Всего новостей: 2185609, выбрано 26547 за 0.121 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > dknews.kz, 25 июля 2017 > № 2254270

Как искореняют причины коррупции в Казахстане

Искоренение причин коррупции, устранение ее источников находится в приоритете работы Национального бюро по противодействию коррупции наряду с правоохранительными функциями, сообщает пресс-служба бюро.

На основе правоприменительной практики анализируются риски в наиболее коррупциогенных сферах. Тщательному мониторингу подвергаются правовые акты, функции и полномочия должностных лиц.

Важным аспектом в этой работе является мнение населения, которое служит ориентиром в принятии профилактических мер.

Выработанные рекомендации вносятся в государственные органы и направлены на исключение «лазеек» для коррупции. На сегодняшний день принимается ряд мер по их реализации.

Так, в сфере образования для защиты прав родителей и устранения «прямого» контакта с должностными лицами с 1 января т.г. в Астане в пилотном режиме запущена новая автоматизированная система очередности в детсады.

Теперь родители могут не выходя из дома поставить ребенка в очередь, выбрать детсад и получить направление без посредничества акимата. Все это доступно на портале электронных услуг столицы www.e.astana.kz.

Очередность в детсады стала более простой и прозрачной. Программой уже воспользовались порядка 5000 семей.

Такой порядок будет распространен по всей республике.

Внедрение «облачной» бухгалтерии в средних школах обеспечит онлайн-контроль расходования бюджетных средств и исключит финансовые нарушения.

Для исключения «поборов» в школах разработан проект Типовых правил организации работы попечительских советов, устанавливающий порядок расходования благотворительных средств. Наряду с родителями в работе советов будут принимать участие представители общественности (фонды по защите прав детей, партия «Нұр Отан», НПП «Атамекен»).

В дальнейшем деятельность родительских комитетов не будет связана со сбором денежных средств.

В сфере здравоохранения разработан закон, предусматривающий электронные закупки лекарств и медицинских изделий.

Это позволит обеспечить прозрачность процесса закупок и повысить доступность к нему потенциальных поставщиков.

Утверждены новые Правила выбора поставщика услуг по оказанию гарантированного объема бесплатной медицинской помощи (далее - ГОБМП), где предусмотрено включение в конкурсную комиссию представителей неправительственных организаций.

Также разработаны Правила закупа услуг у субъектов здравоохранения в рамках ГОБМП. Проектом на 22% сокращаются формы отчетной документации, на 30% – формы первичной медицинской документации.

В целях устранения барьеров для медицинского бизнеса отменено 28 необоснованных санитарных правил, а также передаются в конкурентную среду 14 госфункций.

В сфере спорта принят закон, предусматривающий новую систему его финансирования с разграничением функций госорганов.

Теперь акиматы занимаются только развитием массового спорта, а центральный уполномоченный орган – координацией и контролем использования бюджетных средств.

В целях оптимизации госфинансирования профессионального футбола в конкурентную среду переданы 8 клубов.

На стадии согласования 3 новых стандарта электронных госуслуг по вопросам выдачи жилища спортсменам, выплаты им компенсаций и определения статуса спортивных школ.

Принятые меры позволят минимизировать коррупционные риски при распределении бюджетных средств в этой сфере, а также создать дополнительные условия для развития спортивного бизнеса.

В сфере сельского хозяйства осуществляется перевод на электронный формат госуслуг по выдаче разрешения на перемещение мясной продукции и субсидированию удобрений.

Для зерновых культур исключен погектарный порядок субсидирования с переходом на кредитование конечной продукции, что искоренит хищение бюджетных средств путем искусственного увеличения посевной площади.

Внедряются стандарты госуслуг по субсидированию перерабатывающих сельхозпредприятий.

Введение автоматизированной системы по рассмотрению заявок на выдачу субсидий исключит прямой контакт с услугодателями.

В сфере животноводства также предусматривается электронный формат подачи заявки на субсидирование развития племенного животноводства.

В сфере земельных отношений новый проект закона предусматривает прозрачные процедуры выделения земель сельхоз назначения и участие в конкурсной комиссии представителей общественности.

Для открытости информации по выделению земель создается онлайн-база очередников на получение земельных участков для индивидуального жилищного строительства.

В пилотном режиме в Акмолинской области запущен специальный сервис для населения, обеспечивающий доступ к информации о свободных земельных участках.

В сфере строительства дорог внедрена электронная система подачи документов при закупках, что обеспечивает равные возможности предпринимателей при участии в конкурсных процедурах.

Создается Национальный центр качества дорожных активов, который будет осуществлять централизованный контроль за качеством строительных и ремонтных работ на дорогах.

Теперь обязательным условием аккредитации экспертных организаций является наличие в штате аттестованных экспертов в области строительства автодорог. Это позволит не допускать к техническому надзору непрофильных специалистов, как это было ранее.

В сфере геологии и недропользования перераспределяются функции по утверждению проектов, согласованию разрешения на сжигание и переработку газа, а также продлению контрактных сроков.

Аукцион станет основной формой конкурса на получение права недропользования, что обеспечит открытость и упрощение процедуры.

Оптимизируются сроки получения контракта на недропользование и упраздняются процедуры согласования, устанавливается административная ответственность за нарушение порядка предоставления права недропользования.

Все эти изменения вносятся в рамках подготовки проекта Кодекса «О недрах и недропользовании».

В сфере экологии объединяются госуслуги по выдаче разрешений на эмиссии в окружающую среду и заключения экологической экспертизы с полным переходом на электронный формат.

Это позволит почти в 3 раза (с 120 до 45 дней) сократить сроки оказания данных госуслуг, что улучшит условия для ведения бизнеса.

В сфере государственного аудита кардинально пересматриваются механизмы его проведения.

Утверждены квалификационные требования к кандидатам, претендующим на должность госаудитора.

Принимаемые меры создадут условия для оптимизации системы госаудита и повысят его эффективность.

В квазигосударственном секторе планируется принятие единых правил закупок с полным их переводом в электронный формат.

Создаются Единая база данных для мониторинга закупок, Реестр недобросовестных участников закупок и службы по контролю за закупками. Эти меры позволят осуществлять постоянный контроль за расходованием бюджетных средств в квазигоссекторе, а также обеспечить равноправие предпринимателей.

В целом, рекомендации Антикоррупционной службы учтены при разработке восьми законов, более 30 подзаконных актов, в том числе восьми новых стандартов госуслуг.

Такая профилактическая деятельность будет продолжаться на постоянной основе.

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > dknews.kz, 25 июля 2017 > № 2254270


Казахстан > Недвижимость, строительство > kapital.kz, 25 июля 2017 > № 2254238 Бакытжан Базарбек

Как бороться со спекуляциями на рынке земли?

Бакытжан Базарбек представил варианты решения проблемы

«В Казахстане сформировался своего рода неофициальный конгломерат, куда входят землевладельцы, мелкие перекупщики земли, риелторы, агентства недвижимости, оценочные компании, частные землеустроительные службы. Они управляют рынком земли, из-за чего земельные участки стоят несопоставимо с уровнем жизни населения», — такого мнения придерживается Бакытжан Базарбек, юрист, международный эксперт по земельному и экологическому праву. В интервью деловому еженедельнику «Капитал.kz» он представил варианты решения проблемы.

— Бакытжан, рынок земли хоть и находится на стадии становления, но достаточно спекулятивен. Почему так сложилось?

— Думаю, основная вина лежит на перекупщиках. У нас властвует «дикий капитализм». Возьмите рынок земли в Алматы. В пределах городской черты участок стоит от $50 тыс., в окрестностях мегаполиса участок под ИЖС 10 соток — $10 тыс. И это всего лишь участок без дома, зеленых насаждений, без инженерных сетей, подключение к которым стоит денег. Откуда такие цены?

Как правило, государство не вмешивается в ценообразование на землю. Это нормально, так регулируется рынок земли в странах Европейского союза. Но у них нет такой пропасти между уровнем жизни человека и стоимостью недвижимости.

ВВП на душу населения не просто показатель для статистики, в нем учитывается доход человека и его возможность получения всех благ со стороны государства, исходя из его доходов. Это вопросы и здравоохранения, и образования, и отдыха, и жилья. Другими словами, стоимость жилья, в том числе земельных участков, не устанавливается просто так, она формируется по законам экономики. То, что у нас участок находится в пригороде Алматы, — это не экономический показатель его стоимости.

Стоимостные составляющие — это обеспеченность земли необходимыми инженерными сетями, транспортная доступность, наличие социальных объектов и близость к центрам обслуживания. Это в теории. У нас же на практике получается не так. У нас обычная «коробка» с землей без условий для проживания в поселке Коянды, что в 10 км от столицы, стоит столько, сколько коттедж с 10 сотками земли на берегу Черного моря в болгарском Бургасе или хороший дом в испанской Валенсии.

— Как вы думаете, какую роль в ценообразовании земельных участков играют риелторы?

— Они вносят существенный «вклад» в стоимость земли. Их деятельность необходимо регулировать.

Скажу так, у нас в стране есть десяток крупных финансовых групп, которые сосредоточили в своих руках тысячи гектаров сельскохозяйственных земель, земель для личного подсобного хозяйства, садоводства, индивидуального жилищного строительства. Деятельность крупных риелторских фирм, агентств недвижимости напрямую связана с реализацией этих земель на рынке по завышенной стоимости. И для этого используется любой негативный информационный фон.

— Но ведь есть еще так называемые латифундисты…

— Да, и их деятельность тоже влияет на рынок земли. Почему, например, образуются незапланированные селитебные зоны вокруг городов? Просто крупный землевладелец решил участок в несколько сотен или тысячи гектаров, отведенный под крестьянское (фермерское) хозяйство либо под сельхозтоварное производство, размельчить на 10 соток и продать гражданам под ИЖС. И мало кого беспокоит, что на участках, выдающихся под крестьянское (фермерское) хозяйство, запрещается ведение индивидуального строительства, там отсутствуют инженерные сети. Согласно плану детальной планировки района, на сельхозземлях не предусмотрена жилая застройка. Продавцов, получается, не волнует, что у покупателей в будущем возникнут из-за этого проблемы. И что проблемы возникнут и у государства — при планировании этих территорий. Более того, если сельхозугодия не будут осваиваться или их будут нерационально использовать, земли начнут деградировать. На первом месте, получается, сиюминутная выгода.

Земельный мораторий, наложенный в прошлом году, немного «остудил пыл» спекулянтов. Но я опасаюсь того, что кто-то может воспользоваться правовой безграмотностью населения и продолжит сегментировать землю для продажи в обход закона.

Поэтому я считаю, что необходимо ужесточить ответственность физических и юридических лиц, осуществляющих землеустроительные виды работ, вплоть до длительных сроков лишения свободы. Впрочем, коллеги-юристы и чиновники могут мне возразить: при существующем запрете и ограничениях спекулянты не смогут зарегистрировать идентификационный документ (госакт на землю). Скажу так: спекулянты всегда смогут найти лазейки.

Как юрист по земельным вопросам скажу так: каждый участок земли должен быть освоен и использован строго по целевому назначению. Это отражено в 92 и 93 статьях Земельного кодекса РК.

На деле земли скупаются оптом и не используются, владельцы ждут покупателей. Некоторые участки заморожены в качестве залога в банках — они вообще не работают. В итоге: земли вроде как заняты, получается дефицит. Это и позволяет «играть» с ценами.

— Как можно контролировать цены на землю?

— В развитых странах государство не вмешивается в ценообразование на земельном рынке, это есть и у нас. У нас государство устанавливает только базовые ставки платы за земельные участки сельхозназначения при их предоставлении в собственность либо землепользование. Думаю, нам не цены контролировать нужно, а правила игры на земельном рынке менять. Нужно менять отношение государства к аукционам и конкурсам по продаже права собственности на землю и права аренды. Я считаю, что необходимо изолировать крупных землевладельцев, спекулирующих землей, от аукционов. Все эти меры помогут сдержать цены на землю.

— Как активный эксперт всевозможных рабочих групп в парламенте, в госорганах что бы могли предложить для борьбы со спекуляциями и для регулирования цен на землю?

— Необходимо установить определенные ограничения. Нужно совершенствовать налоговое законодательство в части перепродажи земли, запретить продажу земли в течение пяти лет. Необходимо строго регламентировать зоны агломерации вокруг Астаны и Алматы, ужесточить контроль над соблюдением Генплана развития пригородной зоны (к сожалению, контроль над ним никто не осуществляет). Вокруг Алматы необходимо установить зону особого градостроительного регулирования в пределах 90−100 км и ограничить предоставление земли в пределах этой зоны. Нужно менять правила аукционов и конкурсов, существующие не отражают действительность и создают предпосылки для злоупотреблений. Нужно ужесточать ответственность риелторских, оценочных и землеустроительных организаций. Нужна новая концепция развития рынка земли, которая поможет сократить пропасть между ценами на землю и уровнем жизни людей. Необходимо сделать так, чтобы рынок земли отражал реальность.

Казахстан > Недвижимость, строительство > kapital.kz, 25 июля 2017 > № 2254238 Бакытжан Базарбек


Казахстан > Финансы, банки > kapital.kz, 25 июля 2017 > № 2254230 Айгуль Тасболат

Кредитные рейтинги компаний — формальность или необходимость?

Может ли рейтинговая оценка влиять на эффективность бизнеса и привлечь инвесторов

В современных условиях, когда на горизонте маячит деглобализация, а доступ к внешним источникам финансирования сильно ограничен, актуальность использования возможностей внутреннего рынка капитала становится приоритетной. При этом казахстанские финансовые институты, стремясь минимизировать свои риски, перестраховываются и выдвигают к заемщикам жесткие требования.

О дополнительных способах повышения инвестиционной привлекательности компаний рассказывает председатель правления АО «Рейтинговое агентство РФЦА» Айгуль Тасболат.

— Каков опыт присвоения национальных кредитных рейтингов в Казахстане? Сколько отечественных компаний получили кредитные рейтинги с 2007 года и как повлияли рейтинговые оценки на привлечение финансирования?

Кредитные национальные рейтинговые агентства работают в Казахстане уже около девяти лет с неоднозначным результатом. Наверное, самым эффективным был период с 2009 по 2013 годы. На эти годы пришелся пик активности в использовании кредитных рейтингов казахстанских агентств. Рейтинги получили более 200 казахстанских компаний. Наше агентство присвоило за все время работы 230 рейтингов, это примерно 20 рейтингов в год. Небольшое количество для Казахстана, учитывая, что в стране работает не менее 10 000 компаний.

К сожалению, мы сейчас не можем сказать, что национальные кредитные рейтинги влияют на формирование благоприятных условий для роста инвестиций, на стабильность кредитных институтов, и в том числе на стоимость привлечения финансирования в Казахстане. Это может произойти только в том случае, если использование кредитных рейтингов получит широкое применение, и они будут присваиваться каждой второй компании, обращающейся к инвесторам и кредиторам. Только тогда, когда данные по кредитной устойчивости наших предприятий будут доступны в режиме on-line, кредитные институты и инвесторы смогут выстроить свои процессы таким образом, чтобы стоимость привлечения финансирования не включала в себя потенциальные убытки и высокие риски, связанные с дефолтами и невозвратом займов.

Пока же мы видим, что получение кредитного рейтинга самими компаниями рассматривается как никому не нужная формальность, а инвестиционные и кредитные аналитики банков очень слабо используют этот инструмент при оценке своих рисков. Это результат отсутствия доверия. В 2014 году на организованном фондовом рынке было отменено признание национальных кредитных рейтингов. Сделано это было с целью снижения нагрузки на эмитентов в надежде на более активный выход компаний на фондовую биржу. Но этого не произошло. Следовательно, проблема не в рейтингах, и должны быть найдены другие подходы к мотивированию эмитентов. Теперь уже очевидно, что они связаны не с требованием о наличии кредитного рейтинга, а с отсутствием доверия у инвесторов к ценным бумагам среднестатистических казахстанских компаний.

Нам, наконец, необходимо понять, что деятельность национальных рейтинговых агентств дает один из основных инструментов для защиты интересов инвесторов и кредиторов, и для более эффективной оценки их рисков. Рейтинговая оценка косвенным образом позитивно влияет и на развитие самих компаний, на дисциплину и эффективность бизнеса.

Институциональные инвесторы, для которых мы делали рейтинговую оценку компаний, проявили большую дальновидность и проницательность, внедряя в свои системы управления рисками кредитные рейтинги. Эти оценки были преимущественно закрытые и предназначены для внутреннего использования. В целом, это тоже нормальная практика. Сами компании тоже иногда заказывают у нас закрытые, непубличные рейтинги, поскольку для них это своего рода проверка состояния бизнеса. Однако в идеале для того, чтобы практика кредитных рейтингов давала существенную пользу инвестиционному процессу и совершенствованию финансового сектора, необходимо, чтобы информация о кредитных рейтингах была публичной, и всегда была доступна всем инвесторам, даже если рейтинги были присвоены несколько лет назад. Это позволит отслеживать динамику развития и строить более точные прогнозы. Мы часто объясняем нашим клиентам, что тренд заключается в том, что на инвестиционный рейтинг негативно влияет отсутствие системной информации о платежеспособности компаний.

— Нужно ли создание единой информационной базы, соответствующей ожиданиям инвесторов? Какова может быть структура ресурса, содержащего информацию о присвоенных или присваиваемых в настоящее время рейтингах?

Я думаю, что каждое рейтинговое агентство хочет иметь собственную базу данных и по отраслям, и по предприятиям. Мы должны понимать, что состояние отраслей очень сильно влияет на деятельность компаний. Если мы анализируем информацию о работе одного или двух предприятий, работающих в какой-то одной отрасли, а оценку отрасли даем только по официальным статистическим данным, то это нас сильно ограничивает в точности прогнозов по кредитной устойчивости этих компаний. Мы всегда говорим, что анализ отрасли — это базовый уровень. Он будет достоверным и эффективным, если мы будем владеть подробными данными о деятельности подавляющего большинства компаний в данной отрасли.

Вопрос создания единой базы данных для инвесторов и кредиторов связан с тем, кто будет поддерживать ее актуальность и за счет каких средств? Уже имеется хорошая база данных — Депозитарий финансовой отчетности (ДФО), который содержит много информации о финансовых показателях компаний и некоторых корпоративных событиях. Но в него включены далеко не все казахстанские компании. Более того, не все организации представляют сведения в ДФО в едином унифицированном формате. В нем нет данных по международным и национальным кредитным рейтингам. Хотя это все существенные детали.

— Какова методология присвоения рейтинга, насколько объективно она отражает положение дел в компаниях?

Мы представляем нашу базовую методологию по присвоению кредитных рейтингов в открытом формате. С ней можно ознакомиться на нашем сайте. Анализ компании включает в себя четыре больших направления: анализ отрасли, анализ бизнеса, финансовый анализ и анализ менеджмента. Это довольно обширный объем количественных и качественных показателей. Исходную информацию в идеале должна предоставлять сама компания. Хотя часто используются также данные официальных открытых источников, а также результаты наших собственных исследований. Для объективной оценки собирается вся достоверная информация о деятельности предприятия за несколько лет. Кредитный рейтинг — аналитический инструмент, удобный и эффективный для инвесторов и кредиторов, так как в нем лаконично и адекватно отражается результат большого комплексного исследования состояния компании. Мы стараемся постоянно совершенствовать нашу методологию и поддерживать ее в актуальном состоянии, чтобы она максимально точно отражала уровень компании. Это объективная необходимость в современных, быстро меняющихся условиях. Постоянно возникают все новые и новые факторы, оказывающие существенное влияние на экономику и бизнес.

— Какие кредитные рейтинги могут получить казахстанские компании?

Максимальный кредитный рейтинг по нашей национальной шкале — ААА с индексом 1. Как правило, он может быть присвоен только государственным институтам, которые имеют гарантированную широкую поддержку государственного бюджета. Таких организаций, которые могли бы получить ААА, в Казахстане единицы. Наша шкала кредитных рейтингов не включает в себя анализ страновых рисков. Это означает, что кредитный рейтинг ААА по национальной шкале будет условно соответствовать уровню суверенного кредитного рейтинга Казахстана, присвоенного по международной шкале. Мы регулярно проводим анализ соответствия международной шкалы кредитных рейтингов агентств «большой тройки» и своей национальной шкалы.

— Что нужно сделать для широкого применения национальных кредитных рейтингов в Казахстане?

Для этого необходимо, чтобы кредиторы и инвесторы перестали полагаться только на свои оценки компаний, и начали интересоваться наличием кредитного рейтинга у компаний, причем не только при принятии решения о финансировании. Следить за заемщиками и инвестициями нужно регулярно на протяжении всего периода взаимодействия. Только так компании поймут, что наличие кредитного рейтинга является важным условием. Финансовый сектор должен признать и оценить все преимущества, которые дает практика широкого применения национальных кредитных рейтингов. Кризис — самое подходящее время для этого. Еще одним аргументом в пользу системы национальных кредитных рейтингов являются последние тренды, наблюдаемыми на мировом рынке. Начинающийся процесс деглобализации, о котором сейчас говорят эксперты, закрывает внешние источники капитала для развивающихся стран. Зимой был опубликован доклад руководителя департамента развивающихся рынков Citigroup Дэвида Любина, в котором говорится, что рынкам развивающихся стран необходимо стабилизировать внутренние финансовые системы, чтобы обеспечить доверие международных инвесторов и привлечь внешние капиталы в будущем, а также максимально сократить зависимость страны от внешнего финансирования в краткосрочной перспективе. Системная практика национальных кредитных рейтингов может дать Казахстану положительные результаты, поскольку позволит не просто повысить прозрачность компаний, но и сделать нашу экономику более понятной и предсказуемой для нас самих. А это значит, что мы получим возможность минимизировать риски, связанные с внутренними инвестициями и займами, а также сократить время на принятие данных решений. Это позволит финансирование бизнеса за счет инвестиций и займов преобразовать в непрерывный поток.

Казахстан > Финансы, банки > kapital.kz, 25 июля 2017 > № 2254230 Айгуль Тасболат


Россия > СМИ, ИТ > banki.ru, 25 июля 2017 > № 2254184

Почем звонит колокол

Битва за тарифы: как и зачем российские мобильные операторы меняют цены на свои услуги

Чтобы тариф вас неприятно не удивил, будьте на связи со своим оператором

Банки.ру вместе с экспертами-юристами разбирался, насколько правомерны действия операторов, повышающих тарифы на связь, и как реагировать в таких случаях абонентам.

Представители мобильных операторов не устают напоминать, что цены на связь в России одни из самых низких в мире. Это действительно так. За рубежом, в том числе в Европе и США, цены выше на порядок. Если в России средние расходы на связь в месяц на абонента составляют около 5 долларов, то в США это уже 50—150 долларов, в Европе — около 60 евро. В последнее время мы видим ситуацию, когда издержки операторов растут, что неизбежно приводит к пересмотру тарифов на связь.

Повышение тарифов — прихоть или необходимость?

Важно понимать: мобильная связь — это коммерческая сфера, и каждый оператор стремится к получению прибыли. А прибыль, как мы знаем, это выручка минус издержки. Если расходы растут, у бизнеса есть два пути — уменьшать издержки, не подверженные резким скачкам, или увеличивать выручку. К сожалению, первый путь в нынешних условиях малодоступен. С одной стороны, в дверь стучит технический прогресс со своими 5G-сетями, а значит, нужно вкладываться в инфраструктуру. С другой — появляются законодательные акты, предполагающие многомиллионные затраты. Стоимость доработок в рамках известного «пакета Яровой» исчисляется триллионами рублей. И пока правительство думает, возложить эти расходы на операторов, на потребителей или все же на бюджет, июль 2018 года, когда должны вступить в силу нормы «пакета Яровой», неумолимо приближается. Операторам нужно формировать «кубышку» уже сейчас.

Расти «вширь» уже не получается — проникновение сим-карт на рынке составляет примерно 180%, и новых абонентов ждать не приходится. Да, после отмены «мобильного рабства» пользователи переходят между операторами, но это практически взаимозаменяемые потоки — абонент ушел, абонент пришел. Условия у членов «большой четверки» схожи, и зачастую выбор идет на основании покрытия — а это уже зависит от территориального расположения клиента и особенностей телефона (кому-то, например, подходят только операторы с хорошим покрытием 3G). Сами компании, кажется, уже устали от конкурентной борьбы и смирились со сформировавшейся на рынке олигополией. Теперь их задача не набирать абонентов, а увеличивать ARPU — размер прибыли от каждого конкретного клиента. Основных стратегий тут две: изменение цен в действующих тарифах или «архивация» старых и введение новых.

Раз линейка, два линейка

В этом году почти все крупные операторы представили новые тарифные линейки: «Билайн» запустил линейку «ВСЁ!», «МегаФон» — «Включайся!», Tele2 — «Мой Tele2».

«Каждый из новых тарифов ориентирован на определенный сегмент пользователей и сфокусирован на удовлетворении их ключевых потребностей, — рассказывает пресс-секретарь Tele2 Ольга Галушина. — При разработке новой линейки мы учитывали предпочтения различных аудиторий и профили потребления, чтобы предложить клиентам тарифы, наиболее сбалансированные по наполнению и цене».

Примерно той же позиции придерживаются другие операторы. «Оператор при разработке тарифной линейки оперирует профилем потребления абонентов и рыночной ситуацией. В частности, в основе нашей обновленной тарифной линейки «ВСЁ!» лежал глубокий анализ абонентской базы с применением Big Data, а также опросы тысяч клиентов «Билайна» по всей России», — комментирует представитель ПАО «ВымпелКом» (бренд «Билайн») Анна Айбашева.

«Изменение тарифов и вывод новых связаны как с рыночной ситуацией, так и с пониманием потребностей клиентов. Модели тарифов, актуальные несколько лет назад, сегодня подчас не отвечают интересам клиентов. В частности, интернет-трафик клиенты расходуют совершенно по-разному. Современные тарифы это учитывают», — поясняет руководитель пресс-службы «МегаФона» Юлия Дорохина.

Народ не понимает

К сожалению, все проходит не так гладко, как хотелось бы. Судя по отзывам на тематических сайтах и форумах (в том числе на форуме Банки.ру и в «Народном рейтинге»), большой проблемой стало отсутствие налаженной коммуникации клиента и оператора. Учитывая действительно большое количество абонентов по всей стране, видимо, ресурсов операторов не хватает, чтобы оценить потребности каждого клиента и донести до него суть происходящих изменений.

Наш «Народный рейтинг» пестрит историями о том, как абоненту вроде бы предложили новый тариф, но на самом деле поставили перед фактом: тариф будет такой и никакой другой. А при любых вопросах и возражениях операторы ссылаются на договор, предусматривающий, что условия могут быть изменены в одностороннем порядке. Мы запросили комментарии экспертов, чтобы понять, насколько это законно и что делать абоненту в подобной ситуации.

Все опрошенные Банки.ру представители компаний напоминают оговоренные законодательством условия: каждый оператор имеет право самостоятельно устанавливать и изменять тарифы. Главное — заранее проинформировать абонентов о грядущих изменениях и получить их молчаливое согласие. Если абонент не заявил об отказе от новых тарифов, оператор меняет для него условия предоставления услуги.

«Не менее чем за десять дней до изменения действующих тарифов оператор должен извещать об этом абонентов через свой сайт. Дополнительно абонентам, которых затрагивают изменения, направляются короткие текстовые сообщения с информацией об изменении», — уверяет Анна Айбашева.

Как по закону?

Этот вопрос регулируется федеральным законом «О связи» и Правилами оказания телематических услуг (постановление правительства РФ от 10.09.2007 № 575). Согласно этим документам, оператор действительно вправе самостоятельно как устанавливать расценки на тарифах, так и менять их по своему усмотрению. Однако для корректного введения в действие нового тарифного плана нужно выполнить два условия: 1) проинформировать абонентов не менее чем за десять дней до введения изменений; 2) получить согласие абонента на новые условия. И если первое почти не вызывает проблем (оператору достаточно разместить информацию на своем официальном сайте), то второе — вопрос в некотором роде дискуссионный.

Опрошенные Банки.ру юристы разошлись во мнениях о том, в какой форме абоненту нужно выразить свое согласие, чтобы все было законно.

«В случае заключения с абонентом договора в письменной форме его изменение возможно лишь путем заключения сторонами дополнительного соглашения. В предыдущей редакции Правил существовала возможность изменения условий договора путем совершения абонентом конклюдентных действий (к примеру, если абонент был извещен об изменении тарифного плана, но в течение десяти дней не представил свои возражения, считалось, что договор изменен в этой части), — поясняет старший юрист юридической фирмы «Стрим» Мария Пономарева. — Вместе с тем большинство судов как ранее, так и сейчас исходят из того, что тарифы на услуги подвижной связи не относятся к существенным условиям договора. А потому действия оператора по изменению тарифного плана не могут являться действиями по изменению условий договора. Отсюда следует, что заключение дополнительного соглашения к договору не требуется».

«По истечении десяти дней после извещения о смене тарифа тарифный план будет изменен. И если абонент продолжает пользоваться услугами связи, это будет означать, что он согласился с новым тарифом, поскольку он совершил конклюдентные (подтверждающие) действия и принял изменения договора, — комментирует юрист юридического агентства «Представитель» Алина Абдрахимова. — Если же абонент не согласен с изменением тарифа, он вправе отказаться от оплаты услуг связи, предоставленных ему без его согласия. Но в таком случае оператор вправе приостановить оказание услуг связи абоненту по причине нарушения сроков оплаты».

«Стоит сказать, что повышение тарифов на любые услуги связи должно быть обосновано расчетами, а не желанием оператора получить бо?льшую прибыль. Контроль над размерами тарифов осуществляет Федеральная антимонопольная служба (ФАС) России», — добавляет Алина Абдрахимова.

Налог на Яровую

И все-таки остается вопрос, кто будет возмещать издержки по выполнению «закона Яровой». Фактически, если это не будет происходить за счет бюджетных средств («пакет Яровой» не предусматривает выделения денег из казны), нагрузка так или иначе ляжет на абонента — он будет либо платить фиксированный взнос, либо пользоваться тарифами, подорожавшими на фоне издержек операторов. Ситуация получается двоякая — казалось бы, обязательные сборы с абонентов за хранение информации противоречат законодательству. С другой стороны, если издержки на «пакет Яровой» заложат в тариф, они будут непрозрачными — тут появляется слишком много свободы у операторов, а излишней свободой легко злоупотребить.

«Такая практика не будет соответствовать требованиям действующего законодательства, — считает управляющий партнер адвокатского бюро «Юшин и партнеры» Анатолий Юшин. — Федеральный закон «О защите прав потребителей» прямо запрещает навязывание потребителям услуги, а, соответственно, и платы за нее. Также ФЗ «О связи» указывает, что расчет стоимости услуг определяется их объемом, а также договором между оператором и абонентом. Включение в тариф дополнительных платежей по «закону Яровой» без согласия на то самих абонентов прямо противоречит действующему российскому законодательству».

«С одной стороны, Конституция РФ гарантирует права и свободы человека и гражданина, которые, в свою очередь, определяют смысл, содержание и применение законов, а также деятельность законодательной и исполнительной власти. В данном случае получается, что законодательная власть не учла нежелание населения платить дополнительные сборы, — рассуждает юрист CAF Group Валентин Островский. — С другой стороны, «пакет Яровой» направлен на обеспечение безопасности всех граждан России. И государству следует найти грамотный механизм реализации его положений в жизни. Вариантов немного: либо возложить его реализацию на операторов связи, либо ввести специальный платеж для населения (на недавнем заседании в Российском союзе промышленников и предпринимателей звучало предложение сделать такой платеж в размере 3—5% от суммы стандартного счета абонента за услуги связи. — Прим. Банки.ру). Первый вариант чреват тем, что сотовые операторы молниеносно повысят стоимость тарифов на мобильное обслуживание. Этот процесс может стать неконтролируемым. Необходимо, чтобы размер взимаемой платы был небольшим и соответствовал критериям разумности и обоснованности: он ни в коем случае не должен серьезным образом ударить по карману потребителя мобильных услуг».

Включение в тариф дополнительных платежей по «закону Яровой» без согласия на то самих абонентов прямо противоречит действующему российскому законодательству

Итак, абонент в любом случае должен быть предупрежден. «Постфактум в публичную оферту условия включать нельзя. Надо заключать дополнительное соглашение с абонентами», — рассуждает Анатолий Юшин. Так что те, кто не хочет вносить обязательный платеж, вправе отказаться от услуг оператора и расторгнуть договор. Однако если все операторы массово решат включить такое условие в свою оферту, податься будет некуда — и операторы при этом будут правы. «Если законодатель пропишет эти условия «в целях обеспечения безопасности государства, борьбы с терроризмом и т. д.», операторы смогут обязывать новых абонентов подписываться на такие тарифы. Не думаю, что антимонопольная служба сможет и захочет что-то делать в такой ситуации. В случае судебного спора предсказать его итог достаточно сложно», — заключает Юшин.

«У граждан, по сути, не останется выбора, кроме как согласиться на условия операторов. Несмотря на всеобщее недовольство, «пакет Яровой» все же был принят. Более того, скорее всего, за неисполнение обязанности по уплате платежа (если такой платеж установят операторы с согласия государства. — Прим. Банки.ру) будет введена административная ответственность. И в случае нарушения закона гражданам будет грозить административный штраф», — добавляет Валентин Островский.

Прием, прием

Вам поступило СМС о грядущих изменениях, а вы не согласны — или даже не определились пока, согласны или нет, поскольку не располагаете достаточной информацией. Как бы скептически абоненты ни относились к работе службы поддержки операторов, именно туда нужно обращаться в первую очередь, если что-то пошло не так. Причем, как ранее мы уже писали, есть гораздо более эффективные методы, чем телефонные звонки: обращения на электронную почту, в чаты на сайтах и сообщения в официальных сообществах в социальных сетях. При этом важно помнить, что конструктивность диалога зависит от обеих сторон. Поэтому приготовьтесь максимально подробно описать свою ситуацию без излишнего негатива.

Пользователи, уверенно чувствующие себя в Интернете, могут заранее выяснить нужную информацию самостоятельно. Нужно понять, какие тарифы сейчас предлагает ваш оператор и есть ли среди них максимально близкие к нужному вам. Описания тарифов есть на официальном сайте оператора, и, как правило, в личном кабинете тариф можно даже самостоятельно сменить. Однако будьте осторожны, переходя с предоплатного тарифа, включающего абонентскую плату: если вы пользовались им меньше месяца, при переходе на новый тариф деньги за неиспользованные дни не возвращаются на счет. Автор одного из отзывов в «Народном рейтинге» призналась, что рекомендация оператора «менять тариф ближе к полуночи в последний день месяца» ей показалась немного жутковатой (но рекомендацию выполнила).

Также полезно время от времени анализировать свою мобильную активность (звонки, сообщения, интернет-трафик) — сейчас это можно сделать бесплатно с помощью нашего сервиса «Анализ тарифа». Если вы будете знать, в каком количестве потребляете услуги связи, будет проще сориентироваться в тарифах и выбрать нужный.

Но, допустим, вы не успели «разведать обстановку». Если абонент считает, что тариф был изменен необоснованно, или если не получал соответствующего предупреждения, он может написать претензию, на которую оператор обязан ответить в течение 30 дней. По истечении этого срока, если ответ не был предоставлен или не удовлетворил клиента, он вправе обратиться в территориальный орган Роспотребнадзора и в суд.

Весьма активно сейчас занимается вопросами тарифов на связь Федеральная антимонопольная служба. Буквально на днях ведомство озаботилось отменой национального роуминга.

В любом случае абонентам всегда нужно быть готовыми к изменениям тарифа. Рекомендации здесь простые и привычные:

— будьте в курсе всех условий своего мобильного тарифа;

— время от времени заходите в личный кабинет, чтобы проверить состояние счета, списания и подключенные услуги;

— пользуйтесь сервисом «Анализ тарифа», чтобы понять свой объем потребления связи;

— просматривайте новые тарифы у своего оператора (или у других операторов, если задумываетесь о переходе);

— если вы считаете, что оператор нарушил ваши права, ведите диалог; если это не получается, отстаивайте свои права в Роспотребнадзоре и суде.

Алиса ЛЕКСИНА, Banki.ru

Россия > СМИ, ИТ > banki.ru, 25 июля 2017 > № 2254184


Россия > Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 24 июля 2017 > № 2267020 Станислав Белковский

Зависть к Навальному

Станислав Белковский

Итоги политического сезона по версии политолога

Триумфатор Навальный

В российской так называемой политике — как и в так называемом российском футболе — есть сезон. Он начинается примерно в сентябре и завершается в июле, и нынче мы наблюдаем конец сезона 2016/17. Как формальный (хотя и фейковый) политолог, я обязан частично подвести сезонные итоги. Иначе зачем меня держат?

Первый и главный итог: сезон прошел под знаком А.А. Навального. Потому и говорить я буду в основном о нем. С небольшими отклонениями в сторону В. В. Путина и И. И. Стрелкова.

А. А. Навальный провел сезон на ура. По-настоящему клевая движуха началась с фильма Фонда борьбы с коррупцией «Он вам не Димон», обнародованного в начале марта 2017-го. Картина собрала в различных соцсетях более 20 млн просмотров, доказав, что в отдельных политических случаях можно обходиться совсем без федеральных телеканалов. «Скоро настанет день, когда влиятельное телевидение будет вещать из каждой розетки», — сказал примерно 17 лет назад покойный ныне Б. А. Березовский. И оказался прав.

«Он вам не Димон» и кампания после/вокруг него всерьез и отрицательно сказались на шансах центрального персонажа фильма, премьер-министра РФ Д. А. Медведева когда-нибудь снова стать преемником президента. И это уже относится не только к теме «оппозиция против власти», но и к сюжету «власть против власти», то есть к вечной борьбе важных групп влияния внутри российских элит. Что, с точки зрения нынешней РФ, даже интереснее.

Потом были уличные акции 26 марта и 12 июня. Первая — вполне удачная, вторая —менее успешная. Но обе они усилили наше представление о том, что выводить людей, особенно молодых, на улицы нынче умеет именно г-н Навальный. К тому же лидер за свою активность административно отсидел, в общей сложности, 40 суток, что закрепило его репутацию бесстрашного борца-страдальца.

Параллельно создатель ФБК стал звездой шоу, учиненного его формальным оппонентом, олигархом А. Б. Усмановым. На судебном процессе «Усманов против Навального», правда, выяснилось, что в тщательной правовой аргументации Алексей Анатольевич не нуждается, ему достаточно политической и антикоррупционной целесообразности. Но мемы вроде «тьфу на тебя!» и сопутствующий хайп (во какие слова я теперь знаю!) поработали строго на него, никак иначе.

На этом фоне очень бодро шло открытие президентских штабов г-на Навального в десятках регионов и привлечение широких волонтерских масс. Штабы и волонтеры немедленно подверглись властному давлению, дополнительно мотивировав нынешних и будущих навальнистов активно ненавидеть кровавый режим.

Наконец, гвоздем в гроб сезона стали дебаты А. А. Навального с бывшим «министром обороны ДНР» И. И. Стрелковым (И. В. Гиркиным). Снова — прилив внимания, которого не удостоился в сезоне ни один другой оппозиционный политик.

Триумф!

Завистники, фрики, лузеры

Наглядевшись на новую серию успехов Навального, в июне-июле 2017-го активизировались фрондирующие политики и интеллектуалы. Среди них — экономисты Владислав Иноземцев и Андрей Илларионов, бывший депутат Государственной думы Илья Пономарев, журналист Олег Кашин, питерский «яблочник» Борис Вишневский и другие.

Основной смысл скопившихся претензий к г-ну Навальному таков:

— в деятельности кандидата проявляются нарастающие признаки вождизма; он все более похож на комбинацию Бориса Ельцина и Владимира Путина, только виды сбоку и сзади;

— авторитарные наклонности А. А. не позволяют противникам Кремля объединиться вокруг такого лидера;

— у А. А. нет никакой внятной программы, и во многих конкретных вопросах он откровенно некомпетентен (мягко говоря, «плавает»);

— г-н Навальный не интересуется судьбой своих сторонников, попадающих под репрессивный каток режима, и не склонен помогать им в сложных ситуациях.

Авторитетные сторонники триумфатора жестко ответили критиканам. Дескать, последние — фрики и лузеры, которые сами в политике ничего толком не добились. И потому движимы лишь банальной завистью к Алексею Анатольевичу, убедительно доказавшему свое право быть единым безальтернативным лидером оппозиции (возможности использования соответствующего акронима Роскомнадзор ограничил еще в 2013 году). А все прочие, включая вышеперечисленных, должны или поцеловать дону перстень, или тихо отползти на свалку истории.

Со всеми означенными оппонентами Алексея Анатольевича я, в той или иной мере, лично знаком. И никак не думаю, что они завидуют г-ну Навальному. Все-таки все они — люди известные и в своих средах/отраслях довольно влиятельные. И не настолько закомплексованные, как автор этих заметок.

Если уж кто и завидует ему, так это действительный фрик и лузер — я, Белковский. Но это не практическая зависть одного физического лица к другому. В конце концов, мы с г-ном Навальным живем в разных мирах: он осторожными шагами подбирается к вершине олимпа, где свистят ледяные ветры государственной необходимости. Я — тускло отлеживаюсь в хижине у подножия горы, где каждый новый рассвет ждет особой благодарности. Так что моя зависть — онтологическая. Это отношение обывателя, выпавшего из времени, к архетипическому персонажу эпохи. Как, скажем, у Николая Кавалерова к Андрею Бабичеву — в книжке Юрия Олеши «Зависть».

И на правах сущностного завистника я хотел бы напомнить — не главному герою, конечно, ибо ему наплевать — а его нынешним критикам, что я еще в 2009 году предупреждал о ельцинизации Навального. («Грани.Ру», «Навальная политика»), а в 2013-м — о путинизации оппозиционера. И хоть бы кто меня теперь благодарственно вспомнил! Впрочем, плох тот Фирс, которого не забыли, а Фирс — все-таки довольно важный герой русской драматургии.

Так что я не встаю в общий ряд навальнокритиков, а иду на их виртуальную манифестацию отдельной арьергардной колонной.

Программа Навального

Успокойтесь: ее не только нет, но и не должно быть.

Всякая развернутая программа «единого и безальтернативного» может не столько увеличить, сколько уменьшить число его сторонников. И чем детальнее программа, тем явственнее такая угроза.

Этот документ как жанр требует ответов на многие конкретные вопросы. От пенсионного возраста до ревизии приватизации, от роли РПЦ МП до Чечни, от Крыма до Сирии. А всякий точный ответ какую-нибудь часть актуально-потенциальных навальнистов так или иначе оттолкнет. Так зачем?

Политическая концепция Навального — а не его программа — предельно проста. Она состоит из трех пунктов.

1. Я — молодой и красивый, решительный и смелый, русский и здоровый.

2. Я — единственная альтернатива В. В. Путину.

3. Кто не за Путина, тот за меня, и наоборот.

Ничего качественно большего мы все равно не дождемся. А ответ на вопрос о программе будет, хотя бы и сугубо эвфемистически, сводиться к дружелюбному «пройдите, пожалуйста, в жопу» (с).

Политику, который, как червонец, должен нравиться всем, излишне подробный план действий не нужен. Так же как и господину Путину: восстановление величия России плюс усиление контроля над страной, чтобы не расползлась. И вот вам (хотя бы теоретические) 86%.

Нет, конечно, некую брошюру с развернутыми тезисами, называемыми «программой кандидата», штаб Навального всегда может подготовить. Но едва ли сам кандидат эту брошюру соберется внимательно прочитать. И на важные-то дела времени не хватает.

Диктатор Навальный

Станет ли А. А. Навальный диктатором, если и когда придет к власти? Конечно. В той или иной форме. Потому что человек не может быть сильнее/выше своего психотипа.

Но это не страшно.

Диктаторы бывают хорошие и плохие.

Хорошие — те, кто нравятся женщинам среднего возраста. Плохие — кто таким дамам не нравятся.

Соответственно, лидер может еще не вызывать восхищения названной целевой группы (недозрелый мальчик, несерьезно) или уже не вызывать (дедушка старый, на грани маразма, что с него взять).

У Навального, давно миновавшего стадию «еще», запас прочности до стадии «уже» лет 25-30. Немало.

Союзники, конкуренты и пострадавшие

Нужны ли нашему герою политические союзники и партнеры с отдельными политическими амбициями? Нет, не нужны — ни объективно, ни субъективно.

У него две цели.

Среднесрочная — стать президентом страны.

Краткосрочная — явиться главным и единственным российским оппозиционером.

Сроки достижения первой цели неясны, и от внекремлевских политпартнеров не особенно зависят. Вторая — уже практически достигнута. И когда в нынешнем подлунном мире всплывают слова «российская оппозиция», первая и безупречная ассоциация — «Навальный». Его, и только его надо поддерживать всеми доступными ресурсами — будь ты бурановская бабушка, столичный олигарх, президент Дональд Трамп или евродепутат Фёлькер Бек.

Ну и зачем другие оппозиционеры, путающиеся под ногами? Как известно, всё нельзя поделить на всех, потому что всего мало, а всех много. Не стойте в очереди, лучше идите пьянствовать.

Всякий авторитарный лидер проходит в своем развитии три стадии. Причем проходит, не обязательно находясь при государственной власти, а даже будучи просто формальным или неформальным предводителем неких относительно устойчивых структур — партии, корпорации, академического НИИ. Сначала — первый среди равных. Дальше — небожитель. Третья стадия — избавитель себя от друзей по далекому «сначала», которые помнят его всего-навсего первым среди равных.

Этот путь полностью прошел В. В. Путин. А. А. Навальный пока находится на пешеходном переходе из второй стадии в третью. Он ее скоро и достигнет — неважно, став хозяином Кремля, или же никогда.

Авторитетные сторонники А. А. говорят, что наш герой совершенно не обязан культивировать своих конкурентов, и, стало быть, хоть как-то поддерживать других российских оппозиционеров.

Это, на взгляд онтологического завистника, не совсем так.

Политика — дело не сугубо прагматическое, а хотя бы отчасти идеалистическое, разнообразие и конкуренция на оппозиционном поле совершенно необходимы для демократической трансформации страны. И если кто-то декларирует тягу к такой трансформации, тот должен, как ни странно, культивировать собственных конкурентов.

Но с исключительно меркантильных позиций — нет, конечно, не обязан.

Ну, вот и все. Они правы.

Всякая правильно-последовательная позиция подлинного вождя (а не лузера-размазни), адресованная адептам, всегда такова: вам предоставляется сладостное и почетное право за меня пострадать. Если вам суждено выжить, то это страдание вы запомните как самое яркое впечатление бытия, не перебиваемое рутинным ходом вещей. А если не суждено — все верно запомнят ваши потомки, которые будут вами гордиться за то, что вы пострадали за меня, и больше ни по какому поводу.

Дело здесь не в Навальном, а в этосе вождя и вождизма вообще. Дальнейшие вопросы к лидеру (типа казусов Алексея Туровского / Дениса Лебедева), надеюсь, снимаются. Всё есть, как должно быть.

Дебаты. Кто сбил «Боинг»?

Про публичную полемику А. А. Навального с И. И. Стрелковым (И. В. Гиркиным) не написал только ленивый. А поскольку я крайне ленив, пишу последним и неподробно.

По моему представлению, дебаты закончились вничью. А эта ничья — в пользу г-на Стрелкова. Если матч «Спартак» — «Анжи» на московском поле завершается 1:1, то ясно, что это успех «Анжи».

Как мне сегодня видится, А. А. пошел на дебаты с И. И. именно потому, что никак не опасался последнего. Он должен был победить на своем поле, да и Гиркин ему ни при каких обстоятельствах не прямой конкурент. Так что большого риска не было.

Но хозяин не победил, потому что ему скучновато служить полемистом. Почти совсем как В. В. Путину. Ведь он уже главный, единственный и безальтернативный, так кого и в чем он должен убеждать… Вот потому и драйва особого не было, и подготовкой несколько проманкировали.

А запомнились дебаты, пожалуй, одним. Фактически полковник Стрелков дал понять, кто сбил «Боинг» MH17. Не ополченцы. Остальное — военная тайна. Более чем прозрачный намек, не так ли? Не украинцы же и не американцы, раз военная тайна.

Еще полковник хвастался, что постоянно, с ранней юности ходил убивать людей. На что я задал бы ему три наводящих вопроса:

— так ли уж хорошо убивать людей?

— педагогично ли это столь выпукло рекламировать?

— почему все войны с участием г-на Стрелкова были его стороной проиграны?

Но меня на дебатах не было, и ничего я не спросил.

Четвертая власть

В ходе политического сезона А. А. запомнился еще серией суждений о СМИ и их роли в общественно-политическом процессе.

Его основные соображения, если я правильно их понял, были такие.

А. Традиционные медиа больше не нужны, потому что любой раскрученный блогер отныне легко побьет их и по популярности, и по влиянию.

Б. Зачем вообще разговаривать со СМИ, если у всякого большого политика должен быть бронебойный инструментарий типа YouTube-канала «Навальный Live». И все, что политик хочет сообщить миру, он скажет без посредничества ветхих медиа.

В. Достали журналисты, претендующие на такое ненужное посредничество, а сами способные лишь на малопопулярные «колонки по твитам»

Г. Придя к власти, он обеспечит истинную свободу СМИ.

Отчасти Алексей Анатольевич прав. Постсоветское медиасообщество само вызвало несколько неудобных вопросов к себе. И регулярными претензиями на мессианство. И концепцией «уникальных журналистских коллективов», находящихся за пределами профессиональной оценки их трудов. И стремлением влезть во многие важные общественные споры не иначе как в роли морального арбитра.

Но, тем не менее, все это не означает, что четвертая власть не нужна. Если ее не будет, некому будет модерировать диалог между политиками и паствой. И политики смогут манипулировать паствой как угодно. Твиттер Трампа, конечно, эффектен и многопосещаем. Но страшно представить, что все американское медиаполе состояло бы из таких «микроблогов». А что уж и говорить о русском медиаполе, перепаханном до фекальных пределов!

И я сейчас пытаюсь говорить не о технологии — да, возможно, печатные СМИ вот-вот помрут, а за ними и традиционное ТВ — а о философии отношений в треугольнике «политик — медиа — обыватель».

Хотя я готов согласиться, что любые медиа, зачем-то критикующие Навального, раздражают. Плохо то СМИ, которое не раздражает.

Резюме

Мы так и не научились понимать, какая страна более несчастна: в которой нет героев или которая нуждается в героях.

Дождемся следующего сезона. Он обязательно придет.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 24 июля 2017 > № 2267020 Станислав Белковский


Вьетнам. Весь мир > Образование, наука > ru.nhandan.com.vn, 24 июля 2017 > № 2265999

На олимпиаде в этом году вьетнамская команда завоевала 4 золотые медали и серебряную медаль, и заняла 5-е место после Китая, Южной Кореи, России и Сингапура.

23 июля Управление по контролю качества Министерства образования и подготовки кадров Вьетнама сообщил, что в 48-й международной олимпиаде по физике 2017 года, проходящей в Индонезии с 16 по 24 июля приняли участие 424 участников из 86 стран и территорий в мире.

Вьетнамская команда состоит из 5 участников из средних школ в стране и все 5 участников завоевали медали на олимпиаде.

Также как на международной олимпиаде по химии и международной олимпиаде по математике, достигнутый результат вьетнамской команды на международной олимпиаде по физике является самым высоким до сих пор, что подтвердило блестящие успехи вьетнамских школьников на международных олимпиадах в этом году.

Вьетнам. Весь мир > Образование, наука > ru.nhandan.com.vn, 24 июля 2017 > № 2265999


Россия. Весь мир > Химпром. СМИ, ИТ. Образование, наука > rusnano.com, 24 июля 2017 > № 2265739 Анатолий Чубайс

Анатолий Чубайс о развитии «умного производства» и новых перспективных направлениях инвестиций.

Автор: Екатерина Казаченко

Вопрос формирования цифровой экономики России остро стоит на повестке дня. О важности развития этого направления неоднократно говорил президент России Владимир Путин. Цифровизация не обходит стороной и промышленное производство — эта тема стала одной из основных для прошедшего в Екатеринбурге «Иннопрома-2017».

Председатель правления УК «РОСНАНО» Анатолий Чубайс в интервью ТАСС в рамках форума рассказал о том, как корпорация развивает «умное производство» и демонстрирует другим инвесторам привлекательность новых перспективных направлений в российской экономике. Чубайс также поделился планами новых инвестиций РОСНАНО и объяснил, почему роботы не смогут полностью заменить людей.

— Основная тема этого форума — внедрение инновационных, «умных» технологий в промышленность. Как портфельные компании РОСНАНО внедряют «умные» решения в свою работу?

— Довольно большое количество современных технологий «умных» производств реально в нашей стране просто отсутствует. В этом смысле наша первая задача — сделать то, чего ранее в России не существовало.

У РОСНАНО есть примеры создания таких предприятий. Например, в российской фотонике раньше не было производства оптоволокна — мы построили завод в Саранске. В России не было возобновляемой энергетики, солнечной энергетики — завод по производству солнечных панелей «Хевел» построен, и он работает.

«Умное» производство — это производство высокоавтоматизированное и цифровое. На заводе «Хевел» высочайший уровень автоматизации производства, апгрейд оборудования, и продукция сама по себе новая. Это примеры того, как современные технологии сочетаются с современным уровнем организации производства.

— Новые технологии ведь могут стать основой для развития «умного» производства, в том числе, в других компаниях?

— Могут. РОСНАНО работает над созданием новых технологий как для других компаний, так и для себя. Например, с Владимиром Евтушенковым (основной владелец АФК «Система») мы построили завод «Микрон», который сейчас является флагманом российской электроники. Он производит электронную компонентную базу 90 нанометров, сейчас переходит на 65 нанометров. Это пример создания технологий, что называется, для себя. Но есть и технологии, которые мы разрабатываем и собираемся передавать в другие руки.

— РОСНАНО ведь продала «Системе» свою долю в производителе микрочипов «Микрон» за 8,1 млрд рублей. На что вы планируете использовать полученные деньги?

— Выход из проекта — это сердцевина бизнес-модели РОСНАНО. Мы инвестируем в новое производство, доводим его до окупаемости. Если это получилось — мы выходим из проекта и зарабатываем на этом, а производство живет без нас.

«Микрон» — именно такой пример. У них есть серьезный стратег (АФК «Система»). Мы им нужны были тогда, когда технологии еще не существовало. Хорошо помню, что, когда решение об инвестициях в этот проект еще только принималось, совет директоров был в сомнениях, реально ли построить линию производства 90 нанометров. У нас был серьезный разговор с Эльвирой Набиуллиной, которая тогда была министром экономики. По факту на сегодня производство возникло, во многом благодаря «Системе».

Если говорить о том, на что мы используем деньги от выхода из проекта, — у нас завершается первый инвестиционный цикл. Мы выходим из построенных заводов и собираемся реинвестировать в новое производство. Отличие второго инвестиционного цикла — в том, что мы будем привлекать деньги партнеров, создавая с ними новые инвестиционные фонды. На 1 января 2017 года мы привлекли почти 20 млрд рублей, думаю, что на конец года эта сумма превысит 40 млрд рублей.

В 2016 году РОСНАНО получила от выходов примерно 19 млрд рублей, по итогам этого года должно быть больше 25 млрд рублей. Эта волна выходов не закончится в 2017, она будет продолжаться примерно до 2021 года.

— Как РОСНАНО будет расставлять приоритеты в рамках нового инвестиционного цикла?

— За последние 10 лет в стране возникло шесть новых технологических кластеров: наноэлектроника, фотоника, покрытия и модификация поверхности, новые материалы, нанобиофармацевтика, ядерная медицина и солнечная энергетика. РОСНАНО активно участвовала в создании этих кластеров. Например, мы простроили завод в сфере солнечной энергетики, и сейчас говорим о продаже солнечных панелей на экспорт. А в этом году независимо от нас частные инвесторы будут вводить крупное производство солнечных панелей в городе Подольске Московской области, и они будут конкурировать с нами.

Если честно, мне кажется, что если бы мы не пошли вперед, если бы мы не построили первый завод, то частные инвесторы вряд ли бы пошли в эту сферу. Это пример того, как наши инвестиции тянут за собой инвестиции другие. Мы вместе с правительством разработали всю систему методов поддержки для развития этой сферы. Эти кластеры уже созданы, и они продолжат развиваться.

Наша первая задача — сделать то, чего ранее в России не существовало

Но появятся и новые кластеры — те, которых сегодня не существует. К ним относятся ветроэнергетика, переработка твердых бытовых отходов в электроэнергию, гибкая электроника, промышленное хранение энергии и наномодифицированные материалы. Так, ветроэнергетика появится в России уже в этом году: в Ульяновске в конце года мы вместе с Fortum вводим первый ветропарк в стране на 35 мегаватт. Одновременно с этим также в Ульяновске будем строить производство лопастей для ветростанций, а в Таганроге планируем производить башни для ветростанций.

В Ростовской области мы собираемся осуществить больше 30 млрд рублей инвестиций вместе с Fortum. А общий объем инвестиций в кластер ветроэнергетики, которую мы собираемся осуществить вместе с нашим партнером Fortum, составят около 100 млрд рублей. Но эти деньги идут на строительство ветропарков, а есть еще вопрос локализации производства. Там тоже будут серьезные инвестиции — точный объем сказать трудно, но речь идет не менее чем об 1 млрд рублей.

— Элементы для ветроустановок в перспективе тоже могут пойти на экспорт?

— Абсолютно верно. Но для этого нужно добавить один очень важный элемент — НИОКР. Первый шаг по развитию ветроэнергетики — перенос технологии из-за рубежа. В ходе тендера для поставки ветровых турбин была выбрана датская компания Vestas, которая построит в России заводы по производству комплектующих для ветроустановок. Здесь речь идет о трансфере технологий. Но чтобы от производства в России перейти к экспорту, нам, конечно, правильно будет сделать свой российский НИОКР, и мы на это всерьез рассчитываем.

Внутри совместного фонда с Fortum объемом 30 млрд рублей будет создан венчурный фонд, который будет инвестировать в стартапы. Пока точной цифры нет, но, я думаю, что из 30 млрд рублей примерно 2–3 млрд рублей будет направлено в этот венчурный фонд. Он будет формировать перечень стартапов небольшого объема с инвестициями от 50 до 100 млн рублей. Это небольшие компании, например, смогут предложить нам новый материал композитный для лопастей ветростанций. Отбор будет проводиться и в России, и за рубежом, но в приоритете будут российские проекты. Если эти стартапы докажут свою работоспособность для ветроэнергетики — из них потенциально могут вырасти крупные производства.

— Помимо фонда по ветроэнергетике с Fortum, какие еще фонды РОСНАНО будут действовать в рамках второго инвестиционного цикла?

— У нас уже на сегодня четыре живых новых фонда есть, и, я надеюсь, что до конца года еще два появятся. Один из существующих фондов — это фонд CIRTech совместно с партнерами из Китая. Фонд создан с Tsinghua Holdings Co., Ltd., государственной корпорацией, финансируемой университетом Цинхуа. С точки зрения географии этот фонд российско-китайско-израильский: мы мониторим израильские высокотехнологичные компании венчурной стадии и отбираем те, которые осмысленно переводить в промышленную технологию с потенциалом роста на рынках Китая или России. У этого фонда есть первые четыре инвестиции.

Другой фонд, из возникших в прошлом году, — это фонд с АФК «Система», который работает в микроэлектронике, хайтеке. В рамках этого фонда проанализировано более 10 проектов, пока еще ни один не отобран, но задел хороший — точно что-нибудь подберем. В прошлом году создали, в этом году начнем инвестировать. Третий фонд из существующих — это фонд с одной из китайских провинций. В этом году появился инвестфонд по ветроэнергетике вместе с Fortum, о котором мы говорили ранее.

Если говорить о новых фондах — мы на хорошей стадии работы по новому фонду с «Ростехом» для преобразования бытовых отходов. Там хорошая стадия задела, мы завершаем переговоры. Надеемся, что у нас появится инвесттоварищество. Также мы рассчитываем в августе-сентябре подписать юридически обязывающее соглашение о создании фонда с партнерами из Ирана. Он будет ориентирован на хайтек и нанотехнологии, сейчас обсуждение находится в завершающей стадии, но пока еще точка не поставлена.

— В рамках инвестфондов планирует ли РОСНАНО после выхода из «Микрона» инвестировать в другие компании в сфере микроэлектроники?

— В технологическом фокусе фондов есть и микроэлектроника. Но мы вряд ли пойдем на новые масштабные инвестиции уровня «Микрона». Скорее мы будем инвестировать в какие-то нишевые продукты, в том числе основанные на наших собственных заделах. В микроэлектронике у нас их целый ряд, и мы считаем их очень интересными: например, магниторезистивная память и соответствующие сенсоры, безмасочная литография. Есть часть технологий в современной наноэлектронике, которая нам крайне интересна и которой мы всерьез занимаемся. В новых фондах вполне возможны инвестиции туда же.

— А есть у какого-то из этих фондов ориентир на биотехнологии?

— У нас нет специального технологического фокуса именно на биотехе. Но, поскольку есть фармацевтика, то, возможно, мы где-то и зацепим это направление.

— РОСНАНО планирует выходить из компании «Нанолек». Сколько от этого может получить РОСНАНО?

— «Нанолек» — это крупный и безусловно успешный проект. У него в продуктовой линейке есть и биотех тоже. Это один из самых значимых инвестиционных проектов не только для Кировской области, но и в целом для российской фармацевтики. Компания очень хорошо движется по вакцинам, выстроено партнерство с крупнейшими зарубежными фармацевтическими компаниями. Мы пока еще не приняли решение о выходе, но, если смотреть по степени зрелости проекта, по тому, что делает команда Владимира Христенко, движение идет в правильном направлении, и я уверен, что это будет один из лидеров российской фармацевтики. Именно поэтому нам нужно из него осмысленно выходить. Я бы не стал пока говорить ни о сроках, ни о сумме.

— Другая портфельная компания РОСНАНО — «Новамедика» — получила одобрение Минпромторга на подписание специального инвестконтракта. Каковы будут параметры этого контракта?

— Подписание специнвестконтракта — это довольно сложная процедура: этим вопросом занимается Межведомственная комиссия во главе с Минпромторгом. Сейчас работа над этим контрактом идет, конкретные параметры еще уточняются. В этом проекте у нас серьезные партнеры: одна из самых авторитетных в США инновационных фармкомпаний Domain, а также Pfizer — компания №1 в мире. Со стороны Минпромторга уже есть поддержка, я думаю, что мы этот контакт подпишем.

— Многие эксперты говорят о том, что в будущем роботы заменят людей в результате процесса автоматизации, и это приведет к сильному росту безработицы. Что вы думаете по этому поводу?

— Действительно эта тема обсуждается очень активно. Я слышал, что рабочих мест в мире сейчас где-то 2 миллиарда, а количество роботов в мире, если я правильно помню, 2 миллиона. Таким образом соотношение 1 к 1000, но о перспективах замены людей роботами все равно говорят.

Я не согласен с такими катастрофическими прогнозами. Есть прогноз, что 40% рабочих мест США к 2030 году будет заменено роботами. Но здесь нужно учитывать несколько факторов.

Во-первых, нужно произвести роботов. На сегодняшний день индустрия по производству роботов только зарождается. И она сама по себе потребует рабочей силы, причем не только на конечной стадии производства, но и по всему технологическому циклу, начиная с НИОКРа. В основе роботехники всегда лежит мехатроника, а здесь очень много чего нужно продвигать — не только в виде производства, но и в виде разработок. Поэтому широкое распространение роботизации потянет за собой целую индустрию по производству роботов.

Во-вторых, мир стоит в шаге от появления абсолютно новых видов занятости, которых раньше не существовало. Сегодня эксперты не очень видят эти направления. Появление новых рабочих мест мы будем наблюдать не в производстве, эта занятость будет связана с человеческим фактором.

— В каких сферах будут возникать эти новые рабочие места?

— Один из примеров — это новая колоссальная проблема для человечества под названием ментальная инвалидность. Как мне кажется, мы в России стали что-то понимать про физическую инвалидность, в этой сфере начинают появляться какие-то человеческие решения (к примеру, развивается среда без барьеров). Меняется и отношение к физическим инвалидам, какой-то сдвиг здесь произошел. Но в отношении ментальной инвалидности мы на шаг позади. Масштабы здесь фантастические — по данным Всемирной организации здравоохранения один из 80 родившихся детей страдает аутизмом. Пока еще никто не понимает причины этих масштабов.

Что сегодня предлагает социальная сфера для этих людей? Если врачи сумели правильно поставить диагноз, то, как правило, мало что предлагается, кроме психоневрологического диспансера — а это хуже, чем тюрьма. Правильно было бы в этом случае обеспечить каждого взрослого с таким диагнозом социальной квартирой и ментором — человеком, который умеет работать с такого рода людьми, объясняет им, как включать газ, свет и так далее. Функции ментора точно не сможет выполнить никакой робот, а потребность в таких менторах колоссальная, и их нужно обучать. Однако в прогнозах занятости такие вещи не учитывают.

Есть еще один аргумент, который говорит о пользе роботизации — потенциальное сокращение рабочей недели. Количество свободного времени — это едва ли не главное богатство. И если с учетом всех факторов, о которых я сказал, интегральная потребность в рабочей силе будет снижаться, значит можно думать о сокращении рабочей недели, ничего страшного в этом нет, скорее это позитивный процесс. К тому же если у людей будет больше времени для отдыха — появятся новые рабочие места и в индустрии развлечений.

— Сооснователь Mail.ru Group Дмитрий Гришин разработал специальный закон о роботах и считает, что его принятие ускорит развитие всей отрасли. Как вы считаете, нужен ли такой закон?

— Если честно, я не знаю, что разработал господин Гришин, но о создании законов о робототехнике говорят уже давно. Мне кажется, что потребность в таком законе, безусловно, возникнет, но это не вопрос сегодняшнего дня.

Робототехника — это такая история, мода на которую идет волнами. В 1970-е годы в СССР это была невероятно модная история, было создано несколько институтов робототехники. Но в реальной жизни оказалось, что это не стало массовым.

Сейчас вторая волна, она гораздо более обоснована. Но есть такое явление в инновациях — «хайп» (то есть избыточные ожидания), не перебрать бы с этим. Закон о робототехнике будет осмысленным тогда, когда он хотя бы в небольшой степени будет обобщать имеющуюся практику. В этом смысле, наверное, такой закон нужен, но только чуть-чуть попозже, когда мы ощутим, что это за история.

Россия. Весь мир > Химпром. СМИ, ИТ. Образование, наука > rusnano.com, 24 июля 2017 > № 2265739 Анатолий Чубайс


Россия. Армения > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 24 июля 2017 > № 2256057 Агаси Арабян

«Целостность Грузии – в наших интересах»

О положении армянского населения в Джавахетии и отношении властей Грузии к нему рассказывает президент некоммерческой общественной организации «Джавахкская диаспора России» Агаси АРАБЯН

Агаси Манукович, недавно на новостном сайте Novostink.ru была опубликована статья о Вашей встрече с послом Армении в России. Незамедлительно в азербайджанской прессе появился материал, в котором Вас обвинили в сепаратизме.

— Эти пропагандистские выпады сегодня никого не удивляют, а главное, не воспринимаются всерьез. Известно, что я состою в азербайджанском так называемом черном списке. Что касается встречи с послом Армении в России, то она прошла конструктивно, мы обсудили широкий круг вопросов. Для нас большая честь быть принятыми на таком высоком уровне. Посольство Армении в РФ поддержало нашу инициативу отправить армянским школьникам книги о маршале Жукове. Большое иллюстрированное издание о военачальнике выпущено при содействии Государственной Думы РФ и участии нашей общественной организации. Мы хотим, чтобы армянская молодежь более глубоко узнала о вкладе маршала Жукова в Победу в Великой Отечественной войне.

Расскажите о деятельности Вашей организации и ее задачах.

— Мы создали нашу организацию, а точнее, были вынуждены это сделать во времена режима Саакашвили, когда в Самцхе-Джавахетии начались гонения на армян. Наше положение было очень серьезным, мы испытывали мощное давление со стороны грузинской власти. И необходимо было создать трибуну вне Грузии, с которой мы могли бы открыто говорить о наших проблемах, обсуждать острые вопросы, защищать армянское население Самцхе-Джавахетии в условиях дискриминации, нарушения прав человека и свободы мысли. Россия предоставила нам такую возможность.

Сегодня обвинения в сепаратизме сняты?

— В черный список меня и моих коллег внес лично Саакашвили. Он обвинил нас в «сепаратизме, поддерживаемом Кремлем». А между тем в Грузии хорошо известно, что вопрос об отделении края Самцхе-Джавахетия никогда нами не поднимался. У грузинской стороны не было тогда и нет сегодня никаких доказательств сепаратистской деятельности джавахкских армян. Ложные утверждения Саакашвили были растиражированы СМИ. Цель — дискредитировать нашу организацию, очернить ее в глазах грузинского населения, вызвать ненависть и породить агрессию грузин к нам, армянам Грузии. В условиях откровенного притеснения и давления во времена Саакашвили мы неоднократно выступали за автономию края Самцхе-Джавахетия в едином составе Грузии, за федеративное или конфедеративное устройство Грузии, позволяющее ей сохранить территориальную целостность, тем более что режим Саакашвили оказывал на национальные меньшинства огромное давление. Но автономия не означает отделение или присоединение к другой территории. Сегодня, когда Запад навязывает Грузии так называемые европейские ценности, которые чужды армянам, неприемлемы для нашего народа, мы говорим о культурно-национальной автономии. Это всего лишь статус, и он также не означает территориальное отделение. Статус культурно-национальной автономии позволил бы армянскому населению Самцхе-Джавахетии развивать свою культуру, сохранить свои народные традиции, свои национальные ценности. Навязываемые западные «ценности», кстати, чужды и самим грузинам. Сегодня ситуация в Грузии изменилась в корне. Азербайджан и Турция заинтересованы в распаде Грузии. В этих условиях мы твердо выступаем за ее единство. Целостность Грузии — в наших интересах.

Грузинские власти должны оценить Вашу позицию.

— К сожалению, мое имя до сих пор числится в черном списке, до сих пор я являюсь в Грузии персоной нон грата. Не могу поехать на свою родину, повидать дочь, родных, посетить могилы родителей. Лидеры Грузии меняются, политика остается. Складывается впечатление, что руководству страны нужен образ врага, тем более что у этого «врага» хорошие отношения с Россией.

Насколько реально, на Ваш взгляд, открытие железнодорожного сообщения из России в Армению через Абхазию и Грузию? Что препятствует этому?

— Открытие новой железной дороги Карс — Ахалкалаки — Тбилиси — Баку (КАТБ) эксперты считают для Грузии экономически невыгодным, тем более что она прокладывается на заемные средства соседей. Ее строительство продиктовано не экономическими, а политическими интересами. Открытие дороги Север-Юг оправданно со всех точек зрения. Абхазия несколько раз заявляла, что не будет возражать против возобновления этого железнодорожного сообщения. Все сопутствующие вопросы, как, например, определение местонахождения таможенных и пограничных служб, можно решить в рабочем порядке. Я думаю, что сама Грузия сегодня положительно настроена в отношении возобновления железнодорожного сообщения Сочи — Тбилиси — Ереван. Но нынешняя Грузия зависима от Турции и Азербайджана, которые потратили значительные средства на КАТБ с тем, чтобы отсечь Армению от глобальных региональных проектов и более туго заблокировать республику. Ни для кого не секрет, что Грузия зависима от Азербайджана, откуда получает дешевый газ. Из Турции — вооружения, и не только. Аджария уже полностью в турецких руках, турки активно инвестируют в хозяйство республики, и, если Турция сегодня перекроет дорогу в Аджарию, Грузия окажется в транспортной блокаде.

Существует ли опасность того, что Турция постепенно «оторвет» Аджарию от Грузии?

— Такая опасность есть, как и в крае Квемо-Картли, где преобладает азербайджанское население. Азербайджан наращивает свое присутствие в Квемо-Картли, выделяет большие средства, в первую очередь на социальную сферу. Грузинским властям следует обратить самое пристальное внимание именно на эти факты, а не искать сепаратистские настроения в Самцхе-Джавахетии, где их нет. Я убежден, что можно и нужно обсуждать горячие темы с холодной головой, искать пути сближения и на уровне народной дипломатии. Это касается также и армяно-азербайджанского противостояния. Можно, например, пригласить к диалогу армян и азербайджанцев, уроженцев Грузии, проживающих в Москве.

Но многие азербайджанцы, проживающие в России, не идут на контакт с армянами, опасаясь резкой реакции со стороны Баку.

— Надо двигаться вперед, несмотря ни на что, пусть и медленными шагами. Необходимо избавиться от враждебной риторики, перестать распространять деструктивные, насаждающие ненависть материалы и начать движение навстречу друг другу. Джавахкские армяне выступают именно за такой путь.

Но месседж Баку хорошо известен: пока вопрос о Нагорном Карабахе не будет решен в пользу Азербайджана, никакие переговоры невозможны. Армения должна быть готова к войне…

— Когда в Карабахе начинаются военные действия, джавахкские армяне не остаются в стороне. Как показали апрельские события 2016 года, в каждом городе как в Самцхе-Джавахетии, так и вне есть добровольцы, которые в любой момент готовы прийти на помощь соотечественникам в Карабахе. Так было в первую карабахскую войну.

Добилась ли Ваша организация определенных сдвигов в улучшении положения армянского населения в Самцхе-Джавахетии?

— Наша деятельность приносит результаты. Во времена правления Саакашвили в Джавахетии закрывались армянские школы, сокращалась численность армянских учителей, часы преподавания армянского языка. Урок математики, например, 25 минут заставляли проводить на грузинском языке и только 20 минут — на армянском. Сейчас ситуация выправляется. Не так давно министр образования Грузии Александр Джеджелава посетил с визитом Армению. Он официально заявил в Ереване, что в Грузии будет дан старт переподготовке учителей армянского языка. Прекращены гонения на армянских активистов, разрешено проводить митинги, можно свободно высказывать свое мнение.

Какова численность армянского населения в Джавахетии?

— Официальное название нашего края — Самцхе-Джавахетия. Район Цалка был специально присоединен Саакашвили к азербайджанонаселенному краю Квемо-Картли, чтобы «разбавить» армянское население. В Цалке, кстати, 30% армян, 20% — греков, остальные — приезжие из Аджарии, Сванетии и других областей Грузии. Если сравнить цифры переписи населения Самцхе-Джавахетии 2000 года и данные сегодняшнего дня, то последние будут значительно меньше. В течение целого ряда лет проводилась политика выдавливания — не создавались рабочие места, не развивалось сельское хозяйство, свернутыми оказались все социальные проекты. Многие армяне под давлением режима покинули родные места. Сегодня процесс миграции остановился. Всего в Джавахетии сегодня проживает более 160 тысяч человек, из которых около 55%, а вместе с Цалкой еще больше — армяне, то есть более 90 тысяч человек. При этом во всех руководящих органах края армян нет. Во многих муниципалитетах продолжают работать люди, назначенные еще при Саакашвили. Эти чиновники не думают о народе. Большая армянская община существовала в Боржомском районе, сегодня армян здесь не более 3%. В Ахалцихе до 2000 года армянское население составляло до 50%, сегодня — не более 30%. Большое количество жителей Адигенского района составляли армяне, сегодня их не более 2%. В Аспиндзском районе армян 10%, Ахалкалакском — 85%, в бывшей Богдановке, ныне Ниноцминде, — более 90%, в Цалке, входящей сегодня в Квемо-Картли, — не менее 30%. Самый большой город в крае — Ахалцихе, а самый густонаселенный район — Ахалкалакский, в нем 65 деревень, из них 5 — грузинских, 3 — армяно-грузинских, а 57 — полностью армянских.

Джавахкская диаспора России взаимодействует с общественными и государственными организациями Грузии и Армении?

— В Грузии мы поддерживаем те политические силы, которые представляют интересы народа. У нас сложились конструктивные отношения со многими представителями грузинской оппозицией. Со многими представителями грузинских политических сил мы встречаемся в Москве, так как являемся частью грузинской диаспоры в России. Мы активно взаимодействуем с государственными структурами Армении — министерствами диаспоры, обороны, культуры и спорта. Недавно состоялась наша встреча с Католикосом всех армян Гарегином II. В Армении нас принимают на высоком уровне, к нашему мнению прислушиваются. Мы стремимся действовать в конструктивном ключе на благо общего дела, быть полезными и Грузии, и Армении, способствовать укреплению армяно-грузинских отношений. Я лично в качестве международного наблюдателя присутствовал на недавних парламентских выборах в Армении. Мы стремимся вносить свой вклад в укрепление армяно-российских отношений, активно взаимодействуем с Государственной Думой РФ, Комитетом по делам Содружества Независимых Государств, евразийской интеграции и связям с соотечественниками. Сотрудничаем с Советом Федерации РФ. Джавахкская диаспора России могла бы стать мостом между Россией и Грузией. Мы готовы оказать содействие в привлечении в Самцхе-Джавахетию инвестиций. Не раз предлагали организовать там свободную экономическую зону, что способствовало бы развитию экономики всей Грузии.

Ни для кого не секрет, что между Арменией и Азербайджаном идет информационная война, скорее Азербайджан ведет ее против Армении. Как Вы считаете, каков расклад сил?

— Азербайджан тратит на пропаганду большие средства, как и Турция. У нас таких возможностей нет, да и руководствуемся мы другими критериями. Я считаю, что в условиях информационной войны, которую развязал против Армении Азербайджан, необходимо усиливать армянские средства массовой информации. Мы должны использовать возможности СМИ для ознакомления широкой аудитории с позицией Армении по ключевым вопросам политической и общественной жизни, для популяризации армянской культуры. Дать отпор идеологическим нападкам на Армению и Россию — наше общее дело. «Ноев Ковчег» — единственное в России издание, объективно освещающее политические, экономические и другие процессы на Кавказе. Издается газета, насколько мне известно, на собственные средства, а армянская диаспора не в полной мере поддерживает издание. И возможности «Ноева Ковчега», а также информационного интернет-ресурса novostink.ru не используются до конца.

Каковы планы Вашей организации на ближайшую перспективу?

— В июле этого года представители джавахкской диаспоры России вместе с делегациями Государственной Думы и Совета Федерации РФ примут участие в торжественных мероприятиях в Феодосии по случаю празднования 200-летия со дня рождения Ивана Айвазовского. Эта дата объединила усилия общественных деятелей, церкви, представителей культуры. При поддержке Вардкеза Багратовича Арцруни восстанавливается территория кладбища, на котором похоронен художник. Московская епархия Армянской Апостольской Церкви участвует в реставрации армянской церкви на его территории. В свое время силами джавахкской диаспоры России в Крыму был восстановлен бюст Александра Спендиарова у дома-музея композитора в Ялте. Бронзовый бюст пропал. Мы установили его базальтовую копию. За эту благотворительную акцию украинские власти (в то время Крым входил в состав Украины) внесли мое имя в черный список, заявив, что бюст был установлен без официального разрешения властей.

Сколько же стран объявили Вас персоной нон грата?

— Три — Азербайджан, Украина и Грузия.

Григорий Анисонян

Россия. Армения > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 24 июля 2017 > № 2256057 Агаси Арабян


Германия. Россия > Авиапром, автопром > regnum.ru, 24 июля 2017 > № 2256047 Максимилиан Келльнер

Что BMW готовит для россиян. Интервью с главой бренда в России

О том, что россияне выбирают более дорогие модели, нежели европейцы, об осторожном расширении дилерской сети и о грядущих новинках BMW на рынке РФ

В июле BMW открыл шестьдесят шестой салон в России. Произошло это в Оренбурге, где на вопросы представителя ИА REGNUM ответил Максимилиан Келльнер, глава марки в России.

С самого начала Келльнер порадовал присутствующих журналистов информацией о готовящихся новинках, которые придут на российский рынок уже в этом году. Учитывая рост популярности сегмента кроссоверов и автомобилей с полным приводом, трудно не согласиться с генеральным директором BMW GROUP Россия в том, что новые модели придутся «по вкусу» приверженцам бренда.

В октябре на рынок России придет новый BMW X3. В компании отмечают, что дизайн и характер этого авто стали более агрессивными и спортивными. Продажи стартуют от 2 950 000 рублей. Оснащение базовой версии будет более богатым, нежели у предыдущего поколения. Уже в базе будет автоматическая трансмиссия, акустические стекла, благодаря чему снижается уровень шума в салоне и улучшается акустический комфорт, мультируль, светодиодная оптика.

Кроме того, до конца года будет представлена в РФ и самая мощная версия в линейке Х. Это Х3 М40i. Чуть позже придет на наш рынок «шестерка» с индексом GT, о которой ИА REGNUM писало в публикации «Названа цена BMW 6 серии GT для России».

Что касается ближайшей перспективы, то в течение месяца на рынок выйдет 520i. В конце 2017 года на рынке России появится и «эмка» пятой серии. Которая стала гораздо легче, существенно снизив время разгона до сотни. Новинка получит название М5 X-Drive. Оснастят её и подключаемым полным приводом.

В одном из своих интервью другим СМИ Максимилиан Келльнер говорил, что в России бренд увеличит продажи в пять раз. С этого вопроса и началась наша с ним беседа. Оказалось, что Максимилиан говорил не только о новых авто, а в большей мере ориентируясь на продажи авто с пробегом. Он признал, что продажи автомобилей BMW с пробегом на нашем рынке оставляют желать лучшего. А ведь именно продажи таких авто косвенно влияют на реализацию новых автомобилей, привлекая клиентов, и дают возможность зарабатывать официальным дилерам на предоставлении услуг сервиса.

Расскажите о стратегии развития дилерской сети BMW в России. Этот салон стал шестьдесят шестым. Можно ли говорить о том, что к концу года их будет восемьдесят восемь, к примеру?

О каком-то конкретном росте количества салонов говорить сейчас нельзя. Да, до конца года будет небольшое увеличение в тех областях РФ, где мы ранее не присутствовали. Мы исследуем потенциал каждого города и региона. И если покупательская возможность горожан позволяет, то мы откроемся и там. Если потенциал хороший, но недостаточный, то мы рассматриваем открытие только СТО или малого салона. Конечно, в этой связке идут такие показатели, как удовлетворенность клиента и финансовая стабильность дилера. И в целом, если для открытия салона инвестиции дилера будут высоки, а потенциал ниже, то тут может возникнуть проблема, которую мы создавать не хотим. Мы предпринимаем очень аккуратные шаги в этом плане.

(Открытию салона BMW в Оренбурге предшествовал скандал, связанный с работой предыдущего дилера. Несколько клиентов остались без денег и без автомобилей. Примечание автора).

Вы говорите об открытии салонов в регионах, где бренд пока не отметился присутствием. Значит ли, что в Москве и Санкт-Петербурге не будет открываться новых площадок?

Нет, не значит.

Маленький салон, это по квотам на продажу или по площади?

И то и другое. Если есть потенциал, то мы хотим видеть в салоне весь модельный ряд. Говоря о маленьком салоне, мы имеем ввиду помещение, в котором разместятся 2−3 модели.

Какие программы привлечения клиентов вы считаете самыми эффективными?И будут ли повторяться такие агрессивные акции как с участком платной трассы М11? (Владельцам BMW летом прошлого года открыли бесплатный проезд по платному участку М11. Кроме того, владельцам других премиум марок предлагали заклеить значок собственного авто логотипом BMW, чтобы получить право проезда. Примечание автора).

Очень важно просто информировать клиентов, проводить клиентские тест-драйвы, размещать информацию в онлайн среде. Этого достаточно.

Что касается таких акций, как на М11, то мы всегда выбираем лучшее, но делать одно и тоже не будем. Да в этом году мы подготовим что-то иное, но не менее интересное.

Ваш ближайший конкурент «падает» в нишевом сегменте. Перспективны ли в России такие авто, как компактвэны?

Да, Mercedes в нем падает, как показывает статистика. Мы только пришли в этот сегмент и уверены, что это маленький рынок. Но такие авто очень будут популярны в таких сферах, как каршеринг, который в свою очередь становится очень популярным в России.

Как отличаются предпочтения россиян от предпочтений европейцев в плане выбора авто баварского бренда?

В России очень популярны кроссоверы и авто с полным приводом. В Европе такого нет. Если говорить о премиум сегменте, то в России он гораздо выше. Что касается моделей, с владения которыми начинается знакомство с брендом, это первая и вторая серия, то в сравнении со всем модельным рядом их мы в России продаем меньше чем в Европе и мире.

Значит ли это, что в России преемственность внутри бренда среди россиян не такая яркая? Люди не пересаживаются с первой серии на вторую и так далее.

Конечно, это, в первую очередь, распределение покупательской способности. И позиционирования в социуме. Процент тех, кто может позволить премиум авто выше чем процент тех, кто может позволить авто средней ценовой категории.

Комментируете ли Вы ситуацию с возможным строительством нового завода марки в Калининграде?

Да, конечно. Та территория и система, которую нам предлагает Калининград, очень нам интересна с точки зрения производства авто. Очень высока вероятность того, что именно в Калининграде мы разместим новое производство. Но принятого решения пока нет. Сейчас мы фокусируемся именно на том, что мы можем сделать в Калининграде. Другие площадки для производства мы не рассматриваем ввиду существующей истории партнерских отношений и условий, которые предоставляет правительство региона. Это очень важно для нас.

В мире, а теперь и в России, мы наблюдаем, хоть и малые, изменения в плане смещения интереса к электромобилям.

Мы лидируем на рынке электро– и гибридных авто. В 2017 году в этом сегменте мы перешагнем планку в 100 000 авто по миру. Но не все понимают, что такое электомобиль. Ведь есть полностью электрические авто, а есть гибриды, использующие два вида энергии. Если рынок потребует увеличить именно их количество, то это будет очень просто сделать.

Германия. Россия > Авиапром, автопром > regnum.ru, 24 июля 2017 > № 2256047 Максимилиан Келльнер


Россия. Весь мир. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 24 июля 2017 > № 2255826 Вячеслав Бычков

Ярусный промысел: есть, куда расти.

В последние годы тема экспансии национального рыболовства в перспективные районы Мирового океана вновь зазвучала с различных трибун. Курс на освоение доступных для промысла открытых и удаленных районов был прописан в Морской доктрине Российской Федерации. За исполнение поставленных задач взялось не только государство. Ассоциация «Ярусный промысел» учла заданный вектор в стратегии своего долгосрочного развития. Входящие в объединение компании систематически направляют свой флот на промысел в районы открытого моря северной части Тихого океана, в том числе в интересах ведения промысловой разведки. Каждый такой поход сопровождается и научными наблюдателями, это позволяет рыбохозяйственной науке вести ресурсные исследования в удаленных районах Мирового океана. Какие приоритеты и планы, с учетом этого опыта, на ближайшую перспективу для себя определили российские ярусоловы, в интервью журналу «Fishnews – Новости рыболовства» рассказал вице-президент Ассоциации «Ярусный промысел» Вячеслав Бычков.

ЗА ТУНЦОМ – В ТИХИЙ ОКЕАН

– Вячеслав Борисович, довольно интересное обсуждение вопросов развития российского рыболовства в открытых и удаленных районах Мирового океана состоялось в апреле этого года в Совете Федерации. Среди прочего прозвучал и тезис о необходимости полномасштабного восстановления промысла тунца российским флотом. Как ваша ассоциация оценивает перспективность этого направления?

– Много говорилось про восстановление полноценного промысла тунца, но почему-то только в одном районе – в Атлантике. Вместе с тем, на наш взгляд, куда более интересными для ведения лова тунцов представляются районы Тихого океана. Ежегодно в мире добывается около 4,5 млн тонн этого валютоемкого ресурса, при этом порядка 2,5 млн приходится именно на Тихий океан. Атлантический океан с 700 тыс. тонн вылавливаемого тунца, согласно этой статистике, находится лишь на третьем месте, уступая Индийскому океану.

– Сегодня все эти районы регулируются международными конвенциями.

– Да, но Россия участвует только в ИККАТ – Международной комиссии по сохранению атлантических тунцов. Причем промысловую деятельность в районах действия этой комиссии наши рыбаки не ведут.

В Тихом океане вопросами установления ОДУ и охраны тунцов занимаются две международные организации. Ассоциация «Ярусный промысел» последовательно добивается вступления Российской Федерации в одну из них – Комиссию по рыболовству в западной и центральной части Тихого океана (WCPFC).

Эту идею мы «погрузили» и в свои предложения к круглому столу в Совете Федерации. В частности рекомендовали дополнить действующую госпрограмму развития рыбохозяйственного комплекса подпрограммой, которая отражала бы вопросы развития рыболовства в открытой части Мирового океана. Один из ее подразделов мы предложили посвятить мерам по восстановлению полномасштабного промысла тунцов российским флотом, в том числе на государственном уровне заняться вопросом присоединения России к WCPFC. Рады, что хотя бы частично наше предложение нашло отражение в рекомендациях круглого стола, адресованных Правительству России.

– Если есть интерес к этому объекту, значит, есть и планы у членов вашей ассоциации по строительству судов-тунцеловов?

– В пояснениях к нашим предложениям, которые направлялись в Комитет СФ по аграрно-продовольственной политике и природопользованию, мы подробно обрисовали наши интересы. Дело в том, что сегодня ряд предприятий, входящих в Ассоциацию «Ярусный промысел», при участии Минвостокразвития России и правительства Сахалинской области реализуют крупный инвестпроект – создание рыбоперерабатывающего комплекса «Островной» на острове Шикотан. Это будет один из крупнейших комплексов по переработке рыбы в России. Объем инвестиций наших предприятий в проект превышает 4 млрд рублей.

Понятно, что рыбопереработка в таких масштабах потребует и полноценного обеспечения сырьем. Для создания условий для круглогодичной загрузки береговых мощностей ООО «Островной рыбокомбинат» мы приступили к подготовке инвестиционной программы по строительству тунцеловного флота и технологической линии по глубокой переработке тунца.

Подчеркну, что эта работа ведется исключительно с привлечением внутренних финансовых источников.

– Но промысел в открытых и удаленных районах Мирового океана, фактическое присутствие там отечественного флота – это, по сути, еще и решение задач геополитики. Рассчитываете на какую-то поддержку от государства?

– В океаническом промысле одну из наиболее значительных статей расходов для рыбохозяйственных предприятий составляет приобретение топлива. Конечно, это отражается на себестоимости производимой рыбопродукции.

Мы не просим у государства денег или специализированного флота, но, на мой взгляд, справедливо поднимаем вопрос о снижении для рыбаков расходов на топливо. Это общепринятая мировая практика: если речь идет о работе в отдаленных районах, то государство создает условия по снижению для бизнеса данной статьи расходов. Это вариант сохранения баланса интересов.

На наш взгляд, меры господдержки в этом направлении могут выражаться в форме прямых дотаций, возмещения части затрат по кредитам на цели снаряжения крупнотоннажных судов для работы в открытом море. В итоговых рекомендациях круглого стола в СФ этот момент также нашел отражение.

ГРАНИЦА ПРОБЛЕМ

– Какие еще факторы, на ваш взгляд, сдерживают развитие этого направления рыболовства для российского промыслового флота?

– Мы обратили внимание отраслевого регулятора и сенаторов Совета Федерации на такой важный, с нашей точки зрения, момент, как требование об обязательном присутствии научного наблюдателя на борту каждого судна, входящего в зону действия Конвенции о сохранении и управлении рыбными ресурсами в открытом море северной части Тихого океана (Конвенции СТО). Эта обязанность была прописана в приказе Росрыболовства от 30 декабря 2008 года № 493 и распространяется на суда, осуществляющие донный промысел.

Безусловно, когда суда наших предприятий целенаправленно снаряжаются для работы в этом районе, вопрос с размещением на борту научных наблюдателей не вызывает трудностей. Однако законодатели, к сожалению, не учли специфики промысла. Зачастую судно, которое ведет лов в границах исключительной экономзоны России, сталкивается с необходимостью вслед за промысловыми скоплениями оперативно перемещаться в район действия Конвенции, но просто не имеет права сделать этого без научного наблюдателя на борту.

Ассоциация «Ярусный промысел» предложила обсудить возможность корректировки этих требований на уровне стран – участниц Конвенции СТО. Инициатива нашла понимание среди членов Комитета СФ по аграрно-продовольственной политике и природопользованию. Надеемся, решение этого вопроса не будет отложено в долгий ящик.

К числу проблемных моментов относится и требование по прохождению контрольных пунктов (точек) российскими судами рыбопромыслового флота.

– О серьезных издержках, которые несут судовладельцы из-за необходимости прохождения контрольных точек, говорится давно, но вопрос до сих пор не снят с повестки.

– Когда вводилась эта норма, отрасль, да и Россия в целом, переживала не самые простые времена. В ужесточении контроля была объективная необходимость. Требовалось упорядочить работу судов в море, повысить контроль за таможенным оформлением уловов и рыбопродукции, которые направлялись на экспорт прямо из районов промысла. На сегодняшний день, когда все уловы доставляются для оформления на российский берег, когда совершенствуются системы управления рыболовством и мониторинга позиционирования судов, когда мы ожидаем скорого перехода рыболовного флота на использование электронных промысловых журналов, думаю, уже можно говорить о том, что промысел удалось упорядочить.

На мой взгляд, система управления и контроля рыболовством в России сейчас выстроена мощнейшая. И в этих условиях без какого-либо ущерба для экономической безопасности государства можно отказываться от некоторых мер контроля, которые потеряли актуальность. Одна из таких мер – требование о прохождении контрольных пунктов (точек) для российских судов.

– Вы подчеркиваете, что эта мера избыточна именно в отношении российского флота.

– Да, мы ни в коем случае не говорим о том, что контрольные точки надо отменять для судов под иностранными флагами. В водах, находящихся под российской юрисдикцией, должен быть порядок. Но наш флот, под флагом России, должен быть избавлен от такой избыточной нормы. Сегодня требование о прохождении контрольных точек расценивается рыбаками как административный барьер, который связан с дополнительными финансовыми затратами, необоснованными потерями промыслового времени и в конечном счете влечет рост себестоимость рыбопродукции. Аналогичной позиции придерживается и Всероссийская ассоциация рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортеров (ВАРПЭ).

Мы рады, что ситуация не остается без внимания. Этот вопрос был поднят на круглом столе в Совете Федерации и вошел в итоговые рекомендации, в июне он обсуждался и на межведомственной рабочей группе Росрыболовства и Пограничной службы. Пока у отраслевого регулятора и погранслужбы точки зрения полярные. Однако рано или поздно в рамках принятого плана по оптимизации контрольно-надзорной деятельности отмена контрольных точек должна произойти. Надеемся, что предложение отраслевой общественности вынести обсуждение этого вопроса на отдельную площадку найдет поддержку у всех сторон.

– Вскоре должен получить решение еще один вопрос, связанный с пограничным контролем, который актуален и для судов Ассоциации «Ярусный промысел». В первом чтении Госдума приняла поправки к закону о госгранице, которые в том числе предусматривают возможность судам с «закрытой» границей следовать Первым Курильским проливом.

– Да, для наших компаний это действительно больной вопрос. Мы удовлетворены тем, что такой законопроект существует и уже проходит рассмотрение в Госдуме. Надеемся, что Росрыболовство и Пограничная служба будут задействованы в подготовке документа ко второму чтению, и, со своей стороны, готовы при необходимости также активно включиться в эту работу. Закон должен получиться понятный и рабочий.

ЭКОЛОГИЧНЫЙ ПРОМЫСЕЛ

– Вячеслав Борисович, расскажите о деятельности самой Ассоциации «Ярусный промысел»?

– Наше объединение было основано в 2013 году. На сегодняшний день членами ассоциации являются 10 компаний, которые осуществляют промысел ярусными орудиями лова на Дальневосточном и Северном рыбохозяйственных бассейнах. При этом основная часть судов – 26 ярусоловов – работает в Тихом океане.

Основные объекты промысла – треска и палтус. Причем на Северном бассейне с недавних пор введен специализированный промысел палтуса, поэтому там наши предприятия добывают его лишь в виде прилова (не более 2%) при ярусном промысле трески.

В качестве перспективных объектов промысла для работы за пределами российских вод, как я уже отмечал, рассматриваем тихоокеанского тунца, возможно, также антарктического клыкача.

Вообще в ярусный промысел люди идут осознанно. Да, здесь нет таких объемов, как на минтае, сельди, но зато свои объемы ярусники выбирают всегда. Плюс еще и в том, что выборку можно проводить практически в любой шторм – нет опасности «улететь» вслед за тяжелым тралом. Капитану проще планировать загрузку фабрики. Да и сама рыба получается качественнее, т.к. поднимается не скученно, как в сетях, а каждая на своем крючке.

– Как вы можете оценить работу по совершенствованию российского ярусного промысла, которая была проделана за эти четыре года?

– Сразу с момента основания наша ассоциация при поддержке Партнерства по устойчивому рыболовству (FIP) приступила к реализации Проекта по совершенствованию промысла.

Стоит отметить, что ярусное рыболовство является одним из наиболее экологичных способов лова: специализируясь на определенных объектах промысла, оно не оказывает негативного влияния на другие гидробионты и не наносит ущерб их среде обитания.

Единственная экологическая проблема, которая существует при ярусном промысле, – это прилов морских птиц. Они атакуют наживку, предназначенную для рыб, при постановке орудий лова и нередко гибнут, попадаясь на крючки. Но этот вопрос нам удалось решить в сотрудничестве с природозащитниками. Несколько лет назад Всемирный фонд дикой природы (WWF) предложил рыбакам использовать стримерные линии – тросы с яркими лентами, которые отпугивали бы птиц. Такое простое решение позволило минимизировать гибель морских птиц и заодно снизить потери наживы и сделать промысел более эффективным.

Пока использование стримеров не является обязательным. Но, опираясь на собственный удачный опыт, полагаем, что это усовершенствование можно было бы в будущем прописать и в правилах рыболовства.

В апреле 2016 года наша ассоциация подписала соглашение с компанией «Морская сертификация» о прохождении полной сертификации по стандартам Морского попечительского совета (MSC) промысла тихоокеанской трески и тихоокеанского белокорого палтуса в северо-западной части Тихого океана. Это Чукотская, Западно-Беринговоморская зоны и Восточно-Камчатская зона, включая Карагинскую и Петропавловско-Командорскую промысловые подзоны.

Осенью был проведен аудит по предварительной оценке промысла дальневосточных компаний – членов ассоциации, в конце декабря был представлен отчет. Сейчас наше объединение плотно работает над сбором необходимых данных и подготовкой материалов, в том числе с привлечением государственных органов, для прохождения полной сертификации.

Опыт в этом деле у российских компаний уже имеется, сложнее всего было первопроходцам. Поэтому мы имеем понимание, какая информация и действия требуются для прохождения MSC-сертификации.

– А насколько российский ярусный промысел способен конкурировать с технической точки зрения?

– Конечно, сегодня российские рыбаки стремятся повышать уровень ярусного промысла. По крайней мере у наших компаний в ассоциации уже на всех судах процесс наживы, подачи крючков автоматизирован. Ведь это и скорость рыбалки, и экономика: вкладываясь в установку современных линий, которые автоматически готовят орудия лова к работе, рыбаки выигрывают время.

Безусловно, есть у рыбопромышленников и интерес к строительству современных судов. В этом плане особенно активен у нас Северный бассейн. Поэтому, когда встал вопрос об определении объектов под инвестиции и подготовке нормативных актов к закону об инвестквотах, Ассоциация «Ярусный промысел» заняла активную позицию. Много предложений, обращений руководитель нашего объединения Михаил Зайцев направлял в ведомства по судовым характеристикам, которые в итоге нашли отражение в нормативно-правовых актах. За основу был взят лучший опыт Норвегии, которая сегодня является лидером в ярусном промысле.

Вообще я считаю, что ярусный промысел – это определенное призвание. Недаром у тех же норвежцев это семейный бизнес, где все четко отработано. Наверно, в том числе благодаря этому с их ярусоловами пока сложно конкурировать. Но нам есть, к чему стремиться, будем строить свой современный флот.

Наталья СЫЧЕВА, журнал «Fishnews – Новости рыболовства»

Россия. Весь мир. ДФО > Рыба > fishnews.ru, 24 июля 2017 > № 2255826 Вячеслав Бычков


Украина. Ирландия. Евросоюз > Миграция, виза, туризм. Транспорт. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 24 июля 2017 > № 2254531

Раздор из-за Ryanair на Украине. (Не)надежное приземление иностранных предпринимателей

Фарс, связанный с выходом авиакомпании на рынок, четко показывает: семейные кланы и кланы бизнеса удерживают государственные позиции, чтобы соблюдать собственные экономические интересы.

Йоханнес Ляйтнер (Johannes Leitner), Ханнес Майсснер (Hannes Meißner), Der Standard, Австрия

11 июня граждане Украины получили возможность безвизовых поездок в ЕС. Таким образом, для международных компаний открываются возможности ведения бизнеса. В соответствии с этим, ирландская авиакомпания Ryanair весной 2017 года объявила о выходе на украинский рынок. Она должна была предложить полеты из разных городов Европы в Киев и Львов и обратно, в этой связи был разработан план полетов. Продажа билетов уже началась. После этого последовал уход компании. Продажа билетов была остановлена. Дэйвид О'Брайен (David O'Brien), главный коммерческий директор Ryanair, обосновал решение тем, что невозможно было достичь соглашения с руководством киевского аэропорта Борисполь. В то же время О'Брайен упрекнул Павла Рябкина, исполнительного директора аэропорта Борисполь, в том, что он хотел защитить авиакомпанию Ukraine International Airlines (UIA) от международной конкуренции. Уход О'Брайена был поддержан украинским министром транспорта Владимиром Омеляном, который уже в июне 2017 года сообщил, что Рябкин не хотел подвергать опасности монопольное положение UIA в полетах в Европу.

Пикантным моментом в этой истории является то, что влиятельный олигарх Украины Игорь Коломойский является совладельцем UIA. На Украине самолеты действующих бюджетных авиакомпаний обслуживают главным образом ближневосточные линии, до сих пор таких линий в Европу не было. Как Рябкин, так и UIA отвергают обвинения в нарушении конкуренции и аргументируют свою позицию несоразмерными требованиями со стороны Ryanair, в результате чего аэропорт Борисполь мог понести финансовые потери.

Украинский премьер-министр Владимир Гройсман снова настаивает на возобновлении переговоров с Ryanair, а министр транспорта угрожает увольнением Рябкина, если не будет достигнуто соглашение между аэропортом Борисполь и Ryanair.

Ссора с Ryanair — не отдельный случай

Фарс с ирландским лоукостером может на первый взгляд показаться отдельным случаем, когда частное иностранное предприятие сталкивается с особенностями украинского рынка или, по крайней мере, узнает о громадных трудностях. В то же время кажется, что наблюдателям трудно нарисовать точную картину ситуации. Идет ли дискуссия на рациональном уровне и в рамках формальных законов? Или же влиятельные олигархи на заднем плане дергают за неформальные ниточки, чтобы обеспечить интересы своих частных прибылей?

Подобные события на постсоветском пространстве являются безусловно не единичными случаями. В нашей книге «State Capture, Political Risks and International Business. Cases from the Black Sea Region» (Захват государства, политические риски, международный бизнес. Случаи черноморского региона) мы рисуем структурный задний план на примере различных случаев и даем набросок концепции, чтобы быть в состоянии структурно анализировать эти происшествия.

Феномен «захвата государства»

В центре этого находится феномен «захвата государства». Это значит, что сети предприятий семейных кланов и бизнес-клик занимают государственные позиции, чтобы использовать их в своих частных интересах. Эти элиты хотят все время сохранять свое господство. Они делают это не только с помощью репрессий, но также и с помощью «приватизации» общественных активов и их распределения в сетях, напоминающих пирамиду и обеспечивающих прямое покровительство. Таким образом, покупается легитимность, лояльность, и происходит стабилизация системы господства.

В таком контексте официальный порядок имеет два параллельно существующих вида системной логики. С одной стороны мы видим логику формального порядка, закрепленную в конституции, законах и предписаниях. С другой стороны мы видим неформально существующую логику порядка. Хотя формальный и неформальный порядок часто противоречат друг другу, обе формы логики существуют синхронно и проявляются во взаимодействии. Дело в том, что правящие элиты злоупотребляют формальным коллективным порядком для достижения своих частных, неформальных целей господства. Для иностранных предприятий, которые хотели бы инвестировать в подобный рынок, это сопряжено со специфическими политическими рисками.

Украинское кумовство

Один из таких политических рисков мы называем «Systemic (Dis)-Favouritism» (систематический (не)-фаворитизм). Правящие элиты используют всю находящуюся в их распоряжении государственную власть, чтобы благоприятствовать предприятиям собственной сети и держать на расстоянии собственных и иностранных конкурентов. Инструментами в таких случаях являются управляемая юстиция и бюрократия, а также сознательно утаиваемые законы и предписания. Произвол, непрозрачность и ненадежная правовая система становятся оружием против незваных гостей.

Кланы семей и бизнеса у власти

Но вернемся к Украине. Как почти во всех постсоветских республиках, «захват государства» на Украине является основополагающим наследием Советского Союза. Так партийные кадры использовали в высшей степени централизованную и охватывающую все общественные области обширную советскую политическую систему для разворачивания своих клиентских сетей. В беспорядочные годы после распада Советского Союза старые элиты и удачно интегрированные в сети новые рыцари удачи применяли практику управляемых процессов приватизации, чтобы укрепить свое политическое и экономическое господствующее положение и распределить между собой народное достояние.

Во времена Виктора Януковича проявления «захвата государства» приняли крайне уродливые формы. Так «Донецкие», клан семейных, сотрудничающих и приятельских банд, названный так по имени своего родного региона, стал известен тем, что бессовестно грабил государство и экономику. «Банде нет», главный лозунг революции Майдана, ставил себе целью сломать оставшиеся структуры.

Украина сегодня

Однако где же Украина находится сегодня по прошествии более трех лет после Януковича? Нынешний случай с Ryanair позволяет предположить, что проблематика «захвата государства» существует по-прежнему. Правда, революция потрясла эту неформальную систему господства и много раз ставила ее существование под сомнение. Однако произошло всего лишь смещение в соотношении сил. Являясь конкурентами, элиты, тем не менее, едины в том, чтобы как можно дольше сохранять существующую систему. Политические и экономические проблемы, возникшие в результате конфликта на востоке Украины, для них более чем приемлемы. В рамках исследовательской поездки в Киев в июне 2016 году мы занимались вопросом о том, как международные предприниматели оценивают политические риски на Украине в целом и реформы после революции в частности. При этом обнаружилось, что не крымский кризис и не конфликт на востоке Украины, а политические риски, связанные с «захватом государства», как и раньше, остались на прежнем месте. При этом господство Порошенко оценивается всего лишь как новая форма «захвата государства». За хорошо инсценированным прозападным спектаклем и реформаторской риторикой скрывается старая системная логика. Дебаты о пока намеченных реформах были при этом оценены как очень поляризованные. В процессе выравнивания интересов между революцией и реакцией Украине еще предстоит пережить критический момент. Нынешняя реформа судебной системы покажет, смогут ли реформаторские силы продолжать свою деятельность, и станет ли Украина надежным местом деятельности иностранных инвесторов.

Украина. Ирландия. Евросоюз > Миграция, виза, туризм. Транспорт. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 24 июля 2017 > № 2254531


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 24 июля 2017 > № 2254521

Почему встреча Трампа с Путиным один на один стала грубейшей ошибкой

Два основных правила внешней политики: никогда не ввязываться в сухопутную войну в Азии и никогда не проводить встречи один на один с противником без предварительной подготовки

Лорен Шульман (Loren Dejonge Schulman), Politico, США

Очередной скандал в Вашингтоне очень напоминает поучительную басню 19 века: президент встретился с Владимиром Путиным сам! И даже не взял с собой своего переводчика! Эта незапланированная встреча длилась целый час! Никто не знает, что там происходило! Теперь его неподкупность навсегда останется под вопросом.

Телеведущие пережили настоящий апоплексический удар. Как это часто случается в моменты скандала, эксперты безоговорочно осуждают лидера США — президенты никогда не проводят встречи один на один! А еще они регулярно вставляют в свои комментарии воспоминания о «старых добрых днях, когда никто не позволял себе подобного». Этот цикл неизбежно приведет нас к какому-нибудь уважаемому предку, который тоже однажды согрешил, и мы начнем все с начала.

Разумеется, президенты могут проводить и проводят встречи один на один с другими мировыми лидерами. После саммитов в сети обычно появлялось множество фотографий президента Барака Обамы, беседующего с такими лидерами, как Дилма Руссефф (Dilma Rousseff), Ангела Меркель и, да, президент Владимир Путин. Ключевой момент в переговорах США и Кубы наступил во время встречи один на один между Обамой и папой Франциском. Однако, разумеется, президент Трамп, который является новичком на международной арене, должен был хорошо подумать, прежде чем без всякой подготовки начинать переговоры один на один с таким хитрым противником, как Путин. Его личная встреча с лидером Кремля, значение которой Белый дом пытается преуменьшить, называя ее всего лишь обычным обменом любезностями за десертом, нарушила несколько важнейших принципов дипломатии: она была незапланированной, незадокументированной, долгой, проведенной в отсутствие переводчиков и помощников, а ее содержание осталось тайной. Однако, что еще важнее, она произвела определенное впечатление на тех, кто следил за этими двумя лидерами на саммите Большой двадцатки.

Каждую деталь необходимо планировать заранее

Представьте на мгновение, что Трамп — это такой же обычный человек, как и вы, который отправляется на вечеринку. Войдя в дверь, вы сразу же видите этого парня — того самого, который плюется, когда говорит, считает, что вы с ним можете «однажды сработаться», и принимает любую неловкую улыбку согласия за предложение руки и сердца. Будучи взрослым человеком, вы обычно вполне в состоянии избегать общества этого человека. Но порой вам приходится с ним общаться. Что вы будете делать? Что вы будете говорить? И что подумают окружающие?

Именно в этот момент сходство между вами и президентом заканчивается: все присутствующие всегда что-то от него хотят. Однако жизнь лидера свободного мира является — или как минимум должна быть — тщательно спланированной и подготовленной, и в первую очередь это касается международных поездок. Любой его жест и действие имеют или должны иметь цель, несмотря на сбивающее с толку заявление советника Трампа по вопросам национальной безопасности Г.Р. Макмастера (H.R. McMaster), что у его руководителя не было никакой конкретной повестки для первой встречи с Путиным. Личные встречи с мировыми лидерами — это ограниченный ресурс, поэтому нежелание извлечь из них максимальную выгоду, проявляющееся в отсутствии четкого плана, — это огромное упущение.

Когда я принимала участие в президентской поездке в качестве члена Совета национальной безопасности, меня поражала необходимость постоянно пересматривать основные тезисы многочисленных дискуссий. Программы двусторонних встреч тщательно планировались, и даже на первый взгляд случайные обмены любезностями зачастую были запланированными и тщательно продуманными. В подготовке важной двусторонней встречи принимало участие огромное множество специалистов, которые составляли программу, тщательно формулируя задачи, которые необходимо решить, указывая вопросы, обсуждения которых следует избегать, подробно расписывая ободряющие реплики, способствующие достижению целей, достойных поездки президента, планируя долгие протокольные дебаты и подготовительные встречи. Мастерам трехмерных шахмат это может показаться перебором. Однако хорошо спланированная президентская поездка — это когда лидера невозможно удивить загадочной просьбой, или какой-нибудь жалобой, или внезапным выяснением отношений с коллегой. Идеальная поездка — это когда каждая встреча увеличивает счет в вашу пользу.

Списки людей, принимающих участие в таких встречах, составляются с такой же тщательностью. При прежних администрациях советники по вопросам национальной безопасности лично анализировали эти списки и как правило сопровождали президента даже во время самых важных встреч. Человек, который стоит рядом с президентом, оказывается там неслучайно, и, если президент решает побеседовать со своим иностранным коллегой один на один — это тоже не случайность. Такие решения и действия являются сигналами для всего мира о том, кого президент считает своими главными представителями, с кем он хочет наладить отношения и так далее.

Однако самая важная задача для тех, кто сопровождает лидеров на подобных встречах, заключается в том, чтобы записывать то, что на них говорится. Самый младший чиновник в зале переговоров, будь то советник по вопросам национальной безопасности или рядовой дипломат, знает, что его главная задача — записывать каждое слово. Такие записи являются бесценными, потому что на их основании позже составляются списки, материалы для разведки и программы переговоров для будущих администраций. Без этих записей высокопоставленные чиновники могут скатиться к губительному бессмысленному повторению — и беседа один на один между послом Эйприл Гласпи (April Glaspie) и Саддамом Хусейном перед началом войны в Персидском заливе является тому классическим примером. Встреча, на которой отсутствуют стенографисты, дает более хитрому из двух собеседников возможность транслировать такую версию, которая соответствует его интересам, а порой является откровенно сфабрикованной. Отчеты американской и российской сторон о самой первой личной встрече Трампа и Путина оказались противоречивыми в некоторых моментах. Хотя стоит отметить, что порой различия могут появиться в отчетах даже американских стенографистов.

Это не Вьетнам, здесь есть правила

Такие ограничения могут вызвать раздражение у кого угодно, и многие испытывают желание перестать подчиняться общим правилам, однако мировые лидеры понимают, что игра по этим правилам нередко позволяет добиваться поставленных целей. Лишь немногие вступают в должность, имея полное представление о текущих внешнеполитических хитросплетениях. И, если импровизация во время позирования для общей фотографии лидеров стран Большой двадцатки вряд ли может вылиться в войну, незапланированная и незаявленная часовая встреча один на один — это чрезвычайно рискованное решение. Насколько хорошо вы сможете выступить на чрезвычайно важной встрече, к которой все остальные участники тщательно подготовились, а вы… просто на нее заглянули? Вероятнее всего, довольно слабо. Подготовка имеет ключевое значение.

Несмотря на все внешние атрибуты, участники подобных встреч иногда завершают их, будучи убежденными в диаметрально противоположных результатах. Вопрос о том, насколько США были готовы соблюдать обязательства перед тогдашним Советским Союзом о нерасширении НАТО на восток и нарушили ли США свое письменное или устное обещание, до сих пор горячо обсуждается, а историки и дипломаты по сей день спорят о содержании расшифровок тех бесед.

Но, скажете вы, разве президент не может просто расслабиться на пару часов и обменяться любезностями со своими коллегами за шоколадным муссом? Нет, не может. На ужин Большой двадцатки, перед тем как 19 других мировых лидеров вошли в зал, их старшие советники, вероятнее всего, сказали им: «Попытайтесь обсудить с Трампом эти вопросы». О том, где будут сидеть участники ужина, тоже сообщается заранее, чтобы лидеры могли заранее подготовить темы для бесед. Помощники лидером предупреждают их о том, что такой-то и такой-то может попытаться поговорить с ними минут 15, поэтому постарайтесь столкнуться с ним в холле, чтобы к вашей беседе мог присоединиться кто-то третий. А иногда за беседами за столом пристально следят координаторы, находящие в соседнем зале.

Подготовленный таким образом своими подчиненными, мудрый глава государства проводит необходимые беседы с нужными людьми, озвучивает в них свои аргументы, консультируется со своими советниками, предлагает перенести разговор, если вдруг сталкивается с какими-то эмоционально окрашенными вопросами, и уходит от разговоров с теми, кто слишком настойчиво добивается долгой и незапланированной беседы. Подростки на вечеринках в честь дня рождения умело справляются с такими маневрами, поэтому избранные политики тоже могут это сделать.

Торт в лицо

На подобных мероприятиях все же есть место импровизациям, и, если их участник достаточно опытен, они идут ему на пользу. Такие незапланированные моменты могут способствовать устранению барьеров, о чем вы никогда не прочтете в отчетах — вспомните головокружительные и захватывающие переговоры Рейгана и Горбачева в Рейкьявике или первое рукопожатие Обамы и Рауля Кастро в Южной Африке. Однако ситуации бывают разные, и не стоит сразу пытаться покорить «Двойной черный диамант», впервые встав на горные лыжи. У правительства есть масса причин тщательно планировать все заранее. Возможно, Трамп хотел импровизировать на саммите Большой двадцатки, но остальные его участники — в первую очередь Путин — хорошо к нему подготовились.

Именно здесь и заключена главная опасность импровизации на этом саммите: Трамп может считать себя мастером в заключении сделок, однако, независимо от вашего к нему отношения, его неопытность в международных делах очевидна. Между тем у Путина за плечами несколько десятилетий работы в КГБ и дипломатического опыта. Трамп с трудом может вспомнить, какие заявления он делал и какие обещания давал, тогда как Путин, как всем известно, обладает великолепной памятью и внимательно относится к мельчайшим деталям. В такой беседе любое заявление превращается в политику США, осознает это Трамп или нет. Если на встрече отсутствует представитель американской стороны, тщательно записывающий слова ее участников, даже опытному и дисциплинированному президенту будет трудно контролировать итоговую интерпретацию. В случае Трампа из его фиаско Путин может сделать массу ужасающих выводов — от зеленого света на усиление интенсивности агрессии на Украине до поддержки вмешательства России в сирийский конфликт. И это без учета наихудших подозрений касательно того, почему Трамп решил встретиться с Путиным один на один, ничего не сказав общественности.

Это является не единственной проблемой, возникшей на саммите Большой двадцатки. Либо помощникам Трампа не было известно о том, что он намеревается прогуляться до другой стороны стола, чтобы беседовать с лидером геополитического противника Америки номер один, либо они знали об этом, но он все равно проигнорировал их советы. Третий вариант — что они знали об этом и считали это хорошей затеей — кажется крайне маловероятным. Все это приводит нас к еще одной проблеме, связанной с этой встречей: какие выводы из всего этого сделали другие участники саммита Большой двадцатки? Вероятнее всего, они наблюдали за его разговором с Путиным так, как люди обычно наблюдают за своими коллегами, которые ведут себя неприлично на рождественской вечеринке.

Долгая беседа один на один — это тот выбор, который президенты могут позволить себе в редких случаях. Это не просто беседа, это еще и однозначный сигнал: я вам доверяю, мы — друзья, то, о чем мы говорим, настолько важно, что должно остаться только между нами. Тот факт, что Трамп решил принять участие в такой чрезвычайно значимой беседе — любая часовая беседа с Путиным будет иметь важные последствия — в отсутствие Макмастера или госсекретаря Рекса Тиллерсона (Rex Tillerson), ослабляет и их авторитет тоже. А попытки скрыть, отмахнуться и отказаться предоставить свою интерпретацию итогов этого разговора выставляют президента глупцом. Коллеги президента пили кофе и наблюдали за тем, как им беззастенчиво пользуются, пока он улыбается в ответ. Это не то первое впечатление, которое Трамп надеялся произвести.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 24 июля 2017 > № 2254521


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 24 июля 2017 > № 2254519

СМИ опаснее Путина?

Оставаться равнодушным к истине и фактам — вот наивысшее выражение власти. Именно так действует Владимир Путин в России. Именно так действует Дональд Трамп в США

Бретт Стивенс (Brett Stephens), The Seattle Times, США

Дорогой Деннис,

Ошибаться — значит быть человеком. Но писать в Твиттере — значит сожалеть. Когда в июне я решил удалить свой аккаунт в Твиттере, я отчасти руководствовался тем, что, хотя я не могу избежать первого, я, по крайней мере, могу предотвратить второе. Далеко не все мысли, приходящие в голову умному человеку, по-настоящему умные. Поэтому стоит хорошо подумать, прежде чем делиться ими с другими людьми.

«Слово — серебро, а молчание — золото». Уверен, вы знаете эту пословицу.

Именно поэтому я прочел ваш твит, опубликованный 14 июля, с определенной долей скептицизма.

«СМИ Запада представляют собой гораздо более серьезную угрозу для западной цивилизации, чем Россия», — написал Деннис Прагер (Dennis Prager) в Твиттере. [Прагер — консервативный радиоведущий и колумнист.]

Честно говоря, все это показалось мне своего рода непроизвольной умственной отрыжкой, которой многие из нас страдают в моменты идеологического раздражения — к примеру, консерваторы часто сталкиваются с этим во время чтения редакторских колонок New York Times.

Сначала я решил, что вы просто не можете так думать. Но выясняется, что можете.

Во вторник, 18 июля, вы снова повторили эту мысль в своей статье для онлайн-издания Townhall. «Реальной угрозой для западной цивилизации является утрата западной цивилизацией веры в себя, — пишете вы. — И в этом смысле Россия не представляет собой никакой угрозы, тогда как СМИ и университеты, где доминируют либералы, превращаются в экзистенциальную угрозу».

Вы — умный человек, Деннис, и эта ваша колонка действительно заслуживает внимания. «Критиковать действия СМИ — это не то же самое, что критиковать само существование СМИ», — пишете вы. Это правда. «Путин — действительно кровожадный квази-диктатор», — признаете вы. Нужно только убрать приставку «квази», и тогда все будет правильно. «Цивилизация включает в себя определенную совокупность идей и систему ценностей», — добавляете вы, подчеркивая, что ядерное оружие России не сможет уничтожить западную цивилизацию. Что же, таково ваше понимание цивилизации.

В конце вашей статьи вы приводите список разнообразных угроз для западной цивилизации, возникающих в связи с продвижением многокультурности, критического отношения к заслугам «мертвых белых мужчин» и так далее, отмечая, что Путин не имеет к этим угрозам никакого отношения. Многие из этих угроз действительно достаточно серьезны, хотя я не уверен, что заявление Джастина Трюдо (Justin Trudeau) о том, что «в Канаде нет ключевой идентичности, нет мейнстрима», стоит считать шпенглеровским моментом в истории заката Запада.

Да, у высших учебных заведений и СМИ много недостатков. Их стоит критиковать, но не бояться. Глупые консерваторы зачастую считают любой дефект в их работе симптомом рака цивилизации. Более мудрые консерваторы, как и Адам Смит, знают, что «в каждой нации заложено множество зерен ее гибели».

Более мудрые консерваторы — и я отношу вас к их числу — также знают, что, когда мы говорим о «Западе», мы имеем в виду вполне конкретную концепцию. В конце концов, Маркс и Ленин тоже были частью западной традиции, как и Хайдеггер с Гитлером.

Для нас «Запад» — это либерально-демократическая традиция, которая наиболее сжато и точно сформулирована в Декларации независимости. «Все люди созданы равными». «Согласие управляемых». «Законы природы и ее Творца». «Жизнь, свобода и стремление к счастью». Все остальное — от «Исхода» до Геттисбергской речи — это комментарии.

Поэтому у образованного консерватора нет времени ни на антилиберализм, характерный для правых, ни на релятивизм, типичный для левых. И именно поэтому мудрые консерваторы воспринимают угрозу со стороны Владимира Путина серьезно. Он является защитником и самым коварным представителем как антилиберализма, так и релятивизма.

Развивая криптофашистскую идеологию, сочетающую в себе свирепый этнический шовинизм и реваншизм, экономический корпоративизм, некоторые черты религиозного традиционализма и культ личности, он стал образцом для подражания для начинающих автократов по всему миру, от Венгрии и Турции до Филиппин.

При помощи RT и других инструментов кремлевской пропаганды Путин объединяется со своими старыми товарищами ультраправого толка. Цель заключается в том, чтобы ослаблять Запад любыми доступными способами — от публикации военных и дипломатических секретов посредством WikiLeaks, вмешательства в демократические процессы и подрыва их легитимности до формирования образа «государства в государстве», которое подавляет народную волю.

Неудивительно, что лучшая книга о путинской России получила название «Ничто не правда, и все возможно». Ее написал Питер Померанцев (Peter Pomerantsev). Релятивизм является смазкой, необходимой для работы механизмов антилиберализма. Именно поэтому мы, представители движения NeverTrumpers, усматриваем связь между неконтролируемой ложью и его нескрываемой симпатией к Путину — связь, которая выходит далеко за рамки того, кто и что сказал на прошлогодней встрече в Трамп-тауэр. Эта связь философского свойства.

Оставаться равнодушным к истине и фактам — вот наивысшее выражение власти. Это значит сказать: меня ничто не сдерживает — ни то, что я обещал вчера, ни то, что я вас сейчас говорю, ни то, что я могу сделать завтра. Именно так действует Путин в России. Именно так действует Трамп в США. Что еще хуже, очень многие консерваторы, которые должны быть мудрее, оправдывают одного президента и единодушно поддерживают другого.

Деннис, ваше желание исполнилось: Хиллари Клинтон не стала президентом и никогда не станет. Однако задача такого публичного интеллектуала, как вы, заключается не в том, чтобы в течение следующих нескольких лет пытаться оправдать свой выбор. Она заключается в том, чтобы видеть вещи такими, какие они есть. Утверждения, что Путин — это всего лишь незначительная помеха, а Мэгги Хаберман (Maggie Haberman) и Дэвид Сэнгер (David Sanger) — это экзистенциальная угроза для нашей цивилизации, вряд ли можно назвать попыткой видеть вещи такими, какие они есть.

Прежде консерваторы считали, что либералы ошибаются, а либералы считали консерваторов злыми. Трамп привел в упадок консервативное движение, превратив нас в зеркальное отражение того, в чем мы прежде обвиняли либералов. Он превратил нас в хейтеров.

Не будьте хейтером, Деннис. Задумайтесь еще раз над своим глупым твитом.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 24 июля 2017 > № 2254519


Россия > Медицина > forbes.ru, 24 июля 2017 > № 2254511 Марк Курцер

Марк Курцер: «Медицина — очень тяжелый и очень сложный бизнес»

Екатерина Кравченко, Даниил Антонов

Два новых госпиталя обойдутся в 6 млрд рублей, отмечает основной владелец MDMG

Генеральный директор и основной владелец группы MD Medical Group Investments (MDMG), управляющей сетью клиник «Мать и дитя», Марк Курцер F 161 в интервью Forbes рассказал, с чем связан растущий интерес миллиардеров к российскому здравоохранению и готов ли он конкурировать с новыми крупными игроками.

Каковы перспективы государственно-частного партнерства в медицине?

Мы частная компания. Нам так комфортно работать: мы вкладываем деньги, а если проект не получается, мы можем его продать. Ведь в бизнесе важен не только вход, но и выход.

Некоторые предприниматели жалуются, что без участия государства клинику с нуля не построишь.

Нет, у нас почти все клиники созданы с нуля. Для строительства госпиталя в Лапино мы покупали землю на вторичном рынке.

Что лучше — самому построить госпиталь или купить готовый?

Я не знаю таких госпиталей, которые могли бы сейчас нас заинтересовать: современных частных госпиталей просто нет. Мы вынуждены проектировать, разрабатывать с нуля, строить, эксплуатировать.

Какие перспективы у частной медицины в России?

Огромные, я считаю.

Но она будет развиваться в рамках государственного или частного финансирования?

Вы спрашиваете про вид собственности или кто будет платить? Это разные вещи. Я считаю, что государство заинтересовано в том, чтобы приходил частный инвестор и вкладывал деньги, строил большие хорошие больницы, а платить за медицинскую помощь могут сами пациенты или страховые компании. Есть множество примеров частных компаний, которые работают по обязательному медицинскому страхованию. Почему нет?

Но вы говорили, что со страховщиками возникают проблемы.

Возникают. Но мы ищем компромиссы и подходы друг к другу. И со временем и они, и мы найдем путь друг к другу. Они нужны нам, и мы нужны им.

В июне вы заложили камень в основание нового госпиталя в Тюмени, сколько будет в него вложено?

Мы сейчас строим еще и в Самаре. В каждый из госпиталей мы планируем вложить не менее 3 млрд руб., из них — 1,8 млрд собственных средств.

Почему именно эти города, от чего зависит выбор территории для строительства?

Когда мы входим в регион, мы рассматриваем несколько показателей: численность населения, покупательная способность населения и конкуренция. Вот три компонента. В Тюмени, например, госпиталь рассчитан и на Тюменскую область, и на северные автономные округа. Население этого региона превышает 3,5 млн человек. Это нас устраивает. Это нефтяной растущий регион: там хорошая наполняемость бюджета и хорошие зарплаты, высокое количество родов на численность населения и покупательная способность хорошая, поэтому мы считаем его перспективным.

У нас есть специальный департамент развития, который оценивает все регионы. Плюс мы идем туда, где у нас есть поддержка. В Самаре у нас большой амбулаторный центр: мы давно там представлены, и сейчас там наблюдаются около 500 беременных женщин, проводятся процедуры ЭКО. Мы также представлены в Новокуйбышевске и Тольятти. Мы все рассчитываем, и наши вложения — точные и эффективные.

Что вы считаете главным фактором роста бизнеса в регионах — покупательскую способность?

Смотрите. Медицинская помощь относится к одному из факторов качества жизни. Люди любят хорошее жилье, качественное питание и отдых. Россияне в отпуске предпочитают хорошие гостиницы. Таким же фактором является и качество медицинской помощи или родовспоможения. Женщины хотят рожать в хороших условиях, им нужна точная диагностика и хороший уход за новорожденным.

В прошлом году в ваших клиниках число родов увеличилось примерно на 20 %, какой план по этому году?

Мы не можем сейчас делать прогнозы. Это инсайдерская информация. Ждите раскрытия информации.

Медицинский бизнес вдруг стал интересен крупным предпринимателям. Ситуация напоминает сельское хозяйство, куда многие стали вкладываться, поскольку благодаря санкциям нормы рентабельности выросли. В этом году стало известно, что крупными медицинскими проектами готовы заняться Александр Мамут, основатель группы «Ташир» Самвел Карапетян, Михаил Фридман. С чем связан, на ваш взгляд, интерес бизнесменов к медицине?

Я не знаю. Я врач в первую очередь, а не бизнесмен. Вот есть настоящие бизнесмены, которые успешны в инвестициях в одном секторе, в другом, в третьем. Я закончил школу в 1974 году, поступил в медицинский институт и связал свою жизнь с этой профессией. В 1977 году студентом четвертого курса я выбрал акушерство и гинекологию в качестве специализации, и с тех пор всю жизнь я работал акушером-гинекологом. Для того чтобы создать свою школу акушерства и собрать команду, мне потребовалось всего лишь 40 лет. Я умею заниматься только медициной, только лечебной работой. И больше ничего. Медицина — очень тяжелый и очень сложный бизнес. Пусть попробуют.

То есть речь не идет о легких деньгах.

Для того чтобы делать качественно, мне потребовалось 40 лет.

Конкуренции не боитесь?

Ну о чем вы говорите? Я занимаюсь своим делом, и все.

В госпитале в подмосковном Лапино помимо основного профиля, перинатального, вы предлагаете другие услуги, в том числе по лечению заболеваний сердечно-сосудистой системы.

Мы вышли сейчас за пределы основной специализации. Беременные тоже болеют, и нам пришлось в Лапино и в других регионах (Самаре, Новосибирске, Уфе) заниматься не только гинекологией, но и хирургией, урологией, диагностикой, кардиохирургией. Сейчас мы занимаемся всем.

То есть вам потребовалось много лет, чтобы выйти за пределы перинатальной специализации и заниматься другими заболеваниями?

В любом случае нужна сначала якорная специализация, как и во всем.

Вы планируете поднимать цены, как советуете другим клиникам?

Нет, мы не планируем поднимать цены. Я посоветовал поднять цены одной из клиник, которая забита пациентами, и они не знают, что делать. Но это шутка была. Мы не собираемся поднимать цены и продолжаем работать в прежнем режиме. Обычно мы увеличиваем цены с учетом инфляции, не более 5% в год.

Один из ваших коллег употребил термин «медицинская инфляция». Сколько она составляет?

Он говорил об инфляции в целом по сектору, когда медицинские учреждения в связи с изменением курса доллара вынуждены менять цены на услуги, поскольку большинство расходного материала покупается на валюту. Техника очень дорогая. Мы первые «ультразвуки» покупали за $18 000–20 000. Сейчас GЕ их предлагает за $300 000, но это уже другие машины, они высочайшего класса.

Россия > Медицина > forbes.ru, 24 июля 2017 > № 2254511 Марк Курцер


США. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 24 июля 2017 > № 2254509

Nord Stream раскола: ЕС готов впервые противостоять новым санкциям США

Андрей Злобин

редактор Forbes.ru

Глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер призвал подготовить ответ США, если новые ограничения в отношении российской экономики будут введены Вашингтоном «без учета озабоченностей ЕС»

Новые санкции США против России, введение которых предусматривает законопроект, вынесенный на рассмотрение палаты представителей конгресса США на этой неделе, могут стать первым серьезным разногласием между Вашингтоном и странами Евросоюза в отношении антироссийской санкционной политики.

В прошлую пятницу члены нижней палаты конгресса США завершили согласование законопроекта, который ранее уже получил одобрение сената, о дополнительных санкциях против России, Ирана и Северной Кореи. Текст законопроекта был опубликован 21 июля 2017 года на сайте палаты представителей. Голосование по законопроекту пройдет на этой неделе, следует из повестки дня работы нижней палаты американского парламента. Агентство Reuters со ссылкой на аппарат лидера республиканского большинства в палате представителей Кевина Маккарти (штат Калифорния), сообщило, что голосование по законопроекту состоится во вторник, 25 июля. Оно пройдет по процедуре, предусматривающей поддержку документа со стороны как минимум двух третей членов палаты. Подобное делается в случае, когда документ поддерживают представители обеих партий и есть полная уверенность в его утверждении.

«Те, кто угрожает Америке и нашим интересам, должны обратить внимание — ваши действия не обойдутся без последствий», — написал у себя в Twitter сам конгрессмен.

Новый пресс-секретарь Белого дома Сара Сандерс заявила в воскресенье в эфире американского телеканала ABC, что президент США Дональд Трамп поддержит законопроект, предусматривающий введение новых санкций против России, Ирана и КНДР. Она пояснила, что первоначальный вариант законопроекта был плохо прописан. «Однако нам удалось поработать с палатой представителей и сенатом, и администрация рада тому, что в результате в документ удалось внести необходимые изменения, которые были необходимы, и мы поддерживаем законопроект в нынешнем виде», — подчеркнула Сандерс.

Практически одновременно председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер призвал страны ЕС быть готовыми к мерам в ответ США, если предусмотренные законопроектом, находящимся на рассмотрении американского конгресса, новые ограничения в отношении российской экономики затронут интересы европейских компаний. Об этом 23 июля сообщила британская газета Financial Тimes со ссылкой на документ, подготовленный к заседанию ЕК, которое состоится 26 июля.

В нем содержится требование к странам Евросоюза «быть готовыми к действиям в ближайшие дни» в случае, если новые антироссийские санкции будут приняты Вашингтоном «без учета озабоченностей ЕС». В документе содержится требование к США дать «публичные или письменные заверения» того, что новые антироссийские санкции не отразятся на интересах европейского бизнеса в России.

По данным газеты, особенно Европа опасается того, что новые санкции навредят связанным с Россией проектам европейских компаний, в том числе Nord Stream 2. Еврокомиссия считает, что запланированные новые ограничение против России могут «повлиять на значительное число европейских компаний, которые ведут законный бизнес с Россией (с учетом европейских мер против нее), в таких сферах, как железные дороги, финансы, перевозки, горнодобывающая промышленность».

Один из вариантов ответных действий, который предусмотрен в документе Еврокомиссии, предполагает возможность признания ограничений США недействительными на территории ЕС. В Еврокомиссии предусматривают на этот случай применение европейских законов, чтобы предотвратить навязывание американских санкций странам Европы, а также «принятие ответных мер, соответствующих требованиям ВТО».

Ранее, в июне 2017 года, проект новых американских санкций в отношении российского ТЭК осудили канцлер Германии Ангела Меркель и канцлер Австрии Кристиан Керн. Официальный представитель правительства Германии Штеффен Зайберт отметил тогда, что Меркель убеждена, что экономические интересы и санкции США «нельзя смешивать» и нельзя допустить, чтобы введение Вашингтоном штрафных санкций в отношении России отразилось на европейской экономике. «Подобные санкции с экстратерриториальным действием в третьих государствах мы не признаем из принципиальных соображений», — подчеркнул Зайберт.

Призыв Еврокомиссии к действиям в связи с грядущими антироссийскими мерами США может стать первым открытым противостоянием между Брюсселем и Вашингтоном в вопросе санкций против России в связи с кризисом на Украине и воссоединением с Крымом. Ранее США и ЕС вводили новые санкции практически одновременно.

17 марта был опубликован первый санкционный список США, в который попали 11 человек, в том числе помощник президента Владислав Сурков, советник президента Сергей Глазьев, спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко и вице-премьер Дмитрий Рогозин. В тот же день ЕС опубликовал свой секционный список из 21 физического лица, среди которых оказался глава фракции «Справедливой России» в Госдуме Сергей Миронов.

17 июля 2014 года США ввели секторальные санкции в отношении ряда оборонных предприятий, сырьевых компаний и банков России. Под действие санкций попали в том числе Газпромбанк, Внешэкономбанк, «Роснефть», «Новатэк», «Алмаз-Антей», «Ижмаш», «Уралвагонзавод». 31 июля о введении секторальных санкций объявил Евросоюз.

12 сентября 2014 года США ввели санкции против «Газпрома», «Лукойла», «Транснефти», «Газпром нефти», «Сургутнефтегаза» и ряда компаний. Американским компаниям было запрещено поставлять им товары и технологии, необходимые для освоения месторождений нефти на глубоководных участках и арктическом шельфе, а также в сланцевых пластах. В санкционный список попали также Сбербанк, Банк Москвы, Россельхозбанк, банк ВТБ и другие. Американским гражданам и компаниям запрещено покупать облигации вышеназванных банков и корпораций со сроками обращения свыше 30 дней, а также предоставлять им кредиты.

В тот же день новые санкции ввел ЕС. Под ограничения попали «Роснефть», «Транснефть», «Газпром нефть», Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк, ВЭБ и Россельхозбанк.

Позднее Вашингтон и Брюссель неоднократно продляли эти санкции и расширяли санкционные списки.

Новый законопроект, ужесточающий антироссийские санкции, был одобрен сенатом США 14 июня. Новые ограничительные меры затрагивают ключевые сектора российской экономики и должны, по задумке авторов законопроекта, стать ответом на вмешательство в американскую президентскую кампанию 2016 года. Они предусматривают новые ограничения по кредитованию российских компаний и передаче технологий для разведки и добычи нефти на глубоководье, на арктическом шельфе и в сланцевых формациях. Кроме того, законопроект дает возможность конгрессу не позволять президенту США самостоятельно принимать решения об изменениях в санкционной политике.

Крупнейшие американские нефтяные и аэрокосмические компании и банки, в том числе Exxon, Citigroup и Boeing, ранее напомнили конгрессменам, что новые ограничительные меры непредсказуемы и нанесут ущерб их бизнесу, а не Москве. Они предложили внести поправки в законопроект о новых санкциях в отношении России, уже одобренный сенатом США, сообщил 20 июля телеканал CNN со ссылкой на источники в конгрессе США. Среди компаний, выступивших с подобной инициативой, оказались энергетические гиганты BP, Exxon и General Electric, аэрокосмическая корпорация Boeing, банковские конгломераты Citigroup, Mastercard и Visa, а также Ford и Dow Chemical, Procter&Gamble и International Paper, Caterpillar и Cummins.

США. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 24 июля 2017 > № 2254509


Россия > Транспорт > forbes.ru, 24 июля 2017 > № 2254505 Олег Пантелеев

Полет в будущее. Как классические авиакомпании копируют лоукостеров

Олег Пантелеев

Главный редактор отраслевого агентства «Авиапорт»

Сейчас не только классические перевозчики перенимают элементы модели дискаунтеров, но и те развивают новые модели и варианты предложения — обе стороны поражают друг друга своим же оружием

Госдума приняла в третьем чтении законопроект, который позволит отечественным авиакомпаниям продавать билеты по невозвратным тарифам без включения в их стоимость провоза багажа. Наибольшую поддержку инициативы выразила группа «Аэрофлот», в которую входит лоукостер «Победа». Очевидно, что именно этот перевозчик будет активно использовать новацию. Но не он один заинтересован в пересмотре правил игры. Мировой опыт показывает, что даже крупнейшие авиакомпании с высококлассным сервисом порой поощряют своих клиентов летать налегке.

Авиаперевозки в сознании многих россиян, летающих раз в год к теплым морям, остаются дорогой услугой, неразлучными спутниками которой являются горячее питание и чемодан на два десятка кило. Перенос предыдущего опыта на современность подразумевает, что при любой цене билета такой потребитель ожидает включенного в стоимость билета питания и возможность взять в путешествие багаж. Но жизнь гораздо разнообразнее наших стереотипов. Авиакомпании, и европейские, и российские, уже давно конкурируют за пассажира, пытаясь максимально расширить свою клиентскую базу. Чтобы продать билет человеку с низким уровнем доходов, нужно удешевить сервис, чтобы завоевать симпатию состоятельного путешественника — расширить набор услуг. Именно поэтому грани между традиционными сетевыми перевозчиками и лоукостерами стираются.

Авиакомпании большой европейской тройки — Air France, British Airways и Lufthansa — известны высоким уровнем сервиса. Но на внутриевропейских направлениях они отчаянно сражаются с лоукостерами, которые шаг за шагом наращивают рыночную долю. Для того чтобы сохранить своего пассажира, бывшим «классическим» авиакомпаниям приходится снижать стоимость билетов, как правило, за счет сокращения набора услуг, включенных в тариф. Но и дискаунтеры, длительное время предлагавшие сервис без излишеств, осознали, что существуют пассажиры, которые готовы платить больше, и неразумно оставлять их за бортом, предлагая им только узкие рамки самого простого сервиса.

Всего лишь два примера покажут, чем на практике оборачивается эта тенденция. Lufthansa приобретает новые самолеты, в салоне которых кресла в первых рядах установлены с большим шагом, а в хвосте — достаточно плотно, в результате расстояние до впереди стоящего ряда будет меньше, чем в самолетах у иных лоукостеров. Пассажир, который хочет сэкономить, может приобрести место в тесной части салона. Но если для клиента возможность вытянуть ноги важна, он может занять место с увеличенным личным пространством.

Дискаунтеры также применяют подходы, ранее актуальные только для сетевых компаний. Они работают с корпоративными клиентами, продают часть билетов в глобальных дистрибутивных системах и стыкуют собственные рейсы. В результате полет на рейсе дискаунтера может оказаться удобнее, но и дороже, чем с полносервисным перевозчиком.

Бизнес-модель авиакомпаний, которые в салоне экономического класса могут предложить и услугу без излишеств, и высокий уровень сервиса, получила название гибридной. И сегодня большинство перевозчиков делают ставку именно на такой подход. Лучше всего этот взгляд на сервис описывает термин ресторанного обслуживания a la carte, то есть заказ по меню. Услуга перевозки включает в себя базис — непосредственно перелет из точки А в точку Б и выбираемые потребителем за дополнительную плату сервисы: ту или иную норму провоза багажа, питание, возможность выбора места с увеличенным пространством, посещение бизнес-зала и так далее. Пассажир получает возможность сформировать услугу, которая отвечает его потребностям, и заплатить только за то, что ему необходимо. Такой подход стал возможен с развитием информационных технологий, с помощью которых потребитель может во время бронирования билета узнать, что включает в себя базовая услуга и что можно заказать и оплатить дополнительно.

Очевидно, что изменения на рынке преобразят и наш опыт путешествий. Конечно, сохранятся два полюса: авиакомпании, предлагающие премиальный сервис высочайшего уровня по системе «все включено». Их экономический класс будет в состоянии соревноваться с бизнес-классом большинства авиакомпаний как по качеству сервиса, так и по цене. Сохранится и некоторое количество лоукостеров, которые будут минимизировать издержки, предлагая самый скромный сервис по самой низкой цене. Однако наибольшее количество компаний расположится посередине, рассчитывая угодить любому клиенту: требовательному и состоятельному, рачительному и малообеспеченному.

Для чего же российским авиакомпаниям нужна возможность предлагать безбагажные тарифы? Для того чтобы успешно конкурировать на мировом рынке, иметь возможность охватывать все новые сегменты, перевозчики должны обладать правом использовать все инструменты для снижения собственных издержек и повышения доходов. Опасения, что билеты станут дороже, верны лишь отчасти, потому что за всю историю гражданской авиации существовала только одна тенденция: сервис без излишеств становился из года в год доступнее, премиальный сервис обрастал все новыми опциями, которые повышали цену до космических величин. А баланс между качеством сервиса и ценой определяется макроэкономической ситуацией и уровнем доходов населения. В тучные годы мы не экономим на путешествиях, а авиакомпании не экономят на нас. Сегодня же, увы, многие затягивают пояса. Вот почему авиаотрасль ищет новые возможности упростить сервис, а мы начинаем взвешивать свои сумки и чемоданы, чтобы не переплатить за полет.

Возможно, останутся единицы авиакомпаний-лоукостеров, которые все равно будут по-прежнему предлагать минимальный сервис за минимальные средства. Но наибольшее количество компаний на рынке будет находиться посередине: они будут конкурировать не только по цене, но и по набору предложения, а главное — по удобству приобретения услуг. Конкуренция переходит в новые сектора и в новые пространства. Авиакомпании, которые превзойдут остальных по набору услуг, должны будут уметь их продавать: чтобы пассажир понимал, что кресло — это не просто кресло, а очень удобное, со множеством регулировок, со встроенным блоком для зарядки гаджетов, и готов был за него платить.

Именно в полномасштабном представлении сервиса различных каналов продаж и будет развиваться авиаиндустрия в ближайшие годы. Это направление уже получило название NDT — новые дистрибутивные технологии. Такую инициативу выдвинула ассоциация авиакомпаний IATA. Принципиальный вопрос касается жизнеспособности: если авиакомпания недостаточно гибкая и динамичная, она находится в зоне максимального риска. Но если она будет следить за тенденциями, внедрять последние технологические наработки, то имеет шанс завоевать потребителя.

Россия > Транспорт > forbes.ru, 24 июля 2017 > № 2254505 Олег Пантелеев


США > Финансы, банки > forbes.ru, 24 июля 2017 > № 2254503

Дон Дэвис, Prime Meridian: «Если онлайн-кредиторы начнут выдавать крупные займы, у банков точно будут проблемы»

Юлия Бекетова, Елена Краузова

Сооснователь одной из старейших компаний в области управления фондами инвестирования в P2P-кредиты — о том, как негативный опыт общения людей с банками дает толчок индустрии P2P-кредитования, каковы для нее перспективы в новых нишах и в новых географиях после «бума» в США и о позиции регуляторов

Самая крупная площадка P2P-кредитования — американская платформа LendingClub Corporation — продолжает привлекать внимание публики: юридическая фирма Schubert Jonckheer & Kolbe LLP начала расследование в отношении высших должностных лиц компании. 25 мая окружной суд Северной Калифорнии признал законным групповой иск к директорам LendingClub, в котором их обвиняют в искажении данных о ключевых финансовых показателях и искусственном раздувании стоимости акций. Снова напомнили об увольнении с поста генерального директора основателя компании Рено Лапланша в мае 2016 года, которое связывают с разоблачением махинаций с кредитными сделками и инвестициями. «Я думаю, что причины его ухода никак не связаны с показателями по займам или какими бы то ни было расхождениями в отчетности. У многих сложилось такое впечатление, потому что об этом тогда писали в СМИ. Что на самом деле произошло — так это скорее человеческий фактор и некоторая невнимательность, которые никак не навредили никому из заемщиков и инвесторов», — говорит лично знакомый с Лапланшем Дон Дэвис, сооснователь Prime Meridian — одной из старейших компаний в области управления фондами инвестирования в P2P-кредиты.

По данным CB Insights, с 2009 по 2014 год объем средств на P2P-площадках превысил показатель краудфандинговых платформ: $715 млн против $237 млн. Рынок P2P-кредитования и дальше ждет рост (прогноз PwC — не менее $150 млрд к 2025 году), считает Дэвис. Он и его партнер, русский американец Вэл Катаев, входят в число тех, кто поверил в Р2Р-займы еще в 2006 году. В 2004-м он основал компанию Novus Investments, которая специализировалась на управлении проектами в области альтернативного финансирования и занималась торговлей фьючерсами. В это время Катаев был одним из первых кредиторов в компании Prosper — он инвестировал на платформе уже через две недели после ее открытия. Познакомившись, Дэвис и Катаев стали работать вместе. До падения рынка в 2008 году партнеры были уверены, что собрали впечатляющее портфолио. С октября 2007-го по март 2009-го фондовый индекс S&P500 потерял более 50% от пиковых значений марта 2007 года, закрылся банк Lehman Brothers, а портфель Катаева в Prosper в этот период показал рост на уровне 0,5%, рассказывает Дэвис. Сегодня под управлением Prime Meridian — более $400 млн, и P2P-кредиты, несмотря на достаточно противоречивые суждения о них в прессе, остаются важной частью стратегии фонда. Forbes воспользовался визитом Дэвиса в Москву и обсудил, может ли что-либо поколебать его веру в перспективы рынка P2P-площадок, а также то, как модель распространяется за пределы США.

— Когда вы впервые решили поработать с Prosper? Какая была мотивация работать с новым (на тот момент) инструментом?

— Я много слышал о P2P-площадках начиная примерно с 2010 года, когда P2P-кредиты стали развиваться как отдельный класс активов. Тогда мы искали новые модели для альтернативного дохода с низкой волатильностью. Для нас лично во многом эти поиски были связаны с банкротством брокера MF Global в 2011 году, с вопросами системных рисков. Мы хотели сделать маркетплейс на рынке кредитования, эта идея абсолютно захватила нашу команду. Нужно было убедиться в том, что в новой бизнес-модели возможен механизм дистанционной защиты инвесторов от возможного банкротства платформы, его в 2012 году еще не было на рынке. Я сам спрашивал бывшего главу Lending Club Рено Лапланша, сможет ли платформа гарантировать сохранность инвестиций клиентов в том случае, если компания лишится своего бизнеса. Он ответил, что банкротства у них в планах точно нет. Но это не было достаточным аргументом: Lehman Brother этого тоже не планировали, как и MF Global. Поэтому я отметил, что им необходимо разработать такую систему дистанционного управления, при которой все займы будут защищены, иначе им никогда не удастся по-настоящему развивать бизнес. Аналогичные комментарии поступали и от других инвесторов, но в итоге подобный механизм дистанционной защиты займов от возможного банкротства появился впервые в 2012-м у Prosper.

— Какие риски видели в стратегии на тот момент? Об альтернативном кредитовании было много споров — термин был в ходу, что-то вроде того, что сейчас происходит со словом «блокчейн».

— Да, мы много думали о потенциальных рисках. Например, насколько хороший у платформ андеррайтинг? Что именно они вкладывают в грейд А, а что для них B, C или D? Насколько надежна их оценка дохода и дефолтов? Что будет с клиентами, если у бизнеса возникнут сложности? Нам было важно понимать, что текущая доходность соответствует тем показателям, которые они изначально предъявили инвесторам. Честно скажу, на тот момент мы не получили на эти вопросы достойного ответа, и это, безусловно, меня беспокоило: у меня не было уверенности в том, что активам будет обеспечен достаточный уровень защиты.

— Как изменилось отношение к P2P-платформам сейчас?

— Пять лет назад процентная ставка была немного выше. На этапе активного продвижения сегмента в зависимости от приобретаемых объемов и грейда, а также от того, как именно проводились операции, можно было рассчитывать на доход от инвестиций на уровне 8-12%. На эти показатели мы ориентировались, и по большей части результаты совпадали с прогнозами. За последние пять лет процентная ставка снизилась, поэтому и доходность уменьшилась.

— Почему?

— Нужно понимать, что дело не в существенном росте дефолтов: на данный момент процентная ставка на потребительский кредит в США — примерно 7%, для малого бизнеса или рынка недвижимости — около 8%, а в рамках нашего leverage-фонда этот показатель вырастает до 10%. Это уже с учетом дефолтов и оплаты всех комиссий.

— На ваш взгляд, как трансформировалась концепция P2P-кредитования с момента своего появления и с чем были связаны основные изменения?

— Одним из ключевых факторов, которые оказали влияние на успешное развитие альтернативного кредитования, стало привлечение сильного синдиката инвесторов, включая институциональных инвесторов и даже банки. Это кажется довольно неожиданным, поскольку между рынками альтернативного кредитования и банками есть определенная конкуренция, но именно банки — основные инвесторы в Prosper и Lending Club, им принадлежит около 40% всех займов. Для стартапа, который совсем недавно существовал просто на уровне идеи, привлечь таких опытных инвесторов было действительно знаковым событием. Банки известны своим консервативным подходом к управлению активами, они крайне внимательно следят за своими балансовыми отчетами, проводят огромное количество юридических экспертиз, у них очень строгий контроль за операциями, поэтому их приход стал действительно знаковым событием для развития сегмента. 3-4 года назад прогнозировалось, что объем рынка P2P выйдет на уровень $1 млрд — тогда это казалось излишне оптимистичными, но теперь мы видим, что в прошлом году только три крупнейших игрока — Prosper, Lending Club и SoFi — обеспечили рынку объем в $ 20 млрд.

Еще один факт. Исторически показатель возврата займа после дефолта на рынке потребительского кредитования составлял лишь 4%, но платформам удалось найти и привлечь крупных игроков на рынке выкупа долговых обязательств. Идея такова: если по займу нет платежей более 120 дней и процесс банкротства по займу не начат, то он продается этим компаниям за 11% вместо стандартных 4%. И это очень важная веха в развитии, которую пропустили в СМИ. Я не видел ни одного издания, которое бы рассказало об этом.

— Каковы были тормозящие факторы для этого рынка?

— В первую очередь, я бы отметил период с 2012 по 2015 год, когда спрос рос очень быстро, а процентные ставки снижались, что было вполне логичным, учитывая падение стоимости заимствования. Из-за роста спроса снижение получилось довольно сильным, тогда даже промышленные и государственные облигации пошли на спад. Думаю, у Lending Club и Prosper были еще и другие доходы, которые падали более плавно. Вероятнее всего, платформы в тот момент ослабили андеррайтинг, чтобы простимулировать рост бизнеса — но совсем немного, на мой взгляд, не так серьезно, как это обычно описывают в СМИ. К 2015 году у нас была самая низкая процентная ставка с момента создания компании — примерно на 1% ниже, чем прибыли инвесторов в 2014. Это в большей степени было связано с действительно низким уровнем ставки. Была и другая причина — уровень дефолтов. Конечно, инвесторам не нравилось снижение доходности. А потом появились новости об «уходе» Рено Лапланша, СЕО Lending Club. Совет директоров принял решение о прекращении его контракта, по ряду причин — это открытая информация. Это вызвало серьезный удар по котировкам Lending Club. В основном это было связано с тем, что главными инвесторами компании оказались как раз консервативные представители банков, которым важно хорошее соотношение между риском и доходностью своих активов. Они крайне нервно реагируют на громкие заголовки в СМИ и стараются избегать возможных ассоциаций их бизнеса с негативными новостями, так как очень щепетильны в вопросах своей деловой репутации. Когда появились новости о Лапланше на фоне снижения доходов, банкам, конечно, нужно было время, чтобы оценить ситуацию, поэтому они на время заморозили свои активы. Но я не думаю, что спрос со стороны инвесторов в целом упал: интерес частных инвесторов и компаний по доверительному управлению семейным капиталом, остался на высоком уровне, просто доля банков была настолько ощутимой, что в итоге компания закончила год практически вровень с показателями прошлого года. Многие говорят, что владельцев P2P-платформ интересует только плата инвесторов, что они только управляют чужими активами, а не собственными, — и не могут предугадать последствия. Но это не так: они напрямую зависят от малейшей ошибки, потому что она сразу попадает в СМИ. Это, безусловно, окажет самое прямое влияние на их бизнес, поэтому инвесторы будут недовольны происходящим и могут на время заморозить свои активы.

— Как отреагировали на подобные итоги года сами Prosper и Lending Club?

— Это, по моей оценке, неожиданным образом помогло их бизнесу: у них получилось взять небольшую паузу — на то, чтобы лучше проработать вопросы, на которые не хватало времени из-за таких бешеных темпов роста. Например, улучшить андеррайтинг, повысить процентную ставку, чтобы сделать бизнес более интересным для инвесторов. В результате сегодня они уже отказывают инвесторам, которые ранее допускались к работе на их платформе. Многие заемщики также сменили грейд с А на B или с C на D — к ним стали применять более жесткие требования. Компании осознанно приняли решение не стимулировать активный рост бизнеса в 2016, они сфокусировались на восстановлении и укреплении, и им это отлично удалось.

— Как развивается бизнес P2P-площадок в этом году и какой прогноз можно дать на ближайшее время?

— Их будущее, на мой взгляд, выглядит светлым. Всегда есть человеческий фактор, но в целом я не сомневаюсь, что индустрия будет расти. Я думаю, что через 2,5-3 года рынок альтернативного кредитования вырастет примерно до $40-50 млрд. Но поскольку я также уверен, что рост будет сопровождаться периодами спада, мне сложно прогнозировать, к какому именно моменту это произойдет. Но я абсолютно уверен, что в ближайшие пять лет объемы рынка P2P-кредитования будут расти.

— Как вы оцениваете текущее регулирование отрасли?

— Регулирование — действительно, один из наиболее важных потенциальных рисков, который мы внимательно отслеживаем. Проблемы могут исходить от локальных регуляторов, если они решат сократить процентную ставку и объявят ее несправедливой для какой-либо из сторон. В США очень строгий контроль за процентными ставками по кредитам в зависимости от того, в каком штате находится банк или кредитор — в каждом свои разрешенные ставки. Здесь законы очень строгие, поэтому не думаю, что могут быть введены новые, тем более, что наши ставки по денежным авансам и даже коммерческим авансам намного выгоднее существующих кредитных предложений, поэтому для начала им надо будет разобраться с банками и уничтожить огромную индустрию кредитных займов, которая оценивается более чем в $1 трлн. Интересно, что регуляторы часто не понимают: искусственное ограничение процентной ставки не повлечет за собой снижение ставок по кредитам — просто меньше людей будут их получать в конечном итоге.

Другой теоретический риск со стороны регулирующих органов — это изменение законодательной базы. Например, они могут обязать P2P-платформы получать банковскую или кредитную лицензию для каждого из штатов, где они ведут свою деятельность. Сейчас операционные модели Lending Club и Prosper построены таким образом, что функционируют с помощью партнерского онлайн-банка, официально зарегистрированного как кредитная организация, которой разрешено выдавать займы. Она использует эту лицензию для выдачи кредитов и их дальнейшей продажи платформам. Далее Lending Club и Prosper продают займы инвесторам — это абсолютно легальная транзакция согласно действующему законодательству. Таким образом, нам удается вести деятельность без дополнительной банковской или кредитной лицензии. В теории регулятор может обязать всех участников транзакции оформить подобные лицензии, что, безусловно, создаст бюрократические сложности.

Но я в целом хочу подчеркнуть, что в любом случае прежде, чем наш бизнес ощутит какие-либо последствия, оба этих сценария развития событий сначала затронут других игроков рынка и существенно повлияют на экономику.

— Насколько важен для индустрии P2P технологический аспект — передовые технологии, в том числе искусственный интеллект, блокчейн, технологичные решения для верификации и пр.?

— Очень важен. Правда, многие считают, что рынок — это вообще одна «сплошная технология», полагая, что в P2P-кредитовании речь идет о какой-то «магической формуле», не учитывают важность продуманного андеррайтинга. Сегмент сложный, в его основе лежит все же банковское дело и кредит в чистом виде. В командах работников P2P-платформ очень сильные команды, управленцы с солидным опытом и глубоким пониманием рынка кредитных операций — многие из них в прошлом управляли отделами кредитования и андеррайтинга в банках и кредитных организациях. Однако важность технологической базы можно понять на примере обычной обработки запроса в банках. Чтобы просто отказать заемщику в кредите, традиционным игрокам нужно проделать целый ряд операций: заполнить заявки, подготовить документы по каждому отдельному случаю, провести оценку и пр.

В Prosper и Lending Club процедура намного более простая и быстрая — для предварительного согласия или отказа может быть достаточно трех секунд как раз за счет технологичной платформы. В программу заложен алгоритм, который сразу оценивает соответствие заемщика определенным требованиям, и, если он не подходит, — в вежливой форме сообщает об отказе и даже дает рекомендации, как он может улучшить свой кредитную историю для повторной подачи заявления. Аналогично и с предварительным подтверждением заявки — программа сразу информирует о предварительном одобрении вместе с приблизительной суммой займа и процентной ставкой, которая будет отличаться для каждого заявителя. В случае предварительного одобрения заемщику сразу же сообщают о дальнейших шагах, необходимых для окончательного подтверждения. Обычно достаточно фотографии удостоверения личности или водительских прав, которое можно загрузить через приложение — не нужно идти в банк или оплачивать услуги Fed-Ex. По мере одобрения профайл заемщика попадает в систему для инвесторов, и обычно в течение недели он уже получает деньги на свой счет — все очень быстро, эффективно и удобно для всех сторон.

Именно негативный опыт общения людей с банками — одна из причин моей уверенности в том, что в ближайшее время P2P-индустрия будет процветать. Есть много независимых исследований, которые показывают: большинство заемщиков испытывают огромный дискомфорт от процесса получения кредита в банках. Это всегда долгая процедура, несколько изматывающих этапов, но даже в случае одобрения люди отмечают низкий уровень клиентского сервиса — к ним относятся так, словно им сделали одолжение. Впечатления заемщиков от P2P-кредитования несопоставимо лучше.

— Каковы другие тренды в банковской отрасли, влияющие на индустрию альтернативного кредитования?

— Стоит отметить, что большинству банков в США просто невыгодно выдавать займы менее $500 000 — у них сложная внутренняя структура, много операционных расходов, бюрократия. В итоге банки предпочитают выдавать кредиты на суммы от $1 млн, на этой территории у них нет конкурентов — они предлагают самые выгодные условия. Но в зоне меньше $500 000, где располагаются сегмент кредитов для малого бизнеса или потребительский сегмент, доминируют P2P-кредиторы, потому что они могут провести необходимые транзакции на выгодных условиях. Поэтому именно здесь мы видим отличные перспективы с точки зрения того опыта, который получает заемщик и, соответственно, высокий спрос. Для заемщиков сегмент небанковского кредитования всегда интересен — не важно, как его назвать — P2P, кредитный маркетплейс или просто небанковский сектор. В то же время это выгодно для инвесторов, так как банк оставляет все основные дивиденды себе и не делится с ними, а в сегменте альтернативного кредитования доходы могут быть существенно выше.

— США остается самым крупным рынком P2P-кредитования, а как модель проникает в другие регионы?

— У P2P-кредитования отличные перспективы глобальной экспансии. Альтернативное кредитование активно развивается в Канаде, Лондоне и в целом в Европе, Азии. Это огромный рынок, он существенно отличается — в частности на законодательном уровне. Например, в Китае, где сегмент P2P-кредитования практически не регулируется на государственном уровне, было несколько историй, связанных с мошенническими схемами. P2P-кредиторы предлагали срочные депозиты с ограничением по времени, например, на шесть месяцев под 5% — отличное условие в сравнении с банковскими предложениями. Далее они просто забирали депозит и отдавали его в качестве займа, то есть по сути вели банковскую деятельность без соответствующей лицензии. Несколько таких мошеннических схем были раскрыты, эти истории активно обсуждались в прессе, что привело к усилению регулирования отрасли. Но, на мой взгляд, это не станет сдерживающим фактором для дальнейшего развития направления в Китае.

— Отличаются ли бизнес-модели в разных странах и как P2P-кредитование адаптируется под реалии новых рынков?

— Безусловно, есть некоторые различия. Например, начиная с 2009 года, и особенно после 2012-2013 годов, бизнес-модель Prosper была практически полностью скопирована с Lending Club. Но компания SoFi изначально пошла своим собственным, более революционным путем: они сфокусировались исключительно на студенческих займах для учащихся ведущих университетов США и элитных школ, затем стали предлагать ипотеку для ограниченного круга лиц — членов своеобразного «клуба SoFi». Сейчас SoFi также стала выдавать потребительские кредиты, но опять только для «привилегированных» лиц — докторов наук или обладателей степени магистра. Речь идет о просмотре всех оценок, анализе даже выбранных специальностей.

Например, у потенциального заемщика со степенью в области инженерии будет приоритет перед обладателем степени в области гуманитарных наук, так как у первого, скорее всего, будет более высокий уровень доходов. SoFi собирает собственную статистику, следя за самыми разными факторами для андеррайтинга. А в том же Китае пошли даже дальше и скопировали модель Prosper 2006 года, о которой не раз говорил их основатель. Он хотел построить модель с учетом социального статуса и рейтингов, своеобразный «eBay» в области кредитования. Китай отлично адаптировал эту раннюю модель Prosper и сейчас активно использует социальные рейтинги: в частности некоторые компании следят за поведением заемщиков в соцсетях и даже мониторят активность в мессенджерах в поисках определенных факторов риска. Не думаю, что это было бы легально в США.

— Какие факты о заемщике в таком случае могут стать решающими?

— Во-первых, неожиданная смена круга общения: если раньше вы из года в год общались с конкретными пятью друзьями, но в последний месяц полностью прекратили с ними связь и переключились на совершенно новых знакомых, ваш социальный рейтинг может быть понижен в системе, шансы на получение займа упадут. Другой пример: вы недавно женились или у вступили в новые отношения — это также сразу существенно повышает риск. Любопытная система, но ее легальность вызывает большие вопросы. Мне кажется, скоро на рынке станет больше социального андеррайтинга, хотя бы на уровне вспомогательного инструмента. Уже сейчас SoFi занимается похожими исследованиями — изучает, в какую школу ходил заемщик, был ли он членом клуба ракетостроения или занимался теннисом. Думаю, в дальнейшем многие игроки могут заинтересоваться гибридной моделью, которая будет объединять в себе традиционный андеррайтинг и социальный. Статистику можно вывести на основании любых данных, поэтому если проанализировать информацию по «идеальным» заемщикам и сравнить их, возможно, получится выявить какой-то общий объединяющий фактор. Это будет своеобразным «Святым Граалем», который ищут все, особенно на этапе построения бизнес модели — ускользающий фактор, по которому можно будет определить лучших заемщиков, особенно, если его не учитывает традиционная модель.

— Как может выглядеть гибридная модель?

— Например, если согласно традиционной модели процентная ставка у заемщика должна быть около 20%, а по социальной шкале он смело может рассчитывать на 10%, то можно будет взять среднее значение — 15%, что будет интересно заемщику, которому в других местах, где используется только традиционная модель, предлагали не ниже 20%. В то же время и компенсация для кредиторов отличная.

— Как вы оцениваете перспективы развития бизнесов Prosper и Lending Club на других рынках?

— Сомневаюсь, что в ближайшее время они планируют экспансию в другие регионы. Prosper сейчас сфокусирован на потребительском рынке, основатели хотят максимально развить бизнес в США. Прошлый год прошел для Prosper без сильного роста, а у Lending Club были сложности из-за изменений в топ-менеджменте, поэтому мне кажется, что в ближайшие 2-3 года обе компании сфокусируются на укреплении позиций в США. Создатели Lending Club всегда говорили о своей стратегии стать своеобразным «кредитным клубом», Лапланш не раз подчеркивал, что компания планирует в дальнейшем заняться займами для бизнеса, автокредитами, ипотекой. Полагаю, что они сосредоточатся именно на развитии этих вертикалей, прежде чем будут рассматривать новые регионы. Потенциальный выход в отдаленной перспективе возможен в первую очередь на рынки соседних стран — Канады или Мексики, а потом уже отдаленных регионов, таких, как Китай или Европа.

— Какие направления кредитования вам кажутся наиболее интересными?

— Есть три ключевых направления. Основным, конечно, является потребительский сегмент — у него больше всего возможностей для дальнейшего масштабирования как у самого большого по объемам. Из $20 млрд суммарного объема рынка альтернативного кредитования в прошлом году основную долю составили доходы именно от потребительского сегмента. Второй по объему на P2P-рынке — сегмент малого бизнеса. Но важно понимать, что разброс здесь очень большой: к малому бизнесу будет относиться один человек, который делает на кухне поделки на продажу, что приносит ему $500, и компания с доходом в $50 млн, где работает около пятисот человек. Для разных типов малого бизнеса есть свои возможности в рамках альтернативного кредитования, есть инвесторы, которым интересен каждый из этих заемщиков. Третье крайне интересное направление — сегмент недвижимости. Сейчас здесь доминируют краткосрочные займы, которые девелоперы могут взять на покупку или строительство нового здания. Это могут быть и просто инвесторы из обеспеченной семьи, которой срочно нужны деньги на покупку нового здания по выгодным условиям. У них нет сложностей с одобрением займа в банке, но нет и нескольких месяцев на прохождение всех бюрократических процедур — деньги нужны срочно, пока актуально предложение, оплата предполагается наличными, а деньги на счетах вовлечены в другие операции. В таком случае они могут оперативно обратиться к P2P-кредитору и получить деньги быстро, закрыть сделку и провести рефинансирование в течение ТРЕХ месяцев. Мне всегда нравилось это направление, поскольку соотношение «риск-доходность» в данном сегменте кажется мне исключительно привлекательным: можно получить низкое отношение займа к стоимости объекта и первое право на недвижимость в случае дефолта и высокий процент доходности после всех комиссий — 8-8,5%.

— Какие вертикали вы бы отметили как особенно привлекательные для P2P?

— Студенческие займы — довольно хорошая вертикаль, но лично мне она не кажется привлекательной. Риски со стороны политиков и регуляторов по студенческим займам намного выше, а возвраты по ним, напротив, ниже, хотя в настоящее время у данной вертикали хорошие показатели. Что касается других — это займы на покупку новых и подержанных авто. Вертикаль интересна в контексте активного развития технологий на автомобильном рынке на протяжении последних 6-7 лет. Например, в машинах, особенно подержанных, сейчас активно устанавливают так называемый GPS Kill Switch Tracker — устройство, которое может дистанционно заглушить двигатель и сообщить GPS-данные о нахождении владельца, если он не платит по займу, выданному на покупку этого авто. С начала применения технология позволила резко уменьшить число дефолтов в данной категории, рынок стал намного прозрачнее, а раньше кредиторы долго не могли воздействовать на недобросовестных заемщиков. Есть еще вертикаль семейных ипотечных кредитов — это долгосрочный заем, который может достигать 30 лет. SoFi предлагает подобные кредиты — это хорошо для заемщиков, но не очень интересно для инвесторов. Это основные вертикали, но есть, конечно, более нишевые — например, инвестиции в лодки, яхты или самолеты, если хочется чего-то более экзотического. Сегмент яхт и лодок интересен, но сильно зависит от колебаний общего экономического фона, и будет хорошо себя чувствовать только во время глобального подъема рынка и показывать плохие результаты в период рецессии.

Мне было бы интереснее посмотреть, что будет с рынком, если онлайн-кредиторы на каком-то этапе начнут проводить сделки с более крупным оборотом, выдавать займы до $5 млн, например, SBA-займы для малого бизнеса с той же процентной ставкой, что и в банках, но только намного проще, быстрее и удобнее. Думаю, если этот день однажды настанет, у банков точно будут проблемы.

США > Финансы, банки > forbes.ru, 24 июля 2017 > № 2254503


Россия > СМИ, ИТ. Медицина > forbes.ru, 24 июля 2017 > № 2254502

Свободные отношения: почему фитнес-индустрию в России ждут большие перемены

Александра Герасимова

Внештатный автор Forbes

Когда российские фитнес-клубы откажутся от годовых карт в пользу подписки и универсальных абонементов

Последние пять лет кардинальные изменения произошли на многих рынках — такси, рестораны, здравоохранение... Индустрия спорта и фитнеса — следующая. И автоматизация, о которой уже писал Forbes, не единственный набирающий обороты тренд. Система подписки, моностудии и новые фитнес-практики в скором времени кардинально поменяют популярную пока в России бизнес-модель фитнес-клуба. Forbes объясняет, почему это случится.

Причина №1 – более осознанное потребление. Раньше бизнес-модель клуба состояла в том, чтобы продать карту тем, кто не ходит: по разным оценкам, 60-80% клиентов перестают посещать клуб на второй-третий месяц после покупки годового абонемента. Прекрасная, удобная модель, на которой по сути построен весь нынешний российские рынок. Однако постепенно равнодушных клиентов становится все меньше, и стратегию работы с потребителем приходится менять. Еще несколько лет назад купить абонемент на полгода в приличный фитнес-клуб было не так просто – требовалось заключить договор минимум на год, а сейчас двигаться по срокам членства готовы даже сетевые клубы. Само понятие членства в клубе долгое время было синонимом годового контракта. И не только в России. На Западе фитнес-клубы хоть практиковали ежемесячную оплату услуг, однако договор подразумевал обязательства на год, а то и два. Например, членство в легендарном Bally Total Fitness, закрывшемся в 2016-м, стоило $19 при условии привязки на 2 года.

Сегодня абонементы в Америке ни к чему не обязывают и работают по подписке (рекуррентные платежи с ежемесячным снятием и возможностью аннулирования в любой момент). Эту модель применяют как лидер премиум-сегмента Equnox (месяц – от $150), так и демократичная сеть Planet Fitness (месяц – от $10), нацеленная прежде всего на новичков в спорте. Перестроиться пришлось по причине того, что меняется модель потребления, траты становятся более осознанными. Однако это не мешает зарабатывать: выручка Planet Fitness в последнее время растет на 12-15% в год и в 2016-м превысила $370 млн.

Все более популярными становятся универсальные абонементы, которые за ежемесячную плату позволяют посещать несколько разных фитнес-площадок. В США лидером этого сегмента является проект Classpass, недавно закрывший очередной раунд инвестиций в $70 млн: через сервис сделаны 35 млн записей на тренировки.

Самый масштабный аналогичный проект в Азии – GuavaPass, действует в ОАЭ, Китае, Гонк-Конге, Корее, Сингапуре, Малайзии и Индонезии.

В России единый фитнес-абонемент предлагают онлайн-сервисы Onefit (Москва) и Fitmost (Москва, Санкт-Петербург, Сочи). Пользовательская база у них пока, конечно, скромнее, чем у подобных проектов в Штатах. Так, через сервис Fitmost записались уже на десятки тысяч тренировок. Зато статистика клиентской активности подтверждает тезис об «осознанном потреблении». Среди тех, кто посетил менее трех тренировок в месяц, абонемент продлевает менее 10%, а среди тех, кто сходил на 4-9 тренировок, – свыше 40%.

И тут надо сказать спасибо поколению Y и Z, которое уже к 2020-му будет составлять 20% платежеспособного населения и еще большую часть тех, кто занимается спортом. Разумные траты – это их черта №2, после №1 – это полное интернет-погружение. Свобода – их черта №3, и готовность связать себя «долгосрочными отношениями» с конкретным клубом будет все меньше. Это не значит, что модель годового абонемента полностью исчезнет, но существенно потесниться ей безусловно придется.

Причина №2 – специализация фитнес-индустрии. Моностудии каждый месяц отвоевывают все больше клиентов. Вслед за желанием иметь все в одном месте пришла мода на атмосферу камерности, когда каждая студия в зависимости от направления пропитана настроением этого спорта. Например, сайклинг в России существует уже давно, но бум этот спорт переживает сейчас, с появлением таких специализированных студий как Rock The Cycle и Velobeat. То же самое было на Западе: за сеть студий Soul Cycle – один из самых быстрорастущих фитнес-проектов последних лет – фитнес-гранд Equinox заплатил больше $160 млн и теперь выводит компанию на IPO.

Но сайклинг – лишь пример, отлично иллюстрирующий тренд. Если клиент выбирает кроссфит, то в клубе с кирпичными стенами, хардкорным интерьером и постоянным звуком падающих гантелей, если посвящает себя йоге, то в студии с дощатым полом и спокойной атмосферой, располагающей к расслаблению и ментальному отдыху. Средняя CAGR в моностудиях в США – 8,5%, в то время как средний показатель в обычных фитнес-клубах – 2%.

В Штатах количество клиентов моностудий увеличивается в среднем на 16% за год, остальных клубов – на 1%. Москва догоняет тренд: одна за другой громко открываются моностудии – сайкла, barre, йоги и др. Впереди однозначно появление сетей. Какие-то направления приживутся в массовом сегменте, другие останутся нишевым. Кроме того, стоит ждать M&As-активности от больших игроков на рынке. Возможно, в ближайшие годы западные моносети начнут развивать фрайчайзинговую модель и в России.

Причина №3 – новые направления фитнеса. На Западе (США, Великобритания, Италия и др.) есть сеть моностудий Barry’s Bootcamp стоимостью свыше $200 млн: там практикуют интервальные тренировки с использованием беговой дорожки и гантелей – и эти занятия считаются лучшим воркаутом в мире. В апреле специализированная студия для интервальных тренировок Booster Workout открылась и в Москве.

Сквош раньше казался абсолютно нишевым спортом, а теперь на его базе создаются клубы – например, Soul Rebel в Москве – и покоряют сердца даже тех, кто никогда не держал ракетку в руках.

Секрет успеха таких студий не только в эффективности тренировок, а в эмоциях, которые клиент получает от занятий. Это уже не «sex sells», а «emotions sell». Спорт перестает быть просто средством улучшения физического состояния или внешнего вида – теперь это способ интересно провести время и эмоционально подзарядиться, а фитнес-клуб – место, куда можно пойти с друзьями вместо кино, где можно отдохнуть и снять стресс.

Не «Таксивезет» изменили транспортный рынок, не Ginza основала Delivery Club, не «Медси» запустили DocDoc или «Онлайндоктор». Рынки меняются не изнутри, а снаружи, и игрокам важно вовремя почувствовать тренд и присоединиться к нему. И надо сказать, что многие участники российской фитнес-индустрии уже откликаются на новые запросы рынка. World Class открывает специализированные студии (Cycle, Beat Zone, Mind Body), Alex Fitness запускает онлайн-проект о похудении «Бешеная сушка», новые клубы вместо годовых контрактов вводят практику оплаты за тренировки (модель «pay-as-you-train» – 5 concept, «Секция», The Base) и все больше спортивных объектов подключается к системе универсального абонемента, чтобы найти новых клиентов (у Fitmost, к примеру, уже более 300 фитнес-площадок).

Россия > СМИ, ИТ. Медицина > forbes.ru, 24 июля 2017 > № 2254502


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 24 июля 2017 > № 2254500 Ольга Пономарева

Налоговая оттепель: чего стоит опасаться предпринимателям

Ольга Пономарева

Управляющий партнер группы компаний «Содействие бизнес проектам»

На что бизнесу следует обращать внимание при выборе контрагентов.

Весной в российском бизнес-сообществе, среди юристов и налоговых консультантов наделало много шума внутреннее письмо Федеральной налоговой службы (письмо ФНС № ЕД-5-9/547@). Некоторые назвали его «налоговой оттепелью». Главная мысль письма — инспекторы должны ослабить давление на бизнес и перестать начислять дополнительные налоги за формальные нарушения, такие как результаты допроса директора, неверная подпись или ее отсутствие. Раньше для начисления многомиллионной недоимки было достаточно указания в актах проверок признаков однодневки у контрагента и последующих за ним звеньями. Сейчас налоговой предстоит еще и установить реальность/фиктивность хозяйственной сделки с контрагентом. Бизнесу снова напоминают, что к выбору контрагентов нужно подходить осмотрительно.

Три самых важных вывода из письма ФНС, или в каких направлениях теперь будут «копать» налоговики по спорам с фирмами-однодневками

Налоговики будут доказывать наличие взаимозависимости налогоплательщика и контрагентов. Кроме юридических и экономических критериев (общие учредители или руководители, родственные связи) часто указывают косвенные признаки взаимозависимости: один ip-адрес, с которого компании заходят в банк-клиент или отправляют отчетность в налоговую, документы и печати поставщика в офисе фирмы, показания сотрудников о взаимоотношениях с сомнительными контрагентами.

Если обосновать взаимозависимость не удастся, в налоговой будут доказывать недобросовестность компании при выборе контрагента только первого звена — того, у которого непосредственно был куплен товар.

Особое внимание налоговики будут уделять сбору доказательств по спорным операциям, которые приведут к ответу, была ли сделка на самом деле. Такому повороту будут рады налогоплательщики, которые занимаются реальной финансово-хозяйственной деятельностью, но при этом пострадали «из-за того парня». Например, их контрагент осознанно не платил налоги в полном объеме или допустил ошибку при выборе подрядчика. Сложные времена начнутся для тех, кто только создает видимость деятельности, сотрудничает с компаниями-имитаторами, которые предоставляют ложные документы, а на самом деле не проводили сделки.

Любой компании в повседневной деятельности и при налоговом планировании нужно заботиться о том, как она будет доказывать, что договорные обязательства с контрагентами выполнены. Также нужно аргументированно объяснять людям из налоговой мотивы выбора. Для этого понадобятся подтверждающие документы, которые покажут: компания действительно искала наиболее выгодного поставщика и проверила его «доброе имя» еще до сделки. Для фискальной службы важны именно бумаги: устные заверения о том, что контрагент «надежный парень с хорошими ценами», инспекторов не удовлетворят.

Только выполнение этих двух условий оградит от обвинений в сотрудничестве с однодневками и помогут снизить налоговую недоимку, если «нехорошие» контрагенты случайно затесались в ряды поставщиков. Обратите внимание: низкая цена выбранного контрагента — не сильный аргумент. Позаботьтесь о том, чтобы у вас было как можно больше письменных доказательств вашей собственной добросовестности. Будьте готовы рассказать налоговикам о своем производственном процессе и его нюансах, которые требуют привлечения поставщиков или подрядчиков. Всегда учитывайте экономическую целесообразность ваших действий, продумывайте рациональное и логичное объяснение. Если вы хотите относительно спокойно и безопасно вести бизнес, вам придется внедрить систему отбора и даже вести на своих контрагентов убедительное досье. Эти документы могут понадобиться при проведении налоговой проверки и для защиты бизнеса и вас в суде. Также вы должны быть готовы представить эти бумаги во время камеральных проверок и на этапе преданализа.

Источники безопасности

Деловые контакты. Храните все, что может подтвердить встречи с контрагентом: пропуск, фото контрагента в офисе (например, в момент подписания договора), совместные фото или видео с мероприятий, бизнес-встреч, протоколы переговоров, отчеты сотрудников, электронные и бумажные письма, в которых обсуждалась будущая сделка.

Полномочия представителя. Проверьте, кто подписывает бумаги от имени поставщика. Снимите копию устава и учредительных документов, доверенности, паспорта представителя или директора.

Имущество и ресурсы контрагента. Проверьте, где работает контрагент территориально: попросите письмо с указанием фактического адреса, договоры аренды, посетите производство, склады. Удостоверьтесь в наличии необходимой для выполнения условий договора техники, оборудования и транспорта. Проверьте, есть ли у контрагента квалифицированный персонал и соответствующий опыт. Если сделка требует специальных разрешений, попросите копии лицензий, свидетельств, регистрации в СРО.

Источники информации о контрагенте и его деловая репутация. Будьте готовы объяснить инспектору из налоговой, как вы узнали о поставщике, какую собирали информацию о его деловой репутации, платежеспособности, опыте работы на рынке, обязательствах. Храните скриншоты его сайта, рекламу, письма с рекомендациями, публикации в СМИ, данные рейтингов, отзывы покупателей, партнеров.

Выбор поставщика. Составьте схему поиска и отбора контрагентов с перечнем документов, которые должны быть у вас по каждому кандидату. Определите источники информации для поиска: скриншоты сайтов, рекламные материалы, прайс-листы, предложения о сотрудничестве, информацию о предыдущих работах контрагентов. Выбор поставщика обоснуйте в служебных записках и других документах.

Выгода от сделки. Проверьте, кто предлагает аналогичный товар на рынке: если есть другие поставщики с более низкими ценами, объясните, почему выбрали не их. Возможно, у них нет нужных объемов, неудобная доставка? Храните у себя результаты мониторинга рынка, изучения и оценки потенциальных контрагентов.

Выписка из ЕГРЮЛ и онлайн-проверка. Эти документы необходимо получить до того, как договор с контрагентом будет подписан. Проверьте поставщика с помощью онлайн-сервисов на сайте ФНС России. С 25 июля 2017 года здесь также будет доступна информация, которая ранее была налоговой тайной, — данные о среднесписочной численности, наличии и размере недоимки, об уплаченных налогах, суммах доходов и расходов согласно бухучету.

Таким образом, письмо ФНС дает больше возможностей для проявления осмотрительности, но и спрос будет выше. На сегодняшний день государство экономически не заинтересовано в том, чтобы налоговое бремя для бизнеса снижалось. По этой причине фискальные органы руководствуются не «налоговой оттепелью», а своим, неписаным и главным правилом: насчитывать по максимуму НДС и налог на прибыль. Налоговая служба усиленно «подтягивает» профессионализм своих инспекторов, чтобы судебные решения по результатам их проверок с многомиллионными начислениям могли устоять, а не рассыпались в судах. Результативных проверок становится больше, налоговых споров в судах — меньше, а решения все реже принимаются в пользу налогоплательщика. Такое положение дел вынуждает бизнес начать заботиться о своей безопасности в повседневной деятельности, а не только когда налоговая проверка на пороге.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 24 июля 2017 > № 2254500 Ольга Пономарева


Китай > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 24 июля 2017 > № 2254499 Руслан Алиханов

Го, порты и деньги. Зарисовки о фактической стратегии Китая

Алиханов Руслан

Президент инвестиционной компании «Арго»

Реальная стратегия Китая отличается от декларируемой. Ключ к ней поможет подобрать старинная поговорка «Все реки впадают в море» и игра Го.

Профессиональные переговорщики хорошо понимают разницу между заявляемой и фактической стратегией переговоров. Чтобы понять реализуемую на практике стратегию Китая, стоит поехать в Джибути — африканское государство, про которое вряд ли слышало большинство читателей. Крошечная страна с населением меньше миллиона человек, Джибути занимает исключительное стратегическое положение в качестве «ворот» Баб-эль-Мандебского пролива, разделяющего Африку и Азию.

Джибути — первое место в мире, где Китай создал свою зарубежную военную базу (начала функционировать в феврале 2017 года), и единственное место в мире, где американские и китайские военные в прямом смысле слова стоят лицом к лицу (там находится единственная военная база США в Африке). Официально объявив о партнерстве с правительством Джибути и желании вложить примерно $15 млрд менее двух лет назад, китайцы в рекордные сроки построили сверхсовременный объект инфраструктуры с отдельным военным объектом, официально называемым «базой материально-технического снабжения». Автора этих строк поразило высочайшее качество работ и специфическое китайское чувство юмора: военный объект украшен надписями China Civil — мол, объект гражданской инфраструктуры. В этом желании приуменьшить свою мощь и аккуратно заявить об истинных геостратегических приоритетах и лежит ключ к растущим амбициям Китая и фактической, а не заявляемой стратегии страны. Но сначала — немного об интеллектуальных играх, определяющих мироощущение.

Го против шахмат

Национальным советским видом интеллектуального спорта были шахматы, которые учат сфокусированно просчитывать многоходовые комбинации с целью полного поражения противника: фигуры исчезают с доски, оставляя простор победителю. Национальный интеллектуальный спорт Китая Го (в китайской транскрипции wei qi, что в переводе означает «игра окружения»), один из четырех столпов классического образования, учит игроков концепции стратегического окружения противника. В то время как шахматы служат идее абсолютного превосходства и полного поражения противника, Го учит относительному превосходству и не допускает стратегической пустоты: фигуры остаются на доске, но лишены возможности маневра.

Генри Киссинджер в своей книге «О Китае» проводит параллель между игрой Го и стратегией, реализуемой на практике КНР: «В то время как западная традиция высоко ценит решающее сражение и воспевает акты героизма, китайский идеал [стратегии] подчеркивает тонкость, изысканность и терпеливое накопление преимущества». Во главу сегодняшней стратегии поставлена так называемая «Жемчужная нить», соединяющая, как камни в игре Го, ключевые опорные пункты военно-морского присутствия КНР. Почему именно военно-морского?

Военная стратегия против школьной географии

Школьная география — предмет, изучаемый и преподаваемый совершенно неверно: география изучается по массивам суши, а Мировой океан воспринимается как «пустое место между континентами». При этом на «пустое место» приходится 71% поверхности планеты и 90% объемов мировой торговли.

Официальная военная доктрина КНР, опубликованная в мае 2015 года, гласит: «...(Мировой) Океан является гарантом мирного существования и устойчивого развития Китая. Традиционная ментальность, провозглашающая догмат суши над (Мировым) океаном, должна быть отброшена... Огромное значение должно придаваться присутствию в (Мировом) океане с целью защиты коммуникаций и зарубежного присутствия Китая».

Отражающая тот факт, что КНР — крупнейший экспортер и второй крупнейший импортер на планете, новая «Большая игра» в геополитике — на этот раз между КНР и США, а не между Российской и Британской империями — уже началась. При этом ближайшие практические цели КНР носят скорее не военный, а коммерческий характер. Дело в том, что хотя ВМФ Китая и является самым быстрорастущим на планете, он все еще не составляет конкуренции американскому (например, из 36 авианосцев в мире 31 принадлежит американцам и их союзникам, и лишь один является китайским, да и то купленным у Украины по сомнительной схеме — как металлолом после развала СССР).

Совсем другая картина вырисовывается, если посмотреть на возможности торгового флота и портовую инфраструктуру. Уже сегодня китайские судоходные компании перевозят больше грузов, чем судоходные компании любой другой нации на планете. Китайский рыбопромысловый флот (свыше 200 000 единиц) — крупнейший и один из самых современных в мире. Основа глобальной торговли — контейнерные перевозки, где почти две трети объемов перевалки, осуществляемой крупнейшими контейнерными портами на планете, так или иначе имеют китайских инвесторов (рост на 20% за последние несколько лет).

Поскольку Джибути является только частью амбициозного плана Цзиньпина по превращению Китая в океанскую супердержаву, китайцы активно инвестируют в порты и совмещенную инфраструктуру по всей планете: за последние несколько лет объем китайских инвестиций более чем в 40 портов и совмещенную инфраструктуру уже превысил $100 млрд. География инвестиций глобальна: от Джибути и Гвадара в Пакистане (только в этот проект КНР планирует вложить около $54 млрд) до Дарвина в Австралии.

О самом грандиозном инфраструктурном проекте современности чуть подробнее.

Деньги против идеологии

Если глобальное противостояние СССР и США как супердержав было в первую очередь противостоянием идеологий, то возросшая роль Китая как сверхдержавы на мировой авансцене не несет никакой идеологической нагрузки. Щекотливость положения в том, что Коммунистическая партия Китая выступает апологетом глобализации, экономического либерализма и сложившейся системы международных взаимоотношений. Как сказал бывший заместитель госсекретаря США Роберт Хорматс, Пекин перехватывает «роль ответственного лидера и считает опасным отход США с лидерских позиций в мировой торговле и финансовом порядке».

В январе 2017 года Китай послал в Давос представительную делегацию во главе с председателем Си Цзиньпином. До сих пор руководители КНР не посещали форум. Во время форума Си заявил: «Нужно развивать открытую мировую экономику. Не нужно прятаться в порту каждый раз, когда сталкиваешься со штормом». Си всегда тщательно взвешивает слова, и выбор аналогии с портами вряд ли носит случайный характер.

Китай, что называется, puts its money where its mouth is — подкрепляет свои слова значительными финансовыми средствами. Так, в середине мая в Пекин приглашены лидеры 28 государств для участия в саммите по созданию «нового Шелкового пути» — ключевой части плана КНР по инвестированию беспрецедентной суммы в $1 трлн (!) в трансформацию транспортных и торговых коммуникаций по всей планете.

Формально ближайшие практические усилия КНР уже институционализированы как проект One Belt One Road («Один Путь, Одна Дорога»), ставящий целью восстановление торговых путей Великого шелкового пути более чем в 60 странах мира. Проект состоит из двух частей — «Пути» — морской части, относящейся к поддерживающей морской торговле, и «Дороги» — сухопутной части, обеспечивающей стабильность китайского экспорта в Европу через страны Центральной Азии. Вот что говорит о One Belt One Road китайский министр иностранных дел Ван И: «Данный проект — самое большое общественное благо, которое Китай дарит человечеству. Он предложен КНР, но создан не только для неe, а для всех стран человечества».

Возникшее в Древнем Риме и получившее широкое распространение благодаря французскому баснописцу Жану Лафонтену выражение «Все дороги ведут в Рим» имело буквальный смысл: Римской империи как централизованной супердержаве древности необходимо было обеспечить себе прямую коммуникацию с любой из провинций. В свою очередь, старая китайская поговорка гласит: «Все реки впадают в море». Во многом в этой фразе и заключается ключ к фактической стратегии супердержавы XXI века: создание общественного блага для всего человечества, основным бенефициаром которого в первую очередь является создатель.

Китай > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 24 июля 2017 > № 2254499 Руслан Алиханов


Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 24 июля 2017 > № 2254498 Дмитрий Монастыршин

Новые правила: как изменение Ломбардного списка отразится на рынке облигаций

Дмитрий Монастыршин

главный аналитик Промсвязьбанка

Банк России изменил подход к формированию Ломбардного списка, в котором сейчас находятся бонды на 8 трлн рублей

Первая новость состоит в том, что Банк России планирует в период с 1 октября 2017 года по 1 июля 2018 года поэтапно исключить из Ломбардного списка все облигации и еврооблигации российских банков и ВЭБа, а также международных финансовых организаций и страховых компаний. Облигации с ипотечным покрытием остаются в Ломбардном списке.

Прямой негативный эффект для банковской системы от этих решений будет минимальным, поскольку за последние два года банки практически полностью отказались от операций рефинансирования в ЦБ в силу высокого уровня ключевой ставки и избытка ликвидности в системе. Общая рублевая задолженность банков перед регулятором составляет сейчас около 0,5 трлн рублей. Остаток задолженности по операциям валютного РЕПО также незначителен — всего $1,9 млрд. При этом объем размещаемых банками средств на депозитах в ЦБ РФ в течение 2017 года вырос до 0,5–0,9 трлн рублей. До конца текущего года ЦБ прогнозирует, что профицит ликвидности в банковской системе (превышение депозитов над кредитами ЦБ) вырастет до 0,9–1,4 трлн рублей.

В случае ухудшения ликвидной позиции банки сохраняют возможность использовать для операций рефинансирования ОФЗ и бонды корпоративных заемщиков. Общая стоимость доступного для операций рефинансирования в ЦБ портфеля облигаций на балансе банков (за исключением финансового сектора) составляет около 7,2 трлн рублей, в том числе 3,2 млрд рублей — госбумаги и 4,0 трлн рублей — облигации корпоративного сектора.

В настоящее время в Ломбардный список включены облигации банков на 2,7 трлн рублей, в том числе 1 трлн рублей — рублевые облигации и 1,6 трлн рублей — евробонды. Исключение бумаг из Ломбарда снизит их привлекательность. Мы ожидаем, что в условиях профицита ликвидности банки не будут предлагать премию за размещение новых бондов в рынок, а также будет происходить уменьшение объема бумаг в обращении (примерно на 0,4 трлн рублей в год).

В первую очередь будет происходить сжатие рынка рублевых банковских облигаций. Еврооблигации, где значительный объем выкупается иностранными инвесторами, останутся доступным инструментом фондирования крупных частных банков. Госбанки, для которых рынок евробондов закрыт из-за санкций, будут стремиться заместить рыночное фондирование средствами клиентов. Причем для выполнения норматива краткосрочной ликвидности в соответствии с Базель-III банки будут предъявлять более высокий спрос на депозиты корпоративных клиентов, которые не могут быть досрочно отозваны.

Наибольший объем облигаций, включенных в Ломбардный список, имеют следующие банки: ВЭБ, Сбербанк, РСХБ, ГПБ, Альфа-Банк, ВТБ, МКБ, «ФК Открытие», группа SG, «Зенит». На топ-10 приходится 85% от всего объема включенных в Ломбардный список бумаг банковского сектора.

Сокращение спроса на бонды будет критично для ВЭБа, поскольку за счет облигаций (с Ломбардным статусом) сформировано около 20% пассивов госкорпорации. Правительство для поддержки ВЭБа готово разрешить госкорпорации привлекать во вклады средства юридических лиц. Изменения в федеральном законе «О банке развития» утверждены правительством 13 июля и направлены на рассмотрение в Госдуму. У остальных банков доля рыночного фондирования составляет менее 7% от пассивов. К тому же график погашения облигаций, распределенный на горизонте 1-5 лет, позволяет снизить риски рефинансирования.

Вместе с повышением спроса на средства клиентов со стороны крупных банков-эмитентов облигаций мы ожидаем сокращение их активности на депозитных аукционах Банка России.

Вторая новость: для облигаций корпоративного сектора и субфедеральных облигаций с 14 июля действуют новые критерии включения и сохранения в Ломбардном списке. Новые выпуски облигаций

субъектов РФ и муниципальных образований, для того чтобы их включили в Ломбардный список, теперь должны иметь кредитный рейтинг на уровне не ниже «ruВВВ» от агентства «Эксперт РА» или АКРА. Рейтинги международных агентств Банком России с 14 июля не применяются. С 1 января 2018 года облигации регионов, не соответствующие новым рейтинговым требованиям, исключаются из Ломбардного списка.

Для включения новых облигации корпоративных заемщиков в Ломбардный список с 14 июля необходимо наличие кредитного рейтинга на уровне не ниже «ruВВВ», присвоенного агентством АКРА. Ранее включенные в Ломбардный список облигации корпоративных заемщиков могут быть использованы для операций РЕПО с Банком России до окончания срока обращения или погашения бумаг.

Несмотря на то что операции РЕПО с Банком России сейчас практически не используются банками, Ломбардный статус бумаг повышает их привлекательность с точки зрения возможности привлечения ликвидности в случае необходимости. Поэтому мы ожидаем, что эмитенты начнут более активно получать рейтинги от АКРА и «Эксперта РА».

В настоящее время только два эмитента из числа корпоративных заемщиков имеют рейтинги АКРА («Автодор» и «Газпром нефть»). В свете отсутствия необходимых рейтингов мы ожидаем, что на рынке первичных размещений корпоративных бумаг во втором полугодии будет низкая активность. В прошлом году российские компании разместили новые облигации, которые вошли в Ломбардный список, на 1,1 трлн рублей. Для того чтобы компенсировать временное закрытие долгового рынка (пока не будут получены рейтинги АКРА), корпоративный сектор увеличит спрос на кредиты. В свою очередь, дефицит предложения новых Ломбардных бумаг будет стимулировать рост спроса на корпоративные облигации на вторичном рынке.

На рынок ОФЗ сокращение Ломбардного списка окажет позитивное влияние. Мы ожидаем, что в ответ на применение Банком России новых подходов к формированию Ломбардного списка российские банки будут исключать из своих портфелей неломбардные бумаги. В свою очередь, освобождающиеся ресурсы будут направляться на покупку ликвидных ОФЗ.

Для частных инвесторов рынок облигаций сейчас представляет более интересные возможности, чем хранение средств на депозите. Ликвидные ОФЗ со сроком погашения от 0,5 года до 3 лет можно купить с доходностью 8,0–8,1% годовых, тогда как средний уровень ставок по вкладам в топ-30 банков находится сейчас в диапазоне 5,5-6,5% годовых. Преимуществом облигаций перед депозитом является сохранение накопленного купонного дохода при продаже, тогда как при досрочном расторжении вклада процентный доход теряется. Кроме того, инвестор может заработать на росте котировок облигаций.

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 24 июля 2017 > № 2254498 Дмитрий Монастыршин


Турция > СМИ, ИТ. Армия, полиция > inopressa.ru, 24 июля 2017 > № 2254492

В Турции газета Cumhuriyet предстает перед правосудием

Мари Жего | Le Monde

Девятнадцать журналистов и сотрудников самой старой турецкой газеты находятся под угрозой 43 лет заключения за "поддержку терроризма". Судебный процесс над ними открылся в понедельник, пишет корреспондентка Le Monde в Стамбуле Мари Жего.

Из 19 подследственных 12 находятся в тюрьме (большинство уже около девяти месяцев), шестеро находятся на свободе, и лишь один Джан Дюндар, бывший главный редактор Cumhuriyet, сейчас скрывается в Германии и осужден заочно, говорится в статье.

Всем угрожает до 43 лет заключения за то, что они, согласно обвинительному акту, поддержали три террористические организации, а именно - движение проповедника Фетхуллаха Гюлена (обвиненного в том, что он являлся направляющим центром попытки переворота 15 июля 2016 года), запрещенную Рабочую партию Курдистана (РПК) и левую террористическую группку из "Революционной народно-освободительной партии-фронта" (DHKP-C), передает журналистка.

На самом деле обвиненные журналисты беспрестанно обращали свое перо против терроризма во всех его проявлениях. Обвинительный акт основывается на их статьях в прессе, телефонных звонках, твитах, а также на некоторых их заявлениях. Ни одного объективного свидетельства их причастности к террористической организации в досье не фигурирует, отмечает Жего.

"Процесс основан на совершенно раздутых обвинениях. Исламо-консервативная власть стремится напугать интеллектуалов, оппозиционеров, молодежь и все, что осталось от оппозиции, с целью посеять страх", - считает Бедри Байкам, известный в Стамбуле художник и владелец картинной галереи, поддерживающий идеи Народно-республиканской партии (CHP), занимающей кемалистские позиции и основанной Ататюрком, к которой близка газета Cumhuriyet, говорится в статье.

Правительство, управляющее страной на основании указов о введении чрезвычайного положения 20 июля 2016 года, игнорирует критические замечания. Чрезвычайное положение недавно было снова продлено на три месяца, и президент Эрдоган уверил, что так будет продолжаться до тех пор, пока Турция не достигнет "благополучия и мира". После попытки государственного переворота 15 июля 2016 года более 160 журналистов находятся в тюрьме и 150 СМИ были закрыты, сообщает автор статьи.

"2016 год был не только посвящен отстранению от публичной сферы образованных людей - учителей, преподавателей университетов, но еще была сделана попытка уничтожения элементарной способности человеческого существа к размышлению", - изобличает молодая писательница Эдже Темелкуран в обзоре, опубликованном 21 июля на страницах британского издания The Guardian.

Одиннадцать человек были арестованы по всей стране за то, что они носили футболку со словом "герой", написанным большими буквами, власти усмотрели в этой моде некую скрытую поддержку виновникам неудавшегося путча, полагает журналистка.

Выяснилось, что большая часть "героев" были схвачены по доносу - такая практика повсеместно поощряется властями. По доносу 5 июля на острове Бююкада были арестованы и десять турецких активистов-правозащитников, в числе которых глава представительства Amnesty International в Турции Идиль Эсер, а также два преподавателя (один швед и один немец), говорится в статье.

"Страх теперь у нас в крови", - рассказывает служащий Хасан (имя изменено), который ощущает, будто он "постоянно в чем-то виновен". В его учреждении "вошло в моду выкладывать в соцсетях как можно больше фотографий, подтверждающих присутствие служащих на больших собраниях, организованных AKP (правящая с 2002 года Партия справедливости и развития Эрдогана. - Прим. Le Monde.). Эти свидетельства послужат нам защитой в тот день, когда..."

Турция > СМИ, ИТ. Армия, полиция > inopressa.ru, 24 июля 2017 > № 2254492


США. Польша. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 24 июля 2017 > № 2254465

Нового «ялтинского сговора» не будет

Интервью с бывшим послом США в Польше Дэниелом Фридом.

Агнешка Каминьска (Agnieszka Kamińska), Polskie Radio, Польша

— Polskie Radio: Тема безопасности в регионе Восточной и Центральной Европы получила особую актуальность в связи с агрессивными действиями России, поэтому я хотела бы спросить, как Вы оцениваете эту угрозу? И что мы можем сделать, чтобы спасти наш регион от, скажу прямо, войны? Как обеспечить его экономическое развитие? Еще несколько лет назад казалось, что этому ничто не мешает. Мы были уверены, что Европа будет становиться все сильнее, ЕС продолжит расширяться, трансатлантические связи укрепятся, а сейчас мы столкнулись с угрозами и новыми вопросами, в частности, в контексте России.

— Дэниел Фрид (Daniel Fried): Угроза со стороны России действительно существует. Российско-грузинская война и российские атаки, нацеленные на Украину, показали, что Москва стала агрессором. Именно президент Владимир Путин запланировал и организовал нападение на украинское государство. Тем самым он оказывает давление на всю Европу.

К счастью, Польша — член НАТО и Евросоюза, так что она не останется в одиночестве. Визит президента Дональда Трампа в Варшаву показал, что Вашингтон всерьез относится к своему союзу с Польшей, это хороший знак. Дело не только в словах: в Польше и странах Балтии впервые появились войска Альянса и США. Это огромный шаг вперед, который сделала администрация Барака Обамы и поддержала новая администрация. Польша не останется одна. Мы хотим, чтобы Европа была свободной и сплоченной. Нам уже удалось многое сделать в этом направлении, но работу следует продолжать.

— Что еще нужно предпринять в плане военного укрепления восточного фланга НАТО?

— Конечно, всегда остается поле для улучшений, но присутствие войск США и НАТО уже нельзя назвать символическим. Ничего подобного раньше не было, и это очень важно. Следует добавить, что риск агрессии не всегда связан с военной сферой. Она может иметь внутренний, пропагандистский характер, представать в виде коррупции или российских инвестиций, нацеленных на саботаж, подрывную деятельность.

Залогом безопасности в этом плане служит демократия, сильное государство с сильными государственными институтами и крепкой экономикой. Все это — элементы национальной безопасности.

— Недавно мы заключили предварительное соглашение о покупке зенитно-ракетных комплексов Partiot. Министерство обороны подписало меморандум на эту тему во время визита Дональда Трампа в Польшу.

— Самое время. Я помню, как десять лет назад польское руководство упрекало нас в нежелании создавать план по обороне Польши в рамках НАТО. Варшава была права: мы не были к этому готовы. Но сейчас появился и такой план, и войска, и соглашение по ЗРК Patriot. Есть прогресс. Сотрудничество между американским и польским руководством (как предыдущим, так и нынешним) развивается отлично.

— Вашингтон и Москва открыли новый этап в своих отношениях. Недавно произошла встреча Владимира Путина и Дональда Трампа, в связи с ней появились опасения, что они могут заключить соглашение, от которого пострадает наш регион.

— Я прекрасно понимаю, на каком историческом фоне у поляков появляются опасения, но такой губительный договор невозможен. Я не вижу ничего дурного в том, что Соединенные Штаты пытаются завязать сотрудничество с Россией в конкретных сферах, в этом есть польза, но оно не должно развиваться в ущерб интересам других стран и наших ценностей. Нельзя договариваться с россиянами через голову других государств. Моя страна в прошлом совершила много ошибок, но мы их уже не повторим.

— Какие это были ошибки?

— Плохо, что нас не было в Европе в 1930-х годах. Гитлер и Сталин получили возможность разделить Польшу. Эта катастрофа привела к Ялтинскому соглашению и разделу Европы. После крушения Ялтинской системы в 1989 году мы решили не повторять этой ошибки и завязать сотрудничество с Польшей в деле создания сплоченной и свободной Европы. Это удалось благодаря тому, что мы взаимодействовали с польским руководством, начиная с 1989 года. Правительства в Польше менялись, это были либералы, правые, посткоммунистические силы, но все они стали для нас отличными партнерами.

— Ситуация на Украине остается опасной: на Донбассе идет война, Крым оккупирован, перспектив к разрешению этого конфликта не видно. Есть ли какие-то пути выхода из него? Недавно был назначен новый спецпредставитель США по Украине — Курт Волкер (Kurt Volker).

— Я очень хорошо знаю Волкера, он семь лет был моим заместителем в Белом доме и в Госдепартаменте. Новая администрация сделала отличный выбор. Волкер занимал пост постоянного представителя США при НАТО, его отличает здравый взгляд на Россию, приверженность к свободе, а также теплое отношение к Польше и ее региону. Это последний человек, который бы решил заключать договоры, ущемляющие украинские интересы. Мы видим, что администрация Дональда Трампа относится к теме Украины со всей серьезностью.

Мы будем принимать участие в дипломатических действиях, нацеленных на освобождение Украины (ее оккупированных территорий — прим. Polskie Radio). Вначале в соответствии с минскими соглашениями необходимо урегулировать ситуацию в Донбассе. Российскую оккупацию Крыма мы не признаем.

Моя последняя работа в американской администрации была связана с координацией санкций — я был координатором Госдепартамента по этим вопросам. Взаимодействие с польским руководством складывалось отлично. Администрация Трампа уже несколько раз заявляла о том, что санкции будут действовать до тех пор, пока будет продолжаться российская оккупация.

США. Польша. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 24 июля 2017 > № 2254465


Украина. Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 24 июля 2017 > № 2254446 Марат Гельман

Марат Гельман: Запрос на русскую культуру в Украине все еще существует по одной причине

Светлана Шереметьева, Сергей Харченко, Апостроф, Украина

Российский политтехнолог, галерист и арт-менеджер МАРАТ ГЕЛЬМАН приехал в Киев, чтобы помочь отобрать картины украинских художников для коллекции Национального центра искусства и культуры Жоржа Помпиду в Париже. Во второй части интервью «Апострофу» он рассказал, почему культурная ситуация в Украине благоприятней, чем в России, почему война — это плохо для искусства и как россияне справляются с «неловкостью», с которой вынуждены жить.

Апостроф: С чем связан ваш визит в Киев? Встречи с единомышленниками, запуск новых проектов, поиск новых имен в украинском искусстве?

Марат Гельман: В феврале этого года я подарил Центру Помпиду шесть работ из своей коллекции. В разговоре с директором музея мы обнаружили, что у них практически нет в коллекции украинских художников, а главное — нет информации о них. То есть у них в коллекции есть Борис Михайлов и Юрий Лейдерман, но эти два художника шли у них по линии русских художников.

Так или иначе, сегодня Центр Помпиду — это одна из двух самых главных институций в Европе, это не французский музей, это европейский музей, такое себе министерство культуры Европы. Я предложил исправить ситуацию и познакомил их с Зенко Афтаназивым (коллекционер, основатель фонда Zenko Foundation, который продвигает современное украинское искусство, — «Апостроф»), культурным фондом Украины, который в основном работает на Западе.

И вот сейчас (разговор состоялся в первой половине июля, — «Апостроф») совместно с Николя Люччи-Гутниковым, одним из ведущих кураторов Помпиду, я приехал сюда. Мы ходим, смотрим мастерские, институции. На днях была большая встреча с украинскими коллекционерами, потому что для музея важно иметь не те работы, которые сегодня делаются, а более ранние, которые уже находятся не у художников, а в частных коллекциях. Собираем килограммы каталогов для того, чтобы изучать это все дело. И я надеюсь, что с осени начнется эта программа, которая для украинского искусства может оказаться крайне важной. Попадая в Центр Помпиду, художники сразу попадают в международный оборот — тысячи кураторов со всего мира, имея какие-то разные свои идеи, формируют выставки очень часто из запасников крупных музеев. Если вы были в Париже и посещали библиотеку Центра Помпиду, вы поймете, почему это своеобразный вокзал, куда приезжают кураторы со всего мира. Переоценить это нельзя. Я пообещал, если этот процесс пойдет, то я подарю тоже свои коллекции, ранние какие-то работы.

— Как вы в целом оцениваете культурный запрос украинского общества сейчас? Особенно в таких непростых социально-экономических условиях.

— Смотря с чем сравнивать. Если сравнивать с русской ситуацией, то, конечно, хорошо то, что не мешают. В России на пространстве культуры реально идут военные действия, власть воюет с людьми культуры. Не стесняется, открыто говорит и демонстрирует, что у нас идет война, и что мы хотим поменять людям мозги, мы хотим, чтобы к штыку приравняли перо, мы хотим, чтобы везде были лояльные люди. Даже если художник занимается каким-то совсем академическим направлением, как классическая музыка, но проявляет нелояльность к власти, то значит, он в стане врага. В этом смысле в Украине, конечно, лучше. Но пока что это единственное, в чем лучше.

Понятно, что поскольку здесь продолжается война, то востребована патриотическая направляющая, а она, как известно, обычно на пользу искусству не идет. Мы можем разделять эти ценности или нет, но упрощение смыслов в искусстве — не есть хорошо. Искусство — это усложнение ситуации, а война — это упрощение. Упрощаются смыслы: друг — враг, хорошо — плохо. Вот я вчера устроил такой маленький вечер с Сашей Кабановым, моим любимым поэтом, который живет здесь, в Киеве. У него такая прекрасная поэзия… В последнюю очередь должен идти разговор о его политической позиции, потому что он представляет, с моей точки зрения, реальную культурную ценность. Но он сегодня сталкивается с упрощенным взглядом на его творчество.

В целом моя гипотеза заключается в том, что избавиться от этого в Киеве нельзя, потому что Киев воюет и поэтому не может по-другому реагировать на культуру. Поэтому очень важно то, что происходит во Львове. Хотелось бы, чтобы стало важным то, что происходит в Харькове, в Одессе, то есть в других городах, в которых нет такой украинской тематики. Они должны взять на себя роль такого общеевропейского культурного проекта.

Вчера с Николя мы слушали очень много людей, выступали художники, коллекционеры, кураторы. И он мне говорит: «Слушай, а почему они так часто говорят „украинские художники"?» Во Франции это было бы невозможно. У художника есть имя, фамилия, город, где он живет. Но никто не говорит «французский художник», потому что, черт его знает, он французский или не французский, может, он из Палестины 20 лет тому назад приехал. Там не акцентируется национальная принадлежность. Есть принадлежность к месту, к контексту. Город — контекст. Когда художник говорит, что он из Берлина, то понятно, в каком художественном контексте он живет. Он встречается с какими-то критиками, с какими-то коллегами, выставляется в каких-то городах. Когда он говорит, что он — немец, это вызывает некое подозрение.

— А вы не согласитесь, что для украинцев идентификация через нацию была всегда первостепенной? И до военных событий.

— Я просто хочу сказать, что в Киеве, видимо, этого не избежать. Но идентификация через нацию выглядит странно для Европы.

Есть люди, которые считают, что процессы должны иметь последовательность: сначала выиграем войну — а потом займемся культурой. Дело в том, что сначала выиграем войну, потом поднимем экономику, потом построим дороги и так далее… Когда так люди говорят, я привожу в пример эпоху Возрождения. Вы думаете, что в эпоху Возрождения были все сыты? Не было ни одной эпохи в истории человечества, когда все были сыты, чтобы кто-то сказал: «Теперь, когда мы накормили народ, давайте займемся культурой». Мы хотим, чтобы все процессы шли параллельно. И если мы хотим, чтобы процессы шли параллельно, и при этом понимаем, что мы имеем то, что имеем, то нужно идти по линии децентрализации.

— Что значит линия децентрализации для Украины в культурной сфере?

— Линия децентрализации для такой страны, как Украина, — это законодательство, то есть нужно менять законодательство в культурной части. Кроме того, нужны так называемые кейсы открытости. Нужно в проекты впускать Европу, чтобы она эти стандарты сделала естественными. Это не просто так. Условно говоря, должен быть создан некий механизм, какие-то проекты, задачи, в связи с которыми они будут приезжать сюда. Это крайне важно и хорошо тем, что вне основной политики. Понятно, что здесь, пока будут воровать деньги или пока будут убивать людей, сложно говорить о чем-то другом. Но здесь можно сделать еще какую-то важную работу.

— Какие украинские художники вас особенно впечатлили в последнее время?

— С одной стороны, я многих очень хорошо знаю, и если сейчас кого-то забуду, то потом обиды начнутся. А с другой стороны, какую-то молодежь я еще не видел, еще знакомимся. В целом такое ощущение, что 90-е годы — самое значительное явление. Но в то же время уже дети тех художников, которые были в 90-е, тоже проявляют себя. Это интересно. В целом ситуация, может быть, не очень хорошая в количественном смысле, потому что сегодня в Европе художник — более массовая профессия, чем в Украине. Но тут школа дает о себе знать. Отсутствие массовой профессии художника всегда связано с экономикой.

— А если сравнивать с Россией?

— В России этого запроса еще меньше. Дело в том, что постиндустриальная экономика порождает профессию художника как более массовую. Например, так называемый бизнес по обслуживанию свободного времени. В мире сейчас люди работают в три раза меньше, чем 50 лет тому назад. Это означает, что огромное количество свободного времени на что-то тратится. И города превратились в такой бизнес по обслуживанию свободного времени. Две тысячи лет назад город был безопасным местом, где ты за крепостными стенами прятался от врага, позже город стал торговой площадью, где ты менялся товарами, потом город был местом, где ты ищешь работу, а сейчас город стал местом, где ты тратишь свое свободное время. Например, лондонская семья 17% своего бюджета тратит на вот это самое свободное время — музыка, посещение музеев и так далее. Не только на искусство, а на развлечения в целом, но искусство — важная часть этого бизнеса. Поэтому там, где постиндустриальная экономика развивается, доминирует над индустриальной, фигура художника становится значительней и художников становится больше.

Европа сегодня, может, еще не стала, но я уверен, что скоро станет территорией искусства в разных проявлениях. Везде будет искусство, в частности в бизнесе, будет другой тип бизнеса строиться. В общем, грядут большие изменения в связи с этим.

— Вы говорите, что Европа станет территорией искусства в целом, а какова роль США в этом процессе?

— Будущее наступает не одновременно. Мы понимаем, что когда буржуазная революция происходила во Франции, Италия еще долго находилась в феодальных отношениях. И так везде. Я думаю, что постиндустриальный мир все-таки первоначально будет наступать даже не в Европе в целом, а вот в странах комфортного климата — Средиземноморье или Австралия.

То место, которое в индустриальном мире занимала, например, конкуренция корпораций, в постиндустриальном будет занимать конкуренция территорий. Если в 20 веке мы наблюдали за конкуренцией Coca-Cola и Pepsi-Cola, то в 21 веке конкуренция будет между Киевом и Прагой, между Берлином и Парижем, например. Это будет главная конкуренция, конкурировать будут за место, где человек сейчас живет. Работать он может где угодно, соответственно, он выбирает место, где ему лучше тратить свое свободное время. И вот эта конкуренция будет основным сюжетом на ближайшее время. И художник в широком смысле слова играет очень важную роль в этой конкуренции. Точно такую же, какую ученый играл в индустриальном мире.

Сейчас идет переход от универсальных вещей к уникальным. Вот корпорации борются за универсальное. Если Apple создала удобный механизм, то любой, кто хочет создать такой же гаджет, вступает с ней в конкуренцию. И если он делает хуже, он проигрывает, он не нужен, победитель получает все. Ситуация искусства — ситуация уникальная. Если какой-то роман какого-то писателя, например, «Гарри Поттер», стал популярным, то это, наоборот, расширяет пространство для следующих писателей, которые пишут в этом жанре. Это вообще другой рынок, в котором есть место для уникального. Если в 20 веке миллиардерами становятся компании, которые производят кинокамеры, то в 21 веке миллиардерами становятся режиссеры, которые на эти кинокамеры снимают фильмы. Кинокамеры дешевеют, на них почти ничего не заработаешь. Зато если ты сделаешь продукт, и его просмотрят миллиарды, то это совсем другое дело. В этом разница и получается, что в производстве кинокамеры главной фигурой является ученый, а в производстве кино — художник.

— Вы уже сказали о доминирующей роли государства во всех сферах в России. Как это все-таки влияет на культурную жизнь? Есть плохие примеры этого процесса, а есть и хорошие, как кино Звягинцева, например.

— Если в советское время культурная жизнь продолжалась, если Пастернак мог работать во времена Сталина, то, естественно, и сейчас будет продолжаться. Другое дело, что нельзя назвать этот процесс успешным, потому что мы знаем тех, кто выстоял, но не знаем тех, кто не выстоял. Причем не выстоял — и в смысле исчез, и в том смысле, что стал официальным государственным последователем.

В целом я так вижу проблему. Человек выбирает свой жизненный путь. Вот студенты офицерского училища видят себя мужественными людьми, которые сопротивляются. А студенты музучилища изучают искусство, от них мужество не требуется. И вот вдруг появляется некая новая ситуация, которая от людей искусства требует мужества. А от них требовать нельзя, они не собирались быть мужественными. Получается, что главная проблема — конформизм. Никого здесь нельзя обвинять, потому что они хотели себе другой жизни. Но в целом, я считаю, ситуация плохая именно в этом. Все отравлено этим ядом конформизма. Люди, которые вынуждены работать в Третьяковке и в подобных институциях, каждый день сталкиваются с неловкостью того, что они сотрудничают с государством, которое… — и дальше через запятую.

Здесь в Киеве есть Мария Куликовская, которая во время «Манифесты» (биеннале современного искусства в России, — «Апостроф»), которая была в Эрмитаже в Петербурге, замоталась в украинский флаг и легла на ступеньках. Это был очень важный жест, потому что все люди, которые приехали в Питер на «Манифесту», чувствовали себя чуть-чуть неловко. Понятно, пропустить «Манифесту» нельзя, это очень важный момент для того, чтобы познакомиться или встретиться со старыми знакомыми, предложить свои проекты, культурная жизнь мировая живет через такие встречи. И вот эта девочка усилила эту неловкость, легла, чтобы, не дай Бог, не забыли. Мне кажется, что это очень важно. В принципе, все люди, которых мы любим и ценим, которые продолжают работать в России, чувствуют себя неловко. И этот яд конформизма присущ.

Но, с другой стороны, мне понятно стало, что Москва — это сильнейший город, сильнее, чем Россия вообще. В ней есть какая-то своя культурная составляющая, и не важно — Путин или Шмутин. Это такая клубная культура что ли, которая не зависит от государства. И сломать это не удалось, несмотря на все попытки государства. И сегодня, я бы так сказал, на фоне отравленной русской культуры существуют живые организмы, как питерская культура, московская культура, другие городские культуры. А что касается крупных музеев — да, у них есть политическая задача — преодолеть изоляцию. Причем эту политическую задачу ставят со всех сторон. Например, министр Франции может сказать: «Слушайте, мы тут ссоримся с Россией, но мы ж не хотим, чтобы все порвалось, поэтому вы тут, пожалуйста, вась-вась». Крупные институции с высокой репутацией сейчас выполняют политический заказ, чтобы показать, что изоляции не существует.

— Насколько эффективно этот механизм работает?

— Сравнительно эффективно. Дело в том, что если взять разные сферы жизни в России — экономика, политика, право — то окажется, что русское искусство — самая интегрированная часть в мировой контекст. В гуманитарной сфере нет понятия отставания, в отличие от технологической. Это в технологической можно сказать: «Вот, российское самолетостроение отстало на 30 лет. Чего с ними сотрудничать? Пусть они, воруя наши чертежи, делают свои и называют это импортозамещением, это их дело». А в гуманитарной сфере вообще нет понятия отставания. Всякий человек, который занялся искусством, начинает с нуля и владеет всем гуманитарным знанием, где бы и в какое время оно ни родилось. В этом смысле у нас нет отставания. Хотя мы внутри своего круга все время жалуемся, что мы плохо интегрированы, что мы не являемся частью европейского искусства, что нас не знают. Но при этом всем мы лучше интегрированы, чем любая другая сфера постсоветской жизни.

— Другой момент интеграции искусства. Сейчас у нас все чаще запрещают въезд артистам, которые выступают в Крыму. Как это дальше будет развиваться?

— Я считаю, что вообще вам интересоваться тем, что будет делать Россия, не нужно. Важно понять, как вы будете заполнять эту пустующую нишу. Я уверен, что запрос на русскую культуру существует только потому, что есть некий вакуум. Культурный обмен и культура — это почти тождество. В мире нет ни одного крупнейшего города, который бы жил в собственных культурных силах. Ни Лондон, ни Берлин никогда не будут интересными городами только за счет художников и музыкантов, родившихся в Лондоне и Берлине. Нужен культурный обмен. Другой вопрос, что культурный обмен — это такая энергозатратная штука, и нужно понять, откуда брать эту энергию. Или нужны какие-то изящные, красивые технологии, которые позволяют делать это без денег. Например, Сараево — это деревня с сельским руководством. Но там было два человека — директор местного музейчика и еще один бизнесмен, которые сумели сделать так, что ведущие художники туда приезжают и еще и дарят свои произведения. У вас нет денег — но у вас есть что-то свое, вы новые. Нужно сделать так, чтобы заполнялся вакуум.

Я сейчас работаю в Черногории. В культурном смысле Черногория долгое время была провинцией Сербии. Детей отправляли туда учиться, художники-музыканты делали карьеру в Белграде. Марина Абрамович (мастер перформанса, — «Апостроф») — черногорка, но прожила всю жизнь в Белграде. Им нужна какая-то технология выхода из этой ситуации, они уже отдельная страна, они не могут быть под таким сильным влиянием соседа. У Черногории энергии недостаточно для того, чтобы самостоятельно какую-то культурную политику вести, поэтому стратегия такова, что мы — провинция многих городов. Белград? О'кей, мы провинция Белграда. Берлин? Берлина. Вена? Вены. Москва? Москвы. Это не вариант, конечно, для Украины, потому что Черногория крохотная. А для Украины тоже нужно продумывать какие-то стратегии, чем заполнять этот вакуум.

— А вы не считаете, что тот же запрет на въезд российским музыкантам уже помог украинской культуре переориентировать на европейский продукт?

— Тут я не могу вам cказать точно. Вот, например, «ДахаБраха». Очень люблю их. Один продюсер из Нью-Йорка, который хорошо их знает, не знал, что они из Украины. Они вне границ уже.

— Отравленная атмосфера в России много кого вынудила уехать?

— С одной стороны, мало кого, а с другой стороны — существенно. Володя Сорокин уже зовет в Берлин, он там уже окончательно осел. Главный писатель. Понятно, что тысячи писателей остались, а один уехал. Конечно, мало. Дело в том, что мы же все-таки продукты этой советской системы, и этот инфантилизм нам присущ. Страх потерять в виде государства или в виде родной страны, в виде языка какую-то мощную поддержку очень велик. Для обычного человека — велик, а для человека культуры — реально страшно. Русское искусство и литература — центричны. И, к сожалению, этот конформизм стал для меня неожиданностью. Я, честно говоря, не думал, что так будет. Я думал, что вообще власть обломается всех строить, потому что яркие интересные люди получили в 90-е годы прививку независимости. Но этого не случилось.

— А почему?

— Мы можем много рассуждать. Знаете, я обычно так говорю: «Давайте сейчас поговорим, почему в 1933 году у немцев так с Гитлером произошло». Это вопрос не к культурологу, а к психологу, понимаете. Это же касается целой страны, что происходит с людьми. Это медицинская проблема, с моей точки зрения.

Вот эта неловкость, ты живешь в неловкости год, ты живешь в неловкости два года, а потом ты пытаешься сделать эту ситуацию ловкой. А вот у них это получилось. В том-то и дело. Я недавно приезжал, я выступал на Geek Picnic (научно-популярный фестиваль, посвященный современным технологиям, науке и творчеству, — «Апостроф»), такая интересная айтишная молодежная аудитория. Параллельно наблюдал за людьми, так они уже не видят, многие уже как-то устроились по-другому. Я для них сейчас — как Мария Куликовская, которая лежит на ступеньках. Я для них — напоминание о том, что они в неловкой ситуации находятся. Значит, меня можно просто обойти.

— Ваша работа в Черногории меняет культурный окрас, который там есть?

— Когда ты находишься в России или в Украине, ты работаешь в России или в Украине. Когда ты находишься в Черногории, ты работаешь в Европе. У нас европейский культурный центр, который находится в городе Котор в Черногории. Соответственно, я делаю выставки в Вене, в Лондоне и так далее. Естественно, черногорская культурная составляющая присутствует больше, чем, например, сербская или хорватская, но именно потому, что она рядом. Но у меня не черногорский культурный центр, у меня европейский культурный центр, в котором черногорцев — четверть. И это правильно. И, более того, с черногорцами я стал работать только на второй год.

Если вы хотите создать международную институцию, то ошибка — взять национальную институцию и просто вкрапливать в нее, интегрировать международную. Наоборот — нужно взять интернациональную и сделать какие-то чуть-чуть более комфортные условия для местных.

— А украинцев много в центре?

— Да. Недавно вот появилась новая звездочка маленькая в Черногории, она переехала с мужем пять лет назад, очень талантливая художница — Виктория Кривинец. И вот мы сделали уже ее выставку большую.

Потом мы работали с харьковским фондом Фельдмана, который учредил художественную премию, и в качестве приза была стажировка в нашей резиденции для трех художников. Юра Соломко сделал нам проект, Саша Макарская, Игорь Гусев, у него международная карьера началась фактически с Черногории. Это же Европа. Сделали открытие Гусеву — приехал галерист из Вены, приехал директор стамбульского музея. Хотя со Стамбулом сейчас все плохо, Турция движется по пути Ирана. Это была интересная, яркая светская страна, а сейчас вот этот религиозный фундаментализм. Оттуда уезжают кураторы. Очень жаль, потому что для Балкан Стамбул был авангардом. И вот буквально на наших глазах заканчивается эта история.

Украина. Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 24 июля 2017 > № 2254446 Марат Гельман


Россия. Весь мир > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 24 июля 2017 > № 2254369 Кирилл Дмитриев

Встреча с главой Российского фонда прямых инвестиций Кириллом Дмитриевым.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с генеральным директором – председателем правления Российского фонда прямых инвестиций Кириллом Дмитриевым. Глава РФПИ информировал Президента о текущей работе фонда по привлечению инвестиций в российскую экономику, в том числе при участии крупнейших суверенных фондов мира.

Российский фонд прямых инвестиций создан в 2011 году по инициативе Президента и Председателя Правительства. РФПИ – суверенный инвестиционный фонд России, осуществляющий прямые инвестиции в лидирующие и перспективные российские компании совместно с ведущими мировыми инвесторами.

* * *

В.Путин: Кирилл Александрович, как работа продвигается?

К.Дмитриев: Владимир Владимирович, спасибо большое, что Вы способствовали преобразованию РФПИ в суверенный фонд России.

За время работы мы проинвестировали уже более триллиона рублей в различные российские компании, при этом 100 миллиардов – это средства РФПИ, а 900 миллиардов – это средства от наших партнёров. И численность уже портфельных компаний РФПИ – в них работают более полумиллиона человек, поэтому фонд активно развивается.

Буквально за последние 12 месяцев мы проинвестировали 270 миллиардов рублей в различные компании, и оборот всех компаний РФПИ – это уже более двух триллионов рублей, и он вырос на 13 процентов по сравнению с прошлым годом.

Многие наши инвестиции направлены именно на новые проекты, на проекты с нуля. Мы также инвестируем, например, в «Фосагро», «Вертолёты России», в аэропорты Владивостока, Санкт-Петербурга, в нефтесервисную компанию «Евразия».

Поэтому очень активно развиваются и инвестиции, и, соответственно, наши компании. Например, «Мать и дитя» открыла 20 новых клиник, раньше она была только в трёх регионах, а сейчас в пятнадцати.

Мы оказываем также положительный эффект на экономику России. Например, развиваем гидроэлектростанции в Карелии, строим интеллектуальные сети, показали снижение потерь в электросетях на 20 процентов.

В.Путин: Малые электростанции?

К.Дмитриев: Да, малые – в Карелии. И это первый проект банка БРИКС, и, соответственно, там зашли и саудовцы, и эмиратцы, и китайские соинвесторы. У нас получается в различные проекты привлекать пять-шесть ведущих суверенных фондов различных стран.

И в завершение. У нас уже с Эмиратами более 30 проектов, с Саудовской Аравией – они тоже активно инвестируют. И с китайскими партнёрами уже осуществлено более 19 проектов.

В.Путин: Сколько человек у Вас работает, специалистов непосредственно в фонде?

К.Дмитриев: Около 100 человек.

В.Путин: Что Вы получили дополнительно административно после преобразования фонда в суверенный?

К.Дмитриев: Нам стало гораздо легче работать с нашими партнёрами, потому что это крупнейшие суверенные фонды мира. Мы чувствуем, что можем делать проекты в гораздо большем объёме и привлекать значимо больше средств.

Сейчас, например, у нас уже 30 миллиардов долларов привлечено от ведущих суверенных фондов. Мы считаем, что эту цифру можно увеличивать.

В.Путин: Что Вы считаете наиболее интересным, ближайший план? Что у Вас подготовлено для дальнейших инвестиций, какие проекты?

К.Дмитриев: В основном это инвестиции в инфраструктуру.

В.Путин: Хорошо.

Россия. Весь мир > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 24 июля 2017 > № 2254369 Кирилл Дмитриев


Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 24 июля 2017 > № 2254351 Мурат Кумпилов

Встреча Дмитрия Медведева с временно исполняющим обязанности главы Республики Адыгея Муратом Кумпиловым.

Обсуждалась текущая социально-экономическая ситуация в республике, в частности, ход уборочной кампании.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Мурат Каральбиевич, как дела в республике? Что нового? И как идёт уборочная кампания? Сейчас, наверное, это важнее всего.

Я сегодня как раз на вертолёте пролетал над территорией Республики Адыгея. Выглядит всё прилично. Расскажите, как дела.

М.Кумпилов: Дмитрий Анатольевич, уборочная страда идёт полным ходом. 90% озимой пшеницы на сегодняшнее утро уже убрано. Мы по кругу 48 центнеров с гектара убираем. Это чуть меньше, чем в прошлом году, но в этом году были тяжёлые климатические условия. Что касается чрезвычайных ситуаций: в этом году было подтоплено 13 тыс. га. Ячмень мы убрали, по кругу получили 43 центнера с гектара.

Структуру сельского хозяйства мы очень серьёзно пытаемся менять, а именно развиваем сады интенсивного типа, в личных подсобных хозяйствах – ягоды. У нас очень серьёзно сегодня поставлено выращивание клубники и малины. Мы это поддерживаем, это достаток каждой семьи, и в этом направлении двигаемся.

Д.Медведев: За 48 центнеров с гектара в советские времена всегда давали Героя Социалистического Труда. Но сейчас ситуация изменилась, сейчас интенсивные технологии (тем более на вашей земле, всё-таки это южная земля) позволяют собирать очень высокие урожаи. Что ж, хорошо, тем более что это связано и с решением целого ряда социальных задач, проблем, которые существуют.

Хочу Вас проинформировать. Я сегодня утром подписал документ о выделении республике из резервного фонда Правительства для ликвидации чрезвычайных ситуаций, связанных с дождевым паводком, который произошёл в мае текущего года, бюджетных ассигнований в размере 123 млн рублей, в том числе на оказание единовременной материальной помощи, на оказание финансовой помощи в связи с частичной утратой имущества первой необходимости и на оказание финансовой помощи в связи с полной утратой имущества первой необходимости. Документ вступил в силу, в ближайшее время деньги должны поступить на счёт республики.

М.Кумпилов: Уважаемый Дмитрий Анатольевич, спасибо большое, люди этого ждут. Мы действительно столкнулись в этом году с чрезвычайной ситуацией, когда под подтопление попало 5 тыс. населения, около тысячи семей. Из регионального бюджета мы быстро выделили каждой семье по 10 тыс. на неотложные нужды, сформировали пакет документов. Огромное спасибо. Мы о каждом шаге в этом направлении информировали население. Плюс к этим документам сегодня вышел документ по жилищным сертификатам (у нас 50 заявлений по жилью, признанному непригодным для проживания). Поэтому надеемся на вашу поддержку и в дальнейшем.

Д.Медведев: Ну и по жилищным сертификатам обязательно посмотрим, не сомневайтесь.

Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 24 июля 2017 > № 2254351 Мурат Кумпилов


Сингапур. Украина. Россия. Азия > Агропром > oilworld.ru, 24 июля 2017 > № 2254308 Ашвант Рагхаван, Яна Даниленко

Азиатский рынок зерновых: перспективный и меняющийся

Страны Азии всегда прочно занимали позиции лидеров среди импортеров зерна в целом и украинской пшеницы в частности. При этом с учетом характерной тенденции роста потребления на внутренних рынках импортная зависимость данного региона не только сохраняется, но и возрастает. Вместе с тем, в последние несколько сезонов в некоторых азиатских странах власти приняли ограничения на импорт зерновых, чтобы защитить интересы местных производителей. Подробнее о тенденциях и сложностях зерновой торговли в данном регионе нам рассказали трейдер по зерновым культурам Ашвант Рагхаван и эксперт по бобовым Яна Даниленко трейдинговой компании Agrocorp. LTD (Сингапур).

Справка

Компания Agrocorp International Pte Ltd – одна из крупных мировых агропромышленных компаний, начавшая свою деятельность в 1990 г. в Сингапуре, имеет на сегодняшний день официальные представительства в 13 странах мира. Деятельность компании направлена на производство и реализацию зерновых, масличных, бобовых, сахара, орехов кешью и хлопка с годовым объемом экспорта, превышающим 6 млн. тонн. За последние годы компания существенно расширила свое присутствие и заняла весомую долю рынка в Канаде, Западной Африке, Китае, Турции, Индии, Бангладеш, на Ближнем Востоке и во Вьетнаме, имея годовой оборот капитала $2 млрд.

Кроме того, в 2012 г. компания Agrocorp диверсифицироваласвои рынки сбыта, занявшись переработкой сельхозпродукции, и в настоящее время имеет 4 крупных завода по переработке бобов и пшеницы в Канаде и занимается строительством предприятия по переработке риса в Мьянме. Годовая мощность пяти данных предприятий в 2017 г., как ожидается, составит 400 тыс. тонн.

- В течение последних нескольких лет рынок азиатских стран характеризуется неизменным увеличением потребления зерновых, что обуславливает необходимость в высоких объемах закупок на внешних рынках. Видите ли Вы тенденцию снижения импортной зависимости в краткосрочной перспективе?

- Ашвант Рагхаван (А.Р.): Увеличение внутреннего потребления на азиатских рынках стало прогнозируемым ввиду роста численности населения. При этом мировые торговые потоки всегда были в значительной степени привязаны к Азии и останутся таковыми в дальнейшем. Однако показатели импорта в каждом сезоне разные и определяются внутренней структурой потребления и изменениями в данном секторе.

Таким образом, мы полагаем, что импортная зависимость в ближайшее время будет сохраняться умеренной, и не ожидаем столь показательного увеличения, наблюдаемого за последние 10 лет.

Что касается Сингапура, то, анализируя данные последних пяти лет, можно отметить, что ежегодно внутреннее потребление пшеницы в данной стране увеличивалось на 5 тыс. тонн – с 270 тыс. тонн в 2013/14 МГ до 290 тыс. тонн в 2017/18 МГ, при этом показатель импорта продукции возрос относительно незначительно: с 366 тыс. до 400 тыс. тонн (по данным USDA).

- Как Вы охарактеризовали ценовую ситуацию на внутреннем рынке зерновых Азии в 2016/17 МГ с учетом баланса мирового спроса и предложения, а также предпочтения импортеров относительно происхождения закупаемой продукции?

- А.Р.: Внутренние рынки в Азии никогда не следовали общей тенденции мировых рынков. Импортная продукция на внутреннем рынке необходима, чтобы конкурировать с ценами на местное производство. Таким образом, динамика цен на мировом рынке не сильно отражается на формировании внутренних цен.

Особую обеспокоенность азиатских трейдеров в данный момент вызывают не очень хорошие перспективы производства пшеницы и других зерновых в новом сезоне ввиду засухи, которая стала критичной для ряда стран, в частности Испании, Италии. Сложившаяся ситуация оказывает дополнительную поддержку ценам на рынке.

Что касается предпочтений относительно происхождения закупаемого зерна, то они варьируются от одной страны к другой. Есть страны, которые проявляют особый интерес к закупкам зерновых из США, тогда как иные страны ориентируются в основном на цену.

- В текущем сезоне Индия с учетом необходимости пополнения резервных запасов пшеницы может импортировать порядка 5,8 млн. тонн пшеницы (по данным USDA).

Отразился ли каким-либо образом данный факт на формировании цен в Причерноморском регионе?

- А.Р.: По нашим подсчетам, импорт пшеницы Индией в этом сезоне составит около 4 млн. тонн. Индийский урожай в текущем году был высоким, и 4 млн. тонн импортированной пшеницы достаточно, чтобы удовлетворить спрос на внутреннем рынке.

Данный показатель, безусловно, повлияет на цены в Черноморском регионе – одном из ключевых поставщиков пшеницы. Однако черноморская пшеница, со средним содержанием протеина, по-прежнему очень привлекательна для азиатского рынка, она используется в пищевой и животноводческой сферах. Значимым фактором в пользу данной продукции также являются выгодные цены.

- Касаясь политики госпошлин, отметим, что в системе налогообложения крупных зерновых игроков, в частности таких, как Таиланд, в текущем году был принят ряд ограничений на импорт сельхозпродукции. Как это отразилось на работе рынка?

- А.Р.: В январе 2017 г. правительство Таиланда ввело строгие ограничения на импорт фуражной пшеницы, пытаясь повысить таким образом закупки собственной кукурузы на внутреннем рынке. Так, согласно указу министерства торговли страны, на одну партию импортируемой пшеницы покупатель обязан закупить три партии кукурузы собственного производства по фиксированной цене 8 бат/кг для комбикормовых заводов (1 USD = 34,47 тайского бата). Кроме того, представители комбикормовых и животноводческих предприятий не имеют права перепродавать импортируемую фуражную пшеницу. По нашим подсчетам, указанные ограничения, в частности, могут привести к снижению объемов экспорта пшеницы из Украины в2017/18 МГпримерно на 600 тыс. тонн.

Подобная ситуация наблюдается и в ряде других азиатских странах, в частности в Индии, где «игры» с пошлинами не раз озадачивали трейдеров. Так, в сентябре 2016 г. правительство страны снизило импортную пошлину с 25 до 10%, чтобы облегчить поставки зерна в страну на фоне низких собственных запасов, а в декабре данный тариф был полностью обнулен. Однако уже в марте т.г. действие 10-процентной импортной пошлины на пшеницу было возобновлено с целью поддержки местных фермеров, которые в 2017 г. собрали высокий урожай пшеницы.

Также отметим Индонезию, которая в целях защиты интересов местных фермеров ввела запрет на импорт кормовой пшеницы, чтобы повысить потребление кукурузы собственного производства, которая является ключевой зерновой культурой в стране.

- В текущем сезоне Китай продолжает наращивать импорт пшеницы и ячменя, одновременно снижая закупки кукурузы. Чем обусловлена подобная переориентация?

- А.Р.: В текущем сезонезакупки Китаем пшеницы и ячменя действительно активизировались на фоне рекордно низких мировых цен, а также роста потребления со стороны животноводческого сектора. При этом ограничение на импорт сухой барды из США стало дополнительным стимулом для наращивания импорта. Что же касается кукурузы, то проблема чрезмерных запасов в стране привела к принятию целого ряда программ по их сокращению и, как следствие, снижению импорта зерновой.

- В последнее время во многих странах отмечается тенденция роста производства зернобобовых культур. Как вы оцениваете перспективы развития данного сектора в азиатском регионе?

- Яна Даниленко (Я.Д.): Многие страны Азии отдают предпочтение бобовому протеину в качестве замены протеину животного происхождения, поскольку растительный протеин лучше усваивается организмом, кроме того, количество приверженцев вегетарианства возрастает с каждым годом, и бобовые для них являются единственным источником белка. Это соответственно увеличивает мировой спрос на бобовые.

Кроме того, во многих странах Азии в качестве основного сырья для производства крахмала используется горох. В долгосрочной перспективе его использование будет увеличиваться с учетом роста спроса на бобовый протеин как дополнение к традиционному использованию бобовых в приготовлении пищи. Также все больше азиатских стран начинают использовать горох в ежегодном севообороте, поскольку бобовые культуры насыщают землю необходимыми микроэлементами, что позволяет сократить применение удобрений.

Бобовые также являются более дешевым, но эффективным источником белка по сравнению с мясом, к тому же, если говорить о процессе производства, более щадящим для окружающей среды, поскольку позволяют исключить целую цепочку производства, необходимую для получения животного белка, что также является весомым аргументом.

- Оцените долю зернобобовых в общей структуре потребления в пищевой и животноводческой сферах азиатских стран и уровень маржи производителей?

- Я.Д.: Как известно, Индия является мировым лидером производства бобовых в мире и также основным импортером данной продукции, поскольку именно бобовые являются главным источником белка. В среднем в Индии 75% бобовых потребляется в пищевой и только 15% - в животноводческой сфере. Поскольку их потребление в Азии ежегодно растет, пропорционально возрастают и посевные площади – в среднем на 10% в год.

Вместе с тем предпочтения фермеров в выборе культур для сева основываются на размере возможной прибыли. Кроме того, большую рольиграют погодные условия, которые определяют выбор фермеров с учетом климатических условий каждого региона.

В целом же уровень маржи производителей бобовых невелик вследствие лимитированности посевных площадей и низкой степени механизации.

- Какую поддержку правительство Индии оказывает фермерам для стимулирования производства бобовых?

- Я.Д.: Правительство оказывает поддержку местным фермерам за счет выделения аграриям беспроцентных кредитов либо же полного списания их долгов. Кроме того, ежегодно власти устанавливают минимальную закупочную цену на бобовые, а также проводят госзакупки данной продукции.

- На протяжении последних нескольких сезонов азиатские страны активно развивают торговое сотрудничество со странами Причерноморского региона. Какие особенности Вы могли бы выделить при роботе с украинскими и российскими экспортерами?

- А.Р.: Производство зерновых в России и Украине ежегодно растет, кроме того, на фоне избытка предложения основным преимуществом работы с указанными странами является высокая ликвидность рынка.

Среди негативных сторон можно выделить возрастающее количество ненадежных экспортеров и трейдеров, которые не выполняют обязательства в части поставки определенного контрактом объема продукции, а иногда полностью срывают поставки.

- Возможно ли в ближайшей перспективе увеличение импорта причерноморских зерновых и продуктов их переработки в страны Азии в целом и вашей компанией в частности?

- А.Р.: Учитывая постоянный рост производства в странах Причерноморья, а также привлекательные цены, мы ожидаем постепенного увеличения объемов поставок зерновых из данного региона, которые впоследствии будут смешиваться с продукцией собственного производства. Что касается нашей компании, то в настоящее время мы закупаем ежегодно порядка 3 млн. тонн причерноморского зерна, тогда как в 2012 г. данный показатель составлял 1 млн. тонн.

Беседовала Виктория Носова

Сингапур. Украина. Россия. Азия > Агропром > oilworld.ru, 24 июля 2017 > № 2254308 Ашвант Рагхаван, Яна Даниленко


Китай. Россия > Авиапром, автопром > carnegie.ru, 24 июля 2017 > № 2253638 Анастасия Дагаева

Третье место на двоих. Как Китай и Россия начинают строить широкофюзеляжный самолет

Анастасия Дагаева

Судя по тому, как самолет опекают Владимир Путин и Си Цзиньпин, это политический проект. У России и Китая большие амбиции: они хотят быть в немногочисленной высшей лиге государств с собственным гражданским авиапромом наравне с США и Европой. Ради этих амбиций страны даже готовы объединиться, ведь поодиночке им не одолеть ни Airbus, ни Boeing

Вчера, 23 июля, завершился аэрокосмический салон МАКС-2017; его главным гостем, как всегда, стал Владимир Путин. Он посмотрел на истребитель пятого поколения Т-50, послушал про среднемагистральный пассажирский самолет МС-21 и даже заглянул на стенд Boeing. Казалось, что и совместному российско-китайскому самолету тоже будет уделено внимание. Самолета, конечно, нет. Но за год в рамках этого проекта произошло столько событий (в том числе с участием Путина), что было бы странно его проигнорировать. Тем не менее на МАКСе информация о большом самолете, который должны вместе построить Россия и Китай, появлялась совсем эпизодически. Не добрался до подмосковного Жуковского и внушительных размеров макет самолета, сделанный Commercial Aircraft Corporation of China (COMAC).

Впервые макет был показан на Airshow China в ноябре 2016 года – случилась, можно сказать, премьера. Ради этого события в Чжухай на один день прилетели министр промышленности Денис Мантуров и президент Объединенной авиастроительной корпорации (ОАК) Юрий Слюсарь. Вместе с китайскими коллегами они под прицелом множества камер торжественно сдернули с макета красную материю.

С макетом COMAC приехала и на Paris Airshow 2017, что ознаменовало уже международную презентацию проекта. Макет стоял на стенде китайского авиапроизводителя, где фоном шли кадры со встреч Си Цзиньпина и Владимира Путина.

Отдельная интрига – название самолета. В российской версии он просто «широкофюзеляжный дальнемагистральный самолет» (ШФДМС). В китайской – С929 (или С9Х9), то есть следующий в линейке после недавно взлетевшего С919.

В Ле-Бурже макет самолета, впрочем, проходил как LRWBCA (Long-Range Wide-Body Civil Aircraft; в переводе на русский тот же ШФДМС). Труднопроизносимая аббревиатура что на русском языке, что на английском вызывает вопрос: а когда уже у самолета появится звучное официальное имя? Слюсарь говорит, что еще не думали: «У самолета нет названия, и мы пока на эту тему не напрягаемся. Если у вас есть какие-то фантазии [по названию], то буду вам благодарен. У китайцев же, как у людей достаточно последовательных, есть определенные подходы к наименованию своих самолетов. Мы с уважением к ним относимся».

На МАКСе, напомню, макета не было. COMAC в московском авиасалоне не участвовала, значит, и их макет не появился. ОАК собственный еще не сделала.

Взлет на политике

Переговоры о совместном строительстве самолета страны вели почти десять лет. В 2009 году Алексей Федоров (тогда президент ОАК) прогнозировал, что третий игрок в мировом авиапроме появится именно «в результате совместных проектов России и Китая». Правда, признавался, что все очень непросто: «Для отдельно взятой страны создание большого самолета может стать крайне сложной задачей. Но могу сказать, в чем основная сложность [переговоров]: и Россия, и Китай хотят быть лидером проекта. Хотя оптимальный вариант – разделение рисков 50 на 50».

Проект несколько лет имел статус «идут консультации». Проще говоря, им никто толком не занимался – ОАК, да и Россия в целом тогда больше надежд связывали с Западом, чем с Востоком (чего стоит эпопея про продвижению Sukhoi Superjet 100). Китаю наверняка тоже было не до большого самолета: страна, не имея сильного инженерного бэкграунда, спешно набиралась компетенций в авиапроме – в частности, запустила программу регионального самолета ARJ21.

Путин на встречах с китайскими лидерами не раз заявлял о необходимости объединить усилия по созданию широкофюзеляжного самолета, «чтобы занять достойное место на мировых рынках». В 2011 году в разговоре с председателем КНР Ху Цзиньтао он отмечал, что все больше и больше закупается американской и европейской авиатехники, тогда как «такие страны, как Россия и Китай, в состоянии и должны иметь собственное производство».

В 2012 году к власти в Китае пришел Си Цзиньпин. Тема большого самолета не исчезла из повестки встреч глав государств, но и движения в проекте не прибавилось.

Процесс заметно ускорился в 2014 году – под воздействием как внутренних, так и внешних обстоятельств. В обеих странах окончательно сформировались большие государственные авиапромышленные конгломераты; против России ввели санкции Европа и США, а Си Цзиньпин во время визита на завод COMAC выразил сожаление, что отсутствие собственных самолетов делает Китай зависимым от иностранных авиапроизводителей. В мае 2014 года, когда Путин был в Китае, ОАК и COMAC подписали меморандум о сотрудничестве. В июне 2016 года – опять же во время визита Путина в Пекин – страны дошли до межправительственного соглашения. Тогда же появилась ясность по созданию совместного предприятия (СП): в проекте нет лидера, все делится поровну.

А в конце 2016 года Путин рассказал журналистам, что часть дивидендов «Роснефтегаза» пойдет на создание мощного авиационного двигателя (тягой 35 тонн), что «позволит вместе с нашими китайскими друзьями создать широкофюзеляжный дальнемагистральный самолет» (про двигатели нужно писать отдельную историю, учитывая, что и Китай намерен строить свой двигатель). «Роснефтегаз» на 100% принадлежит государству, владеет контрольным пакетом «Роснефти», акциями «Газпрома» и «Интер РАО». По словам Путина, «Роснефтегаз» – это еще один бюджет правительства. Это же и источник финансирования проектов регионального Ил-114 и широкофюзеляжного Ил-96-400, которые активно лоббирует вице-премьер Дмитрий Рогозин.

Кстати, возврат к Ил-96-400 объясняется сохранением компетенций как раз для российско-китайского самолета. Эта аргументация, правда, возникла совсем недавно – считай, задним числом (то есть мотивом это быть не могло). И еще момент: на заре переговоров Россия предлагала строить широкофюзеляжный самолет на базе Ил-96, но китайцы отказались, настояв на создании с нуля.

Судя по тому, как самолет опекают Владимир Путин и Си Цзиньпин, это политический проект. У России и Китая большие амбиции: они хотят быть в немногочисленной высшей лиге государств с собственным гражданским авиапромом наравне с США и Европой. Ради этих амбиций страны даже готовы объединиться, ведь поодиночке им не одолеть ни Airbus, ни Boeing.

Общий, но китайский

В начале 2017 года ОАК и COMAC учредили компанию China-Russia Aircraft International Commercial Corporation (CRAIC). «А ведь craic по-английски – «кутеж». Неплохое название для совместного проекта!» – шутят злые языки. Участники проекта, впрочем, настроены серьезно – открыли офис, назначили руководство, распределили работы. Они стараются выдержать заданную линию, когда всё 50 на 50. Офис находится в Шанхае, поближе к линии финальной сборки – заводу COMAC. В Москве будет открыт инженерный центр. Гендиректором СП назначен менеджер COMAC, а председателем совета директоров – менеджер ОАК. В совете директоров восемь человек, по четыре от каждой стороны.

«По разделению работ, которое относится исключительно к планеру, мы договорились, что крыло, центроплан, хвостовое оперение – это производство в России. Непосредственно сам фюзеляж и окончательная сборка – это Шанхай. Там колоссальный завод, хорошо оснащенный, который, на наш взгляд, позволяет осуществлять и третий проект [наравне со сборкой ARJ21 и С919]», – говорил Слюсарь в Ле-Бурже. Место, выбранное для сборки, объясняется близостью к целевым рынкам. А опасения, что самолет в итоге станет китайским, Слюсарь называет необоснованными: «Мы будем иметь возможность проникнуть на рынок, на котором продается в десять раз больше самолетов, чем на российском, и мы будем иметь гарантированный спрос на много лет вперед, хотя бы только на китайском рынке. Таких возможностей у любых производителей немного, ими нужно очень дорожить».

Слюсарь не берется оценивать вклад каждой из сторон: «Мы исходим из идеологии; несмотря на то что это проект двух компаний и даже двух стран, создавать самолет может только одна команда. Не получится у двух команд один самолет». Несколько философски Слюсарь говорит и про финансирование самолета: «Это капиталоемкий проект, конечно. Вы должны представлять, что самолет от 8 до 12 лет разрабатывается, потом примерно 30–40 лет выпускается и еще 40–50 лет летает. История про новый самолет на века, на столетия. И здесь любые расчеты носят достаточно условный характер как с точки зрения прогнозирования, так и тех эффектов, которые получаешь». По предварительным расчетам, на проект необходимо $13–20 млрд.

Строительство самолета должно начаться с базовой версии: вместимость 280 кресел, дальность 12 тысяч км. Завершение эскизного проектирования и его защита запланированы на конец 2018 года. Первый твердый контракт ожидается в 2019 году, первый полет – в 2023-м, старт поставок – в 2026-м, об этом говорилось в технико-экономическим обосновании проекта (ТЭО), которое подготовила ОАК.

В российских прогосударственных СМИ (да и в китайских, говорят, тоже) еще не существующий самолет окрестили «убийцей» Airbus и Boeing. Возникла лишь путаница в том, какие именно типы самолетов предстоит «убить». Если исходить из заявлений Слюсаря, то это A350 и B787. Если послушать топ-менеджера COMAC Го Бочжи, то А330 и В777.

Все перечисленные самолеты относятся к категории дальнемагистральных широкофюзеляжных. Но есть принципиальная разница: А350 и В787 – это новинки глобального авиапрома, более чем на 50% сделанные из композитных материалов (что подразумевает несколько иной производственный цикл). А330 и В777 – самолеты так называемого предыдущего поколения, с преимущественным использованием алюминия. А вообще говорить о конкуренции преждевременно: российско-китайский самолет поступит в эксплуатацию через десять лет (как говорится в ТЭО); едва ли все это время в Airbus и Boeing будут сидеть сложа руки.

Но еще задолго до выхода на рынок проект может столкнуться с большим количеством подводных камней. И неизвестно, какие он сможет обойти, а какие – нет. Самые очевидные риски такие. Политические – проект очень долгий во времени, что с ним произойдет при смене лидеров стран? Экономические – единственный источник финансирования – бюджет; и Россия, и Китай переживают не самые лучшие времена в экономике, и прогнозы не обнадеживают. Корпоративные – достаточно вспомнить, как непросто уживаются Германия и Франция в Airbus; и это страны с общей культурой. Наконец, ментальные – языковые барьеры, разность моделей поведения и прочие, казалось бы, мелочи, которые могут осложнять процесс, вплоть до его остановки.

Китай. Россия > Авиапром, автопром > carnegie.ru, 24 июля 2017 > № 2253638 Анастасия Дагаева


Россия > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 24 июля 2017 > № 2253613 Андрей Перцев

Новый народ для старого президента. О чем говорит новый формат общения Путина с населением

Андрей Перцев

Беседы с подготовленным народом – это не попытка изобразить прямую демократию: президент напрямую получает от народа наказы в обход чиновников. Это моделирование перед Владимиром Путиным нового образа граждан России. Они как будто бы мыслят в одном ключе с президентом, их волнуют те же вопросы: Трамп, фальсификация истории, Украина. Наконец, они мыслят самого Путина как историческую личность

Трудно сказать, ищут ли в Кремле всерьез образ будущего для президентской кампании Владимира Путина, но новые форматы общения главы государства с народом администрация явно тестирует. Путин встречается с детьми, с рабочими, с рыбаками. С одной стороны, это подчеркивает единство президента с его избирателями – он напрямую общается с народом и выслушивает его чаяния, а посредники в виде депутатов и чиновников ему в общем-то не нужны. С другой – в диалогах становится все меньше просьб, жалоб и предложений и все больше глобальных рассуждений о судьбах России и мира, которых от президента якобы ждут россияне.

Если раньше встречи Владимира Путина были шоу для избирателя, то теперь адресатом этих шоу стал сам Путин. Президент должен увидеть новый народ, который думает с главой страны в одном ключе.

Придите, дети, послушайте меня

В предвыборный год Владимир Путин стал чаще встречаться с обычными людьми: он беседует с ярославскими оборонщиками, белгородскими металлургами, детьми. Общение длится по нескольку часов. В принципе, такие встречи всегда были обязательным пунктом его предвыборных кампаний, но меняется их содержание: новые форматы и темы разговоров президента с народом много говорят о метаморфозах воззрений самого Путина.

Раньше участники такого общения жаловались президенту на проблемы и просили их решить. Президент в ответ творил чудеса и помогал «маленькому человеку», что выгодно дополняло «большие дела». Адресатом этих шоу был массовый избиратель, а их главный посыл был вполне понятен: Путин слушает людей (вспомним лозунг единороссов «Слушать людей») и готов откликаться на их просьбы. Все сеансы общения с народом были доказательством этой президентской чуткости и отзывчивости.

Новые темы и форматы общения, появившиеся в нынешнюю кампанию, говорят о том, что задачи этих шоу изменились. 21 июля телеканал НТВ показал встречу Владимира Путина с детьми под названием «Недетский разговор», накануне мероприятие широко анонсировалось. Участниками беседы стали дети из лагеря для талантливой молодежи «Сириус», которому помогает музыкант, друг президента и герой публикаций о панамских офшорах Сергей Ролдугин.

После митингов Алексея Навального, на которых было немало молодых людей, есть соблазн представить шоу как ответ: нормальные дети на улицы не выходят, они хорошо учатся, достигают высот и уважают власть. Эту версию со ссылкой на источники в Кремле озвучил, например, главред «Эха Москвы» Алексей Венедиктов.

Возможно, авторы идеи «Недетского разговора» и подразумевали псевдолинию с юными зрителями в том числе и как ответ Навальному, но здесь важно понять, кто был главным адресатом этого ответа. Явно не сами молодые люди, которых вряд ли можно считать преданным зрителем НТВ. Это и не широкие массы взрослых – шоу началось в 16:00, когда большинство людей заканчивают работу и собираются домой. По всей видимости, главным зрителем должен был стать сам Владимир Путин, которому продемонстрировали спокойную и лояльную молодежь, ведь на официальном ТВ, которое президент смотрит, акции против коррупции были представлены как протест школьников.

В пользу этого говорит и само содержание шоу, вопросы и ответы, на нем прозвучавшие. Если бы перед «Недетским разговором» стояла пиар-задача переубедить сторонников Навального или однозначно склонить на свою сторону колеблющихся, то вопросы и ответы там были бы совсем другие. Молодые люди выходят протестовать, потому что недовольны властью и опасаются за свое будущее и будущее страны. А об этом речи на детской прямой линии не было.

Вместо этого дети спрашивали президента о его любимой музыке, об учебе в школе, «бесился» ли он, когда был ребенком. Именно эти вопросы и ответы на них составляли большую часть диалога. Было видно, что вспоминать свое прошлое и рассуждать на морально-этические или исторические темы (кого слушать – родителей или учителей, стоит ли достигать благих целей неблагими методами) Владимиру Путину нравится, ему легко и приятно это делать.

Насколько эти рассуждения интересны большинству других российских детей и взрослых – большой вопрос. Людей, которые задумываются о будущем и настоящем, скорее могло озадачить то, как Путин реагировал на немногочисленные проблемные вопросы в разговоре. Девушка Анастасия со ссылкой на статистику с беспокойством рассказала президенту о сокращении количества бюджетных мест в вузах. «Нет, количество бюджетных мест увеличивается», – свернул дискуссию Владимир Путин. Примерно такой же ответ получил Егор, которого беспокоило, что Россия оказалась в числе стран с отрицательным приростом населения.

Зато рассуждения о Большом взрыве, борьбе с коррупцией (и подспудно об Алексее Навальном, фамилию которого Владимир Путин опять не назвал), воспоминания о прошлом были, наоборот, очень длинными и пространными. Новый формат был рассчитан в первую очередь на желания самого президента.

Монолог с народом

Можно предположить, что даже если бы акций Алексея Навального не было или на них было мало молодежи, то с детьми Владимир Путин все равно бы встретился. Именно они выглядят для президента образца 2017 года самыми благодарными слушателями. Спрашивают о личном и глобальном, а не о конкретных и скучных вещах. Даже вопросы зала режиссировать не надо. Понятно, что даже в детской аудитории найдется кто-то с проблемными вопросами (и такие действительно звучали), но большая часть школьников при встрече с известной личностью будет спрашивать о биографии, о взглядах на проклятые моральные или исторические вопросы, о других звездах, ведь их контакты с внешним миром пока ограничены и смягчены родителями.

Примерно эти же темы интересны президенту. В этом смысле «Недетский разговор» кажется довольно удачным ходом Кремля – по крайней мере, от такого диалога не складывается ощущения неестественности. Да, темы гладкие и причесанные, но наивно думать, что в лагере Ролдугина для активных детей собрались завзятые оппозиционеры, – скорее всего, большинству из участников пока не приходится даже соотносить свои доходы и цены в магазинах. Поэтому широкий зритель (о передаче НТВ сказали в новостях в прайм-тайм) понимает: да, дети могут о таком спросить – вот и спрашивают.

А вот то, что подобные вопросы в разговоре с президентом могут искренне задавать взрослые, уже вызывает сомнения. «Недавно прошла ваша встреча с Дональдом Трампом. Хотелось бы узнать, какие ваши личные впечатления о нем, но как о человеке», – поинтересовался у Путина работник Оскольского электрометаллургического комбината Геннадий Поляков во время диалога с сотрудниками Лебединского горно-обогатительного комбината в Белгородской области.

Там же Иван Лапченко спросил президента о фальсификации истории. В ответ Владимир Путин долго рассуждал. Так же долго он рассказывал участникам белгородских стройотрядов о своей работе плотником. Если прочесть стенограммы президентских встреч последних месяцев, становится очевидно, что глобальных вопросов, где президента просят порассуждать либо рассказать о своем прошлом, все больше. В избытке их было, например, на медиафоруме Общероссийского народного фронта 3 апреля, хотя там собрались журналисты из регионов, которые могли бы поспрашивать президента и по конкретным проблемам.

Для обывателя ценность таких встреч и их пиар-эффект невелик, то ли дело былые форматы – конкретные просьбы и их выполнение. Кроме того, у граждан могут появиться подозрения в искренности вопрошающих президента: все у белгородского рабочего замечательно, только вот не знает точно, какой человек Дональд Трамп, и на встрече с Владимиром Путиным задает именно этот вопрос. Выглядит довольно абсурдно, но это всерьез показывают по телеканалу «Россия». Президент не обыватель, и его такой формат общения с народом вполне устраивает.

Таких встреч становится все больше, и трудно сказать, все ли они связаны с избирательной кампанией. Создается впечатление, что Путину самому хочется рассуждать, говорить, вспоминать прошлое, а чиновники из Администрации президента ему такую возможность создают. Они демонстрируют президенту видимость народа, обеспокоенного теми же вопросами.

Трудно представить, что рабочего Полякова больше всего на свете беспокоит Дональд Трамп, а его коллегу Лапченко – фальсификация истории, зато легко предположить, что все это волнует самого Владимира Путина. В этом смысле его встречи с народом не диалог, а монолог. Президент рассуждает на темы, на которые ему хочется рассуждать, реплики зала служат лишь толчком, сигналом для таких размышлений. В этот контекст хорошо вписывается фильм Оливера Стоуна (не зря же президента постоянно «просят» о нем вспомнить) и грядущий большой фильм с Владимиром Соловьевым в роли ведущего.

Беседы с подготовленным народом – это не «новое вече», не попытка представить некое подобие прямой демократии: президент напрямую получает от народа наказы и просьбы в обход депутатов и чиновников. Это моделирование перед Владимиром Путиным нового образа граждан России. Они как будто бы мыслят в одном ключе с президентом, их волнуют те же вопросы и проблемы: Трамп, фальсификация истории, Украина, недобросовестные борцы с коррупцией. Наконец, они мыслят самого Путина как историческую личность. Именно такой вывод у президента должен сложиться после общения с народом – режиссеры диалога делают для этого все, а они хорошо знают вкусы и запросы единственного своего зрителя.

Владимир Путин явно размышляет о своей роли в истории, масштабе своей личности, истории вообще. Отсюда, например, слова об Иване Грозном, который «может быть» и не убивал своего сына, а все это придумал «папский нунций». Вечные помехи со стороны Запада, крупные исторические фигуры – думы президента довольно наивны и конспирологичны. Владимир Путин размышляет и сомневается – и встречи с гражданами должны подтвердить, что думает глава государства в правильном ключе.

Отсюда такой настойчивый мемуарный характер встреч – Путин говорит о своей биографии (и она слушателей интересует), о своих мыслях. Этот путиноцентричный диалог – свидетельство того, что российский режим все больше превращается в персоналистский: фильмы, беседы, это все о нем. Путин единственное, что интересует россиянина, а встреча с президентом – возможность узнать о нем побольше, а не кратчайший путь к решению собственной проблемы.

Именно в этом должен убедиться сомневающийся президент, и он в этом убеждается. Проблема в том, что граждан такая формулировка вопроса может не устроить. Трамп и фальсификация истории находятся довольно далеко от проблем обычного россиянина, и, когда он слышит вопросы о них из уст рабочих, он чувствует фальшь, знакомую по позднесоветским временам, когда по телевизору говорят одно, а на кухнях совсем другое. Популистский режим переходит на персоналистские рельсы невовремя, и эта колея ему не очень подходит.

Россия > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 24 июля 2017 > № 2253613 Андрей Перцев


Казахстан > Экология > dknews.kz, 24 июля 2017 > № 2253605

63 тонны мусора собрали из водоемов Астаны за один месяц, передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».

Половина мусора - бытовые отходы, брошенные горожанами.

«В этом году мы впервые занялись очищением рек, протекающих по территории Астаны. И только за один месяц из рек Есиль, Акбулак и Сарыбулак убрали 63 тонны мусора. Половина мусора - это водоросли, половина - пластиковые бутылки и пакеты, окурки и другие бытовые отходы», - сообщил руководитель ГП «Есиль-Астана» Канат Алин.

По словам Алина, наиболее загрязненной оказалась речка Сарыбулак. И самый загрязненный участок - от улицы Н. Тлендиева до железной дороги.

«Длина Сарыбулака составляет 16 километров. От Есиля и до улицы Тлендиева берега облагорожены и ограждены. В перспективе планируется облагородить берега всех рек, протекающих по Астане», - отметил Алин.

В настоящее время очисткой рек занимается около пятидесяти человек. Водоемы очищаются вручную.

«Со дня города Есиль очищен от двух тонн мусора. В этой связи просим горожан уважать труд наших работников и не бросать мусор в водоемы», - резюмировал Алин.

Казахстан > Экология > dknews.kz, 24 июля 2017 > № 2253605


Казахстан > Экология > dknews.kz, 24 июля 2017 > № 2253604

После 3 лет сокращения объем выбросов загрязняющих веществ в атмосферу в РК вновь увеличился. В 2016 году общий объем выбросов составил 2,3 млн тонн. Это на 4,2% больше уровня 2015 года, сообщает Ranking.kz

Данный рост практически нивелировал старания государства и бизнеса по снижению уровня загрязнения окружающей среды, достигнутого за предыдущие 3 года.

Напомним, что с 2013 по 2015 годы объем вредных выбросов в атмосферу сократился на 8,6%.

Примечательно, что рост объемов выбросов загрязняющих веществ в прошлом году наблюдался при одновременном повышении предельно-допустимых норм загрязнения.

На 2016 год государство установило лимит выбросов загрязняющих веществ на уровне 4,7 млн тонн. Предельные нормы загрязнения увеличились сразу на 13,6% по сравнению с уровнем на 2015 год.

Таким образом, организации, загрязняющие окружающую среду в РК, выработали всего 48,8% нормативов против 53,2% в 2015 году.

Наиболее существенно увеличились темпы загрязнения атмосферы в Атырауской области - за 2016 год объем выбросов вырос на 56,4 тыс. тонн, или на 50,9%. Всего на регион приходится 7,4% всех вредных выбросов по РК.

С другой стороны, наибольшего прогресса по сокращению объемов выбросов за минувший год добились в Павлодарской области - минус 10,1 тыс. тонн, или 1,8%. В результате на регион приходится 23,9% всех вредных выбросов в РК против 25,4% в 2015 году.

Самая тяжелая ситуация с состоянием окружающей среды среди регионов РК в Карагандинской области - в 2016 году здесь в атмосферу было выброшено порядка 593 тыс. тонн загрязняющих веществ, или 26,1% всего объема по Казахстану. Однако, за 2016 год объем выбросов несколько сократился - на 3,3 тыс. тонн, или на 0,6%.

Казахстан > Экология > dknews.kz, 24 июля 2017 > № 2253604


Киргизия. Казахстан. ЕАЭС. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kg.akipress.org, 24 июля 2017 > № 2253593

Членство в ЕАЭС пока уменьшило присутствие Кыргызстана и Армении на рынках стран-участниц Союза

Малика Мамтылаева, АЦ «БизЭксперт»

С момента создания ЕАЭС прошло два года и страны - участницы уже смогли почувствовать на себе последствия интеграции и сделать определённые выводы, в частности, в сфере торговли. Одним из самых важных ожиданий стран - членов было наращивание поставок товаров за счёт отсутствия таможенных пошлин и других преференций.

В данной статье мы рассмотрим насколько оправдались эти ожидания.

Россия

В 2016 г. в рамках ЕАЭС, Россия, в основном, осуществляет поставку товаров в Беларусь (55%). Наименьшая доля поставок товаров из России приходится на Армению (3,8%) (диаграмма 1).

Как видно на диаграмме 2, Россия на протяжении нескольких лет преимущественно осуществляет поставку товаров в Беларусь и Казахстан. Причём данное партнёрство не ограничивается рамками Союза.

Динамика поставок товаров из России в Беларусь в денежном выражении нестабильна (диаграмма 2). Колебания можно объяснить такими причинами, как нестабильные цены на энергоресурсы (Россия, в основном, поставляет в Беларусь минеральное топливо, минеральные масла и продукты их дистилляции, битуминозные вещества и минеральные воски), изменения курса рубля по отношению к доллару, финансово - экономический кризис, а также снижение объёмов поставок нефти из России в Беларусь. Последний фактор связан с нефтегазовым спором между Россией и Беларусью, когда Москва в ответ на непогашенный Минском долг за газ сократила объём поставки нефти в страну.

Цены на нефть, в целом, значительно влияют на стоимостный объём взаимной торговли между странами - членами Союза, так как энергетические товары имеют существенный удельный вес в структуре взаимной торговли - 22,8% в 2016 г. - по данным доклада Евразийской экономической комиссии.

Российские поставки товаров в денежном выражении в Беларусь в 2016 г. сократилась на 34% по сравнению с 2012 г.

Поставки товаров из России в Казахстан в денежном выражении в 2016 г. по сравнению с 2012 г. сократилась на 37%. Однако, несмотря на данный спад, торгово - экономические отношения между двумя странами продолжают развиваться. Стоит отметить, что так как поставки российских товаров в Казахстан представлены в долларах, они могут не отражать реальную ситуацию в силу изменения курсов валют. Так, по данным информационно - аналитического издания «Ритм Евразии», которое ссылается на посольство России в РК, за январь - сентябрь 2016 г. физический объём российских поставок товаров в Казахстан выросли на 10,7%. Более того, за это время поставки России в рублях увеличились на 27,5%.

Стоит отметить, что в долларовом выражении за последние два года, удельный вес Беларуси и Казахстана в мировом экспорте России увеличивается.

Кыргызстан и Армения пока значительно отстают от двух основных партнёров России. Связано это с рядом причин. К основным можно отнести то, что во - первых, рынки Кыргызстана и Армении меньше, чем рынки Беларуси и Казахстана. Во - вторых, покупательская способность населения двух стран, которая выражается ВВП на душу населения, также ниже (ВВП на душу населения в Беларуси - 4989,3 долларов США; в Казахстане -7510,1; в Армении - 3606,2; в Кыргызстане - 1077). И, в - третьих, то, что может поставлять Россия может не совпадать с потребности Кыргызстана и Армении.

Казахстан

Как видно на диаграмме 3, в 2016 г. основная доля поставок товаров из Казахстана в денежном выражении в рамках ЕАЭС приходится на Россию (89,6%), наименьшая доля - приходится на Армению (0,007%).

Динамика поставок товаров в денежном выражении из Казахстана в Россию имеет нисходящую тенденцию, значительное сокращение произошло в 2016 г. (диаграмма 4), при этом мировой экспорт Казахстана в аналогичном периоде в стоимостном объёме также сокращается, тогда как удельный вес России в общем экспорте Казахстана, в основном, увеличивается. Следовательно, поставки товаров из Казахстана в Россию снижаются более медленными темпами, чем мировой экспорт Казахстана, что может свидетельствовать об устойчивости казахстанско - российских торговых отношений.

В 2015 - 2016 гг. поставки товаров из Казахстана в Россию, Кыргызстан, Беларусь и Армению сокращаются. Причины - снижение спроса у казахстанских партнёров по интеграции, а также снижение цен на металлы и энергоносители (диаграмма 4) (Тайбекулы, 2016).

По некоторым оценкам, причина падения поставок товаров из Казахстана в Россию не в колебании курсов валют, а в том, что Казахстан находит новых торговых партнёров. Логика в этом есть, учитывая, что Казахстану не удаётся реализовать свой потенциал в поставке товаров в полной мере в торговле с партнёром по интеграции. Что может поставлять Казахстан? Нефть и нефтепродукты, пшеницу и муку. Но Россия хорошо обеспечена собственными углеводородами. Что касается потенциала Казахстана в поставке муки, то он значительно превышают потребности России и Беларуси (1,5 млн. тонн против 7,1 и 51,5 тыс. тонн соответственно в 2009 г.). Российский рынок, в основном, нуждается в фруктах и овощах, однако Казахстан не может удовлетворить данную потребность, будучи импортёром данных продуктов (Тайбекулы, 2016).

Беларусь

В 2016 г. поставки товаров из Беларуси в рамках ЕАЭС, в основном, приходятся на Россию (96%). Лишь 0,2% приходится на Армению (диаграмма 5).

Снижение поставок товаров из Беларуси в Россию в денежном выражении обусловлено как экономическими, так и политическими причинами (диаграмма 6).

К экономическим - относятся снижение темпов роста экономики в России, ослабление курса валюты в России, резкое снижение цен на нефть во втором полугодии 2014 г. В купе данные факторы привели к снижению спроса в России на белорусские товары. К политическим - взаимные санкции России и ЕС (Сивицкий, Царик, 2016).

Как видно на Графике 6, в 2012, 2013, 2014 гг. поставки товаров из Беларуси в Казахстан растут. Связано это с тем, что Беларусь нарастила поставки сложных товаров (транспорт, оборудование и т.д.), а также молочной продукции в Казахстан. Если в 2009 г. Беларусь поставляла 2% сложной продукции в Казахстан, то в 2014 г. - 8%. Стоит отметить, что сложные товары из Беларуси не очень популярны на мировых рынках, поэтому для страны интеграция создала хорошую возможность расширить рынки сбыта данной продукции. После интеграции рынки России и Казахстана стали почти единственными для сбыта белорусской молочной продукции. В 2008 г. Беларусь поставляла в Россию и Казахстан 93% всей молочной продукции, тогда как в 2015 г. - 99% (Тайбекулы, 2016).

Между Беларусью и Арменией давно сложились хорошие дружественные отношения, однако они пока не подкрепляются развитием торгово - экономических отношений (диаграммы 5 и 6).

По данным International Trade Centre, поставки товаров из Беларуси в Кыргызстан в денежном выражении в период с 2012 по 2016 гг. сокращаются. Так, поставки товаров из Беларуси в Кыргызстан в 2016 г. сократились на 62% по сравнению с 2012 г.

На снижение поставок товаров из Беларуси в ЕАЭС повлияло снижение цен на белорусские товары (например, цены на древесину, которая является одним из основных товаров в структуре поставок из Беларуси в Кыргызстан, резко упали на мировом рынке за последние два года). Так, согласно докладу Евразийской экономической комиссии, в 2015 г. цены на белорусские товары сократились в среднем на 21,9%, что стало причиной 60% общего падения поставок Беларуси во взаимной торговле с партнёрами по интеграции.

Кыргызстан

В 2016 г. в рамках ЕАЭС Кыргызстан, в основном, поставляет товары в Казахстан (50,8%), наименьшая доля поставок из Кыргызстана приходится на Армению (0,002%) (диаграмма 7).

Поставки товаров в денежном выражении из Кыргызстана в Казахстан в 2016 г. сократились на 34% по сравнению с 2015 г. и на 70% по сравнению с 2014 г. (диаграмма 8). Основными причинами такого падения стали прекращение реэкспорта китайских товаров и неконкурентность кыргызстанской продукции.

В целом, поставки товаров из Кыргызстана в Россию в денежном выражении, в основном, сокращаются (диаграмма 8). Однако, стоит отметить, что поставки основных групп товаров, также в денежном выражении, таких как одежда, молочная продукция, овощи и фрукты, значительно увеличились после интеграции.

Как видно на диаграмме 8, Беларусь, как и Армения пока не являются основными партнёрами Кыргызстана по торговле, в части поставок кыргызстанских товаров. После интеграции Кыргызстана в ЕАЭС в 2015 г. объёмы поставок из Кыргызстана в эти страны Союза в денежном выражении даже сократились (в Беларусь - на 93%, в Армению - на 96%).

Армения

В 2016 г. в рамках ЕАЭС Армения, в основном, поставляет товары в Россию (94%), наименьшая доля поставок приходится на Кыргызстан (0,3%) (диаграмма 9).

Армения присоединилась к ЕАЭС в 2015 г. Эффект интеграции для страны спустя год был следующим. Поставки товаров в Беларусь в денежном выражении выросли на 158%, в Россию - на 64%, в Казахстан - на 23% и в Кыргызстан - на 196% (диаграмма 10).

Согласно докладу Евразийской экономической комиссии, рост поставок товаров во взаимной торговле Армении с партнёрами по интеграции обусловлен увеличением физического объёма поставок.

Неоправданные ожидания

Таким образом, государствам - членам пока не удалось оправдать своих ожиданий от интеграции в части поставок. Государства - члены ЕАЭС благодаря интеграции надеялись расширить рынки сбыта своих товаров за счёт отмены таможенных пошлин и упрощения таможенных процедур. Но ЕАЭС - это союз независимых государств: продвигая свои интересы, никто не будет действовать в ущерб себе (тем более, такие относительно крупные участники, как Россия, Казахстан и Беларусь). Разберёмся с причинами в случае с Кыргызстаном.

Нетарифные барьеры затрудняют торговля в ЕАЭС

Существуют нетарифные барьеры в торговых отношениях. Именно они стали последним способом защиты национальных предприятий и поэтому используются странами - участницами активно. Согласно анализу, проведённому Евразийским Банком Развития, основная доля нетарифных барьеров в рамках ЕАЭС приходится на санитарные и фитосанитарные меры, технические барьеры, меры ценового контроля, меры, влияющие на конкуренцию, а также меры, связанные с субсидиями и ограничения в области государственных закупок. При этом, стоит отметить, что уровень использования нетарифных мер защиты в России, Беларуси, Казахстане и Армении выше, чем в Кыргызстане. Это значит, что кыргызстанским товарам попасть на рынки стран Союза сложнее. Приведём примеры нетарифных барьеров, с которыми сталкивался Кыргызстан. Была проблема с весогабаритным контролем. При выезде из Кыргызстана вес автотранспортного средства соответствовал требованиям, при прибытии же в Казахстан, вес увеличивался. За перегруз в 1 - 1,2 тонны нужно заплатить штраф в размере 250 - 300 тыс. рублей.

Второй пример - это административные барьеры для поставок алкогольной продукции из Кыргызстана в Россию и Беларусь. Россия выставляет кыргызстанским поставщикам ряд требований таких как, например, уставной фонд в размере не менее чем 10 млн. рублей, обязательное лицензирование при содержании более 25% этилового спирта в спиртосодержащей продукции, внесение обеспечительного платежа в размере 434 рублей, что в 4 раза превышает сумму акциза и в 2,5 раза - стоимость товара. Наиболее доступным рынком для кыргызстанской алкогольной продукции в рамках ЕАЭС являлся казахстанский рынок, однако в 2015 г. Казахстан также ввёл защитные меры в виде обеспечительного платежа в размере 1 МРП (или 2121 тенге) за каждый литр ввезённого алкоголя.

В Кыргызстане нет полноценно функционирующих лабораторий

Другой причиной неоправданных ожиданий Кыргызстана является инфраструктурная неподготовленность страны. В Кыргызстане нет полноценно функционирующих лабораторий. Например, местные лаборатории могут проверить продукцию не по всем пунктам требований. Для завершения процедуры проверки приходится ездить в соседний Казахстан, что отражается на стоимости продукции, не в пользу Кыргызстана.

Что может быть дальше?

В данный момент для Кыргызстана существует риск сокращения текстильного производства, ведь сырьё до вхождения Союза, мы получали, в основном, из Китая и Турции. По этой причине затраты на сырьё возросли, что негативно может повлиять на конкурентность текстильной продукции.

Относительно нетарифных мер защиты торговли стоит отметить, что было проведено ряд исследований, доказывающих, что сокращение нетарифных барьеров во взаимной торговле в рамках Союза повлечёт за собой позитивные эффекты для стран ЕАЭС. Так, ВВП Армении может увеличиться на 0,44% при сокращении нетарифных барьеров на 25% и на 11,63% при полной отмене нетарифных мер защиты в рамках ЕАЭС. ВВП Беларуси может увеличится на 0,98% и 17,01% соответственно. Прогнозы относительно Казахстана и России скромнее. В Казахстане отсутствие всех нетарифных механизмов защиты приведёт к увеличению ВВП на 0,71%. В России при сокращение нетарифных барьеров на 25% будет сопровождаться ростом ВВП на 0,11% и 0,95% при их полной отмене. Данные результаты позволяют сделать следующий вывод: Россия и Казахстан не так сильно связаны со своими партнёрами по интеграции в части торговли и мотивы данных стран скорее политические нежели экономические.

Учитывая логику исследования, можно сделать проанализировать и относительно Кыргызстана.

Казахстан и Россия являются основными торговыми партнёрами Кыргызстана не только в масштабах ЕАЭС, но и мира. Так, по данным Министерства экономики КР, доля Казахстана в структуре экспорта Кыргызстана составляет 17,8%, в импорте - 15,2%. Доля России - 9% в экспорте и 23,2% в импорте. Изучив структуру экспорта и импорта Кыргызстана по странам, можно сказать, что список наших торговых партнёров не диверсифицирован. Следовательно, можно говорить о зависимости в части торговли Кыргызстана от Казахстана и России. Учитывая, что Россия и Казахстан являются относительно самыми крупными участниками интеграции (ВВП России - 3397368,44 млн. долларов США, Казахстана - 449620,84, Беларуси - 171702,51, Армении - 25790,89, Кыргызстана - 21600,60), мы также можем предположить, что снижение нетарифных барьеров торговли благоприятно отразится на нашей экономике.

Диаграмма 1.

Диаграмма 2.

Диаграмма 3.

Диаграмма 4.

Диаграмма 5.

Диаграмма 6.

Диаграмма 7.

Диаграмма 8.

Диаграмма 9.

Диаграмма 10.

Киргизия. Казахстан. ЕАЭС. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kg.akipress.org, 24 июля 2017 > № 2253593


Россия. УФО > Нефть, газ, уголь > energyland.infо, 24 июля 2017 > № 2253587

«Газпром нефть» начала добычу на Отдаленной группе месторождений в ЯНАО

«По нашим расчетам, пик добычи в целом на Отдаленной группе месторождений будет достигнут в 2023-2026 годах и составит около 2 миллионов тонн нефти в год», — сообщил первый заместитель генерального директора «Газпром нефти» Вадим Яковлев.

«Газпромнефть-Ноябрьскнефтегаз», дочерняя компания «Газпром нефти», завершил бурение и испытание первой эксплуатационной скважины на Западно-Чатылькинском месторождении. Общая длинна построенной скважины составила 4,14 км, в том числе горизонтальный участок — 730 м. Западно-Чатылькинское является частью Отдаленной группы месторождений, в которую объединены активы «Газпром нефти» в южной части Ямало-Ненецкого автономного округа.

Стартовый дебит при испытании первой эксплуатационной скважины Западно-Чатылькинского месторождения превысил 500 тонн в сутки безводной низкосернистой нефти. Потенциально после завершения строительства транспортной инфраструктуры суточная добыча новой скважины может быть увеличена до 700 тонн. Условия залегания углеводородов Западно-Чатыльскинского месторождения сходны с уже разрабатываемым «Газпромнефть-Ноябрьскнефтегазом» Чатылькинским, которое характеризуется высокими суточными притоками и низким темпом естественного истощения.

«Программа эксплуатационного бурения на Западно-Чатылькинском месторождении продолжится в 2018 году. Мы планируем построить здесь восемь эксплуатационных скважин, которые обеспечат добычу до 500 тысяч тонн нефти в год», — сказал первый заместитель генерального директора «Газпром нефти» Вадим Яковлев.

Отдаленная группа месторождений объединяет в единый кластер активы «Газпром нефти», расположенные в южной части Ямало-Ненецкого автономного округа — в Красноселькупском и Пуровском районах: Чатылькинское, Западно-Чатылькинское, Холмистое, Воргенское, Равнинное и Южно-Удмуртское месторождения, а также перспективные лицензионные участки. Оператором реализации нового крупного проекта является «Газпромнефть-Ноябрьскнефтегаз».

Россия. УФО > Нефть, газ, уголь > energyland.infо, 24 июля 2017 > № 2253587


Украина. США > Медицина > interfax.com.ua, 24 июля 2017 > № 2253528 Маргарита Огнивенко

Глава департамента инновационных лекарств фармкомпании MSD: "Наша материнская компания принимает участие в госзакупках напрямую без локальных дистрибьюторов"

MSD – одна из ведущих международных компаний в области здравоохранения. Торговая марка MSD принадлежит компании Merck & Co., Inc. со штаб-квартирой в Кенилворте, штат Нью-Джерси, США. Весной MSD начала поставлять в Украину первый имуноонкологический препарат.

Интервью руководителя департамента инновационных лекарственных средств компании MSD Маргариты Огнивенко агентству "Интерфакс-Украина" об особенностях выведения на рынок Украины инновационных препаратов, опыте международных закупок и перспективах локализации производства.

Вопрос: Каковы основные направления работы компании MSD?

Ответ: Наша миссия заключается в исследовании, разработке и развитии новых подходов к лечению, предоставлению инновационных лекарственных средств и услуг, которые предназначены для спасения и оздоровления людей. Независимо от того, как мы меняемся и развиваемся, наши ценности и нормы поведения остаются неизменными.

За последние годы основные усилия компании направлены на разработку лекарственных средств, которые позволяют бороться с заболеваниями в тяжелых стадиях, там, где бессильны традиционные методы лечения, где нет надежды ни у врача, ни у пациента. Одно из последних достижений нашей компании – новый иммуноонкологический препарат, одобренный для лечения определенных видов рака легкого и рака кожи.

Работа "МСД Украина" направлена на расширение доступа пациентов к инновационным продуктам в сфере онкологических заболеваний, лечения вирусных гепатитов, борьбу с антибиотикорезистентностью, лечение ВИЧ/СПИД, а также внедрение современных технологий в области репродуктологии.

Вопрос: Какие каналы продаж использует компания?

Ответ: На сегодняшний день компания "МСД Украина" не является коммерческой организацией, она осуществляет непосредственно продажи препаратов на рынке Украины.

В рамках контрактов с украинскими дистибуторами мы обеспечиваем поставку препаратов в Украину, пациенты получают доступ посредством покупки в аптеке. Также авторизованные нами дистрибуторы принимают участие в региональных закупках и поставляют лекарственные средства непосредственно в лечебные учреждения по итогам процедуры закупок. Еще одним ключевым сегментом является участие в международных закупках, где поставки препаратов осуществляются на основании прямых договоров между нашей материнской компанией "Шеринг Плау", расположенной в Швейцарии, и международными организациями, которые в рамках закона Украины о международных закупках проводят процедуру закупки за бюджетные средства, выделенные МОЗ Украины.

Вопрос: Как оцениваете опыт государственных закупок через международные организации? Когда эти закупки начинались, многие сомневались в их эффективности…

Ответ: Наша организация всецело поддерживает инициативы государства по реформе здравоохранения, в частности, реформу государственных закупок, благодаря которой пациенты имеют возможность получить быстрый доступ к лечению.

В настоящее время наша материнская компания принимает участие в закупках, которые проводят международные организации UNICEF, UNDP, Crown Agency, и поставляет препараты напрямую без участия локальных дистрибьюторов, что позволяет снизить цены. Ранее мы продавали их государству через дистрибьюторов. Мы участвовали в госзакупках в 2016 году, будем участвовать в 2017 году. По закупкам прошлого года мы полностью выполнили все контракты по поставкам препаратов для лечения ВИЧ/СПИД, по детской онкогематологии – у нас есть три продукта, которые закупались по этой программе: антибиотик и два противогрибковых препарата. По закупкам 2017 года наши препараты включены в номенклатуру. Думаю, как только начнется процесс сбора заявок, международные организации обратятся к нам, и мы будем принимать участие в тендерах.

Вопрос: То есть, вы позитивно оцениваете опыт международных закупок?

Ответ: Мы позитивно оцениваем стремление государства в реформе системы закупок.

Работа с международными организациями для нашей компании не является новой в мире, поскольку наши препараты и вакцины многие годы закупаются и поставляются по подобной процедуре во многие страны мира и выгоды данного долгосрочного сотрудничества очевидны.

Вопрос: Как оцениваете законодательные инициативы, которые исходят из парламентского комитета по вопросам здравоохранения о внесения изменений в правила закупки, в частности, относительно сроков годности поставляемых препаратов?

Ответ: Инициированные изменения в закон о международных закупках являются обоснованными, поскольку защищают интересы, прежде всего, пациентов, которые должны иметь возможность получать своевременно качественные препараты со сроками годности, регламентированными МОЗ Украины. Со своей стороны, хотим отметить: вопрос своевременной поставки препаратов с хорошими сроками годности напрямую зависит от процедуры объявления торгов и непосредственно процедуры самой поставки. Для производства и поставки препаратов в Украину нам необходимо 3-5 месяцев, для того чтоб мы могли обеспечить поставку препаратов со сроками годности 75% и выше. Только после получения заказа от государства мы можем начать процедуру производства с последующей поставкой. Сейчас уже июль, до конца бюджетного года остается 5 месяцев, а на сегодня у нас нет ясного понимания номенклатуры закупок и планируемых объемов поставки в рамках торгов МОЗ 2017 года.

Вопрос: Препараты, закупленные за бюджет 2016 года, вы уже поставили?

Ответ: Да, все препараты, которые были запланированы к поставке за бюджет 2016 года, поставлены нашей компанией в полном объеме.

Вопрос: Где располагаются ваши производственные площадки?

Ответ: У нас их несколько – США, Канада, Бельгия, Ирландия.

Вопрос: Рассматриваете ли вы возможность локализации производства в Украине?

Ответ: У нашей компании есть успешный опыт локализации производства оригинального препарата "Пегинтрон" для лечения вирусных гепатитов в Украине. Реализация данного проекта позволила увеличить доступ пациентов к лечению. Мы в течение нескольких лет благодаря локальному производителю имели возможность поставлять препараты в рамках государственных программ по более доступной цене. На наш взгляд, развитие украинского производителя и локализация инновационных препаратов – одно из ключевых направлений как государства, так и бизнеса.

В прошлом году у нас также были переговорные процессы в этом направлении, но пока в Украине площадок, соответствующих стандартам MSD, где мы могли бы безоговорочно согласиться с полным циклом производства наших продуктов, нет.

Вопрос: Насколько вашей компании интересно выводить на рынок Украины инновационные продукты? Они все-таки очень дорогие, а люди у нас не очень богатые…

Ответ: Мы сегодня стараемся максимально облегчить доступ к препаратам нашей компании, но в текущих условиях социально-экономической ситуации в стране есть существенные ограничения по доступу населения к лечению. Большая часть препаратов покупается за счет пациентов и основная задача - это внимание со стороны государства, которое должно обеспечить доступ пациентов к инновационному лечению, как это происходит в странах Евросоюза и США. Внедрение страховой медицины и системы реимбурcации в Украине поможет в решении данного вопроса и, на наш взгляд, сможет значительно увеличить доступ к инновационному лечению.

Многие пациенты до того, как инновационный иммуноонкологический препарат компании МСД был зарегистрирован в Украине, ездили в Германию, Израиль, покупали его в других странах. С регистрацией препарата возможность лечиться появилась и у пациентов Украины.

Вопрос: А где они берут препарат?

Ответ: Пациенты имеют возможность приобретать препараты в аптеке.

Вопрос: Если речь идет о таком дорогом препарате, как вы рассчитываете окупить инвестиции по его выведению на рынок Украины?

Ответ: Основная инвестиция, это инвестиция в жизнь. Ключевой задачей компании является доступ пациентов к инновационному лечению. Первым этапом доступа являются клинические исследования, вторым – доступ в аптеках страны, и, конечно же, когда мы говорим о стоимости такого лечения, то важным остается доступ через государственное обеспечение. В частности, мы готовим пакет документов для включения препарата в Национальный перечень лекарственных средств, понимая, что для данной группы пациентов нет альтернативного лечения.

Понятно, что речь пойдет также о переговорной процедуре с государством и о специальной цене для Украины, но это отдельный вопрос, который требует особого внимания и обсуждения. Диалог с государством, направленный на обеспечение пациентов современными методами лечения, – нормальная практика в цивилизованных государствах. На сегодня такой вопрос рассматривают в Турции, где государство признало, что препарат является спасающим жизнь, и рассматривает вопрос отдельного финансирования иммуноонкологических препаратов.

Вопрос: Какие еще проекты компания готова реализовывать в Украине?

Ответ: Еще один крупный проект в Украине связан с проблемой антибиотикорезистентности (устойчивости штамма возбудителей инфекции к действию одного или нескольких антибиотиков - ИФ). Нерациональное использование антибиотиков привело к снижению их эффективности. И это глобальная мировая проблема. Наш проект сможет определить в каждой участвующей в проекте клинике наличие специфической, именно для этой клиники, микробиологической флоры и какие антибиотики, соответственно этой флоре, использовать рационально.

На сегодня в проекте участвуют самые крупные клиники, где большой поток пациентов. Это клиники четвертого уровня, где проводятся серьезные хирургические вмешательства. В клиниках осуществляются исследования, по результатам которых эксперты разрабатывают специальные протоколы, которые позволят каждому врачу делать рациональные и эффективные назначения. На сегодня в проект вошли 20 клиник: шесть в Киеве, 14 в регионах Украины. Компания поддерживает проведение научных мероприятий с целью предоставления методологии проведения данных исследований и формирования протоколов.

Эти мероприятия проводятся за средства компании МСД. Стоимость проекта – около $ 20 тыс. в год. Проект долгосрочный, и, если будет желание других клиник присоединиться, мы будем рассматривать возможность дополнительных инвестиций.

Вопрос: Какой объем занимают антибиотики в вашем портфеле в Украине?

Ответ: Это не большой объем. В Украине это два антибиотика, их объем не более 20%.

Вопрос: Какой ваш основной продукт в Украине?

Ответ: У нас есть препараты, которые многие годы присутствуют на рынке Украины. Они уже хорошо известны врачам различных специальностей и, благодаря своей эффективности и качеству, завоевали прочное место в их назначениях. И есть новые продукты, с которыми мы сегодня активно работаем. Я не могу сказать, что какой-то один продукт приносит нам самый большой доход, у нас равномерное распределение лекарственных продуктов в портфеле.

Вопрос: Если говорить о перспективе компании в Украине, основной акцент будет делаться на участие в госпитальных продажах, госпрограммах или на рознице?

Ответ: Еще в 2012 году мы ориентировались и на госпитальные, и на поликлинические препараты. Но в 2014 году мы передали весь наш поликлинический портфель партнерам и сосредоточились только на госпитальной группе препаратов. Перспективу мы видим именно в этом направлении, и весь человеческий и финансовый ресурс мы будем направлять на эти продукты. В дальнейшем планируем выводить на рынок Украины новые антибиотики, онкологические препараты, препараты для лечения гепатита С и для лечения ВИЧ СПИД

Вопрос: Как оцениваете нормативные изменения, которые в настоящее время происходят на фармрынке Украины?

Ответ: На наш взгляд, они происходят в правильном русле. Благодаря этим изменениям в прошлом году нам удалось по ускоренной процедуре зарегистрировать свой инновационный иммуноонкологический препарат. Процедура заняла три месяца, это очень быстро. Произошедшие в системе регистрации изменения позволяют новым инновационным продуктам зарегистрироваться по быстрой процедуре, а пациентам - быстрее получить доступ к лечению.

Для нас важно продвижение инновационных продуктов – мы хотим, чтобы результаты наших научных исследований стали доступными для пациентов как можно скорее.

Вопрос: Насколько ускоренная регистрация позволяет защитить рынок от некачественных и неэффективных препаратов?

Ответ: В первую очередь, она позволяет украинским пациентам получить доступ к новейшим инновационным препаратам одновременно с пациентами всего мира. В частности, мы сейчас говорим о нашем инновационном иммуноонкологическом препарате, который показал свою высокую эффективность уже на ранних стадиях клинических исследований. FDA (Управление по контролю качества пищевых продуктов и лекарственных препаратов в США - ИФ) с учетом полученных данных присвоила ему статус "приоритетного рассмотрения", т. к. его показатели превысили ожидания. Поскольку он прошел регистрацию в США и сейчас регистрируется во многих странах мира, мы имеем все полные досье, которые демонстрируют эффективность данного лекарства.

Украина. США > Медицина > interfax.com.ua, 24 июля 2017 > № 2253528 Маргарита Огнивенко


Китай > Транспорт > russian.china.org.cn, 24 июля 2017 > № 2253221

На днях восточная терминальная зона и третья взлетно-посадочная полоса /ВПП/ Чунцинского международного аэропорта Цзянбэй прошли официальную приемку и были признаны готовыми к работе.

После введения в эксплуатацию нового терминала Т3A и третьей ВПП класс аэропорта будет повышен до "4F", и данный воздушный транспортный узел станет единственным в Центральном и Западном Китае аэропортом с тремя ВПП. Об этом сообщила администрация аэропорта.

По сообщению, проект расширения аэропорта Цзянбэй был утвержден в августе 2013 г., строительные работы были завершены в этом месяце. Проект был сориентирован на 2020 г. и рассчитан на обслуживание 45 млн пассажиров и 1,1 млн тонн грузов в год, а также на 373 тыс. взлетно-посадочных операций.

Общая строительная площадь терминала Т3А составляет 537 тыс. кв. метров, что в 2,5 раза превышает совокупную площадь действующих терминалов Т1, Т2A и Т2B. В том числе общая площадь навесного стеклянного фасада с тросовой системой составляет 75 тыс. кв. метров - это крупнейшая подобная система в Азии.

Длина новой ВПП аэропорта составляет 3800 метров, а ширина - 75 метров. Она будет способна принимать крупнейший на сегодняшний день в мире авиалайнер - А380. На данной полосе также установлена курсо-глиссадная система III категории, с помощью которой самолеты могут успешно совершать взлеты и посадки в особых погодных условиях с видимостью 200 метров, что позволяет значительно повысить гарантию выполняемости рейсов.

Китай > Транспорт > russian.china.org.cn, 24 июля 2017 > № 2253221


Китай. Италия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 24 июля 2017 > № 2253216

В итальянской Флоренции сегодня в первой половине дня торжественно открылся Глобальный конгресс этнических китайцев и китайских эмигрантов по содействию мирному воссоединению Китая /Флоренция-2017/. Данный конгресс проводится Итальянской ассоциацией содействия мирному воссоединению Китая и посвящен теме "Приверженность "консенсусу 1992 года", интегрированное развитие берегов Тайваньского пролива, совместное участие в китайской мечте". На церемонии открытия конгресса выступил заместитель председателя ПК ВСНП, председатель ЦК Демократической лиги Китая, заместитель председателя Ассоциации содействия мирному воссоединению Китая Чжан Баовэнь.

Чжан Баовэнь в выступлении полностью одобрил важный вклад соотечественников из Сянгана, Аомэня и Тайваня, а также живущих за рубежом этнических китайцев в великое дело мирного развития связей между берегами Тайваньского пролива и содействия мирному воссоединению родины. Он отметил, что соотечественники из Сянгана, Аомэня и Тайваня, а также живущие за рубежом этнические китайцы являются важной силой в продвижении развития связей между берегами Тайваньского пролива, содействии мирному воссоединению родины. Организации Ассоциации содействия мирному воссоединению Китая являются важными мостами и связующими звеньями для сплочения и связей между соотечественниками из Китая и зарубежных стран, основными кадрами и костяком глобального движения против стремления к тайваньской "независимости" и за содействие воссоединению.

Китай. Италия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 24 июля 2017 > № 2253216


Китай > Судостроение, машиностроение. СМИ, ИТ. Экология > russian.china.org.cn, 24 июля 2017 > № 2253212

Самостоятельно разработанный Китаем автономный подводный робот "Таньсо" в понедельник совершил первое тестовое погружение в Южно-Китайском море.

Робот "Таньсо" длиной 3,5 м, высотой и шириной в 1,5 м способен погружаться на глубину 4,5 тыс. м. В течение 20 часов он будет проводить совместные операции с беспилотным глубоководным аппаратом "Фасянь".

Китайское судно "Кэсюэ" в воскресенье вышло из порта Сямэнь /провинции Фуцзянь, Восточный Китай/ и продолжило научную экспедицию в Южно-Китайском море.

В ходе второго этапа миссии на борту глубоководного аппарата "Фасянь" будет находиться самостоятельно разработанный Китаем рамановский спектрометр, способный определять физические и химические параметры и делать снимки бентоса.

Судно "Кэсюэ" вышло из порта Циндао 10 июля и направилось в Южно-Китайское море для проведения морской научной экспедиции. В пятницу завершился первый этап экспедиции, судно зашло в порт Сямэня для пополнения запасов.

Во время первого этапа экспедиции 12 разработанных Китаем подводных планеров вели научные наблюдения в Южно-Китайском море, передавая данные в реальном времени. Это самая масштабная группа подводных планеров, которые одновременно занимались наблюдением в данном районе.

Китай > Судостроение, машиностроение. СМИ, ИТ. Экология > russian.china.org.cn, 24 июля 2017 > № 2253212


Китай > СМИ, ИТ > russian.china.org.cn, 24 июля 2017 > № 2253206

Совокупный доход прессы и издательской индустрии в Китае в прошлом году достиг около 2,4 трлн юаней /более 349,48 млрд долл США/, увеличившись на 9 проц. по сравнению с предыдущим годом. Таковы данные Главного государственного управления КНР по делам печати, издательств, радиовещания, кинематографии и телевидения, опубликованные в понедельник.

Согласно докладу ведомства, прибыль, созданная в секторе цифровой публикации, в прошлом году составила 572,09 млрд юаней, что равняется одной трети общих доходов отрасли.

В докладе говорится, что влияние тематических публикаций и ведущих СМИ в Китае повысилось в 2016 году.

Кроме того, в прошлом году из Китая была экспортирована печатная, видео- и цифровая издательская продукция общей стоимостью 110 млн долл при увеличении на 5 проц. по сравнению с предыдущим годом.

Китай > СМИ, ИТ > russian.china.org.cn, 24 июля 2017 > № 2253206


Китай. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены > russian.china.org.cn, 24 июля 2017 > № 2253200

МВФ в понедельник увеличил прогноз по экономическому росту Китая в 2017 и 2018 годах до 6,7 и 6,4 проц. соответственно. Об этом говорится в распространенном этой организацией в понедельник в столице Малайзии бюллетене "Перспективы развития мировой экономики".

Уже третий раз в этом году МВФ увеличил прогноз экономического роста Китая в 2017 году. Как отметили в МВФ, причиной увеличения прогноза является сильный рост китайской экономики в первом квартале этого года и вероятное продолжение бюджетной поддержки.

По мнению МВФ, восстановление глобальной экономики продолжается, и в этом и будущем году рост мировой экономики составит 3,5 проц и 3,6 проц соответственно, что совпадает с апрельским прогнозом.

Кроме того, прогноз роста развитых экономических субъектов остался без изменений -- 2 проц, а в будущем году снизится до 1,9 проц, что на 0,1 проц пункта меньше, чем в прогнозе в апреле. Экономический рост США в этом и будущем годах составит 2,1 проц, что на 0,2 проц и 0,4 проц ниже по сравнению с апрельским прогнозом.

МВФ увеличил экономический рост в зоне евро в этом и будущем годах на 0,2 проц и 0,1 проц до 1,9 проц и 1,7 проц соответственно. В Японии в этом году экономический рост достигнет 1,3 проц, а в будущем году -- 0,6 проц.

Как говорится в бюллетене, рост экономических субъектов с формирующимися рынками и развивающихся стран в 2017 году составит 4,6 проц, что на 0,1 выше апрельского прогноза, а в 2018 году рост экономики сохранится на уровне 4,8 проц.

Китай. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены > russian.china.org.cn, 24 июля 2017 > № 2253200


Россия > Транспорт > gudok.ru, 24 июля 2017 > № 2252864 Олег Белозеров

Олег Белозеров: «Билет станет выглядеть более современно и понятно для всех пассажиров»

Президент ОАО «РЖД» в on-line-приемной на сайте компании рассказал об изменениях в билетных бланках, которые «Российские железные дороги» вводят для удобства пассажиров.

Среди обращений, поступающих в мою интернет-приемную, встречаются письма, где пассажиры жалуются на навязанные им услуги или же, напротив, справедливо задают вопросы по поводу обещанных им, но отсутствующих сервисов. Речь идет о несоответствии получаемой услуги заявленным при покупке билета характеристикам. Чаще всего это отсутствие в вагоне кондиционера и биотуалета.

Билет – это договор о перевозке. И мы считаем, что договор этот должен быть абсолютно прозрачным и понятным каждому пассажиру. Пассажир должен четко знать, за что он платит. Проанализировав ваши пожелания, мы решили изменить внешний вид железнодорожного билета и тем самым снять вопросы о сервисах. Теперь в нем наглядно будут отражены все услуги, за которые вы платите. С июля в каждом проездном документе, который продается в кассах, стали размещаться пиктограммы, обозначающие ту или иную услугу либо ее отсутствие. Осенью мы распространим эту практику и на электронные билеты – в настоящее время вносятся необходимые изменения в программное обеспечение. Ознакомиться с типами и классами обслуживания в поездах дальнего следования можно на нашем сайте.

Кроме того, по вашим просьбам теперь на билете указывается местное время отправления и прибытия поезда, а также разница местного времени с московским. Это позволит избежать путаницы и исключить случаи опоздания на поезд из-за неверного прочтения информации на билете. Билет станет выглядеть более современно и понятно для всех пассажиров, а компания продолжит дорабатывать сервисы с учетом ваших пожеланий.

Россия > Транспорт > gudok.ru, 24 июля 2017 > № 2252864 Олег Белозеров


Россия > Медицина > dw.de, 23 июля 2017 > № 2253455

Глава Роспотребнадзора Анна Попова рассказала о российских городах, лидирующих по количеству зараженных ВИЧ и СПИДом. В их числе - Кемерово, Новосибирск, Иркутск и Екатеринбург. Об этом она сообщила в воскресенье, 23 июля, на образовательном форуме во Владимирской области.

"Вы знаете, что Кемерово у нас в лидерах в стране по этой инфекции? Новосибирск, Иркутск, Екатеринбург - это точки, которые сегодня на нашей карте горят", - заявила Попова.

15 мая руководитель Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом, академик РАН Вадим Покровский рассказал, что в 2016 году в России было зафиксировано 103,5 тысячи новых случаев ВИЧ-инфекции. Это на 5,3% больше, чем в 2015 году.

Одновременно в Минздраве привели другие данные. По информации ведомства, в прошлом году было зафиксировано 86,6 тысячи новых случаев заболевания, тогда как годом ранее было более 100 тысяч новых инфицированных.

20 июля директор Объединенной программы ООН по ВИЧ/СПИД (UNAIDS) Мишель Сидибэ заявил, что в мире сокращается число новых пациентов с ВИЧ. Так, в 2016 году было зарегистрировано 1,8 млн новых случаев заражения ВИЧ - на 16 процентов меньше, чем в 2010 году. Глава UNAIDS отметил, что особую тревогу вызывает рост заболеваемости СПИДом в Восточной Европе и Центральной Азии.

Россия > Медицина > dw.de, 23 июля 2017 > № 2253455


Германия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика. Электроэнергетика > dw.de, 23 июля 2017 > № 2253453

Скандал с поставками газовых турбин Siemens в Крым осложняет отношения между Берлином и Москвой. Оборудование было поставлено в Крым, несмотря на санкции ЕС и обещание президента РФ Владимира Путина занимавшему тогда пост министра экономики и нынешнему министру иностранных дел Зигмару Габриэлю (Sigmar Gabriel), сообщает в воскресенье, 22 июля, газета Bild am Sonntag.

"Федеральное правительство еще раз напомнило российским властям об этих гарантиях и указало на то, что такое серьезное нарушение санкционного режима в очередной раз нанесет вред германо-российским отношениям", - заявил в воскресенье изданию представитель министерства иностранных дел ФРГ. По его словам, правительство Германии в прошлом многократно предупреждало Москву об опасности нарушения режима санкций и действиях российских компаний в нарушение существующих договоров.

"Крымский скандал" компании Siemens

5 июля стало известно о поставке двух газовых турбин марки Siemens в порт Севастополя с Таманского полуострова. Позже в Крыму были обнаружены еще две турбины Siemens. Российская компания "Технопромэкспорт" изначально закупила технику для строительства электростанции на Тамани.

В заявлении, распространенном 21 июля, руководство Siemens утверждает, что российские партнеры направили оборудование в Крым в нарушение договорных обязательств и в нарушение санкций, наложенных ЕС на этот регион. В заявлении также говорится, что Siemens продолжит судебное преследование должностных лиц "Технопромэкспорта", ответственных за незаконное перемещение турбин, а также судебный процесс, призванный предотвратить поставки нового оборудования в Крым и обеспечить возврат уже поставленного.

Siemens принял решение разорвать лицензионные соглашения с российскими компаниями о поставках оборудования для электростанций с комбинированным парогазовым циклом. Помимо этого, Siemens продаст миноритарную долю в российской компании "Интеравтоматика", которая предлагает продукты и услуги в области систем управления электростанциями. Кроме того, немецкий концерн решил прекратить поставки оборудования для электростанций российским компаниям, контролируемым государством.

Германия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика. Электроэнергетика > dw.de, 23 июля 2017 > № 2253453


Россия > Транспорт > gudok.ru, 23 июля 2017 > № 2252716 Никита Пушкарев

Никита Пушкарёв: «Мы рассматриваем площадку «Грузовые перевозки» ОАО «РЖД» как новый канал продаж»

Компания GEFCO разрабатывает линейку типовых логистических решений, которые в перспективе планируется предлагать на электронной торговой площадке (ЭТП) РЖД «Грузовые перевозки». Об этих планах, а также о развитии рынка 4PL-услуг в России «Гудку» рассказал коммерческий директор «GEFCO Россия» Никита Пушкарёв.

– Какие решения регуляторов наиболее позитивно повлияли на рынок логистических услуг?

– Правительство РФ совместно с Российским экспортным центром (РЭЦ) организовало программу субсидирования логистической составляющей автопрома, энергетического и транспортного машиностроения и других отраслей. Мы с РЭЦ достаточно давно сотрудничаем, консультируем их в области методологии логистических концепций, формирования логистических бюджетов. Так что кризисная ситуация в данном случае обернулась возможностью развития российской промышленности, а обслуживающие отрасли, в том числе логистическая, достаточно позитивно отреагировали. В итоге произошла переориентация определённых объёмов с импорта на экспорт, так что мы видим привлекательные перспективы для бизнеса на этом рынке.

В целом субсидирование логистической части затрат при экспорте оживило рынок. Мы знаем немало примеров, когда предприятия активно используют российские производственные мощности, российский труд для производства товаров, которые планируется продать на внешних рынках. В этой сфере мы реализуем, к примеру, несколько проектов с автопромышленниками – перевозим на экспорт готовые автомобили из регионов Центральной России в Западную Европу.

Кроме того, правительство приняло ряд мер по импортозамещению (поддержка экспорта по широкой номенклатуре несырьевых товаров, в том числе высокотехнологичных; снижение зависимости от зарубежных технологий и промышленной продукции), что придало внутренней промышленности дополнительный импульс к развитию. Это повлекло за собой увеличение грузовой базы, требующей логистического обслуживания. Также значительный рост показал экспорт, а в таких перевозках до половины успеха обеспечивают качественные логистические услуги.

– На логистическом рынке растёт спрос на новые, более совершенные продукты. Какие услуги готова предложить своим клиентам GEFCO в 2017 году?

– Здесь я хотел бы привести в пример компанию Ferronordic Machines, с которой у нас сложилось стратегическое партнёрство, – этой компании мы предоставляем услуги 4PL (см. справку. – Ред.). Для Ferronordic Machines мы доставляем большие объёмы грузов в более чем 70 локаций по всей стране, активно используя железнодорожный транспорт. Клиент получает гарантированную экономию своего логистического бюджета. Если говорить о последних проектах, в апреле этого года мы запустили проект по транспортировке автокомплектующих из Японии. Ранее такие перевозки осуществлялись только автотранспортом. Контейнеры прибыли морем в порт Новороссийска, где впоследствии был сформирован контейнерный поезд. Время следования поезда до пункта назначения составило всего 46 часов. Клиента устроила и более выгодная стоимость транспортировки по железной дороге. Кроме того, мы позаботились и о максимальной сохранности груза: контейнерные поезда не расформировываются на сортировочных горках, а значит, риск повреждения дорогостоящих комплектующих был сведён к нулю, что являлось одним из ключевых требований клиента. При этом выигрывает и весь наш холдинг – мы привлекаем новые объёмы грузов на инфраструктуру РЖД, привлекаем Центральную дирекцию по управлению терминально-складским комплексом – филиал ОАО «РЖД». GEFCO, как интегратор, продолжает управлять этой цепью поставок.

Другой пример – из области перевозок товаров народного потребления. Мы плодотворно сотрудничаем с дочерними компаниями из транспортно-логистического бизнес-блока РЖД, в частности с АО «Рефсервис». Совместно мы организовали перевозки продуктов питания и напитков по принципу «от двери до двери» в удалённые регионы – на Сахалин, в Магадан, Петропавловск-Камчатский. Соответственно, перевозка осуществлялась с поддержанием температурного режима на нескольких видах транспорта.

Кроме того, мы активно разрабатываем линейку типовых логистических решений, которые в перспективе планируется предлагать на электронной торговой площадке «Грузовые перевозки» ОАО «РЖД». Мы рассматриваем площадку как новый канал продаж, соответственно, планируем взаимодействие с Центром фирменного транспортного обслуживания (ЦФТО) ОАО «РЖД» в рамках ЭТП для того, чтобы использовать эту новую для нас технологию продажи услуг.

– Работает ли GEFCO с нестандартными грузами, к примеру с негабаритными или опасными? Какие специальные сервисы может предложить компания для их перевозки?

– В этом плане хорошим примером является как раз упомянутое наше сотрудничество с Ferronordic Machines в формате 4PL. География очень разнообразна – это перевозки по всему Дальнему Востоку, в Южно-Сахалинск, Магадан, Петропавловск-Камчатский, Якутию, Северный Урал и в другие регионы. Очень много негабаритного груза, и сейчас у нас наблюдается достаточно уверенный рост таких перевозок в Дальневосточном и Сибирском регионах. Здесь, как правило, реализуются сложные мультимодальные перевозки с использованием разных видов транспорта. Ещё один интересный пример – перевозка на Эгвекинот (Чукотка). Навигация здесь осуществляется только в июне и июле. Груз – оборудование для нефте- и золотодобывающих предприятий – доставили из Санкт-Петербурга по железной дороге в порт Владивосток, далее он идёт морским транспортом до пункта назначения. Примечательно, что по железной дороге груз доехал в порт за 18 суток. Учитывая, что это была одиночная отправка, можно сказать, что скорость прохождения Транссиба продолжает расти, как и привлекательность перевозок по этой магистрали. Далее мы осуществили перевалку в рамках северного завоза – очень важно было попасть в нужный временной интервал. Если пропустить одно судно, будет второй шанс, если пропустить второе, то следующего фрахта придётся ждать до будущего года.

– С точки зрения логистики есть в РФ регионы, доставка груза в которые вызывает трудности для перевозчика? И каким образом удаётся преодолеть такие ограничения?

– Действительно, есть ряд непростых регионов, при этом расстояния – далеко не самая главная проблема. Где-то существует нехватка инфраструктурных мощностей, где-то нас ограничивают климатические особенности. Сейчас наблюдается достаточно высокий спрос на технику для угольной отрасли, в том числе в связи с ростом рынка угля. Соответственно, большие объёмы техники направляются в район Кузнецкого угольного бассейна, в Якутию, Хабаровский край и Амурскую область. Впрочем, если с перевозками на Кузбасс трудностей практически не возникает, то при перевозках в другие регионы в зимнее время приходится пользоваться специализированными дорогами – зимниками. Здесь очень важно рассчитать правильную нагрузку перевозимого груза на технику, грамотно соотносить стоимость и время доставки. В таких случаях мы часто комбинируем перевозки железнодорожным и автомобильным транспортом. Например, наша команда осуществляла грузоперевозку из Владивостока в Усинск (Республика Коми). Как ни парадоксально, до Ухты груз шёл автотранспортом, а уже потом мы его перегрузили на железную дорогу. Принято наоборот – основную часть пути везти железнодорожным транспортом, а «последнюю милю» – автомобильным. Однако конкретно в этом случае выгоднее была именно такая схема. Одним из примеров международной перевозки в области негабаритных перевозок может являться доставка талевых канатов из Китая в Ямало-Ненецкий автономный округ за 31 день, что является вполне позитивным результатом.

– Планирует ли GEFCO развивать терминальные мощности? Где было бы наиболее перспективно их расположить?

– В этой области мы достаточно молодая компания,сравнительно недавно начали предоставлять клиентам – промышленным компаниям – терминальные услуги в серьёзных масштабах. Первый такой опыт мы приобрели в 2015 году, когда стартовал наш совместный проект с одним из крупнейших российских нефтяных холдингов в Ноябрьске (Ямало-Ненецкий автономный округ), реализованный на базе инфраструктуры Центральной дирекции по управлению терминально-складским комплексом. Изначальные параметры площадки претерпели достаточно серьёзные изменения, чтобы её уровень был удобен для использования и подходил под все стандарты качества одной из лидирующих мировых нефтегазовых компаний. Здесь предъявляются серьёзные требования и к охране труда, и к экологическим стандартам. Нам эта тема достаточно близка – мы по всему миру организовали большое количество площадок, соответствующих всем строжайшим международным требованиям в этих сферах. Отмечу также, что большое внимание вопросам экологии мы уделяем на глобальном уровне, охрана окружающей среды входит в блок управления качеством компании GEFCO – GEFCO Management System. В этом блоке рассматривается не только охрана окружающей среды, но и непосредственно качественное управление предприятием, услугами, развитие персонала и многое другое.

Мы планируем и дальнейшую работу в рамках этого проекта, сформировав новый продукт – «GEFCO-терминал», который включает в себя хранение, обработку и транспортировку грузов примерно в 100 локациях по всей России. Сотрудничество с тем же клиентом мы продолжили, организовав новую площадку уже в Барабинске (Новосибирская обл.), а сейчас запускается в промышленную эксплуатацию площадка в Оренбурге.

Другой пример в области терминальных услуг – консолидация грузов для группы строительных компаний. Эти работы мы проводим в Москве, на грузовых дворах Центральной дирекции по управлению терминально-складским комплексом ОАО «РЖД» и затем с использованием железнодорожного и автомобильного транспорта, а также паромных переправ мы эти грузы перевозим, помимо прочего, на Крайний Север – в Салехард.

– В марте GEFCO начала расширять присутствие на российском рынке услуг хранения и грузовой переработки. Уже можно подвести какие-то итоги?

– В 2016 году на Петербургском экономическом форуме ОАО «РЖД», GEFCO и «Северсталь» подписали трёхстороннее соглашение о взаимодействии в области логистики. Согласно этому документу мы должны оптимизировать текущие потоки, найти решения, которые позволили бы ускорить и удешевить доставку продукции «Северстали» до конечного потребителя. На одном из маршрутов мы предложили комбинированное решение, состоящее из железнодорожной перевозки, кросс-дока и автомобильной доставки, с привлечением к этой задаче Центральной дирекции по управлению терминально-складским комплексом ОАО «РЖД». Грузы мы консолидируем на складе в Череповце и отправляем по железной дороге в Санкт-Петербург. Далее идёт перегрузка, и «последнюю милю» продукция «Северстали» едет на автотранспорте. Это решение позволило клиенту в полном соответствии с соглашением сократить как стоимость, так и время доставки грузов.

Также есть позитивный опыт работы с автопромышленными компаниями по перевозке грузов в форматах Just in time – «точно в срок» и Just in sequence – «точно в нужной последовательности». Для клиентов проводим тщательный анализ, замеряем хронометраж рейсов. Как правило, это работает на внутригородских доставках по Санкт-Петербургу, Тольятти и Калуге на заводы автопроизводителей или на маршрутах Санкт-Петербург – Тольятти и Москва – Тольятти. Здесь мы задействуем в большей степени автомобильный транспорт.

– Какие IT-решения вы используете для уменьшения времени простоя и отслеживания маршрута следования грузов?

– Примерно треть своих средств Группа GEFCO направляет на развитие IT-систем. Цель заключается в создании дополнительной мотивации для наших клиентов. На сегодняшний день такие решения позволяют в том числе предоставлять клиентам всю информацию о состоянии грузовых потоков на каждой стадии транспортировки. Есть система, которая позволяет отслеживать и управлять морскими перевозками, есть информационная система, позволяющая автомобильным дилерам размещать онлайн-заявки на автотранспорт, и т.д.

Отдельно хотелось бы отметить, что в этом году мы планируем внедрить информационную систему управления железнодорожными перевозками – она будет интегрирована с системами РЖД и позволит нам отслеживать местоположение грузов и прогнозировать ситуацию на 10 суток вперёд. Предполагается, что система стартует в третьем-четвёртом квартале этого года. Эти системы разрабатываются как внешними компаниями, так и нашими силами. К примеру, инструмент, позволяющий отслеживать грузы на каждой из стадий транспортировки, разработан нашим IT-департаментом. Названия таких решений ничего не скажут – они используются исключительно внутри нашей компании. Но все они ориентированы на то, чтобы, во-первых, для клиентов взаимодействие с нами было максимально упрощено, а во-вторых, мы сами работали бы быстрее, так как скорость – наш главный ресурс.

Константин Мозговой

Россия > Транспорт > gudok.ru, 23 июля 2017 > № 2252716 Никита Пушкарев


США > СМИ, ИТ > gazeta.ru, 23 июля 2017 > № 2252339 Вильям Дэвис

«Памятники конфедератам должны оставаться на месте»

Американский историк рассказал о Гражданской войне в политике США

Александр Братерский

Власти города Шарлотсвилль в штате Вирджиния хотят снести памятник герою Гражданской войны в США, генералу Юга Роберту Ли. Общественность выступает против и планирует провести массовую демонстрацию в защиту монумента. О том, что значит для США «война памятников», «Газете.Ru» рассказал историк Вильям Дэвис, автор нескольких книг об истории Гражданской войны.

— В своей книге «Битвы Гражданской войны» вы пишете, что в «19 веке американцы сошли с ума и пошли войной друг на друга». Нет ли у вас ощущения, что сегодня снова идет война, но уже с памятниками тех времен?

— В нашей стране события того времени до сих пор воспринимаются достаточно эмоционально. Есть большое количество романтизма и мифотворчества в том, что касается истории конфедератов (южан). Это мешает реалистическому восприятию действительности, становится тяжело отстаивать позицию, даже имея на руках факты. Так, например, распространено мнение, что Юг не был побежден, «а просто устал сражаться».

Инициатива по установке монументов южанам и их идеализация исходит со стороны таких людей, которые обладают очень небольшим объемом фактических знаний. Поэтому, когда им задают вопрос, должен ли памятник генералу Роберту Эдварду Ли стоять на общественной земле, для этой категории людей это выглядит как атака на их личные ценности.

Таким было положение дел и сразу после окончания Гражданской войны. Нового в этом ничего нет. Но в последние годы риторика стала особенно воинственной и сделалась частью политической дискуссии. Как правило, те, кто разделяют эти взгляды (оставить памятник. — «Газета.Ru»), стоят на консервативном фланге американской политики. Те же, кто считают, что этих памятников быть не должно, относятся к левому либеральному флангу американской политики.

Главным образом подобная точка зрения распространена среди чернокожих американцев. Они не видят смысла увековечивать память людей, защищавших рабовладельцев.

— В чем вы как историк видите проблему памятников конфедератам?

— Рассуждать об этом — словно идти по минному полю. Я считаю, что тем, кто хочет убрать памятники, не стоит идти на конфронтацию со своими противниками. Нужно объяснять, почему монументы не должны находится на государственной земле, на земле национальных парков и почему государство не должно тратить средства на их содержание.

Когда эти памятники воздвигали, их ставили в южных штатах, где большинство населения было белым. После того как демографическая ситуация изменилась, представители чернокожего населения стали жаловаться, что их налоги идут на содержание этих памятников. Время, а также демографические изменения влияют на то, кого люди хотят видят героем.

Герои не живут вечно: были времена, когда в Америке стояли статуи короля Георга Третьего, но сейчас их нет.

— То есть можно говорить, что сейчас эти монументы уже не историческое наследие, а символы, вносящие раскол в общество?

— В те времена большинство памятников было поставлено без всякого злого умысла для сохранения памяти о тех, кого белые южане считали культовыми героями. Афроамериканцы возразить не могли. Но я не думаю, что была цель их унизить. При этом для кого-то они были символом пассивного сопротивления государству. Могу сказать, что северяне благородно отнеслись к поверженной стороне. Не думаю, что была еще какая-то страна, где побежденным разрешили воздвигнуть монументы своим героям.

Все эти монументы еще 10–15 лет назад не представляли собой какую-то проблему. Проблемой была демонстрация флага конфедератов, который стал ассоциироваться с движением расовой сегрегации. Этот флаг действительно мозолит глаза афроамериканцам, и его не нужно демонстрировать.

Во времена Гражданской войны это был боевой флаг, его не вешали на государственные здания. Позже конфедеративный флаг использовался ку-клукс-кланом, и поэтому он уже навсегда потерян — его стабильно ассоциируют с расизмом. Я думаю, что вопрос памятников стал естественным продолжением дискуссии о флаге.

— Недавно в нескольких штатах США с постаментов были сняты памятники генералу Роберту Ли. Каково ваше отношение к этой фигуре?

— Ли не был удовлетворен результатами войны, ему не нравилось окончание рабовладения, хотя сам он рабов не имел. В нем чувствовалась большая мощь, которая была заметна даже в поражении. И если бы он стал символом сопротивления государству, это могло бы принести немало вреда. Но он признал поражение и призвал своих сторонников согласиться с результатами войны, нравилось им это или нет. Ли предложил начать восстанавливать Юг и стать лояльными гражданами союза. И его надо помнить за хорошие свойства его характера, он был хорошим американцем.

Я считаю, что памятники конфедератам должны оставаться на месте. Вместо их сноса нужно, чтобы люди сегодняшнего дня воздвигли памятники своим героям.

Так, например, раньше в США не было ни одного парка или шоссе, названного в честь Мартина Лютера Кинга. Теперь таких сотни. Он герой не только для чернокожего населения, но и для всех американцев.

Правда, есть такие примеры, когда без переименования не обойтись. Во Флориде была школа, названная в честь Натана Бедфорда Фореста, командующего конницей конфедератов. Там сейчас много чернокожих ребят учится, а Форест перед войной торговал рабами, и было бы безумием заставлять детей ходить в школу, названную в честь работорговца. С его памятниками тоже надо что-то делать.

Мне нравится, как поступили в Будапеште: вместо того чтобы ломать статуи Ленина и Сталина, они их все свезли в один парк, который называется Парк памяти. Не все памятники в этом парке — скульптурные шедевры, но это знак того, что эта часть истории не забыта.

— Президента CША Трампа во время выборов поддерживали националистические ультраправые группы, использующие символику Конфедерации. Можно ли говорить, что поляризация американского общества на почве событий Гражданской войны усилилась после избрания Трампа?

— Наше общество было поляризовано на протяжении двух поколений, и сегодня мы все больше разобщены. Трамп ничего не сделал для того, чтобы как-то успокоить эти чувства. Президент — популист, и он апеллирует к низменным чувствам людей. Ему наплевать на политкорректность. Он привлекает к себе сообщества, которые раньше опасались открыто выражать свои мысли. Выборы Трампа в какой-то степени открыли дорогу людям, которые поклоняются флагу конфедератов.

Но Трамп ничего не знает о Гражданской войне, если судить по его твитам. Ему плевать на нее. Зато он знает, как обращаться к озлобленной аудитории и будоражить ее время от времени.

— Вы написали много книг об истории Гражданской войны в США. Чем была Гражданская война для американского общества?

— История американской демократии неразрывно связана с тем, что произошло во время Гражданской войны. Дискуссии об этом продолжаются. И поэтому американцы должны знать, что произошло тогда, чтобы понимать то, что происходит сейчас.

Самое главное в Гражданской войне — то, что проблемы, которые привели к ней, до сих пор живут в нас. Результаты войны поставили точку в тот период времени, но это не значит, что на все времена. До сих пор не существует закона, который бы гласил, что штат может покинуть союз. Были времена, когда Калифорния и Техас заявляли о таком желании.

— В России в преддверии столетия революции идет дискуссия о том, наступило ли примирение между красными и белыми. Насколько это похоже на дискуссию в США применительно к Гражданской войне?

— Если приезжаешь на Юг, то в обычных разговорах ты слышишь, что все это еще живо. Когда кто-то груб или надменен, его называют «янки». А если кто-то в Нью-Йорке или Пенсильвании ведет себя грубо или же демонстрирует хамское поведение, про него говорят «рэднэк» (буквально «человек с красной шеей, неотесанный простак. — «Газета.Ru»). До сих пор можно встретить людей на Юге, которые говорят, что янки сожгли плантации их предков, хотя никаких плантаций у них не было.

Что касается меня лично, то мой прапрадед воевал за конфедератов и был убит за два дня до того, как генерал Ли сдался. Я хотел бы думать, что я тогда бы не стал воевать за конфедератов, но я не стыжусь своих предков.

Рядовые солдаты с обеих сторон сражались не за политику. Юг подвергся атаке Севера, и большинство просто защищали свои дома. И хотя все они несли косвенную ответственность за рабовладение, даже если у них не было рабов, защита рабства не была их главной целью.

— Ожидаете, что снос монументов южанам будет продолжаться?

— Я думаю, да. Вот недавно в Новом Орлеане убрали статую Джефферсона Дэвиса (президент конфедеративных штатов. — «Газета.Ru»), монумент генералу Ли. И я думаю, что это печальная история. Есть масса других вещей, о которых американцы должны спорить. Думаю, что, если они хотят убирать эти монументы, должны делать это через референдум, чтобы люди сами решали, что там устанавливать.

— Как в американских учебниках сегодня рассказывают об истории Гражданской войны?

— Многие годы в школах использовались учебники, написанные южанами. Это происходило потому, что школы в Техасе заказывали учебники в таких количествах, что цена на них падала и соседние штаты покупали именно их. Но главная проблема — это время, которое отводится на изучение истории США.

Когда я учился в школе лет пятьдесят назад, мы неделю проходили Гражданскую войну. Сегодня объем материала про американскую историю увеличился процентов на двадцать, но времени больше не стало. Многое зависит от учителя. Есть учителя на Юге, которые по-прежнему вдалбливают в голову правоту южан. Встречал я и учителей на Севере, который считают, что южане были злобными рабовладельцами, не понимая, что двигало этими людьми.

США > СМИ, ИТ > gazeta.ru, 23 июля 2017 > № 2252339 Вильям Дэвис


Россия > Авиапром, автопром > gazeta.ru, 23 июля 2017 > № 2252315 Андрей Крамаренко

«Летает — и хорошо, есть что показать избирателям»

Эксперт: проект МС-21, скорее всего, никогда окупится

Екатерина Каткова 

Новая надежда российской гражданской авиации — самолет МС-21 — станет успешным проектом, только если будет массово идти на экспорт. В противном случае его ждет такой же провал, как и Sukhoi Superjet. Однако пока иностранные заказчики не спешат покупать неопробованный самолет, за которым тянется шлейф прежних неудач отечественного авиапрома. Об этом, а также о том, можно ли конкурировать с Boeing и Airbus, в интервью «Газете.Ru» рассказал ведущий эксперт ВШЭ Андрей Крамаренко.

Вы попробуйте, а мы посмотрим

— Как вы оцениваете потенциальный портфель заказов на новый российский лайнер МС-21?

— Проблема в том, что у «Иркута» (компания, которая производит МС-21. — «Газета.Ru») нет никакого опыта разработки, производства и постпродажной поддержки коммерческой пассажирской авиатехники. Они вообще-то занимаются сборкой истребителей. Да, в свое время туда влились остатки ОКБ им. А.С. Яковлева, но боюсь, что там тоже мало кто вспомнит, как выглядит самолет, не умеющий делать «бочку» или «колокол».

Поэтому никакого коммерческого портфеля нет и быть не может. Из правительства убедительно попросили несколько компаний сделать стартовые заказы, и они их сделали.

«Нормальные» твердые соглашения подписаны только с «Аэрофлотом» и несколькими отечественными государственными лизинговыми компаниями. Все остальное — или меморандумы, или небольшие заказы от авиакомпаний, которые могут и не дожить до начала коммерческих поставок самолета, как уже не раз было с контрактами на Sukhoi Superjet 100.

Я не хочу сказать, что МС-21 — неудачный самолет. Он может стать прорывом, а может повторить судьбу SSJ.

— Но его уже планируется через год вывести…

— Попробую на более приземленных примерах. Вы же знаете Уралвагонзавод? Они сейчас выпускают танки и грузовые вагоны. Представьте, они вам говорят: через год мы выведем на рынок новую LADA Kalina, только гораздо лучше прежней, еще более желтую и вообще кабриолет. Сколько штук купите? Ни одной?

Правильно, потому что вы не знаете: у производителя получится на выходе нечто больше похожее на машину, на танк или на полувагон? Начнут производство, потом посмотрим, как она выглядит, как будет ездить, потом решим. С МС-21 то же самое. «Иркут» выпускает, может быть, неплохие истребители, но, согласитесь, это другой вид спорта.

Отечественная наука и авиапром уже умеют создавать воздушные суда, которые прекрасно летают. Но коммерческий самолет должен не просто летать, но и приносить прибыль эксплуатанту.

В СССР никто об этом не думал, но и в новейшей истории российского авиапрома ничего и близко похожего на успех не было. Шлейф плохого бэкграунда всегда будет тянуться за МС-21. Получилось у «Иркута» или нет, мы увидим через год или два после начала коммерческой эксплуатации.

— Как вы думаете, с кого может начаться коммерческая эксплуатация МС-21?

— Скорее всего, с «Аэрофлота».

— Стоит ли рассчитывать на иностранных заказчиков?

— Иностранцы вообще скептически относятся к нашему авиапрому, поэтому даже при хорошем развитии событий «с той стороны» в дверь не постучатся еще несколько лет. Они будут смотреть на отечественных стартовых эксплуатантов, на потребление топлива, готовность к вылету, систему послепродажной поддержки и стоимость ПЛГ (поддержание летной годности. — «Газета.Ru») и делать выводы.

При этом нужно понимать, что если МС-21 не будет поставляться на экспорт, то это будет провал, сравнимый с SSJ.

Авиастроители, причем как сборщики, так и производители компонентов, уже давно живут на глобальном рынке. В каждом сегменте работает пара-тройка компаний, которые производят и поставляют самолеты эксплуатантам по всему миру. Соответственно, масштаб производства влияет на снижение издержек: economy of scale никто не отменял.

Теперь о внутренних поставках. Отечественные авиакомпании перевозят всего 2,5% от мирового пассажиропотока. Если взять за основу прогноз Boeing, потребность российского рынка составит около 40 новых воздушных судов в год. Маловероятно, что МС-21 займет весь объем отечественного рынка, в лучшем случае речь может идти о 20–30 самолетах в год. На этом фоне и Boeing, и Airbus будут выпускать по 50 с лишним узкофюзеляжных машин в месяц. Понятно, что с таким масштабом ни о какой ценовой конкурентоспособности говорить будет нельзя.

Всеми мерами правительство «обеспечит» спрос на МС-21 на внутреннем рынке, как это было с Sukhoi Superjet 100. Но рассчитывать только на него — значит или предлагать продукт по негодной цене (которую оплатят пассажиры), или постоянно «отжимать» правительство на субсидии, как это уже происходит с другим, часто упоминающимся в нашем разговоре самолетом. Иначе как коммерческим провалом назвать это будет нельзя.

— То есть о новых крупных заказах можно будет говорить через год-два после первых поставок?

— Чем ближе к началу коммерческих поставок, тем настойчивее правительство будет рекомендовать российским авиакомпаниям «поддержать отечественного производителя». Но иностранцы, действительно, займут выжидательную позицию. Кнута на них нет, а пряников пока недостаточно.

Первые годы покажут, какие у самолета технические недостатки, «детские болезни», как на них реагирует производитель, какие операционные издержки, как выстроена система послепродажной поддержки.

Стартовый эксплуатант в полной мере познает все прелести совершенно нового самолета. Настоящий спрос на МС-21 появится, если у «Иркута» все (или почти все) получится хорошо, а правительство и ОАК смогут обеспечить конкурентоспособную цену.

— Кому из иностранных перевозчиков это может быть интересно?

— Не знаю. В мире тысячи авиакомпаний. Кому-то будет интересно, если проект пойдет хорошо. В первую очередь это относительно небольшие перевозчики, у которых «переключение» на новый тип происходит более безболезненно, чем у крупных авиакомпаний, крепко привязанных к устоявшейся маршрутной сети и собственным мощностям по ТОиР.

В новом самолете заключены большие риски, но есть шансы на успех. На таком фоне производителю очень важно обеспечить глобальную сеть эффективной послепродажной поддержки.

Среди владельцев и руководителей авиакомпаний много романтиков, но мало альтруистов. К выбору нового типа они подходят настолько рационально, насколько это вообще возможно, тщательно изучая достоинства и недостатки каждого варианта.

Главное, чтобы самолет мог приносить прибыль, а собран его фюзеляж в Гамбурге, Хабаровске или Монреале — дело десятое.

— Думаете, очередь не выстроится?

— Нет, вот прямо сейчас никто в очередь от метро не выстроится. Отечественный авиапром пока не заслужил хорошей репутации за рубежом, поэтому иностранцы будут сидеть и наблюдать. Но даже если как самолет МС-21 получился конкурентоспособным, многое будет зависеть от комфортности владения им.

Готовность к вылету, оперативность и стоимость техобслуживания, гарантии остаточной стоимости можно перевести на язык денег, а значит, эти факторы будут влиять на принятие решения.

Объективно Sukhoi Superjet 100 — лучшее, что на сегодняшний день получилось у отечественного авиапрома, но по мировым меркам это неудачный самолет. Если недочеты SSJ не были учтены при проектировании и не будут учтены при эксплуатации МС-21, то очередь за ним точно не выстроится.

В этой связи «модернизация» Ил-96 и Ил-114 выглядит полной ерундой, потому что эти машины из прошлого века и уж точно не будут коммерчески успешнее SSJ 100, не говоря про МС-21.

Фактически на бюджетные деньги правительство портит репутацию отечественного авиапрома, пытаясь сначала оживить мамонта, а потом продать его втридорога всем желающим и нежелающим.

Пиар-проект федерального масштаба

— Сколько нужно производить МС-21, чтобы выйти на сопоставимый с Boeing и Airbus порядок цен?

— Хотя бы треть от конкурентов, т.е. около 200 машин в год. При этом, как я уже говорил, в лучшем случае 15–20% от такого выпуска получится «пристроить» на российском рынке, остальные — на экспорт.

При этом первые годы коммерческих поставок — период гарантированных убытков. Прибыль по проекту в лучшем случае будет приходить к концу следующего десятилетия.

— Минтранс и Минпромторг обещают, что МС-21 позволит авиаперевозчикам снизить эксплуатационные затраты на 12–15% по сравнению с зарубежными аналогами…

— Ой, мы с вами только что приводили пример Уралвагонзавода и новой LADA Kalina — желтый кабриолет. ГСС то же самое говорили о SSJ 100 десять лет назад.

На самом деле даже выйти на уровень операционных затрат Airbus A320 neo и Boeing 737 MAX будет уже огромным успехом для отечественного авиапрома. Подождем — увидим, первые годы коммерческой эксплуатации расставят все точки над i.

— На Ле-Бурже канадский производитель двигателей Pratt & Whitney Canada (P&WC) и российская ОАК подписали меморандум, который предусматривает возможность поставки PW127H на российский Ил-114-100. Есть ли будущее у этого проекта с учетом активного участия Канады в санкционном давлении на Россию?

— Существует потенциал замены Ан-24, которые и по сей день перевозят почти миллион пассажиров в год. Но Ил-114 — самолет давно ушедшей эпохи, «модернизация» в ее лучшем смысле будет означать сохранение планера и полный перебор компонентов, и не факт, что «родное» КБ в его нынешнем состоянии справится с такой задачей.

Санкции санкциями, но речь идет о технологиях в двигателестроении из начала 1990-х годов. Полагаю, что если поступит предложение, то P&WC с удовольствием снова продаст эти «преданья старины глубокой».

Хорошо, что у авиакомпаний будет хорошо отработанная в производстве и эксплуатации альтернатива разрабатываемому сейчас отечественному двигателю. Как минимум это должно стимулировать «Климов» сделать свою силовую установку не хуже.

— Затраты на разработку и производство МС-21 Минпромторг оценивал в феврале в 164 млрд рублей, большая часть из них уже потрачена. Сложно, конечно, вести такие подсчеты, но все-таки, как вы считаете, когда это может окупиться?

— Скорее всего, МС-21 никогда не окупится.

— То есть все эти миллиарды…

— От авиапрома еще никто не требовал «вернуть инвестиции». Летает — и хорошо, есть что показать избирателям по телевизору и на МАКСе.

Новейшая идея присутствовать во всех сегментах гражданского авиапрома тому подтверждение: ни одна страна мира, включая США, Китай и ЕС, не претендует на то, чтобы «закрыть» весь спектр коммерческой продукции.

При этом очевидно, что в отличие от МС-21 проекты Ил-96 и Ил-114 коммерчески бесперспективны при любом развитии событий. Внутренний рынок очень узкий, как вы помните, 2,5% от мирового пассажиропотока, а «продвинуть» их на экспорт будет тяжело даже под угрозой ядерной войны.

Нормальная логика в том, что для успеха надо взять какой-то рыночный сегмент и настойчиво развивать в нем компетенции, постепенно проникая в соседние сегменты. Мы же пытаемся сразу сделать все и одинаково плохо.

Судя по всему, российское правительство видит в авиапроме скорее инструмент внутреннего пиара, нежели коммерческий проект

По опыту Sukhoi Superjet 100 понятно, что на 164 млрд рублей счетчик не остановится, вероятно, потребуются еще десятки миллиардов на субсидирование производства МС-21 в первые годы, продвижение на экспортные рынки и т.д. Но авиапром такое дело, в котором мы за ценой не постоим.

— Думаете, у нас нет шансов создать коммерчески успешный проект?

— В авиастроении давно уже сразу ничего не получается. Вряд ли «Иркут» прошел мимо всех тех граблей, по которым традиционно ходят другие производители в мире. В лучшем случае получился удачный самолет, который нужно целенаправленно развивать, модернизировать, и на горизонте пятнадцати лет сделать уже нормальный коммерческий продукт, который будут брать не только потому, что заставили или дали большую скидку Airbus.

К слову, Airbus начал зарабатывать на А320 через полтора десятка лет после первого полета. По аналогии, к началу 2030-х годов МС-21 тоже начнет приносить прибыль производителю, но и то если все пойдет исключительно хорошо. На такой горизонт в нашей стране рассчитывать сейчас не принято.

Валютный фактор

— Как вы считаете, в ближайшие годы нашим авиакомпаниям потребуется больше новых самолетов или упор будет на покупки со вторичного рынка?

— Соотношение новых покупок и поставок с вторичного рынка конъюнктурно, поскольку зависит от валютных курсов. Дело в том, что у большинства российских авиакомпаний постоянные издержки (в основном это лизинг) выражены в иностранной валюте, а переменные (в первую очередь керосин) — в рублях. Но доходы почти у всех в рублях.

В структуре расходов на новый самолет доля лизинговых платежей заметно выше, чем на возрастной, где на первый план выходят топливо и техобслуживание.

Но техническое обслуживание и ремонты (ТОиР) по планерам сейчас в основном локализованы в России, по двигателям и компонентам — за рубежом, поэтому данный фактор скорее к валюте индифферентен. Основное — это соотношение расходов на лизинг и потребления ГСМ (горюче-смазочные материалы. — «Газета.Ru»).

Когда рубль укрепляется, почти всем авиаперевозчикам выгоднее брать более новые самолеты, когда падает — более возрастные.

Но понять, каким будет курс даже через месяц, сейчас практически невозможно, а самолет — дело долгосрочное, срок операционного лизинга составляет от пяти лет. Хеджировать валютные риски дорого, но при «нерасчетном» поведении рубля можно потерять очень много.

Поэтому авиакомпании второго-третьего эшелонов работают ситуативно с вторичным рынком, крупные перевозчики балансируют риски новыми и возрастными машинами в парке, и только «Аэрофлоту» с высокой долей валютной выручки комфортнее брать все машины «с завода».

— В такой ситуации компаниям будет выгоднее приобретать отечественную технику, чем зарубежные самолеты?

— Что из современной техники сейчас может предложить отечественный авиапром? Только SSJ 100. Остальные модели из эпохи динозавров, на них серьезно не смотрит ни одна авиакомпания. Однако производитель SSJ 100 — «Гражданские самолеты Сухого» (ГСС) — каталожную цену на свой самолет поставил в валюте, что оправданно: более половины комплектующих иностранного производства.

Финансовый лизинг — это «игрушка» на 10–12 лет, а в нашей стране длинные и дешевые деньги — большая редкость, поэтому все так или иначе занимают деньги за рубежом, кто напрямую, кто через «материнские» банки.

Занимают они там, конечно, не в рублях, поэтому и лизинговые платежи тоже в долларах США: какой смысл им брать на себя валютные риски? Только у ГТЛК часть SSJ лизингована в рублях, но это скорее исключение. Получается, что за единственный более-менее востребованный самолет российского производства также нужно платить в валюте и в плане валютных рисков никакой разницы между отечественной и импортной техникой для эксплуатанта нет.

Россия > Авиапром, автопром > gazeta.ru, 23 июля 2017 > № 2252315 Андрей Крамаренко


США. Россия. ОПЕК > Нефть, газ, уголь > fingazeta.ru, 23 июля 2017 > № 2251873 Николай Вардуль

Нефтяные парадоксы

Цены – инвестиции – добыча. Что происходит в этом магическом треугольнике?

Николай Вардуль

Когда цены на нефть высоки, в добычу и геологоразведку приходят новые инвестиции. За новыми инвестициями растет добыча. Рост добычи снижает цены. За снижением цен падают инвестиции, за ними снижается добыча. За снижением добычи растут цены – и цикл возобновляется. Это классика. Но сегодня классика оказывается в почете далеко не всегда. Мы живем в эпоху постмодернизма.

Бегом к инфаркту

10 июля Dow Jones со ссылкой на Wall Street Journal сообщил: дешевые деньги, доступные на американском финансовом рынке, позволяют производителям сланцевой нефти наращивать бурение, даже притом что добыча большинства компаний убыточна. Wall Street Journal пишет, что несмотря на 17%-ное падение цен на нефть, произошедшее с апреля 2017 г., американские компании готовы уже в следующем году достичь нового рекордного уровня нефтедобычи – более 10 млн баррелей в день.

Нефтяникам удается поддерживать буровую активность благодаря привлечению на американском финансовом рынке $57 млрд, которые были получены за последние 18 месяцев. Крупные компании – производители сланцевой нефти «могут получить тот объем средств, который им нужен, и инвестировать туда, куда им хочется». По оценке Международного энергетического агентства, инвестиции в добычу сланцевой нефти в США в 2017 г. вырастут на 53%.

При этом, стоит повторить, финансовые результаты многих сланцевых компаний еще больше ухудшились. Как еще в мае заметил Эл Уолкер, гендиректор Anadarko Petroleum Corp., обращаясь от лица нефтяников к инвесторам: «Самая большая проблема, которая сейчас стоит перед нашей отраслью, это вы».

Парадокс на парадоксе. Живо напоминает забег к инфаркту.

В чем разгадка? Можно, конечно, назвать всю сланцевую добычу одним большим финансовым пузырем, который скоро лопнет на радость традиционным добытчикам, не в последнюю очередь включая Россию. Но даже если так, то почему появился пузырь?

Вряд ли виновата сланцевая добыча сама по себе. Пузырь надули инвесторы. Но инвесторы, как бы много не было денег на рынке, действуют все-таки не как загулявшие купчики, а именно как инвесторы, т.е. рассчитывают на возврат своих средств. И на некую прибыль. В чем расчет?

Рациональных оснований два. Первое – возможно, инвесторов впечатлило ограничение добычи со стороны ОПЕК+ и они ждут отскока цен. В принципе того же ждут и на стороне ОПЕК+. Но есть принципиальная разница. Если ОПЕК+ своим самоограничением в добыче нефти пытается рост цен приблизить, то сланцевики действуют совершенно иначе. Наращивая инвестиции, за которыми следует рост числа буровых установок, а это показатель, важный для рынка, они отодвигают возможность того самого отскока, рост числа буровых – это указатель вниз для цен на нефть. Основание получается уж очень шатким.

Есть второе. Инвестиции, которые получают сланцевики, идут не только на новые буровые, но и на совершенствование самой технологии добычи.

Одним из важнейших пунктов при этом является ее удешевление. Здесь оценки очень разные, как разные, конечно, и условия добычи на разных участках, но если раньше едва ли не общепринятой была оценка: порогом рентабельности для сланцевой добычи является уровень цен в $50 за баррель, то теперь такого единства уже нет. Порог разные аналитики опускают до $40, $30, а то уже и до $25 за баррель. Факт в том, что добыча удешевляется.

Так что налицо не столько чистый финансовый пузырь, сколько технологический вызов. Тем не менее пока поведение сланцевиков образцом рациональности назвать трудно.

Иррациональное заразно

Гонка добычи в условиях падающих цен – это не новость. Ситуация живо напоминает то, что происходило на нефтяном рынке до ограничений добычи, введенных ОПЕК и примкнувшими к картелю странами. Уже тогда на фоне падения цен шла гонка добычи, приводившая к еще большему падению цен. Теперь то же самое происходит, но только по одну сторону баррикады. На стороне ОПЕК – ограничения добычи, на стороне США ее расширение на фоне, скорее, снижающихся цен.

Но так ли прочна перегородка? Долго ли она простоит?

Есть аргументы для прямо противоположных ответов на поставленные вопросы. С одной стороны, нефтяные цены несколько приподнялись на информации о том, что на следующем заседании ОПЕК+, которое пройдет в Санкт-Петербурге 24 июля, могут принять участие представители Ливии и Нигерии. Дело в том, что пока Ливия и Нигерия освобождены от обязательств по соглашению ОПЕК+, поскольку их нефтяная промышленность пострадала от деятельности вооруженных группировок в ходе внутренних конфликтов. Если они примут на себя ограничительные обязательства, это будет общее снижение предложения нефти.

С другой стороны, буквально за день до этого цены, наоборот, нырнули на информации, которая пришла из России. Комментирует Николай Подлевских, начальник аналитического отдела ИК «Церих Кэпитал Менеджмент»: «Падение цен нефти началось после заявлений представителя РФ о том, что текущие меры стран ОПЕК и вне ОПЕК являются достаточными, и Россия будет выступать против дальнейшего увеличения размера сокращения добычи». Но это было только начало. Дальше министр энергетики РФ Александр Новак «сделал сенсационное заявление: «Плавный выход из Венского соглашения разумен. Многие говорят об этом, он может занять несколько месяцев». Слово не воробей, а слова министра тем более не воробей. Появление подобных настроений среди ведущих членов ОПЕК+ являются существенным негативом для нефтяных цен».

Так что впереди у ОПЕК+ развилка. Или фактически новое сокращение добычи за счет присоединения к соглашению пока освобожденных от самоограничений стран, или «плавный выход из Венского соглашения».

Выбор второго варианта означает, что гонка добычи возобновится с новой силой. Александр Новак называет такое развитие событие разумным. Возможно, он считает, что ограничение будет сниматься постепенно, и в итоге рынок стихийно определит цену, на которой будет достигнут баланс между спросом и предложением. Но это из классики, а не из постмодернизма.

Само ожидание снятия ограничений добычи может вызвать обвал цен. Ведь, как мы уже видели, в уравнении цены на нефть участвуют и инвестиционные показатели, которые не всегда поддаются полному учету или прогнозированию. В результате сам курс на снятие ограничений чреват такой волной волатильности нефтяных цен, которая точно не сулит стабильность российскому бюджету.

США. Россия. ОПЕК > Нефть, газ, уголь > fingazeta.ru, 23 июля 2017 > № 2251873 Николай Вардуль


США > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 23 июля 2017 > № 2251863 Юрий Сигов

Большая американская бензоколонка

Соединенные Штаты хотят стать ведущей энергетической державой мира. Если это позволят ей сделать все остальные государства

Юрий Сигов, Вашингтон

Уже давно и ни у кого не вызывает сомнения то, что Америка является ведущей мировой державой по целому набору различных показателей - от военной мощи до печатания ровно нарезанных зеленых бумажек, которые имеют магическое свойство приниматься практически во всех странах мира как средство оплаты за товары и услуги. Также Соединенные Штаты претендуют на первую позицию на нашей планете в сфере образования, новых технологий и соотношения числа богатых к числу среднестатистических граждан.

Но с приходом в Белый дом нового президента страны у нее (а точнее - у него персонально) появилось навязчивое желание сделать США еще и первой на "мировой деревне" в сфере энергетики. Причем эти "настойчивые пожелания" отнюдь не блажь дорвавшегося до штурвала большой политики вчерашнего строителя-риелтора. Это вполне осознанный курс не только президента Соединенных Штатов, но и мощнейшего энергетического лобби страны, которое во многом как раз и способствовало тому, чтобы Д. Трамп оказался там, где он сейчас находится.

И если к разного рода "бархатным" и "оранжевым" революциям под руководством США по всему свету уже многие привыкли, то к совершенно новой, никому пока до конца неведомой, революции в области большой энергетики придется еще какое-то время очень многим странам приноравливаться. А особенно тем, кто сегодня фактически именно за счет добычи и экспорта нефти-газа не просто сводит концы с концами, но и элементарно выживает. "Мы начинаем новую энергетическую революцию", - недавно громогласно заявил президент США. И на это стоило бы обратить самое пристальное внимание и России, и Казахстану с Азербайджаном. Потому как они от этой "новой американской революции" могут самым непосредственным образом пострадать.

Всех "зеленых" - на свалку. А нефтью и газом весь мир разрушим и себе подчиним

Итак, что же задумали и президент США, и его ближайший соратник - влиятельный энергетический бизнес страны, который во многом помог ему попасть в Белый дом? Прежде всего стоит отметить, что речь идет о долгосрочной стратегии, которая, совершенно очевидно, не будет зависеть только от прихоти того или иного главы американского государства. То есть то, что будет запущено в ближайшие месяцы как китайский "Шелковый путь", определит поведение в энергетической сфере американцев на ближайшие пару десятилетий, как минимум.

Если же оценивать планы нынешней администрации Белого дома в области энергетики, то, по большому счету, ничего "такого уж революционного", в принципе, не предлагается.

Просто все то, что делала предыдущая администрация Б. Обамы, ориентировавшаяся на различные варианты "чистой" и "зеленой" энергетики, благополучно будет за ближайшие четыре года похоронено. А ставка будет сделана на бурное развитие традиционной углеводородной энергетики.

Продвигавшаяся ранее "зеленая" энергетика требует огромных государственных вливаний, а Д. Трамп и его ближайшее окружение считают, что деньги из бюджета надо тратить на совершенно иные вещи. Поскольку за последние 10-15 лет в области добычи и разработки технологий для сланцевой нефти и газа произошла "американская энергетическая революция", то менять соотношение сил между экспортерами и импортерами нефти-газа в первую очередь Америка намерена и дальше.

Напомню, что более ста лет назад США уже были единственной на тот момент энергетической сверхдержавой мира. Страна была крупнейшим производителем нефти и угля, но потом было принято решение получать энергоресурсы оттуда, где их дешевле добывать и где американские вооруженные силы смогут проконтролировать сам процесс и продажи, и доставки черного золота. К тому же до сих пор нефть на мировых рынках торгуется исключительно за американские доллары (если это только не бартерный обмен, когда ту же иранскую нефть фактически обменивали на товары и услуги, вообще не прибегая к денежной оплате).

Когда Д. Трамп попал в Белый дом, то одним из его ключевых посылов было создание тысяч новых рабочих мест для американских граждан, и энергетический сектор в этом деле должен ему очень неслабо подсобить. Так, за прошедшие 10 лет в топливно-энергетическом секторе страны было создано свыше 300 тысяч рабочих мест. В этом году Д. Трамп обещает добавить к этому числу еще 200 тысяч. К тому же в энергетической отрасли США довольно высокие зарплаты, и расширение найма рабочей силы именно в этом секторе должно существенно улучшить жизненные условия как минимум миллиона американцев.

Для того чтобы ни у кого не было сомнений в том, что новая администрация на самом деле намерена совершить "новую энергетическую революцию", Д. Трамп жестко разорвал все подписанные ранее его предшественником соглашения о так называемом Парижском пакте по климатическим изменениям. Да, его за то что демократы, что разного рода "записные либералы", которых в США полным-полно, нещадно до сих пор критикуют. Но американский президент сразу же дал понять: ему чихать на мнение других правителей, а куда важнее, что ограничения, которые навязывались американской экономике этим договором, обошлись бы прежде всего именно американскому энергосектору в сотни миллиардов долларов прямых потерь.

Работа здесь ведется как чисто экономическая, так и закулисно-политическая. В плане "чистой энергетики" намечено и дальше увеличивать добычу нефти из сланцев, чтобы тем самым держать мировые цены на энергосырье на выгодном для Вашингтона уровне. К примеру, в 2006 году Соединенные Штаты добывали 6,8 миллиона баррелей нефти в день. А через десять лет эта цифра достигла 12,4 миллиона, то есть практически возросла в два раза. Несмотря на то что цены на нефть в мире за последние годы резко снизились, американская энергетика по-прежнему работает "в плюс".

Теоретически новый президент страны требует, чтобы США полностью стали энергонезависимыми. То есть полностью себя обеспечивали и природным газом, и нефтью. И даже если это будет на какое-то время стоить дороже, чем, скажем, везти нефть танкерами с Ближнего Востока или Западной Африки, энергетическая независимость страны- ключевой ориентир, на который будут направлены все силы нынешней администрации. При этом не будем забывать, что отдельные поставки американской нефти уже осуществляются на мировой рынок, в частности в Европу. И это - только начало очень серьезным изменениям, которые будут иметь под собой не столько экономические, сколько далеко идущие политические последствия.

Америка скоро может стать "новым газовым монстром" похлеще России и Катара

Особый интерес представляет из себя текущая стратегия администрации Д. Трампа в области добычи и экспорта природного газа. Опять-таки только за последние десять лет добыча голубого топлива в Америке выросла с 500 млрд. до 750 млрд. кубометров в год. По добыче Соединенные Штаты уже обогнали Россию, причем на них нынче приходится 21 процент всего мирового производства газа, а на Россию - 16 процентов. Полное самообеспечение газом США надеются достигнуть к 2020 году, причем за это время полученный природный газ также будет во все возрастающих объемах экспортироваться за границу.

Интересно, что для роста производительности газовой индустрии Д. Трамп отменил все указы своего предшественника на президентском посту, которые в целях "защиты окружающей среды" запрещали бурение скважин на шельфе морей и океанов, прилегающих к американским берегам. По оценкам специалистов, на американском шельфе может быть добыто до 10 трлн. кубометров газа. И если грамотно "зарядить" американские энергетические компании на их добычу (а для этого понадобятся новые технологии, что опять-таки создаст новые рабочие места в стране), то будущее других ныне газо-экспортирующих государств станет крайне незавидным.

Тем самым США будут решать не только вопросы самообеспечения нефтью и газом дома, но и неизбежно превратятся в ближайшие пару лет в ведущего экспортера энергоресурсов. Всем тем, кто сегодня привык работать на уже окученных рынках со своими нефтью-газом, придется либо "тесниться" под напором американских предложений, либо снижать цены на поставляемое сырье. К тому же за новые рынки для своих нефти-газа Америка будет использовать все свое как политическое, так и военное могущество.

К примеру, Соединенные Штаты не столько по экономическим, сколько по политическим причинам в ближайшие пять лет намерены наращивать поставки в Европу сжиженного газа. Они уже это весьма успешно делают в течение нескольких лет, и закупают американский сжиженный газ уже более двух десятков стран. А многие из них покупают голубое топливо по старым контрактам с другими поставщиками, которых американские компании постепенно будут оттеснять и выдавливать из стран, имеющих для Америки стратегическое значение.

На сегодняший день долгосрочными покупателями американского сжиженного газа являются Япония, Индия и Южная Корея, у которых с Америкой очень тесные как политические, так и экономические связи. Теперь же Соединенные Штаты стремятся закрепить свои позиции в Европе, куда свой газ она сможет продавать под соусом "необходимой диверсификации" газовых поставок для сокращения влияния в этой сфере России.

Важно и то, что для подобного курса Соединенные Штаты будут оказывать всяческую поддержку прокладке любых альтернативных российским газопроводов в Европу, включая проекты с берегов Каспия и Азербайджана. Пока американцам выгоднее продавать свой сжиженный газ в Азию, но по политическим соображениям они могут существенную часть экспорта перенаправить на Европу, тем более что политические власти Старого континента к такому варианту собственного энергообеспечения явно предрасположены.

Не исключены поставки сжиженного газа из США в Китай.

Это уже как договорятся об этом политики

По оценкам даже самых оптимистически настроенных к российским поставкам в Европу специалистов, американцы сделают все, чтобы часть (как минимум) европейского газового рынка подтащить под себя. Здесь дело даже будет не в каких-то выгодных ценах или неких уступках на долгосрочной основе по контрактам. Диктовать условия подобными газовыми поставками на европейские рынки будет чистая политика. Особенно в такой обстановке, что никаких просветов на даже минимальное улучшение отношений между США и Россией не просматривается.

Европейцы же могут получить как скидки от американских компаний, так и договариваться на выгодные для себя условия с тем же Азербайджаном и Турцией. А Россию уже ставить перед свершившимся фактом и выбивать для себя тем самым наиболее выгодные цены поставок. Могут в Европе американцы пойти и на некоторые временные скидки на свой сжиженный газ - лишь бы выдавить оттуда конкурентов из России. Тем более что странам Евросоюза о том, чтобы сокращать свою зависимость от российских поставок газа, можно лишний раз и не напоминать.

В целом же на европейских рынках у России и Азербайджана имеется преимущество по цене, да и транспортировка выгоднее по сравнению с американским сжиженным газом. А ведь есть еще Украина, через которую так или иначе до 2019 года российский газ поступает в Европу. Если ситуация в российско-американских отношениях будет по-прежнему на грани полного разрыва, то возобновление политической нестабильности на Украине в ближайшие год-два вполне вероятно. Не будем забывать и о так называемом «Турецком потоке», который тоже по поставкам в Европу российского газа будет полностью зависеть не от прокладки тех или иных труб по дну Черного моря, а исключительно от "большой политики".

Здесь надо также учесть, что никакого просвета не предвидится и в российско-европейских, а также европейско-турецких отношениях. Это все напрямую будет влиять и на стоимость газа на европейских рынках, и на поведение там Соединенных Штатов. И хотя Россия продолжает делать ставку именно на европейские энергетические рынки, главные проблемы ее ждут в Азии, где "американская энергетическая революция" также окажет уже в ближайшие пару лет свое существенное влияние и на прокладку новых газопроводов, и на расширение газовой торговли с крупнейшими азиатскими державами, включая Китай. В Восточной Азии три крупнейшие экономики - Китай, Южная Корея и Япония - легко переварят фактически любые объемы поставок американского сжиженного газа. Но если Южная Корея и Япония находятся под полным политическим и военным контролем Соединенных Штатов, то Китай закупает нефть и газ по всему свету. И тот же сжиженный газ сюда идет как с Ближнего Востока, так и поставки пойдут по прокладываемому магистральному газопроводу из России.

И здесь все те с виду экономические выгоды, которые сегодня имеются от политического взаимодействия России и Китая, могут уступить место чисто экономическим "подковерным" договоренностям США и КНР. Напомню, что Китай получает нефть из Казахстана, а природный газ - из Туркменистана. Есть планы переориентации части азербайджанского энергетического экспорта в Китай, но для этого потребуются значительные денежные средства. А вот Соединенные Штаты вполне могут привлечь китайское правительство к расширению закупок американского сжиженного газа.

В любом случае одной из идей "новой американской энергетической революции" является резкое усиление влияния "американской энергетической дипломатии". То есть того, за что в Европе, к примеру, постоянно критикуют Россию. Теперь же аналогичным образом есть шанс действовать и у Соединенных Штатов. И если такая "энергетическая политика" станет на внешних рынках Д. Трампом и его ближайшей командой на самом деле активно проводиться, то и на России, и на других постсоветских республиках, которые живут за счет экспорта энергоресурсов, это скажется самым непосредственным образом.

США > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 23 июля 2017 > № 2251863 Юрий Сигов


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 22 июля 2017 > № 2252112

Секретный план противодействия путинскому вмешательству в американские выборы

Массимо Калабрези (Massimo Calabresi), Time, США

Прокурор округа Риверсайд Майкл Хестрин (Michael Hestrin) 7 июня находился на своем рабочем месте, когда ему начали звонить. В этот день в Калифорнии проходили президентские праймериз, и расстроенные избиратели хотели уведомить прокурора о том, что они лишены возможности проголосовать. «Люди звонили к нам в прокуратуру и жаловались, рассказывая о том, что они пытались проголосовать, однако им без их ведома изменили регистрацию», — говорит Хестрин. Вскоре таких жалоб набралось более двух десятков, и выпускник юридического факультета Стэнфорда Хестрин, 19 лет проработавший на своем посту, отправил на окружные участки для голосования следователей, чтобы те выяснили, в чем проблема.

Сначала то, что они узнали, успокоило прокурора. Всем, кто не мог проголосовать, выдали условные избирательные бюллетени, и они отдали свои голоса таким способом. Но когда следователи начали копать глубже, ситуация стала выглядеть менее безобидной. После дня голосования все новые люди начали сообщать о том, что на первичных выборах у них были проблемы с регистрацией. Хестрин со следователями пришел к выводу, что как минимум в шести случаях изменения в учетную информацию внесли хакеры, воспользовавшиеся персональными данными, такими как номер социального страхования или водительского удостоверения, чтобы получить доступ к регистрационной базе данных избирателей всего штата Калифорния.

Но на этом все следы оборвались. Заведующий канцелярией штата Калифорния сообщил следователям Хестрина, что система штата не зарегистрировала сетевые адреса компьютеров, внесших изменения, а поэтому выяснить личности хакеров невозможно. Больше Хестрин не мог ничего сделать, но это был еще не конец. Загадки с регистрацией избирателей вызвали сомнения у членов обеих партий. Местные республиканцы открыто заявили, что демократы проигнорировали эту проблему, а потом начали обвинять их в том, что они пытаются помешать голосованию Великой старой партии. Демократы подумали, что республиканцы выдумывают оправдания, чтобы как-то объяснить свое поражение на окружных избирательных участках. «Это вызвало большую обеспокоенность, — говорит республиканец Хестрин, занимающий выборную должность. — Надо было сохранить веру людей в нашу избирательную систему».

Лишь спустя несколько месяцев следователей осенило, что весь смысл хакерской атаки в округе Риверсайд мог заключаться как раз в подрыве веры избирателей. После калифорнийских первичных выборов федеральные власти обнаружили, что российские хакеры проникли в 20 с лишним избирательных систем местного уровня и штатов, и попытались кое-где внести изменения в регистрацию избирателей. Проанализировав события в округе Риверсайд, руководители по вопросам кибербезопасности из Белого дома задались вопросом о том, не было ли это пробным шаром со стороны русских. «Все выглядело так, будто киберпреступники проверяли, какой хаос они смогут посеять в день выборов, — говорит занимавшийся этим делом представитель федеральных служб кибербезопасности. — Улик преступления не было, и поэтому мы можем никогда не узнать об этом наверняка. Однако разведка рассказала нам, что русские хвастались тем, как они это сделали».

В нескончаемом потоке новостей легко можно забыть о том, что основная цель российской операции против президентских выборов 2016 года заключалась, как выражаются представители американского разведывательного сообщества, в «подрыве веры общества в американский демократический процесс». То, что происходило с начала весны 2016 года вплоть до закрытия избирательных участков 8 ноября в штатах и округах по всей Америке, это агрессивная атака на достоверность наших выборов, а также в основном невидимая и тщетная попытка федеральных органов отразить эту атаку. ФБР, Министерство внутренней безопасности и американские спецслужбы вели работу по опознанию хакеров и определению масштабов их вредоносной операции влияния. Федеральные власти не смогли помочь штатам защитить их машины для голосования и учетные списки избирателей, и в обстановке усиливающейся межпартийной вражды сами стали жертвой подозрений во вмешательстве. В конце концов, федеральные власти осознали, как мало они могут сделать для срыва последней российской атаки на выборы (они были уверены, что такая атака произойдет), и поэтому разработали чрезвычайный план по ограничению ущерба в день голосовании и после него.

Этот план на 15 страницах разработали руководители органов кибербезопасности из администрации президента Обамы. Ранее о нем не сообщалось, однако TIME удалось с ним ознакомиться. Содержание этого плана показывает, насколько встревожен был Вашингтон. Главная роль в борьбе с киберинцидентами в день выборов в большинстве случаев отводится самим штатам. Но на случай «мощной атаки, способной привести к серьезным последствиям для избирательной инфраструктуры», план предусматривает «чрезвычайные меры реагирования». Среди них — отправка «вооруженных сотрудников правоохранительных органов» на избирательные участки, если хакерам удастся остановить процесс голосования. В кризисной ситуации план предусматривает отправку действующих вооруженных сил и резерва, а также членов национальной гвардии «по запросу федерального органа и по указанию министра обороны или президента». В течение трех дней после выборов специальная межведомственная группа должна отслеживать «киберинциденты», в том числе связанные с информационными вбросами, вызывающими сомнения в результатах голосования.

Первого ноября Белый дом пошел на чрезвычайную меру, организовав учения со сценариями атаки в день выборов. В течение пяти часов Совет национальной безопасности разыгрывал этот сценарий, отрабатывая вопросы взаимодействия федеральных ведомств по реагированию на реальную атаку. Некоторые сценарии предусматривали настоящее вмешательство в процесс голосования, другие же включали попытки дезинформации с целью срыва выборов. Когда отрабатывались самые кошмарные сценарии, начиная с отказа избирателей голосовать и кончая насилием на избирательных участках, участники учений проработали действия каждого ведомства, а также рассмотрели накладываемые на них правовые ограничения.

Наступило и прошло 8 ноября, а никакой настоящей на выборы не произошло. Тем не менее, усилия России наверняка дали определенный результат, в чем ей вольно или невольно помог Дональд Трамп. Большинство американцев считают, что их собственные голоса подсчитаны правильно; однако их вера в честность выборов все равно ослабевает. В 2009 году 59% американцев верили в честность выборов, а 40% — нет, о чем свидетельствуют данные опроса Института Гэллапа. Но к 2015 году цифры изменились, а накануне ноябрьского голосования на фоне неоднократных заявлений Трампа о подтасовках и сообщений СМИ о российских хакерских атаках лишь 30% американцев верили в честность нашего избирательного процесса, а 69 — нет.

Такое недоверие может усилиться. Недавние разоблачения и показания свидетельствуют о том, что российская операция против системы голосования на местах и на уровне штатов была шире и глубже, чем предполагалось ранее. Они также продемонстрировали, что наша избирательная система по-прежнему не защищена от разного рода атак, которые предназначены не для срыва подсчета голосов, а для ослабления веры американцев в результат. Вот почему так важен рассказ о том, как руководители в срочном порядке разрабатывали меры безопасности для выборов 2016 года, а потом погрязли в межпартийных подозрениях. Все дело в том, что вопрос о незащищенности США от вмешательства в избирательный процесс важнее не для прошлого, а для будущего.

НОВАЯ ОПАСНАЯ ИГРА РОССИИ

Спустя примерно три недели после хакерской атаки в округе Риверсайд один российский агент зарегистрировался на сайте учета избирателей одного из 109 избирательных округов Иллинойса, каждый из которых имеет свою собственную систему голосования. Но вместо того, чтобы ввести персональные данные в одно из полей, где надо указывать имя и адрес, хакер загрузил туда заранее написанный вредоносный код, выполнив классическую хакерскую операцию под названием внедрение SQL-кода. Тем самым, хакер открыл лазейку для взлома всех 15 миллионов файлов бывших и нынешних избирателей штата, зарегистрированных с 2006 года. И почти три недели о его присутствии никто не знал.

В таких взломах нет ничего особенно нового. Россия на протяжении многих лет зондирует американские системы для голосования местного уровня и уровня штатов. В 2008 году Москва взломала компьютерные системы штабов Обамы и Маккейна. В 2014-м русские начали действовать более нагло. «Раньше, когда мы где-то обнаруживали русских, они исчезали как призраки — раз, и все, — рассказывает бывший координатор Белого дома по вопросам кибербезопасности Майкл Дэниел (Michael Daniel). — После 2014 года мы находили их в сетях, но они никуда не уходили, как будто дразня нас. Они стали действовать намного агрессивнее».

Выборы 2016 года стали новым крупным шагом в этом направлении. После хакерского взлома в Иллинойсе и аналогичного в Аризоне, который произошел примерно в то же время, специалисты по кибербезопасности поняли, что «началась совсем другая игра», говорит Дэниел. Русские не просто крали информацию с целью сбора разведывательных сведений, как они делали во время предыдущих избирательных циклов. Команда Дэниела пришла к выводу, что они демонстрируют свое вероятное намерение вмешаться в процесс голосования.

Иллинойс обнаружил взлом 12 июля, когда хакеры спровоцировали тревогу, попытавшись скачать весь массив данных 15 миллионов избирателей. Руководство штата отключило систему от сети и выяснило, что хакеры успели украсть около 90 тысяч файлов, в которых были персональные данные типа номеров водительских удостоверений и последних четырех цифр номеров социального страхования. Когда Иллинойс в конце июля сообщил об этом в ФБР, бюро направило группу киберреагирования в столицу штата Спрингфилд, где хранятся компьютеры.

К счастью для федералов, руководство штата сделало полные резервные копии всех данных из системы до и после атаки SQL, и поэтому агенты сумели понять, что сделали хакеры. ФБР обнаружило, что они проникли внутрь и попытались изменить и удалить данные из списков избирателей. В частности, они попытались внести изменения в имена и адреса голосующих. Насколько поняли агенты бюро, ни одна из этих попыток не увенчалась успехом. И что самое важное, власти Иллинойса зафиксировали IP-адреса нападавших. Эти цифровые отпечатки пальцев, методы работы хакеров и доклады разведки о планах русских убедили федеральные власти в том, что хакеры действовали в составе группы под названием Fancy Bear, которая является подразделением российской военной разведки (ГРУ).

По словам бывшего высокопоставленного руководителя из Белого дома, вначале эти разоблачения казались «ужасающими». Примерно неделю в конце июля люди из ФБР думали, что Россия планирует физическую хакерскую атаку на машины для голосования и попытается манипулировать процессом подсчета голосов. В связи с этим возникла срочная необходимость понять, может ли Москва на самом деле изменить результаты голосования. Оказалось, что в штате Белого дома есть один из ведущих в США экспертов по манипулированию машинами для голосования, который работает заместителем главного руководителя по технологиям. Профессор Эд Фелтен (Ed Felten) из Принстона был известен тем, что первым в своей научной работе показал, как можно взломать машину для голосования компании Diebold.

Вместе с коллегами из Национального института стандартов и технологии, разработавшими стандарты безопасности электронной машины для голосования, Фелтен и Дэниел пришли к выводу, что технически взломать такие машины вполне возможно. «Во многих местах в США есть машины для голосования с сенсорными экранами, которые не защищены от манипуляций со стороны тех, кто сможет заранее получить к ним доступ», — говорит Фелтен. Эту киберкоманду встревожило то, что Россия может попытаться скомпрометировать какого-нибудь работника избирательного участка, и через него получить доступ к машинам с сенсорными экранами до начала выборов. Но сделать это таким образом, чтобы изменить результаты голосования, чрезвычайно трудно. Во-первых, хакерам нужно было узнать, какие округа могут повлиять на результат. Затем они должны были изменить достаточное количество голосов, чтобы обеспечить победу, сделав это так, чтобы не привлечь к себе внимание.

Однако это отнюдь не означало, что все хорошо, и беспокоиться не о чем. Ведь смысл выборов заключается не в том, чтобы просто сосчитать голоса, а в том, чтобы в США возник консенсус и убежденность в том, что народ свободно и справедливо изъявил свою демократическую волю. Повлиять на такой консенсус и изменить его гораздо проще. «Мы пришли к заключению, что Россия в состоянии подорвать доверие миллионов избирателей и ослабить наши возможности по проведению свободных и честных выборов», — говорит бывший директор Совета национальной безопасности по вопросам реагирования на киберинциденты Энтони Ферранте (Anthony Ferrante), возглавивший оперативные действия по борьбе с русскими хакерами.

С мая американские контрразведчики начали получать доказательства того, что российская военная разведка может попытаться навредить наиболее вероятному победителю Хиллари Клинтон. Данных об этом было недостаточно, но они говорили об одном и том же. Первый доклад о хвастливом руководителе из ГРУ нашел подтверждение в последующих докладах разведки, указывавших на очевидную готовность и желание русских осуществить вмешательство. После взлома в Иллинойсе и получения соответствующих разведданных команда из Белого дома к середине августа пришла к выводу, что существует три главных способа, при помощи которых российский президент Владимир Путин может ослабить достоверность результатов голосования.

Первое и самое опасное, что могла сделать Россия, это скрытно внести изменения в списки избирателей. Удалив записи, она привлекла бы излишнее внимание, а вот внедрив специальную программу против регистрационных файлов, она могла, например, изменить вторую букву во всех адресах избирателей, и это осталось бы незамеченным. В этом случае в день голосования всем избирателям в колеблющихся округах пришлось бы голосовать по условным бюллетеням, что создало бы ощущение хаоса. Любой пропагандист в этом случае мог по факту поставить под сомнение результаты голосования.

Другая возможность заключалась в манипуляциях с машинами для голосования, которая также обладает пропагандистской ценностью. Говорит Дэниел: «Нас обеспокоило вот что. Хакер мог зафиксировать на видео процесс взлома одной машины для голосования, а потом сказать: «Вот видео на YouTube. Мы сделали это сто тысяч раз во всех Соединенных Штатах», хотя на самом деле, ничего подобного не было». Это породило бы сомнения относительно всех машин для голосования в стране, и в итоге доверие к окончательному итогу тоже было бы подорвано.

И наконец, русские могли взломать систему отчетности о выборах. Реальный подсчет голосов децентрализован и осуществляется крайне медленно. Местные члены избирательных комиссий считают голоса, а потом проверяют. Затем секретари, избирательные комиссии штатов и прочие чиновники подводят итоги, подписывают документы, и только после этого официально утверждаются результаты голосования. У такой децентрализованной системы есть свои преимущества. Однако в вечер выборов почти все телерепортеры, информационные агентства и новостные сайты полагались на информацию The Associated Press. Внеся изменения в сообщаемую The Associated Press информацию или просто выведя из строя компьютерные системы агентства посредством настойчивых атак, хакеры могли бы посеять хаос.

Зная об этом, Ферранте начал составлять чрезвычайный план действий на день выборов и на последующие дни на случай российской хакерской атаки. Консультируясь с экспертами по выборам из Министерства юстиции, ФБР и Министерства внутренней безопасности, Ферранте постарался выяснить, какими силами и правовыми полномочиями обладает федеральное правительство, чтобы отразить атаку.

Но оказалось, что достоверность голосования можно подвергнуть сомнению еще задолго до дня выборов. И подозрение в срыве голосования в таком случае падет не на русских, а на правительство США. По крайней мере, так подумают некоторые американцы.

ВРАГ СРЕДИ СВОИХ

Дональд Трамп отрицал причастность русских к хакерским атакам с самого первого сообщения о взломе, появившегося в середине июня. Он выступал с неправдоподобными обвинениями в адрес Национального комитета Демократической партии, заявляя, что партия осуществила хакерский взлом против себя самой, «дабы отвлечь внимание от многочисленных проблем, с которыми сталкивается ее небезупречный кандидат и несостоятельный партийный лидер». Когда эта история начала разрастаться как снежный ком после публикации украденной электронной переписки прямо накануне съезда демократов, Трамп стал действовать еще более решительно, выдвигая одно контробвинение за другим. Выступая 1 августа в Огайо, он сказал: «Боюсь, что эти выборы будут подтасованы».

Отчасти именно поэтому так напряжена была атмосфера 15 августа, когда министр внутренней безопасности Джей Джонсон (Jeh Johnson) провел селекторное совещание с представителями избирательных органов от каждого штата страны. 3 августа назначенец Обамы Джонсон сказал, что он намерен объявить выборы частью жизненно важной инфраструктуры США, наряду с банковской системой и системой энергоснабжения. В таком случае федеральное правительство получило бы доступ к информации об избирателях на уровне штатов и открыло бы постоянные каналы связи с руководителями местных избирательных органов. 15 августа Джонсон заявил на совещании, что Министерство внутренней безопасности готово помочь штатам, проведя сканирование на уязвимости, передав им практическую информацию об угрозах и обеспечив их киберсредствами для защиты избирательных систем от вторжения. Но некоторые штаты были в большей степени обеспокоены не действиями внешних сил, а вмешательством федеральных властей, о чем рассказал Джонсон и некоторые участники совещания. Готовы ли были руководители демократов в Вашингтоне принять на себя руководство участками для голосования по всей стране? Обстановка на видеоконференции накалилась, так как у участников возникло впечатление, что федералы посягают на конституционные права штатов по проведению выборов. «Мы, секретари штатов, столкнулись с проблемой неких внешних сил, которые попытались проникнуть в наши базы данных, — говорит секретарь штата Аризона республиканка Мишель Рейган (Michele Reagan), ставшая одной из первых жертв российской хакерской атаки. — А они в ответ говорят: «Давайте мы возьмем под свой контроль инфраструктуру выборов». Но это противоречит конституции и законам нашего штата».

Недоверие к федеральным властям также мешало Белому дому реагировать на российские атаки. Обама и без того был обеспокоен возможной эскалацией кибервойны с Россией в том случае, если бы он ответил на начатые русскими хакерские атаки. Об этом в то время неофициально рассказывали чиновники из Белого дома. А поскольку Трамп еще больше усиливал недоверие к правительству, Обама отказался принимать жесткие меры против России, так как не хотел чрезмерно политизировать ситуацию. Он считал, что жесткие действия против России пойдут на пользу Трампу, поскольку возникнет впечатление, будто Белый дом старается посодействовать избранию Хиллари Клинтон. «Эта тема постоянно присутствовала в разговорах, — говорит бывший высокопоставленный чиновник из Белого дома, — так как некоторые руководители из штатов подозревали, что мы своими действиями продвигаем интересы Демократической партии».

Пытаясь убедить людей в существующей опасности, федералы наблюдали за тем, насколько масштабным стало российское вмешательство. 18 августа, через три дня после созванного Джонсоном совещания, ФБР разослало во все штаты срочное уведомление с информацией о хакерах, собранной в Иллинойсе и Аризоне. К середине августа группа Дэниела пришла к выводу, что ГРУ проникло в избирательные системы Флориды и Нью-Мексико. В Теннеси хакеры взломали систему финансирования кампании на уровне штата. Вскоре стало ясно, что русские проводят зондирование в половине американских штатов, пытаясь взломать все, что только возможно. Единственный вопрос заключался в том, насколько успешны были их действия.

То, что вырисовывалось, не радовало глаз. «В некоторых случаях мы видели, что они пытаются проникнуть, однако терпят неудачу, — говорит Дэниел. — В некоторых случаях мы видели, как они немного пробираются вовнутрь, а потом застревают. Но были и другие случаи, когда они продвигались намного дальше и проводили все эти свои проверки». Самое страшное заключалось в том, что американские эксперты видели только самые неуклюжие и топорные усилия русских. Финансируемые Москвой хакеры считаются одними из самых умелых кибербойцов в мире. Федеральным властям приходилось исходить из того, что были и другие проникновения, которые они не заметили. Тот факт, что они не видели взломы в других штатах, означает лишь то, что они их не нашли, сказал один эксперт.

ПЛАН И ПОСЛЕДНИЙ РУБЕЖ

Парализованный вызовами внутренней политики, Обама пытался напрямую ослабить эту угрозу за рубежом. Во время знаменитой сентябрьской встречи с глазу на глаз с Путиным в китайском Ханчжоу Обама сказал, чтобы он прекратил свои действия, и пригрозил неуказанными последствиями. Эту конфронтацию запечатлели фоторепортеры. На фотографиях два руководителя холодно смотрят друг на друга.

Какое-то время казалось, что предостережение сработает. «Разведывательное сообщество по сути сообщало нам о том, что оно не наблюдает дальнейших действий русских в этом направлении», — говорит бывший высокопоставленный чиновник из Белого дома. А в США Министерство внутренней безопасности просканировало избирательные системы по всей стране, найдя и ликвидировав уязвимости. В некоторых штатах согласились принять у себя группы экспертов по кибербезопасности из министерства, которые лично проверили все системы на уязвимости. Но отношения между штатами и федералами оставались напряженными.

А в октябре атаки возобновились. ГРУ провело операцию против компании программного обеспечения VR Systems, которая поставила программы и аппаратуру для выборов как минимум в восемь штатов, о чем говорится в сообщении издания Intercept. Злоумышленники воспользовались полученной информацией, чтобы составить весьма убедительное электронное сообщение, которое инициировало фишинговую кампанию против сотрудников избирательных органов по всей стране.

Когда до голосования оставалось всего несколько недель, группа кибербезопасности из Белого дома поняла, что ей никак не остановить русских, пытающихся подорвать доверие к выборам, и поэтому она начала работать в режиме ликвидации последствий. В конце октября Белый дом распространил среди высокопоставленных специалистов по кибербезопасности из федеральных ведомств план на 15 страницах, где говорилось о том, как действовать в случае атаки в день выборов. По словам Дэниела, он рассказал об этом плане руководителю аппарата Белого дома Денису Макдоноу (Denis McDonough). Но непонятно, проинформировали ли об этом плане и о его деталях самого Обаму. План начинается со слов о том, что «почти во всех вероятных случаях вредоносной киберактивности, влияющей на избирательную инфраструктуру», федералы будут полагаться на власти штатов и на местные органы. Но он также предусматривал активные действия федеральных властей. В случае «значительной кибератаки», способной привести к «серьезным последствиям для избирательной инфраструктуры», Министерство внутренней безопасности, ФБР и аппарат директора Национальной разведки должны были принять «чрезвычайные ответные меры и выделить необходимые ресурсы».

ПодразделенияМинистерства юстиции по борьбе с преступлениями на выборах и по защите гражданских прав перешли на усиленный режим работы, равно как и некоторые подразделения Министерства внутренней безопасности и Секретной службы. ФБР могло направить любую оперативную кибергруппу из 56 региональных отделений для «сбора и обмена информацией, реагирования на инциденты, а также для действий по обеспечению законности и ведению разведки». Четыре группы киберреагирования из ФБР находились в готовности на тот случай, если «появится потребность в киберрасследовании при поступлении просьбы о помощи». Вместе с тем в плане указывалось, что они не могут действовать самостоятельно без разрешения руководства ФБР. Некоторые чиновники из администрации Обамы рассказывали, что план и предусмотренные им полномочия на случай кризисной ситуации были аналогичны тем мерам, которые реализуются при стихийных бедствиях.

В резерве находились и более мощные силы. Планом Белого дома предусматривалось использование действующей армии и резерва. «Министерство обороны может оказать поддержку гражданским властям в случае киберинцидента по запросу федерального органа и по указанию министра обороны или президента», — говорится в этом документе. Два знакомых с планом источника сообщили, что киберэксперты из Пентагона должны были в случае необходимости подключиться к работе по ликвидации последствий и по расследованию атаки.

В шесть часов утра в день голосования Ферранте открыл дверь во «второй ситуационный центр», являющийся точной копией защищенного конференц-зала президента в Западном крыле, который находится рядом со зданием исполнительного управления им. Эйзенхауэра. По закрытой системе видеосвязи его команда связалась с пунктами управления ФБР и Министерства внутренней безопасности, которые отвечали за безопасность во время выборов. К ним присоединились координаторы Министерства юстиции по преступлениям, связанным с выборами, а также агенты киберразведки из управления директора Национальной разведки. Эксперты по России из ЦРУ, АНБ и других спецслужб находились на связи по засекреченной электронной почте из Совместной всемирной системы разведывательной связи JWICS.

В течение дня поступали доклады, живо напоминавшие события в округе Риверсайд, а то и серьезнее. В Колорадо база данных по учету избирателей отключилась на 30 минут. В Юте образовались очереди, так как этот штат самым невероятным образом стал полем битвы благодаря независимому кандидату Эвану Макмаллину (Evan McMullin). В какой-то момент поступила информация, которую пришлось перепроверять. Но в конечном итоге перебоев там оказалось ничуть не больше, чем в обычной ситуации на всеобщих выборах, и в целом голосование в Юте прошло гладко. Когда закрылись избирательные участки, и прозвучало объявление о победе Трампа, многие из кибергруппы Белого дома порадовались тому, что никаких деструктивных атак не было.

ВСЕ ХУЖЕ И ХУЖЕ

25 ноября, когда начались разговоры о проблемах с голосованием в Висконсине, Пенсильвании и Мичигане, Белый дом выступил с заявлением, в котором отметил: «Мы поддерживаем результаты выборов, которые точно отражают волю американского народа. Мы считаем наши выборы свободными и честными с точки зрения кибербезопасности». Но хотя призывы пересчитать голоса затихли, начали все чаще появляться сомнения в безопасности избирательной системы.

Высокопоставленный руководитель из спецслужб рассказал TIME, что подразделения кибербезопасности из ФБР, Министерства внутренней безопасности и Белого дома всю осень старались обеспечить безопасность голосования. Но контрразведывательная операция ФБР, имевшая целью выяснить, не пытались ли русские помочь Трампу, всерьез началась только после окончания выборов. На фоне того внимания, которое киберподразделения ФБР и руководство контрразведки уделяли электронной переписке Клинтон, это в ретроспективе кажется непростительным просчетом. Расследование контрразведки в отношении России получило содействие от разведки «только после выборов», заявил этот высокопоставленный руководитель. «Мне кажется, поскольку никто не верил в победу Трампа, соответственно никто не обращал серьезного внимания и на попытки России [помочь ему]», — сказал он.

В то же время, сохранились некоторые разногласия в вопросе о том, кто представляет реальную угрозу американской избирательной системе. Джорджия была единственным штатом, не согласившимся на некоторые виды помощи со стороны федеральных властей, о чем говорят осведомленные чиновники. Но когда власти этого штата стали самостоятельно искать злоумышленников, они нашли сотрудника Министерства внутренней безопасности, который 15 ноября сканировал их систему. Министерство изучило этот вопрос и сообщило, что это был сотрудник федерального учебного центра в Глинко, штат Джорджия. Он проверял, есть ли у кандидатов на поступление на службу в министерство лицензии на право работы вооруженными охранниками. Эта информация хранится в той же системе, что и данные об избирателях. Генеральный инспектор Министерства внутренней безопасности Джон Рот (John Roth) тоже навел справки и пришел к выводу, что сотрудники его ведомства не проводили несанкционированное сканирование избирательной системы Джорджии.

В то время как некоторые чиновники штатов по-прежнему возмущаются по поводу превышения полномочий федеральными органами, многие не желают признавать масштабы опасности, исходящей из-за рубежа. Русским удалось взломать более 20 систем на уровне штатов, сообщает сотрудник Министерства внутренней безопасности Джанет Манфра (Jeanette Manfra). Но когда редакция TIME начала звонить в избирательные органы штатов, оказалось, что только два из них, в Аризоне и Иллинойсе, знали или согласились признать, что у них был хакерский взлом. А когда редакция попросила Иллинойс подтвердить, что российские злоумышленники пытались внести изменения в данные, чиновники штата вначале отрицали этот факт, но потом подтвердили, наведя справки у своего технического персонала.

Межпартийные подозрения сегодня сильны с обеих сторон. 11 мая президент Трамп объявил о создании комиссии по проверке достоверности результатов выборов. Номинально она должна «изучить уязвимости в системах для голосования», но первый блин у нее получился комом, потому что комиссия запросила огромное количество персональных данных об избирателях в каждом штате. По этой причине Ванита Гапта (Vanita Gupta), возглавлявшая при Обаме отдел гражданских прав в Министерстве юстиции, заявила, что истинная цель комиссии Трампа — «заложить основы для давления на избирателей», затруднив голосование меньшинствам, которые обычно поддерживают демократов.

На самом деле, комиссия Трампа просит предоставить информацию об избирателях только в том объеме, в каком это разрешает закон. Но это вызывает такие же подозрения, как и прошлогодние попытки Обамы наладить работу со штатами. В Аризоне секретарь Рейган заявляет, что она отказалась передавать комиссии Трампа запрошенную персональную информацию. Теперь, говорит она, ее будущий соперник по республиканским праймериз критикует ее за то, что она не поддерживает Трампа. «Но я хорошо помню, как все штаты сказали: «Черт, нет, мы не поддерживаем вторжение федеральных властей в выборы»», — отмечает она.

В результате может оказаться, что обеспечивать безопасность будущих выборов станет еще труднее. Между тем, республиканцы из палаты представителей пытаются прекратить финансирование в размере восьми миллионов долларов, которое ежегодно получает Комиссия по содействию выборам, дающая штатам рекомендации по проведению безопасных и достоверных выборов. Республиканцы называют это ведомство неэффективным и ненужным, заявляя, что его функции вполне может взять на себя известная своей слабостью Федеральная избирательная комиссия. Демократы утверждают, что лишать финансирования это крошечное ведомство безрассудно, особенно сейчас. Сенатор-демократ Эми Клобучар (Amy Klobuchar) внесла на рассмотрение законопроект о возмещении расходов Комиссии по содействию выборам и о выделении штатам 325 миллионов долларов на совершенствование инфраструктуры выборов, расширение возможностей для голосования и усиление киберзащиты. Но он не нашел поддержки у республиканцев.

А в округе Риверсайд вопросы безопасности на выборах остаются в центре внимания. В следующем месяце округ будет проводить голосование по выборам окружных советов директоров водного хозяйства, а в ноябре там состоятся всеобщие выборы в органы управления коммунальными службами, библиотеками и школами. Регистратор округа Ребекка Спенсер (Rebecca Spencer) рассказывает, что она работает с одним членом нижней палаты законодательного органа штата, добиваясь права на получение почтовой переписки и текстовых сообщений, отправляемых избирателем при внесении изменений в свои персональные данные. Окружной прокурор Хестрин поддержал соответствующий законопроект, но его тревожат возможные сомнения избирателей. «Вера людей в систему вещь хрупкая, — говорит он. — Когда люди теряют веру в честность и справедливость выборов, в опасности оказывается вся система власти».

Свой материал для статьи предоставили Джек Брюстер (Jack Brewster) и Эмма Талькофф (Emma Talkoff).

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 22 июля 2017 > № 2252112


Россия > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 22 июля 2017 > № 2251860 Татьяна Становая

Ботаники и динозавр. Концептуальные проблемы диалога Путина и школьников

Татьяна Становая

Новый формат задумали, чтобы показать, как молодежная элита выбирает Путина: президент должен был продемонстрировать свой политический талант на фоне блистательной молодежи. Но вышло наоборот: интересней оказались сами дети. Привычная стилистика общения правителя с простым народом не сработала, в зале ботаников, президент явно не был своим

21 июля президент России Владимир Путин впервые провел большую встречу с детьми из образовательного центра «Сириус», три часа отвечая на их вопросы, по своему формату это напоминало его традиционные прямые линии. Сама по себе программа, получившая название «Недетский разговор», транслировалась на НТВ и в социальных сетях. Практически сразу стало понятно, что Кремль таким образом взялся за молодежную политику, а точнее, за «школьников» именно на фоне мартовских протестов и с прицелом на президентскую кампанию 2018 года. Задумка понятна и проста: общественности собирались презентовать президента и правильных детей, формирующих будущую ответственную национальную элиту. Но вышло не совсем так, как хотелось бы.

Мотивы Кремля заняться детьми очевидно связаны с протестом 26 марта, лицами которого в публичном пространстве стали молодые люди 14–16 лет. Тему «школьного протеста» информационно подпитывали и разного рода слитые в ютьюб дискуссии учеников и учителей, когда последние пытались унять неожиданно политизированную молодежь, рассуждающую о коррупции. Большой резонанс в преддверии 26 марта получила история в Брянске, где директор школы отчитывала учеников за распространение фильма о Медведеве, проводя воспитательную беседу в духе советского времени. Уже после акции одним из самых обсуждаемых персонажей стал преподаватель ОБЖ и истории в Томске, обвинивший, например, своих учеников в фашизме и обозвавший их «холопами англосаксов» за критичность в отношении власти.

В Кремле на условиях анонимности отвечали, что школьная проблема надуманна, спекулятивна и сознательно раздувается внесистемной оппозицией для придания самой себе большей значимости и поиска отсутствующей социальной опоры. Но работа в молодежном направлении явно началась, и нынешнее общение Путина стало, безусловно, частью такой работы.

Не в полном контакте

Сравнение «Недетского разговора» с прямыми линиями верно не вполне. Путин говорил непосредственно с теми, кто находился в зале, а аудитория в масштабе страны была представлена не просто школьниками, а выдающимися учениками и спортсменами: на встречу были приглашены около девятисот воспитанников центра «Сириус» – уникального проекта. Центр появился по инициативе Владимира Путина в 2014 году и призван не только создать условия для молодых талантов, но и поддержать жизнеспособность олимпийского города Сочи и его объектов. В центр приглашают победителей конкурсов, имеющих собственные научные проекты, дети проводят тут 24 дня, занимаясь с лучшими умами России. Формат встречи подразумевал относительно свободное общение: тут не было президентского пресс-секретаря, который часто выбирает, кто задаст вопрос, Путин мог перемещаться по залу, чтобы посмотреть на изобретения, не было и каких-то специально заданных тем.

Однако именно такой свободно-расслабленный формат и создал трудности, а сама идея позвать президента на общение с «ботаниками» оказалась весьма смелым решением. Владимиру Путину пришлось, пожалуй, впервые за многие годы говорить с аудиторией, представленной действительно выдающимися детьми, многие из которых неплохо говорят, уже имеют заслуги в спорте или науке, не злоупотребляют любезностями (хотя без этого, конечно, не обошлось) и ставят непростые вопросы. Обделенные, часто несправедливо обиженные участники традиционных прямых линий с их глубоко местными или очень частными, личными вопросами, видящими в Путине последнюю надежду, – полный контраст с молодыми, амбициозными юношами и девушками, которые при всем понимании правил игры искренне говорили о наболевшем.

Общение Путина в такой новой аудитории сразу выявило несколько концептуальных проблем, касающихся его непосредственного предвыборного позиционирования.

Проблема первая: слишком выраженная консервативность и, если угодно, «отсталость» Путина на фоне аудитории. Почти с самого начала общения стало ясно, что президент выглядит олицетворением прошлого века: он смотрит фильмы на кассетах, не пользуется социальными сетями, не понимает смысл использования никнеймов, представая перед современными детьми вымирающим политическим динозавром. Так, он совершенно не понял, для чего пользователи сети пользуются псевдонимами (хотя речь шла о никнеймах, что все-таки не одно и то же). «Чего прятаться-то? Если человек делает что-то достойное, интересное, то, чем он может гордиться… надо сказать, кому это принадлежит. Зачем прятаться за псевдонимом? Мне чего-то не очень понятно. Но во всяком случае я, по-моему, вам ответил», – неуверенно говорил Путин. Было видно, что ему очень трудно не только говорить на одном языке с интернет-пользоваятлями, но вообще воспринимать действительность как новую технологическую эру, где жизнь в сети не противопоставление реальности, а ее неотъемлемая часть.

Тут же добавляется и второе противоречие: глобалистски мыслящая молодежь (Путина дважды попросили помочь с привлечением в центр иностранных школьников и молодых ученых), нацеленная на развитие контактов с внешним миром, столкнулась с антиглобалистской, консервативной позицией Путина, решившего, что «Сириус» должен стать непременно национальным достоянием, закрытым для иностранцев. Такая повернутая внутрь страны охранительная позиция президента выглядит безнадежно регрессивной.

Охранительная риторика была выражена и в тезисах о консолидации нации (рассуждения об истории), и в очевидно эмоционально значимых для Путина сюжетах войны (тема готовности погибнуть за Родину), притом что говорить ему приходилось не с армией, а с теми, кто представляет индивидуальную, исключительную ценность для страны и заинтересован в поисках личностных возможностей для развития.

Третья проблема – крайне сложно выступать моральным авторитетом и давать уроки нравственности тем, кто уже добился блистательных результатов. Идея Кремля формировать образ «мудрого старца», с высоты своих лет готового делиться опытом, оказалась неудачной именно в этой аудитории. Путин, который не демонстрировал серьезных успехов в школе воспитывался улицей (как он сам и заметил), позволял себе неоднократное некорректное поведение в отношении противников, вряд ли может давать тут уроки. Своеобразное (с точки зрения достижений) преимущество аудитории тяготело над Путиным. «Вы хотите, чтобы я на вашем фоне выглядел так себе? Мало того, что Ваня подтягивается 25 раз, унижает меня, а вы еще хотите, чтобы я выглядел как утка на льду», – бросил он, добавив, что, конечно, шутит. Эта оговорка казалось не столь риторической.

Не смог президент внятно ответить и на вопрос, будет ли в России внедряться программа «по утилизации и переработке бытовых стеклянных отходов с автоматизированным использованием средств», о чем спросил шестнадцатилетний школьник из Тулы. «Не знаю. Вот ты загнул вопрос», – ответил Путин, напомнив про уже существующую программу утилизации отходов, не имеющую никакого отношения к тому, о чем говорил школьник.

Было задано немало личных, психологических, пусть и по-детски наивных вопросов, но это давало Путину возможность поделиться своими чувствами и эмоциями не как президенту, а как человеку. В полной мере такая возможность не была использована из-зв того, что раскрывать себя Путин оказался не готов. В аудитории он чувствовал себя неуютно, а вопросы воспринимались без интереса и получали скучные и рутинные ответы. За рядом исключений (например, история про гребешки), президент демонстрировал почти полное отсутствие желания говорить о себе, своих переживаниях, хотя именно этого ждали дети (как и молодые аудитории в целом).

Парень с улцицы у ботаников

Далеко не детскими были при этом вопросы, актуальные не только для присутствующих в зале, но и для оппозиции: эффективность использования олимпийских объектов, нефтяная зависимость России (вопрос об энергетическом будущем страны), цензура в интернете, зависимость от импорта и прочее. По политическим вопросам (вероятно, срежиссированным) были даны дежурные ответы (например, об оппозиции и борьбе с коррупцией); по серьезным, концептуальным темам – поверхностные отговорки. Трудно было президенту вести себя и в привычной стилистике – немного хамоватой, вызывающей, с провокативными шутками и нередко пренебрежительным отношением к собеседникам. В этом зале «ботаников» Путин пытался показаться своим, но таковым он не был.

Возможно, одна из ошибок этого формата заключается в том, что он был использован, чтобы показать, что молодежная элита выбирает Путина: президент должен был выпукла продемонстрировать свой политический талант на фоне блистательной молодежи. Но вышло наоборот: интересней оказались сами дети с их фантастическими, может, где-то утопичными проектами. И тут же возник главный вопрос: а что государство во главе с Путиным готово предложить той самой прогрессивной молодежи, задающей вопросы о векторе развития, о возможностях, о перспективах будущего? Один из главных выводов, который напрашивается из общения Путина, – он пришел к молодежи без специально подготовленного послания, без того самого образа будущего, критично важного именно для присутствующих.

Природа детской аудитории отличается и тем, что поднимаемые в ней вопросы часто плохо и неточно сформулированы, но подразумевают сложные и важные сюжеты. Однако Путин предпочитал говорить на том же языке, не поднимая особенных детей до своего президентского уровня, а опускаясь до среднего школьного. Астрономы еле-еле сводят концы с концами? Есть на это программа. Сокращение бюджетных мест в вузах? Это неправда. Отношение к феминизму (явно завуалированная тема прав человека)? Не надо извращений. Отрицательный прирост населения? Вранье (хотя на самом деле и правда). И никаких подробностей, никакого погружения в проблему.

Странным был и формат диалога в столь продвинутой аудитории: попытка заставить Путина тянуть вопросы, как на школьном экзамене, или вставать на место участника «Своей игры». Все это явно смущало президента и придавало неловкости: к чему все эти сложности, когда вокруг так много желающих задать вопросы лично?

Кажется, с организацией диалога президента и представителей самой умной и молодой социальной базы поддержки явно перестарались: талантливые участники встречи своим изобретательством как будто подчеркивали, что добились многого не благодаря, а параллельно политической и экономической реальности. Сам центр «Сириус», которым явно гордятся и его воспитанники, и Владимир Путин, выглядел исключением, оторванным от остальной России. Эта оторванность тоже бросалась в глаза: несколько раз заданный вопрос, что делать с проектами, запущенными в рамках центра, так и не получил удовлетворительного ответа. Проекты без будущего – кажется, что именно это и было презентовано в рамках «Недетского разговора», только лишний раз подтвердившего, что ничто в России не решается без вмешательства президента, который безотчетно предпочитает видеть будущее в прошлом.

Россия > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 22 июля 2017 > № 2251860 Татьяна Становая


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter