Всего новостей: 2528376, выбрано 2 за 0.009 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Рыбаков Игорь в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаНедвижимость, строительствовсе
Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 28 ноября 2017 > № 2403852 Игорь Рыбаков

Промышленные романтики: чему молодые менеджеры могут научиться у руководителей из СССР

Редакция Forbes

Миллиардер Игорь Рыбаков в своей книге объясняет, почему быть романтиком в бизнесе очень важно и ничуть не стыдно

В издательстве «Точка» в конце ноября выходит книга «Жажда» Игоря Рыбакова F 117 — миллиардера, сооснователя компании «ТехноНИКОЛЬ» и «Рыбаков Фонд». Forbes публикует отрывок из ее второй части «Жажда смысла»:

... В потоке неотложных управленческих задач мы не слишком часто задумывались о том, что продолжаем традиции промышленного развития России. В период бурных преобразований не до рефлексии — сильнее было ощущение возможностей, динамики: можно — значит, делай. Сегодня я понимаю, что осознание своего места в промышленной истории страны должно приобрести для развития бизнеса большее значение. Зрелые общества отличаются тем, что соотносят себя с делами предшественников. Российское общественное сознание в новом своем качестве относительно молодо, ему нет и 30 лет. После общественного слома девяностых прошло слишком мало времени, чтобы оно успело в полной мере сформироваться — мы только еще вступаем в пору зрелости, когда на уровне общественной значимости встают вопросы — какие мы, кто мы и чего хотим?

Смещение моих интересов от работы в компании к общественной деятельности (в 2015 году Игорь Рыбаков вместе со своей супругой Екатериной основал «Рыбаков Фонд» — прим. Forbes) произошло после нескольких лет серьезного внутреннего кризиса. Итогом выхода из него стало отчетливое понимание важности общественных процессов для темпов роста бизнеса и экономики в масштабе страны. В девяностые, когда мы начинали, социальной среды практически не было — была дикая смесь осколков прошлого и зачатков будущего. Сегодня все иначе. Общественная среда стала достаточно плотной, чтобы оказывать непосредственное влияние на темпы и качество развития компаний и рынков. Важно сделать так, чтобы в ней были укоренены представления, способствующие развитию, а не сдерживающие его. И одно из них — исторически обоснованное представление о России как об одной из ведущих мировых промышленных держав.

Обычно в истории — точнее, в том, как ее преподают и закладывают в головы подрастающему поколению, — главенствующее место занимают битвы и войны. Но в истории индустриального развития нашей страны не меньше поводов для гордости. И постоянное соотнесение себя с этим опытом, эмоциональное проецирование сегодняшних достижений на достижения предшественников может стать одним из ключей к ускорению экономического развития России. Мы способны побеждать не только на поле боя, но и в экономике — безусловная уверенность в этом дорогого стоит. Победа сначала складывается в сознании единиц, десятков, сотен людей как образ будущего, а потом достигается усилиями тысяч и миллионов. Предшествующие поколения дали нам все основания быть уверенными в том, что и мы можем достигать самых масштабных целей. И мы это делаем.

Промышленный романтизм

Я так уверенно говорю о важности эмоциональных связей, о необходимости постановки сверхзадач, потому что знаю, что думают и чувствуют участники команды «ТехноНИКОЛЬ», как глубоко они пропитались духом здоровой состязательности и какое важное значение для них имеет эмоциональная вовлеченность в работу.

Рустем Хуснуллин, директор челябинского завода по производству каменной ваты, определяет для себя главную задачу так: показывать, как достигать целей. Люди часто отступают перед преградами, а преграды есть и будут всегда — так устроена жизнь, и многим просто не хватает привычки подойти к задаче масштабно. «Людям мало слов и цифр, — уверен Рустем. — Нормальный человек воспринимает важность поставленной задачи прежде всего на чувственном уровне. Главное — передать ему эмоциональный накал, разбудить — тогда включится в работу и мозг. Надо постоянно держать хороший темп, не позволять людям скучать, ставить им серьезные задачи, давать возможность развития».

Я с интересом слежу за тем, как эффективно современные директора комбинируют прежние советские подходы к управлению с современными. Конечно, за минувшую четверть века мы стали более жесткими и менее доверчивыми, фундаментально изменилась экономическая среда, радикально модернизировалась система госуправления. Но в чем-то мы остались прежними. У Валерия Ковтуна — того самого, который в невозможно короткие сроки провел полномасштабную реконструкцию картоноделательной машины в Учалах, — за годы работы в компании сложилась привычка субботу и воскресенье проводить на заводе. И если в какой-то один день — скажем, в воскресенье — Ковтун туда не приедет, он будет испытывать дискомфорт. Даже если позвонит, проверит, уточнит — все равно душа у него будет не на месте. Как-то он рассказал мне про один случай на заводе — приведу его историю полностью.

«В субботу, в пять минут восьмого вечера, звонит начальник смены и докладывает: машина встала, вызвали энергетика. Завод, соответственно, остановился без пяти семь. У меня машина стояла прямо под окнами, я собрался и думаю: сейчас быстро приеду и посмотрю, во сколько мои подчиненные подтянутся. Доехал за пятнадцать минут, рассчитывал, что буду первым. Не тут-то было: захожу на завод в двадцать минут восьмого, подхожу к центральному пульту, а там уже технический директор и главный энергетик — что-то включают, машина начинает работать.

Спрашиваю: «Что случилось?» — «Блок сгорел». — «Как выяснили?? — «Мы на него сразу грешили». — «И что, запасной блок был у вас в наличии?» — «Нет, мы открыли склад».

Представляете? Мне даже нечего было им сказать. За двадцать минут люди приехали из города, нашли сгоревший блок, открыли склад, поменяли блок и уже пытаются запускать машину! Мне было очень приятно. Я постоял там минут десять. Смотрю — машина раскручивается. Думаю, ладно, не буду над душой стоять. Развернулся, пошел в транспортно-складское хозяйство, вернулся оттуда — а машина уже работает».

Меня восхищают такие примеры повседневных свершений, складывающиеся в подлинное чудо. И я знаю, что не материальная мотивация играет тут ведущую роль. Я вижу, как в людях проявляется лучшее, что существовало в советском подходе к производству — личная вовлеченность и ответственность, огромное желание, чтобы все работало. Прекрасный ресурс для выстраивания нового отношения к работе, к делу.

В России сегодня сформировался класс промышленных производств, которые вполне могли бы служить вдохновляющим примером для других. Во многих странах мира есть компании, ставшие символами целых эпох в истории этих стран. Так, General Motors, несомненно, символ послевоенной силы и процветания США, а Toyota — символ экономического возрождения Японии и пример японского отношения к труду и производству. В нашей стране место такой промышленной компании-символа пока вакантно, и это заставляет меня пристальнее посмотреть на достижения «ТехноНИКОЛЬ», чтобы оценить, в какой степени в них преломляются важнейшие линии, характеризующие индустриальное развитие постсоветской России.

Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 28 ноября 2017 > № 2403852 Игорь Рыбаков


Россия > Приватизация, инвестиции. Образование, наука > forbes.ru, 19 мая 2017 > № 2179706 Игорь Рыбаков

Групповая терапия: совладелец корпорации «Технониколь» нашел необычную идею для благотворительности

Игорь Рыбаков

Многие вещи происходят только потому, что люди доверяют друг другу, и не происходят оттого, что люди не доверяют друг другу

Идея благоустраивать страну, место, где я живу, была всегда. Обустраивал дом, квартиру, комнату в общежитии, где мы с моим деловым партнером Сергеем Колесниковым жили студентами. Мы такой отличный дизайн-ремонт сделали: своими руками собрали шкаф, кровать, полки — у нас была самая лучшая комната в Физтехе. Менялись масштабы: «Технониколь» — это масштаб отрасли, социальные проекты — масштаб страны. Мы с супругой Екатериной основали «Рыбаков Фонд», в который перечислили 1 млрд рублей; сейчас фонд поддерживает 12 программ.

Поскольку я сам более 20 лет посвятил компании «Технониколь», первым направлением работы фонда стало предпринимательство. Наша флагманская программа — R2: мы собираем состоявшихся людей, успешных бизнесменов или топ-менеджеров, и они под руководством опытного модератора делятся своими проблемами. Группы на восемь-десять человек тщательно подбираются. Обычно если у шести бизнесменов в группе есть проблема, то два других уже с ней сталкивались. Эти два человека рассказывают о своем опыте, и постепенно шесть человек решают свою проблему и могут развиваться дальше.

Может показаться, что это слишком просто: всего лишь собрать людей в одной комнате и позволить им общаться, обеспечив определенный уровень доверия друг к другу. Но это работает. Например, Федор Жерновой, основатель и гендиректор компании «Фабрика информационных технологий» из Белгорода, столкнулся с задачей масштабирования бизнеса. В клубе «Эквиум» он познакомился с основателем компании «Связной» Максимом Ноготковым, который согласился стать его ментором. За год удалось достичь кратного роста бизнеса.

Значение фактора доверия для бизнеса я оценил на собственном опыте. Хорошо помню, как в начале 2000-х «Технониколь» решила конкурировать с компанией Rockwool, мировым лидером на рынке каменной ваты. Любые наши попытки закупить самое современное оборудование оборачивались неудачей: нам была нужна двухцентрифужная машина, на рынке были только одноцентрифужные. В России не было соответствующих технологий, не было специалистов. Мы познакомились с талантливым инженером из Словении по имени Мирка, который мог специально для нас сконструировать двухцентрифужную машину. Теоретически мог. И для него, и для его компании, и для нас это был большой инженерный риск. Я тогда сказал: «Мирка, у нас нет другого пути. Пожалуйста, пойди на этот риск, мы справимся, мы создадим новый русский Rockwool». Через два года у нас были первые образцы оборудования, сконструированного Миркой с нуля. Сейчас «Технониколь» — безоговорочный лидер Восточной Европы по каменной вате, Rockwool на втором месте с большим отрывом.

Почему это стало возможно? Потому что люди собрались вместе и поверили друг в друга. Многие вещи происходят только потому, что люди доверяют друг другу, и не происходят оттого, что люди не доверяют друг другу. Уверен, именно в этом, прежде всего в нашем многолетнем партнерстве с Сергеем Колесниковым, заключается один из секретов успеха «Технониколь». Компания сумела задействовать ресурс связей между людьми.

«Рыбаков Фонд» — это попытка масштабировать данный подход на всю Россию. Замысел в том, чтобы направить свои ресурсы на проекты, которые заставляют людей взаимодействовать. Представьте себе, что каждый университет, колледж, клуб, компания — это своего рода коллайдер, где активируются социальные связи и происходит активный обмен идеями и знаниями между людьми. А теперь представьте себе пустое пространство между данными организациями.

Мы эти пробелы стараемся убрать. Например, в образовании. Так, в 2016 году фонд выступил соорганизатором международной конференция ЕdCrunch, собравшей на одной площадке более 3000 учителей, студентов, родителей, представителей бизнеса и власти, отечественных и иностранных экспертов. По итогам всероссийского конкурса школьных учителей-новаторов «i-Учитель» три победителя из разных регионов отправились за счет фонда на крупнейшее европейское образовательное событие — Bett Show в Лондон. А на всероссийский конкурс стипендий и грантов им. Л. С. Выготского, который еще не закончился, фонд ассигновал 30 млн рублей.

Именно в зонах взаимодействия людей из разных областей и регионов происходят удивительные явления. Например, если математики встречаются с биологами и физиками в одной комнате, в одном клубе. На стыке разных областей таятся большие возможности, разглядеть их могут коллективы, сотканные из представителей разных сообществ. Проекты, которые поддерживает «Рыбаков Фонд», как раз про это — про активацию вспомогательного социального капитала. Люди встречаются, устанавливают друг с другом доверительные отношения, в результате возникают неожиданные проекты, новые альянсы. Происходят вещи, к которым мы как фонд уже не имеем отношения, но которые сильно влияют на экономику и на благосостояние граждан.

Подобный подход, так называемые peer-to-peer группы, успешно применяется по всему миру. Почти одновременно с клубом R2 возникла программа «PRO женщин» с точно такой же механикой: женщины объединяются в сообщества, чтобы вместе развиваться, поддерживать друг друга. Такие группы очень популярны в Америке, Германии, Швеции. Мы изначально тщательно подошли к формированию групп, стараясь отсечь так называемых туристов, которые приходят посмотреть на что-то новенькое и попить смузи. В итоге мы создали более десяти тестовых групп в Москве и Санкт-Петербурге, в которых собрались женщины, находящиеся на перепутье. Эти тестовые группы работали с лета до глубокой осени прошлого года, потом были произведены замеры, мы пытались понять, что произошло. Получен прекрасный результат: например, до участия в программе безработных среди них было 33%, после — 24%.

Еще одно направление, которое представляется нам очень важным, — работа с молодыми людьми. Как оказалось, очень многие молодые люди в России изначально формируют себе достаточно негативные установки: мы не в той стране родились, наши родители недостаточно состоятельные… Эти самоограничения легко снимаются, стоит начать работать с этими молодыми людьми. Очень быстро они начинают задавать себе вопрос: «О, неужели так можно?!»

Мы неплохо продвинулись с программой «Преактум». Сегодня более 200 вузов имеют команды, объединяющие студентов под менторством выпускников и академических лидеров — преподавателей. Сама по себе программа «Преактум» — это конкурс студенческих проектов. Конечно, подобных программ много: люди собираются в команды и делают проекты, тренируются, выступают друг перед другом. «Преактум» отличает то, что в ходе соревнования команд происходит объединение студентов, академических лидеров и выпускников университетов. В 2017 году «Преактум» проводит федеральный конкурс проектов студенческих предпринимательских команд. Отборочные этапы уже состоялись во всех девяти федеральных округах. В конце апреля в Москве пройдет финальная церемония, определим тройку лучших, абсолютному победителю вручим 1 млн рублей на развитие.

Эта программа — первый шаг к тому, чтобы запустить на базе каждого университета сообщество выпускников, которое обладает невообразимыми ресурсами — знаниями, опытом, связями. В России это пока не очень развито. Но так же было и в Европе 25 лет назад, когда традиционным считалось финансирование университетов через бюджет. Сейчас многим европейским университетам удалось основать эндаумент-фонды, создать сообщества выпускников, включить их в жизнь и развитие университетов. В России уже есть примеры университетов, в которых сильно сообщество выпускников: Сколково, МГУ, Томский университет. Но это лишь самое начало.

Нашему фонду всего год с небольшим, но мы вполне можем говорить о целях и даже подводить некоторые итоги. Главной точкой приложения для нас являются проекты, которые используют существующую инфраструктуру и повышают эффективность ее компонентов. Мы не создаем еще один детский садик, еще один университет или школу, наша задача — повысить эффективность тысячи школ, университетов и детских садов. По этому принципу мы и подбираем программы и проекты. Понять, какие из них сработали, можно будет не раньше, чем через три-пять лет. На этом горизонте мы будем измерять эффект — что случилось в жизни людей, вовлеченных в ту или иную программу.

Современное состояние экономической среды таково, что ключевым ресурсом предпринимателя стала его репутация. Репутация же современного бизнесмена формируется главным образом на основе того, что он делает для общества. Если на Западе успешный бизнесмен не занимается благотворительностью или социальным предпринимательством, это выглядит странно. В России же странно выглядят успешные бизнесмены, занимающиеся благотворительностью и филантропией. Но это пока. К нам в фонд уже приходят бизнесмены, желающие принять участие в том, что мы делаем. Мы не стремимся найти объединяющую всех идейную платформу, достаточно, чтобы каждый начал что-то делать для ценных для себя сообществ. В принципе репутация — это ресурс, который помогает приобрести любые необходимые связи для усиления своего бизнеса. Возможно, мы когда-нибудь придем к тому, что у каждого российского бизнесмена будет свой фамильный фонд.

«Рыбаков Фонд», программы, которые он поддерживает, — это источник моего личного счастья. Это причастность к благоустройству своей страны — уже не комната в общежитии, уже не строительная отрасль, а гораздо шире. Ну и самое главное, «Рыбаков Фонд» — это совместный проект с Катей, моей супругой, мы помимо семьи обрели еще и общее дело.

Только за один год работы двадцать человек, двадцать предпринимателей, присоединились к процессу. Я верю, что мощность этой реки будет нарастать. Думаю, через десять лет все это выльется в бурный поток, а через двадцать мы будем жить в другой стране.

Записал Дмитрий Яковенко

Россия > Приватизация, инвестиции. Образование, наука > forbes.ru, 19 мая 2017 > № 2179706 Игорь Рыбаков


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter