Всего новостей: 2525533, выбрано 4 за 0.012 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Дуров Павел в отраслях: СМИ, ИТвсе
Дуров Павел в отраслях: СМИ, ИТвсе
Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 10 октября 2017 > № 2346336 Павел Дуров

Гуру Дуров: зачем бизнесмену брать на себя роль проповедника

Максим Артемьев

Историк, журналист

Подход создателя «ВКонтакте» полностью укладывается в рамки привычной для Запада бизнес-схемы, когда собственные достижения по части предпринимательства закрепляются их «продажей» публике — в форме книги или публичных выступлений

Павел Дуров окончательно состоялся как великий бизнесмен. Создатель «Вконтакте» Павел Дуров в свой день рождения написал о семи вещах, от которых нужно отказаться для того, чтобы добиться успеха в «созидании». Без этого шага его образ оставался незавершенным. Дуров — фигура в определенных кругах культовая. А для настоящего гуру бизнеса некая философия, складно изложенная, просто необходима. До сих больше писали о нем, взять, например, книгу «Код Дурова» Николая Кононова. Но с точки зрения деловых расчетов это означает отдавать деньги в чужие руки. Зачем предоставлять возможность наживаться на себе, когда можно рассказать про себя от первого лица, да еще и заработать на этом? А публикацию на его странице «Вконтакте», где имеются следующие примечательные слова «Когда-нибудь я подробно опишу причины отказа от каждого из этих пунктов», можно смело считать заявкой на будущую книгу.

Впрочем, подход Дурова назвать оригинальным нельзя. Он полностью укладывается в рамки привычной для Запада бизнес-схемы, когда собственные достижения по части предпринимательства неплохо бы закрепить их «продажей» публике — в форме ли книги, или же путем публичных выступлений. Тут можно вспомнить бестселлер Ли Якокки «Карьера менеджера», книжку Ричарда Брэнсона «К черту все! Берись и делай!» Ну и конечно, самого великого человека на данном поприще — Дональда Трампа с его почти двумя десятками книг (причем о нем уже написано больше).

Причины, по которым публика охотно покупает такого рода книги, понятны. На Западе широко распространены публикации из серии «помоги себе сам». Но оно дело когда их пишет профессиональный «наставник», «мотивационный оратор», другое — когда автором книги выступает успешный бизнесмен. В последнем случае и доверие и читательский интерес гораздо выше. Психология человека устроена так, что многие надеются, что им удастся использовать чужой опыт в личных целях.

Со стороны авторов мотивация не всегда корыстна и меркантильна. Они рассуждают следующим образом: «если я смог чего-то добиться, то почему бы мне не научить других?» В Америке подобный ход мышления даже является чертой национального характера, как говорится, «прошит» в подсознании. А создание паблисити является приятным побочным эффектом, и помогает продавать больше и лучше — не книг, а основного продукта данного предпринимателя.

Если почитать мотивационные книги — и автобиографические, и нет, все эти «Семь навыков высокоэффективных людей» и подобную литературу, то понимаешь, что повториться в них невозможно. Путей к богатству существует столько же сколько и людей. Путь каждого удачливого бизнесмена — уникален. И даже советы тех, кто сам добился успехов только на ниве «мотивационной деятельности», постоянно обновляются. Когда-то страшно популярный в СССР Дейл Карнеги сегодня в США накрепко забыт. Новые поколения принесли свежие подходы.

Но книга Дурова, если она выйдет, будет интересна тем, что ее автор — россиянин, пусть и эмигрировавший. Ведь чужой бизнес-опыт мало подходит для отечественных реалий. До сих пор у нас не было книг сопоставимых с произведениями Ли Якокки, Брэнсона или Трампа. Но в России и не было бизнесменов подобного уровня, точнее с сопоставимым авторитетом и бэкграундом. Состояния в 90-х делались таким образом, что писать об этом было бы, мягко говоря, неудобно. Многое, к тому же, определялось случаем и местом. Откровенные воспоминания Ходорковского или Гусинского стали бы интересны разве что юристам, изучающим уголовный кодекс. Рядовому читателю подчерпнуть из них нечто полезное для себя было бы невозможно.

Выпущенная «Менатепом» книжка в 1992 году «Человек с рублем», скорее, способствовала дискредитации российского бизнеса, так же как «Приватизация по-российски», написанная «союзом писателей», получивших по $90 000 долларов за соавторство.

Сейчас же приходит время предпринимателей иной формации, действительно сделавших самих себя. Павел Дуров один из немногих россиян, создавший себе и имя и деньги в сфере информационных технологий, и вышедший на международный рынок. Как не относись к его фигуре, к его провокационным, порой, заявлениям и поступкам, но он тот, с кого хотелось бы делать жизнь юношам и девушкам. Быть как Дуров — не стыдно.

Развитие российского предпринимательства, о котором я часто пишу в Forbes, оборвалось в 1917 году на такой точке, когда наши купцы и промышленники еще не дошли до идеи описать свои достижения. В этом не было никакой отсталости — в Америке и Европе подобное еще также не практиковалось; тогда считалось что жизнеописание бизнесмена — это не сюжет для бестселлера. Теперь наступает время наверстывать упущенное.

Но для того, чтобы книга «получилась», одних бизнес-достижений мало. Важно то, как она написана, насколько оригинальна и увлекательна будет подача материала, или, напротив, насколько серьезна. Тут надо просчитать и запрос публики, что ей интересно, и актуальность материала. У Дурова даже в его «семи заповедях» есть немало спорного, а то и откровенно глупого и вредного, например, отказ от таблеток. Но великих людей, в том числе и на таком сугубо прагматическом поле как бизнес, нередко «заносит». То ли собственный успех кружит им голову, то ли изначально в них присутствует некая «темная сторона» личности. Так купцы, описываемые Гиляровским, порой тоже любили почудить, могли не иметь дело (будучи староверами) с «курильщиками» и «пьяницами». В современной им Америке иные методисты и прочие религиозные сектанты тоже могли заводить собственные порядки, например, владелец одной из первых торговых сетей не принимал на работу курящих.

В целом, в мотивационной литературе, в том числе автобиографической, нет ничего опасного. Просто к ней надо подходить со здоровым скептицизмом, понимая, что персональный опыт выдающихся людей интересен и поучителен, но он не заменит собственной головы на плечах. Каждый в бизнесе идет своей дорогой и чужой путь повторить не сможет. Дуров — молодец, но тот кто прочитает его откровения, путь в кратком виде в соцсетях, и разбогатеет, разбогатеет не благодаря этому.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 10 октября 2017 > № 2346336 Павел Дуров


Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 16 декабря 2014 > № 1261089 Павел Дуров

РОССИЙСКИЙ МАРК ЦУКЕРБЕРГ (" EL PAIS ", ИСПАНИЯ )

Роса Хименес Кано (rosa Jiménez Cano)

Целая толпа поклонников следует за Павлом Дуровым, чтобы сфотографироваться с ним. Его воспринимают как восходящую рок-звезду. Но у российского Марка Цукерберга (Mark Zuckerberg) нет ни татуировок, ни пирсинга. Он всегда одет в черное. "Так удобнее и способствует собранности", - объясняет он.

Предприниматель и программист, родившийся в 1984 году в Санкт-Петербурге, уехал из своей страны и в настоящее время находится в Сан-Франциско, где и дал это интервью. Дуров решил покинуть родину после нескольких месяцев все возраставшего давления со стороны российских спецслужб, требовавших от него раскрыть информацию об оппозиционных группах, поддерживавших общение между собой через социальную сеть "ВКонтакте", которую он вместе со своим братом Николаем основал в 2006 году.

Его попросили предоставить информацию о людях, участвовавших в протестных акциях в связи с событиями на Украине, но он отказался. Продал компанию и уехал из страны.

Дуров, запустивший крупнейшую социальную сеть в России, которая насчитывала 270 миллионов пользователей, также является создателем мессенджера Telegram, аналога приложения для андроида WhatsApp, от которого многие пользователи отказались, когда компания, основанная Яном Кумом (Jan Koum) и Брайном Эктоном (Brian Acton), была приобретена сетью Facebook.

Он обладает состоянием свыше 200 миллионов евро, вокруг его имени постоянно ходят слухи о расточительстве. Сам Дуров считает это частью пропагандистской кампании, проводимой российскими властями для того, чтобы очернить его образ. Он не скрывает своих симпатий к основателю Wikileaks Джулиану Ассанжу (Julian Assange), а также предложил работу Эдварду Сноудену (Edward Snowden), программисту, раскрывшему секретные данные Агентства национальной безопасности США.

Два польских разработчика подходят к нему, чтобы побеседовать, а заодно и предложить жилище. Они знают, что Дуров ведет жизнь скитальца, переезжая из страны в страну. В отличие от основателя Facebook, ему не принадлежит часть острова на Гавайях. Более того, у него вообще нет собственности.

В отличие от большинства известных программистов, он не пьет ни чая, ни кофе. Они вызывают у него головную боль. Помимо русского, говорит на английском и итальянском. Говорить по-испански не решается, хотя читает легко.

El País: Почему вы уехали из России?

Павел Дуров: Я хотел сосредоточиться на Telegram, предложить надежную и безопасную форму коммуникации для всех. Российские законы, касающиеся высоких технологий, в 2012 году начали становиться все консервативнее. Это не лучшая обстановка для человека, которому хочется чувствовать себя свободным. Мы с моим братом продвинулись насколько могли, но продолжать больше не имело смысла.

- Что случилось с сетью "ВКонтакте"?

- В декабре прошлого года я продал все мои акции. Я твердо следовал моим принципам: тайну частной жизни людей нужно оберегать. Но с каждым разом это становилось все труднее. Административный совет разделяет мои мысли, но не может существовать вне закона. Я ушел, и это было правильно.

- Вы прославились тем, что выбрасывали деньги в окно? Или это был Ваш брат?

- Не мы. Дело обстояло следующим образом. Вице-президент компании получил крупный бонус. Мы его поздравили, стали это праздновать. А он все время твердил: "Я работаю не ради денег. И тогда мы сказали ему в шутку: "Если ты работаешь не ради денег, выбрось их в окно". И он начал их выбрасывать. Мы были юнцами, которые достигли успеха. Я подошел и сказал, что он неправильно бросает - надо складывать самолетики из купюр и запускать - и показал ему как. Внизу, на улице, было очень много народу, люди дрались, чтобы схватить деньги, но мы этих людей не видели. Когда нам о них сообщили, мы остановились. Мы никого не намеревались провоцировать.

- Но Вы богаты.

- Я много раз говорил, что мне не нравится стиль жизни богачей. Сейчас я богат, но 10 лет назад я не был богатым. И мне все равно. Я не стал счастливее, чем тогда. Деньги не должны менять твою жизнь. Я не вижу смысла в такой известности, из-за которой ты должен покупать более дорогую машину, более шикарный дом. Мой стиль жизни другой. Швыряя деньги из окна, мы поняли, что недооцениваем их ценность для других людей. В России они означают уверенность, возможность прожить на один день больше. Действительно, нас здорово критиковали, но это был только один раз.

- Для чего Вы создали Telegram?

- Чтобы иметь возможность общаться с моим братом и людьми из моего окружения, не боясь, что за мной шпионят.

- В приложении Вы указываете, что штаб-квартира Telegram находится в Берлине. Вы там проживаете?

- Штаб-квартира находится там, но много ездим по миру. Летом мы были в Финляндии. Долгое время прожили в Лондоне. Сейчас на пару месяцев остановились в Сан-Франциско. Обычно мы снимаем дом, в котором живем и работаем. Редко находимся в одном месте более 10 недель.

- Сколько человек в вашей команде?

- Основное ядро - пять человек. Это те, кто все время вместе. Еще пять человек работают из различных точек земного шара. Благодаря интернету, можно работать, находясь где угодно.

- Десять человек обслуживают какое количество пользователей?

- Чуть больше 50 миллионов. Наиболее успешной наша деятельность была в Южной Корее, Индии и Испании, вот в таком порядке. В целом, в Европе у нас дела идут хорошо. На американском континенте, лучше всего в Мексике и Бразилии.

- Когда Facebook купил WhatsApp, многие пользователи утратили к нему доверие и стали пользоваться Вашим приложением.

- Мы были этим крайне удивлены. В Twitter и различных блогах даже проводились сравнения, утверждая, что мы лучше. Я чувствовал себя весьма польщенным. Мы не занимались рекламой, у нас даже нет своей пресс-службы.

- Вы виделись с Ассанжем в Лондоне?

- Нет.

- Вы отождествляете себе с ним?

- Это разные ситуации. Я вовремя уехал. Он раскрыл секреты, которые должны были выйти наружу. Я его поддерживаю. Я создал инструмент для обеспечения коммуникации без огласки секретов

- Почему программа Telegram более надежна?

- Потому что мы потратили много времени, усилий и знаний для того, чтобы сделать ее безопасной, укрепить кодировку. Мой брат - известный математик, доктор наук, лауреат нескольких премий. Мы изучали способ передачи сообщений, которые невозможно перехватить. И делали это прежде всего, думая о самих себе, поскольку чувствовали для себя угрозу в России. Мы не хранили переписку на серверах, а также предлагали секретные чаты с ограниченным сроком действия.

- Как вы проверяли их надежность?

- Предлагали вознаграждение. Предлагали найти ошибки, обещали заплатить 300 тысяч долларов тому, кто сумеет взломать код. Вплотную к этому подошел один русский парень, которому мы заплатили 100 тысяч долларов за помощь. Наш мессенджер представляет собой единственное приложение с открытым кодом. Любой может это проверить.

- Telegram - бесплатная программа. Какова ее бизнес-модель?

- Ее нет. Меня бы устроило, чтобы программа просто окупалась. Мы не намерены взимать за нее плату, а также рекламировать. Возможно, в будущем мы предложим дополнительные услугам, дадим доступ разработчикам, чтобы они продавали свои приложения или игры, при условии, что за них будет иметь смысл платить деньги. Мое намерение заключается в том, чтобы создавать некоммерческий продукт. У нас нет инвесторов, и благодаря этому мы пользуемся полной свободой в своей деятельности.

- Эту программу пытались купить?

- Конечно. К нам поступали предложения от многих инвестиционных фондов, прежде всего из Кремниевой долины. Именно у нашего приложения в этом году был наибольший рост. Если мы примем от них деньги, то на всем можно ставить крест. Нас заставят делать то, что нам не по душе. Инвесторы только хотят приумножить свои деньги. Мы принимаем добровольные пожертвования, как Википедия, но не более того.

- Какие у Вас планы на будущее? Затеваете очередной проект?

- Мне приходит в голову множество идей, но планов больше нет. Прежде всего, нужно, чтобы Telegram оставался таким же хорошим, как сейчас. Можно что-то добавить, сделать его более социальным, предоставить возможность вести блоги.

- Вы держите свое состояние в долларах, являясь при этом признанным поборником биткоина.

- Правительства и страны мне не нравятся. Особенно в Европе, где все контролируется. Сдерживается конкуренция, ее держат под контролем. Так люди избегают прогресса. Валюта - это форма контроля. Игры с инфляцией и налогами - тоже форма контроля. Не знаю, станет ли биткоин децентрализованной криптовалютой будущего, но пока что он лучший вариант. Правительства захотят ее контролировать. Наверняка объявят ее вне закона. Мы должны иметь возможность выбрать собственную валюту, как выбрали способ общения.

- В России биткоин запрещен.

- Конечно, они говорят, что это нужно для сдерживания наркотиков и терроризма, но они уже контролируют жизнь людей и нарушают их право на тайну частной жизни.

- А что с Вами случилось бы, вернись Вы в Россию?

- Я бы не чувствовал себя свободным, но не думаю, что меня убили бы. У меня там больше нет ни одной фирмы, и я не веду блогов, за которые меня могли бы в чем-то обвинить.

- Что должно произойти для того, чтобы вы вернулись в Россию?

- Они должны изменить юридические рамки, разрешить, чтобы люди с определенной свободой занимались бизнесом. Для меня ключевое - уважение к неприкосновенности переписки и телекоммуникаций, уважение к правам человека. В экономическом плане я хорошо себя чувствую в США, они дают возможности для занятия бизнесом.

- Как Вы видитесь со своими родителями?

- Мои родители принадлежат к старой школе. Отец - известный профессор. От Санкт-Петербурга до Финляндии два часа езды на поезде.

- Эмигрант и кочевник?

- Кочевником меня сделала эмиграция. В детстве я жил в разных местах, поэтому хорошо приспосабливаюсь и предпочитаю быть свободным.

Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 16 декабря 2014 > № 1261089 Павел Дуров


Россия > СМИ, ИТ > itogi.ru, 14 октября 2013 > № 942726 Павел Дуров

Неконтактный

Павел Дуров: от продвинутой социальной сети до сварливого сетевого социума

Павел Дуров — воплощение грез российского сетевого хомячка. Это ж надо — получить унылое филологическое образование и заработать бешеные деньги совсем в иной области человеческого знания! Столь же, впрочем, виртуальной, как и «книжки про книжки». Тут — буковки на бумаге, там — цифирьки на мониторе, а все одно: ни на зуб попробовать, ни в карман положить. Айфонов не изобретал, нефтью не торговал, под проценты капиталы не ссужал, не сеял и не пахал даже. А вот поди ж ты — миллиардер, пусть и рублевый!

Важнее, однако, другое. А именно то, что потомственный филолог с красным дипломом (корочки, говорят, до сих пор пылятся в Санкт-Петербургском университете — на церемонию вручения выпускник не явился) Павел Дуров совершил в бизнесе маленькую революцию. Ибо товар, предлагаемый социальной сетью «ВКонтакте», не вписывается в традиционные менеджерские или дистрибьюторские схемы. Как говорят в окружении миллиардера Усманова, ключевого акционера «ВКонтакте», «лучше, чем Павел, это дело не знает никто». Мол, потому и пакет Алишера Бурхановича был передан Дурову в управление — «чтобы у него была свобода рук».

Та самая свобода, которая стала предметом самого громкого скандала в отечественном интернет-бизнесе.

В конфликте

В социальной сети заварилась шумная коммунальная ссора. Миноритарии, прикупившие, по уверениям знатоков, за миллиард с лишним долларов акций «ВКонтакте», пеняют Дурову на якобы имеющий место конфликт интересов. Дескать, продвигает свой собственный проект за счет существующей социальной сети. И намекнули, что «ВКонтакте» в скором времени может остаться без своего 29-летнего отца-основателя. Павел Дуров, в кармане которого имеется самый лобовой из ответов на любые претензии (собственное фото с вытянутым средним пальцем), на этот раз прибег к еще более простому решению. Он дал злое интервью деловой прессе, где пожаловался на обладателей 48 процентов акций «ВК»: «Если бы я не знал, что они финансисты, я бы предположил, что имею дело с сотрудниками ФСБ».

У самого Дурова, на минуточку, — 12 процентов и еще 40 процентов от Алишера Усманова. Итого 52. А ну-ка отними!

...История нашего героя вполне потянет на бестселлер вроде «Социальной сети» про Марка Цукерберга и его Facebook. Тут и дружба с сыном известного питерского бизнесмена Михаила Мирилашвили, и идея виртуальной сети для студенчества, и превращение элитного интернет-клуба в нынешний простонародный «ВКонтакте», и предательство, когда двое соратников продали акции за спиной Дурова, и его взлет до планки почти в 8 миллиардов рублей (данные двухлетней давности). Чуть не забыл: историей Павла Дурова заинтересовался известный кинопродюсер Александр Роднянский, к вящему неудовольствию главного героя.

Кстати, если говорить о киногероях, то вечно одетый в черное Дуров походит то ли на Нео из «Матрицы» (минус черные очки), то ли на хай-тековских злодеев из бондианы. Сын профессора (Валерий Дуров уже два десятка лет возглавляет кафедру классической филологии в Санкт-Петербургском университете), младший брат математика-вундеркинда (Николай Дуров рулит программистами «ВКонтакте»), Павел воплощал бы классический тип ботаника, если бы к успехам в учебе добавлялись соответствующие оценки за поведение. Последнее, однако, оставляло желать, как это часто бывает у юных гениев.

«Вы плохо преподаете», — мог ляпнуть школьник Павел Дуров молоденькой учительнице английского. Наверное, не без оснований, учитывая его нынешний багаж в четыре выученных языка плюс латынь. И все же… Он же предлагал преподавателю литературы исключить из школьной программы «Обломова» как произведение, поэтизирующее лень. Вывешивал одновременно на всех школьных компьютерах фото учителя информатики с текстом Must Die — это едва ли не дебют Дурова как программиста.

В Сети такое поведение называют троллингом, а в среде фанатов Павла — честностью и независимостью суждений. На любую тему и с любой позиции. Соученики по филфаку вспоминают, что одним из его любимых занятий вне Сети было участие в посиделках дискуссионного клуба, где ту или иную идею надо было защищать не по внутренним убеждениям, а по жребию. От либеральных до фашистских позиций. Говорят, Дуров чувствовал себя уверенно в любой предложенной парадигме. Как и на военной кафедре, где получил специальность «Пропаганда и психологическая война».

В образе

Сетевой предприниматель Анатолий Давыдчик вынес из общения с нашим героем несколько жизненных правил. И судя по тому, что постинг Давыдчика опубликовал на своей странице сам Дуров, правила эти вроде как подлинные. Итак. «Из всех языков, на которые было потрачено время, окупилось только то, которое было инвестировано в английский. Стоит фокусироваться на нем», — советует создатель «ВКонтакте». «Никогда не смотреть телевизор. Не читать массовые новости. Фильтровать ленты социальных сетей до сферы своих интересов… Меньше времени тратить на женщин и людей глупее себя... Иметь ценности более высокого порядка, чем деньги». Что из этих правил на самом деле настоящее, а что добавлено эпатажа ради, точно не может сказать никто.

«Труднее всего с правдой в такие времена, когда все может быть правдой», — Станислав Ежи Лец вряд ли имел в виду сетевую реальность, но к ней наблюдение мудрого поляка подходит как нельзя лучше.

Один из любимых сетевых образов Дурова — конспиролог, вещающий под девизом «Власти что-то скрывают». То ли он действительно антиглобалист, то ли просто примерил модный в интернетах образ — неизвестно, да и по большому счету не важно.

Не менее эффектно удается Дурову то, что юное поколение называет «включить психа». Николай Кононов, автор биографической книги «Код Дурова», начинает свое повествование со сцены, где наш герой ведет переговоры со швейцарским партнером. Речь — о проценте с выручки за товары, продаваемые с помощью сервиса «ВКонтакте».

«— Уважая цели вашей компании, я готов на пять процентов по мягким игрушкам...

Переговорщик вернулся к столу, откинулся, развел руками:

— Мы настаиваем — десять процентов.

— Понимаю, — твердо сказал менеджер. — Но такая комиссия для нас неприемлема.

— Тогда 20 процентов! — неожиданно заорал тип в бейсболке. — Двадцать процентов! Или мы подписываем контракт немедленно, или мы не работаем с вашей компанией!»

К многоликости Павла Дурова тем, кто в курсе перипетий его трудового пути, не привыкать. Еще десять лет назад он начал раскручивать первые свои проекты в Санкт-Петербургском университете. Создав сайт рефератов и общеуниверситетский форум, Дуров якобы от имени многочисленных пользователей вел в Сети дискуссии сам с собой. По самым горячим темам, способным зажечь аудиторию: от либерализма до… ну, вы помните. Аудитория натурально «жгла», заселяя пустовавшие сетевые ресурсы. Что и нужно было их архитектору. Видимо, навык не только сохранился, но и перешел на новый уровень, охватывающий многие десятки миллионов пользователей.

В контенте

«Добро пожаловать в закрытый справочник студентов и выпускников элитных вузов России. Этот сайт создан для того, чтобы друзья и однокурсники всегда оставались в контакте». За семь лет, прошедших с появления данной записи на сайте vkontakte.ru, к элите присоединилось более двухсот двадцати миллионов страниц-аккаунтов! Их владельцы зачастую не имеют не только вузовского диплома, но и представлений о грамматике русского языка. Понятно, что часть страниц — спящие, когда люди регистрируют аккаунт, но потом годами не заходят. Есть странички фальшивые, предлагающие войти в контакт с селебрити. Есть и откровенные фейки: одних аккаунтов Фредди Крюгера можно было насчитать несколько десятков. Но есть и вполне железная цифирь: 50 миллионов заходов в день. Об этом Дуров отрапортовал на своей странице «ВКонтакте» месяц назад.

Самое простое объяснение дуровского успеха — определенная схожесть с Facebook. Не зря же некоторые называют «ВК» успешным клоном этой соцсети. Сам «русский Цукерберг», кстати, вполне мило общавшийся с создателем Facebook, все эти наезды парирует фразочками типа «это они копируют нас», срывая лайки сетевой публики. Хотя секрет дуровского триумфа зарыт куда глубже: нашему герою удалось воплотить в жизнь крылатую медведевскую максиму: «Свобода лучше, чем несвобода». Причем в том смысле, в котором ее понимает большинство граждан России. А именно: безразмерный альбом для фотографий и неограниченную возможность смотреть любое кино и слушать любую музыку. И это не считая клубнички — если вдруг кому приспичит. Что касается соблюдения копирайта, то на эту тему мы лучше промолчим, поскольку собственники контента молчать не стали. С некоторыми из них «ВКонтакте» впоследствии заключил соглашения: в основном с производителями популярных отечественных сериалов. По поводу же всего остального, пока не приняли закон о пиратстве, позиция Дурова была железобетонной: любое удаление контента из сети — только по приговору суда, за содержание личных страниц пользователей сеть ответственности не несет.

Громкий иск некой звукозаписывающей фирмы против пользователя «ВКонтакте», разместившего на страничке пару десятков песен, окончился ничем. А вот с певцом Сергеем Лазаревым, возмутившимся фактом свободного появления своих композиций на страницах ресурса, обошлись не по-детски. Лазаревские треки «дуровцы» удалили, не дожидаясь суда, сопроводив сие ремаркой: «Изъято из публичного доступа по причине отсутствия культурной ценности».

Кстати, невзирая на закручивание гаек, на страницах «ВКонтакте» до сих пор можно найти многое и многих, причем без особых ухищрений. А прикрученные ко всему этому механизму сетевые игры, интернет-магазины, рекламные баннеры плюс быстрая связь продолжают приносить прибыль. Вот вам рецепт успеха! Записали?..

В процессе

«Факт, который правительства мира стараются не афишировать, состоит в том, что никотин и алкоголь являются одними из наиболее опасных наркотиков, изобретенных человечеством», — утверждает наш герой на своей страничке. По примеру скандинавских капиталистов Дуров декларирует умеренное потребление. Причем подчеркнуто умеренное!

Своей квартиры, как уверяет «ВКонтакте», Павел не имеет. В Питере снимает жилье рядом с офисом, расположившимся в знаменитом доме Зингера, что на Невском. Про то, что у Дурова нет собственной машины, страна узнала несколько месяцев назад, когда в центре Санкт-Петербурга офисный «мерс», которым управлял водитель, похожий на Павла Дурова, наехал (в буквальном смысле) на сотрудника дорожной полиции. Травм и ранений, к счастью, не случилось, но дело то закрывается, то возбуждается. Последний раз его закрыли на минувшей неделе.

Отношение нашего героя к презренному металлу особо активно обсуждалось публикой в мае минувшего года, когда, распахнув окна на верхнем этаже дома Зингера, Дуров скормил собравшейся толпе несколько пятитысячных купюр, привязанных к бумажным самолетикам. На этот раз без царапин и ссадин среди соискателей свалившегося с небес богатства не обошлось. Дурова заклеймили устами Владимира Соловьева (телеведущего). Он же оправдывался тем, что хотел подарить согражданам хорошее настроение. И — от себя добавим — обеспечить достаточное количество упоминаний о себе любимом в СМИ, что стоит куда больше, чем жменька пущенных на ветер купюр.

В январе прошлого года Дуров пожелал перечислить миллион долларов вечно загибающейся «Википедии» — самодеятельной сетевой энциклопедии, столь же популярной в виртуале, сколь и хронически дотационной в реале. Деньги у мецената, который в глазах чистенькой европейской публики являлся не то флибустьером, не то порнодельцом, «википеды» взяли не сразу. А когда приняли, то присовокупили иезуитскую ремарку: «Мы очень ценим щедрое предложение господина Дурова и благодарим за проявленное понимание по отношению к процедуре рассмотрения гранта».

Обидой наш герой публику не удостоил. Ему, похоже, действительно все по фигу. Это касается и нынешнего конфликта с миноритариями. Дуров, как уверяют, все свободное время посвящает своему фонду Digital Fortress, под эгидой которого идет разработка новой коммуникационной системы Telegram. То есть от акционеров он, скорее всего, отобьется — как отбивался от всех неприятностей раньше. Практика, однако, показывает, что любой прорывной идее, одну из которых и родил Павел Дуров, отпущено жизни лет пятнадцать. Сети «ВКонтакте» уже семь лет. Так что недалек тот день, когда новое племя младое, незнакомое начнет вытаптывать виртуальный огород нашего гения. Что тогда? А тут и к гадалке не ходи: Дуров просто перейдет на соседнюю делянку, еще никем не паханную. И наверняка там тоже что-то заколосится. В конце концов, правила жизни от Павла Дурова заканчиваются таким текстом: «Помнить: все, что ни делается, к лучшему...»

Юрий Васильев

Россия > СМИ, ИТ > itogi.ru, 14 октября 2013 > № 942726 Павел Дуров


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 22 ноября 2012 > № 694048 Павел Дуров

Код Павла Дурова: пять историй из жизни «ВКонтакте» и ее создателя

Копирование Facebook, знакомство с Цукербергом, война с Mail.ru и конфликт с прокуратурой, закончившийся приездом ОМОНа

В ближайшие дни в продажу поступит книга «Код Дурова. Реальная история соцсети «ВКонтакте» и ее создателя», написанная бывшим редактором Forbes Николаем Кононовым. С разрешения издательства Forbes публикует отрывки из книги:

О копировании Facebook

Название «ВКонтакте» пришло в голову сразу, без романтического перебора вариантов. Оно звучало легко. Сначала Дуров хотел добавлять названия городов — типа «В Контакте С Хабаровском», но вовремя отказался от этой идеи. Получившийся сайт в серо-синих тонах стал горючим сырьем, спиртовой таблеткой, валежником для костров амбиций интернетспорщиков.

Лейтмотив все эти годы неизменен: украл «человек в черном» идею Цукерберга или нет. «Тупоконечники» утверждают, что, раз взял основные решения, — вор. «Остроконечники» отвечают, что идеи ничего не стоят и висят в ноосфере, срывай и надкусывай — главное в том, как их докрутить.

Сам Дуров не видел в переработке чужих идей ничего предосудительного: «Стив Джобс учился и декомпилировал „Сони“, разбирая Walkman’ы и ощупывая их полиграфию. Если бы общество послевоенной Японии или Америки 80-х относилось к заимствованиям так, как сегодня относимся мы, там могло бы попросту ничего не вырасти».

«Facebook подсказал не как надо делать, а как не надо, — объяснял Дуров. — „Одноклассники“ — тоже. Важно было понять, от чего избавиться. Я понял, что главное — стартовая страница пользователя. Человек хочет видеть свой профиль, а не ленту происходящего у друзей и предложение разных возможностей, как у Facebook. Надо выводить личную страницу как стартовую, чтобы человек загружал больше личных данных, чтобы лепил идеального себя».

Встреча с Цукербергом

Когда они с Рогозовым (разработчик «ВКонтакте» — Forbes) тусовались в муравейнике Facеbook, вице-президенты и маркетологи глядели на них свысока — клонировали нас, ну и ладно. Разработчики встречали по-другому — как вы добились, чтобы «ВКонтакте» из долины загружался быстрее, чем Facebook?!

Дуров спросил Цукерберга: «Что вы ответите Twitter?» Цукерберг не раскололся про Twitter и пустился в рассуждения о соцсетях. Либертарианец Дуров почувствовал в нем брата-революционера. «У нас оказалось больше общего, чем с бизнес-персонажами, — заявил он после. — Марк — анархист, но не в смысле отрицания власти и порядка, а в плане понимания устаревшей природы государства». Архитекторы сошлись на том, что соцсети выступают надстройкой над человечеством, позволяющей информации распространяться мимо централизующих рупоров государства.

Безумное чаепитие происходило вечером. Цукерберг пригласил гостей в свой дом, надел галстук, позвал переманенного из Google повара приготовить несколько блюд, как в гурманском ресторане. Дуров ерзал на стуле и морщился не от официоза, а от кухни. «Для желудка много ингредиентов — деструктивно, — жаловался он. — Желудочный сок зависит от того, что вы перевариваете, чем однороднее еда, тем лучше. Поэтому я ем как животное — отдельно фрукты, потом, допустим, пюре». К вину он не притронулся — уверял, что не пил с тех пор, как в школе химик Шпаков рассказывал об убийстве клеток спиртом.

Разговор напоминал танец боксеров на ринге:

— Какую комиссию берет «ВКонтакте» с разработчиков приложений?

— Ну, вообще 50%, но так происходит не со всеми. С каждым по-разному. А когда вы начинаете экспансию в Россию?

— Россия нам интересна, как и другие развивающиеся рынки. А ваши пользователи сразу восприняли валюту?

— Не совсем.

Пока архитектор (Дуров — Forbes) трепался, Рогозов наблюдал за Цукербергом. «Очень странный тип, — делился он ощущениями. — Как робот зомбированный — глаза бешеные, когда разговаривает, мышцы лица не двигаются». Оппоненты танцевали друг вокруг друга несколько часов и раскланялись глухой ночью.

Дуров догадался по вопросам, что Facebook скоро введет свою валюту, а также начнет международную экспансию — причем и в Россию тоже. Вернувшись, он начал вавилонскую кампанию по переводу «ВКонтакте» на тридцать языков — с помощью университетских друзей и добровольцев.

Но если сам Цукерберг понравился Дурову, то от Facebook он плевался. То есть, конечно, признавал мощь аналитиков, гибкость в выборе стратегии роста в зависимости от страны, ценил умение учиться на ошибках и амбицию согнать Google с пьедестала. Но гораздо важнее для него было ощущение, что Цукерберг прогнулся под ценности коммерсантов. «ДНК компании определяет Шэрил Сэндберг, бывшая вашингтонская лоббистка, — объяснял он. — Если Цукерберг скажет: „У нас будет пятьдесят разработчиков, а не двести“, — у нее найдется туча аргументов, чтобы заблокировать эту идею».

Сидя в самолете домой, Дуров размышлял о том, что «ВКонтакте» и Facebook расходятся все заметнее. Цукерберг монетизировал сеть все интенсивнее. Свободные места на страницах забиты баннерами. Раскручены инструменты для продвижения брендов — от промоутирования страниц до вылезающих подсказок с их названиями.

Знакомство с Усмановым и война с Mail.ru

Усманов желал познакомиться и нащупать ключевые мотивы в позиции Дурова. Конфликт с Mail.ru его не очень раздражал — у олигарха, который до сих пор собирал активы «Газпрому», были дела поважнее, чем распря двух программистов. Но, с другой стороны, капитализация холдинга на Лондонской бирже могла бы вырасти, если бы он поглотил русскоязычную соцсеть № 1.

Самый простой вариант поглощения — выкуп акций у Льва (Левиева — Forbes) и Славы (Мирилашвили — Forbes) — обламывался. Им предлагали исходить из оценки компании, превышающей сумму последней сделки (1,5 млрд долларов) едва ли не вдвое, но аргумент об IPO, где можно выручить еще больше денег, сдерживал основателей. Кроме этого, Слава, даже раздражаясь на партнера, умел держать слово и не сдавал архитектора.

Помимо Дурова Усманов пригласил во дворец Гришина (генеральный директор Mail.ru Group — Forbes), финдиректора Mail.ru Верди Исраэляна, «смотрящего» за телекоммуникационными активами Ивана Стрешинского и представителя в «Мегафоне» Ивана Таврина.

О чем беседовали Усманов и Дуров, обе стороны рассказывать отказались. Однако, сопоставляя данные из источников, близких к ним, канву удалось восстановить. Беседа развивалась примерно так — с учетом лексики Усманова, которая поразила коллег из Forbes в ходе интервью:

— Будете расти?

— Будем.

— На биржу когда можно пойти?

— Ну, года через три.

— Ладно, твои пассажиры [Левиев и Мирилашвили] торгуются — но ты-то чего хочешь?

— Есть вариант: мне контроль над принятием решений, вам контроль над собственностью. В таком раскладе все выигрывают — у меня остается мой пакет, а у вас, если парни продадут, больше 50%. «ВКонтакте» будет расти.

— Хорошо, подумаю, а ты тряхни своих друзей.

Когда Гришин спросил Усманова о результате разговора, тот, вероятно, ответил что-то такое, из чего глава холдинга заключил, что «ВКонтакте» готовы продаться Mail.ru. Дурова позвали продолжить разговор. Перед встречей в кабинете напротив башен-близнецов он заехал к юристам прояснить свои права и возможности, если доли в компании будут меняться.

Дуров прикидывал сценарии переговоров. Его раздражала уверенность Гришина, что холдинг съест его детище, как эту ловкую, но угодившую на сковороду рыбину.

Впрочем, Гришин лишь менеджер. За ним стоит Усманов, с которым прекрасно сотрудничал Мильнер и почему бы не посотрудничать ему самому. Если повести себя с менеджером чрезмерно агрессивно, можно лишиться возможности наладить отношения с собственным акционером.

Подчеркивая, что ничего личного, только бизнес, Дуров повторил, что слияние с Mail.ru нежелательно, и повернул разговор в сторону глобальных трендов и т. д. — подальше от темы слияния. Ему показалось, что Гришин понял.

Однако это был тупик и спор на разных языках. В нем, как и во всем конфликте, не было злых и добрых. Столкнулись настолько разные типы, менталитеты, что понимания между ними возникнуть не могло. Менеджер убеждал предпринимателя, что тому стоит перейти из «состояния независимости» в «состояние подчинения». Гришин искренне думал, что Дуров выторговывает шоколадные условия продажи «ВКонтакте» — ведь все имеет цену.

Неудивительно, что, вернувшись к валькириям и глобусу, Дуров получил письмо. Mail.ru предлагал вариант: он становится акционером холдинга, продав долю во «ВКонтакте».

Архитектора взбесило, что ему опять пихают деньги. Прямым текстом он дал понять: зеленые бумажки — совсем не то, чего он хочет. И в данный момент, и в жизни. В конце концов, он уже миллионер. Мало того, соглашение подразумевало, что, если Дуров продолжит плохо себя вести — негативно высказываться о компании, — ему устроят ата-та и поставят в угол. Отнимут долю, например.

Дуров вдохнул поглубже, распахнул дверь в общежитие с люстрой-крабом, устроился в своей комнате и открыл почту на айфоне.

Главное — спокойно объяснить, на английском языке, выбирая точные слова, почему эта сделка невозможна. То есть невозможна никогда. Указываем, что вся история спровоцирована Mail.ru, и ставим в копию Мильнера, чтобы он видел: мои мотивы прозрачны, агрессии нет. Переговоры завершены.

Нажав «Отправить», Дуров задумался. Чего-то не хватало. Красивого широкого жеста, коды.

Отбросив пару вариантов, он покрутил пришедшую в голову мысль. Мысль вызывала защитную реакцию — с Усмановым не хотелось портить отношения. Но, извините, пакостит не он, а менеджеры, выдумывающие схемы поглощения и унизительные условия, о которых мы не договаривались. «ОК», — подумал Дуров и запросил у службы тыла фугас.

Фото с праздника в ресторане упало в ящик, и он открыл Twitter. Подпись сформулировалась сразу: «Официальный ответ трэш-холдингу Mail.ru на его попытки поглотить „ВКонтакте“».

Картинка нерезкая, зато демонстрируемый fuck не вызовет двояких толкований. Все разделилось вокруг на чужое и наше. Жмем «Тweet».

Фотографию мгновенно заметили информагентства. Когда я разговаривал с Гришиным, Широковым (руководителем социальной сети «Одноклассники» — Forbes) и другими людьми из Mail.ru, их реакция была ошеломленно-прибитой. Как публичная компания, холдинг не мог перевести конфликт в медийную сферу. Поведение Дурова нарушало все возможные этики и эстетики. Консолидированное мнение менеджеров: парень зарвался и ведет себя как гопник с высоким IQ.

Конфликт с прокуратурой и ОМОН в подъезде

Бунт огорошил Кремль. На Новый год оппозиционные группы на Facebook и «ВКонтакте» координировали действия перед митингами на столичной Болотной площади и у Исаакиевского собора в Петербурге. Власть оказалась не готова, и «интеллектуала» Суркова сменили его замом Володиным, жестким администратором. Когда новый владелец кабинета с портретом Че Гевары еще не вступил в должность, а прошлый уже съезжал, в дом Зингера принесли бумагу из прокуратуры. Бумага настойчиво рекомендовала Дурову закрыть группы против «Единой России» и несколько подобных. Мотивировка: экстремизм.

Несмотря на анархистские взгляды, Дуров старался блюсти закон. Обычно группы закрывались по запросу прокуратуры, подкрепленному законными основаниями. Но в данном случае внутри тотема (Павла Дурова — Forbes) что-то воспротивилось. Дело пахло ограничением свободы и предательством пользователей. Дуров решил не прогибаться и отказался закрывать группы.

Цыплухину (пресс-секретарь «Вконтакте» — Forbes) позвонили из администрации президента и попросили убрать группы по-хорошему. Лев с Владом осадили Дурова, умоляли, просили и грозили. Тот вежливо улыбался и максимум, на что согласился, — написать письмо Суркову. Мол, удалить протест — что заливать костер бензином: вспыхнет ярче и перекинется на соседние дома.

Вскоре Влад постучался к нему с взволнованным лицом. Прокуратура прислала Дурову повестку на допрос. Ровно в тот день они с Мильнером запускали проект StartFellows, выдающий стартапам 25 000 долларов без требования доли в них. Дуров селекционировал заявки, а Мильнер переводил деньги.

Я позвонил Дурову по скайпу. Тот сидел в бейсболке, на которую накинул капюшон худи, и жевал что-то типа вегетарианского гамбургера, запивая минеральной водой. На лице его застыло выражение растерянного безумца, которое поразило меня на первом интервью.

За год до разговора на благотворительном аукционе Дурова попросили нарисовать картинку для детдома. Он разделил лист на четыре части — красную, желтую, зеленую и синюю, а поверх нарисовал собаку с черными зрачками. Один глаз собаки был крупнее другого и сверкал, как дуло или тоннель. Ухо украшал зашитый шрам. Это наиболее точный портрет Дурова из всех, что я знаю.

«Что вы намерены делать?» «Ничего, — пробормотал Дуров. — Опять звонили, просят закрыть группы. Влад и Лев, наверное, будут уговаривать. Я уже привык. Они знают, что я не боюсь». Мы обсудили стартапы и распрощались.

Через час в твиттере Дурова появилась фотография хаски в наброшенном капюшоне и с высунутым языком. Внизу красовалась подпись, что это ответ прокуратуре. Твиту предшествовал скан повестки, к которому Дуров приписал, что на допрос не успел, бумага пришла слишком поздно.

Как я теперь понимаю, в тот день Дуров боролся со страхом потерять все. Одно дело — переговоры, где ты, чувствуя за спиной многомиллионную аудиторию, стоишь на своем. Другое дело — состязание с государством, чья компетенция — давить. Ценивший тотема Сурков уходил из Кремля на пост главного по технологиям в правительстве. С Володиным Дуров не был знаком.

Вернувшегося в квартиру на Крестовском острове Дурова потревожил звонок в дверь. На лестничной площадке суетились омоновцы в камуфляже и, видимо, следователь. Дуров отшатнулся. Страх полз по телу, и надо было решить — пускать его, кормить надеждами, что само рассосется, или выбрасывать из тела. Вспомнилась школьная борьба с ужасом перед скандалом и эксперимент с обезьянами. Прими как факт, что ты ничем на самом деле не владеешь, — и тебе будет не страшно терять.

Дуров не открыл. Осторожно выглянув в окно, он увидел пятна камуфляжа во дворе. Позже служба безопасности рассказала, что чуть не устроила перестрелку, не желая пускать маски-шоу внутрь. Дуров выслушал, зашел во «ВКонтакте» и процитировал 2,7 млн подписчиков Карлейля: «Насколько человек побеждает страх, настолько он человек».

Ни на следующий день, ни позже санкций не последовало. То ли система отвлеклась на многотысячные акции протеста — вязала оппозиционеров у Исаакиевского и катала их по городу в автозаках; то ли Сурков шепнул что-то коллегам.

Поддержка Усманова и продажа аккаунтов Левиева и Мирилашвили

Через месяц Усманов встретился с Гришиным и Широковым. В Москву приехал и Дуров — олигарх собирал подопечных на серьезную беседу. В Mail.ru, похоже, не знали истинной цели Усманова.

Так же как и переговоры в Шереметьевском дворце, детали этой встречи участники не комментировали, но сопоставив впечатления разных сторон (в том числе с помощью коллег из Forbes), удалось восстановить примерный ход разговора. Сначала Усманов огорошил Гришина и Широкова известием, что слиться Mail.ru и «ВКонтакте» не суждено. Произносимые им слова — вроде «две разные культуры», «конкуренция», «стимулировать друг друга» — вызвали лютый баттхерт менеджеров.

Еще сильнее они загрустили, когда Усманов намекнул, что Дурову следует самостоятельно управлять компанией. Фактически это означало, что ему отдадут в управление пакет Mail.ru. Тотем получит право одобрять свои же решения, и парни из кинофотоинститута ему не указ.

Затем Усманов анонсировал то, что они с Дуровым обсуждали во дворце, — он думает о выкупе долей Мирилашвили и Левиева. Это были лишь планы, но в любом случае Гришин был шокирован, а его амбиции слегка поутихли.

Понимая, что стратегические позиции надо удерживать с любым акционером, Дуров предложил пофантазировать — может быть, ему выкупить, скажем, 60%? А что: он основатель, заслужил контрольный пакет. Лица у Широкова с Гришиным вытянулись, а Усманов произнес спич на тему скромности. Позже, в интервью коллеге Игуменову (редактор Forbes) он скажет: «Вот Дима Гришин, нормальный русский программист, управляет компанией, и у него все будет хорошо. А Дуров не такой: он непростой, ему большего надо».

Когда встреча закончилась и Дуров отдельно говорил с Широковым в президентском номере Ritz, снятом по случаю со скидкой. Широков спросил, зачем Дуров рвется к контролю. Дуров ответил что-то общее, а сам задумался — почему им не нужно большее, чем кресло менеджера или опцион 1% компании? Почему они боятся и не хотят пойти на шаг дальше? Широков вроде запустил свой стартап «Мой круг», «сеть профессиональных контактов», отучился в Стэнфорде — и… И что? Не хватает дерзости идти до конца, наглости, за которую они меня не любят?

Позже Усманов, выступая по телевидению, рассказал, что да, управлять должны основатели, то есть Дуров. Рунет возликовал по поводу развязки мыльной оперы «„ВКонтакте” против Mail.ru». Но ее пузыри продолжали летать.

Слава и Лев общались с Усмановым по поводу стоимости их доли, и Дуров случайно оказался в курсе кое-каких новых сведений о компании. Тотем не сомневался в порядочности школьного друга, так как знал, что Мирилашвили не продался Mail.ru и не нарушал их договоренностей. Если бы Слава клял и ругал самого Дурова, тот бы отнесся с пониманием, но партнер пересек его границы добра и зла. Похоже, Дуров услышал что-то вроде того, что вес команды разработчиков в стоимости компании переоценён; «ВКонтакте» ценна скорее другими активами, не программистами. Не следует превозносить нёрдов.

Рассвирепевший Дуров вернулся в номер с коврами, вазой с орешками и запахом парфюма. Сел за круглый стол из дуба с вертящейся крышкой, будто для вызова духов. Выпил энергетического напитка с фруктовым вкусом. Решение оформилось так же быстро, как fuck в твиттере. Пусть парни торгуются, но знают свое место.

Жернова игры «Мафия» вертелись все стремительнее. Консильери закрывают глаза. Утро. Жители города проснулись. Акционеры открывают глаза и видят, что аккаунты двоих из них удалены. Позиции id3 и id4, которые пять лет назад получили Слава и Лев, оказались пустыми. Мало того, архитектор написал во все социальные сети, что запускает аукцион на вакантные места.

Юридически виртуальное убийство было оформлено чисто — пользовательская оферта «ВКонтакте» гласила, что администрация может удалить любой аккаунт без объяснения причин.

Лишившись своих профилей, фотографий и записей, Слава и Лев остолбенели. Дружба, походы за пончиками, бегство от неуместного лимузина, встреча через семь лет, раздача айподов в «Кофехаузе», вывоз серверов — жест Дурова разом обрушил все это.

Но Дурова эта игра уже не занимала. «Пассажиры» не знали, что человеку в черном надоела торговля вокруг «ВКонтакте» и он обдумывает новый увлекательный квест. 

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 22 ноября 2012 > № 694048 Павел Дуров


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter