Всего новостей: 2034695, выбрано 23708 за 0.109 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 22 февраля 2017 > № 2083503 Иван Коновалов

 Философский камень XXI века

на вопросы «Завтра» отвечает директор лаборатории Vankon Иван Коновалов

Алексей Анпилогов

"ЗАВТРА". Наш сегодняшний разговор будет посвящён интересной теме — постепенному приходу в наш мир технологий трёхмерной печати. И мой первый вопрос: что такое аддитивные технологии и почему их так назвали?

Иван КОНОВАЛОВ. "Аддитивными" эти технологии назвали от английского глагола to add — "добавлять, плюсовать". Такое название эта группа технологий получила потому, что при их использовании происходит постепенное, послойное создание трёхмерного объекта, которое получается последовательным добавлением плоских слоёв в общий объём готового изделия.

"ЗАВТРА". А насколько инновационны аддитивные технологии? Ведь есть два противоположно-взаимоисключающих подхода к 3D-печати: с одной стороны, есть мнение, что "всё это не более чем дорогие игрушки", но, с другой стороны, есть и вторая крайность — что аддитивные технологии являются чуть ли не современным аналогом средневекового "философского камня", использование которого может превратить любой технологический процесс в машиностроении в "кнопочно-рутинное" программирование 3D-принтера, который уже сам всё сделает — от столовой ложки до лопатки турбореактивного двигателя!

Иван КОНОВАЛОВ. Я считаю, что с появлением аддитивных технологий мы получили ни много ни мало — новую промышленную революцию. Такая оценка отнюдь не сверхоптимистична: при должной организации работы с использованием систем автоматизированного проектирования (САПР), непосредственно связанных с 3D-принтерами, мы можем получать готовые изделия, полностью соответствующие требованиям конструкторов и разработчиков, уже через 3-4 часа после того, как окончательная цифровая модель создана средствами САПР. Даже десять лет тому назад процесс проектирования шёл через сложные этапы создания проекций и чертежей, потом — пластилиновых или гипсовых моделей, потом изготавливались на отдельном оборудовании опытные образцы — а теперь, с применением 3D-принтеров, это можно сделать "в один проход", и это не будет стоить слишком дорого. То есть срок доводки, отладки, испытания и приёмки изделия сокращается радикально, а сама структура промышленного производства, которая раньше была намертво привязана к громадным цехам, испытательным полигонам, большим производственным коллективам и множественным отделам в конструкторских бюро, становится избыточной. Условно говоря, завтра и самолёт, и ракету, и автомобиль при желании можно будет разработать на кухне, а собрать в соседнем гараже, при этом они будут иметь качество серийного изделия, и их изготовление не отнимет десятилетия напряжённого труда. Но, конечно, у существующих технологий 3D-печати есть свои ограничения, их тоже надо учитывать.

"ЗАВТРА". А какие сейчас есть ограничения у 3D-принтеров? Что они могут, а что им недоступно? Они могут, например, сразу сделать деталь из высокопрочного стального сплава?

Иван КОНОВАЛОВ. Вот об этих ограничениях я и упомянул. Нет, как раз из стали пока что 3D-принтеры ничего сделать не могут: нет такой технологии, которая могла бы точно и прочно спечь стальной порошок и получить готовое изделие, сравнимое по физическим и химическим свойствам с продукцией фрезерного или токарного производства. Последнее достижение аддитивных технологий в "стальном мире" — это лишь высокопрочная точечная сварка стальных конструкций, в такой технологии сейчас, например, собирают мост в Голландии, где все операции по соединению стальных балок производит робот. Однако, как вы понимаете, от такого подхода до "отливки" готового стального моста по 3D-модели всё-таки дистанция серьёзного размера.

С другой стороны, в части других металлов у 3D-принтеров есть серьёзные успехи, в первую очередь — в рамках развития технологий SLS (выборочное лазерное спекание) и SLM (выборочная лазерная плавка). SLS и SLM-принтеры уже освоили такие материалы, как алюминий и углепластики. Например, детали для ракетных двигателей J-2X и RS-25, изготовленные методом SLM, были приняты по качеству даже НАСА. Хотя они несколько уступают по плотности материала деталям, изготовленным литьём и сваркой, но отсутствие сварочных швов благоприятно влияет на прочность изделий, и в итоге получается то же самое качество, приемлемое даже для ракетной техники.

Основное препятствие применения мощной SLM-технологии в "стальном мире" сегодня — это вопрос создания качественных и дешёвых порошков для последующего спекания лазерами высокой мощности. Как только материаловедение решит задачу создания таких порошков — 3D-принтеры закроют практически весь спектр используемых человечеством материалов, кроме, пожалуй, самых экзотических. И вот тогда это станет настоящим "философским камнем": из горы невзрачного серого порошка можно будет собрать и собор, и яхту, и космический корабль.

"ЗАВТРА". Если речь зашла об экзотических материалах — то, возможно, стоит рассказать о медицине и опыте вашей лаборатории в создании весьма сложных "деталей", потом попадающих в человеческий организм?

Иван КОНОВАЛОВ. Да, медицинская сфера — нагляднейший пример того, как аддитивные технологии позволяют решать массу задач, которые невозможно было сделать пилой, зубилом или даже фрезерным станком с ЧПУ. На сегодняшний день очень масштабные разработки в медицинской отрасли связаны с 3D-печатью искусственных суставов, скелетных костей, элементов черепа и позвоночника. То, что сейчас доступно для больных людей и инвалидов в виде весьма ограниченного набора стандартных титановых или полимерных имплантатов-заменителей, которые надо подгонять и адаптировать под свойства и особенности конкретного человека, уже в промежутке трёх-пяти лет можно будет легко и массово получать в виде готовых имплантатов, созданных на основе компьютерной томографии (КТ). То есть напечатанный имплантат будет полностью повторять вышедшую из строя человеческую кость — в силу чего и сама операция пройдёт проще, быстрее пойдёт процесс заживления и реабилитации. В стоматологии эти технологии уже активно применяются, причём не только в западных странах, но и в России. Сегодня можно на основании той же КТ изготовить индивидуальные коронки для замены разрушенных зубов, и точность такой коронки будет в районе 10-15 микрон, это практически полный аналог живого зуба, человек не чувствует замены.

"ЗАВТРА". Так что, отдавать ребёнка в медицинское училище на зубного техника уже безнадёжное занятие? Его заменят 3D-принтером?

Иван КОНОВАЛОВ. Ну, всё не так трагично. В конце концов, с исчезновением московских извозчиков появились водители московских такси и машинисты метро. Так что, думаю, и в вопросе зубных техников всё не так печально — им надо будет просто переквалифицироваться в специалистов по стоматологическим аддитивным технологиям, которые будут знать о компьютерной томографии, фотополимерах и принтерах гораздо больше, чем сегодня знают о своих нехитрых инструментах. Вместо работы руками предстоит работа головой — разве это не вариант?

Более того, оказывается, что компьютерное моделирование позволяет уйти в более щадящие технологии и с точки зрения самих пациентов. Например, с помощью специальных накладок-кап сегодня можно безболезненно поменять прикус, что раньше приходилось делать установкой травмирующих и неудобных брекет-систем. Сейчас же изменение прикуса моделируется компьютером, а человек просто постоянно носит во рту корректирующую капу-накладку, которая день за днём двигает зубы так, как это рассчитал компьютер, оказывая на них точное управляющее давление. А результат один — ровные зубы, приятная улыбка, правильный прикус.

"ЗАВТРА". Зубы, кости, суставы… Это ещё можно понять и принять. А насколько реальны утверждения о том, что завтра можно будет "напечатать" послойно если не всего человека, то, по крайней мере, какие-то его органы, целиком состоящие из живых клеток, а не из костной и соединительной ткани, которые мы уже смогли воспроизводить достаточно уверенно?

Иван КОНОВАЛОВ. Пока что мягкие, "живые" человеческие органы и их печать находятся за пределами возможностей аддитивных технологий. Я здесь подчёркиваю именно слово "технологии", поскольку мы говорим не о каких-то смелых опытах в научных лабораториях, а о массовом явлении, которое влияет на нашу жизнь, изменяет наши представления о ней. Известно, что в США проводятся уже около десятка лет опыты по печати небольших участков достаточно простых тканей — кожи, мышц, кровеносных сосудов. Наибольшим успехом было создание в 2006 году из человеческих клеток имплантатов мочевых пузырей, с которыми люди живут и сегодня. Однако сама индустрия печати человеческих органов из живых клеток только зарождается, в настоящее время большая часть таких работ выполняется практически вручную, а при помощи 3D-делают только незначительную часть — создание плоской структуры слоя ткани. Но перспективы в этой сфере, конечно, захватывающие.

Это обычная ситуация — например, один из столпов современной 3D-печати, так называемая стереолитография (сокращенно — SLA) появилась на уровне лабораторных опытов ещё в 1960-х годах, когда впервые были получены стабильные результаты в виде "засветки" лазером фотополимеров в жидком состоянии, в результате чего в толще раствора полимера в жидком состоянии с помощью когерентного света формировали сложную пространственную структуру. Однако первый SLA-принтер был запатентован только в 1986 году, а создан в виде эффективного промышленного изделия десятилетием позже. Ну, а на нынешние высокие стандарты качества SLA-технология и вовсе вышла в середине 2010-х годов. Это обычный "шаг технологии": от идеи и опыта до массового применения и устоявшейся технологии всегда проходят не месяцы, но годы и даже десятилетия. Поэтому печать живого человеческого сердца я жду лет через десять, не раньше.

"ЗАВТРА". Живое сердце? А что, есть неживое? Оно-то зачем?

Иван КОНОВАЛОВ. Не смейтесь. Неживые, инертные модели органов мы печатаем на 3D-принтерах уже сегодня. И нужны они не пациентам, а врачам. Печень, почка, поджелудочная железа — это сложные трёхмерные органы, которые хоть и похожи у всех людей, но имеют разное положение полостей, протоков, сосудов и нервов, находящихся в них. В силу чего любой хирург, который проводит операцию на живом органе (а других-то нет!) какие-то подробности об их строении часто выясняет уже во время операции, когда его скальпель доходит, например, до неприятной вены, которая мешает работе. Да, до момента операции хирург всегда изучает и рентгеновские снимки, и плоские разрезы КТ, но всё равно — он работает с трёхмерным органом, работает в состоянии стресса и ограничений по времени, может допускать ошибки, действовать в неудачном ключе. А мы поступаем иначе: на основе последовательных срезов КТ делаем точную трёхмерную модель нужного человеческого органа из материала, похожего на живые ткани (пластик или силикон), после чего она попадает к хирургу — и он уже может спокойно разработать план операции, посмотреть, куда ведут его разрезы скальпеля, не пересекают ли они важные артерии или нервные окончания. И это, как оказалось, радикально экономит время — по оценкам, время операции сокращается в два-три раза, вместо двух-трёх часовой операции можно иногда справится за сорок минут, если у врачей была модель оперируемого органа. А это уже, согласитесь, технология.

То же — и в создании так называемых хирургических шаблонов, когда из такого же инертного материала создаётся накладка на орган или на ткань, которая не позволяет хирургу отклониться от оптимального направления в положении хирургического инструмента, повредить не те ткани или соседние здоровые органы. Тут самый наглядный пример тоже будет из области стоматологии: сегодня мы печатаем на 3D-принтерах высокоточные хирургические шаблоны для установки зубных имплантатов. В прошлом, до их прихода в медицину, имплантаты, особенно устанавливаемые в нежную верхнюю челюсть, иногда пробивали её верхний свод и выходили своими концами в слизистую или даже в полость гайморовой пазухи, вызывая потом постоянные воспаления в ней. Сейчас это осложнение исключили — в том числе и за счёт применения хирургических шаблонов.

"ЗАВТРА". А где ещё нашли своё "место под солнцем" аддитивные технологии?

Иван КОНОВАЛОВ. Уже традиционно для ХХ и XXI веков — любая новая технология что-нибудь да приносит в военной сфере. Так, на многих современных американских военных кораблях нашлось место 3D-принтерам, которые используются для печати запасных частей для военной техники. Это связано с тем, что военно-морской флот часто действует в удалении от своих ремонтных баз и складов снабжения, а возить с собой всю номенклатуру запасных частей, добиваться 100% надёжности или разбирать другие единицы такой же военной техники на предмет недостающих запасных частей — всё-таки ущербные и половинчатые варианты. В случае промышленного 3D-принтера всё выглядит не в пример элегантнее: всё, что нужно для его работы, — это электроэнергия, запас соответствующего полимерного раствора или металлического порошка, да полный набор цифровых чертежей и 3D-моделей потребных запасных частей. После чего при использовании 3D-печати можно сократить перевозимый на корабле склад запасных частей до минимума, а остальное получать из чрева 3D-принтера, когда эта запчасть сломалась и критически нужна.

"ЗАВТРА". А насколько реальны страхи, что распространение 3D-печати приведёт к тому, что завтра любой преступник или террорист сможет напечатать автомат Калашникова в любом сарае?

Иван КОНОВАЛОВ. Это, в общем, скорее "страшилки" массового бессознательного. Да, в сети уже полно видеофайлов, в которых американские граждане браво стреляют на заднем дворе из очередного пластикового пистолета, напечатанного на 3D-принтере. За кадром остаётся только то, что все эти изделия оказываются реально одноразовыми, рассчитанными именно на эти один-два выстрела для ролика на "Ютуб". И дело тут не только в слабости 3D-печати в части создания металлических деталей — в конце концов, знаменитый австрийский пистолет "Глок-17" большей частью сделан из высокопрочного термостойкого пластика, что и обусловило эргономичность и низкий вес этого пистолета.

Слабость нынешней массовой технологии 3D-печати, упомянутой SLA-стереолитографии — в том, что она пока ещё недостаточно точна для целей оружейного дела, её нижний предел точности находится где-то на уровне 16 микрон. Этого вполне хватает для многих бытовых приложений, но у стрелкового оружия требования повыше.

Однако и тут технология не стоит на месте — уже появились комбинированные станки, которые объединяют 3D-принтер и высокоточный фрезерный станок, причём создание готового изделия в них идёт непрерывно, в один проход. То есть такой агрегат удачно сочетает преимущества старой и новой технологий, и вот на нём уже можно создать всё что угодно, в том числе и то, что незаконно.

"ЗАВТРА". Что же тогда будет с абстрактными "токарями и фрезеровщиками 6-го разряда"?

Иван КОНОВАЛОВ. Это, безусловно, вопрос социальных изменений. С одной стороны, нельзя сказать, что нынешние аддитивные технологии — "детский конструктор", который можно приобрести в соседнем супермаркете и получить литейный, токарный и фрезерный цех на полке своего гаража. Нынешние промышленные 3D-принтеры, которые используют последние достижения SLA, SLS и SLM технологий, комбинированные обрабатывающие центры — это оборудование стоимостью в сотни тысяч и даже миллионы долларов. Так что "мгновенная смерть" ни токарям, ни фрезеровщикам уж никак не грозит — даже крупные и процветающие предприятия будут использовать аддитивные технологии на наиболее сложных и ответственных участках, где старые технологии были неэффективны или катастрофически трудозатратны. С другой стороны, если рассмотреть рынок в динамике, то тенденция очевидна: на сегодняшний день в России уже установлено и работает около десятка промышленных 3D-принтеров, которые могут закрыть задачи в авиастроении, оборонной промышленности, создании космических аппаратов. Если речь идёт о профессиональных машинах, которые используются, например, в медицинской сфере, то таких принтеров уже сотни. Так что я думаю, что с течением времени перед нынешними производственными рабочими встанет простой вопрос: или переквалифицироваться и постигать тонкости и сложности аддитивных технологий — или соглашаться быть "слабым звеном", роль которого будет постоянно уменьшаться.

"ЗАВТРА". Получается, только бесправному и низкооплачиваемому гастарбайтеру на московской стройке опасаться нечего? Его-то на дорогущий принтер никто не заменит!

Иван КОНОВАЛОВ. И это тоже неправильный взгляд. Аддитивные технологии уже пришли и в такую традиционную отрасль, как строительство. Более того, тут у России есть свои уникальные наработки: российская компания недавно сделала строительный принтер, который может печатать стены здания из стандартного бетона, заливая конструкции стен по заранее разработанному плану. К достоинствам этого изделия можно отнести его дешевизну: его создатели понимали, что конкурировать их детищу надо будет как раз с низкоквалифицированной и дешёвой рабочей силой, которую массово используют российские застройщики. С другой стороны, сделать такой бетонный принтер было гораздо легче, чем принтер, использующий лазерное спекание порошка или стереолитографию: в здании не нужны микронные точности, там и миллиметров вполне достаточно. В итоге получился достаточно интересный строительный принтер, и им уже заинтересовалась отрасль.

"ЗАВТРА". А куда завтра шагнёт аддитивная технология?

Иван КОНОВАЛОВ. Во-первых, конечно, за аддитивными технологиями останется в ближайшее время всё мелкосерийное и опытное производство — тут им нет равных ни по стоимости, ни по удобству, ни по срокам исполнения заказов. Во-вторых, везде, где нужна персонализация изделия, тоже будут использоваться различные технологии 3D-печати — такой подход открывает совсем другой мир, отличный от мира ХХ века, который прошёл под сенью известной фразы Генри Форда, сказанной им по поводу его легендарного автомобиля "Форд-Т": "Цвет автомобиля может быть любым, при условии, что он чёрный". Это фраза подчёркивала торжество индустриального подхода, в рамках которого потребитель был не более чем очередным "винтиком" в машине капиталистического способа массового производства. Аддитивные технологии позволяют уйти от этого диктата: автомобили будут не только "любого цвета", к чему мы уже привыкли, но и вообще — любыми. Любой формы, любого размера. Хватило бы вам фантазии и порошка с фотополимером.

Ну, и в-третьих, всегда нужно, конечно, учитывать оборотную сторону любой технологии. Если гипотетический "капитализм будущего" сможет остаться решающей силой — то мы сможем увидеть не только "новые органы в кредит", но и, например, "гамбургеры и пиццу из белковой массы, крахмала и пальмового масла", которую бесправным рабочим будут выдавать холодильники-принтеры в обмен на трудодни на самых тяжёлых и опасных работах. А в случае неуплаты по счёту людей будут лишать и такой "помойной еды" из принтера-пищераздатчика. Неприятный мир? Не спорю. Ведь, в конечном счёте, использование и развитие любой технологии зависит только от нас самих, и только нам решать: будут ли 3D-принтеры спасать жизни — или их приспособят для производства оружия и синтетической еды взамен натуральной.

"ЗАВТРА". Большое спасибо за интересную и содержательную беседу.

Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 22 февраля 2017 > № 2083503 Иван Коновалов


КНДР > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 22 февраля 2017 > № 2083473 Александр Проханов

 Явление вождя

главный редактор «Завтра» беседует с заместителем Председателя ЦК Трудовой Партии Кореи Ким Ги Намом

Александр Проханов

Александр ПРОХАНОВ.

Уважаемый товарищ Ким Ги Нам, в нашей стране после кончины Сталина были лидеры, но не было вождя. В вашей стране роль вождя очень важна. Я бы хотел понять, как появляется вождь? Можно выучить и воспитать инженера, врача, учителя, но нельзя выучить вождя. А как в вашей стране рождается вождь? Какими свойствами должны обладать и человек, и среда, в которой он воспитывается, чтобы возникла такая мощная и значительная величина?

КИМ Ги Нам

Это непростой вопрос, Александр Андреевич. На него нельзя ответить коротко.

Александр ПРОХАНОВ.

Это вопрос не только непростой, но и совершенно секретный.

КИМ Ги Нам

Не совершенно секретный, конечно, но этот вопрос занимает центральное место в теории кимирсенизма, кимирченизма, он ключевой. У нас есть народная поговорка: "Нашему народу повезло с вождями". А наши вожди часто говорили, что им повезло с народом. Все наши вожди вышли из народа.

В 1974 году я в составе большой делегации корейской ассоциации работников общественных наук посетил Японию. Мы объехали почти всю страну, побывали в 47 уездах. Встречались с японскими учёными, в том числе с первым генеральным директором Международного института изучения идей чучхе, видным, признанным в мире специалистом по международному праву. Я тогда задал ему вопрос: каким образом Ким Ир Сену удаётся вникать во все вопросы жизни страны и мудро руководить делами революции и строительства, в чём секрет?

Это почти такой же вопрос, Александр Андреевич, что вы задаёте мне. И тогда он тоже затруднился ответить на мой вопрос. Но тогда я, не задумываясь, сказал то, в чём всегда был убеждён: товарищ Ким Ир Сен считал народные массы своим учителем. А народ мудр. И у него можно научиться всему.

Такое основополагающее отношение к народу как учителю подчёркивал и товарищ Ким Чен Ир, и в настоящее время наш высший руководитель товарищ Ким Чен Ын.

В своей новогодней речи Ким Чен Ын дважды — в начале и в конце своего выступления — повторил, что ему не хватает знаний и опыта руководителя, чтобы самым достойным образом служить народу. И он поклялся перед всем народом ещё усерднее, самоотверженней трудиться и учиться у народа. Не помню примера, чтобы руководитель страны, глава народа делал такое признание и давал бы клятву усерднее работать, самоотверженней служить народу и учиться у него. Вот так могу ответить на ваш вопрос.

Александр ПРОХАНОВ.

Можно ли сказать, что вождь соединён двумя пуповинами, которые питают его соками: одна пуповина связывает его с народом, а другая связывает с небесами?

КИМ Ги Нам

Наши вожди — товарищи Ким Ир Сен, Ким Чен Ир и сейчас товарищ Ким Чен Ын — всегда подчёркивали, что народ для них — это небо. Девизом товарища Ким Ир Сена были слова "Поклоняться народу, как небу". По-корейски эта фраза состоит всего из четырёх слов, и в этих словах глубокий смысл, в них заключено поклонение народу и самоотверженное служение ему.

Вы, Александр Андреевич, наверное, слышали об успешном запуске нашей страной баллистических ракет. И когда были запуски ракет, Ким Чен Ын непосредственно на месте несколько дней и ночей напролёт работал, руководил процессом. А это северные районы, где очень холодно. Помимо того ещё и очень опасно, ведь не исключены аварии. Но он находился рядом со специалистами, учёными, которые монтировали ракету. Наш товарищ Ким Чен Ын работает именно так — дни и ночи. Я привык, что его звонки звучат и на рассвете, и днём, и ночью. У нас есть выражение "стальной полководец". Наш Ким Чен Ын — истинный стальной полководец.

Александр ПРОХАНОВ.

После вашего ответа хочется, чтобы когда-нибудь ночью мне позвонил товарищ Ким Чен Ын.

КИМ Ги Нам

Я знаю, что товарищ Ким Чен Ын очень уважает вас, Александр Андреевич. Вы известны у нас в народе. Ваши заслуги, работа писателя снискали большое уважение у народа КНДР.

Александр ПРОХАНОВ.

Спасибо, я очень тронут.

Товарищ Ким Ги Нам, не правда ли, что вождь лишь тогда — вождь, когда он с народом не только в минуты праздников, но и в минуты трагедий? Триумф страны — это триумф вождя. Трагедия страны — это трагедия вождя.

КИМ Ги Нам

Вы правы у нас в прошлом году в северо-восточных регионах было сильнейшее наводнение, вызванное тайфуном и сильными дождями. Оно привело к огромным разрушениям. Американцы говорили, что корейцы не переживут такое, не встанут на ноги.

На ликвидацию последствий нами были направлены военные подразделения. И хотя военные не были строителями, они за 2 месяца построили 15 тысяч квартир. И это не просто квартиры — их оборудовали бытовой техникой, мебелью, предметами обихода. Весь мир изумлённо воскликнул, что это чудо. Товарищ Ким Чен Ын руководил работами, сделал всё возможное для облегчения участи пострадавших. Я и сам был там на новосельях, и хочу сказать, что даже в Пхеньяне нет таких квартир, какие построены там и переданы людям.

Александр ПРОХАНОВ.

Ныне учение чучхе очень актуально, поскольку теория марксизма практически исчезла. Американцы сегодня после прихода Трампа констатируют крах американской мечты. Мусульманский мир, который пытался предложить свой вариант вселенской идеологии, разбомблен, уничтожен. Китайцы тоже не могут предложить мечту всему миру, у них нет универсальной идеи. Возник вакуум, и в этот вакуум должно войти учение чучхе, не правда ли?

КИМ Ги Нам

В конце 80-х—начале 90-х годов распался Советский Союз, Горбачёв, который был у власти, посадил в тюрьму членов ГКЧП. Они провели в тюрьме несколько месяцев. Но никакой вины на них не было, и власти вынуждены были их освободить. Среди них были министр обороны Дмитрий Язов и Олег Шеин. Они несколько раз приезжали в нашу страну. Олег Шеин написал статью, где говорил о том, что международное коммунистическое движение исчезло, центром мировой революции станет КНДР, и возглавить это движение может только товарищ Ким Чен Ир.

Александр ПРОХАНОВ.

Сейчас для российского президента очень важна проблема вождя. Кто он, Владимир Путин? То ли он отличный менеджер, который пришёл к управлению корпорацией. Или он лидер. Либо он — вождь. И мы, идеологи, пытаемся объяснить, как Путин превращается из лидера в вождя.

КИМ Ги Нам

Да, это будет хорошая работа, нужное объяснение.

Александр ПРОХАНОВ.

Вы запустили целую стаю баллистических ракет. Национальной птицей КНДР является сапсан. Это стая баллистических сапсанов. Поздравляю вас.

КИМ Ги Нам

Мы делаем упор на своё собственное производство вооружения, ядерного в том числе, наши ракеты сделаны нашими руками. В последнем запуске и установка была нашего производства.

Наши пусковые установки — передвижные, и враги поняли, что им не удастся в ответ нанести по КНДР превентивный удар. Противник ахнул, увидев, что наши ракетчики уже после пятиминутной подготовки могут производить запуск. В мире считаные страны — буквально только три государства — могут позволить себе такие технологии, и мы добились того, что стали обладать такими технологиями.

Александр ПРОХАНОВ.

А какова дальность ракет?

КИМ Ги Нам

Точной цифры у меня нет. Но есть предположения, что это 6 тысяч километров. Это удивительная технология, высокий уровень, потому что ракеты запускаются вертикально и потом выходят за атмосферу, там летят. Затем возвращаются, достигая цели на земле. И противник боится, потому что знает, что наши ракеты выходят за пределы атмосферы, а когда возвращаются, поражают цель. Это высокая, сложная техника. И мы уже создали её.

Александр ПРОХАНОВ.

Как советский писатель я описал советскую ядерную триаду. Я был на пусках таких вот мобильных установок, которые двигались по огромным пространствам и были неуязвимы для врага. На атомной подводной лодке я уходил в океан, где проходило дежурство, проводились стрельбы из-под воды. Летал на стратегическом бомбардировщике, который двигался из Белоруссии в сторону Западной Германии и готов был нанести по ней удар. Может быть, мне удастся описать корейскую ядерную триаду?

КИМ Ги Нам

Как знать…

Александр ПРОХАНОВ.

Но вернёмся к теме вождя. Как, по-вашему, создаётся, формируется вождь, как возникает феномен вождя?

КИМ Ги Нам

Вожди не создаются. Вождями рождаются. Вождь должен иметь преемника.

Александр ПРОХАНОВ.

А если у вождя родится не сын, а дочь?

КИМ Ги Нам

Не обязательно должно быть кровное родство между преемником и вождём. У нас самые тесные связи — это пэктусанские связи, они как кровное родство и даже больше, чем кровное. Гора Пэктусан — это героическое место, где действовали партизаны, сражался Ким Ир Сен. Там в партизанском отряде родился Ким Чен Ир. И эта энергия победы, коренящаяся в народе, перетекает от вождя к вождю, соединяет их в неразрывное целое.

Александр ПРОХАНОВ.

Прошу вас, уважаемый товарищ Ким Ги Нам, передайте мой нижайший поклон товарищу Ким Чен Ыну.

КНДР > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 22 февраля 2017 > № 2083473 Александр Проханов


Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 22 февраля 2017 > № 2083128 Маргарита Симоньян

Маргарита Симоньян: почему Россия не может представить свою точку зрения миру?

Бенжамен Кенель (Benjamin Quénelle), La Croix, Франция

Russia Today, главное российское международное СМИ, обвиняют в распространении кремлевской пропаганды в мире и стремлении повлиять на выборы во Франции. Его молодой главный редактор Маргарита Симоньян защищается, переходя в наступление на «так называемую свободную и демократическую прессу» на Западе.

Бенжамен Кенель: Russia Today — политический проект?

Маргарита Симоньян: Если считать France 24 политическим проектом, тогда да, Russia Today — политический проект. Россия — не первая страна, которая создала собственный канал для представления миру своей точки зрения. Взгляните на заявления французских политиков во время запуска France 24: они утверждали, что канал отразит французские взгляды на мир. В ВВС World долгое время заявляли, что их цель — нести в мир британские ценности. Почему Франция и Великобритания могут это делать, а России нельзя представить свою точку зрения миру? Что тут не так?

— Вы запустите Russia Today на французском языке до президентских выборов?

— Пока у нас есть интернет-сайт на французском языке. Мы также планируем запустить канал на французском, чтобы охватить французскую аудиторию. Мы сделаем это в конце года. Проект был отложен. Изначально в планах стоял 2014 год, но реализацию пришлось отсрочить из-за удара по нашему бюджету в связи с обвалом рубля. В любом случае, мы никогда не ставили перед собой цель начать вещание до президентских выборов во Франции. Это ложь, которую придумали французские журналисты.

— Незадолго до президентских выборов во Франции было начато несколько инициатив для борьбы с фальшивыми новостями, fake news. Вы это одобряете?

— Все было бы замечательно, если бы они на самом деле пытались бороться с fake news, а не использовали их как инструмент против нас. По сути мы имеем дело со средством давления, а не с инструментом демократической прозрачности. Французская пресса каждый день публикует фальшивые новости о Russia Today, Sputnik, России. И никто в Париже не осуждает эту дезинформацию.

— Почему Russia Today и Sputnik регулярно публикуют fake news?

— Мы их не публикуем. Можете мне поверить, как и у всех СМИ, у нас есть целая система проверочных фильтров, которые позволяют не пропустить ложную информацию. Иногда, конечно, бывают ошибки, но с Russia Today такое случается куда реже, чем с CNN. Как и любое информационное агентство, мы иногда допускаем ошибки. Но зачем сосредотачиваться исключительно на этих ошибках и делать из них целую историю, игнорируя при этом каждодневно направленную против нас дезинформацию? Такой подход никак не назвать справедливым и объективным.

Мы регулярно даем комментарии и объяснения запрашивающим их западным СМИ, но они их не публикуют. Они лишь смеются над этим, потому что преследуют собственную цель: они пишут о нас то, что собирались, вне зависимости от реальных фактов. Мы разочарованы отношением к нам западной прессы. Изначально мы думали, что вы объективны и честны.

— Как бы то ни было, вы трижды публиковали ложные сведения об Эммануэле Макроне (о французских корреспондентах в Москве в футболках «Вперед!», двойной жизни Эммануэля Макрона и расходах на его поездку в Ливан)…

— Это просто немыслимо! Статья о французских корреспондентах в Москве в футболках движения «Вперед!» основывается на словах представителя «Республиканцев» в Москве. Мы взяли у него интервью, а затем рассказали о событиях во французской политике на основании того, что он нам сообщил. (На самом деле французские корреспонденты не ходили в футболках «Вперед!», — прим. ред.).

Что касается заявлений о том, что Russia Today первым писал насчет возможной двойной жизни Макрона, это неправда. Посмотрите сами на то, что до этого сказал Николя Саркози французской прессе, и на его намеки насчет Эммануэля Макрона.

Наконец, по поездке Эммануэля Макрона в Ливан, об этом писала французская пресса, и мы лишь подхватили это. Но ваши СМИ затем представили ситуацию так, словно все исходило от нас. Шума наделали и другие статьи, но вы упоминаете только три из них. Вы выбрали их, потому что они подкрепляют ваши аргументы. Вы и ваши коллеги задаете мне вопросы конкретно о трех этих новостях, словно кто-то приказал вам задавать эти вопросы. Ваша задача — показать вашим читателям, что Russia Today и Sputnik против Эммануэля Макрона, хотя мы лишь повторяем то, о чем говорит французская пресса.

— Удалось ли Russia Today за 12 лет существования изменить образ России за границей?

— Нашей целью никогда не было менять образ России за границей. Наша задача — рассказать миру то, о чем ему не говорят. После всего того, о чем твердила ваша так называемая свободная и демократическая пресса, ваши страны спокойно бомбили Ирак и Ливию, и никто не сказал ничего против. Дело в том, что ваше общественное мнение слушает и поддерживает спецслужбы, не ставя ничего под сомнение.

Взгляните, как в США убеждали население в необходимости войны в Ираке: аргументы американской власти и прессы были самыми настоящими fake news. Вся западная пресса говорит одно и то же. Миру нужна другая точка зрения. Миру необходимы другие голоса.

Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 22 февраля 2017 > № 2083128 Маргарита Симоньян


Япония. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 22 февраля 2017 > № 2083127

Вести диалог с Россией и соблюдать единство по санкциям

Редакционная, Hokkaido Shimbun, Япония

Министр иностранных дел Японии Фумио Кисида (Fumio Kishida) провел переговоры со своим коллегой из России Сергеем Лавровым. Стороны пришли к соглашению в будущем месяце провести в Токио встречи министров иностранных дел и обороны (2+2). Встречи в формате 2+2 прервались по причине того, что Россия аннексировала Крым. Предстоящая встреча пройдет спустя три года и четыре месяца.

Суть диалога в сфере безопасности состоит в том, чтобы предотвращать непредвиденные столкновения. Он важен не только для государств, которые находятся в союзнических отношениях.

Ситуация в КНДР становится все более непредсказуемой. Сотрудничество Японии и России, которые участвуют в шестисторонних переговорах по ядерной проблеме КНДР, поможет бороться с провокациями, а также будет способствовать оказанию давления, необходимого для скорейшего начала обсуждения.

Беспокоит то, не воспримет ли международное сообщество это соглашение как компромисс по украинской проблеме.

Страны «большой семерки», включая Японию, не отменяют санкции, требуя выполнять соглашение о перемирии. Необходимо сохранить это единство.

Принцип, заключающийся в том, чтобы не признавать изменение статуса-кво силой, имеет общие корни с позицией Японии, которая требует подтвердить принадлежность «северных территорий».

Правительству следует поддерживать диалог, но при этом не смягчать свои требования.

Первая российско-японская встреча в формате 2+2 прошла в ноябре 2013 года благодаря соглашению между премьером Абэ и Путиным. Однако уже весной подобные встречи были прерваны из-за аннексии Крыма.

По всей видимости, стороны приняли решение возобновить подобные встречи, посчитав, что администрация Трампа, желающая улучшить отношения с Кремлем, будет не против российско-японского сближения.

Тем не менее многие опасаются, что примирение между президентом Путиным и администрацией Трампа может привести не только к осложнению украинской проблемы, но и к тому, что в Сирии у власти останется президент Башар Асад.

Сами Соединенные Штаты не отличаются стабильной внутриполитической ситуацией: Майкл Флинн (Michael Flynn), назначенный Трампом советником президента США по национальной безопасности, ушел в отставку из-за подозрений в контактах с российской стороной до своего вступления в должность.

Как в подобной ситуации будет воспринято сближение Японии с Россией? Если политика будет ошибочной, это приведет к изоляции.

В ходе встречи министры иностранных дел Японии и России договорились начать обсуждение совместной хозяйственной деятельности на четырех северных островах непосредственно перед встречей в формате 2+2.

Город Нэмуро и другие регионы возлагают большие надежды на экономический эффект. Тем не менее обсуждение должно проводиться только так, чтобы не были уязвлены законные позиции японский стороны.

Недавно Россия присвоила названия безымянным островам, которые находятся вблизи «северных территорий». Россия укрепляет свой фактический контроль, размещая ракеты на Кунашире и Итурупе.

Не станет ли совместная хозяйственная деятельность соответствовать только российским требованиям? Необходимо досконально выяснить, что из себя будет представлять «особая система». Крайне важно сохранить сплоченность в G7, даже принеся в жертву территориальные переговоры.

Япония. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 22 февраля 2017 > № 2083127


Иран > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 22 февраля 2017 > № 2083126

Иран: фронт, который остается на заднем плане

Нихат Али Озджан (Nihat Ali Özcan), Milliyet, Турция

Руководство Ирана было заметно встревожено в первые дни арабской весны. Но вскоре Ирану удалось обратить события в свою пользу. Особенно в тех странах, где государственные структуры рухнули и имела место гражданская война. Сегодня следы Ирана можно встретить практически повсюду. В странах, охваченных гражданской войной, в которой на передний план выходят негосударственные субъекты, Иран заставляет ощущать свое влияние посредством шиитских сообществ. Вне всякого сомнения, наряду с иранским потенциалом тайных операций не меньшую роль в этих событиях также играют изменения в глобальных балансах и связанная с этим неопределенность.

Некоторые заявления и события, свидетелями которых мы в последнее время становимся, указывают на то, что с точки зрения Ирана картина может измениться. Заявления нового президента США Трампа, выступление вице-президента Пенса на Мюнхенской конференции по безопасности показывают, что в дальнейшем все, что касается Ирана, будет снова подлежать пересмотру. Трамп при каждом удобном случае отмечает, что он, мягко говоря, не в восторге от ядерного соглашения, которое в период Обамы позиционировалось как успех. Трамп не скрывает, что скептически относится к его итогам. Возражения и обвинения Трампа, как становится понятно по его реакции в ответ на проведенные Ираном испытания ракет средней дальности, показывают, что события повернутся в другое русло. Учитывая, что ракеты такой дальности являются неотъемлемой «составной частью» ядерного оружия, станет очевидно, что в руки Трампа перешел важный козырь.

Ядерное вооружение — это не единственный фактор, который превращает Иран в мишень. На Ближнем Востоке, переживающем хаос, кажется, нет такой страны, в которой Иран не был бы активен, и нет такого события, в которое он тайно не вмешался бы. И действительно список весьма длинный. Мы говорим об обширном регионе и событиях, от Персидского залива до гражданской войны в Йемене, от Афганистана до Ирака, от Сирии до Ливана.

В начале списка — действия Ирана в странах Персидского залива. Прежде всего, особые отношения, связывающие шиитов, граждан этих стран, с Ираном, порождают проблемы с точки зрения внутренней безопасности и стабильности, которые трудно контролировать. Если принять во внимание послужной список, потенциал и навыки Ирана в этом направлении, станет очевидно, что эти идеи нельзя игнорировать.

С другой стороны, Йемен, где продолжается гражданская война, также является важным иранским фронтом, который беспокоит Саудовскую Аравию. А картина в Ираке еще сложнее, чем кажется. С помощью сразу нескольких игроков на этом фронте Иран фактически превратил эту страну в свои задворки. Налицо «психологическое» преимущество, которое обеспечивает борьба с ИГИЛ (запрещена в РФ — прим. ред.), потенциал мобилизации, организации и вооружения шиитских боевиков. Иран подготавливает условия для того, чтобы в долгосрочной перспективе позиционировать себя в качестве сильнейшего союзника правительства, «который одолел ИГИЛ, освободил Мосул». Но и на этом дело не заканчивается. В курдском районе северного Ирака Иран приобрел весьма респектабельных и активных в политических, экономических и военных вопросах «местных друзей».

В силу своего влияния в Ливане и растущего присутствия в Сирии Иран активен и более, чем когда-либо, заметен и на этом фронте. Эта картина представляет хороший «мотив» для Израиля, который разочарован ядерным соглашением и продолжает готовиться к тому, чтобы при первой возможности отомстить «Хезболле» за 2006 год. Заявления Трампа, а также рост глобальной непредсказуемости, видимо, сделают Иран «приоритетной страной в повестке дня» в новый период. Поиски новых региональных и глобальных балансов, а также реакция, которую продемонстрирует Иран, создают необходимость внимательно следить за нашим регионом.

Иран > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 22 февраля 2017 > № 2083126


Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 22 февраля 2017 > № 2083123

Мишень — силовики?

Yeni Safak, Турция

Внезапная кончина постоянного представителя России при ООН Виталия Чуркина в минувший понедельник в Нью-Йорке снова привлекла всеобщее внимание к российским официальным лицам и дипломатам, которые ушли из жизни за последние два месяца. На протяжении десяти лет российский дипломат был голосом Кремля в ООН и лицом, на которое Россия рассчитывала в решающих вопросах, от украинского кризиса до Сирии. За последние три месяца Чуркин, дипломат, воспитанный в период холодной войны, стал восьмым по счету российским высокопоставленным официальным лицом, таинственным образом ушедшим из жизни.

Вслед за гибелью посла России в Анкаре Андрея Карлова 19 декабря 2016 года в результате покушения террористической организации FETÖ Фетхуллаха Гюлена (Fethullah Gülen) из разных уголков мира стали приходить новости о смерти российских дипломатов и официальных лиц. Многие близкие к Кремлю российские дипломаты из таких важнейших центров мира, как Москва, Афины, Нью-Дели, Казахстан, Нью-Йорк, или были обнаружены мертвыми в своих домах, убитыми выстрелом в голову, или скончались спустя некоторое время в больнице. Среди них есть одно имя, которое позволяет предположить, что все эти смерти могли быть не случайными. Это Олег Еровинкин.

Темная лошадка Кремля

Олег Еровинкин был помощником и доверенным лицом Игоря Сечина, который является одной из правых рук президента России Путина и входит в его близкую команду, известную в России под названием «силовики». В то же время в Москве Еровинкина знали как «темную лошадку» Путина. Игорь Сечин известен как человек ФСБ, российской разведслужбы, представитель энергетического сектора. В настоящее время Сечин — глава российского энергетического гиганта «Роснефти». Еровинкин, в прошлом как и Сечин генерал российской разведки, выполнял функции замглавы «Роснефти». 28 декабря, спустя два часа после встречи с Путиным, таинственный человек Кремля был найден мертвым на заднем сиденье своей машины.

Они поднялись при Путине

Силовики — это русскоязычное определение лиц, которые с началом президентства Владимира Путина пришли во власть из институтов, связанных с безопасностью страны: внутренняя разведка, спецслужбы, вооруженные силы. Они заняли важнейшие посты в государственном аппарате. На передний план в этой клике выходят секретарь Совета безопасности России Николай Патрушев, который служит советником президента, министр обороны России Сергей Шойгу и глава «Роснефти» Игорь Сечин. Большинство силовиков в прошлом сотрудники КГБ (ФСБ). При Путине они пришли на смену олигархам, которые при Борисе Ельцине после холодной войны стали политической элитой России. Как известно, Путин и сам был сотрудником КГБ, а после холодной войны возглавлял ФСБ. В 2001 году, когда Путин уже занимал пост президента, силовикам был расчищен путь в органы государственной власти. К 2009 году государственный аппарат на 70% состоял из лиц, близких к группе под названием «силовики».

Цель — сердце России?

Известно, что посол Андрей Карлов, убитый в результате покушения FETÖ, был назначен лично Путиным в силу того, что этот дипломат придавал особое значение развитию турецко-российских отношений. Говорят, что российский дипломат Андрей Маланин, обнаруженный мертвым в своей квартире в Афинах, несмотря на то, что служил консулом в Греции, обладал влиятельным положением на уровне посла. Роман Скрыльников, Александр Кадакин, Виталий Чуркин также работали в важных для России странах. В силу того, что все они ушли из жизни в течение последних двух месяцев, возникает вопрос: силовики, приближенные к Путину и управляющие важнейшими институтами, под прицелом?

Дипломат холодной войны

В минувший понедельник Виталию Чуркину, который выполнял обязанности постоянного представителя России при ООН с 2006 года, внезапно стало плохо, он был доставлен в больницу. Сообщается, что Чуркин перенес сердечный приступ, и, несмотря на вмешательство врачей, спасти его не удалось. При этом официальных заявлений о точной причине смерти Чуркина пока сделано не было. В течение трех дней в постоянном представительстве России при ООН будет открыта книга соболезнований. Чуркин, который умер за день до своего дня рождения, родился в 1952 году. В 1974 году он начал работать в системе Министерства иностранных дел. У российского дипломата осталась жена, Ирина Чуркина, и двое детей, дочь Анастасия и сын Максим.

Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 22 февраля 2017 > № 2083123


Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 22 февраля 2017 > № 2083120

Залегший на дно президент Янукович: «Украина стала дикой страной»

Спустя три года после событий на Майдане Виктор Янукович выразил свое мнение по поводу конфликта в Украине в письме, адресованном мировым лидерам Трампу, Путину, Меркель и другим. Корреспондент издания SPIEGEL Кристиан Нееф участвовал во встрече с экс-президентом.

Кристиан Нееф (Christian Neef), Der Spiegel, Германия

Вообще-то Виктор Янукович залег на дно еще во время протестов на Майдане Незалежности в Киеве три года назад, но теперь он снова привлекает к себе внимание. Во вторник вечером в Москве бывший президент Украины сообщил журналистам о своем письме, адресованном лидерам США, России, Германии, Франции и Польши длиной в девять страниц. Канцлер Ангела Меркель и «президент Франк-Вальтер Штайнмайер» также получат это письмо, несмотря на то, что Штайнмайер еще даже не вступил в должность главы государства.

На часах почти половина восьмого, когда Янукович входит в зал дома в центре российской столицы. На нем черный костюм в тонкую полоску и синий галстук в мелкий горошек. Он — нечастый гость в Москве, большую часть времени он проводит на юге России, в Ростове-на-Дону. Но 21 февраля — годовщина кровавого Майдана, и Янукович хочет напомнить о том, что он тоже еще участвует в большой игре за Украину.

Этот вечер во многом станет знаменательным. Сначала ассистент кладет на середину стола письма Трампу, Меркель, Путину и Олланду, которые в эту среду должны быть переданы адресатам в Вашингтоне, Москве и Париже. Затем экс-президент заявляет, что намерен ответить на любые, действительно любые вопросы, ведь он крайне заинтересован в расследовании кровавых событий 2014 года.

Однако, прежде чем перейти к этой части, Янукович произносит длинный монолог. Он снова хочет объяснить, почему осенью 2013 года в литовском Вильнюсе не подписал соглашение об ассоциации с ЕС и тем самым спровоцировал восстание на Майдане. На это объяснение ему понадобилось полчаса.

Он говорит, что Запад его обманывал. С самого начала было понятно, что Европе «вовсе не нужны наши товары», что переговоры с Брюсселем беспокоили соседскую Россию, и что Москва еще в 2013 году «в целях самозащиты» перевела экономические отношения с Киевом на более низкий уровень.

«Тогда мы были правы»

Он также упомянул, что из-за этого Украина терпела все большие убытки в торговле с Россией и что он, Янукович, требовал от европейцев возмещения этих убытков в случае, если он все же подпишет соглашение с Евросоюзом. «200 миллиардов евро, — отвечает он на вопрос журналиста, — это ведь не больше того, что Евросоюз платил Греции». Но европейцы предложили лишь 5 или 10 миллиардов, и то в долгосрочной перспективе. Тут ему пришлось «дернуть стоп-кран». Видя, как плохи на сегодняшний день дела в Украине, он может сказать лишь одно: «Тогда мы были правы».

Все это не ново. Но затем становится еще интереснее, ведь речь заходит о Майдане. Кто же в ноябре 2013 года отдал приказ о жестокой зачистке Майдана в тот момент, когда на площади находились лишь разочарованные, безоружные студенты? Сперва Янукович отнекивается, утверждая, будто тогда на Майдане все еще решалось мирным путем. Затем сменяет тон при ответе на уточняющий вопрос и подтверждает, что были привлечены спецподразделения, но ответственность за это несут бывший руководитель Совета безопасности и глава президентской администрации. А также олигарх Дмитрий Фирташ, который сейчас скрывается в Вене. Эти люди якобы за его спиной вели собственную игру. Они его подвели, обманули, обвели вокруг пальца.

И вообще ему постоянно врали, намекает экс-президент. Даже министры иностранных дел Германии, Франции и Польши, когда прибыли в Киев 20 февраля 2014 года, и «мы совместно с оппозицией договорились о подписании соглашения». «Я практически пошел на все требования и уступки, которые мне предъявила оппозиция, даже на досрочные выборы президента и внесение изменений в конституцию, ради одного — не допустить кровопролития, но все это с самого начала было маскарадом».

Янукович имеет в виду, что министры иностранных дел, в том числе и Штайнмайер, одурачили его своими переговорами и поддержали «антиконституционный переворот». А позже они от него просто избавились — сразу же признали решение парламента, предусматривавшее его отставку. Штайнмайер заявил о том, что соглашение с оппозицией отвечало всем требованиям, но он — Янукович — нарушил его, сбежав из Украины. «Никто из Европы или Америки все это время не выходил со мной на связь». Конечно же, ни одно из этих обвинений не фигурирует в письме с обращением «Ваше превосходительство господин президент Франк-Вальтер Штайнмайер» (англ. Your Excellency Mr. President Frank-Walter Steinmeier).

Янукович пытается себя оправдать

По словам Януковича, путем привлечения вооруженных сил он мог бы тогда удержать власть в своих руках, он подумывал о том, чтобы создать в другом украинском городе контрправительство. Но это означало бы гражданскую войну.

События на Майдане и свой побег из страны Янукович всесторонне описывает и в письмах Трампу, Путину, Меркель и Олланду: как он уехал в Харьков, затем на вертолете полетел в Донецк, в конце концов бежал в Крым, а недалеко от Мелитополя его планы чуть не были сорваны, потому что там «нашу колонну поджидала группа тяжеловооруженных наемников, которым было приказано расстрелять всех, включая меня». Становится очевидным следующее: человек, которому даже российский президент открыто дал понять, что никогда бы не бросил свою страну в такой ситуации, пытается оправдать себя задним числом.

Янукович утверждает, что точно знает, кем были снайперы на Майдане, кто их пустил в здание, и из какого именно дома они стреляли в полицейских и членов спецподразделений. Но он должен защищать своих информаторов, а также юридически защищать себя самого. То и дело звучит фраза: «Я Вам сейчас не все могу сказать». Он даже не может назвать имена тех олигархов и политиков нынешнего правительства в Киеве, с которыми встречался в последнее время.

Шесть условий решения конфликта

Янукович с удовольствием, как он сам выразился, принял бы участие в миротворческой миссии в Донбассе, на его непосредственной родине, где сейчас идет война. Вышеупомянутый регион, по его словам, должен в любом случае остаться в составе Украины, но получить расширенную автономию.

В своих письмах главам государств и правительств он перечислил шесть условий возможного разрешения конфликта в восточной Украине: четыре из них касаются «расследования преступлений, совершенных на Майдане в феврале 2014 года», для чего должна быть созвана специальная комиссия Совета Европы. Кроме того, Янукович призывает включить в переговоры в рамках «нормандского формата», контролирующего исполнение Минских соглашений, протестующую сторону, представляющую народ Донбасса — то есть, лидеров донецких и луганских сепаратистов. Наконец, в роли шестого условия выступает угроза: в случае невыполнения «нынешними властями Киева» Минских соглашений нужно провести референдум по статусу Донбасса.

О том, что произойдет, если Россия не станет соблюдать требования соглашений, не упоминается — это свидетельствует о том, что обращение было детально согласовано с правительством в Москве, если вообще не инициировано. Письмо Путину, кстати, на три страницы короче писем, адресованных западным лидерам, поскольку Янукович исключил из него все то, что Путин и так знает.

Вечер с Виктором Януковичем подходит к концу ближе к 22 часам. Вывод: крайне растерянный человек борется за свою репутацию. О прошедших трех годах он говорит пространно и слишком долго, постоянно взывая к пониманию, а иногда умоляя о нем.

Что мы узнали: в трагических событиях на Майдане он на самом деле явно был марионеткой, действовавшей по воле собственного окружения и дальних друзей из Москвы. Он — человек, избегающий принятия решений. В конце концов, это один из его советчиков рекомендует перейти в оппозицию, поскольку собственный народ хочет наконец отдохнуть. «Украина стала дикой страной», — говорит Янукович и нерешительно встает. Иначе он так проговорил бы до утра.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 22 февраля 2017 > № 2083120


США. Китай. РФ > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 22 февраля 2017 > № 2083087

Убийца-невидимка: как Россия и Китай могут сбить американский F-35 или F-22 Raptor

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Соединенные Штаты вкладывают десятки миллиардов долларов в разработку истребителей-невидимок пятого поколения, таких как F-22 Raptor компании Lockheed Martin и единый ударный истребитель F-35. Однако простых усовершенствований в обработке сигнала при наличии у ракеты мощной боевой части и собственной системы наведения на конечном участке траектории может оказаться достаточно, чтобы низкочастотные РЛС и эти ракеты могли поражать новейшие американские самолеты.

В Пентагоне и военно-промышленных кругах хорошо известно, что РЛС, работающие в ОВЧ и УВЧ-диапазоне, способны обнаруживать и сопровождать малозаметные летательные аппараты. Считается, что такие РЛС не в состоянии направить ракету точно в цель, то есть, обеспечить высокую точность сопровождения. Но это не совсем верно. Некоторые специалисты говорят, что эту проблему можно обойти стороной.

Обычно работа низкочастотной РЛС при наведении оружия на цель ограничивается двумя факторами. Первый фактор это ширина луча РЛС. Второй — ширина радиолокационного импульса. Но оба ограничительных фактора можно преодолеть за счет обработки сигнала.

Ширина луча напрямую связана с конструкцией антенны, которая обязательно должна быть большой, поскольку используются низкие частоты. Первые низкочастотные РЛС типа советской П-14 метрового диапазона имели огромные размеры, и в них использовались полупараболические антенны для ограничения ширины луча. В более поздних РЛС типа П-18 «Терек» применялась антенная решетка типа «волновой канал». Она была легче и немного меньше по размерам. Но у этих первых низкочастотных РЛС были серьезные ограничения по определению дальности и точного направления контакта. Кроме того, они не могли определять высоту, так как создаваемые этими станциями радиолокационные лучи имеют несколько градусов в ширину по азимуту и десятки градусов в ширину по углу места.

Другой традиционный недостаток РЛС ОВЧ и УВЧ-диапазона заключается в том, что длительность импульсов у них велика, а частота повторения импульса — низкая. Это приводит к тому, что такие станции не могут точно определять дальность. Бывший офицер РЭБ ВВС США Майк Пьетруча (Mike Pietrucha), летавший на F-4G Wild Weasel и F-15E Strike Eagle, как-то рассказал мне, что импульс шириной 20 микросекунд создает длину импульса примерно 6 000 метров. Разрешающая способность по дальности у РЛС составляет половину длины этого импульса. То есть точно определить дальность в пределах трех километров она не в состоянии. При этом, если две цели находятся рядом, РЛС не может распознать их по отдельности.

Обработка сигнала частично решила проблему разрешения по дальности еще в 1970-х годах. Главное здесь — это импульсная частотная модуляция, которая используется для сжатия радиолокационного импульса. Преимущество сжатия импульса состоит в том, что при импульсе в 20 микросекунд разрешение по дальности снижается примерно до 60 метров или около того. Есть и другие способы, которые можно использовать для сжатия радиолокационного импульса, например, манипуляция сдвигом фазы. По словам Пьетручи, технологии сжатия импульса появились десятки лет тому назад, и их преподавали офицерам РЭБ ВВС еще в 1980-е годы. По современным меркам, это требует ничтожной производительности компьютеров.

Проблему разрешающей способности по азимуту и направлению инженеры решили, создав РЛС с фазированной антенной решеткой. При этом отпала необходимость в параболической антенне. В отличие от более старых антенных решеток с механическим сканированием, РЛС с фазированной антенной решеткой направляет свои радиолокационные лучи при помощи электроники. Такие РЛС могут формировать несколько лучей, придавая им разную ширину, частоту сканирования и прочие характеристики. В конце 1970-х годов уже существовала необходимая вычислительная мощность для выполнения этой задачи. Со временем появилась боевая система ВМС «Иджис», которая устанавливается на ракетных крейсерах типа «Тикондерона» и эсминцах типа «Арли Берк». Но антенна с активной фазированной решеткой все равно лучше, так как она обеспечивает большую точность.

Если у ракеты достаточно мощная боеголовка, точность попадания не имеет большого значения. Например, у устаревшей на сегодня ракеты С-75 «Двина» масса боевой части составляет 200 килограммов, а радиус сплошного поражения превышает 30 метров. Таким образом, согласно теории Пьетручи, сжатый импульс в 20 микросекунд с разрешением по дальности 50 метров достаточен для того, чтобы доставить боезаряд достаточно близко к цели.

Разрешение по углу места и по направлению должно быть схоже с угловым разрешением примерно 0,3 градуса для цели на скорости 30 морских миль, потому что радиолокационная станция управления ракетой это единственная система, направляющая ракету С-75. Например, если ракета оснащена собственными приборами обнаружения, скажем, инфракрасным датчиком с зоной сканирования кубический километр, она становится еще более опасной для F-22 или F-35.

Дейв Маджумдар — редактор The National Interest, освещающий военные вопросы.

США. Китай. РФ > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 22 февраля 2017 > № 2083087


Франция. Ливан > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 22 февраля 2017 > № 2083080 Марин Ле Пен

Марин Ле Пен: «У отмены двойного гражданства могут быть исключения»

В воскресном интервью L'Orient-Le Jour лидер Национального фронта и кандидат в президенты Франции Марин Ле Пен заняла неоднозначную позицию по своему интересующему тысячи ливанцев проекту отмены двойного гражданства. Кроме того, она не стала обращать внимание на отрицательное отношение ливанцев к режиму Асада (после 30 лет оккупации и устроенных в 2005 году убийств) и подтвердила поддержку сирийских властей.

Сириль Нем (Cyrille NÊME), Сандра Нуджеим (Sandra NOUJEIM), Энтони Самрани (Anthony SAMRANI), L'Orient-Le Jour, Ливан

L'Orient-Le Jour: Вы впервые провели встречу с действующим главой государства во время поездки за границу. Почему это стало возможным в Ливане, а не где-то еще?

Марин Ле Пен: Прежде всего, я думаю, что сегодня моя партия — первая во Франции. У нас сложились давние дружеские связи с Ливаном, и по случаю избрания президента Ауна мне показалось необходимым совершить эту поездку для встречи с главой ливанского государства.

Мне кажется, что у Ливана и Франции есть особая связь. Она ослабла за последние годы, но я намереваюсь серьезно укрепить ее. Прежде всего, вокруг франкофонии: она является нашим общим достоянием, экономической и культурной магистралью, которую вновь необходимо открыть.

Далее, вокруг геополитического видения, потому что Франция больше не является, но должна вновь стать великой державой и фактором равновесия, в частности между США и Россией. Ливан тоже представляет собой фактор равновесия, как по своей истории, так и способности предоставить каждой религии место в управлении страной. Это стало возможным благодаря приверженности ливанцев Ливану, которая стоит выше религиозной идентичности. Мне кажется, эту модель следовало бы применять и в других странах. Это патриотическая модель, которая продвигается нами на протяжение многих лет и полностью противоречит коммунитаризму англосаксонского типа. Его примером может послужить Великобритания, где исламским судам позволили осуществлять развод.

— В Ливане права человека и семьи, а также политическая система определяются общинами. Такую модель вам бы хотелось видеть в других странах?

— Когда я говорила о других странах, то не имела в виду Францию. У каждой страны есть своя история, и я не стремлюсь любой ценой навязать французскую модель, поскольку концепция светского общества нередко не встречает понимания в других государствах. Тем не менее я считаю, что нас объединяет приверженность патриотизму, и что такая модель в регионе позволила бы сохранить целостность религий и меньшинств, которые сегодня подвергаются нещадным гонениям.

— Вы не хотите такой коммунитаристской модели для Франции, но полагаете, что она идет на пользу Ливану…

— Мне не кажется, что в Ливане существует коммунитаризм. Если ливанцы ощущают себя в первую очередь гражданами страны, это уже не коммунитаризм.

— Учитывая сложившийся в Ливане кризис из-за появления беженцев, намереваетесь ли вы сохранить или расширить принятое на конференции в Лондоне в феврале 2016 года обязательство Франции о выделении 100 миллионов евро стране в 2016-2018 годах?

— Да, я, разумеется, оставила бы в силе эту помощь. Что касается ее увеличения, посмотрим, будет ли это необходимо. Хочу отметить, что с самого начала миграционного кризиса я была единственной (пусть даже сейчас ко мне присоединяется Европейский Союз), кто говорил, что принимать мигрантов в Европе — большая ошибка. Международное сообщество могло бы с самого начала сформировать и профинансировать гуманитарные лагеря в Сирии и соседних странах под ответственность Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев. Так можно было бы разместить беженцев неподалеку от дома.

— Ливан сегодня принимает от 1 до 1,5 миллиона сирийских беженцев, тогда как Франция обязалась принять 3 000 в 2016 и 2017 года. По-вашему, это нормально?

— Когда возникает кризис, его урегулирование вполне обоснованно протекает на региональном уровне. Если бы вдруг завтра возникла серьезная проблема, например, природная катастрофа в Германии, не думаю, что немцы поехали бы в Ливан! Как бы то ни было, я не считаю нормальным то, что Ливану приходится выпрашивать помощь международного сообщества. В любом случае, общая цель — вернуть сирийцев в родную страну…

— Значительная часть из них не вернутся, пока у власти остается Башар Асад…

— Кто не вернется? Если исламистские фундаменталисты останутся, а остальные вернутся в Сирию, в ближайшие годы у вас определенно возникнут серьезные проблемы!

Как бы то ни было, Ливан не обязан терпеть, он может с полным на то основанием отправить беженцев в родную страну по окончанию войны.

— В ходе поездки в Бейрут вы провели встречи со многими политическими и религиозными деятелями, в частности с патриархом маронитов и муфтием. Вы обращались ко всем сторонам с одним и тем же посланием?

— Разумеется, у меня не было никаких причин встречаться с одними, но не с другими. В ходе визита я особо подчеркивала значимую роль Франции в защите восточных христиан: это историческая роль, от которой никак нельзя отказываться.

— Вы считаете, что Франция забросила ее?

— Отчасти да. Николя Саркози сказал восточным христианам: «Нужно будет уехать из ваших стран, чтобы вас приняли беженцами в Европе». Мне кажется, он совершенно не понял их стремлений, не понял Ливан. В то же время Жак Ширак, с которым у меня было немало разногласий, и Франсуа Миттеран сохраняли исторические связи Франции и Ливана. Я борюсь за то, чтобы христиане остались в родной стране.

— Как можно совместить стремление защитить восточных христиан и поддержку сирийского режима, который навлек немало бед на голову ливанских христиан и в частности устроил политические убийства их лидеров?

— Самое сложное в войне — остановить ее. Раз Франции и Германии удалось достичь примирения, думаю, что Ливану и Сирии это тоже по плечу. Мне кажется, что прийти к миру можно как раз в борьбе с общим врагом. Этим врагом сейчас, бесспорно, является «Исламское государство» (запрещенная в России террористическая организация — прим. ред.). Этот общий враг может помочь собрать за одним столом Россию, Ливан, США, Францию… Я говорила еще с самого начала сирийского конфликта (причем тогда в одиночестве), что свержение Башара Асада лишь поможет ИГ взять власть в Сирии.

— ИГ не существовало в начале сирийского конфликта…

— Вы правы, оно зародилось в Ираке благодаря США. Что касается Сирии, думаю, что те, кто сделал ставку на не связанную с исламистскими фундаменталистами умеренную оппозицию, должны были понять, что если она и существует, то крайне слаба и не может быть альтернативой Башару Асаду. В геополитике зачастую приходится выбирать меньшее зло, а по моему мнению в данном случае меньшее зло — Башар Асад. Я — француженка и считаю, что он не был угрозой для Франции.

— Если вас изберут, вы нормализуете отношения между Францией и сирийским режимом? В том числе путем возобновления работы французского посольства в Сирии и встречи с Башаром Асадом?

— Да, разумеется. Потому что мне хочется, чтобы все собрались за столом переговоров. Думаю, Франция допустила огромную ошибку, разорвав отношения с Сирией. Дело в том, что разрыв отношений с Сирией повлек за собой разрыв отношений между французской и сирийской разведкой. Это не дало нам увидеть нависшую над нами угрозу. Но я не собираюсь никого учить жизни, желающих найдется немало и без меня. Для меня главное — защита интересов Франции.

— Может ли эта защита предусматривать военное вмешательство по примеру операции Москвы в сотрудничестве с Дамаском?

— Россия была вынуждена начать военное вмешательство как раз потому, что ранее определенные страны приняли меры для ослабления Башара Асада, единственного, кому было по силам дать отпор исламистским фундаменталистам. Это эффект домино.

— В похожей ситуации Франция последовала бы примеру России, если бы вы были президентом?

— Если бы я была главой государства в начале войны в Сирии, я предоставила бы поддержку Башару Асаду в борьбе с исламистами, но не стала бы проводить вмешательство. Каждый раз, как мы вмешивались в чужие конфликты, это оборачивалось для нас катастрофой. Мне кажется, что Франция должна вмешиваться только в том случае, если о том просит правительство.

— По вашим словам, Башар Асад является лучшим партнером в борьбе с ИГ, хотя он сам и его союзники ставили на первое место борьбу с мятежниками, а не ИГ? Об этот свидетельствует взятие этой группой Пальмиры во время наступления в Алеппо…

— Я не могу поставить себя на место Башара Асада и сказать, почему нужно было бороться за Пальмиру, а не Алеппо. У меня нет достаточной информации, чтобы рассуждать об этом. Но я не сомневаюсь в стремлении Асада бороться с ИГ.

— У вас никогда не было на этот счет ни малейших сомнений?

— Нет, никаких.

— Радикальный ислам включает в себя «Хезболлу»?

— У меня нет каких-то особых отношений с «Хезболлой», и я никогда не встречалась с ее представителями. Вы так говорите, словно они — мои лучшие друзья. Все предельно прозрачно: я общалась с самыми разными депутатами и представителями ливанских политических сил, но у меня нет каких-то особых связей ни с кем из них.

— Одна из представленных в вашей программе мер наделала немало шума в Ливане. Вы намереваетесь отменить двойное гражданство с неевропейскими государствами. Как объяснить десяткам тысяч франко-ливанцев, что им придется выбрать одну из двух стран?

— Прежде всего, мы еще не определились, будет ли такая мера иметь обратную силу. Мы думаем над этим, но решение еще не принято. Это означает, что данное постановление коснется лишь тех, кто намеревается получить двойное гражданство.

Мне хочется добиться прояснения условий получения французского гражданства. Есть ряд стран, где получение двойного гражданства с Францией не представляет сложностей, а с другими все несколько труднее…

— Будут ли исключения?

— В самом постановлении нет. Однако впоследствии могут быть заключены двусторонние соглашения с рядом стран. Препятствий для этого нет. Я не собираюсь упрямо ставить запреты…

— Могут ли потенциальные исключения руководствоваться какими-то иными критериями помимо национальности?

— Религиозных критериев не будет, если вы об этом… Хочу еще раз напомнить, что я в принципе считаю, что у человека может быть лишь одно гражданство, потому что речь идет о нации.

— Однако франко-ливанцы считают, что две их идентичности тесно связаны друг с другом…

— Отношение ливанцев к двойному гражданству пропитано тревогой. Они так крепко держатся за двойное гражданство с Францией, потому что все еще боятся возвращения войны.

— В ходе визита вы не пытались привлечь средства для президентской и парламентской кампании у ливанских спонсоров и банков?

— У меня нет ливанских спонсоров. И я приехала не за тем, чтобы их искать. Но если ливанские банки захотят одолжить мне денег на президентскую кампанию, они заинтересованы в этом, если стремятся к развитию Ливана!

Франция. Ливан > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 22 февраля 2017 > № 2083080 Марин Ле Пен


Россия > СМИ, ИТ > comnews.ru, 22 февраля 2017 > № 2083061

Егор Иванов возглавил "Русинформэкспорт"

Мария Андреева

Бывший мэр Иннополиса Егор Иванов назначен на должность генерального директора ООО "Русинформэкспорт". На новом посту он сменил Павла Басина, с которым в декабре прошлого года был досрочно прекращен контракт в связи с невыполнением бизнес-плана и неудовлетворительными результатами работы.

В разговоре с корреспондентом ComNews Егор Иванов (на фото) уточнил, что к новой должности он официально приступил вчера. По его словам, главными целями и задачами станут продвижение российского программного обеспечения (ПО) и ИТ-решений на мировые рынки. Он добавил, что на первом этапе акцент будет сделан на рынок B2G. "Площадка государственной корпорации "Ростех" как раз создает для этого уникальную возможность", - сказал он. Как заверил Егор Иванов, в ближайшее время новые назначения в "Русинформэкспорте" не предвидятся.

По словам представителей "Русинформэкспорта", решение о назначении Егора Иванова на пост генерального директора было принято советом директоров ООО "Национальный центр информатизации" (НЦИ, "дочка" "Ростеха"), в состав которого недавно вошел "Русинформэкспорт". Назначение одобрено генеральным директором "Ростеха".

Отметим, что с 2008 г. по 2013 г. Егор Иванов был управляющим, а затем гендиректором ООО "Скартел" (Yota). После продажи компании стал директором в инвестиционном фонде Marsfield Capital, где занимал должность инвестиционного директора, фокусируя свою деятельность на направлениях ИТ, высоких технологий и автомобилестроения.

С 2014 г. по 2016 г. занимал должность мэра города высоких технологий Иннополис. За время правления Егора Иванова Иннополисом новыми жителями города стали 2500 человек, количество компаний-резидентов составило более 50, а около 700 студентов со всего мира проходят обучение на территории города. В ноябре прошлого года он покинул пост мэра по собственному желанию (см. новость ComNews от 22 ноября 2016 г.). В этом же месяце мэром был назначен Руслан Шагалеев, который ранее занимал должность заместителя руководителя исполнительного комитета Иннополиса.

"Сейчас мы наблюдаем укрепление позиций России на мировом рынке ПО, ИТ-оборудования и ИТ-услуг. Консолидация сил в данном направлении позволит корпорации выйти на более высокий уровень в развивающейся сфере информационных технологий. Новая команда "Русинформэкспорта" продолжит реализацию бизнес-стратегии в области продвижения российских ИТ-продуктов на мировом рынке и увеличения доли несырьевой продукции в российском экспорте", - заявил новый генеральный директор компании "Русинформэкспорт" Егор Иванов.

На новом посту Егор Иванов сменил Павла Басина, с которым 19 декабря 2016 г. был досрочно прекращен контракт в связи с невыполнением бизнес-плана и неудовлетворительными результатами работы.

Напомним, что о включении "Русинформэкспорта" в состав НЦИ стало известно на днях. Согласно ожиданиям "Ростеха", "Росинформэкспорт" возьмет на себя продвижение российского ПО и ИТ-услуг на мировые рынки. НЦИ, помимо компетенций по разработкам в контуре госкорпорации, возьмет на себя функции маркетинга и продвижения российских ИТ-решений на зарубежных рынках.

"Принятое решение соответствует планам "Ростеха" по выходу на рынок ИТ с комплексными продуктами и услугами. Для этого корпорация внесла изменения в стратегию НЦИ, который, помимо центра компетенций по разработкам новейших софтверных решений для ключевых сфер деятельности государства и общества, станет экспортным хабом российских высокотехнологичных ИТ-решений на мировые рынки", - заявляли ранее в "Ростехе".

Как сообщал председатель совета директоров НЦИ Василий Бровко, в структуре НЦИ команда "Русинформэкспорта" будет обеспечивать выход на новые рынки отечественных программных продуктов. При этом речь идет не столько о продвижении единичных технологий, сколько о создании целых систем и многокомпонентных инфраструктурных решений.

Напомним, что ООО "Русинформэкспорт" было создано в мае 2016 г. Зона бизнес-интересов "Русинформэкспорта" включает страны СНГ, Ближнего Востока, Юго-Восточной Азии, Африки и Латинской Америки. Портфель разработок компании уже составляет свыше 200 информационных систем (cм. новость ComNews от 9 июня 2016 г.).

В июне 2016 г. было подписано соглашение о намерениях между "Русинформэкспортом" и ЗАО "Барс Груп", входящим в структуру НЦИ, о продвижении продуктов разработчика на внешний рынок. В декабре 2016 г. компания подписала соглашение с Сирийским агентством по коммуникациям о поставках элементов системы электронного правительства, а в феврале 2017 г. - с акиматом Актюбинской области (Казахстан) о разработке целевой модели "умного города".

Досье ComNews

Егор Иванов родился 31 мая 1980 г. В 2003 г. окончил факультет кибернетики Московского инженерно-физического института по специальности "Инженер-математик". Во время учебы работал программистом в компании Escape-M, специализирующейся на разработке автоматизированных банковских систем.

В 2003 г. продолжил карьеру в сфере информационных технологий и прошел путь от консультанта-стажера до топ-менеджера в международной консалтинговой компании Columbus IT Partner. После пяти лет работы покинул компанию, уволившись с должности директора по продажам.

В октябре 2008 г. вошел в состав команды ООО "Скартел" (Yota), где занял позицию директора по международному развитию. С декабря 2009 г. - вице-президент по развитию бизнеса "Скартела", а с 2011 г. - управляющий директор "Скартела". Позднее был назначен генеральным директором компании. В конце 2013 г. покинул "Скартел".

Дальнейшая деятельность была связана с фондом Marsfield Capital, где занял должность инвестиционного директора с фокусом на индустрии ИТ, хайтек и автомобилестроение.

В 2014 г. по 2016 г. занимал пост мэра ИТ-города Иннополис. В феврале 2017 г. назначен генеральным директором "Русинформэкспорта".

Россия > СМИ, ИТ > comnews.ru, 22 февраля 2017 > № 2083061


Россия. ПФО > СМИ, ИТ. Химпром > comnews.ru, 22 февраля 2017 > № 2083060

Отечественное оптоволокно готово проявить себя на родине

Елизавета Титаренко

АО "Оптиковолоконные Системы" (портфельная компания АО "Роснано"), которому принадлежит первый в России завод по производству оптического волокна, завершило сертификацию продукции в России и теперь может поставлять оптическое волокно отечественным компаниям. До этого момента компания поставляла оптоволокно на экспорт в страны Евросоюза и Азии. В России "Оптиковолоконные Системы" совместно с ПАО "Ростелеком" завершили программу тестирования российского оптоволокна и сообщили о положительных итогах. Однако "Ростелеком" оказался не в полной мере доволен результатами тестов.

Напомним, пока потребности российского рынка в оптоволокне на 100% удовлетворяются за счет импорта. Завод компании "Оптиковолоконные Системы" был открыт в Саранске 25 сентября 2015 г. Это первый в нашей стране завод по производству российского оптического волокна, хотя он производит оптоволокно, используя в качестве основы заготовку японской фирмы Sumitomo (см. новость ComNews от 30 марта 2015 г.). В IV квартале 2016 г. завод приступил к промышленному выпуску оптоволокна и вышел на производство более 100 тыс. км волокна в месяц. По данным компании "Оптиковолоконные Системы", это составляет 50% мощности завода и покрывает 25% спроса всего российского рынка. В целом производственные мощности завода составляют 2,4 млн км оптоволокна в год.

Поставки волокна объемом более 300 тыс. км компания уже осуществила на экспорт в страны Евросоюза и Азии. "Оптиковолоконные Системы" уже заключили ряд долгосрочных экспортных контрактов на поставки оптоволокна.

Завод не мог реализовывать продукцию российским компаниям, так как должен был завершить процедуру сертификации продукции в России. Теперь компания получила сертификат соответствия серийного оптического волокна ключевым международным стандартам МСЭ-Т G652D и IEC 60793-2-50 и прошла сертификацию системы менеджмента качества требованиям ГОСТ Р ИСО 9001-2015 (ISO 9001: 2015). Это является гарантией соответствия качества отечественного оптического волокна международным и российским стандартам. "Полученный сертификат соответствия - это гарантия качества отечественного оптического волокна для кабельных заводов", - подчеркнул заместитель председателя правления УК "Роснано" Герман Пихоя.

Кроме того, в декабре 2016 г. "Оптиковолоконные Системы" совместно с "Ростелекомом" и ОАО "Всероссийский научно-исследовательский институт кабельной промышленности" (ВНИИКП) завершили программу тестирования российского оптоволокна, а также волоконно-оптического кабеля (ВОК), произведенного с его использованием. "По результатам тестирования получены положительные результаты и продукция компании рекомендована к применению в сетях связи "Ростелекома", - сообщили в пресс-службе "Роснано". Это позволит расширить спектр применения российского оптоволокна при строительстве сетей связи в России, в том числе в рамках федерального проекта "Устранение цифрового неравенства".

"Импортозамещение, провозглашенное одним из приоритетов развития отечественной промышленности, является первоочередной задачей в отрасли телекоммуникации. Результаты совместных испытаний означают, что теперь "Оптиковолоконные Системы" смогут участвовать в тендерах, проводимых самим "Ростелекомом" и другими крупнейшими операторами связи России среди производителей оптоволоконного кабеля", - заявил Герман Пихоя.

Как уточнил представитель пресс-службы "Ростелекома", оператор не в полной мере доволен результатами проведенных тестов. "Мы считаем, что технология производства недостаточно отработана. Накопление опыта поможет решить эту проблему", - пояснил он. По его словам, "Ростелеком" начнет применять кабели, произведенные с использованием отечественного волокна, как только производители кабеля, использующего волокна АО "Оптиковолоконные Системы", победят в открытом конкурсе. Пока "Ростелеком" закупает ВОК у ведущих производителей этой продукции.

Как сообщила руководитель пресс-службы ПАО "МегаФон" Юлия Дорохина", оператор присутствовал на первых этапах тестирования оптического волокна производства "Оптиковолоконных Систем". "Результаты тестирования показали, что отечественная продукция соответствуют стандарту ОВ G.652D и демонстрирует хорошую свариваемость с оптоволокном производства Corning Ultra, Sumitomo, Fujikura, Draka с затуханием на сварке в пределах нормы - до 0,05 дБ", - пояснила она.

Сам "МегаФон" использует ВОК, произведенные в России из оптоволокна стандарта G.657А1 с затуханием 0,18 дБ/км и коэффициентом поляризационной модовой дисперсии на 1550 нм = 0,1 пс/км1/2. Это позволяет уменьшить количество промежуточных усилительных пунктов при строительстве волоконно-оптической линии передач (ВОЛП). "У "МегаФона" объем закупки ВОК находится примерно на одном уровне и зависит от выигранных федеральных конкурсов и проектов", - отметила Юлия Дорохина.

Как рассказал технический директор ПАО "Московская городская телефонная сеть" (МГТС) Александр Трохин, оператор заинтересован в качественной кабельной продукции, которая полностью соответствовала бы его техническим требованиям к ВОК. МГТС сотрудничает с несколькими компаниями, которые предлагают лучшее соотношение цены и качества на ВОК. "Если кабель с оптическим волокном производства "Оптиковолоконных Систем" будет соответствовать нашим техническим требованиям, то мы будем только приветствовать их участие в проводимых МГТС открытых конкурсах, - отметил он. - О качестве продукции можно будет судить только после ее тестирования. Пока мы не получали образцы кабеля "Оптиковолоконных Систем" для тестов".

Представители ПАО "ВымпелКом", ООО "Т2 Мобайл" (бренд Tele2), АО "Компания ТрансТелеКом" (ТТК) воздержались от комментариев.

Помимо операторов связи в тестировании продукции "Оптиковолоконных Систем" участвовали следующие кабельные заводы: ООО "Сарансккабель-Оптика", ООО "Еврокабель 1", ООО "Инкаб", АО "Москабель-Фуджикура", ООО "Оптен-Кабель" и ООО "Т8". По сообщению "Роснано", по результатам тестов кабельные заводы представили положительные заключения. Опрошенные ComNews представители кабельных заводов воздержались от ответа на вопрос ComNews о готовности сотрудничать с "Оптиковолоконными Системами". На условиях анонимности один из них сообщил ComNews, что приветствует появление на рынке российского оптического волокна, тем более на фоне мирового дефицита. От других подробностей он воздержался.

Как ранее сообщал ComNews, российские компании поддерживают появление отечественного производителя, однако не готовы платить за продукцию существенно дороже (см. новость ComNews от 30 марта 2015 г.). Ранее игроки отрасли выражали опасения, что цены на российское оптоволокно могут оказаться выше, чем на зарубежное.

В 2015 г., согласно данным компании Corning Incorporated, в России из-за нестабильной экономической ситуации наблюдался спад потребления оптического волокна. В 2015 г. производители ВОК также отмечали рост цен на их продукцию и снижение спроса (см. новость ComNews от 16 ноября 2015 г.). По данным CRU Group, в 2016 г. потребление оптического волокна в мире выросло на 11%, до 457 млн км.

Досье ComNews

АО "Оптиковолоконные Системы" было зарегистрировано 18 февраля 2008 г. Проект реализуется "Роснано" при участии Газпромбанка и Республики Мордовия. Общий бюджет составляет 3,5 млрд руб., из которых 1,7 млрд руб. вложило "Роснано". Генеральным директором "Оптиковолоконных Систем" является Андрей Николаев.

Россия. ПФО > СМИ, ИТ. Химпром > comnews.ru, 22 февраля 2017 > № 2083060


Франция > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 22 февраля 2017 > № 2083057 Каролин Валентен

Франция — главное поле битвы политического ислама

Проблема беженцев и иммигрантов, Le Figaro, Франция

По случаю выхода книги «Подчиненная Франция: голоса несогласных» Каролин Валентен дала большое интервью социологу Матье Боку-Коте. Одна из соавторов вышедшей под редакцией Жоржа Бенсуссана работы представляет взгляд изнутри на охвативший страну культурный кризис.

Франция представляет собой главный театр наступления исламизма в Европе. Причем это означает не только теракты за последние два года, но и формирование на французской территории настоящего контробщества, которое все больше дистанцируется от остальной нации. Оторванность элиты, цензура французской идентичности, отсутствие физической и культурной безопасности, рост числа неразумных уступок в школах и больницах…

Анализ и критика такого безволия стали главной целью вышедшей недавно в издательстве Albin Michel книги «Подчиненная Франция: голоса несогласных» (Une France soumise: les voix du refus) под редакцией Жоржа Бенсуссана (Georges Bensoussan) в сотрудничестве с Шарлотт Бонне (Charlotte Bonnet), Барбарой Лефевр (Barbara Lefebvre), Лоранс Маршан-Тайяд (Laurence Marchand-Taillade) и Каролин Валентен (Caroline Valentin). Работа включает в себя рассказы очевидцев и аналитику (мне тоже посчастливилось приложить к этому руку) для формирования общей картины подчинения Франции. Каролин Валентен любезно побеседовала со мной об этой выдающейся книге, которая оставит свой след в умах и позволяет серьезно поразмышлять над ситуацией во Франции вдали от привычных шаблонов СМИ, слишком часто затуманивающих взгляд.

Матье Бок-Коте: Госпожа Валентен, вам довелось работать над книгой «Подчиненная Франция: голоса несогласных», которая вышла 18 января этого года в издательстве Albin Michel под редакцией Жоржа Бенсуссана. Позвольте для начала задать вам простой вопрос: чему или кому подчинена Франция?

Каролин Валентен: Перед тем как ответить на ваш вопрос, думаю, будет важно отметить особенность книги. Она представляет собой не политический трактат, а сборник рассказов очевидцев и аналитики. Свидетельства (чаще всего анонимные) обычно исходят от людей, которые непосредственно работают в этой среде. Это не публичные деятели, а сотрудники образовательных и медицинских учреждений, сил безопасности. Аналитика чаще всего составлена интеллектуалами, которые освещают поднятые в рассказах очевидцев темы: вопросы идентичности, мультикультурализм, упадок национального образования, раскрепощенный антисемитизм и, разумеется, мстительный и требовательный политический ислам, который по большей части подпитывает нападки на светское государство и республиканский порядок.

Книга проливает свет на тот факт, что в рамках борьбы с западным политическим либерализмом политический ислам считает Францию одним из главных, если не главным полем битвы. Но это еще далеко не все. Собранные свидетельства иллюстрируют отказ большого числа представителей власти от жесткого и повсеместного следования республиканской законности. И раз природа не терпит пустоты, место этой законности заполняет подчинение целых регионов страны правилами, которые чужды тем, что установил народ демократическим путем.

Это касается фотографии класса, на которой некоторые ученики стоят, сложив руки в антисемитском жесте: несмотря на все требования учителя, ее не стали переделывать и раздали семьям, как есть. Это касается ученика, который оскорбляет педагога и угрожает ему, но остается совершенно безнаказанным. Разумеется, это касается ношения паранджи в общественных местах: несмотря на закон 2010 года, это практически не встречает противодействия со стороны полицейских, потому что те боятся, что над ними устроят самосуд, как было в июле 2013 года в Траппе. Более того, руководство даже призывает их не составлять протоколов, чтобы не нарушать общественное спокойствие.

Касательно названия книги, хочу отметить один важный семантический момент: оно предполагает, что подчинение охватывает не всю Францию, а ее часть. Дело в том, что сама концепция Франции многослойна: помимо географической составляющей речь может идти о французской нации, которая в свою очередь включает в себя французский народ и его руководство. В данном случае мы подчеркиваем линию разлома, которая идет вдоль каждой составляющей Франции по отношению к упомянутому нами подчинению. В подчинении находится часть территории, часть политического руководства и чиновников и, следовательно, к большому сожалению и против его воли, часть народа.

В такой перспективе одна из особенностей нашей книги заключается в том, что свидетельства в ней даются изнутри, участникам гражданской жизни (по большей части госслужащими), которым на каждодневной основе приходится сталкиваться с описываемыми ими проблемами. Иногда речь идет о происшествиях, которые напоминают те, что описываются в газетах, однако книга предоставляет слово лично прошедшим через это людям.

Кроме того, как отмечает один из очевидцев, бывший педагогический инспектор Бернар Гремион (Bernard Grémion), госслужащих зачастую вынуждает молчать администрация, которая стремится монополизировать информационный поток вокруг этих инцидентов (и даже замять дело, ответив молчанием на запросы журналистов). В результате роль государства в упадке собственного авторитета просматривается в книге намного более четко, чем в прессе.

На ее страницах перед читателем разворачивается противостояние между французской нацией, ее правилами и идентичностью с одной стороны и контробществом с другой стороны. Оно включает в себя отчасти (лишь отчасти) французских мусульман: тех, кто считают Францию враждебной средой и хотят формирования салафитского контробщества, и тех, кто стремятся к англосаксонской общинной модели, чтобы расширить заметность и место мусульман в общественном пространстве.

У этого контробщества имеются черты, на которые опирается его неприятие французской республиканской модели, светского общества и гуманизма: представление мусульманина как высшего существа, эндогамия, солидарность исключительно с одним сообществом в отличие от нашего принципа всеобщего братства, несогласие со свободой совести и слова, клеймение любых проявлений критики ислама, неприятие равенства, роль жертвенности женщин в структуре сообщества и ношение вуали. Как часто отмечают, это контробщество зародилось в пустоте, на отсутствии духовности и в условиях кризиса государства.

Как бы то ни было, здесь не стоит приуменьшать роль политического ислама и его пропаганды собственной жертвенности. Они пытаются воспользоваться людьми, которыми тем проще манипулировать, что их плохое понимание общества делает их восприимчивыми к всевозможной фантасмагорической риторике о неприятии французской культуры (утверждается, что все они становятся ее жертвами повсюду во Франции). В нашей книге существует немало материалов по этому поводу, например, от палестинского писателя и политического беженца Валида Хусейни, который сидел в Палестине в тюрьме за вероотступничество и основал во Франции Французский совет бывших мусульман, и писательницы алжирского происхождения Джемили Бенабиб.

Книга говорит нам о том, что на части территории страны противодействующее нашей модели контробщество смогло взять верх и насадить собственные правила в ущерб правилам нации, которая подчиняется этой обструкции, хотя у нее есть средства дать отпор. Кстати говоря, именно отсутствие реакции со стороны тех, кто должен следить за соблюдением правил, подтолкнуло людей взять слово: если бы с такими случаями боролись и принимали необходимые меры наказания, участвовавшие в создании нашей книги люди не испытывали бы такого возмущения и негодования.

Есть множество примеров ситуаций, когда местных чиновников просили воздержаться от применения власти, хотя только она обладает легитимностью перед лицом другой власти, которая таковой не является. Слабость государства и вызываемое ей презрение ложатся в основу контробщества и становятся катализатором его расширения. К точно такому же выводу приходит социолог и эксперт по исламу во Франции Тарик Йилдиз. Его посвященное французским мусульманам исследование показало, что те прекрасно осознают слабость государства: некоторые недовольны ей, а другие рады, потому что «хотят занять его место». Из-за фактического отсутствия государства в некоторых уголках Франции государственные функции оказываются в руках исламистов, причем не обязательно наиболее радикально настроенных из них.

— С каких пор Франция оказалась в подчинении?

— Это подчинение начало постепенно формироваться по мере роста населения африканского происхождения в результате уже не трудовой иммиграции, а процесса воссоединения семей, которому была вынуждена подчиниться Франция с 1974 года. Как бы то ни было, эффект массы — не единственный фактор. Не меньшую (если не большую) роль сыграл отказ от призыва к ассимиляции, который до того момента был на первом месте во Франции. Она была наиболее приспособившейся к иммиграции европейской страной, так как принимала иностранцев на своей территории с середины XIX века.

Что касается конкретной даты отказа от ассимиляционной политики, мнения здесь расходятся.

Некоторые, как, например, журналист Эрве Алгаларрондо (Hervé Algalarrondo) считают поворотным моментом события мая 1968 года, когда демонстранты увидели, что не пользуются поддержкой среди рабочего класса: он предстал в их глазах уже не движущей силой революции, а наоборот бастионом утвердившегося порядка. Другие, как географ Кристоф Гийюи (Christophe Guilluy) и журналистка Элизабет Леви (Elisabeth Lévy), берут за отправную точку приход левых к власти, первые городские беспорядки в конце 1970-х годов и либеральный поворот в экономике 1983 года, который ознаменовал отход от социальных вопросов.

Левые с течением лет заменили символическую фигуру рабочего фигурой иммигранта и объявили его новой жертвой номер один ценой искаженной интерпретации антирасистской идеологии, которая утвердилась на Западе во второй трети ХХ века. Антирасизм подменил собой классовую борьбу, а прославление культурных различий стало новой summa divisio общества, позволяя привлекать голоса граждан с помощью их самоидентификации уже не по классовым интересам, а по их принадлежности к этническому меньшинству ради получения неких особых преимуществ. Когда правые затем вновь пришли к власти, они никак не изменили такое положение дел и тоже держались за мультикультурализм, пусть, наверное, и по несколько иными причинам (это касается, например, идеи счастливой глобализации).

Помимо такого идеологического сдвига причиной попустительства и близорукости можно считать и существенные перемены в обществе. Сейчас мы, наверное, не станем подробно рассматривать это попустительство и лишь скажем, что оно явно имеет отношение к индивидуализму, эпохе эгоцентризма, который все больше утверждается в наших обществах и ведет людей к мысли, что они могут пользоваться своими правами и свободами совершенно беспрепятственно. При этом они забывают, что означает принадлежность к социальной группе: права в равной степени подразумевают обязанности, а свобода одних неизменно заканчивается там, где начинается свобода других.

Как говорил Камю, человек должен сдерживаться. Это отражает простое, но прекрасное правило, на котором зиждется вся совместная жизнь в цивилизованном обществе. В теории, если не человек не сдерживается, ему может грозить наказание. Административное или судебное для нарушителей закона, а также социальное, когда речь заходит о порядках и обычаях: осуждение, упреки или даже исключение из общества. Писанные и неписанные правила передаются именно так, через ежедневную и постоянную конфронтацию людей между собой внутри общества, к которому они принадлежат.

Сейчас же мы видим, что под вопросом оказалась сама идея ограничения и наказания. Причем, как ни парадоксально, в значительной степени это дело рук самого государства, потому что оно по факту больше не реализует свою власть. Левиафан пошатнулся, и в таких случаях мы неизменно наблюдаем одно и то же явление: государство становится сильным со слабыми и слабым с сильными. В частности это проявляется в юридической асимметрии, которая бьет по самой сути судебной системы: государство ведет себя совершенно непримиримо с любыми проявлениями дискриминации (тут мы видим продолжение самообличительного постулата о том, что Франция — неизлечимо расистская страна), но, как мы демонстрируем в книге, ему совершенно не хватает жесткости в противодействии агрессивному неприятию интеграции и французской культурной идентичности.

Самоустранение государства проявляется прежде всего в подходе к символике власти. Мы — старая христианская страна, которая несколько отошла от Бога (к этому я еще вернусь), но в куда меньшей степени от идеи святого. Власть во Франции может заявить о себе только в том случае, если воплощает святое, суть жертвы человека ради общего блага, что должно иллюстрироваться примерным поведением, достоинством, высотой взглядов. Только вот со времен Валери Жискар д'Эстена и особенно Николя Саркози и Франсуа Олланда это стремление к символизму исчезло.

Эпоха эгоцентризма — это время эгоистических лидеров, которые не стесняются выставлять частную жизнь на всеобщее обозрение и даже не пытаются скрыть погоню за личными интересами и чисто предвыборный характер своих поступков. В конечном итоге, они демонстрируют, что являются всего лишь обычными людьми. Все это ведет к разрушению представлений о вертикальном характере власти.

Если же эта вертикаль ставится под сомнение, начинает рушиться все здание. Это означает не только исчезновения Левиафана, но и подрыв легитимности гражданского контроля, обычаев и традиций. Дело в том, что государственный авторитет связан с общественным. Родители и дети, учителя и ученики, теперь уже никто из нас не решается требовать в общественном пространстве приличий и сдержанности там, где дух времен требует выставления всего себя напоказ.

Такое всеобщее попустительство, постановка под сомнение принципа власти сейчас видны повсюду, пропитали все общество и создают хаотические ситуации во всех областях. Об этом свидетельствует в частности рассказ Изабель Керсимон (Isabelle Kersimon) о работе преподавателя неподалеку от Вердена. Стоит отметить, что ученики в этом случае — не иммигранты и не мусульмане. Как бы то ни было, это попустительство представляет наибольшую угрозу для нас (под «нами» я имею в виду не коренных французов, а всю нашу национальную общность) именно в рамках конфликта с частью мусульман.

Дело в том, что этих мусульман направляет (иногда без их ведома или даже против их воли) прекрасно организованный политический ислам, который представлен во Франции двумя течениями, салафитами и Братьями-мусульманами (это политическое движение было создано дедом Тарика Рамадана Хасаном эль-Банной) (запрещена в России — прим. ред.). Братья-мусульмане стремятся к верховенству ислама во всех регионах и насаждению законов шариата среди всего человечества. Этот проект завоевания (как силой оружия, так и более мягким путем) не поддерживается большинством мусульман, однако Братья прекрасно организованы и формируют активное и эффективное меньшинство.

Я не скажу вам ничего нового, отметив, что везде и во все времена у активного меньшинства на порядок больше шансов повлиять на ход истории, чем у молчаливого большинства. Кстати говоря, формирование сетей и связей является частью их стратегии, как мы это видим во Франции по благожелательному отношению к представителям политического ислама со стороны политической и информационной элиты. Что касается салафитов, пусть они и квиетисты, они выступают за идеологию разрыва и стремятся сформировать собственное контробщество.

Как отмечает Тарик Йилдиз, среди французских мусульман, особенно тех, что не живут в смешанной среде, наибольшим престижем всегда пользуются те, кто радикальнее всего проявляет себя в словах и вере. Это характерно для культуры ислама, который не терпит плюрализма мнений и придает огромное значение верности общине. В нашей книге есть весьма интересные материалы на эту тему, в частности «Исламофобия: контррасследование» журналистки Изабель Карсимон и «Ислам перед демократией» сотрудника Национального центра научных исследований Филиппа д'Ирибарна (Philippe d'Iribarne).

— Как Франция подчинилась?

— Со стороны руководителей и властей у истоков этого подчинения стоит целый ворох благих намерений, трусости и циничного потворства в стремлении сохранить карьеру и привлечь голоса, а также немалая доля посредственности. Однако тот факт, что это подчинение направляется страхом или фаустовскими компромиссами ослепленных стремлением к власти людей, которые совершенно потеряли из виду понятие общего блага, а законы и правила не применяются, представляет собой ничто иное как отрицание демократии.

На практике эта идеология привела наших политиков к принятию (иногда скрытному) мультикультуралистской политики. Критерий этноса подменяет собой социальный класс. Эта политика, которой следует наша элита, на самом деле представляет собой этническую дискриминацию, систему, где республиканская модель больше не находит места. Компромиссы и освобождение некоторых групп от стоящих перед остальными правил являются прекрасным тому примером.

Но Франция идет еще дальше и закрепляет такую исключительность в законах, одним из самых шокирующих и тлетворных образчиков которых, без сомнения, стала «городская политика»: этническое скопление иммигрантов и их потомков в некоторых городах и районах стало источником наблюдаемых нами коммунитаризма и агрессивного культурного раскола. Причем такое этническое сосредоточение не является результатом государственной политики изоляции или формирования гетто, как и плодом чистой случайности. Отчасти оно проистекает из стремления этого населения жить вместе со «своими» (пусть даже сами эти люди утверждают обратное).

Кроме того, государство выделяет этим кварталам и, следовательно, только этим группам населения настоящую манну субсидий в рамках городской политики. Руководствуясь такими географическими критериями, государство по факту действует в ущерб миллионам других бедных французов, которые живут за пределами финансируемых территорий. То есть в нашем случае речь идет не о неприменении правильной политики, а о применении неправильной. Направление финансирования на жителей этих районов в ущерб другим нуждающимся категориям населения обостряется и другим явлением, которое опять-таки наносит удар по малоимущим французам: очень слабая ротация в социальном жилье в этих районах.

Как отмечает в нашей книге мэр коммуны Ивелин, иммигрантам из Магриба и Африки в целом (в отличие от людей из Италии, Испании, Вьетнама или Португалии) свойственно «передавать по наследству» социальное жилье, добиваться для своих детей квартиры поблизости и отправлять заработанные деньги родственникам или на постройку дома в родной стране. Причем все это происходит с благословления государства (через префектуру) и жилищного управления, несмотря на нехватку социального жилья, которое должно предоставляться лишь по одному критерию, то есть тем, кто нуждается в нем больше всего.

И это еще далеко не все. Франция с несравненной в Европе щедростью заботится об оказавшихся на ее территории иностранцах, предоставляет им помощь и субсидии, бесплатный доступ к соцобеспечению, причем на уровне, который не просто равен правам платящих отчисления французов, но даже может превышать их (это касается, например, покрытия расходов на стоматологию и оптику, чего бывает крайне трудно добиться малоимущим французам). Более того, нельзя не отметить поразительное отсутствие строго контроля за выделением и использованием помощи. Причем это нередко может быть осознанным, а в касающихся иммигрантов проверках на определенные вещи часто закрывают глаза.

Принявшие участие в написании нашей книги люди с возмущением отмечают, что отношение к иностранным нелегалам может быть лучше, чем к французам, которые платят отчисления (причем обязательные и составляющие ощутимую часть их заработка), чтобы удержать систему на плаву. Такое неприкрытое нарушение социальной справедливости тем более поразительно, что его причиной является попустительство администрации, хотя та отличается немалым числом сотрудников, а ее работа считается слишком дорогостоящей среди платящей налоги и отчисления части французов. Где равенство в государственных расходах?

Так, кто же виновен в случившемся? Люди, которые бессовестно злоупотребляют системой, тем более что сделать это можно даже полностью не осознавая ситуации, потому что злоупотребить системой чрезвычайно легко? Или же государство, политики и чиновники, которые допустили формирование столь слабой системы? Подобное явление в социально-экономической сфере описывают Пьер Каюк (Pierre Cahuc) и Андре Зильберберг (André Zylberberg) в «Фабрике недоверия»: все поняли, что если кричать громче соседа, можно получить больше, чем он. Как говорят немцы, рычащую собаку всегда кормят лучше. Организованные группы видят слабость государства и пытаются извлечь из нее выгоду. Это подтверждают свидетельства из нашей книги. Мультикультурализм и стремление к коммунитаризму, по сути, представляют собой лишь проявления этого феномена.

— В книге отмечается одно важное понятие: культурная идентичность. Во Франции существует культ общечеловеческих ценностей, однако вы, по всей видимости, реабилитируете некое особое французское наследие, социальность. Становится ясно, что во Французской нации нельзя все просто так поменять. Что особого есть во Франции?

— Самое удивительное в мультикультурализме, который пытается навязать нам поддерживаемой частью элиты политический ислам, как раз заключается в том, что нам приходится отвечать на элементарные вопросы вроде «Существует ли особое французское наследие?» Разумеется, такое наследие существует и является особенностью Франции, это аксиома! Нам, конечно, бывает трудно выразить его в словах, но, в принципе, зачем бы нам вообще это делать? Французская культурная идентичность — это идентичность французов, то есть создавших страну людей. Лучше или она или хуже, чем в других странах, не имеет значения. Она существует и точка.

Если взглянуть несколько шире, мы видим, что французская идентичность уходит корнями глубоко в историю людей и идей. Франция родилась не в 1945, 1918 или даже 1789 году. Французскую идентичность тем сложнее синтезировать, что она чрезвычайно богата и сложна, и что одна из ее основных характеристик заключается в невозможности ее сведения к стереотипу. Если все же попытаться, я бы, пожалуй, перефразировала Пеги: «Франция — страна маленьких, но вовсе не малых людей». Это означает, что в большинстве случаев речь идет о людях скромного, деревенского происхождения (массовое переселение в города было всего три поколения назад).

Это страна крестьян, солдат и рыцарей, а не моряков, торговцев и колонистов. Это страна людей, которые прочно держатся за те места, где живут. У нее есть естественные границы: Рейн, Вогезы, Юра, Альпы, Средиземное море, Пиренеи, Атлантика. Франции свойственны две тенденции: воинственное стремление к выравниванию национальных границ по естественным и центростремительное движение общества: речь идет о чрезвычайно однородной и единообразной стране с социальной точки зрения. Иначе говоря, это страна среднего класса: ее история была отмечена чрезвычайно мощной социальной интеграцией, в рамках которой средний класс постепенно вобрал в себя аристократию в XIX веке, а затем и крестьянство на протяжение последних двух третей ХХ века.

Кроме того, этой удивительно однородной по населению стране свойственно невероятное стремление к общечеловечности, которое опять-таки возникло не во времена Просвещения. Его, наверное, можно отследить до XVII века или даже Возрождения. Речь идет о космополитизме, заинтересованном и воодушевленном принятии новых идей, распространении идеалов личных свобод, а также стремлении интеллектуалов, элиты и народа к победе разума и личной свободы над феодальной и авторитарной системами во Франции и по всему миру.

Наконец, Франция — страна, которая назвала себя старшей дочерью церкви, однако эмансипировалась от нее, Бога и даже самой идеи Бога. Этому тоже отводится важнейшая роль в сознании большинства французов. Как говорил Марк Блок (Marc Bloch), Франция — в той же степени таинство в Реймсском соборе, что и день взятия Бастилии. Это в той же степени Ришелье и Людовик XIV, что и Вольтер и Бланки. Французы считают себя в первую очередь свободными людьми, однако им в то же время свойственна огромная гордость за прошлое, в том числе величественные следы монархии. Страна крепко держится за закон о разделения церкви и государства 1905 года, но там с любовью реставрируют соборы. Мало кто из французов не гордится Версалем, хотя никому из них не придет в голову желать возвращения абсолютной монархии.

Но вернемся к христианству и эмансипации французов от него. Борьба закончена, свобода победила. Только вот большинство людей, даже те, кому свойственно критическое отношение к церкви или даже некий антиклерикализм, с легкостью признают, что в плане политических идей наша либеральная демократия пошла по прочерченному христианством пути. Христианство, религия эмансипации, поколениями готовило умы к идее свободы и дало людям инструменты, скорее, для их освобождения, а не подчинения. Как писал де Токвиль о декларации 1789 года, «христианство сделало всех людей равными и не против того, чтобы все граждане были равны перед законом». В конечном итоге все французы держат глубоко в душе лозунг «свобода, равенство, братство».

Как видите, французскую культурную идентичность нельзя описать в двух словах. И хотя я надеюсь, что с данным мной определением согласны многие французы, в него внес бы свои коррективы каждый человек, который читает эти строки и пытается дополнить их собственными взглядами. Быть может, существуют страны, где дать понятие национальной идентичности проще. Но во Франции эта идентичность является одновременно плотной и неосязаемой. Как говорил Марк Фюмароли (Marc Fumaroli), мы — страна величия и изящества.

— Из всего этого следует, что нравы имеют огромное значение для общества. Каким образом?

— Решающее значение нравов свойственно не только Франции. Все социальные группы определяют себя через общие правила, а принятие и уважение становятся основой принадлежности к группе. В случае общества этими правилами являются нравы, традиции и обычаи, о которых я говорила выше, а также право, в том числе форма правления. Эти правила исходят от определенного взгляда на общество, общие принципы, республиканские принципы (в данном случае речь в большей степени идет о республике как форме правления), законность, равноправие, сохранение государства, справедливость, свободу и эмансипацию, общее благо и зло (хотя, конечно, тут можно бесконечно долго спорить об определении прав и необходимой форме республики). Если сообщество больше не скрепляется принципами, его не существует.

Кроме того, как мне кажется, во Франции существуют причины того, что единство социальной группы приобретает особую значимость. Наша страна формировалась веками по модели территориального объединения вокруг центральной власти, что вылилось в формирование единой и неделимой республики, которая сегодня является основополагающим принципом для французской нации и народа. С такой точки зрения республика обращается к гражданам, а не сообществам, а принцип общего блага должен направлять подготовку и реализацию политику государственных служб.

Хотя сообщества существуют на социальном уровне, потому что люди сближаются в силу семейных и дружеских связей или на основании личного и культурного сходства, их нет на политическом уровне. Во Франции им не положены политическое представительство, особые права и прерогативы, у них нет возможности навязать Франции принципы, которые отличаются от тех, что лежат в основе ее общества. Права одинаковы для каждого, политические вопросы обсуждаются в перспективе общих задач, а солидарность охватывает всех.

Сейчас, когда национальное единство оказалось под ударом из-за религиозных мотивов (об этом говорится в нескольких главах нашей книги), а на определенной территории мусульманские мигранты и потомки мигрантов пытаются поставить под сомнение не только общность жизни и нравов, но и основополагающие для французского общества принципы свободы и равенства, вопрос светского государства вновь вышел на первый план.

В такой ситуации некоторым хотелось бы заставить нас поверить в то, что французская культурная идентичность полностью сводится лишь к понятию светского общества и ничему большему. В этом я полностью разделяю мнение Пьера Манена (Pierre Manent): светское государство как таковое не ценность, а только средство организации общества, которое представляет собой лишь самый последний отрезок истории Франции. К тому же, французская идентичность отнюдь не исчерпывается им, потому что сформировалась задолго до закона 1905 года, хотя сейчас и несет на себе большой его отпечаток.

Перед тем, как говорить о светском обществе, ему нужно дать четкое определение. С одной стороны оно подразумевает религиозный нейтралитет государства и в частности отдаление религии от власти, как это принято во всех либеральных демократиях. Как бы то ни было, во французском культурном пространстве у него появляются и другие черты. Это ожидание от граждан сдержанности в проявлении своих религиозных чувств. Французы стремятся к обществу, в котором люди оценивали бы других по их личным качествам, характеру, уму, достоинствам и недостаткам, чтобы связи устанавливались именно по этим критериям без какого-либо воздействия религии.

В этом французский дух идет на лобовое столкновение с социальными группами, где принадлежность выстраивается исключительно по этническим и религиозным критериям. Здесь мы наблюдаем эссенциализм, который опять-таки в корне противоречит гуманизму французской идентичности. В таких условиях свойственный французскому духу космополитизм может в полной мере проявить себя, как, кстати, до недавнего времени было с интеграцией иммигрантов. Лучшим тому подтверждением служит доля иммигрантов во Франции: на них приходится около четверти ее населения (за три поколения).

Таким образом, хотя элита упорно отрицает стремление народа к сохранению идентичности, он не забыл о ней, и последнее слово все равно за ним, потому что он играет главную роль в интеграции. Хотя часть левых и поддерживающая мультикультурализм элита обличают этническую и расистскую дискриминацию, ежегодные отчеты Национальной консультативной комиссии по правам человека, несмотря на свойственный им мультикультуралистский налет, демонстрируют, что первичный расизм по цвету кожи и этнической принадлежности носит во Франции лишь остаточный характер.

В то же время у французов просматривается четкое стремление к защите их основополагающей культурной идентичности и следованию вытекающим из нее социальным кодексам. Это стремление, кстати говоря, вполне логично, оно является неотъемлемой частью человека. Как отмечает Кристоф Гийюи, отношение к другому носит всеобщий характер, а желание сохранить и передать свою идентичность и культуру, страх оказаться в меньшинстве проявляются по всему миру, а не только во Франции или на Западе.

— Какие качества должен приобрести иммигрант, чтобы стать французом?

— Чего ждет страна, где жители видят себя подобным образом, от принимаемых ей людей? Я отвечу на этот вопрос другим вопросом. Как вы думаете, может ли страна, где люди определяют себя вышеупомянутым образом, а прочная солидарность между ними играет основополагающую роль (причем она обходится в немалые деньги, если судить по размаху и щедрости нашей системы соцобеспечения), примириться с прибытием и присутствием на ее территории большого числа выходцев из совершенно других цивилизаций, некоторые из которых открыто отвергают суть французской идентичности и хотят жить в собственном религиозно-этническом кругу (часть территории страны по факту аннексируется их религиозно-политической идеологией), причем с присутствием, если не засильем регрессивных течений, что враждебно относятся к любым попыткам эмансипации человека от религии? Думаю, ответ понятен из самого вопроса.

Насыщенная и сложная история Франции проявляется в нравах и укладе жизни, в отношении к другим, общественному пространству, государственным финансам. Когда Франция только начала принимать людей из других стран в XIX веке (прочие европейские государства тогда еще не были центрами иммиграции), принципы французской культурной идентичности ставили обязательством их ассимиляцию: изучение языка, следование обычаям и традициям, принятие правил, формирование связей с другими французами.

Все это опиралось на такие простые вещи как знакомство с французской кухней, особым ритмом недели, рабочими часами, временем приема пищи, как понимание того, что от вас ждут в общественном пространстве в плане правил приличия, общения, поведения в транспорте, на работе, в школе, в магазине, в больнице и так далее.

Наш конфликт идентичности с политическим исламом напоминает об одном немаловажном факте: наша идентичность также включает в себя общее стремление к демократии и свободе, тогда как мусульманские общества выстраиваются на концепции подчинения, идеал справедливости там, где мусульманские общества не признают равноправие мужчин и женщин и угнетают религиозные меньшинства, и людское братство там, где мусульманские общества видят нечто подобное лишь между собратьями по вере.

Путь ассимиляции долог и труден, потому что всем этим иностранцам необходимо отказаться от стремления жить исключительно в рамках унаследованной от предков культуры и добавить в нее (или даже поставить во главе угла) французскую культурную идентичность. На этом пути человек мог столкнуться с враждебностью коренного населения (так было с итальянскими мигрантами на юге Франции и бельгийскими на севере, где происходили агрессивные ксенофобские акции), и его далеко не всегда ждал успех: после неудачной интеграции немалая часть иммигрантов вернулись на родину.

Тем не менее те, кто остались, прошли ассимиляцию и стали французами, причем не только по паспорту, но и в душе. Как говорил получивший в 24 года французское гражданство философ Левинас, и как любит повторять Ален Финкелькраут (Alain Finkielkraut), Франция — это страна, «к которой можно привязаться душой и сердцем, а не только корнями». Кстати говоря, добавлю, что французская культурная идентичность так богата, а интеграции отводится настолько большое значение в умах людей, что человек иностранного происхождения может считаться частью французской нации лишь в том случае, если предан ей душой и сердцем. В то же время, если эта преданность видна, происхождение и цвет кожи не имеют значения. Путь даже гражданство получить довольно легко, французы будут считать французами только тех, кто полностью принял вышеупомянутые общественные принципы.

В этой связи некоторые говорят о несовместимости мусульманской культуры и французской культурной идентичности. Я совершенно с этим не согласна. Существование во Франции большого числа прекрасно интегрировавшихся мусульманских граждан наглядно подтверждает обратное. Проблема лишь в том, что о них у нас не говорят. Их гораздо реже видно по телевидению, о них куда меньше пишут газеты, они не появляются в нашей книге, потому что не являются частью конфликтных ситуаций с точки зрения идентичности и культуры.

Тут мне хотелось бы напомнить о работе Тарика Йилдиза «Кто они?Исследование молодых мусульман во Франции»: эти мусульмане не ощущают себя в ущемленном положении, отказываются от позитивной дискриминации и посредничества между государством и гражданами. Что бы ни думали на этот счет разномастные поборники мультикультурализма и представители политического ислама, само их существование подтверждает возможность интеграции, которая к тому же носит умиротворяющий характер. Нужно не ставить под сомнение нашу модель интеграции, а найти средства для обеспечения ее нормальной работы.

Последний момент: французская культурная идентичность не является неизменной. Она никогда не была таковой, и это прекрасно! Смешение в обществе, безусловно, отражается на ней, тем более что, как я уже говорила, врожденный космополитизм порождает интерес и открытость к иностранным культурам. Как бы то ни было, тут существуют непреодолимые барьеры, наши гуманистические принципы. Они не только являются источником прав, но и ставят запреты. Так, я уже говорила о существующем в исламской культуре подчинении человека группе и общинной солидарности, о подчиненном положении женщины по отношению к отцу, брату и мужу, о ее сведении к домашней и репродуктивной функциям.

Во французском восприятии у всего этого нет права на жизнь, потому что оно идет вразрез с нашими принципами равенства, свободы и братства. Несогласие с таким положением дел, неприятие ношения вуали — не расизм, а спасительный республиканский рефлекс. Точно такая же логика заключается в активном противодействии всем многочисленным проявлением эссенциализма в доктрине мультикультурализма и пропаганде политического ислама, который опирается на представление картины борьбы белых расистов и жертв-иммигрантов.

Как бы то ни было, у процесса эссенциализации, на который опираются мусульманский коммунитаризм и его неприятие интеграции, есть и другие, еще более серьезные последствия, пусть даже о них пока что почти не говорят. Представленные в книге свидетельства иллюстрируют эти плохо освещенные в общественном пространстве аспекты. Отраженные в них ненависть и неприятие существуют в рамках схемы чистого эссенциализма. Ненависть к Франции и французам говорит о ксенофобии в самом что ни на есть ее буквальном понимании.

То же самое касается и совершенно беспардонных проявлений антисемитизма и гомофобии. В книге имеется несколько материалов на эту тему. Как было сказано выше, мы в Европе не привыкли к таким заявлениям. И вовсе не потому, что у нас нет ни одного расиста, антисемита, сексиста, гомофоба или ксенофоба. Да те, кто придерживается подобных взглядов, осознают их позорный характер и опасаются последствий их открытого выражения, которые могут варьироваться от порицания до уголовной ответственности.

Сегодня же мы видим, как люди оправдывают свою ненависть к Франции неким «государственным расизмом» и расизмом «галлов». Они не ощущают этот запрет. Они продолжают действовать по схеме своей родной культуры, в которой расизм и ксенофобия не означают такого же осуждения хотя бы потому, что в этих странах они не являются правонарушением. Наверное, это один из самых тревожных символов полного отсутствия культурной интеграции во Франции.

— После терактов в Charlie Hebdo премьер Мануэль Вальс произнес речь, в которой обвинил Францию в апартеиде по отношению к иммигрантам. Это грубое и пропитанное ненавистью к себе обвинение кажется тем более удивительным, что Вальс неизменно, как тогда, так и сейчас, представлял себя жестким поборником светского общества. Не отражает ли оно покаянную позицию французской элиты, которой все еще свойственно винить себя во всех грехах?

— Разумеется. По правде говоря, после терактов в Charlie Hebdo Вальс нес просто несусветный вздор, потому что положение в кварталах, где сосредоточены иммигранты и их потомки, явно не имеет ничего общего с нищетой и гонениями в гетто в ЮАР во времена апартеида. Эти слова были особенно неуместными после мероприятий 11 января, когда на улицы французских городов вышла огромная толпа, чтобы выразить солидарность и сострадание, а также исполненного возмущения и стремления отстаивать национальную идентичность выступления самого Вальса в Национальном собрании. После него его даже сравнили с Клемансо. Он говорил о французском народе, который пошел маршем, проявив «достоинство и братство, чтобы заявить о своей приверженности свободе, сказать безусловное „нет" терроризму, нетерпимости, антисемитизму и расизму», оказался «на высоте своей истории».

Но затем, два дня спустя, Вальс не только заявил о существовании «территориального, социального и этнического апартеида» в «гетто», но и отметил (по типичной логике самобичевания), что «интеграция больше ничего не значит». Кроме того, он осудил дискриминацию в связи с первичным расизмом по фамилии и цвету кожи… Она, разумеется, заслуживает порицания, но исходит лишь от отдельных людей, а не от всей Франции, которую никак нельзя назвать расисткой страной вроде ЮАР времен доктрины апартеида. Таким образом, мы видим поворот на 180 градусов по отношению к прозвучавшим двумя днями ранее словам в парламенте.

В то же время он прекрасно вписывается в идеологию мультикультурализма, которая во вроде бы похвальном стремлении облегчить сосуществование во Франции и Европе людей разных культур пытается не призвать мигрантов к интеграции в культуру принимающей страны (как следует из незапамятных традиций гостеприимства), а, скорее, разрушить ее культурную идентичность. Ее цель не просто в том, чтобы признать равноценность всех культур и заявить, что у культуры принимающей страны нет никакого приоритета перед культурой родины мигрантов, а в том, чтобы вызвать у принимающей стороны отвращение к собственной идентичности.

Как утверждается, это нужно, чтобы коренное население избавилось от всех культурных предрассудков по отношению к мигрантам и приняло их такими, какие они есть, со всеми их отличиями. По факту, эта стратегия выливается в очернение французов, Франции, ее истории и культуры. Поэтому мы и слышим исполненные клеветы и ненависти к Франции заявления некоторых политиков и интеллектуалов, которые слишком часто воспринимаются как проявления антирасизма, хотя на самом деле относятся к эссенциализму.

Примеров тому существует огромное множество. Так, еще совсем недавно на праймериз Социалистической партии кандидат Венсан Пейон (Vincent Peillon) позволил себе гротескное и даже оскорбительное сравнение между положением мусульман в современной Франции и евреев при Виши. Вторым, наверное, еще более символичным примером (мы разбираем его в книге) стало принятие так называемого закона Тобиры.

Напомним, что по этому закону 2001 года трансатлантическая работорговля признается «преступлением против человечности». В данном случае речь идет исключительно о деятельности французских и европейских работорговцев в течение четырех столетий. В то же время закон совершенно закрывает глаза на арабо-мусульманских работорговцев и внутриафриканскую работорговлю, история которой насчитывает 14 веков. Несколько лет спустя историк Оливье Петре-Гренуйо (Olivier Pétré-Grenouilleau) оказался под прицелом мультикультуралистов в целом и Тобиры в частности за то, что напомнил в работе о роли африканских работорговцев и том, что сама эта практика была обычным дело на континенте задолго до прихода европейцев.

Это показалось совершенно неприемлемым Тобире, которая по чисто расовому или даже расистскому восприятию человечества считает, что нам не следует вспоминать об арабо-мусульманской работорговле, чтобы «молодые арабы» «не ощущали на своих плечах весь груз темного наследия арабов». В честь чего это, интересно, их нужно освободить от груза ответственности за ошибки предков, раз от других требуют постоянно каяться за них? Позитивная дискриминация в риторике самобичевания… За всем этим становится уже непросто уследить.

Заявление Вальса разочаровало многих противников мультикультурализма, которые до того момента видели в нем союзника. Разумеется, то был лишь политиканский маневр с целью заручиться поддержкой ультралевых, однако он разбил дух единства и гордости от французского гражданства, о котором премьер говорил двумя днями ранее. Государство и общество расистские, а на нас всех лежит страшная вина — об этом сказал глава правительства. Низкий, политиканский и малодушный шаг. Его не хватило для того, чтобы левые мультикультуралисты и политический ислам стали считать Вальса союзником, однако цена все равно оказалась высокой: серьезная ложь с целой россыпью неприятных последствий.

Это заявление прозвучало от одного из высших государственных деятелей, что придает ему формируемую властью легитимность и лишь становится дополнительным аргументом в пользу и так уже эффективной пропаганды политического ислама, которая убеждает французов мусульманской культуры выбирать религию, а не республику, уверяет их в том, что они стали жертвами. А убеждения движут группами гораздо больше, чем факты. Политический ислам прекрасно это понимает и после каждого исламистского теракта активно продвигает линию «мусульмане — первые жертвы» дискриминации, которая неизменно ведет к терактам.

На самом же деле социологические исследования в западных странах после 11 сентября или во Франции после событий 13 ноября наоборот свидетельствуют о большой терпимости, несмотря на гибель людей, насаждение догм мультикультурализма и пагубную роль СМИ. Пресса уделяет непропорционально большое внимание мусульманским радикалам и оттесняет в тень тех, кто прекрасно себя чувствуют в рамках республики и могли бы стать примером реальности совместимости французской культурной идентичности с исламом.

Если люди, которые живут в закрытом этническом, религиозном и культурном кругу, являются жертвами, то причиной этого становится не некий расизм большинства, а насаждаемая мультикультуралистической элитой и политическим исламом вера в то, что их отвергнут при попытке прикоснуться к обществу. На самом деле это не так, и об этом нужно говорить.

— Подчиненная Франция — это еще и та Франция, которая не хочет заявить о себе или уже на это просто не способна. У нас часто говорят о потерянных территориях республики и даже потерянных территориях нации. Как Франция может вернуть их? Достаточно ли государству в полной мере реализовать свой суверенитет, чтобы зачастую враждебно относящиеся к Франции пригороды пошли по пути ассимиляции?

— Наша книга — не политическая работа. Она не предлагает политических решений. В то же время мы надеемся, что она подтолкнет людей к тому, чтобы задуматься о причинах проблемы и возможных выходах.

Первый, быть может, недостаточный, но совершенно необходимый этап заключается в том, что государству нужно в полной мере реализовать свой суверенитет, то есть обеспечить следование принятым от имени всех граждан законов на всей территории страны, даже если для этого потребуется применить силу. Это меньшее, что предполагает демократия. Как я уже отмечала выше, ему необходимо восстановить свой авторитет и вернуть легитимность власти.

Однако книга обращается не только к политическому руководству. Наверное, в первую очередь она обращается к французам, причем даже не как к гражданам, которые обладают правом голоса и могут ставить требования перед политическими лидерами, а как к членам нации. В нашей либеральной демократии поле применения закона ограничено, и многие ситуации в общественном пространстве регулируются не им, а социальным контролем.

Этот контроль в свою очередь сегодня становится излюбленным инструментом политического ислама, с помощью которого тот с большим успехом насаждает на определенной территории собственную власть в ущерб законам республики. Это многое говорит о силе подобного инструмента. Как бы то ни было, сегодня догмы индивидуализма говорят нам, что при виде неподобающих слов и поступков нам нужно не вмешиваться, а проглотить свое возмущение.

Все это напоминает о работах Стэнли Милгрэма (Stanley Milgram), который показал, как людям свойственно подчинять собственные этические взгляды некой силе, если они считают ее легитимной. Кроме того, Милгрэм продемонстрировал, что если человеку указать на это влияние и объяснить, что оно противоречит его глубинной этике, он будет в силах освободиться от него. Мы написали эту книгу в стремлении вызвать коллективное возмущение, пробудить сознание, вызвать желание что-то предпринять. Каждый человек должен оценить, какая на нем лежит ответственность.

Государству и политикам принадлежит ключевая роль в восстановлении общественного контроля. Это, разумеется, идет рука об руку с легитимизацией культурной идентичности, необходимостью ее защиты и признанием интеграции и ассимиляции единственным путем мирного сосуществования всех французов вне зависимости от их корней в составе нации. Наше политическое руководство должно понять, что власть — не только действие, но и символика. Политика — не только создание и принятие законов, но и символическое воплощение определенной идеи Франции. Политики не просто занимают должности, а подают пример, становятся образцами.

Сегодня же мы видим, как представитель группы «Партия коренных жителей республики» Хурия Бутельджа выпускает книгу с провокационным названием «Белые, евреи и мы», однако ни один политик или антирасистская ассоциация не решаются осудить ее почти что сегрегационистский характер. Поющие о ненависти к «неверным» и Франции рэперы провозглашаются представителями страдающей молодежи, а национальная пресса дает им слово, причем опять-таки на фоне полного безразличия государственных властей. Все это становится сильнейшим ударом по общей морали и стремлению граждан следовать ей на каждодневной основе.

Политическому руководству следует понять, что его роль не только носит исполнительный и законодательный характер, но и включает в себя чрезвычайно мощную психосоциологическую составляющую. Оно имеет большое значение в символическом воплощении культурной идентичности Франции, и если оно, наконец, признает, что насаждаемый им мультикультурализм наталкивается на необходимость сохранения социальной группой культурного большинства в своей стране, то, может быть, наконец, примирится с народом, который больше совершенно ему не доверяет. Ему необходимо вернуться к заброшенной роли по постановке рамок.

Если конкретнее, но не вдаваясь в детали мер, которым все равно предстоит заниматься не мне, книга указывает на требующие срочного исправления пробелы. Нужно вернуть системе легальность и равенство. Радикальным образом изменить критерии распределения социальной помощи, выделять ее в первую очередь самым нуждающимся. Пересмотреть порядок предоставления социального жилья и бороться с культурной изоляцией этнических пригородов — наверное, это самая важная мера для восстановления чести нашей системы интеграции, единственной, кому по силам сохранить мир в обществе. Возможно, это подразумевает большее присутствие полицейских, намного более активное чем сейчас применение карательных мер, более жесткую судебную систему и значительные инвестиции в тюремную.

Франция > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 22 февраля 2017 > № 2083057 Каролин Валентен


Россия > СМИ, ИТ. Экология > fapmc.ru, 22 февраля 2017 > № 2083056

Состоялось заседание Экспертного совета по отбору организаций – получателей господдержки в сфере электронных СМИ

На рассмотрение Экспертного совета поступило 153 заявки. Принято решение о выделении субсидий на производство более 90 социально-значимых проектов.

21 февраля 2017 года в Федеральном агентстве по печати и массовым коммуникациям состоялось заседание Экспертного совета по отбору организаций – получателей государственной поддержки, осуществляющих производство, распространение и (или) тиражирование социально значимых проектов в области электронных средств массовой информации, в том числе создание и поддержание в сети Интернет сайтов, имеющих социальное или образовательное значение.

В связи с тем, что 2017 год объявлен в России Годом экологии и особо охраняемых природных территорий, среди поддержанных проектов – программы, направленные на привлечение внимания общества к вопросам экологического развития Российской Федерации, сохранения объектов природного наследия и обеспечения экологической безопасности: «Заповедный Кавказ», «Экологика», «Зеленый свет» и другие.

Поддержаны проекты, посвященные творчеству русских писателей и направленные на популяризацию чтения, в том числе и программы для детской и молодежной аудитории, проекты о культуре и истории, программы социальной и патриотической тематики, о спорте и здоровом образе жизни.

Также Агентство продолжит финансирование таких известных программ, как «Умницы и умники», «АБВГДейка», «В мире животных» и других.

Россия > СМИ, ИТ. Экология > fapmc.ru, 22 февраля 2017 > № 2083056


Россия > Образование, наука. Приватизация, инвестиции > fadm.gov.ru, 22 февраля 2017 > № 2083053

«Пример для своих сверстников и истинные патриоты своей страны»: как стать добровольцем на День Победы?

22 февраля в информационном агентстве ТАСС прошла пресс-конференция Всероссийского общественного движения «Волонтеры Победы», посвященная старту набора добровольцев для подготовки и организации празднования великого Дня Победы.

Участие во встрече приняли временно исполняющий обязанности руководителя Федерального агентства по делам молодежи Алексей Паламарчук, Герой России, первый заместитель Секретаря Общественной палаты Российской Федерации Вячеслав Бочаров, руководитель ВОД «Волонтеры Победы» Ольга Амельченкова и ответственный секретарь «Поискового движения России» Елена Цунаева.

«В 2015 году был открыт набор участников Волонтерского корпуса 70-летия Победы в Великой Отечественной войне, функция координации деятельности которого была возложена на Федеральное агентство по делам молодежи и Роспатриотцентр. В момент, когда зарождалось данное движение, мы не могли себе представить, что всего за год к нему примкнут более 100 000 молодых людей из разных уголков страны. А спустя два года движение будет насчитывать уже порядка 160 000 человек», – начал пресс-конференцию Алексей Паламарчук.

Стоит сказать, что Волонтеры Победы смогли не только расширить охват оказываемой помощи, но и вывести на качественно новый системный уровень сами подходы к взаимодействию с добровольцами.

Временно исполняющий обязанности руководителя Федерального агентства по делам молодежи также отметил:

«Деятельность Всероссийского общественного движения «Волонтеры Победы» играет значимую роль в деле воспитания у молодого поколения чувства патриотизма и гражданственности, сопричастности к истории своего Отечества и ответственности за его будущее. Я с уверенностью могу сказать, что юные участники данного движения являются примером для своих сверстников и истинными патриотами своей страны».

Подробнее о наборе добровольцев рассказала Ольга Амельченкова. Сегодня запущена регистрация волонтеров на мероприятия, приуроченных к 9 мая, по нескольким направлениям: Всероссийский конкурс «Послы Победы», волонтерское сопровождение парадов Победы и шествия «Бессмертного полка» в городах России, организация Всероссийских акций и встреч с ветеранами.

«Послы Победы – лучшие добровольцы нашего движения, которые на протяжении всего года активно занимались помощью ветеранам, благоустройством памятников, проводили различные исторические квесты, акции и другие мероприятия, связанные с сохранением истории нашей страны», - отметила руководитель ВОД «Волонтеры Победы» отметила.

Конкурсный отбор проводится уже в третий раз, участником может стать любой человек в возрасте от 18 до 30 лет.

«Самое главное, зачем активисты включаются в это – желание помочь в организации Парадов Победы в Москве и Севастополе», – добавила Ольга Амельченкова.

Особое внимание на пресс-конференции уделили возможности участия в шествии «Бессмертный полк». Руководитель ВОД «Волонтеры Победы» подробно рассказала о функциях, которые выполняют добровольцы на площадке: раздача воды и всевозможных атрибутов вдоль колонны, организация группы людей в секторах построения, навигация, помощь волонтеров-медиков, сопровождение шествия в процессе движения, корректировка направления и скорости, создание праздничного настроения.

Важно отметить, что все участники пресс-конференции отметили то, что добровольцы действуют не только 9 мая.

«Волонтеры Победы – не те молодые люди, которые собираются от случая к случаю. Это постоянная работа, которая затягивает. Она будет сопровождать молодого человека в течение всей жизни, потому что потребность делать добро воспитывается», – отметил Вячеслав Бочаров.

Он привел в пример несколько проектов, которые действуют в течение всего года: «Диалоги с Героями» и «Эстафета поколений». Эти мероприятия реализуются подведомственным учреждением Росмолодежи ФГБУ «Роспатриотцентр» совместно с Волонтерами Победы.

Волонтеры Победы также проводят огромное количество проектов совместно с «Поисковым движением России» и ВПЦ «Вымпел». Например, «Дорога к Обелиску». «В 2015-2016 году в рамках проекта прошли более 80 тысяч мероприятий, связанных с благоустройством воинских захоронений. Это не единоразовая акция – мы заботимся о памятниках и братских могилах в течение целого года. Еще одно направление, которые мы начали развивать с «Волонтерами Победы» в рамках проекта, – это забота о могилах ветеранов Великой Отечественной войны, которые в силу разных причин оказались заброшенными. Хочу подчеркнуть, что этим занимаются молодые люди, что особенно важно и ценно».

Добавим, регистрация на конкурс «Послы Победы» продлится до 20 марта, на остальные мероприятия – до 6 апреля. После подачи заявки на сайте волонтерыпобеды.рф и конкурсного отбора, активистов ждет увлекательное обучение, организованное представителями региональных отделений, местных штабов и общественных центров гражданско-патриотического воспитания в ВУЗах с привлечением историков и ветеранов Великой Отечественной войны. К добровольцам присоединятся известные артисты, музыканты и спортсмены.

Напомним, впервые волонтеры приняли участие в организации празднования Дня Победы в 2015 году, а в 2016 году более 152 тысяч человек помогали в подготовке мероприятий.

Россия > Образование, наука. Приватизация, инвестиции > fadm.gov.ru, 22 февраля 2017 > № 2083053


Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 22 февраля 2017 > № 2083041 Сергей Котляренко

Сергей Котляренко: «С Игорем Шуваловым у меня отношения исключительно в рамках «клиент-управляющий»

Дмитрий Яковенко

Forbes Staff

Основатель «КСП Капитал управление активами» о работе с влиятельными клиентами, будущем управляющих компаний и личных инвестициях

Несмотря на знакомство и деловые отношения со многими участниками списка Forbes, Сергей Котляренко долгое время оставался непубличным человеком. Только в 2016 году он подтвердил, что занимается проектом по скупке квартир в сталинской высотке на Котельнической набережной в интересах семьи первого вице-премьера Игоря Шувалова. К этому моменту он успел выстроить крупный бизнес по управлению активами: 30 млрд рублей и 200 клиентов. Сергей Котляренко дал Forbes первое интервью, в котором рассказал о бизнесе «КСП Капитал управление активами», отношениях с состоятельными людьми, о том, есть ли жизнь вне бизнеса, и как ему помогает философия карате.

— Расскажите о своем бизнесе. Что значит управление активами?

— Основной фокус – это компания «КСП Капитал управление активами». По лицензии Центрального банка она управляет ценными бумагами, средствами НПФ и ПИФами. Вторая компания «КСП Капитал», с помощью которой мы управляем долями в обществах и имуществом, оказывает услуги, необходимые нашим клиентам: например, инвестиционный консалтинг. Мы представляем интересы наших клиентов, которые хотят приобрести или продать какой-либо актив. Также у меня есть ряд собственных проектов – это инвестиции, не связанные с управлением активами.

— Но начинали вы c юриспруденции.

— Да, я закончил юридический факультет МГУ. Начинал работать в юридической фирме «АЛМ», основанной Александром Мамутом. Затем у меня был непродолжительный период госслужбы, в 2004 году я вернулся к юридической практике. Тогда мне очень помогли знакомства, которые я приобрел в «АЛМ»: я позвонил всем, с кем у меня были хорошие отношения, рассказал, что создаю юридическую практику и предложил сотрудничество. До сих пор с некоторыми людьми из того периода поддерживаю отношения. Сейчас юридической практикой я почти не занимаюсь, несмотря на то, что существует адвокатское бюро «КСП Лигал», где я возглавляю экспертный совет.

— Как вы пришли к управлению активами?

— Было несколько причин. Во-первых, в какой-то момент отношения с клиентами вышли на такой уровень, когда помимо юридических услуг требовалась помощь по управлению активами. Во-вторых, я всегда понимал, что у меня более высокие амбиции — нужно было расширить горизонт знаний, приобрести новые компетенции, в общем, выйти на новый уровень. Поэтому в 2012 году я купил небольшую действующую управляющую компанию, на основе которой была создана «КСП Капитал управление активами».

— Кто ваши клиенты? Есть ли среди них крупные бизнесмены, с которыми вы познакомились в «АЛМ»? Общаетесь ли и работаете с Мамутом?

— На мой взгляд было бы непрофессионально говорить о своих клиентах. Что касается Александра Леонидовича, то по-прежнему нас связывают хорошие отношения и я благодарен ему за мой начальный опыт. Совместных бизнес проектов у нас сейчас нет.

— На каких принципах вы выстраивали бизнес по управлению активами?

— Есть три составляющие. Самый первый и важный фактор — легальность всего происходящего, потому что никакая доходность не оправдывает незаконности операций. Второй фактор — профессионализм: бизнес может быть легальным, но его можно легко потерять из-за непрофессионализма управления. И третий фактор – это доверительные отношения, в рамках которых соблюдаются различные этические договоренности, не регулирующиеся юридическими формальностями. Это тем важнее, что начиналась «КСП Капитал управление активами» как инвестиционный бутик. В первое время у нас было буквально четыре-пять клиентов и около семи сотрудников. Сейчас клиентов-физлиц более 200, также мы управляем деньгами нескольких институциональных инвесторов, НПФ и СРО, а в компании работает более 40 человек.

— Какой объем активов находится под вашим управлением и как он распределяется по ключевым направлениям: сколько приходится на пенсионные фонды, сколько на доверительное управление и ЗПИФы?

— Мы предпочитаем раскрывать только ту информацию, которую от нас требует законодательство и Центральный банк. Многие наши ЗПИФы предназначены для квалифицированных инвесторов и раскрывать информацию о них запрещено законом.

— Но уже сейчас из инвестиционного бутика, условного мультифэмили-офиса вы превратились в розничную компанию.

— Еще не превратились, но движемся в этом направлении. Когда компания работает в формате бутика, ее сложно капитализировать. Единственный способ – это пойти в большую розницу. К тому же мы видим, что на рынке активно развиваются процессы диджитализации. За прошлый год мы увеличили штат на 40% — и это не продажи, а спецы по айти технологиям.

— Это большой вызов. Как вы собираетесь конкурировать с гигантами, которые уже давно и хорошо известны на рынке?

— На самом деле, рынок еще не сформирован. В России уровень проникновения инвестиционной индустрии совсем маленький, меньше двух процентов. 98-99% денег, которыми владеют физлица, лежат на депозитах. По этому параметру впереди нас не только мировые лидеры, такие как США, но и соседи – даже в Казахстане проникновение инвестиционной индустрии больше. Я хорошо помню, как как в конце 90-х, еще когда я работал в «АЛМ», мы сопровождали покупку маленького банка, из которого потом вырос «Русский стандарт». Тогда все с недоумением относились к идее сделать крупный розничный банк, в конце 90-х банки зарабатывали исключительно на корпорациях. Но в итоге у Тарико все получилось, и нам кажется, что в инвестиционной индустрии произойдёт такая же метаморфоза. Да и государство тоже заинтересовано в развитии инвестиционной индустрии, в том, чтобы население не фокусировалось только на одних классических банках. Кроме того, на рынке уже давно происходит определенное переформатирование: многие управляющие компании уходят в связи с тем, что регулятор повышает требования к собственным средствам, к IT-обеспечению, к отчетности, в общем, к прозрачности процедур. Наконец, мы видим, действия регулятора в сфере НПФ, с которыми активно работаем. Сейчас деньгами крупнейших НПФ управляют аффилированные управляющие компании. Это несет существенные риски, поскольку бенефициары фондов стремятся к тому, чтобы инвестировать часть средств в собственные проекты через управляющую компанию. Я думаю, что в обозримом будущем законодательство и регулирование ЦБ будет заставлять крупнейшие фонды работать с независимыми УК.

— Вы уже разработали продуктовую линейку для розницы?

— Мы сейчас над этим работаем. Смотрим какие должны быть минимальные требования к клиентам. Например, по доверительному управлению, если человек хочет сформировать валютный портфель, пожалуй, нецелесообразно, начинать с суммы меньше чем 10 миллионов рублей – слишком существенные издержки администрирования. Если рублевый портфель, то, наверное, пять миллионов рублей — нужный старт.

— Суммы все-таки существенные для клиента, которого можно позиционировать как розничного.

— И это еще маленький вход. Но основная ставка будет не на классическое доверительное управление. Есть и более низкий порог входа: по ИИС мы пока видим на уровне 100 000 рублей. Есть желание заниматься так называемыми мини-ДУ. Идея в том, чтобы не для каждого отдельного клиента формировать выбирать стратегию, а работать с пулом клиентов, которых устраивает определенная стратегия. Например, мы уже создали несколько фондов объемом около 300-500 млн рублей, в который клиенты вносят относительно небольшие суммы 300 000-500 000 рублей. В каждый из фондов входит небольшой объект коммерческой недвижимости с хорошим, абсолютно прозрачным денежным потоком от хороших арендаторов. Грубо говоря, это супермаркет в Подмосковье с хорошим арендатором, крупной торговой сетью. Людям это нравится. Это — как альтернатива депозитам. Многие хотели бы быть владельцами некой недвижимости, но им это не позволяют средства. Форма коллективных инвестиций дают такую возможность.

— Один из клиентов «КСП Капитал» все-таки известен. Это первый вице-премьер Игорь Шувалов и его семья. Как вы начали работать с его активами?

— Игорь Иванович был директором фирмы «АЛМ», когда я пришел туда еще студентом, позже работали на госслужбе. Затем был период, в течение которого мы почти не общались. В конце 2007 года он обратился ко мне с одним вопросом, который не был связан с управлением активами, ему нужна была юридическая консультация. Управляющим активами я стал, когда начался процесс реструктуризации активов семьи Игоря Иванович. Необходимо все было сделать абсолютно законно. Это тоже была очень интересная работа, даже вызов — сделать активы и доходы государственного служащего, который пришел из бизнеса, понятными, прозрачными для контролирующих органов, и управлять ими независимо от него и его семьи. Мы работаем с его семьей как с остальными клиентами — на рыночных условиях, и, конечно, с заключением всех необходимых соглашений.

Читать также: Наследники-диверсанты. Сын Игоря Шувалова и другие боевые пловцы с острова Русский

— Шувалов знает о процессе управления?

— Он знает только стратегию – в общих чертах – и может видеть результаты управления из отчетов, которые мы ему предоставляем.

— Знакомство с такими людьми как Шувалов помогает вам в бизнесе?

— Нет. Иногда, конечно, кто-то может позвонить и попросить решить какой-то вопрос. Как правило, эти люди оказываются разочарованы, когда узнают, что у меня, например, с Игорем Ивановичем отношения исключительно в рамках «клиент–управляющий». Приходится таких людей расстраивать. Вообще, надо знать характер Игоря Ивановича — если бы я пробовал какие-то вопросы через него решать, то уже давно перестал с ним работать.

— Один из самых известных ваших проектов – приобретение квартир в высотке на Котельнической набережной. Как вам пришла в голову такая идея? Вы ее где-то подсмотрели и на какую доходность рассчитываете?

— Мне вообще лично нравиться заниматься инвестированием в интересные объекты жилой и нежилой недвижимости. Я рекомендую свои клиентам это направление для своих вложений. В этих проектах можно рассчитывать 20-30% доходности и даже выше.

— Расскажите о ваших личных инвестициях.

— У меня есть несколько проектов. Больше всего мне нравятся проекты, ориентированные на глобальный рынок. В качестве примера могу привести компанию Charterscanner. Это система онлайн-бронирования бизнес-джетов. Сейчас на рынке представлено несколько таких проектов. По сути, это Uber в сфере бизнес-авиации. В этом проекте основные партнеры иностранные.

— Какова стоимость компании и вашей доли?

— Думаю, компания сейчас стоит около десяти миллионов, моя доля составляет примерно 35 процентов.

— Какие еще у вас есть инвестиции?

— Например, есть компания, занимающаяся вывозом мусора в одном российских регионов. И, несмотря на то, что начался проект случайно, мне нравится этим заниматься. Там была плохая ситуация с вывозом мусора и, зная мой широкий круг общения в разных сферах бизнеса, меня попросили посмотреть, как можно эффективно и быстро ее решить. Естественно, у меня в этом не было никакой компетенции, я нашел отраслевого партнера в Москве, мы сделали совместное предприятие, вышли на конкурс, выиграли его, начали заниматься вывозом мусора. В прошлом году я выкупил долю партнера.

— Раскроете объем инвестиций?

— Это существенный объем средств. Как правило, эти проекты начинаются от 100 млн рублей

— А что именно вам нравится в этом проекте?

— Он абсолютно понятный и при соответствующем регламентировании совершенно прозрачный. Плюс, в этой сфере сейчас неразбериха, что совершенно очевидно – это одна из следующих сфер, где постепенно будет происходить процесс упорядочивания и консолидации. Сейчас правила не соблюдаются, мусор выбрасывают как хотят. Любой ресторан должен иметь контракт с мусоровывозящей компанией, но никто этим не занимается. Так что запас для повышения эффективности здесь очень большой. Вообще, сфера ЖКХ – очень интересна. Она за последние десятилетия сильно «просела» и там колоссальная неэффективность. Следовательно, любой, кто открыто и профессионально туда приходит, получает шансы на рост и соответственно высокую доходность.

— У вас есть какие-то потенциально проекты в ЖКХ или другой сфере, куда бы вы хотели бы еще зайти?

— Как сейчас модно говорить в среде инвестбанкиров, в пайплайне всегда есть какие-то проекты. Также у меня есть один проект в сфере онлайн-образования – это «Новая школа», владеющая правами на бренд «Get A Class». И еще серьезная инвестиция в одну российскую технологическую компанию, но я пока не готов о ней рассказывать.

— Предлагаете ли вы инвестиции в эти проекты клиентам «КСП Капитал управление активами?»

— На сегодняшний день это только мои инвестиции. Но, в принципе, я считаю, что идея через платформу управляющей компании предложить инвесторам поучаствовать в бизнесах, которые твои собственные, вполне хорошая. И я считаю, что в каких-то своих бизнес-проектах я, безусловно, кому-то предложу участие, но только после серьезного успеха. И как ни странно, такие вещи как раз лучше делать не с друзьями-товарищами.

— И еще о личных проектах. Самый известный пример – ваша совместная с Кириллом Шамаловым и Денисом Никиенко инвестиция в «Эйти сервис».

— Надо сказать, что внимание СМИ к этой истории преувеличено. AT Consulting, которому мы оказывали услуги, искал инвестора, я предложил своим знакомым совместно войти минимальными деньгами (по меркам даже малого бизнеса) в одну из его дочерних компаний, чтобы посмотреть насколько это направление инвестиционно привлекательно. Прошло несколько месяцев, мы изучили этот бизнес, поняли бесперспективность дальнейшего участия. Поэтому и вышли. При этом мы, естественно, не претендовали на прибыль от контрактов, которые были заключены или обсуждались компанией до нашего прихода. По условиям наших договоренностей, любые дивиденды, которые юридически нам причитались, все равно подлежали перераспределению от нас в пользу пригласившего нас основного собственника. В этом проекте практически отсутствовали дивиденды. Обычная бизнес история, каких сотни.

— Как вы вообще решили заняться собственными инвестициями?

— Это было примерно 2013-2014 годах, когда у меня возникло желание выйти за рамки только обслуживающего бизнеса.

— А сейчас, когда у вас есть штат больший сотрудников, вы меньше работаете?

— Нет. Вообще, я работаю даже больше.

— А есть ли жизнь вне работы?

— Обязательно. Моя жизнь – это моя семья. И, конечно, спорт.

— Каким спортом вы занимаетесь?

— Последние 15 лет - окинавским каратэ синдо-рю.

— Философия каратэ помогает в бизнесе?

— Конечно. Ведь каратэ – это, по сути, тренировка концентрации. В школе и потом на юрфаке я занимался самбо, помню, не понимал, почему все так нервничают перед сдачей экзаменов. То, как ты «горишь» перед соревнованиями или аттестацией – по сравнению с этими экзаменами – полная ерунда. В боевых искусствах человек всегда нацелен на развитие и результат. В этом главный смысл.

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 22 февраля 2017 > № 2083041 Сергей Котляренко


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 22 февраля 2017 > № 2083039

Налоговые маневры: как добросовестные работодатели превращаются в недобросовестных

Алексей Яковлев 

Forbes Contributor

Добровольное признание работодателем задержек выплаты НДФЛ и самостоятельная уплата налога теперь не освобождают от ответственности

Все организации-работодатели выполняют роль налоговых агентов своих работников. Это значит, что от каждой выплаты «отрезается» часть в виде НДФЛ и она должна своевременно перечисляться налоговым агентом в бюджет.

Если штат у организации многочисленный, то в силу человеческих, технических (программа глючит) и других житейско-бытовых факторов (откровенно агрессивные стратегии типа «покредитуемся за счет бюджета» оставим в стороне), вполне может случиться такое, что какая-то сумма НДФЛ не будет перечислена в бюджет вовремя. В благородном и добросовестном стремлении не допустить усугубления ситуации, многие работодатели бросаются перечислять НДФЛ немедленно после того, как обнаруживают проблему. В результате задержки в перечислении НДФЛ не превышают один-три-пять дней.

За такую задержку придется уплатить пени (1/300 ставки ЦБ РФ в день), но учитывая незначительность просрочки и то, что «счетчик» пеней выключается по факту перечисления налога, это не создает больших проблем.

Если же организация «зазевается», ей грозит штраф в размере 20% от задержанной суммы налога (ст. 123 НК РФ). Однако надеясь, что при добровольном выявлении ошибки штрафа быть не должно, добросовестные работодатели торопятся быстрее перечислить налог в бюджет. Наверное, никто не будет спорить, что для государства гораздо полезнее будет стимулирование добросовестного поведения тех, кто имеет отношение к уплате налогов, чем несение издержек по выявлению нарушений.

Определенное время формировалась практика, которая подтверждала, что факт добросовестного исправления ошибки работодателем и самостоятельная уплата им налога является основанием для освобождения от ответственности. В основу такого подхода были положены позиции Конституционного Суда РФ о том, что налоговая ответственность должна быть справедливой и соразмерной. Однако сейчас крайне редко освобождают от ответственности с подобными мотивировками. Из последних положительных примеров, можно вспомнить, пожалуй, лишь дело АО «Р-Фарм».

Видимо кто-то решил, что такой подход в наше время не нужен, хотя нормы НК РФ не менялись.

Сейчас в отношении большинства компаний, оказавшихся в подобной ситуации, самостоятельное исправление не рассматривается налоговыми органами и судами как индульгенция. То есть факт самостоятельного исправления в лучшем случае становится «нейтральным» событием, которое ни на что не влияет. Например, в деле ПАО «Аэрофлот» перечисление налога в более поздние сроки названо злоупотреблением правом, хотя такого права нет вообще.

Финансовая дисциплина безусловно важна, особенно в сегодняшнее непростое время. Однако при такой политике наших правоприменителей становится очевидным, почему, например, у нас, мягко говоря, не очень удаются налоговые амнистии. На какое доверие тех, кто платит налоги можно рассчитывать, если при раскрытии своих даже небольших оплошностей контролирующие органыавтоматически начислят штраф 20 %?

Получается, что на практике категории справедливости и соразмерности ответственности просто не работают, когда можно с лица, раскрывшего свои нарушения, без проблем взыскать штраф и включить его в результаты успешной контрольной работы. Ибо штраф очень «выгоден» для выполнения планов по доначислениям. Это отчетливо видно на примере. Предположим, что компания задержала налог с зарплаты работников на 5 дней в размере 1 млн рублей. Если исходить из упомянутого выше подхода законодателя, компания должна заплатить только пеню. Это будет чуть менее 2000 рублей. Штраф же будет 200 000 рублей. В сто раз выше!

Мотивация проверяющих более чем прозрачна. Но при тотальной поддержке судами такого подхода это превращается в мощный негативный сигнал: быть честным и добросовестным не выгодно.

И раз такой тренд остается и нет намеков на его изменение, добросовестным компаниям остается только «держаться», пока преисполненные решимости в своей строгости правоприменители не осознают простую истину, что добросовестное поведение и, в частности, добросовестное поведение работодателей (в виде самостоятельного исправления случаев задержки перечисления налога), надо приветствовать и адекватно на него реагировать.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 22 февраля 2017 > № 2083039


США. Германия > Транспорт. СМИ, ИТ. Авиапром, автопром > forbes.ru, 22 февраля 2017 > № 2083037

Говорящий асфальт: как должна измениться инфраструктура для авто без водителей

Илья Екушевский

Forbes Contributor

Почему нам сначала нужен не беспилотный автомобиль, а умная дорога

BMW и крупнейшая компания по разработке программного обеспечения для автомобилей Mobileye 21 февраля объявили о старте совместного проекта по сбору данных о дорогах в режиме реального времени. Для чего нужна эта информация? Главным образом для того, чтобы создать оптимальные условия для беспилотных автомобилей. Установка программы Road Experience Management (REM), созданной Mobileye, поможет собрать всю информацию для детального мэппинга дорог. Очевидно, что чем больше у компании будет партнеров-производителей, тем ближе будет мир к массовому воплощению идеи беспилотного транспорта. Кроме того, это значит, что работа над самоуправляемыми автомобилями не затихает, а только набирает обороты. Но пока многие рассуждают о технической части вопроса, мы хотим поговорить об этической — как же все-таки будет решаться вопрос ответственности и выбора в случае с беспилотным транспортом.

Сейчас на наших глазах сошлись два больших технологических тренда: разработка беспилотных транспортных средств и массовое распространение электромобилей нового поколения. По отдельности каждая из этих тем, мягко говоря, не нова. Первые попытки запустить в эксплуатацию «тележек» с электрическим двигателем появились еще в середине XIX века, фактически в одно время с двигателем внутреннего сгорания. Но сложность утилизации и дороговизна «батареек» свели на нет целесообразность эксплуатации. Также технология не получила развития из-за лоббистов-нефтяников, которые подавили интерес к электромобилям с помощью кампаний в СМИ, продвигающих теорию об опасности электродвигателей для человека и их технологическое несовершенство. Неудивительно, что активные разработки были на десятилетия отложены, все преференции получил двигатель внутреннего сгорания. Но в последние десятилетия, в частности из-за экологических проблем автотранспорта и роста стоимости топлива, ситуация стала кардинально меняться. Это позволило частным предпринимателям и крупным автопроизводителям вновь посмотреть в сторону электроавтомобиля.

После финансового кризиса 2008 года, когда производилось значительно больше электрических транспортных средств, чем когда-либо ранее, их доля на мировом автомобильном рынке начала стремительно расти. Особенно это стало заметно с выходом на рынок компании Илона Маска. Количество электромобилей под брендом Tesla ежегодно удваивается: в 2015 году компания продала около 50 000 автомобилей, в 2016-м — уже 100 000. К этой теме также подтягиваются и автомобильные гиганты. Многие решили объединить усилия, чтобы создавать электрокары на единой платформе. Кажется, сегодня практически все автопроизводители поймали тренд на работу с транспортом, работающим на электричестве. Что неудивительно, так как по самым оптимистическим оценкам доля электромобилей в мире к 2030 году может составить около 30%.

Похожая ситуация и с развитием беспилотных транспортных средств. Образы самоуправляемых автомобилей можно легко встретить в научной фантастике 1960-х или даже раньше. Будущее, в котором автомобили передвигаются без водителей, многократно обыграно в художественных фильмах. Иными словами, идея «беспилотников» — и на земле, и в небе — витала давно, но только в последние годы получила мощный рывок к реализации, когда разработка искусственного интеллекта, особенно deep learning, вышла на следующий уровень. У частных предпринимателей, занятых в этой сфере, у автопроизводителей и, что не менее важно, у инвесторов появилось понимание, что подобные наработки могут быть широко востребованы уже в самом ближайшем времени. Кажется, что вот-вот мир заполонят беспилотные автомобили на электротяге. И те, кто успеет влиться в когорту пионеров-разработчиков, – станут богатейшими людьми XXI века. Технологические гиганты уже сейчас пытаются поделить формирующийся рынок. Google и Uber активно тестируют свои беспилотные системы. В октябре 2016 года Илон Маск объявил о планах оснащения всех электромобилей Tesla автопилотом. Беспилотными технологиями интересуется и корпорация Apple, которая, возможно, выпустит к 2019 году свой электромобиль. А компания Toyota еще в 2014 году вложила в разработку искусственного интеллекта для автомобилей более $1 млрд. Но за всем этим ажиотажем (или, как принято говорить, «хайпом»), ускользает цель: зачем именно нам нужны эти нововведения, что если отбросить логику неотвратимости технологической революции? С электромобилями все более-менее ясно: человечество хочет «чистые» виды транспорта, чтобы решить проблемы с экологией, прежде всего, в мегаполисах. Электродвигатель поможет решить проблему загазованности, снизит уровень шума на улицах, сделает транспортное средство более комфортным и экономичным. Остается пока нерешенным вопрос утилизации аккумуляторов, но, кажется, решить эту проблему можно. Учитывая, что лучшие умы человечества сейчас брошены на решение этой проблемы, то какой-то выход обязательно найдется.

С идеей беспилотного автомобиля все немного сложнее – тут очень много социальных аспектов. Одна из причин, по которым сегодня решено эту тему развивать, – вопрос безопасности. В мегаполисе автомобиль, который управляется роботом, намного безопаснее автомобиля, управляемого человеком. В управлении автомобилем человек постоянно отвлекается: внешняя среда, общение, периферия в салоне и многое другое – все это влияет на уровень безопасности и стиль езды. Стоит также обязательно учесть, что человек в принципе эмоционален, а это может негативно сказаться при управлении транспортным средством. Искусственный интеллект способен сделать «беспилотник» приспособленным к быстро меняющейся дорожной обстановке. При этом безопасность передвижения на автомобиле может вырасти в разы, поскольку скорость реакции сенсоров сегодня во много раз превосходит человеческие, а охват и объем считываемой информации об окружающей среде в разы больше, в отличии от человека, который направляет свой фокус получения информации всего лишь на отдельные фрагменты. Также, в отличии от человека, «опыт» одного беспилотного автомобиля можно передать всем остальным. В будущем это позволит сделать поездки на любом транспортном средстве максимально безопасными с самых первых метров, в отличии, например, от человека, которому непременно потребуется время на адаптацию, чтобы получить необходимый опыт вождения.

Безопасность передвижения — важный, но не единственный мотив для развития беспилотного транспорта. Человек выигрывает время. Возможно, об этом говорят мало, но это также важнейший мотив: сегодня человек проводит достаточно много времени, управляя транспортным средством. Легко подсчитать, что в крупном мегаполисе за среднестатистическую жизнь человек проводит около четырех лет за рулем. Согласно последним исследованиям, москвичи, например, тратят около двух часов в день на дорогу при пользовании личным транспортом — и это при условии, что эти горожане живут не на окраине города и не за пределами МКАД, а достаточно близко к центру. Куда люди направят высвободившиеся часы: на личные дела, обучение или работу? Пока это вопрос, но последствия этих изменений точно будут глобальными. Возможно, без необходимости следить за дорогой, люди начнут больше читать книги, общаться друг с другом или чаще пользоваться аудио- и видеоконтентом. Существует также гипотеза, что при массовом внедрении «беспилотников» резко подскочит потребление алкоголя. Подобных предположений можно привести десятки, но точно ясно одно – свободные часы в дороге серьезно изменят привычное всем устройство жизни.

При многих бесспорных плюсах беспилотного транспорта неизвестным пока остается только одно: насколько быстро возникнет доверие к искусственному интеллекту и изменится поведенческая модель потребителей. Пока не решена одна базовая проблема, каким бы обучаемым не был «беспилотник» – постоянно меняющаяся дорожная обстановка всегда будет привносить совершенно новые сценарии и, следовательно, все новые и новые риски. Окружающая среда полна неожиданностей и постоянно меняется, и, возможно, единственное, что может оказать серьезный толчок к широкому использованию беспилотного транспорта – умная дорожная инфраструктура. Очевидно, что в цифровой мир перейдет множество элементов транспортно-логистической экосистемы:дорожная разметка, уличное освещение, устройства оптической сигнализации, регулирующие дорожное движение, технические средства безопасности дорожного движения, устанавливаемые у дороги и прочие. Практически все элементы станут источником информации. Дорожное полотно сможет снабжать «беспилотник» важными температурными и телеметрическими данными, необходимыми для определения стратегии передвижения, коррекции траектории движения транспортного средства, его скорости и других параметров, необходимых для обеспечения гарантированной безопасности. Пока «оцифровывается» дорожная инфраструктура довольно рано говорить о новом шаге для всего человечества, но будущее , как говорится, уже не за горами.

США. Германия > Транспорт. СМИ, ИТ. Авиапром, автопром > forbes.ru, 22 февраля 2017 > № 2083037


Франция > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > gazeta.ru, 22 февраля 2017 > № 2081929

Французы выбирают из четырех компроматов

Большинство кандидатов в президенты Франции подозреваются в нарушениях закона

Владимир Ващенко

Настоящая война компроматов развернулась между кандидатами на пост президента Франции. В прессе активно муссируются истории, связанные с созданием фиктивных рабочих мест для жены и детей кандидата от республиканцев Франсуа Фийона. Однако компромат есть и на других кандидатов: Макрона, Ле Пен и Жадо. Исследования показывают, что кандидат «Национального фронта» пройдет во второй тур, но почти наверняка проиграет.

Более чем за два месяца до выборов президента Франции в местной прессе опубликовано большое количество компрометирующих материалов на всех основных кандидатов на пост главы французского государства. Так, в конце января 2017 года журналисты Марион Лур (Marion L'Hour) и Фредерик Сай (Frédéric Says) опубликовали книгу «Внутри тайников Минфина». В этой работе говорилось, что независимый кандидат в президенты Эммануэль Макрон в бытность министром экономики и промышленности растратил по своему усмотрению до 80% всех средств, выделенных этому ведомству на представительские расходы. Всего Макрон, по сведениям журналистов, потратил на себя €120 тыс.

Авторы книги сообщают, что эти средства пошли на «различные обеды и встречи в различными людьми». Эти сведения также подтвердили депутаты Национальной ассамблеи (нижняя палата парламента Пятой республики) Кристьян Якоб (Christian Jacob) и Филипп Вигьер (Philippe Vigier). Однако позже газета Le Monde опубликовала материал, где было сказано ,что указанные средства были потрачены не на встречи с абстрактными людьми, а на финансирование создания политического движения Макрона «Вперед!» («EN Marche!»).

«Указанные средства, вероятнее всего, были потрачены на финансирование избирательной кампании, а не на обеспечение выполнения министерских обязанностей кандидата», — говорилось в статье издания. Сам политик неоднократно заявлял, что «не потратил ни пенни из бюджета министерства на финансирование своего движения или кампании.

Результаты журналистского расследования не единственный компромат на Макрона. В одной из статей интернет-издания Mediapart говорилось, что экс-министр мог быть причастен к лоббированию интересов американской компании General Electric во время заключения этой корпорацией сделки по поглощению французской Alstom. По сведениям Mediapart, политик лично повлиял на то, что General Electric получила преимущественное право принимать руководящие решения в юридических лицах, созданных двумя компаниями. Французское законодательство позволяло Макрону прямо вмешаться в ситуацию и не допустить появления у американского промышленного гиганта подобных преимуществ на французском рынке, однако Макрон этого не сделал. Позже Макрон в публичных выступлениях признал «некоторые ошибки», допущенные в результате поглощения General Electric французской компании.

Параллельно продолжает набирать силу коррупционный скандал, в который оказался вовлечен кандидат от Республиканской партии Франсуа Фийон и члены его семьи. В прессе его уже успели окрестить «Пенелопагейт» — по имени супруги политика и по аналогии с Уотергейтским скандалом, повлекшим возбуждение процедуры импичмента в отношении президента США Ричарда Никсона.

В конце января газета Le Canard enchaine опубликовала статью, в которой супруга Фийона обвинялась в получении в период с 1998 по 2002 год €500 тыс. за то, что работала помощником депутата у собственного мужа, когда тот был членом сената (верхняя палата парламента Франции). При этом, по сведениям журналистов, фактически она ни разу не вышла на работу. Никто из тех, кто тогда работал во французском сенате, не смог припомнить в беседе с Le Canard enchaine фактов исполнения Пенелопой обязанностей помощника депутата.

По результатам этой публикации финансовое подразделение французской прокуратуры начало расследование в отношении кандидата от республиканцев и его семьи. Позже то же издание опубликовало один за другим целую серию материалов, изобличающих Фийона. В них фигурировали сведения о том, что Пенелопа фиктивно работала журналистом двух французских еженедельников. Кроме того, двое детей четы — Мари и Шарль — якобы также фиктивно трудились помощниками Франсуа Фийона в сенате в период с 2005 по 2007 год. Сам политик назвал все эти публикации «клеветнической кампанией» против него.

Не удалось избежать обвинений в коррупции и еще одному перспективному кандидату, лидеру партии «Национальный фронт» Мари Ле Пен. По данным расследования, которое санкционировало Европейское бюро по борьбе с мошенничеством, в период с 2011 по 2012 год Ле Пен незаконно выплачивала зарплату членам своей партии из средств, которые должны были быть использованы только сотрудниками Европарламента для оплаты услуг помощников. Таким образом, как пишут различные французские издания, она выплатила своим подчиненным около €300 тыс. По закону Ле Пен должна была вернуть эти средства в бюджет Европарламента. Однако лидер националистов отказалась это сделать. В понедельник, 20 января, в офисе «Национального фронта» французская полиция провела обыски в связи с этим делом. Сама политик не признает себя виновной в растрате.

От внимания французских журналистов не ускользнули и проблемы с законом кандидата от французской партии зеленых Янника Жадо. В 2004 году, будучи активным сторонником организации Greenpeace, он вместе с другими активистами экологических организаций незаконно проник на базу атомных подводных лодок в Иль-Лонг в Бресте, за что был привлечен к уголовной ответственности.

Сам Янник почти не комментирует этот факт своей биографии в СМИ, зато неоднократно устраивает акции против военного присутствия России в Сирии.

Как полагает руководитель Центра изучения Франции Института Европы РАН Юрий Рубинский, «война компроматов» — это обычная ситуация для политической борьбы во французском государстве. «Журналисты пишут обо всех кандидатах, обо всем, что только смогли накопать. Это давняя традиция французской политической жизни. Новым элементом стали обвинения России в хакерских атаках, которые высказывал Макрон. Я не думаю, что эти сведения станут определяющими в избирательной кампании в этой стране», — считает эксперт. По его словам, сейчас бóльшую часть французов не устраивает программа ни одного из кандидатов, а потому политики сосредоточились на информационной войне друг с другом через СМИ.

«Некоторые кандидаты предлагают понятные программы, но они не находят реалистические денежные обоснования и не устраивают избирателей. Слабости программ стараются компенсировать путем нападок на оппонентов. Это, к сожалению, относится ко всем французским политикам», — считает Рубинский.

По его словам, компромат серьезнее всего ударит по Фийону.

«Это связано с тем, что его обвиняют в растрате и финансовых махинациях, а сам он при этом позиционирует себя как консерватор, истинный католик, который выступает за серьезную экономию бюджетных средств и значительное сокращение чиновничьего аппарата. Это не утраивает слишком многих», — рассказал специалист. По его словам, на данный момент очевидно, что кандидат от правящей в стране Социалистической партии Бенуа Амон не пройдет во второй тур, зато туда гарантированно попадет ранее считавшаяся маргинальным политиком Марин Ле Пен. «Там она встретится либо с Фийоном, либо с Макроном, и почти наверняка у нее не будет шанс против любого из этих политиков», — считает эксперт.

Последние социологические исследования, опубликованные в газете Le Figaro, подтверждают слова Рубинского. Согласно материалам издания, кандидат от «Национального фронта» проиграет во втором туре Макрону, который получит 63% голосов избирателей, и Фийону, который может рассчитывать на 59% голосов французов. При этом Ле Пен гарантированно попадет во второй тур выборов.

Франция > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > gazeta.ru, 22 февраля 2017 > № 2081929


Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 21 февраля 2017 > № 2104483 Татьяна Становая

Что ждет системную оппозицию во время и после президентских выборов

Татьяна Становая

Из-за кризиса системной оппозиции президентские выборы превращаются в конкурс «путиных» разных идеологических оттенков, что отражает борьбу за баланс рыночных, социально ориентированных, национал-патриотических идей в будущей политике Кремля. Получит кандидат от КПРФ чуть больше – значит, курс сдвинут немного влево. Если же прорвется прогрессист, влияние вырастет у либерально-рыночной платформы

До президентских выборов в России остается чуть более года. В центре внимания экспертов и журналистов одна интрига – как поднять легитимность кампании, несмотря на падающую электоральную активность и низкую явку. За этой интригой скрывается институциональная проблема сложившейся в России политической системы – глубокий, усугубляющийся кризис системной оппозиции. В этом – одна из причин рутинизации президентской кампании, а также – один из рисков морального износа самого режима в будущем.

Оппозиция и Система

В целом оппозиция для сложившегося в России режима – понятие внепартийное. Уже само по себе это играет против становления института политических партий. Оппозиция – это все, что направлено против той управленческой стратегии, которая реализуется высшей властью, прежде всего в вопросах государственного строительства и внешней политики. Ни экономика, ни социальная сфера в такой степени не волнуют Кремль, как построение вертикали и внешнеполитический курс, где от всех системных (то есть неоппозиционных) сил требуется консенсус.

В этом контексте все институты, структуры, силы, которые не разделяют линию Кремля в вопросах госстроительства и внешней политики, автоматически становятся «оппозицией». В разные периоды это мог быть бизнес (ЮКОС), губернаторы (главы национальных республик или крупных регионов-доноров), политические силы (начиная с «Другой России» и заканчивая сегодня Навальным и ПАРНАСом) или даже НКО, правозащитники или СМИ.

Постепенно, примерно к середине 2000-х годов сложилась Система, за пределами которой оставались все те, кто не разделяли установочных принципов власти в упомянутых выше двух ключевых темах. Тогда же стали проявляться и первые очертания внесистемного поля – появилась организация «Другая Россия», куда вошли и либералы, и националисты, отвергающие возможность партнерства с Кремлем (в отличие от системной правой оппозиции, всегда мечтавшей оказаться партнером власти «справа»).

Это разделение всегда было весьма динамичным, а дистанция между системной и несистемной оппозицией зависела от политической линии Кремля и устойчивости позиций власти. Во время медведевской «оттепели» грань между системной и несистемной оппозицией стала более размытой. КПРФ, «Справедливая Россия» позволяли себе гораздо больше, чем при Путине. Достаточно вспомнить, например, удивительную критичность Сергея Миронова в отношении на тот момент премьера Путина. Одновременно несистемная оппозиция, напротив, приближалась к системному полю. Речь идет не только о политических силах, но и о либеральном движении в целом, куда можно отнести и либеральную прессу, и правозащитников, и НКО.

Грань между системной и несистемной оппозицией стала очень прозрачной на пике протестов конца 2011 – начала 2012 года, когда на Болотную и Сахарова приходили не только соратники Навального, но и респектабельные справедливороссы или коммунисты. Перед протестующими выступали Алексей Кудрин и Михаил Прохоров, пытавшиеся взять на себя роль арбитров.

Но как только для Кремля настала политическая определенность, а протесты пошли на спад, ситуация была взята под контроль. Осторожная плюрализация сменилась жесткой консервативной волной и новыми ужесточениями. А в стане системной и несистемной оппозиции, к тому времени заметно сблизившихся друг с другом, началась быстрая поляризация. Кремль требовал самоопределения и исключал полутона или попытки заигрывания одного лагеря с другим. До 2013 года несистемная оппозиция оставалась на пороге системного поля (допуск Алексея Навального к выборам мэра Москвы), однако затем она была далеко от него отброшена.

С тех пор несистемная оппозиция практически никак не влияет на процессы внутри системы, ставшей более замкнутой и укрепленной (информационно, институционально, процедурно). Процессы ротации в институтах власти организованы так, что исключают случайное попадание туда представителей несистемной оппозиции. Вопрос, например, участия или неучастия Навального в президентских выборах будет решаться исключительно в кремлевских кабинетах. Иными словами, пока Кремль может позволить себе блокировать политическую активность несистемной оппозиции, это будет делаться исходя из логики четкого разделения легитимной (в понимании власти) и нелегитимной политической активности.

Два кризиса системной оппозиции

Сама система, мобилизовавшись в течение 2013–2015 годов, пришла к такому состоянию, что практически полностью изжила из себя даже умеренную оппозиционность. Сегодня тезис о кризисе системной оппозиции стал общим местом. Однако этот кризис следует диагностировать не только с точки зрения функций классической оппозиции в демократических режимах. Это также кризис оппозиции как института управляемой демократии.

В первом случае мы имеем дело с ограниченными возможностями системной оппозиции, которая вынуждена заключать с Кремлем негласный договор о правилах игры: доступ к распределению мандатов на федеральном и региональном уровнях, отсутствие информационной блокады в обмен на умеренность и конструктивность, гарантии политической неприкосновенности первого лица (отказ от персональной критики Путина) и так далее.

Этот кризис был заложен уже тогда, когда произошло деление оппозиции на несистемную и системную, то есть ту, чья деятельность получила санкцию Кремля. Этот неформальный институт санкции или права вето постепенно расширял свой функционал, но оставлял системной оппозиции определенное пространство для проявления ограниченной инициативы.

Кризис системной оппозиции как института управляемой демократии связан с тем, что оппозиционная активность меняет свою природу: принцип «разрешено все то, что не является антипутинским» вытесняется принципом «разрешено все, что является рамочно путинским». Больше патриотизма, антиамериканизма, консерватизма, традиционных ценностей и духовности: эта квазигосударственная идеология становится внепартийной, консенсусной для всего системного партийного поля. Сторонники рынка и либерализма, типа Партии роста, закрывают для себя политический блок вопросов по принципу «о мертвом либо хорошо, либо никак».

В этом контексте новый кризис системной оппозиции заключается не только в деградации функции контроля над властью и пристраивании партий к Кремлю, но и в постепенной идеологической консолидации всех системных сил. Системное партийное поле становится идеологически гомогенным, что затрудняет обслуживание электорального спроса. А новый состав Госдумы по итогам выборов 2016 года становится выраженно консервативным.

Дефицит политического предложения

Дисбаланс между политическим спросом и предложением в отсутствие выраженного протестного потенциала ведет к образованию электоральной «черной дыры». Часть избирателей продолжает голосовать по инерции (не важно, за власть или за системную оппозицию), часть остается дома. Такое инерционное голосование не несет в себе политического смысла. Эти избиратели, с которыми нет никакой обратной связи, полностью поглощают все исходящее от власти, но не готовы к ответным действиям. Это настоящая электоральная «черная дыра», покрывающая весь спектр политического спроса. И системные партии проваливаются в эти «черные дыры», утрачивая способность к идеологической коммуникации.

На сегодня Госдума и правительство походят на одну большую фракцию «Единая Россия», где роль левого крыла играет КПРФ, национал-патриотов – ЛДПР, как рудимент прошлой жизни сохраняется «Справедливая Россия», а правительство становится «правовым отделом» во главе с директором Медведевым. Замыкается же все это на президента Путина, ставшего для всей этой конструкции безальтернативным лидером и идеологом.

Внутри системы сложился рабочий консенсус по вопросам государственного строительства и внешней политики. Голосование за любую системную силу автоматически легитимирует всю систему и становится поддержкой президента Путина. Последствия были хорошо видны по итогам выборов в Госдуму: значительное падение явки (до 48% с 60% в 2011 году), отсутствие у избирателей интереса к кампании, политическая апатия.

На президентских выборах проблема только усугубляется. Допустить на выборы внесистемных политиков рискованно – нельзя легитимировать несистемную оппозицию. А конкуренция внутри системы несовместима с внутриполитической консолидацией. Выборы президента превращаются не столько в референдум о доверии Путину, сколько в соревнование «путиных»: главный Путин, Путин-коммунист, Путин-националист, Путин-социалист. К этому, вероятно, попытаются добавить и Путина-рыночника, специально для вечно обделенных прогрессистов.

Все, что остается Кремлю в такой ситуации, – это устроить конкурс «путиных» разных идеологических оттенков, что отражало бы борьбу за баланс рыночных, социально ориентированных, государственнических, национал-патриотических идей в будущей политике Кремля. Получит кандидат от КПРФ чуть больше, чем ожидалось, – значит, курс сдвинут немного влево. Если же прорвется прогрессист, социальная база вырастет у либерально-рыночной платформы путинизма. Вероятно, эта пока не до конца отрефлексированная элитами идея конкуренции идеологических кренов и начинает определять характер будущей кампании. Но в такой ситуации девальвируется роль персональных факторов: пойдет ли на выборы от КПРФ Зюганов или дублер, принципиального значения уже иметь не будет.

2016 год стал годом внутриэлитной ротации, при которой политиков стали заменять технократы. В 2017 году мы наблюдаем те же процессы на региональном уровне. Системные партии тоже встроены в единую властную вертикаль, а значит, и их может затронуть процесс обновления сходного характера. Может быть, не в самое ближайшее время и не к будущим выборам президента, но в обозримой перспективе системные партии России ждет своеобразная деполитизация и замена стареющих тяжеловесов молодыми прагматиками-функционерами. Им будет проще ходить на совещания в администрацию президента, они будут технологичней подходить к решению партийных задач. Система с годами, при наличии достаточных ресурсов, будет стремиться к наращиванию политической гомогенности, помешать чему может лишь моральный износ всей конструкции.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 21 февраля 2017 > № 2104483 Татьяна Становая


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 21 февраля 2017 > № 2088129 Владимир Ресин

Снос «несносимого».

Программа ликвидации «хрущевок» в Москве может быть продолжена.

В последние годы в стране развернулись масштабные программы расселения аварийного жилья и капитального ремонта и модернизации жилого фонда. Но в Москве эти процессы начались еще раньше: когда в столице начались снос и расселение зданий первой волны индустриального домостроения, в просторечии именуемых «хрущевками». К настоящему времени практически полностью снесены дома «сносимых» серий, но осталось еще много так называемых «несносимых». Заслуженный строитель, депутат Государственной Думы Владимир Ресин много лет проработал в столичном стройкомплексе и знает проблему изнутри. С ним мы и решили поговорить о дальнейшей судьбе «хрущевок».

«СГ»: Владимир Иосифович, наша газета недавно писала про «сносимые» серии пятиэтажек — проблема практически решена. Но домов так называемых «несносимых» серий еще очень много! Какая судьба их ждет?

Владимир РЕСИН: Снос в Москве ветхих домов, в народе называемых «хрущевками», — очень важная, социально значимая программа. Впервые решить эту проблему пытались еще при Горбачеве, во времена СССР. Успеха, впрочем, эта попытка не имела. Во второй раз вернулись к теме при Лужкове, в начале 90-х, при том, что средств в бюджете не было вообще. Официально программа стартовала в 2000-х годах. На тот момент мы насчитали 1722 дома, подлежащих сносу. Нам надо было предложить четко работающий механизм не только по привлечению средств под такое строительство, но и по выполнению городом обязательств по переселению жильцов. И такой механизм был предложен — волновое переселение. На месте снесенной пятиэтажки строился высотный дом, куда переселяли жителей близлежащих «хрущевок». Старые дома сносили, и высвобождалась территория под новое строительство. Но главный вопрос — откуда деньги? Нашли решение: строить дома по инвестконтрактам. Квартиры в построенном доме распределялись следующим образом: часть передавалась городу, часть оставалась за инвестором. Пропорция могла быть разной, но принцип один: часть нового жилфонда передавалось городу, а свою часть инвесторы могли реализовывать по рыночной цене. Такой механизм устраивал всех.

«СГ»: Но почему тогда программа растянулась на такой срок?

В.Р.: Мы планировали закончить все к 2010 году. Но грянул финансовый кризис. Следом накрыл второй. В итоге сроки завершения программы были продлены. Тем не менее к 2010 году свыше 1350 ветхих пятиэтажек были снесены. Люди получили комфортное современное жилье. По оставшимся домам — их было более 370 — пришлось самому городу вмешаться и строить новое жилье. Сегодня осталось снести 75 пятиэтажек. В 2018 году эти серии домов окончательно уйдут в прошлое. Теперь на очереди так называемые «несносимые» серии. Все дома со временем претерпевают износ. Список ветхого жилого фонда пополняется за счет домов, которые раньше были в удовлетворительном состоянии.

«СГ»: Жителей столицы, которые живут в пятиэтажках «несносимых» серий, волнует, что же будет с их домами?

В.Р.: Сегодня, чтобы запустить новую программу сноса пятиэтажек «несносимых» серий, нужно выработать универсальный механизм в рамках существующего правового поля. Он должен удовлетворять и городские власти, и возможных застройщиков, и жителей. Пока этот вопрос находится в стадии обсуждения. На продолжение программы сноса потребуются значительные денежные средства и, как я уже говорил, четкий механизм реализации. Но я не сомневаюсь, что решение будет найдено. Правительство Москвы во главе с Сергеем Собяниным взяло уверенный курс на реализацию концепции города, комфортного для жизни.

«СГ»: Значит, все-таки будем сносить?

В.Р.: Мы все понимаем, что снос домов старых индустриальных серий — это необходимость, они уже превысили свой нормативный срок. В то же время в столице есть немало домов довоенной постройки и первых послевоенных лет в хорошем состоянии. Есть много пятиэтажек времен Хрущева, которые до сих пор не являются ветхим жильем. Таких домов у нас порядка четырех тысяч. Их нужно капитально ремонтировать. А вообще я считаю, там, где износ здания составил свыше 70%, нужно сносить. А для менее запущенных случаев успешно действует программа капитального ремонта.

«СГ»: Куда же переедут жильцы сносимых «несносимых » серий? Ведь объемы нового жилого фонда, который должен будет заместить ветхий, очень велики. Да и не все захотят переезжать из привычного района.

В.Р.: Да, иногда предлагаемые варианты проживания в других районах не всех устраивают. Но в то же время далеко не всегда замену старому дому можно вписать в градостроительный план того же района. Все это тормозит процесс освобождения ветхого дома, предназначенного под снос. Москве придется поискать нетривиальные решения. Обеспечить граждан комфортным жильем — наше обязательство и поручение президента. И здесь я понимаю, насколько дальновидным было решение о расширении Москвы. Ведь создать на новых территориях современные и комфортные для проживания микрорайоны, обеспеченные всей необходимой инфраструктурой, — это и есть возможность максимально безболезненно заменить ветхий фонд на новый.

«СГ»: Есть ли хотя бы примерные сроки, когда может быть принято решение по домам «несносимых» серий?

В.Р.: В будущем году столичные власти намерены рассмотреть вопрос о реконструкции пятиэтажных домов, не подлежащих сносу. Город не забыл об этой проблеме и активно ею занимается. Программы сноса и капремонта — это как близкие родственники, всегда рядом, всегда есть связь. Работа есть - будем работать.

Кстати:

Президент России Владимир Путин 21 февраля призвал мэра Москвы Сергея Собянина прислушаться к пожеланиям горожан и снести в городе все пятиэтажки.

Автор: Сергей ВЕРШИНИН

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 21 февраля 2017 > № 2088129 Владимир Ресин


Россия > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 21 февраля 2017 > № 2088127 Дмитрий Иванов

Обреченные на успех.

Обреченная на успех

Как ускорить внедрение BIM-технологий в стройотрасли

Необходимость развития BIM-технологий в стройотрасли подтверждена на государственном уровне. Причина понятна: информационное моделирование зданий направлено на совершенствование как архитектурно-проектировной, так и эксплуатационной стадии проекта. Кроме того, технология позволяет снизить затраты на строительство и решает вопросы энергосбережения. Таким образом, инновация, вроде бы нужна всем, но ее внедрение идет не так быстро, как могло бы.

Дмитрий Иванов, руководитель отдела математического моделирования инженерно-консалтинговой компании ENGEX для «СГ Онлайн»:

Сейчас рынок BIM находится на этапе формализации процесса. Создаются различные комитеты и рабочие группы при государственных структурах. Под флагом новых технологий собираются наиболее успешные платформы, программы и практики (правда, значительная часть которых применялась и ранее). В регионах создаются государственных и частные центры по подготовке BIM-менеджеров. Проводятся конкурсы, которые демонстрируют заинтересованным сторонам наиболее успешные проекты.

Стоит отметить, что на данном этапе главными выгодополучателями на рынке являются продавцы программного обеспечения. Именно они поддерживают у компаний моду на копирование внешних признаков BIM-технологий: многие организации хотят быть причастны к тренду пусть без принципиального изменения подхода к проектированию, но хотя бы через покупку специализированного ПО.

Однако, уже сейчас необходимо найти ответы сразу на целый комплекс вопросов. Во-первых, нужно дать адекватное современности определение BIM и определить границы и сферы его использования. Иначе BIM-терминология в России так и останется непрозрачной и размытой.

Во-вторых, важно понять методологические особенности BIM. Является ли BIM-проектом любой проект, выполненный в 3D, или может быть проект, выполненный с использованием определенных программных оболочек? Какие уровни проработки модели должны быть пройдены, чтобы проект имел право считаться выполненным по BIM-технологии? По каким критериям оценивать выполненные и пилотные BIM-проекты?

В-третьих, важно определиться: предусматривает ли BIM выполнение расчетов стоимости жизненного цикла здания (Life cycle costing) и экологического воздействия жизненного цикла здания (Life Cycle analysis)? И вообще: надо ли моделировать энергоэффективность здания и затраты на энергоресурсы в течение всего его жизненного цикла?

К сожалению, пока исчерпывающих ответов на эти вопросы нет. Хотя повсеместное оживление дискуссий, безусловно, свидетельствует о высоком интересе в стране к внедрению и развитию BIM-технологий. Почему так происходит? Ответ очевиден: у большинства участников рынка из-за недостатка профессиональной информации, к сожалению, пока нет понимания основополагающих принципов BIM-отрасли. А эти принципы инициаторы создания «Ассоциации Цифрового здания», например, формулируют следующим образом: достижение наивысшего качества внутренней среды; стремление к максимальной энергоэффективности зданий; максимальное снижение стоимости жизненного цикла здания.

Есть и еще один момент, касающийся энергоэффективности в разрезе развития BIM-технологий. Дело в том, что разработчики проекта «Энергетической Стратегии России до 2035 года» по-прежнему ориентируются на использование ресурсного потенциала углеводородного топлива и наращивание генерационных мощностей. Возникает вопрос: заинтересованы российские энергетические компании в снижении внутреннего потребления энергии (а в этом – одна из главных задач BIM-проектирования)? А ведь пока именно энергетики главенствуют в отечественной экономике.

Сложившаяся ситуация во многом схожа с историей развития в РФ идеологии «зеленого» строительства, где основой идеологии служат повышение энергоэффективности, снижение воздействия на окружающую среду, повышение качества внутренней среды здания, снижение капитальных и эксплуатационных затрат. К сожалению, «зеленая» тема во многом стала у девелоперов лишь традиционным маркетинговым инструментом. Рискну предположить, что в данный момент «зеленое» строительство, пожалуй, перестало быть трендовым явлением, так и не получив на отечественном рынке должного уровня поддержки и понимания.

Хочется верить, что рынок BIM-технологий не постигнет такая же участь. Уверен, BIM-идеология в конечном итоге обречена на успех, так как ее воплощение в жизнь востребовано и государством , и участниками строительного рынка.

Россия > Недвижимость, строительство > stroygaz.ru, 21 февраля 2017 > № 2088127 Дмитрий Иванов


Таджикистан > Медицина > news.tj, 21 февраля 2017 > № 2086611 Бахтиёр Ахмедов

Академик Ахмедов: Рак нельзя победить голыми руками!

Тилав РАСУЛ-ЗАДЕ

«Проблемы онкологии должны обсуждаться на правительственном уровне»

Если бы во всех районах и городах онкологические кабинеты были бы оснащены новейшим оборудованием и создавались бы необходимые условия для точной диагностики, тогда бы мы узнали более точное количество больных раком людей. И их было бы гораздо больше, чем по официальной статистике.

«АП» встретилась с доктором медицинских наук, профессором Бахтиёром Ахмедовым.

- Бахтиёр Почомирович, прошло более 60 лет, как Вы начали свою врачебную деятельность в качестве онколога. Какие кардинальные изменения произошли за этот период в науке онкологии и лечении онкобольных?

- За этот период, несомненно, в онкологии появились определенные достижения. Внедрялись новые методы диагностики и лечения больных с новообразованиями. Если в пятидесятых годах врачей-онкологов можно было посчитать по пальцам, то сейчас они есть почти в каждом районе. Если раньше наши соотечественники на операции ездили, как правило, в Россию, то сейчас все эти операции можно сделать на родине.

- Однако, судя по официальным данным, рак прогрессирует. Ежегодно только в Согдийской области выявляют порядка тысячи новых онкобольных. В чем причина данного роста?

- Да, несмотря на профилактические меры и научные достижения, к сожалению, случаев заболевания раком становится больше. Но рост онкологических больных является проблемой не локального, а глобального уровня.

В развивающихся странах, к примеру, наблюдается рост туберкулеза, гепатита, малярии, дизентерии, холеры, а вот онкологические заболевания там на низком уровне. Это говорит о том, что люди умирают, не достигая ракового возраста.

В развитых странах, где формируется относительно крепкий иммунитет к инфекционным заболеваниям, растет рак. Есть страны, где заболеваемость раком составляет 400 человек на 100 тысяч населения. В Таджикистане этот показатель - 100 человек.

Однако в нашей стране год за годом рак «молодеет», что должно вызывать особую тревогу. На сегодняшний день рак входит в группу трудноизлечимых заболеваний. Следовательно, не решены все вопросы, связанные с этой болезнью.

К большому сожалению, несмотря на все достижения науки, многие формы злокачественных новообразований не всегда диагностируются на ранних стадиях(часто их локализация затрудняет диагностику). Не имеется каких-либо основных, коренных симптомов, на основании которых можно было бы своевременно и правильно направить больного к врачу-специалисту.

В Таджикистане до сих пор не налажен тотальный учет и регистрация онкологических заболеваний. Мы регистрируем тех граждан, которые к нам обращаются. Проведение вскрытия тел для нас пока не стало нормой. А при 100-процентном вскрытии мы обнаружили бы много случаев наличия злокачественных опухолей.

Если бы во всех районах и городах были врачи - патологоанатомы, цитологи, экдоскописты, рентгенологи, все онкологические кабинеты были бы оснащены новейшим оборудованием и создавались бы необходимые условия для точной диагностики, тогда число зарегистрированных больных с диагнозом опухоли резко увеличилось бы.

Больной у нас сначала обращается к участковому или семейному врачу. И оттого, насколько у этих врачей-терапевтов, хирургов, акушеров-гинекологов, травматологов, офтальмологов - имеются знания по ранней диагностике злокачественных новообразований, зависит число диагностических ошибок, которых у практических врачей могло быть меньше.

- Тогда, может, настала пора подумать об усовершенствовании системы подготовки медицинских кадров в отечественных вузах?

- Да, в системе обучения большие недостатки. Не только высшего звена, но и среднего. Необходимо преподавать онкологию медицинским сестрам, фельдшерам, чтобы они имели определенные знания в этой области. Необходимо увеличивать количество преподаваемых часов в вузах, чтобы будущие терапевты, хирурги, акушеры-гинекологи и прочие врачи знали первые признаки и симптомы онкологических заболеваний.

С другой стороны, наши врачи, не зная методов лечения онкологических больных, либо начинают сами лечить, либо отправляют их к знахарям. Долгое время их лечат всякими травками и лекарствами, вплоть до года. За это время опухоль растет.

Сейчас преподавание предмета «онкология» ведется в ТГМУ имени Абуали ибн Сино, а также в Институте последипломной подготовки, хотя здесь онкология не преподается как самостоятельная дисциплина. Необходимо ввести преподавание онкологии также в медицинских колледжах по специальной программе.

«В лечение онкологии нужно вложить большие средства»

- В нашей стране онкологическими заболеваниями чаще стали болеть женщины и дети. Статистика говорит, что среди ежегодно регистрируемых только в Северном Таджикистане более трех тысяч онкобольных абсолютное большинство составляют женщины…

- В последнее время среди женщин прогрессирует рак молочной железы и шейки матки. Например, в 2015 году только в онкологическом центре Согда было зафиксировано 908 таких больных, что на 55 случаев превышает показатели 2014 года. Если в 2014 году у 557 больных был выявлен рак шейки матки, то в 2015 цифра составила 617 больных.

Причина роста заключается в отсутствии профилактических работ по раннему выявлению этих болезней. Часто сами женщины не соблюдают санитарно-гигиенические нормы. Каждая женщина должна владеть элементарными знаниями о злокачественных новообразованиях. Она сама должна проводить обследование своего тела.

К большому сожалению, в последнее время у нас вообще не проводится массового профилактического медосмотра граждан, в частности женщин. Практика показывает, что у наших женщин все чаще превалирует запущенная форма рака женских половых органов. Поэтому необходимо проводить их осмотр на бесплатной основе.

Многое также зависит от мужчин. Насколько они оберегают своих жен, настолько уменьшается возможность заболевания.

Насчет детей, страдающих онкозаболеваниями, тоже могу сказать с сожалением, что число их растет. Только в онкологическом центре Согдийской области ежегодно проходят лечение более 200 детей. У детей первое место занимают лейкозы, злокачественные лимфомы, рак почек и ретинобластомы.

- Изучены ли основные факторы, которые влияют на рост числа раковых заболеваний?

- На эту тему мало научных исследований. Поэтому сказать твердо о них невозможно. Пыль, грязь, радиационные отходы, некачественные и просроченные продукты, ядохимикаты – все это сказывается на здоровье граждан.

- Какие срочные шаги должны предпринять органы власти, чтобы приостановить быстрый рост числа больных со злокачественными новообразованиями?

- В общем, онкологи не сидят с опущенными руками. Они, как и другие врачи, находятся в поиске методов диагностики и совершенствования методов лечения. Рак - дорогостоящая болезнь. Надо вложить большие средства в данную отрасль. Рак голыми руками не победишь. Только современная наука, высокие технологии могут это сделать.

В XXвеке рак объявили болезнью века. Он и в нынешнем веке остается болезнью №1, не только в Центральной Азии, но и во всем мире. Проблемы онкологии должны обсуждаться на правительственном уровне. Как я уже говорил, местные органы власти должны позаботиться об обеспечениивсех поликлиник высококвалифицированными врачами-онкологами, лаборантами, новейшими технологиями. В этом деле нам может помочь международное сообщество.

Во Франции каждая женщина имеет своего врача акушера-гинеколога. У нас больные обращаются к первому попавшемуся врачу.

Династия

- Вас можно назвать основоположником династии онкологов Таджикистана. Теперь по Вашим стопам идут Ваши дети и внуки…

- Мой сын Ахмедов Бахром - старший научный сотрудник торакального отделения Российского онкологического научного центра имени Блохина Российской академии медицинских наук. Он там работает уже 22 года. Активный хирург. Выполняет все операции, проводимые на органах грудной полости. Бахром – лауреат премии президента Российской Федерации «Поддержка молодых ученых», лауреат премии Фонда содействия отечественной медицине Президиума Российской академии медицинских наук, является членом Европейского общества хирургов-онкологов, Европейского общества кардио-торакальных хирургов (EACTS), Международной ассоциации по изучению рака легких (IASLC).

Его супруга Макнуна - онколог-гинеколог. Она тоже работает в данном центре.

Зять мой, Галиб Хакимов - доктор медицинских наук, профессор, завкафедрой онкологии Ташкентского педиатрического медицинского института, дочка Шаходат - врач-радиолог в Ташкентском городском онкодиспансере в Узбекистане. Мои внучки - Шахноз и Гулноз учатся в клинической ординатуре РОНЦ им. Блохина в Москве.

Всего в нашем роду десять человек занимаются онкологией. Наш общий девиз в жизни - слова великого таджикско-персидского поэта Абдурахмана Джами: «Лучший среди людей тот, кто больше приносит пользы другим».

ДОСЬЕ «АП»:

Бахтиёр Ахмедов - автор более 500 научных статьей, 30 научных и учебных пособий. Под его руководством защитили 15 кандидатских и 2 докторские диссертации.

Хирург-онколог, доктор медицинских наук(1976), профессор(1977), заслуженный деятель науки Республики Таджикистан (1983), академик Международной академии наук экологии и безопасности жизнедеятельности (МАНЭБ), ассоциированной при ООН (Санкт-Петербург,2002), действительный член Центрально-Азиатской народной академии «Нури Худжанд» (2000).

Действительный член Московского онкологического общества(1961), председатель Худжандского филиала Противораковой ассоциации РТ (1993), врач высшей категории (1992).

Почетный гражданин г.Худжанда (2003) и г. Линкольн (США, 1998), консультант Согдийского областного онкологического центра (2009).

Профессор Ахмедов включен в число 10 самых популярных ученых-медиков Таджикистана XX века. В 1993 году президент Республики Таджикистан Эмомали Рахмонов, поздравляя Бахтиёра Ахмедова с 60-летием, назвал его основоположником таджикской школы онкологов.

В 2012 году профессор был удостоен высшей награды РОНЦ им. Н.Н.Блохина РАМН - Золотой медали имени Блохина за развитие медицинской науки.

Бахтиёр Ахмедов считает себя счастливым человеком: ему удалось подарить жизнь более чем тысяче излеченных людей.

Таджикистан > Медицина > news.tj, 21 февраля 2017 > № 2086611 Бахтиёр Ахмедов


Россия > СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 21 февраля 2017 > № 2086511 Дмитрий Медведев

Заседание Правительственной комиссии по использованию информационных технологий для улучшения качества жизни и условий ведения предпринимательской деятельности.

В повестке: о закупках отечественного программного обеспечения и микроэлектроники; о создании системы «Электронный бюджет».

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Сегодня мы обсудим меры по импортозамещению при закупках программного обеспечения. Это касается не только поддержки наших разработчиков – хотя это важно, их действительно надо поддерживать, – но и вопросов безопасности. Этой темой мы начали заниматься в 2015 году, когда доля иностранной продукции в этом сегменте рынка была очень высокой. Около 75% всего софта, который приобретали для госсектора, были зарубежными программами. Теперь существуют ограничения по допуску иностранного программного обеспечения к участию в государственных закупках. Информация о существующем российском программном обеспечении вносится в специальный реестр, который существует с начала прошлого года. Он уже содержит сведения о почти 3 тыс. программных продуктов и продолжает пополняться.

За последние два года количество контрактов на покупку готового софта нашего производства выросло в два раза. Это ещё раз доказывает, что иногда импортный продукт – это просто привычка, вера в то, что иностранное всегда более высокого качества. Российские разработчики выпускают программы, которые не уступают по удобству и по функциональности зарубежным.

Сегодня ведомства используют в своей работе преимущественно российские справочно-правовые системы (так изначально и было, потому что у нас своя правовая система, и ещё в 1990-е годы эти системы были российскими), это же касается антивирусных продуктов. Надо осуществить их переход в целом на отечественные офисные пакеты, это относится и к государственным компаниям. Но делать это надо разумно, чтобы не создавать самим себе проблем.

Импортозамещение в сфере IT касается не только программного обеспечения, но и микроэлектроники. Мы поддерживаем наших производителей в этом сегменте. В мае прошлого года я утвердил план гарантированных закупок российской гражданской микроэлектронной продукции. Теперь у нас паспорта нового поколения для выезда за рубеж, водительские удостоверения, полисы обязательного медицинского страхования, платёжные карты и другие электронные документы должны изготавливаться с использованием именно российской микроэлектроники. Это действительно вопрос нашего суверенитета, нашей безопасности.

В 2016 году на закупку серверов, компьютеров, микрочипов и радиочастотных меток в общей сложности было использовано почти 4,5 млрд рублей из федерального бюджета. Тем не менее задачи, планы на прошлый год выполнены не в полном объёме. Рассчитываю услышать, почему это произошло, каковы предложения, как можно решить возникшие сложности. Потому что, как обычно, эти сложности носят и объективный характер – связаны с целым рядом технологических ограничений, – и, конечно, субъективный характер. Какие в дальнейшем шаги нужно предпринять?

И ещё один вопрос. Мы работаем над созданием системы «Электронный бюджет». Там представлены данные всех участников работы с бюджетными ресурсами, чтобы каждый мог воспользоваться порталом системы и посмотреть, как формируется бюджет, какие программы, какие проекты финансируются за счёт бюджета, в каком объёме, за счёт чего финансируются внебюджетные фонды и на что расходуются внебюджетные фонды, мог оценить эффективность расходов. Это важно не только для экспертов и аналитиков, но и для тех людей, которые хотят знать, как государство распоряжается деньгами, а значительная часть государственных денег формируется, как известно, за счёт налогов. Благодаря порталу бюджетный процесс для них должен стать максимально прозрачным.

Пока система не введена в эксплуатацию. Некоторые её модули и компоненты находятся в разработке. Нужно следить, чтобы работа шла по плану. У нас установлен срок – к 2020 году она должна быть полностью готова, тем более что эти сроки уже переносились. Для работы над электронным бюджетом у ведомств есть всё необходимое.

Мы рассмотрим также порядок работы комиссии на этот год.

Россия > СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 21 февраля 2017 > № 2086511 Дмитрий Медведев


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены. Транспорт. Недвижимость, строительство > kremlin.ru, 21 февраля 2017 > № 2084395 Сергей Собянин

Встреча с мэром Москвы Сергеем Собяниным.

С.Собянин информировал Президента о социально-экономическом развитии Москвы в 2016 году. Обсуждалась реализация ряда масштабных транспортных проектов, в частности запуск Московского центрального кольца [МЦК], а также программа обновления жилого фонда столицы.

В.Путин: Сергей Семёнович, поговорим о том, как прошёл 2016 год для Москвы, какие результаты получены в работе, какие задачи стоят перед столицей в 2017 году.

С.Собянин: Владимир Владимирович, год был тревожным, потому что мы не знали, как будет дальше развиваться экономика, как будут инвестиции себя вести, что будет и с курсом, и с ожиданиями различного рода. Тревог было много. Но по итогам года мы видим, что основные тренды положительные.

Промышленность, особенно обрабатывающая, начала вставать на ноги, у нас плюс 2 процента по предварительным итогам. Плюс значительно нарастили экспорт продукции обрабатывающей, что позитивно, это говорит не только об импортозамещении, но и о том, что наша промышленность становится более конкурентной на международных рынках.

С точки зрения привлечения инвестиций в экономику в этом году 3 процента прироста инвестиций, [впервые] за последние три года. В сопоставимых ценах это, собственно говоря, рекордный показатель. У нас был прирост 1 процент, 1,7 процента – мы не падали все эти годы по инвестициям, а в этом году ещё и прирост 3 процента. Причём сохраняются и иностранные инвестиции примерно в таком же объёме, как были раньше. Это говорит о стабильности притока и иностранных, и российских инвестиций. Сегодня уже ежегодный объём инвестиций в основной капитал составляет 1600 миллиардов, это достаточно большой объём.

В прошедшем году нам удалось реализовать транспортные проекты на рекордные объёмы. МЦК [Московское центральное кольцо] мы с Вами открывали, при Вашей помощи возведён уникальный объект. Сегодня уже 330 тысяч пассажиров каждый день пользуются этой транспортной магистралью. Построили 117 километров дорог, это вообще рекорд за всю историю Москвы, причём это не просто дороги в поле – это дороги в городской застройке: развязки, эстакады, тоннели, реконструкция действующих дорог. Это достаточно сложный проект, и тем не менее, несмотря на ситуацию, мы вышли на эти показатели.

Объём жилищного строительства немножко ниже, ввод, но он ниже по сравнению с рекордным прошлым годом, а если взять среднегодовой [показатель] за последние пять лет, то выше среднегодового. И объём продаж на рынке, мы видим, тоже увеличивается. Никаких сомнений нет, что эта отрасль также будет развиваться: и гражданское строительство, жилищное, и коммерческое строительство.

Немало тревог вызывал малый и средний бизнес. Вы не раз указывали нам, что надо предметно заниматься созданием соответствующей инфраструктуры, поддержкой малого и среднего бизнеса. Должен сказать, что прирост количества предприятий малого бизнеса в Москве, индивидуальных предпринимателей составляет около 10 процентов, и в прошлом году мы неплохо подросли. Объём доходов, что является более объективным показателем, от малого бизнеса в бюджет составил 17 процентов. Это говорит, что прибыльность предприятий растёт, растёт их количество. Достигли таких достаточно позитивных результатов.

Заканчиваем программу реновации жилого фонда, снос «хрущёвок». За все годы этой программы переселили 160 тысяч московских семей, это около 6 миллионов квадратных метров реновированного жилья, достаточно большой объём. Остались буквально считанные единицы домов. Думаю, что в 2017–2018 годах мы вообще полностью закончим эту программу.

Тем не менее, несмотря на то, что мы эту часть программы реализовали, в Москве немало ещё остаётся жилья, мягко говоря, некомфортного, по большому счёту ветхого, жилья. Это пятиэтажки примерно таких же серий, как мы снесли, но их значительно больше – около 25 миллионов квадратных метров, в них проживает 1 миллион 600 тысяч москвичей.

На сегодняшний день мы встали перед такой дилеммой. Мы собираем деньги с этих людей для того, чтобы капитально ремонтировать этот жилой фонд. Зайдя туда, мы увидели целый ряд серьёзных проблем. Эти пятиэтажки были построены на срок «до строительства коммунизма», как Хрущёв говорил: он предполагал, что, наверное, коммунизм наступит через 25 – максимум 50 лет. Но 50 лет прошло, коммунизм не наступил. Хочу показать, в каком виде они находятся: балконы, которые провисают, и, кроме как их срезать, больше их никак не отремонтируешь. Центральное отопление вмонтировано прямо в стены домов, и, чтобы их отремонтировать, надо выломать все стены либо разместить отопление внутри жилых помещений, что уменьшит и так небольшое пространство. Канализация вмонтирована в стены между квартирами. Чтобы её отремонтировать, надо снести перегородки между квартирами или вынести стояк. Но выносить некуда, потому что это уже купленное пространство.

Подвалов нет в пятиэтажках – есть небольшое пространство. Чтобы его отремонтировать, надо вскрыть все полы на первых этажах. Стены находятся в очень плохом состоянии. Те, которые в хорошем состоянии, – боюсь, что через 10 лет они тоже будут в таком же состоянии. Фасады: швы разошлись, стыки. Печальное зрелище.

В.Путин: Сергей Семёнович, мы с Вами уже говорили на эту тему. Я знаю настроения и ожидания москвичей. Ожидания связаны с тем, чтобы эти дома снести и на их месте новое жильё построить. Мне представляется, что это и было бы самым правильным решением. Вопрос только в возможностях столицы, в бюджетных возможностях, в возможностях привлечения инвесторов и так далее.

С.Собянин: Действительно, такой проект требует огромных финансовых ресурсов, значительных организационных, административных затрат. Мы знаем, с чем сталкиваемся. Когда проводили снос первой серии этих пятиэтажек, по масштабу он гораздо меньший, требовались просто неимоверные усилия. Многие инвесторы, которые подвизались, просто разорились на этих проектах. Мы взяли на бюджет эти проекты и доводим до логического завершения.

Сегодня бюджет Москвы достаточно устойчивый. Мы рассчитались в основном с долгами, которые нам достались с прежних лет. В этом году неплохие поступления в бюджет, как я уже говорил, налога на прибыль, подоходного налога. Мы имеем запас прочности. Поэтому с точки зрения финансового запуска видим возможности у города.

Но есть определённые проблемы, связанные с нормативным регулированием этого процесса. Например, есть законодательство, связанное со сносом аварийных домов. Есть варианты сноса в соответствии с гражданско-правовыми сделками – по сути дела, это коммерческий снос, там рыночный выкуп и так далее. Ни то, ни другое в этой ситуации неприменимо. В результате мы и как аварийные их не можем сносить, и как ветхое не можем ремонтировать, капитально ремонтировать. Получается неурегулированная ниша.

Мы сносили их в соответствии с постановлениями Правительства Москвы, законами Москвы 1990-х годов. Сегодня это уже, конечно, устарело. И, входя в такой проект, было бы хорошо отрегулировать это специальным законом, который мы можем подготовить и внести в Государственную Думу. Необходимо изменить ряд норм, регулирующих градостроительные технические нормы. Мы строим в действующей городской застройке, не в чистом поле, поэтому необходимы специальные нормы, чтобы ускорять эти процессы. Если действовать по сегодняшним нормативам, они хороши для застройки в чистом поле. Но для таких проектов они значительно удлинят и усложнят процессы строительства.

Поэтому, Владимир Владимирович, если бы можно было, я бы попросил помочь и оказать содействие в изменении этой нормативной базы, инициировании специального закона. Мы готовы подготовить такой законопроект, согласовать его так, чтобы мы могли с юридической точки зрения реализовать этот проект наиболее эффективно.

Со своей стороны все финансовые и организационные моменты мы решим самостоятельно. Конечно, это будет значительным подспорьем в обновлении всего города, улучшении экологической ситуации, транспортной ситуации, создании новой городской среды. И конечно, стоит, чтобы 1 миллион 600 тысяч жителей города получили новое современное жильё взамен этого ветхого, которое, я боюсь, через 10–20 лет просто станет аварийным, несмотря на наши потуги в его ремонте.

В.Путин: Хорошо. Давайте сделаем это, но исходим из того, и я ожидаю именно такой организации работы, при которой всё, что мы делаем, идёт на пользу людям, улучшает их жизнь. А здесь возникают вопросы, связанные с расселением, с районами будущего места жительства. Нужно сделать так, чтобы это всё людей устраивало. Поэтому нужно и с жителями это всё прорабатывать, и показывать, делать всё это прозрачно, показывать, что конкретно люди от реализации этих проектов получат и что они выиграют.

С.Собянин: Так и сделаем, Владимир Владимирович, тем более у нас опыт богатый. Мы стараемся переселять людей в те районы, где они сегодня проживают, предлагаем такие варианты, которые подавляющее большинство жителей устраивают. После реновации как минимум на 20–30 процентов стоимость этого жилья, капитализация улучшается, даже если не увеличиваем метры, но качество жилья совсем другое. Исходя из этого, конечно, это будет позитивно, мне кажется, восприниматься, тем более что мы на сегодняшний день имеем массовые обращения [по этим домам] и самих жителей, и муниципальных депутатов, и ассоциаций депутатов, и Общественной палаты Москвы. Мы имеет основание говорить, что это народный проект.

В.Путин: Хорошо, давайте сделаем.

С.Собянин: Спасибо.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены. Транспорт. Недвижимость, строительство > kremlin.ru, 21 февраля 2017 > № 2084395 Сергей Собянин


Россия. СФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 21 февраля 2017 > № 2084371 Сергей Жвачкин

Встреча с губернатором Томской области Сергеем Жвачкиным.

С.Жвачкин информировал Президента о социально-экономической ситуации в регионе.

В.Путин: Сергей Анатольевич, вопрос традиционный – о социально-экономическом положении в Томской области.

С.Жвачкин: Владимир Владимирович, мы закончили 2016 год достаточно уверенно. Валовый региональный продукт – мы впервые в истории достигли полутриллиона. Надо сказать, что за четыре года он вырос на 30 процентов, и не за счёт сырьевых отраслей. Лесоперерабатывающая промышленность у нас 170 процентов за год дала результат [по темпам роста], мы построили новые заводы. И знаете, Владимир Владимирович, в прошлом году меньше 1 процента круглого леса вывезли. То есть исторически мы тоже такой рекорд поставили. Всё перерабатывается, и это замечательно.

«СИБУР» провёл крупнейшую модернизацию Томского нефтехимического комбината. Теперь это новое производство, конкурентоспособное на рынке.

Хорошо показали себя строители. Кстати, в 2015 году мы побили рекорд Советского Союза по вводу жилья. Никогда даже в Советском Союзе не вводилось столько жилья, сколько мы ввели в том году.

И другие предприятия показывают хорошие результаты. «Росатом» продолжает реализацию проекта «Прорыв» на территории региона, в рамках которого будет построен реактор на быстрых нейтронах «БРЕСТ-ОД-300», то есть учёные работают сегодня.

Хорошими темпами поднимается сельское хозяйство. Благодаря последним принятым решениям мы достаточно хорошо его перевооружили, за четыре года более 900 единиц техники закуплено сельхозпредприятиями. Есть и другие меры поддержки: это и компенсация процентной ставки, это гранты, которые сегодня фермерам идут. Благодаря этой работе за прошлый год, скажем, по маслу мы выросли на 170 процентов, по сметане – на 150. Сыры стали выпускать: импортные мы не покупаем – мы сами выпускаем (замечательная моцарелла у нас есть и так далее).

За прошлый год у нас уровень инфляции – где-то 5,3 меньше, чем общероссийский. По статистике за прошлый год по поднятию цен – самый низкий уровень с 1990 года благодаря всем совместным усилиям, которые сегодня идут в сельском хозяйстве.

Мы начали заниматься возобновляемыми источниками, имеются в виду дикоросы [дикорастущие растения], грибы и ягоды. Над нами смеялись, но мы в прошлом году налогов получили 700 миллионов [на продукцию из дикоросов]. Если такими темпами пойдём, то это примерно сравняется с [налогами] от нефти и газа, что мы получаем.

У нас замечательные люди пришли в сельское хозяйство, молодёжь, наука – и это даёт сегодня такие результаты. Могу похвастаться, по результатам 2016 года по производительности труда в сельском хозяйстве заняли [в регионе] первое место, это при том что Сибирь, где есть ещё и Алтайский край. По надоенности первое место заняли – представляете, такая гордость наших селян.

В.Путин: Неожиданно.

С.Жвачкин: Мы продолжаем сегодня это направление.

Конечно, известен наш научно-образовательный комплекс. По результатам 2016 года у нас учатся [студенты] из 75 регионов России и 60 стран мира – от Америки, Венесуэлы до Индии и Китая. Вот такая широкая география. В общем-то, это очень приятно.

Наши вузы продолжают работу в программе [поддержки крупнейших вузов] «5–100». Вообще, наука – это наш конёк. В ВРП, который я называл, 15 процентов – это наукоёмкая высокотехнологичная продукция. Мы одни из лидеров сегодня в Российской Федерации, у нас очень много различных предприятий – и в области ИТ-технологий, и других. Кстати, с Фондом перспективных исследований мы создали первый крупный центр по робототехнике. С ФАНО мы объединили шесть медицинских институтов Российской академии наук и создали крупнейший медицинский центр не только за Уралом, но и в стране.

То есть, конечно, наука – это наш конёк, продолжаем работать, завоёвываем новые рынки. В прошлом году, например, вся связь на чемпионате мира по футболу работала на нашей томской программе. Правда, это не помогло нашим футболистам, но во всяком случае факт есть факт. Сегодня это наша гордость – научно-образовательный комплекс.

Много делается для жителей в социальном плане. Например, мы ввели в эксплуатацию самый крупный за Уралом бассейн. И в прошлом году уже Кубок мира по подводному плаванию проходил у нас в Томске, в Сибири. И конечно, удивлялись люди, когда приезжали, например, из Латинской Америки, что в Сибири центр водных видов спорта олимпийского класса.

В здравоохранении в рамках выполнения Ваших майских указов у нас все показатели выполняются, всё выполнено. Делаем более доступным качество оказания медицинских услуг, ввели новый гемодиализный центр и радиологический каньон в онкологическом диспансере, много других объектов. Продолжаем работу в этом направлении.

11-й год подряд – и, насколько мы знаем, мы единственные в России – у нас демографический рост, без перерыва. За последние несколько лет на 25 тысяч увеличилась численность населения области, и не за счёт миграционных процессов, а в основном именно за счёт демографического роста. Правда, есть свои проблемы. Пришлось построить 30 детских садов за два с половиной года. Теперь мы большую программу вместе с Правительством разрабатываем по строительству школ, потому что эти дети подрастут, придут в школы.

Конечно, очень хорошо, что в результате мер, которые были приняты на государственном уровне, сегодня такой рост [населения], потому что люди нам нужны – Вы знаете, у нас такая ситуация. Конечно, есть официальный уровень безработицы – небольшой, 1,7 процента. Но на самом деле мы сегодня уже даже из города возим людей на лесоперерабатывающие заводы в тайгу, у нас не хватает рабочих рук. И мы знаем, что уже несколько десятков тысяч человек ездят к нам из соседних территорий, из Кемерово, Новосибирска. Поэтому для нас проблема не занятости – у нас, наоборот, проблема, где взять трудовые ресурсы.

На 2017 год бюджет сформировали, закон принят. Думаю, у нас никаких нет сомнений, мы уверенно смотрим не только на 2017, но и на ближайшие годы.

Сегодня занимаемся уже чисто тактическими делами, сейчас готовимся к паводку. Вы знаете, в Сибири очень большой уровень снега, поэтому мы вместе с Министром [МЧС] совещание уже провели в Томске.

Неожиданно возникла проблема, совершенно новая для нас, – это сибирский шелкопряд. Эта гусеница появилась у нас из-за того, что последние несколько лет были тёплые зимы, она обычно не доходила до нас, а сейчас появилась в достаточно большом количестве: тысячи гектаров заражены. Мы обратились в Правительство, потому что на отдельно взятой территории мы не победим эту проблему.

Но в целом я считаю, что уверенность у нас есть. Самое главное, чтобы это чувствовали жителей Томской области, все задачи выполнимы.

Владимир Владимирович, у меня 17 марта заканчивается пятилетний срок губернаторства. Согласно закону выборы в сентябре, поэтому прошу принять решение.

В.Путин: Хорошо.

Скажите, пожалуйста, – действительно, я вижу результат хороший за эти пять лет – как Вы сами настроены на следующий срок, готовы ли Вы пойти на выборы в сентябре этого года?

С.Жвачкин: Да, Владимир Владимирович. Сложная, непростая, но интересная работа. Мы работаем командой, и, конечно, хотелось бы закрепить некоторые позиции, которые удалось завоевать, вместе с томичами, потому что у нас удивительные люди, – делать так, чтобы всё-таки жизнь становилась лучше. Это самая главная задача, по-моему, для всех.

В.Путин: Хорошо. Действительно, результат, как я уже сказал, хороший. Ваша команда демонстрирует работоспособность, желание работать и умение. Я тогда подпишу соответствующий документ, указ о назначении Вас исполняющим обязанности вплоть до выборов в сентябре 2017 года. Желаю Вам успехов.

С.Жвачкин: Спасибо, Владимир Владимирович, за доверие работать в Вашей команде. Выбор сделают томичи, но я готов работать вместе с Вами, чтобы каждый томич жил лучше, так же как и каждый россиянин.

В.Путин: Хорошо.

Россия. СФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 21 февраля 2017 > № 2084371 Сергей Жвачкин


Россия > СМИ, ИТ > svoboda.org, 21 февраля 2017 > № 2083858 Анатолий Стреляный

Анатолий Стреляный: Понурив головы

Анатолий Стреляный

Каждое правление в России располагало некоторым числом верных сынов отечества, в том числе – приближенных к царствующим особам. Среди них были лица больших талантов, даже гении. Все они уходили от трона понурив головы. Речь не о государственных деятелях, а о писателях, ученых, видных общественниках. Ни один царь не следовал их советам. С Карамзиным Александр I десять лет гулял по утрам, бывал у него дома, их беседы длились часами. Это не мешало царю отвергать практически все предложения историографа, последнее и самое серьезное – так резко, что тот в отчаянии призвал в судьи будущее: "Потомство! Достоин ли я имени гражданина Российского? Любил ли Отечество? Верил ли добродетели?" Царь мечтал почти отпустить Польшу, Карамзин страстно возражал: "Ни пяди ни врагу, ни другу!"

Жуковский, Пушкин, Тютчев, Достоевский – все они от высочайшего равнодушия к их мнениям впадали в такое уныние, что странно, как никто из них не переметнулся к бунтарям. Крупные и бескорыстные мастера культуры были вхожи и к Ленину, и даже к Сталину, не говоря об остальных, вплоть до Ельцина. Политические последствия во всех случаях были равны нулю.

Посмотрим теперь на самых благочестивых из "запутинцев". Что говорить, не устраивает их многое, что-то просто возмущает и в режиме, и в Самом. Но свои замечания первому лицу всяк старается сделать так, чтобы не раздражить, не обидеть... Сколько трогательной педагогики, верноподданнического такта в их оценках высочайших речей и шагов! Вот решается такой человек высказаться о последнем ежегодном послании. Огорчило оно его, что называется, до душевной боли. Но первым делом он отмечает спокойную уверенность, деловитость спасителя нации и только потом – что не помешало бы немножко огня, чего-то, вдохновляющего людей. Ведь наш народ, он такой, привык к высоким целям, его только призови! Тут же и пара осторожных слов о внутренней политике: эх, стала бы она такой же сильной, ясной, как внешняя!

Ее, путинскую внешнюю политику, им сам Бог послал. Чистосердечно приветствуя эту внешнюю политику, они могут благонадежно осуждать все, что творится внутри Отечества, при этом не опасаясь быть занесенными в черный список. Они против Запада, за опору на собственные силы, за новую индустриализацию. В прошлом России ценят все, что может помочь ей идти вперед, терпеть не могут романтику царя Гороха. Не любят церковь с ее претензией задавать тон в обществе, мечтают окоротить попов. Больше же всего осуждают они вельмож и их обслугу: за алчность, нескромность в быту, "нивочтоневерие". Ясно слышится невысказанное: разогнать мерзавцев, раскулачить, люстрировать! Думают, что такая программа пройдет, потому что они не какие-нибудь либералы, а горячие "крымнашисты", стремящиеся опять сдружить с Россией всех, кто состоял с нею в СССР.

Почему же Путин (или кто там его сменит) и не подумает прислушаться к ним? Почему ни один из русских правителей не поступил в распоряжение лучших сынов отечества? Вообще-то достаточно было бы заметить, что у царя Александра, кроме Карамзина, были и другие собеседники. Киссинджер, по его словам, все время помнил, что, когда он не говорит с президентом, с ним говорит кто-то другой. Хочет оно или не хочет, первое лицо олицетворяет равнодействие основных социальных и политических сил. Вон и Обама – что он говорит Трампу, уступая ему место? "Вы зависите от других людей". Это значит, что "нужно уважать государственные институты и политические процессы, чтобы принимать правильные решения".

Есть еще одно, чего никогда не понять благороднейшим из стоящих у всякого трона. Дело в том, что все их советы имеют в виду пользу Отечества и ничего кроме. А для правителя, особенно в России, значение имеет обычно то, что кроме. Он заботится, в первую очередь, о своей власти, а служить своей власти и добру – не одно и то же. И что ему прикажете делать с прожектами бескорыстных и прямодушных людей, предлагающих исключительно добро?!

Так и получается, что всякий честный охранитель обречен на двойное огорчение. Больно не только оттого, что ты оказываешься не очень нужным власти. Еще больнее, может быть, сознавать в глубине души правоту ее отрицателя, не позволяющего себе никаких иллюзий. Такой может сказать при встрече на том свете: "Я хотя бы портил настроение венценосному негодяю. А ты? Что вызывал у него ты своими благими советами? Скуку, сударь, царскую зевоту". Тут подгребает представитель и третьего пути. Это человек, который однажды твердо положил себе заниматься рутинной работой по собиранию общественных сил, способных потягаться с режимом. Ну, а если такой возможности не было, уходил до поры до времени в частную жизнь.

По ходу ознакомления с программой нынешних карамзинистов вы с изумлением открываете, что оздоровлять Родину, воспитывать служивый класс они предлагают теми же способами, какие выстрадал Запад! Независимые суды, честные выборы, свобода слова, свободная частная собственность… Спрашивается: если вы это все понимаете, чего смотрите на Запад как Ленин на буржуазию? Чего огораживаете страну? Чего морочите головы согражданам и себе? Чего-чего… Охотно, но впопыхах пополняя свое совковое образование, они перебрали романтической русскости. Если сам Достоевский ничего хорошего для России не ждал ни от Европы, ни от всех этих славянских "землиц", которые, вместо благодарности за свое освобождение, потянутся не к Москве, а на Запад, то что прикажете нам? Мы что, умнее Федора Михайловича?! В том-то и дело, братцы, что не умнее.

Анатолий Стреляный – писатель и публицист, ведущий

программы Радио Свобода "Ваши письма"

Россия > СМИ, ИТ > svoboda.org, 21 февраля 2017 > № 2083858 Анатолий Стреляный


Россия. ЦФО > Экология > mos.ru, 21 февраля 2017 > № 2082697 Антон Кульбачевский

Антон Кульбачевский: Для нас каждый год — это год экологии

Глава Департамента природопользования и охраны окружающей среды — о том, как влияет изменение климата на жизнь городов и чего ждать Москве от Года экологии.

2017 год объявлен в России Годом экологии. Это значит, что по всей стране особое внимание будут уделять проблемам окружающей среды, сохранению заповедников, совершенствованию природоохранного законодательства. В Москве уже этой весной высадят тысячи новых деревьев и кустарников, летом презентуют новый сорт розы «москвичка» и проведут первый Климатический форум, а к сентябрю откроют три уникальных природных музея. Руководитель столичного Департамента природопользования и охраны окружающей среды Антон Кульбачевский рассказал в интервью mos.ru, где можно будет понаблюдать за жизнью пчелиного роя, когда в «Лосином острове» горожане увидят, как проходят реабилитацию дикие животные, зачем экзотическим зверям регистрация в Москве и какие меры принимаются для улучшения экологической обстановки в столице.

— Какие просветительские проекты для горожан будут проводить в Москве в Год экологии?

— Постараемся охватить практически все московские школы экологическими уроками. Традиционно в Москве в этом году пройдут акции, посвящённые раздельному сбору мусора: «Разделяй и используй» — все округа города будут объезжать маркированные передвижные пункты по раздельному сбору мусора; «Батарейки, сдавайтесь!» — акция по сбору и утилизации разрядившихся батареек проводится в марте в образовательных учреждениях города; «Бумажный бум» — акция по сбору макулатуры, проводится среди образовательных, социальных учреждений, учреждений культуры. Также мы готовимся провести традиционные экологические акции и праздники, такие как «Час Земли» (в последнюю субботу марта в разных странах мира выключают свет на один час для сохранения энергоресурсов планеты — с 20:30 до 21:30 по московскому времени. — Прим. mos.ru), «День эколога» (отмечается 5 июня. — Прим. mos.ru) и «День без автомобиля» (отмечается 22 сентября. — Прим. mos.ru). Надеюсь, что горожане нас ещё активнее поддержат.

Особо хотел бы отметить День эколога (отмечается 5 июня. — Прим. mos.ru) в этом году. На празднике мы планируем презентовать новый сорт розы под названием «москвичка». Сорт уже выведен и сейчас проходит регистрацию. Это кустовая роза, которая адаптирована к городским условиям. «Москвичка» украсит розарий Ботанического сада. В день презентации мы также планируем дарить эти розы горожанам на улицах. В будущем, я надеюсь, этот сорт будет применяться в озеленении улиц, площадей, скверов и бульваров.

Для нас каждый год — это год экологии. Поэтому столичный Департамент природопользования и охраны окружающей среды будет продолжать заниматься своей повседневной работой. Но при этом основной упор мы сделаем на экологическом просвещении москвичей, воспитании экологической культуры у подрастающего поколения.

— Планируется, что в Год экологии в Москве появятся два новых экомузея: музей леса в парке «Лосиный остров» и музей Москвы-реки на базе судна «Московский эколог». Когда они начнут работать?

— И музей леса, и музей Москвы-реки мы планируем открыть к 1 сентября. Судно «Эколог» с музеем на борту будет курсировать по Москве-реке до окончания навигации в ноябре. А потом мы снова запустим его с началом навигации в апреле — мае 2018 года.

Остановки плавучий музей будет делать на причалах и там же будет принимать на борт посетителей. В ближайшее время мы заключим так называемый договор причаливания с ГБУ «Гормост» и планируем, что плавучий музей будет останавливаться в Центральном, Южном, Юго-Восточном, Северном и Северо-Западном округах Москвы. Зимняя стоянка музея Москвы-реки планируется в «Серебряном бору».

В этом музее будут интерактивные залы с информационными панелями, где можно будет узнать всё об истории Москвы-реки, о том, как менялись её русло и водоток. Также посетители смогут сделать заборы воды на разных участках реки и исследовать её качество в научной лаборатории музея, сравнить разные образцы под руководством экскурсоводов-экологов.

— А каким будет музей леса?

— Он тоже будет наполнен интерактивными экспонатами. Но если у музея Москвы-реки тематика будет скорее научная, то музей леса в национальном парке «Лосиный остров» будет ориентирован в первую очередь на детей. Не хотелось бы преждевременно раскрывать подробности всей экскурсионной программы, могу лишь сказать, что об экологии, о защите леса там будут рассказывать через русский фольклор и сказочных персонажей.

— Антон Олегович, а какова судьба павильона «Пчеловодство» на ВДНХ, его тоже превратят в экомузей?

— Да, в этом году в павильоне «Пчеловодство» на ВДНХ появится музей пчелы. Его планируем открыть уже в июле. Это наш совместный проект с Союзом пчеловодов России, который раньше занимал этот павильон. В российских городах есть музеи, посвящённые пчёлам, но подобный появится впервые. За стеклом мы хотим показать жизнь целого улья — все её процессы, от появления пчёл на свет до производства мёда. В природе всё это скрыто от глаз человека. Однако в музее будет построен большой улей из стекла. В него пчеловоды заселят пчёл. Будут выбраны отечественные породы пчёл, прекрасно адаптированные к городской среде в средней полосе России.

В тёплое время года пчёлы будут свободно перемещаться по территории ВДНХ и возвращаться в улей в павильоне «Пчеловодство». Зимой они будут жить только в пределах помещения музея. Площадь павильона составляет 200 квадратных метров, улей и музейная экспозиция займут большую её часть.

— Почему именно пчёлы? Зачем мегаполису музей пчелы?

— Пчёлы одни из самых древних обитателей Земли. Их жизнь социальна, подчинена определённым законам и правилам, каждый обитатель пчелиного сообщества выполняет свою важную функцию, ульи и муравейники часто сравнивают и с человеческим обществом. У посетителей музея пчелы будет возможность внимательно изучить жизнь улья, узнать поближе этих удивительных и полезных существ. Можно сказать, что вместе с музеем пчелы в Году экологии в столице появятся три уникальных природных музея.

— А как же мёд — его дадут попробовать гостям музея?

— Прежде чем понять, можно ли есть мёд, добытый в городской среде, его надо проанализировать. Как правило, московский мёд не продаётся, его не едят. Но в музее пчелы посетителям расскажут, как отличать натуральный, хороший мёд от подделок; что такое перга, прополис, мумиё; как используют мёд и его субстанции в медицине.

— Расскажите, насколько масштабно продолжится программа «Миллион деревьев» в этом году.

— Акция «Миллион деревьев» проводится четвёртый год. Мы высадили уже более полутора миллионов деревьев и кустарников в московских дворах. Озеленение прошло в трети московских дворов, две трети ещё только предстоит украсить деревьями и кустарниками.

С 2015 года по этой программе мы стали озеленять ещё и учреждения социальной сферы: дворы школ, больниц, поликлиник, детских садов.

Кроме того, у «Миллиона деревьев» есть подпрограмма «Лунка в лунку». Мы заменяем сухостойные, аварийные, либо утраченные из-за погодных условий деревья практически на всей территории города. Например, в прошлом году в июле был ураганный ветер, столица потеряла шесть тысяч деревьев. Вот эти шесть тысяч деревьев были осенью высажены на тех же местах.

Нынешней весной мы планируем высадить в рамках программы более 4800 деревьев и более 165 тысяч кустарников. Среди самых популярных пород деревьев — липа, клён, рябина, берёза, а среди кустарников — спирея, кизильник, лапчатка, сирень. Самые массовые высадки будут приурочены к 1 Мая и 9 Мая. Вторая волна высадки деревьев у нас запланирована на осень; жители определят, какое количество растений будет высажено в осеннем сезоне.

— Как вы боретесь с воровством саженцев? Не раз сообщалось, что некоторые особо предприимчивые люди выкапывают их и забирают себе на дачу.

— Эти случаи в Москве единичны. Деревья не похищают, жертвами вандалов становятся кустарники — сирень, чубушник, жасмин. Во дворах новые растения будут находиться под присмотром камер видеонаблюдения, доступ к которым имеют контролирующие органы. Участковые тоже предупреждены о рисках и станут следить за сохранностью саженцев во время обходов территории.

— Антон Олегович, в Москве в Год экологии проведут Климатический форум. Расскажите, что там будут обсуждать, смогут ли посетить его не только эксперты, но и обычные горожане?

— Конечно, москвичи смогут посетить его, чтобы узнать больше о климате в столичном регионе. Это первый Климатический форум, который пройдёт в нашем городе. Мы пригласим специалистов и экспертов-экологов из разных городов и стран для обсуждения проблем изменения климата. Прежде всего, нам интересен обмен опытом с теми городами, у которых есть программы устойчивого развития в условиях меняющегося климата, программы адаптации к изменениям климата.

В Москве такая программа есть, мы готовы делиться с российскими городами опытом. Ждём также гостей из Лондона и Парижа с их решениями. Мы не будем акцентировать внимание на антропогенных причинах изменения климата — об этом и так много и часто говорят. На форуме мы постараемся уделить внимание естественным причинам, просчитать, как изменится климат в Московском регионе через десятки лет, и, возможно, выработать универсальные сценарии для развития городов при изменениях климата. Форум состоится 21–22 августа.

— А как изменился климат Москвы за последние годы? Это отразилось на жизни города?

— В последние десятилетия в Москве наблюдалась тенденция к потеплению климата. Это не значит, что каждая зима стала теплее, а каждое лето жарче. Потепление климата приводит к тому, что изменяется количество и распределение атмосферных осадков, погода становится переменчивой, всё чаще мы замечаем проявления, которые прежде не наблюдались в регионе или наблюдались очень редко. В качестве примеров можно привести и ледяные дожди зимой, и ливни, которые идут несколько дней в летнее время, или жару и засуху, приводящие к смогу и пожарам в лесах.

Как это влияет на городскую среду? Вот простой пример. В зимнее время у нас участилось количество переходов температуры через нуль. Это приводит к гололедице. Ещё 20 лет назад городская система коммунального хозяйства не была готова к тому, что зимой температура скачет от нуля до минус 20 и обратно к нулю в течение одной недели. И сопровождают всё это снегопады, изморось или ледяные дожди. А сейчас городские службы ЖКХ выстраивают свой режим работы, предусматривая в том числе и такие погодные сценарии. Глобальное потепление влияет на города сильнее, чем кажется. Очень важно учиться учитывать климатические перемены, прогнозировать их воздействие на природу и городскую среду, на жизнь общества в будущем.

— Расскажите, а какова судьба «Экологической стратегии Москвы», какие из её положений вы считаете наиболее важными?

— Проект «Экологическая стратегия Москвы» прошёл все согласования с общественниками, он доработан, и я надеюсь, что в самое ближайшее время будет принят. Это план по улучшению экологии города, который определяет направление нашей работы до 2030 года. Наиболее важными я считаю положения по улучшению качества воздуха на 30 процентов возле автомобильных трасс и на 20 процентов — в районе жилой застройки к 2030 году. Также к 2030 году стратегия ставит перед нами задачи: перерабатывать до 40 процентов отходов и увеличить площадь зелёных насаждений с 54,5 процента до 61 процента (в границах Москвы до 2012 года). Некоторые меры для выполнения этих положений принимаются уже сегодня.

Конечно, самая главная проблема для любого мегаполиса — это загрязнение атмосферы, которое негативно отражается на воде, почве, растениях и здоровье жителей.

С московской промышленностью мы уже разобрались, часть вредных производств в предыдущие годы были выведены за пределы города. Те предприятия, которые работают в городской черте, выполняют программу модернизации, в том числе экологической. Они совершенствуют производство, делают более высокотехнологичными свои очистные сооружения.

Однако самый главный источник загрязнения окружающей среды — это автомобили. Когда машины стоят в пробках, мы получаем в эти часы самое большое количество загрязняющих веществ, поступающих в атмосферу. И город сейчас решает эту проблему. Градостроительная программа, транспортная программа — всё это косвенно или напрямую связано с тем, чтобы разгрузить автомагистрали, чтобы автомобили меньше стояли в пробках, меньше загрязняли окружающую среду.

Помимо того, что появляются новые развязки, сейчас идёт строительство Северо-Западной, Северо-Восточной хорд, которые призваны снизить нагрузку автопотока на МКАД. Рассредоточение автомобилей и снижения числа пробок на МКАД существенно улучшит качество воздуха в районах, граничащих с Кольцевой автодорогой.

— Антон Олегович, год назад для снижения загазованности воздуха от автомобильных выхлопов в Москве было введено требование к качеству моторного топлива автомобилей — использовать в городской черте бензин класса не ниже «Евро-5». Это требование соблюдается?

— Да, такое требование к моторному топливу для автомобилей в Москве действует с 1 января прошлого года. Самые распространённые нарушения связаны с продажей автомобилистам контрафактов, который на АЗС выдают за топливо класса «Евро-5», хотя оно таковым не является.

Мы вправе проводить плановые проверки АЗС один раз в три года, а также реагируем на жалобы, которые поступают к нам на горячую линию. Автомобилисты очень быстро понимают, что им продали низкокачественное топливо: двигатель начинает «чихать», машина плохо заводится. Больше всего нареканий вызывают несетевые АЗС, которые расположены не в центральной части города, а на окраинах, особенно в ТиНАО. Проверки проводим совместно с природоохранной прокуратурой, делаем контрольные закупки и исследуем качество топлива. В 2016 году было проверено более 30 АЗС по жалобам на горячую линию, также было проведено 12 плановых и внеплановых проверок. По итогам инспекций АЗС были оштрафованы более чем на три миллиона рублей. В чёрном списке, опубликованном на сайте Департамента, на сегодняшний день находятся 26 АЗС.

Что касается частного автопарка в Москве, то с каждым годом он становится всё более экологичным. В 2012 году у нас всего порядка шести процентов автомобилей имели класс двигателя «Евро-5», а сейчас доля таких автомобилей в городе — около 20 процентов.

— Для неэкологичных грузовиков в этом году ограничен въезд в центральную часть города. Как следят за тем, чтобы «грязные» грузовые авто не нарушали ограничения?

— С 1 января 2017 года грузовики с двигателями класса ниже «Евро-3» не могут въезжать на Третье транспортное кольцо (ТТК) и в его пределы, а грузовики с двигателем класса ниже «Евро-2» — на Московскую кольцевую автомобильную дорогу (МКАД) и в её пределы.

Порядка 30 процентов выхлопных газов, загрязняющих воздух в районе автомобильных трасс, выбрасывают грузовики. Ограничения должны стимулировать транспортные компании обновить автопарк.

Въезд грузовиков на ТТК и МКАД фиксируют видеокамеры, операторы по паспорту транспортного средства в базах ГИБДД видят экологический класс двигателя каждого из них. Если грузовик с неподходящим классом двигателя въедет в центральную часть города, то его владелец получит штраф. Для этого инспекторам ГИБДД не надо бегать за нарушителями, всё фиксируют камеры.

Мы ожидаем, что ограничение на въезд грузового транспорта в центральную часть города снизит загазованность воздуха на два-три процента, а это существенно для такого мегаполиса, как Москва. Думаю, в конце 2017 года мы уже сможем оценить эффективность этой меры.

— Антон Олегович, в Москве применяют «зелёные» стандарты для строительства?

— Мы можем лишь рекомендовать строительным компаниям и девелоперам придерживаться хотя бы отчасти «зелёных» стандартов в жилой и офисной застройке. Но скоро в Москве появится достойный образец экодома. Первым зданием, возведённым полностью по «зелёным» стандартам, станет дом Всемирного фонда дикой природы (WWF) с солнечной батареей на крыше.

— А много ли в Москве уголков экобаланса, где ничего приводить в порядок не надо, а только беречь и сохранять?

— Конечно. У нас есть особоохраняемые природные территории, на них есть и заповедные участки. Это наша гордость, это ядра московской природы, которые мы охраняем, изучаем, показываем школьникам и студентам в образовательных целях. Особоохраняемые природные территории, такие как памятник природы «Серебряный бор», национальный парк «Лосиный остров», природно-исторические парки «Измайлово», «Битцевский лес» и другие, — это жемчужины нашего города. Не в каждом мегаполисе, отъехав восемь километров от центра, можно повстречать лося, лису, зайца. А в Москве это реально.

Но и на центральных улицах города появляются более экологичные уголки. После первых этапов реализации программы «Моя улица» мы видим много озеленённых комфортных общественных пространств. Это не может не радовать.

— Появится ли на территории парка «Лосиный остров» центр реабилитации животных от Московского зоопарка? Это же ваш совместный проект?

— В парке «Лосиный остров» уже готовы вольеры для содержания животных. Задачей реабилитационного центра станет помощь пострадавшим и ослабленным диким животным, которых передают зоопарку. После реабилитации часть из них будут возвращать в дикую природу. Сейчас мы решаем юридические вопросы — как передать имущество Московскому зоопарку. Далее останется завезти туда животных, организовать экскурсионную программу. А так, в принципе, всё готово.

Ещё у нас с Московским зоопарком есть план по созданию парка с полувольным содержанием животных в ТиНАО. Сейчас ищем земельный участок, и параллельно идёт поиск инвесторов для этого проекта.

Мне не нравится название «сафари-парк», ведь сафари — это изначально термин, обозначающий охоту. Мы же выступаем за то, чтобы фотоохота вытесняла охоту в нашем обществе, чтобы главным для человека стало общение с природой, а не её уничтожение ради трофеев. Кстати, в феврале экскурсии с фотоохотой по местам обитания белок, дятлов, бобров пройдут в «Серебряном бору». Думаю, что подобные мероприятия мы сможем проводить и на других природных территориях.

— Антон Олегович, а что касается закона по содержанию диких животных в домашних условиях, какова его судьба?

— Пока этот закон не принят, рассмотрение законопроекта запланировано на март. В Москве с каждым годом увеличивается спрос на экзотических животных. Это животные, которые не водятся на территории Российской Федерации, их завозят, естественно, в основном контрабандными каналами. При этом нарушается ветеринарное, таможенное законодательство.

В Москве о том, что диких животных содержат дома, и содержат плохо, мы узнаём только тогда, когда случается что-то экстраординарное: питомец убегает, или жалуются соседи, или владелец бросает питомца.

— Много таких случаев?

— На нашу горячую линию еженедельно поступает семь-восемь обращений от горожан о диких животных, попавших в беду, в том числе и об экзотических животных. Мы в проект закона ввели требования к содержанию диких животных в неволе частными лицами. Содержать у себя дома можно и рысь, и игуану, и черепаху. Главное условие — оформить для него регистрацию. Это значит, что у владельца должны быть документы, доказывающие легальность происхождения животного, что его не ввезли контрабандой. А в доме должны соблюдаться все условия для комфортного содержания — должен быть просторный вольер, аквариум или террариум, питомца должны кормить подходящей ему пищей.

Владелец будет обязан обеспечить доступ наших специалистов к питомцу для оформления регистрации. Запрет на домашнее содержание будет прописан только для крупных диких кошек, хищников, крупных животных, таких как слоны или жираф, для ядовитых змей.

— Расскажите, а как часто пресекаются попытки нелегальных поставок диких животных?

— В 2016 году в столичных аэропортах у контрабандистов были конфискованы десятки особей. Перевозили их часто тайно, в ужасных условиях. Это и обезьяны лапундеры, и детёныши тонких лори, и краснокнижные черепахи, и змеи, в том числе ядовитая куфия. В прошлом году в Домодедове в багаже у пассажира, вылетавшего в Арабские Эмираты, нашли 30 соколов. Скорее всего, он вёз их на продажу — для столь популярной в ОАЭ соколиной охоты. Всех животных и птиц мы отправляли в центр передержки животных под Яхромой.

Многие животные, птицы и рептилии, которых ввозили в страну незаконно контрабандисты или выбрасывали на улицу хозяева, оказываются после центра передержки в Московском зоопарке, также мы передаём зверей в Ярославский зоопарк, налаживаем контакты с другими зоопарками страны.

В наших планах — передавать спасённых диких экзотических животных в лицеи, школы и другие образовательные учреждения с экологическим уклоном для их живых уголков. Главное, чтобы о них заботились неравнодушные люди, которые понимают, как это нужно делать.

Россия. ЦФО > Экология > mos.ru, 21 февраля 2017 > № 2082697 Антон Кульбачевский


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 21 февраля 2017 > № 2082371

Поиски виноватого: есть ли пределы ответственности руководителя

Юлия Литовцева

Forbes Contributor

Изменения в налоговом и банкротном законодательстве легализовали право налоговых органов взыскивать недоимки компаний с физических лиц даже без какой-либо их трансформации в убытки. Тем самым размыт последний, еще недавно казавшийся незыблемым, барьер, разграничивавший ответственность руководителей, собственников компаний по обязательствам подконтрольных им юридических лиц

Еще сравнительно недавно смелые и инициативные сограждане достаточно легко возлагали на себя статус учредителей и директоров компаний, а те, кто уже преуспел на предпринимательской ниве, были готовы использовать различные нестандартные бизнес-решения. При этом многие исходили, в том числе, из четкого разграничения ответственности между юридическими лицами с одной стороны и их руководителями, собственниками с другой. То, что ответственность участников хозяйственных обществ ограничена размером их вклада в уставный капитал (стоимостью акций), воспринималось как аксиома и действовало лучше любого релаксанта.

Чем сложнее становилась экономическая ситуация, тем громче звучали призывы уменьшить давление на предпринимателей, не вводить новые налоги и сократить прежние, упорядочить нормотворчество, уменьшить число проверок и т. п. — казалось, бизнес могли ожидать радужные перспективы. Недавно встретилось даже предложение отменить уголовную ответственность за экономические преступления.

На этом фоне для большей части бизнес-сообщества оказалось неожиданным кардинальное изменение подходов государства к вопросу ответственности руководителей и собственников бизнеса по обязательствам компаний. Можно утверждать, что сегодня сформировался устойчивый тренд взыскания с директоров, участников и бенефициаров компаний налоговых недоимок организаций, и государство в лице всех ветвей власти держит курс на создание новых и совершенствование имеющихся механизмов пополнения бюджета за счет руководителей.

Очевидно, что с учетом исчисления налоговых обязательств компаний десятками и сотнями миллионов рублей груз финансовой ответственности, перекладываемой на физических лиц, оказывается для последних явно непомерным.

Раньше вопрос о личной имущественной ответственности директоров, членов коллегиальных органов управления, бенефициаров по обязательствам компаний если и возникал, то в ситуации банкротства подконтрольного юридического лица.

Одним из условий такой ответственности является необращение руководителя в арбитражный суд с заявлением о банкротстве после возникновения признаков неплатежеспособности компании, то есть фактически после прекращения исполнения ею своих обязательств из-за недостатка денежных средств. Размер личной ответственности в этом случае ограничен суммой обязательств, возникших после появления у организации признаков неплатежеспособности.

Но чаще всего руководителей привлекают к субсидиарной ответственности по обязательствам компании в связи с совершением действий, ставших причиной ее банкротства. Например, вывод активов, использование фирм-однодневок, повлекшее доначисление налогов и т. п. В такой ситуации объем ответственности директора соответствует разнице между общей суммой требований кредиторов и расходов на осуществление банкротства, и суммой, вырученной от продажи активов юридического лица. При этом требуется доказать виновность руководителя или иного лица, определявшего деятельность компании в банкротстве компании, а также целый ряд иных важных обстоятельств.

Сложности с доказательством оснований для привлечения руководителя к субсидиарной ответственности, а также то, что взыскиваемые в таком порядке денежные средства поступают не непосредственно кредитору, а в конкурсную массу должника с последующим пропорциональным распределением, стимулировали налоговые органы использовать другой, более действенный механизм.

Стремительно стало увеличиваться число возбужденных уголовных дел по налоговым составам, в рамках которых директору, учредителю и даже бухгалтеру компании предъявляется гражданский иск о взыскании налоговой недоимки под видом ущерба, причиненного преступлением. В надежде избежать реального уголовного наказания многие на стадии следствия признают свою вину, в красках описывают использованные схемы, создание подставных фирм. При этом чаще всего не учитывают, что все, перечисленное впоследствии, перекочует в приговор и станет основанием для взыскания налоговой недоимки компании с руководителя в рамках гражданского процесса по иску налоговой инспекции.

При этом такие аргументы, как отсутствие у привлекаемого к имущественной ответственности директора личной выгоды, невозможность возложения налоговой обязанности юридического лица на физическое лицо, не принимаются судами во внимание.

Недавно довелось столкнуться с совершенно абсурдной ситуацией, когда недоимка под видом ущерба от совершенного преступления была взыскана с 60-летней пенсионерки, внештатного бухгалтера компании, в ситуации, когда юридическое лицо самостоятельно погашало эту же самую задолженность перед бюджетом. И суды всех инстанций постановили, что это правильно и не является двойной ответственностью!

Еще одним способом пополнения бюджета за счет руководителей является взыскание с директоров налоговой недоимки возглавляемых ими организаций в отсутствие приговора и без возбуждения дела о банкротстве. Мотивация налоговых органов в подобных случаях была крайне проста: поскольку юридическое лицо не в состоянии оплатить свои налоги, а руководитель при этом не обратился в арбитражный суд с заявлением о банкротстве, недоимка может быть взыскана с директора.

Тем самым, бизнес оказался перед фактом того, что нехватка активов компании для исполнения налоговых обязательств автоматически влечет за собой взыскание недоимки с руководителей и (или) собственников организации.

Попытки переломить негативно развивающуюся судебную практику практически утратили перспективу после вступления в 2016 и 2017 годах ряда изменений в налоговом и банкротном законодательстве, легализовавших право налоговых органов взыскивать недоимки компаний с физических лиц даже без какой-либо их трансформации в убытки. Новации также позволяют привлекать руководителей и собственников компаний к субсидиарной ответственности по обязательствам организаций без возбуждения дела о банкротстве и даже после ликвидации юридического лица.

Тем самым размыт последний, еще недавно казавшийся незыблемым барьер, разграничивавший ответственность руководителей, собственников компаний по обязательствам подконтрольных им юридических лиц.

Невольно вспоминается фраза великого баснописца И.А. Крылова: «Уж тем ты виноват, что хочется мне кушать»…

Остается лишь надежда на то, что доводы пострадавших бизнесменов будут услышаны Конституционным судом РФ, на рассмотрении которого сейчас находится несколько жалоб, и цель пополнения бюджета не станет оправданием любых средств ее достижения.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 21 февраля 2017 > № 2082371


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 февраля 2017 > № 2082358

Русская служба BBC, Великобритания

Умер постпред России при ООН Виталий Чуркин

Скончался постоянный представитель Российской Федерации при ООН Виталий Чуркин. Как сообщили в российском министерстве иностранных дел, он умер в Нью-Йорке за день до своего 65-летия.

«Выдающийся российский дипломат ушел из жизни на рабочем посту. Выражаем родным и близким Виталия Ивановича Чуркина глубокие соболезнования», — говорится в сообщении на сайте МИД России.

Как рассказал агентству Рейтер заместитель постпреда Владимир Сафронков, Чуркину внезапно стало плохо, когда он находился в своем офисе в российской миссии при ООН. Дипломата отвезли в больницу, где он скончался. Точная причина смерти пока не называется.

«Потрясена смертью Виталия Чуркина. Виртуоз дипломатии и полный сострадания человек, который делал все в его силах, чтобы сгладить разногласия в российско-американских отношениях», — так отреагировала в «Твиттере» Саманта Пауэр, которая была постпредом США при ООН во время второго президентского срока Барака Обамы.

«Работа постпреда при ООН очень тяжелая, я знаю, что это такое, я считаю, что из дипломатических должностей эта — наиболее сложная. В силу того, что приходится заниматься не двусторонними отношениями, а всеми проблемами, которые стоят перед миром», — сказал в беседе с Би-би-си Сергей Орджоникидзе, заместитель генсекретаря ООН и гендиректор отделения ООН в Женеве в 2002-2011 годах. Он отметил, что Виталий Чуркин «в личном плане был талантливым человеком, с чувством юмора». «Он умело отстаивал интересы России в ООН и пользовался заслуженным уважением своих коллег», — добавил Орджоникидзе.

Виталий Чуркин родился в 1952 году. В 1974 году он окончил МГИМО, после чего пошел работать в министерство иностранных дел СССР. Первые несколько лет он работал в отделе переводов, а в 1980-х годах его перевели сначала вторым, а потом первым секретарем в посольство в США.

В 1989 году Чуркин занял должность пресс-секретаря министра иностранных дел СССР, а в 1992 году стал заместителем министра иностранных дел России. Он стал первым российским дипломатом, который проводил регулярные открытые брифинги для иностранных журналистов.

С 1994-го по 1998 год Чуркин работал российским послом в Бельгии и представителем России при НАТО, а с 1998-го по 2003 год занимал должность российского посла в Канаде. Постоянным представителем России при ООН он стал в 2006 году, до этого он был послом по особым поручениям российского МИД.Свои соболезнования близким Чуркина выразили зарубежные дипломаты и коллеги по российскому внешнеполитическому ведомству.

«Сегодня в Нью-Йорке скоропостижно скончался Виталий Иванович Чуркин. Завтра ему исполнилось бы 65 лет. Великий дипломат. Неординарная личность. Яркий человек. Мы потеряли родного человека», — написала в «Фейсбуке» официальный представитель МИД России Мария Захарова.

«Абсолютно опустошен новостью о смерти моего друга и коллеги Виталия Чуркина. Гигант дипломатии с замечательным характером. Покойся с миром», — написал постоянный представитель Великобритании при ООН Мэттью Райкрофт.

«Его присутствие было настолько привычным, что я действительно в шоке. Мы сопереживаем его семье, близким и властям России», — заявил заместитель пресс-секретаря генсека ООН Фархан Хак.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 февраля 2017 > № 2082358


Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 21 февраля 2017 > № 2082353

Премиальные карты не приносят банкам прибыль

Софья Ручко, редактор Банкир.Ру

Visa узнала о предпочтениях состоятельных клиентов в России. Эти люди приносят банкам приличный доход. Красивой картинкой и ненужными услугами их не заинтересовать.

Исследование Visa провела в конце 2016 года в Москве и Санкт-Петербурге. Респонденты — люди с доходами от 150 тыс. и от 100 тыс. руб. в месяц, соответственно. В основном это руководители и владельцы бизнеса.

— Премиальный сегмент формирует треть нашей выручки. По крупным банкам — аналогичная ситуация. Эти клиенты — очень важная статья в банковских доходах,— отметил директор департамента новых продуктов Visa в России Антон Красненков.

Конкуренция за доходного клиента настолько сильная, что банки даже закрывают глаза на то, что премиальные карты сами по себе не приносят прибыли. Ведь зато потом можно неплохо заработать на других продуктах, которые состоятельные клиенты станут использовать в этом же банке. Синергия…

Что важно при выборе карты

Очень часто (в 59% случаев) премиальные карты оформляются по инициативе самого клиента, почти в два раза реже такое предложение исходит от банка (33% случаев). В этом отличие VIP-сегмента от массового: «зарплатник» сам себе не господин — какую карту оформит работодатель, той ему и приходится пользоваться.

Больше всего востребованы доходные и дебетовые карты, а еще услуги банковских ячеек и переводов. Кредиты випы обычно оформляют в других банках.

При выборе карты для клиента важны:

надежность, стабильное положение банка, безопасность платежей;

тарифы, стоимость услуг, понятность финансовых условий;

удобство использования карты (наличие развитой сети банкоматов, простота сервиса дистанционного управления счетом, качество обслуживания в банке);

размер кэш-бэка, величина процента на остаток средств по счету, различные программы поощрения.

У 55% клиентов есть только одна премиальная карта, у каждого четвертого — две, у каждого десятого — четыре и больше. Самое большое количество премиальных карт — у москвичей (здесь, видимо, совпали два фактора: неплохие доходы жителей столицы и их относительно высокий уровень финансовой грамотности).

Как используется премиальный «пластик»

92% респондентов используют премиальные карты для безналичного расчета. В отличие от массового сегмента, у состоятельных клиентов часто бывает не один карточный продукт, а пять-шесть одновременно.

75% держателей карт класса «премиум» путешествуют как минимум два раз в год. Количество расчетных операций по карте, которые они совершают за границей, в прошлом году увеличилось, а вот объем транзакций — немного снизился (сейчас средний размер чека составляет $150).

По сферам использования премиальных карт ситуация выглядит следующим образом:

оплата товаров и услуг (92%);

снятие наличных в банкоматах (60%);

расчеты в заграничных поездках (55%);

перевод средств на другую платежную карту или электронный кошелек (51%).

Чего хочет клиент

Отвечая на вопрос, какой должна быть «идеальная» программа привилегий, держатели премиальных карт заявили, что предпочитают финансовые выгоды статусным преимуществам.

Они хотят получать:

повышенный кэш-бэк;

повышенный процент на остаток средств по счету;

обширную систему скидок;

бонусные программы;

низкие тарифы на обслуживание.

Все это важнее, чем предложение выгодных условий кредитования, доступ в VIP-залы аэропортов, индивидуальный дизайн карты и разные подарки.

Кстати, больше трети респондентов (32%) никогда не обращались за экстренной финансовой помощью в поездках, которая доступна держателям премиальных карт; 24% не нужны входящие в премиум-пакет услуги медицинской и юридической поддержки по всему миру.

Кэш-бэк на пределе

— На рынке жесткая конкуренция за клиентов. Например, недавно Сбербанк стал выпускать премиальную карту «Visa Signature Аэрофлот» с повышенным начислением миль. И в этот же день банки-конкуренты тоже улучшили предложения для своих клиентов,— напомнил Антон Красненков.

Раз банкирам так надо продавать премиальные карточные продукты, а их клиентов интересуют материальные опции, то почему бы активнее не конкурировать «рублем»? Просто и удобно: ты даешь людям больше финансовых преимуществ, и они бегут к тебе (ну или идут, что тоже неплохо).

Bankir.Ru поинтересовался, могут ли банкиры повысить, например, кэш-бэк по премиальным картам.

— Банки уже сейчас предоставляют держателям премиальных карт высокий кэш-бэк. Его размер близок к предельно возможному значению,— ответил Антон Красненков.

Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 21 февраля 2017 > № 2082353


Россия > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > forbes.ru, 21 февраля 2017 > № 2082348

Из старого мира в новый. Как состоятельные инвесторы лишились конфиденциальности?

Хачатур Гукасян

Forbes Contributor

Глобализация, охватывающая планету, в последнее десятилетие добралась и до финансовых рынков, в частности, до самой интимной их части – конфиденциальности клиентских данных и прозрачности владения капиталом

Налоговые органы победили «конфиденциальный беспредел» – систему, при которой одна страна, скрывая активы, защищала гражданина, а не коллег по цеху из других юрисдикций.

За последнее десятилетие в мире, особенно в качественных юрисдикциях (Швейцария, Сингапур, Люксембург), после ряда прецедентов вопрос «чистоты» активов стал выходить на первый план, и постепенно скорость внедрения новых регуляторных требований превратила многие банки, в первую очередь, не в клиентоориентированные коммерческие организации, работающие ради прибыли и нового бизнеса, а в строго регулируемые учреждения, для которых вопрос ответственности за клиентов встал на первое место. Так изменения требований к ведению бизнеса заставили компании биться больше за сохранение имеющихся активов, нежели за поиск нового бизнеса.

В вопросе налоговой чистоты активов мир идет в одном направлении, и законодательства многих стран становятся очень похожими по сути и различаются лишь национальными особенностями.

Жизнь российских инвесторов – их наиболее состоятельной части, имеющей активы за пределами РФ, – можно смело разделить на две эпохи. Первая была невероятно комфортной в отсутствии механизмов администрирования и жестких требований, а с 2013 года началась вторая эпоха, когда в феврале были серьезно ужесточены правила инвестирования и работы по зарубежным счетам для валютных резидентов РФ. До этого момента валютное законодательство регулировало что можно, а чего нельзя, однако беспрецедентные штрафы в размере 75-100% за нарушение этих правил заставили всех обратить пристальное внимание на данные нормы законодательства. Концепция «никто не знает про мои активы», превратилась в «если узнают, могу лишиться всего». В это же время главный защитный механизм от локальных налоговых органов – законодательство о конфиденциальных клиентских данных – стал постепенно превращаться в анахронизм с конкретной датой ухода в прошлое по части защиты от «своих».

Стали более четко вырисовываться контуры наступающей эпохи тотальной открытости, разработанные ОЭСР (организация экономического сотрудничества и развития) в соответствии с инициативой стран G-20, которые по части счетов в иностранных банках именуются Сommon Reporting Standard – система автоматического обмена информацией между, без преувеличения, всеми популярными в мире юрисдикциями (общий список включает порядка 100 стран). В их числе есть и Россия, которая относится к поздней группе, то есть, присоединяется с 2018 года. На данном этапе в отношении процесса «обмена» остается еще очень много вопросов по части деталей (наиболее острый вопрос – гарантия конфиденциальности данных, которая требуются от участников, а также сроки – в частности, со Швейцарией изначально планировалось начало обмена с 1 января 2018, потом сроки были сдвинуты на сентябрь 2018, на данный момент Федеральный департамент финансов инициировал консультации по внедрению автоматического обмена информацией в вопросах налогообложения с дополнительными странами, Россией, в частности, и первый обмен информацией теперь планируется на 2019 год). При всех на текущий момент неясностях однозначно можно сказать, что этот день, безусловно, настанет и обратный отсчет до момента, когда придется приводить в порядок счета/активы, скоро дойдет до нуля.

В рамках налоговых изменений в российском законодательстве, которые были введены в 2013-2014-2015 годах, помимо ужесточения норм по части активов, находящихся на личных счетах, основные и самые громкие изменения коснулись так называемых офшорных компаний. Основной посыл заключался в том, что налоговый резидент РФ должен платить налоги с прибыли со всех активов вне зависимости от того, находятся ли они на его личном счете или на счетах компании, которая не ведет реальной деятельности, а является лишь «кошельком».

Однако важной особенностью этих изменений, если судить по всему комплексу преобразований, было понимание проблемы и инструментария для перехода активов из «серой зоны» на белую сторону. Кроме кнута были использованы исключительно комфортные позитивные мотивации.

Первая и наиболее важная опция касалась амнистии капитала, которая была продлена и завершилась 30 июня 2016 года. В рамках этой процедуры резидентам РФ была дана возможность получить «прощение» за нарушения валютного и налогового законодательств.

И если с активами на личных счетах все уже более менее разобрались, провели реструктуризацию, подали на амнистию по части нарушений, научились работать без нарушений, то по части компаний, относящихся по «деофшоризационному» закону к контролируемым иностранным компаниям (далее – КИК), нам еще через многое предстоит пройти.

Одновременно с введением новых правил по налогообложению доходов с активов российских резидентов, которые находятся на различных иностранных структурах, была введена норма «безналоговой ликвидации». До конца 2017 года ликвидация КИК может происходить в безналоговом режиме: имущество, распределяемое в пользу контролирующих лиц, не облагается налогами на территории РФ при соблюдении определенных условий. Что это означает по сути: физическое лицо, активы которого находятся на счетах его иностранных компаний (за исключением денежных средств), может получить налоговый вычет при получении имущества (например, ценных бумаги) в результате ликвидации компании.

Параллельно с этим, с учетом сдвига всего цивилизованного мира в сторону «нет документа – нет счета», мы имеем возможность сделать свои активы принимаемыми по всему миру по новым жестким канонам.

В прошлом году мы наблюдали за «брожением сознания» у консультантов на тему того, как и что нужно делать, чтобы максимально воспользоваться теми возможностями, которые дает государство, при этом, не создав дополнительных сложностей. На данный момент уже есть большое количество отработанных историй по первой большой группе клиентов, которые решили провести безналоговую ликвидацию в 2016 году.

Пока нет обратной связи со стороны налоговых органов, но мы допускаем, что процесс «безналоговой ликвидации», проводимый наиболее авторитетными участниками рынка, несет минимальные риски, ибо многое, сделанное по одним канонам, защищается системностью. И в данном случае мы видим риски уже не конкретной отдельной ликвидации, а скорее правоприменения по всей системе в целом.

Россия > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > forbes.ru, 21 февраля 2017 > № 2082348


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 21 февраля 2017 > № 2082346

Как нейросети помогают обрабатывать фотографии, сортировать огурцы и бурить скважины

Елена Краузова 

Forbes Staff

Технологии машинного обучения и нейросети пришли в потребительские сервисы. Искусственный интеллект скоро научат играть с реальными геймерами и лечить пациентов

Основатель компании ABBYY Давид Ян уверен, что скоро у каждого человека появятся цифровые ассистенты. «Они смогут быстро найти нужный файл в почте или телефон партнера, которого вы встретили на конференции, но не помните его имени», — говорит Ян. Все это уже умеет персональный ассистент Findo, над которым команда предпринимателя работает с 2014 года. Findo анализирует открытую информацию в интернете, содержимое электронной почты, данные из заметок и облачных файлов. В разработки компания ABBYY, по словам Яна, вложила $3 млн, еще $4 млн проект привлек от венчурных и стратегических инвесторов, среди которых Flint Capital и компания Foxit (ведущий поставщик ПО для работы с PDF-документами). В декабре 2016 года у Findo уже было около 65 000 пользователей. «Findo понимает запросы вроде «Найди презентацию от кого-то из Лондона про медицинское страхование, которую я получал пару недель назад», правда, пока только на английском языке, — рассказывает предприниматель. — Но скоро сможет анализировать еще больше типов запросов и находить документы, близкие по смыслу».

Еще несколько лет назад такое распознавание смысла текстов и изображений казалось невозможным. Теперь с подобными задачами справляются все больше приложений, работающих по методам машинного ­обучения, в том числе глубоких нейронных сетей, как в случае с Findo. Нейросети — обучаемые системы, построенные по аналогии с сетью нейронов у человека. Они дали возможность выполнять задания, для которых очень сложно составить конкретный алгоритм. Нейросети состоят из образующих слои узлов, обрабатывающих информацию. Новая информация меняет состояние всей системы, проходя через слои нейронов. Этот процесс называется обучением нейросети. Алгоритм на основе нейросетей, например, может анализировать множество текстов на каком-либо языке и автоматически группировать слова, близкие по смыслу, определять смысловую тональность текста, вычленять конкретные сущности и отношения между ними.

Приручение машин

Об алгоритмах машинного обучения активно заговорили в 2016 году, когда бизнес стал использовать их в приложениях, понятных потребителям. Например, компания DeepMind, купленная Google более чем за $500 млн, снизила расходы на охлаждение дата-центра корпорации на 40%. Теперь DeepMind хочет на­учить искусственный интеллект сражаться в Starcraft II с реальными геймерами. Cуперкомпьютер IBM Watson, читающий 200 млн страниц за три секунды, будет систематизировать данные в сфере здравоохранения, 80% которых сегодня даже не принимаются в расчет при лечении пациентов. Алгоритмы машинного обучения позволили Microsoft сделать систему для предсказания результатов матчей чемпионата Европы по футболу. Facebook использует машинное обучение для распознавания лиц на фото, анализа текстов и их переводов. В сентябре 2016 года Google, Facebook, Amazon, IBM и Microsoft объединили усилия для создания искусственного интеллекта, который позволит им обмениваться данными.

Впервые методы машинного обучения появились в середине XX века. Суть их в том, что система не программируется заранее, а обучается в процессе работы, анализируя информацию об объектах и их признаках, соотнося их друг с другом. Система может учиться с учителем (когда ей дают правильные ответы) или без него (когда у нее есть только сырые данные). Каждый вид обучения предполагает, что объекты группируются в обучающей выборке по-разному. Отличаются и механизмы определения признаков, и то, как система определяет правильность своего решения.

Одним из самых известных методов машинного обучения стали искусственные нейросети. Модель перцептрона Розенблатта (нейросети, математической модели восприятия информации мозгом) была предложена в конце 1950-х, а элементы архитектуры нынешних нейросетей появились в 1990-е годы. Но только в последнее время нейросети научились решать сложные задачи. Например, они дали новые возможности развития для поиска изображений в интернете, распознавания речи в смартфонах, машинного перевода, копирования стилей. В приложениях вроде Prizma нейросети переносят стиль художника на загруженное фото. Компания Sony с их помощью стилизовала музыку Бетховена под The Beatles, бразильскую гитару и лаундж. Программа Google Deep Dream раскладывает фотографии на слои, распознает известные ей признаки и утрирует их. Так, алгоритмы Google из-за особенностей данных, использованных при обучении, на всех изображениях видят рыб и собак. За этими экспериментами последуют и более полезные применения нейросетей.

В работе нейросетей все активнее используется метод обучения с подкреплением. Суть его в том, что система, проводя анализ, не получает ответ, правильно ли она приняла решение. За счет этого она постоянно анализирует меняющиеся данные и формирует собственную стратегию поведения, чтобы выполнить поставленную задачу. Система каждый раз оценивает, удалось приблизиться к цели или же она стала дальше (положительное/отрицательное подкрепление). Каким именно образом программа формирует нужную стратегию и как оптимально сконструировать нейронную сеть, пока не до конца понятно. С развитием технологии машинного обучения с подкреплением разработчики связывают создание искусственного интеллекта. Сегодня ставку на этот метод делают некоммерческая организация Open AI, созданная Илоном Маском, и компания DeepMind, представившие свои платформы для тренировки алгоритмов обучения с подкреплением (инструментарий Open AI так и называется — Gym), где можно теоретически сформировать для программы окружение для подкрепления на основании любой информации из интернета.

Широкая сеть

С чем связан бум нейросетей? «До 2010 года не было понимания, что размер и глубина нейросетей имеют принципиальное значение для качества их работы, — говорит Давид Ян. — Проводить эксперименты с глубокими сетями было практически невозможно из-за малого размера оперативной памяти и слабой производительности компьютеров». Сегодня мощности персональных компьютеров позволяют создавать модели для обучения нейросетей большего размера и глубины. Кроме того, дата-аналитики научились создавать нейронные сети на видеокартах (GPU), позволяющих проводить параллельные вычисления. Благодаря массовому распространению мобильного интернета и портативных устройств появился большой массив текстовых, графических, видео- и других данных, на их базе можно обучать нейросети. Развитие интернет-сервисов и электронной коммерции создало спрос на технологии искусственного интеллекта для извлечения информации из массивов данных.

«Неправильно рассматривать нейросети как панацею, во многих случаях использовать другие методы машинного обучения все еще намного выгоднее», — уверен Григорий Сапунов, сооснователь стартапа Intento. По его словам, нейросетям нужен большой массив данных, которые могут быть в дефиците. Еще одна проблема для разработчиков — отсутствие вычислительных мощностей для решения сложных задач. Есть и третья сложность. «Если нужно научить систему рассуждать или объяснить полученный результат, то лучше использовать не нейросети, а другие методы, например экспертные системы», — добавляет предприниматель.

Сапунов и его партнер Константин Савенков работают в Intento над поисковиком, который, в отличие от других, сможет искать не текстовую информацию или профили в социальных сетях, а интерактивные объекты — публичные чаты и чат-боты в Facebook, Telegram, Viber и ICQ. У Intento, получившего более $210 000 от одного из российских бизнес-ангелов, более 550 000 пользователей в месяц. Разработчики планируют сделать поиск доступным не только людям, но и программам, которые будут находить там программные интерфейсы (API) и взаимодействовать с ними без помощи человека. «Сейчас у каждого на смартфоне 4–5 мессенджеров, им на смену, скорее всего, придут программы-ассистенты, которые сами будут решать, по каким каналам передавать сообщения, — говорит Савенков. — Они будут подбирать подходящие внешние сервисы и взаимодействовать с ними с помощью нашей платформы». Базовый доступ будет бесплатным, а разработчики программ будут платить Intento комиссию при взаимодействии с платными сервисами, рассчитывают создатели проекта.

«Нейросети, ставшие для многих чем-то вроде магии, — это все-таки технология завтрашнего дня, а не сегодняшнего», — говорит Михаил Фирулик, директор по продуктам направления «Большие данные» Mail.ru Group. В компании с помощью машинного обучения строят и обучают модели, способные предсказывать поведение интернет-пользователей. Например, Mail.ru Group помогает Ozon.ru персонализировать главную страницу под интересы покупателей. С использованием нейросетей индекс соответствия контента интересам пользователей вырос в полтора раза. Помимо этого, в Mail.ru Group работают с предикативной аналитикой для банков. Конверсию по кредитам в интернете удалось приблизить к показателям в отделениях банков, хотя онлайн-заявки в два-три раза реже превращаются в выданные кредиты.

«Яндекс» создал подразделение по работе с большими данными Data Factory в 2014 году и использует машинное обучение в проектах. В 2015-м компания помогала Центробанку искать нелегальных кредиторов, вместе с AstraZeneca запустила платформу для диагностики рака, создала алгоритм для предсказания увольнений сотрудников. Летом 2016 года система, созданная в «Яндексе» для Магнитогорского металлургического комбината, помогла оптимизировать расходы на ферросплавы и другие материалы на 5% (экономия — более $4 млн ежегодно). С нейросетями в «Яндексе» тоже работают, они применяются для улучшения качества поиска. «Шумиха, которая поднялась в этом году вокруг искусственных нейросетей, пошла на благо, — говорит Александр Крайнов, руководитель службы компьютерного зрения и технологий машинного интеллекта «Яндекса». — Чем больше разговоров и интереса, тем больше инвестиций, исследований, стартапов».

Молодые компании действительно приходят на новый рынок. Например, стартап Nest Lab из Уфы с помощью машинного обучения позволяет повысить точность подбора мероприятий на нефтяных скважинах. Для каждой скважины самообучающиеся алгоритмы программы-робота Nest определяют взаимосвязь между входными параметрами и конечным результатом. «Отдельный алгоритм отвечает за утверждение входных данных. Раньше суточные замеры не совпадали с итоговыми месячными на 15–25% в среднем по России, а с Nest погрешность падает до 1%», — объясняет Тимур Имаев, директор по маркетингу Nest Lab. Из-за накапливающихся ошибок в расчетах компании при бурении упираются в обводненные зоны. Стартап уже запустил три пилота с нефтяниками в Западной Сибири, где рекомендации Nest Lab, как надеется Имаев, смогут дать прирост 30–50%.

Машинное обучение и нейросети все шире используются в повседневной жизни. Японский инженер Макото Койке развернул на ферме своих родителей сортировочный конвейер для огурцов, где нейросети помогают классифицировать каждый овощ по фото в зависимости от его длины, спелости и колючести. Койке использовал открытое решение Google для работы с нейросетями и достиг 70%-ной точности распознавания огурцов на фото, натренировав алгоритм на 7000 изображений. Национальное управление океанических и атмосферных исследований США теперь следит за 447 североатлантическими гладкими китами (именно столько осталось на планете) со спутников. Система была создана после того, как нейросети помогли участникам конкурса на платформе Kaggle распознать китов на тысячах фотографий, сделанных в разных океанах, в разное время суток, в разную погоду. Какие новые задачи возьмутся решить с помощью машинного обучения и нейросетей корпорации и стартапы? Аналитическая компания Gartner называет технологии искусственного интеллекта главным полем битвы до 2020 года.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 21 февраля 2017 > № 2082346


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 февраля 2017 > № 2082345 Патрик Бьюкенен

Разрядка Трампа — Путина мертва?

Патрик Бьюкенен (Patrick Joseph Buchanan), The American Conservative, США

Одна из причин, по которой Дональд Трамп стал президентом, заключается в том, что он понимает свою страну и мир лучше, чем его соперники.

Он увидел, как разрастается и крепнет американский национализм внутри страны, как усиливается этнический национализм в Европе. А еще он поддержал Брексит.

В то время как наш политический истэблишмент от обеих партий преклоняется перед разнообразием, Трамп увидел, что американский средний класс страдает от демографических перемен, возникших в нашей стране из-за вторжений третьего мира. И он пообещал обуздать эти изменения.

Пока наши корпоратисты курили фимиам у алтаря глобальной экономики, Трамп ездил по стране, оценивая потери рабочего класса. И забытые американцы в Пенсильвании, Огайо, Мичигане и Висконсине отреагировали на это.

Если Буш II и президент Обама ввергли нас в пучину войн в Афганистане, Ираке, Ливии, Йемене и Сирии, то Трамп увидел, что его соотечественники хотят избавиться от этих нескончаемых войн и поставить Америку прежде всего.

Он предложил новую внешнюю политику. Несмотря на заявления Митта Ромни, сказал Трамп, Россия не является «нашим геополитическим врагом номер один».

Более того, 67-летний Североатлантический альянс, обязывающий нас защищать два десятка стран, ни одна из которых не вносит такой же вклад в бюджет НАТО, какой вносим мы, является «устаревшим».

Многие из них — дармоеды, сказал Трамп. Он надеется на сотрудничество с Россией в борьбе против наших настоящих врагов, каким являются «Аль-Каида» и ИГИЛ (запрещенные в России организации — прим. пер.).

Именно за такую повестку проголосовали американцы. Но масштабы и злобность антитрамповских сил в этом городе вызывают сомнения в том, что Трамп сумеет выполнить свои обещания.

Вспомните его план примирения и сближения с Россией. То же самое в годы холодной войны делали Эйзенхауэр, Джон Кеннеди, Никсон и Рейган, причем делали они это вместе с намного более опасной советской империей.

Американская элита до сих пор восхваляет Франклина Рузвельта за его партнерство в борьбе против Гитлера с одним из самых ужасных массовых убийц в человеческой истории Иосифом Сталиным. Она продолжает аплодировать Никсону, который отправился в Китай, чтобы установить дружественные отношения с самым страшным массовым убийцей 20-го века Мао Цзэдуном.

Однако Трампу не позволяют наладить партнерство с Путиным, чьим величайшим преступлением стал бескровный возврат Крыма, принадлежавшего России с 18-го века.

Антипутинская паранойя у нас в стране просто поражает.

То, что он — убийца, громила из КГБ и душегуб, нам ежедневно и очень напыщенно заявляет Джон Маккейн. Выступая на прошлой неделе на Мюнхенской конференции по безопасности, сенатор Линдси Грэм пообещал: «2017 год станет годом, когда конгресс надает России по заднице». Вот уж воистину, слова не мальчика, но государственного мужа.

Как может президент вести переговоры с противоборствующей великой державой, если лидеры его собственной партии вставляют ему палки в колеса и саботируют его усилия?

А что касается ведущих средств массовой информации, то они просто помешались на своем стремлении погубить Трампа. А чтобы добиться своего, они используют следующую линию повествования:

Трамп — это сибирский кандидат, креатура Путина и Кремля. У него давние и прочные связи с Россией. Чтобы помочь Трампу, Россия взломала компьютеры Национального комитета Демократической партии и компьютер руководителя предвыборного штаба Хиллари Клинтон Джона Подесты. Она также направила материалы переписки WikiLeaks и добилась того, чтобы американский народ во время кампании узнал о них. А люди Трампа тайно сотрудничали с российскими шпионами.

Веря в то, что Путин лишил Хиллари Клинтон президентства, демократы жаждут мести — и отомстить они хотят как Путину, так и Трампу.

Из-за этой эпидемии русофобии почти невозможно налаживать нормальные отношения. Реагируя на постоянные нападки, инициаторы которых называют администрацию марионеткой Путина, Белый дом, похоже, ужесточает свои позиции в отношении России.

Поэтому мы видим, как американские войска направляются в Польшу, Болгарию и Румынию, как натовские войска размещаются в прибалтийских государствах, как в Белом доме звучат новые жесткие заявления о том, что Россия должна вернуть Крым Украине. Мы читаем о российских шпионских кораблях, крадущихся вдоль американских берегов, о российских самолетах, пикирующих на флот США в Черном море, о ракетах, развертываемых Россией в нарушение соглашения 1987 года о контроле вооружений.

Американские субмарины типа «Огайо» только что провели испытательные пуски ракет «Трайдент» у тихоокеанского побережья. Эти ракеты могут оснащаться термоядерными боеголовками.

Сегодня угасают последние надежды на заключение перемирия в Донбассе, на снятие санкций и на возвращение России в лоно Европы. Если раньше русские с надеждой смотрели на избрание Трампа, то теперь у них видимо возникает разочарование и чувство отчаяния.

Возникает вопрос: куда мы движемся с этой своей враждебностью, если об улучшении отношений с Россией нет и речи?

Россия не откажется от Крыма. Путин этого не допустит. А если он сделает это, российский народ отвернется от него.

В чем тогда заключается конечная цель этой яростной враждебности Вашингтона к Путину и к России, а также наращивания натовских сил в Прибалтике и в черноморском регионе? В том, что вторая холодная война с Россией теперь допустима и стала приемлемой реальностью?

Где те советники Трампа, которые скажут ему, что надо твердо противостоять волне русофобии и вырабатывать соглашение с российским президентом? Дело в том, что когда Россия приперта к стене, вторая холодная война с ней может закончиться не так счастливо, как первая.

Патрик Бьюкенен — учредитель и редактор издания The American Conservative, автор книги «Величайшее возвращение: Как Ричард Никсон смог оправиться от поражения и создать Новое большинство» (The Greatest Comeback: How Richard Nixon Rose From Defeat to Create the New Majority).

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 февраля 2017 > № 2082345 Патрик Бьюкенен


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 21 февраля 2017 > № 2082341

Индивидуальный подход. Как цифровые технологии помогают бизнесу лучше узнать своих клиентов

Давид Ян

Forbes Contributor

Основная ценность любой компании — клиент, а не продукт

Аналитики всего мира — IDC, Gartner McKinsey, PwC, Accenture и др. — говорят, что традиционным компаниям необходимо трансформироваться, чтобы выдержать конкуренцию с цифровыми. Те, кто не перестроит бизнес-модель в соответствии с новыми реалиями, через 10 лет будут вынуждены подъедать остатки доходов на барском столе цифрового бизнеса. Что нужно для того, чтобы стать цифровой компанией, и какую роль в этой трансформации играет число пользователей, которыми владеет бизнес (customer ownership)?

Недавно информационно-аналитический проект DOCFLOW в рамках первого независимого форума о цифровой трансформации бизнеса DigEn Forum провел исследование «На пути к цифровой трансформации». Оно проводилось среди более тысячи принимающих или влияющих на принятие решений сотрудников из 500 российских компаний разных отраслей. Исследование показало, что главный приоритет российских компаний в части трансформации бизнеса — повышение эффективности работы организации (внутренняя автоматизация, своевременный доступ к данным и знаниям внутри компании и т. д.). В то время как западные компании больше задумываются об улучшении качества работы с клиентами. Что же на самом деле влияет на цифровизацию бизнеса?

Посмотрите на показатель price-to-earnings (P/E, соотношение рыночной капитализации к чистой прибыли). У цифрового бизнеса он в десятки раз выше, чем у традиционных компаний. Сравните эти цифры у Amazon и Walmart (175,48 против 15,52) или Netflix и Time Warner (378,74 против 16,5). В чем причина такого разрыва? Теперь главной ценностью бизнеса становится не количество открытых магазинов или снятых фильмов, а customer ownership и совокупная прибыль компании, которую она получает от одного клиента за все время сотрудничества с ним (lifetime value, LTV).

Сustomer ownership — это прямой контакт бизнеса с клиентом: умение отслеживать путь пользователя (его географию и покупки, друзей и действия до и после приобретения товара или услуги), вовлекать его, влиять на его поведение и таким образом удовлетворять его постоянно меняющиеся потребности. Сегодня это невозможно без использования технологий и автоматизации бизнеса. Но сама по себе автоматизация еще не означает, что вы «владеете клиентами». Тот факт, что вы поставили в свой ресторан складскую или кассовую систему, еще не значит, что вы овладели своим пользователем. Да, это сделает прозрачными внутренние процессы и сократит издержки компании, но не повысит капитализацию в 3–10 раз. Автоматизация внутренних процессов в организации сама по себе не позволит в разы повысить привлечение клиентов, их удержание и вовлеченность. И не даст пользователю возможность расплатиться одним касанием экрана телефона, не доставая наличные или банковскую карту, подарить электронный купон другу или коктейль девушке за соседним столиком.

Традиционно бизнес не имел возможности индивидуально подходить к каждому клиенту. Он не знал, кто его покупатель, чем он живет и интересуется, с кем дружит и как выбирает подарки детям на Новый год. А ведь именно клиент, а не продукт — основная ценность любой компании. Почему?

Дело в том, что в долгосрочной перспективе любой бизнес перестает быть чем-то уникальным, его продукты и услуги превращаются в товары повседневного спроса, то есть в commodity. Так произошло с производителями телевизоров и стиральных машин, фотоаппаратов и мобильных телефонов. Появилось множество конкурентов, которые стали предлагать аналогичные товары. В этот момент компании начали соревноваться, уменьшая стоимость продукта и не обращая внимания на меняющиеся потребности клиентов. В такой конкурентной борьбе погибли такие гиганты, как Nokia, Ericsson, Kodak.

Узнать клиента

Интернет-бизнес, напротив, быстро научился видеть клиента, общаться с ним. Цифровые компании знают о своих пользователях все: когда и откуда они заходят на витрину электронного магазина, чем увлекаются. Это позволило предлагать конкретному пользователю уникальный товар и дополнительные покупки на основе его предпочтений. Компания Amazon начала свой бизнес с продажи книг, но, блестяще «овладев» своими пользователями, совершила революцию, создала крупнейший маркетплейс товаров, где соединила сотни тысяч поставщиков и миллионы покупателей. Это та революция, которая в итоге сделала компанию самым дорогим ретейлером в мире с капитализацией $366 млрд.

Пока бизнесмены всего мира пытались разобраться в магической истории успеха Amazon и других маркетплейсов типа eBay, Alibaba и пр., у всех на глазах в 2011–2012 годах свершилась следующая революция. Она в корне изменила представление о том, как устроен бизнес в современном мире. Я говорю о появлении маркетплейсов услуг. В частности, Uber и Airbnb.

Маркетплейсы услуг объединили в себе много важных элементов: и собственно сам маркетплейс (demand side/supply side — клиентов и поставщиков услуг), и электронный кошелек, и приложение, которое позволяет удобным образом заказать услугу с учетом геопозиции клиента, и корректировку цен в зависимости от спроса и предложения, и авторейтингование клиентов и поставщиков услуг, которое повышает доверие участников друг к другу и позволяет вытеснять из системы недобросовестных поставщиков услуг или проблемных клиентов.

Но и это еще не все. Создатели Uber сделали следующий шаг, встроив искусственный интеллект (ИИ), глубокое обучение и анализ больших данных в ключевые бизнес-процессы. В результате сервис эффективно предсказывает, где и когда потребуется автомобиль, сокращая время простоя и ожидания. Стоимость поездки для пассажира падает, а ежедневный доход водителя растет.

Вы спросите, откуда у Uber капитализация $80 млрд при выручке $2,06 млрд и отрицательной прибыли (убыток Uber в первом полугодии 2016 года составил $1,27 млрд)? Вот отсюда эта капитализация и берется. Сервис уже не просто эффективно удовлетворяет запрошенную услугу, но и предсказывает потребность.

Но и это еще не все. А можно ли эту потребность не только предсказать, но и сформировать? Создатели Uber давно поняли, что любой конкретный вид транспорта рано или поздно становится commodity: автобусы вытесняют трамваи, им на смену приходят автомобили, а их, в свою очередь, заменяют электромобили. Понимая это, Uber создает инфраструктуру, платформу, которая не зависит от типа транспорта. В сентябре этого года в Питсбурге, США, Uber ввел в эксплуатацию первые самоуправляемые автомобили. В ряде городов вводятся перевозки морским транспортом, проводятся эксперименты по вертолетным перевозкам. Уже не вызывает сомнения, что совсем скоро людей по воздуху будут перевозить беспилотные дроны, и компания просто добавит этот тип транспорта в свою платформу. Уже сейчас она работает над прототипом воздушных перемещений и лоббирует законодательное регулирование беспилотных воздушных перевозок. Столь амбициозные планы им позволяет строить именно прямая связь со своими клиентами. Uber знает все о каждом из своих пассажиров: об устройствах, которыми они пользуются, любимых местах, маршрутах, предпочтениях, друзьях, днях рождения и даже о том, сколько раз пользователь перешел дорогу после поездки. И как только у клиентов появятся новые потребности, компания первая об этом узнает и быстро отреагирует. Такое сочетание прямой связи с клиентами и технологических инноваций привело к тому, что Uber стал самым дорогим стартапом в истории человечества.

Трансформация традиций

Клиентами IBM или Dell всегда были крупные дистрибуционные каналы, которые покупали их компьютеры и серверы, а затем перепродавали. Много лет эти компании не стремились узнать конечных потребителей, им это было не нужно, если не считать ущербных регистрационных карточек, в результате заполнения которых пользователь получал бесполезный надоедливый спам от производителя.

Но появился Apple, который вовремя «завладел» своими покупателями. Что такое компания Apple сегодня? Это производитель компьютеров? Или MP3-плееров iPod? Или телефонов? Когда-то это было так. Но сегодня Apple — это в первую очередь более 900 млн счастливых пользователей по всему миру, которые завели Apple ID, привязали к нему свою кредитную карту и совершают регулярные покупки на протяжении многих-многих лет, в том числе на собственных маркетплейсах AppStore и iTunes. Все остальное, что делает Apple, будь то планшеты, умные часы, ассистент Siri, решения для умного дома HomeKit, сотни приложений, облачные решения или беспилотные автомобили — это следствие. Это безупречное удовлетворение текущих потребностей клиентов. Но, как я уже говорил, важнее предсказание таких потребностей на основе больших данных, а в ряде случаев — формирование новых потребностей, новых категорий товаров, как это произошло в истории с iPad, HomeKit, Siri, Apple Pay. И еще больше новинок мы увидим в будущем. Все это вместе сделало Apple самой дорогой компанией в мире.

Некоторые представители традиционного бизнеса осознали: если они не проведут цифровую трансформацию своего бизнеса и не «овладеют» своими клиентами, то рано или поздно они окажутся на обочине, их обойдут те, кто сделал это раньше. В качестве успешного примера можно назвать Starbucks, который cоздал мобильное приложение с электронным кошельком, с помощью которого можно заказывать кофе и расплачиваться в кафе. Это платформа для прямого контакта с клиентами. Она не только дарит пользователям новый опыт получения услуги, но позволяет компании видеть каждого любителя кофе. За два года Starbucks повысил капитализацию на $30 млрд, до 84,5 млрд, а его показатель P/E возрос до 28,7.

Domino’s Pizza крайне успешно создала «Uber для пиццы», и их мобильный и онлайн-бизнес растет на 7,9% в год при общей стагнации рынка. Pizza Hut — лидер рынка — старается не отставать и планирует внедрить мощнейшую систему мобильных и онлайн-заказов в десятках тысяч ресторанов в десятках странах мира на основе новейшей разработки (кстати, созданной в России).

Российский Сбербанк, благодаря видению Германа Грефа и Льва Хасиса, хорошо понимает задачу «овладеть» миллионами своих клиентов. «Овладеть» в данном контексте значит гораздо больше, чем знать, какая сумма у кого на счету. Овладеть — это создать такие отношения с клиентом, которые смогут повлиять на его поведение с обоюдной выгодой для клиента и для компании. В результате в приложении «Сбербанк Онлайн» появятся рекомендации и купоны.

Кроме того, Сбербанк приобрел и успешно развивает «Uber для ресторанов» — систему Plazius. Сотни больших и малых ресторанных бизнесов, благодаря Plazius, обеспечили себе customer ownership. Это решило для них проблему создания и продвижения собственного мобильного приложения. Ведь больших расходов требует не только разработка, но и привлечение пользователей: люди неохотно уделяют место на экране приложению, посвященному конкретному ретейлеру. И при этом потребители будут активно использовать приложение, агрегирующее все рестораны, куда они ходят. С помощью Plazius эти рестораны теперь знают всех своих клиентов в лицо и могут анализировать граф их связей и заранее понимать их потребности. Это радикальная трансформация бизнеса.

Крупнейшие банки не просто трансформируются в финтех, но и дополняют сервисы новыми возможностями, такими как оплата счетов с мобильного телефона по фото. Так, с помощью технологий ABBYY клиенты бизнес-приложений Альфа-Банка, Сбербанка и Тинькофф Банка могут просто сфотографировать платежный документ и загрузить его в приложение. Все поля заполняются автоматически, а клиенту остается только проверить данные перед оплатой.

Цифровая трансформация коснется не только b2c-компаний. Трансформироваться и фокусироваться на клиенте придется и крупным инфраструктурным корпорациям. Ведь в долгосрочной перспективе любые нефтегазовые компании станут несостоятельны. Германия, Дания, Чили и другие страны одна за другой объявляют об избытке альтернативной электроэнергии. И мир неизбежно перейдет на возобновляемые источники энергии. Только те компании, которые успеют наладить прямую связь с конечными потребителями, смогут быстро перефокусироваться, предлагая клиентам именно тот тип энергии, который им нужен. Чтобы наладить прямой контакт с клиентами, «Газпром» уже устанавливает автоматизированные системы конечным пользователям, которые автоматически передают ряд показателей, в том числе данные о потреблении газа.

В ближайшие годы изменения затронут все отрасли. И главный секрет успеха — это фокус в первую очередь на клиенте. А во вторую очередь (как следствие первого) — на продукте, не следуя сигналам рынка, а предсказывая эти сигналы. Компания, минуя всю дистрибуционную цепочку, сегодня обязана выстроить прямую связь с конечным покупателем с точностью до имени, платежного кошелька и привязанной банковской карты, до аккаунта в соцсети и его действий. Этот прыжок, этот тектонический сдвиг в парадигме бизнеса, когда у бренда появляется армия конечных лояльных пользователей, — это для традиционных компаний и есть единственный способ выжить в ближайшие 10–20 лет.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 21 февраля 2017 > № 2082341


Россия. Весь мир > Недвижимость, строительство > forbes.ru, 21 февраля 2017 > № 2082338 Сергей Колесников

Сергей Колесников: «Вряд ли нас можно удивить климатом Экватора или Новой Зеландии»

Дмитрий Яковенко

Forbes Staff

Президент корпорации «Технониколь» о международной экспансии, особенностях Китая и Дальнего Востока и неутомимости российских чиновников

Производитель строительных материалов «Технониколь» уже давно превратился из локальной российской компании в полноценную глобальную корпорацию. Сегодня у нее есть 51 завод в семи странах мира, ее продукцию покупают в 82 государствах. Генеральный директор и совладелец «Технониколь« Сергей Колесников рассказал Forbes, почему Хабаровск не так уж отличается от Харбина, зачем агрохолдинги покупают у корпорации каменную вату и сколько запретов и ограничений для бизнеса придумывают российские чиновники каждый год.

— В этом году корпорации «Технониколь» исполняется 25 лет…

— Совершенно верно. Мы считаем нашим днем рождения ноябрьские праздники 1993 года. По гороскопу, выходит, мы скорпионы.

— Как прошлый предъюбилейный год прошел для корпорации «Технониколь»?

— Год выдался насыщенным. Мы запустили три новых завода – завод монтажных пен в Рязани и два завода по производству каменной ваты – в Хабаровске и Ростове. Осенью была закрыта сделка по покупке производителя изоляционных материалов Superglass в Шотландии за 8,7 млн фунтов стерлингов.

— Каков объем продаж корпорации в 2016 году и кто сейчас ваши основные клиенты?

— Выручка «Технониколь» составила порядка 70 млрд рублей без НДС, увеличившись за прошлый год примерно на 10%. Мы исторически сильно сконцентрированы на корпоративном секторе. У нас 50-100 корпоративных клиентов. Это «Магнит», Х5, «Росатом», РЖД, крупные строительные компании. Два года назад мы сделали ставку еще и на розницу – сейчас это направление занимает 13-14% от совокупных продаж. Мы стали очень значимым поставщиком для «Леруа Мерлен» и других наших компаний-партнеров: «Петрович», Obi, «Эпицентр» в Украине. Мы активно работаем и на строительных рынках, которых, как было много, так и осталось – особенно в провинции: начиная с Хабаровска и заканчивая Смоленской областью. Мы начали интернет-продажи – не могу сказать, что уже достигли крупных показателей, но процесс пошел.

— Последние два года российская экономика провела в состоянии рецессии. Как корпорация прошла этот период, учитывая, что открытые в прошлом году заводы строились фактически в кризис?

— Кстати, решение по строительству рязанского завода монтажных пен мы приняли в 2015 году. То есть если бы не был кризис, мы бы его вообще не построили. Мы тогда как раз увидели лозунг про импортозамещение, проанализировали рынок и обнаружили, что 80% продукта импортируется. Так что именно девальвация и кризис подтолкнули нас к этому решению. Уже сейчас видим, что темпы роста продаж огромны. Импорт в прошлом году сократился до 60% — недалек тот день, когда он приблизиться к нулю.

Есть еще одна ниша, которую мы открыли в кризис. У нас был очень большой рост поставок на агроиндустрию. Оказалось, что каменная вата – это не только изоляционный материал, она еще подходит для выращивания семян и растений. Мы делаем из нее субстраты, которые поставляем в теплицы как в России, так и за рубежом Речь идет по сути об искусственной почве из базальтовых волокон, которая удивительно хорошо удерживает влагу и питательные вещества. И прошлом году мы поставили в теплицы порядка 2000 тонн этого продукта, примерно 30 000 кубометров.

Несмотря на появление новых ниш, российский рынок сильно просел. Мы оцениваем средний индекс снижения рынка строительных материалов за 2015-2016 годы в 25%. Но это падение мы компенсировали экспортом в Европу и Азию. Фактически мы за два года нарастили экспорт в два с половиной раза, одновременно увеличив и объемы производства в абсолютном выражении.

— Экономическая элита и правительственные круги надеются, что российская экономика в 2017 году начнет расти. Вы чувствуете какое-то оживление?

— Нет. Но, во всяком случае, нет падения, и мы этому рады. Но «Технониколь» как сбалансированная компания развивается постоянно. Известный пример, в китайском языке слово «кризис» – это два иероглифа: опасность и возможность. Поэтому на опасности мы реагируем экспортом, а на возможности – импортозамещением. Это если уж совсем просто.

— Какова структура выручки с точки зрения рынков, на которых вы работаете?

— Из 70 млрд рублей продаж прошлого года на экспорт приходится порядка 20%. Это если говорить о том, что производится в России и отправляется за рубеж. Если добавить производство в других странах – получается около одной трети всех продаж.

В прошлом году мы увеличили количество рынков, в которые мы экспортируем свою продукцию, до 82 стран. Основную свою активность мы концентрируем в Евразии. Мы очень сильны в СНГ – я думаю, ни одна мировая компания не сравнится с нашими позициями на этом рынке. С 2004 года мы увеличиваем свое присутствие на европейском рынке, где охватили уже практически все страны. Начинаем увеличивать поставки в Азиатско-Тихоокеанский регион. К нам начинают обращаться клиенты, о которых мы даже понятия не имели. С таких экзотических для нас рынков, как Новая Зеландия, Австралия, Африка.

— И вы не предпринимали никаких активных действий, чтобы выйти на эти рынки?

— У нас есть продуктовые линейки, покрывающие все климаты. В одной только линейке битумно-полимерных материалов около 2500 продуктов. Мы знаем технические требования 82 стран, в 60 из них прошли сертификацию. Поэтому вряд ли нашу компанию можно удивить климатом Экватора или Новой Зеландии. В мире профессионалов с учетом уровня развития современных коммуникаций требуются лишь технические данные, доверие к марке и цена. Если клиент понимает, что ему все это нравится, он покупает.

— Расскажите о вашей стратегии на азиатском направлении.

— В Азию мы заходим очень осторожно, открываем офисы, отправляем технических специалистов для поддержки клиентов. Участвуем в тендерах: недавно выиграли большой контракт на прокладку тоннеля в Индию, поставили туда продуктов больше, чем на $1 млн. Очень большой контракт заключили по поставке продукции на Шанхайскую табачную фабрику. При этом, наша цена не была самой низкой – клиент выбрал нас именно из-за качества. По этому проекту была крайне сложная логистика: наши машины из Хабаровска стояли по четверо-пятеро суток на таможне, в силу того, что Уссурийский пограничный переход не справляется: летом очень большой поток древесины идет. И это большая проблема, если мы хотим увеличить экспорт не только по трубе. Насколько я знаю, на границе с Китаем сейчас пропускных пунктов очень мало – пальцев двух рук хватит, чтобы посчитать. А граница очень большая – порядка 4 000 км, и надо увеличивать их частоту, чтобы мы могли ездить в Китай, как канадцы в Америку.

— Китайская экономика замедляется, разговоры о «городах-призраках», в которых возведено много жилья, не нужного никому, стали общим местом. Вас это не пугает с точки зрения выхода на рынок КНР?

— Китайский рынок сложный. И из всех азиатских стран я на него смотрю с большой осторожностью. Не факт, что он будет первой страной, куда мы будем идти с производством, есть альтернатива в виде Индии, Индонезии, Малайзии

Соглашусь, бум строительства в Китае уже прошел, рынок строительных материалов не растет. Другое дело, что наши изоляционные материалы – это не только строительство, но и ремонты. А в силу строительного бума – об этом говорится в местных китайских изданиях – было поставлено много некачественных изоляционных материалов. Поэтому огромное количество даже элитного жилья – от 10 до 40% по моим оценкам — построенного в годы бума, за последние десять лет может потребовать ремонта.

— Уже прошел период, когда создавать производства в азиатском регионе было выгодно с точки зрения низких затрат на рабочую силу?

— Азия очень большая. Индия и Китай разные. Даже сам Китай – материковый и побережный – разный. Соглашусь, производить «коммодити» в Китае стало дорого, он потерял преимущество дешевой фабрики. При этом Вьетнам и Индия по-прежнему остаются странами с очень дешевой рабочей силой.

Сравним Китай с Хабаровском, где у нас открылся завод. Могу сказать, что на сегодняшний день заработная плата в Хабаровске как минимум не выше, чем, скажем, в Харбине. С точки зрения стоимости энергии эти регионы тоже сопоставимы. Другое дело, что у России есть проблема с подключением электроэнергии, есть проблема с инфраструктурой. В отличие от Китая у нас очень мало индустриальных парков на Дальнем Востоке. Если вы приедете в Харбин или Тяньцзинь, вы встретите руководителей нескольких индустриальных дирекций, которые будут конкурировать за вас.

И это большая проблема, потому что Дальний Восток – Хабаровск и Приморье – по многим показателям – налоги, трудовые и сырьевые ресурсы – могут быть местом крайне привлекательным для российских инвесторов и международных компаний. Инфраструктуры на Дальнем Востоке катастрофически не хватает. Я знаю, что эту проблему решают, знаю, что со скрипом она движется. Эту тему нужно как-то подталкивать.

— Где вы берете деньги для развития производства: это кредиты или собственные средства?

— С 2009 года, после того кризиса, мы приняли жесткое решение, что основные фонды мы строим только из собственных средств. Кредиты мы можем брать под покупку оборотных активов, технологического оборудования, хотя и эта практика стала уменьшаться.

— Центральный банк стремится снизить инфляцию, утверждая, что в этом случае кредиты для промышленности станут дешевле, а сами предприниматели получат возможность строить долгосрочные инвестиционные планы. Вы видите результаты этой политики?

— Результата этой политики мы не видим. Реальные ставки по кредитам для промышленности – 12,5% для лучших заемщиков. Инфляция – 5%, значит реальная ставка – порядка 7%. Это очень много. И если у вас есть деньги и вы нормальный человек — подчеркиваю, мы рассуждаем сейчас сугубо в парадигме риск–доходность – получается, что самое простое для вас – сидеть в рублевых финансовых инструментах, минуя производственные риски. Построить производство и заработать 12% годовых на вложенный капитал – для этого должно произойти большое стечение позитивных обстоятельств и вашего упорного труда. Притом что вас постоянно будут проверять контролирующие органы, вы потеряете огромное количество нервов и не будете видеть свою семью в течение большого времени. Производство в Российской Федерации – это очень энергозатратный процесс с точки зрения ресурсов, времени и здоровья.

— Каковы, на ваш взгляд, нынешние лоббистские возможности «Деловой России» или «Опоры России»?

— С моей точки зрения, влияние этих организаций за последние два года выросло. К мнению «Деловой России» и «Опоры России» стали прислушиваться, и нам даже иногда удается отбить совсем уж одиозные, совсем жесткие нормативные акты, которые резко ухудшают положение бизнеса.

С точки зрения инициатив, которые мы можем провести, дело обстоит похуже. Но я, если честно, сторонник уменьшения инициатив. Смотрите сами: в Думе за предыдущий созыв было принято 1837 законов. Они за собой тянут с десяток тысяч нормативных актов. Исполком «Деловой России» подсчитал, что в неделю регистрируется 132 нормативных акта. Умножьте на 52 недели и посчитайте, сколько актов выходит из-под пера за год. Каждый из них — 10-20 страниц. Нам в «Деловую Россию» на оценку регулирующего воздействия приходит 200 документов, из которых по моим оценкам, шесть из семи имеют негативный для бизнеса характер и только один что-то улучшает. Я четыре года работаю по этому направлению и вижу нарастающий с каждой неделей, с каждым годом, поток нормативных актов – ужесточить, отнять, наказать, запретить, уточнить, регламентировать. В мире, где царит огромная неопределенность даже на уровне геополитики, где изменения происходят постоянно, быть связанным таким потоком нормативных актов – просто кощунственно. Нам наоборот нужна гибкость, потому что мир меняется, меняются технологии и принципы продаж. И вместо того, чтобы дать предпринимателям эту гибкость в регулятивной сфере, мы начинаем прописывать… Например, вот вы как журналисты должны работать по инструкции №1301 Минтруда, которая гласит, что у вас должна быть подставка, а если ее нет – вы должны заплатить штраф 150 000 рублей.

— Подставка?

— Да, под ноги. 28 миллиметров, с уклоном 13,8 градуса, а если будет другая – теоретически на месте Минтруда, я мог бы с вас по 150 000 рублей взять за каждое рабочее место.

И таких законов много. Как менять эту систему – не понятно. 2 000 сотрудников в Министерстве экономического развития, 500 человек в ФАС, 12 человек в комитете «Деловой России» и около 100 человек в РСПП. Они это делают с восьми до восьми, с утра до вечера, а мы – в свободное от основной работы время, которое забираем у своих семей.

Неудивительно, что бизнес уже не является популярным занятием среди молодежи. Молодые люди хотят идти в госуправление или госкомпании. У нас открытая экономика, а самого предпринимателя в этой системе мы не видим. Мы лишаем его какой-либо защиты, он подвержен не только экономическим, но и регуляторным рискам.

— Вы сказали, что люди не хотят идти в бизнес. Корпорация сталкиваестя в трудностями при найме сотрудников? Как вы оцениваете уровень нынешнего технического образования?

— В России по-прежнему хорошее технического образование. Может быть, нет навыков общения у молодежи, навыков работы в коллективе несколько меньше чем у предыдущего, например, моего поколения. Дети растут с компьютером, это снижает их коммуникативные способности. Но они по-прежнему умные, конечно. С технической точки зрения я не вижу проблем.

— Вы финансируете две школы биатлона – в Рязани и Ульяновске. Есть ли еще планы в этом направлении?

— Сложно сказать. Было бы неплохо для начала справиться с тем, что уже есть – мы в ответе за тех, кого приручили, как говорится. Обе школы развиваются, появляются подающие надежды спортсмены. А в Москве биатлона, к сожалению, нет. Есть небольшое стрельбище в Пушкино, но за него даже как-то стыдно. Хотелось бы, конечно, это изменить, но первый и главный вопрос – земля. Кто выдаст 40 гектаров для биатлонного стрельбища? 40 гектаров в транспортной доступности. Конечно, можно выдать землю за Дмитровом где-нибудь или в Тверской области, но туда никто не поедет.

Скажу честно, когда я участвовал в биатлонных проектах в Ульяновске и Рязани, нам очень помогал прямой контакт с региональными властями. Было удивительно легко работать. Как будет в Москве – не знаю. Думаю, что без внимания первых лиц что-либо сделать будет очень тяжело. Во всяком случае, любые попытки сделать по-другому заканчивались потерей времени и сил и борьбой с закрытыми дверями.

Россия. Весь мир > Недвижимость, строительство > forbes.ru, 21 февраля 2017 > № 2082338 Сергей Колесников


США. Россия. Весь мир > Финансы, банки. СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > bankir.ru, 21 февраля 2017 > № 2082327 Алексей Субботин

Алексей Субботин, Opportunity Network: «С помощью нашей платформы клиенты банков находят партнеров по всему миру»

Алексей Субботин, директор по развитию бизнеса в России

Беседовал: Николай Зайцев, корреспондент

Сегодня банковские менеджеры зачастую не могут заинтересовать клиента банка новой услугой, потому что не знают его реальных потребностей. О том, как платформа Opportunity Network может помочь и банку, и его клиентам, порталу Bankir.Ru рассказал директор по развитию бизнеса в России Алексей Субботин.

— Почему вас привлекло участие в таком необычном проекте, как Opportunity Network,— поиск по миру партнеров и контрагентов по ведению бизнеса по всему миру?

— Много лет я работал на стыке финансовых услуг и корпоративного бизнеса. В свое время я работал в Лондоне в отделе стратегического планирования одного из больших банков, что дало мне понимание того, как банковская система работает в принципе и в каких направлениях она развивается. Затем я занимался отношениями с инвесторами в одной из крупнейших российских компаний, также консультированием российских корпораций по вопросам корпоративного управления.

Я свободно ориентируюсь в международных рынках капитала, у меня есть опыт работы в банке и понимание корпоративного мира. Поэтому, когда ко мне обратился мой товарищ, с которым мы учились в бизнес-школе в Барселоне, я заинтересовался и после знакомства с компанией и ее основателем Брайаном Палласом согласился возглавить их бизнес в России. Могу сказать, что особенно мне понравилась простота и элегантность решения. Как сказал тогда Брайан, мы — та цирковая лошадка, которая умеет делать только один фокус (single trick pony).

— И что это за фокус?

— Opportunity Network соединяет интересы проверенных бизнесменов. Мы обеспечиваем нашим клиентам доступ к бизнес-интересам правильных людей, непосредственно принимающих решения, в проверенных компаниях, которые являются клиентами надежных банков в различных странах мира. На нашей платформе не проходит никаких транзакций, нет никаких аукционов. Более того, информация на платформе анонимна.

Наша единственная задача — помочь одному бизнесмену найти другого, чтобы вместе делать бизнес. Простота — наше кредо. Наша система поиска партнеров построена по разумным и прозрачным критериям с упором на реальность бизнес-интересов и надежность потенциальных партнеров. Другое отличительное качество Opportunity Network — безопасность. Наша платформа официально сертифицирована по всем стандартам США и ЕС. Это очень критичный момент, особенно когда работаешь с банками. Недавно мы подключили первого американского партнера — Citizens Bank. В процессе мы прошли полный цикл проверок по американским стандартам: техническим, экономическим, юридическим и регуляторным.

— Как долго существует платформа Opportunity Network? Это стартап или уже нет?

— Стартапов я видел довольно большое количество и даже сам принимал активное участие в фандрайзинге одной из финтековских компаний в Москве. Opportunity Network мне сложно назвать стартапом, сейчас это динамично растущая молодая компания. В 2014, когда создавалась Opportunity Network в ней было всего 4 человека.

В начале целью было создать платформу для обмена инвестиционными идеями коммуникации между управляющими состоянием богатых семей, но постепенно идея трансформировалась в универсальную платформу для всех предпринимателей, которые соответствуют достаточно высоким критериям надежности. Бизнес-интересы, размещенные на платформе сейчас включают продажу и покупку товаров и услуг, инвестиции и поиск капитала, операции с недвижимостью покупку и продажу бизнесов.

Сейчас у нас 13,5 тыс. активных пользователей в 128 странах мира и с каждым днем их число растет. В январе я был в Барселоне, в новом офисе компании, который теперь занимает целый этаж в большом офисном здании. Там постоянно работает порядка 80 человек, плюс несколько десятков коллег работают с нами по контрактам. На встречу в Барселону приехало более 30 человек из 25 стран. Я был приятно удивлен калибром людей, которые работают с Opportunity Network по всему миру. Все они занимаются тем же, чем и я в России,— продвигают нашу платформу, находя в каждой стране банки-партнеров, которые будут предлагать услуги нашей платформы непосредственно своим клиентам — компаниям и состоятельным владельцам капитала.

— А что, на ваш взгляд, самое интересное в этом проекте?

— В самой идее платформы много инноваций, что всегда интересно и любопытно. Я думаю, что ребята реализуют очень правильную идею — партнерство. Наш СЕО Брайан Паллас уверен, что финтех может успешно сотрудничать с традиционной банковской моделью. Сейчас много говорят о цифровой революции, о конфликте банков с финтехстартапами, но мы уверены, что во многом этот конфликт является надуманным. Банки и технологические компании могут и должны сотрудничать. И Opportunity Network дает им такую возможность.

А для России это еще и очень своевременно — сейчас у наших предприятий есть потребность выйти за пределы своих местных рынков со своей продукцией. Руководство страны не раз публично заявляло: экспортируйте, пользуйтесь девальвацией рубля, растите.

Внешние рынки сейчас очень привлекательны для многих российских компаний. Но что делать, если производство находится, например, где-нибудь в райцентре Архангельской области? Начать экспортировать оттуда очень сложно — люди плохо говорят по-английски, у них нет нужных связей и опыта ведения переговоров с иностранцами. Что может руководитель этого предприятия сделать, чтобы начать ВЭД? Поискать нового партнера в интернете? Если бы это было так легко, то экспортом у нас занимался каждый второй, но это не так. Все, что ему остается,— ездить на отраслевые ярмарки-выставки, теряя время и деньги, или работать с посредниками, которых опять же надо найти и отдать им часть прибыли. Но самая главная проблема — это недоверие к незнакомым людям из других стран.

— Если говорить о доверии, то как ваша платформа проверяет контрагентов? Или эту функцию берут на себя банки?

— Работать с банками было одним из самых важных стратегических решений для нас. У каждого банка есть отработанные процедуры, помогающие им знать своих клиентов. С одной стороны, это гарантирует постоянное качество проверки, а с другой — существенно ускоряет и удешевляет процесс для всех. Компаниям, получающим приглашение присоединится к нашей платформе, не надо еще раз доказывать свою рукопожатность, скажем так.

— То есть люди и компании благодаря вашей платформе просто встречаются со своими контрагентами, а платформе платят комиссию. И всё?

— Сама модель работает по такому принципу: чтобы подключиться к платформе, надо получить приглашение от банка. Без приглашения от банка-партнера подключиться к платформе Opportunity Network невозможно. Мы не берем никаких комиссий, компании просто оплачивают годовую подписку и больше ничего. Наш подход отражает обширный опыт работы, который ясно указывает на то, что бесплатное предложение абсолютно девальвирует ценность услуги в глазах клиента.

— А вы можете подключиться к конечному клиенту конкретного банка без его приглашения?

— Нет. Только через наших партнеров. Помимо формальной проверки (KYC) приглашение от банка помогает понять, зачем та или иная компания хочет присоединяться к нашей платформе. И насколько банк поддерживает подобные устремления своего клиента. Возвращаясь к примеру с лесопромышленниками из Архангельска, это просто: все, что они хотят,— продать свои доски в Европу. Для банка это выгодно: бизнес клиента растет, появляются валютные платежи, паспорта сделок, конверсионные операции и т. д.

— Соответственно, на кого сейчас ориентированы предложения Opportunity Network? На привлечение банков, чтобы они рекомендовали вас своим клиентам?

— Да, мы сейчас договариваемся с ведущими российскими банками. После заключения с ними договоров мы вместе запускаем процесс по привлечению их клиентов на нашу платформу. У нас есть большой опыт внедрения, мы знаем, как надо организовать процесс, какие их его элементов являются критичными, чтобы Opportunity Network стала доступной для клиентов банка в течении одного-двух месяцев. Если потребуется, мы можем за свой счет привлечь консультантов, которые помогают идентифицировать наиболее вероятных кандидатов среди клиентов банка-партнера, интегрировать нас в продуктовую линейку банка, оптимизировать мотивацию клиентских менеджеров и многое другое. После этого мы вместе с банком формируем информационную поддержку, проводим различные клиентские мероприятия и не только.

— У вас в начале года должны были пройти встречи с рядом российских банков. Как они прошли? Есть заинтересованность в работе с вами?

— Сейчас я веду переговоры с шестью ведущими российскими банками.

— Но в этих банках есть люди, заинтересованные в вашем сервисе? Они уже понимают, что вы им предлагаете?

— Да. Основные клиенты внутри банка — это те, кто занимается работой с корпоративными клиентами, инновациями, развитием нефинансовых услуг. Мы также заинтересованы в сотрудничестве с руководителями подразделений по управлению частным капиталом, ведь именно с этого начиналась Opportunity. В России, как и в большинстве стран мира, уровень инноваций в корпоративном сегменте банков в последнее время был не очень высоким, по большей части там доминируют кредитные отношения. Надо отметить, что на этот процесс наложилась не очень благоприятная макроэкономическая ситуация. Сейчас большинство банков стремится развивать транзакционные доходы, стать основным банком для клиента, его партнером по бизнесу. Это, безусловно, требует более глубокого понимания клиентского бизнеса и его потребностей. И об этом сейчас все банкиры говорят — могу процитировать здесь не только Германа Оскаровича Грефа.

Opportunity Network позволяет банку это сделать без каких-либо дополнительных затрат. Банк-партнер, пригласивший своего клиента подключиться к нашей платформе, получит эксклюзивный доступ к бизнес-интересам своих клиентов и будет видеть, что они делают на платформе, какие сделки и контрагентов они ищут.

Возвращаясь к нашему примеру — банк, пригласивший лесопромышленников из Архангельской области на нашу платформу, увидит, что они хотят продавать доски в Швецию. Что это дает банку? С одной стороны, возможность подготовиться, так как возможную сделку придется сопровождать банковскими транзакциями, а, с другой стороны, возможность сделать какое-то индивидуальное продуктовое предложение для этого клиента,— например, дать ему более интересный курс по обмену шведской кроны или предложить гарантию. Много чего можно сделать, если вовремя понимать исходные предпосылки.

— И это поможет банку предлагать клиенту какие-то новые продукты точечно. в тот момент, когда они нужны?

— Да. Если банк видит, что клиент ищет деньги на покупку нового оборудования, то он может предложить кредит. Или порекомендовать какой-либо механизм господдержки, чтобы ускорить или облегчить сделку. Скажем так, у банка появится понимание и возможность своевременно подготовить нужные клиенту продукты. Сотрудник банка получит возможность выстроить с клиентом общение по существу, перейти от разговоров о стоимости услуг, к беседам о развитии бизнеса. Мы встречались с клиентскими менеджерами Caixa Bank, это наш партнер в Испании, и самый интересный фидбэк был следующий: «Ваш продукт дал мне доступ к СЕО!»

— Это поможет банкам увеличить продуктовый ряд?

— Возможно, но не сразу. Это точно позволит банкам углубить свои отношения с клиентами. Сотрудники банка будут лучше понимать, как их клиенты видят возможное развитие своего бизнеса. И не стоит забывать о конкуренции — у многих компаний, особенно у крупных и тех, кто занимается экспортом, счета открыты в нескольких банках.

— А другой банк может привести этого же клиента к вам? Вы же сами говорите, что у крупных клиентов счета есть не в одном банке? Не будет ли жесткой конкуренции банков за одного экспортно ориентированного игрока?

— Отношения, выстраиваемые на нашей платформе, эксклюзивные. Банк, который пригласил клиента, будет единственным, кто видит, что это делает этот клиент. Мы гарантируем это, идентифицируя компанию по ее ИНН. Если один раз этот ИНН был отнесен к этому банку, он так и остается единственным окном для клиента в систему, пока тот не уйдет из этого банка вообще. И до тех пор, пока клиент остается клиентом этого банка, только этот банк будет видеть активность клиента на платформе.

ВЭД — это далеко не единственный вид деятельности на нашей платформе. Просто сейчас мы понимаем, что ВЭД наиболее привлекательна для российских банков и для клиентов, а наша платформа идеально для этого подходит. В то же время на платформе достаточно много бизнес-интересов, связанных с инвестициями, покупкой и продажей бизнесов, операциями с недвижимостью. Мы начинали как платформа для управляющих состоянием богатых семей, и сейчас многие из них активно ищут инвестиционные возможности за пределами своих традиционных рынков.

— А есть какие-то формальные требования к размеру бизнеса?

— Нет, формальных требований нет. Но мы исходим из того, что участники платформы должны быть в состоянии заключать сделки свыше $1 млн. Об этом мы говорим с нашими банками-партнерами, когда они выбирают, кого из своих клиентов им следует пригласить в Opportunity Network.

— А зарабатывает средства платформа на чем?

— На подписке. Мы абсолютно не вовлечены ни в какие транзакции. Наша платформа — это простое и надежное решение. При этом работа с нашей платформой экономит огромное количество времени и душевных сил, поскольку позволяют значительно повысить уровень доверия к потенциальному контрагенту.

— Звучит разумно! Хочу пожелать вам удачи. И, может быть, несколько слов в заключение?

— Спасибо! Я уверен, что уже в самое ближайшее время российские банкиры оценят потенциал нашей платформы Opportunity Network и станут нашими партнерами. Мы открыты для сотрудничества со всеми. Хорошие сделки случаются, когда хорошие люди находят друг друга,— это наш девиз!

США. Россия. Весь мир > Финансы, банки. СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > bankir.ru, 21 февраля 2017 > № 2082327 Алексей Субботин


Россия. Финляндия > СМИ, ИТ > comnews.ru, 21 февраля 2017 > № 2082287

ТТК и Cinia Group обменялись любезностями

Елизавета Титаренко

АО "Компания ТрансТелеКом" (ТТК) и финская Cinia Group организовали взаимное подключение магистральных сетей и создали таким образом новый высокоскоростной магистральный маршрут передачи данных между Европой и Азией. В ТТК рассчитывают, что новая магистральная линия связи из России в Центральную Европу повысит привлекательность услуг компании.

Как рассказал ComNews руководитель департамента по работе с операторами связи ТТК Сергей Яковлев, ТТК и Cinia Group заключили рамочный бессрочный договор по соединению оптических сетей. "Благодаря этому был создан новый маршрут Европа - Азия, через который с минимальной задержкой доступны De-CIX, AMS-IX и другие западноевропейские точки обмена трафиком", - уточнил он. Как напомнил Сергей Яковлев, ТТК с начала 2000-х годов сотрудничал с оператором Corenet, волоконно-оптическая сеть которого покрывает всю Финляндию. Два года назад Corenet вошел в состав Cinia Group.

По нынешнему соглашению, магистральная сеть ТТК подключена к Северной цифровой магистрали (Northern Digital Highway) компании Cinia. Она обеспечивает маршрут для передачи данных от крупных узлов обмена трафика в Центральной Европе до границы между Финляндией и Россией. Северная цифровая магистраль - это прямой подводный кабель Cinia С-Lion.

Как ранее сообщал ComNews, С-Lion понадобился для удовлетворения спроса на передачу дата-трафика в Европе. Бюджет проекта составил около $100 млн, стоимость подводного кабеля - $60-80 млн, а его длина - 1175 км. На реализацию проекта понадобилось больше года. Весной 2016 г. кабельное соединение обеспечило связь между Центральной Европой и северными и восточными районами Балтийского моря (из финского Хельсинки в немецкий Росток). Емкость системы - 144 Тбит/с (см. новость ComNews от 8 ноября 2016 г.). C-Lion напрямую подключен к основным европейским сетевым узлам, в том числе к DE-CIX во Франкфурте-на-Майне.

"Связь между Европой и Азией является ключевым фактором нашей стратегии, и мы рады возможности совместно с ТТК запустить самый быстрый и прямой маршрут из всех существовавших до сих пор", - отметила директор по партнерским отношениям Cinia Group Яна Рати.

Сергей Яковлев сообщил, что по новому маршруту уже направлен IP-трафик клиентов Северо-Западного региона России. По его словам, это сократило круговую задержку Франкфурт - Петербург на 40%, до 24 мс. "Соединение сетей ТТК - Cinia добавляет к существующим трансграничным маршрутам ТТК новый независимый оптический путь с минимальным временем задержки до центра Европы. Это повышает привлекательность услуг ТТК, а также открывает Cinia инфраструктуру транзитных путей ТТК в Азию", - подчеркнул он.

Межсетевой стык ТТК - Сinia позволяет "ТрансТелеКому" диверсифицировать существующие маршруты передачи данных в Западную Европу. Cinia, в свою очередь, расширяет свою международную инфраструктуру дальнемагистральной передачи данных. Это даст дата-центрам возможность извлечь выгоду при их размещении в прохладном климате скандинавских стран со строгими законами конфиденциальности и низкими ценами на электроэнергию.

ТТК имеет 22 пограничных перехода со всеми сопредельными государствами и взаимодействует со многими зарубежными операторами, среди которых - NTT (Япония), China Telecom, China Mobile и China Unicom (Китай), а также с ведущими операторами Европы, Казахстана, Закавказья, Белоруссии и др. Представитель Сinia сообщил ComNews, что у компании есть взаимное подключение магистральных сетей с операторами магистральных услуг связи "Раском" и "Авелаком".

Операторы "большой тройки" пока не готовы пользоваться новым маршрутом. Как сообщила руководитель пресс-службы ПАО "МегаФон" Юлия Дорохина, "МегаФон" обладает собственными высокоскоростными маршрутами, отвечающими требованиям рынка в части георезервирования и наименьшей задержки для транзита трафика из России в Европу. Маршруты являются географически разнесенными, что позволяет обеспечивать лучший сервис для клиентов.

По словам пресс-секретаря ПАО "Мобильные ТелеСистемы" (МТС) Дмитрия Солодовникова, у МТС есть собственное волокно до Хельсинки, и компания использует его для пропуска трафика абонентов.

Пресс-служба ПАО "ВымпелКом" не ответила на запрос ComNews.

Исполнительный директор J’son & Partners Consulting Сергей Шавкунов отметил, что в 2016 г. спрос на транзитную емкость между Китаем и Европой вырос более чем на 40%. По его словам, чем короче маршрут, тем более минимальную задержку сигнала он имеет.

Россия. Финляндия > СМИ, ИТ > comnews.ru, 21 февраля 2017 > № 2082287


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 21 февраля 2017 > № 2082279

Нечестные работодатели: проблема с зарплатами — это серьезно

Юлия Зазуля

Forbes Contributor

Налоговая борется с «серыми» зарплатами

Федеральная налоговая служба усилила работу по сбору НДФЛ, а с января 2017 года – еще и по значительной части страховых взносов, которые перешли в ее юрисдикцию из Пенсионного фонда. Главная задача – борьба с «серой» зарплатой.

Занимаются этим так называемые «зарплатные комиссии», которые все чаще стали вызывать на встречу руководителей компаний или их представителей. Состав комиссий обычно межведомственный – к работе подключены местные проверяющие и надзорные органы.

Как свидетельствует практика, некоторые компании проводят через официальные ведомости лишь минимальный размер оплаты труда (МРОТ), остальная часть выдается в конвертах по договоренности с работником. Это не только уход недобросовестной компании от налогообложения. Люди, которые соглашаются на подобные условия, ставят себя в весьма шаткое положение.

Во-первых, они также несут ответственность за уклонение от уплаты налогов. Во-вторых, на «серые» суммы не распространяются нормы социальной защиты, такие как оплата отпуска, выходного пособия, больничного листа. Нет начислений в Пенсионный фонд, с низким уровнем дохода сложно вступить в ипотечную программу или просто получить кредит в банке. Кроме того, если работодатель не выполнит негласное соглашение, то востребовать неофициальную часть зарплаты будет очень проблематично даже в суде.

Юристы по имущественным спорам отмечают, что поскольку зарплаты в конверте не отражены в трудовом договоре, то обычно работники пытаются подтвердить их в суде показаниями свидетелей, справкой для получения кредита, электронной перепиской с бухгалтером организации. Но эти доводы, как правило, не являются для суда убедительными, потому что не доказывают устную договоренность между истцом и работодателем.

«Серая зарплата» — вне правового поля, то есть закон придает значение только официальной части зарплаты. И даже при достаточном количестве доводов со стороны пострадавшего, это, с точки зрения закона, не дает возможности взыскать недоплаченные суммы.

Так, самое распространенное доказательство – показания бывших или действующих работников. Рассматривая подобные дела, арбитражные суды обычно приходят к выводу, что из объяснений свидетелей невозможно определить точную сумму, выплаченную им предпринимателем. Инспекторы ссылаются на размытые высказывания работников: «около», «по-разному». И если других доказательств истец не представляет — суд занимает сторону предприятия.

Таким образом, повод для трудового конфликта многие люди создают сами, возможно, не сознавая всех последствий устной сделки с работодателем. Нужно учитывать, что по целому ряду инцидентов вообще нет разъяснений в Налоговом кодексе РФ, а потому дела разрешаются на усмотрение арбитража. Так, например, суд Дальневосточного округа не принял в качестве доказательства справку для получения кредита в банке, где указан более высокий уровень зарплаты работников, чем в ведомостях компании. Суд решил, что эти документы не подтверждают фактический размер выплачиваемой зарплаты (Постановление ФАС Дальневосточного округа от 01.08.2007, 25.07.2007 N Ф03-А73/07-2/2900 по делу N А73-13809/2006-50).

А суд Уральского округа, оценив, в том числе сведения, указанные в кредитных анкетах, установил, что организация выплачивала сотрудникам заработную плату в большем размере. Следовательно, налоговый орган правомерно доначислил организации НДФЛ (Постановление ФАС Уральского округа от 30.10.2008 N Ф09-12287/06-С2 по делу N А71-4961/06).

В некоторых ситуациях, по свидетельству юристов, удается разрешить спор в досудебном порядке, когда работник и работодатель сумели договориться. Однако далеко не всегда у сотрудников получается «запугать» руководство компании настолько, чтобы получить свои деньги.

Что же делать? Понятно, что МРОТ – это не те деньги, на которые сегодня можно прожить. По Москве минимум сейчас составляет 17 487 рублей, а по России – 7 500 рублей в месяц. Ситуацию учитывают «зарплатные комиссии», которые в последние годы ориентируются не на минимальный размер, а на средние показатели по отрасли. Комиссия пытается убедить работодателя в том, что зарплату необходимо поднять, тем самым, увеличив отчисления в государственную казну.

У работодателя же есть четыре варианта развития событий. Во-первых, увеличить зарплату сотрудникам сразу. Второе — пообещать повысить зарплату с определенной даты и внести это в протокол встречи. В-третьих, не повышать размер оплаты труда, обосновав ситуацию экономическими причинами. И, наконец, оставить прежний уровень, зафиксировав, что он отвечает требованиям законодательства.

Хотя предложения носят рекомендательный характер, не стоит их игнорировать, а тем более избегать встречи. Неявка чревата привлечением директора фирмы к административной ответственности. За этим последуют внеочередные проверки со стороны Фонда социального страхования, УВД или прокуратуры, которые отслеживают деятельность предпринимателей и организаций.

Однако если официальный уровень зарплаты превышает минимальный размер оплаты труда, то компания имеет право сохранить его на том же уровне. И соглашаясь на неофициальную доплату, человек сам обрекает себя на действия вне правового поля, где недобросовестные работодатели действуют уверенно и часто – безнаказанно.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 21 февраля 2017 > № 2082279


Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 21 февраля 2017 > № 2082278 Виталий Чуркин

«Гигант дипломатии»: иностранная пресса о Виталии Чуркине

Анастасия Ляликова

Forbes Staff

Как мир запомнил постпреда России при ООН

20 февраля, за день до своего 65-летия, скончался постоянный представитель России при ООН Виталий Чуркин. В МИДе подчеркивали, что дипломат ушел из жизни «на рабочем посту». По информации источников New York Post, причиной смерти стал сердечный приступ.

Должность постпреда Чуркин занимал почти 11 лет. Его коллеги и оппоненты считали его человеком, жестко отстаивающим позицию России на международной арене: представитель России неоднократно критиковал политику других стран и пользовался своим правом вето, в частности на проекты резолюций Совбеза ООН по Сирии и Украине. Однако в день трагедии почти все его бывшие оппоненты высказались о дипломате с большой теплотой. Ключевые западные СМИ опубликовали заметки, где отметили его профессионализм и человеческие качества.

«Господин Чуркин с его безупречным английским и невозмутимым поведением воплощал образ дипломата старой школы. Его восхождение по карьерной лестнице в Министерстве иностранных дел пришлось на не самые простые 40 лет в истории его страны и отчасти связано с тем, что в эту эпоху перемен ему пришлось заново утверждать место России на дипломатической сцене после окончания холодной войны», — пишет The Washington Post.

Издание отмечает, что он был воспитан в духе истинного коммунизма, но при этом был идеологически достаточно гибким, что позволило ему пережить масштабные политические и экономические изменения, когда сначала к власти в СССР пришел Михаил Горбачев, а затем последовал развал Советского Союза. После этого, при Борисе Ельцине, он стал представителем России на Балканах, где в тот момент кипела война.

В 1992 году, будучи заместителем министра иностранных дел России, он впервые в истории российской и советской дипломатии начал проводить регулярные открытые брифинги для иностранных журналистов. «Несмотря на давление событий, он, казалось, упивался вниманием западных корреспондентов, которые окружали его на брифингах, и был рад подробно им отвечать», — пишет Reuters, добавляя, что постпред свободно владел английским.

New York Times отмечает, что Чуркин в юности работал переводчиком, и поэтому его нередко раздражали переводчики Организации Объединенных Наций, которые не могли подражать его стилю речи.

Washington Post добавляет, что в этот период, с середины 1990-х годов, Чуркин был крупным игроком в дипломатической среде, в том числе помогал наладить связи Москвы с боснийскими сербами, пытаясь призвать их к переговорам. В 1994 году, как пишет газета, ему приписывали роль посредника в сделке, позволившей «предотвратить авиаудары НАТО, снять осаду Сараево и ввести российские войска наравне с силами ООН в регион».

Хотя тогда мир в регионе сохранить не удалось, но его работа по Югославии повысила его статус, после чего он был назначен послом в Бельгии и затем в Канаде, а в 2006 году стал постоянным представителем России при ООН. «У него была репутация человека находчивого и остроумного, особенно в общении с американскими и европейскими коллегами», — пишет газета.

New York Times добавляет, что временами он мог быть чрезмерно едким. В частности, дискутируя с постпредом США при ООН Самантой Пауэр по поводу действий России в Сирии, он заявил: «Особенно странным мне показалось выступление представителя Соединенных Штатов, которая построила свое выступление так, будто она мать Тереза».

«Чуркин был воинственным защитником российской политики», — соглашается Reuters. NYT отмечает, что в публичном поле дипломат был известен как защитник Кремля, однако собеседники издания в частном порядке отметили, что он не всегда одобрял действия президента Путина.

Так, журналист Том Брокау из NBC News, знавший Чуркина в течение многих лет, вспоминал, что на приеме у него дома в 2015 году посол описывал администрацию Путина как «клептократию», говорится в публикации. «В частных беседах он мог очень критически отзываться о Путине и о том, как он управлял страной», — сказал Брокау 20 февраля. Он добавил, что не менее критически российский дипломат относился и к администрации Барака Обамы.

Издание добавляет, что отношения России с Соединенными Штатами испортились в период пребывания Чуркина в должности посла в ООН — сначала из-за Ливии, а затем из-за кризиса в Сирии и на Украине.

Он был известен как ярый защитник Башара Асада, с помощью права вето заблокировал шесть резолюций Совбеза, направленных против сирийского президента, а каждую реплику со стороны Запада в адрес действий России встречал критикой в адрес политики США и ЕС в Йемене и других странах, пишет NYT.

Тем не менее он мог удивить свои коллег-дипломатов, признает газета. В декабре прошлого года он вел переговоры со своими французскими и американскими коллегами — в течение трех часов в закрытом помещении они обсуждали формулировки в проекте резолюции по отправке наблюдателей от ООН в Алеппо, где проходила эвакуация. «Это был первый случай за несколько месяцев, когда Совет Безопасности достиг консенсуса в отношении Сирии», — подчеркивает издание.

«Это был не просто какой-то дипломат, человек в костюме», — заявил старший корреспондент CNN Ричард Рот. Он привел слова представителя Великобритании Мэтью Рикфорта, назвавшего Чуркина «гигантом дипломатии». «Он выделялся среди всех 193 постпредов», — заключает журналист.

Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 21 февраля 2017 > № 2082278 Виталий Чуркин


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 21 февраля 2017 > № 2082276 Сергей Земков

«Лаборатория Касперского»: импортозамещение работает, это свершившийся факт

Сергей Земков

Forbes Contributor

Управляющий директор «Лаборатории Касперского» в России, странах Закавказья и Средней Азии

Что можно и нужно сделать, чтобы расшевелить российскую IT-индустрию и заставить ее работать в полную силу?

Программа импортозамещения стала одной из самых обсуждаемых тем в российской IT-индустрии с самого своего запуска. Могут ли российские продукты честно конкурировать с западными? Зачем вообще идти по трудному пути разработки собственного софта, если есть рабочие зарубежные решения, отлично зарекомендовавшие себя на рынке? В конце концов, сработает это или нет — получится ли таким образом «расшевелить» индустрию и заставить ее работать в полную силу?

Механизм вполне разумен

На самом деле часть этих вопросов надуманные. Импортозамещение работает, это свершившийся факт: чуть больше чем за год существования реестр отечественного ПО пополнился почти тремя тысячами продуктов и продолжает пополняться с завидной регулярностью. Это защитные решения, бухгалтерские и учетные системы, системы проектирования и многое другое. Вопрос скорее в том, достаточно этого или нет для достижения конечной цели — полностью обеспечить госорганы и госкомпании качественным отечественным ПО? И если недостаточно, то что для этого нужно сделать?

Сам механизм поддержки выстроен вполне разумно: нельзя просто запретить зарубежное ПО, можно лишь дать отечественным разработкам приоритет при выборе. Да, опыт показал, что обоснование закупок иностранного софта не всегда работает корректно. Часто эти обоснования написаны словно под копирку и невольно вызывают подозрения, что не обошлось без влияния иностранных вендоров. Но все же это меньшее из зол: полный запрет убьет конкуренцию и понизит отраслевые стандарты.

«Черные пятна» в отечественной разработке

Однако надо понимать, что сегодня российский софт может полноправно соперничать с зарубежным только в некоторых нишах, так уж сложилось исторически. Близкий для меня лично пример — «Лаборатория Касперского», которая занимается разработкой защитного ПО уже двадцать лет. В нашем случае история развития компании и продукта во многом совпадает с развитием самой отрасли, но так бывает не со всеми и не всегда.

В России есть отличные конкурентоспособные разработки в области бухгалтерских и учетных систем, инженерных решений и телекоммуникаций, но нет, например, своей мобильной операционной системы — зарубежные производители тут остаются безальтернативными лидерами. И это не единственное черное пятно в отечественной разработке.

Что нужно, чтобы устранить эти пятна? Ответ прост до банального: нужны деньги. Бюджет. И курс на импортозамещение играет огромную роль в перераспределении денежной массы на рынке. Госзакупки сегодня составляют около половины российского рынка информационной безопасности и значительную часть рынка IT в целом. Стимулируя госорганы покупать российское ПО, власть создает для разработчиков понятную перспективу развития, побуждает их закрывать пустующие ниши.

Парадоксальным образом сыграл на руку индустрии обвалившийся рубль: он подстегнул руководство крупных коммерческих компаний обратить внимание на российский софт. Рублевые бюджеты в долларовом эквиваленте у компаний резко сократились, тогда как стоимость зарубежного ПО формировалась по курсу доллара. Однако в малом и среднем бизнесе деньги на IT фактически перестали выделяться как таковые: для многих главной задачей стало просто выжить, удержаться на плаву.

Обобщая, можно сказать, что российский рынок стал более стабильным, но одновременно сократился в объеме денежной массы. А разработка качественного ПО стоит денег, и немалых.

Не ограничиваться одной Россией

Решение опять же есть: отечественным разработчикам надо выходить на международный рынок, не ограничиваться одной только Россией. Но тут есть ряд институциональных проблем, которые усложняют международную экспансию даже для очень перспективных продуктов. Например, российские экспортеры ПО вынуждены платить НДС дважды — в России и в стране реализации. Это делает софт более дорогим, а значит, менее конкурентоспособным.

При этом, к примеру, экспортеры природных ресурсов возвращают уплаченный в России НДС по экспортным контрактам: это хороший пример того, что власти могут сделать для развития отрасли не в национальной перспективе, а в общемировой. Да и вообще, существующее на сегодняшний день в РФ законодательство и валютное регулирование делает международные операции для большинства разработчиков (а это по сути малый и средний бизнес) трудновыполнимыми и достаточно дорогими с точки зрения администрирования.

Но главное, что мы все должны понять, чтобы избавиться от иллюзий и завышенных ожиданий от импортозамещения: разработка ПО и развитие IT-отрасли — дело не одного дня. Это долгий, мучительный, ресурсоемкий процесс, который требует упорства и поддержки. Развитие тут надо рассматривать в долгосрочной перспективе и не делать поспешных выводов.

Можно точно сказать, что лед тронулся: появилась ассоциация российских производителей программного обеспечения «Отечественный софт», которая объединяет уже полторы сотни российских разработчиков; в новых системах изначально закладывается необходимость использования ПО из реестра; наконец, как уже было отмечено, сам реестр растет довольно неплохими темпами.

Избегайте спекуляций и алармизма. Нам всем нужно набраться терпения и продолжать работать над созданием качественного, конкурентоспособного, в том числе и на международном рынке, отечественного софта.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 21 февраля 2017 > № 2082276 Сергей Земков


Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 21 февраля 2017 > № 2082274

Последний советский дипломат

Максим Артемьев

Forbes Contributor

Умение публично отстаивать позицию своего правительства даже в самых неблагоприятных условиях – редкий и востребованный талант

Внезапная смерть Виталия Чуркина в Нью-Йорке вызвала шквальную реакцию в социальных сетях. Как заметил кто-то из фейсбучных пророков, на сегодня-завтра отношение к покойному российскому полпреду стало разделительной линией в бесконечных дискуссиях в Рунете. Но за спорами забывается личность умершего, а Чуркин был примечательным человеком, чей жизненный путь во многом оказался знаковым для российской дипломатии.

Виталий Иванович Чуркин в первой половине своей карьеры прошел классический путь успешного советского дипломата. Занятия с репетитором по английскому языку, поступление в 17 лет в МГИМО — звездная мечта многих поколений советских школьников, после вуза — фантастически быстрое и успешное продвижение по служебной лестнице. Не прозябание, как у Андрея Козырева (ровесника), в аппарате МИДа, не рутинная лямка где-нибудь в Бирме или Сан-Томе и Принсипи, а участие в качестве переводчика в ответственных переговорах, раннее попадание в посольство в Вашингтоне, где он проработал семь лет вплоть до перестройки. В тридцать пять приглашен в ЦК партии, а в тридцать семь Чуркин уже пресс-секретарь Шеварднадзе.

Можно сколько угодно говорить и про «мохнатую лапу», и про благоприятные обстоятельства, но без личных способностей такую карьеру совершить невозможно. Однако, повторимся, это был служебный взлет советского дипломата. На пороге его сорокалетия СССР распался, и открылась новая страница в истории. Отныне Чуркин стал уже дипломатом российским, и пришлось не то чтобы начинать все заново, но приспосабливаться к новым условиям.

Эпоха Козырева обычно ассоциируется со сдачей российских интересов, отступлением по всем фронтам. Тем не менее одним из первых решений Козырева стало оставление Чуркина во главе управления информации МИДа, а затем и повышение его в статусе до своего заместителя. Это я напоминаю к тому, что Родину и эпоху не выбирают. Человек приходит на дипломатическую (военную и т. д.) службу для того, чтобы работать на страну, а не на того или иного руководителя, которому он обязан подчиняться.

У нас же принято предъявлять претензии в связи с тем, что тот или иной дипломат (в данном случае) слишком хорошо отстаивает «неправедные» (по чьему-то мнению) взгляды, которые являются официальным курсом правительства, и тем самым он переходит в разряд «плохих парней». Но, повторимся, хороший дипломат тем и отличается от плохого, что он является лояльным исполнителем. Политику формируют, прошу прощения за тавтологию, политики, задача же работника МИДа — наиболее адекватным образом ее преподносить и выполнять. Этот принцип универсален. Дипломаты США точно так же беспрекословно выполняют задачи своего правительства — будь это обоснование вторжения в Ирак или исполнение указа о недопущение в Америку граждан ряда исламских стран (до приостановления его судом).

Чуркин с детства видел себя карьерным дипломатом, и у него были для того все основания — прекрасное знание языка, умение общаться, ответственность, пунктуальность, эрудиция. Умение публично отстаивать позицию своего правительства даже в самых неблагоприятных условиях — это тоже редкий и востребованный талант. Чуркин обладал им в полной мере. Когда в перестройку в МИДе потребовался человек, который смог бы работать с журналистами по-новому, его кандидатура всплыла сама, и то, что он продолжил работать в том же качестве и при Козыреве, было вполне логично.

Вначале в МИД пытались засылать демократов первого призыва. Какое-то время вместе с Чуркиным заместителем Козырева работал именно такой человек со стороны — Федор Шелов-Коведяев, знаменитый своим галстуком-бабочкой. Но система отторгла его — не из-за его либеральных убеждений, а ввиду непрофессионализма. Оказалось, что дипломат — это профессия, к которой надо долго готовиться, и что ярлык «советский мидовец» не более чем ярлык. «Правильные» убеждения неспособны заменить собой незнание протокола, договоров, этикета и многого другого.

Под личиной «громыковского дипломата» скрывались самые разные люди, среди них были и писатели, и историки, и тонкие знатоки поэзии и музыки. Те, кто в годы холодной войны представлялся Западу единой и враждебной железобетонной массой, оказались на выходе из СССР совсем не похожими друг на друга.

МИД, находясь на передовой противостояния, не мог тогда не вбирать в себя новейшие тенденции с Запада. Он оказался одним из самых «прозападных» ведомств по менталитету. Умение общаться — главная черта дипломата — оказалось востребованным и в других сферах. Неслучайно из МИДа вышли и Сергей Ястржембский (ныне забытый) — легендарный пресс-секретарь Ельцина, и нынешний пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. Можно вспомнить и про Антона Вайно — сегодняшнего главу президентской администрации, чей путь наверх был обусловлен доскональным знанием протокола.

Как настоящий профессионал, Виталий Чуркин был востребован — что в советские времена при «мистере Нет» Громыко и «мистере Да» Шеварднадзе, что в постсоветские. И когда Россия стремительно сближалась с Западом, и когда не менее стремительно от него удалялась. Звездным часом и вершиной карьеры для него стало назначение постпредом в ООН, где он проработал беспрецедентно долго — почти 11 лет. И хотя Чуркин служил заместителем министра в 1992-1994 годах, этот пост стал него куда более значимым. В США, кстати, постпред в ООН вообще является членом президентского кабинета, то есть приравнен по статусу к министру.

Его работа в Нью-Йорке совпала с обострением международной обстановки. Война в Грузии, «арабская весна», кризис на Украине, конфликт в Сирии. Везде требовалось давать разъяснения относительно российской позиции, выстраивать отношения с делегациями в ООН других стран, противостоять давлению, нередко в одиночку. При этом ввиду географической удаленности, Чуркину нередко приходилось брать инициативу на себя, поскольку каждое заявление и каждое голосование заранее с Москвой не согласуешь.

Украинский кризис сделал его имя особенно знаменитым и известным для широкого круга россиян. То, с каким терпением и находчивостью Чуркин отбивал «наезды» на политику РФ, превратили его одновременно в предмет обожания сограждан и ненависти в Киеве, где не скрывают удовлетворения от его кончины.

Возможно, смерть остановила его перед занятием должности министра. Why not? Он проработал уже 11 лет в ООН, Лавров (старше его на два года) — 10 лет главой МИДа. Перемены для каждого очевидно назрели. Как бы там ни было, но Чуркин среди действующих дипломатов оставался, пожалуй, наряду с Лавровым последним из могикан МИДа (если брать крупных работников — а он являлся членом коллегии МИД СССР) еще советской эпохи. Теперь, с его уходом, дипломатия на Смоленской площади окончательно становится российской.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 21 февраля 2017 > № 2082274


Россия. ЦФО > Транспорт. СМИ, ИТ > forbes.ru, 21 февраля 2017 > № 2082272

«Яндекс.Такси» будет возить клиентов из Шереметьево без предварительных заказов

Анастасия Ляликова

Forbes Staff

Цены на поездки будут в два-три раза ниже, чем у неофициальных водителей, уверяют в компании

«Яндекс.Такси» запустил проект в Шереметьево, в рамках которого пользователи смогут уехать на такси аэропорта, не заказывая его предварительно. Об этом Forbes сообщила представитель сервиса.

Такси будут расположены у выхода из терминала D. Если раньше прилетавший должен был заказывать такси через приложение заранее, то теперь можно будет выйти и сесть в свободную машину, пояснила собеседница Forbes.

Она рассказала, что цена поездки будет фиксированной и будет зависеть от того, в каком районе живет пассажир. На данный момент узнать тариф можно непосредственно у водителя, однако с 27 февраля на выходе из аэропорта будут установлены стойки, где можно будет с ними ознакомиться. С помощью стоек также можно будет оформить заказ и оплатить его картой. На данный момент в рамках проекта доступна только услуга оплаты наличными.

В компании подчеркнули, что тарифы будут примерно в два раза дешевле чем тем, которые в аэропорту предлагают частные таксисты, но дороже, чем в приложении. Как сильно будут отличаться цены от обычных для «Яндекс.Такси», представитель сервиса не сообщила, но уточнила, что они будут несколько выше, чем если бы пассажир заказывал машину через приложение. В прайс-листе, предоставленном сервисом Forbes, говорится, что стоимость поездок составит от 1100 до 2200 рублей.

В компании отметили, что платформа является универсальной и аналогичный проект можно развернуть в любом аэропорту. Автомобили будут попадать на территорию аэропорта по бесконтактным меткам и так же выезжать. В будущем, после накопления статистики, в «Яндекс.Такси» надеются оптимизировать число машин, анализируя пассажиропоток в разные часы, что позволит снизить время ожидания для пассажиров и водителей.

Комментируя заключение соглашения, детали которого не раскрываются, генеральный директор АО «Международный аэропорт Шереметьево» Михаил Василенко заявил, что проект для воздушной гавани особенно важен в преддверии Кубка конфедераций и чемпионата мира по футболу. Генеральный директор «Яндекс.Такси» Тигран Худавердян в свою очередь отметил, что запуск проекта позволит кардинально изменить выезд пассажиров из аэропортов.

Проект выполнен совместно с интегратором транспортных систем компанией «ВессоЛинк». Забирать пассажиров у выхода из терминала D Шереметьево могут автомобили всех партнеров «Яндекс.Такси», соответствующие требованиям аэропорта.

Россия. ЦФО > Транспорт. СМИ, ИТ > forbes.ru, 21 февраля 2017 > № 2082272


Россия > Приватизация, инвестиции. Образование, наука > forbes.ru, 21 февраля 2017 > № 2082268 Александр Чачава

Как выбрать инвестора от пре-seed до раунда А

Александр Чачава

Forbes Contributor

Стоит проанализировать не только общую инвестиционную стратегию и портфолио фонда, но и то, есть ли у него госинвесторы и насколько быстрые планируются «выходы»

Сотни статей написано на тему важных факторов, которые надо учесть при выборе венчурного инвестора. В основном их пишут основатели стартапов, описывая свой опыт, который ограничивается 2-3 сделками. Наш опыт куда больше, так что в этой статье я хотел бы помочь советами предпринимателям.

На самой ранней стадии лучше привлекать деньги у друзей и семьи, людей, которых вы хорошо знаете и которые вас хорошо знают. Либо вообще первые шаги делать на свои. Лучше не давать ранним инвесторам долю более 10%. Многие стартапы умерли из-за того, что инвестор ранней стадии взял слишком большую долю в бизнесе. Инвесторы более поздних стадий крайне негативно относятся к тем стартапам, в которых ранний инвестор получает слишком большую долю. Он обычно не профессионал, не вовлечен в бизнес, не приносит ценности, при этом его доля дает ему возможность участвовать в управлении или блокировании тех или иных решений. Кроме того, такая большая доля в руках непрофессионального инвестора свидетельствует о неопытности фаундеров, да и профессиональному VC обидно за свой миллион долларов получать меньшую долю, чем ранний непрофессиональный инвестор за $100 000.

На стадии seed, когда уже готов прототип и нужны деньги на доработку продукта, проверку модели роста и так далее, в идеале найти супер-ангела или соответствующий фонд ранней стадии, часто это одно и то же. Супер-ангел – это человек из отрасли, серийный инвестор ранней стадии, который разбирается в теме, обладает определенной репутацией и связями. Проекты таких супер-ангелов легче находят инвестиции на раунд А, который предполагает масштабирование бизнеса или рост аудитории. На стадии seed лучше всего поделить не более чем 15% акций, либо вообще взять конвертируемый займ к раунду А со скидкой 30%.

Наконец, инвестора на раунд А лучше искать среди профессиональных венчурных фондов, которые уже имеют опыт успешных инвестиций в компании вашей стадии и рынка. Неплохо изучить релевантные фонды до начала общения и выбрать те из них, которые кажутся более подходящими.

Важнейший фактор в подборе конкретного человека, у которого вы возьмете деньги – ваша с ним психологическая совместимость. Если вам неприятно общаться с человеком, с которым потом планируете быть вместе акционерами одной компании, лучше не идти на этот шаг. Многие сравнивают выбор инвестора с выбором второй половины для создания семьи. Психологическая совместимость, профильность и репутация фонда важнее оценки бизнеса. В конце-концов, когда мы не можем договориться об оценке со стартапом, всегда есть шанс структурировать сделку так, чтобы акции можно было перераспределить в зависимости от выполнения KPI. В быстро растущем стартапе мы готовы и на меньшую долю, главное чтобы цена акции росла кратно каждый год.

Когда основатели проекта определили шортлист фондов, потенциально готовых инвестировать, провели с ними предварительные переговоры и получили позитивную обратную связь, наступает очень важный момент — выбора фонда. Самые сильные и привлекательные стартапы получают несколько предложений об инвестиции, зачастую не совсем понимая, какой фонд выбрать, ведь все фонды обещают примерно одно и то же: smart money и все такое. Наша рекомендация – сделать по 4-5 референс—звонков по каждому фонду. Да, это займет время, но выбор инвестора – одно из ключевых событий в жизни стартапа, плохой инвестор может разрушить компанию, а хороший – внести значительный вклад в успех.

Референс-звонки лучше всего делать в портфельные стартапы фонда, причем стоит выбрать пару звездных и пару неудачных проектов, например. Так вы узнаете, играл ли какую-то роль инвестор в развитии успешных стартапов и какую именно, а также, что еще более важно, как вел себя, когда проект переживал сложные времена. Возможно, портфельные стартапы не расскажут всей правды о своем инвесторе, но выдумывать сказки тоже не будут, общая канва даст вам достаточно информации о фонде. Если же фонд откажется делать интро в портфельные компании с просьбой о референс-колле, это будет довольно странно выглядеть – стоит задуматься.

Отдельно стоит взять подробное интервью у партнера фонда, не стоит этого стесняться, фонд точно также должен продавать себя стартапу, как и стартап продает себя фонду. Команда и ее бэкграунд, кто инвесторы в фонд, какие успехи и неудачи, как могут помочь и так далее. Некоторые фонды не любят раскрывать своих инвесторов, необходимо настоять на своем, нужно знать, кто основные LP в фондах. Сегодня, в эпоху санкций, противоотмывочных компаний, борьбы с коррупцией и всеобщей прозрачности оффшоров деньги пахнут. Раунд даже от слегка токсичного фонда может закрыть западные рынки капитала и усложнить фандрайзинг в России. Понять степень токсичности фонда иногда бывает довольно непросто, найдите знакомого инвестбанкира для консультации, он вам все расскажет про каждый фонд.

Отдельный и большой вопрос – как относиться к фондам с госденьгами. Как минимум такие фонды проигрывают частным с точки зрения гибкости и скорости работы, но однозначно токсичными я бы их не назвал. Для стартапа, планирующего работу в России, такой фонд может оказаться даже предпочтительным. Для международного стартапа, в случае оформления сделки в английском праве в соответствующей юрисдикции государственность денег будет почти не заметна. В любом случае, есть большая разница между частным фондом с государственным LP и полностью госструктурой или госкорпорацией, которые решили заняться прямыми инвестициями в стартапы.

Подписанием термшита выбор инвестора не заканчивается, тем более, что до 50% сделок разваливаются даже после подписания этого предварительного документа. Инвестор будет просить запрета конкурентных переговоров на время действия термшита, это довольно распространенное пожелание, идти на него стоит на довольно короткий срок, до двух месяцев, и при условии, что финансовое положение стартапа довольно устойчиво на этот период. Есть фонды, которые уже подписав термшит, потом затягивают сделку, видя сложное финансовое положение стартапа, пытаются отторговать его «по итогам due diligence». Вообще я бы внимательно отнесся к фондам, которые отчаянно торгуются, внося сложности в условия контракта, вроде кратных преимуществ при ликвидациии и прочих потенциальных обременений. В общем, не садитесь играть в азартные игры с инвестором без хорошего юриста, имеющего опыт подобных сделок. Да, оценка вашего бизнеса может вам не понравиться, стоит поинтересоваться аргументами в пользу этой оценки, обычно фонды пользуются довольно понятными и простыми методиками. Но при этом сама структура и условия сделки должны быть довольно просты и понятны, если это сделка не поздней стадии на десятки млн долларов, конечно.

Еще один важный фактор, на который стоит обратить внимание, – это долгосрочность стратегии фонда. Сегодня нельзя построить серьезную компанию быстрее, чем за пять лет, мало кто не обходится без пивотов, долин смерти и прочих сложных периодов. Лучше выбирать серийные фонды с длинной стратегией, понимающие, что «экзит» за 2-3 года при инвестициях на ранней стадии из области фантастики. В России в начале 10-х годов появилось несколько десятков венчурных фондов, половине из которых не удалось найти LP на второй фонд. Очень важно отношение фондов к доразмещению и последующим раундам. Инвесторы поздних стадий обычно требуют со-инвестиций ранних инвесторов, а иногда проще и быстрее провести внутренний раунд с текущими инвесторами, не отвлекаясь на полноценный фандрайзинг. Поэтому, если модель и возможности фонда предполагают только однократную инвестицию и будущее фонда не очень понятно, то это тоже минус при выборе инвестора.

Понятно, что в критической ситуации, в которую частенько попадают российские стартапы, не приходится быть слишком привередливым. Умный основатель не будет загонять себя в угол, переговоры с инвестором лучше вести, имея солидный запас наличности на счету, либо выручку от клиентов, либо альтернативные варианты. Большая ошибка, которую допускают многие начинающие предприниматели, это переоценка потенциала выручки и недооценка потребности в инвестиционных средствах. Понятно, что размываться хочется как можно меньше, но лучше брать инвестиции с запасом, это увеличит устойчивость компании и позволит избежать критических ситуаций, которые в конечном итоге размывают еще больше, а чаще убивают компанию. Скупой платит дважды. Инвесторов гораздо больше привлекают стартапы и молодые компании, которым нужны деньги не для выживания, а для быстрого роста.

Россия > Приватизация, инвестиции. Образование, наука > forbes.ru, 21 февраля 2017 > № 2082268 Александр Чачава


Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > forbes.ru, 21 февраля 2017 > № 2082267 Александр Ларьяновский

Мозги на прокачку: что мешает росту сервисов онлайн-образования

Александр Ларьяновский

Forbes Contributor

Лентяйство, прогнозы в отрыве от рынка и отсутствие стандартов — каким был 2016 год для российского рынка интернет-образования

Еще каких-нибудь 20 лет назад именитая консалтинговая компания могла доблестно провалить выход «больших парней» на перспективный рынок, просто неверно оценив его состояние и перспективы. Прогнозы строились на несколько лет вперед, и отвечать за них не приходилось, так как от красивой презентации до упущенных прибылей проходили чудесные долгие месяцы. Хорошо, что скорость выросла — теперь прогнозы стали попадать в медиа быстрее. Можно хоть что-то исправить.

Буквально вчера разработчики и инвесторы обсуждали обзор российского рынка образовательных технологий (edtech), подготовленный инвестиционным аналитиком ФРИИ. Материал основан лишь на объемах инвестиций в образовательные проекты, взятых из открытых источников - в основном, из западных исследований. Никаких оценок объема рынка, никаких финансовых итогов года (хотя бы только результатов 2016 года) крупнейших игроков именно российского рынка. В принципе никаких фактов и реальных показателей реальных компаний в статье не приводится. И при этом уже в первых строках автор берется объяснить, какие перспективы ждут сектор образовательных технологий, выгодно ли в него инвестировать и что происходит в этой сфере в России. Основываясь исключительно на объемах инвестиций и интуиции, при этом абсолютно игнорируя те доли рынка, которые уже освоены и продолжают развиваться достаточно быстрыми темпами, автор прямо признает: «Целью данной статьи было скорее оценить инвестиционную активность в сегменте и рассмотреть основных игроков, нежели, например, оценить объемы рынка».

На самом деле действительно «большие парни» на это не купятся и продолжат вкладывать деньги. К счастью, рынок образовательных технологий не успел принять подобные прогнозы и бодро развивается. 2016 год для отечественного рынка онлайн-образования был успешным. Видно, что отрасль находится в состоянии активного развития. На рынке уже совершаются сделки: например, Mail.Ru Group купила контрольную долю в компании GeekBrains (обучающая платформа для программистов). Это уже не просто инвестиция, а полноценная покупка. А значит, это индикатор: на рынке edtech есть товар, который не просто может когда-нибудь «выстрелить», а уже есть «выстрелившие» проекты и востребованные аудиторией сервисы.

Не будем говорить о неслучившихся ожиданиях в отношении отдельных сервисов и технологий. Например, кажется, всевозможные чат-боты (виртуальные собеседники для мессенджеров) пока все еще не способны помогать в обучении. На данный момент чат-боты не стали инструментом ни для кого на российского рынке edtech: даже при современном уровне развития технологий усиление естественного интеллекта машинным пока не приносит значительных плодов. Конечно, работы в этой области активно продолжаются, однако на сегодняшний день видимого результата, увы, нет.

Растет сегмент, связанный с дополнительным школьным образованием: самые явные лидеры в нем — Uchi.ru и «Фоксфорд», предлагающие курсы для учеников средних и старших классов. «Фоксфорд» в 2017 году добавил в линейку продуктов и услуги онлайн-репетиторов, что, на мой взгляд должно помочь проекту резко увеличить выручку. У Maximum (курсы подготовки к ЕГЭ и ОГЭ) дела тоже идут в гору. Заметьте: изначально это был офлайн-проект, но сейчас он активно развивает именно онлайн-продукты.

Онлайн-сервисы, безусловно, очень сильно опережают по темпам роста рынок офлайн-продуктов. По нашим подсчетам (онлайн-сервиса английского языка Skyeng. — Forbes) на рынке иностранных языков офлайн сегмент не растет вообще. Мне сложно говорить о статистике других игроков на рынке онлайн-обучения иностранным языкам, но наша выручка выросла за 2016 год втрое и обогнала все московские школы английского языка (Skyeng объявил о ежемесячной выручке в 40 млн рублей в декабре 2016 года. — Forbes). Впрочем, по другим игрокам в этом (одном из самых больших для онлайн-образования)т сегменте есть предположения. Компания Englishdom, по моим подсчетам, зарабатывает около 8 млн рублей ежемесячно. Есть новая «звезда» - платформа для продажи собственных онлайн-курсов GetCourse вышла на ежемесячную выручку около 21 млн рублей.

Главное разочарование инвесторов в 2016 году - многопользовательские онлайн-курсы (massive open online courses, MOOC).

Подобные игроки хотя и смогли привлечь большую аудиторию, так и не нашли работающих моделей монетизации. По сути, все дело в том, что MOOC-платформы так и не смогли зарекомендовать себя как «жанр». На глобальном рынке для оценки перспектив MOOC показательна динамике Coursera. За 2016 год выручка компании, по моим оценкам, составила около $80 млн — и это заработок с богатейшего американского рынка! Компания экспериментирует с бизнес-моделями — помимо изначальной оплаты документов о прохождении курсов вводит ежемесячные подписки, запускает доступные исключительно за деньги курсы, работает с компаниями, но пока большого роста нет.

На данный момент, пожалуй, все разработчики MOOC-продуктов пытаются искать новые модели. В том числе и в России. Например, компания «Нетология», образовательный проект для обучения интернет-специалистов, от классических для модели MOOC курсов уходит в образовательную систему с «живыми» преподавателями, запускает и офлайн-школу.

В чем проблема? В самообразовании, по всей видимости, зарабатывать много не удается. Аудитория, хотя и любит «шэрить» статьи о будущем онлайн-образования, оказывается, не так просто переходит от обещаний к делу. Как итог — только 4% записавшихся на курсы на MOOC-платформах доходят до конца. Поэтому все деньги на рынке онлайн-образования — в сервисах с личными уроками преподавателей (конечно, в зависимости от успешности самого исполнения бизнеса), где всегда выше средний чек пользователя, выше его лояльность и лучше мотивация студентов. Я тоже вижу это в статистике рынка близкого мне изучения иностранных языков. Duolingo, крупнейший ресурс для изучения иностранных языков, зарабатывает меньше, чем российское приложение Lingualeo, но их доходы несопоставимы с доходами игроков, которые идут на эксперименты с офлайн-уроками.

Для российского рынка онлайн-образования я вижу три перспективных (с точки зрения выручки) сегмента.

Дополнительное школьное образование. Родители готовы вкладывать большие деньги в развитие своих детей на фоне консервативного государственного образования. Любопытный тренд здесь - запуск все большего числа проектов по обучению детей программированию и робототехнике:. На это есть спрос у родителей и интерес у детей. На данный момент пока нельзя выделить одного-двух самых больших игроков, их достаточно много, и все они активно пытаются развиваться на этом рынке. Но с детьми есть довольно большая проблема для онлайн-сервисов — детей нельзя долго удержать за компьютером. Тем не менее создается множество гибридных моделей с интеграцией онлайн- и офлайн-продуктов, которые успешно развиваются.

Иностранные языки (общий размер российского рынка онлайн-сервисов я бы оценил более чем в $1 млрд).

Послевузовское профессиональное образование и различные индивидуальные курсы. Здесь очень большой акцент на самообразовании без «живых» преподавателей, поэтому этот сегмент наименее успешен. Но здесь стоит выделить отдельную довольно заметную категорию: проекты, которые работают по так называемым soft skills (рисование, шитье и т. д.). Именно этим можно объяснить успех упоминавшегося GetCourse. В том же тренде еще два успешных проекта, также уже названный Geek Brains и сервис для обучения программированию HTML Academy. Оба сервиса показывают кратный рост выручки ежегодно.

Есть тренды, пронизывающие все сегменты рынка онлайн-образования. Например, все больше проектов улучшают технологии обработки огромных объемов данных об учениках и их учебных «привычках». Платформы получают возможность отслеживать, какие ошибки и на каких именно этапах обучения сделал конкретный студент, а это дает возможность прийти к выводу: что именно должна этому человеку подсказать система, что именно должен ему объяснить преподаватель. В этой сфере успешные и активно развивающиеся — разработчик адаптивного курсов Stepik.org, есть сильные проекты в Высшей школе экономики. Постепенно появляется все больше проектов, как коммерческих, так и не коммерческих, которые занимаются аналитикой учебного процесса и строят его не по принципу «у нас так получается», а по принципу «статистика, математика и аналитика показали, что это успешный путь».

Кроме того, уже длительное время наблюдается тенденция по переводу университетов на дистанционное образование. Но на этом поле, пожалуй, пока больше попыток и действий, нежели результатов, которыми можно было бы похвалиться. С одной стороны, вузам легко поставить LMS- платформу (learning management system, система открытия-закрытия контента, контроля и управления студентами и т. д.). С другой стороны, вряд ли обучение через подобные инструменты можно считать онлайн-образованием — это всего лишь чуть более упрощенный и эффективный инструмент управления контентом и доступом к нему, а не онлайн-сервис. К образованию как к процессу эти платформы не приспособлены, они не позволяют правильно строить персональную образовательную траекторию. Их недостаток в том, что преподаватели, прочтя лекцию и раздав домашнее задание, не ставят целью выяснить, что у слушателей усвоилось и осталось в памяти. Эффективность учебного процесса достоверно не известна. При этом, кстати, в России появляются проекты, работающие в области прокторинга. Они разрабатывают технологии контроля над сдачей онлайн-экзаменов, которые позволяют пресечь «жульничество» вроде переключения между вкладками в браузере или поиска подсказок в интернете. Такие проекты даже используют технологии отслеживания взгляда. Когда подобные технологии будут внедрены во все образовательные онлайн-проекты и начнут действительно эффективно работать, можно будет с большей вероятностью судить об эффективности или неэффективности методик онлайн-образования в целом.

Что в итоге? Российский рынок онлайн-образования стоит перед несколькими крупными вызовами.

Начать стоит с разработки действенных инструменты работы с мотивацией студентов. Как показывает практика, без этого бизнес в сфере онлайн-образования не растет быстрыми темпами. Нужно делать так, чтобы пользователь за свои деньги дошел до результата. Те, кто правильно умеет в своих продуктах работать с мотивацией, выигрывают.

Какие дорожки можно попробовать протоптать? Выходом может стать смена методик, переход к фрагментарному обучению. Коротко суть этого подхода можно сформулировать так: не надо учить всё (на что уйдут годы), а учи то, что даст результат в ближайшие недели. Главное мерило успеха — возврат «инвестиций», потраченных на учебу, буквально завтра или послезавтра (в виде дополнительного дохода, повышения самооценки или общей успешности). Проще говоря, если, например, в курсе иностранного языка предлагают зубрить диалоги Смитов, а вам интересно, о чем Шерлок говорит с Ватсоном в последней серии культового сериала, то требуйте от курсов именно этого. Иначе зачем тратить свое время и деньги?.

Другой путь — создание экосистемы образования, которая максимально сможет «погрузить» студента. Уроки должны сочетаться с самостоятельной работой, образовательный элемент должен появиться в интересном познавательном контенте для досуга (кино или статья): раньше на понимание этого контента не хватало знаний, а теперь он стал доступен. Фактически нужно, чтобы в современном ритме жизни человек непрерывно, несколько раз за день, иногда глубоко, иногда по чуть-чуть приобретал все новые знания. Здесь мерилом успеха для пользователя будет долгосрочность усвоенных знаний, то, какой процент полученной информации остается в его памяти через месяц, полгода, год после окончания учебы.

И наконец, не стоит забывать о том, что есть убедительные механизмы для оценки результативности полученных знаний внешними агентами — работодателями, вузами (при поступлении школьников).

Постепенное решение проблемы мотивации учеников сделает все более актуальным вопрос «Где деньги?». Для поиска ответа на него уже есть несколько предпосылок. Во-первых, выручка проектов в сфере edtech напрямую зависит от срока обучения студента. Сейчас он может составлять от нескольких недель (в рамках самообразования) до месяцев (у проектов с преподавателями, выступающими офлайн). Нельзя назвать среднее «эталонное» значение — у детей, очевидно, срок учебы должен быть дольше, у взрослых он может быть короче. Все зависит от сферы и отрасли приобретаемых данных. Но в целом очевидно: по метрике длительности работы студента с образовательным продуктом онлайн-сервисы проигрывают офлайн-занятиям.

Во-вторых, большие перспективы есть по увеличению ARPU, средней выручки на одного пользователя. Снова нет «среднего по больнице» (у продуктов для самообучения ARPU может составлять единицы рублей в месяц, а у продуктов с учителями — тысячи рублей). Но «чеки» в офлайне тоже остаются выше, чем в онлайне.

В-третьих, на рост выручки онлайн-проектов будут работать стандарты. Когда дипломы, сертификаты и прочие бумажки в онлайн-образовании будут котироваться у работодателей, тогда ценность их будет расти и количество клиентов будет увеличиваться. Пока этого нет вообще. Даже именитые вузы не могут сказать, что онлайн-дипломы, полученные с окончанием их же онлайн-курсов, котируются наравне с полученными традиционно, за партой.

Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > forbes.ru, 21 февраля 2017 > № 2082267 Александр Ларьяновский


Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 21 февраля 2017 > № 2082266

Виталий Чуркин: лицо российской внешней политики

Михаил Козырев

Forbes Staff

Посол России при ООН Виталий Чуркин, скоропостижно скончавшийся накануне, в последнее десятилетие стал фактически олицетворением российский дипломатии. Напористой, энергичной, не скованной формальностями и эффективной. Что изменится с его уходом?

Чуркин вступил в должность посла весной 2006 года. А уже через несколько лет, в дни российско-грузинской войны стал известен всему миру. Не имея союзников в Совбезе, российский посол тем не менее смог не просто отбиваться от обвинений западных «коллег», но и эффективно контратаковать.

«Из 120-тысячного населения больше четверти стали беженцами. Это этническая чистка или нет? Погибли 2 тысячи человек мирного населения. Сколько еще надо убить, чтобы назвать это этнической чисткой?» – заявил Чуркин на заседании Совбеза ООН 10 августа 2008 года, в разгар наступления российской армии на позиции грузин вокруг осажденного Цхинвала.

Южная Осетия, Крым, Донбасс, катастрофа малайзийского Boeing, российское вмешательство в сирийский конфликт, гуманитарная катастрофа в Алеппо – именно Виталию Чуркину пришлось отвечать за все.

«Что касается позиции представителя Соединенного Королевства, то хочу посоветовать: верните Мальвинские острова, верните Гибралтар, верните аннексированную вами часть Кипра, верните архипелаг Чагос в Индийском океане, который вы превратили в огромную военную базу» – сказал Чуркин в начале февраля 2017 года в ответ на предложении представителя Великобритании в ООН вернуть Украине Крым.

Его заявления становились «интернет-мемами», его сказанные (и не сказанные) слова расходились на цитаты. Его пикировки с представителем США при ООН Самантой Пауэр сформировали отдельный вид разговорного жанра и одновременно стали символом возродившейся «холодной войны».

Евромайдан в Киеве, защита прав сексуальных меньшинств в России, преследование «девушек» из Pussy Riot, протесты на Болотной площади в Москве – все эти события Виталий Чуркин комментировал, разъяснял и трактовал с позиций Кремля.

«А сама она еще не присоединилась к группе? Я думал, она пригласит их выступить в Вашингтонском кафедральном соборе. Может, они даже организуют мировое турне — Собор Святого Петра в Риме, Мекка в Саудовской Аравии и Стена плача в Иерусалиме. Если посол Пауэр не оправдает моих ожиданий, я буду разочарован», — едко прокомментировал Чуркин в феврале 2014 года встречу Саманты Пауэр с участницами группы Pussy Riot.

Та в долгу не оставалась. Разразившийся в том же 2014 году украинский кризис дал массу поводов для громогласных заявлений. Обмен «любезностями» длился вплоть до ухода Пауэр с поста представителя США при ООН. И, похоже, имел все шансы продолжиться уже с новым представителем Вашингтона — Никки Хейли, которую назначил президент Дональд Трамп.

При этом, несмотря на растущий уровень конфронтации и гневные филиппики, Виталий Чуркин оставался понятным для оппонентов, говорил с ними на одном языке. Это, кто бы что ни говорил о «холодной войне 2.0.», разительным образом отличает нынешнюю ситуацию от положения дел в 60-70-х годах прошлого века.

«Маэстро дипломатии», «друг и коллега», «стержень СБ ООН более 10 лет», «опасный противник, но всегда оставался другом» — слова выражения соболезнования от тех, с кем Чуркин вступал в перепалки на заседания Совбеза, говорят о реальных взаимоотношениях между «голосами» держав в ООН больше, чем их зачитанные с бумажки официальные выступления.

И в этом смысле Виталий Чуркин тоже был символом современной российской внешней политики. С трудом, как будто бы нехотя разворачивавшееся противостояние России и Запада до сих пор, по крайней мере со стороны Москвы, не имеет ключевой составляющей. А именно – идеологически мотивированных «пехотинцев», для которых новое противоборство не вопрос тактических разногласий по отдельным вопросам международной политики, а вызов экзистенционального уровня. Виталий Чуркин был явно не из числа последних.

Это явная неготовность идти до конца в эскалации напряженности, умение и желание говорить с Западом на его языке – один из немногих сохраняющихся позитивных моментов текущей внешнеполитической повестки.

Будет ли новый посол России при ООН способен оставаться для западных дипломатов «своим», несмотря на всю жесткость публичных заявлений? Ответа ждать осталось недолго. Но в любом случае тональность российской внешней политики, ранее во многом находившая выражение в выступлениях Виталия Чуркина, неизбежно сменится.

Виталий Чуркин. Биография

Виталий Иванович Чуркин родился 21 февраля 1952 г. в Москве в семье авиационного инженера-конструктора.

В 1974 г. окончил МГИМО. Кандидат исторических наук. Защитил диссертацию на тему «Китай и Япония во внешнеполитической стратегии США, 1969-1980».

В детстве снимался в эпизодических ролях в трех художественных кинофильмах.

На дипломатической работе с 1974 г.

В 1990-1992 гг. — начальник Управления информации МИД СССР/РФ.

В 1992-1994 гг. — заместитель министра иностранных дел РФ.

В 1994-1998 гг. — чрезвычайный и полномочный посол РФ в Королевстве Бельгия.

В 1998-2003 гг. — чрезвычайный и полномочный посол РФ в Канаде.

В 2003-2006 гг. — посол по особым поручениям.

С 8 апреля 2006 г. — постоянный представитель РФ при ООН и представитель РФ в Совете Безопасности ООН.

У Виталия Чуркина осталась жена и двое детей.

Супруга Ирина окончила Институт иностранных языков им. Мориса Тореза, по образованию — переводчик с французского. Дочь Анастасия — выпускница МГИМО МИД России, корреспондент российского телеканала RT. Сын Максим также окончил МГИМО МИД России.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 21 февраля 2017 > № 2082266


Украина > Агропром > ukragroconsult.com, 21 февраля 2017 > № 2082257

Индустриализация АПК

Сегодня одним из безусловных приоритетов экономики Украины страны является АПК. Рекордные темпы роста дают основание политикам и экспертам рассматривать отрасль как локомотив экономического роста Украины.

С этим можно согласиться, если бы не критически высокий процент импортной составляющей, сложившийся в последние годы для обеспечения аграрного производства. Это и энергоносители, и химические удобрения, и средства защиты растений. Самый большой удельный вес капитальных инвестиций - более 60% – сложную сельскохозяйственную технику. Расходы на её импорт уже превышают 1 млрд дол. Реализация амбициозных планов по доведению производства зерна до 100 млн т в год приведет к тому, что иностранная составляющая в структуре агропроизводства превысит 70%. Это создаёт достаточно серьезную угрозу стабильному развитию конкурентоспособности украинского АПК.

Тем не менее, думаю, что аграрный сектор имеет на сегодняшний день все шансы стать мощный рычагом развития национальной экономики. Однако необходимо обеспечить синергию АПК со смежными отраслями и разработать комплекс мероприятий по нивелированию рисков от колебаний цен на внешних рынках.

В противном случае аграрии рискуют повторить опыт металлургов (предыдущих фаворитов государства). Мы с вами уже были свидетелями взлётов и падений этой отрасли, которая, к сожалению, в виду слабого развития внутреннего рынка, также попала в сильную зависимость от конъюнктуры мирового рынка. Пагубных последствий можно было избежать при грамотной инновационно-промышленной политике, которая содействовала бы технологическому обновлению отрасти и созданию цепочек добавленных стоимостей, максимально интегрируя национальных производителей на создание конечного продукта.

Следует сказать, что, несмотря на бурный рост отрасли в последние годы, большинство технологий, используемых аграриями, отстают от требований сегодняшнего дня. Отдача в секторе аграрного производства Украины в разы (а иногда в десятки раз) меньше, чем у наших конкурентов. В 2015 г. на 1 работающего в аграрном секторе ЕС приходилось 29,5 тис. дол. добавленной стоимости. При этом, например, в Германии – 43,3 тыс. долл., во Франции - 95,4 тыс. долл. И на этом фоне в Украине – лишь 6,3 тыс. долл.! АПК, удельный вес которого составляет 14% ВВП нашей страны, сможет дать импульс экономике только увеличив эффективность посредством освоения передовых технологий.

Ярким доказательством этого служит Южная Корея – страна, которая за 30 лет прошла путь от аграрной до индустриально развитой экономики и сегодня занимает первые места на мировом рынке высокотехнологичных товаров.

В 1960-х гг. на сектор АПК приходилось почти 40% ВВП. Шёлк-сырец, каракатицы, живая рыба и рис обеспечивали четвертую часть экспорта. Однако не доминирующая роль этой отрасли обеспечила модернизацию экономики. Такой рывок стал возможным благодаря инвестициям в отрасль, поддержки сельской инфраструктуры и широкому применению передовых технологий. Рост производительности труда увеличил спрос на промышленную продукцию, как сельхозмашиностроения, так и смежных отраслей. Так аграрии совместно с промышленниками дали экономике мощный импульс для структурной трансформации и развития. В результате доля доля АПК в ВВП Кореи сократилось до 2%, а продуктивность выросла на порядок и достигает сегодня 26,5 тыс. дол.

Стартовые возможности Украины сегодня намного лучше. Не смотря на то, что отечественные производители сельхозтехники последние 25 лет брошены на произвол судьбы, им удалось сохранить научный, кадровый и производственный потенциал, способный усилить позиции аграриев. Однако не во всех отраслях. Из-за преступной бездеятельности и непрофессионализма чиновников Украина потеряла ряд производств, в т.ч. дизелестроение – производство, которое по крупицам создавалось на протяжении нескольких десятков лет. Сегодня только 10 стран мира могут гордиться собственной отраслью двигателестроения.

Для того чтобы говорить о сегодняшних механизмах поддержки отрасли, необходимо заглянуть в прошлое. В Украине фундамент отрасли сельхозмашиностроения был заложен ещё в конце 19-го века в Харькове Максимилианом Гельферих. Немецкий промышленник организовал в городе производство земледельческих машин. Позднее к нему присоединился Завод мельничных орудий, принадлежавший тогда бельгийцу. Так появилось "Товарищество М. Гельферих-Саде", из цехов которого выехали первые паровые и конные молотилки, сеялки, жатки, сноповязки. Многим это предприятие известно как Завод «Серп и молот». Именно там был освоен выпуск самых массовых дизельных двигателей семейства СМД для сельскохозяйственной техники — зерноуборочных, кормоуборочных и кукурузоуборочных комбайнов, для тракторов, а также для различной дорожно-строительной техники.

Комбайн для уборки кукурузы

Инвестиции в завод в 1980-е гг. составляли более 200 млн.дол., а производственные мощности завода были доведены до 200 тысяч двигателей в год, что по сегодняшнему исчислению составляет более 1 млрд. товарной продукции. На производстве было задействовано около 10 тыс. человек. А с учетом смежных отраслей занятость достигала 100 тысяч.человек. Сегодня отечественного дизелестроения нет. А ведь в Украине на его основе планировали изготавливать двигатели на трактора и комбайны для 1/6 части суши. Сегодня национальные производители вынуждены на десятки миллионов долларов импортировать двигатели из Германии или России, инвестируя фактически экономики этих стран. Следует сказать, что вместе с Заводом «Серп и молот» погибла целая ветка предприятий-смежников: Чугуевский завод топливной аппаратуры, Дергачёвский завод турбокомпрессоров, Харьковский завод «Поршень», Завод «Киевтрактордеталь» им. Лепсе, Луганский завод коленчатых валов, Купянский литейный завод и многие другие.

Наверняка, при наличии на рубеже 90-х государственной промышленной политике и механизмов поддержки, негативных последствий вышеперечисленных историй можно было избежать. К сожалению, это не единичные факты. Украина существенно утратила позиции в обеспечении аграрного сектора отечественной техникой и оборудованием, но, к счастью, не безвозвратно. Их ещё можно восстановить, опираясь на потенциал, в первую очередь, Харьковского региона, который продолжает оставаться ведущим центром сельхозмашиностроения, сохранив достаточно мощный потенциал в производстве тракторов, трансмиссий, прицепной техники, а также отраслевую и заводскую инженерно-конструкторскую базу.

В такой сложной, критической ситуации очень важно было заявление Главы ПравительстваВладимира Гройсмана о необходимости приоритетного развития сельскохозяйственного машиностроения и проведения политики здорового протекционизма в защиту национальных производителей .

С этой целью были реализованы системные шаги для поиска оптимальных стимулов. В частности, сделаны изменения в Бюджетном Кодексе. Пунктом 42 "Заключительные и переходные положения" Бюджетного кодекса Украины предусмотрено, что в 2017-2021 годах ежегодный объем средств Государственного бюджета Украины, направляемых на государственную поддержку сельскохозяйственных товаропроизводителей, составляет не менее 1 процента выпуска продукции в сельском хозяйстве. При этом к 2019 г. 20% такой поддержки будет использоваться сельскохозяйственными товаропроизводителями на приобретение у отечественных производителей сельскохозяйственной техники и оборудования (2017 - 10 %, 2018 - 15 %). Таким образом, в 2017 г. эта сумма составит 550 млн. грн. бюджетных ассигнований, на 2018 г. планируется увеличение до 900 млн. грн., а в 2019 г. – до 1,5 млрд. грн.

Предыдущая «практика» Правительства Азарова по финансовому стимулированию отрасли не только не дала желаемого результата, но и привела к негативным последствиям.

Специалистами Национального комитета по промышленному развитию была проанализирована законодательно-нормативная база так называемой «поддержки». Удивительно, что после этого отечественное сельхозмашиностроение выжило. При существовавшем методическом подходе к определению локализации ни один производитель не мог достичь уровня 60% и, следовательно, претендовать на компенсацию. Деньги уходили на «отверточные» производства, где, согласно Постановлению Правительства Азарова, достаточный уровень локализации – 20%. Активное участие в процессе принимали трейдеры, поставлявшие в Украину на сборку машинокомплекты, увеличивая прибыль за счет бюджетных средств.

Подобная поддержка содействовала созданию условий для налаживания «отвёрточных» производств иностранной техники. Большинство украинских производителей не попадали в «список счастья», который формировал Минагрополитики. А те, кто оказывался среди избранных, направлялись в областные комиссии, которые формировались на местах. Поскольку выплаты приходились на последний квартал, претенденты на компенсацию были вынуждены «делиться». В такой ситуации желающих «участвовать в забеге» становилось всё меньше, а список - короче. К сожалению, такая практика имела место много лет и реализовывалась под красивыми лозунгами о поддержке отечественного производства, а по сути выполняла роль удавки. Выделяемые деньги оседали в карманах чиновников и коммерсантов от бюджета. Но пришло время наконец-то разорвать этот коррупционный круг и коренным образом поменять существующий порядок.

Сделать это непросто. Ведь среди государственных служащих, причастных к прошлым схемам, по-прежнему благополучно пребывают на своих рабочих местах, стремясь не допустить изменений в привычные, годами отлаженный механизм «поддержки». Судить об это можно по содержанию проектов документов, подготовленных чиновниками среднего звена Минагрополитики на выполнения поручения и четких указаний Главы Правительства. По сути, предложенные ими подходы мало чем отличаются от существующих в действующих Постановлениях «попередников».

Национальный комитетом по промышленному развитию при непосредственном участии Первого вице-премьер-министра Степана Кубива среди приоритетных задач определил поиск механизмов промышленной политики для восстановления лидирующих позиций украинского сельхозмашиностроения на внутреннем рынке и создание конкурентоспособной, экпортоориентированной продукции. После ряда консультаций и достижения консенсуса с МЭРТ, первыми лицами Минагрополитики и Минфина были разработаны следующие рекомендации.

Во-первых, деньги не целесообразно выделять производителям, поскольку это приведет к удорожанию техники. Их должны получать покупатели техники и оборудования для АПК.

Во-вторых, необходимо внести изменения в Постановление Кабинета Министров Украины от 27 мая 2013 №369 в части методики расчета уровня локализации. Используя европейскую практику, эксперты предложили использовать данные про таможенную стоимость компонентов, импортированных в Украину предприятием отечественного машиностроения для агропромышленного комплекса, а также компонентов, входящих в состав любого приобретенного у поставщика-резидента Украины товара, стоимость которого составляет 5 и более процентов в себестоимости техники и оборудования.

В-третьих, предприятие, чья техника и оборудование, претендует на компенсацию, должно осуществлять на территории Украины ключевые технологические операции, которые обеспечивают требуемый уровень локализации. Перечень этих операций в зависимости от вида техники предложен экспертами Нацкомитета.

В-четвертых, необходимо принять Постановление КМУ, где будет четко прописан порядок предоставления компенсации. Минфин должен определить финансовые учреждения и их функции для реализации новой инициативы.

А для того, чтобы нивелировать коррупционную составляющую и обеспечить прозрачный процесс распределения средств, следует создать межведомственную комиссию. В её состав должны войти ответственные, компетентные специалисты МЕРТ, Минагрополитики, Национального комитета по промышленному развитию, руководители отраслевых научных учреждений, предприятий отечественного машиностроения для агропромышленного комплекса и представители общественных организаций. Комиссия будет сформировать Перечень производителей техники и оборудования, чья продукция будет претендовать на компенсацию. Они должны будут отвечать следующим требованиям:

быть резидентом Украины не менее 2-х лет,для сложной самоходной техники иметь уровень локализации не ниже 35%, для остальной – 60%,

иметь удельный вес расходов на оплату труда (с учетом начислений на заработную плату) в составе себестоимости продукции не менее 8 процентов,

иметь конструкторско-технологическую документацию и / или поставленную на баланс интеллектуальную собственность на технику и оборудование,иметь систему гарантийного и после гарантийного обслуживания техники и оборудования.

Премьер-министр Украины на заседании Кабинета министров 14 февраля дал четкий сигнал машиностроителям и аграриям – Правительство компенсирует 15% стоимости сельскохозяйственной.

Впереди предстоит большая работа. Необходимо запустить не только механизм компенсации стоимости техники и оборудования, но и компенсации процентных ставок лизинга и кредитования отечественной техники. Следует упорядочить работу НАК «Украгролизинг», обеспечить недискриминационные условия для приобретения техники отечественными производителями.

Следующим шагом должна стать разработка государственной программы по созданию сложной прицепной и самоходной техники, которая в конечном итоге определит будущее развитие отрасли, основанной на технологиях точного, щадящего земледелия в Украине. Всё это возможно благодаря концентрации ресурсов в рамках реализации государственных целевых программ, объединяющих производственные мощности, отраслевую и заводскую науку, закладывая фундамент и создавая стабильную синергию на многолетнюю перспективу.

Украина > Агропром > ukragroconsult.com, 21 февраля 2017 > № 2082257


Украина. Польша > Транспорт > ukragroconsult.com, 21 февраля 2017 > № 2082255

"Укравтодор" изучает возможность взвешивния перегруженного транспорта на ходу, как в Польше

Руководитель Госагентства автомобильных дорог Украины ("Укравтодор") Славомир Новак привлекает польских специалистов для внедрения в Украине интеллектуальной транспортной системы. Одной из составляющих последней может стать осуществление весового контроля во время движения транспортных средств.

Об этом в интервью польскому изданию Wschodnik.pl, рассказала директор ГП "Укрдоринвест" Елена Криворучко.

Отвечая на вопрос об особенностях работы в Украине экс-министра транспорта Польши, Е. Криворучко отметила, что тот нацелен на реформирование отрасли и внедрение новаций. В частности, Славомир Новак намерен внедрить те инструменты, которые он внедрял, работая на своей должности в Польше.

"Он пригласил некоторых своих польских коллег, которые помогают ему на добровольных началах. У которых есть опыт внедрения так называемой интеллектуальной транспортной системы. Это система взвешивания транспортных средств на ходу, системы взимания платы за проезд, скоростного контроля. Это то, что было предложено Мировым банком, и что мы самостоятельно начали внедрять, но пока это было на уровне отбора консультанта с мировым именем, который смог бы проанализировать рынок и предложить оптимальную модель, которая будет для нас наиболее приемлема", - рассказала руководитель "Укрдоринвеста".

Также она сообщила, что приход Новака в "Укравтодор" способствовал привлечению в Украину большего количества иностранных компаний, желающих развивать здесь дорожное хозяйство. "С его назначением увеличилось и количество компаний, которые изъявляют желание участвовать в торгах. Если раньше желающих было в районе 10, то на один из последних тендеров подавалось около 60 компаний", - отметила Е. Криворучко.

Ранее ЦТС писал, что для эффективной борьбы с перегруженными транспортными средствами, Польше необходимо около 120 устройств, которые смогут определять вес грузовиков в движении. Кроме того, нужны изменения в законодательство, которые будут предусматривать наказание, исходя из динамического измерения веса. Поскольку в настоящее время в Польше динамические весы используются лишь в качестве метода предварительной фиксации. Это означает, что если вмонтированные в дорожную поверхность датчики обнаружат перегруженный автомобиль, то он будет сфотографирован камерой, расположенной на маршруте, и эта информация пойдет к инспекторам. Те могут остановить транспортное средство и подтвердить нарушение весовых норм на стационарных весах. Только измерения стационарного габаритно-весового комплекса являются основанием для наложения штрафа на нерадивого перевозчика.

Напомним также, что председатель "Укртрансбезпеки" Михаил Ноняк заявлял о планах реализации пилотного проекта дистанционного габаритно-весового контроля. Дистанционный габаритно-весовой контроль должен будет включать в себя ряд компонентов: индикативную ленту на проезжей части и камеры, осуществляющие фотофиксацию. Информация с них будет передаваться в мониторинговый центр и рассылаться по мобильным ГВК. Это позволит отслеживать только нарушителей, едущих с перегрузом.

Украина. Польша > Транспорт > ukragroconsult.com, 21 февраля 2017 > № 2082255


Россия. Китай. США > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 21 февраля 2017 > № 2081974 Юрий Тавровский

 «Ялта-2»

возможен ли «равносторонний треугольник» в отношениях Москвы, Пекина и Вашингтона?

Юрий Тавровский

В начале XXI века, с интервалом примерно каждые пять лет, в мировой политике происходят этапные события.

В феврале 2007 года Владимир Путин на конференции по международной безопасности в Мюнхене выступил с речью, содержавшей следующую формулировку: "Россия — страна с более чем тысячелетней историей, и практически всегда она пользовалась привилегией проводить независимую внешнюю политику. Мы не собираемся изменять этой традиции и сегодня. Вместе с тем, мы хорошо видим, как изменился мир, реалистично оцениваем свои собственные возможности и свой собственный потенциал. И, конечно, нам бы также хотелось иметь дело с ответственными и тоже самостоятельными партнёрами, с которыми мы вместе могли бы работать над строительством справедливого и демократического мироустройства, обеспечивая в нём безопасность и процветание не для избранных, а для всех".

В феврале 2013 года во время беспрецедентной встречи с правящей элитой в форме "коллективной учебы Политбюро ЦК КПК" на тему "Решительно идти по пути мирного развития" Председатель КНР Си Цзиньпин заявил: "Мы будем решительно идти по пути мирного развития, но категорически не станем отказываться от наших законных прав и интересов и не будем жертвовать коренными интересами государства… Ни одна страна не должна рассчитывать на то, что мы будем вести торговлю своими коренными интересами, ни у кого не может быть ни малейшей надежды на то, что мы вкусим горькие плоды ущемления суверенитета, безопасности и интересов развития государства".

В январе 2017 года в своей инаугурационной речи 45-й президент США Дональд Трамп сказал: "Мы будем стремиться к дружбе с другими странами, но при этом будем руководствоваться только своими интересами. Мы будем укреплять союзы и создавать новые".

Каждое из этих программных заявлений не только влекло за собой последствия для всей мировой политики, но и меняло отношения в "глобальном треугольнике" Москва—Пекин—Вашингтон. Именно после своей мюнхенской речи Путин окончательно стал persona non grata для Запада, а Россия — главным объектом давления и провокаций. Именно после объявления Си Цзиньпина о "выходе из тени" всерьёз началось сдерживание КНР в военной и торговой областях. Именно после речи Трампа на инаугурации глобалисты-"неоконы" в США и по всему миру начали ожесточённую "гибридную войну" против него.

Приоритет национальных интересов объединяет Владимира Путина, Си Цзиньпина и Дональда Трампа, ярких лидеров трёх ведущих держав современного мира. Вопрос в том, какими они видят эти национальные интересы и смогут ли достичь если не их синергии, то хотя бы отказа от противостояния? Путин продолжает следовать "мюнхенским" курсом", и его принципы вряд ли изменятся. Си Цзиньпин тоже выдерживает курс "следования коренным интересам государства". Неизвестной величиной в этом уравнении пока остаётся Трамп. Ему ещё предстоит продемонстрировать серьёзность обещаний, которые он давал в ходе предвыборной кампании и в первых заявлениях уже внутри Белого дома.

Срочно подождать!

За первые недели своего президентства Трамп привёл в исполнение два главных предвыборных обещания: отказался от Транстихоокеанского торгового партнёрства и приступил к сооружению "Великой мексиканской стены". При этом пока не разразилась обещанная торговая война с КНР, и не началось хотя бы ограниченное сотрудничество с Россией. В Москве и Пекине в создавшейся ситуации, скорее всего, приняли самое мудрое решение: "Срочно подождать!". Это ожидание, по традиции, продлится сто дней. "Испытательный срок" закончится к началу мая, а в середине месяца Путин и Си Цзиньпин встретятся в Пекине на саммите "Новый Шёлковый путь". У них будет время и возможность подробно обсудить слова и дела нового участника "треугольника", согласовать те общие позиции, которые не противоречат национальным интересам России или Китая.

Российско-китайское стратегическое партнёрство недаром называется именно так. Именно стратегические, военно-политические причины постоянно подталкивают обе страны к расширению и углублению взаимодействия, которое всё больше напоминает военный союз. НАТО во главе с США четверть века вгрызалось в зону российских жизненных интересов, дойдя уже до рубежей внутренних русских земель, а к 2016 году балансирование на грани войны приняло крайне опасные формы. Одновременно США за последние годы стянули вокруг Китая кольцо военных баз, подстрекают недружественные режимы, размещают боевые корабли в угрожающей китайскому судоходству конфигурации, провоцируя Пекин на создание "выдвинутых рубежей" в Тихом океане. Именно стремление Москвы и Пекина "не пропасть поодиночке", а вовсе не торгово-экономические интересы как таковые помогли им "взяться за руки".

Разъединить российско-китайскую сцепку мечтали и во времена правления Барака Обамы. Однако пойти на сближение с Россией "неоконам" мешала иррациональная ненависть, усиленная представлением о слабости России, а с Китаем — в общем-то, рациональное неприятие китайского "мирного возвышения", поставившего США на грань утраты глобального лидерства. Ещё в 2009 году Обама привёз в КНР предложение создать дуумвират "G-2" и совместно править миром — при условии, что Вашингтон будет "старшим братом". Стоит ли разъяснять, что принятие этого предложения Пекином означало бы конец китайско-российского стратегического партнёрства и сползание к новой "холодной войне" с Москвой? Но предложение было отвергнуто, а сдерживание продолжилось с удвоенной силой.

Теоретически можно допустить, что подобная или похожая попытка может быть повторена. Однако резкие антикитайские заявления Трампа в ходе предвыборной кампании и первые практические шаги его самого и его команды делают такое допущение маловероятным. Игра на оголённом нерве тайваньской проблемы, подтверждение "ядерного зонтика" над оспариваемыми Японией островами Дяоюйдао/Сэнкаку вряд ли можно считать случайностями начального периода. А ведь в небесах витает ещё и "дамоклов меч" обещания обложить китайский экспорт пошлинами в десятки процентов, что будет означать начало торговой войны.

"Чечевичная похлёбка" для Москвы

Попытки расшатать стратегическое партнёрство Москвы и Пекина могут последовать и на российском направлении. Для Трампа очевидно, что российские товары не лишают американцев рабочих мест. Напротив, снятие санкций может стимулировать американский экспорт в Россию, создать многие тысячи дополнительных вакансий на предприятиях США. В данной ситуации оказались невостребованными идеологические фобии госдеповских дам, которым уже показали на дверь. Но созданное ими "прокрустово ложе" американо-российских отношений, символом которого являются санкции, вряд ли удастся быстро разрушить. Впрочем, отрицательное влияние санкций может быть перевешено шагами по ослаблению давления НАТО на западные рубежи России, завершением подстрекания Киева, реальным взаимодействием в борьбе с исламистами. Отвечающие в первую очередь интересам самих США, эти и другие шаги могут подаваться как авансы Кремлю в ожидании ответных ходов. Именно так их будут трактовать не только западные дипломаты и журналисты, но и наши доморощенные либералы, для которых неприятие Китая стало "символом веры". Уже сейчас разные формулы "размена" стратегических отношений с КНР на благосклонность США оживлённо обсуждаются на телевизионных ток-шоу и в печатных изданиях. Думается, что и в экспертном сообществе, включая специалистов по Китаю, найдётся некоторое число сторонников "размена".

В оборот уже ввели разнообразные аргументы. Напоминают о том, как в 70-е годы прошлого века Дэн Сяопин разменял переход к системной враждебности с СССР на допуск к западным капиталам, рынкам и технологиям. Называют имя Генри Киссинджера, не раз успешно сыгравшего роль напёрсточника в игре с Пекином и Москвой и продолжающего манипулировать двумя столицами в интересах третьей. Подсчитывают скромные итоги российско-китайской торговли, мизерные суммы китайских капиталовложений. Настаивают на "предательстве" Пекином Москвы в критические моменты украинского и сирийского кризисов. Эксплуатируют глубоко засевший в нашем коллективном бессознательном со времен боёв на острове Даманский миф о намерении Поднебесной захватить Сибирь и Дальний Восток. Обнаруживают у российских границ то танковые колонны, то стратегические ракеты.

Конечно, в большой политике никогда нельзя говорить "никогда". Совпадающие сегодня национальные интересы завтра могут разойтись. Но в текущей ситуации и на обозримую перспективу их близость или даже совпадение для Москвы очевидны. Прежде всего, одновременное сдерживание России и Китая продолжается. Довольно туманные намёки на возможность ослабления давления на Москву не принимают реальных очертаний. Но даже если сдвиг от конфронтации к сосуществованию или точечному сотрудничеству с Вашингтоном произойдёт, он потребует времени. Есть ли это время у администрации Трампа, а если есть, то как много? За несколько месяцев или лет и ценой существенных уступок в отношениях с Китаем Москва действительно можно добиться потепления с Америкой. Но как долго продлится оттепель? Не повысит ли классический бизнесмен Дональд Трамп цену на свой товар ещё до завершения сделки?

Пойдя на тактическое удлинение российско-американской стороны треугольника за счёт отношений с Китаем, Кремль понесёт стратегические потери. Он уменьшает свою дальнейшую ценность в рамках "треугольника" как с точки зрения Вашингтона, так и Пекина. Мало того, что будет утрачено личное доверие, которое было наработано между Путиным и Си Цзиньпином в ходе их 15 встреч за 2013-2016 годы. Путину уже не удастся войти в историю творцом новой модели отношений с Китаем, которую он начал создавать чуть ли не с первых месяцев своего президентства: подписание Большого договора в 2001 году, создание тогда же ШОС, окончательное урегулирование пограничной проблемы в 2005 году, начало сопряжения ЕАЭС и "Нового Шёлкового пути" в 2015 году. Будет поставлено под вопрос наработанное с большим трудом доверие и взаимопонимание между силовыми структурами двух стран. Вернуться обратно ко всем этим наработкам в весьма вероятном случае перемены настроений у Трампа или его ухода из власти будет очень трудно и уж точно невозможно во время правления Си Цзиньпина, которое продлится до 2022 года.

Разные возможности, равные выгоды

Суета вокруг "разменов" в рамках "глобального треугольника" подменяет осознание возможности создания устойчивой равносторонней структуры с вершинами в Москве, Вашингтоне и Пекине. Именно сейчас для этого сложилась небывало удачная ситуация, позволяющая соединить три стороны, ставшие примерно равновеликими. Отречение Трампа от экономического и финансового глобализма, от намерения проецировать силу в любую точку мира сокращает американскую сторону "треугольника". Недавние заявления Си Цзиньпина в Ханчжоу и Давосе о готовности возглавить глобализацию мировой экономики, напротив, говорят не о стремлении к мировому военному господству, а о желании качественно нарастить участие Китая в мировых делах после десятилетий "пребывания в тени". Это удлиняет китайскую сторону. Что касается России, то её наступательная внешняя политика на время компенсировала экономическое затухание и почти уравняла нашу сторону "треугольника" с двумя другими.

Мало того — именно Россия могла бы стать посредником в предотвращении перехода американо-китайского противостояния на более высокий и опасный уровень или даже инициатором трёхстороннего взаимодействия по ключевым международным проблемам. Коренные интересы Москвы, Вашингтона и Пекина одновременно, хотя и в разной степени, затрагивают проблемы исламского терроризма, распространения ядерного оружия, кибербезопасности, глобального финансово-экономического кризиса. Даже этот краткий перечень показывает обширность поля для взаимодействия, которое не ущемляет национальные интересы ни одной из сторон.

"Красные линии" в отношениях трёх стран пока не пересечены. Окна возможностей не захлопнулись, а иногда даже открываются шире. Выход США из Транстихоокеанского партнёрства означает для Пекина положительный сигнал о возможности предотвращения антикитайской торговой войны. В случае отказа от обещанного резкого повышения пошлин на китайский экспорт или даже введения невысоких дополнительных барьеров можно будет рассчитывать и на предотвращение двустороннего конфликта. Антироссийские заявления из новой вашингтонской администрации продолжают раздаваться, но на довольно низком уровне. С более высоких этажей идут ощутимые позитивные импульсы.

Три рыцаря традиционализма

Помимо близости интересов в сфере безопасности, начинает просматриваться и некая идеологическая близость "вершин треугольника". Это безусловный приоритет национальных интересов, возврат к традиционным ценностям своих народов и отторжение противоречащих им либерально-глобалистских мантр. Это апелляция к авторитету мыслителей и лидеров прошлого, к религиозным и этическим нормам, прошедшим проверку веками.

Выдвинув в 2012 году программу "Китайской мечты о великом возрождении китайской нации", Си Цзиньпин в своих выступлениях и статьях цитирует Конфуция гораздо чаще, чем Мао Цзэдуна. Возвращение к традиционным китайским ценностям после периода увлечения западным образом жизни набирает темпы и проявляется в самых разных областях: от ношения традиционного костюма даже в бытовых ситуациях до прилива интереса молодёжи к полузабытому классическому литературному языку "вэньянь". Развернувшаяся в последние годы системная борьба против коррупции тоже носит антилиберальную окраску — среди осуждённых за последние три года примерно миллиона чиновников большинство имели счета и недвижимость за границей, получали "откаты" от иностранных фирм и потому были сторонниками прозападной ориентации Китая.

Российский лидер пока не сформулировал столь необходимую нам "Русскую мечту", хотя его разрозненные выступления складываются во вполне последовательную систему консервативных, патриотических ценностей. Он цитирует классиков русской философской мысли XIX-XX веков. Он воцерковлён и соблюдает все православные праздники, одновременно проявляя должное уважение к другим традиционным религиям России: мусульманству, иудаизму и буддизму. Он шаг за шагом восстанавливает духовные скрепы общества, символы преемственности российских традиций: от возрождения поруганных храмов до возврата гвардейских мундиров, от мелодии советского государственного гимна до советских праздников. Несмотря на сильнейшее давление либерального прозападного лобби, он не позволяет пересадить на нашу почву однополые браки, вседозволенность, разрушать традиционные семейные нормы, систему просвещения и защиты семьи.

Даже в ходе предвыборной кампании, когда каждый голос был решающим, Дональд Трамп не боялся открыто говорить о своём неприятии размывания традиционных ценностей, подчёркивать значение христианской морали вопреки либеральному "мейнстриму", узаконивающему привилегии сексуальных и национальных меньшинств. Трамп обещал защитить семьи, христианскую этику и свободу вероисповедания, понимаемую как право отвергать диктат новомодной политкорректности. Он говорил, что их утрата обернётся отказом от наследия отцов-основателей Соединённых Штатов, создавших Конституцию на основе Священного писания. Отказ от христианских скреп может уже в обозримом будущем привести Америку к распаду по конфессиональным и этническим линиям. В своей инаугурационной речи 45-й президент США сказал, ссылаясь на Библию: "Как это хорошо и приятно, когда народ Божий живёт в единстве!". И его лозунг "Америка прежде всего!" означает "Христианство прежде всего!".

Это удивительное расположение звёзд на мировом политическом небосклоне может превратиться в устойчивое созвездие. Его могут назвать "G-3", "Второй Ялтой" или ещё как-нибудь. Шансов на такое развитие событий не так много, но они есть.

На фото: «Ялта-2»: роли могут быть распределены и так, Китай — на подъёме, США — на спуске

Материал подготовлен в рамках реализации проекта "Научно-просветительская программа "Государство Российское: новый этап". При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии c распоряжением Президента Российской Федерации от 05.04.2016 № 68-рп и на основании конкурса, проведённого Общероссийской общественной организацией "Российский союз ректоров".

Россия. Китай. США > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 21 февраля 2017 > № 2081974 Юрий Тавровский


Казахстан > Образование, наука. СМИ, ИТ > inform.kz, 21 февраля 2017 > № 2081941

Услугами онлайн курса по изучению казахского языка Soyle.kz воспользовались свыше 1,5 млн человек. Об этом сообщил заместитель исполнительного директора Фонда Первого Президента РК - Лидера Нации Султан Айтжанов на пресс-конференции в СЦК, передает корреспондент МИА «Казинформ».

«Soyle.kz - это первый бесплатный курс казахского языка, открытый в декабре 2013 года. С момента создания портала его услугами воспользовались свыше 1,5 млн человек из Казахстана и зарубежья, а количество зарегистрированных обучающихся превысило 50 тыс человек. Свыше 20 тыс человек обучаются в группах соцсетей портала «Soyle.kz». Количество скачиваний приложений «Soyle» для платформы Android и iOS превысило 30 тыс человек», - отметил Айтжанов.

Как ранее сообщалось, в Службе центральных коммуникаций состоялась презентация мобильного приложения портала Soyle.kz. Более современным и технологичным стал новый дизайн сайта. Созданы новые разделы «Sozdik.soyle.kz», «Каталог сайтов», «Пословицы и поговорки», «Загадки и скороговорки», «Слово дня», «Афиша мероприятий», расширяющие функциональные возможности портала.

Казахстан > Образование, наука. СМИ, ИТ > inform.kz, 21 февраля 2017 > № 2081941


Евросоюз. США. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 21 февраля 2017 > № 2081931 Джульетто Кьеза

 Ограбление по…

конец абсолютному доминированию?

Джульетто Кьеза

Буквально за несколько лет ситуация в мире кардинально изменилась. И происходит не эволюционное развитие мира, а революционное. Хотя в какой-то мере эта революция спонтанная, и происходит она из-за медленного, но устойчивого накопления причин, ситуация, которая привела к политической революции на Западе: в Европе и Соединённых Штатах Америки, — зрела давно.

На наших глазах происходит кризис цивилизации. Этот процесс, который начался тридцать лет назад, очень быстро развивался. Дело в том, что Запад пытался соединить западный и весь остальной мир в одном идеологическом, культурном и экономическом пространстве. Это не получилось и не могло получиться, потому что глобализация в том виде, в котором была задумана, невозможна в принципе, поскольку она перечёркивает историю разных народов, как бы отменяет её. Но это несовместимо с природой людей и попросту нарушает законы природы. Ведь человеку, как и народу, требуется определённое время, чтобы адаптироваться. Эволюция стала настолько стремительной, что не даёт времени приспособиться. Сегодня человек, сев в самолёт, всего за несколько часов может совершить кругосветное путешествие, обогнуть планету. А когда это могут сделать целые народы, начинается неизбежное столкновение между разными культурами, обычаями, религиями, что приводит к неразрешимым противоречиям.

Очень важный момент сегодняшней действительности — технологическая революция. Внутри неё действуют информационно-коммуникационные технологии, которые в течение одного поколения произвели столь глубокие изменения, что меняют все предыдущие отношения между людьми и народами. Технологическая революция, которая происходит так быстро, что люди не могут адаптироваться, производит антропологические изменения в самом человеке. Эти изменения поначалу кажутся приятными, но когда они накапливаются, то нарушают все принципы и даже законодательство.

Ведь всякое общество регулируется законами. Они распространяются на всех, то есть на каждого человека, независимо от того, какие у него интересы. Но вот законы перестают работать, потому что условия самой среды меняются столь быстро, что люди не понимают, что делать. И тогда попросту происходит слом обычаев, традиций.

Мы сейчас находимся именно в такой ситуации и должны найти выход как можно быстрее. При этом надо понимать, что все проблемы разрешить попросту невозможно. Но можно и нужно, по меньшей мере, уменьшить скорость разрушения. Нужно немного притормозить и найти время для размышления. Иначе, если мы продолжим нестись на такой скорости, то провалимся в пропасть.

Все мы помним, как Фукуяма после падения Берлинской стены сказал, что история закончена. Но вот прошло совсем немного времени по историческим меркам, и забурлил весь мир. А дело в том, что такие слова — это совокупность всех иллюзий, которые питал и сам Фукуяма, и многие на Западе. Они наивно считали, что произошла окончательная победа одной системы. И то, что мы имеем на сегодняшний день, — это и есть результат данных иллюзий: "Мы победили, наш порядок будет доминировать, потому что наши конкуренты исчезли".

Но что означает конец истории? Это отсутствие столкновения интересов. Когда интерес один, управление одно, доминирование очевидно — вот и всё, история закончена. Но это очень наив­ное видение мира. Мир большой. И миллиарды людей невозможно свести к одной схеме, к одному знаменателю.

История не только не закончена, но сейчас интересы обостряются. Причём сталкиваются разные интересы: интерес экосистемы сталкивается с развитием человечества, как оно было задумано Западом. Александр Зиновьев давно предупреждал, что механизм развития Запада не может продолжаться в прежнем виде, потому что превращается в авторитарную систему. И слова о конце истории эквивалентны идее создания авторитарной мировой системы — и даже более жестокой, недемократической, по существу — системы насильственной.

Однако фраза, не имеющая под собой оснований, стала столь популярной, потому что система массовой информации была в руках тех людей, которые так думают. Вот наглядный пример доминирования одного мышления: эти люди распространяют те идеи, которые сами и придумывают. Это не реальная информация, а их мнение. Но поскольку они контролируют поток информации, то их мнение становится мировой доминантой. Хотя — относительно мировой, до тех границ, на которые распространяется их влияние. И это тоже показатель их интеллектуальной и идеологической ошибки. Ведь идеи не дойдут до всех. Например, полтора миллиарда человек на планете попросту не имеют доступа к электроэнергии. Многие идеи не распространяются из-за языковых барьеров. Полтора миллиарда говорят на китайском языке. Миллиард двести миллионов индийцев, миллиард африканцев. Да и вообще, глобализация и унифицирование идей могут распространяться лишь до некоторого предела. Но этот предел американская, англосаксонская культуры не видели, а потому и не учитывали. Ведь они доминировали в течение трёх с лишним веков, это долго, это выработало привычку: "Мы доминируем, мы — выше, лучше остальных". Это расистская идея, которая как раз и родилась потому, что мы, западные люди, доминировали веками. Остальной мир был ограблен Западом. Мы, западные люди, думали, что так будет бесконечно, потому что в течение трёх веков мы доминировали. Но вдруг в мире появляются гиганты, которые могут не только сказать "я не согласен" и защититься, но и дать отпор. И раньше были несогласные, но они не могли постоять за себя. Индия, например. Целый континент мы завоевали, забирали там всё и делали, что хотели. Но вот появляются такие политические силы, как Китай, Россия. И продолжение ограбления уже невозможно.

Евросоюз. США. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 21 февраля 2017 > № 2081931 Джульетто Кьеза


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter