Всего новостей: 2525534, выбрано 9 за 0.009 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Катырин Сергей в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмНедвижимость, строительствоАгропромвсе
Россия > Миграция, виза, туризм. Приватизация, инвестиции > newizv.ru, 20 марта 2018 > № 2536847 Сергей Катырин

Сергей Катырин: "Пора упростить миграционное право"

Глава ТПП рассказал "НИ" о противоречиях в законодательстве, которые затрагивают интересы бизнеса и миллионов мигрантов.

- Сергей Николаевич, насколько актуальны сегодня для бизнеса, объединяемого ТПП РФ, вопросы миграции?

Безусловно, тема миграции волнует бизнес-сообщество. Ведь реализация продуманной и взвешенной миграционной политики – это успешное развитие международной кооперации, привлечение в российскую экономику новых инвестиций, технологий и высококвалифицированных кадров, обеспечение потребности российского рынка труда в дополнительной рабочей силе.

Мы в ТПП РФ рассматриваем этим вопросы в рамках подкомитета по вопросам трудовой миграции. В прошлом году мы подписали Соглашение о сотрудничестве в сфере реализации государственной миграционной политики с Министерством внутренних дел Российской Федерации. В рамках реализации соглашения Палата направляет предложения бизнеса по миграционным вопросам в профильное Министерство.

- Какие проблемы можно отметить в этой сфере?

Одна из главных – несистемность действующего законодательства и обилие различных нормативных правовых актов по данному вопросу, положения которых зачастую не соответствуют друг другу. Например, один из основных актов в сфере миграции – Федеральный закон «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» – уже много раз подвергался изменениям. Причём неоднократно вносились поправки в уже принятые поправки к этому закону, и разобраться в сложившейся правовой конструкции непросто даже юристам.

Отсутствие комплексного нормативного документа, регулирующего вопросы миграции, приводит к юридическим коллизиям и различным подходам в правоприменительной практике. Такое положение дел является серьёзным барьером в привлечении иностранных трудовых ресурсов, как для российского работодателя, так и для потенциального работника-иностранца. Мы считаем, что назрел вопрос об унификации и систематизации норм миграционного права в рамках единого нормативного правого акта.

Если говорить о практических проблемах, то я бы выделил миграционный учёт. И принимающие российские организации, и сами иностранцы испытывают значительные сложности. На местах при постановке на учёт требуют различные комплекты документов и, несмотря на то, что процедура имеет уведомительный характер, в приёме уведомлений о постановке на миграционный учёт может быть отказано. Имеются задержки при внесении сведений о миграционном учёте в базу данных. Подача уведомлений о постановке на миграционный учёт через почтовые отделения связи не работает.

По нашему мнению, имеющаяся процедура не соответствует современным реалиям. Мы знаем, что МВД России прорабатывает вопрос о возможности постановки на миграционный учёт по электронным каналам связи. Такое нововведение позволило бы снять остроту проблемы, и ТПП РФ поддерживает инициативу министерства.

- Что еще может предложить Торгово-промышленная палата?

Как уже отмечалось, миграционные вопросы требуют комплексного подхода. Конечно, одним из главных приоритетов должен быть вопрос национальной безопасности. Здесь двух мнений быть не может. Но при этом, нужно смотреть на проблему со всех сторон. И если есть возможность, необходимо находить такой баланс интересов, который позволит решать вопросы безопасности не в ущерб, а в совокупности с вопросами международного сотрудничества, привлечения инвестиций и развития деловых связей.

Например, недавно в Госдуму были внесены два законопроекта «О внесении изменений в статью 16 Федерального закона «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» и «О внесении изменения в статью 18.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях». Пока широкая общественность не обратила внимания на эти законопроекты, в том числе и потому, что они не проходили оценку регулирующего воздействия. И как нам кажется, зря. По мнению Палаты, последствия предлагаемых изменений не до конца просчитаны.

- В чем суть этих законопроектов?

Суть состоит в следующем: установить обязанность лиц, приглашающих иностранцев, принимать меры по соблюдению иностранными гражданами заявленной цели въезда и сроков их пребывания в Российской Федерации, а также ввести административную ответственность лиц за невыполнение данной обязанности. Для юридических лиц – это штраф от четырехсот тысяч до полумиллиона рублей за каждый случай!

В настоящее время ситуация обстоит следующим образом. Допустим, иностранный гражданин, указавший в качестве цели въезда бизнес, учёбу или туризм, на самом деле занялся в России трудовой деятельностью. Или им были нарушены сроки пребывания в нашей стране. За такие неправомерные действия иностранец понесёт предусмотренную законодательством ответственность. Всё логично.

Законопроектами же предлагается возложить на приглашающую сторону ответственность за действия иностранного гражданина, который руководствуется своими личными целями, мотивами и самостоятельно принимает решения. При том, что между возможными неправомерными решениями иностранца и действиями приглашающей стороны нет причинно-следственной связи. То есть, по сути, приглашающую сторону предлагается сделать без вины виноватой.

Следующий момент. В законопроектах указано, что приглашающая сторона должна предпринять меры по соблюдению иностранцами цели въезда и сроков пребывания. Какие это меры, законопроект ответа не дает, они будут определены постановлением Правительства.

Честно говоря, мне сложно представить, какие это могут быть меры. Причём, чтобы это были не просто формальные действия для формального исполнения нормы закона, а реальные и действенные мероприятия, выполнение которых приглашающей стороной позволит исключить возможные правонарушения иностранца.

Ещё один важный вопрос. Законопроектами не регламентировано, каким образом будет определяться несоответствие заявленной цели въезда в Российскую Федерацию. Практика показывает, что сегодня для определения цели поездки используется совместный приказ МИД России, МВД России и ФСБ России от 27 декабря 2003 г. «Перечень «Цели поездок», используемый уполномоченными государственными органами при оформлении приглашений и виз иностранным гражданам и лицам без гражданства», который, по нашему мнению, нуждается в обновлении. Согласно приказу, только в категории «Обыкновенных деловых» виз имеется аж 14 целей поездок. Вот пример. По приглашению российской компании для ведения коммерческих переговоров и заключения контракта иностранцу оформлена деловая виза с целью поездки «коммерческая». Если в дальнейшем иностранный гражданин въедет по этой визе в Россию для постпродажного обслуживания поставленного оборудования, то он автоматически вместе с приглашающей стороной попадёт в категорию нарушителей, так как для этого необходима виза с другой целью поездки – «техобслуживание». Разве это правильно и разве это способствует повышению инвестиционной привлекательности? К чему такое дробление целей поездки, если иностранец все равно едет делать бизнес?

- Какие последствия, по мнению ТПП РФ, повлечет принятие законопроектов в существующей редакции?

Полагаю, что принятием законопроектов в существующем виде мы демотивируем российские организации приглашать своих зарубежных партнеров. Особенно, тех, кто приглашает много иностранцев.

Например, возьмем выставочную индустрию. Заплатив несколько раз по полмиллиона рублей штрафа за каждого иностранного экспонента, по какой-то причине вовремя не выехавшего из России, выставочная компания в следующий раз подумает: а нужно ли ей вообще проводить выставки с международным участием?

Пострадает наша туриндустрия. Иностранный гражданин может иметь одну действующую визу в Российскую Федерацию. Таким образом, приглашающая сторона не сможет на законных основаниях организовать туристические поездки для иностранцев, имеющих визы из категорий «деловые», «учебные», «рабочие», «гуманитарные». А ведь это достаточно распространенная практика – когда наши бизнесмены приглашают зарубежных контрагентов и решение деловых вопросов совмещают с организацией туристических мероприятий и показом природных красот Кавказа, Краснодарского края, Сибири, Дальнего Востока.

Или, еще пример – наши университеты, в которых обучаются иностранные студенты. Как сможет ВУЗ контролировать, что кто-то из его студентов, имея учебную визу, не начнет трудиться, когда перестанет хватать на жизнь? Зато результат для учебного заведения очевиден – все тот же штраф 500 тысяч рублей за каждого нерадивого студента.

Подытоживая, можно сказать, что проблему сокращения иностранцев-нарушителей предлагается решить следующим образом – свести до минимума приглашение иностранцев под страхом большого штрафа. Нам кажется, что попытка таким образом отгородиться от остального мира – не самый лучший выход при существующем уровне глобализации. Особенно, в условиях дефицита новых инвесторов, квалифицированных специалистов, знаний и технологий.

- Предпринимала ли Палата какие-либо действия, чтобы официально обозначить свою позицию?

Да, на стадии разработки мы направляли нашу позицию в МВД России, к сожалению ее не учли. После внесения законопроектов в Государственную Думу мы направили заключение Палаты в ответственные комитеты и сейчас будем работать с депутатским корпусом. Очень надеемся, что наши аргументы все-таки будут услышаны.

Россия > Миграция, виза, туризм. Приватизация, инвестиции > newizv.ru, 20 марта 2018 > № 2536847 Сергей Катырин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 17 февраля 2018 > № 2500657 Сергей Катырин

«Несправедливо, когда все налоги стекаются в две столицы»

Интервью с главой Торгово-промышленной палаты Сергеем Катыриным

Наталия Еремина

От нового правительства бизнес ждет принятия решения о снижении фискальной нагрузки. Как рассказал в интервью «Газете.Ru» глава ТПП Сергей Катырин, на встрече с главой правительства во время инвестиционного форума в Сочи обсуждались вопросы налогообложения покупок в зарубежных интернет-магазинах, а также изменения валютного контроля.

— Сергей Николаевич, весной будут приняты новые налоговые новации. Однако, как выразился на одной из панелей на инвестиционном форуме в Сочи глава РСПП Александр Шохин, эта тема буквально «табуирована». Вас не смущает, что новации будут уже весной, а чиновники их открыто не обсуждают?

— Мне кажется, дискуссия пока что не в публичной плоскости по одной простой причине: скорее всего, все новации будут прорабатываться после выборов президента. И я полагаю, что это будет правильно, потому что будет формироваться новое правительство. И было бы справедливо, чтобы прорабатывало, конечно, эти новации новое правительство.

Считаю, что в любом случае без дискуссии с бизнесом это не обойдется, наверняка, все это будет вынесено в публичную плоскость. На предварительном этапе такая дискуссия была. Нашу точку зрения спрашивали, интересовались, чего мы хотим — увеличения или уменьшения НДС и налога на прибыль. Есть много разных вариаций. Каждое объединение предпринимателей высказало уже свою точку зрения. Сейчас дискуссия прекратилась.

— На чем настаивает ТПП?

— Самое главное не повышать фискальную нагрузку на бизнес. И в данном случае мы говорим не только о налогах. Мы говорим о неналоговых платежах, которые выросли неимоверно — и по количеству этих платежей, и по сумме этих платежей. По нашим оценкам, в прошлом году где-то порядка одного триллиона рублей бизнес заплатил по неналоговым платежам. И, если мы не наведем порядок в этом, то, конечно, это будет беда для бизнеса.

Также должен быть принят закон о неналоговых платежах. Именно закон, а не новая глава в Налоговом кодексе. Потому что, если это глава, то, значит, тогда все, что прописано, все репрессивные меры, которые есть в Налоговом кодексе, они перейдут и на неналоговые платежи. То есть это уголовные дела, арест счетов, пени, штрафы и так далее. И мы считаем, что это будет несправедливо, потому что неналоговые платежи — это все-таки не налоги. Не все платежи идут в государственную казну.

Закон уже практически полностью готов. Сейчас только одна развилка — это спор о том, будет это закон или глава в Налоговом кодексе.

В правительстве тоже мнения разные. Есть те, кто поддерживает, что это будет закон, а есть и те, кто считает, что надо прописать в Налоговом кодексе. Это дискуссия была и вчера в ходе встречи с председателем правительства Дмитрием Медведевым. Мне показалось, что председатель правительства понимает тему неналоговых платежей. Он однозначно согласен с тем, что ее надо отрегулировать, но как это сделать, еще не решили. По крайней мере, Дмитрий Медведев какую-то одну точку зрения вчера не занимал.

— А чем еще удалось поговорить бизнесу в ходе встречи с главой правительства в Сочи?

— Были предложения обнулить НДС для авиационных перевозок для того, чтобы стимулировать туристическую отрасль. Сошлись на том, что если и делать какие-то поблажки с точки зрения НДС для авиаперевозок, то все-таки дифференцированно, не по всем перевозкам по стране. Может быть, по разным направлениям.

Поднимался также вопрос «анахронизма» валютно-экспортного контроля, который надо менять. И с этим тоже согласно правительство. Минфин поддержал, что, действительно, сейчас используются устаревшие меры, которые мешают жить и работать.

Также мы говорили по поводу интернет-торговли.

Наши площадки интернет-торговли находятся в невыгодном положении в своей собственной стране по отношению к зарубежным, которые не платят ни НДС, ни сертификацией не занимаются, ни контрольно-кассовую технику не должны содержать, и много чего, что наш бизнес должен, а они нет.

Поэтому процентов на 30 у нас получается все дороже, и все утекает на зарубежные площадки. К 2020 году оборот интернет-торговли будет 3,2 триллиона рублей, а доля зарубежных площадок достигнет около 50%. То есть у нас триллион с лишним ничего не будет в казну приносить. Проблема еще и в том, что при прочих равных, если есть товар наш и товар зарубежный, то с нашей электронной площадки купят зарубежных товар, потому что он дешевле.

— Дискуссия эта давно тянется, до чего-то конкретного договорились?

— Мы договорились, что мы поработаем над темой взимания НДС. Уже сейчас, по словам главы правительства, в работу запустили тему согласования снижения стоимости этих покупок с нашими партнерами по единому евразийскому пространству. Сейчас не облагается налогом покупка на одну тысячу долларов весом до 31-го килограмма. При этом сегодня в интернет-продажах около 99% всех покупок совершается до одной тысячи рублей. Если изменить норму, то очевидно, что этот сегмент будет сокращаться.

— Сейчас обсуждаются различные инициативы по возврату капитала в Россию. Это второй этап налоговой амнистии и спецбонды Минфина и список опальных бизнесменов-возвращенцев. Как вы к ним относитесь? Много ли капитала бизнесмены вернут в Россию?

— Многие средства бизнесмены уже вернули в страну, это можно видеть по возросшим вкладам и счетам в российских банках. Однако тема эта немного закрытая, и я не могу судить о ее масштабах. Те бизнесмены, которые в списке бизнес-омбудсмена, видимо, решили позаботиться о своем капитале. Вряд ли будет возвращен большой объем средств и вряд ли это кардинально повлияет на экономику.

— Скажите, а система автоматического обмена данными между различными государствами, в которой будет участвовать с этого года и Россия, она поможет амнистии? Сейчас нам готовы предоставлять информацию только 73 юрисдикции, как вы считаете, будет ли расти их число? Например, за счет офшоров?

— Безусловно, эта новая амнистия сработает. Договариваться в рамках системы автоматического обмена данными мы будем с новыми юрисдикциями, и их число увеличиться, уверен. Не думаю, что в интересах каких-то юрисдикций прослыть такой «черной дырой», которая прячет информацию от всех. Ну, и вряд ли кто-то будет персонально России не давать информацию, а другим партнерам предоставлять ее.

Но надо понимать, что некоторым юрисдикциям, чтобы открыться, может быть, нужно время.

Скорее всего, им хотелось бы разойтись с клиентами так, чтобы сохранить нормальные партнерские отношения. Для этого, видимо, нужно время, чтобы и клиент, что называется, созрел и решил, как он будет действовать дальше, вот в этих условиях, когда информацию откроют.

— На форуме также обсуждался вопрос, как решать проблему с консолидированными группами налогоплательщиков (механизм КГН дает возможность компаниям объединять прибыли и убытки и платить налог с общего финансового результата, после чего он распределяется между регионами, в которых базируются компании). Счетная палата недавно опубликовала результаты анализа эффективности механизма КГН. Оказалось, что если в 2016 году КГН заплатили в консолидированный бюджет 298 млрд руб. налога на прибыль, что в два раза меньше, чем эти же компании перечислили в 2011 году. Что с ними делать, на ваш взгляд?

— Я полагаю, что, несомненно, надо будет думать над тем, как его правильно выстраивать. Вы понимаете, мне кажется, не очень справедливо, когда все налоги стекаются в две столицы. Региональные власти лечат, учат, перевозят и все остальное делают с населением, которое работает на этих предприятиях, а налоги концентрируются где-то в другом месте. Мне кажется, это не совсем правильный подход. И все-таки более справедливо было бы, чтобы часть этих налогов оставалась у тех, кто работает с этим населением, и где находится само предприятие.

— Другая обсуждаемая в Сочи инициатива — дать возможность регионам взимать туристический сбор. Как вы к этому относитесь?

— Если это будут «меченые деньги» то, в принципе, можно пойти на этот шаг. А если это будут обезличенные деньги, то я думаю, что это может больше негатива принести, чем позитива. «Меченые» — я имею в виду, что в отношении их будет уверенность, что они будут потрачены на туристский, так сказать, санитарно-санаторный кластер. Тогда, может быть, есть смысл эти деньги собирать. Чтобы каждый понимал, что сегодня рубль, пять, десять заплатил, а на следующий год приедем — тот же санаторий лучше станет и, может, новые услуги появятся. А если это вообще просто в доход субъекта, то какой смысл?

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 17 февраля 2018 > № 2500657 Сергей Катырин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > newizv.ru, 1 февраля 2018 > № 2482787 Сергей Катырин

Сергей Катырин: "Будут богатыми регионы – станет богатой страна"

Вот аксиома, которую, похоже, у нас понемногу начали, наконец-то, осознавать, на всех уровнях власти и общества: богатство России только регионами прирастать будет. И на заседании Госсовета РФ в Ростове-на-Дону рассматривается 1 февраля эта же тема: развитие промышленного потенциала регионов России.

- Сергей Николаевич, Палата занята прежде всего вопросами развития бизнеса. При чем здесь казалось бы, развитие регионов? Или эта тема Палату тоже волнует?

- Безусловно, волнует, ещё как волнует. И тут все понятно: сильный и богатый региональный бизнес сделает регион сильнее и богаче. Ну, а богатые регионы – это в итоге богатая страна. Все просто. Но пока у нас огромное количество территорий остаются дотационными, и это большая и сложная проблема. Есть, безусловно, крепко стоящие на ногах регионы – Татарстан, Белгородская область. Калужская область, Краснодарский край и так далее. Но и они потенциально могли бы быть богаче. Надо развивать промышленный потенциал.

- Как? У Палаты есть свои идеи? И если есть, то какие?

- Конечно, есть. Только позвольте исходить из существующих в стране реальностей и возможностей, а не заниматься революционным фантазированием типа, «а что, если бы нам все переделать?» В нынешних существующих координатах отношений «центр-регионы» многое можно сделать.

Мы предложили в доклад рабочей группы Госсовета ряд предложений. Надеемся, они будут учтены в государственной политике по развитию промышленного потенциала регионов. Все, может, и нет смысла здесь перечислять, но некоторые предложения назову.

Мы считаем, что надо разработать долгосрочную, на 25-30 лет, единую государственную промышленно-финансовую политику размещения и развития региональных производительных сил на основе современных инновационных технологий. Не буду вдаваться в детали, отмечу только, что речь идет о создании территориально-промышленных комплексов с обязательной привязкой к соответствующей транспортно-энергетической инфраструктурой.

Основой региональной промышленной политики должно стать выстраивание четких приоритетов промышленного развития. При этом надо обратить внимание на отрасли, обладающие наибольшим, скажем так, «кумулятивным эффектом». Речь идет о проектах в сфере машиностроительного комплекса, производства средств производства, недостающей на отечественном рынке компонентной базы и т.д.

При размещении производств надо учитывать, в первую очередь, интересы уже существующих в России предприятий, выпускающих аналогичную продукцию и обязательно проводить экспертизу проектов новых промышленных предприятий. Не нужно создавать, как это не раз уже бывало, технологически устаревшие, а значит, неэффективные производства.

- А как быть с инфраструктурой? С нею у нас во многих регионах, как говорится, «очень не очень»…

- Развивать инфраструктуру должно не только государство, но и бизнес. Однако большинство частных фондов нацелено на получение быстрой прибыли, а инфраструктурные проекты могут окупаться долгие годы. Выход есть. В мире есть такая модель: частный инвестор сам вкладывает свои деньги в создание инфраструктуры для своего будущего производства, а государство из доходов, полученных им от новых предприятий, возвращает деньги частному инвестору.

Нужно организовать грамотную региональную политику предоставления налоговых льгот и преференций. Полагаем, регионы могли бы освободить бизнес от налога на имущество объекты основных средств, находящихся на консервации и реконструкции, предоставить льготы для производителей и потребителей импортозамещающей продукции и т.д. Я понимаю руководство территорий: им нужны деньги сейчас, дыр всегда очень много. Но очень часто бывает, что таким образом регионы, образно говоря, убивают курицу, которая могла бы в недалеком будущем нести золотые яйца. Бизнес плохо развивается, скукоживается, а то и вовсе закрывается. Или уходит «в тень», что ничуть не лучше. Да, хочу подчеркнуть: правильно было бы перечислять в бюджеты субъектов РФ и муниципальных образований определенную часть прироста налоговых поступлений от предприятий и организаций, расположенных на их территории, полученного в результате сверхпланового роста объемов производства и реализации товаров и услуг.

Палата абсолютно убеждена в том, что надо сформировать региональные структуры государственных отраслевых институтов развития и обеспечить единую координацию их деятельности. Хочу здесь отметить, что институтов развития у нас очень много, нередко бизнес толком не понимает, кто чем занимается. Не помешала бы здесь хорошая ревизия. Тут, как говорится, лучше меньше¸ да лучше.

- А какой институт развития среди всех существующих в стране лично вы выделили бы особо?

- Предпринимательское сообщество, а значит, и я, как представитель ТПП РФ, самой большой общественной организации бизнеса в России, двумя руками голосуем прежде всего за Фонд развития промышленности. Он работает отлично, а работал бы еще лучше, если бы значительно увеличить его капитализацию. Его практику и механизмы могли бы, я уверен, успешно использовать другие институты развития предпринимательства.

- Можно подробнее о фонде?

- Фонд развития промышленности (ФРП) был создан в 2015 году, после вступления в силу закона «О промышленной политике в Российской Федерации», за принятие которого ТПП РФ, не побоюсь этого слова, билась долгие годы. Он был нужен, как парус для судна – я отнюдь не преувеличиваю, он позволил ставить цели и определять курс развития экономики. Закон стал правовой основой новой промышленной политики, установившей формы, инструменты и меры государственной поддержки развития промышленности.

ФРП был создан для организации новых производств и обеспечения импортозамещения. Программы фонда позволяют российским предприятиям получить доступ к льготному заемному финансированию, необходимому для запуска производств уникальных отечественных продуктов, а также аналогов передовых международных разработок.

ФРП предоставляет займы под 1 и 5 процента годовых сроком до 7 лет, стимулируя приток прямых инвестиций в реальный сектор экономики. Флагманская программа Фонда «Проекты развития» направлена на импортозамещение и производство конкурентной продукции, программа «Станкостроение» помогает предприятиям реализовать станкостроительные проекты, программа «Конверсия» стимулирует производство предприятиями ОПК высокотехнологичной продукции гражданского и/или двойного назначения, программа «Комплектующие изделия» призвана повысить уровень локализации конечной российской продукции, программа «Лизинг» — обеспечить финансирование части аванса на приобретение оборудования.

Как вы понимаете, речь здесь идет о реальной экономике, о реальных производствах, которые делают страну более развитой. Более сильной и более богатой.

В феврале 2016 года было подписано Соглашение о сотрудничестве между ТПП РФ и ФРП. По состоянию на февраль нынешнего года система ТПП РФ рекомендовала, а Экспертный совет ФРП одобрил финансирование фондом 173 проектов из 51 региона России.

Система ТПП РФ (а это более 180 палат почти во всех регионах страны) сегодня помогает ФРП развивать систему региональных фондов развития промышленности. Создано 39 региональных фондов, 28 из них уже подписали соглашения с ФРП, что позволяет участвовать в софинансировании проектов.

Вот, если коротко, о ФРП.

- Планы промышленного развития регионов могут быть самыми красивыми и многообещающими, но уверены ли вы, что все так и будет?

- А у нас есть другой выход? Правильно, нет. То есть выбор, конечно, есть: развитие или стагнация, но я не буду и спрашивать, что лучше. Поэтому отвечу так: будем работать – и раньше или позже все у нас получится. Лучше – раньше. Но это, опять-таки, зависит от всех нас...

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > newizv.ru, 1 февраля 2018 > № 2482787 Сергей Катырин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > newizv.ru, 16 января 2018 > № 2465920 Сергей Катырин

Сергей Катырин: "Бизнес неоднозначно относится к «прописке» неналоговых платежей в Налоговом кодексе"

Предпринимательское сообщество неоднозначно относится к тому, чтобы, как следует из поручения Правительства Минфину РФ и Минэкономразвития, неналоговые платежи были прописаны в Налоговом кодексе, сообщил Президент ТПП РФ Сергей Катырин.

Дело в том, что в таком случае все превентивные и «карательные» меры, предусмотренные НК РФ, например, уголовное преследование, приостановление операций по счетам, штрафы, пени и т.д., будут распространены и на неналоговые платежи, чего ранее не было. Об этом Сергей Катырин заявил, выступая на совещании в Минэкономразвития РФ по вопросу доработки проекта федерального закона о регулировании отдельных обязательных платежей.

Он отметил также, что налоговые органы сегодня попросту не имеют соответствующих ресурсов, чтобы дополнительно администрировать ещё и неналоговые платежи. «Это, к тому же, ещё и резкий и очень значительный рост объёмов работ. Кроме того, далеко не все платежи идут в бюджет», - подчеркнул Сергей Катырин.

ТПП РФ считает, что было бы целесообразно сосредоточиться на доработке в сжатые сроки проекта ФЗ «О регулировании отдельных обязательных платежей юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» и на утверждении одновременно с законопроектом перечня только федеральных неналоговых платежей. «Составление исчерпывающего перечня неналоговых платежей ещё и регионального и местного уровня способно затянуть принятие законопроекта, - пояснил Сергей Катырин. - Поэтому, после утверждения перечня федеральных неналоговых платежей одновременно с законопроектом, Правительство РФ должно доработать совместно с субъектами РФ и представителями муниципальных образований перечень их платежей к определенному сроку».

Сергей Катырин перечислил также ряд других замечаний предпринимательского сообщества по проекту закона.

Нынешняя редакция законопроекта не препятствует появлению новых неналоговых платежей. «Введение новых или изменения действующих неналоговых платежей нужно более четко регламентировать, - убежден глава федеральной палаты. - Целесообразно прямо закрепить правило, запрещающее с 1 января 2019 года устанавливать и взимать платежи, не включенные в соответствующие перечни.

Законопроект допускает установление неналоговых платежей законами субъектов РФ и муниципальными актами, а предельные их размеры могут определяться как актами, устанавливающими тот или иной платеж, так и постановлениями Правительства РФ.

«Это приведёт к произвольному введению и изменению платежей, - поясняет Сергей Катырин. – Палата полагает, что неналоговые платежи должны устанавливаться исключительно федеральными законами, которые также определяют базовые параметры и предельные размеры платежей. А регионы и муниципалитеты в пределах, установленных этими федеральными законами, будут решать: вводить соответствующий платеж или нет», сообщает пресс-служба ТПП РФ.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > newizv.ru, 16 января 2018 > № 2465920 Сергей Катырин


Россия. Азия. ДФО > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > amurmedia.ru, 4 октября 2017 > № 2451597 Сергей Катырин

Сергей Катырин: «Восточный вектор» не означает полный разрыв с Европой

Президент Торгово-промышленной палаты в интервью AmurMedia о последствиях санкций, импортозамещении и развороте России в сторону Азии

Россия активизировала свой "восточный вектор" развития. Страна всерьез приступила к освоению Дальневосточного региона. Однако говорить о полном развороте в сторону стран АТР нельзя, считает президент Торгово-промышленной палаты (ТПП) Сергей Катырин, "ведь Россия одновременно не отворачивается от сотрудничества, к примеру, с Европой". В интервью AmurMedia глава ТПП рассказал, как экономика России перестроилась после западных санкций, почему на Дальнем Востоке есть неплохие заделы для создания IT-кластера и нужны ли для экономического роста в стране структурные реформы.

— Сергей Николаевич, антироссийские санкции действуют уже третий год. Как они повлияли на экономику страны? Смогла ли экономика РФ за это время перестроиться?

— В каком-то смысле они стали холодным душем, заставившим трезво посмотреть на структуру нашего хозяйства и окончательно убедиться: да, сырье – наше преимущество, наш козырь, но экономика не может быть сырьевой, нельзя делать ставку, прежде всего, на сырье, если мы намерены стать сильным процветающим государством.

Страна вплотную занялась импортозамещением. Хотел бы еще раз подчеркнуть, что структурная перестройка экономики страны давно назрела. И работа началась раньше, чем были объявлены санкции против России, но велась она небыстро. Санкции заставили нас активнее перестраиваться, работать для достижения импортонезависимости страны. До 2020 года Россия потратит 2,5 трлн рублей на организацию импортозамещения. Где— то дело идет быстрее, а на каких-то направлениях понадобятся еще годы, чтобы получить более-менее ощутимые результаты. Поэтому делать заявления о победе, о том, что экономика уже достаточно перестроилась, я бы поостерегся.

— Какие самые неприятные последствия от санкций мы получили?

Самым неприятным в санкциях стало ограничение доступа к внешнему кредитному рынку. Кредиты у нас дешевеют медленно. Сами же санкции как таковые — я имею в виду экономический ущерб — имели все же второстепенное значение на фоне провала в 2014-2015 гг. цен на нефть и вообще сырье. Страна потеряла тогда из-за этого, по некоторым оценкам, раза в три-четыре больше, чем из-за санкций.

— Принесла ли уже какие-то плоды политика импортозамещения?

Сегодня результаты импортозамещения заметны там, где для этого уже создана определенная база, в частности, в фармацевтике, в сельском хозяйстве. Наш рынок медицинской продукции сегодня очень быстро развивается (он оценивается более чем в триллион рублей, и более четверти объема дает именно отечественное производство). Российская легкая и текстильная промышленность показала, что может производить продукцию не хуже зарубежной. Серьезный отказ от импорта — в производстве стройматериалов. В промышленность пошли инвесторы.

Минпромторг РФ прогнозирует, что к 2020 году будет запущено около 100 новых крупных предприятий, в том числе станкостроительных. В информационно-коммуникационных технологиях российский бизнес, прежде всего малый, хорошо себя показывает. Годовые поставки российского программного обеспечения и IT-услуг на внешние рынки превысили 6 миллиардов долларов. Рост наблюдается практически по всем группам химических товаров.

Всем и каждому видны изменения в сельском хозяйстве и пищевой промышленности. Страна стала собирать рекордные урожаи зерновых, кукурузы, картофеля, нарастила вылов рыбы, производство мяса и мясной продукции и т.д. Российские продукты занимают все большую часть прилавка.

Увеличение объемов производства в аграрном секторе и российского экспорта сельскохозяйственного сырья и продовольствия начался со второй половины 2015 года, продолжается и сегодня. Россия также стала крупнейшим в мире экспортером пшеницы. За 2015-2016 сельскохозяйственный год мы экспортировали почти 34 млн тонн зерна. Число стран, покупающих российское зерно, выросло с 60 до 100. Тут я бы сделал оговорку: сам факт по себе отрадный, но нам надо активнее перерабатывать зерно и больше продавать продукции из него.

— Стоит ли ожидать в ближайшем будущем отмены санкций?

Я полагаю, что одномоментной отмены всех санкций не будет, они надолго. Не мы вводили санкции против России, и если придется двигаться по пути отмены, то только так, чтобы наша экономика не пострадала. Ничего хорошего в санкциях и в наших вынужденных контрмерах нет, они приносят потери всем. Но, повторюсь, отрадно то, что ситуация заставила нас несколько рачительнее и активнее вести хозяйство, развивать его, поддерживать уязвимые отрасли.

Кстати, большинство западных компаний свой бизнес в России не свернули, хотя некоторые снизили активность в ожидании лучших времен. Продолжают работу на российском рынке и компании из страны-вдохновителя санкций, то есть из США. Растет число компаний, приходящих в Россию из стран, не участвующих в санкционной политике.

Наша страна постепенно выходит на траекторию уверенного экономического роста. Международные рейтинговые агентства отмечают это и делают позитивные прогнозы.

— Жители страны ощутят изменения нашей экономической ситуации к лучшему в своей повседневной жизни, например, в зарплатах?

— Обязательно, но процесс этот постепенный. К сожалению, нужно некоторое время, чтобы накопилась определенная "критическая масса" положительных изменений в экономике.

— Президент РФ Владимир Путин после введения санкций заявил о необходимости переориентировать экономику РФ на сотрудничество с азиатскими странами. Удалось ли это сделать? Что препятствует развитию торговых связей со странами АТЭР? Сколько лет потребуется России для полного разворота в сторону Азии?

— Хочу уточнить: разворот России в сторону стран Азиатско-Тихоокеанского региона совсем не означает, что страна одновременно отворачивается, например, от той же Европы. Поэтому, думается, говорить о "полном развороте в сторону Азии" нет оснований. Вообще в экономике надо быть прагматичным, и мы готовы сотрудничать и торговать со всеми.

Что касается "восточного направления", то, согласитесь, Россия несколько засиделась на периферии экономической интеграции в этом регионе мира, тогда как наши дальневосточные соседи, страны АТР, не дремали и за последнее двадцатилетие превратили свой регион в наиболее динамично развивающуюся часть мира. Санкции, безусловно, сыграли свою роль в том, что мы активизировались в этом регионе. Но мы и без них активизировали бы свой "восточный вектор": страна несколько лет назад всерьез приступила к развитию огромнейшего и потенциально богатейшего дальневосточного региона и, естественно, появилась параллельно задача – выходить на все более широкое сотрудничество с окружающими странами.

Тем более, что нет никаких препятствий, ни политических, ни экономических, для самого активного участия России во всех региональных делах Азиатско-Тихоокеанского региона.

— Что Россия для этого должна сделать?

По моему мнению, есть три обязательных условия, которые надо выполнить и которые, отмечу, вполне выполнимы.

Первое: бизнес должен хорошо изучить рынок, на котором намерен работать. Но анализ, проведенный Торгово-промышленной палатой РФ, показал, что наши предприниматели и их коллеги из ряда стран АТР, в большинстве своем слабо осведомлены друг о друге, о нюансах работы, возможностях инвестирования и т.д. Необходимо налаживать постоянный полноценный надежный информационный обмен. Причем если большие компании могут позаботиться в этом плане сами о себе, то вот средним и малым, которые способны в итоге серьезно поднять взаимный товарооборот, такая информация крайне необходима. Что касается России, то именно система Торгово-промышленной палаты страны может оказать здесь соответствующую поддержку и помощь: крупнейшее объединение предпринимателей страны располагает 180 территориальными палатами во всех регионах РФ.

Второе: содействие бизнесу в его участии в выставках и ярмарках. Несмотря на стремительное развитие различных информационных виртуальных технологий, и сегодня физическое участие компаний в выставочно-ярмарочных мероприятиях, возможность своими глазами увидеть, оценить и, что называется, пощупать новое изделие остается одним из самых эффективных каналов продвижения продукции на внешние рынки.

Наконец, третье условие: надо делать упор на региональное сотрудничество, именно в регионах сегодня есть огромные возможности для взаимодействия бизнеса, прежде всего малого и среднего.

В целом же перспективы взаимодействия с АТР, действительно, большие, я бы даже сказал, огромные. И речь идет не о годах и десятилетиях совместной работы. Думается, здесь наиболее уместно будет сказать о постоянно расширяющемся сотрудничестве.

— Дальний Восток РФ играет ключевую роль при выстраивании отношений со странами Азиатско-Тихоокеанского региона. Сможет ли этот регион стать площадкой, на которой будет выстраиваться сотрудничество РФ с Азией? И готова ли инфраструктура Дальнего Востока к совместным проектами РФ и стран АТР?

— Дальний Восток может и должен стать такой площадкой, я в этом уверен. Экономическое развитие Дальнего Востока – перспективнейшее поле для сотрудничества России и стран АТР, прежде всего государств, входящих в интеграционное объединение АСЕАН.

Вы спросите: в чем здесь наш и их интерес?

Отвечаю: да, пока что на Дальнем Востоке производительность труда в два с лишним раза ниже, чем в Японии, почти в два раза ниже, чем в Республике Корея. Доля инновационной продукции в валовом региональном продукте – около одного процента. Население убывает. Здесь, куда ни глянь, работы — непочатый край; везде есть огромные возможности, но есть и огромные трудности: бездорожье, удаленность. Да, безусловно, инфраструктура мегарегиона пока оставляет желать лучшего, далеко не везде она готова к совместным проектами РФ и стран АТР. Значит, надо ее развивать, это выгодно и нам, и им.

Отмечу, что сегодня только в Хабаровском крае работает около 800 предприятий с иностранными инвестициями, больше половины из них — с инвестициями из стран АТР.

Налоговые льготы на Дальнем Востоке, действующие в территориях опережающего развития и свободном порту "Владивосток" уже интересны для инвесторов. Но я считаю, что еще многое можно сделать в этом направлении.

— Сергей Николаевич, поясните.

Нужно и дальше снижать налоговую и неналоговую нагрузку на бизнес, внедрять риск-ориентированные подход в контрольно-надзорной деятельности, предоставлять льготное кредитование, снижать издержки при подключении к энергетической инфраструктуре. Кроме того, надо бороться с коррупцией и теневым сектором, расширять возможности для участия малых и средних предприятий в крупных инвестпроектах, вести информационную и образовательную работу и, конечно, учитывать специфику конкретного региона Дальневосточного федерального округа.

В первое полугодие 2017 года на Дальнем Востоке индексы промышленного производства, строительства, инвестиций в основной капитал превзошли показатели в целом по стране. В эксплуатацию введено еще около 40 новых предприятий; ожидается, что до конца года их будет больше 80. Всего же заявлено к реализации на Дальнем Востоке более 600 проектов с общим объёмом инвестиций более 2 трлн руб.

Сегодня в мире есть два глубоко интегрированных объединения с надгосударственные органами управления. Это ЕС и ЕАЭС. По такому же пути идет АСЕАН. Естественно, возникает вопрос взаимодействия между ЕАЭС и АСЕАН. На мой взгляд, перспективно также экономическое партнерства этих объединений с ШОС.

Напомню: Россия — это еще и серьезный интеграционный узел, связывающий Азию, Европу и Америку. Сегодня же больше всего наши расчеты связаны с добычей, переработкой (подчеркну: переработкой!) и экспортом энергоносителей. Энергетика видится той "дверью", через которую страна может войти в набирающие силу интеграционные процессы в АТР. В регионе также огромные запасы гелия, золота, меди, алмазов, черных, цветных и редких металлов, фосфоритов, урана, олова, плавикового шпата…

— Высказывают ли интерес иностранные инвесторы к месторождениям этих природных ресурсов?

Компании из стран Азиатско-тихоокеанского региона уже инвестировали около 50 млрд. долларов в топливно-энергетические проекты. Россия взяла курс на глубокую переработку первичных ресурсов. Подсчитано: доходность переработки нефти на Дальнем Востоке примерно в пять раз выше, чем в Европе. Продукция нефтехимии будет также использоваться малым и средним бизнесом Дальнего Востока для выпуска товаров массового спроса.

В этом году на Дальнем Востоке стартовал ряд проектов с участием компаний из государств — членов АСЕАН в области машиностроения, сельского хозяйства, лесопереработки, транспорта, туризма. Это я к тому, что не только наше сырье побуждает иностранный бизнес приходить на наш Дальний Восток. Дальневосточный мегарегион способен стать традиционным экспортером нужных странам АТР пищевых товаров – прежде всего зерна, мясных изделий, другого продовольствия.

Здесь есть неплохие заделы для формирования в регионе IT-кластера. Пока что процесс сдерживается очень низким уровнем развития каналов связи в макрорегионе. Но в перспективе Дальний Восток может стать важным "информационным звеном". Например, и России, и странам АТР стратегически выгодно связать оптоволоконными каналами Восточную Азию с Европой именно через наш мегарегион. До двух третей экспортных и до половины импортных грузовых перевозок в Дальневосточном федеральном округе приходится на долю морского транспорта. Недостаточное развитие морских портов, слабость российского флота – это серьезное препятствие на пути тесной интеграции России в АТР. Отрадно, что в Приморском крае уже сделаны первые шаги по созданию современного кластера судостроения.

И еще одно: развитие мегарегиона – это безусловное условие сохранения национального суверенитета России над обширными восточными территориями.

— Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) значительно повысила свой бывший июньский прогноз по России — до 2% в нынешнем и 2,1% в следующем году против 1,4% и 1,6% соответственно. Ускоренному выходу РФ из рецессии способствовало повышение цен на нефть и низкие процентные ставки, считают в организации. Согласны ли вы с этим выводом? И нужны ли России для дальнейшего экономического роста структурные реформы?

— Если коротко, то с таким выводом я не совсем согласен. Да, нефть заметно подросла, но считать это главнейшим условием нашего выхода из рецессии я бы не стал. У нас экономика начала изменяться, о чем мы, кстати, уже говорили, когда обсуждали проблему санкций.

Процентные ставки по кредитам в России для бизнеса все еще высокие, и надо отдать должное нашим предпринимателям, что они добиваются результатов в условиях, в которых тот же европейский бизнес просто не смог бы работать.

Структурные реформы для дальнейшего экономического роста нужны. Они просто необходимы.

— Некоторые экономисты считают, что только бюджетные вливания не могут придать толчок развитию регионов. Средства, которыми обладает государство, помогают обустроить лишь отдельные районы и города. И реально ли в современных экономических условиях полностью отказаться от государственных вложений в крупные инфраструктурные проекты в регионах?

— Полагаю, что эти "некоторые экономисты" правы. Сегодня экономика должна создаваться совместными усилиями государства и бизнеса. Речь о государственно-частном партнерстве (ГЧП), существующем во всем развитом мире. У нас здесь еще многое надо сделать, но будущее именно за ГЧП. ТПП РФ давно занимается темой государственно-частного партнерства, понимая, что взаимодействие власти и бизнеса в реализации важных проектов сегодня необходимо и полезно для обеих сторон.

Кстати, в ходе Восточного экономического форума Торгово-промышленная палата, Российский союз промышленников и предпринимателей, "Деловая Россия" и ряд других организаций подписали меморандум о Национальном Центре развития государственно-частного партнерства. Мы стремимся создать единую независимую экспертную платформу в сфере государственно-частного партнерства, которая позволит аккумулировать усилия и оптимизировать издержки уже действующих элементов инфраструктуры поддержки ГЧП-проектов, содействовать увеличению количества качественных инвестиционно-привлекательных проектов ГЧП на территории РФ и привлечению инвесторов.

Россия. Азия. ДФО > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > amurmedia.ru, 4 октября 2017 > № 2451597 Сергей Катырин


Россия > Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 17 марта 2015 > № 1316937 Сергей Катырин

Сергей Катырин: закон о ГЧП может быть принят ГД уже весной

Президент ТПП РФ Сергей Катырин дал интервью телеканалу «360°Подмосковье», в котором шла речь о государственно-частном партнерстве (ГЧП), поддержке малого и среднего предпринимательства и законодательной базе для этого.

Президент ТПП России, в частности, отметил, что ГЧП конечно не панацея, но все же очень важный рычаг во взаимодействии власти и бизнеса. В последнее время при контактах с представителями госвласти, в частности в СФ РФ, Палата ощущает внимание и большой интерес госструктур к этим вопросам. Сергей Катырин указал на важность дополненного с 1 февраля Закона о концессионных соглашениях как нормативно-правового акта для ГЧП. В настоящее время в регионах РФ работает 131 концессионное соглашение, особенно успешно в Новосибирской, Свердловской и Нижегородской областях. Среди этих соглашений – 56 социальной направленности (медицинские, образовательные, оздоровительные и пр.). В то же время, глава ТПП РФ выразил надежду, что закон о ГЧП будет совместными усилиями бизнеса и парламентариев принят Госдумой России уже в весеннюю сессию.

Говоря в целом о поддержке МСП в стране, Сергей Катырин отметил, что хотя позитивные изменения здесь есть, но остаются и большие проблемы. Главная из них, по мнению президента ТПП РФ – недостаток финансовых ресурсов как у МСП, так и в целом у бизнеса в связи с запретительной ключевой ставкой ЦБ.

ТПП РФ разрабатывает Стратегию поддержки МСП, сообщил Катырин, но Палата хочет, чтобы эта стратегия стала государственной. Большую роль здесь может сыграть госзаказ. Там большие средства – в целом порядка 12–14 трлн рублей, и если в МСП придет, как это предлагается, 15–18% этих средств, это может сыграть очень большую роль в развитии МСП в стране.

Вообще власть должна ставить перед собой конкретные задачи в этой сфере, считает глава ТПП России, и обозначать налоговые и иные преференции для МСП, особенно в сфере высоких технологий и инноваций. Ведь пока до 70% МСП в стране – это торговый и посреднический бизнес, услуги и частично строительство.

Россия > Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 17 марта 2015 > № 1316937 Сергей Катырин


СНГ. Россия > Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 16 марта 2015 > № 1316749 Сергей Катырин

Сергей Катырин: в ЕАЭС нужны реальные шаги по интеграции МСП

Проблемы адаптации бизнеса к новым экономическим условиям и его интеграция в экономические связи в рамках СНГ и особенно Евразийского экономического союза (ЕАЭС) в условиях нынешнего экономического кризиса имеют особую актуальность. Не случайно тема развития интеграционных торгово-экономических связей на постсоветском пространстве стала одной из главных на переговорах в Стрельне Владимира Путина с президентом Киргизской Республики Алмазбеком Атамбаевым. Недавно в ЦМТ прошел Международный экономический форум государств-участников СНГ на тему «Интеграция – новые возможности и пути выхода из кризиса». На нем, в том числе, шла речь и о роли бизнеса и его партнерстве с органами государственной власти в экономических связях, образующихся в рамках ЕАЭС.

Комментирует участник форума, президент ТПП РФ Сергей Катырин:

«С момента прекращения существования Советского Союза у нас никогда не прерывался контакт с коллегами из стран СНГ и советы ТПП СНГ не прекращали работу, несмотря на все трудности и конъюнктурные моменты сохраняли контакты и рабочие отношения.

Хотел бы отметить несколько моментов, которые нас очень беспокоят в этой области.

У нас в России создано достаточно много площадок для взаимодействия бизнеса и органов власти и на региональном, и на федеральном уровне, и на уровне комиссии ЕАЭС, где у нас есть возможность высказать свою точку зрения. Такие площадки есть при президенте РФ, правительстве, при каждом министерстве и ведомстве, на уровне законодательной власти и др., где мы можем высказать свои оценки деятельности правительства, свое мнение. Есть такая форма – оценка регулирующего воздействия, когда нам направляют проекты нормативных актов и т.д. Наше общение с коллегами по ТПП, с бизнесом, который они объединяют, говорит о том, что далеко не везде у наших коллег по Содружеству есть такая возможность.

Мы не отменили еще многие барьеры, но создаем новые. Это касается транспорта, перемещения товаров и др. Поэтому есть просьба к представителям власти, парламентариям проводить политику открытости законодательных органов и правительств в общении с бизнесом и учитывать их мнение при формировании нормативно-правовых актов, впрочем, как и ненормативных, подзаконных.

Конечно, нельзя сказать, что в России все пожелания бизнеса принимаются на 100%, но возможность находить компромиссы здесь есть, и было бы здорово, если бы мы смогли во всех странах СНГ находить такие возможности.

Второй момент, который нас очень беспокоит – это малый и средний бизнес и наши взаимоотношения в развитии интеграционных связей. Мы часто и много об этом говорили, но мало делается реальных шагов, чтобы действительно интегрировать наш бизнес в рамках СНГ. Приведу два примера.

Первый – это выставки. Если мы хотим интегрироваться, надо знать, кто и что проводит и с чем нужно интегрироваться. Проще говоря, куда бежать чтобы продать и что можно купить. У нас даже в соседних регионах не очень хорошо себе представляют, что производят соседи и какие там есть возможности. И если мы говорим о том, что хотим поддерживать малый и средний бизнес и интегрироваться, надо говорить о реальных шагах, финансовой поддержке тех, кто стремится на выставки, в первую очередь в странах СНГ. Важна здесь и поддержка бизнес-миссий, которую организует ТПП РФ в рамках межрегионального сотрудничества. Если бы со стороны наших государств был бы хотя бы небольшой "материальный посыл", финансовый стимул, то и бизнес вел бы себя здесь более активно.

Еще одна непростая и серьезная тема – госзаказ. Это 6–7 трлн рублей для государственных компаний или компаний с госучастием. Если мы говорим о равном доступе к госзаказу в рамках ЕАЭС, тогда надо прорабатывать реальные процедуры, которые позволят всем реально в этом участвовать, тогда надо говорить о единых электронных площадках, которые должны работать по единым правилам. В РФ, например, таких площадок около 200 и все работают по своим правилам, что крайне непросто для предприятий в РФ, не говоря уже об СНГ. Если мы действительно хотим интегрироваться, надо делать реальные шаги, унифицировать правила работы, обеспечить возможность доступа, электронную подпись и много прочего всего.

У нас здесь огромный пласт и непочатый край работы, и если мы хотим добиться реальных результатов в интеграции в сфере малого и среднего бизнеса, да, в общем и в целом в экономике, мы должны максимально нацелено работать над конкретными шагами, которые надо предпринять, чтобы создать условия и стимулировать бизнес к тому, чтобы мы интегрировались».

СНГ. Россия > Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 16 марта 2015 > № 1316749 Сергей Катырин


Россия. Турция > Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 30 апреля 2014 > № 1080618 Сергей Катырин

СЕРГЕЙ КАТЫРИН: У ТУРЕЦКОГО БИЗНЕСА ЕСТЬ ОГРОМНЫЙ ИНТЕРЕС К РОССИИ

Мария Качевская, ТПП-Информ

Состоялся визит в Турцию делегации руководителей региональных торгово-промышленных палат России, в ходе которого прошли встречи с руководством Конфедерации промышленников и предпринимателей Турции (ТУСКОН), Союза палат и бирж Турции, а также представителями турецких деловых кругов. О подробностях этого делового визита мы побеседовали с главой делегации президентом ТПП РФ Сергеем Катыриным.

Сергей Николаевич, расскажите, каковы главные итоги визита?

Должен сказать, что организация ТУСКОН - наш основной партнер в Турции. Это огромная влиятельная организация, в которую входит свыше ста тысяч предприятий, большое число союзов и ассоциаций.

Вместе со мной Турцию посетили представители торгово-промышленных палат пяти субъектов Российской Федерации. Отдельно мы презентовали там особую экономическую зону "Алабуга". На встрече, которая продлилась два часа, собралось порядка пятисот предпринимателей. Был очевиден огромный интерес со стороны турецкого бизнеса. За два часа встречи ни один предприниматель, которых, как мы все знаем, очень трудно заставить что-то делать по указанию сверху, не покинул встречу. Все представители турецкой стороны с огромным интересом посмотрели и выслушали представленные нами презентации и после окончания встречи еще около двух часов "терзали" членов российской делегации различными вопросами. Интересовались они конкретными проектами, нашими возможностями и т. д.

Мы договорились о том, что ТУСКОН сформирует ответные делегации во все пять субъектов Российской Федерации. В каждый из этих субъектов приедет турецкий предприниматель, с тем чтобы уже на месте познакомиться с возможностями и обсудить конкретные проекты.

Я считаю, что встреча была чрезвычайно важной, особенно в той ситуации, которая сейчас складывается в экономическом мире, когда каждый ищет новых партнеров, новые возможности для реализации своих проектов, для привлечения инвестиций. Мне очень импонировала встреча с точки зрения того, что большинство тех, кто выступал с турецкой стороны, говорили о возможной совместной работе, не купли-продажи чего- либо, а о создании совместных предприятий, об инвестициях в Россию, о создании собственных производств на территории Российской Федерации.

Во время Вашего визита в Турцию решалась судьба полуострова Крым. Повлияли ли эти события каким-либо образом на ход встречи?

Нет, и я должен сказать, что это меня даже удивило. На встрече присутствовало очень много журналистов, представляющих большое число различных медиакомпаний и СМИ, и единственным, кто задал мне вопрос по событиям в Крыму, был представитель агентства Bloomberg, которое, как мы знаем, вовсе не турецкое. У турков, на удивление, никаких особых вопросов или эмоций на этот счет не было. Совершенно спокойное отношение.

Вы упомянули, что турецкая сторона выразила намерение собрать ответную делегацию.

Интерес к нам огромный. Приедут турецкие бизнесмены, которые интересуются именно тем регионом, именно той проблематикой, которую мы представили в Турции.

Более того, мы договаривались, что с нашей стороны администрациями и торгово-промышленными палатами принимающих регионов будут подготовлены конкретные предприниматели, готовые к сотрудничеству.

Мнение

Василий Гольцов, директор по международным связям Липецкой ТПП:

- Основные направления экономического сотрудничества с Турцией - металл, электрические источники света, системы водоснабжения и водоотведения, строительство. Все контакты с турецкой стороной находятся в работе, поэтому надеемся, что будет положительный итоговый результат.

Галина Телегина, президент Вологодской торгово-промышленной палаты:

- Форум прошел очень эффективно, были установлены важные контакты и проведены стратегически значимые переговоры. Накоплен большой объем информации, который мы обработаем и представим в виде каталога турецких предприятий на сайте Вологодской ТПП, а также направим широкому кругу предпринимателей нашего региона. Ожидается визит делегации турецких бизнес-кругов в Вологду для установления личных контактов с предпринимателями и обсуждения вопросов сотрудничества.

Особый интерес у турецких предпринимателей вызывает сотрудничество в сфере текстильного производства, металлургии, строительного комплекса.

В ВТПП состоят предприятия, которые работают в этих сферах экономики, соответственно, могут возникнуть интересные совместные проекты и варианты сотрудничества. Например, предприятие "Вологодский текстиль" - старейшее предприятие, занимающееся производством льняных тканей, "Северсталь" - крупнейшее металлургическое предприятие в России и его дочерние филиалы и многие другие. Кроме того, предпринимательское сообщество Турции готово к установлению взаимовыгодных контактов с предприятиями Вологодчины, занимающимися электрооборудованием, производственными линиями, сантехническим оборудованием. Учитывая опыт палаты в организации бизнесмиссий и бирж контактов, мы можем предложить потенциальным партнерам организацию экскурсий на предприятия, встречи в правительстве области, в администрации города Вологды или в мэрии Череповца и другие мероприятия по их желанию.

Россия. Турция > Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 30 апреля 2014 > № 1080618 Сергей Катырин


Россия > Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 16 октября 2012 > № 667823 Сергей Катырин

Президент Торгово-промышленной палаты Сергей Катырин посетил пресс-студию «ТПП-Информ» и ответил на вопросы о том, как можно улучшить инвестиционный климат в регионах.

– Сергей Николаевич, завтра в Москве отроется I Московский международный форум по инвестициям. Чего от него ждут в ТПП?

– Мне кажется, что это очень важное мероприятие, которое идет в развитие инициатив президента Российской Федерации, направленных на повышение инвестиционной привлекательности России. Форум проводится впервые, и он может оказаться весьма интересным. Насколько я знаю, на приглашение об участии уже откликнулись около 600 зарубежных компаний, различных фондов. Будет и множество гостей из разных уголков России, в частности, руководители территориальных торгово-промышленных палат. Главная задача такого форума – побольше рассказать о возможностях России, о ее инвестиционном потенциале и привлекательности, несмотря на то, что есть разная информация о России, которая не всегда соответствует истине.

– В последнее время много говорят об инвестициях в регионы. Однако в одни субъекты РФ капитал идет активно, а другим областям почти ничего не достается. С чем это связано и что делает ТПП РФ для повышения инвестиционной привлекательности регионов?

– Россия занимает 120-е место в рейтинге Doing Business, но, пожалуй, это не самое объективное отражение положения дел в стране. Действительно, есть регионы, которые, не имея ни нефти, ни газа, ни каких-либо других привлекательных ресурсов, привлекают очень достойные инвестиции, например, Калужская область. Есть и те, кто обладает всеми ресурсами, но, к сожалению, не очень далеко продвинулся в привлечении иностранного капитала.

Успех зависит, прежде всего, от руководителя региона и его команды. Это касается и команды торгово-промышленных палат, многое зависит от того, как они ведут свою работу. Часто они принимают на себя те вопросы, которые обходит губернатор и руководство региона: становятся инициаторами законопроектов, отвечают за сопровождение инвестора и упаковку проектов. Сейчас мы вместе с нашими коллегами из территориальных ТПП прилагаем усилия, чтобы вывести эту работу на более высокий уровень. Мы выбрали несколько «пилотных» регионов, с которыми особенно активно стараемся отрабатывать новые механизмы, чтобы это было не только в режиме ручного управления, но стало системой, одинаково успешной на всей территории России.

По первым результатам, которых мы достигли за прошедшее время, могу сказать, что наиболее важной проблемой остается грамотность тех, кто должен готовить инвестиционные проекты в регионах. Особенно это касается малого и среднего бизнеса, так как у крупных структур есть возможности привлекать экспертов, консультантов, которые помогают готовить серьезные большие проекты. У представителей мелкого бизнеса, как правило, таких возможностей нет или они сильно ограничены. Поэтому в подготовке такого рода проектов должны проявить себя территориальные ТПП и связанное с ними экспертное сообщество.

За прошедший уже год работы ТПП пропустила через себя порядка 400 проектов, но только один из 10 после нашей доработки лег на стол инвестору. Это говорит о том, что у нас очень высокий процент отсева, и главный аспект сегодняшней работы – научить грамотно готовить и оформлять инвестиционные проекты.

Второе – это, конечно, информация и продвижение. Это касается не только каждого отдельно взятого региона, но и всей России. О нашей стране за рубежом ходит слишком много мифов и слухов, которые не соответствуют истине. Развеять их и дать должную информацию о России в целом и о конкретных ее субъектах – к этому мы должны приложить максимальные усилия на всех уровнях.

Многое мы делать уже научились: в ТПП РФ или при ее непосредственном участии ежегодно успешно проходит около полутора десятков презентаций регионов. Большинство из них имеет продолжение в виде конкретных контрактов с участием зарубежных компаний. Эта деятельность – достойно представлять Россию перед иностранными инвесторами – должна выходить и на федеральный уровень. Об этом говорилось во время саммита АТЭС на о. Русский и, я надеюсь, это прозвучит и на Московском форуме по иностранным инвестициям.

Необходима также работа за пределами России. Мы стараемся проводить ее при помощи наших деловых советов, зарубежных представительств и смешанных палат. Думаю, в этом направлении нужно наращивать усилия и больше показывать «изюминки» каждого региона.

Анастасия Казимирко-Кириллова,

ТПП-Информ

Россия > Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 16 октября 2012 > № 667823 Сергей Катырин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter