Всего новостей: 2073484, выбрано 2222 за 0.020 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Россия. ЦФО > Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 11 февраля 2016 > № 1645550

Лужков: Снос павильонов «близок к незаконным действиям»

Об этом бывший мэр столицы заявил в интервью Business FM. Юрий Лужков добавил, что такие решения должны приниматься судебными органами

Владельцам снесенных строений в Москве будет предоставлена возможность построить торговые объекты в других местах и уже на законных основаниях. Об этом заявил мэр Сергей Собянин. По его словам, владельцам будут предоставлены новые земельные участки. Мэр также отметил, что в ближайшее время на месте сноса «должен быть наведен порядок, убран строительный мусор, создано временное благоустройство и затем, после проектных работ, качественное благоустройство». Собянин уточнил, что проект по благоустройству территории будет согласован с жителями районов.

Массовый снос торговых точек в столице начался ночью с 8-го на 9 февраля.

Работы идут на Рогожском валу в районе Таганки и на Арбатской. Пользователи соцсетей сообщают, что из полуразрушенного павильона буквально «сыпятся компьютеры, телевизоры, оргтехника». Снос павильонов Business FM прокомментировал бывший мэр Москвы Юрий Лужков:

Юрий Лужков

бывший мэр Москвы

«Сейчас мало тех предпринимателей, — в основном это малый бизнес, — которые захотят тратить свои деньги и ставить какие-то объекты без городской разрешительной документации. Поэтому то, что произошло ночью, я считаю очень близким к незаконным действиям. Вообще все подобного рода решения должны приниматься судебными органами. Это цивилизация, это закон».

Против сноса торговых площадей из «списка 104» также высказались Алексей Навальный, Григорий Ревзин, Демьян Кудрявцев.

Россия. ЦФО > Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 11 февраля 2016 > № 1645550


Россия. ЦФО > Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 11 февраля 2016 > № 1645549

Владельцев павильонов гонят в Новую Москву, но они идут в суд

Владельцам снесенных павильонов предложили вести бизнес в Новой Москве. Среди пострадавших — как крупные торговые сети, так и малый бизнес. Судиться, похоже, будут все

Вместо центра — Новая Москва. Владельцы снесенных в столице торговых павильонов рассказали Business FM, где им предложили теперь вести бизнес. По словам некоторых предпринимателей, им рекомендовали участвовать в тендерах на присоединенных территориях. От демонтажа павильонов пострадали как мелкие бизнесмены, так и крупные сети. Пострадавших можно делить по двум разным классификациям: собственники и арендаторы, мелкие предприниматели и крупные сети. Среди последних — МТС, другие сотовые операторы, «Евросеть», «Связной», сети ресторанов «Му-му», «Шеш-Беш». По данным СМИ, пострадал некий крупный банк, возможно, «ЮниКредит». Сотрудники якобы еле успели забрать документы — о сносе не предупредили. Константин Михеев, представитель владельцев снесенных рядов на Кропоткинской, рассказал Business FM, что новое здание им предложили, но совсем в другом месте. В яркой речи слышны и обида на центральные СМИ за одностороннее освещение и риторические вопросы.

Константин Михеев

представитель владельцев снесенных рядов на Кропоткинской

«Федеральные каналы не уезжают. Я подошел, говорю: «Что же ты не приехал ночью? Иди отсюда, упырь». Он схватил камеру и побежал. У нас свидетельство о собственности, 32 судебных решения вплоть до вышки. У нас нет самостроя. Они сейчас предлагают на общих условиях, где-то в Новой Москве, тендеры-шмендеры, ну зачем нам? Какая разница, при каком мэре это строилось? Пусть при Иване Грозном это строилось. Что, теперь сносить? Старая власть неправильно сделала. Много чего старая власть неправильно сделала. Коммунисты тоже царя убили, это же неправильно».

То, что власти собираются сносить павильоны, было известно заранее. Правда, не все ожидали, что процесс начнется именно в ночь на 9 февраля. СМИ последние 2 дня наполнились рассказами, как киоски ломали, несмотря на то, что внутри были люди. Под завалами осталась офисная техника, товары, документы. Но не у всех. В МТС, например, сообщили, что были готовы к сносу.

Дмитрий Солодовников

пресс-секретарь сотового оператора МТС

«У МТС было 5 подобных точек в Москве, в общем количестве салонов это конечно мизерная доля. Мы предварительно подготовились, естественно, все оборудование, все кассовые аппараты, смартфоны, контракты вывезли. Нельзя сказать, что мы пострадали от этой ситуации».

Большинство пострадавших — все-таки мелкий и средний бизнес. ИП, ЗАО, не о всех из них даже можно найти информацию в базах данных. В далеком 2007 году одна из московских газет брала интервью у столичного предпринимателя средней руки Бориса Киселева. Он построил торговые ряды на Войковской. Бизнесмен с гордостью рассказывал, что, вместо шаурмы и игровых автоматов на его площадях продают отечественные продукты питания. Спустя 9 лет киоски попали под снос. На Пресне демонтировали ресторан «Сим-Сим». Зданием владела ООО «Компания Шевалье». Сейчас ее собственник в базе СПАРК — Бэла Нусуева. А раньше был Шевалье Нусуев. Знаменитый спортсмен, тренер и предприниматель, убитый 11 лет назад. Другим экскурсом в историю делится представитель собственников павильонов на «Чистых Прудах» Станислав Дегтярев.

Станислав Дегтярев

представитель собственников павильонов на «Чистых Прудах»

«Архитектурную концепцию этих павильонов, которые так ругают, что они являлись не эстетичными, утверждал архитектор Московского метрополитена. Архитектор Колли — это внук архитектора, который сам строил, проектировал павильон «Чистых прудов» в 30-х годах. Во время сноса мы пытались показать бумаги, никакой не было реакции с другой стороны».

Судов будет много. По мнению юристов, общая сумма исков может превысить 20 млрд рублей. Процессы явно будут интересные и вскроют множество подробностей. Ведь больше 20 лет стояли павильоны. И при старой власти, и при новой. Если закон нарушался, значит, кто-то этому покровительствовал. А кто? И где сейчас эти люди? Рабочие на снесенных объектах, чиновники, бизнесмены и юристы — сейчас, пожалуй, самые занятые люди в Москве. Одни разгребают мусор, другие — последствия.

Михаил Сафонов

Россия. ЦФО > Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 11 февраля 2016 > № 1645549


Россия. ЦФО > Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 9 февраля 2016 > № 1645551

«Ночь длинных ковшей и уничтоженных ресторанов»: на месте снесенных павильонов могут появиться парковки

Об этом Business FM сказал первый заместитель начальника Мосгосинспекции по недвижимости Тимур Зельдич. Владельцы разрушенной недвижимости настаивают на том, что их собственность не является самостроем. Как бы то ни было, торговые павильоны возле станций метро продолжают сносить

В Москве минувшей ночью снесли торговые павильоны возле станций метро. Столичные власти выполнили свое обещание до конца бороться с потенциально опасным самостроем. Правительство Москвы ранее утвердило список таких построек, в него вошли в частности павильоны у выходов метро на «Соколе», «Сухаревской», «Таганской», «Кропоткинской», «Динамо» и «Чистых прудах» — всего 104 точки. Владельцы недвижимости настаивают на том, что их собственность самостроем не является.

Претензии разгневанных собственников безосновательны, заявил Business FM первый заместитель начальника Мосгосинспекции по недвижимости Тимур Зельдич.

Тимур Зельдич

первый заместитель начальника Мосгосинспекции по недвижимости

«Нам пока ни один собственник не принес основополагающие документы, которые говорят о законности создания таких объектов. Обычно сначала собственники некапитальные объекты «капиталили», потом приходили в Департамент имущества и предъявляли свидетельство на право собственности незаконно возведенного объекта для оформления договора аренды земельного участка для эксплуатации уже капитального объекта. Мы считаем, такая схема незаконна, и наличие такого договора не говорит о законности создания объекта. Где-то работы приостановлены, ввиду того, что это объект технологически серьезный с выходом из метрополитена. Метрополитен попросил в период, когда идет самый поток пассажиров, там никакие работы не производить».

Кроме того, Зельдич сказал Business FM, что на месте снесенных павильонов могут появиться парковки: «Инцидентов в процессе сноса было не много, вполне ожидаемо. Строительный мусор — это задача префектур административных округов, они должны обеспечить благоустройство территорий. Мы не сомневаемся, что в течение дня-двух все остатки этих строительных конструкций будут вывезены и территория благоустроена. Насколько я знаю, никаких решений не принято. На этих местах никакого нового капитального строительства, насколько я знаю, не будет, это невозможно, поскольку там инженерные коммуникации находятся, под землей, в основной части объектов. Наверно, будет какое-то благоустройство: скверы, площади. Мне сложно сказать про все объекты, но да, наверное, это возможно, поскольку эти объекты располагались во многом около метро, транспортно непростых узлов. Возможно, там будут какие-то парковки».

Ольга Думнова

жительница Москвы

«Я была на метро «Кропоткинская». Правую половину галереи полностью снесли и по диагонали отдельное здание туалета тоже снесли. Половина еще оставалась, и завалы тоже были на месте. Территорию оградили, и людей не подпускали. Я сторонник ликвидации тех построек, которые не актуальны, которые не обслуживаются и портят внешний вид. А данная галерея всегда была в порядке, там постоянно проводили ремонт фасадов, косметический, всегда украшали. Все вывески там даже были в одной стилистике, каждое утро мыли эту площадь, то есть было достаточно ухожено и все самое необходимое. Я постоянно пользовалась этими торговыми точками, идешь домой вечером и заходишь. Там фаст-фуд, всевозможные кондитерские, белорусский мясокомбинат тоже работал часов до 10, недавно открыли аптеку, она еще не снесена. Там круглосуточный магазин находится. Есть заведения, где можно цветы приобрести, то есть самое необходимое. Такое ощущение, что к подбору арендаторов подходили достаточно основательно».

Соцсети изобилуют фотографиями, на которых видно, как экскаваторы сносят павильоны. Они были заранее обнесены ограждениями, вокруг собрались рабочие в спецодежде с лопатами. Все это проходило при поддержке судебных приставов и полиции, в нескольких точках возникали конфликты с арендаторами павильонов. По сообщениям в соцсетях, владельцы торговых точек в павильоне «Альбатрос» у станции метро «Щелковская» устроили драку с полицией. Там же сообщается, что собственник этого ТЦ в знак протеста якобы закрылся в здании с женой и двумя сыновьями и отказывался выйти наружу. Полицейские силой их увезли в отделение. О том, как все происходило, Business FM рассказал коммерческий директор ТЦ «Альбатрос» Алексей Воронин:

Алексей Воронин

коммерческий директор ТЦ «Альбатрос»

«У нас идеальные документы, у нас все законно, и постановления судов есть. Полиция давила людей, то есть собственник, семья его, когда они поняли, что полиция уже надавила настолько, что уже все, дышать нельзя, пришлось сдаться. Они открыли двери, которые преграждали дальше им путь, и дальше их полиция вытащила, и часть уже в автозаки увинтила. Применяла силу ладно полиция, применял силу полковник, начальник ГУВД ОВД «Северное Измайлово». Когда он начал поднимать руки на людей, которые защищают свою собственность. Когда мы на все это смотрели, вот такое чувство беспомощности, что некому позвонить, не у кого просить помощи. Они все здесь, кому можно позвонить. Товар успели вывезти, но дорогостоящее оборудование не успели вывезти. Там были ювелирные салоны, парфюмерия, большие магазины».

Россия. ЦФО > Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 9 февраля 2016 > № 1645551


Россия > Приватизация, инвестиции > economy.gov.ru, 9 февраля 2016 > № 1643399

Разработан законопроект по либерализации УК в сфере предпринимательства

Минэкономразвития России представило в Правительство РФ законопроект, предлагающий ряд мер по либерализации уголовного законодательства в сфере предпринимательской деятельности.

Проектом закона предусмотрено увеличение в 1,5 раза порогового размера ущерба, являющегося основанием для возбуждения уголовного дела, что связано с изменением параметров экономической деятельности в стране. Последний раз минимальные значения размера причиненного ущерба по преступлениям в сфере экономической деятельности были установлены в 2010 году. При этом за прошедшее время совокупный оборот компаний и налоговые выплаты выросли почти в 2 раза.

Документом предусматривается расширение возможности освобождения от уголовной ответственности предпринимателей, которые совершили преступление впервые, возместили причиненный ущерб и уплатили соответствующий штраф. Предлагается в часть вторую статьи 76 УК РФ включить восемь новых составов преступлений таких, как незаконные получение предпринимателями кредитов, оборот драгоценных металлов и камней, использование инсайдерской информации. Законопроектом предусмотрено расширение действия указанной статьи на преступления, совершенные группой лиц или в особо крупном размере по пяти статьям (например, незаконное предпринимательство, уклонение от уплаты таможенных платежей и др.).

Для повышения доступности нормы об освобождении от уголовной ответственности по части второй статьи 76.1 УК РФ кратность штрафа предлагается понизить с пятикратного до двукратного размера причиненного ущерба.

Законопроект разработан во исполнение поручения Президента РФ, согласован с МВД России и в целом поддержан Генеральной прокуратурой Российской Федерации.

По мнению Минэкономразвития России, либерализация уголовного законодательства будет способствовать улучшению инвестиционного климата в России.

Россия > Приватизация, инвестиции > economy.gov.ru, 9 февраля 2016 > № 1643399


Киргизия > Приватизация, инвестиции > kg.akipress.org, 9 февраля 2016 > № 1642902

Инвестиционный климат в Кыргызской Республике – мнения иностранных инвесторов

Отчет является совместным продуктом сотрудников Группы Всемирного банка и внешних консультантов

В рамках проекта Группы Всемирного банка по улучшению инвестиционного климата в Кыргызской Республике проведено исследование среди иностранных инвесторов, как действующих в настоящее время, так и среди инвесторов, прекративших свою деятельность по различным причинам. Цель исследования заключалась в оценке отдельных аспектов инвестиционной политики и законодательной среды, действующих в Кыргызской Республике с тем, чтобы определить, являются ли действующие нормативные правовые акты привлекательными для инвесторов или нет.

Целью исследования было также определить движущие факторы и барьеры к принятию инвестиционных решений в стране. Конечная цель состояла в выявлении проблемных мест действующей законодательной среды, регулирующей инвестиционную политику, выработке приемлемых изменений и дополнения в целях улучшения ситуации и обеспечения инвестиционной привлекательности Кыргызской Республики.

В рамках исследования были изучены следующие аспекты: причины выбора страны для инвестирования, легкость в доступе на рынок, уверенность и защита инвестора при осуществлении коммерческой деятельности, инвестиционные льготы и выход с рынка.

Работа на местах проводилась с 11 февраля по 21 августа 2014 года. Около 201 действующих предприятий и 103 недействующих предприятия с иностранными инвестициями (ликвидированные компании, компании, приостановившие свою деятельность, действующие компании, страдающие от оттока иностранных инвестиций) приняли участие в обследовании. Малые предприятия составили наибольшую часть участников опроса; их доля составила 83,9%. Доля средних предприятий в опросе составила 10,4%, а крупных – 5,7%.

В настоящем отчете представлен анализ результатов обследования. Отчет состоит из шести разделов, пять из которых посвящены обсуждению результатов каждого оцениваемого аспекта инвестиционной политики. В шестом разделе представлена демографическая структура обследования.

В разделе «Факторы инвестирования в Кыргызскую Республику» описаны факторы, влияющие на решение об инвестировании в страну, т.е. в Кыргызскую Республики. Действующие и недействующие предприятия обозначили ключевые факторы, повлиявшие на их решение выбора Кыргызской Республики в качестве пункта назначения их инвестиций.

В разделе «Вход на рынок/Открытие компании» представлен обзор процессов входа на рынок, затрат, связанных со входом на рынок Кыргызской Республики, а также впечатления инвесторов от взаимодействия с кыргызскими органами власти в процессе открытия компании.

В разделе «Защита и уверенность инвесторов» обсуждаются основные проблемы, с которыми столкнулись инвесторы при осуществлении своей деятельности в Кыргызской Республике, а также пути их решения, если таковые имелись.

В разделе «Инвестиционные льготы» обобщена и проанализирована информация о существующих инвестиционных льготах в Кыргызской Республике, а также мнения и восприятие инвесторов необходимости в специальных преференциях для стимулирования инвестиционных притоков.

В разделе «Выход с рынка» обсуждаются выводы по результатам обследования относительно процедуры закрытия бизнеса в Кыргызской Республике, а именно, насколько трудно закрыть компанию, расходы, связанные с закрытием и общее мнение инвесторов о процедуре выхода с рынка.

В разделе «Участники обследования» представлены некоторые ключевые демографические данные опроса: количество и виды компаний, принявщих участие в опросе, их происхождение, сектора и т.д.

В отчете также представлен ряд рекомендаций на уровне политики, направленных на устранение выявленных «узких»/проблемных мест и трудностей в целях облегчения инвестиционной среды в Кыргызской Республике. Рекомендации основываются на наилучшей международной практике с учетом специфики местной политики, законодательной и операционной среды.

Киргизия > Приватизация, инвестиции > kg.akipress.org, 9 февраля 2016 > № 1642902


Россия > Приватизация, инвестиции > rosinvest.com, 9 февраля 2016 > № 1642888

Высшая мера наказания для отечественного бизнеса

В настоящее время российский бизнес испытывает не самые лучшие времена, по крайней мере большая его часть. В условиях кризиса, затянувшихся санкций, слабой отечественной валюты, высоких кредитных ставок и снижения покупательского спроса, одни отечественные компании пытаются выжить, оптимизируя свою деятельность, другие, попав, по сути, в искусственно созданные благоприятные с точки зрения сокращения конкуренции условия, чувствуют себя вполне неплохо- правда это касается только отдельных отраслей. И вот в такой ситуации российскому бизнесу подготовили еще одно испытание – это изменения в Кодекс об административных правонарушениях (КоАП). Бизнесмены всех уровней «напряглись» и решили солидарно бороться против новых поправок в Кодекс. Предприниматели считают, что они только ухудшат деловой и инвестиционный климат в стране. Новая редакция КоАП уже поступила в Государственную Думу и там готовятся к первому чтению.

Против Кодекса об административных нарушениях выступил РСПП – Российский союз промышленников и предпринимателей – представляющий крупный отечественный бизнес. Воспротивились нововведениям и различные организации, защищающие малый и средний бизнес. Остался недоволен новой редакцией КоАП и российский омбудсмен Борис Титов.

Достаточно категорично отозвался о новом документе президент РСПП Александр Шохин в официальном письме Владимиру Плигину, являющемуся руководителем профильного парламентского комитета. Шохин в своем послании, в частности, пишет, что изменения в КоАП имеют репрессивный характер, негативно влияют на правовую ситуацию в бизнес-сфере и деловой климат в стране. Более того, данный документ, со слов главы РСПП, противоречит президентским поручениям относительно сокращения уровня административной нагрузки на отечественный бизнес. Его полностью поддерживает Александр Калинин – президент «Опоры России». Он, в свою очередь, также уверен в репрессивности нового документа и полагает, что задача властей в данном конкретном случае не состоит в желании сократить правонарушения в сфере бизнеса, а направлена исключительно на пополнение государственной казны за счет штрафов. Новая редакция КоАП значительно расширяет для этого возможности.

Существующий КоАП действует уже около 13 лет. За этот срок он претерпел множество изменений. Жизнь не стоит на месте. Появился институт государственных закупок, широко распространена контрактная система, заработали надзорные структуры. Все это соответствующим образом нашло свое отражение в Кодексе об административных правонарушениях Российской Федерации.

Что заставило «вздрогнуть» отечественный бизнес?

Все очень просто – государство планирует ввести совершенно новые виды наказания для «нерадивых» бизнесменов. Это исправительные работы, ограничения в виде запрета на пользование услугами авиационных компаний, изъятие лицензий и ликвидация бизнес-структур.

По новому Кодексу компания может быть ликвидирована на основании 3-х преступлений – финансирование террористической деятельности, публичная демонстрация порнографических изображений с несовершеннолетними, а также производство этих материалов, хранение и приобретение, и создание условий, способствующих торговле детьми и их эксплуатации. Более того, бизнесмены не сомневаются в расширении данного списка. Так, например, если организация осуществляла свою деятельность без лицензии, которую не смогла переоформить исключительно по вине государственных органов, то его все равно ждет ликвидация. При этом, возобновить работу у таких предпринимателей уже не получится – механизма аннулирования решения о ликвидации компании в российском законе не существует

Согласно новому Кодексу об административных правонарушениях штрафная нагрузка увеличится не в разы, а в десятки раз. Если сегодня за самое грубое нарушение компании заплатят от 5,0 до 10,0 млн. руб., то после принятия новой редакции КоАП сумма штрафа достигнет 60,0 млн. руб. Таких огромных денег бизнесмены, а точнее их компании, лишатся за повреждение или разрушение исторических объектов культуры, финансирование террористической деятельности, а также легализацию финансовых средств, «заработанных» преступной деятельностью. Значительно подрастут и штрафы для индивидуальных предпринимателей. Они, в зависимости от категории нарушений, расстанутся в пользу государства с денежными средствами в размере от 25,0 до 400,0 тыс. руб.

Чем недовольны бизнесмены?

На первый взгляд, преступления таковы, что они заслуживают справедливого наказания. Но, данный вопрос гораздо шире и лежит в практике правоприменения новых законодательных норм.

Эксперты полагают, что государство, таким образом, пытается взять отечественный бизнес под свой жесткий контроль. Фактически регламент, предусмотренный новой редакцией КоАП, является «уголовным кодексом» для юридических лиц, а процедура ликвидации – это их «смертная казнь» как высшая мера наказания.

Автор: Шепелев Антон

Россия > Приватизация, инвестиции > rosinvest.com, 9 февраля 2016 > № 1642888


Россия > Приватизация, инвестиции > kremlin.ru, 3 февраля 2016 > № 1636009

Встреча с активом Клуба лидеров.

Владимир Путин встретился с активом Клуба лидеров – неформального объединения средних и мелких предпринимателей, представляющих различные отрасли российской экономики.

Клуб лидеров возник в феврале 2012 года. Основным направлением деятельности Клуба является независимая оценка бизнесменами условий ведения бизнеса в регионах и качества предоставления государственных услуг. В настоящее время региональная сеть Клуба лидеров охватывает более 40 субъектов Российской Федерации.

* * *

В.Путин: Добрый день, дорогие друзья!

Мы с вами встречаемся по случаю четырёхлетия – пока не юбилей, правда, тем не менее четыре года прошло после создания вами этого неформального объединения, этого клуба, и называется красиво – Клуб лидеров.

Примечательно, что вам удалось создать эту организацию только после того, как вы сами смогли что–то организовать, причём смогли организовать это самым достойным образом, с чем я вас и поздравляю.

Приятно, что вы не только уделяете [внимание] вопросам развития собственного бизнеса, но и принимаете участие в выработке различных инициатив, в том числе так называемой предпринимательской инициативы, которая – по сути и на практике это, надеюсь, уже ощущается – меняет всё–таки бизнес-климат в стране. Постепенно, но тем не менее такие позитивные движения есть, что не может не радовать.

И, безусловно, очень приятно отметить, что кроме бизнеса, кроме непосредственной сферы деятельности, в которую вы вовлечены в течение уже не одного года, не забываете и про благотворительность, не забываете – думаю, что вы сами можете об этом рассказать – про полезное времяпрепровождение: помню наш с вами сеанс радиосвязи с одной из «земных шапок».

Кстати говоря, как мне рассказывали, это было не просто интересным и приятным времяпрепровождением, но и действительно полезный сеанс связи в том смысле, что происходили испытания новой техники. Потом вы ещё на Эльбрус поднимались. На этом остановитесь, больше не надо, вы нам здесь нужны живые и здоровые.

В общем, я рад вас видеть. Я хочу передать слово вашему коллеге и товарищу, а потом мы в свободном режиме с вами побеседуем.

А.Аветисян: Уважаемый Владимир Владимирович!

Спасибо за добрые слова в адрес всего нашего клуба, благодарим за встречу. Именно сегодня это настоящий подарок к четырёхлетию нашего неформального объединения предпринимателей. Ведь кто такие предприниматели? Это люди активные и прямолинейные, и поэтому сегодня будут вопросы, с одной стороны, простые, с другой стороны, за каждым вопросом стоят проблемы, волнующие сотни тысяч предпринимателей по всей стране.

В.Путин: Может, без вопросов, просто вы мне расскажете о проблемах, о сложных ситуациях, с которыми сталкиваетесь, и мы вместе поразмышляем…

А.Аветисян: Буквально два слова, кто здесь сегодня собрался. Это и участники как раз антарктической экспедиции, о которой Вы сказали, и те, кто активно участвовал в наших контрольных закупках.

Но что нас всех здесь объединяет? Во–первых, каждый за последние 10–15 лет создал без чьей–то поддержки и помощи бизнес практически с нуля, например, Вячеслав Зыков. Начинал индивидуальным предпринимателем, сейчас практически отраслевая серьёзная компания, он сам скажет, 2–3 тысячи человек работает.

Во–вторых, все свои планы – все, кто здесь – связывают на ближайшие как минимум 50, а может быть, 100 лет с Россией.

В.Путин: Долгожители, значит.

А.Аветисян: Да.

И третье. Все тратят своё личное время и средства также для того, чтобы улучшать условия ведения бизнеса в стране. Например, Ян Березин что сделал? Он за свои личные деньги купил детскую одежду, поместил в контейнер и дальше отслеживал, как этот груз проходит через таможню. Затем эту одежду отдал в детский дом – просто как пример.

Поэтому, если не возражаете, давайте ребят послушаем.

В.Путин: Конечно.

Пожалуйста, кто начнёт? Прошу Вас.

А.Мамаев: Уважаемый Владимир Владимирович, здравствуйте!

Меня зовут Антон Мамаев. Я учредитель инвестиционной компании в Санкт-Петербурге.

В мае 2013 года на Вашей встрече с предпринимателями в Воронеже я поднимал вопрос участия субъектов малого и среднего бизнеса в строительстве спортивных объектов с использованием механизмов государственно-частного партнёрства. Вы тогда поддержали наши предложения и дали соответствующее поручение Правительству.

В рамках исполнения данного поручения наша компания привлекалась Министерством спорта в качестве эксперта. Со своей стороны мы как частные инвесторы и как компания среднего бизнеса пытаемся реализовать несколько проектов государственно-частного партнёрства в социальной сфере в ряде регионов страны.

В процессе данной работы мы столкнулись с рядом проблем…

В.Путин: Что построили?

А.Мамаев: На данный момент ещё пока ничего.

В.Путин: Успешный опыт.

А.Мамаев: На данный момент ещё пока ничего, но очень хотим это сделать. Столкнулись с рядом проблем, которые, к сожалению, существенно ограничивают привлечение частных инвестиций в социальную сферу.

Одна из этих проблем – это высокая стоимость строительства социальных объектов, зачастую совершенно необоснованная. Например, в Мурманске построена тренировочная ледовая арена за 180 миллионов рублей, а Петербург пытается строить арены аналогичной направленности за 300–400 миллионов рублей. Либо, например, наша компания обратилась к Ленинградской области с предложением построить поликлинику по проекту, уже областью реализованному, однако вопрос отложен, поскольку область заново занимается проектированием данного объекта.

С нашей точки зрения, для того чтобы избежать таких парадоксов, необходимо сформировать базу типовых проектов и в обязательном порядке использовать их при реализации проектов государственно-частного партнёрства в социальной сфере.

Ещё одна проблема – это высокий уровень бюрократии, связанный с тем, что чиновники на местах боятся принимать решения, которые не прописаны в соответствующих инструкциях. Как правило, реализуются крупные, знаковые проекты государственно-частного партнёрства, где решение принимает руководитель региона с привлечением государственных банков и крупных международных консорциумов в качестве инвесторов, в Петербурге – это хорошо известный «западный скоростной диаметр», аэропорт Пулково.

Нам представляется, что для решения данной проблемы необходимо на федеральном уровне разработать рекомендации и стандарты реализации проектов ГЧП в социальной сфере и внедрить их в регионах. Вот по аналогии с региональным инвестиционным стандартом Агентства стратегических инициатив.

Ещё один важный момент, на который хотелось бы обратить внимание, – это необходимость создания в регионах действенных примеров реализации ГЧП проектов в социальной сфере с привлечением компаний среднего бизнеса.

Владимир Владимирович, я бы отнёс перечисленные проблемы к системным, поскольку их совместное действие не позволяет создать полноценную конкурентную среду в области ГЧП проектов в социальной сфере и, соответственно, привлечь реальные частные инвестиции.

Решение данных проблем возможно путём координации этих вопросов на федеральном уровне. Безусловно, это приведёт к снижению стоимости строительства социальных объектов и к привлечению компаний среднего бизнеса к данным проектам. Поэтому, Владимир Владимирович, обращаемся к Вам с просьбой поддержать наше предложение и поручить Правительству совместно с субъектами Российской Федерации и Агентством стратегических инициатив сформировать механизмы по активизации проектов государственно-частного партнёрства в социальной сфере с отражением данных механизмов в 2016 году в соответствующих государственных программах Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

Для привлечения к данной работе представителей предпринимательского сообщества считаем целесообразным сформировать на базе Агентства стратегических инициатив рабочую группу. На самом деле мы уже обсуждали этот вопрос с Агентством, с направлением в социальные проекты, и получили поддержку. Как инициаторы данного вопроса, безусловно, готовы возглавить эту группу и нести ответственность за результат.

Спасибо.

В.Путин: По сути, Вы поставили два вопроса. Первый – это типовые проекты, и второй – методические указания для принятия решения в сфере, которую Вы сейчас затронули. Что касается первого, то этот вопрос обсуждается уже очень давно, если не сказать постоянно, и те примеры, которые Вы приводите, я сам уже неоднократно приводил, и такое поручение давно у Правительства есть.

К сожалению, как и в любой другой бюрократической структуре, колёса вертятся достаточно медленно или слишком медленно, но мы к этому ещё вернёмся. Здесь я думаю, что и особой вашей поддержки–то не нужно, хотя если есть какие–то идеи, как это быстрее подтолкнуть, они лишними не будут.

Что касается выработки методических указаний или методики взаимодействия между органами власти и бизнесом в сфере частно-государственного или государственно-частного партнёрства – здесь точно совершенно было бы важно услышать ваше мнение, как вы видите, как дипломаты говорят, со своего угла этот процесс.

И, конечно, нужно в рамках АСИ создать такую группу, и буду ждать от вас соответствующей «рыбы», которую можно было бы направить в то же Министерство экономического развития, потому что всегда легче работать и можно даже какие–то сроки поставить для исполнения поручений, если есть уже проект документа.

Пожалуйста.

В.Пуния: Добрый день, Владимир Владимирович!

Я Викрам Пуния – основатель компании «Фармасинтез», это фармацевтическая компания. Мы занимаемся производством социально значимых лекарственных препаратов, которые идут для лечения социально значимых заболеваний, таких как, например, туберкулез, ВИЧ, гепатит и так далее. У нас три завода, все они находятся в Сибири и на Дальнем Востоке.

Что касается туберкулеза, то мы достигли определенных результатов за последние десять лет, то есть если в 2000 году в России производили всего 10 процентов противотуберкулезных препаратов, то в 2010 году мы довели этот уровень уже более чем до 90 процентов.

Кроме того, мы впервые за последние 40 лет сделали инновационный лекарственный препарат вместе с Иркутским институтом органической химии для лечения устойчивого туберкулеза. И в конце концов страна стала страной-экспортером противотуберкулезных препаратов.

Что касается препаратов антиретровирусных для лечения ВИЧ-инфекции, то мы начали заниматься этой темой в 2010 году и к 2015 году подняли уровень локального производства с 3 процентов до более чем 30 процентов. Мы и дальше работаем в этом направлении.

Но проблема, на мой взгляд, большая проблема – это гепатит. Во–первых, больше двух миллионов нуждающихся в немедленном лечении. И терапия стоит примерно от трех миллионов рублей на одного пациента. Представьте себе цифры: если одновременно всех пытаться вылечить – это триллионы рублей. Понятно, что в бюджете ни одного государства нет таких денег для лечения этого заболевания.

Какой может быть выход из этой ситуации? Я от себя, от своей компании и от Клуба лидеров хочу выйти с инициативой к Вам, чтобы мы применили механизм принудительного лицензирования. Что это даст? Это даст снижение стоимости этих препаратов в десятки раз. Этот механизм работает уже в странах-партнерах БРИКС.

В.Путин: Лицензировать кого?

В.Пуния: Смотрите, есть препараты, которые запатентованы, которые мы можем производить: у нас есть технологии, у нас есть все наработки. Но эти препараты находятся под патентной защитой.

В.Путин: Да, но есть еще и дженерики, которые уже не находятся.

В.Пуния: Да, дженерики мы уже сделали, Владимир Владимирович. Абсолютно все дженерики мы сделали. Сейчас именно по гепатиту проблема в том, что если мы применяем старую терапию, интерфероновую терапию, то она не эффективная, не безопасная. Вылечивается только 30–35 процентов пациентов.

А в современной терапии курс лечения сокращается с 12 месяцев до трех месяцев всего, и 95 процентов результат. Поэтому, как и по модели других партнеров по БРИКСу, я предлагаю внедрить схему принудительного лицензирования.

В.Путин: Что это такое, поясните, пожалуйста.

В.Пуния: Это, значит, когда препараты запатентованы иностранным государством или компанией-оригинатором, то есть разработчиком, они имеют право продавать эксклюзивно, монопольно в течение 20 лет. Но некоторые государства, если возникают такие реальные, критичные проблемы, то принимают схему принудительного лицензирования. Что это значит?

Это значит, что выдается лицензия правительством страны определенному местному отечественному производителю. Соответственно, этот производитель на основании этой лицензии может производить препараты, даже если они находятся под патентной защитой.

В.Путин: А те субъекты бизнеса, интересы и права которых, как они будут считать, нарушены, они что будут делать?

В.Пуния: Это четко прописано, Владимир Владимирович, в законодательстве. Применяются эти схемы, только если возникает критическая ситуация.

В.Путин: Например, эпидемия.

В.Пуния: Эпидемия, да. Представьте себе, два миллиона человек, десятки тысяч людей умирают ежегодно.

В.Путин: Такая практика существует в мире?

В.Пуния: Да, конечно, в бриксовских странах: Индия, например, Бразилия это применяют уже давно. И более того, те люди, которые хотят лечиться, у большинства нет сегодня доступа к лечению. А те, у которых есть доступ к лечению, каким–то образом даже пытаются доставать эти препараты в Бразилии, Индии, других странах. Я считаю, что это неправильно, и надо заняться этой темой.

В.Путин: Давайте. Через кого можно передать это предложение? Мы проанализируем юридическую сторону этого дела, и если такая практика существует, если в других странах это применяется, можно подумать. Нужно внимательно изучить, чтобы нам нигде не подставиться, конечно, под какие–то дополнительные проблемы, но это, конечно, возможный путь решения проблемы.

В.Пуния: Владимир Владимирович, например, можно это делать при Минпромторге в рамках формата «2020». Создать комиссию, и она выработает…

В.Путин: Нет, это, что называется, техника, это мы, думаю, что решим. Вопрос принципиальный: как разобраться с правами тех, кто имеет патент? Но если такая практика в мире существует, мне кажется, даже ВОЗ об этом говорит и такую схему поддерживает, нам надо это проработать. И если в других странах применяется, почему у нас нельзя применить? Давайте предложения. Спасибо Вам.

Пожалуйста.

М.Короткова: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Мария Короткова, я из Нижнего Новгорода. Я являюсь учредителем собственного бизнеса «Консалтинг IT-проекты», также я представляю Клуб лидеров комиссии Росимущества «Подбор профдиректоров» и сама являюсь членом совета директоров ряда госкомпаний, среди которых словацкий химический завод, «Северовостокэнергогосстрой» и другие.

Я прошу Вас рассмотреть возможность тиражирования в сложившейся практике Росимущества подбор профдиректоров на дочерние компании крупных государственных холдингов. Обосновываю свою инициативу тем, что в основном в дочерних компаниях сосредоточен основной бизнес, и привлечение туда членов Совета директоров из клуба, из актива АСИ позволит повысить прозрачность управления, эффективность управления, принести интеллектуальный багаж АСИ. Клуб лидеров также сейчас активно развивает это направление.

Прошу Вас рассмотреть возможность где–то 5–10 человек из Клуба, которые продвигаются в Совет директоров и наиболее зарекомендовали себя как эксперты, рассмотреть возможность их вхождения в Совет директоров госкомпаний.

В.Путин: У вас уже такая практика есть?

М.Короткова: Да, практика есть, я сама являюсь членом комиссии. Члены клуба заседают в советах директоров госкомпаний.

В.Путин: Хорошо. Давайте предложение, тоже оформите. Я только вчера встречался с Ольгой Дергуновой, которая возглавляет у нас соответствующую структуру по федеральному имуществу. Я уверен, что руководство этой нашей государственной структуры, Росимущество против не будет, они постоянно ищут подходящих людей с определенным уровнем компетенции, независимых и профессиональных. Поэтому давайте.

Пожалуйста.

П.Златкина: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Полина Златкина, владелец предприятия «Гермес-Урал» в Екатеринбурге. Занимаемся производством емкостного оборудования.

Вопрос у меня следующий. Мы на данный момент, несмотря на тяжелое время, работаем в три смены, собираемся увеличивать штат и открывать новый цех. Но еще на этапе создания предприятия в 2009 году и сейчас мы столкнулись с одной и той же проблемой, так скажем, контрольная закупка на подключение к энергосетям.

В 2009 году мы приняли решение, что дешевле и быстрее для нас будет подключиться, купить за рубежом мини-ТЭС и установить на нашем предприятии.

На тот момент (если позволите, я покажу) про нас даже написали статью. Очень удачно, на одной странице вместе с Вами, там цифры и подробности приведены.

В.Путин: Это основной генератор электроэнергии? (Смех.)

П.Златкина: Статья называется «Прочь от большой энергетики».

И на том этапе мы решили свою проблему. Сейчас, с открытием нового цеха, нам опять требуются дополнительные мощности, и ту стоимость, которую нам объявляют за подключение, она практически сопоставима со всеми капитальными затратами на развитие производства.

В.Путин: А как у вас называется компания, к которой вы пытаетесь подключиться?

П.Златкина: Это «Екатеринбургская электросетевая компания». На данном этапе мы не можем покупать уже за валюту оборудование за рубежом, и кредитоваться по существующей ставке тоже для нас экономически невыгодно.

В.Путин: Это «дочка» ФСК?

П.Златкина: Не уверена, если честно.

В.Путин: МРСК?

П.Златкина: МРСК, да.

В.Путин: Мы буквально два дня назад этим занимались.

П.Златкина: Не хотелось бы просить каких–то субсидий, понимаем положение в стране, но этот барьер для нас действительно существенный. И хотелось бы просто посоветоваться, что можно сделать в данной ситуации.

В.Путин: Ну, Вы сами знаете, мы же занимаемся этим. Ладно, это не вопрос, это, по сути, просьба. И просьба законная, я думаю, потому что мы уже постоянно занимаемся этой проблемой. И АСИ, кстати, по–моему, тоже подключалось к этой проблеме – подключение к электросетям. Кстати говоря, эта проблема становится все меньше и меньше, но она существует пока.

П.Златкина: Если можно, я хотела бы отметить работу АСИ, то, что если цена была в 2009 года 18 тысяч рублей за киловатт, сейчас у нас 13 тысяч за киловатт, то есть работа идет.

В.Путин: На 5 тысяч наработали за киловатт. Позанимаемся.

Там эти гарантирующие поставщики, о которых сейчас мы вспомнили, в принципе это, с одной стороны, такой рыночный механизм регулирования в сфере электроэнергетики. Они сами ничего не производят, ничего не транзитируют и ничего не потребляют, кроме денег. Они заключают контракты и с сетями, и с генерацией, и с потребителями. У нас свыше четырехсот гарантирующих поставщиков, а вообще поставщиков как таковых свыше семисот.

В целом ситуация такова, что она требует, конечно, дополнительного внимания к ней. Мы договорились о том, что эта сфера деятельности должна быть гораздо более прозрачной, чем сегодня, за счет создания единых центров расчетов в каждом гарантирующем поставщике, а потом, как следующий этап, может быть, и единый центр расчетов, который объединил все центральные расчетные центры каждого гарантирующего поставщика. Это, конечно, требует времени и определенных усилий. Это не все, что нужно там сделать.

Есть и другие направления работы, которая должна привести к большей прозрачности и, соответственно, к меньшей забюрокраченности. Да и цены должны снижаться, в том числе и на подключение. Но Вы не можете ждать, пока все эти вопросы решатся, это в течение нескольких месяцев, а может быть, даже нескольких лет, эта работа такая сложная, с тем, чтобы не было никакого сбоя при организации этой работы в стране в целом.

И вообще, через все эти компании так называемых гарантирующих поставщиков в год проходит свыше двух триллионов рублей. Это и с фискальной точки зрения важная составляющая нашей общей работы, и с точки зрения эффективности работы бизнеса в целом.

Мы уже договорились, что будем делать в ближайшее время. Но по вашим отдельным, конкретным случаям тоже займемся в особом режиме.

Пожалуйста.

С.Кривошеев: Сергей Кривошеев, член Клуба лидеров, член совета практически с момента его основания.

Так получилось, что наша сегодняшняя встреча началась с вопросов моих коллег именно в социальной сфере. 25 лет работаю на этом рынке. В 1991 году с нуля со своим деловым партнёром создал фармацевтическую компанию, дальше преобразил её в крупнейшую розничную сеть России. Параллельно занимались производством в Белгороде, Воронеже.

В то время, когда все смотрели в сторону закупок и перезакупок, как мы помним, на фармрынке, мы обернулись в Белгород, в Воронеж. И поддержал меня в Белгороде Евгений Степанович Савченко в те годы. Развивались, работали, трудились. Коснулись и медицинской темы – создали один из крупнейших медицинских центров. Коснулись детства.

22 года отработал, вижу цели, вижу задачи, понимаю, что мне здесь делать, понимаю, что делать на этом рынке, верю, как Артём Давидович сказал, в нашу страну, в её развитие и в развитие даже в этой сложной социальной сфере.

Замахнулись на самое нежное и важное, что у нас есть, создали компанию, акционерное общество «Третий возраст» – резиденция для людей старшего поколения. Отработали три-четыре года, видим огромный потенциал этого развития, понимаем, что нам делать сегодня-завтра и в Москве, и в регионе.

Действительно, Вы правильно сказали: давайте поговорим, давайте предложим инициативы. Вопросов здесь очень много. Знаем, сколько вопросов здесь решается государством, знаем, какие вопросы решают крупные компании, крупный бизнес.

На сегодняшний день удержать тот оплот людей, которые создавали щит России, которые делали основу именно тех заводов, которые на сегодняшний день объединены в крупные компании. Это чёткая позиция крупных компаний, они её ведут.

Много пересекаемся, много встречаемся в Клубе лидеров, видим мировой опыт. В той же Бразилии, сегодня мы говорили, страны БРИКС, мы видим, какое отношение в этих странах к людям пожилого возраста. Они стоят даже в отдельных очередях, пользуются определёнными преференциями, не материальными даже, но с точки зрения того, что в крупных розничных сетях есть отдельные полки товаров, на которых люди, не бегая по магазину, могут в одном месте сразу всё приобрести. Или, например, совсем глубокий вопрос с точки зрения самой фармацевтической полки, мы этим много занимались, выставляем её не вниз и не наверх, чтобы человеку было удобнее взять непосредственно с полки. Вот дошли до таких нюансов.

Получили опыт, который у нас есть непосредственно от наших родителей, и поняли очень интересную инициативу, интересную позицию. Да, люди всё это видят и могут использовать. И им важно, чтобы они знали и чтобы их, самое главное, уважали, это они очень чётко чувствуют каким–то внутренним сердцем. Это нужно не только им, это нужно и всем нам, которые сегодня здесь собрались, которым по 40–45 лет плюс. Мы, видя и заботясь о них, понимаем, что о нас также будут заботиться.

Инициатива создать на базе Клуба лидеров, на базе Агентства стратегических инициатив информационные программы. Мы научились помнить и ценить наших павших, мы хотим знать о героях труда, о людях, которые с нами всё время, о людях, которые строили Магнитку, о людях, в конце концов, которые строили БАМ.

В.Путин: Очень здорово то, что Вы сейчас говорите, очень правильно.

С.Кривошеев: Вот такую идею, я сам коснулся этого, мы внутри себя, внутри компании начали просто обсуждать: а кто у тебя была бабушка, а кто был дедушка? И я, к своему стыду, очень много узнал и о своей бабушке, и о своём дедушке от своих родителей. Если бы мы запустили и на площадке Клуба лидеров, на площадке Агентства стратегических инициатив федеральную инициативу о том, чтобы люди рассказывали, не боялись, не стыдились, мы научились их любить, но мы должны ими гордиться. И если бы мы эту позицию взяли на себя, Вы бы дали на это дело правильный старт, мы бы эту работу уже начали. Её надо поддержать.

В.Путин: Можете конкретизировать, что Вы считаете важным в этой инициативе, какие направления? Первое, второе, третье…

С.Кривошеев: Направление первое: используя тот опыт, который есть, соответственно, сейчас у государства, у крупных компаний, дополнить его теми институциями, которые есть в мировой практике, улучшить их. Этот опыт мы имеем. Это первая позиция.

В.Путин: Скажите конкретно, пример.

С.Кривошеев: Привожу пример. Есть так называемый модуль управления болью. Это история, когда пожилой человек говорит: я не знаю, что у меня болит, но у меня что–то болит. Есть технологии и темы, на которых мы можем, поддерживая их жизненный цикл, намного больше и намного комфортнее поддерживать их автономность.

В.Путин: Это чисто медицинский вопрос?

С.Кривошеев: Это даже социальная реабилитация, это даже не медицинская история, это социальная реабилитация. Это исключительно наша забота и уважение к людям.

В.Путин: Кто должен этим заниматься?

С.Кривошеев: Мы готовы на себя на площадке Клуба лидеров, мы готовы на площадке Агентства стратегических инициатив возглавить эту группу, правильным образом доносить эту информацию нашим государственным региональным органам социальной защиты, и мы такую работу сейчас ведём. Мы готовы её популяризировать, проводить, позиционировать.

В.Путин: Давайте, просто нужно конкретизировать, что это. Это что, одно из направлений геронтологии?

С.Кривошеев: Абсолютно верно, это одно из направлений развития геронтологии в целом. А на «концевике», что я сказал, информационная инициатива – поддержка нашего пожилого населения, которым, собственно говоря, мы должны гордиться.

В.Путин: Знаете, я, как Вы видели, сразу отреагировал положительно. Думаю, что это замечательная инициатива. Мы, конечно, особенно в год 70–летия Победы в Великой Отечественной войне, много и правильно говорили о ветеранах войны, но, Вы абсолютно правы, мы должны и о ветеранах труда помнить.

Вы, как люди, которые бизнесом занимаются, понимаете: экономики нет – ничего нет, и обороноспособности не будет. Поэтому именно на базе того, что было в своё время возведено, построено, запущено в предвоенные годы и после, в годы восстановления, – конечно, вся страна стоит на этом фундаменте.

Это заслуга этих людей, заслуга людей сегодня пожилого возраста, поэтому нам, кроме чисто военной составляющей старшего поколения, нужно, безусловно, обратить большее внимание на ветеранов труда и в моральном, и в материальном, и в медицинском плане.

И мы должны ими гордиться, и мы гордимся ими, но нужно, чтобы это было материализовано ещё и в практических наших действиях. Отличная инициатива, я прошу Вас тогда продумать и просто систематизировать это предложение.

Пожалуйста.

А.Мартынов: Владимир Владимирович, большое спасибо за встречу.

Алексей Дмитриевич Мартынов – член совета Клуба лидеров, участвовал также в «контрольных закупках», связист Клуба лидеров. Все экспедиции мы поддерживаем, связываемся, проверяем аппаратуру, именно мы, наша команда.

Теперь о бизнесе. Я являюсь соучредителем и генеральным директором компании, которая производит препарат из списка жизненно важных, необходимых лекарственных средств. Препарат хороший, инновационный, про него не буду рассказывать. Параллельно я развил направление остеопластических материалов.

В.Путин: Всё–таки просто для интереса, что это за препарат?

А.Мартынов: Это препарат, который используется от инсультов и при ишемических состояниях головного мозга. Препарат сделан практически полностью из российского сырья, всё, кроме ампул, даже субстанцию мы сами синтезируем.

В.Путин: Субстанцию производите?

А.Мартынов: Сами производим субстанцию на российском оборудовании, но мелкосерийно. Сейчас ведём переговоры с крупнейшим заводом, соответствующим стандартам GMP в Питере, и мы будем синтезировать уже в больших объёмах – от 500 килограммов. Тогда мы сможем, конечно же, экспортировать.

Возвращаясь к речи Пунии, практика принудительного лицензирования прекрасно работает и в Канаде, и в США. Но опять же речь не об этом.

Я решил инвестировать с партнёрами в товары медицинского назначения – остеопластические имплантаты. Я их делаю из биологического материала, из химических материалов. Что это значит? Это применяется в травматологии, ортопедии, нейрохирургии, онкологии, детской хирургии. Когда у человека есть травма и отсутствует костный материал, мы путём создания наших материалов можем имплантировать это в человеческий организм. И это очень быстро приживается, наши материалы.

В.Путин: Но это используется уже давно в медицине.

А.Мартынов: Абсолютно верно. 86 процентов рынка состоит из импорта – Израиль, Европа и США. И только 14 процентов – это российская продукция.

В.Путин: В Европе Германия в основном делает?

А.Мартынов: Да, Германия, и Швейцария делает. Но это стереометрические имплантаты. И в основном 14 процентов российского рынка – это имплантаты для стоматологии, а все остальные сектора отсутствуют. Объём – 8,4 миллиарда рублей. Это точные данные за 2014 год.

Что хотел бы попросить? В России очень хороший контроль за фармацевтической продукцией, и практически отсутствует контроль за товарами медицинского назначения. Из 86 процентов иностранных имплантатов более 40 процентов не зарегистрированы в Росздравнадзоре.

В.Путин: А должны быть зарегистрированы?

А.Мартынов: Конечно. Это товары медицинского назначения. И тем более имплантат имплантируется в тело человека – нужно обязательно регистрировать.

Я как таковых проблем не испытываю. Мы запатентовали уникальную технологию очистки биологического материала. Я работаю с ведущими государственными научно-исследовательскими институтами по всей стране, собрал лучших специалистов и запатентовал эту технологию. Мы внедрили инкорпорирование различных химических элементов в наш материал, чтобы он быстрее приживался в теле человека. И самое главное, наши имплантаты в три–пять раз дешевле, чем иностранные аналоги.

Довольно тяжело пробиться на российский рынок вообще всем российским производителям из–за того, что нет регистрации. Они могут демпинговать, и, самое главное, этот товар провозится в чемоданах, очень много провозится в чемоданах. Сейчас мы построили на базе технопарка «Строгино» наше опытно-лабораторное производство. Мы можем производить порядка тысячи единиц в месяц. Потребность рынка на десятки тысяч больше.

В.Путин: Вы знаете, должен быть прямой контакт с Минэкономикой. Мы постараемся это организовать. Игорь Иванович, мы понимаем, в чём здесь проблема может возникнуть. Нам ни в коем случае нельзя создать дефицит и в то же время нужно так отрегулировать, чтобы ужесточение этого лицензирования шло параллельно с ростом ваших возможностей по выпуску товарной продукции и чтобы мы с вами не путали, где 500 килограммов, а где тонна.

А.Мартынов: Согласен. Я немножко волнуюсь.

В.Путин: Это шутка с моей стороны, но Вы понимаете, о чём я говорю. Самое главное, чтобы нам искусственно дефицит не создать и людям не создать проблемы. И, повторяю, рост закручивания гайки, правильной гайки, абсолютно точно должен соответствовать росту ваших возможностей.

А.Мартынов: Благодаря Агентству стратегических инициатив мы познакомились с различными технопарками, кто работает в данном секторе, и мы можем переехать в другой технопарк, чтобы делать 100 тысяч единиц. И через два-три года мы действительно можем занять 30–40 процентов. Я говорю не только про свою компанию, я говорю просто про этот сектор.

И как связист Клуба лидеров. Учитывая, что мы очень хорошо знаем, какая техника используется, иностранные аналоги, российская техника, сотрудники ФСО даже под ответственное хранение передали инновационную разработку. Мы её с собой брали в Антарктиду, она работала успешно. Вы правильно сказали, мы были на Эльбрусе, мы были в Антарктиде, но мы были ещё и на Монблане.

В.Путин: Что за инновационную разработку давала ФСО, какой–нибудь пистолет?

А.Мартынов: Нет, к сожалению, пистолет не давали. У нас было очень плотное сотрудничество, несколько месяцев мы готовились к экспедиции, они привезли мне коротковолновую радиостанцию для связи из любой точки мира на всех диапазонах, которую можно использовать на подводных лодках и не только. Она влагозащищённая, позолоченные разъёмы – классная штука. Но дело не в этом.

Мы ещё были и на Монблане. И у нас сложилась такая традиция, что всегда наша экспедиция Клуба лидеров связывается…

В.Путин: На Монблане проходили по этой узкой дорожке между лифтом и…

А.Мартынов: Нет, мы пошли с другой стороны.

В.Путин: Как с другой стороны? По гребню проходили?

А.Мартынов: Владимир Владимирович, Вы сейчас имеете в виду короткую дорогу, более простую. А мы шли через сложный путь.

В.Путин: Там полтора метра между двумя пропастями.

А.Мартынов: Да, там гребни с двух сторон. Было дело.

В.Путин: Связывались верёвкой?

А.Мартынов: Мы вообще не развязывались. Мы там проверяли аппаратуру ГЛОНАСС. Успешно тоже работала.

Почему я так много сейчас говорил о связи? Учитывая, что я очень хорошо знаю, как работают все протоколы связи, стандартной связи, Российская Федерация закупает инновационную аппаратуру во все свои ведомства, но никто не согласует, чтобы они все работали в едином стандарте и едином протоколе. Что это означает? То есть у машин оперативных служб часто стоит по три радиостанции, хотя достаточно использовать одну радиостанцию, все протоколы позволяют.

Вы сейчас находитесь здесь, не дай бог, что–то происходит в стране: вы берёте радиостанцию, кто–нибудь ещё, включает канал, может оперативно связаться с МЧС, пожарниками, скорой помощью. А что происходит? ДТП, простой пример, Москва и Московская область. Приезжают сотрудники ДПС, смотрят, и, чтобы вызвать скорую помощь, они берут мобильный телефон и по мобильному телефону связываются с «дежуркой». Я предлагаю создать на базе Агентства стратегических инициатив рабочую группу по оптимизации введения единого стандарта радиосвязи по всей России.

В.Путин: И поскольку у вас есть уже наработанные связи в ФСО, мы вам обеспечим дальнейший контакт.

А.Мартынов: Но это всё благодаря Клубу.

В.Путин: Правда, серьёзно.

А.Мартынов: Спасибо большое.

В.Путин: Потому что у них действительно есть хорошие наработки и совместно с другими спецслужбами и заинтересованными министерствами, ведомствами можно прийти к тому результату, о котором он сказал.

А.Мартынов: Это действительно очень нужно.

В.Путин: Да, я согласен, правда.

А.Мартынов: Спасибо большое.

В.Путин: Спасибо Вам.

Пожалуйста.

А.Агафонов: Алексей Агафонов, компания «Северная звезда», таможенно-логистический терминал, город Коломна. Я не медик, сейчас всё–таки от медиков перешли к бизнесу.

В.Путин: «От медиков перешли к бизнесу». Взял, между прочим, обидел тех, кто занимается бизнесом в сфере медицины.

А.Агафонов: Я сейчас хочу Вам рассказать небольшую трагичную историю, которая плавно перетекла в контрольную закупку по регистрации прав собственности на территории Московской области.

Мы два года назад после поездок по миру с Артёмом Давидовичем, учитывая опыт азиатских стран, решили построить небольшой индустриальный парк. И парк должен был быть ориентирован на маленький бизнес, на людей, которые не могут себе позволить пять тысяч, не могут позволить себе огромные предприятия, которые простые работяги, которые должны прийти и печь пирожки, не знаю, ковать подковы и всё остальное. Это востребовано, потому что Коломна – глубинка, хотя и очень красивый город.

Администрация города нам всё это согласовала. Были хорошие проекты, была очень хорошая поддержка. Мы по плану, по проекту построили дорогу, подвели коммуникации: газ, электричество, – всё выполнили в соответствии с действующим законодательством. Получили право собственности на землю, у нас оно было оформлено.

По результатам проверки, инициированной администрацией Московской области в 2015 году, которая прошла практически по всем городам, было послано письмо: в добровольном досудебном порядке вернуть эту землю обратно в аренду.

В.Путин: Ну естественно. Вы подвели газ, электричество, дорогу. Зачем вы всё это сделали? Конечно, она сразу кому–то понадобилась.

А.Агафонов: В том–то и дело. Она же была ничья, просто был пустырь. Конечно, смешно.

В.Путин: Короче, где земля сейчас?

А.Агафонов: Земля в Коломне.

В.Путин: В Коломне, ясно.

А.Агафонов: Да, сейчас у нас идут, скажем так, судебные разбирательства.

В.Путин: Напишите маленькую записочку. Я переговорю с Воробьёвым, он человек очень современный.

А.Агафонов: Да, спасибо Вам большое.

В.Путин: Я не знаю, много всякой бюрократии, конечно. Думаю, он разберётся.

Пожалуйста.

А.Кычаков: Добрый день!

Александр Кычаков, предприниматель, город Новосибирск, бизнесом занимаюсь с 1999 года. У нас было много разных начинаний: мы построили очень большую снековую компанию, сухарики «Кириешки».

В.Путин: Сколько Вам лет?

А.Кычаков: Мне 38 исполнилось.

В.Путин: А начали, сколько Вам было?

А.Кычаков: С третьего курса. Получается сколько, 19 мне было. Мы когда ходили, начинали только работать, мы говорили, что большой директор где–то там, а мы пришли именно на переговоры, потому что всерьёз не воспринимали. Была у нас такая история.

Мы дошли до пяти тысяч сотрудников, вплоть до того что даже в Австралии завод был – Австралия, Китай, Украина, Казахстан.

В.Путин: Что вы производите?

А.Кычаков: Сухарики, чипсы.

В.Путин: «Кириешки».

А.Кычаков: Снеки, морепродукты, «Кириешки». Да, я как раз занимался в Питере – в честь города Кириши, кстати, это было названо, потому что там было первое производство, которое мы выкупили.

Мы потом эту компанию в 2009 году продали и сконцентрировались с учётом уже нашего международного опыта, выбрали для себя такие две новые сферы: инвестиционная, то есть паевые инвестиционные фонды развивали, и инвестиции в девелопмент и недвижимость. Наши региональные жилые комплексы в Новосибирске сосредоточены, они в прошлом и позапрошлом году, уже два года, занимают первые места на независимой премии Open Awards по качеству жизни, по привлечению. Потому что мы и с Сингапуром, с главным архитектором, общаемся, и канадский опыт, и российских не забываем, естественно, проектировщиков.

Наша прогрессивность нас подтолкнула к такой интересной штуке, что мы в одном жилом комплексе запроектировали на каждую квартиру по подземному парковочному месту. Людям комфортно, живёшь, спускаешься. И с 1 января этого года мы столкнулись с таким «замечательным» креативом и лоббизмом нашего нотариального и законотворческого сообщества. Сейчас, чтобы продать парковочное место, которое стоит от 400 до 600 тысяч рублей, причём это себестоимость, это инвестиции в качество жизни, мы на этом ничего не зарабатываем, даже с учётом курса с убытком продаём, потому что один из комплексов полностью роботизированный… Мы с корейскими коллегами построили один из первых в стране, не буду врать, что первый, но такая штука…

В.Путин: Роботизированный – это как? Машины двигаются?

А.Кычаков: Прямо машина заезжает, её поднимают и лифтом увозят на какую–то ячейку. Мы буквально запустили в течение последнего полугода. И с 1 января у нас все сделки с ними заблокированы, потому что люди покупают, уже когда прижились, чуть позже, со сдачей. Принятый 391–ФЗ 29 декабря ввёл обязательное нотариальное удостоверение.

То есть у нас 250 человек в одном комплексе владеют этими ячейками или подземными комплексами, и стоимость переоформления сейчас от нас человеку или от человека к человеку составляет более 600 тысяч рублей нотариальных услуг на одно место при стоимости парковки 500. Это один пример.

В.Путин: Если вы не захотели прибыль получать, есть другие, кто будет получать.

А.Кычаков: Мы немножко, как говорится, в шоке. Как моя коллега говорила, хотели посоветоваться, что с этим делать, потому что получается либо всё это в чёрную зону… Я понимаю, что намерения, возможно, были благие, потому что долевая собственность, ориентировались на квартиры, чтобы пожилые люди не продавали без ведома, но при этом как бы ударили и по бизнесу. И мы практически сейчас парализованы, то есть мы не можем это продавать.

В.Путин: Вы сами как предложили бы отрегулировать эту ситуацию? Я имею в виду, что Вы видите засаду, что называется, и с другой стороны. Если вообще отменить это нотариальное удостоверение, то в данном случае как бы Вы полагали, чтобы и интересы людей защитить, и бизнес не обидеть?

А.Кычаков: Знаете, что самое интересное? Интересы людей–то не сильно защитили. Потому что там основная мошенническая схема состояла в схеме дарения, а дарение не отрегулировано. Здесь именно купля-продажа. То есть и сейчас бабушка может подарить «чёрному» риелтору недвижимость. То есть ту проблему не решили, новую создали.

И получается, весь этот рынок сейчас движется в сторону занижения стоимости, но застройщикам тоже неудобно – налоговая и так далее. Физлица между друг другом начнут дарить парковки и рассчитываться неформально, скажем так, что заведомо притворная сделка.

Соответственно, из предложений: либо исключить коммерческую недвижимость, нежилой фонд, то есть это те же парковки, это нежилой фонд, то есть добавить строчку про избавление нежилого фонда, либо вообще отменить, как говорится.

В.Путин: Думаю, что Вы на правильном пути. Надо подумать.

А.Кычаков: Да. Надо чуть-чуть настроить, скажем так.

В.Путин: Да, настроить этот механизм.

А.Кычаков: И второй сектор, по которому ударили этим же законом, – это паевые инвестиционные фонды. Я как физлицо и мои коллеги, инвестируя через паевые фонды, мы рассматриваем различные инвестиции в венчурные компании, в сектор недвижимости и так далее. Паевой фонд на сегодня является коллективной собственностью. То есть покупая и инвестируя квартиры, торговые центры, не важно что, – теперь каждая сделка должна быть удостоверена у нотариуса.

То же самое – паевые фонды в условиях сжимающегося инвестиционного спроса, который надо поддерживать, развивать коллективные инвестиции, он сейчас заблокирован, то есть Центробанк уже в курсе, у нас коллеги-юристы ходили, общались, они говорят: мы думаем. Но есть федеральный закон, каждую квартиру продать – это плюс 100 тысяч рублей просто нотариусам подарить.

В.Путин: Хорошо, надо подумать, я согласен. Надо подумать.

А.Кычаков: Коллективные инвестиции освободить, я говорю. То есть речь даже не идёт об ущемлённых правах, а именно паевые коллективные инвестиции.

В.Путин: Может быть, Вы и правы. Я сейчас не буду даже высказывать своё мнение, чтобы сигналов не подавать, если они не очень точные, поэтому надо продумать. Но то, что проблема есть, это очевидно, Вы её обозначили и предложили даже возможности вариантов решения. Может быть, они как раз и приемлемыми будут. Спасибо, что обратили внимание.

Пожалуйста.

А.Андреев: Добрый день, Владимир Владимирович!

Меня зовут Александр Валерьевич Андреев, я из города Волгограда, компания называется «Метр Девелопмент Групп» – многоотраслевая компания. Мы занимаемся девелопментом и производством модульных зданий.

У меня вопрос-предложение по мотивам Вашего выступления на Валдайском форуме в 2013 году. Большая речь, Вы говорили о ценностях, об идеологии и о ценностях…

В.Путин: Всё, вспомнил.

А.Андреев: Основной вопрос, который звучит, и мне кажется, что он лежит в основе всего, что происходит у нас в стране, в бизнесе, – это отсутствие идеологии. Вы её обозначили, обозначили все вопросы, которые я бы хотел Вам задать. Прочитав ещё раз Ваше выступление, Вы там на всё ответили. Единственное, что…

В.Путин: Это как раз на Валдае и было, по–моему.

А.Андреев: Да, на Валдае Вы это как раз и озвучили. Вы сказали там всё. Единственное, чего не было, так и не была названа национальная идея. Так и не было сказано, что же должно… Того важного идеологического вектора, того главного императива, которые должны быть главным в общении, в межличностном общении. А я сейчас хочу сказать: в общении между бизнесом и чиновниками. У нас получилось некое расслоение: чиновники живут сами по себе, бизнес живёт, и общество живёт само по себе. И вот найти этот общий язык, на котором можно было бы говорить… Я как раз во время этой речи ждал, что Вы скажете. Но что–то не сложилось.

Несколько лет я думаю о том, как это должно быть. Не хотел бы называть это национальной идеей, но есть какой–то императив, который должен нас объединять и двигать, мотивировать на что–то. Происходят вещи, когда – модное слово – толерантность даже не только между бизнесом и чиновниками, внутри самого межличностного общения, она отсутствует. И об этом в обществе говорят, но на уровне Правительства и власти об этом практически не говорят. Если бы не было Вашей речи, то мы бы тоже ничего не услышали.

Моё предложение следующее. Есть такой посыл… На дорогах висит: «Чужих детей не бывает». Вот исходя из этого посыла, и ещё один посыл, я немножко заинтригую Вас, в Правилах дорожного движения есть такой посыл, что водитель должен предпринять все меры, чтобы избежать столкновения.

Должен быть такой посыл от власти: в России чужих нет, мы все – и бизнес, и власть, – мы делаем одно дело. Чиновники делают на своём месте, бизнес делает на своём месте. Мы делаем сильную Россию. Если этот посыл прозвучит, и он будет понятен всем, он должен прозвучать от Вас, больше в этой стране некому.

В.Путин: Я думаю, что Вы сейчас сказали так, что, кроме меня, уже есть. Как минимум Вы сейчас это делали.

А что касается основной идеи того выступления на Валдае, о котором Вы вспомнили, я исходил из того, что по смыслу, по содержанию понятно, о чём идёт речь. У нас нет никакой и не может быть никакой другой объединяющей идеи, кроме патриотизма. Вы сейчас именно это и сказали.

Вы сказали: и чиновники, и бизнес, да и вообще все граждане работают для того, чтобы страна была сильнее. Потому что если так будет, каждый из нас, каждый гражданин будет жить лучше – и достаток будет больше, и комфортнее будет, и так далее. Это и есть национальная идея.

Она не идеологизирована, это не связано с деятельностью какой–то партии или какой–то страты в обществе. Это связано с общим объединяющим началом. Если мы хотим жить лучше, нужно, чтобы страна была более привлекательной для всех граждан, более эффективной, и чиновничество, и госаппарат, и бизнес – все должны быть более эффективными. Как Вы сказали, мы работаем на страну, понимая под этим не нечто аморфное, как ещё в советское время было, такая «давленка» со стороны государства – сначала страна, а потом неизвестно кто. Страна – это люди, вот в этом смысле «на страну». И другой идеи мы не придумаем, и придумывать не надо, она есть. Предложение правильное, надо только понять, как его оформить и запустить.

Да, пожалуйста.

А.Андреев: Дело в том, что на самом деле это очень важный вопрос… Мне задают вопрос: почему ты собираешься решать этот вопрос? Не я. У нас есть… Хотел бы сказать Вам ещё спасибо про Агентство стратегических инициатив, есть Клуб лидеров, мы готовы адаптировать этот девиз. Адаптировать – он должен быть в умах всех. Мне кажется, он достаточно всеобъемлющий, и мы готовы, если Вы дадите поручение, мы готовы адаптировать. У нас механизмы, это не просто…

В.Путин: Я согласен. Вы сейчас очень важную вещь сказали: это должно быть в умах всех, но для этого недостаточно, чтобы Вы или я сто раз об этом сказали. Этого недостаточно. Нет, одного раза недостаточно. Нужно, чтобы это вошло в сознание, понимаете, в сознание. И постоянно об этом надо говорить везде, на всех уровнях, постоянно.

А.Андреев: Дайте нам поручение.

В.Путин: Я Вас прошу об этом.

Да, давайте предоставим слово девушке. Пожалуйста.

Н.Коротовских: Надежда Коротовских, Санкт-Петербург, бизнес в области транспорта, логистики и производства. Штаб-квартира у нас в Петербурге, но филиалы в Москве, Франкфурте, Елабуге, Набережных Челнах.

Вопрос такой, Владимир Владимирович: мы Клуб лидеров, бизнес-экспертиза. Вы видите, что каждый из нас – человек, который обладает рядом профессиональных компетенций и готов… мы готовы ими делиться. Это показали результаты по контрольным закупкам, и результат налицо: 50-е место в рейтинге Doing Business. Мы гордимся этим результатом и гордимся своей работой, потому что мы включились в практическую часть.

Что важно? Что встретилось нам на пути контрольных закупок, поскольку нас тысячи, «тайных покупателей», которые прошли по этой процедуре. Мы видели, что есть бюрократические барьеры, их выбирали, анализировали, докладывали, убирали. Но есть ещё и системные модели работы госпредприятий, госведомств, учреждений. И мы говорим о том, что эти модели нужно масштабировать.

Налоговая нас услышала. Налоговая по регистрации юрлиц номер 15 в Петербурге идеально работала последние пять лет, руководитель налоговой взял это за пример и начал в каждом городе это масштабировать, потому что есть правило уже отработанное, есть результат, это нужно перенести.

Идеально гениальная идея пришла Клубу лидеров во взаимодействии с прокуратурой Санкт-Петербурга, которая откликнулась. Мы отработали модель работы прокуратуры на опережение. Прокуратура не догоняет и наказывает, а работает на опережение. Причём это они поставили на систему.

Я говорю о некой экспертизе, которую надо масштабировать в размере страны, потому что лидер ведомства, который этого достиг, должен награждаться или отмечаться и идти дальше эту экспертизу давать. И, Владимир Владимирович, просим Вас, безусловно, поддержать идею продолжения контрольных закупок, потому что мы хотим в ближайшие два года расширить свои полномочия до 10 тысяч человек. Вот эту информацию собирать, обрабатывать, усиливать и докладывать тем профильным министерствам и ведомствам, Вам, что сделано и что должно быть сделано. Работы много.

Доступ малого и среднего бизнеса к госзакупкам. Два месяца назад я подписывала тысячу бумажек, для того чтобы подтвердить репутацию своей компании для участия в одном тендере. Тысячу бумаг, тысячу листов! Неделю работали специалисты. 10 тысяч тендеров по Петербургу – 10 миллионов бумаг и 10 тысяч часов рабочего времени! А эти бумаги ещё куда–то везутся, эти бумаги кем–то читаются, где–то хранятся для отчётности.

Нужен электронный реестр федерального уровня, который чётко оцифрует каждое предприятие. И любой заказчик, который приглашает нас, бизнес, в тендере открывает нашу страницу, там он видит наши учредительные документы, которые нам не надо штамповать, нашу бухгалтерскую отчётность, трудовые книжки всех моих сотрудников, потому что я подтверждаю репутацию тех компетенций, которые работают в команде, мои дипломы и прочие документы, которые составляют тысячу листов.

Электронный реестр, если сделать его правильно, сможет стать информационным инструментом, аналитическим. Мы сможем с вами вытаскивать любые цифры по росту поставщиков, по профилю. Мы можем с вами и стратегически, по сути, уже оцифровывать то, что сделано, смотреть движение вперёд.

А для рынка и для бизнеса очень важно движение, поступательное движение вперёд. Пусть сегодня не так хорошо, но мы должны понимать, что будет лучше. Мы должны видеть горизонт развития, взаимодействие с чиновниками. А для этого нужны KPI для чиновников.

Спасибо.

В.Путин: Вы знаете, что я хотел бы сказать: я действительно должен уже передвигаться на следующее мероприятие, вы уж не сердитесь на меня.

А.Бакулин: Одно выступление можно будет ещё сделать?

В.Путин: Давайте, а потом я отвечу.

Пожалуйста.

А.Бакулин: Я Алексей Бакулин, владелец и собственник автобусной компании, производитель автобусов и шасси.

В.Путин: А где?

А.Бакулин: В Волгограде, я из Волгограда. Это знаменитые автобусы «Волгабас», которые работали на Олимпиаде, благодаря нашим Олимпийским играм и мои работники на моём предприятии стали «олимпийскими чемпионами». Честно, потому что мы организовали выпуск 97 процентов – это очень серьёзный показатель, мы работали круглосуточно, но мы выполнили эту работу.

Я хочу сказать, что сейчас всё хорошо. Это удивительно на том фоне, который есть, – сейчас всё хорошо, 150 рабочих мест только за прошлый год создано, в два раза я увеличиваю объёмы в этом году. Сейчас, благодаря выходу на новый уровень, я строю новый, просто уникальный огромный завод, это будет самый большой завод производства автобусов и шасси, я его строю во Владимирской области.

В.Путин: Курс рубля помогает?

А.Бакулин: В два раза увеличил, конечно, помогает. И помогает не просто работать на внутреннем рынке, о котором, если можно, я скажу несколько позже, а работать на экспорт. То, что я сегодня сделал и делаю во Владимире – строю новый масштабнейший завод, потому что там будет абсолютно новый подход. Это автоматизация, роботизация – все процессы будут построены именно по такому принципу.

Но для нас действительно сегодня важен выход на экспорт, то есть без экспорта это невозможно, это сегодня главная наша задача для KPI и всего бизнеса России на самом деле, мы должны к этому стремиться, и уже сейчас есть первые результаты. Та работа и в рамках Клуба лидеров, когда я работал, мы активно работали над дорожной картой по экспорту. Сейчас выстроена отличная, нормальная история.

В конце года мы проверим те механизмы, которые выработаны, мы посмотрим, как они работают, но у меня уже есть результат. Я сейчас заключаю контракт с Гамбией, уже используя механизм Росэксимбанка, первый автобус уходит в Африку. Для меня получилось очень важное, большое событие – то, что я заключил соглашение на поставку в Иран автобусов, и заключил соглашение я – небольшая, средняя российская компания – с гигантом иранского рынка, компанией Mammut, которая производит трейлеры и грузовики.

Все задают вопрос: Алексей, как это получилось? А всё очень просто, с одной стороны. Ровно три года назад Вы инициировали и начали программу по газомоторному топливу. Отличная программа, которая вообще позволила совершенно по–другому посмотреть на этот рынок. Мы смогли за три года создать полный модельный ряд газомоторных машин. Сейчас только Иран запускает подобную программу. 17 тысяч газомоторных автобусов им нужно.

И мы сегодня наиболее удачно подходим и по цене, и с учётом рубля мы сегодня имеем очень хорошие результаты – поэтому я считаю, что эту программу однозначно нужно продолжать и нужно работать, – и то, что мы сегодня уже готовы к будущим экспортным сделкам. Это самый яркий пример, как именно внутренний рынок помогает выходить на внешний. В связи с этим у меня есть один огромный вопрос с тремя основными элементами.

Первое. Мы должны очень серьёзно смотреть в будущее. Сейчас Вами поддержано и дано поручение по поводу электротранспорта. То есть обратить внимание на электротранспорт и развивать его, то есть это электробусы, электромобили. Это очень важный процесс, плюс – в рамках Национальной технологической инициативы – это беспилотный транспорт.

Но мы должны сейчас думать не только о создании транспортных средств, о технологиях, мы должны думать о рынках. У меня предложение связано с тем, что мы в состоянии уже в течение трёх лет запустить по крайней мере первый опытный беспилотный маршрут.

В.Путин: Здорово.

А.Бакулин: Готовы. Сделаем. Мы готовы в это инвестировать. Я предлагаю сейчас в одном из городов чемпионата мира, где будет проходить, – в моём родном Волгограде… Мы могли бы сделать маршрут.

Прошу Вас поддержать, и мы там построим, во–первых, свои, российские автобусы, и главное, мы должны не просто – я вот заинтересован в этом с точки зрения поставки просто автобусов, – а именно построения системы, которую потом мы будем экспортировать.

Второй вопрос, второй момент, он очень важен: просто что получается? Сейчас, наверное, только у нас, в Российской Федерации, нет ограничений по возрасту транспортных средств, которые работают на регулярных маршрутах, именно в пассажирских перевозках. Просто постоянно пассажирские перевозки и автобусы сталкиваются вместе с коммерческим транспортом, а это очень большая, действительно серьёзная проблема, и сейчас не время делать такие подобные ограничения, но там, где люди зарабатывают деньги, выходят на регулярные маршруты и возят пассажиров, – там, конечно, должны быть какие–то предельные ограничения. Тоже очень важная задача. И можно эволюционным способом прийти к этому решению.

И, третье, если можно сказать, – это, конечно, для нас, для российских производителей, особенно для компаний такого масштаба, как мы, среднего уровня, очень сложно сегодня работать на внутреннем рынке. Отличные законы, которые нам сегодня позволяют как бы участвовать в конкурентной борьбе, но мы постоянно оказываемся не в конкурентной борьбе, не в конкурентной игре, а в «договорнике», постоянно.

Самый яркий пример для меня – это, конечно, Москва и московский контракт. Понимаете, мы, если позволят, но это я скажу. Просто «ликсутовщина» – понимаете, это что такое? Это когда по форме всё правильно, а по содержанию это полное издевательство, когда за четыре года ни одного нормального конкурса, когда мы говорим, что нужно покупать отечественный автопром – мы закупаем турецкие «Мерседесы», когда мы говорим, что мы идём сегодня и выстраиваем систему развития, именно развития газомоторного топлива.

Вот последнее совещание в Минэнерго рабочей группы по газомотору. Единственная Москва говорит: нет, ребята, это не выгодно. Правильно, им не выгодно, им выгодно покупать дизель. Всем регионам, которые постепенно двигаются и вкладываются, им это выгодно, и видны сегодня результаты. А здесь не выгодно.

И последний пример. Мы говорим: хорошо, мы строим 180 километров от Москвы завод, это будет крупнейший завод. Возьмите наши автобусы просто на тестовые испытания. Бесплатно.

В.Путин: А где строите?

А.Бакулин: Во Владимирской области. У Светланы Юрьевны Орловой. В сентябре мы запустим первую часть. Говорим: возьмите бесплатно готовые автобусы. Сергей Семёнович подписывает распоряжение: взять в тестовую эксплуатацию. Я два года за ними хожу. У меня уже таких два тома отписок – не берут, не хотят брать. Почему? Потому что это совершенно другая конкуренция. Мы готовы к открытой конкуренции, мы готовы двигаться дальше. И мы делаем своё дело, мы не жалуемся. Мы делаем своё дело, и мы будем дальше продвигаться, несмотря ни на что. Но я считаю, что ключевой рынок для нас должен быть тоже открыт.

И последнее. Не хочу на такой ноте заканчивать. Я хочу сказать, что есть открытые, нормальные рынки. Для меня яркий пример, вот я привёл пример Олимпиады, это Санкт-Петербург. Мы вместе, в команде с питерскими транспортниками отработали Олимпиаду. Я пять лет участвую в открытых торгах. Где–то я проигрываю, где–то я выигрываю, но я чётко понимаю, чётко вижу свой рынок. Мы чётко настроены на эту работу. Поэтому я считаю, что не всё так плохо и печально. Но я считаю, что везде стандарты должны быть одни. Это для нас очень важно.

И в завершение: Владимир Владимирович, мы вместе с Клубом подготовили книгу. Это как раз Санкт-Петербург, это как раз такая история, это «Автобус, влюбленный в город». Вот мы так, все наши предприниматели, мы так к этому относимся. И от всей души я хочу Вас пригласить на открытие нашего нового, абсолютно современного завода, это будет осенью, и там провести следующую встречу с нашим Клубом.

В.Путин: Спасибо большое. Спасибо.

А я хочу пожелать вам удачи при завершении этого проекта.

И несколько замечаний по поводу того, что вы говорили. Во–первых, напомню Сергею Семёновичу про его резолюцию и необходимость довести её реализацию до логического завершения.

Второе. Газомоторное топливо, конечно, важно, и, безусловно, мы будем продвигать этот проект. Вопрос только в бюджетных, как всегда, ограничениях. Вы понимаете, с чем это связано. Тем не менее мы её не закрываем, наоборот, будем поддерживать. И считаю, что мы и должны это делать, имея в виду, что мы – страна с самыми большими запасами природного газа. Нужно развивать внутреннее потребление. Это совершенно очевидный факт.

Что касается поддержки работы на экспорт. Сейчас валютная разница и конъюнктура такая, что позволяет вам эту работу наладить. А если наладили, если на рынок вышли, взяли этот рынок, то потом его удержать тоже непросто, но всё–таки это требует меньших усилий, чем его завоевать. А у нас инструменты поддержки экспорта созданы, их нужно наращивать. Конечно, это мы понимаем. Будем это делать тоже исходя из возможностей бюджета.

Но кроме бюджетной поддержки, связанной с субсидированием, с другими инструментами, настраивать будем наши торгпредства за границей, всю систему государственной власти, которая работает на эту задачу, делать это ещё эффективнее. Будем стараться вас поддержать.

Теперь по поводу того, о чём Вы говорили, а именно о KPI для чиновников. Вы знаете, здесь я вернусь к тому, о чём Ваш коллега только что говорил, а именно: мы одна страна. Если взять всех вас и пересадить в чиновничьи кресла, я ещё не знаю, с чем бы мы столкнулись. Это я образно. У нас нет ситуации, при которой все плохие люди или коррупционеры, или неэффективные и прочие собрались в чиновничьем аппарате, а все хорошие – в бизнес-среде. Это совершенно не так. Вы знаете, мы один народ, и в каждой среде есть всё, причём примерно в равных пропорциях.

А то, о чём вы говорили, это исключительно правильная вещь, если мы хотим постепенно, но всё–таки в нужном направлении двигаться и менять всё. Нужны и KPI для чиновников, нужны контрольные закупки, нужны достаточно строгие, но справедливые, не нарушающие работу бизнеса законы, связанные с контролем за деятельностью бизнеса и за обеспечением безопасности продуктов, транспорта, интересов и прав граждан и потребителей. Вот это всё нужно делать в совокупности, но только вместе.

Я хочу пожелать вам успехов. Вам спасибо большое. Мы встретимся ещё.

Россия > Приватизация, инвестиции > kremlin.ru, 3 февраля 2016 > № 1636009


Латвия. Литва > Приватизация, инвестиции > telegraf.lv, 29 января 2016 > № 1632007

Малые и средние предприятия Балтии с осторожностью оценивают перспективы 2016 года и видят потенциал на местных рынках, меньше внимания уделяя освоению новых экспортных направлений. Таковы выводы нового Обзора балтийского бизнеса SEB (Baltic Business Outlook 2016).

Результаты опроса* показывают, что самая большая доля оптимистично настроенных (тех, которые ожидают роста оборота более чем на 15%) малых и средних предприятий (МСП) – в Литве (20%). В остальных странах Балтии оптимистов немного меньше. В Латвии прирост оборота более чем на 15% в этом году ожидают 16% респондентов, в то время как 56% опрошенных рассчитывают на рост до 15%. Кроме того, по сравнению с прошлым годом в Латвии и Эстонии существенно – до 28% — выросло число пессимистов – тех, кто ждет снижения оборота.

Эксперт по социальной экономике SEB banka Эдмунд Рудзитис: «Неопределенность и риски в мировой экономике, а также напряженная геополитическая ситуация продолжают влиять на настроение малых и средних предприятий. Под воздействием внешних факторов латвийская экономика демонстрирует весьма умеренный рост, к тому же слабый глобальный рост и рецессия на отдельных, важных для Латвии, экспортных рынках, негативно влияют на оптимизм предпринимателей. Компании, которые смогли приспособиться к новым обстоятельствам и диверсифицировать свои продукты и рынки сбыта, смотрят в будущее с большим оптимизмом».

Из отраслей оптимистичнее всего настроены сельское хозяйство (31%), а также гостиничный бизнес и общепит (26%). Тогда как главные пессимисты, ожидающие падения оборота, строительство (36%) и промышленность (35%).

“Пессимизм представителей строительной отрасли не удивляет, прогнозы для этого сектора экономики на 2016 год не слишком радужны, период обещает быть непростым. Промышленность также сталкивается со снижением спроса, поэтому настроение представителей отрасли за год ухудшилось. Важный фактор, влияющий на прогнозы предпринимателей – доступность средств Европейских структурных фондов. И то, что для большей части программ распределение средств затягивается, негативно влияет на настроение бизнеса. Тогда как доступность средств ЕС в сельском хозяйстве, наоборот, помогает планировать инвестиции и оптимистичнее смотреть в будущее», — поясняет член правления SEB banka Арнис Шкапарс.

Так же как и годом ранее примерно четверть балтийских малых и средних предприятий ориентируется на местный рынок и рассчитывает повысить оборот за счет растущей покупательской способности. Однако в отличие от других стран Балтии, в Латвии на восемь процентных пунктов (до 16%) выросло число предпринимателей, которые в этом году планируют освоить новые экспортные направления. Также в течение года до 13% (+3 процентных пункта) увеличилось число компаний, готовых расширить свое присутствие на уже имеющихся экспортных рынках. Однако в целом доля МСП, готовых работать за рубежом, во всех трех странах Балтии держится примерно на одном уровне (в Литве – 30%, в Латвии – 29%, а в Эстонии – 27%).

Говоря об изменении числа работников, большая часть предпринимателей признает, что в этом году не планирует увеличивать или сокращать штат (в Эстонии – 76%, в Латвии – 70%, а в Литве – 64%). Одновременно в Латвии на семь процентных пунктов выросло число компаний, планирующих увеличить число сотрудников (20%). Больше всего компаний, планирующих расширение штата – в Литве (30%). В свою очередь сокращение штата планируют 6-9% малых и средних предприятий во всех стрех странах Балтии.

«На рост оборота можно рассчитывать, если компании готовы инвестировать в развитие, так как без инвестиций трудно расти. Поэтому неудивительно, что в Латвии по сравнению с другими странами растет число пессимистов и меньше всего предприятий, прогнозирующих рост оборота. В нашей стране почти половина (40%) малых и средних компаний в этом году вообще не планирует никаких инвестиций. Это повод для опасения за нашу конкурентоспособность, учитывая, что в Литве и Эстонии лишь четверть предприятий не готова вкладывать в развитие. В Латвии лишь 13% компаний планируют инвестиции свыше 30 тыс. евро и 16% предприятий – инвестиции до 30 тыс. евро», — продолжает Арнис Шкапарс.

Больше всего компаний, планирующих инвестиции, в Литве (в целом – 41%). В Эстонии вкладывать в развитие намерены 38% МСП.

Также в этом году предприятия не планируют менять свою бизнес модель – инновации в этой сфере планируют лишь до 8% опрошенных балтийских МСП. Однако растет доля компаний, готовых к инновационным продуктам и обучению персонала. Несмотря на то, что Латвия по числу компаний, планирующих инновации, все еще отстает от соседей, за минувший год доля готовых к инновациям МСП выросла с 39% до 59%.

*Об Обзоре балтийского бизнеса

Осенью 2015 года группа SEB провела масштабный опрос малых и средних предприятий Балтии с целью узнать их настроение на 2016 год. В опросе приняли участие 5 119 компаний (в Эстонии – 3702, в Латвии— 886, а в Литве – 531), которые ответили на пять основных вопросов об обороте, экспорте, инвестициях, числе сотрудников и инновациях.

Латвия. Литва > Приватизация, инвестиции > telegraf.lv, 29 января 2016 > № 1632007


Россия. Весь мир > Приватизация, инвестиции > newizv.ru, 26 января 2016 > № 1666992

Красный свет для инвестора

Россия пережила резкий спад финансовых вложений

Дмитрий Докучаев

Общий объем прямых иностранных инвестиций в России сократился за прошлый год на 92%. Такие данные приводятся в опубликованном накануне докладе Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД). Эксперты считают, что без притока инвестиций у российской экономики нет шанса преодолеть тот спад, с которым она столкнулась в последние полтора года.

Как следует из доклада ЮНКТАД, в 2015 году мировые инвестиции достигли максимума после глобального экономического и финансового кризиса 2008–2009 годов. Они выросли на 36% по сравнению с предыдущим годом и составили 1,7 трлн. долларов. При этом США вернули себе традиционное первое место по объему полученных иностранных инвестиций, потеснив прежних лидеров – Китай и Гонконг.

Приток прямых иностранных инвестиций в американскую экономику составил 384 млрд. долларов. США лидировали по этому показателю с начала 1980-х, когда ЮНКТАД начала сбор данных о финансовых потоках, до 2014 года, когда на верхнюю строчку выбился Китай. В клуб наиболее привлекательных для инвесторов стран в минувшем года вошли также Нидерланды, Великобритания, Сингапур, Индия, Бразилия.

Основным фактором глобального роста прямых иностранных инвестиций стал приток денежных средств в промышленно-развитые страны, увеличившийся почти вдвое. Однако этот прирост был в основном обусловлен трансграничными слияниями и поглощениями с минимальным вкладом в проекты, связанные с производительными активами. Объем таких сделок, согласно данным ЮНКТАД, подскочил в мире на 61% – до 644 млрд. долларов.

В то же время потоки инвестиций в развивающиеся страны по сравнению с 2014 годом выросли всего на 5% и достигли к концу 2015-го 741 млрд. долларов. Вложения в развивающиеся страны Азии увеличились на 15%, при этом для Индии они удвоились и составили 59 млрд. долларов.

Авторы доклада отмечают, что в странах с переходной экономикой поток прямых иностранных инвестиций сократился на 54%. Они связывают этот спад с региональными конфликтами и резким снижением цен на сырьевые товары. Примечательно, что наибольшее сокращение прямых иностранных инвестиций в этой группе было отмечено в России и Казахстане – на 92% и 66% соответственно.

Обвальное снижение данного показателя в России эксперты ООН связывают с падением цен на сырьевые товары. Однако, как подчеркивают они в докладе, иностранные инвесторы, несмотря ни на что, продолжают инвестировать в нефтегазовую сферу РФ.

Опрошенные «НИ» эксперты считают резкий спад вложений в российскую экономику логичным следствием того финансового кризиса, который переживает наша страна. Международных инвесторов при этом удерживает от вложений в Россию не только дешевеющая нефть, но и продолжение санкций, и глубокая рецессия нашей экономики, и неблагоприятный предпринимательский климат в стране.

«Без инвестиций экономика расти не способна», – сказал «НИ» известный финансист, бывший первый зампред Центробанка РФ Сергей Алексашенко. По его словам, падение инвестиций обусловлено прежде всего тем, что в России фактически разрушена система защиты прав собственности за последние 15 лет.

«Инвестиции в экономике – это примерно, как топливо для автомобиля. Если столкнуть машину с горки, она поедет вниз и с пустым баком. Горка для России – это цены на нефть. Если горка будет очень крутая, если цены на нефть резко вырастут, то, конечно, автомобиль поедет быстрее и дальше. Тем не менее если у него не будет бензина, он рано или поздно остановится. Поэтому долгосрочный драйвер роста для нашей экономики – это восстановление инвестиционной активности, предпосылок для которой пока не наблюдается», – считает собеседник «НИ».

Россия. Весь мир > Приватизация, инвестиции > newizv.ru, 26 января 2016 > № 1666992


Россия > Приватизация, инвестиции > rosinvest.com, 25 января 2016 > № 1622329

Новое приобритение Виктора Вексельберга

После появившейся на прошлой неделе публикации в International Business Times о том, что президент Gawker Media Ник Дентон о привлечении сторонних инвестиций, глава холдинга заявил New York Times о совместных инвестиционных планах с компанией Вексельберга Columbus Nova Technology Partners. Как выяснилось, Gawker Media планирует продать Columbus Nova миноритарный пакет акций для финансирования непрекращающегося судебного разбирательства с Терри Боллеа, или Халка Хогана, и теперь ждет одобрения от акционеров медиа-холдинга.

В статье The Times связь с олигархом не упоминается, однако, вскоре Wall Street Journal отметил, что Columbus Nova является американским инвестиционным подразделением нефтяного и металлического конгломерата Вексельберга. Таким образом, он стал самым свежим участником в продолжающейся саге под названием Gawker Media, и, по всей видимости, самым главным после Дентона.

Вексельберг, мягко выражаясь, не тот человек, от которого можно ожидать спасение веб-сайта Дентона. В параллельной вселенной он становится частой мишенью московского двойника Gawker Media. Так, однажды в 2008 году сайт кратко охарактеризовал его как «чрезмерно богатый советский олигарх».

Как указывал, в свое время Gawker Media, магнат украинского происхождения проложил себе путь на самую верхушку российского истеблишмента в бурные времена, последовавшие за распадом Советского Союза. Возглавив крупнейшую в России нефтегазовую компанию ТНК, он вписал свое имя в список элиты, заключив в конце 1990-х годов партнерское соглашение с BP, монополизировав одновременно мировой рынок алюминия.

Богатейший человек России

В 2012 году он продал за $28 миллиардов 50%-процентную долю ТНК-ВР государственной нефтяной корпорации Роснефть и стал «богатейшим человеком России».

Его собственное состояние оценивалось примерно в $18 миллиардов. Он возглавляет группу компаний Ренова, которой в настоящее время предъявлен иск канадской нефтяной компанией за захват частным военизированным отрядом нефтяного месторождения в Сибири. Экс-президент России Дмитрий Медведев назначил Вексельберга ответственным за развитие инновационного центра Сколково, который Moscow Times назвало российским ответом Силиконовой Долине.

Пожалуй, самую дурную славу Вексельбергу принесла его выкуп у семьи Форбс в 2004 году легендарной коллекции яиц Фаберже. Являющаяся для многих в Восточной Европе символом безвкусного царского излишества, сегодня коллекция представлена в новом музее в Санкт-Петербурге. По словам Вексельберга, коллекция обошлась ему в $100 миллионов.

«В Росси, как, впрочем, и повсюду, не любят богачей», - сказал он в интервью Esquire в 2013 году. «Да, конечно, у меня есть деньги, но вопрос в том, как я их трачу. И это, поверьте, непросто, очень непросто».

Представитель Gawker Media отказался разглашать детали сделки до окончания судебной тяжбы с Халком Хоганом, подавшего против издательства иск за публикацию в 2012 году интимной видеозаписи с его участием. Компания сообщила International Business Times, что ожидаемые инвестиции будут направлены, в первую очередь, на процесс с Хоганом.

Летом прошлого года Gawker Media получил от Silicon Valley Bank два кредитных транша в размере $8 миллионов и $7,5 миллионов на осуществление переезда в офисное помещение на Манхэттене общей площадью более 3,5 тысяч квадратных метров, сообщает издательство. Выручка Gawker Media в 2014 году составила $44,3 миллионов, операционная прибыль — $6,5 миллионов.

Щекотливость ситуации дополняет то, что управляющий директор Columbus Nova Джейсон Эпштейн, который войдет в состав директоров Gawker Media, несколько лет назад был отмечен как противник профсоюзов. Он появляется на авансцене меньше, чем через год после того, как Gawker Media вступил в Гильдию сценаристов Америки (Восток) в 2015 году, запустив волну объединения в электронных СМИ.

Джеймс Брендан @International business times

Россия > Приватизация, инвестиции > rosinvest.com, 25 января 2016 > № 1622329


Кипр > Приватизация, инвестиции > cyprusrussianbusiness.com, 22 января 2016 > № 1621424

Министр при Президенте Республики Кипр Константинос Петридис сказал, что многое из того, что сделано для улучшения процедур и показателей, связанных с бизнесом, произошло в рамках Меморандума. Но эти вопросы нужно продолжать решать самостоятельно.

Выступая 22 января на мероприятии Кипрского агентства по привлечению инвестиций (CIPA), Петридис отметил, что «рост не придет по мановению волшебной палочки».

«Мы должны изучать и улучшать эти показатели, чтобы быть конкурентоспособными, чтобы инвесторы проходили проверку, прежде чем были допущены к инвестированию», – сказал он, добавив, что процедуры, платежи и вопросы технологической модернизации должны быть включены в единую структуру.

Пробелы и недостатки, выявленные в контексте ведения бизнеса на Кипре, также были выделены на мероприятии наряду с презентацией результатов отчета «Doing Business 2016», опубликованного Всемирным банком. Были обсуждены факторы, влияющие на бизнес-климат на Кипре и меры, которые необходимо принять для дальнейшего совершенствования.

Кипр поднялся на 13 позиций в мировом рейтинге стран с точки зрения легкости ведения бизнеса, до 47 места с 60 места в прошлом году.

Хотя, согласно отчету, Кипр является одной из 10 стран с наиболее высоким уровнем улучшения в определенных областях, игроки рынка подчеркнули, что они не удовлетворены, и что есть еще много вещей, которые необходимо сделать для дальнейшего улучшения положения на Кипре.

Президент CIPA Христодулос Ангастиниотис подчеркнул, что для понимания кипрской ситуации необходимо сравнивать позицию республики не с другими 188 странами, включенными в отчет, а со странами Евросоюза, как пишет www.stockwatch.com.cy.

Кипр > Приватизация, инвестиции > cyprusrussianbusiness.com, 22 января 2016 > № 1621424


Россия. ЦФО > Приватизация, инвестиции > kremlin.ru, 20 января 2016 > № 1618620 Александр Калинин

Всероссийский предпринимательский форум «Малый бизнес – национальная идея?»

Владимир Путин принял участие в пленарном заседании Всероссийского предпринимательского форума «Малый бизнес – национальная идея?». На повестке дня – вопросы поддержки малого и среднего бизнеса, стимулирования роста предпринимательской активности.

Форум, организованный Общероссийской общественной организацией малого и среднего предпринимательства «ОПОРА России», проходит 19–20 января в Москве. В его рамках бизнесмены, представители профильных министерств и ведомств обсуждают, в частности, пути снижения административного давления на частные компании, меры по совершенствованию налогового законодательства и популяризации предпринимательства как вида деятельности.

* * *

В.Путин: Добрый день, дорогие друзья!

Прежде всего хотел бы вас поздравить с наступившим Новым годом, пожелать вам всего самого доброго, успехов. Мы все нуждаемся в ваших успехах: вы сами нуждаетесь в них, и страна вся нуждается.

Хотел бы отметить, что в самом названии вашего объединения заложен большой смысл. Действительно, мы всегда об этом говорим: малый и средний бизнес представляет из себя, должен представлять из себя действительно опору развития экономики нашей страны.

Два последних года были достаточно сложными для экономики, объективные трудности затронули практически все её сектора. Но нужно отметить, что в целом бизнес выстоял, в том числе и малый. Сейчас мы по ходу движения сюда, в зал, говорили с вашими коллегами: даже открываются некоторые дополнительные возможности, имея в виду курсовую разницу и некоторые возможности на рынках.

В первую очередь здесь в сферах услуг, торговли есть определённая положительная динамика. Так, число зарегистрированных коммерческих организаций в сфере малого бизнеса в течение 2015 года выросло на 2,9 процента, а индивидуальных предпринимателей – на 3,7 процента.

Скромный рост есть и по выручке. Например, у производственных предприятий малого бизнеса за январь – сентябрь 2015 года – плюс 8 процентов к аналогичному показателю 2014 года. В сфере оптовой торговли за указанный период – плюс 4,5 процента.

Конечно, нужно приложить все силы, чтобы в сфере малого предпринимательства стабильность сохранилась, чтобы временные ограничения – и экономические, и бюджетные – не стали преградой для притока в эту сферу как можно большего числа образованных, современно мыслящих и инициативных людей.

Мы, безусловно, продолжим формировать механизмы, которые позволят продолжить движение вперёд, такие, в частности, как Корпорация развития малого и среднего предпринимательства. На её базе сконцентрированы все инструменты поддержки бизнеса: финансирование, юридическая помощь, информационная, маркетинговая. И она должна стать для всех, кто занимается малым и средним бизнесом, своеобразным штабом решения возникающих вопросов и проблем.

Новые возможности для поддержки бизнеса есть и у регионов Российской Федерации. Приняты законы, дающие им право вводить налоговые каникулы для впервые зарегистрированных индивидуальных предпринимателей. И двухгодичная нулевая налоговая ставка – это большое подспорье для тех, кто открывает своё дело в сфере услуг, в производственной, социальной и научной областях.

Также у регионов есть право снижать с 6 до 1 процента ставки для работающих по упрощённой системе налогообложения. Такой возможностью воспользовались уже 39 регионов России. Налоговые каникулы введены в 81 субъекте Федерации.

При этом известно, что развитие малого и среднего бизнеса приоритетом считают далеко не во всех регионах России, к сожалению. На прошлой неделе на встрече с предпринимателями в рамках Агентства стратегических инициатив мы обсуждали тему создания в субъектах Федерации проектных офисов по распространению так называемых лучших практик ведения бизнеса. Такие практики определены на основе Национального рейтинга состояния инвестиционного климата в регионах.

Подобный перспективный подход позволит наладить – во всяком случае, я тоже на это надеюсь – взаимодействие власти и предпринимателей. И реализация ваших предложений, ваших идей может стать первым экзаменом для оценки работы этих офисов.

«ОПОРА России», представляющая интересы предпринимателей и имеющая разветвлённую сеть представительств по всей стране, должна, конечно, более активно проявлять себя прежде всего в регионах, действовать на территориях более настойчиво и результативно. Мы со своей стороны будем делать всё для того, чтобы эти ваши усилия поддержать. Потому что именно предприниматели, именно вы должны стать генераторами идей, которые бы соотносились с текущими условиями и помогали предпринимателям в решении их проблем.

Вместе с регионами и региональными командами необходимо определять направления, где бизнес наиболее востребован, создавать специальные программы обучения, добиваться конкретных результатов. Только тогда можно достичь здесь качественного прорыва.

Ваш форум работает уже второй день. Уверен, что вы сможете выдвинуть целый ряд полезных консолидированных предложений. Обещаю вам, что со своей стороны сделаю всё для того, чтобы и региональные власти, и правительственные структуры положительно на это отреагировали и воспользовались вашими предложениями, именно воспользовались. Потому что на экономическом направлении успех нам всем очень нужен, от него зависит всё остальное в жизни нашей страны: и решение социальных проблем, и внутриполитических, и наше позиционирование на международной арене.

Хочу пожелать вам успехов. Спасибо большое.

А.Калинин: Уважаемый Владимир Владимирович, мы рады приветствовать Вас сегодня на пленарном заседании форума «ОПОРЫ России» «Малый бизнес – национальная идея?».

Действительно, у малого бизнеса сегодня много ожиданий, много задумок. Вчера прошли 12 тематических круглых столов, мы обсуждали разные темы: это и стратегия развития малого бизнеса, и доступ к финансам, контроль и надзор, молодёжное, женское предпринимательство, налоговые режимы и многое другое. Сегодня утром состоялся финал Национальной премии «Бизнес-Успех», где были отобраны лучшие муниципальные практики поддержки предпринимательства, лучшие бизнес-проекты из всех восьми федеральных округов нашей большой страны.

Форум посетили более 1,5 тысячи участников более чем из 70 регионов Российской Федерации. И главным итогом форума должно стать формирование повестки экономического роста в сфере малого и среднего бизнеса.

Ещё на стадии подготовки мероприятия нам задавали вопрос: «Почему в названии форума вопросительный знак? Неужели вы не верите в то, что малый и средний бизнес является драйвером российской экономики?» У нас, «ОПОРЫ России», в этом сомнений нет. Но если мы действительно считаем малый и средний бизнес драйвером российской экономики, то нужно прилагать постоянные усилия, потому что ситуация на рынках меняется очень быстро, сам малый и средний бизнес очень быстро изменяется в новых экономических условиях, с ростом научно-технического прогресса. Поэтому, только прилагая совместные и постоянные усилия бизнеса и власти, мы сможем действительно сказать, что малый и средний бизнес оправдал чаяния россиян, поднялись в этом секторе зарплаты, увеличились обороты и увеличился российский средний класс.

Но, с другой стороны, почему мы поставили знак вопроса – у малого и среднего бизнеса достаточно много проблем ещё. С одной стороны, принимаются правильные решения, например создание государственной Корпорации по развитию малого и среднего предпринимательства. Регионам, как Вы уже сказали, предоставлено право вводить налоговые каникулы, снижать налоговые ставки, введён мораторий на плановые проверки малого бизнеса. И мы благодарим, Владимир Владимирович, Вас и Правительство Российской Федерации за эти решения.

Но, с другой стороны, клубок многолетних проблем в таких сферах, как контроль и надзор, декриминализация предпринимательской деятельности, доступ к финансовым ресурсам, инженерная инфраструктура, никак не может размотаться. Занятость в малом бизнесе стабилизировалась и не растёт уже несколько лет. В 2015 году инвестиции малого бизнеса сократились вместе со всей экономикой.

Однако, несмотря на то что малый и средний бизнес работают в основном в торговле, в общепите, в сфере услуг – в сфере, которая подверглась наибольшему сжатию, – действительно доля субъектов малого и среднего бизнеса в 2015 году увеличилась. Это говорит о том, что малый и средний бизнес, ввиду его гибкости, находит новые успешные бизнес-модели, адекватные сегодняшнему состоянию рынка.

Два последних года были достаточно сложными для экономики, объективные трудности затронули практически все её сектора. Но нужно отметить, что в целом бизнес выстоял, в том числе и малый.

В своей деятельности «ОПОРА России» руководствуется простой целью: необходимо увеличить вклад малого и среднего бизнеса в экономику страны. Но эту простую цель не всегда так же просто достигнуть, поэтому нужно искать новые пути, и это будет нашей ключевой задачей на ближайшую перспективу.

Что, с нашей точки зрения, нужно сделать в первую очередь, что главное: это создание новых рынков сбыта в сфере поставок на внутренний рынок, в сфере высоких технологий, в сфере экспорта, в сфере внутреннего туризма, в сфере социального предпринимательства. И, создавая совместными усилиями с государством новые рынки сбыта, мы очень быстро увидим экономический рост в сфере малого и среднего предпринимательства.

Как яркий этому пример – созданная по Вашему указу государственная Корпорация малого и среднего предпринимательства. Впервые в новейшей истории нашей страны создаётся ежегодный рынок закупок для малого и среднего бизнеса объёмом 3 триллиона рублей в год. И главное, что всё это контролируется, чтобы этот рынок достался именно малому и среднему бизнесу. Федеральная налоговая служба к августу создаст реестр субъектов малого и среднего предпринимательства, и тогда именно малый и средний бизнес получит доступ к этим огромным ресурсам.

Уже сегодня в проекте плана у Корпорации МСП 139 миллиардов рублей заказов. В три раза расширилась номенклатура закупок у малого и среднего бизнеса. В этом направлении идёт большая работа и коллектива госкорпорации, возглавляемой Александром Браверманом, со всеми, кстати, бизнес-объединениями. Мы активно участвуем в деятельности совета директоров государственной корпорации.

В марте этого года на площадке форума Общероссийского народного фронта «За честные закупки» мы даже планируем подвести некоторые первые итоги работы на этом огромном и интересном рынке. Буквально накануне мы подписали соглашение с «Российскими железными дорогами» о взаимодействии, и как раз речь шла о том, чтобы малый и средний бизнес получил без бюрократии, без проволочек доступ к закупкам такой огромной структуры, как « Краткая справка Российские железные дороги (ОАО «РЖД») Российские железные дороги».

Но предложение должно успевать за спросом, то есть, создав такой огромный спрос на услуги малого и среднего бизнеса, естественно, госкомпания рассчитывает, что и малый бизнес будет соответствовать этим вызовам. За короткий период малый бизнес должен обновить основные средства, повысить производительность труда с использованием как существующих инструментов, таких как Фонд развития промышленности, так и новых инструментов, которые ещё предстоит создать.

И здесь мы говорим о первой системной проблеме для малого и среднего бизнеса – это доступ к финансовым ресурсам. Сейчас кредиты для малого и среднего бизнеса достаточно дорогие, где–то в среднем 17 процентов годовых. Получить кредит очень сложно, к сожалению, скоринговые модели банков, которые раньше работали в экономике роста, часто просто отсекают малый и средний бизнес по той причине, что, согласно модели, если у тебя не растут обороты, значит, ты являешься не тем заёмщиком, которому можно давать деньги. Поэтому и банкам нужно пересмотреть свои бизнес-модели.

Кроме того, мы ведём системную работу с Центральным банком Российской Федерации по тому, где найти резервы, когда дешёвых денег нет, с деньгами вообще сложно, где найти те резервы, чтобы банкам было выгоднее кредитовать малый и средний бизнес. Мы говорим о нормах резервирования, о затратах банков по проведению транзакций.

Нужно приложить все силы, чтобы в сфере малого предпринимательства стабильность сохранилась, чтобы временные ограничения – и экономические, и бюджетные – не стали преградой для притока в эту сферу как можно большего числа образованных, современно мыслящих и инициативных людей.

Совсем недавно руководитель Центрального банка Эльвира Сахипзадовна [Набиуллина] анонсировала инициативу, которая вступила уже с 1 января в силу: нормы резервирования по кредитам, выданным малому и среднему бизнесу, уменьшены со 100 процентов до 75 процентов. Одна эта мера даст без всяких внешних вливаний банкам возможность использовать свой высвободившийся капитал на дополнительное кредитование малого и среднего бизнеса. А затем мы договорились шаг за шагом двигаться дальше. И главная наша цель – чтобы издержки банков по кредитованию малого и крупного бизнеса были сопоставимы, тогда экономические стимулы заставят банки кредитовать малый и средний бизнес.

А пока, к сожалению, по итогам 2015 года при росте кредитования в кредитном портфеле всей экономики в 5 процентов доля портфелей кредитов малого и среднего бизнеса снизилась, и существенно, и прежде всего у крупнейших банков, в том числе с контрольным пакетом государства.

В связи с этим, Владимир Владимирович, у нас есть предложение: поручить Правительству проработать вопрос об утверждении в банках с государственным участием, когда утверждаются коэффициенты для премирования руководящего состава банка, чтобы был коэффициент, который зависит от снижения или от роста доли выданных кредитов малому и среднему предпринимательству в общем портфеле банка.

В.Путин: Антон Германович [Силуанов] так криво заулыбался. А что? Вы же в банке не работаете.

А.Калинин: Вторая ключевая проблема, Владимир Владимирович, – это контрольная и надзорная деятельность. Мы хотим, чтобы была изменена концепция контроля и надзора. Главный принцип должен быть: контролёр как консультант, а проверка – как подарок.

О чём идёт речь? Сегодня по незначительным правонарушениям есть два варианта у органов контроля и надзора: выписать штраф либо сделать предупреждение. Так вот, поскольку все опасаются, что его потом обвинят в коррупции, все выписывают штрафы. Штрафы выросли за последние годы в разы. Если раньше средний штраф был 40 тысяч, сейчас – 100 тысяч и выше, ввели их кратность. Поэтому, может быть, вспомнить хорошие традиции советского времени, когда контроль тоже был, и был достаточно жёсткий, но контролёр приходил как консультант. Он выписывал предписание, давал время на устранение – два месяца, и если только это не было выполнено, тогда принимались уже меры другого порядка, в частности штраф.

И тогда вал, который сегодня есть по контролю и надзору, сам пошёл бы на убыль, потому что предприниматель не опасался бы прихода инспектора, а наоборот, поскольку в тысячах нормативно-правовых актов разобраться невозможно, он бы даже благодарил, что пришли и его поправили, дали предписание, как свет должен падать, какой шум должен быть в помещении, какие медицинские осмотры должны быть пройдены.

Такая концепция совершенно перевернула бы ситуацию, с головы на ногу поставила бы.

В.Путин: На одну?

А.Калинин: Если говорить о том, чтобы поставить эту ситуацию на вторую ногу, то мы благодарим Вас за то, что были приняты системные решения и на три года отменены плановые проверки. Но сейчас зато в арифметической прогрессии растут внеплановые проверки.

И что интересно, интернет-общество, в котором мы живём, сыграло, может быть, не очень хорошую шутку, потому что сегодня разрешены жалобы в режиме онлайн. Нам приводили примеры, когда поступает жалоба с подписью «Гельмут Коль» – из жизни ситуация. Тем не менее если эта жалоба зарегистрирована и там говорится о какой–то угрозе жизни и здоровью, то проверяющий орган должен прийти.

Мы считаем, что должны быть внесены изменения в закон о работе с жалобами граждан. Контрольные и надзорные органы – а у них такие полномочия есть – обязаны проводить идентификацию личности, которая обращается с соответствующей жалобой. Естественно, это должно быть конфиденциально. Тогда мы исключим таких псевдо-Колей, которые, в принципе, занимаются тем, что сводят счёты иногда, занимаются недобросовестной конкуренцией. Наш основной принцип – консультирование вместо штрафа – тогда действительно войдёт в повседневный обиход. Контрольные органы и бизнес будут уважать и ценить друг друга, потому что и те, и другие выполняют очень значимую социальную функцию.

Наконец, третья тема – это налоговое стимулирование. Мы также озабочены уходом предпринимателей «в тень», поскольку если предприниматель работает «в тени», он ещё и является недобросовестным конкурентом тем, кто работает «вбелую». Но тогда и налоговые режимы должны стимулировать работать «в белом» секторе экономики.

К примеру, с учётом сложившейся инфляции, с учётом поручений Государственного совета и антикризисного плана Российской Федерации мы предлагаем увеличить пороги применения упрощённой системы налогообложения. Сейчас он [на уровне] порядка 70 с чем–то миллионов, а поскольку в июле прошлого года критерий микробизнеса был установлен в 120 миллионов [рублей годовой выручки], то мы просим привести два нормативно-правовых акта Российской Федерации – Налоговый кодекс и закон о поддержке малого и среднего бизнеса – к одному знаменателю. Если это микробизнес в 120 миллионов, давайте тогда и в Налоговом кодексе будет по упрощённой системе налогообложения – также 120 миллионов. Кстати, Федеральная налоговая служба поддерживает нас в этом начинании, потому что инициатива по созданию, к примеру, интернет-касс автоматически приведёт к тому, что бизнес будет «обеляться», показывать больше оборотов. Дайте ему тогда и возможность показывать больше оборотов.

В.Путин: По обороту Вы имеете в виду?

А.Калинин: Да, по обороту.

Чтобы работать в специальном налоговом режиме, оборот должен быть меньше определённой суммы, сегодня это где–то 70 миллионов, хотя по критериям микробизнес сейчас – это 120 миллионов. Поэтому мы просим: дайте возможность работать в специальных налоговых режимах с оборотом в 120 миллионов рублей.

В.Путин: С оборотом или с выручкой?

А.Калинин: С выручкой, да.

В.Путин: С выручкой, потому что это важно.

«ОПОРА России» должна более активно проявлять себя в регионах, действовать на территориях более настойчиво и результативно. Именно вы должны стать генераторами идей, которые бы соотносились с текущими условиями и помогали предпринимателям в решении их проблем.

А.Калинин: Кроме того, не так давно был введён для субъектов малого и среднего бизнеса налог на имущество по кадастровой стоимости, раньше малый бизнес этого не платил. Поэтому мы предлагаем всё–таки, для совсем маленьких офисов, чтобы эти люди имели возможность вычета в 500 квадратных метров площади, чтобы именно с 500 квадратных метров этот налог не платить.

Такая схема работает в налоге на имущество по кадастровой стоимости для физических лиц, там этот вычет есть, по–моему, 50 квадратных метров. Мы просим это сделать для малого и среднего бизнеса. К примеру, Москва пошла по этому пути, правда, они поставили вычет – 300 квадратных метров. Но если не установить какой–то предел, то регионы постепенно начнут брать с совсем маленьких офисов, а там речь идёт о довольно серьёзных налогах, которые не зависят от оборота.

И наконец, третье, если касаться налогов, у нас давно ведётся дискуссия, уже два года, есть соответствующее поручение Государственного совета о создании специального налогового режима для самозанятых граждан. Достаточно большое количество населения нашей страны – а речь идёт о миллионах людей, которые сейчас никак не оформлены, не платят никаких налогов, не платят отчислений в Пенсионный фонд. Идея была в том, чтобы дать им очень простой и удобный режим: зарегистрировался как самозанятый – тут же тебе автоматически в налоговой инспекции открывают регистрацию. А когда твой патент, который ты купил на несколько месяцев, закончил своё существование, ты решил дальше не работать, – он закрылся, сама налоговая закрыла, никуда ходить не надо.

Но у нас немножко забуксовал вопрос в Правительстве по тому, какой должен быть платёж, должно это быть «одно окно» или всё–таки это должно быть два платежа. Если Вы дадите поручение всё–таки прийти к консенсусу по этому вопросу, я думаю, закон о самозанятых будет принят. Мы ждём, Владимир Владимирович, Вашей поддержки по согласованию позиций.

Вы сегодня затронули очень важную тему – создание региональных офисов по распространению и внедрению лучших управленческих решений. «ОПОРА России», как и все предпринимательские объединения, естественно, входит в комитет по национальному рейтингу инвестиционного климата. И мы видим, действительно, и по нашему опыту, и по опыту тех людей, которые сейчас находятся в зале из наших регионов, разительное отличие в инвестклимате. Буквально иногда бывает: регионы находятся рядом, в 100 километрах столицы друг от друга, а инвестиционный климат разительно разный.

Поэтому мы готовы подключиться совместно с нашим партнёром – Агентством стратегических инициатив – к внедрению лучших региональных практик через наши отделения по всей стране. Возможно, в регионах тоже региональным администрациям [следует] рассмотреть вопрос о привязке системы премирования или депремирования к тому, как развивается малый и средний бизнес на их территориях. Такой великий человек, как Ли Куан Ю, в своё время сделал это в Сингапуре, и это имело положительный эффект для экономического развития страны.

Вместе с региональными командами необходимо определять направления, где бизнес наиболее востребован, создавать специальные программы обучения, добиваться конкретных результатов.

Это далеко не полный перечень проблем, волнующих малый и средний бизнес и нуждающихся в решении. Говорят, что правильное решение – это то, которое делает тебя победителем. Мы очень хотим, чтобы малый бизнес в России всегда чувствовал себя победителем – над обстоятельствами, над своими недостатками и привычками. Чем больше в нашей стране успешных, верящих в собственные силы людей, тем эффективнее российская экономика.

Спасибо за внимание.

В.Путин: Александр Сергеевич [Калинин] много нам сформулировал «домашних заданий». Поскольку ещё выступающие намечены, чтобы не забыть всё, не запутаться, я постараюсь сразу, на что смогу, ответить.

Первое – по поводу сложностей с кредитованием, с высокими ставками. Я не буду сейчас вдаваться в детали, изображать из себя крупного экономиста или финансиста. Мы много раз на этот счёт дискутировали. Основные трудности понятны: не может быть низких ставок при определённой ситуации на рынках, в экономике, иначе мы просто с обратной стороны подберёмся к экономике, огреем её палкой так, что она уже не встанет. Нужно быть очень аккуратными, не разваливать макроэкономический фундамент, на котором в целом достаточно устойчиво, несмотря на все внешние риски и сложности, стоит наша экономика.

Тем не менее и Правительство, и Краткая справка Банк России (Центробанк) Банк России постоянно думают над тем, как в отдельных отраслях экономики создать наиболее благоприятные условия для такого фундаментального вида деятельности, как кредитование. Это одно только из направлений. Их там много, инструменты вам тоже всем хорошо известны – это поддержка экспорта, поддержка предпринимателей, которые начинают свою работу, и так далее. Целый большой инструментарий, и на это выделяются конкретные большие ресурсы. Всё это тоже должно иметь определённые ограничения, потому что просто так увеличивать денежную массу бесконечно и бесконтрольно очень опасно. Это может, как я уже сказал, привести к таким эффектам, которые на первый взгляд и не видны, но они обязательно наступят, если мы будем действовать неаккуратно.

Один из этих инструментов Вы уже упомянули – это снижение объёмов резервирования. Да, действительно ресурсы высвобождаются. Председатель Центрального банка здесь находится, давайте к ней обратимся тоже с просьбой, чтобы эти средства действительно направлялись в реальную экономику, в том числе и в малый и средний бизнес. Я понимаю, что здесь директивных указаний, наверное, будет недостаточно, да и неправильно это – давать директивные указания конкретным участникам финансового рынка, но тем не менее надо как–то выстроить эту систему. Если уж у них высвобождаются средства, то они должны быть использованы.

Кстати говоря, это не только наши проблемы, когда в определённых экономических ситуациях банки придерживают кредитование и оно не растёт так, как бы хотелось. Это связано с рисками, целый набор этих рисков банки должны оценить. Это и в других странах так. Возьмите кризис 2008–2009 годов: в некоторых парламентах западноевропейских стран обсуждались отдельно вопросы, как повлиять на банки, чтобы они давали деньги в реальную экономику. В парламентах вопросы ставили! Всё то же самое, ничего здесь нового нет. Но инструменты, конечно, должны быть найдены.

Давайте мы попросим Председателя Центрального банка, она мне потом доложит тоже о том, как идёт эта работа, как высвобождающиеся средства направляются в реальный сектор экономики, в том числе в малый и средний бизнес.

Кстати говоря, не вижу здесь ничего необычного, действительно, особенно это касается банков с госучастием. Мы же оцениваем деятельность регионов и выставляем оценки регионалам и региональным командам. И у банков с госучастием тоже можем вполне посмотреть, сколько они и в какие секторы экономики направляют своих ресурсов: только «Роснефти» и « Краткая справка Газпром Газпрому» дают или они работают с большим кругом клиентов, в том числе с малым и средним бизнесом. И в зависимости от этого оценивать их работу, в том числе это касается и премиальных. Через представителей государства в советах директоров, конечно, можно всё это сделать. Не вижу здесь ничего необычного, вполне возможно.

Теперь что касается контрольных и надзорных органов и их деятельности. Мы с юмором некоторые вещи воспринимали, о которых Александр Сергеевич говорил, но в принципе правильно, я тоже с этим согласен. Конечно, планы, наверное, какие–то существуют, сколько они должны «наколотить» этих штрафов, но не в этом смысл, смысл не фискальный в данном случае. Смысл в том, чтобы создать нормальные условия экономической деятельности. И конечно, оградить потребителя от злоупотреблений неправильно работающих предпринимательских структур. Это касается прежде всего здоровья населения, предоставления различных услуг и так далее.

Но я с Александром Сергеевичем полностью согласен: нужно наладить именно такой стиль работы, даже не просто стиль – должны быть такие нормы. И спасибо Вам, без всяких шуток, без всякой иронии, за то, что Вы напомнили эту практику, обязательно поговорим с коллегами на эту тему: действительно, предупреждение, а потом штраф – это правильно. В огромном море законодательных актов и в ещё большем океане подзаконных актов трудно разобраться даже самим проверяющим иногда, поэтому ничего запредельного нет в этом предложении.

Теперь что касается налога на имущество по кадастровой стоимости. Действительно, льготы предусмотрены законом, льготы должны вводиться регионами Российской Федерации, и такие льготы вводятся. Вы упомянули Москву, мэр здесь находится – они от 300 [квадратных] метров ввели, но в некоторых регионах – от 100, в принципе, от 100 до 300.

Во–первых, проблемы сохраняются с этим, я согласен. Во–вторых, есть проблемы, которые связаны с тем, что во многих регионах вообще никаких льгот не вводится. Можно подумать, конечно, о какой–то усреднённой норме, это, наверное, не так просто будет придумать, но подумать на этот счёт нужно и можно в качестве методической рекомендации на первом этапе такие решения предложить.

По патентам и «одному окну» – понятно, я много раз на этот счёт говорил, повторяться не буду, абсолютно согласен. И по поводу участия «ОПОРЫ России» в определении инвестклимата вместе с АСИ: конечно, нужно коллег привлечь. Кому, как не вам, это оценивать?

И хочу вернуться к проверочным мероприятиям. Полностью поддерживаю Александра Сергеевича по поводу того, что все жалобы, в том числе в интернете, конечно, должны быть индивидуальными. Это касается не только жалоб в области работы малого и среднего бизнеса. Вообще в целом, конечно, в интернете легко прятаться, хамить, обзываться и при этом заявлять свою какую–то крайнюю позицию. При этом ещё неизвестно, кто это делает. Но если у человека есть какая–то позиция, есть какие–то претензии – пусть он скажет, назовёт себя. Иначе это не претензия и не жалоба, это анонимка, и здесь только один проверяющий хорошо работал – Лаврентий Павлович Берия, с анонимками.

На экономическом направлении успех нам всем очень нужен, от него зависит всё остальное в жизни нашей страны: и решение социальных проблем, и внутриполитических, и наше позиционирование на международной арене.

Теперь по поводу налогового стимулирования – от оборота или от выручки. Мы действительно увеличили сумму оборота с 60 до 120 миллионов рублей. Можно ли учитывать при переходе на упрощёнку какой–то предел по выручке? Этот вопрос, насколько я понимаю, рассматривался в Правительстве, и решение принято не было по нескольким соображениям. Потому что, во–первых, есть опасность дробления, и, может быть, в этом случае удастся сократить только количество этих дроблений. Второе, что самое главное, – могут понести ущерб региональные бюджеты, потому что могут возникнуть выпадающие доходы.

Тем не менее эта тема не закрыта. Давайте мы подумаем и вместе с вами ещё раз посоветуемся, с привлечением, конечно, руководителей регионов Российской Федерации.

Спасибо.

А.Калинин: Спасибо, Владимир Владимирович.

Вы в своём Послании Федеральному Собранию затронули очень важную тему по декриминализации предпринимательской деятельности и привели известные теперь всей стране цифры: 200 тысяч уголовных дел было возбуждено в 2014 году в отношении предпринимателей, и только 30 процентов закончились обвинительным вердиктом, порядка 80 процентов предпринимателей потеряли при этом бизнес.

Я бы хотел по этой очень важной теме, которая беспокоит, действительно, предпринимателей всей страны, предоставить слово первому вице-президенту «ОПОРЫ России» Владиславу Корочкину.

В.Корочкин: Добрый день, Владимир Владимирович!

Да, действительно, вчера на круглых столах в обсуждении с предпринимателями оказалось, что эта тема волнует очень многих. И более того, можно сказать, что та излишняя криминализация практически любых хозяйственных рисков, которая у нас сегодня есть в Уголовном кодексе, стоит барьером для многих для начала своего дела. Они просто боятся случайно, непреднамеренно попасть под уголовное преследование. В связи с этим хочу обратить внимание на исполнение Вашего поручения по декриминализации этих самых деяний в сфере предпринимательства.

К сожалению, процесс перевода статей из Уголовного в Административный кодекс с принятием решения о том, что в области экономических преступлений нарушение определённого уровня только в случае повторного деяния считается преступлением, сегодня идёт ни шатко ни валко, к сожалению, он где–то зависает постоянно.

И одно из таких направлений декриминализации, как было уже обозначено раньше, – это увеличение порогов ущерба для отнесения деяний к совершённым в крупном и особо крупном размере. Увеличение этого порога, как предлагается, в полтора раза проблему не решает. Сегодня, когда огромное количество возбуждённых уголовных дел по первой части 159-й статьи, по общей части, получается, что ущерб в 250 тысяч рублей – это уже достаточно крупное уголовное преступление. При этом оно практически всегда, даже если совершено случайно, совершается группой лиц (это отягчающие обстоятельства): это директор, главный бухгалтер и, скорее всего, ещё водители или секретарь директора. В связи с этим мы просили бы рассмотреть возможность всё–таки увеличения этого порога кратно или хотя бы раз в пять.

Ещё одна проблема, которая тоже достаточно больна для многих предпринимателей, – это нарушение презумпции невиновности при комментариях представителей контрольных и правоохранительных органов в СМИ. Мы наблюдаем случаи, когда такой комментарий вызывает разрушение бизнеса. Поэтому мы бы просили запретить подобные комментарии до решения судов и ввести какую–то ответственность для тех, кто такие комментарии всё–таки делает.

И ещё такой важный момент, мне кажется, который наглядно продемонстрировал бы, что предпринимательство у нас в стране действительно является фундаментальной консервативной ценностью, – это удаление из Уголовного кодекса 171-й статьи: «Незаконное предпринимательство». Потому что гарантированное Конституцией право одновременно является уголовно преследуемым – как–то не совсем логично. Это бы явилось для многих ярким и чётким сигналом, что предпринимательство – это то, что сегодня стране действительно необходимо. Спасибо.

Все жалобы, в том числе в интернете, должны быть индивидуальными. Если у человека есть какие–то претензии – пусть он назовёт себя, иначе это не претензия и не жалоба, это анонимка.

В.Путин: Давайте начнём с того, чем Вы закончили. Конституция действительно провозглашает право заниматься предпринимательской деятельностью и целый набор свобод. А уголовный закон говорит о незаконном предпринимательстве. Закон не говорит о том, что всё предпринимательство незаконно. Уголовному преследованию подлежит незаконное предпринимательство.

Давайте с этим разберёмся, на этот вопрос у меня пока нет ответа. Потому что, если мы говорим о незаконном предпринимательстве, а вас здесь что–то беспокоит…

В.Корочкин: Статьи.

В.Путин: Конечно, статьи, но нужно понять юридическую технику, как это прописано. Ведь смысл этого закона – оградить всех присутствующих в этом зале от недобросовестной конкуренции. Если этот закон действует в обратную сторону и мешает предпринимательской деятельности, давайте тогда посмотрим на это. Я готов, считаю, что Вы правы, нужно посмотреть внимательно. Но в целом этот закон направлен на то, чтобы помочь тем законопослушным людям, работающим в сфере бизнеса, которые ничего не нарушают. Потому что всякая подпольная деятельность наносит ущерб тем, кто работает в рамках закона. Так что с этой точки зрения нужно будет оценить. Это первое.

Теперь по поводу увеличения порогов ущерба при отнесении к тяжёлым и особо тяжким преступлениям. 250 тысяч – надо посмотреть, что это за такая цифра. Если это в особо крупном размере – конечно, это ерунда. Надо просто взглянуть, что в законе написано, я по этим пороговым величинам не помню. Вы сказали, [увеличить] в пять раз – миллион 250…

В.Корочкин: Там просто общая [норма] для всех получается: и для физического лица, и для экономического субъекта.

В.Путин: Да, конечно, нужно дифференцировать, и если речь идёт о каком–то особо крупном размере, – конечно, это не 250 тысяч. Конечно, можно раз в пять увеличить, надо только внимательно с этим разобраться, что к чему, какие суммы к чему относятся, и вполне эти пороги можно увеличить. Здесь я полностью с Вами согласен. Прошу коллег подумать на эту тему.

А.Калинин: Спасибо, Владимир Владимирович, за комментарий. Мы верим в то, что малый и средний бизнес, если ему целенаправленно создавать…

В.Путин: Извините, пожалуйста. Ещё по поводу комментариев до решения судов. Это абсолютно правильно. В принципе это уже незаконно, любые комментарии до решения суда незаконны, потому что до решения суда человек считается невиновным. В законе и так это всё должно быть прописано, и прописано наверняка, нужно посмотреть на практику. Я поговорю обязательно с коллегами.

В.Корочкин: Нет санкций для тех, кто всё–таки нарушает.

В.Путин: То санкции надо убрать, то надо увеличить – вот и пойми вас. Посмотрим, но постановка вопроса правильная абсолютно. Давайте посмотрим, как с этим бороться.

А.Калинин: Владимир Владимирович, мы верим, что малый и средний бизнес может быстро перезагрузиться и продемонстрировать экономический рост, если целенаправленно заниматься такими ёмкими, глобальными рынками сбыта. И один из таких рынков (и сегодня уникальная ситуация) – это, конечно, российский экспорт.

Я вырос в маленьком городе, там 20 тысяч человек, но у нас было два предприятия: одно продавало экономайзеры в 50 стран мира, а другое – камни для часов в 80 стран мира. Была очень хорошая система, «Внешторг» называлась в своё время. Я бы хотел эту тему передать Андрею Коркунову (он действительно создал конфеты, которые экспортируются во многие страны мира), чтобы он задал вопросы именно в этой сфере деятельности.

А.Коркунов: Уважаемый Владимир Владимирович, имея опыт производства и продажи на экспорт продукции, я сегодня с уверенностью могу сказать, что достаточно большое количество малых и средних предприятий способны производить конкурентоспособную продукцию и отправлять её за рубеж, но необходима помощь.

Сегодня достаточно много делается для поддержки экспорта. Создан Российский экспортный центр, ЭКСАР туда входит, Росэксимбанк. Я знаю, что в рамках деятельности АСИ разрабатывается «дорожная карта» для поддержки экспорта. Но это всё больше сегодня ориентировано на поддержку крупных предприятий и средних, а небольшим предприятиям необходима помощь.

Что мы в этой связи предлагаем? Всю инфраструктуру поддержки российского экспорта консолидировать под Российский экспортный центр, в том числе включить туда региональные экспортные центры, которые были созданы ранее в рамках поддержки МСП. Это позволит, во–первых, повысить финансовую доступность для поддержки экспорта; получить информацию о проведении каких–то ярмарок, выставок; участвовать российским предприятиям малого бизнеса в организации совместных стендов под брендом «Сделано в России», поскольку это позволяет повысить привлекательность этих стендов и снизить определённые издержки; позволит снизить какие–то барьеры, при преодолении которых выходишь на импортные рынки.

Каждая страна – свои правила, для малого предприятия изучить их достаточно сложно, и здесь необходима, конечно, консультация и помощь. Я сам имею большой опыт участия в международных выставках, знаю, насколько это сложно, знаю, что если не знаешь правил игры, как проводить выставку, ты понесёшь достаточно большие финансовые издержки, что может навсегда у малого предприятия отбить охоту участвовать в международных выставках.

В связи с этим мы также предлагаем активизировать деятельность наших торговых представительств за рубежом, чтобы они оказывали помощь нашим предпринимателям в продвижении российских товаров на зарубежных рынках. И если сегодня говорим, что давайте оценивать банки с государственным участием по количеству выданных кредитов малому бизнесу, то давайте наши зарубежные торговые представительства оценим по количеству визиток предпринимателей, которым они дали консультации, оказали помощь в продвижении российских товаров.

За последнее время достаточно много технологий было ввезено в Россию, в том числе и субъектами малого бизнеса, которые позволяют делать, я ещё раз повторюсь, конкурентоспособную продукцию и выходить с ней на зарубежные рынки, но для этого нужна помощь.

В.Путин: Андрей Николаевич, у нас создан центр, Вы сейчас упомянули уже об этом, – создан центр поддержки экспорта. Конечно, нужно, чтобы он был единым, поддерживал и малый, и средний бизнес. Здесь проблем, по–моему, нет. Надо только организовать эту работу соответствующим образом.

А.Коркунов: Нужно подключить региональные структуры, которые работают с малым и средним бизнесом в регионах.

В.Путин: Да, так, чтобы они имели доступ к этому центру.

А.Коркунов: Да.

В.Путин: Давайте. Коллега слышит, Министр экономического развития здесь находится. Правильное предложение, мы проработаем.

По поводу торговых представительств: у них и так есть это поручение. Они должны поддерживать весь российский бизнес – и крупный, и малый, и средний. Как оценить эту работу? По количеству визиток, мне кажется, оценить невозможно. Они вам знаете, сколько визиток напечатают, – грузовиками будут возить. Поэтому нужны какие–то другие критерии, но они нужны, это правда. Нужно подумать. Торгпредства находятся тоже в ведении Министерства экономического развития сегодня, Алексей Валентинович [Улюкаев] слышит это. Продумайте, пожалуйста, потом Ваши предложения сформулируйте. Спасибо.

А.Калинин: Уважаемый Владимир Владимирович, спасибо Вам за то, что Вы нашли в своём графике время и посетили наш форум.

В.Путин: Выгоняет меня.

А.Калинин: Нет, если Вы останетесь с нами, будем только рады, конечно.

В.Путин: Спасибо вам большое. Я смотрю, здесь большое количество коллег моих из Правительства. Непонятно, кто в Давос поехал на лыжах кататься. С большим желанием раньше ездили, теперь не ездят. Видимо, денег не хватает на билеты.

А.Калинин: Экономят.

В.Путин: Экономят. Это хорошо, дома надо работать.

А я хочу пожелать вам, уже совершенно серьёзно, успехов. Хочу пожелать вам преодолеть те сложности, которые сегодня есть, и воспользоваться теми преимуществами, которые сегодня возникают.

Всего хорошего в новом году наступившем.

Россия. ЦФО > Приватизация, инвестиции > kremlin.ru, 20 января 2016 > № 1618620 Александр Калинин


Китай > Приватизация, инвестиции > russian.china.org.cn, 20 января 2016 > № 1617664

В декабре 2015 года приток прямых зарубежных инвестиций в Китай снизился на 5,8 проц. по сравнению с аналогичным месяцем предыдущего года. Таковы данные, опубликованные в среду Министерством коммерции КНР.

В прошлом месяце объем прямых иноинвестиций в китайскую экономику составил 77,02 млрд юаней /12,23 млрд долл США/, сообщил официальный представитель Министерства коммерции Шэнь Даньян на пресс-конференции. -

Китай > Приватизация, инвестиции > russian.china.org.cn, 20 января 2016 > № 1617664


Россия > Приватизация, инвестиции > fishnews.ru, 15 января 2016 > № 1621663

Президент: Результаты контроля исполнения законов должны быть открытыми

На заседании наблюдательного совета АСИ глава государства Владимир Путин в очередной раз отметил важность свободы предпринимательства. Гендиректор агентства Андрей Никитин сообщил, что в этом году будет запущена электронная система контроля над изменениями инвестклимата в регионах.

«Дорожные карты» «Национальной предпринимательской инициативы» в 2015 г. в целом были выполнены, серьезно изменилась законодательная база, заявил президент Владимир Путин на заседании наблюдательного совета Агентства стратегических инициатив.

По словам главы государства, объективным механизмом оценки правоприменения на местах по поддержке бизнеса стал Национальный рейтинг инвестиционного климата (оценивает усилия региональных властей по созданию благоприятных условий для предпринимательства).

«Важно, что вы организовали контроль со стороны предпринимателей за качеством исполнения принимаемых нормативных актов, прежде всего на уровне регионов и муниципалитетов», – отметил президент успехи АСИ.

Как сообщили Fishnews в пресс-службе Кремля, Владимир Путин подчеркнул, что результаты таких проверок должны быть открытыми для всего общества. По мнению главы государства, это будет помогать в улучшении делового климата и станет действенным антикоррупционным механизмом.

Президент обратил внимание на то, что «важнейшее условие динамичного развития страны – это, конечно, расширение свободы ведения бизнеса, свободы предпринимательства». «Хочу еще раз повторить: многие барьеры в федеральном законодательстве сняты. И сейчас принципиально важно обеспечить грамотное применение принятых уже решений, норм, и прежде всего, конечно, на местах, распространить на всю страну лучшие практики [работы] с предпринимателями», – сказал Владимир Путин.

Генеральный директор Агентства стратегических инициатив Андрей Никитин сообщил, что в этом году будет запущена электронная система онлайн-образования и контроля над изменениями инвестклимата. «Все «дорожные карты» регионов, по которым они собираются сокращать свои административные барьеры, будут загружены в эту электронную систему, и можно будет не раз в год, а ежедневно видеть, как какой регион снимает свои административные барьеры», – рассказал руководитель АСИ.

Россия > Приватизация, инвестиции > fishnews.ru, 15 января 2016 > № 1621663


Китай > Приватизация, инвестиции > russian.china.org.cn, 15 января 2016 > № 1611347

Несмотря на замедление темпов экономического роста в 2015 году в Китае отмечалось стабильное увеличение притока прямых зарубежных инвестиций.

В прошлом году объем фактически освоенных в Китае прямых зарубежных инвестиций /за минусом инвестиций в финансовый сектор страны/ вырос на 6,4 проц. по сравнению с 2014 годом, составив 126,27 млрд долл США, сообщило в четверг Министерство коммерции КНР.

В 2015 году продолжился бурный рост притока прямых иноинвестиций в китайскую индустрию услуг, на долю которой пришлось 61,1 проц. от общего объема фактически освоенных в стране иноинвестиций.

В 2015 году объем фактически освоенных иноинвестиций в секторе обрабатывающей промышленности Китая составил 39,54 млрд долл США или 31,4 проц. от общего объема фактически освоенных зарубежных инвестиций. В частности, приток иноинвестиций в обрабатывающую промышленность с применением высоких технологий достиг 9,41 млрд долл США при увеличении на 9,5 проц. по сравнению с предыдущим годом.

Министерство коммерции назвало причинами роста притока прямых иноинвестиций в страну реформирование системы рассмотрения и утверждения заявок на проекты с участием иноинвестиций и ускорение строительства зон свободной торговли.

В первые три квартала 2015 года экономический рост в Китае составил 6,9 проц., став самым низким за период со второго квартала 2009 года.

Китай > Приватизация, инвестиции > russian.china.org.cn, 15 января 2016 > № 1611347


Россия > Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 13 января 2016 > № 1610024 Игорь Юргенс

Юргенс: «Лучшие времена для приватизации наступят тогда, когда мы не будем воевать с Западом»

Надежда на приватизацию: Минфин может выручить триллион рублей за два года. Об этом сообщил Антон Силуанов на Гайдаровском форуме. Каких активов хватит для того, чтобы за два года собрать триллион, решатся ли власти на приватизацию? Мнением с Business FM поделился вице-президент РСПП

Минфин рассчитывает получить от приватизации триллион рублей за два года, заявил министр финансов России Антон Силуанов на Гайдаровском форуме в Москве. За счет продажи каких именно пакетов планируется получить деньги, министр не уточнил.

В декабре президент Владимир Путин во время большой пресс-конференции не исключил, что в 2016 году правительство пойдет на приватизацию пакетов акций «Роснефти» и «Аэрофлота». О том, что продажа активов нефтяного гиганта все еще стоит в повестке, заявил сегодня, 13 января, замминистра финансов РФ Алексей Моисеев. Хотя по данным Росимущества, в планах на 2016 год есть лишь приватизация пакета акций «Совкомфлота». Алексей Улюкаев на Гайдаровском форуме также вновь заговорил о приватизации Сбербанка и ВТБ.

Каких активов хватит для того, чтобы за два года собрать триллион рублей, и решатся ли власти на приватизацию или вновь будут услышаны те, кто говорят, что на падающем рынке продавать глупо? Эти вопросы Business FM задала вице-президенту Российского союза промышленников и предпринимателей Игорю Юргенсу. С ним беседовала Людмила Шаулина.

Юргенс: Сейчас при бочке за 30 долларов, наверное, обстановка так накалилась с бюджетом, что будет выигрывать та группа, которая выступает за приватизацию. В этом случае я не могу исключить того, что и «Роснефть», и какая-то часть «Газпрома», и «Аэрофлота», и других «голубых фишек» может быть продана, и тогда триллион можно набрать.

К какой группе, по вашему мнению, стоило бы прислушаться?

Юргенс: Этот вопрос зависит от стратегии, от того, как страна хочет развиваться. Она хочет развиваться как мобилизационная экономика, центрально планируемая, где все решается из центра, или как рыночная? Если как рыночная, надо прислушиваться к той группе, которая говорит, что надо приватизировать, потому что, во-первых, это повысит эффективность управления самими этими активами, а во-вторых, это даст значительный приток денег в бюджет. Но если стратегия не определена — а она сегодня в выступлениях Медведева не прозвучала — мне лично не понятно, надо приватизировать или наоборот придерживать и дисциплинарными методами повышать эффективность работы государственных монополий.

В ходе дискуссии на эту тему возник санкционный вопрос, помешают ли санкции приватизации госактивов или нет. Какова ваша точка зрения?

Юргенс: Конечно, санкции усложнят вопрос приватизации этих пакетов, потому что самые лакомые клиенты на такие пакеты пришли бы из-за рубежа. Даже в том трудном положении, в котором находится сейчас British Petroleum в силу целого ряда обстоятельств, если бы кто-то приватизировал пакет «Роснефти», ВР купила бы дороже и выгоднее для нашего бюджета, чем тот же «Лукойл» или еще какой-нибудь претендент на этот пакет. Поэтому санкции делают нашу жизнь в этом смысле сложнее, но отечественные или действующие через отечественных иностранные прямые и непрямые инвесторы все равно готовы были бы участвовать в этой приватизации, которая из-за санкций будет более сложной, чем без них.

В текущей ситуации можно потерять деньги, если продавать активы? Или можно дождаться лучших времен?

Юргенс: Лучшие времена наступят тогда, когда минский процесс и сирийский кризис заставят нас сотрудничать, а не воевать с Западом напрямую или через украинцев. Тогда наступят эти лучшие времена, западный бизнес ждет этого, причем ждет с симпатией к тому, что из себя представляет российская экономика. Люди готовы вкладывать, готовы здесь работать, знают, как это было до санкций. Поэтому эти два вопроса решить — Украину и Сирию, из окружения вражеского выйти, немножко снизить риторику, и можно начать развиваться вместе с остальным миром.

Глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев, дав интервью каналу «Россия 24», в рамках Гайдаровского форума также заявил о том, что готовится стрессовый сценарий из расчета цены на нефть 25 долларов за баррель. Курс доллара в этом сценарии — 80 рублей и даже выше. Однако, по словам министра, базовый прогноз — 63 рубля за доллар. Пересматривать бюджет на 2016 год в условиях волатильности преждевременно, добавил Улюкаев.

Россия > Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 13 января 2016 > № 1610024 Игорь Юргенс


Казахстан > Приватизация, инвестиции > camonitor.com, 13 января 2016 > № 1607981

Станет ли приватизация пинком для казахстанской экономики?

Автор: Серикжан Адилов

Вторая волна приватизации так и не стала цунами вроде того, который бушевал на экономических просторах молодого государства в начале 1990-х. Несмотря на обнадеживающие реляции чиновников, процесс разгосударствления приобрел вялотекущий характер и пока больше напоминает игру в пинг-понг, навевающую тоску.

В конце прошлого года правительство сделало очередную подачу, заявив о намерении избавиться от 65 предприятий. Но нет никакой уверенности в том, что на этот раз она приведет к победе.

Еще в январе 2014-го глава государства в ежегодном послании народу поручил провести анализ всех компаний с государственным участием и определить перечень предприятий, подлежащих передаче в частный сектор.

Спустя три месяца правительство в рамках Комплексного плана приватизации на 2014-2016 годы утвердило список потенциальных «отщепенцев» и стало потирать руки в ожидании того, как госактивы начнут уходить в руки частников со скоростью продажи горячих пирожков в базарный день. Но не случилось. За все это время государству не удалось сбыть в конкурентную среду даже половину компаний, включенных в список.

Помнится, как вице-министр национальной экономики Марат Кусаинов расписывал, что «приватизация даст мощный импульс развитию предпринимательства, так как у частного сектора появится большое количество объектов и направлений бизнеса, которые раньше были закреплены за государством».

Но то ли государственные мужи настолько перемудрили с реализацией затеи, что бизнес до сих пор не может разгадать конгениальность совершаемых ими ходов, то ли задуманной приватизации не благоволят ни время, ни обстоятельства, то ли предпринимателям просто пытаются «впарить туфту», завернув ее в красивый фантик… Как бы то ни было, результаты далеки от того, на что рассчитывало правительство.

Например, в 2014-м планировалось отдать в частные руки 64 объекта квазигосударственного сектора, в реальности же «крышу» сменила только 21 компания. Итоги прошлого года аналогичны – из 22-х запланированных к реализации активов в конкурентную среду ушли только 9. А дальнейшие перспективы еще более туманны.

Вряд ли стоит надеяться на всплеск активности в ближайшее время, даже с учетом того, что, как утверждают эксперты, «в связи с кризисом рыночная цена объектов приватизации сейчас сильно понизилась». В связи с кризисом у бизнеса возникло столько проблем, что ему сейчас не до расширения – свести бы концы с концами в уже имеющихся обстоятельствах. Правда, если речь не будет идти о реально бросовой цене за то, чем пока еще владеет государство. Впрочем, это маловероятно.

Ведь, как неоднократно говорилось, во главу угла чиновники ставят извлечение максимальной прибыли из процесса приватизации - с тем, чтобы направить полученные средства на реализацию инфраструктурных проектов.

Не добавляет привлекательности программе и отсутствие заветных точек над i. Многочисленные семинары и конференции предельно ясно демонстрируют подозрения предпринимателей в том, что «с помощью приватизации государство избавляется от того, что приносит убытки». Кроме того, негативное влияние оказывает и наличие огромного количества «белых пятен» в этой истории. Возьмем банальный пример.

Приобретая актив, предприниматель даже не курсе того, какие метаморфозы произойдут с условиями аренды здания, занимаемого им после смены собственника, не говоря уже о перспективах получения госзаказов, за счет которых и выживали многие госпредприятия. То есть в предлагаемом чиновниками уравнении неизвестно главное – включен ли в цену хвост при покупке коровы?

Впрочем, в отличие от наблюдателей, эксперты настроены более оптимистично – они считают вторую волну приватизации госактивов не только оправданным шагом, но и инструментом, способным открыть нашей экономике дверь в лучшее завтра. Об этом мы и попросили рассказать старшего преподавателя кафедры «Финансы» экономического факультета ЕНУ им Л.Н.Гумилева, кандидата экономических наук Сапарбая Жубаева.

- Сапарбай Дусжанович, насколько, на ваш взгляд, целесообразная проводимая сегодня приватизация оставшихся в госсобственности активов? Каковы ее первопричины? Неужели государство оказалось настолько плохим управленцем, что единственным выходом стала передача госкомпаний в рыночную среду?

- Хотя мы констатируем факт превалирования рыночной экономики, в Казахстане, к сожалению, в значительной мере остались методы административно - централизованного управления экономикой, присущие социалистической плановой системе хозяйствования.

В структуре казахстанского ВВП около 40 процентов занимают предприятия государственной собственности, в основном компании, входящие в структуру холдингов «Самрук-Казына», «Байтерек» и т.д. Тогда как в развитых экономиках доля государственных предприятий не превышает 5-10 процентов.

В то же время иностранные инвестиции из развитых стран и современные технологии возможно привлечь только в частные компании. Передовые ТНК практически не инвестируют в государственные предприятия. Причины ясны. Во-первых, государство - действительно очень плохой предприниматель.

Во-вторых, руководство и менеджмент госпредприятий думают преимущественно или даже исключительно о личном благополучии.

Поэтому приватизация госпредприятий необходима. И мы об этом постоянно говорим на протяжении уже 12 лет, начиная с 2003-го, когда впервые была принята программа индустриально-инновационного развития Казахстана на 2003-2015 годы. Но воз, как говорится, и ныне там. В некоторых моментах даже сделаны шаги назад. Например, это касается увеличения доли Казахстана в кашаганском проекте. По сути, в землю было зарыто около трех миллиардов долларов государственных средств.

- В этой связи возникает другой вопрос: насколько эффективно проходит процесс приватизации, и чего ждать нашей экономике в конце этого пути? Уже высказываются мнения об ошибочности продажи госактивов: мол, бюджет получит крупную сумму, но разово, а с учетом льгот, преференций, упрощенного режима делать ставку на налоговые поступления – ошибка.

К тому же государство получает в нагрузку комплекс проблем, которых в большинстве случаев удавалось избегать, пока предприятия были в госсобственности - новые хозяева, как показывает практика, редко думают о внедрении новых технологий, о рациональном использовании природных ресурсов, об улучшении социального климата в трудовых коллективах. Неужели на самом деле все так пессимистично?

- Приватизация, проведенная в первые годы независимости, с 1992-го по 1998-й, принесла эффект. Она не только дала стране необходимые финансовые ресурсы в тяжелые годы становления рыночной экономики, но и позволила сэкономить бюджетные средства за счет сокращения расходов, направлявшихся на поддержку неэффективно функционирующих государственных компаний и предприятий. Эти сэкономленные суммы были направлены в социальную сферу – в здравоохранение, образование, на социальное страхование нуждающихся, в особенности пенсионеров.

О технологическом перевооружении приватизируемых предприятий нужно судить по факту их эффективности. Вопросы же социальной защиты работников предприятий государство должно решать иными способами, а не поддерживать неэффективные компании за счет государственных средств.

Ныне модные меморандумы о несокращении работников в трудные для предприятий времена - это социалистический метод хозяйствования, который мы уже давно оставили в прошлом. Между тем, как раз-таки действительная, открытая, с привлечением иностранных инвесторов приватизация даст ощутимый импульс экономическому развитию Казахстана в период комплексного экономического кризиса в странах ЕАЭС.

Приватизация госсобственности, а не только предприятий, позволит пополнить наш бюджет, а также сэкономить его расходную часть, идущую сейчас на поддержку многочисленного бюрократического аппарата, который вполне можно заменить ассоциациями, НПО и обществами самофинансирования.

Кроме того, это даст возможность диверсифицировать отечественную экономику на пути вхождения Казахстана в ОЭСР – Организацию экономического сотрудничества и развития, объединяющую 34 развитые страны мира. Судьба дает нам шанс стать 35-м членом ОЭСР, и мы должны им воспользоваться. Тогда можно будет говорить о казахстанской мечте!

Казахстан > Приватизация, инвестиции > camonitor.com, 13 января 2016 > № 1607981


Япония. СКФО > Приватизация, инвестиции > ria.ru, 3 января 2016 > № 1605558 Юсуп Умавов

Экономика Дагестана в последние годы значительно растет: об этом в первую очередь говорит развитие инвестиционного климата в республике в условиях кризиса. О сотрудничестве с иностранными инвесторами, перевооружении предприятий в условиях импортозамещения, возрождении военной авиации и других масштабных проектах в интервью корреспонденту РИА Новости Гуле Алиевой рассказал министр промышленности, торговли и инвестиций Дагестана Юсуп Умавов.

— Как вы оцениваете инвестиционные перспективы региона?

— Лучшим показателем состояния инвестиционного климата в республике является прирост инвестиций в основной капитал в условиях кризиса и реализация двух десятков инвестиционных проектов в 2013-2015 годах. В целях повышения инвестиционной привлекательности Дагестана в декабре 2013 года утверждена инвестиционная стратегия республики до 2025 года. Мы планируем совершенствовать систему управления инвестиционной деятельности, реформировать региональное инвестиционное законодательство, улучшить кадровое обеспечение, обеспечить информационную поддержку инвестиционного процесса и многое другое.

Изучив лучшие практики в области государственно-частного партнерства Санкт-Петербурга и Татарстана, полагаем целесообразным применить практику данных регионов в развитии муниципально-частного партнерства в Дагестане. Сегодня деятельность правительства республики направлена на развитие и расширение внешнеэкономических связей, выстраивание позитивного внешнего имиджа Дагестана как надежного партнера с целью продвижения интересов республики на внешних рынках.

В 2014 году внешнеторговый оборот Дагестана составил 603,12 миллиона долларов, в том числе экспорт — 50,01 миллиона долларов, импорт — 553,11 миллиона долларов. С января по сентябрь этого года внешнеторговый оборот составил почти 240 миллионов долларов, импорт — 203 миллиона, а экспорт — почти 36 миллионов долларов. Несмотря на то, что объемы внешней торговли по сравнению с предыдущим годом сократились, наметилась положительная тенденция увеличения экспорта продукции и, соответственно, уменьшение отрицательного сальдо внешнеторгового оборота.

— Как осуществляется экономическое сотрудничество с другими регионами и странами?

— Министерством проводится работа по активной поддержке предприятий-экспортеров республики, развитию торгово-экономических связей с регионами России и иностранными партнерами, оказанию содействия местным товаропроизводителям в выходе на межрегиональные и внешние рынки.

Для создания благоприятных условий развития внешнеэкономических связей подписано соглашение между республикой Дагестан и министерством экономического развития РФ, в рамках которого торгпредства России оказывают помощь в поиске иностранных партнеров дагестанским предприятиям и проводят исследования рынков. Получены материалы о маркетинговых исследованиях рынков от торгпредств России 14 государств (Венгрии, Испании, Индии, Великобритании, Болгарии, Турции, Кореи, Китая, Франции, Италии, Японии, Германии, Беларуси, Казахстана). Материалы и предложения торгпредств направляются предприятиям для принятия соответствующих управленческих решений.

В течение года мы проводили встречи по межрегиональному сотрудничеству с иранскими, индийскими, китайскими, японскими, турецкими делегациями. В рамках этих встреч обсуждались вопросы заинтересованности инвесторов в установлении сотрудничества и создания совместных производств на территории республики Дагестан. Им также была представлена презентация инвестиционного, туристско-рекреационного и топливно-энергетического потенциала Республики Дагестан. Так, в период пребывания японской делегации в Дагестане подписано соглашение между дагестанским предприятием "Дагестанэнерго" и японской компанией о создании совместного предприятия по производству топлива нового поколения.

В Дагестане все еще реализуются инвестиционные проекты с участием турецких компаний (это ЗАО "Нергиз Дагестан" — строительство текстильного производства, ЗАО "Алмар-Каспиан" — производство металлических конструкций, ООО "Агро-Мир" — строительство тепличного комплекса по выращиванию огурцов и томатов). В октябре турецкая делегация посетила завод листового стекла в Махачкале и инвестиционную площадку для рассмотрения возможности строительства гостиничного комплекса.

— Какой на сегодняшний день у республики инвестпортфель? Расскажите о самых масштабных проектах.

— На сегодняшний день Дагестан обладает внушительным инвестиционным портфелем: реестр инвестиционных проектов включает 60 проектов на общую сумму 202 миллиарда рублей, реестр бизнес-идей включает 109 инвестиционных предложений на общую сумму инвестиций 205 миллиардов рублей. Из них в сфере промышленности — 40 на сумму 104 миллиарда рублей, в сфере туризма — 16 на сумму 68 миллиардов рублей, в сфере агропромышленного комплекса — 50, в сфере топливно-энергетического комплекса — 12, в сфере строительства — 17, в сфере инноваций — 6, в сфере народно-художественных промыслов — 3, в сфере торговли — 4, в социальной сфере — 3, в сфере транспорта — 5.

Республика приняла участие в конкурсе, проводимом Минпромторгом РФ, по созданию индустриальных парков и технопарков. Поступили предложения от ОАО "Буйнакский агрегатный завод" (Буйнакск) и от ООО "АИСТ" (Кизилюрт) на оказание помощи в создании индустриального парка, министерством оказывается методологическая и консультационная помощь в создании индустриального парка. Принята подпрограмма "Индустриальные парки" в составе госпрограммы РД "Развитие промышленности РД на 2015-2020 годы", в соответствии с которой сформирован план создания на территориях округов индустриальных парков на 2016-2017 годы. До 2020 года мы планируем открыть на территории республики 17 индустриальных парков. В настоящий период функционируют два индустриальных парка, один из которых "Тюбе" на 1 миллиард рублей.

В текущем году создано импортозамещающее производство в городе Каспийск — "Авиамеханический завод", филиал ОАО "Концерн КЭМЗ". Предприятие завершило работу по строительству в Каспийске нового производственного цеха по механообработке. Проектом уже создано 76 высокопроизводительных рабочих мест, всего предусмотрено создание около 500 новых рабочих мест. Запуск этого производства позволит уже в следующем году получить прирост объемов производства концерна "КЭМЗ" более чем на 2 миллиарда рублей.

— Какова судьба завода "Дагдизель", который во время кризиса и ухудшения отношений с Украиной, откуда поставлялись детали, имел большие проблемы?

— В связи со сложившейся ситуацией на Украине, властями которой введен полный запрет на поставку в Россию комплектующих оборонного назначения, выполнение контракта ОАО "Завод "Дагдизель" 2014 года в первоначально предполагавшемся объеме было сорвано. Завод успел получить только 20% комплектующих украинского производства от необходимого для выполнения контракта объемов. При этом, во избежание новых штрафных санкций, контракт с Минобороны России был перезаключен с обязательством поставить только укомплектованные изделия.

В то же время заводом в инициативном порядке проведена опытно-конструкторская работа по созданию инновационного изделия по основной номенклатуре предприятия, в котором обеспечен полный уход от поставок зарубежных комплектующих (в частности, из Украины и Киргизии).

Производство комплектующих деталей на новое изделие в полном объеме возможно локализовать на действующих предприятиях Дагестана, что позволит существенно загрузить ОАО "Завод "Дагдизель" и другие машиностроительные предприятия республики. Для освоения производства данного изделия концерном "МПО-Гидроприбор" (Санкт-Петербург), в состав которого входит ОАО "Завод "Дагдизель", разработан план-график импортозамещения, в соответствии с которым предполагается инвестирование средств в организацию производства необходимых комплектующих деталей, узлов и агрегатов.

В целях проведения коренной технологической модернизации ОАО "Завод "Дагдизель", в том числе для освоения серийного производства новых видов вооружения, по поручению заместителя председателя правительства РФ Дмитрия Рогозина разработана дорожная карта, предусматривающая в результате поставку предприятию оборудования на 1,9 миллиарда рублей взамен на эмиссию и передачу в государственную собственность соответствующего пакета акций.

Необходимые процедуры по эмиссии акций со стороны предприятия проведены в соответствии с дорожной картой. В связи с поздним разблокированием счетов из-за затяжки судебных решений и других вопросов, не зависящих от предприятия, а также принятием ОАО "Корпорация тактическое ракетное вооружение", в состав которой "Завод "Дагдизель" включен в марте 2015 года, решения о приобретении оборудования путем объявления тендеров, запланированное на этот год начало технологического перевооружения предприятия переносится на начало 2016 года.

Также необходимо отметить, что два инвестиционных проекта ОАО "Завод "Дагдизель", в том числе по разработке нового дизельного двигателя с непосредственным впрыском мощностью до 50 кВТ, вошли в перечень "якорных" и приоритетных инвестиционных проектов для реализации на территории СКФО, утвержденных министерством РФ по делам Северного Кавказа. По данным проектам предполагается оказание государственной поддержки на федеральном уровне.

— В наследство от Советского Союза республике достались многие военные предприятия. Можно ли ждать их возрождения, например, развивать военную авиацию?

— Технологический потенциал дагестанской промышленности в 90-е годы был существенно ослаблен. Это связано с системным кризисом, который охватил нашу страну, и в еще большей степени коснулся нашей республики в силу географического расположения в зоне конфликтов и концентрации в ней значительного количества оборонных предприятий. К сожалению, отдельные предприятия, в том числе и оборонные, были потеряны безвозвратно.

Однако, несмотря на это, дагестанские оборонные предприятия сохранили производственно-технические возможности, технологический потенциал в целом сохранен и остается относительно высоким.

Предприятия авиационной промышленности республики ОАО "Концерн КЭМЗ", "Авиаагрегат", "Буйнакский агрегатный завод" в настоящее время осваивают изделия по программе импортозамещения.

На ОАО "Концерн КЭМЗ" ведется работа по освоению десяти новых комплектующих изделий для боевой авиации, являющихся импортозамещающими. Начало серийного производства намечено на 2016 год, что в перспективе позволит концерну увеличить производство продукции до 2,5-3 миллиардов рублей.

Проведенная на предприятии масштабная технологическая модернизация, создание ряда новых участков и производств с современным оборудованием (механообработка, гальваника, пластмассовое литье), инновационного учебного центра для подготовки специалистов позволяет предприятию освоить указанную технику в намеченные сроки.

По трем видам изделий уже изготовлены серийные образцы, которые поставлены на технические испытания. После проведения испытаний возможна серийная поставка этих изделий на авиационные заводы, что уже в 2016 году даст увеличение годовых объемов на 600 миллионов рублей.

ОАО "Авиаагрегат" реализует в составе консорциума десяти российских предприятий и организаций (в т.ч. с московским КБ ООО "Современные авиационные технологии") инвестиционный проект по организации серийного производства учебно-тренировочного самолета СР-10 для нужд министерства обороны России. По данному проекту получено решение Минобороны РФ о постановке на производство. В настоящее время предприятие уже освоило серийное производство и выпускает часть комплектующих изделий для СР-10. На сегодняшний день предприятием изготовлено комплектующих для первого серийного образца самолета на сумму 6,5 миллиона рублей, до конца текущего года планируется изготовить еще на 46 миллионов рублей.

В соответствии с откорректированными планами Минобороны России, серийное производство самолета в количестве 16 штук предусмотрено в 2016 году.

Потенциал предприятия позволяет увеличить производство данной продукции до 2,5 миллиарда рублей.

На ОАО "Авиаагрегат" также идет освоение новых комплектующих по перечню объединенной авиастроительной корпорации (ОАК). Это позволит в ближайшие годы увеличить объемы производства на 830 миллионов рублей. Предприятие также сотрудничает с авиационным заводом в Комсомольске-на-Амуре по привлечению дополнительных заказов в течение нескольких лет на сумму около 1,5 миллиарда рублей. С начала года в рамках импортозамещения по указанному перечню произведено продукции на 97,8 миллиона рублей, до конца текущего года планируется произвести еще на 45 миллионов рублей.

ОАО "Буйнакский агрегатный завод" также в рамках импортозамещения получил дополнительные заказы на поставку изделий для военной и гражданской авиации.

Увеличение производства в России авиационной техники, которое уже происходит и будет происходить в ближайшие годы, позволяет рассчитывать на неплохие перспективы развития для оборонных предприятий республики.

— Что еще следует сделать, чтобы Дагестан стал более привлекательным для инвесторов?

— Для того чтобы увеличить инвестиционный климат Дагестана, в первую очередь необходимо вовлечь в инвестиционный процесс территориальные органы федеральной исполнительной власти, естественных монополий, а также органы местного самоуправления республики. В целях снятия административных барьеров при реализации инвестиционных проектов, необходимо сократить сроки всех процедур, с которыми инвестор сталкивается при реализации проекта — оформление земельных участков, регистрационные процедуры, подключение к сетям газо-, энерго-, тепло- и водоснабжения.

Кроме того, необходимо в республике хотя бы одно кредитное учреждение с головным офисом на территории Дагестана. Немаловажную роль в улучшении инвестиционного климата играет освещение в СМИ информации о созданных условиях для ведения бизнеса.

Япония. СКФО > Приватизация, инвестиции > ria.ru, 3 января 2016 > № 1605558 Юсуп Умавов


Китай > Приватизация, инвестиции > russian.china.org.cn, 3 января 2016 > № 1600203

В минувшем 2015 году договорная сумма привлеченных в Шанхай иноинвестиций достигла 58,9 млрд долл США при росте на 86 процентов против показателя предыдущего года, в частности объем фактически использованных иноинвестиций в мегаполисе составили 18,5 млрд долл США при увеличении на 1,6 процента. Об этом сообщили в городском Комитете по делам коммерции.

В 2015 году в сфере индустрии услуг Шанхая было освоено 15,94 млрд долл США инокапитала, что составляет 86,3 процента от общей суммы фактически использованных в мегаполисе иноинвестиций. В обрабатывающей промышленности эти показатели составили соответственно 2,49 млрд долл США и 13,5 процента.

По состоянию на конец 2015 года в Шанхае действовало 535 региональных штаб-квартир трансграничных корпораций, 312 инвестиционных компаний и 396 центров исследований и разработок.

В минувшем году в пилотной зоне свободной торговли в Шанхае было привлечено около 2800 проектов с участием инокапитала, договорная сумма зарубежных инвестиций превысила 35 млрд долл США.

Китай > Приватизация, инвестиции > russian.china.org.cn, 3 января 2016 > № 1600203


Узбекистан > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > ria.ru, 1 января 2016 > № 2023531

С 1 января 2017 года в Узбекистане отменяются все виды внеплановых проверок деятельности субъектов предпринимательства, кроме проверок в связи с ликвидацией юридического лица.

Президент республики Шавкат Мирзиеев в октябре 2016 года принял указ, устанавливающий данную норму. Указ главы государства также отменил встречные проверки деятельности субъектов предпринимательства, в том числе по уголовным делам. Принятые Мирзиеевым нововведения не относятся к краткосрочным проверкам на основании обращений физических и юридических лиц о фактах нарушений законодательства.

Первый президент Узбекистана Ислам Каримов также вступал за улучшение бизнес-климата в республике, в частности, регулярно ограничивал вмешательство в работу субъектов предпринимательства. В июле 2005 года Каримов подписал указ, согласно которому деятельность компаний в республике может быть прекращена только по решению суда, а в 2012 году ввел уголовное наказание сроком на пять лет за необоснованные проверки.

Однако, ряд иностранных инвесторов — американская Newmont Mining, израильская Metal-Tech, британская Oxus и российская МТС — в течение 2006-2012 годов заявили о неправомерном вмешательстве в свою деятельность налоговых и правоохранительных структур республики и обратились в международный арбитраж с исковыми требованиями к правительству Узбекистана.

Председатель Государственного налогового комитета (ГНК) Узбекистана Ботир Парпиев, выступая в октябре перед предпринимателями в Ташкенте, признал, что различные проверки, иногда по надуманным и незначительным предлогам, сдерживали развитие бизнеса в стране.

По данным ГНК, ежегодно в Узбекистане проводилось в среднем 4 тысячи внеплановых проверок, приостанавливалась деятельность около 200 предприятий, общий ущерб от этого достигал около 10 миллионов долларов в год.

Парпиев заявил, что подобная практика теперь в прошлом и пообещал, что будет сам контролировать исполнение указа сотрудниками налоговых органов, лично передавая в прокуратуру документы и настаивая на возбуждении дел в отношении тех, кто его не соблюдает.

Узбекистан > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > ria.ru, 1 января 2016 > № 2023531


Узбекистан > Приватизация, инвестиции > ria.ru, 1 января 2016 > № 2023526

Субъекты предпринимательства и их работники, впервые совершившие правонарушения в финансово-хозяйственной сфере, в Узбекистане с 1 января 2017 года освобождаются от административной и уголовной ответственности.

Президент республики Шавкат Мирзиеев в октябре 2016 года принял указ, устанавливающий данную норму. Указ главы государства предусматривает, что освобождение от ответственности для субъектов бизнеса наступает при условии добровольного устранения ими допущенных нарушений и возмещения причиненного материального ущерба в установленные законодательством сроки.

Документом также определено, что с 2017 года из Уголовного кодекса республики почти исчезнет мера наказания в виде запрета заниматься предпринимательской деятельностью — она будет распространяться лишь на тех, чья деятельность бизнес повлекла за собой смерть других лиц или иные тяжкие последствия для окружающих или для экономики.

По данным доклада Всемирного банка Doing Business 2017, в республике с 2006 года по настоящее время было осуществлено в общей сложности 27 реформ, оказавших позитивное влияние на предпринимательскую деятельность.

Вместе с тем, местные и региональные СМИ регулярно заявляют о необоснованном уголовном преследовании представителей бизнеса в стране. В частности, по данным Генпрокуратуры республики, в 2015 году около 100 сотрудников правоохранительных органов были привлечены к ответственности за незаконное вмешательство в деятельность предпринимателей.

Узбекистан > Приватизация, инвестиции > ria.ru, 1 января 2016 > № 2023526


Россия > Приватизация, инвестиции > magazines.russ.ru, 30 декабря 2015 > № 1676524

Александра Васильева

Правила игры в российском капитализме: механизмы государственного доминирования и ответные стратегии бизнеса

Александра Олеговна Васильева (р. 1986) – аспирант факультета политологии Амстердамского университета.

[1]

Надо стараться соблюдать формальные правила и неукоснительно соблюдать неформальные.

Из интервью с предпринимателем, 17 апреля 2014, Санкт-Петербург

Введение

Отношения государства и бизнеса в России претерпели значительную трансформацию за последние два десятилетия. В 1990-е годы мы наблюдали ситуацию так называемого «захвата государства»[2]: олигархи зачастую диктовали слабому государству выгодные для их концернов «правила игры» (один из самых ярких примеров – залоговые аукционы), а также финансировали переизбрание своего политического патрона Бориса Ельцина. Примерно с середины 2000-х годов в России наблюдается обратная тенденция: баланс сил бизнеса и государства сместился в сторону последнего. Причем влияние государства возросло как за счет общего усиления государственной роли в экономике (например, в ходе ренационализации), так и за счет увеличения давления на бизнес. Это давление принимает следующие формы:

– административно-юридические барьеры (сложное законодательство, пристрастные проверки, проводимые контрольно-надзорными органами, нажим со стороны правоохранительных органов);

– коррупция («откаты», взятки, вымогательство, «социальные обязательства» на местах);

– рейдерство или косвенный отъем собственности (недавний пример – история с компанией «Башнефть» Евгения Евтушенкова[3]).

В настоящей статье я намереваюсь рассмотреть механизмы доминирования государства над бизнесом и проанализировать стратегии адаптации предпринимателей к этим условиям. Мое внимание фокусируется на частных предприятиях малого и среднего бизнеса. Исходный материал для анализа – полевое исследование, в ходе которого были проведены подробные интервью с руководителями частных предприятий и бизнес-ассоциаций, а также с юристами, журналистами и исследователями (всего 34 интервью). В России доля малого и среднего бизнеса – около 20% ВВП и 25% занятых – очень мала по сравнению с развитыми странами, где в среднем оба показателя составляют около 50% и выше[4]. При этом в развитых капиталистических экономиках этот сектор является ключевым в плане инноваций, занятости и конкурентоспособности. По этой причине особенно важно исследовать состояние малого и среднего бизнеса в России и осмыслить препятствия, мешающие ему развиваться.

Под государством мы будем понимать не монолитного актора, а более сложную структуру. С одной стороны, государство – это комплекс формальных институтов, таких, как правительство, суды и различные ведомства, которые обладают монополией на насилие и работают (хотя бы в теории) по универсальному принципу в интересах общества. С другой стороны, государство являет собой совокупность политиков и чиновников, действующих не только в интересах общества, но и преследующих партикулярные интересы, как частные, так и корпоративные.

Важно отметить, что эти две стороны государства не просто олицетворяют фасад и реальность, а представляют формальные и неформальные властные ресурсы, находящиеся в распоряжении его представителей. Если представить себе взаимодействие бизнеса и государства как соревнование по фехтованию, то эту ситуацию можно сравнить с поединком тремя рапирами: государство фехтует двумя рапирами и при этом одинаково хорошо владеет и правой, и левой рукой, в то время как в распоряжении бизнеса только одна рапира. По ходу анализа мы будем возвращаться к этой ключевой мысли о двух типах ресурсов, которыми обладает российское государство, и рассмотрим особенности «неравной игры» между ним и бизнесом. В частности, будет показано, почему бизнес вынужден выбирать между формальными или неформальными стратегиями поведения и, в отличие от государства, на практике не может вести «двойную игру».

Государство: методы доминирования

В качестве контекста и одновременно основного формального ресурса доминирования государства над бизнесом – нарастающего с середины 2000-х годов – выступают консолидация власти президента и его команды и нейтрализация независимых источников влияния, особенно судов, парламента и СМИ[5]. Вместо того, чтобы представлять систему сдержек и противовесов, эти институты функционируют в интересах правящего режима. Более того, все они в значительной мере симулируют свою работу, снабжая действия власти процедурно-демократическим прикрытием и таким образом легитимируя их. Так, законы, принятые в последние годы «карманным» парламентом, ограничили свободу слова и собраний, позволили изолировать лидеров и активистов протестного движения конца 2011-го – начала 2012 года, стигматизировали деятельность НКО и независимых СМИ, особенно тех, которые имели иностранное участие или финансирование. Положение мелких и средних предпринимателей также в целом не улучшилось, несмотря на некоторые смягчения норм Уголовного кодекса, запрет внеплановых проверок контролирующих органов и создание института омбудсмена по правам предпринимателей. Например, в рамках новой «схемы размещения» с 2011 года начался систематический снос торговых палаток в Москве и других городах[6] (предприниматель/С, швейный цех, Московская область, 4 апреля[7]), введение нового сбора в 2014 году увеличило налоговую нагрузку на торговые предприятия, а более чем двукратное увеличение ставки пенсионных взносов с 2013 года привело к массовому уходу с рынка индивидуальных предпринимателей.

На фоне монополизации власти и отсутствия универсального правового поля государство параллельно использует формальные и неформальные рычаги давления. С одной стороны, одним из главных формальных ресурсов влияния государства на бизнес является избыточная строгость экономических законов. С другой стороны, возможность их широкой трактовки и выборочного применения составляет принципиально важный неформальный властный ресурс и дает властям фактически неограниченные возможности для давления на бизнесменов. Например, такие составы преступления, как мошенничество (ст. 159 УК) и злоупотребление полномочиями руководителями коммерческих организаций (ст. 201 УК), внесены в Уголовный кодекс и караются вплоть до лишения свободы. Проблема здесь не только в строгости наказания, но и в том, что при соответствующей трактовке правоохранительными органами под эти статьи подпадают многие аспекты предпринимательской деятельности. Предприниматель, отбывший тюремный срок по такому обвинению, приводит пример из собственного опыта:

«Уголовный кодекс несет в себе советский дух запрета предпринимательства. [...] В частности, извлечение прибыли часто толкуется как извлечение корыстного интереса. [...] Продал за 100 рублей, а мог продать за 90, а эти 10, значит, украл. А где мотив? Кроме того, что мотив каждого предпринимателя – получать прибыль?» (предприниматель/С, химическое производство, Москва, 11 апреля).

Выявление многих экономических преступлений предполагает инициативу со стороны правоохранительных органов (проверки, следственные действия и так далее). С конца 2014 года это касается и налоговых преступлений: правоохранительные органы получили право возбуждать уголовные дела по собственной инициативе, а не на основании обращения налоговых органов в Следственный комитет, как это было ранее[8]. Эти особенности законодательства развязывают правоохранителям руки: угроза возбуждения уголовного дела нередко используется как рычаг давления на предпринимателей[9], причем угроза весьма действенна, поскольку возбуждение уголовного дела фактически означает остановку деятельности компании – так как, среди прочего, замораживаются ее счета. Не случайно большая часть уголовных дел, возбуждаемых по экономическим преступлениям (60–80%), не передается в суд, то есть закрывается или переквалифицируется. По оценке специалистов Института проблем правоприменения Европейского университета в Санкт-Петербурге, это косвенный показатель того, что уголовное преследование часто используется правоохранителями как рычаг давления на предпринимателей в целях получения неформального дохода[10].

Что касается тех уголовных дел, которые передаются в суд, то в 70–80% случаев их рассмотрение заканчивается обвинением, обусловленным обвинительным уклоном российского судопроизводства[11]. Адвокат юридического бюро, специализирующегося на разрешении конфликтов между бизнесом и государством, подтверждает эту тенденцию:

«Если уголовное дело возбуждено, то оправдательный приговор, прекращение уголовного дела – это считается грубой ошибкой, правоохранительные органы плохо поработали» (юрист, Москва, 7 апреля).

Предприниматель поясняет, почему оправдательные приговоры редки:

«Раз осудили, должен сидеть. Если малейшее смягчение, система этому сопротивляется, поскольку, если бы суды оправдывали, тогда вскрывалось бы, как вообще такое дело получилось, как эти доказательства сложились, кто их сфабриковал. [...] Поэтому установка – никаких оправдательных приговоров» (предприниматель/С, химическое производство, Москва, 11 апреля).

Специфика российского экономического законодательства, а именно его частичная противоречивость и частые изменения, – тоже оказывается действенным неформальным ресурсом влияния государства. С помощью громоздкого законодательства репрессивное государство как бы расставляет «красные флажки», вынуждающие предпринимателей идти по определенной дорожке и по ходу непременно что-нибудь нарушать (предприниматель/М, торговля, Москва, 6 апреля). Например, некоторые формальные требования фактически невозможно выполнить или же они не стыкуются друг с другом. Предприниматель, работающий в сфере розничной торговли, описывает систему аукционов, посредством которых под торговые точки арендуются заведомо неподходящие помещения:

«Создается поле, в котором невозможно сделать все по закону. Например, в аукционе были выставлены 7 квадратных метров под рыбу. Там даже холодильник невозможно поставить. Или аптека – 10 метров. По санитарным нормам, там надо, чтобы была подведена канализация. [...] Он [чиновник из Санэпиднадзора] приходит, говорит: “А почему у вас нет воды?” Несоответствие. Тебя могут закрыть» (предприниматель/М, торговля, Москва, 18 апреля).

Руководитель детского сада приводит другой пример. Система Монтессори, по которой работает детский сад, предполагает занятия с группами детей по 30 человек, в то время как норма Санэпиднадзора не допускает такого количества детей в группах (предприниматель/М, частный детский сад, Москва, 10 апреля). В подобных ситуациях предприниматели вынуждены сознательно идти на риск и нарушать формальные правила или же «договариваться» с чиновниками. Один предприниматель наглядно описывает подобную ситуацию на примере взаимодействия с налоговой инспекцией:

«Если у тебя убыток растет, [налоговые органы] вызывают и начинают воспитывать: “Не положено. Ты его не показывай лучше, не надо в отчетности, мы там договоримся”. С одной стороны, мне хочется обезопасить себя, чтобы не иметь дальнейших претензий, а с другой стороны, я сдаюсь, иду на компромисс. А потом меня за этот компромисс могут оттянуть за уши в любой момент. Ты на крючке» (предприниматель/С, производство мебели, Калуга, 16 апреля).

Иными словами, выбирая неформальную стратегию поведения, предприниматели вынужденно выходят за пределы правового поля и таким образом оказываются на крючке у чиновников: «любого человека можно взять за шкирку» (предприниматель/М, строительная компания, Москва, 15 апреля), «к любому можно подкопаться» (предприниматель/М, строительная компания, Москва, 14 апреля). В результате бизнес оказывается под дамокловым мечом санкций: в любой момент государство может покарать нарушителя по всей строгости формального закона.

Особенности экономического законодательства благоприятствуют еще одной форме неформального государственного доминирования над мелким и средним бизнесом, осуществляемого через фирмы, аффилированные с государством. Зачастую такие фирмы зарегистрированы на родственников чиновников и процветают «в рамках специально сделанного законодательства, которое позволяет сформировать определенные рынки таких [псевдогосударственных] услуг» (руководитель бизнес-ассоциации, Москва, 8 апреля). Руководитель бизнес-ассоциации поясняет механизм реализации административной ренты, то есть извлечения партикулярной выгоды через должностную позицию:

«Предпринимателю предъявляют огромное количество регуляторных требований, реализовать которые он может только на платной основе. [...] Они абсолютно законны, но эти регуляторные требования всегда создают рынок для соответствующих компаний. Как правило, чужих там нет. Например, у нас был случай: человек работает начальником в пожарном надзоре, а фирма жены оказывает услуги предпринимателям по оценкам рисков. Это [оценка рисков] обязательное требование. [...] И вот он требует от предпринимателей, чтобы они заказали оценку рисков именно в этой фирме. Причем делает это достаточно неприкрытым образом» (руководитель бизнес-ассоциации, Москва, 7 апреля).

В то время, как подобный тип аффилированного бизнеса облегчает предпринимателям процесс прохождения проверок за счет коррупционной составляющей (предприниматель/С, производство мебели, Калуга, 16 апреля), другой его тип скорее представляет угрозу мелким и средним предпринимателям. К этому типу относятся фирмы, принадлежащие крупным бизнесменам с политическими связями в верхах, а также – напрямую или косвенно – самим чиновникам. Такие фирмы подминают под себя рынок, не давая развиваться мелкому и среднему бизнесу. Один московский предприниматель приводит пример:

«Открыть независимый бизнес – я не могу себе такое представить, чтобы, например, открыть продуктовый магазин. Можно, но аренда будет такой стоимости, что обанкротишься. Стоимость аренды повышается без привязки к возможности платить. Выясняется, что помещение принадлежит какой-то сети, которая в результате принадлежит каким-то Ротенбергам» (предприниматель/С, химическое производство, Москва, 11 апреля).

Этот пример (Аркадий Ротенберг – близкий друг Путина) иллюстрирует тесную связь между государством и крупным бизнесом в России. Нередко крупные фирмы-сети на практике выступают в качестве «удлиненной руки» государства. Так, в некоторых регионах рынок оказывается неформально поделенным на зоны влияния определенных чиновников, «курирующих» бизнес, или же близких к ним бизнесменов (исследователь, Москва, 9 апреля). Проникновение государства-корпорации в экономику сужает пространство для конкуренции и размывает принципы свободного предпринимательства. В таких ситуациях новым независимым фирмам трудно выйти на рынок, о чем свидетельствует попытка предпринимателей «со стороны» построить гостиницу в Сибири:

«Губернатор говорит: “Давайте, я сейчас приглашу на встречу ребят, с которыми вы будете на эту тему общаться”. Приходят такие бандюганы: “Давайте ваш проект, мы все построим. Давайте ваши деньги, подрядчики наши, материалы наши, и больше у нас здесь никто не работает. У нас здесь есть одна фирма на весь регион, которая все строит. Все. Если вы попытаетесь здесь что-то построить без нашего участия, у вас просто ничего не получится”» (предприниматель/С, химическое производство, Москва, 11 апреля).

Подводя итог, можно выделить два типа ресурсов влияния государства на мелкий и средний бизнес: формальный и неформальный. К формальным ресурсам относятся монополизированная и деинституционализированная политическая власть, особенности законодательства и судопроизводства, а также должностные полномочия чиновников, включая право на применение насилия. Главный неформальный ресурс – возможность представителей государственного аппарата широко трактовать и выборочно применять законы в целях реализации партикулярных интересов, вступающих в противоречие с общественными. В качестве неформального ресурса выступают также особенности законодательства («красные флажки»), подталкивающие предпринимателей к нарушениям. Таким образом, основной механизм доминирования «двуликого» государства над бизнесом – смешение и одновременное использование формальных и неформальных рычагов давления, которое я уподобляю фехтованию двумя рапирами одновременно. Далее мы выясним, почему ведение аналогичной «двойной игры» затруднительно для бизнеса.

Бизнес: стратегии адаптации

В контексте доминирования государства перед малым и средним бизнесом открываются две стратегии адаптации:

1) Формальная стратегия: ведение бизнеса «в белую», то есть в рамках закона;

2) Неформальная стратегия: полный или частичный уход бизнеса «в тень».

Рассмотрим эти стратегии и попытаемся ответить на вопрос, почему их одновременное использование – подобно тому, как действует «двуликое» государство, – оказывается невозможным.

Стратегия ведения бизнеса «в белую» снижает вероятность конфликтов с государственными органами. Однако даже детальное соблюдение законодательства, «чтобы не к чему было бы придраться» (юрист, Москва, 7 апреля), не может полностью обезопасить предпринимателей: формальные же инструменты могут быть – подчас произвольно и выборочно исходя из партикулярных или корпоративных интересов – использованы «двуликим» государством против них. Важно отметить, что не все фирмы в секторе малого и среднего бизнеса в равной степени могут позволить себе вести бизнес «в белую». Ключевыми моментами здесь оказываются оборот и доходность. Например, менеджер австрийской фармацевтической компании, работающий в Москве, рассказывает, что за счет хорошей доходности фирма работает «в белую и по всем законам», так что у контрольно-надзорных органов «вопросов не возникает» (предприниматель/М, кафе, Москва, 8 апреля). Производству пластика в Санкт-Петербурге также удается работать «в белую» за счет оборота и маржинальной доходности продукта (предприниматель/С*, производство пластика, Санкт-Петербург, 17 апреля). Другая возможность работать без «серых» схем – производство уникального продукта, как в случае небольшого московского химических предприятия:

«Мы имеем клиентов, которые технологически должны наши вещества потреблять. В такой нише можно обходиться без откатов. [...] У нас такое вещество уникальное: такие масла никто не выпускает. Это позволяет нам диктовать условия» (предприниматель/С, химическое производство, Москва, 11 апреля).

Многие другие предприятия по разным причинам не могут работать «в белую» и обращаются к стратегии частичного ухода «в тень». Эта стратегия предполагает нарушение формальных правил и выстраивание неформальных, личных отношений с представителями государства по принципу «обо всем можно договориться». Предприниматели зачастую выбирают этот путь вынужденно, к примеру, в ответ на неформальное давление чиновников или излишне строгие регуляторные требования (вновь вспомним «красные флажки»). Однако важно отметить, что некоторые предприниматели уходят «в тень» намеренно, с целью обеспечить себе конкурентное преимущество. И в том и в другом случае личные, партикулярные договоренности между бизнесменами и представителями государства подрывают универсальные правила и принцип солидарности; неслучайно бизнес-ассоциации малого и среднего предпринимательства крайне слабы. Рассмотрим эти два случая выбора неформальной стратегии адаптации.

Первый случай – вынужденная неформальная стратегия адаптации бизнеса по принципу личных договоренностей – может быть обусловлена формальным давлением государства, например, противоречивыми законодательными требованиями или угрозой правоохранительных органов открыть уголовное дело; она также может диктоваться неформальным давлением, к примеру, вымогательством со стороны чиновников. Чтобы обезопасить себя, предприниматели нередко налаживают личные неформальные связи с чиновниками. Например, владелец медицинской клиники взял на работу сына врача из городской санитарно-эпидемиологической станции, «то есть сына того, кто меня проверял; но это с целью, чтобы не было искусственно создаваемых проблем» (предприниматель/М, медицинская клиника, Москва, 9 апреля). А владелец небольшой сети нестационарных киосков даже по ходу интервью неоднократно «разруливал» по телефону проблемы с милицией, звоня своим покровителям в правоохранительных органах (предприниматель/М, торговля, Москва, 13 апреля).

Рассмотрим пример вынужденных неформальных договоренностей предпринимателей с чиновниками в ответ на формальное давление со стороны государства, например, предъявление излишне строгих, затратных или бессмысленных регуляторных требований. Такие договоренности не всегда имеют коррупционную составляющую; скорее они представляют собой взаимовыгодный неформальный компромисс. Например, предприниматель нарушает правило и, благодаря личному знакомству с государственным служащим, отделывается только небольшим штрафом. При этом служащий закрывает глаза на то, что нарушение не устраняется. Тем не менее формально он выполнил свои обязательства: произвел штрафной «сбор» и пополнил государственную казну. Другими словами, предприниматель и чиновник подыгрывают друг другу по принципу «ты мне – я тебе» и создают только видимость следования формальным правилам:

«Вот, например, административная инспекция: приходит один и тот же мужик. “Что у тебя сфотографировать?” Он фотографирует кучу мусора. “Я приду через месяц”. Я на 15 метров ее передвигаю, он фотографирует то же самое место – все убрано! Штрафует меня на 10 тысяч рублей, и мы на год расстаемся. [...] Он приходит и говорит: “Ну, извини, опять пришел. Я не могу по-другому. Вот у меня 70 объектов – я обязан принести [в казну] столько-то миллионов рублей. Ты здесь давно сидишь – с тебя только 10 тысяч”. Мусор передвинули, сфотографировали – все» (предприниматель/С, производство промышленных вентиляторов, Зеленоград, Московская область, 22 апреля).

Этот пример также показателен с точки зрения роли планирования в работе контрольно-надзорных органов: оно аналогично планам налоговой инспекции по выявлению налоговых преступлений и по соответствующим доначислениям. Для выполнения формальных планов пополнения казны государственные служащие могут применять неформальные рычаги давления. Возможно, что таким образом они решают и свои личные задачи (выполнил план – получил премию, повышение по службе).

Неформальная стратегия адаптации в ответ на административное давление со стороны государства ярко проявляется во взаимодействии бизнеса с налоговой инспекцией. С одной стороны, многие мелкие и средние фирмы считают налоговую нагрузку завышенной и, используя «серые схемы», платят налоги «в меру своих возможностей» (предприниматель/М, строительная компания, Москва, 14 апреля), так как иначе «пусть и не обанкротишься, но окончательно пропадут резервы для роста» (предприниматель/С, производство промышленных вентиляторов, Зеленоград, Московская область, 22 апреля). С другой стороны, надо подчеркнуть, что многие предприниматели сталкиваются с необходимостью укрывать часть дохода от налогов, превращая их в наличные для оплаты неформальных договоренностей и взяток. Прибегать к «обналичиванию» вынуждены прежде всего те фирмы, которые работают в области государственного заказа, так как они сталкиваются с «откатами» (предприниматель/М, строительная компания, Москва, 14 апреля; предприниматель/С*, производство металла, Санкт-Петербург, 17 апреля; предприниматель/С, производство промышленных вентиляторов, Зеленоград, Московская область, 22 апреля). Эти распространенные схемы являются секретом Полишинеля. В результате налоговые службы исходят из того, что бизнесмены «оптимизируют» налогооблагаемую базу. Поэтому многие предприниматели, сталкиваясь с налоговыми доначислениями и штрафами, нередко за взятку «договариваются» с чиновниками о снижении суммы.

Один бизнесмен, впрочем, приводит противоположный пример: когда, вопреки подозрениям, налоговым службам не удалось выявить нарушение, а выполнение плана по налоговым сборам оказалось под угрозой, чиновники сами стали подталкивать предпринимателя к неформальному компромиссу:

«У моего коллеги был бизнес по реализации плиты [ДСП] со склада. У него были очень большие обороты и довольно маленькие прибыли. [...] При таких оборотах от него налоговых поступлений мало. Предполагается, что уровень наценки больше, чем у него. Значит, скрывает, гад! [...] Приезжают [налоговая инспекция], тетка прямо с порога заявляет: “Мы вам сейчас доначисляем... Что нам тут у вас сидеть? Вы же прекрасно понимаете, что мы найдем. Поэтому, чтобы ни ваше, ни наше время не терять зря – вот на вас такая-то разнарядка, 3 миллиона. Вот сюда “соточку” (наличными) – тогда будет 2 миллиона, и мы расстаемся”. А он сказал: “Да ради Бога, проверяйте, у меня все чисто”. [...] Они ходили к нему, как на работу, два месяца. Под конец они стали ныть, потому что реально ничего нет. Они наковыряли где-то на 200 тысяч рублей. Мелкие ошибки. А у них план – 3 миллиона. Плачутся, в открытую говорят: “Не губите!”. Если они приедут с двухмесячной проверки без ничего – их просто уволят. [...] Согласились на том, что он подпишет доначисления на 300 тысяч рублей вместо 3 миллионов, и тетки пошли-таки к черту, и не исключено, что их уволили. Он был вынужден согласиться, хотя можно было бы оспаривать в суде все эти доначисления. Он согласился, просто чтобы съехали и не мешали работать» (предприниматель/М, торговля, Москва, 6 апреля).

В данной истории любопытен обвинительный уклон в отношении к бизнесу: получаешь прибыль – значит, спекулянт; с другой стороны, показал маленькую прибыль или ушел в минус – значит, обманываешь казну. «Система видит в любом предпринимателе по-прежнему противника, который априори виноват в неуплате налогов» (предприниматель/С, торговля, Москва, 21 апреля). Предприниматель, несмотря на то, что вел бизнес «в белую», соглашается пойти на неформальный компромисс вместо официального пути (оспаривание, обращение в суд) в целях экономии времени. Иными словами, неформальный ресурс влияния государства работает эффективно, и даже законопослушный бизнесмен выталкивается в «серую» зону.

Второй вариант избираемой предпринимателями неформальной стратегии адаптации – сознательное нарушение правил с целью обеспечить себе конкурентное преимущество. Например, многие предприниматели используют «серые схемы», в частности, укрывают часть дохода от налогов в виду того, что их конкуренты предположительно тоже ведут бизнес «в серую». Предприниматель, занимающийся торговлей, поясняет это косвенное давление со стороны конкурентов:

«Я не хочу быть налоговым преступником, никогда не буду ходить под дамокловым мечом. Что произойдет в этом случае? Я оказываюсь сразу неконкурентоспособным, потому что это правило, по которому играет весь рынок. По цене не сможешь конкурировать. Будешь по налогам платить сумму, которая в разы превышает ту, которую платят все, и оставляют себе эту разницу на покрытие дополнительных расходов и на прибыль» (предприниматель/С, торговля, Москва, 21 апреля).

«Если принципиально исполнять то, что прописано государством, то ты оказываешься вне конкурентной вилки» (предприниматель/М, торговля, Москва, 6 апреля).

Отметим, что предприниматели не считают вероятной такую ситуацию, в которой весь рынок исполнял бы все предписания государства и таким образом конкурировал бы в «белом», а не «теневом» поле. Неформальные партикулярные стратегии адаптации размывают универсальные правила игры и подталкивают всех игроков к частичному уходу «в тень». Эта стратегия аналогична механизмам приспособления российского общества в целом: по оценке социолога Алексея Левинсона, «индивидуальное откупание от государства уничтожило ростки универсализма в нашей культуре»[12].

Личные контакты с чиновниками также зачастую используются предпринимателями в целях создания преимуществ для собственного бизнеса, а не только для того, чтобы обезопасить себя от потенциальных проблем, как говорилось ранее. Зеленоградский предприниматель сравнивает это с «отношениями “клиент-патрон”, как в Древнем Риме», и приводит примеры взаимных «услуг и поддержек» – например, финансирование местной генеральской столовой «в обмен» на государственные заказы или ценную внутреннюю информацию о тендерах (предприниматель/С, производство промышленных вентиляторов, Зеленоград, Московская область, 22 апреля). В этом контексте связи «в верхах» воспринимаются предпринимателями как собственный административный ресурс:

«Когда ты большой становишься, ты дружишь уже и с прокуратурой, и со Следственным комитетом, и с МВД – у тебя везде друзья. [...] Никому взятки не надо платить. [...] Там все меряется другими категориями. [...] Если твои покровители уважаемые, ты сидишь круто» (предприниматель/М, автосалон, Москва, 23 апреля).

Эти примеры лишний раз подчеркивают зависимость благополучия предпринимателей от партикулярных договоренностей и неформальных связей с конкретными государственными служащими. Здесь тоже можно провести параллели с состоянием общества в целом. По оценке Льва Гудкова, российское общество традиционно адаптируется к «репрессивному государству» не через формальные институты, а через ближайший круг «своих людей», с которыми граждане вступают в личные отношения[13]. Существовать и выжить в недружелюбной среде можно, только надеясь на себя и свое ближайшее окружение. Порочный круг партикуляризма замыкается.

Российский капитализм немыслим без теневой экономики

Попробуем обобщить все, сказанное выше. Государство оказывает давление на бизнес, используя комбинацию строгих формальных правил и неформальных рычагов. Мелкий и средний бизнес пытается сопротивляться через частичный уход «в тень» и налаживание неформальных связей с чиновниками. Однако эта стратегия действенна лишь в неформальном поле, в той партикулярной системе, которая определяется словом «договориться».

В отличие от «двуликого» государства, варьирующего формальные и неформальные рычаги давления, бизнес не может одновременно двигаться как в правовом, так и в неформальном поле. Если предприниматель ведет дела «в белую», то у него нет неучтенной наличности, чтобы платить взятки или «откаты». А если предприниматель идет на нарушение закона и работает по неформальным договоренностям, позволяющим обходить формальные требования, он сам выталкивает себя за пределы правового поля, и дамоклов меч официальных санкций – вплоть до уголовного преследования – висит над ним постоянно. В системе партикулярных договоренностей предприниматель оказывается зависимым и незащищенным: служащий государственного аппарата, как двуликий Янус, может в любой момент отвратить от него свой партикулярный лик, обернуться стражем государственных интересов и обрушить на голову предпринимателя всю мощь формальных инструментов насилия. Рассчитывать же на формальные каналы защиты и разрешения конфликтов бизнес в такой ситуации не может: «Когда все на связях, никаких оснований для юридической защищенности нет» (предприниматель/С, производство промышленных вентиляторов, Зеленоград, Московская область, 22 апреля). Например, предпринимателю, практикующему «откаты», «не придет в голову сопротивляться» (предприниматель/С, химическое производство, Москва, 11 апреля), то есть отстаивать свои интересы в суде. Личные договоренности подрывают институты, размывают универсальный принцип права и делают невозможными существование единых для всех правил игры. Таким образом, бизнес сам загоняет себя в ловушку и становится заложником партикулярной, коррумпированной системы:

«Если предприниматель жалуется на чиновников, на коррупционные действия с их стороны, он подвергает очень большому риску и себя лично, и свой бизнес. Потому что ничто не мешает органам власти потом сводить с ним счет. Жаловаться – просто для него опасно» (руководитель бизнес-ассоциации, Москва, 7 апреля).

В результате бизнес выбирает – отчасти вынужденно, отчасти в погоне за большой прибылью – поле неформальной игры и таким образом упрочивает порочный круг теневой экономики: обналичивание и уход от налогов, доначисления, производимые налоговыми органами, торг и неформальные, зачастую коррупционные, договоренности. Круг замыкается, правовая система все больше подрывается, и создается «почва для возможности извлечения теневых доходов на всех уровнях решения любого вопроса» (предприниматель/С, торговля, Москва, 21 апреля).

В таком контексте может сложиться впечатление, что мелкий и средний бизнес находится в положении жертвы. Однако есть основания предполагать, в том числе и опираясь на проведенные в рамках моего исследования интервью, что выполнить формальные правила все-таки возможно, да и государство не является всесильным Левиафаном, целенаправленно и действенно задавливающим бизнес. Почему же, несмотря на это, порочный круг теневой экономики процветает? Другими словами, в чем причина того, что большая часть общества принимает и воспроизводит сложившиеся правила игры? Не претендуя на полноту ответа, обратимся к роли ценностей в этом процессе.

Первый аспект, где проявляется влияние ценностей, – это представления о так называемой нормальности, или разделяемые широкими слоями общества, в том числе бизнес-сообществом, представления об устройстве общественной жизни и правилах поведения. В России к нормальности можно отнести издавна устоявшееся представление о том, что все держится на связях и что все вопросы можно решить путем личных договоренностей: «У нас же в России все делается по знакомству» (предприниматель/М, бюро юридических услуг, Москва, 10 апреля). На справедливость и непредвзятость со стороны анонимной, враждебной к индивиду и к тому же коррумпированной государственной машины не стоит рассчитывать.

Из подобных представлений проистекает восприятие коррупции как чего-то, пусть абстрактно плохого, но одновременно неотъемлемо русского и неизбежного, нормального. Коррупция «полностью институционализирована», она превратилась в «обычай делового оборота» (руководитель бизнес-ассоциации, Москва, 8 апреля). Если все остальные обналичивают и платят взятки, то чем я хуже, зачем делать все по закону за счет собственной прибыли? Раз все чиновники заведомо коррумпированы, даже жалко платить налоги! И даже если все налоги заплатишь – у налоговой все равно будут претензии. А ведь «проще дать денежку, чтобы отвалил инспектор» (предприниматель/М, торговля, Москва, 6 апреля). Подобные рассуждения подтверждают, что многие предприниматели обладают изрядной долей цинизма и относятся к «серым» схемам исключительно с точки зрения эффективности ведения бизнеса и получения максимальной прибыли:

«Видимо, это самый эффективный способ зарабатывать деньги – идти по нижней границе того, что нужно делать [по закону]. Если возникают какие-то ситуации, которые проще решить вот так вот, то я думаю, что нужно договариваться» (предприниматель/М, кафе, Москва, 8 апреля).

Иными словами, адаптация и выживание с помощью личных договоренностей с представителями государства является само собой разумеющимся поведением. Государство же потакает сложившейся нормальности неформальных отношений, так как это в интересах отдельных лиц и групп внутри государственного аппарата. Развитие государства как частной корпорации и частичную «приватизацию» аппарата насилия мы оставляем здесь за скобками.

Второй аспект влияния ценностей и, соответственно, вторая часть ответа на вопрос, почему общество принимает сложившиеся правила игры, – это легитимация действий государства в глазах населения за счет определенного официального дискурса. С приходом к власти в 2000 году Владимир Путин в своих публичных выступлениях последовательно обосновывал необходимость усиления государства и расширения его роли в экономике. Этот «государственнический» дискурс черпал легитимность в неприятии экономического «хаоса» 1990-х годов и находил позитивный отклик у населения, во многом разочарованного результатами реформ. Неотъемлемой частью этого дискурса являлась жесткая риторика в адрес бизнеса (как известно, за ней последовали и конкретные действия, в частности, против некоторых олигархов). Эта риторика оказалась созвучна широко распространенному в обществе подозрительному и даже враждебному отношению к частной инициативе и предпринимательству. Это отношение сохранилось с советских времен, когда индивидуальная инициатива не приветствовалась, а предпринимательская деятельность клеймилась как спекуляция и каралась по закону:

«Всю историю нам втолковывалось: самостоятельный предприниматель – это обязательно вор, бандит, неправильный человек, и уважения ему никакого нет. Все с молоком матери впитывают, что мы ходим под государством. Есть некое государство, которое нами командует, а мы выполняем» (предприниматель/С, производство мебели, Калуга, 16 апреля).

Печальный опыт несправедливой «прихватизации» 1990-х годов и разгула криминального рэкета упрочили негативное отношение к бизнесу. В 2012 году всего лишь 2% россиян считали возможным для себя открыть собственный бизнес – по сравнению с 26% в странах с похожим уровнем развития[14].

На первый взгляд может показаться, что эти два аспекта влияния идей противоречат друг другу: с одной стороны, социум принимает модель «государственного капитализма» как легитимную за счет господствующего дискурса, отражающего общественные настроения; с другой стороны, люди стремятся обмануть государство, обойти формальные требования с помощью личных договоренностей. Парадокс? Но в действительности эти аспекты непосредственно взаимосвязаны и питают друг друга. Ключевое связующее звено – стойкое представление о примате государства. Люди рассчитывают на патерналистскую заботу со стороны государства и проецируют на него все свои ожидания. Одновременно они стремятся свести к минимуму контакты с ним, то есть не привлекать внимания, оставаться «за пределом радара» властей, сознавая изначально более слабую позицию индивида и частного бизнеса и признавая за государством доминирующую роль. В результате создается впечатление, что сложился определенный консенсус, а правила игры всех устраивают. Общество и бизнес пока не видят (и, как представляется, не ищут) выхода из ловушки теневой экономики.

[1] Автор благодарит Наталию Динес за советы и комментарии, полученные в ходе написания статьи. Статья посвящается Уве Беккеру (1951–2014), моему научному руководителю и наставнику.

[2] См.: Yakovlev A. The Evolution of Business-State Interaction in Russia: From State Capture to Business Capture? // Europe-Asia Studies. 2006. Vol. 58. № 7. P. 1033.

[3] См.: Агамалова А. Евтушенков: «Башнефть» стала жертвой рейдерской атаки // Ведомости. 2014. 24 июля (www.vedomosti.ru/companies/news/29384701/evtushenkov-bashneft-stala-zher...).

[4] См.: OECD Economic Surveys: Russian Federation. Paris: OECD, 2014. P. 64.

[5] Cм. мою статью: Васильева А. Патримониализм как определяющий фактор развития российского капитализма // Неприкосновенный запас. 2013. № 4(90). С. 39.

[6] См.: Ликвидация торговых палаток в Москве // РИА «Новости». 2011. 17 октября (http://ria.ru/trend/moscow_stalls_demolition_09112010/).

[7] Здесь и далее предпринимателем называется владелец и директор мелкого (/М) или среднего (/С) бизнеса, а звездочкой отмечен наемный директор или главный менеджер. Под мелким бизнесом имеется в виду бизнес, вовлекающий от 1 до 50 сотрудников; средний бизнес – от 51 до 250 сотрудников. Все интервью проводились в 2014 году.

[8] См.: Филимонов А. Возбуждение уголовных дел о налоговых преступлениях: что может измениться? // Гарант.ру. 2013. 10 декабря (www.garant.ru/article/510431/).

[9] За рамками наших рассуждений остается то обстоятельство, что не всегда легко провести границу между давлением правоохранительных органов по инициативе самих чиновников и теми ситуациями, когда предприниматели подкупают правоохранителей с целью создать проблемы конкурентам.

[10] См.: Волков В., Титаев К., Панеях Э. Произвольная активность правоохранительных органов в сфере борьбы с экономической преступностью. Анализ статистики. СПб.: Институт проблем правоприменения Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2010.

[11] Там же. С. 19.

[12] См.: Липский А. Фоторобот российского обывателя. Адаптация к репрессивному государству (интервью с Л. Гудковым, Б. Дубиным и А. Левинсоном) // Новая газета. 2008. 3 апреля (www.novayagazeta.ru/politics/40804.html).

[13] Там же.

[14] OECD Economic Surveys: Russian Federation. P. 64.

Опубликовано в журнале: Неприкосновенный запас 2015, 5(103)

Россия > Приватизация, инвестиции > magazines.russ.ru, 30 декабря 2015 > № 1676524


Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 29 декабря 2015 > № 1601032

«Кризис - лучшее время для инвестиций в себя и свою семью»

Выпускница Regents Business School в Лондоне, Massachusetts Institute of Technology в Бостоне и школы управления Сколково Елена Шифрина начала собственный бизнес, завершив карьеру модели. Идея создать свою компанию появилась в 2010 году во время стажировки в Бостоне. Батончик Bite из натуральных орехов и фруктов стал дипломным проектом. Производство было запущено осенью 2012 года. Летом 2013 года проект стал победителем «Школы молодого миллиардера» Forbes. По просьбе Forbes Елена ответил на вопросы участников конкурса «Школа молодого миллиардера», читателей и журналистов. Все самое интересное — в нашем онлайн-интервью.

— Как Вам удалось наладить производство продукта такого характера и масштабировать такой проект в реальный бизнес? Я сама занимаюсь фитнес питанием и хочу серьезно уйти в эту область, но даже не представляю, как из этого сделать бизнес, с чего начать и куда идти? (Екатерина)

— Сделайте пробную партию продукта, дайте его попробовать своим друзьям, семье и знакомым. Это поможет понять, нравится ли им такой продукт, готовы ли они его покупать в таком виде и по какой цене. Эти данные и будут отправной точкой для вашего бизнеса. Следующий этап — запуск производства. Продумайте технологию, затем найдите соответствующее оборудование, подберите площадку и персонал. И, конечно, не забудьте оценить сроки окупаемости и просчитать все расходы: от аренды и заработных плат до закупки производственных материалов. В нашем случае мы разработали технологию производства Bite, которая получила название «Gentle Processing». Опираясь на эту технологию мы рассчитали, какое оборудование необходимо для производства полностью натурального продукта, закупили и установили его на стороннем заводе, где первые два года и производили Bite. Сейчас у нас есть собственная фабрика.

— Как найти баланс между карьерой (особенно когда ты CEO) и личной жизнью (семьей)?(Анастасия)

— Нужно быть избирательным — времени и сил на все однозначно не хватит. Для себя необходимо четко обозначить приоритеты. На сегодняшний момент в моей жизни их три — это компания и весь коллектив BioFoodLab, моя дочь и муж.

— Какие образовательные программы в наибольшей степени повлияли на Вас, дали наибольший положительный эффект?

— Одной из первых моих образовательных программ была «Школа молодого трейдера» в ТНК-BP. Это внутрикорпоративное обучение, когда компания растит для себя трейдеров. Я стала одной из пяти студентов, которых отобрали на программу. Обучение длилось 2,5 года — за это время ты проходишь все департаменты downstream, где самостоятельно планируешь и реализуешь проекты. Это обучение произвело на меня самое большое влияние, так как дало возможность пройти и понять множество бизнес-процессов. Меня также поразил курс в Massachusetts Institute of Technology, в рамках обучения в Сколково по программе MBA, после которого я и решилась на открытие собственного бизнеса.

— Как и где вы искали первых сотрудников? Как удалось их привлечь для работы над проектом? (Евгений Голанов)

— Первым сотрудником компании стала я сама, но лидером можно быть только тогда, когда у тебя есть команда. Вторым сотрудником компании стал технолог, которого я нашла на сайте HeadHunter. У меня был ограниченный бюджет, и мне было важно найти хорошего профессионала с учетом этого бюджета. Точно таким же образом я нашла первого sales–менеджера. Первое время мы работали втроем. С развитием компании, конечно же, мы набирали новых людей, сейчас в нашей команде почти 30 человек.

— Вы уже заработали миллиард на батончиках из сухофруктов? Хотя бы в плюс вышли?(Юрий)

— В плюс мы вышли за первые 8 месяцев после старта продаж. До сегодняшнего дня я не выводила никаких средств из бизнеса. Я верю в компанию, в продукты и, самое главное, в коллектив BioFoodLab. Все, что мы зарабатываем, мы вкладываем в развитие компании, в рост числа наших сотрудников и, конечно же, в производственные мощности.

— Елена, каким вы видите оптимальный путь запуска производства пищевого продукта, если бюджет ограниченный (1-4 млн рублей)? Как и на каких этапах нужно начинать продвигать его в ритейл? (Антон Кошелев)

— 1-4 млн рублей – это хорошая сумма для старта. Я бы посоветовала не затягивать с продвижением продукта в ритейл. Вход в ту или иную продуктовую сеть занимает от 3 до 6 месяцев. Я советую начинать продажи на локальных маркетах, в маленьких интернет-магазинах — туда легче всего войти. Параллельно нужно вести переговоры с крупными сетями. Это дает возможность понять, как они работают, какая у них экономика. Много времени занимает непосредственное заключение контрактов, поэтому все процессы надо вести параллельно.

— Как выбирать страну для выхода на зарубежный рынок, по каким параметрам? Чем вы руководствовались? (вопросы команды проекта Plov.com)

— Прежде чем выходить на зарубежный рынок, оцените какой там спрос на вашу категорию товаров. Затем необходимо понять, есть ли политическая специфика в работе с той или иной страной. Выбор нужно делать в пользу тех стран, куда будет максимально легко войти. Для нас такими странами стали Китай и бывшие страны СНГ. В Китае огромный рынок и хороший спрос на полезные и натуральные продукты питания. В Европе и Америке этот рынок, конечно, еще больше, но чтобы выйти туда, нужно немного больше времени. Одно из стратегических направлений BioFoodLab — развитие международной дистрибуции.

— Запуск продаж в другой стране в случае Bite, вероятно, означает и производство в этой стране. Вы открывали свое представительство или размещали заказ на чьем-то производстве или joint-company? Если это было размещение заказа, оно было от имени российской или местной компании?

— Сейчас у нас хорошие продажи на международных рынках. Мы активно продаемся в Китае, Канаде, Кувейте, ОАЭ, но производственные площадки в этих странах пока не открывали, пока производим экспортную продукцию на своих мощностях. Для этого мы получаем все необходимые сертификаты качества. Мне было бы интересно разместить заказ, например, на китайской фабрике, так как продажи в Китае постоянно растут. Мы даже ездили смотреть несколько площадок, но пока эти фабрики не удовлетворили наших требований по качеству. Как только мы запланируем открытие производства в Китае, мы обязательно отправим туда наших представителей, которые будут контролировать все процессов 24 часа в сутки.

— Если производство осуществляется на месте (не экспорт), как вы контролируете качество?

— У меня и BioFoodLab пока такого опыта нет. Я знаю владельцев компаний, которые размещают производства на других фабриках, в том числе и в Китае. Первое, о чем все они говорят, что обязательно нужен человек, который будет следить за качеством, отслеживать каждый процесс, то есть постоянно находиться на производстве в Китае. Всегда нужно понимать, что если продукт на фабрике производится не «для себя», то качество может страдать, так как у многих производителей на аутсорсе нет заинтересованности в производстве качественного продукта. Об этом нужно всегда помнить и тщательно за этим следить.

— Елена, есть ли у вас представители компании за границей? Если да, как вы его искали, кто он?

— У нас есть представители в ОАЭ и Кувейте. С последним у нас получилась очень интересная история: он ехал в Россию, чтобы заключить контракт с «Объединёнными кондитерами». Его жена попросила встретиться и с нами, так как читала и следила за нами в социальных сетях. В итоге, он сначала заехал к нам и теперь является нашим партнером. В Канаде и Китае мы работаем через дистрибьюторов. В ближайшее время будем представлены в Африке, там тоже работаем через дистрибьютора.

— Вы пользовались услугами местных консультантов при выходе на зарубежные рынки? Какие были расходы на подготовку к запуску? Сколько времени это заняло до момента открытия офиса?

— Услугами местных консультантов мы не пользуемся, многие исследования проводим сами, изучаем объемы рынка. Мы покупаем отчеты и исследования международных консалтинговых агентств, в том числе, DataMonitor. Это дорогостоящие исследования, цена варьируется от нескольких сотен до нескольких тысяч долларов. Но в итоге мы получаем качественные и достоверные данные. Нам нравятся, что информация в них очень емкая, с конкретными показателями. Офисы за рубежом мы пока не открывали.

— Могу ли я купить батончики в «Магните»? (Дмитрий Чучкалов, Свердловская область)

— Сейчас Bite можно купить в гипермаркетах «Магнит». Для нас большая честь продаваться в данном сегменте (сегменте масс-маркета). В «Магнитах» вы практически не встретите товаров с высокой маржинальностью. «Магнит» как никто другой понимает и тшательно относится к выбору продуктов с идеальным соотношением «цена – качество». В ближайшее время мы планируем расширить свое присутствие и в супермаркетах. Мы хотим, чтобы натуральные и качественные продукты стали нормой жизни и были доступны каждому.

— В чём хранить и во что вкладывать деньги? (Алексей)

— На мой взгляд, уже поздно вкладываться в валюту. Я бы посоветовала инвестировать деньги в себя, в свою семью. Я пошла учиться в Сколково в 2009 году, когда был кризис и неопределенность на рынке. Я вложила деньги в себя, в свое образование, что во многом помогло мне открыть свой бизнес.

— Как вы относитесь к феминизму? (Рустам Байназаров)

— Мне кажется, вопрос феминизма не стоит так остро в Россси, как он стоит за рубежом. Россия одна из первых стран в мире, которая законодательно и официально провозгласила равенство прав мужчин и женщин еще в 1917 году. При Советской власти были отменены все законы, закреплявшие неравноправие. У женщины были равные права с мужчиной во всех областях: от общественно-политической до культурной жизни. Нет такой работы, которую бы женщины не могли выполнять — они много работали и рано выходили из декрета. В то время, как на западе в 50-60-х годах женщины долго сидели дома с детьми и не были полностью удовлетворены жизнью. Сейчас в нашей стране у мужчин и женщин равные права. Я считаю, в России никому доказывать это не нужно.

— С какими проблемами сталкивается компания при выходе на международную арену?

— Проблема номер один – это международная сертификация. Специфические требования могут быть не только у страны, но и даже у конкретного супермаркета. Например, сейчас мы выходим на рынок Великобритании, и официально никаких экстраординарных требований к продукту нет. Наше производтво соответствует высоким стандартам качества. А вот супермаркеты, с которыми мы заключаем договоры, требуют дополнительных сертификатов на производство. Сейчас мы готовим необходимую документацию и в самое ближайшее время начнем осваивать новые рынки.

— Какой этап в развитии проекта был для вас самым сложным?

— Наверное, выход на самоокупаемость. Ты долго идешь к своей цели, достигаешь ее, и здесь главное не останавливаться. Как только твой продукт становится успешным, его начинают копировать, «заражаются» твоим успехом, поэтому нужно найти в себе силы и делать все, чтобы всегда быть на шаг впереди.

— С чего начать организацию производства в России? Есть ли базовый набор шагов или каждый раз все очень индивидуально?

— Производство начинается с поиска технолога и контролера по качеству. Они должны описать технологию, все процессы работы и взаимодействия на производстве. Я не советую на первых этапах организовывать собственную производственную площадку, это очень дорого. Лучше искать площадку, на которой будет производство под ваш заказ. В этом случае вы платите только за единицу произведенного продукта.

— Привлекали инвестиции или развивались на собственные средства? (вопросы Станислава Ягупова, проект INDIWOOD)

— Мы не привлекали инвестиции, компания развивалась на мои личные средства. На сегодняшний день все деньги, которые зарабатывает компания направлены на ее развитие. Это моя четкая позиция — на этапе становления компании не нужно привлекать инвестиции. Это, пожалуй, не касается только IT-проектов. Важно сначала понять, что ваша бизнес-модель работает, что вы со своим продуктом действительно будете востребованы на рынке, доказать, в первую очередь, себе и своей команде, что бизнес экономически выгоден. После этого уже можно привлекать и сторонние инвестиции.

— Чем занимаются ваши родители? Они связаны с бизнесом?

— Мой папа военный, а мама долгое время была торговым представителем в фармацевтической компании. Мне всегда было интересно смотреть как она работает, выстраивает маркетинг и управляет продажами. Уже тогда, в 7 классе, я прочитала всего Котлера. Мама для меня всегда была примером бизнес-леди. Сейчас она занимается искусством и пишет картины.

— Как получилось, что вы стали работать моделью в Париже и почему с этим закончили и предпочли бизнес?

— Я понимала, что мне — человеку без финансовой поддержки родителей — надо стартовать самой, зарабатывать деньги самостоятельно, в том числе и на высшее образование. На бюджетное отделения я просто не поступила. После того, как я выиграла конкурс Elite Model Look, я уехала в Париж. Надо сказать, что карьера модели сильно изматывает. Мне всегда было тяжело понять, как люди могут меня осуждать за то, что у меня лишних 2 килограма или за то, что я слишком худая. Все постоянно ищут какие-то изъяны. Мне было неприятно, что моей внешностью распоряжается кто-то кроме меня, ты сам себе не пренадлежишь и ничего не решаешь. Это очень тяжелая моральная работа. Я считаю, что внешность второстепенна, она не помогает тебе в жизни. Успех не должен зависить исключительно от внешности, ведь ее не выбирают. В бизнесе же, все зависит от тебя, твоих знаний и упорства.

— Что было сложнее всего на старте? Изменились ли ритм, образ жизни, круг общения?

— Сложнее всего было поверить в то, что твой продукт невероятный и в успех, который ждет впереди. Тяжелее всего соорганизовать себя самого. Ритм жизни и круг общения конечно изменился. Самые близкие друзья - это мои коллеги. Все свободное время я предпочитаю проводить с семьей — дочерью и мужем. Конечно же, я иногда посещаю разные мероприятия, но на светскую жизнь время стараюсь не тратить.

— Елена, как изменилась ваша жизнь, когда из наемного менеджера вы превратились в бизнесвумен?

— Кардинально, так как появилось больше ответственности. Раньше я думала, что когда у меня будет свой бизнес, я смогу больше отдыхать, чаще ездить в отпуск. В реальности же я работаю гораздо больше. Но меня это только радует, что есть такие дела и трудности — это такой челлендж, который заряжает энергией и очень вдохновляет.

— Ваш продукт заметили большие корпорации? Обращались ли с инициативой пообщаться?

— Да, конечно, к нам регулярно обращаются крупные корпорации. Самая большая победа и достижение в этом году — это сотрудничество с Disney. Мы гордимся, что можем делать проекты с таким легендарным и всеми любимым брендом. Прежде чем начать сотрудничество, мы прошли тщательную проверку на соответствие международным стандартам качества.

— Какие правила бизнеса вы вынесли из общения с китайскими партнерами?

— Я не могу сказать, что китайские партнеры сильно отличаются от остальных. Есть важный момент, это касается всех международных партнеров — необходимо соблюдать культуру общения и традиции принимающей стороны. Китайские партнеры очень вежливые и гостеприимные. Мне было интересно узнать, что если ты, например, вегетарианец, лучше об этом предупредить до того, как тебя пригласили на ужин. Во время встреч и приемов китайцы всегда стараются тебя всем угостить и обижаются, если ты отказываешься. У меня так случилось на одной из первых встреч, когда глава большой корпорации угощал меня мясными деликатесами и обижался, когда я не могла все это попробовать.

— Чувствуете ли вы, что успешна или есть какая-то цель, следующая планка?

— Я не измеряю успешность какими-то категориями. Я люблю свою компанию и то, что я делаю. Мы ставим новые планы на следующий год, повышаем планку и идем вперед.

— Вы сейчас производите монопродукт, планируете ли расширять линейку?

— У нас есть технология «Gentle Processing», на базе которой мы, конечно же, будем расширять продуктовую линейку. Уже в начале 2016 году на полках супермаркетов вы увидите новую детскую линейку натуральных продуктов.

Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 29 декабря 2015 > № 1601032


Россия. ДФО > Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 29 декабря 2015 > № 1597342

Гарантийный фонд Приморья расширит поддержку бизнеса.

В Приморье могут расширить направления поддержки предпринимателей через Гарантийный Фонд края. С такой инициативой обратились бизнесмены к Губернатору Владимиру Миклушевскому в ходе встречи в преддверии Нового года, сообщила пресс-служба краевой администрации.

Как отметила директор по развитию группы компаний «Зеленые листья» Наталья Лобановская, малому бизнесу сегодня необходима поддержка Гарантийного Фонда в виде гарантии под рефинансирование ставок. «По данным Центробанка, в этом году объем кредитования малого и среднего бизнеса сократился на 30 процентов. Основная причина – регулярно изменяющаяся кредитная ставка, из-за чего рост задолженности по возвратам кредитов вырос на 40 процентов», – рассказала она.

По ее мнению, существенно помочь бизнесу сможет поддержка Гарантийного фонда. «Гарантии Фонда под рефинансирование ставок позволят создать понятный механизм поддержки малого и среднего предпринимательства. Убеждена, эта мера будет эффективной. Ряд федеральных агентств кредитных гарантий уже выдает поручительство под рефинансирование», – сообщила Наталья Лобановская.

Владимир Миклушевский поддержал эту идею, поручив профильному департаменту проработать ее в ближайшее время. «Я также приглашаю вас в состав проектного офиса по улучшению инвестиционного климата, который я возглавляю. В него входят мои заместители, руководитель представительства Агентства стратегических инициатива, представители общественных объединений, эксперты. Это площадка где вы сможете напрямую от лица предпринимателей доносить идеи бизнеса до власти», – добавил глава региона.

Гарантийный Фонд Приморского края создан в 2009 году в целях повышения доступности кредитно-финансовых ресурсов для бизнеса. Помимо предоставления поручительств по кредитным договорам и договорам лизинга, в 2015 году Фонд разработал программу предоставления поручительств по договорам банковской гарантии, а также расширил категории получателей поддержки, включив также средние предприятия и организации, образующие инфраструктуру поддержки субъектов малого и среднего предпринимательства.

Сегодня Гарантийный Фонд Приморья – лидер среди гарантийных организаций Дальнего Востока. За время его работы поддержку получили свыше 700 предпринимателей на сумму более 2 миллиардов рублей, а объем банковских кредитов составил более 4,5 миллиардов рублей.

Встреча Владимира Миклушевского и предпринимателей длилась более двух часов. В ней приняли участие более 30 руководителей различных предприятий региона. За это время помимо вопроса о повышения доступности кредитных ресурсов через Гарантийный фонд, присутствующие также обсудили темы, касающиеся закона о Свободном порте Владивосток, развития жилищного строительства, участие бизнеса в социальных проектах и другие. По словам Владимира Миклушевского, все озвученные предложения будут детально проработаны.

Россия. ДФО > Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 29 декабря 2015 > № 1597342


Россия > Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 28 декабря 2015 > № 1604046

Без секрета всему свету. Бенефициаров компаний заставят выйти из тени

Правительство внесло в Госдуму законопроект, обязывающий компании регулярно раскрывать информацию о своих владельцах. Документ направлен на повышение финансовой прозрачности

Российские компании обяжут регулярно подтверждать информацию о своих бенефициарах. Соответствующий законопроект внесло в Госдуму правительство. Если его примут, организации будут обязаны получать, хранить и обновлять информацию о своих владельцах, а также предоставлять ее по запросам федеральных органов. Эта мера рекомендована ФАТФ, Международной организацией по борьбе с отмыванием денег и финансированием терроризма, куда входит и Россия. Таким образом, наша страна вносит свой вклад в повышение мировой финансовой прозрачности. Как новый закон повлияет на отечественный бизнес?

Алексея Карпенко

старший партнер адвокатского бюро Forward Legal

«В мире в ближайшие годы будет установлен автоматический информационный обмен между компетентными органами, между налоговыми органами, между банками. Его цель — полная транспарентность рынка, полная известность рынку тех собственников и бенефициаров, компаний, независимо от страны, независимо от индустрии, независимо от отрасли для того, чтобы предотвратить уклонение от уплаты налогов и предотвратить финансирование терроризма. Для бизнеса чуть-чуть возрастет административная нагрузка, будет необходимо заполнять дополнительную форму. Я думаю, делать это с периодичностью раз в полгода или год, но, в принципе, никаких существенных изменений для российских юридических лиц, для российских компаний никаких существенных расходов связанных с этим, это не повлечет. Для тех, кто до сих пор не раскрылся, для тех, кто до сих пор пытается скрыть те или иные свои операции за определенными юридическими лицами, которые зарегистрированы на других подставных лиц, да, для них это проблема».

В сообщении правительства отмечается, что документ будет в первую очередь противодействовать уклонению от уплаты налогов. Большинство опрошенных Business FM экспертов приветствует новую инициативу. Хотя и отмечают, что организационная нагрузка на российских предпринимателей повышается.

Россия > Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 28 декабря 2015 > № 1604046


Россия. ДФО > Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 28 декабря 2015 > № 1597339

Бизнес привлекут к разработке стратегии развития Приморья.

Губернатор Приморского края Владимир Миклушевский обсудил с предпринимателями края проблемы бизнеса и улучшения делового климата в регионе, сообщила пресс-служба краевой администрации.

По словам Владимира Миклушевского, за последние годы региону удалось серьезно продвинуться в улучшении делового климата. «В национальном рейтинге инвестиционной привлекательности регионов мы достаточно серьезно продвинулись вперед, показав одну из лучших динамик в стране. Но задачи стоят более амбициозные – войти в десятку регионов по комфортности ведения бизнеса. Сделать это возможно только совместным усилиями бизнеса и власти», – подчеркнул Миклушевский.

Глава региона отметил, что в Приморье сегодня уже действует несколько видов налоговых льгот. С 2014 года они распространяются и на участников инвестпроектов. В этом году список получателей расширился. «Вступил в действие закон, согласно которому предприниматели, работающие по упрощенной системе налогообложения, освобождаются от уплаты налогов в течение двух лет. С 1 января 2016 года начнет действовать льгота для новых предприятий, которые работают по системе патентного налогообложения», – акцентировал Губернатор.

Во время встречи прозвучало немало вопросов, касающихся закона о Свободном порте Владивосток (СПВ), в частности о механизме, который позволит при необходимости оперативно внести правки в закон. Глава региона отметил, что залог успеха любого проекта – диалог с бизнесом. Это касается и ТОРов, и Свободного порта. «Если что-то не работает, нужно быстро менять. Эту работу координирует Министерство по развитию Дальнего Востока, где уже действуют рабочие группы, куда необходимо включить представителей бизнеса. Это позволит оперативно получать обратную связь и корректировать работу», – акцентировал Владимир Миклушевский.

Губернатор также отметил, что сейчас в регионе разрабатывается проект стратегии развития Приморского края, рассчитанный до 2025 года. После утверждения проекта будут внесены изменения в схемы территориального планирования. В регионе уже работает пилотный проект – Владивостокская агломерация, по которому четыре муниципалитета будут иметь единый генеральный план. Контролирует соблюдение этого обязательства департамент градостроительства Приморского края. Опыт создания агломераций будет распространен на все Приморье. В перспективе планируется создать восемь агломераций.

Владимир Миклушевский поддержал инициативу финансового директора компании «Примполимер» Алексея Дешпета о привлечении бизнеса к разработке стратегии развития региона. «Каждый из вас – эксперт в своей области и вы понимаете, как будете развивать свое производство. Мнение предпринимателей обязательно будет учтено при разработке стратегии развития края», – заявил Губернатор.

Встреча главы Приморья и предпринимателями длилась более двух часов. За это время обсудили также вопросы повышения доступности кредитов ресурсов через Гарантийный фонд, развитие жилищного строительства и другие.

Россия. ДФО > Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 28 декабря 2015 > № 1597339


Дания > Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 25 декабря 2015 > № 1595804

Lego — лучшая инвестиция, чем акции и золото?

Британская газета The Telegraph пишет, что конструкторы Lego — более выгодные инвестиционные инструменты. Однако сами инвесторы просят не обольщаться

Детская игрушка как высокодоходный инструмент. Британские журналисты из The Telegraph выяснили, что инвестиции в конструкторы Lego — гораздо выгоднее, чем вложения в золото, ценные бумаги или банковские депозиты. За последние 15 лет инвестиции в акции на Лондонской бирже принесли средний доход в 4%, в золото — около 10%, а депозиты — меньше 3% годовых, подсчитали в газете. В то время как на конструкторах Lego можно было заработать 12% и даже 36% годовых, именно настолько подорожали наборы, купленные 15 лет назад, при условии, что их, конечно, не распаковали и не использовали. С просьбой оценить конструкторы Lego как инвестицию Business FM обратилась к управляющему активами Международного фонда частных инвестиций Александру Душкину:

Александр Душкин

управляющий активами Международного фонда частных инвестиций

«Относиться к идее инвестирования в наборы Lego нужно с юмором и думать в том смысле, понравятся ли они вам самим или вашим детям, потому что Lego покупают себе и люди не только в детском возрасте и не только для детей. Нужно к этому относиться с пониманием того, насколько Lego распространилось как идея, как игрушка. Но относиться к этому как к инвестиционной идее, пожалуй, не стоит. Я даже слышал о каких-то Lego-маниях, когда вполне успешные бизнес-инвестиционные аналитики с Уолл-стрит, имеющие деньги в кармане, воруют Lego в огромных объемах. Их в конечном итоге ловят на этом, арестовывают, сажают в тюрьму, даже такие случаи известны. Я помню, что какой-то не бедный человек воровал Lego в огромных объемах, на 30 тысяч долларов наворовал».

Случай, о котором говорит аналитик, произошел три года назад. Вице-президент компании SAP Томас Лангебах был осужден на месяц тюрьмы за кражи наборов Lego. Успешный менеджер в магазине наклеивал на более дешевые конструкторы ценники с дорогих наборов, которые затем покупал по очень низкой цене. Часть украденных игрушек он собственноручно собрал, а часть продал на E-bay.

Возвращаясь к теме инвестиций в детские конструкторы. В какие еще подобные «инструменты» можно попробовать вложиться?

Евгений Коган

президент компании «Московские партнеры»

«Можно привести еще 20, 30, а то и 40 идей, которые выстрелили и которые стали более интересной инвестицией, чем многое другое. Можно привести биткоины, которые тоже почему-то стали намного дороже, хотя большинство населения Земли до сих пор не понимает, что это такое. Кстати, ваш покорный слуг тоже не до конца врубается. Так вот, знаете, в жизни есть место сказке. Это первое. Второе — в жизни всегда есть место сумасшедшим людям, которые готовы платить все дороже и дороже за вещи, совершенно странные, непонятные, тем не менее, какие-то замечательные. А инвестировать, вы знаете, наверно, инвестировать надо, прежде всего, в своих детей, в себя, в любовь, а уже потом во все это остальное. Пока тренд по Lego позитивный, это я говорю, как трейдер, почему бы нет? Можно инвестировать и в Lego. Черт его знает, трудно сказать, что будет перспективно лет через 10, может быть, самая интересная инвестиция будет бутылка чистой воды. Я не исключу».

По данным The Daily Telegraph, самым выгодным конструктором Lego стал набор под названием Corner Cafe, ныне снятый с производства. 8 лет назад он стоил 90 фунтов, сейчас — 2 069, соответственно, доходность составила 287% годовых.

Дания > Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 25 декабря 2015 > № 1595804


Россия > Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 25 декабря 2015 > № 1595785

Встреча Путина и бизнесменов: «Говорил только один человек»

По словам участников мероприятия, президент поднимал темы Украины, Турции, оставив без внимания принципиальные проблемы для бизнеса

Владимир Путин предупредил крупных российских бизнесменов о «политической сложности момента» и обсудил с ними Украину и Турцию. Накануне, 24 декабря, президент провел традиционную предновогоднюю встречу с российскими миллиардерами. Как пишут СМИ, принципиальные для бизнеса проблемы не обсуждались. В открытой части мероприятия Путин поблагодарил бизнесменов за работу в условиях кризиса.

Владимир Путин

президент Российской Федерации

«Уходящий год был непростым для всех российских компаний. Банки действовали в условиях ограниченного доступа на внешние рынки, серьезное значение сыграло резкое снижение цены на нефть, ну, и потом, разумеется, колебание курсов валютных, как производная от всего этого. Но, несмотря на сложную конъюнктуру, на объективные трудности, вы обеспечили устойчивую работу предприятий, сохранили трудовые коллективы. Мы так внимательно анализируем, что происходит на конкретных предприятиях, и видим, что даже там, где есть временные трудности, вы предпочитаете все-таки даже сократить, может быть, рабочее время, но коллективы сохранить. На мой взгляд, очень правильный подход, нужно очень бережно относиться, особенно к высококвалифицированным кадрам».

На введение санкций Путин пообещал ответить расширением свободы предпринимательства. На этом открытая часть мероприятия закончилась. Когда журналисты выходили из зала, то слышали, как Путин сказал бизнесменам, что они собрались здесь близким кругом, почти семейным.

В этом году на встрече присутствовало около 50 человек. По информации Business FM, две трети — представители частного бизнеса, одна треть — руководители госкомпаний.

Проблемы отдельно взятых предприятий в закрытой части встречи не обсуждались, вопросы о государственной поддержке также не поднимались, утверждает один из собеседников РБК. «Говорил на встрече только один человек», — рассказывает другой собеседник агентства, имея в виду президента. По словам двух участников встречи, «обсуждали Украину и Турцию, политическую сложность момента».

Путин напомнил, что с Нового года Украина начинает работать в зоне свободной торговли с ЕС, а также перестает работать в таком режиме с Россией. Он предупредил бизнесменов, чтобы они были готовы к сложностям. Рекомендаций избавляться от украинских активов не было, как и рекомендаций и поручений разрывать отношения с турецкими бизнесменами. «Путин просто еще раз пояснил позицию России в конфликте», — рассказывают участники мероприятия.

На прошлогодней предновогодней встрече Путина с бизнесменами основное внимание гостей и журналистов было приковано к владельцу АФК «Система» Владимиру Евтушенкову, в отношении которого в то время проводились следственные действия по делу о присвоении акций «Башнефти».

Как рассказывал тогда пресс-секретарь президента Песков, во время встречи Владимир Путин несколько раз предлагал бизнесменам поделиться своими проблемами и рассказать об острых ситуациях, однако предприниматели предпочли не выступать.

Россия > Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 25 декабря 2015 > № 1595785


Россия > Приватизация, инвестиции > gazeta.ru, 24 декабря 2015 > № 1618267

«С идеями в России все хорошо»

Как «Премия развития» ВЭБа помогает российским предпринимателям и инвесторам

Петр Михайлов

С 2012 года ВЭБ вручает «Премию развития» за лучшие инвестпроекты, сейчас открыт прием заявок на следующий год. О том, чем идеи отличаются от проектов, как кризис отражается на инвестициях, что надо сделать, чтобы увеличить объемы капвложений, а также почему банк сегодня испытывает трудности, в интервью «Газете.Ru» рассказал заместитель председателя, член правления Внешэкономбанка Сергей Васильев.

— ВЭБ вручает «Премию развития» с 2012 года, сейчас открыт прием заявок на следующий год. Зачем это банку?

— Мы ключевой институт развития в стране и потому должны поощрять инвестиционную активность. Кроме того, работая с «Премией развития», мы получаем возможность более широко взглянуть на инвестиционные процессы в стране, какие есть здесь проблемы, какие успехи — про многие проекты мы даже и не знаем, а они весьма интересные.

— А зачем компаниям участвовать в премии, что им это дает?

— Прежде всего, это паблисити, репутация, это известность на федеральном уровне. Многие рассчитывают, что могут после этого получить более выгодные условия финансирования, в том числе и в ВЭБе. И мы к таким проектам уже по-другому относимся.

— Сохраняется ли интерес со стороны бизнеса к участию в конкурсе в нынешних сложных экономических условиях?

— Пока заявок немного, но это обычная ситуация — все раскачиваются очень медленно. Много заявок приходит в последние дни, а некоторые и после закрытия. На данный момент к нам поступило 80 заявок, и я думаю, что их будет больше 200, что будет соответствовать уровню прошлого года. Мы еще не так сильно ощутили спад деловой активности, поскольку к нам сейчас приходят проекты, начатые два-три года назад, и текущую инвестиционную паузу мы ощутим позже.

— Существует, распространенное среди экспертов, мнение, что в России есть дефицит интересных бизнес-идей. Вы с этим согласны?

— Нет, с идеями как раз все хорошо. А вот с проектами — есть проблемы. Как говорил Владимир Ленин про русских: «талантов много — умников мало». К нам часто в банк приходят предприниматели фактически именно с идеями, а не с проектами, которые имеют готовое технико-экономическое обоснование, оценку рынков и т.д. Такой разрыв между идеей и проектом возникает из-за того, что в советские времена у нас была совсем другая экономика и никто этим не занимался, в 90-е годы было мало инвестпроектов, реальные большие проекты ведь пошли только году в 2004–2005-м. А нужна большая хорошая практика, чтобы выработалась некая технология. У нас же пока только сейчас рыночные отношения укоренились в повседневной жизни, инвестиции же идут с лагом. Хотя сейчас эта проблема стала чуть-чуть менее острой, чем в 2007 году, когда мы начинали свою деятельность. «Премия развития» в этом смысле и показывает предпринимательскому сообществу лучшие практики.

— Из какой сферы идет больше всего заявок на «Премию развития»?

— Это промышленность. Инновационных проектов не так много, как хотелось, но это объяснимо. Здесь ключевой вопрос — это необходимость длинных денег. Импортозамещение тоже не помощник, поскольку это не инновационный процесс, а внедрение готовых технологий, которые мы в основном покупаем на Западе.

— Как, на ваш взгляд, можно решить проблему длинных денег, особенно сейчас, когда России фактически перекрыт доступ на внешние рынки капитала?

— На внешние источники мы рассчитывать не можем, поэтому надо ориентироваться на внутренние источники. И тут есть фундаментальная проблема — у нас сейчас низкая норма сбережений. Это объясняется нестабильностью нефтяных цен и плавающим курсом рубля, что делает условия сбережений для населения крайне волатильными. А для людей нужна какая-то определенность, банковская система ее обеспечить не может, а фондовый рынок «лежит» уже давно. Плюс постоянно меняющиеся правила игры в части пенсионных накоплений. Непонятно, как копить. Возможно, стоит разработать какие-то инструменты накопления, которые гарантировали бы хотя бы индексацию сбережений по уровню инфляции.

— Государство может служить источником длинных денег?

— Глядя на наш бюджет, понимаешь, что денег там для этого нет. За рубежом занимать почти невозможно, занимать внутри страны — означает вытеснять частные инвестиции государственными, что тоже неправильно.

— Можно ли использовать инструменты, связанные с получением финансирования через Центральный банк?

— Уже сейчас ЦБ отчасти участвует в инвестпроцессе через предоставление финансирования под залог проектов. Это нестандартная практика, но вполне приемлемая. Как говорил Милтон Фридман, «неважно, какими средствами деньги доводятся до населения». Если вы не знаете, как передать деньги, — разбрасывайте их с вертолета. Кстати, примерно тем же самым занимался американский Федрезерв в последнее время.

— Принято считать, что в России плохой инвестиционный климат, крайне забюрокраченные процедуры и т.д. Вы с этим согласны?

— Мне кажется, что в последнее время мы здесь сильно продвинулись, о чем говорят наши результаты в рейтинге Doing Business. И предприниматели стали гораздо меньше жаловаться на административные барьеры, чем пять лет назад. На мой взгляд, меняется ментальность у региональных властей, которые стали понимать, что инвестпроекты — это то, на чем будет подниматься и занятость, и налоговые доходы. Ключевая проблема — это доступность финансов.

— Сейчас ВЭБ испытывает трудности, с чем они связаны?

— В той модели, которая была до недавнего времени, в работе с ВЭБом были большие плюсы. Это сразу повышало статус проекта и открывало доступ к западному финансированию. Сейчас со второй частью большая проблема, и во многом именно с этим связан текущий кризис ВЭБа. Значительная часть проектов была основана на трансфере западных технологий, поскольку, например, собственное машиностроение находится в плохом состоянии. А там если приобретается немецкое оборудование, то эту сделку кредитует немецкий банк. Если этих кредитов нет, то приходится покупать за наличные, с привлечением более дорогого российского финансирования. И экономика проектов значительно ухудшается. Для нас болезненным было не только закрытие внешних рынков, но и девальвация рубля. Я скажу больше: не было бы падения цен на нефть и девальвации, не было бы больших проблем. Теперь все оборудование дорогое. Я надеюсь, что нефть дальше падать не будет. Лучше низкая цена, но стабильная. Скачки крайне негативно влияют на рынки. Как запустить инвестиции — это ключевая проблема.

— Есть ли у правительства какое-то решение по поддержке ВЭБа? Обсуждалась, в частности, возможность докапитализации за счет выпуска ОФЗ.

— Пока все в процессе обсуждения. Еще раз отмечу, что спусковым механизмом проблем ВЭБа послужили санкции, поскольку ВЭБ сильно завязан на внешнее фондирование. Модель хорошо работала, но, когда финансовый поток резко останавливается, неизбежно возникают проблемы.

— Почему не удалось заменить западные деньги китайскими?

— Китайский финансовый сектор просто намного меньше западного. Еще надо учесть, что в Китае такие решения принимаются политическими властями. А мощности административного механизма гораздо меньше рыночного. Быстро нарастить финансовый поток невозможно. А если говорить о других крупных азиатских финансовых центрах — Гонконге, Сингапуре, — то они находятся под очень сильным влиянием США со всеми вытекающими отсюда последствиями.

— Деофшоризация, которую затеяли власти, поможет как-то увеличить инвестиционные потоки?

— Большая часть денег, которая выведена из России, потом возвращалась обратно в виде иностранных инвестиций с Кипра, Люксембурга. Поэтому деофшоризация не может сгенерировать новый денежный поток. Надо думать о том, как продвигаться по пути повышения внутренней нормы сбережений. Даже если мы на пару процентов продвинемся, то это уже будет хорошо.

Россия > Приватизация, инвестиции > gazeta.ru, 24 декабря 2015 > № 1618267


Россия. СФО > Приватизация, инвестиции > rosreestr.ru, 24 декабря 2015 > № 1599503

Управление Росреестра по Алтайскому краю и филиал ФГБУ «ФКП Росреестра» по Алтайскому краю 23 декабря провели очередной День открытых дверей для представителей бизнеса во всех офисах приема документов в городах и районах края.

Квалифицированные специалисты Росреестра помогали заявителям разобраться с конкретными пакетами документов, вручали памятки о процедуре оформления прав, порядке и сроках оказания услуг Росреестра. С помощью сервиса Школы электронных услуг и доступа к порталу Росреестра можно было не только наглядно ознакомиться с процедурой подачи документов в электронном виде, но и пошагово освоить электронные сервисы.

С целью получения обратной связи от предпринимательского сообщества проведен опрос заявителей - представителей бизнеса, по мнению которых подобные мероприятия позволяют получить ответы практически на любые вопросы, связанные с государственной регистрацией прав и постановкой на кадастровый учет. В целом, в ходе опроса отмечена положительная динамика по сокращению сроков регистрационных процедур, улучшению качества услуг Росреестра, в том числе в электронном виде, повышению клиентоориентированности и уровня сервиса в офисах приема-выдачи документов.

Напомним, что свои пожелания по деятельности Росреестра в Алтайском крае заявители выражали в ходе телефонного опроса, проведенного в октябре 2015 года, а с ноября текущего года в территориальных отделах края реализован такой механизм оценки качества оказания услуг как «тайный заявитель».

В наступающем 2016 году будет продолжена практика проведения Дней открытых дверей и юридических консультаций для предпринимателей, а также семинаров, круглых столов, консультаций и рабочих встреч с участием представителей бизнес-сообщества.

В совокупности все проводимые Росреестром мероприятия вносят существенный вклад в повышение качественного уровня и доступности государственных услуг в сфере оформления прав на недвижимость, а в конечном итоге - создание благоприятных условий для ведения предпринимательской деятельности в Алтайском крае и развитие инвестиционного климата региона.

Россия. СФО > Приватизация, инвестиции > rosreestr.ru, 24 декабря 2015 > № 1599503


Россия. СФО > Приватизация, инвестиции > rosreestr.ru, 24 декабря 2015 > № 1599491

В Тальменском районе состоялось совместное выездное заседание Уполномоченного по защите прав предпринимателей в Алтайском крае и комитета Алтайского краевого Законодательного Собрания по экономической политике, промышленности и предпринимательству при участии представителей законодательных и исполнительных органов государственной власти и местного самоуправления, членов Общественных советов по развитию предпринимательства при главах муниципальных районов, общественных помощников Уполномоченного в городах и районах края.

В мероприятии также приняли участие заместитель руководителя Управления Росреестра по Алтайскому краю Елена Бандурова, начальник Тальменского отдела Управления Ирина Хохлова, заместитель директора филиала ФГБУ «ФКП Росреестра» по Алтайскому краю Ольга Мазурова.

В рамках мероприятия обсуждались актуальные для предпринимателей вопросы совершенствования контрольно-надзорной деятельности как инструмента устранения административных барьеров в развитии предпринимательства в Алтайском крае, развития нормативно-правовой базы для улучшения предпринимательского климата в сфере малого и среднего бизнеса.

Заместитель руководителя Управления Росреестра по Алтайскому краю Елена Бандурова проинформировала участников заседания о действиях краевого ведомства по повышению качества и доступности оказываемых услуг для представителей бизнес-сообщества.

«Проведена большая работа по сокращению сроков государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, иным услугам Росреестра, - отметила Елена Владимировна. - Так, с 1 июня 2015 года общий срок регистрации в Алтайском крае составляет 7 рабочих дней, что значительно ниже установленного на федеральном уровне. При подаче документов на регистрацию в электронном виде - 3 рабочих дня. Кроме того, с 1 ноября сокращен общий срок постановки на кадастровый учет до 7 рабочих дней, а срок предоставления сведений из Единого государственного реестра прав (ЕГРП) и государственного кадастра недвижимости (ГКН) - с 5 до 3 рабочих дней».

Особое внимание заместитель руководителя краевого Управления Росреестра обратила на то, что в срок оказания государственных услуг по государственной регистрации прав и кадастровому учету не входит время на межевание земельного участка, согласование границ земельного участка, получение разрешений на строительство, на ввод объекта в эксплуатацию и т.д.

«Для удобства заявителей и, прежде всего, представителей бизнеса, профессионального сообщества, введены в действие электронные сервисы Росреестра. Таким образом, на сегодня все основные услуги оказываются нами и в электронном виде», - подчеркнула Елена Владимировна в своем выступлении.

Всем предпринимателям, принимавшим участие в заседании, были переданы памятки по вопросам электронной регистрации прав, срокам оказания государственных услуг Росреестра, порядке пользования электронными сервисами портала www.rosreestr.ru.

Россия. СФО > Приватизация, инвестиции > rosreestr.ru, 24 декабря 2015 > № 1599491


Россия > Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 22 декабря 2015 > № 1595813

Где заканчивается национализация и начинается приватизация в России?

Россия снова выходит на путь приватизации: к продаже готовятся акции «Роснефти» и «Аэрофлота». Прошлый опыт показывает, что государство любит менять правила игры, к которым собственники оказываются совершенно не готовы

Пакеты госкомпаний будут продавать на открытом рынке. Об этом сообщил министр экономики Алексей Улюкаев. Ранее на итоговой пресс-конференции Владимир Путин не исключил приватизации в следующем году крупных госкорпораций, в том числе «Роснефти» и «Аэрофлота». Что касается именно этих компаний, а также «Совкомфлота» и «Алросы», то в Минэкономики не исключают, что их акции перейдут стратегическому инвестору. Прошлые опыты запомнились, в том числе тем, что государство после продажи резко меняло правила игры для новых собственников. Какими были самые показательные примеры?

Приватизация энергетического сектора. Реформа РАО ЕЭС проходила в середине нулевых. Цель — наполнить бюджет — тогда была далеко не главной. Основное — повысить эффективность, либерализовать рынок, привлечь инвестиции, модернизировать отрасль. В итоге было высказано общее мнение, что удачной эту приватизацию назвать нельзя. Конечно, помешал мировой кризис. Но и государство до сих пор контролирует тарифы на электроэнергию. То есть не исполнило своего главного обещания перед инвесторами — провести либерализацию. Есть мнение, что идеолог реформы Анатолий Чубайс не успел ее завершить. Но получилось то, что получилось, констатирует профессор Высшей школы экономики Иван Родионов.

Иван Родионов

профессор Высшей школы экономики

«Оказалось, что проиграли все, потому что все равно потом пришлось делать «Интер РАО», которая в какой-то степени аналог РАО ЕЭС, и одно время даже было такое чувство, что она вообще в ее форме РАО ЕЭС будет восстановлена. С другой стороны, инвесторы не смогли в результате кризиса свои обязательства выполнить, и встал вопрос о том, что, по сути дела, если бы действительно надо было эти обязательства выполнять инвестиционные, то надо опять эти компании фактически национализировать, то есть добавить туда государственных денег. Соответственно, при низкой оценке это значит, что контроль вновь перейдет к государству, и там все по второму кругу».

Вспомним и народное IPO банка ВТБ в 2007-м и последующее падение акций на 86%. В неудаче тоже виноват кризис. Но разве не государство обещало покупателям, что капитализация группы будет только расти? В итоге с подачи президента ВТБ провел бай-бэк, потратив на него 11 млрд рублей.

Также продажа первой грузовой компании 2011-2012 годов. С этой сделки началась третья волна приватизации крупных государственных активов. ПГК продали на аукционах, за 100% минус 1 акция новый собственник в совокупности заплатил рекордные 175,5 млрд рублей, почти 6 млрд долларов по старому курсу. А через год власти решили сократить срок службы вагонов. В первую очередь это ударило именно по ПГК с возрастным парком. То есть государство снова, без предупреждения поменяло правила игры, говорит независимый аналитик Дмитрий Адамидов.

Дмитрий Адамидов

независимый аналитик

«Получилось так, что пришлось еще раз заплатить за новые вагоны, наверное, на что собственник и не рассчитывал. Если бы он знал это обстоятельство, была бы и цена ниже, и многие параметры были бы иными в этой сделке. Так получилось. Это не уникальная ситуация, главное, что у бизнеса нет рычагов ее предотвратить. Есть такая американская поговорка: «Если у вас из инструментов только молоток, то любая проблема постепенно начинает казаться гвоздем». Мне кажется, что это произошло с нашими экономическими властями, потому что они другого инструмента просто не видят».

Одна из немногих полноценно удачных — приватизация пакета Сбербанка в 2012-м. Она прошла на открытых площадках, а в госбанке к тому времени уже было создано то, что называется высокой корпоративной культурой. Результат для госкомпании — привлеченные в ходе SPO 5 млрд долларов. Для инвесторов бумаги Сбербанка на Московской бирже за прошедшие 3 года выросли на 10%. На Лондонской, естественно, подешевели. Но это рынок.

Наконец, приватизация «Башнефти», закончившаяся принудительным возвратом компании. Это крайность, но так тоже бывает. Что касается будущей приватизации, то по данным Business FM, власти продумывают такую схему продажи «Роснефти»: новый акционер купит пакет по текущей низкой цене. А если потом компания подорожает, то совладелец доплатит, но только часть. С учетом предыдущих экспериментов, так и просится вставить оговорку: может быть.

Михаил Сафонов

Россия > Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 22 декабря 2015 > № 1595813


Дания. Новая Зеландия. Весь мир > Приватизация, инвестиции > prian.ru, 22 декабря 2015 > № 1590788

Forbes опубликовал рейтинг лучших стран для ведения бизнеса

В верхней части списка доминируют европейские государства.

Аналитики Forbes изучили 144 страны по 11 показателям: права собственности, инновации, налоги, технологии, коррупция, свобода, бюрократия, защита инвесторов и рынок акций. Были использованы статистические данные таких организаций, как Transparency International, Всемирный Экономический Форум, Всемирный банк.

Лидером по лучшим условиям для предпринимательства стала Дания. Эта страна была высоко оценена по таким показателям, как личная и финансовая свобода, низкий уровень коррупции. А регулирование процессов государством здесь одно из самых «прозрачных и эффективных» в мире.

На втором месте расположилась Новая Зеландия. Рост экономики в этой стране за год составил 3,3%. Здесь прозрачный и стабильный бизнес-климат, который поощряет предпринимательство. Высоко оцениваются такие показатели, как права собственности, финансовая свобода, защита инвесторов и низкий уровень коррупции.

Стоит отметить, что популярная у россиян и украинцев для покупки недвижимости Болгария заняла в рейтинге 45 место. Россия расположилась на 81 строчке, Украина – на 61-й.

Последние позиции рейтинга достались Мьянме, Гаити, Ливии, Гвинее и Чаду.

ТОП-10 лучших стран для ведения бизнеса:

1. Дания

2. Новая Зеландия

3. Норвегия

4. Ирландия

5. Швеция

6. Финляндия

7. Канада

8. Сингапур

9. Нидерланды

10. Великобритания

Дания. Новая Зеландия. Весь мир > Приватизация, инвестиции > prian.ru, 22 декабря 2015 > № 1590788


Россия. ЦФО > Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 21 декабря 2015 > № 1591921

Андрей Никитин: Регионам есть чему поучиться у Рязанской области.

По итогам двусторонней встречи, которая состоялась в Москве генеральный директор Агентства стратегических инициатив (АСИ) Андрей Никитин и губернатор Рязанской области Олег Ковалёв подписали соглашение о сотрудничестве<

Главная задача, которую планирует решить Олег Ковалёв в рамках реализации соглашения – сократить административные барьеры для малого и среднего бизнеса. «Сегодня это самая большая проблема в Рязанской области», - подчеркнул глава региона.

Олег Ковалёв сообщил, что речь идёт, прежде всего, об упрощении процедур получения разрешений на строительство, регистрации субъектов МСП и предоставлении услуг через многофункциональные центры (МФЦ). «Чтобы предприниматель не имел прямых дел с чиновниками, а работал только с человеком, который обязан принять документы, собрать все, что необходимо и выдать решение», - пояснил губернатор.

По отдельным направлениям Национального рейтинга инвестиционного климата в субъектах Российской Федерации в Рязанской области установлены целевые показатели. «По разрешениям на строительство мы ставим цель 90 дней и 13 процедур, не более. Сегодня 187 дней и порядка 17 процедур у нас», - сообщил Олег Ковалёв.

Андрей Никитин считает, что у Рязанской области есть успешный опыт, который можно тиражировать в других регионах России.

«Рязанской область – одна пионеров по внедрению модели дуального образования, точнее возрождения дуального образования в системе среднего профессионального образования, - сказал гендиректор АСИ. - Я думаю, другим регионам есть чему поучиться».

Ещё одна успешная практика, которую отметил Андрей Никитин, связана с созданием благоприятных условий для предпринимателей, «которые исторически живут и работают в Рязанской области».

«Многие ошибочно думают, что инвестклимат – это привлечение иностранных инвесторов, но иностранных инвесторов не так много, и на всех их не хватит. Мы должны развивать свою экономику так, чтобы она была экспортоориентированной, чтобы мы сами умели производить продукцию, которую будем дальше продавать за рубеж. И здесь тоже есть чему поучиться у Рязанской области», - добавил глава АСИ.

Россия. ЦФО > Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 21 декабря 2015 > № 1591921


Литва > Приватизация, инвестиции > kurier.lt, 21 декабря 2015 > № 1589243

Литовские предприниматели высоко оценили бизнес-климат своей страны

В Литве радуются оценки Forbes о том, что Литва достигла наибольшего прогресса по условиям для бизнеса

За 2015 год Литва поднялась в рейтинге и Doing Business, и Всемирного экономического форума. Это говорит о том, что возможности для бизнеса растут, и проделано немало хороших работ, заявил президент Конфедерации промышленников Литвы Робертас Даргис, сообщает корреспондент ИА REGNUM 18 декабря.

Он отметил, что Forbes объявило, что «Литва достигла наибольшего прогресса по условиям для бизнеса и сейчас занимает 17-е место в мире, опередив США, Эстонию и Германию».

«Любые аспекты, которые зависят от нашей власти, эти коррупционные, бюрократические вещи, трудовые отношения показывают, что мы можем еще лучше подтянуться. Конечно, нужно подождать, как бизнес оценит этот прогресс. Увеличится ли от этого число предприятий, смогут ли наши экспортирующие предприятия получить больше доходов, здесь еще ждут оценки. Но на самом деле можно сказать, что забота и внимание к бизнесу со стороны Министерства хозяйства увеличилось. Особенно к помехам, которые не только заметны в общественном пространстве, но и сталкиваются в самоуправлениях и отдельных предприятиях. Регистрация улучшилась. Если оценивать объективно, в Литве условия для бизнеса, свобода бизнеса неплохая», — сказал Даргис в эфире радиостанции Žinių radijas.

Между тем директор Каунасского информационного центра Verslininkų namai Донатас Жегас также радуется возможностям создания и развития бизнеса в Литве, но добавляет, что еще есть области, где можно подтянуться.

«Все эти изменения для начала бизнеса, в Центре регистров, выдача разрешений на строительство и присоединение к электросетям — мы явно видим, что сроки сократились. Для того, чтобы начать новый бизнес, не нужен начальный капитал. Только в отчете Всемирного банка есть один из показателей, где оценивается начало бизнеса. Нужно порадоваться, что за несколько лет мы со 107 позиции поднялись на 8 во всем мире. Показатели говорят, что начать бизнес в Литве сегодня несложно. Конечно, у нас много нерешенных вопросов: в Литве высокая диспропорция между налогами, связанными с трудовыми отношениями, и налогообложением капитала», — сказал Жегас.

Литва > Приватизация, инвестиции > kurier.lt, 21 декабря 2015 > № 1589243


Россия > Приватизация, инвестиции > mchs.gov.ru, 18 декабря 2015 > № 1656945

В Национальном центре управления в кризисных ситуациях состоялось 31-е заседание комиссии по ликвидации излишних административных ограничений, затрагивающих интересы малого и среднего предпринимательства под руководством первого заместителя министра МЧС России Владимира Степанова.

В заседании приняли участие: заместитель министра Александр Чуприян, президент некоммерческой организации «Российский топливный союз» Евгений Аркуша, вице-президент общероссийской общественной организации «Опора России» Марина Блудян, представители структурных подразделений чрезвычайного ведомства, объединений промышленников, страховых компаний и бизнеса.

«Сегодня мы проводим очередное заседание нашей комиссии. Нужно оценить эффективность её работы - это поможет нам понять в каком направлении двигаться дальше в 2016 году», - отметил Первый заместитель министра Владимир Степанов.

Первый заместитель главы МЧС России также отметил, что ликвидация устаревших административных барьеров и снижение нагрузки на малый и средний бизнес, позволит применить оптимизированные подходы и требования к российским предприятиям в области обеспечения мероприятий гражданской обороны. Он подчеркнул, что только совместными усилиями со стороны малого и среднего бизнеса, надзорных органов, а также со стороны россиян можно прийти к успеху.

В ходе работы комиссия рассмотрела вопросы обязательных видов страхования, защищающих людей при возникновении чрезвычайной ситуации, также были подведены итоги работы и сформулированы приоритетные задачи по совершенствованию законодательной базы в области гражданской обороны.

Эксперты отметили разработанные изменения в приказ МЧС России «Об утверждении и введении в действие Правил эксплуатации защитных сооружений гражданской обороны», которые позволят существенно снизить финансовую нагрузку на бюджет субъектов Российской Федерации и оптимизировать затраты организаций на содержание защитных сооружений гражданской обороны.

«В 2016 году МЧС России проведет всероссийскую инвентаризацию средств индивидуальной защиты (СИЗ) предназначенных для выдачи населению, - отметил в своем выступлении директор Департамента гражданской обороны и защиты населения Олег Мануйло. - У нас было 87 миллионов противогазов, которые хранились на складах. Мы предложили уменьшить это количество, сейчас у нас потребность в противогазах, которыми необходимо будет обеспечить население, снизилась ориентировочно до 20-25 миллионов».

По словам Олега Мануйло, это позволит снизить ежегодные расходы субъектов РФ, органов местного самоуправления на закупку и хранение СИЗ более чем на 1,2 миллиарда рублей. «Это позволит обеспечить высокоэффективную дифференцированную защиту населения от обычных средств поражения на всей территории страны», - подчеркнул он.

Кроме того, Олег Мануйло рассказал об изменениях, которые коснулись законодательных норм относительно защитных сооружений. Их количество также сократится, а требования к их эксплуатации несколько изменятся.

Руководитель Комиссии по аккредитации Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «Опора России» Марина Блудян отметила, что МЧС России всегда было открыто к предложениям, опережало другие министерства по внедрению новых подходов в работе и предложила пригласить на следующие заседания исследователей заинтересованных ведомств, занимающихся вопросами эффективности и результативности в вопросах понимания проблематики малого и среднего бизнеса.

В заседании комиссии также приняли участие представители «Опоры России», «Российского топливного союза», Российского союза промышленников и предпринимателей, «Ингосстраха» и Всероссийского союза страховщиков. В свою очередь представители общественных организаций и бизнес-сообщества поддержали инициативы руководства МЧС России и высказали свои пожелания.

Подводя итоги заседания, Владимир Степанов выразил надежду, что выработанные современные подходы будут способствовать дальнейшему совершенствованию системы государственных надзоров МЧС России, позволят снизить административную нагрузку в отношении субъектов малого и среднего бизнеса с целью создания благоприятного климата для развития предпринимательской активности. «В будущем будем ставить задачи так, чтобы было как можно меньше административных барьеров», - сказал Владимир Степанов.

Россия > Приватизация, инвестиции > mchs.gov.ru, 18 декабря 2015 > № 1656945


Россия > Приватизация, инвестиции > echo.msk.ru, 17 декабря 2015 > № 1628675

Пора готовиться к репрессиям

На днях в прессе рядом прошли две новости, имеющие прямое отношение к деловому климату и будущему предпринимателей в России. Первая — «Чайка-гейт» и дебаты вокруг фильма-расследования ФБК о коррупции в прокуратуре, массовой фабрикации «заказных» уголовных дел в отношении бизнесменов с последующим отъёмом активов и о махинациях с астрономическими суммами, бенефициарами которых стали члены семьи главного прокурора страны. Вторая — печальный отчёт бизнес-омбудсмена Бориса Титова, согласно которому за последние три года после попытки реформирования Уголовного Кодекса число предпринимателей, оказавшихся за решёткой по обвинению в «резиновой» 159-ой статье (основное «мошенничество» и его разновидности) выросло в 2 раза. К слову, при обсуждении в Думе осенью 2012 года шести дополнений к статье «Мошенничество», якобы призванных сократить число «заказных дел» и арестов предпринимателей, я с трибуны на Охотном ряду под стенограмму предупреждал парламентариев о подобном развитии событий. Но депутаты тогда доверились статс-секретарю МВД и заместителю председателя Верховного Суда, которые вместе отстаивали данные изменения, обещая существенное улучшение положения предпринимателей в уголовном процессе.

Ко мне часто обращаются родственники предпринимателей, оказавшихся в тюрьме из-за конфликта с партнёрами или рейдерской атаки. Люди не понимают, почему слова президента, из года в год декларирующего в своих посланиях Федеральному Собранию необходимость улучшения инвестиционного климата и помощи малому и среднему бизнесу, так разнятся с суровыми цифрами о посадках. Ответ лежит на поверхности — в России нет независимого от силового блока и административного ресурса суда. И дело даже не в повсеместном «телефонном праве» и уже вошедшей в порочную практику процедуре предварительного согласования с вышестоящей инстанцией выносимого судом решения. Всё дело в феномене силового мышления у российских судей, которое было заложено в «лихие» 90-е, когда речь шла не столько о правосудии, сколько о выживании страны и тотальной борьбе с организованной преступностью. Именно тогда государство буквально «усилило» судейский корпус бывшими следователями и прокурорами, которые на раз-два выносили суровые приговоры и отправляли за решётку людей на долгие годы за малейшую причастность к преступному миру. В «нулевых» как таковых ОПГ уже не осталось: либо бандиты сидели, либо — успели найти общий язык с местной властью и легализоваться. Однако репрессивный маховик останавливать никто не спешил и в «расход» пошли тысячи фирм и предприятий, коллективы которых следственно-судебная система начала рассматривать как преступные группы, а генеральных директоров и акционеров — как главарей банд. И конвейер этот перемалывает предпринимателей по сей день.

Владимир Путин неоднократно с высоких трибун призывал прекратить практику «заказных дел», признавая таковые как реальность. Все, начиная от главы государства, знают что в России за решёткой находятся многие невиновные люди, чьи активы стали объектом преступного посягательства и чья несвобода лишь облегчила настоящим преступникам их отъём. Но при этом мы не знаем ни одного громкого дела, связанного с логичным освобождением невиновного и последующим арестом коррумпированных следователя и прокурора. Потому что такое в сложившейся системе просто невозможно. Не так давно член Общественной Палаты РФ Анатолий Кучерена посещал один из районных судов Подмосковья, и на вопрос прокурорам «Как Вам тут работается с судьями?» те искренне отвечали что всё прекрасно, что работается очень дружно и без конфликтов. И так по всей стране. Нет никакого конфликта между судьями и прокурорами, за последнее десятилетие образован единый репрессивный механизм, который в первую очередь защищает себя и свои «винтики», а не законные права и интересы классово чуждых им предпринимателей. Это, увы, подтверждает и официальная статистика — несмотря на номинальный запрет арестовывать бизнесменов, обвиняемых по «экономическим» статьям, ходатайства об избрании для предпринимателей такой меры пресечения удовлетворяются в 96% случаев, а о продлении меры пресечения — в 98% случаев. По одному очевидно заказному уголовному делу мне удалось отследить как лицо, на стадии следствия курировавшее процесс в качестве заместителя прокурора области, в последующем было назначено на должность заместителя председателя областного суда того же региона, обеспечив вступление в силу без изменений обвинительный приговор первой инстанции. И такая практика не единична.

Судьи в России тесно связаны с силовым блоком. Сам процесс назначения на должность федерального судьи сопряжён для соискателя со сбором целого пакета документов и справок, которые кандидат в судьи получает у местного прокурора, в УВД и региональном УФСБ, и на этом этапе отсеиваются все, кто так или иначе не устраивает силовиков. Потому как правило судьями становятся две основные категории. Первая — секретари судов с опытом работы не менее 5 лет, за которые местные оперативники, следователи и прокуроры уже наработали с будущим судьёй «доверительные отношения». На каждом секретаре суда лежит колоссальная нагрузка, ежедневно оформляются десятки протоколов судебных заседаний, в которые зачастую позже «вносятся коррективы» — то есть попросту они фальсифицируются, что уже само по себе является источником сбора компромата на будущего судью. Вторая категория — непосредственно выходцы из правоохранительных органов и прокуратуры, за годы службы у которых сформировано репрессивное мышление с ярко-выраженным обвинительным уклоном. Кстати, тот же Юрий Чайка, главный герой недавнего скандала, несколько лет назад сдавал соответствующий экзамен и многие прочили его переход на работу в Верховный Суд на должность первого заместителя председателя с последующим логичным повышением. Про браки высокопоставленных прокуроров и генералов ФСБ с председателями региональных судов уже немало написано, и хотя после огласки данных фактов прокатилась волна формальных разводов, на самом деле мы до сих пор фиксируем немало тесных внеслужебных связей между судьями и силовиками. Всё это говорит о том, что налицо наличие единой следственно-судебной корпорации со своими устоями, правилами и интересами, в которые очевидно не входит защита прав предпринимателей и реальное улучшения делового климата в России.

Эта корпорация смогла за годы попыток либерализации страны полностью блокировать все значимые реформы. Вопреки одному из знаковых «майских указов» Путина об оснащении web-камерами всех судебных залов и он-лайн трансляции заседаний это начинание не реализовано до сих пор, и по сути обществу «закрыты глаза» на одну из самых главных бед судов — порочную практику фальсификации протоколов судебных заседаний, которой теперь не видно конца. Нейтрализован и общественный контроль за судом, ведь по закону квалификационные коллегии судей — орган, имеющий полномочия прекращать полномочия судьи — должны состоять на треть из представителей общественности, но ни в одном из регионов страны, не говоря уже про Высшую квалификационную коллегию судей, нет известных журналистов, правозащитников или общественных деятелей, силовой блок и руководство суда не допускают саму мысль, что завтра гражданское общество сможет влиять на кадровую политику или хуже того — предаст огласке в СМИ содержание жалоб и факты коррупционных правонарушений самими судьями, о которых в квалификационные коллегии не пишет только ленивый. Точно также, несмотря на процессуальный запрет, судьи продолжают штамповать по сути «трафаретные» решения о взятии под стражу и продлении ареста предпринимателя, игнорируя положительную информацию о его личности и наполняя судебное решение типовыми формулировками «может оказать давление» и т.п. Призванные защищать наши Конституционные права и наделённые колоссальными полномочиями, судьи и силовики не просто стали полностью независимыми от общества и неподконтрольными ему, но продолжают шаг за шагом мерное наступление на наши гражданские права. Последняя знаковая новация — инициатива председателя Верховного Суда Вячеслава Лебедева, который предложил ограничить Конституционное права на судебную защиту и сократить перечень действий прокуроров и следователей, которые гражданин сможет обжаловать в порядке статьи 125 УПК — в тренде «закручивания гаек» силовым блоком, и поддержка этого главным судьёй страны — сигнал для всех. Надежда на либерализацию и гуманизацию суда в России окончательно исчезла, в Думе уже принят закон об ограничении решений Европейского Суда, на подходе другие опасные законы, расширяющие полномочия сотрудников правоохранительных органов и снимающие какие-либо ограничения для произвола. Суровая реальность и факты говорят о том, что судьи с силовым мышлением будут по-прежнему сажать тысячи предпринимателей, помогая заказчикам ареста и недобросовестным правоохранителям отнимать имущество, активы, здоровье и годы жизни предпринимателей, которых, похоже, скоро начнут заносить в Красную книгу.

АВТОР

Владимир Осечкин

основатель социальной сети Gulagu.net

Россия > Приватизация, инвестиции > echo.msk.ru, 17 декабря 2015 > № 1628675


Казахстан > Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 14 декабря 2015 > № 1580733

Объем прямых инвестиций в Алматы сократился на 16%

Власти города собираются облегчить условия для иностранных инвесторов

Объем прямых инвестиций в Алматы сократился на 16%, из них 10% – внешние инвестиции. Такие данные в ходе своего выступления на форуме Almaty Invest 2015 привел заместитель акима Алматы Ерлан Аукенов, сообщает корреспондент центра деловой информации kapital.kz.

Кроме того, руководством Алматы озвучены и признаны другие недочеты в работе с инвесторами, которые, по словам Ерлана Аукенова, акимат намерен исправить. Так, 40% опрошенных иностранцев оценили доступность чиновников как среднюю, а работу центров обслуживания инвесторов 35% респондентов оценили ниже средней. Довольно часто инвесторы жалуются на обременительность ряда проверок и длительность рассмотрения заявок. «Можно несколько зданий построить, прежде чем будет получен необходимый документ», - согласился с существованием проблемы аким Алматы Бауыржан Байбек.

Возможно, именно поэтому городские власти, как сказал градоначальник, решили сосредоточиться на более плотной работе с уже действующими инвесторами, а не на привлечении новых. Также определены более четкие приоритеты по развитию инвестклимата в городе. Среди приоритетов заместитель акима Ерлан Аукенов отметил промышленность, транспорт и складирование. Аким города подчеркнул, что Алматы имеет серьезный потенциал именно в качестве международного логистического хаба. Строительство нового аэропорта, кроме всего остального, также вписывается в эту модель.

Однако, несмотря на то что сейчас очень важно довести до ума существующие проекты, власти Алматы не собираются вовсе отказаться от привлечения новых инвесторов. «У нас есть пошаговый план по привлечению инвестиций. Он включает в себя создание условий для инвесторов, их привлечение и дальнейшую поддержку», - сказал Ерлан Аукенов.

Помимо этого, государство вплотную занимается модернизацией алматинских рынков, что также может оказаться полезным для работы с иностранными компаниями. Тем более, по словам Стефана Боньона из Majid Al Futtaim (владелец франшизы на открытие гипермаркетов розничной торговли Carrefour), для Carrefour будет отбираться значительное количество продуктов местного производства.

Для реализации всего задуманного власти города собираются улучшить работу центров обслуживания инвесторов и сделать работу госорганов такой, чтобы, как сказал аким, она стала незаметной для инвесторов. Среди других шагов – сделать открытой и доступной информацию о неиспользуемых земельных участках и объектах недвижимости, которая может быть интересна инвестором. Здесь акимат намерен сотрудничать с Минсельхозом РК.

Вероятно, все это непростые задачи, ведь, как отметил председатель совета директоров RG Brands Кайрат Мажибаев, в последнее время имел место отток капитала в Астану. «Это связано с переносом туда столицы, а потом из-за возросшей роли госкапитализма», - сказал Кайрат Мажибаев. Но он также добавил, что при объявленных реформах роль Алматы, вероятно, вновь будет основной. «Бизнесам, которые работают в конкурентных секторах, удобнее здесь», - отметил Кайрат Мажибаев.

Казахстан > Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 14 декабря 2015 > № 1580733


США. Китай. РФ > Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 11 декабря 2015 > № 1577476

Заседание Правительственной комиссии по контролю за осуществлением иностранных инвестиций.

Одобрены сделки: о приобретении китайской госкомпанией China Petroleum до 20% компании «СИБУР Холдинг»; Halliburton Company – компаний Baker Hughes Russia и «Оренбургнефтегеофизика»; иранской компанией «Насим Бахр Киш» – контрольного пакета акций порта «Солянка» (Астраханская область); индийской фармацевтической компанией «Люпин Лимитед» – 100% акций «Биоком».

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Добрый день, коллеги! У нас сегодня очередное заседание комиссии по осуществлению иностранных инвестиций.

Хотел бы несколько слов сказать специально о том, что, несмотря на внутриэкономические трудности, определённые проблемы внешнеполитического свойства, обострение международной обстановки, очевидно, что Россия по-прежнему заинтересована в привлечении инвесторов, готовых создавать в России бизнес и развивать его на долгосрочной основе, производить конкурентоспособную продукцию, которая ориентирована не только на внутренний рынок, но и на экспорт. В равной степени это касается и тех отраслей, которые по российскому законодательству считаются стратегическими. Другое дело, что в отношении них существует специальный порядок принятия решений, в том числе этими вопросами занимается наша комиссия.

Благодаря целому ряду оперативных решений, направленных на улучшение инвестиционного климата, которые мы принимали в последнее время, у нас есть позитивные изменения, как известно, в международных оценках условий работы в России. Да, конечно, не всё гладко, но во всяком случае международные институты отмечают, что мы стремимся улучшать наши процедуры, они действительно становятся современными.

По целому ряду показателей это действительно так, мы впереди многих наших соседей и партнёров. Это не значит, конечно, что мы должны остановиться на этом, потому что необходимо ещё очень многим заниматься. Тем не менее в сфере сельского хозяйства, транспорта, недвижимости, в некоторых других сферах объёмы прямых иностранных инвестиций продемонстрировали в первом полугодии даже определённый рост относительно соответствующего периода прошлого года, что само по себе в нынешних условиях неплохо. Инвесторы готовы вкладывать деньги в довольно широкий круг отраслей нашей экономики, и это не только традиционные сырьевые отрасли, но и транспортная инфраструктура, машиностроение, фармацевтика.

Я, кстати, недавно подводил итоги года, обратил внимание на то, что, если говорить о фармпроизводстве, то у нас всё очень активно, я бы даже сказал бурно, развивается, потому что за прошедший год только одних новых фармпроизводств открыто 20 – это 20 новых предприятий, которые производят лекарства. Само по себе это, конечно, весьма и весьма полезно для страны и наших людей.

Есть в ряду таких инвестиций и локальные сделки, относительно небольшие по объёму, и те, которые являются частью глобальных процессов и глобальных инвестиций, в которых участвуют крупные компании.

Сегодня мы рассмотрим заявки иностранных инвесторов о покупке акций российских предприятий, которые работают в стратегически важных сферах, в соответствии с той компетенцией, которая имеется у нашей комиссии. Обсудим их соответствие требованиям нашего законодательства и вопросам безопасности, примем соответствующее решение по каждой из этих сделок.

Я не буду анонсировать эти сделки, просто потому что их сначала нужно рассмотреть. Потом, как у нас и принято, Игорь Юрьевич Артемьев итоги подведёт и сообщит о тех решениях, которые приняты комиссией по различным направлениям.

США. Китай. РФ > Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 11 декабря 2015 > № 1577476


Россия > Приватизация, инвестиции > fishnews.ru, 10 декабря 2015 > № 1602220

Президент поручил привлечь бизнес-объединения к борьбе с барьерами

Глава государства Владимир Путин подписал перечень поручений по реализации послания Федеральному Собранию. В числе поставленных задач – работа по улучшению делового климата.

Перечень поручений по реализации послания Федеральному Собранию опубликован на сайте президента РФ, сообщает корреспондент Fishnews. Напомним, что с ежегодным обращением глава государства Владимир Путин выступил 3 декабря.

К 1 июля 2016 г. президент поручил обеспечить в рамках работы Правительственной комиссии по проведению административной реформы подготовку предложений по устранению избыточных и дублирующих функций контрольно-надзорных органов. К выполнению этой задачи должны быть привлечены представители ведущих общественных объединений предпринимателей.

Премьер Дмитрий Медведев, комментируя тему административных барьеров в интервью пяти телеканалам 9 декабря, отметил, что изменение бизнес-климата – исключительно сложная задача. «В силу разных причин – и в силу экономических устоев, давайте честно скажем, и в силу привычек огромного количества наших людей», – сказал председатель Правительства. Он добавил, что это проблема не только госслужащих, так как деловой климат формируется всеми, в том числе и бизнесом.

Глава Правительства обратил внимание на то, что в плане условий работы предпринимателей есть определенное движение вперед. «Не видеть этого, наверное, тоже было бы не вполне честно», – заявил Дмитрий Медведев. В качестве доказательства своих слов он привел изменение позиций России в рейтинге Doing Business.

Премьер-министр выразил уверенность, что РФ будет в числе передовых стран по созданию комфортной деловой среды. «Для этого нужно совершенствовать нормативную базу, процедуры, для этого нужно совершенствовать электронные системы верификации», – сказал председатель Правительства.

Россия > Приватизация, инвестиции > fishnews.ru, 10 декабря 2015 > № 1602220


Венесуэла. Россия > Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 10 декабря 2015 > № 1578730 Ростислав Ордовский-Танаевский Бланко

Ростислав Ордовский-Танаевский Бланко: «В Венесуэле в последние годы все катилось вниз»

Что ждет российский бизнес после победы венесуэльской оппозиции на выборах? На этот вопрос в беседе с Business FM ответил бизнесмен Ростислав Ордовский-Танаевский Бланко, у которого есть паспорт гражданина Венесуэлы. Он продолжает следить за событиями в стране

Что будет с российским бизнесом в Венесуэле после победы оппозиции на парламентских выборах? С Business FM это обсудил венесуэльский и российский бизнесмен Ростислав Ордовский-Танаевский Бланко, основатель и председатель совета директоров компании «РосИнтер Ресторантс». Он является гражданином Венесуэлы, и, хотя в последний раз был там прошлой зимой, следит за событиями в стране. С ним беседовал Игорь Ломакин.

Ростислав Ордовский-Танаевский Бланко: Сейчас напряженная спокойность. Мы все с огромной опаской ожидали этих выборов в парламент 6 декабря, в прошлое воскресенье. Но вот «белый лебедь» появился, правительство признало победу оппозиции, абсолютное большинство в парламенте. «Черный лебедь» — это все, что было последние годы, «белый лебедь» — это такой положительный шаг. В Венесуэле в последние годы все катилось вниз, и это такой маленький луч света в очень темной ночи.

У вас бизнес в Венесуэле есть собственный?

Ростислав Ордовский-Танаевский Бланко: У меня лично бизнеса нет, но у меня очень много друзей, близких, я там родился, я там закончил университет, военную школу, кадетский корпус. Я вам назову две цифры. Сегодня, если в январе 2015 года черный курс боливара был где-то 100 боливаров за доллар, то сейчас около 900 — это за год. Есть дефицит базовых медикаментов, есть дефицит продуктов питания. Они начали контролировать, больше и больше вводить санкций, контроля, управлять маржой.

Об этом достаточно подробно российские СМИ рассказывали. А российский бизнес, который работает в Венесуэле, как себя чувствует, какие настроения? Поступала информация, согласно которой якобы кто-то даже начал вывозить семьи из Венесуэлы.

Ростислав Ордовский-Танаевский Бланко: Я думаю, что главные игроки, такие, как «Роснефть» и остальные большие игроки, наверное, должны себя чувствовать спокойно. Насколько я знаю, они проходили очень скрупулезно весь процесс одобрения. С другой стороны, естественно, кредиты, которые давались для покупки оружия, — как в истории всегда получается, наверное, их оплата будет пересмотрена. Не только потому, что это от России или от Китая, а потому что в стране нет денег.

О бегстве россиян вы ничего не знаете из Венесуэлы?

Ростислав Ордовский-Танаевский Бланко: Я не слышал, и думаю, что это больше слухи.

Венесуэла. Россия > Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 10 декабря 2015 > № 1578730 Ростислав Ордовский-Танаевский Бланко


Казахстан > Приватизация, инвестиции > dknews.kz, 10 декабря 2015 > № 1576002

Молодежные бизнес-проекты – в жизнь!

В Алматы состоялся конкурс молодежных стартап-проектов «Марафон бизнес-идей» в рамках обучающей Программы поддержки молодежных стартап-проектов Фонда развития предпринимательства «Даму». Данная Программа реализуется в целях содействия раскрытию предпринимательского потенциала молодежи для создания стартап-проектов с перспективой трансформации в дальнейшем в успешный бизнес, посредством построения системы комплексной обучающей и практической поддержки. Сам конкурс проводится с целью оказания содействия стартап-проектам в поиске потенциальных инвесторов.

Анна Элас

Программа поддержки молодежных стартап-проектов разработана Фондом развития предпринимательства «Даму» в целях формирования положительного имиджа предпринимателя в глазах молодежи, содействия раскрытию инновационного и предпринимательского потенциала молодежи посредством построения системы комплексной обучающей и практической поддержки стартап-проектов. В конечном счете, Программа направлена на увеличение числа субъектов малого и среднего предпринимательства, создание новых рабочих мест для молодежи. Развитие устойчивого и конкурентоспособного частного предпринимательства является одним из приоритетов экономической политики Республики Казахстан. Перенимая зарубежный опыт и прибавляя свои собственные наработки, учитывая национальные возможности, конкурентные преимущества сегодня казахстанский бизнес развивается быстрыми шагами. В стране создаются все необходимые условия для реализации гражданами предпринимательской инициативы. Сформирована полноценная система диалога государства с бизнесом на всех уровнях власти, проводится системная работа по улучшению бизнес – климата, расширяется инфраструктура поддержки предпринимательства.

Важное место в развитии предпринимательства в Казахстане занимают вовлечение населения в предпринимательскую деятельность и поддержка субъектов частного предпринимательства на стадии стартап-проектов. Особенно, когда речь идет о вовлечении молодежи в предпринимательство, учитывая актуальность обеспечения трудоустройства молодых специалистов. В связи с этим, остро возрастает необходимость комплексной индивидуальной поддержки старт-ап-проектов молодежи, состоящей из обучения, консультационного и практического сопровождения, направленной на «взращивание» бизнес-идеи до стартап-проекта, вплоть до регистрации в качестве субъекта малого бизнеса, получения финансовой поддержки развития бизнеса с последующим сопровождением в первые годы деятельности стартап-компании со стороны опытных и успешных предпринимателей, действующих в той же отрасли.

Программа курса обучения основам предпринимательства включает темы по юридическим, маркетинговым, финансовым и другим вопросам создания и ведения предпринимательской деятельности, по инструментам поддержки предпринимательства, реализуемым Фондом «Даму». В процессе обучения слушателям предоставляется учебно-методический материал на бумажном или электронном носителях. По окончании тренинг-семинара слушатели заполняют анкеты обратной связи, им вручаются сертификаты о прохождении обучения основам предпринимательства и они презентуют и защищают свои бизнес-идеи. Они должны быть презентованы в течение не более пяти минут и должны содержать информацию о востребованности товара, работы, услуги на предлагаемом рынке, описание механизма реализации проекта, ожидаемые практические результаты, объем финансирования по проекту с указанием потребности во внешнем финансировании. По итогам защиты, проводится отбор десяти стартап-проектов. Отобранным стартап-проектам оказывается консультационно-практическое сопровождение бизнес-тренерами и консультантами ЦОП по вопросам создания и развития бизнеса, в частности, по подготовке бизнес-планов, пакета документов и подаче заявки на получение гарантии Фонда «Даму» по кредиту БВУ.

Стартап-проекты с подготовленными бизнес-планами участвуют в конкурсе молодежных стартап-проектов «Марафон бизнес-идей», который и прошел в Алматы. Жюри оценивало стартап-проекты по таким критериям, как реализуемость проекта, ожидаемые практические результаты, срок окупаемости, рентабельность проекта. Каждый критерий оценивался баллами от 0 до 2, где 0 – полное несоответствие критерию, 1 – частичное соответствие критерию, 2 – полное соответствие критерию. В состав жюри вошли представители банков второго уровня, частные инвесторы, представители Фонда «Даму».

В итоге места распределились таким образом третье место – проект «Интеллектуальное устройство для водосчетчика», автор ШакуАлихан, второе место проект «Доходный дом», автор Федянин Антон, и первое место с вручением диплома – Майлибаев Санат с проектом производства бумажных мешков.

Казахстан > Приватизация, инвестиции > dknews.kz, 10 декабря 2015 > № 1576002


Китай > Приватизация, инвестиции > russian.china.org.cn, 10 декабря 2015 > № 1574860

За минувшие пять лет в провинции Сычуань /Юго-Западный Китай/ было использовано 50 млрд долл США иностранных инвестиций, привлечено примерно 300 из 500 ведущих мировых корпораций.

Согласно данным провинциального Управления коммерции, в январе-октябре 2015 года объем освоенных в провинции иноинвестиций составил 8,53 млрд долл США, показатель сохранился на уровне того же периода 2014 года. На долю сектора недвижимости и обрабатывающей промышленности приходится свыше 70 проц привлеченных провинцией зарубежных инвестиций.

Густонаселенная провинция Сычуань -- важный потребительский рынок в Китае. По словам главы провинциального Управления содействия инвестированию Лю Чжунбо, быстрое развитие электронно-информационной индустрии, автомобилестроения и других нарождающихся отраслей, людские ресурсы и наличие в провинции многочисленных вузов являются важными факторами привлечения зарубежных инвесторов.

За минувшие три года Западный Китай стал регионом с наиболее быстрым ростом числа консульств зарубежных стран. В этот отрезок времени Австралия, Новая Зеландия, Израиль и Чехия учредили свои генконсульства в городе Чэнду -- административном центре провинции Сычуань.

Китай > Приватизация, инвестиции > russian.china.org.cn, 10 декабря 2015 > № 1574860


Белоруссия > Приватизация, инвестиции > belta.by, 9 декабря 2015 > № 1606884

В Беларуси реализовано более 350 предложений предпринимательских сообществ, которые были изложены в десяти Национальных платформах бизнеса. Об этом сегодня во время онлайн-конференции на сайте БЕЛТА сообщил председатель президиума Республиканской конфедерации предпринимательства, председатель Минского столичного союза предпринимателей и работодателей Владимир Карягин.

"Уже десять лет ежегодно разрабатывается Национальная платформа бизнеса Беларуси. За эти годы правительством реализовано более 350 предложений делового сообщества, сокращено 28 оборотных налогов, пересмотрены сроки и условия аренды (ранее заключились договоры лишь на год, теперь есть возможность составлять соглашение сроком до трех лет)", - отметил Владимир Карягин. По его словам, значительные изменения произошли в сфере регистрации и лицензирования, положительную роль сыграла реализация Директивы №4 "О развитии предпринимательской инициативы и стимулировании деловой активности в Республике Беларусь".

В настоящее время идет работа над Национальной платформой бизнеса-2016. "Любая ассоциация делового сообщества может разрабатывать свои предложения и принимать участие в создании новой платформы. На данный момент проводятся дискуссии, проходят исследования по различным направлениям бизнеса, в которых принимают участие ведущие аналитические центры страны. Активно сотрудничаем с аналитическими структурами правительства и Национального банка", - рассказал он.

По мнению Владимира Карягина, 44-е место Беларуси в рейтинге Doing Business не является достаточным для прихода большого числа инвесторов - как иностранных, так и отечественных. "Нам надо стремиться создать такие условия, в которых будет выгодно работать и вкладывать деньги. Мы должны занимать в рейтинге Doing Business 12-15-е место. Это высокая планка", - считает он.

Также Владимир Карягин обратил внимание, что необходимо придать больше значения развитию инфраструктуры предпринимательства, прежде всего бизнес-инкубаторам и технопаркам. Он выразил надежду, что в новой редакции закона о поддержке малого и среднего бизнеса ассоциации и объединения промышленников и предпринимателей получат официальный статус. "Их необходимо поддержать. Сейчас это в национальных интересах, чтобы сравняться хотя бы по функциональным возможностям с Казахстаном, Арменией, Россией. Наши отраслевые бизнес-объединения не могут аккумулировать средства и нанимать экспертов, в отличие от того же Всероссийского союза промышленников и предпринимателей", - пояснил он.

Белоруссия > Приватизация, инвестиции > belta.by, 9 декабря 2015 > № 1606884


Казахстан > Приватизация, инвестиции > kursiv.kz, 9 декабря 2015 > № 1573417

В Астане назвали лучших иностранных инвесторов

Финская компания «Tikkurila», занимающаяся производством лакокрасочных материалов в Алматинской области заняла первое место в рейтинге лучших иностранных инвесторов, награжденных за активную деятельность в Казахстане. Об этом сообщает пресс-служба Министерства по инвестициям и развитию РК.

Второе место заняла японская компания «Toyota Tsusho Corporation» (расширение производства сельскохозяйственной продукции в Акмолинской области).

Третье – турецкая компания «Anadolu Beverage Group (Coca-Cola Icecek)», занимающаяся производством безалкогольных напитков в г. Астане

В Астане прошла ежегодная церемония награж­дения иностранных инвесторов за активную деятельность в Казахстане, в ходе которой были отмечены 10 компаний, внесших вклад в индустриализацию Казахстана, расширение инвестиционной деятельности и развитие высокотехнологичных производств.

Торжественная церемония прошла с участием министра по инвестициям и развитию РК Асета Исекешева, а также иностранных инвесторов, глав зарубежных дипломатических представительств, деловых ассоциаций и организаций.

С 2005 года по первое полугодие 2015 года приток прямых иностранных инвестиций в Казахстан составил 215 млрд. долларов. С 1 января 2016 года для всех инвесторов заработает принцип «одного окна». Все 363 государственные услуги, все разрешения, которые требуются от государства, инвесторы будут получать в одном месте.

«Это уже добрая традиция - мы проводим в третий раз награждение наших инвесторов за инвестиционную активность. Как вы знаете, Глава государства в своем Послании сказал, что необходимо проводить более активную инвестиционную политику. Казахстан заинтересован в инвестициях, и мы будем работать в этом направлении. В первую очередь, будем работать по улучшению инвестиционного климата по стандартам ОЭСР. Мы надеемся, что в ближайшее время мы станем членами Комитета по инвестициям ОЭСР», - отметил Асет Исекешев.

Лучшими иностранными инвесторами в 2015 году признаны:

- финская компания «Tikkurila» (Производство лакокрасочных материалов в Алматинской области);

- японская компания «Toyota Tsusho Corporation» (Расширение производства сельскохозяйственной продукции в Акмолинской области);

- турецкая компания «Anadolu Beverage Group (Coca-Cola Icecek)» (Производство безалкогольных напитков в г. Астане);

- турецкая компания «BTM Group» (Производство кровельных гидроизоляционных мембран в Алматинской области);

- турецкая компания «Abdi Ibrahim» (Производство фармацевтических препаратов в Алматинской области);

- австралийско – британский концерн «Rio Tinto Mining and Exploration Ltd» (Разведка медно-порфировых руд на участках Коргантас и Балхаш-Сарышаганской площади в Карагандинской области);

- американская компания «Halliburton International Gmbh» (Производство баритового концентрата в Карагандинской области);

- французская компания «Danone» (Производство молочных продуктов в Алматинской области);

- корейская компания «Lotte Group» (Строительство фабрики по производству вафель, печенья, крекеров в Южно-Казахстанской области);

- корейская компания «Daedong Industrial Co.,LTD» (Производство тракторов в Южно-Казахстанской области).

Казахстан > Приватизация, инвестиции > kursiv.kz, 9 декабря 2015 > № 1573417


Россия. ПФО > Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 8 декабря 2015 > № 1576332

Ульяновская область снижает региональную часть налоговой нагрузки на бизнес.

Коэффициент базовой доходности бизнеса по ЕНВД в Ульяновской области не будет повышаться, заявил глава региона Сергей Морозов на пленарной сессии VII бизнес-форума «Деловой климат в России» 5 декабря 2015 года.

Среди приоритетов Ульяновской области в борьбе с административными барьерами для бизнеса - «эффективная работа с налогами».

«В регионе введён мораторий на повышение коэффициента К2 по единому налогу на вменённый доход, установлены налоговые каникулы для начинающих предпринимателей», - сообщил губернатор Сергей Морозов.

В 2016 году регион также уделит внимание поддержке семейного предпринимательства и «выращиванию» малых предприятий до регионального и федерального уровней.

Генеральный директор Агентства стратегических инициатив (АСИ) Андрей Никитин подчеркнул, что Ульяновская область - абсолютный лидер Приволжского федерального округа по развитию институтов для бизнеса. «Корпорация развития Ульяновской области стала лучшей структурой, осуществляющей сопровождение инвестиционных проектов. Кроме этого, опыт региона вошёл в сборник лучших практик. На примере Ульяновской области был представлен успешный опыт работы с предпринимателями в технопарках и бизнес-инкубаторах», - сказал глава АСИ.

На заседании комиссии по улучшению инвестиционного климата под председательством полномочного представителя президента Российской Федерации в Приволжском федеральном округе Михаила Бабича обсуждались механизмы снижения административной нагрузки на бизнес со стороны контролирующих органов.

В пилотном режиме в области реализуется программа внедрения риск-ориентированной модели надзорной деятельности в отношении бизнеса. «Идеология контрольно-надзорных органов сегодня нацелена на репрессии в отношении предпринимателей, и это касается всех органов, как федеральных, так и региональных. Именно на искоренение этой идеологии направлена реализация нашего пилотного проекта», - подчеркнул Сергей Морозов.

По словам уполномоченного при президенте России по защите прав предпринимателей Бориса Титова, уголовное преследование - самая острая и болезненная для бизнеса тема. Прогресс есть: согласно сведениям органов прокуратуры, в 1 полугодии 2015 года, по сравнению с 2014, количество проверок субъектов МСП сократилось, но это лишь начало пути. «Дела очень часто возбуждаются с целью давления на предпринимателей и захвата бизнеса, и очень хорошо, что при большом количестве административных обращений в Ульяновской области уголовных дел было заведено всего шесть, что значительно меньше, чем в целом по стране», - заявил Борис Титов.

В ходе рабочего визита генерального директора АСИ Андрея Никитина в Ульяновскую область было подписано дополнительное соглашение о сотрудничестве с Правительством региона. Среди основных направлений взаимодействия: внедрение новой модели системы дополнительного образования детей (создание детских технопарков), развитие программ дуального образования и проектов движения WorldSkills Russia на территории Ульяновской области.

Россия. ПФО > Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 8 декабря 2015 > № 1576332


Россия > Приватизация, инвестиции > agronews.ru, 2 декабря 2015 > № 1568004

Д Медведев. Надо продолжать улучшать в России деловой климат.

Премьер РФ Дмитрий Медведев считает успешной Национальную предпринимательскую инициативу, направленную на улучшение делового климата в стране, однако призывает не останавливаться на достигнутом.

«В любом случае, можно сказать, что Национальная предпринимательская инициатива как масштабный проект по улучшению делового климата состоялась», — сказал он на совещании о ходе реализации «дорожных карт» этой Инициативы.

Российский премьер отметил, что это не только оценка властей страны, но и международных структур. В частности, отметил Д.Медведев, РФ в рейтинге Всемирного банка Doing business поднялась со 120 места в 2011 году на 51 место.

«Мы вошли также в пятерку стран, где реализовано наибольшее количество мер по улучшению условий ведения бизнеса, что само по себе отрадно и неплохо, особенно с учетом того, что все эти процедуры мы вынуждены были делать в период, когда экономика наша переживает не лучшие времена», — сказал глава Кабмина.

«Конечно, это не означает, что мы должны остановиться и сказать, что тема закрыта, инициатива реализована, все хорошо. Даже в странах, где ситуация с деловым климатом лучше, чем у нас, предпринимают меры для его улучшения, и нам придется эту работу с не меньшей энергией продолжить», — сказал он в связи с этим.

По его словам, высказываются идеи продолжить работу на этом направлении именно в формате «дорожных карт». «Прорабатывается вопрос о дополнении инициативы новыми мероприятиями», — добавил Д.Медведев.

Он также отметил, что предпринимательское сообщество ставит не идеальные оценки преобразованиям правительства в рамках Национальной предпринимательской инициативы.

«Они (изменения) ощущаются бизнесом, но понятно, что ситуация не идеальная, предприниматели ставят этим преобразованиям свои оценки. Для этого есть различные инструменты. В любом случае можно сказать, что Национальная предпринимательская инициатива как масштабный проект по улучшению делового климата состоялась», — сказал Д.Медведев.

Россия > Приватизация, инвестиции > agronews.ru, 2 декабря 2015 > № 1568004


Россия. СЗФО > Приватизация, инвестиции > regnum.ru, 1 декабря 2015 > № 1568448

По итогам 2015 года инвестиции в основной капитал в Калининградской области могут снизиться на 7,6% к уровню 2014 года. Такой прогноз прозвучал на заседании регионального правительства, в связи с чем губернатор Николай Цуканов поручил провести оценку инвестиционной деятельности в муниципальных образованиях региона.

«Привлечение инвестиций и поддержка действующих инвесторов должны стать безусловным приоритетом экономической политики местных властей», — заявил губернатор. По его мнению, это повысит эффективность работы правительства области по исполнению рекомендаций «Национального рейтинга состояния инвестиционного климата в регионах России» Агентства стратегических инициатив.

Глава региона рассчитывает, что особое внимание этой работе будет уделено в Калининграде. Он также отметил, что вопросами инвестиций в администрациях муниципальных образований должно заниматься отдельное структурное подразделение.

Экономическая ситуация последнего года заметно отразилась на динамике инвестиционной активности в Калининградской области. Рост показали инвестиции в пищевые предприятия, многие из которых благодаря контрсанкциям получили импульс для развития. По данным областного министерства экономики, инвестиции в этой отрасли в первом полугодии 2015 года выросли в 2,4 раза.

В то же время заметное сокращение инвестиций за первые полгода зафиксировано в энергетике (почти на 40%), транспорте и связи (36,6%). Согласно предварительным итогам социально-экономического развития Калининградской области, за первое полугодие 2015 года уровень инвестиций в основной капитал за указанный период составил 98,3% к уровню аналогичного периода 2014 года

Россия. СЗФО > Приватизация, инвестиции > regnum.ru, 1 декабря 2015 > № 1568448


Россия > Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 1 декабря 2015 > № 1567916 Андрей Никитин

Брифинг генерального директора Агентства стратегических инициатив Андрея Никитина.

Вопрос: Андрей Сергеевич, рассматривается ли возможность принятия новых «дорожных карт» или дополнения уже принятых?

А.Никитин: Да, такая возможность обсуждается. Есть вещи, которые не закрыты, скажем так, теми «дорожными картами», которые существуют. Это, например, подключение к газораспределительным сетям, подключение к разного рода коммунальным услугам – к воде, водоотведению, теплу и так далее.

О чём говорит бизнес? Бизнес говорит: да, с энергетикой сроки сократились, но это не всё, к чему мы подключаемся, создавая своё предприятие. И мы попросили на совещании Председателя Правительства рассмотреть возможность по этим темам всё-таки дополнить существующие и, может быть, создать новые «дорожные карты». Но их будет крайне немного, и в целом нормативный этап для национальной предпринимательской инициативы, мы считаем, пройден. Теперь этап правоприменения и мониторинга.

Вопрос: Близится Послание Президента Федеральному Собранию. Что бы вы хотели услышать? И не опасаетесь ли вы, что на фоне обострения политической обстановки экономике может быть уделено меньше внимания в этом послании?

А.Никитин: Очень сложно говорить за Президента, что он будет говорить. Я могу вам одно сказать: спасибо огромное Президенту – за четыре с небольшим года существования агентства он всегда уделял внимание вопросам инвестклимата, вопросам сокращения административных барьеров. Мы это и в мае на Наблюдательном совете АСИ обсуждали (В.Путин – Председатель Наблюдательного совета АСИ). Я надеюсь, конечно, что это внимание сохранится. У нас существует ещё масса абсолютно бессмысленных административных процедур, которые никак не связаны с внешней политикой и которые, безусловно, надо убирать. Поэтому я надеюсь, что в Послании это будет. Спасибо.

Россия > Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 1 декабря 2015 > № 1567916 Андрей Никитин


Россия > Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 1 декабря 2015 > № 1567915 Дмитрий Медведев

О реализации «дорожных карт» национальной предпринимательской инициативы.

Совещание.

Стенограмма:

Д.Медведев: Добрый день, уважаемые коллеги! Мы обсуждаем ход реализации нашей предпринимательской инициативы, «дорожных карт» по осуществлению этого проекта. В этом году в целом завершается основной этап этого действительно важного для нашей страны государственного проекта. Сегодня мы встретились, чтобы обсудить результаты выполнения этой работы и поговорить о том, что делать дальше.

Национальная предпринимательская инициатива стала принципиально новой программой для улучшения делового климата в нашей стране. Сами реформы, которые направлены на упрощение, удешевление, ускорение государственных процедур, обозначили предприниматели и затем просто контролировали выполнение этих реформ. В этом смысле проект оказался уникальным, потому что он сразу же обеспечил нужный уровень взаимодействия между государственными структурами и бизнесом.

Инициатива реализуется в формате «дорожных карт». Сейчас работа идёт по 11 таким картам. Всем известно, на что направлены эти карты. Это и таможня, и налоговое администрирование, поддержка экспорта, градостроительство, энергосети, конкуренция, оценочная деятельность, регистрация предприятий и права собственности, повышение общего качества регуляторной среды, расширение доступа малого и среднего бизнеса к закупкам естественных монополий, компаний с государственным участием.

Конечно, всех проблем мы в рамках этой инициативы не решим, но благодаря совместной работе с предпринимателями удалось добиться (и это, в общем, отмечают все, это мнение не только государственных служащих) упрощения самих бизнес-процессов, регулирования, улучшить условия, которые необходимы для того, чтобы начинать своё дело. При этом многие реформы были основаны на так называемой тактике быстрых побед, когда ликвидируются процедуры, которые в большинстве стран просто уже не используются, и от них отказываются.

Несколько слов о результатах по отдельным направлениям. В части повышения доступности для бизнеса энергетической инфраструктуры удалось в два раза сократить срок присоединения к электросетям, в тех случаях, когда не требуется сооружения сетевой инфраструктуры, то есть мощностью до 670 кВт. За этот год в три раза снизилась стоимость подключения для потребителей, когда речь идёт о соответствующих установках до 150 кВт.

В сфере жилищного строительства мы приняли перечень процедур. Если раньше число согласований и их виды отличались от региона к региону в несколько раз, на 200–300% (это создавало много трудностей для инвесторов), теперь перечень устанавливает предельное число согласований, предельное число разрешений вне зависимости от региона. При этом Правительство в целом намерено ещё дальше подрезать этот список.

Реализация «дорожной карты» в таможенной сфере позволила существенно сократить количество документов, которые необходимы для декларирования, а также время на таможенные операции.

В части поддержки экспорта ключевыми решениями стало создание Российского экспортного центра, который предоставляет поддержку экспортёрам в режиме одного окна.

Кроме того, была запущена программа Росэксимбанка по предоставлению кредитов с субсидированной процентной ставкой на поддержку выпуска высокотехнологичной продукции. Разработан комплекс мероприятий по упрощению розничной и мелкооптовой экспортной торговли, упрощён порядок предоставления документов для подтверждения налоговой ставки 0% по налогу на добавленную стоимость.

В рамках карты в сфере регистрации прав на имущество, права собственности нам удалось впервые создать электронную систему подачи документов в нашей стране. Срок регистрации права собственности сократился до 10 рабочих дней. Это, кстати, одна из наиболее продвинутых практик даже в мировом масштабе – по данному показателю Россия заняла 8-е место в рейтинге Всемирного банка по ведению бизнеса.

Мы также значительно упростили процесс регистрации новых компаний – теперь это можно сделать с помощью интернета (так называемая онлайн-регистрация). В три раза сократилось количество обязательных процедур, необходимых для старта бизнеса.

Отдельное внимание было уделено малому и среднему предпринимательству. В нынешних экономических условиях это понятно, потому что в период кризиса малый и средний бизнес страдают больше всех. Была установлена обязательная квота закупок для госкомпаний в размере не менее 18% годового объёма.

Кстати, хочу вас проинформировать, что я утвердил Положение, по которому Федеральная корпорация по развитию малого и среднего бизнеса теперь сможет мониторить действия региональных властей в сфере закупок товаров и услуг у небольших предприятий. По результатам мониторинга будет формироваться сводный отчёт, который станет основой для подготовки предложений по совершенствованию доступа малого и среднего бизнеса к госзакупкам.

Это лишь некоторые из тех эффектов, которые были достигнуты в рамках инициативы. Очень важно, что все изменения происходили не на бумаге (действительно, это так, это подтверждают все мои контакты с бизнесом), а в реальной жизни, они ощущаются бизнесом. Понятно, что ситуация неидеальная, предприниматели ставят этим преобразованиям свои оценки, для этого есть различные инструменты. В любом случае можно сказать, что национальная предпринимательская инициатива как масштабный проект по улучшению делового климата состоялась. Это точно. Причём это не только наша оценка, это оценка международная. Вы все знаете, по известным рейтингам, Россия со 120-го места в 2011 году по ведению бизнеса поднялась на 51-е место. Мы вошли также в пятёрку стран, где реализовано наибольшее количество мер по улучшению условий ведения бизнеса. Что само по себе, конечно, отрадно и неплохо, особенно с учётом того, что всё-таки все эти процедуры мы вынуждены были делать в период, когда экономика наша, скажем так, переживает не лучшие времена.

Конечно, это не означает, что мы должны остановиться и сказать, что тема закрыта, инициатива реализована, всё хорошо. Даже страны, у которых ситуация с деловым климатом гораздо лучше нашей, предпринимают меры для его улучшения. И нам придётся эту работу с не меньшей энергией продолжить. Высказывается идея продолжить работу именно в формате «карт», прорабатывается вопрос о дополнении инициативы новыми мероприятиями.

Давайте обсудим эти и другие предложения.

Россия > Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 1 декабря 2015 > № 1567915 Дмитрий Медведев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter