Всего новостей: 2132356, выбрано 25890 за 0.116 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Россия > Транспорт > gudok.ru, 4 июня 2017 > № 2198783 Павел Иванов

Павел Иванов: «Создавая полигонную модель управления, мы убрали все технологические несоответствия»

Вице-президент – начальник Центральной дирекции управления движением рассказал «Гудку» о новых веяниях в перевозочной деятельности

Наш разговор с вице-президентом – начальником Центральной дирекции управления движением Павлом Алексеевичем Ивановым приурочен к 81-летию с начала формирования вертикали управления движением. Поэтому в нём мы не могли не коснуться основных итогов работы этого ключевого производственного блока компании. Причём, пожалуй, впервые до широкой аудитории доведены основные тенденции в сфере организации перевозочного процесса за последние десять лет, в период, когда вагонный парк из разряда инвентарного полностью перешёл в частные руки. Поделился Павел Алексеевич соображениями и о тех новых веяниях в перевозочной деятельности, которые сегодня активно внедряются на сети, в частности речь шла о создании полигонной модели управления движением и об устранении технологических несоответствий на границах железных дорог.

– Павел Алексеевич, как бы вы оценили работу сети сегодня и какие основные тенденции выявились за последние годы?

– В подобных оценках мы обычно отталкиваемся от базы 2007 года, когда были пиковые размеры погрузки – в среднем в сутки сеть грузила 3683 тыс. тонн. Для сравнения: в первые четыре месяца этого года среднесуточная погрузка составила 3420 тыс.тонн, что на 7% ниже уровня 2007 года. А вот картина с грузооборотом получается совершенно иная. При максимальной погрузке в 2007 году наивысшее значение грузооборота приходится на текущий, 2017 год. Прежде всего это связано с тем, что значительно вырос гружёный рейс вагона, а соответственно, и тонно-километры, характеризующие объём работы железнодорожного транспорта. Обратил бы внимание и на изменения в номенклатуре перевозимых грузов. Абсолютный рост сегодня наблюдается в погрузке угля, удобрений, нефтепродуктов, имеющих наибольшую дальность перевозок. При этом значительно снижены объёмы по железной руде, зерну, строительным и лесным грузам и др. Общие тенденции связаны с увеличением экспортной составляющей, и в первую очередь это как раз относится к углю и нефтепродуктам. Уголь составляет почти 30% в общей погрузке, а нефть – более 19%. Таким образом, доля этих массовых грузов – почти половина всего объёма.

– А что характерно для вагонного парка за этот же период?

– Пиковая погрузка 2007 года была освоена при минимальном за последние 10 лет вагонном парке в 933 тыс. единиц. К 2011 году, как известно, сеть полностью перешла на приватный парк вагонов. Заработал частный капитал, и наличный парк на сети стал резко увеличиваться, достигнув в ноябре 2014 года своего пика – 1 млн 221 тыс. вагонов, при этом погрузка составляла всего 3362 тыс. тонн в сутки. С началом приватизации парка и ростом числа вагонов качество их использования заметно снизилось. Так, оборот вагонов в 2014 году по сравнению с 2007-м вырос почти на 40%, простой на технической станции увеличен почти на 50%, производительность вагона снижена на 24%. В результате введения ограничений на эксплуатацию вагонов с продлённым сроком службы и взимания платы за непроизводительный простой вагонов на инфраструктуре с 2015 года вагонный парк начинает постепенно сокращаться, и, по данным за 4 месяца этого года, в наличном парке насчитывалось 1 млн 64 тыс. вагонов.

– А насколько эффективно вагоны используются сегодня?

– За истекшие три года показатели работы вагонного пака стали заметно лучше. В последнее время наметилась тенденция по снижению оборота, и связано это не только с сокращением парка, но и улучшением его использования по каждому из элементов оборота. Так, с 2014 года простой на технических станциях снизился на 30%, под начально-конечными операциями на путях общего пользования – на 36%. В то же время на подъездных путях собственников простой за этот период не изменился и составляет более 50 часов, каждые сутки там простаивает более 120 тыс. полувагонов. Если этот простой уменьшить в два раза, то на сети в целом оборот будет ускорен почти на 2 суток.

Наряду с этим отмечу и ещё один позитивный момент. В текущем году соблюдается баланс списания парка и поступления новых вагонов на сеть. В этом году уже поступило 12,1 тыс. новых полувагонов, а в целом за год ожидается около 30 тыс. единиц.

– А какой вагон, на ваш взгляд, сегодня нужен для обеспечения эффективной работы?

– Сегодня на сеть поступают инновационные вагоны с улучшенными техническими характеристиками и нагрузкой на ось 25 тонн. Таких вагонов уже 65 тыс. Очень важно, что новый подвижной состав позволяет реализовывать совершенно другие технологии перевозочного процесса.

С учётом того, что в последние годы в эксплуатацию введены напольные средства диагностики, средства контроля буксового узла, геометрии колеса, которые позволяют снимать все параметры с вагона в движении, в компании ведётся работа и по изменению технологии обслуживания вагона. В целевом состоянии вагон должен проходить от станции погрузки до станции выгрузки без остановок в пути следования. И мы пошагово в этом направлении движемся. Сегодня 65 тыс. инновационных вагонов уже следуют без остановок независимо от расстояния перевозки, что позволяет ускорить продвижение вагонопотоков. Наибольший эффект от использования вагонов с улучшенными характеристиками мы получаем при организации маршрутных перевозок, где маршрутная скорость достигает 1000 км/сут. вместо 600 км/сут. для всего парка в целом.

– А на каких направлениях организована работа таких вагонов?

– Основным фактором, определяющим направления курсирования инновационных вагонов, является сложившаяся неравномерность загрузки сети. По сравнению с тем же 2007 годом погрузка во внутрироссийском сообщении упала на 19%, в то же время экспортные грузопотоки, направляемые в российские порты, выросли на 70% при снижении объёмов в адрес погранпереходов на 21%. А это означает, что сегодня основная нагрузка ложится на припортовые дороги – Октябрьскую, Северо-Кавказскую и особенно Дальневосточную, куда погрузка выросла в 2,5 раза. Эти направления являются самыми грузонапряжёнными. Их эксплуатационная длина составляет 28 тыс. км при общей протяжённости сети 85 тыс. Но на них приходится 80% всего грузооборота. При этом 9 тыс. км – это линии с ограниченной пропускной способностью, которые в основном находятся на Восточном полигоне. Там и организована эксплуатация основной доли вагонов нового поколения.

– Сегодня, кстати, сам термин «полигон» уже прочно вошёл в лексикон железнодорожников. А откуда появилась сама идея полигонного управления эксплуатационной работой?

– Первые попытки полигонного управления перевозочным процессом были предприняты ещё в конце 90-х годов, когда в Иркутске был сконцентрирован весь диспетчерский аппарат для того, чтобы руководить движением поездов в границах четырёх дорог – Красноярской, Восточно-Сибирской, Забайкальской и Дальневосточной. Не всё тогда у нас получилось, в первую очередь по причине отсутствия современных технологий и автоматизированных систем, позволяющих более качественно организовать перевозочный процесс. Отсутствие чётко выстроенной модели управления тяговым подвижным составом препятствовало эффективному управлению локомотивным парком, работающим в границах железных дорог Восточного полигона, общая протяжённость которого составляла более 5 тыс. км.

Начальным этапом в решении этой непростой задачи стало создание первого Центра управления тяговыми ресурсами в Иркутске (в настоящее время по сети организована работа семи ЦУТРов). Новая организационная структура позволила обеспечить управление тяговыми ресурсами на принципах максимальной эффективности – исходя из параметров загрузки участков и дислокации парка. В результате только на данном направлении локомотивы серий 2ЭС5К, 3ЭС5К безотцепочно следуют от Карымской до Владивостока на расстоянии свыше 3 тыс. км. Отработанная модель управления локомотивным парком легла в основу реализации нашего пилотного проекта – создания Центра управления перевозками Восточного полигона, который был открыт в Иркутске в ноябре 2016 года. Многие тогда задались вопросом: а что же такое собственно полигон? Каковы его критерии, оценки работы и т.д.? Перед отраслевой наукой была поставлена задача подготовить методику определения границ полигонов на сети.

Что касается уже созданного ЦУПа, то далеко идущие выводы делать ещё рано, хотя мы достигли неплохих результатов. Так, при росте в этом году грузооборота на 8% все заданные качественные показатели перевозочного процесса успешно выполняются. Конечно, нам очень важно было понять, насколько мы эффективно отработаем в апреле – мае, когда начинается массовое предоставление «окон» на инфраструктуре, и результаты показали, что выбор этой полигонной технологии сделан правильно. Главный же итог на сегодня в том, что, создавая полигонную модель управления, мы убрали все те технологические несоответствия, которые у нас были на границах между дорогами. И теперь эти границы работают как реперные точки. По ним мы оцениваем, насколько эффективно организована перевозочная деятельность, соответствуют ли размеры движения заданным параметрам. И сегодня, в условиях проведения масштабной реконструкции на Восточном полигоне, по стыку Петровский Завод передаётся в сутки по 73 поезда. Такие результаты дают основание развивать полигонные технологии и дальше, уже на оставшейся части сети.

– Какие варианты полигонной модели и в каких границах сегодня рассматриваются?

– Принимая решения о конфигурации границ в Центральной и Западной частях территории России, необходимо учитывать имеющиеся отличительные особенности. Прежде всего это гораздо более разветвлённая сеть железных дорог, значительная концентрация местной работы, интенсивное пассажирское движение, что в определённой степени оказывает влияние на выбор оптимальной модели управления.

Поэтому мы считаем целесообразным выделить два полигона управления перевозочным процессом – Западный и Восточный, каждый из которых включает в себя по два основных направления следования грузопотоков – Северо-Запад и Юго-Запад, а также БАМ и Транссиб соответственно. Именно здесь сконцентрированы основные грузопотоки.

При этом в целях сохранения принципов единоначалия Центр управления полигоном необходимо разместить в Москве на базе действующего ЦУПа после проведения соответствующей модернизации и информационного обеспечения.

Помимо очевидных технологических преимуществ, предложенный вариант дальнейшего развития полигонных технологий позволяет нам избежать дополнительных инвестиционных вложений, связанных с новым строительством; сохранить универсальность и возможность принятия корректирующих действий в случае изменений направлений и структуры грузопотоков, а также перспективы реализации мероприятий по выделению линий под преимущественно пассажирское движение.

Но это только первый шаг. Само понятие «полигон» несёт в себе более широкий смысл. В основу полигонной технологии закладываются принципы унификации параметров инфраструктуры, управления тяговым подвижным составом и вагонными парками, обеспечения согласованного развития в его границах всего производственного комплекса.

Важнейшее значение при решении этой задачи имеет своевременное снятие инфраструктурных ограничений, приведение к проектным значениям установленных скоростей движения. В целевом состоянии это позволит нам организовать сквозной пропуск поездов, существенно сократить количество стоянок на технических станциях и непроизводительные расходы в пути следования, а также оптимизировать основные производственные мощности.

– Понятно, что с переходом на полигонную модель возрастут и скорости движения. А каковы они сегодня и в чём резервы?

– Сегодня при достаточно высокой средневзвешенной скорости, которая по сети составляет 73 км/ч, ходовая скорость по тяговым расчётам может быть реализована не более 54 км/ч, т.е. потери составляют 19 км/ч.

Специалистами МИИТа проведены исследования зависимости удельных расходов на организацию следования грузового поезда от величины ходовой скорости с учётом типа железнодорожной линии. По результатам выполненной научной работы установлено, что оптимальное значение ходовой скорости для линий с преимущественно грузовым движением и особо грузонапряжённых колеблется в диапазоне от 65 до 70 км/ч.

Проанализировав состояние нашей инфраструктуры, мы обозначили на сети порядка 5 тыс. барьерных мест, которые не позволяют реализовать ходовую скорость на уровне оптимальных значений. Это обусловлено наличием ограничений по состоянию пути и искусственных ограничений, кривых малого радиуса, ограничений для порожних вагонов.

За счёт реализации краткосрочной программы, предусматривающей отмену действующих ограничений, пересмотр тяговых расчётов, оптимизацию графика движения поездов, планируем увеличить скорость на 3 км/ч, а устранение всех барьерных мест в среднесрочной перспективе позволит повысить показатель на 8,5 км/ч.

– А какая модель развития локомотивного хозяйства сегодня предпочтительна с точки зрения повышения эффективности организации движения?

– Для нас большое значение имеет универсальность тягового подвижного состава. Помимо того что на сети применяются тепловозная и электрическая тяги, сегодня 56% линий электрифицированы на переменном токе, 44% – на постоянном. На сети 22 станции стыкования родов тока, которые не что иное, как барьерные места, где каждый раз нужно останавливать поезда и отцеплять локомотив. Для унификации системы тягового обслуживания необходимо комплексно оценить возможные эффекты и затраты на реализацию этих мероприятий.

Адаптируя под сформированные полигоны ремонтную базу, необходимо наладить чёткое взаимодействие с сервисными компаниями по обслуживанию тягового подвижного состава. С момента перехода на полное сервисное обслуживание существенно увеличено количество случаев передислокации неисправных локомотивов в депо приписки.

Обязательным условием перехода на полигонную технологию, помимо унификации параметров инфраструктуры, управления тяговым подвижным составом и вагонными парками, должны стать единоначалие технологии и бюджетного управления, согласованное развитие и обновление основных производственных мощностей соответствующих сервисных компаний.

Олег Сергеенко

Россия > Транспорт > gudok.ru, 4 июня 2017 > № 2198783 Павел Иванов


Китай. Евросоюз. Азия > Внешэкономсвязи, политика. Транспорт > dn.kz, 4 июня 2017 > № 2198740 Юрий Сигов

КУДА ПРИВЕДЕТ "ШЕЛКОВЫЙ ПУТЬ"?

Конечно же, к дальнейшему процветанию Китая, а все остальные на этом пути - "вспомогательные элементы" для машиниста подвижного состава товарища Си

Юрий Сигов, Вашингтон

Недавний большой "сбор народов", решивших поучаствовать в чисто китайской затее - проложить так называемый "Шелковый путь" из Азии в Европу вызвал массу самых разноплановых и прямо противоположных по смыслу комментариев и оценок. Так называемая "западная пресса" очень скептически отнеслась к возобновившимся усилиям Пекина придать проекту новый импульс ускорения и насыщения. Зато средства массовой информации стран, которые в этой затее участвуют напрямую, напротив - видят в "Шелковом пути" чуть ли не панацею от собственных экономических и торговых проблем - с китайской, разумеется, "направляющей ролью".

С учетом же того, что задумка эта - очень даже долгоиграющая, то перемывать кости этому пекинскому проекту будут еще не один год. При этом в его оценках всегда найдутся и те, кому проект по нраву, и те, кто его считает полной пустышкой и бессмысленной "задумкой партийного Конфуция Си Цзиньпиня".

Что во всех этих оценках, как мне видится, полностью отсутствует - так это трезвое понимание происходящего. А также реальное осмысление того, для чего вся эта бодяга с "Шелковым путем" в мире разводится, на кого она, грубо говоря, "работает" и чем затея эта в конечном итоге, скорее всего, завершится. Поэтому для не только понимания нынче складывающейся ситуации, но и того, что с этим самым рекламируемым на данном этапе международным проектом может статься, предлагаю посмотреть лишь правде в глаза. А далее - уже каждому сделать свои собственные выводы, которые могут от чисто китайских очень даже сильно отличаться.

Важно это еще и потому, что желающих хотя бы "по касательной" прислониться к "Шелковому пути"(что в его наземной, что морской версии) становится вроде как все больше. Только вот реального толку, практической пользы от всего затеянного с 2013 года, когда проект был официально озвучен, становится все меньше.

И еще. Вопрос здесь вовсе не в том, кто, на каких условиях и в каком контексте присоединится к китайской заморочке с "путями", а нужно ли это вообще-то делать? Ведь Китай - это отдельное мировое измерение, для которого срок 50 лет- это так, "ближайшая перспектива". А большая часть участников проекта, между прочим, не ведает, что будет с ними (то есть подчиненными им странами) завтра-послезавтра. Так стоит ли во все эти "шелковые пути" по совету пекинских товарищей отправляться и не будет ли потом тотально-повального по данному поводу разочарования?

Организатор того, не знаю чего. Инициатор всех, кто не против. Неужели этого достаточно, чтобы отправиться в "Шелковый путь"?

Итак, стоит ли участвовать в каком-то формате другим странам в затее с "Шелковыми путями"? В принципе, участвовать можно, но нужно при этом сразу же четко и ясно понять некие основные положения, на которых этот проект базируется. Так вот, первым делом - любой Шелковый путь (куда бы он ни вел, и по суше-морю не проходил) - идея чисто китайская. Служит она только китайским интересам, а все остальные при этом рассматриваются Пекином- как ситуативные попутчики. Для Китая вообще непринципиально, кто в проекте будет участвовать, а кто воздержится (что Америка, что Непал). Главное, чтобы не мешали: а дальше уж в Пекине разберутся, кого и как в проект "настойчиво вовлечь".

Совершенно без разницы, какие страны присылают на разные "шелковые саммиты" свои делегации, а какие, спотыкаясь, летят на всех крыльях,чтобы в них отметиться. Вот на последней встрече по "шелковым делам" не было Японии, Индии и Сингапура. И началось: только и слышны оценки разных экспертов о том, а чего же это Пекин не позвал тех или других на это показное для внешнего мира мероприятие.

А почему не приехали? На самом деле Япония – почти по-прежнему колония США в любом внешнеполитическом вопросе. Индия - прямой конкурент Китая в Азии, а Сингапур слишком незаметен на карте, чтобы на него обращать внимание. Зато те, кто перед китайцами решил себя "примерно зарисовать", в Пекине были. Но и самому товарищу Си, и его ближайшим коллегам все эти люди- не более чем рекламный антураж. Чем больше и важнее мероприятие - тем больше показного влияния Китая на окружающий мир. А для китайского руководства этот момент - отнюдь не второстепенен.

Далее: а зачем это все так рвутся "подружиться" с Китаем, в том числе и в формате "Шелкового пути"? Ответ прост: всем нужны китайские деньги. Денег сегодня в мире полным-полно свободных и без Китая, но никто и никому их просто так не дает. А Китай дает - конечно же, не за просто так, а со своими долгоиграющими интересами. Но если денег китайских хочешь - значит иди на поклон к организатору "Шелкового пути". И тогда глядишь- что-то и тебе от китайской лепешки стоимостью в миллиарды долларов открошится.

А вот насчет китайских инвестиций ситуация и вовсе складывается прелюбопытная. Их хотят получить все, но не всем они по каким-то странным на первый взгляд, обстоятельствам достаются. И так получается, что та же Россия, объявленная самим российским руководством чуть ли не главным партнером КНР на "Шелковом пути", китайских инвестиций не получает фактически вовсе. Почему? А китайцам это невыгодно, у них есть более привлекательные регионы, где они ожидают получить от своих вложенных средств существенную отдачу. И так будет, скорее всего, на обозримую перспективу.

Ну а какова вообще-то, цель самого "Шелкового пути"? Вы не задумывались? Да нет никакой цели, если не считать таковой ускорение доставки китайских товаров в Европу, развитие Северо-Запада страны и получение из стран Евросоюза новых технологий. То есть, в принципе, эти процессы шли постепенно и без "Шелкового пути". А теперь под эту идею дело может пойти и веселее. Хотя может и не пойти вовсе.

Так вот, в реалиях "Шелковый путь"- это просто общее направление (чисто географическое), в котором Пекину хотелось, чтобы двигались на внешние рынки его товары. И выглядит поэтому "Шелковый путь" уже не первый год как чисто прагматическая политическая инициатива первого лица Китайского государства. Но если присмотреться повнимательнее, то цели ее очень расплывчаты, неконкретны. И фактически в самом Китае между министерствами и ведомствами идет банальное "локтерасталкивание" за то, кто первый окажется у "бюджетного лотка", откуда "Шелковый путь" и финансируется.

Если детально проглядеть все официальные бумаги, которые по поводу "Шелкового пути" распространяются китайской стороной, то там вообще нет ни одного срока и ни одного проекта, который бы к такой-то дате должен был бы пущен в строй. Почему? А потому, что таких конкретных целей и сроков не было изначально. И никто их ставить на обозримую перспективу не планирует.

Высокий престиж товарища Си - это важно и для него лично, и для осуществления "Шелкового пути"

Теперь о еще одной важной, на мой взгляд, составляющей этого проекта-инициативы. При всех бесконечных дискуссиях о якобы важности прокладки шоссейных и железных дорог из Китая в сторону Европы через территории Казахстана, России и Белоруссии (это на самом деле кратчайший сухопутный вариант), выгодной с точки зрения финансовых расходов трасса не является. По-прежнему самым дешевым вариантом остается морской транспорт. И сегодня составы, которые отправляются из Китая в Европу, идут туда еще худо-бедно, но загруженные, а обратно - практически пустыми.

Еще большей химерой является идея, которую продвигает российская сторона, согласно которой с помощью китайского "Шелкового пути" можно будет якобы наладить некое "широкое евразийское партнерство". Причем сюда приплетается и Шанхайская организация по сотрудничеству ШОС (в которой "рулит" Китай, сколько бы туда новых членов ни принимали), и Евразийский союз, и даже СНГ. На самом деле все это делается с единственной целью - "задобрить" китайцев, чтобы они все-таки именно денежным образом подключились к экономическому освоению что стран Центральной Азии, что российского Дальнего Востока и Сибири.

Но тут надо принимать во внимание следующее. Первопричиной (по крайней мере на данном этапе) столь активного проталкивания Пекином "Шелкового пути" является стремление поднять личный престиж первого китайского руководителя- товарища Си. Как дома, так и за китайскими рубежами. Разница со "старыми временами" состоит только в том, что раньше КНР строила все у себя дома, а теперь будет это делать на территории своих ближайших соседей.

Одновременно сами соседи ждут не дождутся, когда та или иная китайская компания что-то у них проинвестирует или начнет сооружение какого-нибудь нового объекта, который можно будет "подключить" к схемам "Шелкового пути". А китайцы тем временем явно не торопятся. Они в основном подписывают так называемые "меморандумы о намерениях", или на худой конец - о некоем "взаимопонимании". Такие с виду "важные бумажки" на деле ни к чему китайскую сторону не обязывают и, как показывает практика последних лет, внушают явно необоснованные надежды "стратегическим партнерам". Но в результате лишь создают иллизию того, что вроде бы как что-то и делается, но по сути - все это полный пшик.

Трудно сосчитать только в самом Китае, какое количество структур, комиссий и других "рабочих групп" уже создано под этот самый "Шелковый путь". А там - вся та же "бюрократическая суета сует", как и в любой другой стране. Меморандумы подписали, перед начальством отчитались - и ладно. Но никто в конечном итоге ни за что не отвечает, и на практике ничего реально осязаемого не выполняется.

Более того, целый ряд соседних с КНР стран откровенно понимает, что со всеми этими "шелковыми путями" по суше и воде постепенно будет происходить натуральное закабаление китайцами этих территорий. В принципе в этом нет ничего криминального или удивительного: Китай на это именно и расчитывает, потому как вкладывать свои средства "для постороннего дяди" - не в китайских традициях. Делают они и в Казахстане, и в России, и в Пакистане с Мьянмой все исключительно для себя. А остальным - так пусть радуются, что вообще в этом проекте подпущены посотрудничать.

С "богатым дядей" лучше все-таки дружить, чем ему мешать зарабатывать

Так что все-таки делать, когда тебя приглашают на "шелковые посиделки" в Пекин, или игнорировать вовсе подобные затеи? Наверное, у каждой страны, которая так или иначе с Китаем завязана, есть свои на этот счет соображения. Но для того, чтобы каким-то образом все-таки китайских денег хотя бы немножко заработать, стоит учесть несколько очень важных, как мне видится, аспектов всей нынешней системы международных отношений. Где Пекин играет - и давно уже - совсем даже не "последнюю скрипку".

Так вот Китай нынче не просто вторая (или первая - это как считать) экономика мира, а натурально мировая супердержава. Страна, может быть, и не может по всем направлениям соперничать открыто с той же Америкой, но она в состоянии делать огромное количество вещей, которые, кроме США, в мире больше никому попросту не потянуть.

Я за последние пару месяцев побывал в пяти африканских странах, и могу с уверенностью сказать: Китай там- чуть ли не полный хозяин. На рейсах африканских местных авиакомпаний, пересекающих континент,- сплошь китайцы. Причем это не туристы(хотя и их полным-полно в той же Танзании), а рабочие, инженеры, служащие, те, кто ведет сооружение портов и заводов, железных дорог и складских помещений по всей Африке. А это, между прочим, не под силу сегодня ни Европе, ни России, ни в принципе, даже американцам.

Различие с теми же Соединенными Штатами состоит лишь в том, что Китай, став как-то для самих себя незаметно супердежавой, до сих пор не решил, что с этим статусом делать. Если американцы продвигают свои социальные идеалы, навязывают повсюду свою "демократию", приучают местное население к изучению английского языка с помощью добровольцев "Корпуса мира", то в Пекине, по сути дела, никто толком не знает, а что с китайским лидерством в мире, вообще-то, можно полезного было бы сделать?

Размещать свои военные базы по заграницам, как американцы, китайцы не готовы (пока?) Да и не примут их на данном этапе другие страны особо. Вводить юань в качестве единственной резервной мировой валюты - для этого Пекину надо сначала взять полностью под свой контроль всю мировую экономику, чего в обозримом будущем не предвидится. Китайский язык всем окружающим привить - так нет на то желающих, и вряд ли они на фоне всепроникающего английского появятся.

Зато в плане экономического сотрудничества, предоставления кредитов, посыла своей "лишней" рабочей силы и техники - в этом Китай успешно уже не первый год работает, и в планах "Шелкового пути" как раз и заложена именно эта форма сотрудничества. Для чего все это, к чему это может привести, как "шелковое дело" будет продвигаться - а кто его в Пекине знает? Но там думают всегда на длительную перспективу, поэтому постепенно эту инициативу "движения в сторону Европы" будут и дальше проталкивать. А первое лицо в китайском руководстве будет проект и на будущие годы персонально курировать.

Китаю ведь главное, чтобы на пути всех этих что "шелковых", что иных дорог ему не мешали. Кто хочет участвовать - милости просим, но чтобе только не вставляли палки в колеса. А вот в этом как раз проблемы и могут возникнуть. Те же американцы, если не договорятся на двусторонней основе с китайскими правителями, могут прилично подпортить все эти "путевые наметки" Пекина. Или попросту, как было в случае с Ираном, запретить своим "верным союзникам" в Европе даже думать о китайских задумках-затеях.

Для того, чтобы этого не произошло, товарищ Си и летал уже на личную виллу Д. Трампа во Флориду. Надо будет - еще слетает, да и сам американский президент в Китай вне зависимости от наличия "Шелкового пути" не раз еще нагрянет. Всем же остальным Китай давно уже дал понять: с нами лучше дружить и сотрудничать на наших же условиях, чем мешать. Ведь в реалиях современной жизни китайский "Шелковый путь" - дело длинное и в чем-то даже утомительное.

Тем более что конкретных конечных целей путь не предусматривает, что, в принципе, и задумывалось. Зато тем, кто к Пекину будет близок во всех отношениях, китайские товарищи обещают немножко заработанным поделиться. А что с путем этим шелковым будет лет так через 20-30, так кто же его ведает? Еще пять лет у руля в Китае будет находиться товарищ Си Цзиньпин. А там, глядишь, и еще останется во главе страны - ведь "Шелковый путь" не только надо придумать, но и пообъемнее реализовать. Тем более что проект этот с очень дальним и по-настоящему китайским прищуром-прицелом...

Китай. Евросоюз. Азия > Внешэкономсвязи, политика. Транспорт > dn.kz, 4 июня 2017 > № 2198740 Юрий Сигов


Россия > Внешэкономсвязи, политика > fingazeta.ru, 4 июня 2017 > № 2198652 Николай Вардуль

Руководящая и направляющая

Николай Вардуль

Есть ли какая-нибудь «руководящая и направляющая сила» в условиях демократии? Не прямо сейчас, по результатам состоявшихся выборов, а вообще? Есть, это сама демократия.

К чему это в номере, который посвящен начинающемуся ПМЭФ? Дело в том, что именно на этом форуме в относительно благополучном 2012 г. Герман Греф, который регулярно на нем «зажигает», бросил фразу: «Демократия – это словесный мусор ХХ века!». И его поддержала, правда, не столь ярко выступавшая там же Эльвира Набиуллина.

Не знаю, как у кого, а у меня остался шрам. Едва ли не самые яркие и креативные представители нашего политического класса считают, что уж, во всяком случае, они демократию переросли. А ведь, наверняка, не только они.

Что взамен, никто, правда, не сказал. Может быть, Греф, как неофит всего цифрового, нашел замену в новейших технологиях. Возможно, речь идет о каком-нибудь цензе. Цензе на мудрость, который подтверждается знанием технологии блокчейн, заработанным капиталом или чем-то еще. Раз просто демократия – «мусор», что, возможно, по Грефу, подтверждает brexit или победа Трампа.

Очень давно в глубоком Советском Союзе в спецхране ИНИОНа я читал немецкую книжку, изданную, понятно, в ФРГ, она называлась «О трудностях жизни в условиях демократии». Трудно было задолго до миграционной волны, накрывшей Европу, или кризиса ЕС. Потому что демократия – это власть большинства и защита прав меньшинства, притом что соотношение всегда может перевернуться. Это искусство баланса, но сохраняющего возможности нового пути.

Когда-то Ленин, как сегодня Греф, считал, что демократия (конечно, буржуазная) свое отжила. Ее заменила руководящая и направляющая КПСС. Чем кончилось? Развалом страны.

Можно представлять государство единой мегасистемой и выстраивать цифровые модели со сложными и претендующими на эффективность прямыми и обратными связями. Но вопрос старый: кто принимает решения?

История мудрее Билла Гейтса, она свидетельствует: любая неподконтрольная обществу бюрократия, пусть самая просвещенная, куда хуже демократии, которая, возможно медлительна в принятии решений, но зато сбалансированнее.

Когда говорят об устарелости демократии, ее, прикрываясь снобизмом, боятся. Немногие политики найдут в себе силы повторить слова Черчилля, отозвавшегося на послевоенные выборы в Великобритании, которые отстранили его – одного из признанных победителей – от власти, так: «Только великий народ мог так голосовать».

В российской власти все говорят о величии народа. Но, оказывается, не все готовы признать его право на выбор.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > fingazeta.ru, 4 июня 2017 > № 2198652 Николай Вардуль


Украина > Медицина > golos-ameriki.ru, 4 июня 2017 > № 2197724

Война на востоке Украины мешает бороться с ВИЧ-инфекцией

Однако в Альянсе по общественному здравоохранению в Украине видят и успехи в борьбе с эпидемией

КИЕВ — На данный момент, Украина, так же, как и Россия, борется с эпидемиями СПИДа, гепатита С и туберкулеза с множественной лекарственной устойчивостью. Хотя Украина добилась некоторого прогресса в борьбе с эпидемиями, благодаря сотрудничеству правительства с гражданским обществом, не всё так просто. Ведь власти обязаны заботиться и о тех гражданах, которые живут под российской оккупацией: в Крыму и на оккупированных территориях в зоне военных действий на востоке.

На этой неделе специальный посланник ООН по ВИЧ/СПИДу в Восточной Европе и Центральной Азии, профессор Мишель Казачкин, провёл конференцию в киевском Альянсе общественного здоровья и посетил несколько здравоохранительных организаций, которые предоставляют некоторые медицинские услуги, в том числе обмен игл, бесплатное медицинское обследование и распространение презервативов.

Выступая на конференции, Казачкин объяснил, что в Украине и в других странах бывшего Советского Союза основным вектором распространения ВИЧ является внутривенное употребление наркотиков. В период с 2005-2015 гг. на территории бывшего Советского Союза стремительно увеличилось количество больных ВИЧ.

Казачкин так же сообщил, что феномен заражения ВИЧ/СПИД является «концентрированной эпидемией», так как болезнь распространена среди некоторых групп населения, но не среди населения в целом. Одна из главных причин распространения эпидемии — это низкий уровень системы здравоохранения, унаследованный от Советского Союза. У приблизительно 30-35 процентов ВИЧ-инфицированных в Украине есть доступ к лечению, но только 50 процентов больных знают о том, что у них есть ВИЧ.

Несмотря на печальную статистику, Казачкин сказал, что видит прогресс в борьбе с ВИЧ/СПИД в Украине, благодаря сотрудничеству общественных организаций с правительством. К сожалению, немалая часть территории Украины находится под контролем России, и это создало серьезные препятствия для тех, кто пытается помочь в борьбе с распространением ВИЧ и СПИДа.

В 2014 году Российская Федерация аннексировала Крым, и полуостров теперь полностью подчиняется Российскому законодательству. Эта ситуация привела к проблемам для пациентов в программах лечения опиоидной заместительной терапией (ОЗТ), так как в России не допускается это лечение. Программа лечения продолжала существовать на оккупированной территории Донецка и Луганска до тех пор, как запас лекарств не истёк.

Другие программы по здравоохранению на восточных оккупированных территориях имеют больший успех, так как Россия снимает с себя ответственность за положение дел в называемых «Донецкой и Луганской народных республиках».

Наталья Гурова работает в оккупированном Луганске в качестве координатора программ здравоохранения вместе с Всеукраинской ассоциацией общественного здравоохранения. «Мы ведём работу в Луганске и трёх других небольших городках с 2014 года», - сообщила Гурова «Голосу Америки».

«Мы работаем в таком же режиме, как и до вооружённого конфликта. У нас есть связи с местными властями, и они дают нам работать», – продолжила она.

Несмотря на официальное разрешение работать, ситуация остаётся непростой у линии фронта, где боевые стычки происходят каждый день. В Луганске нет официальных переходов, через линию фронта прямо в город: лекарства должны быть сначала доставлены в Донецк, а затем пересечь «границу» между двумя «самопровозглашенными республиками». Гурова сказала, что им приходится заполнять таможенные документы, чтобы получать лекарства.

Для Гуровой, самая большая трудность – это поддержание опиоидной заместительной терапии, так как местные власти не поддерживают этой программы. Некоторые из наркоманов, участвующих в этой программе лечения, смогли переехать на правительственную территорию, чтобы продолжить своё лечение, но это не всем удаётся сделать. Из тех наркоманов, которые были вынуждены остаться, некоторые снова начали принимать наркотики, большинство из которых домашнего приготовления и, следовательно, крайне опасны, например, «дезоморфин», который ещё называют «крокодилом».

Несмотря на трудности, программам по обмену игл и распространению презервативов удаётся функционировать на оккупированной территории, благодаря специальной договорённости.

Несмотря на трудности, которые создают старая, развалившаяся система здравоохранения, а также оккупация и война, те, кто борется с ВИЧ и другими эпидемиями сохраняют оптимизм.

Андрий Клепиков, исполнительный директор Альянса по общественному здравоохранению, сказал участникам конференции, что в Украине наблюдается «ряд изменений к лучшему, и успешных программ»

Альянс по общественному здоровью продолжает работать в Крыму и на оккупированной территории Донбасса. Альянс поставил себе цель, чтобы как минимум 90 процентов населения было проверено на ВИЧ/СПИД, имело доступ к лечению, и чтобы был успешным результат в 90 процентах случаев лечения.

Украина > Медицина > golos-ameriki.ru, 4 июня 2017 > № 2197724


Япония > Миграция, виза, туризм > nhk.or.jp, 4 июня 2017 > № 2197289

Токийские власти распространяют брошюры для ознакомления иностранных жителей с японскими правилами и обычаями

Токийские столичные власти занимаются распространением брошюр, содержание которых знакомит иностранных жителей японской столицы с существующими в Японии правилами и обычаями.

Токийские власти выпустили 25 тысяч экземпляров таких брошюр на английском языке и 5 тысяч на японском. Брошюры можно бесплатно получить, например, на стойках регистрации иностранных граждан. Их содержание можно скачать с вебсайта столичных властей.

Брошюра с иллюстрациями разъясняет, каким образом можно получить медицинское обслуживание в случае заболевания, или с какими затратами можно столкнуться при аренде жилья.

В брошюре также содержится информация о японских обычаях, включая использование личной печати "инкан", с которой не знакомы многие иностранные жители Японии.

Япония > Миграция, виза, туризм > nhk.or.jp, 4 июня 2017 > № 2197289


Китай > Металлургия, горнодобыча. Экология. Рыба > russian.china.org.cn, 4 июня 2017 > № 2197219

Завершив на днях пять погружений в Марианской впадине, китайский батискаф "Цзяолун" в воскресенье начнет свое первое погружение в глубоководном желобе Яп в Тихом океане в рамках третьего этапа 38-й китайской океанологической экспедиции.

В желобе Яп "Цзяолун" также совершит пять погружений, глубина первого погружения достигнет 4100 м. Последнее погружение "Цзяолуна" в рамках данного этапа экспедиции намечено на 12 июня.

Ожидается, что во время первого погружения в Яп будет протестировано состояние работы батискафа, проведена всесторонняя проверка всех технических характеристик аппарата, придонное наблюдение, сбор образцов воды и, по возможности, -- макробентоса, донных отложений, горных пород и др.

С 2012 года "Цзяолун" совершил 20 погружений в Марианской впадине. На данный момент самое глубокое погружение батискаф "Цзяолун" совершил в июне 2012 года, когда опустился на глубину 7062 м.

38-я китайская океанологическая экспедиция стартовала 6 февраля 2017 года и проводится в три этапа. На первом этапе научные исследования были проведены в северо-западной части Индийского океана, на втором - в Южно-Китайском море, а на третьем они проходят в районе Марианской впадины и желоба Яп.

Китай > Металлургия, горнодобыча. Экология. Рыба > russian.china.org.cn, 4 июня 2017 > № 2197219


Вьетнам. США > Внешэкономсвязи, политика > ru.nhandan.com.vn, 4 июня 2017 > № 2197164

2 июня в первой половине дня вьетнамская высокопоставленная делегация во главе с Премьер-министром Нгуен Суан Фуком возвратилась в Ханой, успешно завершив официальный визит в США по приглашению Президента Дональда Трампа.

Мы рады представить вам содержание интервью, которое дал СМИ заместитель Министра иностранных дел Ха Ким Нгок, о результатах и значении данного визита.

- Уважаемый господин заместитель министра, не могли бы Вы сказать несколько слов о выдающихся результатах, достигнутых в рамках официального визита в США Премьер-министра СРВ Нгуен Суан Фука?

- С 29 по 31 мая вьетнамская высокопоставленная делегация во главе с Премьер-министром Нгуен Суан Фуком находилась в США с официальным визитом по приглашению Президента страны Дональда Трампа. Данный визит представляет собой первый визит в США Нгуен Суан Фука в качестве главы вьетнамского Правительства, а также первый контакт между высокопоставленными руководителями двух стран с момента, когда две страны избрали своих новых руководителей. Визит был нацелен на содействие эффективному, практическому развитию установленных в 2013 году отношений всестороннего партнерства между СРВ и США по трем направлениям: двустороннему, региональному и международному. Прошедший визит явился продолжением состоявшегося в 2015 году визита в США Генерального секретаря Центрального Комитета Коммунистической Партии Вьетнама Нгуен Фу Чонга.

На фоне того, что США совершенствуют работу своей администрации и изменяют приоритеты внешней и внутренней политики, в частности, приоритеты в торгово-экономической области, можно сказать, что визит Премьер-министра СРВ в США завершился хорошими результатами, достиг намеченных целей по всем направлениям, что выражается следующим образом:

Стороны сделали совместное заявление, в котором согласились способствовать практическому, эффективному и устойчивому развитию отношений всестороннего сотрудничества на благо двух стран, ради мира, сотрудничества и развития в регионе и во всем мире на основе соблюдения Устава ООН, уважения международного права, а также уважения политических институтов, независимости, суверенитета и территориальной целостности друг друга. Президент Дональд Трамп подтвердил свой официальный визит во Вьетнам в связи с участием в Неделе Лидеров АТЭС 2017. В штаб-квартире Фонда «Наследие» Премьер-министр Нгуен Суан Фук сделал получившее высокую оценку выступление, в котором подтвердили, что СРВ и США разделяют интересы, направленные на сохранение мира, стабильности, безопасности, поддержку сотрудничества и процветания в Азиатско-тихоокеанском регионе, Вьетнам придает большое значение и желает в дальнейшем развивать отношения всестороннего партнерства с американской стороной.

Экономическое сотрудничество явилось одним из основных моментом визита. Стороны договорились отдать приоритет эффективному и взаимовыгодному сотрудничеству в области торговли, экономики и инвестиций, сделать сотрудничество в этих областях центром внимания и рассматривать его как стимул развития вьетнамско-американских отношений, в целом, уделяя особое внимание созданию благоприятных условий для инвестиционной и предпринимательской деятельности, сотрудничества между предприятиями двух стран. В ходе визита состоялись две беседы с предпринимателями в Вашингтоне и Нью-Йорке, в которых приняли участие крупные американские инвесторы. Был подписан ряд крупных экономических соглашений, объем которых составил более 10 млрд долларов США, что внесет вклад в создание рабочих мест и рост экономик двух стран.

Стороны договорились активизировать сотрудничество в областях образования и подготовки кадров, здравоохранения, научных исследований, технологий, исследования космоса, инновационного творчества и др.; в области обороны, в частности, согласились продолжить обмен и сотрудничество на основе достигнутых договоренностей.

Также в ходе визита стороны обсудили региональные и международные вопросы, представляющие взаимный интерес; согласились прикладывать совместные усилия для разрешения вызовов в регионе и в мире. Это касается таких вопросов как общая безопасность, морская и авиационная безопасность, охрана окружающей среды, обеспечение безопасности здоровья, противодействие торговле людьми и дикими животными, борьба с распространением оружия массового уничтожения и участие в миротворческой деятельности ООН. Что касается Восточного моря, то руководители двух стран подчеркнули необходимость разрешения споров вокруг Восточного моря мирным путем, посредством юридических и правовых процедур, на основе уважения международного права, Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, Декларации о правилах поведения сторон в Восточном море (DOC), а также высказались за содействие разработке Кодекса о правилах поведения сторон в Восточном море (СОС).

Премьер-министр Нгуен Суан Фук также встретился с некоторыми предпринимателями и представителями интеллигенции вьетнамского происхождения. В ходе этих бесед Премьер-министр выслушал выдвинутые представителями местной вьетнамской диаспоры искренние идеи о социально-экономическом развитии. Он отметил, что потребует от министерств, ведомств серьезного рассмотрения этих идей.

Можно сказать, что данный визит достиг всесторонних успехов в ключевых сферах отношений всестороннего партнерства между СРВ и США.

- Не могли бы Вы сказать, какое значение имеет этот визит для развития двусторонних отношений?

- В конце 2016 года, сложно было представить возможность официального визита в США Премьер-министра Вьетнама, который мог бы состояться в первые шесть месяцев текущего года. Глава вьетнамского правительства стал первым руководителем среди руководителей стран Юго-Восточной Азии, который посетил США и провел переговоры с Президентом США Дональдом Трампом.

По моему мнению, это результат правильного курса 12 съезда КПВ на углубление отношений сотрудничества с большими партнерствами и странами. В последнее время Вьетнам проводит этот курс во всех сферах, активно и динамично устанавливает отношения с новой администрацией и Конгрессом США, показывает администрации и руководителям США значение вьетнамско-американского сотрудничества для каждой страны в целях сохранения мира, стабильности, сотрудничества и развития в регионе. Благодаря этому, новая администрация США придает важное значение сотрудничеству с вьетнамской стороной и желает способствовать его развитию.

Своевременный визит Премьер-министра Нгуен Суан Фука вносит вклад в сохранение плацдарма развития, расширение сотрудничества между СРВ и США в сферах, приносящих взаимные выгоды двум сторонам, укрепление долгосрочных отношений, в особенности, способствует установлению отношений с новой администрацией и Конгрессом США, расширению взаимного понимания позиций друг друга, помогает устранить опасения и повысить доверие между двумя странами.

Стороны договорились поддержать и расширить механизмы сотрудничества и диалоги с тем, чтобы осуществлять конкретную деятельность по сотрудничеству, а также своевременно разрешать разногласия и возникающие проблемы, тем самым устраняя барьеры для развития двусторонних отношений.

Итоги визита содействуют укреплению внешней политики страны, которая направлена на многовекторность и международную диверсификацию, тем самым обеспечивая выгоды для страны в обстановке, когда в регионе и в мире произошли сложные события, повышая роль и позицию Вьетнама на международной арене.

- Премьер-министр Нгуен Суан Фук в рамках визита провел встречу, имеющую важное значение, с Генеральным секретарем ООН Антониу Гутеррешом. Эта встреча совпадает с 40-й годовщиной вступления Вьетнама в ООН. Как Вы оцениваете вышеупомянутую встречу, а также перспективы отношений между Вьетнамом и ООН, в частности, перспективы реализации Повестки дня до 2030 г. в области устойчивого развития.

- Во время пребывания в США, Премьер-министр Нгуен Суан Фук находился в Нью-Йорке, где он провел переговоры с генеральным секретарем ООН Антониу Гутеррешом и вместе с ним участвовал в церемонии, посвящённой 40-летию установления отношений между Вьетнамом и ООН. Это событие, имеющее важное значение, знаменует новый сдвиг в отношениях между Вьетнамом и ООН. Можно сказать, что все мероприятия прошли успешно.

Во-первых, генеральный секретарь ООН Антониу Гутерреш и глава вьетнамского правительства обсудили региональные и международные вопросы, подчеркнули значимость поддержки многовекторности, отметив, что ООН играет центральную роль в этом процессе.

Во-вторых, стороны дали всестороннюю оценку отношениям между Вьетнамом и ООН за последние 40 лет и обсудили направления сотрудничества в предстоящее время. Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерреш приветствовал результаты, достигнутые Вьетнамом за последние 40 лет, и отметил вклад нашей страны в выполнение миссий ООН по всем ее трем основополагающим направлениям: мир и безопасность, сотрудничество в целях развития, права человека. Премьер-министр Вьетнама поблагодарил ООН за ценную поддержку, оказанную Вьетнаму как в годы восстановления страны после войны, так и в процессе развития и международной интеграции сегодня.

В-третьих, мы подтвердили, что Вьетнам придает большое значение отношениям с ООН, подчеркнули роль Вьетнама как ответственного члена в общей деятельности ООН, а также активность страны в работе многих механизмов ООН, таких как Совет безопасности, Экономический и социальный совет, Совет по правам человека. Развивая роль страны в деятельности ООН, Премьер-министр Нгуен Суан Фук сообщил о том, что Вьетнам выдвигает свою кандидатуру на пост непостоянного члена Совет безопасности на период 2020-2021 гг.

По моему мнению, Вьетнам и ООН обладают благоприятными условиями для дальнейшего развития двусторонних отношений. Вьетнам - это миролюбивая, динамичная страна, проводящая внешнюю политику, направленную на независимость, самостоятельность, активную международную интеграцию. Наша страна все более укрепляет свои позиции в регионе и на международной арене. Важность значения активного, динамичного и ответственного участия страны в деятельности ООН для повышения эффективности внешних связей была отмечена на 12-й съезде КПВ. Вьетнам будет прилагать усилия с тем, чтобы вносить существенный вклад в общую деятельность ООН, в частности, в те области, в которых Вьетнам имеет большой опыт: восстановление страны после войны, сокращение бедности, оказание помощи людям из уязвимых групп населения и др.

Вьетнам желает, чтобы ООН оказала ему помощь в осуществлении глобальных соглашений, таких как Повестка дня в области устойчивого развития до 2030 г., Парижское соглашение об изменении климата и др. Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерреш пожелал Вьетнаму успешно выполнить Повестку дня до 2030 г. - один из основных моментов Совместного стратегического плана между Вьетнамом и ООН на период 2017-2021 гг., и подтвердил, что ООН будет мобилизовать ресурсы для поддержки Вьетнама в выполнении Совместного стратегического плана. Вьетнам многократно выражал твердую решимость эффективно осуществить Повестку дня до 2030 г., так же как он уже успешно реализовал Цели развития тысячелетия.

Вьетнам. США > Внешэкономсвязи, политика > ru.nhandan.com.vn, 4 июня 2017 > № 2197164


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > mos.ru, 4 июня 2017 > № 2197146 Алина Сапрыкина

Алина Сапрыкина: Музей будущего — это про образование и про то, как ориентироваться в большом сложном мире

Директор Музея Москвы Алина Сапрыкина — о будущем музеев, столице XXII века и об отличиях московского посетителя от иностранца.

Музей Москвы — место, которое связывает в одном пространстве историю и современность и рассказывает о том, что происходит в городе прямо сейчас. В пространстве музея свободно живут музейные форматы, образовательные программы, осуществляются театральные постановки, проходят кинопоказы и концерты, устраиваются блошиные рынки, маркеты еды, фестивали, конкурсы и фешен-показы. Обо всем этом mos.ru рассказала Алина Сапрыкина, директор Музея Москвы.

— В Москве завершился крупнейший фестиваль «Интермузей-2017», участие в котором приняли более 150 музеев со всей страны. В этом году его тема — «Музей будущего». Как отражает ее Музей Москвы?

— На фестивале мы представили презентацию «Музей города — взгляд в будущее», в которой отразили особенность городских музеев, их роль сегодня. Городской музей — это ведь особый формат. С одной стороны, это музей, а с другой — площадка, посвященная городу, который все время меняется, движется. Главными мемами городского музея становятся события, происходящие с городом и его жителями. В нашем случае музей всецело посвящен Москве, ее уникальности и многообразию.

Мы находимся в центре города, в одном из лучших архитектурных комплексов столицы. Провиантские склады — памятник архитектуры федерального значения. Также под управлением Музея Москвы находятся небольшие музеи — Старый Английский Двор, Музей археологии Москвы, музей истории «Лефортово». И еще усадьба Влахернское-Кузьминки. На сегодняшний день Музей Москвы — пространство с хранилищем, выставочными показами и экскурсионными программами, а также мультидисциплинарный образовательный центр, в котором проходят лекции, мастер-классы, круглые столы, образовательные программы. Место, в котором свободно живут не только музейные форматы, но и театр, кино и многое другое. У нас проходят театральные постановки, кинопоказы, устраиваются блошиные рынки, маркеты еды, фестивали, конкурсы и фешен-показы.

Городская мода, искусство, музыка, литература — все начинает жить здесь, в пространстве музея

Мы не просто задумываемся о том, каким будет музей завтра, а становимся по большому счету отражением Москвы, ее зеркалом. Причем наша задача — связать вчера, сегодня и завтра столицы.

Рассказывать истории и заглядывать в будущее

— Современный музей старается охватить как можно больше направлений: и выставочные проекты, и лектории, и научную работу. Может ли одно дополнять другое и как совмещать исследовательскую работу, не теряя посетителей?

— Исследовательская работа происходит не сама по себе. Это всегда изучение той или иной темы, которое должно быть реализовано в конкретном музейном продукте. Например, у нас скоро открывается выставка «Москва глазами иностранцев», и наша кураторская группа занимается научно-исследовательской работой в этой области, собирает и анализирует источники, связанные с XVIII–XIX веками (именно этот период будет показан на выставке), систематизирует информацию, ищет новое по теме.

Концепция и содержание проекта всегда первичны. Потом идет работа с коллекцией и детальная научно-исследовательская работа. А не наоборот, когда музей показывал бы коллекционные предметы и архивы просто потому, что они у него есть.

Что касается музея как образовательной институции, то он работает с самой сложной современной задачей — помогает человеку ориентироваться в информации и самостоятельно приобрести комплексные представления о мире. Вот в городской среде, например, нам помогает дизайн и навигация. Но человек XXI века живет в двух мирах — реальном и виртуальном. Виртуальный мир по размерам сопоставим с реальным и дает огромное количество информации, которой становится все больше и больше и внутри которой все сложнее разобраться.

Музеи как места хранения артефактов реального мира и как места структурирования информации мира виртуального, как мне кажется, станут со временем теми площадками, которые будут связывать эти миры. Мы, например, пытаемся заглянуть в будущее и увидеть, какой будет Москва завтра. Зачем? Чтобы сегодня сделать все от нас зависящее, чтобы жизнь в будущем стала лучше. Чтобы передать в будущее историю Москвы, которую хранит наш музей уже 120 лет.

Мы пытаемся заглянуть в будущее и увидеть, какой будет Москва завтра. Зачем? Чтобы сегодня сделать все от нас зависящее, чтобы жизнь в будущем стала лучше. Чтобы передать в будущее историю Москвы, которую хранит наш музей уже 120 лет

— Музей должен быть рассказчиком?

— Музейные выставки должны рассказывать истории. Это похоже на создание сценариев фильмов. Потом, все зависит от технических возможностей реализации и еще множества факторов.

— Если представить, например, 2047 год, то какой вы видите Москву?

— К 120-летию Музея Москвы был снят мультфильм, где такая версия: «Мэром Москвы становится искусственный интеллект, запущено двадцать пятое транспортное кольцо, а Музей Москвы остается главным городским музеем». Или вот видите в углу — это произведение Константина Батынкова «Москва, 2117 год». Художник по нашей просьбе нарисовал столицу через сто лет. Это футурология, персональное художественное высказывание, но тем оно и ценно для нас: мы с вами видим совершенный космический мегаполис — и притом узнаем Москву.

Музей Москвы, собирая все, что связано с Москвой, и обладая уникальной коллекцией в один миллион единиц хранения, состоящей из карт, планов, живописи, графики, фото, макетов, гравюр, документов, предметов повседневности, книг и многого другого, — так вот, музей хранит еще и то, как наши предки пытались ответить на подобные вопросы. Например, есть известная серия открыток «Москва будущего», выполненная в 1913 году по заказу фабрики «ЭйнемЪ» и показывающая как бы Москву в 2013 году. Это один из моих любимых экспонатов нашей коллекции.

Что я лично думаю о будущем? Город продолжит развиваться, темпы, конечно, еще увеличатся. Он сохранит наследие и архитектуру. Он воплотит новые технологии. Люди станут терпимее друг к другу, иначе ведь ничего не выйдет. Кстати, иностранцев что больше всего поражает — что Москва дает столько возможностей и очень многое в себе совмещает. Словно это не город, а слоеный пирог, в котором живут такие разные люди. где сосуществуют история и современность, а на пересечении рождаются новые идеи. Мне кажется, эта уникальность — она и ведет нас в будущее.

Музей Москвы — музей города, микромодель Москвы

— Может ли площадка музея превращаться в городскую среду, выходить в открытые пространства и попадать в «нестерильную» атмосферу для выставочных экспонатов и проектов?

— Есть музеи художественные, естественно-научные, музыкальные, военно-исторические, литературные, мемориальные... А Музей города — он в каждом городе всегда такой один. В каждом мегаполисе и столице свой — в Нью-Йорке, Париже, Лондоне, Амстердаме, Токио, Шанхае. Кстати, городские музеи очень разные, и каждый из них, как зеркало, отражает свой город. Представьте себе микромодель города, отражающую его устройство в миниатюре. Таким должен быть городской музей. И он должен активно выходить в открытую среду и с выставками, и с идеями.

Для жителей города этот музей как дом, а для туристов — возможность соприкоснуться с чем-то настоящим, живым

— Как сравнить главную художественную галерею города и главный городской музей, например?

— Попробуем на примере путешествий. Как мы знаем, распространены два типа путешествий: первый — купить туристическую путевку и поехать в другую страну с пакетом экскурсий и гидом или второй — погостить у местных жителей. С возможностью посетить день рождения или свадьбу, попробовать домашнюю кухню, почувствовать особенность и энергию этого места. Так, художественная галерея предоставит вам возможность увидеть лучшие шедевры, хранящиеся в городе. А музей города — площадка, которая погружает в историю плюс современную атмосферу места. Для жителей этот музей как дом, а для туристов — возможность соприкоснуться с чем-то важным для его понимания, а также настоящим, живым, тем, что происходит в городе прямо сейчас.

Москвичи и иностранцы

— Какие выставки или экспонаты вызывают наибольший интерес у посетителей — исторические или современные?

— Сложный вопрос. Наша выставка «Московская оттепель» — историческая или современная? Это проект, который рассказал, почему мы стали такими, какие есть сейчас, какими категориями мыслим, как эти понятия были сформированы, какими идеалами живем и почему. Выставка отвечала на вопросы, как повлияли на людей события отдельного времени: первый полет человека в космос, первый Московский кинофестиваль, первый рок-фестиваль, открытие института генетики и так далее. Это был проект о Москве сейчас, но он рассказывал об оттепели тогда.

Сейчас мы работаем над выставкой «Три фестиваля», посвященной, с одной стороны, будущему Всемирному фестивалю молодежи и студентов в Сочи. С другой стороны, выставка расскажет о поколениях 1950-х и 1980-х годов и о том, какими были прежние фестивали молодежи и студентов, проходившие в Москве.

В экспозиции «Москва. Мода и революция», которая недавно закрылась, мы показывали революцию, десять лет до событий и десять лет после, с 1907 по 1927 год. Это было сделано современным языком, но об исторической эпохе. Связь есть всегда. Интересно соединение.

— А есть ли особенность у московского зрителя, которая отличает москвичей от других посетителей музея?

— Мы всегда говорим, что задача Музея Москвы — объединить разную аудиторию, учитывая, что у всех есть свои предпочтения. Например, москвичи 60 плюс чаще всего ностальгируют по ушедшему городу и любят выставки, посвященные их времени, Москве, которой уже нет. Детям интересно все, что происходит в городе прямо сейчас, особенно к чему они могут приложиться, в чем могут поучаствовать.

Москвичи воспринимают город через свою жизнь. Взрослые — через воспоминания, дети — через свой активный опыт. На выставках мы делаем отдельные маршруты для ребенка и для взрослых. Пример — наша выставка «История Москвы для детей и взрослых». Эти две категории ищут разное, и музей стремится помочь посетителю найти нужное.

Москвичи воспринимают город через свою жизнь. Взрослые — через воспоминания, дети — через возможность поучаствовать в чем-то

— Как воспринимают музей иностранцы?

— Для иностранцев поход в наш музей — это соприкосновение с городом, который они, как правило, не раз видели в кино, на фотографиях и о котором у них сформировалось уже какое-то представление. Попадая к нам, гости оказываются за кулисами разнообразного мегаполиса с богатой и интересной историей и заново открывают для себя Москву. Ощущение открытия — это туристы. Москвичи — это ощущение сопричастности.

Возможность прикоснуться, создать или принять участие

— К слову о сопричастности. Посетителям у вас можно фотографировать и трогать экспонаты?

— У нас можно фотографировать, и у нас есть выставки, в которых можно трогать экспонаты. Это копии, часто неотличимые от оригинала. Сейчас в музеях есть экспонаты, которые можно трогать, костюмы, которые можно надевать, более того, есть выставки, в продакшене которых можно поучаствовать.

Пройти с самыми необычными экскурсиями по музею или району, где он находится, нарисовать книгу, создать мультфильм, сделать театральную постановку, поучаствовать в ней — сегодня в музее возможно все

Познакомиться с выставкой можно при помощи экскурсовода. Здесь тоже большой выбор — попросить обычного экскурсовода, или кандидата наук, или даже самого куратора-автора выставки, а может быть, даже хранителя, а потом еще вместе с ним отправиться посмотреть, как устроен музейный фонд. В музее можно сходить в кино, на лекцию, купить редкие книги в сувенирном, вкусно пообедать. В музее можно отметить день рождения, устроив приглашенным гостям затейливый квест по экспозиции. Этим летом есть возможность оказаться в музее в детском лагере. Можно полежать во дворе на газоне и просто позагорать. Недавно вот к нам стали приезжать женихи и невесты и фотографироваться во дворе на фоне зданий — Провиантских складов как редкого образца ампира, архитектора Василия Стасова, 1835 год, вот это уже, наверное, совсем хорошо.

Пройти с самыми необычными экскурсиями по музею или району, где он находится, нарисовать книгу, создать мультфильм, сделать театральную постановку, поучаствовать в ней — сегодня в музее возможно все.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > mos.ru, 4 июня 2017 > № 2197146 Алина Сапрыкина


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > mos.ru, 4 июня 2017 > № 2197145 Ирина Гудкова

Обладательница премии Правительства Москвы молодым ученым Ирина Гудкова — об интернете вещей, нехватке радиочастот и 5G-лаборатории в РУДН.

Представьте: ваш холодильник сам заказывает продукты в магазине, а стиральная машина включается по команде смартфона. Это не фантастика — это 5G. Беспроводные сети пятого поколения позволят нам пользоваться всеми благами интернета вещей. Но есть проблема: чудесам техники нужны радиочастоты, которые уже заняты сотовой связью, радио и телевещанием. Возможными решениями в интервью mos.ru поделилась Ирина Гудкова, доцент кафедры прикладной информатики и теории вероятностей Российского университета дружбы народов. Она стала лауреатом премии Правительства Москвы молодым ученым за разработку комплекса вероятностных моделей схем приоритетного управления радиоресурсами беспроводных сетей последующих поколений.

— Почему вы занялись анализом приоритетного управления радиоресурсами беспроводных сетей?

— Сейчас это актуально. К 2020-му будут специфицированы и запущены тестовые беспроводные сети пятого поколения 5G. А вместе с сетями нового поколения нас ожидают более качественная связь, высокие скорости передачи информации, интернет вещей и другие новые услуги. Это потребует больше свободных радиочастот, диапазон которых в настоящее время ограничен. Одно из возможных решений проблемы — приоритетное управление радиоресурсами. Соответствующие алгоритмы и схемы определяют, что именно делать, если поступает более приоритетный запрос. Проще говоря, в некоторый момент времени одному пользователю нужно сделать звонок, второму — скачать фотографию. А свободная частота есть только для одного из этих действий. Звонок важнее, поэтому скорость передачи фото можно снизить.

Мое исследование дает представление о качестве обслуживания абонентов после перехода на пятое поколение сетей

— Что именно вы исследовали и можно ли на практике применять результаты работы?

— Я анализировала, как применение схем управления доступом отражается на качестве услуг. Пользователям важно, какова вероятность того, что вызов будет осуществлен, сколько времени они будут скачивать файл, каким будет качество видеотрансляции и так далее. Я учитывала не только схемы приоритетного управления, но и случайные факторы, а также механизмы совместного использования радиочастот. В результате получился комплекс вероятностных моделей. Для исследования я использовала аппарат теории вероятностей и математической теории телетрафика.

Применять на практике однозначно можно. Исследование поможет выбрать наиболее оптимальные параметры схем приоритетного управления радиоресурсами. А также дает представление о том, насколько качественным будет обслуживание абонентов после перехода на пятое поколение сетей. Думаю, что в ближайшие годы появятся заявки на изобретения.

С приходом интернета вещей предметы смогут взаимодействовать между собой без участия человека

— Поясните, что такое совместное использование радиочастот?

— Совместное использование радиочастот (в англоязычной терминологии Licensed Shared Access, LSA) — это еще одно решение проблемы ограниченности диапазона. В данном случае доступ к частотам получают две стороны: владелец частот, имеющий приоритетный доступ, и временный пользователь. В качестве владельца может выступать небольшой аэропорт, который обслуживает четыре — шесть рейсов в день. Он использует частоты для телеметрии с самолетами. А в качестве пользователя может выступать оператор мобильной связи, который в отсутствие рейсов расширяет свой частотный диапазон за счет полосы совместного использования.

— Какие новые услуги станут доступны с появлением пятого поколения сетей?

— В первую очередь интернет вещей — предметы смогут взаимодействовать между собой без участия человека. Например, смартфон по заранее прописанному графику запускает стиральную машину. Или холодильник сканирует свое наполнение и отправляет в магазин или службу доставки перечень продуктов, которые необходимо привезти.

Станет доступен и индустриальный интернет, актуальная составляющая индустрии 4.0. На труднодоступное или опасное производство можно будет отправить робота и управлять им дистанционно через сеть. Мы двигаем механического помощника с помощью джойстика, а через очки виртуальной реальности видим то же самое, что и он.

5G, в отличие от существующих сетей, обеспечит мгновенную реакцию робота на движения хирурга

— А можно ли будет использовать 5G для проведения удаленных операций?

— Да, однозначно. Речь идет о технологии тактильного интернета, которая передает на расстояние движения и ощущения. Находясь в Москве, хирург сможет участвовать в операции, например в Африке. Для этого врач надевает сенсорную перчатку, передающую все его движения роботу, который работает на месте. Здесь особенно важна высокая скорость передачи информации, ведь даже небольшая задержка может стоить пациенту жизни. 5G, в отличие от существующих сетей, обеспечит мгновенную реакцию робота на движения хирурга. Речь идет о создании сверхскоростных сетей с задержками передачи данных до одной миллисекунды.

— Почему вы начали заниматься прикладной математикой и информатикой — не самый очевидный выбор для девушки?

— Любовь к математике мне привили бабушка и дедушка. Они маркшейдеры, горные инженеры, дедушка в исследованиях применял теорию вероятностей, а бабушка долгое время преподавала начертательную геометрию. Когда я была в восьмом классе, именно она предложила мне пойти в заочную математическую школу при МГУ. Там нам давали нестандартные задачи — сложные, но очень интересные. А при поступлении в РУДН я выбрала прикладную математику, потому что были интересны прикладные исследования и проекты. В дипломной работе я уже применяла методы теории вероятностей и марковских случайных процессов.

Осенью в РУДН откроется лаборатория опережающих исследований беспроводных 5G-сетей интернета вещей

— А какое направление вы посоветуете современным школьникам? Что остается востребованным?

— Безусловно, востребованными остаются программисты. Но я рекомендую не просто писать программы по известным алгоритмам, а идти дальше — разрабатывать свои собственные решения.

Кроме того, вся наша область является важной для страны. Например, информационно-коммуникационные технологии входят в перечень приоритетных направлений развития науки, технологий и техники в России. А технологии доступа к широкополосным мультимедийным услугам являются критическими (то есть обеспечивают интересы государства в сфере национальной безопасности, экономического и социального развития. — Прим. mos.ru). Одно из направлений стратегического развития России также связано с ИКТ.

— Какими исследованиями вы займетесь в ближайшем будущем?

— Осенью в РУДН откроется лаборатория опережающих исследований беспроводных 5G-сетей интернета вещей. Ее возглавляет мой учитель — профессор Константин Евгеньевич Самуйлов. Будет развернута сеть передачи данных с высокими скоростями, в том числе и радиосегмент. В июне этого года на базе университета мы проводим первый в России саммит 5G по научным исследованиям. В новой лаборатории мы сможем тестировать разрабатываемые алгоритмы. Также там будут характерные для 5G демонстраторы, например тактильного интернета и дополненной реальности.

— Почему вы решили подать заявку на премию?

— Главной задачей было систематизировать и описать все, что было сделано за последние годы. Победа меня, конечно, порадовала.

Премии молодым ученым

Премии Правительства Москвы молодым ученым присуждают ежегодно с 2013 года. Их могут получить на конкурсной основе ученые или научные коллективы до трех человек. Всего за четыре года в конкурсе приняли участие около двух тысяч молодых специалистов, а размер премии за это время увеличился вдвое — с 500 тысяч до одного миллиона рублей.

В 2016 году выросло количество премий — с 31 до 33. Заявки подали 575 человек. Это в полтора раза больше, чем в 2015-м. Лауреатами стали 65 человек. Сферы интересов молодых исследователей очень разные — от производства сварных узлов, ускорителей электронов, препаратов для борьбы с раком до древнерусского летописания, изучения финансовой стабильности и использования интеллектуального потенциала.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > mos.ru, 4 июня 2017 > № 2197145 Ирина Гудкова


Индия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > indostan.ru, 3 июня 2017 > № 2214637

Имя посла России в Индии Александра Кадакина, скончавшегося в январе, присвоено улице в центральной части Нью-Дели. Об этом сообщил на российско-индийской встрече в Санкт-Петербурге премьер-министр Индии Нарендра Моди.

"Наши отношения всегда получали подпитку от великих людей, одним из которых был Александр Кадакин. Мы потеряли этого великого друга Индии в этом году и, чтобы отдать дань уважения его памяти, мы приняли решение назвать в его честь одну из улиц в Нью-Дели", - сказал индийский премьер.

Как пояснил ТАСС представитель муниципалитета Нью-Дели, "для увековечивания памяти Александра Кадакина выбрана красивая, оживленная улица в полутора километрах от посольства России, которая прежде носила имя Army Offisers' Mess Road, поскольку на ней расположены жилой и клубный комплексы, предназначенные для офицерского состава индийской армии".

"Это очень достойное место - улица непосредственно соединяет один из главных столичных проспектов им. Сардара Пателя с юго-западной границей дипломатического квартала Чанакьяпури, проходя между двумя крупными отелями - "Маурья" и "Тадж-Палас", где регулярно останавливаются высшие руководители иностранных государств и официальных зарубежных делегаций, а также проводятся различные международные форумы высокого уровня", - подчеркнул он.

Профессиональный индолог, А.М.Кадакин почти 30 лет из своей 45-летней дипломатической карьеры отдал работе в Индии, пройдя путь от стажера-практиканта до поста посла России, который занимал дважды. Символично, что он ушел из жизни в Нью-Дели 26 января 2017 года, когда индийский народ отмечает национальный праздник - День Республики. В опубликованном тогда соболезновании премьер-министр Нарендра Моди дал высочайшую оценку его профессиональным качествам, включая блестящее владение языком хинди, а также роли в наращивание российско-индийского взаимодействия по всем направлениям.

Индия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > indostan.ru, 3 июня 2017 > № 2214637


США. Индия. Сербия. Весь мир. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > bfm.ru, 3 июня 2017 > № 2205104

Война санкций как катализатор сделок. Итоги ПМЭФ-2017

На форуме заключены соглашения на сумму в 2 трлн рублей — в два раза больше, чем годом ранее. По мнению экспертов, на приток западных инвесторов влияет политика президента США, «который не заинтересован в резком усилении давления на Россию»

На Петербургском международном экономическом форуме заключено 386 официальных соглашений на общую сумму 2 трлн рублей.

Об этом сообщил заместитель председателя организационного комитета форума Антон Кобяков. Эта сумма в два раза превышает прошлогодние показатели. Тогда на форуме было заключено 350 сделок на сумму в 1 трлн.

По словам Андрея Кобякова, Петербургский форум в этом году принял более 14 тысяч представителей бизнеса, глав международных организаций, официальных лиц и журналистов, более чем из 143 стран мира. Причем самой многочисленной стала американская делегация. Как сообщил Кобяков в интервью ТАСС, в общей сложности из США приехали 560 человек, 140 компаний. Это самое большое представительство иностранного бизнеса из одной страны. Эксперты уже дают оценки итогам сделок, заключенных в рамках ПМЭФ.На Петербургском международном экономическом форуме заключено 386 официальных соглашений на общую сумму 2 трлн рублей.

Об этом сообщил заместитель председателя организационного комитета форума Антон Кобяков. Эта сумма в два раза превышает прошлогодние показатели. Тогда на форуме было заключено 350 сделок на сумму в 1 трлн.

По словам Андрея Кобякова, Петербургский форум в этом году принял более 14 тысяч представителей бизнеса, глав международных организаций, официальных лиц и журналистов, более чем из 143 стран мира. Причем самой многочисленной стала американская делегация. Как сообщил Кобяков в интервью ТАСС, в общей сложности из США приехали 560 человек, 140 компаний. Это самое большое представительство иностранного бизнеса из одной страны. Эксперты уже дают оценки итогам сделок, заключенных в рамках ПМЭФ.

Василий Колташов

руководитель центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений

«На самом деле, двукратное увеличение объемов сделок на Петербургском экономическом форуме свидетельствует только об одном: об огромном желании властей показать, что ситуация в экономике не только находится под контролем, но и стремительно улучшается. Именно стремительно. В реальности, как это было со сделками, сложно понять. Обычно они заключаются заранее, просто их презентуют на ПМЭФ, иногда это очень громкие крупные сделки, но в данном случае количество не переходит в качество. Наоборот, от нас пытаются скрыть качество. Никакой дискуссии на форуме по экономической ситуации не было. А как можно приехать в отсутствие дискуссии, в отсутствие реальных рецептов? Давайте просто скажем и покажем, что есть огромный поток инвестиций, есть огромный поток деловой активности и есть множество сделок, а значит, все уже и так исправляется, и ждать нечего. Я не думаю, что санкции могут повредить западным инвесторам, которые входят в российскую экономику и заключают контракты, что-то покупают, хотя бы потому, что есть определенные ограничения по санкциям в лице нового американского президента. Он, похоже, не заинтересован в резком усилении давления на Россию, у него другие цели, он прекрасно знает, что там Китай — главная проблема. С другой стороны российское руководство явно старается, чтобы инвесторы к нам приходили, чтобы они могли получать какие-то интересные активы, и в этом смысле санкции подействовали. То, что есть это движение иностранных инвесторов и их желание заключать сделки с российским компаниями — это во многом результат войны санкций. Это не вопреки происходит, а благодаря».

Власти действительно стараются привлекать западные деловые круги. Антон Кобяков рассказал, что пообщался на Форуме со многими американскими бизнесменами. По словам советника президента, они сказали, что «в Америке стало модным говорить с русским акцентом, мальчишки у них во дворах играют в Путина».

Начальник аналитического департамента УК «БК Сбережения» Сергей Суверов считает, что успех нынешнего экономического форума обусловлен не только усилиями властей создать видимость позитивной картины, но и реальными экономическими факторами.

«Есть две причины, почему заключено больше сделок в этом году. Во-первых, есть макроэкономические успехи России, может, они не такие большие, но все-таки весьма уверенные. Это крепкий рубль, выход экономики из рецессии и серьезное снижение инфляции. Второе — нет режима усиления санкций в отношении России, а те соглашения, которые заключены на Петербургском форуме, вписываются в режим фиксации. Конечно, если будет усиление санкций, те соглашения, которые подписаны, могут и не дойти до стадии реализации. Есть также некоторые факторы, которые способствуют успеху форума, в частности, много сделок сырьевых компаний. Российские сырьевые компании имеют одну из самых низких себестоимостей добычи сырья в мире и есть истории успеха у некоторых иностранных партнеров на российском рынке. В частности, доходность инвестиций у партнеров РХПИ — примерно 15% в валюте, что весьма неплохо по нынешним меркам, поэтому, наверное, эта история успеха побуждает инвесторов заключать новые сделки в России».

В этом году также увеличилось количество СМИ, которые посетили форум. Их число составило 3300 человек, что на 600 больше, чем в 2016-м. Пленарное заседание транслировали 83 телеканала, охватывающие всю Европу, США, страны Африки, Индию и Азиатский регион.

Статус страны гостя получили Сербия и Индия, о желании получить такой же статус в будущем году заявил Катар.

Так как в 2018 году Россия примет Чемпионат мира по футболу, форум решено перенести на 24-26 мая.

«На самом деле, двукратное увеличение объемов сделок на Петербургском экономическом форуме свидетельствует только об одном: об огромном желании властей показать, что ситуация в экономике не только находится под контролем, но и стремительно улучшается. Именно стремительно. В реальности, как это было со сделками, сложно понять. Обычно они заключаются заранее, просто их презентуют на ПМЭФ, иногда это очень громкие крупные сделки, но в данном случае количество не переходит в качество. Наоборот, от нас пытаются скрыть качество. Никакой дискуссии на форуме по экономической ситуации не было. А как можно приехать в отсутствие дискуссии, в отсутствие реальных рецептов? Давайте просто скажем и покажем, что есть огромный поток инвестиций, есть огромный поток деловой активности и есть множество сделок, а значит, все уже и так исправляется, и ждать нечего. Я не думаю, что санкции могут повредить западным инвесторам, которые входят в российскую экономику и заключают контракты, что-то покупают, хотя бы потому, что есть определенные ограничения по санкциям в лице нового американского президента. Он, похоже, не заинтересован в резком усилении давления на Россию, у него другие цели, он прекрасно знает, что там Китай — главная проблема. С другой стороны российское руководство явно старается, чтобы инвесторы к нам приходили, чтобы они могли получать какие-то интересные активы, и в этом смысле санкции подействовали. То, что есть это движение иностранных инвесторов и их желание заключать сделки с российским компаниями — это во многом результат войны санкций. Это не вопреки происходит, а благодаря».

Власти действительно стараются привлекать западные деловые круги. Антон Кобяков рассказал, что пообщался на Форуме со многими американскими бизнесменами. По словам советника президента, они сказали, что «в Америке стало модным говорить с русским акцентом, мальчишки у них во дворах играют в Путина».

Начальник аналитического департамента УК «БК Сбережения» Сергей Суверов считает, что успех нынешнего экономического форума обусловлен не только усилиями властей создать видимость позитивной картины, но и реальными экономическими факторами.

«Есть две причины, почему заключено больше сделок в этом году. Во-первых, есть макроэкономические успехи России, может, они не такие большие, но все-таки весьма уверенные. Это крепкий рубль, выход экономики из рецессии и серьезное снижение инфляции. Второе — нет режима усиления санкций в отношении России, а те соглашения, которые заключены на Петербургском форуме, вписываются в режим фиксации. Конечно, если будет усиление санкций, те соглашения, которые подписаны, могут и не дойти до стадии реализации. Есть также некоторые факторы, которые способствуют успеху форума, в частности, много сделок сырьевых компаний. Российские сырьевые компании имеют одну из самых низких себестоимостей добычи сырья в мире и есть истории успеха у некоторых иностранных партнеров на российском рынке. В частности, доходность инвестиций у партнеров РХПИ — примерно 15% в валюте, что весьма неплохо по нынешним меркам, поэтому, наверное, эта история успеха побуждает инвесторов заключать новые сделки в России».

В этом году также увеличилось количество СМИ, которые посетили форум. Их число составило 3300 человек, что на 600 больше, чем в 2016-м. Пленарное заседание транслировали 83 телеканала, охватывающие всю Европу, США, страны Африки, Индию и Азиатский регион.

Статус страны гостя получили Сербия и Индия, о желании получить такой же статус в будущем году заявил Катар.

Так как в 2018 году Россия примет Чемпионат мира по футболу, форум решено перенести на 24-26 мая.

США. Индия. Сербия. Весь мир. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > bfm.ru, 3 июня 2017 > № 2205104


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > bfm.ru, 3 июня 2017 > № 2205088 Максим Орешкин

Орешкин: в июле-августе рубль упадет из-за волатильности притоков капитала и отрицательного текущего счета

В интервью Business FM в кулуарах ПМЭФ глава Минэкономразвития рассказал о том, как изменится курс рубля, почему не нужно говорить о налоговых реформах, и как будут финансироваться проекты «с нуля»

Уровень налоговой нагрузки в России повышаться не должен. Это позиция Минэкономразвития, заявил в интервью Business FM в кулуарах Петербургского международного экономического форума глава министерства Максим Орешкин. Он также рассказал о финансировании инфраструктурных проектов и о том, каким должен быть курс рубля. С министром экономического развития Максимом Орешкиным беседовал главный редактор Business FM Илья Копелевич:

В выступлении Путина прозвучали две вещи, важные для бизнеса, которые так или иначе связаны с вашим министерством: проектное финансирование — его важность подчеркнул президент — и специальные инвестиционные контракты. Все это прямо прозвучало, причем пролонгация.

Максим Орешкин: Еще одна была очень важная вещь — это инвестиции в инфраструктуру. То, о чем мы говорим, о том, что нужно создать такую положительную спираль с точки зрения инвестиционной и экономической активности. Реализацию новых проектов в инфраструктуре — она открывает возможность для новых инвестиционных проектов, которые тоже должны находить свое финансирование и реализовываться. Вот эту положительную спираль мы будем пытаться запустить. Это две программы по проектному финансированию и по инфраструктурному строительству — то, над чем мы работали последние месяцы.

Мы уже начали рассказывать бизнесу, который еще не весь знает об этих формах, хотя крупный, конечно, знает, это на всех панелях обсуждается. Если коротко, все-таки, какие отрасли в первую очередь будут затрагивать вот эти формы государственной поддержки промышленности?

Максим Орешкин: То, о чем мы говорим, мы говорим о проектном финансировании — на самом деле в банковской системе очень большая с этим проблема. У нас банки любят кредитовать либо большие предприятия, либо под залог. Взять новый проект, который возводится с нуля, и получить под него финансирование очень сложно. Именно здесь на это будет нацелено. Мы начинаем работу на базе «Внешэкономбанка». Первый раунд работы будет вводиться именно по тем отраслям, которые в стратегии «Внешэкономбанка» отмечены: в первую очередь все, что связано с развитием экспорта, с новыми высокими технологиями. Любая, на самом деле, отрасль промышленности может попасть в эту программу, если она имеет такую ориентацию, на экспорт, например. С этой точки зрения здесь практически все могут в нее попасть. Задача — отбирать правильно проекты, их структурировать и финансировать через синдицированное кредитование, о чем говорил президент. Здесь будем навешивать механизмы поддержки: это частичная госгарантия, это гарантия того, что инфляция, например, останется стабильной на долгосрочном горизонте, что позволит короткие деньги банков переворачивать в длинное финансирование для проектов. Это же, на самом деле, очень важно с точки зрения получения проектами длинных кредитов. Банки сейчас, может быть, еще боятся, что у нас инфляция будет 4% в долгосрочной перспективе, что она может вырасти, отклониться...

Даже ЦБ этого боится, не только банки.

Максим Орешкин: Правильно, но мы ЦБ верим, понимаем, что там команда очень сильная, что они достигнут своих целей, и правительство готово прогарантировать в рамках данной схемы, что инфляция не выйдет за уровень 4%. Это позволит проектам обеспечить уровень кредитных ставок на длинные сроки, базовую ставку 7% плюс кредитный риск по проекту, который может 2-3% сверх этого составить. Вот такая схема позволит привлекать больше частных средств. Именно на это и нацелена эта идея, чтобы не государством залить все эти деньги, все эти проекты и наворотить дел, а именно привлекать частное финансирование, в том числе частные инвесторы будут оценивать риски для того, чтобы инвестиции шли только туда, куда нужно и эффективно. И третий этап в данной схеме — это то, что «Внешэкономбанк» будет входить миноритарным акционером в реализуемые проекты, получать там на акционерные соглашения большие права и тем самым контролировать, как эти проекты реализуются, и тем самым создавать дополнительную гарантию стабильности и устойчивого развития этих проектов для частных инвесторов.

Вот эта новизна для бизнеса, которая здесь прозвучала, она важная. Теперь то, что важно для всех и для бизнеса тоже, потому что практически все, с кем я говорил в этой студии, для них этот вопрос остается острым. Курс рубля. Причем одни говорят, что завышенный курс мешает, это экспортеры, естественно, другие — сельскохозяйственные производители, на удивление, мне говорили: нет, не надо, чтобы рубль становился дешевле, хотя они экспортеры тоже в какой-то степени, но они очень зависят от импортных поставок всего-всего разного. И этот вопрос по-прежнему важен для всех, и мы немножко запутались. Все-таки, чего ждать?

Максим Орешкин: Ждать, что курс останется плавающим, что он будет меняться под влиянием рыночных факторов. Какой курс нужен России? России, конечно, нужен крепкий рубль, но крепость его должна быть вызвана фундаментальными факторами: ростом производительности труда и эффективности российской экономики. Если сила рубля будет вызвана резким ростом цен на нефть, мощным притоком, временным, капитала, конечно, такие истории будут нести только негативные последствия. А именно такую историю мы, например, наблюдаем с начала этого года. У нас, например, на долговой рынок в марте в рынок ОФЗ пришло больше 200 млрд рублей от иностранных инвесторов.

С марта-то прошло уже два месяца. Мы все ждали, что carry trade закончится, и Силуанов ждал, вы ждали и предполагали, собственно, это все звучало, почему люди и обсуждают это. Все-таки, какой прогноз вы делаете?

Максим Орешкин: Просто сложилась уникальная ситуация. С одной стороны на глобальных рынках мы что видим? Мы видим склонность к риску на историческом максимуме. Никогда так дешево риск не оценивался. На этом фоне, конечно, в развивающиеся рынки идет капитал. А если посмотреть уже ситуацию на развивающихся рынках, то традиционные конкуренты России — это Турция и ЮАР, которые традиционно конкурируют за притоки капитала. В Турции инфляция 11% и разбалансированная макроэкономическая ситуация, в ЮАР недавно сменили правительство, и очень большая неопределенность. И там в этих странах валюта упала, притоки прекратились. И де-факто Россия стала страной №1 по качеству макроэкономической политики и, соответственно, сюда пошли капиталы довольно агрессивным темпом.

Агрессивным и устойчивым, то бишь, курс примерно останется, как есть, вот в течение этого времени. Я пытаюсь сформулировать...

Максим Орешкин: Я отвечу вполне конкретно: такие притоки капитала долгими и устойчивыми быть не могут. Они на то и притоки краткосрочного капитала, что они достаточно волатильны. Это первая история, которая может сыграть на динамику курса рубля — это волатильность, связанная с изменением общего настроения на глобальных рынках. Будет ФРС повышать дальше ставки, будет ситуация ухудшаться, и другие риски мировой экономики проявляться, рубль, конечно же, на все это отреагирует. Вторая история — это то, что при том восстановлении экономики, которое мы сейчас видим, при росте рубля мы видим положительную динамику импорта. Импорт растет активно, и в летние месяцы это приведет к тому, что текущий счет станет отрицательным. В июле-августе мы ожидаем отрицательный текущий счет. И первый, и второй фактор могут повлиять негативно на рубль и его скорректировать.

Вот это было важно, что вы ожидаете отрицательный текущий счет в июле-августе. Мы все слышали, президент попросил больше не обсуждать проекты налоговой реформы, какими бы они ни были, публично. Просто, когда внутри все договорятся, чтобы людей не пугать ничем. Но скажите, в целом, налоговая реформа нужна, она будет? Или тема может быть отложена? Ввели механизм проектного финансирования, специнвестконтрактов, ну, в общем, всякие налоговые льготы в тех направлениях, которые правительство считает нужным поддерживать, и, может быть, на этом и остановиться? Или все-таки налоговая реформа будет?

Максим Орешкин: Смотрите, откуда вся эта история родилась. Когда Алексей Леонидович (Кудрин — BFM.ru) говорит о том, что нам нужно потратить дополнительные средства на образование, здравоохранение и инфраструктуру, сначала у него была идея повысить налоги, потом идея усилить дефицит бюджета. На самом деле важно, чтобы вот эти разговоры не появлялись, найти источник средств для финансирования всех этих очень важных вещей. С инфраструктурой — это вот та программа, которая сегодня была объявлена, над которой мы сейчас будем работать — это программа привлечения частных денежных средств в развитие инфраструктурных проектов. Эта история с повестки снимается. Образование и здравоохранение, история наведения порядка в бюджетном процессе, в том, как мы выбираем те проекты, которые государство реализует. Пример приведу: в госпрограммах, которые сейчас сделаны, существует 2400 целей. При таком целеполагании невозможно оценить эффективность того или иного госпроекта внутри госпрограмм, и поэтому там заведомо содержатся неэффективные расходы. Задача здесь навести порядок, сузить количество целей, оценить, насколько каждый расход, каждый проект влияет на достижение этой цели, тогда как раз найти решение и источники для финансирования этих расходов. Но что гораздо более важно — это пойти по позитивной спирали. Сначала реализовывать те изменения, которые не так дорого стоят, но дают максимальный эффект, это позволит экономике выйти на более высокую траекторию, она будет больше зарабатывать и, соответственно...

И, может быть, тогда не придется ничего такого придумывать с налогами. То есть приоритет на инвентаризацию расходов сначала, да?

Максим Орешкин: Наша позиция, что уровень налоговой нагрузки в российской экономике повышаться не должен. О чем мы можем думать — это изменение структуры. Такой структуры, которая будет способствовать более активному инвестиционному процессу, такой структуры, которая будет, например, компаниям, переходящим из теневой экономики в белую экономику, позволять развиваться дальше и не погибать от высокой налоговой нагрузки.

И еще одна популярная тема про популярную пословицу, что есть маленькая, большая ложь, а есть статистика. Теперь Росстат перешел в ведение Минэка, вы этого добивались, другие министры это тоже поддерживали, я знаю.

Максим Орешкин: Но я этого не добивался, если честно. Это задача, которая была мне поставлена. Я не добивался.

Может быть, ваш предшественник еще добивался, потому что, действительно, происходили расхождения в том, как считал Минэк, и то, как давал Росстат. Что изменится в наших цифрах с переходом?

Максим Орешкин: Цифры останутся абсолютно независимы. Если я хоть когда-то узнаю, что кто-то из сотрудников Минэкономразвития скажет Росстату, что ту или иную цифру нужно подправить, он будет уволен в тот же самый момент. В чем я вижу задачу? Это отстаивание интересов Росстата, это продвижение вперед тех изменений, внутри Росстата, которые будут позволять ему становиться современнее, более качественно собирать информацию с первичных источников, с меньшей нагрузкой на предприятия. И мы уже сейчас работаем по определенным направлениям. Например, у нас в начале года были неточности определенные в статистике в секторах госуправления. Сейчас активно работаем с Минфином, чтобы здесь навести порядок, и данные поступали в Росстат именно в том виде, в котором они нужны. Активно работаем с налоговой службой, чтобы те данные, которые они собирают через онлайн-кассовую технику, потом в дальнейшем могли использовать.

Просто более современные способы сбора информации, чем те, которые были приняты до сих пор, еще самые давние.

Максим Орешкин: В этом плане Росстату просто нужна помощь, поддержка, на уровне членов правительства этим мы и занимаемся.

А вот теперь один, позвольте, дискуссионный, не сиюминутный вопрос, но в общем-то про это. Здесь сидел Владимир Мау (российский экономист — BFM.ru) и вот о чем говорил. Вообще считать ВВП так, как мы его считаем у нас, в Западной Европе, где угодно, сейчас уже бессмысленно в новой экономической реальности, у нас уже другие процессы происходят. Поскольку, грубо говоря, убер-технология сокращает, она интенсифицирует все, сокращает количество расходов. Электронная книжка понимает ВВП. Словом, что тот счет ВВП, который был принят, он перестает отражать реальное положение в экономике.

Максим Орешкин: На самом деле, ВВП не уменьшает, а увеличивает, и объясню, почему. Потому что то, что происходит при появлении «Уберов» или других электронных технологий, это меняются структуры экономик, меняются структуры рынков. Отдельные рынки сжимаются, но это означает, что люди могут тратить, зарплата-то у них не уменьшается, они переходят на другие рабочие места, поэтому доходы есть, они начинают тратиться в других секторах. Появляются новые сектора экономики. Как раз, технологические изменения, которые приводят к тому, что некоторые сектора экономики сокращаются, означают, что для других секторов экономики это возможность роста, и это возможность появления новых секторов в экономике. Вот эти структурные изменения в экономике, когда происходят, экономика так и растет.

Так что менять подходы нам не нужно пока?

Максим Орешкин: Нужно считать. Есть международная методология, нужно считать в соответствии с ней, нужно грамотно пользоваться цифрами и понимать, что за каждой цифрой стоит.

Спасибо.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > bfm.ru, 3 июня 2017 > № 2205088 Максим Орешкин


США. Саудовская Аравия. Ливия. Весь мир. РФ > Нефть, газ, уголь > bfm.ru, 3 июня 2017 > № 2205087 Павел Сорокин

Павел Сорокин: Падение цен на нефть в среднесрочной перспективе маловероятно, спрос будет расти

В Петербурге заканчивает работу Международный экономический форум. В выездной студии Business FM побывал руководитель аналитического центра министерства энергетики Павел Сорокин. С ним беседовал главный редактор Илья Копелевич:

Естественно, первый вопрос о ценах на нефть и конъюнктуре. Сейчас цены в диапазоне 50-56 долларов, насколько это устойчивый уровень? Как измерить риск снижения до 40 долларов, а то и еще ниже?

Павел Сорокин: Действительно, сейчас цены стабилизировались в диапазоне 50-56 долларов, мы все видели, какие события этому предшествовали: страны ОПЕК и не ОПЕК собрались в декабре, приняли решение добровольно ограничить свою добычу с целью не допустить дальнейшей разбалансировки рынка. Но здесь, чтобы понять, что происходит, нужно чуть-чуть вернуться года на три назад и посмотреть, как развивалась ситуация. Рынок нефтяной цикличен. Соответственно, идет цикл, когда люди инвестируют, когда может не хватать добычи по той причине, что спрос растет, а добыча чуть не успевает, или влияют какие-то другие события, но при этом цена возрастает. Это дает компаниям дополнительные средства для инвестирования. Раньше было так, что время запуска проектов — от принятия инвестиционного решения до поступления нефти на рынок — было пять-восемь лет, поэтому цикл был долгий. Но технологии меняются, технологии развиваются. Например, те же «сланцевики» в США, ставшие во многом причиной нефтяного коллапса, который мы сейчас наблюдаем, последние 20 лет очень сильно отрабатывали технологию. Там высокая конкуренция, доступность финансирования, доступный интеллектуальный ресурс в Техасе и вообще в Штатах. Симбиоз этих факторов привел к достаточно большому прорыву. Плюс пять лет с ценой на нефть около 100 долларов дало все необходимые финансовые ресурсы.

Рынок стал эластичным, как учат в учебниках? То есть при повышении спроса предложение растет немедленно.

Павел Сорокин: Абсолютно. Нефтяной рынок — это одна из идеальных иллюстраций именно к учебникам по экономике, потому что здесь есть все условия рынка: большое количество игроков, некий коммодити, который доступен.

И эластичный, потому что быстро откликается на предложение, быстро следует за спросом.

Павел Сорокин: Особенно теперь.

Значит, все изменилось. Если не пять-восемь лет, то сколько теперь будет длиться цикл, когда вводятся новые мощности при повышении цены?

Павел Сорокин: Это все очень быстро меняется, но опять же возьмем пример с 2014 по 2016 годы. «Сланцевики» отреагировали в «минус», то есть начали снижаться где-то через год с небольшим после того, как цены пошли вниз. После того, как цены частично начали восстанавливаться в 2016 году из-за непредвиденных обстоятельств, таких, как пожар в Канаде, проблемы в Ираке, Ливии, Нигерии, время отклика стало шесть-девять месяцев.

Хорошо, уже почти полгода как цены выше 50 долларов, соответственно, то, что мы видим сейчас, уровни добычи сланцевой нефти — это потолок для этих цен?

Павел Сорокин: Технологии улучшаются. Сланцевые производители постоянно увеличивают эффективность своей добычи, унифицируя эффективность операций. Но тут важно понимать — в последние два года мы наблюдали резкое падение спроса на нефтесервисные услуги из-за снижения активности, поэтому падала и цена. У нас было улучшение технологий, рост, удлинение, например, боковых стволов, удлинение горизонтальной части, более эффективный ГРП, росла эффективность бурения, и падали цены на нефтесервис. Из-за этого цена безубыточности очень сильно упала. Сейчас, если мы посмотрим на статистику, рост эффективности замедлился. Последние два-три месяца цены находятся примерно на одном уровне, а стоимость нефтесервиса стала расти. В этом году на различные услуги в Штатах можно ожидать рост цены от 10 до 30%. Это означает, что точка безубыточности, скорее всего, либо стабилизируется на текущем уровне, либо вырастет. То есть вечно такой рост продолжаться в Штатах вряд ли будет.

Исходя из выше сказанного, я делаю вывод, что нынешняя цена имеет достаточные шансы продержаться стабильно, она при данном уровне спроса суммарного обеспечивает баланс спроса и предложения.

Павел Сорокин: При текущей конъюнктуре, возможно, спрос каждый год будет расти на 1,1 — 1,3 млн баррелей в сутки, это тоже достаточно динамичная величина. И также надо не забывать, что последние три года отрасль очень сильно недосчиталась инвестиций из-за этого падения. Эффект виден не сразу, потому что это крупные проекты, темпы падения на традиционных месторождениях будут ускоряться, и где-то через пять лет тот объем нефти, который нам предстоит индустрии возместить, в том числе и за счет роста спроса, и за счет падения традиционных месторождений, будет достаточно большим.

В общем, падение цен на нефть, скорее, маловероятно, подытоживая то, что вы сейчас квалифицированно, научно описали?

Павел Сорокин: Фундаментально в среднесрочной перспективе — да, краткосрочно, конечно, возможны любые колебания, мы видим, какой нервный рынок.

Хорошо, ведь большую роль еще играет, заключат или нет соглашение в ОПЕК, а еще может вернуться на рынок, и, как я слышал, возвращается на рынок Ливия, которая тоже предоставляет серьезный объем, и пока она не участвовала ни в каких этих сделках. Насколько сильны эти факторы в действительности? Что было бы, если бы не было соглашения ОПЕК?

Павел Сорокин: Если бы не было соглашения ОПЕК, то сейчас на рынке было бы дополнительно как минимум 1,8 млн баррелей в сутки, и рынок был бы в большом профиците. То есть, скорее всего...

Была бы ценовая война с бесконечным движением вниз, вплоть до демпинга...

Павел Сорокин: Я бы, наверное, не стал использовать термин «ценовая война», потому что все бы производили, что могут, а дальше уже рынок регулировал. Рано или поздно неэффективные производители, конечно, отвалились бы.

Мы же видели, как саудиты полтора года назад просто понижали и понижали цены.

Павел Сорокин: Все наращивали в тот момент добычу на самом деле. Они не понижали цену, они просто оставляли свою добычу на рынке, а дальше включается естественный рыночный процесс: если у вас предложение продукта больше, чем спрос на него, то самые дорогие, в тот момент «сланцевики», начинают отваливаться, потому что не могут выдержать конкуренции. И этот процесс мы идеально наблюдали. Опять же все прямо по учебнику. Но они улучшили эффективность по ряду причин и теперь находятся не сверху кривой предложения от себестоимости, а где-то в середине ее. Отваливаться сейчас будут другие, скорее всего, глубоководные новые проекты по нефтяным пескам, вот для них нужна будет более высокая цена. И на тот момент, когда спрос вырастет настолько, что сланцевые месторождения и дешевые источники не смогут его удовлетворять, цена уже будет передвигаться выше.

Еще раз все-таки вернемся к простому вопросу: насколько критично для цен на нефть соглашение ОПЕК и его продление?

Павел Сорокин: Соглашение крайне важно для того, чтобы сбалансировать рынок, потому что дает возможность спросу подтянуться и избежать дестабилизации рынка. А за то время, что оно действует с учетом продления, спрос вырастет на 1,3 и 1,4 млн баррелей в сутки. Это дополнительно будет убирать профицит с рынка.

Так можно предположить, что еще в течение года как минимум оно критично, и в случае его распада могут наступить большие броски по ценам?

Павел Сорокин: Да, безусловно, потому что у рынка тогда исчезнет и уверенность в завтрашнем дне, и неизвестно, кто как себя поведет, кто будет какую политику проводить — это раз. И два — американские производители, если цена упадет, не будут прекращать добывать в тот же момент, план — шесть-девять месяцев.

Возвращение Ливии на рынок способно разрушить конструкцию?

Павел Сорокин: Ситуация в Ливии крайней не стабильна.

Это мы знаем, но все-таки там начинается добыча.

Павел Сорокин: Мы уже несколько раз за последние шесть месяцев видели всплески добычи, потом резкое падение ниже октябрьского уровня, поэтому про Ливию сейчас тяжело говорить, тяжело что-то прогнозировать, там просто ситуация непрогнозируемая.

Спасибо. Руководитель аналитического центра Министерства энергетики России Павел Сорокин.

Павел Сорокин: Спасибо.

США. Саудовская Аравия. Ливия. Весь мир. РФ > Нефть, газ, уголь > bfm.ru, 3 июня 2017 > № 2205087 Павел Сорокин


Россия. ЦФО. СФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 3 июня 2017 > № 2199345 Алексей Булдаков

Алексей БУЛДАКОВ: «Родину надо любить тихо».

У каждого популярного актёра есть своя «визитная карточка» – роль, ставшая звёздной в его карьере. Так, для Вячеслава Тихонова – это был Штирлиц, для Анатолия Кузнецова – товарищ Сухов, для Александра Демьяненко – Шурик. А для Алексея Булдакова такой «визиткой» стала роль генерала Иволгина (Михалыча) в комедии «Особенности национальной охоты».

Образ генерала настолько крепко «прилип» к нему, что все остальные роли, а их у актёра почти полторы сотни, как-то отошли на второй план. Мы посчитали это несправедливым и решили расспросить Алексея Ивановича о его отношении к сложившейся ситуации, а заодно узнать о жизни и творческих планах.

Итак, в гостях у журнала «Содружество» – народный артист России Алексей Булдаков.

Алексей Иванович Булдаков родился 26 марта 1951 года в селе Макаровка Ключевского района Алтайского края. Затем семья переехала в Павлодар. Работал на Павлодарском тракторном заводе. Занимался боксом и классической борьбой.

В 1969 году окончил театральную студию при Павлодарском драматическом театре имени А.П. Чехова.

До 1976 года служил в театрах Павлодара, Томска, Рязани, до 1982 года – в Карагандинском областном русском драматическом театре имени К.С. Станиславского.

С 1985 по 1993 год – актёр Театра-студии киностудии «Беларусьфильм».

В кино начал сниматься с 1979 года. Широкую известность и по-настоящему народную любовь принесла роль генерала Иволгина в фильме «Особенности национальной охоты», который вышел на экраны в 1995 году.

На сегодняшний день в фильмографии актёра – около 140 киноработ.

В 1989 году удостоен почётного звания «Заслуженный артист Российской Федерации», в 1999 году – «Народный артист Российской Федерации».

– Алексей Иванович, Ваш знаменитый земляк Михаил Евдокимов некогда пел: «Я памятью полон вчерашнею / И помню на каждом шагу, / Что вскормлен алтайскою пашнею / И вечно пред нею в долгу». Несмотря на то, что Вы жили в разных городах страны и уже давно живёте в Москве, чувствуете ли долг перед малой родиной?

– Да, безусловно. Хотя бы даже потому, что редко там бываю. Считаю, что это плохо.

– А есть к кому приезжать?

– А как же! У меня там двоюродные братья. Да и вообще вся деревня – практически родня.

Алтайская земля меня взрастила, и я питаюсь от неё, даже находясь в отдалении. Жена порой удивляется, когда я захожусь от хохота, пересматривая выступления Миши Евдокимова. А я не могу сдержаться, поскольку то, о чём он говорил, мне очень близко, я это всё просто нутром чувствую. И говор алтайских мужиков, и их проблемы...

– Для многих актёрская профессия – это слава, статус, солидные гонорары. Но есть у этой медали и оборотная сторона. Как Вы считаете, какие негативные моменты сопровождают жизнь артистов?

– Слава, гонорары, поклонники – всё это наносное. Или, как говорил Жан-Жак Руссо, «суета и томление духа». Когда был молодой, мне это нравилось, но постепенно пришёл к выводу: главное – в том, чтобы получать удовлетворение от своей профессии и быть уверенным в правильности своего выбора.

Когда я осваивал актёрскую специальность, у нас каждый учебный год начинался с того, что руководитель курса спрашивал:

«Точно вы выбрали ту профессию? Уверены в этом?» За что я ему благодарен.

Курс у нас был достаточно большой – 26 человек. А выпускалось всего шестеро. Из них в кино остались, пожалуй, только я и Толя Узденский (народный артист России Анатолий Ефимович Узденский – прим. авт.).

И ещё в театре работает актриса Роза Азизова. Вот, пожалуй, и все с нашего курса.

Это я к тому, что, возможно, кто-то и приходит в профессию за славой, за гонорарами, но эти люди постепенно отсеиваются. Ведь сказать правду самому себе всегда тяжело. Даже в подушку. Хотя говорить надо.

– У Вас получается?

– Получается. Даже жена меня иногда спрашивает: «Почему ты не смотришь свои фильмы?» Я обычно отвечаю: «Расстраиваться не хочу». И тут я не кокетничаю. На самом деле редко бывает, когда я себя хвалю, когда чувствую, что задача выполнена и попадание точное. А обычно сижу и думаю: «Не так надо было». А с другой стороны, народу-то нравится (смеётся).

– У многих замечательных актёров их «звёздная» роль оказывается впоследствии их проклятием, потому что режиссёры и зрители видят лишь только этот один-единственный образ. У Вас не было проблем с избавлением от генеральских лампасов после цикла фильмов «Особенности национальной…»?

– Были. И до сих пор есть.

Я уже много раз говорил, но, пожалуй, повторюсь. У меня есть роли, за которые я отвечаю. Считаю, что они с профессиональной точки зрения сделаны почти безупречно. Во всяком случае, мне за них не стыдно. Но вот генерал мне всю творческую биографию подпортил. Режиссёры порой так и говорят: «Алексей, мы боимся ассоциаций». Я отвечаю: «Ну это же глупо. Тащить роль из одного фильма в другой». Если это, не дай бог, когда-нибудь случится, я просто уйду из профессии. Как можно пользоваться одним и тем же? Но я уже понял, что мне от этого не избавиться.

Помните Александра Демьяненко? Сколько у него ролей! И каких ролей! И всё равно все его знали как Шурика.

Никогда не забуду, начало 90-х годов, мы приехали на кинофестиваль в Тверь, тогда этот город ещё назывался Калининым. И как раз Демьяненко получил телеграмму из министерства культуры о присвоении ему звания народного артиста. Он собрал коллег, чтобы отметить это событие. Посидели, а потом пошли гулять по вечернему городу. Вдруг его увидели поклонники и закричали: «Ой, Шурик, Шурик идёт!» Седой человек, за плечами – сотни ролей… И вдруг «Шурик»! Я смотрю, он прямо в лице изменился…

– А как Вы сами реагируете, когда Вас одаривают подобными приветствиями? Кстати, что обычно говорят?

– Михалыч, конечно (улыбается). Да никак уже не реагирую. Я понял, что бесполезно сопротивляться и смирился с этим.

– Вы как-то заявили, что делали своего Михалыча с генерала Александра Лебедя. Вы были с ним лично знакомы?

– Мы познакомились уже после выхода фильма. Как-то под Новый год нас свели журналисты. Я у него сразу поинтересовался впечатлением о фильме. Он мне сказал: «Знаешь, Иваныч, я тогда этот фильм воспринял как издёвку. Он вышел как раз в то время, когда меня сняли с должности секретаря СНБО (Совет национальной безопасности и обороны России – прим. авт.). Вокруг фильма начался ажиотаж. Я тоже решил посмотреть. Купил кассету, поставил…» «Ну, и как ощущения?» – спрашиваю. «В одном месте чуть не расплакался, – отвечает, – настолько похож!» С этого момента у нас завязалась по-настоящему мужская дружба.

Пресса его выставляла этаким солдафоном – «упал – отжался». Я, когда слышал такое, всегда говорил, что это неправда. Он был очень начитанный, умный человек, с хорошим чувством юмора, с самоиронией. Беседовать с ним было одно удовольствие. И главное – честный! Честь мундира для него была превыше всего.

– За свою актёрскую карьеру Вы сыграли много людей в погонах, всецело отдаваясь роли. Приходилось ли в связи с этим испытывать какие-то трудности, сомнения?

– Ну вот, если помните, был такая картина «В лесах под Ковелем», где я играл генерала Фёдорова. Это дважды Герой Советского Союза, партизан, я был лично с ним знаком. Сценарий, который написал кто-то из его приближённых, показался мне слабоватым. Как актёру мне хотелось, чтобы в фильме было больше человеческих взаимоотношений. Ведь партизанский отряд – это совсем другая жизнь, постоянное напряжение.

Хотя потом, когда уже фильм вышел на экраны, Фёдоров сказал, что его многие играли, но так, как сыграл Алексей Иванович… Хотя сам я не очень был удовлетворён работой. Но это скорее из-за слабой драматургии.

– Какой отпечаток на Вашу семью и, может быть, на Вас лично наложила Великая Отечественная война?

– У меня отец воевал, под Москвой. Пулемётчиком был, первым номером. О ручном пулемёте Дегтярёва слышали, конечно. Вот им он и бил врага.

В 1942-м отца контузило. Он мне рассказывал, как это произошло. Шли они ротой, и вдруг команда «Воздух!» Он успел отскочить и залечь. Но рядом как ахнуло, и его завалило землёй. Очнулся уже в госпитале. После излечения отца комиссовали. С войны он вернулся с медалью «За отвагу» и орденом Красной звезды. Кстати, любовь к стрелковому оружию у меня, видно, от него, люблю пострелять (смеётся).

– Какой из созданных Вами кинообразов наиболее близок именно Вашему характеру?

– Трудно так сходу сказать… Их уже более ста сорока. Ну, пожалуй, в фильме «Кому на Руси жить». Тяжёлый фильм, но я бы его отметил. Мне в нём довелось сыграть главную роль. Считаю, что это очень хорошая работа.

– Вы сказали, что снялись уже более чем в 140 фильмах и, собственно, стали широко известны благодаря «голубому экрану». Но тем не менее не раз приходилось слышать Ваши слова, что не кино Вас сделало артистом, а театр. Почему?

– Да, это так. Я и молодёжь наставляю: «Хотите научиться профессии актёра – идите в театр. А кино от вас никуда не уйдёт. Если вы талантливый, вас обязательно заметят и пригласят».

Профессия артиста сродни профессии спортсмена – нужен постоянный тренинг. Не физический, естественно, а внутренний. Надо сидеть над ролью, читать, проговаривать, философствовать. Работа над ролью – это очень серьёзный и в то же время интересный процесс. Именно в театре. А в кино – это эксплуатация твоего таланта, внешности и так далее.

– Меня всегда удивляло, как актёры умудряются заучивать такие большие тексты?

– Ну что вы! Это же целая наука! Сначала режиссёр читает труппе пьесу. Потом разбираем по ролям. Начинаем проговаривать каждую сцену, по событиям, по взаимоотношениям. Затем «встаём на ноги», начинаем ходить по площадке. Дальше отыгрываем первый акт, второй. Потом идём на сцену. Это достаточно сложный процесс. И не за один день делается.

– Случалось ли Вам забывать во время спектакля слова?

– Конечно, бывало. И самый лучший выход в такой ситуации, это замолчать. Потому что если начнёшь выкручиваться, такого наговоришь!

Это Лёва Дуров (народный артист СССР Лев Константинович Дуров – прим. авт.) мне как-то рассказывал. С ним работал актёр, фамилию уже не помню, так он в одном слове четыре ошибки делал. Может от зажима, не знаю. Вот Дуров в главной роли, у него монолог, в котором есть реплика, адресованная партнёру: «Это вы, вы во всём виноваты!» Партнёр должен вопрошать: «Я?» Во время спектакля идёт этот диалог, Дуров произносит фразу: «Это вы, вы во всём виноваты!» И вдруг его партнёр выпаливает: «Мна?» Ну что тут можно сказать?

Или Ефремов (народный артист СССР Олег Николаевич Ефремов – прим. авт.) – ещё во МХАТе, в главной роли. С ним в одном спектакле – Евстигнеев (народный артист СССР Евгений Александрович Евстигнеев – прим. авт.). И Ефремов должен заканчивать свой монолог фразой: «Я отвечаю за вас и за всех!» После чего вступал Евстигнеев. И вдруг на спектакле он выдаёт: «Я отвечаю за вас и за свет!» Евстигнеев говорит: «Да? А за газ?»

В общем, выкручиваются. Их много, таких оговорок. Я знаю, что в Малом театре даже книга выходила с такими вот казусами.

– Некогда судьба Вас связала с Казахстаном, где Вы покоряли сначала театральные подмостки Павлодара, а потом Караганды. Насколько гладко проходило Ваше актёрское становление?

– Мне, как говорится, грех жаловаться на какие-то творческие неудобства. Не могу сказать, что мне не везло, не давали ролей, что было как-то тяжело. Нет. Что давали, то и играл. Причём играл в разных жанрах – драмы, трагедии, мелодрамы, комедии. У меня был свой зритель. Это очень важно, когда у актёра в театре формируется свой зритель. Ведь идут чаще всего именно на актёров.

А потом был Томск, затем – Рязань. И тоже вроде бы всё нормально. Но наступал момент, когда я говорил себе: «Поеду!» Куда поеду? Зачем? Просто подавал заявление и уезжал.

– Не хватало самореализации?

– Да, чувствовал, что чего-то не хватает. Не то чтобы непременно рвался в Москву, нет, Москва – это последний редут.

В Питере был, и в Театре-студии киноактёра в Белоруссии. Семь лет там служил, и очень неплохо.

Как ни странно, в этот период как раз на студии «Беларусьфильм» я почти не снимался. Мотался по всем киностудиям страны, а здесь у меня не заладилось. Если говорить именно о серьёзных работах. Второстепенные роли, конечно, были, например, в фильме «Хотите любите, хотите – нет». Но, как я понимаю, для того времени это было нормально. Например, питерских артистов тащили на «Мосфильм» и наоборот. Происходил такой взаимообмен.

В общем, всякое было. Одно время и жить было негде, скитался по вокзалам, аэропортам. На Московском вокзале в Питере бомжи меня держали за своего. Я на «Ленфильм» поехал сниматься, когда ушёл из рязанского театра. Ни денег, ни прописки. Милиция меня тоже сначала за бомжа принимала, но потом вышел мой первый фильм, и меня начали узнавать. Кто-то из милиционеров даже рекомендовал какую-то недорогую гостиницу. Я отвечал:

«С удовольствием бы, да денег нет». Так что с милицией я дружил, как в аэропорту, так и на вокзале.

– Не оттуда ли корни Вашего персонажа из сериала «Москва. Три вокзала»?

– Да. Над этой ролью я с удовольствием работал и работаю. Бомжей в моей творческой биографии до неё не было. Я для этого персонажа сам многое придумал. Зачастую то, что пишут сценаристы, играть неинтересно. Одно и то же из сериала в сериал. А мне хотелось сыграть живого человека.

Мы отсняли уже восемь сезонов. Сейчас, правда, встали – денег нет.

– Можете что-то ещё назвать из свежих работ?

– В «Леснике» сейчас играем с Толей Котенёвым (заслуженный артист Республики Беларусь Анатолий Владимирович Котенёв. Интервью с Анатолием Котенёвым было опубликовано в № 4 журнала «Содружество» за 2016 год – прим. авт.). Там, кстати, тоже есть претензии к сценаристам. Действие происходит в некой деревне Сосновка, так вот, такое ощущение, что эта захолустная деревушка является центром криминала всей России. Кого там только нет! Золотокопатели какие-то, лесорубы, наркоманы и так далее.

Я уже предлагал, давайте про деревню расскажем. Мне и многие поклонники говорят: «Алексей Иванович, так нравится, когда просто, о деревенской жизни». А у нас – сплошные убийства.

С другой стороны, кто платит, тот и музыку заказывает.

– С годами теряется энергичность, импульсивность. Не мешает ли это Вам строить творческие планы, видеть профессиональные перспективы?

– К сожалению, у нас профессия такая, где не мы выбираем, а нас выбирают. О каких творческих планах можно говорить? Вот я, например, с удовольствием сыграл бы Понтия Пилата, но никто ж не предлагает. «Мастер и Маргарита» – моя любимая книга. Я её постоянно перечитываю. Каждый раз нахожу в ней что-то новое. Мне интересна внутренняя борьба в человеке, движение его души.

– А кого бы ещё хотелось бы сыграть?

– Иуду хотел бы сыграть. Ведь Иуда был любимейшим учеником Христа. И он же его и предал. Почему? Что им двигало? Вот, что интересно. И, кстати, сколько параллелей можно провести с днём сегодняшним. У нас сейчас тоже – деньги получат и на Болотную. Дело даже не в том, что они свою душу продают. Но страну-то зачем продавать? Она-то что вам плохого сделала?

Ну, что ещё? Очень люблю Островского. У него столько современного! Естественно, Чехова... Достоевского... Много чего!

– И в заключение, что бы Вы пожелали сотрудникам органов внутренних дел России и бывших советских республик?

– Хотелось бы отметить, что органы внутренних дел стали работать более профессионально, так сказать, на опережение. Опять же, технические возможности возросли. Поэтому хотелось бы пожелать не сбавлять темпов.

Как точно сказал этот парень из Дагестана: «Работайте, братья!» Какой молодец! Да, надо работать. Если мы хотим жить в нормальной, демократичной стране. То же самое относится и к другим республикам.

Родину надо любить тихо. Каждый на своём месте должен приносить ей пользу!

Игорь Алексеев

Россия. ЦФО. СФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mvd.ru, 3 июня 2017 > № 2199345 Алексей Булдаков


Россия. Франция. СЗФО > Судостроение, машиностроение. Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 3 июня 2017 > № 2198818 Владимир Путин

Церемония имянаречения танкера «Кристоф де Маржери».

Владимир Путин присутствовал на церемонии имянаречения арктического танкера-газовоза «Кристоф де Маржери», флагмана в линейке из пятнадцати подобных судов. Мероприятие состоялось в глубоководном порту Санкт-Петербурга Бронка.

В церемонии участвовали Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко, Министр энергетики Александр Новак, Министр транспорта Максим Соколов, Министр экономического развития Максим Орешкин, глава «Новатэка» Леонид Михельсон, президент концерна «Тоталь» Патрик Пуянне, члены семьи Кристофа де Маржери.

Танкер предназначен для круглогодичной транспортировки сжиженного природного газа (СПГ) в сложных условиях Карского моря в рамках проекта «Ямал СПГ». Данный проект предполагает освоение Южно-Тамбейского газоконденсатного месторождения со строительством завода мощностью 16,5 миллиона тонн СПГ в год.

Судно будет носить имя французского предпринимателя, бывшего главы энергетического концерна «Тоталь» Кристофа де Маржери, трагически погибшего в 2014 году в авиакатастрофе в московском аэропорту Внуково.

* * *

В.Путин: Уважаемые друзья, добрый день!

Очень рад приветствовать всех вас на сегодняшней торжественной церемонии присвоения имени новому арктическому танкеру компании «Совкомфлот». В марте он впервые прибыл в российский порт Сабетта на Севере после успешного прохождения ледовых испытаний.

Отныне это современное судно будет носить имя французского предпринимателя, настоящего, большого друга нашей страны, друга России, – Кристофа де Маржери.

Он обладал особым стратегическим видением, много сделал для укрепления дружеских, партнёрских связей с Россией, способствовал реализации целого ряда крупных совместных проектов в энергетической сфере.

Название корабля – в его честь. И это ещё один символ нашего искреннего, доброго отношения к этому выдающемуся человеку и дань его памяти.

Самый современный танкер высокого ледового класса «Кристоф де Маржери» станет флагманом в линейке из пятнадцати подобных кораблей. Все они предназначены для масштабного проекта «Ямал СПГ», который мы реализуем совместно с французскими и китайскими партнёрами.

Отмечу, что этот проект, без преувеличения, значим не только для нашей страны, да и, пожалуй, не только для Европы: этот проект в целом является весьма существенным вкладом в развитие мировой энергетики.

Он способствует успешному освоению глобальных пространств, формирует спрос на инновационные технологии в области добычи и транспортировки углеводородов, создаёт рабочие места в нашей стране и за рубежом.

Важную роль «Ямал СПГ» играет в развитии Северного морского пути, в изучении и освоении Арктики. Надеюсь, что темпы реализации проекта будут расти, а все наши общие намеченные планы будут, безусловно, выполнены.

И конечно, рассчитываю, что в богатейшем Арктическом регионе будут запущены новые, перспективные, масштабные проекты, в том числе в сотрудничестве с нашими французскими, китайскими, вообще иностранными партнёрами.

Ещё раз поздравляю всех с сегодняшним торжественным событием и желаю дальнейших успехов, всего самого доброго всем нашим друзьям.

Большое спасибо за внимание.

Россия. Франция. СЗФО > Судостроение, машиностроение. Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 3 июня 2017 > № 2198818 Владимир Путин


Киргизия > СМИ, ИТ > inform.kz, 3 июня 2017 > № 2197725

Президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев подписал Закон «О внесении изменений в Закон КР «О средствах массовой информации». Об этом передает kabar.kg.

Как отмечается, принятый Закон направлен на восполнение правовых пробелов в области правового регулирования деятельности средств массовой информации.

В частности, в статье 3 Закона закрепляются права средств массовой информации в лице своих органов и журналистов, за исключением ограничений, предусмотренных Законом КР «О СМИ» осуществлять поиск, получение, производство и распространение массовой информации, а также на изготовление, приобретение, хранение и эксплуатацию технических устройств и оборудования, сырья и материалов, предназначенных для производства и распространения продукции средств массовой информации и т.д. Закон подробно описывает, что понимается под продукцией СМИ и распространением данной продукции.

В статье 5 Закона предлагается закрепить права юридических лиц на учреждение средств массовой информации, а также установить ограничения на участие иностранцев в отечественных СМИ (в части владения акциями (долями) в уставном капитале юридического лица - собственника средства массовой информации), а также максимально сузить круг лиц, имеющих право учреждать СМИ на территории КР. Так, в сфере телевизионного вещания средства массовой информации могут быть учреждены и осуществлять свою деятельность только в случае принадлежности гражданам Кыргызской Республики и (или) юридическим лицам, не имеющим иностранного участия. При этом не менее 65 процентов акций (долей) в уставном капитале юридического лица - собственника средства массовой информации осуществляющего телевизионное вещание должны принадлежать юридическим лицам зарегистрированным на территории Кыргызстана и не имеющих иностранного участия.

Не могут выступать учредителями: гражданин Кыргызской Республики, не достигший восемнадцатилетнего возраста либо отбывающий наказание в местах лишения свободы по приговору суда, либо признанный судом недееспособным; юридические лица, деятельность которых запрещена судом в соответствии с законом.

Киргизия > СМИ, ИТ > inform.kz, 3 июня 2017 > № 2197725


Казахстан. Япония > Миграция, виза, туризм > kapital.kz, 3 июня 2017 > № 2197722

Япония упростила порядок подачи заявлений на визу для казахстанцев

Нововведение вступит в силу 5 июня

Япония упростила порядок подачи заявлений на визу для граждан Республики Казахстан, передает МИА «Казинформ» со ссылкой на посольство страны в РК.

Как отметили в дипмиссии, объявление об упрощении порядка было озвучено на совещании министров иностранных дел в рамках диалога «Центральная Азия + Япония». Нововведение вступит в силу 5 июня 2017 года.

Предлагаем ознакомиться с условиями нового порядка:

1. В случае поездки с целью туризма

(1) Все документы (программа пребывания, гарантийное письмо и т. п.), которые требовались до настоящего времени со стороны туристических компаний Японии сдавать не нужно. Необходимо сдать только те документы, которые готовит заявитель.

(2) Заявителю кроме визовой анкеты (2 экземпляра), фотографий (2 шт.), заграничного паспорта, необходимо представить документы, подтверждающие возможность оплаты поездки (выписка из банковского счета и т. п.), программу прибытия, а также документ, подтверждающий бронирования авиабилета.

(3) В случае посещения Японии более одного раза станет возможным получение многократной визы (с максимальным сроком до 5 лет).

2. В случае поездки с целью делового характера, участия в конференциях, культурного обмена и т. п.

(1) В случае если заявитель самостоятельно несет расходы, связанные с поездкой, то с приглашающей японской стороны достаточно представление письма, объясняющего причины приглашения, и программы пребывания. Заявитель кроме визовой анкеты (2 экземпляра), фотографий (2 шт.), заграничного паспорта, справки с место работы должен приложить приказ о направлении в командировку и документ, подтверждающий бронирование авиабилета.

(2) В случае если приглашающая японская сторона будет нести расходы, то также как до настоящего момента, необходимо сдать письмо, объясняющее причины приглашения, программу пребывания, гарантийное письмо, документы, касающиеся приглашающей организацией.

(3) Станет возможным получение многократной визы со сроком действия от 3 лет, которое было до настоящего времени, до максимальных 5 лет.

3. В случае поездки посещения родственников или знакомых

(1) В случае если заявитель самостоятельно несет расходы, связанные с поездкой, то с приглашающей японской стороны достаточно представление письма, объясняющего причины приглашения и программы пребывания. Заявитель должен сдать визовую анкету (2 экземпляра), фотографий (2 шт.), заграничный паспорт, документы, подтверждающие родственные отношения, документы, подтверждающие возможность оплаты поездки (выписка из банковского счета и т. п.) и документ, подтверждающий бронирования авиабилета.

(2) В случае если приглашающая японская сторона будет нести расходы, то также как до настоящего момента, необходимо сдать письмо, объясняющее причины приглашения, программу пребывания, гарантийное письмо, документы, подтверждающие отношения с гарантийном лицом.

(3) В случае посещения Японии более одного раза станет возможным получение многократной визы (с максимальным сроком до 5 лет). По информации Посольства Японии в Казахстана, упрощения распространяются также на граждан Кыргызстана, Таджикистана, Туркменистана, Узбекистана и Грузии.

Казахстан. Япония > Миграция, виза, туризм > kapital.kz, 3 июня 2017 > № 2197722


Казахстан. Латвия > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 3 июня 2017 > № 2197656 Жазира Мырзакасимова

Чем Латвия привлекательна для казахстанцев

В год 25-летия установления дипотношений между Казахстаном и Латвией балтийская республика намерена участвовать в международной выставке ЭКСПО-2017 в Астане. В преддверии этого события Sputnik Латвия побеседовал об отношениях двух стран с казахстанским консулом в Риге Жазирой Мырзакасимовой

Жазира Мырзакасимова выучила латышский язык и признается в любви к национальной латышской кухне.

— Уважаемая Жазира Куандыковна, насколько тесные связи между нашими странами?

— В Казахстане работают 60, а в Латвии — 36 совместных казахстанско-латвийских предприятий. В основном, латвийские бизнесмены в Казахстане занимаются финансами и развивают торговые связи, хорошо представлен банковский бизнес. Многие ваши специалисты ездят в Казахстан по вопросам подготовки продуктов под евростандарт. Мы знаем, что Латвия прошла долгий путь по дороге к евростандартам, и с удовольствием перенимаем опыт западных коллег в таких областях, как животноводство, гражданская авиация, образование. Мы принимаем у себя латвийских консультантов в этих областях, и наши, казахские студенты учатся в Латвии. Община казахских студентов — около 300 человек. КазАэронавигация даже дает стипендию 70 казахским студентам, обучающимся в Риге.

- Чем интересно латвийское образование студентам из Казахстана?

- Во-первых, Латвия — это Европа, и диплом латвийского вуза обладает всеми качествами европейского диплома, что особенно важно при трудоустройстве. Во-вторых, по сравнению с вузами других стран, латвийские образовательные учреждения отличает невысокая стоимость обучения при тех же стандартах качества образования. Некоторые вузы, например, Балтийская международная академия выдают дипломы международного образца, а с такими документами возможно трудоустройство и в России, и в Европе. Области, в которых получают знания казахстанские студенты, — это авиация, различные технические дисциплины и туризм.

— В латвийско-казахстанском тандеме ваша сторона богаче. Во что интересно вкладывать деньги казахстанским инвесторам?

— Самое главное наше сотрудничество — транспорт и транзит. Хорошим примером сотрудничества могут служить инвестиции в латвийские порты. Например, в Вентспилсском торговом порту Казахстан имеет свой зерновой терминал. Вообще Латвия у нас считается очень хорошей альтернативой существующим путям на международный рынок, то есть путям через Россию и Баку. Мы хотели бы иметь свой логистический центр в Латвии, и здесь для нас очень ценно, что Латвия — страна ЕС. Что скрывать, Латвия для нас — это окно в Европу, к тому же здесь снижен языковой барьер — все хорошо говорят на русском, одном из распространенных в Казахстане языков, что значительно облегчает понимание. И хотя казахстанская молодежь уже бодро говорит на английском, многим из инвесторов удобнее и легче общаться на русском.

— Мешает ли что-нибудь инвестициям Казахстана?

— По большому счету немногое. Договорная база крепкая, ни экономических, ни политических проблем между нашими странами нет. Казахский бизнес уже приходит в Латвию — это и вложения в недвижимость, гостиницы, портовые терминалы. Все хорошо развивается. Может, это и не очень заметно, но оборот между нашими странами растет год от года. Единственная сложность состоит в том, что многие наши товары идут через Россию, а война санкций бьет и по Казахстану. Любой казахский товар на пути в латвийский порт и дальше в Европу проходит через Россию. Раньше она сама активно использовала латвийские порты и существовали квоты на прохождение товаров по российским железным дорогам, но после создания Таможенного союза и Евразийского торгового сотрудничества препятствий для перемещения казахских товаров в Латвию больше нет.

— Насколько хорошо будет представлена латвийская сторона на международной выставке в вашей столице?

- Мы очень благодарны Латвийской торгово-промышленной палате за решение участвовать в нашей выставке EXPO-2017. Именно латвийский бизнес является спонсором участия страны в выставке. Это и Латвийская железная дорога, и Рижский свободный порт, и другие латвийские предприниматели. Наша выставка будет длиться 90 дней, и в латвийском павильоне каждую неделю будет меняться тема презентации. Одну неделю это будет показ достижений Латвийской железной дороги, другую — презентация латвийского образования, затем — демонстрация портов и многое другое. Хочу отметить, что далеко не каждая страна способна так разносторонне представлять свои возможности, и мы очень рады, что Латвия и ее бизнес представлены на нашей площадке.

На этой выставке у Латвии будет возможность показать не только свой бизнес и экономику, но и культуру. Например, в рамках национального дня Латвии на выставке будут латвийские музыканты и даже национальная кухня. Насколько мне известно, выступит великолепный Интарс Бусулис, возможно, и какие-то латвийские рестораны смогут выйти со своей презентацией.

Я в Латвии работаю шесть лет, а до того закончила Латвийский университет, знаю латышский язык и очень люблю вашу страну. Вообще Латвию считаю своей второй родиной и, даже возвращаясь в Казахстан, всегда обращаю внимание на латвийские новости. Это характерно для студентов, получивших образование в другой стране, они все время будут об этой стране думать, переживать за нее.

Казахстан. Латвия > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 3 июня 2017 > № 2197656 Жазира Мырзакасимова


Казахстан. Узбекистан > Транспорт > newskaz.ru, 3 июня 2017 > № 2197654

На новый вокзал "Нұрлы жол"в Астане 3 июня прибыл первый международный пассажирский поезд сообщением Самарканд – Ташкент – Астана, сообщает пресс-служба АО "Қазақстан темір жолы".

Новый международный маршрут открыт в рамках реализации договоренностей Глав двух государств по укреплению двустороннего сотрудничества.

Запуск данного международного поезда организован АО "НК "Қазақстан темір жолы" и АО "Узбекистон темир йуллари".

Новый поезд №451/452 Самарканд – Астана проследовал через города Ташкент, Сарыагаш, Шымкент, Тараз, Шу, Сарышаган, Караганды. В пути следования на казахстанских станциях пассажирам оказывалось большое внимание.

Тепло и радушно встретили гостей и в Астане. После добрых слов приветствий прибывших, в числе которых было немало представителей железнодорожной администрации Узбекистана, ознакомили с новым вокзальным комплексом "Нұрлы жол".

"Мы очень рады, что теперь есть такой поезд, который соединяет наш древний город Самарканд с прекрасной Астаной. Спасибо вам за теплый прием. В восторге от вашего нового вокзала. Всем теперь будем рассказывать, что есть такой поезд, на котором можно доехать до Астаны и увидеть современный вокзал, столицу Казахстана", — поделилась впечатлениями пассажирка поезда Майра Усманова.

По словам ветерана железнодорожного транспорта Узбекистана Баходира Юсупова, "запуск данного международного поезда это значимое событие для двух народов".

"Мы приехали из Самарканда и по пути видели красивые места Казахстана. Получили большое впечатление от путешествия. Нас встретили замечательно, показали новый вокзал. Я во многих железнодорожных вокзалах мира побывал, но такого мало где видел. Казахстанцы должны гордиться своими достижениями. Раньше я несколько раз был в Астане. Восторгаюсь ее развитием. По телевизору смотрю передачи о вашей столице, слежу за новостями о событиях в вашей стране. Желаю всем дальнейших успехов. Надеемся, что теперь и вы будете к нам чаще приезжать",- сказал Юсупов.

Железнодорожное сообщение между Самаркандом и Астаной придаст новый импульс во взаимоотношениях двух стран, будет способствовать развитию туризма, что актуально в период проведения международной выставки ЭКСПО-2017.

Напомним, 21 марта текущего года запущен скоростной международный поезд "Тұлпар-Тальго"№1/2 сообщением Алматы — Ташкент, который сейчас пользуется большим спросом у населения.

Казахстан. Узбекистан > Транспорт > newskaz.ru, 3 июня 2017 > № 2197654


Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ. Финансы, банки > economy.gov.ru, 3 июня 2017 > № 2197649 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Россия должна заслужить крепкий рубль

Россия стала страной номер один для инвесторов, вливающих деньги в развивающиеся рынки. Именно этим объясняются сильные позиции рубля в настоящий момент. Об этом в интервью «Коммерсантъ FM» заявил министр экономического развития Максим Орешкин. В специальной студии радио новостей на Петербургском экономическом форуме с ним беседовали обозреватели Олег Богданов и Дмитрий Дризе.

Дмитрий Дризе: Девизом этого форума можно считать фразу о том, что президент «заболел» цифровизацией. Наверное, уже даны указания правительству, в том числе и вашему министерству. Есть ли уже какая-то конкретика, что с сегодняшнего дня меняется в нашей жизни?

Максим Орешкин: На самом деле, по программе цифровой экономики правительство работает уже с послания президента прошлого года. В декабре было дано поручение, разрабатывались программы, у нас есть даже специальное направление – «умная экономика». О чем идет речь? В первую очередь — о создании прочного фундамента. Нужно законодательство, инфраструктура, все, что связано с безопасностью — то, что будет обеспечивать фундамент для роста частного бизнеса и проникновения цифровых технологий в разные отрасли.

Главное — это создать фундамент. В каждой отрасли правильное законодательство, правильная инфраструктура означает, что может развиваться бизнес. Другой вопрос, в каких областях эффект для российской экономики может быть максимальным. Вот есть пример Alibaba в Китае, что позволило каждому конкретному производителю, где бы он ни находился, оказаться гораздо ближе к потребителю – платформа электронной торговли, на которую каждый производитель может выйти, представить свой товар, а доступ к этой информации окажется у каждого потребителя.

Олег Богданов: Технологии позволяют собирать big data — большой блок информации, анализировать ее, а с учетом внедрения того же блокчейна – управлять этими системами. Это фантастически звучит, но реально уже это можно потрогать, эти вещи работают.

Максим Орешкин: С этой точки зрения в российской экономике есть гораздо более интересный источник big data — это та онлайн-система контрольно-кассовой техники, которую сейчас внедряет Федеральная налоговая служба. Внедрение закончится к 1 июля 2018 года. Это будет большой переворот с точки зрения мониторинга. Здесь надо смотреть гораздо шире, это не вопрос исключительно налоговой системы. Например, мы сейчас думаем, как сделать российскую статистику более эффективной, более гибкой, собирать более качественную информацию с меньшей нагрузкой на предприятия.

Олег Богданов: Чтобы она была репрезентативной?

Максим Орешкин: Бесспорно. Данные, которые пойдут из онлайн-ККТ, статистическое ведомство сможет использовать. Соответственно, здесь не нужно ни людей, которые будут собирать эту информацию, это все идет в автоматическом режиме. Статистика цен, ряд других статистических данных может быть взята из этих систем.

Олег Богданов: А как оценить эффект? Сколько это даст процентов к росту?

Максим Орешкин: Электронная торговля, логистика, логистика — это тоже очень важно. Нужно не только знать о том, что есть в какой-то точке страны производитель. Важно, сколько будет этот товар ехать от этого производителя до конкретного потребителя. Переход на цифровые технологии в вопросах отчетности — это упрощение, это тоже снятие нагрузки на бизнес. Все это вместе будет давать кумулятивный эффект. У нас есть наш целевой прогноз, который предполагает выход на темпы 3,5 и выше за период до 2020 года — это как раз то, на что надо будет ориентироваться.

Олег Богданов: Это ведь неинфляционные драйверы роста?

Максим Орешкин: Да.

Олег Богданов: И инфляция может оставаться низкой, и рост высокий.

Максим Орешкин: У нас как раз весь план, который подготовлен правительством — это структурные реформы, там нет идей типа «накачать все деньгами» и так далее, это именно структурные изменения, цифровизация отдельных отраслей. Это же не только то, что я назвал, это же и образование…

Про инфраструктуру как раз тоже сегодня президент говорил в своем выступлении. Две новые программы, которые мы разрабатывали и сейчас к концу года будем внедрять в жизнь — надеемся, эффект здесь уже будет сильный в следующем году — это проектное финансирование, то есть это инвестиции в новые объекты промышленности и реальной экономики.

Олег Богданов: А проекты есть?

Дмитрий Дризе: И что такое «реальная экономика» в этом понимании?

Максим Орешкин: Например, в промышленности у нас проектов очень мало. Много идей, но мало конкретных проектов — просчитанных, понятных, какое финансирование нужно, на каких этапах и так далее. Это не то, что государство сейчас здесь все будет заливать деньгами. Речь идет о создании условий для привлечения частных денег на финансирование этих проектов. Для того чтобы частный бизнес — банки, частные инвесторы, пенсионные фонды — понимали, что в этих проектах мало рисков, нужно их правильно структурировать с точки зрения их подготовки. Конкретика будет, когда это все заработает. Мы сейчас находимся как раз в стадии, когда начинается имплементация, детально прорабатываем эти проекты. Здесь будет и ВЭБ участвовать. Мы планируем эту всю историю вынести в июле, уже к осени она будет готова, будем ее запускать.

Олег Богданов: Соответственно, меняется способ регулирования экономики?

Максим Орешкин: Наша задача — менять. Например, очень активно работаем в Росреестре, который находится в ведении Минэкономразвития. Ведомство досталось с очень большим набором проблем. С каждым месяцем мы внедряем автоматизацию, технологии — отделяем возможность контакта заявителя и чиновника, все происходит в автоматическом режиме. Работаем с банками, чтобы обмен информацией автоматически производился по понятным алгоритмам.

Олег Богданов: Несмотря на то, что нефть теряет в цене, рубль идет в обратном направлении, он даже не слабеет.

Максим Орешкин: Надо понимать, какие факторы влияют сейчас очень серьезно на российскую валюту. Если мы посмотрим статистику последних месяцев, то, например, в марте приток иностранных денег в российские ОФЗ составил 200 млрд руб. за месяц. При том, что в принципе на развивающихся рынках настроения хорошие, в мировой финансовой системе, мы видим, что оценки риска находятся просто на минимальных значениях. На этом фоне мы видим, что еще среди традиционных конкурентов для России с точки зрения притока капитала — Турции и ЮАР — далеко не все в порядке. В Турции — инфляция 11%. В ЮАР — смена правительства тоже. Бразилию трясет несколько лет, она никак из этого выйти не может. Поэтому Россия стала просто номером один для инвесторов в развивающихся рынках, поэтому им такой мощный приток.

Олег Богданов: Но берут только ОФЗ, наших акций пока нет?

Максим Орешкин: В основном ОФЗ, на другие инструменты заходят. Но ОФЗ самый простой, самый понятный из них. Понятно, что, когда идет такой приток капитала, рубль просто не может быть слабым. Но понятно одновременно, что такие притоки капитала не могут сохраняться бесконечно. Любое изменение настроения на внешних рынках — чуть раньше, чуть позже — конечно же, приведет к тому, что фундаментально баланс на рынке изменится. Еще важно понимать, что по импорту идет тренд довольно активный с точки зрения его роста. И если наложить это на ту сезонность, которая есть у нас в платежном балансе, мы увидим, что в летние месяцы будет дефицит текущего счета. То есть для того, чтобы курс сохранялся на текущем уровне, у нас не только должен сохраняться приток капитала мощный, который есть сейчас, он должен усиливаться. Если этого не произойдет, будет определенная коррекция.

Дмитрий Дризе: К концу года что нам ждать?

Максим Орешкин: Смотрите, прогноз, который мы делали в апреле, не изменен. Мы говорили о том, что при $40 за баррель, если нефть вдруг бы упала туда, мы бы видели курс 67-68 рублей за доллар. При текущем уровне, при $50 за баррель — это 62-63. Это небольшой гэп, который наша модель показывает, зазор, вызванный временными факторами — быстрым притоком и сезонностью платежного баланса.

Дмитрий Дризе: Но был разговор о том, что правительство хочет уронить рубль.

Максим Орешкин: Абсолютно не так. Рубль у нас плавающий.

Олег Богданов: Я вот не могу в этой связи не вспомнить аналитическую заметку Центрального банка, которая недавно была опубликована, основной вывод повторю: девальвация рубля несет больше минусов для российской экономики, чем плюсов.

Максим Орешкин: России нужен крепкий рубль, я в этом абсолютно уверен. Это я говорю.

Дмитрий Дризе: Но вы тот чиновник, который сказал не доверять рублю.

Максим Орешкин: Я говорил о том, что текущий курс отклонился от нашего оценочного по понятным факторам, которые мы считаем временными. В апреле я именно это имел в виду. То, что я говорю сейчас: фундаментально

России нужен крепкий рубль, но это должен быть тот рубль, который Россия заслужила.

Он не должен быть вызван высокими ценами на нефть или притоками капитала. Он должен основываться на высокой производительности труда, на эффективности российской экономики. Поэтому России нужен крепкий рубль, но мы должны его заслужить.

Дмитрий Дризе: В чем держать деньги?

Максим Орешкин: Деньги нужно держать в российских рублях на депозитах. Покупать иностранную валюту только в том случае, если у вас планируются какие-то расходы соответствующие — если вы хотите поехать за границу или приобрести какой-то импортный товар.

Дмитрий Дризе: Одна из главных тем на форуме — предложенные президенту программы стратегического развития. Вот есть три конкурирующих программы – Алексея Кудрина, Столыпинского клуба и, собственно, правительства. Говорят, что три программы надо скрестить, взяв из каждой самое лучшее. Но применительно к экономике нельзя, наверное, скрещивать ничего, это кур можно скрещивать, а экономику как скрестить? Не будет ли у нас в результате никакой программы?

Максим Орешкин: Что делаем мы? Мы подготовили программу, там есть отдельные проекты, которые нужно реализовывать. Те проекты, которые находятся в высокой степени готовности, те, по которым есть консенсус, что их нужно реализовывать, мы просто запускаем. Мы не будем ждать какой-то программы, какого-то времени, мы все будем запускать по мере того, как у нас это будет готово, обговорено с экспертами, обговорено с обществом. Вот, например, те проекты, которые сегодня объявлял президент — и по проектному финансированию, по инфраструктурному строительству — это то, что аккуратно вынимается из программы и начинает внедряться в жизнь.

Мы живем в мире, который очень быстро меняется. Никакой программы не может быть, где было бы написано, что в ближайшие 15 лет мы должны сделать вот это и вот это, в 2023 году — вот это, а в 2025-м — вот это, и тогда в 2027-м наступит коммунизм. Мы понимаем направление, в котором мы движемся. Есть конкретные проекты, их нужно реализовывать. Не ждать, а сразу внедрять в жизнь.

Дмитрий Дризе: Все время пугают повышением налогов, изменением шкалы подоходного налога. Что думает Минэкономразвития по этому поводу?

Максим Орешкин: Мы считаем, что налоговая нагрузка не должна повышаться.

Олег Богданов: На население или на предприятия?

Максим Орешкин: О чем говорит Алексей Леонидович Кудрин? Что нужно потратить дополнительные расходы на образование, здравоохранение, инфраструктуру. Наш ответ: на инфраструктуру нужно не государству больше тратить и забирать через налоги, а привлекать больше частный капитал, создавать условия. На образование и здравоохранение в бюджете мы говорим о том, что надо искать внутренние ресурсы. А для того чтобы их найти, мы сейчас выстраиваем новую систему работы с государственными программами, чтобы иметь возможность ранжировать те расходы, которые есть, с точки зрения их прямого эффекта на те цели верхнего уровня, которые стоят. В госпрограммах сейчас 2400 целей.

Олег Богданов: А кто столько поставил?

Максим Орешкин: Кто-то поставил. Министерства работали, все активно работали – 2400 целей. Мы говорим, что в одной госпрограмме должно быть пять целей, не больше. И каждый проект, который внутри госпрограммы находится, должен быть оценен, сколько он стоит и какой эффект дает.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ. Финансы, банки > economy.gov.ru, 3 июня 2017 > № 2197649 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 3 июня 2017 > № 2197648 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Никто не собирается делать каких-то революций

Предвыборный год ставит перед Россией не только политические вопросы, но и задает экономический вектор на новый президентский цикл. Эксперты и министерства подготовили свои варианты стратегии развития страны, которые будут обсуждаться в ближайшие полгода. Чем различаются программы ЦСР, Столыпинского клуба и правительства, стоит ли менять налоговую систему и при каких условиях возможно повышение пенсионного возраста, а также почему очередные санкции Запада уже не страшны экономике России в интервью РИА Новости в рамках Петербургского экономического форума рассказал глава Минэкономразвития Максим Орешкин. Беседовали Дмитрий Киселев и Диляра Солнцева.

— Максим Станиславович, президент Владимир Путин, как мне представляется, сам сознательно поставил себя в положение князя Владимира, который выбирал религию, заслушивал разные, тогда это были религиозные, проекты. А сейчас он предложил разработать разные программы и ему предстоит выбрать. Это на самом деле судьбоносный момент для России, практически выбор пути на долгие времена. Фактически ему предстоит определить модель, по которой будет развиваться Россия. При этом он сказал, что любой план экономического роста должен быть людям ясен, чтобы и гражданское общество, и государство, как говорится, знали свой маневр, что делать. Сейчас такой момент, когда на столе у президента три варианта. Не могли бы вы просто выделить, может быть, по три пункта в каждом варианте, между чем и чем предстоит выбрать президенту, вокруг чего собственно идет дискуссия.

— Важно понимать, что никто не собирается делать каких-то революций. Залог успешного развития экономики — это всегда стабильность условий, предсказуемость того, что будет происходить дальше. Общество должно понимать, как и куда движется государство с точки зрения своей экономической политики. Потому что именно люди, те компании, в которых они работают, тот бизнес, который они создают, и есть основа экономики.

И понимание того, как действует государство — очень важный фактор в экономической сфере, создаст им спокойствие и осознание того, в каком пространстве будет развиваться их бизнес, их компании, они смогут двигаться вперед и создавать новые проекты. Поэтому никаких революций нет.

— Я правильно понимаю из вашего ответа, что революция не заложена ни в одном из трех проектов?

— Абсолютно. Нигде нет такого, что все, что делалось до этого — неправильно, нужно переделать, развернуться и поехать в другую сторону.

Я вообще считаю, что не надо даже говорить о том, что должна быть некая стратегия как конечный документ, где все на 15 лет детально прописано, что через год мы делаем вот это, через два — это и так далее.

У нас экономика сейчас, испытав непростые пару лет, вернулась к росту: рост в апреле уже 1,5%. По ряду других показателей мы видим, что потребление электроэнергии и другие показатели уже демонстрируют очень уверенные показатели. Поэтому что здесь важно? Здесь важно этому росту — восстановлению экономики — не навредить и принимать точечные меры, которые бы рост долгосрочно выводили на более высокую траекторию.

Мне кажется, тот результат, который макроэкономическая политика дала за последние несколько лет: при падении цен на нефть более чем в два раза от уровня, который мы видели в 2012-2013 годах, ВВП за этот период скатился всего лишь на 3%. Сейчас экономический рост возобновился, инфляция стабилизировалась на низких уровнях, на тех уровнях, на которых она никогда не была до этого. Главное — не сломать то, что уже работает. Важно тому новому, что должно стать основой модели, дать поддержку, дать дополнительный толчок.

— Существующая экономическая модель России признана недееспособной в том смысле, что не может нам гарантировать темпы выше среднемировых. Именно поэтому поставлена задача разработать новую модель роста. Насколько я понимаю, в представленных проектах — Столыпинского клуба в лице Бориса Титова и ЦСР в лице Алексея Кудрина — есть непримиримые противоречия. Не могли бы вы описать, кто что предлагает, между чем и чем выбор?

— Во всех программах есть позитивные вещи и, как сказал президент, надо бы посмотреть то, что разумное есть в каждой из программ, что убрать и внедрять.

Противоречия между программами в макроэкономической политике.

Борис Юрьевич Титов в этой части предлагает напечатать деньги и залить ими экономику. Алексей Леонидович (Кудрин. — Прим. ред.) говорит, что надо увеличить бюджетный дефицит и профинансировать все приоритетные расходы.

Мы говорим о другом. Мы говорим, что в первую очередь важна эффективность. Деньги в стране есть, их главное не тратить на то, что не приносит пользы стране, и сконцентрировать ресурсы именно на приоритетных направлениях. Важно давать дорогу частному капиталу, например те же инфраструктурные проекты. И мы будем это предлагать, нужно финансировать таким образом, чтобы частный капитал туда приходил, и там, где он работает, там, где риски для него приемлемы, там, где выгоды для экономики в целом и реализации проектов понятны, чтобы это место занимал частный капитал.

Поэтому в этой части есть, конечно, противоречия. В одном случае просто предлагается деньги напечатать, в другом — давайте мы рискнем и возьмем более высокую нефть во все наши макроэкономические расчеты и будем верить, что она останется высокой.

— Чей это вариант?

— Это Алексей Леонидович предлагает. Мы же говорим о том, что верить в высокую нефть нельзя. Надо быть готовым, что нефть может быть 40 долларов или даже ниже, поэтому надо искать внутренние ресурсы и снижать те направления расходов, которые у нас неэффективны, и максимально создавать условия, чтобы частные деньги приходили и в финансирование новых проектов, и в финансирование инфраструктуры.

— А если говорить о вашей программе. Вы сказали, что в первую очередь она должна быть направлена на человека, на человеческий капитал. Какие предложения вы представили президенту? Стоит ли повышать пенсионный возраст, менять кардинально налоговую систему?

— Пенсионный возраст — это очень важный вопрос, и вопрос — зачем вообще это обсуждать. Мое мнение: если говорить о повышении пенсионного возраста, это должно быть очень четко увязано с повышением пенсий в реальном выражении и улучшением условий в здравоохранении. То есть это такое структурное изменение — более высокий пенсионный возраст, но при этом более высокий уровень пенсий, более качественная система здравоохранения. Это то, что может рассматриваться. И когда мы говорим о пенсионном возрасте, мы всегда говорим именно в этой увязке.

— А налоги?

— Главное в налоговой системе — стабильность и предсказуемость налогового режима. Действительно, есть некоторые структурные вещи, о которых можно говорить. Например, с точки зрения положительного структурного влияния налогов на инвестиционный процесс, мы говорим, что налоговую нагрузку при реализации инвестпроектов нужно сдвигать вправо, когда идет основная фаза инвестиций; когда продажи продукции от инвестпроекта нет — здесь налоги должны быть поменьше. А когда предприятие уже вышло на полную мощность, оно готово возместить те налоги, которые оно не доплатило на первой фазе.

Вот структурный сдвиг в пользу более поздней уплаты налогов по новым инвестпроектам — это то, что может структурно помочь экономике расти.

Вторая история, о которой мы говорим, — это процесс, связанный с "обелением" экономики. У нас налоговая служба активно внедряет новые способы администрирования, мы видим, как качество сбора НДС увеличилось. С этого года страховые взносы передали налоговой системе.

Мы имеем в нашей стране очень высокую ставку по страховым взносам, которые платят предприятия, — 30%. Если благодаря технологиям налоговая служба сможет эффективно администрировать этот налог, значит, все будут вынуждены платить эту высокую ставку. Проблема в том, что ставка по страховым взносам в России является одной из самых высоких в мире, и высокая собираемость может привести к потере конкуренции ряда предприятий, и, соответственно, некоторые предприятия из-за этого могут погибнуть.

Поэтому мы рассуждаем о возможности структурного изменения налогообложения, ухода от прямых налогов на труд и замещение их косвенными налогами.

— А президент поддерживает?

— Как президент сказал, эти вопросы еще будут детально обсуждаться, все развилки смотреться, и если станет понятно, что есть риски после изменения налоговой системы, то мы, конечно же, остановимся на варианте ее сохранности в текущем виде.

— Когда будет принято окончательное решение по стратегии, дорожная карта по ее реализации?

— Есть вопросы более простые, которые, очевидно, нужно постепенно имплементировать. Связанные, например, с поддержкой инвестиций в инфраструктуру. Они будут решаться гораздо быстрее.

Более сложные решения, связанные с налоговой системой, будут еще долго обсуждаться внутри правительства, с экспертами, выноситься на общественное обсуждение. Здесь очень важно, чтобы был консенсус между обществом, бизнесом и государством о том, как мы движемся вперед. Потому что без совместного движения успеха не будет.

— Долго — это сколько?

— Я думаю, что вся эта дискуссия закончится в этом году, и имплементация тех же налоговых решений — это 2019-2020 годы.

— То есть до конца года будут известны все налоговые новации?

— Да, я думаю, что нужно обязательно определяться, потому что для бизнеса важна в первую очередь предсказуемость и стабильность налоговой системы, и эти решения нужно принимать быстрее.

— Есть договоренность с ОПЕК по нефти, которая недавно была продлена, в какой степени это работает?

— Работает, потому что запасы сырой нефти, которые резко выросли в последние несколько лет, довольно быстро уменьшаются. Поэтому рынок поддерживается в более-менее стабильном состоянии, и эта стабильность нефти в том числе помогает иметь стабильную ситуацию в российской экономике.

— Будет ли Минэкономразвития менять свой прогноз в июне из-за договоренности с ОПЕК?

— Да, мы, конечно, будем уточнять прогноз в июне, потому что новая вводная, эта сделка с ОПЕК, приведет к тому, что у нас и курс будет чуть-чуть покрепче, инфляция будет чуть чуть-чуть поменьше, чем было, но это такие косметические истории. И второе, конечно, мы видим, что экономическая динамика по ряду показателей, например по инвестициям, лучше, чем мы ожидали. Первый квартал — это рост на 2,3% к уровню прошлого года. Поэтому показатель по инвестициям тоже будет пересмотрен в сторону более высоких значений.

— Много разговоров о новых санкциях, и это опять поднималось на саммите "Большой семерки". В какой степени они могут повлиять на экономический рост России?

— Повлиять это сможет уже слабо, потому что то, чего мы добились за последние два-три года, — мы теперь полностью рассчитываем на свои собственные силы, мы теперь можем обходиться без западного финансирования и можем жить без внешних источников.

Поэтому могут сколько угодно обсуждать новые санкции — мы должны сконцентрироваться на решении наших внутренних проблем, "расшивая" те проблемные зоны, которые у нас есть в инфраструктуре, на рынке труда, помогать людям развиваться, помогать людям приобретать новые компетенции, каждый талант доводить до его максимальной реализации. Благодаря всем этим историям делать новую экономику, достигать высоких темпов роста.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 3 июня 2017 > № 2197648 Максим Орешкин


Россия > Образование, наука > premier.gov.ru, 3 июня 2017 > № 2197455

Ежегодный доклад Правительства о реализации государственной политики в сфере образования.

Доклад содержит информацию об основных направлениях и инструментах реализации государственной политики в сфере образования, количественных и качественных показателях, характеризующих основные результаты за 2015 год, о принятых нормативных правовых актах в сфере образования. Доклад включает данные мониторинга системы образования за 2015 год, а также информацию, полученную в рамках федерального статистического наблюдения, ведомственных мониторингов и результатов социологических исследований.

Подготовлено Минобрнауки в соответствии с Федеральным законом «Об образовании в Российской Федерации» (далее – Федеральный закон).

В соответствии с частью 2 статьи 3 Федерального закона Правительство ежегодно представляет Федеральному Собранию доклад о реализации государственной политики в сфере образования (далее – доклад) и публикует его на официальном сайте Правительства.

Положение о подготовке доклада и представлении его Федеральному Собранию утверждено постановлением Правительства от 29 июня 2015 года № 645.

Доклад содержит информацию об основных направлениях и инструментах реализации государственной политики в сфере образования, количественных и качественных показателях, характеризующих основные результаты за отчётный год, о принятых нормативных правовых актах в сфере образования.

Доклад включает данные мониторинга системы образования за 2015 год, проведенного в 2016 году в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 5 августа 2013 г. № 662 «Об осуществлении мониторинга системы образования», а также информацию, полученную в рамках федерального статистического наблюдения, ведомственных мониторингов и результатов социологических исследований.

Доклад: http://government.ru/media/files/1xOsf0Ae1RUl1VqyTbEZVTTMjyuzDbSA.pdf

Россия > Образование, наука > premier.gov.ru, 3 июня 2017 > № 2197455


КНДР. Великобритания > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм. Образование, наука > bbc.com, 3 июня 2017 > № 2197275

Британский студент хочет подружить мир с Северной Кореей

Северная Корея пугает мир ракетными испытаниями и угрозой упреждающих ядерных ударов. Именно поэтому британский студент Бенджамин Гриффин считает, что пришло время стать друзьями с теми, кто живет в этой стране. Или, по крайней мере, узнать их лучше.

"Мы так легко заклеймили Корею "запретной", "закрытой", "сумасшедшей", "страдающей", и я хочу убрать барьер, который мы сами создали, всего на минуту и пролить свет на Северную Корею на человеческом уровне", - говорит 24-летний Бенджамин Гриффин.

До первого визита Бенджамина в Северную Корею его знания о стране ограничивались "одним документальным фильмом и несколькими клипами на YouTube". Поэтому путешествие, организованное официальным туристическим агентством Juche Travel Services (JTS), буквально открыло ему глаза.

"Когда в 2013 я впервые попал в Пхеньян, я ожидал увидеть там армию солдат везде, куда бы я ни пошел. Я не видел корейцев как настоящих живых людей", - говорит он.

Он увидел там людей, идущих на работу, делающих покупки, танцующих в парке. И эта нормальная жизнь оказалась для него сюрпризом.

"Реальность такова, что в обычной жизни жители Пхеньяна не беспокоятся о том, как победить американский империализм или насколько страшен капитализм. Их волнуют обычные вопросы: где купить продукты, дольны ли ими на работе, выйдет ли дочь замуж".

В следующем году, когда ему был 21 год, Бенджамин вернулся в Пхеньян. Теперь он был волонтером и преподавал английский в туристическом колледже.

Позже он стал дипломированным гидом агентства JTS и создал "обучающий тур" для любого возраста и национальности, для тех, кто приедет на три недели в университет Ким Ир Сена в июле.

Участники этой программы станут жить в студенческом общежитии и четыре часа в день изучать корейский язык. Остальное время они посвятят осмотру достопримечательностей и развлечениям: плаванию, народным танцам, игре в мини-футбол. У них появится возможность встретиться с обычными людьми, хотя эти люди и будут тщательно отобраны.

"Это совершенно не означает, что мы должны забывать о вопиющих проблемах Северной Кореи, но нам нужно создать базовый уровень взаимопонимания. Образовательный туризм - шаг в эту сторону. Я не хочу терять критический взгляд на тамошнюю жизнь, но мы должны узнать суть этой страны, что ценят эти люди", - считает он.

"Конечно, существует большая политика - ядерные испытания, немыслимые нарушения прав человека, но важны человеческие контакты. Так много должно быть сказано и сделано, и это потихоньку происходит", - говорит Бенджамин.

Гриффин не отрицает реалий северокорейской жизни: нищеты в деревнях, культа личности. В Пхеньяне, городе, где живет элита, люди работают шесть дней в неделю по 10-12 часов, а воскресенье частично посвящают "добровольному труду" - например, стрижке газонов или коллективным танцам.

"У людей остается не так много времени, которое они могут провести в одиночестве", - говорит Гриффин.

Несмотря на неустанную пропаганду, клеймящую западный империализм, некоторые корейцы интересуются западной культурой, уверяет он.

Nike и Adidas, подлинные и поддельные, попадают в страну, а студенты из привилегированных семей, которых Гриффин учил в 2014 году, знали и западные фильмы, и западную музыку.

"Помню, они как-то спросили меня о слухах про Бейонсе, о платье, которое она надела на какую-то церемонию награждения, не представляю, где они взяли эту информацию. Они видели британские и американские фильмы, которых не видел даже я!" - говорит он.

При этом они пугаются при виде монстров на экране и некоторые из студентов попрятались под столами, когда Бенджамин показал им отрывок из фильма "Автостопом по Галактике".

Дисциплина не были проблемой для молодого преподавателя.

"Когда я первый раз вошел в класс, они прекратили все разговоры и встали. Я говорю им: ребята, вам не нужно этого делать. А они мне в ответ: "Доброе утро, профессор Бен".

"Все начало меняться после того, как я случайно столкнулся с ними в городе. Они рассказывали мне о своих бойфрендах, о том, где они были на ланче. Им нравилось, когда я говорил английские скороговорки, и они записывали меня на телефон".

Среди гидов, коллег Гриффина, очень популярно караоке. Иногда они всей компанией ходят в караоке в Пхеньяне. Гриффин вспоминает одну поездку на минивэне, когда они решили устроить сеанс караоке.

"Там были две молодые женщины, и у одной был по-настоящему прекрасный, ангельский голос. А потом запела другая, и было совершенно очевидно, что она недавно посмотрела "Титаник". И на протяжении десяти минут мы были вынуждены слушать самую визгливую, фальшивую версию "My heart will go on" из всех, что вы только можете себе представить. Она хотела произвести впечатление на иностранца".

"Мне было ужасно трудно не засмеяться. В такие моменты я оказываюсь очень далеко от политики. Они всего лишь люди, а не ужасные северокорейцы".

Гриффин отвергает мысль о том, что тот, кто платит за поездку в Северную Корею, спонсирует ядерную программу и поддерживает режим. Плата за обучающий тур, который он организовал, в основном покрывает расходы, а если что-то остается, это идет принимающему университету, который тратит деньги на преподавателей или на ремонт.

Чтобы проиллюстрировать свою точку зрения, он опубликовал знаменитое фото Северной Кореи ночью - темная дыра, зажатая между яркими огнями Сеула и Шэньяна.

"Это прекрасный пример того, как мы понимаем Северную Корею. Мы и они, свет и тьма, добро и зло. Но это зло, оно нам неизвестно. Мы используем все эти принижающие клише, это линза, через которую мы смотрим на КНДР. Слишком просто думать, что страна, которую мы привыкли считать злом, не может делать добро, - говорит он.

- Если бы фото было сделано днем, мы не увидели бы разницы между этими странами. Северная Корея принадлежит нашему миру".

КНДР. Великобритания > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм. Образование, наука > bbc.com, 3 июня 2017 > № 2197275


Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 июня 2017 > № 2196682 Кадри Лийк

Иметь право вето

Ярослав Шимов, Радио Свобода, США

«Не нужно ничего нагнетать, не нужно придумывать мифические российские угрозы, гибридные войны и так далее. Сами напридумывали, а потом сами себя пугаете, и на этой основе формулируете перспективу политики». Так, то ли обиженно, то ли просительно, обратился к европейской аудитории Владимир Путин в недавнем интервью французской газете «Фигаро».

Примирительным был и тон российского президента во время выступления на Петербургском экономическом форуме 1 июня. Путин заявил, что российские хакеры, которых в США обвиняют во вмешательстве в ход американской президентской кампании, никак не связаны с властями России и не могли оказать серьезного влияния на итоги выборов: «Хакеры — это же люди свободные»…

Однако за последние три года отношения между Россией и западными странами пришли в столь удручающее состояние, что убедить европейцев и американцев в безобидности политики Москвы будет непросто. Тем более что доказательств обратного не так уж мало, а относительно целей и мотивов этой политики на Западе до сих пор царят разногласия. Ведь какая-либо ясная логика в действиях Кремля с начала украинского конфликта в 2014 году просматривается далеко не всегда.

Чего, собственно, хочет Россия? Таким вопросом не перестают задаваться многие политики и исследователи в Европе и США. В статье под именно таким названием — «Чего хочет Россия?» — ведущий политический аналитик Европейского совета по международным отношениям (European Council on Foreign Relations, ECFR) Кадри Лийк предлагает свою оригинальную версию ответа на этот вопрос — равно как и оценку серьезности российской угрозы. По ее мнению, эта угроза «исходит не столько от России, сколько от самих западных стран. То, что делает российское вмешательство вообще заслуживающим упоминания, — разочарование населения западных стран и широко распространившиеся сомнения относительно западной социально-политической модели. Если Запад преодолеет свои собственные фундаментальные проблемы, угроза со стороны России будет сметена — так же, как в Западной Европе благодаря успеху плана Маршалла был остановлен коммунизм».

Более подробно о том, чего хотят добиться в результате нынешнего противостояния Кремль и Запад, почему Владимир Путин не так популярен среди европейцев, как может показаться, и чем Дональд Трамп напоминает Бориса Ельцина, Кадри Лийк рассказала в интервью Радио Свобода.

— О Владимире Путине и в целом о людях, находящихся нынче у власти в России, сформировались два противоположных мнения, которые часто высказывают западные политологи. Первое: это чекисты-имперцы, у которых есть собственная идеология — этакий коктейль из евразийства, русского национализма и ностальгии по Советскому Союзу. И второе: это никакие не имперцы, а просто циничные прагматики, которые используют любые идеологические конструкции в своих политических или экономических целях. По вашему мнению, какая точка зрения ближе к истине?

— По-моему, ни та, ни другая, хотя в обеих есть какие-то элементы, которые соответствуют действительности. Мое видение Путина никогда не менялось. Я всегда думала, что он — российский государственник, просто его представление о том, чтó хорошо для России, может быть, не совсем современное и имеет немалые недостатки. Но мне не кажется, что он циник, которому президентство нужно только как средство самообогащения. Скорее наоборот: все это имущество, о котором столько говорят, нужно ему как средство укрепления власти. Для него важно государство — это видно во всех его выступлениях. Он ценит людей, которые служат или служили государству, каким бы оно ни было — царское, советское и так далее. Все, что укрепляет государство, он любит, все, что, по его мнению, не укрепляет, он не любит, по крайней мере, относится к этому подозрительно.

— Вы в своей статье называете социально-консервативные ценности, которые Кремль сейчас пропагандирует, советскими по своему содержанию. Что имеется в виду? Это государственничество Путина, о котором вы только что сказали? Но в таком случае что специфически советского в его идеологии?

— Да, я думаю, укрепление российского государства, так, как он это понимает, — то, что ему нужно. Определение «советское» я отношу скорее к системе ценностей. По-моему, советские ценности не совсем укладываются в западную либерально-консервативную шкалу. Допустим, к гомосексуалам в Советском Союзе было плохое отношение, их преследовали — и это продолжается в России сегодня. Но, с другой стороны, аборт был едва ли не главным средством планирования семьи, что в консервативную систему ценностей не вписывается. В Советском Союзе был специфический набор взглядов на то, что можно и чего нельзя, что хорошо и что плохо. Это трудно дифференцировать и понять в западной системе координат.

— Как сочетается с советской шкалой ценностей то, что происходит сейчас — это официальное православие, возродившийся культ царей, монархии? Это совсем не советские вещи, чисто идеологически.

— Да, они не советские. Но, я думаю, это в какой-то степени просто декорации. Кремль ищет те средства, при помощи которых можно мобилизовать общество, обозначить врагов, маргинализировать несогласных и так далее. А с другой стороны, эти идеологемы укладываются как раз в русло государственничества. Допустим, православие. При советской власти разрыв государства с православием, наверное, режим не укрепил. Путин это понимает, отсюда — реабилитация официального православия, тесно сотрудничающего с государственной властью. Но те элементы фанатизма, которые там иногда проявляются, — это, скорее всего, инструмент, а не цель.

— Часто говорят о растущем влиянии вот этой смешанной, советской и несоветской одновременно, путинской идеологии на Западе. Известно, что в западных странах, прежде всего в Европе, Кремлю симпатизируют правые и отчасти левые радикалы и популисты. Почему? Это происходит по идеологическим причинам, или скорее речь идет о прагматическом выборе, желании найти сильного союзника за рубежом, который в случае чего поможет — может быть, даже и финансово, как мы видели на примере Национального фронта Марин Ле Пен?

— Искреннее там что-то, может быть, и есть, но мало. Я, допустим, не уверена, что Марин Ле Пен действительно так уж восторженно относится к путинской России. Может быть, это для нее какая-то модель, а может быть, просто средство: надо брать помощь, где предлагают. На самого Путина, кстати, в Европе тоже не смотрят как на образец, на какого-то героя. Моя следующая большая работа будет о российско-европейских отношениях, мы с соавторами там используем данные исследований из всех стран Европейского союза. Там есть и такой вопрос: является ли президент Путин героем или положительно оцениваемым лицом в общественном мнении вашей страны? И даже в Южной и Юго-Восточной Европе, где можно предположить, что есть какая-то заметная симпатия, выясняется, что это не совсем так. Россия там интересна как страна, которая, скажем, настороженно относится к иммигрантам, как какая-то альтернатива доминированию США, но сам Путин, за рядом небольших исключений, не пользуется большой популярностью. Это даже удивительно.

Часто, впрочем, бывает так: где меньше знают, там больше любят. Мои коллеги в нашем мадридском офисе очень интересно однажды рассказывали, какие начинают поступать комментарии на веб-сайт ведущей испанской газеты «Эль Паис», когда Латинская Америка просыпается, когда там утро. Сразу идет подъем комментариев от людей левых убеждений, которые, например, очень хвалят Белоруссию, режим Лукашенко. Для них это какая-то ностальгически коммунистическая модель, и они это любят. Но о настоящей Белоруссии они толком ничего не знают. То же, наверное, и с Россией. Есть сложившиеся образы, которые не связаны с реальностью. И в Европе эта модель все-таки не очень работает. Там есть кое-какие небольшие сегменты общественного мнения, настроенного к Путину сугубо позитивно. Например, это русские в странах Балтии, что понятно — тут отношение диаспоры, у них есть близость со страной своего происхождения. А так — выясняется, что Путин популярен меньше, чем я предполагала.

— Ваше эссе называется «Чего хочет Россия?». По вашему мнению, какой мировой порядок нужен Кремлю? Один из устойчивых политологических стереотипов — это «вторая Ялта», новый передел сфер влияния с Западом как цель Кремля. Это так, или там есть нюансы? Россия — сторонник нового мирового порядка или просто антизападный спойлер?

— Я пытаюсь показать в своей статье, что «вторая Ялта» — часть того, чего Россия хочет, но в принципе российская внешнеполитическая повестка гораздо шире и системнее. Иметь в своей сфере влияния соседние страны — это Украина, Грузия, Молдавия, Армения — этого в Кремле действительно хотят и не согласны с тем, чтобы эти страны имели собственные самостоятельные связи с Западом. Москве хочется получить здесь какое-то право вето. Не прямо контролировать — это не совсем Варшавский договор, а вот какое-то право вето на внешнеполитические решения иметь очень сильно хочется. Но мне представляется, что в целом Россия желает вообще других правил игры в мире. Или, по крайней мере, в той части мира, которая для нее важна — это Евразия, Ближний Восток, отношения с Америкой и так далее.

— А что это за правила?

— Я думаю, что Россия и сама не очень точно знает, чтó в списке этих правил должно быть, но зато хорошо знает, чего там быть не должно. А именно как раз тех концепций, которые вошли в европейский порядок после холодной войны: важность прав человека, идея того, что эти права надо защищать и на территории других государств, при помощи оружия, если нужно. У России же очень государствоцентричный подход. То, что внутри страны — это дело ее правительства, других это не касается. Смена режима извне отвергается однозначно. Не надо никаких гуманитарных интервенций. Применительно к украинским событиям 2014 года Россия говорит: это государственный переворот. А на Западе это видится как классическая народная революция. В общем и целом представления Кремля — это скорее миропорядок 1945 года.

— Как это сочетается с действиями самой России? Вот аннексировали Крым, вмешались в ситуацию на востоке Украины. Как это можно сочетать со стремлением к стабильности, к какому-то единому порядку? Ведь такие действия — это подрыв стабильности, подрыв порядка.

— Да, именно. Это в России трудно объяснить. Насколько я слышала, российский МИД был против аннексии Крыма, потому что там как раз понимали, что легалистский подход, который для России до тех пор был характерен, это сильно подорвет. После Крыма прежние аргументы — мол, мы против смены режима в такой-то стране и вмешательства в ее дела, потому что это неправовые действия, — уже не так легко использовать. С другой стороны, линия объяснения там, как я понимаю, такая: да, это плохо, но вы, Запад, нас заставили так сделать, вы устроили революцию на Украине, из-за этого мы вынуждены были реагировать вот таким образом. И вообще, если продолжать эти рассуждения, аннексия Крыма — это последствие неработающей мировой системы, которая была после холодной войны, в рамках которой Россия маргинализировалась, не имела возможности влиять на процессы и так далее. То есть подход такой: ваша система не работает, из-за того мы вынуждены были вести себя так. Прямо этого, конечно, в Москве не говорят, но по сути, если смотреть на эмоциональный подтекст, это выглядит таким образом.

— После начала украинского кризиса многие в Восточной Европе, в частности, у вас на родине, в Эстонии, встревожились по поводу возможной российской агрессии. Путин в недавнем интервью «Фигаро» назвал подобные сценарии «воображаемой угрозой», которой европейцы «сами себя пугают». На ваш взгляд, возможно в принципе российское вторжение в такие страны, как Эстония, или Путин прав и это действительно фантомы?

— Я думаю, что Путин тут не врет: у него нет намерения войти в Эстонию. У него не было и желания пойти в Крым — это просто случилось в один прекрасный момент под влиянием обстоятельств. Опасение мое как раз в том, что это может случиться и в странах Балтии. Не по таким же причинам, как в Крыму, поскольку российское отношение к Украине — это другое. Страны Балтии, по-моему, в Москве видятся по-иному. Там мыслят в логике разграничения сфер влияния, и для них страны Балтии — это американская сфера. Я думаю, с этим Россия смирилась. Но это незащищенное место американцев. Если американцы навредят России где-то в другом месте, тогда можно ударить по ним здесь — логика примерно такая. Из-за этого тревожно, и лично я рада, что войска НАТО будут располагаться в странах Балтии, потому что это как раз дает возможность предотвратить такую атаку.

— Мы с вами говорим о логике нынешнего российского руководства. По вашим наблюдениям, насколько западные политические элиты эту логику понимают?

— Не слишком, к сожалению. Это меня тревожит, потому что отсутствие взаимопонимания очень опасно с этой стороны и с другой. Ведь и Россия сейчас не понимает мышление Запада. В Москве очень многое недопонимали и в отношении Крыма: Россия не ожидала санкций, не ожидала, что Германия так жестко отнесется к этой ситуации и так далее. Но и с западными политиками не лучшая картина. Я думаю, сама Ангела Меркель лучше понимает Россию, она родом из бывшей ГДР, говорит по-русски и так далее. Но в целом… Пару лет назад ведомство Федерики Могерини (верховный представитель Евросоюза по вопросам внешней политики. — РС) выпустило записку о политике в отношении России, где поразительно было заметно, как в Брюсселе вообще не понимают, чтó двигает российской политикой, каковы ее мотивы, чего Россия хочет. И тут я в принципе вижу большую роль для людей, которые работают в think-tanks, исследователей, которые бывают в России, изучают ее и в состоянии свои наблюдения «перевести» на язык, который понимают на Западе. Для нас тут поле для работы.

— Если распространить эту ситуацию не только на политические элиты, но и на общество в целом, то нетрудно заметить, что значительная часть российского общества смотрит на нынешнюю Европу как на нечто больное, упадочное, «испорченное» либерализмом. Природа таких оценок, насколько они обусловлены пропагандой и т. д. — это другой вопрос. И наоборот: многие европейцы смотрят на Россию тоже как на странную, во многом больную страну, этакий заповедник авторитаризма и мракобесия. Когда обе стороны видят друг в друге, говоря грубо, чокнутых, спятивших, возможен ли какой-то диалог? Как выходить из этого тупика?

— Надо доказать, что твоя позиция жизнеспособна, тогда тебя воспринимают всерьез. Мне кажется, в России сейчас задают вопрос о жизнеспособности европейского проекта. А в Европе, конечно, есть представление о том, что в России экономический спад и скоро все там рухнет. Это не так — в обоих случаях. В России все тенденции плохие, как подтверждают сами российские экономисты, но экономика все-таки довольно сильная, и эти тенденции не означают, что все возьмет и обрушится. Застой может продолжаться еще долго, это надо понимать. В России же какое-то максималистское, биполярное отношение к миру: либо — либо. Очень часто россиянам трудно понять нюансы, оттенки тех или иных явлений. Скажем, в Москве видят европейский кризис, то, что ЕС не в лучшем состоянии, но не видят той энергии, которая возникла в Европе как раз благодаря кризису. Это позитивная проевропейская энергия. Я надеюсь, что встреча с Макроном дала Путину хоть какое-то представление об этом новом типе мышления, о той энергии, которая теперь в Европе есть и будет работать на обновление Евросоюза. Там есть что исправить, проблем много, и это надолго. Но есть и желание, как элит, так и значительной части избирателей, работать с этим, а не говорить: ну да, был европейский проект, он больше не работает, давайте заниматься чем-то иным.

— Вы считаете, что Путин еще способен понимать такие вещи? Все-таки он почти 20 лет у власти, причем это власть практически абсолютная, и, как часто абсолютные властители, он оказывается в определенном вакууме. Известно, что таким людям их окружение говорит обычно то, что эти люди хотят слышать. Путин, по вашему мнению, еще способен воспринимать иной взгляд на вещи, иные ценности, иные системы?

— Конечно, тот эффект, который вы описали, есть. Действительно, круг общения Путина — не такой уж широкий, и у него есть свои давние предрассудки. Но я думаю, все-таки определенная способность воспринимать реальность там сохранилась. Посмотрите, например, на так называемую «Новороссию». Теперь уже об этом никто не говорит, но это был большой проект в 2014 году. Многие действительно думали, что вся Восточная Украина пойдет против Киева, но этого не случилось. И Москва довольно быстро скорректировала свой курс, отказалась от идеи раздела Украины. Правда, фактически она захватила часть Донбасса и пытается использовать это как рычаг в отношении Киева. Тем не менее Кремль принял во внимание реальность. Я думаю, что Москва способна на это и в других вещах, хотя, конечно, не сразу. Но доказать это ей придется не словами, а действиями.

— В России бурно приветствовали избрание Дональда Трампа президентом США. Потом немножко охладели, особенно после американского удара по сирийской военной базе. Путин и Трамп должны в июле на саммите G20 впервые встретиться лично. На ваш взгляд, какая перспектива у этих отношений, учитывая, что в Америке противники Трампа активно подозревают его в каких-то нестандартных связях с Россией? Вокруг этого очень много шума, который нынешнему президенту США, конечно, наносит политический вред. Как дальше пойдут дела?

— Я думаю, они пойдут очень странно и запутанно. Не уверена, что между Россией и Америкой будет дружба, но и не думаю, что там будет сплошная вражда. На мой взгляд, Дональд Трамп кое в чем очень напоминает Бориса Ельцина. Он пришел к власти вопреки желанию элиты, хотя сам к ней принадлежит. В его политическое окружение входят члены его семьи. У него очень хорошее чутье, но плохое системное мышление. Я думаю, что эти параллели могут помочь понять перспективы российско-американских отношений. Смотрите: Ельцин неплохо относился к Западу, хотел хороших отношений с западными странами, но в итоге все равно оказался не в состоянии предложить Западу такую Россию, такую модель общения, которую Запад хотел видеть. Возникло непонимание, пошли сдвиги в отношениях к худшему. Я думаю, сейчас будет то же самое, только с переменой мест. Во многом это произойдет в силу характера Трампа, оттого, что он несистемный человек, он импульсивный, он реагирует на события конкретного дня, на людей, с которыми встречается. В общем, я думаю, что системно «хорошего» или «плохого» не будет, а будет разное. Тем более, что, да, вы правы, есть лимит для отношений Трампа с Москвой, многие в Вашингтоне относятся к этому подозрительно. И я полагаю, что эти лимиты существовали бы даже в случае, если бы не было никаких разговоров о вмешательстве России в американские выборы, — считает ведущий политический аналитик Европейского совета по международным отношениям Кадри Лийк.

Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 июня 2017 > № 2196682 Кадри Лийк


США. Россия > Образование, наука > regnum.ru, 3 июня 2017 > № 2196116

Об «ахиллесовой пяте» американского научно-технического лидерства

Будущее многовариантно. В наиболее вероятном варианте ближайшего будущего, описанном американскими центрами прогнозирования, уже после 2025 года страны с названием Россия нет. Шанс сохраниться появится у нас только в борьбе за реализацию собственного, альтернативного прогноза

Доклад член-корреспондента РАН, руководителя информационно-аналитического центра «Наука» РАН, профессор НИЯУ МИФИ В.В. Иванова и доктор физико-математических наук, профессора, заведующего отделом математического моделирования нелинейных процессов Института прикладной математики им. М.В. Келдыша РАН Г.Г. Малинецкого  «Научно-политический маневр», Москва, 2017

Введение

«Козыряй!»

Козьма Прутков

Мир в XXI веке вступил в эпоху быстрых кардинальных перемен. Эти перемены несут и новые возможности, и новые угрозы. Современная наука во многом создает эти возможности, позволяет их осознать, помогает парировать возникающие риски и заглядывать в будущее. С этой точки зрения наука такой сверхдержавы, как США, ее развитие и использование военным и политическим руководством страны, американскими элитами во многом определяет, в каком мире мы будем жить, приобретает стратегическое значение и для России, и для остальных стран мира.

В настоящее время США является единственной страной, которая ведет научные исследования и опытно-конструкторские разработки (НИОКР) по всему фронту научно-технических проблем, что является важнейшим глобальным конкурентным преимуществом США. Это же наряду с эффективной системой высшего образования обеспечивает безусловное доминирование США в мире. Научно-техническое лидерство сохранится в руках американских элит, по крайней мере, в ближайшее десятилетие. Вопрос лишь в том, как и в каких целях они будут его использовать.

Исходя из этого, полезно проанализировать задачи, которые предстоит решать в ближайшие годы науке США с учетом геополитического поворота, осуществляемого администрацией Д. Трампа и поддерживающими ее элитами. Обсуждение этих проблем полезно и потому, что национальная инновационная система США, прежде всего система организации образования и науки, взята в России как образец для подражания.

Разумеется, масштаб публикации не позволяет дать достаточно полный и детальный анализ, тем более что свою научно-техническую политику новая американская администрация пока не представила. Однако первые ее шаги и намеченные тенденции позволяют судить о многом.

* * *

Целеполагание, экспертиза, проектирование будущего

«Тот, кто ковыляет по прямой дороге, опередит бегущего, что сбился с пути».Ф. Бэкон

Для ученого, конструктора, инженера познание или создание нового представляет цель его жизни. Для общества и государства наука, образование, технологии — средства для решения своих задач.

Наука может подсказать наиболее эффективные пути достижения поставленных целей. Однако еще большие ее роль в создании картины мира, в выборе целей и выработке новых стратегий. Именно это является основой современной научной политики США. Картина реальности, которую имеют перед собой американские политики, может быть выражена словами известного и популярного американского футуролога, а Тоффлера, который в книге «Война и Антивойна: Что такое война и как с ней бороться. Как выжить на рассвете XXI века» писал:

«Мы мчимся к полностью иной структуре власти, которая создает мир, разделенной не на две, а на три четко определенные, контрастирующие и конкурентные цивилизации. Первую из них символизирует мотыга, вторую — сборочная линия, третью — компьютер.

Термин «цивилизация» звучит несколько претенциозно, особенно для американского уха, но нет другого термина достаточно всеобъемлющего, чтобы он охватывал такие разные вопросы, как технологии, семейная жизнь, религия, культура, политика, экономика, иерархическая структура, руководство, система ценностей, половая мораль и эпистемология…

Измените все эти социальные, технологические и культурные элементы одновременно — и вы получите не переход, а преображение; не просто новое общество, но начало — как минимум — полностью новой цивилизации.

Однако ввести на планете новую цивилизацию и ожидать мира и спокойствия — это верх политической наивности. У каждой цивилизации есть свои экономические (не говоря уже о политических и военных) требования.

В разделенном натрое мире сектор Первой волны поставляет сельскохозяйственные и минеральные ресурсы, сектор Второй волны дает дешевый труд и массовое производство, а быстро расширяющийся сектор Третьей волны восходит к доминированию, основанному на новых способах, которыми создается и используется знание.

Страны Третьей волны продают всему миру информацию и новшества, менеджмент, культуру и поп-культуру, передовые технологии, программное обеспечение, образование, профессиональное обучение, здравоохранение, финансирование и другие услуги. Одной из этих услуг может оказаться военная защита, основанная на монопольном владении передовыми военными технологиями».

Очевидно, что независимо от партийной принадлежности США будут стремиться сохранить доминирующее положение среди стран Третьей волны. Вопрос лишь в степени доминирования и средствах его достижения.

Одно из таких средств — форсированное развитие сектора высоких технологий, обеспечение темпа перемен в технологическом, инновационном, научном пространствах в режиме, недоступном для других стран.

Решение этой задачи требует значительных расходов на НИОКР (см Рис. 1 из статьи Д. Шадиевой «Анализ мировых тенденций финансирования инновационной деятельности»).

 Рис. 1. Динамика изменения валовых внутренних расходов на НИОКР в ведущих странах мира, млн долл. США (по ППС)

Расходы США на эти цели с 2013 года превысили $450 млрд, что превышает аналогичные затраты Германии, Франции, Великобритании и Южной Кореи в несколько раз. В настоящее время вызов в области НИОКР Соединенным Штатам бросает Китай. Если в 2004 году расходы на НИОКР составили $70,1 млрд, то в 2014 году этот показатель превысил $368 млрд — рост за 10 лет в 5,3 раза.

Абсолютные масштабы ассигнований на НИОКР в США в 2015 году достигли $496,8 млрд, что составляет 26,4% всех мировых расходов на науку (Рис. 2).

 
Рис. 2. Мировые центры научно-технического прогресса (доля в мировых расходах на НИОКР)

Чтобы сохранить глобальное технологическое лидерство, администрации Д. Трампа предстоит так же, как и администрации Б. Обамы, вкладывать около полутриллиона долларов ежегодно в развитие науки и технологий.

Отношение государства к науке наглядно иллюстрируется долей науки в структуре ВВП. По данным РАН (Рис. 3), по этому показателю Россия занимает 26-е место (0,8% ВВП), значительно уступая странам — технологическим лидерам, в которых такой показатель превысил 2% ВВП. В этих странах наука и тесно связанный с ней инновационный сектор экономики рассматриваются как важнейшие источники развития, как системообразующие государственные институты.

 
Рис. 3. Доля расходов на гражданские исследования и разработки в структуре ВВП стран-членов ОЭСР

Общая картина, судя по докладу ЮНЕСКО UNESCO Science Report: forwards 2030, такова. С 2007 по 2013 год рост расходов на науку составил 30,7%, обогнав рост глобального валового продукта, составившего 20%. На 21% выросло число исследователей, научных публикаций с 2008 по 2014 год стало больше на 23%. Таким образом, мир надеется на науку и активно ее развивает, и США продолжают лидировать в этом.

В логике классической леонтьевской модели «затраты — выпуск». после анализа вложений в науку естественно посмотреть на результаты этих вложений в разных странах.

Начнем с фундаментальных исследований. Их результатом должен быть новый уровень понимания Природы, Общества, Человека. В контексте международных сопоставлений можно посмотреть статистику Международной организации интеллектуальной собственности за 2012 год (World Intellectual Property Organization — WIPO) по распределению лауреатов Нобелевской премии по странам мира. Лидирующая группа здесь такова: США (317), Великобритания (111), Германия (91), Франция (56), Швеция (30), Япония (23), Швейцария (22), Нидерланды (19), Италия (16), СССР (15), Дания (14), Австрия (13), Израиль (11), Канада (11), Норвегия (10), Бельгия (10), • Китай (8), Польша (7), Россия (7) (Рис. 4).

 
Рис. 4. Число нобелевских лауреатов по странам с 1901 по 2016 годы

Разумеется, эти показатели, включающие премии мира, а также премии по литературе и экономике, достаточно условны. Тем не менее очевидно, что именно США с начала XX века и по сей день устанавливают правила игры в мировом интеллектуальном пространстве и раздают награды в этой области.

В последние годы главным показателем научной деятельности российские чиновники определили число публикаций, упоминаемых в международных базах данных Scopus и Web of Science. Разумеется, это нельзя рассматривать как результат научной деятельностей, а скорее, как характеристику процесса в контексте связей с англоязычными научными журналами. Тем не менее, рейтинг стран мира по общему количеству работ, опубликованных в 2011 году и включенных в соответствующие базы данных (в тысячах), выглядит следующим образом: США (212), Китай (90), Япония (47), Германия (46), Великобритания (46), Франция (32), Канада (29), Италия (27), Южная Корея (26), Италия (23), Индия (22), Австралия (21), Нидерланды (16), Тайвань (15), Россия (14) (Рис. 5).

 
Рис. 5. Общее количество научно-исследовательских статей в 2011 г. (в тыс.), включенных в систему индекса научного цитирования

Эти данные в целом подтверждают известную мудрость Наполеона о том, что Бог на стороне больших батальонов.

Чем больше вложений в науку, тем больше публикуется статей и тем больше вероятность, что среди их авторов окажутся нобелевские лауреаты. Однако отклонение от общей тенденции достаточно точно характеризует научную политику отдельных стран и задачи, которые различные государства ставят перед своими исследователями.

Гораздо более объективной характеристикой, отражающей активность прикладной науки и ее связь с промышленностью, является число регистрируемых патентов.

По данным на 2011 год, опубликованным Организацией интеллектуальной собственности, здесь лидеры таковы (по числу регистрируемых патентов, в тысячах): Китай (526), США (504), Япония (142), Южная Корея (179), Германия (59), Индия (42), Россия (41), Канада (35), Австралия (26), Бразилия (23), Великобритания (22), Франция (17) (Рис. 6).

 
Рис. 6. Рейтинг стран мира по количеству патентов за 2011 год

Подобно тому как промышленность форсированно смещается на Восток и «мастерскими мира» становятся Китай, Япония, Южная Корея, Индия, туда же смещается и патентная активность. Как видим, Китай здесь уже опережает США, стремясь стать лидером не только по объему производства, но и в инновационном секторе экономики. Судя по заявлениям Д. Трампа, США будут в ближайшие годы прилагать большие усилия, чтобы сохранить и упрочить свои лидирующие позиции в мире.

Заметим, что в этой номинации Россия выглядит более выигрышно, чем в остальных. Переход к инновационному пути развития от нынешней «экономики трубы», о котором руководители нашей страны говорили еще с 2000 года, возможен. По-видимому, российская наука должна сыграть принципиальную роль в том, чтобы изменить место страны в мировом технологическом пространстве. Пока оно представляется следующим образом (Табл. 1).

Таблица 1. Страны — глобальные лидеры в девяти технологических областях

Технологические

Рейтинги стран-лидеров

области

1

2

3

4

5

Сельское хозяйство, продовольствие

США

Китай

Индия

Бразилия

Япония

Медицина, биотехнологии

США

Великобритания

Германия

Япония

Китай

Нанотехнологии, новые материалы

США

Япония

Германия

Китай

Великобритания

Энергетика

США

Германия

Япония

Китай

Великобритания

Оборона, безопасность

США

Россия

Китай

Израиль

Великобритания

Электроника, компьютерная память

США

Япония

Китай

Южная Корея

Германия

Программное обеспечение, управление информацией

США

Индия

Китай

Япония

Германия

Автомобилестроение

Япония

США

Германия

Китай

Южная Корея

Авиация, ж/д транспорт

США

Япония

Китай

Германия

Франция

Однако здесь есть о чем задуматься и сотрудникам американской администрации, курирующим науку. Китай в данной таблице представлен в каждой из 9 номинаций, несмотря на то что стратегический курс на форсированное развитие науки и приложение ее результатов был взят руководителями этой страны менее 30 лет назад. И в отличие от США у Китая есть очень большие незадействованные ресурсы в этой области.

Длительное время большую роль в разработке научной политики США играл Совет по науке при президенте США (см. Наука по-американски. Очерки истории. — М.: Новое литературное обозрение, 2014. — С. 624). На этот Совет, в частности, были возложены две главные функции.

Первая — ясное представление о корпусе американских исследователей и ученых, мнения и оценки которых президент должен знать, принимая ключевые решения, касающиеся национальной безопасности, крупных научно-технических проектов и ряда других областей. Вторая — немедленное рассмотрение по существу оценок и предложений всех участников важнейших работ, проводимых в США, минуя бюрократическую лестницу и независимо от степени секретности проекта. В частности, благодаря деятельности этого Совета было принято стратегическое решение о создании в США термоядерного оружия вопреки первоначальному мнению президента о ненужности этого проекта.

В свое время выдающийся американский физик, лауреат Нобелевской премии, Р. Фейнман был включен в государственную комиссию по расследованию причин катастрофы космического «челнока». Ученый сформулировал свое особое мнение (см. Фейнман Р. «Не все ли равно, что думают другие?» — М: ACT, 2014. C. 316.). По его мысли основной причиной катастрофы стало прекращение работы Совета по науке при президенте на определенный срок. И действительно, дальнейшее расследование показало, что до произошедшей аварии исполнителями проекта руководству было направлено три письма, предупреждавших о высокой вероятности аварии и предлагавших конкретные меры, чтобы ее предотвратить. Однако в силу инертности бюрократической машины они не попали к лицам, принимающим решения. В случае работы Совета по науке при президенте в штатном режиме этого бы не произошло. Ученых надо уметь слушать и слышать.

Принципиальный вопрос, который сейчас интересует и американское, и мировое научное сообщество, состоит в том, в какой мере научная политика администрации Д. Трампа сохранит преемственность по отношению к политике Б. Обамы.

В начале своего президентства Б. Обама делал акцент на форсированном развитии научных исследований и образования в США, ставил масштабные задачи.

В частности, на ежегодном собрании американской Национальной академии наук 27 апреля 2009 года Б. Обама говорил:

«За последнюю четверть столетия доля ВВП, расходуемая на финансирование естественных наук из федерального бюджета, упала почти в два раза. Мы неоднократно позволяли отменять налоговые льготы на исследования и эксперименты, столь необходимые для развития бизнеса и его инновационной деятельности.

Наши школы отстают от других развитых стран, а в некоторых случаях и от развивающихся стран. Наших школьников обгоняют в математике и точных науках школьники из Сингапура, Японии, Англии, Нидерландов, Гонконга, Кореи, других стран. По данным еще одного исследования, пятнадцатилетние американцы находятся на 25-м месте по математике и на 21-м месте по точным наукам в сравнении со сверстниками из других стран.

И мы стали свидетелями того, как научные результаты намеренно извращались и как научные исследования политизировались с целью продвижения наперед заданных идеологических установок…

Мы знаем, что наша страна способна на лучшее. Полстолетия назад наша страна приняла решение стать мировым лидером в научно-технических инновациях, инвестировать в образование, исследования, инженерное дело; она поставила цель выйти в космос и увлечь каждого своего гражданина этой исторической миссией. То было время крупнейших инвестиций Америки в исследования и разработки. Но с тех пор идущая на них доля национального дохода стала неуклонно падать. В результате в гонке за великими открытиями нынешнего поколения вперед стали вырываться другие страны.

И для нас пришло время снова стать лидерами… Мы будем выделять более 3% ВВП на исследования и разработки. Мы не просто достигнем, мы превысим уровень космической гонки, вкладывая средства в фундаментальные и прикладные исследования, создавая новые стимулы для частных инвестиций, поддерживая прорывы в энергетике и медицине, улучшая математическое и естественно-научное образование. Это — крупнейшее вложение в научные исследования и инновации в американской истории.

Только подумайте, чего мы сможем достичь благодаря этому: солнечные батареи, дешевые как краска; «зеленые здания», сами производящие всю энергию, которую потребляют; компьютерные программы, занятия с которыми столь же эффективны, как индивидуальные занятия с учителями; протезы, настолько совершенные, что с их помощью можно будет играть на пианино; расширение знаний о себе и мире вокруг нас. Мы можем это сделать».

Следует отдать должное научной политике администрации Обамы — добиться удалось очень многого, и в фундаментальных исследованиях, и в прикладных разработках, и в военных технологиях. Каждая третья научная работа в мире публикуется учеными США и Китая. Среди важнейших достижений прикладной науки следует выделить программу «Геном человека». Стоимость секвенирования (прочтения) генома человека (текста из 3 миллиардов букв) за 10 лет удалось уменьшить в 20 тысяч раз. Исследование, которое находилось на переднем крае науки, превратилось в стандартный анализ. Это кардинально изменило медицину, фармацевтику, правоохранительную сферу, ряд военных технологий. Каждый доллар, вложенный в программу «Геном человека», уже принес прибыль в 140 долларов. И это только начало. Очевидно, администрация Д. Трампа будет опираться на огромный научно-технический задел предыдущих лет.

В США создана и развивается инновационная экономика или экономика знаний. В России все теоретические подходы к переходу на инновационный путь развития были разработаны к началу текущего века, обсуждены на общем собрании РАН научным сообществом и представлены руководству страны.

Дынкин А.А., Иванова Н.И. Инновационная экономика — М.: Наука, 2003.

Иванова Н.И. Национальные инновационные системы — М.: Наука, 2002.

Голиченко О.Г. Национальная инновационная система России: состояние и пути развития. — М.: Наука, 2006.

Иванов В.В. Инновационная парадигма XXI — М.: Наука, (2-е изд.) 2015.

Тем не менее, несмотря на многочисленные решения, принимаемые на самом высоком уровне, интенсивную работу исполнительных органов власти, госкорпораций, институтов развития, задача еще далека от своего решения.

Проблема, на наш взгляд, заключается в том, что при разработке стратегий, доктрин, программ инновационного развития и т. д. обычно упускают два ключевых фактора (подробное изложение нашей позиции дано в книге нашей книге Иванов В.В., Малинецкий Г.Г. «Россия: XXI век. Стратегия прорыва. Технологии. Образование». Наука. — М. 2-е изд. ЛЕНАНД, 2017).

Во-первых, инновации не рождаются по приказу, а являются продуктом личной инициативы. Поэтому необходимо стимулировать индивидуальное научное творчество, обеспечивающее появление большого количества принципиально новых научных результатов, изобретений, рацпредложений, заявок, инициатив. Есть большой советский, американский, японский, израильский опыт, показывающий, как организовать эту работу в разных условиях и социальных системах.

И одно из главных условий — людям должно быть интересно этим заниматься, и они должны видеть результаты своих усилий. И деньги как стимул к работе здесь играют не главную роль: чтобы много зарабатывать, надо действовать иначе и, как правило, в других сферах.

Второе, не менее важное обстоятельство, — механизм отбора лучшего из этого инновационного потока, тоесть экспертиза. В Кремниевой долине из 1000 проектов венчурные фонды поддерживают в среднем 7 проектов. Через мелкое сито научной, технологической, маркетинговой, патентной и иных экспертиз проходят немногие. Но именно это и позволяет снизить риск инвесторов до приемлемого уровня.

Высококачественная экспертиза является важнейшей частью национальной инновационной системы (НИС) США.

Очень важно наличие экспертов высокого уровня во всех сферах жизнедеятельности. Здесь необходимо отметить, что экономия на экспертизе может привести в перспективе к крайне неблагоприятным последствиям. В этом плане российские подходы принципиально отличаются от зарубежных. Так, например, если ориентироваться на зарубежные стандарты, то всего бюджета РАН хватит на проведение экспертиз максимум двух федеральных целевых программ. А в соответствии с госзаданием таких экспертиз должно быть проведено несколько сотен в течение года.

Сильной стороной американской науки является более 200 мозговых центров, в которых проектируется будущее.

Под таким проектированием понимаются мониторинг, исследование, моделирование возможных сценариев развития изучаемых систем, анализ коридора возможностей, целей, которые могут быть поставлены перед управляющими структурами, и малых изменений в сегодняшнем дне, которые могут изменить траектории крупных компаний, отраслей промышленности, цивилизаций и человечества в целом в 20−30-летней перспективе (см. Диксон П. Фабрики мысли. — М.: ACT, 2004).

Лидером в этом направлении является корпорация RAND, в которой работает более пяти тысяч сотрудников — системных аналитиков, инженеров, социологов, военных, экономистов, специалистов в области математического моделирования и компьютерных наук, а также других исследователей и экспертов, являющихся лидерами в своих областях. Эта корпорация дает прогнозы для американского правительства, других государственных структур, крупных компаний.

Очень сильным инструментом воздействия на американское и мировое общественное мнение является публикация результатов, аналитики, прогнозов для массового читателя, зрителя, слушателя. В результате этого ученые не только представляют будущие изменения, но и во многом создают их. Ряд идей и концепций, доктрин сознательно тиражируется, пропагандируется, их делают трендом и «очевидностью». В качестве примера можно привести концепцию Ф. Фукуямы о «конце истории», обезоруживающую оппонентов Америки идеологически, или теорию «столкновения цивилизаций» С. Хантингтона, ориентируя страны и регионы не на диалог, а на силовое противоборство, в котором США имеют большие шансы на успех.

В качестве еще одного наглядного примера этой стороны научных исследований и аналитики можно привести книгу директора частной разведывательно-аналитической организации STRATFOR Д. Фридмана «Следующие 100 лет: прогноз событий XXI века».

Приведем несколько его оценок (уже оказавших значительное влияние на экспертное сообщество).

«США лишь набирают силу. XXI столетие станет веком Америки… Есть много ответов на вопрос, почему экономика США столь сильна, но самый простой их них — военная мощь этой страны… Америка — это юная культура со свойственной ей неуклюжестью, прямотой, порой жестокостью и частыми случаями глубоких противоречий… каждая из этих характеристик пригодна для описания США, но, как и Европа в XVI веке, Соединенные Штаты, несмотря на кажущуюся неумелость своих поступков, будут действовать с предельной эффективностью».

По прогнозу Фридмана бессубъектная и не способная давать ответы на геополитические вызовы Европа утратит свое значение. Китайский рост представляется ему мыльным пузырем, который лопнет в ближайшем времени. Большое геополитическое будущее ждет Японию, Турцию, Польшу, Мексику.

Следует обратить внимание на прогноз Фридмана для России. По его оценке, наша страна восстановит контроль над постсоветским пространством в 2020-е годы:

«К 2015−2020 годам российская военная мощь станет вызовом для любой державы, пытающейся проецировать силу в этот регион. Даже для США… глобальная конфронтация низкой активности развернется к 2015 году и усилится к 2020 году. Ни одна из сторон не рискнет воевать, но обе они будут маневрировать. Внутренние проблемы, особенно на юге, будут отвлекать внимание России от Запада. В конце концов страна развалится и без войны (как уже развалилась в 1917 году, и это произошло снова в 1991 году). А после 2020 года рухнет военная мощь России».

Учитывая, что этот прогноз был опубликован в 2009 году, канва последующих 8 лет (с учетом погрешности в сроках, характерной для таких прогнозов) прочерчена достаточно четко. Но Фридман не одинок в подобных оценках, и, по-видимому, для них есть основания. Поэтому повестка России сегодняшнего дня — дать адекватный ответ на эти вызовы.

Таким образом, в США существует хорошо развитая система экспертизы научно-технических проектов, стратегического прогноза и проектирования будущего. Эти системы эффективно используются американской администрацией, государственными органами и крупными компаниями.

Наш мир становится все более рефлексивным. Это означает, что мы вновь и вновь попадаем в реальность «самосбывающихся прогнозов». Мы оказываемся там, где предполагалось, или там, где боялись очутиться. Действует во все большем масштабе хорошо известный эффект Эдипа. Царь Фив решил узнать судьбу родившегося младенца и поинтересовался ею у дельфийского оракула. Сделанный прогноз ему очень не понравился, поэтому царь начал действовать, чтобы зловещее предсказание не исполнилось, но сами его действия уже оказывались частью трагической череды событий. Прогноз сейчас является большой силой.

Греки верили в рок, судьбу, полную определенность, в волю богов, которую человек изменить не в силах. Мы старше греков. И один из важных выводов нелинейной науки состоит в том, что будущее неединственно. В точках бифуркации мы можем открывать различные двери и входить в один из вариантов будущего. Это можно делать случайно, полагаясь на авось либо управляя по ситуации, или по-наполеоновски, считая, что «война план покажет». Но можно и иначе, понимая, между чем реально делается выбор и какую цену за него придется заплатить. Для этого и нужна наука.

Оружием против одной технологии должна быть другая технология, прогноз — против прогноза, один вариант будущего против другого.

К сожалению, современной и адекватной системы прогнозирования в России нет. Подтверждением этого является тот факт, что за последние 10 лет не сбылся ни один прогноз экономического развития страны, а уж сколько раз экономика достигала дна, и подсчитать трудно.

Главная проблема заключается в том, что государство Добровольно отказалось от диалога с учеными, отдав этот важнейший вид деятельности на откуп группам энтузиастов, как правило, не владеющих современными технологиями прогнозирования, хотя в США, Японии, других развитых странах этим последовательно, систематически, в течение многих лет занимаются группы специалистов, которые совершенствуют методики и алгоритмы. Аналогичный опыт был и в СССР, когда под руководством академика В.А. Котельникова была разработана Комплексная программа научно-технического прогресса, многие положения которой актуальны и до сих пор. Тем не менее, даже закрепив законодательно за Российской академией наук экспертные и прогнозные функции, государство не обеспечивает необходимого финансирования, передав средства в привилегированные вузы и другие аффилированные структуры.

Идея создать в нашей стране современный междисциплинарный центр стратегического прогноза, на разработки которого могли бы опираться руководители страны, неоднократно высказывалась ведущими российскими учеными. К сожалению, этот вопрос не решен до сих пор. Более того, разработка Стратегического прогноза, наличие которого предусмотрено Законом «О стратегическом планировании», выявила многие методические и организационные проблемы, которые не могут быть решены в существующей системе исполнительной власти без привлечения научного сообщества. В сложившейся ситуации наиболее рациональным и эффективным способом решения проблемы является позиционирование Российской академии наук как основной структуры, отвечающей за проведение прогнозных исследований по широкому кругу вопросов.

* * *

Выбор Трампа — схватка между реальностями и наукой

Президент — лишь наконечник копья, а само копье — это та элита, которая за ним стоит. (Из выступления на политическом семинаре)

Первые заявление и действия Д. Трампа ломают картину реальности, которую почти десятилетие создавали американская демократическая администрация, ориентирующиеся на нее элиты, в том числе и российские либерал-реформаторы. Вместе с этой картиной ломается и проект будущего, который создавали и над которой работали элиты, интересы которых отражала демократическая партия США, и регулярно обсуждаемый на: международном экономическом форуме в Давосе.

В экономической теории широко распространен подход технологических укладов (см. Кондратьев Н.Д. «Большие циклы конъюнктуры и теория предвидения». — М.: Экономика, 2002 и Глазьев С.Ю. «Теория долгосрочного технико-экономического развития». — М.: Владар, 1993).

Не вдаваясь в подробности, отметим; что технологический уклад — это определенный набор технологий, соответствующий уровню развития экономики. Данная теория рассматривает смену технологических укладов в контексте экономических трансформаций. Однако сейчас уже можно утверждать, что классическая модель капитализма близка к исчерпанию своих возможностей, и человечество вступает в новую фазу развития, определяемую как постиндустриальное общество (см. Белл Д. «Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования»). В отличие от предыдущих общественно-экономических формаций в постиндустриальном обществе приоритетом является не экономический рост, не накопление капитала, не технологическое развитие, а повышение качества жизни. Главной задачей науки и технологий становится создание дружелюбного по отношению к человеку технологического пространства, обеспечивающего комфортные условия жизнедеятельности. В соответствии с этим формируется постиндустриальный технологический уклад, основой которого является фундаментальная наука как институт, обеспечивающий получение новых знаний для создания качественно новых технологий, развития образования, сохранения культурного наследия, а также необходимых для принятия стратегических государственных решений. Переход к следующему технологическому укладу во многих странах и на Давосском форуме трактуется как IV промышленная революция.

(Заметим, что в настоящее время нет единого понимания того, какую по счету промышленную революцию переживает человечество. Так, например, согласно Д. Рифкину, сейчас идет III промышленная революция. По-видимому, эта тема нуждается в дальнейшем обсуждении).

Одним из идеологов IV технологической революции и «дивного нового мира» является К. Шваб — основатель и президент Всемирного экономического форума в Давосе. По его мысли, в мировой истории не было ничего похожего по масштабу «как великих возможностей, так и потенциальных опасностей», что обусловлено тремя причинами (см. Шваб К. Четвертая промышленная революция. — М.: Э, 2017).

«Темпы развития. В отличие от предыдущих эта промышленная революция развивается не линейными, а скорее экспоненциальными темпами. Это является порождением многогранного, глубокого взаимозависимого мира, в котором мы живем, а также того факта, что новая технология сама синтезирует все более передовые и эффективные технологии.

Широта и глубина. Она основана на цифровой революции и сочетает разнообразные технологии, обуславливающие возникновение беспрецедентных изменений парадигм в экономике, бизнесе, социуме и каждой отдельной личности. Она изменяет не только то, что и как мы делаем, но и то, кем мы являемся.

Системное взаимодействие. Оно предусматривает целостные внешние и внутренние преобразования всех систем и по всем странам, компаниям, отраслям, обществу в целом».

Эти общие направления можно конкретизировать. Одна из методик работы Давосского форума состоит в том, чтобы опрашивать руководителей и экспертов, а затем подсчитывать процент положительных ответов. Приведем результаты опроса участников Международного экспертного совета Давосского форума по вопросам будущего программного обеспечения и общества. Опрос, в котором участвовало более 800 человек, был проведен в сентябре 2015 года. Участников опроса спросили, ожидают ли они переломных моментов, связанных с IV технологической революцией, до 2025 года, то есть в течение ближайших 10 лет.

В Таблице 2 дана формулировка 20 «поворотных моментов», выделенных организаторами форума, и приведены доли участников, считающих, что они произойдут в ближайшее десятилетие.

Таблица 2. Поворотные моменты IV технологической революции

Поворотный момент

%

10% людей носит одежду, подключенную к сети Интернет 91,2
90% людей имеет возможность неограниченного и бесплатного (поддерживаемого рекламой) хранения данных 91,0
1 триллион датчиков, подключенных к сети Интернет 89,2
Первый робот-фармацевт в США 86,5
10% очков для чтения подключены к сети Интернет 85,5
80% людей с цифровым присутствием в сети Интернет 84,4
Производство первого автомобиля при помощи 3D-печати 84,1
Первое правительство, заменяющее перепись населения источниками больших данных 82,9
Первый, имеющийся в продаже имплантируемый мобильный телефон 81,1
90% населения используют смартфоны 89,7
90% населения имеют регулярный доступ к сети Интернет 78,8
Беспилотные автомобили составляют 10% от общего количества автомобилей на дорогах США 78,2
Первая пересадка печени, созданной с использованием технологии 3D-печати 76,4
30% корпоративных аудиторских проверок проводит искусственный интеллект 75,4
Правительство впервые собирает налоги при помощи цепочки блоков (технологии блокчейн) 73,1
Более 50% домашнего интернет-трафика приходится на долю приложений и устройств 69,9
Превышение количества поездок/путешествий на автомобилях совместного использования над поездками на частных автомобилях 67,2
Первый город с населением более 50 000 без светофоров 63,7
10% всемирного валового внутреннего продукта хранится по технологии цепочки блоков (технологии блокчейн) 57,9
Первый робот с искусственным интеллектом в составе корпоративного совета директоров. 45,2

Другими словами, можно предложить формулу:

IV технологическая революция = глобализация+интернетизация+ роботизация

Символами этой революции по праву можно считать Калифорнию и Кремниевую долину. На такую виртуальную реальность ориентировалась прежняя администрация США. Однако Трамп и его команда решили сделать крутой поворот.

По-видимому, есть для этого много веских аргументов. Обратим внимание на несколько главных. В настоящее время экономисты рассматривают в качестве одного из основных показателей мультифакторную производительность (труда и капитала). И с точки зрения динамики этой производительности итоги новейшей экономической истории неутешительны. Известные российские экономисты Т. Гурова и Ю. Полунин так комментируют их, иллюстрируя свои выводы помещенным ниже рисунком (Рис. 7).

 
Рис. 7. Темпы роста мультифакторной производительности труда в США

«Мировая экономика — вся, а не только наша, находится в кризисе производительности. Как это ни покажется странным, но в последний раз существенное для роста производительности обновление основного капитала происходило полвека назад. Массовое внедрение конвейера в невоенное производство, плюс новые материалы (химия), плюс массовое использование двигателя внутреннего сгорания (и тотальная автомобилизация) — эти три взрывные инновации, получившие широкое распространение после Второй мировой войны, определили такие темпы роста мультифакторной производительности, которые не были повторены ни разу на протяжении пятидесяти лет».

В свое время широко обсуждался «компьютерный парадокс», на который обратил внимание лауреат Нобелевской премии Р. Соллоу, изучавший динамику производительности труда в различных отраслях американской экономики.

Его анализ показал, что широкое внедрение компьютеров не привело к росту производительности труда ни в одной области. кроме производства компьютеров. Но оказывается, ситуация еще хуже — и все остальные технологии V уклада к существенному росту производительности труда и капитала за полвека не привели.

«Судя по всему, США, а с ними и весь остальной мир, оказались в очень коварной ловушке. Глобализация, интернет и Голливуд убедили мир в прелести общества потребления. Примерно шесть миллиардов человек претендуют на уровень жизни среднего класса Европы. Но текущая производительность капитала не дает такой возможности. Ни денег, ни ресурсов, ни людей не хватит для того, чтобы так же сытно жил весь мир. И производительность, и ресурсоемкость должны измениться многократно в соответствии с этим запросом. Иначе мир не удержится в равновесии. И то, что сегодня все острее звучит вопрос об угрожающем неравенстве мира, не случайность. Неравенство было всегда, но глобализация и информатизация сделали его публичным. Вопрос, который стоит все более серьезно, — как мир будет решать проблему неравенства? Есть ли технологические решения или это будет война?»

Итак, перед человечеством: стоит дилемма: или будут разработаны технологии, обеспечивающие снижение неравенства, или дальнейшее нарастание социальных проблем наряду со стремительно набирающим обороты религиозным экстремизмом поставят мир на грань новой войны, в которой не будет победителей.

Судя по всему, Д, Трамп решил взглянуть правде в глаза. «Виртуальная реальность», мир общения, услуг — это вершина, надстройка, а проблемы в базисе, в реальной экономике. Реальное мировоззрение берет верх над виртуальным.

Реализация давосского сценария несёт очень серьезные социальные риски, обусловленные неконтролируемым развитием. информационных технологий. Главным из них становится прозрачность личной жизни человека.

Мир становится «прозрачным». Существующие электронные инструменты позволяют держать под колпаком неограниченное число людей во всем мире (см. Клепов А. Шифраторы и радиоразведка: щит и меч информационного мира. (Записки криптографа). — М.: Центр инновационных технологий, 2015). Различные структуры (не только государственные, но и частные) могут полностью контролировать жизнь и деятельность каждого человека и держать его «на крючке». Пространство свободы исчезает. Психологические, социальные, культурные следствия этой новой ситуации, анализ возникающих угроз и возможных алгоритмов их парирования — серьезный вызов для гуманитарных дисциплин. В самом деле, шесть с лишним веков императивом общественного развития в Европе было стремление к свободе. И вдруг она в одночасье исчезает, и гражданам объясняют, как в оруэлловской антиутопии, что «свобода есть рабство», в данном случае электронное.

* * *

Военные разработки и императивы администрации Д. Трампа

Мнение военных не стоит ни цента, даже по военным вопросам. Д.Д. Эйзенхауэр

С конца XIX века великие державы стремятся решать геополитические и геоэкономические задачи, опираясь на свое превосходство в эффективности вооружений и передовую военную науку. Этим превосходством США обладают, и, конечно, администрация Трампа постарается его сохранить. Вместе с тем американские затраты на оборону, составляющие половину мировых, уже превысили разумные пределы: американская экономика таких военных расходов уже не выдерживает, а политикам все труднее становится объяснять ее необходимость. В таких условиях Д. Трамп постарается военный бюджет сократить, приостановить военные игры, в которых США участвуют за рубежом, и часть своих расходов переложить на союзников.

Судя по заявлениям Д. Трампа и членов его команды, они намерены всерьез разобраться в военном хозяйстве Америки и навести в нем порядок. Это показывает их отношение к «делу F-35». Мировым лидером по продажам вооружений (около $36 млрд/год) является компания Lockheed Martin. Именно она находится в центре скандала, связанного с провалом программы по производству легких истребителей пятого поколения F-35. Этот проект уже обошелся американским налогоплательщикам в $1,5 трлн. Он стал самой дорогой программой создания вооружений в США (многократно превысив стоимость разработки атомной бомбы и лунного проекта «Аполлон»). Истребители должны были быть приняты на вооружение еще в 2005 году, на начало 2016 года должно было быть построено 1013 истребителей. Однако было поставлено только 179 машин и в ходе их эксплуатации выявились многочисленные недоработки, не позволяющие обеспечить достижение заявленных тактико-технических характеристик.

«Это настоящая трагедия и скандал. Всё, что касается сроков выполнении работ по F-35, их стоимости и других показателей, уже давно перешагнуло пределы разумного», — заявил известный политик и заместитель руководителя комитета по вооружениям Сената США Д. Маккейн.

Можио ожидать, что в правление Д. Трампа будет происходить смещение от стремления создать «дорогое, но превосходное», к желанию получить «дешевое, но эффективное».

У США есть большие научные и технологические возможности. Запуск советского спутника в 1957 году стал шоком для американских элит. И чтобы подобных неожиданностей впредь не происходило, был создан департамент перспективных исследований министерства обороны США (DARPA). Его цель — не пропустить «технологических прорывов», которые смогут кардинально изменить баланс сил. Его методы — постановка «странных» задач, проведение открытых конкурсов, в которых могут принять участие. все — от студентов до крупных научных коллективов, генерация, анализ, экспертиза «сумасшедших проектов». Далее с «золотым песком», который «намыли» в ходе этой работы, начинают работать другие структуры. Кроме того, DARPA — прекрасная школа управленческих кадров для госаппарата и высокотехнологичною сектора американской экономики. Конечно, все это будет самым активным образом развиваться и при Д. Трампе.

В СССР и в России структуры подобного рода работали под руководством Академии наук. Однако в ходе реформ их роль была существенно снижена и в настоящее время они не играют заметной роли в части научного обеспечения развития оборонной техники. Попытки же создать аналогичные структуры вне РАН пока не привели к улучшению ситуации.

Судя, но заявлениям Д. Трампа, усилия будут направлены на решение главной задачи — сдерживания главного геополитического. оппонента США — Китая. В частности, это означает модернизацию стратегических ядерных сил и наращивание военно-морских сил в Тихом океане с целью противостоять Китаю в Восточно-Китайском море, где эта страна уже достроила 7 искусственных островов и сооружает на них военные базы.

Это не худший вариант для России. Он дает время для решения наших. собственных задач.

* * *

Америка в мировом научном пространстве. Исходная точка

Предсказывать очень трудно, особенно предсказывать будущее. Нильс Бор

Если бы мы знали, что именно делаем, то это нельзя было бы назвать исследованием, не так ли? Альберт Эйнштейн

Будем надеяться на лучшее — президентство Д. Трампа закончится без мировой войны, американская и мировая экономики не свалится в разрушительный мировой кризис, а подтянув тылы, подготовится к следующему рывку, удастся обойтись без социальных революций, которые очень дорого обходятся обществу, и мы будем находиться на эволюционной ветви развития.

Вновь вернемся к анализу состояния американской науки и попытаемся определить возможный вектор развития.

Вначале несколько общих замечаний. Во времена Ньютона международным языком науки была латынь, в начале XX века в связи со стремительным развитием немецкой промышленности, требовавшей новых технологий и создания их научных основ, им стал немецкий. Взлет американской науки во многом связан с тем, что огромное количество ведущих мировых ученых оказались в США. А. Эйнштейн, вынужденный покинуть нацистскую Германию, предложил сделать атомную бомбу Ф. Рузвельту. А непосредственно оружие создавал интернациональный коллектив под руководством американца Р. Оппенгеймера: итальянец Э. Ферми, венгр Л. Сциллард, немец К. Фукс и т.д. Космической программой США, включая посадку на Луну, руководил немец Вернер фон Браун — создатель немецкой ракеты «V-2». Америка смогла воспользоваться потенциалом этих выдающихся людей.

Наука неоднородна. Фундаментальные исследования приходят в практику обычно через 40−50 лет. Прикладные, показывающие, как в принципе можно применить фундаментальные знания, работают с горизонтом в 15−20 лет. Опытно-конструкторские разработки, дающие конкретные технологии массового производства и доступные изделия, обычно планируются на несколько лет. Впрочем, война все ускоряет и фундаментальные результаты оказываются нужны гораздо быстрее. Без каждой из этих составляющих частей наука полноценно развиваться не может (во многом с этим и связаны проблемы создания и использования собственной науки в развивающихся странах). В настоящее время в американской науке отлично развиты все три ее сегмента, и английский язык стал языком международной науки. Однако абсолютизация этого факта, перевод российской отечественной научной периодики на английский язык несет большой риск утраты научной идентичности.

Очевидны реальные прорывы американских ученых. Благодаря миссиям США к планетам Солнечной системы, телескопу Hubble и другим инструментам такого типа, наши знания о Вселенной за последние десятилетия многократно расширились.

Виртуальный мир стал возможен благодаря открытиям и изобретениям ученых и инженеров США в физике твердого тела и электронике.

Кремниевая долина в Калифорнии, айфоны и айпады — наглядный пример того, как знание становится силой. Наконец, следует отметить впечатляющие успехи американской науки в области биологии и медицины.

Кроме огромного финансирования и возможности привлечения ведущих ученых из-за рубежа здесь стоит обратить внимание на три важных обстоятельства.

Во-первых, это сильная государственная научная политика, конструктивный диалог власти и ученых, умение, сосредоточить усилия ученых на ключевых направлениях. Американские президенты уже несколько десятилетий встречаются с ведущими исследователями, формулируют обычно одну задачу, в решении которой сейчас особенно заинтересована Америка, и создают условия для ее решения и использования полученных результатов.

Во-вторых, акцепт на экспериментальных исследованиях, на том знании, которое может быть использовано. Типичный пример — подготовка физиков. В отечественных университетах до сих пор самые сильные ребята идут в теорию, те, кто послабее, — в эксперимент, а самые слабые в ту практику, где это знание может быть использовано. В США и ориентирующихся на них странах эта «пирамида» поставлена с головы на ноги. Система отстроена так, что способность ученого находить практические воплощения фундаментальных идей ценится очень высоко.

В-третьих, огромное преимущество в Национальной инновационной системе США дает стремление создавать и использовать первоклассные научные инструменты. Это очень наглядно показывают американские космические миссии. Их ориентировали на очень долгий срок службы, а созданное программное обеспечение — на то, чтобы парировать сбои и поломки аппаратуры, выходить из нештатных ситуаций. Единственный космический аппарат, который вышел из Солнечной системы, был запущен в США в 1971 году. Он продолжает работать и передавать получаемую информацию на Землю. Планируется, что он будет делать это до 2022 года, когда перестанет различать Землю на фоне звезд.

Ставка на создание научных приборов и аппаратов с рекордными параметрами себя оправдала. Очевидно, эта традиция сохранится и в бытность Д. Трампа президентом США.

Для больших сложных систем характерен «парадокс Ахиллеса», — несмотря на все усилия защитить их, в таких объектах оказываются «точки уязвимости», «слабые пункты», «окна возможностей», которые могут стать центрами их разрушения.

США имеют около десятка университетов очень высокого уровня. Более того, директора американских школ имеют возможность отбирать лучших, наиболее способных учеников и направлять в эти университеты (что разительно отличается от российской системы ЕГЭ, ориентированной на слаборазвитые страны третьего мира). Но в целом в стране престиж точных наук падает — наиболее талантливая молодежь предпочитает бизнес, юриспруденцию и медицину. Подготовленных, талантливых людей не хватает для американской системы НИОКР, а общий культурный и образовательный уровень населения страны стремительно падает. Во многих высокотехнологичных корпорациях основную часть рабочих мест занимают американцы, в то время как инженерные позиции и ряд руководящих постов — гастарбайтеры. Большие проблемы возникают в авиационной промышленности, атомной энергетике и в других областях, где ведутся закрытые разработки, привлечение к которым мигрантов нежелательно, а собственных кадров остро не хватает (ряд экспертов именно с этим связывает проблемы, возникающие с истребителем F-35).

Одна из причин такого положения дел — «гуманизация образования», в соответствии с которой «нельзя заставлять учиться». Повышение доли афроамериканцев и латиноамериканцев, в культуре которых нет обычая делать домашние задания и готовиться к урокам, привело к сознательному снижению требований и упрощению программ средних школ. И это сделало американскую промышленность и науку очень уязвимыми. (Заметим, что в Южной Корее, напротив, школьные программы усложняются).

Известный американский физик-теоретик М. Каку, многие книги которого были недавно переведены на русский язык, пришел к неутешительному выводу:

«США имеют худшую систему образования из тех, что мне известны. Знания наших выпускников ниже, чем в странах третьего мира. Каким же образом научная элита США еще не потерпела коллапс? Мы производим поколение идиотов — посмотрите наше ТВ и реалити-шоу. И я вам скажу: у Америки есть секретное оружие, которое называется «Виза для иностранных ученых Н-1В».

Дональд Трамп пришел во власть под лозунгом, сформулированным в свое время Ли Якокой: «Сделаем Америку снова великой». Может быть, эти амбиции будут распространены и на научную сферу, и мы достаточно скоро увидим новое поколение систем искусственного интеллекта, алгоритмы кардинального продления жизни или лунную базу. Хочется думать, что именно такие масштабные проекты, продвигающие вперед все человечество, а не узко понимаемые разработки, направленные на силовое доминирование, будут определять будущее американской науки. Вероятно, стратегии, замыслы и цели администрации Д. Трампа станут понятны в течение ближайшего времени

Однако независимо от этого маневр России в научной сфере уже ясен. Петр I создал научно-образовательную триаду: Академия — Университет — Гимназия. Эта система доказала свою высокую эффективность. Многочисленные реформы, проведенные методом проб и ошибок, не позволили создать ничего более эффективного. Поэтому усилия России должны быть направлены на создание современной научно-образовательной среды, восстановление академического сектора науки как глобального национального конкурентного преимущества. 

 Владимир Иванов, Георгий Малинецкий
США. Россия > Образование, наука > regnum.ru, 3 июня 2017 > № 2196116


Россия > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ. Транспорт > regnum.ru, 3 июня 2017 > № 2196107

Автомобиль превращается в смартфон на колесах

Российский автопром, еще недавно бывший предметом насмешек, сегодня готовится к тому, чтобы обгонять мировых конкурентов на поворотах. Но для этого ему придется стать еще и IT-бизнесом

Почему современный человек скоро не захочет иметь автомобиль? Когда электромобили и беспилотники станут привычным делом? Сможет ли Россия обеспечить кибербезопасность в новых автомобильных разработках? Ответы на эти вопросы искали участники сессии «Автомобилестроение — новые возможности в борьбе за лидерство на мировом рынке» на Петербургском международном экономическом форуме. Их мнения и прогнозы выслушал корреспондент ИА REGNUM.

Новая реальность и олдскул

Автопроизводители России не только пристально следят за всеми современными веяниями, но и понимают необходимость быстрых перемен, чтобы удержать и расширить свои позиции на этом крайне конкурентном рынке.

«Автопром вступил в новую реальность. Это продиктовано внешней средой. Мы, автомобилестроители, только часть глобальной системы. И от нас зависит, насколько быстро наша страна пойдёт в эти изменения. Нужно успеть за временем», — задал тон дискуссии генеральный директор ПАО «КАМАЗ» Сергей Когогин.

По мнению президента ООО «АвтоВАЗ» Николя Мора, в перспективе автомобиль станет не только средством передвижения, но и полноценным автономным офисом или домом, подключенным с помощью мобильных технологий к облачным сервисам.

«Сегодня — на 4G, завтра — на 5G, 6G и 7G, всё с большей и большей полосой пропускания. И это позволит оставаться в контакте со всеми, находясь в автомобиле. Фактически автомобиль становится смартфоном на колесах. Но при этом — это способ перемещения из точки «А» в точку «B». Вопрос для всех регионов мира, насколько быстро это произойдет», — заявил Николя Мор.

По словам вице-президента Фонда «Центр стратегических разработок» Владимира Княгинина, с учётом растущей сложности автомобиля не всякий водитель сможет справиться с ним. Однако это не должно останавливать производителей, поскольку потребителей, готовых к самым совершенным новинкам, достаточно в двух российских столицах.

«Больше 15 млн человек в Москве, Санкт-Петербургская агломерация — еще примерно 7 млн человек. К 2035 году эти два региона будут производить 25% ВВП страны и будут стягивать самую платежеспособную часть населения. На одной из секций форума обсуждалось 15 таких агломераций, которые стянут часть платежеспособного населения», — сказал Княгинин, заметив, однако, что для всех российских территорий и типов перевозок одинаковых решений не будет.

В частности, считает вице-президент ЦСР, «межмуниципальное сообщение, а также длительные, сложные перевозки долго ещё будут сидеть на традиционных грузовиках». Но всё, что касается городской среды, постепенно будет переходить на принципиально иные виды современного транспорта.

«Беспилотными автомобилями занимаются уже практически все автоконцерны. И всем придётся переучиться, иначе мы проиграем в эффективности. Олдскульные водители могут пользоваться тем, что купили 10 лет назад, мы их трогать не будем», — пообещал он.

При этом, добавляет Княгинин, для современного потребителя «аренда становится важнее владения, услуги — важнее актива», что открывает новые перспективы для рынка краткосрочной аренды автомобилей — каршеринга. Что, в свою очередь, поможет внедрению новых типов автомобилей, в частности, электрических.

«Это будет приходить постепенно. В «АвтоВАЗе» мы, естественно, думаем больше о бюджетном сегменте. Подключённость автомобиля тоже очень важна, и мы планируем, работаем с партнерами — такими, как «Яндекс» — для того, чтобы улучшить системы инфотейнмента на борту, мультимедийные системы с навигацией. Это становится всё более подключённым к индустрии IT и телекома», — отметил Николя Мор.

Он подчеркивает, что автомобили Lada и вся продукция «АвтоВАЗа» не будет изолирована от глобальных тенденций, «особенно, когда мы говорим об экспорте в регионы, где думают о выбросах в окружающую сред». Однако, всё это, подчеркнул топ-менеджер, возможно лишь в долгосрочной перспективе.

«Если говорить об автономных средствах передвижения, сначала мы должны предложить нашим потребителям устройства первого поколения, прежде чем переходить к полной автономности. Программа подключённости начинается в следующем году», — осторожно добавил президент «АвтоВАЗа».

Догонять или опережать?

Вместе с тем, говоря о позиции России на мировом авторынке, в свете использования информационных технологий, Николя Мор напомнил, что возможности систем глобального позиционирования (в частности, ГЛОНАСС) в российском автопроме начали использовать даже раньше, чем в других странах.

«В Европе это будет только в следующем году, а мы начали в 2015-м. То есть, мы даже опережаем в некоторых технологиях мировой уровень. Умные, эффективные системы помощи водителям — в этом мы можем стать лидерами в России и дальше распространять на другие регионы», — добавил глава «АвтоВАЗа».

Тем временем, производитель грузовых автомобилей «КАМАЗ» уже вовсю занимается автономными грузовиками и автобусами. По словам Сергея Когогина, современные автомобили уже давно не проектируются без систем помощи водителю. «Внешняя среда создала условия, когда автомобилисты вынуждены перейти на другой технический уровень. Это произойдет вне зависимости от того, хотим мы этого или не хотим. Еще пять-шесть лет назад мы об этом говорили тихо, а сегодня говорим громко, знаем, что это уже идёт», — сказал он.

Будущее за каршерингом

О том, что «потребительские предпочтения жителей городов с точки зрения вида транспорта меняются с такой скоростью, с какой не могли передоложить», заявил и президент ПАО «Ростелеком» Михаил Осеевский. По его словам, количество автомобилей в городах уже достигло критического показателя. Так, в среднем в мире на 200 кв. метров приходится один автомобиль, а в Москве — один автомобиль на 30 метров.

«70% населения России живет в городах. Скорость передвижения автомобилей падает. Коэффициент использования низок — 90% времени автомобиль стоит. Те, кто почувствовали изменение этого вкуса — Uber и Gett — сделали колоссальный шаг к созданию новой системы, нового сервиса, Mobility as a Service, когда мы не хотим владеть автомобилем, а хотим, чтобы нас перевезли из точки «А» в точку «В», — отметил Осеевский.

Он сообщил, что «Ростелеком» планирует создать цифровую платформу для такого сервиса. И в эту систему, помимо привычного такси, в перспективе будут включены другие виды транспорта — электрического, железнодорожного, беспилотного.

«Система потребует интеграции очень разных технологий: сети пятого поколения, центры хранения и обработки данных, системы высокоточного позиционирования, системы геоинформационные, инструменты взаимодействия наземной инфраструктуры, дорожной инфраструктуры с автомобилем, системы взаимодействия автомобиля с автомобилем», — пояснил Михаил Осеевский.

При этом «Ростелеком» не планирует создавать все виды этих приложений и технологий сам. «Будем взаимодействовать с лидерами российского рынка. Надеюсь, этот инструмент появится, и мы будем ездить (сами) только на дачу или только для того, чтобы получить удовольствие от вождения», — добавил он.

Из автопроизводителей — в IT-компании

Генеральный директор ПАО «Соллерс» Вадим Швецов признал, что на встречах автопроизводителей в последнее время обсуждаются одни и те же вопросы: когда и где будут продаваться электромобили, как будет осуществляться подключение, сможем ли мы производить наши девайсы здесь, чтобы продавать их на экспорт и т.д.

«Айтишная тема для нас является прорывной, и здесь нужно делать основные усилия. Уже все соглашаются, что автомобили — это будет hardware. И производителю этих девайсов, по сути, нужно будет продавать software (программное обеспечение) под нужных клиентов. Это и будет являться бизнесом. Тут возникает много вопросов: как продавать данные, кто будет их защищать», — отметил Швецов.

В таких условиях, чтобы зарабатывать, придётся очень быстро меняться. По его мнению, все производители распределятся на тех, кто будет собирать «железо», и тех, кто будет продавать софт.

«Заработать на «железе» в России, наверное, будет тяжело. Вопрос, как создать уникальный hardware для России, наверное, не стоит. Значит, стоит вопрос, как создавать уникальные продукты, приложения, которые в автомобиле будут обеспечивать сервис и комфорт. Основные прорывные технологии будут за теми производителями, которые превратятся в IT-компании. Здесь для нас большой шанс», — уверен глава ПАО «Соллерс».

Большой проблемой для внедрения новых автомобилей в России, по мнению главы «АвтоВАЗа» станут нетипичные для других стран климатические условия и расстояния. «Если четыре, пять или шесть месяцев снег лежит, холодный климат, это не очень способствует работе аккумуляторов и систем ориентирования автомобиля», — пояснил Николя Мор.

Глава ПАО «Соллерс» возразил, что в таком случае «придётся тратить деньги на то, чтобы подогревать батарею: технология понятная, это специфика адаптации автомобиля под наш климат».

В поисках кибербезопасности

По словам главы «Ростелекома» Михаила Осеевского, в свете массового внедрения IT-технологий в автопром, ключевым вопросом является обеспечение кибербезопасности и киберустойчивости. В условиях использования иностранного программного обеспечения возникает и проблема информационного суверенитета России.

«Это реальность. Наши сотрудники в центре обеспечения кибербезопасности занимаются мониторингом и отражением различных видов атак. Естественно, что создание таких систем управления движением транспортных средств потребует колоссальных усилий, чтобы эта система была безопасной. Мы все видели некоторые фильмы, в которых есть видение того, что могу сделать преступники с системами управления движением в больших городах», — отметил Осеевский.

Вместе с тем, появление полностью беспилотных машин, по мнению президента IBS Group Анатолия Карачинского, произойдет не раньше 2030 года. И до тех пор автопроизводителям предстоит решить ещё очень много серьезных вопросов, в том числе — по части информационных систем в автомобилях.

«Сейчас есть грандиозная проблема с автомобильным «зрением» — очень низок уровень надежности информации. А если появляются вещи, связанные с непогодой, всё умирает просто драматически. Конечно, сейчас этим вопросом заняты все автопроизводители. Во главе угла стоит безопасность людей, поэтому сейчас речь идет лишь об элементах беспилотного управления. Ключевым вопросом для появления полностью автономных машин являются карты и дороги. Они должны быть принципиально другими. Это самая тяжелая и долгая история. И это гораздо серьезнее, чем просто изменить автопром», — подытожил эксперт.

Инга Слажинскайте

Россия > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ. Транспорт > regnum.ru, 3 июня 2017 > № 2196107


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Нефть, газ, уголь > fingazeta.ru, 3 июня 2017 > № 2195869 Николай Вардуль

Бюджетный пазл

Цены на нефть выросли, а доходы упали

Николай Вардуль

Вфедеральном бюджете, как в доме Облонских, «все смешалось». С одной стороны, последние поправки Минфина подняли среднегодовую цену барреля нефти с прежних $40 до $45,6. А это должно принести новые бюджетные доходы. Однако, с другой стороны, министр финансов Антон Силуанов отчитался о том, что бюджет недополучит 117 млрд руб. При этом у Силуанова, в отличие от Льва Толстого, история, как он обещает, закончится относительно счастливо – дефицит бюджета снизится по сравнению с прежними оценками. Как все это распутать?

Скользкая «правильная» нефть

Понятно, что бюджет – живой организм, а жизнь богата на новые события, каждый раз посрамляя отказывающихся краснеть прогнозистов. Цена нефти в $40 за баррель с самого начала была довольно консервативной. Она должна была максимально отодвинуть от бюджета тень секвестра. Теперь ни для кого не секрет, что шансы на то, что прогноз цены сбудется, минимальны, и Минфин с полным основанием приподнял цену.

Но принесет ли этот подъем новые бюджетные доходы – еще вопрос. Минфин уже внес проект возвращения бюджетного правила. По проекту, все доходы бюджета от цены нефти, превышающей все те же $40, идут не на расходы бюджета, а перечисляются в Резервный фонд. Правило должно вступить в силу в 2019 г. Но де-факто Минфин реализует его уже сейчас, покупая на внутреннем рынке валюту за рублевые доходы, полученные от цены нефти выше $40. Пока правительство может эту практику остановить, но когда появится закон о бюджетном правиле, сделать это будет несколько сложнее.

Была некоторая дискуссия по поводу того, нужно ли в принципе возвращать бюджетное правило, а если возвращать, то не стоит ли увеличить цену отсечения. Минфин сумел настоять на своем. И здесь есть ценовая логика. Дело в том, что многие эксперты, в том числе в правительстве и ЦБ, исходят из того, что за подъемом нефтяных цен в этом году за счет прежде всего искусственного ограничения традиционной добычи последует очередное их падение, что будет следствием расширения сланцевой добычи и откликом на неминуемый отказ от ограничений. Так что магические $40 имеют под собой рациональные основания.

Капризы приватизации

117 млрд руб., которых недосчитается бюджет, тоже не слишком таинственны. Все дело в приватизации, которой не будет. Именно она недодаст в бюджет 96 млрд руб. При этом ранее бюджет больше всего рассчитывал получить от теперь отложенной приватизации ВТБ. Предполагалось, что доход от этой сделки составит 95,2 млрд руб. В ожидаемых крупных поступлениях от приватизации на этот год остаются 24 млрд руб. от продажи 25% минус одна акция «Совкомфлота».

Приватизация в последние годы похожа на засадный бюджетный полк, который, однако, никуда не спешит и засаду покидать не собирается. Состоялась, конечно, приватизация пакета «Роснефти», но других впечатляющих примеров нет, хотя

каждый бюджетный год начинается с замаха на довольно впечатляющую приватизацию, что сразу будит в обществе недобрые воспоминания, но дальше этого дело не идет. Почему – в принципе понятно. Российских покупателей, готовых удовлетворить фискальный интерес бюджета, немного и они не слишком активны, инвесторов из-за рубежа тормозят финансовые санкции. Именно санкции со стороны ЕС и США, наложенные на ВТБ, отодвинули планы его приватизации. Хотя пример ВР, участвовавшей в приватизации «Роснефти», показывает, что санкции – вовсе не непреодолимая помеха.

Недополучить доходы бюджет может и из дивидендов гос­компаний. Бюджет рассчитан исходя из сохранения на три года нормы о выплате всеми гос­компаниями в бюджет не менее 50% прибыли по МФСО. Дальше появляются шероховатости. У «Роснефтегаза» (это держатель госпакетов акций «Газпрома» и «Роснефти»), например, по итогам прошлого года зафиксирован убыток. Однако Минфин считает, что «Роснефтегаз» должен выплатить дивиденды по итогам 2016 г. из прибыли прошлых лет. Сам «Роснефтегаз» заявил, что выплатил промежуточные дивиденды в 2016 г. после продажи акций «Роснефти» в счет годовых. Впрочем, председатель совета директоров «Роснефтегаза», глава «Роснефти» Игорь Сечин позднее заверил, что «Роснефтегаз» выполнит любое решение правительства по дивидендам.

Дефицит сокращается

Но общий бюджетный итог, несмотря на недополученные приватизационные доходы, позитивен. В том смысле, что дефицит бюджета по последним поправкам Минфина сокращается.

Как это может быть? Ответ опять прост: во-первых, недополучение доходов от приватизации будет перекрыто ростом доходов за счет общего экономического подъема. Комментарий Антона Силуанова: «Мы учли изменения макроэкономики, учли параметры по уточненному росту ВВП до 2% в год».

Во-вторых, в отсутствие закона о бюджетном правиле часть дополнительных нефтяных доходов бюджета сразу в Резервный фонд не отправится. Антон Силуанов говорит об этом так: «В 2017 г. мы сможем накопить средства от нефти и газа, которые в 2018 г. будут зачислены в Резервный фонд. Эта сумма составляет 623 млрд руб. Таким образом, дополнительные нефтегазовые доходы, которые к нам поступят сверх базовой цены, а именно $40 за баррель, будут направлены в начале следующего года в Резервный фонд, пополнят подушку безопасности».

В-третьих, рост доходов будет опережать рост расходов. В цифрах это выглядит так: Минфин предложил повысить доходы бюджета на текущий год на 8,5% – до 14,632 трлн руб. с нынешних 13,488 трлн руб., а расходы бюджета увеличить на 1,9% – до 16,556 трлн руб. с нынешних 16,241 трлн руб. В результате дефицит сокращен на 30,1% – до 1,924 трлн руб.

В принципе бюджетный пазл сложился. Обращает на себя внимание, что поправки еще больше ужесточают бюджетную политику. Отсюда следует, что для экономики, надеющейся на оживление, особенно рассчитывать на госспрос и госрасходы не придется.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Нефть, газ, уголь > fingazeta.ru, 3 июня 2017 > № 2195869 Николай Вардуль


Россия > Госбюджет, налоги, цены > fingazeta.ru, 3 июня 2017 > № 2195868 Николай Вардуль

Апрельские экономические тезисы

Росстат сделал подарок ПМЭФ

Николай Вардуль

Апрельские данные, которыми поделился Росстат, вселяют оптимизм. Хотя до наступления подъема по всему экономическому фронту еще далеко. Но новая статистика, наверняка, получит оценку на начинающемся ПМЭФ.

Шипы и розы

Первое впечатление, которое производит последняя статистика, – ну наконец-то! Большинство макроэкономических показателей превышают как прошлогодний уровень, так и мартовскую планку. Особенно порадовали инвестиции в основной капитал. В I квартале они «обогнали» прошлогодние на 2,3%. Но есть и «холодный душ» – фактически инвестиции сравнялись с уровнем I квартала 2015 г.

Зато производство легковых автомобилей в России в январе–апреле 2017 г. выросло на 22,3% по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года – до 423 тыс. штук. В апреле выпуск автомобилей увеличился на 20,4% .

Еще позитив. В апреле розничный товарооборот после длительного падения в годовом измерении продемонстрировал ровно 100% по отношению к апрелю 2016 г. Как отмечает Наталия Орлова, главный экономист Альфа-банка, «ранняя Пасха (16 апреля) позитивно повлияла на данные по обороту розничной торговли». Но по сравнению с мартом товарооборот все-таки сократился – 98,7%, практически столько же – 98,6% – составил объем розничной торговли за первые четыре месяца этого года по отношению к аналогичному периоду прошлого года.

Есть и негатив. Это прежде всего реальные располагаемые доходы населения. К апрелю прошлого года они упали на 7,6%, хотя за январь–апрель сократились всего на 2,2%. Объемы жилищного строительства также показали резкое сокращение (-11,4% г/г против -9% в марте).

Как фамилия драйвера?

Если к падению реальных доходов, как и строительства, статистика успела нас приучить, а в рост сельского хозяйства мы начинаем верить, как в таблицу умножения, то статистика промышленности вызывает наибольший интерес.

Рост промышленного производства в апреле составил 2,3% год к году. Наталия Орлова комментирует: «Эта цифра впечатляет особенно сильно в свете того, что в этом апреле было 20 рабочих дней в отличие от апреля прошлого года (21 рабочий день). Тем не менее столь сильный рост, в основном, связан с ускорением роста в секторе добычи полезных ископаемых (на 4,2% в апреле против 1,2% в I квартале 2017 г.) и ростом производства электроэнергии и газа (5,5% в апреле против 1,3% за I квартал); последний фактор обусловлен холодной погодой. Обрабатывающая промышленность выросла всего на 0,6%, что, на наш взгляд, может привести к замедлению роста выпуска промышленной продукции в ближайшие месяцы».

У Орловой есть и своя точка зрения по поводу связи исполнения федерального бюджета с динамикой экономического роста: «Хотя расходы за I квартал выросли на 8%, за четыре месяца их рост замедлился до 3%. В определенном отношении это несомненно позитивно: так, Минфину жесткий контроль над расходами позволит снизить бюджетный дефицит в этом году примерно до уровня 1,0–1,5 трлн руб. при текущем уровне цен на нефть, а для ЦБ жесткая бюджетная политика гарантирует замедление инфляции в будущем. В то же время восстановление экономики будет происходить без поддержки бюджетной политики».

Россия > Госбюджет, налоги, цены > fingazeta.ru, 3 июня 2017 > № 2195868 Николай Вардуль


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > bfm.ru, 2 июня 2017 > № 2206472 Юлиана Слащева

Глава «Союзмультфильма»: анимация — это дорого, минута стоит от 200 000 до 800 000

Деньги, контракт с Danone, внимание президента к анимации — Юлиана Слащева рассказал Business FM о том, что происходит в отрасли и с «Союзмультфильмом» в частности

На Петербургском экономическом форуме председатель правления киностудии «Союзмультфильм» Юлиана Слащева рассказала Business FM, зачем Danone крупный контракт с ее компанией, отношении президента к анимации, а также о цене работы в мультипликационной отрасли и о том, почему она в буквальном смысле так дорого обходится.

Наши мультики мы в последнее время обсуждаем очень часто.

Юлиана Слащева: Это приятно!

Во-первых мы обсуждали здесь же, в нашей студии, «Машу и Медведя», «Смешариков», в общем, в контексте российской «мягкой силы». Слава Богу, это не требует даже никаких дополнительных вложений

Юлиана Слащева: Это правда.

Но я знаю, что вы были у президента, это стало темой. О чем шла речь, и почему такое внимание к нашей анимации, на высшем уровне?

Юлиана Слащева: Наверное, начну со второго вопроса. Думаю, такое внимание к нашей анимации, потому что при анализе оказалось: анимационная отрасль — одна из динамичных и постоянно растущих в нашей стране, независимо ни от каких кризисов. Например, в последние шесть лет рост анимационной отрасли составляет порядка 9% во все годы. Рост отрасли детских товаров в целом составляет 6-7%. То есть вне зависимости от кризисов родители все равно будут платить за образование своих детей, это как раз та сфера, где люди стараются не экономить.

Но ведь мультики у нас бесплатно!

Юлиана Слащева: Вы знаете, «мультики у нас бесплатно» — это только так кажется. На самом деле, действительно, у нас очень качественное бесплатное телевидение, поэтому есть возможность посмотреть по телевизору как хороший анимационный продукт, так и хорошее кино. Это наше отличие, кстати, от многих стран мира — у нас бесплатные эфирные каналы показывают качественные продукты. Но на самом деле для анимационных каналов это, конечно, не бесплатно. Во-первых, это очень большие инвестиционные вложения, анимация стоит очень дорого, дороже, чем игровое кино. Просто для понимания: минута анимации стоит в производстве от 200 тысяч до 800 тысяч рублей. Только вдумайтесь, сколько компаниям нужно вложить, чтобы сделать даже сериал из 26 серий!

Можно сделать покороче — это, конечно же, шутка...

Юлиана Слащева: Можно, но тогда вы не сможете это показать, вы не сможете приучить детей к любимым персонажам. Некоторые компании так и стараются поступать — они делают несколько серий именно потому, что вложения очень большие, а потом идут с ними к потенциальным инвесторам, к государству, которое через министерство культуры последние годы очень серьезно поддерживает анимацию, и во многом благодаря решениям президента, принятым на предыдущей встрече с аниматорами, в 2011 году, эти шесть лет анимационная отрасль росла.

Насколько я знаю, дети в основном смотрят не телевизор, они смотрят в планшетик, в YouTube все есть. Там идет реклама очень хорошо. Это работает, это приносит деньги?

Юлиана Слащева: Это приносит деньги, пока, конечно, небольшие по сравнению с развитыми международными рынками, но этот процент доходов от интернета растет. На самом деле, если вы меня спросите о структуре доходов анимационной студии, я вам скажу, что собственно продажа контента составляет порядка 20-25% наших доходов. Основная, львиная доля — продажа лицензий наших брендов, наших персонажей на производство игрушек и других детских товаров. Сегодня почти 98% всех игрушек, которые продаются в детских магазинах, являются героями мультфильмов, брендированными персонажами. Сегодня вы не встретите просто Lego — вы встретите Lego «Звездные войны» или «Холодное сердце».

У вас есть какое-то понимание, практика, примеры — сколько времени нужно, чтобы мультик «отбился»? Если основные доходы — это постпродажи.

Юлиана Слащева: Конечно, есть. Это не быстрый процесс. Вообще анимация — это длинные инвестиции, которые могут очень хорошо окупиться и принести очень хороший возврат, но длинный. Мы в среднем считаем, окупаемость мультика — это четыре-пять лет.

Если можно, о разговоре с президентом. Что-то из него, безусловно, вытекает.

Юлиана Слащева: Это очень важно. Мы ходили к президенту с двумя ключевыми темами. Хотели рассказать ему, что произошло за последние шесть лет с момента, пока он последний раз встречался с аниматорами, произошло в отрасли очень многое. Начали мы как раз с достижений, с прорывов. Второй большой блок — мы готовы к новому рывку. Анимационная отрасль готова сделать следующий большой шаг. Для этого нам нужно в том числе получить государственную поддержку. Мы разбили ее на три больших блока и об этом говорили с президентом; надо сказать, получили невероятно живой и неподдельный интерес с его стороны к отрасли, к нашим вопросам. Первое, о чем мы просили, это налоговые преференции, налоговые льготы, схожие с отраслью IT, потому что мы нанимаем специалистов с теми же компетенциями.

Самое главное, что вы делаете экспортный продукт.

Юлиана Слащева: Да. Мы также являемся инновационной отраслью. Вот это, наверное, главный наш тезис был: признайте нас инновационной отраслью, потому что мы действительно делаем такой продукт. Второе, о чем мы говорили: отрасли в целом не хватает финансирования. Приводили примеры стран, где анимация субсидируется больше. Много сделано уже, как я уже сказала, министерство культуры субсидирует анимацию, но мы попросили дополнительные деньги на то, чтобы мы могли делать новые продукты. И третье, о чем мы говорили, это создание Дома российской анимации. Такое решение Владимир Владимирович уже поддержал в 2011 году, но по тем или иным причинам за шесть лет этого как раз не произошло. Когда я пришла в «Союзмультфильм», посмотрела целый ряд концепций его возможного развития, их было много создано за последние годы. Компания при этом все равно продолжала находиться в очень серьезном кризисе. Из всех концепций мне показалось наиболее адекватным и правильным создание на базе «Союзмультфильма» места коллективного пользования Дома российской анимации. Президента мы попросили присвоить статус технопарка. Создать российский анимационный технопарк.

В общем, как Мосфильм работает сейчас. Он не сам производит, а предоставляет платформу.

Юлиана Слащева: Да. Но мы хотим дальше — давать не только производственные площадки, которые как раз предоставляет Мосфильм и мы сможем предоставлять аниматорам. Сегодня в России порядка 40 малых и средних студий, которым бы очень пригодилась помощь, если бы их можно было объединить на одной площадке, дать им плюс к этому технологическую поддержку и небольшую финансовую.

Я не разбираюсь в том, как делаются мультики, но, мне кажется, что-то сейчас-то в основном все просто рисуют?

Юлиана Слащева: Конечно, им не нужен павильон, вы правы, хотя появились современные технологии, которые требуют специальных помещений, это motion capture, когда вы обвешиваете реального человека датчиками, он двигается и создает нужные движения, а вы потом перекладываете это в компьютер. Это очень сильно упрощает, ускоряет и удешевляет производство анимации. В целом не нужен павильон, но нужно очень дорогое оборудование. Знаете, сколько стоит оборудование одного рабочего места профессионального аниматора? Порядка 20 тысяч евро, где 3 тысячи — сама техника, компьютеры и так называемая станция, а 17 тысяч — софт, программное обеспечение, которое вы покупаете, оно всегда иностранное, и вы каждый год его обновляете, каждый год за него платите. Это очень дорого. Небольшие, малые, средние студии не могут себе этого позволить. Поэтому, когда мы говорим «технопарк», мы имеем в виду технологически оборудованную площадку для коворкинга, где эти компании смогут работать. И еще одна тема, вытекающая из той, о которой я сейчас сказала, о чем мы говорили с президентом, и он очень живо поддержал ее, поручил серьезно заняться ее разработкой и вернуться к нему. Это импортозамещение в части программного обеспечения. Мы сегодня совершенно зависимы. Мы абсолютно зависимы от иностранного программного обеспечения, российского не разработано. Все, на чем мы работаем, не наше.

А это прямо так нужно?

Юлиана Слащева: Очень.

Я лучше про музыку знаю — у нас прекрасные музыканты, но на роялях, даже когда «железный занавес» был, даже когда Советский Союз вообще никто не признавал в 20-х годах, все равно играли на Bechstein и на Steinway , и никого это не волновало.

Юлиана Слащева: Я вам расскажу, как одно отличается от другого. Рояли между собой — российские, американские, израильские, немецкие — не завязаны в одну сеть. Вы играете на этом рояле — и играйте себе дома, сколько хотите. Сегодняшнее программное обеспечение, серверы, хранилища все завязаны в одну сеть. Мы сегодня все с вами, получается, работаем через Соединенные Штаты по нашим программным продуктам. И в этом смысле мы зависимы, мы в некотором ограничении своих возможностей в этой связи.

Два наших больших мультсериала реально идут по всему свету, в лидерах, уверен, что смотрится это все в YouTube... а деньги оттуда через рекламу приходят?

Юлиана Слащева: Конечно. Они приходят оттуда и через рекламу, и через лицензионную как раз продажу персонажей, и через продажу контента на телевизионные каналы.

Не воруют?

Юлиана Слащева: Сложно сказать. Мне трудно оценить, надо спросить у компаний, которые уже в этом международном процессе участвуют. «Союзмультфильм» пока нет.

Мы мало знаем пока компаний, у которых вообще есть такой опыт.

Юлиана Слащева: Правда, немного, но тем не менее: есть «Снежная королева», студия Wizard — полный метр, прошла в 35 странах и во многих, в Болгарии, например и в Корее явилась лучшим анимационным стартом сезона. То есть многие уже попробовали наши фильмы, анимационную продукцию начинают принимать. Мне трудно сказать по поводу воровства, мы только в следующем году собираемся двинуться в эту сторону. Поэтому я смогу вам сказать через год.

Крупный бизнес как таковой интересуется? Как правило, могут быть и спонсорские истории...

Юлиана Слащева: Должны быть. Внебюджетные. Мы называем это так, мы государственная студия.

Потому что это же работает, правда, это всегда неизвестно. «Маша» выстрелила, потом пять могут не выстрелить.

Юлиана Слащева: Да. Вообще статистика такая, что три-четыре проекта из десяти выстреливают, это так, но сегодня мы научились уже более четко подходить к отбору проектов, мы сегодня не будет делать и рисовать просто что-то — мы пересмотрим 50 проектов, прежде чем выбрать один, чтобы его снимать, поэтому статистика будет улучшаться.

А угадать все равно нельзя.

Юлиана Слащева: Угадать трудно, но можно, по крайней мере, снизить риски.

Все говорят: чтобы появился один хороший, должно быть пять экспериментов, даже у одного и того же автора.

Юлиана Слащева: Это так. Поэтому нужно запускать много, именно поэтому нужны внешние деньги. Но вы знаете, все отбивается с лихвой, если из десяти проектов успешно стартуют три, они покрывают все семь неуспешных, потому что анимация очень хорошо возвращает. Как пример — «Маша и Медведь» как раз нам это показал. Пока не много частных денег в анимации; они есть, и большинство полных метров сегодня, которые снимаются, они снимаются на частные инвестиционные деньги, студии не могут себе позволить вкладывать, часть дает государство, а часть — сторонние инвесторы. Кинотеатры сегодня вкладывают в анимацию, какие-то финансовые структуры, которые четко просчитали отдачу от анимации, могут вкладывать. Мне кажется, пока, конечно, этого мало, и одной из своих задач как человек, который всю жизнь работал в конкурентном поле, который работал в бизнесе, я вижу привлечение денег в анимацию.

Ну и напоследок: вы подписали контракт с Danone. О чем он, что он даст?

Юлиана Слащева: Во-первых, этот контракт можно смело назвать рекордным — не только для «Союзмультфильма», но и в целом для анимационной отрасли. Соглашение общее на сумму 500 млн рублей от одного лицензиата — ни одна компания в России не получала таких денег.

А Danone это зачем?

Юлиана Слащева: Danone очень успешно продает свои продукты под маркой «Простоквашино», уже очень много лет, и для того, чтобы дальше так же успешно продавалась его продукция, ему нужно, чтобы эти герои продолжали жить. Все-таки герои «Простоквашино», которых сейчас использует Danone, созданы давным-давно, в конце 80-х. За это время изменилась страна, изменились люди, и нужны старые герои в новых условиях. Конечно, компании очень интересно, чтобы эти герои продолжали жить, мы собираемся в рамках этого контракта, на финансирование, которое нам предоставляют, снять 30 новых серий, соответственно, появятся новые герои, появится новая жизнь, но появятся все наши любимые герои — дядя Федор, Шарик и Матроскин.

И кабы не было зимы.

Илья Копелевич

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > bfm.ru, 2 июня 2017 > № 2206472 Юлиана Слащева


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > bfm.ru, 2 июня 2017 > № 2205101 Марина Руднева

Марина Руднева: «Наша задача — сделать образ жизни пенсионера другим»

О том, как устроена система негосударственных пенсионных фондов и на какие выплаты могут рассчитывать будущие пенсионеры в 2022 году, рассказала генеральный директор Финансовой Группы «Будущее» Марина Руднева

Сейчас будущие пенсионеры в массе своей находятся в полной неопределенности на счет того, что будет к тому моменту, когда они теоретически начнут получать свою накопительную часть пенсии. Они вообще будут что-то получать?

Марина Руднева: Я могу сказать с полной уверенностью, что да, они точно будут что-то получать. На сегодняшний день те накопления, которые находятся в негосударственных пенсионных фондах, все на месте, ими управляют коммерческие организации с очень профессиональной структурой управления, с серьезными инвестиционными менеджерами. ЦБ в свое время выстроил довольно жесткую структуру и систему и очень сильно повысил уровень контроля за пенсионными накоплениями, поэтому они будут сохранны. В дополнение к этому присоединилось агентство по страхованию вкладов и на сегодняшний день все пенсионные накопления застрахованы.

Но они не нарастают в накопительной части?

Марина Руднева: Что касается заморозки, то, конечно, они не нарастают. Но есть такая вещь как инвестиционный доход, который зарабатывается каждый год, и если в среднем за последние три года негосударственные пенсионные фонды показали доходность порядка 8-9%, то ваш пенсионный счет на эти 8-9%, в зависимости от того, в каком фонде вы находитесь и насколько успешно он управляет вашими деньгами, он, так или иначе, растет.

Как вы рассматриваете перспективы своего бизнеса, ведь в связи с заморозкой больше средства в фонды не поступают. У вас есть определенный капитал, которым вы управляете. Этого достаточно для того, чтобы заниматься этим бизнесом всерьез и надолго?

Марина Руднева: Как любой финансовой организации этого недостаточно и хотелось бы больше, но мы живем в определенных политических и экономических реалиях и бороться с ними тяжело. Тем не менее, правительство предложило новую концепцию индивидуального пенсионного капитала. Конечно, она требует серьезной доработки и до конца пока не готова, но идея в том, чтобы перевести пенсионные накопления в частную собственность. Это то, что, наверное, интересно любому гражданину и дает людям возможность самостоятельно копить на пенсию. При этом понятно, что финансовая грамотность населения находится на таком уровне, что относительно мало людей задумываются о своем будущем и своей пенсии. Поэтому идея заключается в том, чтобы сделать ее квазидобровольной. Начать минимально с одного процента отчислений в год и постепенно в течение шести лет дорастить до 6%.

Мы прекрасно на своем опыте знаем, что за 20 лет может много чего измениться, поэтому тут вопрос: она квази или все же добровольная? По данным большинства экспертов, люди не доверяют системе и предпочитают золото-бриллианты-квартиры, то есть то, чем они могут реально управлять.

Марина Руднева: Разумеется, если все время что-то реформировать, то доверие к пенсионной системе у населения точно не вырастет. Давайте на примере банковского сектора посмотрим. Эти организации прошли сложные процедуры, систему акционирования и, в конечном счете, у вас есть гарантии по страхованию вкладов на 1,4 миллиона рублей. У людей есть деньги, и они не пытаются ими самостоятельно управлять: они кладут их на депозит

Но эти деньги они могут изъять, а пенсионные деньги они изъять уже не могут.

Марина Руднева: Но это единственный способ цивилизованного накапливания на пенсию. К этому пришли все развитые страны и везде это работает. На сегодняшний день объем денег, которые находятся в пенсионной системе в других странах в десятки раз выше по отношению к ВВП, чем в нашей стране. Хочу заметить, что у нас сейчас инвестиционная декларация такая жесткая и контроль настолько серьезный, что сейчас ЦБ довольно заметно почистил ряды негосударственных пенсионных фондов и на рынке остались только крупные и стабильные игроки. Я надеюсь, что наше правительство опомнится и отменит заморозку, но если она продолжится, то ИПК точно заработает с 2019-2010 года.

Марина, еще лет 15 назад средний российский пенсионер в нашем понимании — это пожилой человек, плохо одетый, с небольшой пенсией, который мало что мог себе позволить. Как изменился портрет российского пенсионера сегодня?

Марина Руднева: Мне кажется, что сейчас наша задача сделать пенсионера немного другим: тем, который хочет путешествовать, хочет потреблять большое количество услуг, думать о своем досуге, иметь возможность помогать своим детям и внукам. Стремиться надо вот к этому. Наше население стареет стремительно, и сфера услуг для пожилых людей сильно востребована. Через 10 лет это будет огромный рынок, который сейчас только зарождается. Это вопросы здоровья, реабилитации, коммерческих пансионатов. Если посмотреть на западный опыт, то пансионаты — это большой рынок, там живет огромное количество активного населения, которое приняло осознанное решение уехать из дома и переехать в такие пансионаты. У нас такого рода заведения — это пока депрессивные места, потому что этот сектор еще не охвачен. Но если сейчас делать опрос среди 35-летних, то у них отторжения касательно этой системы уже нет: сейчас люди думают об этом, причем даже не в отношении своих родителей, а для себя.

Негосударственный пенсионный фонд тоже собирается заниматься созданием среды для пенсионеров?

Марина Руднева: Безусловно, это крайне важно, ведь это социально значимый бизнес, он очень близок к пенсионным фондам. Мы строим первый профессиональный пансионат такого рода в Истре, с английским оператором, израильским реабилитологом номер один в мире. Это будет первое профессиональное заведение такого рода, пилотный проект, адресованный среднему классу.

А в будущем кто будет платить за пребывание в таких пансионатах: пенсионер или его дети?

Марина Руднева: Во всем мире за это платят дети. Дополнительным источником финансирования может быть то жилье, которым владеет пенсионер: он может его продать или сдать и таким образом решить этот вопрос.

Когда ваш фонд начнет выплачивать первые пенсии?

Марина Руднева: С 2022 года все фонды начнут такие выплаты в массовом порядке. Но мы и сейчас уже что-то платим. Что касается размера выплат, то на сайтах фондов есть пенсионный калькулятор, с помощью которого можно посчитать свою будущую пенсию. Также уже сейчас без системы индивидуального пенсионного капитала можно присоединиться к инвестиционному пенсионному обеспечению. Это добровольный вклад, который вы можете сделать и забрать, например, заключив договор только на пять лет, а потом, при желании, продлить.

А это будет хорошо работать для системы фондов, ведь пенсионные деньги — это источник длинных инвестиций.

Марина Руднева: Это будет работать, ведь вы, по сути, поделите свой пассив на длинный и короткий и так же будете им управлять. То есть если речь про пятилетние деньги, то в нашей стране пять лет — это уже долгосрочная инвестиция.

В 2022 году появятся первые пенсионеры, которые увидят десятилетний результат работы системы. Что еще начнут делать пенсионные фонды с этого момента? ведь они начнут терять деньги, если их приток остановится.

Марина Руднева: Конечно, поэтому крайне важно запустить индивидуальный пенсионный капитал, чтобы приток денег постоянно был. Если же этого не будет, в чем я сомневаюсь, то запустить другие индивидуальные продукты, когда уже люди принесут свои деньги в систему. Мы, кстати, такой пилотный проект уже начали год назад. И есть люди, которые готовы это делать. К 2022 году также важно обеспечить удобство и комфорт для населения: пенсии должны начисляться грамотно и вовремя, должен быть полный доступ к информации, должна быть прозрачность, личные кабинеты, мобильные приложения, достаточное количество офисов. Мы должны сделать эту систему доступной для населения, потому что сейчас таких массовых выплат нет и для нас будет большим вызовом все это обеспечить.

Каким вы видите пенсионера 2022 года?

Марина Руднева: Пенсионеры будут более активны, заинтересованы в жизни и будут менее сконцентрированы на семье, а больше на себе. Соответственно, будут ездить, потреблять различные услуги, возможно больше заниматься собой с медицинской точки зрения. Это тоже может стать бизнесом для негосударственных пенсионных фондов. Наша группа думает об этом в ежедневном режиме, у нас есть команда, которая генерит идеи касательно того, какие услуги будут интересны будущим пенсионерам. Впрочем, об этом думают все участники рынка.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > bfm.ru, 2 июня 2017 > № 2205101 Марина Руднева


Россия > Госбюджет, налоги, цены > bfm.ru, 2 июня 2017 > № 2205100 Александр Шохин

Шохин: налоговый маневр остается одной из гипотез

Президент Российского союза промышленников и предпринимателей рассказал, чем новое понятие спецконтрактов помогает бизнесу, что тормозит эту помощь, а также чего ждать от налоговых изменений

Новое слово — СПИК. Что оно означает, как поможет бизнесу, и что тормозит эту помощь? Об этом — и не только — в кулуарах Петербургского экономического форума рассказал президент Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Александр Шохин. С ним беседовал главный редактор Business FM Илья Копелевич.

Очень много панелей на форуме. Сколько вы успели сегодня обойти: На самом деле, чересчур много, и приходится бегать. Пространства большие, и накручиваешь километры. Я думаю, за день десяток люди пробегают между сессиями.

Среди всего этого разнообразия что вы считаете самым главным? Главное — вроде бы макроэкономическая панель.

Александр Шохин: Дискуссии на тему макроэкономики ведутся, пожалуй, с Гайдаровского форума, то есть с начала года, шесть месяцев уже мы в этой теме, в том числе и дискутируем по ключевым развилкам, по которым до сих пор не договорились. В частности, в январе была заявлена тема налогового маневра «22/22». Судя по совещанию у президента на этой неделе, налоговый маневр остается пока одной из гипотез. Решение не принято. И если в январе энтузиазма было много — и у экспертов, и у министерств — сейчас, по-моему, эксперты уже потеряли интерес к теме налогового маневра, причем я имею в виду экспертов вроде группы Кудрина, группы Титова. Тема осталась внутри правительства. По всей видимости, может быть, президент объявит свое решение на форуме, будет маневр или нет. Тем не менее, сейчас все увлеклись тонкой донастройкой налоговой системы. Кстати, бизнес в этом заинтересован: целый ряд решений может быть принят уже сейчас, в этом бюджетном цикле, то есть в том бюджете и налоговой политике, которые будут в сентябре уже лежать в Государственной думе. Если эта дискуссия затягивается, в том числе по той формуле, которую предложил сам президент — 2017 год посвятить дискуссиям по налогам, в 2018-м принять все необходимые решения, с 2019-го запустить — то мы как минимум теряем год. Во-вторых, если бы точно знали, что будет с 1 января 2019 года, можно было бы готовиться, адаптироваться, принимать те или иные бизнес-решения, исходя из того, какой налоговая система в 2019-м и последующим годах. Поскольку этого нет, стало быть, неопределенность.

Может быть, этого и не будет уже с 1 января 2019 года? Может быть, и не будет вообще?

Александр Шохин: Поэтому, я думаю, надо сейчас определить те направления налоговой донастройки, которую уже сейчас можно запустить. А происходят у нас какие-то вещи, не очень приятные для бизнеса вещи. Например, есть такой хороший механизм — специнвестконтракт, СПИК. Этот контракт требует разработки регионального законодательства и применения этих норм в том числе в регионах. По нашим оценкам, только 40 регионов приняли соответствующее законодательство, а их у нас, как вы помните, чуть больше.

Почти в два раза.

Александр Шохин: Вот вам тема, которую надо быстро урегулировать, подталкивая регионы.

Специнвестконтракт, насколько я помню, подразумевает налоговые льготы от пяти до десяти лет, и это важная штука, налог на прибыль.

Александр Шохин: Важная. Более того, он предполагает так называемую дедушкину оговорку: если вдруг условия деятельности бизнеса ухудшаются, для тех, кто в режиме СПИКа работают, они сохраняются на весь период реализации проекта такими же, как они были. Вообще-то говоря, для бизнеса иногда это важнее, чем льготы. Потому что люди входят в проект на одних условиях, потом вдруг — кадастровая оценка, налог увеличивается в десять раз, не потому, что кто-то увеличил налог, а кадастровая оценка выросла десятикратно! И поди доказывай, что ты заходил в проект, не имея это в виду. Так вот эта «дедушкина оговорка» — для многих иногда единственное, что им нужно. Гарантируйте, что условия контракта останутся такими же на весь период реализации. Или другой пример: налоговая льгота на вновь вводимое современное оборудование. Она есть, но будет сейчас применяться в случае, если регионы решат, давать или не давать. Но, поскольку у регионов сложная достаточно ситуация с бюджетами, скорее всего, они, по крайней мере, не все будут давать.

А вот эти СПИКи — это тоже региональное решение?

Александр Шохин: В принципе, это совместное решение и регионов, и федерации. Все стучатся в Минпром. Сейчас СПИКи — хороший инструмент, но только промышленность им пользуется. Дело идет к тому, чтобы подтянуть энергетику. В принципе, сельское хозяйство можно переводить. Там есть и минусы в этой формуле СПИКа. Они связаны с тем, что участникам СПИКа гарантируется спрос со стороны государства, регионов и так далее. Вот для чего нужны законодательные нормы. Это механизм единственного поставщика, то есть я инвестирую деньги, а мне федеральный орган или региональный говорит: мы у тебя всю продукцию купим через пять лет, когда ты ее произведешь. Но за эти пять лет могут появиться энергичные частные предприятия, которые не хуже могут выйти на сопоставимый объем продукции, с хорошим качеством. В итоге здесь надо очень аккуратно определять механизм вхождения, чтобы не появилось ущемления конкуренции. Если вход в эти СПИКи будет кулуарный, скажем так, то это нарушение конкуренции. Если мы обеспечим прозрачность, и, условно говоря, все желающие, отвечающие универсальным критериям — финансовый план, финансовое состояние предприятий — могут войти в эти СПИКи...

Тогда и цену нужно оговаривать, если берется обязанность покупать.

Александр Шохин: Безусловно. Поэтому тут можно попробовать формулу, которая в фармацевтике применяется. Это формула «третий лишний». Запускать в этот механизм не меньше двух компаний, чтобы и цена правильно определялась, чтобы была конкуренция и так далее. Во всяком случае, я сейчас говорю о том, что есть много вопросов, которые можно назвать тонкой донастройкой налоговой системы.

Специнвестконтракты уже где-то действуют или это пока только в разработке? Я встречаю этот термин, и, по идее, это то, что бизнес просит.

Александр Шохин: Несколько компаний уже получили режим специнвестконтрактов, причем первый — иностранная фирма, немецкая Claas. У нее завод в Краснодарском крае. Это сельхозтехника. Несколько фармпредприятий получили, иностранные тоже. Кстати, это характерно, что иностранные компании получают доступ к специнвестконтракту иногда при наличии сопротивления со стороны чисто российской — с какой стати иностранцам давать? Но они локализуют производство на уровне, гораздо более высоком, чем наши компании. Они сразу могут разворачивать производство комплектующих и так далее, в то время как наши еще часто комплектуются из-за рубежа. По импорту — если «железо» у них свое, то «мозги», чаще всего, импортные. А вот тот же Claas, допустим, предложил вполне проходной вариант, когда ясно, что и «мозги» будут просто локализованы.

Их «мозги» будут просто не нужны.

Александр Шохин: Ну, это в идеале, конечно, но это, скорее всего, к отечественному производству. Такая конкуренция между российскими компаниями и зарубежными за СПИки, это неплохо, потому что стимулирует в том числе высокий уровень локализации зарубежных компаний в России. Они становятся российскими. Это условие, что вы будете производить продукцию и не менее чем на 80% комплектоваться из российских поставщиков, хорошо действует. Сегодня на форуме подписали соглашение-меморандум об открытии завода французской компании «Санофи-АвентисВосток» в Орловской губернии. Это фарма. Но интересно-то другое: главная часть этого проекта заключается не в том, что локализовано производство субстанции готовых форм инсулина, а то, что они выходят с этой продукцией на европейский рынок. Они возвращаются — в Германию, в ту же Францию, в большую Европу поставляют ту же продукцию.

Большое событие — когда пойдет поставка.

Александр Шохин: Уже да, наверное, скоро будет отмечать. В Орел поедете? Или в Германию? Ну, я в данном случае отклонился немного от темы, речь шла о большом налоговом маневре, либо о том, чтобы попытаться те инструменты, которые, как мы знаем, частично запущены, частично работают, частично, к сожалению, отменяют, отладить всю эту машину, и чтобы они с 1 января следующего года действовали, и их уже менять не надо. Надо шаг за шагом внедрять все проверенные механизмы и создавать большую определенность.

Александр Николаевич, резюмируя тему с налогами, она, собственно, одна из важнейших…. Вам не кажется, что никакой большой налоговой реформы не будет, потому что нет единства? Радикальные меры вначале привлекают своей новизной, потом при дальнейшей обкатке…

Александр Шохин: Вот я лично чего боюсь при радикальной смене этой налоговой конструкции. Первое: если радикализм выражается в том, чтобы снизить страховые платежи, что неплохо для бизнеса, безусловно, дешевый труд лучше, чем дорогой, экономия на затратах, а сейчас все стремятся на костах экономить, но, вообще говоря, у нас труд-то дефицитный. У нас рабочая сила сокращается. У нас за последние десять лет, даже чуть меньше, на 10 миллионов человек сократился показатель. А за дефицитный товар приходится больше платить. Поэтому если вы снижаете эту планку, меньше платите за рабочую силу, то у вас какой источник? Это дешевая рабочая сила из-за рубежа, а она кончилась тоже, то есть на гастарбайтеров уже ориентироваться нельзя. Но если бы они даже были, они бы дестимулировали технологическое обновление производства. Если у вас есть рабочие, которые могут копать траншею лопатой, зачем вам экскаватор? Поэтому тут и есть вопрос...

Чем дальше, тем больше вопросов.

Александр Шохин: Второе. Если вы снижаете социальные налоги, но увеличиваете косвенные налоги, налоги на потребление, НДС — это все-таки повышение цен. Но у нас реальные доходы населения не растут уже давно, и когда начнут расти, неизвестно. Стало быть, нормальный работодатель... мы опрос проводили: что вы будете делать, если страховые взносы снизятся, а НДС повысится? Мы вынуждены будем повысить зарплату людям. Мы не можем у них отнять. естественно, инфляция подскочит, пусть даже единовременно, но вот на этот скачок мы вынуждены будем повышать зарплату, иначе разбегутся людей. Я имею в виду, что дефицит кадров есть. Или начнется все равно конкуренция за рабочую силу и придется доплачивать. Ну, и есть ряд других вопросов. Например, можно ли снижать вот эти страховые платежи, не имея картинки, какой будет пенсионная система? Потому что ясно, что вы, снижая страховые платежи, по-другому должны пенсионную систему формировать. Либо вы ее делаете бюджетной, субсидируете в полном объеме, либо вы меняете какие-то принципы страховой системы, в том числе на основе предложений того же Кудрина и его группы. Они предложили и баллов побольше зарабатывать, чтобы пенсию получать, и стаж побольше, и так далее. Но это серьезная реформа, которую прорабатывать надо не один месяц. Ну и есть еще один аргумент — это выборы президентские. Многие решения носят, мягко говоря, не очень предвыборный характер. Тут надо непопулярные меры применять. Поэтому, честно говоря, радикального маневра, скорее всего, не будет. Это не значит, что в нем нет плюсов. В нем и плюсы, и минусы есть. И мы вот с самого начала, как и РСПП, сказали: мы будем считать, где плюсы, где минусы. И, безусловно, какие-то отрасли выигрывают от этого, какие-то проигрывают. Тоже самое о конкретных компаниях малого или среднего бизнеса. Во всяком случае, было бы, конечно, неплохо, чтобы в той или иной форме началось более широкое обсуждение конкретных предложений с бизнесом, потому что сейчас мы в ситуации, когда вроде бы дуракам полработы не показывают...

Да. Президент на съезде РСПП сказал: не надо выносить налоговые проекты на публику. Народ пугается.

Александр Шохин: Правильно, на самом деле, потому что он повторил это на том совещании, которое недавно проводил. Он сказал так: если сейчас вбросить любую программу, будет, может, неверное толкование, что она и есть основа экономической политики в ближайшем будущем. А это ведь не так, поэтому давайте мы на экспертном уровне еще все просчитаем, прежде чем что-то выносить. Поэтому на съезде мартовском он сказал: рано вы выносите решение, оно не принято, поэтому на совещании в Кремле и до этого Дмитрию Медведеву дал понять — надо еще посмотреть, какая программа будет основной и что в нее можно добавить из других программ.

Мне кажется, они уже сильно перемешались, за редким исключением.

Александр Шохин: Это правда.

Есть какие-то принципиальные пункты у Столыпинского клуба, которые другие не приемлют, а во всем остальном, мне кажется, они сильно сплелись.

Александр Шохин: Борис Титов сказал на этом совещании: я со всем согласен, что написано у Кудрина, ну, за малым исключением. Так же как, наверное, и он со всем согласен, кроме нескольких пунктов. Но несколько пунктов принципиальный характер носят. Если Алексей Кудрин немножко подвинулся в своих жестких оценках, у него раньше ориентация была на 1% бюджетного дефицита и на цену на нефть в 40 долларов, и бюджетные правила, исходящие из этих 40 долларов за баррель, сейчас у него уже в последней презентации — 45 долларов за нефть,как цена отсечения формирования резервного фонда, и бюджетный дефицит допустимый — 1,5%. У Титова 3% составляет бюджетный дефицит.

Но мне кажется, в программе Кудрина тоже гораздо больше разделов появилось, посвященных технологическим инициативам. Промышленным в том числе. Их администрированию, поддержке. Все это как-то взаимно друг друга обогащает, хотя при этом публика окончательно запуталась и ждет каких-то простых слов.

Александр Шохин: Не только публика, но и бизнес. Нет, многие вещи прописаны там абсолютно верно, они даже не требуют доказательств, что называется, что нужно цифровой экономикой заниматься, повышать эффективность системы управления. Важны механизмы-инструменты. Или возьмем, например, реформу судебной системы. И в той, и в другой программе — и Титова, и Кудрина — есть блоки такие. Правда, за этими слайдами есть еще какие-то доклады, расчеты и так далее, но, тем не менее, как сделать судей независимыми? Вопрос, который мы себе задаем не первый год. Но никто же не против независимости судей и того, чтобы суды принимали быстрые и справедливые решения. Вопрос в том, как это сделать. Как повысить квалификацию судей? Как сделать так, чтобы они не зависели от региональных руководителей, которые им дают квартиру или другие блага обеспечивают. Значит, судьи должны быть обеспеченными. Значит, им надо платить высокую зарплату. Может быть, в обмен на поражение в правах, то есть как в Соединенных Штатах. Они под колпаком, что называется. Их могут в любой момент и прослушать, и посмотреть конкретные дела не сильно публично, поэтому они дорожат своим местом, поскольку они занимают какое-то выдающееся положение. Можем мы себе позволить? У нас в судьи идут бывшие секретари суда. Девочки, которые стаж необходимый набрали, до 28 лет поработали в суде. Естественно, это не свидетельствует о высокой квалификации. Надо судей специально готовить. Любые институциональные реформы оказываются дорогими. Или контрактная армия. Ну, кто же против контрактной армии? Дорого контрактную армию держать. Конечно, можно сделать так, что очередь выстроится. Сейчас, кстати, во многие части ВДВ тоже очередь. Раньше бегали к знакомым в Минобороны, чтобы мальчика «откосить» от армии, а сейчас — чтобы записать в какую-то элитную часть типа ВДВ. Даже уже шутку я слышал среди военных: нам надо побольше частей объявить ВДВ, чтобы туда шли, а там уже разберемся. Поэтому институциональные реформы дорогими являются, но ими надо заниматься. В том числе потому что ведь сейчас какой дисбаланс основной? Раньше все недостатки нашей системы, системы управления, правоохранительной системы, судебной и так далее, коррупция та же, компенсировались достаточно высокой доходностью от операций. Компенсировались в том числе и наличием офшорных схем. И, в принципе, экономили где-то на налогах. Доходность была высокая. Кредиты достаточно дешевые зарубежные. Можно было инвестпроекты делать и решать вопросы с проверяющими и так далее. А сейчас доходность упала, издержки большие, а институты такие же плохие. Они не стали хуже, будем исходить из этого, но и лучше не стали. А уже платить никто не может. Может, он и хотел бы, но не может.

Решать вопросы, как прежде, да нечем.

Александр Шохин: Да, поэтому нечем решать вопрос по прежней схеме. Отсюда у бизнеса — у малого, у среднего, у крупного — есть запрос на институциональные реформы, на радикальное повышение эффективности государственного управления, эффективности судебной системы и так далее. То есть все равно, вот, кстати, оговорка есть у программы Титова, говорят, что у нас институты плохие. Да мы же работали с этими институтами, поработаем и дальше. Вот это ошибочная позиция, на мой взгляд, что давайте мы пока деньгами решим проблемы повышения темпа в ближайшее время, а институты пусть остаются такими, какими они сложились. Если мы начнем деньгами, ну, не заливать экономику, а подпитывать ликвидностью через полтора триллиона в год, там и проблемы инфляции, и прочее, но это означает, что опять мы восстановим эту систему, когда более высокой доходностью можно компенсировать недостатки институтов. А именно — решать вопросы откатами, взятками и так далее. Нам все-таки всю систему надо менять — и экономического управления, и правоохранительную.

Спасибо. Вы очень точно нам рассказали про запутанную систему подготовки нашей стратегии.

Александр Шохин: Наших стратегий. Больше стратегий — хороших и разных! Но будет одна стратегия называться «Предвыборная программа кандидата в президенты». И вот тогда мы поймем, что стратегия у нас одна — ясная. И начнем работать.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > bfm.ru, 2 июня 2017 > № 2205100 Александр Шохин


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > bfm.ru, 2 июня 2017 > № 2205085 Андрей Воробьев

Воробьев: «Мы — одна из последних стран, которая варварски утилизирует мусор»

Губернатор Московской области рассказал Business FM, как регион получил завод Mercedes, о планах по реновации, а также о ситуации со свалками, порождающими как экономические, так и криминальные проблемы

В Московской области 20 июня начнется строительство завода Mercedes. Об этом Business FM сообщил губернатор Подмосковья Андрей Воробьев. Он также рассказал, почему долгое время в области не было подобного производства.

Официальный автомобиль этого форума — Mercedes. Mercedes в Подмосковье строит, наконец, завод по сборке. Насчет локализации, наверное, вы знаете и нам расскажете. Мне кажется, это важное событие — до сих пор именно Московской области не удавалось стать площадкой для крупных брендированных проектов.

Андрей Воробьев: Действительно, Mercedes принял решение. 20 июня я приглашаю вас на закладку камня. Завод будет строиться очень интенсивно, уже через полтора года выйдут первые автомобили. Это E-класс, ML и GL. И еще одна новая модель, в общем, четыре новые модели будут производиться в Подмосковье. Для нас это очень важный проект, не скрою, мы приложили немало труда, усилий, создали условия, чтобы Mercedes выбрал именно Подмосковье. Считаем это своей маленькой победой.

Тем более, я думаю, была большая конкуренция. Mercedes, в общем-то, работал с «КамАЗом», Калужская область лидирует в предоставлении такого рода услуг, Ленинградская область, Татарстан... Московская область подороже, скорее всего, для инвестора.

Андрей Воробьев: Оказалось, дешевле. Если дороже, у нас не было бы шанса получить Mercedes. Мы инвестировали средства в площадку, мы предоставили необходимую инфраструктуру. Сегодня все расчеты показывают, что это — более выгодная локация для Mercedes.

Теперь, собственно, вообще о больших технологических проектах Московской области. Мы, жители Москвы, знаем, что у нас шагает реновация по освобожденным, наверное, в том числе от производства землям, город от промышленного производства в значительной степени избавился. Привело ли это к перетеканию промышленного производства в Московскую область?

Андрей Воробьев: Мы очень внимательно следим, приглашаем каждого инвестора из Москвы, из регионов, из-за рубежа... я не чувствую этого перетекания. Есть просто запрос, не ажиотажный, на инвестиции в Подмосковье. Но для этого должны соблюдаться определенные условия. Прежде всего, это транспортная доступность и инфраструктура. Плюс комплексы льгот, субсидий, которые мы даем новому бизнесу, позволяют нам претендовать на лидерство.

С точки зрения занятости населения Московской области, скажите, производство из города уходило, а количество рабочих мест все равно росло; москвичи прекрасно знают, что огромное количество жителей области ехали работать в столицу. Оставляли, кстати, свой НДФЛ в московском бюджете. Поэтому, мне кажется, одна из ваших главных стратегических задач заключалась в том, чтобы создать интересные рабочие места в области.

Андрей Воробьев: Именно этим мы занимаемся, безработицы как таковой в Подмосковье нет, но было бы лукавством...

Да, потому что Москва рядом.

Андрей Воробьев: Конечно. Поэтому из Луховиц, из Озер, из Коломенского района, из ряда городов ездят работать в Москву. В любом мегаполиса мира так происходит, но вместе с тем мы, конечно, создаем рабочие места на наших территориях. Мы с вами работаем на Петербургском форуме, очень приятно, что у нас есть целый перечень масштабных проектов, от 6 до 23 млрд рублей, которые будут реализовываться в Кашире, в Домодедове, в Луховицах, в Озерах, Коломне. Это очень приятная география для нас.

А какие отрасли?

Андрей Воробьев: Кашира, например, это группа «Черкизово», ультрасовременный мясоперерабатывающий завод будет построен через два года. В Озерах это сверхтехнологичная переработка зерна. Домодедово — новейший первый завод фармстекла, стекло для медицины; построят в этом году. Такие важные события сегодня происходят на ПМЭФ, в частности.

Это очень хорошо. Но, я знаю, самая главная проблема между Москвой и областью была следующая: Подмосковье сильно обижено, потому что жители получают социальные услуги в области, а работают и платят налог в городе. Всегда говорили: пусть они работают у вас. Есть ли тенденция к тому, чтобы меньше жители области ездили на работу в Москву? Цифры есть или надо подождать еще?

Андрей Воробьев: Всегда жители области будут ездить для работы в Москву, а жители Москвы — в область, это жизнь, перетекание трудовых ресурсов по компетенции, оно существует. Но я еще раз хочу вас сказать: порядка миллиона человек ездят в Москву на работу каждый день. Это участь любого мегаполиса — там большие деньги, большие возможности. Наша задача — сделать так, чтобы мегаполис гармонично развивался в сторону Подмосковья, что и происходит сейчас. С Москвой у нас крепкие партнерские отношения, по ряду проектов у нас полное взаимопонимание. Это позволяет нам двигаться вместе, сообща.

Тогда насчет московской реновации. Не секрет, что в последние годы Московская область стала одним из лидеров по жилищному строительству, собственно говоря, выселялись люди потихонечку из Москвы в ближнее Подмосковье по целому ряду причин.

Андрей Воробьев: Не совсем так, там 50% — это жители всей страны, где-то еще 30%, наверное, это Москва, и 20% — это Подмосковье. Жители Подмосковья улучшают свои жилищные условия. Примерно так.

В общем, одним из центров по темпам строительства стала Московская область. Планы реновации могут сдвинуть строительный фокус обратно в Москву.

Андрей Воробьев: Я не думаю, Сергей Семенович Собянин и его команда все делают грамотно, аккуратно, профессионально. Сейчас идет активное разъяснение среди жителей, голосование, учет мнения жителей. Я уверен, что этот проект позволит людям из тесных квартир переселиться в достойное жилье. Ведь это главная цель, которую преследует Сергей Семенович, это очевидно, потому что у него существовала дилемма — можно было кинуть десятки миллиардов рублей в ремонт панельных пятиэтажек, и он понимал, что это тупик, что это деньги на ветер. И он тогда принял это непростое решение по реновации. Я не хочу вникать в подробности, это лучше сделает мэр, но я точно знаю, что он переживает за состояние панельных пятиэтажек, за жильцов, которые там живут, и выбрасывать десятки миллиардов в их тщетный ремонт, это было бы, извините, не по-хозяйски, как говорят.

А у Московской области план таким же путем пойти может появиться?

Андрей Воробьев: Может, но не в ближайшей перспективе, потому что, к сожалению, мы расселяем еще жилища дохрущевской эпохи. Я должен признать, что мы лидеры, с одной стороны, по расселению ветхого и аварийного жилья, и вместе с тем мы до сих пор расселяем еще послереволюционные дома, бараки и жилища, которые безнадежно устарели. Поэтому наша задача — до 2020 года реализовать первыми следующий этап расселения ветхого и аварийного жилья.

Теперь я, собственно, к москвичам вернусь, которые платят налоги в Московской области. Мы знаем: несправедливо, что жители области платят подоходный налог, работая в Москве — в Москве школы, больницы и так далее. Зато москвичи-дачники...

Андрей Воробьев: Пользуются инфраструктурой, в том числе и социальной.

Конечно, конечно. Но с некоторых пор налог на недвижимость, налог на землю стал существенной суммой. Во-первых, начнем с хорошего для государства, для бюджета. Как изменилась налоговая база после того, как была проведена кадастровая оценка, после того, как начали взимать налоги? Это, собственно, последние два года.

Андрей Воробьев: Дело в том, что по классике любой муниципалитет мира существует за счет земельных и имущественных налогов — это основная база. У нас еще это часть НДФЛ. Но местные имущественные налоги, транспортные налоги — это, конечно, основа муниципального бюджета, поэтому каждый добросовестный, каждый рачительный хозяин муниципалитета очень внимательно администрирует эти налоги. И раз в пять лет проводится кадастровая оценка, на ее основе выставляются уже счета нам за имущество и землю.

Какой вклад вот эти новые налоги внесли в бюджет, какова доля?

Андрей Воробьев: Это значительная доля. У нас первый налог по объему — это НДФЛ, второй — это прибыль, третий — это акцизы, четвертый — это транспортный налог. Где-то пятое-шестое место — это имущественные налоги, они занимают, как я уже сказал, львиную долю, основу муниципального бюджета.

В то же время, естественно, для московских дачников появилась новая статья расходов — для кого-то 10 тысяч рублей в год, для кого-то 20, ну, это по ближнему Подмосковью. Для кого-то еще большие суммы.

Андрей Воробьев: Зависит от участка, но в среднем дачник, как правило, платит 3-5 тысяч рублей, может быть, 6 тысяч.

Я про ближнее Подмосковье говорю.

Андрей Воробьев: Ну, где-то на престижных направлениях, естественно, земля стоит дороже и мы платим больше.

Люди судятся, насколько я знаю, иногда выигрывают.

Андрей Воробьев: У нас самое большое количество досудебных решений. Мы создали специальную комиссию, чтобы не создавать лишних хлопот, стараемся в досудебном порядке внимательно посмотреть те или иные отклонения кадастровой стоимости.

Тем более, что рынок упал, и стоимость этих участков стала ниже рыночной.

Андрей Воробьев: И рынок упал, и где-то все-таки комплексная кадастровая оценка несет определенные издержки, ошибки, и мы должны очень внимательно относиться к обращениям граждан.

Очень важная тема, вы почти сразу, как стали руководить Московской областью, обратили на нее внимание, рассказывали, ездили, смотрели — это свалки. Это одновременно и огромная экологическая проблема, территориальная проблема, потому что, так сказать, дальше некуда. С другой стороны, и экономическая, криминальная, потому что свалка — источник бесплатного дохода, в том числе для тех, кто сумел свою охрану вокруг этой свалки поставить. Что вам удалось за эти годы?

Андрей Воробьев: Мне бы ничего не удалось, если бы не поддержал президент. Я пришел на одну из встреч к Владимиру Владимировичу, он знал ситуацию, экологическую обстановку в Подмосковье, понимал, что это очень важный вопрос для миллиона людей, поэтому поддержал мое обращение по закрытию свалок. Дело в том, что мы, наверное, одна из последних стран, которая просто варварски утилизирует мусор. Просто присыпаем его землей — и точка. Везде, даже в развивающихся странах уже идет сепарация, идет раздел мусора, его переработка глубокая. И, наконец, сейчас принята программа правительством РФ, предусмотрен зеленый тариф, который позволит нам обеспечивать термическую переработку мусора, а до этого и обеспечивать раздельный сбор. Это радикально решит проблему полигонов, которые у нас существовали до сих пор.

А их дальнейшая судьба?

Андрей Воробьев: Рекультивация. Это многомиллиардные вложения в рекультивацию для того, чтобы полигон, куда сваливали многие годы мусор, извините, не вонял, не смердел, возгораний чтобы не было. И работа по рекультивации полигонов — это заметная статья федерального и регионального бюджетов.

Скажем так, на эти территории было легко зайти? Ну, вот эти анклавы? Потому что свалка, как ни странно, — это источник дармового сырья, вовсе не такая уж безобидная история. И как я слышал, тоже поделенный был рынок, куда чужих просили и не соваться.

Андрей Воробьев: Да, рынок сложился, там были свои участники. Понимаете, раньше плотность населения в Подмосковье была одна, а спустя 10, 20, 30 лет, она совершенно другая сегодня. Область растет на 90-100 тысяч человек в год и, конечно, свалки, по сути, оказались иной раз в черте городов. Долгопрудный и Химки, например. Можно видеть этот огромный полигон прямо на МКАД. Поэтому, слава Богу, сегодня решения все приняты, мы разыгрываем конкурсы на строительство четырех заводов. Будут проходить общественные слушания.

Да, тема, кстати, тоже всегда вызывает очень острую реакцию, потому что говорят — мы те заводы, которые плохо себя показали в Европе, ну...

Андрей Воробьев: Вы знаете, что заводы в Европе и в Швейцарии, во Франции, в Австрии, часто приводят пример Великобритании, они, по сути, стоят в промышленной части города.

Я видел то же самое в Голландии.

Андрей Воробьев: Да, совершенно верно. Поэтому наша задача — строить современные заводы, чтобы не было выбросов вредных, чтобы это никак не сказалось на здоровье — это совершенно очевидная вещь. Более того, будет обязательно обеспечен мониторинг, где каждый житель может в свободном доступе иметь возможность увидеть количество и качество выбросов.

Если я правильно представляю, это в том числе и источник энергии. То, что я видел в Голландии, то, что мне показывали, это абсолютно частная история, частный бизнес. Естественно, по госстандартам сделанная, но..

Андрей Воробьев: Да, это так, но электричество при сжигании мусора стоит дороже, чем гидро- или атомная энергетика. Поэтому «зеленый тариф», о котором я сказал, это решение правительства — очень важное и очень своевременное, позволит отдавать эти объемы электричества по более высокой цене в общий котел.

Это будут частные инвесторы или государственно-частное партнерство? Или некая система государственной собственности?

Андрей Воробьев: «Ростех» возглавляет это движение, там работают профессиональные люди. Это частно-государственное партнерство.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > bfm.ru, 2 июня 2017 > № 2205085 Андрей Воробьев


Россия > Финансы, банки > bfm.ru, 2 июня 2017 > № 2205063 Михаил Волков

Михаил Волков: «Рынок будет продолжать развиваться в рамках модульного страхования»

О том, какие выплаты страховщики будут производить, возмещая ущерб от недавнего урагана в Москве, как будет развиваться КАСКО и за счет чего можно оптимизировать стоимость полиса, рассказал генеральный директор «Ингосстраха» Михаил Волков

В последнее время КАСКО стало не так востребовано, как раньше, потому что многие просто не могут его себе позволить. Как выглядит ситуация с такими людьми после недавнего урагана в Москве?

Михаил Волков: Всегда, когда происходят стихийные бедствия, мы, в первую очередь, выражаем соболезнования родственникам погибших. К сожалению, мы — страховщики, а не волшебники и можем возместить понесенный ущерб только деньгами. В связи с этим у нас был показательный случай: дерево на стоянке упало на четыре машины, две из них были застрахованы, а две — нет. В итоге, в то время как кто-то получит полную стоимость утраченного имущества, кто-то будет копить на новые автомобили. При этом понятно, что через несколько лет после кризиса у людей не самая лучшая финансовая ситуация, поэтому легко восстановить автомобиль получится не у всех. Чем сложнее и длительнее кризис, тем важнее защищать свое имущество и страховать машины по КАСКО и дома, которые также сильно пострадали из-за стихии. Те, кто был застрахован, получат выплаты. После этого урагана мы уже будем выплачивать более 90 миллионов рублей тем, чье имущество пострадало, причем эта цифра может сильно увеличиться.

Кризис внес коррективы во все страховые программы. Что за это время произошло с КАСКО?

Михаил Волков: Прошлый год для нас был необычным: объем ОСАГО превысил объем КАСКО на рынке в целом, и проблемы ОСАГО нас все время преследуют и влияют на все остальное. С КАСКО тоже не все благополучно, потому что продажи автомобилей сокращаются: у нас объем продаж снижался в течение двух лет. Первые оптимистические нотки появились только в апреле. Для нас понятно, что чем больше машин продается, тем больше объектов для страхования и тем больше этот рынок. В деньгах при этом рынок снижается, потому что снижается средняя цена полиса. Если раньше большинство людей старались покупать полное премиальное КАСКО, то сейчас даже те, кто может себе это позволить, выбирают модульные программы, применяют большую франшизу, поэтому полис становится в два раза дешевле.

Будет ли происходить возврат к традициям 2013 года?

Михаил Волков: Возврата к прошлому не будет, и наш опыт показывает, что прямого возврата обычно не происходит. Рынок будет продолжать развиваться в рамках модульного страхования, когда люди будут сами выбирать себе риски, от которых они хотят застраховаться. У них будет все больше и больше информации об этом, электронное страхование будет помогать. Даже наш сайт сейчас принципиально отличается от того, что было несколько лет назад, а через пару месяцев он опять модифицируется. Мы будем знать о наших клиентах достаточно много: мы будем знать то, что они ожидают от нас получить, и давать персонифицированное предложение. Сайт будет для каждого входящего разным, в зависимости от того, какую машину он хочет застраховать и какой бюджет может потратить. Мы применяем методики, которые уже давно на Западе применяются, когда вы можете сами объявить свой бюджет, а в его рамках мы предложим оптимальную программу.

Что происходит по другим видам страхования, ведь бизнес частично страдает от обязательных страхований, хотя иногда все же пользуется страховкой.

Михаил Волков: В корпоративных видах страхования всегда есть прямая зависимость от экономической ситуации. Если она сейчас начнет улучшаться, то для страхового бизнеса это будет полезно, появится больше объектов для страхования. С розничным страхованием то же самое. Предприятия накапливают опыт, получают больше информации о страховых продуктах и формируют страховые пакеты под свои нужды, переставая страховать все подряд. С помощью нашего инженерного центра, который занимается риск-аудитом предприятий, компании выявляют свои основные риски, чтобы не тратить слишком большие бюджеты на страхование того, от чего не нужно страховаться.

Крупные компании очень недовольны системой страхования опасных промышленных объектов, спрашивая о том, где же выплаты по этому виду страхования, притом, что платятся огромные деньги.

Михаил Волков: Со своей стороны позволю себе не согласиться. Да, на сегодняшний день статистика говорит о том, что на коротком периоде времени выплат меньше, чем мы собираем премий, это правда, но это очень долгосрочные виды страхования. И не дай Бог повторения таких историй, что произошла на Саяно-Шушенской ГЭС. Один такой страховой случай может стоить десятилетней премии всего рынка. Страховые случаи происходят с определенной периодичностью, поэтому страховые компании должны накапливать резервы для того, чтобы спокойно производить выплаты если произойдет что- то подобное.

Россия > Финансы, банки > bfm.ru, 2 июня 2017 > № 2205063 Михаил Волков


Япония. США. Весь мир. ЦФО > Экология. СМИ, ИТ. Недвижимость, строительство > bfm.ru, 2 июня 2017 > № 2205039

Парки на свалках. Японский опыт пришел в Подмосковье

По словам замглавы Минпромторга Виктора Евтухова, одна такая зона уже есть — бывший полигон «Некрасовка», идет работа над второй — на месте ТБО «Левобережный»

На месте бывших свалок в России появятся парки. Об этом заявил РИА Новости замглавы Минпромторга Виктор Евтухов в кулуарах Петербургского международного экономического форума. По его словам, одна из таких свалок, которую собираются переделать в зону отдыха, уже есть в Московской области — это полигон «Некрасовка». Сейчас идет работа над созданием второй — на месте полигона «Левобережный». За основу взят похожий проект в Токио.

Таких примеров уже десятки в других мегаполисах, рассказал Business FM основатель общественного фонда «Гражданин», эколог Максим Шингаркин.

«Некрасовка — это территория, которую приобрела Москва у Московской области, и на ней был построен микрорайон. В Подмосковье рядом с Балашихой на Леоновском шоссе есть горнолыжный спуск, который тоже расположен на старой московской свалке. Во многих мегаполисах мира существует дефицит земли, а так как еще 30 лет назад размещение коммунальных отходов было по сути созданием крупных свалок, то в сухопутных городах действительно существуют целые терриконы, облагороженные под проведение досуга, а в припортовых городах — целые острова, на которых развиваются города. Эти острова насыпаны из отходов. Но надо понимать, что это не только коммунальные отходы, это отходы строительства, перемешанные с отходами горной промышленности. Тем не менее это все искусственные насыпи, которые содержат внутри себя коммунальные отходы. Если правильно организовать такой полигон после вывода из эксплуатации, то есть провести рекультивацию, очистку фильтрата, то получится достаточно удобная территория, которую, конечно, нельзя считать идеальной, но с точки зрения строительства поверхностных объектов там можно разместить и места отдыха, и промышленные зоны, и стоянки для автомобилей».

В мире есть примеры приведения в порядок свалок и заброшенных промышленных территорий. С 2001 года на месте самого большого в мире городского мусорного полигона Фрешкиллс в Нью-Йорке создают парк. Работы еще не закончены, но на месте бывших мусорных гор сейчас зеленые зоны.

Таких проектов много в азиатских странах, говорит архитектор-градостроитель, урбанист Илья Заливухин.

«В мире особенно последние 15-20 лет ведется большая работа по тому, чтобы превращать бывшие промышленные территории и свалки в парки. Таких примеров сейчас много, например, делается большой парк на Стейтен-Айленд в Нью-Йорке. Работа начата в 2001 году, планируется за 30 лет превратить огромную свалку в парк. Такие же проекты были реализованы в Саппоро, в 2005 году закончен парк, и в китайских городах. В Стейтен-Айленд сейчас делается только первая часть, и, судя по фотографиям, не так много людей посещает этот парк, потому что это просто приведение в порядок территории. Свалки закрывают слоем земли толщиной около десяти метров, и проводятся специальные технические мероприятия, чтобы все это как-то перерабатывалось, фиксировалось под землей».

Один из примеров превращения мусорного полигона в сад — парк Пальметум вблизи города Санта-Крус-де-Тенерифе на Канарских островах. Сейчас это покрытый зеленью холм, а на самом деле — гора мусора высотой в 40 метров, накопленного горожанами в 70-х годах. Инженер-агроном Мануэль Кабальеро создал здесь ботанический сад. Другой пример — Ландшафтный парк «Дуйсбург-Норд» в Германии. Его создали на месте закрытого в 1985 году завода по производству угля и стали.

Япония. США. Весь мир. ЦФО > Экология. СМИ, ИТ. Недвижимость, строительство > bfm.ru, 2 июня 2017 > № 2205039


Германия > Недвижимость, строительство > trud.ru, 2 июня 2017 > № 2202879 Ральф Протц

Реновация. Как это было в Берлине

Сергей Панкратов, Берлин

В Германии, на территории бывшей ГДР, есть богатый опыт по санации жилых панельных зданий

Вопрос о будущем панельных пятиэтажек и их жильцов стал для москвичей одной из самых болезненных тем. Планы реновации, предложенные мэрией Москвы, вызвали бурю эмоций у миллионов столичных жителей. Да и специалисты до сих пор не пришли к единому мнению, как лучше поступить с домами первой индустриальной серии, так называемыми хрущевками. В то же время в странах Восточной Европы, прежде всего в Германии, на территории бывшей ГДР, есть богатый опыт по санации жилых панельных зданий. Корреспондент «Труда» в Берлине встретился с одним из ведущих специалистов в этой области Ральфом ПРОТЦЕМ.

Офис Центра компетенции по крупным жилым массивам находится в берлинском районе Марцан — самом крупном в Восточной Германии массиве панельных жилых домов. Управляющий директор компании Ральф Протц с немецкой основательностью подготовился к нашей встрече: на столе разложены графики, эскизы, фотографии. Замечаю и несколько папок на русском языке.

— У вас был опыт работы в России?

— Да, в 2005 году московская мэрия предложила нам принять участие в санации жилого дома на проспекте Вернадского.

— И каков результат?

— Для нас — нулевой. То есть санация здания была завершена, но без нашего участия. Сразу оговорюсь: мне бы не хотелось, чтобы это интервью было целиком посвящено московскому проекту. Давайте сначала поговорим о том, что нам удалось сделать здесь, в Марцане.

— Вы знаете, Ральф, до нашей встречи я прошелся по улицам вашего жилого массива и был впечатлен. В этих красивых зданиях, утопающих в зелени, трудно узнать мрачные панельки времен ГДР.

— Вот видите! А ведь была идея все это снести. После падения берлинской стены у нас сразу начались споры, что делать с этими обветшавшими домами. Строители предлагали самое простое с технической точки зрения и радикальное решение: снести панельки и застроить все современными городскими кварталами. В этом случае пришлось бы пустить под бульдозер весь Марцан, а это более 100 тысяч квартир, в которых живут 180 тысяч жителей. Один только снос панельных зданий обошелся бы в колоссальную сумму, не говоря уже о строительстве новых жилых зданий. И куда прикажете переселять столько жителей на время самого строительства?

— Но ведь и на время санации жилых домов людей тоже нужно куда-то переселить?

— В том-то и дело, что мы предложили провести санацию жилого фонда Марцана без отселения жильцов.

— И они на это согласились?

— Вы знаете, вначале было очень сложно. Люди всего опасаются, когда речь заходит об их жилье, приватной жизни. И здесь один путь — завоевать доверие. Для этого нужно общаться, говорить с жильцами, убеждать их с цифрами и фактами. Скажу по своему опыту, это самый стрессовый этап в работе. Но его не избежать, так как здесь мы, во-первых, объясняем людям, какой результат они получат после санации здания, а во-вторых, узнаем, каким они сами видят будущее своего дома, прилегающих к нему территорий, сколько готовы вложить из собственных средств в обновление своего жилья. Вы даже не представляете, что нам пришлось выслушать во время первых встреч с жильцами!

— И что в конце концов сыграло решающую роль, что помогло переубедить людей?

— План. Четкий, по дням и часам расписанный план санации каждого дома. Любой житель может увидеть точную дату, когда в его квартире будут менять сантехнику, когда вставлять новые окна. Такая детально проработанная техническая документация и есть самый убедительный аргумент. Тем не менее жителей первых панельных пятиэтажек, которые вошли в пилотный проект, мы смогли убедить тем, что пообещали им больше, чем получат последующие. То есть «первопроходцы» получили существенные скидки. И это сработало. Ну а дальше, когда на Марцане появились первые санированные дома, этакий наглядный пример, все пошло гораздо проще.

— А были те, кто не соглашался на санацию ни под каким видом?

— Разумеется, в каждом доме 3-5% жильцов были против проведения работ в их квартирах.

— И как решался вопрос? Городские власти могли их выселить?

— Ни в коем случае! Хотя у нас на Марцане достаточно много людей, которые арендуют квартиры у муниципальных управляющих компаний, то есть у государства, тем не менее я не слышал, чтобы кому-нибудь удалось взять и переселить человека без его согласия. Юридически это крайне сложная процедура. И займет она как минимум несколько лет.

— И что же вы делаете в таком случае?

— Пытаемся найти выход в каждой отдельной ситуации. Как правило, приходится снимать для отказников хорошее временное жилье на все время работ в санируемом доме.

— Знаете, Ральф, мне приходилось общаться с некоторыми жителями Марцана, которые пережили санацию в своих квартирах. И они говорят, что это было непросто...

— Вполне допускаю, особенно если это было в самом начале, в середине 1990-х. В первых домах пилотного проекта у нас на санацию одной квартиры уходило 25 дней, а сегодня — 5. Для того чтобы добиться такого результата, пришлось изобретать и специальные технологии и искать надежных партнеров среди строительных фирм.

— Можно подробнее объяснить, что такое санация по-немецки и кто за нее платит?

— Платят жильцы. Вся сумма разбивается на мелкие равные доли и входит в ежемесячную квартплату. В принципе ежемесячная сумма получается не очень большая, так как процесс выплаты может занять 10-20 лет. Как правило, внутри здания меняется вся техническая начинка — вентиляционные системы и инженерные коммуникации, реконструируются подъезды. В каждой квартире обязательно смена сантехники, окон и дверей, меняется кафель, стелется ламинат. Особое внимание уделяется внешнему виду здания. Все окна и двери меняются на современные конструкции. Параллельно стенам возводятся балконы и просторные лоджии. Фасады вместо серой депрессивной окраски получают жизнеутверждающие тона.

— Да, я обратил внимание, яркая окраска фасадов — характерная черта сегодняшнего Марцана...

— Видите ли, по нашей концепции санация дома неразрывно связана с гуманизацией пространства вокруг него, создания нормальной социальной среды обитания. Понятно, что в панельных пятиэтажках жили не самые богатые люди, и именно санация позволила избежать превращения Марцана в гетто для бедных. Мы стремились создать здесь такую среду, от которой шел бы позитивный жизненный настрой.

— Но стоит только выйти из метро на Марцане, как сразу же бросается в глаза, что люди здесь выглядят беднее, одеты проще, чем в центре.

— Нельзя сравнивать центр Берлина и его окраины. В любой стране власти делают все, чтобы центр столицы выглядел привлекательнее. У нас же будничная, повседневная жизнь. И сравнивать нужно не с центром Берлина, а с тем, здесь было 25 лет назад, когда на Марцане появилась масса заброшенных домов, а половина жителей сидели без работы. Так вот, сегодня средний уровень доходов проживающих на Марцане вплотную приблизился к среднестатистическому уровню Берлина. Безработица составляет всего 10%.

— Хорошо, убедили. Но почему все-таки ваш богатый опыт не пригодился в России?

— Мы приступили к совместной работе с одной из московских строительных фирм, но вскоре поняли, что у нас с российскими партнерами есть принципиальные разногласия. Дело в том, что московский стройкомплекс всегда был нацелен на экспансию, ему нужно строить, а не восстанавливать и санировать. При новом строительстве гораздо меньше проблем и намного больше прибыли. При санации все наоборот: хлопот с каждым отдельно взятым жильцом масса, а прибыли заметно меньше.

Отсюда и отношение наших московских партнеров к самому процессу санации. Оно было, скажем так, прохладным. На первом производственном совещании москвичи представили нам план санации дома на: трех страницах. Когда мы предложили свой, в 20 страниц, они удивились: зачем так много? Ну а дальше разногласия только усугублялись...

Сейчас у вас в Москве остро встал вопрос о реновации. Насколько я знаю, в вашей столице (и не только!) много старых панельных домов, которые уже не поддаются восстановлению, их надо снести. Но есть и вполне добротные дома, которые по всем параметрам, и социальным, и экономическим, логичнее санировать, чем сносить. Надеюсь, наш опыт еще может пригодиться в России.

Германия > Недвижимость, строительство > trud.ru, 2 июня 2017 > № 2202879 Ральф Протц


Австрия. Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 2 июня 2017 > № 2197757 Александр Новак

Интервью Министра Александра Новака РИА Новости.

Александр Новак: второй раз договориться о снижении добычи нефти было легче.

Беседовали Дмитрий Сокуренко и Дарья Станиславец

Нефтедобывающие страны на прошлой неделе продлили соглашение о сокращении добычи нефти еще на девять месяцев. Как проходили переговоры, почему рынки отреагировали на это решение снижением, о международных проектах в ТЭК, а также чего ждать российским нефтяникам в сфере налогообложения и господдержки, рассказал в интервью РИА Новости в рамках Петербургского международного экономического форума министр энергетики РФ Александр Новак.

— На прошлой неделе в Вене нефтедобывающими странами для стабилизации ситуации на рынке было принято решение о продлении соглашения о сокращении добычи нефти еще на 9 месяцев. Вместе с тем рынок отреагировал снижением цены на нефть. Чем вызвана такая реакция и насколько она долгосрочна, по вашему мнению?

— Во-первых, колебания возможны, это рынок. Цена находится в пределах диапазона 50 и 60 долларов, который, на наш взгляд, является обоснованным. Если бы сделки не было, вы увидели бы совсем другое падение цены. По оценкам экспертов, она бы обвалилась ниже 30 долларов. Поэтому то, что она держится на уровне 50 и выше, это уже плюс.

Второе — в преддверии сделки отмечался достаточно серьезный рост по цене, то есть рынок уже, в принципе, заложил в цену принятие решения. Обычно по окончании оформления сделки многие участники рынка, спекулянты закрывают свои позиции, продают фьючерсы, и это тоже один из факторов (повлиявших на снижение цены — ред).

На мой взгляд, в ближайшей перспективе цены будут восстанавливаться до тех же уровней, на это повлияет ряд фундаментальных факторов: продолжается снижение остатков, есть уверенность в том, что в течение девяти месяцев на рынок ежедневно не будет поступать 1,7 миллиона баррелей. Поэтому не вижу никакой трагедии в колебаниях цены в приемлемом диапазоне, в этом плане все соответствует прогнозам.

— Вы и ваши коллеги-министры в Вене заявили о возможности принятия в ноябре новых решений по Венскому соглашению, как о его продлении, так и о завершении в более ранний срок. На какие целевые показатели Россия будет ориентироваться при определении своей позиции по данному вопросу? Когда планируется определить эту позицию?

— Мы наделили мониторинговый министерский комитет дополнительными полномочиями. Если раньше он только отслеживал исполнение соглашения, то сейчас комитету предоставлены полномочия по подготовке предложений для последующего обсуждения на министерской встрече. Комитет будет собираться каждые два месяца, вырабатывать предложения, исходя из текущей ситуации на рынке. Это будет некая консолидированная позиция.

Министерская встреча состоится в ноябре, не исключено, что на ней не будет принято никаких решений — посмотрим на ситуацию. Сегодня нельзя сказать, будет ли продлеваться соглашение. У нас такая опция всегда есть, создан хороший инструмент взаимодействия стран ОПЕК и не-ОПЕК, и мы уверены, что мы всегда сможем принять совместное решение.

Дважды уже был такой прецедент (достижение договоренности о сокращении добычи нефти — ред). Второй раз договариваться было гораздо легче, все консолидированно решили, что нужно пройти зимний период. Если бы говорили про шесть месяцев, то сразу возник бы вопрос, поскольку зимой спрос падает, избыток нефти очень негативно влияет на ситуацию на рынке, происходит разбалансировка. Поэтому мы договорились, что наиболее оптимальным вариантом будет девять месяцев. Пройдем "яму", а в летний период спрос растет и самое рациональное, если к тому времени остатки снизятся до пятилетнего среднего значения. По мере роста спроса можно плавно наращивать и восстанавливать сокращенные объемы добычи. Не все страны смогут это сделать, поэтому не думаю, что все 1,7 миллиона одновременно выйдут на рынок, это будет управляемый процесс, об этом мы будем договариваться.

— В случае если в ноябре какие-то страны заявят о сокращении обязательств, готова ли Россия компенсировать это своей квотой, увеличив ее свыше 300 тысяч баррелей в сутки?

— Эту тему даже не обсуждали, потому что исходим из того, что все страны должны исполнять свои обязательства в полном объеме в соответствии с соглашением. На момент продления страны ОПЕК и не-ОПЕК выполнили договоренности на 102%. Это очень высокий уровень. Думаю, задача каждого — выполнение обязательств.

— Казахстан уже заявил о возможности пересмотра его обязательств по Венскому соглашению на встрече в ноябре. Вы, когда встречались с коллегой из Казахстана, затрагивали этот вопрос?

— Мы встречались, обсуждали ситуацию, считаем, что у них есть желание и приверженность к исполнению обязательств по цифрам. И они будут стараться это делать. Если увидим какие-то отклонения от графика, всегда есть возможность обсудить этот вопрос на министерском комитете, как мы делали до этого. Но главный посыл — и это подтвердили министры — все должны исполнять свои обязательства.

— Вы отметили, что нефтедобывающие страны уже обсуждают механизм плавного выхода в будущем из соглашения по сокращению добычи, но пока говорить о нем рано. Между тем есть ли у Минэнерго РФ уже какая-то своя оценка того, каким должен быть такой механизм, чтобы процесс оказался безболезненным для российских компаний?

— Наши компании участвуют в сокращении добычи добровольно, потому что считают, что это действительно им выгодно. Сократить на 2,5% объемы добычи, иметь более стабильную ситуацию (на рынке — ред) и более высокую цену выгоднее с точки зрения инвестиций и прогнозируемости, снижения волатильности, которая бы очень негативно повлияла на их планы.

Технологически у всех разная ситуация: кто-то закрывает нерентабельные скважины на старых месторождениях, кто-то на больший период становится на ремонт — делают то, что планировали на более поздние сроки, кто-то придерживает, снижает дебит на хороших месторождениях. Мы даже не пытаемся вмешиваться в этот процесс, для нас важен конечный показатель. Исходя из технологических особенностей, у каждой компании своя ситуация по восстановлению добычи. Сейчас я не готов прогнозировать, как это будет происходить. Кто-то может это быстро сделать, кто-то будет постепенно наращивать. Времени еще много, давайте подождем.

— Минэнерго намерено понизить свой прогноз по добыче нефти в РФ на 2017 год на 4 миллиона тонн — до 547 миллионов тонн в связи с продлением Венского соглашения. А каковы прогнозы в отношении экспорта в текущем году? И каковы оценки министерства по добыче и экспорту нефти на 2018 год?

— Мы считаем, что скорректируется общий прогноз (добычи нефти — ред,) до 547 — 547,5 миллиона тонн. Это на 2-1,5 миллиона тонн меньше, чем мы прогнозировали (было 549 миллионов тон). В 2018 году, в зависимости от условий работы отрасли, планируется добыча в размере 547 — 551 миллиона тонн. А по экспорту предварительно в 2017 году — 257 миллионов тонн, в 2018 году — 260,7 миллиона тонн.

— Обсуждается ли сейчас вопрос либерализации экспорта газа в РФ? Могут быть разработаны пилотные проекты по либерализации экспорта газа?

— Сейчас этот вопрос так активно не стоит, сегодня большое внимание уделено упорядочению взаимоотношений с точки зрения равного доступа к инфраструктуре, стоимости транспортировки и совершенствование методологической базы, касающейся тарифообразования по транспортировке (так называемая методика ФАС), вопросы доступа к подземным газовым хранилищам и так далее. На данном этапе эти вопросы не менее актуальны, чем либерализация. Это довольно серьезное и сложное решение, пока по нему нет окончательных вариантов.

— Роснефть некоторое время назад предлагала через Газпромэкспорт с трейдером BP продать определенный объем газа, просила дать им разрешение на продажу. Эта история получила какое-то развитие? Возможна ли выдача Роснефти такого разрешения или пока вопрос отложен?

— Вопрос находится в стадии проработки и обсуждения, по нему есть разные позиции, окончательного решения нет.

— Если обратиться к международной повестке. В настоящее время Россия ожидает получения разрешения от Турции на вторую нитку "Турецкого потока". Есть ли уже покупатели на этот газ? Получило ли Минэнерго от ЕС гарантии по покупке газа Газпрома?

— В настоящее время этот вопрос прорабатывается, мы ожидаем реакции от наших европейских партнеров, которые заинтересованы в этом, в том числе это Греция, Италия. Необходимо также получить соответствующее согласие Еврокомиссии. Это задачи, которые должны решать заинтересованные в получении этого газа европейские партнеры. В принципе, мы понимаем потребителей, но инфраструктура должна строиться на условиях гарантии того, что она будет использоваться.

— Гарантии от ЕС должны быть как-то юридически оформлены и закреплены?

— Форматы в этом случае могут быть определены, если возникнет такое желание. У нас запланирована встреча с господином Шефчовичем (вице-президент ЕК по энергодиалогу — ред) в Астане в июне месяце на полях ЭКСПО, мы обсудим этот вопрос.

— Будете ли обсуждать вопрос поставок российского газа на Украину? И актуален ли он?

— Он всегда в повестке, в основном его инициирует либо украинская сторона, либо Евросоюз и Еврокомиссия. Поэтому, если этот вопрос возникнет, мы готовы его обсуждать. На сегодняшний день, в соответствии с действующим контрактом, Газпром будет поставлять столько газа, сколько будет предоплачено.

— Украина не выходила с запросом дополнительных консультаций в последнее время?

— В последнее время обращений в наше министерство не было.

— Получило ли Минэнерго РФ ответ от господина Шефчовича по антимонопольному штрафу Украины Газпрому? Вы раньше обращались к нему с письмом, в котором говорили о незаконности наложения Украиной антимонопольного штрафа. Удовлетворены ли вы ответом?

— Да, мы получили ответ. Господин Шефчович в своем письме написал, что у него есть гарантии со стороны Украины, что никаких действий по взысканию штрафа и наложению ареста на имущество не будет. Мы были не удовлетворены таким ответом, потому что это не юридические гарантии, словесные, что, в принципе, и проявилось в том, что буквально недавно украинский суд возбудил исполнительное производство по этому поводу.

— Этот факт вы будете обсуждать с Шефчовичем во время встречи в Астане?

— Конечно. Мало того, мы хотим получить ответ опять же на все эти вопросы, потому что такое решение Украины снижает энергобезопасность. На наш взгляд, это абсолютно незаконно, решение принято украинским судом в интересах украинского Нафтогаза, даже не международным судом. Обвинение Газпрома в антимонопольном положении по транзиту газа, если владельцем трубы на сегодняшний день является Украина, Нафтогаз, абсолютно абсурдно. Поэтому здесь, скорее, можно говорить о монопольном положении украинского Нафтогаза, чем наоборот.

— Какую позицию вы заявите на встрече с господином Шефчовичем?

— Наша позиция — решение суда незаконно и должно быть отменено. Политически мотивированное решение судебных органов характеризует украинскую сторону как непредсказуемого партнера и ненадежного транзитера газа в Европу, говорит о неудовлетворительной ситуации с защитой инвестиций на Украине.

— Планируете ли вы в рамках Петербургского экономического форума встречаться с коллегами из Ирана? Приедет ли министр связи Ирана Махмуд Ваэзи?

— Я постараюсь провести максимальное количество запланированных встреч, особенно с коллегами-министрами энергетики, которых мы приглашали. Господина Ваэзи мы приглашали. Если он будет в Петербурге, мы обязательно встретимся.

— Вы планируете проведение двусторонней встречи? Или же заседание межправкомиссии России и Ирана?

— Да, двустороннюю, в формате цейтнота, который превалирует на ПМЭФ, когда в день по 10-15 встреч, плюс еще пленарные сессии. Очень сложно проводить большие мероприятия поэтому на форуме мы будем принимать участие в пленарных сессиях, в содержательных дискуссиях и в двусторонних встречах.

— Россия рассматривает возможность своповых поставок газа в Иран через Азербайджан. Идет ли сейчас обсуждение своповых поставок? В каком объеме, когда могут начаться?

— Это вопрос комплексный, затрагивает интересы нескольких стран. Нужно изучить существующие технические возможности как на территории Азербайджана, так и на территории Ирана. Экономика проекта также должна быть тщательно рассчитана. Поэтому, что касается окончательных решений, пока рано говорить о конкретных сроках и объемах.

- Приедут ли ваши коллеги из Японии? Планируете ли встречи?

— Подтвердил свое участие министр экономики Хиросигэ Сэко.

— Получили ли вы ответ от Японии по работе с Газпром нефтью на арктическом шельфе?

— Если речь идет о моем письме, направленном в июле 2016 года моему японскому коллеге, то оно носило информационный характер о возможностях компании ПАО "Газпром нефть" и ее заинтересованности в привлечении японских компаний к реализации шельфовых проектов в Арктике, а также о проведении переговоров с японскими партнерами. Насколько мне известно, соответствующая работа на корпоративном уровне ведется. Надеемся, что наши компании найдут точки соприкосновения в этом вопросе.

— На какой стадии сейчас проект азиатского энергокольца?

— По энергокольцу у нас идет диалог с каждой из стран. Надо понимать, что энергокольцо — это в первую очередь перетоки, а не синхронная работа. Соответственно, речь идет о двустороннем сотрудничестве. Мы обсуждаем этот вопрос на регулярной основе. Создана рабочая группа, которая на уровне компаний ведет переговоры с Китаем, Монголией, Японией. У Монголии есть конкретные предложения по строительству линии передач, наши специалисты сейчас будут изучать технико-экономическое обоснование этого проекта, чтобы говорить не только про стройки и конкретную физику, но и просчитать экономику проекта.

— Продлено ли СРП по Сахалину-1? (контракт был заключен в 1996 году на 20 лет)

— Нет, сейчас нет окончательных решений по продлению. Есть запрос со стороны оператора — ExxonMobil, идет обсуждение в правительстве. Пока окончательного решения нет.

— К какому варианту монетизации газа Сахалин-1 склоняется Минэнерго — Дальневосточный СПГ, поставки в Китай или продажа "Сахалин энерджи"?

— Нас, в принципе, устраивает любой вариант, потому что государство в любом случае получит с монетизации газа доходы с проекта СРП. Именно поэтому все три варианта коммерческие. Мы готовы поддержать любой вариант договоренностей компании с контрагентами.

— Давайте вернемся к повестке ПМЭФ. Министр энергетики Саудовской Аравии Халид аль-Фалих принял приглашение участвовать в форуме. Вы наверняка тоже будете с ним встречаться. Какие конкретные проекты планируете обсудить на полях форума?

— Мы с господином аль-Фалихом в постоянном контакте, часто встречаемся. Помимо наших взаимных действий по ОПЕК, у нас есть интерес по развитию наших совместных проектов при участии российских компаний, в том числе в нефтесервисе для Saudi Aramco. Это и организация совместного исследовательского центра, кооперация в области технологии сжижения природного газа, строительство морской техники для перевозки СПГ и так далее. У господина аль-Фалиха будет много встреч с руководителями российских компаний, с рядом министров. И, безусловно, будем встречаться. Надеюсь также показать ему наши новые проекты.

— Сейчас планируется IPO Saudi Aramco. Россия, компании РФ могут принять в нем участие?

— Да, действительно, разговоры об этих планах Королевства Саудовской Аравии активно ведутся. Условия, цена вопроса пока неизвестны. После того, как будут официально объявлены условия приватизации этой крупнейшей компании, наши инвесторы могут подумать и о возможном участии в этом процессе.

— Позвольте вопрос по китайским проектам. Когда стоит ожидать подписание коммерческого контракта по западному маршруту поставок российского газа в КНР?

— Переговоры ведутся, еще не закончены. Надеемся, что скоро выйдут на завершающую фазу.

— Если вернуться к российской повестке дня. На какой стадии сейчас находится законопроект о новой системе налогообложения в нефтяной отрасли? Какие-то уже удалось найти общие позиции, точки соприкосновения?

— У нас разногласий нет. Мы по законопроекту с Минфином, в принципе, согласовали все. И насколько я знаю, Минфин внес законопроект для рассмотрения в правительстве Российской Федерации.

— Возможно ли предоставление льгот для Самотлора?

— Вы знаете позицию министерства энергетики, мы поддерживаем льготы для истощенных, обводненных месторождений. Окончательного решения пока нет, правительство еще рассматривает этот вопрос.

— Решение по Самотлору будет совмещено с принятием новой системы налогообложения? По вашему мнению, стоит это увязывать или нет?

— Это не увязано между собой. И то и другое нужно делать. Чем быстрее, тем лучше для отрасли, для дальнейшего развития, поддержки действующих месторождений, сохранения тех же рабочих мест и так далее.

— Возможна ли корректировка акциза на бензины и на дизтопливо в 2018 году в связи с ростом цен на нефть? И если это возможно, то, примерно, в каких пределах?

— Будем обсуждать новую политику, посмотрим, дополнительно проанализируем ситуацию. Сейчас конкретных предложений по этому поводу не поступало.

— Какие есть предложения по росту НДПИ на газ для Газпрома в следующем году?

— У нас нет таких предложений. Мы за стабильную налоговую политику.

— Технопромэкспорт уведомил ли Минэнерго о переносе сроков ввода в эксплуатацию электростанций в Крыму? Когда компания планирует ввод?

— Мы рассчитываем, что первые два блока будут ведены уже в 2018 году. Ближе к началу 2018 года.

— В мае Минэнерго планировало объявить конкурс на строительство электростанции в Тамани и малой генерации в Крыму…

— Да, в июне будут объявлены конкурсы.

Австрия. Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 2 июня 2017 > № 2197757 Александр Новак


Турция. Россия > Агропром. Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 2 июня 2017 > № 2197459

Брифинг Аркадия Дворковича.

Тема брифинга – отмена ряда ограничений на поставку сельхозпродукции из Турецкой Республики, а также на деятельность турецких компаний в России.

Из стенограммы:

А.Дворкович: Председатель Правительства подписал постановление, которым снимается большинство введённых ранее ограничений для сотрудничества с Турецкой Республикой. Это постановление подписано на основе Указа Президента, вышедшего накануне. Речь идёт о том, что мы отменяем все ограничения, связанные с инвестициями, инвестиционной деятельностью турецких компаний в России, с работой граждан из Турции в России. Снимаются ограничения на поставку большинства видов сельхозпродукции, кроме томатов, а также тех продуктов, ввоз которых был ограничен решениями Россельхознадзора. Россельхознадзор продолжит инспекционные проверки турецких предприятий, будет постепенно выдавать разрешения на доступ продукции этих предприятий на российский рынок. Такого же типа ограничения есть и для российской продукции. Это будет происходить на взаимной основе.

Таким образом, на сегодняшний день остаётся два ограничения, введённых ранее, – это визовый режим для турецких граждан, кроме владельцев служебных паспортов и экипажей воздушных судов, и, если говорить о сельхозпродукции, – томаты. Все остальные барьеры носят исключительно административный характер. Мы эти вопросы будем решать в рамках консультаций с турецкими коллегами на взаимной основе.

Мы констатируем постепенное увеличение товарооборота с Турцией – положительная тенденция. Это выгодно нашим потребителям. В то же время мы получили заверения от турецких коллег, что в скором времени российские сельхозтовары смогут получить доступ на турецкий рынок. Рассчитываем, что это произойдёт уже в этом году. Прежде всего это касается мясной продукции.

Вопрос: Что-то говорилось о возможном появлении турецких томатов на российском рынке?

А.Дворкович: Во-первых, турецкие томаты есть на нашем рынке. От того объёма, который был на пике поставок, по нашим оценкам, около 20% продолжает поставляться через другие страны. Мы это видим и серьёзно этому не препятствовали с учётом всех комплексных отношений с Турецкой Республикой. Консультации по поводу, скажем так, легальных поставок идут. Мы видим, что в отдельные периоды, сезоны в течение года для наших прежде всего перерабатывающих предприятий, которые используют томаты для производства отдельных видов продукции (соусов, соков), важно наличие более дешёвой продукции. Смотрим, как это можно сделать без ущерба для российских производителей. Прежде всего для переработки.

Самый острый период с точки зрения нехватки российских томатов начинается в ноябре и заканчивается в апреле. До этого времени, я думаю, мы будем вести консультации и какое-то решение сможем найти. У нас нет острой необходимости в этом, потому что есть поставки из других стран. Но турецкие томаты дешевле, и нашим переработчикам выгоднее покупать именно эту продукцию.

Консультации будут идти в течение лета. Я думаю, мы сможем выйти на какую-то договорённость, но я бы не ожидал очень высоких объёмов поставок. Всё равно они будут достаточно ограниченными, если мы придём к соглашению. Я пока не могу назвать механизм. Здесь есть и законодательные ограничения, и наши внешние обязательства в целом перед целым рядом стран. Поэтому будем смотреть, что можно сделать, вместе с турецкими коллегами. Повторяю, для нас это не вопрос первой необходимости, но тем не менее чувствительный вопрос и для Турции, и для нас, поэтому надеемся найти компромиссное решение.

Турция. Россия > Агропром. Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 2 июня 2017 > № 2197459


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 2 июня 2017 > № 2196775 Александр Хуг

Нарушают и те, и другие

Замглавы миссии ОБСЕ о том, что сейчас происходит на Донбассе.

Кристина Худенко, Delfi.lv, Латвия

Число жертв среди гражданского населения на востоке Украины в этом году достигло 219, что на 120% больше, чем в тот же период прошлого года. Часть докладов о человеческих потерях невозможно читать без содрогания, — признался в интервью порталу Delfi замглавы Специальной наблюдательной миссии ОБСЕ на Украине Александр Хуг — человек, который месяцами не выезжает из зоны вооруженного конфликта, где в апрелe на мине подорвался автомобиль с его коллегами (один человек умер, два — ранены). Среди «миссионеров» есть и граждане Латвии.

Наблюдая по телевидению за конкурсом «Евровидение» в Киеве или юмористической передачей «Квартал-95», трудно поверить, что на другом конце той же страны вовсю полыхает вооруженный конфликт, уносящий сотни жизней не только военных, но и гражданских.

Увы, но это так. Многотысячные случаи нарушения Минских соглашений, ведущих к нескончаемым жертвам с обеих сторон, ежедневно фиксируют наблюдатели Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ (Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе), которая была развернута 21 марта 2014 года по запросу правительства Украины. Создание такой структуры было акцептировано всеми 57 государствами-участницами ОБСЕ, в число которых входит и Россия. Они же финансируют работу группы. Также деньги и оборудование жертвуют неравнодушные меценаты.

Миссия отслеживает ситуацию с безопасностью в регионе и ежедневно описывает увиденное в докладах. Она же пытается способствовать диалогу конфликтующих сторон — на местах и в формате Трехсторонней контактной группы, куда входят представители России, Украины и ОБСЕ.

Как рассказал порталу Delfi замглавы Миссии Александр Хуг, сегодня в эту организацию входят 652 международных наблюдателя из 44 стран-участников ОБСЕ, 572 из них работают в Донецкой и Луганской областях, в 14 офисах в районах линии соприкосновения на Донбассе. У большинства есть опыт работы в зонах конфликтов, навыки решения вопросов политики и безопасности с помощью гуманитарных и дипломатических методов, у многих — опыт работы в полиции или вооруженных силах. Большое преимущество для наблюдателей на этой территории — знание украинского и/или русского языка, а также опыт работы в Восточной Европе и знание региона. Но строгих требований на сей счет нет.

Миссия делает все, чтобы соблюдать в своей работе принципы беспристрастности и прозрачности, даже в мыслях и занимая ничью сторону. Все наблюдатели, международные и национальные сотрудники, подписывают Кодекс поведения ОБСЕ, которому надо следовать как на работе, так и в свободное время. «Миссионеры» не могут принимать участия в чем-либо, несовместимом с их прямыми обязанностями, что бы ограничивало их независимость.

Замглавы миссии Александр Хуг — один из главных спикеров организации, который неделями и месяцами не выезжает из зоны конфликта. До назначения в украинскую Миссию он работал Руководителем секции и Старшим советником Верховного комиссара ОБСЕ по вопросам нацменьшинств. Профессиональный юрист, служил офицером в Швейцарской армии, был региональным командующим подразделения поддержки Швейцарского штаба ОБСЕ в Северной Боснии и Герцеговине. Работал в Миссии ОБСЕ в Косово, миссии временного пребывания международных сил в Хевроне, и Миссии Евросоюза по обеспечению верховенства закона и правопорядка в Косово.

В общем, человек знающий и опытный, невероятно корректный во всех своих высказываниях и выводах, отчего они обретают особый вес.

Delfi: Почему последнее время про ситуацию на Донбассе, в которой гибнет так много людей, говорят и пишут значительно меньше, чем про действия ИГИЛ (запрещенная в России организация — прим. ред.)? Европе это уже не так интересно?

Александр Хуг: Действительно, внимание СМИ к событиям на Восточной Украине конкурирует с другими острыми ситуациями, происходящими во всем мире, и не всегда «делает» заголовки. Но я бы не сказал, что Европу не интересует украинская ситуация. Уже тот факт, что все 57 государств — участников ОБСЕ согласились на развертывание нашей миссии — убедительное свидетельство серьезного отношения Европы, даже если события на востоке Украины не всегда становятся первополосными новостями.

Миссия ОБСЕ играет свою роль в повышении осведомленности о том, что происходит на местах: мы регулярно публикуем наши наблюдения на сайте и через аккаунты в соцсетях на трех языках — русском, украинском и английском.

— Насколько в данный момент на Донбассе выполняются Минские соглашения? Был ли период, когда они «работали»?

— Минские договоренности нарушаются с обеих сторон. Наша миссия регистрирует сотни, а иногда и тысячи случаев нарушения режима прекращения огня. Только на прошлой неделе более 85% таких нарушений было зафиксировано в трех «горячих точках»: в районе Авдеевка — Ясиноватая — аэропорт Донецк; к востоку от Мариуполя, на территории между Водянами, Пикузами (бывшее Коминтерново) и Саханкой, а также на юго-западе, юге и юго-востоке от Светлодарска.

Мы также продолжаем сообщать о наличии оружия в нарушение договоренностей — минометов, танков, артиллерийских орудий, в том числе многоразовых ракетных систем (МРС) — и регистрировать применение такого оружия. Например, на прошлой неделе миссия зафиксировала 144 взрыва, связанных именно с таким оружием.

Причем, нам известно, что стороны в состоянии прекратить боевые действия в любой момент, как только они этого захотят. Это явно не проблема отсутствия командования и контроля. Наши отчеты — ясное тому свидетельство. Приведу конкретный пример: стороны подтвердили прекращение огня перед началом учебного года в сентябре 2016 года. В течение нескольких часов зона конфликта молчала, за целый день наблюдатели не зафиксировали ни единого нарушения прекращения огня. К сожалению, реальность такова, что обе стороны могут как быстро прекратить насилие, так и начать его снова, так же оперативно.

— Извечный вопрос: присутствуют ли на Донбассе российские кадровые военные?

— Наша задача — сообщать факты по мере их фиксации. Мы не проводим расследований. Да, мы видели бойцов, которые носили одежду с эмблемами Российской Федерации. Мы взяли интервью у задержанных, которые утверждали, что они были членами подразделения Вооруженных Сил Российской Федерации. Вся эта информация документирована в наших отчетах, общедоступна на русском, украинском и английском языках. Мы не делаем выводов из наших наблюдений, а лишь честно сообщаем то, что видим или слышим — читатели могут сами сделать выводы на основе этой объективной информации наших отчетов.

— Можете ли вы утверждать, что какая-то из сторон чаще выступает инициатором или провокатором нарушений Минских соглашений?

— Трудно сказать, кто и что начал, потому что конфликт — это не операция в клинике. Это не просто выстрел с одной стороны и потом выстрел с другой.

Например, если наблюдатель стоит и видит, что одна сторона стреляет, он не может сказать определенно, является ли эта стрельба ответом на предыдущий выстрел или реакцией на перемещение танков. А возможно, где-нибудь в километре от этой пальбы идет другая стрельба, которая спровоцировала огонь в данном месте. В общем, это очень трудно, если не невозможно, с определенностью сказать, кто начал стрелять.

В данной ситуации куда важнее задать вопрос, какие шаги были предприняты в направлении выполнения соглашений, чтобы обеспечить стабилизацию ситуации.

— Переформулирую вопрос так: с какой стороны линии соприкосновения к вам чаще прислушиваются и меньше мешают работать?

— Наблюдатели сталкиваются с ограничениями на свободу передвижений и другими препятствиями по обе стороны линии соприкосновения. Но характер этих ограничений разный. Они несут гораздо больше опасности и угрозы в районах, находящихся за пределами правительственного контроля.

С начала года число подобных инцидентов возросло. Кульминации они достигли 23 апреля, когда в результате взрыва был серьезно поврежден автомобиль миссии в районе контролируемого так называемой ЛНР села Пришиб. В итоге один из членов патруля погиб, а двое получили ранения.

Наши наблюдатели продолжают сталкиваться с угрозами безопасности и после этого фатального инцидента. Например, 5 мая женщина-наблюдатель подверглась угрозе на блок-посту со стороны вооруженного человека, которые она восприняла как сексуальные. Он пригрозил остановить продвижение патруля на восток от контролируемого так называемой ДНР села Петровское. 17 мая из грузовика военного образца была выброшена дымовая граната, которая приземлилось на расстоянии около десяти метров перед транспортным средством наблюдателей, рядом с контролируемым ДНР Докучаевском.

Подобные инциденты не только ограничивают наблюдения Миссии, но и бросают вызов Постоянному совету ОБСЕ, который оговаривает, что наблюдатели должны иметь возможность безопасного передвижения по всей Украине для выполнения своих обязанностей. Это нарушает Минские соглашения…

— Кому могла быть выгодна гибель наблюдателя ОБСЕ? Считаете ли вы это намеренной акцией и какими последствиями чревато это происшествие для обеих сторон?

— Опять же не буду гадать о намерениях тех, кто разместил взрывное устройство, но одно могу сказать с определенностью: оружие было намеренно помещено в это место, чтобы ранить, покалечить или убить кого-то. Но оружие не выбирает — его жертвой мог стать любой, кто путешествует по этой дороге каждый день.

Этот инцидент имел последствия для работы миссии — он ограничил патрулирование наблюдателей только дорогами с асфальтным и бетонными поверхностями, что уменьшило возможность контролировать использование и (не)соблюдение режима вывода оружия; снизило способность использования технологий дистанционного наблюдения, которые требуют, чтобы его операторы покинули твердое покрытие для запуска или обслуживания устройств; ограничить наши контакты с гражданскими лицами, живущими вдали от дорог с твердым покрытием.

Увы, скорей всего эти ограничения будут оставаться в силе до тех пор, пока стороны не предпримут ощутимые шаги для разминирования или хотя бы отметки заминированных территорий.

— Как вы можете охарактеризовать ситуацию на Донбассе с начала 2017 года? Как много людей гибнет из военных и гражданских — от оружия и от низкого качества жизни?

— Уровень насилия каждый день меняется — от нескольких сотен до более тысячи нарушений режима прекращения огня в день. В конце января — начале февраля мы наблюдали серьезную эскалацию в «треугольнике» Авдеевка — Ясиноватая — аэропорт Донецк. Причем в первую неделю месяца число зарегистрированных нарушений увеличилось почти втрое, по сравнению с неделей до того. Число взрывов, вызванных оружием, запрещенным Минскими соглашениями — минометов, танков и артиллерии — увеличилось в шесть раз. Более 40% этих взрывов были вызваны многоразовыми ракетными системами.

С тех пор наблюдается некоторое снижение насилия, но ситуация с безопасностью остается напряженной и неустойчивой. Худшее последствие продолжающихся боевых действий — многочисленные жертвы среди гражданского населения. Часть докладов о человеческих потерях невозможно читать без содрогания. В итоге в этом году мы подтвердили 219 жертв среди гражданских лиц: 44 из них были убиты, а 175 получили ранения. То есть число жертв, по сравнению с тем же периодом 2016 года, выросло на 120%.

— Что удалось и что еще можно сделать, чтобы жертв становилось как можно меньше, а ситуация все больше разряжалась?

— Мы подтвердили, что более 80% жертв из гражданского населения были ранены или убиты осколками от тяжелых снарядов. Многие пострадали от взорвавшихся мин или неразорвавшихся боеприпасов. Если бы это оружие удалось изъять, как договорились, а минные районы были разминированы или, по крайней мере, отмечены (отгорожены), можно было бы избежать многих жертв среди гражданского населения.

Другая ключевая мера, которая могла бы обеспечить устойчивое прекращения огня и защитить гражданское население и гражданские объекты по обе стороны линии соприкосновения — отвод войск и техники. Мы наблюдали частичный вывод оружия с момента подписания Минских соглашений, но по-прежнему фиксируем большое количество запрещенного оружия. Также стороны не всегда придерживались своих позиций, что приводило к сближению вооруженных сил и техники.

Линия соприкосновения проходит по большинству населенных пунктов Донецкой и Луганской областей. В итоге значительная часть наблюдаемых нами боевых действий случается в городских или полугородских условиях: солдаты, вооруженные люди часто врываются и размещают технику среди гражданских объектов. Стрельба с этих позиций вызывает ответные удары, которые приводят к тому, что люди, живущие в этом районе, все чаще становятся жертвами. Очень важно, чтобы стороны увели своих людей и технику из жилых районов.

— Какие неявные опасности таит в себе эта война? Возможны ли эпидемии, экологическая катастрофа?

— Во многих своих отчетах и на форумах наша миссия отмечает изменения, которые могут привести к пагубным последствиям для окружающей среды и стать потенциальной угрозой здоровью и жизни жителей Донбасса. Мы особенно акцентируем внимание на Донецкой водозаборной станции, которая много раз подвергалась обстрелу за последние четыре месяца. Попадание снарядов в резервуары с хлором может привести к экологической катастрофе на большой территории. Кроме того, почти 345 000 человек по обе стороны линии соприкосновения зависят от станции очистки питьевой воды.

Есть и много других объектов, которые несут потенциальный риск в случае обстрелов: это Бахмутский аграрный союз, расположенный в поселке Новолуганск (опасность несет попадание снарядов в фекальные отстойники, — прим. Ред), и фенольный завод в селе Новгородское (опасность утечки ядовитой химии, — прим. ред.). Единственный способ защитить эти предприятия — вывести тяжелое вооружение и увеличить расстояние между позициями враждующих сторон.

Мы в миссии делаем все возможное, чтобы свести к минимуму опасность и сохранить функционирование этих объектов: устраиваем и контролируем так называемые «окна тишины», которые согласовываются Совместным центром по контролю и координации (JCCC), чтобы стал возможным ремонт гражданских объектов, включая Донецкую водозаборную станцию.

В апреле миссия провела в Луганской и Донецкой областях 46 «зеркальных патрулей» — это когда одновременно патрулируются обе стороны линии соприкосновения.

После ремонтных работ на Донецкой водозаборной станции удалось возобновить снабжение водой 345 000 человек по обе стороны линии соприкосновения. Завершены и работы по ремонту высоковольтных линий электропередач, поставляющих электроэнергию в пять сел на севере от Луганска.

— Верите ли вы в абсолютную победу одной из сторон? Каким видите наиболее реальный вариант полного решения конфликта?

— Не буду спекулировать на возможных сценариях. Однако, есть один очевидный и самый реалистичный способ положить конец конфликту — обеим сторонам надо выполнить свои договоренности: необходимо прекратить стрельбу, вывести оружие, запрещенное Минскими соглашениями, провести разминирование и уделить особое внимание защите гражданского населения.

Все соглашения подписаны, обеими сторонами, по пунктам. Осталось лишь выполнить свои обещания. Но пока стороны отказываются это делать, существует постоянная угроза новой вспышки конфликта.

— Есть ли у вас миссионеры из Латвии? Как Латвия могла бы способствовать в решении конфликта?

— Латвия всегда и в полной мере признавала важность миссии и выступала за то, чтобы она могла осуществлять все свои полномочия. На сегодня в Миссии работают два прикомандированных наблюдателя из Латвии. Уверен, что эта поддержка продолжится.

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 2 июня 2017 > № 2196775 Александр Хуг


Чехия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 июня 2017 > № 2196695

Как развивается чешская торговля с Россией. Интервью с министром Гавличеком

Йиржи Юст (Jiří Just), Tiscali.cz, Чехия

В этом году остановилось сокращение экспорта в Россию. За первые два месяца экспорт чешских компаний в Россию увеличился по сравнению с прошлым годом на 26%. Импорт из России, в свою очередь, вырос приблизительно на 30%. Об этом министр Гавличек заявил на десятом заседании Межправительственной комиссии по экономическому, промышленному и научно-техническому сотрудничеству между Чешской Республикой и Российской Федерацией.

Чешский министр подтвердил, что за последние годы сложная ситуация в международной политике оказала значительное воздействие на экономику — взаимная торговля сократилась на десятки процентов в год. «Несмотря на то, что кризис в наших экономических взаимоотношениях еще не преодолен, я уверен, что мы на правильном пути», — заявил Гавличек.

В настоящее время в структуре чешско-российского товарооборота происходят изменения, углубляется сотрудничество. В последние годы некоторым чешским компаниям удалось успешно приспособиться к негативным явлениям и использовать кризис себе во благо.

После заседания Межправительственной комиссии Йиржи Гавличек дал порталу Tiscali.cz интервью на эту тему.

— Tiscali.cz: Насколько важно заседание Межправительственной комиссии по экономическому, промышленному и научно-техническому сотрудничеству между Чешской Республикой и Российской Федерацией?

— Йиржи Гавличек: Цель нашего визита, а в итоге и заседания межправительственной комиссии — подтвердить обоюдный интерес к сотрудничеству между чешскими и российскими компаниями. И это, как мне кажется, сделать удалось.

— Как санкции и ответные меры повлияли на деятельность чешских компаний на российском рынке? Удалось ли преодолеть их негативное воздействие?

— Вначале чешские компании, которые работали на рынке Российской Федерации или хотели выйти на него, пережили своего рода шок. Но затем, как я думаю, нам удалось превратить негативную ситуацию в определенный шанс для себя. Мы видим это на примере конкретных проектов, реализация которых началась в 2015 году. Сегодня их можно расценивать как образцовые примеры для будущего сотрудничества.

— О каких проектах идет речь?

— Например, проект компании Brisk Tábor по производству автомобильных свечей зажигания. Она добилась больших успехов. Локализовать производство и получить статус российского производителя удалось и чешской компании TOS Varnsdorf, и это тоже большое достижение. У меня много подобных примеров. Я думаю, это правильный путь, и с него не стоит сходить.

Наша задача — я имею в виду министерство и государственный аппарат — помочь создать благоприятные условия для чешских компаний. Важно, чтобы представители фирм чаще встречались, ставили общие цели, создавали общие проекты. И я полагаю, что сейчас нам это удалось — как на бизнес-форуме в понедельник, так и на двусторонних переговорах во вторник. Не стоит останавливаться на достигнутом, нужно продолжать.

— Какие новые сферы интересуют чешские компании в последнее время? Или, возможно, по-прежнему популярны традиционные отрасли, в которых мы уже сделали себе имя, например машиностроение?

— Мы хотим, чтобы наше сотрудничество охватило сферу инноваций, совместных инвестиций, чтобы в большей степени привлекались разработки и научные исследования. Вот те перспективные области, в которых мы хотим укрепить позицию. Удастся ли нам это в будущем? Надеюсь, да.

— Россиян привлекает экологичное энергетическое машиностроение. Что в этой области могут предложить чешские компании?

— Я вижу интерес российской стороны. Например, в понедельник я провел переговоры с министром промышленности и инновационной политики Республики Башкортостан. Там испытывают огромный интерес к участию чешских компаний в местных энергетических проектах, особенно тех, что направлены на повышение эффективности. В Башкортостане хотят возводить когенерационные установки. Там хотят идти по этому пути, а у нас есть конкретная чешская компания, которая хотела бы участвовать в этом процессе.

— Как обстоят дела с производством самолетов L-410? Удается ли решить проблемы финансирования, которые возникли в начале этого года? И каким было начало производства этих самолетов в Свердловской области?

— Все идет хорошо. (Больше министр об этом ничего не сказал — прим. ред.)

— Обсуждали ли вы со своим российским коллегой ядерную энергетику? Заинтересованы ли россияне в достройке АЭС «Дукованы» или АЭС «Темелин» после банкротства Westinghouse? Были ли выдвинуты конкретные предложения?

— Конечно, нет. Россияне являются одним из шести претендентов на строительство новых блоков АЭС. Консультации проходят в стандартном режиме. Они уже состоялись в начале года и будут продолжаться. Я не вижу в этой области никаких проблем. Ведутся консультации. Подготовка к строительству нового атомного объекта — продолжительный процесс, который, разумеется, в рамках нашего заседания не обсуждался.

Скорее, мы говорили о возможностях для сотрудничества между чешскими энергетическими компаниями и россиянами на третьих рынках.

— О чем конкретно идет речь?

— Я говорю о проектах, реализуемых российской стороной, в частности, новых АЭС в Финляндии и Венгрии.

Как Москва оценивает чешско-российское сотрудничество

«Партнерство наших государств носит стратегический характер», — заявил после заседания Межправительственной комиссии министр промышленности и торговли Российской Федерации Денис Мантуров. В текущем году Россия ожидает большого роста во взаимной торговле.

Мантуров заявил, что санкции, введенные против России, не слишком повлияли на экономические отношения между Прагой и Москвой. Россия позитивно оценивает тот интерес, который чешская сторона проявляет к участию в спорном проекте «Северный поток 2», нацеленном на увеличение поставок российского газа на европейский рынок в обход территории Украины.

Чешские компании в сотрудничестве с российскими партнерами могут принять участие в строительстве АЭС в Турции и Иордании. Сотрудничество в рамках ядерных проектов в Венгрии, Финляндии и Белоруссии уже ведется.

Чехия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 июня 2017 > № 2196695


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 июня 2017 > № 2196690 Леонид Радзиховский

Путин теряет надежду на Трампа: Россию ждут бессмысленные времена

Россию ждут шесть лет абсолютно бессмысленной стагнации, заявил «Апострофу» российский журналист и публицист Леонид Радзиховский.

Леонид Радзиховский, Апостроф, Украина

Президент США Дональд Трамп постепенно превращается из надежды России в ее разочарование. Если его победу на выборах в Думе отмечали с шампанским, то уже сейчас президент РФ Владимир Путин в интервью французским СМИ заявил, что Россия ничего и не ожидала от Трампа, а внутриполитическая борьба в Штатах мешает налаживать отношения. Почему настолько изменилось отношение к Трампу, а ни одно из принятых им решений не принесет пользы Москве.

Заявление Путина — это попытка создать алиби Трампу от обвинений в том, что он русский агент. Хотя, Путин, возможно, так и не думает, а по-прежнему связывает некоторые надежды с Трампом. Только зря он это делает.

За все то время, что Трамп находится у власти, он не сделал ничего из того, что нужно России. Агент он России или не агент России, есть там секретная линия связи или нет, подкуплен его зять Романом Абрамовичем или не подкуплен, много в его окружении или мало русских шпионов — я судить не берусь.

По факту Трамп дал добро на разработку сланцевой нефти и снимает экологические ограничения. Это выгодно России? Нет, невыгодно. Трамп наподписывал уйму соглашений о продаже оружия на Ближний Восток. Это невыгодно России — она надеялась сбагрить хоть какое-то оружие в Саудовскую Аравию, но эти надежды ослабли.

Трамп увеличивает военный бюджет США. Это выгодно России? Это для России никак, никак вообще. Но, если иметь в виду российские амбиции, психозы и вечное желание соперничать, то это приглашение к продолжению гонки вооружений. А это было бы смертельно для России, просто смертельно. РФ в этом участвовать не будет, но и то, что она в этом не участвует — психологически неприятно для Путина. Вот, собственно говоря, все действия Трампа.

Все его действия настолько суетливы, бестолковы и непонятно, о чем, что сказать, в пользу или во вред они России, сложно. Это какой-то хаос.

И главное, конечно, что сам факт избрания Трампа и бесконечные разговоры о том, что Россия влезла, влияет, подкупает — дополнительная форма демонизации Путина. Он окончательно законсервировался в роли главного врага, злого волшебника Волан-де-Морта из романов о Гарри Поттере. На Западе Путин в списке плохих, но неприкасаемым его назвать нельзя. С ним встречаются. Это не диктатор Северной Кореи, это не Башар Асад, но он поставлен за черту.

Не думаю, что Путина эта слава тяготит, он любит любую славу. Поскольку позитивной нет, то пусть будет хоть такая. Но, с другой стороны, я не уверен, что это то, к чему он так уж стремится. Поэтому, если Россия сыграла очень важную роль в победе Трампа, во что я не верю, но допустить могу, то это случай пирровой победы — бросили в себя бумеранг.

Если Путин на шесть лет останется президентом, а сейчас это вопрос, по-видимому, решенный, то страну ждут годы экономического спада и ситуаций, ухудшающих отношения с Западом. Соответственно, шесть лет абсолютно бессмысленной стагнации внутри страны, поскольку никаких источников для быстрого движения экономики в России нет и не предвидится. Еще это годы психологического загнивания, поскольку постоянные споры о Сталине, бесконечные 9 мая — признак того, что страна какой-то ерундой занимается, смотрит не вперед, а назад. Какой выход? Никакого.

Леонид Радзиховский — российский журналист и публицист.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 июня 2017 > № 2196690 Леонид Радзиховский


Россия > Образование, наука > forbes.ru, 2 июня 2017 > № 2195426 Сергей Мясоедов

Запад не поможет: три ошибки родителей, отправляющих детей учиться зарубеж

Сергей Мясоедов

проректор, директор Института бизнеса и делового администрирования РАНХиГС

Чем опасны зарубежные частные школы и когда обучение в иностранном университете может быть худшим решением для будущей карьеры

Многие стремятся обеспечить детям образование за рубежом, рассматривая британскую или швейцарскую среднюю школу как панацею против всех бед и неурядиц переходного возраста. Но кто сказал, что обучение вдали от дома – это хорошо? Давайте рассуждать без эмоций и без слепой веры в то, что как только ребенок попадет в зарубежную школу, все магически изменится: он повзрослеет, будет учиться с утра до вечера, в нем проснется чувство ответственности, и мы оградим его от всяческих соблазнов (курения, алкоголя, раннего секса). А в потерянные доверие и контакт с родителями после почти самостоятельной жизни мгновенно вернутся по возвращении домой. Начнем с последнего.

Ошибка первая: испытания для доверия в семье

Уважение, контакт и доверительные отношения с ребенком, особенно в переходном возрасте, нельзя купить деньгами. Тем более нельзя этого сделать, отправив его даже в самую дорогую и престижную среднюю школу-пансион. Уважение и доверие юноши или девушки переходного возраста покупаются только одной, самой редкой и твердой валютой: ежедневным родительским вниманием и временем. Его нельзя заменить временем гувернера.

Отправляя ребенка переходного возраста на несколько лет за рубеж, мы подвергаем его его чувства уважения и доверия к вам дополнительному испытанию. Подросток, столкнувшись с первыми в жизни самостоятельными проблемами (первая любовь, несправедливость, предательство и т.п.) рискует пойти за советом не к вам, а к случайному соседу по комнате зарубежной школы-пансиона.

Вполне возможно, что ваша связь и доверие к ребенку, как и его юношеская серьезность и хорошая «упертость» в учебе нивелируют возможные проблемы долгого проживания вне дома. Однако, если эти проблемы существовали до отъезда, можно предположить, что они могут обостриться за счет потери регулярного контакта. Вечернее общение через гаджет — лучше, чем ничего. Но ведь это неполная замена доверительного разговора матери и дочери или «мужского» обсуждения проблемы отцом и сыном. Эффективность намного ниже.

Ошибка вторая: «геттоизация» в русскоязычном сообществе

Наивные родители полагают, что в «очень дорогой, элитной школе» за границей для учебы будут созданы намного лучшие условия, чем в собственной стране. Однако часто уровень образования и контингент оказывается ниже ожиданий. А количество опасных соблазнов переходного возраста — значительно выше. Почему так может произойти и на что необходимо обязательно обращать внимание, выбирая школу?

Дорогие средние школы из развитых государств Европы стали в последние десятилетия местом паломничества детей из состоятельных семей стран СНГ и России. Иногда в дорогих школах в классе собираются 40-50-60% не очень озабоченных учебой детей из стран СНГ, и синергетический эффект такого сообщества становится отрицательным. Причем это касается и освоения основных предметов, и иностранных языков, и приобщения к европейской культуре. Объединение группы подростков из русскоязычных стран в одном классе, и тем более в одной комнате общежития, порождает эффект «искусственной геттоизации».

В таких добровольных группах до предела ограничиваются коммуникации на иностранных языках и сохраняется привычный порядок и образ жизни. Подростки фактически перестают соприкасаться с реальной жизнью гостевой страны и не общаются с учениками, не говорящими по-русски. Именно поэтому факультеты российских вузов, предусматривающие зарубежные стажировки или обучение по проектам «двойной диплом», требуют от зарубежных партнеров расселять российских студентов по разным комнатам общежитий.

Но «искусственная геттоизация» — не самое плохое. Хуже, что за учебой и свободным временем подростков вы сможете следить только дистанционно, через соцсети. И нередко с опозданием узнавать, что оторванные от родителей тинейджеры балуются алкогольными напитками, приобщаются к курению и наркотикам (некоторые из которых в Европе почти не запрещены), забрасывая учебу. А те, кто их учит за ваши большие деньги, не заинтересованы не только в том, чтобы их отчислять или серьезно наказывать, но даже в том, чтобы вас информировать.

Ошибка третья: зарубежные школа и вуз – как путь к карьере

В России, даже с ее сложным деловым климатом, у активной предприимчивой молодежи гораздо больше шансов на успех, чем на Западе. Потому что на высококонкурентном зарубежном рынке молодых российских бизнесменов и предпринимателей никто не ждет.

То, что российский школьник, отучившийся за рубежом в старших классах средней школы, а затем в вузе, столкнется с конкуренцией со стороны выпускников страны пребывания — лишь один негативный аспект. Второй — это то, что он одновременно до минимума сократит свои шансы на успех в России.

Родители-интеллектуалы верят, что обучение в старшей школе и вузе — это время получения «глубоких знаний». На самом деле — это, в первую очередь, наработка социальных связей. Помимо друзей и знаний средняя школа и вуз дают нам сформированную ценностную систему. При попытке вернуться в Россию носитель системы ценностей, сформированной в старших классах средней школы и на вузовской скамье за рубежом, будет сталкиваться с так называемым «реверсивным культурным шоком». То есть с жестокой ментальной ломкой и фрустрацией. Почему-то обеспечивая своим детям возможность получить зарубежный диплом, родители не хотят подстраховаться и дать им социальные контакты в России.

В последние годы в ведущих вузах страны открываются сотни хороших бакалаврских и магистерских программ, проводимых совместно с зарубежными партнерами. Все они предусматривают обучение за рубежом от семестра до двух лет. На них учатся многонациональные группы, а занятия ведут профессора из нескольких стран. Они дают два диплома – российский государственный и зарубежного университета-партнера. И обеспечивают выпускникам понимание деловой культуры и того, как делается бизнес, в России и на Западе. Это дополняется связями и друзьями из разных стран, дает хорошие шансы для трудоустройства и в России, и за рубежом после окончания. Однако, популярность обучения за рубежом в период после кризиса 2008 года растет быстрее, чем популярность программ «двойной диплом». Хотя логике это явно противоречит.

Россия > Образование, наука > forbes.ru, 2 июня 2017 > № 2195426 Сергей Мясоедов


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 2 июня 2017 > № 2195425 Антон Силуанов

Антон Cилуанов: «Мы не будем увеличивать налоговое бремя»

Екатерина Кравченко

редактор Forbes

Добросовестному бизнесу министр финансов пообещал снижение налоговой нагрузки, тем кто платит в казну не в полном объеме — жесткие меры

Налоговая система должна создавать условия для роста экономики, и именно через такую призму Минфин смотрит на корректировку налоговой системы, заявил министр финансов Антон Силуанов, выступая на сессии «Настройка налоговой системы: цели и параметры» Петербургского международного экономического форума. «Мы не должны через налоговую систему решать проблему неэффективности расходов. Сейчас такого аргумента, что нужно менять налоги, чтобы сбалансировать бюджет, нет», — сказал министр.

По его словам, главной задачей настройки налоговой системы является повышение темпов экономического роста и повышение собираемости налогов за счет улучшения администрирования.

«Теневой сектор — огромный пласт, с него и нужно брать налоги», — обозначил задачу Силуанов. Для добросовестного бизнеса произойдет снижение налоговой нагрузки, пообещал он.

По словам Силуанова, основные предложения по изменению налоговой системы будут разработаны в этом году и приняты в 2018 году, а вступит новое законодательство в силу с 2019 года.

«Нужно подправить структуру налогов»

Председатель Госдумы по бюджету и налогам Андрей Макаров надеется, что первые результаты совместного обсуждения контуров налоговой системы с правительством и бизнесом будут разработаны уже к середине июля.

На налоговой сессии форума чиновники ничего не говорили про размер налоговых ставок, но много обсуждали, является ли налоговая реформа первой необходимостью для экономики и бизнеса.

Налоги не являются ключевой проблемой бизнеса: важнее — политические и институциональные факторы, продолжил дискуссию ректор Академии Народного хозяйства при правительстве Владимир Мау. «Безопасность личной собственности важнее налоговой ставки. В налоговой системе лучше не менять ничего, но, если есть реформаторский зуд, можно поиграть в ставку», — заметил Мау.

Нужно снижать бремя прямых налогов и увеличивать косвенные, предложил Мау правительству. Cилуанов согласился с Мау, что упор следует сделать на косвенные платежи. Однако не все участники дискуссии поддержали эту точку зрения. Бизнес начнёт повышать цены, если повысить косвенные налоги, сомневается президент Российского олимпийского комитета Александр Жуков.

Много сомнений к вопросу настройки налоговой системы и у председателя Счетной палаты Татьяны Голиковой. По ее словам, в системе налогов и социальных взносов есть множество «тонких вещей, которые нужно правильно настраивать». Это в том числе касается полномочий фискальных органов и порядка взимания тех или иных взносов. «Если будем решать проблемы по верхам, эффективной налоговой системы не будет», — предупредила Голикова.

«Нужно подправить структуру налогов», — предложил Силуанов.

«Если мы хотим модернизировать налоговую систему, давайте обсудим все ее составляющие», — отметила Голикова. По ее мнению, существующая налоговая система была сделана «качественно» еще в начале 2000-х годов.

Голикова предложила начать обсуждение фискальной реформы с неналоговых платежей. По ее словам, реестр неналоговых платежей будет подготовлен в ближайшее время и правительство обсудит, какая часть из них должна быть трансформирована. Отдельно Голикова остановилась на штрафах и системы контрольно-надзорной деятельности. По ее мнению, здесь также многое надо обсуждать. Несмотря на то, что проверки по действующему законодательству могут проводиться всего лишь раз в три года, к одному и тому же предпринимателю могут приходить несколько раз в год, возмутилась Голикова: «Это и есть комфортная среда для бизнеса».

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 2 июня 2017 > № 2195425 Антон Силуанов


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 2 июня 2017 > № 2195421 Александр Антонов

Стриминг повсюду: как телевидение и интернет адаптируют модели «видео по запросу»

Александр Антонов

Руководитель Департамента по Продуктам ЗАО «Синтерра Медиа»

Телекомпании, рекламные агентства, телеком-операторы хотят научиться зарабатывать на стриминговых сервисах. Но пока только ищут пути подступиться к формирующемуся рынку.

Интернет за последние 15 лет серьезно изменил телевизионный рынок в мире. Раньше выбор человека был ограничен небольшим количеством телеканалов и ограниченной коллекцией фильмов местного видео магазина, то сейчас появилось большое количество бесплатного контента, а в сети очень быстро можно найти практически любой фильм. В последние годы стало заметно сокращение потребления линейного телевидения (ТВ по телевизору), так по данным Nielsen, потребление линейного телевидения в мире падает примерно на 3% в год, в основном за счет миллениалов, которые потребляют на 20% меньше линейного телевидения, в сравнении со старшим поколением. Все более заметна сегментация потребления по типу контента: фильмы и сериалы люди предпочитают смотреть в удобное для себя время покупая или чаще арендуя (модели VoD (Video on Demand–видео по запросу)/SVoD (Subscription Video on Demand–Подписка на Видео по Запросу)); спорт – прямые трансляции по ТВ или liveтрансляции в интернете; новости – абоненты все чаще получают, пролистывая ленту в социальных сетях.

Как следствие происходящих изменений — традиционные форматы рекламы на ТВ становятся менее эффективными. На этом фоне быстро растет интерес к рекламе в интернете (по данным АКАР рост интернет рекламы в России значительно выше в сравнении с ТВ рекламой, например, по итогам 9 месяцев 2016 года 24% против 13%, а предыдущие годы рост ТВ рекламы и вовсе был отрицательным). Видео-реклама самая требовательная к интернет-инфраструктуре как на стороне рекламодателя, так и на стороне абонента. Качество интернет-подключений в России значительно улучшилось в последние годы, поэтому видео-реклама становится более популярна в рунете. По данным РАЭК, объем видеорекламы в интернете уже достиг 5,5 млрд руб. по итогам 2016 года.

Долгое время ТВ компании (операторы, вещатели и т.п.) имели ограниченную информацию о своих клиентах и не имели прямого эффективного обратного канала взаимодействия. Интернет изменил это положение.ТВ компании благодаря интернет-вещанию могут собирать большое количество информации о своих абонентах (пол, возраст и т.п.). Сейчас ярко выражены два направления использования данных абонентов:

Рекомендации – на основе информации о прошлом потреблении и потреблении других клиентов со схожими характеристиками предлагать наиболее интересный для зрителя контент, что повышает доходы операторов. Рекомендательные системы строятся на алгоритмах машинного обучения, которые в последние годы получили сильное развитие.

Таргетирование рекламы – показ рекламы определенным группам пользователей и даже индивидуальным пользователя, более адресные рекламные компании позволяют достигать больших ROI рекламных компаний. С развитием рекламы в интернете также популярность набирают программы блокировщики рекламы (Ad-Blocker), которые блокируют появление рекламы на устройствах пользователя. Защита рекламы от Ad-Blockerстановится все более актуальной проблемой для рекламных агентств (компания автора развивает свою платформу для анализа аудитории, таргетирования рекламы и ее доставки - Forbes)

Объем просмотра интернет-видео, по мнению аналитиков, за ближайшие пять лет должен удвоится, а основным драйвером роста станут носимые устройства смартфоны и планшеты. Увеличению видеосмотрения на носимых устройствах способствуют продолжающееся снижение цена на устройства, развитие сетей мобильной передачи данных и увеличение количества и качества доступных публичных wifiсетей. При этом в России (проникновение смартфонов заметно ниже, чем в мире (Россия <50%, США 86%, UK 78% — по данным WirelessIntelligence).Как было верно замечено в пресс-релизе к объявлению о сделке AT&T и TimeWarner «Будущее видео – это мобильные телефоны, будущее мобильных – это видео»

Носимые устройства становятся не только способом потребления, но и создания видео контента. Если раньше, это были только видео ролики, которые выкладывались в сеть, то сейчас появилась возможность создавать прямые трансляции и транслировать их в социальных сетях (например, приложения, VKlive и OKlive).Для работы с видео требует гораздо больше ресурсов (интернет, дата-центры и т.д.), и чтобы окупить эти вложения компаниям понадобятся новые модели монетизации трафика. Например, Facebook начал вставлять видеорекламу в ролики длинной более 90 сек. Также Facebook заявил, что планирует разработать возможность вставки рекламы в пользовательское live-вещание.

С другой стороны, с увеличением объема предложения контента телевизионным компаниям становится сложнее привлекать абонентов, поэтому повышается спрос на качественный уникальный контент, как следствие резко растет его стоимость (например, стоимость создания сериалов выросла, по разным оценкам, в 2-4 раза, стоимость прав на спортивные трансляции 1,5-2,5 раза за последние 5 лет).

В ближайшие годы стоит ожидать продолжения роста доли и проникновения стриминговых сервисов, стратегия которых сейчас всецело сосредоточена на трех ключевых факторах:

рост абонентской базы. Абоненты должны попробовать услугу хоть раз для того чтобы оценить преимущества перед линейным телевидением

постоянной доступности услуги

Приложения стриминговых сервисов работают на всех платформах, браузерах и устройствах; сервис максимально быстро реагирует на появление новых устройств

Весь контент доступен сразу, абонент больше не должен ждать выхода новой серии раз в неделю

лучшем контенте

Стриминговые сервисы имеют огромные библиотеки контента и продолжают увеличивать их.

Стриминговые сервисы уже начали снимать свои собственные сериалы. Тут стоит вспомнить знаменитую фразу Теда Сарандоса, Chief Content Officer в Netflix: «Наша цель —стать HBO быстрее, чем HBO станет нами»

Вещатель нового поколения – это уже больше, чем компания только производящая контент, а оператор – это больше, чем компания только распространяющая контент. Уже сейчас в мире заметен этот тренд. Сделок, подобным покупке компании TimeWarner телеком-оператором AT&T, в ближайшее время стоит ожидать множество.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 2 июня 2017 > № 2195421 Александр Антонов


Россия > СМИ, ИТ. Финансы, банки > forbes.ru, 2 июня 2017 > № 2195418

ЦБ: «До виртуальной национальной валюты мы точно дойдем»

Ангелина Кречетова

Редактор Forbes.ru

Эксперты и представители регуляторов дают около 10 лет на подготовку к повсеместному применению блокчейна в банковской сфере и государственном администрировании в России

«Блокчен – элемент, который даст развитие экономики взаимоотношений», — утверждают в приветственном ролике на панельной сессии «Блокчейн – рождение новой экономики» на ПМЭФ. Его авторы интересуются, может ли блокчейн быть ведомственным, государственным или трансграничным?

Основатель блокчейн-платформы Ethereum Виталик Бутерин открывает сессию рассказом о своем опыте: вошел сферу блокчейна шесть лет назад, купив несколько биткоинов, потратив затем часть на рубашку (которую в процессе потерял в поезде в Лондон). Привлекла Бутерина идея децентрализации, криптографии, открытости. При этом использование блокчейна для криптовалюты – это лишь малая часть его возможных применений. Идея проекта самого бизнесмена в том, чтобы блокчейн начал понимать программный код для того, чтобы технологию можно было применить в разнообразных областях. Главные задачи компании сейчас – масштабирование, безопасность, взаимодействие с регуляторами и пользователями, чтобы обе стороны понимали смысл технологии и эффективно ее использовали.

Проблема с блокчейном

Основатель, главный исполнительный директор Movencorp Inc., автор книг «Банк 2.0», «Банк 3.0» Бретт Кинг уверен, что проблема с блокчейном в потере большого количества банковских процессов. «То есть когда мы начинаем использовать разумные системы на смартфонах, разумные автомобили и т.д. – все эти узлы могут иметь свои собственные банковские счета. Пока нет конструкции, как можно беспилотному автомобилю иметь свой банковский счет, если человек не ставит там подпись», — объясняет он. Существуют также проблемы как технические, так и законодательные для применения этой технологии, хотя она как раз и могла бы обеспечить возможности по отслеживанию всех транзакций.

Сферы применения блокчейна:

-Возможность вести финансовые и торговые операции – банки и компании в этой сфере первые перейдут на новую систему. Остается вопрос с идентификацией. В будущем банки не будут заниматься вопросами идентификации пользователей, хотя сейчас они уделяют этому серьезное внимание, чтоб не было повторных счетов или клиентов. Произойдет трансформация системы KYC (know your customer) – «узнай своего клиента».

-Блокчейн позволяет нам перейти к надзорным функциям, мы сможем сами без надзора извне отслеживать все денежные потоки клиента. Для этого нужно, чтобы регуляторы использовали системы, опирающиеся на искусственный интеллект. Все это будет гораздо более эффективно и для регуляторов, уверен Кинг.

-Переход от банковских продуктов к магазину ценностей, возможность переводить деньги и ценности, а также иметь доступ к кредитным и прочим счетам, что изменит нынешнюю систему. «Блокчейн – революция в плане структурного воздействия на банковскую сферу», — говорит основатель Movencorp. По его оценке, на повсеместное применение такой технологии в перечисленных областях уйдет от семи до 10 лет.

Какая страна в мире — лидер в сфере применения технологии блокчейн?

Основатель, главный исполнительный директор The BitFury Group Валерий Вавилов рассказывает, что Грузия стала первой страной, которая внедрила эту систему в сферу недвижимости: когда люди покупают квартиру, данные автоматически записываются на блокчейн, что дает им уверенность в том, что никто впоследствии эти данные не изменит. Таким образом достигается полная децентрализация данных. Они хранятся, как у гражданина, так и у властей. Вспоминает негативный пример, когда землетрясение на Гаити разрушило здания с реестром собственности и с бэкапом реестра. Теперь в этой стране нет этих данных о собственности и вновь собрать их — очень сложно.

Вавилов отмечает, что блокчейн позволит полностью убрать бумажную часть работы. Все проверки и идентификации будут происходить в автоматическом режиме круглосуточно, прогнозирует он.

Блокчейн — интернет в 90-е годы

Исполнительный директор, партнер IBM Europe Кириакос Коккинос объясняет, что сейчас мы находимся на том этапе с блокчейном, на каком был интернет в середине 90-х годов. При этом ведущую роль в применении этой технологии, по его словам, играют три момента: бизнес-сеть, доверенный реестр, возможность обмена информацией.

Чего компании ожидают от блокчейна?

Хотят создать новую бизнес-модель или перестроить существующую, а также ждут, что это принесет большую прозрачность и надежность в сфере работы с данными. В то же время блокчейн – не только для индустрии финансовых услуг, он применим даже на ферме, где можно отслеживать, чем была накормлены животные, подчеркивает Коккинос.

Место блокчейна в государственной программе цифровой экономики

Министр связи и массовых коммуникаций Николай Никифоров начинает с послания президента Владимира Путина в конце 2016 года, когда глава государства поставил задачу создать условия для качественного экономического роста на сквозных технологиях (большие данные, искусственные интеллект, машинное обучение, туманные вычисления, технология распределенных реестров — блокчейн). Основные блоки, отраженные в государственной программе: работа с госдокументами, постановлениями, актами; блок работы с Центробанком - Мастерчейн; работа с документами Росреестра; работа с казначейскими расходами бюджета. По словам министра, в России уже существуют пилотные проекты на эту тему, теперь ведомство рассчитывает на политическую поддержку на уровне главы государства и на уровне законодательных органов для их внедрения.

«До виртуальной национальной валюты мы точно дойдем»

Заместитель председателя Центробанка Ольга Скоробогатова уверена, что Россия точно дойдет до виртуальной национальной валюты. Рассуждая, почему этого не произошло до сих пор, объясняет, что сейчас люди поняли революционность технологии и стали к ней серьезнее относиться. Представитель ЦБ согласна, что на подготовку к внедрению технологии потребуется от семи до 10 лет, а до этого банки будут инвестировать в нее. «Мы долго запрягаем, но быстро едем», — смеется зампред Банка России, поясняя, что пока Россия тратит много времени на согласования и обсуждения проектов в этой сфере, но и эффект позже будет достаточно быстрый.

«Бежать надо, поспевать везде», — иронизирует первый заместитель председателя правительства Игорь Шувалов насчет расписания сессий на форуме. Главные области применения блокчейна — идентификация лица и его связь с юридически значимыми секциями (банковские услуги, финансовая сфера и не только), отслеживание перемещения товаров, сфера собственности. Первый вице-премьер призывает не поддаваться оптимистическим иллюзиям насчет этой технологии, призывая, как и другие чиновники, к серьезной подготовительной работе. Сетует также на переезд в Сингапур российских ребят, которые занимались подобной технологией в России, но «не достучались» до Банка России. На это зампред Банка России Скоробогатова возражает, что им следовало бы обратиться к ней с этим вопросом. «Спасибо, до свидания, доброе утро всем», — завершает свой доклад Шувалов и убегает на параллельную сессию по искусственному интеллекту.

Произошел ли бы кризис деривативов в 2008 году, если бы в это время была технология блокчейн?

«Блокчейн – вряд ли решил эту проблему, хотя играет большую роль с точки зрения маргинальных расходов. Да, ситуация была бы прозрачнее, но в целом тогда было много и других причин этого кризиса», — рассуждает главный управляющий в России, глава подразделения в России, Украине и Казахстане, Citi Марк Луэ.

Инвестиции в блокчейн и место технологии в России

Венчурный инвестор и генеральный директор в Yota Devices Владислав Мартынов уверен, что выгоды от блокчейна в России лежат в трех плоскостях:

-Повышение эффективности государственной административной системы;

-Ускорение экономического развития различных отраслей;

-Развитие высокотехнологичных отраслей и продуктов в России.

«Блокчейн трансформирует то, как стартапы привлекают финансирование», — уверен Мартынов. Произойдет, по его мнению, трансформация венчурных инвесторов. Раньше такой инвестор приносил стартапу деньги, связи и экспертную оценку, напоминает он. Теперь, сделав ICO, проекты могут быстро решить вопросы финансирования, снижая важность такой помощи от венчурных инвесторов, заключает он.

Россия > СМИ, ИТ. Финансы, банки > forbes.ru, 2 июня 2017 > № 2195418


Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 2 июня 2017 > № 2195408 Антон Титов

Без границ: как найти инвестора для региональной компании

Антон Титов

Директор группы компаний «Обувь России»

Умение находить источники финансирования и общаться с инвесторами — ценный навык для любого предпринимателя, в том числе регионального.

Для многих региональных компаний проблема удаленности от центра принятия финансовых решений, в Москве, существенно осложняет работу по привлечению средств на развитие. Но это не значит, что у такого бизнеса нет шансов. Набор финансовых инструментов для бизнеса любого масштаба вполне стандартный, правда, от размера зависит приоритет в их использовании.

Микропредприятию нет смысла выпускать облигационный займ или устраивать IPO: себестоимость таких заимствований очень велика, а размер займа должен составлять не менее 1 млрд рублей, чтобы им заинтересовались потенциальные покупатели. Хотя в принципе никому не запрещено выпускать облигации и использовать инвестиционное кредитование — при желании средняя региональная компания может привлечь деньги именно таким образом.

Второй вариант для небольших предприятий — участие в государственных программах помощи малому и среднему бизнесу и банковское кредитование. Для средних компаний к уже перечисленным финансовым инструментам я бы добавил мезонинное кредитование инвестпроектов в производственной сфере. Это уже частично долговое акционерное финансирование, и такой вид кредитования можно получить в госбанках. Крепкими середнячками также могут заинтересоваться фонды прямых инвестиций. Сейчас не только за рубежом, но и в России много небольших частных объединений, которые ищут перспективные компании на начальной стадии роста. Многие собственники регионального бизнеса полагают, что слишком малы, чтобы вызвать к себе интерес, но на самом деле все зависит от того, насколько у вас уникальный продукт и сильная команда.

Будьте открытыми

Компании-заемщику очень важно быть максимально открытой для инвесторов. Многие региональные компании боятся этого, но поставьте себя на место потенциального кредитора: как в таком случае можно рассчитывать на его доверие? Легко ли принять решение о выдаче кредита, если нет понимания, что это за бизнес и насколько профессиональная команда работает в компании-заемщике?

Общайтесь с теми, кто принимает решения

В кризис еще больше усилилась централизация в принятии решений финансовыми институтами, полномочия филиалов региональных банков значительно сократились, центр принятия решений окончательно переместился в Москву, а решения о кредитовании принимаются на уровне головного офиса. К сожалению, во многих банках коммуникационные цепочки выстроены недостаточно эффективно, скорость прохождения информации очень низкая, и она, к тому же, часто просто теряется. И в этой ситуации сложнее всего среднему бизнесу: ты уже чересчур большой, чтобы банковский филиал мог самостоятельно выдать тебе кредит, но еще недостаточно крупный, чтобы тобой заинтересовался головной офис. Поэтому ключевая задача региональных заемщиков – это качественное донесение информации до сотрудников центрального подразделения банка о своем бизнесе, его финансовых показателях и структуре собственности, планах развития.

Влияет и субъективный фактор – вас не видят и поэтому плохо понимают. Надо не бояться выходить на топ-менеджеров банка, сообщать информацию лично тем, кто принимает решения. И дело не в том, что сотрудники регионального филиала банка менее важны. Человеку, который голосует за выделение финансирования вашей компании (будь то кредит или инвестиционная сделка), надо понимать, с кем банк будет работать, знать своего клиента в лицо. Конечно, это непросто. Если ваша компания находится на Дальнем Востоке, то из-за разницы часовых поясов даже просто созвониться с Москвой – уже сложная задача. В этом случае стоит рассматривать альтернативные способы связи, в том числе онлайн.

Сделайте работу с инвесторами регулярной

Специфика привлечения инвестиций для региональных компаний заключается в том, что они занимаются этой работой эпизодически. К сожалению, далеко не все умеют правильно общаться с госструктурами, отвечающими за реализацию программ поддержки малого и среднего бизнеса, и зачастую бизнес не получает льготного финансирования только потому, что их руководители неправильно подготовили документы. В небольших компаниях нередко собственник отдает вопросы привлечения финансирования на откуп бухгалтерии, но такая тактика не позволят добиться нужного результатов. Помните, что работа с инвесторами – это регулярный процесс. В команде должен быть отдельный специалист, а при росте бизнеса — и целый отдел, который будет взаимодействовать с финансовыми структурами и частными инвесторами. Получение кредита в банке или привлечение внешних инвестиций — это ежедневные коммуникации, постоянная работа, которая должна выполняться профессионалами и не прерываться, только в этом случае возможен ощутимый результат для бизнеса.

Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 2 июня 2017 > № 2195408 Антон Титов


Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 2 июня 2017 > № 2195406 Александр Рубцов

Политический нарциссизм в России. Приватизация прошлого

Александр Рубцов

Руководитель Центра анализа идеологических процессов

Вольности с историей становятся отличительной чертой «нового патриотизмаВольности с историей становятся отличительной чертой «нового патриотизма Картина А. Жирнова

Как надстраивается пантеон над пантеоном и кому можно, а кому нельзя «переписывать историю»

Предыдущие статьи нашего цикла о нарциссизме в политике были посвящены патологиям времени: нарциссическому освоению модусов прошлого, настоящего и будущего. В этой связи особый интерес вызывает формула запрета на «переписывание истории», которая в последнее время все чаще звучит в категорической модальности: «мы не позволим!» При этом разгоряченный собственной грандиозностью и всемогущественностью нарцисс легко вписывает историю в будущее как потенциал болезненно подавленной агрессии: «Можем повторить». Это рубеж, за которым простая глупость переходит в очень непростую патологию, диагностируемую разрывами коммуникации с внешним миром и другими, безумием самооценки, потерей связи с реальностью, способности к элементарной рефлексии. Более того, теперь выясняется, что у нас не просто «могут повторить», но уже реально повторяют саму систему утилизации истории советской пропагандой, нарциссической по самой своей природе.

Новый пантеон в битве за воздух

Если раньше играми с историей занимались ведомые партией академики с достойными навыками имитации научности, то сейчас качество легендирования резко падает. Унтер-офицерские вдовы нового военно-исторического поколения прилюдно себя высекают, сами того не замечая. Включается режим лишенного какой-либо рефлексии самолюбования на фоне чужих подвигов, реальных и нарисованных.

Обычно такие провалы списывают на дефицит ума и грамоты, но сплошь и рядом это уже становится строго атрибутируемым объектом психопатологии. Просто у нас не привыкли к тому, что между «нормальным» миром и клиникой уровня «Белых столбов», «Ганнушкина» и «Кащенко» нет пропасти, но есть (должен быть) вполне обыденный психоанализ. Власть, не читавшая Мишеля Фуко, резко, без континуальных переходов, делит общество на «нормальных» и «ненормальных» — и сама же попадает в эту ловушку. Игры с историей, прежде всего с историей Великой Отечественной войны, — идеальный в этом отношении объект для анализа.

Читающая «Известия» общественность недавно была озадачена очередным выступлением руководителя Российского военно-исторического общества Владимира Мединского, посвящённым новому этапу созданию героического «пантеона». Полное впечатление, что до и без Мединского такого пантеона не было и нет, и что других, более насущных проблем для российского самосознания сейчас не существует. Характерный тип осложнения: искусственно (под себя) ставится грандиозная задача, для решения которой предлагаются примеры откровенно убогие и часто некорректные. Не так важно, из каких публикаций, а главное, из каких контекстов тема «пантеона» здесь заимствована; важнее сама нарциссическая техника созидания героического мифа, основанная на руинировании уже существующей героики. Поскольку героическая история войны уже написана без Мединского, причем с участием таких гениев мысли и слова, как Сталин и Минц, остаётся строить новый пантеон на украшающем достраивании уже построенной красоты.

В данном тексте в частности безапелляционно утверждается, будто в первый же день войны было сбито 300 немецких самолётов. На этот счет есть разные данные. Из материалов Bundesarchiv во Фрайбурге следует, что в первую неделю (!) войны, то есть с 22.06 по 28.06, было уничтожено всего 280 самолётов Люфтваффе. И это не агитка, но по-немецки педантичный армейский отчет. Там же сообщается, что за 22 июня безвозвратные потери немцев (боевые и небоевые, с точной разбивкой по типам) составили 78 самолетов.

В статье про «пантеон» также утверждается, что в этот великий день мы превзошли по ущербу, нанесённому немцам, великую «Битву за Британию». Героический миф созидается из эффектных фрагментов, не всегда достоверных, а главное, разрушающих целое. «Самый трагический день в истории советской авиации» (по оценке Дмитрия Хазанова, ведущего специалиста по истории войны в воздухе) в сознании непосвящённой публики разом оборачивается днём её небывалого триумфа. Героизм конкретных людей, брошенных и подставленных собственным командованием, распространяется на общую героику государства, становится для преступной власти одновременно и алиби, и наградой.

Нарцисс видит только то, что хочет видеть, и в упор не видит того, что мешает восприятию его грандиозного Я. Хуже того, он искренне полагает, что этого не видят, не могут видеть и все остальные. Он всемогущ и в этом историческом селфи — в причащении к великой истории, но и в самооценке всемогущества своего мифосозидания. Мания грандиозности легко игнорирует тот факт, что «битву за Британию» британцы выиграли, тогда как мы свою войну в этот момент катастрофически проиграли. В угоду новому мифу натягивается даже сравнение конкретных потерь: 18 августа 1940 году немцы потеряли «над Британией» 163 человека летного состава, а 15 сентября того же года — 188, тогда как первый день агрессии против СССР стоил жизни 133 членам немецких летных экипажей (Д. Хазанов. 1941. Война в воздухе. Горькие уроки).

А это уже из нашего более чем лояльного к армии и вполне патриотичного источника «Para bellum!», материал с ярким названим «Сломанные крылья Люфтваффе»: «Однако намерения нападавшей стороны одним-двумя мощными ударами разгромить советскую авиацию в приграничных районах [...] не были реализованы в полной мере. В первый день войны советские лётчики выполнили около 6 тысяч боевых вылетов, сбили десятки (! – АР) самолётов противника». В некоторых ссылках на советские «архивные данные» значится цифра «более 200», однако «есть основания считать доклады советских соединений об уничтожении десятков вражеских самолетов недостоверными (якобы одна только 9-я смешанная авиадивизия сбила 85 немецких самолетов)» (там же).

В такого рода приемах, свойственных скорее даже рекламе, чем собственно пропаганде, принято выхватывать удобный фрагмент, вовсе не замечая опровергающего контекста. Для сравнения наши потери: «...По данным немцев, в первый день войны на земле было уничтожено 888, а в воздухе — 223 советских самолётов. Эти данные ненамного отличаются от данных, содержащихся в советских официальных источниках: всего потеряно около 1200 самолётов, из них 800 – на аэродромах». Есть и более скорбные цифры: «Для оценки убыли материальной части советских ВВС сравним наличие самолетов на 22 июня 1941 года и два дня спустя. Оказывается, что на Северо-Западном направлении количество боевых машин сократилось на 973, на Западном направлении — на 1497 и на Юго-Западном — на 1452 единицы. Итого 3922 самолета. Из этого подсчета напрашивается вывод, что за первый военный день потери составили не менее 2000 самолетов» (там же).

Проблема нарцисса не просто в завышенной самооценке и в особой любви к себе, могущей быть вполне конструктивной, но именно в утрате связи с реальностью. Пропаганда и тогда могла мешать делу едва ли не физически. «Соединения дальнебомбардировочной авиации не пострадали от налетов на аэродромы. Распоряжение командования ВВС о приведении частей авиакорпусов в боевую готовность было передано в 6 ч 44 мин. И что же? «На всех аэродромах начались митинги, — записано в официальной хронике АДД. — Летчики, штурманы, техники, младшие авиаспециалисты клялись сражаться с врагом до полного его разгрома, заверяли Родину, партию, народ...». Только около 10 ч. генералом П. Ф. Жигаревым была поставлена задача 3-му авиакорпусу ДД по уничтожению скоплений вражеских войск в районе Сувалок, и лишь в 13 ч 40 мин первые бомбардировщики начали взлет. Таким образом, более семи часов первой половины дня оказались упущены» (Д.Хазанов. Цит. соч.). История повторяется: и сейчас трудную работу с фактами прошлого подменяют якобы идейными выкриками замполитов – нереально пафосным митингом на полях былых сражений, в том числе проигранных.

Созидание героического «пантеона» на сомнительной цифре и вне контекста трагических поражений —классический пример замкнутой на себя нарциссический практики. При этом пропагандистский эскорт власти сильно принижает реальные заслуги тех, на ком нарцисс бесцеремонно паразитирует. Героизм наших лётчиков состоял в том, что тогда им приходилось сражаться на два фронта: против немецких асов с их гигантским опытом и техническим превосходством – и против провалов собственного командования. Нашу молодёжь бросали в бой с налетом 10-20 часов, тогда как 20-летний Хофманн, согласно легенде сбивший более 300 наших самолетов (в разы больше Покрышкина и Кожедуба), имел налёт более пяти тысяч часов, поскольку его матушка была владелицей авиаклуба.

Огромные потери были вызваны задержками информации и приказов, ущербностью обучения, отсутствием связи, маскировки и средств ПВО, катастрофическими ошибками в дислокации, в оперативном и тактическом руководстве. «Весьма существенным фактором, повлиявшим на резкое снижение боеспособности ВВС, явилась потеря управления на большинстве направлений в звене ВВС округа (армии) — авиационные соединения, части. Особенно плохо обстояло дело на Западном фронте, где штаб ВВС фронта в течение первых трех (!) дней войны фактически бездействовал». «Начавшаяся война показала, что советское руководство, в том числе командование ВВС Красной Армии, не способно управлять войсками в экстренных ситуациях. Изучая приказы первого дня, приходится признать, что они в большинстве отдавались без учета реальной обстановки или явно запаздывали». (Д. Хазанов. 1941. ««Сталинские соколы» против Люфтваффе»).

Создаётся полное впечатление, что новый пантеон собираются строить не только на фактуре, но также на идеологии и констатациях книги И.Минца «Великая Отечественная война Советского Союза». Данное сочинение во многом воспроизводит книгу «И.В. Сталин о Великой Отечественной войне Советского Союза», а в последней главе — речь И.В. Сталина 9 февраля 1946 года С поистине большевистской прямотой там сказано: «Уже в первые дни войны были разбиты лучшие германские дивизии и части авиации».

Хлестаковщина, в том числе в истории и даже в пропаганде, может давать короткий и сильный эффект в перевозбужденных, испуганных сообществах, но в итоге всегда заканчивается «немой сценой».

Идеологический регулятор как historical authorities

Вольности с историей становятся отличительной чертой «нового патриотизма». Повышенную конфликтность приобретают ситуации, в которых такие заявления не в ладах с предметом на уровне школы и здравого смысла. Открывая памятник Ивану Грозному, орловский губернатор заявил: «Историю надо помнить и не позволять ее никому переписывать». Перед этим он смело процитировал самого царя («Я виновен в смерти своего сына, потому что вовремя не отдал его лекарям»), пояснив, что беда случилась, «когда они ехали в дороге и он заболел. Они ехали из Москвы в Петербург…». Эта реновация на территории прошлого без его согласия противоречит «конституции» элементарного знания, согласно которой история обратной силы не имеет (во времена Грозного не было не только Петербурга, но даже Ленинграда и «Сапсана»). Тем не менее, в свободной России начала XXI века появляется монумент в честь одиозной и психически неуравновешенной личности с катастрофическим финалом правления, благоразумно удалявшейся из пантеона царствований на протяжении всей истории Империи и династии. Получается, что региональный администратор, сомнительной остепенённости историк, активный мотоциклист и ещё группа лиц примерно того же качества непринужденно ставят на место плеяду императоров и историков-классиков, меняя изложения и оценки в угоду коряво понятой конъюнктуре.

В формуле «мы никому не позволим переписывать историю» интересно все: и понимание «истории», и неясность в том, что значит «переписывать», и, конечно же, это величественное «Мы». Звучит помпезно, как «Мы Николаи Вторые».

По ситуации история здесь понимается либо как то, что написано, либо как то, что было («на самом деле»). И то, и другое, и написанное и бывшее, переписывать нельзя. Реальный же смысл здесь таков: то, «что было на самом деле», и есть то, что написано, — но не где угодно и кем угодно, а лицами или инстанциями, уполномоченными в данный момент контролировать производство исторической правды – идеологическим регулятором. Таким образом, история и как реальность прошлого, и как его «правильное» описание приватизируется властью, после чего поступает в распоряжение подразделений идеологии и пропаганды. В соответствующем отделе Гохрана она хранится как «неприкосновенный» запас, который по мере надобности расходуется направо и налево, но прикасаться к которому никому из непосвящённых не позволено. «Это святая легенда, к которой просто нельзя прикасаться» (Владимир Мединский о 28 панфиловцах).

То же со словом «переписывать». Запрещено переписывать (критиковать, оспаривать и даже просто ставить под сомнение) то, что в данный момент записано в официальном историческом каноне, в версиях начальства определённого уровня и даже просто в изделиях пропаганды. Таким образом, переписывать историю, вообще говоря, можно, включая официальный канон, но это компетенция «исторических властей» – если так можно выразиться по аналогии с понятиями financial authorities, customs authorities и т.п. О том, как эта мания административного величия реализуется в реальной работе с историческим материалом — в следующей статье.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 2 июня 2017 > № 2195406 Александр Рубцов


Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 2 июня 2017 > № 2195337 Лев Хасис

Десять фактов о Льве Хасисе

Татьяна Терновская, редактор Банкир.Ру

По оценкам российских СМИ, Лев Хасис много лет был самой влиятельной фигуре в российской розничной торговле. При этом, в его биографии были и банки: в середине девяностых он был директором филиала Автовазбанка в Самаре, немного позднее — вице-президентом Альфа-банка. Сейчас он — первый зампред правления Сбербанка, куда пришел, оставив пост старшего вице-президента в Walmart и вернувшись из США в Россию. Bankir.ru представляет: «розничный король России», «человек, который может спорить с Грефом» — и топ-менеджер мировой величины, который занимается только тем, что ему интересно.

Детство и студенчество

Лев Хасис появился на свет в Самаре. Его родители работали на авиазаводе, к коммерсантам в семье относились не очень хорошо. Соответственно, у мальчика была одна дорога после школы: он поступил в Куйбышевский авиационный институт на факультет самолетостроения.

В студенческий годы Лев Хасис проявил себя как организатор различных мероприятий. Он организовывал выступления КВН, «Студенческую весну» — носил по сцене колонки, покупал в магазинах реквизит и так далее. На последнем курсе он возглавил в институте отдел международных связей и занимался привлечением иностранных абитуриентов на платной основе. Примерно тогда же Лев Хасис на паритетных началах открыл два рекламных агентства — «Вект» и «ИнтерВолга».

Получив в конце 80-х годов диплом, он вовсе не отправился создавать самолеты. Первые два года после окончания вуза Лев Хасис активно занимался рекламным бизнесом и возглавляет коммерческую структуру АО «Самарский торговый дом».

«Я и сам выбираю трудный путь»

Самым интересным видом спорта для себя Лев Хасис считает бизнес. В «чистом» спорте, по его собственному признанию, он любит теннис, бильярд и рыбалку.

Что касается предпочтений в музыке, то он рассказывает, что рос на Высоцком, Визборе, Окуджаве и «Машине времени». «И сейчас, бывает, что-то для себя напеваю, например: «Можно свернуть, обрыв обогнуть, но мы выбираем трудный путь, опасный, как военная тропа», — цитирует Льва Хасиса издание «Сноб». — Я и сам выбираю трудный путь, но стараюсь находить максимально практичные, доступные и реалистические решения».

«Интересен масштаб»

Лев Хасис предпочитает так называемый «менеджерский путь». «Нехорошо говорить в сослагательном наклонении, но, может быть, я бы гораздо больше заработал, занимаясь своим собственным бизнесом, — сказал он еще давно в интервью. — Но я ни о чем не жалею».

Лев Хасис утверждает, что ему всегда был интересен масштаб деятельности, а не только то, сколько он может заработать. «Выбор направления карьеры — это одновременно эмоциональное и рациональное решение. Выбирая, очень важно понимать, чем ты действительно хочешь заниматься, каковы твои глубинные мотивы и интересы, — рассказывает он. — Интересным может казаться одно, но важным на самом деле станет совсем другое. Помню, в детстве, когда отец приносил домой из библиотеки пять-шесть книг, мне хотелось прочитать сразу все. Но это невозможно. Как выбрать? Я переворачивал книги обложками вниз, перемешивал на столе и брал одну наугад. Сейчас я понимаю, что испытывал тогда свое «подсознательное». Если особых эмоций не было, я откладывал книгу в сторону, перемешивал остальные и брал до тех пор, пока что-то внутри не подсказывало «да, именно эта».

Лев Хасис считает, что по схожему принципу можно выбирать и карьеру. «Не думайте только о материальных выгодах каждого варианта — положите их, как книги, обложками вниз (в конце концов, в любом случае вы сможете заработать на жизнь). А дальше переворачивайте и прислушивайтесь к себе — отзовется что-то внутри или нет. И выбирайте то, что подскажет «да, именно это», — говорит он.

«Его называют жестким менеджером»

В Москве Лев Хасис какое-то время работал в различных отраслях, после чего вошел в совет директоров продуктового ритейлера «Перекресток», затем возглавил его. Талант, умение и опыт скупки мелких региональных компаний помогли ему объединить сети супермаркетов «Перекресток» и «Пятерочка» в холдинг Х5 Retail Group. Холдинг стал лидером российского рынка, а сам Лев Хасис в 2002 году — лауреатом премии «Персона года».

Его называют жестким менеджером. Говорят, что опоздавших на летучки, независимо от должности, в зал не допускали. Длинные доклады были запрещены — любимой фразой Льва Хасиса была «Начинайте с конца!» Если его топ-менеджер не достигал поставленных задач, его выгоняли из компании даже без «парашюта». По воспоминаниям бывших сотрудников, в Х5 Retail Group могли уволить за нежелание перед началом каждого совещания исполнять корпоративный гимн «Вперед, Х5, вперед! Весь мир нас ждет!»

Уже значительно позднее, поработав в Walmart и перейдя оттуда в Сбербанк, Лев Хасис говорил о важности корпоративной культуры: «В России, к сожалению, корпоративная культура зачастую лишь лозунги на стенах офисов, имеющие слабое отношение к практической жизни компании. При наличии бизнес-целесообразности редко кто вспоминает о своих же собственных идеологических догмах. Сотрудники видят двойные стандарты и ведут себя соответствующим образом. Не только в Walmart, но и в паре десятков крупнейших международных корпораций, партнеров Walmart, с которыми мне пришлось взаимодействовать, корпоративная культура не вывеска над бизнесом, а собственно сам бизнес. Культура определяет стратегию, бизнес модель, нормы поведения, операционные принципы и важнейшие, а иногда и все бизнес-решения».

«Розничный король России»

Предприниматель и основатель Тинькофф Банка Олег Тиньков упоминает Льва Хасиса в своей книге «Я такой как все».

«Перед запуском банка я тоже имел случайный разговор с Михаилом Фридманом. В июне 2005 года по приглашению тогдашнего гендиректора торговой сети «Перекрёсток» Александра Косьяненко я оказался на праздновании десятилетия компании за столом со всеми руководителями «Перекрёстка» и поделился своей идеей банка кредитных карт.

— Я давно думал открыть аналог банка Capital One в России, — отреагировал председатель совета директоров «Перекрёстка» Лев Хасис.

— Идея хорошая, но требует детальной проработки, — добавил Михаил Фридман.

— Меня только один момент волнует: если у банка не будет отделений, как людям гасить кредиты? — спросил я.

— А почта на что? Будут ходить на почту, там и платить».

В 2010 году Лев Хасис выступил героем программы Олега Тинькова «Бизнес-секреты», где предприниматель называет его «розничным королем России». «Послушайте Льва Хасиса, это интересно и поучительно, — написал предприниматель в своем блоге в ЖЖ, представляя передачу. — Реальная success story — парень из Самары, а куда взлетел! Так что у вас все пути открыты. Спасибо большое Льву за время — мужик!»

«Греф и Хасис вместе — это настоящая интрига»

Осенью 2011 года российский рынок был взбудоражен новостью о том, что бывший глава Х5 Retail Group Лев Хасис приступает к обязанностям старшего вице-президента по международным операциям крупнейшего мирового ритейлера Walmart. «Российский топ-менеджер впервые вошел в элиту мирового бизнеса» — пестрели заголовки в новостях. Исполнительный директор Ассоциации компаний розничной торговли Илья Белоновский назвал уход Хасиса «серьезной потерей для отрасли», не забыв, впрочем, добавить, что «в этот великий день мы испытываем очень большую гордость за отечественный ритейл».

Однако уже через два года Лев Хасис снова дал повод говорить о себе: стало известно, что его пригласили на работу в Сбербанк на должность первого зампреда правления и главного операционного директора. И он согласился.

Позднее он рассказывал, что получил предложение о переходе в Сбербанк еще в 2011 году, однако решился на этот шаг лишь два года спустя. Причин, по которым Льву Хасису пришлось бы уйти из Walmart, не было. Пишут, что во многом это решение было принято благодаря настойчивости Германа Грефа — по словам Льва Хасиса, Грефу удалось убедить его в том, что работать в Сбербанке ему будет интересно.

«Близкие к госбанку люди говорят, что Хасис как раз человек такого калибра, который может спорить с Германом Грефом, — писала тогда газета РБК Daily. — По мнению экс-гендиректора по корпоративным отношениям X5 Retail Group Михаила Сусова, Греф и Хасис вместе — это настоящая интрига. «Хасису сейчас нужно выстроить эффективную команду узких специалистов, при этом можно не быть таким специалистом, — рассуждает он. — И в ритейле, и в банковском бизнесе все завязано на отношениях с потребителями. В корпоративной части управления процессы еще более схожи. Хасис адаптивный человек, он адаптируется и здесь».

«Любому человеку, живущему только работой, могу посочувствовать»

Несколько лет Лев Хасис был женат на дочери известного адвоката Наталии Барщевской, в браке появились двое сыновей — Александр и Леонид. В середине «нулевых» семейный союз распался, а в 2009 году Лев Хасис женился на девушке по имени Ольга, которая взяла его фамилию. Свадебная церемония не афишировалась, однако, по слухам, была пышной: на нее, якобы, было истрачено целых 700 тысяч долларов, а для 5-недельного свадебного путешествия была арендована океанская яхта и целый отдельный остров в Карибском море.

Сам Лев Хасис признавался — он до сих пор жалеет, что очень мало времени проводил с сыновьями. Рассказывают, что, когда кто-то из них ему звонил, он останавливал совещания и находил несколько минут, чтобы поговорить с детьми. «Любому человеку, живущему только работой, могу только посочувствовать, — говорит Хасис. — Пока не поздно, надо остановиться и больше времени проводить с семьей и друзьями».

Автор бизнес-книг

Лев Хасис — автор двух книг о бизнесе. Первая — «Развитие сетевых структур» — это цикл статей на актуальные темы современного ритейла: ценовая политика, развитие инфраструктуры, брендинг, выбор поставщиков, управление стоимости торговой сети, минимизации экономических потерь и т.д. Вторая книга является своеобразным продолжением первой. Она называется «Мировая розничная торговля. Основные тенденции».

В книге особое внимание уделено влиянию современных информационных технологий на развитие сетевого бизнеса, использованию бизнес-интеллекта. Также здесь рассматриваются вопросы интеграции сетевых организаций торговли, включая экспансию на российский рынок крупных зарубежных торговых сетей.

Ведущий радиопрограммы на «Эхе Москвы»

В 2011-2012 годах Лев Хасис выступил ведущим радиопередачи «Фирма’» на радиостанции «Эхо Москвы».

В программе рассказывалось об истории известнейших брендов, а слушатели посредством голосования сами выбирали, о каком бренде стоит записать ту или иную передачу. Так, с участием Льва Хасиса увидели свет программы об Airbus, Samsung, Shell, Apple и многих других. Примечательно, что в те времена он был в статусе старшего вице-президента Walmart, однако это не мешало ему самореализовываться в качестве ведущего радиоэфира.

«О прошлом нельзя сожалеть»

Лев Хасис сторонник позиции, что о прошлом нельзя говорить с сожалением — все, что ни делалось, было к лучшему. «Вчерашний день не изменишь, менять можно только завтрашний, — говорит он. — Но менять его — значит выбирать, в каком направлении идти. Каждый миг мы находимся на «развилках», и от наших действий зависит будущее».

При подготовке материала использовались публикации в изданиях Forbes, «Коммерсант», РБК, «Сноб», ФБ.ру, Finparty, «Алеф», Peoples.ru, фрагменты из книги Олега Тинькова «Я такой как все», выпуск передачи «Бизнес-секреты с Олегом Тиньковым».

Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 2 июня 2017 > № 2195337 Лев Хасис


Россия > Недвижимость, строительство > minstroyrf.ru, 2 июня 2017 > № 2194683 Михаил Мень

Интервью главы Минстроя России Михаила Меня радиостанции "Эхо Москвы"

А. Венедиктов— Михаил Мень, министр РФ в эфире у Владимира Рыжкова и меня.

В. Рыжков— Алексея Венедиктова.

А. Венедиктов— Михаил, естественно, сейчас очень много вопросов по расселению людей из некомфортного жилья в комфортное. Какие были бы правильно с точки зрения федерального центра иметь процедуры, чтобы успокоить страхи людей.

М. Мень— Понятен вопрос. Первое, что я хотел бы сказать, что сегодня расселяется аварийное жилье по нашей программе по 185-му закону, которое признано таковым на 1 января 2012 года. Это счетная программа, которая завершается в конце этого года, но вы знаете, что последним решением президента деятельность фонда содействия реформам ЖКХ продляется еще на год. Для того чтобы регионы, которые немножко отстанут в этой программе, но таких мало на самом деле, по моим оценкам не больше десяти регионов. На самом деле сегодня темпы неплохие страна набрала. И выполняют свои взятые на себя обязательства губернаторы неплохо. Порядка 3 миллионов метров квадратных аварийного жилья страна расселяет.

А. Венедиктов— В год.

М. Мень— В год. Раньше порядка миллиона расселяли. Сегодня порядка 3 миллионов. И процесс этот идет и самая главная задача, которую перед нами президент поставил, мы должны до конца 18-го года до окончания работы фонда содействию ЖКХ вместе с экспертным сообществом, с коллегами из парламента из обеих палат выработать новые постоянно действующие механизмы расселения аварийного жилья.

А. Венедиктов— Какова цена вопроса, в людях. В семьях. В квартирах. Я не очень понимаю.

М. Мень— У нас порядка половины жилого фонда в стране построено до 70-го года. Сейчас, конечно, за счет программы капитального ремонта мы начали сдерживать этот процесс. процесс выбывания как мы его называем. Он сегодня сдерживается. Потому что цифры вам приведу такие. В 15-м году мы за счет взносов на капремонт отремонтировали 25 тысяч домов. А в прошлом году мы уже 40 с небольшим тысяч домов.

А. Венедиктов— По стране.

М. Мень— Да. Сегодня собираемость, а люди рублем, как известно голосуют. Порядка 87%. Притом, что никаких…

А. Венедиктов— Собираемость чего, Михаил?

М. Мень— Взносов на капремонт. Это и есть сдерживание выбывания. И, безусловно, есть такие дома, которые уже не подлежат капремонту. Которые нужно расселять и для этого мы сегодня расселяем, как уже говорил этот считанный период, а дальше мы будем формировать новые подходы, новые постоянно действующие механизмы. То, что касается этого нового механизма. Пока окончательных решений нет, но что там будет задействовано. Первое – рыночные механизмы по земельному участку. Но это будет конечно касаться только крупных городов, крупных субъектов, где цена на земельный участок может быть как-то востребована для дальнейших инвестиционных процессов. Далее, будут задействоваться механизмы некоммерческого найма. Вы знаете, что, к сожалению, мы были против, к сожалению, было принято решение о продлении приватизации жилья. И я объясню, почему мы были против. Потому что получается так, что сегодня, когда по соцнайму люди приобретают это жилье, там неважно, в каком источнике, на работе или где-то получают от государства, то они тут же претендуют на его приватизацию. Ведь приватизация жилья бесплатная была для того чтобы люди приватизировали то, что им досталось в советские годы. То, что они заслужили, грубо говоря. Но теперь мы вынуждены искать новые механизмы, новые формулировки.

В. Рыжков— То есть задача стоит создать рынок этого самого социального найма, который не формируется в условиях бесконечной приватизации.

М. Мень— Совершенно верно. И придется нам находить другую формулировку для этого. Для того чтобы опять не уйти в то, что люди будут получать и опять приватизировать. Ну и еще целый раз моментов, которые эксперты предлагают тоже присовокупить к этому законопроекту по постоянно действующему механизму. Но у нас еще впереди полтора года есть, я думаю, что мы с помощью экспертов подготовим нормальные документы.

В. Рыжков— Хорошо, мы зафиксировали, что есть общая для всей страны проблема аварийного жилья. Она решается путем сноса, переселения, путем капремонта…

М. Мень— Или приобретения.

В. Рыжков— Это понятно. Но теперь самый острый на сегодня вопрос, он связан с Москвой. Здесь я к вам обращаюсь как к федеральному министру, который в своих компетенциях должен задавать регулятивные рамки для этого процесса. В Москве, Алексей, если не ошибаюсь, в предварительном списке 4,5 тысячи домов. Причем из них далеко не все так называемые хрущевки. Туда попали и дома царского периода, и дома сталинского периода кирпичные капитальные. И подавляющее большинство из них аварийными не признаны. Тем не менее, принимается закон о реновации, закон о сносе и переселении. При этом речь идет о том, была новость, что, скорее всего, это будут 20-этажки, и соответственно кардинально меняется городская среда. То есть люди условно жили в зеленом районе малоэтажном, будут жить в высокоэтажных башнях, в большей скученности, с меньшей экологией возможно. Вот что тревожит людей. Вот вы как федеральный министр, который регулирует эту сферу, как вы видите правильное решение вопроса реновации.

А. Венедиктов— Правильное и справедливое, Михаил. Это разные вещи.

М. Мень— Это важное замечание, потому что мне кажется, что здесь нужно в первую очередь опираться на то, чтобы подавляющее большинство людей все-таки приняло такое решение с учетом всех плюсов, но и всех минусов, о которых…

В. Рыжков— Сознательное решение.

М. Мень— Сознательное решение. Мне кажется мы немножко не учитываем еще некий такой психологический фактор того, что… Вот приведу пример по своей семье. У меня мама живет в обычном доме панельном, и я ей говорю всегда, у меня есть возможность, задекларированные средства, я готов тебе помочь купить. Потому что она, когда она не живет на даче, живет в обычной, мы ей сделали ремонт хороший. Она говорит: я не хочу. Я не хочу, потому что я привыкла здесь, я понимаю, я вижу, знаю, где магазин, аптека, то-се. Это у людей старшего возраста очень часто проявляется.

В. Рыжков— Это их законное право.

М. Мень— Поэтому здесь, безусловно, нужно найти механизмы и сегодня идет большая дискуссия над поправками ко второму чтению, в которой принимают участие как члены команды Сергея Семеновича, так и депутаты из профильного комитета, так и наши специалисты.

В. Рыжков— Вас они подключили?

М. Мень— Да, конечно. И наши эксперты тоже и специалисты, безусловно, с этим работают. И представители экспертного сообщества, Общественной палаты. И результатом будет 6-е число, то есть этот вторник, когда будут большие парламентские слушания на эту тему. Где уже будет говориться о результатах этой работы, согласительной работы по тому, как планируется к принятию этот законопроект по второму чтению.

А. Венедиктов— Я возвращаюсь к своему вопросу. К вопросу справедливости. Сразу после парламентских слушаний перед вторым чтением мы ждем в нашей студии Сергея Собянина. Мэра Москвы. Вроде обещал придти. Рассказать свое видение. Но вот слово «справедливость» вы упустили, Михаил. Потому что на самом деле что является справедливым. Что здесь для людей, которые получили эти квартиры в результате своего труда в основном в Советском Союзе и получили законным образом. И вот эти страхи, которые существуют, страхи неудобства, некомфорт и так далее, что будет являться справедливым для того чтобы эти люди, которые не хотят, может быть, часть из них, может быть меньшинство, может быть большинство выезжать. Но, тем не менее, они таким образом как бы берут в заложники остальных. А эти берут в заложники других. То есть они все жители дома берут друг друга в заложники.

В. Рыжков— И вообще как быть с частной собственностью…

А. Венедиктов— Два вопроса. Давай сначала про заложников, а потом про частную собственность. Я про справедливость, а ты про собственность.

М. Мень— Смотрите, здесь все-таки нужно обратить внимание на то, чтобы люди сами приняли это решение. Безусловно.

А. Венедиктов— Мне говорят, знаете, Михаил, извините, перебью, что даже внутри одной семьи есть разные точки зрения. А у них долевое участие. Ну и так далее.

В. Рыжков— Запросто кстати.

А. Венедиктов— Как здесь, что за механизм.

М. Мень— Самое главное беспокойство, во всяком случае, то, что мы видим по обращениям, которые к нам в министерство тоже поступают. Конечно, они в основном идут в адрес правительства Москвы, но и к нам тоже поступают. У людей все равно до конца нет уверенности в том, что это будет тот же самый район. Вот это, пожалуй, один из самых главных факторов. И пока люди этого в законе не увидят четко прописанного, они будут сомневаться и колебаться до последнего момента. И я уверен, что если появится эта четкая норма обозначенная в законе, зафиксированная, то у людей несколько другое будет отношение. Потом мне кажется, еще очень важно начать. И сделать некие первые пилоты, и чтобы люди увидели, что на самом деле происходит. То есть я же помню подобного рода программы и у Лужкова. Просто я тогда тоже работал в правительстве Москвы. Просто тогда не было такого массового объявления.

В. Рыжков— И шума не было. Все тихо шло.

М. Мень— Не было шума. И спокойно решали дом за домом поэтапно. Смотрели, где есть действительно реальная проблема и там люди принимали соответствующее решение. Я думаю, что это очень важно, чтобы все-таки люди поверили не на слово, а поверили, увидев документы, что они не уедут в Новую Москву. Это, пожалуй, главный фактор. И потом там еще есть моменты, на которых мы акцент делали. Потому что немного, но все-таки есть людей, которые взяли на вторичном рынке эти квартиры в ипотеку. И здесь для нас было важным и правительство Москвы пошло нам навстречу и уже прописывают этот алгоритм ко второму чтению, потому что здесь получилась недосказанность. Люди на определенных условиях взяли в ипотеку квартиру в пятиэтажке, у них может быть возможностей больше нет. И как здесь будет все это зафиксировано, я надеюсь, мы к шестому числу тоже увидим то, что будет сделано.

А. Венедиктов— Михаил Мень, Алексей Венедиктов и Владимир Рыжков.

В. Рыжков— Тут еще многих знаете, что Михаил, смущает. Гонка, спешка. Потому что когда речь идет о полутора миллионах москвичей. По разным оценкам миллион-полтора миллиона, и вот этот вопрос – чего так гнать к следующей неделе, он тоже возникает. Потому что это настолько важный вопрос, он затрагивает такое огромное количество людей, что сама спешка создает эффект недоверия. Раз спешат, значит, что-то задумали. А вопрос мой вот какой. Известна масса случаев, когда знаменитый рисовод в Токио, который отказался продать свой участок земли, и в итоге в аэропорту Нарита, они сдвинули взлетно-посадочную полосу, а он продолжает выращивать рис. Потому что право частной собственности священно. И обычно на Западе как это решается. Кто-то добровольно соглашается переезжать при сносе дома, а кому-то выплачивают выше рыночной стоимости сумму, причем иногда в разы более высокую для того, чтобы он только согласился. У нас же речь идет о равнозначности. То есть речь не идет, что у людей несогласных будут выкупать по цене выше рыночной. Вот вопрос даже чисто конституционный и вы как федеральный министр прекрасно понимаете суть моего вопроса. Потому что Конституция говорит: частная собственность священна. Без согласия человека нельзя его лишить собственности. Даже если 10 человек из 50 скажут, нет, мы не хотим выезжать, их нельзя трогать. Либо им надо предлагать двойную-тройную цену, чтобы они согласились.

А. Венедиктов— Тогда остальные 40 вернутся за двойной-тройной ценой. Я бы вернулся.

В. Рыжков— Вот что делать с этой ключевой правовой коллизией по частной собственности. Ваше мнение.

М. Мень— Начать с того дома, не знаю, сколько их будет, где вопрос на сто процентов решен.

В. Рыжков— Где все согласятся.

М. Мень— Абсолютно. И сделать из этого пилота.

В. Рыжков— Показать положительный пример.

М. Мень— Безусловно. И всегда когда люди увидят, что соседний микрорайон смотрите, пошел двигаться в эту сторону, все-таки там подразумевается иное качество абсолютно жилья. Потом теперь глобально давайте взглянем на Москву. Ведь у нас получилась Москва, вывернутая наизнанку. Потому что у нас именно центр и близкие к центру микрорайоны заняты пятиэтажками, которые далеки от совершенства, мягко скажем.

В. Рыжков— А окраины современные.

М. Мень— А окраины более-менее уже современные. Которые застраивались или современные микрорайоны или в 80-е, когда только панельное активное домостроение, серии более-менее приличные когда появлялись. И получается вот этот вывернутый наизнанку город. Конечно, если московские власти эту проблему решат, то это серьезно изменит просто облик нашего города. Это действительно так.

В. Рыжков— Еще один короткий вопрос. В какой степени этот закон, который сейчас насколько я понимаю, индивидуально применим только к Москве…

М. Мень— Конечно.

В. Рыжков— В какой мере эта технология и подходы могут быть потом мультиплицированы на всю страну. Потому что уже люди из Перми, уже про Питер был, помнишь, Алексей. Вот как вы как министр видите, что будет дальше.

М. Мень— Пока мы не увидим первые результаты, мы даже тему эту обсуждать о возможной кальке этой программы на другие субъекты РФ, мы даже рассматривать не будем.

В. Рыжков— То есть Москва как пилот.

М. Мень— Безусловно. С другой стороны мы понимаем, что даже если эта программа станет эффективной, что вполне возможно, и мы здесь будем Сергея Семеновича активно поддерживать, но может быть Питер, может быть еще несколько крупных городов, там, где есть экономика. Потому что мы понимаем, что правительство Москвы будет вовлекать в этот процесс застройщиков, которые…

В. Рыжков— Инвесторов.

М. Мень— Которым нужно и построить социальный блок, в который они расселят людей. И еще иметь определенный объем для того, чтобы сложилась экономика. А, например, если брать регион, которым я руководил 8 лет, то даже в областном центре это нереально.

А. Венедиктов— Последний вопрос, Михаил. А собственно для чего был нужен новый закон. Что изменяет новый закон по отношению к тем правилам, для Москвы я имею в виду, которые существовали все эти годы. Каких там исключительных или дополнительных полномочий…

М. Мень— Первое. Понятен вопрос. Первое – то, что пятиэтажки те, про которые идет речь в Москве они не являются и не могут быть признаны аварийными в классическом смысле слова. Как трактует закон.

А. Венедиктов— Потому что?

М. Мень— Ну потому что они еще не аварийные.

А. Венедиктов— А они еще не аварийные.

М. Мень— Потому что есть определенный алгоритм, когда комиссия собирается, обследование проводят и принимают соответствующее решение. Они еще и извините, тоже меня как регионала в недавнем прошлом, но все-таки, если бы у меня в регионе было бы побольше пятиэтажек, а поменьше шлакоблочных бараков, я был бы очень рад. То есть вопрос такой. И, безусловно…

А. Венедиктов— Мы говорили о новеллах.

В. Рыжков— Чем отличаются…

А. Венедиктов— Не аварийные.

М. Мень— Первое – не аварийные. И второе — то, что для проекта, который задумали в Москве необходимы некоторые нюансы по техническому регулированию. Просто это долгая история, но они не сложные эти нюансы, но они необходимы. И вокруг этого тоже мы обсуждали, что касается сводов правил, СанПиНов и так далее. Потому что здесь все-таки получается зажатое пространство. И скажу так, что если бы сегодня мы с вами посмотрели бы на действующие пятиэтажки с точки зрения СНиПов и СанПиНов, они бы сегодня эти бы ПСД экспертизу бы не прошли. Вот о чем идет речь. Это понятно, ну и вот здесь мы за этим опытом с очень большим интересом наблюдаем. И если как раз в этом будет эффект, то этот эффект может быть мы в части технического регулирования может быть что-то мы отсюда почерпнем.

А. Венедиктов— Спасибо большое. Михаил Александрович Мень был в эфире «Эхо Москвы».

Россия > Недвижимость, строительство > minstroyrf.ru, 2 июня 2017 > № 2194683 Михаил Мень


Россия > Недвижимость, строительство > minstroyrf.ru, 2 июня 2017 > № 2194663 Михаил Мень

Интервью главы Минстроя России Михаила Меня РБК

Министр строительства Михаил Мень в интервью РБК на ПМЭФ рассказал о программе реновации, расселении аварийного жилья и о том, как обеспечить прозрачность строительной отрасли

О реновации

— Уже несколько месяцев обсуждается программа реновации. Вы как курирующее федеральное ведомство насколько довольны процессом?

— Самое главное, что по результатам первого чтения, которое прошло в Госдуме, уже сегодня идет согласительная процедура по подготовке поправок к данному законопроекту. 6 июня будут большие парламентские слушания, на которых будет подведен некоторый итог этой согласительной работы. После чего уже можно говорить, какую форму будет обретать этот законопроект.

— Много поправок?

— Достаточно много. У людей вызывало беспокойство, куда они переедут и т.д. Все это регламентируется. Также смотрели внимательно на некоторые вещи, связанные с ипотекой. Для нас очень важно, как будет развиваться реновация среди ипотечников. Мы просили, чтобы эти вещи учитывались.

— В последние несколько месяцев звучала идея, что программа реновации Москвы может быть расширена на всю страну. Есть ли такие идеи?

— Дело в том, что в Москве программа реновации будет делаться бюджетными средствами, но и с привлечением негосударственного капитала. Это возможно только благодаря тому, что там будет и социальная составляющая по переселению людей в лучшие жилищные условия, и рыночная составляющая. Такое возможно только в Москве, может быть, еще в двух-трех крупных городах в нашей стране. Я не представляю, как это под кальку может «лезть» на другие субъекты Российской Федерации.

Мы посмотрим, как это будет реализовываться. Может, какие-то элементы по техническому регулированию, может, что-то и почерпнем со временем. Но под кальку точно ничего браться не будет.

Об аварийном жилье

— Каким образом будет в регионах решаться вопрос аварийного жилья?

— Сегодня работает программа по расселению аварийного жилья, которое признано таковым на 1 января 2012 года. Она реализуется неплохо; конечно, есть лидеры и есть регионы отстающие. Программа должна завершиться до конца этого года. Но решением президента сдвинута работа Фонда содействия реформе ЖКХ еще на год. И если кто-то из регионов не справится со своими обязательствами, которые брали на себя руководители регионов, то у них будет возможность доделывать эту работу. Но с другой стороны, ответственность тоже будет достаточно серьезной.

Теперь то, что касается дальнейшей судьбы расселения аварийного жилья. Президент поставил нам задачу как раз до конца 2018 года выйти вместе с депутатами Госдумы, членами Совета Федерации и экспертным сообществом на определенные решения по принятию постоянно действующих механизмов для расселения аварийного жилья. И мы сегодня над этим работаем.

— А есть какие-то предварительные наработки по этой теме?

— Предварительные наработки, конечно, [есть], но о них не хочется говорить, потому что люди могут подумать, что это уже принятые решения. Пока конкретики никакой нет. Но могу сказать, что максимально, и рыночные механизмы в том числе, мы будем в этот процесс задействовать. Во всяком случае, в крупных городах, где земля под этим аварийным зданием может представлять какую-то ценность. Большая, очень сложная работа, которой мы сейчас занимаемся, — это некий мозговой штурм, для того чтобы выйти на постоянно действующий механизм. Потому что сегодня этот объем — более 11 млн кв. м жилья, которые мы расселяем. Мы сегодня вышли на цифры, расселяем по 3 млн кв. м в год. Сейчас эти темпы неплохие, но это при прямом софинансировании программы из бюджета. Нам нужно находить новые механизмы. Я напомню, что Фонд содействия ЖКХ был создан из средств компании ЮКОС. И за счет этого расселяли аварийные дома. Мы получили конкретные поручения от президента и найдем решение.

О прозрачности строительной отрасли

— Насколько прозрачна строительная отрасль? Какие инструменты могут повысить прозрачность?

— Мы сейчас работаем над очень серьезной государственной информационной системой — ГИС «Ценообразование». Сегодня, чтобы было понятно, существует два метода ценообразования в строительстве. Это индексно-базисный метод, то есть когда берется база и от нее соответствующие индексы. И есть современный, более продвинутый ресурсный метод, когда оценивается стоимость ресурсов.

Сегодня мы продолжаем пока работать по принципам индексно-базисного метода, который хорош в момент стабильной экономики и малой инфляции. В советские годы система эта работала очень неплохо, но тогда вообще была другая система ценообразования. Ресурсный метод, к которому мы создадим предпосылки, создав эту государственно-информационную систему, оценивает и ежеквартально мониторит стоимость всех строительных ресурсов. Это и строительные материалы, это и заработная плата в отрасли, услуги машиномеханизмов и плюс логистика. С сентября эта схема заработает. Ей смогут пользоваться не только участники бюджетного процесса, но и все люди, которые хотят что-либо построить. Система будет в открытом доступе в интернете. Это действительно полезная вещь для всех, и она сделает ценообразование прозрачным, но оно все равно будет приблизительное. Не надо забывать, что это стартовая цифра для проведения аукциона. После аукциона там уже будущие подрядчики, они уже будут принимать решение, идти на снижение или нет. Но рынок уже будет корректировать не от «палец-пол-потолок», а от нормальной более или менее стартовой стоимости.

— А со стороны ФАС нет вопросов, потому что фактически вы начинаете определять цену на целый рынок?

— Конечно, мы это обсуждали с нашими коллегами из ФАС. Они приветствуют и поддерживают создание такой ГИС. Мы ничего, собственно говоря, не монополизируем, мы просто собираем информацию о производителях в единую базу, из которой будет всем понятно и очевидно, сколько стоит тот или иной ресурс в конкретном регионе.

— А кто занимается созданием технической базы?

— Главгосэкспертиза. Это главный наш подведомственный институт, где профессиональные эксперты. Поэтому здесь все в одном мощном подвиде сосредоточено. Я думаю, что в сентябре мы сможем презентовать эту ГИС.

— Бизнес как на это реагирует?

— Большинство еще даже не поняли, что мы делаем. Только сейчас начинают понимать, что будет происходить и как надо будет готовиться к тендерным процедурам. Но на самом деле серьезные сметчики, они все понимают, и в общем-то все понимают, что мы движемся в правильном направлении. И метод оценки стоимости ресурсов, он более правильный.

— Крупные игроки согласны на ту оценку, что вы приводите?

— Любой человек сможет с минимальными знаниями быть немного сметчиком. Это для строительного бизнеса сложно, но надо привыкать жить в нормальных условиях. Не пытаться обмануть, а пытаться заработать. В принципе, маржинальность в строительном бизнесе хорошая.

— То есть вы сказали сейчас, что маржинальность в строительном бизнесе завышенная?

— В ряде случаев, конечно. Есть индексно-базисный метод, и он бывает необъективен как в одну, так и в другую сторону. Потому что если на рынке произошел скачок по какому-то отдельному материалу — например, в один период был скачок по арматуре, а индексно-базисный метод он считал ровно, — то у строителей была проблема в другую сторону: у них была заниженная смета, и у них не было основания ее поднимать.

О комфортной среде

— Есть еще одна популярная тема — комфортная среда. Что делается в этом направлении сейчас, как-то законодательно эти нормы будут учитываться? Потому что много сомнений, опять же, с той же программой реновации. Будет ли в законе закреплено, что такое комфортная среда?

— Во-первых, все это регулируется сводами правил. За 3,5 года, что работает Минстрой, мы уже приняли около 200 сводов правил. 16 из этих 200 сводов правил посвящены, кстати, доступной среде. То есть среде для людей с ограниченными физическими способностями. Сегодня эти 16 сводов правил обязаны к применению строительства любого здания и сооружения. То, что касается нашей программы доступной городской среды, здесь тоже обязательно задействовать эти правила.

Помимо этого мы еще с министром труда Максимом Топилиным подписали совместное письмо, разослали каждому губернатору, чтобы при подготовке схем по благоустройству дворовых территорий — а у нас из всех средств, которые выделены на этот приоритетный проект, 42 млрд руб., — у нас схема должна быть обязательно с учетом этих требований. Главное отличие этой программы от всех других — что в ней главные действующие лица это люди. Мы договорились о том, что без людей не будет делаться ничего. Если двор хочет попасть в эту программу, значит люди должны собраться и договориться, что схема вот такая (столько-то лавочек, парковок). Просто, если этим начнет заниматься замглавы муниципального образования, ничего хорошего не будет, мы только сделаем хуже. Но если люди не собрались, то двор не попадет в эту программу.

Самое главное, чтобы люди сказали: этот объект благоустройства важен, а вот этот давайте во вторую очередь. Потому что, опять же, глава муниципалитета и хороший человек, но у него может быть свой вкус и взгляд, он захочет фонтан поставить, а люди для себя хотят набережную отремонтировать.

Мы взяли, конечно, и международный опыт, но и у нас тоже есть регионы. Тот же Татарстан. И в Башкирии, и в Московской области уже вот эта обратная связь опробовалась. И мы написали свои методические рекомендации и направили их в регионы.

Россия > Недвижимость, строительство > minstroyrf.ru, 2 июня 2017 > № 2194663 Михаил Мень


Германия. ПФО. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика. Химпром > kremlin.ru, 2 июня 2017 > № 2194353

Встреча с главой Татарстана Рустамом Миннихановым и премьер-министром Баварии Хорстом Зеехофером.

На полях Петербургского международного экономического форума состоялась встреча Владимира Путина с Президентом Республики Татарстан Рустамом Миннихановым и главой правительства федеральной земли Бавария (ФРГ) Хорстом Зеехофером.

Поводом для краткой беседы стало подписание документов о строительстве в Татарстане баварским концерном Linde Group нового нефтехимического комплекса по производству этилена и полимеров. Инвестиции в проект составляют порядка 10 миллиардов долларов.

Германия. ПФО. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика. Химпром > kremlin.ru, 2 июня 2017 > № 2194353


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter