Всего новостей: 2068398, выбрано 2219 за 0.019 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Россия > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 24 апреля 2017 > № 2152030

«Нагрузка на бизнес расти не будет»: что обещают Шувалов, Орешкин и Набиуллина предпринимателям

Екатерина Еременко

Корреспондент Forbes

Чиновники обсудили с предпринимателями налоговый маневр, пообещали новые льготы и рост инвестиций в экономику

Налоговые реформы, которые готовит правительство, не увеличат общую нагрузку на бизнес, заверил предпринимателей на итоговой коллегии Минэкономразвития первый вице-премьер Игорь Шувалов. «Когда был представлен налоговый маневр «22/22», мы услышали на съезде РСПП от крупнейших предпринимателей — «не меняйте ничего, у нас очень хорошая налоговая система, мы к ней так привыкли, и самое большое будет достижение, если вы оставите все как есть». И, кстати, один из вариантов, если действительно мы в результате дискуссии поймем, что для экономического роста можно и нужно будет обойтись тем совокупным налоговым предложением, которое есть сейчас, — может это будет одним из выходов, но дискуссия впереди», — рассказал он.

Он пояснил, что новации в налоговой сфере вступят в силу не ранее 2019 года, но налоговая нагрузка не будет выше существующей. «Мы надеемся, что совокупная налоговая нагрузка, во всяком случае в наших предложениях, не будет больше чем та, которую сегодня компании несут», — отметил Шувалов.

На заседании коллегии к чиновникам обратился глава Ассоциации анимационного кино Илья Попов. Он объяснил, что объединение «Союзмульфильм» и ассоциация не могут стать резидентами «Сколково» из-за несовершенства законодательства. «Одна из мер, которая нам необходима, это приравнивание нашей инновационной индустрии к области IT», — заявил Попов. Он пояснил, что современные анимационные студии привлекают современных специалистов и разрабатывают специальное программное обеспечение, поэтому должны получить поддержку государства.

«Чем больше будет таких бизнесов, таких компаний, тем богаче будет вся наша страна, потому что, если прошлое наше богатство лежит в нефти и газе, то будущее — в том числе в новых мультфильм», — откликнулся Максим Орешкин.

В свою очередь Шувалов объяснил, что правительство в целом положительно отнеслось к инициативе о поддержке анимационных студий, вопрос прорабатывается и будет решен.

Набиуллина о новой экономике, дистанционных финансовых услугах и киберпреступности

Будущее финансового сектора — за цифровыми технологиями, новыми методами анализа данных, внедрением в соцсети и оказанием дистанционных услуг, рассказал глава Центробанка Эльвира Набиуллина. Конкуренция между традиционными банками и онлайн-банками растет, считает она. Причем перевес в последнее время явно получают интернет-банки. «В McKinsey посчитали, что цифровые банки могут сократить операционные расходы на 67% — это огромная величина. Расходы на привлечение клиентов – до 98% могут быть сокращены, и, безусловно, это поменяет ландшафт всей финансовой деятельности», — сказала Набиуллина.

Она также отметила, что цифровая экономика влияет на темпы роста и на производительность труда в целом, а сама степень и последствия влияния зависят от инвестиционного климата и от того, насколько эффективны вложения в человека, в образование и здравоохранение. «Если такие факторы работают, то отдача от внедрения цифровых технологий будет больше. Если они достаточно слабы, то это может привести к усилению неравенства доходов и возможностей», — пояснила руководитель ЦБ.

Однако, по ее мнению, цифровая экономика также влечет на собой риски роста киберпреступности, а также поднимает проблему недостаточной финансовой грамотности. «Мы придерживаемся подхода мягкого регулирования, позволяем технологиям развиваться, но внимательно осуществляем анализ того, какие технологии развиваются», — объяснила она.

В ближайшее время будет внесен в Госдуму законопроект о порядке удаленной идентификации личности для оказания услуг в финансовой сфере, сообщила Набиуллина. По ее словам, согласования шли долго, но документ уже одобрен всеми профильными ведомствами. «Я надеюсь, что в ближайшее время законопроект будет внесен в Государственную Думу, и будет принят. Это даст возможность широкому распространению информационных технологий», — заявила она.

По ее мнению, также необходимо повышать доступность интернета в регионах, где банки закрывают офисы, но при этом онлайн-сервисы не становятся там достаточно распространенными.

Гендиректор ООО «Сплат-косметика» Евгений Демин на коллегии предложил снять с экспортеров ответственность за формирование паспорта сделки и передать это в автоматический формат банкам, обслуживающим сделку. «Для нас это огромное количество лишних операций, издержек», — сказал он.

Набиуллина объяснила, что оформление паспортов сделок будет отменено для экспортных контрактов: «Звучало предложение максимально увеличить порог сделки, по которой не оформляется паспорт. Но мы решили снять необходимость оформления паспортов сделок по экспортным контрактам, оставить их по импортным. Думаю, в ближайшее время примем это решение, чтобы стимулировать экспорт».

Орешкин о ЕГЭ по технологиям и росте инвестиций

В свою очередь Максим Орешкин рассказал, что его ведомство вместе с ЦБ занимается уменьшением издержек финансовой системы и повышением качества оценки рисков.

«Для того, чтобы говорить о темпах роста за счет инвестиций где-то около 3%, нам нужно дополнительно 5 триллионов рублей инвестиций в год…Некоторые предлагают, чтобы ЦБ эти деньги напечатал, мы такие идеи не поддерживаем, потому что любому экономисту понятно, к каким негативным последствиям это приведет. У нас работа в этом направлении нацелена на то, чтобы на разных фазах инвестиционного процесса стараться риски для конечных инвесторов снижать», — подчеркнул министр.

Кроме того, он рассказал о планах ввести в России внутри единого госэкзамена тестирование по новым технологиям, чтобы обеспечить приток в бизнес «думающих специалистов». «Мы будем предлагать внутри ЕГЭ ввести ЕГЭ по технологиям. Это одна из таких вещей, которая будет тестировать новые навыки», — сказал Орешкин. Он добавил, что вся система образования, в первую очередь, в школе должна быть нацелена на развитие у нового поколения навыков XXI века.

«Нельзя научить тому, что будет через пять лет, но можно заложить в человека способность обучаться, способность восприятия информации. Все, что связанно с обработкой информации, ее анализом, коммуникациями — очень важно. И сдвиг в системе образования в эту сторону будет давать максимальный эффект на темпы роста уже через 5-7 лет», — заключил Орешкин.

Россия > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 24 апреля 2017 > № 2152030


Россия > Приватизация, инвестиции > finanz.ru, 24 апреля 2017 > № 2151898

По мере того как российская статистика сообщает о выходе экономики из рецессии, в части инвестиций ситуация выглядит все более плачевно: капиталовложения компаний, сокращавшиеся предыдущие три года, продолжают демонстрировать слабую динамику и в 2017 году.

Объемы строительства, чуткий барометр инвестиций, сократились в апреле четвертый месяц подряд - на максимальную с начала года величину, свидетельствуют опубликованные на прошлой неделе данные Росстата.

Негативный тренд расходится с оценкой Центробанка РФ, выразившего уверенность в том, что "длительная инвестиционная пауза" завершилась. Согласно медианному прогнозу девяти аналитиков, опрошенных агентством Блумберг, вложения в основной капитал выросли на 1 процент в первом квартале год к году после обвала на 13 процентов в течение предыдущих двух лет. Росстат, который с 2016 года публикует данные об инвестициях только раз в квартал, должен обнародовать показатели за январь-март в следующем месяце.

"Несмотря на значительное снижение неопределенности, рост инвестиций сдерживается рядом факторов: относительно более высоким восприятием риска после рецессии, накопленными просрочками по банковскому кредиту, слабым по отношению к докризисному периоду рублем", - сказал старший аналитик рейтингового агентства АКРА Дмитрий Куликов.

Инвестиции, за счет стимулирования которые власти когда-то рассчитывали преодолеть кризис, пробуксовывают в условиях высокой коррупции, слабых институтов и неблагоприятного делового климата. По показателям прав собственности и распространенности иностранной собственности Россия оказалась ниже 120 строчки среди 138 стран в последнем рейтинге глобальной конкурентоспособности по версии Всемирного экономического форума.

Президент Владимир Путин на прошлой неделе призвал рассмотреть дополнительные меры для поддержки инвестиций. Несколько дней спустя премьер-министр Дмитрий Медведев сообщил, что правительство обсуждает налоговые льготы для компаний, планирующих увеличивать капиталовложения.

"Внимание правительства в конечном итоге переключилось на вопросы инвестиций и модернизации, - отмечает главный экономист ФГ "БКС" Владимир Тихомиров. - Это позитивный и долгожданный сдвиг, который в случае успешной реализации может привести к существенному ускорению темпов роста в РФ".

(Bloomberg)

Россия > Приватизация, инвестиции > finanz.ru, 24 апреля 2017 > № 2151898


Казахстан > Образование, наука. Приватизация, инвестиции > dknews.kz, 20 апреля 2017 > № 2146482

Если умная мама открывает свой бизнес…

В новом внешкольном учреждении «Звездочка» малышам помогают развить свои таланты и способности. Здесь при работе с детьми используются лучшие, признанные во многих странах мира педагогические методики Глена Домана, Золтана Дьенеша, Николая Зайцева и Марии Монтессори. Инициатор и руководитель этого проекта – многодетная мама Акмарал Эралиева.

Сергей Барановский, Тараз

Уже никого не удивляет ситуация, когда женщина успешно ведет свой бизнес. Особенностью женского предпринимательства является то, что они часто реализуют коммерческие, но социально ориентированные проекты – открывают частные детские сады, медицинские центры, аптеки, центры дошкольного образования и так далее. Один из таких примеров – Центр детского развития в Таразе. Его руководитель Акмарал Эралиева успевает все – быть мамой и хозяйкой дома, вести общественную деятельность и запускать такие полезные коммерческие проекты. Она является членом Правления Совета деловых женщин Палаты предпринимателей, директором филиала АО «Халык Life» в Таразе, а теперь и руководителем Центра детского развития.

К созданию Центра она подошла со всей серьезностью, как мама, понимая, насколько важно, чтобы ребенок имел возможность развиваться и расти правильно. Здесь помогают открыть все самое лучшее в ребенке, развить свои таланты, получить новые знания и навыки. Проект был поддержан Палатой предпринимателей Жамбылской области.

«Уверена, что жителям Тараза придется по душе открытый нашей коллегой Центр. Здесь все направлено на развитие детей. Мы от души поздравляем ее с прекрасным начинанием!» – сказала председатель Совета деловых женщин Палаты предпринимателей Жамбылской области Карлыгаш Аралбекова.

Сама Акмарал Эралиева говорит, что мысль открыть такой Центр родилась у нее спонтанно.

«Я мама троих детей – 9, 6 и 4 лет, – рассказывает она. – Мне всегда очень хотелось дать моим детям что-то большее и именно сейчас, потому что время идет очень быстро. Дети растут, и я боялась упустить именно этот возраст, когда в детей можно заложить много хорошего в интеллектуальном, духовном, творческом плане, что помогло бы им в будущем реализовать себя как личность и быть счастливыми, успешными, гармоничными и самодостаточными людьми. Я задумалась, а не открыть ли и мне свое дело, вот такой частный центр. Детский сад на сегодняшний день не дает для ребенка полного раскрытия его творческого потенциала. Да, есть множество кружков, различных секций, центров внешкольного развития, студий при школах или Домах культуры. Но и они, как мне кажется, не дают той глубины развития именно индивидуума, личности ребенка».

ГЛАВНЫЙ – РЕБЕНОК

Одна из применяемых в Центре педагогических методик – система раннего воспитания итальянского доктора и ученого Марии Монтессори. Дети, воспитанные в монтессори-классах, самостоятельны и уверены в себе, умеют решать бытовые проблемы. Они не только отстаивают свое мнение, но и способны нести ответственность за собственные поступки. Эта система существенно отличается от традиционной педагогики. Во-первых, это касается отношения к ребенку как к уникальной, неповторимой личности, с собственным планом развития, способами и сроками освоения окружающего мира. Второе – роль учителя. Главное место здесь принадлежит ребенку, а учитель лишь помощник, в его задачи входит научить правильно работать с материалом, а также наблюдать за достижениями малыша.

Преподаватель рукоделия Елена Стольникова, работающая в этом Центре, рассказывает об особенностях обучения.

«На востоке у нас без уюта в доме невозможно, – говорит она. – Женщина – это хранительница очага. Раньше девочки получали основные навыки домоводства от своих матерей, бабушек, прабабушек. А сейчас в связи с эмансипацией и техническим прогрессом эти связи утеряны. Ведь как здорово уметь шить, вышивать, ткать, вязать, мастерить игрушки, украшения для дома, интерьера, для себя и близких. Это включение всех творческих задатков, это развитие, это возможность понять, что нравится, а что нет, это развитие вкуса, эстетики, и, что немаловажно, возможность выбора будущей профессии. В нашем мире в последнее время слишком много клише. Те с виду мелочи и аксессуары, которые ребенок смастерит себе сам, помогают отобразить, подчеркнуть его неповторимость и индивидуальность».

Центр детского развития рассчитан на посещение 40 детей. Возраст – от 1 года до 7 лет для дошкольников и с 1 по 7 классы для школьников. Предусмотрено четыре класса – отдельные помещения, в которых возможны занятия по 10 человек в классе. Они все красочно оформлены, снабжены всем необходимым наглядным пособием, методиками. Детки здесь не сидят за партами, взирая на важно говорящего воспитателя. Здесь каждый занят своей работой, устроившись на коврике или за столиком. Согласно принципу разновозрастного комплектования групп, более старшие дети помогают младшим, что в свою очередь воспитывает заботливое отношение к близким и приближает климат в группе к семейному.

ЕСТЬ ЧЕМУ НАУЧИТЬСЯ

Здесь все сделано с умом и направлено на развитие ребенка. В математической зоне есть счеты, деревянные дощечки с примерами вычислений, наборы фигур, которые дают представление о дробях. В сенсорной зоне – предметы, которые различаются формой, размерами, цветом и весом для развития у детей моторики рук и пальцев, тактильных ощущений, а также памяти и внимания. В языковой зоне ребенок найдет пособия, предназначенные для изучения букв и слогов, расширения словарного запаса. Практическая зона помогает детям приобретать простейшие бытовые навыки – научиться подметать пол щеткой с совком, застегивать и расстегивать пуговицы разного размера, одевать и раздевать кукол.

«Обучение скорочтению, ораторскому искусству – все это на высоком уровне проводят в центре, – говорит Акмарал Эралиева. – У нас сильный преподавательский состав, психологи, которые смогут найти подход к каждому ребенку. Питание – сбалансированное, здоровое, у нас ребенок сам сможет выбрать, что он хочет, и в каком количестве. Есть минутки релаксации, когда ребенок может полежать на полу на мягких подушках, отдохнуть, с детьми проводят оздоровительную гимнастику, танцы, вовлекают в ролевые постановки сказок, занимаются всеми видами прикладного творчества».

Можно приходить сюда пять дней в неделю, как до обеда, так и после, а можно и два-три дня в неделю.

«Это как удобно родителям и нашим маленьким посетителям, – продолжает свой рассказ Акмарал Эралиева. – Оплата составляет от 300 тенге в час. Получается, если посещений максимальное число, то выходит примерно 25 тысяч тенге в месяц. Здесь у нас и преподавание на трех языках, английском, казахском, русском, и максимальное использование всех видов детской деятельности. Каждый класс поделен на зоны: практики, математики, релаксации, другие. Хочу добавить к уже имеющемуся арсеналу курс кройки и шитья, а также рукоделие для девочек. Со временем и для мальчишек что-то придумаем. Ведь помните, как раньше, у нас были уроки труда в школах, а сейчас-то такого нет. Вот и хотелось бы занять нишу».

Родители детей, которые занимаются в Центре, довольны.

«Я 40 лет проработала в школе, преподавала историю, – рассказывает одна из родительниц Фарида Ногайбаева. – В школах детей в классе очень много, один учитель не успевает ко всем присмотреться, даже в начальных классах. Живу неподалеку, вот и решила внучку и внука сюда отдать, в «Звездочку». Современные дети в основном как время проводят? За компьютером, планшетом или мобильным телефоном, в игры играют, в интернете сидят. Ничего полезного! А здесь и уютно, и красиво, и подход умный к детям».

– Мы ни в коем случае не преследовали только коммерческую цель, – говорит руководитель центра Акмарал Эралиева. – И первый месяц работы пока в убыток. Однако хотелось сделать проект, который бы пришелся по душе многим занятым людям, у которых есть семья, дети. Не случайно и наш главный девиз, который мы пишем в рекламных проспектах: «Все начинается с мамы!».

Казахстан > Образование, наука. Приватизация, инвестиции > dknews.kz, 20 апреля 2017 > № 2146482


Украина > Приватизация, инвестиции > minprom.ua, 19 апреля 2017 > № 2146212

Глава Смарт-Холдинга рассказал о давлении на бизнес

Смарт-Холдинг каждый день испытывает давление со стороны силовых структур. Об этом заявил глава Смарт-Холдинга Алексей Пертин в интервью изданию "НВ Бизнес".

"Прокуратура и СБУ сейчас действительно становятся одними из "ключевых игроков" в бизнесе. Их влияние мы ощущаем каждый день", - сказал он.

"Трудно вообще говорить об инвестиционном климате, когда, например, на предприятиях нашей группы с завидной регулярностью проводятся обыски, блокируется хозяйственная деятельность, рушится инфраструктура… Мы вынуждены мобилизовать всю нашу юридическую команду, чтобы участвовать в десятках судебных процессов. Поводы, с одной стороны, смешные, с другой - становится не до смеха, когда угроза нависает над многотысячными коллективами. Бизнес любит тишину, жаждет стабильности и хоть какой-то уверенности в завтрашнем дне", - добавил А.Пертин.

Топ-менеджер рассказал, что Смарт-Холдинг ранее проводил переговоры с одним из крупных мировых инвесторов, но процесс был остановлен после очередного обыска в компании. "Приходят в офис, срезают замки. Потом оказалось, что обыск прошел в рамках дела о контрабанде сигарет в Сумской области. Где судостроение, перевалка, а где сигареты?!" - спросил он.

А.Пертин сообщил, что только за последние три недели появились три определения суда по аресту 82 объектов недвижимости судостроительных предприятий. "Причем для сохранности какого-то одного автомобиля. Одно определение оспариваем, появляется новое. Это давление на бизнес, мы испытываем его на себе каждый день", - резюмировал он.

Украина > Приватизация, инвестиции > minprom.ua, 19 апреля 2017 > № 2146212


Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 14 апреля 2017 > № 2141137

Психология предпринимателя: почему частный бизнес спасет планету

Анастасия Колесникова

Создатель проекта «Местная еда» и фуд-инкубатора «Местной еды».

Российским предпринимателям чаще всего мешает развививать бизнес не отсутствие денег, опыта или знаний. Почему начинающему бизнесмену нужно изменить формат мышления?

Последние пять лет я занимаюсь поддержкой начинающих гастро-предпринимателей, то есть помогаю всем желающим открыть свое кафе, запустить доставку самой вкусной лапши в городе или начать продавать кофе из окошка. За это время через онлайн и оффлайн курсы с полезной информацией о санитарии и прочих бизнес-процессах в ресторанах прошло более 500 проектов. В прошлом году мы запустили первый в России фуд-инкубатор. Суммируя весь этот опыт, я поняла, что предпринимателям мешает не отсутствие опыта, знаний и даже денег. Часто нам не хватает понимание сути бизнеса, формата мышления предпринимателя. Слушая в прошлом году на бизнес-форуме «Атланты» выступление Раджа Сисоида о сознательном капитализме, о необходимости каждому бизнесу иметь социальную полезность, я проследила эволюцию своего отношения к бизнесу и предпринимательству.

Я классический пример провинциального отличника, приехавшего в Москву учиться в университете. Все детство я впитывала от родителей с советским прошлым в городе с советским прошлым, что деньги – это алчность и капитализм. Представляете, каково с таким бэкграундом человеку, который не может быть наемным работником, и ищет себя. Не определившись со своим отношением и верой в бизнес как в движущую силу планеты, быть успешным предпринимателем тяжело, потому что когда-то наступает системный кризис, и ты не понимаешь в чем смысл. Поэтому я постепенно начала искать смысл, до системного кризиса.

Бизнес — это увеличение социального блага

Как-то этой мыслью со мной поделился Михаил Зельман — бизнесмен и ресторатор (основатель сети Goodman, владелец международной сети ресторанов Burger&Lobster). Что это значит — подумала я. И только изучение шаблонов бизнес-модели, медитации и scrum дали мне ответ. Все технологические стартаперы знают, что в первую очередь нужно проверить – какую проблему клиента решает твой бизнес, есть ли вообще такая проблема у людей. Если перефразировать, то выглядит все так:

Человеку чего-то не хватает, он не чувствует 100%-го счастья, и ищет пути решения этой проблемы.

Ваш бизнес сделал что-то, чтобы решить проблему человека.

Человек готов заплатить в обмен на решение своей проблемы. Не в обмен на продукт, а в обмен на повышение уровня его счастья.

Вы получили деньги, которые позволяют компании развиваться (вы рады, вас драйвит), платите достойную зарплату (а значит довольны и счастливы ваши сотрудники), вам самим теперь хочется поехать в спа-отель в Африку, например, или купить велосипед для триатлона.

Если где-то в этой цепочке кто-то не рад, бизнес рушится. Простой пример: вы мало платите уборщице в своем кафе. Она недовольна и естественно не слишком счастлива, убирается с грустным лицом и не торопится, гости видят, что в кафе грязно и редко приходят, выручки нет, бизнес на грани краха. Итак, вывод: бизнес – это увеличение социального блага, не перераспределение и даже не баланс, а постоянное наращивание, и в этом его суть. Если смотреть на слово «благотворительность» детально, то бизнес творит благо. Мне как отличнице, закончившей технический вуз, такое логичное объяснение миссии бизнеса очень нравится.

Бизнес — средство повышения самооценки

У меня есть личная гипотеза, что у нас в стране у предпринимателей очень сложно с уверенностью в себе. Когда ко мне приходят за консультацией по открытию ресторана или запуску нового гастрономического стартапа, быстро становится понятно, что люди не столько хотят ресторан, сколько изменений в жизни, а если еще проще — просто быть счастливыми. Ресторан — это средство на пути к счастью. И если вкратце суммировать популярные статьи о смысле жизни – человек хочет чувствовать себя счастливым, ему для этого чего-то не хватает, он разбирается в себе, понимает, чего ему не хватает, делает некие шаги и получает это. В этой цепочке есть несколько сложных звеньев: как понять, чего ты на самом деле хочешь? как начать делать?

Решить первую задачу очень важно, никакой бизнес без этого не полетит. Успех в решении второй задачи зависит от уверенности в себе, и именно свое дело помогает достичь этой цели наиболее успешно. Я видела глаза «директоров по маркетингу», которые продавали на маркете свои первые бургеры. Покупатели не знали их статуса, дохода, того, за что их уважают или кого они бесят, самое главное было – вкусно или нет. В этот момент происходит слом парадигмы. Человек начинает по-другому оценивать себя, ценить свой труд, ценить труд других.

Бизнес — это реализация себя

Есть такое заблуждение у начинающих предпринимателей: «Я хочу начать свое маленькое дело, чтобы оно давало стабильный доход, а я буду делать, что хочу». Дело в том, что бизнес — это не средство, это реализация себя, в какой-то степени деятельность и времяпрепровождение. Кто-то выражает себя в качестве певца, кто-то в качестве директора по маркетингу, а кто-то в качестве предпринимателя. Свое дело — это не про стабильность. Стабильность — это когда все понятно, предсказуемо, ожидаемо — зарплата наемного сотрудника, например. А бизнес — это творчество, создание нового, из хаоса, из ничего.

Если вдуматься в значение слова business, то станет понятно, что это про занятость, про собственный статус (сравните с loneliness, mindfulness). А предприниматель — это тот, кто предпринимает, действует. В логике бизнеса заложено развитие и генерация «прибыли». Даже цифру назвать сразу нельзя, где же тут стабильность? Стабильности можно достичь, но она будет такой же временной, как любой этап в процессе развития человека как личности. Каждый раз когда вы думаете «нет, бизнес – не мое», а что если перефразировать «Бизнес помогает мне раскрыть себя по-новому?». Я даже сказала бы, что бизнес – это путь развития человека.

Пирожок может спасти мир

Я много путешествую и в каждой стране слышу одни и те же разговоры про экономику и ожидаемую поддержку государства. В Иране, в Монголии, Армении, Кении и Вьетнаме. Со временем я стала понимать, что к сожалению, не всегда государство может помочь, и на это могут быть вполне логичные объяснения. И что тогда делать? Как каждому отдельному человеку строить свою жизнь, не полагаясь на помощь других?

Я пока нашла только одно решение – частное предпринимательство, во всех его формах: от самодельных пирожков, испеченных бабушкой, до ферм и заводов. Не все могут делать бизнес, скажете вы. Все. Но как найти клиента для своего продукта? Нужно сначала найти клиента, а потом сделать продукт. Надо узнать, что нужно людям, в чем они нуждаются. И если знать это и делать то, что им нужно, получается бизнес. Но чтобы это узнать, надо начать общаться с людьми, и надо искренне желать им помочь. Очевидно же, что бизнес развивает внимание и уважение к другим, альтруизм и желание быть полезным, чувство полезности рождает ощущение значимости и смысла жизни. На мой взгляд, бизнес – это такой же путь духовного развития, как монастыри, йога и чтение.

Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 14 апреля 2017 > № 2141137


Россия. ЮФО > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > tpprf.ru, 13 апреля 2017 > № 2144865

В Волгоградской ТПП обсудили вопросы контрольно-надзорной деятельности.

Осуществление контрольно-надзорной деятельности в субъектах Российской Федерации обсудили на очередном заседании Комитета по безопасности предпринимательской деятельности при Волгоградской ТПП.

Провел мероприятие Президент ВТПП Вадим Ткаченко. В заседании Комитета приняли участие представители органов власти, Агентства стратегических инициатив, общественных организаций и предпринимательского сообщества.

В своем выступлении Вадим Ткаченко отметил, что Президент РФ В. Путин неоднократно говорил о необходимости снижения административного и уголовного давление на бизнес. В этом направлении начата и ведется серьезная работа, в частности, большое внимание уделяется и вопросам правой грамотности предпринимателей.

О видах, порядке и условиях проведения проверок контрольно-надзорными органами рассказала Марина Мистрюкова, начальник отдела юридического консалтинга Центра экономико-правового консалтинга ВТПП.

Алексей Кузьминский, начальник отдела Центра поддержки предпринимательства ГАУ ВО «Волгоградский областной бизнес-инкубатор» представил методическое пособие «Проверки контрольно-надзорных органов. Порядок и условия проведения», изданное для предпринимателей областным бизнес-инкубатором,

По данным Агентства стратегических инициатив, которые озвучила помощник общественного представителя АСИ в Волгоградской области Анастасия Кузнецова, в настоящее время в рамках внедрения на территории региона целевой модели "Осуществление контрольно-надзорной деятельности в субъектах Российской Федерации" совершенствуется нормативно-правовая база, осуществляется учет подконтрольных субъектов, проводится административная реформа, ход которой контролирует комиссия, в составе представителей исполнительной власти и бизнес-объединений. Дорожная карта по данной целевой модели размещена на электронной площадке Region-ID, где в режиме реального времени будет открыт доступ для мониторинга ее реализации федеральными органами исполнительной власти, экспертами АСИ, что позволит эффективно взаимодействовать всем участникам процесса и оперативно отслеживать ход внедрения целевых показателей.

В регионе основным координатором по внедрению целевых моделей выступает комитет экономической политики и развития Волгоградской области. По словам Светланы Ярошик, старшего консультанта отдела административной реформы управления экономического развития комитета экономической политики и развития Волгоградской области, внедрение мероприятий, предусмотренных дорожной картой, осуществляется в соответствии с дорожной картой, утвержденной Советом по улучшению инвестиционного климата Волгоградской области при губернаторе ВО.

По мнению Ольги Устиновой, Уполномоченного по защите прав предпринимателей в Волгоградской области, количество обращений предпринимателей по вопросам защиты их нарушенных прав значительно сократилось. – Можно сказать, – отметила Ольга Устинова, – что сегодня контрольно-надзорные мероприятия не являются ключевой проблемой для бизнеса.

Ирина Фетюхина, начальник отдела по надзору за соблюдением прав предпринимателей прокуратуры Волгоградской области, проинформировала участников комитета о вступивших в силу с 2017 года изменениях в Федеральный закон «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» от 26.12.2008 N 294-ФЗ. На сайте Прокуратуры Волгоградской области размещена информация по вопросам защиты прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, а также представлен сводный план проверок предпринимателей на федеральном, региональном и муниципальном уровнях на 2017 год.

Кроме того, на заседании комитета были рассмотрены изменения в законодательстве в части усиления ответственности правоохранительных органов за незаконное преследование бизнеса (внесении изменений в статью 299 Уголовного кодекса Российской Федерации и статью 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации).

Россия. ЮФО > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > tpprf.ru, 13 апреля 2017 > № 2144865


Россия > Приватизация, инвестиции. Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 10 апреля 2017 > № 2138348

Орден за приватизацию: Путин наградил главу Glencore, итальянского банкира и арабского шейха

Андрей Злобин

редактор Forbes.ru

Награды получили главные участники сделки по приватизации «Роснефти». Главе ВТБ Андрею Костину объявлена благодарность за укрепление позиции России в глобальной нефтегазовой отрасли

Президент России Владимир Путин подписал указ о награждении государственными наградами участников сделки по приватизации 19,5% «Роснефти». Текст указа опубликован в понедельник, 10 апреля, на официальном интернет-портале правовой информации.

Орденом Дружбы награждены генеральный директор швейцарского сырьевого трейдера Glencore International Айван Глазенберг, глава итальянской банковской группы Intesa Sanpaolo Карло Мессина и исполнительный директор Суверенного фонда Катара (QIA), и член королевской семьи Абдулла бин Аль-Тани. Председатель совета директоров «Банка Интеза» (российская «дочка» Intesa Sanpaolo) Антонио Фаллико награжден орденом Почета.

Все они удостоены российских государственных наград «за большой вклад в укрепление сотрудничества с Российской Федерацией».

Также 10 апреля на официальном интернет-портале правовой информации было опубликовано распоряжение Путина о поощрении главы ВТБ Андрея Костина. Ему была объявлена благодарность за «большой вклад в развитие экономики страны, укрепление позиции России в глобальной нефтегазовой отрасли и успешное решение задач по улучшению инвестиционного климата Российской Федерации».

7 декабря 2016 года глава «Роснефти» Игорь Сечин объявил о продаже 19,5% акций госкомпании. 3 января 2017 года Glencore и QIA завершили покупку 19,5% акций «Роснефти». В результате государственный бюджет России получил 710,8 млрд рублей ($11,1 млрд, или €10,5 млрд). Собственный капитал инвесторов составил €2,8 млрд ($3 млрд). Banca Intesa Sanpaolo выступил основным кредитором консорциума.

В середине января, РБК написало, что ВТБ принял участие в приватизации 19,5% «Роснефти», предоставив бридж-кредит покупателям на 692 млрд рублей. По информации РБК, ВТБ был кредитором QHG Shares только неделю: 22 декабря банк заключил с «Роснефтегазом» договор уступки, по которому залог (19,5% акций «Роснефти») и сам кредит был передан «Роснефтегазу», владевшему этим пакетом до его продажи.

Россия > Приватизация, инвестиции. Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 10 апреля 2017 > № 2138348


Россия > Приватизация, инвестиции. Образование, наука > forbes.ru, 10 апреля 2017 > № 2138340

Бизнес-ангелы в России стали щедрее. Где точки роста венчурных проектов?

Елена Краузова

Обозреватель Forbes

Господдержка, общий язык со стартаперами и другие инструменты, которых не хватает российскому сообществу бизнес-ангелов, инвестирующих в проекты на ранних стадиях

Объем инвестиций российских бизнес-ангелов за 2016 год вырос на 41% — c 68 до 92 инвестиций (если считать по зафиксированным в открытых источниках). Такие данные приводит отчет Russian Angel Monitor 2016, подготовленный Национальной ассоциации бизнес-ангелов (НАБА) при поддержке РВК и портала Firrma. В ходе исследования его составители проанализировали сделки российских бизнес-ангелов в открытых источниках, а также опросили более 40 частных инвесторов, 15 руководителей действующих ангельских сообществ и 15 других представителей венчурного рынка, «экспертов». Под сделками с участием бизнес-ангелов авторы отчета подразумевают «частные инвестиции в технологические компании ранней стадии, имеющие перспективы экспоненциального роста». Поэтому в поле зрения не попадали инвестиции в компании традиционного бизнеса или без перспектив роста менее 3X, биржевые сделки, а также сделки фондов ранних стадий, краудинвестинговых площадок и гранты. Критерием «российскости» для бизнес-ангелов исследования стал факт сделки, «где один из субъектов либо является налоговым резидентом России, либо имеет в стране регулярный бизнес, либо имеет российские корни».

Рынок ангельских вложений крайне непрозрачен, поэтому на деле в России ежегодное число сделок с их участием — как минимум «несколько сотен». Точно так же формально серийными инвесторами (выписали как минимум два «чека»), по информации в публичном поле, на отечественном рынке могут считать только 25 человек, но, по экспертным оценкам, их «больше в разы».

В 2014-2015 году объем венчурных вложений бизнес—ангелов демонстрировал ежегодный рост в 20%. И если в 2014 году подобное развитие ангельского сегмента инвестиций в целом было связано с подъемом всего российского венчурного рынка, то в 2015 году, с приходом кризиса, частные инвесторы наращивали активность «против тренда» (падение рынка составило не менее 40%). Частные инвесторы, с целью увеличить размер инвестиций для одной компании (до $500 000 и даже $1 млн), стали активнее закрывать сделки совместно (в формате синдикатов, в том числе через клубы бизнес-ангелов), а также все активнее предоставлять follow-up-инвестиции (или bridge-кредиты) в уже проинвестированные проекты. Тенденция последних лет — ангельские инвестиции состоятельных лиц (не менее 18 участников рейтинга Forbes-2015 поддержали стартапы, согласно Russian Angel Monitor), технологических предпринимателей (Илья Перекопский, бывший топ-менеджер «ВКонтакте», развивает Blackmoon FG), членов команд венчурных фондов (Ольга Маслихова, управляющий партнер фонда Phystech Ventures, вложилась в медиа о науке N+1). Также ряды активных бизнес-ангелов пополнили представители крупного бизнеса (Александр Волошин, Алексей Репик и другие). Предприниматели из ИТ-отрасли продолжают работать со стартапами (в пример исследователи приводят Сергея Солонина, сооснователя Qiwi, Аркадия Воложа, главу «Яндекса», и других). При этом до сих пор большая часть бизнес-ангелов (около 65%) инвестируют в Москве. Cделки продолжают структурироваться в зарубежном праве — в российской правовой зоне инвесторы видят сложности, связанные с их защитой как акционеров, а также с защитой интеллектуальной собственности финансируемых компаний.

Правда, многие бизнес-ангелы стали предпочитать зарубежные проекты российским. «Венчурный рынок, мягко говоря, схлопнулся», — говорит о последних годах бизнес-ангел Игорь Мацанюк в интервью «Рунетологии» и Forbes. Аркадий Волож инвестировал в израильский проект по созданию нейроинтерфейсов и турецкий сервис доставки еды, а о его инвестициях в российские молодые проекты неизвестно. «Меcтные проекты рассчитаны либо на рынок США, либо на рынок Юго-Восточной Азии, либо на мировой рынок», — рассказывал о стартапах в Тель-Авиве бизнес-ангел Игорь Рябенький, которому переориентировка на израильские и американские проекты позволила получить в инвесторы своего фонда Altair.VC средства Millhouse Романа Абрамовича. Около 15% бизнес-ангелов имеют портфель инвестиций, состоящий из более чем половины зарубежных проектов, около 78% из них сделали ставку на рынок CША, следует из статистики Russian Angel Monitor.

В 2016 году бизнес-ангелы стали синдицировать сделки не только друг с другом, но и с венчурными фондами. В основном они поддерживают проекты, ориентированные на массового потребителя, причем вложения в стартапы вне области интернет-технологий — исключение (наибольший интерес вызывают социальные и другие сервисы). Бизнес-ангелы первой волны открыли венчурные фонды и управляют уже не только собственным капиталом, инвесторы-«новички» пока присматриваются к рынку и часто не могут получить доступ к синдицированным сделкам (а их доля — около 80%, по оценкам НАБА). Каковы их шансы на успех? Это зависит в том числе от восстановления благоприятного инвестиционного климата, перспектив «выходов» из сделок для бизнес-ангелов и повышения прозрачности российского рынка инвестиций ранних стадий в стартапы (пока 75% опрошенных не считают его таковым) и борьбы с его фрагментарностью. Однако в целом российские бизнес-ангелы остаются оптимистами — рост рынка предсказывают более 70% респондентов исследования.

Россия > Приватизация, инвестиции. Образование, наука > forbes.ru, 10 апреля 2017 > № 2138340


Россия > Образование, наука. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 6 апреля 2017 > № 2132721

«Многие начинают возвращаться»: российский венчурный рынок восстанавливается

Елена Краузова, Ангелина Кречетова

Объем венчурных сделок за 2016 год вырос с $383 млн до $894 млн. Возможно, ситуация не столь радужна, если не брать в расчет крупные сделки, которые вряд ли стоит считать венчурными, говорят эксперты Forbes

Российский венчурный рынок в 2016 году показал лишь символический рост по отношению к 2015 году по числу сделок (302 против 297), но ощутимый рост по объему инвестиций: с $383 млн до $894 млн. Об этом говорится в исследовании российского венчурного рынка за 2016 год от группы компаний RB Partners и компании EY. Доклад есть в распоряжении Forbes. Отчет, представленный PwC и РВК, куда консервативнее: по его сведениям, объем рынка за 2016 год упал на 29% и составил лишь $165,2 млн (184 сделки).

«Если и далее продолжать терминологию наших прошлых отчетов, когда 2015 год был назван «осенью», то этот мы склонны называть «ранней весной» российского венчура: довольно позитивным, но еще не ровным», — отмечают в RB Partners и EY.

Позитивный настрой

Аналитики обращают внимание на заметные перемены в настроении участников рынков. На фоне депрессивных 2014 и 2015 годов они стали проявлять больше оптимизма, что доказывают и цифры, и мнения самих участников рынка. В связи с этим эксперты осторожно называют 2016 год «началом посткризисного этапа», отдельно отмечая повлиявшие на ситуацию крупные сделки по HeadHunter, Gett, а также поведение Mail.Ru Group, которая «начала делать то, чего от нее так давно ждали, – покупать стартапы». Речь идет о покупке группой сервиса доставки еды Delivery Club и разработчика мобильных игр Pixonic, поясняет партнер RB Partners Арсений Даббах.

Управляющий партнер Target Global Михаил Лобанов в беседе с Forbes разделяет осторожный оптимизм экспертов. «Многие начинают возвращаться», — говорит он о возобновляющемся стремлении венчурных инвесторов к «переезду обратно» и фокусировке на отечественный рынок. «Мы (Target Global) совершили две сделки в России за прошлый год, при этом в 2015 году — ноль», — напоминает управляющий партнер фонда. «Люди начали смотреть на Россию», — заключает он, отмечая, что не последнюю роль в этом сыграла активизация стратегов, о чем свидетельствуют последние сделки. Все это говорит об улучшении инвестиционного климата в целом, уверен собеседник Forbes.

Позитивный тренд и оживившуюся активность на рынке увидел и инвестиционный директор Finstar Евгений Тимко, но он более спокоен в оценках. «Действительно инвесторы стали меньше беспокоиться о макрорисках, но если убрать из сделок $530 млн не слишком релевантных топ-3 транзакций (HeadHunter, Gett и Delivery Club — прим. ред.), то размер рынка VC России окажется в четыре раза меньше рынка Берлина. И это учитывая, что в нашем рейтинге есть и «экзиты», которые обычно считаются отдельно», — подчеркивает он. По мнению Тимко, это «более-менее точно» отражает текущее состояние индустрии, которая представляет собой «относительно небольшую тусовку». Собеседник Forbes полагает, что новой точкой роста для этого рынка могли бы стать корпоративные фонды, активность которых на рынке пока почти не заметна.

Методология

Инвестиции в HeadHunter, Gett и Delivery Club составили $130 млн, $300 млн и $100 млн соответственно. Первую у Mail.Ru Group (№2 в рейтинге Forbes самых дорогих компаний Рунета, стоимость $4 млрд) выкупил в начале 2016 года консорциум инвесторов под управлением фонда «Эльбрус Капитал», сервис вызова такси проинвестировала Volkswagen Group, а последнюю купила сама Mail.Ru Group. При этом, по мнению управляющего партнера фонда TMT Investments Германа Каплуна, для адекватности оценки венчурного рынка России не совсем корректно было включать в исследование проекты типа HeadHunter, который «давно стал зрелым бизнесом» (№11 в рейтинге Forbes самых дорогих компаний Рунета, стоимость $164 млн) или Gett (израильская компания), который «не является чисто российской историей». «С другой стороны это все равно активность на рынке инвестиций в hi-tech. Пусть и на поздней стадии», — заметил управляющий партнер фонда TMT Investments.

Вопросы к методологии возникли и у Лобанова. «Мне, и правда кажется, что на российском венчурном рынке стало лучше, но в числах это нельзя сравнивать. Все «портят» внесенные в оценку сделка Gett и Delivery Club, которые «перевешивают вообще все», — говорит управляющий партнер Target Global.

В отчете компании, в свою очередь, объясняется, что компания HeadHunter по методологии авторов документа может быть отнесена к венчурным сделкам «в исключительном случае ... в виду технологичности компании». Обычно к венчурным сделкам относят сделки с суммой менее $100 млн (для HeadHunter речь идет о сделке на $130 млн). Gett в RB Partners и EY решили считать «методологически российской» из-за происхождения основателя (Шахар Вайсер родился в Москве), инвесторов (один из крупных инвесторов — Сбербанк, вложил осенью 2016 года в стартап около $100 млн) и потому, что Россия — значимый рынок присутствия для этой компании.

«Венчурные сделки – это сделки на ранних стадиях проектов или с технологическими проектами (private equity tech)», — поясняет Даббах, указывая, что за рубежом все технологические сделки давно относятся к венчурному рынку. «Можно посмотреть отчеты раундов Uber, Airbnb, и там это все идеологически едино», — объясняет он.

Общие тенденции-2016

Положительными моментами для рынка в ушедшем году RB Partners и EY называют снижение инвестиционной активности государства; «пробуждение» бизнес-ангельского сообщества; появление на фоне продолжения «дигитализации» и «мессенджеризации» многих отраслей игроков новой экономики, которые серьезно тревожат традиционных. Как следствие аналитики констатируют интерес корпораций как к адаптации новых технологий, так и к построению своей инфраструктуры для поиска и инвестиций в инновационные компании. В докладе в качестве примеров приводятся «Сбербанк», «Ростелеком», «АФК Система» и др. Но есть и иные тенденции, серьезно повлиявшие на рынок, в том числе и негативно.

Отказ инвестировать в проекты на начальных этапах

Одним из главных негативных факторов, повлиявших на венчурный рынок России, аналитики называют высокий отказ от инвестирования в проекты на начальных этапах. Объем рынка венчурных сделок ранних стадий уменьшился за год с $372 млн до $231 млн. Серьезное снижение инвестиций — как по числу, так и общему объему — заметно по отношению не только к «позитивному 2014-му, но даже и к негативному 2015 году», указывают они. Инвесторов не слишком привлекает стадия «посева», где фиксируется трехкратное снижение объема инвестиций (с $32 млн в 2015 году до $10 млн в 2016 году) и «стартапа» (снижение с $79 млн до $28 млн). При этом они охотно идут на «взрослые инвестиции» на стадиях «роста» (рост с $67 млн до $94,5 млн) и «экспансии» (рост со $183 млн до $758 млн) стартапов, что и обеспечило общий рост рынка, говорится в докладе.

Представитель TMT Investments связывает заметное сокращение инвестиционной активности с желанием инвестора «войти в бизнес, который уже «генерит кеш». «Prisma и MSQRD — это скорее исключения, и именно с этим во многом связан шум вокруг проектов. Не до конца понятно, почему чистая технология без собственного заработка вдруг стоит так много. Так в сделке с MSQRD еще и Facebook — покупатель. Тут крышу и инвестору может снести, ведь в похожий проект в теории нужны очень небольшие инвестиции», — рассуждает он. Каплун в то же время отмечает, что для фонда на $100 млн ранняя стадия оказывается неподъемной. «Слишком много инвестиций надо сделать, сложно контролировать, сложно помогать. Мечта инвестбанкира — максимум 20 проектов в фонде. По тем же причинам. Так, что большие игроки предпочитают большие инвестиции», — заключает он.

Лобанов предполагает, что провал на ранних стадиях инвестирования может быть обусловлен тем, что не все игроки объявляют обо всех сделках. Собеседник Forbes поясняет, что речь идет, например, о сделках с участием бизнес-ангелов. «Сделки на ранних стадиях сложно качественно отследить, исследователям никто не сообщает о них — они же не TechСrunch», — говорит он.

С коллегами категорически не согласен партнер Impulse VC Кирилл Белов, он выразил уверенность, что провала в инвестировании на ранних стадиях нет, «просто все наигрались» и вкладываются «меньше и тише». «Для подобных инвестиций есть бизнес-ангелы, которые, как Фонд развития интернет-инициатив (ФРИИ), дают 500 000-1,5 млн рублей за 10% в компании сразу», — объясняет представитель фонда.

Закрытие вторых фондов

Еще одна важная тенденция, продолжение которой ждут и в 2017 году, — финальное закрытие вторых фондов, которое удалось совершить таким крупным игрокам, как Runa, Almaz, Buran, InVenture, говорится в докладе. Аналитики отмечают, что пока эти фонды в меньшинстве, поскольку остальные все еще предпочитают «поднимать» вторые фонды за счет снижения своей инвестиционной активности или уходить из России (половина сделок топ-10 российских фондов в 2016 году проводилась за рубежом). Другие имеют не менее одного активного офиса вне России, например Flint, Maxfield, Target и др.

Этой тенденции не заметил управляющий партнер Target Global. По словам Лобанова, он не понимает, кто именно закрыл вторые фонды. «Flint, насколько я понимаю, еще не закрыл второй фонд, InVenture — тоже. Только Addventure, насколько мне известно, закрыл (второй фонд)», — говорит он, добавляя, что «мы тоже еще не закрыли».

Остальные собеседники Forbes единодушны в этом вопросе. «Закрытие вторых фондов — это очень приятно и очень хорошо», — говорит Белов, отмечая, однако, что фокус у многих фондов совсем не российский. Управляющий партнер фонда TMT Investments также считает, что закрытие вторых фондов — положительная тенденция. «Либо у них были хорошие результаты, либо те же инвесторы», — рассуждает он. Тем не менее и инвесторы, и аналитики RB Partners и компания EY прогнозируют, что высвободившиеся средства в будущем будут вложены вне страны.

Сегменты, будущее и потеря интереса к e-commerce

Инвесторы активно ищут новые инвестиционные идеи, продолжая вкладываться в софт- и интернет-сегменты, констатируют аналитики, замечая, что такая тенденция устойчива. «Традиционно слегка разбавлял картину прошлых лет сектор биотехнологий. Однако стоит отметить, что сейчас наблюдается интерес инвесторов к промышленные технологиям, которые уже обогнали биотех», — говорится в докладе. Здесь ключевую роль играют государственные, частно-государственные и квазигосударственные инвесторы в силу стратегии развития национальной экономики, а также корпоративные инвесторы с более долгосрочной стратегией. Фонды также продолжают верить в IT — ПО и оборудование, безопасность и приложения. Оптимизм, по мнению экспертов, внушает и растущий сегмент игр, а также позитивно влияющие на его развитие технологии VR, AR и AI.

В целом 2016 год отметился существенной трансформацией рынка в сегменте B2B и B2С. В первом случае на второй план отошли консервативные направления: системы управления предприятием, платформы и традиционные B2B-решения (все эти инвестиции «обвалились» в 2-15 раз), а на первый вышли вложения в B2B-решения. В сегменте B2С также сменились лидеры и особенно заметно рухнули инвестиции в электронную коммерцию, поиск и рекомендации.

Лидером года стали «сервисные» стартапы. «Очевидно, это флер идеи «уберизации», — полагают авторы доклада. Схожие тенденции в B2B сегменте и интерес к всеобщей «уберизации» наблюдались и на зарубежном рынке. Об этом свидетельствуют, например, стартапы, отобранные на программы акселерации самым престижным бизнес-акселератором Кремниевой долины — Y Combinator. Управляющий партнер Target Global отмечает, что интерес к e-commerce начал падать уже в 2012 году «или даже раньше». Он также соглашается, что инвесторов сейчас интересуют онлайн-сервисы.

Позицию экспертов по предложенным трендам разделяет и Каплун. «Бизнес-ангелов на рынке все больше, российские фонды вкладываются все больше за границей или в то, что приносит деньги сразу, – в перепродажи автомобилей, уборку квартир или же агрегаторы маникюра. А b2b сервисов меньше, так как меньше бизнеса в стране», — заключает он. По мнению представителя TMT Investments, e-commerce в чистом виде уступает сервисам, что тоже общемировой тренд. «У нас тоже таких четыре в портфеле. Им нужно меньше оборотных средств, чем традиционному бизнесу, а маржа выше», — поделился управляющий партнер фонда TMT Investments.

Партнер Impulse VC уверен, что разочарование в e-commerce наступило года три назад. «Почти четыре года назад, когда придумывали фонд, поставили себе несколько ограничений, одно из них было e-commerce. Сервисы понятнее, выручка стабильнее, меньше капиталовложений, больше мультипликаторы. Опять же многие любители e-commerce пошли в маркетплейсы. Что тоже тренд», — заключает Белов.

Тренды от RB Partners

В беседе с Forbes Даббах отметил, что основной тренд инвестиций, по мнению RB Partners, — это интерес к оперативному сектору и технологиям, а также реальные шаги со стороны корпоративного сектора и корпораций, которые «начали делать приобретения», в связи с чем почти в три раза увеличилось число выходов. Собеседник издания обратил внимание также на рост числа фондов и акселераторов, что говорит о переходе и частных, и государственных корпораций «от заявлений к делам» и к решению своих потребностей с помощью технологических стартапов.

Еще одним важным моментом партнер RB Partners назвал очищение рынка от неэффективных стартапов, которые «работали на пустую капитализацию и после раундов инвестиций прожигали деньги инвесторов». «Сейчас нет таких проектов. Выживают только те стартапы, которые могут быстро выйти на рынок и на самоокупаемость», — подчеркивает он.

Кроме того, многие российские венчурные фонды начали обращать внимание на иностранные рынки, открывая там свои представительства. «Я думаю, что в 2016 году доля инвестиций в частных фондов в иностранные стартапы заметно выросла по сравнению с инвестициями в российский рынок», — говорит собеседник Forbes. Причин переориентации на глобальный рынок несколько, считает Даббах. Такие решения обусловлены в частности более высоким качеством проектов на Западе, ранним влиянием обесценивания российской валюты — вкладываясь в рублевые активы, инвесторы рискуют сильнее. «Кроме того, важен пиар-фактор. Инвесторы стремятся позиционироваться как международные, пытаясь совершать сделки или создавать синдикаты с международными фондами», — поясняет он. «В России наблюдалась также нестабильность экономическая и политическая, потому инвесторы не могли прогнозировать, как в будущем смогут сделать «экзит» с той доходностью, на которую ориентировались, поскольку стратегов на эти проекты стало меньше», — подытожил представитель RB Partners.

Россия > Образование, наука. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 6 апреля 2017 > № 2132721


Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > economy.gov.ru, 3 апреля 2017 > № 2126634

Россия предложила членам ВТО упростить процедуру осуществления инвестиций

Россия предложила членам Всемирной торговой организации (ВТО) использовать прогрессивные инструменты, связанные с обеспечением прозрачности и предсказуемости режима регулирования, упрощением административных процедур, а также эффективным диалогом между инвесторами и государством

Российские предложения по созданию диалога для обсуждения темы инвестиций на площадке Всемирной торговой организации (ВТО) и возможному наполнению многосторонних договоренностей по упрощению процедур осуществления инвестиций (investment facilitation) были распространены среди членов ВТО.

Членами ВТО уже приняты значительные обязательства в отношении иностранных инвестиций, в частности, в сфере услуг. На основе существующих инструментов ВТО представляется возможным создать новые правила, распространяющиеся на все виды иностранных инвестиций и направленные на упрощение процедур их осуществления.

Принятие многосторонних договоренностей по упрощению процедур осуществления инвестиций будет способствовать улучшению инвестиционного климата в России и других членах ВТО.

Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > economy.gov.ru, 3 апреля 2017 > № 2126634


Узбекистан > Приватизация, инвестиции > gazeta.uz, 31 марта 2017 > № 2125876

В Узбекистане будет создан Государственный комитет по инвестициям, который будет являться уполномоченным госорганом, ответственным за координацию формирования и реализацию единой государственной инвестиционной политики и привлечения иностранных инвестиций. Указ об этом 31 марта подписал Президент Шавкат Мирзиёев.

Цель организации новой структуры — «наиболее полная реализация инвестиционного потенциала Узбекистана, совершенствование инвестиционного климата, качественная разработка ежегодных инвестиционных программ, формирование максимально благоприятных условий для привлечения иностранных инвестиций, расширение сотрудничества с международными финансовыми институтами, иностранными правительственными финансовыми институтами, ведущими зарубежными компаниями и банковскими структурами, а также повышение эффективности привлекаемых иностранных инвестиций».

Госкомитет по инвестициям войдет в состав Комплекса Кабинета Министров по вопросам комплексного развития территорий и коммунальной сферы, транспорта, капитального строительства, стройиндустрии, руководимого первым заместителем премьер-министра Ачилбаем Раматовым.

В номенклатуру комитета будут включены должности советника по торгово-экономическим вопросам дипломатических представительств Узбекистана за рубежом и постоянного представителя Узбекистана в международных и зарубежных финансовых институтах.

Диппредставительства Узбекистана за рубежом теперь обязаны на ежеквартальной основе представлять в комитет аналитические материалы, отчеты о проделанной работе по привлечению прямых иностранных инвестиций и передовых технологий в базовые отрасли экономики и развитие инфраструктуры, средств технического содействия (грантов), льготных кредитов в реализацию приоритетных программ и проектов, а также предложения по дальнейшему укреплению и расширению инвестиционного сотрудничества Узбекистана с зарубежными странами.

Новому комитету переданы функции Министерства внешних экономических связей, инвестиций и торговли (МВЭСИТ) по аккредитации представительств зарубежных компаний и организаций.

С 1 июня 2017 года на Государственный комитет по инвестициям возлагаются функции по координации, экспертизе, согласованию и контролю за соблюдением результатов тендерных (конкурсных) торгов на поставку, в рамках реализации инвестиционных проектов, технологического оборудования, комплектующих изделий и материалов, а также выполнение работ (услуг) в размерах, превышающих в эквиваленте 100 тысяч долларов США по одному контракту, предусмотренные к финансированию за счет кредитов (займов), привлеченных правительством Узбекистана или под его гарантию, софинансированию за счет средств Фонда реконструкции и развития Узбекистана, а также приобретению хозсубъектами, доля государства в уставном капитале которых составляет более 50%, за счет иностранных инвестиций (кредитов) в рамках проектов, реализуемых на условии «под ключ».

Кроме того, на Госкомитет по инвестициям возложены функции МВЭСИТ и АО «Узбекэкспертиза» по проведению экспертизы импортных контрактов в части ценовых параметров оборудования, техники и технологий, комплектующих, приобретаемых в рамках реализации инвестпроектов стоимостью в эквиваленте более 100 тысяч долларов по одному контракту, в том числе проектов «под ключ», а также регистрации импортных контрактов, заключенных по результатам тендера, в рамках реализации инвестпроектов, в соответствии с действующим законодательством при подтверждении заказчиком получения банковской гарантии.

Узбекистан > Приватизация, инвестиции > gazeta.uz, 31 марта 2017 > № 2125876


Россия > Образование, наука. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 31 марта 2017 > № 2124448 Иван Цыбаев

Ослабить пояса: в чем опасность стратегии тотальной экономии для стартапов

Иван Цыбаев

основатель сервиса TruckerPath

Не привлекая венчурного финансирования, стартап часто теряет возможность развиваться быстрее и может оказаться позади конкурентов

О бутстрэппинге — развитии стартапа с как можно более отстроченным привлечением инвестиций — сегодня говорят многие бизнес-ангелы и стартап-«гуру». Начинающий предприниматель точно встречал статьи в бизнес-медиа с заголовками «10 преимуществ бутстрэппинга» или «Как я вырастил свой бизнес до Х миллионов долларов, не привлекая инвестиций». Гай Кавасаки заявляет: «Многие, кто тратит слишком много времени на переговоры с инвесторами, могли бы обойтись минимальными инвестициями и придерживаться правил бутстрэппинга». Издержки на запуск ИТ-стартапа стали минимальны, повторяют эксперты. А Рон Конвей, один из так называемых суперангелов (частных инвесторов Кремниевой долины, которые регулярно инвестируют в проекты ранних стадий, в том числе через фонды и акселераторы), проповедует: «Бутстрэпьте как можно дольше» (Bootstrap for as long as you can). Однако сегодня, во времена доступности «посевного» капитала, основатели проектов нечасто следуют правилам бутстрэппинга. Хорошо это или плохо? Безусловно, существует множество факторов, которые повлияют на решение, привлекать внешний капитал или развивать проект своими силами, однако для большинства стартапов бутстрэппинг — не лучшая стратегия.

И вот почему.

Бутстрэппинг (от англ. Bootstrapping — затягивание поясов. — Forbes) — это использование исключительно собственных средств для роста стартапа. Собственные средства в данном случае — это прибыль и деньги основателей. При этом основатели не тратят время на привлечение инвестиций, а в компании присутствует жесткая финансовая дисциплина. Число сотрудников минимально. Зарплаты — ниже рыночных.

Чем же так хорош бутстрэппинг?

Главное преимущество такой стратегии — сохранение контроля над проектами в руках основателей, потому что у них остается основная доля в компании. В случае привлечения внешнего капитала основатели могут не только продать часть своих акций компании, но и лишиться абсолютной независимости. Пожалуй, это главный плюс бутстрэппинга.

Что с ним не так?

Я бы выделил два основных недостатка: высокие альтернативные издержки и отсутствие «патронажа» инвесторов.

Во-первых, в условиях дефицита финансирования (раз проект развивается без инвестиций) часто стартапам приходится отказывать себе в выходе на новые рынки или в запуске проектов, которые могли бы принести им дополнительную выручку или новые перспективы роста. По сути, стартап в этом случае растет только за счет своей прибыли. Только от ее размера будет зависеть скорость развития проекта.

А теперь представьте финтех-стартап, зарабатывающий на кредитах. Его основной потребностью для роста будут, скорее всего, сотрудники. Напомним, что маржинальность в подобных бизнесах невысока. Скажем, сервис выдал за месяц $100 в виде кредитов, из них около $5 получил в качестве чистой прибыли. Значит, в следующем году стартап сможет выдать $105 кредитов. Конкурент в это время привлекает $2000 в виде венчурных инвестиций. С той же бизнес-моделью он выдает годом позже уже $2100. При прочих равных — первый стартап проиграет второму. Есть множество таких же примеров и в других отраслях, кроме финтеха.

Во-вторых, без денег инвесторов вы не получите их ценных советов и связей. Сегодня венчурные партнеры стартапов, бизнес-ангелы и представители фондов стараются все больше и больше уделять времени проектам, в которые инвестировали. По собственному примеру могу сказать, что инвесторы часто знакомят руководителей проектов с СЕО других стартапов из их портфеля. Это еще один источник опыта и контактов, и лично нашей компании он уже помог не раз.

Давайте возьмем 25 самых «горячих» стартапов 2016 согласно рейтингу Business Insider и посмотрим, сколько из них «бутстрэппили»? Только два. Один из них, Sano Intelligence, производитель биометрических сенсоров, в итоге привлек инвестиции на $10 млн. Видимо, основатели стартапа осознали: без инвестиций далеко не уедешь. Практически то же самое можно увидеть в списке «единорогов» (компаний с капитализацией более $1 млрд. — Forbes) от Fortune. Все они привлекали внешние инвестиции.

Кто выбирает бутстрэппинг?

В целом, я бы разделил все стартапы, которые «бутстрэппят», на три группы:

преуспели без венчурных инвестиций;

все-таки привлекли раунд инвестиций;

проиграли конкурентам.

«Преуспели без инвестиций» — случается редко и только с «великими» компаниями.

Такие компании сами вырастают в большой бизнес, не привлекая больших инвестиций. Обычно этот путь может занимать у них десятки лет. И в принципе такие истории успеха редки. Среди примеров успешного бутстрэппинга часто называют путь Google. Но, если проанализировать историю Google внимательнее, мы не увидим «классического» бутстрэппинга. Сергей Брин и Ларри Пейдж начали Google как PhD-проект под названием PageRank, создав, по сути, алгоритм для сортировки страниц по релевантности. Сергей и Ларри вскоре поняли, что у алгоритма может быть большой потенциал, и превратили его в поисковой движок — Google. Первый капитал они получили от бизнес-ангелов, которых нашли через связи профессоров. Те представили Google венчурным фондам и другим именитым инвесторам, в том числе Джеффу Безосу, основателю Amazon. Никто не мешал Сергею и Ларри следить за расходами и при этом привлекать инвестиции. Примером «чистого» бутстрэппинга можно назвать Microsoft: компания действительно росла только за счет собственных сил. Какой из этого следует вывод? Если вы Билл Гейтс и ваша идея столь же инновационная, что и та, что была у истоков Microsoft, ее нельзя легко скопировать, то смело «бутстрэппьте». «Все-таки «подняли» раунд» — отличный вариант.

Некоторые стартапы действительно придерживаются правил бутстрэппинга на том этапе, пока занимаются созданием сильного продукта и подтверждают его рыночный потенциал. Но в итоге они понимают, что если они хотят расти дальше, то им необходимы инвестиции. Безусловно, тут надо сказать, что они привлекают венчурные инвестиции по очень хорошей оценке — таким образом, основатели оставляют за собой существенную степень контроля.

Хороший пример — компания Behance, разработавшая онлайн-платформу для представителей креативного сообщества. Проект был основан в 2006 году, а первые венчурные деньги пришли в компанию только в 2012 году. По словам основателя Behance Скота Белски, привлеченные деньги были нужны именно для роста аудитории пользователей и масштабирования проекта.

Другой пример — сервис для хостинга IT-проектов и совместной разработки GitHub. Основатели сервиса целых пять лет продвигали идею бутстрэппинга, а в 2012 году получили один из крупнейших в истории венчурных раундов — на $100 млн (по $1 млн в расчете на одного сотрудника в компании). Andreessen Horowitz, один из самых известных мировых венчурных фондов, оценил GitHub в около $500 млн. По признанию основателей GitHub, они согласились на венчурную сделку, так как убедились, что партнер фонда Марк Андрессен разделяет их видение будущего проекта. К тому же к тому моменту предприниматели стали развивать стратегию Github everywhere — сделать созданный ими сервис лидирующей и единственной платформой, а обогнать конкурентов без денег, видимо, было невозможно.

Или, скажем, основатели крупнейшего биткоин-кошелька Blockсhain (с сопутствующей аналитикой о курсах биткоина) долгое время не привлекали внешний капитал, а на вопрос «Когда вы поднимете раунд?» пожимали плечами: «Зачем? Мы же прибыльны». Осенью 2014 года Blockсhain закрыл сделку на $30 млн. Основатели признали, что без внешней помощи выжить на таком конкурентном рынке будет невозможно, деньги инвесторов и бизнес-ангелов Кремниевой долины позволили проекту впервые начать инвестировать в маркетинг.

Путь названных выше компаний близок и мне. Мы начинали довольно скромно. Долгое время экономили и жили за счет своей небольшой прибыли. Обеспечить развитие без инвестиций было невозможно. Как только мы привлекли венчурный капитал (около $1,5 млн), мы сразу вложились в маркетинг, это позволило резко увеличить аудиторию. Быстрый рост позволил нам получить еще $20 млн спустя восемь месяцев. Это позволило нам сильно продвинуться в отношении конкурентов — сервис краудсорсинговый (TruckerPath собирает базу дальнобойщиков через мобильное приложение. — Forbes), поэтому большая аудитория тех, кто занимается грузоперевозками, оказался высоким «входным барьером». Без инвестиций, думаю, мы бы его не построили.

«Оставленные позади конкурентами»

Есть и такие стартапы, основатели которых раз и навсегда решили не привлекать ивестиции, — но их обошли конкуренты, которые получили инвестиции. Такие компании либо теряют лидерство на рынке, либо банкротятся. Отличный пример — компания 37 Signals, разработчик решения для управления проектами под названием BaseCamp. На сайте 37 Signals до сих пор написано: «Bootstrapped, Profitable, and Proud». В принципе все действительно так, как в лозунге: компания «бутстрэппит», она прибыльна и, если верить заявлениям на сайте, ее основатели довольны собой. В свое время основатели 37 Signals очень активно пропагандировали идеи бутстрэппинга, даже написали бестселлер ReWork — книгу о том, как компании должны работать небольшими командами и удаленно. Но незадача: на рынке решений для управления проектами Basecamp давно уступил место конкуренту — Trello. Число зарегистрированных пользователей Basecamp с 2014 года по 2016 год выросло с 1,5 до 2,2 млн — примерно на 700 000, или на 47%. За те же два года Trello с инвестициями в $10 млн увеличил базу пользователей с 5 млн до 15 млн — на 10 млн, или в три раза. Учтите, что Basecamp начал в 2004 году, а Trello — в 2011-м. Получается, создатели Basecamp не могли позволить себе агрессивно наращивать аудиторию, а разработчики Trello имели такую возможность. Неудивительно, что недавно Trello приобрел крупнейший разработчик ПО для совместной работы — Atlassian, сумма сделки составила $425 млн.

Что в итоге?

Из всех трех сценариев первый — крайне редкий, второй — привлекательный для всех стартапов (тут не поспоришь), а третий — нежелательный. Я бы не советовал рассматривать бутстрэппинг как единственный способ роста стартапа. Инвесторы дадут проекту возможность быстро расти, своевременно реагировать на рыночные колебания и обеспечат советами и связями. Никто не мешает иметь финансовую дисциплину, однако отклонять предложения инвесторов, пожалуй, не стоит. Часто лучше сфокусироваться на быстром росте и все-таки привлекать венчурные инвестиции — так будет легче завоевать рынок, потому что конкуренты вас не успеют обойти. Ну и главное: все зависит от амбиций основателей. Если их цель — сделать лидерский продукт в выбранной сфере, то без инвестиций это будет сделать практически невозможно. Конечно, если цель сделать комфортный бизнес как источник заработка без претензий на лидерские позиции в индустрии, то бутстрэппинг — вполне себе приемлемый вариант.

Россия > Образование, наука. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 31 марта 2017 > № 2124448 Иван Цыбаев


Россия > СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 31 марта 2017 > № 2124437 Сергей Вислов

«Умные» холодильники, дома и автомобили. На чем можно заработать?

Сергей Вислов

менеджер по развитию бизнеса Meta System

Индустрия интернета вещей растет в геометрической прогрессии и является очень перспективной для инвестиций

На современных рынках не так много индустрий, которые, с одной стороны, развиваются и не несут непредсказуемых рисков, а с другой, сулят троекратный рост всего за несколько лет. Boston Consulting Group прогнозирует, что к 2020 году рынок продуктов и услуг в сфере интернета вещей (IoT, Internet of Things) достигнет $267 млрд, а среднегодовые темпы роста составят 20%. Ключевыми факторами увеличения доходов будут сервисы и инвестиции. К 2020 году половина расходов будет зависеть от дискретного производства, транспорта, логистики и коммунальных услуг. Интернет вещей будет оказывать непосредственное влияние на отрасли, которые сегодня не основаны на технологиях. Прогнозы исследовательской компания IDC еще более оптимистичны: они говорят об объеме рынка в $1,7 трлн к 2020 году, при том, что в 2014 он был лишь $655,8 млн.

Сегодня это рынок грандов: лидирующие позиции на нем занимают Alphabet (Google), Apple, IBM, Cisco и, конечно же, Amazon. Вложения в эти компании воспринимаются большинством инвесторов как перспективные, а потенциал рынка делает их еще более привлекательными. Активизируются и различные отечественные компании, в первую очередь предлагающие узкоспециализированные решения.

Чтобы сделать верный инвестиционный шаг, необходимо разобраться в том, что же это такое интернет вещей. Мы уже давно живем в эпоху IoT и подобные решения окружают нас практически на каждом шагу. По сути это развитие систем автоматизации: всевозможные датчики и модули управления, непрерывно обменивающиеся информацией. Ранее это происходило через проводные соединения, а в IoT связь осуществляется по беспроводным каналам, в первую очередь, через сотовую связь. Во главе всего обычно стоит сложное ПО с элементами искусственного интеллекта, построенного на принципах машинного обучения и Big Data. Благодаря отсутствию проводов интеграция подобных решений стала существенно проще и дешевле с учетом постоянно падающих цен на беспроводные модули и стоимость связи. Операторы уже давно осознали важность инвестирования в этот бизнес. Например, компании Nokia и Orange совместно разрабатывают мобильные сети 5G. Они работают над обновлениями для поддержки интернета вещей, что позволит в разы увеличить число пользователей (людей и вещей).

Помимо автоматизации IoT показывает очень высокую эффективность в стоимости сбора информации и контроле ее качества. Эра знаний уже наступила, поэтому качественно собранные данные уже сами по себе являются товаром, а значит, могут превратиться в прибыль.

Разберем громкие примеры. Чаще всего в прессе любят упоминать «умные» холодильники, которые отслеживают содержимое и изучают потребительские привычки членов семьи. На рынке появляются новые партнерства: производители бытовой техники сотрудничают с IT-компаниями. Например, Microsoft и Liebherr. Пользуясь определенными технологиями и алгоритмами, такой холодильник может определять, когда тот или иной продукт закончился и в этот момент предлагает хозяину заказать его в интернет-магазине. Удобно? Несомненно. Но эта же информация о динамике потребления интересна как производителю продуктов, так и дистрибуторам, и они готовы платить за нее. Получается, что одно и то же устройство может генерировать поток денег из разных источников, даже с разных рынков.

Со временем, прибегая к алгоритмам машинного обучения и пользуясь возможностями Big Data, холодильник изучит вкусы членов семьи и начнет предугадывать их желания, это удовольствие и комфорт для пользователя и увеличение сбыта для бизнеса.

Компания Amazon предлагает приобрести беспроводные кнопки Dash Buttons, которые можно разместить в местах хранения продуктов. Как только вы понимаете, что у вас что-то заканчивается, вы нажимаете соответствующую кнопку, и в интернет-корзину попадает заранее запрограммированное количество товара. Таким образом, каждое нажатие генерирует прибыль, часть которой можно превратить в своеобразную абонентскую плату за услугу. Конечная выручка практически не ограничена, а стоимость подобных устройств очень низка и может быть вообще бесплатна для потребителя.

Здесь становится очевидно, что решения IoT – это скорее сервис нежели устройство. Ваша активность позволяет оператору услуг не просто разово заработать с продажи, но и постоянно получать прибыль.

Особенно активно IoT развивается в транспортной индустрии. На рынке есть множество устройств, подключающих автомобиль к сети, — это набор тех или иных датчиков с модулем передачи данных через мобильные сети (GPRS, 3G, LTE и другое). Даже самое простое устройство (GPS/акселлерометры/GSM) при качественной реализации позволяют предложить водителю множество сервисов и быть интересными для различного бизнеса и даже государства.

Благодаря телематическому устройству автомобиль можно застраховать по выгодному тарифу каско, учитывающему особенности вождения и эксплуатации. Система может уведомлять о предстоящих ТО и получать соответствующие предложения от различных сервисов, в том числе и в виде аукциона лучшей цены. Сами станции техобслуживания получают возможность предсказывать как загруженность своих мощностей, так и оптимизировать закупки и складирование. Водитель может согласиться получать специальные предложения на те или иные товары и услуги, предлагаемые в местах, где чаще всего бывает автомобиль. Те же «умные» бытовые приборы можно научить общаться машиной: включить кондиционер или подогрев, когда автомобиль в десятках минут от дома, включить кофемашину, когда человек запаркуется.

Система может изучать насколько бережно управляют автомобилем, собирать информацию о всех ямах и ДТП, составлять портрет состояния. В момент, когда владелец захочет поменять автомобиль на новый, этот портрет станет критерием выкупной стоимости при торге покупателей.

Если автомобиль принадлежит компании, то все необходимые данные о том, как он используется, будут отражены во внутренних системах учета и контроля бизнес процессов. А если таких подключенных автомобилей в компании много, то можно говорить о внедрении системы управления автопарком с функцией Business Intelegence, позволяющей оптимизировать процессы. Через то же самое мобильное приложение водитель, будучи сотрудником этого автопарка, может видеть оценку соответствия своих действий установленным в компании правилам, получать рекомендации по улучшению.

То есть одно маленькое устройство позволяет сделать автомобиль источником прибыли для множества бизнесов, с которыми настроена интеграция. А в случае если это служебный автомобиль, то еще и превратить его из точки операционных затрат в точку прогнозируемой прибыли. И самое приятное – возможности таких устройств по подключению все новых и новых сервисов без усложнения установки растет также быстро, как и падает их стоимость. А значит прибыли инвесторов, вложившихся в подобные решения, растут в геометрической прогрессии.

В какие активы лучше инвестировать? Как это обычно бывает, большему потенциалу роста активов сопутствуют высокие риски. Но если говорить об их минимизации, то в первую очередь стоит обратить внимание на глобальные диверсифицированные IT-компании: особенно те, кому принадлежат наиболее значимые защищенные патентами наработки в IoT.

Например, IBM, которая хочет стать ведущим игроком на рынке интернета вещей. У компании есть патент на фильтрацию информации с устройств – процесс, когда оборудование получает и обрабатывает данные. Такой патент делает IBM одним из лидеров в этой технологии, позволяющей устройствам общаться между собой без участия человека.

Еще одним из крупных игроков индустрии является Alphabet (головная компания Google), которая приобрела компанию Nest за $3 млрд в 2014 году. С тех пор этот бренд стал одним из самых мощных в области умных домов.

В области индустриального интернета вещей особо стоит выделить компанию General Electric, чьи доходы от продукта Predix, являющегося своеобразной операционной системой для индустриального IoT, уже исчисляются в миллиардах долларов.

Не стоит забывать и об уже упомянутом Amazon, которая является одной из наиболее активных компаний в области внедрения IoT.

На рынке есть множество компаний еще не вышедших на публичные рынки, но при этом активно и успешно развивающих направление IoT, например, китайская Huawei. На последней выставке MWC в Барселоне компания посвятила теме IoT значительную часть выставочного пространства.

Россия > СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 31 марта 2017 > № 2124437 Сергей Вислов


Украина > Металлургия, горнодобыча. Приватизация, инвестиции > interfax.com.ua, 30 марта 2017 > № 2148124

Запорожский металлургический комбинат "Запорожсталь", один из крупнейших налогоплательщиков Украины, согласно технологической стратегии, направленной на экологическую модернизацию, в 2016 году инвестировал в развитие и обновление производства 1,8 млрд грн.

Как сообщается в пресс-релизе меткомбината в четверг, среди крупнейших проектов 2016 года - модернизация газоочистных установок агломашин № 3-6. Это позволит обеспечить очистку воздуха от пыли до 50 мг/куб. м, от сернистого ангидрида – ниже 400 мг/куб. м.

Еще один масштабный проект - реконструкция доменной печи № 3. Агрегат будет оснащен современной системой аспирации, которая обеспечит очистку выбросов от пыли до 50 мг/куб. м. Объем инвестиций в проект - порядка 1,5 млрд грн. В его рамках введена в опытно-промышленную эксплуатацию новая система аспирации литейного двора доменной печи № 2, оснащенная высокоэффективными рукавными фильтрами с импульсной регенерацией, мощным тягодутьевым оборудованием и системой пневмотранспорта для возвращения уловленной пыли в производство.

"В Украине по-прежнему сохраняется неблагоприятный инвестиционный климат. Компании практически отрезаны от мировых рынков инвестиций, однако "Запорожсталь" системно модернизирует производство с обязательной экологической составляющей, направленной на снижение нагрузки на окружающую среду. С 2012 года уже направлено на модернизацию и реконструкцию комбината 5,7 млрд грн", - сообщил генеральный директор "Запорожстали" Ростислав Шурма, которого цитирует пресс-служба.

"Запорожсталь" – одно из наиболее крупных промышленных предприятий Украины, продукция которого широко известна и пользуется спросом у потребителей на внутреннем рынке и во многих странах мира. Специализация - высококачественный стальной г/к рулон, г/к лист, холоднокатаный лист, х/к рулон из углеродистых и низколегированных сталей, а также стальная лента, черная жесть, гнутый профиль.

Основные потребители - производители сварных труб, предприятия автомобильного, транспортного, сельскохозяйственного машиностроения, производители изделий бытовой техники.

"Запорожсталь" находится в процессе интеграции в группу "Метинвест", основными акционерами которой являются ЧАО "Систем Кэпитал Менеджмент" (71,24%) и группа компаний "Смарт-холдинг" (23,76%).

ООО "Метинвест Холдинг" - управляющая компания группы "Метинвест".

Украина > Металлургия, горнодобыча. Приватизация, инвестиции > interfax.com.ua, 30 марта 2017 > № 2148124


Украина > Металлургия, горнодобыча. Приватизация, инвестиции > metalinfo.ru, 30 марта 2017 > № 2137010

ПАО «Запорожсталь» в 2016 г. инвестировал в модернизацию 1,8 млрд гривен

ПАО «Запорожсталь» Группы Метинвест, согласно технологической стратегии, направленной на экологическую модернизацию, в 2016 г. инвестировал в развитие и обновление производства 1,8 млрд гривен.

Среди крупнейших проектов комбината в 2016 г. – модернизация газоочистных установок агломашин №3-6, что позволит обеспечить очистку воздуха от пыли до 50 мг/м3, от сернистого ангидрида – ниже 400 мг/м3.

Еще один масштабный проект 2016 г. – реконструкция доменной печи № 3. Агрегат будет оснащен со-временной системой аспирации, которая обеспечит очистку выбросов от пыли до 50 мг/м3. Объем инвестиций в проект составит порядка 1,5 млрд гривен. В рамках проекта введена в опытно-промышленную эксплуатацию новая система аспирации литейного двора доменной печи № 2, оснащенная высокоэффективными рукавными фильтрами с импульсной регенерацией, мощным тягодутьевым оборудованием и системой пневмотранспорта для возвращения уловленной пыли в производство.

Генеральный директор ПАО «Запорожсталь» Ростислав Шурма: "В Украине по-прежнему сохраняется неблагоприятный инвестиционный климат. Украинские компании практически отрезаны от мировых рынков инвестиций, но и в этих условиях «Запорожсталь» системно модернизирует производство с обязательной экологической составляющей, направленной на снижение нагрузки на окружающую среду. С 2012 года мы уже направили на модернизацию и реконструкцию комбината 5,7 миллиарда гривен".

Украина > Металлургия, горнодобыча. Приватизация, инвестиции > metalinfo.ru, 30 марта 2017 > № 2137010


Великобритания. Евросоюз. Кипр > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > cyprusrussianbusiness.com, 29 марта 2017 > № 2126447

В среду 29 марта премьер-министр Великобритании Тереза Мэй, как ожидается, уведомит председателя Европейского совета Дональда Туска о том, что Великобритания намерена покинуть Европейский Союз. Этот шаг – следствие референдума 23 июня прошлого года, в ходе которого британцы решили в пользу выхода страны из ЕС.

Как сообщают эксперты, в ближайшие два года будет решаться будущее отношений между ЕС и Великобританией, одного из главных торговых партнёров кипрской экономики, которая ещё не оправилась от длительной рецессии и последствий банковского кризиса 2013 г. Условия Brexit также определят, сможет ли Кипр привлечь британские компании, которые стремятся поддерживать доступ к единому рынку ЕС.

Согласно Cyprus Business Mail, Иоаннис Тиркидис, глава аналитического подразделения Банка Кипра, подчеркнул, что «Кипр и Великобритания имеют тесные инвестиционные связи» и экономика государства «уязвима» в связи с событиями в Британии.

Кипр, на чью индустрию туризма приходится около четверти всей экономики, посетили в прошлом году 1 157 978 британских туристов. Это 36% от общего числа прибывших. Число туристов из Великобритании выросло в прошлом году на 11%.

Великобритания. Евросоюз. Кипр > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > cyprusrussianbusiness.com, 29 марта 2017 > № 2126447


Россия. Весь мир > Химпром. Приватизация, инвестиции > rusnano.com, 28 марта 2017 > № 2136217 Любовь Тимофеева

Любовь Тимофеева об оценке финансовой эффективности инновационного бизнеса.

ВЕДУЩИЙ: Как оценивать финансовую эффективность инновационного бизнеса? Этой теме был посвящен круглый стол, который прошел на площадке Московской биржи. Наибольший интерес вызвала проблема неоднозначности оценки стоимости венчурной компании на различных этапах развития. Говорит Управляющий директор по стратегии и связям с инвесторами УК «РОСНАНО» Любовь Тимофеева.

Любовь ТИМОФЕЕВА: Оценивать инновационные компании, их потенциал только по показателям финансовой отчетности сложно. А капитализация Tesla сравнима с Газпромом, но она при этом терпит убытки. В России рынок инвестиций в высокотехнологичные компании находится на начальном этапе развития. Инвесторы, полагаясь на лучшие международные практики, формируют собственный опыт анализа инновационных проектов, вырабатывают свою систему метрик. Безусловно, отчетность по МСФО дает определенный эффект. Однако оценка инвестиционного портфеля проекта в моменте находится под давлением внешних факторов: курсы, реакция рынка на политические решения и даже заявления. Характерный пример — Diapharma в США в 2016 году. При этом последующие грамотные действия, корректировка стратегии проекта позволяет находить решения, которые обеспечивают инвесторам необходимую доходность. Таким образом, если говорить о результатах деятельности инвестиционного фонда, то итоговую оценку корректно проводить по всему портфелю проекта в момент, когда фонд выйдет из всех инвестиций. И это горизонт около 10 лет. Государство также понимает, что для инновационных компаний недостаточно традиционных метрик прибыльности. Нужно учитывать не только то, сколько прибыли компания зарабатывает сейчас, но и то, какое влияние она оказывает или окажет на экономику страны.

ВЕДУЩИЙ: Это была Управляющий директор по стратегии и связям с инвесторами УК «РОСНАНО» Любовь Тимофеева. Один из участников круглого стола — исполнительный директор по рынку инноваций и инвестиций Московской биржи Геннадий Марголит — заявил Интерфаксу, что в среднесрочной перспективе провести первичное размещение акций могут около 50 высокотехнологичных компаний. Как только будет несколько показательных сделок, так и стальные компании выстроятся в очередь. Осенью текущего — весной следующего года можно рассчитывать на новые истории, — сказал Марголит.

Источник: Business FM

Россия. Весь мир > Химпром. Приватизация, инвестиции > rusnano.com, 28 марта 2017 > № 2136217 Любовь Тимофеева


Россия. США > Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 24 марта 2017 > № 2123669

Российский бизнес подбирается к Трампу

Россия собирает команду для лоббизма своих интересов в США

Андрей Винокуров, Игорь Крючков

Как выяснила «Газета.Ru», в июне 2017 года ряд российских предпринимателей собираются отправиться в США, где будут реализовывать проект по продвижению отечественных бизнес-интересов. Эксперты считают, что проект столкнется с проблемами в ближайшей перспективе и потребует немалого терпения и сил.

Как рассказал «Газете.Ru» уполномоченный при президенте РФ по правам предпринимателей Борис Титов, в июне 2017 года ряд российских предпринимателей отправятся в США для встречи с представителями американского бизнес-сообщества. По словам самого Титова, мероприятие пройдет в формате роуд-шоу. В рамках проекта планируется продвигать не отдельные компании, а Россию в целом.

Партнером уполномоченного с американской стороны должна выступить торговая палата США, а также ряд инвестиционных структур, в частности управляющая компания инвестиционными фондами Navigator Principal Innvestors, ряд американских компаний и фондов (например, Rand corporation), а также экономические клубы Нью-Йорка, Вашингтона, Бостона и Чикаго.

Основным партнером, на которого возлагает надежды российская сторона, должна стать именно торговая палата США. Это одна из самых крупных в мире некоммерческих лоббистских организаций, представляющая интересы широких деловых кругов.

Помимо предпринимателей, в Америку отправятся несколько экспертов-экономистов. В планах посещение как минимум трех городов — Вашингтона, Бостона и Сан-Франциско.

Забыть о «руке Москвы»

Президент США Дональд Трамп, в ходе предвыборной кампании обещавший «поладить с Путиным», впоследствии столкнулся с чередой обвинений в подозрительно тесных связях с Москвой. Один из его советников Майкл Флинн был вынужден подать в отставку из-за ведения переговоров по государственным вопросам (на что он не имел права до инаугурации Трампа) с послом России в Вашингтоне Сергеем Кисляком.

В начале недели американский телеканал CNN сообщил, что ФБР располагает информацией, которая подтверждает контакты помощников президента США Дональда Трампа с «российскими агентами».

Это делалось, «вероятно, в противовес публикации информации, направленной на причинение ущерба предвыборной кампании кандидата от демократов Хиллари Клинтон», утверждает СМИ.

На недавних слушаниях в конгрессе США директор ФБР Джеймс Коми подтвердил, что расследование влияния России на выборы в США ведется. Однако Коми в то же время подчеркнул, что до завершения расследования он не будет называть имена подозреваемых и тем более связывать кого-либо из администрации Трампа с Москвой.

«Сегодня на верхушечном уровне в США обстановка совершенно не благоприятствует развитию каких-либо российских проектов, — считает Федор Лукьянов, глава Совета по внешней и оборонной политике, член президиума РСМД. — Атмосферу можно охарактеризовать как охоту на ведьм. Со стороны соперников Трампа возникают постоянные попытки за всем разглядеть руку Москвы, и это вводит в недоумение уже некоторых американцев. Что это за рука такая, которая настолько глубоко проникла во все сферы американского общества?»

«Впрочем, вряд ли эта кампания продлится долго. Обвинения в адрес Трампа — это скорее реакция на неожиданные перемены, которые случились с его приходом к власти. Но поскольку сейчас Россия стала не столько причиной, сколько инструментом в этой политической борьбе, на общественном мнении и на СМИ это будет сказываться еще некоторое время, — добавил Лукьянов.

— Можете себе представить, как такой проект сейчас мог бы подаваться в американской прессе, если она ищет любой повод, чтобы обвинить Трампа в связях с «тайными агентами влияния» России?».

Если отбросить нефть

Вероятно, в том числе поэтому перед самим визитом торговая палата США предложила организовать серию вебинаров для того, чтобы понять, о чем будут говорить российские участники.

Российская сторона утверждала: американских инвесторов, прежде всего, интересуют три вопроса. В чем потенциал российской экономики (если отбросить нефтяные ресурсы), существуют ли планы реализовать его и есть ли политическая воля и команда для их осуществления.

Самыми привлекательными сферами для инвестиций с высоким потенциалом роста, по словам Титова, являются IT-сектор, АПК и сельскохозяйственное машиностроение, инновации в оборонном секторе, пищевая промышленность.

Впрочем, американцы отнеслись к словам Титова с определенной долей скепсиса. Так, один из участников вебинара, представляющих IT-сферу, поинтересовался, почему же при таком потенциале в России большое количество предпринимателей уезжают в США. Это создает впечатление, что в России вести бизнес не так уж и выгодно.

Другой представитель иностранной компании поинтересовался про антисанкции — зачем Россия вводила их, если стремится расширять экономические связи?

Омбудсмен признал, что процесс «утечки мозгов» продолжается, однако при решительных действиях правительства его можно остановить.

Ближе к концу дискуссии прозвучал вопрос о том, действительно ли готовы российские власти на какие-то изменения.

По мнению Федора Лукьянова, бизнес-омбудсмену нужно запастись терпением.

«Это должен быть очень долгосрочный проект, который будет постепенно развиваться и работать над улучшением общественного мнения относительно России в США. Такой проект реализовать быстро не получится», — считает Лукьянов.

Директор Центра глобальных интересов в Вашингтоне Николай Злобин считает, что идея такой поездки — правильный шаг. Однако при условии, что эта акция не будет разовой, иначе это будет выглядеть как банальный пиар и скорее принесет вред, чем выгоду.

«Как и в любом деле, тут важны последовательность, настойчивость и упорство. Тогда это принесет пользу. Кавалерийской атакой дела не решишь», — считает эксперт.

Кроме того, по мнению Злобина, важно, чтобы поездка не выглядела как акция, продвигаемая государством. «Ее участники должны не чеканить, как у нас все хорошо, а подробно рассказывать о себе, демонстрировать возможности развития бизнеса», — уверен собеседник «Газеты.Ru».

Злобин уверен, что бизнесмены должны говорить о реальных проблемах. Сейчас, по словам эксперта, в американских бизнес-кругах у России репутация страны с плохим инвестиционным климатом и не прозрачной системой ведения дел. «Санкции играют роль в отношении к России, но далеко не первую. Американским инвесторам гораздо важнее знать, что у них есть юридическая возможность защитить свои интересы», — поясняет Злобин.

Россия. США > Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 24 марта 2017 > № 2123669


Вьетнам > Приватизация, инвестиции. Недвижимость, строительство > vietnam.vnanet.vn, 23 марта 2017 > № 2115039

В ходе своего официального визита во Вьетнам, утром 22 марта в 7-м районе города Хошимина премьер-министр Сингапура Ли Сянь Лун и вице-премьер Вьетнама Чинь Динь Зунг сопредседательствовали на церемонии открытия делового центра Mapletree Business Centre. Это первое во Вьетнаме офисное здание класса А компании Mapletree, которое отвечает международным стандартам. Премьер-министр Сингапура и вице-премьер Вьетнама разрезали ленточку на церемонии открытия делового центра и посетили шоу-рум компании Mapletree во Вьетнаме. Они также осмотрели гипермаркет Co.opXtra, инвесторами которого являются вьетнамская компания Saigon Co.op и сингапурский ритейлер NTUC FairPrice.

Открытие Mapletree Business Centre ознаменовало завершение второго этапа реализации проекта строительства комплекса Saigon South Place площадью 4,4 гектара в 7-м районе города Хошимина. Площадь делового центра Mapletree Business Centre составляет более 28 тысяч квадратных метров.

Вьетнам > Приватизация, инвестиции. Недвижимость, строительство > vietnam.vnanet.vn, 23 марта 2017 > № 2115039


Россия > Образование, наука. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 23 марта 2017 > № 2114562

Почему «взлетает» только 1% стартапов — и это нормально

Михаил Соколов

CEO OneTwoTrip, бизнес-ангел

Повысить шансы на успех может только реальный опыт предпринимателей, эффективность бизнеса, налаженные связи, настрой, готовность вести дела до конца и не опускать руки

Абсолютному большинству людей венчурный рынок кажется непредсказуемым. Что справедливо. Профессиональные участники венчурного рынка верят, что инвестиции в новые бизнесы — это ремесло, которому можно научиться, чтобы извлекать целевой доход. Попробуйте первый раз сыграть в гольф или теннис: если вначале и получится один хороший удар, то за ним последуют сотни и тысячи «кривых». И только после них придут навыки, а для уверенной игры еще потребуется самоконтроль, психологическая устойчивость и способность доводить начатое до конца.

Вместо долгих и болезненных тренировок в реальном бизнесе и проектах, многим гораздо проще поверить в счастливую руку и кофейную гущу, положиться на советы друзей и прогнозы экспертов и аналитиков. Некоторым, возможно, и повезет, но процент «счастливчиков» ничтожно мал.

Все мы — инвесторы, руководители стартапов и проектные менеджеры одновременно — вкладываем свое время, здоровье, деньги и собственные внутренние ресурсы в других людей (будь то семья, сотрудники или партнеры), проекты, благотворительность. Есть небольшой процент людей, которые делают это максимально осознанно: они ценят приобретенные ресурсы, стремятся, развивая себя, наращивать этот «капитал» и эффективно им распоряжаться. Как правило, именно такие люди и становятся предпринимателями, профессиональными управленцами, инвесторами. Часто они совмещают несколько ролей — это еще один способ «обогатиться» . Именно поэтому так часто мы видим переход успешных предпринимателей в ряды профессиональных инвесторов и наоборот. Они постоянно принимают решения об инвестициях внутри своих компаний, планируют бюджеты, принимают и отвергают предложения по M&A-сделкам, работают с большим числом контрагентов, оценивают качества внутренних или приглашенных команд, ищут пути повысить эффективность бизнес-процессов. Они совершают ошибки, но в какой-то момент понимают, что с каждым годом их становится все меньше. Преодолевая трудности и зачастую опираясь на везение, рано или поздно они понимают: успех стал повторяющимся. На это может уйти пять, десять, пятнадцать лет, а может не произойти никогда. Взлеты и падения молодых предпринимателей за несколько лет — только исключения, доказывающие общий закон. Такой путь прошли практически все успешные инвесторы, включая участников рейтинга Forbes. Все они вначале развивали свои бизнесы или управляли чужими, а потом, накопив ресурсы и капитал, стали профессиональными инвесторами — теперь возвращаются к управлению лишь тогда, когда не могут найти достойный менеджмент. Спектр интересов и активностей у этих людей по-настоящему широк. По мере накопления капитала и ресурсов они, как правило, переходят от инвестиций на ранних стадиях к более поздним.

Но добивается успеха в построении бизнеса совсем небольшой процент предпринимателей и инвесторов, поверивших в их идеи. По подсчетам Startup Genome Report, умирают 92% запущенных стартапов, 74% интернет-стартапов закрываются из-за преждевременного масштабирования, переоценив свои силы и раздув штат компании в несколько раз. Половина стартапов закрываются в течение первых пяти лет, и это характерно для всех секторов. Это означает, что в начале пути у любого предпринимателя и инвестора, ставшего его партнером, риски максимальны. Может показаться безумием, что находятся люди, готовые поддержать проекты на ранних стадиях, несмотря на то, что вероятность преуспеть в моменте будет в несколько раз ниже, чем в казино, а ждать возврата на инвестиции придется несколько лет.

На успешность работы фонда влияют состав партнеров, география инвестиций и их история: к успешному фонду приходит больше классных проектов, у такого фонда накоплена экспертиза и нетворк, который может помочь как в развитии, так и с «выходом». Например, фонд Sequoia, работающий с 1972 года, сделал инвестиции, многие из которых уже «монетизированы» в компаниях, совокупная стоимость которых на сегодняшний день приближается к $1,5 трлн долларов. Вероятность «выхода» для инвесторов такого фонда возрастает в несколько раз. Как заполучить такого акционера стартапу? Это не так-то просто. Как правило, фонды такого уровня дают относительно низкую оценку компании в момент входа в проект, потому что знают, какую огромную ценность могут обеспечить начинающему бизнесу. Главное для стартапа — не перепутать фонд с большим набором портфельных компаний, который, тем не менее обладает ресурсами для плотной работы с каждой из них, с фондом, у которого просто много портфельных компаний, а его команда занимается расстановкой фишек на столе.

Как и во многих секторах экономики, на венчурном рынке есть «мафия». У этого термина, скорее, позитивный оттенок — речь идет о группе людей, которая видит весь рынок, эффективно распределяет ресурсы и может дотянуться до любого топ-менеджера, принимающего решения. В Кремниевой долине есть бизнес-ангелы и фонды, специализирующиеся исключительно на инвестициях ранних стадий, — и они успешны благодаря своей фокусировке. Например, сеть бизнес-ангелов Tech Coast Angels заявляет об IRR в 26%, в то время как по некоторым данным средняя ежегодная доходность портфеля американского бизнес-ангела составляет чуть более 20%. Однако нужно понимать, что компании зачастую рождаются не ради огромных заработков, а ради воплощения идеи предпринимателя, которому почти всегда важно развивать проект для самореализации. Предприниматель горит идеей и готов брать на себя риски (сейчас мы не берем нетипичные ситуации, когда человек начинает свое дело от безысходности или невозможности найти хорошую работу). Бизнес-ангелы и венчурные капиталисты, инвестируя в компании на ранних стадиях, диверсифицируют риски — формируют портфель из большого числа компаний. Но, как показывает глобальная статистика по средним значениям, они получают меньшую доходность на ряде отрезков времени и бОльшую волатильность инвестиций в сравнении с венчурными фондами более поздних стадий и фондами прямых инвестиций.

Как можно увидеть по данным результатов работы 1653 венчурных фондов (1 051 — ранних стадий, 190 - поздних стадий и стадии экспансии, 406 — ориентированных на проекты разных стадий и 6, предоставляющих венчурное долговое финансирование), созданных между 1981 и 2016 годом, горизонт инвестирования должен быть достаточно длинным. Доходность волатильна и сильно зависит от цикла и времени входа, при этом ликвидность далеко не самая высокая.

Для крупных компаний и индустриальных гигантов все чаще инвестиции становятся возможностью адаптироваться к изменяющимся условиями или переломным моментам на своих рынках. Недавний пример — активные инвестиции автопроизводителей в сервисы-агрегаторы такси. Этот тренд подтверждается глобальной статистикой, которая фактически говорит о том что условный «оффлайн» и уже не менее условный «онлайн» все чаще переплетается и становится неотделимым.

Разумеется, у инвесторов есть много альтернатив инвестициям в венчурные фонды. Среди них — фонды, облигации и акции ликвидных компаний любого сектора. Доходность вложений в этих сегментах часто оказывается выше венчурных инвестиций, если мы говорим о достаточно краткосрочных вложениях. В инвестициях в ликвидные активы вы получаете большую гибкость и по размеру инвестиции и по управлению рисками, в то время как в частных инвестициях, вы как правило имеете гораздо меньше гибкости и часто сталкиваетесь с кризисами разного характера.

Для серийных успешных инвестиций на венчурном рынке нужно обладать набором неординарных способностей и накопить большой багаж ошибок и знаний. Это касается и основателей стартапов и инвесторов, если они хотят, чтобы их инвестиции «выстреливали» в более чем в 10-50% случаев (в зависимости от стадии) и перекрывали с запасом неудачные вложения. Предприниматели и инвесторы стараются дисконтировать эмоциональный фон и зачастую иррациональную работу сознания, оценки и восприятия и все больше опираться на данные в своих решениях. Систематического успеха добиваются те, у кого в голове заработал эффективный «гибрид», сочетающий данные, опыт и интуицию. Правда «обучение» на венчурном рынке обойдется дорого: вместо MBA в топовой бизнес-школе на год-два с гарантированными «корочкой» и выпускным фото — годы проб и ошибок, неясные перспективы, а диплом никто не обещает. В общем, для обычного образованного человека, не хватающего звезд с неба, венчурный рынок — отвратительный и для большинства неприемлемый сценарий.

Давайте возьмем 100%-ную (в теории!) вероятность успеха родившейся компании и будем вычитать шансы на успех с порчей каждого «ингредиента» (возьмем лишь базовые: идея, бизнес-модель, рынок, основатели, команда, инвесторы) и посмотрим к какой вероятности успеха мы придем:

Идея и бизнес модель. Часто бывает, что идея звучит многообещающе, но бизнес-модель не дает возможности стартапу масштабироваться или для этого нужны тектонические изменения на рынке. Например, стартап, ориентирующегося исключительно на R&D-разработку продукта, без понятного и подтвержденного спроса со стороны заказчика, скорее всего, имеет шансы на успех, близкие к нулю. Но будем оптимистами: у компании действительно сильная идея, ее исполнение тоже оказалось на хорошем уровне, у стартапа не появились более сильные и более смышленые конкуренты до запуска, но могут появиться в будущем, — тогда «отрежем» условные 50% от вероятности успеха.

Рынок. Допустим, предприниматели переоценивают размер своего целевого рынка, не понимают на нем расстановки сил и механизмов входа на него, не учитывают необходимости законодательных изменений для распространения придуманной стартапом инновации. Опять же, все эти частые ошибки сводят вероятность успеха компании к нулю. Но мы снова будем верить в качественную проработку оценки рынка нашим стартапом: рынок есть, предприниматели его знают. Вместе с тем, показатели спроса на рынке и появление и развитие конкурентов все равно сложно спрогнозировать на старте, так что придется ополовинить шансы стартапа на «взлет».

Основатели. У них, возможно, нет опыта работы, нацеленной на конкретные результаты (такое случается сплошь и рядом, когда человек уходит из работы по найму ради новой компании), нет серьезных личных и командных достижений. Нередко налицо дефицит лидерских качеств и понимания психологии людей. Наконец, инвестор мог не слишком глубоко проверить заслуги основателя и не узнать о том, что он их приукрашивает. Шансы снова стремятся к нулю. Дополнительные риски несет ситуация, когда стартап возглавляет единственный основатель — это дополнительные риски (почти 60% успешных стартапов основаны как минимум двумя партнерами, следует из статистики Sage). Если в бизнесе два-три равноправных сооснователя, скорее всего, они работали вместе раньше, наступали на одни и те же грабли — и не разбежались, поссорившись. Но вернемся к нашему воображаемому проекту с оставшимися 25% шансов на быстрое развитие. Скажем, у нас два партнера, они не работали вместе до запущенного ими недавно бизнеса, но дружили. Оба - умные, порядочные и способные договориться парни. Но это на первый взгляд. Риски конфликтов или ухода из проекта одного из сооснователей, как и риски недостаточной компетенции в бизнесе молодых предпринимателей остаются. Очень может быть, наши предприниматели не научатся строить процессы внутри компании, развивать команду, мотивировать людей, принимать сложные и подчас очень болезненные решения. Снова вычитаем условные 50% от оставшихся шансов.

Команда. Тут «подводных камней» множество - часто молодые руководители не любят, чтобы кто-то в коллективе имел собственное мнение, не дают хорошим профессионалам расти или нанимают слабых специалистов, чтобы выделяться на их фоне. На старте инвестор ничего не знает о столь низких навыках формирования команды у пришедших к нему предпринимателей, так что уже после закрытия сделки начинают сыпаться проблемы — замены людей на ключевых должностях, увольнения и заявления «по собственному желанию», внутренние конфликты. Все это не дает стартапу сфокусироваться на развитии бизнеса. Хорошо, в нашем придуманном случае команда двух давних друзей выглядит адекватно, но пока она небольшая и компетенций у нее не хватает. Когда они наработаются? Это большой вопрос и риски — поэтому из оставшихся 12% на успех остаются 6%.

Инвесторы. Тут нужно понимать, что, с одной стороны, стартапы, решившие не привлекать внешнего финансирования, отсекают от себя целую группу рисков, с другой — для некоторых стартапов отказ от денег инвестора может быть равен провалу (когда слишком важно масштабироваться быстро, а для этого нужно существенное финансирования). Предприниматель может целенаправленно и упорно искать инвестора, а может инвестор найти предпринимателя. Инвестор может быть пассивным или активным, он может ставить цель всесторонне помогать проекту и двигать бизнес к новым высотам, а может преследовать цель максимизации доли, добиться своих целей через дедлоки или стратегии по обезвоживанию компании будучи безальтернативным источником капитала в какой то момент. Условия сделки могут оказаться каббалой и умного предпринимателя они не радуют и демотивируют, хоть все и поздравляют с «успехом». Все это новые и новые риски. От того, как и с кем договорятся основатели проекта, будет зависеть то, превратятся ли оставшиеся 6% в ноль или нет. В любом случае: читая заголовки новостей о стартапах, закрывших раунды на миллионы и сотни миллионов долларов, нужно задуматься об условиях привлечения этих денег. Успех в мире стартапов, который ошибочно до сих пор пытаются приравнивать к объемам привлеченных венчурных инвестиций, очень часто оказывается эфемерным. В одних случаях инвесторы действительно помогают найти лучших людей в команду стартапа, отстроить процессы, во всю используют свою сеть контактов и даже становятся «психологами» для предпринимателей. Но такие инвесторы очень ценят свое время и даже бесплатно не возьмут у вас долю если не верят в успешность мероприятия и совместной работы. Для них важно, чтобы компания была по-настоящему сильной (часто не менее важна личная симпатия инвесторов к предпринимателям и бизнес идее). Такую ли помощь предложат вам инвесторы, на переговоры с которыми вы собрались завтра в кофейне в центре Москвы? В пестром мире финансовых инвесторов риски обжечься очень высоки, поэтому мы должны отрубить еще половину.

Что в итоге? Мы получили 3% вероятности успеха в базовом сценарии для типичного стартапа. При этом нужно помнить: шансы могут оказаться «нулевыми» из-за каждой рассматриваемой нами составляющей нового бизнеса, причем произойти это может как на старте, так и по пути. А еще вероятности накладываются друг на друга, поэтому реальные шансы на успех вряд ли можно оценить более чем в 1%. Прибавим к этому всевозможные форс-мажоры, страновые риски, изменения инвестиционного климата, вероятность личных проблем у ключевых людей в компании. Вспомним, что рынок может оказаться не готов к продукту или сервису, поэтому нельзя не учесть фактор времени и то, что в одной точке должны сойтись многие технологические тренды и глобальные тенденции в изменении привычек потребления. Повысить шансы на успех может только реальный опыт предпринимателей, эффективность бизнеса, налаженные связи, настрой, готовность вести дела до конца и не опускать руки. Но такие случаи все-таки редки — «дебютантов» на стартап-рынке намного больше немногих по-настоящему успешных серийных предпринимателей.

Читая в следующий раз об 1% стартапов, добравшихся до больших объемов продаж и принесших инвесторам высокий возврат инвестиций, не удивляйтесь — цифра закономерна. Но без предпринимателей и венчурных капиталистов не было бы мира, каким мы знаем его сегодня, и влияние этих людей в экономике, все более ориентированной на инновации и эффективность, только возрастает. Это сумасшедший мир сумасшедших людей. Не все выдерживают, но скучно не бывает.

Россия > Образование, наука. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 23 марта 2017 > № 2114562


Италия. Россия > Финансы, банки. Нефть, газ, уголь. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 21 марта 2017 > № 2112737

Глава Intesa исключил участие России в финансировании сделки по приватизации «Роснефти»

Служба новостей

Forbes

Власти Италии одобрили кредит в €5,2 млрд банка Intesa Sanpaolo консорциуму Glencore и QIA

Председатель совета директоров банка Intesa («дочка» банка Intesa Sanpaolo в Москве) Антонио Фаллико «очень большой ошибкой» считать, что Россия сама могла профинансировать сделку по приватизации 19,5% акций «Роснефти». «Нужно понять два элемента. Там не было никаких банков, которые что-либо купили», — заявил итальянский банкир в интервью радиостанции Business FM. Он пояснил, что в сделке было два основных участника, акционера. Это один из крупнейших в мире нефтегазовых трейдеров Glencore. И Суверенный фонд Катара (Qatar Investment Authority, QIA), «который профинансировал эту сделку не только в финансовых интересах, но и для того, чтобы создать синергию в энергетическом секторе».

По словам Фаллико, для того, чтобы провести подобную операцию, нужно иметь специальные отношения. «У этих инвесторов такие отношения были», — подчеркнул он. И выразил мнение, что поиск в СМИ «конспирологии» в отношении сделки вызван тем, что кто-то просто не выиграл тендер. «Потому что тендер был проведен, и наш банк не просто с улицы пригласили для проведения этой сделки, а мы выиграли тендер», — заявил Фаллико.

Свои заявления он сделал на фоне сообщения агентства Reuters о том, что власти Италии в начале марта окончательно одобрили кредит на сумму в €5,2 млрд банка Intesa Sanpaolo на финансирование сделки по покупке доли 19,5% «Роснефти» консорциумом Glencore и QIA. Сделка нуждалась в одобрении Римом из-за размера кредита и риска возможного нарушения санкционных ограничений, наложенных ЕС в отношении России.

Агентство напомнило, что банк Intesa принял решение о предоставлении кредита на сумму в €5,2 млрд консорциуму Glencore и QIA на покупку 19,5% акций «Роснефти» 6 декабря 2016 года и сразу направил материалы в Комитет по финансовой безопасности итальянского правительства. Но рассмотрение вопроса было перенесено на 2017 год из-за того, что новое правительство Италии во главе с Паоло Джентилони было приведено к присяге только в середине декабря 2016 года. Вопрос был рассмотрен комитетом в начале марта, никаких нарушений выявлено не было. «По итогам всех проверок мы не нашли каких-либо препятствий... Операция была проведена в соответствии со всеми правилами», — приводит агентство слова представителя комитета.

3 января 2017 года Glencore и суверенный фонд Катара Qatar Investment Authority (QIA) завершили покупку 19,5% акций «Роснефти». В результате государственный бюджет России получил 710,8 млрд руб. ($11,1 млрд, или €10,5 млрд). Собственный капитал инвесторов составил €2,8 млрд ($3 млрд). Banca Intesa Sanpaolo выступил основным кредитором консорциума.

Позднее в СМИ появилась информация, что в финансировании сделки участвовали в том числе российские банки. В середине января, РБК написало, что ВТБ принял участие в приватизации 19,5% «Роснефти», предоставив в декабре 2016 года бридж-кредит покупателям на 692 млрд рублей. По информации РБК, ВТБ был кредитором QHG Shares только неделю: 22 декабря банк заключил с «Роснефтегазом» договор уступки, по которому залог (19,5% акций «Роснефти») и сам кредит был передан «Роснефтегазу», владевшему этим пакетом до его продажи. Издание указывает, что не ясно, были ли возвращены банку ВТБ эти 692 млрд рублей.

Позднее РБК сообщило, что среди участников финансирования сделки был Газпромбанк.

16 февраля Фаллико назвал ложью сообщения о том, что Газпромбанк размещал средства в Intesa для опосредованного финансирования покупки 19,5% акций «Роснефти». «Нет. Это ложь. Не понимаю, откуда это... Никакого депозита нет», — заявил Фаллико, подчеркнув, что Intesa достаточно ликвидный банк. Участники сделки, по его словам, приняли на себя традиционные для подобных сделок «нормальные» риски. По словам Фаллико, в отношении сделки по приватизации 19,5% акций «Роснефти» была развернута дискредитационная кампания. «Идет кампания дискредитации против этой сделки — непонятно почему», — приводило его слова агентство RNS. Глава банка Intеsa, выступившего организатором синдицированного кредита для финансирования покупки акций, отметил, что это очень привлекательная сделка и было много желающих принять в ней участие. И это удалось возглавляемому им «не огромному банку», который «сумел все нормально сделать». «Я откровенно вам говорю: никакой интриги нет, сделка очень транспарентная, естественно, сложная, комплексная. Но мы все комплаенс прошли, в том числе европейский, американский и итальянский», — подчеркнул Фаллико.

Италия. Россия > Финансы, банки. Нефть, газ, уголь. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 21 марта 2017 > № 2112737


Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 20 марта 2017 > № 2111630

Богатейшие люди России в мировом рейтинге Forbes — 2017

Редакция Forbes

Список самых состоятельных россиян второй год подряд возглавил совладелец «Новатэка» и «Сибура» Леонид Михельсон

Американский Forbes в понедельник, 20 марта, обнародовал ежегодный, 31-й по счету рейтинг мировых миллиардеров. В список вошли 96 представителей России, на 19 больше, чем годом ранее. Российская экономика стабилизировалась, некоторые отрасли демонстрируют оживление. Нефтяные котировки за год поднялись на 25%. Положительную динамику демонстрируют и другие сырьевые рынки, важные для России. До «оттепели» в отношениях с Западом дело так и не дошло, однако избрание президентом США Дональда Трампа дает основания смотреть в будущее с осторожным оптимизмом. Возглавил российскую часть рейтинга — уже второй раз подряд — совладелец «Новатэка» и «Сибура» Леонид Михельсон. Подробнее о десяти богатейших россиянах и трех предпринимателях из России, впервые попавших в мировой рейтинг миллиардеров Forbes, — в нашей галерее.

46. Леонид Михельсон

Состояние: $18,4 млрд

Изменение за год: + $4 млрд

Место в мировом рейтинге: 46

Леонид Михельсон — один из основных акционеров ОАО «Новатэк» (крупнейшая в России частная газодобывающая компания), контролирует почти 25% акций.

Михельсон также возглавляет совет директоров химического холдинга «Сибур». До конца 2014 года предприниматель являлся контролирующим акционером холдинга, однако в декабре 2015 года китайская госкомпания Sinopec купила 10% «Сибура» за $1,339 млрд. После этого доля Михельсона сократилась до 43%, а в декабре еще 10% компании были проданы китайскому инвестиционному Фонда шелкового пути (Silk Road Fund), после чего доля миллиардера снизилась до 34%.

Леонид Михельсон возглавляет российскую часть глобального списка Forbes уже второй год подряд. В 2016 году его состояние было оценено в $14,4 млрд. Тогда он занял в глобальном рейтинге 60-е место.

51. Алексей Мордашов

Cостояние: $17,5 млрд

Изменение за год: + $6,6 млрд

Место в мировом рейтинге: 51

Алексей Мордашов — председатель совета директоров ПАО «Северсталь», президент и член наблюдательного совета «Консорциума «Русская сталь», заместитель председателя Всемирной ассоциации производителей стали, неисполнительный директор Nord Gold N.V.

Владеет продуктовым интернет-магазином «Утконос» и является крупнейшим акционером туроператора TUI (сейчас ему принадлежит около 30% акций компании) и почти год входит в состав Наблюдательного совета группы.

В 2016 году Мордашов занимал 91-е место в мировом рейтинге Forbes с состоянием $10,9 млрд. Таким образом, за год его состояние выросло более чем на 60%.

57. Владимир Лисин

Состояние: $16,1 млрд

Изменение за год: + $6,8 млрд

Место в мировом рейтинге: 57

Владимир Лисин — председатель совета директоров и владелец контрольного пакета акций ОАО «Новолипецкий металлургический комбинат», также ему принадлежит Universal Cargo Logistics Holding B.V.

Миллиардер является руководителем наблюдательного совета медиахолдинга «Румедеа», в число активов которого входит радиостанция Business FM.

В 2011 году с капиталом $24 млрд Лисин возглавлял российский список Forbes. В 2016 году Лисин занимал 116-е место в глобальном рейтинге миллиардеров Forbes с состоянием $9,3 млрд. За прошедший год его состояние выросло более чем на 73,1%.

59. Геннадий Тимченко

Состояние: $16 млрд

Изменение за год: + $4,6 млрд

Место в мировом рейтинге: 59

Геннадий Тимченко владеет Volga Group и ООО «Волга груп», через которые ему принадлежат доли в «Новатэке», «Сибуре», угледобывающей компании «Колмар», группе «Стройтрансгаз» и железнодорожном операторе «Трансойл».

Бизнесмен также является одним из основателей Gunvor Group (группа входит в число крупнейших мировых сырьевых трейдеров). В марте 2014 года, за день до включения в санкционный список США Тимченко продал 43% долей компании своему партнеру по Gunvor шведу Торбьорну Торнквисту. В 2015 году он продал доли в строительных компаниях «СК Мост» и АРКС и страховом холдинге «Согаз».

В 2016 году Тимченко занял 85-е место в мировом рейтинге Forbes с состоянием $11,4 млрд, за год его капитал увеличился на 40,4%.

66. Алишер Усманов

Состояние: $15,2 млрд

Изменение за год: + $2,7 млрд

Место в мировом рейтинге: 66

Алишер Усманов — основатель USM Holdings, которому принадлежат крупнейшая горнодобывающая компания в России и СНГ «Металлоинвест». В число активов холдинга также входит Байкальская горная компания (разрабатывается Удоканское медное месторождение, одно из крупнейших в мире).

USM владеет контрольными долями в «Мегафоне» и интернет-холдинге Mail.ru Group, а также пакетом акций китайской компании и Xiaomi. Алишеру Усманову принадлежит издательский дом «Коммерсантъ».

В 2016 году Алишер Усманов лишился статуса налогового резидента России. В то же время 100% акций «Металлоинвеста» в ушедшем году были выведены из офшоров и переданы на баланс российской компании «ЮэСэМ Металлоинвест».

В 2016 году миллиардер занял 73-е место в мировом списке Forbes с состоянием $12,5 млрд, за год его состояние увеличилось на 21,6%.

74. Вагит Алекперов

Состояние: $14,5 млрд

Изменение за год: + $5,6 млрд

Место в мировом рейтинге: 74

Вагит Алекперов — президент НК «Лукойл», второй по величине нефтяной компании в России. В 2007 году по его инициативе был создан Фонд региональных социальных программ «Наше будущее», а в 2010 году Алекперов вошел в совет Фонда «Сколково».

В 2016 году бизнесмен занял 124-е место в российском рейтинге Forbes, тогда его состояние оценивалось в $8,9 млрд. За год его состояние выросло на 62,9%.

75. Михаил Фридман

Состояние: $14,4 млрд

Изменение за год: + $1,1 млрд

Место в мировом рейтинге: 75

Михаил Фридман — cовладелец и председатель наблюдательного совета консорциума «Альфа-Групп», член наблюдательного совета VimpelCom Ltd. Бизнесмен входит в бюро правления Российского союза промышленников и предпринимателей.

В 2013 году бизнесмен основал LetterOne Holdings S.A. (L1), его совладельцами по проекту стали миллиардеры Герман Хан и Алексей Кузьмичев. Ключевым направлением для инвестиций LetterOne являются зарубежные проекты в нефтегазовой сфере. Объем планируемых вложений – около $5 млрд. В июле 2016 года компания запустила инвестиционный бизнес L1 Health, через который инвестирует $3 млрд в медицину в течение трех лет.

В 2016 году Михаил Фридман занимал второе место среди русской части глобального рейтинга Forbes с состоянием $13,3 млрд. С тех пор оценка его состояния увеличилась на 8,3%.

77. Владимир Потанин

Состояние: $14,3 млрд

Изменение за год: + $2,2 млрд

Место в мировом рейтинге: 77

Владимир Потанин — основной владелец управляющей компании «Интеррос», которой принадлежат пакеты в «Норильском никеле» (около 30%, основа состояния Потанина), «ПрофЭстейт», «ПрофМедиа» и горнолыжном курорте «Роза Хутор», построенном к Олимпиаде в Сочи.

Наряду с Потаниным основателем «Интерроса» являлся миллиардер Михаил Прохоров. Однако в 2007 году предприниматели решили разделить бизнес. «Развод» сопровождался многочисленными скандалами.

В 2016 году Потанин занимал 78--е место в глобальном рейтинге Forbes с состоянием $12,1 млрд. За истекший год оно выросло на 18,2%.

89. Андрей Мельниченко

Состояние: $13,2 млрд

Изменение за год: + $5 млрд

Место в мировом рейтинге: 89

Андрей Мельниченко — основной акционер угольной компании СУЭК (92,2%), химического концерна «Еврохим» (90%), Сибирской генерирующей компании (92,2%).

Мельниченко — один из основателей МДМ Банка, на базе которого в конце 1990-х — начале нулевых годов вместе с миллиардером Сергеем Поповым была построена настоящая промышленная империя. В дальнейшем Мельниченко и Попов разделили активы.

В 2016 году Мельниченко занимал 139-е место в глобальном рейтинге Forbes с состоянием $8,2 млрд, за год оно увеличилось на 61%.

89. Виктор Вексельберг

Состояние: $12,4 млрд

Изменение за год: + $1,9 млрд

Место в мировом рейтинге: 89

Виктор Вексельберг — президент Фонда «Сколково», председатель совета директоров группы компаний «Ренова», соучредителем которой был также миллиардер Леонид Блаватник.

Вексельбергу принадлежит 5,66% акций UC Rusal, 38,3% швейцарской Oerlikon и 57,1% Sulzer 57,1%.

До марта 2013 года предприниматель владел 12,5% акций TNK-BP, одной из крупнейших частных нефтяных компаний в мире. Когда компания была продана государственной «Роснефти», Вексельберг выручил за свой пакет около $7 млрд.

В 2016 году Вексельберг занимал 98-е место в мировом рейтинге Forbes с состоянием $10,5 млрд. За год оценка его капитала увеличилась на $1,9 млрд.

1290. Роман Троценко

Состояние: $1,6 млрд

Изменение за год: впервые вошел в рейтинг

Место в мировом рейтинге: 1290

Роман Троценко контролирует 50% холдинга «Новапорт», в состав которого входят 13 региональных аэропортов, Московское речное пароходство, Южный речной порт, Волгоградский речной порт, девелоперские проекты в Москве.

Троценко занимает пост советника президента государственной компании «Роснефть», где он курирует шельфовые проекты компании.

В 2017 году Роман Троценко впервые попал в глобальный рейтинг Forbes, до этого его состояние оценивалось в $750 млн.

1376. Сергей Гордеев

Состояние: $1,5 млрд

Изменение за год: впервые вошел в рейтинг

Место в мировом рейтинге: 1376

Сергей Гордеев — основной акционер группы ПИК (в ней ему принадлежит 29,9% акций). В 2016 году приобрел компанию «Мортон», крупнейшего в России застройщика. Это означает, что теперь девелопер сможет ежегодно вводить 1,8 млн кв. м жилья.

В 2005 году Гордеев создал компанию «Хорус-Кэпитал», занимающуюся девелоперскими проектами. В 2010 году она была продана «О1» Бориса Минца. В 2015 году Гордеев инвестировал $10 млн в проект Илона Маска Hyperloop.

В 2016 году российский Forbes признал Сергея Гордеева «бизнесменом года».

В 2017 году предприниматель впервые попал в глобальный рейтинг Forbes, до этого его состояние оценивалось в $900 млн.

1567. Александр Клячин

Состояние: $1,3 млрд

Изменение за год: впервые вошел в рейтинг

Место в мировом рейтинге: 1567

Александр Клячин — основатель и владелец сети Azimut Hotels и владелец отеля «Метрополь».

В 2001 году предприниматель создал девелоперскую компанию KR Properties, которой принадлежит ряд крупных объектов коммерческой недвижимости в Москве: деловой квартал «Красная роза», «Даниловская мануфактура», БЦ «Рассвет» и др.

В 2016 году Клячин занял 9-е место в рейтинге Forbes «Короли российской недвижимости». В этом же году вместе с бизнесменом Александром Светаковым подал заявку на тендер на строительство нового игорно-развлекательного курорта на Кипре стоимостью €300 млн.

В 2017 году бизнесмен впервые попал в глобальный рейтинг Forbes, до этого его состояние оценивалось в $700 млн.

Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 20 марта 2017 > № 2111630


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > trud.ru, 17 марта 2017 > № 2110314

Старая песня о главном

Александр Киденис

Минфин хочет помочь бизнесу за счет граждан

Глава финансового ведомства Антон Силуанов предложил снизить на 8 пунктов ставку страховых взносов на фонд оплаты труда: с 30% до 22%. А взамен повысить НДС тоже до 22% с 18%.

Похожие цифры еще раньше, на экономическом форуме в Сочи, озвучил министр экономического развития Максим Орешкин: снизить ставку страховых взносов до 21% и одновременно повысить НДС до 21%. Из чего можно сделать вывод, что идея налогового маневра в правительстве согласована. И уже понятно, за чей счет этот банкет. Если прежнее сокращение социальных налогов пробило брешь в Пенсионном фонде, а теперь она превратится в зияющую дыру. Ну, а что повышение НДС неминуемо обернется ростом цен, признает даже глава Минфина. Вопрос в том, в состоянии ли работающие граждане и пенсионеры оплатить очередной налоговый маневр.

Ибо реальные доходы населения падают третий год подряд. Январский одномоментный «всплеск» был чисто статистическим — из-за единоразовой раздачи пенсионерам 5-тысячной «компенсации». По сравнению с октябрем-2014 падение реальных доходов приближается к 15%. А падение покупательной способности населения перевалило за этот рубеж еще в минувшем ноябре.

Не помогут и банковские депозиты, на которых по данным Центробанка 24,3 трлн. рублей — почти два федеральных бюджета, в среднем по 175 тыс. рублей на каждого россиянина. В реальности накопления имеют лишь 27% россиян, большинство остальных признаются, что в случае потери дохода денег в тумбочке хватит на месяц. А еще 40% признаются, что уже сейчас не сведут концы с концами без государственной помощи.

Это, пожалуй, самое страшное. Люди не могут заработать себе «на хлеб» — в 2016 году из каждых 100 руб. своего дохода среднестатистический россиянин 19 руб. получил в виде социальной помощи от государства. Это исторический рекорд — даже при социализме доля соцвыплат составляла порядка 15%.

По международным нормам экономически защищенным населениям считаются люди с доходом не менее $10 в день по паритету покупательной способности, то есть имеющие 18 тыс. рублей в месяц. А у нас около 5 млн. человек получают зарплату (!) не более 1 МРОТ — 7500 рублей. «Та бедность, которая сегодня в стране есть и фиксируется, — это бедность работающего населения», — констатирует вице-премьер Ольга Голодец. «Если прожиточный минимум работающего россиянина рассчитывать с учетом того, чтобы он мог прокормить одного ребенка, то за чертой бедности окажется порядка 25% всего работающего населения», — подтверждает директор Института социальной политики Высшей школы экономики Лилия Овчарова.

В разных структурах сейчас пишутся программы экономических реформ под выборы-2018. Свои предложения подготовили Центр стратегических разработок Алексея Кудрина и Столыпинский клуб бизнес-омбудсмена Бориса Титова, «большая четверка» деловых объединений: «Опора России», ТПП, РСПП, «Деловая Россия», а также Экспертный совет при правительстве. Минэкономразвития тоже направило в правительство свой вариант, а теперь и Минфин хочет добавить «свои пять копеек» — которые ввиду аппаратного веса главного финансового ведомства могут оказаться наиболее «проходными».

Между тем вариант «фискальной девальвации», то есть снижение размера социальных взносов с одновременным ростом косвенных налогов (НДС) уже опробовался в малых странах Европы. Экономический рост он не принес, но обогатил опытом экономическую науку. Которой не грех воспользоваться и нам — до того, как начнем повторять чужие ошибки.

Заместитель директора Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Юрий Горленко сделал необходимый анализ и пришел к невеселому выводу: не получится. Из целого ряда необходимых условий для запуска экономического роста в помощью маневра 22/22 в России в наличии лишь низкая инфляция. Но нет незагруженных производственных мощностей и свободных трудовых ресурсов. Высок уровень монополизации экономики. Отсутствует нормальный инвестиционный климат, из-за чего нельзя рассчитывать на приток капитала в производство. И так далее.

Зато повышение НДС на 4% в условиях невысокой конкуренцией увеличит инфляцию, как минимум, на 2-2,5%, что принесет дополнительный всплеск бедности. Снижение реальных доходов населения уменьшит платежеспособный спрос и, соответственно, негативно повлияет на экономику. Существующая система социального страхования будет разрушена, в бюджетах Пенсионного и других социальных фондов образуются новые «дыры».

В общем, как говорил классик, не надо бороться за чистоту — просто возьмите в руки метлу. Ведь подметать есть что. Но искать деньги правительство предпочитает не там, где потеряло, а «под фонарем».

Аналитики Центра развития Высшей школы экономики попробовали сравнить результативность расходов российского бюджета со странами ОЭСР. Выводы оказались плачевными: по общему, интегральному показателю Россия заняла предпоследнее, 36-е место, опередив Грецию и ненамного отстав от Мексики и Латвии.

По результативности расходов на управление (оцениваются право собственности, независимость суда, уровень коррупции и т. д.) Россия опережает только Словакию. По эффекту от финансирования инфраструктуры мы в хвосте. Результативность расходов на здравоохранение также одна из самых низких (35-е место), тоже с тратами на образование (31-е место). Зато для России характерна высокая (больше только в Израиле, США и Турции) доля расходов на безопасность и госаппарат.

Все эти перекосы с наскоку не одолеть — нужна планомерная и систематическая работа. Но способен ли на нее нынешний кабинет? В России уже полтора десятка лет идут разговоры о беспрецедентном воровстве в системе госзакупок — результат «нулевой». Недавно глава ФАС Игорь Артемьев признал поражение своего ведомства в борьбе с этим злом: около 90% (!) всех госзакупок проходят по статье «закупка у единственного поставщика».

Украденные деньги не возвращаются в казну даже после поимки расхитителей и коррупционеров. Как утверждает глава СК Александр Бастрыкин, только за 9 месяцев 2016 года его ведомство отправило на скамью подсудимых за коррупцию: 259 депутатов разных уровней, 27 следователей и руководителей органов системы МВД России, 21 — Следственного комитета, 11 прокурорских работников, 3 судьи, 42 адвокатов. Конфискация имущества этих преступников могла принести в казну миллиарды рублей, но закон не позволяет! Вот, скажем, действуют нормативные акты о запрете чиновникам принимать дорогие подарки, но до сих пор неизвестно, что с ними делать, как реализовать, куда перечислять деньги?

Зато, по сообщениям СМИ, Госдума вернулась к рассмотрению законопроекта о компенсации из госбюджета убытков предпринимателей, попавших по западные санкции — так называемый «Закон Ротенберга и других миллиардеров». Причем проект, отложенный в 2014 году из-за протестов общественности, ныне появился на депутатских столах без повестки, по-тихому. Догадываетесь, почему?

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > trud.ru, 17 марта 2017 > № 2110314


Россия > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 17 марта 2017 > № 2109344

Какой инсайдерской информацией воспользовалась АФК «Система»?

Фамилия и инициалы одного из фигурантов совпадают с данными давнего партнера основателя «Системы» Владимира Евтушенкова, бывшего топ-менеджера Александра Гончарука. Несколько лет назад он возглавлял совет директоров «Башнефти»

Центробанк уличил бывших менеджеров АФК «Система» в инсайдерской торговле. За несколько часов до резкого падения котировок компании трое сотрудников совершили операции с ее акциями. Эти сделки позволили им избежать убытков на десятки миллионов рублей. Речь идет об июле 2014 года, падение было связано с публикацией инсайдерской информации.

Судя по данным информагентств, речь идет о высокопоставленных топ-менеджерах. Например, летом 2014-го Александр Гончарук был заместителем председателя совета директоров АФК «Система». Какой именно информацией воспользовались бывшие сотрудники, не известно, но по новостям компании видно, что 11 июля 2014 года «Система» выделила акции компании членам совета директоров, после чего началось падение котировок. Спустя пару дней стало известно, что она получила запрет на списание акций «Башнефти» со своего лицевого счета. Позже, когда Владимир Евтушенков был помещен под домашний арест, Гончарук покинул Россию.

Источник Business FM, близкий к компании АФК «Система», считает, что расследование инсайдерской сделки стало определенной формой наказания тех, кто «некорректно» повел себя и передавал информацию. На исход дела это вряд ли бы повлияло, уверен генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов:

«Я сильно сомневаюсь, что ситуация, которая сложилась вокруг «Башнефти», ее судьба, была как-то связана со слитым инсайдом. Теперь-то мы уж прекрасно понимаем, кто организовывал всю эту историю. Это видно по тому, чем она закончилась. Там довольно серьезные силы взялись за компанию. Не думаю, что судьба «Башнефти» как-то связана с тем, что были какие-то утечки».

Российский фондовый рынок инсайдерский, уверены эксперты. Обычно всем такие сделки сходят с рук, никто еще за это не сел, напоминает управляющий директор компании «Московские партнеры» Евгений Коган:

«Наш фондовый рынок от этого страдает. Если ты знаешь прекрасно, что есть инсайдеры, а все остальные аутсайдеры, ну а зачем тогда торговать? Быть, извините, постоянно лохом не хочется. Рынков сегодня много, и гораздо проще работать там, где с этим как-то борются, и условия равные для всех. Очень часто в нашей стране рынок — это просто некая квинтэссенция того, что происходит. Есть равные, а есть те, кто чуть-чуть или совсем даже не чуть-чуть «равнее» остальных».

В общем, дело уникальное. Инсайдерскую торговлю в России выявляют не часто. Это третий случай за всю историю действия соответствующего закона и первый случай, когда из-за объема операций, действия лиц подпадают под уголовную ответственность, пояснили Business FM в Центробанке. Риск в том, что одних инсайдеров наказывают, а других — пока нет.

Надежда Грошева

Россия > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 17 марта 2017 > № 2109344


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > kremlin.ru, 16 марта 2017 > № 2111752 Владимир Путин, Александр Шохин

Пленарное заседание съезда РСПП.

Владимир Путин выступил на пленарном заседании съезда Российского союза промышленников и предпринимателей.

По окончании съезда Президент встретился с членами бюро правления РСПП.

Съезд проходит в рамках юбилейной, X Недели российского бизнеса (НРБ), которую с 13 по 17 марта проводит Российский союз промышленников и предпринимателей. Участники НРБ формируют предложения по актуальным направлениям взаимодействия государства и бизнеса, обсуждают ключевые экономические проблемы, в частности вопросы налоговой и финансовой систем, инвестиционного климата, устранения административных барьеров, рынка труда и социальных инвестиций.

* * *

Стенографический отчёт о пленарном заседании съезда РСПП.

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги! Я очень рад приветствовать всех участников съезда Российского союза промышленников и предпринимателей, который представляет интересы ведущих отечественных компаний и предприятий.

Хотел бы вновь подчеркнуть: мы, безусловно, видим во всех вас, в представителях делового сообщества России, важных, эффективных, надёжных партнёров в решении ключевых задач национального развития. Вы активно участвуете в реализации значимых проектов, в социальных программах, в совершенствовании законодательства Российской Федерации, в подготовке преобразований в экономике, да и практически во всех сферах жизни страны.

Сегодня по традиции хотел бы воспользоваться площадкой съезда РСПП для обсуждения экономической повестки. Отмечу, что на протяжении трёх последних лет мы вели целенаправленную работу по адаптации экономики к новым внешним условиям. Они всем вам хорошо известны: это двукратное падение цен на нефть, на производные от нефти, ограничение доступа к капиталам на международных финансовых рынках. Напомню только, что в 2013 году средняя цена нефти марки Urals была равна 107,9 доллара за баррель, а в 2016-м, в ушедшем, только 41,7 доллара за баррель.

Особые усилия мы направили на обеспечение макроэкономической стабильности. Для поддержки целого ряда отраслей были реализованы специальные антикризисные меры. Запущены программы импортозамещения и содействия экспорту, нацеленные на изменение сырьевой структуры российской экономики, на развитие отечественной промышленности.

Сейчас темпы роста экономики возвращаются к положительным значениям. Увеличивается промышленное производство, в том числе в обрабатывающих отраслях, растёт, как мы с вами хорошо знаем, и сельское хозяйство. Для справки могу сказать, что, по оценкам, в январе рост ВВП составил 0,8 процента. По данным Роскомстата, в январе этого года промышленное производство выросло на 2,3 процента, обрабатывающие отрасли – на два процента.

Мы вышли на траекторию устойчивого снижения инфляции, что считаю чрезвычайно важным. По состоянию на 13 марта она составила 4,4 процента в годовом исчислении. Удалось удержать на приемлемом уровне бюджетный дефицит, курс национальной валюты. Важно, что мы не просто сохранили, но и наращиваем золотовалютные резервы и резервы Правительства. Например, на 1 января 2016 года они составляли 368 миллиардов долларов, на 1 января 2017 года – уже 377 с лишним, а на 1 марта – 397,3 миллиарда.

Отмечу, что и в период экономической нестабильности мы не упускали из виду долгосрочные планы развития. Сейчас, когда период адаптации экономики к новым условиям практически завершён, эти задачи становятся ключевыми.

Правительство завершает подготовку плана по повышению темпов роста отечественной экономики. Как отмечалось в Послании, он рассчитан до 2025 года. Но, повторю, уже на рубеже 2019–2020 годов темпы роста должны опережать мировые.

Какие направления работы считал бы наиболее важными. Необходимо провести серьёзные структурные преобразования, существенно увеличить производительность труда и обеспечить промышленность квалифицированными кадрами, ускорить разработку и внедрение передовых технологий, с помощью настройки налоговой системы, качественного улучшения делового климата сформировать условия для привлечения инвестиций, для создания новых рабочих мест. Подчеркну, такие условия должны быть созданы и на федеральном, и на региональном, и на муниципальном уровне.

Знаю, что РСПП совместно с другими деловыми объединениями представили свои предложения в план действий. Готовность делового сообщества разделять ответственность за достижение общих целей, участвовать в развитии России мы все очень высоко ценим и рассматриваем как значимый, ценный вклад в развитие страны.

Сейчас принципиально важно вместе найти сбалансированные, выверенные решения по многим сложным вопросам. Они напрямую затрагивают интересы бизнеса и чувствительны для граждан страны. И от того, какой путь мы выберем, в значительной степени зависит успех России, эффективность, конкурентоспособность национальной экономики, ну и в конечном итоге благополучие наших граждан. Рассчитываю, что мы, как и прежде, будем работать как партнёры, слышать, понимать друг друга, помогать друг другу в интересах России.

Уважаемые коллеги! Предлагаю сегодня сосредоточить особое внимание на совершенствовании налоговой системы. Очевидно: её задача не только в пополнении бюджета, она призвана стать одним из мощных инструментов стимулирования развития отечественной экономики и социальной сферы, регионов, муниципалитетов.

Как и все аспекты ведения бизнеса в России, налоговая система должна быть конкурентоспособной, понятной, максимально прозрачной и предсказуемой. Конечно, это непростая задача, но к этому нужно стремиться, это ключевое условие реализации экономически эффективных, успешных проектов. При этом важно сохранить устойчивость бюджетной системы, обеспечить исполнение социальных обязательств государства перед людьми.

Знаю, что у РСПП есть своя позиция по дальнейшему совершенствованию налоговой системы. Мы с Александром Николаевичем [Шохиным] не так часто, но всё-таки регулярно встречаемся, он передаёт мнение бизнес-сообщества. Это касается и механизма взимания налога на имущество. Мы можем обо всём этом поговорить.

На следующей неделе на заседании Совета по приоритетным проектам будут обсуждаться конкретные решения, направленные на повышение производительности труда. От неё напрямую зависит конкурентоспособность и эффективность каждого предприятия всей отечественной экономики. Хотел бы, конечно, услышать и ваше мнение о проблемах, о барьерах, ограничениях, с которыми сталкивается бизнес при реализации программ повышения производительности, какие изменения в нормативную базу вы считаете целесообразными и необходимыми.

Подчеркну: задача и бизнеса, и государства – создавать благоприятные условия для формирования качественных, достойно оплачиваемых рабочих мест в современных, высокотехнологичных отраслях в малом, среднем бизнесе, помочь людям получить новую специальность или укрепить профессиональные навыки. И конечно, было бы очень интересно услышать ваше мнение о том, как работает система профессиональных квалификаций, какой вклад вносит и намерен вносить РСПП в совершенствование профессионального образования и развитие национальных чемпионатов рабочих и инженерных специальностей, молодых профессионалов.

Я хочу вас всех поблагодарить и пожелать вам успехов. Спасибо большое!

А.Шохин: Уважаемый Владимир Владимирович, разрешите Вас поблагодарить за участие в Съезде Российского союза промышленников и предпринимателей.

Сложилась уже добрая традиция, когда раз в год Вы приходите к нам и определяете основные направления взаимодействия бизнеса и власти. Надо сказать, что съезд РСПП – это финальная часть нашей работы. Мы 10 лет проводим недели российского бизнеса, и в этом году мы уже провели десятую Неделю российского бизнеса. На ней проходили и традиционные дискуссии, в частности это налоговая политика, надзорно-контрольная деятельность, экология и природоохранная деятельность в контексте перехода на наилучшие доступные технологии, это и техническое регулирование, стандартизация, оценка соответствия; это и международный форум, и социальный форум. На них мы не только обсуждали эти проблемы вместе с министрами, руководителями федеральных органов исполнительной власти и ключевыми руководителями комитетов Государственной Думы, профильными комитетами, но мы и уточняли свои предложения.

Вы упомянули о том, что ведущие бизнес-объединения подготовили свои предложения в комплексный план Правительства до 2025 года. Действительно, у нас есть развёрнутый перечень предложений и мероприятий. Развёрнутый список включает 149 позиций. Мы, понимая, что не так просто Правительству дочитать до конца этот перечень, ужали его до 25 позиций. Сегодня в рамках съезда мы по этим 25 позициям провели голосование. Оставили дюжину, для того чтобы можно было как минимум рассчитывать на то, что они в первую очередь будут рассмотрены Правительством. Кстати, результаты голосования у Вас на столе лежат, можно будет с ними ознакомиться. Но Вы, по сути дела, выделили ключевые направления в своём выступлении, которые и у нас оказываются приоритетными.

Первый большой блок вопросов – это фискальная нагрузка. Вы видите, что на первом месте у нас стоит неналоговая нагрузка, неналоговые платежи. Мы считаем, все бизнес-объединения считают, что нужен и реестр неналоговых платежей, и законодательное оформление неналоговых платежей, процедур, схожих с теми, которые прописаны в Налоговом кодексе.

Я не буду подробно рассказывать о содержании наших предложений, мои коллеги будут выступать и некоторые из них раскроют. Хочу сказать, что и регуляторная деятельность, и создание благоприятной инфраструктуры снятия ограничений – эти основные блоки позволяют говорить о том, что, во-первых, консолидированная позиция бизнеса будет лучше услышана Правительством, а во-вторых, мы и с Правительством имеем понимание по многим ключевым вопросам.

И как у Вас и в Послании было обозначено, и как это вытекает из наших дискуссий, конечно, одна из ключевых задач – это донастройка налоговой системы. И мы специальный налоговый форум провели, мы его традиционно проводим. И несмотря на то, что, насколько мы понимаем, Вы против того, чтобы предложения тех или иных ведомств раньше времени выносились на публичные обсуждения, тем не менее мы благодарны ключевым министерствам за то, что они с нами это обсуждают. Потому что у нас есть возможность просчитать последствия тех или иных вариантов, предложить свои аргументы. Так что просьба не сдерживать активность членов Правительства по встречам с нами и по обсуждению всех этих вопросов.

Я хотел бы в продолжение этого налогового сюжета предоставить слово председателю Комитета по налогам РСПП, члену бюро РСПП, председателю Совета директоров Новолипецкого металлургического комбината Лисину Владимиру Сергеевичу. Пожалуйста, Владимир Сергеевич.

В.Лисин: Тема, конечно, для нас болезненная. Может быть, с этого и стоит начать, о том, что новация, которая была произнесена здесь, на съезде, – «22/22», или как угодно её теперь можно называть, – она, в общем-то, вызвала бурное обсуждение, разные догадки, расчёты и прочее. Наверное, какие-то имеют место быть, какие-то – нет. Но самое главное – то, что мы не слышим, и, на мой взгляд, это наша позиция, мы должны понимать, зачем, какую цель мы хотим достигнуть.

Любая новация, которая касается Налогового кодекса, – какая цель достигнута? Мы хотим усилить инвестиционный процесс? Мы хотим срочно собрать налоги, которых нам не хватает? Мы хотим сделать «длинные» решения, которые позволили бы нам собрать эти налоги через пять лет быстрее, или в этом году мы хотим это сделать? Конечно, нужен расчёт. Расчёт, который предлагалось сделать, к чему приведёт? Какие последствия он вызовет? Два процента инфляции? Четыре? Неужели мы не понимаем, что трансформатор с 4 процентами НДС превратится в 8–10 и так далее процентов? И прежде всего он будет на ЖКХ, и прежде всего ляжет на население. Неужели это непонятно? И всё можно обсуждать.

Цель. Это очень важная составляющая, которую мы хотели бы всегда слышать, – какую цель в этот момент хотим достигнуть, чтобы себя не обманывать. И потом – важность оценки таких принятых решений.

Конечно, налоговая система и наш Налоговый кодекс достаточно стабильны, надо отдать должное и Вам, Владимир Владимирович, и Правительству. Мы за эти годы, в принципе, пришли к достаточно сбалансированной системе, нам, по большому счёту, жаловаться на неё грех, мы получили достаточно понятную систему. Тем не менее, когда мы говорим о том, что что-то в стране должно меняться, и Вы абсолютно правы, налоговая система должна помочь многим процессам. Конечно, инвестиционный процесс для нас наиболее важен, мы это понимаем, промышленность, тем более что инвестиции должны, по большому счёту, быть как-то мотивированы и стимулированы. Понятно, что для инвестиций разные институты могут работать, не только этот, но Налоговый кодекс и налоги – один из главных движков этого процесса.

Но что происходит сейчас с инвестициями? По данным Всемирного банка, за последнюю пятилетку в Китае показатель – 45 процентов от ВВП, Индия и Индонезия в странах Восточной Европы – 30–35, в России же этот показатель колеблется на уровне 22, а по данным Росстата – вообще ниже 15. Но при таком инвестиционном процессе мы можем ожидать рост только от ценовой экономической конъюнктуры, а не от того, что у нас начнётся приток инвестиций. Поэтому привлечение инвестиций в основной капитал, на мой взгляд, это одна из приоритетных задач в данном случае налоговой системы. Это, в общем-то, вопрос стабильности налоговой системы, это возможность просчитать свой расчётный бизнес-план. И нам кажется, что должен быть установлен мораторий на какие-либо изменения ставок, конструктивно основных налогов, а также введение новых налоговых и неналоговых платежей. Просто остановиться с мораторием, по крайней мере не ухудшать условия, последовательность, конечно, и правопреемственность нужна. А правоприменение, практика, я её коснусь тоже, она в этой ситуации играет значительную роль. Корректировка в случае таких вещей как раз должна касаться того, что мы хотим добиться в этот период и в «длинной» перспективе, и тогда понимать то, что мы можем легко просчитать последствия тех или иных новаций.

Что же у нас происходило? За последние несколько лет мы этот процесс активно меняли. В 2013 году освободили от налогообложения движимое имущество, с 2018-го предлагаем вернуть в состав облагаемого за счёт передачи администрирования в регионы. Вот первое изменение.

В 2012 году создали институт консолидированного налогоплательщика, в 2014-м ввели мораторий, потом частично мораторий сняли, а в 2017-м ограничили за счёт убытков компании. По-моему, вполне понятна сегодняшняя ситуация, при которой крупные компании, имеющие дочерние структуры в разных регионах страны, единственным способом поддержания там, где они являются достаточно слабыми экономически, является, в общем-то, ценовая политика. Либо их надо закрыть и понимать социальные последствия таких вещей. И никуда здесь не уйти.

Не мы ведь придумали консолидированного налогоплательщика как защиту от перетекания налоговых платежей из региона в регион. Но, вообще-то, в принципе, если налогоплательщик платит одно и то же количество налогов, просто не наше дело вообще, по большому счёту, заниматься этим пересчётом. Если суммарно нет потерь бюджета, почему мы должны делать? Мы понимаем, когда навели сегодня порядок с трансфертным ценообразованием за рубеж. Да, здесь мы много продвинулись, и, в общем-то, абсолютно понятные и прозрачные схемы в большинстве работают, и нет проблем сегодня. Но внутри-то страны почему производитель, налогоплательщик должен заниматься и думать о том, какая «дочка» и сколько он платил, если суммарное количество налогов не пострадало?

И вот представляете, мы все создали бухгалтерии, начали этим заниматься, а потом сказали: а теперь мы вошли в ограничения. Это последний случай этих вещей. На прибыль ввели ускоренную амортизацию, потом сократили число случаев, когда применяется ускоренная амортизация. Но это ведь та же самая система. Сначала мы же говорили, что инвестиционную льготу отменяем, но будет ускоренная амортизация. Вот как раз процесс, связанный с тем, что мы хотели бы увеличить количество инвестиций, инвестиционный рычаг увеличить. Да, но потом, соответственно, взяли и убрали и вообще сократили эту часть, и сейчас практически она отсутствует с точки зрения экономики.

Что такое правовая система? Ещё пять лет назад большее количество судебных процессов налогоплательщики выигрывали в судах, и естественно, потому что защищали свой собственный интерес. Сейчас практически все, кто может советовать, и мы в том числе, советуем постараться урегулировать до судебных разбирательств, потому что фактически налогоплательщик сегодня лишён возможности что-либо отстоять. Фактически мы все суды, особенно если нет крупного бизнеса, который бы достаточно мог защищаться, все проигрываются, мало того, что начинает вводиться новая правоприменительная практика. У нас появилось два института: налоговой выгоды и фактического получения дохода.

Налоговая выгода выглядит следующим образом. Всё под этой маркой объясняется следующим образом: пятый поставщик любого предприятия, пятый, обратите внимание, не второй, третий, четвёртый, а пятый. Если он не заплатил НДС, то проще всего – этот НДС на вас. Хотел бы понять, а каким способом узнать, кто пятый поставщик продукции? Как он заплатил или не заплатил НДС? Не мы ведь регистрируем его в налоговой инспекции, которая потом эти вещи исполняет, которых мы даже увидеть не можем. Но почему налогоплательщику, который добросовестный, печать ставится о получении необоснованной налоговой выгоды и он платит штраф за этого пятого? Это сегодня такая правоприменительная практика, и она, конечно, сильно будет отражаться на инвестиционных возможностях и расчётах инвестиционных возможностей. Понятно, что судебная практика в этой ситуации должна развиваться.

Бизнесменов не надо уговаривать, все прекрасно понимают, что любой инвестиционный процесс, любой бизнес-план будет внутри какого-то времени. Нет сегодня таких процессов окупаемости в индустрии, чтобы мы говорили: два-три года. На пять, на семь лет сегодня считаем проекты, а то ещё и больше, сроки окупаемости. Но налоговая система тоже должна быть максимально фундаментальной, стабильной, как на эти периоды, иначе возможности просчёта не будет. Каким образом считать, если вдруг завтра меняются правила игры? Поэтому это для нас, мне кажется, фундаментальный принцип, и здесь необходимо к нему больше подходить.

В связи с тем, что у нас прошла реформа судебных органов, мы понимаем, что сегодня много законодательных актов и те, которые касаются налогов. И повышение стабильности в правоприменительной практике, выпуск соответственных разъяснений и правоприменительной практики, конечно, хотелось бы, чтобы их больше появлялось, в том числе сбалансированность с бизнес-сообществом и с министерствами, ведомствами. Сегодня количество этих документов резко упало. А это как раз иногда расшифровки и те вещи, которые мы требуем и хотим, чтобы они появлялись и эта практика внедрялась.

Если всё-таки говорить о том, что нас интересует поток инвестирования в страну, которое, на мой взгляд, всё-таки является одним из важнейших факторов развития, необходимо вернуться к вопросу инвестиционной льготы. Это на самом деле может всколыхнуть заново инвестиционный процесс и не отставать, находиться в таких позициях, где мы 15 или 22 процента от ВВП имеем сегодня.

При существующих условиях налоговой амортизации даже с использованием амортизационной премии, повышающих коэффициентов предприятие не окупается инвестицией до момента полной амортизации. Вот так сегодня сложилось. Пока оборудование не амортизировано полностью, оно не окупается. И это в принципе то, что мы сегодня имеем с точки зрения налогов. Предлагается ввести полноценное освобождение от налога на имущество на 5 лет новых объектов, основных средств, это позволяет как минимум за 5-летний период на 10 процентов улучшить эффективность, рентабельность проекта.

Теперь то, что Александр Николаевич сказал, неналоговые платежи. Мы их насчитали уже практически, по разным отраслям, порядка 100 неналоговых различных платежей. Нас услышали, появились решения Правительства о том, что необходимо сделать законодательную базу для этих вещей. Пока она не появилась. Вроде бы сказали, что должен быть мораторий, однако по факту мораторий уже не работает. 28 февраля этого года утверждён новый вид платежей за электроэнергию для переработки твёрдых бытовых отходов. 35 миллиардов вся промышленность заплатит через электроэнергию за утилизацию твёрдых бытовых отходов. И это изменения двухнедельной давности. Опять неналоговый платёж.

При работе над базовым законом о неналоговых платежах необходимо рассмотреть все виды неналоговых платежей, а не те, которые легко администрируются, и, в общем-то, сформировать реестр этих неналоговых платежей как федерального, так и регионального и муниципального уровней, иначе мы просто запутаемся во всех этих историях. Основные параметры должны быть заданы.

Ну и из последних вопросов. Мы сейчас достаточно сильно продвинулись в международной практике. У нас готовятся соглашения на подписание. Активно внедрялись национальные стандарты, многие вещи. ОЭСР предлагает так называемые BEPS 13 и BEPS 15. Это также вопросы, связанные с налогообложением. Вот здесь, конечно, тоже бы стоило подумать: а что получит Россия от этого? В сегодняшних условиях это говорит о том, что страна ничего не получит с этого. А вот компании, холдинги, которые работают сегодня, легко получат в данном случае снижение налоговой нагрузки, потому что появится право просто прийти и сказать: у вас слишком много в России доходов. И мне кажется, это работа с бизнес-сообществом и проверка просто на холдингах, как это может работать. И как завтра фискальный орган в любой европейской стране скажет: а ну-ка, поделитесь вот этой прибылью, которую вы создали на территории России. Тут государство ничего не получит, а бизнес просто потеряет. Я уж не говорю об огромной административной нагрузке. Поэтому, уж коль мы сейчас занимаемся этими вопросами, интересы страны надо учитывать и в многосторонних соглашениях, конечно, надо бизнесу участвовать.

Я бы ещё долго мог говорить, Владимир Владимирович, на эту тему. Я думаю, что основные блоки мы сказали, и всё-таки большинство здесь сидящих на эту тему говорят. Не стоит сейчас расшатывать Налоговый кодекс, он у нас достаточно стабильный и работает по тем направлениям, только там, где мы хотим точно стимулировать. У нас же есть примеры. У нас есть положительные экономические зоны, где, в данном случае, мы давали целевые льготы, и люди получали, и там развивалась промышленность, предприятия. Мы имеем некоторые по видам деятельности (IT-сектор и так далее), когда какие-то целевые вещи дорабатывались, но одновременно думать о том, что фискальную нагрузку надо делать, социальные обязательства надо выполнить, инфляцию не раскрутить и ещё чтобы инвестиционный процесс продолжался. Как-то не получится всё вместе, на наш взгляд.

Спасибо.

А.Шохин: Спасибо.

В.Путин: Я коротко, потому что Владимир Сергеевич очень много вопросов затронул. Начну с того, что было сказано в начале, по поводу дискуссии в Правительстве. Дискуссии нужны, и с бизнесом нужны, мы всегда за это выступаем и всегда стимулируем эту дискуссию. Вопрос не в дискуссии на профессиональном уровне, она, конечно, должна быть открытой, а вопрос в том, что я, например, считаю преждевременным обсуждение в средствах массовой информации, пока нет общего решения, в том числе и выработанного вместе с вами. Вот я о чём. Ведь участие в дискуссиях принимают, допустим, представители РССП, других объединений, но это всё-таки люди доверенные, люди, пользующиеся уважением, проверенные, специалисты хорошие, но решение пока не принято, а мы через СМИ выносим это на широкую публику и можем порождать какие-то либо ненужные ожидания, либо тревоги. Вот я о чём говорю. А то, что я вчера об этом поговорил или позавчера, а вы уже здесь это рассказываете, – это говорит о том, что у нас продолжаются утечки из Правительства. (Смех.)

Ну ладно, мы люди свои здесь, мы понимаем, о чём говорим.

А.Шохин: Это всё от журналистов утечки.

В.Путин: Понятно. Ладно.

Теперь по поводу того, что Владимир Сергеевич сказал. Он так хорошо начал, за здравие, а закончил, как у нас говорят, за упокой. В общем, по существу, конечно, я не смогу на всё сразу здесь отреагировать, потому что Владимир Сергеевич очень много вопросов затронул важных и чувствительных. Цель любых изменений, конечно, обеспечить наилучшие условия для развития, обеспечить темпы экономического роста и качество этого роста.

Я позволю себе озвучить несколько вещей таких, как мне показалось, очень важных. Сказано было, допустим, о высоком уровне инвестиций в отдельных странах. Да, это правда. Там и экономика другая, и всё. Важен не только объём, хотя это важный показатель, важное качество. Важно, чтобы эти инвестиции не приводили к росту «пузырей», с которыми потом неизвестно что делать и которые потом начинают снижать темпы экономического роста. Это тонкая работа. Мы обсуждаем тоже много проектов, которые инвестиционно ёмкими являются у нас, в России. А к чему это приведёт? Мы должны посмотреть, к чему это привело в других странах. И далеко не всегда, скажем, инвестиции в строительство ведут к развитию этой отрасли. Потом непонятно, куда девать. Или какие-то другие крупные проекты. Скажем, то же железнодорожное скоростное движение. А потом, если компания накапливает убытки в сотни миллионов, то тогда, наверное, надо было взвесить все составляющие. Так в любой отрасли. Поэтому, конечно, мы должны ориентироваться, и мы должны привлекать инвестиции частные, иностранные, российские, но всегда нужно понимать, что это за инвестиции, куда они идут и к чему это приведёт.

По поводу освобождения от налога на имущество. Я понимаю, что чувствительно, и здесь сидящим хотелось бы вообще, чтобы не было налогов, наверное. Но у нас существует здравоохранение, пенсионное обеспечение. Вопрос ведь не в том, чтобы их не было, правда? Вопрос в том, чтобы это было оптимально организовано, шло на пользу как бизнесу, как экономике, так и гражданам, которые вроде бы с бизнесом напрямую не связаны. Но у нас есть уже многочисленные льготы, как в ТОРах, как в инвестиционных региональных проектах, как в свободных портах (Владивосток и ещё целый набор), в свободных экономических зонах. Можно, конечно, и дальше смотреть. Владимир Сергеевич, уважаемые коллеги, можно смотреть, конечно, но надо, как Вы сами правильно только что сказали, смотреть за тем, что будет дальше, какие последствия будут.

Теперь по неналоговым платежам. Здесь я с вами полностью согласен, вы знаете мою позицию, я уже говорил об этом: здесь нужен анализ того, что у нас есть, здравый и полноценный. Конечно, какая разница бизнесу, он платит налоги либо платит неналоговые платежи, всё равно это уходит. Поэтому даже если теоретически природа разная – результат практически один и тот же. Здесь нужно не только провести анализ, нужно вложить в нормативную базу, чтобы была уверенность в том, что здесь не будет никакой вакханалии. И поэтому мораторий, о котором мы говорим, даже если он пока и не работает, – всё равно этого вынуждены добиваться, я здесь полностью с вами согласен.

А по поводу налогообложения холдингов надо посмотреть внимательно. Конечно, Российское государство не может перед собой ставить задачу, чтобы создавать лучшие условия для администрирования фискальных органов других государств, но задача в том, чтобы обеспечить интересы самого государства, чтобы, если добавочный продукт в стране создаётся, в России, в любом виде, в любом качестве, – налоги должны уплачиваться именно здесь. Вот, собственно говоря, в чём цель, и ещё в том, чтобы не было никаких лазеек ухода от налогообложения. Это не наша новация. Во всём мире этим занимаются, во всём мире. Этим занимаются и в Штатах, кстати, наиболее активно и жёстко и, я бы даже сказал, агрессивно этим занимаются, и в Европе этим занимаются, и в Азии этим занимаются. Поэтому здесь никакой новизны здесь нет. Я согласен с Владимиром Сергеевичем в том, что это должно быть сделано корректно и не во вред ни государству, ни бизнесу, это правда.

Но много других аспектов, мы ещё вернёмся к ним. Спасибо.

А.Шохин: Владимир Владимирович, год назад на съезде Вы поддержали нашу идею использовать согласованную с Минфином методику оценки фискальной нагрузки, и Минфин инкорпорировал этот документ в основные направления налоговой политики, но для анализа скорее. Хотели бы, чтобы на основе согласованной методологии мы устанавливали предельный размер фискальной нагрузки, с тем чтобы можно было потом и каждое действие, не только Правительства в целом или законодателей, но и в том числе федеральных органов власти, которые вводят те или иные неналоговые платежи, оценивать с точки зрения этого критерия. В этой связи просили бы (и у нас это один из главных приоритетов, которые мы предлагаем Правительству включить в комплексный план до 2025 года), чтобы шаг за шагом Вы поддерживали движение в этом направлении.

В.Путин: Это, конечно, поставит Правительство и наши соответствующие инстанции в жёсткие рамки, в ограничения определённые, но к этому надо стремиться. Насколько это будет возможно, это надо будет посмотреть, посчитать. Но, безусловно, согласен, определённостей было бы больше, а самое главное, насколько мы понимаем, – это определённости в налоговой системе и вообще, и в неналоговых платежах. Всё это вместе нужно понимать, чтобы просчитать нормально любой инвестпроект. Это я прекрасно понимаю, надо к этому стремиться.

А.Шохин: Спасибо за поддержку в принципе, а по деталям будем договариваться.

В.Путин: Просто есть и другая сторона, чтобы вы тоже знали, были в курсе. Некоторые министерства, ведомства хотят обязательно пронормировать все свои расходы. Условно, я не знаю какое, любое ведомство – здравоохранение – всё должно быть пронормировано. Но если мы всё пронормируем, мы никогда ничего не исполним. К сожалению, так. Просто невозможно всё пронормировать и исполнить – никакого бюджета не хватит, хотя, конечно, к этому надо стремиться.

Всё хочется пронормировать в силовых структурах: сколько стоит питание, сколько стоит одно, другое. Если всё просчитать, бюджет уйдёт только на силовые структуры. Просто мы находимся в такой стадии развития экономики, когда это всё очень сложно сделать, хотя, разумеется, ко всему этому надо стремиться. Порядка будет больше, если мы в конечном итоге выйдем на такую систему расчётов по всем направлениям.

В.Шохин: Владимир Владимирович, Вы упомянули в своём вступительном слове по поводу кадастра налога на недвижимость, и Владимир Сергеевич эту тему затронул. Если позволите, более подробно на эту тему выступил бы Роман Викторович Троценко, член бюро РСПП, председатель совета директоров инфраструктурной компании Aeon.

В.Путин: Конечно.

Р.Троценко: Уважаемый Владимир Владимирович!

Поставленную Вами задачу повышения темпов экономического роста РСПП считает для себя приоритетной. Мы видели, как с 2000 по 2013 год средние темпы экономического роста составляли более 6 процентов в год, создав тем самым самый длительный и успешный период постоянного экономического роста в российской экономической истории.

Не единственной, но важной основой этого периода роста была возможность дозагрузки существующих не загруженных, но уже построенных производств. На сегодняшний день производственные мощности в большинстве отраслей уже загружены максимально и оптимально. Экономический рост нового периода невозможен без строительства новых производств и создания новых мощностей. Сложившиеся налоговые реалии подходили для этапа дозагрузки, но они на сегодняшний день не стимулируют строительство производственных фондов и новых предприятий.

При этом хотелось бы отметить, что сама фискальная нагрузка в России не является высокой. 31,6 процента ВВП, который приходится на налоги, является показателем чуть ниже среднего для стран G20, поэтому нам на это жаловаться грех. Налоги администрируются на сегодняшний день в России неплохо, однако сама система не является поддерживающей инвестиции, о чём говорилось до этого.

Мы провели опрос всех четырёх бизнес-объединений, и проблема налога на имущество, и инвестиционные льготы по налогу на прибыль всеми бизнес-объединениями всегда ставились в пять самых главных проблем, которые требуют налоговой донастройки.

По налогу на имущество, мы видим, что в последнее время был ряд инициатив, в том числе передача порядка определения кадастровой стоимости в регионы. Напомню, что предельная ставка – 2,2 процента от стоимости фондов предприятий, которая платится каждый год. По своей сути, каждое предприятие, если оно запустило новое производство, платит этот налог в полном объёме, а в том случае, если предприятие использует старое, самортизированное оборудование, оно этот налог не платит, то есть он является дестимулирующим. При этом разница на период самого бизнес-плана, скажем, на 10–12 лет, может составить до четверти стоимости предприятия. Это очень большая величина, которая зачастую останавливает компании от создания новых мощностей и сокращает их планы запуска новых производств.

Следует отметить, что налог на имущество по своей природе ещё и не связан с результатами производственной деятельности. Предприятие начинает его платить с момента покупки оборудования или запуска нового цеха, несмотря на то, что оно, допустим, ещё не произвело ни одной единицы продукции. В этом плане он является также некоторым образом несправедливым.

Сложностью является то, что налог является полностью региональным, и он составляет очень существенную часть региональных бюджетов. Поэтому просто его отмена приведёт к тому, что региональные бюджеты, оставшись без этого налога, будут неполноценными, будут испытывать дефицит. Мы видим, что целый ряд регионов активно применяли льготы и отменяли у себя налог на имущество, что со временем приводило к тому, что их бюджеты становились дефицитными.

Мы предлагаем и считаем, что одной из мер по снижению негативного влияния этого налога может стать предоставление регионам диспозитивного права менять налог на имущество на увеличенную ставку налога на прибыль, которая идёт в региональный бюджет, скажем, на 2 процента. То есть регион в этом случае будет устанавливать предельную ставку не в 20 процентов с налога на прибыль, а 22. Условно говоря, регион отказывается сегодня от получения и налогообложения создаваемого имущества, но рассчитывает в дальнейшем на большую долю в прибыли.

Это такие принципы частно-государственного партнёрства для регионов. Хозяйственные условия регионов чрезвычайно различны. Есть богатые регионы, на территории которых находится очень много имущества, – Москва, Московская область, Санкт-Петербург, Татарстан. Конечно, таким регионам эта новация будет неинтересна. Но для регионов, которые заинтересованы в том, чтобы создавалось новое имущество на их территории, эта новация может дать дополнительные рычаги к развитию. Мы считаем, что эта норма должна быть диспозитивной и приниматься регионом на период, скажем, 10 лет, чтобы не каждый год регион менял модели, налогообложение внутри себя.

Ещё одной мерой, которая может стимулировать инвестиции, является предоставление льготы по налогу на прибыль, инвестиционной льготы. Она была в 90-е годы, потом была отменена, мы видели, были периоды и были случаи злоупотребления этой льготой предприятий.

В то время налог на прибыль администрировался не очень здорово, но, тем не менее, мы видим, что бизнес на сегодняшний день считает, что это самая простая и самая эффективная форма поддержки новых инвестиций. Например, она могла бы быть озвучена следующим образом, что предоставляется льгота в размере до 50 процентов налога на прибыль при приобретении оборудования российского производства и выполнении работ по строительству производственных мощностей и монтажу оборудования силами российских компаний.

При этом мы понимаем, что необходимо сохранить баланс поступления налога на прибыль. Считаем, что можно провести ревизию льгот по налогу на прибыль и отменить другие льготы, которые на сегодняшний день менее значимы, чем задача возобновления инвестиционного роста. Допустим, пересмотреть ускоренную амортизацию, чтобы у нас не было льготы на льготу, что, наверное, является несправедливым.

В последнее время получило широкое распространение введение отдельных точечных режимов налогообложения в виде зон опережающего развития или специальных инвестконтрактов с отдельными предприятиями. Это хорошо, но для ускорения общего экономического роста по-прежнему более важным является регулирование общих экономических режимов в стране для всех субъектов хозяйственной деятельности.

Уважаемый Владимир Владимирович, мы просим Вас дать поручение Правительству по поиску и проведению расчётов и проработать предложения по донастройке налоговой системы с целью стимулирования экономического роста.

Спасибо.

В.Путин: Вы знаете, Роман Викторович ключевые вопросы затронул. Естественно, и я тоже здесь в детали вдаваться не буду, потому что это предмет специального рассмотрения. Вот, допустим, это не Вы сказали, а я, а Вы дискутируете не со мной, а я дискутирую с Министерством финансов. Я говорю: «Налог на имущество». Они сразу говорят: «Опустим сразу региональные бюджеты». Я им говорю: «Слушайте, у нас ведь нет ещё этого имущества. Речь идёт о новом имуществе». – «Мы тогда разрушим принципы налоговой системы». У нас очень часто такая дискуссия возникает, часто, вы поверьте, так и есть.

Льгота до получения прибыли. Антон Германович вам ответит: «Если мы им дадим такую льготу, прибыли никогда не увидим». Всё, льготный период будет вечным. Но это не значит, что над этим нельзя думать. Конечно, нужно подумать. Там можно выработать определённые системы, которые будут стимулировать эти самые инвестиции, о которых Вы сказали.

По поводу инвестиционной льготы до 50 процентов в том случае, если приобретается оборудование отечественного производства и отечественные подрядчики привлекаются. Всё вроде правильно и хорошо. Вопрос только в том, что считать отечественным продуктом, потому что, допустим, конечный продукт, полученный из иностранных комплектующих, – это отечественный продукт или нет? А компания с контрольным пакетом иностранных вкладчиков – это отечественная компания или не совсем?

Хочу, чтобы было понятно. Я не против этого. Наоборот, я считаю, что мы постоянно вместе с вами должны думать, отсекать всё, что нам мешает, то, о чём говорил Владимир Сергеевич (много ещё того, что мешает в работе), и искать эффективные пути стимулирования инвестиций и создания хороших условий для бизнеса. Давайте рассмотрим и Ваши предложения, вот коллеги сидят, слушают, мы это сделаем.

Спасибо большое.

В.Шохин: Мы с коллегами сегодня утром на съезде такого рода тему уже обсуждали, они готовы включиться в обсуждение в конструктивном ключе.

Владимир Владимирович, сегодня несколько раз звучали слова «производительность труда». На следующей неделе Вы проводите заседание Президентского совета по стратегическому развитию. Тема производительности там будет одной из тем повестки дня. Но дело не только в этом, это актуально, наши компании прекрасно эту материю понимают: нехватка квалифицированных кадров, необходимость модернизации оборудования, необходимость трудоустройства освобождаемых работников и так далее.

Я хотел, чтобы Владимир Олегович Потанин, генеральный директор «Норникеля» и член бюро, председатель комитета РСПП, на примере в том числе и компаний, наших компаний – членов РСПП, эту тему раскрыл.

Спасибо.

В.Потанин: Спасибо.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемый Александр Николаевич! Уважаемые участники съезда!

В своём кратком выступлении по поручению бюро правления я хотел бы затронуть проблематику роста производительности труда.

Тезис о том, что производительность труда является тем рычагом, ухватившись за который можно придать существенный импульс нашей экономике и, в частности, обеспечить рост валового внутреннего продукта, он представляется достаточно очевидным.

Анализ того, что происходит в других странах, сопоставимых с нами по уровню производительности труда и по уровню валового дохода на душу населения, как раз об этом говорит. Мы выглядим, для примера, чуть лучше Мексики по этому показателю, при примерном сопоставимом объёме валовом продукции – чуть хуже Турции, при таком же уровне производительности труда, но при меньшем доходе на душу населения, ЮАР смотрится с нами в одной весовой категории.

Конечно, мы сильно отстаём в этом от наиболее развитых стран, наиболее продвинутых стран, и нас вряд ли это может устраивать. Тем не менее объективности ради надо сказать, что если проанализировать данные о том, сколько у нас доход на душу населения и какая у нас производительность труда, то, в принципе, мы находимся где-то в средних значениях. То есть там мы и должны были бы находиться. Вопрос в том, как нам переместиться в сторону воображаемой диаграммы, где находятся лидеры.

Дело в том, что вопросы повышения производительности труда уже давно находятся в центре внимания, и Вы, Владимир Владимирович, лично обращали на это внимание неоднократно. Целевые индикации по росту производительности труда были и в программе Правительства 2008 года, перед кризисом, и в Ваших майских указах. Соответственно, мы этих целевых показателей пока не достигаем. Это повод для того, чтобы проанализировать, как они формировались, эти показатели, и дать им новую жизнь.

Но это абсолютно не повод для пессимизма, потому что опять же анализ совокупной факторной производительности, которая была в Российской Федерации начиная с 2000 года, говорит о том, что мы вышли на достаточно приемлемые, я бы даже сказал, высокие темпы роста совокупной факторной производительности. Говорю об этом как об агрегированном показателе, который может давать нам основания судить о более долгосрочных трендах. Так вот этот показатель варьировался от 3 до 6 процентов в период с 2000 по 2008 год. И если посмотреть на воображаемый график этого движения – резкий провал в момент кризиса. То есть можно говорить о том, что на этом пути нас довольно сильно подкосил кризис. Соответственно, сейчас в дополнение к этому ещё и неблагоприятные внешние факторы. Они продолжают оказывать давление на «кривую» наших успехов. Надо эту тенденцию развернуть.

За счёт чего это можно было бы сделать? Прежде всего, многие уже об этом говорили, тоже, на мой взгляд, очевидная аксиома, что производительность труда прежде всего связана с инвестициями, с инвестициями в модернизацию, в основной капитал, в обновление производства.

Мы живём в условиях, когда, как Вы совершенно справедливо сказали, нам удалось в целом обуздать инфляцию, выход на показатели 4,4 процента, например в марте этого года, говорят о том, что с этим «зверем» уже как-то мы научились бороться и справляться. Но я понимаю настороженность, с которой Центральный банк подходит к снижению ставок, с тем чтобы не переломить эту тенденцию. Следует, конечно, ожидать, что какой-то период времени исторический, короткий, – может быть, полтора, два, три года, – мы всё-таки будем жить ещё в условиях, когда ставки будут достаточно высоки для того, чтобы сделать капитал доступным для долгосрочных масштабных инвестиций.

В этих условиях чрезвычайно важно сохранить точечное воздействие, точечную поддержку проектов, которые могут давать результаты, и такие проекты есть, о них уже сегодня говорили, даже не проекты, а подходы. К ним относится и региональная льгота по инвестиционным проектам, и наша компания широко пользуется такими рода льготами, в том числе в Забайкальском крае. Это и инвестиционные контракты, которые заключаются, насколько я понимаю, в основном по линии Министерства промышленности, которые дают даже не столько материальные гарантии, сколько стабильность налогового и других режимов на период инвестирования. Многие коллеги, мы об этом говорили, что важно даже иногда бывает не собственно стимулирование в виде субсидирования каких-либо расходов, хотя ни один бизнесмен от этого не откажется, но главное всё-таки – это стабильность и предсказуемость режима, который позволял бы сделать точные расчёты.

Помню, что в 90-е годы многие наши иностранные партнёры и потенциальные партнёры, упрекая нас (возможно, не без оснований) в несовершенном налогом режиме и изъянах в бизнес-климате, инвестиционном климате, в качестве панацеи от всех бед приводили соглашение о разделе продукции. Это можно было на многих конференциях услышать: «Давайте скорее соглашение о разделе продукции заключать». Но 2000-е годы показали, что на основе нашего национального налогового режима мы достигли большого притока иностранных инвестиций. То есть, грубо говоря, стоило навести порядок, что называется, в целом, и сразу пропала необходимость в каких-то специальных режимах.

Я говорю о том, что, может быть, Владимир Владимирович, пора задуматься над тем, чтобы обобщить опыт (удачный, безусловно, опыт) инвестиционных контрактов, территорий опережающего развития, некоторых индивидуальных решений. Как, например, в случае с «Норильским никелем», когда мы закрывали никелевый завод и для высвобождения рабочих нам нужно было произвести определённые социальные траты, инвестиции, для того чтобы это производство на модернизированных мощностях организовать, – государство пошло нам навстречу и разрешило снизить платежи по пошлинам досрочно, которые примерно привели к тому же эффекту, что мы, собственно, и вложили (порядка 11 миллиардов рублей) в разрешение этой проблемы.

То есть существует система различного рода индивидуальных точечных способов поддержать различного рода полезные с точки зрения повышения производительности труда проекты, и они очень важны в условиях, я ещё раз повторю, прогнозируемого недостатка капитала, доступа к финансированию.

Но мне кажется, уже пора задумываться над тем, чтобы сделать их более унифицированными. Я вот провожу аналогию между соглашением по разделу продукции и национальным эффективным налоговым режимом. Деликатно, но, как говорится, время быстро пройдёт, и я бы сейчас начал над этим задумываться.

Второй аспект, о котором я хотел в своём кратком выступлении сказать, – это то, что производительность труда, модернизация – это всегда высвобождение определённого количества работников. Вся последняя история промышленного развития во всех станах мира – это сокращение людей, занятых в основном производстве, и увеличение числа занятых во всём, что вокруг, – в социальной сфере, в IT-технологиях и так далее. В этом смысле мы, безусловно, гордимся как высоким достижением низким уровнем безработицы у нас в стране. Тем не менее эта низкая безработица в том числе содержит скрытую угрозу, потому что часть работников реально не востребована на предприятиях, они просто не увольняются и составляют определённую скрытую безработицу.

Получается, что, с одной стороны, модернизация будет приводить к высвобождению работников, в том числе этой скрытой безработице, с другой стороны, есть потребность в некоторых регионах в рабочей силе, потому что там создаются сейчас более интенсивными темпами новые производства и возникает вопрос об увеличении мобильности рабочей силы.

Многие страны с гораздо более высокой производительностью труда, чем мы, они, соответственно, обладают и большей мобильностью рабочей силы. Если в среднем взять по Евросоюзу, то, например, мобильность рабочей силы там раза в три выше, чем у нас. Соответственно, этот процесс тоже, мне кажется, его бы бизнес подхватил в какой-то момент и с точки зрения создания хороших электронных баз, в которых могли бы находить работодатели и высвобождаемые работники друг друга, и создания рынка арендного жилья. Была же у нас создана, на мой взгляд, довольно серьёзная и хорошо работающая система социального жилья. А рынка арендного жилья, который бы использовался именно для увеличения мобильности рабочей силы, у нас пока нет. Нужно этот процесс стимулировать, а для этого, возможно, нужно было бы какую-то определённую помощь предприятиям, которые этим занимаются, оказать.

Я умышленно сейчас не «надкусываю» тему какой-то конкретной меры, потому что всё это упрётся в сокращение фискальных сборов. Просто считаю, что над этим надо думать.

Дело в том, что вообще высвобождающихся работников из сферы основного производства способна абсорбировать другая, новая экономика. В этом смысле людей надо к этому готовить. На этот счёт есть очень хорошие примеры. Например, мой коллега Алексей Мордашов, затевая масштабную модернизацию «Северстали» около 15 лет назад, инициировал создание некоммерческого партнёрства «Агентство развития Череповца». Деятельность этой организации позволила создать большое количество рабочих мест в малом и среднем бизнесе, положительно повлияла на структуру налогов в городе и так далее.

Мы сейчас пользуемся в Норильском промышленном районе той же технологией, то есть при высвобождении работников из закрываемых вредных, устаревших производств мы, с одной стороны, проводим их переподготовку в нашем корпоративном университете, с другой стороны, в Агентстве развития Норильска пытаемся оживить городскую среду, для того чтобы она как-то втягивала этих людей.

Знаю, что и другие компании этим занимаются. Но думаю, что можно было бы подумать над тем, чтобы сделать какую-то федеральную программу, которая бы стимулировала создание вот этих самых рабочих мест для малого и среднего бизнеса именно для высвобождаемых в результате модернизации работников.

В завершение хотел сказать о том, что повышение производительности труда является очень интересным таким магистральным путём, позволяющим оценивать очень много факторов нашей эффективности или неэффективности в целом.

Например, в странах, где более высокая производительность труда, там люди проводят в среднем меньше времени на больничном, а это упирается в вопросы здорового образа жизни, здравоохранения. То есть в решении вопроса о повышении производительности труда как в капле воды высвечивается очень много аспектов проблематики, с которой мы сталкиваемся. И поэтому я хотел сказать, что думаю, что это действительно тот оселок, который поможет нам создать положительный импульс в развитие нашей экономики.

Спасибо, уважаемые коллеги. Спасибо, Владимир Владимирович.

В.Путин: Владимир Олегович, фундаментальные вопросы Вы затронули. Тоже здесь можно до вечера дискутировать и времени не хватит.

По поводу роста производительности труда и роста доходов. Владимир Олегович без бумажки говорил, но две совершенно конкретные вещи сказал, очень чувствительные для сегодняшнего периода. Мы с некоторыми коллегами нашими, которые здесь тоже присутствуют, вчера только эту тему тоже обсуждали. Это, как Вы сказали, не повод для пессимизма – может быть, но это, точно совершенно, тревожный сигнал и повод для того, что нам нужно задуматься.

О чём я хочу сказать? О том, что у нас начали расти доходы и не растёт производительность труда. Это очень тревожный фактор, потому что мы опять возвращаемся в то состояние, в котором когда-то находились. У присутствующих здесь (вы все такие большие начальники, не знаю, часто ли бываете на производстве, а у ваших подчинённых, совершенно точно, возникает проблема, она давно у всех квалифицированных кадров есть) начинается переманивание квалифицированных кадров. Это ещё больше стимулирует рост доходов, во всяком случае менеджмента высокого класса, что тянет за собой и другие слои. А производительность труда не растёт. Связано это с инвестициями в основной капитал? Конечно, связано. Владимир Олегович прав.

По поводу доступности капитала. Коллега, выступающий, всуе вспомнил про Центральный банк. Я тоже сейчас не буду Эльвире Сахипзадовне предлагать дискутировать с вами, я скажу за неё, что бы она вам ответила. Необоснованное и преждевременное снижение ставки, чего бы очень, конечно, хотелось, может привести к инфляции и к ослаблению национальной валюты. А если у нас ослабнет рубль, то тогда снизятся ваши инвестиционные возможности, потому что дороже будет за рубли закупать то новое оборудование, которое повышает производительность труда. Вот вам круг и замкнулся. Поэтому здесь нет линейных решений, это всё вещи, которые взаимно связаны и требуют отдельного анализа и взвешенных шагов. Здесь спешка может дорого стоить, хотя всё нужно делать своевременно, обоснованно и в нужном объёме. Это правда, точно.

Теперь – индивидуальные точечные решения. Вы правы, по сути, так и нужно делать. Но я вам хочу сказать, что мы так и делаем. Во-первых, существует целая серия программ по линии Министерства экономического развития, существует целая серия программ по линии Министерства промышленности. И то и другое, по сути, через коммерческие банки по достаточно приемлемым ставкам фондируется Центральным банком. Но и здесь нам не должно изменять чувство меры, с тем чтобы не нарушить тех самых макроэкономических параметров, которыми мы так дорожим.

Теперь по поводу высвобождающейся рабочей силы в случае модернизации. Это одна из очень важных тем, может быть, самых важных. При новом витке технологической революции, при новом укладе технологическом это неизбежно. Но это эксперты во всём мире говорят, предрекают это: будет неизбежным, будем наблюдать высвобождение рабочей силы. И вот здесь, уважаемые коллеги и друзья, чрезвычайно будет востребовано сотрудничество между государством и бизнесом. Здесь и в ваших, и в интересах государства, чтобы этот процесс протекал как можно более безболезненно, чтобы он был естественным, чтобы люди находили достойное место работы и достойный заработок. Это чрезвычайно важная вещь.

В этой связи, как вы помните, один из моих коллег, тоже здесь присутствующих, дискутируя с другими здесь присутствующими, говорил о реформе пенсионной системы. Он говорил: «Вот если будет высвобождение, вы куда людей денете? Так хоть они на пенсию пойдут, а в этом случае чего, если повысить возраст? Что будет?» Но и это тоже очень вопрос тонкий, чувствительный, требует неспешного подхода. Хотя и здесь тоже своевременные решения должны быть.

Что совершенно точно, это нужно подумать о мобильности рабочей силы, трудовых ресурсов, и в этой связи, конечно, об арендном жилье. Здесь Владимир Сергеевич абсолютно прав. Но я хочу сказать, что некоторые наши компании этим и занимаются. Одни идут по пути предоставления льгот при приобретении в собственность, а другие, например, на Урале некоторые металлургические предприятия на корпоративном уровне даже создают это арендное жильё. Ну и государственные программы, конечно, должны развиваться по арендному жилью, это совершенно очевидно. Мы так и стараемся делать.

По поводу федеральной программы для создания новых рабочих мест. Вы знаете, мы же всё время говорим, тоже с подачи другого объединения предпринимательского, о создании 25 миллионов новых высокотехнологичных рабочих мест. То есть это у нас по разным программам разбросано. По сути дела, государство как раз в этой части именно настроено на достижение этой цели, хотя, может быть, можно подумать и о том, чтобы где-то сконцентрировать и иметь в виду общее поле перед глазами, что происходит и что нам нужно вместе делать.

В.Шохин: Спасибо, Владимир Владимирович.

Владимир Владимирович, я хотел бы обратиться к Вам с одной просьбой. У нас достаточно много предложений, не все они прозвучали в Вашем присутствии. А есть такая бюрократическая технология – то, что не прозвучало в Вашем присутствии, не входит в перечень поручений.

Можем ли мы рассчитывать поработать с Администрацией, с Экспертным управлением и расширить этот перечень проектов-поручений, которые по итогам Недели российского бизнеса, съезда прозвучал и вошёл в резолюцию съезда?

В.Путин: Разумеется, конечно.

В.Шохин: Тогда, уважаемые дамы и господа, разрешите и за это поблагодарить Владимира Владимировича.

Он не всё услышал, но всё увидит.

В.Путин: Спасибо большое.

В.Шохин: Спасибо, коллеги.

На этом мы завершаем работу съезда.

Спасибо всем за работу.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > kremlin.ru, 16 марта 2017 > № 2111752 Владимир Путин, Александр Шохин


Казахстан > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > kursiv.kz, 16 марта 2017 > № 2110380

Тимур Сулейменов: Казахстанский бизнес ожидает новый "Мегазакон"

Айгуль ИБРАЕВА

15 марта 2017 года прошел ежегодный саммит CFO Summit Kazakhstan 2017, где обсуждались перспективы развития финансовой системы Республики Казахстан, последние изменения, риски и возможности, а также актуальные вопросы экономики страны. Спикерами на саммите выступили министр нацэкономики, CEO банков второго уровня и ведущих финансовых организаций страны.

Партнер ФБК «Грант Торнтон», директор Института стратегического анализа Игорь Николаев уверен, что мирового финансового кризиса в ближайшее время не избежать. «Что делается в мире? С точки зрения цикличности, если обратиться к данным за последние полвека, можно выделить семь мировых кризисов. С начала 70-х годов «с завидной» регулярностью происходят экономические кризисы каждые 7–10 лет, последний экономический кризис был в 2008–2009 годах», – отметил он в своем выступлении.

Эксперт считает, что цикличность рыночной экономики, которая воспринимается как недостаток, на самом деле является преимуществом. По его мнению, она позволяет выравнивать диспропорции, это не хорошо и не плохо, это такая данность, которую необходимо учитывать. Ведь у каждого экономического кризиса есть свои непосредственные причины, есть спусковой крючок, тем не менее, фундаментальная причина экономических кризисов – глобальная перекапитализация рынков. «Соотношение совокупной капитализации рынка акций национальных компаний к объему номинального ВВП, или капиталоемкость ВВП, как мы его назвали, соизмеряет размер национального рынка. Как подтверждает практика, существуют пограничные уровни капиталоемкости ВВП, превышение которых ведет за собой обвал рынка. Пороговый предел показателя, который мировые рынки демонстрировали до наступления прошлых двух экономических кризисов, сегодня уже достигнут. Экономикам Казахстана и России в силу своей молодости не характерна цикличность, тем не менее, перспективы их развития в значительной степени зависят от того, что происходит в мировой экономике», – говорит эксперт.

По словам эксперта, очередного мирового финансового кризиса не избежать. Игорь Николаев привел также основные источники риска в 2017 году. Первым глобальным риском был назван Трамп или рост неопределенности в мировой экономике из-за намерений новой администрации в США. Второй, не менее важный, фактор риска – мировые цены на нефть. Эксперт назвал 10%-ное падение цен на нефть на прошлой неделе тревожным звонком, к которому необходимо быть готовым. По его мнению, замедление роста экономики Китая является одним из основных рисков в 2017 году. «КНР обеспечивает почти треть спроса на нефтепродукты, поэтому замедление темпов роста страны может значительно повлиять на ценообразование нефти и топлива», – отметил эксперт.

Министр национальной экономики Тимур Сулейменов выступил с докладом, где поделился видением развития экономики Казахстана. Министр уверен, что являясь достаточно открытой и глобализированной экономикой, Казахстан прочувствует на себе все мировые экономические колебания. Это касается как близких наших партнеров, таких как КНР и Российская Федерация, так и неопределенной «определенности» американской администрации, в частности ее отношения с КНР. Неопределенности сегодня достаточно много, подметил министр: «Во многом в мире нарастает тенденция протекционизма, создание отдельных островков стабильности, отгораживания от других стран, переход от многостороннего формата торгово-экономических отношений к отдельным региональным». Казахстан в этом вопросе, по мнению г-на Сулейменова, является законопослушным игроком в рамках ВТО и реализует свои экономические цели в рамках международных обязательств.

«Как вы знаете, в рамках недавнего послания главы государства, главным приоритетом нашей экономической политики является модернизация. Помимо очевидной технической и технологической модернизации мы должны затрагивать научную модернизацию, институциональную и т. д. Мы должны повышать свою производительность труда, мы должны делать это самыми разными способами», – подчеркнул министр Нацэкономики.

Географическая ситуация страны такова, что бизнесу приходится совершать дополнительные расходы на транспортировку, инфраструктуру и т. п. Государство берет на себя часть этих расходов. Министр отметил необходимость иных методов поддержки бизнеса помимо точечного подхода. «Самое главное – это создание необходимой, правильной бизнес-среды», – подметил министр. По этому поводу, по его словам, к сентябрю этого года будет готов «мега закон», который будет содержать в себе изменения в рамках Doing business, изменения контрольно-надзорной, лицензионно-разрешительной системы в Казахстане. Благодаря этому закону, по мнению г-на Сулейменова, в следующем году в стране кардинально улучшатся бизнес-условия.

«Помимо стандартных средств мы хотим рассмотреть те условия, которые устанавливают бизнесу субъекты естественной монополии, квазигосударственного сектора. До сих пор мы фокусировались в основном на административных барьерах, сейчас мы будем обращать внимание на деятельность региональных органов управления, субъектов естественных монополий и квазигосударственного сектора», – считает министр нацэкономики.

Он также напомнил, что государство достаточно активно инвестировало в экономику на фоне экономического спада. По словам чиновника, это помогло экономике удержаться на плаву и показать положительный результат. «Очевидно, что это не будет продолжаться все время, необходимо искать новые источники роста, в планах министерства национальной экономики – создание единого экспортного агентства, готовится экспортная стратегия, которая предусматривает как административную, так и финансовую поддержку экспорта. В итоге министерство надеется, что на смену государственным инвестициям придет наращивание экспортных поставок, как в рамках ЕЭС, так и на новых рынках. Перспективными в этой точке направлениями являются Иран, Индия и Израиль», – отметил министр.

В структуре ВВП страны 58% занимает сектор услуг. Тимур Сулейменов поделился с планами наращивания экспорта услуг в Казахстане: «Мы хотим сосредоточиться на рынке услуг. Большие деньги были инвестированы в образование, медицину, у нас есть огромное количество современнейших медицинских объектов, соответственно экспортный потенциал медицинских услуг в регионе не раскрыт. Мы рассматриваем его как одного из драйверов экономического роста». Также министр рассказал о потенциале предоставления образовательных услуг для иностранных граждан. «Экспорт образовательных услуг – это то, в чем мы можем быть конкурентоспособны в центральноазиатском регионе», – отметил Тимур Сулейменов.

По словам министра нацэкономики, РК импортирует услуги на $8 млрд, немалую долю в котором занимают – консалтинговые. Поэтому в планах министерства использовать услуги казахстанских компаний, при условии, что они будут отвечать требованиям высокого качества.

Тимур Сулейменов также рассказал о грядущих новшествах в налоговом законодательстве. Изменения в основном будут касаться налогообложения недропользователей, в частности, налоги будут зависеть от финансового результата. А вот бонус коммерческого обнаружения будет отменен. По словам министра, 2017 год не будет легким, тем не менее, министерство национальной экономики ожидает рост экономики не менее 2%.

Глобальные угрозы

Спикерами панельной дискуссии саммита CFO Summit Kazakhstan-2017 выступили: председатель правления Народного банка Казахстана Умут Шаяхметова, министр экономики РК Тимур Сулейменов, председатель наблюдательного совета ТОО SB Capital Анвар Сайденов, председатель совета директоров АО VISOR Holding Айдан Карибжанов, СЕО Analytical Center for Economic Policy Рахим Ошакбаев и председатель правления АО СК «Сентрас Иншуранс» Руслан Погорелов. Модератором панельной дискуссии выступил известный политолог Досым Сатпаев.

Спикеры обсудили внешние глобальные возможности и угрозы, влияющие на экономику Казахстана. По мнению Руслана Погорелова, если в экономике нашей страны ничего не изменится, отечественные компании не смогут конкурировать с мировыми. С другой стороны у РК есть временной лаг, который можно использовать.

Рахим Ошакбаев назвал происходящее сегодня в экономике «созидательным разрушением». В современном мире постоянно генерируются инновации. Ключевым драйвером нашего роста, по словам эксперта, должен стать человеческий капитал. «Нам необходимо адаптироваться к современным темпам, стимулировать свободу творчества», – считает спикер.

Айдан Карибжанов отметил региональную стабильность во внешнеэкономических отношениях. Проблемы, по словам эксперта, кроются внутри страны. В этой связи, по его мнению, самым главным вопросом является транзит власти и неопределенность, связанная с этим, которая, в свою очередь, выступает тормозящим фактором вливания иностранных инвестиций в страну.

Также актуальной темой дискуссии стала банковская система Казахстана, а именно решение вопроса проблемных кредитов БВУ. «У меня создалось впечатление, что бытует мнение «все зло от банков», с чем я в корне не согласна. Банки – это отражение того, что происходит у нас в экономике, отражение регулирования. Затирая старые ошибки новыми проблему не решить», – отметила Умут Шаяхметова. По мнению председателя правления Народного банка, в Казахстане каждый олигарх считает, что он может быть банкиром, тогда как если бы каждый лично отвечал за свои решения и действия, той ситуации, что сейчас возникла в банковском секторе, вообще не было бы.

По словам Айдана Карибжанова, проблема токсичных кредитов, которые были созданы банками-зомби, продолжается уже десять лет с 2007 года. «С одной стороны, наша болезнь в том, что государству приходится нести это бремя, выделять деньги из Нацфонда, в другой стороны не перезагрузив эту вещь двигаться дальше нельзя, потому что рядом с непохороненным трупом жить нельзя, это опасно для жизни», – отметил спикер.

Рахим Ошакбаев резюмировал, что статистика Нацбанка и международных рейтинговых агентств, к примеру Moody’s, по проблемным кредитам банков сильно разрознена. По данным агентства, уровень NPL значительно выше данных в официальной статистике.

Казахстан > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > kursiv.kz, 16 марта 2017 > № 2110380


Россия > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > forbes.ru, 16 марта 2017 > № 2110294

Путин и РСПП: что стало с миллиардерами «профсоюза олигархов» за 14 лет

Андрей Злобин

редактор Forbes.ru

Президент выступил на съезде промышленников и предпринимателей. В седьмой раз с 2003 года.

16 марта 2017 года Путин говорил в основном о налогообложении. Глава государства предостерег от преждевременного вынесения на публику внутриправительственных дискуссий по этому вопросу. «Считаю преждевременным обсуждение этого в средствах массовой информации, пока нет общего решения, в том числе выработанного вместе с вами», — сказал Путин.

Он назвал главной задачей налоговой системы не только пополнение бюджета, но и стимулирование развития отечественной экономики и социальной сферы, регионов и муниципалитетов. «Как и все аспекты ведения бизнеса в России, налоговая система должна быть конкурентоспособной, понятной, максимально прозрачной», — отметил глава государства.

Затем состоялась закрытая для прессы встреча с членами бюро правления РСПП. Судя по тому, что говорили участники после ее окончания, речь, похоже, шла о международных делах. А точнее, о развитии ситуации на Украине. «Россию изолировать невозможно — вот у нас главный тезис», — заявил крупнейший акционер «Норникеля» Владимир Потанин. Общение с глазу на глаз продолжалось примерно полтора чаcа.

Владимир Путин и съезды РСПП

Впервые президент России Владимир Путин приезжал на съезд Российского союза промышленников и предпринимателей в ноябре 2003 года. Это произошло через три недели после ареста совладельца ЮКОСа Михаила Ходорковского, а также последовавшего за этим письма бюро правления РСПП, членом которого был Ходорковский, с требованием «развернуть ситуацию».

На заседании правительства 27 октября 2003 года Путин признал, что к нему с просьбой о встрече в связи с арестом главы ЮКОСа обращалось руководство РСПП и некоторые политические деятели. «Однако никаких встреч, никакой торговли по поводу деятельности правоохранительных органов не будет», — заявил глава государства.

14 ноября он выступил на съезде РСПП, пообещав не пересматривать итоги приватизации. Его выступление было встречено овацией. Об аресте Ходорковского на съезде РСПП не было сказано ни слова.

С тех пор многое изменилось. Крупный капитал отказался от политических амбиций. Некоторые крупные предприниматели из первого состава бюро правления РСПП пережили драматические изменения в своей судьбе и побывали в тюрьме. Кое-кто стал беднее. Но большинство в разы приумножило свои состояния.

Подробности того, что произошло с богатейшими членами «профсоюза олигархов» за 14 лет, - в галерее Forbes.

Михаил Ходорковский, 53 года

Состояние в 2004 году — $15,2 млрд. В 2016 году — $500 млн

Глава ЮКОСа Михаил Ходорковский возглавил первый рейтинг богатейших бизнесменов России, составленный Forbes в 2004 году. Тогда его состояние оценивалось в $15,2 млрд. 25 октября 2003 года Ходорковский был задержан в аэропорту Новосибирска по обвинению в уклонении от уплаты налогов. «Вне зависимости от того, сколько миллиардов долларов числится на его личных или корпоративных счетах, все должны быть равны перед законом», — заявил в этой связи глава государства.

Ходорковский провел в заключении более 10 лет. В декабре 2013 года он обратился с прошением о помиловании и был помилован Путиным. Выехал за границу и в настоящее время проживает в Лондоне. Сразу после выезда за рубеж он объявил о нежелании заниматься политикой. Но в 2014 году выразил готовность стать президентом России, «если это потребуется для преодоления кризисной ситуации». И начал финансирование оппозиционных СМИ. В 2015 году СКР заочно предъявил Ходорковскому обвинение по делу об убийстве в 1998 году мэра Нефтеюганска Владимира Петухова.

В 2016 году Forbes вновь включил Ходорковского в список 200 богатейших бизнесменов России, оценив его состояние в $0,5 млрд.

Владимир Потанин, 56 лет

Состояние в 2004 году — $5,4 млрд. В 2017 году — $13,7 млрд

В октябре 2003 года Владимир Потанин подписал обращение бюро правления РСПП к президенту России Владимиру Путину в связи с арестом Ходорковского. «Развернуть ситуацию может только ясная и недвусмысленная позиция президента Путина. Ее отсутствие сделает необратимым ухудшение экономического климата и превращение России в страну, неблагоприятную для развития бизнеса», — говорилось в документе.

На встрече Путина с правлением съезда РСПП в ноябре 2003 года имя Ходорковского не упоминалось. Потанин после этого каких-либо политических действий не предпринимал, занимаясь бизнесом, благотворительностью и разводом с женой.

В 2007 году Потанин объявил о разделе бизнеса со своим партнером Михаилом Прохоровым. С 2008 по 2012 год боролся за контроль над «Норникелем» с другим акционером ГМК Олегом Дерипаской. В 2012 году Потанин и Дерипаска при посредничестве Романа Абрамовича подписали мировое соглашение.

Михаил Фридман, 52 года

Состояние в 2004 году — $5,2 млрд. В 2017 году — $14,1 млрд

Михаил Фридман подчеркнуто сторонится политики. Остается основным владельцем консорциума «Альфа-Групп» и холдинга LetterOne Holdings, созданного группой для управления иностранными активами. В 2013 году «Альфа-Групп» получила $14 млрд от продажи «Роснефти» своей доли в TNK-BP. В 2017 году глава компании Герман Хан заявил о планах LetterOne вложить $5 млрд в нефтегазовую сферу.

«Мы хорошо устроились в этой части света, в России и СНГ, мы здесь выросли. Мы знаем традиции, порядки этих рынков. Нам здесь комфортно, хотя западные рынки нам тоже интересны», — заявил Фридман в интервью FT в 2013 году.

Олег Дерипаска, 49 лет

Состояние в 2004 году — $4,5 млрд. В 2017 году — $4,8 млрд

Весной 2004 года, полгода спустя после встречи Путина с РСПП, глава «Русского алюминия», член бюро РСПП Олег Дерипаска заявил, что «диалог между бизнесом и властью в форме РСПП закончен». День спустя на встрече бюро РСПП с премьер-министром Михаилом Фрадковым Дерипаска уже не настаивал на своих словах. В 2008 году UC Rusal Дерипаски стал совладельцем ГМК «Норильский никель», купив у Михаила Прохорова блокирующий пакет в компании. В 2012 году после многолетнего корпоративного конфликта основные акционеры ГМК — «Интеррос» Потанина и Rusal — подписали мировое соглашение.

В 2009 году Путин настоял на подписании компанией «Базэлцемент-Пикалево» Дерипаски соглашения с «Фосагро» с целью запустить завод в Пикалево, рабочие которого ранее перекрыли федеральную трассу. «Я не вижу вашей подписи, идите и подпишите», — попросил Путин Дерипаску на совещании в Пикалево. Дерипаска подписал.

Алексей Мордашов, 51 год

Состояние в 2004 году — $4,5 млрд. В 2017 году — $16,4 млрд

Основной акционер «Северстали» и попавшего под санкции США банка «Россия» Алексей Мордашов за 14 лет с момента первого выступления Путина на съезде РСПП разбогател больше всех — на $11,9 млрд. В сентябре 2014 года «Северсталь» завершила продажу всех своих американских активов, в том числе металлургических заводов Severstal Columbus и Severstal Dearborn и производителя коксующегося угля PBS Coals.

В начале 2015 года Мордашов встретился с Путиным и пообещал ему впредь избегать «неразумных инвестиций». В мае 2015 года он ушел с поста гендиректора «Северстали», который занимал с 1996 года. В 2015 году получил $577 млн в виде дивидендов «Северстали». «Мне нравится то, что дает доход. Это главный принцип. Причем не столько сегодня, сколько завтра. Я точно долгосрочный и стратегический инвестор. Портфельные краткосрочные инвестиции мне как человеку не интересны. И я почти не делаю их. Поэтому во многом мои инвестиции — это вопрос моей оценки того, что будет завтра. Я могу ошибаться, могу когда-то и проиграть», — заявил он.

Владимир Евтушенков, 68 лет

Состояние в 2004 году — $2,1 млрд. В 2017 году — $3,2 млрд

С 2001 года возглавляет комитет по промышленной политике РСПП. Считает, что «нужно отделять бизнес от политики». «Из-за своих амбиций Ходорковский подставился, а компания пошла следом. Получилось то, что получилось. Мы все были свидетелями этого процесса. Незадолго до этого [ареста] я, Фридман, Потанин долго беседовали с Мишей по заданию РСПП, чтобы он занял иную позицию и занимался чем-то одним», — рассказал Евтушенков в интервью Forbes в 2010 году.

У самого Евтушенкова не подставиться не получилось. В сентябре 2014 года он был обвинен в незаконном приобретении акций «Башнефти» и помещен под домашний арест. Почти сразу после этого АФК «Система» сообщила о приостановке сделки с «Башнефтью», акции были возвращены государству. В январе 2016 года уголовное дело в отношении Евтушенкова было прекращено в связи с отсутствием состава преступления.

Дмитрий Зимин, 83 года

Состояние в 2004 году — $390 млн. Последний раз входил в рейтинг богатейших бизнесменов России в 2006 году с состоянием $550 млн

Дмитрий Зимин инициировал создание «Вымпелкома» в 1992 году и возглавил компанию. В 2001 году по собственному желанию ушел в отставку с поста гендиректора и основал благотворительный фонд «Династия», который за время существования выделил 2,5 млрд рублей на российскую науку и образование. Бизнесом не занимается.

В мае 2015 года Минюст включил «Династию» в реестр НКО – иностранных агентов. В итоге совет фонда принял решение о его ликвидации. Зимин заявил о намерении прекратить финансирование фонда и в июне 2015 года уехал из России. «Страна, которая исключает себя из международного сотрудничества, обречена на стремительное отставание в своем развитии», — заявил Зимин.

Владимир Коган, 53 года

Состояние в 2004 году — $230 млн. В 2016 году — $600 млн

В 2003 году Владимир Коган был председателем наблюдательного совета Промстройбанка. В сентябре 2004 года он продал 75% акций Промстройбанка Внешторгбанку и перешел на работу в Росстрой. С 2005 по 2011 год курировал строительство защитных сооружений от наводнения в Санкт-Петербурге (Росстрой, Министерство регионального развития). С июля по декабрь 2012 года возглавлял Госстрой и был заместителем министра регионального развития.

В конце 2010 года структуры Когана купили «Мосметрострой» — крупнейшего подрядчика строительства Московского метрополитена. Спустя год он продал акции менеджменту компании. В ноябре 2015 года Коган приобрел контрольный пакет акций банка «Уралсиб».

Россия > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > forbes.ru, 16 марта 2017 > № 2110294


Белоруссия. Евросоюз > Приватизация, инвестиции > belta.by, 15 марта 2017 > № 2125995

Европейский союз готов оказать всестороннюю поддержку Беларуси в развитии малого и среднего предпринимательства, заявила сегодня глава представительства ЕС в Беларуси Андреа Викторин на презентации проекта коллегиальной экспертной оценки Беларуси "Улучшение профессиональных навыков малого и среднего предпринимательства посредством услуг по поддержке предпринимательства", передает корреспондент БЕЛТА.

Андреа Викторин подчеркнула важность рассматриваемых вопросов, поскольку негосударственный сектор играет значимую роль в обеспечении занятости населения, повышении конкурентоспособности экономики. В Беларуси потенциал частных организаций пока не использован в полной мере.

"Сегодня мы дали старт дорожной карте реформ, разработанных экспертами Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) при поддержке коллег из Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР), Всемирного банка, бизнес-сообщества. Такое сотрудничество позволило выработать рекомендации в ключевых аспектах функционирования МСП, в особенности в вопросах оказания услуг по поддержке предпринимательства. Предложения позитивно восприняты правительством и отражены в программных документах", - отметила Андреа Викторин.

ЕС будет продолжать реализацию подобных проектов, которые направлены на улучшение бизнес-климата, упрощение административных процедур, либерализацию рынка. Также в числе приоритетных направлений Андреа Викторин назвала содействие вступлению Беларуси в ВТО, повышение прозрачности и предсказуемости инвестиционного климата в стране, продвижение рыночных механизмов и формирование мер социальной поддержки безработных.

"Мы готовы оказать всестороннюю помощь малому и среднему бизнесу. Проект в сфере улучшения профессиональных навыков - часть той большой работы, которую проводит ЕС совместно с другими международными институтами по поддержке частных инициатив, в том числе на местном уровне. Такой диалог необходимо продолжить, в настоящее время готовится новая многолетняя программа сотрудничества с Беларусью", - проинформировала Андреа Викторин.

В течение нескольких лет ОЭСР, Европейская комиссия, ЕБРР и Европейский фонд образования провели оценку на предмет соответствия принципам Акта о малом бизнесе в шести странах "Восточного партнерства", включая Беларусь. Такая оценка помогает правительствам подробно рассмотреть действенность и результативность политики в сфере МСП. Исходя из итогов мониторинга и было принято решение о совместной работе в области развития потенциала негосударственного сектора. Предполагается формирование устойчивого рынка услуг поддержки предпринимательства с увеличением доли частных консультационных компаний, совершенствование делового климата.

В презентованном сегодня отчете представлены вспомогательные аналитические данные и основные направления взаимодействия. В их числе применение стратегического подхода в развитии МСП, укрепление институтов, участвующих в формировании и реализации политики поддержки частного сектора, выявление скрытого спроса на услуги, регулярное проведение оценки потребностей предпринимателей, повышение их информированности о механизмах оказания поддержки и упрощения доступа к ним, содействие развитию рыночного предложения в этой сфере, улучшение делового климата для консультантов и др.

ОЭСР - это международная организация экономически развитых стран, признающих принципы представительной демократии и свободной рыночной экономики. Организация является форумом, на котором правительства стран-членов имеют возможность обсуждать, разрабатывать и координировать экономическую и социальную политику. Миссия ОЭСР заключается в продвижении политики, ориентированной на экономический рост и социальное благополучие людей во всем мире. Организация поддерживает активные партнерские отношения более чем с 70 странами, не являющимися ее членами, среди которых и Беларусь. Программа ОЭСР по повышению конкурентоспособности стран Евразии стартовала в 2008 году. Ее цель - способствовать ускоренному реформированию экономики и улучшению делового климата для обеспечения устойчивого экономического развития и уровня занятости в странах Центральной Азии и Восточной Европы.

Белоруссия. Евросоюз > Приватизация, инвестиции > belta.by, 15 марта 2017 > № 2125995


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции. Образование, наука > kremlin.ru, 15 марта 2017 > № 2111754 Светлана Чупшева

Встреча с гендиректором АСИ Светланой Чупшевой.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с новым генеральным директором Агентства стратегических инициатив Светланой Чупшевой. Обсуждалась деятельность АСИ по решению ключевых задач, в частности развитию инвестиционного климата и предпринимательской деятельности в России, поддержке социальных и бизнес-проектов.

В.Путин: Светлана Витальевна, Вы уже приступили в новом качестве к работе в АСИ?

С.Чупшева: Владимир Владимирович, работаем, всё нормально, команда выполняет все свои задачи. Нам уже почти шесть лет, и я вспоминала, как в 2011 году, в мае, в Волгограде, когда Вы только создавали нашу организацию, Вы определили для нас четыре ключевых вектора: это развитие инвестиционного климата в России, поддержка бизнес-проектов, развитие человеческого капитала и поддержка социальных проектов.

Мы в этом направлении двигаемся, и самое главное, что в своей работе мы делаем упор на взаимодействие с людьми, развитие их лидерских качеств, поддержку и сопровождение их проектов и развитие их потенциала.

Мы попытались недавно посчитать, сколько у нас составляет наше сообщество, – это где-то порядка 600 000 человек: наши экспертные группы, общественные представители, предприниматели, клуб лидеров, те, кто с нами работает по различным проектам во всех субъектах Российской Федерации.

Мы, когда начали взаимодействовать с предпринимателями, поняли основные проблемы в части ведения бизнеса и их влияния. По Вашему поручению вместе с Правительством Российской Федерации реализовали национальную предпринимательскую инициативу за пять лет, и сегодня Россия входит в топ–40 стран с благоприятным инвестиционным климатом.

Бизнес позитивно оценивает все эти изменения, и мы ежегодно вместе с деловыми объединениями проводим национальный рейтинг оценки инвестиционной привлекательности регионов, который показывает, как эта работа ведётся в каждом регионе нашей страны. Серьёзно оптимизировали все процедуры. Думаю, что административные барьеры все убрали, и сегодня и российские предприниматели, и иностранный бизнес вполне комфортно работают у нас.

Нашими практиками заинтересовались страны Краткая справка БРИКС (англ. BRICS) БРИКС, мы взаимодействуем в этой части со странами Краткая справка Содружество Независимых Государств (СНГ) СНГ. На следующей неделе как раз планируем посетить Армению, коллеги нас пригласили. Там недавно тоже создан центр стратегических инициатив. Пригласили поделиться опытом, рассказать о наших проектах.

Очень важно, что за шесть лет удалось выстроить и заложить ядро, наверное, подготовки системы профессионального образования. Спасибо, Вы поддержали тогда вхождение России в международное движение WorldSkills – чемпионат рабочих профессий. Очень отрадно, что сегодня наша российская команда, наши молодые профессионалы – одни из лучших, по оценкам международных и российских экспертов.

Очень важно, что за шесть лет уже создана экосистема для поддержки и индивидуального развития детей, молодёжи, появились движения WorldSkills в регионах, JuniorSkills для детей, Вы поддержали проект «Кванториум».

Сегодня таких детских технопарков, которые позволяют детям экспериментировать, работать в команде, узнавать какие-то новые проекты, новые для них направления, уже более чем в 30 субъектах Российской Федерации.

Центр «Сириус». Мы также взаимодействуем с коллегами. По сути, мы детей «на кончиках пальцев» видим, как они в регионах из школ приходят в эту систему дополнительного образования, где получают новые навыки, новые знания.

На летнюю смену они все отправляются в «Сириус», участвуют в олимпиадах Национальной технологической инициативы. Поэтому думаю, что мы вполне можем гордиться нашими ребятами. Это наш серьёзный такой кадровый потенциал для страны.

Что касается задела на будущее: мы сегодня являемся интеллектуальным штабом Национальной технологической инициативы. Есть уже первые результаты. Вы в прошлом году посетили нашу выставку на Форуме стратегических инициатив на ВДНХ. Наши первые проекты, по сути, сегодня станут основой развития системы цифровой экономики.

У нас уже есть первые проекты, мы планируем пилотировать их в Новгородской, Тульской областях по цифровому управлению регионом. Это действительно серьёзно оптимизирует региональное управление, экономит бюджетные средства региона и повышает качество социальных услуг, качество жизни населения.

Вы сказали на прошлом наблюдательном совете, что нам необходимо больше внимания уделять социальным проектам. Здесь мы тоже, Владимир Владимирович, двигаемся вместе с Правительством Российской Федерации, реализуем дорожную карту по доступу негосударственного сектора в социальную сферу.

Это позволяет нам сегодня в регионах привлекать новые кадры, обновлять инфраструктуру, по сути, внедрять лучшие практики в сфере государственно-частного партнёрства, особенно получается в здравоохранении; в образовании есть ряд таких интересных проектов.

В.Путин: Мне сказали, у Вас есть какие-то идеи по организации работы как раз в этом секторе.

С.Чупшева: Да, мы посмотрели, изучили международный опыт, международные и российские практики, как двигается сегодня. Есть отдельная тенденция по развитию социального предпринимательства.

Сегодня бизнес, люди готовы вкладываться в социальные проекты, направленные на поддержку детей, поддержку детей-сирот, поддержку инвалидов, в вовлечение малоимущих семей, многодетных семей в экономическую деятельность, создавая рабочие места, опять же вовлекая их в предпринимательскую деятельность.

Мы посмотрели, чего не хватает. Та инфраструктура и финансовые меры поддержки инструментов, которые сегодня существуют для малого бизнеса, не совсем подходят. Мы тоже посмотрели, как работают в Южной Корее, Европе, Штатах.

Отдельно выделяется такая категория – социальный предприниматель. Очень важно здесь дать предпринимательские компетенции инициаторам, вовлечь их в эту деятельность, помочь в сопровождении проекта и профинансировать их. По сути, это венчурное финансирование социальных стартапов.

Хороший пример, Владимир Владимирович. Мы тоже создали при Вашей поддержке Фонд развития интернет-инициатив – Кирилл Варламов, – он сегодня является одним из лучших европейских акселераторов по поддержке интернет-стартапов. Мы с коллегами тоже проработали, посмотрели, как у них всё это налажено, там прошли обучение наши сотрудники.

И мы сегодня вместе с ними делаем такой пилотный акселератор на площадке АСИ. За месяц собрали около тысячи заявок от социальных предпринимателей. Проекты в образовании, здравоохранении, культуре, спорте – очень интересно.

Сегодня у нас 50 команд проходят обучение. Здесь нам тоже помогли крупные компании с социальной ответственностью: «Металлоинвест», «РУСАЛ», СУЭК – которые готовы участвовать в питчинге проектов. И мы надеемся, что половина проектов точно будет профинансирована.

Поэтому хотели бы, Владимир Владимирович, попросить, может быть, чтобы могли проработать вопросы создания фонда поддержки таких социальных проектов в Российской Федерации. Мне кажется, эффект был бы значительный.

Мы тоже посмотрели международную практику: на рубль вложенных средств в развитие социального предпринимательства в Шанхае получают семь; на доллар там семь долларов. То есть, вовлекая людей в бизнес, предпринимательскую деятельность, обучая их, мы действительно можем серьёзно поднять экономику в регионах и увеличить число малого бизнеса.

В.Путин: Давайте с компаниями проработаем, думаю, что в конечном итоге они тоже в этом будут заинтересованы, потому что там можно работать, то есть нужно работать среди их сотрудников, среди семей сотрудников, это может быть очень интересно.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции. Образование, наука > kremlin.ru, 15 марта 2017 > № 2111754 Светлана Чупшева


Россия. Весь мир > Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 14 марта 2017 > № 2109336

Не так плохо, как раньше. Инвесторы положительно воспринимают российскую деловую среду

Такую тенденцию отметили в Российском союзе промышленников и предпринимателей. Умеренно отрицательная динамика наблюдается по таким позициям как образовательные учреждения и дороги

Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП) отмечает положительную динамику в восприятии российской деловой среды международным бизнесом. Исследование, заказанное РСПП PR-компании FleishmanHillard Vanguard, посвящено оценке деловой среды в России иностранными инвесторами, которые вели активную деятельность в прошлом году.

Если годом ранее положительно деловой климат оценивали всего 6% опрошенных бизнесменов, то в 2016-м их число возросло до 23%. Доля пессимистов упала с 77% до 53%. Про динамику уместно говорить потому, что в 2014 году их число вообще было рекордным — 82%.

Наиболее острыми проблемами респонденты назвали недостаток квалифицированных кадров — 47%, высокие административные барьеры — также 47%, рост цен — 45%, коррупция в органах власти — 35%, плохая защищенность прав собственности и контрактов — 29%. По семибальной шкале оценивали предприниматели российскую инфраструктуру. Общий показатель составил 4,34 балла. При этом лидерами стали телекоммуникации — 5,5 балла, далее по убыванию — аэропорты, электросети, системы теплоснабжения, железные дороги, газоснабжение, системы водоснабжения и банковская система — 4,4 балла. По всем этим позициям отмечена положительная динамика в восприятии.

Умеренно отрицательная динамика наблюдается по таким позициям как образовательные учреждения, автомобильные дороги и недвижимость. Кроме того иностранный бизнес отмечает резкий рост такого отрицательного фактора, как недобросовестная конкуренция. Его отметили 29% респондентов, тогда как годом ранее таких было всего 5%.

По мнению президента РСПП Александра Шохина, «несмотря на временные трудности и препятствия, обусловленные экономическими и социально-политическими факторами, зарубежный бизнес сохраняет оптимизм в отношении российского рынка и готов инвестировать в него в условиях определенной стабильности». Исследование «Оценка иностранным бизнесом деловой среды в России» проводится с 2011 года.

Россия. Весь мир > Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 14 марта 2017 > № 2109336


Россия. ПФО > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 13 марта 2017 > № 2105008

В ТПП Саратовской области прошло заседание совета бизнес-объединений.

10 марта в Торгово-промышленной палате Саратовской области прошло заседание совета бизнес-объединений, на котором обсуждались факторы влияния на улучшение инвестиционного климата в регионе.

В работе совета приняли участие заместитель председателя областного комитета инвестиционной политики и имущественных отношений Роман Кононенко, уполномоченный по защите прав предпринимателей в Саратовской области Михаил Петриченко, председатель регионального отделения «Опоры России» Наталия Панферова, члены Общественной палаты региона, представители бизнеса, члены совета.

Председатель совета – президент ТПП Саратовской области Алексей Антонов, открывая встречу, заявил о необходимости создания инфраструктуры поддержки инвесторов и вхождения в инвестпроекты на уровне региона. Так, во многом способствовать улучшению делового климата будет созданный при участии ТПП и правительства области Центр поддержки экспорта. Хорошие перспективы для развития экономического потенциала региона открывает проект по строительству регионального выставочного центра и создание территориального Фонда развития промышленности.

Роман Кононенко рассказал о деятельности комитета по привлечению инвесторов, в частности, составлению реестра инвестиционных площадок, их грамотному позиционированию, созданию сайта, с помощью которого можно будет оказывать услуги по подбору инвестплощадок.

Выступавшие далее члены совета предлагали при составлении реестра инвестплощадок учитывать интересы муниципальных образований при определении приоритетных направлений развития.

Представитель «Опоры России» Денис Соболев, проведя мониторинг инвестиционной деятельности в соседних регионах, нашел немало положительных примеров, которые можно было бы перенять и в Саратовской области. По его мнению, неплохо было бы, например, снизить порог вхождения в инвестпроект с 50 млн руб., как у нас сейчас, до 10 млн, как это установлено в Ульяновской области.

В ходе дискуссии участники пришли к выводу, что улучшение инвестиционного климата зависит от многих факторов: роста количества единиц легального бизнеса, совершенствования налогового законодательства, четкого взаимодействия бизнеса и власти, развития государственно-частного партнерства.

В завершение встречи было подписано соглашение о сотрудничестве между региональным отделением общероссийской общественной организации малого и среднего бизнеса «Опора России» и уполномоченным по защите прав предпринимателей в Саратовской области. Свои подписи под документом поставили глава регионального отделения «Опоры России» Наталия Панферова и бизнес-омбудсмен Михаил Петриченко.

Россия. ПФО > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 13 марта 2017 > № 2105008


Украина > Приватизация, инвестиции > minprom.ua, 10 марта 2017 > № 2100318

У Гройсмана ждут скачка Украины в рейтинге Всемирного банка

Кабинет министров Украины утвердил сегодня пакет дерегуляционных законопроектов. Об этом сообщил первый заместитель министра экономического развития и торговли Максим Нефедов.

По его словам, принятие этих законопроектов Верховной Радой позволит Украине подняться в ТОП-40 в рейтинге Doing Business, который ежегодно составляется Всемирным банком.

В частности, законопроекты исключают требования об обязательных оттисках печатей в документах, упрощают регистрацию новосозданных предприятий как плательщиков НДС.

Законопроекты упрощают получение разрешения на строительство, запускают механизм административного обжалований решений регистраторов бизнеса. Кроме того, предложенные законопроекты усиливают защиту прав миноритарных акционеров, а также позволяют упростить процедуру банкротства с 3 лет до 1 года.

Напомним, в 2016 году Украина поднялась в рейтинге Doing Business с 83-го места на 80-е. Наибольший прогресс Украина показала в упрощении открытия бизнеса - 20-е место из 190, наихудший – в сфере борьбы с коррупцией - 140-е место из 190.

Украина > Приватизация, инвестиции > minprom.ua, 10 марта 2017 > № 2100318


Россия. США > Нефть, газ, уголь. Приватизация, инвестиции > golos-ameriki.ru, 10 марта 2017 > № 2099482

Путин встретился с новым главой Exxon Mobil

На встрече также присутствовали министр энергетики и глава «Роснефти»

Пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков в пятницу рассказал журналистам, что президент Владимир Путин накануне встретился с новым главой американской нефтяной компании Exxon Mobil Дарреном Вудсом.

По словам Пескова, на встрече также присутствовали министр энергетики Александр Новак и глава корпорации «Роснефть» Игорь Сечин.

«Это очень большая компания, и она является крупным инвестором. Этим объясняется такое особенное отношение», – сказал Песков.

Он также добавил, что Москва продолжит работу над улучшением климата для всех иностранных инвесторов.

Россия. США > Нефть, газ, уголь. Приватизация, инвестиции > golos-ameriki.ru, 10 марта 2017 > № 2099482


Эстония > Приватизация, инвестиции > delfi.ee, 9 марта 2017 > № 2100886

SEB: малые предприятия Харьюмаа и Рапламаа видят экспортные возможности

Как показали результаты исследования SEB ”Предпринимательский барометр стран Балтии” ” (Baltic Business Outlook), взоры малых и средних предприятий (МСП) Харью- и Рапламаа в большей степени направлены на экспортные рынки, чем в среднем по МСП Эстонии.

”Не удивительно, что в Харью- и Рапламаа наблюдается наиболее высокая экспортная активность:31% МСП этих двух уездов планирует выходить на новые рынки, в то время как средний показатель по Эстонии — 24%”, — сказал руководитель сферы розничных банковских услуг и технологии Айнар Леппянен.

Согласно исследованию, 13% МСП Харью- и Рапламаа настроены оптимистично, то есть прогнозируют в нынешнем году рост оборота более чем на 15%, при этом пессимистов, или предприятий, ожидающих снижения оборота, немногим менее трети. Больше всего оптимистов Харью- и Рапламаа работает в секторе информации и связи (22%), а также — в области сельского и лесного хозяйства и рыбной ловли (21%). А вот в секторе здравоохранения и социального обеспечения оптимистов в отношении роста оборота нет, однако 70% ответивших из этого сектора умеренно оптимистичны.

Инвестиции свыше 30 000 евро планирует 12% предприятий Харью- и Рапламаа, что ниже показателя Пылваского, Выруского и Валгаского (17%), а также целого ряда других уездов. В Харью и Рапла вообще не собирается делать инвестиций 24% МСП, что является несколько худшим показателем, чем в среднем по Эстонии (22%).

Принимать новых работников планирует 15% предприятий Харью- и Рапламаа, в то время как такой план имеется у 18% МСП Йыгевамаа, Ярвамаа и Ляане-Вирумаа. Число работников останется в общем стабильным, поскольку в среднем в Эстонии 80% ответивших изменений не планируют. Уменьшение персонала прогнозирует 9% МСП Пярнуского и Вильяндиского, а также Ида-Вируского уездов.

В Харью- и Рапламаа наиболее активное увеличение персонала планирует сектор административной и вспомогательной деятельности (21% прогнозирует рост численности персонала), однако 8% предприятий сектора видит уменьшение штата. В секторе транспорта и складского хозяйства 20% предприятий планирует увеличение числа работников.

Работники из иностранных государств есть на 11% МСП Харью- и Рапламаа, что является самым высоким показателем в Эстонии. На 9% предприятий трудится один-два работника — иностранца.

64% опрошенных предприятий Эстонии планирует повысить эффективность за счет развития продукции или услуг, обучения персонала, смены бизнес-модели или прочей деятельности в области развития, показатель Харью- и Рапламаа на том же уровне (63%). Предприятия двух уездов считают самой важной инновационной деятельностью развитие продукции или услуг (35%).

Уже пятый год подряд SEB Grupp провел в странах Балтии исследование, по результатам которого выявили ожидания малых и средних предприятий на 2017 хозяйственный год. Новое издание ”Барометра предпринимательства стран Балтии” (Baltic Business Outlook) подводит итоги проекта и знакомит со взглядами 4542 участвовавших прошлой осенью в исследовании МСП стран Балтии. В Харью- и Рапламаа в исследовании приняло участие всего 1086 предприятий.

Эстония > Приватизация, инвестиции > delfi.ee, 9 марта 2017 > № 2100886


Россия. ЦФО > Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 8 марта 2017 > № 2108877

Массовое бегство из ООО в ИП

В московском правительстве рапортуют об увеличении числа индивидуальных предпринимателей почти наполовину. Однако дело вовсе не в улучшении экономических условий. Почему бизнесмены переходят на патенты?

Индивидуальных предпринимателей в Москве за год стало больше почти в полтора раза. К январю 2017 года в столице зарегистрировались 4265 ИП — на 47% больше, чем годом ранее.

Департамент экономической политики отчитался об активном развитии малого бизнеса в Москве. По его данным, это вызвано интересом к патентной системе налогообложения. На самом деле, рост числа ИП совсем не связан с улучшением делового климата в столице. Люди, как могут, приспосабливаются к новым сложным условиям ведения бизнеса, говорит член совета московского отделения «Опоры России» Станислав Супрунов.

«Это связано не с тем, что у нас улучшились экономические условия, а с тем, что у нас предприниматели ищут места работы, где у них будет меньше издержек, в первую очередь, налоговых расходов. Поэтому в связи с развитием патентной системы в Москве многие предприниматели, которые раньше работали как ООО, создали ИП и взяли патенты. Это первый момент. Второй момент связан с тем, что индивидуальные предприниматели попадают под льготы и освобождаются, если они ведут определенные виды деятельности, от налогов, то есть попадают под налоговые каникулы. Москва — передовой регион, поэтому любое изменение законодательства, прежде всего, начинается в Москве, потом уже регионы подтягиваются. И количество предпринимателей, зарегистрированных в Москве, на порядки выше, чем в регионах. Поэтому тенденция, которая происходит сейчас в столице, постепенно будет транслироваться на регионы».

Переходить от ООО к ИП бизнесменов вынуждают два нововведения — дополнительный торговый сбор и обязательная торговля через онлайн-кассы. Все это не по силам небольшим организациям — за счет них и получился прирост индивидуальных предпринимателей, считает гендиректор группы компаний «Табачный капитан» Антон Воронов.

«Люди пытаются подстроиться под те проблемы, которые появились. В первую очередь, это введение торгового сбора, и люди вынуждены начинать работать через ИП, заменяя этот торговый сбор патентной системой — она просто удобней. И второе: с июля 2017 года вводится обязательная торговля через онлайн-кассы. В общем-то, не совсем понятно, зачем она нужна, для бизнеса это колоссальная нагрузка — надо выкинуть все прежние кассы и перестроить систему учета, а это зачастую не подъемно для малых торговых форм: небольшого магазина или киоска. Единственный способ этого избежать в Москве — начать торговать через ИП по патентной системе налогообложения. Это дает отсрочку до июля 2018 года».

До 2020 года для впервые зарегистрированных предпринимателей действуют налоговые каникулы. Как сообщают столичные чиновники, доля ИП, занятых в производственной деятельности, за последние три года увеличилась на 13%. Средняя годовая выручка большинства предпринимателей составляет 15 млн рублей.

Россия. ЦФО > Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 8 марта 2017 > № 2108877


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > metalinfo.ru, 6 марта 2017 > № 2148871

В моногорода планируется привлечь до 170 млрд руб.

Власти России рассчитывают создать порядка 230 тыс. новых рабочих мест в моногородах, привлечь в них до 170 млрд руб. частных инвестиций, сообщил заместитель министра экономического развития России Александр Цыбульский.

«Мы поставили перед собой весьма амбициозные цели - до конца 2018 г. создать по всем 319 моногородам 230 тыс. новых рабочих мест. В целом, если брать до конца реализации проекта - до 2025 г., - создать 600 тыс. рабочих мест», - сказал Александр Цыбульский.

«Мне кажется, 170 млрд руб. мы планируем привлечь до 2018 г.», - добавил он.

По его словам, основным инструментом, направленным на развитие инвестиционного климата в моногородах, является поддержка проектов через Фонд развития моногородов, а также создание на территории монопрофильных образований специальных режимов предпринимательской деятельности - территорий опережающего развития (ТОР).

По его словам, на сегодняшний день в России статус ТОР получили 11 монопрофильных образований. По еще шести заявкам в ближайшее время будут приняты положительные решение, еще шесть заявок проходят межведомственное согласование. По его словам, в целом территории опережающего развития могут быть организованы в порядка 100 моногородах.

При этом он призвал глав моногородов и регионов активнее привлекать инвесторов в моногорода, иначе может сложиться ситуация, когда ТОРов в моногородах будет больше, чем резидентов.

«У нас на сегодняшний день зарегистрировано на территории 11 ТОРов 19 резидентов, это мало. Если мы создаем и даем условия для такого ускоренного инвестиционного и социально-экономического развития, то ожидаем, конечно, максимально активной работы от региональных властей в части привлечения резидентов», - добавил Александр Цыбульский.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > metalinfo.ru, 6 марта 2017 > № 2148871


Гонконг > Приватизация, инвестиции > nexus.ua, 3 марта 2017 > № 2101820

Гонконгское Налоговое Управление подтвердило информацию о том, что с 1 апреля 2017 года будет введено обязательство уплачивать полный объем сборов при выдаче компаниям свидетельств о регистрации (Business Registration Certificates).

Общий размер ежегодного сбора при выдаче свидетельства составит 2250 гонконгских долларов (около 290 USD). В эту сумму войдет обязательный ежегодный сбор в размере 2000 гонконгских долларов, а также взнос в фонд социальной защиты на случай неплатежеспособности в размере 250 гонконгских долларов.

В начале 2016 года гонконгские налоговики отменили необходимость внесения обязательного ежегодного сбора в размере 2000 гонконгских долларов, оставив обязательной только уплату взноса в размере 250 гонконгских долларов.

Гонконг > Приватизация, инвестиции > nexus.ua, 3 марта 2017 > № 2101820


Россия. ПФО > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 1 марта 2017 > № 2104843

В ТПП Саратовской области состоялся круглый стол, посвященный проекту «Бизнес-барометр коррупции».

28 февраля в Торгово-промышленной палате Саратовской области состоялся круглый стол, посвященный проекту «Бизнес-барометр коррупции».

Инициатором проекта выступила Торгово-промышленная палата Российской Федерации, проведя в сентябре 2016 года независимое исследование мнения предпринимателей с целью замера антикоррупционных настроений и оценки антикоррупционной политики в России.

В круглом столе на площадке ТПП Саратовской области приняли участие вице-губернатор Саратовской области Игорь Пивоваров, председатель комитета по бюджету и налогам областной думы Николай Семенец, представители ТПП РФ, правительства Саратовской области, органов прокуратуры, бизнес-сообщества, независимые эксперты.

Вице-президент ТПП России Максим Фатеев, приветствуя участников по видеосвязи, рассказал о необходимости продвижения принципов антикоррупционного комплаенса и подчеркнул, что саратовская палата остается лидером в этом направлении.

Модератор круглого стола – президент саратовской палаты Алексей Антонов в своем выступлении остановился на роли ТПП в профилактике коррупции.

«Информационная прозрачность компаний является неотъемлемым фактором развития экономики и создания благоприятного делового климата. В этой связи первым шагом организаций на пути внедрения у себя мер противодействия коррупции будет присоединение к Антикоррупционной хартии российского бизнеса», – напомнил глава ТПП Саратовской области.

Руководители ряда саратовских компаний и филиалов федеральных структур поделились опытом сотрудничества с ТПП региона в разработке мер противодействия мошенничеству и коррупции.

Сергей Селезнев, представляющий управление по взаимодействию с правоохранительными органами и противодействию коррупции правительства Саратовской области, рассказал подробнее о работе органов власти по стимулированию бизнеса к внедрению комплаенс-инструментов на предприятиях. По его словам, возможность получения каких-либо преференций для предпринимателей должна появляться в обмен на антикоррупционные гарантии с их стороны.

Первый вице-президент ТПП области Сергей Леонов посвятил свое выступление разбору коррупционных рисков компаний в системе действующего законодательства.

И в заключение эксперт ТПП РФ Оксана Андрюхина познакомила собравшихся с результатами первого этапа проекта «Бизнес-барометр коррупции». По данным ТПП РФ, в анонимном опросе приняли участие более 3 тысяч предпринимателей из 85 регионов России.

В рамках круглого стола состоялось вручение свидетельств о присоединении к Антикоррупционной хартии российского бизнеса. Всего в Саратовской области этот документ подписали более трехсот организаций различных сфер деятельности.

По итогам круглого стола была принята резолюция. В ней, в частности, предлагается усилить взаимодействие представителей власти, общественных организаций, СМИ, бизнеса, всех граждан Саратовской области по профилактике, предотвращению коррупционных действий и противодействию коррупции. При этом особую роль в этом процессе, подчеркивается в документе, должно играть бизнес-сообщество как основная движущая сила в развитии экономики региона и страны.

Россия. ПФО > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 1 марта 2017 > № 2104843


Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 1 марта 2017 > № 2090676

Особенности национального предпринимательства: чего не хватает основателям российских стартапов?

Дмитрий Калаев

директор акселерационных программ ФРИИ

Что российским предпринимателям стоит позаимствовать у своx американских и западноевропейских коллег и от каких привычек лучше избавиться

На днях на Российском инвестиционном форуме в Сочи вице-премьер России Ольга Голодец предложила отказаться от прямоугольных классов и перейти к квадратным. Отказ от диктата учителя, стоящего перед доской, заметила Голодец, поможет детям научиться строить команду и вести ее к достижению цели. Статистики о том, как форма класса влияет на лидерские и предпринимательские качества нации, мы пока не встречали. Но даже если ее и нет, стоит признать, что проблемы, связанные с ментальностью российских предпринимателей, действительно существуют. Несмотря на глобализацию, происхождение стартапера по-прежнему влияет на его ментальность и способ мышления. В прошлом году колумнист Harvard Business Review и профессор Стэнфордского университета опубликовал результаты собственного исследования, показавшего, что самые лучшие бизнес-практики из одних стран в принципе с трудом переносятся на другие культурные почвы. Если, конечно, воспроизводить их без учета культурных особенностей. Хороший повод задуматься: что российским предпринимателям стоит позаимствовать у своx американских и западноевропейских коллег, а какие привычки стоило бы оставить в прошлом.

Существует ли идеальный предприниматель, и по каким признакам его можно определить? Вопрос столь же актуальный среди венчурных инвесторов, как формула философского камня для средневековых алхимиков. Так вот: идеала не существует. Мой личный многолетний опыт работы с основателями на рынке России и на рынке США был подкреплён инвесторами из других стран — из Японии, Германии, Лондона и той же Калифорнии. Но есть некоторые характеристики — как положительные, так и не очень — которые присущи многим российским стартаперам. И зачастую их гораздо проще подмечать со стороны – когда привык общаться с предпринимателями из Кремниевой Долины, Берлина и Лондона.

Главная особенность отечественного венчурного рынка — строгое табу на ошибки, присущее русской культуре в целом. Предприниматели стесняются публично рассказывать о своих неудачах: «вдруг все подумают, что мы ничего не умеем?!» Более того, они боятся не просто рассказывать о своих шишках – но и в принципе их набивать! А ведь длинный след из частых ошибок и редких успехов – главный источник опыта для любого предпринимателя. На пути к успеху основатели успешных компаний непременно совершают массу просчетов – и это совершенно нормально. Инвесторы из Кремниевой долины это хорошо понимают. А вот у нас это понимают не всегда. Нетерпимость к риску – признак многих предпринимателей и инвесторов. Но именно риск помогает найти правильные ответы: Томас Эдисон в свое время поставил 10 000 неудачных экспериментов, чтобы усовершенствовать электрическую лампочку накаливания. Вряд ли он смог бы добиться результата без этих десяти тысяч ошибок – как или если бы после первых попыток у него опустились руки. Поражение – даже более важный опыт, так как позволяет тебе точно знать, что не надо делать.

Переходим к амбициям. Мы часто видим картину, когда основатель старатапа делает компанию, например, стоимостью 100 и млн рублей или 300 млн рублей и в какой-то момент получает все, о чем мечтал. Квартиру, машину, дачу, отпуск раз в квартал, еще что-то. В этот момент финансовая или материальная мотивация рваться дальше пропадает. И завести этот заглохший мотор амбиций могут только ещё большие амбиции. Известное выражение Стива Джобса «оставайтесь голодными, оставайтесь безрассудными» — оно ведь не про физический голод, а метафизический; желание идти вперед, когда все ближайшие вершины кажутся покорёнными. Именно по этой причине Марк Цукерберг в своё время отклонял все предложения о покупке компании, хотя их суммы варьировались от $10 млн до $15 млрд. Казалось бы, уже $15 млрд – бесконечно большая сумма, которую ты не потратишь за всю свою жизнь; но им двигало стремление изменить мир, а не заработать. Результат известен: сегодня рыночная капитализация Facebook составляет $394 млрд.

В этом плане можно заметить разницу между предпринимателями из Москвы и регионов. Как писал основатель Y Combinator Пол Грэм, разные города привлекают людей с разной мотивацией и амбициями: если Нью-Йорк посылает сигнал «будь богаче», то Кремниевая долина притягивает тех, кто собирается оказывать влияние на весь мир. Наш опыт показывает, что Москва также явно влияет на ментальность предпринимателей: международные амбиции у переехавших сюда предпринимателей встречаются все чаще. А в регионах основатели проектов нередко продолжают мыслить в масштабах города, региона или страны.

Есть и ещё кое-какие особенности национальной ментальности. Многие западные инвесторы замечают, что российские специалисты делают замечательные технологии, но совершенно не умеют упаковывать их в продукты, общаться с клиентами и продавать. Есть такая распространенная позиция: «да у меня там с клиентами маркетолог общается, давайте его спросим». Или «я сделал крутой продукт, пусть его теперь мои сотрудники продавать пытаются». Но если ты не общаешься с клиентами, не занимаешься продажами, значит, тебе на своих клиентов наплевать. Когда Стив Джобс принес Apple I в магазин Byte, то столкнулся с непониманием продавца: как можно продавать конечным потребителям набор плат? Он согласился сделать заказ на 50 компьютеров, но только в полной комплектации. До этого момента Джобс думал, что его основной продукт – это набор технически современных плат. Но оказалось, что на самом деле потребителям нужен готовый компьютер.

Мне понравилась история про одного из основателей сервиса для ремонта телефонов. Одной из целевых аудиторий стартапа были родители. В одной из бесед с «мамой» предприниматель спросил ее: «спорим, у вас iPhone 5s?» Она: «Я что, его выронила?» Он: «Нет, просто у вас такая-то коляска, такие-то бренды на вас, ребенку столько лет — и почти у всех мам, которые подходят под эти критерии, есть iPhone 5s». Вот это — идеальный случай: основатель знает про своего клиента так много, что может определить его «портрет» по взгляду.

Впрочем, всё это — умение продавать, активное общение со своими клиентами, планы международной экспансии — не появится без главного. Мотивации. И вот здесь скрывается основная черта, которая отличает людей, просто зарабатывающих деньги себе на жизнь, от действительно крутых и прирожденных предпринимателей. Если первых мотивируют какие-то внешние признаки успеха, деньги или карьера, то вторые чувствуют драйв в том стремительном потоке вызовов, в который они с наслаждением ныряют каждое утро. Жизнь такого предпринимателя в чем-то сродни видеоигре, в которой ты проходишь уровни, преодолевая всё более сложные препятствия – и получаешь удовольствие от самого процесса. Посмотрите на Элона Маска: человек может работать неделями по 20 часов сутки, только если его по-настоящему это «драйвит». Только лишь ради денег в таком режиме жить не будешь.

Проверить, к какому типу предпринимателей принадлежите вы, можно только одним способом: нырнуть в этот бизнес-поток гипотез, вызовов и ошибок, в котором уже лавируют тысячи таких, как вы. Некоторые создают эту полосу препятствий для себя самостоятельно, другие — ищут места, в которых помогают его создать. Именно по такому принципу мы выстроили работу нашего Акселератора: мы многократно ускоряем поток, в котором плывет лодка с вашим бизнесом. И даем возможность выбраться из него живым – с помощью трекеров, менторов и сидящих рядом боевых товарищей, готовых поделиться своей экспертизой. На протяжении трёх месяцев акселерации вызовы становятся всё сложнее, выгоды от преодоления этих вызовов возрастают, прибыль компании растёт — и до конца доходят только самые стойкие. Настоящие предприниматели.

Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 1 марта 2017 > № 2090676


Россия. Весь мир > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 1 марта 2017 > № 2090267

Сделайте инвестору хорошо

Инвесторам нужны материальные стимулы, а не хорошие институты

Петр Орехин

Правительство ищет способы сокращения налоговой нагрузки на бизнес. Если этого не сделать, то даже проведение институциональных и структурных реформ не гарантирует России выход на устойчиво высокие темпы роста экономики. Мировой опыт показывает, что для инвесторов на первом месте стоит возможность хорошо заработать, а не свободные выборы или права человека. А значит нужны материальные стимулы — низкие затраты на труд, налоги, сырье.

Глава Минфина Антон Силуанов подтвердил, что правительство работает над налоговой реформой с тем, чтобы понизить налоговую нагрузку на бизнес. Прорабатывается вопрос о снижении социальных страховых взносов и повышении НДС.

«Хорошо бы нам здесь снизить, чтобы предприятия могли бы меньше налогов платить, меньше взносов платить, увеличить косвенное налогообложение в конечном счете на потребителя. Но здесь другой вопрос. Если мы увеличим косвенное налогообложение, мы сталкиваемся с проблемой, как мы будем регулировать и как мы будем добиваться тех темпов инфляции, которые мы себе ставим, — 4% на протяжении трехлетки и дальнейшего сокращения», — отметил он.

Министр экономического развития Максим Орешкин ранее также отмечал, что могут произойти структурные изменения в налогообложении, «чтобы для компаний, работающих легально, ситуация улучшалась».

Повышенное внимание чиновников экономического блока к налоговой реформе связано с поручением президента России Владимира Путина разработать меры по стимулированию экономического роста и новые параметры налоговой системы.

Очевидно, что, несмотря на постоянные слова о необходимости институциональных и структурных реформ, в Минэкономразвития и Минфине понимают, что инвесторам нужны и другие стимулы, кроме хороших институтов. Тем более что в нынешних условиях корректировка фискальной нагрузки осталась единственным способом дать бизнесу материальные стимулы для инвестиционного рывка. Бюджет для этого закрыт, поскольку Минфин пролоббировал курс на сокращение госрасходов. Денежно-кредитная политика Банка России сосредоточена на снижении инфляции и подразумевает поддержание кредитных ставок в экономике на высоком уровне.

Неизвестно, будет ли новая конфигурация налоговой системы отражена в программе на 2018–2024 годы, которую готовит фонд «Центр стратегических разработок» (ЦСР) Алексея Кудрина.

Сам Кудрин продолжает настаивать на том, что только институциональные и структурные реформы смогут вывести Россию на траекторию устойчивого роста.

«Я привожу наш прогноз возможных темпов экономического роста в случае проведения системных институциональных и структурных реформ, которые к 2019 году позволяют выйти на уровень больше 3%, а к 2022 году выше 4%», — рассказывал глава фонда ЦСР Алексей Кудрин на прошедшем в январе Гайдаровском форуме.

Если реформы не будут проводиться, то, по мнению Кудрина, такой инерционный сценарий приведет к «уменьшению наших позиций на них, в том числе и на рынках углеводородов».

Безусловно, Россия нуждается в модернизации всей институциональной системы — от судопроизводств до финансовых рынков. Но если не будут созданы материальные стимулы, то все эти реформы могут оказаться бесполезными.

В мире немало стран с хорошими институтами и инвестклиматом, которые, тем не менее, не могут выйти на уровень развития западных стран.

В рейтинге Всемирного банка Doing Business 2017 Россия занимает 40-е место, а Китай находится вообще на 78-й строчке. Зато первую десятку замыкает Македония, на 12-м месте находится Эстония, Латвия — на 14-м, Грузия — на 16-м, Литва — на 21-м. Выше России еще Польша, Чехия, Словения, Словакия, Румыния, Болгария. Ниже из Восточной Европы только Венгрия (41) и Хорватия (43).

Македония и Грузия, конечно, могут гордиться своими высокими позициями, но денег им это много не приносит. По данным UNCATD World Investment Report 2016, объем накопленных иностранных инвестиций в экономике Македонии по итогам 2015 года составил $4,6 млрд, Грузии — $12,5 млрд. Прибалтийские республики получили на троих $47,8 млрд, в то время как в Польшу было вложено $213,1 млрд, а в Чехию — $113,1 млрд.

Накопленные иностранные инвестиции в Россию с ее плохими институтами составили в 2015 году — $258,4 млрд. Это больше, чем в любой стране Восточной Европы, где институты, очевидно, лучше российских.

Мексика, которую многие считают синонимом слова коррупция и преступность, показала результат в $420 млрд, а коммунистический Китай, где нарушаются права человека, нет свободных выборов и свободы слова, — $1,2 трлн.

История китайского экономического чуда достаточно хороша известна. В ее основе лежал практически бесплатный труд и безграничный внутренний рынок. Мексика взяла другим. Примерно 30 лет назад в основе ее экспорта лежали поставки углеводородов. Но с середины 80-х годов прошлого века в стране начался инвестиционный бум, которому способствовало снятие ограничений в торговле с США, а затем и вступление в североамериканскую зону свободной торговли NAFTA с США и Канадой.

Американские и прочие корпорации (по началу в основном автомобильные) стали открывать здесь производства, поскольку в стране были низкие налоги и относительно дешевый труд.

По уровню налоговой нагрузки Мексика является самой привлекательной страной среди всех государств Организации экономического сотрудничества (ОЭСР, объединяет экономически развитые страны).

По данным ОЭСР, налоговые выплаты составили в 2015 году 17,44% ВВП. Второе место у Чили — 20,7%, третье у Ирландии — 23,59%, четвертое у Южной Кореи — 25,25%, на пятом месте США с 26,36%. Во многих странах Европы этот показатель выше 40%.

В итоге сейчас Мексика один из мировых лидеров по объемам экспорта товаров, а доля нефти не превышает 10%.

При этом — в рейтинге Doing Business у Мексики всего лишь 47-е место, а по уровню индекса восприятия коррупции Transparency International 2016 она находится на 123-м месте в мире (Россия — на 131-м месте, Китай — на 79-м).

В Восточной Европе, которая в значительной степени стала «внутренней Мексикой» для более развитых государств континента, ситуация схожая. Там ниже налоги и меньше зарплата.

В декабре прошлого года Eurostat выпустил сравнительные данные по зарплате в Евросоюзе. Максимальная медианная зарплата в Восточной Европе в Словении — €7,3 в час. Это в два с лишним раза меньше, чем в Германии (€15,7). В Болгарии самый низкий показатель — всего €1,7, в остальных «восточных странах» от €2 до €4,9.

Даже с поправкой на паритет покупательной способности зарплата в Словении отстает от Германии на 40%. Правда, низкие зарплаты (и относительно низкие налоги) не слишком помогли выбиться в экономические лидеры ни одной из стран Восточной Европы, а внутри этого региона есть инвестиционные лидеры (Польша, Чехия) и аутсайдеры (Литва, Латвия), которые образовались в силу периферийности. Литва и Латвия выполняют уже много лет функцию поставщика рабочей силы, а не инноваций.

Налоговая нагрузка в России составляет на данный момент 39% ВВП, если взять общий объем поступлений в консолидированный бюджет страны и страховые сборы во внебюджетные фонды (около 33 трлн рублей в 2015 году, по данным Минфина).

Средняя зарплата — 36,7 тыс. рублей в месяц (по данным Росстата за 2016 год). Это примерно €590 по текущему курсу, или около €3,4 в час, что вполне соответствует уровню Восточной Европы. С учетом огромного транспортного плеча такая зарплата не дает России никаких конкурентных преимуществ при экспорте.

Россия уже сейчас по размеру ВВП на душу населения находится в средней группе вместе со странами Восточной Европы. По паритету покупательной способности (он позволяет исключить курсовые колебания) российский ВВП составляет $24,451 тыс. на душу населения, что больше чем у Болгарии, Румынии, Хорватии и других балканских стран, практически столько же как у Латвии ($24,9 тыс.), но ниже чем у Чехии или Словении ($33,77 тыс. и $31,99 тыс.).

На одних «институтах» не получится даже просто догнать Чехию. Понизить зарплату директивно невозможно. Остается только снижение налогов для бизнеса, что означает перекладывание нагрузки на население. Или можно отказаться от проведения жесткой денежно-кредитной политики и «качнуть» дешевых денег в экономику. Если ничего этого не сделать, а уповать на институциональные и структурные реформы, ни о каких высоких темпах роста можно не мечтать.

Россия. Весь мир > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 1 марта 2017 > № 2090267


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 28 февраля 2017 > № 2090661 Максим Орешкин

Максим Орешкин: ради легализации экономики нужно снижать страховые взносы

По словам главы МЭР, цель налоговых изменений не повышение нагрузки, а стимулирование легального бизнеса. «Главная задача — продемонстрировать, что власти не занимаются искусственной накруткой экономического роста», — подчеркнул министр в эксклюзивном интервью Business FM

Министр экономического развития России Максим Орешкин дал эксклюзивное интервью главному редактору Business FM Илье Копелевичу в рамках инвестиционного форума в Сочи. Как рассказал глава МЭР, налоговые изменения — самая спорная тема в правительстве, и дискуссии по этому вопросу сохраняются.

При этом, по словам Орешкина, в повестке дня нет введения прогрессивной шкалы подоходного налога. Он считает, что страховые взносы нужно снижать. Как подчеркнул министр, суть не в том, чтобы повысить общий уровень налоговой нагрузки, цель налоговых изменений — стимулировать легальный бизнес и способствовать легализации теневой части экономики. Полная ясность в том, что касается налоговых изменений, скорее всего, появится к маю 2017 года.

Проект комплексного плана правительства должен быть закончен к маю, он будет содержать меры по снятию ограничений в экономике для повышения темпов роста. Каких темпов роста мы ожидаем?

Максим Орешкин: Если смотреть на 2017 год, это уже не ожидание, это оценка, которую мы видим и основываем на текущих тенденциях, они уже складываются в начале года — и первые данные по январю, и жесткие данные по грузообороту, потреблению электроэнергии за первые два месяца. Так вот, эта оценка составляет 2%. Вопрос, на какой структурный темп роста мы будем выходить потом. Здесь как раз мы видим: отсутствие изменений будет означать стабилизацию роста, где-то около 1,5%. Хотелось бы больше. Поэтому мы эту работу ведем, смотрим на все ключевые ограничения, пытаемся разобраться, что мешает инвестициям, какие еще есть проблемы для развития экономики, пытаемся придумать меры, которые могли бы адресовать. Цель — вывод экономики на рост около 3%. Это то, где сейчас находится мировой экономический рост.

Собственно, май и ноябрь фигурируют как даты и в деловой среде, и в правительственной: к маю должны быть обозначены основные контуры программы, к ноябрю — полная их детализация. Все, естественно, ждут решения вопроса по налогам. Первый вице-премьер Игорь Шувалов сказал, что президент просил все-таки к маю определиться. Удастся ли это сделать и в каком формате?

Максим Орешкин: Это необходимо сделать просто по той причине, что бизнесу при принятии решений об инвестициях нужно понимать, в каком налоговом режиме этот бизнес-проект, инвестиционный проект будет существовать. Поэтому это именно предсказуемость, и доверие к действиям властей очень важно. Дискуссии нужно постараться завершить как можно раньше, понятно, что есть много вариантов, начиная от варианта ничего не менять до вариантов изменения некоторых налогов довольно существенно, но понятно, что очень важно: благодаря бюджету, принятому правительством в прошлом году, бюджету, который обеспечивает стабильность государственных финансов по цене в 40 долларов за баррель, разговор не идет о том, чтобы увеличивать налоговую нагрузку. Речь идет о том, как ее можно даже немножко уменьшить и при этом переструктурировать таким образом, чтобы для компаний, работающих легально, налоговая нагрузка уменьшалась.

Это актуальная тема, которая сейчас повсюду обсуждается, вы сами этому уделили несколько ярких реплик на Гайдаровском форуме — про гаражную экономику, теневую занятость и о том, как ее легализовать. Понятно, если бы это случилось, и налоговая база выросла бы. А как мы оцениваем или рассчитываем размер этой гаражной экономики?

Максим Орешкин: Это действительно очень большая проблема. Когда мы сравниваем налоговую нагрузку как процент ВВП — традиционное сравнение с другими странами мира — у нас вроде уровень выглядит довольно невысоким. Нужно понимать: те, кто платят все налоги, платят гораздо больше, а те, кто избегают налогов, платят меньше. Этот дисбаланс очень сильно бьет по экономике. Относительно размеров — есть разные оценки, но даже если, например, посмотреть на официальные оценки Росстата, который делает досчет на теневую экономику, можно увидеть, что около 5 трлн рублей заработных плат, по оценкам Росттата, приходится на выплаты в конвертах. Если бы этот объем облагался налогами, была бы совершенно другая ситуация с бюджетными поступлениями. Понятно, что теневая экономика есть в любой экономике мира, даже в развитых странах, где-то ее доля чуть больше, где-то чуть меньше, но, как нам кажется, здесь у нас есть шансы и, в принципе, рынок и компании сами созревают для того, чтобы работать в белую, не связываться с серыми схемами. Помимо той экономии, которую якобы имеют компании, они сопрягают свою деятельность с очень высокими рисками. Когда налоговая ставка ясна, ты понимаешь предсказуемо, сколько будешь платить. А тут — за наличку заплати, тут ты деньги потерял, тут схема не сработала, голова болит, куча рисков появляется. Понятно, что в таких условиях реализовывать долгосрочные инвестиционные проекты очень сложно.

А про сферу услуг мы не говорим, когда люди просто нанимают других людей, и у них даже проблемы обналичивания нет? Они просто рассчитываются с нянями, строителями...

Максим Орешкин: Это отдельная, другая история, и ее не решить методами изменения общих налоговых ставок. Здесь все-таки речь идет больше о среднем бизнесе. Многие компании в этом сегменте как раз и находятся в теневом поле. Что очень важно — в последние годы мы наблюдаем такой тренд: все больше и больше деловых ассоциаций на том или ином рынке договариваются друг с другом и начинают все вместе работать в белую. Потому что главная проблема для выхода работы в белую то, что ты оказываешься вне конкурентного поля. Если твои конкуренты продолжают работать в тени и не платить налоги и так далее, то они имеют явные конкурентные преимущества, и ты просто начинаешь проигрывать конкуренцию. Здесь как раз задача, чтобы все перешли, и тогда этот переход гораздо проще, и он не искажает конкуренцию.

Вы как раз сказали, что решить эту задачу, скорее, можно, предоставляя стимулы, нежели попыткой кнута. Какие стимулы могут перевесить дополнительные издержки в легализации?

Максим Орешкин: Как раз когда мы смотрим на стимулы, пытаемся понять, какие налоги платят меньше всего. Мы видим, что наибольший негатив и трудности с уплатой как раз вызывают так называемые страховые взносы по большей части зарплаты — это 30%. Если посмотреть на сравнимые страны, с которыми мы конкурируем на глобальных рынках, Мексику, Бразилию, Польшу, Турцию, мы видим, что нигде работодатели не платят такой же ставки, как платят у нас. Поэтому как раз мы рассуждаем, пытаемся найти какие-то варианты, которые могли бы эту несправедливость исправить.

Мы все равно говорим про налоги, я знаю, что тема эта очень бурно обсуждается внутри правительства. Естественно, пока не будет принято решения, никто из членов правительства не озвучит до конца концепцию, модель. Но все-таки, на ваш взгляд, стоит ли вводить прогрессивную шкалу НДФЛ? Или лучше потребление облагать в форме, например, повышения НДС? Тут тоже в большей степени будет налог на богатых — кто больше покупает, тот больше его заплатит.

Максим Орешкин: Нет, я на самом деле не являюсь сторонником прогрессивной шкалы НДФЛ, и дискуссии в правительстве по этому поводу даже и нет. Здесь даже мне нечего больше добавить. НДС — да, мы говорили о возможности маневров, снижении прямых налогов на труд и компенсации какими-то косвенными налогами. Одним из таких косвенных налогов может быть НДС, поэтому это всегда рассматривается в повестке.

Новый термин, который премьер в выступлении на форуме вообще назвал первым — создание устойчивой среды для бизнеса. Я от многих слышал, что вам приписывают авторство этого термина. Что вы в него вкладываете? Вроде бы у нас и так все достаточно сравнительно стабильно. Чего не хватает бизнесу, и в чем это должно воплотиться?

Максим Орешкин: Об этом я говорил еще в начале года — если посмотреть на опросы бизнеса, если посмотреть, какие причины бизнесом называются как главные, препятствующие новым инвестициям увеличения объемов производства, на первом месте стояла экономическая неопределенность.

Она экономическая — не то, чтобы действия властей и регуляторов сильно меняются.

Максим Орешкин: Абсолютно. Но снижение этой экономической неопределенности — то, что находится в руках у правительства, ЦБ и то, что власть в целом может адресовать и на самом деле успешно адресует. Если вы посмотрите на последние полгода, увидите, что финансовые рынки стабильны.

Сейчас мы уже боимся укрепления рубля, это очень чувствуется. Раньше боялись резкого падения…

Максим Орешкин: Если закончить эту тему, то финансовые рынки стабильны, инфляция в месячных выражениях уже опустилась к уровню 4%, экономика начинает потихоньку подрастать. То есть никаких шоков и резких движений уже нет. Но понятно, что два последние года были очень тяжелыми с точки зрения волатильности. Все сейчас дуют на воду и боятся поверить в то, что новая стабильность надолго. На самом деле здесь важно понимать, что вот та стабильность, которая появилась на финансовых рынках — это результат целенаправленных действий правительства и ЦБ. Здесь можно назвать три ключевых элемента, которые именно макроэкономическую стабильность обеспечивают — это переход ЦБ к политике инфляционного таргетирования с четкой целью, которой ЦБ следует — среднесрочная инфляция в 4%. Это очень важный этап — прошлогодний бюджет, который говорит о том, что при 40 долларах за баррель государственные финансы устойчивы. И третий элемент, который добавился в этом году — это покупки Минфином иностранной валюты на объем дополнительных нефтегазовых доходов в бюджет. Это механизм, который снижает влияние волатильности нефтяных цен на внутреннюю экономику в целом, но не только на валютный рынок — и на инфляцию, и на другие показатели внутри страны. Этот комплекс обеспечивает макроэкономическую стабильность. Понятно же, что помимо макроэкономической стабильности и устойчивости долгосрочной экономические агенты должны в это поверить, но требуется время для того, чтобы все привыкли — ситуация устойчивая. Мы проживаем довольно непростой период, когда уже наступила стабильность и устойчивость, понятно, что она сохранится в будущем, но не все еще в это верят. Поэтому этот болезненный момент нам нужно просто пережить, чтобы все в него поверили. Вторая часть истории — это все, что связано с условиями ведения бизнеса. Это налоговая система, неналоговые платежи, контроль-надзор, тарифы и много-много чего еще, то, что как раз и создает ту атмосферу, в которой бизнес ведет свою деятельность каждый день. Вот если по всем этим направлениям обеспечить предсказуемость, а главное — доверие экономических агентов и бизнеса к власти, тогда и инвестиционная активность будет на более высоком уровне, потому что только в устойчивой среде можно реализовывать инвестиционные проекты, имеющие горизонт пять-десять лет. Если ты ожидаешь, что у тебя через год может инфляция скакнуть до 50%, а налоги все поменяют, понятно, что никогда не будешь ввязываться в долгосрочный инвестиционный проект. Если ты понимаешь, что инфляция составит 4%, а налоговая система будет неизменна и устойчива, ты понимаешь, как с тобой будут работать контрольно-надзорные органы, конечно, в таких условиях, где все просчитано, все предсказуемо, ты будешь реализовывать долгосрочные инвестиционные проекты.

Вот этот фактор, я думаю, не случайно оказался именно на первом месте в докладе премьера, а доклад, собственно, как раз об этом комплексном плане. Какой вклад он мог бы внести в практические цифры? Или, скажем так, что мы потеряли в плане инвестиций, из-за неуверенности бизнеса? Соответственно, каковы цифры по ВВП? Есть какие-то примеры?

Максим Орешкин: Я думаю, несколько процентных пунктов ВВП инвестиционной активности за последние несколько лет на этом фоне мы, конечно, потеряли. И вот сейчас задача их восстанавливать и надеяться, что инвестиции вырастут, а более высокая доля инвестиционной активности — процент ВВП будет означать темп экономического роста на несколько десятых выше уже в самое ближайшее время.

Но цифры вы пока по экономическому развитию не называете, будем дожидаться мая?

Максим Орешкин: Цифры названы: 2% в этом году и целевой уровень в 3% — мировой экономический рост через несколько лет. Понимаете, здесь главное не уровни, а предсказуемость и устойчивость этих темпов экономического роста. Раскрутить экономику на короткий период времени можно очень просто. Как раз главная задача властей сейчас — продемонстрировать, что искусственной накруткой экономического роста власти не занимаются. Задача — создать условия, когда каждый год экономика будет расти устойчиво. И вот эта устойчивость гораздо дороже, чем всплеск на высокие значения на какой-то короткий период времени.

Еще один вопрос про устойчивость. Просто из личных наблюдений — год назад все боялись, что рубль упадет до 80-ти за доллар. Вот сейчас у меня ощущение: реально бизнес тревожится по поводу того, как бы рубль не укрепился сверх меры. Вчера не поднималась ли эта тема?

Максим Орешкин: Бизнес разный — есть тот, кто радуется укреплению рубля, есть те, кто переживают из-за этого. Но опять же, здесь важнее не уровни, а важно понимание на перспективу пять-семь лет, на каком примерно значении будет реальный курс рубля находиться. Здесь не важен курс номинальный — важно соотношение номинального курса и издержек компании. Если курс останется стабильным, а издержки вдруг вырастут в два раза, уже будет нужен совсем другой курс. Поэтому задача, с одной стороны, через снижение инфляции минимизировать темпы роста издержек, и одновременно через сглаживание влияния колебаний цен на нефть на внутреннюю экономику как раз сгладить колебания, в том числе и курса. Да, курс может отклоняться, здесь просто вся история проста и понятна. Когда мы прогнозировали значение на этот год, мы брали цены на нефть 40 долларов за баррель, курс у нас получился 67,5. Сейчас нефть торгуется на уровне 52-53 доллара, но при этом покупки Минфина равносильны изъятию двух третей прироста цен на нефть выше уровня 40 долларов за баррель. То есть де-факто мы сейчас живем, с точки зрения потоков по текущему счету, на уровне где-то 44 доллара за баррель. Народ пока это еще не совсем осознал. Осознание придет; и сезонность влияет, и краткосрочные притоки капитала. Курс остается абсолютно плавающим, поэтому здесь никаких изменений нет, и он может отклоняться от неких фундаментальных значений, но понятно: если факторы, влияющие на него, носят временный характер, как только они прекратят, курс будет сразу возвращаться к тем значениям, которые определяются платежным балансом. А цифра, знаете, разная при разных предпосылках. Там вопрос не только цены на нефть, вопросы устойчивости притоков капитала тоже влияют на эти оценки.

Оставим это на личные вычисления людей, которые могут это себе представить. По словам премьера ВЭБ должен стать фабрикой проектного финансирования. Но вы сказали, что проектное финансирование — это замкнутый круг, который надо разорвать. Как это сделать?

Максим Орешкин: Нужно создать тот механизм, который поможет активнее взращивать проекты, чтобы те компании, которые проекты подготавливают, понимали: есть понятный механизм получения финансирования под эти проекты, а банки с другой стороны также участвовали, понимая, что проекты будут качественно подготовлены, участвовали в финансировании этих проектов через механизм синдикации. Такая поддержка в ближайшие два-три года способна вывести на новый уровень, в принципе, проектную инвестиционную культуру в России на новый уровень и с точки зрения компаний, которые будут качественнее готовить проекты и ВЭБ им будет помогать, и с точки зрения банков, которые будут внутри себя взращивать экспертизу по анализу этих проектов, потому что им в любом случае придется брать на себя риски таких проектов при их финансировании.

Теперь про министерство экономического развития. Вы собираетесь организовать в нем проектный офис? Считаете, что бюджет теперь должен строиться по другому принципу: сначала госпрограммы, а потом бюджет?

Максим Орешкин: Такой принцип закладывался изначально в идеи государственных программ. Ведь что такое бюджет? Бюджет — это просто документ, где записаны строчки — кому и сколько. Но для того, чтобы достигать целей, нужно понимать, как реализуются эти цели, как они достигаются, как выстраиваются проекты, кто ответственный, какие этапы, какие меры, кроме бюджетных, должны быть в реализации этого проекта. То есть некий комплексный подход. Именно сдвиг назад к той первоначальной логике, которая закладывалась в госпрограммы, когда именно госпрограммы — это главное, изменение госпрограммы с ключевым изменением ключевых индикаторов, с понятными ответственными, с понятными этапами того или иного процесса ставятся во главу угла, а бюджет уже остается с вводом записи о том, кому и сколько. Но базовым элементом становится не бюджетная строка, а именно проект, который содержит в себе гораздо больше, чем в себе содержит бюджет.

Для широкой публики это сложный процесс, потому что возникает процесс администрирования, должны быть KPI.

Максим Орешкин: С точки зрения управленческой культуры это выход на новый уровень. Понятно, что он будет происходить постепенно. Но без ответственности, без правильной мотивации, без правильных ключевых индикаторов эффективности бюджетных расходов добиться невозможно, поэтому и стоит задача активнее внедрять этот комплексный подход к бюджетным расходам в дальнейшем и постепенно увеличивать долю таких продуманных и просчитанных расходов в бюджете.

Для широкой публики Минэкономразвития в первую очередь ассоциируется с прогнозом, особенно в последние бурные волатильные времена именно слово «прогноз» было определяющим в работе Минэка, хотя на самом деле это далеко не только так. Прогнозами занимаются очень многие: российские и международные банки, научные организации. Надо ли тратить силы чиновничьего аппарата на работу над прогнозом, или, может быть, перейти на аутсорс, собирать консенсус-прогноз различных рыночных игроков и научных организаций? Или нет таких, которым можно было бы это доверить?

Максим Орешкин: Если вы посмотрите результаты различных рейтингов экономистов инвестиционных банков за последние несколько лет, то увидите, что многие из тех, кто занимал ведущие позиции, сейчас как раз находятся в органах власти: и в Минэкономразвития, и в Минфине, и так далее. Когда ты в правительстве, тебе доступен больший объем информации, ты лучше видишь всю картину, поэтому и прогнозировать ты можешь гораздо увереннее, понимая большее количество процессов, имея доступ к большим объемам информации. Здесь очень важно иметь внешнюю аналитику, смотреть, что прогнозируют институты, банки и так далее, разговаривать со всеми этими людьми, понимать, какие они предпосылки и базовые идеи закладывают, потому что многие идеи рождаются как раз в частной среде.

Более того, они влияют на ход событий.

Максим Орешкин: О нахождении в правительстве — это как раз уникальное место, где есть возможность делать максимально качественный прогноз.

Прогноз все-таки должен делаться внутри.

Максим Орешкин: Да, но обязательно при участии внешних экспертов, потому что внешняя экспертиза очень важна.

Еще недавно вы были экономистом «ВТБ Капитала», затем не очень долго заместителем министра финансов, и сегодня мы с вами разговариваем как с министром, на котором возложена огромная, в том числе публичная ответственность, потому что общая подготовка программы — все равно это министерство экономического развития. Как это все произошло, когда вам предложили, какая была первая реакция?

Максим Орешкин: Ответ очень простой: главное — полностью отдавать себя работе, до последней капли, а все остальное будет происходить автоматически. Если ты показываешь результат, если ты эффективно работаешь, тебе будут поступать предложения.

У вас же был руководитель-министр, в другом министерстве. От него поступил звонок?

Максим Орешкин: Пусть это останется тайной. Это уже частная история.

Илья Копелевич

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 28 февраля 2017 > № 2090661 Максим Орешкин


Россия. ЮФО > Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 27 февраля 2017 > № 2088433

Встреча Дмитрия Медведева с представителями деловых кругов.

Встреча прошла в рамках форума «Сочи-2017».

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Добрый день! У нас, как обычно во время сочинского форума, есть возможность пообщаться.

Не буду давать какой-то развёрнутый анализ. Некоторые вещи сегодня были уже сказаны, и я надеюсь, что мои коллеги по Правительству проинформируют деловые круги о том, как мы воспринимаем текущую ситуацию, как в целом обстоят дела.

В целом макроэкономическая ситуация в стране стабильна, основные показатели, на наш взгляд, находятся в неплохом состоянии, экономика перешла в фазу роста, инфляция существенно снизилась.

Нам также удалось поставить под контроль (совместными усилиями с деловым сообществом) безработицу в стране, она не растёт в последнее время, находится в прогнозируемых параметрах. И все макроэкономические условия, вне всякого сомнения, явились основанием для того, чтобы начать полноценную работу над Комплексным планом действий Правительства на период с 2017 по 2025 годы. Сейчас этот документ разрабатывается, ряд присутствующих здесь коллег также принимает участие в его обсуждении.

Учитывая формат сочинского форума, мы обсуждаем не только сугубо предпринимательскую компоненту, но и региональный аспект программы. Давайте вместе подумаем, какие шаги нужны для дальнейшего улучшения инвестиционного климата в регионах, в том числе по вопросам земельных отношений, налогов.

Мы в таком формате, уважаемые коллеги, с вами встречались чуть менее полугода назад. С учётом того, что форум у нас переместился на зимний период, можем обратиться к вопросам, которые тогда обсуждались, в том числе проведём анализ поручений, которые были даны по итогам нашей предыдущей встречи, посмотрим, что сделано, чего не сделано.

Ряд поручений, которые появились после нашей встречи в прошлом году, в конце сентября, уже выполнен. Например, Минфин впервые использовал при подготовке основных направлений налоговой политики методику оценки фискальной нагрузки на бизнес, которую разрабатывал Российский союз промышленников и предпринимателей.

Кроме этого принят целый ряд мер для поддержки экспорта. Утверждены паспорта приоритетных проектов. Они позволяют оказать существенную помощь экспортёрам довольно широкого круга товаров – от сельхозпродукции до автомобилей, самолётов, некоторых других видов продукции.

Рассчитываю, что мои коллеги по Правительству более подробно проинформируют вас о текущей ситуации.

Россия. ЮФО > Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 27 февраля 2017 > № 2088433


Россия. ДФО > Транспорт. СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 26 февраля 2017 > № 2086433

Легковым автомобилям упростят вход в ЭРУ-ГЛОНАСС

Приморские власти не будут мешать людям работать. По словам губернатора Приморья Владимира Миклушевского, требования к установке ЭРА-ГЛОНАСС упростят. С чем связаны основные сложности?

Требования к установке ЭРА-ГЛОНАСС на легковые автомобили упростят в ближайшее время. Это пообещал губернатор Приморья Владимир Миклушевский, сообщает «Интерфакс» со ссылкой на пресс-службу администрации. «Пострадал в основном малый и средний бизнес, власть не имеет права такими неуклюжими действиями мешать людям работать», — цитирует информагентство его слова.

Сообщается, что глава региона рассказал о проблеме полпреду президента в ДФО Юрию Трутневу, и тот, в свою очередь, пообещал, что вскоре принять упрощенный порядок установки ЭРЫ-ГЛОНАСС, а приморская фирма уже заключает договор с разработчиками на оказание этих услуг.

Напомним, с начала этого года все ввозимые из-за рубежа автомобили при постановке на учет должны быть оборудованы системой экстренного реагирования при авариях. Но порядок оборудования для ввозимых частных автомобилей не определен. Миклушевский сказал, что «об этих категориях в Минпромторге, готовившем техрегламент Таможенного союза, попросту забыли». Сертифицированных центров по установке ГЛОНАССА также нет.

Эту проблему особо остро ощутили на себе автомобилисты всего Дальнего Востока, рассказал Business FM корреспондент РИА «Прима Медиа» Сергей Ланин.

«Вся проблема в том: чтобы получить ПТС нужно было предоставить сертификат безопасности с отметкой об установленном ГЛОНАСС. А установить ГРОНАСС на японские подержанные иномарки, которые ввозятся сейчас во Владивосток, невозможно. Пока этим никто в частном порядке не занимается. Такая контора одна на всю страну. Чтобы провести испытания с установленным оборудованием, нужно вертеть машину на станке, в общем, это очень долго. Люди, которые во Владивостоке попали в такую ситуацию, собрались на главном автомобильном рынке «Зеленый угол». Пришло несколько десятков человек, люди увидели, что их много, что на их проблему никто не может ответить. Назначили на 19 февраля митинг. Этот ГЛОНАСС для нас сейчас — заградительная, запретительная мера. Уже с 1903 года пытаются ввоз правильных автомобилей запретить, каждый раз пугают таможенным регламентом, то прочими, другими запретительными слухами. Люди здесь живут давно с ощущением, что наш, правый руль не нравится».

На митинг против ЭРЫ-ГЛОНАСС во Владивостоке пришло несколько сотен человек. Шесть человек из них были задержаны за нарушение порядка организации публичного мероприятия. Двоим активистам выписали штраф — по 10 тысяч рублей.

Главный редактор журнала «За рулем» Максим Кадаков говорит, что проблема установки аварийной системы общероссийская.

«Проблемы действительно федерального масштаба, потому что сами требования, закон, условия, распространяются на всю Россию. Естественно, в одинаковых условиях оказались жители, автомобилисты, покупатели всей страны. Автомобиль, который младше 30 лет должен быть оборудован системой ЭРА-ГЛОНАСС, вне зависимости от того, как он ввозится. Во всяком случае, во всех таможенных разъяснениях, нет никакого деления на новые машины, машины ввозимые частным образом, машины, ввозимые на продажу. Есть общий регламент, и частные автомобили в ней никак не выделены. Допустим, вы ввозите машины Toyota какого-нибудь 2005 года, чтобы сертифицировать систему ЭРА-ГЛОНАСС, которую вы хотите поставить на эту машину, вам минимум нужно провести два краш-теста. Вам надо купить три автомобиля, два разбить в ходе краш-тестов, подтвердить, что система на эту конкретную машину, конкретного года выпуска, правильно установлена, и тогда третью машину вы можете на себя ввезти. Я утрирую, совсем упрощаю, но примерно это так».

Добавим, что, по сообщениям приморских СМИ, из-за требований к обязательной установке ЭРЫ-ГЛОНАСС на таможне региона скопилось более тысячи автомобилей из Японии.

Россия. ДФО > Транспорт. СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 26 февраля 2017 > № 2086433


Россия > Приватизация, инвестиции. Армия, полиция > bfm.ru, 23 февраля 2017 > № 2085947

Как армейская служба может помочь в бизнесе

В День защитника Отчества известные предприниматели рассказали, может ли прохождение армии повлиять на судьбу работника

В России отмечают День защитника Отечества. По случаю праздника Business FM поинтересовалась у предпринимателей, влияет ли факт службы в армии на принятие решений при подборе сотрудников, и какие качества их отличают.

Андрей Гольцблат

управляющий партнер юридической фирмы Goltsblat BLP

«Само по себе знание о том, служил человек в армии или нет, для меня существенной роли не играет при общении с моими партнерами, при назначении партнеров, при продвижении по карьерной лестнице. Все-таки мы оцениваем профессиональные качества человека сегодня, его потенциал, его способности в будущем. Но, поскольку я сам служил два года в ВДВ, для меня это, конечно, внутренне все равно неосознанная, но все-таки близость к таким людям. Это говорит о том, что человек прошел определенные трудности в жизни и сумел с ними справиться. Но оценка способностей, профессиональных качеств — это исключительно сегодня делается».

Вот какого мнения придерживается президент ЗАО «Новое содружество» и ассоциации «Росагромаш» Константин Бабкин:

«Если это относится к молодежи, скорее, положительно. Даже людям с высшим образованием, которые работают на «Росагромаше», мы предлагаем юридические услуги, чтобы помочь им не ходить в армию. В последние годы наблюдается тенденция, что они отказываются от этого и хотят идти в армию на год, служить, чтобы получить серьезный опыт, навыки. Я рад, что служба становится более осознанной, эффективной и привлекательной. Такую тенденцию я заметил. Если говорить о моих сверстниках, я бы не назвал службу ни плюсом, ни минусом. Если не служил, ну, вроде как, человек потратил время на учебу. Если служил — тоже молодец. В моем поколении служба в армии ничего не добавляла и не добавляет к послужному списку».

По словам главы совхоза имени Ленина Павла Грудинина, все-таки это не такой принципиальный вопрос.

«Кем служил и чему армия его научила? Есть такая советская еще поговорка, у прапорщика всего две мысли в голове: до обеда — что украсть, после обеда — кому продать. Поэтому не знаю, в зависимости от того, какие войска, но, конечно, хотелось бы видеть более взрослых мужчин, самостоятельных. Армия, по крайней мере, раньше прививала самостоятельность. С другой стороны, нам же нужны люди инициативные, которые что-то двигают вперед. В армии несколько по-другому все. Тем более, год армии — вообще ни о чем. Человек даже не может почувствовать всей этой армейской жизни. Поэтому главное, чтобы он был умный, инициативный и не лентяй. Это для нас главное. А служил — не служил, это не принципиально».

Андрей Черкасенко, глава группы компаний «АПР-ресурсы» и член правления Российского союза промышленников и предпринимателей, подчеркивает: служба в любом случае влияет на личность человека.

«Однозначно влияет всегда: любой человек, который прошел воинскую службу, тем более, служил, будучи офицером, для него образы подчиненного и командира связаны со стереотипом, который формирует эта служба. Умение подчиняться и в то же время брать на себя ответственность, принимать решения, которые должен принимать командир, — то, что происходит в бизнесе. Однако, когда человек связан с воинской службой контрактом, в течение многих лет, это уже становится его образом мышления, тут ничего не поделать. От каких-то вещей можно избавляться, но внутри человека это остается навсегда».

Бизнесмен Дмитрий Несветов считает, что армия может сформировать умение вести себя в коллективе, от которого отмежеваться нельзя.

«Это во многом зависит, конечно, от того, на какую конкретную должность, функционал подбирается человек. Есть компетенции и профессиональные особенности, которые не сильно требуют наличия такого пункта в биографии, а есть, в которых это было бы, наверное, полезно. Но специально такой фильтр не ставится. Вряд ли можно считать, что для помощника бухгалтера необходима воинская служба. В целом, с точки зрения общеловеческой, наверное, было бы полезно. Это школа, с одной стороны, самостоятельности и умения принимать решения, а с другой стороны, умения рефлексивно оценивать новую ситуацию и вести себя в ней. Это самое ценное в службе. Еще есть такая вещь ментальная, психологическая, характерная, она связана с тем, чтобы человек умел вести себя в коллективе, в некой среде очень разных людей, которые по определению не являются ему близкими, которых он в свой круг общения не выбирал. Но с точки зрения работодателя я бы не сказал, что это принципиальная вещь».

Вот что на этот счет думает бизнесмен Вадим Дымов:

«Просто это добавляет каких-то качеств, а профессионализм все-таки не зависит о того, служил человек или нет. Думаю, сегодня квалификации настолько разные, что они даже никак не сопрягаются с армейским опытом, где раньше можно было оказаться трактористом, потом на танке ездить, математикой заниматься, впоследствии в артиллерии служить. Сейчас такой прямой привязки нет. В принципе, это же всеобщая обязанность в армии служить. Если люди считают для себя несмотря ни на что правильным отслужить в армии, выполнить свой долг, все-таки им делают преференцию перед остальными, но только с точки зрения общественной оценки. Хотя армия начинает меняться в лучшую сторону, и это уже заметно. Наверное, начнет человеку добавлять статус: в армии служил, повзрослел, возмужал, надежный, крепкий, здоровый, красивый. Женщинам это нравится, надежные парни им нужны всегда».

23 февраля в Москве на нескольких площадках будут запускать салют. При этом власти решили ограничить продажу алкоголя в местах проведения массовых мероприятий.

Россия > Приватизация, инвестиции. Армия, полиция > bfm.ru, 23 февраля 2017 > № 2085947


Россия > Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 22 февраля 2017 > № 2085939

Чем опасна «уличная» благотворительность

Речь также идет о пожертвованиях в метро. К сожалению, деньги, собранные таким образом, зачастую уходят в карманы мошенников и обеспечивают им процветающую жизнь. Что же делать тому, кто действительно хочет помочь?

Пожертвования, собранные в метро и на улице уходят в карманы мошенникам. Волонтеры одного из подложных фондов «Поможем вместе» признались, что собирали деньги не для детей, а для своих начальников. Они узнали об этом после того, как провели собственное расследование, сообщает Life.ru.

Обнаружился целый ряд нестыковок. Дети с фотографий, на лечение которым собирали деньги, существуют, но они либо старше, либо болеют другими заболеваниями и живут за пределами России. Во многих случаях деньги до них просто не доходят.

Одновременно с этим сами благотворительные фонды начали масштабную кампанию с целью предупредить сердобольных граждан о том, что нельзя давать деньги волонтерам на улице и в метро. Чаще всего они работают на мошенников. Сами же волонтеры могут быть жертвами обмана, рассказала Business FM координатор программ фонда AdVita Елена Грачева:

«Когда мы устанавливаем свой ящик на общегородском мероприятии, мы всегда заключаем договор с теми, кто проводит праздник: либо с площадкой, либо с организаторами. Это значит, что и площадка, и организатор разделяют ответственность. То есть они, по сути дела, гарантируют нашу порядочность, они не будут подписывать договор с кем угодно. И у каждого волонтера, который стоит на подобных мероприятиях, всегда с собой есть договор об установке ящика. При прогулках в общественном транспорте это невозможно, потому что у нас есть подтвержденное письмо метрополитена о том, что он ни с одним фондом договоров не заключал, потому что он не готов разделить эту ответственность. Это правильно. То есть, у него нет ресурсов на проверку этих фондов, поэтому метрополитен ни с одним фондом не заключал договор, это значит, что он не отвечает за их действия. Для жителей это должно быть важным аргументом, если никто не отвечает за деятельность фонда. Волонтеры, которые ходят по вагонам, говорят, что они получают процент с этих денег, они не скрывают этого. Главное, что на сайте ни одного из этих фондов нет документов оприходования этих средств, нет документов и расходования. Нам просто жалко людей, которые из искренних побуждений просто собирают жуликам деньги на прекрасную жизнь, вот и все».

Кроме того, эти фонды бросают тень на порядочные благотворительные организации. Деньги, которые люди не глядя отдают в метро, переходах и на улице, могут спасти чью-то жизнь, но в итоге этого не происходит. Проверить не так просто. Создатели таких фондов подкованы юридически и знают все пробелы в законодательстве, поэтому их деятельность остается безнаказанной. Вся надежда на бдительность граждан, говорит президент благотворительного фонда «Предание» Владимир Берхин:

«Нормальный фонд заинтересован в том, чтобы работа была прозрачная, а сам способ сбора денег на улице предполагает отсутствие контроля с чьей бы то ни было стороны. Деньги, собранные на улице, люди просто отдали, сборщик не берет на себя никаких обязательств юридически валидных. Собранные деньги никто не контролирует, он их просто сдает начальству и все. Нет независимой инстанции, которая следила бы за тем, чтобы эти деньги тратились по назначению. В случае, если стоит стационарный ящик где-то в кафе, за этим следит администрация заведения. Когда он вскрывается, оформляется акт вскрытия и, соответственно, эти деньги поступают на счет организации. Сколько из ящика вытащили, столько на счет и положили, и дальше их можно использовать только на уставную деятельность. А в случае, если это сбор на улице, то ящик кто-то где-то вскрыл, деньги пересчитал и никакого контроля нет и не может быть. Именно поэтому нормальные организации никогда не будут пользоваться таким способом, который прямо провоцирует мошенничество. В правовом поле в настоящий момент неизвестен способ. Они формально ничего не нарушают, в противном случае полиция бы их гоняла. Но полиция их не гоняет, потому что непонятно, что им можно предъявить. Они не ведут себя агрессивно, не нарушают общественный порядок. То, что им люди деньги отдают, потому что попросили, ну, никто не может запретить одному человеку попросить денег у другого. Может прийти человек, он повесит на себя ящик, размахивая фотографией больного ребенка».

Для борьбы с мошенниками в благотворительности, члены ассоциации «Все вместе» составили декларацию о добросовестности при сборе средств через ящики-копилки. Документ подписали около 70 легальных организаций.

Россия > Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 22 февраля 2017 > № 2085939


Белоруссия > Приватизация, инвестиции > belta.by, 17 февраля 2017 > № 2078373 Владимир Зиновский

Министр экономики Владимир Зиновский в интервью газете "Рэспублiка" рассказал о допмерах в создании благоприятных условий ведения бизнеса, сообщает БЕЛТА.

Что касается совершенствования деловой среды, Владимир Зиновский отметил оптимизацию ответственности за нарушения законодательства. По его словам, необходимо сделать ее соразмерной совершаемым административным правонарушениям, расширить практику вынесения предупреждений за первое нарушение. Запланирована совместная работа над уголовным законодательством всех заинтересованных для максимальной декриминализации экономических рисков.

Кроме того, планируется сократить число лицензируемых видов деятельности, упростить административные процедуры, оптимизировать представляемую в разные инстанции отчетность. "Правительство намерено серьезно повысить качество нормотворческой деятельности, внедрить институт оценки регулирующего воздействия. Каждый проект нормативного акта, затрагивающего интересы бизнеса, будет сопровождаться всесторонней оценкой такого влияния. Это позволит внимательнее относиться к законодательным инициативам, влияющим на бизнес-климат, сделает весь процесс публичным, вовлечет в обсуждение широкий круг общественных экспертов", - добавил Владимир Зиновский.

Для поддержки малого предпринимательства стоит задача по созданию в стране гарантийного фонда. "Доступ к финансовым ресурсам всегда был проблемой для развития малого и среднего бизнеса. Создание гарантийного фонда решит эту проблему для тех, у кого есть эффективные окупаемые проекты, но не хватает собственных средств", - пояснил министр.

В качестве стимула к созданию новых производственных предприятий планируется освободить их от уплаты НДС при ввозе технологического оборудования. Кроме того, в каждом городе с численностью от 6 тыс. человек и выше появятся индустриальные площадки с необходимой транспортной и инженерной инфраструктурой.

Объем средств, затрачиваемых на поддержку малого и среднего предпринимательства, планируется довести к 2020 году до 1% от собственных доходов консолидированных бюджетов областей и Минска.

Белоруссия > Приватизация, инвестиции > belta.by, 17 февраля 2017 > № 2078373 Владимир Зиновский


Грузия > Приватизация, инвестиции > newsgeorgia.ru, 17 февраля 2017 > № 2077375

Ахиллесова пята бизнеса в Грузии

Что мешает развитию бизнеса в Грузии и созданию благоприятной бизнес среды, рассказывает аналитик Sputnik Александр Геловани

Александр Геловани

То, что бизнес климат важен для любой страны, прописная истина. Однако для таких стран, как Грузия, не обладающих запасами природных ископаемых, обеспечивающих ренту жителям страны, и не имеющей мощного промышленного потенциала, способного обеспечить достойной работой граждан, фактор бизнес климата, несомненно, является решающим. А учитывая то обстоятельство, что Грузия не входит ни в одно из больших пространств и, в сущности, является изолированным рынком, для страны с населением около четырех миллионов человек наличие комфортной бизнес среды является необходимым условием для выживания.

Вопреки распространенному мнению о том, что государство способно или, что еще хуже, должно в таких странах, как Грузия, открывать, патронировать, стимулировать или производить еще какие-то манипуляции с бизнесом, подобные попытки обречены на провал. Единственное, что может сделать государство, так это создать для бизнеса комфортные условия, при которых внутренний инвестор не убежит, а внешний придет на рынок и вложит деньги. Конечно, само понятие бизнес климата интегрально и состоит из многих абсолютно необходимых компонентов. Тут и наличие современной инфраструктуры, и прозрачная система налогообложения, желательно с низкими налогами, и четко работающая судебная система. Есть ли такая система в Грузии? Однозначно ответить на этот вопрос сложно, но увы, скорее, нет, чем да, и вот почему.

Когда мы говорим о компонентах, из которых складывается бизнес климат, следует учитывать то обстоятельство, что отсутствие или недостаточное развитие даже одного из компонентов, сводит на нет всю систему. Например, в Сомали не просто очень низкие налоги, их там просто нет, как нет и государства. Значит ли это, что в Сомали хороший бизнес климат? Думаю, ответ очевиден. Впрочем это крайний пример, и давайте вернемся в Грузию. В Грузии достаточно прозрачная налоговая система, хотя сама по себе налоговая нагрузка на предприятия, составляющая более сорока процентов, и это без учета акцизов и сборов, мягко говоря, оставляет желать лучшего. Есть и определенный уровень развития инфраструктуры, не лучший в мире и даже в регионе, но вполне себе приемлемый для ведения дел в стране. Правда, в последнее время темпы развития инфраструктуры снизились, но и того, что есть, пока вполне достаточно.

О судебной системе и степени доверия к ней говорить излишне. Это ахиллесова пята грузинской бизнес среды, а ведь без гарантий судебной защиты собственности и справедливого разрешения споров хозяйствующих субъектов говорить о привлечении серьезных частных инвестиций излишне. Есть один компонент, который, с одной стороны, является несомненным конкурентным преимуществом Грузии, а с другой, может стать серьезным препятствием для развития экономики страны. Давайте рассмотрим его поподробнее.

Речь идет о рынке труда и регулирующем его трудовом законодательстве. После распада Советского Союза, при любой власти — и при Шеварднадзе, и при Саакашвили, и при нынешней "Мечте" — проблема безработицы считалась главной проблемой Грузии. Многочисленные социологические опросы свидетельствуют о том, что именно проблему безработицы население Грузии воспринимает как проблему номер один. А между тем это не совсем релевантное восприятие. Проблема безработицы в Грузии, конечно, есть. Но гораздо более серьезная проблема — это проблема низкой производительности труда и, как следствие, крайне низкий (по меркам европейской страны) уровень доходов населения. Поэтому многие работающие люди воспринимают себя как безработные. Речь идет прежде всего о самозанятых: таксисты, уличные торговцы, большинство крестьян и так далее. А таких не много, не мало — более миллиона человек, то есть подавляющее большинство трудоспособного населения страны. И вот тут мы подходим к главному вопросу для грузинской экономики — как решить данную проблему.

С одной стороны, решение проблемы лежит на поверхности — необходимо увеличить реальную денежную массу в стране, то есть не напечатать деньги, а реально увеличить их оборот. Это возможно только при росте экономики, открытии новых предприятий и привлечении инвестиций. И, конечно, рынок, рынок для товаров и услуг, которые будут производиться в Грузии. И насчет рынка очень интересно. Не так давно правительство Грузии подписало договор о свободной торговле с Европейским Союзом, то есть практически у нас есть доступ на самый большой рынок в мире. К этому власти страны, как прошлые так и нынешние, шли много лет. Но тут мы получили классическую вилку.

Для того, чтобы что-то продавать в Европе, надо это что-то производить. Для того, чтобы это что-то производить, необходимо иметь соответствующие технологии, которые, как известно, не велосипед, и изобрести их самим вряд ли удастся. Значит, эти самые технологии должны прийти вместе с инвестициями из той же Европы. Задача не такая уж и неподъемная, учитывая географическую близость Грузии к Европе и серьезный задел в промышленной культуре и образовании, созданный ещё в советское время. Но все дело в том, что вместе с договором о свободной торговле подписывался и договор об ассоциации с ЕС. А этот договор предусматривал соответствие законодательства страны европейским стандартам, в том числе и трудового законодательства.

Тут власти Грузии, имеются в виду как прошлые, так и нынешние, попали в классическую вилку. С одной стороны, отсутствие жестких регуляций на рынке труда было явным конкурентным преимуществом Грузии в деле привлечения инвестиций. И если прошлые власти всячески пытались избежать уж слишком дословного выполнения рекомендаций Брюсселя, то власти нынешние, пришедшие в 2012 году на волне социального популизма, с энтузиазмом принялись реализовывать эти самые рекомендации.

Однако, как говорится, гладко было на бумаге, но забыли про овраги. А главным оврагом в деле исполнения законов, обеспечивающих охрану труда, была и остается реальная экономическая ситуация в Грузии. Вот и получается, что законы, отпугивающие инвесторов, есть, а реальной защиты прав трудящихся нет. В качестве примера того, как хорошо работают новые законы, часто приводят пример заключения коллективного договора между владельцами и работниками зестафонского завода ферросплавов. Действительно, в результате приведения трудовых отношений на данном предприятии в соответствие нормам грузинского законодательства, были повышены зарплаты, улучшены условия труда, обеспечен минимальный социальный пакет. Можно было бы только порадоваться, если бы это не был едва ли не единичный случай.

В подавляющем большинстве случаев, на крупных предприятиях и компаниях работники просто боятся защищать свои права и требовать чего-то, потому что прекрасно понимают, что конкуренция за рабочие места огромна, и вряд ли им удастся удержаться на своем месте, если будут испорчены отношения с начальством. Про "найти новую работу" речь уже не идет.

Показателен пример с работниками супермаркета "Фуршет", компании торговой сети Fresco, которые в начале февраля лишились рабочих мест. После того, как их уволили, они вышли на акцию протеста, утверждая, что им не выплатили зарплату за два месяца. Однако на вопрос журналиста о том, почему они не протестовали раньше, уволенные откровенно ответили, что боялись увольнения, хотя и догадывались, что такая развязка неизбежна. Учитывая то обстоятельство, что медиа практически не обращает внимания на подобные случаи "классовой борьбы", есть темы гораздо горячее и интереснее широкой публике, сам по себе протест не имеет особых перспектив. Например, та же акция теперь уже бывших работников "Фуршета" была освещена не в новостях ведущих телеканалов, а в еженедельном экономическом обзоре "Бизнес Курьер" телекомпании "Рустави 2".

Еще хуже ситуация в едва сводящем концы с концами мелком и среднем бизнесе, владельцы которого даже при всем желании не могут выполнять регуляции. Выполнение законов просто добьет их бизнес. Вот и получается, что законы есть, а толку от них нет. И на этом фоне наше министерство здравоохранения и социальной защиты, которое по совместительству занимается и охраной труда, говорит о необходимости введения новых, еще более жестких регуляций. Что, честно говоря, звучит немного странно.

Из всего вышесказанного следует очень простой вывод — не может быть зрелости до совершеннолетия. Любые, даже самые хорошие законы хороши только тогда, когда они работают на развитие, а не вредят. Ну а желание жить, как в Европе, не работая при этом, как там, тут речь ни в коем случае не о лени, а о целом ряде факторов, о которых говорилось выше — от емкости рынка до производительности труда, похоже на благие пожелания, которыми выстлана дорога известно куда.

Грузия > Приватизация, инвестиции > newsgeorgia.ru, 17 февраля 2017 > № 2077375


Узбекистан > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки. Образование, наука > uzdaily.uz, 16 февраля 2017 > № 2097884

В Узбекистане создан Гарантийный фонд развития малого предпринимательства.

Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев 10 февраля подписал постановление о создании фонда.

Фонд создается в форме акционерного общества. Учредителями фонда выступают Госкомконкуренции, Ассоциация Банков Узбекистана, Торгово-промышленная палата, а также ряд крупных банков и страховых компаний.

Фонд создается для улучшения бизнес климата и ускорения развития предпринимательства.

Гарантийный фонд развития малого предпринимательства будет предоставляет обеспечение банкам по кредитам, выделяемым субъектам малого предпринимательства, в части, не покрытой залогом до 50% от суммы кредита, но не более на $100 тыс.

Фонд будет оказывать помощь субъектам малого бизнеса по условиям выделения банковских кредитов и в создании высокотехнологичных и инновационных производств.

Узбекистан > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки. Образование, наука > uzdaily.uz, 16 февраля 2017 > № 2097884


Узбекистан > Приватизация, инвестиции > podrobno.uz, 16 февраля 2017 > № 2087521

В Узбекистане создан Гарантийный фонд развития малого предпринимательства в форме акционерного общества, соответствующее постановление президента Республики Узбекистан Шавката Мирзиёева подписан 10 февраля, сообщили в пресс-службе Госкомконкуренции.

Гарантийный фонд создан в целях дальнейшего улучшения бизнес климата и ускорения развития предпринимательства.

В настоящее время, одним из основных препятствий при получении банковского кредита субъектами малого предпринимательства является недостаток залогового обеспечения, что служит наиболее частой причиной отказа в предоставлении кредита.

Решению этой проблемы будет способствовать Гарантийный фонд, призванный предоставлять обеспечение банкам по кредитам, выделяемым субъектам малого предпринимательства, в части, не покрытой залогом. Он будет предоставлять обеспечение банкам по кредитам, выделяемым субъектам малого предпринимательства, в части, не покрытой залогом до 50% от суммы кредита, но не более на $100 тыс.

Фонд также оказывает консультационную помощь субъектам малого предпринимательства по условиям выделения банковских кредитов, а также содействует им в создании высокотехнологичных и инновационных производств.

Одним из главных учредителей фонда является Госкомконкуренции, в числе других акционеров фонда имеются Ассоциация Банков Узбекистана, Торгово-промышленная палата, а также ряд крупных банков и страховых компаний.

Узбекистан > Приватизация, инвестиции > podrobno.uz, 16 февраля 2017 > № 2087521


Украина > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > minprom.ua, 16 февраля 2017 > № 2075213

Что нужно сделать компании, чтобы выйти на международные рынки

Cвою продукцию украинские предприниматели продают в 150 странах. Впрочем, свыше 52% общей выручки обеспечивает десятка крупнейших стран-импортеров наших товаров. Это Россия, Египет, Польша, Турция, Италия, Китай, Индия, Германия, Венгрия и Испания. В прошлом году экспортная выручка от продажи товаров за границу составила $36 млрд, а поступления от экспорта услуг по итогам 9 месяцев 2016-го превысили $6,97 млрд.

Объемы экспорта в прошлом году снизились еще приблизительно на 6-8%. И не в последнюю очередь из-за того, что страна до сих пор зависима от настроений на крупнейших рынках-потребителях, экономической политики стран и от взаимоотношений с ними. В последние два года украинскому бизнесу в экстренном режиме пришлось искать новых потребителей вместо российского рынка. Быстро перестроиться не удалось. Но делать нечего, нужно повышать качество, оптимизировать расходы, искать свою уникальность, дабы зацепить клиента и искать новые рынки.

Изучить статистику

Первым делом потенциальный экспортер должен сесть за статистику, собрав данные по экспорту и импорту и определив объемы торговли на целевых рынках. Необходимо узнать динамику в течение последних 3-5 лет, темпы роста, об этом идет речь в руководстве для бизнеса, который Министерство экономического развития и торговли подготовило вместе с Офисом по продвижению экспорта. Также определить, был ли рост стабильным и наблюдался ли он в период экономического падения, возобновлялся ли рост вместе с восстановлением экономики. Стоит также определить несколько меньших, но растущих рынков, где конкурентов не столь много. Изучить тенденции на местных рынках, которые могут повлиять на спрос на продукцию компании.

Кроме того, необходимо проанализировать объемы потребления и объемы, которые приходятся на импорт. А также изучить всех конкурентов — как местных производителей, так и иностранных поставщиков.

Предположим, вы — украинский производитель одежды и обуви, но на отечественном рынке чувствуете себя как птица в клетке, потому решили попробовать продавать свой продукт за границу. В ходе анализа вы узнаете, что одним из крупнейших рынков со стабильными темпами роста импорта является европейский. В течение последних пяти лет потребление одежды там выросло на 10% до 90,4 млрд евро в 2015 году, а потребление обуви — на 29% до 30,2 млрд евро. Но вот производство этих товаров в странах ЕС снижается. То есть, импортный потенциал увеличивается, делаете вывод вы. Далее статистика поможет определить не только основные и растущие сегменты рынков, но и ключевых стран-покупателей. При этом не забываем про основных конкурентов в этом сегменте с традиционно сильным легпромом — Индию, Турцию и Китай. Но это не значит, что выйти невозможно. Так, одежда украинского производства уже продается в Прибалтике — компания "РИТО" ежемесячно продает в Литву 100-200 единиц одежды и даже открыла в Вильнюсе фирменный магазин.

Определиться с географией

Когда варианты новых рынков найдены, потенциальному экспортеру следует грамотно подойти к определению географической структуры сбыта. Ведь зависимость от поставок в одну-две страны может стать угрозой в случае изменения спроса, введения дополнительных требований или ограничений на этих рынках.

"Мы продавали в России до 80% своей продукции. Несмотря на позитивную динамику, такая зависимость от одного рынка была слишком опасной, особенно после обострения отношений между Украиной и РФ. А после вступления России во Всемирную организацию торговли ставки ввозной пошлины на товары из Украины и Европе были пересмотрены. Потому на нашу продукцию распространилась такая же пошлина, как и на аналогичный товар со стран ЕС — 6%. Нам стало понятно, что необходимо искать рынки сбыта в Европе", — делится опытом Виталий Притула, коммерческий директор Червоноградского завода металлоконструкций.

По его словам, из-за сравнительно небольших затрат на логистику в соседних странах — Польше, Словакии и Чехии — продукция оказалась наиболее конкурентной.

Проблема из этой же плоскости осенью прошлого года едва не настигла украинских экспортеров зерна. Тогда Египет, который является одним из ключевых потребителей этого продукта, ввел запрет на поставки пшеницы с содержанием спорыньи. А Украина вместе с Россией как раз были включены в список стран с их признаками, и потому не смогли бы осуществлять поставки. Все же Египет снял запрет, ведь фактически не было компаний, готовых продавать "чистое" зерно. Но даже в случае сохранения запрета, по словам экспертов, покупатель на отечественную пшеницу нашелся бы.

В компании Centravis, которая производит нержавеющие бесшовные трубы, рассказывают, что диверсификацию рынков сбыта и развитие продаж в Европе, Америке и Азии начали еще в середине 2000-х годов. А в 2014 год вошли с хорошо развитыми продажами на западных рынках. "Кроме того, мы сфокусировались на отдельных направлениях. Например, офис в США был открыт в 2006 году, но до недавнего времени наша доля на этом рынке составляла около 1%. 1,5 года назад мы поставили цель за год утроить продажи в Америке. С одной стороны, это была амбициозная задача, но с другой стороны, за 7-8 лет присутствия мы наработали репутацию и создали базу для резкого развития. Ресурсы, которые мы выделили в 2013 году, легли на благодатную почву, что дало свой результат", — рассказывал Delo.UA Вячеслав Эркес, который на тот момент был директором по продажам компании Centravis.

Проверить стандарты

Одна из самых очевидных задач для компании, которая претендует на выход на внешний рынок, — проверить, соответствует ли ее продукция стандартам целевых рынков и требованиям сертификации. Виталий Притула поясняет, что сертификация для Евросоюза является часто длительным процессом, но после получения одного сертификата европейского образца перед компанией открывается рынок всей Европы.

Представители же пищевой промышленности отмечают, что оформить все документы по стандартам ЕС можно в течение нескольких месяцев с помощью грамотных юристов.

А настоящая головная боль — это понять, какой продукт стоит предлагать европейцам.

Досконально изучить клиентов

Компании должны понимать, что если товар был успешным на рынке Украины, это не значит, что его ждет тот же успех на другом рынке. Ведь рынки разных стран сильно отличаются друг от друга, начиная со вкусов потребителей и заканчивая культурными особенностями и традициями. "Поэтому перед тем, как планировать выход на рынок, нужно его изучить. Иногда такая мелочь, как цвет надписи на упаковке, может очень повлиять на мнение покупателя о вашем продукте", — поясняет Светлана Михайловская, заместитель директора по представительству интересов членских компаний Европейской Бизнес Ассоциации.

Производитель кондитерки "Ярыч", в частности, два года готовился к выходу на рынок Евросоюза. Пригласили консультантов из ЕБРР, наняли технологов из Польши и Нидерландов, выяснив в итоге, что европейский потребитель любит более сладкий продукт. Потому фабрика разработала новое печение специально для Европы. И все же выходить на новый рынок под собственным брендом не рискнули и решили продавать печенье под торговой маркой Petit Вeurre через польскую торговую сеть Carrefour. По словам экспертов, большинство украинских кондитеров в последнее время отходят от принципа "мы продаем то, что производим" и адаптируются под запросы рынков-потребителей, меняя вкусовые качества, наполнители, упаковку. В частности, так поступали компания АВК и Харьковская бисквитная фабрика.

Необходимость досконально узнать своего клиента подтверждает также Сергей Попов, владелец компании "Гамма Продукт Украина", которая занимается производством аджики. "Сейчас изучаем перспективы экспорта нашего продукта. Перед выходом на внешние рынки решили отобрать наиболее перспективные направления. Оказалось, что в ЕС пользуются спросом пастообразные кетчупы. А, например, в Италии вообще предпочитают соусы, произведенные в регионах потребления. Поэтому мы настраиваемся на страны Ближнего Востока, арабские государства и некоторые другие направления", — делится планами Попов.

В Nestle, в свою очередь, рассказывают, что украинские производители кетчупа, выходя в Европу, могут натолкнуться как раз на проблемы с упаковкой. Ведь отечественный продукт традиционно пакуется в гибкую упаковку "дой-пак", к которой потребители европейских рынков не привыкли. "У них используется либо негнущийся пластик, либо стекло. Мы думаем над тем, чтобы наладить производство в Украине как можно более широкого ассортимента продукции и для европейского рынка", — рассказал Delo.UA генеральный директор Nestle в Украине Ансгар Борнеманн.

Заранее нужно определить слабые стороны продукции — например, низкое качество или ограниченный ассортимент. Ведь устранение их повысит шансы успешной реализации экспортной стратегии, идет речь в руководстве для бизнеса от Минэкономики и Офиса по продвижению экспорта.

Но также рекомендуют узнать и отличительные характеристики продукта, которые можно использовать в борьбе за заграничных клиентов.

Оценить готовность компании

Планируя продавать свою продукцию или услуги в другие страны, компаниям стоит сначала оценить, достаточно ли у нее для этого ресурсов — как финансовых, так и человеческих.

"Не начинайте проект, если у вас нет под него финансирования, с надеждой, что вы привлечете его в процессе реализации проекта", — говорит Светлана Михайловская, заместитель директора по представительству членских компаний Европейской Бизнес Ассоциации.

Дополнительных затрат может потребовать все, что угодно, например, исследования рынков, адаптация продукта, приведение его к стандартами, юридическое сопровождение, заграничные поездки и прочее.

Стоит также проанализировать, достаточно ли у компании производственных мощностей для удовлетворения экспортного спроса, ведь их дефицит может привести к нежелательным задержкам в поставках. А также здраво оценить все трудности производства и поставки необходимой заказчику продукции.

Например, компания ArcelorMittal столкнулась с затруднениями уже на этапе отгрузки арматуры в Израиль. Дело в том, что длина прутков, которые были необходимы заказчику, на 2 метра превышала максимальную длину проката, изготавливаемого на предприятии. Но если с процессом прокатки на предприятии справились, то с упаковкой и отгрузкой было немного сложнее. Линия упаковки рассчитана на прутки длиной до 12 метров (вместо 14 метров), потому паковали арматуру вручную. На такую же максимальную длину рассчитаны и грузовики, чтобы довезти арматуру в порт, привлекли специальный автотранспорт.

Уделить внимание репутации и поиску партнеров

В Украине до сих пор актуальными остаются договора по знакомству или по рекомендации, однако на новом рынке репутацию и имя необходимо будет завоевывать, поясняет Светлана Михайловская из EBA. Для этого, по ее словам, необходим план. "Позиционирование продукта, договоренности с транспортными и логистическими компаниями, розничными сетями и другими бизнесами, каналы промоушена продукции, на эти и многие другие вопросы план должен давать четкие ответы", — подчеркивает Михайловская.

Многие компании, не откладывая в долгий ящик, пытаются найти партнеров в стране, куда хотят экспортировать, ведь его опыт и связи могут оказаться на первых порах жизненно необходимыми. Некоторые начинают продавать свой продукт через местные и известные торговые сети, другие же создают дочернюю компанию, руководить которой доверяют тамошним менеджерам.

Все сказанное выше — это основные факторы, которым стоит уделить внимание, но на самом деле, при выходе на иностранные рынки нет данных, которые можно игнорировать. Любая информация о том, как рынок работает, как обстоят дела с бизнес-климатом и какова политическая ситуация в стране, как работают потенциальные конкуренты и какие возможности есть для защиты прав компаний — все это необходимо учитывать. Но, как отмечает Виталий Притула, все эти трудности и особенности можно учесть и спланировать. "По собственному опыту могу сказать, что это не является какой-то нереальной задачей", — обнадеживает он.

Ирина Гудзь

Украина > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > minprom.ua, 16 февраля 2017 > № 2075213


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter