Всего новостей: 2362476, выбрано 2 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Адыкулов Автандил в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Адыкулов Автандил в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Киргизия > Внешэкономсвязи, политика > kg.akipress.org, 31 мая 2016 > № 1775287 Автандил Адыкулов

Лидер и политическая элита

Автандил Адыкулов, кандидат психологических наук, доцент

В настоящее время психологические аспекты формирования лидеров новой формации в Кыргызской Республике остаются мало изученными. Особенно остро стоит вопрос о преемственности власти, лидеров и политической элиты. Наряду с изменениями в политической, экономической, социальной жизни общества и государства, в распределении власти, капитала, ресурсов, произошли кардинальные изменения в общественном сознании наших граждан, изменились требования общества к личности, а также к лидерам любого ранга. Несомненно, в этих жизненно важных процессах страны огромная историческая роль и ответственность лежит на политических лидерах и элите.

Развитие гражданского общества, демократические преобразования, подготовка лидеров нового поколения в Кыргызской Республике нуждаются в дальнейших научных, методологических основах, где особую роль играют дальнейшие научные психологические исследования, разработки, рекомендации в области психологии, социологии, педагогики по формированию личности лидеров, а также реформы нуждаются в поддержке этих процессов исследовательскими, образовательными институтами.

Известна идея Н.А.Бердяева о том, что при сокращении элитарных слоев до критических значений (приблизительно ниже 1% от всего состава населения) политическая система начинает испытывать стагнацию и даже может прекратить свое существование. Особенно важно понимать это для маленьких государств. Еще жив в постсоветском пространстве в памяти людей долгий путь выживания детей и внуков «репрессированных», «врагов народа» когда еще в мирное время, в тридцать седьмой и сороковые годы, была репрессирована и уничтожена большая часть элиты народов.

Каждая насильственная смена власти стирает именно эту тонкую прослойку - элиту народа, потому что они, как это не странно, являются символами справедливости или несправедливости. Поэтому при сменах политических режимов каждая новая власть считает благоразумным и необходимым уничтожать, отстранять, прежде всего, лидеров и элиту из прежней власти.

Из огромного количества современных теорий существует менеджеральная теория элиты американского политолога Дж.Бернхейма; теория властвующей элиты Р.Миллса; французского политолога Р.Ж.Шварценберга, считающего, что современные элиты представляют замкнутую касту, состоящую из «треугольника власти»: политиков, высшей администрации и деловых кругов; теория множественности элит А.Бентли, концепция элиты Л. Шарана и многие другие, включая итальянскую школу политической социологии Г.Моска, В.Парето.

Общество, как и любая живая система, имеет свои закономерности. Развитие сопровождается стабильными и нестабильными периодами. Каждый шаг влечет трудности и неопределенности. Этот шаг успешен настолько, насколько учтены прежние несбывшиеся ожидания, страхи, неудачи.

Кыргызстан перешел на парламентско-президентское правление. Исходной точкой для кыргызстанцев является отрицание и неверие в прежнее однополюсное президентское правление, в его политическую элиту, главной задачей которых было только их собственное обогащение. Всему есть свое оправдание, стереотипы, архетипы.

В прошлом лидеры инквизиции всегда убедительно могли оправдать свои деяния необходимостью чистоты веры. Выступали при этом очень добрыми, благородными, находили сочувствие и понимание своего общества. Известно, что инквизиторы сжигали еретиков на костре. Но если злостный еретик раскаивался в своих убеждениях, то прежде чем сжечь живым на костре, они, исходя из понятий человеколюбия, особо отмечая раскаяние грешника, перед ужасной процедурой его удавливали. Налицо не только сила архетипа власти. Здесь кроется еще одна сила - архетип целителя, якобы, надо было очищать общество от еретиков.

В истории цивилизаций нет поведения более жестокого, чем деяние зла, которое добивается насильственными методами под личиной «добра». Как говорится, благими намерениями вымощена дорога в ад. Как только обыватель видит, что общество больное, архетип власти политика перерастает в архетип власти целителя.

Отдельный человек имеет много слабостей: привычки расточительства, алчности, пьянства, лени, безрассудного, безнравственного поведения и образа жизни, неразумного управления собственным имуществом, что в трудное время эпохи перемен ставит его и его семью, детей под угрозу нужды и обнищания. Огромное количество наших граждан находятся за чертой бедности. Но в чем истинная причина того, что какая-то часть общества стоит на грани деградации и нищеты?

Нетрудно заметить, что бессознательное влечение к власти отдельных политиков обосновано всегда в сознании «объективными обстоятельствами», «добром для народа», необходимостью «лечить общество от коррупции» и т.д.

За короткий период некоторые преимущества народовластия мы уже увидели. Взрослеет новое поколение, есть личности, молодые люди, которые горят и готовы идти за свой народ. Говоря другим языком, в Кыргызстане человеческие ресурсы для реформы экономики, образования, культуры, социальной сферы есть.

Как отмечалось выше, политическое лидерство рассматривается, как способность решающим образом постоянно влиять на группу, партию, общество. Политическое лидерство как процесс постоянного приоритетного и легитимного влияния на объект политики (общество, организацию или группу) авторитета одного или нескольких лиц, это разновидность власти, а также управленческий статус, социальная позиция, связанная с принятием решений, руководящая должность.

Судьбоносные политические решения общество делегирует политическим лидерам и политической элите. Политический статус элиты определяется ее правами и обязанностями в обществе, он предписывает ей право на принятие важнейших, судьбоносных политических решений, но одновременно наделяет ее ответственностью за принятые решения.

Признаками слабости правящей элиты всегда являются явные тенденции к упадку, коррупции, показухе и лжи, стремление остаться «вечно» во власти.

История показывает, всегда нужно понимание общества, правителей в необходимости постоянной циркуляции политической элиты. Когда она этого не понимает, элита полностью превращается в замкнутую касту, она утрачивает способность управлять и прибегает к насилию, чтобы сохранить власть.

Ведь эволюционная смена элит влечет смену и приток новых идей. Соответственно, должны поменяться устаревшие формы управления типа функционального на новые формы управления. Разделение законодательной, исполнительной, судебной и информационной властей, закрепленное конституциями и другими законодательной актами имеет другую сторону: это приводит и к тому, что сегодня за «сквозные процессы» никто не отвечает: растущий внешний долг страны, коррупция во всех ветвях власти, национальная безопасность, здоровье и образовательный уровень нации, экология, безработица, бедность, нищета населения и т.д.

Большинство, в целом гражданское общество не столь компетентно в тонких играх, манипуляциях, политических технологиях при демократических выборах.

В принципе, обществу «неважно какого цвета кошка - важно, чтобы она ловила мышей», не столько важно, как будут делить портфели и делиться партии на коалиции внутри парламента, а важно сможет ли парламент, исполнительная, судебная власть и Президент выполнить свою основную главную миссию, которая заложена в Конституции.

Каждую новую власть общество наделяет надеждами. С точки зрения эффективности управления общество интересует «вход» и «выход» власти. Будет ли эффект? Будут ли реформы и выполнять свои обещания и программы политические лидеры? Их наделили большими полномочиями, соответственно, и спрос будет такой же, т.к. на руках у народа, гражданского общества их политические программы, обещания улучшить жизнь народа, обеспечить мир, стабильность, экономическое процветание и т.д.

Прошло четверть века. Сегодня суверенный Кыргызстан стоит в начале пути своего становления к народовластию, демократии. Конституция, правовое поле, ожидания народа – это незыблемые условия этой большой политической игры, когда на кону стоит будущее страны и будущее подрастающего поколения. Именно Конституция является гарантией справедливости и порядка от произвола бюрократии, беззакония, нарушения прав и свобод личности, которые господствовали при прежней политической элите.

Вопрос об оппозиции. Оппозиция созревает и находится вне власти. Сможет ли неправящая элита проявить способность к производству потенциально новых элитарных элементов – вопрос не только риторический, но имеет научную и практическую ценность.

Противостояние элиты с контрэлитой. Теоретически политическая элита делится на правящую элиту и неправящую элиту. С одной стороны, люди у власти должны доказать, что они профессионалы, пришли созидать и защищать национальные интересы народов, проживающих в Кыргызстане. Гражданское общество всегда с большой осторожностью и опаской смотрит на новых лидеров. Надо понять, что сегодня новоявленные партии имеют совсем разные полярности и будущее.

Неправящая элита не является такой единой и монолитной как может показаться на первый взгляд.

Потенциальные элиты. Большую группу из неправящей элиты можно выделить и дифференцировать как «потенциальные элиты». В основном эта группа представляет собой разрозненные молодые элитарные группировки, еще только стремящиеся к власти. Они здесь больше проясняют свои позиции, идеологические ценности, приоритеты, формируя свои «команды» отдельных лидеров. Здесь в «потенциальных элитах» происходит относительное распределение функций, кто есть лидер, кто идеолог, аналитик, реформатор и т.д.

Самодеятельные элиты. Другой основной блок составляют проигравшие на выборах весьма зрелые политики, которые составляют «самодеятельные элиты». Согласно научной литературе, в первую очередь, они разделяются на два основных образования: оппозиция и проправительственные силы. Обе эти группы, хоть они имеют разнонаправленность в достижении конечной цели, объединяет только публичный проигрыш на выборах.

А) Проправительственные силы. Это закономерно, что они хотят укрепить свои позиции, пытаясь воздействовать на институты власти, на общественное мнение. Это видно, как говорят, невооруженным взглядом. Политические партии, которые проиграли, обычно любой ценой пытаются реабилитировать себя в глазах общественности, требуя невыполнимые вещи, вплоть до отмены результатов выборов, замены руководителей государства, отдаваясь своим эмоциям, они больше теряют в рейтинге, в политическом весе, тем самым, показывая, обнажая «свой потолок» интеллектуальных и политических возможностей. Факт есть факт. Они загонят себя и свою партию в небытие, показывая всему миру самый плохой пример, как не надо вести политику.

Б) Оппозиция. Оппозиция, как таковая формируется постоянно, как только выходит на арену правящая элита. Здесь тоже важно понять, что молодых политиков больше в первой группе, в потенциале и они представляют из себя «потенциальную элиту», т.к. будущее не за «охлократией», а за реальными политическими и экономическими реформами. А это делается совсем в другой плоскости и других измерениях. Легче и перспективнее молодым партиям формировать свой новый поезд, с новыми идеями, программами политических и экономических реформ, нежели бежать, за уходящим поездом, как это делают проправительственные силы. Поэтому, чтобы сформировалась оппозиция, нужно иметь основную правящую элиту. Она только формируется. Правящей элите, а также будущим «потенциальным элитам» и «оппозиционерам» всегда будут противостоять бывшие бюрократы, проправительственные силы.

Связанная группа как загадочная элита. Как считают ученые, самой мощной и одновременно таинственной группировкой в структуре политической элиты является «связанная группа». Эта группа представляет собой неформальное объединение политиков, которые оказывают решающее влияние на принятие политических решений. История показывает, что это анонимное сообщество может включать не обязательно чиновников. В этой группе могут быть и лица, не обладающие никаким статусом во власти. Как считает Соловьев А.И., ядро данной группы практически всегда составляют обладатели высших властных полномочий в государстве. Они-то и предопределяют те решения, которые впоследствии могут оформлять официальные органы (правительство или парламент), изменять политику страны, существенно влиять на международные процессы. Иначе говоря, по словам ученого, данная группировка действует в рамках полутеневого и теневого правления [Соловьев А.И.].

В психологическом плане эта «тень» – всегда темная сторона, она опасна и пугает нас своей враждебностью до тех пор, пока она неузнаваема.

Есть надежды, что все ожидания и чаяния народов маленького Кыргызстана оправдаются.

Таким образом, как было сказано выше, политический труд сегодня превратился в профессию и стал главным и постоянным источником дохода многих политиков, их последователей и политических активистов (выборные должности, аккумуляция ряда политических должностей в парламенте, партии, органах местного самоуправления и других учреждениях).

Как отмечают исследователи, политические лидеры и элиты занимают руководящие позиции и осуществляют свои функции в рамках определенных политических систем, выступающих реальным воплощением, материализацией механизма власти в обществе.

Постоянно должен происходить процесс замены старых элит новыми, которые по происхождению являются выходцами из низших слоев общества. Прежние элиты, по словам В.Парето, «теряют свою энергию, дававшую власть и не могут удержать ее». Следовательно, пояснял В.Парето, все социальные преобразования определяются «циркуляцией элит», т.е. системой «обмена» людьми между группами – элитой и остальным населением. «Этот феномен новых элит, которые в силу непрестанной циркуляции поднимаются из низших слоев общества в высшие слои, всесторонне раскрываются, затем приходят в упадок, исчезают и рассеиваются, есть один из главных феноменов истории, его необходимо учитывать, чтобы понять основные социальные движения».

Отсутствие обновления и притока новых сил, тем более, «увековечивание одной власти» порождает недовольство элитой внутри общества. Тогда смена элиты осуществляется насильственным путем – революцией. Это нарушает существующее социальное равновесие и формирует новую конфигурацию социальных сил.

Всегда нужно понимание самих лидеров о необходимости постоянной циркуляции политической элиты. Когда она этого не понимает, элита полностью превращается в замкнутую касту (семейную, клановую, партийную, мафиозную), она утрачивает способность управлять и прибегает к насилию, чтобы сохранить власть.

В ряде стран (Японии, Франции, США) учет профессионализации политической деятельности проявляется в отборе будущих политических лидеров еще в детском или подростковом возрасте и их подготовке в специальных школах и университетах [Пугачев В.П., Соловьев А.И. 2004].

Дальнейшее развитие, демократизация общества, тенденции развития в современном обществе лидерства, институциализация, профессионализация предполагает в Кыргызстане подготовку лидеров, нового подхода в решении вопросов и проблем между обществом и властью, между властью и бизнесом, разработку и внедрение демократических принципов преемственности элиты, прежде всего, в политике и экономике.

Социальное равновесие, устойчивое развитие общества, необходимость постоянной циркуляции элит, вопрос преемственности лидеров ставит перед обществом проблему воспитания подрастающего поколения, не в общем «идеологическом» понимании, как это было в эпоху застоя, а в конкретном понимании. Сегодня общественные интересы приводят к осознанной необходимости воспитания эффективных лидеров и политических элит на всех этапах развития общества.

Анализ теорий лидерства, в частности, теория черт, показывает, что отдельные характеристики личности еще не являются гарантией того, что их наличие как «особенных черт» наделяет ролью лидера. При этом, если учесть, что в детстве, подростковом возрасте и юности многие психологические параметры находятся на стадии развития. Эти особенности личности лидера могут проявляться и формироваться в определенной ситуации.

В возрастной психологии изучение лидерства в детском и юношеском возрасте становится актуальной для многих исследователей (Т.В. Сенько, 1992, М.А. Викулина, 1997, Е.М.Дубовская, 1984, Л.А.Русалинова, 1968, Т.Н.Шеповалова, 1987, Т.А.Крюкова, 1986, Н.М.Комарова, 1997, Т.В.Бендас и С.В. Соловьева, 1987, Кулинцева Ю.С. 2011, и др.).

В своих исследованиях Т.В.Бендас определяет лидерскую ситуацию как совокупность факторов, характеризующих среду, в которой лидер осуществляет свою роль: а) тип группы; б) характер деятельности лидера; в) категория управляемых людей; г) степень легитимности лидера [Т.В.Бендас 2009, 408].

Лидеры-дошкольники отличаются не только умением доминировать, но более высокой познавательной активностью. У старших дошкольников Т.В. Сенько выделяет, что при положительном доминировании лидер – ребенок: помогал, хвалил, руководил; при отрицательном: заставлял, приказывал, ругал, нападал. Здесь можно выделить факт, что у дошкольников появляется лидерское качество доминантность, а какое оно – это уже больше относится, вероятно, к стилю лидерства.

По данным Н.А.Викулиной лидеры в дошкольном возрасте имеют определенные качества, которые выделяют их из среды сверстников: инициативность, активность, общительность, самостоятельность, настойчивость, умелость, эмпатия, повышенная потребность в самоуважении, но без учета интересов партнеров. При этом у лидеров в дошкольном возрасте выявляются несформированность нравственной направленности, организаторских способностей, адекватности восприятия эмоций партнеров по играм[8].

В работе Н.В.Сахаровой установлена связь личностных характеристик с возрастом:

1. младшие школьники отличаются хорошей успеваемостью, что вызывает одобрение со стороны учителей;

2. подростки – физическим развитием (особенно мальчики) телосложением и демонстративным поведением;

3. юноши – внешней привлекательностью, хорошим материальным положением.

Р.Л.Кричевский выдвинул идею ценностного обмена в юношеских группах: лидеру группа обеспечивает высокий статус в обмен на его вклад в создание групповых ценностей (Кричевский Р.Л., Дубовская К.М. 1991).

В подростковом возрасте остро встает вопрос лидерства. Мы считаем, что все референтные группы подростков образуются и возглавляются лидерами. Как они появляются, как к ним примыкают члены группы – очень актуальная область исследований, результаты которых имеют большое практическое значение.

Как отмечает Р.Стогдилл, выявляется «отличие паттернов лидерских черт в зависимости от ситуации» (Р.Стогдилл). Другими словами, разнообразные черты лидера могут быть востребованы в каждой лидерской ситуации по-разному.

При изучении лидера по возрастам вопрос психологии лидера, ставит проблему, насколько однозначно мы должны понимать понятие «личность». Это приводит нас к вопросу «что такое личность лидера»? Понять, что есть «личность» возможно не только в социуме (в обществе, в группе), но и в динамике возраста. Очень важно понять структуру личности, самооценку (внутреннюю позицию, самоидентификацию и т.д.) в совокупности с лидерской ситуацией.

Системное рассмотрение показывает, что лидер становится им или является им, пока он есть субъект в определенной системе (периоде, лидерской ситуации) в сочетании с его успешностью достижений. Сможет ли он в новой системе (периоде, ситуации) снова стать лидером, зависит от того сможет ли перестроить свои психологические инструменты (психологические новообразования) и стать снова субъектом своих действий, но уже в новой ситуации.

Известное изречение Гарольда Дженина гласит: «Искусству быть лидером нельзя научить, ему можно научиться». Этот постулат Г.Дженина как исходный пункт, обнаруживает очень важный психологический момент: лидерству невозможно научить, когда он является объектом обучения, воспитания. Лидером человек может стать, когда он является субъектом становления субъектом лидерства, или ситуации.

Изучая лидеров Г.Дженин выделил два типа: 1) лидер, ориентированный на задачу, 2) лидер, ориентированный на отношения.

На этом примере мы можем утверждать, что в одном случае, лидер становится субъектом, ориентированным на задачу, в другом – лидер становится субъектом, ориентированным на отношения.

В исследованиях, особенно в дисциплинах изучающих психологию лидерства в целом, акцент смещается на внешние признаки, и лидер рассматривается в качестве компонента, как объект исследования. При этом, личность лидера выступает как одно из составляющих в совокупности с другими компонентами (ситуационная концепция, теория конституентов: не лидеры, последователи, командное лидерство и т.д.). При таком подходе изучение лидера остается загадкой, «вещью в себе» с определенными «особыми» свойствами, на которые исследователи обратили внимание в целом, как на главные факторы в русле собственных теорий. Другими словами, ситуационная теория лидерства уводит внимание исследователя на внешние факторы, оставляет без внимания внутренние психологические аспекты формирования лидера.

Работа психики совершенна. Как отмечал в свое время З.Фрейд «В психике нет произвола». По сравнению с этим совершенством частные теории могут оказаться лишь частной зарисовкой отдельных эпизодов работы психики и всей психической деятельности.

У многих исследователей психологии лидера остается однозначное и недостаточно полное понимание феномена бессознательного и психической энергии. Представления эти в большей степени связаны с пониманием «подавленного либидо» в тесной неразрывной связи с сексуальной энергией, открытой З.Фрейдом. Более того, для многих, не только читателей, далеких от науки, но и для некоторых ученых вся сфера бессознательного ассоциируется с данным понятием «либидо».

Во многих исследованиях, посвященных проблеме лидера, не затронуты вопросы влияния бессознательной сферы, а если отмечается об этом, как было отмечено выше, то оно ограничено лишь пониманием сексуального подавленного либидо по З. Фрейду, как основного источника энергии.

В дальнейшем, новыми направлениями, в частности К.Г. Юнгом и его школой установлено, что источником энергии является не только и не столько сексуальное либидо.

Границы развития, проявления личности не ограничены уровнем и возможностями сознания. Как оказалось, сознание также имеет очень тесную связь (иногда зависимую) от такого огромного пласта психики как бессознательная сфера. Открытие новых возможностей лежат в бессознательной сфере.

Успешность развития личности лидера во многом зависит от того, какие процессы происходят в психике, в сознании, в бессознательном с точки зрения развития (прогрессирующие, регрессирующие процессы).

Мы исходим из того, что при анализе, такие архетипы и содержания структуры личности лидера как «Эго», «Персона» могут быть предметом психологического исследования, т.к. они относятся, как было установлено, к сознательной части. Другими словами, мы можем задать вопрос об особенностях архетипа «эго» личности лидера. Таким же образом, мы можем проследить возникновение, становление и развитие такого архетипа личности лидера как «персона», связанные с ним категории личности «статус», «имидж», «авторитет» и т.д.

Как отмечал основатель теории неосознаваемой установки грузинский психолог Д.Н.Узнадзе, каждый из нас является носителем множества фиксированных установок. Природа неосознаваемой фиксированной установки примечательна тем, что каждый период развития личности лидера предполагает формирование соответствующих установок как «готовность на», предопределяя внешнюю ситуацию, с которой сталкивается личность лидера. Своевременное формирование соответствующих установок предопределяет успешное развитие и эффективность личности лидера.

Таким образом, изучение личности лидера имеет свои особенности в зависимости от его уровня развития и уровня культуры общества.

Исследуя личность лидера необходимо дифференцировать, где идет речь о лидерстве, а где о личности лидера, т.к. эти понятия имеют разные содержания в психологическом плане.

Часто с позиции социальной психологии и других наук (в том числе политологии), лидер изучается как объект, который входит в качестве компонента в понятия «лидерство», «общество». На наш взгляд, психологический аспект личности лидера в том, что лидер выступает как субъект лидерства. Между терминами «лидерство» и «лидер» существует разница не только по семантическому, но и по психологическому объему, хотя, разумеется, они являются неотъемлемыми компонентами. Если рассматривать лидерство как систему, то понятие лидер в нем выступает в качестве центрального компонента.

Лидер становится им благодаря тому, что в этой системе лидерства и лидерской ситуации обладает психологическими детерминантами (необходимыми психологическими условиями, факторами), которые позволяют ему благоприятно использовать свои психологические инструменты, являясь субъектом своих действий именно в данном месте и в данное время. В каждой ситуации лидерства подразумевается, что психологическими детерминантами лидер обладает в такой степени, в какой не обладают или обладают в меньшей степени другие (нелидеры, последователи, активисты).

Если в сознательной части мы находим как необходимые условия потребности, мотивационную сферу лидера (потребность власти, доминантность, ответственность и пр.), то в бессознательной части определяющими являются ее содержательная часть, влияющая на персону, эго лидера.

Как показывает анализ, психологические детерминанты лидера формируются с детства, и зависят, как успешно личность лидера проходит стадии развития. Разумеется, будет правильно, если мы предположим, что какой-либо фактор, обеспечивающий успешность лидерства, в психологии самого лидера формировался и имеет свою «историю» формирования, будь это доминантность, агрессивность, интеллект, рассудительность, эрудиция, интуиция, речевые и коммуникативные качества, харизма, воля, характер, ответственность или мотивация.

Успешность лидера зависит и от того становится ли он субъектом в данной конкретной ситуации лидерства.

Таким образом, эффективность лидера во многом зависит от внутренних и внешних психологических факторов, от внутренних процессов, содержаний бессознательной сферы, позволяющих решать проблемы лидерства. Здесь выделяются три уровня, в которых проявляет себя лидер:

1) К примеру, по отношению к своим психическим процессам, лидер должен уметь дифференцировать и управлять, прежде всего, собственными психическими процессами, в том числе: мышлением, чувством, ощущениями, интуицией, включая собственное эго. Здесь он должен «состояться» как лидер для себя, «хозяином» своих эмоций, переживаний. В противном случае, он может стать узко субъективным, «рабом» собственных эмоций, неправильных установок, стереотипов, «предчувствий» и пр.

2) Становится ли он субъектом в определенной ситуации лидерства по отношению к своим последователям, конституентам, где он также должен уметь дифференцировать, влиять и управлять процессами, происходящими внутри команды лидера.

3) Становится ли он субъектом в определенной ситуации лидерства по отношению окружающим людям, обществу, умеет ли дифференцировать и управлять процессами, которые происходят в обществе. Здесь он может состояться как лидер для общества, определяющий ее дальнейшее развитие.

Киргизия > Внешэкономсвязи, политика > kg.akipress.org, 31 мая 2016 > № 1775287 Автандил Адыкулов


Киргизия > Внешэкономсвязи, политика > kg.akipress.org, 26 мая 2016 > № 1775236 Автандил Адыкулов

Психология лидера

Автандил Адыкулов, кандидат психологических наук, доцент

Изучение лидера может вестись в контексте целостной психологической, социальной, исторической среды, в которой проявляется лидер. История изучения лидерства проходила многие этапы: от примитивных обществ до современных. В определенной степени лидер связан, прежде всего с окружением, с уровнем развития того сообщества, в котором он появляется. Как отмечают ученые, в примитивных обществах функции лидера проявляются слабо и сводятся в основном к обеспечению физического выживания общинников, а сами лидеры предстают в образе героев, наделенных особыми физическими качествами и нравственными достоинствами [Мухаев Р.Т. 2010, с. 244].

Исследования показывают, что феномен лидерства коренится как в самой природе человека, так и устройстве общества. С психологической стороны, лидерство имеет свои основы как мотивация к власти, как потребность повелевать и т.д.

Изучение лидера как «вожака» и «героическое направление».

Явления, во многом схожие с лидерством, встречаются и в среде животных, ведущих коллективный, стадный образ жизни. Здесь, как показывают специальные исследования, всегда есть наиболее сильная, достаточно умная, упорная и решительная особь — вожак, руководящий стадом (стаей) в соответствии с его неписанными законами, определяющие взаимоотношения со средой.

Основанием вожачества у животных исследователи выделяют: степень влияния на сородичей, возраст, пол, количество особей, темперамент, степень доминирования и деспотизма, широта охвата влияния, успешность выполнения роли вожака. Часто исследователями выделяется «вожаческая триада», характерная для вожаков-самцов: доминантность, агрессивность, сексуальность [Бендас Т.В. 2009, 48].

На примере вожачества более ярко выявляется значение и роль инстинктов у вожаков или у лидеров в животном мире. Это пример того, как содержание бессознательной сферы, каким является – инстинкт - может влиять на вожачество. На наш взгляд, в качестве одного из важных детерминант вожачества следует выделить силу инстинкта вожака, как одно из содержаний бессознательной сферы.

В научной литературе часто цитируют античных историков, философов Геродота, Платона, Плутарха, которые при изучении лидерства в обществе одним из первых считали, что лидеры (герои, монархи и полководцы того времени) выступают подлинными творцами истории. Платон разделял на три типа лидеров: философ – как государственный деятель, управляющий республикой на основе разума и справедливости; военачальник, защищающий государство и подчиняющий других людей своей воле, и деловой человек, обеспечивающий удовлетворение материальных потребностей [Стогдил Р., 1974, Бендас Т.В. 2009, 51, Мухаев Р.Т. 2010, 244].

Как считают ученые, наибольшее влияние на первые теории лидерства оказал Фрэнсис Гальтон, автор учения о наследственности таланта. Являясь антропологом, Ф.Гальтон объяснял природу лидерства с позиции наследственности. Как считал автор, рабские склонности, уклонение от ответственности и самостоятельности характерны для заурядных людей и являются результатом их стадной жизни. По его мнению, существуют отдельные особи (в животном мире, в человеческом обществе), которые редко встречаются и отличаются от остальных своими выдающимися качествами [Михайловский Н.К., Бендас Т.В. 2009, 52, Мухаев Р.Т. 2010, с. 247].

Подобную, особую роль лидеров в обществе выделяли и Томас Карлейль (1795-1881) и Ральф Уолдо Эмерсон (1803-1882), которые считали основную массу населения «убогой во всех отношениях», не способной нормально существовать без направляющего воздействия лидеров. Как представители волюнтаристской теории лидерства они рассматривали историю как результат творчества выдающихся личностей [Пугачев В.П., Соловьев А.И. 2004].

В изучении влияния наследственности в свете новых достижений в дальнейшем будут интересны исследования в области генетической психологии [Малых С. Б. 1998].

Свою концепцию лидерства разработал Фридрих Ницше (1844-1900). Он пытался обосновать необходимость формирования высшего биологического типа - человека-лидера, сверхчеловека. «Цель человечества,- писал Ницше,- лежит в его высших представителях… Человечество должно неустанно работать, чтобы рождать великих людей - в этом, и ни в чем ином, состоит его задача».

Воздействие на современные концепции лидерства оказал также Габриель Тард (1843-1904), один из основоположников теории социализации, который пытался доказать, что основным законом социальной жизни является подражание последователей лидеру. Как считал он, большинство населения не способно к самостоятельному социальному творчеству. Единственный источник прогресса общества - открытия, сделанные инициативными и оригинальными личностями.

Теория черт, появившаяся в начале и во второй половине ХХ века, создавалась на основе выявления качеств, присущих идеальным лидерам-героям. Суть этой теории состоит в объяснении феномена лидерства выдающимися качествами человека. Как писал один из основателей этой теории Э.Богардус, превосходящие интеллектуальные дарования доставляют личности выдающееся положение, рано или поздно приводящее к лидерству.

Психологические детерминанты лидера складываются из многих факторов, включая такие как психологические черты личности, харизма, воля, характер, мотивация и т.д. [М. Вебер, Г. Олпорт, E.Богардус, Е. Хантер, О. Келдвел, А. Джордан, Дж. Гейер, Т. Ньюком, Л. Зелиш, Л. Эскерсон, Г. Беллингерс, Дж. Бернард, Е. Флеминг, Ш. Лехман, Т.В. Бендас и др.].

К примеру, «теория черт» определяет как важные черты личности лидера:

• индивидные качества (возраст, рост, телосложение, сила, здоровье, красивая внешность, доминантность, агрессивность);

• интеллектуальные свойства (интеллект, рассудительность, эрудиция, интуиция);

• речевые и коммуникативные качества;

• энергетический потенциал;

• мотивационная сфера;

• успешность;

• альтруистичность;

• типологические паттерны(типы).

Типологические паттерны лидерства относятся к различным группам:

1. разные возрастные периоды;

2. мужские и женские;

3. обычные и девиантные;

4. представители разных сфер деятельности, которые отличаются по стилю, по характеристикам личности.

Среди черт, присущих политическому лидеру, обычно называют острый ум, твердую волю и целеустремленность, кипучую энергию, незаурядные организаторские способности и, особенно, компетентность и готовность брать на себя ответственность. К обязательным качествам современных политических лидеров в демократических странах все чаще добавляют фотогеничность, внешнюю привлекательность, способность внушать людям доверие и т.п.

Для проверки теории черт были проведены обширные конкретные исследования. Они в значительной мере поставили под сомнение эту концепцию, так как оказалось,

1. что при детальном анализе индивидуальные качества лидера почти в точности совпадают с полным набором психологических и социальных признаков личности вообще.

2. Кроме того, в некоторых сферах деятельности, прежде всего, в области предпринимательства, высокие интеллектуальные и моральные качества являются скорее препятствием для занятия лидирующих позиций, чем условием успеха.

3. К тому же часто выдающиеся способности людей на протяжении многих лет, а порой и всей жизни, оказываются невостребованными, не находят применения.

Очевидно, что для занятия лидирующих позиций в условиях конкуренции действительно нужны определенные психологические и социальные качества лидеров. Однако их набор значительно меняется в зависимости от исторических эпох, отдельных государств и конкретных ситуаций. Понятно, что личностные качества, обеспечивающие политический успех в одной стране, к примеру, в Афганистане, Африке, существенно отличаются, от другой страны, к примеру, в Америке или в европейских странах.

Порой, как показывает история, во многих, недемократических, государствах политическими лидерами часто становятся заурядные, серые личности, не обладающие яркой индивидуальностью. Это заставляет исследователей особо обратить внимание на ситуацию, как важный фактор лидерства.

Идею зависимости лидерства от определенных социальных условий обосновывает и развивает ситуационная концепция (Р.Стогдилл, Т.Хилтон, А.Голдиер и др.). Она исходит из относительности и множественности лидерства. В результате лидер понимается как функция определенной ситуации.

Как писал Р.Стогдилл, «лидерство есть связь, которая существует между людьми в какой-то социальной ситуации, и люди, являющиеся лидерами в одной ситуации, не обязательно будут ими в других ситуациях». Именно сложившиеся конкретные обстоятельства определяют отбор политического лидера и детерминируют его поведение.

В целом же лидеров отличают главным образом целеустремленность, готовность взять на себя ответственность за решение той или иной задачи, а также компетентность.

Положительным моментом ситуационной теории явилось то, что в «ситуацию» включили такие компоненты как: структура отношений в группе, характеристика группы, культуры, в которой существует группа, физические условия существования группы, представления членов группы о самом себе, тип задачи, которую ставит и решает группа и т.д. [Ашин Г.К.].

Наряду с этим ситуационная теория породила теории определяющие роли последователей. Акцент сместился с личности лидера на личность последователей, на их восприятие лидера и ситуации. Здесь исследователи начали употреблять вместо «нелидеры» термин «последователи».

Ситуационная теория не отрицает важную роль индивидуальных качеств личности, однако не абсолютизирует их, отдает приоритет в объяснении природы политического лидерства обстоятельствам. На основе этой концепции, подтверждаемой эмпирическими исследованиями, ряд ученых (Э.Фромм, Д.Рисмэн и др.) пришли к выводу, что в современном западном обществе большие шансы на успех имеет беспринципный человек, ориентирующийся на политическую конъюнктуру и не задумывающийся о нравственной значимости своих действий.

На наш взгляд, в формировании личности лидеров не малую роль играет философия Макиавелли или «макиавеллизм». Практические советы Макиавелли, разработанные для правителей, предполагают искусное сочетание хитрости и силы.

В целом, ограниченность ситуационной концепции состоит в том, что она недостаточно отражает активность лидера, его способность правильно и своевременно оценить и изменить ситуацию, найти решение острых проблем.

Наряду с ситуационным подходом существуют многочисленные школы с различными научными подходами к исследованию лидера: например, личностный, интеракционистский, гуманистический, харизматический, мотивационно-целевые теории, теория конституентов и т.д.

Личностный подход расширяет теорию черт и акцентирует внимание на дифференциации личности.

В.Бендас считает, что личностный подход изменяет теорию лидера в следующих направлениях и различает:

1. эффективные и неэффективные лидеры,

2. назначенные лидеры разных уровней управления,

3. использующие различные лидерские стили,

4. лидеры в разных группах,

5. лидеры, принадлежащие к разным типам. [Бендас Т.В. 2009, 80].

Уточнением, развитием и качественным обогащением ситуационной концепции явилась теория, объясняющая феномен лидерства через последователей и конституентов. «Именно последователь, утверждает Ф. Стэнфорд, — воспринимает лидера, воспринимает ситуацию и, в конечном счете, принимает или отвергает лидерство».

Достоинством такого подхода является рассмотрение лидерства как особого рода отношений между руководителем и его конституентами, выступающих в виде цепочки взаимосвязанных звеньев: конституенты — последователи — активисты — лидер.

Лидер и его конституенты составляют единую систему. В современной науке круг конституентов лидера понимается достаточно широко. В него включаются не только политические активисты и все достаточно четко определившиеся приверженцы (последователи) лидера, но и его избиратели, а также все те, кто взаимодействует с ним, оказывает на него влияние. Анализ конституентов во многом позволяет понять и предсказать политическое поведение лидера, зачастую действующего вопреки своим собственным политическим привычкам, симпатиям и антипатиям.

В формировании и функционировании отношений «лидер-конституенты» особенно велика роль активистов. Именно они достаточно компетентно оценивают личные качества и возможности лидера, организуют кампании в его поддержку, выступают «приводным ремнем», связывающим его с массами, т.е. «делают» лидера.

Через конституентов проявляется воздействие на политику господствующей политической культуры и прежде всего ценностных ориентации и ожиданий избирателей. В демократическом государстве претенденты на роль политических лидеров могут рассчитывать на успех лишь в случае совпадения их имиджа с ожиданиями большинства народа.

Имея немалые достоинства, трактовка лидера как выразителя интересов конституентов, подобно его ситуационной интерпретации, плохо работает при объяснении инноваций, самостоятельности и активности лидера. Согласно истории, некоторые весьма важные действия руководителей идут вразрез с интересами и ожиданиями приведших их к власти социальных слоев и сторонников. В качестве яркого примера исследователи приводят политическую деятельность Сталина, который примерно за полтора десятилетия своего господства почти полностью уничтожил большевиков, ранее приведших его к власти, а заодно и свыше половины членов собственной партии [Пугачев В.П., Соловьев А.И. 2004].

Таким образом, взаимодействие лидера и его конституентов — оказалось обоюдонаправленным, двусторонним движением. Причем лидеры могут в значительной мере менять свою социальную опору. Самостоятельность лидера по отношению к конституентам прямо зависит от характера политического строя, от степени концентрации власти в руках руководителя и от политической культуры общества в целом. Наибольшие возможности для субъективистской и волюнтаристской политики имеют лидеры в авторитарных и тоталитарных системах, где они могут порою поставить под угрозу само существование всей нации [Пугачев В.П., Соловьев А.И. 2004].

Интеракционистский подход. На примере «теории черт» и ситуационной теории выявляется, что совокупность различных интерпретаций позволяет увидеть разнообразные стороны лидерства, однако еще не дает его целостной картины.

Одни теории склоняются рассматривать лидерство как универсальный процесс: тот, кто стал лидером в одной ситуации, сможет стать им и в другой (теория черт, личностный подход и др.).

Другие теории склоняются больший акцент и приоритет отдавать ситуации и считают, что лидерство зависит от группы и ситуации (ситуационные концепции).

Попытку решить эту задачу, осуществить комплексное исследование лидерства представляет собой интеракционистский подход.

Он учитывает следующие моменты лидерства:

1. Личность лидера;

2. личность последователей;

3. группа;

4. ситуацию (в самом широком понимании);

5. восприятие лидером последователей;

6. систему взаимодействия, механизм взаимоотношений лидера, последователей. [Бендас Т.В. 2009, 82].

Тем не менее, как считают политологи, создать единую, универсальную концепцию лидерства, по всей вероятности, невозможно, поскольку это явление чрезвычайно многообразно по своим проявлениям и функциям, зависит от исторических эпох, типов политических систем, особенностей лидеров и их конституентов и других факторов. [Пугачев В.П., Соловьев А.И. 2004].

Существуют различные классификации феномена лидерства, исследования лидерских стилей: авторитарный, демократический, либеральный и т.д. Все это является проявлением, классификацией типов лидера в лидерстве.

Типы лидерства. Одной из наиболее общих является деление всех лидеров на обычных («реальных»), и великих (как великих «героев», так и великих «злодеев»). Первые, реальные лидеры, не оставляют заметного личного следа в истории, не изменяют обычного хода событий. Вторые, лидеры – герои (или злодеи) имеют собственное видение политики и пытаются осуществить в ней свои замыслы, влекущие большие социальные и политические перемены.

Широко распространено деление лидерства в зависимости от отношения руководителя и подчиненных: на авторитарное и демократическое. Авторитарное лидерство предполагает единоличное направляющее воздействие, основанное на угрозе санкций, применении силы. Демократическое лидерство выражается в учете руководителем интересов и мнений всех членов группы или организации, в их привлечении к управлению.

Одна из «классических» типологий лидерства восходит к учению М. Вебера о способах легитимации власти. В соответствии с этими способами, лидеров подразделяют на традиционных (вожди племен, монархи и т.п.) – их авторитет основан на обычае, традиции; рационально-легальных, или рутинных, - это лидеры, избранные демократическим путем; и харизматических – наделенных, по мнению масс, особой благодатью, выдающимися качествами, необычайной способностью к руководству. Харизма складывается из реальных способностей лидера и тех качеств, которыми его наделяют последователи. При этом индивидуальные качества лидера нередко играют второстепенную роль в формировании его харизмы.

Данная классификация лидерства достаточно проста и удобна, хотя, как и любая другая классификация, ограничена в применении. В основе первого типа лежит привычка, второго – разум, третьего – вера и эмоции. Основоположник этой классификации М. Вебер особое внимание уделял анализу харизматического лидерства. Он оценивал лидера этого типа как важнейшего движителя, генератора обновления общества в кризисные периоды, поскольку харизматический вождь и его авторитет не связаны с прошлым, способны мобилизовать массы на решение задач социального обновления.

В относительно же спокойные периоды развития для общества предпочтительно рационально-легальное лидерство, оберегающее исторические традиции и осуществляющее необходимые реформы. В целом же в истории многих государств наблюдается определенная последовательность в смене типов политического лидерства. Вождь-основатель (харизматик) сменяется традиционным лидером-охранителем, который, в свою очередь, уступает место реформатору-законодателю.

В современной политологии часто называют четыре собирательных образа лидера: знаменосца (или великого человека), служителя, торговца и пожарного [Херманн М. 1991].

Лидера-знаменосца отличает собственное видение действительности, привлекательный идеал, «мечта», способная увлечь массы. Считается, что яркими представителями такого типа лидерства были Ленин, Мартин Лютер Кинг, Хомейни. Лидер-служитель всегда стремится выступать в роли выразителя интересов своих приверженцев и избирателей в целом, ориентируется на их мнение и действует от их имени. Для лидера-торговца характерна способность привлекательно преподнести свои идеи и планы, убедить граждан в их преимуществе, заставить «купить» эти идеи, а так же привлечь массы к их осуществлению. И, наконец, лидер-пожарный ориентируется на самые актуальные, жгучие общественные проблемы, насущные требования момента. Его действия определяются конкретной ситуацией. В реальной жизни эти четыре идеальных образа лидерства обычно не встречаются в чистом виде, а сочетаются у политических деятелей в различных пропорциях [Херманн М. Стили лидерства в формировании внешней политики 1991]

Как считал основоположник психоанализа 3. Фрейд, подавленное либидо — преимущественно бессознательное влечение сексуального характера. В процессе сублимации оно проявляется в стремлении к творчеству, в том числе и к лидерству.

У многих людей обладание руководящими позициями выполняет субъективно-компенсаторские функции, позволяет подавлять или преодолевать различного рода комплексы, чувство неполноценности и т.п. Существует психологическая потребность подчинение лидеру. Субъективное принятие лидерства закладывается еще в детстве, когда ребенок нуждается в покровительстве и авторитете родителей. И в этом смысле авторитет руководителя государства подобен авторитету отца семейства.

Заметный вклад в развитие психоанализа внесли ученые франкфуртской школы Эрих Фромм, Теодор Адорно и другие. Они выявили тип личности, предрасположенный к авторитаризму и стремящийся к власти. Такая личность формируется в нездоровых общественных условиях, порождающих массовые фрустрации и неврозы и стремление человека убежать от всего этого в сферу господства и подчинения. Для авторитарной личности власть является психологической потребностью, позволяющей избавиться от собственных комплексов путем навязывания своей воли другим людям.

Обладание безграничной властью над другими, их полное подчинение доставляет такому человеку особое наслаждение. Оно является формой своеобразного садизма. Одновременно авторитарная личность имеет мазохистские черты – при столкновении с превосходящей силой такая личность восхищается ею и поклоняется ей. Слабость же других вызывает у индивидов авторитарного типа презрение и желание унизить их.

Такой тип поведения в психологическом смысле служит проявлением не силы, а слабости. Авторитарная личность, не имея подлинной внутренней силы, пытается убедить себя в обладании ею с помощью господства над другими. Эта личность иррациональна, склонна к мистике, руководствуется в первую очередь эмоциями и не терпит равенства и демократии. Она воспринимает других людей и мир сквозь призму отношений силы и слабости, садомазохизма.

Эмпирические исследования, проведенные учеными, подтвердили реальное существование авторитарного типа личности, выявили ее некоторые новые черты. В целом же это направление психоанализа значительно расширило представления о внутренних мотивациях стремления к лидерству, хотя, конечно же, не исчерпывает все типы таких мотиваций. Как уже отмечалось, существуют и некоторые другие типы психологического отношения к лидерству, например игровой, инструментальный и др.

1. Лидер и политическое лидерство

Как показывает анализ исследований, изучение личности лидера в обществе всегда осуществляется в совокупности с исследованием лидерства в целом.

Что такое «политическое лидерство? В работах по политологии политическое лидерство определяют как процесс постоянного приоритетного и легитимного влияния на объект политики (общество, организацию или группу) авторитета одного или нескольких лиц.

Считается, что политическое лидерство основано на способности политического лидера понимать мотивы деятельности различных социальных групп, учитывать их интересы при осуществлении политического курса, воздействовать на основных политических акторов, убеждать людей. Как следует из вышеизложенного термина, основными чертами политического лидерства являются: постоянство влияния, его распространение на всю группу (организацию, общество), однозначная направленность воздействия от лидера к членам группы, опора не на прямое применение силы, а на авторитет или признание правомерности руководства. В то же время характер и тип осуществления политического лидерства, отмечают политологи, зависит от состояния и уровня развития социальной группы, организации или общества в целом. [Пугачев В.П., Соловьев А.И. 2004].

Политическое лидерство, пишет Жан Блондель, — это «власть, осуществляемая одним или несколькими индивидами, с тем, чтобы побудить членов нации к действиям».

Пугачев В.П., Соловьев А.И. выделяют следующие основные подходы к трактовке данного понятия «лидерство»:

- это разновидность власти, спецификой которой является направленность сверху вниз, а также то, что ее носителем выступает не большинство, а один человек или группа лиц;

- это управленческий статус, социальная позиция, связанная с принятием решений, это руководящая должность. Такая интерпретация лидерства вытекает из структурно-функционального подхода, предполагающего рассмотрение общества как сложной, иерархически организованной системы социальных позиций и ролей. Занятие в этой системе позиций, связанных с выполнением управленческих функций (ролей), и дает человеку статус лидера. Иными словами, как отмечает Даунтон, лидерство – это «положение в обществе, которое характеризуется способностью занимающего его лица направлять и организовывать коллективное поведение некоторых или всех его членов»;

- это влияние на других людей (В. Кац, Л. Эдингер и др.).

Однако это не любое влияние, а такое, для которого характерны четыре особенности:

Во-первых, необходимо, чтобы влияние было постоянным. К политическим лидерам нельзя причислять людей, оказавших хотя и большое, но разовое воздействие на политический процесс, историю страны.

Во-вторых, руководящее воздействие лидера должно осуществляться на всю группу (организацию, общество). Известно, что внутри любого крупного объединения существует несколько или даже множество центров локального влияния. Причем постоянному влиянию со стороны членов группы подвергается и сам лидер. Особенностью политического лидера является широта влияния, распространение его на все общество или крупные группы.

В-третьих, политического лидера отличает явный приоритет во влиянии. Отношения лидера и ведомых характеризует асимметричность, неравенство во взаимодействии, однозначная направленность воздействия — от лидера к членам группы.

В-четвертых, влияние лидера опирается не на прямое применение силы, а на авторитет или хотя бы признание правомерности руководства. Диктатор, силой удерживающий группу в подчинении, — это не лидер, как не является лидером, например, террорист, захвативший заложников, или тюремный надзиратель. Следует отметить, что не все авторы считают несовместимым лидерство и постоянное насилие. Отдельные ученые, например Ж. Блондель, допускают использование принуждения.

Лидерство – это особого рода предпринимательство, осуществляемое на специфическом рынке, при котором политические предприниматели в конкурентной борьбе обменивают свои программы решения общественных задач и предполагаемые способы их реализации на руководящие должности (Дж. Опенгеймер, Н. Фролих и др.). При этом специфика политического предпринимательства состоит в персонализации «политического товара», его отождествлении с личностью потенциального лидера, а также в рекламировании этого «товара» как общего блага. Такая интерпретация политического лидерства вполне возможна. Однако она применима главным образом лишь к демократическим организациям: государствам, партиям и т.п. В этой системе лидерства лидер выступает как символ общности и образец политического поведения группы. Он выдвигается снизу, преимущественно стихийно, и принимается последователями. Политическое лидерство отличается от политического руководства, которое, «в отличие от лидерства, предполагает достаточно жесткую и формализованную систему отношений господства-подчинения». [Пугачев В.П., Соловьев А.И. 2004].

Формирование личности лидеров тесно связано с такими понятиями как «политическое лидерство», «политическая элита». Современные доктрины, теории, концепции лидерства основаны на учениях Н. Макиавелли, К. Бирд, Э. Багардуса, Ю.Дженнингса, М. Дж. Херманна, М. Вебера и других.

В чем заключается роль лидера в обществе? Общество всегда стоит перед уникальной возможностью единения на новых принципах и на основе новых идей. В обществе происходит переоценка и, следовательно, создается новая иерархия ценностей. Самые высокие идеалы и надежды общество всегда связывает с нижеследующими ценностями: свобода, суверенитет, демократия, свобода слова, расцвет экономики, достойная жизнь, качественное образование и медицина. Здесь на первый план выходит ответственность и эффективность лидеров.

При характеристике основных этапов, стадий деятельности исследователи выделяют три общие функции лидера:

- политический диагноз, предполагающий анализ и оценку ситуации;

- определение направления и программы деятельности, служащей решению общественной проблемы;

- мобилизация исполнителей (должностных лиц, бюрократии и масс) на реализацию поставленных целей.

В современном обществе взаимодействие между лидером и его последователями, как правило, реализуется с помощью массовых коммуникаций, организаций, бюрократических структур.

Современные тенденции развития политического лидерства

Как подчеркивается многими исследователями, социальная значимость, функции и весь социальный облик лидеров прямо зависят, прежде всего, от характера политического строя.

Как считают политологи, в современных государствах примирение принципов лидерства и народовластия осуществляется на пути представительной демократии, оставляющей избранникам народа свободу действий в пределах, очерченных законом. Здесь отчетливо проявляются две главные тенденции, во многом изменяющие традиционные, преимущественно харизматические представления о лидерстве. Эти тенденции — институциализация и профессионализация лидерства [Пугачев В.П., Соловьев А.И. 2004].

Функции современных лидеров ограничены разделением законодательной, исполнительной, судебной и информационной властей, конституциями и другими законодательными актами. Кроме того, лидеры отбираются и поддерживаются собственными политическими партиями, контролируются ими, а также оппозицией и общественностью. Все это значительно ограничивает их власть и возможности маневра, повышает влияние среды на принятие решений.

М.Вебер в известной работе «Политика как призвание и профессия» отмечал растущее «превращение политики в «предприятие», которому требуются навыки в борьбе за власть и знание ее методов, созданных современной партийной системой». В нынешних условиях усложнения общественной организации и взаимодействия государственных органов с партиями, группами интересов, СМИ и широкой общественностью важнейшими функциями политики и политиков становятся не применение насилия и даже не борьба за власть, а «преобразование общественных ожиданий и проблем в политические решения» [Пугачев В.П., Соловьев А.И. 2004].

Как отмечают ученые, политик сегодня фактически превратился в специалиста в области общественных коммуникаций, предполагающих обеспечение четкой формулировки требований населения, налаживание необходимых для принятия коллективных решений и реализации контактов с парламентскими и правительственными органами, СМИ, общественными организациями и отдельными людьми, разрешение конфликтов и нахождение согласия. Сегодня эффективно реализовать эти функции не может человек, не обладающий специальной квалификацией: знаниями, навыками и опытом.

Лидерство основывается на определенных потребностях сложно организованных систем. К ним относится, прежде всего, потребность в самоорганизации, упорядочении поведения отдельных элементов системы в целях обеспечения ее жизненной и функциональной способности.

Четкость выделения позиций лидера зависит от типа общности. В системах с низкой групповой интеграцией и высокой степенью автономии и свободы различных элементов и уровней организации функции лидера выражены слабо. По мере же усиления потребностей системы и самих людей в сложно организованных коллективных действиях и осознания этих потребностей в форме коллективных целей – спецификация функций лидера и его структурное, институциональное обособление повышаются.

В малых группах, основанных на непосредственных контактах их членов, институциализация лидирующих позиций может не происходить. Здесь на первый план выдвигаются индивидуальные качества личности, ее способность объединить и повести за собой группу. В крупных же объединениях, эффективность коллективных действий требует четкой функционально-ролевой дифференциации и специализации, а также оперативности и жесткости подчинения (например в армии), институциализация и формализация (официальное закрепление) лидирующих позиций, придание им сравнительно больших властных полномочий обязательны.

В политике действуют огромные массы людей, ставящие перед собой вполне определенные, ясно осознанные цели. Разумеется, они испытывают непрерывное противодействие со стороны политических оппонентов. В силу этого институциализация лидирующих позиций проявляется в политике особенно отчетливо.

Институциализация руководящих функций отражается в понятии формального лидерства. Оно представляет собой приоритетное влияние определенного лица на членов организации, закрепленное в ее нормах и правилах и основывающееся на положении в общественной иерархии, месте в ролевых структурах, обладании ресурсами влияния. В противоположность формальному, неформальное лидерство характеризует субъективную способность, готовность и умение выполнять роль лидера, а также признание за ним права на руководство со стороны членов группы (общества). Оно основывается на авторитете, приобретенном в результате обладания определенными личными качествами.

Политологами отмечается, что в политике формальный, институциональный аспект является ведущим, поскольку здесь реализация потребностей в самоорганизации и упорядочении деятельности огромного количества людей зависит не столько от индивидуальных качеств (хотя это тоже очень важно), сколько от силы и влияния организации.

В современном обществе, не опираясь на организацию, на СМИ, даже личность, обладающая выдающимися способностями, не сможет стать политическим лидером.

Итак, политическое лидерство представляет собой постоянное приоритетное и легитимное влияние одного или нескольких лиц, занимающих властные позиции, на все общество, организацию или группу. В структуре лидерства обычно выделяют три главных компонента: индивидуальные черты лидера; ресурсы или инструменты, которыми он располагает; ситуацию, в которой он действует и которая оказывает на него влияние. Все эти компоненты прямо влияют на эффективность лидерства.

Таким образом, как показывает анализ, в современных государствах проявляются две главные тенденции, во многом изменяющие традиционные представления о лидерстве. Эти тенденции — институциализация и профессионализация лидерства [Пугачев В.П., Соловьев А.И. 2004].

Институциализация лидерства проявляется в том, что процесс рекрутирования, подготовки, движения к власти и сама деятельность политических руководителей осуществляются в рамках определенных институтов — норм и организаций (ограничение законодательной, исполнительной, судебной и информационной властей, конституциями и другими законодательными актами).

Профессионализация лидерства выражена в том, что современные лидеры должны быть профессионалами в нынешних условиях усложнения общественной организации и взаимодействия государственных органов с партиями, группами интересов, СМИ и широкой общественностью. Важнейшими функциями политиков и лидеров становятся не применение насилия и даже не борьба за власть, а «преобразование общественных ожиданий и проблем в политические решения». [Пугачев В.П., Соловьев А.И. 2004].

Таким образом, исторический экскурс показывает, за великими историческими подвигами, свершениями могут стоять гениальные, талантливые личности в истории, в политике. И здесь, очевидно, больше следует говорить с одной стороны, о талантах, гениальности, психологических детерминантах лидеров, с другой стороны – о факторах способствующих этому.

Как показывает анализ, наличие психологических факторов, условий еще недостаточно появлению лидера. Наличие даже всех необходимых психологических черт, факторов сталкивается с таким понятием как «эффективность лидера». Индивид становится лидером в одной соответствующей ситуации, другой становится – в ситуации, где первый уже не может быть лидером. Ситуация, наряду со всеми необходимыми условиями, возникает как фактор, который необходимо учитывать. Лидер может проявить себя, свои лидерские качества в определенной ситуации лидерства, которая обусловлена многими факторами.

Киргизия > Внешэкономсвязи, политика > kg.akipress.org, 26 мая 2016 > № 1775236 Автандил Адыкулов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter