Всего новостей: 2528372, выбрано 3 за 0.016 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Костин Андрей в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыФинансы, банкиСМИ, ИТЛеспромвсе
Россия. США > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > gazeta.ru, 31 мая 2018 > № 2626812 Андрей Костин

«Правда сильнее доллара»

Интервью главы ВТБ Андрея Костина телеканалу CNBC

Чем обернутся введенные против него санкции для банка, как Москва относится к «грязным деньгам» российских бизнесменов, осевших в Лондоне, и почему России не стоит принимать меры «зуб за зуб», в интервью CNBC рассказал глава банка ВТБ Андрей Костин.

О личных санкциях в отношении себя

Сейчас никаких особых проблем я не вижу. Некоторые говорят, что в список я попал, потому что раздавал слишком много интервью ведущим американским телеканалам, таким как ваш. Конечно, это несправедливо. К примеру, в списке меня называют высокопоставленным государственным должностным лицом, каковым я, конечно же, не являюсь. Я председатель правления одного из ведущих коммерческих банков, акции которого торгуются на международных биржах. Разумеется, не имею отношения к упоминаемым «злонамеренным действиям», которые касаются Украины, хакерских атак, Сирии или подрыва американской демократии. Всё мировое банковское сообщество знает меня как банкира и, полагаю, относится ко мне с уважением. Я работаю в этой должности более 20 лет.

Но что произошло, то произошло. С момента введения санкций прошло чуть больше месяца, и это, наверное, недостаточно долгий срок, чтобы судить о том, какие последствия они будут иметь. Возможно, это обернётся ограничениями для американских банкиров или их представителей, желающих вести бизнес со мной. Что касается остальных, то я думаю, что это будут обычные деловые отношения.

О бизнесе ВТБ с санкционными компаниями

Наш бизнес с компаниями, которые недавно попали под санкции, составляет менее 2% наших активов. Конечно, это окажет определённое воздействие, но посмотрим, как вообще будут обстоять дела с санкциями, потому что ведутся дискуссии о том, что с некоторых компаний, включая «РУСАЛ», их могут снять. Поживём — увидим. Но на данный момент большой проблемы для нас это не представляет.

О заявлении Комитета британской Палаты общин по международным делам о том, что в экономике Великобритании циркулируют «грязные российские деньги».

В определённой степени я бы согласился с комитетом, но мне кажется, он выбрал не те объекты для критики. Были упомянуты компании, которые, к примеру, выходят на Лондонскую фондовую биржу и привлекают финансирование путем первичного размещения акций (IPO) или выпуска еврооблигаций. Это, пожалуй, самые чистые деньги, какие можно себе представить, ведь по ним проводится тщательная проверка с указанием всей необходимой информации - это международно-признанная процедура.

Да, «грязные деньги» в Лондоне есть, и должен сказать, некоторые люди, покинув Россию с «грязными деньгами», сейчас наслаждаются жизнью в Лондоне. В этом плане, наверное, необходимо расширять сотрудничество между Лондоном и Москвой с целью выявления этих денег. В России, например, никогда не было офшорных зон. Деньги уходили на Запад, и это было проблемой для российской экономики. Если британское правительство хочет пресекать такую практику, это можно лишь приветствовать. Но речь, конечно, идёт не о той области, о которой говорил комитет.

Об отношении на Западе к российским предпринимателям

Российские предприниматели всегда были своего рода связующим звеном между Россией и Западом, например, я считаю, они сделали много хорошего, как Абрамович, который приобрёл «Челси» и вывел команду на новый уровень. В Англии так много фанатов «Челси». А что будет, если завтра Абрамович скажет: «Визу мне не дают, так что «Челси» я закрываю», — что тогда будет? Британцы были бы очень разочарованы.

Если же Запад начнёт специально чинить препятствия российскому бизнесу, это решение негативно отразится на обеих сторонах. Таково моё личное мнение.

Ситуация такая, какая она есть. Нужно больше фокусироваться на России, как это сделали, к примеру, мы в ВТБ. Когда международная атмосфера стала неблагоприятной, мы начали активнее работать на внутреннем рынке. И, наверное, поэтому наши результаты стали лучше.

Об Олеге Дерипаске

Насколько я понимаю, господину Дерипаске в интересах компании нужно перестать быть основным акционером. Казначейство США заявило, что санкции не направлены против самой компании. Так что будем надеяться, что этот вопрос удастся решить, и «РУСАЛ», всемирно известная международная компания со значительной долей на рынке алюминия, продолжит свою работу. От этого выиграют все. Вы видели, как подорожал алюминий в сложившейся ситуации, а это плохо для потребителя.

Безусловно, мы не выдаём ему новые кредиты и не проводим каких-либо операций с «РУСАЛом» и другими его компаниями. Нам следует дождаться решения Управления Минфина США по контролю за иностранными активами. При этом мы очень надеемся, что проблема будет решена. Наш банк является крупным кредитором его компаний, и мы должны найти способ вернуть наши деньги.

О Трампе и США

Трамп сейчас подвергается большому давлению. Каждый день выясняются какие-то новые обстоятельства, и возникают новые проблемы. Спецпрокурор Роберт Мюллер обещал завершить так называемое «расследование по России» к первому сентября. Если оно действительно закончится к этому сроку, то, возможно, у Трампа возрастёт уверенность в собственных силах, и он сможет вести более конструктивную политику в отношении России. А возможно, и нет. Неизвестно. Мы не знаем, о чем он думает. Я с вами согласен: и Трамп, и посол США в Москве заявляли, что Трамп заинтересован в налаживании более конструктивных отношений с Россией. С другой стороны, в них нарастает напряжённость, и это касается не только экономических санкций, но и вопросов разоружения и других сфер.

Об угрозах миру

Сильнее экономических санкций меня тревожит то, что впервые, наверное, со времён Карибского кризиса люди - по крайней мере, в России, а возможно, и в Америке - начали сильнее ощущать угрозу Третьей мировой войны. По итогам соцопроса, недавно проведённого в России, 55% россиян считают, эта угроза реальна, причём из-за агрессивной политики США. Подобных настроений не было на протяжении нескольких десятилетий. Вопрос очень серьёзный, в чём-то это отражает нынешнее состояние международных отношений. В мире стало гораздо опаснее, и это вызывает большие опасения.

С другой стороны, санкции, может, и ослабили российскую экономику, но определённо укрепили единство и дух россиян — и, к сожалению, способствовали всплеску антиамериканских настроений в российском обществе. Россияне твёрдо убеждены: «Правда на нашей стороне. А правда сильнее доллара».

О правительстве и министрах

Они, на самом деле, продуктивно работают, если посмотреть на таких людей, как министр экономики, министр финансов. Это либерально мыслящие люди. На мой взгляд, за последние годы правительство проделало весьма хорошую работу.

О будущем санкций

Давайте подождём и посмотрим, что будет с санкциями. Я считаю, мы должны остановить санкции, мы должны повернуть этот процесс вспять. Вот почему у меня нет никакого желания мстить. Если быть откровенным, я советую своему правительству не принимать мер по принципу «зуб за зуб». Потому что я считаю, в какой-то момент мы должны остановиться, «зуб за зуб» — это нехорошо. Конечно, я не вижу сейчас развитие ситуации в таком благоприятном ключе, но я верю, что однажды американская элита, американский истеблишмент поймёт, что Россия совсем не враг Америке. И только путём сотрудничества мы можем сделать мир лучше для наших народов. Так что я надеюсь на это.

Россия. США > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > gazeta.ru, 31 мая 2018 > № 2626812 Андрей Костин


США. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > bfm.ru, 24 января 2018 > № 2471799 Андрей Костин

Костин: «Персональные санкции мне, не постесняюсь этого слова…»

Как чувствует себя российский бизнес, не переоценивает ли степень угрозы от ограничительных мер? Глава ВТБ, присутствующий на Международном форуме в Давосе, прокомментировал текущую экономическую ситуацию для Business FM

Глава ВТБ Андрей Костин, находящийся в Давосе, рассказал о главных, с его точки зрения, темах Международного экономического форума. С ним беседовал главный редактор Business FM Илья Копелевич.

Андрей Леонидович, целая серия ваших заявлений прозвучала в интервью иностранным СМИ и на площадке Давоса. Они связаны с политикой — Трампом, санкциями в политическом аспекте, усилением военной напряженности на европейском континенте и так далее. Вообще говоря, наши бизнесмены стараются эти темы обходить, а вы как раз в основном об этом. Почему вы выбрали эту тему для Давоса?

Андрей Костин: Я не знаю, может быть, у них нервы крепче — раз. Я, честно говоря, устал уже от постоянных вопросов со стороны в основном западных СМИ — кредитовали ли мы Трампа, в каких отношениях с Deutsche Bank? — и прочей чуши. Все-таки создается абсолютно определенная ситуация, когда Россию пытаются обвинить во всех грехах. Ну хорошо, не нравится вам Россия, зачем же из нас тоже дураков делать, заставляя поверить в то, что мы делали? Поэтому, мне кажется, надо отвечать спокойно, вежливо, но говорить о том, что все происходящее в Америке не очень связано с Россией. Но, к сожалению, разыгрывая антироссийскую карту, США начинают создавать большую угрозу. Может, во мне говорит в прошлом дипломат, но, знаете, что мы имеем? Вместо того чтобы развивать сотрудничество, взаимодействовать в решении глобальных проблем, таких, как кибербезопаность, проблема голода, да и тысяч других проблем, которые существуют у человечества, мы опять начинаем гонку вооружений. Это же так происходит — американцы и НАТО принимают решение о наращивании контингента своих вооруженных сил в непосредственной близости у границ России. Американские военные корабли теперь заходят в Черное море и находятся в непосредственной близости от российских берегов. На Балтике то же самое, мы постоянно видимо ситуации, когда два самолета, НАТО и российский, летят бок о бок. Все это создает огромные потенциальные угрозы для стабильности безопасности и причины конфликта — я не говорю, что это перерастет в конфликт на уровне ядерного оружия, но ситуация обостряется, и известно, когда много оружия, вспыхнуть конфликту всегда проще, чем когда мы имели четкие границы, у нас были жесткие соглашения с американцами, с НАТО, когда мы постоянно вели диалог и в военной, и в политической области, конечно, ситуация была другой. Вот сегодня американцы на ровном месте, абсолютно без какой-либо провокации со стороны России создают эту угрозу всему миру. Во мне уже говорит не банкир, а просто человек, у которого есть дети, внуки, который хотел бы, чтобы они жили в спокойном мире, могли заниматься, чем им нравится, вместо того, чтобы постоянно думать о таких угрозах.

Мне кажется, из персон бизнес-круга многие избегают таких тем, просто чтобы, как говорится, не попасть в острую дискуссию. Вы в нее попадаете сейчас, высказываясь таким образом? Или никто тему не поддерживает?

Андрей Костин: Я уже дал, по крайней мере, три интервью западным крупнейшим телеканалам, газетам, встречался с редакторами ряда крупнейших американских газет. На самом деле диалог-то нормальный идет, вот что обидно, с бизнесом вообще отношения отличные, даже с американской прессой у нас нормальный диалог, и никто не допускает бестактности в мой адрес. Все слушают мою позицию, могут разделять ее, могут не разделять. Мне кажется, важен очень диалог, а проблема в том, что диалога-то нет. Трамп по большому счету испугался встречаться с Путиным во Вьетнаме. Сейчас с американцами тоже непонятны перспективы. К сожалению, диалог с руководством Америки сегодня не приведет к позитивным изменениям, потому что во многом политику определяет не президент американский — ее определяют конгресс, пресса, силовые структуры. Вот, к сожалению, ситуация, которую мы имеем.

Теперь, собственно, к теме санкций, все-таки тема вам наверняка близка. В рамках ожидания нового списка и возможных новых мер, например, создается в России военный банк. Известно, что до сих пор обслуживанием предприятий ВПК занимались в основном Сбербанк и ВТБ, то есть в том числе и вы. У вас это большая доля бизнеса. Скажите, пожалуйста, эта мера насколько затрагивает ВТБ как таковой?

Андрей Костин: Я бы в деталях эту тему не обсуждал, но могу сказать, безусловно, здесь из двух зол выбирали меньшее. И российское правительство, и Центральный банк, которые являются главными акционерами Сберегательного банка и ВТБ, искали дополнительные меры защиты в связи с принятием нового американского закона. Конечно, потеря бизнеса всегда плоха, но государство таким образом пытается оградить нас от каких-то более серьезных санкций со стороны Соединенных Штатов возможных. В этом плане что тут обсуждать? Я думаю, что решение правильное и что будем действовать в соответствии с этими решениями. Мы рассчитываем, что компенсируем бизнес в других отраслях. Экономика наша развивается, кредитные портфели будут расти. У нас быстро растет ипотека, у нас быстро растет потребительское кредитование. У нас постепенно возвращается аппетит крупных компаний к заимствованию денег. Мы, я думаю, найдем, куда инвестировать, кого кредитовать. А наиболее сложными проблемами оборонного комплекса, которые затрагиваются санкциями, будет заниматься специальный банк. Я думаю, что это решение обоснованное.

Вообще, в ожидании 29-го числа — я на опыте собственного общения скажу — практически во всех крупных компаниях, где у меня есть знакомые, все к этому готовятся. Даже те, кто вроде бы сам в этот список точно не попадает, но зато, возможно, попадает кто-то из бизнес-партнеров. Люди пересматривают свои контракты, ищут других поставщиков. Скажем, предприятия ВПК, у которых есть не только оборонная, но и гражданская продукция, просто лишаются заказов, потому что боятся с ними контактировать. Как бы вы оценили общее состояние сейчас в ожидании? Может быть, российский бизнес несколько переоценивает степень угрозы? Все боятся вирусного эффекта.

Андрей Костин: Я вам честно скажу: я к этому отношусь спокойно. Я не жду 29-го или 30-го числа. Я не знаю, как это будет. Мы, безусловно, разработали комплекс мер совместно с Центральным банком, значит, совместно с нашими коллегами. У нас есть комплекс мер, который предусматривает разные ситуации, разные меры, которые могут принять Соединенные Штаты в наш адрес. В общем-то, у нас есть поведенческая модель по каждому из этих сценариев. Я бы сказал, что мы, конечно, не пересматриваем взаимоотношений с нашими партнерами, в том числе из частного бизнеса, которые могут тоже оказаться предметом санкций. Мы тоже прорабатывали разные сценарии поведения. Я думаю, что большинство клиентов тоже понимают, что надо делать. Я бы этим ограничивался. Санкций бояться — работать невозможно будет. Мы абсолютно спокойны. Мы уже почти четыре года живем под санкциями, мы к ним приноровились. Значит, если будут новые, будем в новых условиях выстраивать свой бизнес так, чтобы обеспечивать поступательное развитие нашей экономики.

Все-таки еще один вопрос на эту тему. У меня по опыту личного общения ощущение, что как раз этого списка и этого раунда в действительности не то чтобы боятся, а будто готовятся к нему. Он больше вызывает проблемы именно в силу своей неопределенности. Если первые раунды санкций были сначала личные, потом секторальные — понятно, про кого и в какой форме, то сейчас все боятся именно неопределенности, вирусного эффекта. Так сказать, под санкции попал твой дальний родственник, но ты можешь за рукопожатие с ним тоже попасть, поэтому лучше и руку не пожимать в бизнес-смысле, в смысле контракта.

Андрей Костин: Я такого не знаю. Это какие-то очень нервные люди, знаете. Смерти бояться тоже не стоит, так же и санкций. Но, если честно, мне, не постесняюсь этого слова, по фигу на самом деле личные санкции. Я к этому отношусь совершенно спокойно. Будут — значит, будут. Считаю их необоснованными ни в отношении меня, ни в отношении моей организации, потому что мы всегда вели честный, транспарентный, хороший бизнес. Наша практика везде понятна. Мы делаем все раскрытия необходимые, которые есть. И мы никогда ничего не нарушали, и американским властям нечего нам предъявить. Никаких обвинений в адрес нашей банковской практики «неправильной» у них нет. Значит, нас они пытаются наказать за то, что им не нравится, как ведет себя в том числе на международной арене наше правительство, наше руководство, наша страна. Значит, будем вместе со страной нести это бремя. Ничего тут для нас особого нет. Мы являемся частью нашей страны, частью нашего сообщества. И я думаю, что любые санкции, честно, только сплачивают нас.

Вы сказали, что, естественно, существуют разные сценарии возможных санкций и внутри прорабатываются варианты. Маленькая угадайка: есть ли среди этих вариантов сценарий отключения от системы SWIFT, например?

Андрей Костин: Если честно, я не вижу такой ситуации, в которой нас отключили бы от SWIFT, но я бы не хотел [угадывать], на то он и есть специальный план, чтобы не раскрывать его детали, потому что вас слушают, наверное, не только наши друзья.

Тогда последний вопрос из этой серии. Все ожидали некоего ослабления рубля в преддверии 29-го числа, потому что одна из возможных дальнейших мер — ограничение на покупку российского госдолга, который влияет на потоки капитала. Рубль у нас ужасно крепок в последнее время. Как бы вы прокомментировали этот факт? Только ли это связано с нефтью или с некой суммой факторов?

Андрей Костин: Я думаю, это сумма факторов. Это, безусловно, нефть и достаточно оптимистичные прогнозы в отношении цены на нефть на протяжении 2018 года. Но это также, наверное, связано и с тем, что у нас макроэкономические показатели очень неплохие: по инфляции, по нашему бюджету, платежному балансу и так далее. Поэтому я думаю, что эта совокупность факторов влияет на то, что рубль сегодня чувствует себя достаточно прочно. Хотя предсказывать движение валюты, сами знаете, самое неблагодарное дело. Но на сегодня ситуация так выглядит, что она достаточно стабилизирована и находится под контролем наших денежных властей.

Утвержден господин Джером Пауэлл главой Федеральной резервной системы США. В связи с этим событием каких можно ожидать движений на глобальных рынках?

Андрей Костин: Я думаю, рынки все-таки ожидают, что ФРС будет повышать ставку, и это даже, может быть, не связано непосредственно с личностью того или иного руководителя, а просто это связано с определенным периодом финансового цикла. Наверное, эти процессы будут дальше идти. А так мы посмотрим, надеемся, что все-таки какая-то стабильность, в том числе и в руководстве администрации, ну и не только администрации, но и других руководителей в Америке, будет более-менее постоянна. Не будет лихорадить все время, как видим на примере других членов команды Трампа. Я думаю, что назначение — для нас это, конечно, не такая важная новость, может быть, но в целом я бы так сказал: повышающая тенденция будет продолжена, скорее всего. А вообще, будет интересно, все в Давосе тоже хотят послушать Трампа, потому что в прошлом году тут был определенный шок, потому что Трамп — известный антиглобалист, сторонник протекционистской линии пришел к власти. И вот сейчас накануне своего приезда в Давос Трамп объявил о новых протекционистских мерах в отношении группы товаров импортных. Вопрос, конечно, что он привезет сюда, как он будет здесь говорить с европейским бизнесом, который, надо сказать, с большим подозрением относится к Трампу. Достаточно будет интересно, удастся ли ему в какой-то степени убедить в том, что его администрация готова к дальнейшему развитию свободной торговли, взаимоотношениям с Европой, с другими регионами.

Собственно, он ведь приедет с блестящими результатами на данный момент внутри американской экономики, и не только в плане роста фондового рынка...

Андрей Костин: Вы сами сказали — внутри. Американские компании не очень жалуются, если же мы говорим о европейском бизнесе….

Так приедет, можно сказать, победитель и будет диктовать условия. Репатриация капитала начала приобретать совершенно конкретные формы. Apple 1 трлн долларов вернет в Америку и 20 тысяч рабочих мест создаст в Калифорнии.

Андрей Костин: Еще раз: это говорит о том, что, в принципе, он реализует свою политику протекционистскую, и это приводит к позитивным сдвигам. Но мы еще не знаем ответа Китая, допустим, или других стран на те меры, которые он принял. Здесь много говорят о том, что да, Америка завозит солнечные батареи Китая, но Китай потребляет американскую [продукцию] или еще что-то. Если это будут ответные меры такого же плана, целый ряд отраслей промышленности Америки может сильно пострадать, это обоюдоострое оружие. И это еще непонятно, бабушка надвое сказала, что Америка выиграет, что она потеряет от такого рода политики.

Илья Копелевич

США. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > bfm.ru, 24 января 2018 > № 2471799 Андрей Костин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > premier.gov.ru, 17 февраля 2017 > № 2079510 Игорь Шувалов, Андрей Костин

Брифинг Игоря Шувалова и президента - председателя правления ОАО «Банк ВТБ» Андрея Костина по завершении заседания президиума Совета при Президенте Российской Федерации по стратегическому развитию и приоритетным проектам.

Из стенограммы:

И.Шувалов: На заседании президиума Совета при Президенте по стратегическому развитию и приоритетным проектам мы сегодня обсудили тему развития малого и среднего предпринимательства, особенно в части кредитования кредитными организациями Российской Федерации.

Ситуация в банковском секторе в 2016 году складывалась непросто, и первая половина минувшего года была отмечена тем, что кредитный портфель в пользу малых, особенно микропредприятий, сокращался. При этом банки с государственным участием, Сбербанк и ВТБ, говорят и дают нам данные о том, что средние предприятия стали больше получать кредитов и на рынке такие заёмщики ведут себя достаточно активно.

В отношении малых форм предпринимательства действительно были накоплены сложности. Сбербанку пришлось представить новый продукт, для того чтобы работать с такими заёмщиками, и во второй половине 2016 года ситуация изменилась. Сейчас кредитный портфель растёт, но, как отмечали выступающие, в общей методологии мы, конечно, рассматриваем портфель средних предпринимателей, малых и микропредприятий, не разделяя их. Мы должны сейчас в первую очередь сконцентрироваться на том, чтобы кредиты были более доступны для малых предпринимателей. Нас заботит микрофинансирование. Надеюсь, что при помощи банков с государственным участием и региональных банков, которые заинтересованы в малых предпринимателях, мы сможем в течение 2017 года добиться реального увеличения кредитного портфеля. Видим большой интерес со стороны региональных банков к этой форме работы с предпринимателями. При этом они запрашивают некоторые изменения, которые должно обеспечить Правительство. Что это за изменения? Гарантии, которые выдаёт корпорация по развитию малого и среднего предпринимательства, достаточно сложно реализовать. Сложилась практика, когда, корпорация, прежде чем выдать необходимое покрытие по такой гарантии, обращается в суд, для того чтобы суд принял решение, стоит ли рассматривать данный случай как гарантийный и направлять деньги в счёт невыполненного обязательства.

Сегодня мы подробно это обсудили и договорились, что порядок будет изменён. Либо мы проведём соответствующую работу со Счётной палатой и Генеральной прокуратурой, чтобы придать нормальный характер такой гарантии, чтобы она, безусловно, была реализована. Считаем, что мы должны в ближайшие недели такую работу наладить.

Мы обсудили, как работает так называемая программа по 6,5%. Это наша совместная программа с Банком России. Председатель банка подробно рассказала, какие проекты финансируются за счёт этой программы. Очень удачная программа, но в основном она носила антикризисный характер. Договорились, что Банк России будет мягко на рынке эту программу сворачивать, но без ущерба для кредитования в пользу малых и средних предпринимателей.

Был запрос на то, чтобы изменить норму Гражданского кодекса об институте факторинга, поскольку мы факторинг можем применять в настоящий момент, если использовались только тендерные процедуры. Но в большей части такие процедуры не используются, факторинг неприменим для того, чтобы заложить такие финансовые права. Мы считаем, что это упущение, и будем работать и с правовым сообществом, и с Министерством юстиции, чтобы сделать механизм реально работающим, когда компании являются участниками тендерных процедур по 44-му и 223-му законам, то есть это закупки у государственных агентов и компаний с государственным участием.

Кстати, таких закупок за прошлый год было в пользу субъектов малого предпринимательства около 1,5 трлн, то есть это большой ресурс.

И мы договорились, что на базе МСП Банка (он входит в корпорацию малого и среднего предпринимательства) будет создан специальный центр компетенций, который будет устанавливать определённую рамку, стандарты, и эти стандарты продвигать на рынки: как лучше работать с субъектами малого предпринимательства, по каким критериям предоставлять им кредит. Будем эту работу продвигать.

Также хочу сказать про один проект, который совсем недавно был реализован в Республике Татарстан. Это совместный проект Google и Сбербанка по обучению субъектов малого предпринимательства умению развивать свой бизнес. Мы в течение 2017 года будем эту работу проводить уже в максимальном количестве субъектов Российской Федерации. Надеюсь, что за два года сможем такие курсы провести по всей территории Российской Федерации.

Что касается других банков, которые захотят подключиться к этому проекту, – мы посмотрим, как это сделать. Очень интересная программа, несколько тысяч человек было в Республике Татарстан обучено. И это совершенно новый продукт: как ощущать себя на рынке конкурентным, в том числе как наилучшим способом получить кредитный ресурс для своего развития.

А.Костин: С IV квартала прошлого года наметилась позитивная тенденция в том, что касается кредитования малого и среднего бизнеса, это во-первых. Во-вторых, малый и средний бизнес по своей природе отличаются, поэтому по среднему бизнесу мы не видим больших проблем, во многом это будет зависеть от ситуации в целом в экономике, на рынке.

Что касается малого бизнеса, особенно микробизнеса, то требуются дополнительные меры. Сегодня они обсуждались. Те программы, которые Правительство осуществляет, серьёзно помогают банкам в развитии кредитования этой категории. Группа ВТБ наиболее активна в том, что касается работы по программе «Шесть с половиной». В прошлом году мы выдали кредитов порядка 30 млрд, использовали весь свой лимит. Программа действует, на наш взгляд, успешно, более чем в 10 регионах выдавались кредиты. Мы намерены дальше её продолжить, работая с фондом и банком малого и среднего предпринимательства. В целом могу отметить, что кредитные ставки, по крайней мере по группе предприятий малого и среднего бизнеса, снизились за последние годы в среднем на 3%. Сегодня по среднему бизнесу это 13%, по малому – 14,4%. Мы надеемся, что и дальнейшее снижение ключевой ставки Центрального банка, снижение рисков позволят и дальше снижать процентные ставки для этой категории заёмщиков.

Ещё одна из тем, которая обсуждалась на совещании у премьера, – это повышение транспарентности сделок и клиентов малого и среднего бизнеса. Можно даже подумать о создании некоего кредитного бюро либо другого способа обмена информацией, который помогал бы банкам лучше узнать своего клиента, лучше оценивать риски при выдаче таких кредитов. Такая работа тоже нуждается в своём развитии.

Гарантии – тема актуальная. Правительство готово содействовать тому, чтобы гарантии носили безусловный, безотзывный характер, что облегчит банкам работу в этой сфере.

Эти моменты в рамках сегодняшнего совещания касаются работы с малым и средним бизнесом. Ещё раз хотел бы подчеркнуть, что у этих категорий довольно разные проблемы. Средний бизнес намного устойчивее, ему намного легче получать кредитование, чем предприятиям малого.

Вопрос: Малый бизнес выступал за расширение программы, чтобы была большая доля кредитования малого и среднего бизнеса…

А.Костин: Мы тоже хотели бы расширения, но Центральный банк этого не хочет. Центральный банк вообще считает – особенно это касается крупных банков, таких как ВТБ, Сберегательный банк, что мы можем вполне выйти в рыночное поле здесь, а такая программа больше должна сконцентрироваться на работе небольших региональных банков. Но пока мы не видим каких-то изменений, конкретных планов по изменению существующего порядка. И вряд ли можно рассчитывать, допустим, такому банку, как ВТБ, на расширение этой программы в том, что касается наших лимитов, хотя мы готовы были бы это сделать.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > premier.gov.ru, 17 февраля 2017 > № 2079510 Игорь Шувалов, Андрей Костин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter