Всего новостей: 2528376, выбрано 2 за 0.067 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Яковлева Яна в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикавсе
Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 19 февраля 2016 > № 1657636 Яна Яковлева

Сломать конвейер: как освободить бизнес от давления силовиков

Яна Яковлева

председатель НП «Бизнес солидарность»

На совещании судей Владимир Путин объявил о создании рабочей группы по анализу правоприменительной практики в сфере предпринимательства. Уровень защитников бизнеса поднялся до уровня президента. Глава группы – руководитель администрации Сергей Иванов уже заявил, что отдельные кейсы рассматриваться не будут, группа будет концентрироваться на нормативной базе.

Еще в 2007 году я была среди первых заговоривших о том, как предприниматели боятся арестов. Тогда говорить об этом вслух было не принято. Многим казалось, что раз посадили, значит за дело.

Предпринимательские ассоциации от темы арестов и посадок шарахались как от запретной.

Моя первая статья в «Ведомостях» была написана вскоре после того как мне самой удалось вырваться из лап системы. Она называлась «Поезд в никуда». Обвиняемых набивают в огромные камеры, напоминающие вагоны и у 90% одна дорога – на зону. Тогда я поняла (процитирую ту статью): «В действительности те представители правоохранительных органов, с которыми мне пришлось столкнуться, были прямо заинтересованы в открытии новых уголовных дел, в новых арестах и в новых обвинительных приговорах. При этом никакие алиби, доводы защиты или обстоятельства дела никого не интересовали. Как предприятие нацелено на рост эффективности, так и «правоохранительный бизнес» нацелен на отчетность, аресты, новые обвинения, продление сроков задержания и другие показатели собственной полезности.»

В одной колонке не выразишь весь шок от соприкосновения с современной российской системой правосудия. Но тогда меня поразило, что в XXI веке продолжает существование и, теперь с уверенностью можно сказать процветает, репрессивная машина, имеющая одну цель – придти любым способом к согласию с обвинением.

Я много говорила и писала о необходимости менять такой подход: суд не должен быть конвейером по утверждению обвинительных заключений следователей. Но это хорошо отлаженная, много лет работающая система, которую заявлениями общественников не изменить.

Тема незаконного преследования бизнесменов стала проблемой, без решения которой нет дальнейшего развития экономики. Об этом стали говорить так много, что президент даже создал специальную должность в администрации президента – уполномоченный по правам предпринимателей. Создали аппарат, стали разбирать жалобы. Писали прокурорам и следователям, получая один ответ – «все обоснованно и законно».

Тем временем количество обвиняемых и посаженных предпринимателей росло.

Президент в последнем послании затронул тему так называемой «произвольной активности правоохранительных органов». Двести тысяч уголовных дел возбуждено, до суда дошло тридцать тысяч. Двести тысяч предпринимателей столкнулись только за один год с силовиками. Прошли через обыски, допросы, унижения. Эта цифра впечатлит любого. Как остановить этот конвейер, поможет ли новая рабочая групппа?

Надо понимать, что дело не в законах. Конечно, менять законы проще, чем обеспечить независимость суда от указаний сверху. Какой еще нужно провести мониторинг законодательства, чтобы понять, что основная причина преследования бизнеса совсем не в том, что написано на бумаге, а в том, что и это не исполняется? Разбирать конкретные случаи надо. Именно они показывают реальную жизнь российского предпринимателя. Двести тысяч дел о которых говорил президент, вели конкретные следователи и утверждали прокуроры. Вот где картина реального правоприменения. Только увидев рапорт об обнаружении признаков преступления, почитав обвинительные заключения, можно увидеть абсурдность некоторых дел. Достаточно разобрать несколько десятков. Следствие ведется годами, люди сидят в тюрьме, а через пять лет дело просто разваливается с формулировкой «за отсутствием состава». Вот пример: дело ОАО «Завод Пластмасс» в Челябинске. Прошла налоговая проверка, начислили штрафы. Тут же было возбуждено уголовное дело, повторяющее слово в слово доводы налоговой. Предприятие оплатило начисленное проверяющими, но уголовное дело продолжалось после этого еще год и девять месяцев. Директор находился под подпиской о невыезде, постоянно проходили обыски, допросы сотрудников. В результате дело закрыли за отсутствием состава преступления. Два года предприятие находилось под давлением, директор не мог выехать за пределы города. Следствие не отпустило его даже на совещание в «Роснефть».

Так кто реально руководит российским бизнесом – директор компании или следователь?

Рабочая группа даже такого высокого уровня не сможет изменить систему, если она будет заниматься теоретическими вопросами. Уровень включенных в нее людей позволяет создать новое отношение силовиков к бизнесу. Президент обещал участвовать. Возможно, это последний шанс сократить дистанцию между «мы» и «они».

Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 19 февраля 2016 > № 1657636 Яна Яковлева


Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 25 октября 2012 > № 674479 Яна Яковлева

Почему Россия может догнать только Папуа—Новую Гвинею

Яна Яковлева

председатель НП «Бизнес солидарность»

О чем свидетельствует последний доклад Всемирного банка Doing Business

Ежегодное исследование Всемирного банка Doing Business поставило Россию на 112-е место, подняв ее со 118-й позиции прошлого года. Нашими соседями по рейтингу теперь стали такие государства, как Палау (вы слышали о нем?) и Сальвадор. Папуа — Новая Гвинея (мне почему-то нравится сравнивать Россию с этой страной) ушла от нас вперед на 104-е место. Первая мысль, которая приходит в голову, что, как только Владимир Владимирович обратил внимание на важность этого рейтинга, на необходимость улучшить позиции в нем и войти в первую двадцатку, Всемирный банк взял под козырек и стал двигать Россию вверх.

Но, конечно, Всемирный банк все-таки опирается на конкретные параметры. Среди них такие, как разрешение на строительство, регистрация предприятий, налогообложение, доступ к электросетям и т. д. С методикой можно ознакомиться здесь.

Рванули мы вперед на 6 пунктов в основном благодаря изменениям в области налогообложения: уменьшилось количество часов, которое требуется на подготовку и подачу отчетности. В прошлом году эта величина составляла 290 часов, в этом 177. Ускорение процедур, по мнению экспертов Всемирного банка, произошло, в основном, из-за массового перехода на электронную подачу отчетов в налоговую инспекцию. Правда в рейтинге ничего не говорится о том, что, отправив отчетность по интернету, ее все равно надо распечатывать и нести в бумажном виде в инспекцию. Несмотря на то что общая налоговая нагрузка на предприятие выросла с 46,9% до 54,1%, именно это уменьшение количества часов на заполнение отчетности дало эффект в общем рейтинге. Если разбираться дальше, то можно увидеть, что, хотя некоторые параметры немного улучшились, по другим, например, таким важным, как «защита инвесторов» и «кредитование», Россия стала менее конкурентоспособной, потеряв три и семь пунктов соответственно.

В докладе Doing Business есть раздел «страны-реформаторы». Это те, кто смог быстро улучшить свои позиции, за счет радикальных и целенаправленных реформ. Наиболее резкий скачок совершила Грузия. В общем рейтинге легкости ведения бизнеса она находится на 9-м месте! Рядом с Австралией, Южной Кореей и Великобританией. Россия тоже проводила реформы. Помимо сокращения сроков подачи налоговой отчетности, эксперты Всемирного банка отмечают, что у нас немного уменьшено количество согласований, которые требуются для разрешения на строительство.

И все же надо понимать: передвижение всего на 6 пунктов — это улучшение на уровне статистической погрешности. Реальных, необходимых для бизнеса реформ не проводилось, поэтому и не стоит ожидать взлетов. Движение такими темпами разве что приблизит нас к Папуа — Новой Гвинее, к ее 104-му месту.

Ведение бизнеса в России остается совокупностью случайных, непрогнозируемых факторов, наступление которых не зависит от владельца или управляющего. Бизнес в России вообще мало зависит от стандартных экономических теорий. При самой суперконкурентной цене, лучшем качестве и привлекательности для потребителя никогда нельзя предугадать, в какой момент и какой чиновник захочет заниматься тем же самым бизнесом. Нельзя предугадать, как поведет себя конкурент — закажет вас, посадит вас, отберет хороший актив или будет снижать цену, используя доступ к телу какого-либо чиновника. Вариантов огромное количество. В России сложились свои понятия о «легкости ведения бизнеса». В рейтинге их не опишешь.

Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 25 октября 2012 > № 674479 Яна Яковлева


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter