руководство послало ему сигнал, что мы будем с тобой. Это безусловно стало предпосылкой для того, что в конце он смог сказать: я этого не хочу.

— Другими словами: таким образом он мог уйти в отставку не потеряв лицо?

— Если бы руководство СДПГ допустило, что в преддверии такого решения он сомневался, то не было бы и такого единства.

— Если Габриэлю не хватало решимости, то про Шульца этого сказать нельзя.

— Он ведь не должен стучать в двери ведомства канцлера и говорить: я хочу сюда. Но можно почувствовать, что Мартин Шульц хочет стать канцлером. Это ясно: он хочет этого, причем — непременно. И это правильно. Избиратели в Германии никогда не отдадут этот пост тому, в отношении кого у них есть сомнения, стоит ли человек такого поста. Как-то раз в издании SPIEGEL обсуждалась кандидатура Бьёрна Энгхольма (Björn Engholm). Основной тон был такой: чему быть, того не миновать. Тем самым он хотел показать, что он — политик другого типа, не столь жаждущий власти, как другие. Скорее, он — человек, который не стремится быть в первом ряду. Это достойно, но все же это неправильная стратегия. Если Вы боретесь за место канцлера, то Вы уже должны стремиться в первый ряд. Иначе дело не пойдет.

— Мартин Шульц пытался профилировать себя критикой вашей Повестки-2010. Насколько это для Вас болезненно?

— Это не так. В своей речи на партийном съезде он сказал, что политика реформ была большим, необходимым броском, который укрепил Германию.

— Это как-то не запомнилось. Когда Шульц перечислял успехи СДПГ, то отсутствовало упоминание политики Повестки-2010. Там было только Ваше «нет» войне в Ираке. В его речи в Билефельде он даже говорил исключительно об ошибках, там не было ни слова о заслугах.

— Давайте не будем впадать в крайности. Речь на партийном съезде гораздо важнее, чем речь в Билефельде. Там он выступал перед профсоюзниками и поэтому выбирал другие основные моменты. Но он не дистанцировался от Повестки-2010 как таковой, а просто говорил об ошибках.

— То есть Вам в принципе не мешает то, что Шульц говорит, что Вашу социальную политику надо в том или другом месте откорректировать?

— Я уже раньше говорил, что Повестка-2010 — это не десять заповедей, а я — не Моисей. Уже прошло 14 лет с тех пор, как я представил реформы. Тогда были другие рамочные условия: пять миллионов безработных, пустые кассы, социальные невыплаты. Сегодня мир — другой, к счастью. Политика должна заниматься сегодняшним днем, а также днем завтрашним.

— А то, что пока есть среди конкретных планов корректировки, например, размер пособия по безработице или регулирование сроков занятости, не превышает ли это Ваш болевой порог?

— Пока руководство СДПГ заявило, что оно не хочет трогать основной принцип реформ «Поддерживать и требовать». Это важный момент. Во-вторых, оно хочет не устранять Повестку-2010, а развить ее дальше, особенно в вопросе квалификации. Я считаю, что из-за дигитализации экономики это не только разумно, но и необходимо.

— Не предупреждал ли Вас господин Шульц, прежде чем высказаться по поводу политики Повестки-2010?

— Почему он должен был это делать?

— Вероятно, он не хочет потерять Вас как поддержку в предвыборной борьбе.

— Он и не потеряет. Я всегда поддерживал мою партию. Также и в предвыборной борьбе в те времена, когда политика реформ совсем открыто критиковалась.

— То есть, Вы не говорили с Шульцем?

— Отчего же, говорили. У нас был долгий разговор после его речи в Билефельде, и это было очень по-дружески.

— Ваш биограф Грегор Шёлльген (Gregor Schöllgen) считает критику Шульца политики реформ неправильной и предостерегает от крена партии влево. Он предостерегает о паролях, которые звучат «по-лафонтеновски».

— Здесь он действительно прав. Тогда с СДПГ все получилось бы так же, как с ХДС и Правыми. В тот момент, когда ХДС и ХСС считают, что надо перенять пароли АдГ, они поддерживают оригинал. И тогда люди выбираю оригинал, а не плагиат. Но СДПГ этого не будет делать. Я уверен в том, что Мартин Шульц это совершенно точно знает. Без экономической компетентности в Германии выборы не выиграть. Поэтому он не допустит никакой предвыборной программы, которая поставила бы под сомнение эту экономическую компетентность СДПГ

— Другая важная тема, с которой СДПГ хочет себя профилировать в предвыборной борьбе, это оборонная политика. Дональд Трамп (Donald Trump) потребовал от федерального правительства выделять на оборону два процента ВВП. Должна ли Германия придерживаться этого соглашения?

— То, что рассказывает господин Трамп, вообще не соответствует решениям различных саммитов НАТО, ни в 2002, ни в 2014 году. Этой обязательной цели в 2% вообще не существует. Но я принципиально считаю неправильным, чтобы постоянно требовать все больше денег на вооружение. Тогда постоянно пытаются аргументировать якобы существующей российской угрозой. Но реальность, однако, — совершенно иная, если посмотреть, кто сколько истратил на оборону: США 596 миллиардов долларов, Китай 215, Саудовская Аравия 87, Россия 66, Великобритания 56 миллиардов долларов. То есть американцы тратят на армию в девять раз больше, чем русские.

— Американцы не хотят и дальше платить за безопасность Европы. Они требуют, чтобы европейцы, и как раз богатая Германия, больше бы беспокоились о собственной обороне. Что в этом неправильного?

— Но мы же это делаем. Мы это делаем в рамках, которые считаем правильными. Это суверенное право каждого государства. Кроме того, я сказал бы господину Трампу: сравните долю помощи на развитие, которую вы оказываете в соответствии с обязательствами ООН, с той долей, которую оказываем мы. Наш вклад — тоже не маленький, но однако гораздо выше, чем ваш. В Америке совершают ошибку, когда думают, что безопасность гарантирует только сильная, вооруженная армия. Это не так, как показало движение беженцев. Его как раз не остановить сильно вооруженной армией.

— Поэтому Трамп еще хочет построить стену на границе с Мексикой.

— При этом он забывает, что Америка только потому так сильна и является примером для многих людей, что она была страной иммигрантов. Тогда здесь что-то изменится. Не в лучшую сторону.

— Насколько глубок кризис американской демократии? Начинается ли с Дональдом Трампом конец Запада?

— Я так не считаю. Но нам нужно больше дистанции. Америка — это не благословенная страна. Когда я смотрю на то, как Трамп обращается с прессой, то у меня уже создается впечатление, что свобода СМИ действительно в опасности. Поэтому мы должны очень отчетливо показать, где наши границы, в том числе и по отношению к Америке. Недостаточно, когда мы желаем делать это только в отношении Турции. Мы должны сказать и господину Трампу, что нас не устраивает, даже если это будет чуть-чуть сложнее, что я охотно признаю.

— Является ли господин Трапм в Ваших глазах кристально чистым демократом?

— Ах, послушайте, такой вопрос… Это просто недостойно.

— Спросим по-другому: опасен ли Трамп для демократии?

— То, что он пытается исключить серьезные СМИ, действительно опасно для развития демократии. И все же я не совсем пессимистичен, потому что я верю в американские институты. В Америке всегда были крайности: движение чаепития с одной стороны и великолепные публицисты, как, например, слишком рано скончавшаяся Сьюзен Зонтаг (Susan Sontag) — с другой. И этот баланс всегда работал. Когда избрали Рональда Рейгана (Ronald Reagan), то все тоже верещали и говорили: бывший актер, ужасно, что нас ожидает? Рейган стал одним из самых значительных президентов США, именно во внешней политике. Почему? Потому что он слушал умных советников. Вопрос в том, слушает ли Трамп таких людей, или он считает, что он может все сам? Пока он не слушает умных советников.

— Вы хорошо знаете российского президента Путина, называете его другом. Считается, что Путин и Трамп похожи друг на друга: два мачо, авторитарные, традиционные. Найдут ли они общий язык?

— Господина Трампа я не знаю лично. Но мне кажется, что у обоих все же довольно различные характеры. Владимир Путин действует значительно рациональнее, чем Дональд Трамп.

— Ожидаете ли Вы сближения между Россией и США?

— Это был бы желательно ввиду больших вызовов на Ближнем и Среднем Востоке. Российская политика считает: мы готовы к любому улучшению отношений, но мы хотим видеть дела. И на другой стороне все так же. Необходимо определенное доверие и взаимное уважение, чтобы можно было вести переговоры целенаправленно.

— В прошлые выходные десятки тысяч в России вышли на улицы против коррупции в путинской империи. Были арестованы сотни молодых людей. Является ли это правильной реакцией на мирные протесты?

— Конечно, нет. России, чтобы в долгосрочной перспективе быть успешной в политике и экономике, нужно открытое общество. А коррупция является одним из самых больший бедствий в стране. Но нам надо также помнить, что это общество в прошедшие десятилетия после развала Советского Союза пережило огромные переломные моменты. Там одна часть общества желает дальнейшей модернизации, но другая значительная часть общества желает также и стабильности. И умная политика должна объединить и то, и другое.

— Вы — не только друг Владимира Путина, у вас также доверительный контакт с турецким президентом Эрдоганом. Правильно ли отреагировало федеральное правительство на сравнения с нацистами и на эскалацию спора?

— Эрдоган допустил большую ошибку. Так задеть Германию и ее правительство — это в высшей степени бессмысленно и оскорбительно. То, что федеральное правительство, канцлер Меркель и министр иностранных дел Габриэль спокойно отреагировали на это, было правильно.

— Все же спор эскалировал, потому что Эрдогану это нужно было во внутриполитическом плане.

— Да, конечно. И поэтому было ошибкой то, что федеральное правительство в вопросе, кто здесь, в Германии, имеет право выступать, спряталось за коммунами. Мы сделали так, будто речь шла при этом только о недостающих парковках или пожарной охране. А это было политическое дело.

— Будучи федеральным канцлером, Вы в значительной мере поддерживали процесс вступления Турции в ЕС. Было ли это ошибкой, если посмотреть на Турцию сегодня?

— Напротив. В прошедшие годы мы упускали возможность, чтобы теснее привязать Турцию к Европе. Это было ошибкой, что после 2005 года ХДС говорила только о привилегированном партнерстве и уже более не о членстве. Это сократило восторг в Турции по отношению к Европе и привело к тому, что не только Эрдоган, бывший тогда премьер-министром, но и как раз многие либерально настроенные турки чувствовали себя отодвинутыми в сторону.

— Можно ли было предотвратить то, что происходит сегодня?

— Во всяком случае не только Турция делает ошибки. Неважно, как закончится референдум по конституции, Турция нам нужна. Она является членом НАТО и нашим флангом перед регионами с гражданской войной в Ираке и в Сирии. Она является важным экономическим партнером. И не в последнюю очередь потому, что миллионы немцев имеют турецкие корни. Нам надо смотреть вперед. Нам нужна Турция, и точно так же Турции нужны Европа и Германия.

— Насколько полезным могут в таком случае быть хорошие личные отношения между двумя политическими руководителями?

— Дружеские отношения помогают начать тот или иной разговор. Но гораздо большее значение имеют интересы государств, которые они должны представлять на своих постах.

— Насколько хорошо Меркель умеет обращаться с такими мужчинами, как Эрдоган или Путин?

— Я не знаю, подходит ли фрау Меркель такой тип политиков. Обладающие властью политики в большинстве случаев уважают друг друга. Уверен, что в отношении этих троих это так.

— Это звучит так, словно Вы не верите, что госпожа Меркель умеет обращаться с мачо. Но к другим мачо она нашла вполне хороший подход.

— Возможно, дело вовсе не в том, кто мачо, а кто — нет.

— Между Вами и госпожой Меркель отношения не такие плохие?

— Фрау Меркель недавно представила мою биографию, что меня уже порадовало. И принципиально: когда потихоньку дело идет к 75-летию, то все противостояния становятся относительными. Я теперь даже часто встречаюсь с Эдмундом Штойбером (Edmund Stoiber).

Германия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 апреля 2017 > № 2127252 Герхард Шредер


США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 апреля 2017 > № 2127239 Дональд Трамп

Интервью Financial Times: Трамп о Меркель, Твиттере и междоусобице в Республиканской партии

Править страной труднее, чем он думал, однако американский президент заявляет, что не сожалеет ни о своей программе, ни о манере работы.

Лайонел Барбер (Lionel Barber), Деметри Севастопуло (Demetri Sevastopulo), Джиллиан Тетт (Gillian Tett), The Financial Times, Великобритания

В середине интервью, которое президент Дональд Трамп дал в Овальном кабинете, звучит вопрос, не сожалеет ли он по поводу своих едких твитов в адрес союзников, политических противников и других государств. Трамп делает паузу, на секунду задумывается и отвечает: «Я ни о чем не сожалею, потому что с этим ничего не поделаешь. Знаете, когда пишешь сотни твитов, и иногда получаются ошибки, это не так уж и плохо».

Президентство Трампа не похоже ни на одно другое за всю 230-летнюю историю американской республики. Он стал первым главнокомандующим, никогда не занимавшим государственные и военные посты. Он — магнат, занимавшийся недвижимостью, и ведущий телевизионного шоу, пять раз менявший свои партийные пристрастия. Номинально Трамп — популист, но члены его кабинета — это самые богатые люди в истории американского правительства. У его главных помощников из Белого дома, включая зятя, совокупный размер состояния превышает два миллиарда долларов.

В прошлом году Трамп разрушил планы элиты на выборах («Вы проиграли, я победил», — проинформировал он своих гостей с самого начала). Сегодня этот новоявленный республиканец считает, что его критики из мейнстрима снова ошибаются. Доверие бизнеса растет, а индекс Доу-Джонса резко идет вверх. Трамп требует признания своих заслуг: подобно Франклину Рузвельту, часто выступавшему по радио, а также Джону Кеннеди и Рональду Рейгану, которые любили телевидение, президент считает себя искусным собеседником, общающимся с массами напрямую.

И у него есть тому доказательства. «Где Дэн? Позовите Дэна Скавино (Dan Scavino), пожалуйста», — кричит он на весь Овальный кабинет. Через несколько секунд входит бывший носильщик клюшек для гольфа Скавино, который в 2016 году руководил предвыборной кампанией Трампа в социальных сетях, а сейчас делает то же самое, но в Белом доме. Он смотрит на экран своего ноутбука и докладывает, что в совокупности у президента — 101 миллион подписчиков. «У меня более 100 миллионов подписчиков в Фейсбуке, Твиттере и Инстаграмме, — гордо заявляет Трамп. — Более 100 миллионов. Мне нет нужды обращаться к информационным вбросам».

Общение в Твиттере — это яркая характеристика Трампа. Там он ведет себя дерзко и непокорно, хотя иногда уходит в оборону. Трамп полон решимости показать, кто в доме хозяин. Иногда он обворожителен, иногда грозен, а в манере его руководства преобладает нетрадиционность. Он постоянно нарушает сложившееся равновесие как дома, так и за рубежом. А поскольку в последнее время зазвучали громкие обвинения в адрес администрации Обамы, которая якобы приказала организовать прослушивание Башни Трампа во время избирательной кампании, а также остаются без ответа вопросы о возможных контактах его помощников по гонке с Москвой, многие начали сомневаться в том, что администрация Трампа доживет до конца первого срока.

Тем не менее, Трамп находится у власти уже третий месяц, и сейчас появляются признаки того, что за его кажущимся безумием скрывается методика, причем гораздо более четкая, чем думали критики.

Трамп и его команда считают, что особенность 2017 года — это экономический национализм и жесткие руководители типа Владимира Путина в России, Нарендры Моди в Индии и Си Цзиньпина в Китае. Они полагают, что в таком мире Соединенные Штаты должны активно отстаивать свои интересы.

«Я верю в альянсы, я верю в отношения. И я верю в партнерства. Но альянсы не всегда идут нам на пользу», — говорит Трамп.

Непрочные альянсы

У союзников, таких как Британия, Германия и Япония, деловой подход Трампа по принципу «ты мне, я тебе» вызывает глубокую обеспокоенность, потому что президент игнорирует роль США как миротворца в самых разных регионах планеты, начиная с Западной Европы и кончая Корейским полуостровом и западной частью Тихого океана. Они опасаются, что Америка, которая на протяжении 70 последних лет защищала основанный на правилах либеральный порядок, из бескорыстной державы превращается в державу эгоистичную.

Есть и более оптимистичная, хотя и несколько циничная интерпретация агрессивного поведения Трампа: якобы он нагнетает напряжение, чтобы потом ослабить его, используя традиционную тактику переговоров. Таким образом, он сможет отойти назад, добившись более ограниченных экономических и финансовых целей в вопросах торговой политики и международной безопасности.

Президент утверждает, что здесь нет никакого блефа. «Это очень и очень серьезная проблема в нашем сегодняшнем мире. И таких проблем не одна, их больше. Но это не игра… это не болтовня. Соединенные Штаты болтали достаточно долго, и смотрите, что получилось. Это путь в никуда, — говорит он. — Когда вы спрашиваете, хорошо ли это, я говорю, что нехорошо. В то же время, я не рассказываю вам, что я делаю».

Из высказываний Трампа

О реформе здравоохранения: «Если мы не получим то, чего хотим [от республиканцев], мы заключим сделку с демократами [по здравоохранению].

О Брексите: «Мне кажется, это замечательное решение для Великобритании, и я думаю, это также очень и очень хорошо для ЕС».

О Твиттере: «Без твитов я бы не был здесь. У меня более 100 миллионов подписчиков. Мне нет нужды обращаться к информационным вбросам».

Он очень четко заявил о своем желании создать равные условия для всех на международной арене. Трамп полагает, что под военным американским зонтиком очень многие союзники стремятся жить на дармовщину, а формирующиеся экономики, прежде всего Китай, используют правила мировой торговли к собственной выгоде. Он говорит, что Америка ведет себя слишком мягко.

«У наших предшественников ничего не вышло. Посмотрите, где мы оказались. У нас дефицит торгового баланса 800 миллиардов долларов», — говорит Трамп. (Министерство торговли сообщает, что в 2016 году торговый дефицит США по товарам и услугам составил чуть больше 500 миллиардов долларов.)

В четверг и в пятницу Трамп будет принимать Си Цзиньпина во Флориде в своем шикарном особняке Мар-а-Лаго. Эта встреча станет, пожалуй, самым трудным испытанием для его лозунга «Америка прежде всего». У США с Китаем — торговый дефицит в размере 347 миллиардов долларов, а Трамп во время своей избирательной кампании пообещал заклеймить Пекин позором, назвав его валютным махинатором. Прежние администрации тоже думали о таком шаге, но потом отказывались от него.

Китай, являясь усиливающейся державой в своем регионе, может стать важным партнером по сдерживанию соседней Северной Кореи. Но перед официальным вступлением в должность Трамп провел демонстративные переговоры с новым президентом Тайваня. Обмен мнениями породил сомнения в американском согласии с политикой «единого Китая», в рамках которой Вашингтон признает китайское правительство в Пекине единственной легитимной властью.

Однако в прошлом месяце Трамп заявил Си, что он будет относиться к этой политике с уважением, и сейчас демонстрирует подчеркнутую вежливость в отношении своего будущего гостя. «Я очень его уважаю. Я очень уважаю Китай. Я не удивлюсь, если мы сделаем что-то очень драматичное и полезное для обеих стран».

Многие эксперты обеспокоены, что президент Трамп будет проявлять опасное непостоянство в вопросах внешней политики. Но администрацию приводят в равновесие довольно сильные фигуры из аппарата национальной безопасности, такие как министр обороны Джеймс Мэттис, и успокаивает влиятельный зять Трампа Джаред Кушнер. Трамп прекратил разговоры о переносе американского посольства в Израиле из Тель-Авива в Иерусалим и в то же время возобновил дискуссию о двухгосударственном решении проблемы между Израилем и палестинцами, а также смягчил свою критику в адрес союзников по НАТО. Неизменным остается то, что он решительно отказывается плохо говорить о Путине.

Хотя Трамп никогда не извиняется, он способен осуществлять разнообразные перемены. В своем интервью Financial Times президент постарался подчеркнуть, что у него нет никакой неприязни к канцлеру Германии Ангеле Меркель. Хотя перед камерами в Овальном кабинете он по всей видимости отказался пожать ей руку.

«У меня была замечательная встреча с канцлером Меркель, — сказал Трамп. — Мы обменялись рукопожатиями раз пять, а потом сели рядом в кресла… Мне показалось, что репортер сказал: „Подал ей руку". Я не расслышал».

Касаясь Брексита, Трамп точно так же постарался опровергнуть предположения о том, что Соединенные Штаты будут рады распаду ЕС. Когда ему задали вопрос, последуют ли примеру Британии другие страны, он сказал: «Когда это случилось, я подумал, что будут и другие, однако на самом деле я полагаю, что Европейский союз постепенно наводит у себя порядок».

Никакого блефа в торговле

В торговой политике Трамп тоже ведет себя более практично, чем вначале предполагали многие обозреватели. Устроив выволочку Мексике, как главной поставщице нелегальных иммигрантов и как виновнице несправедливой торговой практики в рамках Североамериканского соглашения о свободной торговле, администрация переключила скорость. Так, министр торговли и давний друг Трампа Уилбур Росс (Wilbur Ross) стремится разрешить давний спор из-за сахара, прекрасно понимая, что неудача придаст сил радикальному кандидату левого толка Андресу Мануэлю Лопесу Обрадору (Andrés Manuel López Obrador), который будет участвовать в президентских выборах в 2018 году.

Участвовавший в этом интервью Росс предупредил, что Трампа нельзя недооценивать. «Риторика безусловно полезна в преддверии переговоров, но президент не блефует», — сказал он.

Если внешняя политика Трампа на деле оказалась менее революционной, чем вначале опасались многие, то во внутренней политике остается немало противоречий. Во власть он попал на волне популизма, так как вокруг него и его призывов сплотились республиканцы и многие демократы из рабочего класса, которые оставили фаворитку истэблишмента Хиллари Клинтон. В инаугурационном выступлении Трамп отдал должное своим сторонникам, заявив: «Заброшенные мужчины и женщины нашей страны больше не будут в забвении».

Президент ратует за развитие производства в США, задабривая иностранные и американские корпорации, и призывая их внимательно подумать о переносе своих заводов и рабочих мест в Америку. Но этому самопровозглашенному умельцу договариваться оказалось сложнее находить финансирование, чем он себе представлял, хотя Республиканская партия находится в большинстве как в палате представителей, так и в сенате.

Ситуация обострилась, когда Трамп попытался воспользоваться своей исполнительной властью для установления контроля над иммиграцией. Суды заблокировали как первую, так и вторую его попытку в этом направлении. Более значимой стала его неудавшаяся попытка отменить реформу Обамы в сфере здравоохранения.

Лидеры республиканцев отказались голосовать, не сумев заручиться достаточной поддержкой для принятия поспешно составленного законопроекта. «Я не хотел голосовать. Я сказал, зачем нужно голосовать?— рассказывает Трамп, который пообещал отменить Obamacare сразу после занятия президентской должности. — Да. Я не проигрываю. Я не люблю проигрывать».

Он подчеркивает, что республиканские законодатели по-прежнему пытаются прийти к соглашению. Вместе с тем, президент отмечает, что нет ничего страшного в том, что недовольные первым законопроектом упорные консерваторы и решительные противники Obamacare будут и дальше упорствовать.

«Если мы не получим то, чего хотим, мы заключим сделку с демократами, и на мой взгляд, у нас будет хорошая форма здравоохранения, — говорит президент. — У нас действительно будет очень хорошая форма здравоохранения. Это будет такая форма здравоохранения, с которой согласятся обе партии».

Первоначально Белый дом полагал, что реформа здравоохранения Обамы — «это ключ от двери». Не менее важным он считал попытку составить первый с 1986 года серьезный закон о реформе американской системы налогообложения, а также утвердить программу строительства новой инфраструктуры на один триллион долларов. Но сейчас непонятно, каким образом администрация сможет составить удовлетворяющий финансовых консерваторов налоговый закон, который не приведет к дефициту.

Трамп не раскрывает свои карты. «Я не хочу говорить о сроках. У нас очень масштабная и очень сильная налоговая реформа», — говорит он. Но он не сказал о том, что его команда отчаянно изыскивает новые способы для того, чтобы профинансировать налоговые сокращения. Чтобы набрать простое большинство в сенате, они не должны влиять на доходы.

Если Трамп не спасет реформу здравоохранения, первые 100 дней его президентства пройдут без больших успехов. Когда он предложил на должность члена Верховного суда Нила Горсача (Neil Gorsuch), республиканцы ему аплодировали, а вот демократы пригрозили заблокировать голосование в сенате.

Его советники пытаются как-то обойти конгресс — в основном посредством президентских распоряжений и прочих мер. Главный стратег Белого дома Стив Бэннон (Steve Bannon) зловеще называет эти действия «разрушением административного государства».

Бэннон создал оперативный центр в западном крыле Белого дома, и написал там на большой доске все те обещания, которые Трамп дал во время кампании. Важный вопрос заключается в том, сумеет ли Трамп выполнить эти обещания, особенно о том, чтобы «снова сделать Америку великой», и сможет ли он отделить свои деловые интересы от официальной работы.

Трамп стремится опровергнуть любые вводящие в заблуждение сравнения из всемирной истории. Попозировав перед портретом первого в Америке президента-популиста Эндрю Джексона, он ведет своих гостей в соседнюю комнату, где висит портрет Теодора Рузвельта, которого он восторженно называет президентом, радикально изменившим ситуацию. Так оно и есть, однако один из гостей вежливо напоминает Трампу, что есть в этом и серьезное отличие. Рузвельт хвастался тем, что у него большая дубина, но он также старался говорить очень мягко.

США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 апреля 2017 > № 2127239 Дональд Трамп


Россия. Арктика. СФО > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 3 апреля 2017 > № 2126749

«Роснефть» приступила к бурению первой скважины в море Лаптевых

Мария Кутузова

корреспондент Forbes

Владимир Путин по телемосту дал старт разведке в Восточной Арктике. Из-за санкций работы ведет собственная дочка госкомпании

Как сообщает «Роснефть», 3 апреля началось бурение самой северной скважины на российском шельфе Арктики – «Центрально-Ольгинской-1» на Хатангском лицензионном участке, расположенном в Таймырском (Долгано-Ненецком) автономном округе Красноярского края. По словам российского президента Владимира Путина, давшего старт началу буровых работ в ходе телемоста, новая нефтегазовая провинция может обладать запасами в миллионы тонн углеводородного сырья.

Глава «Роснефти» Игорь Сечин, находившийся в момент начала поискового бурения на берегу Хатангского залива, оценил ресурсы моря Лаптевых в 9,5 млрд т нефтяного эквивалента.

Из-за санкций, наложенных на разработку арктических месторождений, «Роснефть» ведет разведку на шельфе региона своими собственными силами: с привлечением сервисного подразделения компании – «РН-Бурение». Разведка выполняется с берега с помощью бурения горизонтальных скважин. По словам Сечина, технологии, которыми располагает компания, позволяют пробурить скважину с отходом от вертикали на 15 км. Однако площадь Хатангского участка составляет более 18 700 кв. км и до снятия санкций полноценной разведки компании провести не удастся.

В настоящее время «Роснефти» принадлежат 28 лицензионных участков на шельфе Арктики с суммарными запасами в 34 млрд т нефтяного эквивалента. Планы по бурению на большинстве из них заморожены. С 2012 года компания инвестировала в свои морские арктические проекты около 100 млрд рублей, а в период с 2017 года по 2021 год планирует направить в них еще 250 млрд рублей. Деньги в основном идут на финансирование геологоразведки: проведение сейсмики, аэрогеофизические исследования и научные экспедиции.

По словам Игоря Сечина, до конца 2017 года «Роснефть» собирается пробурить еще одну разведочную скважину в Черном море, а в 2018 году приступить к бурению еще одной арктической скважины в Баренцевом море. Согласно планам компании, к 2050 году шельф Арктики будет обеспечивать до 20-30% всей российской нефтедобычи.

Россия. Арктика. СФО > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 3 апреля 2017 > № 2126749


Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 3 апреля 2017 > № 2126741 Алексей Фирсов

«Эффект Навального»: лидер оппозиции как «продукт» социального проектирования

Алексей Фирсов

социолог, основатель ЦСП "Платформа", председатель комитета по социологии РАСО

У элит не выработан на сегодня эффективный механизм защиты от атак Навального. Защита строится по классической схеме прошлого века, хотя игра идет уже по-новому и на другой доске

Алексей Навальный — «лидер оппозиции», «проект», «инструмент клановых войн», «революционер»... Теперь еще лоялистами вброшено — «поп Гапон». Определений слишком много, образ получается сложным и мотивирует к социологическому разбору этой фигуры.

Тактика Навального опрокидывает классические партийные модели прошлого века. Линейно-иерархичные партии теряют свою эффективность, их лидеры неинтересны. Навальный создает структуру сетевого типа. Он предлагает не программу, не партийную платформу, не набор лозунгов. Он создает сеть сторонников, связанных моральной ценностью — неприятие коррупции. Инструмент развития сети — качественно упакованный информационный продукт, который обеспечивает огромное вирусное распространение (16 млн просмотров ролика о Дмитрии Медведеве на YouTube).

В общих чертах его тактика может быть описана так. Шаг первый — исследовательская часть, которая проводится узким организационным ядром в закрытом режиме. Исследование призвано обнаружить шокирующие факты о представителях власти. Обнажить объект разоблачения. Результат этой фазы упакован в отличную медийную оболочку, становится снарядом. Шаг второй — взрыв-презентация с моментальным распространением в социальных сетях. Волна-дискуссия вокруг продукта с нарастанием эмоционального напряжения. Шаг третий — переход от медийности к чистому действию: выход на улицу, протест. Этот цикл с различными вариациями повторяется не раз, не два, не три. Это уже технология. Работает индустрия по производству компромата.

Для внешнего наблюдателя ключевой эффект такой деятельности — дискредитация элит. Кажется, что Навальный перебирает звенья управленческой цепи и тестирует каждое звено. Это аналог рефлексотерапии, точного иглоукалывания. Если укол чувствителен и весь организм дернулся — эффект достигнут. Насколько случаен выбор звена, почему именно здесь и сейчас? У аудитории нет ответа на этот вопрос.

Навальному интересны личности, а не процессы. Он больше похож на народовольцев и левых эсеров, которые стреляли в царей, губернаторов и министров, чем на большевиков, которые воевали с классами. В среде индивидуальных террористов было много провокаторов, специалистов по двойной игре. Возможно, оппоненты Навального скоро вбросят термин «азефовщина».

Однако компрометация элит ведет к компрометации всей системы, которая всегда персонализирована. Найдя болезненные места, он ставит под сомнение всю цепочку. Но звенья находятся в сложном отношении друг к другу, некоторые из них могут использовать «эффект Навального», чтобы укрепить свои позиции за счет ослабления других. Этот факт рождает гипотезу, что Навальный нужен как инструмент создания искусственных точек напряжения в цепи. Сторонники этой версии спорят: проект «Навальный» изначально создан в качестве такого инструмента или его просто используют в отдельных моментах межклановых войн.

У элит не выработан на сегодня эффективный механизм защиты от атак Навального. Ее представители не мыслят себя как часть общей конструкции и дистанцируются от проблемы «соседа». Они не обладают техническими навыками отражения подобных атак. Защита строится по классической схеме прошлого века, хотя игра идет уже по-новому и на другой доске.

Традиционные методы хороши в условиях контролируемого пространства, где тактика игнорирования может оказаться оправданной и где можно уйти от содержательной стороны вопроса. Но контроля уже нет. Отсутствие ответа — скорее слабость. Однако как отвечать? Здесь слишком много развилок, и каждое решение выглядит ненадежным. Наступает зависание. Навальный — игрок, который умеет создавать зависания системы, в этом его сильная сторона.

Чуть ли не единственный пример реальной полемики с Навальным — теледуэль, которую провел с ним год назад Анатолий Чубайс, выиграв этот раунд. Но довольно слабая линия защиты — привлечение к атаке на Навального таких изношенных «адвокатов», как ведущий Владимир Соловьев, критика которого только усиливает моральные позиции оппонента («Субботний вечер» с Сергеем Брилевым на канале «Россия», впрочем, показал технологически гораздо более умный и тонкий подход. Открытый вопрос, является ли это личной инициативой Брилева или сменой общей линии по отношению к оппозиции, с признанием «перегибов на местах»).

В процессе разрушения морального доверия к элитам Навальный не выдвигает позитивной программы. Это логично. Любая программа есть сужение поля поддержки: здесь всегда есть место для критики. Можно серьезно увязнуть в дискуссии. Зато Навальный предлагает простой ответ на вопрос «кто виноват?». «Да вот он виноват», — говорит политик. Это близкая и понятная значительной части аудитории логика. Российская политическая культура носит очень личностный характер — обратная сторона слабости институтов.

Медийный продукт-снаряд, который запускает Навальный, обладает особой поражающей силой в рамках феномена «клипового сознания». Этот тип сознания предполагает быстрое чередование сообщений, их высокую эмоциональную насыщенность, перескок через логические ступени, концентрированное воздействие и образность. Политический «клип» нельзя опровергнуть рационально, его может вытеснить только другой клип. В свое время таким условным клипом была «Крымская весна» или военная операция в Сирии, но сейчас очевидных идей нет.

Характерна еще одна черта: продукт Навального — это по форме «дорогой клип». Он вызывает устойчивое ощущение — за его автором кто-то стоит, не может ведь команда энтузиастов сделать такой продукт в одиночку. «Ну как могут дроны Навального свободно кружить над резиденциями премьера?» — спрашивает себя обыватель и не находит ответа. Подозрение в серьезном ресурсном обеспечении совсем не обязательно создает негативный эффект у аудитории. Оно демонстрирует, что герой «в большой игре», у него есть «крыша», а это говорит об устойчивости.

Молодежь может стать постоянно растущим активом Навального, его электоральным ресурсом. Связано это не только с сетевым характером его политики. В последнее время, вопреки обывательским настроениям, социологи отмечают рост гражданской позиции среди молодых поколений. Эта позиция неизбежно сталкивается с отсутствием образа будущего или инициирована этим отсутствием. Возникает поколенческая фрустрация — разочарование, которое ищет выхода. Для кого-то киты, для кого-то — Навальный. Он дает сообщение: «Надо прорваться в будущее», рождает романтику уличной борьбы-прогулки. Это фан, это интересно, это тусовка, селфи и чекин.

В новом, облачном типе сознания меняется восприятие социума. Уходит понятие общественного авторитета, жесткие иерархичные связи и привычные ценностные платформы разрушаются. Для молодежной среды не имеет никакого смысла игра против Навального через «брендирование» его сомнительными образами прошлого типа «попа Гапона». Зато у нее обострены требования справедливости, развит идеальный фактор; они еще не прошли через массу компромиссов, которые взрослые часто прячут за словами «опыт» и «с мое поживи». А образ Навального построен по такой же модели — «человек без компромиссов». В этом смысле он для своей целевой группы более ровесник, чем многие ровесники.

Стратегию борьбы с Навальным бессмысленно ограничивать только его фигурой. Он не причина, а симптом проблемы. Какая-либо форма его устранения из общественного поля не решит проблему накопления негативной энергии в обществе. Элита действительно слаба, нет ни одной области (кроме, возможно, армии), где ее представители служат для общества моральными ориентирами.

Понятие общественной элиты сводится сегодня к уровню доступности административного и экономического ресурса; но совершенно упущен основной индикатор — элита должна формировать образцы для населения, выражать на уровне персонального поведения встроенные в общественное сознание идеалы. Ослабление элит формирует в обществе запрос на их ротацию.

Навальный обращается к публике: «Текущее положение вещей несправедливо. Нужна чистка». Справедливость — базовая ценность российского общества. Однако императив справедливости совершенно выпадает из официальной повестки или работает декларативно. «Скромнее надо быть», — говорит Владимир Путин в адрес Игоря Сечина, по сути предлагая всего лишь не выпячиваться. Этого обществу мало. Навальный подхватывает понятие справедливости, потому что никто другой его не держит.

Для власти проектировать встречную по отношению к Навальному стратегию сложно. У различных проектировщиков могут оказаться разные задачи: кому-то он нужен в одном качестве, кому-то в другом. Но вот несколько общих идей, которые могут существенно ослабить «эффект Навального»:

Переформатировать центры, занимающиеся идеологическим обеспечением власти, под реальности новой среды. Уйти от морально устаревших подходов к описанию общества.

Дать обществу реальную дискуссию по стратегии развития страны и образу будущего. Этот уровень — не конек Навального, здесь он будет слабее ряда других игроков.

Выдвинуть серьезную контрфигуру, способную предложить альтернативу: институциональные решения, которые выравнивают общественные перекосы, повышают социальную чувствительность власти и модернизируют правила игры.

Девальвировать исключительность образа Навального путем создания целой серии маленьких «навальных». Иными словами, усилить возможности для общественных расследований.

Вернуть власть к реальному диалогу с обществом по наиболее острым вопросам местной повестки, вроде судьбы Исаакиевского собора или градостроительной политики Москвы. Тупики в локальных решениях выносят общество на уровень федеральной политики.

Изменить медийную ситуацию. Пока государственные СМИ будут существовать в формате, заточенном под контекст событий 3-х летней давности, общество будет развивать альтернативные решения. При этом особенность сетей — отсутствие каких-либо фильтров достоверности, что обеспечивает продуктам Навального наиболее благоприятную среду.

Самое фундаментальное — формирование стратегического образа развития страны, модификация системы, работающей на этот образ и включение механизма ротации элит.

Список можно продолжать, но понятно, что одними технологиями проблема не решается. В структуре поддержки Навального есть три уровня. Есть ядро сектантского плана, преданное своему лидеру. Есть более широкий, но без глубокого вовлечения, круг общей поддержки. И есть ситуативные сторонники, которым сам Навальный не особо важен, но интересны ситуации, которые он создает. Теоретически отсечение третьей и второй группы возможно. Если дать этим людям реальную альтернативу, а не набор симулякров.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 3 апреля 2017 > № 2126741 Алексей Фирсов


Россия > Транспорт. СМИ, ИТ > forbes.ru, 3 апреля 2017 > № 2126739 Анна Качурец

Дальнобойщики в мобайле: чего ждать от «Uber для грузоперевозок»?

Анна Качурец

Сооснователь стартапа GroozGo

Принесли ли маркетплейсы что-то новое в индустрию грузоперевозок, как это сделал Uber для пассажиров и владельцев такси? Ответ пока неочевиден

Платформы, соединяющие поставщиков услуг и их заказчиков (сервисы, использующие бизнес-модель нашумевшего Uber), сегодня продолжают набирать популярность как среди пользователей, так и среди инвесторов. «Uber«ы появляются во все новых отраслях (чего стоит, например, «Uber» для подбора вертолетов, а, скажем, в сфере здравоохранения «уберизация» породила по несколько сервисов-маркетплейсов почти в каждой стране), но, к сожалению, их модели не всегда можно считать эффективными. Один из таких примеров, на мой взгляд, — аналоги «Uber» для грузоперевозок, которые в последние годы активно развиваются.

«Uber-ы» в грузоперевозках можно разделить на два вида.

Во-первых, информационные биржи, где одна сторона выкладывает объявление в виде заявки на перевозку, а другая — в виде объявления о свободном автомобиле. Такие маркетплейсы часто предлагают фирмам-грузоперевозчикам оформить подписку для доступа к описанию заказов (или к контактной информации заказчиков). Площадки не участвуют в организации самой грузоперевозки — по сути, просто предоставляя инструмент для взаимодействия двух сторон. По такой схеме работают, например, сервисы Ати и Flagma (в России). Такие платформы предоставляют удобный инструмент для посредников –экспедиторов и диспетчеров. Основными барьерами для их развития становится обеспечение безопасности (площадка должна научиться бороться с недобросовестными заказчиками и исполнителями, а системы рейтингов для этого, возможно, недостаточно) и высокая конкуренция (только на российском рынке по подобной модели работают, по моим подсчетам, более десятка платформ).

Во-вторых, в сфере грузоперевозок есть «чистая» модель Uber. Она предполагает, что сервис, заменяя для заказчика всю цепочку посредников, участвует в организации грузоперевозки. Такие сервисы зарабатывают на комиссии - а значит, они заинтересованы в высоком качестве сделки. Важнейшим показателем для подобных сервисов является доля привлеченных пользователей, в итоге оплативших заказ. На данный момент в России эта конверсия, по нашей оценке, составляет в среднем 10-20%. Основной вызов для таких «Uber-ов» — обеспечить выполнение заказов, которые пришли в систему, а значит, как и в любом бизнесе, работающем по агрегационной модели, нужно найти и сохранить баланс между количеством заказчиков и числом перевозчиков. Отдельный вызов — контролировать сохранность груза.

По модели второго типа работают сервисы Convoy, Cargomatic и TruckerPath (на платформе Truckerloads брокеры ищут дальнобойщиков) в США, Icandeliver в России. Мы пошли по этому же пути. И даже сам Uber запускал сервис для грузоперевозок в разных модификациях. Первым экспериментом был Uber Cargo в виде сервиса городской малотоннажной доставки в Гонконге (закрыт спустя девять месяцев работы). Затем был запущен Uber RUSH (близкая грузоперевозкам тема — доставка еды из ближайших ресторанов и магазинов на такси в некоторых городах присутствия Uber). Последним новаторством стала покупка производителя беспилотных грузовиков Otto (сумма сделки, по информации в СМИ, составила около $680 млн) и внедрение роботизации в отрасль. Трэвис Каланник, основатель Uber, в своей лекции в «Стрелке» (предприниматель приезжал в Москву летом 2016 года) рассказывал, что не собирается работать в сфере грузоперевозок. Однако недавно в СМИ появилась информация о том, что Uber все-таки начал тестирование собственного сервиса грузоперевозок Uber Freight — как раз на основе решения, которое разрабатывала Otto. Всерьез ли Uber нацелился на новую нишу, — пока сложно сказать. На мой взгляд, Uber Freight нужно рассматривать как очередной тест компании спроса на услуги.

Cтали ли «Uber-ы» для грузоперевозок реальным прорывом? Принесли ли маркетплейсы что-то новое в индустрию, как это сделал Uber для пассажиров и владельцев такси?

Стандартная схема Uber предназначена для заказа услуги «сейчас и быстро». Если спроецировать этот принцип на сферу грузоперевозок, то получится, что Uber для грузоперевозок должен работать для «срочных» перевозок. А их доля, по нашим оценкам, — менее 10% у крупных компаний и 60% у небольших грузовладельцев (стоит отметить, что только в тех случаях, когда платформа будет гарантировать выполнение необходимого числа заказов). Регулярные же рейсы по графику испокон веков выполняют транспортно-экспедиционные компании, - такие, как FM Logistics, Itella и другие. Если Uber в грузоперевозках начинает экспедировать грузы по графику, то в чем тогда отличие от традиционной схемы работы экспедиторской компании?

На самом деле поиск перевозчика поблизости (такая услуга как раз актуальна для срочных перевозок или перевозок «по требованию», on-demand) – это лишь малая часть, чего хотели бы грузоотправители. Но это не главная для них проблема. Более того, крупные грузовладельцы не готовы искать транспорт самостоятельно. И мало, кто из них готов создавать собственный логистический отдел, вести самостоятельно документооборот. «Болью» для грузовладельцев является постоянно меняющаяся цена у собственников транспорта, риск утраты или гибели груза. Все эти риски покрывает экспедитор, который их возмещает. Документооборот – это огромная проблема транспортной логистики: документы теряются, неправильно оформляются, долго приходят. И даже электронный документооборот здесь не решит всех проблем: слишком много контрагентов с разными типами документов, а некоторые документы просто нельзя не передавать в оригинале (товарно-транспортные накладные, например). Прибавить к проблемам транспортных компаний стоит задержку в оплате (может достигать 90 дней), а также НДС. Все эти проблемы сегодняшние Uber-ы для логистики не решают.

На мой взгляд, создатели маркетплейсов в этой сфере, рассказывая о своих площадках как о сервисах «без посредника», не выполняют обещания — ведь сама платформа становится посредником между грузоотправителем и перевозчиком. К тому же, например, обещанные гарантии о том, что перевозчиком будет именно собственник транспорта, маркетплейсам выполнить очень сложно: собственники транспорта - это зачастую сами водители, которые отдают функцию поиска заказов диспетчерам или логистам (экспедиторам). А у транспортных компаний зачастую более половины автопарка — привлеченный транспорт (некоторые работают без собственного транспорта вообще). Выходит, Uber-ы-грузоперевозчики сами становятся посредниками. Они делают ту же работу, что и экспедиторы, только c опорой на интернет-технологии и потому эффективнее.

Инвесторы верят в успех маркетплейсов на рынке грузоперевозок. Например, в американский стартап Convoy привлек уже более $20 млн, среди его инвесторов - Джозеф Безос, создатель Amazon, и Пьер Омидьяр, основатель Ebay. Convoy пока единственный стартап, который подписал долгосрочный контракт на перевозки с крупной транснациональной компанией — его партнером стал Unilever. Для сравнения: таких клиентов у FM Logistics или Itella свыше 30.

Оптимизм венчурных инвесторов многие не разделяют. Главный аргумент как раз в том, что онлайн-сервисы услуг по требованию (on-demand) смогут предложить что-то принципиально новое в сравнении с «онлайн-брокерством» XXI века. Критики имеют в виду, что интернет-сервисы продолжают делать то же, что и предшественники (в случае рынка грузоперевозок — экспедиторы и диспетчеры), только с использованием онлайн-интерфейсов. По мнению главного экономиста в the American Trucking Associations Боба Костелло, новые сервисы добавляют в описание своих платформ «Uber», потому что это позволяет им выглядеть привлекательнее. Но по сути, они делают ту же работу, что и традиционные игроки.

Подобрать перевозчика грузоотправителю не так просто, как запустить сайт. На создателях маркетплейса лежит огромная ответственность - в выборе как надежных грузовладельцев, так и перевозчиков. Ведь ответственность за сохранность груза переходит на сервис, поэтому это изначально делает сложным входным порогом для желающих построить еще один подобный сервис. Необходимо найти и проверить перевозчика, согласовать цены на услуги, подписать все документы. У платформ — как в России, так и в Америке — до сих пор многие из параметров грузоперевозок согласовываются вручную. До того уровня автоматизации, что предложил Uber, очень далеко.

Нужно понимать, к тому же, что ошибка в логистике обходится компаниям куда дороже, чем ошибка при поездке пассажира на такси. Опоздание или повреждение груза зачастую карается штрафами на тысячи, а то и миллионы рублей, в зависимости от типа груза. Поэтому Uber -ы для логистики изначально не смогут развиваться без разработанной политики обеспечения сохранности грузов (проверка контрагентов, страхование груза и ответственности и т.д.), четкого ценностного предложения и капитала: технологии, опыта и средств.

Убедить грузоотправителей, использующих экспедиторов и доски объявлений о грузах, перейти на еще не доказавший свою эффективность сервис, — амбициозная задача. Большинство игроков будут сопротивляться нововведениям — и в силу привычки, и из-за того, что ценностное предложение таких сервисов невелико. Но пусть даже небольшая часть игроков начнет работать по-новому — постепенно станет ясно, что новый подход эффективнее старого, что компании, продолжающие работать по телефону и через посредников, будут зарабатывать меньше тех, кто оказался открыт к переменам. А значит модель Uber-a, несмотря на все сложности, и в грузоперевозках докажет свою эффективность. Для этого нужно, чтобы появились сервисы с выстроенными процессами, готовностью слушать требования компаний «по обе стороны» маркетплейса, способные брать на себя гарантии и понимающие рынок и клиентов. Тогда такие площадки смогут стать полноправными участниками логистического рынка и трансформировать его. Первые предпосылки в России к этому появляются — мы видим на рынке повышение доверия к грузовым Uber-ам со стороны производителей и ритейлеров (X5 Retail Group даже запустила свою платформу GoCargo), растет интерес со стороны транспортных компаний («Деловые Линии» тоже представила свой сервис для привлечения перевозчиков), а значит рынок открыт и готов к новым решениям. А это — половина успеха.

Россия > Транспорт. СМИ, ИТ > forbes.ru, 3 апреля 2017 > № 2126739 Анна Качурец


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 3 апреля 2017 > № 2126737

Российские компании решили опередить власти в регулировании Big Data

Ангелина Кречетова

Редактор Forbes.ru

Участники рынка опасаются запретительных мер государства, которые могут ограничить приток инвестиций

Крупнейшие российские операторы связи и интернет-компании начали переговоры о создании саморегулируемой организации в сфере Big Data («большие данные»), сообщает газета «Коммерсантъ» в понедельник, 3 апреля, со ссылкой на представителей нескольких компаний, участвующих в переговорах. Эту информацию подтвердили Forbes участники рынка.

Издание отмечает, что бизнес опасается запретительных мер государства, которые могут ограничить приток инвестиций. Именно поэтому участники рынка пытаются опередить власти в вопросе регулирования этого направления.

«В последнее время мы видим тенденцию со стороны ряда чиновников по излишнему регулированию IT-отрасли, а некоторые эксперты, которым важно показать свою приближенность к власти, даже предлагают передать все пользовательские данные государству», — объяснил источник, близкий к одному из возможных участников создаваемой организации. Он подчеркнул, что такое будущее «вряд ли будет способствовать развитию цифровой экономики». Кроме того, рынок может столкнуться с «нежеланием инвестировать в отрасль при таком подходе», полагает собеседник газеты.

В переговорах участвуют «Ростелеком», «Мегафон», МТС, «Вымпелком», Mail.Ru Group и «Яндекс», пишет газета. Они предлагают создать саморегулируемую организацию (СРО) в области Big Data под рабочим названием Ассоциация больших данных (АБД). Согласно идее участников рынка, АБД будет открытой для участников других отраслей — например, банков и страховых компаний. Собеседники издания отмечают, что устав этой организации должен быть согласован в течение двух недель.

В «Мегафоне», «Ростелекоме», «Яндексе» и Mail.Ru Group подтвердили, что знают об инициативе и обсуждают создание такой организации. В «Вымпелкоме» Forbes заявили, что не рассматривают участие в этой организации, поскольку не видят необходимости дополнительного регулирования в этой области, в том числе в рамках СРО. «Мы лично гарантируем безопасность хранения данных об абонентах и защищаем их интересы», — подчеркнули в компании. В «Ростелекоме» Forbes сообщили, что знают об Ассоциации больших данных и сейчас обсуждают возможность вступления в организацию. В МТС от комментариев воздержались.

В «Мегафоне» Forbes подтвердили планы участвовать в организации. Директор по связям с государственными органами «Мегафона» Дмитрий Петров отметил, что Big Data — «молодая отрасль». «Все понимают, что у нее в России должна быть своя ассоциация», — подчеркнул собеседник издания. «Во-первых, необходимо разобраться в понятиях, что считать «большими данными», что – нет, нужны отраслевые рекомендации. Во-вторых, все сходятся во мнении, что нужен некий кодекс этики поведения компаний, когда существующее государственное регулирование больших данных неоднозначно. В-третьих, мы считаем, что ассоциация должна представлять интересы бизнеса, общаясь с регулятором и донося ему свою позицию», — пояснил директор по связям с государственными органами «Мегафона». Петров добавил, что возможно также сотрудничество Ассоциации и государства в целях обеспечения безопасности и борьбы с преступностью.

Представитель Mail.Ru Group рассказал, что цифровая экономика неразрывно связана с эффективным функционированием рынка больших данных. «Мы считаем, что формат СРО позволит участникам этого рынка находить оптимальный баланс между ответственным регулированием и ограничительными законодательными инициативами со стороны государства», — уточнил собеседник Fobres. Он пояснил, что ключевой задачей организации станет развитие рынка и повышение конкурентоспособности IT- отрасли. «Одной из первых задач мы бы видели разработку кодекса этики участников рынка больших данных, для нас принципиально важны соблюдение в равной степени и закона, и этики по отношению к данным наших пользователей», — подытожили в пресс-службе.

«Мы обсуждаем создание подобной организации вместе с другими участниками рынка. Наш опыт не уступает мировому и российские технологические компании могут совместными усилиями эффективно и оперативно решать все вопросы по этой теме», — сказали Forbes в «Яндексе».

К Big Data относятся данные, генерируемые как пользователем, так и техникой (например, показатели счетчиков, данные видеонаблюдения и геопозиционирования, нагрузки на сегменты сетей электроэнергии и базовых станций сотовых сетей). Аналитику в области таких данных можно использовать на транспорте, потребительском рынке, в электрогенерации, нефтегазовой отрасли, образовании, здравоохранении и финансовом секторе. Ранее McKinsey оценивала прирост мировой экономики от использования Big Data до $5 трлн в год. В IDC считают, что к 2020 году оборот «больших данных» достигнет $50 млрд в год.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 3 апреля 2017 > № 2126737


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 3 апреля 2017 > № 2126736 Дмитрий Мананников

Эволюция безопасности: от охранников к нейронным сетям

Дмитрий Мананников

директор по безопасности SPSR Express

В то время как угрозы для бизнеса переместились из внешней среды во внутреннюю (из рук сторонних злоумышленников в руки сотрудников), анализ big data приобретает все большее значение

Сегодня ключевым аспектом для любого бизнеса становятся IT. И не важно, что вы в конечном итоге делаете — возите грузы, шьете одежду или раздаете кредиты — все это превратилось в автоматизированный бизнес-процесс, который без IT не работает. Даже компания с 50-ю сотрудниками уже не может функционировать без электронной почты, файлового хранилища, бухгалтерской программы, сотен электронных таблиц и хотя бы доморощенной CRM. IT- инфраструктура со своими системами и сервисами уже давно стала «кровеносной системой» любой современной компании.

Одновременно с этим изменился и характер потерь, которые несет бизнес. Довольно давно был пройден этап, когда основным источником потерь для бизнеса являлись «разбойники с большой дороги». До сих пор прецеденты случаются, но в целом государственные институты и страховые компании свели это, скорее, к форс-мажорным обстоятельствам. С тех пор как это произошло, основным источником потерь для бизнеса стали сотрудники. И если ранее охранник смотрел, чтобы хищения не произошли извне, то теперь он начал «заглядывать в сумки на выходе из проходной». Это, конечно, утрированный пример, но в общем-то системы безопасности прошли именно такой «поворот на 360°». Появились институты внутреннего контроля, сервисы видеонаблюдения стали огромной индустрией, а для «повышения качества обслуживания» стали записываться все разговоры. С точки зрения безопасности все подобные меры, конечно, дали определенный эффект, но бизнесу (как мы уже выясняли, чье существование невозможно без IT-технологий), с ростом возможных угроз, снова нужно трансформироваться.

Теперь все бизнес-процессы «живут» внутри IT-систем. И если еще 10-15 лет назад чтобы что-то украсть с работы, нужно было вынести предмет через проходную, то сейчас достаточно изменить реквизиты в 1С или отменить выставленный ранее счет. Можно убрать человека из цепочки согласования и тем самым продвинуть своего поставщика или получить нужное решение кредитного комитета, можно изменить в клиентской системе размер скидки. Двумя движениями мышки можно переслать конкуренту технологические карты, которые раньше переснимали на микропленку специально обученные промышленные шпионы. Можно откорректировать отчетность для получения премии. И самое главное: всегда можно сказать – «это какая-то ошибка в системе!» Самое парадоксальное в этой ситуации то, что чаще всего, действительно, речь может идти об ошибке. Злой умысел не всегда является причиной изменения данных. Иногда ситуация может быть связана не с ошибкой, а с человеческим умением «срезать углы». Так уж устроен человек, что всегда ищет способ сделать работу наиболее простым способом. Совсем не тем, который прописан в должностной инструкции. Это обычно и становится причиной «ошибок», которые не всегда заметны на одном участке процесса. Что же касается сознательных искажений, тут все иначе.

Дело в том, что мы все привыкли видеть под личиной преступника человека либо с откровенным девиантным поведением, либо человека, которого заставила пойти на плохой поступок крайняя нужда. Но последние 10-15 лет и здесь все стало не столь однозначно. С преступниками, как я уже упомянул, более или менее научились справляться, а для прочих нужда в деньгах полностью перешла в кредитные истории. К сожалению, меньше потерь от этого не стало. Почему? К сожалению, все просто. Во-первых, люди часто готовы нарушать существующие правила только потому, что могут. То самое инстинктивное «срезание углов», о котором я уже упоминал. Во-вторых, наносимый ущерб человек всегда исчисляет своей прибылью, а не чужой потерей, а значит увеличить скидку клиенту, чтобы получить дополнительную выручку в этом месяце и заработать 20 000 рублей премии, не выглядит как потеря 1 000 000 рублей по причине того, что эта скидка сделала маржинальность почти нулевой. А если к этому добавить возможность заявить – «это какая-то ошибка в системе!» … В общем, статистически основные суммы потерь теперь лежат именно в этой области. Кажется несколько надуманным?

Давайте посмотрим на ситуацию, когда при массовом выставлении счетов при закрытии периода специалист ошибся в реквизитах и несколько сотен ваших клиентов отправили платежи в другой банк. Пусть это тоже ваш банк, и ваш спецсчет. Никакого злого умысла в этом нет, но вряд ли это сделает ситуацию для вас более простой: теперь нужно договорится со всеми такими клиентами, чтобы они написали в банк об отзыве платежа, а потом, получив правильный счет, его оплатили вновь. Все это означает, что вы получите часть своей выручки не раньше, чем через месяц и, скорее всего, не доберете около 10% (безусловно, найдутся и те, которые скажут: «Мы ваш счет оплатили, остальное не наши проблемы» — и они будут правы).

Менеджер по продажам ошибся и, внося данные о скидке в систему, поменял местами всего две цифры — и клиент получает скидку не в 15%, а в 51% — это «съедает» всю маржу. Обычные ошибки, которые тут же повторяются умышленно. Деньги, но уже на свой счет, скидку в обмен на «откат».

Итак, изменились сама модель угроз. Это значит, что должна произойти и трансформация методов защиты. Индустрия безопасности меняется довольно давно. В настоящий момент на рынке есть системы контроля конфиденциальной информации (Infowatch, SolarDozor), которые способны разобрать трафик, идущий с рабочего места сотрудника, и провести его семантический анализ. Системы контроля прав доступа к информации (Varonis – позволяющий отследить, кто и каким образом обращается информационному объекту) и прочие. У всех подобных решений есть один существенный недостаток – они узко сегментированы и «смотрят» на данные в рамках одной из систем. А среднестатистическая компания живет как минимум в пяти, причем сам бизнес-процесс включает все системы сразу. Следовательно, контроль одной из систем — это примерно, как попытка понять, «как выглядит слон если ощупываете его одной рукой с закрытыми глазами». Излюбленный «прием» безопасности по выстраиванию периметра защиты также не работает, основные потери – внутри. Охранник скучает на проходной. Казалось бы, все выглядит довольно плохо для бизнеса, если бы не одно «но».

У бизнес-процесса, живущего в рамках IT-систем, постоянно происходит множество событий, которые описывают то или иное изменение системы. Каждый сотрудник, включая компьютер в начале дня или даже просто подключаясь к корпоративной почте с мобильного телефона, начинает генерировать подобные события. Фактически ничего не может произойти, не оставив в системе информационного события. И хотя каждое такое событие довольно незначительно, анализируя их совокупность, мы можем получить довольно серьезный инструмент, который поможет пролить свет на те самые «неточности» бизнес-процессов, в результате которых бизнес несет потери. Это нас подводит к размышлениям о том, что называется «big data» в области безопасности. Я выделяю три подхода к анализу «больших данных» в зависимости от их объемов.

Анализ данных объекта

Анализируя данные объекта, мы рассматриваем события, которые соответствуют жизненному циклу объекта (который в данном случае совпадает с продуктом или услугой компании). Каждый из них имеет определенное количество признаков, сопутствующих процессу формирования этого объекта. Например, доставка отправления из Москвы в Новосибирск – это всегда поступившая заявка с маршрутом Москва-Новосибирск, отметка курьера о том, что он забрал посылку у отправителя, отметка склада о приеме на сортировку, около пяти отметок о каждом этапе сортировки, отметка о принятии на складе Новосибирска, отметка получателя в накладной при получении. Это очень сокращенный список. Реальное количество событий может превышать тысячи. Но для работы с big data чем больше, тем лучше. Задача — взять несколько эталонных объектов (записать паттерн событий вокруг них), сделать среднестатистическую картинку, добавить уровень погрешности, получить эталон и каждый новый объект сравнивать с эталоном. Как только события, сопутствующие жизненному циклу объекта, начинают различаться с эталоном, система подает сигнал: что-то идет не так. Отправление обычно приходит из места сортировки в зону выдачи за 10 минут, значит, если его нет в течение 11 минут, система понимает: оно застряло именно на определенном участке, в определенное время, а, значит, мы можем оперативно вмешаться в этот процесс и исправить его. Звучит довольно просто, но требует хорошо выстроенной продуктовой линейки.

Анализ данных процесса

Анализ данных процесса фактически схож с анализом данных объекта – отличается от него только тем, что направлен на процесс, т.е. мы смотрим чуть более широко. Даже если в компании не описаны бизнес-процессы в рамках какой-либо нотации, все равно они существуют. И даже неформализованный процесс повторяется постоянно с большой долей совпадений. Пришла заявка – появился проект договора – он разослан пяти участникам для согласования – получены ответы – черновик сведен и отправлен для анализа экономической модели – получен ответ – договор отправлен клиенту – получен ответ – данные клиента занесены в CRM. И даже если процесс не формализован, то все равно выстраивается среднестатистическая картинка, как он фактически живет, а сравнивая модели, мы видим разницу. На складе одной из ретейл-сетей, на котором на длительном хранении находился довольно дорогостоящий товар, сотрудники «упростили» себе процесс инвентаризации, собрав штрих-кода с более чем 2000 единиц товара. Зачем ходить со сканером по складу, гораздо проще провести это сидя за столом. В результате инвентаризация «сходилась», а товара на месте уже не было, что обнаружили, когда нужно было делать отгрузку того, что по системе находилось на складе. Ситуация, которая легко видна, если сравнивать время между сканированием штрих-кода – 10-15 секунд на операцию, когда товар на полке, 1-2 секунды когда штрихкод отделен от коробки.

Анализ паттерна пользователя

Самые интересные результаты получаются при сравнении паттернов пользователя. Несмотря на то, что все мы любим считать свою деятельность уникальной, творческой и иногда абсолютно непредсказуемой, на самом деле мы почти всегда делаем все одинаково. События, которые генерирует каждый человек в течение работы, составляют его цифровой отпечаток. Уникальный как отпечаток пальца. У каждого из нас уникальная схема нажатий на клавиатуру, свой рисунок движения мыши. Мы в одинаковой последовательности открываем новостные сайты, определенным образом расставляем запятые, отвечаем на почту в своей манере. Да, безусловно, такой отпечаток постоянно меняется, раз-два в год его необходимо актуализировать в соответствии с новыми привычками и процессами, в которые вовлекается человек. Но, в целом, система вполне способна идентифицировать картину «нормальных» действий для человека и увидеть, когда он начинает отклонятся от привычной схемы. Например, когда инвентаризация товара в торговом зала заняла две минуты вместо обычных 40 минут. Система выдаст инцидент и, скорее всего, окажется, что стикеры с товаров были собраны в одном месте, и никто не ходил по залу, проверяя товар. Да, такой метод дает огромное количество ложно положительных срабатываний. Заболевший ребенок меняет привычную структуру дня, и человек ищет врачей и лекарства. То же самое делает приближающийся отпуск. Но все это тоже имеет общий характер и поддается шаблонизации. Машина, довольно долго анализирующая структуру поведения многих людей, спустя какое-то время все-таки построит достаточно большую базу естественных отклонений. И точно так система может показать, когда действия сотрудника выходят за рамки его привычной картины.

Звучит сложно? Но это работает. Даже не вдаваясь к сравнение особенностей поведенческой модели и ее отклонений, даже на базовых этапах - можно видеть общую логику и ее нарушения. Самый простой пример — выявление «мертвых душ» в рамках операционного процесса. Того самого, в котором, казалось бы, минимум IT-составляющей. Ситуация, к сожалению, характера почти для каждого большого производственного предприятия. Как она обычно выглядит? Сотрудник оформился на работу, получил зарплатную карту, его руководитель принес ведомость, в которой указано количество отработанных смен, система посчитала стоимость смены и начислила зарплату. Периодически появляются приписанные смены или вообще фиктивные струдники. Но если смотреть с точки зрения совокупности систем и модели поведения, то каждый сотрудник еще и, например, проходит через турникеты на постах охраны. И не по одному разу в день. А, значит, обычная картина выглядит как количество смен, совмещенное с количеством входов-выходов + промежуточные прохождения (туалет\курилка\столовая). Ровно один дополнительный фактор - и уже обмануть данную систему становится на порядок сложнее, а отклонения видны в автоматическом режиме.

Разумеется, данный способ анализа не всегда может разделять инцидент безопасности, в рамках которого сотрудник наносит ущерб компании, и просто событие, которое выбилось из общей картины мира по ряду других причин. Но помните, в начале я уже упоминал, в чем состоит основная причина потерь в наше время? В отсутствии контроля, который позволяет «срезать углы», в создании бесконтрольной среды, в которой, человек полагает, некоторое отклонение пройдет незаметным. Не всегда это инцидент, но всегда предпосылка к нему. И единственный способ с этим бороться – это выстраивать контрольную среду действий, что мы и можем сделать на базе анализа событий информационных систем.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 3 апреля 2017 > № 2126736 Дмитрий Мананников


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 3 апреля 2017 > № 2126726 Кирилл Варламов

«Архитекторы-менеджеры»: роль людей в цифровую эпоху останется столь же важной

Кирилл Варламов

Директор Фонда развития интернет-инициатив (ФРИИ)

Уже в недалеком будущем людям придется учиться решать такие творческие и интеллектуальные задачи, которые невозможно алгоритмизировать. Всем остальным будут заниматься «роботы»

На проходившем в начале марта Сочинском инвестиционном форуме, я ненароком напомнил собравшимся, что в течение следующих десяти лет Россию ждет кадровая турбулентность. Вследствие технологического прогресса мы можем потерять 26 млн рабочих мест: 6 млн из них пропадут в принципе, а другие 20 млн будут с новыми требованиями – не умрут полностью, но будут требовать других компетенций. Причем связанных с такими профессиями, о существовании которых мы сейчас, скорее всего, и не подозреваем. Казалось бы, очевидный тренд при нынешней скорости развития технологий? Но прогноз едва не вызвал фурор! Такая реакция – серьезный повод задуматься: правда ли мы готовы к тем переменам, что стоят на пороге вместе с цифровизацией? Верно ли мы представляем себе её последствия и открывающиеся возможности? А ведь это ещё и сигнал не только обычному населению, но и государству, и бизнесу — им придется по-новому осмыслить понятие «человеческого капитала» и природы менеджмента сегодня. Пока корпоративный и госсектор методично занимались тотальной регламентацией своей работы, фронт борьбы между автоматизацией и человеком переместился в плоскость « искусственный интеллект против человека». И чтобы понять, как сохранить конкурентоспособность страны в этих новых условиях, стоит задуматься: актуальны ли в принципе корпоративные регламенты прошлого в современном мире и верно ли мы понимаем роль человеческого капитала?

Долгие годы дискуссия управленческих школ проходила по линии того, что важнее для долгосрочного успеха и выживания организации – четко прописанные корпоративные процедуры или человеческий капитал? Многие управленцы с опытом работы в крупных компаниях без сомнений выбирают первое. Это ответ, подразумевающий, что любую типовую деятельность можно описать инструкциями, во многом сохранял свою актуальность даже в последние десятилетия. Компании внедряли TQM (Всеобщее управление качеством - система управления, предполагающая постоянное улучшение организации в целом — Forbes) и выстраивали процедуры, описывая, как должна быть организована деятельность в той или иной сфере – к примеру, в закупках или производстве. В наиболее трудных или ответственных местах создавали детальные инструкции о том, как именно нужно поступать. В тех местах, где процедуру описать невозможно или нецелесообразно, ответственность перекладывалась на людей – при условии, что сотрудник соответствует прописанной заранее квалификации и имеет регламентированный требованиями опыт работы. То есть, буквально стало принято, что в парадигме TQM любую типовую деятельность любой организации можно качественно регламентировать.

Предположим, этот принцип все еще универсален. Значит, диджитализация несет человечеству плохие новости. Кто является идеальным исполнителем любых алгоритмизированных процедур? Разумеется, роботы и искусственный интеллект, ведь они всегда делают все строго по регламенту, выстроенному и описанному программистом. Сегодня мы с вами наблюдаем впечатляющий процесс: цифровизация радикально меняет инфраструктуру прошлого и открывает новую страницу в автоматизации и регламентации любых процессов. Меняется природа инфраструктуры, рынков, продукта и даже самой организации. В индустриальном обществе в основе инфраструктуры лежали физические объекты: станки, заводы, мосты, дороги. В постиндустриальном обществе к инфраструктуре прошлого добавились телеграфные и телефонные кабели, положившие начало эпохе связи. Апогеем постиндустриальной экономики стали сотовые сети, охватившие миллиарды людей, и процессорные мощности миллионов компьютеров. Но все эти годы накапливаемая инфраструктура была физической. В цифровой экономике точкой прорыва к новой эффективности стал программный код, который, даже несмотря на свою способность «самообучаться» на новых данных, несет в себе чистый алгоритм.

Для мира, основанного на корпоративной модели алгоритмизации всех процессов, это серьезный шаг вперед. Уже очень скоро, точно так же, как в свое время исчезли фонарщики и телефонистки, исчезнут и другие привычные профессии: водители, бухгалтеры, юристы, кадровики. Развитие автопилотируемых автомобилей поставит под угрозу исчезновения рабочие места 3,5 миллионов американских дальнобойщиков. В прошлом году исследователи Oxford Martin School разложили 720 профессий на 9 ключевых навыков и подсчитали вероятность их автоматизации. Оказалось, что с вероятностью в 90% к 2035 году будут полностью, например, «оцифрованы» специалисты по кадровому администрированию и подбору персонала. «Роботы» для поиска персонала и проведения собеседований, способного полностью заменить 100% рекрутеров, уже появляются.

Но остановим на секунду мысль: стоит ли бояться тотальной замены человеческого труда роботами? Означает ли это, что и человеческому труду, и прежней системе управления приходит конец, а жители планеты будут обеспечиваться по модели безусловного базового дохода, с которой сейчас экспериментируют некоторые западные страны? Я бы не стал высказываться так категорично. На наше счастье, именно развитие технологий обнажило ключевую проблему корпоративной регламентации и модели TQM: многие аспекты творческой, командной работы и эффективного взаимодействия людей в принципе не поддаются ни алгоритмизации, ни диджитализации. Как хорошо заметил в одном из своих интервью Илон Маск: «В большинстве крупных компаний процесс становится заменой мышлению. Вас подталкивают вести себя как шестеренка большого механизма. Откровенно говоря, это позволяет держать людей, которые не слишком умны и креативны».

Ни философия регламентации, ни искусственный интеллект не дают ответа на вопрос, как формализовать творчество, лидерство, командообразование и мотивацию человека. И дело даже не в том, что этот ответ зависит от множества внешних и внутренних факторов – корпоративной культуры, профессионального бэкграунда сотрудников, сферы деятельности и т.п. Все сложнее: из моего почти 20-летнего опыта руководства людьми могу сказать, что универсальная система управления и мотивации – миф. Если человеку интересно заниматься своим делом, он делает это со всей страстью, как и хороший предприниматель, мотивация которого – не в деньгах. Если нет, в таком случае мотивационная система нужна лишь как временная мера, пока вы не нашли сильную замену слабомотивированному сотруднику. Значит, мотивация – это не просто создать систему KPI, это про то, как найти правильного человека и дать ему раскрыться! И только правильный человек, вооруженный знанием и правильной мотивацией, всегда может подняться над конвейером, стать генератором креативных идей, подходов и новых алгоритмов, либо точкой сбора новой команды. Именно поэтому на собеседовании я всегда задаю простой вопрос – «расскажите о каком-нибудь из своих самых интересных проектов», но слежу не только за самим ответом, а еще и за тем, насколько страстно и заинтересованно человек рассказывает о своем деле.

На мой взгляд, нужно придерживаться важного принципа: для решения набора задач в определенной области нужен один, но очень правильный человек, которому нужно предоставить свободу реализации себя и построения команды. Опираясь на этот принцип, несложно заметить, что схожая задача стоит сегодня и перед Россией в целом: нам нужно дать возможность заинтересованным людям раскрыть свой потенциал в том деле, которое мотивирует их к новым свершениям. Но с этим есть проблема. В рейтинг стран GTCI — конкурентоспособности талантов — Россия занимает сравнительно высокое 36-е место по критерию глобальных знаний и производственных навыков, но отстает от конкурентов по возможностям привлечения талантов. Еще более показателен другой рейтинг — Global Talent Competitiveness Index, который показывает способность страны создавать, привлекать, наращивать, удерживать и использовать в своей деятельности человеческий капитал. В нем Россия занимает только 53 позицию. Разрыв позиций в двух этих рейтингах обнажает очевидное: таланты Россия все еще производит, а вот использовать их толком мы уже не можем. Как следствие, наш человеческий капитал бежит и улетучивается, а ведь именно он необходим России как никогда.

И вот почему. Уже в недалеком будущем людям придется учиться решать такие творческие и интеллектуальные задачи, которые невозможно алгоритмизировать – а всем остальным будут заниматься «роботы». И если в цепочке создания стоимости какие-то зоны предельно коммодитизируются и «оцифруются», то львиная часть стоимости будет формироваться теми, кто создает такие платформы «цифровизации». Режиссеры Вачовски в нашумевшей «Матрице» назвали эту роль «архитектором». Для общества это значит, что люди действительно станут важнее процедур. К сожалению, не только большая часть России, но и всего мира до сих пор живет в устаревшей парадигме человека как всего лишь элемента структуры. Этот способ мышления доминирует в силу того, что в экономике все еще преобладают промышленные компании – заложники логики «конвейера». Но времена меняются, а потому системы, в которых человек – буквально по Марксу – всего лишь батарейка или элемент производительных сил, даже подкрепленные «цифрой» и «кодом», уже обречены на отставание в конкурентной гонке за будущее.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 3 апреля 2017 > № 2126726 Кирилл Варламов


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 3 апреля 2017 > № 2126725 Юлия Зазуля

Заплатят все: по долгам компании перед налоговиками ответят ее сотрудники

Юлия Зазуля

Заместитель гендиректора аудиторской компании «Юстиком»

Новая редакция Налогового кодекса позволяет сотрудникам налоговой взыскивать неуплаченные компанией налоги с ее акционеров, гендиректора или бухгалтера

В конце 2016 года в 45-ю статью Налогового кодекса РФ были внесены изменения (401-ФЗ), согласно которым уплата налога за налогоплательщика может быть произведена «иным лицом». Что имелось в виду под «иным лицом» и чем это грозит бизнесу? Давайте разбираться.

Ранее, до вступления в силу изменений, в статье 45 НК РФ было предусмотрено, что Федеральная налоговая служба имеет право взыскивать недоимку по налогам через суд не только с организации-налогоплательщика, но и с его аффилированных организаций, если должник переводил им свою выручку, денежные средства или другие активы. В новой редакции законодатели заменили слово «организациям» словом «лицам». Исчезла привязка нормы к юридическим лицам и ее действие расширилось на физлиц.

Это значит, что налоговики смогут взыскать все налоги организаций-налогоплательщиков со всех аффилированных лиц без исключения. К ним относятся собственники компаний, учредители и акционеры. Кроме того, ответственность за долги компании могут возложить на бухгалтера, финансового директора или генерального директора. Все они будут отвечать перед бюджетом своим личным имуществом. Новый порядок вступил в силу со дня официальной публикации закона — 30 ноября 2016 года.

На текущий момент какие-либо официальные комментарии со стороны налоговых органов отсутствуют. Существует статья разъяснительного характера Жанны Селяниной, советника государственной гражданской службы РФ 3-го класса, «Комментарий по изменениям ст. 45 НК РФ». Данная статья не может претендовать на официальную позицию налоговых органов, но в качестве информации для понимания ситуации она будет очень полезна. Разберемся в ней подробнее.

Изначально появление изменений связано с желанием перекрыть схемы по выводу имущества компаний на физических лиц, что нередко бывает перед или после налоговых проверок. «Ранее многие организации применяли схемы вывода имущества и денежных средств на заранее созданные, подконтрольные им компании. Подобные схемы вывода стали пресекать налоговики, доказывая эту взаимосвязь. Компании, поняв, что суд поддерживает позицию налоговых органов, изменили данную схему вывода имущества и денежных средств на физических лиц».

С кого взыщут долги? Госпожа Селянина вполне конкретна: «В компании работают главный бухгалтер, финансовый директор, коммерческий директор и другие лица административного ранга, которые живут в своих квартирах, ездят на своих машинах, отдыхают на своих дачах, купленных в кредит или на заработную плату, доставшихся в наследство. В данном случае претензий к этим лицам не будет. Но если вдруг в один прекрасный день на личные счета вышеперечисленных лиц напрямую или через транзитные организации начнут поступать денежные средства, превышающие их доход, или же у них в собственности окажутся здания, транспортные средства, оборудование, принадлежавшее организации, где они работают, у налоговой инспекции возникнут вопросы. В таком случае из разряда обычных работников они перейдут в разряд аффилированных лиц. С этого момента они и их близкие родственники попадут под подозрение в участии в выводе денежных средств и имущества предприятия. Если это будет доказано, взыскание налогов с этих лиц будет проводиться пропорционально размеру поступивших на их счета денежных средств или стоимости имущества, переданного в их собственность».

Может возникнуть вопрос, как налоговики узнают об изменениях в финансовом состоянии всех вовлеченных лиц. Дело в том, что теперь перед проведением выездной налоговой проверки, проводится предпроверочный анализ организации. Речь идет о сборе данных не только об организации, но и об «имуществе, счетах и доходах руководителя, учредителя, главного бухгалтера и близких родственников всех вышеперечисленных».

По мнению Селяниной, в результате этой налоговой новации добросовестные налогоплательщики ничего сверхъестественного не увидят, а для организаций, которые не хотят платить налоги, просто перекроют еще одну очередную схему. Да, статья и вывод, конечно, хороши, но не стоит оставлять их без здравой критики. Складывается впечатление, что налоговая начинает очередную «охоту на ведьм». Бизнес и так запуган всякими ограничениями, прессингом со всех сторон, в том числе и налоговых органов, чтобы данные изменения сейчас могли быть введены в действие без тяжелых последствий.

Не совсем понятно, почему законодатель скрыто применил к этим лицам превентивные меры в виде субсидиарной ответственности по долгам компании. Как правило, данные работники связаны с компанией-работодателем только трудовыми отношениями, а не имущественными. Не получится ли так, что главные бухгалтеры, финансовые директора вообще не будут фигурировать в этих компаниях в качестве работников, опасаясь серьезных последствий в отношении себя. Снова бизнес будет погружаться в теневой сектор. Кто от этого выиграет? Полагаем, что никто.

Правительство России неоднократно подчеркивало, что необходимо прекратить «кошмарить» бизнес, но на практике пока все получается наоборот.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 3 апреля 2017 > № 2126725 Юлия Зазуля


Россия > СМИ, ИТ > comnews.ru, 3 апреля 2017 > № 2126716

Сергей Калугин пополнил ряды Минкомсвязи

Елизавета Титаренко

Как сообщили ComNews в пресс-службе Минкомсвязи, бывший президент ПАО "Ростелеком" Сергей Калугин стал восьмым заместителем министра связи и массовых коммуникаций России. До этого у главы министерства было семь заместителей - Олег Пак, Алексей Волин, Михаил Евраев, Алексей Козырев, Дмитрий Алхазов, Алексей Соколов и Рашид Исмаилов.

О назначении Сергея Калугина на пост замминистра говорится в официальном сообщении Минкомсвязи России. О том, что Сергей Калугин стал восьмым заместителем министра, корреспонденту ComNews рассказал официальный представитель пресс-службы ведомства. Напомним, ранее у главы Минкомсвязи было семь заместителей. Их количество было регламентировано в постановлении правительства РФ "О Минкомсвязи" №418 от 2 июня 2008 г. Согласно этому документу, Министерству связи и массовых коммуникаций разрешалось иметь семь заместителей министра, в том числе одного статс-секретаря - заместителя министра (см. новость ComNews от 2 марта 2017 г.).

Ранее, в феврале, стало известно о том, что Сергею Калугину было предложено занять пост заместителя главы Минкомсвязи. Об этом сообщило несколько изданий со ссылкой на слова министра связи и массовых коммуникаций Николая Никифорова, сказанные им в беседе с журналистами в кулуарах Mobile World Congress 2017. "Могу лишь подтвердить, что действительно сделал Сергею Борисовичу Калугину предложение о должности заместителя министра", - цитировало чиновника агентство ТАСС.

Напомним, информация о возможном уходе Сергея Калугина с поста президента "Ростелекома" начала появляться еще в середине февраля. Причем источники газеты "Ведомости" связывали уход Сергея Калугина с его нежеланием увеличивать долю "Ростелекома" в ООО "Т2 РТК Холдинг" (совместное предприятие, являющееся головной организаций для оператора Tele2; см. новость на ComNews от 27 февраля 2017 г.).

3 марта совет директоров ПАО "Ростелеком" назначил президентом компании с 4 марта 2017 г. экс-заместителя президента - председателя правления банка ВТБ Михаила Осеевского с 5-летним сроком полномочий (см. новость ComNews от 3 марта 2017 г.). На первом же публичном мероприятии Михаил Осеевский заявил, что новое руководство "Ростелекома" намерено качественно изменить взаимодействие с Tele2. Оператор планирует усилить присутствие в совете директоров Tele2 (см. новость ComNews от 7 марта 2017 г.). Кроме того, "Ростелеком" проведет оценку того, необходимо ли ему увеличивать долю в ООО "Т2 РТК Холдинг" (бренд Tele2), чтобы повысить эффективность сотрудничества с мобильным оператором. По итогам 2016 г., чистый убыток Tele2 составляет 15,6 млрд руб., что почти в два раза больше, чем в 2015 г. Кроме того, вновь назначенный президент "Ростелекома" заявил, что необходимо сформировать новый состав правления, так как нынешний не соответствует сегодняшней модели работы компании (см. новость ComNews от 7 марта 2017 г.).

По итогам 2016 г. выручка "Ростелекома" составила 297,4 млрд руб., что на 0,03% больше, чем годом ранее. За время руководства Сергея Калугина оператор начал активно работать на рынках с высоким потенциалом роста, таких как ТВ, облачные услуги, дата-центры, геоданные, индустриальный Интернет вещей, трансформируясь из телекоммуникационного оператора в провайдера цифровых услуг. По итогам 2016 г. 44% выручки компании приносят доходы от цифровых и контентных услуг.

Досье ComNews

Сергей Борисович Калугин родился 2 ноября 1966 г. в Москве. В 1991 г. окончил Московский государственный университет им. М.В.Ломоносова, экономический факультет. После окончания института работал в должности экономиста в АБ "Инкомбанк", затем был управляющим директором по инвестициям АБ "Инкомбанк", президентом инвестиционно-финансовой компании "Инком Кэпитал". С 2000 г. - генеральный директор ОАО "РТР-Сигнал". С 2001 г. по 2007 г. - генеральный директор ОАО "Национальные кабельные сети". С 2007 г. по 2008 г. - генеральный директор ОАО "Национальные телекоммуникации". С 2009 г. - управляющий партнер WebMediaGroup. В сентябре 2009 г. вернулся на пост генерального директора ОАО "Национальные телекоммуникации". В марте 2012 г. контракт Сергея Калугина был досрочно расторгнут. С марта 2013 г. по февраль 2017 г. был президентом "Ростелекома".

Россия > СМИ, ИТ > comnews.ru, 3 апреля 2017 > № 2126716


Норвегия > Транспорт > forbes.ru, 3 апреля 2017 > № 2126656

Крути педали: каждый житель Осло получит $1200 на покупку электровелосипеда

Редакция Forbes Life

3 апреля в Осло официально стартует велосезон. Каждому жителю города мэрия оплачивает половину покупки грузового электровелосипеда.

Всего на велосипедирование Осло выделен $1 млрд. 700-тысячный город, расположенный на фьорде, пропагандирует велосипеды так же рьяно, как и его скандинавские соседи. Велосипедная составляющая — важнейшая часть программы по экологическому оздоровлению норвежской столицы. Сейчас в городе временно запрещены дизельные автомобили. В планах мэрии — к 2019 году запретить въезд автомобилей в центр Осло, а к 2025-му — окончательно отказаться от использования личного транспорта. Таким образом, к 2030 году уровень выбросов углерода в городе будет равен нулю.

Сейчас в Осло действует более 200 точек проката городских велосипедов. Карта велостанций выложена на специальном сайте в интернете. Абонемент на сезон стоит 299 норвежских крон, то есть около $35. Но для туристов предусмотрен залог за велосипед в размере около $1000.

Среди плюсов велосипедного Осло: компактный исторический центр, небольшие дистанции. Безусловные минусы: гористый ландшафт и негуманный к велосипедистам климат. Впрочем, норвежцы и погоду, и природу умеют превращать в свои преимущества. Когда-то обитатели домиков, построенных на отвесных склонах гор, поднимались в свои жилища по приставным лестницам. А при появлении на дороге сборщиков налогов лестницы убирались. Сейчас многие жители Осло, чьи дома расположены на верху горы, а место работы — внизу, в центре города, по утрам спускаются на городских прокатных велосипедах, которые оставляют в центре. Вечером к себе наверх, чтобы не крутить педали, они возвращаются на общественном транспорте. Городская служба по ночам собирает и расставляет велосипеды по местам. Так что утром можно вновь садиться на прокатный городской велосипед.

Норвегия > Транспорт > forbes.ru, 3 апреля 2017 > № 2126656


Россия > Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 3 апреля 2017 > № 2126654

Последний шанс: нужно ли запрещать суррогатное материнство в России

Ольга Исупова

Старший научный сотрудник Института демографии НИУ ВШЭ

Чем ситуация вокруг суррогатного материнства в России отличается от практики других стран и есть ли объективные причины для его запрета

27 марта 2017 года в Госдуму был внесен законопроект о запрете суррогатного материнства в России, автором которого выступил член Совета Федерации Антон Беляков. Аргументировал инициативу он так: во многих государствах (например, Австрии, Германии и Норвегии) суррогатное материнство вообще запрещено, в других введены жесткие ограничения, вплоть до запрета коммерческого суррогатного материнства — а Россия относится к странам с самым либеральным и наименее проработанным законодательством в этой области, из-за чего она превратилась в один из центров «репродуктивного туризма». Сенатор предлагает временно запретить суррогатное материнство, пока в России не будет выработан новый подход к нему, «защищающий права и интересы детей, суррогатных матерей и потенциальных родителей».

Более того, Беляков считает суррогатное материнство негативным фактором для развития ребенка и «грубейшим нарушением» его прав. Для автора законопроекта, как и для многих других консервативно настроенных людей, сложным оказывается осознание того, что с развитием науки биологическое материнство стало возможно разделить на две части – генетическую и вынашивающую. Беляков называет суррогатную мать «родной», хотя сам же подчеркивает отсутствие у нее генетической связи с ребенком, и утверждает, что разрыв связи, формирующейся у младенца с вынашивающей матерью, имеет для него пагубные последствия.

Однако мнение, что связь между ребенком и вынашивающей матерью настолько существенна, наукой не подтверждено. «Разрыв связи» происходит и в случае, когда мать отказывается от ребенка при рождении и его усыновляют и растят другие люди. Эта практика всегда существовала в истории человечества, и исследования не показывают значимых отклонений в развитии у усыновленных таким образом детей. Ситуация с суррогатным материнством отличается от усыновления даже в несколько более благоприятную сторону с точки зрения прогноза развития отношений родителей и ребенка, ведь речь идет о долгожданном ребенке, с которым у родителей есть генетическая связь.

В этой области многое зависит не только от того, насколько консервативных взглядов придерживаются законодатели, но и от того, как расставлены акценты. В настоящее время в США и других странах, где технология суррогатного материнства разрешена, суррогатных матерей обычно называют «носительницами беременности», это стало устоявшимся термином, так как с ним связано меньше негативных ассоциаций.

Утверждение о том, что российское законодательство в области суррогатного материнства «одно из самых либеральных в мире», возможно, и правильно, но есть и более развитые страны, где оно еще более либерально. Например, «традиционное суррогатное материнство», когда в матку носительницы беременности путем инсеминации помещается сперма будущего отца (то есть суррогатная мать является в данном случае еще и генетической), а она после вынашивания отдает ребенка ему и его супруге, в России запрещено, а в США применяется часто. Везде в мире (в том числе в России) запрещено использование услуг носительницы беременности по социальным, а не медицинским причинам.

В мире не так уж мало стран, где использование услуг носительницы беременности разрешено – 24; запрещено оно в 36-ти странах. В восьми странах разрешено вынашивание чужой беременности только при условии, что у ребенка нет генов вынашивающей матери. Возмещение затрат времени и расходов носителей беременности разрешено в четырех странах, еще в четырех оплата может быть выше. При этом в большинстве стран по закону носительница беременности имеет приоритетное право на ребенка, генетическим родителям нужно получить ее формальное согласие на его передачу им.

Чувства к ребенку возникают у вынашивающей матери далеко не всегда, иначе такая технология в принципе не могла бы существовать. Если это все же происходит, закон, в том числе российский, предоставляет ей право оставить ребенка себе. Ее права, таким образом, в достаточной степени защищены. Что касается анонимности носительницы беременности, тут можно вспомнить и о правах генетических родителей на то, чтобы иметь исключительное право на ребенка. Почему, в конце концов, у нас в стране охраняется тайна усыновления, и открытое усыновление не распространено? Руководствуясь логикой предлагаемой инициативы нужно менять законодательство и в этой области: между этими двумя ситуациями нет принципиальных различий — пусть родители, отказавшиеся от своих детей в роддоме, получат полное право в любой момент явиться к усыновителям и предъявить права на детей. В этом случае, правда, может оказаться, что число усыновителей резко уменьшится. Но интересует ли это авторов законопроекта?

Не говоря уже о том, что суррогатное материнство часто последний шанс для женщины иметь генетически своего ребенка; о том, что у носительниц беременности в ситуации экономического кризиса часто нет шансов найти другую работу, оплачиваемую хотя бы в два раза ниже, чем их репродуктивные услуги, или сочетать ее с воспитанием собственных детей. А ведь у них, по закону, должны быть свои дети, и они часто нуждаются именно в надомной и нетяжелой работе.

В конце концов, почему наше внимание постоянно привлекают именно к этой тематике? Случаев суррогатного материнства, по статистике, в России не более 500 в год, а всего детей рождается в нашей немаленькой стране более полутора миллионов ежегодно. У нас нет более важных проблем, связанных с детской бедностью, здоровьем матерей и детей, качеством школьного образования, в конце концов? Не будет ли более продуктивным не подход запретов, а стремление разумно улучшить жизнь семей и детей, или, по крайней мере, не мешать им самостоятельно решать эти вопросы — к обоюдному удовольствию и законными способами?

Россия > Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 3 апреля 2017 > № 2126654


США > СМИ, ИТ. Медицина > forbes.ru, 3 апреля 2017 > № 2126653

Персональный кибертренер. Как тренировать геймеров с помощью машинного обучения

Елена Краузова

Обозреватель Forbes

Нейрофизиолог и два инженера придумали компанию для «прокачивания» навыков киберспортсменов с помощью знаний физиологии и психологии

К спортивной арене Staples Center в Лос-Анджелесе 30 октября 2016 года стекались десятки тысяч людей, многие были в костюмах фантастических существ — героев Рунтерры, игровой вселенной League of Legends. Более 20 000 фанатов съехались на финал мирового киберспортивного чемпионата. За Кубок Призывателей бились две корейские команды — SK Telecom T1 и Samsung Galaxy, игроки провели пять напряженных игр, одна из них стала самой длинной в истории турнира — 252 минуты. «Мы все истощены», — признался потом лидер SK Telecom T1 Ли «Faker» Сан Хек. После турнира команда сразу же вернулась к круглосуточным занятиям на своей тренировочной базе в Южной Корее.

Стартап Mobalytics, созданный ливанским нейрофизиологом Амине Исса и украинцами Богданом Сучиком и Николаем Лобановым, помогает киберспортсменам добиваться лучших результатов. Благодаря технологиям машинного обучения онлайн-платформа анализирует игровой стиль и дает оценку навыкам, советуя игроку, над чем поработать. В конце 2016 года Mobalytics получил $2,6 млн от западных венчурных фондов и российского Almaz Capital. Пока возможности сервиса тестируют около 100 000 игроков League of Legends. Сможет ли Mobalytics превратить искусственный интеллект в «персонального кибертренера»?

Амине Исса компьютерными играми увлекался с детства. Закончив школу экстерном в 16 лет, он поступил сначала на медицинский факультет Ливанско-американского университета в Бейруте, а затем в Университет Флориды, где изучал биомедицинскую инженерию. В студенчестве Исса уже заигрывался в World of Warcraft. Интерес к играм только усилился, когда он переехал в Рочестер, устроившись научным сотрудником в клинику Мейо, где занялся исследованием состояния пилотов после полетов. Ради науки в 2012 году Амине даже поднялся на Эверест: на группе испытуемых нужно было проверить, как сердечная недостаточность влияет, например, на качество сна. Исса проводил много времени за анализом собранных данных и подготовкой публикаций, а отдыхал, играя в онлайн-игры. Вскоре он присоединился к киберспортивной команде World of Warcraft и играл на турнирах, пытаясь улучшить свои игровые навыки с помощью физиологии и психологии. В сентябре 2015 года на конференции TwitchCon в Сан-Франциско в очереди желающих пообщаться с одним из известных игроков Амине вдруг услышал вопрос, который собирался задать сам: «Что вы думаете по поводу анализа данных в сфере киберспорта?» Автором вопроса оказался инженер из Киева Богдан Сучик, который немедленно получил от Исса приглашение попить вечером пива.

Сучик приехал на TwitchCon в поисках бизнес-идеи. Выпускник Киевского политеха, он тоже часами засиживался за Lineage 2 и World of Warcraft. В студенчестве Сучик даже взял академический отпуск, завалив экзамены из-за Lineage 2. Пока соученики подрабатывали курьерами и официантами, он продавал оружие, доспехи, талисманы, за которые в игре нужно было биться с монстрами. Его одногруппник Николай Лобанов предпочитал Dota. «Мы тогда и подумать не могли, что компьютерные игры станут огромным рынком, — вспоминает Лобанов. — Мы просто играли в свое удовольствие, а люди уже зарабатывали миллионы, выигрывая киберспортивные чемпионаты мира». Лобанов, окончив магистратуру факультета электроники, уехал в Москву — в Nokia Siemens Networks он налаживал запуск сети 3G. Вскоре руководство корпорации отправило его работать сначала в Атланту, затем в Техас, а потом в Санта-Монику. Сучик же попробовал запустить несколько интернет-стартапов. Ни один из них не принес желаемой прибыли, но проекты помогли предпринимателю обзавестись связями в Калифорнии (один из стартапов, myTips, попал в 500 Startups в 2014 году), и он отправился в Кремниевую долину. О продукте для геймеров он задумывался еще в 2010 году, а увидев, как быстро растет рынок киберспорта (в 2019 году он должен пройти отметку $1,1 млрд), уверился в том, что бизнес-идею нужно искать именно здесь. В 2015 году он занялся анализом ниш для киберспорта. «Рынку не хватало хороших инструментов аналитики, — вспоминает предприниматель. — У игроков было много информации о том, как они играют, но это напоминало ситуацию, когда врач пишет для вас несколько страниц с результатами анализов, но не говорит, что делать». Исса, Сучик и Лобанов (он пришел в проект по предложению Сучика) решили заняться постановкой диагнозов и писать «рецепты» для игроков.

По данным Newzoo, в 2016 году мировой рынок киберспорта вырос на 51,7%, до $493 млн, более 70% этой суммы владельцы игровых брендов тратят на спонсорство мероприятий, рекламу и покупку прав на трансляции. Остальные 30% приносит продажа билетов и сувениров. Какие IT-решения приходят в киберспорт? Самые крупные сервисы — видеоплатформы для трансляций игр. Наиболее известная из них — Twitch — была куплена Amazon за $970 млн, но есть еще около десятка подобных площадок, не считая канала YouTube Gaming. Другая ниша — сервисы для организаторов турниров, одни предназначены для топовых соревнований, другие — для любительских. Есть и площадки для ставок, сайты с расписанием киберспортивных соревнований, доски объявлений и даже первые маркетплейсы. Исса, Лобанов и Сучик сразу поняли, что нет смысла создавать продукт в одной из этих насыщенных ниш. Партнеры решили сфокусироваться не на профессиональной, а на любительской аудитории — 90% зрителей киберспорта одновременно играют сами, смотрят обучающие видео на YouTube, участвуют в конференциях и даже берут частные уроки (до $50–80 за час). Почему бы им не заменить учителя на робота?

Продуктом Mobalytics стала платформа, которая агрегирует открытые данные о стиле игры, анализирует игровые привычки и советует игроку, на что обратить внимание. Первой игрой для тренировок стала League of Legends (более 100 млн игроков в месяц) от компании Riot Games, которая предоставляет доступ к своим данным авторам сторонних приложений через API (набор инструментов для разработчиков). Система изначально фиксирует уровень игрока, а в ходе игры подсчитывает его персональный индекс и индекс противников. Индекс состоит из восьми показателей — от умения работать в команде до боевых навыков и гибкости, каждый из базовых показателей можно детализировать. Индекс отражается на круговой диаграмме, а ниже появляются советы для обучения. Всю статистику и советы можно посмотреть в личном кабинете Mobalytics после каждой игры: система использует машинное обучение, и чем больше игроков и показателей она изучает, тем точнее ее оценки и рекомендации.

Через полгода после знакомства на TwitchCon, в марте 2016-го на сайте с «заглушкой» партнеры начали собирать заявки от желающих опробовать систему кибертренировок. К сентябрю 2016 года была готова первая версия платформы, и у Mobalytics было около 13 000 регистраций. Тогда же Исса, Лобанов и Сучик отправились на TechCrunch Disrupt Startup Battlefield — главный международный конкурс стартапов в Сан-Франциско. Сучик вспоминает, что анкету отправили за час до окончания регистрации. После презентации глава YouTube Сьюзен Войжитски и партнер Sequoia Capital Роелоф Ботца отметили перспективность продукта и обсудили с командой нюансы модели монетизации. Через несколько дней создатели Mobalytics узнали, что заняли первое место. Победа на TechCrunch привлекла к проекту внимание инвесторов, в том числе зарубежных.

Зарабатывать Mobalytics рассчитывает за счет платной дополнительной статистики и безлимитного доступа к персонализированным советам. Пакет с набором продвинутых опций будет стоить $10 в месяц, что сопоставимо с подпиской на стриминговые сервисы вроде Netflix. Создатели рассчитывают, что конверсия составит 2–3%. Если предположить, что в каждой из популярных командных видеоигр, где Mobalytics может стать «персональным коучем», — миллионы игроков в месяц, стартап в течение нескольких лет может выйти на оборот в десятки миллионов долларов в месяц. «В игровых вселенных модель freemium в целом и модель подписки в частности всем привычна и понятна. Бесплатно вы получаете функционал, а за деньги — больше дополнительных возможностей», — говорит Александр Галицкий, управляющий партнер Almaz Capital. Для игровых сервисов конверсия может составлять от нескольких процентов в развивающихся странах и до десятков процентов в богатых западных странах, прогнозирует он.

«Подписка является самой простой и действенной моделью, а также позволяет создать стабильные денежный поток, что очень важно для бизнеса, — отмечает Александр Черняк, один из первых инвесторов Mobalytics. — С другой стороны, такая модель не должна вызывать вопросы у пользователей, которые привыкли платить за абонемент в спортзал или за Netflix, или другие сервисы, которые так распространенны в США».

Одной из моделей монетизации может стать кросс-маркетинг с профессиональными командами, говорит Алексей Корнышев, глава соревновательного направления Wargaming в СНГ. Mobalytics может давать киберспортсменам скидку или бесплатный доступ к сервису с элементами продакт плейсмент от брендов. «Тренерское направление в киберспорте получило развитие недавно, — отзывается о перспективах стартапа Корнышев. — Сейчас только формируются правила и школа тренерства, поэтому грамотная аналитика будет отличным подспорьем».

«Очевидно, что сбор статистической информации, ее правильный анализ, могут существенно помочь спортсменам любого уровня повысить свои результаты, — говорит Максим Маслов, руководитель Epic Esports Events. — Думаю, это только первая «ласточка», и скоро мы увидим на рынке не только приложения, но полноценные комплексные услуги по аналитике, в том числе от лидеров этого рынка. Это же в свое время произошло на рынке ставок — сначала ставками в киберспорте занялись стартапы, а впоследствии на рынок вышли настоящие монстры беттинга, такие как Bet365, Willian Hill и другие».

Пока предприниматели еще не начали монетизировать сервис: в режиме бета-тестирования Mobalytics используют для совершенствования своих игровых навыков 200 млн игроков. Параллельно команда Mobalytics собирает заявки от тех, кто хотел бы тестировать AI-сервис в Overwatch, новой игре от Blizzard Entertainment (число желающих уже прошло отметку 26 000). В планах Mobalytics — работать не только с любителями, но и с профессиональными командами. Подписка для киберспортивных команд будет стоить дороже в разы. Но для профессиональных тренировок систему нужно научить анализировать и использовать данные также о психологическом состоянии игрока. Биологические данные важны, так как нейрофизиологией киберспортсмены действительно отличаются от тех, кто играет изредка (например, скорость реакции на раздражитель у них выше на 5%).

Другое направление, которое мечтают развивать создатели Mobalytics, — работа со статистикой игры и совершенствование методов машинного обучения. Алгоритмы могут анализировать чаты, в которых общаются члены команды: методы машинного обучения способны вычленять смысл в обсуждениях стратегии. Машинное обучение позволит следить за мимикой игрока, а также распознавать элементы карт сражений. Все это ляжет в основу новых математических моделей, которые разрабатывают в Mobalytics.

Задача стартапа — научиться определять черты игрового стиля точно так же, как сейчас нейросети в приложениях вроде Prisma распознают черты стиля художников. При этом будет важно отслеживать изменения стиля игрока в реальном времени, а не по итогам раунда или нескольких битв. Насколько сложно будет это сделать? «Можно собрать велосипед, но не надо самому конструировать колеса», — поясняет Лобанов. Он напоминает, что алгоритмы, которые предшествовали сегодняшним системам-прообразам искусственного интеллекта, появились именно в компьютерных играх — как виртуальные соперники. «DeepMind (куплена Google за $400 млн. — Forbes) собирается превратить StarCraft в мир, где можно колоссально увеличить производительность искусственного интеллекта, — говорит разработчик. — Скоро игровые «боты» станут настолько развитыми, что смогут играть в команде наравне с человеком». А Исса предлагает представить, что будет, когда AI-тренер для игроков из веб-интерфейса будет интегрирован в персональный костюм, напоминающий доспехи «Железного человека».

США > СМИ, ИТ. Медицина > forbes.ru, 3 апреля 2017 > № 2126653


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 3 апреля 2017 > № 2126650 Людмила Титова

«Закон Ротенберга»: нарушение основополагающих принципов налогового законодательства

Людмила Титова

адвокат Forward Legal

Бизнесмены и чиновники получают существенные льготы по сравнению с другими налогоплательщиками только потому, что в отношении них применены санкции — ограничение на въезд в иностранные государства и заморозка активов

В марте этого года в России изменились правила определения налогового резидентства. 29 марта Совет Федерации одобрил закон о внесении изменений в Налоговый кодекс. 4 апреля президент РФ Владимир Путин этот закон подписал — теперь граждане, находящиеся под санкциями, смогут не платить налоги вообще.

Согласно новому закону, физлица, в отношении которых иностранными государствами или международными организациями были введены меры ограничительного характера (санкции), могут отказаться от российского налогового резидентства, если в том же налоговом периоде они также являлись налоговыми резидентами другого государства. Для этого им нужно только подать в ФНС соответствующее заявление с приложением сертификата налогового резидентства иностранного государства.

Авторы законопроекта объяснили, что попавшие под санкции физические лица платят налоги дважды: в России и за рубежом, где у них есть имущество. Минфин России согласился освободить россиян, попавших под санкции, от двойной налоговой нагрузки. При этом, по мнению депутатов и Минфина, закон не приведет к уменьшению поступлений в бюджет, поскольку те, кто воспользуется опцией отказа от резидентства, должны будут платить налоги с доходов, полученных на территории России, по ставке 30% (что значительно больше, чем стандартная ставка 13%). Так ли это на самом деле?

Двойное налогообложение

По общему правилу физлицо признается налоговым резидентом РФ, если оно фактически находилось в России не менее 183 календарных дней в течение 12 месяцев подряд. Такие же критерии налогового резидентства действуют, например, в Ирландии и Испании. Однако в других странах налоговое резидентство определяется иным образом. Так, в Германии и Швейцарии – это нахождение в стране постоянного жилища физлица, во Франции и Италии – наличие на территории государства центра жизненных интересов. В США налоговыми резидентами являются все граждане страны без исключения, независимо от того, живут они в стране или нет.

Поскольку критерии налогового резидентства в разных странах различаются, возможна такая ситуация, когда лицо признается резидентом одновременно в двух государствах. Эта коллизия разрешается при помощи положений Соглашений (договоров) об избежании двойного налогообложения, заключенных между разными государствами. Россия является участником более чем 80 таких соглашений. Они заключены со всеми европейскими странами и США.

Чтобы определить, резидентом какого государства является лицо, применяются дополнительные критерии, установленные международным соглашением, а именно (в порядке очередности):

Место нахождения постоянного жилища физического лица;

Центр жизненных интересов;

Место обычного проживания физического лица;

Гражданство.

Например, если человек признан налоговым резидентом и в России, и в Швейцарии и имеет жилье в обеих странах, его налоговое резидентство будет определяться исходя из центра его жизненных интересов. Если семья такого лица проживает в России, его основной бизнес, социальные и культурные связи находятся там же, то оно будет признано налоговым резидентом России. Если же нет, то такое лицо является резидентом иностранного государства.

В результате применения правил, установленных международными соглашениями, двойное налогообложение лица исключается. Никакой необходимости в изменении критериев российского налогового резиденства и принятии закона не имеется. Принятый Госдумой акт по сути изменяет условия заключенных Россией Соглашений об избежании двойного налогообложения и дает физлицу возможность самостоятельно определять свое резидентство. Это нарушает принцип приоритета норм международного права над российским налоговым законодательством.

Как будет работать закон

Принятие закона об изменении правил налогового резидентства не приведет к увеличению налоговой нагрузки тех, кто откажется от российского резидентства. Наоборот, крупные бизнесмены (и не только), включенные в санкционные списки, смогут существенно сэкономить на налогах. У большинства из них бизнес и активы структурированы таким образом, что основные доходы аккумулируются за рубежом, в юрисдикциях с благоприятным налоговым режимом.

Получив сертификат налогового резидентства, например ОАЭ (где отсутствует налог на доходы физлиц), и отказавшись от российского резидентства, такой бизнесмен не будет платить налог на доходы ни в России, ни в ОАЭ. Более того, в случае признания нерезидентом в 2014-2015 годах он сможет вернуть излишне уплаченные суммы налога с доходов от иностранных источников (например, дивиденды иностранных компаний, проценты по займам или ценным бумагам, роялти).

Отказ от налогового резидентства поможет не раскрывать данные о своих зарубежных активах. Нерезиденты освобождены от обязанности подавать уведомления об участии в иностранных организациях и уведомления о контролируемых иностранных организациях. В Эмиратах, Швейцарии и некоторых других государствах правила о КИК отсутствуют. Соответственно, информация об иностранных активах лиц, попавших под санкции, останется конфиденциальной и недоступной российским налоговым органам.

Льготы не для всех

Получается, что закон освобождает лиц, находящихся под санкциями, не только от двойного налогообложения, но и от налогообложения вообще. Они получают существенные льготы по сравнению с другими налогоплательщиками только потому, что в отношении них применены санкции (ограничение на въезд в иностранные государства и заморозка активов).

Закон был принят очень быстро. Соответствующие положения были внесены не в качестве отдельного законопроекта, а в виде поправки в другой законопроект. Это позволило пропустить стадию общественного обсуждения и обойтись без подготовки финансово-экономического обоснования. В течение месяца после внесения поправки закон был принят.

Одним из основополагающих принципов российского налогового законодательства является недопустимость дифференциации налогообложения в зависимости от формы собственности, гражданства физлиц или места происхождения капитала. Однако оказывается, что в реальности этот принцип не работает и одни налогоплательщики имеют существенные преимущества перед остальными. По тому, как быстро был принят закон, мы видим, что условия налогообложения в стране могут измениться практически мгновенно. Принятый закон ставит под сомнение стабильность российской налоговой системы, что может оказать негативное влияние на инвестиционный климат и экономическую ситуацию в стране.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 3 апреля 2017 > № 2126650 Людмила Титова


Россия. Арктика. СФО > Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 3 апреля 2017 > № 2126545 Владимир Путин, Игорь Сечин

Видеоконференция по случаю начала бурения скважины Центрально-Ольгинская – 1.

Президент в режиме видеоконференции дал старт поисковому бурению самой северной на российском арктическом шельфе скважины Центрально-Ольгинская – 1 на Хатангском лицензионном участке.

В.Путин: Добрый день!

(Обращаясь к И.Сечину.) Игорь Иванович, хочу пожелать Вам, всем вашим сотрудникам, инженерам, рабочим, всем специалистам, которые активно начинают эту масштабную работу, успехов.

Действительно, совсем недавно в Архангельске мы говорили об освоении минеральных ресурсов Арктики, и вот сейчас в восточной части, в акватории моря Лаптевых, начинается ваша масштабная работа по открытию и фактическому началу эксплуатации. Ну, до эксплуатации ещё далеко, но фактически начинается работа по целой нефтегазоносной провинции, которая, даже по предварительным данным, содержит огромное количество, миллионы тонн условного топлива, миллионы тонн нефти, газа.

Знаю, что это сложная работа. Совсем недавно при личном докладе Вы мне об этом рассказывали. Это сложная, высокотехнологичная операция, так называемое горизонтальное бурение. Это только первая скважина. Впереди огромная работа. И я хочу пожелать Вам удачи и выразить надежду на успех всего этого начинания.

Пожалуйста.

И.Сечин: Спасибо большое.

Уважаемый Владимир Владимирович, мы находимся на полуострове Хара-Тумус в Долгано-Ненецком округе, выше 73-й параллели, в 250 метрах от береговой линии моря Лаптевых. До ближайшего посёлка Хатанга – 350 километров. За моей спиной через метель просматривается буровая вышка, и сегодня по Вашей команде компания начнёт здесь бурение первой поисковой скважины в восточной Арктике – Центрально-Ольгинская – 1.

Хочу отметить, что все работы по подготовке к началу бурения прошли в самые короткие сроки. Как Вы помните, чуть больше года назад при Вашей поддержке компания получила возможность работать на Хатангском лицензионном участке. В самые короткие сроки были проведены беспрецедентные работы по геологоразведке. Была проведена 21 тысяча погонных километров сейсмоисследований, выявивших порядка 114 нефтегазоносных перспективных структур, так называемых «ловушек». Общий потенциальный геологический ресурс моря Лаптевых составляет, по предварительным оценкам, до 9,5 миллиарда тонн в нефтяном эквиваленте.

Логистическая операция по подготовке к сегодняшнему бурению проводилась в течение восьми месяцев. Работы осложнялись значительным удалением от базы обеспечения и сложными климатическими условиями.

Из Архангельска, который находится в 3600 километрах отсюда, усиленными судами арктического класса были доставлены буровая установка, модульный жилой комплекс, необходимое оборудование, специальная техника. Всего до восьми тысяч тонн необходимых материалов.

Бурение будет проводиться с берега, что позволит значительно снизить затраты на строительство скважины, проектная глубина – до пяти тысяч метров с последующей боковой горизонтальной зарезкой. Имеющиеся у нас технологии позволяют обеспечить отклонение от вертикали до 15 тысяч метров. Такая технология позволяет значительно сэкономить финансовые ресурсы, обеспечить экономическую эффективность и высокий экологический стандарт. Компания в настоящее время является одним из мировых лидеров по освоению шельфовых месторождений.

Как Вы помните, Владимир Владимирович, по Вашей команде в 2014 году мы работали в Карском море, открыли чрезвычайно значимое месторождение – Карскую нефтегазоносную провинцию. В этом году, следом за Хатангским участком, мы будем бурить в Чёрном море, в следующем году – в Баренцевом море, в 2019-м вернёмся в Карскую нефтегазоносную провинцию и также продолжим работу в восточной Арктике.

Уважаемый Владимир Владимирович! Как Вы отметили в ходе конференции в Архангельске, работа в Арктике, инвестиции в Арктику производят, регенерируют семикратный мультипликативный эффект. Эта работа связана с необходимостью тесной координации с энергетиками, строителями, транспортниками, с авиацией, с морским транспортом. И конечно, без Вашей поддержки нам было бы не осуществить подготовку к этому бурению и приступить к сегодняшней работе.

Мы хотим поблагодарить Вас за поддержку и доверие. «Роснефть» всегда оправдает Ваше доверие, уважаемый Владимир Владимирович.

Доклад закончен. Позвольте продемонстрировать небольшой ролик о подготовке к бурению, Владимир Владимирович.

В.Путин: Пожалуйста.

(Демонстрируется видеоролик.)

В.Путин: Спасибо.

И.Сечин: Уважаемый Владимир Владимирович, прошу Вас дать старт бурению первой поисковой скважины в восточной Арктике.

В.Путин: Начинайте.

И.Сечин: Оператора буровой установки прошу приступить к бурению.

Реплика: Вас понял. Приступить к бурению.

Начинаем бурение.

И.Сечин: Уважаемый Владимир Владимирович, к бурению приступили. О ходе работы будем докладывать Вам дополнительно. Спасибо большое.

В.Путин: Спасибо.

Уважаемый Игорь Иванович, я знаю, что наши нефтяники в целом и компания «Роснефть» в частности особое внимание всегда уделяет вопросам экологической безопасности. Исхожу из того, что и в этом случае, особенно в условиях Арктики, где экосистема очень чувствительна к любым вмешательствам извне, все эти принципы, все эти правила будут соблюдены, вы будете уделять этому самое пристальное внимание.

У нас на арктическом шельфе в море, на берегу в Арктике, мы уже об этом говорили, знаем об этом, находится огромное количество ещё не распечатанных запасов. И, исходя из огромной ценности и важности этих запасов углеводородного сырья, других минералов, именно компаниям с преимущественным участием государства разрешено осуществлять соответствующую работу, выдаётся лицензия только «Роснефти» и «Газпрому». Эти преимущества компания «Роснефть», безусловно, должна использовать самым наилучшим образом.

Я хочу пожелать вам удачи, всего самого хорошего.

И.Сечин: Есть, Владимир Владимирович. Спасибо большое.

Россия. Арктика. СФО > Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 3 апреля 2017 > № 2126545 Владимир Путин, Игорь Сечин


Великобритания. Евросоюз. Сирия. РФ > Армия, полиция > gazeta.ru, 3 апреля 2017 > № 2126417 Марк Галеотти

«Домой возвращаются российские радикалы, закаленные джихадом»

Британский эксперт по российским спецслужбам — о теракте в Санкт-Петербурге

Игорь Крючков

Марк Галеотти, британский специалист по российским спецслужбам, эксперт Европейского совета по внешней политике (ECFR), рассказал «Газете.Ru» о том, какие уроки несет теракт в Санкт-Петербурге для российских силовиков и чем эта атака отличается от европейских.

— Что можно сказать о взрывах в метро Санкт-Петербурга на данный момент?

— У нас есть целый спектр конспирологических теорий. Например, о том, что все это сделали союзники Навального. Или, наоборот, что это была подстроенная акция российских властей, чтобы оправдать какие-то действия против Украины. На самом деле нет никаких доказательств, подтверждающих эти теории.

Наиболее вероятно, что взрывы — результат террористической джихадистской угрозы в России: давней и сохраняющейся на сравнительно низком уровне.

— Теракт в Санкт-Петербурге отличается от ряда недавних терактов, которые случались в европейских странах. Каковы основные отличия?

— В Санкт-Петербурге было использовано взрывное устройство. В Европе террористы, как правило, используют автомобили и огнестрельное оружие. Но эти различия можно назвать скорее тактическими, чем фундаментальными. В конце концов, террористы используют все возможности, которые есть у них в распоряжении в конкретный момент.

Если у них достаточно умений и материалов, они делают бомбу. Если у них нет оружия, они используют грузовик. Но базовый принцип — один и тот же.

— Чему сегодняшняя трагедия учит наши силовые структуры? До сих пор казалось, что они полностью контролируют ситуацию.

— Когда террористы используют автоматы и автомобили — значит, они не рассчитывают выжить. Это, проще говоря, инструменты для однозначно самоубийственной атаки. Бомба, в свою очередь, оставляет хотя бы небольшой шанс на выживание исполнителя после теракта, если заложить ее и попытаться скрыться.

На Северном Кавказе, конечно, ощущается подъем числа терактов, которые совершают смертники. Но традиция в этом регионе скорее не предрасположена к самоубийственной атаке. Здесь террористы чаще атакуют и уходят с места преступления.

Теперь об уроках для силовых структур. Россия — относительно безопасная страна с точки зрения террористической угрозы. Силовики, даже несмотря на периодически довольно жесткие методы и хаос, сохраняющийся на Северном Кавказе, делают свою работу хорошо.

Все, что можно сказать в этой ситуации, — минимизируйте риски.

Сам я британец и помню времена, когда у нас активно действовала ИРА (Ирландская республиканская армия — радикальное движение, — в 1970–1980-х годах использовавшая террористические методы. — «Газета.Ru»). Британские правоохранители тогда были отлично подготовлены и блестяще справлялись с работой. Но даже тогда они не могли предотвратить все теракты.

В России в ближайшее время мы увидим больше мер безопасности с визуальной точки зрения. В метро в том числе. Прежде всего, чтобы успокоить население, показать, что власти помнят об угрозе. Будут дискуссии о конкретных вещах, например, как террористы могли пронести бомбу в подземку.

Но ответ на эту трагедию, в целом, без конкретики, заключается в следующем: нужно продолжать жить. К сожалению, таковы реалии современной жизни. Иногда будут происходить атаки. А мы должны быть достаточно крепки, чтобы это пережить.

— После питерского теракта заговорили о сирийском следе. Насколько операция России в Сирии усилила террористическую угрозу?

— В краткосрочной перспективе сирийская операция даже помогла России. Нам известно, что многие боевики с Северного Кавказа поехали в Сирию и Ирак, чтобы присоединиться к террористическому «Исламскому государству» (ИГ, запрещено в России. — «Газета.Ru»). В результате российское террористическое подполье поредело.

Сирийская операция, в которой Россия, конечно, громко заявила о себе, представляется мне далеко не главной причиной взрывов в Санкт-Петербурге.

Согласно идеологии радикального террористического «джихада», Россия считается врагом вне зависимости от ее бомбардировок в Сирии.

Главная проблема Сирии сегодня — это возвращение боевиков на родину. Существует где-то 4-5 тысяч носителей российских паспортов, которые участвовали в сирийском и иракском «джихаде». И чем дальше радикальные группировки отступают там, тем больше боевиков возвращаются обратно. То есть домой возвращается молодое поколение радикализованных российских граждан, закаленных войной.

Российские спецслужбы, судя по всему, готовились к этому не первый год. Пока мы не можем утверждать наверняка, но питерский теракт может быть предвестником того, что будет дальше.

— В своем твиттере вы обращали внимание на то, что нынешний теракт российские СМИ освещают по-другому, не так, как прежние теракты. Вы не могли бы прокомментировать подробнее?

— Теракты, происходившие ранее в Москве, освещались в российской прессе слишком осторожно. Можно сказать, что сообщения были сдержанными. И мне кажется, что из этого были извлечены уроки.

Если новости не достаточно оперативны, а информация не достаточно открыта, то инициатива автоматически уходит в слухи, твиттер, фейсбук. И это провоцирует панику и распространение различных теорий заговора.

Поэтому лучше всего в таких ситуациях реагировать как можно быстрее и информировать как можно более полно. И я надеюсь, что это был урок, который российские медиа усвоили.

— А что вы думаете об украинском аспекте? Стоит вообще рассматривать «донбасский след»?

— По ряду причин мне кажется это крайне маловероятным. Да, конечно, это мог быть какой-то нездоровый украинский националист, пытавшийся наказать «злую Россию», или это могли быть радикалы из Донбасса, пытавшиеся спровоцировать Россию на ответные действия в отношении Украины. Это все теоретические допущения. Но, честно говоря, они мне кажутся теориями заговора.

Во-первых, в украинских спецслужбах очень высок уровень проникновения российской агентуры, так что шансы на успешную операцию были бы крайне невысоки. Во-вторых, радикалы с Донбасса все-таки недостаточно профессиональны, чтобы проделать весь путь до Санкт-Петербурга с бомбой и не привлечь к себе внимание. В это достаточно сложно поверить.

Но, прежде всего, надо учитывать, что риски для любой стороны, пошедшей на такой шаг, перевешивают любые выгоды. Сейчас отвечающие за безопасность службы направят колоссальное количество ресурсов на установление причин и обстоятельств терактов. Несомненно, они найдут того, кто стоит за атакой. И, разумеется, ему придется иметь дело с самыми серьезными последствиями. На такой шаг идут, когда о последствиях уже не задумываются.

Великобритания. Евросоюз. Сирия. РФ > Армия, полиция > gazeta.ru, 3 апреля 2017 > № 2126417 Марк Галеотти


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > zavtra.ru, 3 апреля 2017 > № 2126408 Татьяна Воеводина

 10 тыс. часов по распределению

кадровый голод как главное препятствие к большому делу

Татьяна Воеводина

Первая проблема, с которой столкнётся наша страна, случись нам не имитативно, а всерьёз начать «строить и месть в сплошной лихорадке буден» - это будет кадровый голод.

Это, на мой взгляд, главное препятствие и к новой индустриализации, и вообще к любому большому делу. Даже не пресловутая коррупция: её при наличии политической воли, одолеть всё-таки можно за небольшой срок, а вот подготовить толковых работников – это долгое дело.

Когда-то большевики, взяв власть, столкнулись с той же проблемой – и, надо сказать, её решили. Был создан и квалифицированный рабочий класс, и инженерный корпус, и слой научных работников. Все они решали стоящие пред страной задачи. Сегодня задачи стоят, а решать их – не понятно с кем. Во многих отраслях практически отсутствует среднее поколение: есть условные деды, так сяк есть внуки, а отцов-то и нет. Профессиональное мастерство, те самые, не выговоренные, нигде не записанные, растворённые в профессиональной среде умения, которые передаются именно в процессе профессионального общения, от старших к младшим в качестве своего рода изустного предания – вот эти драгоценные крупинки – утрачиваются, теряются. А вместе с ними теряется и мастерство, качество.

Надо сознавать, что сильный и успешный народ – это народ умелый, квалифицированный. Процент высококвалифицированных работников в народе определяет его положение среди других народов. Об этом не принято говорить из политкорректности, но это так. Сегодня мы играем роль «тёмных батраков и бедняков», рядом с передовыми народами, по выражению знаменитого публициста столетней давности Михаила Меньшикова.

Наша страна, наш народ находится в противоречивом положении: мы играем исторически памятную и духовно сродственную нам роль великой державы, противостоящей Западу, одновременно являясь сырьевым придатком этого самого Запада.

Что ж, надо выбираться. И тут я не вижу иного пути, кроме мобилизационного и планово-распределительного. Это не моя фантазия, не моё «предложение» - это историческая неизбежность. Понимаю, слова звучат неприятно и даже угрожающе, но бояться нужно не слов, а той разрухи, которую уже принесла и продолжает приносить нам либеральная экономика. Кого пугает слово «мобилизация», скажите на французский лад – «дирижизм». Полегчало?

Как это выглядит в приложении к кадровой политике?

Надо наконец закрыть все те мириады гуманитарных богаделен, открытых с единственной целью – передержки молодняка и продажи ему в рассрочку диплома, который считается неотъемлемой принадлежностью приличного человека. Можно перевести эти заведения в статус народных университетов культуры – тогда они закроются сами по себе. Процентов 70 молодёжи должны учиться по дельным, т.е. естественно-техническим специальностям. Начинать лучше со среднего специального образования.

Учебные заведения должны быть привязаны к потребностям промышленности и сельского хозяйства. Необходимо распределение выпускников. Хорошо бы готовить специалистов целенаправленно, чтобы студент (примерно) знал своё будущее рабочее место. Тогда и учение будет более ответственным и сознательным. Для большинства средних людей гарантия рабочего места – большое облегчение. Разумеется, обучение должно быть бесплатным, даже и стипендию надо платить - такую, на которую можно было бы прокормиться. Это слишком большие затраты? Если студентов будет в разы меньше нынешнего, а сегодняшние сидельцы филолого-политологических заведений станут тружениками народного хозяйства – совсем не так затратно и выйдет.

Дальше выпускники будут отправляться туда, где они нужны, а не оседать по конторам в больших городах. Это единственный путь, способный привести к успеху. Когда при советской власти система распределения угасла – получилось именно это: в Москве инженеры сидят по конторам, а на заводах их не хватает. В Москве учительницы работали пишбарышнями, а в провинции выпускники заканчивали школу с прочерком в аттестате: не было учителя.

Сколько времени надо отрабатывать по распределению? Думаю, пять лет. (При советской власти было два года). Пять лет – это не случайный срок: за него можно принципиально всё изменить, получить новую профессию, перестроить жизнь – свою и страны. Так что советские пятилетки возникли не случайно.

Психологи считают, что для того, чтобы стать специалистом какого-то дела, надо отработать 10 тыс. часов – это и есть пять лет работы. Тут ещё важный аспект. Если человек приехал куда-то на два года, велик соблазн просто кое-как перекантоваться в ожидании возращения в «приличное» место. На пять лет человек поневоле будет обустраиваться и врастать корнями. Надо твёрдо уяснить: если мы хотим обустроить нашу страну и выйти на путь развития, надо её, как минимум, заселить. А либерально-рыночная система приводит только к стеканию народа в большие города с оголением провинции.

Сегодня делаются отдельные попытки такой целенаправленной подготовки кадров: сельских врачей, например. Но это лишь отдельные местные инициативы. А они должны превратиться в повсеместную практику.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > zavtra.ru, 3 апреля 2017 > № 2126408 Татьяна Воеводина


Сербия. Евросоюз. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 3 апреля 2017 > № 2125941 Максим Саморуков

Конец пророссийской романтики. Чего ждать от нового президента Сербии

Максим Саморуков

Сдвигаясь ближе к России по модели внутреннего устройства, Сербия парадоксальным образом становится для Москвы все более трудным партнером. Общественное мнение и политическая конкуренция все меньше ограничивают свободу действий нового президента Вучича, создавая идеальные условия для пересмотра отношений с Россией ради вступления в ЕС

Сербия – страна, где бессмысленно искать антироссийских политиков. Все, кто рассчитывает набрать хотя бы пару процентов голосов, тут горой стоят за дружбу с братьями-русскими, а если и критикуют власти на этом направлении, то только за то, что те слишком вяло дружат с Москвой, мало сотрудничают, медленно сближаются. Такая пророссийская идиллия царит в сербской политике уже больше 20 лет, и нынешние президентские выборы в нее прекрасно вписываются.

Кажется, Москве не о чем переживать по поводу Сербии, кто бы ни выиграл там очередные выборы, но в этой благостной картине все-таки есть некоторый изъян. Сербская публичная политика сильно деградировала за последние годы и все хуже отражает реальные настроения в руководстве страны. В Сербии почти исчезла реальная политическая конкуренция, выборы стали заранее расписанной формальностью, а власти добились высочайшей степени контроля над общественным мнением.

Поэтому в прошедших в Сербии президентских выборах смотреть надо скорее не на то, что выигравший их Александр Вучич сделал встречу с Владимиром Путиным главным событием своей агитационной кампании, а на то, какую власть он сконцентрировал в своих руках с помощью этой победы. Достаточную, чтобы даже в таком чувствительном для Сербии вопросе, как отношения с Россией, он мог без опаски радикально пересмотреть их содержание, сохранив только формальные разговоры о горячей дружбе.

Сербский Шекспир

Совсем недавно, на прошлых президентских выборах в 2012 году, в Сербии царила такая политическая свобода, что победа Томислава Николича стала для всех неожиданностью, а его отрыв от конкурента составил всего 2% голосов. Но с тех пор сербская политика изменилась так, что не узнать, и выборы там теперь проходят по все более популярной схеме восточноевропейских автократий.

Есть кандидат от власти – премьер Александр Вучич, и всем заранее понятно, что он победит, причем сразу в первом туре и с отрывом от ближайшего конкурента на 40%. Он не может не победить, потому что он главный патриот и спаситель отечества. За ним реальные дела и выстраданная стабильность, а еще госСМИ, админресурс, бюджетники и дружественный избирком.

Хотя даже если бы всего этого не было, кандидат от власти Вучич все равно бы выиграл, потому что сербская либеральная оппозиция сама лучше всех себя дискредитирует. Даже под угрозой окончательной маргинализации она не смогла предложить ни внятных новых идей, ни хотя бы единого кандидата, позволив Вучичу остаться единственным ярким политиком на фоне плохо различимого кордебалета оппозиционеров.

Тем не менее интрига в таких выборах все равно есть. Просто она состоит не в том, как проголосуют избиратели, а в том, кто станет обреченным на победу кандидатом от власти и как его неизбежный выигрыш повлияет на расклад сил в руководстве страны.

Эта интрига и стала на прошедших в Сербии выборах основной. Уходящий президент Томислав Николич – основатель и бывший лидер правящей Сербской прогрессивной партии. Он однопартиец и наставник выигравшего президентские выборы премьера Александра Вучича. Он отбыл на посту президента всего один срок и имел полное право баллотироваться еще раз. Но правящая партия решила, что ее кандидатом будет Вучич, а Николичу пора на покой, хотя ему всего 65 лет.

Собственно, будущий президент Сербии и был избран в этом шекспировском конфликте между заслуженным, но растерявшим хватку патриархом Николичем и его воспитанником, молодым и амбициозным премьером Вучичем. Сильные и слабые стороны соперников распределились так, как и положено в конфликте поколений. На стороне Николича был опыт, который подвел, и мудрость, которая подсказала, что от слишком активного сопротивления будет только хуже. На стороне Вучича несравнимо лучшее образование, энергия молодости и готовность стать единственным в стране человеком, который принимает решения. После нескольких дней противостояния – еще в феврале, до начала официальной кампании – молодость победила.

Конечно, сначала Николич был возмущен, когда его воспитанник Вучич поставил его перед фактом, что второго президентского срока у него не будет. Все-таки Николич находится в первых рядах сербской политики еще с 1990-х годов. Это Николич первым осознал, что старый кондовый национализм уже не работает, рискнул карьерой, ушел из великосербской Радикальной партии Шешеля и создал собственную, умеренно патриотическую Сербскую прогрессивную партию. А осторожный Вучич, который тоже делал карьеру в рядах радикалов Шешеля, присоединился к Николичу и его прогрессистам только через несколько месяцев.

Николич знает, что такое настоящая политическая борьба. Он четырежды участвовал в президентских выборах и поднял свой результат с 6% в 2000 году до победных 49,5% в 2012-м. Причем победу он одержал, баллотируясь не от власти, а от оппозиции. И именно Николич своей победой в 2012 году переломил тенденцию, завершил двенадцатилетнюю эпоху правления либеральных партий и вернул власть обратно сербским националистам.

Став президентом, Николичу пришлось уступить пост лидера Прогрессивной партии Вучичу, который вскоре устроил досрочные парламентские выборы и занял пост премьера. За несколько лет Вучич успел переподчинить себе и партийные структуры, и госаппарат, и государственные СМИ. Так что образы президента Николича, отстраненного от принятия важнейших решений патриарха, и премьера Вучича, реального правителя, сложились у большинства сербов задолго до нынешней избирательной кампании.

Николич, несомненно, понимал, что Вучич забирает себе все больше реальной власти, но, видимо, был уверен, что второй президентский срок ему в любом случае обеспечен. Ведь формально по сербской Конституции у президента меньше полномочий, чем у премьера. Но у Вучича оказалось другое мнение. Независимо от того, что написано в Конституции, пост президента в Восточной Европе часто считается важнее премьерского, потому что президент избирается напрямую, а не через партийный список. К тому же Николич мог и не выиграть президентские выборы уже в первом туре, а второй тур позволил бы оппозиции раскрутить нового лидера. Наконец, избранный всенародным голосованием Николич, независимо от реальных полномочий, неизбежно оказался бы альтернативным центром влияния, а Вучич явно вознамерился стать единственным лидером Сербии так, чтобы внутри страны у него не было даже намека на конкурентов.

Противостояние старого президента и молодого премьера продлилось насколько дней. Вучич организовал свое выдвижение в президенты от правящей Прогрессивный партии, и все стали ждать, что ответит Николич. Ходили слухи, что он в ярости, что он все равно будет баллотироваться, что взамен он потребует себе пост премьера. Но в итоге все битвы так и остались за кулисами. Озаботившись политической карьерой сына, который сейчас занимает пост мэра Крагуеваца, и собственной спокойной старостью, Николич решил, что сопротивление бесполезно, и поддержал кандидатуру Вучича.

Двусторонний успех

Противостояние Николича и Вучича получилось довольно эпическим, но если учесть, что они однопартийцы и единомышленники, есть ли в нем хоть что-нибудь, помимо личного соперничества? Изменится ли политика сербского руководства от того, что один прагматичный националист помоложе сменит на посту президента другого прагматичного националиста постарше? Не сразу, но, скорее всего, да, и особенно в отношениях с Россией.

Вучич и Николич действительно единомышленники, и оба хорошо понимают, что для Сербии нет альтернативы евроинтеграции. Что Россия не может заменить для сербов ЕС и НАТО ни в области социально-экономического развития, ни в области безопасности. Поэтому дружба с Россией годится только для ограниченного экономического сотрудничества, для усиления позиций Сербии на переговорах с Западом и для того, чтобы повышать себе популярность внутри страны, изображая из себя защитников славянского братства. Но в целом стратегической целью Сербии должно быть вступление в ЕС и очень тесное сотрудничество с НАТО.

Николич, несмотря на свое великосербское прошлое, этот подход разделял и по мере сил старался приспосабливаться. Для обладателя такой биографии он порой проявлял поразительную гибкость. Человек, который в 90-х отправлял отряды добровольцев воевать в Вуковар, бывший зампред Радикальной партии, почетный воевода четников, в 2013 году он согласился лично встретиться с премьером Косова Хашимом Тачи, и не где-нибудь, а в Ватикане.

Но все равно Николич очень плохо вписывался в новую роль. Ему не хватало образования, кругозора, сказывался возраст – нелегко так перековаться после шестидесяти. Его постоянно позорили цитатами из 90-х годов, ему было неуютно с западными лидерами, да и те его тоже не очень жаловали. Его все время тянуло к России, где понятные и психологически близкие ему люди.

Вучичу такие проблемы незнакомы. Да, он тоже начинал в Радикальной партии, а в конце 90-х даже был министром информации при Милошевиче. Но он почти на 20 лет моложе Николича и гораздо более вестернизирован. Да, он позаимствовал у Николича амплуа прагматичного националиста, но смог довести этот образ до совершенства. Западу он подает себя как единственного, кто способен контролировать сербских радикалов и привести Сербию в Европу. России – как единственного, кто способен не допустить в Сербии к власти прозападных либералов. Внутренней сербской аудитории – как единственного, кто способен найти общий язык с кем угодно, от китайского руководства до албанского, причем сделать это максимально выгодным для Сербии образом.

Вучич мастер манипуляций и любую ситуацию может развернуть так, чтобы противоположные стороны были уверены, что он решил ее в их пользу. Вот Вучич едет в Боснию на годовщину Сребреницы. Запад видит в этом поступок ответственного лидера, который готов признать преступления сербских националистов в 90-х. А сербское общество, не без помощи госСМИ, наоборот, видит жест смелого патриота, который не побоялся отправиться в самое логово врага, чтобы возвысить там голос в защиту сербов.

Или вот Вучич ведет переговоры с косовскими властями и уступает им контроль над северными приграничными районами Косова с сербским большинством. Запад в восторге, они и не надеялись на такой конструктив от Белграда. В Сербии тоже довольны, ведь в обмен Вучич выбил у Запада согласие создать автономное объединение сербских муниципалитетов в Косове и сербскую квоту в косовском парламенте, которая, по сути, дает Белграду право вето на ключевые решения Приштины. К тому же теперь Запад считает не сербов, а косовских албанцев стороной, которая ведет себя безответственно и тормозит переговоры. Предъявить сербскому обществу западную критику косовских албанцев стоит любых уступок по Косову, которое все равно уже не вернуть.

Братская угроза

Таких же манипуляций можно ждать от Вучича и в отношениях с Россией. Он, несомненно, осознает, что российская угроза сейчас прекрасно продается на переговорах с Западом. За борьбу с русским вмешательством на Балканах ему многое простят в деле евроинтеграции. И главная трудность здесь – как объяснить внутри Сербии, как Россия может быть одновременно и любимым союзником, и угрозой стабильности.

Вучич уже пытался продвинуться в решении этой задачи. Когда в октябре 2016 года власти Черногории объявили, что русские готовили против них переворот, Вучич повел себя довольно двусмысленно. С одной стороны, он заверял Россию в нерушимости сербско-российской дружбы, с другой – делал туманные намеки не только на то, что в черногорском деле был иностранный след, но и на то, что вместе с властями Черногории заговорщики хотели свергнуть и самого Вучича. Рядом с домом родителей Вучича нашли тайник с оружием, сербского премьера эвакуировали в безопасное место, звучали очень неконкретные разговоры о зловещих силах, желающих дестабилизировать Сербию, но с тех пор это дело так и не получило никакого развития. Зато на какое-то время в западных СМИ Вучич оказался в одном ряду с властями Черногории как проевропейский балканский лидер, которого хотят свергнуть местные националисты в сговоре с враждебными внешними силами.

Образ Зорана Джинджича – прозападного премьера Сербии, убитого в 2003 году, – явно кажется Вучичу очень подходящим для переговоров с Западом. Он наверняка и дальше будет убеждать ЕС и НАТО не требовать от него слишком многого, потому что иначе его могут просто физически уничтожить сербские националисты при поддержке, например, России.

Чем ближе Сербия будет подходить к вступлению в ЕС, тем острее для Белграда будет необходимость серьезно пересмотреть свои отношения с Россией – например, отказаться от соглашения о свободной торговле. Останься президентом Николич, с его пророссийской романтикой и дурной репутацией на Западе, это сильно затянуло бы процесс. У Вучича и репутационных, и идеологических ограничений гораздо меньше.

К тому же Николич был последним серьезным конкурентом Вучича внутри Сербии. Доверия между ними давно не было. Могло получиться так, что Вучич начнет делать Западу какие-то уступки на российском направлении, а Николич решит воспользоваться этим, чтобы разыграть популярную в Сербии пророссийскую карту. Теперь такой риск исключен.

Став президентом, Вучич завершил строительство в Сербии системы, очень похожей на российскую, когда он оказался конечным пунктом принятия всех решений в государстве. Либеральная оппозиция разбита, Социалистическая партия и радикалы Шешеля превратились в лояльную оппозицию, которая только оттеняет достоинства Вучича и при необходимости готова его поддержать, госСМИ отточили мастерство в формировании общественного мнения, а после ухода Николича в правящей партии не останется никого, кто бы мог тягаться с новым президентом по авторитету и влиянию.

Но парадоксальным образом такое копирование российской системы отдаляет Сербию от самой России. Теперь в Сербии нет крупных политиков, которые могли бы критиковать Вучича с пророссийских позиций. Нет влиятельных независимых СМИ, которые могли бы рассказать, что реально происходит в отношениях России и Сербии. Поэтому, когда Запад окончательно сформулирует свою позицию и для вступления в ЕС потребует от Белграда отказаться в отношениях с Россией от этого и вот от этого, президент Вучич сможет с легким сердцем согласиться, а потом выйти в эфир государственного телевидения и выступить там с очередной теплой речью про нерушимую славянскую дружбу.

Сербия. Евросоюз. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 3 апреля 2017 > № 2125941 Максим Саморуков


Китай. Венгрия. Казахстан. РФ > Транспорт > dknews.kz, 3 апреля 2017 > № 2125040

1 апреля примерно в 17 часов из города Сиань, административного центра провинции Шэньси /Северо-Западный Китай/, отправился грузовой поезд, целью назначения которого является столица Венгрии -- город Будапешт.

Состав из 41 грузового контейнера пересечет госграницу через погранпереход Алашанькоу Синьцзян-Уйгурского автономного района, после чего проедет через территории Казахстана, России, Беларуси, Польши и Венгрии. 9312 км пути поезд преодолеет примерно за 17 дней, что будет почти на 30 дней меньше времени перевозки из провинции Шэньси в Европу по прежнему сухопутно-морскому маршруту.

Поезд гружен в основном товарами из города Иу /восточнокитайская провинции Чжэцзян/, включая одежду, ткань, домашние электроприборы, игрушки и предметы повседневного обихода.

Это четвертый по счету грузовой железнодорожный маршрут Китай - Европа со стартовым пунктом в Сиане. До этого подобные маршруты соединили Сиань с Варшавой, Гамбургом и Москвой.

Напомним, что курсирующие между Китаем и Европой экспрессы -- это международные грузовые поезда, эксплуатирующиеся Китайской железнодорожной корпорацией под единым логотипом "Express CR". Поезда курсируют по определенным маршрутам, связывающим Китай со странами вдоль Экономического пояса Шелкового пути и другими европейскими государствами.

На данный момент экспрессы CR следуют в зарубежные страны по трем основным маршрутам: восточному -- через погранпереходы Маньчжоули и Суйфэньхэ на границе с Россией, центральному -- через Эрэн-Хото на границе с Монголией и западному -- через Алашанькоу и Хоргос на границе с Казахстаном.

Китай. Венгрия. Казахстан. РФ > Транспорт > dknews.kz, 3 апреля 2017 > № 2125040


США. Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 2 апреля 2017 > № 2125940 Александр Габуев

Мир не застрахован от военного конфликта между США и Китаем

Александр Габуев, Владислав Кудрик

Многие аналитики предсказывали, что стратегия Дональда Трампа по сдерживанию Китая включает и планы по привлечению России как силы, которая может обеспечить Вашингтону успех в этом деле. Руководитель программы "Россия в Азиатско-Тихоокеанском регионе" Московского Центра Карнеги и ведущий российский китаист АЛЕКСАНДР ГАБУЕВ считает, что такие идеи изначально были необоснованными, поскольку базировались на непонимании интересов России в ее отношениях с Пекином. В интервью "Апострофу" он рассказал, чего ожидать в ближайшее время в российско-китайских и китайско-американских отношениях, а также о том, какие главные вызовы сейчас стоят перед КНР.

- Александр, что, по-вашему, в первую очередь изменилось в треугольнике стран США-Китай-Россия после избрания Трампа?

- Мне кажется, что треугольник – это не самая релевантная форма, для того чтобы анализировать эти отношения. Это очень ассиметричный треугольник. Мне кажется, что вряд ли в двухсторонних отношениях США и Китая как державы "номер один" и "номер два" в мире Россия это – сильно важный фактор. У российско-китайских отношений своя логика (скорее более про сотрудничество), у России и США – иная: конфронтация и соперничество. Но Россия – слишком маленький фактор, для того чтобы серьезно влиять на очень сложную динамику отношений между США и Китаем.

А Трамп добавил просто неопределенности и рисков. Причем не только в китайско-американские отношения или американо-российские, но и во всю мировую систему. Потому что когда главной страной в мире управляет команда, которая пока не очень хорошо умеет работать вместе, говорить одним голосом и назначать людей на серьезные позиции где-то ближе к первому, второму или третьему этажу бюрократии, то это, конечно же, очень важный дестабилизирующий фактор для всего мира.

- Кажется, что Трамп все-таки рассчитывал использовать Россию в своих планах по сдерживанию Китая. Эти идеи изначально были необоснованными?

- Я думаю, что эти идеи были изначально необоснованными и базировались на совершенно неверном понимании или неграмотном представлении о том, чем вызвано нынешнее российско-китайское сближение и что лежит в основе этих отношений. Россия и Китай совершенно не собираются становится военными союзниками друг друга. Это не две державы, у которых есть общая повестка по всем вопросам, и потому они друг друга сильно любят.

Это партнерство, которое основано отчасти на том, что была большая конфронтация начиная с конца 1950-х годов. На поддержание этой конфронтации – даже военных группировок на российском Дальнем Востоке и на северо-востоке Китая – уходило огромное количество средств. Как только у двух стран появилась возможность этой конфронтации избежать, быстро решить территориальные вопросы и сократить военные расходы, они этой возможностью воспользовались. И сейчас, конечно, ни Москва, ни Пекин вообще не хотят возвращаться в эпоху конфронтации. Просто потому что это очень дорого, и повода для конфликтов особо нет. Это – первое.

Во-вторых, как у двух авторитарных режимов у них очень близкая повестка и внутри своих стран, и в том, как строятся режимы мирового управления интернетом, или понятие гуманитарных интервенций, которые какое-то время назад были сильно популярны на Западе. Здесь Россия и Китай выступают как два члена Совбеза ООН единым фронтом, просто потому что это диктует внутренняя логика режимов. Ну и, конечно, то, что произошло после украинского кризиса: поскольку Россия была вынуждена больше экономически сотрудничать с Китаем, российское правительство провело анализ многих рисков, которые, как раньше считалось, в партнерстве с Китаем есть. И консенсус правительства, спецслужб и экспертного сообщества был, что да, риски, конечно, есть, но они далеко не столь велики, как раньше было принято считать. Или те риски, которые часто обсуждались: например, китайское демографическое присутствие на [российском] Дальнем Востоке – это миф, который абсолютно непродуктивен.

Да, большого экономического сотрудничества между Россией и Китаем не получилось начиная с 2014 года. Но на это есть ряд совершенно других внешних причин. И тем не менее какой-то боязни, которую можно было бы использовать, для того чтобы вбить клин между Россией и Китаем, нет.

Последнее – в Китае все-таки более ли менее предсказуемая политика. Даже независимо от того, чем закончится съезд партии в этом году. В США выборы в ноябре преподнесли огромный сюрприз. И любые следующие выборы, включая промежуточные в 2018 году, тоже могут быть весьма интересными. Поэтому насколько можно о чем-то стратегически договариваться с США – большой вопрос. Я не думаю, что у Владимира Путина достаточно доверия и при нормальном-то уровне отношений. А сейчас, конечно, вряд ли в России кто-то на это пойдет.

- Вы упомянули вопрос демографии российского Дальнего Востока. Опасения из-за того, что будто бы Китай имеет планы на российские малонаселенные территории, вообще не имеют под собой рациональной почвы?

- Это такой частый дискурс в русскоязычной среде. А на Западе этот аргумент встречается сплошь и рядом, часто на страницах ведущих мировых СМИ. Однозначно достоверной статистики по китайскому демографическому присутствию в России у нас нет. Но та цифра, которая считается более-менее консенсусной сейчас, – это примерно полмиллиона китайцев на всю РФ. Из них больше половины – чуть ли не две трети – находятся в европейской части России. И это не удивительно, потому что здесь находится основная часть населения и основные экономические возможности. Да, это люди, которые работают в строительстве, торговле и сельском хозяйстве. С Дальнего Востока люди уезжают не потому, что там холодно или гребешок невкусный, или людям не нравится жить в городах с такими названиями. Люди уезжают, потому что там очень тяжелый экономический, инвестиционный климат, высокая степень коррупции, влияние оргпреступности, и делать бизнес там очень и очень тяжело. Экономически активное население оттуда уезжает. Там идет, например, рост рождаемости – рождаемость превышает смертность. Но убыль населения именно из-за миграционного оттока. Вот китайцы – абсолютное такие же гомосапиенсы, как и все остальные: они в этих условиях работают хуже. И в этом плане у нас остается примерно 200-250 тыс. китайцев на всю Сибирь и весь Дальний Восток. Это не так страшно.

После 2014 года и девальвации рубля китайцы оттуда начали активно возвращаться в Китай, потому что, допустим, они раньше жили там, чтобы делать денежные переводы домой. Если вы зарабатывали 100 юаней, и ради этого вам приходилось терпеть холод, российскую миграционную полицию, невкусную российскую еду по сравнению с той, к которой вы привыкли, то сейчас вы отправляете домой пятьдесят. На 50 юаней вы можете найти работу и у себя дома.

Поэтому эти вещи не очень имеют под собой какое-то основание. Природные ресурсы Китай у России покупает, и покупает по всему миру. Поэтому мне не кажется, что возможен какой-то сценарий с демографическим давлением.

- Тогда какие риски вы бы выделили в отношениях между Китаем и Россией?

- Главный риск для России в том, что, конечно же, Китай нужен ей гораздо больше, чем Россия Китаю. Это видно и из простых цифр: например, для России Китай с 2009 года – партнер номер один. Для Китая Россия сейчас, после падения цен на нефть, – из второй десятки. И хотя это самый главный поставщик нефти по итогам прошлого года, тем не менее Китай может обходиться без российской нефти и заместить ее в любой момент на других рынках. Для России Китай становится все более важным экономическим партнером. Безусловно, он пока и близко не подошел к тому, чтобы заменить или хотя бы стать вровень в значении торговли с Евросоюзом. Тем не менее доля Китая потихоньку начинает расти в товарообороте, и зависимость от китайских технологий, китайских рынков есть.

Главное, что Россия – из-за того, что она начала свой поворот на восток в самых неблагоприятных условиях – вынуждена строить инфраструктуру, которая непосредственно привязывает ее к китайскому рынку, а не на берег Тихого океана, которая связывала бы ее целиком с Азией, где более рыночные механизмы. Например, нефть приходит в порт "Козьмино" [в заливе Находка Приморского края] на Тихом океане, вы ее налили в танкер, и дальше к тому, кто больше заплатил, туда танкер и поплыл. Если у вас труба, которая упирается в Китай и еще и построена на китайский кредит, конечно, Китай в конечном итоге будет диктовать условия сотрудничества. И эта растущая асимметрия – по мере того, как российская экономика остается такой же или растет очень медленными темпами, а Китай продолжает расти – будет усугубляться. Главный риск для России – попасть в совсем асимметричную зависимость. Если она не сможет эту зависимость как-то хеджировать за счет отношений с другими азиатскими странами – Японией, Южной Кореей, странами АСЕАН – и исправления отношений с Западом, то в долгосрочной перспективе это для России менее выгодно, чем вариант, когда Китай – важный партнер, но есть некие противовесы.

- Думаю, не ошибусь, если скажу, что и перед Китаем сейчас стоят большие вызовы и с точки зрения его экономики, и с точки зрения политики. Опишите их кратко, пожалуйста.

- В Китае сложилась экономическая модель, которая дала совершенно феноменальные темпы роста, очень долгие для такой крупной экономики. Они позволили Китаю стать второй экономикой мира. И тем не менее в экономике накопился ряд перекосов, серьезных дисбалансов, которые угрожают дальнейшей стабильности.

Первое и главное – это объем внутреннего долга и "плохих" долгов. Оценки объемов внутреннего долга в Китае разные, но они приближаются примерно к 300% ВВП. В США, Японии, ЕС – то есть развитых странах – эти цифры бывают гораздо выше. Проблема в том, что на таком низком уровне ВВП на душу населения, как в Китае, это – совершенно беспрецедентный уровень накопления долга. И многие эти долги были взяты, чтобы финансировать прежде всего инфраструктурные проекты, которые не имеют шансов коммерчески окупиться. То есть это дороги в никуда, города-призраки и так далее, которые построены для того, чтобы занять население, обеспечить высокие темпы экономического роста, карьерное продвижение по службе тем чиновникам, которые это курируют, ну и, естественно, распилить какие-то деньги. Вот таких проектов в Китае довольно много, они все неэффективные. И вот как теперь списать этот долг, на кого расписать убытки – это вообще один из самых ключевых вопросов китайской экономики.

Правительство проблему хорошо понимает. Плюс Китая в том, что там довольно умное, информированное правительство. Но сделать с этим что-то тяжело, потому что страна огромная, у всяких коррумпированных групп есть масса покровителей на самом верху. Поэтому даже когда Пекин издает разные грозные указы, их часто можно саботировать на местном уровне.

Второе – это скорость, с какой китайцы реформируют свой госсектор. Частный сектор генерирует почти 60% ВВП и примерно 70% занятости, но тем не менее госсектор играет огромную роль в стратегических отраслях, например, в банковской, где фактически доминируют четыре крупнейших банка. Для нормального распределения ресурсов – кредитов в экономике – это играет сейчас очень угнетающую роль. У Китая есть план, как это реформировать, но двигается он недостаточно быстро.

Третий главный вызов, наверное, – это адаптация к меняющейся мировой экономике. В условиях автоматизации, "интернета вещей" – всего того, что называется Промышленной революцией 4.0 – очень важно: а) чтобы в Китае была своя бурная инновационная отрасль; б) то, как вы займете такое огромное населения, когда значительная часть этих рабочих мест может быть автоматизирована в течение 10-15 лет. В Китае есть программы, которые действительно развивают инновации. Мы видим, конечно, что есть свои собственные инновации. Но насколько Китая может превратиться в такого же драйвера, как США, Израиль, Япония или ЕС – это еще неотвеченный вопрос.

Что касается политики, в октябре-ноябре, скорее всего, грядет очень важная веха – съезд правящей Компартии, который проходит раз в пять лет. И, по сложившейся модели, это будет середина политического срока нынешнего главы Китая Си Цзиньпина. По традиции он должен будет назначить двоих преемников – для себя и для премьера – и начать пятилетний цикл их подготовки. Проблема в том, что Си Цзиньпин не хочет уходить, он считает, что эта модель с коллективным руководством, ограничением на два срока и неформальной подготовкой преемника привела к тому, что многие важные реформы не принимались, потому что Политбюро не могло достичь консенсуса. И сейчас он хочет взять себе совершенно беспрецедентные полномочия, вполне возможно – остаться на третий срок как лидер партии, армии, а возможно, и государства. И начать проводить серьезные, глубокие, структурные реформы.

В партии многие этому сопротивляются, потому что считают, что появление такого сильного авторитарного лидера – это нарушение сложившейся модели, которая Китай страховала от диктатуры со времен еще смерти Мао Цзэдуна, в конце 1970-х годов. Но есть, естественно, люди, которые не заинтересованы в структурных реформах, потому что на таких квазимонополиях или доступе к коррумпированным чиновникам держалось их многомиллиардное состояние. Но сейчас появляются голоса, которые говорят, что в условиях глобальной нестабильности, когда непонятно, что происходит в США, когда страны среднего разряда вроде России, Японии, Индии имеют очень сильных лидеров, – Китаю нужен свой сильный лидер, и пусть у него будет своя программа и своя команда. Борьба вокруг того, сможет ли Си Цзиньпин остаться, по сути, на третий срок, – это ключевой сюжет этого года в китайской политике.

- Мы знаем о деятельности Китая на островах Спратли в Южно-Китайском море– то есть фактически строительстве военных баз. Чего Китай намерен этим добиться, и что в дальнейшем смогут сделать США?

- Есть несколько теорий по поводу того, чего Китай добивается. Мне кажутся две наиболее правдоподобными, и одна не исключает другую. Первое: Китай действительно очень сильно зависит от торговли через Южно-Китайское море – через него проходят почти 70% импортируемых Китаем энергоносителей, значительная доля морской торговли Китая (у Китая почти весь физический экспорт – это именно морская торговля – проходит через Южно-Китайское море). И Китай очень беспокоит, что это море, по сути, контролируется Седьмым флотом США. И в случае, если США по тем или иным причинам решат ввести морскую блокаду, перекроют Малаккский пролив, то Китай окажется экономически удушен.

Здесь военные руководствуются примером нефтяного эмбарго, введенного перед Второй мировой против Японии – типичная логика подготовки к самым худшим сценариям. Чтобы у США не было стопроцентного доминирования в этом регионе, нужны базы, форпосты, размещенные далеко от китайского "материка" и крупнейшего острова Хайнань – где-то ближе к Малаккскому проливу, где китайский флот сможет более спокойно оперировать, будет иметь пункты материально-технического снабжения, аэродромы для подскока и так далее. Судя по всему, милитаризация искусственных островов в Южно-Китайском море решает эту задачу.

Вторая история – это китайские ядерные подводные лодки. Китай развивает сейчас активно компонент ядерной триады – размещение баллистических ракет на подводных лодках. Они не такие совершенные, как современные американские или российские подводные лодки – то есть они более заметные. И чтобы исключить их обнаружение, судя по всему, китайцы используют такую советскую старую тактику – так называемый бастион: создание куска морской акватории, довольно большого, который защищен обычными средствами, где плавает много разных военных кораблей. Цель этого закрытого участка морской акватории – спрятать там подводную лодку, которая где-то перемещается и в случае чего может нанести ядерный удар. Судя по всему, Южно-Китайское море является частью этой стратегии, потому что китайская база ядерных подводных лодок находится на Хайнане, и это для них – наиболее удобный район патрулирования и выхода в Мировой океан.

Мне кажется, что США не так много смогут сделать, потому что уже эти объекты построены, нанести по ним удары – означает войну с Китаем. И ради этого, конечно же, никто воевать не будет. Китай не угрожает свободе коммерческого судоходства: Китай и США расходятся в понимании той части Конвенции ООН по морскому праву, которая регулирует военную разведывательную деятельность. Китайцы считают, что в особой экономической зоне проходить судам без разрешения стран-правообладателя и вести разведывательную деятельность нельзя. Американцы ссылаются на Конвенцию ООН по морскому праву и говорят, что, в принципе, в 200-мильной [особой экономической] зоне это вполне себе можно, и они правы – там нет ничего в Конвенции ООН, что бы запрещало вести такую деятельность. Китайцы предсказуемо пеняют на то, что американцы эту конвенцию сами не ратифицировали.

Я не думаю, что у США так много инструментов – сейчас, по крайней мере. И в будущем, если они не будут предпринимать резких шагов, чего пока не видно, кроме риторики, баланс сил будет постепенно смещаться в сторону Китая. Это видят многие страны региона, которые пытаются уже с Китаем сепаратно договориться о решении своих территориальных проблем. И вполне возможно, что США придется смириться с тем, что Китай диктует свои правила игры. Китай, конечно, не будет закрывать этот участок для американских торговых судов. Но, возможно, в плане ведения разведывательной деятельности через какое-то время Китай сможет навязать свое видение – посмотрим. Ну, или у него появятся такие же суда, такой же океанический флот, как у США, который сможет вести разведдеятельность около американских берегов, в эксклюзивной зоне США. И здесь это уже будет работать примерно так же, как в годы холодной войны, когда и Советский Союз, и США были заинтересованы в таком наиболее расширительном понимании этого права, потому что у них двоих был океанический флот.

- Опасения, что действия Китая или США в этом регионе могут привести к мировой войне, оправданны?

- Большие конфликты начинались не всегда из-за самых больших противоречий. Они начинались между странами, которые активно торговали и культурно взаимопроникали даже гораздо больше, чем США и Китай. Главным торговым партнером Великобритании накануне Первой мировой войны была кайзеровская Германия и наоборот. В Отечественную войну 1812 года в России против Наполеона воевала армия, которой командовали офицеры, учившие французский язык раньше, чем русский. Это им не помешало совершенно Наполеона разбить и вести казаков в Париж. Здесь сказать, что что-то страхует мир от конфликта между США и Китаем, нельзя. Да, никто этой войны не хочет – все хотят управлять рисками и сдерживать конфликтный потенциал, торговать и развивать сотрудничество.

Но! В условиях, когда есть риск случайного инцидента, не самый эмоционально стабильный, судя по всему, человек руководит Белым домом, а в Китае огромные патриотически настроенные народный массы требуют от правительства жестких действий, здесь может случиться все что угодно, исключать этот риск совершенно нельзя. Надежда на то, что с обеих сторон разумные, прагматичные взрослые люди как раз максимально работают над тем, чтобы установить достаточное количество каналов связи и исключить возможность провокации или иметь кризисные механизмы на случай инцидента, чтобы минимизировать его последствия.

- Китай пока не ведет себя как большая держава в смысле внешней политики, хотя, очевидно, претендует на такую роль. Первым признаком изменения этого тренда стало, наверное, открытие военной базы в Джибути. Китай будет участвовать в разрешении мировых кризисов или и дальше держаться в стороне?

- Я думаю, что у Китая появляется все больше глобальных интересов, прежде всего экономического порядка. И Китай понимает, что для их защиты ему нужна в том числе военная сила. Но, думаю, в отличие от США, Китай – не мессианская страна, это не страна с некой идеологией, которая считает, что она живет правильно и надо всему миру объяснить и весь мир научить, как надо жить. В Америке это реальное, искреннее чувство. С разной степенью искренности, конечно: есть люди, которые думают о национальных интересах США и упаковывают их в правочеловеческую, демократическую риторику. Большая часть американского истеблишмента, как мне кажется, совершенно искренне верят в те ценности, которые они пропагандируют, но используют разные средства для их достижения.

Китай, конечно же, считает свою культуру и свои ценности самыми лучшими: "все остальные варвары", и трансформировать "варваров", насадив им какие-то культурные ценности, Китай, разумеется, не стремится. Поэтому он вряд ли будет лезть в разрешение каких-то кризисов, потому что прекрасно понимает, что есть проблемы, которые, ну, просто не имеют решения, и точно китайское участие никак этому не поможет. Помирить суннитов и шиитов с помощью Китая невозможно: США этого сделать не могут, Россия не может, Китай – тоже не может. Помирить Россию и Украину – ну, как это Китаю под силу?! Это дело самих русских и украинцев: если хотят, пусть сами когда-нибудь договорятся; если не хотят – ну что Китаю с того?

Поэтому Китай будет наращивать инструменты, для того чтобы защищать свои экономические интересы. И, конечно же, Китай будет наращивать участие в конструировании глобальных режимов: свободной торговли или управления интернетом, где его интересы реально могут быть затронуты. И это не военные инструменты, а команды переговорщиков и способность влиять на написание глобальных правил игры. В остальном, я думаю, Китай будет совершенно индифферентен к этим конфликтам.

- Способны ли США и Китай совместно решить проблему ядерного арсенала КНДР? Пойдет ли на это Пекин, в первую очередь, и как это поможет?

- Я не думаю, что это возможно, потому что у них абсолютно разное понимание природы кризиса и угроз. США в целом считают, что не могут допустить появления у КНДР баллистической ракеты, которая способна достичь западного побережья США. При этом нанести удары военные по корейской территории они, наверное, могут, только вряд ли те окажутся эффективными в силу ландшафта, особенностей географии и перемещения корейского руководства, размещения засекреченных объектов и возможностей КНДР в качестве ответной меры нанести удар по Сеулу, американским базам в Южной Корее.

На эти военные сценарии решения проблемы смотрели несколько предыдущих администраций. И они от этих сценариев довольно быстро отказывались. Трамп несколько необычный президент. Не надо недооценивать силу и возможность президента принимать решения. Но я надеюсь, что радикальные сценарии не будут задействованы. А значит, остается санкционный трек: давайте удушим северокорейский режим и поменяем его мотивацию. Поскольку это маленькая экономика, не такая, как в России, душить можно сколь угодно долго, говорят США. Для Китая, конечно же, коллапс режима в Северной Корее – это огромный миграционный кризис и, возможно, кризис безопасности. Поэтому на меры, которые могут реально привести к серьезной дестабилизации обстановки в Северной Корее, Китай никогда не пойдет. Ну, и китайское восприятие тех краткосрочных военных мер, которые США пытаются предпринять: размещение системы THAAD в Южной Корее – вот это гораздо большая угроза, чем то, что делает сама Северная Корея. Потому что китайские аналитики считают, что да, КНДР развивает ядерное оружие, но, конечно, не для того, чтобы разбомбить США или Японию, а чтобы иметь страховку – что корейский режим никогда не свергнут, что бы ни произошло.

Апостроф

США. Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 2 апреля 2017 > № 2125940 Александр Габуев


Россия > Транспорт. Медицина > gudok.ru, 2 апреля 2017 > № 2125909 Сергей Деревянко

Сергей Деревянко: «В ближайшей перспективе планируется внедрение программ детоксикации и очищения организма»

Железнодорожники имеют возможность отдыхать и поправлять своё здоровье в санаториях компании – под присмотром квалифицированных медиков и по льготной цене. О том, как обеспечить правильный подход к оздоровлению работника и как ведомственные санатории выживают в современных условиях, «Гудку» рассказал генеральный директор АО «РЖД-ЗДОРОВЬЕ» Сергей Деревянко.

– Сергей Станиславович, какую роль в оздоровлении сотрудников холдинга играет санаторно-курортный комплекс?

– Система поддержания здоровья работников ОАО «РЖД» представляет собой непрерывный замкнутый цикл. В настоящий момент в этом цикле несколько участников. Первичным звеном в этой цепочке являются отраслевые клиники, где раз в год (в отдельных случаях чаще) работник проходит диспансеризацию. Если врач выявляет какое-то заболевание, требующее оперативного вмешательства, работника сначала направляют в стационар. Амбулаторно-поликлинический комплекс находится в ведении Дирекции медицинского обеспечения ОАО «РЖД» и соответствующих отраслевых негосударственных учреждений здравоохранения (НУЗ). Затем включается второе звено – санаторно-курортный комплекс, главной целью которого является восстановление, профилактика и продление профессионального долголетия работника российских железных дорог. Нам принципиально важно, чтобы человек ехал в санаторий не столько за отдыхом, сколько за лечением и оздоровлением.

– Насколько тесно связаны два этих звена?

– Мы работаем по системе преемственности и в тесной связи с отраслевыми медиками. Именно квалифицированный врач на этапе диспансеризации может оценить реальную потребность в санаторно-курортном лечении для каждого конкретного работника и, исходя из его индивидуальных медицинских показаний, рекомендует ему тот или иной санаторий, обеспечивая всем необходимым пакетом направляющих документов. Медицинский персонал санатория в свою очередь, имея на руках санаторно-курортную карту человека, должен обеспечить его полным курсом медицинских процедур. По результатам санаторно-курортного лечения клиенту выдаётся выписной эпикриз, который он должен предоставить своему терапевту. Таким образом, цикл замыкается, по крайней мере до следующей диспансеризации.

К слову, для поддержания здоровья и сохранения более длительного положительного эффекта мы рекомендуем посещать санатории раз в год сроком не менее 14 дней.

– Как формируется корпоративный заказ на санаторное обслуживание сотрудников?

– Задача «РЖД-ЗДОРОВЬЕ» в рамках корпоративного заказа – оздоровление работников, членов их семей и неработающих пенсионеров, что закреплено в Коллективном договоре. Работодатель выделяет определённый объём средств, за счёт которых частично компенсирует работнику стоимость путёвки. Часть денег выделяется на отдельные категории – пенсионеров и родственников работников компании.

Железнодорожник, желающий отдохнуть в отраслевых здравницах, обращается в комиссию по распределению путёвок на предприятии, и комиссия уже решает, возможно ли удовлетворить желание человека. То есть распределение путёвок происходит по заявочному принципу.

– Предоставление путёвок в рамках корпоративного заказа должно быть сбалансировано, то есть нужно выполнить рекомендацию врача и учесть пожелания самого работника. Но случается, что человек хочет ехать летом на море, а не в санаторий в Саратове, например. Как найти золотую середину?

– Наибольший объём санаторно-курортных услуг оказывается в период с июня по сентябрь, при этом самыми загруженными месяцами являются июль и август. Это понятно, что люди хотят реализовать своё право на отдых, выбирая санатории на побережье в разгар лета, то есть в самый высокий сезон. Однако не все знают, что резкая смена климата или жаркое солнце способны навредить организму, особенно если у вас проблемы с сердцем и сосудами.

Конечно, заставить человека поехать в Воронеж или Саратов вместо Сочи мы не можем. Но объяснить пациенту важность и необходимость получения санаторно-курортного лечения именно в период межсезонья и подобрать санаторий, находящийся в более благоприятных для лечения климатических условиях, – это вполне осуществимо. И тут снова важную роль играют как раз вышеупомянутые отраслевые врачи, которые подскажут и подберут оптимальный для клиента санаторий.

Также принципиально важно, чтобы и комиссии распределяли путёвки на основании рекомендаций НУЗов. Отмечу, что 80% работников компании, прошедших ежегодный медосмотр, имеют предписание к санаторно-курортному лечению.

– Можно ли выделить приоритетные категории работников, которым санаторно-курортный отдых показан в первую очередь?

– Работа на железнодорожном транспорте в принципе связана с высоким напряжением, неблагоприятными условиями труда и эмоциональным напряжением, стрессом. Влияние негативных факторов испытывают на себе в первую очередь локомотивные и поездные бригады, движенцы, путейцы. Чаще всего работники страдают от заболеваний костно-мышечной системы, нервной и системы кровообращения. Большинство отраслевых санаториев настроено именно на этот профиль.

– То есть профилизация санаториев присутствует?

– В каждом санатории выделяются те или иные приоритетные медицинские профили, исходя из уникальных природно-климатических лечебных факторов, соответствующих определённой природной зоне, и в зависимости от оснащённости медицинской базы.

Например, там, где есть йодобромные и радоновые воды, с успехом решаются проблемы позвоночника и суставов, женской половой сферы, а где есть сероводородные источники – заболевания системы кровообращения.

В Кировской области у нас есть санаторий, расположенный в самом сердце соснового бора, который особенно рекомендован для посещения людям с проблемами органов дыхания.

Мы уверены, что без профилизации оказывать эффективные медицинские услуги затруднительно. Если нет серьёзных недугов и нужен санаторий общетерапевтического профиля, можно выбрать любую из наших здравниц. Помня об идее преемственности, важно, чтобы медицинские работники знали возможности санаториев и могли рекомендовать конкретное место, учитывая индивидуальные особенности здоровья пациента.

– Однако люди в большинстве своём смотрят больше не на профиль санатория, а скорее на его расположение. Зависят ли наполняемость санатория и спрос на путёвки от популярности того туристического кластера, в котором располагается здравница?

– Брендовое восприятие влияет на рынок в целом, и это касается не только санаторно-курортного комплекса. Россия поделена на туристические кластеры. Краснодарский край, Кавказские Минеральные Воды – это территории, которые уже являются брендом, они и принимают большую часть всего трафика. Брендовый запрос, естественно, сохраняется и в рамках корпоративного заказа. Например, в здравницах Краснодарского края на долю корпоративного заказа приходится 30–50% от размещения.

Но для нас существуют и другие факторы, которые связаны именно с особенностями нашего контингента. Например, доля железнодорожников в санатории в Белокурихе составляет почти 100%. Это объясняется тем, что курорт схож с Кавказскими Минеральными Водами и для работников Западно-Сибирской дороги намного дешевле и доступнее поехать туда, чем, например, в Кисловодск.

– Сколько в среднем работников холдинга отдыхает в санаториях «РЖД-ЗДОРОВЬЕ»?

– Доля корпоративного заказа в здравницах варьируется от 10 до 50%. В среднем это 35 тыс. работников ОАО «РЖД» в год.

– В 2014 году число отдыхающих железнодорожников составляло более 38 тыс. человек, а в 2016-м, по предварительным оценкам, – 33 тыс. С чем связано, что в санаториях «РЖД-ЗДОРОВЬЯ» стало отдыхать меньше сотрудников компании?

– Объёмы финансирования корпоративного заказа остаются неизменными, но в силу заявочного принципа и демократичного подхода в распределении путёвок работники выбирают в основном дорогие путёвки в высокий период (здесь вновь срабатывают стереотипы и влияние брендов). Таким образом, компания тратит больше средств на оздоровление меньшего количества людей. То есть стоимость одной путевки в высокий сезон эквивалентна стоимости двух путёвок в другой период времени. При этом, повторюсь, сезон на эффективности лечения не сказывается.

– Мы заговорили о стереотипах, и, наверное, одна из проблем сегодня – предвзятое отношение к здравницам у молодого поколения. Много молодёжи отдыхает в отраслевых здравницах?

– Если посмотреть на процентное соотношение, то 70% отдыхающих в наших санаториях – это работники компании, 20% – члены семей, 10% – пенсионеры. И среди работающих железнодорожников наш основной контингент – люди старше 35 лет. Связано это и с тем, что средний возраст работников компании составляет где-то 40 лет. Кроме того, почти все пенсионеры и ветераны активно пользуются своим правом на санаторно-курортное лечение в рамках Коллективного договора ОАО «РЖД». Таким образом, в рамках корпоративного заказа возраст наших клиентов из числа железнодорожников определён.

– Но молодые железнодорожники тоже нуждаются в поддержании своего здоровья?

– Безусловно, мы должны работать и с молодым поколением. То есть с теми, кому сегодня 30. Сейчас их самочувствие не вызывает беспокойства – они молоды и полны сил. Но они работают в тяжёлых условиях, и для сохранения здоровья им надо прикладывать намного больше усилий, чем людям, занятым в других производствах и специальностях. Санатории помогают продлить период здоровья, затормозить развитие хронических заболеваний, связанных с профессиональной деятельностью. В итоге человек будет лучше себя чувствовать и реже выходить на больничный. А это влияет на производительность труда, сокращает издержки на оформление больничных листов и уменьшает экономическое бремя, лежащее на предприятии.

– Вести здоровый образ жизни сейчас модно. Как санатории вписываются в этот тренд?

– Вообще за последние 20 лет количество здравниц в стране сократилось в разы, и сейчас санаторно-курортная отрасль продолжает терять свою инфраструктуру. В прошлом году в России насчитывалось порядка 1800 здравниц, в этом уже 1300. К сожалению, не все санатории готовы выдержать конкуренцию с зарубежными оздоровительными курортами и предоставить одновременно качественное лечение, комфортное размещение, активный отдых и релакс-программы. А ведь велнес – это образ жизни, который сейчас тиражируется, особенно среди молодёжи. И тут самое главное для санаторного комплекса – вовремя переориентироваться и уловить настроения клиентов. К примеру, наша компания идёт в ногу со временем, поэтому помимо классического санаторно-курортного лечения предлагает широкий спектр услуг СПА и оздоровления. Так, в Саратовской области на базе санатория «Волжские дали» у нас открыт современный СПА-центр, а в ближайшей перспективе планируется внедрение программ детоксикации и очищения организма.

– Сокращение числа санаториев связано исключительно с падением спроса на этот вид услуг или есть другие факторы?

– В советские годы львиная доля санаторно-курортной отрасли была ведомственной, что обеспечивало и потребительский спрос, и необходимое финансирование. Но в 1990-е годы инфраструктура досталась частным предпринимателям, которые просто не понимали, что делать с этими объектами. Содержать санаторий намного дороже, чем гостиницу или отель. Чтобы получить лицензию, здравница должна обеспечить себя квалифицированным персоналом и соответствующим оборудованием. Мы не можем обратиться к услугам аутсорсинга (например, нанять персонал из частной клиники) – все специалисты должны быть в штате санатория, а значит, иметь достойную зарплату, соответствующую их квалификации.

– Многие не прочь отдохнуть и оздоровиться в санатории, но, балансируя между желанием и финансовыми возможностями, выбирают в итоге экономичные турпоездки. Но ведь для железнодорожников в рамках корпоративного заказа цены на санаторные путёвки намного ниже, чем для покупателей «со стороны»?

– Безусловно, отдых в санатории не может быть дешёвым в силу тех факторов, о которых я уже говорил, – мы не можем работать себе в убыток, а содержание санаторно-курортного комплекса в должном виде стоит больших денег. С другой стороны, мы предлагаем не просто отдых, а лечение и необходимую профилактику. Что касается железнодорожников, для них путёвка обходится дешевле за счёт того, что компания компенсирует часть её стоимости (от 10 до 50%). Причём у железнодорожников есть возможность отдохнуть по льготной цене и вне рамок корпоративного заказа в любом из наших санаториев. Круглый год во всех наших здравницах действует акция «Железнодорожный тариф», в рамках которой работники компании и неработающие пенсионеры приобретают путёвки по прейскуранту ОАО «РЖД», и сутки пребывания в санатории с трёхразовым питанием и лечением обойдутся примерно в 1400 руб.

Кроме того, у нас периодически проходит акция «Путёвка с выгодой», которая распространяется не только на работников и пенсионеров, а также на родственников сотрудников холдинга. Например, полная стоимость 14-дневного пребывания одного человека в санатории «Долина нарзанов» составляет 32 900 руб., а по акции путёвка обойдётся в 25 200 руб. Для пенсионеров отдых в здравницах ещё более выгодный – компания оплачивает 90–95% стоимости путёвки. А значит, за две недели пребывания пенсионер заплатит порядка 2500 руб.

Надо учитывать, что в высокий сезон цены значительно возрастают и день пребывания в санатории (4 звезды) с трёхразовым питанием обойдётся уже не в 1000–1400 руб., а в 2500 руб. Но, как я уже говорил, жара и палящее солнце многим могут только навредить, особенно людям в возрасте.

– По каким критериям вы оцениваете звёздность своих санаториев?

– В основном наши санатории – это 3 и 4 звезды. На Черноморском побережье есть санаторий, который мы классифицируем как пятизвёздочный. Здесь важно понимать, что на оказание медицинских услуг звёздность не влияет, их санаторий предоставляет в рамках лицензированной деятельности. Категорийность, или звёздность, применяется именно к комфорту размещения, размеру комнат, питанию, предлагаемому досугу. Иными словами, качество медицинских услуг в санатории 3 звезды будет ничуть не хуже, чем в санатории 5 звёзд.

– На ваш взгляд, нужно ли на уровне государства создать единые критерии для определения звёздности как санаториев, так и гостиниц?

– Конечно, звёздность должна быть закреплена. Для открытого рыночного конкурентного продукта санаторий должен сочетать в себе комфорт

отеля и профессионализм медицинского центра. К сожалению, многие санатории старого формата до сих называют номера палатами и придерживаются минимального уровня комфорта, что делает их похожими скорее на больничное отделение, чем на отель.

– Как вы считаете, сможет ли санаторно-курортный комплекс вернуть былую популярность и побороть сложившиеся стереотипы?

– Хотя количество санаториев с каждым годом уменьшается, у российских здравниц при грамотном развитии есть все шансы стать привлекательными объектами для проведения отпуска. По крайней мере, мы со своей стороны делаем для этого всё возможное. Здравницы стараются привлечь больше клиентов, создавая новые программы, в том числе для семейного пребывания, открывать новые направления, внедрять инновационные методики. Учитывая, что президент страны поручил разработать Стратегию развития санаторно-курортного комплекса, мы искренне надеемся на поддержку государства в популяризации именно этого вида отдыха и лечения.

Александра Посыпкина

Россия > Транспорт. Медицина > gudok.ru, 2 апреля 2017 > № 2125909 Сергей Деревянко


Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 2 апреля 2017 > № 2125023 Йиржи Машталка

«Есть фигуры, которые могут организовать третий «майдан»

Депутат Европарламента Йиржи Машталка в интервью «Газете.Ru»

Александр Братерский

После прихода нового председателя Европейского парламента Антонио Таяни появилась надежда на улучшение межпарламентских связей Европы и России — так считает заместитель главы делегации по парламентскому сотрудничеству ЕС – Россия, депутат Европарламента от Компартии Чехии и Моравии Йиржи Машталка. О том, как он видит взаимоотношения Москвы и Брюсселя, депутат рассказал «Газете.Ru».

— С чем связан ваш визит в Россию?

— В связи с тем что меня недавно переизбрали на должность зампреда делегации по связям с Россией, я решил, что, если председатель Отмар Карас не берет инициативу в свои руки, я сам могу проявить активность. Я сказал ему, что выезжаю с официальным визитом в Москву, чтобы провести встречи с моими российскими коллегами. Он благосклонно отнесся к этому, и ему интересно узнать, каков будет результат моих встреч.

Во время поездки я получил достаточно дипломатичный, но обнадеживающий ответ от господина Караса, из которого я понял, что ситуация может измениться в положительную сторону. Это связано, как я понимаю, с приходом нового главы парламента ЕС Антонио Таяни, который хочет сдвинуть дело с места. В Москве у меня было несколько встреч с парламентариями как из КПРФ и «Справедливой России», так и из «Единой России», были и встречи в МИДе.

— Как вы сегодня оцениваете уровень парламентского диалога между Россией и ЕС?

— Я был очень расстроен тем, что парламентский диалог оказался заморожен, так как мы лишились возможности не только получать информацию, но и высказывать друг другу свое мнение. Мы пришли к тому, что единственное, что мы делаем, — это резолюции парламента ЕС, которые ни к чему не обязывают. Я чувствовал, что у недавно ушедшего с поста главы парламента ЕС Мартина Шульца не было достаточной воли, чтобы пойти на улучшение отношений. Некоторые депутаты начали предпринимать индивидуальные поездки в Россию, благодаря которым мы не потеряли наших связей. Но это, конечно, не то сотрудничество, которое достойно парламента.

— Многие ваши коллеги в парламенте говорят, что, пока Россия не прекратит действия на востоке Украины, никакого прогресса в отношении санкций не будет. Но есть ли понимание, что ответственность лежит не только на России?

— В минском соглашении участвуют три гаранта и одно государство, на территории которого идет конфликт. Гарантом выступает Россия, но Германия и Франция имеют такую же ответственность, и было бы несправедливо ставить вопрос таким образом, что виновата только Россия.

Я хочу сразу сказать, чтобы было ясно: я люблю Украину и два года своей молодости провел в Киеве в медицинском университете. (Машталка по профессии врач-кардиолог. — «Газета.Ru»). У меня много друзей на Украине. Я думаю, что простые люди очень устали от войны и многие недовольны.

Насколько я понимаю, есть фигуры, которые могут организовать третий «майдан», я такого сценария не исключаю. Терпение имеет свои пределы, и иногда достаточно небольшой причины, чтобы конфликт разгорелся снова.

— Конфликт на Украине недавно возобновился вновь. Каково ваше видение возможного развития ситуации?

— Мы должны внимательно посмотреть, в какое время произошла новая вспышка. На первое место в ЕС вышел Brexit. В Европе идет подготовка к выборам, прошли выборы президента Австрии, выборы в Голландии, и финалом будет Франция и Германия. К тому же надо учитывать результаты выборов в США. Чувствуется, что будет меняться если не вектор, то формат сотрудничества США и России. Это могло подтолкнуть некоторых украинских политиков к мысли о том, что Украина «может потеряться». Эта вспышка, как мне кажется, была попыткой сконцентрировать внимание на себе.

Ситуация в Крыму остается важной точкой противостояния, учитывая, что ни Россия, ни Украина не пойдут на попятную. Процитирую одного своего знакомого политолога из Чехии:

«Если бы Нобелевскую премию давали за то, чтобы не допустить гражданской войны, то за тот шаг, который был сделан в Крыму, можно было ее дать». И я лично уверен, что, если бы не был сделан этот шаг, был бы военный конфликт.

Да, с точки зрения международного права можно по-разному оценивать эти действия, но разрушение этих механизмов началось с Югославии и Косово. Там просто не было референдума, и все. В Крыму, слава богу, обошлось мирным путем. Я в Крыму бывал еще при Украине и хорошо знаю историю полуострова. C 1991 года там была автономная республика со своим законодательством и постом президента, который был впоследствии ликвидирован (пост президента Крыма был упразднен в 1995 году. — «Газета.Ru»).

— Как вам видится будущее Европы после Brexit? Есть опасность выхода других стран?

— Если говорить о финансовой составляющей, то Британия вносила большие средства в совместный бюджет, и ее уход будет иметь серьезные последствия. С другой стороны, если механизмы принятия решения Европейской комиссией будут такими, что государства будут продолжать чувствовать ущемление своих интересов, тогда это может стать началом процесса дезинтеграции.

Но я думаю, что есть остатки мудрости, чтобы этого не произошло. Да, государства могут заключать договоры в одностороннем порядке, но объединение, подобное ЕС, — это совсем другая весовая категория. Думаю, что Brexit должен стать катализатором процесса реформ ЕС. Больше федерализма вряд ли получится, но можно более эффективно использовать национальные парламенты в механизмах принятия решений.

Недавно глава Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер написал «Белую книгу», где описано пять вариантов будущего ЕС. Мне импонирует четвертый вариант, в котором говорится о сотрудничестве на узких участках фронта, чтобы добиваться успеха.

Когда у нас слишком широкая линия, мы теряем и силы, и деньги. Я лично за то, чтобы сократить участки фронта и сконцентрироваться на проблемах, которые мы можем решить сообща, — безработице и миграционном кризисе. Другое дело, насколько Юнкер может не только говорить о реформах, но и проводить их в жизнь.

— В левых партиях Европы есть недовольство тем, что Россия активно сотрудничает с правыми националистическими группами. Не видите ли вы опасность в этом?

— Определенная опасность, конечно, есть. Однако можно посмотреть, как меняется политическая риторика у многих деятелей. Посмотрите на действия и обещания Обамы в том, что касалось России, и что вышло в реальности. Что касается правых партий, то в них есть радикализм и даже намеки на фашизм и ксенофобию, однако когда я наблюдаю за Марин Ле Пен, я вижу, что она изменила свою риторику, сделав ее более реалистичной. Она стала более реалистично смотреть на вещи. Я не в числе ее поклонников, но она очень неглупый политик.

— В Европе есть консенсус по поводу санкций. Видите ли вы какие-то возможности для изменения ситуации?

— При Обаме американцы ввели эти санкции, однако это им не мешало развивать сотрудничество в тех областях, которые они считали важными. К примеру, покупка российских двигателей для американских космических ракет. Мне кажется, что ЕС ждет, пока «большой брат» решит. Трамп хочет чего-то добиться, однако ему тяжело, так как в Вашингтоне еще старый истеблишмент, который в большинстве своем поддерживал Хиллари.

Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 2 апреля 2017 > № 2125023 Йиржи Машталка


Россия > Образование, наука > rosbalt.ru, 1 апреля 2017 > № 2149071 Катерина Мурашова

«Групп смерти не существует»

Истерию вокруг «групп смерти» можно объяснить желанием «закрутить гайки» в интернете. Так считает психолог Катерина Мурашова.

Лишь 1% подростковых суицидов в России связан с группами смерти в социальных сетях. Об этом сообщил заместитель начальника главного управления по обеспечению охраны общественного порядка МВД России Вадим Гайдов.

С полицейским не согласны эксперты, которые общаются с трудными подростками. По мнению семейного психолога, автора книг для подростков, номинанта международной литературной премии памяти Астрид Линдгрен Катерины Мурашовой, никаких групп смерти вообще не существует.

— Почти год тема о подростковых группах смерти не сходит со страниц прессы. Что происходит?

— Истерия из-за так называемых групп смерти — это обычное общественное явление. Периодически нас накрывают подобные «волны».

Здесь необходимо говорить о трех феноменах. Первый — реакция группирования у подростков. Она есть и у животных. Например, молодые павианы и вороны сбиваются в группы. В группах молодежь обучается социальному взаимодействию и отражению нападений.

Второй феномен — дети и подростки любят опасные тайны. Вспомните страшные истории, которые ребята рассказывают друг другу в пионерских лагерях. Из разряда «одна семья купила черную занавеску и что из этого вышло». Сюда же можно отнести споры, «а слабо или нет» тебе одному пойти ночью на кладбище. Это все тайны с мистическим уклоном.

Третий феномен характерен для незрелого интеллекта — поиск теории заговора. Кто-то обязательно должен все эти нехорошие вещи устраивать. Например, во времена моего детства циркулировала идея, что стаканы в автоматах по продаже газировки специально сифилисом заражают иностранные шпионы.

В случае с группами смерти все три фактора совпали. Есть реакция группирования: все носят заклепки — и я ношу заклепки, все ловят покемонов — и я ловлю покемонов, все ставят на аватарки синих китов — и у меня должна быть аватарка с синим китом. Опять же имеется некая опасная тайна с размышлениями о смерти, любовью-морковью и накручиванием себя на тему, что меня никто не понимает. И, конечно же, теория заговора. За всеми этими группами смерти должен кто-то стоять, некий доктор Зло из дешевого голливудского фильма.

Но большинство таких явлений пофункционируют некоторое время — и сами по себе умирают.

— Чтобы эта истерия стала действительно массовой, наверное, нужен и запрос на нее?

— Запрос тоже должен быть. Например, истерию вокруг групп смерти можно объяснить желанием «закрутить гайки» в интернете. Или, скажем, родители хотят как-то объяснить детям, что сидеть в интернете вредно. Можно попугать их группами смерти. Но никакого отношения к реальности все это не имеет. Нет никаких массовых самоубийств, инспирированных интернетом. Их не было и не будет! Человека в принципе нельзя довести до самоубийства через интернет. У нас очень мощный инстинкт самосохранения. Подростки, которые кончают жизнь самоубийством, делают это, потому что жизнь у них не сложилась в реале.

— Сегодня нас накрыла истерия по поводу групп смерти, а раньше какие волны были?

— Можно вспомнить ситуацию с «детьми индиго», которые, как утверждалось, чуть ли не представляют новую расу людей. Мамочки начали группироваться в интернете и обмениваться мнениями о том, что их дети лучше всех. Но есть теория заговора — этих детей никто не понимает. Это же был бред сумасшедшего. И где теперь «дети индиго»?

Были смешные случаи. После выхода песни «Нас не догонят» группы «Тату» ко мне стали массово приходить девочки. Утверждали, что они лесбиянки и их никто не понимает.

А несколько лет назад меня пригласили в Смольный на совещание в качестве эксперта. Обсуждали тему «Что нам делать с компьютерными клубами». Говорили, что в них дети зомбируются, что школьники воруют деньги для того, чтобы спустить их на компьютерные игры, и вообще, что в этих клубах уже кто-то умер. Предлагали пускать туда только по паспорту. Я посмотрела на собравшихся круглыми глазами и сказала, что ничего не надо делать, а просто подождать. Скоро в каждом доме будет компьютер, и проблема клубов отпадет сама собой. Так и произошло. Но дети массово не прогуливают школу ради компьютерных игр.

— Сейчас в петербургском СИЗО сидит Филипп Будейкин — администратор одной из так называемых групп смерти. В своих интервью он прямо заявлял, что подталкивал подростков к суициду. Даже называл количество покончивших с собой. А вы говорите — ничего нет?

— Парень влип, а теперь щеки дует. Никого он ни до чего не доводил. Несчастная слабоумная жертва, повернутая на «лайках».

— Всеобщая истерия началась со статьи в «Новой газете». Там утверждалось, что прочесть материал обязан каждый родитель…

— Ужасный материал, очень неприятный. Понаделали компиляцию из всего, что только можно. Но факты собрали профессионально. В том смысле, что эффект был достигнут. Еще раз повторю: бороться с группами смерти невозможно, потому что их просто нет. Никто массово детей до самоубийства не доводит.

— Что же тогда может побудить молодого человека наложить на себя руки?

— Хронически неблагоприятная ситуация в реальной жизни. Подросток изгой в классе, у него плохая ситуация в семье, он психически нестабилен. И на фоне этой хронической нестабильности должна случиться еще какая-то острая ситуация. Вот, например, девочка живет с папой-алкоголиком, который ее домогался годами. Потом она встретила парня, который, как ей показалось, ее полюбил. А он в итоге ей говорит: «Ты мне не подходишь, ты грязная». Плюс нестабильная психика. Вот тут подросток может покончить жизнь самоубийством. И сделает он это не потому, что какой-то школьник создал группу в интернете.

— А почему эту истерию так легко подхватывают родители?

— Потому что они в ней отчасти заинтересованы. Надо же на кого-то переложить ответственность за то, что их дети несчастны. Это очень удобно. Почему моя девочка вся раскрашена синим и зеленым? Что это она режет себе руки и постоянно говорит о самоубийстве? Так это потому, что ее в интернете до этого доводят! А посмотреть, сколько раз в день они разговаривают со своей девочкой о погоде и природе, родители не хотят.

— Когда к вам на прием родители приводят своих «суицидников», а вы им говорите: «Успокойтесь, никаких групп смерти нет», как они реагируют?

— Реакция разная. Иногда выясняется, что в школе было родительское собрание. Учителя просили проявить бдительность. И родители говорят потом, что они так и думали, что все это бред, только хотели получить подтверждение своим мыслям.

А люди с незрелой психикой утверждают, что в интернете сидят страшные злодеи, которые только и желают, что погубить наших детей, а вы просто не в курсе. Эти родители просто начинают паниковать. Есть роман Дугласа Адамса «Автостопом по галактике» — это такая «хипповская библия». Главный лозунг этого произведения: «Не паникуй». А у нас взрослые, попав в поле массовой истерии, не пересматривают свое родительское поведение. Они не начинают больше общаться с детьми. Они начинают паниковать и требовать запретов. И не важно, что запрещать — группы смерти или интернет в целом.

Беседовал Александр Калинин

Россия > Образование, наука > rosbalt.ru, 1 апреля 2017 > № 2149071 Катерина Мурашова


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > golos-ameriki.ru, 1 апреля 2017 > № 2124727 Евгений Евтушенко

В США в возрасте 84 лет скончался Евгений Евтушенко

Последние годы русский поэт вместе с семьей проживал в штате Оклахома, но просил похоронить себя в Переделкино

О смерти поэта Евгения Евтушенко информационные агентства сообщили днем в субботу. По словам близкого друга Михаила Моргулиса, Евгений Евтушенко недавно был госпитализирован, и накануне находился «в крайне тяжелом состоянии, но в полном сознании».

84-летний поэт просил похоронить его в Переделкино, «недалеко от могилы Пастернака».

Великий поэт был давним другом «Голоса Америки», и неоднократно делился своими мыслями о России, Америке, о прошлом и будущем народов двух стран.

Сегодня мы решили напомнить о том, что говорил Евгений Евтушенко об американо-российских отношениях. В 2009 году в интервью корреспонденту Русской службы «Голоса Америки» Сергею Москалеву поэт объяснил, что именно он считает самым главным в отношениях Москвы и Вашингтона, и как должны относится друг к другу россияне и американцы.

Сергей Москалев: Евгений Александрович, кажется, все награды из возможных вами уже получены, даже Нобелевскую медаль вам вручили.

Евгений Евтушенко: Да, но это не Нобелевская премия, на которую я, кстати, был номинирован два раза. Моя деятельность была отмечена Нобелевской медалью Людвига Нобеля (изобретатель и меценат, старший брат и деловой партнер Альфреда Нобеля). Медаль Людвига Нобеля – российская премия.

С.М: Награду вы получили в прошлом году, а вот сейчас стали лауреатом премии Фонда американо-российского сотрудничества. Что это значит для вас?

Е.Е.: Дело все в том, что я принадлежу к тому поколению, которое было воспитано в «духе Эльбы». Когда-то я был принят президентом Никсоном – в 1972 году, перед его важной поездкой в Россию. Никсон сказал мне, что ему для выступления по советскому телевидению предоставили двадцать минут прямого эфира.

«Как вы считаете, – спросил Никсон, – о чем должен прежде всего говорить американский президент с русским народом, с чего начать, чтобы достигнуть взаимопонимания?»

Я ответил ему: «С духа Эльбы», – и увидел на его лице удивление. Киссинджер, присутствовавший при разговоре, уточнил, что Эльба – маленькая речка, где встретились американские и русские солдаты в конце Второй мировой. «Понимаете, – возразил Никсон, – прошло столько времени – это был 72-й год, – неужели все это так важно для России сейчас?»

«Мистер Президент, – сказал я, – вы знаете, что у нас почти невозможно найти семьи, где кто- то бы не был потерян?» Я назвал ему цифру, тогда официальную – двадцать миллионов. Между прочим, Киссинджер добавил: «Больше». Сейчас, действительно, официальная цифра – двадцать семь миллионов. Никсон был потрясен. Я удивился немножко, что он, будучи профессиональным политиком, этого не знал, но, надо отдать ему должное, когда он приехал в Россию, он начал именно с этого и посетил – по моей рекомендации – Пискаревское кладбище. И это был шаг. Так вот, я полон «духа Эльбы», я всегда нес его в себе. Все мое поколение выросло с этим. И для меня полученная награда означает то, что я сделал для установления взаимопонимания наших двух великих народов. Эта награда очень важна для меня.

С.М.: Евгений Александрович, вы по-прежнему преподаете в Америке?

Е.Е.: Да, я преподаю в Америке, но я преподаю не за счет отторгновения от собственного народа. Наверное, ни один человек столько не ездит по глубинке, столько не пишет о России, о ее наболевших проблемах, как я. И вот это существование в двух системах позволяет многое понять – и недостатки, и достоинства друг друга. И студенты мои, которые изучают и русскую литературу, и русское кино – это уже совсем другие американцы. Они себе никогда не позволят снисходительного или пренебрежительного или, скажем, боязливого отношения к России. Так что я воспитываю новое поколение американцев, и я этому рад. То же самое – и в России: на моем юбилейном вечере в «Олимпийском» было двенадцать тысяч человек и, согласно опросу, 70% было до 25 лет. Так что сил еще хватает.

С.М.: Ну да, известно ведь, что Роберт Кеннеди как-то давно сказал вам, что если бы вы жили в Америке, то имели бы хорошие шансы стать президентом?

Е.Е.: Это он, конечно, шутливо сказал, имея в виду то, что мне не нужно учиться быть харизматичным, мол, я могу разговаривать одновременно на языке, который не будет банален как для высоколобых интеллектуалов, так и понятен совсем простым людям. «Это редкое качество», – добавил он.

С.М.: Кажется, впервые вы были в Америке в 1961 году. Потом вы не раз «клеймили» Америку, не раз хвалили, вас цитировали даже американские президенты – и Клинтон, и Буш-старший... Как это все сплетается в вашей судьбе?

Е.Е.: Ну, я не клеймил Америку, я критиковал американскую правящую верхушку за то, что, например, в Америке был убит президент страны, за то, что были совершенно неоправданные войны, вторжения, в частности, на Кубу. Я очень хорошо знаю начало кубинской революции. Ведь американцы сами сделали из Кастро коммуниста, которым он никогда не был.

Политбюро тогда запросило мнение кубинской компартии о Фиделе Кастро, и те дали ему резко отрицательную характеристику. Просто Хрущев влюбился в Фиделя: в глазах Хрущева, человека из бедной семьи, в образе Кастро была романтика мировой революции и в какой-то степени оправдание жизни самого Хрущева.

С.М.: Евгений Александрович, вы автор крылатой фразы «поэт в России – больше, чем поэт». Насколько эта фраза сегодня актуальна?

Е.Е.: Эта фраза актуальна не только в России. В Вашингтоне есть памятник Пушкину. Вот сейчас в Москве открыли памятник Уолту Уитмену. Уитмен был больше, чем просто поэт. И, несмотря на разницу во времени, поэты сошлись, помните, как писал Пушкин: «Когда народы распри позабыв, в единую семью объединятся». И такой же месседж, всечеловеческий, послал Уитмен. Он был услышан в России, когда написал свое замечательное письмо русским. Кстати, если говорить об американских поэтах, то была, например, создана целая антология стихов против вьетнамской войны. И американская интеллигенция принимала в этом самое горячее участие.

С.М.: Что впечатлило вас в Америке, когда вы побывали здесь впервые?

Е.Е.: У нас ведь тогда в СССР не было почти никакого протестного движения, только по стихам… так, разбросано. Когда я приехал первый раз в Америку, я увидел здесь марши мира – Мартина Лютера Кинга, доктора Спока, шагающих в колоннах. Это было время подъема гражданского духа в Америке. Я очень был этим вдохновлен. И у нас складывались очень хорошие отношения с американскими писателями, мы не давали вступать на тропу ненависти нашим обществам.

С.М.: Но ведь сейчас подобные встречи не проходят?

Е.Е.: Я говорил с нашим послом, я считаю – и всегда нахожу очень хороший отклик в университетских кругах – нам нужно возобновить регулярные ежегодные встречи лучших, крупнейших американских писателей с крупнейшими русскими. Мы должны говорить о мире, который нас объединяет.

К сожалению, после 91-го года, при Ельцине – а он не мог, просто в силу своего образования, понимать важность общения интеллектуалов – эти встречи прекратились. Мы должны возобновить их, тем более что еще ржавые осколочки железного занавеса сидят в некоторых глазах и у наших нацпатриотов, и у некоторых американских правых, которые до сих пор не могут понять тех огромных изменений, что произошли в мире. Америке с Россией нечего делить, у нас достаточно и территорий, и морального потенциала, чтобы развиваться вместе, а не ссориться по частным поводам.

С.М.: Антиамериканизм в России... рикошетом это задевает и вас – русского поэта – американского профессора?

Е.Е.: Ну конечно. Есть такие люди… Даже один мой коллега – не хочу называть его фамилии, – его спросили о месте Евтушенко в поэзии, и вдруг он сказал такое, я думаю, что сейчас бы он взял свои слова обратно – ну, мол, ведь Евтушенко теперь живет в Америке! Понимаете, тут есть элемент отношений писателей друг к другу…

С.М.: А все-таки, истоки антиамериканизма в России?

Е.Е.: В России всегда были традиционно два направления: славянофилы и западники. Славянофилы 19-го века ссорились и спорили по вопросам местоположения мировой культуры в России. Они говорили, что Россия должна быть более закрытой, развиваться в чисто национальных традициях. Пушкин решил эту проблему абсолютно правильно, дав нам прекрасную модель русского человека. Пушкин был одновременно и славянофилом, впитав все традиции русской поэзии – исторические, фольклорные и гражданские, и в то же время он взял то, что было лучшее в западной культуре.

Он был и славянофилом, и западником одновременно. Одно другому не противоречит. Сейчас, в сегодняшней ситуации, не может быть настоящего писателя, для которого патриотизм только узко национален. Сейчас узко национальный патриотизм становится тупиком. Об этом я и стараюсь говорить в своей поэзии, во след Пушкину и Уитмену, несмотря на то, что я считаю себя их скромным учеником.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > golos-ameriki.ru, 1 апреля 2017 > № 2124727 Евгений Евтушенко


Россия > Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 1 апреля 2017 > № 2124724 Людмила Алексеева

Людмила Алексеева: «Власти опять разговаривают с гражданами с позиции силы»

Председатель Московской Хельсинкской группы - об акции 26 марта и ее последствиях

МОСКВА – Следственный комитет РФ по Москве возбудил уголовное дело о «призыве к массовым беспорядкам», сообщают в субботу, 1 апреля, российские СМИ. Так следователи квалифицировали распространенные ранее в соцсетях и блогах сообщения о проведении 2 апреля в центре столицы несанкционированной акции протеста против действий властей.

«Следствием принимаются меры к установлению лиц, разместивших призывы к преступным действиям», - цитирует ТАСС официального представитель СК РФ по Москве Юлию Иванову.

Прокуратура накануне предупредила, что уведомление о проведении 2 апреля массовых мероприятий никто не подавал.

Ранее правозащитный центр «Мемориал» призвал немедленно прекратить преследования участников мирных собраний 26 марта в разных городах России и освободить тех, кто был арестован. А Amnesty International объявила арестованных сотрудников и волонтеров Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального узниками совести.

Русская служба «Голоса Америки» попросила прокомментировать ситуацию председателя Московской Хельсинкской группы (МХГ) Людмилу Алексееву.

Виктор Владимиров: Людмила Михайловна, 26 марта только в Москве задержали свыше тысячи человек, среди которых были и несовершеннолетние. Что вас в этой связи больше всего волнует?

Людмила Алексеева: Меня очень беспокоит то, что власти опять и во время этой акции, и после нее разговаривают с гражданами с позиции силы, прибегая к запугиванию и обману. А, например, наше российское телевидение до сих пор об этом событии, хотя оно немаловажно для российской общественной жизни, практически ни разу не упомянуло. Судя по публичному выступлению президента, у власти по-прежнему есть желание запугать людей и заставить их сидеть дома, не высказываться о том, что их волнует. И это вместо того, чтобы поговорить о том, что тревожит общество, и пойти ему навстречу.

В.В.: Среди протестующих было как никогда много молодежи, включая подростков. Какой урок они получили?

Л.А.: Да, действительно, молодых и совсем юных людей было больше, чем обычно, на такого рода акциях. Но не так как сейчас некоторые говорят – одна молодежь. Были люди разных возрастов. Они и сейчас продолжают получать урок, из которого следует простая истина: власть беспокоиться о них, слушать их и считаться с ними не хочет.

В.В.: По всей стране в школах и вузах проводятся мероприятия, ставящие целью категорически отвратить учащихся от участия в протестных действиях. Как вы к этому относитесь?

Л.А.: Это-то и есть самое глупое. Потому что на молодежь такие методы не действуют. Но гораздо хуже то, что до сих пор по видеоматериалам отслеживают людей (вышедших на улицы 26 марта – В.В.) и проводятся их задержания. Опасаюсь, как бы это не стало вторым «Болотным делом», когда много лет подряд арестовывали людей, ломали им жизни за то, что они вышли с мирной акцией протеста, ничего не нарушив при этом.

В.В.: Но ведь власти разных уровней после 26 марта говорили о необходимости диалога с людьми. Как это теперь понимать?

Л.А.: Я не слышала о таких заявлениях от представителей власти. Это представители интеллигенции говорят о необходимости диалога, а представители власти - нет. Только Валентина Матвиенко сказала об этом, и то предельно аккуратно, осторожно.

В.В.: Возникает ощущение, что судьи в отношении задержанных 26 марта выступают в едином подряде с полицией, штампуя приговоры. А как вам кажется?

Л.А.: Конечно, штампуют как обычно. Доходит до абсурда. Вот полицейские, например, утверждают, что Алексей Навальный сопротивлялся представителям органов правопорядка при задержании и выкрикивал какие-то угрозы. Адвокат предоставляет в суд видеоматериалы, где отражены все обстоятельства, сопутствующие его задержанию.

И что видят все: Навальный не сопротивлялся, ничего не выкрикивал. Он молча прошел в автозак. Показывают все это судьям. Те смотрят и… назначают ему административный арест (на 15 суток) за то, чего он не совершал. Ну это же ни в какие ворота не лезет. Я в свое время, когда у меня была возможность выступить перед президентом, говорила ему, что у нас, к сожалению, нет справедливого и действующего по закону суда. На что он мне сказал – очень мягко, правда, и очень уважительно: «Людмила Михайловна, вы ошибаетесь». Что тут еще скажешь…

В.В.: Что вы думаете об объявленной в соцсетях протестной акции, намеченной на 2 апреля?

Л.А.: Думаю, это провокация. Возникает такая мысль такая: вот выйдут на акцию самые, как говорится, упертые, тут их всех переловят и пересажают. Нет, не надо 2 апреля собираться. Алексей Навальный и другие авторитетные в обществе люди уже заявили, что они таких приглашений (для участия в протесте) не делали. Поэтому все очень похоже на провокацию.

В.В.: Но должны ли нести ответственность должностные лица, виновные в нарушении прав и свобод участников акции 26 марта, как к тому призывает «Мемориал»?

Л.А.: Конечно, должны. Но не будут, потому что мы живем, к сожалению, в неправовом государстве.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 1 апреля 2017 > № 2124724 Людмила Алексеева


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > zavtra.ru, 1 апреля 2017 > № 2124715 Михаил Мороз

 Политические "зацеперы"

О протестах и политических "зацеперах"

Михаил Мороз

О протестах и политических "зацеперах».

Протестная вспышка 26 марта этого года, озарившая крупные города России, повергла всю власть в состояние подавленности и того угнетенного состояния, какое бывает у человека, когда у него от неожиданной вспышки молнии и мгновенного треска грома немеет язык и в бессилии отвисает челюсть. К тому же эту «молнию» втянули зажечь не старикам-пенсионерам, не рафинированной интеллигенции, а молодежи -школьникам и студентам.

Власть надолго умолкла, давая себе срок постепенно выйти из состояния жуткого оцепенения. И вот, когда ошеломительное воздействие вспышки стало снижаться, вернулся дар речи. Но речь хоть и вернулась, но не родила ничего вразумительного для объяснения того, почему произошла такая неожиданность: протестовать против коррупции пришли юнцы, детвора, у которых родители материально не бедствуют. Напротив, их материальное благополучие взрастало на фоне жутчайшего разрыва с основной массой трудящихся. Копился их наворованный капитал в условиях «лихих 90-х». Продолжал он, капитал, расти безудержно, бессовестно, без оглядки на жутчайший отрыв от беднеющего населения, которому власть, защищая себя и олигархические круги от народного негодования, кидала обглоданные кости, и в наше время. И «тучное». И кризисное.

И вот удивление: на протест вытянули (в основном) сытых юнцов! Это тех, которые еще недавно восторгались вождем, верили ему, любили его пламенной юношеской любовью, творили ему немыслимые рейтинги! Как объяснить такое?

Очевидно, что у детей чувство справедливости взбухает сразу, оно не изгоняется из их сознания и не подвергается ими взвешиванию, когда и зачем его, это чувство, лучше всего пускать в дело. Несправедливость наши дети, даже сытые (быть может, они-то и в первую очередь), воспринимают с болью и с таким отчаянием её сокрушить, что готовы на любые крайние действия. Они экстремисты. Но своему экстремизму они внутренне находят вполне резонные обоснования: несправедливость, ложь, лицемерие власти должны быть немедленно истреблены, сокрушены, уничтожены! А обозначенные молодежью свойства нынешней власти наличествуют в такой степени, что становятся видны не только подросткам, но и ребятишкам детсадовского возраста.

Кроме того, подросткам, особенно из среды сытой молодежи, «мажорам», не обретшим истинные жизненные смыслы, непременно важно быть действенными, активными, им до смерти хочется быть замеченными, отмеченными, и обязательно, «лайками». Это их естественное желание: утвердиться в жизни - во что бы то ни стало стать успешными. И чтобы властвовать, руководить. По примеру «успешных» и наглых взрослых они хотят подчинить себе «лузеров», влачащих жалкое, неприметно-безответное, покорное существование. В какой-то степени эти подростки – политические «зацеперы».

Такие подростки, не находя в неправедной, жестокой «свинцовой действительности путей выхода наружу бурной энергии, которую они естественно накопили, готовы сразу откликнуться на умелый (внешне справедливый и ко времени) призыв ловкого политика бороться с коррупцией, которая не уменьшается, а увеличивается, несмотря на показательные посадки. Впрочем, даже дети видят, что одних воров сажают, а других выпускают. (Правда, надевают на некоторых временно браслеты. Это делается для выпускания горячего социального пара. А им и хорошо, и привольно. Живут себе в особняках. Готовят майдан – в отместку ).

Даже неловко, что описываю банальные вещи. Но эти банальности не видела и не видит до сих пор власть.

На что она надеялась? Что все каналы ТВ под её руководством проводят такую информационную политику, которая не позволит юношам и девушкам «сбиться с пути», намеченного властью? Что все эти бесконечные на каналах ТВ сериалы на тему провинциальных «золушек», вынуждающих в конце концов всех негодяев-богатеев плакать и каяться в содеянных грехах в отношении «незаурядных девушек», понаехавших из сел и деревень покорять столицу, отвлекут подростков от правды и истины? Или бесконечные сериалы про бандитов и полицию, где средства борьбы и насилия таковы, что не отличишь, где бандит, а где полицейский, воспитают истинный патриотизм у молодежи? Или возведение спорта в ранг национальной идеи, а достижения в нем с помощью допинга может стать хорошим примером для подрастающего поколения? Разве выезд на «встречку» можоров от футбола и праздно отдыхающей «золотой молодежи» не истребляет истинные национальные смыслы и талант у юношей и девушек?

Но надо сказать власти и её телевизионным трубодурам: дети на дух не переваривают эти дешевые трюки ТВ. И не пялятся в кинескоп. Для них это "отстой" Интернет - их стихия. А там... Нечего лишний раз говорить, что "там"...

С помощью приемов лжи и лицемерия власть взрастила жутких по поведению экстремалов. Но этим буйным подросткам, наделенным от природы страстными желаниями некой правды, пусть и дурно понятой и безрассудно защищаемой, жулики от политики и предложили поиграть в борьбу с коррупцией, которую воры (как систему) и породили во времена ельцинского безумия и распродажи Отечества.

Власть не хочет менять систему, не хочет менять курс. А раз так – неизбежность протестных действий, и всё более справедливых, даже «безумных и беспощадных», будет только нарастать. И никакая Росгвардия, с её экипировкой, выучкой, жесткостью, уже не поможет.

А в борьбе за власть на данном этапе победит та часть коррумпированной буржуазии, которая успела обокрасть страну еще в 90-е годы, но которую чуть только отпихнула от властной вертикали нынешняя коррумпированная буржуазия в цивилизованной по виду обертке. Воровская буржуазия ельцинско-гайдаровского пошиба рвется к власти с помощью денег Запада, заворожив ими «политических зацеперов» - юношей и девушек, отрекшихся от нынешнего вождя, потому что он явно не на стороне истинной социальной правды. Да и побузить хочется….

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > zavtra.ru, 1 апреля 2017 > № 2124715 Михаил Мороз


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter