Всего новостей: 2459129, выбрано 2 за 0.002 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Агеев Максим в отраслях: СМИ, ИТвсе
Агеев Максим в отраслях: СМИ, ИТвсе
Украина > СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 27 ноября 2015 > № 1564609 Максим Агеев

Директор компании De Novo Максим Агеев: "Самая главная интрига – достигли мы дна или не достигли"

Эксклюзивное интервью генерального директора компании De Novo Максима Агеева агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Почти год назад мы встречались с вами для беседы, и тогда мне показалось, что вы очень скептически настроены к государственной системе. Как-то изменилось это отношение за прошедшее время? В лучшую или худшую сторону?

Ответ: Хороший вопрос. Могу сказать, что наблюдаю некую эволюцию в себе, изменение восприятия государства. Долго не мог сформулировать своего отношения, так как год был очень драматичным, но надеюсь к его завершению сделать выводы.

В этом году в стране появилось некое движение, которое у меня вызывает не совсем аппетитные аллегории в голове. Например, я имею в виду IT-волонтеров. Я считал и считаю, что волонтеры не могут достигать успеха на процессно-ориентированных задачах. Когда-то даже аналог для себя придумал – комсомольцы на субботнике убирают город хорошо? Хорошо. Но комсомольцы не могут убирать круглый год, необходима организация – ЖЭК, работающая каждый день. В IT-системах примерно так же. Однако могу отметить позитивный момент. Когда в такие организации как Укрспирт, Минфин, Минэкономики приходят новые люди, у которых родители не чиновники, они начинают там что-то делать. Скорее всего, построить им ничего не удастся, но они выполняют важнейшую роль бактерий-деструкторов, разлагающих умершее тело (в биологии это называется мортмассой) в перегной. Я никак не хочу обидеть этих энтузиастов своим сравнением, но метафора очень точная, по-моему. Перегной – фантастически плодотворная почва. До тех пор, пока «бактериально-деструктивная» фаза не завершится – ничего расти не будет. IT-волонтеры выполняют функцию разрушения старых связей и моделей, выравнивания бульдозером ландшафта для прихода новых строительных компаний.

Вопрос: Это, наверное, не только IT касается, вообще государственной системы…

Ответ: Конечно. Но в данном случае мы говорим об IT, в этой сфере это особенно хорошо видно.

Вопрос: Как долго, по-вашему, продлится этот период?

Ответ: Не знаю. Это зависит, наверное, от запаса энтузиазма у людей. Есть у меня выражение «малиновый звон». Предположим, ты выступаешь 25 раз на конференциях, пишешь 100500 постов в Facebook, собираешь миллион лайков – ты активен. Что в реальности ты делаешь? Например, электронное правительство. Объем «малинового звона» вокруг этих действий на порядок опережает то, что в сущности происходит. Это оценимо по объему баз данных, по количеству транзакций. Если говорить об облаках, то мы видим затребованный объем дисков. Он мал. Зато масштаб дискуссии очень велик. Не скажу, что это плохо – вот так идет эволюция. По драматизму трансформации наш IT-рынок ничего подобного прежде не переживал. На наших глазах уходит целая эпоха длиною в 25 лет, целый класс компаний, подходов, лидеров рынка, лидеров мнений. Одни уже фактически ушли, а новые – еще не пришли. 2015 год очень интересен, хотя с финансовой точки зрения он чудовищен. Страшный военный 2014 год для рынка по сравнению с текущим выглядит просто прекрасным. До конца года по IT-рынку в целом падение будет процентов 70-80. Аналитики говорят, что он упадет меньше $900 млн. Мне кажется, что даже меньше 800, но это уже тонкости подсчета. По сути, рынок просто рухнул. И за всю историю наблюдения расчетов по IT-рынку в Украине никто никогда не фиксировал цифру в $900 млн. Когда цифры были ниже, еще никто не анализировал рынок, такой себе палеолит был. Цена трансформации очень высока. Но в обмен на это она дает надежду, я считаю. Старая модель доказала свою нежизнеспособность. Какие бы объемы рынка не были. А 2015 год фактически ушел на подготовку площадки. Будет ли продолжение? Наверное, да. Хватит ли сил? Не знаю.

Вопрос: А вы себя лично видите как-то в государственной системе?

Ответ: Себя-то я надеюсь еще долго видеть в роли генерального директора De Novo.

Вопрос: Например, в политику не собираетесь? Сейчас это модно среди айтишников.

Ответ: Нет-нет, вы что. Я не собираюсь в депутаты, мне интересно работать здесь. Но если говорить о позиции компании, то в этом году мы сделали римейк прошлогоднего предложения. В 2014 все происходило исключительно на волне ура-патриотизма, в итоге ничего не получилось, ну и слава Богу. В нынешнем году мы больше разобрались в ситуации, по-прежнему ни копейки не зарабатываем на государстве. И не уверен, что начнем в ближайшее время. Однако в этот раз наша команда сделала фокус не на центральных органах власти, а сконцентрировалась на областных и муниципальных администрациях. Все началось спонтанно со Львова. На примере взаимодействия со Львовским горсоветом нам удалось понять, что там есть живые люди, они гораздо менее бюрократичны. Мы бесплатно выдали им облачный ресурс и весь львовский портал "крутится" в Облаке De Novo с мая месяца. Так мы увидели, что активная работа ведется на местах, стали делать презентации различным администрациям, выступать на профильных конференциях. На сегодня к Облаку подключилась уже и Одесская областная администрация.

Вопрос: А какие услуги вы им предоставляете?

Ответ: Они разворачивают портал госуслуг на базе наших ресурсов. Чтобы понять, как такой портал будет работать, необходимо выводить услугу на рынок и тестировать ее в режиме реального времени. А на тестирование в лабораторных условиях ни у кого бюджетов нет. Участие De Novo заключается в следующем – мы даем бесплатный ресурс, он не маленький, но он ограничен. Выдаем его максимум на полгода, чтобы клиент проверил на целостность свой концепт. Если концепт хороший – выделяйте бюджет и вперед, работать. Плохой – снимайте с пробега и освобождайте место для других.

Вопрос: Как вы считаете, какая судьба ждет все эти порталы? Их же нужно будет как-то объединять?

Ответ: Конечно, всё будет поломано, но к тому времени уже возникнут отработанные в реальности, а не на основе каких-то "белых книг", семинаров и всей этой ерунды, модели и практики. Почему мы считаем необходимым оказывать поддержку сейчас? Есть энтузиазм – пусть пробуют, ошибаются, пусть будут недовольные граждане, но в процессе получения обратной связи мы сможем увидеть результат. И шкурный интерес De Novo проявится, когда заработают в стране реальные порталы – мы будем знать, как работают госструктуры, привыкнем к друг другу. И тогда, возможно, мы вернем свои инвестиции, если повезет. Вот такой волюнтаристский подход. А сейчас – брать деньги не с кого, да и не за что. Очевидно, что без текущего периода не наступит и следующего.

Что касается министерств и ведомств. Летом у меня сложилось впечатление, будто начинается процесс реставрации. Когда все эти «орлы» старой генерации один за другим встали, отряхнулись и, как ни в чем не бывало, пошли дальше. И между новыми командами, которых как-то заводят в госорганы с целью изменений, и старой группой возникла линия разлома. Старые говорят – ребята, вот вам Facebook, вот вам 150 конференций в месяц – выступайте, изучайте опыт Эстонии и Германии, но не лезьте в бюджеты. Из новой команды те, кто попробовали только нос засунуть в бюджетный процесс, сразу же увидели звериный оскал. Вот эта схватка старой и новой формации во многом будет разворачиваться в следующем году. Конечно, хочется верить, что новое победит старое. Но старожилы контролируют бюджетные процессы, тендерные комитеты, службы эксплуатации. А у волонтеров не хватает аппаратного опыта «подковерной битвы», и вообще в законодательном поле, мне кажется, молодежь стариков не победит. Поэтому победы будут сопровождаться явным нарушением закона. В данном случае я, как заинтересованное лицо, имею в виду законопроект об облачных технологиях. Старая машина этому очень сопротивляется.

Вопрос: Расскажите подробнее о законопроекте.

Ответ: Еще весной законопроект выносили на общественное слушанье. В администрации президента его курирует, по-моему, Дмитрий Шимкив. Летом стал очевиден накал борьбы, возникающий с приближением к опасной черте – к бюджету. Рассказывать об успешном опыте, о прочих «бла бла бла» –пожалуйста, но как только ты говоришь – ребята, а давайте мы перекроем бюджетные закупки оборудования и пусть облачные операторы внедряют свои решения – тут всё, тут вендетта неизбежна.

Текст законопроекта, по состоянию на лето, был беззубый. Поскольку я привлекался в качестве эксперта, то выразил свое мнение – в таком виде закон работать не будет, он должен носить обязывающий, а не разрешающий характер. После этого специалисты De Novo приложили усилия к изучению западного опыта и увидели то, что я ожидал. А мы изобретаем велосипед.

Вопрос: А что этот опыт показал?

Ответ: Например, в США есть такая стратегия «25 шагов» по переходу всех государственных органов в состояние облачных пользователей. В Великобритании подобная стратегия называлась Cloud First. Она сводилась к тому, что ни одно государственное учреждение не может купить ничего из IT-сектора для своих нужд, если это можно приобрести на облачном рынке. Также была создана специальная торговая площадка, на которой сейчас зарегистрировано более 700 компаний – проходишь сертификацию и продавай. В Евросоюзе данный процесс более забюрократизирован, хотя вся суть в том же – законы носят обязывающий характер. А у нас считают, что лучше уж такой закон, чем никакого. В чем, кстати, я до сих пор не уверен. Ведь если закона нет, то всегда есть шанс его принять, а когда приняли плохой, то правки вносить гораздо сложнее. В целом, очевидно, что старая бюрократическая машина сделает всё, чтобы не прошла модернизация.

Вопрос: В прошлом году вы говорили, что на доход вашей компании повлияла ситуация в банковской сфере, так как они основные клиенты. Как в этом году? И какие в целом тенденции определяли деятельность компании в 2015 году?

Ответ: Надо сказать, что в этом году трагедией всей Украины и нашей компании, как маленькой ее части, является то, что кризис катком прошелся по системной интеграции, корпоративным продажам и т.д. Там – последняя степень анорексии – по факту это развал большинства крупнейших игроков рынка СИ. Последствия разрушения пока сложно оценить, но они обязательно будут.

Вопрос: А какая динамика падения в этом сегменте?

Ответ: Я думаю, что рынок корпоративных продаж упал в 5-6 раз.

Вопрос: Вы сказали про развал крупнейших игроков. Кто-то и вовсе с рынка ушел?

Ответ: Это, как говорится, город живых мертвецов. Ободранные нищие системные интеграторы бродят, заглядывая за забор государственных учреждений или банков. Все крупнейшие лидеры – где они? Компании уволили огромное количество людей – на предприятиях, где было 500 человек, сейчас работает 30. Но, если после кризиса до 2008-9 годов все-таки рынок интеграции и корпоративных продаж восстанавливался достаточно интенсивно, осколки команд создавали новые компании, то сегодня на рынке денег просто нет. А самое печальное, что финансовые и операционные директора поняли, что так можно жить. Индустрию завалили, но в целом же система выдержала. Не найти предприятия, которое обанкротилось из-за остановки ИТ-системы. И это изменение профиля потребления в головах топ-менеджеров – потенциально угрожающая вещь. Сейчас продать этим менеджерам какой-то контракт на миллион долларов – я не знаю, как это сделать. Рынок ERP-систем умер – ни одно внедрение в стране не ведется. Это и есть сильное изменение ландшафта.

Вопрос: Такая тенденция – она украинская или она общемировая?

Ответ: Сравнивать Украину с другими странами сложно уже давно, а в этом году вообще не имеет смысла. Украина довольно отсталая в технологическом плане, и разрыв с другими странами все время увеличивается. У нас какие-то вещи напоминают карго-культ. Да, у нас есть технологии, есть дорогие машины и телефоны, но общий механизм использования этих технологий, особенно в бизнесе, не такой, как на более развитых рынках, он основан на других вещах.

В скором будущем при позитивном сценарии развития в стране, корпоративным потребителям и корпоративным продавцам предстоит заново учиться тому, что такое IT 21 века в украинском варианте. Мы должны постоянно работать. Поэтому в De Novo подход к рынку прагматичный – сотрудничаем с теми, у кого есть деньги. Например, если cейчас заказчик хочет платить в два раза меньше – мы можем от него отказаться. Теперь мы за него не боремся, не можем себе позволить тратить силы и деньги на чужие иллюзии. Кроме того, мы стали очень осторожны к инвестициям и свернули все проекты «длинных» инвестиций.

Вопрос: В том числе вторую очередь ЦОДа свернули? На каком этапе было строительство?

Ответ: Скорее заморозили. Документация и проекты готовы, можем расконсервировать проект в любой момент. Если бы мы стали в тот период тратить деньги – просто потратили бы их зря. Кроме того, мы начали работу с профилем потребления для вывода новых сервисов на рынок. Изучаем, за что наш клиент будет платить деньги. И этот год для нас достаточно успешный в направлении R&D.

Вопрос: Каких сервисов, например?

Ответ: К примеру, De Novo занимается сейчас технологическими аспектами облака для государства. И очевидно, что оно должно отличаться от облака для крупных коммерческих организаций. Мы видим, что существуют необходимые к выполнению требования, в первую очередь, юридические. Например, обязательно получение сертификатов по безопасности, которые бессмысленны с технологической точки зрения.

Вопрос: Это вы по собственному желанию? Не по заказу же государства?

Ответ: По собственному. Говоря о стратегических историях De Novo, наша модель поведения очень проста – единожды найдя какую-то штуку, эксплуатируем ее бесконечное количество раз – в некоторых вещах мы развивались всегда очень экстенсивно. То есть мы не ищем клиента, который заплатит за выполнение того, чего он хочет. Команда за собственные деньги выводила какой-то продукт, изучала его год-полтора-три и после презентовала рынку. И тогда мы начинали погоню за клиентом. Преимущество такого подхода заключается в том, что De Novo предлагает украинскому потребителю осязаемые вещи.

Вопрос: Другими словами, если вдруг государству что-то понадобится, и оно за чем-то выйдет на рынок – тут такие вы – сразу со своим предложением?

Ответ: Да. Поэтому мы сейчас сотрудничаем с властями на местах. Изучаем их профиль поведения, конфигурации, которые они выбирают, оцениваем, что для них важно и как построить работу в организационном и финансовом плане. В целом, считаю практику небольших "пилотов" очень удачной. Она позволяет выйти на рынок и"отскочить" в случае необходимости, потеряв не миллион, а 100 тысяч. Только я это считаю не потерей 100 тысяч, а экономией 900 тысяч. Так как проверка на клиенте стоит в 10 раз меньше, нежели полноценный вывод продукта на рынок. Вот такой тактики придерживается De Novo в нашей стране. Стране огромной неопределенности.

Вопрос: Давайте тогда в целом по рынку попытаемся собрать прогнозы по итогам этого года. Какое падение всего IT-рынка будет? Какая ситуация с отдельными сегментами, в частности облачными технологиями?

Ответ: В расчетах IDC объем IT-рынка по итогам прошлого года оценивался в $1,5 млрд. Второй тур девальвации гривни, случившийся в начале этого года, очень сильно ударил по отрасли. Индексация не проводилась большинством предприятий, некоторые провели на 15%. Фактически в долларовом эквиваленте рынок «сдулся» в 2 раза. По оптимистичному сценарию озвучивается цифра в $900 млн, по пессимистичному – $800 млн. Я придерживаюсь второго варианта.

Если говорить о сегменте ЦОДов и облаков, суммарно он достигал $25,5-26 млн. в 2014. В нынешнем году, думаю, он «просядет» на 15-20% и составит $22-23 млн. Рынок датацентров упадет на 30-40%, потому что продаж практически не было. Если бы облачные сервисы можно было считать в неких юнитах, они росли и продолжают расти динамично, но, как и с ЦОДами, происходила деградация цены. И все же я испытываю осторожный оптимизм. По моим прогнозам, в этом году рынок облачных сервисов пробьет психологически важную планку $10 млн, а по итогам 2014 он оценивался $8-8,5 млн. Финальные цифры узнаем в марте 2016, когда проведем исследование.

А самой главной интригой является – достигли мы дна или не достигли.

Вопрос: А как по-вашему?

Ответ: Я не знаю. Мы с вами почти год назад общались. Кто-то мог сказать, что будет это жуткое Дебальцево в феврале, дикое падение гривны, состояние "войны-не войны"? Предугадать тогда это было невозможно. Поэтому по ощущениям кажется, что дна мы достигли. И я оперирую скорее не цифрами, а наблюдениями за людьми. Операционные менеджеры стали вести себя более спокойно. Если весной все были перекошенные и ни с кем нельзя было говорить, все находились в панике, то теперь позиция такая – денег нет, но давайте поговорим на будущее. Это говорит о том, что люди уже вылезли из блиндажей и осматриваются. Если такая ситуация продлится год, то, наверное, постепенно рынок начнет выбираться. Чудес не бывает, Украина – огромная страна, существует колоссальный отложенный спрос и потихоньку деньги начнут выделяться. Правительство, похоже, справилось с реструктуризацией долга, дефолта уже, наверное, не будет, деньги какие-никакие сюда заходят. Но ближайший год будет также очень тяжелым. Наша компания на сегодняшний день еще не может нарисовать контуров следующего года. То есть то, что я рисовал до сих пор – мне не нравится категорически, поэтому я еще дал себе время до декабря с этим определиться. Надеюсь, к концу года картина станет более оптимистичной.

Вопрос: То есть каких-то прогнозов на 2016 год дать сейчас не сможете?

Ответ: Судя по тенденциям, которые стали очевидны во второй половине этого года, динамика в облаках для местных операторов будет замедляться, хотя и останется позитивной – это раз. Мы наблюдали и наблюдаем серию попыток очень крупных клиентов уйти за рубеж. Один клиент уже подписал контракт, второй – в процессе, третий – также хочет уйти, но пока не понял каким образом.

Вопрос: А что это за компании? И по какой причине они уходят?

Ответ: Энергетика, промышленность. Они все боятся, хотят защитить свой бизнес. Государство дало предостаточно поводов для того, чтобы взрастить этот страх. Для прояснения – сумма каждого контракта сравнима с долями рынка. Если бы эти деньги остались в стране – рынок бы взлетел.

Вопрос: А куда они перевозят?

Ответ: В разные страны. Один контракт, знаю, что в Германию. Поляки сейчас очень активизировались. Это очень негативная тенденция для нас. Вполне возможно, что здесь будут оставаться мелкие клиенты, все крупные уйдут.

Рынок размещения оборудования (collocation) почти замер, вряд ли продано более 20 стоек в этом году. А значит – новые ЦОДы строиться не будут. Кроме того, упала средняя цена за стойку, а затраты на оборудование остались на прежнем уровне. Как следствие, цикл окупаемости стал очень длинным – лет 10-15, наверное.

Эпоха огромных интеграторов, которые зарабатывали большие деньги и в которых работали тысячи людей – она в прошлом. Наверное, возникнут более специализированные компании, более легкие и сфокусированные. Сама трансформация будет болезненна для рынка. Поэтому следующий год будет суровым. Похоже, это надолго.

Украина > СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 27 ноября 2015 > № 1564609 Максим Агеев


Украина > СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 14 января 2015 > № 1361523 Максим Агеев

Гендиректор De Novo Максим Агеев: Украинский аутсорсинг и горящие каштаны системных интеграторов

Эксклюзивное интервью генерального директора De Novo Максима Агеева агентству "Интерфакс-Украина" об изменениях на отечественном ИТ-рынке, произошедших в 2014 году, и планах на 2015

Вопрос: Недавно была обнародована статистика по итогам 2014 года на IT-рынке. Рынок облачных технологий был единственным, который продемонстрировал рост, тогда как остальные показали отрицательные результаты. Вы такой результат прогнозировали?

Ответ: С учетом происходящих событий в нашей стране, говорить о каких-то прогнозах образца, например, конца 2013 года просто смешно. Не верю, что существовал какой-либо человек в мире, который мог бы предсказать все то, что произошло в Украине в течение 365 дней 2014 года.

В то же время мой прогноз о росте облачного сегмента оправдался. Облачный рынок показал достойную динамику, порядка 40%, несмотря на девальвацию гривни. Если бы девальвации не было, то в долларовом исчислении рост мог бы быть 60-100%. То есть год, безусловно, ужасный для всех секторов экономики, для этого сегмента оказался весьма успешным, вопреки всем негативным факторам.

Вопрос: За счет чего? Что этому поспособствовало?

Ответ: Сыграли несколько факторов, которые, кстати, не принимались во внимание аналитиками при формировании прогнозов на прошедший год. Прежде всего, страна банально оказалась без денег в условиях войны, поэтому в мусор пошли все планы, которые строились в конце 2013 и начале 2014. Предприятия были вынуждены перестраиваться на ходу. А когда необходимо очень быстро получить результат, гораздо легче вызвать такси, чем купить машину. Аренда вычислительных мощностей с помощью облачных сервисов позволяет экономить деньги и принимать быстрые решения без оглядки на перспективу 3-5 лет.

Второй фактор – миграция предприятий с востока Украины. Здесь облачным технологиям не было альтернативы. Речь шла о вывозе активов фактически из-под огня, и ни для каких тендерных процедур на закупку нового оборудования и разворачивания нового ландшафта в Киеве не было ни времени, ни возможности.

Вопрос: Какой процент клиенты с востока составили в общем количестве пришедших в 2014 году заказчиков?

Ответ: Интересный вопрос, в процентном соотношении я никогда не считал. Если говорить в количестве - это около 10%. Если же говорить о влиянии на доход – примерно 20%. Зашло несколько крупных клиентов, их влияние на структуру доходов было значительным. В целом, война, кризис и девальвация дали мощный толчок сервисному бизнесу не только у нас, но и в других ИТ-компаниях Украины.

Вопрос: Но если говорить о деньгах, то это по-прежнему маленький рынок...

Ответ: Конечно, он маленький. Что касается доли, которую он занимает в нашей структуре доходов – это около 15% по итогам прошлого года. Это если говорить только об Облаке De Novo. Второй сервисный бизнес De Novo – услуги коммерческого центра обработки данных. Облачные сервисы и сервисы ЦОД нужно рассматривать вместе, как сток аутсорсинговых услуг. В зависимости от задачи заказчик может арендовать либо площадь в ЦОД для размещения оборудования, либо вычислительные мощности Облака, расположенного в этом же ЦОД. В доходах De Novo облачные сервисы и услуги ЦОД занимают примерно 50%. Остальные 50% - это проектные услуги по миграции. В частности, крупнейшим нашим проектом прошлого года была перевозка Первого украинского международного банка (ПУМБ) из Донецка. Мы должны были перевезти его инфраструктуру в Киев, не останавливая работу банка.

Вопрос: Этот проект сейчас завершен?

Ответ: Да. И я отдаю должное, в первую очередь, сотрудникам банка. Мы работали в офисе, а люди выезжали в никуда из Донецка. Но, несмотря на все трудности, оборудование вывозилось, монтировалось, подключалось, при этом банк продолжал работать. Сложность такого проекта смогут оценить только инженеры, которые понимают, что такое работа разнесенных на 700 км банковских систем.

Вообще, 2014 год – первый, когда финансовым хребтом для De Novo стала работа ЦОД и Облака. Насколько мне известно, 2014 был успешным и для других операторов. Возвращаясь к вопросу об объеме облачного рынка, соглашусь с Вами - рынок еще только начинает развиваться, но его ожидает большое будущее. Оценивать его значимость для экономики важно не только по объему проданных услуг, но и по объему задач, реализуемых с помощью этих сервисов. Например, рынок оказал услуг на $8 млн, но поверх этого крутились и продолжают крутиться задачи на сотни миллионов долларов. И если бы не было инфраструктурных площадок, подобных Облаку и ЦОД De Novo, были бы обрушения на эти сотни миллионов долларов. Именно в этом значимость формирующегося рынка аутсорсинга.

Вопрос: Какая у вас доля на нем?

Ответ: Я, конечно, отношусь к своей компании с большим трепетом и явно заангажирован. Но, думаю, мы идем с огромным отрывом от всех конкурентов и в прошлом году серьезно укрепили свои позиции благодаря нескольким факторам. В 2014 году было видно, что игроки избрали разные стратегии. Некоторые фиксировали цену в гривне и не пересматривали тарифы, некоторые - пересматривали их частично, некоторые - полностью. Соответственно, в долларовом эквиваленте кто-то проигрывал, кто-то выигрывал. Измерение в этом эквиваленте гораздо интересней, так как это жесткая валюта, которая показывает степень деградации рынка. Если брать услуги ЦОД и Облака, за минувший год мы выросли в валютном эквиваленте на 35-40%. Вообще, окончательная картина по рынку за 2014 год будет видна где-то в марте этого года. Если говорить о нашей доле на рынке ЦОД, то 22-25% мы занимаем.

Вопрос: Вы повышали цены на свои услуги?

Ответ: Мы провели частичную индексацию после сложных переговоров с заказчиками. Сейчас экономика выглядит как огромное количество горящих каштанов, вываленных в страну, и вопрос кто и сколько возьмет из этой общей кучи. Понятно, что все пытаются передать убыток друг другу. Тем не менее, наиболее справедливым является сравнительно равномерное распределение этих каштанов по всей стране. Мы понимали, что предприятия не могут увеличить бюджет в гривне в два раза, но все же мы достаточно неплохо защищали свои позиции. Были компании, которые этого не делали и, оказывая то же количество услуг, зарабатывали меньше.

О ТЕНДЕНЦИЯХ 2014-2015 ГГ. НА РЫНКЕ АУТСОРСИНГА И РОЛИ БАНКОВСКОГО СЕКТОРА

Вопрос: Если взять рынок ЦОД в целом, какие сейчас на нем основные тенденции?

Ответ: Они очень похожи на тенденции облачного рынка. Сервисы становятся сложнее, как формы жизни в процессе развития. Так, первым шагом были услуги коллокейшн (collocation), потом появились облака. Идет трансформация самой модели потребления ИT. Условно говоря – ты перестаешь покупать автомобили и начинаешь пользоваться такси. Такси становится настолько доступным, что это просто выгодней.

Вопрос: Насколько эта тенденция выражена?

Ответ: Она появилась еще в позапрошлом году и набирает обороты. Уже в 2012-13 годах с экономикой творился кошмар. Если сейчас все багрово и пылает, то тогда было ощущение тускло-серого смога. Экономика была больна уже тогда, бизнесы, желая двигаться вперед, переходили на аутсорсинг, который позволяет экономить. Рынок ЦОД развивался и продолжает развиваться динамично. Его особенность в том, что в отличие от облачных сервисов центры обработки данных требуют огромных вложений, а их окупаемость может исчисляться 7-10 годами или даже больше.

Вопрос: Тот ЦОД, который вы открыли несколько лет назад, уже окупился?

Ответ: Нет. Ему еще окупаться и окупаться. Это почти всегда очень длинная история, что является ограничением для многих компаний и инвесторов. Украина малопривлекательна для иностранных инвестиций. Очень высока неопределенность, уровень коррупции, слишком сложно вести бизнес. В то же время инвестиционная привлекательность рынка ЦОД была и остается достаточно высокой. Вся сравнительная аналитика по соседним странам говорит о том, что степень насыщения этой услугой в Украине находится на уровне плинтуса. Его емкость в разы больше существующего ныне объема.

Кроме того, на рынок ЦОД очень сильно влияет происходящее в других индустриях. Мы – сервисная компания, и если что-то негативное происходит на обслуживаемых нами рынках, это отражается и на нас. Например, De Novo – лидирующий оператор услуг ЦОД в банковском секторе. Не менее 35% всех банковских транзакций Украины происходят вот здесь, в нашем ЦОД, а с этого года это будут и все 50%. Однако сейчас банковская сфера больна. Поэтому в нынешних условиях, когда тащишь больного пациента, нам тяжело динамично развиваться. С другой стороны, если говорить об операторах маленьких ЦОД, там не менее драматичная ситуация. Малый бизнес чувствует себя тяжело, это является огромным сдерживающим фактором. Поэтому, говоря о потенциале, могу прогнозировать огромный всплеск этого бизнеса через два-три года. За это время рынок поймет, что нет ничего страшного в коммерческих ЦОД, и значительно вырастет количество транзакций, обрабатываемых компьютерным способом.

Вопрос: Чем вы планируете замещать доходы от банковского сектора?

Ответ: Именно банки дали первоначальный импульс рынку ЦОД. Во-первых, они относятся к предприятиям, которые очень зависимы от ИT. По большому счету, в банке кроме ИT вообще ничего нет. Банк – это огромные серверные машины, громадное количество программных приложений, обрабатывающих колоссальные массивы информации в реальном времени. К этой же категории можно частично отнести ритейл, логистические компании и телеком. Все эти предприятия не смогут работать без ИT. Отказ сервера, например, в банке означает отключение работы всех банкоматов, отсутствие выплат пенсий, переводов и т.д. Последствия катастрофические, поэтому уделяется большое внимание обеспечению непрерывности сервиса, резервированию мощностей, созданию резервных площадок.

Во-вторых, банки в Украине пришли к тому же выводу, что и банки европейские - нужно заниматься корневым бизнесом. ИT - это неизбежное зло, с которым компании приходится смириться. Поэтому если есть возможность арендовать эти мощности, банки с удовольствием соглашаются.

Стоит отметить несколько особенностей рынка аутсорсинга в Украине. По статистике потребления ИТ-сервисов в других странах, услугами ЦОД активно пользуются компании, в которых ИT не является очень значимым. В нашей же стране сегмент СМБ не оказывает значимого влияния на ИТ-рынок. Кроме того, в Украине как потребитель ИТ отсутствует государство. Во всех странах госсектор - локомотив ИT. В этом отношении страна противоречит логике стандартного развития национальных экономик. Но малый, средний бизнес и государство формируют отложенный спрос, на который можно рассчитывать, делая прогнозы на длительные периоды времени.

О ТОМ, ПОЧЕМУ ГОСУДАРСТВУ НЕ НУЖНЫ ОБЛАКА, И КАК ОБЩАТЬСЯ С АРИФМОМЕТРОМ

Вопрос: В связи с затронутой вами темой государства хотелось бы услышать более подробно о вашем специальном предложении властям. Могли бы вы также сообщить, чем закончилось дело?

Ответ: Когда произошла революция, а в воздухе витал дух войны, мы из патриотических соображений решили сделать свой вклад и предложили 80%-ную скидку на год всем госструктурам на облачные сервисы, сервисы ЦОД и, разумеется, услуги наших специалистов. Последние необходимы, потому что переход в облако – редко безболезненный процесс, нужна помощь профессионалов, чтобы тебя довели за руку, не расплескав по дороге данные.

Что дала эта инициатива? Ничего. В этом есть плюс - мы не понесли убытки, обслуживая потребителя ниже себестоимости. С другой стороны, стало очевидно, что в работе государства, увы, ничего не поменялось. Оно было и есть тупым арифмометром. Как с ним говорить? Ты апеллируешь к ржавой машине, которой на тебя наплевать, у которой нет интересов и которая не хочет экономить. Она просто стоит, пыхтит, капает маслом. Поэтому нашего желания помочь арифмометр, по-моему, даже не заметил.

Вопрос: А к кому вы обращались?

Ответ: Мы направили официальные запросы во все центральные органы исполнительной власти, также провели серию встреч.

Вопрос: От кого получили ответ?

Ответ: Из одного ведомства. Они спросили о лицензии на работу с гостайной. В целом этот эксперимент показал, что до перестройки государственного сектора нам настолько далеко, что, боюсь, еще нашим детям хватит перестраивать.

Вопрос: Почему, как вы думаете?

Ответ: Нет мотивации. Люди, работающие в госсекторе, привыкли осваивать бюджеты. Сейчас бюджеты забрали, и они впали в депрессию. Ходят и рассказывают, что техника стареет, начинает ломаться. Но когда кто-то предлагает реальные шаги, они говорят о государственной тайне.

Вопрос: А вот, к примеру, Дмитрий Шимкив пошел в госсектор работать...

Ответ: И разве поменялось что-нибудь? Он пошел в арифмометр, залез туда и исчез. Государство в нынешнем виде, увы, не работает. Не к кому прийти и сказать: так жить нельзя, это и это можно сделать по-другому. Те же центры обработки данных и облака позволяют быстро выполнять многие задачи.

Недавно был "круглый стол", организованный НКРСИ. Там была озвучена позиция государства бизнесу: если вам что-то нужно, приходите и говорите. Моя личная позиция была мною высказана: мне от вас не нужно ничего. Мы прекрасно обслуживаем негосударственный сектор, не без проблем, но тем не менее. А вот если вам, государству, что-то нужно, сообщите об этом. Но, видимо, арифмометру не нужно ничего. При этом чиновники заявляют, что еще немного и начнут падать серверные системы, потому что бюджет на их обновление не выделяется. Ни в 2014 году не выделялось, ни в 2015 не запланировано. А это же госреестры, налоговая, казначейство - серьезные вещи. Это странная ситуация, и я еще раз убедился – то, что с нами происходит, происходит объективно. Тут Путин не виноват. Вот объективно так должно было происходить, просто российская агрессия добавила дикого драматизма. Государство умерло, и мы стоим у постели покойника. Что делать с этим покойником? Да ничего не делать, закопать его.

Вопрос: А со страной что делать?

Ответ: На упомянутом мною выше "круглом столе" была высказана мысль - мы с государством живем в параллельных реальностях. Мы не пересекаемся практически нигде и никогда, разве только на "круглых столах". Когда мы говорим о развитии нашего бизнеса для негосударственного сектора, мы понимаем, что правила рыночной игры не сильно отличаются от принципов ведения бизнеса в Польше, США и других странах. Чтобы конкурировать, нужно всегда предоставлять все более высокое качество услуг, инвестировать. В сложных ситуациях с представителями коммерческого сектора всегда можно договориться. Например, у нас в прошлом году был целый ряд переговоров с клиентами, которые не могли оплатить наши сервисы в законтрактованные сроки. Мы всегда находили в таких случаях компромисс, потому что все понимали, что платить надо. В то же время государство считает, что все можно бесплатно, что можно по два года не платить за услуги и не являться в суды.

На том же "круглом столе" нам предложили войти в рабочую группу и "что-то писать". Я говорю – мы не юристы. Мы делаем свою работу, платим налоги, ежесекундно выполняем транзакции через наш ЦОД, создаем рабочие места и привлекаем инвестиции. А вы делайте свою работу. При существующем положении вещей, независимо от того, кто у нас премьер, сама система не поменялась, государство, соответственно, работать не будет. И мы, как граждане, будем с этим сталкиваться все сильнее, пока этот старый паровоз вообще не сломается. Как это реформировать я, честно говоря, не знаю. Я бы там всех просто разогнал, без всякого КЗОТа и судов. И занялся бы чем-то конструктивным.

О ПЕРСПЕКТИВАХ ИТ УКРАИНЫ И ЗАДАЧАХ 2015 ГОДА

Вопрос: Если прежде хотелось вас спросить, что должно или не должно делать государство для отрасли, то в связи с вышесказанным вами о государстве необходимости в этом уже как бы нет… Но, все-таки, давайте представим, что у нас не ржавый паровоз, а нормальное государство. Что нужно ИT-сфере? Например, нужны ли льготы?

Ответ: Я считаю, что в планируемом виде льготы не нужны. Во-первых, они обсуждались не для всего ИТ-рынка, а для оффшорных производителей ПО. Я никогда не понимал, почему сегменту, который растет по 30% в год, нужны льготы. Это современные рабочие, которые "гонят" код куда-нибудь в Штаты, а потом он нам возвращается дорогим программным продуктом.

Мне кажется, ключевая задача государства сейчас – создавать рынки потребления, чтобы реанимировать страну. И государство потенциально является огромным потребителем ИТ. Тот же проект по электронному правительству – интересная вещь, за которой стоят огромные ИT-системы. Но государство не спешит этим заниматься, потому что тогда множество дядь в галстуках останется не у дел.

Еще одна задача государства – зафиксировать и соблюдать некие правила поведения по отношению к игрокам рынка. Это касается не всей ИT-индустрии, а операторов облаков и ЦОД – кто наконец прекратит нападения силовиков на ЦОД?

Вопрос: А они не прекратились с приходом новой власти?

Ответ: Нет. Именно в 2014 году мы наварили огромные решетки на входах, которые болгарками будут резать два часа. Хотя к нам ни разу не заходили. Но нападение на любой ЦОД стимулирует отток клиентов за рубеж. В 2014 году многие бизнесы выносили и стремились вынести свои ИТ-системы за пределы Украины. Одна из причин – это патологический страх за свои данные.

Проблема в том, что силовики не знакомы с понятием облачного сервиса. В существующей законодательной базе есть понятие вещественного доказательства, которое нужно изъять. Никто не думает о том, что на одном физическом сервере работает десять виртуальных серверов и двадцать компаний. Сервер выдирается с мясом, и никто не несет за это ответственность. Так нельзя. Необходимо урегулирование этого вопроса. Украина обладает колоссальным потенциалом сервисной площадки, ведь украинцы всегда хорошо умели что-то делать дешевле других. Наши центры обработки данных могли бы "бить", например, польские. Особенно сейчас мы дешевле настолько, что при "лобовом столкновении" шансов у конкурентов просто нет. Но для этого нужны условия и спокойствие.

Новая власть, по большому счету, не меняла традиционную модель поведения. И это очень сильно ограничивает развитие ИТ. Мы очень сильно отстаем, уступая даже маленьким странам – Болгарии, Словакии; по насыщенности ИT у Украины худший показатель в Европе. Но, надеюсь, у нас большие перспективы.

Вопрос: Тогда последний вопрос по перспективам и прогнозам. Наверное, сложно сейчас что-то прогнозировать, но, может, вы попробуете сделать его по отдельным сегментам рынка или по тенденциям в целом.

Ответ: Мы вошли в очень тяжелый год. В начале 2014 года мы еще не знали, что нас ждет. Сейчас мы понимаем, что и в этом году будет война, ничего само собой не рассосется, с бюджетом все плохо. И с этими знаниями мы готовим наш план действий. По моим личным оценкам, в прошлом году мы вернулись в 2004 год по объемам рынка. Будет ли рост в 2015-м? Думаю, не будет. Некоторые аналитики все же прогнозируют рост около 10% в целом по ИT-рынку, потому что существует огромный отложенный спрос и шансы вливания больших донорских денег. В любом случае этот год будет драматичным для ИT-компаний, которые привыкли годами торговать, и крайне интересным для сервисных провайдеров. Ведь центры обработки данных и облака – это продакт-киллеры для системных интеграторов. Рынок будет меняться, аутсорсинг только набирает ход. В конце прошлого года мы получили от наших акционеров одобрение на строительство второй очереди ЦОД De Novo, и раз уж акционеры согласны тратить деньги в таких условиях, значит, оценивают перспективы украинского аутсорсинга достаточно оптимистично.

Вопрос: А где будет находиться новая очередь ЦОД?

Ответ: Здесь же, где и первая. Сервисы второй очереди мы ориентируем на средние компании, соответственно, эта услуга будет проще, понятней и дешевле.

Вопрос: Когда начнете строить?

Ответ: Уже начались проектные работы. В декабре 2015 года планируем запуститься.

Если подытожить вышесказанное, сейчас всем придется учиться работать в условиях, когда государственные деньги уже нельзя пилить и когда жизнь принуждает к изменению подходов. С одной стороны, многие заявляют об уходе за рубеж, с другой – не прекращаются декларации операторов из соседних стран об их планах выхода на украинский рынок. Кроме того, растет конкуренция местных игроков – "Укртелеком" и "Киевстар" планируют предоставлять облачные сервисы. De Novo почивать на лаврах не будет. И это хорошо. Либо умираешь молодым, либо до старости живешь подтянутым и стройным. И в этом году рынок аутсорсинга будет расти при активном участии De Novo.

Украина > СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 14 января 2015 > № 1361523 Максим Агеев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter