Всего новостей: 2528376, выбрано 3 за 0.016 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Чубайс Анатолий в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыФинансы, банкиЭкологияХимпромСМИ, ИТОбразование, наукаЭлектроэнергетикавсе
Россия. Весь мир > Химпром. Приватизация, инвестиции > rusnano.com, 19 января 2018 > № 2486789 Анатолий Чубайс

Анатолий Чубайс: доходы РОСНАНО от инвестиций в инновации превысили расходы.

Автор: Екатерина Казаченко

Госкорпорация РОСНАНО согласно долгосрочной программе развития должна была оставаться планово-убыточной до 2017 года включительно, однако по итогам 2014–2016 годов демонстрировала прибыль. Инвестиции РОСНАНО в инновации начали приносить результаты, и сейчас доходы госкорпорации от инвестиционной деятельности уже превысили расходы, рассказал в интервью ТАСС Председатель Правления УК «РОСНАНО» Анатолий Чубайс на Гайдаровском форуме. Он также раскрыл планы компании на этот год и поделился ожиданиями от предстоящего визита на Всемирный экономический форум в Давосе.

— Вы выступали модератором сессии Гайдаровского форума по теме преодоления исторической инерции. Какие проблемы вы видите в связи с этой ситуацией и как их преодолеть?

— Когда обсуждаешь такого рода вещи, нужно всегда самому для себя ответить на вопрос: о каком временном горизонте ты говоришь? Этот вопрос — это не год, не три года, не шесть лет и даже не десять. Это диапазон 25–30 лет. Ответы на один и тот же вопрос в разных диапазонах сильно отличаются.

Если совсем кратко изложить мою личную позицию: следующие 30 лет создадут перед российской либеральной экономической мыслью важнейшие вызовы. И решения в ответ на эти вызовы могут оказаться совершенно неожиданными для значительной части российской элиты.

— Прошлый год был достаточно знаковым для РОСНАНО. Согласно плану госкорпорация должна была быть убыточной до 2017 года. Уже можно подвести итоги года?

— Действительно, планы до 2017 года включительно были убыточными. Однако по факту мы три года подряд — 2014, 2015 и 2016-й — работали с прибылью по международным стандартам финансовой отчетности. Финансовые результаты 2017 года пока не подведены — это делают аудиторы, поэтому я не могу забегать вперед. В любом случае, по совокупности трех-четырех лет, у нас достаточно устойчивое финансовое положение.

Есть еще одна вещь, не менее важная для РОСНАНО. Мы начали по-настоящему привлекать инвестиции в наши фонды. У нас одна из главных задач в стратегии — достижение показателя в 150 млрд рублей привлеченных инвестиций к 2020 году. На 1 января прошлого года мы привлекли 20 млрд рублей, а на 31 декабря совокупный объем привлеченных инвестиций составил 48 млрд рублей. Это очень хорошая динамика, потому что мы работаем в реальной живой экономике. Такие цифры говорят о том, что РОСНАНО удается привлечь инвестиции в российские инновации.

Еще одна важная для нас вещь — эффективность. Мы все в большей степени сдвигаемся с объемных показателей на показатели доходности — эффективность. В прошлом году у нас был очень важный результат: к концу года мы вышли из 35 проектов, то есть мы инвестировали в эти проекты, все построили и продали свою долю. Так вот, совокупный объем того, что мы заработали по всем этим проектам, превысил совокупный объем вложений в эти проекты.

Все это означает, что мы все больше и больше разворачиваемся в положительный результат в целом для нашего инвестора, то есть для государства.

— А какие планы на 2018 год? Ожидаете ли вы прибыль по МСФО?

— По 2018 году мы ожидаем, что у нас объем доходов от выходов возрастет примерно на 30% по сравнению с прошлым годом, потому что мы завершаем первую инвестиционную фазу. Это во-первых. Во-вторых, мы ожидаем, что у нас в 2018 году появятся новые вводы. Более 100 построенных заводов — это целевая задача текущего 2018 года.

А про планы по финансовым показателям на этот год пока сказать не могу. Здесь еще точка не поставлена, рано на этот вопрос отвечать.

— Ранее вы говорили про возможность создания госкорпорацией фонда с партнерами из Ирана. Совет директоров должен был рассмотреть вопрос до мая, уже обозначен конкретный месяц?

— У нас есть предварительные договоренности по этому фонду.

В Иране не очень просто развивается внутриполитическая ситуация, это не может не влиять на бизнес. На сегодняшний день еще пока не подписаны окончательно документы, хотя эта сделка со стола и не убрана, она находится в работе. Да, мы запаздываем по срокам, но окончательного решения пока еще нет, поэтому я не могу вам сказать об итогах по этому конкретному фонду.

С другой стороны, мы перевыполнили наши собственные планы по объему привлеченных в фонды средств. Нам же важен объем средств, а не штуки фондов. Поэтому в этой части мы себя чувствуем уверенно, мы идем в соответствии и даже превышаем наши планы.

— Обсуждалось еще создание РОСНАНО фонда с партнерами из Малайзии, на какой стадии этот вопрос?

— У нас сейчас идет обсуждение примерно по шести-семи фондам. Из них некоторые на более зрелых стадиях — как, например, иранский, некоторые на менее зрелых — как, например, малазийский.

Жизнь нас учит тому, что из примерно пяти реально создается один. Существует некая воронка фондов: на ранней стадии, совсем ранней — 20, на стадии проработки — 10, на серьезной стадии — 5, в конечной стадии — 2–3. Примерно в этой воронке мы и движемся и последовательно ее пополняем.

Малазийский фонд для нас не на поздних стадиях, а скорее на ранних.

— У РОСНАНО есть филиал в Америке. Чувствуется ли в его работе какое-то влияние со стороны геополитических факторов?

— Мы, конечно, не в безвоздушном пространстве живем. И в России, и в Америке мы чувствуем на себе общеполитическую атмосферу, и в том числе наш филиал в Силиконовой долине.

Но важно то, что за время работы команда этого филиала набрала очень серьезную компетенцию в понимании венчурной индустрии. Эта компетенция по нашему поручению была преобразована в один важнейший результат — они научились привлекать живые деньги в новые фонды. Команда нашего филиала подготовила документы по созданию нового фонда. Правда, партнерами там будут не американцы, а скорее Шанхай. Их фонд будет зарегистрирован в Китае. Но создавала его наша русская команда, работающая в американском филиале РОСНАНО. Это очень важный результат, я бы даже сказал — успех этой команды.

Мы надеемся, что в ближайшие недели, максимум месяц, фонд будет официально юридически зарегистрирован. И начнется работа этой же команды по управлению этим фондом, не меняя своего местоположения.

Детальную информацию по профилю фонда — его размеру и составу партнеров — мы дадим после того, как будут подписаны юридические обязывающие документы.

— В продолжение темы Америки — президент США Дональд Трамп, как ожидается, примет участие во Всемирном экономическом форуме в Давосе. Вы не в первый раз поедете на форум в Давос, в прошлом году вы почувствовали атмосферу катастрофы. Что вы ожидаете на этот раз?

— В прошлом году там была не просто атмосфера напряжения, а ощущение катастрофы. Случилось как минимум два события, которые расценивались как самые ужасные и практически невозможные. Одно из них — Brexit, другое — победа Трампа. Бизнес-элита была в шоке.

Но если смотреть на реакцию бизнес-элиты на сегодня — давайте по Америке, а не по Brexit, — то, в общем, она не вполне совпадает с реакцией общественности. Реакцию общественности мы видим, знаем и понимаем. Эта общественность читает твит Трампа о том, что «Я не просто очень талантлив, а я гениален». Это на общественность производит сильное впечатление, а у бизнеса другие критерии.

Если вы посмотрите на динамику фондового рынка в Соединенных Штатах, он находится сегодня в беспрецедентно позитивном положении. Если вы посмотрите на темпы роста американской экономики в 2017 году и прогноз 2018 года, вы увидите очень хорошие цифры. Если вы посмотрите на цифры безработицы в Соединенных Штатах, они находятся на одном из самых низких уровней за все это время.

В этом смысле реакция бизнеса — американского, мирового — сильно отличается от реакции общественности на Трампа.

Я не берусь предсказывать, но мне будет как раз интересно, как вот эти расходящиеся ножницы проявят себя в Давосе, где все это видно воочию. Посмотрим.

Россия. Весь мир > Химпром. Приватизация, инвестиции > rusnano.com, 19 января 2018 > № 2486789 Анатолий Чубайс


Россия > Приватизация, инвестиции. Образование, наука > bfm.ru, 7 декабря 2017 > № 2471797 Анатолий Чубайс

Анатолий Чубайс: «Нива» — единственный признанный потребительский бренд СССР»

Глава «Роснано» подчеркнул, что в СССР, конечно, были крупномасштабные технологические достижения, но на потребительском рынке запомнилась только «Нива». Сейчас же, по мнению Чубайса, дела с этим в России обстоят куда хуже

Анатолий Чубайс назвал автомобиль «Нива» единственным признанным в мире потребительским брендом Советского Союза. Об этом глава «Роснано» заявил на пленарной сессии VI Конгресса предприятий наноиндустрии, который открылся в Москве.

«Нас всегда частенько тут критикуют: а покажите, что вы сделали, где я могу вашу купить, в каком магазине она продается? Мы как-то там отвечаем, говорим: ну как же так, ребята, вот у вас наши чипы в карте «Тройка», наши чипы в биопаспортах. Поверхностный ответ состоит в том, что а мы и не должны этим заниматься, все в порядке, и отстаньте от нас. Если шире посмотреть на проблему, вот мы можем с вами навскидку назвать появившиеся за последние 10-15 лет, да даже 25 лет массовые потребительские российские товары? Я сейчас даже не про нанотехнологии, не про нас. А назвать российский бизнес, который бы за последние 25 лет создал бренды, а тем более глобальные, а не российские в области B2C? Я не берусь, вроде бы их и нет. Тогда, наверное, причина глубже. Что у нас в бэкграунде историческом в стране? У советской власти были крупномасштабные технологические достижения, собственно, их перечень известен всем. А назовите мне сколь бы то ни было масштабные советские потребительские продукты успешные. Кстати говоря, если уж здесь искать, то на самом деле один продукт был, который миром признан как советский потребительский продукт нового класса. Он назывался джип «Нива», но это, скорее, исключение из правил. Почему этого не было в советское время, на самом деле понятно. Потому что конструкция советской экономики была вся заточена на то, чтобы создавать крупные проекты лишь в том случае, если заказчик нравится государству. Космос, оборона — понятно, атомная бомба, тут и говорит нечего — понятно. Такого масштаба вещи, особенно опираясь на шарашки гулаговские, очень эффективно решались в Советском Союзе. Кто хочет повторить? Я бы не рекомендовал».

Анатолий Чубайс также сказал, что через пять или десять лет наноиндустрия войдет в первую тройку по объемам экспорта российской высокотехнологичной продукции.

Россия > Приватизация, инвестиции. Образование, наука > bfm.ru, 7 декабря 2017 > № 2471797 Анатолий Чубайс


Россия. СЗФО > Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 24 мая 2014 > № 1106146 Анатолий Чубайс

АНАТОЛИЙ ЧУБАЙС: "НА ЛИДЕРОВ ЗАПАДНОГО БИЗНЕСА ДАВИЛИ, ДАВ ПРЯМОЕ УКАЗАНИЕ НЕ ПРИЕЗЖАТЬ В РОССИЮ"

Михаил Бергер

Интервью Business FM председателя правления "Роснано"

В студии Business FM в Санкт-Петербурге на Международном экономическом форуме побывал председатель правления "Роснано" Анатолий Чубайс. В интервью генеральному директору группы компаний "Румедиа" Михаилу Бергеру он, в частности, рассказал о том, чем это мероприятие отличается от предыдущих.

Вы неизменный участник Форума, как, впрочем, и наша радиостанция. Нет оснований делать вид, что это мероприятие такое же, как и предыдущее. Этот Форум все-таки имеет немного другой фон. Отсутствие определенного числа руководителей крупных компаний снижает ли уровень обсуждения? У вас большая частная контактная программа, она как-то поменялась? Физически вроде народа много и все очень активно...

Анатолий Чубайс: Народа достаточно, хотя надо признать честно, что количество первых лиц западных компаний существенно сократилось. Много близких товарищей из западных лидеров бизнеса, которые честно рассказывают о лобовом давлении с прямым указанием не приезжать в Россию, которое на них оказывалось в последние 2-3 недели. Оказывалось по линии национальных правительств в Европе, через американские посольства которые получили прямую директиву и обзванивали лидеров бизнеса Европы.

Я с трудом себе представляю, чтобы какое-нибудь посольство США во Франции звонило в "Тоталь" и говорило - не езжайте.

Анатолий Чубайс: Тем не менее, ровно об этом мне рассказывали люди, мнению которых я доверяю на 100%. В некоторых случаях, когда речь шла об очень крупных людях, звонки были напрямую из Госдепа США. На мой нахальный вопрос - а что, уже США управляют европейскими независимыми государствами, мне было сказано резонно, что нет, государствами не управляет, но, тем не менее, у меня бизнес в Америке, там работают 25 тысяч человек. И, конечно, это имеет значение. Поэтому значительная часть таких призывов была воспринята, бизнес всегда осторожен. Хотя есть целый ряд лидеров, начиная от президента "Филлипса", которые, тем не менее, приехали сюда в Россию. Очевидно, был факт давления, которое ничего кроме осуждения вызвать не может. Он отчасти сработал. Это имело больше демонстрационный эффект, чем содержательный. У нас был ряд вопросов с ЕБРР. Президента Европейского банка нет, но есть первый вице-президент, с которым мы очень конструктивно эти вопросы проговорили.

Есть определенное снижение формального уровня, но содержательно...

Анатолий Чубайс: Потери не очень значительные по этой причине. Другое дело, что общеэкономическая обстановка существенно осложнилась. Все виды бизнеса сейчас работают в гораздо более тяжелой среде. Любые задачи привлечения финансов, инвестиций сейчас решаются гораздо сложнее, чем всего полгода назад. Это факт, который нельзя не признать.

Мы в новой реальности сегодня существуем. Вчера была большая сессия по конкурентоспособности. Развивать конкурентоспособность инноваций в условиях определенных ограничений, которые существуют, не является ли задачей неразрешимой?

Анатолий Чубайс: Новая экономическая среда стала сложнее, работать в ней тяжелее. Надо также трезво сказать, что если говорить про страну, про экономическую политику, она не может не реагировать на это изменение. Она обязана реагировать. Но в этих возможных реакциях, весь нерв момента это и есть обсуждение вопроса о том, как должна экономическая политика вообще или бизнесы в частности реагировать на новую ситуацию. В этих реакциях есть вещи здравые и разумные, хотя и не очень приятные. А есть вещи малоразумные, если не сказать идиотские и абсурдные. Сейчас правильно провести черту между тем, что относится к числу разумных реакций и тем, кто относится к числу безумных реакций. Вчера на панели у Грефа ровно об этом речь и шла. В моем понимании есть тяжелая, но возможная реакция такого типа.

Десять лет Кудрин и Игнатьев создавали финансовые резервы в России. Многократно за это были раскритикованы, обруганы всеми способами. И, тем не менее, задача была решена. Начиная от ЗВР ЦБ, кончая Фондом национального благосостояния и Стабилизационным фондом. Тема под названием использование части из них должна быть содержательной. Это то, что следует спокойно и трезво взвесить - стоит или не стоит, сейчас или не сейчас, в большем объеме или в меньшем. Также как более сложные вещи, такие, как политика заимствований на федеральном уровне. Размер госдолга на федеральном уровне, бюджетное правило. Это все вопросы, которые в моем понимании должны всерьез обсуждаться. Их обсуждение не должно быть табу, потому что изменилась ситуация. Но в этой сфере есть предложения, которые иначе как с улыбкой воспринять невозможно. Когда серьезный человек, во всяком случае, по должности, из Администрации президента предлагает запретить продавать золото России, чтобы видимо навредить нашим оппонентам. Это Сергей Глазьев, который вчера, когда я примерно то же самое сказал на панели, он объяснил, что Запад может конфисковать наше имущество и поэтому... что? Я не понял.

Это точно из серии назло бабушке отморозить уши, что вполне по-нашему. Но это уже за гранью здравого смысла. Важно не проскочить здравый смысл, потому что и с западной стороны и с нашей, очевидно, есть стремление, ах, вы так, ну тогда мы вам вот так. При этом оказаться в ситуации повеситься назло барину на воротах. Не докатиться до этой дури - очень важно на фоне того, что часто эмоции перехлестывают.

Если говорить о разумных реакциях на эту ситуацию. Создание национальной платежной системы. Какие меры из тех, что возникают, вы считаете целесообразными?

Анатолий Чубайс: Во-первых, те вопросы, которые в макроэкономике стоит по-настоящему сейчас переосмыслить. Во-вторых, в той сфере, о которой вы говорите, институциональной, есть вполне серьезные вещи, которые стоит додумывать. Надо понимать, что националььная платежная система - это вещь затратная, это вещь долгосрочная. Но у ее сторонников есть серьезные аргументы. Я бы от них не отмахивался. Другое дело, было бы нелепостью ввести такие дикие меры, от которых... Visa вместе с MasterCard взвоют, мол, чтоб они знали. У 100% присутствующих на форуме в кармане лежит карточка Visa или MasterCard.

Но, вроде, ситуация развивается в целом разумно и мы видим, что Госдума внесла корректировки в закон. Я бы чуть шире поставил вопрос. Здесь есть вещи гораздо более крупные. Бизнесу сейчас тяжелее, труднее кредиты поднять, выше процентные ставки. Это означает, что государство должно делать все для того, чтобы на этом этапе не накладывать на бизнес дополнительных ограничений. Наоборот, стараться поддержать. Во вчерашней дискуссии мой оппонент Глазьев предложил старый лозунг поднять ответственность. У нас у всех возникает советская конструкция - усилить контроль, поднять ответственность. В этом смысле, что такое усиление контроля, мы прекрасно понимаем. Нужно по логике оппонента нарастить количество проверяющих органов, увеличить количество людей, которые в этих проверках есть.

Я вчера спросил у зала, есть хотя бы один человек, который не знает, что такое проверка в российских условиях. Чего она стоит и во что она выливается. В зале не нашлось ни одного такого человека. В президиуме был один такой человек, это Глазьев. Я категорически не согласен с этим. Нужно двигаться как раз в другую сторону. Сейчас в российских национальных интересах поддержка российского бизнеса, снятие дополнительной нагрузки, это то, что правительство в состоянии сделать. Для этого не нужны какие-то немыслимые международные действия. Сейчас это - правильный момент в виде реакции на усложнение внешних условий. Упростить внутренние условия - самый здравый ответ

Россия. СЗФО > Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 24 мая 2014 > № 1106146 Анатолий Чубайс


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter