Всего новостей: 2496984, выбрано 34887 за 0.125 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Россия > Образование, наука > ras.ru, 28 апреля 2018 > № 2595612

Интервью c директором РФФИ: О новых конкурсах РФФИ

«Нам хочется видеть некую фундаментальность и в этих проектах»: о новых конкурсах РФФИ

Интервью c директором Российского фонда фундаментальных исследований Олегом Белявским

Какие вопросы ставят перед юристами достижения современной науки, как нужно регулировать международные научные проекты, соотносятся ли исследования генома человека с законом о защите персональных данных, а также чем новые грантовые конкурсы Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ) по правовому регулированию отличаются от других, в интервью Indicator.Ru рассказал директор РФФИ Олег Белявский.

— РФФИ объявил новые конкурсы по тематике правового регулирования. Расскажите о них подробнее.

— Эти конкурсы объявлены в нашем фонде в порядке реализации первой программы гуманитарных исследований, которая целиком посвящена праву применительно к высоким технологиям. Она так и называется — «Правовое обеспечение развития науки и технологий». Она призвана устранить несоответствие уровня и содержания исследований в области права уровню, достигнутому современными технологиями. Такие новые сущности, как криптовалюта, технологии распределенного реестра, комплексы метаданных, требуют проведения исследований, касающихся гражданского, налогового права, регулирования финансового и валютного рынков.

Последние достижения генетиков и биотехнологов, в частности в изучении генома человека, настоятельно требуют пересмотра устоявшихся взглядов на взаимоотношения личности и общества, а достижения в области беспилотных технологий, искусственного интеллекта и робототехники — применения совершенно новых подходов к традиционным юридическим «догматам», например, о правосубъектности или об ответственности за причинение вреда, существующим уже лет 150 практически в неизменном виде.

По существу, нам нужно решить принципиальный вопрос: будет право идти на поводу у творцов новых технологий, следовать за тенью технологических решений или же оно должно выполнять прогностическую функцию и заранее определять пределы, в которых будут существовать и развиваться новые технологии? Во втором случае мы говорим о заблаговременном создании или расширении правового поля, на котором наука и технологии смогут развиваться без ущерба для общества.

Как видие, проблем накопилось много, и сразу их охватить было бы невозможно. Поэтому РФФИ сосредоточился на выявлении наиболее актуальных из них. С этой целью руководители фонда встречались с правоведами, представляющими наиболее авторитетные научные школы нашей страны. В ходе этих встреч мы выяснили, что наибольшее количество вопросов связано с так называемой цифровизацией права, необходимостью его трансформации в современных условиях. Не менее важным представляется и блок вопросов, связанных с правовым обеспечением наших ученых международной деятельностью.

— А именно?

— Российские ученые участвуют во многих международных проектах как в нашей стране с участием иностранных специалистов, так и за рубежом. Эти проекты часто связаны с использованием уникального оборудования, в том числе класса мегасайенс. Здесь накопилось достаточно проблем, которые связаны с неурегулированностью отношений между отдельными странами, международными и национальными научными организациями — как в сфере создания таких установок, режима их использования, так и в сфере защиты полученных на этих установках результатов интеллектуальной деятельности.

Мы откликнулись на этот, по сути, социальный заказ, обусловленный интересом, который проявляет к этой теме общество и государство, и необходимостью защищать интересы нашей страны, наших научных организаций и учреждений и в конечном счете наших ученых, работающих в международных коллаборациях.

— Проводилась ли в нашей стране подобная работа?

— В советское время существовали нормативные акты, которые регламентировали международное научное, техническое и военное сотрудничество. Функционировали специальные государственные учреждения и международные организации. К сожалению, в 90-е годы этот правовой опыт был фактически похоронен, в том числе за ненадобностью: изменение реалий привело к исчезновению соответствующих правоотношений институтов.

Поэтому сейчас приходится все создавать заново, и этим должны заниматься наши ученые-правоведы.

— В качестве примера области, где требуется новое регулирование, вы упомянули геномные исследования. Почему к ним нужен особый подход?

— Геном — своего рода генетический паспорт человека, обладающего, если так можно сказать, исключительным «суверенитетом» в отношении содержащейся в этом паспорте генетической информации. Как известно, в нашей стране действует закон «О защите персональных данных», к которому мы можем и должны обратить ряд вопросов. Следует ли относить к персональным данным генетические характеристики личности? Допустимо ли использовать результаты геномных исследований индивида в сферах жизни, к нему не относящихся? Можно ли вообще проводить такие исследования без согласия лица, геном которого стал объектом внимания ученых?

Когда мы идем в поликлинику или сдаем анализы, мы фактически соглашаемся с тем, что наши органы, продукты жизнедеятельности будут исследоваться с целью установления текущего статуса нашего здоровья. В том, что касается генома, все гораздо сложнее. Известно, что человек везде оставляет следы, чаще всего потожировые. По этим следам в недалеком будущем можно не только установить личность человека, но и определить некоторые, совсем неочевидные в обычной жизни характеристики, относительно которых человек, может быть, не хотел бы распространяться. Если речь идет о какой-то криминальной ситуации, в которой замешан этот человек, то вопрос о защите его личных данных, очевидно, не будет иметь той остроты, которая может иметь место в случае, когда человек не совершал ничего противозаконного. Ведь в геноме человека может быть зашифрована информация о наследственных заболеваниях, патологических склонностях или гендерных особенностях. Все это в совокупности составляет личное пространство человека, и мы должны определить, где заканчивается это пространство и где начинается общественное, где находится граница между ними и существует ли она вообще.

Генетические исследования и их результаты имеют особое значение в таком важном вопросе, как продолжение рода. Все слышали про экстракорпоральное оплодотворение, про участие в зачатии и вынашивании генетически «чужих» детей суррогатных матерей... Эта сфера жизни также нуждается в более тонкой организации и регламентации, чтобы минимизировать возможные негативные последствия для участников этих процедур и в первую очередь детей. В каждой стране эти вопросы решаются по-разному, какой-то единой политики, к сожалению, еще не выработано.

— Вы могли бы назвать еще какие-то практические области, где могут применяться результаты исследований, которые будут получены в рамках конкурсов?

— Например, искусственный интеллект. Классические пример: беспилотные машины, которые ездят по улице, сбивают пешеходов или причиняют другой вред.

Возникает вопрос: кто будет отвечать? Кто является субъектом этого правонарушения? Разработчик программы или владелец машины? Оператор, контролировавший в это время транспортные потоки, или городская власть, которая разрешила эксплуатацию этой машины без водителя? Это один маленький пример, но и он свидетельствует о глубоком правовом вакууме, царящем в этой сфере деятельности.

— Есть ли какие-то аналоги этого конкурса? Насколько я понимаю, в России подобных конкурсов никто не проводил?

— В России это действительно первая программа. Что касается других стран, то могу сказать, что мы сотрудничаем с 40 крупнейшими иностранными фондами и имеем с ними совместные конкурсные программы, конечно, главным образом в области естественных наук. Но информации о том, что подобные конкурсы проводятся и в других странах, у нас нет.

Программа была инициирована и представлена на заседании бюро совета фонда. Она охватывает три проекта, но ими не исчерпывается, поскольку не является закрытой: проекты, которые сегодня объявлены на конкурс, дальше будут заменяться другими. Используя такой «револьверный» принцип (отработали один проект, приступили к другому), мы хотим в ближайшие три-пять лет пройтись по всем правовым институтам, нуждающимся в совершенствовании или модернизации.

Я думаю, нашим ученым по плечу выполнение такой серьезной задачи. В итоге могут появиться не только новые направления исследований, не только новые отрасли права, но и новые научные правовые дисциплины, которые будут преподавать в наших вузах и которые позволят нашим специалистам стать достойными конкурентами иностранных юристов, работающих в этих направлениях.

— Каков будет размер грантов, кто сможет участвовать в конкурсе?

— От четырех до шести миллионов рублей. Подавать заявки смогут практически все наши ученые и научные коллективы. Как правило, заключается трехсторонний договор с участием фонда, научного коллектива и организации, которая будет оказывать содействие и поддержку этому коллективу. Как мы полагаем, конкуренция будет достаточно высокая. Мы планируем, что сможем поддержать около 50 проектов.

— А есть какие-то ограничения по возрасту участников?

— Таких ограничений в этих конкурсах нет.

— Как будет проходить отбор и экспертиза?

— Поскольку конкурс новый, нам придется заниматься и формированием нового экспертного совета, куда будут включены не только ученые-правоведы, но и представители прикладных юридических профессий, которые в будущем должны применять результаты проведенных исследований на практике. Я говорю о юристах-практиках: судьях, следователях, криминалистах, юрисконсультах, адвокатах. И с учетом того, что каждый из конкурсов, по сути, носит междисциплинарный характер, будет целесообразным включить в состав нового экспертного совета и представителей естественных наук: биологов, физиков, химиков.

— Какой совет вы могли бы дать тем, кто будет подавать заявки, и каких ошибок им следует избегать?

— Поскольку мы все-таки фонд фундаментальных исследований, нам хочется видеть некую фундаментальность и в этих проектах: они не должны ограничиваться решением отдельных прикладных задач. Вообще, мы ставим задачу о разработке новой концепции права.

Что касается советов… Я думаю, не нужно стремиться к тому, чтобы представители какого-то института жестко конкурировали с учеными из другого.

Мне кажется, здесь важен элемент так называемого перекрестного опыления, когда представители одной научной школы кооперируются с представителями другой. Как раз здесь и возможен настоящий прорыв, ведь результаты такой синергии могут превзойти наши самые смелые ожидания.

Марина Киселева, Индикатор

Россия > Образование, наука > ras.ru, 28 апреля 2018 > № 2595612


Россия. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 28 апреля 2018 > № 2591447 Игорь Артемьев

Брифинг руководителя Федеральной антимонопольной службы Игоря Артемьева по завершении заседания.

Из стенограммы:

И.Артемьев: Сегодня состоялось заседание Правительственной комиссии по иностранным инвестициям в стратегические сферы российской экономики. Заседание проводил Председатель Правительства Дмитрий Анатольевич Медведев. Коротко о результатах.

В частности, комиссия отнеслась положительно и одобрила сделку компании «Фортум» по покупке компании «Юнипро», которая владеет электроэнергетическими объектами на территории России (это большое количество сетевых активов, других объектов электроэнергетики). Компании «Фортум» разрешено приобрести 47 и более процентов акций компании «Юнипро». Поскольку компанию «Фортум» контролирует Правительство Финляндии, им нельзя больше 50% приобретать согласно действующему законодательству, поэтому они получили практически максимум того, что они запрашивали, и сделка эта будет одобрена.

Следующая сделка касается компании «Сименс». Компания «Сименс» приобретает акции в таких важных заводах-стратегах, как Тверской вагоностроительный завод, Брянский машиностроительный завод, Коломенский завод, где производится огромное количество наших локомотивов, тепловозов (это машиностроение, связанное именно с транспортом). Компания «Сименс» приобретает акции компании «Альстом» фактически и замещает их в качестве миноритарных акционеров, которые имеют блокирующий пакет. То есть в конечном итоге вместо компании «Альстом» будет работать с этими указанными заводами компания «Сименс» – немецкая компания, всем хорошо известная. Это ходатайство тоже было поддержано правительственной комиссией.

Следующее ходатайство, которое было поддержано правительственной комиссией, касается гражданина Казахстана Кулибаева Тимура Аскаровича, который решил приобрести у ряда российских акционеров порт Высоцк. Это порт, который находится в 50 км от российско-финляндской границы и 90 км от города Санкт-Петербурга. Он получит контроль над этим портом. Это как бы продолжение работы в Таможенном союзе, и казахский представитель приобретает такие серьёзные активы на Балтике, что, в общем, радует всех нас.

Следующая сделка, которая была одобрена, имеет немного витиеватую предысторию. Есть общество с ограниченной ответственностью «Братская рыба» – это общество, которое имеет квоты на вылов биологических ресурсов, в частности наших рыбных богатств в Иркутской области. Соответственно, эта сделка была совершена несколько преждевременно господином Вольфом Бернаром, который является гражданином Швейцарии. Они заключили сделку вначале без разрешения правительственной комиссии, однако эту юридическую ошибку они устранили сами. Они обратились в правительственную комиссию с просьбой всё-таки одобрить эту сделку, сославшись на ошибку юриста. Правительственная комиссия сочла возможным сделку одобрить. Таким образом, у нас появляется достаточно крупная компания, единственным владельцем которой является швейцарский гражданин, который будет вылавливать рыбу в Восточной Сибири.

Наконец сделка, которая уже около трёх лет находится в производстве правительственной комиссии, – это сделка компании «Шлюмберже» в отношении российской компании «Евразия». Компания «Шлюмберже» попросила правительственную комиссию определить в нынешних условиях хозяйствования, насколько вообще это возможно и на какой пакет можно претендовать. Правительственная комиссия приняла предварительное решение о том, что контроль (то есть 50 плюс 1%) в компании «Евразия» российское Правительство и комиссия не хотели бы отдавать. Однако определили границы, что это может быть блокирующий пакет (то есть 25 плюс 1, либо даже 49% акций). Комиссия предложила и поручила Федеральной антимонопольной службе провести соответствующие переговоры с компанией «Шлюмберже». Как мы ранее говорили, эта сделка должна была (и по плану, который у нас был с компанией «Шлюмберже») быть разбита на два этапа. Вначале Правительство должно было определиться, сколько чего можно. Комиссия говорит, что, скорее всего, блокирующий пакет можно, только это будет сопровождаться рядом условий. У нас их 11. Это было для контроля, 11 условий, которые нивелировали бы негативные последствия различного рода санкций и всего прочего в отношении этой сделки, если бы компания получила контроль. В отношении 25 плюс 1 – или 49% (допустимый диапазон сегодняшнего дня) мы будем смотреть, какие из этих условий надо применять, какие нет. Но мы незамедлительно вступаем в переговоры с компанией «Шлюмберже» и надеемся, что выходим на финишную прямую.

Таковы были итоги сегодняшнего дня. Здесь рассматривались ходатайства финляндских, немецких, казахских компаний. Швейцарских, французско-американских – добавлю сюда ещё. Сделки, которые уже окончательно будут на следующем этапе, видимо, одобрены, – это Объединённые Арабские Эмираты, Саудовская Аравия и целый ряд других сделок, связанных с компаниями из арабских стран.

Кроме того, продолжается работа по китайскому, индийскому направлению очень активно. Более десятка стран, имеющих крупные капиталы, продолжают инвестировать в Россию, несмотря ни на что.

Вопрос: Скажите, а какие-то сделки совместно с РФПИ рассматриваются?

И.Артемьев: Да. Они все рассматривались. Просто на некоторые сделки было несколько компаний-претендентов. Думаю, что, может быть, в некоторых случаях можно было и конкурс провести. Ко всем сделкам с РФПИ в принципе отнеслись внимательно и одобрительно, но в каждом случае нужно кое-что ещё доработать.

Вопрос: То есть это пока ещё не окончательно?

И.Артемьев: Окончательных решений по ним нет. Необходимо доработать вместе с РФПИ. Такие поручения Председатель Правительства дал, они будут в протоколе. Это рабочая процедура, я не сомневаюсь, что мы выйдем на положительные решения уже на следующем заседании.

Вопрос: Среди них есть «Феско» (FESCO) и «Евразия»?

И.Артемьев: «Феско» (FESCO) не рассматривалась сегодня вообще. «Евразия» – есть сделка, которая является альтернативной «Шлюмберже», что, собственно, и было сказано.

Поскольку есть два заявителя на компанию «Евразия» (с одной стороны, это РФПИ и соответствующие фонды из Объединённых Арабских Эмиратов, а с другой стороны – компания «Шлюмберже»), ФАС совместно с нашими уважаемыми партнёрами (прежде всего это касается, конечно, Министерства природных ресурсов, Министерства экономического развития) предложено определить оптимальную конфигурацию.

То есть если сейчас мы говорим о том, что вполне возможно было бы 25% плюс 1 отдать «Шлюмберже» (как вариант, если мы договоримся с компанией, там же важна ещё и цена, и другие дополнительные условия), то вполне возможно как раз, что РФПИ и Объединённые Арабские Эмираты приобретают вместе 16%.

25+16 – вполне хорошая конфигурация, не получающая контроля, но приносящая существенные сотни миллионов и даже миллиард долларов для компании «Евразия», при этом приобретают они интересных иностранных акционеров, обладающих большим опытом, современными технологиями. Такая конфигурация точно будет одной из рассматриваемых на переговорах.

Поэтому правительственная комиссия не то чтобы не одобрила сделку с РФПИ, а просто попросила её включить в комплект «Шлюмберже» как единое решение, которое приводит уже к конечному решению, у кого сколько: у российских акционеров, у Объединённых Арабских Эмиратов и у компании «Шлюмберже».

Вопрос: То есть им ещё между собой надо будет договориться?

И.Артемьев: Они могут и между собой, наверное, поговорить. Но мы с каждым из них переговорим в отдельности, нам в конце концов важно договориться с каждым из них. Я надеюсь, что в результате иностранные акционеры могут появиться, они будут из разных стран, и это очень хорошо, потому что каждый приносит свой опыт, и это только положительно можно рассматривать.

Но опять же – впереди переговоры, поэтому я не могу сказать о том, как они закончатся.

Вопрос: А можете общую сумму сказать по сделкам?

И.Артемьев: На правительственной комиссии Дмитрий Анатольевич сегодня сказал, что только за этот последний период привлечено в российскую экономику 16 млрд долларов – это те уже сделки, которые прошли через комиссию, одобрены, деньги вложены.

Сегодня мы рассматривали сделки порядка на 3 млрд долларов. Это тоже хороший результат.

Россия. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 28 апреля 2018 > № 2591447 Игорь Артемьев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 28 апреля 2018 > № 2591397 Дмитрий Медведев

Интервью Дмитрия Медведева программе «Вести в субботу» телеканала «Россия».

Председатель Правительства ответил на вопросы ведущего программы Сергея Брилёва.

С.Брилёв: Здравствуйте, Дмитрий Анатольевич.

Д.Медведев: Добрый день.

С.Брилёв: Время бежит ужасно быстро, 2012 год, когда Вы стали Председателем Правительства, кажется, был вчера, а прошло шесть лет. И Правительство – рекордсмен, такого долгого Правительства не было. Оглядываясь на эти шесть лет, какую бы Вы оценку поставили Правительству, ну и себе, возможно?

Д.Медведев: Оценки не мне ставить. А что касается периода, который мы все вместе прожили, эти шесть лет, это был особый период в жизни нашей страны. И в этом смысле работа Правительства была действительно беспрецедентной. И по сроку работы, потому что за всю новейшую российскую историю деятельность этого Правительства была самой длительной. Именно шесть лет – так, как это и положено по Конституции. Во-вторых, деятельность Правительства проходила в беспрецедентных условиях. Условия эти сформировались, с одной стороны, на волне того кризиса, который был в 2008 году. А с другой стороны – тех неблагоприятных изменений в мировой экономике, изменений на рынке углеводородов и санкций, которые возникли уже в 2014 году. Всё это сформировало набор шоков, как это принято говорить среди экономистов, которые наша страна не испытывала ни в один период новейшей истории. Даже если сравнить с кризисом 1998 года, который тоже был очень жёсткий, всё-таки нужно признать, что тогда все финансовые рынки для нашей страны были открытыми. И даже часть стран в этих довольно сложных условиях того периода нам пыталась помогать. А в 2014 году и впоследствии мы были предоставлены сами себе. Внешнего финансирования нет, действуют санкции, введённые в отношении российских компаний, отдельных лиц. И всё это накладывается на очень низкие цены на углеводороды, которые являются нашим основным экспортным товаром. Я имею в виду, естественно, нефть и газ. Так что время было сложное, но, с другой стороны, это способствовало мобилизации. И те задачи, которые мы смогли решить за этот период, в этом смысле выглядят очень и очень существенно. Может быть (мы об этом говорили неоднократно) такие трудности действительно мобилизуют все лучшие качества, присущие и нашей стране, и народу нашей страны, и те возможности, которые были заложены и которые до поры до времени просто дремали. Поэтому есть определённые результаты.

С.Брилёв: Тем не менее – удовлетворительно, хорошо, отлично?

Д.Медведев: Ещё раз повторяю, не мне ставить оценку. Я могу сказать одно: те задачи, которые ставил Президент перед Правительством, задачи, которые были поставлены в рамках программ правительственных, плана действий работы Правительства, в целом выполнены. Что я имею в виду? Мы должны были обеспечить устойчивое развитие страны – даже в условиях санкций, даже в условиях кризиса, и мы это обеспечили. Мы должны были обеспечить нормальное социальное самочувствие людей в этот очень сложный период, и мы постарались это обеспечить. Все те социальные обязательства, которые государство имело и по пособиям, и по пенсиям, и по выплате заработной платы, – все эти задачи решены. Я считаю, что это очень важно.

С.Брилёв: Какими достижениями Вы гордитесь? И о чём, возможно, жалеете, на что не хватило времени?

Д.Медведев: Что, на мой взгляд, из важного нам удалось сделать… Когда на страну вот таким образом наваливаются различные внешние силы, когда сама структура экономики не является в государстве идеальной, самое главное – не допустить разбалансировки экономики, не допустить разбалансировки нормальной хозяйственной жизни. Если говорить об этих моментах, а это то, что принято называть макроэкономикой, то в этом смысле нам удалось сделать многое из того, что мы не смогли даже сделать в период предыдущего кризиса, то есть в 2008–2010 годах. Взять такой важнейший суммарный показатель, как рост валового внутреннего продукта: даже несмотря на провалы в развитии, связанные с введением санкций и падением цен на нефть и газ, когда у нас экономика упала на 3%, за эти шесть лет общий рост валового внутреннего продукта в стране составил 5%. Это неплохо с учётом того, что в определённый период он провалился на 3%.

С.Брилёв: То есть плюс 5 – это среднее арифметическое за шесть лет получается?

Д.Медведев: Это означает общий накопительный рост, который был достигнут. Притом что, напомню, например, в период 2008–2009 годов наша экономика проваливалась на 8 и даже более процентов. То есть в этом смысле за этот промежуток нам удалось обеспечить не очень большой – меньше, чем мы надеялись, меньше, чем было установлено плановыми показателями, – но всё-таки достаточно устойчивый рост экономики. В прошлом году этот рост составил 1,5%, а если говорить о I квартале текущего года, то в целом и рост промышленности около 2%, и рост оборота торговли где-то 2 с небольшим процента, сельское хозяйство растёт уже – 2,5%. Это суммарно очень хороший показатель.

Второй момент очень важный, на мой взгляд, – инфляция. Мы всегда в качестве цели ставили перед собой задачу уменьшения инфляции, ещё с 1990-х годов. Помните, в 1990 году у нас инфляция достигала полутора тысяч процентов?

С.Брилёв: Помню, не хочу вспоминать.

Д.Медведев: Это тяжелейшее было время. И в нулевые годы, как принято говорить, нам в качестве ориентиров всегда было важно, чтобы инфляция была ниже 10%.

С.Брилёв: В одну цифру, как тогда говорилось.

Д.Медведев: Хотя бы да, в одну, так сказать, цифру. Из-за тех проблем, которые возникли в экономике, у нас инфляция выкатилась за рамки 13%. Тем не менее мы в конце 2017 – начале 2018 года имеем совершенно другие, беспрецедентно низкие темпы инфляции. Иными словами, цены растут всего на 2,5%, если брать усреднённый показатель по стране, это самый низкий показатель инфляции за всю историю нашего государства. Притом что мы даже таргетировали, как принято говорить, несколько более высокие цифры. Но 2,5 – это совсем низкая цифра. Почему это важно – это не только цены на продукты питания в магазинах, цены на услуги, но это и возможность получать кредиты для предприятий. Ведь в чём признак здоровой экономики? Когда предприятие может получить нормальный кредит. Кредит, который оно способно обслуживать по относительно невысокой ставке. Низкая инфляция позволяет Центральному банку снижать ключевую ставку. Стало быть, эффективные коммерческие кредитные ставки уже тоже находятся в разумных пределах, чуть больше 10%. А если, например, взять такой важнейший показатель, как ипотечная ставка, то тоже впервые за всю историю она опустилась ниже 10%. Я считаю, что это очень хороший показатель.

Исполнение социальных обязательств. Я об этом сказал, но я ещё раз хочу повторить: в этих условиях для нас было важно не скатиться на какие-то другие уровни исполнения социальных обязательств, социальных гарантий государства.

С.Брилёв: А соблазн был наверняка?

Д.Медведев: Дело не в соблазне, а в том, что просто экономика очень жёстко диктует свои законы. И если бы мы не смогли обеспечить общеэкономическую стабильность, нам бы пришлось принимать крайне непопулярные меры. Но мы этого избежали. В том числе – и прежде всего – за счёт того, что мы сохранили управляемость экономикой и позволили нашему экономическому росту всё-таки выйти на те параметры, о которых я только что сказал. Так что, если говорить об оценке макроэкономического регулирования, которым занималось Правительство в этот период, я считаю, мы своих целей достигли.

С.Брилёв: А если по отраслям посмотреть на достижения или на то, где, может быть, не хватило времени?

Д.Медведев: По отраслям ситуация тоже выглядит достаточно неплохо. Это не означает, что у нас во всех отраслях одинаковые процессы, тем не менее есть отрасли, где за эти годы удалось обеспечить очень хороший, иногда даже беспрецедентный рост. Приведу, в общем, такие вполне показательные примеры. Мы всё время говорили, что в Советском Союзе много выпускали техники, и мы на этой технике работали. Она не идеальная была, но это была наша техника. Почему мы, мол, в своей стране сейчас этого не делаем и всё из-за границы везём, да ещё и за валюту? Что получилось за эти шесть лет: сельхозмашиностроение – это комбайны, тракторы, различного рода сельхозоборудование, которое мы брали за валюту, – сейчас у нас эта отрасль растёт темпом 300% за этот период.

Если говорить о железнодорожном машиностроении – это вагоны, локомотивы, – тоже очень важный для нас сегмент экономики, потому что страна у нас железнодорожная, огромное количество грузов возится железными дорогами, возится в вагонах. Так вот, наше железнодорожное машиностроение за этот период выросло на 200%.

Если говорить об этом показателе, мы практически, я думаю, на 90–95% закрываем свой рынок. Это и есть то самое импортозамещение. Я недавно в Думе выступал, и коллеги спрашивали: «Где, приведите примеры, где это импортозамещение?» Да вот оно – и оно произошло на наших глазах. Мы действительно себя сейчас обеспечиваем и сельскохозяйственным инвентарём и техникой, и железнодорожными вагонами, локомотивами, занимаемся тем, что создаём поезда для метро. Всё то, что, собственно, когда-то наша страна умела делать.

С.Брилёв: Да, и воспринималось это как данность – «а что, бывает по-другому?», – и вдруг это исчезло.

Д.Медведев: В общем, да, как данность. Но это ещё и инновационные продукты. Это уже всё-таки не советское качество, это уже вполне конкурентоспособная продукция. И поэтому то, о чём я говорю, что особенно отрадно, поставляется в значительную часть стран мира. Я с удивлением обнаружил, что даже наши отдельные сельскохозяйственные виды продукции, я имею в виду сельхозмашиностроение, отдельные виды сельхозтехники поставляются в страны ЕС. А мы до этого, естественно, всё покупали там. А сейчас туда…

С.Брилёв: ЕС, который Европейский союз, не Евразийский?

Д.Медведев: Европейский союз, конечно. То есть в этом смысле качество оказалось весьма и весьма удовлетворительным. Следующая отрасль, которая, мне кажется, исключительно важна для огромного количества наших людей, – фармакология, фармацевтическая промышленность. За последний период, как раз за срок действия полномочий нашего Правительства, там рост составил около 80%. Что это означает? В номенклатуре жизненно необходимых и важнейших препаратов есть такая градация, там приблизительно 600 препаратов, значительную часть – 85% уже сегодня – составляют наши российские препараты. А стало быть, они подешевле, и они ни в чём не уступают по качеству. Препараты, которые выпускаются у нас, в любом случае по цене, естественно, доступнее для граждан. Понятно, что цифры всегда вызывают разные оценки, но я скажу всё-таки об этой цифре. Если говорить об этой номенклатуре, то на жизненно необходимые препараты в прошлом году цены не росли из-за того, что это российские препараты, а по отдельным сегментам даже снижались. Не намного, на 1–2%, но это уже очень важно. Потому что до этого всё время цены росли. Потому что мы, например, покупали иностранный препарат за валюту, курс рубля менялся, и, стало быть, нашим людям приходилось платить за это дороже. Вот это очень важные изменения. Я уж не говорю про химию, энергетику. Несмотря на все условия, несмотря на жёсткий отбор, который существует в мире, мы всё-таки сохраняем за собой, как экспортная страна, важнейшие позиции. По экспорту газа мы первая страна в мире.

С.Брилёв: Да и рекорд поставили, по-моему, только что по поставкам в Европу.

Д.Медведев: И рекорд поставили только что по поставкам газа на экспорт. По нефти второе место в мире. Одно время и первое было, сейчас второе место в мире. И по экспорту угля третье место в мире. То есть в этом смысле мы своих позиций не сдали. Другое направление, тоже очень важное для обеспечения нормальной жизнедеятельности страны, – продовольствие. Мы же действительно сейчас себя в значительной степени обеспечиваем собственными продуктами питания. Собрали беспрецедентный урожай, самый крупный за всю историю нашей страны, я имею в виду и Российскую империю, и Советский Союз, и Российскую Федерацию, если брать нашу страну в нынешних границах, – 135 млн т. Мы крупнейший экспортёр пшеницы в мире.

С.Брилёв: Кто бы сказал лет 25 назад…

Д.Медведев: Конечно. Я прекрасно помню, как ещё в советский период, несмотря на то, что у нас были огромные пахотные земли, размер земельного клина был огромный...

С.Брилёв: И на каждом углу висел лозунг «Продовольственная программа КПСС – в жизнь!». Но пшеница почему-то шла из Канады и Аргентины.

Д.Медведев: Мы покупали пшеницу в Канаде и некоторых других странах. Сейчас мы пшеницей снабжаем. Но пшеница – это и возможность развития животноводства. Это развитие и молочного животноводства, и мясного животноводства, и органического сельскохозяйственного производства. То есть это масса факторов.

И наконец, может быть, последнее, но не по важности. За эти годы мы научились правильным образом управлять и такой важнейшей составляющей, как государственная программа вооружений. А это труд огромного количества людей в нашей стране и, конечно, обеспечение нашей государственной безопасности. У нас гособоронзаказ, который очень часто выполнялся на 70–75%, сейчас выполняется на 93–95, а иногда на 99%. Это означает, что все те обязательства, которое государство берёт, в том числе и перед оборонщиками, мы исполняем. Это очень важно.

С.Брилёв: Дмитрий Анатольевич, а Вы никогда не пробовали смотреть на эти достижения с точки зрения не только процентов и рублей, а и рабочих мест? Рабочих мест прибавилось в стране?

Д.Медведев: Это очень правильная постановка вопроса. Потому что мы должны не только обеспечить собственную страну нормальной продукцией, нормальными товарами, но и сохранить рабочие места. Если говорить о состоянии дел на рынке труда, то на сегодняшний день мы имеем самую низкую безработицу, чуть меньше 5%.

С.Брилёв: По сравнению с самими собой в предыдущие годы?

Д.Медведев: Да, у нас безработица поднималась и гораздо выше – и 6, и 7%, я имею в виду безработицу, которая исчисляется по методике Международной организации труда. А в настоящий момент она в районе 5%. Это беспрецедентно низкие цифры.

С.Брилёв: Причём даже не европейские, они лучше европейских.

Д.Медведев: Они гораздо лучше европейских, в этом сомнений нет, потому что, если взять какие-нибудь южноевропейские страны, там безработица ниже 20–25% не опускается. И в большинстве развитых стран это 7–9%. Но очень важно, что мы всё-таки начали программу по переходу из нынешнего экономического уклада в более современный, заключающийся в том, чтобы создать максимально большее количество высокотехнологичных рабочих мест. Там, где зарплаты выше. Конечно, идёт и высвобождение сотрудников, и в то же время создаются новые высокотехнологичные рабочие места. Этот процесс будет идти, он носит абсолютно объективный характер, особенно в цифровую эпоху.

С.Брилёв: Дмитрий Анатольевич, Вы сейчас сказали фразу, которая, может быть, кому-то не понравится, а мне, честно говоря, очень понравилась. Вы сказали: «Я с удивлением узнал, что у нас увеличился экспорт сельхозтехники в Европу». Я признаюсь в том, что мне лично по душе больше вариант, когда государства в экономике поменьше, а экономика сама развивается, и государство ей не мешает. Но есть совершенно противоположный, кстати, намного более традиционный для нас взгляд о том, что государство должно быть не добрым пастырем, а таким надсмотрщиком. Потому что упустишь вожжи, бизнес понесёт – кто куда… А если оценить эти шесть лет работы вашего Правительства, оно какой из этих двух школ в большей степени соответствует?

Д.Медведев: Я очень доволен тем, что при принятии решений мы основывали их не на пристрастии к каким-либо школам, а исходили из реальной оценки ситуации, из прагматических соображений. И в этом главная задача Правительства. Если правительство начинает заниматься доктринёрством, говорит: мы тут либералы, а тут мы социалисты, это мы будем делать, это не будем делать, – скорее всего, это правительство или развалится, или его постигнут неудачи.

Вы поставили очень важный вопрос, он всегда стоит в повестке дня, в любой стране, кстати: соотношение государственного регулирования и частных начал, соотношение государственной собственности и частной собственности. На этот вопрос никогда невозможно дать однозначного ответа. Невозможно предложить уникальную модель какую-то: вот мы должны к этому стремиться. Да, конечно, рынок основан на инициативе частных лиц, этого никто не отменял, и наша рыночная экономика должна покоиться на этом. Но это не означает, что государство должно утратить какие-то важнейшие рычаги. В каждый конкретный исторический период соотношение между государственным воздействием, государственной собственностью и частной инициативой, регулированием частного рынка может быть разным. Этот период в этом смысле был сложным. Потому как после введения санкций в отношении нашей страны и изменения ситуации на рынке энергоносителей мы вынуждены были чаще принимать оперативные решения. В том числе даже для того, чтобы поддержать отдельные отрасли промышленности. Вот я автомобильную отрасль не упомянул, там тоже очень хороший рост. Правда, он, конечно, связан с покупательной способностью населения или компаний. Тем не менее, если бы мы в какой-то момент не придумали специальные программы по поддержке автопрома, я не знаю, где был бы сейчас этот автопром. Что это такое? Это, конечно, государственное вмешательство. Это может противоречить тем или иным доктринам. Но нам что важнее – доктрина или то, что мы спасли свой автопром?

И сегодня люди, наши граждане, могут приобретать нормальные, качественные российские машины. Причём это машины как российских брендов, так и иностранных брендов, которые собираются и локализованы в нашей стране. Я считаю, что это очень хорошо.

С.Брилёв: Я ничего более страшного в своей жизни, чем стоящий (в 2008 году это было, в 2009-м) конвейер КамАЗа, не видел. Это жуткое ощущение.

Д.Медведев: Это грустное как минимум ощущение, это правда.

С.Брилёв: И он должен был запуститься, и он, к счастью, запущен.

Д.Медведев: Да, он запустился, там всё работает. И это сделали мы в прошлом цикле. Но и сейчас ни одно производство, если говорить о важнейших предприятиях, ведь не остановилось. И в этом, кстати, хотим мы того или не хотим, некоторая оценка того, насколько успешны были наши действия.

С.Брилёв: Давайте поговорим о качестве жизни. Здесь много критериев есть: бедность, не бедность, уровень, не уровень... Но есть очень понятные вещи, например здравоохранение. И совсем понятная вещь – это действительно объективно – растущая продолжительность, средняя продолжительность жизни в России. Что произошло здесь за шесть лет? Продолжительность жизни растёт?

Д.Медведев: На самом деле это главный показатель. Об этом сказал Президент в послании совсем недавно, об этом я говорил, когда выступал на заседании Государственной Думы. Что является суммарным показателем, квинтэссенцией качества жизни? В том числе и деятельности Правительства, других институтов власти. Продолжительность жизни. Она выросла за эти годы и сейчас составляет практически 73 года. Я не буду напоминать, какие цифры мы имели ещё 10–15 лет назад, это совсем грустные цифры.

С.Брилёв: Вы как-нибудь с Обамой встретитесь, напомните ему… В 2014 году, говоря о России, он взял цифры 15-летней давности.

Д.Медведев: Да, это было, но он как-то к нам не особенно ездит, он вообще обещал нам, что наша экономика будет порвана в клочья. Пусть приезжает, посмотрит на эти клочья.

А если говорить об этом суммарном показателе, то в нём, по сути, всё. Мы действительно уже перешли в категорию стран, у которых относительно развитая современная медицина. Она не идеальная, конечно, это мы понимаем. И обязательно будем принимать решения для того, чтобы эта медицина развивалась и дальше. В этом показателе, помимо медицинского фактора, естественно, и зарплаты, и пенсии, и всё, что должно обеспечивать государство.

С.Брилёв: Но и медицина всё-таки тоже.

Д.Медведев: Медицина всё-таки тоже. Я отлично помню, когда в 2007 году мы начинали заниматься национальными проектами, и, по сути, первый раз подошли к теме возрождения медицины, в нашей стране в общей сложности производилось порядка 100 тыс. высокотехнологичных медицинских операций, сложных операций, на которые очередь и которые, по сути, вопрос жизни и смерти.

С.Брилёв:100 тысяч примерно 10 лет назад?

Д.Медведев: Да, примерно 10 лет назад. Сейчас их миллион. Десятикратный рост. Если раньше для того, чтобы сделать операцию, связанную с сердцем, иные хирургические манипуляции произвести, нужно было ехать или в центр, в Москву и Петербург, или за границу, то сейчас эти операции делаются практически в каждом региональном центре. Почему? Потому что мы построили центры высокотехнологичной медицинской помощи. Второе направление. Страна огромная, расстояния огромные, медицинские условия везде разные, но мы начали развивать дистанционную медицину. Когда просто по истории болезни, по анализам можно получить консультацию, например, столичного специалиста. Это очень важно. Человек живёт где-то очень далеко, смотрят его анализы, говорят: по таким-то показаниям нужно делать то-то и то-то. Это делают высококвалифицированные специалисты из Москвы, Питера, региональных центров. Это тоже очень важно. Но помимо этого за эти годы было построено большое количество сельских амбулаторных центров, так называемых ФАПов. Это крайне важно для того, чтобы медицинские услуги оказывались на селе. Эта программа была развёрнута практически в каждом регионе.

С.Брилёв: Сколько их осталось достроить? И Президент в послании это упоминал...

Д.Медведев: Дело в том, что это нужно определять в зависимости от системы организации медицины и конкретного субъекта. У нас есть субъекты высокоурбанизированные, менее урбанизированные, но оптимальной является модель, при которой практически в каждом крупном сельском поселении есть ФАП.

Помимо этого мы огромные средства и, как мне кажется, с неплохим успехом вложили в перинатальные центры. Перинатальные центры десять лет назад и даже шесть лет назад в значительной степени были экзотикой. Понятно, что такое родовое отделение в больнице или же родильный дом. А что такое перинатальный центр – это что-то из области космических технологий…

Сейчас перинатальные центры, которые оказывают самый широкий спектр услуг, медицинских услуг маме и ребёнку, причём не только после родов, но и в дородовой стадии, так называемые пренатальные, и неонатальные медицинские услуги – практически в каждом субъекте Федерации. И женщины к этому привыкли. И отлично, что это так. С этим, кстати, связано и увеличение рождаемости. Нам же прогнозировали, что мы упадём совсем в демографическую яму. А мы тем не менее эти годы прирастали. Да, ситуация неровная. Я, конечно, сразу оговорюсь, потому что сейчас уже выходит как раз в такой период, когда женщина активно думает о потомстве, когда семьи заводятся, поколение…

С.Брилёв: 1990-х.

Д.Медведев: 1990-х годов. Когда действительно у нас был провал. Но даже в этих условиях нужно сделать всё, чтобы демографические тренды закрепить. У нас для этого есть все основания. Так что медицина, на мой взгляд, за эти годы сделала существенный шаг вперёд. Это то, что касается медицины. Но качество жизни – это, конечно, не только медицина. Это и доходы, и пенсии.

Если говорить про доходы. Очень важно было сделать так, чтобы эти доходы не свалились, особенно в этой драматической ситуации с кризисом и санкциями. И, насколько это возможно, мы этого постарались достичь. За счёт чего? За счёт исполнения указов Президента по увеличению зарплат различным категориям бюджетников. Всё-таки это не самые богатые люди в нашей стране. Все те показатели, которые были заложены по зарплатам для категорий бюджетников, исполнены. Вторая важнейшая история, которую мы впервые осуществили в этот период, – это ситуация, когда минимальный размер оплаты труда у нас в настоящий момент приравнен к прожиточному минимуму. И эта норма начинает действовать прямо сейчас.

С.Брилёв: А такого не было ведь никогда у нас?

Д.Медведев: Такого не было никогда. В советский период эти показатели не рассчитывались в том виде, в котором они рассчитываются сегодня. Эти 25 лет минимальный размер оплаты труда от прожиточного минимума отставал иногда довольно-таки драматически. Сейчас они приравнены. Это не огромные деньги. Но это стандарты, и их обязательно нужно соблюдать.

С.Брилёв: Дмитрий Анатольевич, я могу перейти к теме пенсии?

Д.Медведев: Эта тема, которая волнует 44 миллиона человек в нашей стране.

С.Брилёв: Я Вам задам общий системный вопрос. По итогам шести лет, какой Ваш вердикт: система в том виде, в каком она сейчас существует, может продолжить работу?

Д.Медведев: Да, система жизнеспособна. Она, как и всякая пенсионная система, не идеальна. Мы её донастраивали. Тем не менее эта система прозрачна. Система работает. Ещё раз подчеркиваю, она не идеальна, и её, конечно, придётся в будущем донастраивать.

Но самое главное, чтобы эта система была обеспечена деньгами. И эта задача является важнейшей задачей для любого Правительства. И для нашего Правительства, и для будущего Правительства. И в этом смысле задача Пенсионного фонда – обеспечивать сбалансированность расходов и доходов, на это направлена масса самых разных решений. Несмотря на все треволнения, несмотря на ситуацию в экономике, несмотря на целый ряд неблагоприятных факторов, все пенсионные обязательства сохраняются, обеспечиваются и исполняются. Есть сложности, и такие сложности, я напомню, были. Тут нечего скрывать, например, в определённый период, а именно в 2016 году, мы вынуждены были отказаться от одной индексации. Правда, потом уже, в 2017 году, мы заплатили 5 тыс. рублей всем, кто эту индексацию потерял. Тем не менее такая сложность была. В настоящий момент индексация обеспечивается всеми обязательствами бюджета. Более того, эта индексация в настоящий момент превышает по своим темпам инфляцию, потому что инфляция порядка 2,5%, накопленная за прошлый год, а индексация – она уже проводится и проведена – составляет 3,7%. И, кстати, напомню, что в послании Президента говорится о том, что и в будущем нам необходимо – всем институтам власти, Пенсионному фонду – обеспечить опережение темпов роста индексации пенсии над темпами инфляции. Это очень важный, сложный и исключительно чувствительный момент.

С.Брилёв: А возраст?

Д.Медведев: Про возраст я могу сказать следующее. Понимаете, решение по этому поводу так или иначе государству придётся принимать. Но принимать, исходя из целой суммы факторов, принимать аккуратно, принимать так, чтобы не разбалансировать пенсионную систему, а с другой стороны, не создать отрицательных настроений среди людей.

С.Брилёв: Некомфорта.

Д.Медведев: Некомфорта, ощущения незащищённости среди людей. Поэтому все эти факторы должны быть взвешенны. Но подступаться к этой теме необходимо именно в силу того, о чём я уже говорил. Пенсионный возраст, который в настоящий момент у нас, как известно, составляет 55 лет для женщин и 60 лет для мужчин, был установлен в 1940-е годы. А средняя продолжительность жизни, если говорить о периоде конца 1930-х годов...

С.Брилёв: Тогда мало кто доживал до этого пенсионного возраста.

Д.Медведев: Да, она составляла, я Вам могу абсолютно точно сказать, я специально смотрел статистические данные... Если в начале 1930-х годов она вообще была чудовищная, но это последствия Гражданской войны и того, что часть людей просто была выбита этой Гражданской войной…

С.Брилёв: И коллективизация, там одно к другому.

Д.Медведев: И коллективизация, и Гражданская война… То в конце 1930-х годов средняя продолжительность жизни была около 40 лет. Около 40 лет! И практически сразу же после войны эти параметры были установлены. Жизнь, слава богу, изменилась. И мы только что говорили о том, какова средняя продолжительность жизни в нашей стране. Это тоже, естественно, усреднённый показатель. Есть субъекты, где ситуация хуже, и там обязательно нужно этой проблемой заниматься. И медициной, и просто различного рода мероприятиями, направленными на улучшение труда и быта людей, формирование здоровых привычек. Но есть субъекты, где эта ситуация, конечно, выглядит и лучше. Тем не менее по стране ситуация изменилась. И это даёт необходимые основания для того, чтобы к этому вопросу вернуться и принять те или иные решения. Но ещё раз подчёркиваю, они должны быть выверенными, они должны быть сделаны на базе консультаций с экспертным сообществом, они должны создавать достаточно комфортную атмосферу по их применению в будущем.

С.Брилёв: Но процесс консультаций ещё не начат? Мы всё в будущем времени говорим?

Д.Медведев: Нет, консультации, конечно, идут, и мы этого никогда не скрывали. И обсуждения идут уже не один год. Экспертиза уже достаточно серьёзная проведена всех этих вопросов. Так что мы, в общем, на пороге того, чтобы начать это обсуждать уже на законодательном уровне.

С.Брилёв: Дмитрий Анатольевич, мне как политическому журналисту, я считаю, очень повезло. За эти шесть лет мы не раз с Вами встречались. Для меня лично один из самых драматичных моментов, за который мне досталось от зрителей, был, когда я Вас спросил о том, сохранится ли плоская шкала налогообложения. Вы ответили утвердительно. Мне нравится плоская шкала. Поэтому я вопрос задам так: как Вам удалось её удержать? Она была 13% и осталась 13%. Может быть, это было достигнуто за счёт того, что всё-таки, называя вещи своими именами, росла косвенная налоговая нагрузка? Ну на тот же бизнес. Ну выплаты по «Платону» – налогом они не называются, но это же де-факто налог.

Д.Медведев: Удержать удалось не без труда. Потому что, как и у любой экономической модели, у плоской шкалы налога на доходы физических лиц есть и приверженцы, и противники. Я опять же недавно в Госдуме на эту тему как раз коллегам объяснял свою позицию. Действительно, плоская шкала НДФЛ, налога на доходы физических лиц, она привлекательна, потому что она проста, она легко администрируется, по ней не возникает никаких споров. И, скажем, самое главное, если эта ставка разумная, а она у нас совсем разумная, 13%...

С.Брилёв: От неё не хочется увиливать, и незачем.

Д.Медведев: От неё незачем увиливать, все платят. И люди с невысокими доходами, и богатые люди. Собственно, ради этого она и была введена, и это принесло очень хороший эффект. Вот чтобы Вы понимали сейчас… Ведь налог на доходы физических лиц зачисляется в региональные бюджеты. В общей сложности это приблизительно 3 трлн 300 млрд рублей. Это огромная цифра. Это, по сути, база для развития регионов. И эти деньги платятся. Поэтому, принимая решение, например, о переходе к прогрессу, а такая модель есть, она во многих странах используется, нужно прикинуть, не потеряем ли мы здесь деньги. Я уже не говорю о том, что мы вызовем неудовольствие большого количества людей, которые скажут: вы знаете, мы платили 13%, мы не хотим платить даже 15% или тем более 20 или 25%. Я не говорю про 75%, как в некоторых странах Европы, откуда бегут куда-то для того, чтобы, так сказать, свои доходы в другое место пристроить. Поэтому я считаю, что мы её сохранили правильно, люди были спокойны.

И вообще, я хотел бы отметить, и по поручению Президента, и в рамках тех решений, которые Правительство принимало, мы же действительно не изменили налоговую нагрузку. Были соблазны это сделать в очень сложный период. И масса идей была, и в Правительство приходили, и к Президенту страны, ко мне приходили, говорили: давайте здесь налоги увеличим. Но мы понимали, что это, скорее всего, ударит и по людям, и по экономике, и не сделали этого. «Платон», о котором Вы сказали, это всего лишь 45 млрд рублей, причём накопленных уже за эти годы. Поэтому это точно ничего не замещает. Но это даёт возможность развивать дорожное хозяйство, планировать перевозки, снимать ту нагрузку на дорожную сеть, которая образуется, контролировать, собственно, количество машин, которое перемещается. Да, это часть такой большой государственной работы.

С.Брилёв: Значит, «Платон» – это 45 млрд, а сборы от НДФЛ – это 3 трлн…

Д.Медведев: 3 трлн 300 млрд.

Поэтому, конечно, одно не компенсирует другое, и если, например, чем-то замещать, то нужно было бы принимать какие-то другие решения. Ещё раз подчёркиваю, я считаю, что наша налоговая система выдержала проверку временем, и хорошо, что мы её не трогали.

С.Брилёв: Дмитрий Анатольевич, Вы в отчёте перед Государственной Думой, да и сейчас, в начале нашей беседы, привели такие убедительные цифры в плане сохранения макроэкономической стабильности в России. Но если взглянуть на весьма эмоциональную реакцию наших рынков, в том числе валютного, на недавний пакет американских санкций, то всё-таки эта эмоциональность заставляет думать, что это является серьёзным испытанием для экономики. Что скажете?

Д.Медведев: Понимаете, эмоциональность реакции не означает, что есть какие-то фундаментальные проблемы. Экономика вообще эмоциональная история. Экономика – она гораздо в большей степени от людей зависит. Вот есть там какие-то объективные экономические законы. Ну посмотрите: решение иностранных государств, решение международных организаций типа ОПЕК, региональные конфликты, ещё что-либо, да даже природные стихийные бедствия – всё отражается на мировой экономике. Конечно, подобные действия отразились и на нашем фондовом рынке, на валютном рынке. Но сейчас всё успокоилось, потому что не было, мы сразу об этом сказали, никаких фундаментальных причин.

С.Брилёв: Что касается рубля, действительно – два дня по два рубля плюс, а потом всё нормально.

Д.Медведев: Значит, никаких фундаментальных причин не было, потому что мы достигли высокой степени стабильности экономики. Но это не означает, что мы приветствуем такие решения.

С.Брилёв: Понятно.

Д.Медведев: Это безобразие, хамство просто. Это, по сути, неконкурентная борьба с российскими компаниями. Эти компании, которые попали под санкции, многие же из них очень крупные, некоторые вообще обеспечивают первые – вторые места в мире по отдельным позициям. Например, по тому же самому алюминию и так далее. Значит, американцы защищают свой рынок, это называется протекционизмом. Они борются с китайцами, они борются с европейцами, и они под соусом того, что русские нехорошо себя ведут, борются с нами. Они ввели в отношении российских компаний некие персональные санкции. Я считаю, что это просто недобросовестная конкуренция.

С.Брилёв: Я вообще иной раз смотрю на решения Трампа, например, по стали или алюминию, которые касаются ведь и России, и европейцев, союзников… Мне это иной раз кажется даже не столько антироссийской историей – хотя, конечно, это оборачивается, особенно политически, именно так, – сколько очень таким американским эгоизмом, защитой своего рынка, своих, возможно, приятелей по бизнесу из прошлой жизни.

Д.Медведев: Это, несомненно, так. Кстати, американцы всегда так себя вели. Они даже, выдвигая кому-то политические условия, максимально защищали свой рынок и пытались продвигать экономическую повестку дня. Я всегда поражался этому. То есть они могли нам какие-то выкатывать вопросы политического, гуманитарного порядка. Потом говорили: «У нас здесь экономические интересы, в том числе в России, вы их не трогайте!» Да, и это как бы абсолютно отдельная история, здесь ничего делать нельзя. В этом смысле это абсолютно жёсткий американский прагматизм. В чём-то, кстати, нам этому даже нужно поучиться. Но это не значит, что мы с этим согласны. Более того, естественно, на такого рода действия будет противодействие.

С.Брилёв: Какой бы ни была природа этих санкций, противодействие им наступает, мы все об этом знаем. Есть асимметричные ответы, есть симметричные ответы, но это, так сказать, тактика. По крайней мере мы в этом пока только разбираемся в последние месяцы (или в последние недели). А есть ли понимание стратегии развития страны в этом, очевидно, другом мире, который наполнился в том числе таким понятием, как «санкционные войны»?

Д.Медведев: Да, Вы знаете, эта ситуация привела в значительной степени к переосмыслению нашего понимания места России в мире. И в чём наши выводы, во всяком случае, мои выводы (их разделяют, я знаю, и мои коллеги)? Во-первых, курс на ограничение России, курс на то, чтобы сдерживать Россию, является стратегическим. И наши партнёры по международному сообществу и дальше его будут проводить. Вне зависимости от того, как называется наша страна. И в отношении Российской империи пытались это делать, и в отношении Советского Союза многократно, и в отношении нашей страны. Поэтому мы должны к этому приспосабливаться. И эта история импортозамещения, развития собственной экономики, совершенствования собственных социальных институтов является единственной реакцией, альтернативы которой не существует. Именно поэтому мы и в будущем будем исходить из предположения о том, что и санкции сохранятся на достаточно длительный период, тем более если говорить о последнем санкционном законе, о котором мы с Вами уже говорили. Американцы не просто его приняли, продавили через свой парламент, через Конгресс. Они ещё и по рукам и ногам связали Президента – и нынешнего и будущего, спеленали его, чтобы он, не дай бог, не отменил антироссийские санкции. Поэтому эта гипотеза должна распространяться на наше экономическое развитие на десятилетия вперёд. Хорошо ли это? Плохо, конечно. Ни к чему это хорошему не приводит. Это и для нас потери, и для европейцев потери. В меньшей степени для американцев потери, потому что у нас объём торговли с ними небольшой. Но тоже определённые потери. Поэтому само по себе это плохо, и это, конечно, будет оказывать влияние на наше развитие на протяжении значительного количества лет. Но самое главное, что мы это осознаём, что мы выработали инструменты реагирования на такого рода воздействия. Мы прошли стресс-тест. Мы его выдержали. Экономика живёт, социальная сфера развивается.

С.Брилёв: Ровно в этом контексте: что Вы думаете о законопроекте, который появился сейчас в Государственной Думе, по поводу ответа на новые санкции Соединённых Штатов? Там же разные положения.

Д.Медведев: Там положения разные, потому что это только лишь законопроект, он сейчас обсуждается и коллегами из Государственной Думы, и в Правительстве готовится отзыв на него. Очевидно, что при подготовке и принятии этого закона – а мы должны реагировать на действия американцев – нужно исходить из нескольких моментов. Первое, я об этом уже говорил: ни в коем случае нельзя навредить самим себе, потому что мы должны быть прагматичными. Даже если нас что-то раздражает, а ведут они себя, ещё раз подчеркиваю, по-хамски, всё равно нельзя вредить самим себе. Во-вторых, ответ должен быть или симметричным или асимметричным, но он должен быть достаточно чувствительным. Чего ради просто, так сказать, покусывать, если это ни к чему не приведёт? Это всё-таки должны быть чувствительные меры.

Поэтому всё это необходимо ещё раз взвесить и обсудить. При этом я коллегам говорил, считаю, что, на мой взгляд, в этом законопроекте обязательно должны содержаться правила о том, что по поручению Президента, или сам Президент, или Правительство вправе вводить индивидуальные санкции в отношении любого юридического или физического лица – резидента Соединённых Штатов Америки. И в этом смысле мы тогда поступим абсолютно симметрично. Они принимают решение в отношении наших физических лиц просто потому, что им кто-то не нравится, – и у нас такое право должно быть. Какая-то компания им не понравилась – и у нас такое право должно быть. Но это не значит, что необходимо принимать решения сразу же по целым секторам или ещё как-то поступать, в любом случае это всё равно должно быть в законе упаковано в решение Президента и Правительства. И даже если в законе есть какие-то соответствующие положения, они точно не должны иметь автоматического применения. Это, мне кажется, достаточно важно.

Что ещё мне кажется важным, о чём сейчас коллеги-депутаты заговорили, мы же из чего исходим: все эти санкции носят абсолютно жёстко направленный против интересов нашей страны подтекст. Они, по сути, направлены на разрушение нашего общественно-политического строя и на причинение вреда и экономике, и отдельным людям. Если это так, то исполнение этих санкций для граждан нашей страны должно быть правонарушением. Никто не вправе исполнять эти американские санкции под страхом административной или уголовной ответственности.

С.Брилёв: Жёстко.

Д.Медведев: А как иначе! В Америке, кстати, исполнение решений иностранного государства, которое причиняет ущерб американскому государству, рассматривается как преступление.

С.Брилёв: В скобках вопрос задам?

Д.Медведев: Пожалуйста.

С.Брилёв: А ВТО ещё живо на этом фоне?

Д.Медведев: Несмотря на действия отдельных стран и отдельных руководителей, ВТО остаётся безальтернативной торговой организацией. Там масса проблем, масса несогласованностей, бесконечный Дохийский раунд так называемый.

С.Брилёв: Эти санкции, это вообще соответствует…

Д.Медведев: Санкции, патернализм… Но если мы откажемся от ВТО, в международной торговле вообще не будет регулирования.

С.Брилёв: Действующие санкции сохранятся?

Д.Медведев: Да, вне всякого сомнения.

С.Брилёв: Я имею в виду действующие российские.

Д.Медведев: Да, я понимаю, Вы имеете в виду так называемые контрсанкции, или ответные ограничительные меры. Конечно, сохранятся, потому что совсем недавно наши партнёры по Европейскому союзу и американцы вновь продлили те решения, которые ранее были приняты.

С.Брилёв: Они же периодически намекают: ребята, мы такие славные, вы там отмените ваши контрсанкции, а мы…

Д.Медведев: Нет, это невозможно сделать. Это невозможно сделать, потому что здесь, конечно, должна быть взаимность. Я уже не говорю о том, что санкции, связанные с закрытием ряда продовольственных потоков из Европы, были встречены аплодисментами нашими аграриями.

С.Брилёв: Да, Вас без конца просят их не отменять, я был свидетелем.

Д.Медведев: Их всё время просят продлить, неоднократно просили и просят. И это, по сути, обеспечивало нашу продовольственную безопасность. Собственно, те рекордные урожаи, которые мы собираем, те надои, которые есть, те показатели животноводства, растениеводства, которые мы имеем, они все связаны с ответными ограничениями.

С.Брилёв: Дмитрий Анатольевич, как будем поддерживать те компании, которые попали под последний санкционный список американский?

Д.Медведев: Это большие компании, и именно поэтому их государство и должно поддерживать. Поддерживать прежде всего сами производственные подразделения, сами предприятия.

С.Брилёв: С точки зрения логики рабочих мест, о которых мы с Вами говорили.

Д.Медведев: Да, необходимости сохранения рабочих мест. Чтобы люди, которые трудятся на этих предприятиях – а это десятки и десятки тысяч людей по всей нашей стране, если брать этот новый санкционный список, – не потеряли работу, чтобы были сохранены рабочие места, чтобы эти предприятия развивались. В этом логика поддержки.

С.Брилёв: Дмитрий Анатольевич, я пришёл к Вам на интервью и всё-таки себе составил вопросы. Вы на них отвечаете, и у Вас тут нет ни компьютера, и (поверьте, зрители) здесь нет никакого суфлёра. Вы тем не менее помните все эти цифры. А каково это вообще – держать эту огромную экономику в голове?

Д.Медведев: Это интересная, большая работа, интересная задача, так что, если Вы будете работать в Правительстве когда-нибудь…

С.Брилёв: Тьфу-тьфу-тьфу.

Д.Медведев: Вы все эти цифры тоже будете знать назубок.

С.Брилёв: Прошло шесть лет. А готовы ли Вы дальше работать?

Д.Медведев: Безусловно, я пока не собираюсь уходить отдыхать. Я готов работать и буду работать там, где смогу принести максимальную пользу своей стране.

С.Брилёв: Спасибо, Дмитрий Анатольевич, за интервью.

Д.Медведев: Спасибо.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 28 апреля 2018 > № 2591397 Дмитрий Медведев


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 28 апреля 2018 > № 2591067 Александр Баунов

Обострение Думы. Как проект закона о контрсанкциях усилил внутриполитическую борьбу

Александр Баунов

Выдвинув невиданный по широте антиамериканский законопроект на стыке старого и нового президентских сроков, Дума сразу ставит себя в положение главного политического учреждения четвертого президентства Путина

Когда в Вашингтоне вводили против России первые по-настоящему болезненные санкции, там должны были помнить про гомеопатическое правило российской политики — чтобы не сочли слабаком, отвечать на подобное подобным. А уж российский ответ можно было использовать как повод для следующей санкционной атаки и так по нарастающей вперед к поставленной цели — возвращению победы в холодной войне, украденной в Крыму и на выборах Трампа.

Кроме того, вводя санкции, там рассчитывали на обострение внутренней борьбы в России, вообразив, что олигархи надавят на Путина. Внутриполитическая борьба после американских санкций действительно обострилась, но совсем не так, как представляют сенаторы («многие предприниматели в России имеют значительное политическое влияние»). Обострение произошло не в виде нажима олигархов и чиновников на трон, а в форме давления конкурирующих фрагментов распадающейся вертикали друг на друга, в частности Думы, из которой при Вячеславе Володине заботливо выращивается самостоятельный центр власти, на правительство с верхней палатой парламента и даже на администрацию президента, которую каждый старается привлечь на свою сторону, попутно ослабив в ней недружественные кадры.

Юношеские максималисты

Зная, что в российской внешней политике не принято оставлять удары без ответа, Дума попыталась в ускоренном порядке занять позицию дающего сдачи от имени всего Российского государства, превратиться в генеральный штаб санкционной войны. Механизм симметричного ответа у нас выглядит так: слово за слово, зуб за зуб, год за два: «Их Конгресс ударил по нас законом, а кто у нас на месте Конгресса? Дума? Пусть Дума и реагирует». При таком раскладе Думе под руководством честолюбивого Вячеслава Володина было несложно совершить бросок и в самом общем виде (а другого сейчас не бывает) получить из Кремля одобрение на ответ Конгрессу собственным длинным списком.

Американцы перечислили в своем лонг-листе всех русских миллиардеров и крупных чиновников, чтобы все они ходили под богом и угрозой попадания в шорт-лист, а на примере Дерипаски и Вексельберга показали, чем это грозит. Дума включила в свой длинный перечень все мыслимые сферы сотрудничества, где можно навредить США, чтобы при случае отламывать от него одно или другое, как квадратики от шоколадки. Никто от бабушки не ушел. Совершить бросок было тем проще, что полтора года назад Дума уже принималась писать законопроект об ответе на санкции, но, столкнувшись с трудностями, забросила. Оставалось напомнить о незавершенной, но уже согласованной инициативе.

Этим способом Дума выходит на высокий международный уровень, занимает линию соприкосновения с противником и на правах бойцов с передовой претендует на право критически оценивать ответ на санкции всех остальных учреждений власти — правительства, МИДа, Кремля и самой администрации президента, выступая в роли сороки-белобоки, варящей кашу и распределяющей ее по птенцам гнезда Петрова, Иванова и Сидорова.

По регламенту Думы на стадии внесения законопроекта не требуется одобрения Правового управления администрации президента, хотя через прессу анонимные и, судя по всему, думские источники намекали, что Управление участвовало, да и Совбез причем. Судя по недоуменной реакции из правительства, обошлось без подробных консультаций с ним. А и что консультироваться, когда оно гуляет с друзьями последний нынешней денечек. Сама хронология внесения помогала обойти правительственные возражения.

Уже через день после появления законопроекта депутаты объясняли удивленным собеседникам в госаппарате и экспертном сообществе, что не надо считать их извергами и сторонниками перегибов, что это максималистская запросная позиция. Как и в случае c прошлогодним законопроектом о реновации, который тоже был сперва предложен в предельно просторной, нигде не жмущей властям форме, в Думе не стали торопиться объяснять свой запросный максимализм избирателям, чтобы сохранить для власти в целом («не для себя, для вас стараемся») как можно более широкие комбинаторные возможности: если избиратель заранее согласится со всем предложенным, будет проще ломать упомянутую шоколадку по частям.

Представители всех других ветвей российского политического режима заметили, что Дума, не слишком оглядываясь на их интересы, подгребает под себя инициативу в важнейшем деле противостояния с Западом, пред которым меркнет все, ибо не будет Родины, не будет и человеческого капитала, инвестиционного климата и инфраструктурных проектов: за Думой теперь придется следовать, по ней ставить будильник, перед ней отчитываться. И закон отложили для проведения консультаций.

Главный орган четвертого срока

Для Вячеслава Володина, который с самого начала рвется повысить значимость не вполне добровольно доставшегося ему в управление парламента, выгодно выйти за пределы внутренней повестки и стать соавтором внешнеполитического курса. Как во времена старшего Катона делом, достойным благородного мужа, была agri cultura, сельское хозяйство, так для времени позднего Путина внешняя политика все последние годы — это политика в высоком смысле слова, занявшись ей, ты автоматически повышаешь статус свой и вверенного учреждения.

Выдвинув невиданный по широте антиамериканский законопроект на стыке старого и нового президентских сроков, Дума сразу ставит себя в положение главного политического учреждения четвертого президентства Путина, пытается нарисовать фон, на котором произойдет смена правительства, представление новых министров, запуск нового курса.

Если законопроект получает ход, новое правительство с первых дней своей работы будет загружено не собственными делами, не какой-нибудь стратегией Кудрина и даже не новыми майскими указами, а расчетами и согласованиями, которых требует антисанкционный закон. Тем же будут завалены профильные комитеты верхней палаты и даже отделы президентской администрации.

Из-за широкого отраслевого охвата это будет занятие на месяцы вперед для Министерства промышленности и торговли (металлы, химия и прочее), Минздрава (лекарства, медтехника), Минтранса (авиация, пролеты, транзит), Минюста (истечение прав на товарные знаки), Минфина и Минэкономразвития (расчеты экономической составляющей и последствий возможных контрмер), Минсельхоза (напитки, табак), МИДа (политическое сопровождение), Минобороны (технологии), Минсвязи (серверная война, софт), Минобрнауки (изгнание зарубежных кадров) и так далее. Кроме того, всем этим ведомствам в авральном режиме придется реагировать на ответные меры, которые наверняка примет Запад даже при частичной реализации российских контрсанкций.

В конкуренции Думы и правительства все это сработает в пользу увеличения веса Думы в политической системе и в том случае, если премьером останется Дмитрий Медведев, и в том, если на смену ему придет новый человек.

Никакое правительство не сможет (и даже планировать не станет) исполнить все предложенные законопроектом контрсанкции в полном объеме. Если сохранится, пусть в измененном составе, правительство Медведева, закон лишний раз подчеркнет контраст между осторожничающим премьером, заботящимся о своем реноме на Западе, с его кабинетом, который продолжает держать российские сбережения в иностранных бумагах и волнуется по поводу связи с глобальными рынками, и Думой, что не щадя себя бьется за суверенные российские интересы.

Если премьером станет новый человек, это, скорее всего, будет управленец без заботы о собственном политическом рейтинге, такой, чтобы в нем как можно меньше видели преемника Путину. Такого неамбициозного технократа еще проще будет перекрыть думским походом за суверенитетом.

Дума при любом раскладе оказывается одним из соавторов президентского курса, оттесняя в этом качестве правительство и тем более околоправительственных игроков, вроде ЦСР Алексея Кудрина. Если новый майский указ будет содержать не очередное повышение зарплат по отраслям (нефть по 70 при курсе по 60 дает для этого рублевые возможности не хуже, чем в 2012 году), а, что более вероятно, меры в духе стратегии Кудрина — инвестирование в медицину, образование, инфраструктуру и реформу управления, — требования думского законопроекта станут противовесом этому повороту к сугубо внутренним делам, залогом преемственности с военно-дипломатическим курсом третьего срока.

В глазах отечественных бенефициаров нынешнего противостояния с Западом антисанкционный закон — гарантия того, что, даже если девизом нового царствования будет «возвращение домой», ради благополучия населения и достижения красивых финансовых показателей не будет свернута конфликтная экономика, основанная на мобилизационном импортозамещении. Самая категорическая похвала закону прозвучала из комитета Совета Федерации по обороне («будет способствовать укреплению территориальной целостности и безопасности»), а самые большие сомнения оттуда же, но из комитета по социальной политике: «может повлечь приостановку производства некоторых лекарственных препаратов на территории России», и вообще «лекарства не картошка».

Публичным противником законопроекта сразу выступил Алексей Кудрин: «поспешное решение с потенциально тяжелыми последствиями». Дистанцировались от него в аппарате правительства, в МИДе и в комитете Совфеда по конституционному законодательству. Источник «Ведомостей» на всякий случай сообщил, что закон еще не проходил обсуждение на уровне главы президентской администрации Антона Вайно.

Конкуренция между Володиным и Кириенко за право определять политический курс просочилась в законопроект в виде ограничений на зарубежное сотрудничество российской атомной отрасли, любимицы Кириенко, остающейся под его особым присмотром. Правительство и Совфед не могли не задеть в принципе стандартные для любого парламента, но слишком откровенные и явно несогласованные лоббистские усилия Госдумы, которая, запрещая лекарства США и союзников, делала специальную оговорку для швейцарской фармакологической отрасли.

Желание отойти от законопроекта подальше, разумеется, стимулирует не только тревога собственного избирателя, но и нежелание попасть вместе с законом в прицел тех, кто заряжает патроны в следующий санкционный магазин за рубежом. Громоотвод еще никому не мешал. Хотя разделение на "тоскичную Думу" и "хороших остальных" вряд ли будет принято на Западе, поэтому скептических отзывов еще больше в непубличных разговорах, там, где прицела не видно.

Отпечаток вертикали

Российские депутаты привыкли к мобилизационной солидарности населения: граждане уже демонстрировали готовность нести потери ради того, чтобы достойно ответить западному душителю. Однако тут немедленного одобрения не последовало. Уже и без того раздраженная событиями в Кемерове и Волоколамске общественность накануне инаугурации президента и презентации нового правительства была явна напугана известием о запрете импортных лекарств и в целом неопределенной широтой нового санкционного фронта от Белого моря до Черного: что там еще виднеется на горе зеленой — сигареты, «Макдоналдс», виски, Windows, принтеры, айфоны, — воображение рисовало унылую пору. Для радикально настроенных граждан законопроект выглядит слишком оборонительным (когда уже отключим им газ и заберем наши деньги из их фондов), а для согласных пассивно поддержать государственную борьбу за справедливый мировой порядок он слишком близко подходит к границам их жизненных интересов.

При этом общество, включая его критически настроенную часть, видит власть единой. Большинство граждан никогда не бывало внутри управленческой системы и, завороженное рассказами вертикали о самой себе, не замечает ее расшатывания в условиях начавшегося перехода к постпутинской России с Путиным в качестве лишь одного из ее пайщиков. По меткому выражению Екатерины Шульман, люди живут с отпечатком вертикали на сетчатке глаза и не видят ни внутренней борьбы, ни внутреннего напряжения системы, связанного, в частности, с этим законопроектом.

По поводу законопроекта об ответных санкциях российский управленческий класс начал привычно распадаться на сторонников мобилизационного развития и глобалистов-прагматиков. Только на этот раз в мобилизационной ячейке привольно разлегся, распихивая остальных, целый официальный институт нижней палаты парламента, вытеснив во вторую практически все правительство в полном составе независимо от личной позиции отдельных министров. Осторожная похвала Дворковича («должен быть арсенал для ответных действий») скорее выглядит как попытка не сжигать мостов и не уступать санкционную тему полностью володинской Думе.

Слоистый, как горные отложения, монолит системы распадается по линии прочерченных по его поверхности номинальных институтов — ведь возникновение трещины более вероятно там, где целостность поверхности уже нарушена, — и в результате дает что-то вроде конкуренции ветвей власти, где Дума выступает с иных, чем Сенат или правительство, позиций, а президентский офис пытается никого не оттолкнуть и в нужный момент решить спор компромиссом или присудить победу одной из сторон, в то время как стороны норовят ангажировать судью. Впрочем в российских реалиях, излишне наступательная позиция, может оказаться разновидностью глубокой, почти отчаянной обороны, вроде контратаки Улюкаева на Сечина во время громкого процесса 2-17 года.

Санкции конечно же навредили российским компаниям, но внутри политической системы они стали пока не катализатором нового типа политического давления на власть, а топливом для уже существующей борьбы, связанной с неизбежным началом транзита. Уже существующие центры политической конкуренции используют их в своих целях, которые совсем не обязательно совпадают с замыслами конгрессменов.

Спор между внтуренними конкурентами вряд ли будет замечен внешними наблюдателям. Как и для своих граждан, для них вертикаль крепка, и есть один Путин, и все в нем. В случае победы законопроекта получать внутренние выгоды будет одна из ветвей власти, а стоять под внешним ответным ударом придется всем. Поэтому законопроект не стал всеобщим любимцем, а чужой девочкой в родной семье.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 28 апреля 2018 > № 2591067 Александр Баунов


Россия > СМИ, ИТ. Недвижимость, строительство > forbes.ru, 28 апреля 2018 > № 2590627 Михаил Петров

Ярмарки возвращаются. Как неизвестные бренды привлекают посетителей в торговые центры

Михаил Петров

генеральный директор SmartEstateMoscow

В эпоху, когда аудитория перестает потреблять бесконечную жвачку масс-маркета, торговые центры все еще с трудом осознают необходимость смены концепции набора операторов и своей роли в жизни потребителей

Сегодня основные арендаторы российских торговых центров — это сетевые магазины западных и отечественных компаний с концептуальным, но многотиражным товаром. Также заметную долю занимают профессиональные местные спекулянты, основная цель работы которых — максимальная прибыль в короткий срок. Прослойка локальных брендов, самостоятельно занимающихся розницей, в российских ТЦ практически отсутствует. В то же время аудитория уже готова ощутимо голосовать кошельком в их пользу. Команды торговых центров ломают голову, как заполнить объект в условиях стагнации, но не замечают очевидных возможностей.

Согласно исследованию Nielsen, 46% респондентов в мире ответили, что происхождение бренда для них важно наряду с ценой, функциональностью и качеством. 28% респондентов выделили происхождение бренда как основную мотивацию к покупке товара. В России же существуют две основные точки зрения на российские товары: прогрессивная, в парадигме которой российское — это тренд, и устаревшая, где все российское значит низкокачественное. Впервые за много лет прогрессивное отношение начинает превалировать у покупателей в отношении отечественных товаров: качество и статус национальных брендов растут.

Локальный бренд на карантине торгового центра

Основных позиций в отношении модных локальных брендов у российских ТЦ две. Для первой категории собственников все они — пресловутые малые предприниматели. Отношение к ним обычно соответствует духу ведения бизнеса с учетом наследия 1990-х годов. Другую крайность демонстрируют инвестиционные фонды, владеющие ТЦ: для них торговый центр — это «вечный двигатель», результаты работы которого отражаются в таблицах Excel. Решающим фактором при выборе арендатора для обеих категорий владельцев торговых центров по-прежнему остается платежеспособность и наличие сети магазинов у оператора — без какой-либо оглядки на актуальность, концептуальность, перспективность и соответствие бренда запросам целевой аудитории объекта.

В ожидании крупных сетей собственники ТЦ соглашаются на простой помещений, инвестируют огромные средства в цифровизацию процессов, готовы делать отделку. В общем, владельцы торговых объектов готовы на что угодно, лишь бы и дальше пребывать в иллюзии, что все будет по-прежнему, надо лишь добавить инноваций, заполучить желанного ретейлера федерального масштаба и опять заснуть летаргическим сном лет на десять. Недвижимость, хоть и остается неподвижной в пространстве, должна быть живой, как ее пользователи. Пытаться оживить проект за счет еще одного крупного оператора «как у всех» — все равно что гальванизировать труп.

Казалось бы, почему бы не обратить в такой ситуации внимание на локальные бренды? Почти все известные мультибрендовые точки Москвы находятся не в ТЦ, а в формате уличной торговли — то есть на первых этажах жилых зданий. Достойные подборки молодых и неизвестных марок одежды есть в «Курсовом» и «Хохловке», которые размещаются на первых этажах зданий в историческом центре столицы. Другой пример — российская керамика высокого класса в рамках ярмарки на ВДНХ. И вновь это не формат торгового центра. Так происходит потому, что торговые центры пока не предлагают локальным брендам чего-то более подходящего с точки зрения коммерческих условий, завышая «входной билет» для неизвестных игроков.

При этом большинство товаров в подобных магазинах по своей ценовой категории соответствует политике арендаторов ТЦ. Среди ТЦ хотя бы с каким-то количеством локальных брендов выделяется «Цветной», где дизайнерские марки — это концепция всего торгового центра, а также модные кластеры, среди которых Trend Island в «Авиапарке», Take Away в РИО, «Матрешка» в «Охотном ряду». Чувствуете, как быстро закончился список?

Общую успешность локальных брендов в торговых центрах доказывает зарубежный опыт: в европейских ТЦ местные марки занимают в среднем от 20% до 60% всех площадей. К примеру, в ТЦ Arcadia, самом большом в Польше, кроме европейских гигантов масс-маркета представлены основные польские бренды. В CentrO в немецком Оберхаузене, расположенном недалеко от границы с Бельгией и Нидерландами, 220 магазинов, из которых только 20 представляют американский масс-маркет, а местные бренды доступы как в люксе, так и в демократичном сегменте. В Colombo Centro Commercial в Лиссабоне, самом большом ТЦ на Пиренейском полуострове, около 60 португальских марок одежды, обуви и сумок. Знаменитый местный люкс и локальные нишевые бренды успешно сочетают в Лондоне на Oxford Street: там помимо всемирно известных британских Oasis и Miss Selfridge присутствуют начинающие местные дизайнеры.

В России же локальные бренды предпочитают размещать свои торговые точки вне ТЦ, зачастую сбиваясь в кластеры и генерируя синергетический целевой поток покупателей — не это ли мечта любого торгового центра?

Торговый центр как бизнес-инкубатор

Современный торговый центр — это уже не место необходимого шопинга, а центр социализации. К шопингу практичный покупатель относится сегодня крайне избирательно, ищет уникальности и постоянно проверяет свою выгоду от потенциальной покупки в интернете. На мой взгляд, в торговом центре нового формата доля уникальных брендов должна составлять не менее трети. В эту категорию могут входить как локальные концепции, так и собственная торговля ТЦ, удовлетворяющая специфические запросы целевой аудитории. Покупателю больше не нужен масс-маркет в том количестве, в котором он представлен в торговых центрах. Он не хочет обманываться в сетевых кафе, где с чеком в 1000 рублей он получит три маленьких порции стандартизированных блюд, сидя на деревянном стуле. Вместо этого покупатель ищет оригинальную местную и уличную еду, запоминает имя повара-продавца, который приготовил конкретное блюдо.

Сейчас этот формат находит свою нишу в уличной торговле и на рынках нового формата. ТЦ же он рассматривает как коробку с привычным наполнением из двух десятков знакомых магазинов турецкого трикотажа и десятка ресторанов доготовленной еды. Осознавая такой запрос, прогрессивные ТЦ работают над повышением лояльности в коммуникации с местными жителями: они организуют некоммерческие маркеты местных брендов, размещают особенную маленькую пекарню, рынок фермерских продуктов и еды на вынос, а дополняют эту идиллию мультибренды российских дизайнеров с необычным и быстро меняющимся ассортиментом.

В 2014 году я задумал проект временной ярмарки локальных брендов Play Fashion и впервые реализовал его в ТРЦ «Метрополис». Это было первое подобное мероприятие в столичном ТЦ, которое длилось дольше трех дней. Play Fashion шел почти месяц, находился в центральном атриуме и по тем временам стал настоящим событием: в рамках проекта состоялось 40 мероприятий, а участники ярмарки заработали от $30 000 до $100 000 — достаточные суммы для того, чтобы вложить их в развитие бренда и выйти на новый уровень. По итогам ярмарки четверо участников открыли свои магазины.

Этот опыт показывает, что создание программ по развитию малого предпринимательства самими торговыми центрами дает возможность вырастить новых арендаторов для долгосрочных контрактов. На западе ТЦ уже давно вынесли малые формы предпринимательства в существенное направление. Европейские и азиатские торговые центры работают как бизнес-инкубаторы, причем не без помощи государственных структур. Подобным образом действуют фестивали локальных брендов: к примеру, в Дубае такой фестиваль организует департамент туризма Объединенных Арабских Эмиратов. Местные торговцы утверждают, что 25% их годового оборота приходится на месяц фестиваля. Событие становится платформой для продвижения: даже в мировой столице люкса и роскоши есть нишевые дизайнеры, для которых создана специальная площадка и условия прямо у подножия небоскреба «Бурдж-Халифа» — Market Outside the Box.

План спасения

В первую очередь стоит отметить, что торговые центры — это машины продаж. Смена профиля торгового центра на «социальный» является большим заблуждением маркетологов. Концерты звезд третьего эшелона, лекции бесплатных стилистов, фестивали автомобилей и техники могут дать разовый прирост посетителей без конверсии в реальных покупателей.

Исходя из специфики объектов коммуникация в торговом центре выстраивается исключительно от продаж до продаж. Это значит, что лучше, если визит покупателя будет носить целевой характер: посетитель должен получать удовольствие от своих расходов внутри ТЦ, а не от бесплатных зрелищ, которых сегодня в избытке и на улицах Москвы. В супермаркете, где пахнет ароматной выпечкой, покупатель тратит больше денег — тот же принцип работает и с иными продуктами. Когда покупателю удается совершить свою идеальную покупку, ему хочется большего: к идеальному платью он ищет идеальный аксессуар, к идеальной сумке подбирает идеальную обувь, а к идеальной вазе — цветы.

В такой парадигме локальные бренды должны давать те самые идеальные элементы, которые позволяют покупателю продолжать свой радужный шопинг. Их товары должны работать как тумблеры: буквально включать режим шопинга у посетителей, которым нужно получить приятные ощущения от покупки уникальной и малотиражной вещи. Фактически локальные бренды способны сформировать «душу» торгового центра, которая со временем обретет своих единомышленников, приходящих за покупками вновь и вновь, — тех самых возвратных покупателей.

В эпоху прозрачности оборотов магазинов торговый центр может оперативно отслеживать прогрессию роста интереса к тем или иным местным бизнесам. Если обороты растут, локальный бренд становится потенциальным долгосрочным арендатором торгового центра, а инвестиции со стороны объекта в развитие такого игрока окупятся сторицей по мере укрепления компании.

Протягивая руку помощи локальному игроку, торговый центр не становится благотворителем: он занимает позицию инвестора, нацеленного не на извлечение сиюминутной прибыли, а на долгую, но эффективную игру на рынке. Начинать этот путь можно с малых и легких шагов. К примеру, в Нью-Йорке развивается формат биржи вакантных площадей для всех, кто готов попробовать себя в торговле: сайт-агрегатор выставляет пустующие павильоны ТЦ во временную аренду на льготных условиях. Торговый центр не ждет своего идеального долгосрочного сетевого арендатора: он получает возможность отсмотреть десятки начинающих брендов и выбрать тот, который готов предложить своей аудитории, и, быть может, даже остаться с ним надолго. Такой подход интегрирует дикие локальные бренды в процесс цивилизованной торговли и образовывает их: на выходе ТЦ-благодетель получает лояльного игрока, готового работать в полную силу.

В эпоху, когда аудитория перестает потреблять бесконечную жвачку масс-маркета, торговые центры все еще с трудом приходят к осознанию необходимости принципиально иного подхода к концепции набора операторов и своей роли в жизни потребителей. Сегодня только жесткое соответствие запросам целевой аудитории — шанс уйти от инерции и реакции на «плохой» рынок. Чтобы достичь успеха, во главу угла торговый центр должен наконец поставить не собственное стремление постоянно обогащаться, а запросы покупателя, которые должны быть удовлетворены вне зависимости от платежеспособности потенциального арендатора.

Россия > СМИ, ИТ. Недвижимость, строительство > forbes.ru, 28 апреля 2018 > № 2590627 Михаил Петров


Россия > Внешэкономсвязи, политика > magazines.russ.ru, 28 апреля 2018 > № 2590595 Сергей Маркедонов

Россия и постсоветские конфликты: стратегия или реагирование

Сергей МАРКЕДОНОВ

Опубликовано в журнале: Дружба Народов 2018, 4

Маркедонов Сергей Мирославович — доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики Российского государственного гуманитарного университета.

Ситуация на постсоветском пространстве по мере углубления украинского политического кризиса (отягощенного вооруженным противостоянием в Донбассе) значительно трансформировалась. Изменение статуса Крыма фактически окончательно поставило крест на перспективах СНГ как интеграционного проекта, поскольку он базировался на признании тех границ, которые сложились между бывшими союзными республиками в советский период.

Противоречия между Россией и Западом по поводу Украины спровоцировали самое масштабное противостояние между ними со времен окончания «холодной войны». По своему воздействию оно оставило далеко позади августовский конфликт 2008 года на Южном Кавказе, закончившийся признанием независимости Абхазии и Южной Осетии (прецедент признания в качестве самостоятельных государств не союзных республик, а автономных образований). На более высокий уровень вышла конкуренция между европейской и евразийской интеграцией. Часть новых независимых государств выбрала подписание Соглашения о свободной торговле с Европейским союзом, а часть — вхождение в состав Евразийского экономического союза под эгидой Москвы. При этом и те и другие страны (Армения, Грузия, Молдова, Украина) вовлечены в неразрешенные этнополитические противостояния, а интеграционные возможности рассматриваются ими, среди прочего, как дополнительный инструмент для реализации своих интересов.

Эти новые противоречия накладываются на уже имеющиеся «замороженные» конфликты в Абхазии, Южной Осетии, Нагорном Карабахе и Приднестровье. Они умножают риски в сфере безопасности и сужают возможности для качественного урегулирования многолетних противоборств.

Во всех перечисленных выше событиях одна из ключевых ролей принадлежит России.

В какой степени новые, постсоветские реалии повлияли на динамику подходов Москвы к неразрешенным конфликтам? Можно ли говорить о неизменности подходов Российской Федерации к ним, и если нет, то какие факторы влияют на их эволюцию? Существует ли у Кремля некая универсальная схема урегулирования конфликтов или он действует по индивидуальным планам и рассматривает каждый кейс как уникальный?

Этнополитические конфликты и Россия до Крыма: «селективный ревизионизм»

До начала украинского кризиса позицию Москвы по отношению к постсоветским конфликтам можно было бы определить как «селективный ревизионизм», то есть готовность идти вразрез с мнением подавляющего большинства стран — членов ООН относительно территориальной целостности Грузии, но при этом отказ от автоматического переноса этой позиции на другие конфликты (Приднестровье, Нагорный Карабах). У российского руководства не было общего подхода ни к этнополитическим противостояниям, ни к существующим де-факто государствам. Можно выделить три базовые позиции Российской Федерации.

Первая — признание независимости Абхазии и Южной Осетии. В Концепции российской внешней политики (2013) в число российских приоритетов было поставлено «содействие становлению Республики Абхазия и Республики Южная Осетия как современных демократических государств, укреплению их международных позиций, обеспечению надежной безопасности и социально-экономическому восстановлению». После того как в результате парламентских и президентских выборов в Грузии (2012—2013) сменилась власть, а наиболее проблемный партнер Владимира Путина президент Михаил Саакашвили покинул свой пост, в повестку дня Москвы и Тбилиси встала нормализация двусторонних отношений. Однако Москва ограничила этот процесс «красными линиями» в виде статуса Абхазии и Южной Осетии, а также «тех сфер, в которых к этому готова грузинская сторона». При этом Российская Федерация в общении с западными партнерами (формат Совета Россия — НАТО) последовательно призывала США и их союзников признавать «новые реалии» в Закавказье.

В то же время следует отметить, что вопреки широко распространенному мнению об однозначной поддержке сепаратистов Кремлем российская политика за период, начиная с 1990-х гг. и заканчивая августовской войной 2008 г., претерпевала серьезные изменения. Так британский эксперт Оксана Антоненко, характеризуя российскую политику на абхазском направлении, справедливо назвала ее «многополюсной». Напомним, что после начала первой антисепаратистской операции в Чечне Российская Федерация перекрыла границу с Абхазией по реке Псоу, а в январе 1996 г. Совет глав государств СНГ при решающей роли России и Грузии принял решение «О мерах по урегулированию конфликта в Абхазии, Грузии». В этом документе было провозглашено прекращение торгово-экономических, транспортных, финансовых и иных операций с непризнанной республикой. В 1997 г. Россия для разрешения грузино-абхазского конфликта предложила формулу «общее государство», не принятую ни в Тбилиси, ни в Сухуми. И хотя блокада против Абхазии со стороны России была в 1999—2000 гг. подвергнута существенной ревизии, окончательно режим санкций против нее был свернут Москвой только в 2008 г., незадолго до «пятидневной войны» и признания де-факто двух государственных образований.

Впрочем, это же определение можно с неменьшим основанием отнести и к Южной Осетии. Политический курс Москвы по отношению к двум де-факто государствам определялся широким спектром проблем: внутриполитической ситуацией на российском Северном Кавказе, а также динамикой российско-грузинских, российско-американских отношений и международными контекстами. Лишь в августе 2008 г., после «пятидневной войны» с прямым вовлечением российских вооруженных сил в противостояние с грузинской армией, было принято решение о признании двух бывших автономий Грузии.

Вторая из базовых позиций РФ — участие в урегулировании приднестровского конфликта. В отличие от Абхазии и Южной Осетии здесь позиция Москвы основывалась на признании Приднестровской Молдавской Республики (ПМР) не как отдельного государственного образования, а лишь как стороны противостояния, а также на признании территориальной целостности и нейтралитета Республики Молдова и сохранении переговорного формата «5+2». В этом формате Молдова и Приднестровье — стороны конфликта, Россия и Украина — страны-гаранты, ОБСЕ — посредник, Евросоюз и США — наблюдатели.

Третья базовая позиция Российской Федерации — роль в разрешении нагорно-карабахского конфликта. На этом направлении Москва была в максимальной степени готова к интернационализации процесса мирного урегулирования. Российская Федерация наряду с США и Францией входила в состав Минской группы ОБСЕ. Президенты России, начиная с 2009 г. (саммит G-8 в Аквиле) совместно с главами других государств-посредников неизменно заявляли, что разделяют консенсус относительно так называемых «Базовых принципов» как основы для разрешения многолетнего противостояния. При этом Нагорно-Карабахская Республика (НКР) Москвой не признавалась. Более того, представители МИД РФ в ходе всех избирательных кампаний в этой непризнанной республике заявляли о ее непризнании и о поддержке территориальной целостности Азербайджана. Утратив с признанием Абхазии и Южной Осетии рычаги для влияния на внешнеполитический курс Грузии, российская власть стремилась балансировать между Ереваном и Баку. И в отличие от грузино-абхазского и грузино-осетинского конфликта обе стороны, вовлеченные в нагорно-карабахское противостояние, были заинтересованы в российском посредничестве. Для Армении, участника интеграционных проектов с доминированием Российской Федерации (Организация договора о коллективной безопасности, ЕврАзЭС и Таможенный союз, к которому Ереван примкнул в сентябре 2013 года), посредничество Москвы было надежной гарантией невозобновления военных действий и рисков попытки реванша. Азербайджану же сотрудничество с Российской Федерацией позволяло обеспечить дистанцию от Запада, настроенного критически в отношении внутриполитической ситуации в республике (нарушения прав человека и авторитарного правления президента Ильхама Алиева).

При этом все непохожие позиции России по отношению к этнополитическим конфликтам объединяли следующие опасения:

— процесс возможного расширения НАТО на территорию бывшего СССР и попытки использования ресурсов Альянса руководством новых независимых государств для минимизации российского влияния;

— усиление кооперации между странами, вовлеченными в конфликт с Евросоюзом, без учета российских интересов в сфере безопасности.

Несмотря на имеющиеся различия в подходах к разрешению конфликтов, для Москвы постсоветское пространство рассматривалось как сфера особых жизненных интересов. Она была готова к кооперации с международными игроками там, где это не противоречило данным представлениям. Самая крупная после России страна СНГ Украина рассматривалась как «приоритетный партнер» на пространстве бывшего СССР и потенциально важный участник интеграционных проектов, инициируемых Москвой.

Крымский слом статус-кво: новые реалии и старые подходы

События революционного Майдана в Киеве, а также свержение власти Виктора Януковича кардинально изменили позицию Москвы по отношению к «приоритетному партнеру». Почувствовав опасения по поводу превращения «буферной Украины» в важного игрока на стороне США и их союзников (а также возможный пересмотр условий Харьковских соглашений 2010 г. по базированию российского Черноморского флота в Крыму, где сосредоточено до 80% всей флотской инфраструктуры), Россия пошла на слом существующего статус-кво. Это произошло путем присоединения Крыма к Российской Федерации (в ее составе появилось два новых субъекта) и нарушения Будапештского меморандума по статусу Украины и ее территориальной целостности. В случае с Крымским полуостровом Кремль не пошел по пути повторения абхазско-югоосетинского сценария (в статусе самопровозглашенного образования Крым просуществовал менее одной недели). И хотя в риторике Москвы присутствовала апелляция к защите «русского мира» (впервые после 1991 года внешнеполитический реализм стал дополняться национальным романтизмом), российское руководство неизменно акцентировало внимание на референдуме как основе решения об изменении статуса Крыма. В итоге был создан прецедент уже не просто признания бывших автономий в составе той или иной союзной республики, а их прямого включения в состав Российской Федерации. Внешнеполитические ставки были повышены, сделан новый шаг в сторону ревизионизма.

После изменения статуса Крыма началась эскалация конфликта на Юго-Востоке Украины (Донецкая и Луганская области), где в апреле 2014 г. были провозглашены две «народные» республики (ДНР и ЛНР). Несмотря на политическое вмешательство Российской Федерации и поддержку донбасских ополченцев, Москва воздержалась от официального признания этих двух самопровозглашенных образований. И даже от прямого признания результатов референдумов (11 мая 2014 г.) о статусе Донецкой и Луганской народных республик. В то же время, в феврале 2017 г. указом Президента РФ Владимира Путина были признаны документы и регистрационные знаки транспортных средств, «выданные гражданам Украины и лицам без гражданства, постоянно проживающим на территориях отдельных районов Донецкой и Луганской областей Украины». Именно такой формулировкой эти территории обозначены в Минских соглашениях, нацеленных на урегулирование вооруженного конфликта в Донбассе. Путинский указ стал своеобразным сигналом западным партнерам Москвы, что простого «ухода» из интересующего Россию региона не будет. Диалог возможен, и Москва продолжает увязывать его с Минскими соглашениями. Но если имплементация по-прежнему будет игрой в одни ворота и будет рассматриваться в Киеве, Вашингтоне и Брюсселе как эксклюзивная обязанность России, позиция Кремля, не исключено, будет ужесточаться.

Как бы то ни было, а действия Москвы на украинском направлении вызвали общественно-политический подъем в Приднестровье и в Южной Осетии. Руководство этих де-факто образований, а также общественные структуры внутри них надеялись на повторение «крымского сценария». В ходе югоосетинских парламентских выборов (8 июня 2014 года) победу одержала партия «Единая Осетия», а ее лидер Анатолий Бибилов выиграл президентскую кампанию в апреле 2017 года. Команда нового югоосетинского президента последовательно выступала за реализацию проекта объединения республики с Северной Осетией под эгидой и в составе Российской Федерации. Однако после своего президентского триумфа Бибилов подверг определенной ревизии свои подходы. Под занавес 2017 года он заявил, что, поскольку его республика — единственная, кто признал независимость двух донбасских образований, объединение с Россией в силу этих условий следует отложить. При этом сама необходимость вхождения в состав РФ не ставится под сомнение.

Несколько иная ситуация сложилась в Абхазии. В отличие от приднестровского и югоосетинского проектов, нацеленных на интеграцию с Россией, абхазское руководство по-прежнему сохраняет интерес к строительству собственного национального государства (другой вопрос, насколько подобные планы реализуемы). Однако в ходе внеочередных президентских выборов в Абхазии (24 августа 2014 г.), вызванных массовыми выступлениями оппозиции (27 мая) и отставкой прежнего главы республики Александра Анкваба, победу одержал Рауль Хаджимба, лидер «Форума народного единства Абхазии», выступающий за углубление военно-политической кооперации с Российской Федерацией и практически полное замораживание контактов с Грузией. В марте 2017 года его сторонники получили большинство в абхазском парламенте

Ключевыми событиями в политической жизни Абхазии и Южной Осетии стало подписание договоров между этими республиками и Россией. Российско-абхазский Договор «О союзничестве и стратегическом партнерстве» был подписан 24 ноября 2014 года, а российско-югоосетинский «Договор о союзничестве и интеграции» — 18 марта 2015 года. И хотя оба документа зафиксировали растущее военно-политическое присутствие Москвы в двух частично признанных республиках, их нельзя назвать в полной мере новой вехой. Они формально закрепили тот расклад, который обозначился в августе 2008 года, когда Москва из статуса участника переговорного процесса перешла в разряд патрона и гаранта безопасности Абхазии и Южной Осетии.

Вместе с тем, наряду с общими чертами, эти два договора имеют свои особенности. В абхазском случае присутствовала следующая коллизия: противоречие между стремлением к осуществлению собственного национально-государственного проекта и растущей зависимостью от российской военной и финансовой помощи. Абхазская сторона стремилась подвергнуть документ ревизии с целью сохранения преференций для себя (например, россияне не обрели права на получение абхазского гражданства, из названия документа было исключено слово «интеграция»). Югоосетинская же сторона была, напротив, заинтересована в максимальной интеграции с Российской Федерацией вплоть до вхождения в ее состав (по примеру Крыма). Эти различия объясняются фундаментальным расхождением двух проектов. Как уже было сказано, если Абхазия стремится к сохранению своей государственности (при российских военно-политических гарантиях), то Южная Осетия рассматривает независимость не как самоцель, а как переходный этап к объединению с Северной Осетией под эгидой России.

В июле 2015 года югоосетинскими пограничниками (при поддержке России) была проведена установка новых пограничных знаков на линии Хурвалети — Орчосани, в результате чего кусок стратегически важного нефтепровода Баку — Супса оказался под контролем Цхинвали. В настоящее время пограничный пост Южной Осетии располагается всего в 450 метрах (!) от автомагистрали общекавказского значения, связывающей Азербайджан, Армению и Восточную Грузию с ее собственными черноморскими портами и Турцией. Однако Россия в то же время последовательно уклоняется от постановки вопроса об изменении нынешнего статуса Южной Осетии и о возможном пополнении государства путем присоединения нового субъекта. Несмотря на регулярные инициативы о вхождении в состав (они выдвигались наиболее активно в 2016 году), прежний подход, основанный на де-юре признании независимости двух бывших автономий Грузинской ССР, продолжает работать.

Тем не менее, Москва не пошла по пути мультипликации крымского сценария. Ввиду резкого обострения отношений между Москвой и Киевом серьезно ухудшилось положение Приднестровья (не имеющего общей границы с Россией, но граничащего с Одесской областью Украины) в транспортно-логистическом, политическом и экономическом отношениях. В этой ситуации Российская Федерация опасается «разморозки» конфликта, включая и эвентуальную военную конфронтацию, и полную деградацию переговорного процесса, что заставило бы жестко реагировать, а значит, и подвергаться дополнительным рискам (от экономических санкций до вовлечения в вооруженное противоборство). В новых условиях Россия предполагает сохранять определенное пространство для маневра, ставя свои возможные действия в зависимость от вероятных шагов своих партнеров по формату «5+2». Так еще 20 октября 2014 г. глава МИД РФ Сергей Лавров на открытой лекции по внешнеполитическим вопросам заявил: «Если Молдова теряет свой суверенитет и поглощается другой страной или если Молдова меняет свой военно-политический статус на блоковый с нейтрального, то приднестровцы имеют полное право принять решение о своем будущем самостоятельно. И мы будем эту базовую позицию, с которой все согласились, с которой все началось, отстаивать».

При этом и Киев, и Кишинев предпринимают попытки «выдавить» Москву из мирного процесса как посредством дискредитации российской миротворческой операции, так и посредством создания барьеров для снабжения ОГРВ (объединенной группировки российских войск — наследницы 14-й армии) в Приднестровье. Молдавский Конституционный суд 4 мая 2017 года постановил признать Приднестровье оккупированной территорией, фактически игнорируя Соглашение от 21 июля 1992 года «О принципах мирного урегулирования вооруженного конфликта в Приднестровском регионе Республики Молдова». Мирное урегулирование, на которое четверть века назад соглашался и Кишинев, предполагало фактическое отчуждение части молдавского суверенитета над левым берегом Днестра (а также большей частью правобережных Бендер). В июле 1992 года в зону вооруженного конфликта были введены миротворцы. Для наблюдения за выполнением условий мира была создана Объединенная контрольная комиссия (ОКК) из представителей Молдовы, Российской Федерации и ПМР. При этом наиболее важные решения должны были приниматься на основе консенсуса.

Сегодня Кишинев, видя растущие проблемы в отношениях между Украиной и Российской Федерацией (а Приднестровье, напомню, граничит не с Россией, а имеет порядка 400 км границы на украинском направлении), готов к ужесточению своих позиций. В декабре 2017 года в фокусе информационного внимания оказался проект правительства Республики Молдова, посвященный путям и методам реинтеграции Приднестровья в общее политико-правовое пространство единой страны. Одним из центральных положений этого документа является идея об «интернационализации мирного урегулирования» и трансформации миротворческой операции в международный полицейский формат. Но даже в этом контексте до сих пор Москва не включает в повестку дня вопрос об официальном признании Приднестровья. Не ставится под сомнение и территориальная целостность Молдовы. Впрочем, нельзя сбрасывать со счетов выборы в парламент этой страны. Они состоятся в 2018 году. Поскольку Молдова — парламентская республика, исход именно этой кампании предопределит основные политические расклады в ней, равно как и внешнеполитические приоритеты Кишинева на ближайшие годы.

Особая статья — Нагорный Карабах. В апреле 2016 года ситуация вдоль линии соприкосновения конфликтующих сторон резко обострилась. За 22 года с момента вступления в силу Соглашения о бессрочном прекращении огня (12 мая 1994 года) произошло самое крупное вооруженное столкновение с использованием танков, авиации и крупнокалиберной артиллерии. И хотя после четырех дней боестолкновений начальники генеральных штабов Армении и Азербайджана при посредничестве России подписали в Москве перемирие, напряженность в зоне конфликта сохраняется (режим прекращения огня нарушается постоянно), а ни один из статусных вопросов, как и проблема беженцев, по-прежнему не решены. И угроза повторения апрельских событий сохраняется. Не прекращаются и вооруженные инциденты меньшей интенсивности. Самыми опасными стали столкновения вдоль армяно-азербайджанской границы в декабре 2016 года, а также на линии соприкосновения сторон в Нагорном Карабахе в феврале, мае, июне и октябре 2017 года.

Во многом это стало возможным из-за растущего противостояния России и стран Запада, которые в урегулировании именно этого конфликта многие годы успешно сотрудничали. Тем не менее, с начала украинского кризиса стали ощущаться стремления каждой из участниц Минской группы ОБСЕ к проведению собственной миротворческой деятельности. К таковым можно отнести выступление американского дипломата Джеймса Уорлика. Его «элементы урегулирования» были представлены как план правительства США в мае 2014 года. В этом же ряду — трехсторонняя встреча президентов РФ, Армении и Азербайджана в Сочи в августе, переговоры глав двух кавказских республик с госсекретарем Джоном Керри в рамках саммита НАТО в Ньюпорте в сентябре, а также встреча президентов Армении и Азербайджана при посредничестве французского президента Франсуа Олланда в ноябре 2014 года. Репутация Минской группы как некоего единого координационного посреднического центра серьезно пошатнулась, хотя никакого иного формата посредничества не предложено. Более того, посредники проявили солидарность и в период апрельской эскалации 2016 года, и после нее. Так 9 апреля они сделали заявление, в котором обозначили три основных элемента урегулирования конфликта в Нагорном Карабахе. В отличие от «обновленных Мадридских принципов», рассматриваемых в качестве фундаментальной основы мирного процесса, эти «апрельские тезисы» носят более общий характер и включают в себя «неиспользование силы, право народа на самоопределение и территориальную целостность». По оценкам сопредседателей, все эти три элемента обладают одинаковой приоритетностью1 .

Тем не менее, в конце 2015 года к факторам дополнительного риска для нагорно-карабахского конфликта добавилась российско-турецкая конфронтация. Сложность (и опасность) этой проблемы определяется прежде всего мощными взаимосвязями закавказских стран — участниц конфликта с Турцией и Российской Федерацией. И если для Баку Анкара — это стратегический союзник, осуществляющий взаимодействие по широкому спектру вопросов от энергетики до обороны и безопасности, то для Еревана — стратегический противник, закрывающий одну из четырех сухопутных границ — выходов Армении во внешний мир. Москва же, напротив, — важнейший военно-политический партнер Еревана (102-я база российских вооруженных сил расположена в Гюмри на армяно-турецкой границе). Улучшение отношений между Российской Федерацией и Турцией в июне 2016 года стало определенным дополнительным фактором удержания ситуации в Нагорном Карабахе от новой, более масштабной «разморозки».

Однако, несмотря на эти изменения и даже самую масштабную за 22 года военную конфронтацию в зоне конфликта, российское руководство принципиально не поменяло ни одного из своих прежних подходов к карабахскому урегулированию (статус НКР, роль Минской группы и участие в ней). Оно лишь сделало незначительную коррекцию, фактически выступив за дополнение переговорного формата трехсторонними встречами с участием лидера РФ. Впрочем, после встречи в Сочи в 2014 году эта идея не была последовательно реализована. Ее, скорее, можно рассматривать как некую декларацию о намерениях, которая, не исключено, еще получит продолжение.

В поисках адекватного реагирования

Таким образом, принципиальные изменения в российско-украинских отношениях, а также растущая конфронтация Российской Федерации и Запада не повлекли за собой тотального слома прежних подходов Москвы к постсоветским конфликтам. Эти подходы по-прежнему определяются не столько универсальными схемами, сколько индивидуальными позициями. Там, где Москва чувствует угрозу выгодному ей статус-кво (как это было в Абхазии и в Южной Осетии в 2008 или в Крыму в 2014 году), она играет на обострение и обращается к ревизионистским инструментам. Там же, где сохраняется надежда на удержание имеющегося сегодня статус-кво (случай с Приднестровьем, Нагорным Карабахом, Абхазией и Южной Осетией после 2008 года), Москва не спешит менять правила игры.

Так, в случае с приднестровским конфликтом Россия надеется на внутриполитический раскол в молдавском истеблишменте, неэффективность проевропейской коалиции, наличие пророссийского электората как в республике в целом, так и в отдельных регионах страны (Гагаузская автономия), и поэтому лишь выражает обеспокоенность украинскими оборонительными приготовлениями на де-факто границе с непризнанным Приднестровьем и запретом Киева на военный транзит из Российской Федерации в непризнанную республику, но не пытается выйти из имеющегося переговорного формата или ускорить процедуру официального признания ПМР.

После ухода от власти Саакашвили Москва заинтересована в прагматизации отношений с Грузией (особенно по вопросам безопасности в северокавказском пограничье). Отсюда и нежелание форсировать ирредентистские2 устремления югоосетинского руководства. Свой прежний курс на балансирование между Арменией и Азербайджаном Россия также поддерживает, опасаясь утраты влияния в обеих странах после случая с Грузией в 2008 году. При этом Баку может быть использован как возможная площадка для выстраивания прагматических отношений с Турцией.

Следовательно, доминирующей мотивацией Кремля является не некая идеологическая программа или всеобъемлющая геополитическая стратегия, а реагирование на изменяющиеся обстоятельства (эрозию постсоветского пространства, проникновение новых игроков, опасение утратить свое влияние). Однако, как бы ни планировал Кремль свои диверсифицированные подходы, они объединены опасением утраты позиций на постсоветском пространстве, которое по-прежнему мыслится в качестве зоны жизненно важных интересов России. Но главными недостатками самой этой защиты являются дефицит стратегии и приоритет реактивных тактик в решении имеющихся или вновь возникших конфликтов.

На сегодняшний день самыми опасными с военной точки зрения являются конфликты в Донбассе и в зоне нагорно-карабахского конфликта (к ней примыкает и армяно-азербайджанская госграница за пределами Карабаха). На этих направлениях России и Западу крайне важно продемонстрировать готовность к солидарной ответственной деятельности как по минимизации инцидентов на линии соприкосновения, так и по активизации мирного процесса. И в этом плане был бы крайне важен некий символический жест, демонстрирующий готовность представителей России и Запада к продолжению усилий по поиску мирного решения. Но если по Карабаху кооперация продолжается несмотря ни на что, то по Донбассу Москва и Вашингтон расходятся диаметрально. В контексте решений о передаче вооружений Киеву (даже если их эффективность не будет столь высока, как уверяет украинская сторона) сближение позиций выглядит практически нереальным. При таких обстоятельствах «заморозка» конфликта выглядит едва ли не как идеальный выход, хотя и тактический по сути.

В описанных выше условиях чрезвычайно важной задачей представляется недопущение критического обвала двусторонних российско-грузинских отношений. Базовым приоритетом текущего момента представляется сохранение Женевских дискуссий как канала взаимодействия между участниками неразрешенных конфликтов и всеми игроками, вовлеченными в мирный процесс.

Для приднестровского противостояния необходима активизация переговорного процесса и в формате «5+2» и в двусторонних отношениях (Москва—Кишинев, Москва—Тирасполь, Москва—Брюссель). При этом помимо статусных вопросов крайне важно сосредоточиться на гуманитарных аспектах во взаимоотношениях между двумя берегами Днестра.

Однако в сегодняшних условиях прогресс в урегулировании всех этнополитических конфликтов невозможен без учета украинского фактора. Кризис на Украине обнажил не только проблемы постсоветского пространства, но и уязвимость европейской и международной безопасности. Стало очевидно, что конфронтация Запада и России и продолжение «игры с нулевой суммой» ведут к усугублению нестабильности на постсоветском пространстве. В этой ситуации Западу и России крайне важно выйти из состояния «заложников» конфликта на Украине, перейдя к содержательной дискуссии как по положению дел в этой стране, так и по другим неурегулированным противостояниям. Без этого любой постсоветский конфликт обречен на подвешенное состояние, при котором стороны, вовлеченные в него, будут наблюдать за балансом сил в противостоянии Запада и России, а не стремиться к достижению компромиссов. Решение этой задачи не может отменить даже нынешняя конфронтация, которую все чаще называют «холодной войной-2».

____________

1 Минская группа ОБСЕ заявила о трех принципах урегулирования карабахского конфликта //http://www.kavkaz-uzel.ru/articles/280576/ 9 апреля 2015 г.

2 Ирреденизм — политика государства, партии или политического движения по объединению народа, нации, этноса в рамках единого государства.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > magazines.russ.ru, 28 апреля 2018 > № 2590595 Сергей Маркедонов


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 28 апреля 2018 > № 2590580 Андрей Мовчан

Индульгенция с подвохом: чем отличается новая амнистия капиталов

Андрей Мовчан

Финансист, руководитель экономической программы Московского центра Карнеги

Законы об амнистии капиталов поставили в невыгодное положение законопослушных граждан — им никто не вернет честно уплаченные налоги

«Никогда такого не было, и вот опять» — эти слова Виктора Черномырдина вспоминаются первыми, когда читаешь пакет законов о продлении амнистии капиталов, подписанный президентом 19 февраля. Изменения в 140-ФЗ «О добровольном декларировании…» и в Налоговый кодекс РФ призваны продлить амнистию, предлагавшуюся владельцам активов, полученных с нарушением налогового законодательства, а также владельцам счетов в иностранных банках и зарубежных юрлиц, не выполнявшим требования закона о валютном регулировании и валютном контроле.

Первая волна послаблений прошла в 2015–2016 годах и задержалась в части ликвидации иностранных компаний до января 2018 года. Амнистия капиталов — как предыдущая, так и новая — предполагает освобождение от уплаты подоходного налога на все ранее не обложенные доходы, в том числе полученные в рамках деятельности подконтрольных иностранных юрлиц.

В этот раз налоговая льгота и амнистия коснулись вообще всех доходов, превратившихся в имущество, которые были получены до 1 января 2018 года, — достаточно заявить о них в специальной декларации. Здесь есть небольшой казус: из-под льготы выпадают доходы, потраченные получателем без формирования имущества, но, видимо, власти справедливо полагают, что налогов на этом поле все равно уже не собрать

В рамках амнистии «чистыми» с точки зрения валютного регулирования будут признаны средства, зачисленные до 1 января 2018 года на счета в зарубежных банках, если их владельцы до 28 февраля 2019 года подадут соответствующую декларацию и заявление об открытии и закрытии таких счетов по форме. Под амнистию попадают также и ранее закрытые счета.

Новые дополнения и изменения во второй части Налогового кодекса практически полностью повторяют налоговую льготу, предусмотренную в 217-й и 220-й статьях НК. Она позволяет владельцу контролируемой иностранной компании (КИК) ликвидировать бизнес в зарубежной юрисдикции до 1 января 2018 года (в ряде случаев и позже) и вывести из него все имущество без уплаты налога. Таким образом, разница между старой и новой версиями льготы состоит в основном в сроках — теперь ликвидация должна произойти до 28 февраля 2019 года. Кроме того, отменена бессмысленная норма, которая отказывала владельцу ликвидируемой КИК в получении имущества в денежной форме. До этого владельцы КИК были вынуждены исхитряться, покупая имущество «на один день», и заваливали Минфин письмами с вопросами вроде «а что такое имущество и являются ли таковым права требования?».

Надо учесть, что амнистия касается только налоговых и таможенных «преступлений». То есть имущество, полученное в результате преступной (незаконной) деятельности, не станет легальным. Вероятно, у налоговых органов, которые будут получать декларации и исследовать указанные в них источники приобретения имущества, будет большой соблазн доказать, что в процессе создания капитала декларанты нарушили не только те пять статей УК, которые прописаны в законах об амнистии.

Остается неясным вопрос и о праве налоговых органов отказывать в приеме деклараций. В первую волну амнистии такие случаи имели место, но, судя по всему, это не было инспирировано сверху. Теперь данные предоставляются по выбору в районный орган ФНС или в центральный аппарат. Похоже, районные налоговые службы во время первой волны оказались не готовы к такой сложной процедуре.

Амнистия не имеет никакого отношения к репатриации капитала. Она касается всего имущества, вне зависимости от его нахождения. Требований по возврату средств в Россию или по управлению ими из России нет. Видимо, власть признает факт тотальной неуплаты налогов экономическими агентами в предыдущие периоды и хочет подвести черту самым миролюбивым способом: согласием забыть и простить все, а заодно «поставить на учет» активы, чтобы потом следить за уплатой налогов.

Государство, однако, забывает, что хранение активов в тени в нашей стране в большей мере продиктовано вопросами безопасности — как собственной, так и имущества. Кто-то боится бандитов, кто-то — силовиков и региональных властей. Возможно, по этой причине декларации в первую волну сдали только 7500 человек из примерно 135 000 российских миллионеров (менее 5,5%). И это несмотря на то, что тем, кто исправно платил налоги, подача декларации сулила индульгенцию и 100-процентную гарантию отсутствия претензий. За последние годы Россию покинуло больше состоятельных россиян, чем тех, кто задекларировал имущество.

На этот раз власти ожидают большего числа деклараций, ссылаясь на начало автоматического обмена финансовой информацией между странами: на этом фоне многие россияне ликвидируют КИК и готовятся подавать декларации. Однако не меньше и тех, кто готовится сменить резидентство или отправляют за границу родственников и передают им имущество. Многие находят номинальных владельцев, кто-то вкладывает средства с брокерских счетов (не подлежат декларированию) в фонды, где их доля будет ниже 10% (не подлежит декларированию).

Многие справедливо замечают, что законы об амнистии поставили в невыгодное положение законопослушных граждан — им никто не вернет честно уплаченные налоги. Вторая амнистия выглядит как насмешка не только над ними, но и над теми, кто спешил ликвидировать иностранные компании к 1 января, производя множество действий, которые не требуются по новому закону, или подавал декларации в 2016 году.

В российском правовом поле давно уже не все в порядке, и нарушать базовый принцип всеобщего равенства перед законом нам не впервой. Но каждое новое нарушение лишь усиливает правовой нигилизм. Да и соблазн еще подождать велик — вдруг не за горами третья амнистия?

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 28 апреля 2018 > № 2590580 Андрей Мовчан


Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > newizv.ru, 28 апреля 2018 > № 2590438 Лилия Шевцова

Лилия Шевцова: "Терпение Европы в отношении России поражает"

Это терпение имеет немало причин — и страх перед российской агрессивностью, и сложности в достижении собственного единства. врожденная мягкотелость, и неспособность к ответу на агрессию, и, конечно, коммерческие интересы

Известный российский политолог Лилия Шевцова дала большое интервью популярному украинскому онлайн-изданию «Главред», в котором ответила на самые актуальные вопросы о внутренней и внешней политике России. «Новые Известия» приводят некоторые тезисы Шевцовой из этого интервью.

О Путине

Сейчас Путин опробует роль «Защитника Отечества» в конфронтации с Западом. Пока что часть населения готова его в такой роли легитимировать. Но в запасе у Путина еще и возможность попробовать себя в роли «Борца с коррупцией». Почему нет? Заодно можно избавиться от прогнившего высшего эшелона элиты, заменив его на более преданных «молодых волков».

О протестах

Пока не вижу серьезных шансов на перемены в России при сохранении нынешнего режима. Но нужно учитывать и тот факт, что 70% россиян хотят перемен. Правда, понимают их по-разному. И главное, большинство хочет перемен сверху. Так, что потребность в переменах существует. Проблема в том, что они могут произойти только по требованию «улицы».

Выйдет ли народ на улицу и когда? Мы можем лишь гадать. Но такие трагедии, как гибель детей в Кемерово, могут зажечь бикфордов шнур…

Пока россияне пытаются адаптироваться к ситуации — к коррупции, падению жизненного уровня и беспросветности. Внешне протестный потенциал невелик. В акциях протеста готовы участвовать 7-10% населения. Но, скажем, для Москвы — это не менее миллиона человек.

Почему люди не выходят на улицу? Видимо, не исчерпан запас терпения. Боятся репрессий. Но главное — страх разрушения государства в случае массовых протестов. Ирония в том, что власть делает все, чтобы создать синдром «кипящего чайника с закрытой крышкой».

О преемнике

У нас поиск преемников любого лидера не прекращается. Это говорит о нашей ментальности — ищем нового Спасителя. А не думаем, как строить институты, которые бы нас избавили от Спасителя.

Да, конечно, есть риск, что преемник Путина будет еще более авторитарен и склонен к авантюрам. Все зависит от того, как будут развиваться события, и насколько Россия устала от самодержавия.

О развале России

Да, если иссякнет нефть и газ, будет трудно поддерживать «Бензиновое государство». Но пока это отдаленная перспектива. Власть же живет в ситуации, когда она решает вопрос: что мы делаем сегодня вечером?

Пока не вижу угрозы для реального развала России. Но все мы в России ощущаем нестабильность государственной конструкции, которая держится на хрупкой вертикали самодержавия. Более того, во имя сохранения мнимой стабильности, самодержавие вынуждено соглашаться на существование внутри России практически автономных «султанатов», которые не вписываются в российскую Конституцию. Все это, конечно, подрывает устойчивость государственного каркаса.

Я бы не стала петь реквием ни по России, ни по Русской системе, ни по президенту Путину. Да, Россия в рецессии и в состоянии цивилизационного упадка. Да, система самодержавия гниет. Да, президент Путин имеет полный мешок проблем. Но потенциал дальнейшего существования как страны, так и ее системы единовластия все еще значителен. И Кремль сможет еще доставить немало проблем окружающему миру.

Это все понимают, включая и Запад. Отсюда и столь опасливая реакция западных столиц на российские действия. Запад готов на санкции, но не смертельные и не самые болезненные. Запад пока не осознал, до какой степени можно на Кремль давить, чтобы не вызвать ожесточенной реакции. И можно ли давить дальше?

Поэтому и весьма осторожная реакция Украины в отношении Москвы. Киев, видимо, не хочет обострять отношения. Не будучи уверенным в позиции западного сообщества.

Все это понятно. Россия — держава с ядерным оружием, и не опасаться ее было бы неразумно.

О «холодной войне»

Я не считаю корректным использовать термин «холодная война» для определения нынешней конфронтации. Мы имеем дело с конфликтом новой эпохи и иным по своим формам проявления. Как его определить? «Гибридная война»? Тоже не подходит. Я пока использую термин "конфронтация". Речь идет не о конфликте идеологий либо систем. Не о конфликте двух цивилизаций за мировой контроль. Как это было в период Холодной войны. Речь идет о стремлении Кремля заставить Запад признать свое право интерпретировать принципы мирового порядка. Это создает новую ситуацию — готовность действовать без правил. Это делает нынешний конфликт более опасным, чем Холодная война.

Кто окажется победителем в этой конфронтации? В Холодной войне победил Запад. В испытании мирным периодом после 1991 года, пожалуй, победило российское самодержавие. Оно не только выжило, но и сумело выжить, деморализуя Запад. Кто победит сейчас и какой ценой? Самая развитая цивилизация либо государство на стадии упадка? Делайте вывод сами… В любом случае меня волнует цена и победы, и поражения…

О санкциях

«Дело Скрипаля» действительно стало новым поворотным моментом. Но такие моменты случались и раньше. Скажем, сбитый MH17 заставил Запад принять весьма жесткий пакет санкций в отношении России. На Западе последние годы происходило постепенное накопление раздражения в отношении Кремля, который, однако, был уверен, что Запад все проглотит. Не вышло. Нужно было очень постараться, чтобы вызвать у западной и очень расслабленной элиты стремление сдержать Россию и дать ей понять, что существует черта, через которую нельзя переступать.

Отношение к России в западном обществе за последние годы резко изменились. Если еще несколько лет назад в западном экспертном кругу политика попустительства в отношении Кремля была мейнстримом, то теперь к сотрудничеству с Путиным призывают единицы.

Впрочем, не будем преувеличивать единство Запада в отношении России. Да, 27 европейских стран приняли участие в небывалой акции — массовой высылке российских дипломатов. Беспрецедентное событие! Но в Европе все же остаются влиятельные прокремлевские силы в Италии, Франции, Нидерландах. Даже в Германии социал-демократы все еще следуют своей Остполитик, которая предполагает сотрудничество с Кремлем. Австрия предпочитает не поддерживать нынешние санкции в отношении Москвы, претендуя на роль «моста» между Европой и Россией. Так, что возможности Кремля по расколу Европы пока не исчерпаны.

Терпение Европы в отношении России действительно поражает. Это терпение имеет немало причин — и страх перед российской агрессивностью, и сложности в достижении собственного единства. И врожденная мягкотелость. И неспособность к ответу на агрессию… И, конечно, коммерческие интересы, которые завязаны на Россию. И все еще привычка считать постсоветское пространство сферой российских интересов. Это то, о чем постоянно твердит Киссинджер — Украина находится в сфере интересов России, и это будет навсегда.

Но ведь ЕС смог пойти на санкционный пакет в отношении России, и ни одна страна пока из него не вышла. Правда, до недавнего времени цементировала этот пакет Ангела Меркель. Сможет ли она это делать в будущем, пока непонятно.

На что еще может пойти ЕС, чтобы утихомирить Кремль? Пока Европа решилась на массовую высылку дипломатов. Но сможет ли пойти ЕС на ликвидацию каналов отмывки российских денег? Вот не знаю, решится ли Европа на этот шаг. Ведь нужно будет резать курицу, несущую золотые яйца. А ведь столько интересов завязано на машину обслуживания российских интересов в европейских странах. И столько европейцев самого высокого уровня кормится за счет этого обслуживания…

О пропаганде и конформизме

Конечно, на уровне немалой части российского интеллектуального класса (да и в обществе тоже) есть понимание, что российская пропаганда и кремлевские «голоса» несут пургу. Но не все готовы сказать: «Это ложь!». Ведь тогда перестанешь быть патриотом и полошись массу неприятностей. Липкий страх — это наша среда обитания. Комфортнее жить в конформизме и сладкой дремоте. А настоящих смелых не так много. Впрочем, они есть, и их число растет.

Уже сейчас есть основания для некоторого оптимизма: 65% россиян, несмотря на мерзость, которая льется из «зомбоящика», считает, что Россия не должна устанавливать контроль за бывшими советскими республиками. Около 59% россиян полагает, что статус Державы означает, что государство должно заботиться о благополучии своих граждан, а не угрожать миру своими бицепсами. Видимо, наши мозги понемногу начинают очищаться от мути.

Чем занята российская пропаганда. Сегодня Украина вместе с Америкой и Европой состоят в качестве основных врагов России. Но эта враждебность, подпитываемая телевизором, во многом поверхностна, еще не пропитала массовое сознание. Так, в период войны с Грузией грузины считались нашими основными врагами. Как только телевизор отключили, грузины вернулись в число обычных для России соседей. Пока российский «зомбоящик» продолжает работать.

Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > newizv.ru, 28 апреля 2018 > № 2590438 Лилия Шевцова


Иран. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 28 апреля 2018 > № 2588840 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Ирана М.Д.Зарифом и Министром иностранных дел Турции М.Чавушоглу, Москва, 28 апреля 2018 года

Уважаемые дамы и господа,

Наша сегодняшняя встреча проходила в ситуации, когда вокруг сирийского урегулирования наблюдается немало не всегда позитивных событий. Мы уже упоминали неправомерную атаку на Сирию 14 апреля, которую совершили США, Франция и Великобритания под совершенно надуманным предлогом, не дождавшись, когда эксперты ОЗХО начнут свою работу. Эта атака, конечно же, отбросила назад усилия по продвижению политического процесса.

Тем не менее, сегодня мы твердо высказались за то, чтобы продолжать эти усилия. Договорились о конкретных шагах, которые все три наши страны коллективно и индивидуально будут предпринимать для того, чтобы вернуть всех нас на траекторию устойчивого продвижения к целям резолюции 2254 СБ ООН.

При этом мы отметили, что будем противостоять попыткам подорвать нашу совместную работу. Подчеркнули, что «астанинский формат» прочно стоит на ногах. Мы продолжим решать принципиальные задачи, которые связаны с деэскалацией, снижением напряженности и конфликтного потенциала. Происходит нарушение режима прекращения боевых действий. У нас есть механизм мониторинга этих нарушений. Мы будем преодолевать эту ситуацию, а также стараться максимально укреплять доверие между сторонами «на земле».

В этом смысле наше трехстороннее взаимодействие носит уникальный характер. Благодаря этому взаимодействию какое-то время назад удалось переломить ситуацию на поле боя с террористами из ИГИЛ, «Джабхат ан-Нусры» и помочь сотням тысяч сирийцев избежать гуманитарной катастрофы.

Мы сегодня приняли Совместное заявление, которое будет распространено. В нем отражены основные итоги нашей встречи. В любом случае мы твердо привержены безальтернативности политико-дипломатического преодоления кризиса в Сирии на основе резолюции 2254 СБ ООН и рекомендаций Конгресса сирийского национального диалога в Сочи. Напомню, Конгресс в Сочи официально от имени всех участвовавших в нем этнических, конфессиональных и политических групп Сирии закрепил 12 ключевых принципов урегулирования сирийского кризиса, которые в свое время были выдвинуты спецпосланником Генерального секретаря ООН по Сирии С.де Мистурой. Уже одно это явилось прорывом в усилиях по преодолению сирийского кризиса, потому что до Сочи попытки одобрить эти 12 принципов в рамках усилий по реанимации женевского процесса результатов не дали. Напомню еще раз, что помимо этого достижения в Сочи мы все помогли сирийским участникам одобрить задачу создания Конституционного комитета, согласовать базовые принципы его формирования и дальнейшее функционирование при содействии спецпосланника Генерального секретаря ООН по Сирии С.де Мистуры.

Сегодня, подтвердив эти задачи, также отметили абсолютную недопустимость попыток разделить Сирию по этно-конфессиональным линиям.

Обменялись мнениями относительно состоявшихся на прошлой неделе контактов, которые провел спецпосланник Генсекретаря ООН по Сирии С.де Мистура в Тегеране, Анкаре и в Москве. Обсудили ход подготовки к девятой международной встрече по Сирии в Астане, которую мы проведем в середине мая. Там же, в увязке с этой встречей, по нашей договоренности состоится заседание Рабочей группы по освобождению задержанных/заложников, передаче тел погибших и поиску пропавших без вести.

В контексте усилий по реанимации женевской переговорной площадки мы считаем крайне деструктивными некоторые заявления, которые озвучиваются отдельными представителями внешней оппозиции, обуславливающие решение сирийского конфликта переходом к политическим переговорам с предварительными условиями, в качестве которых выдвигаются требования смены режима, предание руководителей Сирии суду как военных преступников. Такие подходы не только противоречат сути и букве резолюции 2254 СБ ООН, но и откровенно направлены на то, чтобы максимально осложнить работу по возобновлению переговорного процесса с учетом тех прорывных итогов, которые были достигнуты в ходе Конгресса сирийского национального диалога в Сочи.

Мы сегодня также подтвердили необходимость продолжать наращивать усилия в деле оказания гуманитарного содействия. Будем работать с тем, чтобы оно доставлялось максимально эффективно. Будем работать с Правительством Сирии, оппозиций и, конечно же, с нашими коллегами в ООН, Международном Комитете Красного Креста, Сирийском Арабском Красном Полумесяце и в других международных структурах. Важно, чтобы международное содействие, включая помощь в разминировании, оказывалось тем районам, которые возвращаются к мирной жизни в результате наших совместных усилий без какой-либо политизации и политических предварительных условий.

Я искренне признателен своим коллегам и друзьям за продолжение нашей совместной работы. Уверен, что сегодняшние переговоры, результаты которых отражены в Совместном заявлении, помогут консолидировать наши усилия по добросовестному и полному выполнению резолюции 2254 СБ ООН.

Вопрос: Граждане Турции продолжают сталкиваться с проблемами визового режима. Обсуждали ли Вы сегодня с Министром иностранных дел Турции М.Чавушоглу эту тему? Когда мы сможем увидеть конкретные шаги в этой сфере?

С.В.Лавров: Мы сегодня обсуждали вопросы, касающиеся дальнейшего облегчения визового режима. Некоторое время назад российская сторона предложила уже на этом этапе пару конкретных шагов. Во-первых, вернуть безвизовый режим для владельцев служебных паспортов и, во-вторых, обеспечить безвизовое пересечение границы для водителей-дальнобойщиков, работающих на международных автомобильных перевозках. Наши турецкие друзья обещали отреагировать. Это будет осязаемый шаг для целого ряда наших граждан. У нас в планах расширять категории, которые будут пользоваться безвизовым режимом. В целом мы заинтересованы в том, чтобы двигаться к этой цели, о чём не раз говорил Президент России В.В.Путин на встречах с Президентом Турции Р.Т.Эрдоганом. Понятно, что сейчас мы все находимся под серьёзным прессингом террористической угрозы, особенно наши турецкие друзья, испытывающие на себе проблемы, которые «переливаются» из соседних с ними стран. В этой связи нашим компетентным службам необходимо наладить максимально чёткое конкретное взаимодействие в режиме реального времени по отслеживанию иностранных террористов-боевиков.

Мы договорились, что сегодня мы такую работу будем делать и будем регулярно в режиме реального времени обмениваться информацией по тем лицам, которых наши страны объявляют «невъездными» и им закрывается въезд в Турцию или Россию. Нам также очень важно заблаговременно получать информацию по тем лицам, которые экстрадируются из Турции. Мы будем отвечать взаимностью на основе Консульской конвенции, которая существует между нашими странами.

Вопрос: Недавно высказывались сомнения по поводу астанинского процесса, в том числе его успехов, функций. Хотел бы узнать Ваше мнение по этому поводу.

Спецпосланник Генерального секретаря ООН по Сирии С.де Мистура недавно посетил страны-гаранты астанинского процесса – Иран, Россию и Турцию. Есть ли у вас план по сотрудничеству с ООН относительно Сирии?

С.В.Лавров (отвечает после министров иностранных дел Ирана и Турции): Присоединяюсь к тому, что сейчас сказали мои коллеги. Добавлю, что ООН с самого начала астанинского процесса была приглашена к участию в нём. На всех встречах в Астане присутствовал С.де Мистура либо его заместитель. Сейчас ООН может многое сделать, чтобы астанинский процесс по всем направлениям развивался эффективно. Там 4 основных направления.

Первое (фирменное изобретение астанинского процесса) – зоны деэскалации, в которых должен соблюдаться режим прекращения боевых действий, естественно, за исключением террористических группировок, которые пытаются спрятаться в этих зонах и спекулировать на их статусе. Эта борьба с террористами будет абсолютно бескомпромиссной, и те отряды вооружённой оппозиции, которые являются патриотически настроенными и хотят мира в своей стране, должны незамедлительно отмежеваться от террористов, изгнать их из этих зон деэскалации. Конечно, ООН, которая имеет контакты со всеми основными вооружёнными группами, политическими силами сирийской оппозиции и теми, кто поддерживает и направляет работу этих оппозиционеров, могла бы более отчётливо доносить мысль, что не надо «путаться» с террористами, создавать с ними некие союзы и альянсы, пусть даже ситуативные. Это очень важное направление нашего сотрудничества с ООН.

Вторая тема, являющаяся приоритетной на астанинских встречах, это гуманитарное содействие. Мы активно помогаем сирийцам возвращаться к мирной жизни. Россия делает немало, также как Иран и Турция. ООН, конечно, должна вполне осознать свою ответственность за организацию масштабной кампании по решению проблем тех людей, которые возвращаются к родным очагам, хотят вернуться к мирной жизни, наладить какие-то элементарные основы жизнедеятельности. Здесь мы тоже контактируем с гуманитарными структурами ООН, помогаем им достигать договорённостей с Правительством Сирийской Арабской Республики в соответствии с нормами международного гуманитарного права о том, каким способом, как конкретно реализовывать гуманитарные проекты в Сирии. Мы побуждаем наших сирийских коллег в Дамаске быть более гибкими, более конструктивно настроенными, хотя порой это непросто, учитывая те дискриминационные подходы, которые они наблюдают от некоторых западных партнёров. Тем не менее, мы это делаем. Одновременно призываем ООН, чтобы она избегала давления на себя с целью политизации гуманитарных поставок, гуманитарной помощи. ООН, конечно, не имеет права подыгрывать тем, кто заявляет, что помощь будет оказываться только тем районам, которые находятся под контролем оппозиции. ООН не то что не имеет права – она обязана возвышать свой голос против подобных подходов.

Третье направление, которое является принципиально важным для астанинского процесса, да и для всего сирийского урегулирования, это политический диалог, политические переговоры. Я уже упоминал, как и мои коллеги, что и на этом направлении астанинский процесс, особенно с кульминацией в рамках сочинского Конгресса, сделал больше, чем все другие попытки наладить какие-то устойчивые политические контакты. В сочинском Конгрессе были согласованы принципы сирийского урегулирования, предложенные, между прочим, ООН (это к вопросу о сотрудничестве с ООН), а также необходимость создать конституционный комитет опять-таки под эгидой ООН для того, чтобы в рамках полномочий Специального посланника Генерального секретаря ООН готовить новый основной закон для Сирии. Это, собственно говоря, самое большое подспорье для усилий С.де Мистуры. Поэтому, конечно, бывает странно, когда на него пытаются воздействовать, чтобы он выступал с критикой астанинского процесса и результатов сочинского Конгресса. Ещё раз повторю, что на сегодня сочинская декларация – главное подспорье, которое есть у С.де Мистуры для того, чтобы он успешно выполнил мандат, заложенный в резолюции 2254 СБ ООН.

В заключение хочу сказать, что Иран, Турция и Россия во всех своих действиях, при всех нюансах в наших подходах (мы их не скрываем), ориентируются на то, чтобы помочь найти конкретные пути урегулирования, помочь самим сирийцам договориться о национальном примирении, о том, как возвращать свою страну к мирной жизни и сделать это в рамках принципов, заложенных в Уставе ООН.

Те, кто критикует астанинский процесс и результаты сочинского Конгресса, наверное, всё-таки руководствуются другими целями. Если совсем упрощённо, то эти цели заключаются в том, чтобы попытаться доказать, что именно они сегодня решают все дела в нашем мире. К сожалению, а, может, к счастью (для них – точно к сожалению), это время давно прошло.

Иран. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 28 апреля 2018 > № 2588840 Сергей Лавров


Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 28 апреля 2018 > № 2588707

Конец эпохи. «Евросеть» и «Связной» объединятся

Андрей Злобин

редактор Forbes.ru

Группа SLV Олега Малиса и «Мегафон» Алишера Усманова договорились о создании «крупнейшей в мире розничной сети» в сегменте высоких технологий

Группа SLV Олега Малиса, имеющая контрольный пакет акций в группе компаний «Связной» F 81, и компания «Мегафон» F 19, контролируемая структурами миллиардера Алишера Усманова F 10 и владеющая 100% «Евросети» F 136, договорились об объединении розничных сетей. Об этом говорится в сообщении, опубликованном в субботу, 28 апреля, на корпоративном сайте сотового оператора.

В результате сделки контролирующим акционером объединенной компании станет группа SLV Малиса. Дочерняя компания «Мегафона» — кипрский офшор Lefbord Investment Limited — получит в ней миноритарную долю в размере 25% плюс 1 акция, а также два места в совете директоров. Стороны рассчитывают закрыть сделку к середине мая.

В результате в сегменте высоких технологий появится крупнейшая в мире розничная сеть по числу собственных магазинов, насчитывающая более 5000 точек продаж, где работают более 30 000 продавцов-консультантов. Количество ежедневных посетителей превышает 2 млн человек. Выручка от онлайн-продаж объединенной компании достигла по итогам 2017 года 22 млрд рублей. На текущий момент крупнейшая розничная сеть в России в сегменте высоких технологий работает под брендом МТС — 5700 салонов.

Гендиректор «Мегафона» Сергей Солдатенков назвал объединение «Евросети» и «Связного» «логичным шагом к оптимизации каналов дистрибуции на мобильном рынке». «Мегафон» выиграет от работы с опытной и профессиональной командой, которая будет управлять объединенной розницей», — приводятся в пресс-релизе его слова. Основатель группы SLV Олег Малис видит в соединении физической розницы и онлайна огромный потенциал. «Объединенная компания — это обучающая платформа для наших клиентов, которая является важным элементом процесса цифровизации экономики», — подчеркнул бизнесмен.

Сложное объединение

«Евросеть» была основана в 1997 году предпринимателем Евгением Чичваркиным. В 2006 году он вступил в конфликт с силовиками и в результате эмигрировал в Великобританию. После этого в «Евросети» несколько раз менялись владельцы.

В 2008 году «Вымпелком» выкупил 49,9% «Евросети» за $226 млн у Александра Мамута F 42, а тот — 100% у ее основателя Евгения Чичваркина. В 2012 году Мамут продал оставшиеся доли за $1,07 млрд: 0,1% — «Вымпелкому», по 25% — «Мегафону» и Garsdale миллиардера Алишера Усманова F 10 с партнерами. «Мегафон» получил долю Garsdale в 2014 году.

В результате в 2016 году «Евросетью» на равных долях владели ПАО «Мегафон» и ПАО «Вымпелком» (работает под брендом «Билайн»). Но в июле 2017 года было достигнуто соглашение о выкупе «Мегафоном» у «Вымпелкома» 50% в «Евросети» и доведении своей доли владения до 100%. «Вымпелком», в свою очередь, покупал половину розничных салонов «Евросети». В феврале 2018 года 100% «Евросети» стали собственностью «Мегафона», а половина салонов ретейлера была передана «Вымпелкому».

Сеть салонов цифровой техники «Связной» была основана в 1995 году Максимом Ноготковым F 82. В 2013 году он вошел в рейтинг 200 богатейших бизнесменов России Forbes с состоянием в 1,3 млрд. В конце 2014 года Ноготков лишился компании из-за долгов по кредитам. Контроль в «Связном» перешел к структурам Олега Малиса.

Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 28 апреля 2018 > № 2588707


Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 28 апреля 2018 > № 2587413 Павел Фельгенгауэр

Дело дошло до крайности: в России возможен военный переворот

Павел Фельгенгауэр, Апостроф, Украина

По некоторым сведениям, Россия может перебросить на Донбасс два новых подразделения воздушно-десантных войск, чтобы попробовать спровоцировать украинскую армию на наступление, затем нанести ей максимальный урон и улучшить свои боевые позиции в Луганской области. Действительно ли России нужна сейчас подобная авантюра, «Апострофу» рассказал российский военный обозреватель Павел Фельгенгауэр.

Сама по себе возможность более серьезных боевых действий на Донбассе, конечно, есть. Но в том, что это прямо сейчас там начнется, я несколько сомневаюсь. Во-первых, вряд ли о подобных действиях, если они все-таки начнутся, можно будет заранее прочитать в интернете. Так что, скорее, сейчас ничего такого не будет. А мелкое улучшение боевых позиций — вещь не принципиальная и не особо нужная.

Ну а вообще, конечно, в будущем возможны некоторые проблемы. Может быть, и сейчас тоже. Это все не исключено.

Действия России в первую очередь обусловлены внутриполитической борьбой. Дело совсем дошло до крайности, внутриполитическое напряжение в России достигло максимума за последние годы. Такого обострения не было, наверное, с 2012 года. Это в первую очередь отражается, конечно, на внешней политике — и в Сирии, и на Украине, и на общем ухудшении отношений с Западом, и даже отношении к кризису в Армении. Все это может привести и приводит к обострениям по всему периметру внешней политики.

Но это отражение внутриполитической борьбы. Я не исключаю даже военного переворота в России. Это, может быть, крайне маловероятный сценарий, но исключить его полностью нельзя.

Через две недели в России будет новое правительство, и, очевидно, возможна совершенно новая политика. [Российский политик Алексей] Кудрин дает победоносные интервью, что он теперь будет рулить. Естественно, что для российской «партии войны» это настолько серьезная угроза, что ради этого можно хоть войну с Украиной затевать, чтобы этого избежать.

То, что в России «все поддерживают Путина по всем вопросам», что выборы прошли — не играет никакой роли. Потому что у нас не демократия и народ не решает ничего. А внутри правящей элиты острейший кризис: люди не знают, куда бежать, где прятаться и что будет.

Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 28 апреля 2018 > № 2587413 Павел Фельгенгауэр


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 28 апреля 2018 > № 2586389 Александр Калягин

Встреча с Александром Калягиным.

Владимир Путин встретился с председателем Союза театральных деятелей России, художественным руководителем московского театра Et Cetera Александром Калягиным.

В.Путин: Александр Александрович, мы с Вами ещё, по-моему, в 2011 году подготовили, и я ещё Председателем Правительства утвердил концепцию развития театрального дела в Российской Федерации до 2020 года.

А.Калягин: Да, совершенно верно.

В.Путин: И локомотивом, движущей силой реализации заложенных там мероприятий является Союз театральных деятелей, который Вы возглавляете. Как Вы оцениваете ситуацию на сегодняшний день?

А.Калягин: Владимир Владимирович, хорошо, что Вы вспомнили этот год. Для меня это очень приятно.

Я, конечно же, бесконечно благодарен Вам за внимание к решению проблем театрального дела. И конечно, одно из проявлений такого внимания – мне бы очень хотелось, мы всё время лоббируем, чтобы 2019 год стал Годом театра.

Понимаю: такие сложности, сякие. Но это для театра, для театральной общественности, для культуры в целом, для нашей страны, для зрителей. Потому что театр – это зрители, многомиллионная аудитория. И очень важно, что в театр ходят зрители. Помимо тех проблем, которые мы бы решили в театральный год, в Год театра, мы наметили бы какой-то путь и составили стратегический план до 2030 года.

Проблем действительно много, и если бы был объявлен Год театра, то вот, я подготовил возможные способы решения этих проблем, тут три странички, и основные подходы к формированию Года театра.

Я понимаю, что жизнь не закончится в 2019 году, в театры будут ходить. Но новая редакция Закона о культуре и изменения в Налоговом, Бюджетном, Гражданском кодексе… Большое количество театров, Вы знаете, нуждаются в капитальном ремонте. Много чего. И по образованию могли бы решить, и поднять зарплаты, и техническую базу театров улучшить, потому что по России это действительно громадное подспорье для зрителей, для людей.

В Вашем Послании [Федеральному Собранию], например, в двух словах про ДК (дома культуры), которые находились бы на каждом пятачке города. Это было бы прекрасно. Молодёжь и дети сызмальства приучаются к театру: театральные кружки, театр в школе, школа в театре и так далее и тому подобное. Это только развивает, поднимет, простите меня, Вы сами знаете, духовный уровень. Мой внук, например, потрясающий математик, на виолончели играет блестяще. Просто [надо] как японцы, они в своё время сделали, всех отправили в творческие школы, потому что это совсем другое мышление.

В.Путин: Музыка связана с математикой напрямую.

А.Калягин: Да, это верно.

В.Путин: Александр Александрович, хорошо, договорились. Знаю, что Вы эту идею вынашиваете давно. Мы с Вами говорили на этот счёт. Давайте так и сделаем. 2019 год объявим в России Годом театра.

А.Калягин: Ура!

В.Путин: И посмотрим. Проработать нужно, конечно, Ваши предложения о формировании программы этого года.

А.Калягин: Вот в этой бумаге – практически все решения. Другое дело, можно добавить. Но [Год театра] – это было бы здорово.

В.Путин: Хорошо.

А.Калягин: Вы не представляете, как театральная общественность будет счастлива, как театр будет счастлив. Это действительно очень важно.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 28 апреля 2018 > № 2586389 Александр Калягин


Россия > Экология > ecolife.ru, 28 апреля 2018 > № 2586028

Минприроды просит россиян не жечь траву и камыш на майских праздниках

Минприроды России потребовало от глав регионов принять дополнительные меры по обеспечению пожарной безопасности в лесах в период майских праздников и так называемого «шашлычного сезона». В частности, население нужно предупреждать о запрете выжигания травы и об опасности разведения костров в лесах и на полянах, говорится в сообщении министерства, распространенном в пятницу.

«Напоминаем, что в целях предотвращения лесных пожаров запрещено: бросать в лесу горящие спичи, окурки, выжигать сухую траву в лесу и на полях, поджигать камыш», — говорится в сообщении.

Глава Минприроды Сергей Донской направил телеграмму главам субъектов с требованием «принять исчерпывающие меры по обеспечению пожарной безопасности в лесах». Он напомнил, что нарушение правил пожарной безопасности, несанкционированные палы сухой травы, разведение костров могут привести к гибели людей, стать причиной уничтожения жилых домов и объектов экономики.

К настоящему моменту в 58 регионах России введен особый противопожарный режим, что подразумевает категорический запрет на разведение костров в лесном массиве, вблизи населенных пунктов и на берегах водоемов. На всей территории Забайкальского края и Амурской области введен режим ЧС. «Принятые меры особенно актуальны в преддверии майских праздников и так называемого „шашлычного сезона“, после которых в лесах могут заполыхать лесные пожары», — говорится в пресс-релизе.

Регионам рекомендуется обеспечить на период с 28 апреля по 13 мая круглосуточное дежурство региональной диспетчерской службы с целью оперативного контроля за текущей лесопожарной обстановкой, обмена информацией и взаимодействия. Минприроды также напоминает населению о то, что нельзя разводить костры в густых зарослях и хвойном молодняке, под низко свисающими кронами деревьев, рядом со складами древесины, торфа, разводить костер с помощью легковоспламеняющихся жидкостей или в ветреную погоду, оставлять костровище без присмотра.

Административная ответственность за нарушение требований пожарной безопасности для граждан может составить до 4-5 тыс. рублей штрафа, для должностных лиц — до 30-50 тыс. рублей, для юридических лиц — до 500 тыс. — 1 млн рублей.

Россия > Экология > ecolife.ru, 28 апреля 2018 > № 2586028


Россия. Весь мир > Образование, наука. СМИ, ИТ > ecolife.ru, 28 апреля 2018 > № 2586027

Путин поручил подготовить новый Атлас мира

Президент поручил подготовить новый российский Атлас мира. Русские названия постепенно вытесняются с карт, стирается память о вкладе нашей страны в развитие науки, и нельзя не реагировать на искажение исторической и географической правды, заявил глава государства, выступая на юбилейном, 10-м заседании Попечительского Совета Русского географического общества (РГО) в Санкт-Петербурге.

Поддержка попечителей и медиасовета дает организации возможность быть в гуще общественной жизни страны, сказал президент, подчеркнув заметный вклад РГО в проведение Года экологии и выразив уверенность в таком же уровне участия в Годе волонтерства.

Концепция географического образования, разработанная РГО, полностью готова, объявил Владимир Путин. И в самое ближайшее время будет утверждена Минобрнауки, рассчитывает он.

Еще президент рассказал о реализации идеи названия новых улиц в честь наших великих географов и путешественников.

«Первой на эту идею откликнулась Москва, — отметил он. — Здесь, конечно, не должно быть никакой „компанейщины“… Не должно быть это продиктовано стремлением просто отчитаться. Важно не просто давать улицам, городским объектам, названия, связанные с историей, а вести действительно содержательную просветительскую работу, размещать на улицах информацию о национальных героях и славных событиях прошлого».

Сфера топонимики нуждается в особом внимании, убежден президент. «Сегодня мы сталкиваемся с ситуацией, когда русские названия, которые давали еще в прошлые века и десятилетия наши исследователи, путешественники, постепенно вытесняются с карт мира, — констатировал он. — Подчеркну, тем самым стирается и память о вкладе России в изучение планеты и в развитие науки».

По словам главы государства, особенно ясно такая тенденция прослеживается в Антарктиде, где имена, данные первооткрывателями контитента почти вышли из оборота.

«Сегодня лишь единицы знают, что историческое название острова Смит — это Бородино, что Сноу — это Малоярославец. А Ливингстон — на самом деле Смоленск. И так далее и тому подобное, — заметил президент России. — А ведь в 2020 году мы будем праздновать юбилей открытия Антарктиды. Это было сделано именно русскими мореплавателями».

Владимир Путин заметил, что подобные «замещения» названий присутствуют не только в далекой Антарктиде, есть примеры и поближе, однако конкретизировать, где именно, не стал.

«Все это стало возможным в том числе из-за отсутствия современных отечественных географических карт, — подчеркнул президент. — В свободном доступе лишь иностранные, где, как правило, фигурируют вторичные имена географических объектов».

Лидер государства отметил, что при самом активном участии РГО предлагается подготовить новый российский Атлас мира, «в котором все подобные случаи будут верно трактоваться».

«Никому ничего не собираемся навязывать, это не нужно, но попустительствовать, не реагировать на искажение исторической и географической правды и справедливости мы не вправе“, — добавил он. — Я прошу заняться созданием атласа Росреестр вместе с экспертами РГО и при участии Минобороны, которому в рамках всех необходимых процедур следует обеспечить доступность своих картографических материалов для составителей атласа и в целом для путешественников, туристов, автолюбителей, в том числе в формате современных компьютерных технологий, работающих онлайн».

Также Владимир Путин заметил, что «гриф секретности на многих картах явно устарел и выглядит просто архаично».

«Наша задача — сберечь то, что сделано нашими предшественниками, и, конечно, вписать в летопись РГО новые имена и новые яркие события», — заключил президент и объявил старт комплекса на соискание премии Русского географического общества.

На заседании подвели итоги работы организации за 2017 год и представили лучшие проекты этого года. Также состоялась церемония вручения почетных грамот и медалей. Золотую медаль имени Миклухо-Маклая получила профессор, доктор этнологии Улле Йохансен, за большой вклад в изучение истории и культуры тюркских народов Сибири.

Золотая медаль имени Сенкевича была вручена гендиректору ВГТРК Олегу Добродееву за большой вклад в развитие медиапроектов РГО. Такую же награду по праву заслужила телепрограмма «В мире животных» — за большой вклад в популяризацию природного наследия и в связи с 50-летним юбилеем выхода в эфир. Получил медаль Николай Дроздов.

Малой серебряной медали РГО были удостоены Ульяновское областное отделение РГО и отделение РГО в Якутии.

Россия. Весь мир > Образование, наука. СМИ, ИТ > ecolife.ru, 28 апреля 2018 > № 2586027


Россия. ЦФО > Экология > ecolife.ru, 28 апреля 2018 > № 2586026

Новые экологические стандарты введут в Подмосковье

Новые экологические стандарты, которые позволят на 50% сократить количество захороненных отходов, введут в Подмосковье, сообщает РИА Новости со ссылкой на губернатора Московской области Андрея Воробьева.

«Московская область первая в стране введет новый экологический стандарт, который будет предполагать совершенно уникальные современные технологии утилизации, переработки и захоронения мусора», — отметил он.

Губернатор добавил, что в Московской области будут построены комплексы по переработке отходов, которые «позволят на 50% сократить количество захороненных отходов, при этом исключить раз и навсегда возможность зловония и дурных запахов, потому что технологии, которые мы будем применять на этих полигонах, используются в самых передовых, самых современных странах».

Сейчас, по словам Воробьева, ведется работа по закрытию старых свалок и строительство, обустройство и оснащение оборудованием мест захоронения отходов.

Россия. ЦФО > Экология > ecolife.ru, 28 апреля 2018 > № 2586026


Россия > Экология. Леспром > ecoindustry.ru, 28 апреля 2018 > № 2586025

С 4 МАЯ 2018 Г. В РОССИИ ВСТУПИТ В СИЛУ НОВАЯ ЛЕСОУСТРОИТЕЛЬНАЯ ИНСТРУКЦИЯ

Приказом, зарегистрированным в Минюсте России 20 апреля 2018 г., утверждена новая редакция Лесоустроительной инструкции. Документ вступит в силу с 4 мая 2018 г.

Впервые в состав особо защитных участков лесов включены участки лесов, имеющие научное, историческое, культурное, религиозное значение, а также малонарушенные лесные территории.

Инструкция устанавливает правила проведения лесоустройства в границах лесных участков, лесничеств и лесопарков, содержащие требования к составу, методам, способам и точности проведения лесоустройства в лесах, расположенных на землях лесного фонда, землях обороны и безопасности, землях особо охраняемых природных территорий, а также на землях населённых пунктов, на которых расположены городские леса.

Лесоустроительная инструкция содержит уточненные критерии отнесения лесов к отдельным категориям защитных лесов.

Документом установлены четкие требования к материалам аэроснимков и космических снимков, используемых при проведении работ по таксации лесов.

Инструкция также устанавливает механизм проверки качества таксации лесов и проектирования мероприятий по охране, защите, воспроизводству лесов, а также порядок утверждения, хранения, учёта и использования материалов лесоустройства.

Документ предусматривает механизм выделения дополнительного типа особо защитных участков лесов как объектов Национального лесного наследия.

В лесах Национального лесного наследия не требуется вводить ограничения на охоту, рыболовство, экотуризм, использование недревесных и пищевых ресурсов – запрет налагается только на промышленное лесопользование.

Россия > Экология. Леспром > ecoindustry.ru, 28 апреля 2018 > № 2586025


Россия > Медицина. Приватизация, инвестиции > chemrar.ru, 28 апреля 2018 > № 2585841

День работников скорой медицинской помощи

28 апреля считается Днём рождения Службы скорой медицинской помощи в России. И хотя это пока не официальный праздник, но активность медработников и ряда пользователей интернета и социальных сетей направлена на то, чтобы он стал профессиональным праздником – Днём работников скорой медицинской помощи.

Каждый человек в нашей стране знаком с телефонным номером «03» – одним из номеров специальных экстренных служб, начиная ещё с советских времён. «01» – пожарная охрана, «02» – милиция, «03» – скорая медицинская помощь, «04» – служба газа.

Приоритетный статус этих номеров сохранился и до сегодняшнего дня. Позвонить на них можно бесплатно с любого телефона. Изменения коснулись их в 2014 году, когда к каждому номеру впереди добавилась цифра «1».

Таким образом, номер вызова скорой помощи стал «103». А ещё появился единый номер службы спасения – «112».

История оказания помощи обездоленным, пострадавшим от мороза или болезни, покалеченным людям, в России уходит корнями в 15 век и связана с деятельностью благотворителей, а также богаделен при церквях и монастырях.

Россия > Медицина. Приватизация, инвестиции > chemrar.ru, 28 апреля 2018 > № 2585841


США > Медицина > chemrar.ru, 28 апреля 2018 > № 2585840

Гематоэнцефалический барьер пройден: Простой анализ крови может диагностировать опухоль мозга

Найден способ диагностировать опухоль мозга без хирургического вмешательства, то есть без биопсического исследования. Ученые разработали метод, который позволяет обнаружить заболевание при помощи простого анализа крови. Результаты исследования опубликованы в журнале Scientific Reports.

Чтобы защитить нервные клетки мозга от микроорганизмов, токсинов и других опасных элементов, которые циркулируют в крови, в организме человека существует так называемый гематоэнцефалический барьер. Это своего рода фильтр, который пропускает в мозг только необходимые питательные вещества. В некоторых случаях (например, при лечении заболеваний центральной нервной системы) гематоэнцефалический барьер представляет для врачей дополнительную трудность, так как мешает лекарственным препаратам поступать в мозг.

Создатели многих лекарств смогли найти методы обхода этой «блокировки», а вот способа доставить к клеткам мозга специальный биомаркер, который может указать на развитие опухоли, до сих пор не было. Американские ученые разработали технологию, позволяющую биомаркерам преодолеть гематоэнцефалический барьер.

Для определения уровня злокачественности опухоли мозга необходимо провести биопсию – хирургическое извлечение небольшого участка опухоли для дальнейшего исследования. Для других типов рака можно определить степень злокачественности с помощью анализа крови, для опухоли мозга такой технологии не существовало.

Авторы нового исследования использовали в качестве биомаркера опухоли информационную РНК (иРНК) – макромолекулу, с помощью которой по зашифрованной в ДНК информации синтезируются белки. Ученые ввели в кровь лабораторной мыши с опухолью мозга специальное вещество наподобие пузырьков. Когда они достигают гематоэнцефалического барьера, то лопаются, нарушая структуру барьера и позволяя тем самым иРНК пройти его. Затем исследователи провели обычный анализ крови и по содержанию в ней иРНК определили особенности развития опухоли.

Как считают исследователи, новая технология не только позволит диагностировать опухоль мозга без хирургического вмешательства, но и поможет назначать более эффективное лечение.

США > Медицина > chemrar.ru, 28 апреля 2018 > № 2585840


Россия > Агропром. Легпром > agronews.ru, 28 апреля 2018 > № 2585224

В Минсельхозе России обсудили перспективы развития конопляной отрасли.

26 апреля в Минсельхозе России состоялось II Всероссийское отраслевое совещание «Состояние производства конопли и перспективы развития коноплеводства в России – 2018». Модератором мероприятия выступили директор Департамента растениеводства, механизации, химизации и защиты растений Петр Чекмарев и директор Агропромышленной ассоциации коноплеводов (АПАК) Юлия Дивнич.

Открывая совещание, Петр Чекмарев обратил внимание на позитивную динамику в развитии коноплеводства в последние годы и стабильно расширяющийся спектр использования продуктов переработки конопли.

Исторически посевные площади конопли в России были обширны. Но сложность возделывания и получения семенного материала, отсутствие специализированного оборудования и сельхозмашин привели практически к полному вытеснению конопли из сельскохозяйственного оборота. Результаты работы семеноводов и селекционеров, современные инновационные технологии переработки и производства изделий из конопли, а также высокий экспортный потенциал вернули интерес к коноплеводству в России.

«На сегодняшний день в Госреестре зарегистрировано 26 ненаркотических сортов конопли, которую можно использовать для выращивания и последующей переработки. В 2018 году посевные площади под техническую коноплю составят 4,4 тыс. га, что в 4 раза превысит показатели 2010 года. Потребность внутреннего рынка и экспортный потенциал продукции из конопли достаточно высоки, есть перспективы для наращивания производства», — отметил Петр Чекмарев.

Директор Департамента сообщил, что для стимулирования развития отрасли коноплеводства, кроме действующих мер господдержки, Минсельхозом России предусмотрены еще и такие, как:

— льготные краткосрочные и инвестиционные кредиты;

— несвязанная поддержка по ставке 10 тыс. рублей на 1 га посевной площади конопли;

— поддержка в рамках единой субсидии.

Также планируется ввести новые меры государственной поддержки:

— возмещение до 50% прямых понесенных затрат на строительство и модернизацию пенькоперерабатывающих предприятий, а также приобретение специализированной техники и оборудования.

Президент Агропромышленной ассоциации коноплеводов Александр Смирнов в своем выступлении отметил, что беспрецедентные меры господдержки для конопляной отрасли дают возможность активно развивать ее по всем направлениям. Он также обратил внимание на необходимость продолжения работы по селекции и семеноводству, с которой выстраивается вся производственная цепочка в конопляной отрасли.

Интерес к продукции из конопли и ее семян подтвердили присутствующие на совещании представители бизнес-сообщества – производители пеньковолокна, переработчики. Из конопляного сырья производится различная продукция: волокно, текстиль, медицинские изделия, лекарства, пищевые продукты, а также порох и ракетное топливо для оборонно-промышленного комплекса. Особую ценность имеют пеньковолокно и конопляное масло. По данным АО ГК Ростех, потенциал потребления волокна и целлюлозы из лубяных культур может составлять до 100 тыс. тонн в год.

В завершение совещания Петр Чекмарев выразил уверенность в позитивных результатах возрождения конопляной отрасли.

«Очевиден стратегический потенциал конопли как культуры, способной со временем вновь занять прочное место в различных отраслях российской промышленности, заменить импортные аналоги и стать экспортной единицей на мировом торговом рынке», — резюмировал Петр Чекмарев.

Россия > Агропром. Легпром > agronews.ru, 28 апреля 2018 > № 2585224


Корея. КНДР. США. Весь мир. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > redstar.ru, 27 апреля 2018 > № 2613116 Александр Жебин

Как развязать корейский узел

Развитие ситуации в регионе по-прежнему вызывает тревогу у мирового сообщества.

В этом году исполняется 65 лет с момента, как закончилась корейская война 1950–1953 годов. Закончилась не миром, а перемирием. И эта ситуация сохраняется до сих пор, временами накаляясь, временами переходя в стадию разрядки. Почему так происходит и есть ли реальные пути решения корейской проблемы? На эту тему наш обозреватель беседует с руководителем Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН Александром ЖЕБИНЫМ.

– Александр Захарович, ситуация на Корейском полуострове и вокруг него находится, без преувеличения, в фокусе внимания всего мира. И это понятно: наблюдаемые здесь резкие обострения напряжённости чреваты самыми серьёзными последствиями не только для стран Восточной Азии, но и для других регионов. Напомните с позиций эксперта читателям, как завязался корейский узел?

– Конфликтная ситуация на Корейском полуострове порождена расколом Кореи в результате Второй мировой войны и продолжающимся после корейской войны 1950–1953 годов противоборством двух корейских государств. Каждое из них стремится к доминированию на полуострове и объединению его на собственных условиях. Это составляет внутренний аспект корейской проблемы.

Вместе с тем геополитическое положение Корейского полуострова, примыкающего к Китаю, России и находящегося рядом с Японией, всегда привлекало к себе внимание внешних сил. В частности, США никогда не стремились добиться действительной разрядки напряжённости и примирения в Корее. Для американцев было и продолжает оставаться выгодным поддержание определённого уровня напряжённости на полуострове. Это позволяет им оправдывать «северокорейской угрозой» сохранение уже на протяжении более полувека сил передового базирования вдоль границ России и КНР на Дальнем Востоке, держать в узде младших союзников – Японию и Южную Корею, а теперь и развёртывать в регионе элементы американской системы глобальной ПРО.

Весь этот комплекс факторов и породил один из острейших очагов международной напряжённости.

– В ходе прошедших Олимпийских игр две Кореи выступили единой командой, наметился межкорейский диалог. О чём, по-вашему, это свидетельствует?

– Север и Юг Кореи заинтересованы в том, чтобы снизить напряжённость, к которой привели угрозы США нанести удар по КНДР. Новая война стала бы катастрофой для обеих частей Кореи. Любое применение ядерного оружия на Корейском полуострове чревато превращением его в зону, непригодную для проживания человека. Это может случиться даже без использования оружия массового уничтожения. Например, в Южной Корее, площадь которой около 99 тыс. кв. километров, на АЭС работают 25 атомных реакторов. Если в случае войны часть из них будет разрушена обычными бомбами и ракетами, даже непреднамеренно, – ведь, как утверждают на Западе, северокорейские ракеты очень неточны, – то последствия появления на столь ограниченной территории (примерно равна нашей Ростовской области) 5–6 Чернобылей и Фукусим будут ужасающими. Кроме того, РК – страна с развитой химической индустрией. Разрушение крупных химических комбинатов теми же обычными боеприпасами также приведёт к страшной катастрофе.

А опасность такого развития ситуации, особенно во второй половине прошлого года, была. Причём настолько очевидной, что вынудила президента РК Мун Чжэ Ина заявить, что никакая война в Корее не может быть начата без согласия его страны. Более того, южнокорейский лидер призвал Вашингтон к прямому диалогу с Пхеньяном.

В свою очередь лидер КНДР Ким Чен Ын выступил инициатором проведения межкорейских переговоров. В новогоднем обращении к народу он пожелал успеха зимней Олимпиаде в южнокорейском Пхёнчхане, выразил надежду на участие в ней северокорейских спортсменов и допустил возможность проведения по этому вопросу переговоров между Пхеньяном и Сеулом.

Последовала череда различных встреч, в ходе которых была достигнута договорённость о проведении межкорейского саммита.

– Он состоится уже в эту пятницу в находящемся в демилитаризованной зоне между Севером и Югом местечке Пханмунджом, в расположенном в его южнокорейской части Доме мира. Причём для главы северокорейского государства это станет его первым визитом на южнокорейскую территорию с момента окончания войны между двумя странами в 1953 году. К чему, по вашему мнению, может привести эта встреча?

– Прежде всего хочу отметить, что возобновление диалога между Сеулом и Пхеньяном свидетельствует о том, что корейцы хотели бы играть более самостоятельную роль в определении своей судьбы. Правда, видят они её совершенно по-разному. Сеул уверен, что объединённая Корея будет представлять собой либеральную демократию с рыночной экономикой. Там рассчитывают добиться «мягкой посадки» северокорейского режима без широкомасштабного конфликта.

Пхеньян выступает за постепенное сближение двух систем в рамках конфедеративного государства. Причём решение этой проблемы северокорейские лидеры видят в условиях предоставления Вашингтоном гарантий безопасности их стране.

Южная Корея в конституции объявила весь полуостров своей территорией. А в Пхеньяне нередко именуют Южную Корею «временно оккупированной южной частью республики», то есть КНДР.

Естественно, свести эти подходы воедино тяжело, но возможно при наличии у сторон готовности к диалогу и поиску компромиссов. А они её в последнее время демонстрируют весьма активно. Во всяком случае, такое стремление декларируется публично и на высшем уровне.

– Сюда, несомненно, следует отнести решение Пхеньяна отказаться от ракетно-ядерных испытаний, которое совершенно неожиданно для многих было принято в прошедшую субботу…

– Я не сказал бы, что неожиданно. Это вполне ожидаемая мера, ведь ещё с прошлого года нет ни запусков ракет, ни ядерных испытаний. КНДР заявила, что будет вести себя как ответственное ядерное государство, в частности не передавать ядерное оружие третьим странам. Обещание не испытывать также очень важно, оно означает, что КНДР не будет совершенствовать свои ядерные заряды. В целом северокорейцы дают понять, что они будут соблюдать Договор о нераспространении ядерного оружия, оставаясь формально вне этого договора.

Президент Южной Кореи приветствовал северокорейское решение как «крупный шаг» на пути к денуклеаризации полуострова. По его словам, в настоящее время Пхеньян демонстрирует международному сообществу свою волю к полному отказу от ядерного оружия, а Республике Корея – свою готовность к проведению активного диалога. Мун Чжэ Ин подчеркнул необходимость положить конец режиму перемирия на Корейском полуострове, опубликовать декларацию о прекращении войны и двигаться к заключению мирного договора. Саммит покажет, согласятся ли с таким подходом северокорейцы, которые уже несколько десятилетий настаивают на заключении мирного договора с США, а не с Южной Кореей, так как последняя в 1953 году отказалась подписать соглашение о перемирии в Корее.

Естественно, пойдёт речь и о том, как возродить межкорейское экономическое сотрудничество. И это сложная задача, учитывая введённые в отношении КНДР санкции СБ ООН, которые фактически блокируют не только всю внешнеэкономическую деятельность этой страны, но и серьёзно затрудняют даже её гуманитарные и спортивные обмены.

Следует также отметить, что свобода рук официального Сеула сильно ограничена негативным отношением части южнокорейской элиты и особенно военных к самой идее улучшения отношений с Пхеньяном. Антикоммунистические предубеждения в РК настолько сильны, что согласие Мун Чжэ Ина откликнуться на мирные инициативы КНДР дало основание этим кругам открыто обвинить президента РК в том, что он является «розовым» и даже «красным».

Реагируя на эти выступления, Мун Чжэ Ин призвал своих оппонентов прекратить все спекуляции относительно предстоящего межкорейского саммита. «Весь мир следит за ситуацией, и весь мир надеется на успех. Поэтому прошу политические круги также остановить свои «боевые действия» по крайней мере на это время. Мы стоим на перекрёстке, где открывается путь к денуклеаризации не военными мерами, а мирным способом», – подчеркнул он.

Кроме того существуют ещё требования старшего союзника – США продолжать политику «максимального давления» на КНДР. Не учитывать в выстраивании диалога с Пхеньяном эту позицию США Мун Чжэ Ин не может.

Так что обеим сторонам на пути к миру, равноправному сотрудничеству и объединению предстоит устранить немало политических, правовых и институциональных барьеров и достичь взаимоприемлимого видения будущего единого государства.

– Вы сказали о позиции США. Её учитывает не только Сеул, но и Пхеньян. Ведь Северная Корея создавала свой оборонный потенциал, достаточный для нанесения противнику неприемлемого ущерба или угрозы самой возможности нанесения такого ущерба, чтобы не допустить повторения на полуострове иракского и ливийского сценариев смены неугодных Западу режимов. Да и нарушивший все нормы международного права, предпринятый без санкции Совета Безопасности ООН недавний ракетный удар США, Англии и Франции по Сирии наверняка добавил Пхеньяну аргументов в пользу его подходов к решению этой задачи. Тем не менее он пошёл на отказ от ракетно-ядерных испытаний. Почему?

– По большому счёту ответ на этот вопрос дали сами северокорейские власти. Как было объявлено в Пхеньяне, стране больше не требуется проводить ядерные испытания, а также испытания межконтинентальных баллистических ракет и ракет средней дальности, поскольку поставленные в этой области цели успешно достигнуты. Тем самым и миссия северного ядерного полигона также подошла к концу.

Отныне Северная Корея, как подчёркивается в сообщениях из Пхеньяна, сосредоточит все усилия на создании сильной социалистической экономики и мобилизации людских и материальных ресурсов страны, чтобы резко повысить уровень жизни людей.

Было также отмечено, что Пхеньян не будет использовать ядерное оружие, если против КНДР не будет ядерных угроз или провокаций. То есть можно предположить, что, отказавшись от новых испытаний, северокорейцы намерены сохранить (полностью или частично) уже созданный ими ракетно-ядерный потенциал, который и призван сдерживать возможные в будущем «ядерные угрозы и провокации».

Наконец, приняв такое решение, Пхеньян как бы сработал на опережение. Теперь Мун Чжэ Ин и тем более Дональд Трамп, требовавшие, чтобы КНДР практическими шагами подтвердила своё намерение денуклеаризироваться, стоят перед необходимостью сделать какой-то ответный ход, пойти на какие-то встречные шаги.

– И чего теперь следует ожидать от Вашингтона?

– Как известно, Дональд Трамп принял приглашение Ким Чен Ына на личную встречу. И сделал это практически единолично, без должного обсуждения с помощниками, за что его уже критикуют. Во всяком случае, отставка Рекса Тиллерсона с поста госсекретаря США и замена его директором ЦРУ Майклом Помпео была связана, как объявлено Белым домом, с желанием Трампа создать новую команду в преддверии переговоров с Ким Чен Ыном. А они, как сообщается, могут состояться в мае или начале июня.

О чём может пойти речь на этих переговорах? Предположения на этот счёт высказываются разные. Есть даже такие радикальные, как, например, то, что Трамп попытается включить КНДР в антикитайский альянс, формируемый Вашингтоном в Восточной Азии. И тем самым взять КНР в «клещи» – от Южно-Китайского до Жёлтого морей. В подтверждение возможности такого поворота говорится о том, что нынешняя ситуация, когда Северная Корея оказалась под мощнейшим внешним давлением, подталкивает Пхеньян к разыгрыванию любых кажущихся ему спасительными внешнеполитических комбинаций вроде предполагаемого «замирения» с США.

Конечно, учитывая нетрадиционные действия Трампа, от него можно ожидать всего. Тем более что он пообещал заключить с Ким Чен Ыном «величайшую сделку», не расшифровав, что он под ней понимает. Нельзя также не заметить, что в последние дни США демонстрируют некоторую динамику в выстраивании отношений с Пхеньяном. Так, установлен канал секретной связи между разведкой США и КНДР, появились сообщения о встрече представителей Вашингтона и Пхеньяна. Причём ключевую роль в подготовке встречи президента США Дональда Трампа и лидера КНДР Ким Чен Ына с американской стороны играет не госдепартамент, а ЦРУ.

Москва полностью поддержала отказ Пхеньяна от ядерных испытаний, считая, что это решение ведёт к снижению напряжённости между Пхеньяном и Сеулом

В частности, в северокорейской столице с тайным визитом побывал директор ЦРУ Майкл Помпео. Кстати, этот визит состоялся буквально накануне принятия Пхеньяном решения об отказе от ракетно-ядерных испытаний. По словам американского президента, визит прошёл успешно. В его ходе прорабатывались детали саммита, главной темой которого станет денуклеаризация.

И всё же вряд ли Трамп сможет пойти на подписание мирного договора между США и КНДР и предоставить Северной Корее такие гарантии безопасности, которые будут сочтены в Пхеньяне убедительными. Американский президент не откажется и от требований, закреплённых в формулировке о «полном, проверяемом и необратимом демонтаже» всех ядерных программ КНДР. Ведь в этом случае на Трампа обрушится такая волна критики, с которой, несмотря на весь негатив, который сегодня приходится преодолевать его администрации, ему до сих пор ещё не пришлось сталкиваться. Да и конгресс не пропустит хотя бы близкое к тому соглашение.

– Есть ещё один важный игрок в регионе. Это КНР. Какова, на ваш взгляд, специфика китайского подхода к проблеме двух Корей?

– Для КНР, как по военно-стратегическим, так и престижно-политическим соображениям, ликвидация КНДР, тем более силовым путём, совершенно неприемлема. Такое развитие событий привело бы к выходу вооружённых сил США и их союзников на 1360-километровую сухопутную границу с Китаем, серьёзно подрывало бы престиж и внешнеполитические позиции КНР в Азии и во всём мире, практически ставило бы крест на планах Пекина вернуть в «лоно родины» Тайвань.

В то же время Китай недоволен ядерными амбициями КНДР, которые дали американцам предлог для давления на Пекин. Китай также опасается, что если КНДР станет ядерной державой, то это может привести к появлению такого оружия у Японии, Южной Кореи и самое худшее – у Тайваня.

Но было бы крайним упрощением считать, что главным объектом затеянного американцами очередного «крестового похода» в Азии является КНДР. Ситуацию вокруг этой страны следует рассматривать в контексте геополитических амбиций США в АТР.

И в Пекине, уверен, прекрасно понимают, что главной целью геополитических комбинаций США в регионе является Китай. Тем более что Вашингтон всё откровеннее сползает в сторону «сдерживания» и неприкрытого силового давления на Китай, о чём свидетельствуют те же действия ВМС США в Южно-Китайском море.

Беседовал Александр ФРОЛОВ

Корея. КНДР. США. Весь мир. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > redstar.ru, 27 апреля 2018 > № 2613116 Александр Жебин


Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > redstar.ru, 27 апреля 2018 > № 2597771 Александр Кирилин

Безымянных погостов становится меньше

Наш собеседник – референт заместителя министра обороны России Александр КИРИЛИН.

В преддверии Дня Победы в редакции «Красной звезды» состоялась встреча с Александром Кирилиным, в недавнем прошлом – руководителем Управления Минобороны России по увековечению памяти погибших при защите Отечества. Он, кандидат исторических наук, генерал-майор запаса, как никто в курсе всего того объёма военно-мемориальной работы, которая проводится в военном ведомстве, знает о её проблемах и путях их решения. Надо сказать, что Александр Валентинович – не просто кладезь уникальной информации. Это живая энциклопедия военной истории России, один из наиболее авторитетных специалистов в этой сфере, причём как в нашей стране, так и за её пределами. Пообщаться с таким экспертом – журналистская удача, а для читателей газеты ещё и способ увидеть исторические события такими, какими они есть на самом деле, получить наиболее достоверную, подтверждённую реальными фактами информацию.

– Александр Валентинович, близится очередная годовщина Победы. И как всегда в этот период, словно по традиции, разгораются споры о том, какой ценой досталась нам победа над фашизмом, какие потери понесла страна. Что вы можете сказать на этот счёт?

– По этому поводу есть немало непроверенной информации, ссылок на неподтверждённые источники. Нередко откровенные жулики снабжают общественность скользкими данными, вводят её в заблуждение. К сожалению, для некоторых «специалистов» такие фальшивые цифры и «сведения» – действенный способ привлечь внимание к своей особе, заработать политические очки. Обидно, что находятся люди, которым не дорога история, память, не дорога честь государства. В действительности им не дорога и та цена, которую заплатил наш народ за Победу.

Мы руководствуемся такой цифрой общих людских потерь СССР: 26,6 миллиона человек. Эти данные были подтверждены статистическими методами на основании анализа переписей населения довоенного и послевоенного периодов с учётом сведений по естественной убыли населения. Что же касается потерь Вооружённых Сил в Великой Отечественной войне (с учётом войны с Японией), так называемых демографических, то они составляют 8 668 400 человек. Речь идёт о невосполнимых, безвозвратных людских потерях, к которым относятся убитые и умершие от ран на этапах эвакуации, пропавшие без вести, пленные, а также небоевые потери – погибшие в результате происшествий, несчастных случаев, осуждённые к расстрелу.

В конце 1980-х годов была проведена тщательная работа по установлению точного числа потерь Вооружённых Сил в годы войны. К ней был привлечён широкий круг авторитетных специалистов как из Минобороны, так и из других ведомств. Изучался огромный массив документов, к работе были привлечены учёные-демографы из Академии наук, Госкомстата, МГУ, других научных организаций и учреждений. Были рассмотрены декадные и месячные донесения о людских потерях всех фронтов, флотов, армий и флотилий, военных округов, статистические отчёты по раненым и больным Военно-санитарного управления Красной Армии. В тех случаях, когда донесения из войск не поступали, а такое было особенно характерным для первых месяцев войны, потери определялись расчётным способом. При этом использовались сведения о списочной численности личного состава соединений – до начала и к концу операций, а также архивные материалы немецко-фашистского командования, связанные с захватом пленных и нанесёнными нашим вой­скам потерями.

В соответствии с положением, существовавшим в годы войны в Красной Армии и Военно-Морском Флоте, потери личного состава подразделялись на безвозвратные и санитарные. Были разработаны формы отчётных документов по потерям, которые представлялись в Генеральный штаб штабами фронтов, армий и военных округов. В свою очередь Генштаб для доклада в Ставку Верховного Главнокомандования готовил обобщённые данные за каждый месяц и год войны. Говорить о том, что потери каким-то образом приуменьшались, нельзя. Да, были случаи, когда массовые одномоментные потери подавались в документах, можно сказать, по частям – в течение нескольких дней. Но абсолютный обман был невозможен, ведь, уменьшая в донесениях реальные потери, командир не мог рассчитывать на соответствующее пополнение своего подразделения. Кроме того, он получал довольствие на тех, кто находился в строю, а за пайки и имущество, полученные незаконно на погибших, можно было попасть под уголовное преследование, угодить в штрафбат.

– А что можно сказать о пропавших без вести? Верно ли утверждение, что всех их поголовно записывали во «врагов народа»?

– Вокруг этой темы также много инсинуаций. Высказываются мнения о том, что официальные цифры якобы можно смело умножать на два, на три. Столько без вести пропавших у нас просто быть не могло! Той же комиссией, созданной в конце 1980-х годов, было определено, что в годы Великой Отечественной войны пропали без вести и попали в плен 4 559 000 военнослужащих. Из этого числа достоверно известно об участи 3 448 500 человек: 1 836 000 вернулись из плена, 937 700 были призваны повторно из оказавшихся на освобождённой территории, 673 000 погибли в плену (по данным противника). Неизвестна судьба 1 110 500 военнослужащих. По расчётам, из этого количества около 610 тысяч умерли в плену и не вернулись на родину (в немецких документах они по разным причинам не учтены), и более полумиллиона, вероятно, погибли на поле боя, но в донесениях фронтов были показаны в качестве пропавших без вести.

Почему число пропавших столь велико? Просто командиры предпочитали указывать в документах именно такое обстоятельство: «Пропал без вести». Дело в том, что согласно приказу народного комиссара обороны от 27 июня 1941 года за семьёй такого военнослужащего сохранялось право на пособие. Это, к слову, по-своему опровергает избитый тезис о том, что все пропавшие без вести якобы поголовно записывались в предатели Родины с лишением всех прав не только в отношении них, но и их близких. На самом деле такого не было: семьи пропавших без вести получали помощь от государства. За исключением, конечно же, тех, кто сознательно встал на путь предательства, – таких как Власов, Жиленков, Трухин, Благовещенский. Их семьи лишались всяческой поддержки, и это было оправданным решением.

– Александр Валентинович, известно, что и спустя многие десятилетия после Победы, в наши дни, продолжается работа по установлению имён безвестных защитников Отечества. Насколько она результативна?

– В числе вопросов, которые решаются Министерством обороны России во взаимодействии с представителями поискового движения, – обнаружение неизвестных воинских захоронений, предание земле найденных останков воинов. Кстати, замечу, что такая работа проводилась и в первые послевоенные годы. Но, учитывая масштабы Великой Отечественной – территориальные, людские, временные, – это было крайне затруднительно. У нас ведь почти 8 тысяч городов было разрушено, сотни тысяч сёл лежали в руинах. Поэтому останки павших находят и сегодня. Где чаще всего? В труднодоступной местности, в том числе в высокогорье, в лесах, болотах. Всё это – районы, где велись наиболее ожесточённые бои, места окружений наших войск. Несколько экспедиций, к примеру, было в Приэльбрусье: там до сих пор находят останки и наших, и немецких солдат. Ведь ни похоронить их в тех камнях, ни тем более эвакуировать тела погибших к подножию гор в период боевых действий не было возможности.

Но хочу подчеркнуть: утверждение о том, что незахороненными у нас остаются «миллионы», неправда. Более того, это опять же проявление недалёкости, клевета на государство. Такого не было и не могло быть в стране, вся история которой – это военная история, где поколения людей воспитаны на уважении к памяти павших. Чуткое отношение к истории Отечества прослеживается у нас хотя бы в заинтересованном участии граждан в поисковой работе. У Минобороны России сегодня заключены соглашения о совместной деятельности с общероссийской общественной организацией «Поисковое движение России», с Российским военно-историческим обществом, с ДОССАФ. «Поисковое движение России» – крупнейшая организация, занимающаяся полевой и архивной работой. Она объединяет более 42 тысяч поисковиков всех возрастов в составе 1428 поисковых отрядов. В 2017 году проведено свыше 1,3 тысячи экспедиций, в которых приняли участие без малого 38 тысяч человек. Результатом этой работы стало обнаружение останков почти 20 тысяч бойцов и командиров.

– Найти останки важно, но ещё важнее установить имена людей, возможно, выяснить обстоятельства их гибели…

– Безусловно. В настоящее время мы устанавливаем в год от 1,5 до 2 тысяч имён. Большую поддержку мы получили с созданием таких электронных информационных ресурсов, как Обобщённый банк данных «Мемориал» (банк данных о защитниках Отечества, погибших, умерших и пропавших без вести в период Великой Отечественной войны и послевоенный период), портал «Память народа», а также электронный банк документов «Подвиг народа» – уникальный информационный ресурс открытого доступа, предоставленный Министерством обороны России и наполняемый всеми имеющимися в военных архивах документами о ходе и итогах основных боевых операций, о подвигах и наградах воинов. Отступая от темы, скажу, что имеется поручение главы государства создать такую же базу данных и по Первой мировой войне.

Перечисленные выше ресурсы позволяют нам идентифицировать захоронения, не оформленные как воинские, но созданные непосредственно в ходе боевых действий. Тогда ведь командиры подразделений составляли соответствующие доклады по команде, всё делалось на основании директивных документов. Существовала форма донесения о безвозвратных потерях (по персональному составу), в них указывались место захоронения, воинское звание, фамилия, имя, отчество, должность погибшего, партийность, место и время гибели, места проживания ближайших родственников. Не всегда всё, что полагалось, делалось строго по форме, на бланках установленного образца. Нередко использовалась какая-то вторичная бумага, иногда даже папиросная… Впоследствии у нас возникли сложности при работе с этими документами. Но это тоже документы! Мы их, кстати, по ходу ещё и реставрируем. Такая работа ведётся по сей день, она охватывает не только Центральный архив Мин­обороны России, не только донесения по количественному учёту и картотеку, созданную на основе этих донесений, но и массу других документов о погибших и пропавших без вести, которые мы также обрабатываем и устанавливаем имена.

Общее число невосполнимых, безвозвратных людских потерь Вооружённых Сил в Великой Отечественной войне (с учётом войны с Японией) – 8 668 400 человек

– Что можно сказать о деятельности поискового батальона, входящего в состав Минобороны России?

– 90-й отдельный специальный поисковый батальон, без преувеличения, уникальная воинская часть. Он был создан решением министра обороны РФ и имеет своей главной целью возвращение из небытия имён погибших, предание земле их праха и, по возможности, установление их родных и близких. Сегодня этот батальон входит в состав Западного военного округа, ведёт большую поисковую работу в районе того же Невского пятачка, Синявинских высот, где шли жестокие бои. За период с момента своего формирования (2006 год) личным составом 90-го оспб были найдены останки 8612 воинов Красной Армии, из которых удалось идентифицировать почти пятьсот. Обнаружено свыше трёхсот солдатских медальонов, 320 единиц стрелкового оружия и 305 образцов военной техники, найдено и уничтожено около 9 тысяч боеприпасов. За прошлый год найдены останки 596 защитников Отечества, 62 солдатских медальона (из них прочитано три), обнаружены и переданы останки 19 солдат вермахта. Найдены 15 фрагментов стрелкового оружия и фрагменты самолёта (кабина пилота, часть фюзеляжа и крылья без обшивки).

Стоит также отметить, что в батальоне проходят военную службу по призыву бывшие члены поисковых организаций, обладающие знаниями, умениями, навыками в проведении поиска, эксгумации останков погибших воинов и их перезахоронения. В 2017 году в батальон из поисковых отрядов были призваны 23 новобранца. Создан свой музей, налажена работа с общественными организациями. Найденные поисковиками уникальные артефакты пополняют экспозиции военных музеев, к примеру, ряд экспонатов передан в Парк «Патриот», Музей обороны Ленинграда.

– Александр Валентинович, знаю, что в составе Управления Мин­обороны России по увековечению памяти погибших при защите Оте­чества имеются представительства (представители) по организации и ведению военно-мемориальной работы за рубежом. И в этой связи не могу не спросить вас, как организована эта деятельность, как она складывается с учётом нынешней непростой политической ситуации вокруг России.

– Действительно, подразделения управления сегодня развёрнуты в Польше, Германии, Венгрии, Румынии, Чехии, Словакии, США и Китае. В Литве местные власти разрешения на открытие представительства пока не дают, а вот в Словении эта работа выходит на финишную прямую. Прорабатывается также вопрос о создании представительств в Болгарии, Сербии и Турции.

Если говорить об обстановке… Самое печальное положение дел сейчас в Польше. Вы и сами видите, что там происходит: варварски разрушаются памятники, оскверняются мемориальные объекты. Нет никаких сомнений, что это следствие оголтелой антироссийской истерии, проявление информационной войны против нашей страны, против истории.

Никому никакие доказательства при этом не нужны. Например, когда мы заявляем протест по поводу сноса очередного мемориала, нам говорят, что сносятся только памятники, имеющие отношение к коммунистическому режиму, с которым сейчас у них ведётся борьба. Кладбища же они якобы не трогают. Мы показываем документы, где указано, что должны охраняться и кладбища, и памятные знаки. Однако эти документы они трактуют совсем не так, как следовало бы, переворачивают всё с ног на голову.

У нас существует 15 межправительственных соглашений о статусе и уходе за воинскими захоронениями. Кстати, с Польшей такое соглашение было заключено одним из первых. Там постоянно находились наши сотрудники, ещё со времён Северной группы войск в период, когда ею командовал генерал-полковник Виктор Дубынин. При штабе СГВ была создана военно-мемориальная группа, которую после вывода войск сохранили при посольстве. Все послы поддерживали нашу группу – помогали автотранспортом, оргтехникой. Теперь там действует полноценное штатное представительство управления.

К счастью, в той же Польше, где людей откровенно пичкают лживой информацией, далеко не все разделяют русофобские настроения. Недавно в городке Прошовтце, в 35 км от Кракова, было восстановлено кладбище, на котором похоронены свыше шестисот наших воинов. Когда его открывали после ремонта, собрались местные жители, представители властей. Активную работу ведёт местная общественная организация «Содружество «Курск». Она занимается поисковой деятельностью, помогает в сохранении военных и исторических памятников и объектов культуры, находящихся на территории современной Польши, активно противодействует переписыванию и искажению истории, защищая память и доброе имя солдат Войска Польского и Красной Армии, погибших при освобождении польской земли от гитлеровской оккупации.

– И всё же, как нам реагировать на проявления, подобные сносу наших памятников? Может, ответить, как сейчас говорят, симметрично?

– Конечно, мы могли бы так сделать, и наш ответ был бы для польской стороны болезненным. Скажем, есть знаменитый мемориал «Катынь» в Смоленской области, созданный на основании межправительственного соглашения. Так вот, рядом с ним с недавних пор появился «мемориал» самодельный – сотни крестов с фамилиями якобы погибших там поляков. Ничего под этими крестами нет – ни могил, ни останков. Более того, на некоторых табличках указаны имена живых людей, а кресты поставлены просто как некий символ. Это профанация чистой воды, и можно смело пустить всё это под бульдозер: никаких правовых оснований сохранять подобные «объекты» у российской стороны нет. Но мы так не делаем. Становиться на те же позиции, что и варвары XXI века, лжецы, клеветники, лицемеры, мы никогда не будем. Будем действовать в правовых рамках, как это принято в цивилизованном мире.

К слову о Катыни. Нас постоянно ею укоряют. Как историк, скажу, что эта тема требует проработки. Да, мы признали и ту трагедию, и свою вину в ней. И всё же сомнения, основанные на некоторых фактах, остаются. И потом, озадачивает другое обстоятельство. В тех местах шли бои 1941 года, там погибали наши солдаты. Но их захоронения не обозначены, и сотрудники мемориального комплекса в Катыни препятствуют проведению поисковых мероприятий. А когда по решению Минкультуры России были установлены стенды, на которых рассказывалось о злодеяниях поляков по отношению к нашим военнопленным в 1918–1920 годах, Варшава закатила скандал. А ведь достоверно известно, что на польской территории существовали лагеря для пленных красноармейцев, где люди содержались в нечеловеческих условиях, гибли от голода и болезней. Сами поляки называют цифру в 18 тысяч погибших, но, по оценкам серьёзных историков, занимавшихся изу­чением этого вопроса, это число колеблется в пределах от 65 тысяч до 75 тысяч человек. Люди были умерщвлены сознательно. Поляки парируют: то было трудное время, мы сами недоедали, болели. Это позиция лицемерна. Когда тогдашний начальник военно-санитарного управления Польши проинспектировал Тухольский лагерь, он пришёл в ужас. И докладывал Пилсудскому, призывал его, как европейца, не относится к людям как к животным, срочно принять меры. Ничего сделано не было. Не делается и сегодня. К примеру, польская сторона до сих пор не даёт нам разрешения на установку памятных знаков о тех трагических событиях, всячески уходит от этого вопроса. В то же время польские делегации регулярно приезжают в Россию, привозят молодёжь в ту же Катынь, всё показывают, рассказывают. Мы же в те места, где были варварским способом безвинно умерщвлены наши соотечественники, никого не возим.

Уверен, порицание и презрение обязательно настигнет тех, кто сегодня крушит памятники в Польше. Отмечу, что в других государствах столь откровенно циничного отношения к исторической памяти нет. Есть неприятные моменты в странах Прибалтики, например. Скажем, нам до сих пор не принесены извинения за перенос Бронзового солдата в Таллине, а ведь там располагалось захоронение 11 погибших солдат. В Шауляе сейчас хотят до неузнаваемости изменить внешний облик памятника «Воинам-освободителям», связать его тематику с «оккупацией». В Чехии нашлись деятели, которые предложили возле памятника Маршалу Советского Союза Ивану Коневу установить табличку с клеветническими инсинуациями в его адрес.

Мы сосредоточиваем свои усилия на другом – на реализации межправительственных соглашений, на том, чтобы не дать повода нашим партнёрам в чём-то упрекнуть нас. Всем воинским захоронениям, находящимся на российской территории, обеспечивается уход в соответствии с действующими соглашениями. Участвуем в совместных мероприятиях с венграми, румынами, немцами, когда их делегации приезжают проведать свои захоронения на российской земле: это также определено договорами. На нашей территории расположены 22 сборных кладбища, где похоронен почти миллион немецких солдат. Всё, что предусмотрено соглашениями, при этом выполняем – даже оркестр обеспечиваем с ротой почётного караула. Но параллельно требуем, чтобы уважение оказывалось и нашим захоронениям, находящимся в других странах. И это выполняется. Недавно в Будапеште, на крупнейшем в Венгрии Мемориале советским воинам на кладбище Керепеши, где покоятся более 6 тысяч советских воинов, были перезахоронены останки 21 солдата, найденные при строительных работах в различных районах венгерской столицы. Церемония прошла с отданием всех полагающихся воинских почестей, в присутствии большого числа местных жителей.

Кстати, отмечу, что за рубежом немало людей, которые ухаживают за нашими захоронениями, в том числе одиночными, занимаются этим десятилетиями. Есть такие примеры в Австрии, в Норвегии.

Беседовали Олег ВЛАДЫКИН, Дмитрий СЕМЁНОВ, «Красная звезда»

Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > redstar.ru, 27 апреля 2018 > № 2597771 Александр Кирилин


Казахстан. Россия > СМИ, ИТ > newskaz.ru, 27 апреля 2018 > № 2594217 Сергей Лукьяненко

Назарбаев был бы супергероем – о чем пофантазировал Сергей Лукьяненко

В Астану для участия в XXVI сессии Ассамблеи народа Казахстана прибыл известный российский писатель-фантаст казахстанского происхождения Сергей Лукьяненко. Корреспондент Sputnik Казахстан поговорил с известным автором об отношении к малой родине, президенте Назарбаеве и о тонкостях профессии

– Сергей Васильевич, как вам весенняя Астана?

– Астанинский ветер, я, конечно, недооценил, шею продуло. Последний раз я был в Казахстане во время выборов президента в качестве наблюдателя в Алматы. В Астане был довольно давно, лет семь назад. Приезжаю по определенным поводам, на книжные ярмарки, или когда зовут на мероприятия. В этот раз приехал на Ассамблею, в которой впервые приму участие.

– Зов Родины ощущаете?

– Ощущаю. Это большая часть моей жизни, множество воспоминаний, друзей и родственников, живущих здесь.

– Вы не частый гость на малой родине, а значит легко можете видеть то, что изменилось с момента последнего визита. Что бросилось в глаза на этот раз?

– Что видно сразу, так это то, что Казахстан строится, в Алматы и Астане это очень заметно. Они становятся очень современными. А люди больше европеизируются, несмотря на то, что географически страна находится в Азии. И для меня это приятная деталь. Казахстан остался собой, не возвращаясь назад, а идет вперед.

– Завтра вы примете участие в Ассамблее, где будет глава Казахстана. Доводилось ли до этого общаться с президентом?

– Нет, с Нурсултаном Назарбаевым я не встречался.

– Если, к примеру, после этого мероприятия вам предложат написать книгу о президенте Казахстана, согласитесь взяться за такую работу?

– Почему бы и нет. Это достаточно интересно, потому что люди, которые добились большого успеха, заняли свое место в истории – люди в любом случае фантастические.

– В каком жанре была бы эта книга? Каким героем вы видите Назарбаева?

– Это можно было бы сделать как в стиле фантастики, так и в стиле сугубого реализма. Это как повернуть, фантастика она как прием, который мы используем для того, чтобы сделать рассказ интереснее, увлекательнее, ярче. Если сюжет сам по себе ярок и необычен, тогда можно фантастику и не использовать. А Нурсултан Абишевич, наверняка был бы одним из супергероев.

– Помимо героев, в фэнтези очень важно место, в котором происходит действие. Какой населенный пункт или объект в Казахстане, на ваш взгляд, фактурно и мистично можно было бы описать в одном из ваших произведений, а после снять в кино?

– Казахстан сам по себе место очень разнообразное, яркое и красивое. Есть и великолепные горы, степи, озера и леса. И фактуры, и видов здесь достаточно. Можно подобрать пейзаж и картинку для любого сюжета. Если говорить о каких-то сильных местах, то это, безусловно, горы. Алатау и его предгорья – место, где чувствуешь себя наедине с миром, природой и небом. Там можно колоссально подпитаться энергией. Степь удивительна по-своему. Ее вид от края до края дает одновременное ощущение крошечности и единства с природой.

– Сергей Васильевич, со времен экранизации дозоров прошло более десяти лет, российское кино с тех пор изменилось. Сейчас в прокат выходит одноименный с вашим романом фильм "Черновик" − расскажете об основных отличиях в работе над фильмами? Насколько изменился подход, сделали ли кинематографисты шаг вперед?

– В целом съемочный процесс не изменился. Сейчас режиссеры смелее и проще работают со спецэффектами. Техника и технологии позволяют рисовать более обширные и более крутые пейзажи, создавать другие миры. В картине "Черновик" я снялся в одном эпизоде вместе с режиссером картины Сергеем Мокрицким, который и предложил красивую идею. Там есть сцена, где герой находится в метро, ему становится плохо, он пытается вырваться из зоны, из которой ему нельзя выходить. И ему помогают два случайных пассажира, один из них режиссер, а другой я. Помогаем ему прийти в себя, даем воды, выводим из метро. Получается, что автор книги и автор фильма спасают своего персонажа.

– А как вы относитесь к мнению, что современное кино – одноразовое. Как думаете, с чем это связано, и как часто вы пересматривали дозоры?

– Дозоры я смотрел несколько раз. Изначально на премьерных показах, потом неоднократно по телевизору. Я, наверное, не показатель смотрения этого кино, так как имею к нему непосредственную причастность, я обязан смотреть его. Однако, думаю, что дозоры хочется пересматривать и другим зрителям.

Сейчас в кино есть два основных направления. Фильмы-аттракционы, которые снимает, к примеру, кинокомпания Marvel. Кино у них веселое, захватывающее. Придя на двухчасовой сеанс, получаешь массу удовольствия. А есть фильмы, в которых меньше аттракциона, но в них больше кино, где нужно о чем-то поразмыслить, подумать, посмотреть второй раз и поймать еще одну деталь, мысль. Мне кажется, гнаться за фильмами Marvel бессмысленно, потому что мы всегда будем догонять. Нам нужно создавать кино, которое будет содержать не только зрелище, но еще и мысль.

– Можете поделиться секретом того, каким должен быть сюжет книги, чтобы его обязательно экранизировали?

– Какого-то секрета тайного нет. Есть общее понимание того, что легче экранизировать. Наши дни снять в кино куда легче, чем снять полностью нарисованный мир как в "Аватаре" или "Звездных войнах". Если книжка историческая, то шансов на экранизацию очень мало, потому что самое дорогое – это не компьютерная графика, а пошив костюмов и воссоздание исторической обстановки.

– Стара, как мир, дилемма — смотреть или читать. На ваш взгляд, молодежь сейчас не читает, а только потребляет готовый продукт в виде фильмов?

– С одной стороны вроде есть такое ощущение, но с другой стороны − не совсем. Я, общаясь с людьми из издательства, слышу от них о многотысячных тиражах. Основные читатели – молодежь, причем они читают книги, которые были написаны давно и долго не издавались. Они покупают издания попроще, в мягком переплете, но они берут книги, чтобы именно прочитать, а не для того, чтобы на полку поставить.

Также не стоит забывать, что многие сейчас читают книги в электронном виде, слушают аудиокниги, из-за чего может сложиться впечатление, что молодые люди не читают, раз дома книг нет и в книжные магазины они не ходит. Молодежь читает, просто чтение изменило свой формат.

– Сергей Васильевич, сложно ли в произведениях отражать современные проблемы, критиковать, к примеру, строй, в котором живем?

– Безусловно, такой перенос я делаю, но, как правило, не напрямую. Потому что когда начинаешь напрямую описывать какую-то реально существующую проблему, книга становится сиюминутной, политической или социальной агиткой. Проходит какое-то время, и она становится непонятной и ненужной.

– А из насущных вопросов, могут современные писатели достойно зарабатывать?

– Могут, но это очень малое количество людей. Буквально несколько топовых писателей. В России, думаю, это по пять авторов в каждом жанре.

– Какими качествами необходимо обладать, чтобы войти в этот список избранных?

– Во-первых, нужен талант. Я знаю людей, которые пишут фантастику, и их даже издают из жалости, но пишут они плохо. Второе качество – работоспособность. Начинающему писателю, чтобы быть на слуху, нужно создавать шедевры, что практически невозможно, и писать по две книги в год − работоспособность должна быть дикая. Также важна удачливость. Нужно воспитывать в себе умение не упускать удачу.

– Посоветуйте три книги, которые каждый должен прочитать.

– Если не брать духовную, религиозную литературу, а я считаю, что образованный человек просто должен знать и Библию, и Коран, по-хорошему разбираться в иудаизме − во всем. Ведь вся мировая культура так или иначе восходит к священным текстам и без этого трудно будет понять картины и другие книги. Современников брать не буду, пусть время проверит. Думаю, нужно прочесть, как минимум, одну трагедию Шекспира, роман Достоевского "Бесы" и роман Германа Мелвилла "Моби Дик" для понимания того, что такое США.

Казахстан. Россия > СМИ, ИТ > newskaz.ru, 27 апреля 2018 > № 2594217 Сергей Лукьяненко


Япония. Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Медицина. Внешэкономсвязи, политика > bfm.ru, 27 апреля 2018 > № 2593114 Алексей Изотов

Алексей Изотов: «Мы хотим собрать все самое лучшее, что есть в мире»

Начальник Главного управления по обслуживанию дипломатического корпуса рассказал Business FM о Медицинском центре российско-японской дружбы, который появится в Москве

Главное управление по обслуживанию дипломатического корпуса (ГлавУпДК) при Министерстве иностранных дел РФ объявило о создании в Москве Медицинского центра российско-японской дружбы, который будет построен вместе с японскими партнерами. Объем инвестиций в проект оценивается на уровне 5-6 млрд рублей, половину из которых берут на себя японские инвесторы. О деталях этого знакового проекта в эксклюзивном интервью Business FM рассказал начальник ГлавУпДК Алексей Изотов.

Алексей, если честно, российско-японский медицинский центр — это потому, что Год Японии в России? То есть был бы Год Бразилии, был бы российско-бразильский центр?

Алексей Изотов: Очень хороший вопрос. Конечно же, нет. Наш проект достаточно глубоко проработан, наши эксперты внимательно изучили опыт различных стран, и выбор был сделан в пользу Японии. Безусловно, не последнюю роль в принятии этого решения сыграли политические факторы: хорошо известно, что медицина является одной из важнейших составляющих плана российского-японского экономического сотрудничества, известного как «восемь пунктов премьер-министра Японии Синдзо Абэ».

Но ГлавУпДК не медицинская структура. Почему вдруг вы стали инициатором этого проекта?

Алексей Изотов: Позвольте с вами не согласиться. Медицинские услуги — одно из стареших направлений нашей деятельности: наш филиал, Медицинский центр, был создан в 1948 году и в марте этого года отпраздновал свое 70-летие. Сегодня это крупный клинико-диагностический центр и стационар на тысячу мест с пропускной способностью около тысячи пациентов в сутки. У нас работают более 550 высококвалифицированных специалистов-медиков, есть собственная лаборатория, служба скорой помощи и множество клиентов: это и российские граждане, и иностранные представители из 142 стран — сотрудники дипломатических миссий, международных организаций, иностранных фирм и корреспондентских пунктов.

Убедили. Создание российско-японского медицинского центра называли едва ли не главной медицинской новостью последнего времени. Не перебор? Что такого в этом центре, что заставляет говорить о нем в столь превосходных тонах?

Алексей Изотов: Я думаю, не перебор. Это, несомненно, новость, и особенно важно, что она из хороших, позитивных новостей, которых в последнее время, как мы все знаем, не так уж и много. Дан старт масштабному гуманитарному, неполитизированному проекту. А участие в нем Японии вызывает в различных кругах российского общества особый, неподдельный интерес. Ведь к Японии наши граждане еще со времен Советского Союза относятся не только с большим интересом, но и с большим доверием. Согласитесь, ведь мы именно с доверием всегда относились и к японской технике, и к различным японским разработкам, и к японским автомобилям, и ко многим вещам, которые связаны с Японией.

Что будет представлять собой новый центр, кто в нем будет работать — наши врачи, японские врачи или все вместе? Какие услуги он будет предоставлять, какая там будет техника, препараты? В общем, что будет составлять суть этого проекта?

Алексей Изотов: Давайте начнем с того, кто, как мы предполагаем, будет обслуживаться в нашем центре. По оценкам наших специалистов, это будут российские граждане, клиенты страховых компаний, и на их долю будет отводиться около 60%. Около 13-15% составят иностранные граждане: сотрудники дипломатических представительств, различных компаний и так далее. Около 15% — сотрудники ГлавУпДК, которые традиционно также пользуются услугами нашего центра, и члены их семей. И еще оставшиеся несколько процентов — это различные категории граждан, включая физлиц и многих других.

Если говорить о самом проекте, это многофункциональный медицинский комплекс, включая стационар. В нем будут работать врачи с российскими дипломами, но имеющие возможность проходить обучение в Японии и быть в постоянном контакте со своими японскими коллегами, в том числе с использованием возможностей телемедицины. Центр будет оснащен самой передовой техникой, причем — мы об этом уже договорились с нашими японскими коллегами — это будет не обязательно техника японского производства. Мы хотим собрать все самое лучшее, что есть в мире. И, естественно, препараты мы сможем использовать только сертифицированные в Российской Федерации.

Насчет сертификации всегда отдельный вопрос. Вы не предвидите здесь никаких проблем?

Алексей Изотов: Серьезных проблем, по нашему мнению, быть не должно. Более того, мы сейчас в Токио провели целую серию двусторонних переговоров и в том числе делали особый акцент на переговоры с компаниями, которые имеют большой опыт, по несколько десятков лет, по сертифицированию различных японских продуктов на территории РФ.

В посольстве Японии недавно прошла пресс-конференция, которая была посвящена этому проекту. Вы там говорили, что нам не хватает японской логистической организации процесса оказания медуслуг. Что вы имели в виду, чего нам именно не хватает?

Алексей Изотов: Японская организация — это высокая степень рациональности, большое уважение к времени пациента, максимальная автоматизация и стандартизирование всех процессов. Недаром, как мы с вами хорошо знаем, во многих российских компаниях сейчас берут на вооружение японскую систему управления кайдзен. Могу сказать по собственному опыту, что в Японии полная диспансеризация одного отдельно взятого человека занимает всего один день!

Это внушает…

Алексей Изотов: Да, и именно поэтому Япония очень гордится, что они диагностируют все сложные заболевания на ранних стадиях развития.

Уже было объявлено, что 49% финансирования проекта берет на себя японская сторона, японские компании, соответственно, 51% наш. Может быть, уже есть какие-то конкретные договоренности? Я знаю, что должны были состояться двусторонние переговоры по этому поводу.

Алексей Изотов: Конкретные двусторонние переговоры в Токио прошли. Интерес к нашему проекту проявили более 20 японских компаний. С руководством каждой из них проведены детальные переговоры, и, что самое главное, по итогам была определена компания-агрегатор, которая будет выступать от лица японской стороны. Сегодня впервые и специально для Business FM могу сказать, что это корпорация «Соджитсу» — один из крупнейших торговых домов Японии с годовым оборотом более 30 млрд долларов. Между УпДК и «Соджитсу» уже подписан меморандум о намерениях.

И в чем будет заключаться роль агрегатора?

Алексей Изотов: Он будет собирать все компании, заинтересованные в сотрудничестве с нами, и возьмет на себя роль организатора всех процессов внутри Японии. Более того, «Соджитсу» имеет большой опыт строительства именно медицинских центров за рубежом. Например, недавно они закончили очень масштабный аналогичный проект в Турции.

Раз уж мы заговорили о строительстве, не могу не спросить: кто архитектор проекта, кто будет подрядчиком, кто будет строить?

Алексей Изотов: На данной стадии говорить о генподрядчике рано. А вот архитектурный проект у нас уже есть. Он разработан российскими архитекторами и получил очень высокую оценку наших японских партнеров. Все японские ноу-хау будут использоваться во внутренних планировочных решениях — наши специалисты более восьми месяцев согласовывали их с японской стороной. Приведу очень короткий, но понятный и простой пример: если в японском госпитале есть операционная, то рядом обязательно должна быть комната, в которой родственники пациента ожидают результатов операции.

То есть не как у нас, в коридоре, все вместе?

Алексей Изотов: Да. Но у нас такого предусмотрено не было, поэтому первоначально этот огромный проект был практически весь в красных линиях, и наши архитекторы согласовывали с японцами буквально каждый квадратный метр. Опять же, например, у японцев операционная может быть меньше 13 квадратных метров, а у нас она должна быть больше 15 квадратных метров. И такие примеры я могу приводить до бесконечности.

Но сейчас проект согласован окончательно?

Алексей Изотов: Да, проект согласован окончательно.

Вы будете проводить тендер на выбор генподрядчика?

Алексей Изотов: Конечно, мы же на территории Российской Федерации, поэтому мы, соответственно, должны полностью действовать в рамках российского законодательства.

Когда примерно этот тендер может состояться?

Алексей Изотов: Я думаю, достаточно скоро, потому что времени у нас особенно нет и никто ждать и затягивать процесс не хочет.

Вы уже говорили, что если центр окажется успешным, то возможно повторение этого опыта в других городах России и странах СНГ. А что значит «успешный», как это оценить?

Алексей Изотов: Успешность проекта, естественно, так как проект коммерческий, определяется нормой прибыли. Но мы четко отдаем себе отчет, что это первый, пилотный проект и он будет самым сложным. Когда будут отточены все детали, будет определена оптимальная площадь земельного участка, этажность, планировочные решения, комплектация оборудования, штатное расписание персонала и многие другие вещи, аналогичные клиники можно будет «собирать», как конструктор, и открывать их достаточно быстро. Думаю, что многие наши губернаторы захотят иметь российско-японские медицинские центры в своих крупных городах.

То есть вы будете готовы отдать этот проект, сделав его проектом повторного применения?

Алексей Изотов: Да, абсолютно правильно.

Осталось спросить, когда планируется открытие центра.

Алексей Изотов: Скажу откровенно, наши японские партнеры крайне оптимистичны и планируют перерезать ленточку уже во второй половине 2021 года. Мы, со своей стороны, хотели бы также разделить их оптимизм.

Валерия Мозганова

Япония. Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Медицина. Внешэкономсвязи, политика > bfm.ru, 27 апреля 2018 > № 2593114 Алексей Изотов


Россия. ЮФО > Агропром > fruitnews.ru, 27 апреля 2018 > № 2591441 Александр Бота

Александр Бота: Если решить проблему рабочих рук, площадь насаждений земляники можно существенно увеличить

Интервью с Александром Ботой, главой крупнейшего производителя земляники в Республике Адыгея - КФХ "Ника". Материал продолжает публикацию о повышении урожайности земляники в Адыгее до 25-30 тонн с га за счет внедрения итальянских технологий выращивания.

Могли бы Вы подробнее рассказать о компаниях, внедряющих итальянские технологии по выращиванию земляники в Республике Адыгея? Многим ли удается добиться существенного увеличения урожайности?

По моим данным площадь насаждений земляники садовой в Республике Адыгея приближается к 1 000 га. Большая часть площадей имеет заявительный (декларативный) характер, то есть возделывается физическими лицами, что не позволяет с наибольшей точностью установить площадь и урожайность с площади насаждений. Но ответственный (домашний) подход к возделыванию культуры, позволяет получить высокие урожаи. Думаю, 25-30 тонн/га не предел. Итальянские партнеры, например, получают до 50 тонн/га.

Какие именно итальянские технологии применяются? Насколько они эффективны в географических, климатических и экономических условиях Адыгеи?

Не совсем верно называть эту технологию итальянской. Она скорее израильская. Впервые капельное орошение начали применять в пустыне, в условиях большого дефицита воды. Потом эта технология распространилась по Европе и миру. Мы используем не итальянскую технологию, а итальянские сорта, которые лучше отвечают нашим требованиям к качеству ягоды, потенциалу продуктивности. Раньше мы пробовали работать с сортами, которые предложили голландские производители. Потом попробовали американские сорта. Но все они нам не подошли по ряду причин: недостаточная продуктивность, низкая устойчивость к зимним температурам и многое другое.

При посадке подобранных итальянских сортов мы применяем двустрочную схему высадки растений, делаем высокую гряду - до 20-25 см, обязательное мульчирование полиэтиленовой непрозрачной пленкой и капельный полив. Самое главное – обеспечить правильную фертигацию и эффективную защиту. Данная технология эффективна не только в нашей климатической зоне, при правильном подходе это работает по всей России.

Что касается посадочного материала, то у нас широкий географический спектр поставок - от Крыма до Дальнего Востока.

Экономические условия всегда разные. Сейчас открыли поставки из Турции, и рынок среагировал снижением цены. И в Турции, и в России, себестоимость ягоды с применением данной технологии приблизительно одинаковая, но у российских производителей нет таможенных платежей и сложной, дорогой логистики. Мы в выгодном положении, однако хотим работать за 50-80% рентабельности, а турецкие производители согласны и на 20%.

Технологии каких стран вы рассматривали, перед выбором оптимальной?

Голландские сорта менее продуктивны. Калифорнийские неустойчивы к нашим морозам зимой. Мы уже провели испытания примерно на 30 различных сортах и продолжаем работу в этом направлении. На товарные плантации мы высаживаем только проверенные растения.

Какие сорта земляники входят сейчас в ассортимент КФХ «Ника»?

Работаем с сортами: Азия - среднего срока, Альба - раннего срока, Роксана – позднего срока. Разница в сроках созревания небольшая, всего 5 дней, но при выращивании на больших площадях, это позволяет с наименьшим риском убрать урожай, пока ягода не переспела. А при возвратных, весенних заморозках, избежать большой гибели урожая во время цветения. В этом году мы передали на испытания сорта короткого дня (Фрагораурела, Теа и Олимпия) и фитонейтрального дня (Малга). Результаты узнаем уже в этом сезоне.

Какую часть рассады Вы используете для собственного выращивания ягоды, а какую поставляете на продажу?

Мы являемся официальными представителями компании «Нью Фрутс». Посадочный материал репродуцируем в соответствии с контрактом. Наш питомник зарегистрирован в Россельхозцентре России. Перед посадкой и выкопкой, посадочный материал проходит необходимые проверки с выдачей соответствующих документов. На сегодняшний день мы производим рассаду, подготовленную по технологии «фриго», а также «зеленую рассаду». С этого года приступаем к производству рассады с закрытой корневой системой, в кассетах. Для своих нужд мы используем порядка 7-8% выращиваемой рассады земляники, остальная, предназначена для реализации.

Как осуществляется реализация посадочного материала?

В течение сезона, мы принимаем предварительные заявки на посадочный материал. В июне-июле уже готов для поставок посадочный материал с закрытой коневой системой. В конце августа-начале сентября начинаем поставки «зеленой рассады» с открытой корневой системой. С октября месяца, заключаются фактические договоры и прием оплаты на рассаду «фриго». Со второй половины января, мы готовы поставлять рассаду «фриго» покупателям. Хранение, оплаченной покупателем рассады «фриго», предусмотрено договором до 31 июля.

Консультируете ли Вы производителей земляники, приобретающих у Вас посадочный материал? Как разрабатываются рекомендации, которые КФХ предлагает своим клиентам?

Да, мы ведем технологическое сопровождение проекта при приобретении у нас посадочного материала независимо от объема. Чем больше объем, тем больше информации мы готовы предоставить. Рекомендации включают все аспекты данного проекта от подготовки почвы до технологии высадки, фертигации, защиты и уборки урожая. Также мы предлагаем все сопутствующие проекту материалы, контакты поставщиков удобрений и систем полива. Помимо этого, мы предоставляем готовые пленочные парники по выгодной цене.

Какова текущая площадь Ваших насаждений земляники? Планируется ли расширение или сокращение посадок этой культуры? Под влиянием каких факторов Вы приняли такое решение?

На сегодняшний день наши насаждения состоят из закрытого и открытого грунта. Площадь пленочных парников составляет 5 га, площадь открытого грунта - 3 га. Участки ограничены возможностями привлечения рабочих рук на сбор урожая. Здесь необходимо 100 -150 человек в день. Если решить проблему рабочих рук, при хорошем менеджменте площадь насаждений можно существенно увеличить.

Какие перспективы Вы видите, с какими трудностями сталкиваетесь?

С каждым годом, площади насаждений земляники садовой в моем регионе увеличиваются, это неизбежно приведет к дефициту рабочих рук в период сбора урожая, затоваренностью на рынке сбыта и существенным снижением реализационной цены. Нужно уходить в другие временные рамки с данным видом продукции. Мы интенсивно работаем над этим.

Россия. ЮФО > Агропром > fruitnews.ru, 27 апреля 2018 > № 2591441 Александр Бота


Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > economy.gov.ru, 27 апреля 2018 > № 2591053

Максим Орешкин: внедрение новых технологий в систему госуправления - приоритет цифровой повестки в регионах

Министр экономического развития РФ Максим Орешкин рассказал на заседании Совета законодателей РФ в Санкт-Петербурге о результатах внедрения новых технологий в систему государственного управления и перспективах развития цифровой экономики.

«Платформенные решения для работы с обращениями граждан, которые созданы в Москве и в Пермском крае, использование дронов для увеличения качества кадастровой оценки и выявления неучтенных объектов в Татарстане и Тульской области, контроль за транспортом и техникой с помощью ГЛОНАСС, телемедицина - это реальные технологии, которые уже сейчас используют регионы», - сообщил министр. Он отметил, что для качественного изменения системы госуправления необходимо сосредоточиться на трех направлениях.

Первое – это оказание государственных услуг. За последние 10 лет эта сфера кардинально изменилась. Создана сеть многофункциональных центров, многие услуги переведены в электронный вид. Однако большинство операций внутри системы, от сбора данных до обмена информацией между ведомствами, до сих пор происходят в ручном режиме.

«Нам катастрофически не хватает юридически значимых данных, на основе которых решения могли бы приниматься в онлайн режиме без человеческого участия. Перевод всех данных государственных реестров в категорию юридически значимых, а также построение алгоритмов автоматизированного сбора необходимых данных и принятия на основе их анализа решений, позволит сэкономить регионам огромные человеческие и финансовые ресурсы, а главное сбережет время граждан», - подчеркнул Максим Орешкин. Он сообщил, что уже есть пилотный опыт в Тюменской области, где полностью оцифрована услуга по получению транспортной карты социально незащищенными категориями граждан.

Второе направление работы – внедрение системы умного контроля. Глава Минэкономразвития заявил о необходимости создать принципиально новую модель государственного контроля, которая позволит использовать дистанционные технологии контроля, получать информацию с камер и измерительных датчиков. Максим Орешкин подчеркнул, что для внедрения системы умного контроля необходимо принять базовый закон «О государственном и муниципальном контроле», в работе над которым активно участвуют представители Госдумы и Совета Федерации.

Третьим направлением работы является совершенствование системы нормотворчества. Среди основных проблем в этой сфере министр выделил длительность процессов согласования документов. «Требуется специальная платформа разработки нормативных актов, в которой можно совместно работать над документом, привлекать экспертов, готовить заключения и согласования, экспериментировать с переводом норм в алгоритмы, применять принципиально новые аналитические инструменты, например, искусственный интеллект. Работы по ее созданию мы уже начали», - отметил Максим Орешкин.

По словам министра, цифровая экономика дает большие возможности для повышения эффективности работы региональных и муниципальных властей. Для реализации этого потенциала Минэкономразвития разрабатывает новую главу программы «Цифровая экономика», посвященную государственному управлению.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > economy.gov.ru, 27 апреля 2018 > № 2591053


Казахстан > СМИ, ИТ > camonitor.com, 27 апреля 2018 > № 2590653 Бауржан Шукенов

Казахстанский кинопрокат: почему на экране мало отечественных фильмов?

У нас масса претензий к прокату. Почему он пренебрегает нашим родимым кино? Почему мы так редко видим его в кинотеатрах? Прокатчики как бы отмахиваются: ну не хочет зритель смотреть такие фильмы. А какие он хочет? Стоит ли снимать дорогостоящие полотна, на просмотр которых приходят два с половиной человека? Пора бы понять, что прокат – это бизнес, именно поэтому кинозалы переместились в торговые центры. Большинство людей смотрят кино по телевизору. Есть ли у нас потенциальная аудитория, которая придет в кинотеатр смотреть те фильмы, на которые государство тратит деньги? И вообще – насколько обоснованны наши претензии к прокатчикам?

Прокат как часть киноиндустрии

Все эти непростые вопросы мы задали человеку, который знает прокат от «А» до «Я», которому ведомы все его внутренние закономерности и движущие пружины, который держит руку на пульсе современного кинопроцесса. Наш собеседник – Бауржан Шукенов, исполнительный директор киноцентра «Арман».

– Начнем с того, что проката, как мы его понимали в советские времена, сегодня не существует, – вносит он свои коррективы. – Сейчас правильнее было бы говорить о киноиндустрии, которая имеет несколько составляющих. Это, во-первых, производство фильма; во-вторых, его дистрибуция, эффективное распределение по всей сети сбыта, т.е. здесь уже речь идет о тех, кто выводит фильм в свет, кто его продает. И, в-третьих, кинопоказ, продажа фильма непосредственно кинозрителю.

Есть еще вторичная продажа фильма – это телевидение, Интернет, кино в самолетах, отелях. Таким образом мы собираем деньги, возвращаем их дистрибьютору, он оставляет себе свой процент и отдает производителю ту долю, которая осталась от этой продажи. Причем речь идет обо всем разнообразии жанров – от комедий до фильмов предельно серьезных, все они необходимы зрителю.

– А если в зал пришли два с половиной человека?

– Значит, такова потребность в этом фильме. Но эти два с половиной человека заплатили свои деньги.

– Так ведь вам-то это невыгодно?

– Но эти два с половиной человека приведут за собой еще столько же. Здесь не надо ждать быстрого результата: приобщение зрителя к настоящему кино – процесс долгий. Знаете ли вы, что, к примеру, во Франции половина из пяти тысяч кинозалов имеют официальный статус артхаусных? И залы эти не пустуют, зритель у таких картин есть. Вот мы, например, проводим у себя два-три раза в год фестивали сложного авторского кино, и популярность таких фестивалей – и таких фильмов! – год от году растет. Зритель – и молодой, и немолодой – к нам тянется. Мы знаем, что такая категория людей существует, у них есть потребность в фильмах не развлекательных, а именно в авторских, не очень простых для понимания. Пренебрегать этим зрителем нельзя, нам надо на него работать!

– Мы не самообольщаемся?

– Мы говорим о том, что реально существует, пусть и не везде. Только в этом году два фильма Адильхана Ержанова были отобраны для участия в кинофестивалях класса «А» – Каннском и Московском. Наш зритель хочет эти фильмы видеть. Вы что, прикажете нам самоустраниться от этого зрительского желания? И скажите мне, в какой еще центрально-азиатской стране кинематограф имеет подобные достижения? Это говорит о том, что у нас достаточно зрелая киноиндустрия, раз уж она порождает режиссеров, фильмы которых востребованы на фестивалях самого высокого уровня.

– И все же: по зубам ли такие фильмы нашему попкорновому зрителю? А именно он сейчас в основе своей заполняет кинозалы...

– Вы однозначно неправы в оценке кинозрителя. Наши кинофестивали, о которых я говорил чуть выше, наглядно показывают, насколько интеллектуальна молодежь, которая приходит смотреть фестивальные фильмы. Ее духовные потребности много шире, чем это вам представляется, она ищет ответы на непростые вопросы, которые можно найти лишь в авторском кино. Таких зрителей очень много, их нельзя оставлять без внимания, с ними надо работать, им надо давать пищу для размышлений. Взрастить интерес к настоящей литературе – дело нелегкое, равно как и культивировать интерес к авторскому кино, пробуждающему в человеке глубокие эмоции. Но ведь именно в этом предназначение кино как искусства.

От количества – к качеству

– Продукция нашего казахстанского кинопроизводителя отвечает вашим ожиданиям или нет? И если да, то насколько?

– Моим ожиданиям, может, не все отвечает. Почему? Потому что наша киноиндустрия только-только становится на ноги, а это неизбежно связано с тем, что она должна одолеть все детские болезни роста. Наше кино должно быть достаточным в количественном отношении. Прошлый год был переломным в этом плане. Около 40 отечественных картин, созданных и на государственные, и на частные деньги, были представлены на нашем рынке. Мы показали казахстанскому зрителю около трехсот картин, из них десять процентов – наши фильмы. На этот год заявлено уже почти шестьдесят казахстанских картин. Представляете, какой скачок?! То же самое касается зрительской аудитории, денег. Выручка от кинопоказов составила порядка сорока миллионов долларов, и десять процентов этой суммы дали наши фильмы. Доля иностранного кино снизилась до 83, российского – до семи процентов. То есть наша кинопродукция занимает уже вполне серьезную нишу. Количественный рост произошел, теперь мы должны ждать качественного роста.

– А каковы взаимоотношения проката с государством? Прежде кино, являясь важнейшим из искусств, было идеологическим инструментом. Оно осталось таковым, или же главным стал чисто развлекательный момент?

– Вопрос непростой. Регулировать искусство достаточно сложно, да и малоэффективно. Чиновник не может создать произведение искусства. А художник, получил он деньги от государства или от частного инвестора, в любом случае останется верен себе, своей художнической индивидуальности, как бы мы ни старались его регулировать. Государство, конечно, хотело бы, чтобы художник был проводником его идеологии, но... У кино свой язык, который все время обновляется, он не подлежит диктату свыше. Даже историческое кино, которое снимают сегодня, очень сильно отличается от того, что было лет 30-40 назад. Возьмите «Гибель Отрара» Ардака Амиркулова и тот же «Алмазный меч» Рустема Абдрашева – это совершенно разные фильмы с точки зрения подачи материала, философии, техники съемок, внутренней динамики, художественных приемов. Их невозможно привести к единому знаменателю. Сегодня государство не навязывает свою волю кинематографу. Тот же «Амре» – фильм, казалось бы, тоже исторический, но снят по голливудским лекалам, хотя по большей части здесь было государственное финансирование. Конечно, задача стояла достаточно простая: молодежь почти не знает Амре, а это уникальная личность. Да, в фильме много моментов далеко не бесспорных, даже по фактологии. Встречался Амре с Гершвином или не встречался, в конце концов, не суть важно, но сама возможность такой встречи крайне интересна. После просмотра фильма очень многие стали гуглить: кто это на самом деле – Амре Кашаубаев? Какую он жизнь прожил? Какие песни пел? И как пел? Слава Аллаху, остались семь-восемь записей на фонографе, которые были сделаны в Париже. Крайне важно то, что фильм никого не оставил равнодушным. Да, не все согласны с той интерпретацией образа Амре, что дана в картине, но мы не можем регулировать процесс творчества, навязывать свою волю создателям фильма. Амре – живая личность во всей ее сложности, что, быть может, и есть самое главное.

– Исходя из этого, наверное, очень сложно говорить о том, что кино – только бизнес? Если бы подход к нему был бы только таким, кино давно бы уже вымерло...

– Вот именно! Сколько мы знаем кинематографистов, фильмы которых не заработали никаких денег, но без этих фильмов кино утратило бы смысл. Даже Голливуд в последнее время понял, что кино не может быть только развлекательным, оно должно заставлять человека переживать глубокие эмоции. Чем они глубже и разнообразнее, тем шире зрительская аудитория. Вопреки разнообразию киноиндустрий, человеческие эмоции универсальны. Потому-то нам в равной степени интересны перипетии чувств американцев, европейцев, жителей Гонконга, Южной Кореи, Ирана...

Своя рубашка ближе к телу?

– А наше кино – свое, родное? Насколько оно конкурентоспособно?

– У нас огромный интерес к своему кино, и оно дает на то основания. Быть может, в глобальном мире оно конкуренции не выдерживает, но на внутреннем рынке однозначно очень серьезно соперничает со всем остальным, что мы сегодня показываем. Конечно, нужно принимать меры, чтобы диктат иностранного кино у нас уменьшался по всем параметрам, в том числе и по количеству сеансов в кинотеатрах. Почему? Да просто потому, что мы стали зарабатывать на показе наших фильмов. Причем зарабатывать серьезные деньги. Смотрите, у меня в руках журнал «Бюллетень кинопрокатчика», здесь все разложено по полочкам. Я чуть выше уже называл эти цифры, но с удовольствием приведу их снова. Вот иностранное кино, сегодня оно занимает у нас 83 процента, казахстанское – 10, российское – 6,6. Смотрим в деньгах: иностранное кино у нас собрало 12 миллиардов тенге, отечественное – 1 миллиард 523 миллиона. Вот эти полтора миллиарда остались у нас, они так или иначе будут стимулировать развитие нашей киноин дустрии. А вот здесь приведен «топ-20» фильмов, которые собрали наибольшее количество денег в казахстанском прокате. Две наши картины входят аж в пятерку топовых – дебютный полнометражный фильм Ернара Нургалиева «Брат или брак» и комедия Нурлана Коянбаева «Бизнес по-казахски» (реж. Женисхан Момышев). Комедии сняты по голливудским лекалам, но на местном материале, на местном сленге, на наших узнаваемых героях. Принцип продажи такого материала абсолютно универсальный, работает безотказно и дает стопроцентный результат.

– Словом, у нас есть способные ученики?

– Да. Пока это комедии, но процесс идет вглубь. Нуртас Адамбай, начинавший с «Келинки Сабины», снял достаточно серьезный фильм «Тараз», а сейчас ведет съемки следующей не менее серьезной драмы «Лифт». То есть от жанрового кино он перешел к фильмам, которые заставляют зрителя думать. Все идет в очень динамичном развитии, и это, пожалуй, самое главное.

Конечно, проблем много. И прежде всего со сценарной грамотностью, со сценарным обеспечением фильмов. Ведь крайне важно, как изначально прописан в сценарии сюжет. Но это уже зависит от степени образованности той творческой единицы, которая подключена к созданию фильма. Нужна хорошо рассказанная киногеничная история с учетом законов кино. Здесь у нас катастрофический пробел. Конечно, было бы прекрасно, если бы наши литературные корифеи вроде Дулата Исабекова, которые глубинно знают этот процесс, непосредственно подключились бы к кинопроизводству. К сожалению, сейчас в кино пришло очень много людей, которые работали в КВН, а законы КВН несколько иные. Там в короткий промежуток времени надо выдать на-гора максимальное количество смешного, но это совсем не то, что требуется при создании фильма. Кино требует глубокого осмысления жизни, разработки характеров, умения длительное время держать зрителя в напряжении.

– Вообще-то немало наших молодых кинорежиссеров прошли выучку в Нью-Йоркской киноакадемии. Слово, наверное, за ними?

– Наверное. Только вот ожидание затянулось. И все-таки наше кино в динамике, оно развивается, рынок становится все более прозрачным, соревновательным, мы уже видим отдельные личности, которые работают в киноиндустрии. Это ведь не только актеры и режиссеры, но еще и продюсеры, организаторы этого процесса.

– Скажите, а что государство могло бы сделать для дальнейшего развития киноиндустрии?

– На сегодняшний день самое важное, что может сделать государство в этой сфере, – предельно ускорить принятие закона о кино. Его проект после многочисленных обсуждений и доработок находится в мажилисе. Появление такого закона позволит упорядочить многосложный процесс кинопроизводства, внесет ясность во все аспекты киноиндустрии и во взаимоотношения этой отрасли с государством. Там заложено много революционных и при этом правильных вещей, связанных с инвестициями, с финансированием, с протекцией национального кино и т.д. и т.п.

– Есть ли в парламенте люди, компетентные в этой отрасли?

– Таких людей вообще мало, но парламент активно привлекал и привлекает к разработке законопроекта настоящих профессионалов киноиндустрии. Закон вот-вот должен пойти на утверждение в сенат. Собственно, это и делает сегодня государство, кроме того, что оно финансирует киноотрасль и намечает это финансирование увеличить.

Автор: Адольф Арцишевский

Казахстан > СМИ, ИТ > camonitor.com, 27 апреля 2018 > № 2590653 Бауржан Шукенов


США > Медицина > forbes.ru, 27 апреля 2018 > № 2590630 Виктор Дмитриев

Нездоровая атмосфера: к чему приведет запрет на импорт лекарств из США

Виктор Дмитриев

Генеральный директор Ассоциации российских фармацевтических производителей (АРФП)

В Россию ввозят американские лекарства на сумму около 82 млрд рублей в год. Совокупная стоимость препаратов, которые не имеют аналогов, составляет 37 млрд рублей. Российская индустрия не в состоянии производить такие лекарства

Законопроект «О мерах воздействия (противодействия) на недружественные действия США и (или) иных иностранных государств», внесенный руководителями всех фракций Госдумы и ее спикером Вячеславом Володиным, предусматривает ограничительные меры в отношении товаров США. В частности, проект может ограничить поставку лекарств из этих стран.

Прежде всего нужно дождаться окончательного текста документа: многое будет зависеть от итоговых формулировок. В нынешней редакции запрет не распространяется на лекарства, аналоги которых не производят в России или других странах — например, в Индии или Китае.

Таким образом, азиатские компании могут оказаться главными выгодоприобретателями российских контрсанкций.

Если говорить подробнее о безаналоговых средствах, то речь идет об оригинальных препаратах для лечения ВИЧ, онко- и орфанных заболеваний. Эти препараты не производятся в России и запрещать их ввоз в страну Госдума пока не планирует. Сейчас из США в Россию поставляется 1019 лекарственных препаратов из США, из них 90 наименований не имеют аналогов. Оставшиеся 929 препаратов имеют аналоги и производятся либо в России, либо в других странах, которые не вводили санкции. Кроме того, в России есть собственные уникальные препараты, не имеющие аналогов в мире; в их числе 27 онкологических лекарственных средств.

Детали в цифрах

Если речь идет о том, что российские власти перекроют кислород только тем препаратам, которые производятся на территории США и их союзников, то, на мой взгляд, нам это ничем не грозит. По оценке аналитической компании RNC Pharma, в Россию ввозятся американские лекарства на сумму около 82 млрд рублей в год, из них на 45 млрд рублей импортируют препараты, имеющие аналоги. Таким образом, после введения санкций трансграничный рынок сожмется до 37 млрд рублей.

Суммарно в 2017 году в Россию импортировали лекарства на сумму 621 млрд рублей, сообщает RNC Pharma. Практически 85% от этой суммы приходится на поставки готовых лекарственных средств. Ключевым торговым партнером для России в отношении поставок из-за рубежа является Германия, откуда ввезли 22,8% всего денежного объема препаратов, поставлявшихся в Россию. Из Германии импортируется как продукция собственно немецких производителей, таких как Boehringer Ingelheim или Bayer Healthcare, так и препараты, принадлежащие французским, американским и другим компаниям, чьи предприятия функционируют на территории страны (в частности, предприятия Sanofi во Франкфурте-на-Майне или Pfizer во Фрайбурге). Вторая строчка у компаний из Франции, но объем поставок здесь почти в 2,5 раза меньше.

Как отмечает аналитическая компания RNC Pharma, ввоз готовых лекарств из Великобритании в Россию в 2017 году увеличился на 26%. Здесь отличились компания Reckitt Benckiser (+40%) за счет роста поставок таких популярных препаратов Nurofen и Strepsils. На 32% выросли результаты The Procter & Gamble Company. Замыкает пятерку лидеров-импортеров Швейцария: по данным RuStata, импорт фармацевтической продукции из этой страны составил $1,02 млрд.

Без оглядки на Европу

Производство лекарственных препаратов по принципу полного цикла в России интенсивно растет. На сайте Минпромторга России указано, что за 20 лет с 1992 года выпуск в России субстанций сократился в 18 раз, а начиная с 2012 года отечественная индустрия, напротив, увеличила объем производства субстанций на 87%. Отчасти благодаря этому ввоз в страну импортных аналогов, согласно расчетам DSM Group, уменьшился на 5%.

При этом важно понимать, что сейчас большинство американских фармацевтических производителей — транснациональные компании. Они владеют производственными подразделениями в нескольких странах, а значит, юридически американскую продукцию мы можем получать и из других стран, что не противоречит закону. Иными словами, в ситуации с импортом американских лекарств и медицинских изделий мы можем столкнуться с тем же, с чем столкнулось сельское хозяйство несколько лет назад: ввоз в Россию вроде бы запрещен, но фактически санкционные товары все равно можно достать.

С другой стороны, если поправки коснутся и самих производителей без привязки к территории, то проблемы могу возникнуть уже у российской стороны. К примеру, недавно в Белгородской области открылась новая производственная линия крупной американской компании. Получается, что, исходя из поправок, ее нужно сворачивать, а это повлечет за собой прямые финансовые потери для российского бизнеса.

Если рассматривать ситуацию в целом, то, по большому счету, в России уже воспроизвели то, что нужно населению в повседневной жизни на 100%, а у страны достаточно площадок для реализации новых проектов. У российских игроков налажены хорошие связи с Индией и Китаем, а сегодня это основные лидеры по производству фармсубстанций.

В исследовании компании GlobalData говорится, что индийский фармацевтический рынок, оценивавшийся в 2016 году в $20 млрд, к 2020 году возрастет в несколько раз. А фармацевтическая промышленность Китая на сегодняшний день обладает наибольшими производственными мощностями в мире: там производится более 4500 западных лекарственных препаратов в 60 лекарственных формах. По данным аналитического агентства DSM Group, Китай занимает первые места по поставкам субстанций в Россию в натуральном (60,7% от общего импорта) и денежном (27,1%) выражениях.

Медицинский туризм

За последнее время в России стало меньше людей, которые уезжают лечиться за границу. Я не думаю, что вводимые ограничения подтолкнут россиян пользоваться этим направлением туризма. По статистике, выезжающих из страны по турпутевкам не более 10–15%, из них медицинским туризмом пользуются лишь 10% из этих 10%. Как отмечает Ассоциация медицинского туризма России, если в 2015 году число выездных медицинских туристов доходило до 100 000, то в 2016 году их число составило 60 000–70 000, а в 2017 году упало до 50 000 человек. При этом основные страны, куда едут туристы за медицинскими услугами, это не США, а Израиль и Германия, причем Израиль в большей степени.

Это могло бы стать отличным поводом для развития медицинского туризма в другие страны, дружественные России, например в Сербию. Там есть возможность вести расчеты в рублях, исторически хороший уровень медицины и прекрасные климатические условия. Сербия славится уровнем оказания медицинских услуг в травматологии и ортопедии. Почему бы в сложившейся ситуации не попытаться развить это перспективное направление?

В последнее время мы видим и обратный процесс: в Россию приезжают лечиться из-за рубежа. Не меньше 20 000 официальных медицинских туристов получила Россия за 2017 год. В первую очередь турпоток генерируют страны Юго-Восточной Азии и Китай: число туристов из этих регионов более чем удвоилось. Еще одна интересная тенденция — рост внутреннего медицинского туризма на 35% за год. За первую половину 2017 года в России оказалось почти 8 млн человек, путешествовавших по стране с целью медицинского туризма.

Наконец, необходимо помнить, что Россия входит в Евразийский экономический союз, где предполагается свободное обращение лекарств. Вводимые ограничения, возможно, подтолкнут «челноков» активнее действовать — например, тех, кто под видом лекарств для собственного применения ввозит медицинские средства «в чемоданах» для аптечных сетей. Нельзя исключить того, что они поедут в те страны, куда еще можно ввозить лекарства «чемоданами» (например, в Кыргызстан), а уже оттуда местный игрок сможет более мелкими партиями развозить товар в другие страны, в том числе в Россию. Этот момент сделает думские контрсанкции еще менее эффективными.

США > Медицина > forbes.ru, 27 апреля 2018 > № 2590630 Виктор Дмитриев


Россия. Кипр > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 27 апреля 2018 > № 2588814 Сергей Лавров

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Республики Кипр Н.Христодулидисом, Москва, 27 апреля 2018 года

Уважаемые дамы и господа,

Мы провели конструктивные и доверительные переговоры с моим коллегой Министром иностранных дел Республики Кипр Н.Христодулидисом.

Кипр – важный партнер России в Восточном Средиземноморье и в целом на Европейском континенте. У нас действительно очень добрые и дружественные отношения, опирающиеся на исторические связи и духовную близость.

Приветствовали динамичное развитие связей в политической, торгово-экономической, культурно-гуманитарной, правоохранительной областях. Предметно проанализировали ход выполнения договоренностей, достигнутых в ходе визита Президента Республики Кипр Н.Анастасиадиса в Российскую Федерацию в октябре прошлого года.

В частности, отметили продолжающийся рост товарооборота благодаря активной работе Межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству. Говорили о том, что подписанная в ходе визита Президента Республики Кипр Н.Анастасиадиса Совместная программа действий между Российской Федерацией и Республикой Кипр на 2018-2020 гг. также способствует активизации практических результатов межведомственных контактов.

У нас активно пополняется договорно-правовая база. Целый ряд подписанных договоров и соглашений вступили в силу, а над другими работа продолжается.

Мы подробно обсудили перспективы возобновления переговоров по кипрскому урегулированию. Россия привержена выполнению всех резолюций СБ ООН, которые были приняты с целью найти выход из этого затянувшегося конфликта.

В ходе переговоров мы отметили, что существующую систему внешних гарантий безопасности Кипра считаем устаревшей, не отвечающей современным реалиям и нынешнему международно-правовому статусу Республики Кипр. По нашему мнению, наиболее эффективными мерами обеспечения независимости, суверенитета и территориальной целостности объединенного Кипра были бы гарантии со стороны Совета Безопасности ООН.

С обеих сторон была подтверждена приверженность сохранению мандата и параметров действий Вооруженных Сил ООН на Кипре, в том числе в связи с предстоящим летом этого года очередным продлением мандата этой миротворческой операции.

Мы также обсудили целый ряд других вопросов, включая нынешнее состояние отношений между Россией и Европейским союзом, которое ни нас, ни киприотов не удовлетворяет. Мы ценим позицию Никосии в пользу нормализации этой ситуации.

В отношении украинского кризиса. Нет другой альтернативы кроме добросовестного и последовательного выполнения Минских договоренностей, которые были закреплены резолюцией СБ ООН. Мы в очередной раз подтвердили нашу заинтересованность в том, чтобы лидеры Евросоюза, прежде всего, Германии и Франции как участники «нормандского формата» оказали соответствующее воздействие на киевские власти.

По Сирии у нас общая позиция – необходимо выполнять резолюцию 2254 СБ ООН. Мы рассказали об усилиях, которые Россия вместе с Ираном и Турцией предпринимает в рамках астанинского процесса в контексте недавнего проведения Конгресса сирийского национального диалога в Сочи, чтобы создать максимально благоприятные условия для начала выполнения этой резолюции. Эти усилия направлены на начало выполнения решений СБ ООН, которые были серьезно затруднены в результате неправомерных, нарушающих международное право ударов, которые нанесли США, Великобритания и Франция 14 апреля по Сирии под предлогом применения химического оружия сирийским Правительством. Мы за то, чтобы любые обвинения в применении химического оружия где бы то ни было рассматривались на прочной международно-правовой и юридически обязывающей основе, в частности, в ОЗХО. В этой связи, как вам известно, обвинения, которые некоторые наши западные коллеги выдвинули в адрес сирийского Правительства в связи с якобы примененным им химическим оружием 7 апреля в Восточной Гуте в г.Дума, были предметом вчерашнего брифинга в Гааге, организованного российской и сирийской сторонами с участием живых свидетелей тех событий, подтвердивших их постановочный характер. Мы признательны тем странам Евросоюза, среди которых была Республика Кипр, которые направили своих представителей на этот брифинг.

У нас с Кипром общая заинтересованность в урегулировании и других конфликтов в регионе Ближнего Востока и Северной Африки, в том числе, чтобы нормализовать и стабилизировать ситуацию во всем этом регионе, создать условия для активного торгово-экономического сотрудничества, в частности, в Восточном Средиземноморье.

Я очень доволен переговорами. Уверен, что они помогут нам двигаться поступательно по пути реализации всех договорённостей, достигнутых на высшем уровне.

Россия. Кипр > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 27 апреля 2018 > № 2588814 Сергей Лавров


Армения > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 27 апреля 2018 > № 2587719 Энн Эпплбаум

В Армении сработала власть народа. Но не везде такое возможно

Энн Эпплбаум | The Washington Post

"Когда я увидел там толпы граждан Восточной Германии, я понял, что они правы", - так подполковник Харальд Егер объяснял в свое время решение открыть ворота и пропустить сограждан через Берлинскую стену. "Я вспоминала о Егере на этой неделе, когда премьер Армении, удивив свою страну, ушел в отставку", - пишет колумнистка The WashingtonPost Энн Эпплбаум.

Серж Саргсян был президентом Армении десять лет. Предвосхищая свой уход, он изменил некоторые законы, укрепил власть премьер-министра и устроил так, чтобы парламент избрал его на эту должность. "Армяне это раскусили", - пишет журналистка. На протяжении 11 дней огромные толпы протестовали против этого вероломного захвата власти, и тогда Саргсян неожиданно ушел в отставку.

"Я был неправ, - заявил Саргсян. - Уличное движение выступает против моего пребывания на этой должности. Я выполняю ваше требование".

По мнению Томаса де Ваала, автора нескольких книг об Армении, на Саргсяна повлияло то, что Армения - "маленькая страна с обостренным чувством национальной солидарности". "Другой возможный фактор - в последний раз, когда армяне устраивали массовые протесты (в марте 2008 года), в результате разгона полицией погибли 10 человек. Возможно, Саргсян "не хотел повторить этот опыт", пишет Эпплбаум.

Как бы то ни было, демонстрации в Армении возымели эффект по той же причине, что в Берлине в 1989-м и в Киеве в 2014-м, считает автор статьи: они побудили принципиально важного человека усомниться в легитимности режима, даже своего собственного.

"К сожалению, так бывает редко. На каждую успешную уличную демонстрацию в поддержку демократии я могу привести столько же неудачных. Москва в 2012-м. Гонконг в 2014-м. Варшава в 2015-м. Венесуэла в 2014, 2015, 2016 и 2017-м", - перечисляет журналистка.

"В большинстве случаев они проваливаются, потому что нет Егера, нет Саргсяна, и режим отказывается слушать. Правитель с успехом очерняет протестующих как людей, никого не представляющих, непатриотичных или подкупленных иностранцами", - указывает колумнистка.

Когда демонстрации, марши и "оккупай"-движения не вызывают у людей отклика, их недостаточно, подчеркивает Эпплбаум. Она пишет: "Движение должно присоединиться к политической партии или стать ею, уличные лидеры должны стать политиками. В демократиях им нужно побеждать на выборах. В диктатурах им необходимы иные средства, чтобы сократить поддержку правящей партии. В политическом вакууме, как сейчас в Армении, им нужна стратегия".

"Трансформировать желание перемен в более справедливое общество - это длительный проект, для которого требуется, чтобы люди много лет трудились, а не показались на пару часов" на площади, добавляет Эпплбаум.

Армения > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 27 апреля 2018 > № 2587719 Энн Эпплбаум


Россия > Таможня. Внешэкономсвязи, политика > customs.ru, 27 апреля 2018 > № 2585887

Таможенный постконтроль в первом квартале 2018 года. Цифры и факты.

За первые три месяца 2018 года подразделения таможенного контроля после выпуска товаров провели 1722 проверочных мероприятия. По результатам этой работы доначислено 4,6 млрд рублей (на 30 % больше, чем за аналогичный период 2017 года) таможенных платежей, пеней и штрафов, взыскано 2,3 млрд рублей (на 59% больше, чем за аналогичный период 2017 года).

На одну штатную единицу в среднем взыскано 2.6 млн рублей (на 57% больше, чем за аналогичный период 2017 года).

Возбуждено 1463 дела об административных правонарушениях и 56 уголовных дел.

Во взаимодействии с контролирующими и правоохранительными органами проведено 554 проверочных мероприятия и 52 скоординированных контрольных мероприятия.

Мобильными группами ФТС России в первом квартале 2018 года проверено 30 887 транспортных средств, из них в 809 обнаружены нарушения. Выявлено 10,7 тыс тонн товаров, запрещённых к ввозу в Российскую Федерацию (в том числе 1,3 тыс тонн санкционных товаров). В сопредельные государства возвращено 8 тыс тонн товаров, уничтожено 1,8 тыс тонн товаров. В отношении перевозчиков возбуждено 108 дел о административных правонарушениях и 3 уголовные дела.

Россия > Таможня. Внешэкономсвязи, политика > customs.ru, 27 апреля 2018 > № 2585887


Украина > Армия, полиция. Приватизация, инвестиции > interfax.com.ua, 27 апреля 2018 > № 2585044 Альгирдас Шемета

Количество жалоб на правоохранительные органы постоянно растет - бизнес-омбудсмен

Эксклюзивное интервью бизнес-омбудсмена Альгирдаса Шеметы агентству “Интерфакс-Украина”

Недавно состоялось первое заседание межведомственной комиссии по вопросам соблюдения правоохранительными органами прав бизнеса. Каковы ее результаты?

Вместе с принятием закона "маски-шоу – стоп" были приняты изменения в законодательство, предусматривающие создание такой комиссии. Ее задача – мониторить выполнение этого закона, однако полномочия ее шире. Она может охватывать и другие нарушения правоохранительных органов. Мы ее видим как дополнительный инструмент, который позволит добиться лучших результатов для наших жалобщиков.

На учредительном заседании мы утвердили регламент, согласно которому поступающие на комиссию жалобы будут передаваться нам для дальнейшего их рассмотрения. Результаты будем представлять на комиссии. Ее возглавляет премьер-министр, и это также можно расценивать как превентивный эффект. Постараемся использовать эту комиссию для привлечения к ответственности конкретных правоохранителей. Часто сталкиваемся с такой ситуацией, что после нашего вмешательства сама проблема решается – возвращается имущество, снимают аресты со счетов, закрывают уголовные производства, однако конкретные сотрудники, принявшие то или иное неправомерное решение, не несут за это ответственности. На первом заседании комиссии я обратил на это внимание. Более того, министр юстиции Павел Петренко сообщил, что в дальнейшем Минюст будет разрабатывать законодательные изменения для установления такой ответственности правоохранителей. Потому я прогнозирую пользу от этой комиссии, а как будет на практике – увидим.

Как вы оцениваете эффект закона "маски шоу – стоп" в контексте недавних нашумевших обысков в нескольких больших компаниях?

Сам закон вносит положительную лепту во взаимоотношениях с государственными органами, очень дисциплинирует правоохранителей в регионах, на местах. Но он ориентирован на самые грубые нарушения: если в офис врываются правоохранители в "балаклавах" с автоматами и кладут всех на пол, изымают технику… Грубейшие нарушения этот закон действительно устраняет, но, конечно же, не служит панацеей от всех проблем, возникающих во взаимоотношениях бизнеса и правоохранительных органов. Например, он не решает проблему непропорциональных арестов многомиллионных счетов, когда проблема – на один, а также невозвращение имущества, необоснованного открытия уголовных производств. Эти проблемы не регулируются данным законом. Но с точки зрения решения вопроса несанкционированных обысков первые впечатления таковы: ситуация улучшилась. Даже сама "Новая почта" нам подчеркнула, что с точки зрения закона "маски-шоу – стоп" они не видели нарушений. Хотя мы здесь пока разбираемся, поскольку только получили от них жалобу. За время действия закона (с 7 декабря 2017 года – ИФ) относительно его нарушения к нам поступила только одна жалоба. Сейчас по ней разбираемся совместно с прокуратурой.

Как оцениваете законопроект о Национальное бюро финансовой безопасности (НБФБ) – решит ли предлагаемый орган такие проблемы?

Давно агитируем за создание такой службы, которая бы взяла на себя расследования экономических преступлений, забрав эту роль у других правоохранительных органов. Так что мы приветствуем идею создания такого органа, однако есть ряд замечаний в отношении самого законопроекта.

Мы проработали совместную позицию с бизнес-ассоциациями. То есть мы думаем, что, доработав законопроект с учетом ряда замечаний, можно получить положительный результат. Особенное внимание обращаем на регулирование отбора кадров и руководства будущего органа. Очень важно, чтобы службу наполнили добропорядочные люди. Это, с нашей точки зрения, - первый критерий, второй – профессионализм. Дальше мы видим важность урегулирования переходных положений. По законопроекту не совсем понятно, сколько времени будет длиться рассмотрение уголовных производств ныне ответственными правоохранительными органами. Предлагаем ввести четкий срок, в течение которого дело должно или закрыться, или быть передано в суд. Есть несколько других замечаний, связанные с запросами, которые НБФБ может сделать предприятиям, с защитой персональных данных, введением новой статьи в Уголовный кодекс по мошенничеству с налогом на добавленную стоимость. Тот же момент с использованием силовых подразделений – закон должен четко регламентировать, что это возможно только при наличии угрозы жизни для правоохранителей… Мы пытаемся конструктивно подойти к этому вопросу. Считаем, что нужно как можно быстрее прийти к компромиссу по этому законопроекту. Чтобы закон устроил все группы интересов, это можно бесконечно дискутировать. Однако такие длительные дискуссии не совсем полезны, потому что в это время ничего не меняется.

Для вас непринципиально, кому подотчетен будет новый орган?

В мире по-разному решается вопрос подотчетности такого органа. Самое важное – создать независимый орган. Чтобы никто не мог влиять на его работу. Чтобы руководство принимало решения самостоятельно, а не по указанию, кого нужно "потрясти".

Как достичь того, чтобы в такой орган попали, как вы выразились, добропорядочные сотрудники?

Мы внесли конкретные предложения. Важно привлечь международных экспертов в комиссию по отбору руководителей. Успех такой службы в значительной мере зависит от того, кто будет во главе ее. Предлагаем также увеличить значение общественного мнения при отборе. Возможно, общественность не так разбирается в профессионализме, но вот в отношении добропорядочности, у общественности будет что сказать, если претендент будет иметь проблемы с добропорядочностью.

У вас есть понимание, что произошло с "Новой почтой"?

Детали не могу комментировать, так как у нас сейчас проходит расследование. Мы получили официальную жалобу от "Новой почты", где они указали возможные нарушения как законодательных, так и подзаконных актов, связанных с деятельностью правоохранительных органов. Мы на стадии проверки этих фактов. Ждем ответа от другой стороны, тогда уже будем принимать решения, что дальше делать с этим кейсом.

Какова динамика таких жалоб от других компаний, менее известных и попросту меньших?

Это один из главных вопросов, которым занимается наш офис. Второй, после налоговых. Количество жалоб на правоохранительные органы постоянно растет. Из положительного можно отметить, только сокращение темпов этого роста.

Если в четвертом квартале 2017 года количество таких жалоб выросло на 30%, то в первом квартале этого года – на 13%. При рассмотрении жалоб мы видим частые нарушения со стороны правоохранителей. Однако украинская экономика отличается большой долей теневой экономики – 35-40% находится в тени. Нас волнует, что по поступающим к нам жалобам мы видим больше внимания к честному бизнесу, которые работает в правовом поле и платит налоги, много иностранного бизнеса под это попадает. В то время как остается не совсем понятным, достаточно ли внимания уделяется тому, что происходит в тени. Тут важно сместить акценты, чтобы правоохранители сконцентрировались на тех, кто увиливает от уплаты налогов, нарушает права интеллектуальной собственности, нелегально торгует акцизными товарами. Это поле, которое следует всеми усилиями сокращать.

Какова ситуация с жалобами на блокировку налоговых накладных, учитывая, что новая система заработала несколько недель назад и представители Офиса принимали участие в рабочей группе по разработке критериев блокировки?

Выводы делать слишком рано, однако есть повод предполагать, что система начала работать более таргетировано. По первым откликам, не видим наплыва жалоб по блокировке налоговых накладных, тогда как в начале июля прошлого года, когда они были введены, таких была масса.

Однако нас волнуют другие налоговые вопросы – особенно в части проверок. Здесь нет роста жалоб, но, к сожалению, по налоговым проверкам Государственная фискальная служба довольно часто не прислушивается к нашим аргументам и оставляет решение без изменений.

Апелляция в ГФС – это последний этап, где мы можем подключиться, дальше – суд. Но мы мониторим, как проходит судебное разбирательство по тем вопросам, которые мы рассматривали. Чаще всего суды поддерживают нашу позицию, принимают решения в пользу жалобщика. Поэтому есть смысл ГФС прислушиваться к нашим аргументам. Подчеркиваю, мы не защищаем каждого жалобщика: если видим неподтвержденные факты, закрываем расследование или отклоняем жалобу. В фискальную службу выносим те жалобы, которые, по-нашему, заслуживают пересмотра. Надеемся, что ситуация с налоговыми проверками улучшится, так как речь идет о крупных суммах и значительном вреде бизнесу. Поэтому ожидаем сотрудничества в этом вопросе от ГФС. Хотя в целом процент выполнения рекомендаций ГФС довольно высок.

Как оцениваете предложения ГФС внести изменения и сократить количество отсекающих этапов?

Ведется дискуссия по этому вопросу. Важно, чтобы ГФС концентрировалась на вопросах, где действительно есть риск серьезных потерь для бюджета, ведь эти отсекающие критерии отбрасывают мелкие накладные. ГФС аргументирует, что "скрутчики" подстраиваются под эти критерии и размельчают свои операции, чтобы быть отсеченными. Можно дискутировать, как калибрировать эти критерии, но, с другой стороны, общая система оценки рисков позволяет при наличии рисковых факторов провести налоговую проверку и оценить ситуацию "на месте". Если все подпадет под фильтр, система сама захлебнется информацией, а крупные рыбы сумеют каким-то образом проскользнуть. Думаю, следует дать время системе поработать, а потом проанализировать недостатки. Не стоит вводить новшества, эффект которых сомнителен.

Изменилась ли картина за последнее время относительно того, какие органы больше, какие меньше прислушиваются к вашим рекомендациям?

По сравнению с первыми годами нашей работы, выполнение рекомендаций улучшили все государственные органы. Та же Нацполиция подняла этот показатель с 58-60% до 88-90%. А общий процент вырос до 93% выполнения рекомендаций. То есть, когда мы вмешиваемся, ситуация разрешается. Другое дело, что мы бы хотели, чтобы причин вмешиваться было меньше.

При этом мы продолжаем получать такие жалобы, которых можно было бы избежать при нормальном администрировании: не придерживаются сроков, не собирается комиссия, которая принимает решение. Государственные регуляторы остаются среди лидеров по поступлению жалоб наряду с налоговыми, таможенными вопросами и жалобами на правоохранителей. В первом квартале значительно меньше жалоб получили на органы местной власти. По остальным – практически ситуация не изменилась.

Законопроект об институте бизнес-омбудсмена (№4591) "завис" между первым и вторым чтением. Как это влияет на вашу работу?

В мае исполнится два года, как этот проект подготовлен ко второму чтению. Он множество раз включался в повестку дня, но был далеко не первым и не доходил до парламентских дебатов. Конечно же, его принятие увеличило бы эффективность нашей работы. Самое элементарное – доступ к служебной информации. Нам жалуются на Министерство обороны или другие органы, работающие с грифом "секретно", а мы не можем получить информацию для оценки ситуации. Законопроект устанавливает обязательное сотрудничество представителей госорганов с институтом бизнес-омбудсмена и предусматривает санкции в случае отказа. Предлагает обязать госорганы отвечать на запрос с указанием мотивации. Предусматривает усложненную процедуру привлечения к уголовной ответственности представителей института. Ведь мы же рассматриваем жалобы, в том числе, и на правоохранительные органы. Чем быстрее проект закона будет принят, тем эффективнее мы сможем помогать бизнесу защищать свои законные права.

Но он определен премьер-министром в числе 35 законопроектов, которые должны улучшить бизнес-климат…

Да, но пока, по предварительным оценкам, не набирается достаточное количество голосов. Есть группы в парламенте, которые считают, что некоторое, даже несущественное, усиление полномочий института бизнес-омбудсмена может негативно повлиять на эффективность работы. Считают, что представители разных групп интересов могут начать оказывать давление на нас. С нашей точки зрения, это странная позиция. В разработке законопроекта мы руководствовались лучшими мировыми практиками и не придумывали ничего нового. Однако я надеюсь, что усилиями комитета по вопросам промышленной политики и предпринимательства, правительства, международных институций, которые на каждой встрече напоминают о необходимости принятия этого законопроекта, он пройдет в парламенте.

Всеукраинская сеть добропорядочности и комплаенса (UNIC) насчитывала полгода назад 42 компании – каковы сейчас тенденции? "Новая почта" заявила, что важно быть членом UNIC…

"Новая почта" только вступает в сеть UNIC – проходит соответствующие проверки. Они были инициаторами самого проекта, однако потом не выполнили все процедуры для членства в сети, как другие компании. Однако я рад, что они все же сделали этот шаг. В целом у нас 55 членов организаций, которые объединяют более 62 тыс. работников в 42 городах Украины. Сеть развивается. Но требования к претендентам довольно высоки, потому эта цифра не очень стремительно увеличивается. Другой важный момент – мы завершаем процедуру отбора компаний, которые смогут сертифицировать членов UNIC. То есть они смогут использовать логотип организации для маркетинга, это одно из преимуществ участия в сети. Сеть разработала целый ряд инструментов: типичный отчет для оценки рисков, завершили работу над Кодексом поведения компаний-членов. В середине мая мы запланировали неделю, посвященную вопросам добропорядочности в сфере бизнеса. Активно распространяем эту идею среди украинского бизнеса.

Кабмин включил вас как бизнес-омбудсмена в номинационный комитет по отбору кандидатов в члены наблюдательных советов госкомпаний. Каковы ваши прогнозы относительно эффективности новой процедуры?

Работа номинационного комитета зависит от того, как ему предоставляют материал для рассмотрения. Утверждение критериев двух компаний. На их основе объявлен отбор кандидатов в набсоветы этих компаний. Сам механизм, что отбирать кандидатов будут международные рекрутинговые компании, оцениваю положительно. Надеюсь, удастся сдвинуть этот процесс с мертвой точки, так как длительное время даже заседания номинационного комитета вообще не проводились. Однако четко прогнозировать что-то сложно. Возможно, в течение месяца или двух уже появятся кандидатуры.

Как приближение выборов отражается на бизнес-климате в Украине?

Сложно сказать. И сейчас принимаются решения, направленные на улучшение бизнес-климата. Часть из оглашенных правительством приоритетных 35-ти законопроектов уже принята. Хотелось бы, чтобы вопросы, связанные с бизнес-климатом, продолжали решаться и в ходе предвыборного периода. Не должно быть противоречий, когда речь идет об улучшении бизнес-климата в Украине.

Украина > Армия, полиция. Приватизация, инвестиции > interfax.com.ua, 27 апреля 2018 > № 2585044 Альгирдас Шемета


Россия > Агропром. Экология > agronews.ru, 27 апреля 2018 > № 2584891 Илья Калеткин

Комментарий. Илья Калеткин: органика – удел фермеров, а не холдингов.

«Крестьянские ведомости» постоянно держат в поле зрения деятельность органик-движения в России, которое в последнее время набирает удивительные обороты и выходит уже на международный уровень. На днях исполнительный директор Национального органического союза Олег Мироненко прислал в «КВ» интервью с Ильей Калеткиным – одним из пионеров органик-движения в стране, главой холдинга «Аривера», руководителем международного направления в Национальном Органическом Союзе (НОС).

— Илья Олегович, в апреле состоялась ваша поездка в Нижнюю Саксонию. Каковы итоги встречи с представителями немецкого бизнеса?

— В поездке, которая состоялась по приглашению немецкой стороны, участвовало шесть представителей России, это — производители продуктов питания, представители крупных продуктовых дистрибьюторов и ритейлеров, представитель Руспродсоюза. Мы представляли Россию в этом качестве на рынке органики. Немецких коллег заинтересовал мой рассказ о российском органическом сельском хозяйстве и о деятельности НОС (Национального Органического Союза).

Я пытался убедить немецких коллег в том, что мы заинтересованы в поиске немецких партнеров, которые могли бы инвестировать в создание перерабатывающих предприятий органического сырья в России. Если Германия проявит интерес к этому, я уверен, это будет способствовать их успешному вхождению на российский рынок. Это будет правильная стратегия. Собственно, конференция и была посвящена поиску правильных стратегий для входа немецких предпринимателей на российский рынок.

— В этом году Россия приняла участие в крупнейшей в мире выставке органической продукции BioFach-2018. Из 179 стран-участниц IFOAM в BioFach-2018 участвовали 80, в том числе и Россия. Наблюдаете ли вы рост интереса к России как к стране органического земледелия?

— Интерес к России был и есть. Россия, конечно, обязана присутствовать на таких выставках, если мы хотим играть важную роль на рынке органики в мировом масштабе. Потенциал у нас в этом вопросе огромный.

Интерес к стенду России был большой. Гости нашего стенда интересовались возможностями продажи в России своей органической продукции и закупкой сырья в России. Это естественно, ведь многие страны заинтересованы в том, чтобы продавать свой конечный продукт в другие страны. В том, как мы сами сотрудничаем с зарубежными странами в органике, мы не сильно отличаемся от других государств бывшего СССР: в нашем экспорте доминирует сырье, в импорте – конечный продукт. Собственно, так же это происходит и в традиционном сельском хозяйстве.

На российском стенде было представлено 8 участников: трое производителей, занимающихся дикоросами, — ТПК «САВА», «Кедр Экспорт» и «АЮ Групп», два крупных поставщика сырья «Сибиопродукт» и «Юфенал-Трейд», один — производитель проращивателей для семян ООО «СГК» и два производителя конечной продукции – холдинг «Аривера» и «Савинская Нива». Конечно, это было не полное представительство наших органических производителей.

— Каковы итоги нашего участия в BioFach-2018? Надо ли нам участвовать и дальше в подобных мероприятиях?

— Безусловно, для нас очень важно, что мы участвовали на BioFach с собственным российским стендом, представив наше органическое сельское хозяйство. К российскому павильону подходили многие участники, заинтересованных нашей продукцией было много. Уверен, что для наших сырьевиков участие прошло на пять баллов. Участие России в BioFach можно назвать успешным. И с точки зрения экономической успешности и поиска контрагентов для наших органических производителей, и с точки зрения декларирования России как полноправного участника органического мира. И, конечно, нам обязательно нужно принимать участие в подобных форумах. Это способствует развитию взаимоотношений с другими странами-производителями органики и повышает наш авторитет в мире.

— Россия налаживает взаимодействие с IFOAM (Международная федерация движений за органическое земледелие). Как продвинулись отношения?

— Цель НОС — представлять нашу страну в таком крупном объединении стран-производителей органики в мире. Нам важно не просто наше упоминание. Мы хотим быть активными участниками этого международного движения развития органического сельхозпроизводства. И мы деятельно участвуем во всех мероприятиях IFOAM.

Последние четыре года мы активны в этой деятельности. Мы участвуем в инициативной группе IFOAM action groop, которая ежегодно на BioFach встречается и обсуждает перспективы развития органики, миссию IFOAM в продвижении органики во всем мире. На этих встречах я представлял Россию. Мы дискутируем о том, каково наше видение органического мира в будущем.

Это частная инициатива с нашей стороны. Неприсутствие России в таком крупном объединении органиков было бы позором. Для нас это и общение, и обмен мнениями. Но самая главная миссия нашего присутствия в IFOAM – это своего рода наше заявление о том, что в России органическое производство существует. Да, органика пока не набрала в России свою критическую массу. Пока мы не знаем, когда это случится, учитывая тот текст законопроекта, который принят сейчас Госдумой в первом чтении. Очень надеюсь, что поправки ко второму чтению, которые мы помогаем готовить заинтересованным в этом депутатам, помогут изменить этот законопроект в лучшую сторону.

Мы участвовали в конгрессе IFOAM в Турции и в Индии. В том числе заявлялись как страна-кандидат на проведение следующего конгресса в нашей стране. К сожалению, нам не удалось этого добиться, но это и не удивительно. Пока на органической карте мира Россия занимает небольшую площадь с точки зрения количества участников рынка, оборота, информированности потребителей. Может быть, за исключением площади сертифицированной земли: мы декларируем почти 400 тысяч гектаров, занятых в производстве органической продукции.

Хотя, правда, мы не на 100% знаем о статусе этой сертификации (сюда входят земли, сертифицированные не только по признанным IFOAM стандартам). К тому же у нас наблюдается крен в сторону крупных производителей органики, что не совсем типично для остального мира. Обычно органика — это небольшие и средние производители-фермеры или средней величины хозяйства, что дает необходимое разнообразие и диверсификацию. Переплетение таких небольших хозяйств и их объединение в союзы дает усиление и развитие и самим этим фермерам, и таким союзам.

— Уже три года действует IFOAM Евразия, Национальный Органический союз стоял у истоков создания этой структуры. Каковы наши планы в сотрудничестве с русскоговорящими странами-производителями органики? Работает ли реально этот орган, и влияет ли наше участие в таких объединениях на развитие органики в России и других русскоязычных странах?

— Осенью 2014 года была создана IFOAM Евразия, которая объединила органиков из Кыргызстан, России, Грузии, Казахстана, Таджикистана, Азербайджана, Украины, Армении, Молдовы, Узбекистана, Беларуси. Мы объединились по принципу русскоязычности органических производителей и общих истоков — из советского сельскохозяйственного прошлого. Кроме нашего есть еще 10 региональных объединений: европейское, азиатское, где доминирует Китай, есть IFOAM Латинской Америки, Северной Америки, Южной Африки, и объединения по странам.

Наше присутствие в IFOAM Евразия мы рассматриваем как драйвер развития органического земледелия в России и русскоязычных странах. Ведь участники IFOAM Евразия — это в том числе страны-члены ЕАЭС, которые имеют прозрачные таможенные границы. Это важно с точки зрения и обмена компетенциями, и торговли. Мы можем взаимно обогатить друг друга. Такие связи присутствуют, и, хотя пока их немного, это должно дать огромный толчок к развитию органики и в России, и в странах бывшего СССР, входящих в эту структуру.

Органика, конечно, развивается разными темпами в наших странах, неравномерно. Например, в России это пока происходит не так быстро, как хотелось бы. На Украине, например, более серьезные темпы – в том числе потому, что там присутствует пусть квотируемая, но беспошлинная торговля, в том числе органической продукцией с Европой. У Украины и логистически более выигрышная ситуация, чем у наших производителей, и климат, в среднем, лучше, и достаточно сильное сплоченное органическое сообщество. Казахстан, опять же, стартовал позже в органике, чем мы, но развивается уже опережающими темпами. Можно выделить Армению – у них большое количество небольших органических производителей, действует сертификационный орган, который имеет аккредитацию в Европейском союзе на право проводить инспекции и выдавать сертификаты европейского образца.

Стоит ли сейчас нам активно говорить о сосредоточении этой организации в России? Сейчас официальный центр IFOAM Евразия в Бишкеке. Киргизии лидером здесь быть непросто и материально, и организационно, но так сложилось исторически. Мы не хотим никакого давления с нашей стороны на соседей-партнеров, хотя, возможно, было бы удобнее, чтобы таким центром была Москва, но мы деликатно ждем, пока ситуация дозреет сама. Стоит отметить, что производители органики наших стран – это, в хорошем смысле, космополиты. Мы равноправные партнеры, мы объединены нашей «органической» солидарностью, и стремления к доминированию ни у кого нет. Нужно просто принять оптимальное решение с точки зрения суммарных затрат.

— Вы как представитель НОС участвуете в переговорах с FIBL (научно-исследовательский институт развития сельского хозяйства). В феврале FIBL представил новый справочник органического сельского хозяйства, но Россия в нем не указана. Последняя информация о рынке органики в России в данных FIBL датируется 2012 годом. Каковы итоги переговоров с этим институтом, будет ли когда-то оперативная и достоверная информация о России представлена для международного сообщества?

— FIBL с удовольствием будет сотрудничать с нами с точки зрения сбора статистических данных по России и публикации этих данных на своих ресурсах. Мы ведем по этому вопросу переговоры с представителями Минсельхоза, чтобы в FIBL попадали эти данные. НОС частично аккумулирует у себя статистические данные, но этого недостаточно. В данный момент нужна работа по присваиванию кодов органическим товарам как отдельной группы, чтобы мы имели релевантную статистику — какой объем мы производим, какой экспортируем и импортируем. Пока у нас нет градации импортируемых и экспортируемых товаров на органические и обычные, поэтому нет и точной статистики.

Если передавать данные, то мы должны нести ответственность за их точность. А у нас пока нет в стране таких безупречно точных данных по органике. Ведь есть производители, которые, например, не афишируют, что они органические. Они уже нашли своих партнеров, контрагентов, работают с ними, и не хотят громко заявлять о себе. Чтобы производителям выходить из тени, они должны видеть, что государство заинтересовано в их дальнейшем развитии, и что российский потребитель заинтересован в них.

А пока условия работы для органических производителей в России достаточно сложные. В первую очередь из-за фальсификаторов, для которых слова «органик», «эко» и «био» — просто рекламный ход. Такие производители эксплуатируют желание потребителей покупать действительно настоящие биопродукты. А потребители, узнавая, что их обманывают, настраиваются нигилистически по отношению к любым продуктам, имеющим соответствующие слова на упаковке. Страдают при этом и настоящие производители органики, и потребители.

Поэтому крайне важно, чтобы в законе об органике эти три слова были защищены и могли быть использованы только на упаковках сертифицированных (только уполномоченными сертификационными агентствами) в соответствии с принятыми на государственном уровне стандартами продуктов. Так это работает на цивилизованных рынках. При этом, конечно, многое будет зависеть от правоприменительной практики. Мы заинтересованы в очищении рынка от псевдоорганики, в честном информировании потребителя. Если наш закон об органическом производстве даст эти возможности, и этот сегмент рынка начнет развиваться, у нас может, наконец, появиться и точная статистика.

Россия > Агропром. Экология > agronews.ru, 27 апреля 2018 > № 2584891 Илья Калеткин


Россия. СЗФО > СМИ, ИТ. Экология. Образование, наука > kremlin.ru, 27 апреля 2018 > № 2584856

Заседание попечительского совета РГО.

В штаб-квартире Русского географического общества Владимир Путин провёл юбилейное, десятое заседание попечительского совета РГО.

Участники заседания подвели итоги работы организации за 2017 год и представили лучшие проекты текущего года.

В рамках мероприятия состоялась церемония вручения медалей и почётных грамот Русского географического общества.

* * *

Стенографический отчёт о заседании попечительского совета РГО

С.Шойгу: Добрый день, уважаемые коллеги!

Я вас всех поздравляю с юбилейным, десятым заседанием попечительского совета в здании, юбилей которого мы в ближайшем будущем будем отмечать – такой достаточно важный, существенный для отечественной географии и науки юбилей.

Слово, как всегда, председателю попечительского совета – Президенту Российской Федерации Владимиру Владимировичу Путину.

В.Путин: Добрый день, уважаемые друзья!

Рад приветствовать членов попечительского совета Русского географического общества и гостей нашего ежегодного заседания.

Мы вновь собрались в исторической штаб-квартире РГО (этому великолепному зданию уже почти 110 лет), и все эти годы оно верой и правдой служит делу просвещения, сбережения природы, развитию образования, культуры, науки, краеведения.

Отрадно, что эти традиции продолжаются и сегодня. Здесь, как и прежде, собираются люди увлечённые, настроенные на конкретную работу, рождаются яркие востребованные проекты в самых различных областях. Хотел бы поблагодарить всех, кто помогает реализации инициатив РГО. Его успехи в последние годы – во многом ваша заслуга, уважаемые друзья!

Поддержка попечителей, членов медиасовета даёт возможность быть, что называется, в гуще общественной жизни нашей страны. Так, отмечу заметный вклад членов Русского географического общества в проведение Года экологии, который состоялся в прошлом, 2017 году.

Уверен, так же содержательно проявят себя члены и партнёры РГО и в рамках нынешнего Года добровольца, тем более что бескорыстный, социально значимый труд на благо страны во все времена определял дух и характер Русского географического общества.

Более широкой и активной становится и его просветительская деятельность. Лектории, встречи с интересными людьми, выставки, кинопоказы стали неотъемлемой частью культурной афиши многих городов нашей страны.

Конечно же, особых слов заслуживает разработанная РГО Концепция географического образования. О её необходимости много лет говорили эксперты и педагоги, сейчас она полностью готова, и рассчитываю, что в самое ближайшее время будет утверждена Минобрнауки. Считаю важной и инициативу РГО присваивать новым улицам российских городов имена наших великих географов и путешественников.

Первой на эту идею откликнулась Москва. Имена Дмитрия Анучина, Петра Семёнова-Тян-Шанского, Михаила Певцова и Александра Воейкова обрели улицы на юго-западе столицы. Там, где уже увековечена память других выдающихся членов РГО: Обручева, Вавилова, Вернадского, Миклухо-Маклая. В Краснодаре в честь Русского географического общества названы сквер и аллея. Рассчитываю, к таким инициативам подключатся и другие регионы.

Здесь, конечно, не должно быть никакой кампанейщины, это само собой разумеется. Не должно быть просто продиктовано стремлением отчитаться. И конечно, важно не просто давать улицам, городским объектам названия, связанные с нашей историей, а вести действительно содержательную просветительскую работу, размещать на улицах информацию, рассказывающую о наших национальных героях и о славных событиях прошлого.

Сфера топонимики, то есть названий географических и других объектов, в целом нуждается в особом внимании. Сегодня мы сталкиваемся с ситуацией, когда русские названия, которые давали ещё в прошлые века и десятилетия наши исследователи и путешественники, постепенно вытесняются с карты мира. Подчеркну, тем самым стирается и память о вкладе России в изучение планеты и в развитие науки. Особенно это заметно в Антарктиде, где имена, данные первооткрывателями континента Лазаревым и Беллинсгаузеном, почти вышли из оборота.

Сегодня лишь единицы знают, что изначальное, историческое название острова Смит – это Бородино, что Сноу – это Малый Ярославец, а Ливингстон – на самом деле Смоленск и так далее и тому подобное. А ведь в 2020 году мы будем праздновать юбилей открытия Антарктиды. Это было сделано именно русскими мореплавателями. Но примеры замещения названий – не только в далёкой Антарктиде, есть примеры и тут поближе, не буду сейчас на этом останавливаться.

Всё это стало возможным в том числе из-за отсутствия современных отечественных карт. В свободном доступе лишь иностранные, где, как правило, фигурируют вторичные имена географических объектов. В этой связи, естественно, при самом активном участии РГО предлагается подготовить новый российский атлас мира, в котором все подобные случаи будут верно трактоваться. Никому ничего не собираемся навязывать, это не нужно, но попустительствовать, не реагировать на искажение исторической и географической в данном случае правды и справедливости мы не вправе.

Прошу заняться созданием атласа Росреестр вместе с экспертами Русского географического общества и при участии Минобороны, которому в рамках всех необходимых процедур следует обеспечить доступность своих картографических материалов для составителей атласа и в целом для путешественников, туристов, автолюбителей, в том числе в формате современных компьютерных технологий, работающих онлайн. Гриф секретности на многих картах явно устарел и выглядит просто архаично.

Уважаемые коллеги! Наша задача – сберечь то, что сделано нашими предшественниками, и, конечно, вписать в летопись РГО новые имена и новые яркие события. Пользуясь случаем, объявляю старт конкурса на соискание ставшей традиционной, уже третьей по счёту премии Русского географического общества.

При поддержке попечительского и медиасоветов РГО реализует всё больше заслуживающих внимания экспедиций, просветительских акций, документальных проектов о России. В конце года на церемонии вручения премии мы узнаем названия лучших и самых достойных из них, отметим тех, кто отдаёт себя изучению нашего традиционного наследия, воспитанию экологической культуры, охране родной природы.

Среди таких подвижников и руководитель Амурского филиала Фонда дикой природы Павел Васильевич Фоменко. Три года назад он был удостоен Малой золотой медали РГО за спасение тигров. Кто-то знает, может быть, кто-то нет, – к сожалению, недавно с ним произошёл несчастный случай: одна из его подопечных, тигрица, нанесла учёному серьёзную травму. Понятно, такое бывает.

Мы желаем Павлу Васильевичу скорейшего выздоровления, и ещё раз хотел бы поблагодарить всех специалистов заповедника за подвижнический труд. Безусловно, мы гордимся их работой и её результатами.

Большое спасибо за внимание. Давайте начнём работу.

Слово – Президенту Русского географического общества Сергею Кужугетовичу Шойгу.

Пожалуйста.

С.Шойгу: Спасибо, Владимир Владимирович.

Для нас очень важно, что Вы высоко оцениваете деятельность Русского географического общества. Также хочу поблагодарить всех членов совета за поддержку.

Сегодня аудитория проектов Русского географического общества – это десятки миллионов человек в России и за рубежом. Согласно независимым социологическим исследованиям, узнаваемость Русского географического общества среди населения за последние пять лет выросла почти в три раза.

Но самое главное – ещё более стремительно растёт число желающих вступить в общество, принять участие в том, что мы делаем. Яркий тому пример – III Фестиваль Русского географического общества, который прошёл в ноябре прошлого года под девизом «Душа России – это её люди».

На площадке более шести тысяч квадратных метров мы постарались с помощью редких экспонатов, интерактивных стендов, игр и мастер-классов рассказать о многовековой истории и культуре народов нашей страны.

Особый интерес у посетителей фестиваля вызывали впервые представленные уникальные документы из архива Русского географического общества. Среди них фольклорные произведения, описание быта и обрядов народов России с великолепными рисунками путешественников – членов Русского географического общества.

Считаем, что подобные объекты письменного наследия должны быть официально на уровне Организации Объединённых Наций признаны памятниками мировой культуры. И мы очень благодарны Министерству иностранных дел и Сергею Викторовичу Лаврову за поддержку.

Полученные по завершению фестиваля отзывы натолкнули нас на мысль, что мы просто обязаны демонстрировать фонды Русского географического общества по всей России.

Перед началом заседания вы имели возможность осмотреть первую выставку из серии «Золотой фонд Русского географического общества». В дальнейшем аналогичные экспозиции будут открыты в наших региональных отделениях и университетах. Здесь нам понадобится помощь Российского союза ректоров. По мотивам выставок планируем оформить тематические поезда дальнего следования, и в этом, я думаю, нас поддержат «Российские железные дороги».

Разумеется, мы идём в ногу со временем, развивая электронную библиотеку Русского географического общества. Если за весь прошлый год её посетили два миллиона человек, то всего за три месяца этого года – уже миллион. Это не только граждане России, но и представители десятков зарубежных стран.

Помимо портала документов вызывают интерес картографический и молодёжный разделы, а также обширная фильмотека. В скором времени она пополнится редкими кадрами кинохроники из экспедиций первой половины прошлого века, которые передаст нам Госфильмофонд. Такая договорённость уже есть. Большое спасибо нашим партнёрам, вместе мы делаем большую нужную работу. Надеюсь, что подобные фильмы подстегнут познавательную активность зрителей, особенно молодёжи, и в конечном счёте повысят её географическую грамотность.

К слову, международный географический диктант, в 2017 году он прошёл в 25 государствах, вновь выявил предельно низкий уровень знаний о России. Почти два века назад Николай Васильевич Гоголь говорил: «Велико незнание России посреди России». К сожалению, слова классика остаются актуальными и поныне. На 100 баллов Россию знают 442 человека из 260 тысяч, написавших диктант, это 0,17 процента. А ведь речь исключительно о школьной программе. Тогда что говорить о серьёзных вещах?

Для решения этой проблемы мы готовы продолжить активное сотрудничество с Министерством образования и науки реализовать новую концепцию географического образования, проводить экспертизу учебных пособий и, конечно, развивать экспедиционную деятельность. В этом году планируем масштабные исследования одного из крупнейших скифских курганов в Южной Сибири – Туннуга.

Ежегодно сотни экспедиций организуются региональными отделениями и молодёжными клубами Русского географического общества. Министерство обороны активно участвует в этой работе, возрождая традиции императорской России, когда военные помогали путешественникам и учёным, а большинство региональных отделений существовали при штабах генерал-губернаторов.

Отмечу, что с августа прошлого года открываем центры Русского географического общества на флотах, в военных округах, видах Вооружённых Сил и родах войск. Уже есть достойные примеры совместной работы Русского географического общества и Экспедиционного центра Министерства обороны. Военные призваны помочь в организационных вопросах, подставить плечо при проведении сложных и опасных исследований, получив взамен уникальные знания.

Собранный в экспедициях материал будет систематизирован и в дальнейшем использован при подготовке научных, справочных, учебных пособий о природе и географии нашей страны.

Сейчас давайте остановимся на каждой теме подробнее. Итак, издание атласов. В своём выступлении Владимир Владимирович поднял вопрос создания новых атласов. Для нас эта тема была актуальной всегда. При участии Русского географического общества составлено абсолютное большинство российских и значительная часть международных географических атласов.

Приятно отметить, что в этом году вышло не одно, а несколько уникальных изданий. По Вашему поручению, Владимир Владимирович, данному в этих стенах, впервые в России издан «Национальный атлас Арктики». Также при поддержке Русского географического общества увидели свет «Экологический атлас России» и «Атлас заповедников» – подарок к 100-летию заповедной системы нашей страны. Позвольте кратко представить издание.

(Идёт демонстрация видеоролика.)

Уважаемые коллеги! В России около 2,5 миллиона рек. До сегодняшнего дня информация о них была достаточно разрознена. Наконец при поддержке Русского географического общества составлен первый реестр всех малых рек России. Общий объём картографируемой территории – 12 миллионов квадратных километров, почти три четверти нашей страны. Подробнее об этом расскажет профессор Казанского федерального университета Олег Петрович Ермолаев.

О.Ермолаев: Уважаемый председатель Попечительского совета! Уважаемые господа, коллеги!

Действительно, благодаря грантовой поддержке Русского географического общества мы завершили работу по созданию геоинформационной системы на бассейнах малых рек очень большой территории России. Масштаб работ включает в себя, действительно, всю азиатскую часть: это и Сибирь, и территории Дальнего Востока, это соответственно тихоокеанский водосбор и арктический водосбор, это 12 миллионов квадратных километров, что равняется трём площадям Евросоюза с их 27 государствами.

Почему взяты речные бассейны, именно малые речные бассейны? Во-первых, это самый распространённый природный объект в России. На малые реки приходится более 80 процентов всей территории. Они имеют чёткие и понятные границы, слабо изучены географически.

Кроме того, это удобные единицы территориального анализа. Из мозаики речных бассейнов малых рек можно сконструировать, собрать, как из природных пазлов, территорию любого масштаба: от малой реки до крупной и великой, от муниципального района до федерального округа.

Многие развитые страны в настоящее время имеют такие системы. Теперь можно сказать, что подобная система национального уровня есть и у нас. Она включает в себя более 350 тысяч бассейнов малых рек с привязанной к ним геобазой данных на десятки показателей о природе, ресурсном потенциале и экологическом состоянии территории.

Мне кажется, что идеология прорыва зависит от кумулятивного эффекта успеха в разных областях. Часто мы останавливаемся в шаге от успеха, но так его и не делаем. Вот и для созданной ГИС не хватает, мне кажется, одного шага, чтобы быть внедрённой в разные стороны жизни России.

Одним из таких возможных путей внедрения, как мне кажется, данной системы может быть создание геопортала открытого доступа «Реки и речные бассейны России». При рекомендации Попечительского совета мы готовы к полномасштабной реализации такого научного проекта.

С.Шойгу: Спасибо, Олег Петрович.

Мне приятно отметить, что в последние годы активность наших региональных отделений растёт, в команду вливается много новых неравнодушных людей, настоящих профессионалов. Один из примеров такой дружной энергичной команды – наши коллеги из Якутии. Они активно работают с молодёжью и за последние несколько лет осуществили ряд крупных экспедиций. Даже площадок для географического диктанта у них больше, чем где-либо в России.

Предлагаю послушать исполнительного директора отделения Русского географического общества в Якутии Дмитрия Ивановича Соловьёва.

Д.Соловьёв: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемый Сергей Кужугетович! Уважаемые члены попечительского совета!

Прежде всего хотел бы поблагодарить за возможность представить некоторые итоги нашей работы перед столь высоким собранием.

С 2014 года, когда был образован попечительский совет нашего отделения под руководством главы республики Егора Афанасьевича Борисова, началась достаточно активная работа. Мы влились в мероприятия, в проекты Русского географического общества, достигли определённых результатов, в том числе в реализации крупных экспедиционных проектов.

У всех на памяти экспедиция «Полюс холода соединяет океаны», которая прошла из Тихого океана в Северный Ледовитый океан речным путём на протяжении трёх тысяч километров. Этот экспедиционный проект получил премию Русского географического общества за 2016 года.

Одним из ярких событий прошлого года стал проект «Плавучий университет на реке Лена», который влил в себя талантливую заинтересованную молодёжь из наших вузов, магистров, учёных, преподавателей, которые прошли маршрут длиной пять тысяч километров по реке Лене со среднего течения до нижнего течения – Тикси и обратно.

По ходу следования наши слушатели со своими наставниками проводили интересные исследования природной среды, экологического состояния речного бассейна и близлежащей территории, встречались с жителями населённых пунктов, проводили лекции по краеведению, рассказывали о деятельности Русского географического общества, о тех проектах и тех исследованиях, которыми они в настоящий момент занимаются.

В прошлом году мы также реализовали очень интересный проект комплексной экспедиции на Новосибирские острова, были изучены остров Котельный и остров Большой Ляховский. Команда в составе около 20 человек провела изучение мерзлотных процессов почвы, растительного покрова, водных, наземных экосистем, были изучены останки трёх мамонтов. Эти находки были расположены на острове Большой Ляховский.

Вообще нужно сказать, что Якутия является таким естественным природным криохранилищем уникальных объектов мамонтовой фауны. Ежегодно мы находим десятки, можно сказать, уникальных объектов. Среди них в прошлом году мы нашли львёнка – это детёныш пещерного льва, таких находок в мире всего несколько штук, и все они добыты, найдены в Якутии.

И конечно, на основе таких уникальных объектов, как, может быть, вы слышали, носорожек Саша, мамонтёнок Юка, бизоны, сайгаки, которые находятся в таком замороженном состоянии, практически в прекрасном состоянии, у нас сформирована собственная научная школа наших палеонтологов, и мы сегодня эту школу развиваем. Практически все палеонтологи Якутии являются членами Русского географического общества.

Нашими палеонтологами внесено предложение руководству республики о том, чтобы стимулировать или реализовать проект создания в Якутии одного из мировых центров изучения мамонтовой фауны для того, чтобы мы могли сохранить приоритет в исследованиях этих уникальных объектов, сохранять их для науки. Определённые решения уже руководством республики сделаны.

В заключение я хотел бы поблагодарить всех членов попечительского совета, руководство Русского географического общества за поддержку инициатив региональных отделений.

С.Шойгу: Спасибо, Дмитрий Иванович.

В прошлом году Русское географическое общество запустило новую всероссийскую акцию «Лучший гид России». Было предложено за достаточно сжатый по времени отрезок рассказать о своём городе, о своём крае, но рассказать так, чтобы было желание туда поехать немедленно и посмотреть всё, что там происходит.

Об этом лучше Настя Чернобровина расскажет.

А.Чернобровина: Спасибо, Сергей Кужугетович.

Добрый день, Владимир Владимирович! Добрый день, уважаемые попечители!

Если вы помните, в прошлом году на прошлом попечительском совете мы показали вам первое видео. За полгода этот конкурс неожиданно набрал такие обороты, что к финалу нашей акции мы собрали более 700 видеоработ со всех уголков нашей страны. Члены жюри с большим трудом отобрали пять победителей, которые уже в эфире телеканала «Моя планета» боролись за звание сильнейшего. Давайте мы вам покажем небольшой материал.

(Идёт демонстрация видеоролика.)

Не знаю, мне кажется, что Нина посвятила эту победу ещё своей дочке, потому что, когда она победила, была на девятом месяце беременности и счастливо родила.

Хочу напомнить о том, что в этой акции принимали участие и любители, и профессионалы. И сегодня у нас в гостях сидит со мной рядом Сергей Рябухин, он победитель в номинации «Гид-любитель». Сергей – журналист, телеведущий, хотя я не удивлюсь, если в ближайшее время он сменит профессию или у него появится вторая профессия, уже профессионального гида, потому что Сергей стал ещё более популярным в своём крае и вообще в нашей стране.

Сергей, добрый день! Расскажи, пожалуйста, о себе, как у тебя изменилась жизнь. Я знаю, что вы, несмотря на такую схватку в эфире, всё-таки все передружились. Что у ребят сейчас происходит?

С.Рябухин: Владимир Владимирович, Сергей Кужугетович, попечители, здравствуйте!

Я действительно стал победителем этого конкурса, просто рассказывая о своём родном городе. Так уж получилось, что теперь я получаю предложения приехать в другие города России и рассказать о них так же, как я рассказывал про Волгоград.

Спасибо РГО за поддержку этого конкурса, потому что мы получили возможность рассказать о своих родных городах, мы влюблены в свои города. Знаете, получилось такая ненавязчивая, лёгкая реклама многих городов России. Сейчас все эти ролики собраны на сайте «лучший гид.рф», 700 работ там собрано, они в открытом доступе, такая огромная видеоэкскурсия по нашей стране.

Экскурсии, которые мы показывали на канале «Моя планета», – это экскурсии уже победителей. Они, вы знаете, у многих они скорректировали планы на отпуск, потому что многие отложили отпуск за границу. Они говорят: «Мы поедем в Вологду, в Томск, в Кронштадт, в Волгоград». У них есть, конечно, желание, чтобы мы провели эти экскурсии, но тут вопрос востребованности экскурсоводов. Мы с ними списываемся, созваниваемся. Они говорят, что все экскурсии расписаны до Нового года, настолько они стали популярны.

Самый молодой участник нашего конкурса – Даниил Жмаев. На него вышел коллекционер, который собирает обувь звёзд, и попросил у него приобрести его кроссовки, в которых он проводил телеэкскурсии по Кронштадту.

Вы знаете, после проведения такого масштабного конкурса можно смело сказать, что РГО сделало для развития туризма больше, чем профессиональное сообщество в сфере туризма. За это вам отдельное спасибо от всех экскурсоводов.

Я не могу не воспользоваться такой возможностью, я приглашаю вас в Волгоград и проведу вам лучшую экскурсию по Волгограду.

А.Чернобровина: За 20 секунд.

С.Рябухин: За 20 секунд.

А.Чернобровина: Хочу сказать, что, поскольку у акции такой успех, мы продолжили её. У нас начался уже второй конкурс. 16 апреля мы его запустили. И, конечно, пользуясь случаем, хотелось бы сказать, что в этом конкурсе может принять участие любой житель планеты, но с увлекательным рассказом именно о России.

Очень бы хотелось, чтобы более активно себя вело действительно профессиональное сообщество, чтобы оно дальше продвигало гидов, хотя бы победителей, потому что здорово, если туристы едут на имена, и иностранные, и наши российские туристы всё-таки хотят, например, после этих экскурсий возвращаться в наши фантастические места.

С.Шойгу: Спасибо, Анастасия.

Владимир Владимирович, теперь по традиции вручение наград, призов, грамот.

(Церемония вручения наград Русского географического общества.)

У.-К Йохансен: Я очень-очень рада. Получать медали Русского географического общества – это большая честь, которую я себе раньше даже не представляла. Русское географическое общество, бывшее Императорское Русское географическое общество, известно во всём мире, одно из самых старых обществ в мире.

Я себя вижу так, в традиции вместе с такими учёными, как Миклухо-Маклай, или Потанин, или Радлов – все они на весь мир известны. Я тоже должна думать о своих коллегах и друзьях, которые мне помогали писать книжечки и статьи, которые вам, очевидно, нравились. Это были в большинстве русские коллеги.

Я приехала сюда, в Россию, в 1959 году, до 1961-го, это было в рамках культурного обмена между ФРГ и СССР в то время. И когда я приехала сюда, я очень боялась, потому что это было 15 лет после блокады Ленинграда, и место, где я могла работать, были музеи здесь, в Питере. Как будут русские коллеги реагировать, с которыми я должна работать весь день за одним столом, будут ли они меня бойкотировать, вообще не говорить со мной, что будет?

Могу вам сказать, что было очень мило, очень хорошо. У меня было много друзей на всю жизнь. К сожалению, многие из них уже скончались. Они мне помогали, показывали, как нужно работать в России. И мы были очень часто вместе после работы, несмотря на то, что в то время партийный секретарь говорил, что нельзя меня приглашать, потому что они тогда ещё жили в коммуналках, и он думал, что на Западе все живут очень шикарно. А наши города тоже были совсем разрушены. И что значит – стоять в очереди перед туалетом в своей квартире, это мы тоже знали.

Они делали хорошие праздники в своих коммуналках, я их вспоминаю с удовольствием. Когда я уехала, несмотря на то, что партийный секретарь не хотел, чтобы я видела личные квартиры того времени, я знала квартиры почти всех. Традиции русского гостеприимства были значительно сильнее, чем страх от партии или от ГПУ. Знаете, с тех пор я люблю русских. Так я вам всем скажу: спасибо, спасибо, спасибо.

О.Добродеев: Спасибо огромное.

Уважаемый Владимир Владимирович! Сергей Кужугетович! Уважаемые члены попечительского и медиа-совета географического общества!

Это высочайшая честь – быть награждённым медалью, которая носит имя выдающегося исследователя, журналиста, телевизионного журналиста Юрия Александровича Сенкевича, которого поколения моих коллег боготворили и боготворят. Это очень высокая честь. Спасибо огромное, немножко неожиданно.

Но я хочу сказать только следующее. Это награда, которая по праву принадлежит тысячам журналистов ВГТРК, которые работают во всех регионах Российской Федерации ежедневно и для кого изучение нашей страны, любовь к нашей стране – это повседневная практика, повседневная история. Конечно, это очень важный проект – проект канала «Моя планета», который действительно сделал нашу науку, географию, близкой, понятной и доступной тысячам россиян.

Спасибо огромное.

Н.Дроздов: Дорогие друзья! Глубокоуважаемый Владимир Владимирович, Сергей Кужугетович, друзья, соратники!

Юрию Александровичу Сенкевичу уже добрые слова сказал наш коллега и соратник. Но я хотел сказать ещё о том, что были три самые популярные передачи ещё в советское время: «Клуб путешественников», «Очевидное – невероятное», «В мире животных», которые основали в своё время Александр Михайлович Згуриди, Владимир Адольфович Шнейдеров, Сергей Петрович Капица. И вот из этих трёх передач сейчас пока осталась только одна, из научно-популярных.

Они, конечно, не сравнятся с «От всей души» или «Полем чудес» – это другой тип программ. Но, понимаете ли, этих двух передач уже нет, ни «Очевидное – невероятное», ни «Клуба путешественников», просто потому, что как–то не подумали о том, что все мы, как говорится, здесь, и потом нужно подготовить преемника, если ты хочешь спокойно в серьёзном уже возрасте наблюдать передачи.

Я, считаю, справился с этой задачей, конечно, с коллективом вместе. Оба родителя моего преемника работают в нашей передаче, так что мы надёжно, уже в течение двух лет мы соведущие вместе с Алексеем Лапиным, а вообще появился он на передаче в пять лет, в пятилетнем возрасте его привели родители на детскую страничку нашей передачи. То есть у меня 50 лет участия в этой передаче: как участника, а потом ведущего. Но первые ведущие были, конечно, Александр Михайлович Згуриди, и Василий Михайлович Песков потом был, а я уже третий ведущий.

Но в тех передачах не было преемников, и они просто вместе с их ведущими ушли из жизни.

Я хочу, чтобы наша передача дожила знаете до какого возраста? До столетия. Потому что сейчас 15 лет моему юному коллеге, который ростом с меня уже и два года паспорт носит, он взрослый человек и у нас, на канале «Карусель», вполне может вести детскую программу «В мире животных». Она сейчас стала детской. Скорее я там выгляжу несколько странно в качестве ведущего детской передачи.

Когда он поведёт, я буду просто у них в коллективе профессором-консультантом, буду следить за тем, чтобы всё было с точки зрения научной в порядке. Он в 65 лет – это нормальный возраст, правда – отметит столетие передачи через 50 лет. Ты смотри, Алёша, не подведи. Вот тогда мы порадуемся вместе со Згуриди и с Песковым, мы там втроём соберёмся, на троих в тех тонких слоях, поздравим вас со столетием передачи. Вот это моя мечта.

Спасибо, друзья.

И.Лапина: Разрешите ещё раз поблагодарить Русское географическое общество, Сергей Кужугетович, Владимир Владимирович, вас.

Можно Вам, Владимир Владимирович, сказать огромное спасибо за то, что Вы конкретно понимаете необходимость именно сейчас образовывать и просвещать, потому что современный человек должен, как говорит ещё один из моих любимых ведущих, очень много знать. Потому что в современном мире каждый день на каждого из нас наваливается такой вал информации, что необразованный человек не в состоянии её правильно воспринять и правильно переварить. Поэтому огромное Вам спасибо за те просветительские проекты, которые Вы поддерживаете и делаете.

Спасибо Вам большое.

М.Овчаренко: Уважаемый Владимир Владимирович! Сергей Кужугетович! Уважаемые участники заседания попечительского совета!

Наш молодёжный клуб был открыт одним из первых осенью 2016 года. Чем мы занимаемся? Вместе с нашими активистами мы проводим интеллектуальные игры, квесты, проводим летние полевые лагеря, занимаемся археологией, краеведением и экологией.

Наша работа не осталась незамеченной. По итогам 2017 года наш клуб признан исполнительной дирекцией лучшим среди 90 молодёжных клубов в России.

В заключение хотелось бы сказать Вам большое спасибо и выразить надежду, что и в дальнейшем молодёжное крыло Русского географического общества будет пользоваться Вашей поддержкой.

С.Шойгу: Уважаемые коллеги, мы продолжаем наше заседание.

С прошлого года Русское географическое общество осваивает новый формат международного сотрудничества. Мы начали активное взаимодействие с организациями, работающими под эгидой Организации Объединённых Наций. Уже проведён ряд мероприятий с Продовольственной и сельскохозяйственной организацией Организации Объединённых Наций. На очереди ЮНЕСКО. Подробнее об этом расскажет ответственный секретарь комиссии по делам ЮНЕСКО Григорий Эдуардович Орджоникидзе.

Г.Орджоникидзе: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемый Сергей Кужугетович!

Действительно, эта инициатива полностью поддерживается и в Министерстве иностранных дел. И вообще она давно назрела, потому что Русское географическое общество является одним из старейших обществ в мире, заключает в себе солидный экспертный и ресурсный потенциал для развития многопланового сотрудничества с ЮНЕСКО.

Приоритетными направлениями такого сотрудничества мы видим в первую очередь комплекс вопросов, связанных с выявлением, охраной и управлением объектами всемирного наследия. В частности, целесообразным представляется подключение Русского географического общества к работе Международного коллекционного комитета по управлению трансграничным объектом всемирного наследия «геодезическая дуга Струве».

В сентябре сего года в Санкт-Петербурге состоится очередное заседание этого комитета. Проведение в России столь значимого международного форума в 225–ю годовщину со дня рождения выдающегося учёного Василия Яковлевича Струве будет способствовать укреплению авторитета нашей страны как одного из ведущих мировых центров геодезической науки.

Сегодня как раз состоялось подготовительное заседание этого форума. Очередное заседание намечено на 20 мая. В этой связи, Сергей Кужугетович, прошу Вашего разрешения пригласить на это совещание представителей Минобороны, поскольку два из этих сигналов, так называемых базиса, находятся на острове Гогланд, а там определённый режим есть. С Вашего позволения мы это сделаем. Эти заседания планируется провести на базе Русского географического общества и в Пулковской обсерватории.

Другим востребованным и новым проектом на площадке ЮНЕСКО является новая программа по геопаркам и геонаукам. Я думаю, что она открывает широкое поле для деятельности РГО в этом плане. Имеется в виду создание глобальных геопарков, которые будут способствовать развитию социально-экономической инфраструктуры регионов, увеличению туристических потоков и реализации широкого круга образовательных проектов.

Было уже сказано о том, что хранящиеся в фондах РГО собрания документов по географическим наукам и смежным дисциплинам включают в себя уникальные источники, представляющие ценность для развития естественных наук. В этой связи ещё одним перспективным направлением взаимодействия РГО с ЮНЕСКО может стать работа по подготовке российских номинаций для включения в программу ЮНЕСКО «Память мира».

С.Шойгу: Спасибо, Григорий Эдуардович.

Надеюсь, что наше сотрудничество с ЮНЕСКО поможет вывести вопросы сохранения и популяризации фондов Русского географического общества на мировой уровень. Сегодня, кстати, они существенно пополнились благодаря Андрею Рэмовичу Бокареву. В коллекции Русского географического общества теперь есть великолепная картина Петра Верещагина, где запечатлён вид на Севастополь, включая Константиновскую батарею, которую нам удалось отреставрировать, оборудовать экспонатами и открыть для всех желающих благодаря членам попечительского совета, их существенному, серьёзному вкладу в эту работу.

Кроме того, в библиотеку РГО поступило 120 редких книг, среди которых произведения Густава Радде, «Описание Колхиды» Ламберти, богатая подборка карт, атласов и путеводителей. Андрей Рэмович, наша благодарность за этот щедрый дар.

С помощью технологий дистанционного зондирования Земли сегодня мы имеем возможность в режиме реального времени оценивать изменения на нашей планете. Наверное, это и есть география будущего. Неудивительно, что такое географическое открытие сегодня может сделать в том числе и школьник.

Наши школьники этим заинтересовались, не просто заинтересовались, а совершили пусть и небольшое, но настоящее географическое открытие. Надеюсь, что у них будет возможность подтвердить его, поучаствовав в исследовательском походе наших военных моряков в арктические широты.

Мы пригласили ребят, чтобы узнать, как всё это происходило. Здесь у нас Валерия Саенко и Артём Макаренко. Пожалуйста.

В.Саенко: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемый Сергей Кужугетович! Уважаемые участники!

Мы хотим представить вашему вниманию наш проект, которым мы занимаемся уже на протяжении четырёх лет. Наш проект посвящён проблемам национального парка «Русская Арктика». Используя данные, полученные с помощью метода дистанционного зондирования Земли, мы проводим постоянные наблюдения за таянием ледников и изменениями климата в Арктике.

Мы провели анализ за 65 лет с помощью снимков, которые нам предоставила госкорпорация «Роскосмос». Особенно нас заинтересовали процессы, происходящие около острова Северный архипелага Новая Земля, на леднике Визе. Сравнив космические снимки и географические карты Новой Земли, мы обнаружили образование нового острова около фронтальной части ледника Визе. Мы определили его приблизительные размеры и площадь.

А.Макаренко: Одной из главных проблем национального парка «Русская Арктика» является ускоренная деградация ледников в последние годы.

Так, в 2016 году скорость отступания ледников увеличилась в три раза по сравнению с предыдущими 15 годами. И это в шесть раз больше, чем за годы второй половины XX века.

Наблюдая за ледником Южный Вилькицкий летом 2017 года, был замечен полуостров. И при дальнейшем мониторинге перемычка, соединяющая остров и ледник, разрушилась.

В.Саенко: По итогам наших исследований опубликована научная статья об изучении таяния ледников архипелага Новая Земля в журнале «Земля из космоса».

А.Макаренко: Также мы обнаружили, что в России нет системы регистрации географических открытий: новых островов, водоёмов, мысов и так далее. Нет единой организации, куда могли бы обратиться, например, мы, простые школьники, чтобы наше открытие стало официально признанным. Хорошо, если бы в нашей стране была единая электронная карта, на которую бы эти объекты заносились не спустя много лет, а значительно быстрее, в режиме онлайн.

В.Саенко: Товарищ Президент, разрешите доложить, территория России увеличилась на 290 тысяч квадратных метров.

Владимир Владимирович, у меня несколько дней назад был день рождения, и у меня к Вам есть большая просьба. Когда мы с Артёмом были в международном детском центре «Артек», мы провели конкурс на название одного из наших островов. Артековцы единогласно решили, что его нужно назвать Хрустальный в честь одного из десяти лагерей. Мы дали друг другу клятву, что один из наших островов будет называться именно так. Я написала Вам письмо. Можно Вам его передать?

В.Путин: Думаю, что, если члены попечительского совета возражать не будут, мы пойдём навстречу первооткрывателям, так и сделаем, так и поступим.

Вы не наблюдали, какие–то острова с другой стороны не исчезли под покровом снега и льда? Нет?

В.Саенко: На самом деле, когда мы начали четыре года назад заниматься данным проектом, мы наблюдали за ледниками со стороны Баренцева моря, со стороны Карского. Мы заметили, что со стороны Баренцева моря ледники тают значительно быстрее, примерно в два раза больше. Мы начали наблюдать именно за западным побережьем архипелага и обнаружили в январе 2016 года новый остров. Продолжив наблюдения, мы не остановились на этом, начали наблюдать дальше, и в декабре 2017 года мы обнаружили уже второй остров около ледника Вилькицкий-Южный. Сейчас очень сильно меняется климат в Арктике, и ледники очень сильно тают, поэтому образуются новые острова. Мы с Артёмом надеемся, что в дальнейшем у нас получится открыть ещё какое–то количество островов.

В.Путин: Смотрите, некоторые специалисты считают, что в то время, когда где–то что–то тает, это не шутка. В других районах происходит накопление льда и снега. На это тоже нужно посмотреть.

А.Макаренко: Могу дополнить, что есть ещё Земля Франца-Иосифа, архипелаг. У нас был небольшой конкурс географической службы Северного флота по оценке количества островов, которые появились и исчезли.

В результате этого конкурса было обнаружено, что исчезнувших островов совсем мало, это связано с тем, что были неточные карты, а появившихся очень много на самом деле. Также появились новые проливы, которые сейчас активно обследуются.

В.Путин: Хочу вам пожелать успехов в ваших наблюдениях и исследованиях. Всего доброго!

С.Шойгу: Спасибо, ребята.

Теперь слово нашим уважаемым членам попечительского совета. Я бы хотел дать слово компании «Газпромнефть». Александр Валерьевич Дюков о проекте, который они предполагают начать уже в этом году. Пожалуйста.

А.Дюков: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемый Сергей Кужугетович! Уважаемые коллеги!

Арктика является одним из стратегических регионов деятельности для компании «Газпромнефть». За полярным кругом мы реализуем несколько очень крупных проектов, уже ведётся полномасштабная добыча, промышленная добыча углеводородов. В этом году мы планируем добыть 14 миллионов тонн нефти в Арктике. В ближайшие два-три года планируем довести добычу до 20 миллионов тонн.

При этом, конечно, важнейшей задачей для нас является сохранение уникальной природы Арктики. Мы стараемся максимально бережно обходиться с её экосистемой. Все наши производственные объекты проектируются, строятся, эксплуатируются с соблюдением самых высоких требований по защите окружающей среды.

Кроме этой работы компания «Газпромнефть» участвует и в решении экологических проблем, которые возникли ещё в прошлом веке в результате освоения Арктики в XX веке. Мы проводим большую работу по рекультивации земель так называемого исторического наследия, проводим очистку арктических территорий и островов от металлолома, рекультивируем свалки.

Также «Газпромнефть» реализует программу сохранения биологического разнообразия Арктики, в частности реализуется и подходит уже к завершению реализация комплексной программы по изучению атлантического моржа.

В дополнение к тому, что «Газпромнефть» уже делает для защиты окружающей среды и для сохранения биологического разнообразия Арктики, мы, Владимир Владимирович, решили реализовать ещё один комплексный проект – по изучению очень редкого арктического животного нарвала. Предлагаю посмотреть небольшой ролик о нарвале, или морском единороге, как часто его называют.

(Идёт демонстрация видеоролика.)

А.Дюков: Спасибо.

Как видите, сегодня мы немного знаем об этом уникальном животном, и в рамках этого проекта стоит задача: оценить текущее состояние популяции нарвала в западном секторе российской Арктики, актуализировать данные о его численности, о границах современного проживания и обитания этого вида и, конечно, разработать комплекс мер по сохранению нарвала и его среды обитания.

Кроме того, эти исследования, конечно, заложат основу для такого масштабного просветительского медийного проекта, который, мы рассчитываем, поспособствует дальнейшему росту популярности темы изучения Арктики и заинтересует в том числе и молодёжь.

Спасибо.

С.Шойгу: Спасибо, Александр Валерьевич.

Я хотел бы предоставить слово Константину Анатольевичу Чуйченко, который ведёт проект, начавшийся по Вашему поручению: это проект центра по изучению и сохранению популяции амурского тигра. Я напомню, что Русское географическое общество является соучредителем этого центра.

Пожалуйста.

К.Чуйченко: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемый Сергей Кужугетович! Уважаемые члены наблюдательного совета и коллеги!

Надо сказать, что история амурского тигра весьма драматична. Стоит вспомнить, что в середине ХХ века численность этого прекрасного зверя составляла всего лишь 50 особей. На тигрином саммите, который проходил в России в 2010 году, Россия взяла обязательство довести численность амурского тигра до 700 особей. С этой целью и создан наш центр.

Надо сказать, что основу созданной системы составляет поддержка так называемых антибраконьерских оперативных групп служб охотничьего надзора Приморского края и особо охраняемых природных территорий.

В текущем году мы создали так называемую кордонную систему – это десять опорных точек, которые находятся в ареале обитания амурского тигра. Поддержку этого направления мы будем продолжать.

В этом году мы создадим систему видеофиксации въездов и выездов из тайги и передачу этих сигналов на эти кордоны. Мы поддерживаем материально эти службы и сотрудников, они получают сейчас достойное вознаграждение, они экипированы должным образом.

На сегодняшний день мы можем с уверенностью сказать, что мы победили так называемое бытовое браконьерство, но браконьерство приобрело, к сожалению, уже характер организованной преступности.

Важное направление занимает реабилитация и реинтродукция амурского тигра. Владимир Владимирович, Вы выпускали трёх амурских тигров в Амурском крае. Так вот один тигр уже перешёл в Еврейскую автономную область, и уже мы наблюдаем потомство.

На сегодняшний день численность группировки амурского тигра в Еврейской автономной области возросла с одной особи до тринадцати. Мы постоянно направляем, и будем это делать, студенческие отряды в Лазовский и Сихотэ-Алинский заповедник. Мы очень много занимаемся просвещением и будем это всё делать.

Мы думаем не только о тигре, но и о людях. В этом году мы построим амбулаторию с дневным стационаром в столице удэгейского края. Как известно, тигр для удэгейцев – это святое, тотемное животное. В этом году люди, которые живут далеко в тайге, получат прекрасный социальный объект.

Надо сказать, что этот проект пользуется огромной поддержкой среди населения Приморского и Хабаровского края. В ежегодном празднике, посвящённом охране амурского тигра, принимают участие десятки тысяч людей. В 2017 году у нас в колонну по зову сердца и души встало 18 тысяч человек.

Хотел бы поблагодарить присутствующих здесь спонсоров, потому что без их поддержки, наверное, наши проекты – не наверное, а точно не состоялись бы. Спасибо большое.

С.Шойгу: Спасибо, Константин Анатольевич.

Сейчас хотел дать слово президенту, председателю правления Банка ВТБ Андрею Леонидовичу Костину. Он расскажет о ещё одном интересном отечественном проекте – восстановлении лесного фонда планеты.

А.Костин: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемый Сергей Кужугетович! Уважаемые коллеги!

Уже из предыдущих выступлений моих коллег видно, какое важное значение РГО уделяет вопросам сохранения и восстановления природы.

Сегодня хочу рассказать ещё об одном уникальном проекте по восстановлению и посадке лесов. Суть проекта построена на принципе работы с двумя группами пользователей. С одной стороны, это лесничие, регистрирующие территории, на которых погиб или пострадал лес, с другой стороны, люди, выбирающие национальный парк или заповедник и количество деревьев для восстановления.

В декабре 2014 года дочерний банк ВТБ – «Почта Банк», стал финансовым партнёром и интегрировал технологию онлайн-сервиса под названием «Маракуйя», сеть банкоматов и сайт, запустив экологическую программу «Подари лес другу!». На данный момент в России к программе озеленения с помощью «Почта Банка» подключён 31 национальный парк.

В проекте приняли участие 650 тысяч человек, которые посадили почти 2,5 миллиона деревьев. Восстановлено 610 гектаров леса. Мы надеемся, что к 2020 году через проект «Подари лес другу!» будет восстановлено более пяти миллионов деревьев.

Сегодня одним из самых активно восстанавливаемых после катастрофических пожаров последних нескольких лет стало Иркутское лесничество. Усилиями клиентов банка, людей и организаций со всей страны удалось восстановить порядка 813 тысяч саженцев сосны. Благодаря этому лесной фонд Иркутского лесничества обретает прежнюю силу. Остались невосстановленными 26 соток, на которых необходимо посадить 1040 деревьев.

Уважаемый Владимир Владимирович, если Вы не возражаете, то мы посадим эти недостающие деревья от Вашего имени, но для этого нам нужна Ваша команда, чтобы списать с Вашего счёта в «Банке ВТБ» 104 тысячи рублей, потому что каждое дерево стоит 100 рублей. Я бы также хотел тогда подарить Вам или передать сертификат.

В.Путин: Меня зачем сюда приглашаете? (Смех.) Конечно, не возражаю.

А.Костин: Спасибо.

Вот сертификат. Написано: «Владимир Владимирович Путин посадил настоящий лес в Иркутском лесничестве. Порода деревьев – сосна обыкновенная. Количество – 1040 деревьев. Площадь – 0,26 гектара». И точные координаты этого места, где эти сосны будут расти.

Спасибо большое за внимание.

В.Путин: Спасибо Вам.

Уважаемые коллеги, ещё раз хочу вас всех поблагодарить за совместную работу. Ещё раз хочу подчеркнуть, что она важна, и мне очень приятно отметить, что все мы, как мне кажется, делаем это дело с удовольствием, получаем удовлетворение от этой работы.

Мы с вами проводили и неформальные выездные мероприятия. Мы подумаем над этим и где–нибудь в одном из интересных объектов, в котором мы с Вами вместе занимаемся, мы в каком–то составе соберёмся и поговорим ещё о том, что можно и нужно сделать дополнительно для решения тех задач, которые стоят и формулируются Русским географическим обществом.

Спасибо вам большое.

Россия. СЗФО > СМИ, ИТ. Экология. Образование, наука > kremlin.ru, 27 апреля 2018 > № 2584856


Россия. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 27 апреля 2018 > № 2584851

Встреча с Советом законодателей.

В День российского парламентаризма Владимир Путин провёл встречу с членами Совета законодателей при Федеральном Собрании. Мероприятие по традиции состоялось в Таврическом дворце.

Основные темы обсуждения – меры по реализации Послания Президента Федеральному Собранию представительными органами государственной власти, законодательное обеспечение контроля качества оказания медицинской помощи населению и развитие цифровой экономики в регионах.

С докладами выступили сопредседатели Совета законодателей – Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко и Председатель Государственной Думы Вячеслав Володин, а также председатель Калининградской областной думы Лариса Оргеева и председатель Законодательного собрания Владимирской области Владимир Киселёв.

* * *

Стенографический отчёт о встрече с Советом законодателей

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Прежде всего хотел бы поздравить вас, весь депутатский корпус страны, членов Совета Федерации с Днём российского парламентаризма.

Мы с вами встречаемся в Таврическом дворце, где, как мы все хорошо знаем, ровно 112 лет назад торжественно открылась первая Государственная Дума. Мы не только чтим такие значимые для нашей страны исторические традиции, но и делаем всё необходимое для развития современного российского парламентаризма, для укрепления этой важнейшей самостоятельной ветви власти.

Хотел бы поблагодарить Совет законодателей за многоплановую работу, которую вы проводите, и особенно за ваш весомый вклад в обеспечение единого правового пространства страны.

В этом году 12 декабря Конституции России и нашему Федеральному Собранию исполнится 25 лет. За эти годы законодательные органы федерального и регионального уровня приобрели колоссальный, очень большой позитивный опыт, выросли и в парламентском профессионализме, и в законодательной компетентности, и в реализации своей представительной функции.

Отмечу, что в нашей Конституции заложен правовой каркас именно для сильной, ответственной, влиятельной и авторитетной законодательной власти. И очевидно, что есть большой потенциал для повышения эффективности и качества законотворческой работы. Ещё остановлюсь на этой теме чуть подробнее позже.

При этом просил бы вас в год 25-летия Конституции уделить особое внимание и просветительской деятельности, в том числе разъяснению на встречах с избирателями, гражданами нашей страны ключевых норм и положений Основного закона, его значимости для страны, общества, для каждого человека.

Уважаемые коллеги! В ближайшие годы нам предстоит большая, ответственная работа, её направления были обозначены в Послании. Подчеркну ещё раз, решение поставленных задач – это историческая необходимость. Хочу обозначить именно это слово, подчеркнуть, насколько это важно. Обеспечение прорывов практически во всех сферах нашей жизни – это вопрос будущего нашей страны.

Знаю, что вы не только предметно проанализировали этот документ, но уже и подготовили планы по его реализации. Хотел бы, конечно, услышать сегодня от вас, что конкретно намечено или делается по законотворческой линии.

Думаю, что Совет законодателей может усилить координацию этой работы, ведь практически все задачи должны быть реализованы в регионах, на местах, и активное, заинтересованное, компетентное участие региональных парламентов абсолютно необходимо.

Сегодня требуется гибкое, современное законодательство, нацеленное на развитие высоких технологий во всех областях, а это значит – расширение пространства свободы для предпринимательства, научного и творческого поиска, новаторства. Без этого ничего не получится.

При этом нельзя допустить разнобоя в подходах, в понимании общей работы. Нужно создать единую, стройную правовую систему, где региональные и местные нормативные акты органично встроены в общую концепцию, не размывают, а разумно дополняют и развивают федеральное регулирование.

В конечном итоге, двигаясь по этому пути, мы значительно повысим конкурентоспособность национальной юрисдикции в целом, что чрезвычайно необходимо, откроем новые возможности как для отечественного бизнеса, так и для зарубежных инвесторов.

Разумеется, в ходе реализации Послания многое зависит и от тесного, конструктивного взаимодействия законодателей с будущим Правительством Российской Федерации. Рассчитываю, что такая работа будет эффективной и слаженной, что получат развитие лучшие практики сотрудничества и диалога исполнительной и законодательной ветвей власти.

Уважаемые коллеги! Здесь, на Совете законодателей, мы не раз говорили об общих проблемах нашей законодательной базы и юридической техники, о строгом соблюдении требований к структуре актов и формулировкам отдельных норм, к предмету регулирования, к самому языку законов, в целом к законотворческой культуре.

Всё это вещи принципиальные, их нельзя задвигать на второй план, терять в вале текущей работы. В этой связи предлагаю подумать об укреплении контактов вашего Совета с научным юридическим сообществом. Полагаю, это будет полезным для всех, придаст правотворчеству большую основательность, поможет задавать ясные и прозрачные правила на долгую перспективу. Именно к такому регулированию мы и стремимся – к последовательному, без авралов и суеты. В таком основательном подходе заинтересованы органы власти, бизнес, все граждане нашей страны.

В этой связи ещё одна тема – это обеспечение обратной связи с избирателями. Конечно, вы все этим занимаетесь, но хотел бы ещё раз особо отметить, для парламентских институтов – и федеральных, и региональных – представительная функция не менее важна, чем законодательная. Поэтому надо как можно больше общаться с людьми, встречаться с ними регулярно. Будьте рядом с ними, будьте доступны, в том числе в трудных, непростых для граждан ситуациях.

Только в таком открытом, честном общении и могут рождаться действительно востребованные идеи, законопроекты, отвечающие реальным чаяниям общества и стратегическим задачам развития нашего государства – к примеру, по вопросам построения цифровой экономики или эффективного контроля за качеством медицинской помощи, ЖКХ.

Знаю, что эти и другие вопросы, целый ряд важных тем как раз сегодня обсуждаются на площадке Совета законодателей. Считаю важным, что вы без раскачки приступили к работе по таким содержательным вопросам повестки развития страны.

Уважаемые коллеги! Не могу не сказать о том, что приближается День Победы. Поздравляю вас с этим священным для всех нас праздником. Торжественные мероприятия в честь наших ветеранов уже идут, но очень важно, чтобы внимание к ним было постоянным. И к любому вопросу, любой просьбе нужно относиться с неизменным уважением и вниманием. Это наш общий священный долг.

Успехов вам, всего доброго и благодарю за внимание.

В.Матвиенко: Уважаемый Владимир Владимирович!

Хотела бы искренне поблагодарить Вас за постоянное внимание к Совету законодателей, поддержку нашей работы. Здесь сидит такой коллективный законодательный орган в лице федеральных и региональных органов законодательной и представительной власти.

Конечно же, у меня есть поручение от всех членов Совета законодателей поздравить Вас со столь убедительной победой на выборах. Наши граждане выразили Вам безусловное доверие как национальному лидеру и проголосовали за ту мощную программу развития страны, которую Вы представили в Послании к Федеральному собранию.

В.Путин: Большое вам спасибо за общую, совместную работу. Благодарю вас.

В.Матвиенко: Уважаемый Владимир Владимирович! Для нас, членов Вашей команды, это основная повестка – реализация Вашего Послания, текущей и перспективной работы.

Безусловно, важнейшим условием достижения поставленных в Послании целей являются сильные субъекты Российской Федерации. За последние годы по Вашему поручению принят целый ряд ключевых документов в области государственной региональной политики. Ведётся работа по инвентаризации полномочий, осуществляется формирование модельных бюджетов, но нерешённые проблемы, конечно же, ещё остаются.

В первую очередь это недостаточно эффективная система межбюджетных отношений. Предлагаем донадстроить её таким образом, чтобы распределение налоговых полномочий стало более справедливым, а главное, чтобы оно стимулировало экономическое развитие регионов. Считаем целесообразным законодательно установить обязательное применение правила «двух ключей» при введении льгот по федеральным налогам, зачисляемым в региональные и местные бюджеты.

Также необходимо продолжить совершенствование модельных бюджетов. Предлагается рассчитывать их с использованием целевых показателей в сферах труда, занятости, культуры, экологии, образования, здравоохранения. Это в свою очередь позволило бы обеспечить всем гражданам вне зависимости от места их проживания определённого неснижаемого уровня жизни.

В Послании в числе важнейших задач названа реализация программы пространственного развития России. Сейчас идёт активная дискуссия, Министерство экономического развития много сделало для подготовки документов. Но в этой дискуссии доминирует мнение, что нужно делать главный акцент на развитии агломераций. Такая точка зрения, безусловно, имеет право на жизнь, и в ряде стран она реализована на практике, но, мне кажется, не в наших условиях.

Малые города и села нельзя оценивать только с позиции экономической эффективности. От них во многом зависит сохранение нашей самобытности, нашей культуры, традиций. И конечно же, у нас огромная территория, об этом не нужно забывать.

Стратегия пространственного развития должна определить в том числе и специализацию регионов, учитывать их конкретные преимущества. Сегодня рассогласованная экономическая политика на местах не способствует успешному развитию, а нередко приводит и к огромным потерям. Для наглядности приведу только один пример, недавно озвученный губернатором Тамбовской области. Несколько регионов Центрального Чернозёмья одновременно занялись наращиванием производства сахарной свёклы. В итоге – перепроизводство, предприятия понесли колоссальные убытки, а бюджеты всех уровней недосчитались значительных поступлений по налогу на прибыль. Чтобы избегать таких казусов, нужно эффективно, умно решать вопросы квотирования производства, территориального планирования, размещения производительных сил.

Хочу подчеркнуть, что Совет Федерации и наши комитеты активно подключились к работе над проектом Стратегии пространственного развития. Вы уже отметили в своём выступлении, сегодня мы подробнейшим образом обсудили реализацию программы «Цифровая экономика» с участием Министра экономики Максима Станиславовича Орешкина. Высказано очень много дельных предложений по гармонизации усилий федерального центра и регионов, по преодолению цифрового неравенства, по цифровизации государственного управления на всех уровнях власти.

Подчёркнуто, что необходимо провести инвентаризацию всех государственных информационных систем, по итогам внедрить единый регламент работы с цифрами и данными для государственных органов как на федеральном, так и на региональном уровнях. Также отмечена необходимость просвещения населения по возможностям использования новых технологий в жизни и так далее.

Владимир Владимирович, что касается в целом реализации государственной программы цифровизации, то мы как законодатели видим свою задачу в первую очередь, конечно же, в участии в правовом законодательном обеспечении этой программы. Предстоит принять очень солидный пакет законов.

Если мы пойдём по уже сложившемуся порядку согласования подготовки проектов законов, я боюсь, что прорыва точно не получится. Мне кажется, было бы правильно нам работать на опережение, Вы отметили это в своём выступлении, конечно, не в ущерб качеству, обязательно учитывать наработанный международный опыт в этой сфере.

Мне кажется, что это тот случай, когда можно создать специальный организационный механизм в виде, может быть, специализированной межведомственной рабочей группы с участием экспертов, учёных, законодателей, определить им чёткие задачи, сроки, тогда будет результат. Может быть, закрыть их на полгода в каком-то отдельном здании и не выпустить, пока все задачи не будут исполнены, иначе я боюсь, что…

В.Путин: Я записываю Ваши предложения. (Смех.)

В.Матвиенко: …этот процесс затянется надолго.

Также одним из важных условий, на мой взгляд, решения поставленной Вами задачи по прорывному инновационному развитию страны является чёткое законодательное регулирования вопросов интеллектуальной собственности, её вовлечение в коммерческий оборот.

У нас при Совете Федерации работает Комиссия по вопросам интеллектуальной собственности, где собраны лучшие умы в этой сфере. Все они настаивают, и это абсолютно справедливо, на необходимости разработки стратегии интеллектуальной собственности, о необходимости которой уже пять лет идёт речь.

На сегодняшний день из стран БРИКС только Россия не имеет своей национальной стратегии развития в этой области. Это происходит во многом в том числе из-за отсутствия единой государственной политики управления интеллектуальным потенциалом. Достаточно сказать, что сегодня десять федеральных министерств и ведомств обладают компетенцией в данной сфере. У семи нянек всегда, как известно, дитя безглазое.

Поэтому я хочу обратиться к Вам, уважаемый Владимир Владимирович, с просьбой поручить ускорить всё-таки разработку этого важнейшего для страны документа (есть уже серьёзнейшие наработки на этот счёт), а также соответствующего закона. Такой закон уже всеми практически согласован. Более трёх лет мы не можем его принять.

Там есть объективная ситуация с Министерством обороны. Но уже и здесь мы прошли этот этап. Без стратегии, без закона формирование в России конкурентоспособного, отвечающего вызовам времени рынка интеллектуальных прав просто невозможно.

Также просила бы Вас определить в будущем составе Правительства единый орган управления, наделённый прежде всего полномочиями по выработке, реализации государственной политики и нормотворчества в данной сфере.

Теперь что касается контроля качества медицинской помощи. Безусловно, за последние годы очень много сделано в здравоохранении. И Министерством здравоохранения, и регионами выделялись серьёзные средства на развитие этой отрасли. Сегодня с участием Вероники Игоревны мы обсудили вопросы контроля качества. Сегодня на первый план выходит качество оказания медицинской помощи.

Одной из ключевых проблем остаётся низкая эффективность страховой медицины. Огромные деньги тратятся на содержание фондов, содержание страховых компаний посредников, которые, к сожалению, не обеспечивают ни контроль качества медицинской помощи, ни отстаивание прав граждан.

Никто не предлагает разрушать, срочно принимать какие-то революционные меры, тем не менее необходимо разработать меры по повышению всё-таки эффективности системы финансирования медицинской помощи. В Совете Федерации нашей Комиссией по региональному здравоохранению такие меры разрабатываются.

Ведь многие в иллюзии, что везде страховая медицина. На самом деле это не так. В Великобритании, Финляндии, Польше, в целом ряде других государств используется наша система, разработанная в своё время Семашко, по государственному финансированию медицины, поэтому здесь есть над чем подумать, поработать. Те огромные деньги, которые выделяются, должны работать на эффективность расходования средств и на качество медицины.

Владимир Владимирович, Вы уже сказали, что приближается самый дорогой для всех россиян праздник – День Победы. Совет Федерации предложил уже ряду парламентов обратиться совместно к Организации Объединённых Наций, ЮНЕСКО, другим авторитетным международным организациям с инициативой о признании победы над нацизмом во Второй мировой войне всемирным наследием человечества, а памятники борцам с нацизмом во всех странах признать всемирным мемориалом Второй мировой войны. Это стало бы надёжной преградой попыткам переписывания, фальсификации истории в целом XX века и Великой Отечественной войны. Мы получаем в этом все большую поддержку.

Кроме того, мы продвигаем инициативу о проведении Межпарламентским союзом совместно с Организацией Объединённых Наций всемирной конференции по межрелигиозному и межэтническому диалогу. В ней могли бы принять участие главы государств и главы парламентов, религиозные лидеры.

Такая конференция могла бы помочь выработать общие подходы в этом чувствительном вопросе и снизить напряжённость в международных отношениях. Мы ждём в мае соответствующую резолюцию Организации Объединённых Наций, где эта наша инициатива совместная с Межпарламентским союзом должна найти отражение. Надеемся и на поддержку с Вашей стороны этих инициатив.

Благодарю за внимание.

В.Володин: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

В продолжение разговора хочу предложить ряд подходов, которые мы обсуждали на Совете Государственной Думы с депутатами. Считаем, что использование этих подходов позволит более эффективно реализовать задачи, поставленные в Послании Президента Российской Федерации.

Сложившаяся практика заключается в том, что Послание Президента страны хотя и адресуется Федеральному Собранию, но больше воспринимается как поручение в первую очередь исполнительной власти. А депутаты будут потом ждать, пока Правительство подготовит законопроекты, внесёт их в Государственную Думу, только после этого начнётся их обсуждение.

Даже после принятия необходимых законов, как правило, ещё год разрабатываются и принимаются подзаконные акты, а затем начинают принимать региональные законы и другие решения на уровне субъектов Федерации. На наш взгляд, это снижает эффективность работы по реализации Послания Президента. У нас такого запаса времени нет, чтобы подобным образом строить работу.

В этой связи считаем необходимым, что работа должна строиться более эффективно как при подготовке законопроектов по реализации Послания Президента на федеральном уровне с Правительством, так и одновременного взаимодействия с региональными законодательными собраниями.

Во–первых, это повысит качество решений, во–вторых, ускорит их принятие и, в–третьих, позволит уже на ранних стадиях работы выходить на подготовку законопроектов регионального уровня, а в конечном счёте такой подход создаст системную основу для эффективной реализации всех задач Послания Президента.

В Государственной Думе уже создана рабочая группа по законодательному обеспечению реализации Послания Президента, сформирован предварительный план работы. Только для первоочередного обсуждения отобрано порядка 70 законопроектов. Чтобы выстроить работу системно, мы предложили коллегам из регионов подумать о создании аналогичных рабочих групп во всех законодательных собраниях субъектов Российской Федерации.

Рабочие группы уже созданы в десяти законодательных собраниях субъектов Российской Федерации. Среди них Алтайское краевое Законодательное Собрание, Волгоградская областная Дума, Государственное Собрание – Курултай Республики Башкортостан, Законодательное Собрание Тверской, Пензенской, Ростовской областей, Краснодарского края, Республики Карелия, Московская городская Дума, Московская областная Дума.

Это позволит более эффективно и с учётом специфики ситуации на местах обсуждать конкретные вопросы законодательного обеспечения и реализации Послания, делать это в диалоге с депутатами регионального и муниципального уровня, представителями различных социальных сфер и делового сообщества. За счёт такой организации работы, постоянной обратной связи мы сможем выйти на принципиально другую динамику работы, на другое качество.

Ещё один важный показатель нашей работы – это ответственность за принятие решений. В этой связи не могу не затронуть ещё один вопрос, который предельно чётко поставлен Президентом в Послании. Это вопрос о качестве и доступности медицинской помощи, проблема сокращения ФАПов, прежде всего на селе.

Да, за последние годы мы многое смогли сделать по развитию медицины, в том числе по развитию современной, отвечающей всем мировым стандартам системы высокотехнологичной медицинской помощи. Но что касается первичного звена, то здесь, в том числе из–за наших недоработок, коллеги, из–за отсутствия контроля принимаемых решений, возникли серьёзные проблемы. Не услышала людей, их тревоги, просьбы, именно представительная власть. В результате из–за формального и бумажного подхода к делу позакрывали многие лечебные учреждения.

Задача по восстановлению шаговой доступности первичного звена здравоохранения в Послании поставлена Президентом. Конечно, появится программа, будут выделены средства. Но наша задача – не повторять ошибок. Важно не только построить и оснастить медицинским оборудованием ФАПы, без этого, конечно, они не заработают, но главное, без чего первичная сеть здравоохранения работать не сможет, это без медицинского персонала: без врача, без фельдшера, без медсестры.

Сегодня дефицит среднего медицинского персонала в ФАПах и врачебных амбулаториях во многих регионах более 200 тысяч человек, а после того, как будет обеспечено восстановление сети первичного звена, эта проблема станет ещё острее, в первую очередь в сельской местности.

В этой связи предлагаем уделить этому вопросу особое внимание, сформировать уже в этом году программу целевого набора и целевой подготовки среднего медицинского персонала для первичного звена здравоохранения. Эти вопросы было бы правильно заслушать и обсудить в региональных законодательных собраниях.

Реализация задач Послания – это работа, где важен вклад всех: и исполнительной власти, и законодательной, и федерального центра, и регионов.

В Послании Федеральному Собранию Президент поставил вопрос о необходимости вернуться к теме порядка определения кадастровой стоимости имущества граждан для недопущения её превышения над рыночной. Расчёт должен быть справедливым, а стоимость – посильной для людей.

По итогам Послания даны соответствующие поручения. Это как раз тема, которая без регионов нереализуема. Важна адаптация федеральных законов, Вы об этом только что сказали, уважаемый Владимир Владимирович, под местную ситуацию, её особенности. Ведь конечную кадастровую стоимость определяют именно субъекты Российской Федерации.

В этой связи предлагаем совместно с создаваемыми в регионах законодательными собраниями группами по реализации Послания провести анализ исполнения в разных субъектах Российской Федерации действующей редакции закона о государственной кадастровой оценке. Необходимо выявить типичные проблемы и причины перекосов при определении кадастровой стоимости имущества на местах. Это позволит затем Правительству учесть результаты этого мониторинга, а мы вместе с коллегами из Совета Федерации сможем внести корректировки в законодательство.

Уважаемый Владимир Владимирович!

В целях повышения эффективности представительных институтов нам необходимо и в других сферах искать новые, современные формы работы. Важно, чтобы депутаты в своей деятельности погружались в повестку развития страны, лучше почувствовали вопросы, которые есть в экономике, социальной сфере, региональном развитии. Через это приходит больше понимания ответственности и их решения.

На этой неделе реализовали новый формат работы: провели первое выездное заседание Совета Государственной Думы. Участвовали руководители фракций, депутаты Государственной Думы всех парламентских фракций, председатели профильных комитетов Государственной Думы, представители регионов, бизнеса. Заседание прошло в Ямало-Ненецком автономном округе, в посёлке Сабетта. Там реализуется крупнейший проект, поддержанный Вами, Владимир Владимирович, когда Вы ещё были Председателем Правительства, в 2010 году.

Благодаря этой инициативе за очень короткий по меркам таких проектов срок в сложных условиях удалось создать современное производство. Формируется новый мощный центр экономического роста, развития Северного морского пути и глобальной конкурентоспособности России. Созданы десятки тысяч новых, современных рабочих мест не только на Ямале, но и по всей стране.

Наша поездка в Сабетту была очень полезной и продуктивной. Многое увидели своими глазами, услышали от специалистов. Это, по сути, наказы депутатам от отрасли, от тех, кто работает и развивает сегодня Ямал и всю страну. Есть чёткий запрос, и мы это услышали, на решение по снятию барьеров и создание дополнительных условий для реализации таких больших, важных для страны инвестиционных проектов. Такая форма диалога – обсуждение вопросов развития регионов и отраслей экономики – представляется весьма перспективной. Планируем развивать эту работу, сделать этот формат регулярным.

Следующее такое заседание, посвящённое задачам диверсификации предприятий оборонно-промышленного комплекса, проведём вместе с корпорацией «Ростех». Планируем отработать предложения, которые потом лягут в основу соответствующих законодательных решений. Правильно будет, чтобы все институты власти более эффективно работали, чтобы их коэффициент полезного действия рос, иначе даже самые необходимые решения и задачи, которые ставит Президент, будут затягиваться в реализации.

Уважаемые коллеги!

В заключение позвольте ещё раз вернуться к торжественной дате, которая собирает нас в этом зале уже не первый год, – ко Дню российского парламентаризма. Парламент – это всегда диалог, разговор, обсуждение любых тем, для того чтобы найти взаимопонимание различных позиций и в конечном счёте найти оптимальное решение. Поэтому парламентаризм не может быть застывшей формой, он должен развиваться. В этой связи хотел бы сказать слова благодарности нашему Президенту за то, что он делает всё для развития парламентской системы России.

В.Путин: Пожалуйста, Лариса Эдуардовна Оргеева, Калининград.

Л.Оргеева: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемая Валентина Ивановна! Уважаемый Вячеслав Викторович! Уважаемые коллеги!

Позвольте мне поздравить всех присутствующих коллег с Днём российского парламентаризма и поблагодарить за возможность обозначить наиболее актуальные для регионов вопросы.

Проведение таких встреч в эти дни стало доброй традицией и важным событием для законодательных органов власти. Мы, как и многие субъекты, создали рабочие группы совместно с исполнительной властью и законодательной. Одну рабочую группу мы создали по реализации приоритетных задач, обозначенных Президентом Российской Федерации в Послании Федеральному Собранию 1 марта текущего года.

За последние 10 лет благодаря лично Вам, Владимир Владимирович, Правительству Российской Федерации, Федеральному Собранию в социальной сфере продолжают воплощаться в жизнь масштабные инфраструктурные проекты. Построены детские сады, школы, перинатальные центры, физкультурно-оздоровительные комплексы, развивается система государственной поддержки семьи. Это доступная ипотека, обновлённая программа материнского капитала, ликвидация очередей в яслях. Полагаю, что старт «Десятилетия детства» придаст дополнительный импульс развитию государственной политики в интересах детей.

Хотела бы Вас поблагодарить за уникальный проект по строительству перинатальных центров в регионах. В Калининградской области он работает с 2009 года. Созданная Минздравом России система взаимодействия центров с остальными родовспомогательными учреждениями каждого региона обеспечила улучшение демографической ситуации и позволила решить главную задачу – сохранение жизни матери и ребёнка.

Не могу не высказать особой признательности Вам от населения нашего региона за оказанное содействие в строительстве онкологического центра.

Наряду с другими субъектами Федерации мы принимаем участие в реализации федеральной программы по модернизации детских поликлиник, разработанной Минздравом во исполнение Вашего поручения. И надеемся, что благодаря поддержке из федерального центра мы сможем существенно обновить базу наших детских лечебных учреждений и в плане ремонтов, и в плане оснащения.

Но считаю важным уделить особое внимание сфере реабилитационного, санаторно-курортного лечения детей и подростков. Учитывая уникальный реабилитационный потенциал детей, предлагаю рассмотреть вопрос о строительстве и реконструкции при поддержке федерального центра современных, оснащённых, многопрофильных реабилитационных центров.

Этот вопрос неоднократно обсуждался на площадках Государственной Думы, Совета Федерации. Мы знаем, что сегодня строится в Подмосковье федеральный реабилитационный центр. Усовершенствован порядок реабилитации детей, но это направление нужно развивать и дальше.

Вторая тема, на которой хотела бы остановиться, – это сохранение здоровья школьников. В рамках проекта по школьной медицине, реализуемого под эгидой Минздрава, изучается успешно применяемая модель организации питания школьников специализированными предприятиями под контролем общественных советов школ. Считаю, что необходимо распространять этот позитивный опыт, строго регламентировать все основные этапы организации детского общепита.

Безусловно, целесообразной явилась бы работа по разработке проекта закона, который регулировал бы весь комплекс мер в сфере производства и организации питания детей дошкольного и школьного возраста, в том числе и в сфере конкурсных процедур.

Ещё один очень, на наш взгляд, важный вопрос – лекарственное обеспечение лиц, страдающих орфанными заболеваниями, и сегодня на комиссии это обсуждали. Думаю, выражу общее мнение коллег о необходимости передачи соответствующих полномочий субъектов Российской Федерации на федеральный уровень. Это позволит не только не допустить снижения достигнутого уровня лекарственного обеспечения, но и наиболее эффективно расходовать бюджетные средства благодаря централизованным закупкам дорогостоящих лекарственных препаратов.

Нельзя сегодня не коснуться вопросов темы контроля качества медицинской помощи. В настоящее время Минздравом России разработан проект федерального закона, и мы его поддерживаем, который предполагает закрепление дополнительных основ для формирования критериев оценки качества медицинской помощи. Это клинические рекомендации, протоколы лечения при оказании медицинской помощи.

В преддверии летнего сезона нельзя не затронуть вопрос надлежащей организации отдыха и оздоровления детей, а также обеспечения их безопасности. Сегодня мы прилагаем все возможные усилия по сохранению развития системы загородных оздоровительных лагерей. Под жёстким контролем находятся вопросы обеспечения санитарных требований, пожарной безопасности.

Серьёзной поддержкой системы детского отдыха, и не только, наверное, в летний период, могла бы стать федеральная программа по модернизации инфраструктуры, реконструкции, ремонта лагерей, их оснащению, обновлению материально-технической базы.

Безусловно важными считаем принятые в текущем месяце изменения к Федеральному закону об основных гарантиях прав ребёнка в Российской Федерации, которые закрепляют дополнительные механизмы контроля в этой сфере.

Ещё два слова о безопасности детей. С 18 апреля 2018 года вступил в силу Технический регламент Евразийского экономического союза о безопасности аттракционов, которым установлены требования при монтаже и эксплуатации аттракционов. В данный момент необходимо на федеральном уровне определить, кто будет осуществлять государственный надзор за аттракционами.

Достижению положительных результатов в социальной сфере будет способствовать установленный механизм независимой оценки качества оказания услуг организациями в сфере охраны здоровья, образования и социального обслуживания. В соответствии с последними изменениями федерального законодательства высшие должностные лица субъектов Российской Федерации теперь будут представлять региональным парламентам ежегодный отчёт о результатах независимой оценки качества оказания соответствующих услуг.

Полагаю, что такой формат взаимодействия позволит дополнительно оценить ситуацию, совместно определить необходимые меры к улучшению качества предоставляемых социальных услуг.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

В завершение хочу подчеркнуть, что тот уровень обсуждения проблем в рамках Совета законодателей с Вашим личным участием, как показывают предыдущие встречи, уверена, и сегодняшняя, – это полная гарантия особого внимания к важнейшим вопросам регионов и, конечно, их решение.

Позвольте ещё раз поблагодарить за внимание и пожелать Вам, уважаемый Владимир Владимирович, дальнейших успехов, убедительных побед в Вашей работе, а органы законодательной, исполнительной власти на местах приложат все усилия для решения поставленных задач на благо России и её жителей.

В.Путин: Владимир Николаевич [Киселёв], пожалуйста. Владимирская область.

В.Киселёв: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемая Валентина Ивановна! Уважаемый Вячеслав Викторович!

Сегодня на Совете законодателей мы рассмотрели вопрос развития цифровой экономики в регионах нашей страны. В ходе подготовки данного вопроса наша комиссия Совета законодателей по информационной политике и информационным технологиям изучила опыт работы всех 85 регионов. Хотелось бы остановиться на некоторых проблемах, которые волнуют наших региональных законодателей.

В первую очередь это так называемое цифровое неравенство. В ряде регионов нашей страны, в том числе во Владимирской области, сегодня реализуется федеральный пилотный проект по установке точек доступа Wi–Fi в населённых пунктах с численностью от 250 до 500 человек. Проект работает очень успешно, и регионы просят, уважаемый Владимир Владимирович, внести изменения в закон «О связи», расширив данный проект и снизив требования к населённым пунктам по численности населения с 250 до 100 человек.

К сожалению, Wi–Fi в рамках данного проекта действует всего на 100 метров, и понятно, что сёла больше, чем 100 метров, поэтому жители сёл просят установить им интернет в дома так же, как это делается в городах. Плюс, к сожалению, есть проблемы с интернетом и сотовой связью на автомобильных трассах, в первую очередь на региональных местных трассах, на железных дорогах, в других местах.

Есть несколько вариантов решения в целом проблемы цифрового неравенства в нашей стране. Понятно, что проблема должна решаться комплексно. И здесь мы полностью поддерживаем Ваше предложение, Владимир Владимирович, о создании отечественной низкоорбитальной системы спутниковой связи, о которой Вы говорили в своём Послании.

Следующий вопрос. Сегодня операторы связи в нашей стране вынуждены оформлять большое количество документов при получении разрешения на строительство сотовых вышек, других объектов связи, как будто они пытаются строить многоэтажные дома. Мы у себя в регионах принимаем различные законы, которые упрощают данную процедуру. Понятно, что в разных регионах это разные законы, а хотелось бы, чтобы были произведены единые изменения в Градостроительном кодексе, чтобы все операторы связи во всех регионах у нас были в равных условиях.

Ещё один вопрос, тормозящий развитие цифровизации населённых пунктов. Он вроде бы небольшой, но очень важный, потому что сегодня операторы связи вынуждены для проведения оптоволокна, других кабелей связи использовать опоры линий электропередачи, которые принадлежат, как правило, собственникам-монополистам.

Эти собственники-монополисты устанавливают достаточно высокую арендную плату за эти опоры линий электропередачи, соответственно, и операторы связи поднимают тарифы на интернет, на другие услуги связи, что дополнительным бременем ложится на наших граждан.

Есть предложение, Владимир Владимирович, просьба поручить Правительству рассмотреть возможность регулирования тарифов при прокладке кабелей связи на аренду опор линий электропередачи.

Ещё одна важнейшая проблема, с которой мы сталкиваемся в регионах, – это дефицит высококвалифицированных кадров, IT–специалистов. Особенно эта проблема актуальна в малых городах и сёлах. В качестве одной из составляющих решения данной проблемы можно рассмотреть возможность включения в федеральные образовательные стандарты так называемых специальных компетенций, необходимых для развития цифровой экономики в нашей стране.

Ещё одно предложение, Владимир Владимирович, в заключение – в регионах, как правило, всегда денег не хватает на решение всех задач, поэтому просьба рассмотреть возможность включения затрат регионов на цифровизацию, на развитие цифровой экономики в модельный бюджет.

Спасибо большое за внимание.

В.Путин: Спасибо большое.

Пожалуйста, кто хотел бы ещё что–то сказать?

Прошу Вас.

С.Харитонов: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович, Валентина Ивановна, Вячеслав Викторович!

Прежде всего большое спасибо за сегодняшнюю встречу, за возможность открыто и откровенно обсудить важные вопросы на площадке Совета законодателей.

У каждого региона своя специфика. Тула с XVI века – арсенал и кузница русского оружия. Оборонно-промышленный комплекс Тульской области объединяет 25 предприятий, на которых трудится более 30 тысяч человек. Военно-промышленная продукция составляет примерно четверть в структуре обрабатывающего производства. На оборонку работают машиностроители, металлурги, предприятия химической и лёгкой промышленности. Хотел бы коснуться развития перспектив этой важной отрасли, а точнее, выполнения государственного оборонного заказа.

Министерство обороны в соответствии с Федеральным законом № 275 о государственном оборонном заказе проводит большую работу по контролю за государственными закупками, целевым расходованием средств. Но ряд вопросов, по мнению тульских представителей ОПК, ещё предстоит решить, в том числе на законодательном уровне. Практика показывает, что не всегда предприятие имеет возможность эффективно использовать выделенные государством средства, в частности, те, которые накапливаются на спецсчетах.

Ещё один момент. Исполнители гособоронзаказа не могут осуществлять оптовые закупки сразу по нескольким государственным контрактам. Это приводит к увеличению себестоимости продукции. К примеру, покупку типовой продукции предприятия должны проводить по отдельным счетам по розничным ценам. Снизить стоимость закупки до оптового уровня возможно, если заключить один договор на общую поставку, заплатив с одного счёта. Экономия налицо, но по закону о государственном оборонном заказе этого сделать нельзя. Поэтому предприятие делает розничные закупки, что приводит к удорожанию продукции.

И пример. Для каждого государственного контракта требуется открыть отдельный расчётный счёт. Это значит, нужно собрать большой дорогостоящий пакет документов, и такой счёт требуется далеко не один. Это приводит к необоснованному увеличению расходов на банковское обслуживание. Чтобы не допускать подобной ситуации, на наш взгляд, было бы целесообразным подготовить единый комплект подзаконных нормативных актов к 275–му закону.

Или методические рекомендации, которые бы чётко определили единый порядок работы по исполнению закона о государственном оборонном заказе, порядок действия государственного заказчика, головных исполнителей и соисполнителей, уполномоченных кредитных учреждений, государственных контрольных органов, которые нельзя было бы интерпретировать по–своему.

При сохранении налаженного финансового контроля со стороны государственного заказчика важно вернуть возможность оборонным предприятиям мобильно распоряжаться денежными средствами. Это приведёт к снижению себестоимости производимой продукции.

Владимир Владимирович, туляки Вам благодарны за то, что Вы издали указ о присвоении звания Героя Труда Дронову Евгению Анатольевичу – директору нашего славного Тульского машиностроительного завода. И когда–то настанет время активной конверсии, надеюсь. Поэтому, может быть, ещё подумать над тем, чтобы Правительство поработало, создав совет по конверсии, чтобы наши оборонные предприятия активно поработали в будущем на нашу гражданскую жизнь.

Спасибо.

В.Шаманов: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Владимир Владимирович, в Ваш адрес ведущими ветеранскими организациями подготовлено письмо за тремя подписями: это генерал Громов, я и генерал Востротин. Следующим после отряда ветеранов Великой Отечественной войны является отряд ветеранов выполнения интернационального долга в Афганистане.

В следующем году 15 февраля исполнится 30 лет со дня, когда последний советский солдат покинул территорию этой республики. И поэтому просьба ветеранских организаций в письмах, которые направлены в Ваш адрес, в адрес Валентины Ивановны и Вячеслава Викторовича, состоит из двух частей.

Первое, подвести политический итог, который не был сделан руководством Советского Союза, в виде решения Совета Федерации и Государственной Думы. И, второе, провести мероприятия на федеральном уровне и в регионах по всей стране.

Спасибо.

В.Кашин: Уважаемый Владимир Владимирович, Валентина Ивановна, Вячеслав Викторович! Дорогие товарищи!

У меня один небольшой вопрос и просьба, конечно, в первую очередь ко всем нашим законодателям с территорий и, Владимир Владимирович, к Вам. Речь идёт об устойчивом развитии сельского хозяйства. Назову две–три цифры. У нас 7,9 триллиона направляется на 20 программ, которые работают тесно с нашей деревней, не считая 21–ю программу развития сельского хозяйства.

В селе живут 38 миллионов, а нам на устойчивую программу выделяется, она теперь подпрограмма, к сожалению, всего 16 миллиардов. Если пропорционально посмотреть на эти 38 миллионов и 25 процентов населения – это 1,9 триллиона. Нам бы хватило этих денег не только построить ФАПы, но и иметь соответствующие дороги, иметь соответствующую связь, иметь соответствующее жильё – иметь всё, что имеют сегодня в городе наши соотечественники и сограждане.

Можно конкретно взять по любой программе. Допустим, социальная поддержка. Деньги приличные, около 800 миллиардов. У нас на селе бедность в два раза больше, чем в среднем по России. 85 километров до первой больницы нужно проехать и так далее.

Убеждён, что эта вопиющая несправедливость должна быть разрешена, исходя из той выдающейся роли, которую деревня вложила в проект «Величие России» и ещё вложит, потому что, как мы видим, в последние годы результаты при сегодняшнем состоянии впечатляющие.

Мы не можем сегодня решить проблему ветхого жилья. Если по системе, которая сегодня работает, нам нужно 200 лет, чтобы решить проблему ветхого жилья и переселить полтора миллиона людей, которые живут на селе в ветхом жилье.

Одним словом, Владимир Владимирович, мы встречались с премьером вместе с Вячеславом Викторовичем, министром, ещё раз эти вопросы поставили. Убеждён, что Вы разделяете подобный взгляд и подход, и в Послании многие эти вещи обозначены. Но чтобы не искать топор под лавкой, нужно, мне думается, развернуть эту ситуацию в плане справедливости – «окрасить» деньги на село в каждой из 20 программ. Программа одна, вторая, третья, здравоохранение – пожалуйста, исходя из населения и всего остального: дорожного строительства, спорта, туризма и так далее.

Просьба, уважаемый Владимир Владимирович, взять это под собственный контроль.

М.Боровицкий: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемая Валентина Ивановна, Вячеслав Викторович! Уважаемые коллеги!

Тема, с которой я всё–таки принял решение выступить и обратиться к Вам, касается Нечерноземья. Тема, как известно, очень старая, давнишняя. Тем не менее сегодня, когда по существу мы находимся на старте изменений, которые предопределят развитие страны на многие десятилетия, я не мог себе позволить не выступить с этой темой.

Те диспропорции, которые на сегодняшний день образовались и, к сожалению, не уменьшаются, а увеличиваются, особенно это касается центрального Нечерноземья, в недалеком будущем, если не принять необходимых мер, отсекут эту территорию, людей, пока ещё там проживающих, от возможности участвовать в грандиозных планах, которые России предстоит преодолеть. Да это и уход от той целенаправленной стратегии, линии, которая исторически предопределена этой территории.

О чём я говорю? Есть две составляющие – это экономическая основа, для того чтобы эта территория существовала, и социальная.

Что касается социальной, сегодня мы рассматривали два вопроса, которые касаются медицины и цифровой экономики. Я вам приведу такие примеры. В Ярославской области 6039 населённых пунктов. 1200 плюс 1800 – это те населённые пункты, которые исчезают безвозвратно, потому что там либо постоянно не проживают, либо проживает до пяти человек. 44 процента, это приблизительно четыре тысячи, – это там, где живёт до 100 человек. То есть туда уже никогда не придёт здравоохранение – со 100 человек начинаются элементарно условия для медицинского обслуживания.

Мы говорили сегодня о широкополосном интернете. Это с 200 человек из оставшихся семи процентов, которые свыше 100 человек, это приблизительно две трети. А если учесть, что эти две трети неравномерно по территории области располагаются, в основном это четыре района вокруг Ярославля, то у нас уже на сегодняшний день опустыненная территория, которая на общепринятых условиях не может участвовать в развитии и тех планах, которые поставлены. Поэтому в социальном плане нужно серьёзное осмысление этой проблемы, ситуации и принятие решения по расселенческому каркасу, для того чтобы эту территорию оставить освоенной для наших потомков. Это что касается социальной сферы.

Газификация. Что такое 26 процентов для Ярославской области? И это опять вокруг только самого города Ярославля. То есть инфраструктурное обеспечение в той части, когда говорится, что неснижаемый уровень государственных инфраструктурных и муниципальных услуг мы должны предоставить, чтобы обеспечить качество жизни, мы должны сделать в этом плане усилия.

Что касается экономики, более чем благоприятная территория Нечерноземья, для того чтобы производить молочную продукцию. В мире есть три зоны – Новая Зеландия, Австралия, Западная Европа. И в России – это Нечерноземье, как раз северо-запад и северная часть, которые конкурентоспособны по своим природно-климатическим условиям. Есть опыт хозяйств, которые смогли уцепиться за существующий уровень господдержки и сделать гигантский рывок за 15 лет. И есть примеры, которые войдут, наверное, в историю или в Книгу рекордов Гиннесса, потому что если взять птицеводство, то история не знает такого развития.

Я к чему хочу сказать? Льноводство, овощеводство, молочное животноводство, предприятия промышленного типа. Вокруг нас города, зажаты со всех сторон городами. Мы можем сделать рывок, но нужна программа развития Нечерноземья. Может быть, первый шаг для центрального Нечерноземья. Нужно изменить немножко для этой зоны подходы, которые могли бы встроиться в существующую систему экономической и социальной политики нашей страны. И я уверен, что тысячу раз эти вложения окупятся.

Я пользуюсь Вашим вниманием и всегда очень уважительным отношением к тем просьбам, которые здесь звучат. Очень надеюсь, что будут поручения Правительству, чтобы какие–то реальные шаги мы начали делать. Я не ставлю конечную задачу. Мы должны встать на этот путь и двигаться в этом направлении.

Н.Харитонов: Коллеги загудели. Не хотел выступать.

В.Путин: Не надо тогда.

Н.Харитонов: А когда за Уралом вся Центральная Россия начала плакать, то я хотел бы с позиции председателя Комитета по региональной политике Севера и Дальнего Востока немножко вас остудить.

Прежде чем говорить о проблемах российской Центральной Европы, давайте все съездим, начиная от Камчатки, Сахалина, Якутии, Хабаровска, Забайкалья, Еврейской автономной области и многого другого. Владимир Владимирович, тогда, когда Вы обозначили приоритетом XXI века развитие Дальнего Востока, это было абсолютно правильным решением. Пару лет абсолютно ровной была демография, население держалось ровно.

В этом году 6–7 марта Минвостокразвития во Владивостоке отчитывалось. Я там был и тоже там выступал. К сожалению, 17 тысяч за прошлый год уехали. Значит, что–то не так, что–то мы не в ногу шагаем с теми проблемными вопросами, о которых говорит народ на Дальнем Востоке. Но вы, сидящие, ведь знаете, что от Урала до Дальнего Востока у нас живут всего 27 миллионов человек, 15 миллионов голосующих. Наверное, давайте всё внимание мы туда развернём.

Я не буду много говорить, почему я, чего… Лучше меня вы знаете. Но сегодня Дальний Восток сам себя кормить не может: 25 процентов мяса производит, овощей – 26 процентов, молока практически тоже не производит. Для примера, Китай поставил задачу поить натуральным молоком подрастающее поколение. 2,5 миллиона тонн сена ввозит Австралия с Новой Зеландией. Сено к себе домой возят.

У нас такие громадные территории, а мы ломаем голову! Владимир Владимирович, необходимо подумать, проанализировать ситуацию. Люди поверили на Дальнем Востоке, оживились. И в первую очередь необходимо сделать по линии здравоохранения, особенно дать возможность перелёта, отдохнуть у моря хотя бы раз в два года с ребятишками, может быть, раз в один год, те, которые сегодня живы, чтобы они были главными агитаторами. Они с удовольствием позовут родных и близких.

Ярославль, приглашаю всех туда. Земли хватает, 600 тысяч земель сельскохозяйственного назначения. Поверьте мне, через пару-тройку лет Дальний Восток будет приглашать в гости всех. Там на самом деле всё есть: океан, рыба, лес, дикоросы и многое другое, что человеку позволит с утра и вечером, когда идёшь на работу и с работы, идти с песней.

Всё у нас есть в стране. Хватит хныкать.

О.Шеин: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Сегодня мой прекрасный товарищ Галина Хованская эту проблему уже затрагивала, она достаточно серьёзная. Речь идёт о предоставлении жилья людям, в семье которых есть те, кто имеет особо опасные заболевания: туберкулёз, эпилепсия. У нас в Астраханской области есть 150 больных лепрой.

По приказу Минздрава эти люди должны жить отдельно, потому что те, кто живёт рядом с ними, могут, понятно, заразиться. Но в рамках действующего Жилищного кодекса такое расселение предусмотрено лишь в том случае, когда речь идёт о разных семьях. А если маленькие дети в этой семье? То есть дедушка пришёл из мест лишения свободы с туберкулёзом, они должны жить вместе с ним. Мы же увеличим нагрузку на систему здравоохранения, мы тратим больше денег.

Поэтому первое, о чём хотелось попросить, – это поддержать корректировку статьи 51 Жилищного кодекса в части того, чтобы расселение по отношению к реализации приказа Минздрава в отношении людей, имеющих предельно опасные заболевания, касалось не только разных семей, но касалось и тех, кто относится номинально к одной семье.

И вторая просьба. Здесь уже звучала тема по орфанным заболеваниям. Хотел сказать большое спасибо, сдвижки есть, и на самом деле мы все заинтересованы здесь, все региональщики, в том, чтобы по орфанным заболеваниям, как очень дорогостоящим, нагрузка ушла бы на федеральный бюджет.

Но есть еще вторая серьёзная проблема – это обеспечение жильём детей-сирот: 160 тысяч судебных решений. Например, наша Астраханская область реализует судебные решения, мы финансируем, но нам с ними сложно, и есть потолок, лимит федерального финансирования. То есть, если мы вкладываем 150 миллионов, федеральное Правительство даёт 70 и не более того, в результате есть судебные решения, которые не исполняются по три, четыре, пять лет, и это компрометирует саму судебную систему в стране. Поэтому была бы большая просьба рассмотреть возможность поддержки как минимум тех регионов, которые готовы идти быстрее по обеспечению жильём детей-сирот.

В.Путин: Предлагаю завершать потихонечку. С вашего разрешения очень коротко прокомментирую некоторые вещи, которые здесь прозвучали так или иначе. Но, может быть, не по порядку, поэтому меня извините.

Пространственное развитие страны. Валентина Ивановна об этом говорила и сказала о том, что речь, скорее всего, пойдёт о развитии крупных агломераций. Не так. Там есть такая точка зрения, Вы правы, но побеждает другая, другой подход, который заключается в том, чтобы это пространственное развитие страны было связано прежде всего с развитием транспортной и другой инфраструктуры между населёнными пунктами. С тем, чтобы пространство между населёнными пунктами обживалось, было комфортным для граждан. Конечно, мы будем уделять внимание городам: и крупным городам, и малым, там есть отдельные программы, но всё–таки упор предполагается сделать на это – именно на пространственное развитие.

По поводу квотирования производства. Кризисы перепроизводства – это классические кризисы рыночной экономики, ещё классиками описаны. Что можно и нужно, безусловно, делать? Нужно бороться с этим через информирование бизнеса, тем более что современные средства коммуникации предоставляют для этого очень широкие возможности.

Нужно развивать инфраструктуру, нужно поддерживать экспорт. Нужно поддерживать стратегическое планирование на предприятиях. То, что чрезвычайно важно для государства, особенно в сфере обеспечения безопасности, на некоторых других критических направлениях, – это льготирование. Мы этим и занимаемся.

Есть и другие способы избежать негативных явлений, связанных с перепроизводством, но ни в коем случае нельзя нам скатиться к новому изданию советского Госплана. Там уж они настолько всё регламентировали, что это просто убило и, собственно говоря, в значительной степени нанесло, во всяком случае, ущерб экономике. Мы, конечно, не можем это повторять.

Теперь по поводу единого органа, отвечающего за нормотворческую деятельность. Там же в Правительстве Минюст отвечает за это, есть комиссия специальная в Правительстве, по–моему, в аппарате Правительства. Поэтому, если вы чувствуете, что требует этот механизм какого–то совершенствования, давайте подумаем, просто нужно понять, что конкретно имеется в виду в данном случае.

По поводу госфинансирования медицины. Здесь министр есть. Здесь никакого секрета не будет, дискутируется эта тема постоянно. Специалисты сегодня считают, что, если мы сейчас начнём ликвидировать страховые формы медицины, мы вообще перейдём к полному хаосу в этой сфере. Поэтому совершенствовать, безусловно, нужно, здесь я полностью с вами согласен, всю эту систему, но нужно действовать очень аккуратно. Думаю, что Вероника Игоревна ещё сможет с вами поговорить на этот счёт более предметно, подробно и систематизировать подход Правительства к этому вопросу.

Вы говорили об укреплении, это Вы же говорили, об укреплении принятия законодательных решений. Нарисовал как курица лапой, сам не могу разобрать. Спешил, очень много интересных предложений, спешил очень. Ну ладно.

По здравоохранению уже говорил.

Кадастровая стоимость земли, я уже не помню, кто из коллег здесь высказывался. Я просил бы, безусловно, присутствующих здесь, в зале, включиться в эту работу, потому что это зависит от региональных условий. Там нужно внимательно смотреть, что в каждом регионе происходит, где эти реалии: где рыночная оценка, а где какая–то надутая, которая абсолютно неподъёмная для граждан. Это бессмысленно.

Что же мы из граждан последние соки будем выжимать? Или ничего не получим, потому что нечем платить. С этим нужно точно совершенно конкретно разбираться, по каждому региону, и без всяких сомнений. Роль, Ваша роль, Ваших коллег в законодательных собраниях очень-очень важна. Нужно это всё серьёзно прорабатывать.

Здесь Вячеслав Викторович говорил о поездке в Сабетту. Действительно, это хороший очень проект, по сути, новый шаг. Такого мы в таком объёме ещё самостоятельно не делали – проект по сжижению природного газа. Важно только, чтобы поменьше было там надуманных предлогов для сдерживания развития. Это уже не имеет отношения к тому, что Вячеслав Викторович говорил: то в порт не пускают газовозы под надуманными предлогами, то не выпускают. Это уже отдельно будем разбираться. Не вмешивался до сих пор.

По поводу Калининграда, детский отдых. Конечно, вообще для всей страны очень важно, и для Калининграда в том числе. Калининград – анклавный регион, и в этом смысле есть сложные вопросы, которые нужно в особом порядке решать, но есть и плюсы, которыми мы пока не воспользовались, в том числе в фискальной сфере. Но сейчас не буду говорить об этом подробнее. Но в этом направлении можно подумать. Для Калининграда, может быть, это будет дополнительным толчком в его развитии.

Да, закон «О связи». Изменения с 250 жителей населённых пунктов до 100 человек, проживающих в нём, расстояния самих населённых пунктов, конечно, очень важно. Нам бы хотелось и до 50 снизить. Это вопрос только бюджетных ограничений, вот и всё. Но, безусловно, над этим будем думать.

И по поводу модельного закона для операторов связи. Думаю, что тоже надо посмотреть, он лишним не будет. Это касается и злоупотреблений монопольным положением некоторых наших компаний, которые сдают в аренду свои объекты для операторов связи. Вы сказали о введении определённых ограничений, во всяком случае, тоже надо подумать над этим регулированием. Допускаю, что это будет целесообразно. Согласен. Сразу вам обещаю, что соответствующее поручение будет Правительству дано.

По поводу гособоронзаказа, по поводу того, чтобы снизить расходы предприятий оборонно-промышленного комплекса, придать большую мобильность расходованию финансовых средств, ресурсов. У них была большая мобильность, это привело к очень большой кредиторской задолженности, исчисляемой триллионами рублей. И при всех положительных факторах, которые есть в этой сфере, я о них и в Послании говорил, результат об этом говорит, мы никогда не должны забывать и о финансовой дисциплине.

Решения последнего времени, связанные с усилением финансовой дисциплины, по мнению заказчика, в том числе Минобороны, говорят о том, что решения, принятые совсем недавно, действуют достаточно эффективно, финансовая дисциплина повышена – эффективность самого производства повышается.

В ближайшее время, в мае, в очередной раз буду проводить серию совещаний и с предприятиями оборонного комплекса, и с Минобороны, мы поговорим на этот счёт. Если у вас есть конкретные – собственно, я эти предложения знаю, – если у вас есть что–то новое, сформулируйте, пожалуйста, и отдайте, потому что я в Сочи буду встречаться скоро с Минобороны и руководителями предприятий отрасли.

Там есть вопросы, которые требуют особого, очень внимательного отношения к государственным ресурсам. Уже и авансы платят, в некоторых случаях до 100 процентов, тогда, когда трудно получить оборотные средства в банках.

Минобороны идёт на то, чтобы поддержать предприятия оборонного комплекса. Но дисциплина должна быть, и должны быть определённые правила, хотя я не исключаю того, что нужно посмотреть на это внимательно и вернуться к этому. Пожалуйста, давайте посмотрим.

По поводу афганцев. Давайте, согласен, мероприятия должны быть проведены, и оценки должны быть даны, согласен с Вами полностью. Администрация Президента вместе с депутатами Госдумы, с членами Совета Федерации, конечно, должны подумать над этим.

По поводу сельского хозяйства. Я не очень понял, коллега Кашин что предлагает – создать специальную программу расселения аварийного жилья именно на селе?

В.Кашин: Владимир Владимирович, у нас 20 программ, над которыми работает государство, они работают в том числе и с селом, с деревней. Ещё в 2015 году Вы дали команду повернуться к селу лицом в этих программах. Но и в этих программах, к сожалению, не окрашены деньги и проекты по сельским территориям.

В.Путин: Я Вас понимаю, и очень бы хотелось найти такую формулу, которая бы позволила с большей отдачей и целевым образом эти ресурсы расходовать именно на нужды села, прежде всего на инфраструктуру и на социальную сферу. Разные подходы могут быть, мы подумаем над этим.

Согласен с Вами, что внимания должно быть к этому больше, административное внимание, и финансовые ресурсы не должны расползаться. Произошло сокращение ФАПов, оно же произошло за счёт чего? За счёт того, что легче всего было на селе закрывать эти ФАПы. Отчитались закрытием, сокращением – и всё, а то, что людям за 100 километров нужно куда-то ехать, об этом никто не подумал, вот беда. Посмотрим. Но отдельно по селу сделать программу расселения аварийного жилья – это невозможно.

А в целом как мы видим, знаем хорошо, в районе трёх процентов рост сельхозпроизводства. Это говорит о том, что внимание государства к этой отрасли даром не проходит.

И нужно что ещё сказать: необходимо поблагодарить граждан страны, которые в целом с пониманием отнеслись к тому, что на первом этапе мы в ответ на неправовые действия некоторых наших партнёров с так называемыми санкциями ввели ограничения на поставки сельхозпродукции из зарубежных стран. Это неизбежно было связано, и мы это понимали, с тем, что в определённой степени будет наблюдаться рост цен на продукты питания.

В целом мы, понимая это, всё-таки поддержали наше сельское хозяйство, и ситуация нормализуется: и сельское хозяйство развивается, и товарный рынок заполняется, и цены стабилизировались в конечном итоге на протяжении двух-трёх лет. В целом люди с пониманием к этому отнеслись. А те, кто на селе живут, вы знаете их реакцию, они только рады и мечтают, чтобы никаких отмен не было с нашей стороны.

По поводу Нечерноземья. Я увидел полемику, которая сейчас между коллегами возникла по поводу того, что важнее для нас – Дальний Восток или Нечерноземье? Всё важно, всех хочется поддержать и каждую проблему хочется решить. И вы это знаете не хуже меня, вы сами занимаетесь конкретной работой: вопрос в приоритетах, вопрос в предлагаемых способах и методах решения всех этих проблем.

Разве можно сказать, что для нас что-то важнее – Дальний Восток или Нечерноземье? Нечерноземье уже с первого потока переселения в Сибирь испытывало на себе достаточно серьёзную демографическую нагрузку, потому что все эти переселения, все эти проблемы решались за счёт Нечерноземья, за счёт исконно русских территорий. Поэтому, конечно, Нечерноземье нуждается в поддержке.

Вопрос, в какой форме, как это сделать. Как это сделать таким образом, чтобы не обескровить другие наши программы? Потому что мы не можем потерять Дальний Восток, если дальше депопуляция будет происходить на этих территориях. Россия-матушка сколько вложила средств, сколько людей свои косточки сложили на этих территориях, чтобы наши будущие поколения и следующие за нами поколения чувствовали себя хозяевами на этой территории, крайне важной для нас, стратегически важной для России, – имеется в виду и Восточная Сибирь, и Дальний Восток.

Нам с вами нужно принимать взвешенные и сбалансированные решения по развитию страны в целом. Поэтому мы и говорим о формулировании такой задачи, как пространственное развитие страны. Из этого будем исходить, взвешивая все «за» и «против».

Здесь коллега предлагал ещё корректировки сделать в жилищное законодательство, обратить особое внимание на решение жилищных проблем детей-сирот. Конечно, вы знаете, мы же сейчас говорим об этом если не постоянно, то внимание определённое уделяем. К сожалению, решается всё не так быстро, как бы нам хотелось.

Но я и Правительство буду на это настраивать, и вас прошу тоже не забывать об этих вопросах, потому что значительная доля ответственности в решении, во всяком случае, вопросов, связанных с обеспечением жильём детей-сирот, – это ответственность регионов Российской Федерации.

Задач много, они сложные, но очень интересные и ответственные. Хочу вам пожелать успехов в решении этих проблем на благо нашей страны и её граждан.

Спасибо вам большое.

Россия. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 27 апреля 2018 > № 2584851


Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены. Экология > premier.gov.ru, 27 апреля 2018 > № 2584834 Андрей Бочаров

Встреча Дмитрия Медведева с губернатором Волгоградской области Андреем Бочаровым.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Я знаю, что у Вас есть определённые проблемы с паводковой ситуацией. Доложите, пожалуйста, как обстоят дела, какие меры принимаются для того, чтобы эти проблемы ликвидировать.

А.Бочаров: На территории Волгоградской области продолжает действовать режим чрезвычайной ситуации в связи со сложной паводковой ситуацией. Но мы наблюдаем стабилизацию ситуации и хорошую, положительную динамику по снижению паводковой ситуации в целом. Хотя на отдельных участках рек Медведица, Иловля и Хопёр мы наблюдаем повышение уровня воды от 20 до 40 см. Но в целом ситуация контролируется.

Д.Медведев: Это высшие нормы для нынешнего периода времени?

А.Бочаров: Да. Мы паводковую ситуацию такого уровня наблюдали только в 1964 году. На территории 12 муниципальных образований, которые попали в зону паводка, проживает порядка 360 тысяч населения. Из этих 12 муниципальных образований в настоящее время только одно находится в подтоплении. И из 81 населённого пункта только два населённых пункта находятся в подтоплении. 868 человек мы эвакуировали из зоны подтопления. В настоящее время в пунктах временного размещения ни одного человека нет. Сегодня в двух населённых пунктах в подтоплении находится 30 дворовых территорий, вода уже ушла из домов.

Д.Медведев: Школы, медицинские учреждения работают?

А.Бочаров: Все учреждения социальной направленности работают в полном объёме. Системы жизнеобеспечения также работают в полном объёме. На всей территории, которая подвержена подтоплению, проведены аварийно-восстановительные работы. И сегодня продолжается работа по ликвидации ущерба. Кроме всего этого, мы оказываем необходимую помощь людям, оказавшимся в сложной жизненной ситуации, работают комиссии во всех муниципальных образованиях по дворовым территориям с целью определения возможного ущерба и оказания содействия.

Д.Медведев: Нужно довести всю эту работу до конца, чтобы люди получили причитающиеся выплаты, ну и просто под контролем держать ситуацию.

А.Бочаров: Дмитрий Анатольевич, необходимо отметить слаженную работу всех сил и средств, которые здесь применялись, это позволило уйти от более серьёзного ущерба, который в настоящее время есть, но не такой значительный.

Д.Медведев: Если это впервые за 50 с лишним лет, то это, конечно, серьёзное испытание для области. Держите меня в курсе.

Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены. Экология > premier.gov.ru, 27 апреля 2018 > № 2584834 Андрей Бочаров


Италия. Весь мир > Агропром > ukragroconsult.com, 27 апреля 2018 > № 2583831 Дмитрий Приходько

До 2026 года в мире прогнозируется существенный рост потребления животноводческой продукции, в частности, мяса.

Такой прогноз озвучил ведущий экономист Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО) Дмитрий Приходько, передает Сегодня.

По его словам, рост потребления мяса птицы на глобальном рынке ожидается на 12%. Больше всего оно возрастет в странах африканского континента: Судане, Нигерии и Эфиопии. Кроме этого, потребление говядины в мире за восемь лет увеличится на 10%, свинины – на 9%, а молочных продуктов – на 20%.

"Такой рост спроса на мясо и молочную продукцию приведет к росту спроса на кукурузу", - отметил Приходько, имея ввиду необходимость содержания скота и птицы.

По прогнозам ФАО, страны азиатского региона и северная Африка увеличат потребление кукурузы на 16%, а страны Латинской Америки, прежде всего Бразилия и Аргентина – на 20%.В Европе тоже ожидается рост потребления кукурузы на 12%.

В ФАО уже отмечали, что в мире дорожает еда. Средние цены на продовольствие в 2017 году выросли на 8,2%, по сравнению с 2016 годом. Таким образом, стоимость продуктов достигла самого высокого показателя за последние четыре года.

Италия. Весь мир > Агропром > ukragroconsult.com, 27 апреля 2018 > № 2583831 Дмитрий Приходько


Россия > Химпром. Приватизация, инвестиции > rusnano.com, 26 апреля 2018 > № 2602843 Борис Подольский

Исполнительный директор УК «РОСНАНО» Борис Подольский: «Инвестиции — это немного искусство, немного математика, немного религия».

Автор: Екатерина Дробинина

Венчурный рынок во всем мире растет (по некоторым данным, за 9 месяцев 2017 года — на 17%), а наиболее инвестиционно привлекательным его сегментом остается ИКТ. Тем ценнее возможность принять участие в конкурсе, который отдает предпочтение промышленным проектам — в области робототехники, энергоэффективности, нефтегазовой отрасли или агротеха. Hard Tech Round — как раз такой конкурс, с серьезными организаторами (фонд Rusnano Sistema SICAR при поддержке Группы АФК «Система», Группы РОСНАНО и ПАО «МТС») и солидным главным призом (инвестиции до $10 млн). Чтобы его получить, нужны инновационная идея с экспортным потенциалом, промышленный прототип с возможностью масштабирования (для визионеров есть отдельная номинация с призом в 1 млн рублей) — и крутая команда. Исполнительный директор УК «РОСНАНО» и член жюри конкурса Борис Подольский рассказал Inc., как жюри выискивает среди заявок стоящие проекты, почему не рассматривает гениальные идеи на предпосевной стадии, каким проектам для создания прототипа не хватит даже $10 млн и почему каждый, кто примет участие в HardTech Round, останется в выигрыше.

О проектах

Непросто найти проект, в который поверишь и который полюбишь. На рынке не так много инвесторов, но даже им сложно найти достаточно хороших проектов, особенно на той стадии, которая нас больше всего интересует, — когда команда прошла путь до создания промышленного образца и готова к масштабированию бизнеса. Такие проекты в секунду не появляются. РОСНАНО работает на российском инновационном рынке 10 лет, наши партнеры по Фонду Rusnano Sistema SICAR — АФК «Система» — еще дольше. За это время мы научились неплохо ориентироваться в этом сегменте, но все, что лежало на поверхности, уже разобрали.

Технологии развиваются быстро, постоянно появляются новые команды — но приходится прилагать больше усилий, следить за стартапами на более ранней стадии, постоянно мониторить рынок. Так что конкурс для нас — это, как минимум, возможность собрать сразу большое число команд в одном месте и посмотреть, кто над чем работает и в какой стадии готовности эти проекты находятся.

Самая распространенная ошибка проектов — слабая проработка материалов: команды приходят к инвесторам, не выяснив, какие критерии важны для них на той или иной стадии. Проекты могли бы избегать ее, проведя домашнюю работу и выяснив какие критерии важны для венчурных фондов при рассмотрении проектов на различных стадиях. Эти критерии упоминаются в открытых источниках и выяснить их абсолютно несложно. Первичный отсев проходят те, кто готовит материалы по этим ключевым критериям (их несложно найти в открытых источниках), а не надеются, что венчурный фонд проголосует за проект, покоренный одной только идеей.

Первое, на что мы смотрим, — это уникальность технологии. Если она не уникальна, то хотя бы должна предлагать усовершенствование существующей технологии (это возможность коммерциализации) или быть ей комплементарной. Кто-то изобретает VR-очки, кто-то делает для них софт. Кто-то придумывает уникальный композит, кто-то — дешевый способ его производить. При этом узконишевые проекты нас не очень интересуют — важно, чтобы проект поддавался масштабированию, предлагал решение, в котором заинтересовано большое количество потенциальных потребителей. Остальные ошибки — это недопонимание реальной картины мира в остальных критериях.

На маленьком рынке даже при большой добавленной стоимости сложно много заработать — с другой стороны, чем больше на рынке запрос на технологии, тем выше там конкуренция. На большом рынке у бизнеса с большей вероятностью будет потенциальный покупатель, потому что никто не хочет остаться с проектом, который никому нельзя продать. Но есть рынки, которые кажутся менее привлекательными, — зато там меньше конкурентов и выше шанс занять нишу. Рынки меняются: сто лет ездили на машинах с двигателем внутреннего сгорания, а потом всего за 10 лет появились электромобили. А для рынка самоуправляемых машин понадобилось еще меньше времени.

Оценка масштабируемости проекта — это комплексная задача. Во-первых, надо ответить на вопрос о рынке — его сегментации, величине на локальном и глобальном уровне, темпах роста, барьерах и конкуренции. Важно понимать, за счет каких конкурентных преимуществ и компетенций проект поборет конкурентов и субституты — либо создаст новую нишу и удержится в ней. Во-вторых, важна экономика проекта. Если у проекта незначительная часть фиксированных издержек и он может создать конкурентам барьеры для входа на рынок, например патентами, то это хорошая хорошая стартовая точка для масштабирования.

Инвестиционный фокус фонда — технологический сектор. Нам не интересен финтех — криптовалюты, платежные системы и т.п.; нам интересны технологические разработки. Диапазон максимально широкий — это и ПО (скажем, инженерные приложения для VR или сложная видеоаналитика для систем безопасности), и инновационные материалы (вроде боросиликатных микросфер или теплопроводных композитов для LED-индустрии), и робототехника с агротехом. Направления, которые мы считаем на сегодня наиболее перспективными и, одновременно, бурно развивающимися в мире, мы заявили еще на старте конкурсе: робототехника, микроэлектроника, энергоэффективность, системы хранения энергии, «зеленая» химия, инновационные материалы, разработка программного обеспечения для B2B-рынка; инновационные решения для нефтегазовой отрасли, комплексные системы безопасности, IoT-решения, коммуникационное оборудование, средства и системы специальной связи.

По большому счету, прийти к нам может кто угодно откуда угодно. Но у него должны глаза блестеть, потому что если они грустные и потухшие, мы денег не дадим. Команда — это механизм, который позволяет проекту расти. Неполадка или отсутствие одного компонента ведет к поломке всего механизма. Насколько хорошо едет грамотно спроектированный и построенный автомобиль, настолько плохо передвигается автомобиль на квадратных колесах (или вообще без них).

Что такое HardTech Round

HardTech Round — конкурс технологических проектов для промышленности, который проводит фонд Rusnano Sistema SICAR. Прием заявок от проектов на стадии от коммерческого прототипа до этапа стартовал в начале марта и был продлен до 18 мая 2018 года, чтобы дать возможность принять участие всем желающим. Заявку можно подать на сайте: www.gotech.vc/hard.

Победитель сможет претендовать на инвестиции от фонда в объеме до $10 млн. Автор проекта из числа российских резидентов с наибольшим визионерским потенциалом получит денежный приз в размере 1 млн рублей. Есть специальная номинация «Smart-технологии для smart-городов» от МТС — победитель сможет претендовать на оплачиваемый пилотный проект. Все финалисты смогут представить свои проекты в рамках Московского международного форума «Открытые инновации».

Об инвестициях

HardTech Round в цифрах:

– $10 млн инвестиций получит победитель

– 270 заявок подано за первый месяц

– 105 проектов уже генерируют выручку

– 90 проектов привлекали внешнее финансирование

Инвестиции — это немного искусство, немного математика, немного религия. Всем инвесторам в первую очередь интересно, во сколько раз можно увеличить вложенную сумму. У любого венчурного фонда задача — заработать денег на порядок больше, чем можно было бы заработать на альтернативных рынках.

Разные инвесторы на разных стадиях вкладывают разные суммы. Есть бизнес-ангелы: к такому прибегает сумасшедший ботаник, показывает что-то на ноутбуке и просит $1 тыс., чтобы купить ПО и нарисовать фотонный ускоритель. Из тысячи таких инвесторов, которые дали по тысяче долларов, у одного может «выстрелить», и он действительно создаст свой фотонный ускоритель. Когда ты доказал работоспособность своей сумасшедшей идеи, инвесторы соглашаются помочь дойти до рабочей модели. Когда заработает модель, приходят люди, которые дают деньги на запуск производства. На разных стадиях действуют разные институты развития и разные схемы поддержки.

Мы в РОСНАНО не можем себе позволить инвестировать на ранних стадиях — мы государственная компания, у нас четкий инвестиционный мандат. Государство нам поставило определенные задачи и KPI — компании, в которые мы инвестируем, должны произвести определенный объем нанопродукции, совершить платежи в виде налогов, создать рабочие места. У фонда Rusnano Sistema SICAR более широкий инвестиционный мандат (в частности, не все проекты обязаны иметь наносоставляющую), но по стадии проектов ситуация близкая к РОСНАНО. Поэтому и конкурс организован таким образом, чтобы сделать его интересным именно для тех, кто дорос до нужного размера. Мы не раздаем гранты — мы инвестируем на более продвинутых стадиях. Из 270 проектов, подавших заявки, 105 уже генерируют выручку, 90 привлекали внешнее финансирование.

О конкурсе

Победитель конкурса не получает деньги безвозмездно, но мы точно не заинтересованы в том, чтобы приобретать контроль

Мы продлили прием заявок по просьбе команд, которые не успевали подготовить их вовремя. Те, кто уложились в срок, получили преимущество первыми представить свои разработки на суд экспертов. И количество, и качество проектов превзошли наши ожидания, тут действительно есть из чего выбрать, поэтому, помимо 9 уже прошедших в следующий тур проектов, мы рассчитываем отобрать еще столько же.

Участие дает командам шанс получить инвестиции гораздо быстрее, чем когда они ищут инвестора сами. От момента, когда вас заметили в многотысячной толпе, до момента, когда вы сидите напротив инвестора, здесь проходит минимум времени.

Победитель конкурса не получает деньги безвозмездно, но мы точно не заинтересованы в том, чтобы приобретать контроль, — он должен быть у фаундеров. Мы хотим, чтобы к нам прислушивались при выстраивании бизнес-процессов, но это как с детьми: ты помогаешь им, чем можешь, но стараешься не перейти границу, когда все решения принимаешь сам, за них.

Не для каждого бизнеса $10 млн — большая сумма. Например, самолет вертикального взлета на эти деньги построить можно, а медицинскому проекту их не хватит даже на то, чтобы завершить первую стадию испытаний продукта. Но бизнес может искать дополнительные источники финансирования — у нас, на стороне, в Кремниевой долине.

Главное, что участие в конкурсе может дать всем, независимо от результатов, — нетворкинг. Есть много компаний, которым надо просто поговорить с кем-то. Можно за 2 года на MBA ничего не узнать, а потом за 20 минут познакомиться с нужными людьми и понять для себя все самое важное. Конкурс дает много возможностей засветиться и рассказать о себе, посмотреть, как действуют другие, попытаться проанализировать свои недочеты. В конечном итоге, хорошо проработанные, стоящие проекты, за которыми стоит прорывная идея и грамотная команда, без инвестиций не останутся, даже если главный приз на конкурсе выиграет кто-то другой.

Россия > Химпром. Приватизация, инвестиции > rusnano.com, 26 апреля 2018 > № 2602843 Борис Подольский


Казахстан. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 26 апреля 2018 > № 2591065 Андрей Зубов

Счастье в отличие от оргазма симулировать бессмысленно

Андрей ЗУБОВ

Эта весна ознаменовалась приятным сообщением. Казахстан занял седьмое место во Всемирном индексе счастья. Довольнее нас на свете только папуасы, вьетнамцы, мексиканцы, филиппинцы, колумбийцы и фиджийцы. Самыми несчастными признаны граждане Ирана, Ирака, Украины, Греции, Молдовы, Бразилии. В два раза меньше удовлетворены жизнью, чем мы, жители Германии, Чехии и Англии.

Поясню, на чем такие выводы основаны. Уже не первый год старейшая и международная социологическая сеть Gallup International определяет на базе опросов в различных странах Глобальный индекс счастья. Методики измерения и расчета просты. Респондентам задается вопрос, считают ли они себя очень счастливыми, просто счастливыми, несчастливыми. Из выраженной в процентах суммарной доли очень и просто счастливых вычитается доля несчастных и очень несчастных.

Резонный вопрос: почему развитые британские островитяне в три раза несчастнее островитян с Папуа-Новой Гвинеи? Отчасти на этот вопрос отвечу я, отчасти – признанный мастер социологии.

Итак, мое объяснение. Несколько лет назад мне довелось побывать в Индонезии (8-е место в Индексе счастья, сразу за Казахстаном). Причем я был и на более-менее цивилизованном Бали и в диких местах Суматры и Явы. Как раз на Яве, вдоволь пресытившись созерцанием буддийских и индуистских храмов, я попросил устроителей поездки организовать мне хотя бы один денек в обычной индонезийской семье. Мне было интересно, как живут простые люди: что едят на обед-ужин, как провожают детей в школу, какие газеты читают, что за телепередачи смотрят…

И меня поселили в типичную индонезийскую семью (дед с бабушкой, мать с отцом и четверо детей). Из экзотических подробностей запомнилось кормление священного мангуста, живущего в клетке под ванильным деревом, почитание богов в домашнем алтаре и приготовление еды в глиняной печке, которую я топил манговыми ветками.

Из всего остального я запомнил: отсутствие дверей в домах, абсолютно одинаковые мопеды и велосипеды у всех жителей деревни, идентичные серебряные украшения и однородную одежду (сандалии, каин, рубашка). Естественно, что при такой схожести во всем ни у кого не возникнет и мысли о воровстве. Зачем мне красть велосипед/браслет/обувь соседа, если у меня есть все точно такое же? Там, в индонезийской деревне, воистину понимаешь, что счастье не в деньгах. Ведь более богатые ощущают радость, только сравнивая себя с более бедными. Сравнивая себя с еще более богатыми, они несчастны. Индонезийская же деревня живет по принципу старика Агдамыча из пьесы Рощина. «А у меня все есть!». «А что у тебя есть?» «А вот что надо, то и есть». «А что тебе надо?» «А вот что есть, то и надо»

Это было мое объяснение. Послушаем теперь мэтра казахстанской социологической науки Леонида Гуревича. Дело в том – считает социолог, что общественные настроения определяются сложным комплексом причин. Старая народная мудрость, гласящая, что счастье не в богатстве, вполне подтверждается составом лидирующей десятки. Наряду со странами с низким по международным классификациям доходом на душу населения – Фиджи, Индонезией, Индией, Филлипинами, Папуа-Новой Гвинеей, в верхних строчках рейтинга присутствует только одна страна «среднего достатка» – Аргентина. А богатых стран мы в этой группе не обнаруживаем. Где же они? На разных позициях: Нидерланды – на 11-м месте, Австрия – на 18-м, Япония – на 19-м, США – на 26-м, Швеция – на 32-м, Франция – на 36-м, Италия – на 37-м, Великобритания – на 39-м, Германия – на 41-м.

Объяснимо выглядит и пребывание в последние годы в группе самых несчастливых стран тех государств, которые пережили/переживают войну или масштабные гражданские столкновения – Турции, Украины, Ирака. Вполне закономерно пребывание, причем не первый год, в «аутсайдерах» счастья Греции, которую не перестает лихорадить экономический кризис, а также беднейшей страны СНГ Молдовы и «новых» стран ЕС – Болгарии и Латвии, не сумевших долго поддерживать у своих сограждан эйфорию интеграции в единую Европу. Так что, пример США, Германии, Австралии и прочих демонстрирует, что высокий уровень экономического развития может иметь обратное соотношение с уровнем социального оптимизма.

Действительно, как сказал когда-то великий Бенджамин Франклин: «Для счастья надо либо уменьшить желания, либо увеличить средства».

От себя же еще добавлю некоторые наблюдения, характеризующие понятие счастья. Понятно, что стандарты жизни в тех же западных странах резко возросли, а счастье не выросло совсем или даже уменьшилось. Так что про деньги забудем. Но есть вещи, просто совершенно необходимые для счастья, которые не меняются тысячи лет. Это, во-первых, родственники и друзья. Дружба оказывает гораздо большее влияние на уровень счастья, чем доход. Радио ВВС недавно привело слова британского экономиста, профессора Освальда из университета Уорика. Профессор подсчитал, сколько денег нужно человеку, чтобы компенсировать отсутствие друзей. Оказалось – почти $90 тысяч за потерянного друга. Сомнительные утверждения, потому что я, например, отдал бы и больше, чтобы воскресить моего лучшего друга, ушедшего от меня несколько лет назад.

Второй важной составляющей счастья является крепкий брак. Говорят, что хорошая семья добавляет мужчине семь лет жизни, а женщине – около четырех. Третий элемент – наличие смысла жизни, вера во что-то большее, чем ты сам (это – или религия, или определенная жизненная философия). Характерно, что показатель счастья у атеистов существенно ниже, чем у верующих. Из тех опрошенных, кто заявил, что не придерживается рамок какой-либо религии, счастливы лишь 27%. Более счастливыми себя чувствуют христиане (54%), иудеи (50%) и мусульмане (42%). Наконец, четвертый «ингредиент» счастья – это долгосрочные цели, над достижением которых нужно работать, продвижение к которым доставляет удовольствие.

А знаете, как оценивают свое счастье дети Казахстана? Не так давно один наш исследовательский институт опрашивал детишек из Южного Казахстана. Так вот, наши дети под счастливой жизнью в первую очередь понимают крепкое здоровье, на втором месте – любящих родителей, на третьем – хорошую школу. Если хотите, я продолжу тему детского счастья в следующем материале.

В общем, подытоживая все сказанное, как всегда, перехожу к афоризмам. «Хороший способ испортить себе счастье – начать сравнивать», – сказал французский писатель и психолог Франсуа Лелорд. Его тезка, Франсуа де Ларошфуко, почти 500 лет назад, сказал о предмете разговора так: «Обычно счастье приходит к счастливому, а несчастье — к несчастному». И, наконец, великий Эйнштейн заметил: «Я рожден, и это все, что необходимо, чтобы быть счастливым!» Да будет так.

Казахстан. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 26 апреля 2018 > № 2591065 Андрей Зубов


Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 26 апреля 2018 > № 2591003 Тулеген Аскаров

Призрак дуополии бродит по страховому рынку

В отличие от банковского сектора отечественные страховщики завершили минувшую зиму уверенным подъемом всех ключевых показателей деятельности.

Тулеген АСКАРОВ

Так, совокупные активы страховщиков выросли за последний зимний месяц на 0,2% до 935,8 млрд тенге, в абсолютном выражении – на 1,9 млрд тенге. При этом расстановка ведущих участников рынка не изменилась. Лидирует по размеру активов «Евразия» с 234,2 млрд тенге на 1 марта, правда, у этой компании они слегка снизились за февраль – на 0,3%. Для сравнения: занимающая вторая место «Евразия» располагала активами лишь в 83,2 млрд тенге, к тому же и у нее произошло их снижение на 0,3%. С другой стороны, если принять во внимание переход страховых «дочек» Казкоммерцбанка под контроль группы Народного банка Казахстана, то, конечно же, нужно признать, что последней вполне по силам потягаться здесь с «Евразией». Ведь в ее состав входят теперь «Halyk-Life» (66,4 млрд тенге), «Казкоммерц-Life» (63,5 млрд тенге), «Халык-Казахинстрах» (52,2 млрд тенге), «Казкоммерц-Полис» (38,7 млрд тенге). Заметим, что все эти страховщики входят в первую десятку по размеру активов и суммарно располагают мощью в 220,8 млрд тенге. Кроме них и «Евразии», в эту десятку к началу весны входили «Номад-Life» (68,3 млрд тенге), «KazakhExport» (46,5 млрд тенге), «КСЖ Государственная аннуитетная компания» (34,6 млрд тенге) и «Казахмыс» (26,7 млрд тенге).

Как нетрудно подсчитать, концентрация рынка по активам весьма велика, так как общая доля «Евразии» и страховщиков группы «Народного» к началу весны составляла 48,6%. Схожая ситуация сложилась и по собственному капиталу, по размеру которого доминирует «Евразия», «весившая» на 1 марта 115,2 млрд тенге и прибавившая за февраль 3,4%. Второе место здесь также занимает «Виктория» с незначительным увеличением капитала на 0,3% до 76,5 млрд тенге, а третьей идет «KazakhExport» (0,3% до 42,3 млрд тенге). Если добавить к этому триумвирату еще двух страховщиков, сумевших пересечь 20-миллиардную планку, – «Халык-Казахинстрах», потерявший 4,7% до 22,6 млрд тенге, и «Казкоммерц-Полис» с приростом на 1,4% до 20,7 млрд тенге, то на долю этого квинтета приходится 67,0% от совокупного собственного капитала страхового сектора. Кстати, последний за февраль увеличился на 0,8% до 413,7 млрд тенге, в абсолютном выражении – на 3,4 млрд тенге.

Уверенный позитив излучал и общий финансовый результат деятельности страховщиков – их прибыль (нераспределенный доход). За февраль она выросла в 18,2 (!) раза до 6,2 млрд тенге, в абсолютном выражении – на 5,9 млрд тенге, что, конечно же, способствует дальнейшему росту устойчивости страхового сектора в целом. Концентрация по этому показателю также высока – ведь планку в 1 млрд тенге сумели пересечь к началу весны лишь два страховщика! Доминирует и здесь на рынке «Евразия» – ее прибыль увеличилась за февраль почти в 5 раз до 4,0 млрд тенге, а в абсолютном выражении – на 3,2 млрд тенге. Второй идет «Номад Life» с ростом в 2,3 раза до 1,2 млрд тенге. Как нетрудно подсчитать, доля этого дуэта в суммарной прибыли страхового сектора составила 83,9%!

Отметим также, что согласно данным регулятора более трети страховщиков завершили первые два месяца года с убытками. В группу аутсайдеров к началу весну попали 9 участников рынка – «Халык-Казахинстрах» (минус 0,5 млрд тенге), «Виктория» (минус 0,2 млрд тенге), «КСЖ Государственная аннуитетная компания» (минус 0,2 млрд тенге), «Номад Иншуранс» (минус 0,4 млрд тенге), «Коммеск-Өмiр» (минус 0,5 млрд тенге), «Лондон-Алматы» (минус 0,08 млрд тенге), «Сентрас Иншуранс» (минус 0,07 млрд тенге), «Азия-Life» (минус 0,04 млрд тенге) и «Нурполис» (минус 0,1 млрд тенге).

Значительно увеличился за февраль и совокупный объем собранных страховщиками премий – в 1,6 раз до 77,6 млрд тенге, в абсолютном выражении – на 29,3 млрд тенге. Безусловным лидером и здесь выступает «Евразия», у которой за последний месяц зимы прирост составил 19,8% почти до 22 млрд тенге. С большим отрывом от нее идет занимающая второе место «Халык-Казахинстрах», но у этого участника рынка рост оказался более впечатляющим – в 2,6 раза до 11,6 млрд тенге. Другим же страховщикам не удалось пересечь 10-миллиардную планку по этому показателю. В итоге на долю упомянутого тандема пришлось 43,3% от всех собранных премий, что также указывает на высокую концентрацию рынка.

Аналогичный расклад сложился и по расходам на осуществление страховых выплат. Здесь уровень в 1 млрд тенге преодолел все тот же тандем «Евразии» и «Халык-Казахинстраха». У первой компании в феврале сложился рост по выплатам в 2,6 раза до 3,7 млрд тенге, а у второй – почти втрое до 1,5 млрд тенге. С учетом того, что совокупный объем расходов по этой статье достиг к началу весны 15 млрд тенге с ростом за последний месяц зимы в 2,2 раза, то доля этих двух страховщиков составила 34,7%. А если добавить к ним еще и данные по другим «дочкам» группы Народного банка Казахстана, то фактически на страховом рынке наметилась вполне зримая дуополия!

Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 26 апреля 2018 > № 2591003 Тулеген Аскаров


Россия. СЗФО > Судостроение, машиностроение. СМИ, ИТ. Армия, полиция > flotprom.ru, 26 апреля 2018 > № 2586323 Александра Клименко

Интервью с Александрой Клименко: "Нужно переходить к экономическому детерминизму в торговле оружием".

Реалии оборонного бизнеса XXI века – борьба за международные контракты с использованием технологий конкурентной разведки и аналитики Big Data. О военно-техническом сотрудничестве с Индией, роли женщин в ВПК и выходе российских предприятий на IPO главный редактор Mil.Press поговорил с замначальника отдела рекламно-выставочной деятельности "Гранит-Электрона" Александрой Клименко. Мнение спикера может не совпадать с официальной позицией концерна.

Александра, здравствуйте. В "Гранит-Электроне" вы работаете уже более шести лет. Какие ключевые достижения вы можете вспомнить на этой должности и какие вызовы перед вами стоят в перспективе?

Да, в концерне - более 6 лет, в ВПК - почти 10 лет. За этот срок проведены более 100 мероприятий, в том числе международные выставки, форумы, индийско-российские межправительственные комиссии по военно-техническому сотрудничеству, приемо-сдаточные испытания в России и за рубежом.

Вызов №1

Во времена министра обороны Сердюкова, когда действовала программа закупки вертолетоносцев "Мистраль", я участвовала в российско-французском проекте в области радиолокации. Это была работа с глобальным брендом Thales (Франция), компания выступала исполнителем контракта от французской стороны. В этом проекте стало понятным, что такое абсолютная конкурентоспособность, агрессивный маркетинг, западное ценообразование, где до 70% стоимости изделия составляют нематериальные активы - бренд и интеллектуальная собственность.

В российских реалиях руководство среднего звена в ВПК (операционный/финансовый, а не стратегический менеджмент) инертно к понятиям брендинг, интеллектуальный, инновационно-инвестиционный актив, технологический маркетинг и PR. Больше времени уходит не на реализацию проекта, а на просвещение руководства среднего звена, доказательства, борьбу с системой, тогда как это очевидные в XXI веке задачи.

Вызов №2

Имея профессиональную подготовку в области международных отношений, глубоко изучая влияние научно-технической революции, перспективных образцов военной техники на внешнеполитический курс России и западных стран, я старалась придать новый вектор коммуникационной стратегии концерна. Каждое мероприятие и каждый месседж концерна на этих мероприятиях должны быть в контексте современных теорий войн, военных стратегий, теории международных отношений, где главным понятием является "баланс сил".

В своих таргетированных пресс-релизах, докладах, концепциях я старалась сделать так, чтобы реклама вооружения, продукции двойного и гражданского назначения отражала динамику научной революции, смену научных парадигм (сетецентризм, "умное оружие", искусственный интеллект, цифровизация, промышленная революция 4.0). Этот подход работает в GR, так как научные парадигмы лежат в основе государственных военных стратегий и государственной идеологии. На них есть запрос государства. Именно это важно в сегменте B2G, а не цветистые пресс-релизы с голословными "лучше - выше - сильнее". Посмотрите на пресс-релизы предприятий - это универсальные бюрократические шаблоны. Замените наименование предприятия и дату основания на любую другую - вас не обвинят в плагиате.

Вызов №3

Сейчас я координатор-руководитель проекта на поставку изделий для Индии. Это тендер, о котором мы впервые услышали, когда уже успешно прошел первый этап. Выиграла датская компания Therma. Она же - наш прямой конкурент по другим проектам, который выигрывает один тендер за другим на ошеломительные суммы и объемы поставок.

Мы ничего не знали о предстоящих тендерах, о требованиях и пожеланиях индийской стороны, о длительном переговорном процессе сторон, к которому ни нас, ни "Рособоронэкспорт" не привлекали. У нас прекрасно работает контрразведка, но отсутствует один из главных бизнес-активов - конкурентная разведка, глубокая аналитика. Невозможно сформулировать уникальное торговое предложение, не зная конкурентов. Мы не оцениваем конкурентов всех весовых категорий, ограничиваясь общими знаниями об американских и европейских монополистах (Northrop Grumman, Raytheon, Thales).

Если я не ошибаюсь, вы – единственная российская женщина за последние семь лет, принимавшая участие в боевых испытаниях индийских кораблей. Расскажите об этом опыте.

В Индии я была 12 раз, работала в подгруппах индийско-российской межправительственной комиссии по военно-техническому сотрудничеству, участвовала в технических переговорах, международных выставках. Одна из самых интересных задач - приемо-сдаточные испытания на индийских кораблях.

Корабли и системы на них проходят 3 вида испытаний: заводские, швартовные, ходовые с применением оружия. Я проходила все виды. Отношение ко мне было великолепное. У Индии корабль женского рода, поэтому женщине, которой выпала честь взойти на борт, даже военные отдают официальное приветствие. У них раздельные каюты: женские и мужские. Создавалось впечатление, что это не корабль, а яхта, нашпигованная вооружением.

Продолжая тему роли женщин в оборонной промышленности. Я навскидку не могу припомнить ни одной женщины-руководителя предприятия в нашей отрасли. Как вы считаете, почему так происходит?

В Минобороны есть женщины – заместители министра. Если говорить о наших контрагентах, малых предприятиях, то там встречаются женщины-руководители. Петровским электромеханическим заводом "Молот", который входит в состав концерна "Гранит-Электрон" и производит составные части для систем вооружения, руководит Ирина Зайцева. В НПП "Техпласт" (металлообрабатывающее производство) - Татьяна Гарусова. Каждый карьерный случай - индивидуален. Однако в крупных концернах, таких как "Гранит-Электрон", "Калашников" (ранее Военное.РФ опубликовало интервью с директором по внешним коммуникациям концерна Софией Ивановой – ред.), занимая руководящую должность, приходится ломать стереотипы и демонстрировать незаурядные способности.

Менее чем за пять лет я прошла все ступени развития – от студентки-специалиста второй категории до руководящей должности с безупречной репутацией. У военных, инженеров и гениев-конструкторов значение имеют пол и компетентность.

Как раз эти мужчины научили меня грамотному технико-экономическому обоснованию своих проектов. Они говорят только по факту: обоснуй, докажи, покажи эффект своего проекта!

Амбициозные специалисты поняли: интересные для себя задачи сверху не спустят, необходимо генерировать идеи снизу и грамотно их обосновывать для первых лиц компании. Сегодня мы предлагаем амбициозные проекты на российском и международном рынках, позволяющие позиционировать наши предприятия в новом информационном пространстве.

Знаете еще почему все меняется? Сейчас, в XXI веке, многие военные предприятия перешли столетний рубеж. Они создавались до русско-японской войны, поэтому мы наблюдаем каскад юбилеев в Санкт-Петербурге и Москве. Руководителям нужно оставить исторический след в виде, например, монографий. А какие у нас сейчас книги? Это литература, которая воздает почести ветеранам. Это в лучшем случае справочник по направлениям деятельности предприятия, чаще - воспоминания сослуживцев, дорогие для родственников ветеранов.

Если вы хотите отметить роль выдающихся людей, благодаря которым компания конкурентоспособна сегодня - нужно рассказывать историю успеха. Книга должна вдохновлять ученых, молодых специалистов и будущих лидеров. Такая литература имеет колоссальный потенциал как инструмент лояльности.

То есть, чтобы писали как про Илона Маска, например?

Да, сейчас это востребовано рынком. Практические советы, руководства, мотивация, вдохновение. А не простое изложение фактов. Вспомните историю успеха крупнейшего в России издательства деловой литературы "Манн, Иванов и Фербер". Они издают максимально полезные книги. "Книги, меняющие жизнь" - их слоган.

Руководство оборонными предприятиями – вопрос дискуссионный. Я ощущаю в отрасли переломный момент, когда технарей постепенно сменяют профессиональные менеджеры. Долгое время по инерции мы жили в условиях планового ВПК, где руководителю приходилось думать только об одном – о повышении обороноспособности страны. Задачи выживать в условиях конкурентного рынка не стояло. И обычно генеральный директор одновременно был и главным конструктором. А сейчас мы видим, как во главе заводов встают люди с экономическим образованием или степенью MBA. Как вы относитесь к этому процессу?

Я принадлежу к числу людей, которые считают, что руководитель оборонного высокотехнологичного предприятия должен владеть техникой, научной интуицией. Хорошо, если это конструктор или визионер. Менеджер преследует краткосрочные цели, а здесь необходимо стратегическое планирование, потому что конструкторские решения, облик военной техники влияют на тактику боя, военную стратегию, которая актуальна, как правило, в течение 5-25 лет, то есть на период жизненного цикла изделия.

Далее, вопрос авторитета в военных компаниях стоит остро, так как большая часть сотрудников - это 60+ и офицеры в отставке. Это внутрикорпоративная армия.

Феномен успеха Илона Маска, который является менеджером и которого многие обвиняли в некомпетентности, состоит в трех факторах, по моему мнению. Во-первых, он визионер, и только потом менеджер. Во-вторых, абсолютное большинство сотрудников в Space X - это молодые специалисты, свободные от армейских уставных отношений и бюрократии. И, наконец, Илон Маск разработал сложнейшую технику за рекордные сроки, продемонстрировав реальные результаты.

Давайте плавно перейдем к теме маркетинга продукции военного назначения. На мой взгляд, есть две причины, почему это направление в России относительно наших зарубежных конкурентов находится в зачаточном состоянии. Первая – большое количество монополистов, исторически не имевших конкурентов на внутреннем рынке. Вторая – минимум вышедших на IPO предприятий. Когда акции компании начинают торговаться на бирже, это подстегивает и стимулирует работу над имиджем и продвижением продукции. Насколько вы согласны с этими утверждениями?

Согласна со вторым утверждением. Мы видим феномен "Ростеха", который планировал к 2018 году выйти на IPO. Они вкладывались в развитие бренда, под руководством Тины Канделаки провели ребрендинг.

По первому тезису не совсем согласна. В СССР создавались дублирующие друг друга предприятия - вспомните конкурентную борьбу Челомея и Королева, Туполева, Мясищева и Микояна. Далее, после распада СССР была создана организация "Росвооружение", которая со временем преобразовалась в "Рособоронэкспорт" - единственного государственного посредника в вопросах экспорта российского военной техники за рубеж. Одна из главных целей создания этой организации - недопущение конкуренции среди российских предприятий на международном рынке.

Но есть еще одна причина того, что маркетинг находится в зачаточном состоянии – юридические ограничения. Статья 26 ФЗ №38 от 13.03.2006 запрещает рекламу продукции военного назначения, за исключением рекламы такой продукции в целях осуществления военно-технического сотрудничества России с иностранными государствами. В федеральном законе от 1998 года (Федеральный закон от 19 июля 1998 г. N 114-ФЗ "О военно-техническом сотрудничестве Российской Федерации с иностранными государствами") говорится, что "приоритетной целью России на международном рынке вооружений является укрепление военно-политических позиций России в различных регионах мира".

Таким образом, на законодательном уровне закреплен главный признак российской системы военно-технического сотрудничества - это военно-политический детерминизм. Фактически, переговорная позиция России состоит в том, чтобы партнеры по ВТС проявили готовность присоединиться к военно-политической коалиции с участием России. В условиях многополярного мира такое партнерство сопряжено с высокими политическими, экономическими и имиджевыми рисками,в том числе для Китая, Индии. Никто не желает открытой конфронтации с США.

Нужно менять эту парадигму, этот закон, отходить от политического детерминизма в торговле оружием. И переходить к экономическому детерминизму.

В 1995 году издана директива Администрации президента США Клинтона, которая определяла приоритетной целью ВТС обеспечение экономических интересов США в международной торговле оружием. К 2000 году американская модель ВТС эволюционировала от приоритета национальной безопасности в направлении экспансии военного экспорта. После теракта 11 сентября 2001 года в США принят закон "О патриотизме", статья 215 расширила полномочия АНБ. Американские и европейские военные компании - производители систем радиоэлектронной разведки и IT-платформ - получили колоссальную административную и финансовую поддержку руководства для их встраивания в глобальные научно-технические, политические, военные связи. К середине 2000-х годов капитализация этих компаний была сопоставима с ВНП отдельных стран. Капитализация IBM в 2015 составила около 140 млрд долларов США.

Какие еще есть принципиальные отличия между российским и западным подходами к экспорту продукции военного назначения?

Еще одно отличие - это новые методы продвижения. На современном этапе финансово-экономической глобализации сетевые субъекты играют беспрецедентную роль в продвижении продукции и в процессе принятия решений. Решения принимаются не в министерстве обороны.

Имеете ввиду политиков или бизнесменов?

Это представители инвестиционно-финансовых холдингов, которые имеют максимально диверсифицированный портфель инвестиций.

То есть это связано с практикой заключения офсетных сделок?

Офсетные сделки с Индией заключаются с традиционными участниками рынка, то есть заводами-изготовителями, в том же сегменте экономики. Например, офсетные условия при поставке СУ-30МКИ - это лицензионное производство техники в Индии с правом реэкспорта в другие страны. Офсетные требования также предусматривают послепродажное обслуживание, трансфер технологий, - все что сейчас актуально в рамках объявленной Нарендрой Моди инициативы "Сделай в Индии". Нарендра Моди максимально либерализовал режим привлечения прямых иностранных инвестиций в традиционно закрытые секторы экономики (оборона, IT, железнодорожная инфраструктура). Появился новый игрок - инвестор. И одним из влиятельнейших инвесторов на рынке вооружений Индии является компания Reliance.

С 1996 до 2012 года в портфеле инвестиций компании Reliance отсутствовали активы в секторе ВПК. Интересы компании были сосредоточены в нефтегазовом секторе, энергетике, химическом производстве. И в 2012 году создается дочерняя компания Reliance Aerospace Technologies во главе с Vivek Lall - экс-сотрудником НАСА, Raytheon, Boeing. В 2013 году индийская компания Reliance подписывает меморандум о взаимопонимании с Boeing на поставку самолетов ДРЛО P8I "Посейдон" для ВМС Индии. С этого момента Reliance становится стратегическим партнером США на индийском рынке вооружений.

Есть же еще фактор того, что сам рынок диктует условия поставок. Существует курс на диверсификацию закупок вооружений.

Кстати, международная выставка Defexpo-2018 в Ченнаи продемонстрировала новый вектор программы "Сделай в Индии". О диверсификации закупок вооружений никто не говорил. Выставка проходила под слоганом "India is emerging defence manufacturing hub". Индия желает стать экспортером вооружений, составив конкуренцию Китаю, России. Требование министерства обороны Индии при сотрудничестве с иностранными партнерами - поставщиками военной техники: приобретать только ту продукцию и только те технологии, которые имеют высокий экспортный потенциал для Индии.

Инициатива премьер-министра Индии "Make in India" имеет несколько измерений, которые корректируются в зависимости от рыночной и политической конъюнктуры.

Диверсификация закупок вооружений - это в большей степени идеология и риторика, то есть упаковка для конъюнктурных соображений. Эти соображения у стран БРИКС практически идентичны. Обратите внимание: в Индии объявлена программа "Сделай в Индии", в России - национальная технологическая инициатива. Цель этих инициатив - либерализация режима привлечения прямых иностранных инвестиций. Это сейчас актуально и для Бразилии, и ЮАР, и Аргентины. Это приход частного капитала в традиционно закрытые и чувствительные отрасли экономики. Государство уступает частным инвесторам. В сущности, это приватизация. Именно это объясняет логику выхода ГК "Ростех" на IPO.

Пока этот процесс больше похож на возрождение министерства оборонной промышленности.

Вам кажется, что это похоже на национализацию и консолидацию. Но нет. Следующий этап – вторая волна приватизации высокотехнологичного сектора. Задача "Ростеха" – повысить собственную капитализацию перед выходом на IPO. Капитализация увеличивается за счет активного брендинга, выпуска технологичной продукции двойного и гражданского назначения, продукции с высоким экспортным потенциалом. "Ростех" позиционирует себя не как оборонная компания, а как высокотехнологичная.

Когда, на ваш взгляд, произойдет IPO "Ростеха"?

График сдвигается вправо. Я думаю, пять лет еще нужно.

До нашей сегодняшней встречи вы упоминали, что международный рынок вооружений – это рынок с асимметричной информацией. Что вы вкладываете в это понятие?

Участники рынка вооружений не владеют достаточной информацией, необходимой для глубокой аналитики и принятия решений.

Данные об оружейных сделках, конечном пользователе, дилерах, комплектации и параметрах систем - это секретная информация. Любая попытка получения такой информации пресекается разведслужбами.

Далее, сегодня я сталкиваюсь с проблемой цифрового неравенства. У меня отсутствует доступ к информации, которая размещается на официальных сайтах компаний-конкурентов из Израиля, Индии (в частности, IAI, Alpha Design). Эти компании устанавливают селективные вирусные программы, атакующие наши ПК, и наши системы защиты автоматически блокируют сайты конкурентов.

Рынок вооружений крайне политизирован и непрозрачен. Торговля оружием - это политика, геополитика, где решающее значение имеют совсекретные сведения, инсайдерская информация. Оперативный количественный и качественный анализ системы ВТС затруднен или невозможен. Это рынок с асимметричной информацией.

В этих случаях возрастает роль экспертных систем поддержки принятия решений, систем анализа больших данных (Big Data).

Как в идеале должно выстраиваться взаимоотношение между оборонными предприятиями и органами госбезопасности, аналитическими агентствами, чтобы это играло на руку нашему экспорту вооружений?

Сегодня есть ФСВТС, которая за серьезные деньги предлагает подключиться к новостной RSS-ленте, чтобы мы знали, какие пресс-релизы публикуют наши контрагенты и конкуренты. Зачем нам это? Необходима упреждающая проактивная маркетинговая политика, основание которой - глубокая аналитика. Помогите организовать сильный аналитический отдел, который даст информацию, кто в каких тендерах участвует, какие группы интересов инициируют тендерные процедуры.

На сайте ФСВТС есть раздел "информация о зарубежных тендерах", но она закрыта, к ней имеют доступ только субъекты внешнеэкономической деятельности. Процедура получения субъекта в нашем случае длилась более четырех лет. В течение этого переходного периода мы не имели доступ к информации о зарубежных тендерах. Мы проиграли в двух тендерах стоимостью сотни миллионов долларов, потому что не были проинформированы о них. Где реальные рабочие инструменты - глубокая аналитика, оперативное информирование, конкурентная разведка? В этих вопросах издание Jane’s демонстрирует большую продуктивность, чем федералы. Будущее – за цифровой аналитикой и "гибридным" сотрудничеством СМИ, аналитическими отделами компаний, которые используют программы анализа больших данных и экспертные системы поддержки принятия решений.

Асимметричная информация присутствует только на рынке военной продукции или в принципе высокотехнологичной?

Я слежу за экономическими документами США. С 1990-х годов произошла переориентация разведки с политических задач на экономические цели, в частности, на сохранение американских компаний-монополий. Во многом это обусловлено тем, что в 1980-х годах Япония ликвидировала монополию США на мировом рынке интегральных микросхем. Благодаря экономическому и промышленному шпионажу Япония получила порядка 70% секретной информации, технической документации, ноу-хау технологических процессов изготовления интегральных схем.

Затраты на проведения НИОКР в самых перспективных отраслях науки (космос, кибер-физические системы, микроэлектроника, материаловедение, биохимия) так велики, что экономически целесообразным является промышленный и экономический шпионаж.

Стоимость инноваций и интеллектуальной собственности США составляет около 45% ВНП, поэтому США – главный объект международного экономического и промышленного шпионажа. Государственные отчеты США содержат следующие цифры: 30% случаев шпионажа связаны с военно-политической повесткой дня, 70% - это попытки получить сведения по перспективным научным разработкам в различных сегментах экономики.

Как ведут конкурентную разведку в США, странах Европы?

Это целая инфраструктура, изучению которых посвящены монографии. У США, Франции, Швеции, Японии практики конкурентной разведки отличаются. Для обеспечения конкурентных преимуществ в тендерных закупках США любят коррупционные скандалы вокруг сделки.

Европа и Азия для обеспечения конкурентных преимуществ сообщают об утечке данных, что свидетельствует об уязвимостях в системах безопасности конкурентов.

Универсальное правило действует для всех – в бизнес-поездках в гостиничных номерах не обсуждать деловые и научно-технические вопросы.

Вы пошли по другому пути и использовали методы Big Data для получения информации о структурах, которые принимают решения по закупкам вооружений. Расскажите об этом подробнее.

Я использовала швейцарскую базу данных с информацией о 25 млн организаций, из них 4 млн – исполнители военных контрактов на международном рынке. Компьютерный анализ взаимодействий выявил устойчивые связи между компаниями.

Индийский, американский и европейский рынки взаимосвязаны через узлы, проводящие военные сделки. При описании патента на эту технологию я дала конкретные рекомендации: обращайтесь к этим узлам, проводите через них сделки и они с 90% вероятностью пройдут, потому что есть прецеденты.

Метод позволяет указывать на компании или конкретных лиц?

На компании и конкретных лиц. В Индии это Мукеш Амбани (председатель совета директоров Reliance Industries Limited – ред.). Вы можете обратиться к нему, защитив свой инвестиционный проект.

Речь идет о создании производств на территории Индии?

Да. Вы описываете, сколько средств нужно для входа на рынок, когда планируете их окупить, какая у вас команда. Как правило, это проекты на 5-10 лет, высокорентабельные производства.

Правильно ли я понимаю, что все узлы вашей сетевой структуры – крупные инвестиционные фонды?

Это многопрофильные холдинги, которые ранее могли даже не держать в своем портфеле военных активов.

В России таким узлом окажется "Ростех"?

Я думаю, АФК "Система". Через "Ростех" можно инициировать сделку. Но, полагаю, сократить цикл продаж позволит АФК "Система".

Помогла ли эта методика продать какие-либо вооружения?

В открытом доступе размещена информация о том, что концерн "Алмаз-Антей" и Reliance Defense Ltd. подписали соглашение стоимостью 6 млрд долларов США.

Вы участвуете в российско-индийском проекте "БраМос". Расскажите, как организуется маркетинг проектов, в которых участвуют несколько государств.

В российских публикациях, на брифингах, в печатной продукции сообщается о совместном индийско-российском предприятии BrahMos Aerospace как беспрецедентном примере стратегического партнерства и успешного трансфера технологий. Мы рекламируем отношения и широту русской души, научно-технологическую щедрость.

В индийских публикациях, пресс-релизах, информационных материалах, продемонстрированных на выставке Defexpo-2018, отсутствует информация о российском участии в проекте. Рекламируются исключительные характеристики лучшей в мире ракеты, произведенной в Индии.

Работая в концерне, я рекламирую BrahMos как бизнес-кейс, а именно: как сотрудничество с Россией и АО "Концерн "Гранит-Электрон" поможет вашей компании стать глобальным брендом с продуктовой линейкой, не имеющей аналогов в мире.

Интересно, потому что нам, как средству массовой информации, представители "БраМоса" кажутся очень открытыми в общении. Не боятся разговаривать с прессой, в отличие от многих российских оборонщиков.

Доброжелательность и кооперационная модель отношений со СМИ – это то, что характеризует глобальные бренды.

Правильно ли я понимаю, что зарубежные заказчики предпочитают закупать продукцию, обкатанную в вооруженных силах страны-экспортера?

Когда мы участвуем в переговорах, одно из главных пожеланий потенциального заказчика – получить подтверждение успешного применения систем в реальных боевых условиях и/или приемки на вооружение в России. Это условие становится актуальным и для продукции двойного и гражданского назначения. Требуются сертификаты о поставках, наработке на отказ и отзывы от paramilitary-служб – непосредственных эксплуатантов этих систем.

В этом плане проект 11356 – уникальный и исключительный, заслуживающий целой монографии (фрегаты проекта "Тальвар" поставлялись ВМС Индии раньше, чем началось строительство аналогичных кораблей для ВМФ России - ред.).

Еще одной преградой экспорту продукции военного назначения российские оборонщики называют долгий цикл согласований для вывоза техники на сравнительные испытания за рубеж. Сталкивались ли вы с подобными проблемами?

У наших потенциальных конкурентов в этом отношении есть преимущество: они имеют представительства во многих странах мира, даже если бизнес там не развит. У них больше военных баз. В 1980-е и 1990-е годы они обращали больше внимания на послепродажное обслуживание и логистику. Мы этим не занимались, поэтому сейчас испытываем проблемы.

Как влияют санкции на маркетинг продукции военного назначения?

Негативно. Стало обязательным согласование контент-плана, пресс-релизов по любому поводу с ФСВТС. Все это занимает время и, как правило, такой информационный продукт не отвечает маркетинговым задачам, не несет пользы. В информационном сообщении, как правило, запрещено указывать тему переговоров, достигнутые договоренности, и все чаще иностранного партнера. Отношения с Россией – это имиджевые и политические риски для потенциальных партнеров.

Сравнивать продукцию конкурентов – возбраняется. Это неэтично. Говорить о подозрительном характере сделки с откровенно слабой и коррумпированной компанией-конкурентом – неэтично и скандально.

При этом альтернативные рабочие инструменты продвижения не предлагаются. Предлагается на переговорах упоминать недобросовестных поставщиков – Францию, которая не поставила России "Мистраль", и США – которые в любой момент могут применить санкции. Только этот инструмент не работает.

Индия находилась под санкциями США с 1998 до 2011 года (из-за испытаний собственного ядерного оружия). В 2011 году США сняли санкции с индийской госкомпании DRDO и ее лабораторий. В этом же году Эштон Картер заявил, что Индия может принять участие в программе разработки перспективного истребителя-бомбардировщика пятого поколения Lockheed Martin F-35 Lightning II. На этот истребитель планировалось устанавливать изделие Block 4. Данное изделие позволяет применять управляемые ядерные бомбы B61-12.

В 2012 году Индия произвела испытательный пуск межконтинентальной баллистической ракеты Agni-V. Масса ядерного боезаряда составила почти 1 тонну. Испытав МБР Agni-V, Индия вошла в элитный клуб держав, обладающих ядерной триадой стратегических вооружений, наряду с США, Россией и Китаем. Разработчиком МБР Agni-V является DRDO.

При этом до сих пор актуальна резолюция СБ ООН № SR/1172 (1998), которая призывает "все государства не допускать экспорта оборудования, материалов или технологий, которые могут каким-либо образом помочь Индии или Пакистану в их программах разработки ядерного оружия".

Упоминая санкции США в отношении Индии, нам легко могут парировать – США помогли нам стать ядерной державой.

Давайте поговорим про санкции в отношении поставщика вооружений. Если Россия сейчас открыто начнет работать с какой-то коммерческой структурой за рубежом, то последняя рискует также попасть под санкции.

Поставка C-400 в Индию под угрозой из-за санкций. Санкции, безусловно, носят экономический характер. Их задача – избавиться от конкурента на прибыльном рынке вооружений.

С-400 – это тип вооружений, который меняет геополитическую расстановку сил в регионе, поэтому поставка и санкции в этом контексте – это вопрос военно-политический, который необходимо решать с субрегиональными державами, приграничными государствами. Это многоуровневый переговорный процесс с множеством заинтересованных лиц, группировками и лобби. Это не маркетинг.

Как вы оцениваете сотрудничество с "Рособоронэкспортом" по продвижению вашей продукции на внешние рынки?

В нашей отрасли не внедрена система KPI. "Рособоронэкспорт" решает операционные задачи по заключенным контрактам: парафирование и подписание контрактов, разрешительная документация и лицензии, отгрузочная документация, страхование. Из-за высокой загруженности операционкой "Рособоронэкспорт" делегировал часть этих функций нам, субъектам внешнеэкономической деятельности, но только в части ЗИП и послепродажного обслуживания.

Самым эффективным продвижением техники занимается президент в ручном режиме и армия, которая демонстрирует системы в боевых условиях.

Возвращая нашу беседу на внутренний рынок, я хотел бы обсудить наиболее дискуссионный вопрос маркетинговой политики крупных концернов. В каких пределах дочерние предприятия могут проявлять автономность в продвижении продукции?

Наш концерн объединяет в себе очень сильные предприятия, которые, что важно, производят конечный продукт. Например, компания "Равенство", которая входит в ТОП-5 мировых производителей роботизированных медицинских комплексов для лечения онкологических заболеваний. "Равенство" создает новый сегмент рынка в России – кибермедицину. Но политика интегрированных структур такова, что все должно быть под общим брендом "Гранит-Электрон".

А если говорить о более локальных вопросах, которые "болят" у предприятий, но которыми никому не интересно заниматься в концернах и корпорациях?

Отсутствует правильная и справедливая система мотивации персонала. В коммерческих компаниях, если PR-специалист опубликовал статью в Forbes, активно продвигает продукцию, он получает процент с заказа. Процент с заказа оговаривается сразу. Специалистам в виде премий выдают акции. В нашей отрасли этого нет.

Давайте вернемся к теме военных выставок. Зачем нашим предприятиям, которые не владеют навыками конкурентной разведки, участвовать в них?

Участвовать в конференциях, активно формировать повестку дня. Выступать в качестве спикеров с визионерскими докладами для обучения и формирования спроса у министерства обороны, разработчиков на "правильную" продукцию.

То есть создаем не продукцию, а ценность?

Верно, социально значимую ценность в контексте научно-технического прогресса, а не просто обороноспособности страны.

Получается переупаковка смысла.

Да.

Это как раз то, о чем мы говорили во время интервью с Софией Ивановой из концерна "Калашников". По выставкам есть еще один вопрос. На таких мероприятиях организаторы обычно выпускают свой журнал, который раздают при входе. Был ли у вас опыт публикации в такой прессе и какой отмечали эффект?

Я борюсь с этим на предприятии. Это нужно для скучающих людей, которые всю выставку сидят на стенде, ничего не делают и просто листают этот журнал. Бессмысленная трата денег.

Это касается только российской практики или за рубежом то же самое?

Одинаково. Я не видела ни одного лица, принимающего решения, который бы это читал.

А какие журналы эффективны? Если российское предприятие обратится в тот же Jane’s, они опубликуют рекламу?

Я знаю, что Jane’s у нас собирал информацию для своего справочника. У них качественная информация, но она необходима скорее для конструкторов, которые при проектировании своей техники смотрят на типичные проекты. Энциклопедия хороша для статуса. Но публиковаться нужно в таких СМИ, которые представлены в цифровой среде, имеют несколько информационных каналов продвижения для целевой аудитории на разных языках, имеют высокие рейтинги цитирования. Это те СМИ, которые формируют общественную повестку дня. СМИ, которые повышают информированность. Реклама должна быть грамотно вплетена в качественный информационный продукт – аналитическую статью, рейтинги, сравнительный анализ с конкурентами и так далее.

Давайте приведем примеры таких изданий в России.

Мне нравится Mil.Press, я этого не скрываю. Также это "Новый оборонный заказ", Forbes, РБК, "Российская газета".

А за рубежом?

Bloomberg.

Российским оборонным предприятиям реально попасть на страницы Bloomberg?

Не оборонные предприятия попадают за счет качественного контента.

Часть из того, что вы назвали выше – это хорошая деловая пресса. То есть мы можем говорить, что ее читают не только гражданские бизнесмены, но и представители оборонной отрасли?

Везде есть категории "Технологии", "Будущее", "Космос". У Bloomberg хорошая цитируемость, поэтому можно через них попасть в другие информационные издательства.

Как вы считаете, станут ли в оборонной отрасли востребованы современные digital-форматы продвижения? К примеру, мы предлагаем предприятиям съемки 3D-туров, благодаря которым можно удаленно показать заказчикам свое производство или пригласить виртуально заглянуть в кабину самолета. Пока наши партнеры относятся к этому жанру с осторожностью.

Может прозвучит странно, но наш министр культуры Мединский совершил огромный прорыв в области потребления искусства. Искусство стало массовым. Быть интеллектуальным стало модным. Благодаря 3D-турам, шоу, блокбастерам в области искусства в музеи стоят очереди. Нам нужно ориентироваться на сложные проекты в fashion-, арт-, lux-auto-индустрии, Необходимо внедрять их опыт в оборонку и делать ее искусством. Тот же фильм "Крым" или "Агент 007" можно критиковать по разным причинам, но посмотрите, как они рекламируют технику! Минобороны и наши компании должны вписываться в арт-проекты, чтобы делать шоу при участии СМИ. Успех форума "Армия" состоит в том, что это шоу.

Если говорить о высокотехнологичных и IT-компаниях, то там много элементов продвижения завязано на личный бренд руководителя. Тот же Илон Маск, Олег Тиньков в России. Нужно ли оборонному предприятию развивать не только корпоративный, но и личный бренд?

Все строится на личном бренде. Я считаю, что пиар организации невозможен без PR ее экспертов.

Беседовал Сергей Сочеванов

Россия. СЗФО > Судостроение, машиностроение. СМИ, ИТ. Армия, полиция > flotprom.ru, 26 апреля 2018 > № 2586323 Александра Клименко


Россия > Экология > mnr.gov.ru, 26 апреля 2018 > № 2585999

Грунт со дна водных объектов будут использовать для предотвращения паводков

Подготовленные Минприроды России изменения в Водный кодекс РФ одобрены по итогам заседания Правительства РФ 26 апреля 2018 г.

О целях и основных положениях законопроекта на заседании доложил глава Минприроды России Сергей Донской.

В соответствии с законопроектом Правительство РФ предлагается наделить полномочием по установлению порядка использования извлеченного грунта по аналогии с нормами Федерального закона «О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации». Тем самым будет урегулирован вопрос использования для предотвращения негативного воздействия вод донного грунта, попутно извлеченного при осуществлении, например, дноуглубительных работ.

Проект федерального закона «О внесении изменений в статью 521 Водного кодекса Российской Федерации» направлен на установление возможности использования донного грунта в целях создания и содержания в надлежащем состоянии внутренних водных путей РФ, поддержания необходимого санитарного состояния водных объектов.

По словам С.Донского, изменения позволят решить проблему использования донного грунта, зачастую имеющего характеристики нерудных полезных ископаемых, извлеченного при проведении работ, связанных с изменением дна и берегов водных объектов.

Представленный к рассмотрению проект федерального закона подготовлен во исполнение поручения Председателя Правительства РФ Дмитрия Медведева по итогам состоявшегося в августе 2017 г. совещания в г. Волгоград.

Кроме того, предлагаемые изменения в Водный кодекс в дальнейшем будут способствовать увеличению общей протяженности участков расчистки русел рек, восстановлению экосистем водных объектов и пропускной способности и, как следствие, повышению безопасности судоходства.

Россия > Экология > mnr.gov.ru, 26 апреля 2018 > № 2585999


Китай. Словения > Авиапром, автопром > chinapro.ru, 26 апреля 2018 > № 2585869

Словенский производитель ультралегких самолетов Pipistrel построит в восточно-китайской провинции Цзянсу свою производственную базу. Инвестиции на эти цели запланированы в объеме 5 млрд юаней ($800 млн).

Проектом предусматривается строительство производственной линии, аэропорта, школы авиационной подготовки, выставочного и логистического центров. Все это будет создано на базе авиапромышленного парка города Цзюйжун к 2024 г.

Производственная мощность нового завода составит 300 самолетов с электрической и гибридной силовой установкой ежегодно.

Компания Pipistrel была создана в 1989 г. Четыре модели самолетов этого предприятия уже прошли квалификацию Китайского управления гражданской авиации.

Напомним, что В ближайшие 20 лет Поднебесная станет крупнейшим рынком гражданской авиации. К 2034 г. спрос на самолеты в Китае достигнет 6020 единиц. Их суммарная стоимость составит $870 млрд. По количеству сданных в эксплуатацию самолетов и рыночной стоимости Китай займет более 16% мирового рынка.

Китай. Словения > Авиапром, автопром > chinapro.ru, 26 апреля 2018 > № 2585869


Россия > Медицина > chemrar.ru, 26 апреля 2018 > № 2585849

В России начнут производить сильнейший наркотический анальгетик — первое целиком отечественное обезболивающие для паллиативных больных

В России начнут выпускать один из сильнейших опиоидных анальгетиков из собственного сырья. Для этого Минздрав подготовил документы о расширении государственных квот на производство средства Ремифентанил. Препарат по силе значительно превосходит морфин и позволит облегчить страдания паллиативным больным.

Первые 10 тыс. флаконов планируется выпустить на рынок в 2022 году. Пока что обезболивающие ввозят из-за границы или делают из импортного сырья, и страна зависима от зарубежных поставок.

Минздрав разработал проект постановления правительства (есть в распоряжении «Известий») о расширении государственных квот на производство наркотического обезболивающего средства Ремифентанил. Документ предлагает внесение изменений в раздел «Наркотические средства» приложения к постановлению правительства «Об утверждении государственных квот, в пределах которых ежегодно осуществляются производство, хранение и ввоз (вывоз) наркотических средств и психотропных веществ». Раньше такого вещества было разрешено использовать не более 1,1 г в год, теперь предполагается расширить допустимое количество до 500 г.

«Предлагаемая государственная квота на Ремифентанил определена в соответствии с расчетами, представленными ФГУП «Московский эндокринный завод» (МЭЗ)», — указано в пояснительной записке к документу.

МЭЗ — государственное предприятие, которое занимается производством наркосодержащих препаратов. Представители МЭЗ подтвердили, что на заводе уже приступили к разработке жидкой формы Ремифентанила. Выход препарата на фармацевтический рынок запланирован на 2022 год. Первая партия инъекций для внутривенного введения может составить 10 тыс. флаконов.

— Внедрение данной лекарственной формы необходимо для дальнейшего использования в общей анестезии. Ремифентанил является синтетическим опиоидным анальгетиком, значительно превосходящим морфин. Предлагаемой квоты в 500 г достаточно для разработки состава и технологии производства препарата, получения и наработки образцов, а также выпуска промышленных серий для процедуры государственной регистрации, — отметили в Минздраве.

В ведомстве не смогли ответить, скольким гражданам РФ могут понадобиться наркотические медикаменты. Главный внештатный специалист Минздрава по паллиативной помощи Диана Невзорова пояснила «Известиям», что в первую очередь такие препараты нужны онкологическим больным и пациентам, нуждающимся в паллиативной помощи. Ее оказывают людям с заболеваниями в тех стадиях, когда исчерпаны возможности радикального лечения. Таким пациентам необходимо облегчить состояние с помощью обезболивающих. Только паллиативных больных в России порядка 700–800 тыс. человек.

Пока что пациенты, нуждающиеся в сильном обезболивании, в основном принимают импортные наркотические лекарственные препараты или же отечественные, но с действующим веществом зарубежного производства, рассказал директор по развитию фармацевтической компании RNC Pharma Николай Беспалов. В 2017 году в страну импортировали таких субстанций на 61 млн рублей. Также в страну ввезли 1,9 млн упаковок готовых импортных лекарств на 623,9 млн рублей, добавил он.

Как рассказала основной эксперт Минздрава по этому вопросу Елена Неволина, проект о расширении квоты на Ремифентанил предложен в рамках «дорожной карты» «Повышение доступности наркотических средств и психотропных веществ для использования в медицинских целях». Она пояснила: в России стремятся к тому, чтобы выписывать наркотические лекарства при необходимости, так же как и в развитых зарубежных странах.

Если пациенту нужна специализированная помощь с использованием наркотических лечебных препаратов, врач может выписать такие лекарства в соответствии с законом «О наркотических средствах и психотропных веществах». Однако, как отметила Елена Неволина, медики порой опасаются назначать эту категорию лекарственных средств, потому что в России еще недостаточно распространена такая практика.

Россия > Медицина > chemrar.ru, 26 апреля 2018 > № 2585849


Китай > Миграция, виза, туризм. Образование, наука > chinapro.ru, 26 апреля 2018 > № 2585845

В 2017 г. объем рынка образовательного туризма Китая превысил 20 млрд юаней ($3,17 млрд). В прошлом году к услугам образовательного туризма в КНР прибегли 860 000 человек. Таковы официальные данные.

Как ожидается, в 2018 г. данный вид туризма в Поднебесной привлечет 1,05 млн человек. Государственные и частные школы страны занимают 70% этого рынка.

До 57% туристов платят за услуги образовательного туризма в КНР 30 000-50 000 юаней, более 20% клиентов – 20 000-30 000 юаней, 16,4% – не более 20 000 юаней. Лишь 6,3% туристов смогли заплатить более 50 тысяч юаней.

Напомним, что в 2017 г. граждане Китая совершили 130,51 млн туристических поездок за рубеж. Это на 7% больше, чем в 2016 г. В прошлом году объем внутреннего туризма в КНР составил 5 млрд человек. Данный показатель вырос на 12,8% в годовом сопоставлении. Объем въездного и выездного туризма в стране за 2017 г. достиг 270 млн человек с приростом на 3,7%. В частности, въездной туризм увеличился на 0,8% в годовом сопоставлении и достиг 139,48 млн человек.

По итогам прошлого года, доходы Поднебесной от туризма составили 5,4 трлн юаней ($860 млрд). Это на 15,1% больше, чем годом ранее.

По предварительным подсчетам, на долю индустрии туризма приходится 11,04% от общего объема внутреннего валового продукта (ВВП) страны. В туризме и связанных с ним сферах заняты в общей сложности 79,9 млн китайских граждан. На долю этого показателя приходится 10,28% от общей численности занятого населения Китая.

Китай > Миграция, виза, туризм. Образование, наука > chinapro.ru, 26 апреля 2018 > № 2585845


Россия > Недвижимость, строительство > minstroyrf.ru, 26 апреля 2018 > № 2585774 Никита Стасишин

Интервью замминистра Никиты Стасишина: об ипотеке и долевом строительстве 

Граждане должны видеть, из-за чего власти региона решили сдать дом с опозданием

ЕСЛИ ОСНОВАНИЯ НЕУБЕДИТЕЛЬНЫ, ТО ГРОШ ЦЕНА ТАКОЙ ВЛАСТИ

Основной механизм приобретения жилья в России – ипотека. Первоначальный взнос, как правило, составляет около трети всей суммы кредита, а просроченная задолженность низка и продолжает снижаться. Тем обиднее людям, которые копили и потом исправно платят кредит, но квартиры не получили из-за недобросовестности застройщика. О том, что нужно сделать, чтобы проблема обманутых дольщиков навсегда ушла в прошлое, порталу "Интерфакс-Недвижимость" рассказал заместитель министра строительства и ЖКХ России Никита Стасишин.

Обманутые дольщики: сколько их у нас?

Мы считаем, что необходимо вести учет не по реестру пострадавших граждан, а по количеству объектов, поскольку реестр носит заявительный характер. В прошлом году были утверждены региональные "дорожные карты" решения проблем обманутых дольщиков. И вот по ним, по состоянию на 1 января, к проблемным относятся 836 объектов. Это 1101 дом. Поясню, объект – это не один дом, а количество выданных разрешений на строительство. Где-то субъекты выдают на каждый дом разрешение, где-то – в рамках проекта планировки территории. Мы в Минстрое считаем, что подсчет граждан на основании реестра не вполне корректен. Сегодня в нем чуть более 30 тыс. человек. При этом мы понимаем, сколько в этих 836 проблемных объектах зарегистрировано договоров долевого участия (ДДУ), то есть, каково максимальное число пострадавших людей может быть в этих домах. Это около 81 тыс. договоров.

Как Минстрой следит за работой регионов с обманутыми дольщиками?

Мы еженедельно проводим селекторные совещания с регионами, где рассматриваем дорожные карты решения проблем дольщиков. Их создание в конце прошлого года позволило нам взять под контроль реальный ход восстановления прав граждан. Мы также оцениваем активность инициативных групп в соцсетях, обращения граждан в Минстрой. Работаем со всем объемом информации: не только от чиновников, региональных властей, но и от граждан. Они знают мои телефоны, "Твиттер", Фейсбук, ходят на личные приемы. Подчас наше общение с дольщиками, увы, намного ближе, чем общение с ними региональных властей. Мы сейчас кардинально меняем этот вектор в сторону местных чиновников. Также в дорожных картах есть конкретные сроки, конкретные меры и этапы реализации. Если они не выдерживаются, то они должны корректироваться.

Почему не соблюдаются заявленные сроки?

До 15 апреля мы собирали скорректированные планы от регионов с новыми сроками и обновленными перечнями объектов. Это будет новый предмет для обсуждения. Дело в том, что многие субъекты не хотели показывать нам реальную картину, и мы выявили новые проблемные объекты, не отображенные в "дорожных картах". Такие объекты будут дополнительно проверены региональными отделениями партии "Единая Россия", и по результатам проверки перечень проблемных объектов может быть расширен. Нам необходимо, чтобы регионы начали понимать свою ответственность. И теперь, например, если в планах-графиках сроки решения проблем дольщиков сдвинуты вправо, регионы должны объяснить, с чем это связано. Эти обоснования мы будем, не стесняясь, размещать в интернете. Чтобы граждане видели, из-за чего министр строительства конкретного региона решил сдать дом позже, чем собирался. Что он сделал, или, наоборот, не сделал, чтобы решить эту проблему.

Насколько вескими бывают основания для переноса сроков?

Скоро увидим. Мы сейчас это проанализируем после изучения скорректированных графиков, и поделимся информацией. Вообще же мы добавили требование обосновать причины переноса сроков не только для того, чтобы понять, насколько вескими могут быть эти самые причины. Но и для того, чтобы регионы дисциплинировались и не переносили сроки. Если обоснования будут неубедительными, в духе "так получилось, извините", то грош цена такой власти, ответственной за решение этих проблем. По таким случаям мы будем готовить доклады в правительство.

А в целом насколько ответственны регионы по отношению к дольщикам?

С учетом того, что на эту проблему очень пристальное внимание обращает президент Владимир Путин, и что эта тема постоянно обсуждается у первого вице-премьера Игоря Шувалова, а министр Михаил Мень регулярно докладывает о ситуации на более высокие уровни, то, конечно, отношение меняется. Большинство проблем сложилось оттого, что в регионах кто-то на что-то закрывал глаза, недостаточно контролировал или просто не обращал должного внимания. При этом наши граждане были не настолько подкованы юридически, чтобы оценить ситуацию. Они думали: вот мы зарегистрировали ДДУ, оформили страховку, все нормально. А страхование тем временем не заработало.

Почему страхование не заработало?

Почти по каждому проблемному объекту есть факт мошенничества, вывода средств или еще что-то. Возбуждается уголовное дело, а это уже значит, что страхового случая не будет, и компенсацию никто не выплатит. Или, например, были факты, когда страховые полисы прикладывались к регистрационным документам, но не оплачивались застройщиком. И такие компании уже обанкротились.

В прошлом году был создан Фонд защиты прав дольщиков. Прошло полгода с момента его основания. Как вы оцениваете его работу?

Фонд эффективно работает. Минстрой совместно с Дом.рф (ранее АИЖК – ИФ) запустили информационную систему, где проблемные объекты видны, как на ладони. На сайте Минстроя мы открыли единое окно подачи проектных деклараций. Это идет в одной связке с выдачей заключения о соответствии застройщика (ЗОС) на привлечение средств граждан, с фактом регистрации ДДУ в Росреестре. Сейчас мы максимально обезопасили дольщиков от мошеннических схем. Того, что было раньше, точно быть уже не может. Так что фонд работает как часы, с минимальным количеством сотрудников и с применением новейших информационных технологий.

Что касается тарифа, то, когда мы в прошлом году его устанавливали, отталкивались от среднего тарифа страховых компаний. Он равнялся 1,2% (от цены ДДУ – ИФ). Конечно, его нужно корректировать, это все обсуждается. Нам необходимо, чтобы жилье оставалось при этом доступным, а объемы строительства увеличивались. К 2024 году мы должны выйти на ввод 120 млн кв.м жилья. Это реальная, но очень амбициозная задача, которую поставил президент.

А какие есть механизмы достройки проблемных объектов?

Пошел третий год санации кампании СУ-155, мы на этой истории набили очень много шишек, но в то же время наработали большой опыт достройки объектов в процедуре банкротства. Что такое спецсчета, как формировать объекты незавершенного строительства, как правильно сформировать реестр и войти в процедуру конкурсного производства – все теперь отработано. С 1 января этого года мы ввели новый порядок: если есть хоть один обманутый дольщик и начата процедура банкротства, то сразу объект уходит в конкурсную массу. Появляется спецсчет, объект незавершенного строительства можно "достать" из конкурсной массы, сформировать реестр пострадавших граждан. На заседании комиссии Минстроя, которую я возглавляю, мы рассматриваем заявки застройщиков, желающих достроить дом или жилой комплекс. Как правило, нам приходят ходатайства от регионов с просьбой передать объект через суд другому застройщику, очистив его от иных кредиторов кроме дольщиков.

Добавьте к этому масштабные инвестиционные проекты с компенсацией земельных участков. Где-то регионы выделяют деньги на строительство инженерной, транспортной, социальной инфраструктуры. Где-то незавершенные объекты достраиваются за бюджетные деньги, как это будет сейчас в Москве. Все эти меры согласуются с нашей ведомственной комиссией. Какой именно способ будет выбран, зависит от экономики проекта, от возможности увеличения технико-экономических показателей проекта, от цены квадратного метра в том или ином субъекте.

На горизонте переход к проектному финансированию. Какие вопросы остаются?

Проектное финансирование не исключает долевого строительства: оно должно остаться, просто механизм привлечения денег граждан должен стать цивилизованным, с участием банка, чтобы снять риски с покупателя. Конечно, идет обсуждение, можно ли полностью снять риск, учитывая, что гражданин покупает квартиру на этапе строительства и со значительной скидкой, но это другой разговор.

Что касается перехода в цивилизованную плоскость: мы постепенно меняем законодательство. С 1 июля этого года планируем ввести банковское сопровождение, которое станет "первой ласточкой" очищения компаний. Это системные решения, позволяющее уйти от так называемого котлового метода привлечения средств застройщиком через техзаказчиков, и максимально обезопасить использование средств граждан. Чтобы на них не покупались газеты, заводы и пароходы. Я говорю даже не о краже денег, а просто о непрофильном, не относящемся к жилищному строительству использованию средств. Можно, конечно, тратить деньги на детские сады и школы, но это должно происходить внутри проекта, на который привлекаются средства дольщиков.

Первая задача, требующая решения при переходе к проектному финансированию: готовность инфраструктуры банков участвовать в таком объеме привлечения средств, а это от 1,4 до 1,7 трлн рублей ежегодно. И этот показатель будет только расти с учетом повышения доступности ипотеки.

Второе — цена вопроса, под какой процент банки будут готовы кредитовать застройщиков. Мы не можем допустить, чтобы это сильно повлияло на стоимость жилья, и оно стало недоступным. Третье. Нужно понять, какие сроки будут определены для принятия решения по конкретным проектам. Наконец, самое главное — механизм действия. Мы планово над этим работаем, у нас есть три года на то, чтобы подготовить инфраструктуру банков.

Мы уже коснулись темы доступности ипотеки, которая, безусловно, растет в последнее время. Обычно в связи с этим часто вспоминают об "ипотечном пузыре". Он может появиться?

В кризисное время 2014-2015 годов у нас была программа по субсидированию ставок ипотеки, и она была очень эффективной. Нам часто предлагали подумать о субсидировании не процентов, а первоначального взноса, но мы этого не сделали и не будем делать. Сегодня покупательская и платежная дисциплина ипотечного заемщика значительно выше, чем у обладателей других видов кредитов. Просрочка невысокая, а средний первоначальный взнос составляет 30-34%. Это означает, что появление "ипотечного пузыря", который был в США, связано не с объемом выдачи ипотеки, а с подходами к андеррайтингу и оценке рисков. Даже если риск оценивался грамотно, люди уходили от первоначального взноса. А первоначальный взнос – это накопления семьи, которые они боятся потерять, иначе они не могут в полной мере оценить ответственность за решение взять ипотеку. Это очень важно. У нас ипотечная система в принципе работает по-другому и достаточно жесткий андеррайтинг. Например, мы не поддерживаем субсидирование первоначального взноса. Потому что человек, который берет ипотеку, должен понимать, на что он будет ее содержать, сколько он готов вложить. Это как с рождением ребенка — нужно все просчитывать и планировать. В США не планировали – в итоге получилось, что получилось.

Тем не менее, и у нас есть заемщики, попавшие действительно в трудную ситуацию. В том числе, люди, бравшие ипотеку в иностранной валюте. Как помогают им?

У нас действует комиссия по принятию решений о выделении помощи заемщикам, оказавшимся в сложной финансовой ситуации. По состоянию на 10 апреля мы рассмотрели 3290 заявок. Уже сейчас помощь получили свыше 1116 семей, а по более чем 813 заявкам приняты положительные решения и в ближайшее время ожидается оформление банками со своими заемщиками необходимых документов. Таким образом, общее количество ипотечных заемщиков – участников обновленной программы помощи может составить до 2 тыс. человек, из которых около половины составят граждане, которые ранее оформили ипотечные кредиты в иностранной валюте.

В какой перспективе возможно достижение ставки в 7%, о которой говорил президент?

Уже сейчас для некоторых категорий граждан ставка составляет 6% — речь идет о семьях с двумя и более детьми. В целом же все зависит от позиции Центробанка и от ключевой ставки. Мы надеемся, что сейчас выйдут новые указы, там будет пункт об ипотечной ставке, и это станет национальным приоритетом в области развития жилищной политики. Еще одна тенденция, которая напрямую связана с ростом доступности ипотеки – люди стали покупать квартиры большей площади. Это значит, что наша экономика все же оздоравливается, а развитие жилищного строительства – прививка от различных экономических заболеваний.

Россия > Недвижимость, строительство > minstroyrf.ru, 26 апреля 2018 > № 2585774 Никита Стасишин


Иран. Индия. Азербайджан. РФ > Транспорт. Авиапром, автопром > iran.ru, 26 апреля 2018 > № 2585371

По международному транспортному коридору Север-Юг пройдет авторалли

Водители из Ирана, Индии, России и Азербайджана примут участие в Международном автопробеге Дружбы по транспортному коридору Север-Юг, чтобы содействовать продвижению коридора в своих странах, а также в мире, рассказал директор Бюро международных коридоров, связанного с Министерством дорог и городского развития Ирана.

"Ралли, предложенное Индией, должно быть начатов Бендер-Аббасе 29 апреля. Маршрут из Бендер-Аббаса в Санкт-Петербург и обратно из Санкт-Петербурга в Чабахар охватывает 5000 километров и 5500 километров, соответственно", - рассказал Амин Тараффо, сообщает Financial Tribune.

Чиновник добавил, что участники проедут через Шираз, Исфахан, Тегеран, Казвин, Решт до порта Астара на иранской территории и по маршруту далее. Гонщики поедут через Астару, Решт, Тегеран, Йезд, Керман, Систан-Белуджистан и Чабахар на обратном пути по Ирану.

"Мероприятие было организовано совместно Федерацией грузовых экспедиторов Индии и спортивным клубом "Kalinga Motor". Иранскими органами, участвующими в организации гонки, являются министерства иностранных дел и дорожного хозяйства, Федерация мотоциклов и автомобилей и Таможенное управление Исламской Республики Иран".

В этом ралли, которое займет около месяца, будут соревноваться 18 автомобилей. Иран, Россия и Азербайджан планируют представить по одному автомобилю, а остальные 15 автомобилей будут принадлежать индийским командам. Конкуренты - профессиональные гонщики.

Тараффо отметил, что это мероприятие может послужить прелюдией к форуму министров стран-участников Международного транспортного коридора Север-Юг (INSTC), который планируется провести в конце сентября в Тегеране.

Проект INSTC, по словам Тараффо, имеет трех первоначальных основателей, а именно Индию, Иран и Россию. Контракт на осуществление этого проекта был подписан этими странами в мае 2002 года.

Сегодня, кроме основных государств-членов и Болгарии в качестве члена-наблюдателя в состав INSTC также входят Турция, Азербайджан, Казахстан, Армения, Беларусь, Таджикистан, Кыргызстан, Оман, Украина и Сирия.

INSTC является основным транзитным маршрутом, предназначенным для облегчения транспортировки грузов из Мумбаи в Индии до Хельсинки в Финляндии, используя иранские порты и железные дороги, которые Исламская Республика планирует соединить с Азербайджаном и Россией.

Коридор соединит Иран с российскими Балтийскими портами и предоставит России железнодорожное сообщение как с Персидским заливом, так и с индийской железнодорожной сетью.

Это означает, что товары могут быть перевезены из Мумбаи в иранский порт Бендер-Аббас и далее в Баку. Затем они могут пересечь российскую границу и прибыть в Астрахань, прежде чем отправиться в Москву и Санкт-Петербург, прежде чем въехать в Европу.

INSTC существенно сократит время в пути для всех товаров.

Мультимодальный маршрут, по оценкам, сократить время и стоимость перевозки грузов между Индией и Европой с 40 до 15 дней. Коридор имеет потенциал привлечь до 10 млн. тонн торговли между Индией и Европой.

Ожидается, что после завершения строительства, INSTC увеличит объем торговли товарами между Ираном и Азербайджаном с 600 000 тонн до 5 миллионов тонн в год, резко увеличив двустороннюю торговлю с нынешних 500 миллионов долларов в год.

Иран. Индия. Азербайджан. РФ > Транспорт. Авиапром, автопром > iran.ru, 26 апреля 2018 > № 2585371


Иран > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 26 апреля 2018 > № 2585370

Иран обнаружил большое количество запасов сланцевой нефти в Оманском заливе

Исследовательский институт нефтяной промышленности Ирана (RIPI) обнаружил большое количество запасов сланцевой нефти в Оманском заливе, рассказал глава RIPI.

"Знаменательное открытие нефтяных и газовых месторождений в регионе, проведенное в сотрудничестве с разведочным управлением Национальной иранской нефтяной компании, является крупным прорывом, достигнутым благодаря использованию отечественных передовых баз данных и геологических изысканий", - заявил Джафар Тофики, сообщает Financial Tribune в среду.

По словам чиновника, второй этап обширных исследований проводился для выявления большего количества нетрадиционных нефтяных резервуаров не только в Оманском заливе, но и в провинции Лурестан в западном Иране.

"Однако изобилие традиционных ресурсов страны означает, что разведка сланцев вряд ли сможет выйти за рамки разведки и идентификации без каких-либо планов производства", - сказал Тофики.

Это подтверждается тем фактом, что добыча обычной нефти в Персидском заливе обходится Ирану почти в 25 долларов США за баррель против 40-80 долларов США за сланцевую нефть.

Сообщается, что запасы сланцевой нефти уже подтверждены в иранском регионе гор Загрос и близ Алигударза в Лурестане.

В июле 2015 года IRNA процитировала неназванный источник, заявив, что предварительные исследования обнаружили три или четыре сланцевых бассейна вблизи города Керман и в провинции Семнан.

По словам чиновников разведочного отдела, запасы сланцевого газа также были обнаружены в провинции Лурестан недалеко от гор Загрос.

"Разведка в настоящее время проводится в четыре этапа, однако Ирану не нужно будет переходить к своим сланцевым месторождениям из-за более высоких затрат", - сказал Тофики.

Иран > Нефть, газ, уголь > iran.ru, 26 апреля 2018 > № 2585370


Иран > Легпром > iran.ru, 26 апреля 2018 > № 2585365

Из Ирана было экспортировано 5400 тонн ковров ручной работы за год

В прошлом 1396 иранском финансовом году (закончившемся 20 марта 2018 года) из Ирана было экспортировано 5400 тонн персидских ковров ручной работы на сумму 424 млн. долларов США, что на 18,11 % больше по сравнению с предыдущим годом.

Об этом гласят статистические данные Таможенной администрации Исламской Республики Иран.

Персидские ковры ручной работы экспортируются примерно в 80 стран. Традиционными покупателями иранских ковров являются США, Германия, Италия, Великобритания, Швейцария, Ливан, ОАЭ, Кувейт, Катар и Япония.

Председатель Национального центра ковровых покрытий Ирана Хамид Каргар сказал, что в последние годы появились новые клиенты, а именно Китай, Россия, Южная Африка и некоторые страны Латинской Америки, сообщает IRNA.

По словам Каргара, в Иране ежегодно ткут более 3 миллионов квадратных метров ковров ручной работы, две трети которых экспортируются, а остальные поставляются на внутренний рынок.

Иран > Легпром > iran.ru, 26 апреля 2018 > № 2585365


Иран. Китай > Металлургия, горнодобыча > iran.ru, 26 апреля 2018 > № 2585364

В Иране скоро запустят новый алюминиевый завод "Salco"

Иран находится на пути к запуску нового алюминиевого завода в начале следующего года, который увеличит производство алюминия в стране на 70%, сделав ее самодостаточной в этом виде металла.

"На заводе "South Aluminum Corp" [Salco] ведется строительство цехов для производства 300 000 тонн алюминия в год на первом этапе", - рассказал заместитель министра промышленности, горнодобывающей промышленности и торговли Ирана Мехди Карбасян на конференции "CRU Aluminium" в Лондоне во вторник.

Карбасян также является председателем государственной Иранской организации развития и реновации шахт и горнорудной промышленности (IMIDRO), которой принадлежит 49 % завода "Salco". Иранская инвестиционная компания "Ghadir" владеет 51%, сообщает Reuters.

"В то время как Иран в настоящее время производит около 400 000 тонн алюминия в год, потребление составляет около 600 000 - 700 000 тонн", - сказал Амир Мирчи, управляющий директор канадской консалтинговой компании "Auryce", которая консультирует "Salco".

"Salco" строится в специальной экономической зоне Ламерд на юге Ирана вблизи Персидского залива, где также строится глубоководный порт.

Объект стоимостью $ 1,2 миллиарда строится китайской компанией "Nonferrous Metal Industry’s Foreign Engineering & Construction Company" (NFC).

"Завод "Salco" первоначально должен был стать совместным предприятием с канадской фирмой "Alcan", в настоящее время принадлежащей "Rio Tinto", которая покинула страну после введения санкций США", - рассказал Мирчи, бывший исполнительный директор "Rio Tinto".

По словам Карбасяна, на заводе будут использовать энергию от газовой электростанции, и Иран возлагает большие надежды на дальнейшее расширение индустрии металлов за счет использования огромных запасов газа Ирана, которые наряду с Россией являются самыми большими в мире.

"Ожидается, что завод "Salco" увеличит производство до 1 млн. тонн к 2025 году, а иранский металлургический сектор планирует увеличить производство до 55 млн. тонн к тому же году с 31 млн. в настоящее время", - сказал он.

Мирчи отметил, что наличие газовых мощностей также поможет снизить затраты на производство на заводе "Salco".

"Я вижу, что затраты на производство на заводе "Salco" будут ниже 1200 долларов (за тонну)", - сказал он.

Эталонная цена алюминия на Лондонской бирже металлов во вторник составила около $ 2 230 за тонну.

Согласно последнему докладу IMIDRO, три основных производителя алюминия в Иране произвели в общей сложности 337 608 тонн алюминиевых слитков в прошлом 1396 иранском году, до 20 марта 2018 года, чтобы меньше на 1% по сравнению с предыдущим годом.

"Iran Aluminum Company" произвела 170 292 тонны, алюминиевая компания "Almahdi" - 61 669 тонн и алюминиевая компания "Hormozal" - 105 647 тонн.

Компания "Iran Alumina Company" произвела 240 167 тонн порошка глинозема, увеличив производство на 2 %.

Иран. Китай > Металлургия, горнодобыча > iran.ru, 26 апреля 2018 > № 2585364


Украина. Германия. Франция. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 26 апреля 2018 > № 2585095 Эрнст Райхель, Изабель Дюмон

Послы Германии и Франции: Антикоррупционный суд должен стать ключевым элементом системы борьбы с коррупцией в Украине

Эксклюзивное интервью послов Германии и Франции в Украине Эрнста Райхеля и Изабель Дюмон агентству "Интерфакс-Украина"

Каких результатов стороны хотели бы достичь в рамках "нормандской четверки" до выборов президента Украины?

Изабель Дюмон: По нашему мнению, очень важно достичь соблюдения режима прекращения огня как базового пункта Минских соглашений, так же, как и отведения тяжелого вооружения. Эти процессы должны начаться. У нас уже есть важные достижения в рамках "нормандской четверки", и я хочу отметить, в частности, обмен пленными в декабре 2017 года. Это один из конкретных результатов переговоров "нормандского формата", но работа должна продолжаться, поскольку мы видим, что соглашения о прекращении огня не соблюдаются. А это первое условие, которое должно быть выполнено. Мы точно знаем из примеров прошлых лет, что это возможно и, конечно, должно быть выполнено.

Эрнст Райхель: Я не верю в то, что иногда говорят: когда мы входим в горячую фазу избирательной кампании, ничто не может быть достигнуто политически. Я не думаю, что это правильно, в общем смысле. Я считаю, что мы должны продолжать пытаться достичь как можно более полной имплементации Минских соглашений. Это означает, в первую очередь, как уже говорила Изабель, первый важный шаг по соблюдению режима прекращения огня и отведения тяжелого вооружения от линии соприкосновения, которое уже согласовывалось так много раз. Это не высшая математика. Это не что-то невозможное, нужна лишь политическая воля сделать это.

Что касается Минских соглашений. Согласован ли вопрос "дорожной карты" имплементации этих договоренностей с российской стороной? Как продвигается этот процесс?

Э.Райхель: В "нормандском формате" было достигнуто соглашение работать по вопросу "дорожной карты". "Дорожная карта" являлась средством, чтобы сфокусироваться на том, что разделяет две стороны в подходе к имплементации Минских соглашений. Им было что обсудить, а не только обменяться позициями. Однако, как и следовало, пожалуй, ожидать, дискуссии по проекту "дорожной карты" показали, что есть базовые разногласия, в частности, относительно последовательности действий. У нас есть Украина, и Франция, и Германия, которые говорят: сначала прекращение огня и отведение тяжелого вооружения. Россия же настаивает на политических аспектах, заложенных в Минских договоренностях. Обсуждаем ли мы их в рамках проекта "дорожной карты" или нет - оказалось, что противоречия остаются, поэтому согласованного текста "дорожной карты" нет.

И.Дюмон: Я бы хотела добавить, что "дорожная карта" имела под собой намерение достичь конкретных результатов для населения. Это не просто философская дискуссия, это для людей.

Как переговорный процесс по вопросу "дорожной карты" соотносится с форматом переговоров Россия - США?

И.Дюмон: Каждый раз, когда спецпредставитель США по Украине Курт Волкер ведет переговоры по вопросу Украины, имеют место консультации с французскими и немецкими официальными представителями. У нас очень тесное сотрудничество между США, Францией и Германией. Мы двигаемся в одном направлении, нет существенных различий в видении цели, которой является имплементация Минских договоренностей, прекращение огня и т.д. Хочу сказать, что наши столицы находятся в постоянной связи друг с другом.

Как в таком случае вы оцениваете возможность расширения переговорного процесса в "нормандском формате" за счет привлечения других участников?

Э.Райхель: Правило, вынесенное из опыта, заключается в том, что чем больше участников вовлечены в переговоры, тем более сложными они становятся. Поэтому, я думаю, хорошо иметь такой формат, какой есть. По факту не было предложений, к примеру, от США примкнуть к формату. Также учитывайте, что главным уровнем переговоров являются переговоры на уровне глав государств и правительств. Поэтому, если вы хотите больше участников, то вы должны убедиться, что это государство отправит главу государства или правительства на переговоры. Я считаю, что с практической точки зрения вопрос заключается в том, есть ли выигрыш, который должен быть достигнут от включения других стран, а тот факт, что мы не достигли прогресса, по моему мнению, не имеет никакого отношения к тому, как формируется формат. Как мы уже говорили, между Россией и Украиной существуют принципиальные разногласия.

И.Дюмон: Я абсолютно согласна. Другими словами, формат – это не цель, а средство. Мы должны помнить об этом. А цель ясна – это мир, а до тех пор, пока цель является проблемой, как и сказал мой немецкий коллега, смена инструмента не поможет. Напротив, сейчас этот инструмент работает, люди знают друг друга и встречи имеют место. Лучшим выходом будет максимальное использование этого формата.

Можно ли говорить о прогрессе в процессе согласования позиций по миротворческой миссии ООН на Донбассе?

И.Дюмон: Миротворческая миссия ООН также является одним из потенциальных средств. Но для того, чтобы она существовала, по определению нужен мир, чтобы с чего-то начать. Сейчас это не так. Затем необходимо определить параметры этой миссии. Вы должны избежать ситуации, когда ООН будет способствовать замораживанию конфликта. Это то, с чем мы должны быть особенно осторожны. Вот почему сейчас проводится важная работа по сути вопроса: какой вид миротворческой миссии? с какими параметрами? И речь не только о ее численности. Сегодня нет согласия между Украиной и Россией относительно этих параметров. Вопрос не сводится к цифрам и национальностям, а имеет более фундаментальную постановку о том, что должна представлять собой миссия. Это то, над чем мы тесно работаем с США в рамках Совбеза ООН.

Э.Райхель: Мы убеждены, что миссия ООН может быть важным инструментом в имплементации Минских договоренностей, но по этому вопросу также есть фундаментальные разногласия. И каждый раз, когда на переговорах обсуждаются разные вопросы, возникают те же фундаментальные разногласия. Тем не менее, такой тип дискуссии необходим и полезен, поскольку мы должны быть терпеливы и выждать момент, когда позиции сторон конфликта изменятся и появится реальный шанс. Мы должны не переставать пробовать, чтобы увидеть момент, когда случай подвернется. Вот почему наши переговоры по миротворческой миссии, которые были проведены и ведутся, полезны. Пока наши попытки не показали никаких изменений, но мы продолжаем. К примеру, после президентских выборов в РФ некоторые говорят, что появилось окно возможностей. Что ж, посмотрим.

Если часть Минских соглашений будет реализована, но другие части не смогут быть осуществлены, будет ли конфликт заморожен?

И.Дюмон: Поскольку наши две страны являются участниками "нормандского формата" с самого начала, могу сказать вам чётко, что нашей целью является избежать замораживания конфликта. Минские соглашения были созданы изначально для того, чтобы остановить эскалацию и избежать возникновения еще одного замороженного конфликта. Все меры, которые были приняты за четыре года и принимаются каждый день нашими столицами, направлены как раз на это.

Я понимаю, что у некоторых есть ощущение, что ничего не происходит. Поверьте, наши усилия совсем не уменьшились. Постоянно проходят переговоры, обсуждения в формате встреч, телефонных контактов. Эти процессы не очень видимы, но они постоянны. Все направлено на то, чтобы избежать замороженного конфликта. "Дорожная карта", которую упоминал Эрнст Райхель, также преследует эту цель.

Э.Райхель: Тут, очевидно, есть опасность замораживания конфликта, но реальная ситуация говорит о том, что никакого замороженного конфликта нет, потому что режим прекращения огня нарушается. Поэтому нужно задать вопрос о том, является ли интересом, в частности, России, в данном конкретном случае замораживание конфликта, ведь если бы они хотели, они бы этого уже добились. Мы с нашей стороны, и это включает Украину, настаиваем на том, что после установления режима прекращения огня политический процесс должен продолжаться. И вся программа Минских соглашений, начиная с прекращения огня до восстановления полного суверенитета Украины над территориями, должна быть пройдена, как и сказала Изабель.

По вашему мнению, необходимо ли и когда нужно ввести международную переходную администрацию на Донбассе? Каковы должны быть ее функции?

Э.Райхель: Это немного гипотетический вопрос, поскольку Минскими соглашениями не предусмотрена администрация ООН и он не обсуждался в существующих форматах. Мы все согласны с тем, что для начала необходим режим прекращения огня. Мы сейчас не можем заняться этим вопросом, но нам стоит его рассмотреть. Есть много прецедентов с различными миротворческими операциями ООН, прежде всего на Балканах, но в данный момент вопрос, который из этих прецедентов действительно подходит и приемлем для всех вовлеченных сторон, остается открытым.

Повлияют ли на развитие конфликта поставки вооружений, например, из США в Украину?

И.Дюмон: Желание украинских властей получить оружие для обороны является абсолютно понятным в такой сложной ситуации. С другой стороны, в любом конфликте предоставление большего количества вооружения не помогает в его разрешении. Чем больше у вас оружия, тем выше риск, что оно будет использовано. Из этих соображений мы, со своей стороны, не поставляем оружие. Оборона – это одно, и Украина, очевидно, должна иметь возможность защитить свой суверенитет.

Э.Райхель: Нужно принять во внимание, что упомянутое оружие из США – это вооружение, которое не имеет прямого отношения к боевым действиям на Донбассе. Наиболее упоминаемое – это противотанковые ракетные комплексы "Javelin", но на Донбассе нет танковых боев. Соответственно, поставка этого вооружения является символичной и мерой предосторожности на случай возможной более массивной атаки. Это не является вкладом в непосредственное разрешение конфликта на Донбассе. Что касается Германии, то у нас десятилетия назад сложилась политика, и это дело принципа, не предоставления вооружения в зоны нестабильности, поскольку мы бы не хотели, чтобы наше оружие использовалось в зонах конфликтов, где гибнут люди.

И.Дюмон: Подытоживая, могу сказать, что решение ситуации на Донбассе может быть только политическим. Все, о чем мы говорим, – это наличие политической воли, чтобы положить конец конфликту.

Мы видим политическую конфронтацию в мире, например, в Сирии и в Солсбери. Как эти ситуации влияют на конфликт на Донбассе?

Э.Райхель: В практическом плане, конечно, эти события не могут быть четко отделены друг от друга. С другой стороны, я не вижу ни одного реального доказательства влияния сирийского вопроса или атаки в Солсбери на работу в "нормандском формате". Это не так, что "нормандский формат" перестал быть дееспособным из-за этого.

И.Дюмон: Понятно, что сейчас не лучшая атмосфера с Россией, это не секрет ни для кого, но мы продолжаем говорить с ними, поскольку это важно, как для сирийского конфликта, так и для войны на Донбассе, отдельно друг от друга. Диалог сложный, но он у нас есть по этим и другим необходимым вопросам.

По вашему мнению, учитывая ситуацию на Закарпатье, необходимо ли там постоянное присутствие миссии ОБСЕ?

И.Дюмон: Мандат миссии ОБСЕ распространяется на всю территорию Украины. В силу этого, миссия ОБСЕ уже присутствует на Закарпатье. Поэтому тут нет проблемы – существует мандат, включающий Закарпатье.

Как вы считаете, партнеры Украины могли бы вмешаться в ситуацию, сложившуюся между Украиной и Венгрией, для ее разрешения?

Э.Райхель: Я думаю, что это вопрос украинского законодательства, которое вызвало дипломатические сложности между Украиной и Венгрией. И это дело Украины, какие законы она принимает. Украинское государство также получило рекомендации Венецианской комиссии, которые пообещало выполнить. Я думаю, что это поможет немного снизить градус этого вопроса. И я не уверен, что если бы была дипломатическая инициатива от Франции и Германии быть посредниками между Венгрией и Украиной, это бы помогло снизить напряженность в данном вопросе. Есть другие способы взять под контроль эту ситуацию, чем с помощью нас.

Как, по вашему мнению, ситуация с руководителем САП Назаром Холодницким отразится на борьбе с коррупцией?

И.Дюмон: Очевидно, это не очень хорошо для борьбы с коррупцией. Институции, которые были созданы для борьбы с коррупцией, очень важны. Это было одним из главных требований протестов на Майдане - изменить ситуацию с коррупцией в стране. Конечно, нехорошо, когда антикоррупционные органы воюют друг с другом. Мы следим за этой ситуацией с озабоченностью. Но что, на наш взгляд, более всего необходимо, так это помощь институциям, которые борются с коррупцией.

Оправдали ли ожидания международных партнеров антикоррупционные органы в Украине?

Э.Райхель: Да, я думаю, в целом, да. Вы должны учитывать, что они должны были быть учреждены с нуля. И они проделали важную работу. Мы должны принимать во внимание то, что архитектура специализированных антикоррупционных институций не завершена, поскольку Антикоррупционный суд, с созданием которого можно надеяться на существенный рост эффективности всех антикоррупционных органов, еще не создан. Вот почему мы, международное сообщество, так сильно настаиваем на том, чтобы закон об Антикоррупционном суде был принят в редакции, соответствующей рекомендациям Венецианской комиссии.

Бытует мнение, что в Украине слишком много структур по борьбе с коррупцией, что, собственно, и приводит к тому, то они воюют друг с другом. Возможно, Украине нужна более простая структура?

И.Дюмон: Нам тоже приходится слышать, что такие структуры не существуют в западных странах, что частично правда, а частично - нет. Суть в том, что Украина находится в особой ситуации. Вы знаете лучше меня, сами украинцы говорят о том, что коррупция есть на всех уровнях. Поэтому сравнения не всегда уместны. Эта особая ситуация, в которой, к сожалению, находится Украина, требует особых подходов. Мы снова говорим о политической воле: все эти органы должны усиливать друг друга, чтобы дать достойный бой коррупции.

Я бы также хотела поддержать то, что уже сказал мой коллега об Антикоррупционном суде, который совершенно необходим, по нашему мнению. У вас могут быть все агентства, но если система правосудия не будет делать свою работу, то все будет впустую. Все усилия, которые были вложены в расследования, должны найти свое завершение в судах.

Э.Райхель: Вся антикоррупционная система похожа на нефтепровод. Вы начинаете с расследования, затем обвинения, в конце – суд, но если последний кусок такого нефтепровода отсутствует, тогда нефть разливается повсюду.

И.Дюмон: Это чрезвычайно болезненный вопрос, в первую очередь для украинского общества. Я постоянно думаю о тех молодых людях, которые вышли на Майдан, о Небесной Сотне, которая погибла, во многом, именно за это. Давайте не забывать о людях, погибших за новую Украину, включая и этот аспект. Это очень важно для украинского общества, но также и для нас – доноров, для Франции и Германии, для стран G7. Мы активно помогаем этой стране, в широком смысле – и финансово, и технически. И очень важно видеть результаты в данной сфере.

Э.Райхель: О вопросе борьбы с коррупцией можно говорить долго, но я бы хотел сделать одно замечание. Коррупция в Украине – это не только брать или давать взятки, это высокопоставленные лица в бизнесе и политике, которые используют институциональное устройство для манипуляций в свою собственную пользу. Существует много случаев, касающихся не только взяток. И нужно избегать культуры безнаказанности, потому что она уже послужила причиной широко распространенного цинизма в вопросе коррупции. Следовательно, нужны новые незапятнанные институции, которые бы работали с этим аспектом украинского развития. Это наше убеждение.

Правильно ли я понимаю, что вы говорите о необходимости разделения бизнеса и политики?

И.Дюмон: Во Франции это называют "конфликтом интересов", думаю, как и в Германии. Это не означает, что политик не может иметь бизнес, но это значит, что использование своего политического веса для ведения бизнеса должно быть невозможным. Иногда это представляет проблему в Украине.

Э.Райхель: По-другому отвечая на ваш вопрос, конечно, в наших странах бизнес имеет влияние на политику и наоборот, но есть границы допустимого. К сожалению, в течение десятилетий в Украине не было ограничений в этом.

Допускаете ли вы, что после президентских выборов в Украине может произойти откат назад в процессе реформ?

И.Дюмон: Всегда есть риск, даже очевидно, что такой риск существует. Вопрос в том, действительно ли такой риск может стать реальностью. По сути, ваш вопрос о точке невозврата. И это вопрос, которым мы все задаемся в течение последних лет: была ли уже пройдена точка невозврата? Думаю, к сожалению, пока нет.

Э.Райхель: Украина как паровоз, который поднимается в гору. Он получил сильный толчок от Майдана в 2014 году и поднимается. Вопрос в том, сможет ли он, перевалив вершину горы, начать движение самостоятельно, например, посредством новых институций. Или же он остановится, не достигнув вершины, и начнет медленное движение вниз. Есть люди, которые подбрасывают уголь в топку, а есть те, кто создает препятствия на пути этого паровоза.

Что касается выборов, скажу, что нам стоит подождать результатов, мы бы не хотели заниматься домыслами. Нам придется подождать и посмотреть, и постараться добиться лучшего из того, что будет.

Сейчас население не удовлетворено реформами, поскольку стандарты жизни снизились. Что следует сделать властям для решения этого вопроса?

И.Дюмон: Скажу две вещи. Первое: я понимаю, о чем вы говорите, но так - во всех странах, также и в наших странах это занимает время, прежде чем результаты становятся видны и ощутимы для населения. Мы знали об этом с самого начала. Людям нужно видеть результаты. Второе: украинцы очень умны. Они знают и понимают. Они интересуются политикой, и им понятно то, о чем мы говорим. Они видят, что Украина еще не прошла точку невозврата. И это пугает. Они не видят улучшений в повседневной жизни, но знают, что ситуация может и ухудшиться. Вот почему эти последние реформы так важны, особенно Антикоррупционный суд, чтобы показать: да, мы действительно достигнем этого.

Э.Райхель: Третье: мы просто должны сказать, что каждый человек в Украине, за исключением нескольких людей, понес финансовые потери, во-первых, из-за конфликта с Россией, поскольку когда она прекратила торговлю с Украиной, экономика начала падение, во-вторых, из-за более ранних ошибок украинских лидеров. Вспомните время лет 10 назад, когда у всех были валютные кредиты, и люди потеряли много денег из-за этого. Фундаментальные ошибки руководителей, совершенные тогда, имеют большой эффект до сегодня. Сейчас же мы в ситуации, когда люди должны понимать и понимают, что нужно пройти через сложную фазу, чтобы ситуация улучшилась в будущем. Если вы переходите реку, то нужно пройти на другой берег, нельзя останавливаться посреди реки. И те, кто предлагает простые решения, переходя реку, не оказывают услугу будущему страны.

Если говорить о реформах энергетического сектора, возможно ли участие европейских компаний в управлении ГТС Украины?

И.Дюмон: В принципе, все возможно. Определяющим для них в принятии решения будет доверие по отношению к украинским институциям, условиям бизнес-климата, прозрачность и понятность предложений по приватизации. Будет учитываться множество показателей. Это касается любого процесса приватизации. В нефтегазовом секторе многого удалось добиться с реформой "Нафтогаза". Это один из главных позитивных шагов за последние годы в Украине. Мы не можем говорить за наши компании, именно они будут принимать решение. Но, говоря о французских компаниях, я постоянно слышу от них, что для значительных инвестиций им необходимы понятные и прозрачные условия работы и благоприятный бизнес-климат.

Э.Райхель: Конкретно о ГТС, мы верим, что участие и инвестиции международных компаний могли бы сыграть большую и позитивную роль в повышении конкурентоспособности ГТС. Мы вступаем в фазу, где вероятность большей конкуренции за украинскую ГТС возрастает, поэтому газотранспортная система Украины нуждается в инициативах, чтобы сделать ее более жизнеспособной и рентабельной. Международные инвестиции и участие в управлении могут сыграть важную роль. Еврокомиссия также вносит свои предложения по этому поводу.

По вашему мнению, возможно ли сделать проект "Северный поток-2" выигрышным и для Украины?

Э.Райхель: Исходя из предположения, что "Северный поток–2" будет завершен, то практической целью должно стать достижение эффекта, который "Северный поток–2" может иметь для Украины, не такого, которого опасаются его противники. Возражения, которые, в частности, есть у Украины, касаются того, что он может сделать ненужным транзит через ее территорию. Так что, если мы сможем избежать этого последствия, это может сделать будущее Украины лучше. Это то, к чему мы стремимся. И инвестиции иностранных компаний в украинскую ГТС являются частью этого. Но, как и сказала канцлер Меркель (федеральный канцлер Германии Ангела Меркель – ИФ), нам нужна ясность и со стороны России, что они будут продолжать использовать украинскую ГТС. Дискуссия по этому поводу, как вы можете представить, продолжается. Канцлер Меркель сообщила президенту Порошенко (президент Украины Петр Порошенко – ИФ) во время его визита в Берлин 10 апреля, что у нее были разговоры с Путиным (президентом РФ Владимиром Путиным – ИФ) по этому вопросу. Нужно подождать, что из этого последует, какую реакцию мы получим от России.

Разве проблема не в отсутствии доверия между Европой и Россией?

Э.Райхель: Да, вы правы в своем тезисе об отсутствии доверия. Это должно учитываться в дискуссии с Россией. И термин, который канцлер Меркель использовала в своем недавнем заявлении, - "ясность". Должны быть гарантии, на которые можно положиться. В какой форме это будет сделано, нужно будет посмотреть.

Допускаете ли вы возможность санкций со стороны США в контексте строительства проекта?

Э.Райхель: Думаю, то, о чем мы говорим, - это санкции не против стран, а против компаний, которые принимают участие в проекте. Потому что это компании принимают участие в проекте "Северный поток-2", а не страны. Германия как страна не принимает участие в проекте "Северный поток-2" - это общее неправильное понимание. Именно фирмы из разных европейских стран финансируют "Северный поток-2" в определенной степени: в частности, две немецкие компании, французская компания, британско-голландская компания, Shell и австрийская компания.

Разумеется, это было бы очень необычно для друзей и союзников, если бы санкции были введены США против компаний, которые занимаются бизнесом за пределами США и которые базируются в странах-союзниках, например, во Франции и Германии. Пока не будет доказано обратное, я бы исходил из того, что эта возможность, предусмотренная законодательством США, не будет использована администрацией США. Я по-прежнему уверен, что этого не произойдет в конечном счете, и мы придем к решению, которое уважает легитимные интересы Украины по продолжению транзита газа и, возможно, сделает дискуссию более рациональной, чем это было в прошлом.

Было объявлено о том, что главы МИД Германии и Франции совместно посетят Украину…

И.Дюмон: Мой министр объявил об этом, когда приезжал с визитом 22-23 марта 2018 года. Он сказал, что вернется со своим немецким коллегой. У нас еще нет даты. Наши столицы обсуждают это между собой, но они бы хотели приехать вместе.

Э.Райхель: Это намерение не исключает того, что мой новый министр также приедет с визитом в Украину самостоятельно. Он посещает разные столицы, самые важные из них, в начале его пребывания в должности. И поэтому понятно, что он также захочет приехать в Киев. Это не исключает возможности совместного визита.

Будут ли министры иностранных дел Германии и Франции посещать Донбасс?

Э.Райхель: Посещение Донбасса имеет большое значение. Поэтому, если вы вспомните предыдущие визиты, оно всегда было частью программы.

Украина. Германия. Франция. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 26 апреля 2018 > № 2585095 Эрнст Райхель, Изабель Дюмон


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter