Всего новостей: 2524428, выбрано 3 за 0.006 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Вассерман Анатолий в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыНефть, газ, угольвсе
Россия > Приватизация, инвестиции > zavtra.ru, 11 апреля 2018 > № 2580277 Анатолий Вассерман

ЦЕЛЬНОСТЬ

Почему Московский экономический форум игнорируют министры и официальные СМИ?

Цельность - интегральная функциональная характеристика целого, характеризующая единство целей и средств их достижения, обеспеченная повторяемостью, соподчиненностью, соразмерностью и уравновешенностью структурных элементов целого.

Психология человека от рождения до смерти. Под общей редакцией А. А. Реана (2002).

3-4 марта в Российской академии наук прошёл VI Московский экономический форум. В его работе приняли участие А. Сергеев, С. Глазьев, О. Дмитриева, К. Бабкин, Ю. Болдырев, П. Грудинин, Б. Титов, Л. Ивашов, А. Вассерман и многие другие экономисты, политики, учёные, производственники.

«Мне кажется, идеология в России есть. Это либерализм, правительство живет в идеологии либерализма, хотя это учение притворяется не идеологией. Но так или иначе наше правительство ставит во главу угла интересы личности, интересы корпораций. При этом интересы государства отодвигаются на второй и на третий план», — сказал президент союза «Новое содружество» и председатель совета директоров «Ростсельмаша» Константин Бабкин.

«Главное — не дать заболтать те цели опережающего развития, о которых в послании Федеральному собранию говорил президент Владимир Путин», — заявил Сергей Глазьев. — «Промышленные мощности недозагружены со стороны технического потенциала, а также сырьевого ограничений нет — производство можно наращивать. Нет ограничений и в трудовых ресурсах (однако ранее Центробанк и Минэкономразвития неоднократно обращали внимание на дефицит кадров). Российская экономика остатся донором мировой финансовой системы», она находится в спекулятивной ловушке из-за carry trade. Негосударственный сектор почти полностью офшоризован, и это результат архаичной денежно-кредитной политики. В такой ситуации расчет на то, что Запад нам поможет или Восток нас вытащит, абсолютно необоснован, поскольку мы [во взаимоотношениях] с внешней финансовой средой теряем больше, чем получаем».

«К сожалению, сегодня опять стоит вопрос об указах, о национальных приоритетах, проектах. Но вопрос по стратегии по-прежнему не ставится», — заявил на МЭФ Борис Титов, участвовавший в выборах президента и набравший на них менее 1% голосов. Нужен штаб реформ, а также переход к проектному финансированию, заявил Титов, который параллельно с Кудриным подготовил свою «Стратегию роста». «Совершенно очевидно», что в России нет никакой опасности банковского кризиса нет, поэтому его решили «создать», говорила член бюджетно-финансового комитета заксобрания Санкт-Петербурга Оксана Дмитриева: «Это, на мой взгляд, искусственно создаваемая нестабильность в банковской системе и возможность потратить огромный объем средств».

Люди хотят «справедливого перераспределения доходов от полезных ископаемых», прогрессивной шкалы НДФЛ, бесплатного образования и медицины, перечислял председатель Совхоза имени Ленина Павел Грудинин. «Точно так же на нас висят правоохранительные органы, и любому возбудят уголовное дело, если он высунулся. Точно так же засилье административных процедур невозможно уже понять: они все пишут какие-то нормативы, а потом их применить невозможно. Один говорит закрыть все двери, а второй открыть все двери — и оба наказывают», — заявил Грудинин. «Россия проиграла экономическую борьбу даже Белоруссии и Казахстану, а новый экономический курс после инаугурации Путина не должен вновь быть либеральным», заключил он.

Экспертные оценки

Анатолий Вассерман

Завершился VI Московский экономический форум. Я выступал там 3 апреля 2018 года, о чём расскажу ниже. Но вначале нужно сказать, что вызывает недоумение отсутствие освещения этого события в большой государственной прессе. Ведь проходил этот форум в Российской академии наук, которая пока ещё остаётся важным и влиятельным институтом нашего общества. Темы дискуссий — самые важные, назову только некоторые: «Будущее России: вызовы, стратегии, механизмы достижения успеха», «Будущее сельских территорий России в контексте развития аграрного мира», «Глобальные технологические вызовы и новые требования к национальной экономике», «Культурная политика: между свободой личности и интересами общества?», «Политика Банка России — как восстановить доверие к коммерческим банкам и запустить инвестирование реального сектора», «Выборы прошли: что делать с экономикой?» И говорили на эти темы люди, среди которых не было малозначимых. Но, тем не менее, мы не видим не только прессы, но не видим и никаких министров. Почему же налицо такое очевидное пренебрежение с официальной стороны к очень важному и значимому форуму?

Непосредственно в самом Московском экономическом форуме я участвую впервые, так уж сложились обстоятельства. Но в подготовительных заседаниях к нему я участвую весьма регулярно и знаю, что на каждый форум приглашают членов правительства и сотрудников аппарата правительства. И ещё не было ни единого случая, чтобы кто-то из них явился на заседание. По очень простой причине: все эти заседания проходят с разъяснением прописных истин экономической теории и практики, прямо противоречащих так называемому Вашингтонскому консенсусу, то есть десяти заповедям либеральной экономики. Тогда как именно экономический блок правительства Российской Федерации отформатирован под строжайшее соблюдение этих заповедей.

Вашингтонский консенсус — это свод требований, предъявляемых Международным валютным фондом и Всемирным банком к странам, получающим кредиты от этих организаций. Замечу, речь идёт именно о кредитах, то есть это деньги, которые надо возвращать, причём возвращать с процентами. Другое дело, что проценты, которые требуют эти организации, сравнительно малы и этим, собственно, привлекательны. Но в любом случае за то, что эти организации соглашаются дать кредиты, они требуют исполнения правил, приводящих в конечном счёте к тому, что страна, исполняющая эти правила, лишается возможности действовать самостоятельно, лишается возможности развивать самостоятельно своё хозяйство, и превращаются, по сути, в придаток тех стран, чьими деньгами распоряжаются Международный Валютный Фонд и Всемирный Банк. Но, поскольку в 90-е годы усилиями реформаторов сперва горбачёвской, а потом ельцинской команды страна была разорена, не сводила концы с концами и бюджет держался только на кредитах от Международного валютного фонда и Всемирного Банка, из аппарата правительства были вытеснены все, кто осознавал или хотя бы подозревал пагубность Вашингтонского консенсуса. Просто потому, что они не могли исполнять эти требования, а от их исполнения в тот момент зависело сиюминутное благополучие всей страны и, в первую очередь, правительственных структур. Сейчас человек, осознающий пагубность Вашингтонского консенсуса, даже если каким-то образом попадёт в правительство, заведомо не будет иметь возможности там работать, потому что коллеги его просто не поймут. И именно в силу своей догматизации правительство и на уровне министров, и на уровне аппарата отказывается сотрудничать с Московским экономическим форумом, где пагубность Вашингтонского консенсуса доказывается и теоретически, и примерами из практики. И поэтому же деятельность МЭФ не освещается в СМИ, поскольку большая их часть так или иначе подконтрольна людям и организациям, также пребывающим в догматике Вашингтонского консенсуса. Любое освещение мероприятий, где консенсус опровергается, выходит за пределы допустимого для руководителей и владельцев большинства СМИ. А также выходит за пределы допустимого для самих журналистов, ибо большая их часть выросла и воспитана в эпоху, когда Вашингтонский консенсус велено было считать безоговорочно верным и почитать более, чем десять заповедей. Так что меня совершенно не удивляет заговор молчания вокруг Московского экономического форума, ибо это заговор обусловлен всё тем же Вашингтонским консенсусом.

Кстати говоря, в той дискуссии, где я сам участвовал, позицию Вашингтонского консенсуса попытался представить один из профессоров Высшей школы экономики, где этот самый консенсус считается абсолютно безоговорочно достоверным и где всё преподавание экономики построено так или иначе на его основе. В связи с чем я несколько лет назад беседовал со студентами этой организации и начал выступление с того, что, как известно, в Высшей школе экономики всему учат хорошо — ну, конечно, кроме экономики. Так вот, реакция на слова этого профессора была столь мощной, что он и второй участвовавший в дискуссии преподаватель той же организации попытались просто уйти. Зал отреагировал на это выкриками — «вы уходите, потому что вам возразить нечем!» Поскольку часть слов, сказанных в адрес этого товарища, носила личный характер, я за него вступился, сказал. «Глубоко уважаемый профессором Урновым профессор Урнов сотрудничает в Высшей школе экономике, поэтому всё, что он здесь говорит, это не его личные взгляды, а общая позиция Высшей школы ликвидации экономики и не надо примешивать к делу личные мотивы». Тогда он успокоился, сказал: «Ну, хоть так». И вернулся на место. Так вот, позиция этого самого профессора и его поведение в ходе дискуссии, по-моему, вполне отчётливо показывает, почему вокруг Московского экономического форума сложился столько жёсткий заговор молчания.

Но мы живём в век интернета. Интернет, при всех своих минусах, всё-таки выполняет важнейшую функцию пока ещё неподконтрольной или почти неподконтрольной информации. Таким образом, люди могут послушать то, что говорилось на МЭФ. Ещё несколько слов об интернете. Я там присутствовал на дискуссии о том, нужно ли вводить в интернете цензуру. Ну и, как водится, интернетом дело не ограничилось, спор пошёл о свободе в целом. И один из тоже весьма известных либеральных деятелей Борис Борисович Надеждин по ходу дела завил: «Я прошу тех, кто считает нужными ограничения свободы, ограничивать её для себя и не затрагивать мою свободу». Заявление, мягко говоря, доказывающее непонимание им самого понятия ограничение свободы, ибо вполне очевидно, что свободу ограничивают, когда это необходимо для всего общества, а не только для тех, кто и без ограничений ведёт себя разумно. Но я это высказывание с места прокомментировал цитатой из Достоевского: «Свету ли провалиться, или вот мне чаю не пить? Я скажу, что свету провалиться, а чтоб мне чай всегда пить».

А что касается той дискуссии, где я участвовал уже не в качестве слушателя, то она была посвящена вопросу «Глобализация или протекционизм». Моё выступление выражало следующие мысли.

Нынче велено считать единственно правильным комплекс теорий, так или иначе опирающихся на веру в благотворность неограниченной свободы личности, безо всякой оглядки на общество. Между тем, в теории систем давно доказано, что каждый новый уровень сложности структуры порождает принципиально новые закономерности, не сводимые напрямую к закономерностям нижележащих уровней. Поэтому теории, опирающиеся на это представление, тем самым лишают себя возможности понять закономерности, формирующиеся именно на уровне общества как целого. В частности, эти теории считают известный уже, по крайней мере, три тысячелетия факт повышения производительности труда при его разделение некой аксиомой, не понимают причин этого явления и, соответственно, не понимают его пределов и ограничений. И вследствие этого они рекомендуют его даже в условиях, когда разделение труда не работает. В частности, нынешняя система глобального разделения труда требует от каждой страны, чтобы она сосредоточилась на нескольких видах деятельности, получающихся у неё лучше всех прочих, и всё остальное приобретала за рубежом. Но страна слишком сложная структура, чтобы ограничиться несколькими видами деятельности. И некритическое следование этой теории привело к тому, что сложился экономический парадокс — производительность в расчёте на одного работающего растёт, а в расчёте на одного живущего падает, потому что всё большая часть живущих выводится из числа работающих. И именно поэтому необходимо отказаться от такой системы разделения труда, а перейти к системе, где каждая страна производит сама всё, что может произвести, а к другим обращается только за тем, что у неё вообще не получается.

Но развитие такой системы упирается в явление коммерческого бессмертия, когда нечто, возможно, даже не лучшее, выйдя на рынок первым, очень быстро обрастает всякими поддерживающими структурами. И главное, даже когда оно устарело, вложено столько средств, что никто не может от него отказаться. И для того, чтобы в таких условиях создавать нечто принципиально новое, необходима защита внутреннего рынка. Кроме того, история показывает: все страны, сейчас призывающие к свободной торговле, начинали с того, что развивали собственное производство жёстким протекционизмом. И только после развития переходили к другому формату защиты своего производства, а именно защищали его путём требования к другим странам максимально открывать свои рынки для чужой продукции. Так что нынешняя глобализация — это диалектическое развитие протекционизма другими средствами.

Это то, что я сказал в ходе дискуссии на МЭФ.

Очень дельными показались высказывания всех, кого я смог услышать. Например, президент РАН Сергеев очень чётко и максимально резко, насколько это возможно для человека его положения, обозначил проблемы современной науки и пагубность ЕГЭ. Как оценить это выступление Сергеева? Как некий демарш от отчаяния или, наоборот, как сильную акцию уверенного в себе человека с надеждой на то, что его услышат?

Боюсь, что это всё-таки, скорее, жест отчаяния. Потому что как мы в самом начале отметили, на этот форум не ходят те, от кого сейчас зависит принятие подобных решений. И вся надежда в данном случае исключительно на то, что состав лиц, принимающих решения, рано или поздно поменяется.

Можно ли говорить, что Московский экономический форум всё-таки за шесть лет стал такой площадкой, где реально структурируется некая настоящая, а не фейковая, оппозиционная экономическая сила? Стал настоящей, а не подставной, альтернативой действующей экономической власти, и люди, общаясь там, сводя личные знакомства, формируют, вполне возможно, команду тех, кому придётся вытаскивать Отечество из экономической трясины?

Да, это так. Форум действительно за много лет выработал цельную экономическую концепцию. И эта концепция, насколько я могу судить, вполне работоспособна и может быть запущена в дело практически мгновенно, как только появится соответствующая политическая воля.

Россия > Приватизация, инвестиции > zavtra.ru, 11 апреля 2018 > № 2580277 Анатолий Вассерман


Россия. США > Приватизация, инвестиции > zavtra.ru, 7 апреля 2016 > № 1713197 Анатолий Вассерман

"Улюкаевщина"

Анатолий Вассерман

28 марта министр экономического развития РФ Алексей Улюкаев посетил посольство США в Москве и провел 45-минутную беседу с послом Джоном Теффтом, в ходе которой, как сообщалось, "обсуждался широкий спектр торгово-экономических отношений и финансовых отношений России и США", в том числе — участие американских компаний в новом раунде приватизации российской госсобственности.

Сами по себе встречи высокопоставленных чиновников с иностранными послами — дело достаточно распространённое и в чистом виде, как сферический конь в вакууме, не несущие обязательного криминального подтекста. В конце концов, и Западу надо примерно представлять себе, что мы планируем делать, и нам надо представлять себе, что планирует Запад. В отличие от коллективных встреч вроде массированных сборищ лидеров внесистемной оппозиции у американского посла, когда ясно, что они ему ничего содержательного не смогут сказать, слишком уж их много, и поэтому речь идёт только о накачке и инструктировании, встречи один на один вполне могут быть цивилизованными и оправданными. По дипломатическому протоколу министры должны вести беседы именно с послами, а не с чиновниками рангом пониже. И в том, что Улюкаев встретился именно с Теффтом, а не с третьим ассистентом четвёртого советника, никакого злого умысла я не вижу. Злой умысел не в форме встречи, а в её содержании.

Сама тема встречи указывает на её опасность. Во-первых, приватизацию в нынешних условиях не я один считаю преступлением, а все сколько-нибудь грамотные деятели, хоть немного ориентирующиеся в экономике. Экономический смысл приватизации в РФ сейчас только один. Понимая, что в скором будущем либеральную теорию, на которую опирается экономический блок правительства, сменит какая–нибудь из разумных экономических теорий, либералы рассчитывают продвинуться по разрушительному для хозяйства пути как можно дальше, с тем, чтобы потом сложнее было возвращаться обратно, и последствия их политики ощущались как можно дольше.

Во-вторых, приватизация попросту не нужна. Ибо, несмотря на все усилия экономического блока правительства, бюджет у нас всё ещё профицитный. Как сообщила Счётная палата, в прошлом году триллион рублей, уже ассигнованный на различные государственные нужды, просто не был востребован, а суммы, выводимые из наших доходов в порядке так называемой стерилизации денежной массы, и подавно в несколько раз перекрывают всё, что экономический блок правительства пытается объявить дефицитом бюджета. Поэтому приватизация в принципе не нужна для покрытия бюджетных расходов.

Если же господин Улюкаев и прочие борцы за приватизацию утверждают, что государство не может так же эффективно управлять хозяйством, как это делают частные лица, то следует напомнить ему, что ни в стране, ни в мире практически нет крупных производств, которыми руководят непосредственно их владельцы. Руководят всегда наёмные специалисты, и если господин Улюкаев говорит, что государственным предприятием не удаётся управлять так же эффективно, как частным, это только значит, что лично он не исполняет свою прямую служебную обязанность, а именно — подбор руководителей для предприятий. И, соответственно, речь должна идти не о приватизации предприятия, а о приватизации господина Улюкаева, то есть изгнании его с государственной службы за полную профессиональную непригодность, и пусть себе живёт в качестве частного лица.

Кроме того, в теме разговора усматриваются признаки ещё одного государственного преступления, а именно — президент уже потребовал, чтобы приватизируемые предприятия уходили только к хозяйствующим субъектам РФ. Причём не через какие-либо офшоры и прочие механизмы ухода от финансовой ответственности, а только к тем, кто зарегистрирован и явным образом ведёт свой бизнес в РФ. В таком случае, возникает естественный вопрос а какова ожидаемая господином Улюкаевым роль американских посредников? Они что, лучше наших специалистов могут оценить наше производство и наши перспективы? Они что, лучше наших специалистов могут сказать, сколько стоит наше имущество? Они что, лучше наших специалистов могут подсказать нашим бизнесменам, что им делать? Если господин Улюкаев предлагает американским банкам посредничать в сделках между нашими хозяйствующими субъектами и нашим государством — это значит, что либо он не верит нашему бизнесу, что для человека, обязанного развивать наш бизнес, несколько странно, либо намерен обеспечить доступ иностранцев к информации, представляющей собой, по меньшей мере, коммерческую тайну, а то и ещё какую–нибудь тайну, не только коммерческую. Таким образом, следует признать, что господин Улюкаев не только заслуживает увольнения за неисполнение своих прямых служебных обязанностей, но его деятельность заслуживает расследования по подозрению в коммерческом шпионаже. Я не исключаю, что по ходу расследования выявятся ещё какие-то нарушения российских законов, но уж это-то нарушение видно невооружённым глазом и заслуживает немедленного открытия следствия.

Экономический блок правительства вот уже четверть века придерживается экономической теории, созданной в своё время специально для того, чтобы страны, ориентирующиеся на эту теорию, не имели возможности развиваться. Почему и каким образом нам эту теорию навязали — отдельный вопрос, но достаточно сказать, что МВФ и Всемирный банк требуют строгого следования этой теории от всех стран, которым дают кредиты. Соответственно, за то время, что мы сидели на международной валютной игле, из нашего правительства изгнаны все, кто был способен ориентироваться на вменяемые экономические теории. Поэтому и Кудрин, и Улюкаев совершенно искренне говорят убийственные для страны вещи, ибо действительно верят в то, что именно так и надо поступать. Это, пожалуй, не их вина, а их беда. Другое дело, что на основе этой же теории они совершают вещи, очевидным образом опасные, и вот за это уже заслуживают наказания.

Россия. США > Приватизация, инвестиции > zavtra.ru, 7 апреля 2016 > № 1713197 Анатолий Вассерман


Россия > Приватизация, инвестиции > zavtra.ru, 11 февраля 2016 > № 1644577 Анатолий Вассерман

Приватизация по Фаберже

Анатолий Вассерман

1 февраля на совместном совещании по вопросам приватизации с участием правительства и руководителей "естественных монополий" Путин дал согласие на продажу части государственной доли в капитале этих компаний. Президент РФ подчеркнул, что в результате приватизации госактивов Россия не должна потерять контроль над стратегическими предприятиями. "Подчеркну, контрольный пакет акций системообразующих компаний с госучастием нужно — во всяком случае сегодня — сохранять в руках государства", — сказал Путин, уточнив, что переход акций в частные руки возможен только при наличии у покупателя стратегии развития приобретаемой компании.

Адепты секты "невидимой руки рынка" на все доводы критиков приватизации о том, что, решив сиюминутную задачу, заткнув какую-то "дыру" в бюджете, мы лишаемся многолетнего дохода, отвечают: мол, государство всё равно не может грамотно распоряжаться имеющимися у него производственными активами. Поэтому с передачей в частные руки куриц, несущих золотые яйца, растут налоговые поступления, и эти поступления, по мнению секты, могут даже перекрыть потерю дивидендов. Такое мнение изредка даже оправдывается. Скажем, если менеджеры госпредприятия оказываются вовсе бесконтрольны, жрут в три горла и тянут в четыре руки, то частный владелец действительно может навести элементарный порядок и тем самым повысить собираемость доходов с этого предприятия. Допустим, болельщики Михаила Борисовича Ходорковского уверяют, что к моменту его прихода в ЮКОС там чуть ли не у каждого мало-мальского начальника была личная скважина, и пресечением этой практики Ходорковский поднял легальный доход компании настолько, что налоги с него в казну стали больше, чем весь доход, поступавший ранее.

Но подобное лишь означает, что государственные чиновники не исполняют свои прямые служебные обязанности по подбору персонала госпредприятий и по надзору за этим персоналом. То есть преступление было совершено раньше. Если же речь идёт об отдаче из казны действительно доходного предприятия, тогда понятно, что мы своими же руками режем курицу, несущую золотые яйца, и, соответственно, в самое ближайшее время нам придётся затыкать в бюджете ещё большую дыру, чем та, которую мы попытались заткнуть приватизацией.

В наших российских обстоятельствах к этому добавляется ещё одна интересная подробность. Недавно состоялся очередной Гайдаровский форум, где адепты всё той же секты "невидимой руки рынка" старательно объясняли, почему невозможно жить без приватизации, почему доходы бюджета таковы, что от дефицита ничем нельзя избавиться кроме приватизации и так далее. И всё бы оно ничего, но по ходу форума руководительница Счётной палаты сообщила, что только за 2015 год, только в силовых ведомствах почти триллион рублей бюджетных расходов не востребован. Либо эти деньги вообще не переведены казначейством на счета соответствующих ведомств, потому что ведомства не прислали запросов. Либо деньги переведены на счета ведомств и лежат там безо всякого дальнейшего движения. Триллион рублей, предусмотренных в бюджете, не использован. Я не знаю, хорошо это или плохо, но факт: расход бюджета оказался на триллион рублей меньше запланированного — таким образом, дефицита в бюджете нет, а есть даже некоторый профицит. Сопоставим эту цифру с предполагаемой выручкой от приватизации: триллион рублей за два года. Получается, что деньги, которые бюджет не использовал за один год, мы собираемся получить за два года. Для чего? Для того, чтобы опять не использовать? Или же для того, чтобы эти самые курицы, несущие золотые яйца Фаберже, перешли в чьи-то конкретные руки? Или, может быть, для того, чтобы окончательно лишить наш бюджет всяких самостоятельных источников доходов и впредь зависеть только от милости неких частных хозяев? Какую причину ни предполагай, как ни крути, а получается сплошное преступление.

Что касается конкретного списка предприятий, предложенных к приватизации, — это всё структурные, системообразующие предприятия. "Роснефть", например, самим фактом своего существования доказывает, что государственная нефтяная компания может существовать при нынешних правилах налогообложения и даже приносить прибыль. Более того, именно нынешний глава "Роснефти" в начале 2000 гг. обнаружил множество лазеек для уклонения нефтяников от уплаты налогов, предложил новую систему налогообложения, заткнув практически все эти лазейки, и, по сути, добился того, что доходы от экспорта нефти стали идти не в частные карманы, а в государственные. Этого ему по сей день не могут простить ни те, в чьи карманы эти деньги шли, ни те, кто защищал тогдашнее положение дел: "по интересу" или "по идее" — неважно. Так что получается, что бить собираются по устоям российской хозяйственной и государственной системы. Очевидно, в надежде потом, при каком-нибудь удобном случае, доломать всю систему.

Если говорить о позиции президента, то, насколько я могу судить, среди его требований к процессу новой приватизации ключевым является следующее: контрольные пакеты всех приватизируемых предприятий должны остаться в государственных руках. Таким образом, государство оставит за собою возможность управлять этими предприятиями и вернуть их при необходимости в своё полное распоряжение. Но в целом создаётся ощущение, что речь идёт о "приватизационном" давлении не столько изнутри, сколько извне. Главное, что наличие контрольного пакета практически сводит к нулю возможности целенаправленного разрушения этих предприятий, и если действительно контрольные пакеты акции этих предприятий останутся за государством, то это меня несколько успокаивает.

Россия > Приватизация, инвестиции > zavtra.ru, 11 февраля 2016 > № 1644577 Анатолий Вассерман


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter