Всего новостей: 2132356, выбрано 14687 за 0.102 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 22 июня 2017 > № 2218745 Эммануэль Макрон

Макрон: «Европа — не супермаркет, а общая судьба»

Le Temps вошла в число восьми европейских газет, которых пригласил Эммануэль Макрон в Елисейский дворец на первое интервью в роли президента. Он говорил о Европе и переосмыслении французской дипломатии накануне запланированного на четверг первого для него европейского саммита.

Ришар Верли (Richard Werly), Le Temps, Швейцария

Главной темой беседы Эммануэля Макрона с восемью европейскими изданиями (Le Figaro, Suddeutsche Zeitung, Le Soir, The Guardian, Corriere Della Sera, El Pais, Gazeta Wiborcza и Le Temps) стало место Франции на международной арене.

Через два дня после чистой победы движения «Вперед, Республика!» на парламентских выборах 18 июня о внутренней политике речи уже не шло. Тем не менее были затронуты все остальные темы, в том числе и кандидатура Парижа на проведение Олимпиады 2024 года, которую президент Франции представит в Лозанне перед оценочной комиссией МОК 11 июля.

Le Temps: Вы обрели новую легитимность после победы движения «Вперед, Республика!» на парламентских выборах. Она становится козырем для вашего лидерства в Европе?

Эммануэль Макрон: Лидерство не появляется просто так. Оно формируется с вовлечением других стран и деятелей, а вывод о нем можно сделать лишь на основании полученных результатов. Пока было бы чересчур самонадеянно говорить, что Франция обладает новым лидерством в Европе. Настоящий вопрос — это цель нашей работы. А отправная точка — это кризис западных демократий, которые сложились в XVIII веке на основе невиданного прежде равновесия между защитой личных свобод, политической демократией и формированием рыночных экономик.

Сочетание всех этих благ позволило добиться признания личных свобод, продвижения социального прогресса и формирования перспектив для среднего класса. Но с конца Славного тридцатилетия возникли сомнения. Франция убедилась в этом на собственном горьком опыте при том, что именно у нее была наиболее проработанная социальная модель. Что мы видим сегодня, когда смотрим на мир? Подъем нелиберальных демократий и радикальных настроений в Европе, усиление авторитарных режимов, которые подрывают жизненные силы демократии, и частичное отстранение США от мира.

Таким образом, первый вопрос не в том, существует или нет французское лидерство, раздуваем ли мы грудь сильнее других. Нет, вопрос в том, чтобы понять, как защитить наше общее благо, то есть свободу и демократию, способность наших людей и обществ быть независимыми и свободными, обеспечить социальную справедливость, сохранить нашу планету в условиях изменения климата. Без этих общих благ не может быть устойчивого и благополучного будущего. Наша цель — понять, как мы можем победить в этой борьбе, ответственность за которую, как я убежден, лежит на Европе. Почему? Потому что демократия зародилась именно на этом континенте. США любят свободу, как и мы. Но у них нет нашего стремления к справедливости. Европа — единственный регион мира, где так тесно переплетаются личные свободы, дух демократии и социальная справедливость. Сможет ли она отстоять основополагающие ценности, которыми обогащала мир на протяжение десятилетий, или же отступит под натиском нелиберальных демократий и авторитарных режимов? Такова постановка вопроса.

— Что конкретно можно сделать, чтобы подтолкнуть вперед Европу? В чем заключается ваш проект переосмысления еврозоны? Как убедить немцев в обоснованности вашего проекта?

— Если мы в полной мере не осознаем масштабы стоящей перед нами задачи, то можем и дальше целыми ночами размышлять о том, где будет расположено новое европейское агентство, и куда следует направить средства того или иного бюджета… Тем самым мы поставим себя вне истории. Я этого не хочу. Ангела Меркель — тоже. Вопрос в том, как нам восстановить динамизм, способность увлекать за собой. Франция не будет обладать какой-либо движущей силой без четкой риторики и ясного взгляда на мир. Не будет ее у нее и без укрепления экономики и общества. Именно поэтому я поручил правительству запустить необходимые Франции фундаментальные реформы. На кону стоят доверие к нам, наша эффективность и сила. Сила одних не может долгое время питаться одной лишь слабостью других. Германия, которая, кстати, провела реформы полтора десятилетия назад, сегодня признает, что эта ситуация нежизнеспособна. Мне хочется, чтобы мы смогли сформировать общую силу. Мой подход к франко-немецкому дуэту подразумевает доверительный альянс. Мне хочется, чтобы мы вернулись к духу сотрудничества, который некогда был у Франсуа Миттерана и Гельмута Коля. Нельзя отправляться на заседание Евросовета без общей позиции. Это не означает, что мы согласны друг с другом по всем вопросам. Но мы не хотим терять время и просить других разрешить наши разногласия.

— Эта Европа должна и дальше предоставлять защиту?

— Да, потому что у среднего класса во всех наших обществах возникли сомнения. У него сложилось ощущение, что Европа строится вопреки ему. Эта Европа сама тянет себя вниз. Нужно сформировать Европу, которая предлагает защиту, обладает настоящей общей оборонной политикой. Нужно добиться большей эффективности по отношению к крупным миграционным потокам с помощью кардинальной реформы системы защиты наших границ, миграционной политики и права на убежище. Существующая система перекладывает на одних всю нагрузку и не сможет дать отпор новым волнам миграции. Это первый этап. Углубление институтов невозможно без восстановления целостности Европы. Если затем мы хотим перейти на следующий этап, нужно обеспечить более широкую интеграцию внутри еврозоны. Именно поэтому я активно отстаиваю идею формирования бюджета еврозоны с демократической руководящей системой. Это единственный способ восстановить сближение наших экономик и стран. Если этого не сделать, мы ослабим еврозону. Нужно создать столпы ответственности и солидарности. Мне кажется, что Германия готова на это.

— Вы думаете, что немцы тоже готовы к переменам?

— Я в этом убежден. Канцлер ФРГ кардинально меняет ситуацию в сфере обороны и безопасности. Она поставила под сомнение сформированные после Второй мировой войны глубинные запреты. В ближайшие годы Германия будет тратить на оборону больше, чем Франция. Кто бы мог подумать? Как бы то ни было, Германия прекрасно представляет себе ограниченные возможности действий без полного привлечения Европы, в частности в сфере военных вмешательств. Она понимает, что наша судьба вновь стала трагической. Она нуждается во Франции, чтобы защитить саму себя и Европу, а также обеспечить нашу общую безопасность. Я думаю, что отмеченная мной динамика касается в том числе и немецкого общества. Наша задача как лидеров заключается в том, чтобы донести это. Национальный эгоизм — медленный яд, который ослабляет наши демократии и нашу коллективную способность справиться с брошенным нам историческим вызовом. Я знаю, что канцлер понимает это.

— Сегодня Европа выглядит разрозненной. Вновь появился раздел на восток и запад. Что делать с такой расколотой Европой?

— Я не верю в существование конфликта между востоком и западом Европы. Существует напряженность из-за различий в наших взглядах и недавней истории. Я никогда не забуду слова Бронислава Геремека (Bronislaw Geremek), с которым повстречался около 20 лет назад в период расширения Европы: «Европа не осознает всего, что нам должна». По мнению его поколения, которое крепко держится за эпоху Просвещения, Западная Европа совершила предательство, поскольку допустила строительство стены и раздел континента. Когда я слышу сегодня некоторых европейских лидеров, у меня возникает ощущение двойного предательства. Они решают отказаться от принципов, повернуться спиной к Европе, занять циничный подход к Союзу, который, по их мнению, должен лишь выдавать кредиты, не заботясь об уважении к ценностям. Европа — не супермаркет, а общая судьба. Она слабеет, если принимает отказ от ее принципов. Не соблюдающие этих правил страны Европы должны в полной мере ощутить на себе политические последствия. Причем, это не касается одного лишь диалога востока и запада. Я буду говорить со всеми и проявлять уважение, но не поступлюсь принципами Европы, солидарностью и демократическими ценностями. Если Европа принимает это, значит, она слаба и уже исчезла. Я на это не согласен.

— Диалог, а не санкции?

— Диалог. Но за ним должны идти конкретные решения. Мне хочется, чтобы все осознали историческую ответственность европейцев. Нам нужно продвигать Европу, которая движется по направлению к большему экономическому и социальному благополучию. Предоставляемая Европой защита должна получать отражение также в экономической и общественной сфере. Сосредотачиваясь на отрешенной работе, как это происходит уже многие годы, мы подходим к проблеме Европы с совершенно не с той стороны. Заблуждаться не стоит. Главные защитники этой ультралиберальной и несбалансированной Европы потерпели крах в Великобритании. На что опирался Брексит? На мигрантов из Восточной Европы, которые занимают британские рабочие места. Защитники Европы проиграли, потому что британский средний класс сказал: «Довольно!» Этот дисбаланс подпитывает радикальные настроения. Нельзя и дальше строить Европу, сидя в кабинетах, позволять ситуации обостряться. Оторванная от действительности работа ведет к нелепым ситуациям. Думаете, я могу объяснить французскому среднему классу, что предприятия закрываются во Франции и переезжают в Польшу, потому что это дешевле, и что строительные компании нанимают поляков, потому что им нужно меньше платить? Система небезупречна.

— Как вы видите будущее отношений Великобритании с Европейским союзом? Остается ли открытой дверь для того, чтобы дать задний ход?

— Она открыта до того момента, пока не был сделан шаг через порог. Говорить, что она закрыта, не в моей компетенции. Как бы то ни было, с появлением графика и цели дать задний ход становится уже очень непросто. Не стоит обманываться. Мне хочется, чтобы начатая дискуссия в полной мере координировалась на европейском уровне. Я против двусторонних переговоров, поскольку нам нужно сохранить интерес ЕС в краткосрочной, среднесрочной и долгосрочной перспективе. В любом случае, Франция планирует сохранить и укрепить ее прочные отношения с Великобританией в сфере обороны и безопасности. Основой для него все еще служат достигнутые на Ланкастерхаузской конференции соглашения. Мы также намереваемся активнее сотрудничать в области обороны и борьбы с терроризмом. Мы уже приняли совместный план действий в сфере борьбы с радикальными настроениями в интернете. Наши судьбы связаны: террористические ячейки не признают европейских границ. Наконец, мне хотелось бы развития нашего сотрудничества в миграционной сфере. Совершенно необходимо не допустить появления новых отвлекающих внимание элементов вроде лагерей мигрантов. Определяющим в наших отношениях будет прагматизм.

— Требуется ли пересмотр Шенгенской зоны, в которую входит Швейцария? Нужно ли заставлять те страны, которые отказываются от мигрантов, принимать их?

— Я выступаю за Шенгенскую зону, которая обеспечивает свободное движение людей в Европейском союзе и является одним из основополагающих элементов нашего европейского гражданства. Если мы хотим обеспечить это свободное движение людей, необходимо усилить контроль на внешних границах Европейского союза. Мне хочется, чтобы мы в сжатые сроки предоставили все необходимые средства Европейскому агентству пограничной и береговой охраны, прежде всего для урегулирования кризисов на этих границах.

Затем встает вопрос беженцев. Беженцы — это люди, которые просят убежища в нашей стране. Мы говорим о людях, которые рискуют жизнью в своей стране, ставят все на кон, чтобы добраться до нас, бегут из охваченных войной государств. Мы должны проявить в их отношении гостеприимство и человечность. Проблема в том, что во многих странах, в том числе Франции, рассмотрение прошения об убежище занимает слишком много времени: подача, регистрация, рассмотрение дела, не говоря уже о задержках в связи с административными трудностями и обращениями в различные инстанции. Эти процедуры могут продолжаться до двух лет. Все это время человек не может жить в стране неустроенным образом. Люди обустраиваются, устанавливают семейные связи… Иначе говоря, существующую систему больше не назвать удовлетворительной в условиях такого миграционного давления.

Поэтому я поручил провести масштабную реформу системы предоставления убежища во Франции: она предполагает децентрализацию и значительное сокращение сроков рассмотрения заявлений. Цель в том, чтобы ускорить этот процесс вдвое, до шести месяцев на все процедуры.

Далее, есть мигранты, которые не подпадают под право на убежище и, следовательно, не должны оставаться на Франции. С их ситуацией нужно разбираться в соответствии с нашим правом в рамках более широкого международного сотрудничества. Необходимо обеспечить эффективность их выдворения за границу, активно работать с их родными странами и транзитными государствами, успешно бороться с мафиозными структурами, которые наживаются на людском горе. По всем этим вопросам я выступаю за масштабные реформы, который позволят прийти к единой европейской философии. В частности, следует разобраться с тяжелым положением людей, которые перебираются из одной страны в другую в надежде получить убежище.

— После Брексита и избрания Трампа можно ли сказать, что ваша победа остановила подъем популизма в Европе? Модель Макрона применима в других странах?

— Мне не слишком нравится понятие «популизм», потому что у него есть несколько окрасок. Так, многие среди правых и левых заявили мне, что я — популист. Когда партии исчерпали себя, вызывает удивление то, что человек может говорить с народом! Если популизм заключается в этом, в нем нет ничего плохого. Но я не верю в демагогию, которая заключается в том, чтобы льстить народу, говорить то, чего он ждет, пользоваться его страхами. Я не настолько высокого мнения о себе, чтобы думать, что мое избрание что-то остановило. У французов всегда так: когда этого меньше всего ожидаешь, они поднимаются в общем порыве. Франция — не та страна, которую реформируют. Это страна, которая меняется сама, страна революции. То есть, французы ничего не реформируют так долго, как это только возможно. Теперь же они увидели, что оказались на краю пропасти, и отреагировали. Мое избрание и полученное большинство в Национальном собрании стали не окончанием, а отправной точкой, которая требует дальнейших усилий. Это начало возрождения Франции и, надеюсь, Европы. Оно позволит переосмыслить равновесие на национальном, европейском и международном уровне, вернуться к большим планам, вновь обрести способность смотреть ситуации в лицо, не играть на страхах, а превращать их в энергию. Потому что страхи действительно существуют, как и то, что разделяет общества. Волшебного решения здесь нет. Нужно вести каждодневную борьбу. Я сделал ставку на ум французов. Я не льстил им, а взывал к их уму. Демократии измотаны политиками, которые считают, что их сограждане глупы. Они играют с демагогией их страхов и противоречий, опираются на их рефлексы. Кризис западного сознания — серьезнейшая проблема, и один человек ничего не изменит. Как бы то ни было, я стремлюсь восстановить нить истории и энергию европейского народа. Чтобы остановить подъем радикальных настроений и демагогии. Потому что именно в этом заключается цивилизационная борьба.

— Как справиться с риском, который воплощает Дональд Трамп?

— Прежде всего, Дональд Трамп — человек, который был избран американским народом. Сегодня сложность в том, что он еще не выработал концептуальные рамки своей международной политики. Поэтому его политика может быть непредсказуемой, что вызывает дискомфорт у мира. В сфере борьбы с терроризмом он стремится к той же эффективности, что и я. В то же время я не согласен с некоторыми его решениями, в первую очередь по климату. Как бы то ни было, я надеюсь, что США смогут вернуться в парижское соглашение. Я протягиваю руку Дональду Трампу и хочу, чтобы он изменил мнение. Потому что все связано. Нельзя стремиться к эффективной борьбе с терроризмом и в то же время не брать на себя обязательств по климату.

— Если в Сирии будет нарушена красная линия неприменения химического оружия, готова ли Франция нанести удар в одиночку? И может ли она это сделать?

— Да. Если вы устанавливаете красные линии, но не можете добиться уважения к ним, то расписываетесь в собственной слабости. Я этого не хочу. Если выяснится, что в стране применялось химическое оружие, и мы сможем отследить его происхождение, тогда Франция нанесет удар для уничтожения обнаруженных складов химического оружия.

— Существует сложность с зонами противовоздушной обороны. Потребуется сотрудничество с другими странами коалиции…

— Да, но что заблокировало весь процесс в 2013 году? США прочертили красную линию, но в конечном итоге решили не вмешиваться. Что ослабило Францию? То, что она установила политическую красную линию, но не последствия ее нарушения. Что развязало Владимиру Путину руки в других регионах? Он увидел, что перед ним люди, которые устанавливают красные линии, но не добиваются их соблюдения.

Я уважаю Владимира Путина. У нас состоялась с ним конструктивная беседа. У нас есть серьезные разногласия, в частности по Украине, но он увидел и мою позицию. Мы долго обсуждали с ним наедине международные вопросы, а также защиту НКО и свобод в его стране. То, что я сказал на пресс-конференции, он услышал не впервые. В этом и заключается мой курс. Я жестко говорю со всеми партнерами, но сначала беседую с ними тет-а-тет. Сегодня мы с Владимиром Путиным продолжаем рассматривать украинский вопрос в рамках минского процесса и нормандской четверки. В начале июля до саммита G20 в Гамбурге у нас состоится встреча в таком формате с Украиной и Германией. Остается и тема Сирии. Я глубоко убежден, что в этом вопросе нам требуется дипломатическая и политическая дорожная карта. Одними лишь военными силами вопрос не решить. Мы все коллективно допустили эту ошибку. Новшество с моей стороны в этом вопросе заключается в том, что я не говорил, что уход Башара Асада является предварительным условием для всего. Дело в том, что никто так и не представил мне легитимного преемника.

Мои позиции по Сирии предельно ясны. Во-первых, это неукоснительная борьба против всех террористических групп. Именно они — наши враги. Этот регион служил базой для подготовки терактов и питает один из очагов исламистского терроризма. Чтобы устранить их, нам требуется сотрудничество всех, в частности России. Во-вторых, это стабильность Сирии: мне не хочется, чтобы она стала несостоявшимся государством. Я положу конец неоконсерватизму, который был привнесен во Францию десять лет назад. Демократия не формируется извне и без ведома народов. Франция не участвовала в войне в Ираке и была права. Что мы увидели в результате этих вмешательств? Несостоявшиеся государства, в которых процветают террористические группы. Мне не хочется, чтобы то же самое повторилось в Сирии. В-третьих, у меня есть две красные линии: химическое оружие и гуманитарный доступ. Я четко заявил об этом Владимиру Путину и буду непреклонен по этим вопросам. Поэтому за применением химического оружия последует ответ, в том числе даже со стороны одной Франции. С этой точки зрения Франция будет занимать ту же позицию, что и США. В-четвертых: я стремлюсь к стабильности в Сирии в среднесрочной перспективе. Это подразумевает уважительное отношение к меньшинствам. Нужно найти пути и средства для дипломатической инициативы, которая опирается на соблюдение четырех этих принципов.

— Сейчас «Исламское государство» (запрещенная в России террористическая организация — прим. ред.) теряет территорию в Сирии и Ираке, однако нашим демократиям приходится иметь дело с «бюджетным» терроризмом. Как найти равновесие между исключительными мерами и необходимостью защиты свобод?

— Поговорим сначала о чрезвычайном положении во Франции. Режим чрезвычайного положения служит для противодействия неотвратимой угрозе, которая является результатом серьезных нарушений общественного порядка. Однако угроза носит устойчивый характер. Поэтому требуется ориентированная на длительную перспективу организация. Я продлю чрезвычайное положение до 1 ноября, что даст парламенту минимально необходимое время для принятия всех нужных мер для обеспечения безопасности французов.

В четверг в совете министров представляется соответствующий документ. В чем его дух? Он примет во внимание все виды угроз и в частности действия отдельных людей, которые мы наблюдали за последнее время. Мы предусматриваем особые меры для борьбы с исламским терроризмом. Это не ослабление правового государства и не импорт чрезвычайного положения в правовое государство. Необходимо сформировать инструменты для борьбы с этим новым риском под контролем судьи, как в административном, так и судебном порядке. Требуются новые решения, которые бы вписывались в борьбу с исламистским терроризмом. Именно в этом нуждается наше общество, чтобы выйти из постоянного чрезвычайного положения.

Затем следует упрочить координацию всех наших спецслужб перед лицом террористической угрозы. В этой связи я выступил за национальную координацию в разведке и борьбе с терроризмом, формированием в частности национального антитеррористического центра.

Наконец, это предполагает последовательную международную политику и умение говорить со всеми сторонами. Таков мой дипломатический принцип. Я уже пять раз успел поговорить с президентом Эрдоганом. Дважды с президентом Ирана Роухани. Я принял Владимира Путина. Франция не обязана выбирать один лагерь против другого. В этом ее сила и дипломатическая история. Нам нужно вновь обрести последовательность и силу международной политики, которая подкрепляет доверие к нам.

— Вы говорите о диалоге с Владимиром Путиным. Но его позиции не изменились ни по одному вопросу. На Украине, в Донбассе все еще идут бои, а Крым оккупирован… Вы ищете новый метод?

— Когда я говорю об открытом диалоге с Владимиром Путиным, то не утверждаю, что он является волшебным решением. Что мотивирует Владимира Путина? Восстановление мощного российского самосознания для удержания страны. Россия сама стала жертвой терроризма. У ее границ тоже есть восстания, и прослеживается угроза со стороны агрессивной религиозной идентичности. Такова его главная нить, в том числе в Сирии. Не думаю, что его связывают с Башаром Асадом узы неразрывной дружбы. У него две главных задачи: бороться с терроризмом и не допустить развала государства. Поэтому по Сирии возникают точки соприкосновения. Долгое время мы упирались в личность Башара Асада. Но Асад — не наш враг, а враг сирийского народа. Цель Владимира Путина — восстановить Великую Россию, потому что, по его мнению, таково условие выживания его страны. Стремится ли он к нашему ослаблению или исчезновению? Не думаю. У Владимира Путина свое видение мира. Он считает, что Сирия представляет собой ключевой с точки зрения соседства вопрос. Что можно сделать? Добиться совместной работы по Сирии для борьбы с терроризмом и поиска настоящего выхода из кризиса. Думаю, это осуществимо. Я буду и дальше очень требовательным собеседником в сфере прав и свобод человека. В любом случае, у нас есть долг: защитить Европу и ее союзников в регионе. Тут мы не должны ничем поступаться.

— А что насчет Турции? Как выстраивать отношения со страной, которая не разделяет наших ценностей?

— В настоящий момент Турция уязвляет некоторые наши ценности. Тем не менее она разделяет ряд наших интересов. Прежде всего, мы связаны с Турцией сирийским конфликтом. Турция представляет собой ключевой элемент нашей региональной политики, поскольку является одновременно соседом Сирии, а также страной, которая принимает большое число беженцев и сотрудничает в борьбе с терроризмом. У меня состоялся требовательный и ясный диалог с президентом Эрдоганом. Нам нужен такой диалог с Турцией. Мне хочется, чтобы в миграционном вопросе этот диалог был европейским и скоординированным. Европа подписала договор запоздало и вынужденно, пусть он и дал результаты. Не стоит повторять эту ошибку. Что касается всего остального, с учетом нынешних позиций Турции, очевидно, что продвигаться вперед в процессе европейской интеграции лучше не стоит.

— Спорт содействует дипломатии. Вы решили лично представить в МОК кандидатуру Парижа на проведение Олимпиады 2024 года. Вы считаете, что тут речь идет не просто о кандидатуре города?

— Я отправлюсь 11 и 12 июля в Лозанну, а затем в сентябре в Лиму, чтобы продемонстрировать тем самым стремление всей страны. Почему? Потому что это не просто спортивное событие: оно отвечает в том числе политике, которую мы хотим вести в отношении инвалидов. Это не только Олимпийские, но и Паралимпийские игры. Это часть национальной гордости и движения, большое экономическое событие. Кроме того, это шаг, который демонстрирует, что в нашей долгосрочной борьбе с терроризмом мы не отказываемся от больших мероприятий. Наконец, это европейская и франкоязычная кандидатура. Не просто кандидатура Парижа или Франции. Это проявление воли, гордости и блеска, в которых нуждается страна. Я считаю, что все это очень серьезно. Это очень сильный элемент, который подтверждает, что мир состоит не только из насилия, но и общих ценностей, примирения, радости, мирных состязаний.

Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 22 июня 2017 > № 2218745 Эммануэль Макрон


Россия. США > СМИ, ИТ > forbes.ru, 22 июня 2017 > № 2218514 Марина Сурыгина

Эра «Карточного домика»: как онлайн-кинотеатры завоевывают сердца и умы зрителей

Марина Сурыгина

генеральный директор компании Tvzavr

Что движет онлайн-кинотеатрами в разработке оригинального контента и каковы перспективы данного направления на международном и российском рынках?

В мае 2017 года прошел знаменитый кинофестиваль в Каннах. Помимо насыщенной программы, в рамках которой были показаны лучшие фильмы со всего мира, фестиваль был отмечен знаменательным событием — в нем впервые принял участие стриминговый сервис, а именно Netflix. Компания показала два своих фильма, а вслед за этим получила запрет на участие в 2018 году: теперь в этом конкурсе могут участвовать только фильмы, выходящие в обычных кинотеатрах.

Несколькими месяцами ранее Netflix, вместе со своим конкурентом Amazon, получили четыре «Оскара» на двоих. Первые полосы газет называли это событие «историческим» и отмечали начало новой эры в производстве контента — эры стриминговых сервисов. Что же движет онлайн-кинотеатрами в разработке оригинального контента и каковы перспективы данного направления на международном и российском рынках?

Бизнес онлайн-кинотеатров на глобальном рынке набирает обороты. В 2017 году, по данным Statista, ожидается увеличение доходов онлайн-видеосервисов по платной модели до $17 млрд. А Boston Consulting Group оценил всю индустрию таких сервисов (с учетом всех моделей монетизации) в $25 млрд в 2016 году, с ежегодным ростом на 20%! При этом половина доходов индустрии приходится на пять игроков отрасли — YouTube, Facebook, Amazon, Netflix и Hulu. Оставляя за скобками первых двух игроков (в силу их специализации на контенте, созданном пользователями), хотелось бы рассмотреть роль контента в бизнесе в первой тройке глобальных стриминговых сервисов.

Затраты на контент — один из ключевых показателей в экономике любого онлайн-кинотеатра. По мере своего развития, которое включает в себя наработку клиентской базы, выход на новые рынки и улучшения технологической составляющей, любой онлайн-кинотеатр сталкивается с необходимостью увеличения затрат на закупку контента. Достаточно взглянуть на график затрат на контент ведущих онлайн-кинотеатров за период 2012-2015 годов.

Как мы видим, затраты компаний растут по экспоненте и данные 2016 года подтверждают этот факт:

Amazon потратил около $3,2 млрд и планирует увеличить затраты до $4,5 млрд

Netlfix — $5 млрд , с планами по увеличению суммы до $6 млрд

Hulu — около $2 млрд, при этом в планах у компании – догнать Amazon, и выйти на уровень $4 млрд

При этом, складывается ситуация, при которой онлайн-кинотеатры тратят на контент больше средств, чем мейджоры.

Производство контента как часть бизнес-стратегии

Инвестируя в закупку и производство контента онлайн-кинотеатры решают различные бизнес-задачи, среди которых:

Привлечение и дифференциация аудитории

Пересечение аудитории характерно для всех онлайн-кинотеатров, как на глобальном, так и на локальном уровнях. Так, например, согласно исследованию , около 50% подписчиков также подписаны на . При этом стоимость подписок у разных сервисов примерно одинакова (что в общих чертах характерно и для России), и в этих условиях основным дифференциатором становится контент. Так, например, по данным компании 3Vision, более 50% руководителей из сферы производства, дистрибуции и передачи контента отмечают высокую важность оригинального производства. А результаты глобального исследования потребителей подтверждает важность оригинального контента при выборе -сервиса.

Выход на локальные рынки

Последовательный процесс развития международного присутствия требует от онлайн-кинотеатров более ответственного подхода к выбору контента для локальной аудитории. Один из главных трендов сейчас – производство контента для локальной аудитории, что способствует укреплению локального бренда компаний. Так, например, произошло в Испании – одном из самых сложных рынков для в Европе. В то время как сделал ставку на снижение цены, выпустил сериал, ориентированный на испаноговорящую аудиторию (Las chicas del cable; Телефонистки). В результате, сервис преодолел отметку в 200 тысяч платных подписчиков и планирует увеличить свое распространение до каждого третьего домохозяйства в стране. По данным аналитиков из компании ZenithMedia, именно производство локализованного контента является сильной стороной на испанском рынке. Еще более показательным является пример Индии – благодаря ориентации на локальный контент, смог увеличить количество подписчиков до 9,5 миллионов за полгода, в 2,5 раза больше чем , который запустился в стране намного раньше. Осознав свою ошибку, компания заявила о инвестициях в размере 300 млн в производство локального контента для привлечения локальной аудитории!

В то же время, для оценки эффективности контентной политики OTT-сервисов используется такой показатель как количество просмотренных часов на каждый доллар, затраченный на производство. Так, например, банк UBS подсчитал, что среди американских игроков показатель эффективности составляет от 3,9 часов (Hulu) до 12 часов (Netflix).

В чем же секрет успеха в производстве и дистрибуции оригинального контента глобальных игроков?

Использование аналитики

Количество времени, которые зрители тратят на просмотр контента онлайн-кинотеатров исчисляется миллионами и миллиардами часов (Hulu — 700 миллионов часов в 2016 году, Netflix– 45 млрд часов в 2015 году). В связи с этим, онлайн-кинотеатры имеют огромный объем разнообразной информации о своих пользователях, начиная от их пола и возраста, и заканчивая тем, сколько секунд длятся паузы во время просмотра фильмов. Опираясь на эту информацию онлайн-кинотеатры определяют любимые жанры, актерский состав, тематику, и даже то, в какой период времени популярен тот или иной контент.

Например, перед тем, как приступить к производству сериала «Карточный домик», располагал следующей информацией:

Большинство зрителей посмотрели фильм «Социальная сеть» Дэвида Финчера от начала и до конца

Британская версия «Карточного домика» собрала большое количество просмотров

Зрители, посмотревшие «Карточный домик» также посмотрели фильмы с Кевином Спейси и/или фильмы Дэвида Финчера

Опираясь на эти три фактора, компания смогла создать контент, который завоевал «сердца и умы» аудитории — согласно исследованию, 86% подписчиков сообщили, что скорее всего не откажутся от сервиса из-за «Карточного домика» (правда при условии сохранения стоимости подписки на том же уровне).

Развитие способов продвижения

Даже при условии создания контента высокого качества с участием лучших актеров, остается риск того, что контент будет не востребован аудиторией либо станет «нишевым». В связи с этим, перед онлайн-кинотеатрами встает задача эффективного продвижения своей продукции, которую они успешно выполняют. Уже упоминаемый нами «Карточный домик» получил уникальную модель продвижения. Для этого Netflix создал 10 разных трейлеров, каждый из которых был ориентирован на собственную целевую аудиторию — фанатов Дэвида Финчера, фанатов Кевина Спейси и т.д. Результат превзошел все ожидания — 2 миллиона новых пользователей за 1 квартал.

Помимо этого, онлайн кинотеатры активно развивают рекомендательные сервисы. Так, например, 75% времени просмотра сервиса сгенерировано внутренней системой рекомендаций. Более того, 35% продаж получает за счет рекомендаций. А отчитался о том, что внутренняя система рекомендации позволяет сервису экономить $1 млрд в год.

Возможности российских игроков

К большому сожалению, игроки российского рынка пока слабо вовлечены в производство контента — например, Ivi объявлял о запуске собственного мультфильма, а Megogo занимался финансированием нового сезона популярного мультфильма «Казаки». Сейчас это самые яркие примеры производства контента российскими онлайн-кинотеатрами.

Одним из барьеров на пути развития направления производства контента является отсутствие достаточных средств. В целом, российские игроки не раскрывают данные о затратах на контент – по нашим оценкам, они составляют 30-40% от выручки. Таким образом, ориентируясь на финансовые результаты компаний за 2016 год, можно сделать вывод о затратах в диапазоне от 110 до 840 млн рублей для разных онлайн-кинотеатров, или от $1,8 до $14,4 млн. Эти цифры, безусловно, сложно сопоставить с показателями глобальных игроков, которые в среднем затрачивают около $4 млн на один эпизод сериала.

Также сказывается отсутствие наработанных моделей монетизации, отвечающих реалиям российского рынка. Проблема монетизации усугубляется ситуацией с пиратством и защитой контента – так, например, при запуске контента собственного производства по подписной модели существует риск его быстрого попадания в библиотеки пиратских фильмов.

Вместе с тем, на российском рынке намечаются определенные перемены, которые могут стать предпосылками для более активного участия российских игроков в производстве контента.

Во-первых, происходит последовательный отток аудитории крупных федеральных телеканалов, вызванный фрагментацией аудитории, к нишевым и неэфирным каналам. На первый план выходят такие факторы как отношения с пользователями, умение отслеживать их предпочтения и предлагать интересный контент. Российские онлайн-кинотеатры накопили данные о миллионах часов просмотренного контента, и могут монетизировать эти данные, создавая контент на основе анализа имеющейся информации.

Во-вторых, сокращается время телесмотрения поколений Z (15-20 лет) и Y (21-34 года), и именно эта аудитория наиболее расположена к миграции на ОТТ-сервисы. Создавая контент, ориентированный на представителей этих поколений, онлайн-кинотеатры способны выстроить долгосрочные отношения и обеспечить лояльность аудитории на несколько лет вперед.

Третий фактор, в отличие от предыдущих, опирается на производство контента для телеканалов и развитие сотрудничества с ними. Так, например, данные исследования KVG Research показывают, что производство контента для российских телеканалов выросло на 22% в 2016 году. Следуя данной тенденции, в мае 2017 года Tvzavr запустил совместный проект с продюсером Сэмом Клебановым – серию программ о кино, бизнесе и путешествиях. Эксклюзивные права на показ первого цикла «Каннские дневники» приобрел телеканал «Че». За неполный месяц трансляции программа привлекла внимание иностранных компаний — в частности, контентом Tvzavr заинтересовались телеканалы из Казахстана, Израиля и Балтии. Пример российского рынка показывает, что развивать производство контента в России возможно даже без привлечения сторонних инвестиций — подобный контент может быть интересен федеральным каналам и перспективы данного направления не переоценены

Россия. США > СМИ, ИТ > forbes.ru, 22 июня 2017 > № 2218514 Марина Сурыгина


Россия > Нефть, газ, уголь. Финансы, банки > forbes.ru, 22 июня 2017 > № 2218459 Алексей Фирсов

Не по понятиям: эксперты исследовали конфликт «Роснефти» и АФК «Система»

Алексей Фирсов

социолог, основатель ЦСП "Платформа", председатель комитета по социологии РАСО

Компанию «Роснефть» часто описывали в терминах военного лагеря, каждый сотрудник которого — солдат, скованный жесткой дисциплиной и иерархией. Игорь Сечин, который, по слухам, начинает рабочий день в 5 утра, держит весь этот механизм на полном ручном контроле

Корпоративные конфликты, как, впрочем, и любая ссора, лучше всего отражают характер участников и общее состояние среды. В этих спорах стороны демонстрируют свои бойцовские качества и ресурсный потенциал, и, что более важно, через конфликт мы можем оценивать качество институтов, которые должны регулировать правила игры. Поэтому наша исследовательская команда регулярно изучает кейсы, связанные как с общественными противоречиями, так и с бизнес-войнами.

Для того чтобы понять, как экспертное сообщество оценивает природу и перспективы конфликта, связанного с иском «Роснефти» к АФК «Система» на сумму 170 млрд рублей, якобы выведенных из НК «Башнефть» в предыдущие годы, мы опросили около 30 экспертов — чиновников, экономистов, юристов, политологов, редакторов изданий. Никто из них не был стороной конфликта и поэтому мог претендовать на беспристрастную позицию. И вот какую картину мы наблюдаем в целом.

Первое, что бросалось в глаза, — это сложность самого интервьюирования. Значительная часть респондентов чувствовала серьезное внутреннее напряжение, когда их просили высказаться по поводу «Роснефти», даже на условиях анонимности. Складывалось ощущение, что «Роснефть» приобрела имидж совершенно замкнутого пространства, обнесенного оголенным эклектическим проводом, который лучше не трогать. Получалось так, что в большинстве своем ответы респондентов характеризовали не бизнес-структуру, а закрытый силовой центр.

Компанию «Роснефть» часто описывали в терминологиях военного лагеря, каждый сотрудник которого — солдат, скованный жесткой дисциплиной и иерархией. Игорь Сечин, который, по слухам, начинает свой рабочий день в 5 утра, держит весь этот механизм на полном ручном контроле.

Основное количество опрошенных оценивало конфликт с «Системой» с понятийной позиции: присутствие юридических аргументов в этом конфликте респонденты подвергали сомнению.

У «Системы» был актив, которым прежний собственник управлял из своих представлений об эффективности: что-то реорганизовывал, продавал, заключал контракты. В общем, эти действия и гарантированы правом собственности; результат его управления закладывался в стоимость актива при покупке его «Роснефтью». Но, по логике экспертов, Игорь Сечин исходит не столько из правовой стороны дела, сколько из понятийных моментов: нефть изначально считалась его сферой влияния, «Система» не должна была входить в эту область. «Он покупает не компанию, а ситуацию и пытается из этой ситуации выжать все, что возможно, постоянно поднимая ставки», — говорит эксперт из области корпоративного права. Этим, кстати, объясняется и странная симметрия: размер претензий близок к сумме дивидендов, полученных «Системой» за период управления «Башнефтью».

Впрочем, как уверял нас ряд источников, для Владимира Путина действия «Роснефти» стали неожиданностью. Специалисты по внутриэлитным конфликтам отмечали, что у главы государства не осталось персональных претензий к Владимиру Евтушенкову. В качестве подтверждений они указывают на участие Евтушенкова в совместных с президентом мероприятиях. В околокремлевских кругах распространен апокриф, по которому Владимир Путин попросил Игоря Сечина найти мягкий выход из ситуации; якобы, именно с этой просьбой была связана реплика главы «Роснефти» на Петербургском форуме — «все возможно». В любом случае эксперты отмечают, что «Роснефть» превратилась в слишком мощный и самостоятельный центр силы, который несет риски для баланса внутри политической системы.

«Не уверен, что Путину нужен такой ресурсный перевес в сторону одного человека из своей команды», — говорит известный политолог.

Влияет ли данный конфликт на инвестиционный климат страны в целом? Как известно, точки зрения на этот вопрос разные. На этой неделе независимые члены совета директоров «Системы» направили Владимиру Путину письмо, в котором утверждали, что создается угроза для снижения инвестиционной привлекательности национального рынка. Кремль ответил словами Дмитрия Пескова, который заявил, что не ощущает подобной угрозы. Наши респонденты разделились на три части. Одна из них, в относительно небольшом числе, утверждает, что история будет локализовала в пространстве отношений между двумя субъектами и не затронет среду в целом. Как частный случай этой гипотезы, опрошенные представители государства утверждают: все, что касается «Роснефти», надо рассматривать отдельно от остальной экономики. «Это особый случай, давайте выносить его за скобки», — говорит сотрудник одного из профильных министерств.

Две другие группы формально различаются, но, по сути, сходны. «Конфликт никак не повлияет на рынок, так как инвестиционный климат находится на предельно низком уровне», — говорят оптимисты. По их мнению, в Россию приходит только исключительный экзотический тип инвесторов, например катарских, для которых единственный индикатор — цена на нефть. На все остальное они уже не обращают внимания. Однако пессимисты настаивают, что создан плохой прецедент. «Мы обязательно будем учитывать этот фактор при приватизационных сделках», — говорит опрошенный инвестбанкир. По его словам, нет уже желания разбираться, что сейчас по понятиям, а что нет: «Можно вступить в игру и уже по ходу игры видеть, как судья меняет в ней правила».

Оценка перспектив конфликта в экспертной среде также разнится. Оценивается она не с позиций юридического состязания, а в контексте внутриэлитных договоренностей и решений, которые сформируются в Кремле. «Конфликт может оказаться очень долгим; вполне возможно, что стороны придут к мировому соглашению, по которому Сечин все же получит что-то из нефтесервисных активов «Системы», которые находятся за контуром «Башнефти», — говорит отраслевой эксперт. Но делать точные прогнозы, по его словам, не возьмется никто: это не тот случай, когда можно судить по открытым данным».

Оценка данного кейса позволила описать публичный образ «Роснефти» на инвестиционном рынке. Компания воспринимается через логику постоянной, неудержимой экспансии, в которой цена вопроса уже не имеет принципиального значения. «Роснефть» поглощает каждый раз новый актив, часто более эффективный по качеству менеджмента (ТНК-ВР, «Башнефть»), поднимает за счет него свои показатели и движется к новому расширению. Когда мы составили карту корпоративных конфликтов в нефтяной сфере за последние 10 лет, то увидели, что с «Роснефтью» связана большая часть сюжетов. Нужна ли такая концентрация ресурсов с экономической точки зрения? Единого ответа также нет.

«Мы видим, что целый ряд проектов «Роснефти» — Арктика, покупка НПЗ в Индии, Венесуэла — не содержит под собой явной экономической эффективности, — говорит нефтяной эксперт. «Конечно, можно смотреть на компанию как на инструмент геополитики. Игорь Сечин хочет сделать из «Роснефти» второй «Газпром», отсюда и его конфликт с «Транснефтью» за контроль над трубой, в котором победа пока осталась за Николаем Токаревым. Значительную роль играет персональная конкуренция Игоря Сечина с Алексеем Миллером перед лицом президента», — поясняет ведущий политолог.

Эксперты в значительной степени сходятся во мнении, что выбор стратегии «Роснефти» — частный случай выбора стратегии самого государства. Либо оно будет развивать мобилизационную модель, которая требует предельной концентрации ресурсов и ручного управления, либо приоритет будет отдан институциональному развитию. Нефтяная сфера, как основной ресурс страны, будет служить наиболее точным индикатором этого выбора.

Россия > Нефть, газ, уголь. Финансы, банки > forbes.ru, 22 июня 2017 > № 2218459 Алексей Фирсов


США > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 22 июня 2017 > № 2218457 Арег Галстян

Миллиардеры-лоббисты: кто стоит за этническими лобби в США

Арег Галстян

американист

Вопреки стереотипам, национальные диаспоры далеко не всегда отстаивают политику своей исторической родины

Недавно сенатский комитет по этике опубликовал отчеты, в которых отражена активность различных лоббистских структур в Америке. Особое внимание уделено деятельности этнолоббистских организаций, которые традиционно играют важную роль в процессе выработки и принятия внутри- и внешнеполитических решений.

Американская нация изначально формировалась под влиянием концепции англоконформизма: британское происхождение, белый цвет кожи и протестантская вера. Последующие волны иммиграции из разных частей мира привели к размыванию этих элементов, и англоконформизм уступил место плавильному котлу, в котором и сформировалась нынешняя американская политическая нация. Несмотря на то что все американцы объединены обязательствами, прописанными в Конституции, каждая этническая группа, будучи элементом нации, продолжает сохранять и укреплять собственную идентичность. В целом этнический лоббизм представляет собой не просто политический феномен. По сути, он олицетворяет американскую систему демократии в действии.

На сегодняшний день в Америке действуют два типа этнолоббистских групп. Первая группа представлена организациями, ориентированными на внутреннюю политику: индейцы (лобби «коренных народов»), пуэрториканцы и мексиканцы. Вторая группа – это крупные и влиятельные организации, стремящиеся влиять на внешнюю политику страны. Традиционно наиболее сильное воздействие оказывают ирландцы, кубинцы, израильтяне, поляки, греки и армяне. Основными критериями влияния являются следующие показатели: финансовая обеспеченность, крупные электоральные группы, присутствие в региональной и федеральной политике, а также наличие тесных контактов со страной происхождения. Важно подчеркнуть, что сами этнические группы влияния можно условно подразделить на две категории. Первая — это те, кто лоббируют интересы исторической родины, независимо от ее внутренних особенностей (форма правления, режим, уровень свободы и т.д.). Представители второй категории ориентированы на лоббирование смены политических режимов в странах происхождения.

Ирландцев можно считать наиболее влиятельной этнической группой в Америке. За последние сто лет они прошли путь от дискриминируемого католического меньшинства до вершин американского общественно-политического Олимпа. Финансовыми донорами ирландского лобби на протяжении длительного времени выступают такие влиятельные кланы, как Кеннеди, Морганы, О’Брайены, Уолтоны и Томсоны. Кеннеди, обладая существенными финансовыми возможностями, оказали помощь в борьбе за независимость Ирландии и сформировали один из самых мощных политических кланов в американской истории. Достаточно сказать, что единственным президентом США католического вероисповедования был Джон Кеннеди. С тех пор эта ирландская семья, став одним из ключевых факторов Демократической партии, помогла взрастить политиков такого калибра, как Билл Клинтон – 42-й президент США, Джозеф Байден — экс вице-президент США и Джон Керри – бывший госсекретарь США.

Наиболее видными представителями ирландской диаспоральной финансовой элиты являются Робсон Уолтон — владелец сети супермаркетов Wal-Mart и Дэвид Томсон — владелец и руководитель медиакомпании Thomson Reuters. Политические и финансовые возможности позволяют ирландским лоббистским организациям влиять на настроение крупных электоральных групп по всей стране. В Массачусетсе ирландцы составляют 22,8% от всего населения, в Монтане, Айове, Пенсильвании, Вермонте и Род-Айленде цифры колеблются от 17% до 19%, а в Нью-Йорке, Делавэре, Вашингтоне, Иллинойсе, Индиане и Арканзасе свое ирландское происхождение отмечают более 16% населения. Многие эксперты считают, что подобное избыточное влияние представителей ирландского этноса придало Ирландии негласный статус привилегированного союзника Соединенных Штатов. Более того, сегодня ирландцы, уверенные в завтрашнем дне своей исторической родины, выполняют роль лобби-исполнителей для других этнических групп влияния.

За последние 20 лет заметно укрепились позиции кубинского лобби. По данным за 2015 год, в Америке проживает всего лишь 2 млн этнических кубинцев, что составляет всего лишь 0,66% от всего населения. Несмотря на относительную малочисленность (по сравнению с мексиканцами), именно за кубинцами закрепился статус латиноамериканской элиты в США. В отличие от других испаноговорящих этносов кубинцы не противопоставляют себя «белой Америке», позиционируя себя в качестве преданных граждан страны. Кубинская диаспора оказывает ключевое влияние на политические процессы в штате Флорида и имеет серьезный электоральный ресурс в Нью-Джерси и Неваде. На сегодняшний день восемь законодателей кубинского происхождения представлены в Конгрессе: пять конгрессменов в Палате представителей, а также три сенатора — Роберт Менендеc (комитет по международным делам), Марко Рубио (комитет по международным делам) и Тед Круз (комитет по вооруженным силам).

На последних президентских выборах сенаторы Рубио и Круз были в числе фаворитов Республиканской партии. На праймериз действующему президенту Дональду Трампу противостоял именно Тед Круз, набравший рекордные для латиноамериканца 25% голосов. Крупнейшим финансовым донором кубинского лобби является третий в мире по богатству человек — Джефф Безос, основатель компании Amazon и владелец издательского дома The Washington Post. Другие спонсоры представляют, как правило, крупный, средний и малый бизнес. В отличие от ирландского лобби, кубинская группа влияния выступает против политического диалога Вашингтона с Гаваной. Это связано с тем, что значительная часть американских кубинцев выступает против режима братьев Кастро. По мнению лидеров ведущих про-кубинских организаций, Америка должна устранить коммунистов и помочь в развитии демократических процессов на их исторической родине.

Израильское лобби оказывает существенное влияние на ближневосточную политику США. Ученые Джон Миршаймер и Стивен Уолт в работе «Израильское лобби и внешняя политика США» отмечают, что произраильские организации в Америке лояльны интересам Государства Израиль. Эту точку зрения поддерживает Ноам Хомский, профессор Массачусетского технологического университета, считающий, что избыточное влияние израильского лобби наносит вред национальным интересам США на Ближнем Востоке. Политическая сила этого лобби основывается на идеологической близости консервативного иудаизма и американского протестантизма. Наиболее влиятельные пасторы во время своих проповедей отмечают, что защита священной земли Израиля — это долг христианской Америки. Учитывая то, что идеи протестантизма лежат в основе идеологической базы Республиканской партии, «слоны» последовательно выступают за укрепление и расширение политического диалога США с Израилем.

Более того, Американо-Израильский комитет по общественным делам (АИКОД) пользуется финансовой поддержкой многих американских бизнесменов еврейского происхождения: владельца медиакорпорации Bloomberg и бывшего мэра Нью-Йорка Майкла Блумберга, председателя совета директоров и гендиректора крупнейшей игорной компании США Las Vegas Sands Шелдона Адельсона и сооснователя Microsoft Стивена Балмера. АИКОД оказывает особую поддержку неоконсерваторам — надпартийной элите, объединенной вокруг идеи американской исключительности. Одной из своих основных внешнеполитических задач неоконсерваторы видят в устранении угроз Израилю — главному форпосту Америки на перекрестке цивилизаций. Примечательно, что далеко не все американские евреи поддерживают деятельность израильского лобби. Значительная часть еврейской общины — приверженцы течения реформистского иудаизма — ориентирована на Демократическую партию. Например, влиятельный филантроп еврейского происхождения Джордж Сорос критикует политику Израиля и деятельность АИКОД.

В целом меняющаяся политическая конфигурация время от времени усиливает одни этнолоббистские группы и ослабляет другие. В течение десяти лет наблюдается спад активности армянского лобби, которое, обладая значительными политическими и финансовыми ресурсами, оказывало существенное влияние на американскую политику в период 1980-1990-х годов. В аналогичном кризисе находятся греческие этнолоббистские организации. При этом расширяется политическое и финансовое влияние польского лобби, которое становится серьезным фактором в процессе выработки американской политики в Европе.

США > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 22 июня 2017 > № 2218457 Арег Галстян


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > forbes.ru, 22 июня 2017 > № 2218445 Юлия Зазуля

Реновация или деградация: кому на пользу новый закон?

Юлия Зазуля

Заместитель гендиректора аудиторской компании «Юстиком»

Фанатичный подход московских чиновников может разорить или существенно ухудшить положение не менее 100 000 человек

В июне Госдума приняла в третьем чтении закон о реновации жилья в Москве, предусматривающей снос хрущевок и переселение их жителей в новые дома. Проголосовать за или против включения своего дома в программу реновации жители столицы могли в системе «Активный гражданин» до 15 июня. Городские власти уже подвели итоги голосования: в нем приняли участие жители 4543 домов. За переезд в новое жилье высказались жители 4079 домов. Оставшиеся 464 дома решением жильцов вышли из программы реновации. В настоящий момент закон ожидает одобрения Совета Федерации и подписания президентом.

В Москве вокруг нашумевшего законопроекта развернулись горячие споры. Однако жителям других крупных российских городов, возможно, тоже стоит прислушаться к аргументам несогласных сторон, ведь, по сообщениям СМИ, велика вероятность, что в Совет Федерации вынесут предложение о сносе пятиэтажек во всех города-миллионниках.

Пока же жители других городов не всегда понимают, что так возмущает москвичей в новом законе, поскольку им не приходится вникать в детали, а центральные каналы освещают тему в основном в положительном ключе. Разумеется, как и в любом спорном вопросе, доля истины есть в аргументах и за, и против, и итоги голосования демонстрируют, что большинство жителей поддержали спорный законопроект. Но давайте разберемся в вопросе подробнее. Очевидно, что если бы все в нем было так «вкусно и красиво», как преподносят нам представители власти, возмущение в народе и не возникло бы и Совет по правам человека при президенте РФ не продолжал бы возражать против принятия закона о реновации.

История вопроса и камень преткновения

Первые новости о программе реновации появились в феврале, когда заговорили о внесении изменений в федеральный закон «О статусе столицы РФ». Она предполагает снос жилых домов высотой до девяти этажей (в основном пятиэтажных хрущевок), построенных с 1957 по 1968 год. Для реализации программы создается Фонд содействия реновации жилищного фонда в городе Москве.

Еще тогда у многих возник вопрос, зачем создавать новый закон, если сносом старых хрущевок и аварийного жилья и расселением жильцов в новые квартиры в Москве занимаются давно в рамках уже существующих законов?

Скептики видят здесь намерение властей подстегнуть строительную отрасль, которая в последние годы переживает серьезный кризис. Проект реновации — это, по сути, масштабная стройка, которая раскинется на территории всей Москвы и растянется на 20 лет (именно на такой период рассчитана программа). Причем девелоперы получат доступ к тем территориям, которые раньше были для них недоступны.

Новый законопроект открывает дорогу и в обход существующих правил и норм строительства: девелоперам разрешено будет отступать от требований, установленных техническими регламентами, включая санитарно-эпидемиологические, требования пожарной и иной безопасности, для чего будет достаточно получить «специальные технические условия». То есть законом на территориях, выбранных для сноса и нового строительства, отменяется действие всех СНиПов, СанПиНов и норм ГО и ЧС.

Такой масштабный проект может стать огромным импульсом для строительной отрасли Москвы и Московской области. К проекту будет привлечено большое число компаний, так или иначе связанных со строительным бизнесом, начиная от архитектурных бюро и заканчивая поставщиками отделочных материалов. Таким образом, появятся и новые рабочие места для всех специалистов, задействованных в строительной сфере. Разумеется, появление новых компаний привлечет и новые деньги в бюджет.

Не особенно заметным для простых жителей, зато очень значимым для строительных компаний стал и еще один новый закон — о СРО, который вступает в силу с 1 июля текущего года. Один из важных пунктов этого закона — необходимость регистрации строительной компании в том регионе, где она осуществляет свою деятельность. Следовательно, налоговые поступления от этих компаний также будут направляться в тот региональный бюджет, где предприятие осуществляет свою деятельность. Фактически это означает, что работы в проекте по реновации в Москве смогут осуществлять только московские компании.

Окупить проект, который, по предварительны подсчетам, обойдётся властям столицы в 3,5 трлн рублей, планируют частично за счет средств, собранных с уплаты взноса за капремонт, частично за счет продажи части нового построенного жилья. Очевидно, что на месте старых пятиэтажек вырастут дома гораздо большей вместительности и после расселения жильцов, пустующие помещения можно будет выставить на продажу. Однако, скептики говорят о том, что если состояние российской экономики в ближайшие годы значительно не улучшится, то спрос на новые квартиры будет невелик. Уже сейчас на рынке недвижимости Москвы и ближайшего Подмосковья предложение превышает спрос и многие девелоперы работают едва ли не в убыток. Кто же станет покупателем новых жилых квадратных метров?

Однако москвичей, попавших под программу реновации, куда больше интересует их собственное будущее, а не доходность строительных компаний. В первом варианте закона было много «дыр» и недоработок, которые ущемляли права будущих переселенцев. Часть из них власти исправили. Так, например, изначально закон предполагал лишь один вариант переселения — в равнозначную по площади квартиру. У многих жильцов это вызвало недовольство, поскольку «равнозначная по площади» вовсе не означает «равнозначная по комфортности» квартира. Здесь важную роль для повседневной жизни людей играет доступность инфраструктурных объектов (школы, детские сады, больницы, магазины и т.п.), а также близость метро.

В новой редакции закона жителям предлагается уже три варианта: разнозначная жилплощадь, равноценная по стоимости или денежная компенсация. Однако даже новая редакция не решает проблемы с доступом к инфраструктуре. Жильцов домов, предусмотренных под снос, будут переселять в уже построенное жилье в другом месте, хоть и в рамках своего района. Но уезжать с насиженного места, многие не хотят, поскольку это сопряжено с целым рядом сложностей. Закон гарантирует жителям новые квартиры, но и только. Никто не гарантирует, что возле новых домов люди получат зеленые зоны, детские площадки, школы, садики, больницы, парковочные места. А ведь численность жителей значительно возрастет в связи с появлением на рынке новых квартир в этий районах. Будет ли создана для всех этих людей соответствующая инфраструктура?

Куда «уедет» бизнес?

Программа реновации затрагивает напрямую не только жителей домов, но и предпринимателей. Не успели представители малого бизнеса оправится от «ночи длинных ковшей», как на их голову свалилась реновация. Как всегда, малый бизнес остается «крайним».

Полуподвальные помещения и первые этажи хрущевок давно превратились в торговые точки. Это удобно и для бизнеса (стоимость аренды здесь на 20-30% ниже, чем в ТЦ и новых домах), и для самих жителей, поскольку в старых районах Москвы построить большой торговый центр всегда проблема, а людям хотят пользоваться услугами и покупать товары повседневного спроса, не тратя на это много времени.

Что же станет со всеми этими торговыми точками? Владельцам нежилых помещений в сносимых домах обещают либо денежную компенсацию исходя из кадастровой стоимости, либо другое нежилое помещение равное по площади. Но в отличает от жилых квартир, новое нежилое помещение собственнику могут выделить где угодно на территории Москвы. Получить новую площадь в этом же районе будет практически невозможно.

Но владельцы нежилой собственности в пятиэтажках редко сами открывают там бизнес, чаще просто сдают в аренду. Что же делать предпринимателям, арендующим эту площадь? Они никаких возмещений и гарантий не получат.

В Ассоциации владельцев недвижимости считают, что ущерб от снова пятиэтажек для малого бизнеса Москвы будет куда существеннее, чем от сноса временных торговых павильонов. По словам президента Ассоциации Владимира Капустина, реновация разорит или существенно ухудшит положение не меньше 100 000 человек.

Никто не спорит, что в теории проект реновации весьма привлекателен. С тем, что жителям аварийных домов необходимо предоставить новое жилье, также согласится любой. Но смогут ли власти на деле превратить эту затею в благо, а не кошмар для всех задействованных лиц? Во всяком случае жители 4079 московских домов надеются, что смогут.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство > forbes.ru, 22 июня 2017 > № 2218445 Юлия Зазуля


Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > forbes.ru, 21 июня 2017 > № 2218525 Илья Захаров

Школа миллиардера: как не надо уберизировать бизнес

Илья Захаров

Основатель сервиса WashDrop, предоставляющего сервис мобильной химчистки

Команда проекта WashDrop планировала создать онлайн-химчистку по модели uber. Почему эта идея провалилась?

Сейчас стало модно уберизировать бизнес. Такси, доставка еды, уборка – шквальный успех ребят из Сан-Франциско привел к тому, что схему пытаются натянуть на все схожие рынки. Запуская проект современной городской химчистки WashDrop, мы тоже хотели создать что-то подобное.

Чем же так хорош Uber? Тем, что фактически это не такси, а всего лишь мобильное приложение. Платформа, соединяющая клиентов с исполнителями. У вас нет своих машин, для старта не нужно огромных инвестиций, финансовые риски минимальны. Занимаетесь только самим приложением, маркетингом и клиентским сервисом, а охвата достигаете совершенно нереального для стандартного бизнеса – можно запуститься хоть по всему миру.

Мы долго прорабатывали идею внедрения убер-модели на рынке химчистки, крутили и так и этак, анализировали риски, составляли прогнозы и пришли к выводу, что это невозможно. Концепция убера подходит не для всех моделей бизнеса. В частности, она не работает там, где у клиента риск от потери слишком велик.

Почему и у вас убер может «не поехать»

Вот представьте, что никогда не пользовались Uber Taxi, и размышляете, стоит ли попробовать: цена значительно ниже, не надо никуда звонить, достаточно сделать пару кликов в приложении, на карте в режиме онлайн видно все ближайшие машины с рейтингом водителей. Привлекательно, выгодно, удобно. А чем вы рискуете в случае факапа? Да почти ничем. Ну, максимум опоздаете. Конечно, вы попробуете, вам понравится, и вы забудете про традиционное такси. То же самое с доставкой еды. Самое страшное, что может произойти, – вам привезут холодный обед. Риск от потери не выше 1000 рублей – стоит того, чтобы попробовать.

С химчисткой ситуация другая. Вы неизвестно кому отдаете свои дорогие брендовые кроссовки, платье от модного дизайнера, шубу. Риск от потери исчисляется десятками, а то и сотнями тысяч рублей. Нет возможности контролировать процесс, нет уверенности в результате – это перевешивает все преимущества удобного онлайн-заказа, быстрой доставки и преимуществ IT-платформы. В итоге в любом бизнесе, где риск от потери превышает определенный порог, концепция убера не работает. Причем в России этот порог ниже, чем в Европе или Америке, где люди готовы рисковать гораздо большим количеством денег ради дополнительного комфорта.

Мы пришли к выводу, что в нашем случае современные IT-технологии, доставка и сервис – это приятный бонус, яркое конкурентное преимущество. Тогда как основной продукт – это качественная услуга. Убер-концепция позволяет снизить инвестиции и увеличить охват, но качество при этом страдает: нельзя контролировать каждую машину, регулятор – только рейтинг. Мы не можем себе этого позволить.

Поэтому мы отказались от модели убер и сфокусировались на качестве:

1. На этапе доставки.

Курьеры WashDrop — это мобильные технологи. Они осуществляют приемку при клиенте, сразу называют окончательную цену, которая не меняется, когда заказ приезжает на фабрику, могут дать консультацию по типам одежды и загрязнений. Для этого мы нанимаем курьеров в штат, обучаем их на фабрике, проводим стажировку с более опытными сотрудниками. Все это было бы невозможно при убер-схеме.

2. На этапе исполнения услуги.

То же самое касается фабрик химчистки, с которыми мы работаем. Каждый раз заказывая Uber, вы садитесь в чью-то личную машину: с музыкой, которую водитель слушает, стилем вождения, к которому он привык. В нашем случае у каждой фабрики свое оборудование, чистящие средства, сроки исполнения заказов, квалификация технологов — обеспечить какие-то единые стандарты просто невозможно. И открывать собственную фабрику стартапу не по карману. Поэтому мы выбрали одного партнера и тесно с ним сотрудничаем: он готов перестраивать бизнес-процессы под наши задачи, менять стандарты, нанимать дополнительных сотрудников, а мы можем гарантировать клиентам заявленное высокое качество.

Убер без убер-модели

Охват, минимум вложений и рисков – все это преимущества концепции убера глазами предпринимателя. Для клиента в конечном итоге важно, что это выгоднее, удобнее и быстрее. И ему абсолютно все равно, какими средствами вы этих прелестей добиваетесь. Мы решили выстраивать собственный городской сервис с теми же преимуществами, но без оглядки на чьи-то технологии.

1. Выгоднее. Клиент Uber видит цену поездки еще до того, как сделал заказ: без сюрпризов, без тарифов с потолка. WashDrop тоже гарантирует прозрачное и честное ценообразование. Если вы обращаетесь в обычную химчистку с доставкой, то можете прикинуть примерную стоимость заказа, сверяясь с прайсом, но вы не специалист. Заказ забирает курьер, тоже не специалист. Только когда вещи попадают к технологу, появляется конкретика. И если ваш «сарафан» идентифицируют как «вечернее платье», а «чуть-чуть грязненько» как «трудновыводимое загрязнение», окончательная стоимость окажется в разы больше примерных прикидок. Это довольно неприятный сюрприз.

2. Удобнее. Главная прелесть Uber в комфорте: открыли приложение, сделали пару кликов, и вот вы уже едете, куда вам надо.

Традиционно химчистка в России – это долгий, сложный и неприятный процесс. Нужно идти в пункт приема, стоять в очереди, думать о тонкостях приемки, износе, ГОСТах и другой бюрократии, по которой никто не будет виноват в случае порчи ваших вещей. Классический агрессивный сервис советского образца.

Мы сами приезжаем туда, куда клиент скажет, и тогда, когда ему удобно: при оформлении заказа можно выбрать дату, время, адрес забора и возврата вещей.

Курьер с навыками технолога проводит упрощенную приемку при клиенте за 3-4 минуты.

В то же время мы пришли к пониманию, как важно открыто коммуницировать с клиентом, давать ему полное представление о том, что происходит.

Раньше наша работа была закрытым процессом, как во всех остальных химчистках. Технолог на фабрике получал заказ и самостоятельно принимал решение, исходя из состояния вещи, типа загрязнения. Многие представляют себе, что химчистка — это какое-то волшебство, но часто есть риск, что результат будет не идеальным, останутся следы пятен. И это нормально. Если это случалось, мы просто молча привозили вещь клиенту, и он расстраивался. Не потому, что не отстиралось, а потому, что он не знал о риске и не ожидал этого результата.

Сейчас мы внедряем открытую коммуникацию. Если есть риск, о котором курьер при приемке не предупредил, технолог на фабрике созванивается с клиентом, рассказывает о своих опасениях, прогнозирует возможный результат, предлагает варианты. Потом отчитывается по результату: отошло — не отошло, «давайте еще на денек оставим» или «нет смысла: лучше не станет, а вещь можем испортить». Клиент знает о риске, чувствует причастность к процессу, участвует в принятии решения, поэтому результат для него ожидаем и негатива нет.

3. Быстрее. С Uber сотрудничает огромное количество водителей: где бы вы ни находились, машина, принявшая заказ, приедет меньше чем за 10 минут.

Мы разделили город на зоны, пока их 3. В каждой работает свой курьер. Уже сейчас мы в 80% случаев можем принять заказ день в день: минимальное время прибытия курьера – 2 часа. Постепенно количество зон будет увеличиваться, их размеры — сокращаться. В конечном итоге мы придем к востребованной сейчас модели on-demand: не нужно будет заблаговременно записываться на конкретное время, можно будет просто нажать кнопку «приезжайте», и курьер WashDrop прибудет в течение часа.

Добавьте к этому технологичные плюшки вроде удобного мобильного приложения, интерактивной карты, gps-трекинга курьеров – и получите сервис, про который думают: «И как люди вообще обходились без него?» Это именно та цель, к которой стремится WashDrop.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > forbes.ru, 21 июня 2017 > № 2218525 Илья Захаров


Киргизия. Россия. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 21 июня 2017 > № 2216587 Дмитрий Медведев, Алмазбек Атамбаев

Встреча Дмитрия Медведева с Президентом Киргизии Алмазбеком Атамбаевым.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Уважаемый Алмазбек Шаршенович, я сердечно Вас приветствую в Москве. У Вас уже прошли переговоры с Президентом страны. Знаю, что они были многоплановыми, во всей полноте характеризующими многогранное сотрудничество между Российской Федерацией и Кыргызской Республикой.

А сотрудничество это развивается, несмотря на экономические сложности, которые в жизни каждой страны бывают. Тем не менее связи между странами укрепляются, экономика выправляется в обоих государствах.

И важно то, что у нас сейчас есть крупные проекты, которыми мы совместно занимаемся и на двусторонней основе, и в рамках Евразийского экономического союза.

Я уверен, у нас есть что обсудить. Также хочу выразить надежду на то, что Ваш визит послужит укреплению всестороннего сотрудничества между нашими странами и дружеских связей между нашими народами. Очень рад Вас видеть.

А.Атамбаев: Спасибо, Дмитрий Анатольевич. Конечно, и я очень рад Вас видеть. Каждая наша встреча – это возможность обсудить какие-то двусторонние вопросы, проблемы, которые есть, и наметить планы на перспективу. Конечно, и сегодня у нас много таких тем, чтобы мы обсудили и нашли решение каких-то вопросов.

Могу сказать, что нам удалось вывести отношения между Кыргызстаном и Россией на тот уровень, который должен был быть: на уровень братских, дружеских и, главное, стратегических отношений.

Рад Вас видеть. Спасибо за теплоту и радушие, с которыми Вы меня встречаете.

Киргизия. Россия. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 21 июня 2017 > № 2216587 Дмитрий Медведев, Алмазбек Атамбаев


Россия > Образование, наука > kremlin.ru, 21 июня 2017 > № 2216495 Владимир Путин

Встреча с учителями – наставниками выпускных классов.

Во встрече, которая состоялась в преддверии Всероссийского дня выпускника, приняли участие классные руководители, ученики которых показали высокие результаты в ходе проведения итоговой аттестации, а также отличились во время подготовки и проведения внеурочных мероприятий.

В ходе общения с главой государства учителя рассказали об особенностях образовательного процесса в старшей школе, о воспитательной работе, направленной на формирование нравственных качеств подростков, а также обсудили возможности общеобразовательных учреждений в профессиональной ориентации школьников.

* * *

В.Путин: Добрый день, уважаемые друзья!

Я с преподавателями школ встречаюсь более или менее регулярно, не так часто, конечно, как хотелось бы, но регулярно, с победителями различных конкурсов, просто по каким-то торжественным поводам либо по результатам работы учеников.

А с воспитателями, классными руководителями, да ещё в преддверии выпускного вечера, пожалуй, мы ещё не встречались. Поэтому я хочу в начале нашей беседы поздравить вас, ваших воспитанников с этим праздником, и не только воспитанников, но и всех ваших близких – воспитанников – с этим праздником.

Праздник действительно уникальный. Каждый человек, почти что каждый, если не каждый, запоминает это событие, оно остаётся таким хорошим, ярким следом в нашей жизни, в наших судьбах. За этим, конечно, большой труд и их самих, и ваш большой труд.

Сегодня много появляется новых методик, интересных, эффективных, новых способов обучения, внедряются новые технологии, всё соответствует требованиям сегодняшнего дня, во всяком случае, мы к этому стремимся. Это накладывает отпечаток на вашу текущую работу и на результаты.

Знаю, что вы все из успешных школ, и преподаватели вы все состоявшиеся, успешные. У вас есть и медалисты, есть и победители различных олимпиад, но, разумеется, кроме чисто профессионального успеха и вашего, и ваших учеников, ваших воспитанников, есть и другая составляющая вашей работы, именно воспитательная.

Предлагаю поговорить по всем составляющим, по тому, как вы чувствуете, как год прошёл, какие есть, может быть, у вас соображения, что нужно было бы дополнительно сделать профильному министерству, вообще как дополнительно настроить, подстроить всю образовательную школьную систему, для того чтобы она работала ещё более эффективно, чем сегодня.

И конечно, очень рассчитываю, и все мы надеемся, на то, что ваши воспитанники, вступая в новую для себя взрослую жизнь, приобретая новые качества, используют по максимуму все знания, навыки, которые были получены в школе. Не просто знания, а, что не менее важно, используют и те фундаментальные принципы отношения к жизни, которые вы наверняка старались им донести.

Получить знания – это непросто, современные особенно, широкие знания, но это всё-таки вторичное по сравнению с воспитанием человека, с тем чтобы он должным образом относился и к себе самому, и к своим друзьям, и к семье, и к Родине. Это абсолютно фундаментальные вещи.

И только на этой базе можно рассчитывать на то, что человек будет полноценным и сам получит удовлетворение от жизни, и окружающие его люди будут получать удовольствие от общения с ним.

Вы именно этим и занимались не только как профильные специалисты по отдельным дисциплинам, но и как воспитатели, как классные руководители.

У нас нет строго обозначенных тем. Я, Андрей Александрович Фурсенко и Ольга Юрьевна Васильева – мы все в вашем распоряжении.

Пожалуйста, кто начнёт?

Л.Сердакова: Добрый вечер, Владимир Владимирович! Добрый вечер, уважаемые друзья, коллеги!

Я, может быть, начинаю, потому что ждала Вас больше всех. Я представитель Петербурга, президентского лицея № 239. Так мы стали называться не очень давно, но история у нас долгая и славная. А ещё я из выпускников нынешних, наверное, сегодня первая, потому что у меня выпускной сейчас там происходит, и я очень хочу к ним попасть. Так получилось. Мы всегда первые даты брали, потому что у нас плотно всё происходит в жизни.

К разговору о портрете выпускника попробую рассказать, как мы готовим не только умных детей. Понятно, что у нас физико-математический лицей – вчера с коллегами общалась, рассказывала. Но знаем из Фонвизина, что ум без души – ничто. Я как раз с громадным удовольствием в разговорах вчера и сегодня хочу сказать, что у нашего лицея огромный, как мне кажется, опыт таких старых, хороших традиций.

Если действительно можно вообще говорить о каком-то формировании нравственности человека, то я сама как выпускница лицея и как человек, абсолютно преданный 239–му, хочу сказать, что у нас, так получается, дети погружаются в какой-то определённый культурный слой.

Очень много наших старых, известных, я ещё с советской школы знаю, поддержек, что они должны не просто умными быть, ум – это уметь правильно совершать выбор, но у них есть огромное пространство того, что мы называем «вектор».

Хочу сказать, что детки мои, нынешний класс, седьмой по счёту у меня выпускается уже, уходя, знают, что увидели страну, потому что походы, наша школа славится не только математикой, физикой и литературой, кстати, потому что я преподаю литературу, но и походами.

В прошлом году мы были на Байкале, перед этим на Камчатке. Почему такой плотный график? Потому что мы поедем ещё в поход в Грузию. В этой среде не только я, все мои уважаемые коллеги в школе этим страстно увлечены, потому что там с детьми можно быть, во-первых, ближе.

Ведь классный руководитель, думаю, что со мной многие согласятся, это что-то нечто универсальное между родителем, матерью, и учителем. Но именно говорить не о преподавании, а если можно чему-то важному научить, то получается, когда ты с ними близко и когда они тебе верят.

В походах совершенно уникальный опыт детки приобретают, они видят мир, они преодолевают трудности, стоят на горе…

В.Путин: Как вы до Камчатки добрались? Достаточно сложно.

Л.Сердакова: Мы прекрасно долетели. У нас был самолёт, который четыре раза садился. Мы же ещё пытались сделать, чтобы было не очень дорого. Мы летаем по стране легко.

В.Путин: И куда вы на Камчатке?

Л.Сердакова: Самая страшная история была, к разговору о формировании характера и чтобы мои дети ничего не боялись: нас сразу высадили там, где Горелый, снег по колено, лёд. В общем, мы туда пошли, причём у некоторых детей это был опыт первого похода, у девочек особенно, я по глазам читала, думала, что сейчас это будет их последний поход. Ничего подобного.

Туризм – слово очень большое, но они в этом нашем потоке, скажем так, событий очень много приобретают. В Петербурге есть на что посмотреть, но я считаю, что когда я вдруг в этом именно классе так много стала с ними путешествовать, преодолевая себя иногда, то они за счёт этого многое получили.

Мои дети, скажем так, всем стали известны своим роликом, они на выпускной сделали такой маленький коллаж, где фотографии оживают. Там оживает фотография какого-то одного похода, потом мы с ними буквально через день уезжаем, у нас есть волонтёрские традиции очень давние: мы помогаем храмы восстанавливать.

Я хотела сейчас сжато, не отнимать много времени, но вместе со своими детьми могла бы представить портрет выпускника, который очень многое, скажем так, получил в школе.

Наверное, когда человек уважает школу, когда она ему многое дала, он будет какие-то правильные вещи понимать. И смотрите, я очень наглядные картинки люблю, как филолог, мне кажется, что мои дети должны быть так изображены: это человек, который, с одной стороны, хорошо сдал ЕГЭ, победители, призёры всероссийских олимпиад, у нас 14 человек в этом году.

Но при этом за спиной у них ещё рюкзак, потому что завтра в поход, а сегодня перед выпускным они грузили дрова, потому что мы едем в монастырь помогать, нам там нужно строить свои поляны и пространство. И за счёт этого у них, не знаю, мне кажется, большие правильные вектора созданы.

В связи с этим я хотела бы сказать, что у классного руководителя, с одной стороны, больше, может быть, таких почётных миссий и обязанностей, но и очень много, конечно, ответственности.

Хочу сказать, что мы друг друга увидели, услышали, вчера все абсолютно говорили, в чём-то даже повторяясь. Удивительно совершенно, я попробую сейчас сжать опыт целой системы, допустим, в нашей школе, который есть – наверняка есть в других, – когда ребёнку можно помочь действительно сделать выбор в отношении истории страны, умения работать, трудиться. Считаю, что это вообще дорогого стоит.

Наши дети сейчас, мы понимаем все, интеллектуально, скажем так, загружены – информационные потоки, компьютеры, и приходится их постоянно вырывать и во что-то другое погружать.

Наша школа, как я иногда говорю, физико-математическая с литературным уклоном, историческим и так далее. Это хорошо, потому что нам очень важно, я думаю, все меня поддержат, дать каждому ребёнку, за которых мы в ответе, потому что приручили их, найти себя, когда человек знает, кому он может помочь, чем он может помочь. В этом моём выпуске – 24 человека, будут и врачи, я знаю, и прочие.

В.Путин: Так Вы едете с ребятами, которые выпускаются сейчас?

Л.Сердакова: Конечно. Трудовой лагерь, волонтёрский лагерь – это обычная школа, почти 100 человек, мы выезжаем. А в поход я иду со своими выпускниками, потому что это их последнее такое счастье. Дальше они уже без меня, я так понимаю, будут этим заниматься.

В связи с этим хотела высказать большую просьбу. В прошлом году была трагедия в Карелии. Поскольку и походами мы славимся, и многим ещё чем, нам сейчас немножко трудно, потому что очень много появилось формальностей и бумаг именно со стороны оформления и прочее.

В этом году впервые наша школа не пошла в Хибины в зимний поход, потому что мы не справились с потоком инструкций. И хоть у нас все инструкторы по туризму, у нас на самом деле хорошо подготовленные педагоги, дышать в чём-то стало трудно. Поэтому лишь бы головную боль не гильотиной, что называется, лечить. Хотела Вашего участия в этом вопросе.

В.Путин: С Ольгой Юрьевной поговорите по конкретике, что конкретно мешает. Видите, опять дети утонули, судя по всему.

Л.Сердакова: Я понимаю, этих трагедий вообще очень много, и это всё страшно. Нет, мы, конечно, всё равно пойдём и будем ходить, знаем, как сделать, чтобы было безопасно, по крайней мере, постараемся. То, что это помогает, что это держит, это совершенно точно.

В.Путин: Я с Вами согласен, я знаю. Я сам ходил в эти походы, поэтому знаю, насколько это сплачивает, дети могут себя проявить в чём-то. Это реально очень хорошая работа, воспитательный способ, методика такая.

Л.Сердакова: Хотела ещё сказать, что наши выпускники возвращаются к нам, помогают нам дальше работать и самые хорошие традиции поддерживать. И в этом плане как раз просьба такая.

У нас в математических кружках и других работают наши студенты. Вроде как, если я опять же ничего не путаю, в законе об образовании сейчас есть такая 46–я статья, что они не могут преподавать, пока не получат педагогический диплом.

В.Путин: Не могут преподавать?

Л.Сердакова: Не могут преподавать. И в этом плане мы немножко рушим наши традиции, потому что студенты у нас работают всегда, кружки ведут и разные ведут кружки. Я с этого начинала 20 лет назад, пуповина ещё не порвалась. А школу нужно беречь и сохранять.

В.Путин: Думаю, что ведение кружков и официальное преподавание – это разные вещи.

Л.Сердакова: Но пока это вроде как объединено. Может быть, и нет. Но на самом деле нам просто очень нужны молодые и свежие силы. Думаю, что в этом вы все со мной тоже согласны.

В.Путин: Вести кружок и преподавать, исполнять реально функции преподавателя – это разные вещи всё-таки.

Л.Сердакова: А кружки – это более-менее преподавать. Наши 11–классники, допустим, в следующем году в сентябре ко мне придут и будут помогать.

В.Путин: Не знаю, если есть какое-то разночтение, надо просто поправить.

Реплика: Разночтение есть, но оно решаемо.

В.Путин: Надо поправить, конечно.

Л.Сердакова: Спасибо большое.

Хотела сказать: дорогие коллеги и уважаемый Владимир Владимирович, приезжайте к нам, мы будем очень рады, Вам особенно, Владимир Владимирович, потому что нас назвали так, и мы готовы соответствовать.

У нас появился интернат, тоже спасибо большое и городу, и Вашей поддержке, потому что мы теперь по всей стране можем талантливых математических детей поселить. Первый класс у нас сейчас выпускается такого плана.

Я как самая гостеприимная петербурженка ещё хочу сказать, что в интернат к нам можно приезжать классами, мы поселим, в Петербурге всех проведём. Считаю, что надо общаться классным руководителям, друг друга поддерживать и помогать растить наше замечательное поколение.

Спасибо большое.

В.Путин: А сколько детей помещается в интернате?

Л.Сердакова: У нас помещается 70, а класс пока один, сейчас будет второй, но они же ещё уезжают на каникулы, – это как раз очень удобное время, так что в этом плане тоже большое спасибо.

В.Путин: В «Сириус» Вы не ездили?

Л.Сердакова: Меня не берут, математики наши и физики туда ездят очень часто. А я как литератор, получается…

В.Путин: Нет, я не Вас имел в виду именно.

Л.Сердакова: Наши, конечно, ездят, в «Сириусе» прекрасно, и мы класс интернатский набрали отчасти оттуда.

В.Путин: Мы так и договаривались, что, когда детей выявляют с периферии, их нужно определять куда-то или в Москву, или в Питер, на хорошую базу. Значит, у вас такая база?

Л.Сердакова: У нас база хорошая, замечательные условия.

В.Путин: Очень хорошо.

Л.Сердакова: Спасибо большое.

Е.Березина: Ещё раз, коллеги, добрый вечер!

Я представляю Республику Марий Эл, Березина Екатерина Николаевна. Я учитель «Лицея Бауманского», сама являюсь так же, как и Любовь Александровна, бывшей ученицей учреждения, этой школы.

Хочу поделиться методикой, которая позволяет нам воспитывать, помогать детям для достижения основной цели, с которой мы в принципе и работаем с детьми – вырастить из них, конечно же, человека прежде всего.

Для того чтобы мы достигли этой цели, у нас есть традиция. Традиция взята, наверное, ещё с советских времен, поскольку мы работаем по методике Игоря Петровича Иванова. Это методика общей заботы. Было время, когда от этой методики пытались нас увести, то есть считалось, что это несовременно. Но время показало, что это очень актуально и в настоящее время.

Что мы имеем на выходе? Мы имеем детей, которые общаются как со сверстниками, так с детьми меньшего возраста, пятиклассниками, шестиклассниками. Когда выпускники выходят из нашего лицея, они поддерживают эту линию общения, то есть продолжают это общение.

Теперь у нас введена новая традиция, помимо взрослых детей – это 9–й, 10–й, 11–й классы, – на творческие выезды привлекаются дети 5–го, 6–го, 7–го классов. То есть у нас новая традиция. Это уже восьмые сборы.

Как классный руководитель, эта методика действительно работает. Трудно в 5–м классе, когда они горошинки, в 6–м трудновато, но результат получается в 8–м, 9–м и в старших классах, когда ты выступаешь в качестве помощника, потому что механизм как часы уже работает.

Я выпускаю нынче медицинский класс.

В.Путин: Медицинский класс. А что это такое?

Е.Березина: Это такой медицинский профиль. У нас лицей очень тесно работал и работает с Кировской медакадемией. Была ситуация в 2000–х годах, когда был заключён договор с Кировской медакадемией. И дети имели преимущество при поступлении в это заведение. Так получалось, что, наверное, процентов 25 врачей – это выпускники нашей школы. Очень часто приходишь в больницу, ведёшь детей, и там твои ученики принимают твоих детей.

В.Путин: Интересно. Химия нужна, физика?

Е.Березина: Химия и биология.

В.Путин: То есть у вас углублённое изучение этих предметов?

Е.Березина: Нет, вообще, если говорить о процессе обучения, у нас ранняя профилизация. Мы с Ольгой Юрьевной уже говорили о плюсах и минусах ранней профилизации. С 5–го класса дети выбирают профили.

Одним из профилей является естественнонаучный профиль. Это углубленное изучение физики, химии, математики. Ввели этот профиль не столько из-за медицинского факультета, сколько для выявления одарённых детей в этих дисциплинах. Результаты имеем.

В.Путин: Методика, о которой Вы сказали, хотели куда-то в сторону отвести от этой методики? В связи с чем?

Е.Березина: По какой причине хотели, в связи с чем – современные веяния.

В.Путин: Да, знаю про эти современные веяния.

Е.Березина: Говорилось о том, что это неактуально.

В.Путин: Я знаю про эти современные веяния. Я в курсе уже. Иногда читаешь современные веяния, думаешь, точно современные, но к чему это приведёт, непонятно.

Е.Березина: А когда вдумчиво вчитались в то, что мы должны вложить в детей, мы поняли, администрация поняла, что мы этим и занимаемся все эти года, что новое – это хорошо забытое старое, только с новыми возможностями, с новыми технологиями.

В.Путин: Просто нужно это всё деидеологизировать.

Е.Березина: Наверное.

В.Путин: Сто процентов. А сама методика, если верна, это же наука. Что бы ни изобретали, теория относительности – она и есть теория относительности.

Е.Березина: Совершенно верно.

В.Путин: Никуда от этой формулы не денешься, правильно?

Е.Березина: Очень детям нравится, потому что есть традиции выездов, о которых я говорила. В этот период, когда дети готовятся, разновозрастные группы, школа работает до восьми-девяти часов, потому что они варятся в этом соке, у них появляется рождение какого-то творческого продукта. Особенно надо отметить философские дела, когда дети поднимают недетские вопросы. Вот что я хотела сказать, что на периферии работает система, и хорошие дети воспитываются.

В.Путин: Понятно. Никто не сомневался.

Ольга Юрьевна, а что, вот эти методики были изъяты что ли официально?

О.Васильева: Нет, они не были изъяты. Они просто на какое-то время были немножко забыты. Потому что когда появилось много-много махровых цветов творчества в начале нулевых, то были забыты хорошие методики. А потом к ним просто возвращаются, потому что там на самом деле идеология очень простая – забота о детях и воспитание человека. Так что, когда коллеги говорят об этом, они абсолютно правы, потому что это всё работает. И методика Иванова – это одна из самых сильных методик для воспитания детей.

В.Дёрин: Добрый вечер, Владимир Владимирович! Добрый вечер, уважаемые коллеги!

Действительно, сейчас уже нам сказали, что новое – это хорошо забытое старое. Я бы хотел сегодня затронуть вопрос трудового воспитания, возвращения трудового воспитания в школы. Я благодарен Ольге Юрьевне Васильевой, потому что я знаю, что она эту тему – она сейчас работает над этим, и некоторые депутаты Государственной Думы, уже у них есть такая инициатива о возвращении трудового воспитания в школу.

Дело в том, что ничто так не формирует личность, как труд. Труд сплачивает коллектив, труд выявляет новые способности человека, труд выявляет положительные качества детей, социализирует ребят. Ведь очень важно, чтобы ребёнок видел результаты своего труда и гордился этими результатами. Труд способствует реальному общению детей друг с другом, а не виртуальному, к которому сейчас очень сильно привыкли в различных социальных сетях.

Когда мы учились в школе в советское время, мы работали и на пришкольных участках, и у нас были лагеря труда и отдыха, правда, в настоящее время мы продолжаем эту деятельность, детям это нравится.

Россия > Образование, наука > kremlin.ru, 21 июня 2017 > № 2216495 Владимир Путин


Нидерланды. Евросоюз. Россия > Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 21 июня 2017 > № 2216494 Владимир Путин, Бен ван Берден

Встреча с главой Royal Dutch Shell Беном ван Берденом.

Владимир Путин встретился с главным исполнительным директором концерна Royal Dutch Shell Беном ван Берденом. Обсуждались, в частности, перспективы реализации проекта «Северный поток-2».

Концерн Royal Dutch Shell – один из мировых лидеров в энергетической и нефтехимической области, работает более чем в 70 странах мира, поддерживает тесные партнёрские отношения с Россией.

* * *

Начало встречи с главным исполнительным директором концерна Royal Dutch Shell Беном ван Берденом

В.Путин: Уважаемый господин ван Берден! Уважаемые коллеги!

Позвольте мне вас поприветствовать сердечно в Москве, поздравить со 125–летием работы вашей компании в России.

Компания начала работать в своё время ещё с поставок керосина из Российской империи, из Баку, в третьи страны. Теперь компания представлена в России очень широко, и мы имеем очень хорошие, большие перспективы – хорошие перспективы и большие планы. С удовольствием обсудим с вами их сегодня.

Бен ван Берден (как переведено): Большое спасибо, господин Президент. Для меня всегда очень приятно с Вами встречаться, для меня большая честь опять приехать в Москву на встречу с Вами.

Вы абсолютно правы, этот год для нас очень знаменательный, 2017 год: 125 лет назад мы начали нашу работу в России и вместе с Россией. Вы очень хорошо информированы, господин Президент: совершенно верно, 125 лет назад первый в истории наливной танкер, который принадлежал «Шелл», под названием «Мюрекс», пересёк Чёрное море, вышел из порта Батуми и взял курс на Сингапур с партией российского керосина.

Это был очень значимый день для «Шелл», он ознаменовал начало успеха, который стал возможен благодаря нашему партнёрству с нашими российскими компаниями, и он положил начало успешной деятельности нашей компании в целом.

Но без надёжного партнёрства с нашими российскими коллегами-партнёрами, как Вы понимаете, наш успех в России был бы невозможен. И с тех пор это партнёрство только развивается и процветает.

Мы гордимся своей работой в России, мы гордимся тем вкладом, который мы внесли в развитие нефтегазовой отрасли России, например, развитие таких направлений, как производство сжиженного природного газа, внедрение передовых методов разработки и эксплуатации месторождений, и многих других.

В этот раз я специально приехал в Россию, чтобы поблагодарить лично Вас, господин Президент, и всех наших российских друзей и партнёров за доверие, которое нам было оказано в течение всех этих лет.

Кроме этого, хотел бы сказать, что мы с оптимизмом смотрим на развитие нашего будущего в России. Последнее время у нас в России был ряд достижений, в частности мы подписали соглашение о финансировании проекта «Северный поток–2».

С точки зрения «Шелл», проект «Северный поток–2» будет способствовать надёжным поставкам газа в Северную Европу, он повысит энергетическую безопасность Европы, и этот проект будет реализовываться на благо всех сторон – как европейских потребителей, так и на благо Российской Федерации.

И ещё я оптимистично настроен во время этого моего визита в Москву по другой причине: я с оптимизмом смотрю на предстоящий футбольный матч сегодня. Знаю важность этого футбольного матча для Российской Федерации и надеюсь, что, несмотря на Ваш плотный график, Вы сможете хотя бы застать часть футбола.

В.Путин: Что касается футбола – не знаю, но то, что касается наших планов, в том числе проекта «Северный поток–2», о котором Вы упомянули, конечно, он имеет все шансы на успех.

Я всегда подчёркиваю, что это чисто коммерческий проект, и он, конечно, связан с перспективами расширения потребления газа в Европе до 510 миллиардов кубических метров в год при сокращении собственной добычи в европейских странах, в том числе на севере Европы.

Думаю, что нам нужно просто спокойно всем нашим партнёрам, всем заинтересованным странам, юридическим лицам объяснить, что этот проект не направлен против кого бы то ни было, а, наоборот, призван способствовать развитию энергетических рынков.

Конечно, можно энергоресурсы получать и из других источников. Вопрос в конкурентоспособности, вопрос в логистике и стоимости всех этих компонентов. Нужно, мне кажется, просто терпеливо и в очень доброжелательном ключе вести диалог со всеми нашими партнёрами.

Нидерланды. Евросоюз. Россия > Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 21 июня 2017 > № 2216494 Владимир Путин, Бен ван Берден


Бразилия. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 21 июня 2017 > № 2216487 Владимир Путин, Мишел Темер

Заявления для прессы по итогам российско-бразильских переговоров.

В.Путин: Уважаемый господин Президент! Дамы и господа!

Завершились весьма результативные переговоры с Президентом Федеративной Республики Бразилия господином Мишелом Темером. С обеих сторон подтверждена приверженность развитию обоюдовыгодного российско-бразильского сотрудничества.

Подчеркну, Бразилия является одним из ключевых партнёров России. Сотрудничество между нашими странами основывается на многолетних традициях дружбы и взаимного уважения.

Дипломатические отношения между Россией и Бразилией были установлены почти 190 лет тому назад. Причём это была первая латиноамериканская страна, с которой Россия установила официальные межгосударственные связи.

Сегодня мы вместе с господином Президентом подробно рассмотрели весь комплекс вопросов взаимодействия, прежде всего, конечно, остановились на проблемах экономического характера.

Мы констатировали, что, несмотря на определённое падение, на 11 процентов, торгового оборота в прошлом году, в этом году мы не только восстановили этот объём, но и наращиваем его достаточно уверенными темпами.

Поддержали согласованную в ходе прошедшего в мае этого года заседания межправкомиссии амбициозную программу по наращиванию встречных товарных потоков и диверсификацию структуры экспортно-импортных операций.

Российский бизнес достаточно активно вкладывает капиталы в Бразилию. Совокупные российские инвестиции превысили полтора миллиарда долларов США.

Что касается энергетической сферы, то хотел бы отметить успешно реализуемые проекты в Бразилии. В Бразилии работают наши крупнейшие энергетические компании «Роснефть», « Краткая справка Газпром Газпром». Компания «Силовые машины» возвела в Бразилии пять новых гидроэлектростанций и намерена локализовать производство газотурбинного оборудования в Бразилии.

Российские транспортные компании готовы подключиться к реализации новой программы Бразилии по модернизации национальной инфраструктуры. Уже начаты переговоры о получении концессии на строительство и эксплуатацию железной дороги ветки «север–юг».

Перспективные проекты имеются в атомной энергетике. В начале этого года российская компания «Росатом» выиграла тендер на поставку урана для бразильских АЭС. Компания готова и хотела бы также получить подряд на сооружение хранилища отработанного ядерного топлива на площадке АЭС «Ангра» в штате Рио-де-Жанейро.

Мы тесно сотрудничаем в мирном освоении космоса. В Бразилии открыт оптико-электронный комплекс по обнаружению космического мусора. На территории Бразилии действуют четыре наземные станции российской глобальной навигационной системы, ГЛОНАСС (Глобальная навигационная спутниковая система, англ. GLONASS). Изучается возможность для совместных запусков с бразильского космодрома и производство ракет-носителей малого и среднего класса.

Есть идеи по налаживанию кооперации в сфере дистанционного зондирования Земли. Считаем перспективной работу по поддержке действующих и созданию новых технологических альянсов. Один из таких альянсов сформирован фондом «Сколково» и бразильским инновационным центром «Технопак».

Видим хорошие возможности для расширения культурно-гуманитарного сотрудничества. Имеются в виду образовательные, туристические, молодёжные контакты. В ближайшее время в Москве отроется бразильский информационно-культурный центр, а в Сан-Паулу – российский центр культуры и науки.

Между нашими странами налажен продуктивный обмен опытом по организации крупных спортивных мероприятий.

Конечно, мы говорили и о международной повестке дня. Россия и Бразилия активно взаимодействуют во внешнеполитической сфере. У нас во многом схожие подходы в том, что касается формирования справедливой демократической системы международных отношений – системы, которая должна быть основана на уважении принципов верховенства права и равной неделимой безопасности для всех.

Наши страны конструктивно сотрудничают в рамках ООН, «(Group of Twenty – G20) Группы двадцати», Всемирной торговой организации и, конечно, самым тесным образом взаимодействуют в БРИКС (англ. BRICS) БРИКС.

Только что мы подписали с Президентом совместное заявление о стратегическом внешнеполитическом диалоге. Оно предусматривает более высокий уровень координации усилий наших стран в борьбе с новыми вызовами и угрозами, терроризмом, по поддержке мира, стабильности, нераспространению и контролю над вооружениями.

В заключение хотел бы поблагодарить господина Темера, наших бразильских коллег за обстоятельные и полезные переговоры. Убеждён, что их итоги будут способствовать дальнейшему углублению российско-бразильского партнёрства.

Благодарю вас за внимание.

М.Темер (как переведено): Господин Президент! Члены бразильско-российской делегации! Дамы и господа!

Мне радостно сообщить вам, что мне доставляет большое счастье вновь посетить Российскую Федерацию по приглашению Президента Путина. Вчера я имел возможность провести переговоры с председателями Государственной Думы, Совета Федерации, а сегодня я встречался с Председателем Правительства Российской Федерации.

Буквально несколько минут назад мы завершили очень обстоятельные переговоры с Президентом Путиным, в ходе которых мы возобновили нашу приверженность поддержанию и дальнейшему развитию отношений стратегического партнёрства, существующие между нашими странами.

Бразилия и Россия отдают себе отчёт о той роли, которую они играют на международной арене, в частности в рамках «большой двадцатки» и группы БРИКС. Наши страны по праву могут гордиться своей богатейшей историей, и бразильцы чтят память советских и российских солдат, которые отдали свои жизни и обеспечили победу во Второй мировой войне над фашизмом.

У нас также существуют очень прочные связи в области культуры. И вообще, должен сказать, что российская культура в её присутствии в Бразилии весьма заметна. Не далее как вчера вечером мы вместе с господином Путиным были в Большом театре и смотрели балетный спектакль. Имена Достоевского и Чайковского стали неразрывной частью нашей культурной панорамы.

В ходе переговоров с Президентом Путиным я ему рассказал о том, какие усилия предпринимаются в нашей стране по модернизации нашей экономики. Я вновь подтвердил свою приверженность политике реформ. Бразилия, как и Россия, твёрдо следует по пути экономического роста.

Как и Бразилия, Россия смогла поставить под контроль инфляционные процессы, и мы дальше будем следовать по этому пути.

Собственно говоря, это и есть краткое содержание тех соглашений, которые мы только что подписали. То есть эти соглашения нацелены на расширение взаимной торговли, увеличение инвестиций и углубление политического диалога.

Мы с Президентом Путиным согласились в том, что в плане двусторонней торговли у нас ещё есть неосвоенный потенциал. Достаточно будет сказать, что за первые пять месяцев текущего года двусторонняя торговля между нашими странами увеличилась на 40 процентов по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Но перед нами ещё неосвоенное поле. Как я вчера заявил российским предпринимателям, выступая на деловом форуме, есть очень большой простор для российских инвестиций в Бразилии.

Во время наших переговоров с господином Путиным я заверил моего собеседника в том, что в следующем полугодии, когда Бразилия будет осуществлять временное председательство в МЕРКОСУР, она сделает всё возможное и всё зависящие от неё, для того чтобы продвинуться в подготовке соглашения о сотрудничестве с ЕАЭС.

Мы также поговорили о вопросах международной повестки дня. Мы согласились с тем, что международные институты должны быть более представительными и эффективными. Мы также обменялись мнениями по наиболее актуальным вопросам международной повестки дня, включая мир и международную безопасность.

Мы провели обмен мнениями по сотрудничеству в ключевых областях, представляющих взаимный интерес. Мы согласились с тем, что нам необходимо поставить стратегическое партнёрство на службу прогресса в наших отношениях. Мы положительно оценили опыт создания на территории Бразилии станции российской системы ГЛОНАСС, и мы со своей стороны выразили заинтересованность в том, чтобы расширить сеть этих станций.

Я воспользовался случаем, для того чтобы пожелать господину Путину успехов в проведении чемпионата мира по футболу 2018 года. Не сомневаюсь в том, что Россия сможет подготовить всё к намеченному сроку. Думаю и уверен в том, что чемпионат мира в России будет столь же успешным, как и чемпионат мира по футболу в Бразилии.

Наша сборная смогла квалифицироваться на чемпионат мира, поэтому она приедет в Россию в 2018 году. Думаю, что это будет большой праздник для бразильцев и для россиян. Кто знает, может быть, наши сборные сойдутся в финале чемпионата мира.

Я хорошо знаю тему взаимоотношений Бразилии и России. На протяжении целого ряда лет я был сопредседателем с бразильской стороны комиссии высокого уровня по сотрудничеству. Поэтому я знаю, что мы можем вместе сделать, для того чтобы ещё лучше поработать на благо народов наших стран. Господин Путин, уверен в том, что мы сегодня сделали с Вами очень большой шаг на пути к этому будущему.

Ещё раз хочу Вас поблагодарить за гостеприимный приём, оказанный мне и членам моей делегации. В Бразилию мы вернёмся ещё более уверенными в будущем.

Бразилия. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 21 июня 2017 > № 2216487 Владимир Путин, Мишел Темер


Бразилия. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 21 июня 2017 > № 2216484 Владимир Путин, Мишел Темер

Начало встречи с Президентом Бразилии Мишелом Темером.

В.Путин: Уважаемый господин Президент! Уважаемые коллеги, друзья!

Позвольте мне вас ещё раз сердечно поприветствовать.

Мне кажется, мы вчера провели вместе очень хороший вечер. И у Вас сегодня уже началась достаточно плотная программа: только что Вы закончили встречу с Председателем Правительства Российской Федерации, у Вас встречи и со спикерами обеих палат российского парламента – будет возможность поговорить по всем направлениям нашего взаимодействия.

Наши отношения имеют глубокие корни: в следующем году исполняется 190 лет установления дипломатических отношений между нашими странами.

Бразилия, безусловно, является одним из наших приоритетных, наиболее важных партнёров в Латинской Америке. Мы работаем во всех международных организациях и, конечно, особо отмечаем наше взаимодействие в рамках БРИКС (англ. BRICS) БРИКС.

К сожалению, в прошлом году у нас упал товарооборот, но в этом году – за первые четыре месяца – уже рост свыше 30 процентов.

У нас будет возможность поговорить по всем этим направлениям.

Очень рад Вас видеть. Добро пожаловать!

М.Темер (как переведено): Господин Президент, мне доставляет большую радость вновь встретиться с Вами, поскольку последний раз мы с Вами, если не ошибаюсь, встречались в Индии во время саммита БРИКС. У нас состоялся с Вами очень хороший разговор, который мы продолжили уже во время ужина, где мы сидели рядом друг с другом.

Это уже четвёртый раз, как я посещаю Россию с официальным визитом, я имел честь встречаться с Вами, имел честь посещать Россию в качестве сопредседателя комиссии высокого уровня по сотрудничеству, мы имели ряд эффективных встреч как в Бразилии, так и в России. И должен сказать, что результатом этих встреч стали конкретные вещи, которые воплотились в жизнь.

Должен сказать, что между Россией и Бразилией существует очень много общих черт. Наши страны обладают огромными территориями, большим народонаселением, наши экономики имеют также много общего. Кстати, в ходе ужина на саммите БРИКС мы как раз с Вами вели разговор относительно тех схожих черт, которые объединяют наши экономики.

Одной из общих черт между нашими странами является то, что мы успешно боремся с инфляционными процессами. Достаточно сказать, что когда я занял пост Президента Бразилии в прошлом году, то принял экономику с уровнем инфляции порядка 10 процентов. Сейчас нам удалось снизить инфляцию до 3,6 процента, так что – сами видите – снижение было весьма впечатляющим.

Другим показателем, характеризующим состояние нашей экономики, является процентная ставка. Когда я занял пост Президента, процентная ставка составляла 14,25 процента, сейчас она снизилась до 10,25 процента. И как мы полагаем, в обозримом будущем, буквально в ближайшее время нам удастся выйти на ещё более низкий показатель процентной ставки.

Господин Президент, Вы всегда отмечали, что между нами ведётся очень открытый и откровенный диалог, и этот диалог мы поддерживаем как в формате группы БРИКС, так и в формате «большой двадцатки», а также в формате Организации Объединённых Наций, где мы занимаем схожие позиции по очень многим вопросам.

Бразилия. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 21 июня 2017 > № 2216484 Владимир Путин, Мишел Темер


Бразилия. Россия. ЛатАмерика > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 21 июня 2017 > № 2216480 Дмитрий Медведев, Мишел Темер

Встреча Дмитрия Медведева с Президентом Бразилии Мишелом Темером.

Обсуждались актуальные вопросы российско-бразильского взаимодействия в торгово–инвестиционной, промышленной, научно-технической и культурно–гуманитарной областях.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Господин Президент, это Ваш первый визит в нашу страну в этом качестве. Хотя мы неоднократно встречались и в России, и у вас. В 2015 году проводили заседание комиссии высокого уровня в Москве. Но вне зависимости от позиций, от места проведения, наши встречи всегда характеризуются высоким уровнем взаимопонимания, потому что наши страны связывают дружеские отношения. Бразилия является нашим ключевым партнёром в Латинской Америке.

За последнее время много чего происходило и в политике, и в экономике. У Вас большой визит. Ещё раз хочу подчеркнуть, что, на наш взгляд, он имеет очень важное значение для развития наших связей, тем более в следующем году отмечается 190 лет со дня установления дипломатических отношений между нашими странами.

Если говорить об экономике, то мы сейчас обменялись с Вами мнениями о том, какие процессы идут в экономиках наших стран. Эти процессы очень сходные, и именно поэтому важно видеть, что происходит у друзей, может быть, использовать какие-то решения, которые принимаются нашими партнёрами, в своей практике.

Наша задача в двусторонних отношениях – интенсифицировать товарооборот, потому что в прошлом году он в силу экономических причин просел. Хотя в этом году наблюдается хорошая тенденция: он уже вырос почти на треть. И эти позитивные моменты нужно закрепить, диверсифицировать взаимную торговлю, в том числе за счёт высокотехнологичных отраслей, которые развиваются успешно и в Российской Федерации, и в Бразилии.

Ещё раз сердечно, господин Президент, приветствую Вас, желаю успешного пребывания в нашей стране. В настоящий момент в нашей стране проходит Кубок конфедераций, и хотя Ваша страна не участвует в нём, тем не менее мы всегда рады видеть и бразильских гостей, и бразильских друзей. И рассчитываем на то, что сотрудничество и в этой сфере тоже будет продолжено. Сердечно Вас приветствую.

М.Темер (как переведено): Со своей стороны я хотел бы поблагодарить Вас за возможность быть здесь, за то, как Вы нас принимаете здесь, в Москве, и особенно сейчас.

Я хотел бы выразить свою благодарность и засвидетельствовать, что в 2013–2015 годах у нас работала двусторонняя комиссия, которая показала свои успешные плоды.

Наше совместное сотрудничество всегда было очень плодотворным, особенно в коммерческой, экономической и других областях. И наша основная задача, господин Премьер-министр, –привнести новые идеи, касающиеся необходимости взаимно увеличивать инвестиции России в Бразилию и бразильские инвестиции в Россию.

Как раз вчера мы встречались с господином Аркадием Дворковичем, также был проведён форум между предпринимателями России и Бразилии. И мы обрисовали ту ситуацию, которая складывается сейчас в Бразилии. Мы также обратили внимание на то, что уровень инфляции в России снизился. То же происходит сейчас в Бразилии, мы снизили инфляцию до 3,6%. Это касается и процентных ставок: раньше было 14,5, а сейчас они достаточно снизились. И эта тенденция сохраняется в Бразилии. Таким образом, ситуация в Бразилии улучшается.

Мы встречались в предыдущие разы в Москве, в России, и сейчас я нахожусь здесь именно для того, чтобы стимулировать российских инвесторов инвестировать в различные области бразильской экономики. У нас существует более 50 областей – энергия, газ, нефть, – которые могут заинтересовать экономическую систему России. Мы стремимся к этому партнёрству, которое установилось уже давно.

Между нами установилась большая дружба и большое доверие. Мы, в частности, пытаемся сейчас предпринимать шаги для того, чтобы избежать двойного налогообложения. Это будет большим преимуществом как для Бразилии, так и для России, и также внесёт свой вклад в развитие наших отношений.

Бразилия. Россия. ЛатАмерика > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 21 июня 2017 > № 2216480 Дмитрий Медведев, Мишел Темер


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 21 июня 2017 > № 2216017 Талгат Мамырайымов

Есть ли в Казахстане межэтническая нетерпимость, и кому она выгодна?

Автор: Сауле Исабаева

Мы продолжаем искать ответ на вопрос, что такое толерантность по-казахстански: миф или реальность? Если обобщить мнения наших экспертов, то вырисовывается следующая картина: межнациональной нетерпимости в стране нет, однако кому-то очень выгодно нагнетать ее. Впрочем, неважно, какие корни у этого зла — искусственные или естественные, в любом случае последствия могут быть плачевными. Но самое главное заключается в том, что спасти ситуацию может отнюдь не государственная политика в этой сфере, а сам народ, в котором толерантность, как утверждают наши собеседники, заложена генетически... Предлагаем вниманию читателей два разных, но при этом во многом пересекающихся взгляда на столь деликатную проблему.

Искусственная реальность

Талгат Мамырайымов, политолог:

- Да, соцсети в некотором смысле могут служить показателем того, какие на самом деле межэтнические отношения сложились в нашей стране. Но в последнее время интернет-пространство в Казахстане активно моделируется разными властными группировками. Поэтому не следует принимать за чистую монету то, что вы читаете, например, в «Фейсбуке»…

- Вы хотите сказать, что нетерпимости на межнациональной почве в нашем обществе нет?

- Почему же? Определенный градус межэтнической напряженности в нашем обществе, конечно, присутствует. Но это проявляется больше на латентном уровне в некоторых регионах, где наблюдаются избыток трудовых ресурсов и острая конкуренция на рынке труда, в том числе экономическая конкуренция. Причем бывает даже так: чиновники на местах за взятки способствуют тому, чтобы эта экономическая конкуренция принимала межэтническую окраску - когда нарушаются, главным образом, социально-экономические права малоимущих казахов.

Дело в том, что большинство таких людей - это внутренние мигранты, выходцы из села, которые рассматриваются определенными властными кругами как источник угроз своей безопасности и устойчивости. Поэтому последние огораживаются от них временной регистрацией, уголовным преследованием за разжигание сословной розни и другими дискриминационными инструментами. То есть депривационные настроения данной социальной группы зачастую создаются искусственно.

- Но кем и зачем?

- Парадокс состоит в том, что это делают те силы, которые, по идее, должны выступать за межэтническое спокойствие в стране и которые везде трубят о какой-то непонятной межконфессиональной гармонии. Но именно они и нагнетают обстановку.

То есть межэтническая напряженность у нас — это, по большому счету, артефакт, искусственная реальность, которая создается определенными кругами, приближенными к центру принятия решений, и делают они это в своих интересах. Причем интересы могут быть самые разные — от внутриполитических до геополитических. Им просто выгодно в определенные моменты нагнетать страх вокруг того или иного вопроса, чтобы «аккуратно» манипулировать общественными настроениями в выгодном для себя русле ради укрепления своей власти.

Такая практика характерна для многих современных режимов – в тех странах, где усиливается роль государства в общественной сфере.

- Насколько опасной может быть такая игра?

- Режим может не удержать под контролем этот процесс либо в какой-то момент и в каких-то целях «разжечь» ситуацию еще больше. Тогда все пойдет на самотек, а это способно привести к самым печальным последствиям.

- Это могут быть крупные межэтнические конфликты?

- Думаю, что крупные межэтнические конфликты в нашей стране невозможны, поскольку для казахов такой сценарий – нонсенс.

Властные группы считают, что управляют ситуацией в межэтнических отношениях. На самом же деле здесь все гораздо проще - сама целевая группа «подопытных» благодаря своим культурным архетипам имеет очень высокий порог толерантности, не позволяющий взорваться всей этой ситуации…

Настороженный нейтралитет

Николай Осипов, политолог:

- На мой взгляд, говорить о существовании в Казахстане проблемы нарастающей межнациональной и межконфессиональной нетерпимости было бы заведомым преувеличением. В нашем обществе не ощущается наличия какого-то социального заказа либо настроенности общественного сознания на вражду, злобу, ненависть, агрессию по национальному или конфессиональному признаку. Скорее, наоборот, казахстанцы в подавляющем большинстве своем хотят согласия, мира, спокойствия, стабильности, безопасности и порядка.

Да, у отдельных неуравновешенных, политически, творчески и интернет-активных русскоязычных и казахоязычных граждан Казахстана есть претензии на национальное духовное самовыражение в острых негативных формах. Но нельзя забывать, что открытое и публичное выражение настроений национальной и религиозной нетерпимости в нашей стране является уголовно наказуемым, то есть преступным деянием.

Настораживает другое – это некая культурная и духовная самоизоляция, добровольная социально-групповая сегрегация национальных и религиозных групп казахстанцев. У нас мультикультурность состоит не в уважительном принятии, учете имеющихся национальных и религиозных различий для достижения социальной солидарности и сотрудничества, а в автономном сосуществовании этно-культурных и этно-конфессиональных сообществ при направляемой и жестко контролируемой государственными органами любой их общественно-политической деятельности. Подобные отчужденность и зарегулированность можно считать достаточными условиями для сдерживания конфликтов на межнациональной и межконфессиональной почве, но не для их предотвращения.

- А как вы вообще оцениваете ситуацию в межнациональных и межрелигиозных отношениях в нашей стране?

- В самых общих словах современное состояние межнациональных и межрелигиозных отношений в Казахстане можно оценить как настороженный нейтралитет. Звучат взаимные заверения в дружбе и согласии, но высказываются опасения по поводу определенных настроений, распространяемых предложений и инициатив, неконтролируемых религиозных исламских и протестантских сект, течений и направлений. Государственные инициативы последних четырех лет в языковой, образовательной и культурной политике встречают неоднозначное понимание и толкование в различных этнических и религиозных сообществах. В молодежной среде усиливается влияние различных радикальных воззрений националистической и религиозной направленности.

Провозглашение таких лозунгов, как «новый казахстанский патриотизм», «конкурентоспособная нация», «нация единого будущего», «казахстанская идентичность», «большая страна – большая семья», «вечная страна», «прекрасная будущность», «модернизация общественного сознания», и принятие соответствующих программ – это, скорее, тревожное свидетельство неблагополучия в развитии общественного сознания, а также того, что власть пытается упреждающими пропагандистскими мерами нейтрализовать опасные тенденции в развитии межэтнических и межрелигиозных отношений.

- Действительно ли есть повод для тревоги?

- Отток из страны немалой части русскоязычной молодежи, маргинализация казахскоязычной молодежи, не получившей качественного образования, резкая социальная поляризация населения, общий рост социальной напряженности, активная деятельность разного рода религиозных миссионеров – все это создает предпосылки для быстрого распространения радикальных политических и религиозных настроений, взглядов и идей.

На мой взгляд, предлагаемая консолидация казахстанцев на основе казахского языка и вокруг казахского этноса (посредством преимущественного обращения к номадическому, тюркско-исламскому историко-культурному наследию) плохо совместима с реалиями объединяющей роли двуязычных казахов, преобладания в общественном сознании причудливой смеси евразийских и советских культурных традиций. Причем провозглашение курса на трёхъязычное образование, принятие латинского алфавита, повсеместное внедрение глобалистских культурных стандартов явно противоречат и тому, и другому.

И, кстати, произвольные запреты на отдельные исламские элементы одежды и внешнего облика явно провоцируют настроения религиозного протеста и нетерпимости.

- А к чему, по-вашему, могут привести подобные настроения?

- На мой взгляд, наиболее вероятными негативными сценариями в развитии межнациональных и межрелигиозных отношений в Казахстане являются светский авторитарный этнократизм или политический исламизм как варианты перерождения казахстанской государственности. Причем формирование казахской нации или тюрко-исламской казахстанской нации станет неизбежным следствием такого перерождения.

- Можно ли переломить этот тренд и как?

- Думаю, воспитанием евразийского самосознания казахстанцев. Казахи состоялись и выжили после советских социалистических экспериментов как евразийский этнос, казахстанская государственность сформировалась как евразийская, обращенная к евразийским культурно-цивилизационным традициям, сочетающим тюркские, исламские, европейские, русско-православные, советско-социалистические культурные влияния.

То есть «переломить» можно введением казахско-русского государственного двуязычия, соединяющего в себе все эти влияния, развитием институтов этно-культурного и этно-религиозного плюрализма в соотнесении с институтами политического плюрализма и гражданского общества.

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 21 июня 2017 > № 2216017 Талгат Мамырайымов


Россия > Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 20 июня 2017 > № 2216507 Игорь Сечин

Встреча с председателем правления компании «Роснефть» Игорем Сечиным.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с главным исполнительным директором, председателем правления, заместителем председателя совета директоров компании «Роснефть» Игорем Сечиным.

В.Путин: Игорь Иванович, нет необходимости давать характеристики «Роснефти», она превратилась действительно в одного из лидеров нефтегазовой отрасли в мире. За последнее время проделана огромная работа для укрепления компании, часть акций компании приватизирована, вы получили стратегических инвесторов, которые взяли на себя определённые обязательства по развитию компании, по организации сбыта нефти, нефтепродуктов. В общем, компания расширяется.

Знаю, что в ближайшие несколько дней должно состояться общее собрание акционеров, просил бы Вас там обсудить ряд вопросов, связанных с высокими технологиями, с цифровыми технологиями, современными методами добычи и, что самое главное, с изменениями конъюнктуры на мировом рынке.

Вы один из участников процесса урегулирования и согласования позиций между нашими крупнейшими компаниями, Правительством Российской Федерации, и, соответственно, мы так формируем нашу позицию с партнёрами на международном рынке нефти.

Собственно, «Роснефть» принимает участие в выработке этих решений. Вы знаете, что происходит на мировом рынке, и в соответствии с этим нужно вырабатывать и новую стратегию развития компании. И конечно, просил бы вернуться к вопросам фискального характера, а именно к выплате 50 процентов дивидендов от чистой прибыли.

Эти вопросы, а также ряд других нужно будет обговорить с коллегами в ходе предстоящего собрания.

И.Сечин: Уважаемый Владимир Владимирович!

Мы внимательно изучили те посылы, которые Вы дали на форуме в Санкт-Петербурге. Безусловно, в ходе предстоящего общего собрания акционеров компании «Роснефть» и совета директоров, который будет следовать за общим собранием, все вопросы, связанные с нашей реакцией на волатильность мировых рынков, на укрепление позиций компании в свете повышения эффективности и снижения расходов, применения передовых технологий, таких как цифровые технологии управления материальными потоками, управления цепочками поставок, полное изменение систем учёта во всех видах бизнеса, которым занимается компания, будем предпринимать.

Соответствующее соглашение по передаче таких технологий мы несколько дней назад подписали с «Дженерал Электрик» и надеемся, что это принесёт серьёзный эффект. Будет необходимость провести определённые корректировки в стратегии компании.

Всё, что направлено на повышение эффективности, самые современные технологии добычи, переработки мы также будем использовать для приближения к премиальным рынкам потребителей, таким как нефтехимия.

Мы дадим необходимые поручения и разработаем новую стратегию компании, для того чтобы иметь возможность отвечать на те вызовы, которые перед нами стоят.

В.Путин: И о новом месторождении расскажите.

И.Сечин: Уважаемый Владимир Владимирович, хотим поблагодарить Вас. С Вашей лёгкой руки, Вы дали команду на начало работы на Хатангском лицензионном участке. Вот первые результаты этой работы. (Демонстрируется керн.) Аккуратнее, керн нефтенасыщенный. В нём явные проявления нефти, есть даже выпоты нефти. Это уникальный керн для наших месторождений. По высокой насыщенности углеводородом, который содержится в керне, а также по высоте продуктивного пласта мы сегодня можем Вам доложить, Владимир Владимирович, по итогам предварительного анализа, который нами сделан, что мы стоим на пороге открытия очень серьёзного месторождения.

Этот керн мы достали с глубины 2300 метров. Наша задача – продолжить исследования до 5000 метров, для того чтобы исследовать нижнепермские залежи. И сегодня наши геологи говорят, что это будут уникальные месторождения. Предварительные технические исследования в этой зоне, зоне моря Лаптевых, показывают, по предварительным оценкам, до 9,5 миллиарда тонн геологических запасов. Это очень серьёзная работа. Надеемся, что Вы будете сопровождать, и мы доложим Вам о новых результатах, которые будут появляться.

В.Путин: Хорошо.

Россия > Нефть, газ, уголь > kremlin.ru, 20 июня 2017 > № 2216507 Игорь Сечин


Россия > Электроэнергетика > premier.gov.ru, 20 июня 2017 > № 2216482 Николай Шульгинов

Встреча Дмитрия Медведева с генеральным директором ПАО «РусГидро» Николаем Шульгиновым.

Обсуждалась реализация программы снижения издержек компании, а также ход строительства и ввод в действие новых объектов электроэнергетики.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Николай Григорьевич, Вы уже почти два года возглавляете компанию «РусГидро». За это время проводили мероприятия, направленные на оптимизацию работы, сокращение издержек, улучшение показателей деятельности компании. На ней лежит значительная ответственность за развитие электроэнергетики, за достижение стратегических целей в этой сфере. Поделитесь результатами: что было сделано за последнее время именно в этом направлении, какие новые объекты появились, на чём панируете сконцентрироваться в ближайшее время?

Н.Шульгинов: Дмитрий Анатольевич, мы в прошлом году разработали программу снижения издержек. Был «антикризисный план» Правительства, в соответствии с этим планом мы и разработали такую программу. Она утверждена на совете директоров, мы её начали выполнять в 2016 году. Снижение инвестиционных расходов за пять лет составит около 40 млрд, операционных – около девяти. И так последовательно, ежегодно по 8–13 млрд, мы достигнем успеха где-то через два-три года. Над этой программой работаем.

Прошлый год был для нас, можно сказать, успешным. Выработка на наших станциях достигла рекордных показателей – 139 млрд, это плюс 9% к прошлому году. Выручка также была рекордной – 391 млрд по группе компаний, это плюс 8%. Чистая прибыль по МСФО (Международные стандарты финансовой отчетности) – 40 млрд (46% рост). В прошлом году мы выплатили дивидендов 15 млрд, в этом году (собираемся принять решение в следующий понедельник) – 20 млрд.

В прошлом году ввели в строй несколько объектов: Зеленчукскую ГЭС-ГАЭС в Карачаево-Черкесской Республике, Зарагижскую ГЭС в Кабардино-Балкарской Республике и один из объектов по президентскому указу – вторую очередь Благовещенской ТЭЦ.

Продолжаем строительство объектов в Дальневосточном федеральном округе: Якутская ГРЭС-2, Нижне-Бурейская ГЭС, Сахалинская ГРЭС-2 и ТЭЦ в Совгавани. Есть все основания считать, что Нижне-Бурейскую ГЭС и Якутскую ГРЭС-2 мы в этом году введём – в сентябре-октябре. Считаю, что мы можем пригласить руководство страны на ввод этих объектов.

В целом мы продолжали работать над программой модернизации ГЭС в европейской части России, над увеличением мощности станций. В прошлом году – где-то на 70 МВт, в этом году – на 40.

Хотел ещё раз Вас поблагодарить за принятые решения по рефинансированию задолженности предприятий дальневосточной энергетики. Это позволило нам экономию на процентных платежах направить на ремонтные программы, которые хронически недофинансированы, на техперевооружение, на повышение надёжности. Для того чтобы найти все финансовые ресурсы в объёме 55 млрд, был оформлен контракт с привлечением акционерного финансирования ВТБ на пять лет. Все эти деньги направлены на восток. Мы считаем, что нужно обеспечить контроль над целевым расходованием этих средств. Мы интегрировали исполнительные аппараты «РАО ЭС Востока» и «РусГидро» с сокращением персонала, со снижением расходов и передачей функций единого исполнительного органа в «РусГидро».

Оформленный контракт предполагает, что мы через пять лет должны повысить стоимость компании, для того чтобы платить больше дивидендов, снижая платежи по форварду. Поэтому есть необходимость разработать план повышения стоимости компании. Над этим мы сейчас работаем. И считаем, что нужно его принять на совете директоров, КПР сделать в том числе и под этот план повышения стоимости, работать над этим, чтобы нам в итоге через пять лет выйти на эффективность привлечения этого форвардного контракта для интенсификации деятельности.

Д.Медведев: Мы с Вами понимаем, что все эти, казалось бы, для обычного человека достаточно абстрактные экономические задачи – оптимизация издержек, работа по донастройке существующих контрактов – в конечном счёте имеют прямое значение для экономики. Оптимизация издержек, естественно, даёт возможность высвобождать дополнительные средства, направлять их на создание новых объектов генерации, что в условиях огромной страны, даже при наличии большого количества объектов, всё равно необходимо, потому что у нас есть энергоизбыточные, но есть и энергонедостаточные регионы. Поэтому эту работу по снижению стоимости деятельности самой компании, то есть работу с издержками, обязательно нужно продолжить.

Что же касается новых вводов, хорошо, что они осуществляются. Давайте посмотрим, что и как будет происходить. Я считаю, что это достойное событие для того, чтобы его как следует отметить и осветить. Потому что для многих территорий – и для производственных объектов, и для обычных граждан – это совершенно новые условия, в том числе по стоимости электроэнергии, по тарифу, который будет использоваться. Я недавно встречался с представителями бизнеса, для многих из них это просто вопрос создания новых производств и открытия новых промышленных предприятий, стало быть, создания новых рабочих мест. Давайте эту работу продолжим.

Россия > Электроэнергетика > premier.gov.ru, 20 июня 2017 > № 2216482 Николай Шульгинов


Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 20 июня 2017 > № 2216477 Владимир Путин, Валерий Фадеев

Встреча с членами Общественной палаты.

Владимир Путин встретился в Кремле с членами Общественной палаты VI состава.

Новый состав Общественной палаты формировался в три этапа: 40 человек утверждены Указом Президента 20 марта, 84 – делегированы общественными палатами субъектов Федерации, ещё 43 члена отобраны из 403 кандидатов от НКО путём голосования. 19 июня на пленарном заседании палаты Секретарём избран Валерий Фадеев. Нынешний состав Общественной палаты будет работать до 2020 года.

* * *

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Шестой состав Общественной палаты сформирован, хочу вас с этим поздравить, пожелать вам успехов в работе.

Мы с вами знаем, как оценивается работа Общественной палаты. Но я глубоко убеждён, что при всех критических замечаниях, а они мне тоже хорошо известны, Общественная палата состоялась, и она занимается своим делом.

А какое у неё «своё дело»? Она не должна подменять собой ни Правительство, ни парламент, у неё должна быть своя ниша, и эту нишу она занимает. Это общественный контроль за тем, что делают исполнительные и представительные органы власти, это экспертная оценка того, что генерируется как ближайшие и более отдалённые планы, это оценка того, как реализуются эти планы, и прямая связь с людьми, прямая связь с теми, кто ощущает на себе усилия властей по улучшению жизни в стране.

Есть ещё одна, совсем вроде бы утилитарная задача, но всё-таки она тоже, на мой взгляд, важная. Это формирование общественных советов при министерствах и ведомствах. И мне бы очень не хотелось, чтобы эта работа – так, как это иногда бывает, что греха таить, – превращалась в чисто формальное «броуновское» движение, никому не нужное. Очень бы хотелось, наоборот, чтобы это была содержательная работа, нацеленная на улучшение качества работы министерств и ведомств. Если всё это собрать вместе, то получается достаточно обширная, большая и очень нужная обществу работа.

А что касается тех, кто должен эту работу исполнять, то здесь у меня никаких сомнений нет. Здесь у вас и Герои России, здесь у вас ветераны, здесь у вас учёные, тренерский состав, причём такой, который готовит наших олимпийских чемпионов. Здесь люди, которые сами могли бы при необходимости возглавить любое министерство, ведомство, сами могли бы поработать в представительных органах власти, причём как в федеральных, так и на местах. Кстати говоря, работа на местах, работа в регионах, в муниципалитетах тоже одна из важнейших частей, составляющих деятельности подобного рода.

Мне бы хотелось на этом монолог свой закончить. Я бы Валерию Александровичу слово передал, а потом бы мы с вами напрямую подискутировали, пообсуждали вопросы, которые нас волнуют.

Пожалуйста, Валерий Александрович.

В.Фадеев: Спасибо, Владимир Владимирович.

Вчера состоялось первое пленарное заседание, и мы, не откладывая, сразу стали обсуждать главные аспекты работы. Было очень много выступлений. И я сейчас затрону буквально несколько принципов и направлений работы, а потом коллеги продолжат.

Вы сказали, что Палата выполняет большой объём экспертной работы, институт «нулевых чтений» работает эффективно, это очень важный аспект. Но здесь мы выступаем ведомыми. Вы сказали, нужна прямая связь с населением. И здесь мне кажется, и мы вчера с коллегами это обсуждали, что нам нужно влиять на повестку дня.

Вы сказали неделю назад на Дне России – нам всем нужно ориентироваться на позитивную, созидательную повестку. Повестка со стороны, с земли, с мест, если можно так выразиться, «народная повестка» заостряет внимание на тех проблемах, которые в первую очередь волнуют людей: доходы, ЖКХ, распределение доходов, неравномерное распределение доходов по регионам и так далее. Мы все знаем эти проблемы, и, конечно, Правительство решает часть этих проблем и законодательная власть. Причём важно, чтобы эти проблемы обсуждались на понятном языке, не упрощались, а на понятном языке. И вот тут коммуникация нашей Общественной палаты с населением, мне кажется, очень важна.

«Опираться на землю, на регионы» – это очень важный аспект, потому что есть сеть региональных палат, она работает, она хороша, уже местные палаты появились. Но есть проблемы излишней зависимости региональных палат от местного начальства. Это естественно, потому что местное начальство хочет контролировать всё, что происходит в регионе, в том числе и некоммерческий сектор. И мы вчера обсуждали, что надо предложить программу по усилению региональных общественных палат, по большей автономности действий региональных общественных палат. Это может быть и процедура формирования общественных палат. Мы обсуждали, как усилить региональные средства массовой информации в связке с региональными общественными палатами, потому что коммуникация – это важнейший аспект.

Совсем прозаическая вещь – это финансирование. Нужны совершенно небольшие деньги для финансирования региональных аппаратов общественных палат. Кое-где финансируются, и причём парадокс, что, казалось бы, кто деньги даёт, тот и командует, – нет, не так. В тех регионах, где наблюдается эффективное взаимодействие с общественными палатами, там как раз они финансируются, потому что местные начальники с уважением относятся к общественным палатам, и получается эффективное взаимодействие.

Почему я говорю, и мы вчера обсуждали этот важный в региональном аспекте вопрос. Мне кажется, что повестка дня должна оттуда, снизу подниматься, важнейшие проблемы должны выноситься на обсуждение здесь, в Москве, из регионов. То есть половина состава Общественной палаты – это и представители регионов. Повестка дня должна складываться снизу.

Ещё один важный проект, сейчас он уже стартует, Вы сказали в декабре 2016 года в Послании, прямо обратились к Общественной палате, призвали активизировать работу с гражданским обществом. Такой проект называется «Внедрение лучших практик обустройства общественной жизни». Название – бюрократическое, но смысл не бюрократический. Чиновники часто избегают взаимодействовать с НКО и активистами. Это люди зачастую непростые, «колючие», люди со сложными характерами, и, конечно, чиновникам часто удобно немножко их отодвигать.

Ещё раз скажу: именно в тех регионах, где такое взаимодействие энергично, там и успех. Все успешные регионы демонстрируют консолидацию вокруг целей и развития, вовлечение общественных активистов в работу по развитию регионов. Здесь надо учить чиновников, иногда, может быть, подталкивать к этой работе, объяснять им, что для них самих лично будет выигрыш, если говорить об успешном развитии региона.

С другой стороны, активисты. Не все умеют работать. Есть когорта профессионалов, умеют гранты очень хорошо получать, это правда. Но есть другая часть активистов, которые гранты получать не умеют, но зато пытаются эффективно работать. Надо бы их тоже научить, как взаимодействовать с властями.

В.Путин: Научить тех, кто гранты не умеет получать, получать.

В.Фадеев: Чтобы те, кто умеет работать, ещё и гранты получали.

Вот такая совместная работа. Отец Александр Ткаченко называет это соработничеством с властью. Нам это нужно, нам нужно вместе работать. И мы начали обкатку в нескольких городах: Великий Новгород, Рязань, Ярославль – и сейчас будем расширять. Это работа не вообще в Москве, это работа в конкретном городе с конкретными местными чиновниками, с конкретными местными активистами, причём не только с официальными НКО. Очень важно, что многие активисты никуда не входят, особенно молодёжь, особенно волонтёры. А волонтёров миллионы уже, особенно студенческая молодёжь. И здесь одна из задач – наладить взаимодействие с университетами, другими учебными заведениями. Эта работа уже ведётся, но университеты – это источник молодёжной, студенческой энергии.

Общественный контроль, о котором Вы сказали. Закон об общественном контроле в своё время был принят по инициативе Общественной палаты. Там есть проблемы. Он очень хороший, но только недостаточно подзаконных актов. Мы сейчас готовим предложения, и он недостаточно эффективно работает, потому что не хватает надлежащих подзаконных актов.

Что касается общественных советов при федеральных и региональных органах исполнительной власти. Сейчас, относительно недавно, мы добились того, что предыдущий состав Общественной палаты добился того, что большая часть этих общественных советов формируется Общественной палатой, и это даёт нам очень мощный ресурс. Я помню, как недавно на Госсовете обсуждалось здравоохранение, и там Министр здравоохранения сказала: будем контролировать через общественные советы. Вы немножко с иронией высказались. Эти мы сигналы понимаем и будем пытаться действовать в этом направлении.

И ещё один аспект – общественная дипломатия. Ситуация международная понятна. Есть разрыв, если говорить о западных странах, разрыв между политиками – с одной стороны, и бизнесом и общественностью – с другой стороны. И мы видим что? На недавний форум в Петербурге сколько приехало бизнесменов! У нас парадоксальные отношения с США, в политической сфере напряжение, а товарооборот с США хоть и небольшой, но он вырос за прошлый год. Бизнес хочет взаимодействовать с Россией. Видимо, такая же – не видимо, мы знаем, – такая же тема и с общественностью. И здесь, я думаю, Общественная палата могла бы внести очень серьёзный вклад в налаживание коммуникаций по общественной линии. И это оказало бы давление на политиков.

Последнее замечание. Общественная палата готовит в соответствии с законом ежегодный доклад о состоянии гражданского общества в стране. И мы приняли решение, что нам надо готовить доклад пораньше, чтобы мы успели до Послания Федеральному Собранию, чтобы этот доклад, например, вышедший в ноябре, Вы могли бы использовать в качестве материала по анализу и оценке состояния гражданского общества в России.

Вот что я хотел сказать по теме Общественной палаты.

Двигаемся дальше, Владимир Владимирович?

В.Путин: Давайте, конечно.

В.Фадеев: У нас запланировано несколько выступлений, а дальше – как получится.

В.Путин: Пожалуйста.

В.Фадеев: Отец Александр Ткаченко, пожалуйста.

А.Ткаченко: Детский хоспис начинался с мечты девочки, которая хотела поправиться. К сожалению, болезнь была сильнее усилий врачей, но она рассказала мне, что бы она хотела сделать для других детей, которые лечились вместе с ней, что нужно было сделать, чтобы было не страшно, не больно, не одиноко. Она доверила мне свои истории, потому что, наверное, верила, что Церковь может изменить многое в её жизни, в жизни общества, в жизни других детей. Так было положено начало новому направлению в медицине.

Подобных инициатив, примеров социальной работы в нашей стране очень много. Поэтому к нам тянутся представители многих стран. В этом году в детский хоспис приезжали представители Украины, Казахстана, Эстонии, Латвии, Соединённых Штатов. Мы ожидаем визита из Бельгии, Италии. Опыт России в решении социальных проблем интересен не только в вопросах медицины и паллиативной помощи.

Несомненный прогресс в разработке технологий социальной помощи может быть и должен быть представлен на международном уровне. Это одно из направлений деятельности Общественной палаты, которое мы будем вести. В первую очередь представление опыта России в решении социальных проблем поможет нашим коллегам из стран Советского Союза, СНГ, потому что и социальные условия, и система оказания социальной помощи там схожа с российской. Это, без сомнения, будет работать на имидж страны в мире, и это поможет объединить соотечественников в единое социальное пространство.

В общем, без сомнения, нам нужно не бояться, не смущаться наших наработок, наших успехов, они действительно интересны в мире. Представляя программы обмена опытом, мы будем надеяться на помощь со стороны Россотрудничества, Министерства здравоохранения и Министерства социальной защиты.

Спасибо.

В.Путин: Позвольте маленький комментарий.

Если Вы хотите, чтобы эта работа была эффективной, не работайте напрямую с какими-то официальными структурами за границей. У них другие задачи в отношении России и всего, что связано с Россией. Работайте напрямую с такими же, как Вы, а они уже будут влиять должным образом, и, надеюсь, позитивно, на развитие самого процесса сотрудничества и на тот самый имидж России, о котором Вы сказали, которым мы, конечно, тоже дорожим.

Просто все официальные структуры – подневольные, они находятся в известной политической парадигме, им очень трудно, даже если конкретные лица захотели бы это сделать, им очень трудно сделать шаг влево, шаг вправо, прыгнуть вверх или вниз. Надо просто напрямую работать с людьми, это и будет тогда так называемая народная дипломатия, она и будет приносить успех.

Собственно говоря, она и нужна людям, ради которых Вы работаете и ради которых работают те искренние люди, которые к Вам приезжают из тех стран, которые Вы перечислили, и готовы приезжать из других стран. Напрямую с ними нужно работать.

А.Ткаченко: Это очень хороший совет. Спасибо.

В.Путин: Ни в коем случае не обращайтесь ко всяким министерствам, ведомствам. Уверяю Вас, там бюрократия ещё круче, чем у нас, а государства там гораздо более жёсткие, чем у нас. Структуры административные – они железобетонные, там никакой расхлябанности нет.

Я уже недавно говорил в интервью американской журналистке: где Occupy Wall Street? ФБР порвало всё в клочья, там никого не осталось. Но сделали так тихо, как будто в кислоте растворили. Пшик – и всё исчезло. Профессионально отработали ребята. У нас всё бурлит, там – нет, там не забалуешь особенно. Там бурлит, но только то, что разрешено, понимаете? Мы этого не замечаем даже. Там хорошо система выстроена, у нас – нет. У нас всё посвободнее на самом деле и попроще. И в Вашей работе напрямую работайте с коллегами. Они, уверяю Вас, такие же искренние, честные люди, как и Вы, они реально хотят. Их работа нацелена на помощь людям, особенно по Вашему направлению. И это будет эффективно.

А Вам спасибо большое.

А.Ткаченко: Спасибо.

В.Фадеев: Спасибо.

Владимир Ильич Винницкий представляет Общественную палату Свердловской области. Пожалуйста.

В.Винницкий: Добрый день, Владимир Владимирович!

Вы знаете, что на Урале живёт народ немногословный, жёсткий и не склонный к политическим акциям протестного характера. Поэтому мы восприняли закон об Общественной палате со всей серьёзностью, тем более что он был взращён в основном в недрах Общественной палаты и широко обсуждался, в том числе и моими земляками.

Поэтому мы уже сейчас его пытаемся внедрить в полной мере, и, благодаря закону, а насколько я знаю, аналогов такого закона в мировой практике нет, он действительно даёт возможность привлечения очень широкого круга заинтересованных лиц, и самое главное, не просто лиц, а компетентных и неравнодушных. Для этого у нас сформирован и Экспертный совет, это порядка 250 человек, плюс мы будем привлекать для этой цели представителей НКО. Это тоже где-то около 300. Вот прикиньте: если мы перемножим это на 86, получается где-то 25 тысяч человек по всей стране, это не считая муниципальных образований и иных форм общественного контроля, это целая армия. Она даёт действительно реальную возможность участия в этой деятельности.

Но, к сожалению, как это часто бывает, в ходе подготовки этого закона не были исполнены некоторые достаточно важные и серьёзные моменты и, в частности, не было исполнено поручение, если можно так выразиться, в части изменения тех нормативных актов, которые должны были сопутствовать внедрению этого закона. И в результате многие процедуры оказались нереализуемыми, и, в частности, главная из них – это предъявление исков в защиту неопределённого круга лиц. Это, действительно, реальная процедура, которая, во-первых, исходит непосредственно от палаты и не требует каких-то посредников, потому что иначе мы вынуждены обращаться в правоохранительные органы, к уполномоченным и иным бюрократам, и, конечно, эта процедура не даёт иногда желаемого результата.

Поэтому у меня огромная просьба, и мы вчера обсуждали это с коллегами, они меня поддержали, необходимо дать поручение, для того чтобы перечень, сопутствующий 212-му закону, был должным образом откорректирован. А статья 10 закона, которая позволяет предъявлять такого рода иски, исключила бы ту самую ссылку, которая не даёт права непосредственного обращения с иском от палат, поскольку там предусматривается такая возможность только в предусмотренных федеральным законом случаях. И получился вакуум. И я бы очень попросил помочь нам в этом деле.

Спасибо.

В.Путин: Давайте к этому вернёмся ещё. Но Вы знаете наверняка, поскольку Вы этим занимались, что у юристов есть определённые опасения в связи с этой возможной процедурой предъявления исков к неопределённому кругу лиц. Я сейчас не буду всё это воспроизводить вслух, вы наверняка это всё знаете. Ну, давайте вернёмся к этому ещё раз, посмотрим, как купировать эти озабоченности юристов и в то же время развязать проблему таким образом, чтобы для Общественной палаты была возможность более эффективно реализовывать свои полномочия.

Что касается политических акций, о которых Вы сказали, не думаю, что этого нужно опасаться, ведь акции акциям рознь. Если акции направлены исключительно на самораскрутку, саморекламу и в основе лежит спекуляция на проблемах, а проблем везде хватает (у нас, может быть, больше, а может быть, даже уже где-то каких-то проблем меньше, чем в другом месте), но если это явно спекуляция на проблемах для собственной раскрутки, то это, наверное, не самый лучший способ и не самый лучший вид политической активности.

А если эта политическая активность направлена на реальную попытку улучшить ситуацию, на реальное вскрытие каких-то проблем, не нужно этого бояться. Ведь страна большая, понимаете? Здесь, из этих кабинетов, не всё видно, что происходит, и если на местах люди это видят и заявляют об этом, что стесняться-то? Мне кажется, этого не нужно бояться.

Но всё должно быть только в рамках закона. Вот это самое главное. Не с целью провокации, а с целью добиться изменения к лучшему. Это, конечно, тонкая грань, но здесь люди, которые понимают эту грань, чувствуют её. Тем более что, вот Вы сказали о том, что за Вами люди стоят. Ну, конечно, у Вас же не просто 168 человек. Каждый член Общественной палаты – это человек, который что-то сделал, добился. За Вами, по сути, большое количество Ваших единомышленников, Ваших воспитанников, Ваших сотрудников в каких-то учреждениях, где Вы работаете. Это уже тысячи людей. Поэтому на всех этих людей, которые Вам доверяют, и нужно опираться, в том числе и при решении чисто политических вопросов, здесь я ничего страшного не вижу.

В.Фадеев: Спасибо.

Ольга Николаевна Амельченкова, председатель Центрального штаба Всероссийского общественного движения «Волонтёры Победы».

Ольга Николаевна, пожалуйста.

О.Амельченкова: Здравствуйте, Владимир Владимирович, Валерий Александрович, коллеги!

В Общественной палате я представляю самую крупную, 170-тысячную добровольческую команду страны, которая занимается сохранением памяти о событиях и героях Великой Отечественной войны. Мы благоустраиваем памятные места, помогаем ветеранам не только 9 Мая. И в этом году свыше 160 тысяч добровольцев приняли участие в организации основных мероприятий, посвящённых Дню Победы, включая парады Победы и «Бессмертный полк».

Я хотела бы сказать, что действительно региональные органы исполнительной власти помогали нам в этом. 54 региона включили добровольцев в оргкомитеты по празднованию Дня Победы, 11 регионов не включили, но мы нашли взаимодействие и эффективно отработали. С остальными регионами, к сожалению, у нас возникли трудности в работе, и были даже регионы, которые просто отказались от добровольческой помощи.

Волонтёр очень серьёзно относится к своей работе. Приведу простой пример. Владимир Владимирович, Вы, наверное, помните 9 Мая, Москву, Красную площадь, помните, какая погода была. И, несмотря на заморозки, которые были ночью, когда ребята раскладывали подарки на трибунах, несмотря на холод и ветер, 2,5 тысячи добровольцев в Москве пришли, помогли и остались довольны тем, что внесли свой вклад в этот праздник, в организацию этого праздника. И в связи с этим я хотела бы попросить Вас о содействии в том, чтобы и федеральные, и региональные органы исполнительной власти включали представителей добровольчества в организацию основных мероприятий, связанных не только с Днём Победы, но и других событий, поскольку это обеспечит сопричастность молодого поколения с важными историческими событиями в жизни нашей страны.

И есть ещё один вопрос, который я хотела бы затронуть. Это вопрос, связанный с изучением истории нашей страны. Да, действительно, социологические исследования показывают, что и школьники, и студенты недостаточно хорошо знают историю нашей страны. И, на наш взгляд, введение обязательного экзамена ЕГЭ по истории без внедрения дополнительных, интересных для молодёжи, интерактивных форматов изучения истории будет не очень эффективно. В этом плане мы уже наработали ряд идей, мы объединили молодёжь, профессиональное историческое сообщество и психологов, которые помогли нам разработать и внедрить в практику действительно интересный интерактивный формат изучения истории, который может быть использован наряду с уроками и лекциями. И таким примером являются, например, всероссийские исторические квесты, которые основаны на воспоминаниях ветеранов, они были посвящены основным событиям Великой Отечественной войны. И конечно, самое важное – это финансовый вопрос. Они очень дешёвые в реализации. Так, например, квест, который мы проводили здесь, в Москве, на 120 человек, обошёлся нам как организаторам всего в 300 рублей. Поэтому этот формат действительно может очень хорошо быть масштабирован на всю страну. И в прошлом году 85 субъектов подключились к этим играм, и в них приняло участие свыше 150 тысяч человек. Мы со своей стороны готовы на базе Общественной палаты с подключением других НКО, которые занимаются этим вопросом, с Министерством образования Российской Федерации поработать над этим вопросом для того, чтобы внедрять в стандартную образовательную программу современный, интерактивный, а главное, интересный для молодёжи формат изучения истории.

И, если позволите, закончу своё выступление тем, что в новом составе Общественной палаты есть молодые представители молодёжных НКО, за которыми стоят тысячи добровольцев: сельская молодёжь, молодые спасатели, представители студенческих отрядов. И мы со своей стороны очень благодарны тому, что Вы оказываете нам такую поддержку на самом высоком государственном уровне. Со своей стороны мы обещаем, что приложим все усилия, чтобы оправдать это доверие и внести свой вклад в развитие нашей страны.

В.Путин: Спасибо.

Но что касается значения волонтёрского движения, я уже много раз об этом говорил и в детали вдаваться не буду. Сегодня этой работой занимаются тысячи, может быть, десятки тысяч людей по всей стране. Это стало широким движением, которое дополняет усилия государства на очень важных и очень сложных направлениях нашей работы. Всё у нас зародилось не так давно, хотя предыстория-то большая, корни глубокие, но вот реально у нас пошло это фактически с работы по Олимпиаде. Мы создали целые школы, в университетах и институтах открыли специальные курсы подготовки для волонтёров. Мы, как вы знаете, приняли даже решение на законодательном уровне о том, чтобы НКО допустить к проведению ряда работ социальной значимости. Я искреннее считаю, что НКО подчас эффективнее работают по этим направлениям, чувствительным для людей, чем чисто бюрократические структуры.

Единственное, о чём мы пока не договорились, – это о том, чтобы напрямую как-то финансировать это движение. Как только мы начнём, на мой взгляд, это из добровольческого движения превратится тоже в очередную бюрократическую структуру, там сразу начнётся внутренняя борьба за распределение ресурсов, ещё за что-нибудь. В общем, пока, мне кажется, лучше этого не делать, лучше воздержаться. Хотя административное сопровождение, поддержка на местном, региональном, общегосударственном уровне, конечно, оказывается и будет дальше оказываться.

Я уже об этом, повторяю, много раз говорил, Вы попросили, чтобы ещё дополнительный сигнал коллегам в муниципалитеты, в регионы. Наша сегодняшняя встреча и наш с вами разговор тоже хотя бы отчасти будет транслироваться в СМИ, и я думаю, что это уже поддержка. И я ещё раз обращаюсь к своим коллегам и в регионах, и в муниципалитетах: уделите этому направлению должное внимание, это полезно для людей, ради которых мы работаем.

Конкретные вещи, связанные с историей, допустим. Вы сказали, что у нас молодые люди плохо знают историю. Их плохо учат истории, поэтому они плохо знают, вот и всё. Не потому, что учителя плохие, внимания мало уделяется этому – вот в чём дело. Если бы учителям дали возможность получше развернуться в этом направлении, они совершенно точно по-другому и работали бы. Конечно, современные средства, наверное, недостаточно эффективно используются и можно их использовать лучше, для того чтобы делать этот предмет гораздо более интересным, если не сказать, захватывающим, порождать интерес к истории, потому что история даёт нам возможность, заглядывая в прошлое, понять, куда нам нужно идти сегодня и какие цели мы должны формулировать на завтра. Безусловно, важно. Но как сделать это конкретно, как это организовать? Как ни печально это выглядит, но нужно всё-таки с профессиональным сообществом все эти вопросы согласовать и с соответствующими академическими структурами, и с практиками, которые работают в этой сфере. Но мы готовы вам помочь и готовы это всё вместе объединить, все усилия. Хорошо?

Договорились.

В.Фадеев: Ольга Николаевна, Вы же работаете с Министерством, я так понимаю, мы вчера обсуждали. Там нет отторжения, там есть понимание, что надо как-то внедрять современные методы обучения истории. Здесь, в принципе, в целом позитив.

В.Путин: Отлично.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 20 июня 2017 > № 2216477 Владимир Путин, Валерий Фадеев


Киргизия > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > kg.akipress.org, 20 июня 2017 > № 2216432 Экмат Байбакпаев

Будет ли Нацбанк созидателем в экономике?

Экмат Байбакпаев, депутат Жогорку Кенеша КР, экономист

Мы по праву можем гордиться тем, что первыми среди стран СНГ создали рыночную финансовую систему под надзором Национального банка, первыми ввели национальную валюту сом и построили современную банковскую систему. Прошло больше 20 лет, что дальше? Соответствует ли сегодняшним требованиям денежно-кредитная политика Национального банка для экономического развития Кыргызстана? Какой вклад Национальный банк вносит в улучшение жизни наших граждан, в экономическое развитие, в рост потенциала реального сектора экономики?

По моему убеждению, Нацбанк уже долгие годы занимает узкую позицию – «мое дело только инфляция и укрепление сома». Почему наш Нацбанк отвечает только за стабильность цен и валюты? К примеру, в законе о Федеральной резервной системе США установлена норма, что первоочередными целями Федрезерва США является «обеспечение максимальной занятости, стабильных цен и умеренных долгосрочных процентных ставок в экономике США». В законе же о Нацбанке КР прописано, что «целью деятельности Национального банка является достижение и поддержание стабильности цен» и только! Для развития нашей экономики это ничего не дает! Поскольку Нацбанк главный регулятор в экономике, он определяет объем денежной массы от которой зависит жизнь всей страны. Нацбанк управляет кредитом – главным инструментом для управления развитием многоотраслевой производственно-потребительской системы. Нашим гражданам и нашим предприятиям нужны деньги в достаточном объеме для нормального функционирования экономики – для обмена товарами и услугами, для платежей, для накопления. Но как дела у нас на самом деле?

В течение всех лет с 1993 года уровень объема денежной массы в Кыргызстане находится на чрезвычайно низком уровне. По данным Всемирного банка в среднем объем денежной массы (М2Х) в период 1996-2005 гг. составлял всего лишь 15% от ВВП, а в последние 10 лет (2006-2015 гг.) был на уровне в среднем 30% от ВВП.

Во второй половине 90-х наши предприятия, особенно промышленные, остро нуждались в деньгах, но их было крайне мало в экономике. У предприятий были производственные активы, был производственный персонал, им только были нужны деньги для оборотного капитала. Но в то время в необходимом объеме денежная масса в экономике не была обеспечена Нацбанком. С 1996 г. по 2001 г. денежная масса в Кыргызстане была сжата до самого исторического минимума до 11-14% от ВВП. Именно в это период, параллельно с реализацией всем известного проекта PESAC, были уничтожены наши основные промышленные фонды. Не смог встать на ноги наш зарождающийся производственный бизнес. Очень походит на экономическую диверсию.

В последнее время Нацбанк предпринимает некоторые меры по увеличению объемов денег в экономике. В 2016 г. по нашим оценкам денежная масса (М2Х) с учетом иностранной валюты в экономике Кыргызстана достигла 35,8% от ВВП. Но этого все равно недостаточно для устойчивого экономического роста. Фактически сомовая масса в 25% от ВВП в 2016 г., которую может регулировать Нацбанк, обслуживала в основном социальную часть экономики – сумму оплаты труда (зарплата и соцотчисления), составляющую 26-27% от ВВП. А нашим предприятиям достаются только крохи от всех денег для своей деятельности. Но деньги – это кровь экономики! Нет денег – нет движения в экономике, нет экономического роста.

Конечно, сохранение стабильных цен – это важная макроэкономическая цель для Нацбанка. Благая цель, но как это достигается? Очень просто. Наш финансовый регулятор подходит к решению этой проблемы очень уж однобоко. Если цены растут, а в основном в последние годы у нас цены растут из-за роста цен на импорт, Нацбанк, недолго думая, «зажимает» денежную массу, благо, что инструменты у него под рукой. В результате этого ни у предприятий, ни у населения не остается свободных денег, в итоге товары и услуги просто перестают покупаться из-за отсутствия средств обращения и платежа. А, следовательно, цены падают. Ура, рапортует Нацбанк, мы «задушили» инфляцию!

Рано радоваться. Вроде бы справились с инфляцией, но пришли к стагнации в экономике, так как предприятия стали меньше производить товаров и услуг. Так уже не раз было в прошлые годы. Так было и в 2008 г. (см. диаграмму 1) – сжали денежную массу, а в следующие два года рост ВВП резко сократился. Так было и в 2011 г., когда сократили денежную массу, казалось бы, справились с ростом цен, но «добились» отрицательного экономического роста в следующем году. В результате подобной монетарной политики за 20 лет было загублено большинство отечественных производственных предприятий, составляющих основной капитал Кыргызстана. Практически уничтожена большая часть национального богатства.

Почему наш Нацбанк не интересуется успешным международным опытом, а слепо действует по указке внешних теоретиков–монетаристов, от сомнительных методов которых уже отказались многие страны? Исследования показывают, что в странах с денежной массой свыше 70% от ВВП, инфляция не превышает 2-3% в год. Везде же, где нацбанки ведут «непримиримую» борьбу с ростом цен, масса денег значительно меньше 70% от ВВП (см. диаграмму 2). Вывод: значит простого «сжатия» денежной массы совершенно недостаточно для стабильности цен. Стабильные цены можно достичь только производством внутри страны достаточных объемов необходимых товаров, а главным условием для этого являются недорогие кредиты.

Но у нас все не так. В Кыргызстане в борьбе с инфляцией Нацбанк настолько превзошел себя, сокращая объем денег в экономике, что у нас по статистике Всемирного Банка сейчас самые высокие средние процентные ставки по кредитам в мире – 22,2%. Кыргызстан вместе с Бразилией и Аргентиной в тройке мировых «лидеров» по дороговизне кредитных ресурсов. Как известно в рыночной экономике действует закон спроса и предложения. Меньше товаров, значит они дороже. Также, меньше денег в экономике, следовательно, высокие ставки по кредитам. Все это понимают, кроме нашего финансового регулятора.

Для подтверждения предыдущих моих слов, еще немного статистики от Всемирного банка. У стран с денежной массой меньше 70% от ВВП (см. диаграмму 3) всегда высокие процентные ставки по кредитам. Еще раз повторю, Кыргызстан «чемпион» по самым дорогим кредитам в мире. Но это не все, мы впереди планеты всей по разнице между кредитной и депозитной ставкой – аж целых 20% (2016 г.)! И это продолжается уже не один год, в среднем за 2006-2015 гг. разница составляла 22%!

В последние 10 лет депозитные ставки в среднем находились на уровне 2,5% в Кыргызстане. Примерно такие же ставки банковских вкладов и в таких более развитых странах как Китай (2,8%), Малайзия (2,9%), Таиланд (2,3%) и т.д. Мы что, достигли уровня экономического развития этих стран? Конечно же нет. Почему в других странах СНГ ставки на депозит выше, чем у нас, в частности, в Молдове - 10,8%, в России – 6%, в Азербайджане - 10,7%, даже у нашего соседа в Таджикистане - 7,8%? Что, нашим банкам не нужны депозиты? Кто под такие мизерные проценты как у нас будет делать вклады? А потом Нацбанк говорит о том, что население не желает держать деньги в банках. Да, зачастую наши граждане, имеющие накопления, держат деньги в банках, только трехлитровых! Другая проблема, это то, что из-за недостатка денег в экономике, у большинства наших граждан настолько низкий уровень дохода, что у них просто нет денег на сбережения. Более того, не развивающие производство кредитные ставки не дают возможность увеличивать рабочие места в экономике, и наши граждане вынуждены искать «счастья» на чужбине.

До последних лет торгово-посреднический характер нашей экономики позволял за счет реэкспорта товаров получать высокую прибыль торговым компаниям. Соответственно банковский сектор тоже получал от этого выгоду, выдавая кредиты на эти торговые операции под высокие проценты. Конечно, промышленный сектор не мог брать такие дорогие кредиты. В отличие от торговых проектов рентабельность промышленных и аграрных проектов невысока – в силу их высокой капиталоемкости. При такой высокой кредитной ставке нашим производителям, в особенности промышленникам, которые до сих пор работают, надо при жизни ставить памятники!

Теперь мы вступили в ЕАЭС, реэкспорт сократился, это сразу сказалось и на банковском секторе. С 2010 по 2015 годы активы наших банков ежегодно росли в среднем на 24%, но в 2016 г. роста активов практически не было, при этом кредитный портфель сократился на 4%. По итогам 4 месяцев 2017 г. банковский сектор Кыргызстана получил прибыль в размере 260 млн сомов, что составляет лишь 30% от уровня прибыли 2014 г. и 26% от уровня 2015 г. Налицо тенденция снижения прибылей в банках. Уверен, что в связи с вступлением Кыргызстана в ЕАЭС потенциал роста банковского сектора Кыргызстана уже не зависит от реэкспортных операций или импортных сделок. Нашему Нацбанку и нашим банкам необходимо осознать, что будущий их рост теперь будет зависеть только от роста реального сектора экономики.

На сегодня для еще слаборазвитой экономики Кыргызстана роли Нацбанка в качестве простого финансового регулятора денежной массы в экономике уже категорически недостаточно! Позиция Нацбанка, что «моя хата с краю – ничего не знаю», уже не работает на пользу Кыргызстана! Необходимо законодательно обязать Нацбанк отвечать за обеспечение максимальной занятости в стране и приемлемых кредитных ставок для проектов реального сектора! Нам нужен Нацбанк в роли национального экономического созидателя! Он должен внедрять новые финансовые механизмы, чтобы обеспечить реальный сектор экономики достаточными и недорогими финансовыми ресурсами! И этому есть наглядные примеры развития Японии, Кореи, Китая, в которых центральные банки сыграли решающую роль в успешном развитии и росте промышленных потенциалов и экономик этих стран.

Диаграмма 1.

Диаграмма 2.

Диаграмма 3.

Киргизия > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > kg.akipress.org, 20 июня 2017 > № 2216432 Экмат Байбакпаев


Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 20 июня 2017 > № 2216089 Эльдар Сарсенов

Эльдар Сарсенов: Наших клиентов я знаю в лицо

Айгуль ИБРАЕВА

Банковский сектор, как таковой, в следующие пятнадцать лет изменится и изменится сильно. О взаимоотношениях с клиентами, проделанной работе по улучшению кредитного портфеля, новой стратегии развития и актуальных событиях сектора в интервью «Къ» рассказал председатель правления АО «Нурбанк» Эльдар Сарсенов, комментируя актуальные последние финансовые показатели банка.

— Эльдар Рашитович, у АО «Нурбанк» очень хорошие показатели по итогам 2016 года. Если не ошибаюсь, банк входит в тройку лидеров по использованию доходных активов. Чистый доход, связанный с получением вознаграждения Нурбанка за 2016 год увеличился больше чем в 6 раз по сравнению с 2015 годом. Как вам удалось достичь этой положительной динамики ключевых финансовых показателей?

— На этот вопрос есть короткий и длинный ответ. Если говорить коротко – то мы работаем. Если длинно – мы очень старались за последние два года преодолеть последствия как кризиса 2008 года и его отголосков, что еще чувствуются на рынке недвижимости, так и шока после девальвации на всем рынке. Как вы заметили, мы подросли по основным финансово-экономическим показателям, но самое главное на что мы сделали упор – это подушка безопасности. Сильно укрепили депозитную базу физических лиц. Это наши самые прилежные, стабильные и перспективные вкладчики.

Процентные доходы подросли благодаря таргетированной работе. Мы очень аккуратно подходим к выбору наших заемщиков. Во-первых, у нас достаточно емкий и сжатый процесс отбора, можно сказать, даже консервативный. При этом, учитывая, что у нас очень хорошая база фондирования, мы можем конкурировать с первой тройкой банков по предоставляемым услугам и ставкам, здесь мы чувствуем себя комфортно как в Алматы и Астане, так и в других регионах.

Второе – это клиентская база. Многие банки делают упор в своих рекламных кампаниях на привлечение новых клиентов, но когда такой банк выдает заем физическому лицу либо компании на этом дело в основном заканчивается. То есть, если бы я был традиционной бизнес единицей, я бы произвел продукцию или услугу, далее реализовал товар или предоставил услуг – и все, на этом мои взаимоотношения с клиентом бы закончились. А когда Нурбанк выдает заем, наши отношения только начинаются. Поэтому, мы не делаем упор на завлекающую рекламу, она нам нужна просто для того чтобы освещать наши продукты, мы делаем упор на взаимоотношения в долгосрочной перспективе.

Банковский сектор, как таковой, в следующие пятнадцать лет изменится, и изменится сильно. Поэтому мы уже сегодня делаем акцент, первое – на комфортные условия, что касается залога или кредитной истории наших заемщиков, и второе – на персональное обслуживание. Наших всех клиентов я и мои коллеги знаем в лицо и поэтому мы можем вести диалог, находя взаимовыгодные условия.

— В начале 2016 года уровень NPL Нурбанка составлял 9,32%, к концу года он был снижен до 6,94% от общего объема выданных кредитов. Как банком велась работа по улучшению кредитного портфеля?

— Это диалог один на один с клиентом. Не один из адекватных людей не хочет быть в долговой яме не хочет этого и банк. 99% из них просто попали в какую-то сложную жизненную ситуацию и нуждаются в диалоге. Банк не заинтересован в том, чтобы принимать на баланс какие-либо залоги, будь то квартиры, заводы и прочее. Это не наш бизнес. Поэтому нам гораздо выгоднее помочь подняться на ноги нашему клиенту, у которого какие-то временные трудности, и работать в дальнейшем с ним как с доходогенерирующим лицом. Здесь нет ничего запредельного, это персонализация, терпение и эмпатия.

— Недавно S&P изменил долгосрочный рейтинг Нурбанка с «В» до «В-» и подтвердил краткосрочный рейтинг на уровне «В». По мнению S&P Global Ratings, бизнес-позиция АО «Нурбанк» пересмотрена в связи с низкими показателями прибыльности на фоне неопределенной внешней среды. А с чем связано изменение рейтинга?

— Если вкратце, S&P отметил, в частности, что наша доля рынка и показатели прибыльности не соответствуют их ожиданию. Нам хотелось бы отметить, что мы являемся консервативным банком. Институт, который работает соссудами или, тем более, со вкладами, не может быть агрессивным, это очень опасная стратегия. Поэтому наша консервативная политика отразилась на прибыльности банка. Мы не гоняемся за сверхдоходами, для нас стабильность и уверенность в завтрашнем дне является главной составляющей

Тот консерватизм, с которым мы работаем, себя оправдал. В этом году нам исполняется 25 лет, за это время мы пережили не один кризис. Если бы мы следовали всем пожеланиям наших партеров, не важно, кого именно, мы бы с вами здесь не беседовали. У рейтинговых агентств своя задача –показать оптимальную картину того, как должна развиваться страна, компания. А моя задача – это соблюдение интересов акционеров, и самое главное – вкладчиков.

— Нурбанк заявил о запуске новой стратегии к своему 25-летию. Каковы основные направления данной стратегии? Действительно ли это нечто новое, и чем оно отличается от того, что предлагают другие игроки рынка? Чем Нурбанк удивит своих клиентов?

— Какими-то громкими заявлениями мы не привыкли бросаться. Чем мы будем удивлять своих клиентов, так это повседневной бесперебойной работой. То есть, самое главное мы будем предоставлять комфортные условия кредитования. Как это будет выражаться?

Во-первых, сегодня мы уже работаем с десятью госпрограммами: это совместные программы с «Даму», к тому же мы успешно закрепили наши взаимоотношения с Банком Развития Казахстана, Единым накопительным пенсионным фондом.

Те линии, которые нам были выделены, мы успешно освоили в сроки. Наряду с льготными программами кредитования, Банком успешно используются инструменты субсидирования – удешевление ставки по кредиту для конечного заемщика и гарантирования кредитов конечных заемщиков при недостаточности залоговой массы обеспечения. Такая мера поддержки со стороны государства является одной из эффективных и пользуется успехом среди предпринимателей. Своевременная поддержка, оказанная государством, позволяет обеспечить доступ предпринимателей к льготному и долгосрочному финансированию, что в свою очередь позволяет избежать ухудшения и замедления темпов развития предпринимательства. В этом отношении, как я говорил в ранних интервью, господдержка продолжается.

Мы зашли также в региональные программы Даму – это «Алматы-туризм», «Астана-ритейл», схожие программы в ВКО, в планах у нас Атырау, Шымкент и Караганда,Тараз. Мы подписали предварительное соглашение на получение транша с Азиатским Банком Развития, также планируется заключение соглашения с Европейским инвестиционным банком. Эти соглашения рассчитаны на на микрокредитование субъектов малого бизнеса, которым традиционное банковское кредитование недоступно.

Во-вторых, сегодня мы работаем с нашими проблемными заемщиками – физическими лицами, у кого в свое время были займы в иностранной валюте. Сумму, которую нам выделили, мы освоили своевременно. К тому же, для физических лиц мы запустили ипотеку на выгодных условиях, несмотря на то, что многие банки сворачивают данную программу. Условия предоставления традиционных беззалоговых займов, скорость выдачии.т.д. постоянно совершенствуются. Прямая задача, которую я поставил перед нашими сотрудниками –каждыймесяц улучшать нашу продуктовую линейку для физ. лиц.

– В последние месяцы казахстанский банковский рынок лихорадит. Происходят объединение капиталов, слияние финансовых структур. Одни игроки уходят с рынка, появляются другие. Какова в данном случае позиция Нурбанка?

– Продаваться мы точно не будем, как я до этого уже говорил. Причиной таких сделок обычно служит нехватка ликвидности или нехватка капитала. При этом основной причиной недостатка капитала являются проблемные активы, так как именно они съедают капитал. В свою очередь мы имеем подчищенную структуру, над которой мы работали много лет. И на текущий день мы имеем достаточный капитал, который в полтора раза превышает нормативный уровень.

После банкротства АО КазИнвест Банка, а также в связи с проблемами других некоторых банков на рынке образовался кризис недоверия. Данный кризис недоверия вызвал отток ликвидности с более мелких и не устойчивых банков. Но наш Банк не испытал ощутимый отток клиентов. У банка имеется достаточно большая база клиентов, в том числе несколько тысяч надежных и долговременных клиентов. То есть у нас есть достаточно стабильное фондирование, чему свидетельствует коэффициенты ликвидности, которые превышают нормативный уровень в несколько раз. Следовательно для нас нет предпосылок для продажи или объединения.

А в покупке мы пока не видим необходимости. Мы больше ориентированы на расширение текущего бизнеса. Для этого уже в этом году мы открываем 16 отделений. Данное расширение было продиктовано объективной необходимостью, учитывая физический разброс нашего населения. Помимо этого, мы ни в коем случае не сворачиваем нашу программу онлайн.

– Как вы полагаете, насколько актуально и необходимо на сегодняшний день предложение Нацбанка по новому инструменту сохранения денег, капиталовложения – золотых слитков?

– Это первые шаги для того чтобы предоставить нашему потребителю возможности фондового рынка. Физическая покупка золотых слитков это первый шаг к становлению финансово образованного инвестора. У нас, к сожалению, фондовый рынок находится все еще в начальной стадии развития. Но он представляет очень интересную площадку, в первую очередь, для нашего широкого круга населения как источник прибылис неограниченным уровнем доходности.

Покупка золота – это капиталовложение, которое зависит от конъектуры цен, которое мало чем отличается от покупки недвижимости. Скорее всего, уровень доходности такого инструмента не будет превышать ставку депозита в банках.

Следующий этап – покупка акций через приложение. В фондовом рынке важна скорость. Именно сегодня компьютерные алгоритмы выполняют приказы в нано секундах, поэтому здесь приложение будет играть на руку инвестору.

–В последнее время довольно актуальным для банков и их клиентов является вопросом вторжении извне и сохранении данных (хакерских атаках, антивирусных атак, спама). Как этот вопрос решает Нурбанк?

–Те хакерские атаки, которые начались этой весной, еще продолжаются. Я если честно, их ожидал. Мы были предупреждены нашими зарубежными коллегами. Организации, которые занимаются данной неправомерной деятельностью, работали и на Кавказе, Бангладеше, России. Это был лишь вопрос времени, когда они придут в Казахстан, так как в отличие от Европы и Америки наши системы защиты не такие совершенные.

Здесь идет принцип защищенности. Хакеры нападают на ту организацию, которая меньше всего защищена. У нас на протяжении последних пяти-шести лет идут очень хорошие закупы по системам раннего обнаружения, защиты, как от вирусных атак, так и взломам извне. Поэтому во времени весенних атак мы пострадали меньше всего.Можно сказать, что наш консерватизм отражается и в системах защиты.Этот случай был уроком для всех, что не надо экономить на информационной безопасности.

Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 20 июня 2017 > № 2216089 Эльдар Сарсенов


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 июня 2017 > № 2216052 Михаил Ходорковский

Если не предложим альтернативу, завтра на место Путина придет второй Путин

Михаил Ходорковский считает, что Путин не откажется от участия в выборах 2018 года, но уже задумывается о преемнике.

Адарья Гуштын, Белорусские новости, Белоруссия

Бонн — Известный в прошлом бизнесмен, основатель фонда «Открытая Россия» Михаил Ходорковский считает, что уже в середине своего следующего президентского срока Владимир Путин может начать операцию «Преемник». В том числе об этом Ходорковский рассказал, выступая на международном медиафоруме в Бонне.

«После тюрьмы мне больше не хотелось возвращаться в бизнес, поэтому я занялся общественно-политической жизнью. Задача — помочь стране стать демократическим государством, — заявил основатель фонда «Открытая Россия». — Важно изменить систему, сейчас в России авторитаризм. Если не предложим альтернативу, завтра на место Путина придет второй Путин».

Ходорковский считает, что официальные данные о поддержке президента России (более 80%) завышены:

«Если посмотреть на более глубокие исследования, значительная поддержка Путина базируется на том, что люди не видят альтернативы. Порядка 30-40% — это действительно его электорат. Остальные, если и будут за него голосовать, то только от безысходности. И это очень слабая база для поддержки».

Михаил Ходорковский подчеркивает, что задача гражданского общества сделать так, чтобы альтернативой была не персона, а система.

«Во главе системы должно стоять право. Нам нужно сильное правительство и парламент, а также независимый суд, — отметил Ходорковский. — Россия — огромная страна. Головы одного человека недостаточно, чтобы пропустить через нее все проблемы и особенности. Поэтому наилучшей формой правления была бы парламентская республика. С учетом наших традиций мы можем прийти за два шага, первым будет переход к президентско-парламентской форме».

Идеальным вариантом для перемен в России будет, если Путин откажется от участия в выборах в 2018 году, заявил Ходорковский.

«Но это из разряда фантастики, — уточнил он. — Путин — прагматичный человек. Он понимает, что если попытается изменить Конституцию во второй раз, это не произойдет так легко. Я надеюсь, он понимает, что нельзя передавать власть в таком виде, в котором она существует сейчас. Поэтому предполагаю, в середине следующего срока Путин поставит преемника, который должен будет провести реформы. Это тоже в определенном смысле мечта, но она более реальная. Иначе все изменится более жестким путем. Госаппарат в самое ближайшее время начнет искать альтернативу».

По мнению Михаила Ходорковского, уличные протесты, которые недавно прошли по всей России, имеют важное значение.

«От того, что на улицу выйдут сотни, тысячи или даже десятки тысяч людей и скажут, что мы здесь власть, режим не сменится, — отметил спикер. — Но важно, чтобы люди видели альтернативные мнение. Видели, что их вопросы и недовольство не виртуальные, что вокруг тоже много недовольных».

Ходорковский также ответил на вопросы о роли СМИ. По его словам, Кремль зачистил и взял под контроль практически все успешные и некогда популярные издания и каналы в России. Кроме того, под руководством режима активно работают тролли.

«Независимые издания сохранились, но находятся под постоянным давлением, — заявил он. — Блогеры не могут заменить СМИ, потому что проблему проверки информации никто не отменял. Доверие к прессе основано на том, что журналисты отвечают за факты. Мы стараемся помочь СМИ создать поле мнений, чтобы люди видели альтернативу».

Серьезной проблемой, по мнению Ходорковского, является информационная война, которую Россия ведет как внутри страны, так и за рубежом, подключая к этому диаспору:

«К сожалению, демократические государства пока не нашли ответа, как маркировать ложь. Просто забить поле информацией — это не выход. Надеюсь, что не только политики, но и крупные корпорации, такие как Facebook, подключатся к тому, чтобы бороться с фейковыми новостями».

Михаил Ходорковский также дал свое определение понятию «русский мир», которое сегодня стало синонимом агрессивного режима Путина.

«Это понятие потеряло свой изначальный смысл, как и слово „патриотизм?. Это привело к тому, что люди отворачиваются от русского языка и культуры. Это видно на примере Украины. Нужно проводить грань между Кремлем и Россией, Путиным и россиянами», — отметил Ходорковский.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 июня 2017 > № 2216052 Михаил Ходорковский


Великобритания. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 июня 2017 > № 2216035 Джордж Сорос

Разворот Брексита?

Джордж Сорос, Project Syndicate, США

Лондон — Экономическая реальность начинает разрушать обманчивые надежды многих британцев. Год назад, когда с незначительным перевесом Британия проголосовала за выход из Евросоюза, они поверили обещаниям бульварной прессы и политиков, участвовавших в кампании за выход из ЕС, будто Брексит не ухудшит стандарты их жизни. Действительно, в течение прошедшего года им удавалось сохранять эти стандарты благодаря наращиванию долгов домохозяйствами.

Какое-то время всё это работало, потому что увеличение потребления домохозяйствами стимулировало рост экономики. Но момент истины для британской экономики быстро приближается. Как показывают свежие цифры, опубликованные Банком Англии, темпы роста зарплат в Британии перестали поспевать за инфляцией, а значит, реальные доходы начали падать.

В ближайшие месяцы эта тенденция сохранится, поэтому домохозяйства вскоре почувствуют, что их стандарты жизни падают. Им придётся скорректировать свои потребительские привычки. Но что ещё хуже, они поймут, что оказались перегружены долгами и займутся их погашением, тем самым ещё сильнее сокращая объёмы личного потребления, поддерживавшего рост экономики.

Банк Англии совершил ту же самую ошибку, что и среднее домохозяйство: он недооценил эффект инфляции. Теперь он будет догонять её, проциклично повышая процентные ставки. Такое повышение ставок ещё сильнее затруднит выплату долгов домохозяйствами.

Британцы быстро приближаются к критическому моменту, который характерен для всех неустойчивых экономических тенденций. Я называю такие моменты «рефлексивностью»: причина и следствие взаимно формируют друг друга.

Экономическая реальность подкрепляется политической реальностью. Брексит — это проигрышная идея для всех, она вредна и Британии, и Евросоюзу. И это факт. Но хотя референдум о Брексите нельзя отменить, народ может изменить своё мнение.

По всей видимости, именно это и происходит. Попытка премьер-министра Терезы Мэй укрепить свои позиции на переговорах с Евросоюзом за счёт внеочередных выборов окончилась весьма печально: она потеряла парламентское большинство и создала «подвешенный» парламент, в котором ни у одной партии нет большинства.

Главная причина поражения Мэй — её фатально ошибочное предложение обязать пожилых людей оплачивать значительную часть расходов на оказываемую им социальную помощь из собственных средств. Как правило, речь идёт о стоимости дома, в котором они прожили всю жизнь. Этот «безумный налог», как его многие называют, глубоко оскорбил ключевых избирателей Консервативной партии Мэй — пожилых людей. Многие из них либо не пошли на выборы, либо поддержали другие партии.

Важным фактором, способствовавшим поражению Мэй, стало также более активное участие в выборах молодёжи. Многие молодые люди проголосовали за лейбористов в знак протеста, а не потому, что хотят вступить в профсоюз или поддерживают лидера лейбористов Джереми Корбина (Jeremy Corbyn), хотя он неожиданно провёл очень впечатляющую предвыборную кампанию.

Позиция британской молодёжи в отношении европейского общего рынка диаметрально противоположна позиции Мэй и сторонников «жёсткого» Брексита. Молодёжь стремится найти хорошо оплачиваемые рабочие места, которые могут находиться как в Британии, так и в любой другой стране Европы. В этом смысле их интересы совпадают с интересами лондонского Сити, где можно найти подобные рабочие места.

Если Мэй хочет сохранить власть, ей придётся изменить подходы к переговорам о Брексите. И есть признаки того, что она к этому готова.

Подойдя к переговорам, которые начнутся 19 июня, в примирительном духе, Мэй сможет достичь взаимопонимания с ЕС по поводу дальнейшего плана действий и договориться о сохранении членства в общем рынке на период, которого будет достаточно, чтобы завершить всю необходимую правовую работу. Это стало бы большим облегчением для ЕС, потому что наступление того несчастного дня, когда выход Британии создаст огромную дыру в бюджете ЕС, будет отложено. Это будет взаимовыгодная договорённость.

Лишь выбрав этот путь, Мэй сможет рассчитывать на поддержку парламентом всех законов, которые будет необходимо принять, как только переговоры о Брексите завершатся и Британия выйдет из ЕС. Возможно, ей придётся отказаться от плохо продуманного альянса с Демократической юнионистской партией в Ольстере, а вместо этого более решительно объединиться с шотландскими тори, которые выступают за мягкую версию Брексита. Мэй также придётся загладить грехи консерваторов перед лондонским районом Кенсингтон, где на прошлой неделе при пожаре в жилой башне Grenfell Tower погибли, по меньшей мере, 30 человек, а может быть, и намного больше.

Если Мэй встанет на такую платформу, ей удастся остаться во главе правительства парламентского меньшинства, поскольку никто больше не захочет занять её место. Для завершения Брексита понадобиться ещё как минимум пять лет, а за это время пройдут новые выборы. Если всё пойдёт хорошо, две стороны переговорного процесса смогут вновь захотеть пожениться, даже до того как завершится процедура развода.

Великобритания. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 июня 2017 > № 2216035 Джордж Сорос


Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 20 июня 2017 > № 2215908 Алексей Чирков

Алексей Чирков, ЦБ: «Нет смысла устанавливать правила, если не будет контроля за их соблюдением»

Алексей Чирков, начальник управления регулирования Службы по защите прав потребителей и обеспечению доступности финансовых услуг Банка России

Беседовала: Татьяна Терновская, редактор Банкир.Ру

Скоро вступят в силу первые базовые стандарты для МФО. Что изменится для микрофинансового рынка? Кто и как будет следить за соблюдением требований стандартов? Будет ли у компаний возможность подготовиться и адаптироваться к ним? На эти и другие вопросы в интервью Bankir.Ru отвечает начальник управления регулирования Службы по защите прав потребителей и обеспечению доступности финансовых услуг Банка России Алексей Чирков.

— В своем выступлении на IV Южнороссийском микрофинансовом форуме в Ростове-на-Дону вы уточнили, что напрямую Банк России не будет контролировать соблюдение микрофинансовыми организациями базовых стандартов, первые из которых могут вступить в силу уже с 1 июля. Контроль будут осуществлять саморегулируемые организации, а Банк России уже, в свою очередь, будет взаимодействовать с ними. Это действительно так?

— Данный вопрос достаточно подробно регламентирован в 223-ФЗ «О саморегулировании в сфере финансовых рынков». Исходя из норм этого закона, базовые стандарты могут проверяться исключительно СРО и только в отношении своих членов. Банк России при этом вправе проверять то, как сами СРО осуществляют такие проверки. Мы работаем в рамках этой модели.

— СРО на рынке микрофинансирования не одна, и, соответственно, подходы к проверкам могут быть разными. Кроме того, еще не все организации в полной мере изучили окончательную редакцию базовых стандартов и просто не успеют подготовиться…

— Действительно, саморегулируемая организация начинает проверять своих членов в порядке, который она определяет самостоятельно. Порядок проведения проверок в силу закона определяет внутренний стандарт СРО, который разрабатывается и утверждается членами СРО самостоятельно. И, теоретически, возможны ситуации, когда в методологии проверки одинаковых требований между разными СРО могут быть различия.

В отношении срока вступления необходимо учитывать, что, во-первых, ключевые положения базового стандарта были озвучены СРО своим членам еще в прошлом году, во-вторых, для наиболее чувствительных требований в проекте специально предусмотрен переходный период, в течение которого МФО смогут адаптировать свою работу к новым требованиям.

— Как предполагается решать такие проблемы?

— У нас, в рабочем порядке, есть предварительные договоренности со всеми СРО на рынке микрофинансирования о разработке единой методологии проверок базового стандарта защиты прав получателей финансовых услуг. Разумно, если такая методология будет состоять из двух частей. В первой должны быть детально указаны требования к предмету и процедуре проверки: что именно и как должно проверяться в рамках данного стандарта. Вторая часть — это, условно, чек-лист ключевых требований стандарта, с помощью которого организация сама сможет проверить его соблюдение.

С нашей точки зрения, цель базового стандарта — это все-таки не проверки сами по себе, а реальное соблюдение прав потребителей и внедрение тех лучших практик, которые уже существуют во многих микрофинансовых организациях. В совокупности и единая методика, и чек-лист позволят избежать проблем и будут способствовать достижению поставленных целей принятия стандарта.

При этом хочу подчеркнуть, что, как мы рассчитываем, и методика, и чек-лист будут публичны и доступны для всех микрофинансовых организаций заблаговременно. МФО должны иметь возможность заранее понимать, что и как им нужно соблюдать, и как это будет проверяться.

Такая детализация процедур не установлена законом, но, на наш взгляд, это своевременная и нужная рынку инициатива.

— Изначально это была идея Банка России или участников рынка?

— Это совместная идея. Очевидно, что установление правил — это первый этап. Не менее важно, как эти правила будут применяться на практике, как организации будут их соблюдать. Обсуждая этот второй вопрос мы с СРО МФО договорились именно по данному стандарту — защиты прав потребителей финансовых услуг — реализовать такую идею.

— Когда появится методика и чек-лист?

— Это исключительно в компетенции СРО. Если говорить о той информации, что есть у нас от самих саморегулируемых организаций, то первый проект такой методики подготовлен. В течение месяца ожидается его согласование между СРО и обсуждение с Банком России. После этого можно будет провести широкое обсуждение методологии проверки базового стандарта с участием всех заинтересованных сторон.

— Пока разрабатывались стандарты, рынок МФО разделился на МФК и МКК. Учитывается ли в последней версии стандартов специфика разных бизнес-моделей, существующих сейчас на микрофинансовом рынке?

— Напомню, что первые стандарты на рынке микрофинансирования появились еще в 2013 году. Эти стандарты готовились в соответствии с предыдущим законом о саморегулируемых организациях — 315-ФЗ, когда саморегулирование для МФО не было обязательным. Они не были едиными для всего рынка МФО. После вступления в силу закона о саморегулируемых организациях в сфере финансового рынка появился новый институт — базовые стандарты. Они едины для всего сектора МФО и обязательны для всех МФО вне зависимости от факта ее членства в саморегулируемой организации.

Обсуждение базового стандарта защиты прав получателей финансовых услуг, о котором мы говорим сейчас, началось уже в прошлом году, после разделения рынка на МКК и МФК. Поэтому специфика различных видов МФО в стандарте учтена.

— Приведите примеры, пожалуйста.

— Например, на уровне стандарта существует обязанность иметь свой собственный интернет-сайт. Однако она установлена только для МФК – микрофинансовых компаний. Потому что мы понимаем, что для небольшой организации, если она работает исключительно оффлайн, в одном небольшом населенном пункте, где интернет не всегда и не у всех есть, такая обязанность будет избыточна.

Когда мы говорим о различии в регулировании в зависимости от размера организации, есть важный нюанс. Такие отличия могут учитывать некоторую фактическую специфику деятельности. Но в целом для потребителя не должно быть разницы, с точки зрения защиты его прав и предоставления информации, куда он приходит – в микрокредитную или микрофинансовую компанию. Именно поэтому нормы, которые касаются, например, преддоговорного информирования клиента, правил взаимодействия с ним, едины — вне зависимости от размера организации. И направлены на защиту его прав.

— Нет ли необходимости внести в базовые стандарты требование о раскрытии информации о собственниках либо конечных бенефициарах микрофинансовых организаций?

— В законе «О микрофинансовой деятельности …» уже есть обязанность микрофинансовой организации раскрывать неограниченному кругу лиц информацию о лицах, оказывающих существенное (прямое или косвенное) влияние на решения, принимаемые органами управления микрофинансовой организации. На практике такая информация раскрывается, как правило, на сайтах МФО.

Наш общий подход: базовый стандарт не должен дублировать содержание федерального законодательства. Соответственно, второй раз прописывать это в стандарте, с учетом существующей нормы нецелесообразно.

— В базовых стандартах по защите прав потребителей есть ряд указаний, измерить степень и полноту исполнения которых достаточно сложно. Например, обязанность сотрудника информировать клиента о компании, продукте, рисках и многом другом. Или необходимость установки на входе пандусов для инвалидов – это требование пока носит рекомендательный характер, и компании, может быть, вовсе не будут их устанавливать, ссылаясь на необязательность такого требования.

— Это очень правильный вопрос. Действительно, нет смысла устанавливать правила, если не будет контроля за их соблюдением. Существует несколько способов проверки, которые, в том числе, зависят от характера соответствующих требований. Очевидно, что не все, что касается взаимодействия потребителя и микрофинансовой организации, может быть проверено путем изучения отчетности или формы договора. В этом случае требуются иные формы проверки.

Та модель, которую СРО предложили в проекте базовых стандартов, на текущий момент времени кажется оптимальной. Согласно ей представители СРО с выходом в офис МФО инициируют ситуацию, в которой должна быть совершена сделка. Такой «выход на место» как раз позволяет проверить все самые тонкие моменты, узнать, как происходит фактическое взаимодействие с МФО.

Помимо тех способов, которые есть в 223-ФЗ, во внутренних стандартах СРО, в отношении проверки стандарта защиты прав потребителей модель, которая включает в себя действия, имитирующие подготовку к заключению договора, вполне может быть учтена в качестве способа проверки.

В том, что касается рекомендательных и обязательных требований, есть тоже очень тонкая грань. Если абсолютно все требования вводить сразу и достаточно жестко, это может привести в экономическом смысле к подавлению деятельности компании, сделав ее финансовые услуги вовсе недоступными для граждан. При этом есть рекомендации ОЭСР, которые говорят о том, что регулирование должно не подавлять деятельность, а создавать условия для ее безопасного осуществления и при этом учитывать интересы потребителей. Поэтому по определенным положениям, которые, с нашей точки зрения, могут повлиять на бизнес-модель организации, в стандарте есть ряд переходных периодов. И параллельно есть ряд требований, закрепленных в качестве рекомендательных — по ним возможны различные корректировки с учетом практики применения.

— Как и какие санкции будут применяться к нарушителям базовых стандартов? И каков механизм применения этих санкций? И какие нарушения могут считаться наиболее тяжелыми, какие — наименее?

— Учитывая, что именно СРО будут проверять микрофинансовые организации и применять санкции, лучше этот вопрос адресовать им. Я только могу сказать о том, что есть в законодательстве. СРО по итогам проверки фиксирует нарушение в специальном акте. Есть определенные процедурные требования, которые направлены на защиту прав микрофинансовых организаций в этой ситуации. И есть коллегиальные органы, контрольный и дисциплинарный комитеты СРО, которые, с учетом обозначенной в законе компетенции, рассматривают факт совершенного правонарушения и принимают решение о тех или иных мерах. В законе есть определенная вариативность мер в зависимости от тяжести нарушения — начиная от предупреждения и заканчивая штрафом.

— Вы говорили о том, что граждане обычно предпочитают не обращаться с жалобами или претензиями в те микрофинансовые организации, где нарушили их права, а идут сразу в ЦБ. В связи с этим в стандартах прописано требование, в соответствии с которым МФО обязана в течение определенного срока отреагировать на поданную жалобу. Рассчитываете ли вы, что таким образом поток жалоб от граждан, подаваемых напрямую регулятору, снизится? Насколько он может снизиться и, тем самым, разгрузить работу ЦБ в плане претензий?

— В действительности на снижение количества жалоб влияет определенное количество факторов. Это и новые продукты, которые появляются на рынке, и поведение самих МФО, и уровень финансовой грамотности – когда все больше потребителей знают, что они в принципе могут обратиться в ЦБ. С учетом такой многофакторности было бы, наверное, очень самонадеянно давать какие-либо прогнозы. Здесь важно другое. На текущем этапе необходимо создать модель, когда у каждой МФО будет обязанность отвечать на обращение потребителя. И это будет первым шагом к тому, чтобы потребитель мог решить свои проблемы напрямую во взаимодействии с МФО, обратиться в организацию, зная, что его обращение не будет проигнорировано, как это нередко случается сейчас.

В конечном итоге не может быть цели снизить число жалоб в Банк России. Это очень обманчивая и даже ложная цель. В действительности цель состоит в том, чтобы потребитель был удовлетворен, его права были защищены, и он мог рассчитывать на быстрое, оперативное и справедливое разрешение всех разногласий и сложных ситуаций, которые у него могут возникать при взаимодействии с микрофинансовой организацией. Нормы по рассмотрению обращений как раз направлены именно на это.

Именно создание условия для взаимодействия потребителя с поставщиком финансовой услуги, а не на какое-то механическое снижение количества жалоб в адрес регулятора, является целью стандарта защиты прав получателей финансовых услуг.

Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 20 июня 2017 > № 2215908 Алексей Чирков


Россия > Приватизация, инвестиции. СМИ, ИТ > forbes.ru, 20 июня 2017 > № 2215888 Инна Чигарева

Исторические параллели: цифровая экономика рискует повторить судьбу малого бизнеса

Инна Чигарева

руководитель проекта «Новый бизнес», Ассоциация молодых предпринимателей России

Устаревшие нормы и новые законы создают ряд трудностей для бизнеса, но исправление ситуации происходит крайне медленно. Любая инициатива общественных организаций сталкивается с серьезным противодействием, несмотря на общую установку помогать малому бизнесу

На Петербургском международном экономическом форуме президент Владимир Путин обозначил, что в ближайшие годы драйвером роста должна стать цифровая экономика — внедрение информационных технологий во все сферы жизни граждан России. Огромные деньги из бюджета и усилия огромного штата чиновников будут направлены на развитие этой отрасли. Это очень напоминает ситуацию с развитием малого бизнеса: 10 лет назад президент озвучивал, что именно малые и средние компании должны улучшить ситуацию в экономике, помочь России слезть с нефтяной иглы и сформировать средний класс. Президентом была поставлена цель к 2020 году увеличить долю малого и среднего бизнеса в ВВП с 12% до 50%.

Планы и результаты

Подводя итоги работы по поддержке малого и среднего бизнеса, чиновники вынуждены признать, что поставленных целей добиться не удастся. С 2006 года все принятые меры дали повышение доля малого бизнеса в ВВП лишь до 20%, при этом на программы развития было потрачено более 200 млрд рублей. Почему все меры и потраченные деньги не дали результатов?

До сих пор в сфере малого и среднего бизнеса есть масса проблем, которые не позволяют расти количеству новых компаний. Для реализации программы развития нужен комплексный подход, а в России складывается ситуация, когда, с одной стороны, есть малодоступная поддержка, с другой — постоянно меняющиеся законы, невыполнимые нормы и требования, которые затрагивают всех предпринимателей.

Устаревшие нормы и новые законы создают ряд трудностей для бизнеса, но исправление ситуации происходит крайне медленно. Недавно владелец частной сыроварни в своем видеообращении к президенту приводил пример, что небольшая компания просто не может выполнить санитарные нормы, написанные в СССР для крупных предприятий. Эти проблемы озвучиваются много лет, но изменений не происходит. А это опять же создает возможности для произвола чиновников и коррупции.

Условия для коррупции

В первую очередь хромает правозащита бизнеса, его безопасность. Чиновники, сотрудники силовых структур отлично понимают, что за беспредел не будет ответственности — получается, что для коррупции созданы гораздо более благоприятные условия, чем для бизнеса.

В своей работе я сталкивалась с очень показательными ситуациями. В 2013 году при распределении субсидий по лизингу в Краснодарском крае претендовать на поддержку могли лишь те, кто первым подал документы. Такой подход привел к тому, что предприниматели стояли в очереди круглосуточно, чтобы попасть в число первых. При этом дружественные чиновникам компании заносили огромные сумки с документами с черного входа. Мы как общественная организация обратились с жалобой в прокуратуру на то, что по регламенту оказания госуслуг ожидание в очереди должно быть не более 40 минут. Итогом стала проверка не только выполнения регламента, но и всех поданных документов — конкурс был отменен, руководитель департамента уволен, порядок приема документов изменен на отбор комиссией, а предприниматели получили возможность цивилизованно подать документы.

Но есть и неприятная сторона во взаимодействии с прокуратурой. Часто получение господдержки влечет за собой обязательную проверку прокуратурой или РОВД. Причем поводом для проверки может служить не только получение финансовой, но даже консультационной поддержки.

Значение третьего сектора

Конечно, позитивные сдвиги есть, и в этом большая заслуга общественных организаций поддержки бизнеса. Но любая инициатива общественных организаций сталкивается с серьезным противодействием, несмотря на общую установку помогать малому бизнесу, чиновники разного уровня в первую очередь защищают свои интересы, а не государственные.

А среди чиновников федерального уровня вообще нет представителей малого бизнеса, которые знают изнутри суть вопроса и смогут защищать интересы этой сферы. Страной руководят люди, которые участвуют в крупнейших компаниях и защищают только свои интересы и капиталы.

Цифровые иллюзии и реальность

Теперь переходим к цифровой экономике, которая должна стать спасением российской экономики в ближайшие 10 лет. Какие есть шансы что эти планы сбудутся? Очень низкие. В России объективно мало программистов, на их подготовку нужно несколько лет, а для зарубежных специалистов в России неконкурентоспособные зарплаты. Как сказала Анна Кулашова, член совета директоров Microsoft в России, «по данным Минкомсвязи, ежегодно вузы выпускают порядка 25 000 ИТ-специалистов. Всего на российском рынке работает около 400 000 программистов, а в США их на порядок больше — 4 млн, в Индии — 3 млн и в Китае — 2 млн».

Возможно, ситуацию спасут ИТ-стартапы? Маловероятно. Новые ИТ-компании — это тот же малый бизнес, которому для старта и развития нужна в первую очередь безопасность, правовое поле, а государство этого обеспечить не может.

Так как в рамках программы планируются масштабные проекты и крупные суммы финансирования, это создает новые возможности для коррупционных схем.

Нужно отметить что в госзакупках ИТ-продуктов и сопровождения сложно контролировать реальную стоимость контракта — одна и та же работа может отличаться по стоимости в несколько раз. Так же сложно оспаривать нарушения в техническом задании и требованиях к подрядчикам. Сложно контролировать качество исполнения — для этого нужны эксперты, которые могут изучить созданную разработку и выявить недочеты. Поэтому у чиновников будет хорошая возможность передавать госконтракты дружественным компаниям и завышать суммы тендеров, ответственность им не грозит.

Будут ли контролировать качество реализации программы? Судя по опыту развития малого бизнеса отсутствие запланированного результата при потраченных сотнях миллиардов никого не смущает.

Цифровая экономика для малого бизнеса

И опять мы приходим к необходимости общественного контроля в реализации программы цифровой экономики. Должны развиваться общественные площадки, чтобы была возможность выявлять коррупционные схемы, чтобы можно было добиваться ответственности чиновников за нарушения и чтобы предприниматели имели доступ к реализации госконтрактов.

Конечно, отдельным вопросом станет обучение — необходимо наладить тесное взаимодействие бизнеса и вузов, чтобы сформировать программы обучения, соответствующие реальным потребностям ИТ-компаний. Эту работу наиболее эффективно могут сделать только общественные организации, которые объединяют большое число предпринимателей.

Очевидно, что на власть влияет только крупный бизнес, имеющий экономический и политический вес. А малый бизнес может влиять на ситуацию лишь через третий сектор — общественные объединения. И направить все усилия нужно на создание правового поля, понятных и приемлемых правил, возможности бизнеса защищать свои права. Изменения в экономике будут происходить только при том условии, если сформируются действующие институты правозащиты и лоббирования интересов предпринимателей.

Россия > Приватизация, инвестиции. СМИ, ИТ > forbes.ru, 20 июня 2017 > № 2215888 Инна Чигарева


Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 20 июня 2017 > № 2215876 Павел Самиев

Война с «жирными котами»: почему не нужно помогать валютным ипотечникам

Павел Самиев

управляющий директор и член совета директоров Национального рейтингового агентства, исполнительный директор АЦ "Институт страхования" при Всероссийском союзе страховщиков, генеральный директор «Бизнесдром»

Им могут быть предложены рациональные варианты на выбор – рефинансирование кредита на рыночных условиях, фиксация курса валюты по курсу ЦБ или объявление дефолта

Сегодня активно обсуждается проект решения помощи проблемным валютным ипотечникам, над которым работают сразу три министерства, и в последней редакции он стал смещаться в сторону их поддержки. При этом, если Минфин и Минэкономики предлагают субсидировать им часть долга, то Минстрой и вовсе — конвертировать их кредиты по курсу выдачи, на что потребуется 30 млрд рублей. Такой вариант помощи выглядит совсем странным. Во-первых, столь поздняя конвертация будет «плевком» в тех, кто уже реструктурировал ипотеку по компромиссному курсу. А, во-вторых, это поощрение финансовой безответственности, а также пиара и шантажа, которым в последнее время особенно рьяно занимаются валютные ипотечники.

Раз в месяц-два у них случается обострение – в ход идут забастовки, голодовки, бойкоты платежам, угрозы дефолтами и судами, письма к регуляторам и другие инструменты. Банкиры в этой истории выглядит эдакими наглыми «жирными котами», которые наживаются на бедных россиянах, отдающих буквально последние копейки за навязанный им валютный кредит. Однако это потребительское лукавство со стороны вполне финансового грамотных россиян, которые в большинстве своем выбирали валютные кредиты намеренно – в погоне за лучшими условиями и более низкими ставками.

Валютным ипотечникам не повезло, «выстрелил» валютный риск, и курс доллара и евро сильно поднялся. Но винить в этом банки и государство как минимум несправедливо по отношению ко всем тем, кто долгие годы до 2014 года платил более высокие ставки по рублевым ссудам. И в целом надо четко разделять жилищное кредитование, которое традиционно является социальной темой, и валютных ипотечников, которые приняли на себя рыночный риск вполне осознанно.

Валютный риск — классический рыночный риск, который несет заемщик, заключивший с банком договор валютной ипотеки. В кредитных договорах прямо указывается, что ипотечные платежи будут привязаны к курсу ЦБ «рубль-доллар» или «рубль-евро», а это явно плавающая величина. В других финансовых сферах также есть продукты с привязкой к валюте – например, программы страхования жизни. Однако мы не слышим, как страхователи идут со штурмом на офис страховой компании с настойчивым призывом пересчитать полис ИСЖ… Можно даже не сравнивать с другими финансовыми продуктами — на памяти у большинства россиян – девальвации рубля прошлых лет (1998, 2008 гг.), что подтверждает, что по крайней мере многие шли на риск вполне осознанно.

Человек, оформляющий валютный кредит вместо рублевого, чаще всего делал это из-за более выгодной ставки. Для сравнения: ставка по рублевой ипотеке в 2010 году составляла 12-13%, а валютную ипотеку можно было найти под 9%. На платежах в десятки тысяч рублей разница в несколько процентных пунктов была очень ощутимой. В ряде случае валютная ипотека бралась под так называемые «инвестобъекты», то есть для покупки недвижимости под сдачу в аренду. Классический инвестиционный инструмент с валютной составляющей. В то же время, у таких заемщиков был и риск, что курс изменится в худшую сторону – вырастет относительно рубля. Валютные заемщики хотели сэкономить на платежах, а вышло наоборот.

Конечно, им можно по-человечески посочувствовать, но ни банки, ни государство не должны оказывать валютным ипотечникам социальную поддержку или пересчитывать кредиты по курсам вдвое ниже сегодняшнего рыночного. По сути, это означает перекладывание своей «головной боли» на плечи других заемщиков, расплачивающихся по рублевым займам, или на плечи налогоплательщиков – всех россиян, если речь идет о помощи со стороны государства. По логике валютных заемщиков за них сегодня должны платить те, кто просто не стал принимать на себя рисков и предпочел повышенную ставку потенциальной выгоде по долларовой ипотеке.

Валютных заемщиков можно сравнить с водителями, которые объезжают многокилометровую пробку по обочине, а за 100 метров до поста ГИБДД начинают «влезать» перед стоящими там машинами. Подобные водители раздражают, не так ли? Такие же эмоции у любого человека, который имеет дело с финансовыми продуктами, могут вызывать сегодня и валютные заемщики.

Многие из них жалуются, что банки «навязывали» ипотечные кредиты в валюте, или говорят, что в каких-то кредитных организация была только долларовая ипотека, но ведь можно было пойти в другой банк, где есть рублевые кредиты, можно было отказаться от валютной ссуды. На рынке несколько сотен банков, раньше их было около 1000, рынок ипотечных программ активно развивался. С учетом опыта прошлых кризисов и девальваций вполне можно было подобрать рублевый ипотечный кредит.

Ситуация с бойкотами, дефолтами, голодовками и настойчивым предложением «поменять» ипотеку по курсу 30 рублей выглядит особенно странно с учетом того, что разрешить сложную ситуацию, даже если кто-то попал в нее действительно случайно, было много шансов. Например, можно было в 2015 году, тут же, буквально «по горячим следам», рефинансировать ипотеку. Можно было зафиксировать курс по 40-50 рублей. На худой конец, можно было продать квартиру, погасить кредит и взять новый в рублях для новой сделки. Да, была бы сложная альтернативная сделка, но это не безвыходная и не неразрешимая ситуация.

В общем, абсолютно непонятно, почему этой категории заемщиков должна быть, по их собственному мнению, оказана социальная поддержка. У валютных ипотечников отличный пиар и лобби, опять-таки с учетом того, что в эту историю шли, как правило, вполне грамотные и финансово и инвестиционно «подкованные» люди.

Каким же может быть выход из сложившейся ситуации? На мой взгляд, как минимум важно развернуть информационное поле в объективное, а не субъективное русло, в котором валютные заемщики представляют себя единственными жертвами финансового кризиса. Подход к поддержке ипотечных заемщиков, в том числе, валютных, должен быть инивидуальным, а помощь — адресной. Например, валютным ипотечникам могут быть предложены рациональные варианты на выбор – рефинансирование кредита на рыночных условиях, фиксация курса валюты по курсу ЦБ или объявление дефолта. Должна быть категорически исключена дискриминация остальных категорий заемщиков, в том числе, рублевых, опираясь на шантаж со стороны валютных должников.

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 20 июня 2017 > № 2215876 Павел Самиев


Россия > Агропром. СМИ, ИТ > forbes.ru, 20 июня 2017 > № 2215875 Андрей Лукашевич

Почему зарубежным foodtech-проектам не удаётся закрепиться на российском рынке

Андрей Лукашевич

Управляющий директор Delivery Club

Почему зарубежные игроки пока не продемонстрировали серьезных успехов в развитии на российском рынке foodtech? Можно выделить как минимум «десятку» особенностей локального рынка, к которым пока не адаптировались иностранцы

Доставка готовой еды как бизнес появилась в 50-х годах в США. В Россию по понятным причинам тренд пришел в 1990-е, а развиваться начал только в конце 2000-х. По результатам нашего исследования (автор представляет Delivery Club — Forbes), 51% россиян ни разу не заказывали еду на дом, классический сервис доставки работает по старинке, а онлайн-сервисы занимают 5% рынка. Заказать на дом готовую еду — привычное дело для жителя страны с сильной экономикой, потому в мире немало международных сервисов с капитализацией в миллиарды долларов. Российский рынок очень привлекателен для таких организаций.

Они пытались

Yemeksepeti

Лидер Турции, Кипра и ОАЭ с капитализацией $1,8 млрд вышел на российский рынок в 2010 году с проектом Izrestorana. Звучит странно, но в 2012 году турецких предпринимателей сломил «Генерал Мороз». Когда через два с половиной года после запуска проект закрылся, финансовый директор Yemeksepeti Гокан Окан среди прочих причин неудачи отметил долгие зимы. Снег лежит месяцами и создает большие проблемы при доставке на мотоциклах, а использование машин нецелесообразно из-за московских пробок. Вложены, по моим оценкам, миллионы долларов, а среднее количество заказов в сутки — 150, в то время как выход в небольшой плюс возможен при показателе в 2 000.

Gett

Сервис-первопроходец в деле дополнительной монетизации клиентской базы. До 2015 года занимался исключительно перевозкой пассажиров и назывался GetTaxi. После ребрендинга его переименовали в Gett и открыли другие направления, среди которых была и доставка еды. Она не просуществовала и года.

Foodpanda (автор статьи возглавлял сервис Delivery Club на этапе его развития внутри FoodPanda, подробнее — в материале Forbes)

Один из лидеров доставки Азии, Ближнего Востока и Восточной Европы. Компания пришла в Россию в 2013 году со своим сервисом и попыталась его развить. Но в итоге компания приобрела российский Delivery Club. Взялись серьезно: изучили рынок и предпочтения потребителей, внедрили новые инструменты, задали хороший темп роста.

Формально при Foodpanda метрики росли — было подключено 2000 ресторанов, уровень капитализации возрос, но Delivery Club терял рынок: на пятки наступал особенно сильный в регионах сервис ZakaZaka. Из-за того, что стратегию диктовали из штаб-квартиры, большинство инициатив тонуло в постоянных согласованиях. Стало очевидно, что российский рынок на глобальном уровне — источник финансирования азиатских активов группы, и в августе 2016 мне и Константину Захарову пришлось уйти из Delivery Club. Осенью того же года Foodpanda не стала дожидаться потери лидирующих позиций и продала этот бренд, после чего ушла из России. Мы вернулись в Delivery Club, получив от Mail.Ru Group карт-бланш на усиление команды и инвестиции на развитие.

Uber Eats

В начале 2017 года на рынок вышел сервис UberEats, который монетизирует базу клиентов такси Uber. В ряде стран это дает хорошие результаты, он работает в 84 городах по всему миру, но в России, на мой взгляд, прогноз неоднозначный. Ресторанов-партнеров пока немного, а значит и выбор у пользователя небольшой. Сервис по-прежнему доступен лишь в нескольких районах Москвы и не имеет преимуществ перед конкурентами. Важный сдерживающий фактор — отсутствие возможности оплаты наличными.

Локальные особенности

В чём же дело? Почему зарубежные игроки пока не продемонстрировали серьезных успехов в развитии на российском рынке foodtech? Всем, кто хочет делать деньги на какой-либо территории, стоит понимать менталитет и правила жизни тех, кто её населяет. Итак, поговорим об особенностях нашего рынка:

Работа с ресторанами. Иностранные сервисы любят приходить в наш монастырь со своим уставом. Стратегия разрабатывается в штаб-квартире и даже где-то работает, но не в России.

Индивидуальный подход. Общих правил и инструментов нет. Приходить и предлагать стандартные условия бесполезно, надо вести переговоры и предлагать выгодные условия.

Программное обеспечение, терминалы и сервера. Владельцы ресторанов давно купили оборудование, программное обеспечение и время «технарей». Они потратили кучу денег и нервов, чтобы всё это заработало, выучили персонал. Переделывать инфраструктуру под очередную службу доставки никто в здравом уме не будет, R-Keeper и iiko и так отлично работают. Сервисы, которые не способны интегрироваться в существующую систему, рискуют не договориться о сотрудничестве.

Актуальные цены и меню. Ежедневное обновление данных — первичная необходимость. Неактуальная информация превращается в недовольных пользователей. Удар по репутации получает и сервис доставки, и ресторан, всё происходит очень быстро. Небольшой агрегатор, который обслуживает несколько сетей ресторанов, справляется вручную, но при росте без специального оборудования и программ начинаются проблемы.

Деньги. Ресторанов, в которых по-прежнему не принимают банковские карты, очень много. Большинство зарубежных сервисов работает только с банковскими картами и с такими ресторанами работать не могут.

Персонал и управление. Зарубежные сервисы не понимают, как и кого искать для решения задач на местах. Наш рынок требует несколько иного набора специалистов, чем за рубежом. Так, на нашем рынке нечего делать без профессионалов из HoReCa — именно они играют ключевую роль в увеличении количества ресторанов. Зарубежные сервисы обычно не могут оценить уровень компетентности таких людей и сильно страдают от этого. Кроме того, удалённое управление означает ослабленный контроль. В сочетании с проблемой набора персонала это увеличивает вероятность того, что местные сотрудники окажутся непорядочными людьми: вступят в сговор, начнут выводить деньги из компании и трудиться в сугубо своих интересах.

Работа с потребителями. Потребитель и его поведение — основа бизнеса. В каждой стране свои правила и Россия здесь не исключение.

«Кровные». За последние 26 лет рубль обесценивался минимум четыре раза. Многих сложно заставить платить картой через терминал у курьера. Люди идут к банкомату, снимают с карты всё что есть и расплачиваются «как привыкли». Онлайн-оплата картой для типичного российского клиента — риск, ведь это предоплата. Он не привык платить вперёд тем, к кому впервые обратился, а привязка карты к личному кабинету вообще на первом месте по уровню тревоги. Поэтому сервис, который принимает к оплате только банковские карты, теряет значительную часть прибыли.

Недоверие к чужакам. Согласно результатам недавнего опроса ФОМ, патриотами себя считают 78% россиян. Очень много тех, кто из принципа не будут заказывать у иностранцев — в особенности в регионах.

Привычка, которой нет. В странах победившего капитализма доставка готовой еды естественна, привычка формируется 70 лет, а в России чуть больше десяти. То, что больше половины наших соотечественников никогда не заказывали еду — нормально. Зачем платить там, где можно не платить? Жители Великобритании и США, например, платят за доставку и не видят в этом проблемы. С такой стратегией на наш рынок пришел UberEats, но в России почти все доставляют еду бесплатно и уходить туда, где будут дополнительные траты, нет смысла. В преимуществах UberEats заявлено, что больше не надо платить чаевые, но это не про Россию. Здесь многие и так их не платят. Причина та же: эта традиция просто не успела возродиться, хотя была в дореволюционной России в порядке вещей. Скорость доставки за рубежом тоже влияет на цену. На нашем рынке это уже есть. Delivery Express (логистическое подразделение Delivery Club, которую представляет автор, — Forbes) и ряд нишевых игроков предлагают доставку за 45 минут и не берут за эту услугу денег.

Вместо заключения

Местные продукты и сервисы успешнее зарубежных аналогов — они ближе по духу нашему потребителю. Вконтакте гораздо популярнее зарубежных социальных сетей, а Яндекс.Такси по количеству поездок в городах России опережает мировых игроков. Здесь владельцы бизнеса прекрасно понимают для кого и как надо работать. Зарубежные foodtech-компании не оставляют попыток закрепиться на нашем рынке. Удастся ли это кому-нибудь? Покажет время.

Россия > Агропром. СМИ, ИТ > forbes.ru, 20 июня 2017 > № 2215875 Андрей Лукашевич


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 20 июня 2017 > № 2215856 Дмитрий Блинов

Искусственный интеллект санирует бизнес: кому и зачем нужны решения по поиску «слабых звеньев» в компании

Дмитрий Блинов

Технический директор компании LogistiX

Мы живем во время хаотичной автоматизации бизнеса. Как технологии машинного обучения могут упорядочить этот процесс?

Сегодня искусственный интеллект применяется в совершенно разных сферах, включая реализацию потребностей бизнеса (обучение, медицина, сфера обслуживания), однако отдельных решений, призванных настроить анализ сквозных показателей, оценивающих работу нескольких отделов и их взаимосвязь (в том числе, неявную) – фактически нет.

Самый близкий аналог ИТ-решения подобного плана– это программы бизнес-аналитики, или BI-системы, но они прежде всего нацелены на конструирование отчетов и моделей с использованием инструментария промежуточного семантического слоя, требуя внимания высококвалифицированных специалистов для своей настройки и развития. Методология их внедрения часто подразумевает длительную настройку и ввод в эксплуатацию, которая подчас переходит за все разумные границы. Ситуация, когда при запуске BI-системы в промышленную эксплуатацию уже имеется объемный список дополнительных «хотелок» — это, скорее, правило, чем исключение. Тем не менее, фрагментарно – в рамках каждого отдела – всегда существует своя система показателей, и одной из важнейших задач сквозной системы анализа является связывание таких частных индикаторов через понятные, прозрачные алгоритмы и формулы.

Искусственному интеллекту не нужны формулы и алгоритмы – в этом есть его серьезное преимущество перед классическими системами. Он может достаточно легко, базируясь лишь на статистике, выполнять мониторинг показателей и индикаторов, определяя неявные связи и зависимости, влияющие на работу целой компании. ИИ может выступать как приложением и дополнением к BI-системам, так и работать самостоятельно, интегрируясь в любую корпоративную информационную систему на уровне выходных данных. Он может взять на себя не только функцию анализа, но и прогнозирования будущих проблем и даже санации бизнеса.

Если говорить о параллелях, то для бизнеса до сих пор нет решения на базе AI аналогичного IBM Watson в медицине, когда сканируется весь организм, и выявляются неочевидные факторы, влияющие на здоровье. Или же инструментов, похожих на ИИ-программы кредитного скоринга, оценивающие потенциального кредитора по неочевидным факторам, просчитывая риски банка.

Признаем, что мы живем во время хаотичной автоматизации бизнеса, которая чаще всего идет по двум сценариям: предельная централизация ИТ-решений в компании, и предельная их децентрализация.

Первый сценарий предполагает, что бизнес выбирает глобальное ИТ-решение для учета и контроля всех процессов, но в большинстве случаев полученное в результате внедрения решение неповоротливо, негибко, и дорого обходится компании на уровне стоимости владения. Чаще всего, решение о централизованной автоматизации принимается на самом высоком уровне с целью получить максимальную отдачу – «ведь это одна платформа и лучшие практики, работающие в одном информационном пространстве». Обычно, впоследствии вокруг такого продукта появляется множество систем-сателлитов, решающих часть задач.

Централизованное решение может внедряться компанией по разным причинам: кто- то хочет увеличить капитализацию бизнеса, внедряя известные ИТ-продукты от мировых гигантов и повышая привлекательность в глазах инвесторов и акционеров. Кто-то хочет решить проблему разобщенности бизнес-процессов. Однако, на сегодняшний день нет ни одного централизованного решения, которое позволяло бы полнофункционально автоматизировать конкретные бизнес-процессы и задачи, как это получается при использовании отдельно взятых, специализированных продуктов. Кроме того, рано или поздно в компании появляется понимание, что единый продукт или платформа вовсе не означает единую систему отчетов и показателей, на базе которых можно было бы принимать взвешенные решения.

Работая по второму сценарию, компания выбирает целый ряд небольших отраслевых решений (например, автоматизация склада, бухгалтерия и т.д.), которые внедряются последовательно («исторически»), обычно плохо или сложно между собой скоординированы, дублируют функционал друг друга, и не могут дать собственнику бизнеса однозначной и полной картины происходящего. На выходе – «карточный домик» из разных систем управления и учета, где достаточно тронуть одну из частей, и он рискует развалиться. Такая картина характерна для компаний, работающих в производственном секторе. Происходит чаще всего так: ставится система управления торговлей, система управления производством, PDM-система, MES-система, WMS для склада (компания автора, LogistiX, предоставляет решения в сфере автоматизации склада — Forbes), вводятся единые стандарты технологической документации. На определенном этапе, компания «выравнивает» процессы и связь между системами, и получает работоспособную ИТ-инфраструктуру. Однако, имея разные системы, рано или поздно возникает вопрос их связи на уровне подсистемы анализа данных, чтобы иметь возможность оценивать работу нескольких отделов сразу. Вот здесь и возникает большой (и часто совершенно нерентабельный) проект разработки универсальной отчетности и сквозных показателей.

Оба сценария приводят к возникновению потребности в дополнительной системе отчетности или продукте для анализа и прогнозирования значений показателей, но при этом мало где можно найти «лучшие практики», которые помогли бы предприятию, активно развивающемуся в условиях высококонкурентного рынка. Особенность заключается в том, что именно в попытке обогнать конкурентов формируются уникальные особенности бизнес-процессов, которые трансформируются в конкурентные преимущества.

Тем не менее, в определенный момент времени руководство понимает, что реакция на идентификацию проблемы, поиск причины и ее устранение занимают слишком много времени и требуют вовлечения множества разнопрофильных специалистов. На некоторых предприятиях этим занимаются целые команды, образованные внутри каждого подразделения или отдела, обеспечивая должный уровень гибкости и эффективности.

Тот период, когда наличие проблемы уже понятно для руководства, но рабочие команды её не осознали («К пуговицам и рукавам же претензий нет..?»), является самым важным: капитан видит в бинокль скалу, и может сбавить скорость и поменять курс, пока та не оказалась слишком близко. В данном случае очень важно иметь тот самый «бинокль», роль которого часто выполняет какая-либо система отчетности, KPI, BI-подсистема, либо некое аналитическое приложение. «Скалами» же являются изначально неизвестные внешние и внутренние факторы: конкретные реализации процессов и их исполнители, поставщики и клиенты, и другие, порой очень неявные, и непредусмотренные в имеющемся инструментарии для ситуационного анализа. Теперь представьте, что у «бинокля» есть множество сменных трафаретов, меняя которые можно определить препятствие: скала, земля, айсберг... Примерно так и работает большинство аналитических подсистем. Универсальных трафаретов нет, и компании вынуждены проходить свой путь проб и ошибок, чтобы их сформировать, и выдать управленцам готовые шаблоны для оценки ситуации.

На мой взгляд, технологии искусственного интеллекта открывают перед бизнесом огромные преимущества по формированию экспертных систем нового поколения: обучение одной такой системы для конкретного предприятия позволяет не только получить своевременную реакцию на изменение условий, но и получить сведения о влиянии на тот или иной результат совершенно разнородных факторов.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 20 июня 2017 > № 2215856 Дмитрий Блинов


Россия. ДФО > Рыба > forbes.ru, 20 июня 2017 > № 2215849 Илья Шестаков

Лови краба: глава Росрыболовства о квотах на вылов приморского краба и борьбе с браконьерством

Илья Шестаков

Заместитель Министра сельского хозяйства Российской Федерации — руководитель Федерального агентства по рыболовству

В мае 2017 года в Приморье распределили квоты на вылов краба. Почему сделать это не получалось семь лет и что корабли под флагами республики Того делают в Охотском море, рассказывает глава Росрыболовства Илья Шестаков

Приморский край, Находка. Пятого апреля, пограничники задержали граждан одной из стран Юго-Восточной Азии. Предприниматели организовали в нежилом здании цех по переработке незаконного добытого краба. Всего изъято более 1,6 тонн примерно на 1,5 млн рублей. Живой краб выпущен в естественную среду обитания. Но это, к сожалению, не единичный случай.

Краб — не селедка, то есть не народный продукт. Но об этом вряд ли подумаешь, зайдя на рынок во Владивостоке или другом городке Приморья. Предложение разнообразно: живой, мороженый, целиком и частями, чищенный и консервированный, камчатский, синий, стригун, равношипый. Цены ниже среднерыночных. Откуда товар? Из «прибрежки». Вот только промысел в прибрежный водах Приморья рыбопромышленные компании не ведут уже более семи лет. И запрета на вылов все это время не было. Однако в силу сложившихся обстоятельств прибрежные квоты до сих пор не были распределены. Очевидно, что весь краб — результат бытового браконьерства, явления широко распространенного среди местного населения. Как с этим бороться, до сих пор было непонятно, рейды на рынках — точечные меры, слухи о зачистке разносятся моментально. В результате любительский вылов краба скоро переплюнет по масштабам промышленный.

Почему не вели спецпромысел? История давняя.

Во Владивостоке в 2010 и 2012 годах квоты на вылов крабов в Приморье разыграли на аукционах. Победителем 2010 года стала одна компания. По всем 4 лотам. Этой же компании достаются 7 из 10 лотов на торгах 2012 года. В обоих случаях предложенная победителем цена незначительно отличалась от стартовой. В первый раз стоимость квот выросла с 35,8 млн до 37 млн рублей, по итогам второго аукциона — крабы подорожали с 365 млн до 371 млн рублей. Ситуацией заинтересовалась ФАС, которая усмотрела в действиях участников торгов нарушение закона о защите конкуренции. Был выявлен картельный сговор. Вырученная от продажи лотов скромная сумма чуть более 408 млн рублей так и не дошла до казны: договоры были расторгнуты в судебном порядке, а крабы остались в акватории Приморья.

В мае 2017 года «приморские» квоты все же ушли с молотка почти за 23 млрд рублей. Сумма в 56 раз превысила результат торгов 2010 и 2012 года. Организатором выступило Федеральное агентство по рыболовству, полномочия по проведению крабовых аукционов перешли в Москву только в феврале этого года соответствующим постановлением Правительства. Квоты наконец-то обрели владельцев, а госбюджет пополнился значительной суммой. Увидят ли этих крабов потребители? Надеемся, что да.

Не секрет, что крабы, которых добывают суда в российской экономзоне Дальнего Востока, а это удаленные от побережья акватории Охотского, Японского и Берингова морей, по большей части, отправляются на экспорт прямо из района промысла. На континент попадает около 10% и те сразу уходят в мегаполисы и крупные сети.

Сейчас на майских торгах мы распределили «прибрежные квоты». Согласно поправкам в отраслевой закон, принятым в июле 2016 года, весь улов в прибрежной зоне рыбаки обязаны доставлять на берег того региона, где эти квоты выделены. И теперь на внутреннем рынке начнется серьезная борьба легального и нелегального краба, если, конечно, у браконьеров останется экономический интерес продолжать мутное дело.

Системная работа по легализации рынка началась, но остается еще много темных мест — речь о промысле в море. В 2016 году краболовы добыли более 74 000 тонн, из них на Дальнем Востоке — около 57 000 тонн. Это один из самых высоких показателей освоения с 2007 года. Речь, конечно, о зарегистрированных уловах.

Крабов «без паспорта» считают наши коллеги из пограничной службы ФСБ. В конце мая прошлого года пограничники арестовали в Охотском море два судна под флагом Республики Того, перевозивших живого краба и крабовую продукцию без документов. Спустя несколько дней пограничники Сахалинской области задержали другое тоголезское судно с неопознанным крабом на борту. В центральной части Охотского моря только с привлечением авиации удалось поймать еще два краболова под флагами Республики Того. Причем первый из «подфлажников» уже проходил в криминальных сводках: судно задерживали в апреле 2015 года с тоннами нелегально добытого краба, тогда капитана приговорили к крупному штрафу и возмещению ущерба в 6 млн рублей. В январе этого года в Охотском море пограничным сторожевым кораблем обнаружен транспортный рефрижератор под флагом Танзании. Капитан попытался скрыться, во время преследования не обошлось без предупредительной стрельбы. На борту обнаружены 17 тонн краба без документов.

Конечно, жизнь браконьерам значительно усложнили соглашения по борьбе с нелегальным промыслом, подписанные Россией со всеми странами Азиатско-Тихоокеанского региона. В Китае, Корее, Японии, США сегодня нельзя выгрузить продукцию без выданного нашей страной сертификата легальности происхождения улова. По результатам 2016 года удалось проконтролировать законность вылова около 80% вывозимых из Российской Федерации крабов, в 2015 году этот показатель был на уровне 60%. Вместе с тем, не решена проблема в целом. Сегодня сложно препятствовать возвращению задержанных браконьерских судов на нелегальный промысел. И в случае, если нарушитель успел избавиться от незаконного улова и при задержании на борту не оказалось краба, судно вновь ворует валютоемкий национальный ресурс.

Мы уже работаем над федеральным законом по утилизации браконьерской продукции до судебных решений, очевидно, что аналогичные или другие действенные меры нужно принимать и в отношении судов нарушителей.

В этом году разрешенный объем вылова крабов на Дальнем Востоке и в Северном бассейне достиг рекордного показателя за всю историю отечественного крабового промысла — 83 600 тонн. И важно, чтобы и крабы, и деньги, пошли в нужное русло: в прибыль добросовестным рыбакам и государственную казну.

Россия. ДФО > Рыба > forbes.ru, 20 июня 2017 > № 2215849 Илья Шестаков


Россия > Образование, наука > ras.ru, 20 июня 2017 > № 2215836 Алексей Хохлов

Интервью с академиком Алексеем Хохловым. РАН не должна быть обращена внутрь себя

Проректор МГУ, доктор физико-математических наук, специалист в области физики полимеров, академик Алексей Хохлов рассказал «Чердаку» о том, что не так в Российской академии наук, почему в институтах переводят сотрудников на долю ставки, а также как это исправить.

— Алексей Ремович, почему вы решили выдвинуться кандидатом на пост президента РАН?

— В последние годы помимо основной работы в МГУ я возглавлял Совет по науке при Министерстве образования и науки РФ. Этот совет занимал активную позицию по многим вопросам научной жизни в России (все принятые нами с 2013 года документы можно посмотреть на сайте sovet-po-nauke.ru). Кроме того, я вхожу в Совет по науке и образованию при Президенте РФ, Президиум РАН, Научно-координационный совет федерального агентства научных организаций (ФАНО). Старался участвовать в работе всех этих органов неформально, активно вносил свои предложения. За счет этого накопились и определенное понимание ситуации, и определенный опыт.

После того, что произошло на общем собрании Российской академии наук в марте, я почувствовал, что этот опыт может быть востребован на посту президента РАН. Для начала я опубликовал концепцию своей возможной программы — в начале мая вышла статья в «Троицком варианте». Она была достаточно позитивно воспринята моими коллегами. С учетом этого я окончательно решил выдвинуть свою кандидатуру, причем не через отделения, а путем сбора подписей. Это связано с тем, что после неудачи мартовского собрания РАН именно я предложил президиуму Академии наук ввести норму, согласно которой выдвижение кандидата в президенты РАН осуществляется путем сбора подписей. И президиум со мной согласился, правда, оставил выдвижение от бюро отделений. Я предлагал это вообще убрать.

Примечание «Чердака»: бюро отделения РАН — орган управления отделением, состоящий из членов Академии наук под председательством академика-секретаря. Согласно положению о выборах, действовавшему в марте 2017 года, и профильные, и региональные отделения РАН могли выдвинуть по одному претенденту на пост президента РАН. Кандидатура определялась по итогам голосования на заседаниях бюро отделений или президиумов региональных отделений.

— А почему вы хотели отказаться от выдвижения кандидатов на пост президента РАН бюро отделений?

— Вопрос об избрании президента Российской академии наук не носит специализированного характера. Что такое «президент от физиков» или «президент от медиков»? Президент должен по определению отвечать за развитие всей научной сферы. Надо поддерживать направления, которые в настоящее время наиболее актуальны, быстрее всего развиваются, а не направления в какой-то конкретной области, в которой ты сам работаешь. Президент Академии должен быть как губка, он должен впитывать все и обеспечивать открытое обсуждение всех вопросов. При обсуждении приоритетных направлений науки очень важно исключать конфликт интересов, лоббирование своей области. Это первая причина, по которой я считал, что нужно отказаться от выдвижения от бюро отделений.

А вторая причина — в бюро отделений состоит очень маленький процент, меньше 15%, всех членов Российской академии наук. То есть 85% членов академии при обсуждении важнейшего вопроса о выдвижении кандидатов в президенты РАН имеет лишь совещательный голос. Поэтому, с моей точки зрения, гораздо более демократично просто установить минимальное число подписей, которое требуется собрать для выдвижения.

— Вы считаете, что 50 членов РАН достаточно для выдвижения кандидата на пост президента? А по какому принципу ученые объединяются в поддержку кандидата?

— Президиум решил, что 50 — это достаточно. Я быстро набрал 50, сейчас у меня более 70 подписей. Я их сдал, зарегистрировался. И я буду продолжать сбор подписей до 25 июля. Думаю, их будет существенно больше.

Вы спрашиваете, «по какому принципу». По принципу поддержки программы кандидата. Это очень важно. Именно поэтому я сначала сформулировал, с чем идти на выборы, обсудил эту программу с большим числом коллег — активно работающих ученых, скорректировал ее с учетом этих обсуждений и только потом стал под нее собирать подписи. У меня подписи самых разных отделений. Я следил, чтобы среди подписантов не было большинства из моего отделения. А бюро отделений очень часто выдвигают ученого с формулировкой «он — хороший человек, к тому же наш, должен справиться». А что он собирается сделать, какая у него программа? Мне все же кажется, что сначала нужно сформулировать хотя бы тезисы своей программы и потом уже идти с этими тезисами на выборы.

И.о. президента РАН Валерий Козлов в одном из своих выступлений использовал аналогию того, что сейчас происходит в РАН, со Смутным временем. Действительно, очень похоже. Только я хотел бы напомнить, что в Смутное время поиск царя осуществлялся методом «выкрикивания из толпы имени боярина»: хотим Годунова, хотим царевича Дмитрия, хотим Шуйского — без отсылки к тому, что царь будет делать, — это закончилось оккупацией Москвы поляками. А завершилось Смутное время избранием царя на Земском соборе, представлявшем все слои общества (кроме крепостных крестьян — прим. «Чердака») и самом представительном за всю российскую историю собраний такого рода, из десятка кандидатов и после тщательного (по меркам того времени) обсуждения их кандидатур.

— Вы будете представлять свои предвыборные тезисы?

— Я собираюсь выступить с ними 21 июня в 15.00 в Институте органической химии имени Н.Д. Зелинского на встрече с членами Российской академии наук и научной общественностью. Затем последуют выступления в других городах.

Один из пунктов моей программы состоит в том, что Академия наук не должна быть обращена внутрь себя, не должна работать только с членами РАН. Поэтому я приглашаю на встречу 21 июня не только членов РАН, но всех ученых, которые согласны с тем, что я предлагаю. Это — новый формат. Кандидаты в президенты РАН ранее такого не делали.

Еще одно положение моей программы связано с тем, что по закону Российская академия наук должна осуществлять научно-методическое руководство всей научной сферы, а не только институтов, подведомственных ФАНО России. Институты ФАНО — это очень важно, это 50% высокорейтинговой российской науки. Но есть и другие связанные с наукой организации. Академия наук — это вневедомственная структура. Надо привлекать ученых, работающих и в государственных научных центрах, и в университетах, для того чтобы обсуждать вопросы, связанные с российской наукой, и предлагать адекватные решения.

— Вы сказали, что сейчас Российская академия наук переживает Смутное время. Что в РАН идет не так?

— Проблемы начались не сегодня. В упоминавшейся выше статье я критически отзываюсь о многих аспектах работы РАН за последние годы. Одна из точек моего несогласия — непубличность, закрытый характер работы: академия не высказывается явным образом, открыто по тем или другим проблемам. Например, сейчас существенная проблема — выполнение нормативов по заработной плате научных сотрудников, заданных указом Президента РФ, и разработанной правительством дорожной картой.

— Вы про переводы сотрудников институтов на долю ставки?

— Да, институты будоражит ситуация, когда всем сотрудникам без разбора, без учета качества работы предлагают переходить на долю ставки. В некоторых институтах это 0,2−0,3 ставки. 13 июня состоялось первое в истории совместное заседание РАН и Научно-координационного совета ФАНО. Обсудили много важных, но не самых животрепещущих вопросов. И только я задал вопрос Михаилу Котюкову (главе ФАНО — прим. «Чердака»), действительно ли ФАНО рекомендует так поступать. И ответ был совершенно четкий: нет, не было такой рекомендации со стороны ФАНО — переводить всех без разбора на долю ставки. Это совершенно неправильно. Есть люди, которые практически не публикуются, а есть те, которые интенсивно и успешно работают с утра до вечера.

Совершенно безнравственно сейчас предлагать абсолютно всем переходить на долю ставки. Ситуация понятна: до сих пор академические институты не уделяли должного внимания выполнению указа № 597, а в МГУ мы систематически работаем над этим с 2012 года, поэтому и выполняем в целом дорожную карту. Теперь спохватились и решили схитрить: ничего не менять, всех перевести на долю ставки, за счет этого формально всем разом повысить зарплату в три-пять раз при фактическом ее сохранении и отчитаться на бумаге. Так не делается. Нужно систематически работать над привлечением в институты дополнительного финансирования, провести оценку вклада каждой лаборатории, каждого сотрудника в достижения института, выявить слабых сотрудников, часть, возможно, перевести на инженерные должности.

Сейчас важно показать положительную динамику в выполнении дорожной карты. А когда таким жульническим образом пытаются выполнить указы президента, всем понятно, что ничего хорошего из этого не получится.

Академия наук — это один из немногих законодательно признанных органов, представляющий интересы ученых. Это организация, которая должна формировать позитивный образ науки в обществе. Мы должны заботиться о просвещении общества, популяризации науки, говорить о лженаучных предрассудках, новых достижениях мировой науки, даже если они сделаны не у нас. Это функция Академии наук, но я не могу сказать, что она ее эффективно выполняет.

В академии не было предложено проектов, подобных Фестивалю науки, которые по инициативе ректора МГУ Виктора Садовничего мы проводим с 2006 года. Сейчас этот проект вырос во всероссийский. Это широкое движение, которое объединяет большое количество людей во всех регионах страны. Фестивали науки ежегодно посещают миллионы людей.

Другая проблема — слабо привлекаются к деятельности Академии наук не члены РАН. В рамках моей работы в Президиуме РАН я смог провести один важный проект: по моему исходному предложению был сформирован корпус профессоров РАН. Мы выбрали 500 молодых докторов наук, которые сейчас принимают участие в деятельности академии. Они формулируют свои предложения по многим вопросам. И это очень хорошо, надо только это делать активнее и с большей степенью публичности. Профессора РАН не должны ждать полномочий, никакие полномочия с неба не сваливаются, а получают их тогда, когда люди сами занимают активную позицию, предлагают что-то обществу, власти. Профессора РАН могут от своего имени выпускать заявления, имея легальный статус в Академии наук. Я очень надеюсь, что инициативу этих молодых докторов наук удастся раскрепостить, и они действительно смогут предложить много разумных и полезных вещей.

— Вы сказали, что ученым не нужно «ждать полномочий». Мне кажется, РАН часто занимает выжидательную позицию. Ее члены говорят, что ждут, когда к ним обратятся из рабочих групп министерств, а власть говорит о недостаточном участии членов академии в этих рабочих группах. Как можно наладить это взаимодействие?

— В моей программе об этом и говорится. Конечно, академия должна работать на расширение своих полномочий. Но они появляются, когда появляются разумные предложения. Мы должны по своей инициативе формулировать и публично озвучивать те или иные предложения и отстаивать их в органах власти. Только так можно получить полномочия и провести предлагаемые академией проекты.

Когда наш Совет по науке при Минобрнауки был создан, многие сотрудники министерства о нас говорили: очередной хомут на шею, потеря времени. Они сами мне потом в этом признавались. Но с течением времени, поскольку мы предлагали много разумных вещей, и сотрудники министерства стали к нам прислушиваться, и другие органы власти. Когда мы что-то предлагаем, пропустить это мимо ушей уже не получается. Мне кажется, что академии, которая является гораздо более авторитетным органом и к тому же обладает большими полномочиями по закону, надо действовать именно так, а не ждать каких-либо внешних обращений.

— В основном ждут повышения финансирования.

— Никакого дополнительного финансирования не будет, пока не будут сформулированы правильные, хорошие проекты, под которые можно получить это дополнительное финансирование. Мегагрантники же смогли самоорганизоваться, сформулировать разумные предложения и донести их до президента, добившись встречи с Владимиром Путиным в сентябре. В результате возникла президентская программа исследовательских проектов для молодых ученых, ведущих лабораторий, которая сейчас осуществляется через Российский научный фонд. Оказалось возможным получить дополнительное финансирование, несмотря на сложную ситуацию.

И Академия наук должна действовать так же. Есть проблемы, связанные с аспирантурой в академических институтах. Так сформулируйте предложения, чтобы решить эту проблему. Можно возродить программу «Интеграция», которая была на рубеже 90-х и нулевых годов и которая сыграла очень позитивную роль: для подготовки студентов старших курсов и аспирантов объединяются усилия академических институтов и университетов. Они получали по двум параллельным каналам финансирование на то, чтобы совместно готовить молодых специалистов.

Можно подумать об Академическом университете в Москве на базе институтов ФАНО, это также позволило бы решить и проблему с аспирантурой, и много других проблем. Если разумным образом организовать этот университет, он будет второй после МГУ, войдет в первую сотню мирового рейтинга университетов.

— А какие еще проекты вы предлагаете?

— Есть проблема «возрастной долины смерти»: у нас много грантов для молодых ученых до 35 лет, а для возрастного интервала 35—45 лет получается, что человек уже не молодой ученый, но еще не имеет достаточного веса в научном сообществе, чтобы получать другие гранты. С другой стороны, это самое хорошее время, чтобы «начать свое дело», основать собственную лабораторию. Очевидное решение проблемы — гранты на организацию самостоятельных лабораторий для научных лидеров от 35 до 45 лет. В МГУ мы сейчас такой проект реализуем.

— Как это может выглядеть? К кому и куда должен прийти ученый, чтобы войти в состав такой лаборатории?

— Во многих случаях ученые этого возраста уже имеют научную самостоятельность. Что им нужно, так это административная самостоятельность: они должны сами развернуться, иметь свое хозяйство и учиться отвечать за это хозяйство. Я стал заведовать кафедрой в 39 лет. Могу сказать, что это была важная жизненная школа, которая мне много дала. Механизм тут понятен: должен быть объявлен конкурс, ученые соответствующего возраста смогут подавать свои заявки. Если они выигрывают, то в организации, где они работают или куда они хотят перейти, им должны предоставить помещение, несколько исходных ставок. А исходное финансирование для приобретения оборудования, реактивов, приема сотрудников по контракту будет предоставлено из средств гранта. Это будет фактически стартап-финансирование, такая практика существует во многих странах.

— Вы проректор МГУ, профессор, активно занимаетесь наукой, работаете в Совете по науке при Минобрнауки. Как вы все это совмещаете?

— Пытаюсь четко распланировать каждый день. На работу прихожу довольно рано утром, чтобы самые плодотворные утренние часы посвятить науке, а потом уже все остальное.

— А что из того, чем вы занимаетесь, нравится больше всего? Для чего всегда бережете время?

— С молодости люблю быть «в тихом сумраке читален». Для меня наибольшее удовольствие — иметь возможность собраться с мыслями, подумать о научных результатах, прочитать новую статью, посмотреть результаты сотрудников, обсудить с ними. Но жизнь толкает к другому. У меня сложилось определенное понимание того, как нужно изменить научную сферу, чтобы сделать ее более эффективной. И я стараюсь это свое понимание донести и до научного сообщества, и до общества в целом, и до властей.

Алиса Веселкова , Чердак- ТАСС

Россия > Образование, наука > ras.ru, 20 июня 2017 > № 2215836 Алексей Хохлов


Киргизия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 20 июня 2017 > № 2214552 Владимир Путин, Алмазбек Атамбаев

Начало российско-киргизских переговоров в узком составе.

В.Путин: Уважаемый Алмазбек Шаршенович! Уважаемые друзья!

Позвольте мне сердечно поприветствовать вас в Москве.

Мы с Президентом вчера имели возможность достаточно долго и в спокойной, неформальной обстановке поговорить по всему комплексу наших отношений, по региональным вопросам, по некоторым международным проблемам.

Очень рад, что сегодня у нас есть возможность и в узком, и в широком составе с нашими коллегами уже предметно поговорить о том, как мы выстраиваем двусторонние отношения, что сделано за последнее время, – а сделано немало, – что нам предстоит сделать, в том числе в многостороннем формате, имею в виду Евразийский экономический союз, наши региональные вопросы.

Мы очень близкие союзники, близкие, надёжные друзья. Мы знаем, через какие трансформации пришлось пройти и России в своё время, и в последнее десятилетие Кыргызстану. Очень надеемся на то, что период нестабильности уже в прошлом. Благодаря усилиям Алмазбека Шаршеновича ситуация не только нормализовалась, но и, на мой взгляд, приняла необратимый характер в направлении позитивного развития. Хочу Вас с этим поздравить.

А.Атамбаев: Спасибо.

В.Путин: И хочу выразить надежду, что всё, что было заложено Вами за годы Вашего президентства, которое завершается в ближайшие месяцы, будет продолжено, и мы будем идти по этому пути укрепления двусторонних связей и ситуации в регионе в целом.

А.Атамбаев: Спасибо, Владимир Владимирович!

Вчера у нас была хорошая возможность подвести итоги, потому что, как сейчас уже Вами сказано, мне осталось буквально несколько месяцев, и будет новый Президент Кыргызстана.

Хочу Вас заверить, что Кыргызстан уже с этой дороги, которую нашёл в результате трудных поисков, конечно же, не свернёт. И, подводя предварительные итоги своей работы, считаю одним из главных достижений за годы моего президентства то, что мы вывели отношения с Россией именно в то русло, в каком они должны быть всегда – русло стратегических отношений, русло дружбы, братства. И мы в Кыргызстане знаем, что Россия – наша прародина, наш корень – алтайская цивилизация. И, конечно же, мы всегда должны быть вместе. Мы всегда должны быть вместе и продолжить дело наших отцов.

Хотел бы поблагодарить, Владимир Владимирович, российскую сторону, российское Правительство и, конечно же, Вас. За годы моей работы – год я был премьер-министром, заканчиваются шесть президентских лет, – Кыргызстану была оказана громадная помощь. Можно это озвучить и в цифрах, и моральная поддержка была, я чувствовал это всегда, как Вы сейчас сказали, по-настоящему братская поддержка. И это, конечно, помогало преодолевать трудности, проблемы.

Ещё раз хочу сказать, что ситуация в стране совершенно другая. И главное, меня радует настрой на то, что такими и должны быть отношения с Россией, настрой на то, что, конечно же, в стране должна быть стабильность. Страна должна развиваться и меньше играть в политические игры, больше заниматься экономикой.

Я благодарен за приглашение, за уважение, радушие, теплоту, которую встречаю здесь каждый раз.

Спасибо громадное

В.Путин: Спасибо.

Киргизия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 20 июня 2017 > № 2214552 Владимир Путин, Алмазбек Атамбаев


Киргизия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 20 июня 2017 > № 2214547 Владимир Путин, Алмазбек Атамбаев

Начало российско-киргизских переговоров в расширенном составе.

В.Путин: Уважаемый Алмазбек Шаршенович! Уважаемые друзья!

Позвольте мне поприветствовать всех ещё и в таком, широком, составе.

Мы сейчас прошлись по двусторонней повестке достаточно подробно, поговорили обо всех наших начинаниях, о планах. И сейчас предлагаю дать слово нашим коллегам, министрам, руководителям ведомств, которые реально руководят реализацией того, что было намечено в документах стратегического характера.

У нас здесь присутствуют министры, руководители крупных компаний, которые работают в Кыргызстане. С них предлагаю начать. Но предварительно, конечно, хотел бы предоставить слово Президенту Кыргызстана.

А.Атамбаев: Спасибо, Владимир Владимирович!

В первую очередь спасибо за теплоту и радушие, которые мы здесь встретили, за понимание. И, конечно же, за поддержку, которая оказывается Российской Федерацией, очень большую поддержку, помощь за все годы моего президентства и за первый год в 2011 году, когда я был премьер-министром.

Я очень рад, что наши отношения от недоверия в своё время, взаимных упрёков перешли к взаимопониманию. И сегодня достигнут новый уровень отношений – отношений стратегического партнёрства. И я, конечно же, хочу отметить, что после вступления Кыргызстана в Евразийский экономический союз эти отношения, особенно экономические, углубились. Наше вступление, несмотря на все мрачные прогнозы, дало большой толчок развитию экономики Кыргызстана.

Мы сейчас с Вами на встрече в узком составе обсуждали цифры: рост на 20 процентов, на 30 процентов. И, конечно же, простые жители Кыргызстана, которые здесь работали, сразу же ощутили на себе, насколько стало легче работать.

Хотел бы здесь также отметить и очень успешную работу киргизско-российского фонда развития. Хотел бы поблагодарить межправкомиссию за очень активную работу, министерства, ведомства России, которые помогают Кыргызстану во всех отношениях.

Естественно, нам надо не забывать и культурно-гуманитарную сферу, и в этом плане символично, что сегодня у нас намечено торжественное открытие Дней кыргызской культуры в Российской Федерации в Кремлёвском дворце съездов. 20 июля мы ждём научных работников, экспертов из России на форум «Алтайская цивилизация и родственные народы алтайской языковой семьи», потому что уже пора многим вспомнить, что Россия – это прародина не только для киргизов, но и для многих других народов Центральной Азии. Надеюсь, что Россия будет активно представлена на этом форуме.

Хотел бы сказать, Владимир Владимирович, у нас очень давняя, тысячелетняя общая история. Я абсолютно убеждён, что, конечно же, будет общее будущее.

Вам рассказывал сегодня, когда утром было возложение венка к Вечному огню, к Могиле Неизвестного Солдата, я вдруг подумал, что, возможно, это мой двоюродный дед, Кулмамбет Атамбаев, который погиб где-то здесь, в лесах России, не знаем, где похоронен.

Это наша общая история, и я убеждён, что мы это должны сохранить – наше братство, дружбу. У нас обязательно должно быть общее будущее.

В.Путин: Спасибо большое.

Киргизия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 20 июня 2017 > № 2214547 Владимир Путин, Алмазбек Атамбаев


Киргизия. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 20 июня 2017 > № 2214539 Владимир Путин, Алмазбек Атамбаев

Заявления для прессы по итогам российско-киргизских переговоров.

По итогам российско-киргизских переговоров Владимир Путин и Алмазбек Атамбаев сделали заявления для прессы.

В.Путин: Уважаемый Алмазбек Шаршенович! Уважаемые друзья, коллеги!

Рад приветствовать Президента Киргизской Республики в Москве. Наши встречи носят регулярный характер. В феврале провели содержательные переговоры в Бишкеке, встречались в столице Киргизии на заседании Высшего Евразийского экономического совета, а совсем недавно – на саммите Шанхайской организации сотрудничества в Астане.

Алмазбек Шаршенович часто приезжает в Россию, нынешний его визит имеет особый статус – статус государственного визита. Знаменательно, что он проходит в юбилейный год для российско-киргизских отношений – 25 лет назад между Россией и Киргизией были установлены дипломатические связи и подписан Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи.

На протяжении четверти века взаимодействие между нашими государствами поступательно развивалось по всем направлениям на принципах взаимоуважения и учета интересов друг друга, вышло на уровень по-настоящему стратегического партнерства.

Нынешние переговоры с Президентом Кыргызстана по традиции прошли в дружественной и конструктивной атмосфере. Мы обсудили все наиболее важные вопросы двусторонней повестки дня, затронули актуальные региональные и международные вопросы.

Вместе с членами правительств, представителями деловых кругов двух стран подробно рассмотрели состояние российско-киргизских отношений, прежде всего, в торгово-экономической сфере. С удовлетворением констатировали, что нам в целом удалось преодолеть спад во взаимной торговле, вызванный нестабильной конъюнктурой на мировых рынках, и в первом квартале объем двустороннего товарооборота увеличился на 23 процента. При этом российский экспорт вырос на 24 процента, импорт из Киргизии – на 15 процентов. Более чем в 2,5 раза возросли поставки таких значимых для республики товаров, как продовольствие и сельхозсырье.

Отмечу: Россия продолжает помогать экономике Киргизии. Причем наше финансовое содействие оказывается преимущественно на безвозмездной основе. Успешно работает российско-киргизский фонд развития, в уставной капитал которого Россия вложила 500 миллионов долларов. По линии фонда напрямую профинансировано 28 крупных проектов на территории Киргизии. Еще около 700 различных проектов прокредитовано через киргизские коммерческие банки в рамках Программы содействия малому и среднему бизнесу. Всего на сумму более 230 миллионов долларов.

Кроме того, на поддержку государственного бюджета Киргизии российской стороной ежегодно предоставляется 30 миллионов долларов. Начиная с 2012 года, общая сумма таких грантов составила 255 миллионов долларов. Еще 200 миллионов долларов было выделено Россией на цели адаптации экономики Киргизии к условиям членства и требованиям Евразийского экономического союза.

Существенные инвестиции поступают в Киргизию по линии российских коммерческих структур. Например, объем капиталовложений Газпрома в модернизацию киргизской газораспределительной системы в ближайшие годы составит 100 миллиардов рублей, в результате уровень газификации страны должен возрасти с нынешних 22 до 60 процентов. Значительный вклад в экономическое развитие Киргизии вносят денежные переводы ее граждан, работающих в России. В прошлом году объем таких трансфертов возрос почти на 20 процентов, составил почти 2 миллиарда долларов, или треть всего киргизского ВВП, а в первом квартале текущего года еще на 67 процентов выросли эти переводы.

Киргизским гражданам предоставлены льготные условия для устройства на работу, получения медицинской и социальной помощи. На переговорах уделили внимание и вопросам дальнейшего развития контактов между регионами наших стран. В настоящее время с Киргизской Республикой сотрудничают порядка 70 регионов Российской Федерации. Рассчитываем, что активизация двусторонних региональных обменов этой работы будут способствовать и посещения Президентом Кыргызстана в рамках нынешнего визита Башкортостана и Татарстана. Уверен, Вам там понравится, будет интересно, это очень интенсивно развивающиеся регионы России.

Подробно говорили и о расширении интеграционных процессов на евразийском пространстве, а также о нашем взаимодействии в рамках СНГ, ОДКБ, Шанхайской организации сотрудничества, ООН.

В России высоко оценивают усилия Киргизии в качестве председателя Евразийского союза на текущий период времени в этом году. Поддерживаем избранные киргизским председательством приоритеты в совместной работе в рамках ЕАЭС, углубления интеграционных процессов, дальнейшему снижению административных и технических барьеров во взаимной торговле между странами Союза.

Важной составляющей стратегических отношений России и Киргизии является военно-техническое и военное сотрудничество. Уверен, что реализация подписанного сегодня межгосударственного договора о развитии ВТС внесет существенный вклад в дальнейшее укрепление обороноспособности Киргизии. Сегодня мы также подтвердили общее понимание, что присутствие российской военной базы в Киргизии является важным фактором обеспечения стабильности и безопасности в Центрально-Азиатском регионе, отвечает долгосрочным интересам наших государств и всех наших союзников по ОДКБ.

Условились с киргизскими партнерами продолжить тесную координацию в борьбе с терроризмом и распространением экстремистской идеологии. Высказались за наращивание взаимодействия в сфере антитеррора в рамках международных региональных организаций, в том числе специализированных структур ОДКБ и ШОС. Обменялись мнениями о перспективах углубления гуманитарного сотрудничества. К визиту Президента Киргизской Республики приурочено открытие Дней Киргизии в России, а в прошлом году в Киргизии с успехом прошли Дни России. Условились и далее стимулировать образовательные обмены, в ходе которых граждане Киргизии получают качественное высшее образование, совершенствуют знание русского языка. В настоящее время в вузах России обучается порядка 17 тысяч студентов из Киргизии, в том числе более 5 тысяч – за счет федерального российского бюджета.

В заключение хотел бы искренне поблагодарить Алмазбека Шаршеновича, всех наших киргизских друзей за конструктивный настрой на переговорах. Согласованы новые масштабные задачи по развитию двусторонних связей, которые отражены в только что подписанной совместной Декларации об укреплении союзничества и стратегического партнерства между Российской Федерацией и Киргизской Республикой. Убежден, что Декларация, как и другие подписанные по итогам визита документы, будет работать в пользу углубления российско-киргизского сотрудничества в самых разных областях и по разным направлениям.

И в завершение хотел бы добавить. Мы знаем, что Президент Республики заканчивает свою работу на этом высоком посту. Хотел бы поблагодарить Алмазбека Шаршеновича за то, что он сделал для развития российско-киргизских отношений, за то, что он делает для развития и поддержки русского языка в Кыргызстане. Мы это в состоянии оценить, мы это высоко ценим. Хотим Вас поблагодарить за то, что Вы заложили такой прочный фундамент для развития двусторонних отношений на среднесрочную и, надеюсь, на длительную перспективу.

Благодарю вас за внимание.

А.Атамбаев: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые представители средств массовой информации! Уважаемые коллеги!

Спасибо, Владимир Владимирович, за высокую оценку моей работы. Я тоже думаю, что, как Вы сказали, фундамент, который удалось заложить за последние пять-шесть лет, очень крепкий. Это, наверное, одно из тех моих достижений, о которых я всегда буду вспоминать с гордостью, до конца своих лет, как говорится.

И я хотел бы поблагодарить от своего имени, от имени членов всей делегации российскую сторону, Вас, Владимир Владимирович, за теплоту и радушие. Как Вы сказали, наши отношения претерпели глубокую трансформацию. Нам удалось вывести эти отношения на уровень стратегического партнерства, и благодаря лично Вашему участию, Владимир Владимирович, мы смогли реализовать очень крупные проекты и в области экономики, и торговли, и укрепления обороноспособности Кыргызстана.

И, кроме того, конечно же, хотел бы отметить, что оказана очень большая реальная финансовая помощь со стороны России. Вот и сегодня обменялись наши министры финансов протоколом о списании всех долгов Кыргызстана, остатков всех долгов Кыргызстана, перед Россией. И сегодня, когда мы обсуждали повестку дня, мы видим, что практически нет каких-либо разногласий, а есть только планы и перспективы на будущее. И благодаря вступлению в Евразийский экономический союз очень мы видим резкий рост товарооборота, как Вы отметили, 23 процента, рост переводов наших трудовых мигрантов. И главное, мы видим, что намного легче стала жизнь граждан Кыргызстана, которые работают здесь. И хорошо, что все-таки мы видим быстрые результаты, потому что мы помним, какая массированная атака была в нашей стране, в некоторых других странах, направленная на то, чтобы помешать Кыргызстану войти в Евразийский экономический союз. Мы видим, что это вступление оправдывает все наши надежды. Конечно, много работы предстоит, но и здесь мы ощущаем поддержку братской России.

Очень рад, что мы смогли сохранить тесные культурные связи. И конечно, надо их еще больше укреплять. Сегодня открываются Дни культуры Кыргызстана в России, причем большим концертом в Кремлевском дворце съездов. Это прекрасная возможность для активизации этой деятельности.

Очень хорошо показывают себя побратимские связи, связи между регионами. И, конечно же, Владимир Владимирович, я действительно рад тому, что сейчас мне удастся посетить Башкирию, Татарстан. Как Вы знаете, моя супруга – этническая россиянка, и она, наверное, еще больше рада, и в составе нашей делегации есть депутаты, тоже этнические россияне. Нам удалось это сохранить, нам удалось сохранить многоголосье, многоязычие в Кыргызстане. И я очень рад, на самом деле для меня это высокая оценка, Владимир Владимирович, что заложен крепчайший фундамент, и как Вы сказали, не только на среднесрочное сотрудничество. Я думаю, это навсегда.

20 июля мы будем проводить в Кыргызстане большой международный форум, будут представители нескольких десятков стран праалтайской цивилизации, многие народы. Может быть, некоторые даже забыли, но они являются выходцами с Алтая, представителями алтайской цивилизации, в том числе Киргизии. И, конечно же, для нас Россия – это прародина. И наш легендарный Манас, наш герой Манас, отец нашего народа, скажем так, он тоже родом с Алтая. Поэтому я глубоко убежден, что не только такая древняя история связывает нас. Конечно же, нас обязательно будет связывать и общее будущее.

Я не мыслю будущего Кыргызстана без России. Сегодня на переговорах присутствовали представители Правительства, представители всех фракций парламента Кыргызстана, а в парламенте 6 партий, 6 фракций, и все представители фракций настроены только на дружбу и братство с нашей великой Россией, с нашей братской Россией.

В завершение я хочу еще раз поблагодарить Президента России Владимира Владимировича Путина, поблагодарить членов Правительства России, руководителей министерств и ведомств, депутатов Госдумы, Совета Федерации, которые тоже всегда поддерживают Кыргызстан. От имени народа Кыргызстана благодарю за поддержку, которую мы всегда ощущаем.

Благодарю за внимание.

Киргизия. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 20 июня 2017 > № 2214539 Владимир Путин, Алмазбек Атамбаев


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > carnegie.ru, 20 июня 2017 > № 2214367 Александр Баунов

Страна-диссидент. Что не так с глобальным бунтом России

Александр Баунов

Это вне страны Путин революционер, а внутри России – та самая элита, против которой в мире бунтуют его союзники. Факт международного диссидентства России совершенно реален. Проблема с содержанием российского бунта

Владимир Путин стал героем документального фильма Оливера Стоуна, через которого надеется провести прямую линию с американским народом. Вопрос «почему Путин» имеет столько же смысла, сколько вопрос, почему Звягинцев выбрал семью, не любящую своего ребенка, когда вокруг столько любящих. Искусство одинаково исследует правых и неправых, эллина и иудея, раба и свободного, причем неправых даже чаще. К тому же для Стоуна Путин – любящий, пытающийся любить.

Для Путина интервью Стоуну – один из способов достучаться до простых американцев, общение с которыми блокируют элиты. Версия советских времен о тружениках капиталистических стран, которые хотели бы дружить с первой страной победившего социализма, но буржуазия не пускает, перевоплотилась в своевременное представление о том, что народы Запада гораздо менее враждебны России, чем его элиты. Обе в целом верны, но обе ошибаются в измерении температуры народных чувств: народ не более дружелюбен, а более равнодушен, зато интеллигенция что тогда, что сейчас заряжена полярно: плюнет – поцелует, с одной стороны – Оливер Стоун, с другой – сенатор Маккейн.

Глобальный подпольщик

До Путина Оливер Стоун брал фильмы-интервью у Чавеса, Моралеса, Лулы да Сильвы и других левых борцов с Вашингтоном в Латинской Америке – поклонников Маркса и Кастро. Из Старого Света это кажется блажью. Из Европы многие из них выглядят безответственными антиамериканскими популистами, некоторые с диктаторскими замашками, но если взять шире, окажутся в том же ряду, что Гавел и Валенса, – борцы за демократию и национальный суверенитет против диктатур навязанных могущественным соседом.

Помещая Путина в ряд диссидентов-победителей, Стоун дарит Путину ту разновидность признания, которой тот давно ищет: вы называете меня диктатором, а я инакомыслящий, бунтарь-освободитель, просто глядеть надо шире, глаза не отводить. Настоящая мировая диктатура – это американская демократия, либеральная внутри, но авторитарная снаружи; настоящая пропаганда не RT и не иранское агентство FARS (кто читает агентство FARS), а вся совокупность англоязычных СМИ; не скромные русские деньги, крохи от которых перепадают иностранным друзьям, а всемогущие и бесконечные американские. В этих суровых условиях не так удивительно, что мятежник маскируется, хитрит, требует дисциплины в рядах, наказания предателей и соблюдения демократического централизма.

У такого взгляда на вещи есть рациональная основа: звание возмутителя спокойствия и нарушителя мирового порядка раздается вовсе не странам с максимально далекой от Америки политической системой и не тем, которые не способны поддержать у себя порядок и минимально пристойный уровень жизни населения. По первому многим противникам Запада проигрывают дружественные ему же восточные монархии и дальневосточные (а раньше и латиноамериканские) диктатуры, по второму – большинство стран Африки или даже Индия. Оно раздается тем, кто принимает важные политические решения не посоветовавшись. И особенно тем, кто сам требует, чтобы к нему ходили за советом, опасно умножая число мировых центров принятия решений.

Сам себе враг

Отторгнутый иммунитетом западной системы безопасности, не получив на Западе положительного ответа на главный русский вопрос «Ты меня уважаешь?» в виде равнодолевого участия в мировых делах, безвизового режима, снятия негласных ограничений на российские инвестиции в западную экономику, отмены ПРО и отказа расширять НАТО, Владимир Путин постепенно втянулся в бунт против мирового истеблишмента и сместился в сторону западных антиэлитистов, в которых увидел своих естественных союзников по борьбе за справедливость. Когда же мировые антиэлитарные силы начали расти и претендовать на власть, дело выглядело так, будто они поднимаются и претендуют в союзе с Путиным и чуть ли не благодаря ему.

Однако, вложившись в мировой антиэлитизм, президент Путин и сам оказался его жертвой. Это вне страны он революционер, а внутри России – та самая элита, против которой в мире бунтуют его союзники. Даже без внутриэлитного выдвижения само семнадцатилетнее нахождение у власти делает политика главой истеблишмента независимо от более или менее интенсивного хождения в народ. Чуть ли не возглавляя, с точки зрения западных интеллектуалов, борьбу с мировым истеблишментом, у себя дома он все больше испытывает такое же давление, как западные элиты. Мятежный ищет бури снаружи, а получает внутри. И вот уже Навальный выходит с молодежным антиэлитарным мятежом, и те же самые молодые оккупанты Уолл-стрит, которых ставит в пример сверстникам RT, буквально под теми же лозунгами оккупируют Тверскую.

Главный оппонент Путина в последние месяцы – образцовый антиэлитист Алексей Навальный, ускользающий, как и сам Путин, от классических парных определений «правый – левый», «интернационалист – имперец», «либерал – консерватор». Зато его «коррупция» и «коррупционеры» (несомненно, у нас многочисленные и реальные) – такой же синоним элиты и символ «несправедливой системы», как для захватчиков Уолл-стрит все себе присвоивший пресловутый один процент богачей.

Дырка от будущего

Факт международного диссидентства России совершенно реален. Америка предлагает миру монастырскую, киновитскую антиутопию: откажитесь от субъектности, совлекитесь воли, слушайтесь настоятеля и будьте счастливы. Проблема с содержанием российского бунта. В его сердцевине будто бы дует сквозняк и мерцает пустота, как за фасадом дворца на сцене классического театра нет ни комнат, ни лестниц, ни, в общем-то, жителей.

Бунт против того, чтобы не быть предметом чужого благодеяния, за право выбора – старинный и благородный сюжет. Но, как часто бывает с революциями, в нем есть «против», но неясности с «за» – тем самым «образом будущего», к которому теперь пытаются приставить специальные отделы российского правительства.

Если попробовать передать в двух словах, в чем состоит проект Путина, в том числе коллективного мирового Путина, – это остановка времени, не мгновения, а лучше всего сразу. Задержать и предотвратить наступление мира детей от трех родителей, семей из двух и более человек любого пола, гугл-линз, проецирующих изображение прямо на сетчатку, стейков, выращенных из стволовых клеток, женщин-епископов и раввинесс (стала жрица!), связи мозга со спутниковым интернетом по вай-фай, обобществленного государственного суверенитета, взаимного ланкастерского обучения и прочих более или менее вымышленных сюрпризов будущего.

Революция как консервация

В этом смысле у Путина получается действительно революционный проект. Тут нет противоречия. Современность и будущее чреваты неравенством: одни успевают сориентироваться, другие нет. Когда экономика, технологии, политика, культура начинают обгонять социальные структуры, приходят революционеры и в ответ на общественные страхи обещают оседлать норовистое будущее в пользу народа, всех возвратить в комфортное состояние справедливости и равенства. Надо вернуть старое или ворваться и захватить, присвоить, переработать новое, чтобы не оно нас, а мы его.

Любая революция сочетает прогрессивные эксперименты с консервативными результатами. Большевистская восстановила общинное землевладение и абсолютизм; маоистская в Китае и Камбодже погнала город в деревню; мексиканская 1810 года началась с недовольства запретом иезуитов и их школ; венгерская 1848 года – против попытки Габсбургов навязать равноправие венгерского дворянства с какими-то там сословиями, даешь традиционную венгерскую свободу только для дворян; польская «Солидарность», как русский Новочеркасск, вышла из бунта 1979 года против либерализации цен; левые бирманские офицеры решили, что народ будет счастлив в деревне, и на десятилетия задержали индустриализацию; иранская исламская была революцией базара против супермаркета; в советской перестройке было много тоски по Серебряному веку и проезду государя императора через Кострому; «арабская весна» опиралась на религиозные чувства, восточноевропейское движения на Запад – на националистические чувства, и то и другое – не передний край современности. Из последних революций – брекзит, избрание Трампа, стремительное возвышение Макрона в обход партий, да и всероссийский молодежный призыв Навального тоже.

В России страдают от оторванности правящей бюрократии, которая перестала надежно передавать сигналы наверх и вниз и живет для себя. А для многих американцев отрыв верхушки от народа – это увлеченность собственного истеблишмента малопонятной глобальной миссией Америки.

Мы переживаем время, когда авангард человечества ушел слишком далеко и заподозрен в предательстве. Возникло напряжение между лидерами развития и остальными, и появились политики, предлагающие способы это напряжение разрешить в пользу большинства: остановим тех, кто забежал вперед, заставим отчитываться, вернем мебель, как стояла. Этнически мотивированное присоединение территорий, которое было последней каплей в отношении к России, и оно ведь – возврат к основательной европейской старине, а запрет на него – сомнительное новшество.

Содержание российского бунта не уникально: раз нас не берут в лидеры современности – отпишемся от нее и начнем троллить. В похожих настроениях давно пребывает Иран и арабский мир, теперь к ним присоединяются Турция и Индия, Польша с Венгрией, Америка с Британией. Пусть у нас будет старая добрая Англия, кирпичные цеха и дымящие трубы, символ экономической мощи, Европа XIX века, где суверенные великие державы договариваются друг с другом. Вернем христианскую Европу, без мусульман, арабов, без поляков – кому как нравится. Россию с матерью городов русских Киевом. А внутри – вернем элиты под контроль народа.

Сопротивление и экспансия

Реакция на глобальный бунт России кажется преувеличенной. Объявлено, что Россия одновременно ведет подрывную деятельность от Филиппин до Америки, и ничего плохого в мире не происходит без нее. Со стороны это выглядит комично, у России нет таких ресурсов. Но что, если бы были? Если бы у России была самая сильная в мире армия, самая большая экономика, самые передовые технологии, полмира говорило бы на ее языке и расплачивалось бы ее валютой – держалась бы она скромнее, чем США сейчас? Требовала бы равенства и многополярного мира? Признавала бы чужую субъектность? Какие выводы об этом можно сделать из ее нынешнего поведения? И что бы она предложила миру, став сверхсильной?

В основе этих страхов лежит верная интуиция. В чем опасность локальных проектов по возвращению прошлого? Они довольно быстро перерастают в глобальные проекты. Правитель, который строит социализм на отдельно взятой территории, понимает, что нужна мировая революция. Хотя бы в каком-то критически значимом числе стран. Потому что, если он не прав, мир обгонит его и раздавит, как это и произошло.

Консервативный националист, сторонник расовой теории или носитель идей религиозного или классового превосходства заинтересован в том, чтобы идеи, при помощи которых он строит свое государство, распространились бы и на другие. Тот, кто хочет вернуть старую добрую Германию с ремесленниками вместо бездушного конвейера, Францию с ХХХ, Россию с великими государственными стройками вместо сомнительных частников, интуитивно понимает, что, вернув, они начнут отставать. Значит, чтобы не отставать, лучше завоевать весь остальной мир. Отсюда неизбежная тяга любого революционера к экспансии.

Любой мировой диссидент, глобальный революционер, особенно на ранних стадиях, всегда еще и экспансионист. Ведь если он законсервируется или провалит эксперимент на отдельной территории, другие обгонят, а проигрыш будет трудно скрыть. Даже сравнительно мирный нынешний российский бунт приводит к попыткам создать консервативный интернационал.

Противников диссидентства смущает не только сам его факт, но и неизбежность попыток экспансии (революционеру нужна революционная партия). Отсюда удивительные разговоры о том, что Россия – главный враг либерального мирового порядка, угроза, страшнее (запрещенного) ИГИЛ и прочее в этом роде. Хотя сам ИГИЛ – крайняя форма того же бунта, с той же тягой к интернационализации, так что где тут быть страшней.

Роль России как диссидента-экспансиониста, который, как всякий революционер, готов к большим рискам и неудобствам и этим силен, схвачена ее критиками верно. Лукавство этих интерпретаций на нынешнем этапе в том, что Путин, может, и был когда-то не столько главной угрозой либеральному мировому порядку, сколько лицом такого бунта. Однако сейчас эту роль перехватил президент Трамп.

Система не была готова к такому сбою в программе, когда страну, возглавляющую мировой порядок, в свою очередь возглавляет противник этого порядка. Отсюда желание подменить Трампа Путиным, чья практическая опасность всегда была ограничена скромными возможностями России, а теперь и его символическая роль подорвана чрезмерно долгим пребыванием на посту и возникшим на горизонте переходным периодом.

У парадного подъезда

«Путину нет равного по опыту среди мировых лидеров», – говорит Оливер Стоун в интервью о своем фильме. На вопрос, как Путин смотрит на Трампа, Макрона, Бориса Джонсона, я часто отвечаю: как мастер на начинающих, с высоты своего опыта. Однако долгое пребывание у власти начинает работать против образа президента-мятежника. Хорош бунтовщик, который пересидел у власти любого из королей. Вечный революционер, как и вечный студент, всегда немного оксюморон.

В действительности и революционность Путина, и диссидентство России – недоразумение. Трамп по факту рождения и гражданства – член закрытого престижного клуба, точно как и Тереза Мэй или Макрон. Он может хотеть растрясти сонное клубное царство, поднять пыльные шторы, вымыть окна, выгнать менеджеров. Россия, напротив, хочет членства в клубе, вот с этими самыми пыльными занавесками, лысыми лакеями и неторопливым управляющим. Это борьба не за новый порядок вещей, а за собственное присоединение к старому.

Нынешнее диссидентство России скорее форма, чем содержание, производная от ее сравнительной слабости. Точно так же и программа консервативного бунта, заявленного ее руководством, – не столько глубокое убеждение, сколько конструкция от противного. Если бы глобальный Евтушенко был против колхозов, Путин мог быть за – как сейчас, после выхода США из Транстихоокеанского партнерства и Парижского соглашения по климату, протекционистский Китай вдруг оказывается хранителем принципов глобальной экономики и едет вместо Трампа в Давос.

Революционность Путина и России – это оболочка, арифметическое действие отрицания отрицания. Не ветер бушует над бором, не с гор побежали ручьи. Она направлена не на то, чтобы отвергнуть истеблишмент, а на то, чтобы стать им.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > carnegie.ru, 20 июня 2017 > № 2214367 Александр Баунов


Россия > Транспорт. СМИ, ИТ > gudok.ru, 19 июня 2017 > № 2215935 Евгений Чаркин

Евгений Чаркин: «Цифровизация - это источник конкурентоспособности ОАО «РЖД» в долгосрочной перспективе»

О том, какие цифровые технологии ОАО «Российские железные дороги» применяет сейчас и планирует применить в будущем, директор ОАО «РЖД» по информационным технологиям Евгений Чаркин рассказал на международном железнодорожном бизнес-форуме «Стратегическое партнёрство 1520».

Во-первых, мы работаем ради клиента. Поэтому в первую очередь мы занимаемся клиентскими сервисами.

Для пассажиров мы начали проект, который называется «Инновационная мобильность». В рамках него мы внедряем в поездах цифровую систему «Попутчик».

Наша концепция очень простая. Мы сделаем так, чтобы у клиентов во время путешествия по инфраструктуре РЖД и за ее пределами была привычная им среда - это интернет, сервисы электронной коммерции и мультимедийные сервисы. «Попутчик» - это портал для пассажиров, где будет доступ к мультимедийному контенту, будет возможность осуществить мультимодальную поездку от двери до двери, возможность приобрести товары в пути, заказать туристические услуги и получить информацию о пути следования.

Все, о чем мы говорим, невозможно без качественной телекоминфраструктуры. Это для нас является проблемой, поскольку сигнал, который передается на борт состава, берется с инфраструктуры сотовых операторов. К сожалению, пока у нас в стране есть определенные проблемы с качественным покрытием, поэтому мы проводим работу по модернизации нашей поездной инфраструктуры. Сейчас идет проект по модернизации оборудования на поездах «Сапсан». Оно позволит предоставить клиентам связь на большей скорости. Также мы ведем проект по оборудованию внутрипоездной магистралью вагонов «Федеральной пассажирской компании», что позволит дать клиентам доступ к сети интернет, предоставить оффлайн-доступ к «тяжелому» контенту, такому как видео и музыка. Одновременно мы ведем работу с сотовыми операторами, чтобы обеспечить приемлемый уровень покрытия вдоль железных дорог. В этом плане уже проделана работа с «МегаФоном» и МТС на перегоне Москва - Санкт-Петербург. Но работы в этом направлении предстоит сделать еще очень много. И мы надеемся на помощь коллег из министерств транспорта и Минкомсвязи.

Основной фокус в области грузовых перевозок - это электронная торговая площадка и проект CRM-системы (сокращение от англ. Customer Relationship Management, система управления взаимоотношениями с клиентами, - прим. Gudok.ru). Мы начали с нашей базовой услуги перевозки. В течение этого года мы подключим интермодальные перевозки. Затем подключим сопутствующие сервисы, которые не менее важны для клиентов - это складской корпус, финансовые и страховые услуги.

Помимо работы с клиентами у нас есть пласт внутренних бизнес-процессов, в котором мы реализуем цифровые технологии. Компания разработала программу создания интеллектуальной системы управления эксплуатации инфраструктуры. В нее мы интегрируем средства диагностики, применяем технологии интернета вещей, обработки больших данных и машинное обучение. Уже сейчас мы можем в онлайн-режиме снимать большое количество сигналов о состоянии инфраструктуры и действовать на предотказ. В идеале мы бы хотели, чтобы у нас был качественный баланс между обслуживанием инфраструктуры по нормативам и по состоянию. Для этого предстоит большая работа по выравниванию нормативов.

Сейчас совместно с компанией Siemens мы ведем проект по развитию центра аналитики данных. Также мы ведем переговоры с «Трансмашхолдингом» и «Синарой».

В идеале на выходе мы хотим получить 3d-карту состояния инфраструктуры, когда все сигналы, которые мы собрали, визуализируются в рамках 3d-модели. Мы сможем видеть все существующие проблемы и предсказывать потенциальные внештатные ситуации.

Еще одно важное направление - это управление жизненным циклом инфраструктуры. Мы начинаем внедрять технологию BIM - Building Information Modeling (информационное моделирование сооружений, - прим. Gudok.ru). Она позволит повысить нашу производительность и снизить затраты. В качестве пилотного проекта мы выбрали высокоскоростную магистраль Москва - Казань. В рамках этого проекта мы выработаем стандарт и внедрим технологическую оболочку для технологии BIM. Затем мы масштабируем на всю сеть, на всю компанию.

Если говорить в общем и целом о цифровизации, то для нас это не модные слова. Для нас это источник конкурентоспособности «Российских железных дорог» в долгосрочной перспективе. Мы понимаем, что со временем традиционные источники повышения эффективности будут исчерпаны.

Николай Логинов

Россия > Транспорт. СМИ, ИТ > gudok.ru, 19 июня 2017 > № 2215935 Евгений Чаркин


Украина > Недвижимость, строительство > interfax.com.ua, 19 июня 2017 > № 2215299 Игорь Никонов

Игорь Никонов: У нас будет сеть школ и детских садов

Эксклюзивное интервью почетного президента ООО "К.А.Н. Девелопмент" Игоря Никонова агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Почему компания приняла решение сконцентрироваться на проектах жилищного строительства?

Ответ: Сегодня рынок не позволяет строить качественные торговые центры, гостиницы, или офисы из-за длительной окупаемости. А строить плохо мне не интересно. Но и в жилом сегменте есть нюансы: элитное жилье не пользуется высоким спросом. Поэтому мы пытаемся реализовать всю свою креативность в комфорт- и бизнес-сегменте. Доказать себе и другим, что даже в недорогом жилье можно креативно подходить к процессам. Кроме того, мы продолжаем строительство школ, детских садов и, скорее всего, будем строить больницы.

Вопрос: О каких именно школах идет речь?

Ответ: Мы начали строительство большой школы в "Комфорт Тауне". Она рассчитана на 3-11 классы и в общей сложности на 600 детей. Объект откроется уже 1 сентября 2018 года. Это финальная часть большого детского комплекса, который, кроме вышеуказанной школы, включает Академию современного образования А+, детский сад и начальную школу. Помимо креативных архитектурных решений, школа будет иметь не совсем традиционную программу, что-то среднее между американской и украинской системами обучения. В ней будет немного больше науки, чем в американских школах, но с акцентом на проектное обучение. Когда ребенок работает над проектом, подключается образная память, да и применимость в реальной жизни изучаемого материала оставляет все в памяти у ребенка. Сейчас дети выходят после 11 лет школы с несистематизированными знаниями. Кроме того, нужно развивать лидерские качества. Это даже важнее, чем знания. Когда есть цель, найти источник необходимых знаний – не проблема. Главное – научить человека правильно идти к цели. У нас мало лидеров. В стране – не более 5-6% людей в состоянии потянуть за собой любой бизнес. Они должны быть двигателями, открывать новые рабочие места, не сдаваться перед сложностями. Умение дойти до финальной точки, применив все возможные пути – ключевой пункт в образовании.

Вопрос: Кто разрабатывал программу обучения?

Ответ: Занимается этим моя супруга Иванна совместно с профильными специалистами. Кстати, в мае она получила звание "матери-героини". Иванна с командой много ездят по миру, смотрят, анализируют и выбирают оптимальный формат. Мы прошли несколько поколений (у Игоря и Иванны Никоновых сейчас 10 детей – ИФ), одни дети уже закончили зарубежные университеты, другие еще там учатся, некоторые учатся в Украине. На примере наших детей жена видит, что подходит, а что нет. Когда они бегут в школу вприпрыжку, с радостью, это о многом говорит. Когда кто-то из них учился в наших школах, так их не разбудишь, не поднимешь. Школа должна заинтересовать ребенка, создать конкурентную среду, дух соревнования должен витать в воздухе. Списывание точно не может поощряться. С самого детства ребенку нужно понимать, что все – конкуренты, и надо самому стремиться вверх и много работать для достижения поставленной цели.

Вопрос: Я так понимаю, вы планируете построить несколько школ…

Ответ: У нас будет сеть школ и детских садов. В ближайших планах – большой детский сад в жилом комплексе Tetris Hall (ввод 2018 году) и "Академия детства А+" в ЖК Central Park (ввод – в 2017 году). В проекте "Файна Таун" также предусмотрена школа, детский сад и центр современного развития. Сегодня такой формат очень востребован. Все необходимое должно быть сконцентрировано в одном комплексе, и мы будем локально создавать образовательные хабы внутри жилых объектов.

Вопрос: А достаточно ли специалистов в Украине для таких целей?

Ответ: Нет, их не достаточно. Иностранные специалисты приезжают к нам, чтобы прочитать лекции, мы возим своих сотрудников в другие страны. К примеру, Турция ушла далеко вперед по сравнению с нами. В Стамбуле многие школы учат по американской системе, после них ребенок может легко поступить в любой университет мира. Высшее образование – это следующий этап, который я бы хотел реализовать. К сожалению, пока для этого нет возможностей, один человек это не потянет. Тут бизнес должен иметь поддержку государства, фондов, базового университета, скажем, американского, английского или французского – не важно. Я готов выступить менеджером этого процесса.

Вопрос: Чем для вас, как бизнесмена, является строительство этих школ – привлечением инвесторов, или отдельным бизнес-проектом?

Ответ: С точки зрения бизнеса как получения дохода строительство школы невыгодно. Но в долгосрочной перспективе это очень повышает уровень жилого комплекса. Компания всегда начинает концепцию большого жилого проекта с разработки социальных и сервисных объектов. Развитая инфраструктура дает возможность людям чувствовать себя комфортно в добрососедской среде комплекса. Идея открыть собственный образовательный центр вынашивалась постепенно. Сначала Иванна основала небольшую школу в пригороде столицы, затем эта школа разрослась до трехэтажного здания. Идея создания Академии Современного Образования А+ возникла из собственных потребностей. Детей много, и хочется, чтобы они занимались и языками, и танцами, и гимнастикой, а, как обычно, все это в разных местах, потому успеть везде почти невозможно.

Вопрос: В развитие медицины вы также планируете внести свою лепту?

Ответ: Да, хочу построить госпиталь. Как-то я услышал данные, сколько наших граждан уезжает лечиться за границу. На это тратятся огромные деньги государства. Мы решили создать многопрофильный госпиталь, который будет сертифицирован по европейской системе. Работать в нем изначально будут как наши лучшие специалисты, так и иностранные врачи, параллельно проводя обучение передовым мировым протоколам лечения. Медицина – это болезненная тема для Украины. Многие высококвалифицированные врачи построили свой бизнес, используя государственные больницы как свою вотчину и в частные клиники затащить их фактически невозможно. Зачем, если все уже налажено и приносит большие доходы и только тебе, а расходы все оплачивает государство? Все главврачи миллионеры, ни для кого это не секрет. Поэтому надо брать молодых талантливых врачей, давать наставников не из системы и доучивать. Сейчас мы ведем переговоры с израильскими, немецкими и американскими госпиталями, проект больницы в стадии разработки.

Вопрос: Какая локация у госпиталя?

Ответ: Он будет на Столичном шоссе, недалеко от метро Выдубичи. Площадь земельного участка примерно 1,5 га. Общая площадь госпиталя составит около 20 тыс. кв. м.

Вопрос: Расскажите более детально о планах и будущих проектах компании.

Ответ: Основной проект на сегодня – Живой Квартал "Файна Таун": большой и долгосрочный. Также планируем строить вторую очередь ЖК Tetris Hall и новую очередь "Комфорт Таун". Мы расширили участок на 12 га и планируем достроить 100 тыс. кв. м жилья и школу, о которой я уже рассказывал. Заканчиваем вторую очередь Central Park (жилая площадь – порядка 11 тыс. кв.м., 141 квартира) и "Академию детства А+" в составе комплекса. Во второй очереди Tetris Hall мы достроим 29 тыс. кв. м жилья (площадь участка порядка 1,2 га, общая площадь проекта порядка 50 тыс.кв.м.), инфраструктурные объекты, плюс большой детский сад. В ближайшем будущем проекты обычных многоэтажек перестанут интересовать людей, если только мы не говорим о самом центре города, где физически нет места. Хотя, как видите, даже в центре мы стараемся создать нашим клиентам максимум комфорта. Нужно строить качественную среду обитания. Сегодня многие девелоперы уже думают о фасадах, эргономике, социальной инфраструктуре. Еще не все строят школы и садики, но к этому все равно придут. Тем более, Киевсовет уже дал возможность строить школу, садик за счет паевых, получив дебет для будущих проектов. Если ты построил детский сад, к примеру, за 30 млн грн, то можешь отдать его городу и 20 миллионов разницы (при размере паевых в 10 млн грн) положить себе в дебет на следующий проект. Более того, в КГГА уже есть проект решения ввести новую систему по детским садам по принципу "деньги ходят за ребенком". Посчитать расходы на одного ребенка и платить эти деньги родителям ваучерами. Родители, если того хотят, смогут использовать этот ваучер в частном детском саду, доплатив разницу. Если это примут, много государственных муниципальных садов освободится, а количество коммерческих – увеличится. Город снимет с себя обременение строить новые детсады и их обеспечивать. И потом, в нашей стране нет бесплатных садиков, родители все равно бесконечно делают взносы. Так почему не сделать это официально? Появится конкуренция на рынке и родители смогут выбирать, куда отдать ребенка. А директора детских садов начнут думать о рейтингах и репутации.

Вопрос: Сейчас многие застройщики пытаются делать акцент на энергоэффективности своих проектов. Какие решения вы реализуете в этом плане?

Ответ: Мы хотим ввести на рынке понятие "теплый дом". Первым проектом с этим статусом станет "Файна Таун". Мы договорились, что уполномоченный государственный институт НИИСК проведет испытание ограждающих конструкций наших зданий и даст соответствующий сертификат об уровне их эффективности. Этот критерий мы хотим ввести для всех объектов на рынке.

Вопрос: В инфраструктуре "Файна Таун" запланирован торговый центр. Он будет большим?

Ответ: Его площадь будет порядка 7,5 тыс. кв. м, в том числе фитнес-клуб с тремя бассейнами, также в нем будет большой супермаркет на 3,5 тыс. кв. м. кроме того, мы предусмотрели порядка 10 тыс. кв. м коммерческих помещений на первых этажах в жилых домах. Из каждого подъезда будет выход либо в зеленую зону к пешеходной променаде с магазинчиками и кафе длиной в 3 км, либо к автомобильным подъездам. В этом заключается особенность архитектурного решения комплекса.

Вопрос: А уже есть договоренность с оператором супермаркета?

Ответ: Мы ведем переговоры с тремя ключевыми сетями – "Сильпо", Billa и Novus, чтобы финализировать архитектурно-планировочные и технические решения до начала строительства. Реализован ТЦ, думаю, будет во второй очереди. В проекте будет много очередей; первые две мы начинаем вдоль ул. Салютная, чтобы замкнуть фасад и показать людям, что мы строим. Потом пойдем вглубь.

Вопрос: На какой срок рассчитан проект?

Ответ: Лет 7-8. Все будет зависеть от ситуации на рынке. Если будет продаваться хорошо, построим быстро весь комплекс. Технически там все решено, все коммуникации есть.

Вопрос: Вы пока не планируете выходить на другие рынки, например, региональные?

Ответ: Вы знаете, нет. Я честно говорю, что последний рынок недвижимости, который упадет – киевский, а первыми рушатся региональные. У нас нет цели в виде экспансии, я никогда не горел самоцелью иметь самую большую компанию. Все наши проекты должны быть landmark, узнаваемы. Репутация качественного застройщика для меня гораздо важнее, чем репутация просто большого застройщика, который гонится за объемами. Тем более, наша компания очень отрыта и за каждый проект несу ответственность лично я, Игорь Никонов.

Вопрос: KAN Development достаточно активно занимается освоением промышленных зон в пределах города. "Комфорт Таун", "Файна Таун"… Планируются ли еще проекты на территории промышленных зон?

Ответ: Конечно. Мне неинтересна точечная застройка. Да, она дешевле, она выгоднее экономически, но она не дает тебе комплексности, проекта, которым ты можешь гордиться. И второе – не создает людям среду, за это тебе "спасибо" не скажут. Это возможно только на больших территориях. Да, мы будем, искать большие площадки. Во-первых, там есть сети, во-вторых, это абсолютно органично, когда город уводит промышленность на окраины. Тем более, сегодня промышленности уже не требуются огромные территории. Все заводы должны быть за городом, особенно если они экологически нечистые. Например, завод "Фанплит" давно нужно вынести, а его руководство ведет себя абсолютно непорядочно – они втихаря, ночью, выбрасывают в воздух вредные вещества. И считают, что это нормально – завод в центре города со сверхнормативным выбросом формальдегидов. Люди уже более двух лет борются с этим заводом. Если раньше он работал на газе – это еще более или менее. Но они поставили твердотопливный котел и по ночам сжигают отходы фанеры, пропитанные смолой. С директором завода судятся, он проиграл все суды, но наша система, к сожалению, не способствует решению проблемы.

Украина > Недвижимость, строительство > interfax.com.ua, 19 июня 2017 > № 2215299 Игорь Никонов


Украина > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 19 июня 2017 > № 2215297 Наталья Корчак

Глава НАПК: Агентство хотят взять под контроль для ручного регулирования проверок е-деклараций и манипуляций накануне выборов

Эксклюзивное интервью главы Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции Натальи Корчак информационному агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: У НАПК в последнее время репутация, мягко говоря, не очень хорошая. Вас обвиняют в бездеятельности, просят уйти с должности, настаивают на переформатировании работы Агентства, а внутри структуры, которую Вы возглавляете, нет командной работы – все склоки становятся публичными. Почему так происходит?

Ответ: Само создание антикоррупционных органов, а нашего особенно, происходило в условиях конфликта. Конфликта между теми, кто реально хочет уничтожить коррупцию, создав государственный механизм её предупреждения, и теми, кому выгодно оставить все, как есть, то есть, подчинить новый орган тем правилам, которые позволят и дальше имитировать реформы. Нам нужна страна без коррупции, а не политические скандалы вокруг неё.

Нас долго отбирали, и уже больше года длится конкурс на пятого члена НАПК. Работу Агентства в публичной плоскости ошибочно сводят исключительно к системе электронного декларирования. Министр юстиции и другие чиновники говорят, что Агентство было создано только для системы е-декларирования. Все это большая неправда, миф, в который все верят или хотят верить. А верят потому, что не знают, что написано в законе о предотвращении коррупции. В законе четко прописано, что Национальное агентство – это орган со специальным статусом, задачей которого является формирование и обеспечение реализации антикоррупционной политики. Необходимо эту политику разрабатывать, осуществлять финансовый контроль, проводить плановые и внеплановые проверки по предотвращению коррупции в органах центральной исполнительной власти и других государственных органах. Надо также внедрять механизмы финансирования политических партий, проводить текущую работу по урегулированию конфликта интересов, ведь это касается и судей, и прокуроров, и чиновников различных уровней. Результат такой политики, как я вижу, – новые условия жизни в государстве, при которых коррупция и невыгодна, и невозможна.

Поэтому самое важное – НАПК должно предложить новую антикоррупционную стратегию на следующие годы, поменять саму систему.

Таким образом, конфликт вокруг Агентства фактически является искусственно спровоцированным определенными политическими намерениями политиков. С одной стороны, это политики, которые представляют общественные силы, направленные на обновление Украины и, с другой – те, которые представляют силы, стремящиеся "законсервировать" состояние общества. Я убеждена, что силы обновления возьмут верх, это моя гражданская позиция. Но как чиновник я действую в рамках законодательства, решаю конкретные вопросы.

В государственной системе именно наш орган на профессиональной основе занимается электронным декларированием. Е-декларация – это источник информации, на основании которого все могут сделать определенные выводы. Если по результатам всех этапов проверки установлены признаки административного правонарушения, то мы составляем административный протокол, если уголовного – направляем материалы в правоохранительные органы.

Я прекрасно понимаю, что деятельность НАПК сегодня не популярна ни среди общественных активистов, которые якобы в следующем году также будут декларировать свои доходы, ни среди высокопоставленных чиновников.

Вопрос в том, что следующий этап – это результаты проверок. Готовы ли декларанты к этим результатам? Вряд ли. Поэтому и хотят поставить Агентство под контроль в части "ручного регулирования" процесса проведения проверок. Исходя из сложившихся на протяжении десятилетий порядков, это означает, что в ручном режиме можно решать вопросы: в отношении кого проводить проверки, а кому отказывать в проведении проверки. Но ведь правильно, чтобы все были равны перед государством.

Лично моя позиция заключается в том, что НАПК обязано проводить проверку и лишь в качестве исключения можно отказать в проведении проверки, если декларант не относится к категории лиц, подлежащих полной проверке.

В ручном же режиме эти процессы можно координировать и, похоже, именно этого добиваются те, кто пытается сегодня дискредитировать Агентство.

Вопрос: Эту мысль можно продолжить и в контексте функции НАПК по контролю за финансированием политических партий?

Ответ: Да, это еще один важный момент – финансирование политических партий, осуществление контроля за теми ограничениями, которые законодатель установил по отношению к деятельности политических партий.

В условиях подготовки Украины к предстоящим выборам – будут они осенью, весной или даже через год – имея такой инструментарий, как Нацагентство, можно влиять на политических конкурентов. То есть можно заказывать определенные громкие дела по отношению к политически неудобным партиям или определенным деятелям.

Это же касается и деклараций политиков – тогда конкуренты будут втянуты в походы в правоохранительные органы и судебные тяжбы.

Поэтому ручное управление НАПК – прекрасный способ как для манипуляции общественным мнением, так и для реализации определенных политических проектов.

Как бы успешно или неуспешно мы не работали, наша деятельность никогда не будет иметь сторонников среди политиков. И если в отношении кого-то по закону будут составлен админпротокол или открыто уголовное производство, то в качестве защиты будут всегда говорить, что существует заказ, что это избирательное преследование и вообще НАПК никому не надо. Но политики преувеличивают своё значение. Основной сторонник развития НАПК – народ Украины, который сформулировал чёткий запрос на реформы. Я вижу людей, которые думают, как я, и это вселяет оптимизм.

Вопрос: Как в целом сейчас проходит работа в направлении проверок финансирования политических партий?

Ответ: В этом направлении порядок, дискуссий нет. Ежеквартально анализируются отчеты. Мы выявляем нарушения, которые касаются нарушения сроков подачи отчетности. Появилась и новая категория моментов, которые стали предметом составления административных протоколов – это нарушение правил финансирования через так называемую партийную кассу.

У нас уже составлено более 100 административных протоколов, открыто 8 уголовных производств, по 5-и партиям материалы рассматриваются Национальной полицией.

Впервые появилась практика конфискации незаконных взносов в государственный бюджет, также есть первое решение на уровне райсуда Полтавской области о признании административного проступка, связанного с незаконным финансированием партии бенефициаром из-за рубежа. Речь об "Аграрной партии Украины". Но это не единственная партия.

По партии "Батькивщина" мы также выявили нарушения, которые стали предметом уголовного производства в части подделки документов, и сейчас это уже зона компетенции Национальной полиции.

Таким образом, в направлении противодействия политической коррупции у нас уже появилась судебная практика – от теории перешли к конкретным практическим результатам в судах. Думаю, что развитие такой практики поставит деятельность всех политических партий в рамки законодательства, поможет развитию правовых основ демократии в нашей стране. Если, конечно, Агентство не парализуют очередным "политическим спектаклем".

Вопрос: Сотрудничество с правоохранительными органами по материалам работы Агентства на надлежащем уровне?

Ответ: В направлении финансирования политических партий мы сотрудничаем с Национальной полицией. Также есть сотрудничество с НАБУ в части обмена информацией – мы предоставили им доступ к нашим базам данных, и они теперь со своих рабочих мест могут заходить в кейсы и из первоисточника получать информацию о том декларанте, которого проверяют. У нас есть взаимопонимание и с Генеральной прокуратурой – все административные дела, связанные с коррупцией, сопровождаются прокурором.

Процессы взаимодействия будут совершенствоваться. И когда у нас будут первые результаты проверок и определенные нарушения, например, на предмет незаконного обогащения, мы будем передавать материалы в прокуратуру.

Каждый из правоохранительных органов рассматривает декларации в своей компетенции: Генпрокуратура – в части неуплаты налогов, НАБУ – в части незаконного обогащения.

Вопрос: Вопрос декларирования членов общественных организаций вызвал неоднозначную реакцию самих организаций и предостережения международного сообщества. Какова Ваша позиция?

Ответ: Я считаю, что тем, кто борется с коррупцией, нечего скрывать. Чем отличается общественный активист от того государственного служащего, который строит свою деятельность на принципах публичности и прозрачности?

Но этот вопрос требует детализации. Думаю, что нет необходимости в том, чтобы декларировались все, кто называет себя борцом с коррупцией. Есть руководство этих организаций, - перечня этих лиц для декларирования будет достаточно, не следует число субъектов декларирования увеличивать до бесконечности. Это вопрос развития культуры организаций, представляющих гражданское общество – с этим есть проблемы, но они вполне решаемы, была бы на то добрая воля.

Вопрос: Как проходит полная проверка деклараций топ-чиновников? Когда будут результаты?

Ответ: НАПК начало проверку 114 е-деклараций топ-чиновников, среди которых 22 министра, 35 представителя судебной системы, 27 народных депутатов. Первые 22 проекта решений о результатах проверки уже обнародованы на нашем сайте.

Результаты проверки требуют четкой формы, которой, к сожалению, сейчас нет. Радецкий и его департамент (Руслан Радецкий, член НАПК, координатор департамента финансового контроля и мониторинга способа жизни – ред.) отвечают за результаты проверки и сроки ее завершения. На заседания НАПК неоднократно выносились проекты решений, подготовленные им. Но они не отвечают необходимым требованиям.

Самая главная проблема – они носят общий характер, без конкретизации пояснений, мотивации, результата. То есть эти проекты решений не являются юридически обоснованными и могут стать предметом судебного обжалования. Мы не имеем права позориться и голосовать за юридически некорректное решение, выдать "филькину грамоту" вместо юридического инструмента. Право – серьезный инструмент цивилизованного регулирования общественных процессов, и мы должны действовать абсолютно корректно, профессионально. Тогда будет результат.

Декларанту важно знать, есть ли в его декларации что-то, что может повлечь ответственность, поэтому следует точно указать в проекте решений наличие или отсутствие того или иного правонарушения, тогда решение будет утверждено на заседании НАПК.

Обратите внимание, чьи декларации проверяются: премьер-министра, членов Кабмина… Это говорит о безответственном и непрофессиональном отношении Радецкого к тому направлению деятельности, которое ему поручили. Хочу подчеркнуть, что Радецкому е-декларирование не навязывали, он сам захотел курировать это направление, и мы согласились. Но уже почти месяц прошел, как завершилась дата проведения проверок, но новых проектов решений он нам не предоставлял.

Вопрос: Как Вы оцениваете обыски, проведенные на днях у Радецкого?

Ответ: Обыски связаны лично с Радецким и его биографией, они не имеют отношения к НАПК. Речь идет о подлоге документов в то время, когда НАПК еще не был создано, и мы с ним не были знакомы.

Вопрос: Проясните, пожалуйста, ситуацию относительно проведения спецпроверок кандидатов на пост омбудсмена. В парламенте говорят, что документов еще нет, Ваши коллеги утверждают обратное…

Ответ: Все материалы по спецпроверке кандидатов в омбудсмены направлены в Верховную Раду своевременно, в установленном законом порядке. И рассмотрение это вопроса теперь в полномочиях парламента.

Вопрос: Как Вы относитесь к законопроекту о "перезапуске" работы НАПК?

Ответ: В этом году начались заявления Петренко, разговоры о "перезагрузке", о коллективной безответственности. И это вместо того, чтобы перевести разговор на профессиональные рельсы и обсудить, что делать для того, чтобы то, что прописано в законе, имело действенный механизм реализации.

У меня есть своё видение. Возможно, в законе надо что-то доработать, к примеру, размежевать полномочия главы и членов Нацагентства, определить, что единолично решается главой Агентства, оставив коллегиальность в вопросах, которые относятся к сути деятельности НАПК. Также следует определиться с прописыванием должности заместителя Агентства.

Но принимать такие изменения надо рабочей группой, которая будет состоять из людей, заинтересованных в усовершенствовании законодательных норм, а том числе, и членов НАПК. Надо учитывать наработанный опыт. Только в рамках совместной конструктивной работы можно внести правильные изменения в закон. А в данном случае мы имеем дело только с однобокими заявлениями о наших премиях, о перезагрузке и безответственности.

Возникает вопрос: а что предлагается взамен? А предлагается заменить коллегиальную форму организации работы НАПК на единоличную. Единоличное управление при таких мощных полномочиях – это путь в пропасть, так как не может быть сконцентрировано все в одних руках: и финансовый контроль, и контроль за деятельностью политических партий, и контроль за порядком проведения проверок государственных органов, и контроль в части регулирования конфликта интересов. Именно в таком случае есть вероятность выполнения определенных заказов. Разве к этому ведут реформы?

Выдвижение таких инициатив – прямое свидетельство политической позиции того, кто хочет подчинить НАПК себе, кто хочет назначить главой органа управляемое лицо. Ответ очевиден: разговоры начались с Министерства юстиции и были подхвачены Кабинетом министров.

Важно не потерять то, что уже есть. Нацагентства боятся: когда проводятся плановые проверки государственных органов, то в соответствующих ведомствах сотрудники шепотом говорят, что "у нас НАПК". Есть и опасение, что может быть составлено предписание на руководителя органа, есть и четкое понимание факта, что мы проводим свою работу. Нас не должны бояться, с нами должны сотрудничать, чтобы иметь возможность спокойно работать в рамках закона, устойчивых правил. Это обеспечивается стабильностью правил и преемственностью институтов, но никак не сменой команды.

Вопрос: Что последует за принятием этого законопроекта? Работа Агентства будет парализована?

Ответ: Если Верховная Рада примет инициированный Кабмином законопроект относительно нашей "перезагрузки", мы все четверо встаем и уходим. А кто придет на наше место и кого назначат – это будет решать тот, кто инициировал изменения. Кабмин тогда может назначить временно исполняющего обязанности главы.

И тогда возникнет вопрос: а как будут проводиться проверки, кто будет принимать решения по результатам проведения проверок? Потому что изменений в закон о предотвращении коррупции относительно коллегиального решения вопросов по утверждению результатов проведения проверок нет. То есть, всю деятельность Агентства принятие этого закона не застопорит. Хозяйственные направления будут работать. Но деятельность, которая предусматривает коллегиальное принятие решений – по результатам проведения проверок, составление административных протоколов, направление материалов в специализированные органы - это направление будет парализовано.

Сотрудники будут работать, будут выявлять, будут готовить документы, но некому будет принимать решения. Именно таким образом может быть отложено во времени принятие решений относительно определенных декларантов. Но ведь мы и так "откладываем в долгий ящик" многие решения, – и в этом проблема, которую нужно решить, это и есть реформа!

Вопрос: Вам неоднократно предлагали написать заявление об отставке с должности главы НАПК. Готовы ли сделать это?

Ответ: Сложно найти у нас в стране кого-то, кому не предлагали периодически куда-то уходить. Думаю, что в такой обстановке лозунгов может быть много, каждый может сказать, что кому-то нужно уйти с должности. Вопрос в том, а что стало основанием для такого вывода – объективное суждение? Оценка "нравится – не нравится"?

Я не обязана нравиться всем, я на этой должности – чиновник. Если закон предусматривает избрание главы сроком на два года – это уже гарантия независимости и от внешних факторов, таких, как слова премьера о необходимости уйти в отставку, и от внутренних – позиции самих членов НАПК.

Никто не дождется написания моего заявления об отставке. Я взяла на себя определенные обязательства, мною организована эффективная работа направления предотвращения политической коррупции, есть результаты и я смогу отстоять права Национального агентства среди других антикоррупционных органов.

Вопрос: Оказывается ли на Вас давление в плане работы? Просят ли о чем-либо, требуют или угрожают?

Ответ: Ситуация относительно нашей перезагрузки, инициированные изменения в законодательстве объясняются тем, что лично на меня никто не давил и давить не сможет. Никто меня ни о чем не просит, потому что понимает, что я буду действовать в рамках закона. Это понимает и премьер, и господин Петренко.

Мы ни для кого не делаем исключений. Яркий пример – предотвращение политической коррупции. Если нарушены правила финансирования или другие нарушения – составляем административный протокол, открываем уголовные производства. Поэтому прямого давления относительно принятия мною того или иного решения нет.

Но, хочу подчеркнуть, что проверками деклараций занимается Радецкий. Это его направление, в этой части говорить о каком либо давлении не могу, так как не вмешиваюсь в процесс проведения проверок.

Я понимаю, что моя должность весома в этом государстве. Я не встречаюсь и не общаюсь с теми, кто потенциально заинтересован в каком-то определенном результате, связанном с Национальным агентством. Для меня важно не утратить независимость.

Разговоры о том, что за мной стоит какая-то политическая сила или конкретные люди – миф. Так думают люди, которые просто не могут думать иначе.

Вопрос: Как отразится на работе НАПК уход Рябошапки?

Ответ: То, что он писал заявление об отставке – это его личное мнение, которое мы должны уважать. Комментировать его заявление я пока не буду, так как Кабинет министров хоть и принял решение, но в НАПК его пока нет. Руслан Рябошапка по 16 июля находится в отпуске.

Что же касается последствий его ухода из НАПК, то это никоим образом не повлияет на качество работы Агентства, потому что у нас остается три члена Агентства, и НАПК правомочно в принятии решений.

Вопрос: Уголовная история с разработчиком программы е-декларирования "Мирандой" тоже не в плюс имиджу НАПК…

Ответ: Это история между ПРООН, Минюстом и "Мирандой" – не наша история, мы не заказывали данную программу, не утверждали технические задания, просто взяли то, что изготовлялось для нас.

Учитывая сжатые сроки для запуска системы электронного декларирования, мы приняли версию программы е-декларирования, которая была подготовлена ко времени нашего запуска.

Все, что происходит вокруг "Миранды", к нам никакого отношения не имеет. Мы не расходовали бюджетных средств на эту программу, не ставили подписей на техническом задании. То есть эта история началась до нас, а мы были лишь тем органом, который должен был в рамках международных обязательств запустить систему электронного декларирования.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 19 июня 2017 > № 2215297 Наталья Корчак


Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 19 июня 2017 > № 2214549 Владимир Путин

Совещание по экономическим вопросам.

Владимир Путин провёл в Кремле совещание по экономическим вопросам. Обсуждались различные аспекты демографической политики государства.

В.Путин: Уважаемые коллеги, добрый день!

Мы сегодня комплексно обсудим вопросы демографической политики. Отмечу – вы знаете об этом, тема звучала и в ходе «Прямой линии», – что ситуация в этой сфере справедливо волнует граждан, но и нас должна волновать, собственно говоря, мы с вами этими вопросами занимаемся регулярно, потому что речь идёт о будущем страны, о народосбережении.

Что такое страна? Это прежде всего люди. Демография – это интегральный, во многом ключевой показатель состояния экономики и социальной сферы, чувствительный индикатор любых перемен в государстве и обществе.

По большому счёту, демография отражает, насколько успешно мы справляемся с современными проблемами и вызовами, в том числе с теми проблемами, которые возникают в самих демографических процессах, внутри.

Мы плотно занимаемся вопросами демографии практически с начала 2000–х годов и, вы знаете, сделали здесь немало, сделали много, добились реальных, хороших результатов, прорывов, хотя тогда казалось, что преодолеть накопившиеся тяжелейшие демографические проблемы будет просто невозможно.

Демография – это интегральный, во многом ключевой показатель состояния экономики и социальной сферы.

Но мы с этой задачей в целом справились благодаря комплексным, продуманным и, как оказалось, эффективным мерам как по поддержке рождаемости, так и по снижению смертности.

В последние годы благодаря развитию здравоохранения и мерам профилактики, увеличению объёмов высокотехнологичной медицинской помощи снизилась младенческая смертность, смертность от ДТП, от заболеваемости сердечно-сосудистой системы и туберкулёзом; выросла средняя продолжительность жизни.

Однако сегодня мы вновь сталкиваемся с падением рождаемости. Так, за январь–апрель этого года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года численность родившихся снизилась на 68,7 тысячи.

Такую тенденцию демографы, конечно, предвидели, да и мы с вами об этом хорошо знали, потому что именно сейчас, в период с 2015 по 2020 год входят в резонанс сразу несколько негативных демографических волн, которые повторяются каждые четверть века. Я об этом, кстати, по-моему, на «Прямой линии» тоже говорил.

Резкий, катастрофический спад рождаемости в период Великой Отечественной войны привёл к снижению числа рождённых на рубеже 70–х годов. Это поколение в свою очередь как раз рожало детей в трудные периоды 90–х годов. И малочисленные поколения 90–х годов сегодня также начинают создавать свои собственные семьи.

Благодаря мерам поддержки, уважаемые коллеги, нам удалось на несколько лет задержать неизбежное падение рождаемости, значительно его сгладить. Для долгосрочного демографического развития это было и является очень важным достижением.

Благодаря мерам поддержки, уважаемые коллеги, нам удалось на несколько лет задержать неизбежное падение рождаемости, значительно его сгладить.

Хотел бы подчеркнуть, что сейчас надо так же комплексно и так же настойчиво решать возникающие проблемы, принимать дополнительные меры, сохранять и развивать те механизмы, которые уже опробованы и доказали свою эффективность.

Сейчас, как я знаю, мы беседовали со многими из здесь присутствующих отдельно, разрабатываются разные предложения.

Первое: рассматривается возможность проанализировать дальнейшие перспективы программы материнского капитала.

Далее говорится о более эффективной настройке, усовершенствовании системы социальных пособий для семей с детьми.

Третье: согласен с тем, что нужно решать проблему обеспечения детей до трёх лет местами в яслях, так же, как это мы делали с детскими садами.

Далее: нужно предложить дополнительные меры обеспечения жильём семей с детьми.

И конечно, наряду с поддержкой рождаемости нужно продолжать последовательную, комплексную работу по снижению смертности.

Ещё раз хочу подчеркнуть: вопрос демографии – важнейший, определяющий развитие страны на десятилетия вперёд. Мы должны и будем проводить здесь активную политику, предусмотрев для этого необходимые ресурсы.

Понятно, что ресурсов всегда не хватает, и ясно, что мы должны их распределять рачительно, но мы должны определять и приоритеты. Сохранение народонаселения, поддержка рождаемости – один из важнейших приоритетов в нашей с вами работе.

Давайте начнём обсуждение.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 19 июня 2017 > № 2214549 Владимир Путин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Электроэнергетика. Судостроение, машиностроение > premier.gov.ru, 19 июня 2017 > № 2214540 Дмитрий Медведев, Дмитрий Рогозин, Ольга Голодец

Совещание с вице-премьерами.

В повестке: о правилах выделения субсидий организациям автопрома и машиностроения, о Генеральной схеме размещения объектов электроэнергетики до 2035 года, о внедрении электронного больничного листа, о ходе строительства атомных ледоколов на Балтийском заводе.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Несколько слов о документах, которые недавно вышли.

Один касается увеличения поддержки автопрома и машиностроения. Мы меняем профильные правила выделения денег из федерального бюджета. Расширяем круг компаний, которые могут претендовать на эти деньги, включаем теперь туда и производителей комплектующих. В результате они могут снизить затраты на транспортировку узлов и агрегатов. А также увеличиваем объём уже действующей поддержки для автопроизводителей, которые имеют высокую степень локализации, – с 20 до 80%.

Я также утвердил Генеральную схему размещения объектов электроэнергетики, она рассчитана до 2035 года. Это крупный, базовый документ.

Помимо этого есть решения, которые мы принимали, но они работали в пилотном варианте, а сейчас переходят уже в базовый вариант. В частности, это так называемый электронный больничный лист. Уже со следующего месяца практика выдачи электронных больничных станет распространяться по всей стране. По электронным больничным листкам будут выплачиваться пособия по временной нетрудоспособности, по беременности и родам.

Эта система очевидно удобнее, чем система, когда оформляется бумажный документ. Она гораздо быстрее, не нужно стоять в очереди в поликлиниках, чтобы получить все подписи врачей и печати, которые обычно ставятся, врачам меньше бумаг надо заполнять. При этом если ошибки возникают – а они, конечно, возникают, – их проще исправить. В прошлом году, я напомню, было выдано более 40 млн бумажных листков нетрудоспособности, так правильно называется больничный лист. Кроме того, электронный документ потерять невозможно и подделать нельзя, что на самом деле тоже имеет определённое значение. Он подтверждается квалифицированной электронной подписью медорганизации. Как только человек готов вернуться на работу, этот документ, его электронная версия, посылается работодателю и в Федеральный фонд социального страхования.

Тем не менее, несмотря на такой сплошной переход к электронным листкам нетрудоспособности, к электронным больничным, бумажные варианты больничных листов не отменяются, во всяком случае сейчас, на этом этапе, до тех пор, пока люди не привыкнут к тому, что теперь это электронные версии. Если кто-то захочет оформлять больничный по-старому, отказа тоже быть не должно.

Ольга Юрьевна (обращаясь к О.Голодец), расскажите, какие результаты внедрения этого «пилота», потому что это документы, с которыми все люди сталкиваются, и насколько вообще наши медицинские организации и федеральная служба социального страхования готовы к внедрению электронной версии.

О.Голодец: Уважаемый Дмитрий Анатольевич, уважаемые коллеги! Действительно, введение электронного листка нетрудоспособности имеет особое значение для наших граждан. В нашей стране застраховано по этому виду страхования 52 млн граждан, в выдаче листков нетрудоспособности участвуют практически все медицинские организации первичного звена – 11,8 тыс. организаций.

Ежегодно мы выдаём 40 млн листков нетрудоспособности, гражданам выплачивается 331 млрд рублей на пособия по нетрудоспособности. Это огромный документооборот, и давно назрела необходимость в его переводе в электронный вид. Об этом нас просили граждане, и в 2014 году начался пилотный проект в шести регионах Российской Федерации. Для этого было подготовлено всё электронное обеспечение, и в этих шести регионах больничные листы стали ходить как в электронном виде, так и на бумажных носителях. 40% сразу перешли на использование в электроном виде больничных листов, прежде всего вся молодёжь, листы по беременности и родам практически все оформляются в электронном виде.

Для тех, кому пока неудобно переходить на электронные листки, сохраняется бумажный вариант листка нетрудоспособности.

1 июня 2017 года у нас появились личные кабинеты застрахованного лица и страхователя. Они есть уже во всех субъектах Российской Федерации, и это будет дополнительной опцией для того, чтобы каждому застрахованному лицу было легко обратиться к своей карте, к своим данным и чётко всё проверять. Это будет двойной контроль – как со стороны Фонда социального страхования, так и со стороны застрахованного лица – по поводу выписки нетрудоспособного и своевременной выплаты ему пособия.

Вся эта система призвана навести серьёзный порядок в деле выдачи листков нетрудоспособности. Это позволяет ускорить получение пособий по нетрудоспособности для всех застрахованных лиц, избежать ошибок, сокращает существенно документооборот и освобождает врачей от ненужной бумажной дополнительной работы. Мы готовы к распространению пилотного режима на всю страну, но, как Вы сказали, это будет делаться постепенно, и в первые несколько лет наряду с электронной версией листка будет иметь хождение и бумажный носитель.

Д.Медведев: Тем не менее это правильный подход. Я думаю, что мы сможем продемонстрировать все достоинства этой новой формы электронной, которая в меньшей степени будет обременять наших людей и, естественно, более точно и быстро отражать все данные, связанные с фиксацией нетрудоспособности и взаимоотношений между работодателем, Федеральным фондом социального страхования и медицинским учреждением.

Дмитрий Олегович (обращаясь к Д.Рогозину), мы активно занимаемся возрождением нашего ледокольного флота, в том числе атомного ледокольного флота, который когда-то был у нас самым передовым в мире. Что сейчас происходит, как исполняются поручения Президента и Правительства?

Д.Рогозин: Сегодня начинаем заводские испытания первой турбины для головного ледокола «Арктика», который сооружается в Санкт-Петербурге на ООО «Балтийский завод – Судостроение».

Большое событие, потому что 25 лет на Кировском заводе вообще ничего подобного не делали, и фактически все такого рода работы были только на Харьковском турбинном заводе. Понятно, что после 2014 года пришлось срочно проводить мероприятия по импортозамещению.

Само предприятие вложило 900 млн рублей, оставшуюся сумму дал Фонд поддержки промышленности. В итоге сегодня начинаем эту работу. На каждый ледокол у нас по две турбины, в октябре они уже будут поставлены на судостроительный завод, и дальше по графику, который мы также отработали в ходе рабочей поездки в Санкт-Петербург: июнь 2019 года – сдача головного ледокола «Арктика», ноябрь 2020 года – атомный ледокол «Урал», ноябрь 2021-го – атомный ледокол «Сибирь». С учётом того, что «Росатом» продлил срок эксплуатации ныне действующего атомного ледокольного флота, мы всё успеваем. Фактически уже наши коллеги, работающие в бизнесе, в Арктике, на шельфе, знают о том, что проводка по Северному Ледовитому океану, по Северному морскому пути будет осуществляться.

Также хочу доложить, что довольно оптимистично настроены сегодня и судостроители, и «Росатом», и поставщики в отношении проекта атомного ледокола «Лидер» – сверхкласса, на 120 МВт. И документация есть, и теперь фактически сложилась уже вся промышленная кооперация. Поэтому если будет принято решение Правительством через несколько лет о его строительстве, то в целом техническая основа для его создания также появляется. Таким образом, мы смогли бы полностью обеспечить всесезонность и всепогодность работы Северного морского пути не только по западному маршруту (от Сабетты в сторону Европы), но и в том числе на восток для круглогодичного вывоза углеводородов, добываемых на этих наших месторождениях.

Д.Медведев: А сколько испытания будут идти?

Д.Рогозин: Испытания примерно месяц идут по каждой турбине. То есть фактически первая турбина будет сдана в течение июля, вторая турбина будет передана уже в октябре этого года.

Д.Медведев: Будем надеяться, что всё, что Вы сказали, будет сделано качественно и в срок. Спасибо.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Электроэнергетика. Судостроение, машиностроение > premier.gov.ru, 19 июня 2017 > № 2214540 Дмитрий Медведев, Дмитрий Рогозин, Ольга Голодец


Сирия. Россия. США > Армия, полиция > carnegie.ru, 19 июня 2017 > № 2214363 Марианна Беленькая

Непроверенно мертв. Зачем Россия заявила об убийстве аль-Багдади

Марианна Беленькая

Российские военные, имея данные, что в ходе их операции могла быть уничтожена верхушка ИГ, решили заранее застолбить территорию. Подтвердится информация – отлично, нет – не страшно. Можно рискнуть ради такого пропагандистского козыря, ведь гибель аль-Багдади может стать таким же символом, как и освобождение Пальмиры

Минобороны России проверяет информацию о гибели лидера группировки «Исламское государство» (запрещена в России) Абу Бакра аль-Багдади в результате удара российской авиации по южному предместью Ракки в конце мая. Это сообщение, опубликованное 16 июня, вызывает множество вопросов, среди них: жив или нет аль-Багдади, если все-таки нет, то как отразится его смерть на ИГ и, главное, зачем Минобороны выпустило не до конца проверенное сообщение именно сейчас.

Долгое молчание

Во многих столицах к заявлению российских военных отнеслись осторожно – это уже примерно седьмое сообщение о смерти аль-Багдади с июня 2014 года, когда он объявил о создании исламского халифата на захваченных территориях Ирака и Сирии. Этим временем датируется и последнее видео с аль-Багдади. Больше он на публике не появлялся. Именно поэтому многие предпочитают судить о его судьбе по официальным заявлениям ИГ.

В Вашингтоне встретили сообщение российского Минобороны со скептицизмом. «Тот факт, что авиаудар такого масштаба был осуществлен так давно и о нем с тех пор ничего не было известно, вызывает много вопросов и подозрений», – сказал представитель Белого дома журналистам. Москва уверяет, что американцы были предупреждены об ударе по Ракке. Американские военные сообщили, что сейчас анализируют все, что передали им по горячей линии российские коллеги, и сравнивают это со своими источниками.

Сомнения Белого дома понять можно – история российской операции в Ракке действительно выглядит странно. Минобороны сообщило, что в ночь на 28 мая в результате удара по южному предместью города были уничтожены высокопоставленные командиры террористической группировки, входившие в состав военного совета ИГ, а также около тридцати полевых командиров среднего звена и до трехсот боевиков их личной охраны. По данным источников, на военном совете был и аль-Багдади.

При этом местные СМИ, ведущие мониторинг событий в Ракке, в этот период о российской авиации не упоминают. Напротив, пишут о серьезных ударах по городу (как в результате авианалетов, так и обстрела артиллерии) со стороны западной коалиции и курдских Сил народной самообороны. Есть и фото с мест событий, в том числе разрушений внутри мечети Аль-Ало, в районе которой, судя по распространенной Минобороны фотографии, и нанесли удар российские самолеты. Но в самой Ракке в этих разрушениях обвиняют коалицию.

Об этом пишет и сообщество «Ракку режут в молчании», имеющее свои аккаунты в Twitter и Facebook, и сайт Raqqa Post.

По данным последнего, за три дня с начала Рамадана (27 мая) в Ракке в результате действий коалиции были убиты десятки мирных жителей, а также боевиков ИГ. Речь идет, по разным данным, о 70–80 погибших (непонятно, с учетом ИГ или без). Также разрушено множество зданий – и жилые дома, и официальные учреждения. Многих хоронят сразу во дворах, так как нет возможности отвезти тела на кладбище. «Последствия ударов, которые наносились в эти три дня между магрибом (вечерняя молитва после заката) и сухуром (предрассветная трапеза во время Рамадана), гораздо более жестоки, чем результаты бомбардировок российской авиации и авиации режима Асада, которым подвергалась Ракка», – пишет Raqqa Post.

«Ракку режут в молчании» позиционирует себя как ресурс, который противостоит одновременно и ИГ, и режиму Асада. На его страницах сообщается о происходящих в городе событиях, поименно называются погибшие. Но нет ничего о трехстах погибших и российском авиаударе. Безусловно, ночью в городе могли не разглядеть, чьи самолеты нанесли удар по определенному району. Можно выдвинуть и версию, что упомянутые информационные ресурсы сочувствуют США и не хотят распространяться об успешной российской операции, но все-таки речь идет о слишком большом числе погибших в одном месте, чтобы информация об этом не появилась нигде в течение почти трех недель. Кроме того, до сих пор о российских ударах сирийские оппозиционные СМИ упоминать не забывали.

Оперативно распространяло сообщения о других своих операциях и Минобороны. Так, информация об ударах российских военных к югу от Ракки – 25 и 30 мая – появилась буквально через несколько дней после того, как ВВС РФ остановили две колонны боевиков, вышедших через открытый коридор из осажденного города по направлению к Пальмире. При этом командующий российской группировкой войск на территории Сирии генерал-полковник Сергей Суровикин обвинил коалицию во главе с США и подконтрольные им отряды курдов в том, что они вступают в сговор с главарями ИГ, которые без боя сдают населенные пункты и направляются в провинции, где активно действуют сирийские правительственные силы.

Но операция 28 мая оставалась в тайне. Возможно, Минобороны нужно было время, чтобы проверить информацию, кто действительно погиб в ходе нанесенного удара.

Вопрос в том, а был ли вообще в это время аль-Багдади в Ракке? Местные активисты подтвердить его местонахождение в городе не могут. Еще в марте арабские СМИ писали, что руководство ИГ перебазировалось из Ракки в Дейр-эз-Зор, а в середине июня появились уточнения – верхушка ИГ выбрала своим новым штабом город Эль-Маядин у иракской границы, чуть южнее Дейр-эз-Зора.

В один день с Минобороны агентство AP сообщило, что аль-Багдади находится в Эль-Маядине. В пользу того, что именно там разместился штаб ИГ, говорят и новости о гибели в этом городе в конце мая Раяна Машааля, основателя агентства Amaq, главного пропагандистского рупора террористической группировки. Есть версия, что аль-Багдади и вовсе находится в Ираке.

Впрочем, у сил ИГ в Ракке также осталось свое руководство, но, зная, какая охота идет за ними и как активно бомбят город, трудно представить, что в одном месте собралось более трехсот человек. Хотя с учетом того, что боевики ИГ пытались выйти из Ракки именно через южные районы города и чувствовали себя безнаказанно, вполне возможно, что одно из их мест сбора как раз и было в месте атаки российских ВВС.

Гонка фронтов

Справедливости ради, российские военные сами до конца не уверены в смерти аль-Багдади – неслучайно в сообщении говорится о проверке информации. Осторожны в высказываниях и российские дипломаты и чиновники. Зачем же, уже прождав три недели, нужно было все-таки предать гласности не до конца проверенную информацию?

Как версия – в Минобороны поторопились закрепить за собой право первой ночи. Буквально за шесть дней до сделанных заявлений в СМИ фактически ниоткуда появилась очередная информация о гибели аль-Багдади в Ракке. Об этом написала Daily Mail со ссылкой на сирийские государственные СМИ. Никаких официальных сообщений на этот счет на самом деле не было, и тогда мало кто поверил в очередное сообщение о гибели лидера ИГ. Но, видимо, российские военные, имея данные, что в ходе их операции могла быть уничтожена верхушка ИГ, решили заранее застолбить территорию. Подтвердится информация – отлично, нет – не страшно; в конце концов, ошибочные сообщения о гибели лидеров террористов публикуют и США, и никто по этому поводу не переживает.

Но все же тот, кто докажет, что смог уничтожить аль-Багдади, получит серьезный пропагандистский козырь. Для Москвы гибель аль-Багдади могла бы стать таким же символом, как и освобождение от боевиков ИГ Пальмиры. Особенно на фоне обвинений со стороны США, что Россия зачастую воюет в Сирии не с ИГ, а помогает президенту Асаду бороться с вооруженной оппозицией.

Пальмира была наглядным доказательством того, что российские военные все же вносят немалый вклад в борьбу с террористами. И здесь оказалось не так уж важно с точки зрения пропаганды, что буквально через полгода Пальмира снова попала в руки ИГ. И российская, и мировая общественность запомнили, что именно Россия внесла особый вклад в освобождение древнего города, тогда как у западной коалиции на тот момент не было столь громких успехов.

Сейчас до полного освобождения иракскими войсками Мосула остаются считаные метры. Западная коалиция и курды буквально ровняют Ракку с землей, не пренебрегая в том числе и фосфорными бомбами. ИГ фактически лишилось двух своих столиц. И это не только военная, но и серьезная имиджевая победа, которая заслоняет роль Москвы. Как бы российские военные ни высказывали своих опасений, что боевики ИГ беспрепятственно покидают Ракку, чтобы передислоцироваться в другие места, это потонет в победных отчетах западной коалиции. Перевесить эти новости может только смерть аль-Багдади.

Информационная война отражает ситуацию на поле боя. Неслучайно российские официальные лица в день, когда было сделано заявление Минобороны, волновались совсем из-за других вопросов, а не из-за недоказанной гибели лидера ИГ. Речь идет о том, кто возьмет под контроль восток Сирии (предварительно освободив его от ИГ) – США и поддерживаемая ими вооруженная оппозиция или сирийская армия и ее союзники.

Десятого июня сирийские правительственные войска при поддержке шиитских формирований вышли к границе с Ираком. Практически одновременно с другой стороны к границе пробились отряды иракского проправительственного шиитского ополчения. А спустя четыре дня было объявлено, что Багдад и Дамаск создают совместный центр для борьбы с ИГ в приграничных районах. Все это происходило на фоне ударов сил коалиции по сирийским военным, а также сообщений о размещении коалицией на границе Сирии с Ираком и Иорданией реактивных систем залпового огня и появлении новой американской базы в этом районе.

Без Багдади

По словам главы МИД РФ Сергея Лаврова, эти действия коалиции расцениваются в Москве как стремление создать дополнительную военную группировку, которая не позволит обеспечить устойчивость каналов связи между правительственными и проправительственными силами Сирии и их партнерами в Ираке. США опасаются создания в этом районе «шиитского полумесяца», полагают в Москве. А вернее, опасаются Ирана, который, уже не скрываясь, участвует в военных операциях в Сирии и демонстрирует свои возможности (обстрел Дейр-эз-Зора баллистическими ракетами тому свидетельство).

Россию же беспокоят действия США. Помимо вмешательства в операции сирийской армии и усиления на востоке, Москву волнует вопрос, что из-под ударов международной коалиции систематически выводятся боевики террористической группировки «Джебхат ан-Нусра» (запрещена в РФ).

«Несмотря на все правовые требования, опирающиеся на то, что «Джебхат ан-Нусра» как филиал «Аль-Каиды» включена в террористический список СБ ООН, в террористический список США, многих других западных стран, как, собственно, и в России, на практике борьбу с ИГ мы видим, борьбу с «Джебхат ан-Нусра» и структурами, которые с ней смешались, мы практически не наблюдаем», – подчеркнул министр в беседе с журналистами, когда его попросили прокомментировать гибель аль-Багдади. В этот же день на дефицит взаимодействия в Сирии между РФ и США посетовал и пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, указав, что желания сотрудничать нет именно с американской стороны.

Проблема сотрудничества с США по Сирии для Москвы гораздо более актуальна, чем судьба аль-Багдади. Не только Ракку, а всю Сирию раздирает на куски борьба внешних сил за влияние в этой стране. Но все же в России пытаются наладить диалог, не желая терять своих позиций в Сирии и понимая, что без согласия с Вашингтоном бесполезно говорить о мирном урегулировании и борьбе с терроризмом.

Что касается аль-Багдади, то он всего лишь символ. Еще в начале июня одна из ведущих арабских газет «Аш-Шарк аль-Аусат» со ссылкой на сирийские источники писала, что ИГ ограничила полномочия своего лидера. По информации газеты, был создан комитет из 12 человек, который находится на сирийской территории, и именно он осуществляет руководство всеми операциями в Сирии и Ираке. Правда ли это, подтверждений нет. В любом случае ИГ существует до тех пор, пока у него есть ресурсы, в первую очередь финансовые.

Потеря контроля над нефтеносными районами будет существенным ударом по группировке, но важнее всего перекрыть каналы финансирования извне. Денежные потоки из Катара сейчас находятся под пристальным вниманием спецслужб, но есть и другие спонсоры в странах Персидского залива. Также нельзя забывать и о ячейках ИГ в Европе и Африке.

Безусловно, победа в Сирии и Ираке выбьет из-под ног группировки основную базу, но это означает лишь то, что многие из ее боевиков будут искать новое убежище или просто вернутся домой – в другие арабские страны и Европу. Что касается сирийских боевиков ИГ, то если они не засветились в том или ином районе, они смогут просто перейти в ряды вооруженной сирийской оппозиции, которую поддерживает западная коалиция. Тем более что многие попали в ИГ именно оттуда. Например, уже упомянутый основатель агентства Amaq, который в начале событий в Сирии был официальным представителем Свободной сирийской армии в Алеппо. Остается к тому же и «Джебхат ан-Нусра», которая одно время воевала с ИГ бок о бок.

Но все же «бренд аль-Багдади» слишком раскручен, и, если его не станет, с облегчением вздохнут во всех мировых столицах. Были бы доказательства.

Сирия. Россия. США > Армия, полиция > carnegie.ru, 19 июня 2017 > № 2214363 Марианна Беленькая


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 19 июня 2017 > № 2214322 Андрей Мовчан

Что означают для России новые санкции США

Андрей Мовчан

У президента США теперь есть достаточно легкие способы атаковать российские бизнесы точечно, и невозможно сейчас понять, останется это пустой угрозой, будет применяться для защиты интересов американских компаний, использоваться по согласованию с Кремлем для давления на тех или иных русских олигархов или со временем станет оружием по тотальному выдавливанию России с мировых рынков

Американский Сенат, кажется, впервые после инаугурации Дональда Трампа выказал единодушие, которое привычнее видеть не в Вашингтоне, а в здании Думы в Москве. Предложенную поправку 232 к акту 722 из ста сенаторов поддержали 97 против двух. Впрочем, возможно, единодушие заразная болезнь, ведь принятая поправка касается именно России и называется «Санкции в отношении Российской Федерации и борьба с терроризмом и незаконными финансовыми операциями». Поправка, которую сенаторы уже называют «the most significant step the Congress made on Russia in recent history», выглядит объемной и значимой, но если прочесть ее внимательно, то смысл может показаться существенно отличающимся от того, что говорят пресса и представители Вашингтона.

Родные и обязательства

Основную часть текста занимает структуризация, кодификация, формализация и организация мер, санкций и процедур, уже введенных при президенте Обаме. Причина такого внимания к процедурным деталям, выражающегося в основном в усилении бюрократической стороны процедур, на первый взгляд достаточно прозрачна – законодатели из Вашингтона явно боятся дать президенту Трампу возможность существенно изменить уже имеющиеся санкционные списки или отменить часть санкций.

Значительно усложняется процедура отмены санкций против конкретных лиц – президент теперь, если захочет это сделать, должен написать длинный отчет, практически дипломную работу, доказывающую правомочность такой отмены, и отправить ее в Конгресс.

Наконец, дается длинный список оснований для применения санкций против лиц, которые будут идентифицированы в процессе изучения российской активности набором уже действующих вашингтонских комиссий. Президент теперь обязан («mandatory imposition» и «President shall» в тексте методично заменяют «President may» и «President is entitled to» и не оставляют возможности двойного толкования) вводить санкции в отношении всех, по поводу кого есть хотя бы одно основание.

Эта процедура заменяет расплывчатые призывы вводить санкции против соответствующих лиц без детализации. Соответственно, президента (если, конечно, он подпишет эту поправку) теперь будет легко поставить перед необходимостью добавить в санкционные списки любого, против кого любой американский политик (и не только) найдет доказательства запрещенной деятельности (или убедит комиссию в своей правоте, даже при отсутствии доказательств).

Отдельный блок посвящен семейной ответственности. Глава, дающая президенту право блокировать транзакции, совершаемые в целях нарушения санкционных запретов, включает транзакции в пользу «any child, spouse, parent or sibling» такого лица. Российские бонзы под санкциями, решавшие до того проблему переводом всей активности на сына или жену, будут вынуждены теперь строить еще более сложную линию обороны – возможно, привлекать невесток или родителей жены к участию в бизнесе.

Финансовые санкции

Применение санкций, однако, лишено категоричности – они могут быть отменены, даже если лица под санкциями всего лишь «совершают действия, ведущие к существенному сокращению запрещенной активности» и/или «гарантируют, что в будущем не будут сознательно вовлечены в запрещенную активность». Санкции могут не вводиться, если для них есть все основания, но их введение «противоречит интересам США» – последнее аккуратно вписано во все параграфы.

Волшебные «интересы США» не зря появляются в данном документе: уже несколько сенаторов высказались в том духе, что новая поправка достаточно хорошо написана, чтобы «послать внятное сообщение, но при этом не лишать президента США возможности улучшать отношения с Россией». Благодаря «интересам» можно заведомо исключить из санкционных списков всех, с кем США ведут переговоры (то есть всех первых лиц государства и персон, реально влияющих на политику), все компании, которые представляются стратегически важными для поддержания стабильности в России, обеспечить критически важные поставки (например, титана).

Другая часть поправки определяет расширение потенциального (включение определяет министр финансов индивидуально) круга лиц, попадающих под старые санкции. К спискам добавились компании из горнорудной и металлургической промышленности, железнодорожные компании и морские перевозчики. Все санкции, однако, касаются только американских лиц и компаний (US persons and persons in the US) и не задевают долларового финансирования, осуществляемого другими лицами.

Санкции не ретроспективны – речь идет о новом долге (и новых акциях). Союзники США, которых эти санкции не ограничивают, могут не опасаться и будущего ужесточения санкций, поскольку на тот момент нынешний новый долг станет старым. Самим же американцам можно не опасаться давать в долг компаниям из других отраслей, даже если они потом перекредитовывают санкционные компании. Несмотря на то что в поправке содержится призыв к президенту «закрыть все лазейки и возможности для обхода санкций», запрет на новые долги не включает компании, имеющие финансовые отношения с указанными в списке запрещенными отраслями.

Они и не опасаются – до 40% рынка российского внутреннего долга принадлежит нерезидентам, а евробонды российских компаний торгуются на уровне существенно выше странового рейтинга, так, как если бы Россия была как минимум частью Восточной Европы и членом ЕС.

Действительно, что может быть лучшей иллюстрацией достаточности спроса на российский долг: сегодня долги, например, американского эффективного и не обремененного долгами мясопроизводителя JBS, у которого бразильские акционеры вовлечены в коррупционный скандал, показывают доходность 8–9% годовых; одновременно долги той же срочности корпорации «Система», которая последовательно подвергается атакам крупнейшего хищника в России, дают доходность всего лишь 5–5,5%. Словно в качестве заранее заготовленного ответа на включение металлургов в санкционные списки металлургическая компания «Северсталь» разместила в феврале новый выпуск евробондов на $750 млн – разумеется, с переподпиской.

Потребности во внешнем финансировании (если анализировать реальный спрос, а не гипотетическую потребность России в инвестициях) крайне невелики. Россия переживает стагнацию: c третьего квартала 2013 года по третий квартал 2016 года (более поздних данных ЦБ пока не дал) общий объем задолженности субъектов экономики перед банковской системой в России упал с $1,17 трлн до $680 млрд. Российский внешний долг составляет $530 млрд – всего на сто с небольшим миллиардов больше, чем золотовалютные резервы, сократившись на $200 млрд за три года. Вряд ли в этих условиях у финансовых санкций есть реальный адресат.

Да, Сенат запрашивает у министра финансов, руководителя службы национальной разведки и госсекретаря отчет о возможном эффекте включения в финансовые санкции российского национального долга и деривативов на него и национальную валюту. Отчет ожидается через полгода, и будет очень интересно посмотреть на него: суверенный долг России невелик, доля американских инвесторов в нем небольшая, планы по выпуску долга не амбициозны. Помимо того, похоже, желания распространять санкции на суверенный долг у США пока нет, иначе какой смысл был бы запрашивать такой отчет, а не действовать проактивно, как обычно?

Нефтяные санкции

Подтвержден и глобальный запрет на передачу технологий разработки дорогой нефти (но не газа; глубоководные проекты, Арктика, сланцевая нефть). Запрет, однако, не категорический. Для того чтобы под него попасть, нужно быть одновременно: а) перспективным месторождением; б) разрабатываемым российской компанией; в) с участием лица, находящегося под санкциями.

Да, сенаторы предусмотрели защиту от утечки технологий через участие российских компаний в зарубежных проектах. Однако с минимальным напряжением можно придумать десяток простых ходов, которые позволят разрабатывать российские месторождения с применением американских или других передовых технологий: например, приглашать иностранную компанию на начальном этапе, не включая российские компании в разработку, или держать лиц из санкционных списков подальше от разработки.

Отдельный вопрос – зачем сегодня, при стоимости нефти ниже $50 за баррель, разрабатывать такие месторождения. Россия в основном озабочена закрытием арктических скважин. Перспективный северный газ под санкции не попал. Да, сенаторы говорят: мы перекрыли России возможности разработки месторождений будущего. Вот только наступит ли это будущее – будет ли нефть из Арктики когда-нибудь рентабельной?

Приватизационные санкции

Есть в поправке и новые санкции. Самый безвредный раздел направлен на лиц (без ограничения территориальности), которые, участвуя в приватизации государственной собственности в России любым способом стоимостью более $10 млн в год (то есть не только инвестируя в приватизируемые компании, но и оказывая платные услуги в этом процессе), «способствуют возможности приватизации имущества Российской Федерации способом, дающим несправедливые выгоды» чиновникам или их близким.

Эта страшная угроза явно не направлена на инвестиционные банки и аудиторов (они не получают больше $10 млн в год от одной транзакции), не задевает и других инвесторов в приватизируемую собственность (они никак не «способствуют возможности»). Это даже не про Glencore и Катарский фонд, потому что их транзакция мнимой приватизации доли в «Роснефти», возможно, была сделана в пользу российских руководителей корпораций, но уж точно не в пользу чиновников.

В России вообще научились укрывать интересы чиновников так хорошо, что данная статья вряд ли может когда бы то ни было быть применена «по-честному». Ну а не по-честному можно было все, что угодно, и раньше. Тем более что и здесь грозное «President shall» дополнено «if President determines». Ну а если не determines, то на нет и суда нет.

Киберсанкции

Более внятно определены санкции за подрыв кибербезопасности. Санкции против неких киберпреступников, связанных с Россией и действующих по заданию Кремля, вводятся впервые. Поправка требует от президента, чтобы в течение 60 дней после ее подписания он ввел санкции против всех лиц, которые «вовлечены в существенную активность по подрыву кибербезопасности любой персоны или института» и/или «сознательно оказывают таким лицам любую существенную помощь или обслуживают таких лиц, в том числе в плане финансовых сервисов».

Задача за 60 дней выявить всех таких лиц по всему миру достойна восхищения. На деле эта поправка дает президенту право налагать санкции на крайне широкий круг организаций и частных лиц; никакого решения суда или доказательств не требуется, поправка говорит лишь «the President determines».

Однако и эта, самая жесткая часть снабжена оговоркой про «национальные интересы». Более того, она (как и часть по поставкам оружия в Сирию) единственная, где именно президент, а не комиссия решает, достоин ли тот или иной человек или компания санкций. Таким образом, поправка оставляет для президента полную свободу неприменения санкций, несмотря на формальное требование согласовывать с Конгрессом любой отказ накладывать санкции – ведь, чтобы отказаться их накладывать, надо идентифицировать сам субъект санкций, а это делает президент.

Более того, гипотетические страшные киберпреступники, работающие на Кремль (как и поставщики оружия в Сирию, к которым, согласно поправке, применяются такие же санкции, как и к киберпреступникам), не очень боятся конфискации своего имущества в США и запрета на въезд в эту страну. Данная поправка не столько устрашает нарушителей, сколько дает им ясную возможность избежать наказания, если «интересы США» будут того требовать. Как сделать, чтобы они «требовали», – вопрос к президенту США и его переговорам с Россией.

Трубопроводные санкции

Совершенно новые санкции предложены в области технологий и материального обеспечения российских экспортных трубопроводов. Поправка предлагает вводить санкции в адрес любого лица, кто существенно (то есть более чем на $5 млн в год) способствует развитию или модернизации российской экспортной трубопроводной сети.

Безусловно, такие санкции нанесут существенный урон российскому газовому и нефтяному сектору, который ориентирован на экспорт (треть добытого газа и половина нефти вывозятся) не только в перспективе из-за падения экспорта через стареющие трубопроводы, но и уже сейчас – из-за остановки работ на «Турецком потоке», «Северном потоке – 2» и газопроводах, идущих в Азию.

Дело тут даже не в том, что у России нет нужных технологий и материалов (а это так). Экспортные трубопроводы быстро пересекают границы России, а на чужой территории без местных провайдеров российские компании просто не смогут оперировать. Только вот в этой части поправки произошла неожиданная замена обычного «President shall» на «President may» и избирательного «a person». Президенту разрешили не применять санкции, причем в отношении любой вовлеченной персоны. Можно не применять совсем.

Можно, например, узнав, что китайская компания становится подрядчиком при модернизации газопровода, а американская не получила подряд, пригрозить китайцам санкциями, а своих не наказывать. Можно угрожать строителям «Северного потока – 2», мотивируя европейцев увеличить покупки жидкого газа и сокращая офшорные доходы первых лиц «Газпрома» и окружения.

Нельзя только применить эти санкции всерьез – от поставок по существующим газо- и нефтепроводам из России европейские союзники США зависят не меньше, чем сама Россия. Возможно, в будущем зависимость уменьшится и ЕС будет готов отказаться от этих поставок. Только зачем тогда будут нужны санкции, не проще ли просто договориться с Брюсселем о приостановке закупок?

И доклад

В итоге новый пакет санкций, одобренный Сенатом и ждущий одобрения президентом (вероятность его неодобрения есть, как заявил представитель администрации еще 13 июня), состоит, во-первых, из попытки Конгресса бюрократизировать процедуру и включить себя в процесс. А во-вторых, из 1) мер, которые не представляют для могущих попасть под них лиц существенной проблемы или угрозы в ближайшей перспективе, или 2) мер необязательных, применяемых по личному желанию президента без всякой системы, или 3) мер, не применимых на практике без существенного нарушения good practice в части определения и доказательства оснований их применения.

В этом смысле поправка 232 не отличается от всех предшествующих санкционных акций в отношении России, написанных в лучшем соответствии с принципом «волки [американские избиратели, требующие действий, и русские политики, нуждающиеся в поддержании имиджа США как врага] сыты, а овцы [активы и бизнесы российской элиты, включая первых лиц, как и интересы американских компаний] целы».

Новостью в поправке является пока невнятно, но уже просвечивающий призыв для нарушителей, в частности по кибервопросам и поставкам оружия: «Давайте сотрудничать, и не будет вам санкций». В конце концов, интересы Америки превыше всего, и это не новость.

В экселевских таблицах, содержащих данные по экономике России, новая поправка не оставит следов. Зато тем, кто в последнее время подзабыл, что Америка – наш главный враг и стратегический соперник, придется об этом вспомнить.

Правда, у поправки есть и вторая часть, на перспективу. Сенат в заключительных главах внес требование к министру финансов, главе службы национальной разведки и госсекретарю в течение 180 дней представить подробный доклад о российских окологосударственных олигархах и бизнесах, их истории, роли, близости к Кремлю, участии в коррупционных операциях и прочее. Доклад должен также содержать «предварительные оценки воздействия применения санкций к означенным лицам на них самих, их бизнес, экономику России, экономику США и их союзников».

Не вполне понятно, зачем на это отведено 180 дней – любой выпускник «Вассара», стажер Белого дома сможет сделать такой доклад методом copy-paste из русскоязычного Forbes с вставками из The New Times для драматичности в течение пары рабочих дней. Возможно, сенаторы США не читают русский Forbes. Возможно, 180 дней нужны на редактирование списка – с тем, чтобы в него попали только тщательно оговоренные и согласованные персоналии. Согласованные с кем – большой вопрос; не исключено, что даже с Кремлем, который через американские санкции сможет кого-то из олигархов вернуть в Россию, кого-то отучить от нелояльности, кого-то заставить забрать деньги из бизнесов, которые нужнее американским инвесторам.

Туманные итоги

Наконец, вишенкой на торте в самом конце поправки сенаторы внесли в документ положения, которые реально ощутят на себе многие россияне. Целый раздел посвящен усилению борьбы с незаконными финансовыми операциями россиян.

В разделе нет ни одной конкретной меры, только призывы усилить контроль, закрыть бреши в системе, более широко трактовать термин «подозрительные операции» и прочее. Практика показывает, что результатом таких призывов становится не замораживание счетов олигархов, чиновников или крупных коррупционеров (как все знают, в самый разгар борьбы за know your client и против отмывания денег русские полковники типа Захарченко спокойно имеют счета в лучших западных банках), а еще большая бюрократизация compliance процедур для рутинных клиентов, новые позиции в отделах compliance, новые бонусы их руководителям, еще более безумные их требования.

Владельцы счетов на несколько сотен тысяч или миллионов долларов, имеющие российский паспорт, возможно, будут предоставлять теперь не три доказательства адреса проживания, а пять. Может быть, будут подтверждать происхождение денег не только формой 2-НДФЛ, первичными документами и комфортным письмом из банка, но еще и свидетельствами трех дипломированных юристов, что они лично видели бенефициара законно получающим деньги.

Российские компании будут терять время на многодневных проверках их рутинных платежей, а деньги, идущие из российских банков, будут неделями без объяснения причин лежать в Bank of America или BONY и иногда произвольно возвращаться назад (уже и так недавно был случай: деньги клиента Сбербанка, переводящиеся в западный фонд, лежали в Bank of America две недели, а на пятый запрос Сбера оттуда нехотя ответили: «Так Сбербанк же под санкциями»).

Есть в поправке и еще одна примечательная деталь: cенаторы создают фонд в размере $250 млн, средства которого будут расходоваться на борьбу с российской киберугрозой и незаконными финансовыми операциями. Примечательно в этом рутинном деле ($250 млн – копейки по американским меркам) то, как обозначен список потенциальных получателей. Это страны, «участвующие в расширении НАТО или ЕС, включая… Грузию, Молдавию и Украину».

Гипотетическое принятие документа в любом случае оставит много вопросов. Один из них – присоединится ли к санкциям ЕС. Если да, их экономическая значимость из нулевой станет незначительной. Зато у президента США теперь есть достаточно легкие способы атаковать российские бизнесы точечно, и невозможно сейчас понять, останется это пустой угрозой, будет применяться для защиты интересов американских компаний, использоваться по согласованию с Кремлем для давления на тех или иных русских олигархов или со временем станет оружием по тотальному выдавливанию России с мировых рынков.

В любом случае новые санкции на руку Кремлю, который уже давно взял курс на экономическую, политическую и культурную изоляцию, позволяющую ему держать страну под контролем и создавать ощущение угрозы, сплачивающее нацию вокруг своих лидеров, в то время как потоки нефти в ЕС продолжают обеспечивать и раздутый военный бюджет, и спортивные мегапроекты, и суперъяхты с замками для тысячи приближенных к власти семей, и приличный доход для полумиллиона чиновников и близких власти бизнесменов, и кусок хлеба для остальных граждан.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 19 июня 2017 > № 2214322 Андрей Мовчан


США. Куба > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 19 июня 2017 > № 2214170 Сергей Шевченко

Почему Трамп отказался от политики Обамы на Кубе

Сергей Шевченко

Историк-американист, руководитель научно-аналитического портала American Studies, главный редактор отдела "История"

Демократы видят в Кубе очередной рынок сбыта американских товаров широкого потребления, а также ищут возможности для инвестиций в информационный бизнес острова. Республиканцы же, опирающиеся на промышленно-добывающую и аграрную элиту, отводят Кубе роль сырьевого придатка, из которого можно выгодно вывозить полезные ископаемые

В пятницу, 16 июня, президент США Дональд Трамп объявил об отмене политики по нормализации отношений с Кубой, которой придерживалась администрация Барака Обамы.

Инициатива предыдущего президента позволила восстановить дипломатические отношения двух стран, ослабила ограничения на ведение бизнеса на Кубе для американских компаний, расширила возможности посещения Острова свободы американскими туристами, а также помогла многим нелегальным иммигрантам узаконить своё пребывание в США.

Несмотря на заявление Трампа о «полной отмене односторонней сделки», политика Обамы, на данный момент, будет пересмотрена частично, путём введения ограничений на туристическое посещение острова, ужесточения торгового эмбарго и давления на финансовый сектор Кубы.

Следует сказать, что чёткой, последовательной позиции в отношении Кубы у Трампа, по всей вероятности, нет. Так, 15 ноября 1999 года, выступая перед ветеранами военной бригады 2506 (подразделение, сформированное правительством США из кубинских эмигрантов, которое использовалось для свержения режима Фиделя Кастро во время операции в заливе «Кочинос» в апреле 1961 года) он заявил, что является жёстким сторонником экономического эмбарго, а также не намерен заниматься бизнесом на Кубе. Это заявление совершенно не мешало компании Трампа тайно нарушать закон об эмбарго, строить гостиницы и казино на острове Свободы с 1998 года, инвестируя в коммунистическое правительство Фиделя Кастро не менее $70 000. Незадолго до вступления в предвыборную гонку, будущий президент сказал, что «концепция [Барака Обамы — С. Ш.] по открытию Кубы просто прекрасна». Однако на этапе политической борьбы за Белый дом Трамп пообещал избирателям отменить «нечестную» сделку, заключенную предыдущим президентом.

Решение Дональда Трампа не является его личным волеизъявлением, но носит строго партийный прореспубликанский характер. Официальное намерение, подтолкнувшее правительство США к ужесточению политики, — наказать кубинское правительство за нарушения прав человека - следует считать не более чем политической ширмой, тогда как настоящие причины необходимо искать в экономической, внешне- и внутриполитической плоскости.

Экономический фактор

Демократы видят в Кубе очередной рынок сбыта американских товаров широкого потребления, бытовой электроники, медицинских товаров, а также ищут возможности для инвестиций в информационный бизнес острова. Республиканцы, опирающиеся на промышленно-добывающую и аграрную элиту, отводят Кубе роль сырьевого придатка, из которого можно выгодно вывозить полезные ископаемые (никель, медные руды и пр.), взамен предлагая продукцию промышленного производства, сельскохозяйственные товары, а также инвестиции в газовую и нефтяную отрасль «свободного острова».

Вполне вероятно, что этот взгляд определяет и политическую стратегию партий в отношении Кубы. Демократы, справедливо понимая, что на кубинском рынке можно развиваться, не оглядываясь на коммунистический режим, в 2014 году разработали стратегию «взаимодействия» с правительством страны. В её основу было заложено стимулирование развития рыночных отношений в Кубе и либерализации её экономики, что в долгосрочной перспективе должно было способствовать установлению лояльного Вашингтону правительства. Позиция Барака Обамы не была взята с потолка, но основывалась в том числе на векторе экономического развития Кубы, которое после распада СССР идет по пути реформ. Сегодня экономика революционного острова медленно, но верно движется от планового сектора хозяйства к частно-капиталистическому, основу её развития составляют сахарная промышленность, туризм и сфера услуг. Всего лишь 10 лет назад страна начала массово подключаться к интернету и мобильной связи, что также является перспективным торговым направлением для американского капитала.

Республиканцы, наоборот, придерживаются традиционной стратегии «давления», первостепенно направленной на смену политического режима, за которым должны последовать благоприятные экономические изменения (в частности — приватизация промышленного сегмента экономики). При этом «слоны» также опираются на суровые реалии кубинской экономической действительности: практически весь промышленно-добывающий сектор Кубы находится в руках государства.

В этой связи важно отметить, что «политика оттепели», анонсированная президентом Обамой, помимо открытия кубинского рынка для американского ширпотреба имела и другую цель — обезопасить Остров свободы от проникновения в его экономику американского промышленного и аграрного капитала путём сохранения эмбарго. Так, в директиве президента, излагающей основы его политики в отношении Кубы, даже вскользь не было упомянуто о возможностях ведения бизнеса в промышленном и сельскохозяйственном секторе острова. Более того, уже после начала нормализации отношений правительство США усилило взыскания с американских промышленных компаний, которые пытались вести бизнес на Кубе.

Учитывая все эти факторы, республиканцам просто невыгодно становиться друзьями кубинского народа, а соблюдать политику предыдущего президента — политически близоруко.

Внутриполитический фактор

Важной причиной изменения кубинской политики явилось стремление администрации Трампа расширить свою электоральную базу в важном, «не определившемся» штате Флорида. Этот штат является местом концентрации кубинской диаспоры, которая по своим политическим предпочтениям является прореспубликанской. Именно поэтому в качестве места для анонсирования нового поворота в кубинской политике был выбран Майами.

Вопреки мнению, распространяемому в отечественных СМИ, поддержка Дональда Трампа со стороны кубинской диаспоры во Флориде была не такой уверенной. На прошедших выборах половина кубинского электората проголосовала за Хиллари Клинтон, чему способствовала жесткая антимиграционная риторика Трампа, затронувшая латиноамериканских избирателей. Как показывают статистические отчёты, Трамп победил во Флориде за счет активизации консервативного белого населения сельских и пригородных районов. В то же время он серьезно уступил Клинтон в наиболее населенных округах штата, таких как Майами-Дейд, Броуард, Палм-Бич, Ориндж, Хилсборо, в которых сосредоточена большая часть кубинцев, проживающих в штате.

Жертвуя Кубой ради Флориды, Дональд Трамп делает заявку на предстоящие выборы в Конгресс 2018 года и президентские выборы 2020 года. Он прагматично стремится заручиться поддержкой консервативного кубинского большинства в тех округах штата, которые не так давно проголосовали за Хиллари Клинтон и могут определить исход предстоящих противостояний.

Однако Трамп встает на тонкий лед, поддерживая консервативную часть кубинской населения штата. Диаспора сейчас не представляет собой того политического монолита, каким она являлась в предыдущие десятилетия. Её современное положение следует рассматривать не столько с национальной, сколько с социально-экономической точки зрения. На заре своего становления она была представлена зажиточными кубинцами среднего класса, поддерживавшими режим Фульхенсио Батисты. После революционного переворота на Кубе, диаспора получила серьёзную поддержку от правительства США. Нажитый финансовый капитал, «старым кубинцам» удалось конвертировать в политическое влияние, пиком которого следует считать создание в 1981 году Кубинско-Американского национального фонда (КАНФ) — консервативной организации, выступающей против коммунистического правительства Кубы.

Однако в последнее десятилетие лицо кубинской диаспоры серьезно изменилось. Интенсивная иммиграция с Кубы мелких собственников, сельской и рабочей бедноты сформировала широкую прослойку «новых кубинцев» которые не имеют стартовых возможностей своих предшественников и поддерживают тесные связи с родственниками, оставшимися на родине. «Новые кубинцы» более либеральны и заинтересованы в политике социальной государственной поддержки, которую традиционно стараются проводить демократы. В отличие от своих консервативных земляков они поддерживали инициативы предыдущего президента по стабилизации отношений с Островом свободы.

Внешнеполитический фактор

Одной из причин, подтолкнувших Кубу к улучшению диалога с Соединенными Штатами, явилась политическая и экономическая дестабилизация в Венесуэле (главном торговом партнере Кубы), произошедшая после смерти Уго Чавеса и резкого падения мировых цен на нефть. Субсидирование экономики Кубы стало невозможным. В этих условиях внешнеполитической задачей администрации Барака Обамы явилось стремление к ликвидации венесуэло-кубинского сближения посредством нормализации отношений с одной страной и поддержки оппозиционного движения — в другой. Дальновидное решение, пришедшее на замену провальным попыткам США изолировать Кубу как в экономическом, так и дипломатическом пространстве.

Администрация Трампа, надо полагать, преследует аналогичную цель - однако другими, проверенными методами. На упреки со стороны либералов в том, что политика Трампа вернет Кубу в антиамериканский лагерь, республиканцы могут ответить, что Кубе возвращаться уже некуда. Политическая нестабильность в Венесуэле, наметившийся кризис «левого движения» в большинстве стран Латинской Америки, завершение в 2016 году гражданской войны в Колумбии вместе с экономическими проблемами на Острове свободы являются благоприятной почвой для «окончательного давления» на Кубу. Именно этой политике, в теории, должен соответствовать новый курс Дональда Трампа. Однако свято место пусто не бывает, поэтому, укрепляя экономическую и политическую изоляцию Острова свободы, Трампу следует держать в уме Китай — второго по величине кубинского торгового партнера.

Какие будут последствия?

Несмотря на изменение риторики, резких и сиюминутных изменений во взаимоотношениях двух стран ждать не стоит. 16 июня Трамп лишь указал направление, в котором его администрации предстоит работать при выстраивании диалога с Кубой. В течение последующих 30 дней начнут прорабатываться методы проведения намеченной политики, еще некоторое время потребуется для того чтобы претворить их в жизнь, в том числе провести новые законы через Конгресс США, преодолев оппозицию демократов. Поэтому реальных изменений в отношениях Гаваны и Вашингтона следует ожидать только к 2018 году.

Дональд Трамп отходит от политики Обамы лишь частично. Посольство США, открытое в Гаване при предыдущем президенте, продолжит свою работу. Трамп не станет ликвидировать политику «мокрой и сухой ноги», которая позволила незарегистрированным кубинским мигрантам остаться в США. Администрация Трампа также не будет вводить ограничения на денежные переводы, осуществляемые многими кубинцами на родину. По всей вероятности, США продолжат сотрудничество с Кубой в области информатизации острова. Однако среди надвигающихся изменений следует ожидать ужесточения иммиграционного законодательства, уменьшения финансирования в области научно-технического сотрудничества, а также сворачивания некоторых программ в области безопасности.

Наиболее пострадавшими от политики Трампа отраслями экономики Кубы станут сфера услуг и туристический бизнес вследствие ужесточения правил для частных поездок американцев на Кубу. Путешествие на Остров свободы теперь будет возможным для американцев только в составе туристической группы и через турфирму, одобренную правительством Соединенных Штатов. Посредством давления на туристический сектор администрация Трампа стремится ослабить влияние кубинского военного конгломерата (Grupo de Administración Empresarial S. A., или GAESA), который контролирует значительную часть экономики Кубы, в том числе 60% гостиничного бизнеса страны.

Однако в действительности такая политика может нанести больший урон мелким предпринимателям и простым кубинцам, сдающим небольшую жилплощадь частным туристам. Ущерб кубинским военным структурам, как и экономике страны в целом, будет несущественным, поскольку туристический сектор Кубы никогда не зависел от американского клиента, но ориентировался на канадских и западноевропейских посетителей. В прошлом году Кубу посетило около 300 000 американских туристов, что составляет менее 10% от общего турпотока. Более того, количество американцев, желающих посетить Кубу, не слишком-то растет. Неразвитый сервис, перебои с интернетом, недостаток воды и продуктов питания, отталкивают от Кубы потенциальных американских туристов.

Очень многое сейчас будет зависеть от позиции кубинского правительства, а также от кулуарных договоренностей между Вашингтоном и Гаваной. Отношения двух стран пережили долгий период репрессий, который ознаменовался обамовской «оттепелью». Политика Трампа может привести двусторонний диалог к продолжительному «застою», ну а там, может быть, придет и «перестройка».

США. Куба > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 19 июня 2017 > № 2214170 Сергей Шевченко


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 19 июня 2017 > № 2214154 Игорь Ляпунов

Российская модель цифровой экономики: как бороться с кадровым голодом, «утечкой мозгов» и разрозненностью рынка?

Игорь Ляпунов

генеральный директор компании Solar Security

Экономическая ситуация в России подталиквает предпринимателей к мысли: «длинных» денег нет, а есть только деньги «короткие». Как обеспечить доступность долгосрочных инвестиций и создать спрос, без которых переход к цифровой экономике невозможен?

В последнее время тема цифровизации экономики обсуждается очень активно и на самом высоком уровне. По замыслу, широкое использование информационных технологий во всех отраслях должно повысить их эффективность. Это, в свою очередь, требует создания для ИТ-компаний благоприятных условий и стимулов, которые будут способствовать развитию фундаментальных отечественных инноваций.

В этом отношении я как руководитель российской технологической компании, которую стимулируют к активному развитию и созданию инновационных технологий, являюсь одним из представителей целевой аудитории этой программы. И в этой связи хотелось бы высказать свой взгляд на предлагаемые меры.

На конференции ЦИПР-2017, проходившей с 24 по 26 мая в Иннополисе, Николай Никифоров представил модель развития цифровой экономики в России. Поскольку программа «Цифровая экономика» должна была быть утверждена до 1 июня 2017 года, можно предположить, что озвученные опорные точки дорожной карты можно считать близкими к финальным.

Итак, представленная модель стоит из трех ключевых элементов. Первый – рынки и отрасли экономики, попадающие под задачу цифровизации, — включает такие направления, как умный город, госуправление, цифровое здравоохранение и образование. Здесь министр уточняет, что перечень этих отраслей будет расширяться. В фокусе внимания государства при этом будут находиться второй и третий элемент программы.

Второй элемент – платформы и технологии – призван обеспечить своего рода цифровой фундамент, на основе которого будет происходить дальнейший процесс цифровой трансформации. Роль государства здесь видится в поддержке научных исследований и разработок, которая будет заключаться в координации усилий ключевых игроков рынка, стимулирование взаимодействия между вузами, производственными предприятиями и научными организациями etc.

Говоря о третьей части, министр заявил: «Мы должны создать среду, в рамках которой всячески будем поощрять инновационные процессы и инвестиции в инновации, исследования для того, чтобы соответствующая технологическая революция поддержала эту цифровую трансформацию». Эта задача включает в себя создание/развитие законодательной регуляторной среды, кадрового ресурса, инфраструктуры, информационной безопасности и системы управления, которая все это свяжет воедино.

Должен сказать, что, если программа останется в своем нынешнем виде, деньги, выделенные на ее реализацию, будут потрачены зря.

Спорные моменты

Безусловно, направления развития, обозначенные в проекте, очень верные. Действительно, в индустрии существуют такие проблемы, как кадровый голод, «утечка мозгов», отсутствие единой среды, в рамках которой технологические лидеры объединяли бы усилия по созданию новых платформ и пр. Все это важные задачи в масштабах государства, но для бизнеса, который должен создавать инновационные технологии, самыми болезненными являются другие вопросы.

Два ключевых момента, которые государство должно обеспечить ИТ-компаниям для создания инновационных технологий, конкурентоспособных на российском и мировом рынке, – это доступность долгосрочных инвестиций и создание спроса.

Сейчас в России практически отсутствуют какие-либо инструменты для массового венчурного инвестирования. Перед выступлением министра демонстрировалась презентация, где приводились цифры из совместного отчета PwC и РВК «MoneyTreeTM: Навигатор венчурного рынка» за 2016 год». Согласно представленным данным, венчурный рынок в 2016 году сократился на 29%, что связано с общим спадом деловой активности, неопределенностью относительно прогнозов ключевых макроэкономических показателей и обесцениванием рубля на 10%. Представитель РВК прокомментировала результаты исследования следующим образом: «… очевидно, что нестабильность экономической ситуации в целом, отсутствие устойчивого интереса со стороны крупного российского бизнеса к инновациям являются существенными барьерами для роста венчурного рынка».

Еще одна проблема состоит в том, что деятельность фондов с государственным участием невероятно зарегламентирована, и это негативно влияет на скорость принятия решений. Скажем, Y Combinator, созданный в 2005 году, за все время своего существования проинвестировал в 1464 стартапа. РВК, созданный в 2006 году, — в 212. ФРИИ пишет о 270 стартапах с 2013 года.

В поисках частных инвестиций к нам регулярно приходят молодые стартаперы из отрасли, и значительная часть из них жалуется на очень долгий (свыше полугода) цикл привлечения инвестиций в существующих фондах. И мы убедились в этом на собственном опыте общения с ФРИИ. Несмотря на то, что многие стартапы занимаются действительно перспективными разработками, у них нет этого полугода на ожидание решения от венчурного фонда. За это время без финансирования большая часть из них закроется при первом же попадании в кассовый разрыв. Кроме того, у молодых компаний, которые находятся в инвестиционной фазе, нет даже банальной возможности взять кредит в банке – им просто откажут.

И если у стартапера есть тот пресловутый дух предпринимательства, о котором так много говорится в последнее время, в текущей ситуации он скорее подтолкнет его ехать в Кремниевую долину, а не прорубаться через дебри российского венчурного инвестирования. Там стартап попадает в инкубатор или акселератор и может получить под хорошую идею приличные инвестиции, которые будут сопровождаться менторством и другой дополнительной помощью в развитии бизнеса. Так поступили разработчики интеллектуальных голосовых интерфейсов Api.ai, которых впоследствии купил Google, популярный сервис для создания зацикленных видеороликов Coub, молодой вендор решения класса Web Application Firewall компания Wallarm, в чьем портфолио такие заказчики, как «Яндекс», QIWI, «Эльдорадо» и Acronis, а также многие другие интересные стартапы, которые почему-то не смогли привлечь достаточный объем инвестиций в России.

Формирование спроса

Если говорить о стимулировании спроса, то здесь пока самым сильным инструментом государства остается программа импортозамещения ИТ-решений, однако и она работает достаточно формально. Что мешает этой, без сомнения, правильной инициативе? Допустим, госкорпорация должна купить российского ПО. Руководитель службы ИТ или ИБ открывает единый реестр российских программ для электронных вычислительных машин и баз данных, затем изучает варианты и понимает, что все российское – низкого качества или не располагает нужной функциональностью. После этого госкорпорация с чистой совестью пишет обоснование закупки решений Microsoft или Oracle. Вместо того, чтобы принуждать ее пользоваться отечественным ПО, следует задать вопрос: почему же российское не удовлетворяет запросам? Ответ возвращает нас к первому тезису: для того чтобы создать качественный продукт, действительно конкурентоспособный и на международном рынке, разработчику нужны серьезные, фундаментальные инвестиции – причем года на три-четыре минимум.

Вторая сложность отечественного рынка информационных технологий состоит в том, что одними из основных генераторов спроса на ИТ-технологии и ИТ-услуги сейчас являются госкорпорации. Но для удовлетворения этого спроса они обычно создают специализированные дочерние ИТ-компании, которые закрывают значительную часть потребностей этих госкорпораций. Во-первых, это может провоцировать все те проблемы, которые обычно возникают при отсутствии конкуренции. Во-вторых, даже если такая «дочка» создаст прорывную технологию, она будет использоваться только одним заказчиком и никак не поспособствует развитию технологий на рынке в целом.

Таким образом, сейчас вся наша экономика подталкивает стартапера к мысли, что «длинных» денег нет, а есть только деньги «короткие». Поэтому оптимальной бизнес-моделью по-прежнему остается банальное «купи-продай». Именно это противоречит идее долгосрочных инвестиций, о важности которой говорил министр, и именно это мешает развитию технологий, способных заложить фундамент для цифровой экономики.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 19 июня 2017 > № 2214154 Игорь Ляпунов


Россия > Экология. Электроэнергетика > forbes.ru, 19 июня 2017 > № 2214152 Владимир Сливяк

Из России с миром: зачем Росатом собирается спасать климат на земле

Владимир Сливяк

Сопредседатель некоммерческой организации «Экозащита»

Распространение российских АЭС в стране и мире затормозилось, и нужно что-то менять. Так почему бы не сменить имидж?

Недавно прошедший ПМЭФ-2017 стал одной из главных тем в российских СМИ, в том числе благодаря искрометным дискуссиям с участием президента. В общем потоке новостей с форума выступление Алексея Лихачева, возглавившего «Росатом» после перехода Сергея Кириенко в администрацию президента в прошлом году, стало не слишком заметным событием. Тем не менее оно заслуживает особого внимания. Заявления руководителя атомной промышленности, прозвучавшие в Санкт-Петербурге, свидетельствуют о принципиально новом подходе к продвижению российских атомных станций на международном уровне. Теперь российские АЭС рекламируются как необходимые для спасения климата на планете.

Никогда прежде Росатом не ставил изменение климата во главу своей рекламной стратегии. Этим он значительно отличался от западных коллег, которые начали эксплуатировать тему «атом — лучший друг климата» почти два десятка лет назад. У этого подхода были серьезные причины, прежде всего экономические. Атомная энергетика на Западе к тому моменту уже длительное время находилась в стагнации, строительство реакторов почти повсеместно остановилось из-за дороговизны и нерешенной проблемы ядерных отходов. Изменение климата казалось спасительным кругом, ведь сами по себе атомные станции почти не выбрасывают парниковых газов. Очень быстро, впрочем, обнаружилось, что это лишь половина правды.

Берлинский Oko-Institute подсчитал, что при учете полного топливного цикла (от добычи урана до хранения и переработки радиоактивных отходов) объем выбросов в атомной энергетике близок к современной газовой энергетике. Обусловлено это в первую очередь крайне энергозатратным процессом обогащения урана. Активные попытки решить экономические проблемы атомной индустрии за счет климатического финансирования стимулировали новые исследования, которые, в свою очередь, привели к интересному выводу — использование атомной энергетики крайне неэффективно для снижения выбросов парниковых газов в глобальном масштабе.

Основным ограничением является то, что ядерная энергия используется почти исключительно для производства электричества, на долю которого приходится менее 25% глобальных (антропогенных) выбросов парниковых газов. Увеличение производства атомной энергии вдвое могло бы сократить объем выбросов парниковых газов примерно на 6%, при условии, что ядерные мощности заменят собой угольные. И вообще не отразилось бы на выбросах, если ядерные мощности заменяют возобновляемую энергетику и меры по энергоэффективности. Для такого относительно небольшого сокращения потребуется около полутысячи новых реакторов в дополнение к существующим, а также новые реакторы на замену закрывающимся: по данным МАГАТЭ, к 2040 году почти 200 реакторов будут остановлены.

Стоимость большого современного реактора сегодня колеблется в диапазоне от $5 млрд до 15 млрд в зависимости от типа и производителя. Очевидно, что это просто нереально дорого, а проблему при этом не решает. По данным IPCC, чтобы избежать наиболее катастрофичных последствий изменения климата, нужно снизить выбросы как минимум на 50% к середине столетия. Таким образом, речь не о том, чтобы строить реакторы когда-нибудь, а в строго определенном временном отрезке. Атомные станции строятся медленнее, чем любые другие, — в среднем это 7-10 лет, а некоторые реакторы, как российский БН-800, находились в стадии строительства около 30 лет.

Наиболее серьезную попытку получить доступ к международному климатическому финансированию западная атомная промышленность предприняла на климатических переговорах ООН в Гааге в 2000 году. Успеха, впрочем, это не принесло. С тех пор атомщики сосредоточились на лоббировании национальных правительств. Как видно, также без особого успеха — ни одна страна в мире до сих пор не приняла решения сделать ставку на атомную энергетику в борьбе с изменением климата.

В 2017-м выпавший из слабеющих рук западных коллег атомно-климатический флаг решил поднять Росатом. По всей видимости, дело не только в том, что российские атомщики решили ответить на вызовы современности или стать более модными. Коренное изменение подхода к собственной рекламе на международном уровне указывает на то, что старая концепция продажи реакторов больше не работает. Росатом нередко утверждает, что в его так называемом портфеле заказов десятки контрактов на новые АЭС по всему миру общей стоимостью свыше $100 млрд. Но почему-то реальное строительство реакторов происходит лишь в трех-четырех странах, а ряд договоров, подписанных много лет назад так и остаются на бумаге.

За последние полгода от проекта российской АЭС отказался Вьетнам, а в ЮАР суд постановил, что договор о развитии атомной энергетики с Россией не соответствует Конституции. Внутри России заявлялось намного больше новых атомных энергоблоков, чем строится. Очевидно, распространение российских АЭС в стране и мире затормозилось и нужно что-то менять. Так почему бы не сменить имидж? Теперь пусть кто-нибудь попробует отказаться от наших АЭС — сразу станет врагом климата, как Дональд Трамп.

Несмотря на климатический каминг-аут, Росатом вряд ли сможет продавать больше реакторов. Даже на выполнение тех договоров, которые считаются делом решенным, потребуется немало времени. Впрочем, маловероятно, что весь этот «портфель заказов» хоть когда-то будет реализован. Если за новой стратегией продвижения что-то вообще стоит, то это надежда на доступ к международному финансированию на борьбу с изменением климата. Соответствующие фонды формируются по линии ООН и отчасти связаны с Парижским соглашением.

Другим словами, Росатом попробует то, что его западные коллеги пытались сделать еще в 2000-м. За средствами необязательно обращаться самой госкорпорации, этим могут заняться развивающиеся страны, требующие денег и технологий для преодоления последствий изменения климата. И может, даже больше не будет нужды финансировать строительство АЭС из российского бюджета в долг, как в большинстве случаев происходило до сих пор, хотя какие-то деньги вкладывать надо будет все равно. Возможности российского бюджета истощены кризисом, возможно, в этом кроется настоящая причина активизации Росатома как «друга климата». И не важно, что атомная энергетика слишком дорога и неэффективна для заявленных целей, просто надо как-то выживать.

Россия > Экология. Электроэнергетика > forbes.ru, 19 июня 2017 > № 2214152 Владимир Сливяк


Россия > Агропром. СМИ, ИТ > forbes.ru, 19 июня 2017 > № 2214148 Алексей Баранов

Клубничные берега: умные агротехнологии становятся «домашними»

Алексей Баранов

Директор по развитию компании Fibonacci

Концепция smart agro (разработка интеллектуальных систем, контролирующих все природные процессы выращивания и позволяющих прогнозировать урожай) от ферм за чертой города перебирается квартиры потребителей. Смогут ли производители домашних гаджетов открыть новый рынок?

С появлением «интернета вещей» (IoT) и индустрии «больших данных» (big data) многие технологии, казавшиеся только далеким будущим, стали частью нашей жизни. Среди таких инноваций —«умные дома», которые полностью автоматизируют быт. Или заводы, где каждый станок подключается к единой системе промышленного интернета вещей. Натуральные продукты питания, которые производятся практически без участия человека.

Правильное питание стало мейнстримом. И неудивительно, по данным НИИ Питания РАМН, 30-50 % всех заболеваний граждан России связаны с некачественными продуктами, содержащим химические удобрения, средства защиты растений, пищевые добавки. Сегодня сельское хозяйство переживает серьезную трансформацию и по принципу других отраслей промышленности, которые идут в сторону штучного, персонализированного производства, становится ближе к потребителю в буквальном смысле этого слова. Появляются технологии, которые дают человеку возможность производить свежие и натуральные продукты питания у себя на кухне.

От сельскохозяйственной революции к городским фермам

В 1940-1970 годах произошла так называемая «сельскохозяйственная революция». Это был послевоенный период оптимизма, агропромышленники, казалось, нашли способ прокормить растущее население планеты. Селекционеры выводили более продуктивные сорта, химики разработали целое поколение новых средств защиты растений, в полях появилась современная агротехника. Технологический прорыв дал возможность накормить жителей развитых стран и улучшить качество жизни в развивающихся странах.

Однако, сегодня этого уже недостаточно. По оценкам Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО), через тридцать лет населению Земли понадобится, как минимум, на 50% больше продовольствия. Кроме того, последствия агропромышленной революции не заставили себя ждать. Применение агрохимикатов и интенсивная выработка сельскохозяйственных земель привели к загрязнению окружающей среды остатками пестицидов, истощению почв, нарушению водного баланса. А сами продукты интенсивного сельского хозяйства наполнены химикатами, антибиотиками, гормонами роста и другими чужеродными элементами, некоторые из которых по данным ВОЗ могут вызвать серьезные заболевания.

Одна из основных проблем современного сельского хозяйства — неоправданно долгий путь продукта от места производства на стол потребителя. Наши продукты порой плывут к нам на кораблях через полмира, преодолевают на грузовиках сотни километров, потом содержатся на складских комплексах и только затем появляются на полках магазинов. Чтобы продукты не испортились в пути и сохранили товарный вид, используются разнообразные химические технологии хранения.

Вполне закономерно, что на рубеже 1980-1990-х годов появилась идея сократить путь продукта до потребителя. Она воплотилась в двух концепциях: идеологической — local food (ешь то, что произведено в радиусе сотни километров от тебя) и технологической — urban farming (идея производить еду прямо в черте города). В итоге, по всему миру начали развиваться городские фермы, которые производят продукты и тут же продают их в магазины, рестораны и конечным потребителям.

Несколько лет назад экспрессивный экс-мэр Лондона Борис Джонсон объявил план по превращению Лондона в огородный город — выдавал гранты на создание собственного садика всем желающим. Люди брали их тысячами и действительно закладывали небольшие садики на своих крышах и верандах. Свои огороды появились даже на задних дворах Белого Дома и Букингемского дворца. Страх перед последствиями сельскохозяйственной революции встретился с инстинктивной тягой людей к земле и все это вылилось в повальное увлечение городскими фермами.

За двадцать с лишним лет городские фермы мутировали от милых частных огородов в черте города, грядок за задних дворах ресторанов и гаражных экспериментов с гидропоникой и аквапоникой до высокотехнологичных фермерских комплексов. Однако это не умалило тяги обычных потребителей к собственным фермерским экспериментам. На Западе этот тренд год от года набирает обороты и привлекает новых адептов. Очевидно, производители домашних гаджетов не могли обойти его стороной.

Интернет вещей для клубники и шпината

В начале 2000-х появилась и стала активно наполняться технологическим содержанием концепция интернета вещей, проникая во все сферы нашей жизни. В 2012 году компания Panasonic анонсировала полномасштабное производство систем управления энергией SMARTHEMS, предназначенных для «умных домов», а также объявила, что собирается внедрить эту систему во все приборы своей линейки: от кухонной техники до кондиционеров.

Концепция smart agro подразумевает разработку интеллектуальных систем, контролирующих все природные процессы от времени посадки до основных параметров (влажность, температура, свет и др.), которые также способны анализировать и прогнозировать будущий урожай. Системы работают на основе больших данных — собирают и анализируют информацию, поступающую от разных источников, строят взаимосвязи и прогнозы. Например, в городских фермах система «видит» число ферм, урожай, заложенные параметры, на основе которых может вывести статистику, сделать прогнозы и дать рекомендации. Цель смарт-агротехнологий — создать в искусственных условиях имитацию природной экосистемы, в которой не требовалось бы активное участие человека.

На Западе рынок домашних смарт-агротехнологий активно развивается. Этот вывод можно сделать, если посмотреть на активность крупных производителей бытовой техники — у Panasonic, Philips, уже есть свои разработки умных домашних ферм.

В конце прошлого года шведская IKEA выпустила на рынок вертикальные сады для домашнего выращивания. Технология основана на использовании пробок из абсорбирующей пены, которые позволяют семенам прорастать, а затем продолжают создавать благоприятные условия для роста, сохраняя атмосферу достаточно влажной. После прорастания семян пенистая пробка помещается в отдельный маленький горшок и заполняется пемзой, способной хранить много воды. Затем горшки переносятся на оборудованный лампой поднос, обеспечивающий растения светом и достаточным количеством питательных веществ, чтобы они могли расти и развиваться круглый год. Нельзя сказать, что такой сад полностью попадает в концепцию smart agro, поскольку устройство подразумевает достаточное участие человека. Однако, сам факт появления такого устройства в одной из крупнейших глобальных сетей товаров для дома говорит о том, что на подобные решения есть спрос.

Еще один пример smart agro для дома — гаджеты, в которых основной функциональный блок — это картриджи, заправленные семенами и питательным раствором, каждый из которых запрограммирован на определенный вид растений. Такой принцип используется в некоторых гаджетах для кухни — PowerPlant Growing Machine, Click&Grow. При помощи насоса в резервуар поступает вода, увлажняющая губку и обеспечивающая полив растений. Еще одна американская разработка — самоувлажняющиеся контейнеры. Они выращивают свежую зелень и травы, используя технологию, которая позволяет воде увлажнить почву под действием капиллярных сил и сохранить корни растений здоровыми (например, Lets Patch). Однако пока подобные устройства работают, скорее, в тестовом режиме — без больших урожаев.

Широко используются и аэрапонические установки, снабженные смарт-технологиями. Корни растений помещают в резервуар, заполненный ультравитаминным раствором, который по принципу аэрации насыщает растение водой и минералами. К таким относятся AeroGarden и мини-сад Fashion Grower. Количество урожая невелико и непредсказуемо, но установки очень компактны и помещаются даже на стол.

Еще один вариант — «умная» агроферма ,собирающая большие данные (к продуктам такого типа относится продукт компании автора, Fibonacci, — Forbes). Она должна включать необходимую специализированную технику и систему, контролирующую все параметры выращивания: свет, удобрения, влажность, температуру и другие показатели. Система может анализировать полученные данные и вырабатывать рекомендации по рациону, диете и принципам правильного питания.

Проблемы роста

Как и любой развивающийся рынок, рынок smart agro пока стоит перед рядом проблем. Так, многие решения в этой сфере далеки от технического совершенства — ведь по сути мы пытаемся взять на себя роль природы. Например, при отсутствии «закрытой» системы без специально созданного микроклимата и поддержания необходимой температуры, качество и состав продуктов неизменно меняется в худшую сторону. Тогда есть опасность собрать урожай не вовремя или нарушить световой режим, что приведет к порче продуктов. Кроме того, многие продукты требуют особенно сложных методик выращивания. Например, цикл от семечка до ягоды у клубники составляет два года. И на каждом этапе свет, удобрения, влажность и температура должны быть разными.

Отсюда вытекает еще одна проблема — сложность с тонкими настройками smart agro систем. Если в масштабах промышленной высокотехнологичной фермы мы можем говорить про серьезные объемы данных, достаточные для анализа и выводов, то в условиях небольшой домашней фермы накопить столько данных просто невозможно. В качестве решения, можно было бы объединить домашние фермы одного или даже разных производителей в единую сеть, и таким образом агрегировать данные на более широкой выборке.

Однако, здесь мы сталкиваемся с еще одной проблемой: поскольку рынок пока только развивается, ценовой порог довольно высок. На российском рынке стоимость smart agro решений для дома начинается от 120 000 рублей. А значит, на данном этапе сложно говорить про интерес массового потребителя. Получается замкнутый круг: для перехода на новый уровень нужна массовость, для массовости нужна доступность. Как и всегда в таких случаях, для того, чтобы разорвать этот круг нужно, во-первых, время, во-вторых, понимание востребованности smart agro проектов со стороны инвесторов.

Россия > Агропром. СМИ, ИТ > forbes.ru, 19 июня 2017 > № 2214148 Алексей Баранов


США > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 19 июня 2017 > № 2214147 Владимир Южаков

Миссия Трампа: списание балласта нереалистичных ожиданий

Владимир Южаков

управляющий партнер Long Jing Capital

Чем демократам и республиканцам выгоден «политический чужак» Трамп и причем здесь экономический парадокс завышенных ожиданий в США

Считается, что Президент Трамп был избран рабочим классом, выразившим таким образом протест «политическому болоту» в Вашингтоне. Это объясняет, как «чужак» в политических кругах смог стать главой государства. Но у этого уравнения, возможно, есть ещё как минимум одна неизвестная. Парадоксально, но, возможно, что больше всего в Трампе заинтересован как раз политический истеблишмент. Руководству как демократов, так и республиканцев появление Трампа позволяет избежать трудной миссии, которую ни одна из партий не желает на себя брать.

Завышенные ожидания

Одним из главных американских экономических парадоксов последнего десятилетия является разрыв между ожиданиями населения и темпами экономического роста.

Экономические ожидания сейчас чрезвычайно высоки. Безработица снизилась до почти рекордных значений, в то время как потребительский оптимизм достиг уровней, не виданных с конца 1990-х.

Однако, эта радужная картина резко контрастирует с реальным состоянием экономики. Рост американского ВВП с 2008 года составил всего 25%. Для сравнения, в предыдущий экономический цикл — с 2000 по 2008 год — ВВП вырос на 43%. Несмотря на высокие ожидания и низкую безработицу, экономика сейчас фактически близка к стагнации.

Причина такого разрыва между ожиданиями и реальной экономикой заключается в том, что начиная с кризиса 2008 года и по настоящий момент было напечатано абсолютно беспрецедентное количество новых денег. Если в 2007 году совокупный объем долларов в обороте (Monetary Base) составлял всего 800 миллиардов, то к настоящему времени он достиг почти 4 триллионов долларов. Всего за несколько лет количество денег увеличилось почти в 5 раз!

Как правило, резкое увеличение количества денег в экономике вызывает ощущение возросшего благосостояния и, как следствие, ожиданий. Однако, в нормальной ситуации ожидания достаточно быстро корректируются ростом цен.

Например, если государство напечатает и раздаст всем по миллиону долларов, то некоторое время люди будут чувствовать себя богатыми, а их ожидания повысятся. Это продолжится ровно до того момента, пока цены на реальные активы не вырастут многократно, что приведет ожидания обратно в равновесное состояние. Как правило, такой рост цен следует практически мгновенно — как только выясняется, что миллионерами стали буквально все вокруг.

Однако, сегодня сложилась парадоксальная ситуация — несмотря на 5-кратное увеличение объема напечатанных долларов, инфляция с 2008 года в среднем составила лишь 1.6% в год. Ожидания увеличились, но пока еще не были скорректированы ростом цен.

Наглядно увидеть несоответствие ожиданий положению реальной экономики можно, если сравнить номинальный ВВП как индикатор экономической ситуации, и объем напечатанных денег как косвенный индикатор экономических ожиданий в обществе. В нормальном положении их динамика следует относительно друг другу более-менее параллельно.

Аномальный разрыв, начавший формироваться после финансового кризиса, объясняется тем, что основную часть новых денег американским властям удалось временно заморозить, не допустив их выхода в реальную экономику и тем самым заблокировав инфляцию.

Произошло это следующим образом. Из 3 триллионов новых долларов основная часть была направлена государством на покупку у банков переоцененных ипотек. Это делалось с целью избежать дальнейшего падения цен на жильё, что могло бы вызвать новую волну кризиса. Фактически, начиная с 2008 года администрация Обамы печатала деньги, чтобы выкупить у банков их «токсичные» ипотеки, тем самым спасая их от разорения. Именно этим объясняется, например, тот факт, что Федеральный Резервный Банк неожиданно стал владельцем более чем четверти всех ипотек в США.

Спасая банки, государство обязало их не использовать полученные деньги, а положить на депозит обратно в Федеральный Резервный Банк под символические 0.25% годовых. На настоящий момент размер этих депозитов, называемых «избыточными резервами» (Excess Reserves), превысил 2.2 триллиона долларов или более чем половину от общей денежной базы.

Однако, банки нашли способ направить некоторую часть денег на фондовые рынки. Это вызвало подъем котировок акций. Например, главный американский фондовый индекс S&P500 вырос более чем в 3 раза. Поскольку бОльшая часть накоплений американцев инвестирована как раз в эти финансовые активы, люди стали чувствовать себя намного более обеспеченными, и их ожидания выросли.

Таким образом, аномальный рост ожиданий вызван тем, что США удалось напечатать новые деньги, но избежать роста цен. Сегодня американцы полагают, что их благосостояние радикально улучшилось, в реальности это не так.

Тем не менее, как показывает история, избегать инфляции в течение длительного периода времени практически невозможно. Например, сейчас начинается массовый выход поколения бейби-бумеров на пенсию. В ближайшие несколько лет более 75 миллионов человек, или почти каждый пятый американец, начнут тратить свои пенсионные сбережения, что вызовет рост цен. Еще одним толчком к росту инфляции может стать рост процентных ставок — если при нулевых или даже отрицательных процентных ставках банки были готовы держать свои деньги замороженными под 0.25%, то рост процентных ставок скорее всего заставит их разморозить свои избыточные резервы, забрать их у государства и направить в экономику, что вызовет инфляцию.

Чтобы представить масштаб грядущей инфляции, можно посмотреть на так называемый период Великой Инфляции, когда с 1973 по 1980 годы увеличение денежной базы всего на 80% привело к ежегодной инфляции около 10%. Сейчас же монетарная база увеличилась на 350%. Таким образом, сегодня речь скорее всего уже идет о гиперинфляции.

При чем здесь Трамп

Ответственность за грядущую гиперинфляцию лежит как на Буше, так и на Обаме. Если первый способствовал формированию крупнейшего в истории ипотечного пузыря, то второй для маскировки его последствий создал еще больший денежный пузырь.

Но последствия множества исторических примеров списания ожиданий, как например в СССР конца 80-х, заставляет как республиканцев, так и демократов максимально дистанцироваться от гиперинфляции и взрыва пузыря ожиданий. В Древней Персии гонцов, приносящих дурные новости, казнили. Нравы современных обществ практически не изменились.

Именно поэтому эксцентричный бизнесмен Трамп, не связанный с какой-либо политической группировкой в Вашингтоне, оказался идеальным кандидатом для всех сторон. Неподготовленность Трампа, отсутствие у него опыта работы в качестве политического деятеля и репутация бизнесмена, обанкротившего шесть своих компаний, из недостатков превращаются в преимущества: вся ответственность за грядущие потрясения тем самым перекладывается с предыдущих президентов и их окружения на избирателей, проголосовавших столь безрассудно. В результате обе политические партии получили возможность переждать инфляционный шторм в качестве сторонних наблюдателей.

Пока остается открытым вопрос, какие конкретно меры примет Трамп для запуска механизма сдувания ожиданий. Одним из наиболее логичных способов является обсуждаемое введение 45% налога на китайский импорт, что радикально повысит цены. Но, пожалуй, самой действенной мерой мог бы стать дефолт по государственному долгу, который бы не только запустил инфляцию, но и позволил бы фактически списать американский долг. В этом сценарии репутация Трампа как серийного банкрота и «Короля Долга» могла бы стать очень полезной.

Америка нуждается в списании балласта нереалистичных ожиданий, накопившихся за последние два десятилетия. Именно в этом, возможно, заключается основная миссия президента Трампа. Политические элиты, ожидая экономический шторм, предоставляют Трампу возможность взять ответственность на себя.

США > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 19 июня 2017 > № 2214147 Владимир Южаков


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 июня 2017 > № 2214122 Джек Мэтлок

Джек Мэтлок: Это уже не тот мир, когда коммунизм боролся с капитализмом

Бывший американский дипломат оправдывает Россию и не верит, что она угрожает.

Гиртс Викманис (Ģirts Vikmanis), Latvijas Avize, Латвия

Профессор Университета Дьюка (США) Джек Мэтлок специализируется на истории России и лингвистике и в свое время использовал свои знания в дипломатической карьере. В 80-е годы у Мэтлока была возможность работать на одной из важнейших тогда должностей во внешнеполитической службе своей страны — он был послом США в Советском Союзе. Как активный участник политических событий тех времен Мэтлок стал свидетелем конца СССР и окончания холодной войны. Недавно он посетил Ригу, чтобы принять участие в организуемом Янисом Урбановичем «Балтийском форуме» и в интервью LA выразил свое мнение о нынешних отношениях России и Запада. Необходимо отметить, что оно отличается от оценок многих других западных экспертов, зато отвечает стилистике дискуссий организуемого политиком от партии «Согласие» Урбановичем «Балтийского форума», поэтому неудивительно, что именно господин Мэтлок стал гостем этого мероприятия.

LA: Как вы оцениваете нынешние отношения России и США?

Джек Мэтлок: Сейчас отношения не хорошие, они опасные. Руководство и России, и США ответственны за эту ситуацию. Есть риск, что снова может начаться гонка ядерных вооружений. Государства, в распоряжении которых имеется ядерное оружие, могут начать угрожать друг другу обычными вооружениями, и это чревато эскалацией вплоть до ядерного конфликта. Это главный вопрос. Остальные вопросы возникли из-за взаимного непонимания и недоразумений. Мир снова вовлечен в вопросы, связанные с контролем над территориями. В свое время это привело к Первой мировой войне, которая была разрушительной даже без ядерного оружия. Каково решение? Мы должны вернуться к отношению, которое прекратило холодную войну. На своей первой встрече в 1985 году Рейган и Горбачев пришли к выводу, что в ядерной войне невозможно победить, поэтому ее нельзя допустить. Если ядерное оружие попадет в руки террористов, это будет угроза для всех. Представьте ситуацию: если в распоряжении террористов окажутся ядерные материалы, они могут поместить их в грузовики, приехать в центр Вашингтона, взорвать бомбу и обречь на смерть все правительство США.

— Вы описали риски, но кто увлек в эту ситуацию в отношениях Запада и России?

— Это сделали обе стороны. Россия предприняла ответные шаги на расширение НАТО. Расширение НАТО должно было остановиться в Центральной Европе и в странах Балтии, но когда оно происходит на Балканах, и появляется мысль о приеме в НАТО Украины и Грузии, то ясно, что ни одно правительство России это не примет. В то время, когда происходило объединение Германии, со стороны Запада прозвучали политические обещания, что иностранные военные силы не будут размещены на территории бывшей ГДР, но сегодня НАТО усилило свое присутствие даже в Балтии, хотя оно и основано на принципе ротации. Россия рассматривает это как провокационные действия и считает, что они противоречат ранее обещанному. Это, разумеется, не дает «скидки» в отношении действий, которые Россия совершает на Украине.

Крым — отдельный вопрос. И СССР, и Югославия распались из-за внутренних давления и разногласий, а не потому что руку к этому приложили другие государства. Тогда не было попыток сохранить автономные регионы, как Косово, которое должно было быть автономной республикой в составе Сербии. Однако Слободан Милошевич с этим не считался. Также Южной Осетии и Абхазии нужно было обеспечить автономию, но в 90-е годы президент Грузии Заиад Гамсахурдия это игнорировал. США встали на сторону Косово, но нарушили международные обязательства бомбардировками Сербии. НАТО — оборонительный альянс, но никто тогда не нападал на НАТО. В 2008 году США и страны Запада признали независимость Косово, и тем самым был нарушен Заключительный акт Хельсинского совещания от 1975 года, в котором определено, что в Европе не будет изменения границ без согласия обеих сторон. Это создало правовой прецедент, который Россия позже использовала в ситуации с Крымом. Крым перешел в руки России без кровопролития — живущие там люди сказали, что они хотят быть вместе с Россией. По моей оценке, с политической точки зрения Украине лучше без Крыма, с этим полуостровом всегда было бы сложнее. Украина отказалась формировать федеративное государство, хотя она очень расколота. Конечно, юридически переход Крыма в руки России незаконен. Но мы раньше создали прецедент, и последовала реакция, возможно, даже чрезмерная. Не думаю, что страны Балтии под угрозой. Зачем России на них нападать? Утверждения о такой угрозе не основаны на реалиях.

— Россия в наши дни стала более враждебной. Это уже не Россия 90-х годов, когда у власти находился Борис Ельцин, и на Западе были ожидания, что это государство станет демократическим…

— В 90-е годы экономика России тотально обвалилась, и это было не самое успешное время. Мысль о том, что основанную на диктате систему, которая опиралась на плановую экономику, можно успешно и быстро заменить на открытую демократическую систему, которая опирается на рыночную экономику, — это заблуждение. Демократические системы намного сложнее, их также сложно построить. Русские разочаровались в приватизации, возникло убеждение, что они проиграли в холодной войне. Михаил Горбачев тогда характеризовался как слабый лидер. На самом деле он один из лучших и самых творческих лидеров из тех, что были у России. В холодной войне не было победителей, мы ее прекратили путем переговоров. Ошибкой Обамы было не совсем умное отношение к российским лидерам, он публично выступал на них с нападками. Рейган никогда так не делал. Он понимал, что необходимо относиться друг к другу с уважением, нельзя публично выступать с нападками на другого лидера, потому что позже придется вместе работать. Когда Обама сказал, что Россия региональная сверхдержава, это тоже не было умно, потому что Россия в состоянии развернуть кибервойну. Бывший посол США в СССР Джордж Фрост Кеннан еще в 1951 году подчеркивал, что будущее России в ее собственных руках, и другие на него повлиять не могут. Одной из ошибок было допущение Запада, что мы подошли к так называемому «концу истории». Социолог Фрэнсис Фукуяма ошибался, используя этот термин и не принимая во внимание выводы мыслителей прошлого. К примеру, президент США Джон Квинси Адамс в 1821 году указывал, что США везде будут считаться цитаделью демократии, но если США ввяжутся в споры народов, то они такой цитаделью не будут. Во время вьетнамской войны Вильям Фулбрайт подчеркивал, что иностранные силы в других государствах не могут строить демократию. Демократию мы можем сохранять как пример у себя дома, и если все страны считают ее приемлемой, то это образец. Сейчас армия США разбросана по всему миру, но наша собственная инфраструктура разрушается. Поэтому и появился Дональд Трамп с лозунгом «America first!» («Америка — на первом месте!»). Трамп также сказал, что у нас слишком много военных расходов. Если бы мы не были так милитаризированы, то и Россия не тратила бы так много средств на военные нужды. В свое время президент Дуайт Эйзенхауэр предупреждал, что нельзя позволять доминировать в нашей экономике военно-промышленному комплексу, но именно это сейчас происходит.

— Кто, по-вашему, лидер Западного мира в наши дни — Трамп или Меркель?

— Термин «Западный мир» для меня проблема, потому что он содержит в себе противоречия. Мир из-за глобализации стал сложнее. Для интересов Европы канцлер Германии Ангела Меркель является более важным игроком, чем президент США. Я считаю, что США должны быть меньше вовлечены в Европу. Естественно, у США есть интересы, которые необходимо защищать, но проблемы могут возникнуть, если будут использованы военные средства. Не знаю, какова внешняя политика Трампа, и думаю, что он сам мало об этом знает. Что касается термина «свободный мир», то мы уже не живем в биполярном мире, когда коммунизм боролся с капитализмом. Мы сейчас находимся в намного более сложном мире, в котором из-за глобализации все взаимозависимы. Посмотрите на Турцию — разве там больше свободы, чем в России, хотя Турция член НАТО? Мир не черно-белый.

— Сейчас Запад сталкивается с агрессивными пропагандистскими кампаниями России. Каков ваш взгляд на это?

— Со стороны России это неудачная реакция самозащиты. К примеру, действия ЕС в попытках оторвать Украину от сферы российского политического и экономического влияния Россия восприняла как враждебные. Но Россия не создала ни Марин Ле Пен во Франции, ни Виктора Орбана в Венгрии, они появились в результате внутриполитических процессов в этих странах. Так же и Трамп в США появился не из-за России, и его победа не связана с влиянием России. Не Россия написала конституцию США, и коллегию выборщиков создали мы сами. В годы холодной войны мы использовали методы, которые теперь использует Россия. Сейчас мы должны найти способ, как отказаться от психологии холодной войны, потому что она опасна.

— Но разве в наши дни мы не живем в условиях новой холодной войны, как часто подчеркивают политические аналитики?

— Когда-то СССР был государством, которое основывалось на философии марксизма и пролетарской революции и противостояло второй системе — демократии и капиталистической экономике. Но теперь Россия — капиталистическое государство. Там большое влияние государственных предприятий, но все же… Говорить сейчас о возрождении холодной войны и смотреть с таким акцентом на происходящее в мире — одна из главных ошибок восприятия.

— В прошлом году прозвучало предположение, что бывший госсекретарь США Генри Киссинджер давал советы Трампу по формированию отношений с Россией и рассматривался как переговорщик со стороны США с Россией. Опыт Киссинджера именно из времен холодной войны.

— Пока ему не поручено такое задание, он не представляет США. Я не представляю правительство США, я частное лицо. Мой интерес: поддерживать мир, чтобы будущее поколение не допустило те же ошибки, которые допустили мы. С Киссинджером я недавно завтракал, и он признал, что нам не повезло, что мы находимся в конфронтации с Россией. Идея о сотрудничестве с другим государством ошибочно считается предательством, у нас есть возможность сотрудничать и находить общие интересы. Когда я работал у Рейгана, наша задача была найти общие интересы с СССР. Такой подход позволил нам прекратить холодную войну за три года. В нынешней ситуации никто не выигрывает. Возьмем для примера Крым. Если бы Обама приехал на Олимпиаду в Сочи и использовал возможность обсудить происходящее с Путиным, сказал бы, что Украина не будет принята в НАТО, то я думаю, что Россия не «взяла» бы Крым. Демонизировать Путина, делая его проблемой, и не принимать во внимание, что в его руках власть, было большой ошибкой.

— Недавно скончался бывший госсекретарь и один из величайших грандов внешней политики США — Збигнев Бжезинский…

— Я знал Бжезинского лично, но моя оценка происходящего в мире не совпадет с его оценкой. Думаю, что в будущем традиционная геополитика будет играть меньшую роль, потому что мир по своей сути стал намного глобальнее. Я бы сказал, что Бжезинский был типичным поляком. Польский вопрос психологический, хотя я очень уважаю поляков. Однако мне кажется, что в наши дни геополитический взгляд Бжезинского был бы слишком узок.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 июня 2017 > № 2214122 Джек Мэтлок


Германия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 июня 2017 > № 2214069

Штайнмайер: Я хорошо добрался

Бертольд Колер (Berthold Kohler), Экарт Лозе (Eckart Lohse), Frankfurter Allgemeine Zeitung, Германия

Франк-Вальтер Штайнмайер почти 100 дней находится на посту президента. В интервью он рассказывает, что перестройка оказалась сложнее, чем он ожидал. Он призывает к укреплению военного потенциала Германии, высказывает доверие бундесверу, наблюдает возрастающее отчуждение между Европой и Россией и предостерегает от того, чтобы при взгляде на Америку концентрироваться только на Трампе.

Frankfurter Allgemeine Zeitung: Господин президент, мировой порядок находится в переломном периоде, один кризис сменяет другой, на смену прежней политической определенности приходит непредсказуемость. У Вас сердце кровью не обливается от того, что Вы больше не можете вмешаться в происходящее в качестве министра иностранных дел?

Франк-Вальтер Штайнмайер: Я знал, что задача будет другой, а перестройка — сложной. Честно говоря, она оказалась даже сложнее, чем я ожидал. Ясно то, что мне помогает мой опыт, я не должен изучать, как работает политика, и я знаком с действующими лицами. Но все же задачи главы государства принципиально отличаются от тех политических функций, которые я выполнял. Поэтому мне, конечно, не хватает тех людей, с которыми я тесно сотрудничал на протяжении многих лет. Но я не скорблю каждый день по компетенциям и полномочиям, которыми обладал на исполнительных должностях. Именно потому, что я оказался на этой высшей государственной должности неслучайно, а вступил в нее с радостью и уверенностью в том, что с новыми вызовами придут и новые возможности, я и смогу использовать накопленный опыт. Если вкратце, то с будничными политическими решениями новая должность, действительно, связана меньше — только в части контроля и составления законов. Зато сильно связана с отношением людей к демократии и с их благополучием.

— Скоро исполнится 100 дней Вашего пребывания на должности. Насколько сильно отличаются Ваши прежние функции?

— Темы и их диапазон — намного шире, чем во внешней политике, партнеры по переговорам — разнообразнее. Но все это мне нравится, и я наслаждаюсь возможностью мыслить в перспективе долгосрочных политических решений. Я пришел сюда с любопытством и уважением к этой должности. И каждый из 100 дней, что сейчас за моей спиной, был шагом к сближению с должностью. Теперь я здесь. Добрался хорошо. Первые недели я много путешествовал по федеральным землям, посещал школы, университеты, детские сады и приюты, общался с волонтерами и мэрами. Я хочу это продолжить. Бельвю (Bellevue) останется моей резиденцией, но я хочу путешествовать по стране — общаться с убежденными сторонниками и с сомневающимися. Интерес к встречам с федеральным президентом огромен. Будь то профучилище в Кройцберге, или Ахенский собор, Розенхайм или Дармштадт — у людей есть огромная потребность в общении. Если я сравню это со временем, когда я был в должности министра, то сегодня гораздо легче вступить в разговор. И это хорошо. Многие просто хотят решить свои проблемы и хотят быть воспринятыми серьезно, а меня интересует, чем живут люди.

— С федеральным президентом Штайнмайером людям говорить легче, чем с Штайнмайером в должности министра иностранных дел? От чего это зависит?

— Ответить непросто. Я думаю, что здесь есть две стороны: во-первых, в новой роли — и без специфической министерской лексики — я могу быть более открытым для людей, во-вторых, они просто чувствуют мое любопытство и мой интерес к людям. И то, и другое снижает психологический барьер.

— И потому, что Вы уже не воспринимаетесь как часть берлинского политического истеблишмента?

— Я не знаю, воспринимают ли самопровозглашенные противники так называемого политического истеблишмента это так…

— Или меньше в качестве партийного политика?

— Это уже ближе.

— Но ведь Вы по-прежнему социал-демократ, по крайней мере, в душе?

— Как и у всех остальных федеральных президентов, моя партийность отдыхает.

— ЕС находится в глубочайшем кризисе, Трансатлантический союз подвергся тяжелым испытаниям — может ли при этом потребность в общении граждан оставаться для Вас приоритетом? По сравнению с событиями в остальных странах, нужно все-таки сказать, что Германия — остров счастливчиков.

— Я начал именно с этого, потому что Европа находится в глубочайшем кризисе с момента начала интеграции. После визита во Францию сразу выступил с речью перед Европейским парламентом. И это послание было понятно всей Европе. Прежние визиты в Грецию и Польшу также относятся к этому контексту, как и моя публично высказанная обеспокоенность по поводу ограничения свободы науки и культуры в Венгрии. В роли президента я считаю своим долгом напоминать о великом историческом наследии европейского единства и способствовать его передаче следующим поколениям.

— В начале года казалось, что триумфальное шествие популизма не остановить. Теперь уже так не кажется. Но действительно ли угроза уже позади?

— В начале обсуждений популизма я предостерегал от алармизма. Но теперь я не согласен с тем, что мы уже даем отбой тревоге. К счастью, во время выборов во Франции и в Нидерландах правые популисты не смогли пробиться. Однако они набрали настораживающе высокий процент голосов. По всему миру и, к сожалению, также и в Европе тоже мы наблюдаем новое увлечение авторитаризмом. Это меня очень беспокоит. Поэтому во время моего путешествия по федеральным землям Германии одним из моих приоритетов являются дискуссии с молодежью. И именно о состоянии нашей демократии. Я могу Вам сказать: это того стоит. Именно потому, что у нас в Германии этот сдвиг еще не так силен, как где-либо еще.

— На западе также распространяются автократические проекты против наших свободолюбивых моделей государства и общества. Национализм и протекционизм наступают. Лучшие дни либеральной демократии уже позади? Мы стоим у конца Запада, как опасаются некоторые?

— Я не сторонник катастрофического мышления, но сегодня со многих сторон нормативный фундамент Запада ставится под сомнение. Устоит ли он, зависит от нас. Определенно, последнее слово не за Дональдом Трампом. Верить в Запад означает верить в способность к изменениям и к коррекции курса. В этом американская демократия нас даже немного опережает.

— Что это означает?

— Это значит задавать правильные вопросы. Как изменится демократия, если число пожилых людей в дальнейшем превысит число молодых? Какими будут последствия, если в одном обществе все меньше людей будут говорить об одном и том же? Действительно ли представительная демократия укрепится или будет слабеть дальше? Я хочу предложить оживленный форум, чтобы обсудить эти и другие вопросы. Дворец Бельвю должен стать местом для дискуссий о будущем демократии. После летнего перерыва так и будет. Начнем с вопроса: что является фундаментом Запада и для кого он еще остался примером для подражания?

— Такими вопросами сейчас задаются и многие американцы. До сих пор американская демократия хорошо реагировала на президента, которого, кажется, не волнуют разделение властей и другие основные принципы конституции?

— Ясно одно: что-либо менять в развитии, которое мы сейчас наблюдаем в Америке, будут только сами американцы. Решающим является то, что система сдержек и противовесов функционирует. Я могу только посоветовать при взгляде на Америку не зацикливаться только на Дональде Трампе. Недавно я пригласил группу конгрессменов и мы очень откровенно обсуждали положение дел в США. Мое впечатление такое: вряд ли американцы смогут долго мириться с тем, что решения в их стране принимаются только указами, а мнением демократических институтов больше не интересуются.

— Дональд Трамп был избран большинством. Несмотря на его рискованные маневры, его сторонники, кажется, все еще его поддерживают. Американцы думают совсем не так, как мы?

— Конечно, американцы думают иначе, это начинается уже с того, что у них другая история. История, которая, однако, отличается еще более долгой борьбой за свободу и демократию, чем наша. У меня есть надежда, что эта часть истории не потеряется во времена, когда борьба с демократическими институтами стала чем-то обыденным.

— Когда Вы планируете посетить Вашингтон?

— Вероятно, Вы также спросите, когда я полечу в Москву.

— Собираемся.

— Будьте уверены, мы найдем правильный момент для визита к нашим большим союзникам и нашим большим соседям.

— Кто из них кто?

— Я думал, это не потребует объяснения.

— Мы спрашиваем для уверенности.

— Итак, к нашему трансатлантическому партнеру и нашему большому соседу.

— Очевидно, Америка при Трампе ищет новую роль, которая скорее отличается отходом от мировой политики, чем дальновидным ангажементом. Тогда Германия, вероятно, не избежит принятия известной большей ответственности, о которой уже так часто говорят?

— Еще в декабре 2013 года, когда я во второй раз стал министром иностранных дел, я сказал, что демократически и экономически стабильная Германия должна взять на себя больше ответственности. Мы так и делаем. Для Европы изменения более существенны, потому что у нее не было действительно ощутимой политической линии безопасности. Но и здесь началось переосмысление.

— Германия должна вооружаться?

— Никто не может отрицать, что обстановка с политической безопасностью Германии и Европы изменилась. Риски возросли. Напомню лишь, что с момента незаконной аннексии Крыма Россией снова поднялся вопрос войны и мира, который мы на европейской земле считали закрытым. Даже более того, риски возрастают во всем мире. На это мы должны реагировать, но не в одностороннем порядке.

— Тогда как?

— Германия нуждается в укреплении своего военного потенциала. Для этого были приняты правильные и необходимые решения. Но это было бы слишком узким видением, если бы мы сократили возросшую ответственность лишь до военной сферы. Именно потому, что мы относимся к немногочисленным политически и демократически стабильным государствам в мире, от нас ожидают, что мы будем участвовать в урегулировании конфликтов активнее, чем 10 или 20 лет назад. Сюда относится и то, что мы, оглядываясь назад, оцениваем, где военное вмешательство в прошлом оказалось полезным, а где — нет.

— Что Вы имеете в виду?

— В своих предыдущих ответах я уже говорил: я понимаю требования партнеров о разделении ответственности и нагрузки в НАТО. Но это предполагает, что при участии в имеющих большие последствия военных операциях мы с нашими партнерами достигнем соглашения по всем вопросам. В прошлом это было не всегда так, например, в случае с последствиями для всего Среднего Востока от интервенции в Ирак в 2003 году.

— Министр обороны недавно обвинила бундесвер в «проблеме слабости руководства». Поводом стали арест офицера, который, видимо, планировал террористический акт и вел двойную жизнь в качестве беженца, и обнаруженная символика вермахта и сообщения об ужасных ритуалах в некоторых подразделениях, которые все-таки оказались частично преувеличенными. В качестве министра иностранных дел Вы часто контактировали с бундесвером. Каково Ваше впечатление от армии?

— Я доверяю бундесверу, и 80% немцев — тоже. Высокий уровень одобрения имеет важное значение для включения бундесвера в общество и полезно для нашей страны. Но отсюда возникает ответственность для политики: если авторитет и доверие должны быть сохранены, тогда должны быть указаны недостатки, а вопиющие проступки должны караться, что и происходит. В конкретном случае со старшим лейтенантом Франко А. речь идет об обвинении в тяжком преступлении. Здесь нечего преуменьшать и оправдывать. Преступления должны быть наказаны — внутри и вне бундесвера.

— Недавно в университете имени Гельмута Шмидта убрали картину с его портретом, потому что на ней он изображен в униформе вермахта.

— Нельзя убрать прошлое, как картину. Именно прошлое является причиной, по которой на нас смотрят из-за границы и выражают свои тревоги — как недавно во время моего визита в Израиль. Но тем яснее мы должны понимать то, что — в осознании этого прошлого — бундесвер не продолжает традиции вермахта, а, напротив, парламентом принят сознательный отказ от прошлого, например, в конституционном статусе армии. В то же время бундесвер не появился из ниоткуда. Генерал Баудиссин (Baudissin), автор «Внутреннего руководства» (Innere Führung), тоже служил в вермахте, как и Гельмут Шмидт. Это никоим образом не умаляет их заслуги в создании армии для демократической Германии.

— По вашему мнению, у бундесвера есть проблема слабости руководства?

— Как я уже сказал, я доверяю бундесверу. Недавние происшествия вызывают тревогу, но, по-моему, не являются показательными для бундесвера в целом. Напротив, во времена, когда я был министром иностранных дел, я встречался с большим количеством начальников подразделений, которые в тяжелейших условиях — будь то Косово, Афганистан или Мали — действовали с осмотрительностью и большой ответственностью, как по отношению к собственным солдатам, так и к людям в районах боевых действий. Я глубоко уважаю таких солдат.

— Россия подозревается в оказании влияния на исход американских президентских выборов. Правительство и спецслужбы считают возможным, что и на предвыборную борьбу в Германии могли оказываться различные попытки влияния. Это могло бы еще сильнее усугубить германо-российские отношения. Вы долго считались «понимающим Россию». Вы понимаете, что могло бы сподвигнуть российского президента Путина к подобным действиям?

— Мы больше не живем в те времена, когда мы совместно с Михаилом Горбачевым строили общий дом под названием Европа. И 2001 год давно уже позади, когда Владимир Путин произносил речь в бундестаге, и надежды на очень быстрое сближение Запада и Востока укреплялись. Теперь позади полтора десятилетия растущего отчуждения между Европой и Россией. Сегодня Россия ищет свою идентичность в отграничении от Европы и Запада в целом. Ситуация обострилась в 2014 году после аннексии Крыма и военных действий России на восточной Украине. Поэтому на данный момент неожиданного сближения между Европой и Россией не предвидится.

— Что должен делать Запад?

— Во-первых, мы должны четко обозначить, что нас разделяет; во-вторых, осознать, что Москва находится всего в двух часах полета от Берлина и остается большим соседом Германии, который имеет как положительное, так и негативное влияние на ситуацию в Европе; и в-третьих, не считать такие отношения с Россией окончательными, а работать над изменениями в них. Все это тяжело, но мы должны трезво оценить, где мы можем действовать совместно. Если Москва будет влиять на федеральные выборы, то точки соприкосновения неизбежно сократятся. Это было бы вредно для обеих сторон.

— Будете ли Вы сами искать возможности для беседы с российским президентом?

— Я не питаю иллюзий о состоянии наших отношений. Но и молчание, по-моему, не альтернатива.

— В настоящее время нельзя питать иллюзии по поводу того, что Европейский Союз находится в тяжелейшем кризисе за все время существования. Советы по его преодолению распространяются от предложения его развала до углубленной интеграции. Что Вы посоветуете?

— Вариант развития сценария для Европейского Союза, который точно надо исключить: продолжать в том же духе. После Брексита мы должны понять, что европейский проект не может идти своим ходом. Результаты выборов за последнее время показали, что мы не имеем необходимых полномочий для большого интеграционного шага, которого некоторые требуют. Но есть подвижки. Больше всего единства достигается в сфере внутренней и внешней безопасности. В области экономики в среднем по странам ЕС наблюдается положительная динамика, но нам еще не хватает решений по вопросам по-прежнему высокого уровня безработицы среди молодежи в южных государствах-членах ЕС. Особенно высоки ожидания населения, касающиеся миграционной политики, существуют общие представления о защите внешних границ, я вижу потенциал в согласовании европейского закона о беженцах, но от реального разделения нагрузки мы еще далеки. Я уверен, что если мы продвинемся в этих трех политических полях и докажем в них свою дееспособность, даже сомневающиеся будут убеждены.

— Великобритания собирается выйти из ЕС. Сотрудничество с Лондоном в ЕС часто приносило трудности. Не должно ли стать даже легче после их выхода?

— Я думаю, скорее наоборот. То, чего нам станет не хватать с выходом англичан, невосполнимо. По причине их прошлого у них очень космополитичный подход к миру. В своей политической либеральности они часто становились в ЕС на сторону Германии. Этого нам будет не хватать.

— После голосования по Брекситу многие опасались, что и другие страны могут прийти к идее последовать британскому примеру. Такая опасность уже не кажется такой большой. Или Вы видите это иначе?

— На самом деле такой опасности заражения я не вижу. На данный момент мне кажется, что, скорее всего, остальные страны, взглянув на Брексит со всеми его последствиями, не испытывают желания повторять подобный опыт, а предпочитают подумать, что сделать для преодоления этого европейского кризиса. Во время моих первых поездок по Европе я почувствовал совершенно новую решимость строить будущее 27 стран вместе.

— Наряду с переговорами о выходе идут переговоры о вступлении в ЕС с Турцией. До сих пор они не завершены, по крайней мере, официально. Политически Турция все сильнее отдаляется от ЕС, ее вступление в настоящее время вообще сложно представить. Так зачем продолжать делать вид?

— Я не считаю, что правительство делает вид. Неблагоприятные тенденции будут названы, и признаков приукрашивания ситуации я не вижу. Почти 30 лет назад я впервые оказался в Турции, и долгое время наблюдаю экономический подъем страны, ее сближение с Европой и усилия по развитию современного умеренного ислама, который поддерживает связь между исламом и демократией. Страна далеко продвинулась, тем трагичнее тот путь развития, который Турция выбрала в последние годы. Нынешний президент несет ответственность за то, что сейчас существуют серьезные препятствия для развития правового государства и ограничиваются гражданские свободы. Таким образом Турция, несомненно, отдаляется от Европы. Признаков к сближению на данный момент не видно.

— Итак, прекращение переговоров о вступлении?

— Фактически переговоры заморожены. Как поступить дальше — вопрос политического благоразумия. Некоторые хотят, чтобы Европа предприняла срочные меры. Я могу согласиться, если комиссия в Брюсселе скажет, что — учитывая притесняемых в Турции и местные проевропейские силы — Турция не должна стать Европой, это окончательно захлопнет дверь. То есть, подводя черту, Турция должна принять меры и взять на себя за это ответственность перед собственным населением. Если смертная казнь будет введена вновь, то все эти вопросы решаться сами собой.

Германия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 июня 2017 > № 2214069


Китай > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 19 июня 2017 > № 2212726 Юрий Сигов

Супердержава на распутье

Китай пока еще не нашел своего достойного места в "новом мире". Но активно ищет, как бы ему в этом не мешали

ЮРИЙ СИГОВ

Много чего в последние годы говорят и пишут о Китае. Причем как те, кто видит эту страну (а точнее - уникальное мировое измерение, которое никаким общим меркам-шаблонам не подвластно) на приличном расстоянии, так и те, кто считает себя (иногда с весьма большой натяжкой) неким специалистом по делам Поднебесной. И экономикой принято китайской восхищаться, и нынешнего ее лидера расхваливать на все лады, и Америке супостатной (ну кому еще?) грозить совсем недалеким будущим, когда КНР станет во всем и везде первой на нашей планете.

Но вот что любопытно: чем больше Китай чего-либо в мирe добивается, тем больше им не только восхищаются, но и откровенно боятся. Почему? Нет, думаю, вовсе не в экономической мощи и огромных людских ресурсах Поднебесной здесь дело. Китай по большей части все-таки реально боятся и откровенно опасаются по другим причинам. Причем не столько из-за общего мирового влияния и размеров выдаваемых за границами кредитов, а из-за полного непонимания китайских реалий и планов дальнейшего развития страны.

Когда никто не может понять, что у китайских руководителей на уме, что они задумали что дома, что "на выезде", то поневоле начинаешь пугаться и триллионов разных мировых валют в китайских банковских закромах, и суммы выдаваемых Пекином денежных средств всем тем, кто с ним намерен дружить. Да и военная поступь Поднебесной на самом деле вводит в ступор как минимум ближайших соседей КНР в Азиатском регионе, а на перспективу - и соперников-противников по другую сторону Тихого океана.

И здесь, как мне видится, очень непростой задачей является сам факт понимания замыслов и интересов Китая в окружающем его мире. В конце концов, что будет внутри страны виднее самим китайцам и их руководству. А вот куда пойдет китайская повозка с паланкином во внешней политике - вопрос принципиальный и очень даже важный для всех государств. И тех, кто с КНР непосредственно граничит (те же страны Центральной Азии), и тех, кто от китайского экономического рывка в ведущие мировые державы надеется хотя бы какие-то дивиденды приобрести.

Зачем "выжидать удобного случая", когда он давным-давно настал?

В свое время именуемый архитектором китайской внешней политики Дэн Сяопин указывал, что страна должна наращивать свой внутренний потенциал и выжидать удобного случая, чтобы посолиднее расправить плечи. То есть в конце тех же 70-х годов прошлого столетия в китайском руководстве (после смерти Мао Цзэдуна) бытовало мнение о том, что мы пока еще очень слабы, не развиты в промышленном и военном плане. Поэтому ни с кем ругаться нежелательно, потихоньку надо копить силы - а там уже видно будет, что с этим самым накопленным капиталом делать.

И вот сейчас в том, что касается внешнего статуса Китая, наблюдается некий парадокс. С одной стороны, больше выжидать Пекину давно уже нет смысла, потому как страна уверенно вышла на первые позиции в мире по целому ряду показателей именно как сверхдержава, а не просто одно из "успешно развивающихся государств". С другой - КНР по-прежнему (и это почти 40 лет спустя) остается типичной развивающейся страной. Ментальность рядовых китайских граждан, а также их первых руководителей остается (особенно в плане внешней политики) на уровне именно развивающихся, явно неопределившихся со своим будущим государств.

Когда в КНР только формировались основные принципы вывода страны на первые позиции в мире, там принималось к сведению, что есть одна "большая сверхдержава" (то есть США) и имеется несколько "великих держав", в число которых Китай и намеревался в ближайшей перспективе войти. По сути дела, Китай всегда признавал, что никакого так называемого многополярного мира нет, и это же самое Пекин фактически подтверждает и сегодня. Но есть тем не менее еще "великие" страны, с которыми "большой сверхдержаве" куда полезнее договариваться, чем открыто враждовать.

На данный момент в китайском руководстве окружающий Поднебесную мир воспринимается как крайне нестабильный, шаткий и непредсказуемый. Конфликт между США и Россией просто неизбежен, и его ничем нельзя разрешить (кроме как мировой войной), резко обострились региональные столкновения, которые фактически не поддаются никакому международному решению. Полностью нефункциональны все существующие международные организации, а новых и нет, и никто их формированием не хочет заниматься (Китай в том числе).

Добавим сюда рост религиозного экстремизма, угрозу дальнейшего распространения ядерного оружия да и общее желание ведущих западных стран (а не только США) не допустить подъема Китая в число ведущих мировых держав. Те же американцы постоянно твердят, что в Китае нынче господствует не идеология Коммунистической партии, а некий "гибридный национализм", который якобы угрожает именно американским интересам во всей Азии.

Однако сами китайцы над подобными рассуждениями, прежде всего американских экспертов, только посмеиваются. И подчеркивают, что главные заботы власти в Пекине - это решение исключительно внутренних проблем страны. А все, что делается за китайскими границами, интересует товарищей из Компартии только в том контексте, в котором это будет способствовать внутреннему развитию КНР.

Для этого задуманы два "Шелковых пути", для этого "под них" создан был Азиатский банк инфраструктурных проектов, для этой же цели Китай шлет сотнями тысяч своих рабочих и инженеров по всему свету, вкладывая существенные средства в добычу природных ископаемых (прежде всего) по всей нашей планете. Именно китайским внутренним интересам служит и сотрудничество КНР с Россией и странами Центральной Азии (остальные постсоветские государства в этом плане - десятое колесо до возу). Китай в этих государствах меньше всего интересует их развитие - ему важно "правильно вписать" эти страны в работу над выполнением чисто внутри-китайских экономических и инфраструктурных задумок. И никак иначе.

Точно также видится Китаю роль Европы, Африки, окрестной Азии и даже далекой от китайских берегов Латинской Америки. Если кто из этих стран надеется на некое равноправное сотрудничество с КНР (точь-в-точь как с США), то сильно ошибается. Сотрудничество пойдет исключительно по китайским схемам, с приоритетной китайской выгодой. А все остальные, в принципе, тоже могут на подобном взаимодействии неплохо заработать. Это если сумеют и если согласятся в этих "заработках" на руководящую китайскую роль.

Слабая Россия Китаю невыгодна. А сильная- тем более

Здесь очень интересен, на мой взгляд, аспект оценки так называемых союзников Китая на международной арене. Вот американские политики уже не первый год бьются над задачей определения этих самых союзников, чтобы ослабив их, ослабить тем самым и саму Поднебесную. Но ищут они что-то явно мифическое и лишь виртуально-существующее. Поскольку у Китая никогда и нигде не было никаких союзников. "Попутчики", "стратегические партнеры", "коллеги по взаимовыгодному бизнесу" - и только. Союзник себе Китай сам, ему не нужны НАТО, ЕС, и все, что с подобными структурами связано. Ни сейчас, ни на будущее.

Зато Китай своим чуть ли не "ключевым союзником" именуют руководители практически всех постсоветских республик, включая Россию. Но тут желаемое явно выдается за действительное. На самом деле, в нынешних условиях Китаю выгодно иметь со стороны России прочный и надежный тыл, который "не подведет" в случае любых других проблем с тем же "коллективным Западом". Однако отношение руководства в Пекине (что раньше, что сейчас) к России очень конкретное и весьма специ-фическое. Это смесь все еще остающегося уважения как к преемнице великого СССР, некоего презрения за то, что сами же свою собственную страну развалили, и предельного прагматизма в плане получения от России того, что нужно КНР для собственного развития.

Что также для Китая немаловажно: Россия - единственная, по сути дела, страна, которая серьезно мешает Западу (и Соединенным Штатам в первую очередь) в установлении стратегических планов по единоличному управлению миром. При этом Россия не наносит никакого ущерба Китаю, а как раз наоборот: она способствует тому, что многие проблемы, с которыми в международных делах Китаю пришлось бы решать самостоятельно, практически в противостоянии с Западом переложены на плечи России.

Также, по большому счету, Китаю не очень нужны российские энергоресурсы (он их может получить из той же Центральной Азии и других стран и по другим ценам). Зато совместные действия в Совете Безопасности ООН, а также при решении региональных конфликтов позволяют Китаю и его руководству сосредоточиться на важных внутренних делах, и "спустить" международные проблемы под ответственность других стран.

В том, что касается отношений с Центральной Азией, у Китая свой расклад и замысел. Сотрудничество здесь идет только под китайскую дудочку, потребительский интерес в ресурсах у Пекина в этом регионе выражен более чем очевидно. Политически странам региона намного выгоднее подпевать китайской стороне и не раздражать ее. Потому как эта самая сторона с 1,4 млрд. населением - вот она, рядышком, через границу. И об этом, как иногда напоминают старшие китайские товарищи своим "младшим стратегическим партнерам", лучше не забывать.

Зачем Китаю долгосрочная стратегия развития, когда достаточно списка из пяти главных задач?

Итак, в чем же состоит внешнеполитический интерес Китая? Главное, нет смысла говорить о какой-то долгосрочной стратегии, потому как мир нынешний столь стремительно развивается и меняется, что любые, даже минимальные наметки на то, что будет в мире через год-полтора окажутся полностью развеянными событиями, которые могут вполне на нашей планете произойти завтра-послезавтра. Но вот ключевые аспекты политики Пекина на внешней арене можно определить уже сегодня.

Это прежде всего приоритет внутреннего развития страны, которому полностью и будет подчинена вся внешняя политика КНР. Для этого будут по всему миру по-прежнему приобретаться природные ресурсы, раздаваться кредиты, сооружаться объекты инфраструктуры, транспорта и сопутствующих услуг. Да, все это будет оставаться во многих случаях на территории стран, где Китай своими же силами все подобное возводит. Но работать такие объекты-проекты будут на Китай, причем в первую очередь.

Отсюда же растут ноги и у 30-летнего соглашения по поставкам газа из Туркменистана в Синьцзян-Уйгурский автономный округ, нефти по маршруту Атасу - Алашанькоу из Казахстана по тому же адресу. Этому же подчинена и экономическая экспансия Китая в Кыргызстан и Таджикистан, где, по большому счету, руководства этих стран полностью потеряли национальный суверенитет, задолжав Пекину гигантские суммы, которые нечем и некому отдавать.

Что Китай, помимо всего прочего, интересует в Центральной Азии - так это отсутствие здесь со своими претензиями на влияние как Соединенных Штатов, так и России. Китаю выгодно, чтобы в регионе Америки вообще не было (чего ей там делать, считают в Пекине?), а Россия туда больше не возвращалась (профукали свои бывшие территории - так кто вам еще виноват?). Общий же подход современной внешней политики Пекина - поменьше иметь врагов, не ссориться с сильными и влиятельными, но ни в коем случае не идти у них на поводу. И не давать тем шансов себя ни унижать, ни оскорблять (то есть полная противоположность с внешней политикой той же России).

Показательно, что Китаю совершенно нет необходимости где-то себя выпячивать, особенно в структурах, где правят балом другие. Это касается и различных финансовых организаций под эгидой Всемирного банка (ну какая разница, сколько процентов акций там будет у Пекина, если командовать парадом будут все равно США и их союзники?), и разного рода "семерок-двадцаток", где вообще непонятно - кто, кем и каким образом руководит. Но с той же Америкой Пекин намерен держать баланс, не особо докучать Вашингтону со своими интересами. Но и ни в коем случае не позволять американцам садиться себе на шею - причем даже по самым вроде бы несущественным вопросам.

Замечу, помимо того, что Китай вовсе не собирается сближаться ни с Соединенными Штатами, ни с Россией, ни с другими странами БРИКС. Это еще раз подтверждает, что никакие "союзники" (в любом формате - даже явные вассалы, что так нравится делать тем же американцам) КНР не нужны. А те, кто приходит к Пекину за деньгами, могут их получить лишь на китайских условиях. И строго в интересах прежде всего китайских планов развития.

Немаловажно, что Китай совершенно не заинтересован во вмешательстве во внутренние дела других стран (от чего весьма существенно страдает - вспомним ту же Ливию). Но и не намерен нести какую-либо ответственность за разрешение тех или иных конфликтов в мире (взять те же события в Кыргызстане в 2010 году, столкновения на Ближнем Востоке, в Афганистане и других неспокойных точках).

Если же детально проанализировать внешнюю политику Китая, то она никакая не многополярная, а во многом остается "подыгрывающей" Америке. Это не только вложенные Пекином миллиарды долларов в американские казначейские обязательства (которые Вашингтон в любой подходящий момент по своему усмотрению может превратить в ничего не стоящие фантики), это - общий вектор политики с "уклоном на Запад", хотя и с сохранением чисто нацио-налистической идеологии приоритетно местного, а не "заграничного" экономического развития.

На этом фоне важность России и той же Центральной Азии в ближайшие годы для внешней политики и интересов Пекина будет постепенно снижаться. Ни о каких союзах и по-настоящему стратегических партнерах здесь говорить не приходится. Но многое будет зависеть от того, как пойдут дела у "коллективного Запада" как в отношениях с Россией, так и с самим Китаем. В этом плане, скорее, политика Китая в отношении других крупных государств будет походить на политику Индии: там, где выгодно, - действовать совместно, но в конфликты не вступать, "копья не ломать", а тихо-незаметно делать свое дело. То есть постепенно становиться ключевым и все вокруг определяющим игроком не только большой Евразии, но и всего остального мира.

Китай > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 19 июня 2017 > № 2212726 Юрий Сигов


Россия. Азия > Миграция, виза, туризм. Армия, полиция > news.tj, 19 июня 2017 > № 2212660 Светлана Ганнушкина

Эксперт о страхах, унижениях и невидимой радикализации мигрантов в России

Глава комитета «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина о нынешнем положении мигрантов в России.

Светлана Ганнушкина, председатель комитета «Гражданское содействие» и известный правозащитник, в интервью CAAN рассказала о нынешнем положении мигрантов из Центральной Азии в России и влиянии последних событий, которые связали центральноазиатов с террористическими актами и группировками, на жизнь выходцев из региона.

- Как преследования и дискриминация мигрантов из ЦА влияют на их радикализацию?

- Я не сталкивалась с радикализацией мигрантов, а только с возрастающим страхом перед полицией, националистами и, вообще, населением и ситуацией в России.

Разумеется, страх не способствует хорошему отношению к людям и стране. Но мигранты хотят работать, содержать свои семьи в РФ или посылать им деньги домой. Им и некогда даже особенно раздумывать на идеологические темы и радикализироваться.

- С чем же связан возрастающий страх мигрантов?

- Общей неудовлетворенностью своим положением, поиском виноватого в этом и агрессивной пропагандой власти, канализирующей недовольство. При этом нельзя отрицать наличие «естественной ксенофобии», т.е. страха перед другим, говорящим на непонятном языке, одевающимся иначе и якобы имеющим иные традиции. У разных людей она выражается по-разному. Как-то я разговаривала с коллегой — очень серьезным правозащитником. Он сказал, что автобус, в котором много людей восточного типа громко говорят на непонятном ему языке, вызывает у него чувство дискомфорта. А у меня это чувство вызывал мой трамвай, где едут националисты, которые на вполне понятном мне языке пристают с националистическими выкриками к пассажирам и требуют их повторять. Его чувство — из подсознания, мое, мне кажется, иным. Кстати, я написала в прокуратуру о сборищах на Чистых прудах агрессивных националистов. Меры были приняты — теперь они там не собираются, и я (не только я) спокойно еду домой в трамвае.

- Что делать мигрантам перед таким прессингом и отношением, постоянно растущим страхом и унижением? Терпеть, уехать или пробовать отстаивать свои права и честь разными способами?

- Это их выбор, выбор каждого. Есть и третий вариант: люди едут работать в другие страны. Это Россия почувствует непременно.

- Что вы думаете о тех недавних террористических актах в России, которые приписывают выходцам из ЦА? Как оказалось так, что основную часть центральноазиатов, которые отправляются воевать в Сирию и в Ирак, составляют трудовые мигранты из РФ?

- Думаю, что пока доказательств этой версии нет. Напротив, есть большие основания подозревать фальсификацию. Про Сирию мне ничего не известно.

- Какие последствия могут ожидать центральноазиатских мигрантов в России после террористического акта в Петербурге?

- Регулярные облавы, суды по выдворению даже при наличии необходимых документов, избиения, фальсификация уголовных дел — главным образом, по обвинению в экстремизме, подложенным наркотикам и оружию.

- Как вы думаете, какие меры должны быть предприняты государствами ЦА для того, чтобы права их граждан в России были защищены в краткосрочном периоде?

- Развитие экономики и обеспечение рабочими местами дома; заключение договоров о поставке рабочей силы с государствами, где соблюдаются права человека; защита своих граждан посольствами, чего они не делают почти совсем, за редким исключением; посещение своих граждан в местах лишения или ограничения свободы; твердая позиция в переговорах с правительством РФ.

- Насколько реалистична ассимиляция мигрантов в российском обществе? И готовы ли сами россияне к такой ассимиляции?

- Не понимаю, почему ставится вопрос об ассимиляции. Россия — многонациональная, многоконфессиональная и многоукладная страна, какой был и Советский Союз. Российское общество далеко неоднородно, нетолерантно, заражено ксенофобией. Для всего этого не нужны мигранты, достаточно групп своих граждан, подвергающихся дискриминации. Например, это жители Северного Кавказа, но есть и другие группы.

Можно говорить об интеграции, что совсем не то же, что ассимиляция. Но жители ЦА с советских времен еще не забыли русский язык, вполне умеют общаться с нашими гражданами, если они к мигрантам относятся лояльно.

Их дети готовы учиться в наших школах, одежда не вызывает отторжения, кухня вполне привычна для нас.

По моим наблюдениям, одежда чеченских женщин гораздо чаще традиционна, чем у женщин из ЦА. В нашем шелтере жили две семьи – жертвы преследований у себя дома. Мне пришлось говорить с чеченским мужчиной, чтобы он прекратил давить на узбека, жена которого не носила платок, надевала летом короткое платье без рукавов, они оба не молились пять раз в день и вообще, по мнению чеченца, были плохими мусульманами. Очевидно, кто из них был лучше интегрирован в московское общество.

- К вам мигранты обращаются за помощью?

- Разумеется. Причины обращений: обман со стороны работодателя, выдворения без реальных оснований, отказ в приеме в школу, нападения на почве ненависти.

- Как кризис экономики в России отразился на трудовой миграции из ЦА в РФ, по вашему мнению?

- Число мигрантов несколько, но незначительно, уменьшилось.

CAAN

Россия. Азия > Миграция, виза, туризм. Армия, полиция > news.tj, 19 июня 2017 > № 2212660 Светлана Ганнушкина


Казахстан > Медицина > inform.kz, 18 июня 2017 > № 2212733 Орал Оспанов

Ожирение в Казахстане должно быть признано серьезной проблемой - профессор О.Оспанов

В канун Дня медицинского работника, который традиционно отмечается в третье воскресенье июня, корреспондент МИА «Казинформ» побеседовал с известным хирургом Оралом Оспановым.

Хирург, доктор медицинских наук, профессор Орал Оспанов - обладатель престижных зарубежных наград: европейского ордена имени Н.И. Пирогова; медали имени академика РАМН Л.В. Полуэктова «За выдающиеся достижения в хирургии»; медали имени Роберта Коха; званий «Почетный Ученый Европы» и «Медицинская Персона года», присвоенных Международным Оксфордским комитетом в 2014 году. Автор более 270 публикаций и 11 монографий, имеет 21 патент на изобретения. Доктор Оспанов первым в отрасли медицины награжден званием «Заслуженный Изобретатель Республики Казахстан».

О.Оспанов является действительным членом Европейской ассоциации эндоскопических хирургов, основателем и почетным президентом Казахстанского общества эндоскопических хирургов.

В 2006 году прошел обучение по бариатрической хирургии в Берлине. Является членом Генерального Совета международной федерации хирургии ожирения и метаболических нарушений (IFSO), основателем и действующим президентом Казахстанского общества бариатрических и метаболических хирургов.

- Орал Базарбаевич, расскажите, как Вы пришли в медицину?

- Я родился в 1961 году в Омской области в простой семье, где было пятеро детей. Мы рано приобщились к труду, помогая по хозяйству отцу и матери. В детстве и юности я не мечтал посвятить свою жизнь медицине. Не имел ни малейшего представления о ней и не знал, чем фельдшер отличается от врача или медсестры. После школы пошел служить в армию, где попал в школу санитарных инструкторов в Закарпатском Военном Округе на Украине. Именно там, обучившись полгода на курсах у военных врачей, поучаствовав с военным хирургом Платициным в хирургических операциях в окружном госпитале, понял, какой это высокоинтеллектуальный и мужественный труд, и решил, что стану хирургом. После окончания службы поступил на лечебный факультет престижного Омского медицинского института.

Со второго курса я начал дополнительно заниматься в хирургических кружках, оперировал в виварии животных, ассистировал в больницах. С самого начала обучения в мединституте я стал думать, как усовершенствовать имеющиеся скудные для выбора инструменты для облегчения труда хирурга и повышения эффективности операций. Появился так называемый «изобретательский зуд».

После окончания вуза отработал три года в отдаленной районной больнице в Омской области. А потом, по личной рекомендации главного хирурга, как перспективный специалист, поступил в клиническую ординатуру Омской государственной медицинской академии. Там и сделал свое первое изобретение - дренаж для желчных протоков. Получил первый международный патент на изобретение. Это было большое событие в моей жизни, я был оценен на кафедре и в академии, как подающий надежды ученый.

Дальше я уже совершенствовал методы соединения органов - желудочно-кишечные анастомозы. В хирургии, по большому счету, есть две большие проблемы: разъединение тканей и их соединение. Для того, чтобы не страдала функциональность органов, соединение должно быть очень качественным. Более 20 лет я посвятил совершенствованию методов создания анастомоза. Изобрел сшивающий аппарат, анастомозные клипсы, инструменты и аппараты в других областях хирургии.

- Каким из изобретений Вы гордитесь больше всего?

- Больше всего я горжусь своим методом эндохирургического прошивания и лигирования, запатентованным в 2006 году. Этим методом я и сотни других хирургов пользуемся каждый день, поэтому он для меня ценен. В лапароскопической хирургии наибольшую сложность представляет именно сшивание тканей. Этот метод значительно облегчает процесс и дает более качественный результат. К тому же это более дешевый метод, по сравнению с другими, для которых требуется использование дорогостоящих импортных технических средств.

- Как Вы оказались в Казахстане?

- В 2004 году я уже имел степень доктора медицинских наук и меня пригласили работать в Национальный научный медицинский центр в Астане, за что я благодарен директору ННМЦ профессору Абаю Кабатаевичу Байгенжину и тогдашнему министру здравоохранения Жаксылыку Акмурзаевичу Доскалиеву. В то время мы внедряли лапароскопические операции в Казахстане.

- Как Вы оцениваете уровень отечественной медицины?

- За последние лет десять прогресс медицины в Казахстане стал стремительным: закупается передовое оборудование, построены современные медицинские центры и главное - появились настоящие профессионалы в медицине, прошедшие серьезные зарубежные стажировки в лучших клиниках мира, создающие свои школы мастерства. Радует наличие признанных орденоносцев из практического здравоохранения. Есть даже два «Героя Труда» в медицине, получивших такое свидетельство из рук нашего Президента.

Могу сказать, что многие операции у нас проводят, по крайней мере, не хуже, чем в лучших западных клиниках. Уровень отечественной медицины сейчас такой, что при оперативных вмешательствах риск минимальный. Люди идут к нам, чтобы улучшить качество жизни, а не только для спасения жизни, как было раньше. В былые времена на операцию шли с настроем, как на «экзекуцию с наркозом» - из-за низкого уровня медицины и хирургии, в частности. Сейчас во всем развитом мире на операцию идут легко и обыденно, как на получение определенного «бонуса для здоровья».

- Какая у Вас специализация в хирургии?

- Бариатрия. Это для нашей страны относительно новое направление. Я специализируюсь на операциях в сфере бариатрической и метаболической хирургии. Это хирургическое лечение патологического, то есть нездорового, ожирения и сахарного диабета второго типа, а также других проблем со здоровьем, вызванных лишним весом. Говоря о бариатрических методиках, я прежде всего, имею в виду лапароскопическую хирургию лишнего веса. «Золотым» стандартом является лапароскопическое шунтирование желудка. В ходе операции значительно уменьшается объем желудка и поверхность всасывания желудочно-кишечного тракта за счет сокращения длины тонкого кишечника. Операция выполняется через проколы и ничего из организма не удаляется. Это малотравматичная функциональная реконструкция, обеспечивающая быстрое наступление чувства сытости. Как правило, в тот же день пациент начинает вставать, ходить и даже пить воду, а на третий или четвертый день может быть выписан из клиники.

- Насколько востребованы такие операции в нашей стране?

- Ожирение - это болезнь, признанная Всемирной организацией здравоохранения, и она имеет свой шифр в международной классификации болезней. На одну тысячу пациентов с ожирением должна выполняться 1 операция. Для Казахстана это примерно 4 тысячи бариатрических операций в год. Исключением является некоторые страны Европы, где на такое число выполняется от 5 до 9 операций, например, в Швеции, где при населении в два раза меньше, чем у нас, выполняется 8 тысяч бариатрических операций в год. Хотя Швеция считается почти идеальной страной по уровню жизни и уровню медицины.

Сейчас и в Казахстане много людей, в том числе и молодых, с проблемой лишнего веса. По официальным данным, четверть населения имеет ожирение, еще четверть населения имеет лишний вес. И это серьезная проблема, ведь она влечет за собой другие болезни: гипертоническую болезнь, вызывающую инсульты и инфаркты, болезни суставов, бесплодие, сахарный диабет второго типа, жировую болезнь печени... И почти все эти болезни можно вылечить, если вовремя решить проблему лишнего веса. По нашему опыту, далеко не всегда она решается методами психологического, лекарственного и диетологического лечения.

К сожалению, не только население, но и некоторые врачи не понимают, что даже фитнес может быть опасен при серьезном ожирении, а бариатрические операции - это безопасная и эффективная альтернатива, при нынешнем высоком уровне хирургии и анестезиологии в нашей стране.

- Это дорогая операция?

- На ожирении сейчас многие зарабатывают огромные деньги. Очень часто это просто бизнес. Нечистоплотный бизнес, в основном. В том числе и хирургический, когда предлагают малоэффективные и краткосрочные операции, например, типа гастропликации, как они называют эту операцию «слив 2». Различные коммерческие организации, на самом деле, мало заботятся о здоровье самого клиента, предлагая «чудодейственные» таблетки, коктейли, комплексы препаратов, заманивая клиентов быстрыми результатами за короткий срок, незаконно используют имена известных людей и бренды известных телепрограмм.

Я призываю наших граждан обращаться с проблемой ожирения к официальной медицине, к специалистам, аккредитованным в IFSO. Но, подчеркиваю, хирургический метод - последний в списке методов лечения данного заболевания.

Сотни казахстанцев платят огромные деньги за бариатрические операции за рубежом в то время, когда мы сами все больше оперируем людей с ожирением из-за границы, конечно, в первую очередь по причине наших низких цен.

- Если ожирение принимает уже масштаб национальной проблемы, шутка ли - почти половина населения имеет лишний вес, - может быть, и государство озаботится данной проблемой? Что-то для этого делается?

- Проблема ожирения в Казахстане должна быть признана серьезной и угрожающей здоровью и жизни. Незадолго до нашей встречи я был на встрече с министром здравоохранения Ельжаном Амантаевичем Биртановым. Мы договорились, что будем проводить «круглые столы» по данной проблеме с другими врачами: эндокринологами, кардиологами, терапевтами. Мы будем добиваться того, чтобы людям, которым по медицинским показаниям необходима такая операция, могли получить ее совершенно бесплатно уже в ближайшее время.

Вообще, я считаю, что необходима эффективная пропаганда здорового образа жизни. Правила здорового питания нужно прививать еще с детского сада, воспитывать в семье культуру питания и давать элементарные знания по диетологии в школе.

- Расскажите о Вашей педагогической деятельности, ведь Вы еще заведуете кафедрой в Медицинском университете «Астана».

- Я имею более 20 лет педагогического стажа, заведую кафедрой эндохирургии факультета непрерывного профессионального развития и дополнительного образования. Ректор университета «Астана» профессор Мажит Зейнуллович Шайдаров впервые организовал такую кафедру в Казахстане, и в 2012 году пригласил меня заведовать ею. Мы сделали много нового и подготовили сотни врачей по новым направлениям. Под моим руководством защитили кандидатские и докторские диссертации 12 врачей. Сейчас я «веду» трех докторантов и двух магистрантов.

- Что Вы хотите пожелать своим коллегам в преддверии профессионального праздника - Дня медицинского работника?

- Я желаю своим коллегам здоровья, уважения и достойной оплаты труда, понимающих и благодарных пациентов. Я хочу, чтобы у врачей в Казахстане были все возможности заниматься своим делом, не думая о хлебе насущном, чтобы мы, доктора, не испытывали недостатка ни в оборудовании, ни в материальном обеспечении, и могли посвятить себя любимому и благородному делу - лечению больных людей.

- Спасибо за беседу.

Хирург, доктор медицинских наук, профессор Орал Оспанов - обладатель престижных зарубежных наград: европейского ордена имени Н.И. Пирогова; медали имени академика РАМН Л.В. Полуэктова «За выдающиеся достижения в хирургии»; медали имени Роберта Коха; званий «Почетный Ученый Европы» и «Медицинская Персона года», присвоенных Международным Оксфордским комитетом в 2014 году. Автор более 270 публикаций и 11 монографий, имеет 21 патент на изобретения. Доктор Оспанов первым в отрасли медицины награжден званием «Заслуженный Изобретатель Республики Казахстан».

О.Оспанов является действительным членом Европейской ассоциации эндоскопических хирургов, основателем и почетным президентом Казахстанского общества эндоскопических хирургов.

В 2006 году прошел обучение по бариатрической хирургии в Берлине. Является членом Генерального Совета международной федерации хирургии ожирения и метаболических нарушений (IFSO), основателем и действующим президентом Казахстанского общества бариатрических и метаболических хирургов.

Казахстан > Медицина > inform.kz, 18 июня 2017 > № 2212733 Орал Оспанов


Швейцария. Весь мир. СЗФО > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 17 июня 2017 > № 2214550 Владимир Путин

Открытие Кубка конфедераций.

Владимир Путин присутствовал на первом матче Кубка конфедераций 2017 года. Встреча сборных России и Новой Зеландии на стадионе «Санкт-Петербург» закончилась со счётом 2:0.

Для российской национальной команды игра с новозеландской сборной – дебют на «турнире чемпионов». Главный арбитр матча – Вильмар Рольдан (Колумбия).

Кубок конфедераций (FIFA Confederations Cup) – соревнование, проводимое под эгидой ФИФА в стране – организаторе чемпионата мира за год до самого турнира. В Кубке принимают участие победители каждого из шести континентальных чемпионатов (Европы, Южной Америки, Северной и Центральной Америки, Африки, Азии, стран Океании), действующий чемпион мира по футболу и команда принимающего соревнования государства – всего восемь сборных.

Кубок конфедераций 2017 года пройдёт в период с 17 июня по 2 июля в четырёх городах России: Санкт-Петербурге, Москве, Сочи и Казани. На футбольных аренах сыграют спортсмены из России, Германии, Португалии, Чили, Мексики, Камеруна, Австралии, Новой Зеландии. Всего будет проведено 16 матчей.

* * *

Выступление на церемонии открытия Кубка конфедераций

В.Путин: Уважаемые дамы и господа! Дорогие друзья!

Рад приветствовать спортсменов, болельщиков, зрителей из разных стран мира, всех наших гостей, всех, кто любит футбол.

Всего несколько минут отделяют нас от начала большого футбольного праздника – Кубка конфедераций. Впервые в истории сильнейшие команды континентов принимает наша страна, Россия.

Прежде всего позвольте высказать слова благодарности ФИФА, Вам, уважаемый господин Инфантино, за приверженность идеалам спорта, за доверие к нашей стране, за сотрудничество и помощь в подготовке этого знакового события, знаменательного первенства, которое станет генеральной репетицией к чемпионату мира 2018 года.

Футбол призван служить целям общественного развития, объединять государства и континенты, утверждать ценности честной, красивой игры – фейр-плей.

Мы едины в том, что футбол призван служить целям общественного развития, объединять государства и континенты, утверждать ценности честной, красивой игры – фейр-плей, укреплять волю и веру, вдохновлять, дарить мечту подрастающему поколению.

Сотни тысяч людей в России влюблены в футбол. Наша ответственность и решимость – провести Кубок конфедераций на самом высоком уровне. Уверен, наши гости узнают гостеприимную, радушную, открытую для мира Россию.

Санкт-Петербург и Москву, Казань и Сочи – прекрасные города со своей историей и динамичной жизнью. Именно здесь, на современных футбольных аренах будет идти бескомпромиссная, честная, справедливая борьба до последних минут матча.

Сотни тысяч людей в России влюблены в футбол. Наша ответственность и решимость – провести Кубок конфедераций на самом высоком уровне.

Убеждён, миллионы людей на планете увидят красивое, захватывающее зрелище, искусство мастеров мяча, настоящий триумф спорта. Желаю успеха и командам, и болельщикам!

Дорогие друзья! Будем смотреть футбол! Добро пожаловать в Россию!

Швейцария. Весь мир. СЗФО > СМИ, ИТ > kremlin.ru, 17 июня 2017 > № 2214550 Владимир Путин


Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 17 июня 2017 > № 2214395 Бернар Анри Леви

Уроки одного триумфа

Бернар-Анри Леви (Bernard-Henri Lévy), Project Syndicate, США

Нет, парижские избиратели не «тошнотворные», как в понедельник патетически воскликнул Анри Гэно, потерявший место в Национальном собрании. Нельзя объяснить отказом людей ходить на выборы (что, как нам говорили на протяжении 30 лет, выгодно Национальному фронту) резкий всплеск популярности новой политической партии французского президента Эммануэля Макрона «Вперёд, Республика!». И нет, Макрон не начинает карьеру диктатора в 39 лет, как и Шарль де Голль не начинал её в свои 67.

Если кратко, практически ничего из сказанного о французской политике в последние дни не объясняет очевидной сокрушительной победы, последовавшей после первого тура парламентских выборов в воскресенье. Бурный поток новостей после минувшего воскресенья превратился просто в звон в ушах тех, кто уже многие годы предпочитает ничего не слышать.

Так что же в реальности происходит? Как образом Макрон, политический новичок, который, казалось, обречён руководить тысячей и одной шаткой коалицией, добился беспрецедентного результата: провёл около 400 депутатов в 577-местное Национальное собрание под флагом партии, которая ещё буквально несколько месяцев назад была, по сути, партией одного человека?

Во-первых, дело, конечно, в виртуозности. Это качество, которое, как писала Ханна Арендт в своих комментариях к «Никомаховой этике» Аристотеля, является общим для артистов и политиков. Во-вторых, обнаружилась полная бездарность популистов (Марин Ле Пен справа, Жан-Люк Меланшон слева), которые, как выяснилось, полностью исчерпали политику под лозунгом «Франция прежде всего».

Впрочем, главный фактор успеха Макрона, как я считаю, это та структурная перемена, которую я описывал десять лет назад в книге «В тёмные времена». Эта перемена сейчас достигла своего апогея.

Всё началось с Французской революции. Или если говорить точнее, всё началось с французского изобретения концепции «революции», которая быстро заняла место на вершине нашего политического мышления, будто путеводная звезда, при этом все остальные звёзды выстроились вокруг неё. Те, кто благосклонно относился к революционным перспективам, сконцентрировались на левом фланге, а на правом — собрались те, кто видел в революции перманентную угрозу и боролся с ней.

Однако затем, в короткий промежуток времени между китайской революцией 1949 года и камбоджийским кошмаром 1975-1979 годов, было сделано открытие: чем радикальней революция, тем более кровавой и варварской она становится. Революция, как стало понятно, была не просто трудной или ускользающей или невозможной, она была откровенно отвратительной. Путеводная звезда стала темнеть и превратилась в чёрную дыру, которая поглотила собственный свет и свет звёзд поменьше. В какой-то момент вся политическая система должна была взорваться.

Сейчас мы достигли этого момента. Нет, границы между левыми и правыми размываются во Франции не впервые. В той или иной степени так происходило в Вальми, во время дела Дрейфуса, в период правительства Виши и по вопросу колониализма.

Но именно на далёких камбоджийских полях смерти 40 лет назад революционные идеи и мечтания были разбиты вдребезги и нейтрализованы. Это был затяжной шок, медленный взрыв с сопровождающим его взрывным эффектом, систематическое аннулирование политических границ, разногласий и, в конце концов, определений, которые составляли «французскую исключительность» и которым триумф Макрона положил конец.

Немедленно возникает тысяч вопросов: Как будут себя вести те, кто пришёл к власти под флагом Макрона? Если они опьянены победой, то с какого направления, когда и от чьей руки они получат необходимую отрезвляющую пощёчину? Как, когда и где появятся противовесы, которые абсолютно необходимы для нормального функционирования демократии?

Есть и другие вопросы. Куда движется Запад? По какому компасу, к какому горизонту? Выражение «в то же время» — создание баланса между противоположными фактами и идеями — превратилось в скрепу словаря Макрона. Но как долго протянет этот «втожевременизм» в качестве политики?

Если мы действительно находимся в конце исторической эпохи, которая началась в 1789 году, вернёмся ли мы в эпоху Просвещения? Или в период накануне эпохи Просвещения, когда возникли новые идеи естественного права и сопутствующие им республиканские идеалы? Будем ли мы переписывать «Левиафана» или, что в принципе одно и то же, Вестфальский мир, избавившись на этот раз от необходимости опять проходить через трагическую радикализацию Европы и развязывание мировых войн?

Что бы ни готовило будущее, главный факт совершенно ясен: Макрон увидел то, что его предшественники лишь едва замечали. Он стал инструментом или результатом долгосрочного события, которое набирает обороты на наших глазах.

Макрону теперь предстоит заняться строительством на разрушенном поле и гарантировать, что конец определённого способа формирования политики не будет означать конец политики вообще. На Макрона, а также на тех, кто его избрал, и на тех, кто голосовал против него или, что хуже, не ходил на выборы, возлагается задача делать самое лучшее, что только можно делать в тёмные времена: мечтать, изобретать, заниматься искусством «начинаний», которое, как считала Арендт, являются бьющимся сердцем публичного действия.

Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 17 июня 2017 > № 2214395 Бернар Анри Леви


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter