Всего новостей: 2525635, выбрано 2 за 0.014 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Мистюк Олег в отраслях: Приватизация, инвестициивсе
Мистюк Олег в отраслях: Приватизация, инвестициивсе
Украина > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > interfax.com.ua, 4 января 2018 > № 2455828 Олег Мистюк

Глава Киевского инвестагентства: В 2018 запланировано подписание соглашений объемом около $4 млрд на 3-5 лет

Эксклюзивное интервью генерального директора Киевского инвестиционного агентства Олега Мистюка агентству "Интерфакс-Украина"

- На прошлой неделе мы наблюдали борьбу Киева за возможность списания госдолга. Изначально было предложение списать 1 млрд грн в счет стоимости строительства Подольско-Воскресенского моста и 2,6 млрд грн - в счет строительства метро на Виноградарь. Минфин эти 2,6 млрд грн убрал из проекта госбюджета, но депутаты в бюджетном комитете их вернули и даже добавили 300 млн грн на замену освещения в городе.

- Мост нужен. Без него Трам-Трейн (месяцем ранее подписан Меморандум с МФК) останется не в полном формате, соединяя полупетлей Троещину с деловым центром города - через Дарницу и Батыеву Гору до Караваевых дач. С мостом Трам-Трейн стал бы полноценной кольцевой наземной веткой метро, а пассажиропоток вырос бы с 290 тыс. почти до миллиона в день. Это порядком бы разгрузило переполненные существующие ветки метрополитена, не говоря уже о дополнительном комфорте для автомобилистов, пересекающих реку. Но достраивать мост еще 10 лет скоростью $40 млн в год - непозволительная роскошь. Поэтому Кабмину, конечно, спасибо за возможность возобновить строительство моста против списания долга муниципалитета перед Минфином, но с нас никто не снимал задачи найти более быстрое решение вопроса завершения строительства. Особенно с учетом того, что к концу весны уже будет полноценное ТЭО Трам-Трейна, с которым уже можно обращаться к "Укрзализныци" за согласием на использование ее железнодорожных путей в Киеве, а затем - к кредитному комитету IFC за $160-200 млн (большая часть средств пойдет на закупку подвижного состава), проектировать и, наконец, начать реализовывать проект "в железе", хотя бы в виде (пока мост не построен полностью) полукольца.

Возвращаясь к достройке моста, на которую необходимо до $400 млн… Мэр Киева прилагает серьезные усилия, для того чтобы вовлечь Германию и немецких инвесторов в этот проект. Киевское инвестиционное агентство (КИА) тоже не спит. В 2016 году отрабатывали варианты совместить длительную рассрочку от турецких подрядчиков с возможным кредитом от ЕИБ. Но это требует дополнительной госгарантии, что является вопросом приоритетности проекта на уровне государства и МВФ. Там политика ориентирована на поддержку самоокупающихся проектов, коим мост сам по себе не является, если не вводить плату за проезд.

Поэтому КИА пришло к другой идее: совместить потребность достройки моста с другим проектом, одобренным распоряжением КГГА - строительством ультрасовременной энергостанции на основе CFB-технологии с химической очисткой, по самым жестким экологическим стандартам ЕС. С момента строительства ТЭЦ-5 и ТЭЦ-6 в 80-х Киев вырос в разы, многократно увеличилось потребление энергии, особенно в центре города, а инфраструктура изношена и неэффективна. Цель проекта - модернизировать ТЭЦ-6 на Троещине, добавить два блока мощностью 600 МВт, подвести тепло и электричество в центр города, соединить его с энергокольцом вокруг Киева. И все это можно сделать без копейки из городского бюджета, только за счет инвестора, который будет оператором этой новой современной инфраструктуры. Следующая задача - удержать, а по возможности снизить тариф на отопление, улучшить экологическую ситуацию за счет использования лучших мировых технологий теплогенерации. И вместе с тем завершить процесс деиндустриализации Подола, избавившись от ржавых корпусов и труб Станции теплоснабжения-2 в районе Рыбальского острова - сооружения постройки 30-х годов прошлого века - трижды исчерпавшей свой проектный ресурс. Кстати, в Лондоне из подобной энергофабрики получился очень популярный музей современного искусства!

Теперь, чтобы завести тепло от этой новой станции в центр через Днепр, нужны три трубы метрового диаметра, проходящие под мостом, например, Подольско-Воскресенским. То есть мост может быть предусловием. Финансовое моделирование объединенной сделки подтверждает: при тарифе 1200 грн за гигакалорию (на ТЭЦ5/6 сейчас порядка 1400 грн), на инвестора в энергостанцию можно возложить затраты по самостоятельной достройке моста в размере $300 млн за первые два года реализации проекта. Даже при этом инвестору остается вполне ощутимая норма доходности по всей сделке.

Единственный вопрос - кто даст на проект в Украине $1,5 млрд? Над этим сейчас и работаем, ведь системных игроков, способных осуществлять такие масштабные инфраструктурные проекты без госгарантии, вкладывая свои собственные средства, не так уж и много. Будем объединять усилия с офисом Национального инвестиционного совета при президенте Украины.

Как показывает опыт других стран, для появления инвесторов такого масштаба, притока средств в реальный сектор экономики и создания рабочих мест требуются консолидированные усилия всех ключевых лиц государства. В конце концов, давайте дадим себе ответ на вопрос: мы действительно хотим, чтобы в Украину пришли серьезные крупные зарубежные инвесторы?

- Какова позиция "Киевэнерго" как нынешнего оператора энергосистемы Киева? Им нужен приход такого конкурента - ведь эта новая станция будет частная?

- Договор "Киевэнерго" на управление городскими тепловыми сетями истекает 26 апреля 2018 года. После этого ТЭЦ5/6, теплосети с котельными и завод "Энергия" должны вернуться в управление города.

- Это означает, что Киев будет сам заниматься теплохозяйством или будет все же привлечена какая-то частная компания?

- Два года назад я говорил, что прежде чем приглашать инвесторов, нам необходимо убедить их, что Киев долгосрочно может быть надежным партнером. Это упирается в банальные вещи, на которые мы наткнулись еще в 2014 году, работая над этим вопросом с международными консультантами. Сначала вместе с ними, а уже с прошлого года за счет города мы профинансировали годовой отчет муниципалитета, сделанный по международным стандартам. Это еще пока не полноценный аудит, но уже консолидированный отчет, необходимый банкирам и инвесторам для понимания того, как ведет себя город. Без этого невозможно привлечь сотни миллионов долларов, которые требуется вложить в модернизацию теплового хозяйства Киева.

Публичная статистика говорит, что у Киева, наконец-то, с финансами все хорошо, позитивный остаток на казначейском счете, бюджет Киева - профицитный второй год подряд. И теперь международные финансовые организации (МФО) приходят к нам с предложением кредитовать городские проекты.

Но если речь идет о долгосрочных сделках - на 25 лет и более, какой является реновация теплоэнергетики Киева с инвестициями $200-300 млн и выше, то финансирующим банкам необходима полная уверенность в том, что все последующие решения по управлению инвестициями будет принимать квалифицированная команда, понятная этим банкирам. Поэтому изначальная модель, которую мы отрабатывали вместе с IFC и USAID в соответствии с подписанными меморандумом 2015 года, и по итогам всех due diligence и анализа различных сценариев в отношении активов "Киевэнерго", заканчивалась концессионным конкурсом. Предполагалось, что Нацкомиссия регулирования рынка электроэнергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ) к концу 2017 года должна была одобрить RAB-методологию для теплоснабжения, которая к тому времени была бы испробована на энергодистрибуции. Но вы сами знаете, в каком сейчас состоянии пребывает НКРЭКУ: со стимулирующим RAB-регулированием пока все осталось на уровне презентаций.

В результате RAB у нас нет, а соответственно, нет понимания прибыльности бизнеса теплоснабжения и теплогенерации для инвестора, что делает рассмотрение вопроса о рациональности инвестирования бессмысленным. Надеюсь, RAB-методология появится через год-полтора, если верить международным донорам - спонсорам проекта по ее разработке, и мы проведем концессионный конкурс через полтора-два года. Но их нужно как-то прожить, так как договор с "Киевэнерго" завершается 27 апреля текущего года.

Поэтому одно из решений, которое мы нащупали и хотим закрепить дополнением к меморандуму с международными партнерами, это сценарий, при котором город 27 апреля забирает на себя активы в теплохозяйстве, которыми сейчас управляет "Киевэнерго", или даже все "Киевэнерго" как компанию-лицензиата. Но забирает с четким с пониманием, что сразу же или в ближайшем будущем будет проведен конкурс по привлечению так называемого management contractor (MC) - операционной команды, которая управляет этим хозяйством на аутсорсе. Отбор этот будет вестись среди именитых европейских, а, может быть, еще азиатских или американских профильных компаний, которые обладают компетенцией в этой сфере. Фактически, это те же самые компании, которых мы активно звали в планируемую концессионную сделку, которую мы сейчас провести не можем не по своей вине. Так что объявим конкурс на MC, выберем лучшего, кто даст больше ноу-хау, сможет эффективно управлять этим хозяйством и получать за это плату.

Одним из критериев эффективности (KPI) будет не возрастание результирующего тарифа. RAB-методология означает некоторое поднятие тарифов за счет включения инвестнадбавки, которая позволит привлекать инвестиции и затем возвращать их за счет тарифа. Это не означает кардинального повышения, как в случае с "Роттердам+". По нашим с IFC расчетам, в случае вложения $300 млн в теплоснабжение Киева тариф мог бы вырасти всего лишь на 7%, что по сравнению с предыдущими подъемами тарифа на 40-60% не столь существенно. Это не такая большая плата за новые трубопроводы и кардинальное сокращение количество аварий.

С другой стороны, эти 7% -- пока виртуальное увеличение тарифа и могут быть компенсированы таким же 7%-ным уменьшением объемов потребляемого газа на ТЭЦ5/6 и сотнях районных котельных за счет этой модернизации. То есть де-факто нетто-эффект может быть нулевым, если эти $300 млн, которые МФО может профинансировать, будут рационально вложены квалифицированной командой. Поэтому и у нас, и у банкиров есть требование, чтобы управлением активов "Киевэнерго" занималась квалифицированная команда.

Повторюсь, банки готовы при условии "белой", проверенной в боях компании-управленца финансировать модернизацию, направленную на повышение энергоэффективности системы централизованного теплоснабжения Киева (между прочим, третьей по величине в мире!). Консультанты определили ее стоимость в $300 млн, "Киевэнерго" - до $600 млн, а в самых ярких инженерных мечтах - до $1 млрд. Стоимость упирается в повышение тарифа: при $300 млн мы вышли на 7%.

- А какова позиция ДТЭК: готовы они отдавать все или только часть? "Киевэнерго" ведь уже объявило о делении на две компании.

- Нынешнее деление - это выполнение требования Третьего энергопакета, и они должны были приступить к этому давно. До 27 апреля, наверное, успеют. Часть электродистрибуции, для которой будет применяться RAB-методология, находится в собственности ДТЭК, и город не имеет к ней отношения.

Электродистрибуции у нас нет, за исключением небольшой части, которую мы планируем продать через инвестконкурс, с привлечением правильных оценщиков, о чем мы начали переговоры с Фондом государственного имущества Украины.

Но отсутствие у города собственной электродистрибуции не несет большой угрозы, так как мы можем брать электричество из кольца, которое идет вокруг города, если сможем сделать проект новой CFB станции. Первая часть проекта - это провести 18 км кабеля на 330 кВ в центр города и поставить в районе Петровки подстанцию, таким образом, обеспечив канал подключения Киева к "кольцу". То есть, появится альтернатива сетям ДТЭКа. К тому же частная элеткродистрибуционная сетка является монополией и четко регулируется НКРЭКУ в части тарифов.

Что касается теплоснабжения, то от решения этой проблемы город так абстрагироваться не может. Эта часть была и есть городской, вернется обратно к нам, и нам нужно принимать решение в ближайшее время. Но при этом, честно говоря, самостоятельно вложить в модернизацию 2-3 млрд грн в следующем году из городского бюджета, без поддержки международных финансовых институтов, мы вряд ли сможем. Таких свободных денег у города просто нет. Поэтому с учетом наличия возможного длинного долгосрочного инфраструктурного финансирования со стороны МФО (которое может прийти вместе с существенной донорской невозвратной помощью из экологических фондов Евросоюза, одним из распорядителей которых выступает ЕБРР, или соответствующих американских и других глобальных фондов охраны окружающей среды), мы создадим максимально либеральные, лояльные и выгодные для города условия прихода такого финансирования.

- Концессионный конкурс будет уже после выборов мэра - в 2019-2020 году?

- В микросценарии хотя бы НКРЭКУ должно заработать. Пока именно это тормозит работу над концессионным тендером. Без этого нам нечего будет предложить участникам конкурса.

- Эксперты и консалтинговые компании утверждают, что инфраструктурные объекты могут стать драйверами развития коммерческой недвижимости в Украине в ближайшие годы. Какую работу ведет КИА по освоению транспортных узлов в качестве площадок для строительства торговых объектов?

- В декабре мы вынесли на инвесткомиссию разработку предпроектных предложений с конкретными локациями и техническими просчетами для коммерческой недвижимости, которая может находиться в пределах или рядом с будущими тремя-четырьмя станциями метро на Виноградарь. "Киевское инвестиционное агентство" занималось тем, чтобы часть бюджета на эти станции возложить на плечи будущего инвестора. Каждая из четырех планируемых станций анализировалась метрополитеном, но при этом мы синхронизировали, каким образом частники не будут мешать, а будут помогать в этом проекте и возьмут на себя часть затрат. Это же касается Львовской Брамы - пытаемся развязать проблему с предыдущим инвестором, который не выполнил своих обязательств, но какие-то деньги в бюджет уплатил. Видя возобновление интереса к транспортно-коммерческим проектам, разогреваем интерес среди институциональных инвесторов, в основном из стран ЕС.

- Какие перспективы строительства четвертой ветки метро в ближайшие годы?

- Если мы говорим о проекте, в котором есть частный инвестор, то есть государственно-частное партнерство, или концессия, то один проект может готовиться 1,5 года. К тому же покупательная способность населения пока еще не настолько высокая и добраться до уровня стоимости билета, как, к примеру, в Варшаве - $1, мы не можем. Поэтому с точки зрения инвестиционной привлекательности к четвертой ветке пока есть вопросы.

- Почему тогда ведутся переговоры с китайцами о финансировании новой линии метро?

- Смотрите, Трам-Трейн - это, по сути, кольцевая ветка, которая подбирает пассажиров, выезжая на трамвайные пути дальних районов Троещины. Кольцо не может заменить радиальную отдельную ветку метро полностью, верно? В данном случае, мы говорим о радиалке от Жулян до Троещины. С точки зрения урбанистики Киев фактически везде по периферии ограничен смежными поселками и, по разным причинам, расширяться не хочет или не будет. Поэтому одно из немногих направлений, где возможно расширение, - это Троещина. Но у нее транспортная проблема. В Киеве достаточно большой приток населения и нагрузка на инфраструктуру, в том числе транспортную, серьезная. Поэтому город пытается балансировать между скоростью и ростом жилой застройки и ремонтом хотя бы существующей инфраструктуры. Мы понимаем, что нужно дать хотя бы два новых вида транспорта, но они должны быть самоокупаемыми. Даже если предположим, что стоимость проезда будет 10 грн, то умножив на потенциальных 300 тыс. пассажиров на новой ветке метро за 20 лет получим выручку (без учета затрат) меньшей, чем минимальные затраты на строительство этой ветки. С точки зрения экономики проект будет убыточный.

- То есть, в проекте с китайцами платить будет только город Киев?

- Если он состоится, да. Частично это ляжет на плечи горожан, которые будут пользоваться этим видом транспорта. Но надо посмотреть, а потянет ли бюджет, или может госбюджет присоединится к этому инфраструктурному проекту, который даст приток инвестиций в экономику почти $2 млрд? Украине нужно разогнаться на пару-тройку миллиардов желательно самоокупающихся проектов, чтобы увидеть эффект на всеукраинском ВВП. В настоящее время это могут сделать немногие учреждения - госбанки, муниципалитеты, крупнейшие госкомпании.

- В таком случае будет смысл в строительстве индустриального парка "Киевская бизнес-гавань"?

- Именно. Мы проконсультировались не только с голландцами, не только с корейцами, но даже с гаитянами. В Гаити за средства инвесторов построен один из самых инновационных технопарков стоимостью $2 млрд. Когда они узнали, что мы на Троещине на 270 га хотим строить, они выразили огромную заинтересованность. Они нам посоветовали разместить индустриальную зону максимально близко к теплостанции, которая вырабатывает пар. Большое количество новых индустрий, легкая промышленность, производство пластика и обуви используют не электричество, а именно пар. Поэтому я сейчас пытаюсь максимально отработать с корейским "Эксимбанком" возможность совместно с ЕБРР профинансировать участие в этом проекте одного из потенциальных инвесторов - Posco Daewoo. Одновременно повторно просим корейское правительство профинансировать наш бизнес-план.

- Какие перспективы увидеть в ближайшее время в столице качественную трансформацию промышленных зон, к примеру, какова судьба Телички?

- Если город в стране с развитой экономикой видит спрос от глобального инвестора, способного оперировать суммами по $1 млрд в год, он должен оперативно найти ресурсы для того, чтобы за 1-3 года выкупить и вернуть в коммунальную собственность земельный участок, изучить, как объект вписывается в урбанистику, провести коммуникации, и тогда предложить сделку такому инвестору. На Теличке находится 14 арендаторов, собрать их в одну сделку достаточно тяжело.

По украинскому законодательству вся процедура по принудительному выкупу территории занимает три года. Тем не менее, за 2017 год два инвестора обозначенного масштаба проявили интерес к тому, чтобы сделать новый район в Киеве, и намерены заняться этим в 2018 году. На Теличке есть замороженная станция метро и практически каждый с 14 арендаторов земли нашел, куда переехать, включая даже "Ковальскую". Они уже готовы к переезду, но де-факто он еще не произошел.

- Вы уже говорили, что в Киеве наметился дефицит офисной недвижимости. Как вы видите восстановление этого сектора рынка?

- Город владеет большими площадями: у нас 10,5 млн кв. м недвижимости, половина из которых - больницы, школы и садики, которые никуда не денутся - но примерно 1-2 млн кв. м - потенциально освобождаемые площади.

В прошлом месяце на голосование Киевсовета планировалось вынести одобрение проекта "Єдиної будівлі": сделки по приобретению здания бизнес-центра "Виктори Тауэрс" на Воздухофлотском проспекте (27 этажей, две башни). Сейчас владельцем является выходец из "КДД Групп", проект полностью закредитован государственным Укрэксимбанком. Переезд в это здание позволит консолидировать муниципалитет и освободить центральную часть города от бюрократов с возможным перепрофилированием коммунальных помещений в офисы, в том числе для стартапов, айтишников, малого и среднего бизнеса. Мы вышли на финальную точку в переговорах с собственником и банком по коммерческим условиям относительно финансирования достройки здания. Нам не хватает только решения Киевсовета, которое позволит подписать контракт на $370 млн. В результате этого будет осуществлен вывод 26 департаментов КГГА из центра города, чтобы продать, реконструировать или просто сдать в аренду порядка 160 тыс. кв. м муниципальной недвижимости в условиях растущего спроса на офисную недвижимость в центре Киева. Мы получили предварительное согласие Минфина, что он будет закладывать в бюджет министерств соответствующую статью, позволяющую им арендовать офисы там, где они сочтут нужным. Мы, со своей стороны, сделаем дисконт в нашем новом здании. Уже есть предварительная коммуникация с несколькими министерствами, что они предпочли бы сидеть в бизнес-центре класса А и эффективно взаимодействовать между собой. Общая площадь нового здания составляет 260 тыс. кв. м, арендная - 179 тыс. кв. м. Муниципалитету хватает 40 тыс. кв. м. Город является одним из лучших заемщиков, Укрэксимбанк очень заинтересован в таком сценарии решения проблемы недостроя. Ведь город не только подберет под себя объект, но и решит вопрос с наполняемостью.

- Какова судьба ТРЦ "Республика" в Киеве?

- Как мне сказали в Фонде гарантирования вкладов, есть большие шансы, что сделку по продаже ТРЦ "Республика" подпишут в начале этого года. Фонд в два или три раза снизил начальную цену - до $67-70 млн, что уже достаточно привлекательно для инвестора, готового выкупить за эти деньги, а после вложить еще сотню миллионов долларов в достройку, согласно проекту.

- Какие еще есть интересные проекты, за которые вы готовы взяться?

- Любое ТЭО по индустриальному или инфраструктурному проекту должно иметь мультисценарный анализ. Даже в случае "Єдиної будівлі" мы анализировали три варианта: свежая постройка, репрофайл Телички и здания "Нафтогаза" на Левом берегу.

Мы, кстати, пытаемся работать с "Нафтогазом" по продаже этого непрофильного актива. Не уверен, что у "Нафтогаза" достройка этого здания может быть стратегической задачей в нынешних условиях. Ищем инвестора, который осилит проект: пусть там будет гостиница или что-то другое.

- Видите ли вы заинтересованность со стороны инвесторов в рекреационных проектах Киева?

- В июле 2017 года мы заключили сделку с компанией "А Скай" на $17 млн по строительству мультифункциональной спортивной арены напротив ТРЦ Sky Mall. Функционал здания четко прописан для проведения спортивных соревнований, оно также может использоваться как недостающий Киеву концертный зал.

Планируем презентовать инвестконкурс по строительству канатной дороги с Почтовой площади через Днепр на Труханов остров, стоимостью $21-22 млн. И затем - проект на семь пересадочных станций через Березняки на Русановку. Это позволит горожанам быстро доехать с Русановки или Березняков до Европейской площади. Я подключил к анализу этой сделки один из украинских госбанков, а также мы собираемся попросить IFC рассмотреть, насколько востребован этот проект как транспортной инструмент.

- Расскажите, как обстоит ситуация со строительством сети WiFi компанией Mosquito Mobile в киевском метрополитене? Говорят, собственник компании Александр Адарич прекратил финансирование проекта.

- Да, сделка должна быть пересмотрена и, возможно, даже расторгнута. За последний год Mosquito перестал заниматься расширением из-за финансовых проблем. Александр Адарич рефинансировал за счет своих собственных денег все задолженности проектной компании Mosquito Mobile перед Фидобанком, полностью очистил компанию от банковских долгов, но $5 млн для завершения проекта у него не было. Эту сделку просмотрели с четырьмя инвесторами из Швейцарии, Украины и США, но перепродать ее было непросто.

- А нужен ли WiFi, если уже есть 3G, а скоро будет и 4G-интернет?

- Мы консультировались с операторами на начальных стадиях проекта. По их неформальному утверждению, 3G в закрытых помещениях не работает. 4G может иметь такую же ширину канала, как у WiFi, но посмотрим, чем закончатся аукционы на 4G частоты, которые запланировала НКРСИ на этот год.

Я надеюсь, что на следующую инвесткомиссию придет Mosquito Mobile с подписанным обязывающим соглашением с тем из четырех инвесторов, кто вышел в финал. Стимулирую его завершить проект как можно скорее, но у города, честно говоря, за год терпение уже исчерпано и есть желание самостоятельно закончить проект. Это желание связана с растущей необходимостью развития проекта "Смарт-сити". Если говорить о станциях метрополитена, то это камеры наблюдения. Можно критиковать наш "Смарт-сити", но статистика показывает, что там, где есть камеры, краж немного меньше. У нас в рамках проекта WiFi в метрополитене было условие для инвестора, чтобы он поставил камеры с распознаванием лица. Город постепенно своими камерами приближается к метрополитену, которые инвестор должен был поставить за свой счет.

- На какую общую сумму сделок вы планируете выйти по результатам 2017 года?

- Мы фиксируем более 700 млн грн подписанных сделок, в которых частный инвестор заменил бюджетное ассигнование. Но реально объем инвестиций выше. К примеру, мы заложили уровень инвестиций в строительство больницы 170 млн грн, а де-факто инвестор вложит 1 млрд грн, потому что оборудование стоит гораздо дороже. Поэтому наши сухие формальные 700 млн грн - это далеко за 1,5 млрд грн, которые придут в новые объекты инфраструктуры.

- Каковы планы по инвестициям на следующий год?

- В 2018 году запланировано подписание нескольких десятков соглашений как в сфере недвижимости, так и по системным инфраструктурным проектам, общий объем финансирования которых составит около $4 млрд. Проекты рассчитаны на 3-5 лет.

- Говорят, в КГГА изучается возможность внедрения системы "деньги ходят за ребенком". Может ли она стимулировать приток инвестиций в строительство детских образовательных учреждений?

- Перспективное направление, в котором были сделки в 2017 году, -- это образование: на рынке есть около 50 инвесторов, обозначивших свой интерес в проектах образования в Киеве.

Мы рассматриваем возможность внедрения системы ваучеров. Дело в том, что сейчас только в центральных районах Киева существует спрос, позволяющий инвесторам создать частную школу, тогда как в других районах найти инвестора на строительство школ очень сложно. Школы нужно субсидировать. Мы подсчитали, что затраты на одного ученика составляют около 12 тыс. грн в год. Если частники построят за свои деньги большую школу на 1000 детей, а муниципалитет следующие 15-10 лет будет выделять по 12 млн грн субсидий на бесплатное их обучение, то это существенно расширит круг потенциальных инвесторов. Если у нас будет ваучер, когда "деньги ходят за детьми", мы это сделаем. В городе осталось не так уже много площадок для строительства школ, мы параллельно ищем частных инвесторов и строим школы своими силами.

- Какие достижения КИА за последние три года, которые могут ощутить киевляне?

- За три последних года мы заключили 26 инвестиционных соглашений, в подавляющем большинстве которых частный инвестор взял на себя бюджетные расходы по инфраструктурным объектам столицы. Например, в результате привлеченных инвестиций на строительство нового медицинского центра на безе городской больницы №14 киевляне получат не только современную больницу, - медцентр также обеспечит работой более 450 специалистов, а на лечение будут приезжать даже иностранцы.

- Этот и следующий год прогнозируются достаточно сложными для Украины как в геополитическом измерении, так и с учетом будущих выборов. Как может повлиять политическая конъюнктура на деятельность КИА?

- Местное самоуправление должно быть отделено от политических процессов и ориентироваться исключительно на те достижения, которые полезны для территориальной общины, для горожан.

В последние три года "Киевское инвестиционное агентство" не ориентировалось на политическую конъюнктуру. Мы смогли выстроить системную коммуникацию со всеми без исключения фракциями, представленными в Киевсовете, потому что аргументировали не политической целесообразностью, а мотивировали исключительно экономическими фактами и целесообразностью реализации проектов, которые стоят над политикой и настоящими вызовами, и несут стратегический и необходимый для города характер.

Такая равноудаленность от всех фракций послужила залогом того, что мы продолжаем успешно работать, ведь мы знаем, что инвестиционным банкирам перестают доверять, как только они начинают поддерживать хоть какую-то из политических сил. Поэтому банкиры должны находиться вне политики. Собственно, такое понимание было у мэра Виталия Кличко, когда он пригласил меня возглавить "Киевское инвестиционное агентство".

Украина > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > interfax.com.ua, 4 января 2018 > № 2455828 Олег Мистюк


Украина > Приватизация, инвестиции > interfax.com.ua, 18 ноября 2014 > № 1251750 Олег Мистюк

Глобальные инфраструктурные проекты войдут в стадию реализации в 2016-2017 гг. – Мистюк гендиректор КИА

Эксклюзивное интервью генерального директора Киевского инвестиционного агентства Олега Мистюка агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Что побудило вас попробовать себя в качестве директора Киевского инвестиционного агентства?

Ответ: Очень интенсивный процесс интервью, который мне устроили "топы" муниципалитета в конце июля – начале августа. Это люди, не имевшие прежде отношения к госсектору, и желающие перенести туда свой успешный опыт из частного сектора, технократы в хорошем смысле этого слова, как и я сам. Помимо свойственного многим из нас сильного гражданского побуждения прислужиться процессу реформ, это, наверное, стало основной причиной того, почему мне показалась интересной эта работа, почему я решил помочь муниципалитету в совершенствовании инвестиционной функции, - области, которая мне, как финансисту с 20-летним стажем и бостонским МБА в корпоративных финансах, близка по духу.

То, как глава КГГА и его первый заместитель сформулировали идеологию инвестагентства, для меня не было чем-то абсолютно новым. Вовлечение "профи" из банковского и частного сектора в создание выделенного фронт-офиса муниципалитета для эффективной работы с инвесторами и международными финансовыми организациями, идея "профессионального правительства", способного бороться с бюрократией, витала в воздухе, но реальное желание ее реализовывать на практике для меня стало откровением.

Вопрос: Инвестагентство уже существовало в структуре КГГА. В чем отличие нового подхода?

Ответ: Чтобы разрубить узел проблем в отношениях потенциального инвестора и муниципалитета, нужно было сделать некий интерфейс, который бы, с одной стороны, иммунизировал от бюрократической инертности и сопротивления публичного сектора, а с другой - был бы проактивен, понятен и мыслил бы теми же категориями, что и приватный сектор, сами инвесторы. Задача была простая: сделать внутреннее подразделение, состоящее из профессионалов в разных сферах, создать команду людей с релевантным опытом, которые думают в формате глобальных стандартов, принятых в международных финансовых организациях (МФО), ежедневно занимающихся реализаций подобных проектов. Заботясь о возвращении в Киев международного капитала, мы, тем не менее, считаем важным не растерять местных инвесторов, снять их нервозность по поводу частой смены власти, дать понять, что правила игры раз и навсегда меняются в сторону прозрачности и открытости.

Сейчас мы находимся в процессе формирования структуры, команды, модели работы. Думаю, к началу следующего года мы примем уже какой-то оформившийся вид.

Вопрос: Какие изменения уже может ощутить инвестор?

Ответ: Первая вещь, которая была неудобна для инвестора, - это очень длительный срок, разделяющий инвестиционную инициативу и момент подписания инвестдоговора с муниципалитетом (от 500 дней). Это период согласования, рассмотрения различными коллегиальными органами, выходы на инвесткомиссии, Киевсовет. Сформированная в КГГА в 2007 году процедура инвестпроцесса служила щитом для госслужащих, а не способствовала развитию инвестиций. Это первое, на что мы обратили внимание и попытались оптимизировать при участии компаний-консультантов "большой четверки", взяв за основу лучший опыт других стран и муниципалитетов как Европы, так и США. В расчет брались модели Брюсселя, Чикаго Варшавы и Грузии. Переработали процедуру – получилось ужаться в срок до 90 дней, можно даже говорить о 80 днях от момента поступления инвестпредложения в муниципалитет до момента подписания договора с инвестором.

Вопрос: Были ужаты сроки согласования проекта или сокращено количество процедур?

Ответ: Сократилось количество дней, отводимое различным департаментам на согласование документации, где возможно - "распараллелили" процесс. Уменьшение срока также стало возможным за счет предварительной обработки стратегически важных направлений и проектов. Предполагаем, что в новом формате инвестиционной процедуры мы априори будем знать приоритизацию тех вещей, которые мы хотим делать. Консультанты мирового уровня увидели, как это выглядит сейчас, пояснили свое видение коллегиальных органов, экспертных советов и пр., которое могло бы задать нам определенные критерии, в пределах которых процесс заключения сделки будет проходить гораздо быстрее.

Вопрос: Как теперь будет происходить взаимодействие с инвесторами?

Ответ: Руководство муниципалитета считает самым главным создание института проектных менеджеров. К каждому акцептованному проекту прикрепляется лидер, который занимается им с первого дня до момента подписания инвестдоговора, "протягивает" через все процедуры согласования, занимается созданием предпроектной документации, разработкой технической и финансовой модели, юридических условий договора с потенциальным инвестором и пр. То есть, у каждой потенциальной инвестсделки существует куратор, обязанный детальнейшим образом продумать и "запакетировать" возможную сделку загодя, поставив себя на место частного инвестора, и апогеем его работы будет успешная продажа сделки на инвестконкурсе.

Вопрос: А в чем же состоит роль самого инвестора?

Ответ: Хороший вопрос. Выступить с инвестидей может не только частный инвестор, но и райгосадминистрация, любое коммунальное предприятие, даже соответствующий департамент КГГА или центрального правительства. Также МФО, у которых под нее подготовлено финансирование по своим ранее одобренным программам. Никто не гарантирует инициатору, кем бы он ни был, победу в нашем открытом, прозрачном и конкурентном инвестконкурсе. Для этого ему нужно будет предложить максимально выгодные условия. Именно этим мы гарантируем достижение максимальной выгоды для киевлян, что кардинально отличается от предыдущей модели инвестагентства, когда вся инвестпроцедура разрабатывалась так, чтобы удовлетворить запросы зашедшего в нужные кабинеты инвестора.

Вопрос: Что принципиально нового появилось в инвестагентстве?

Ответ: Классическим примером эффективной инвестиционной функции муниципалитетов за пределами Украины являются инвестагентства, у которых налажены коммуникации не только с инвесторами, но и с общественностью, позволяющие принять во внимание пожелания жителей города, квалифицированный совет от бизнес-общественности, воспользоваться опытом других муниципалитетов. Мы сейчас "нянчим" идею создания при мэрии некого бюро улучшения бизнес-климата - органа, в который будут входить общепризнанные лидеры гражданского мнения, возможно, какие-то финансовые светила, руководители консалтинговых лидеров рынка, экс-мэры других городов, которые могут поделиться своим опытом с киевским муниципалитетом. Это должен быть принципиально независимый орган, рупор критики со стороны бизнеса, и надежный советчик руководителей муниципалитета и инвестагентства по структуре и логике инвестсделок, в т.ч. в формате государственно-частного партнерства, некий надзорный орган, призванный контролировать непредвзятость и честность нашей работы. На уровне центрального правительства сейчас формируется офис омбудсмена, при активной поддержке этой идеи ЕБРР. В нашем случае на уровне муниципалитета мы находимся на окончательной стадии проработки идеи экспертного совета, совместно с экспертами USAID, UNOPS (United Nations Office for Project Services), одной из компаний "большой четверки", одним из лидеров международной рекрутинговой индустрии, выстраивающим процесс прозрачного набора кандидатов. В ближайшее время результат этой работы будет представлен на утверждение руководству города и мэру.

Вопрос: Уже есть какие-то результаты таких преобразований? Инвесторы начали активнее интересоваться сотрудничеством с КИА?

Ответ: Абсолютно. Естественно, есть небольшой процент инвесторов, которые привыкли работать в старом формате и не до конца понимают, как работает новый прозрачный конкурентный формат. Но в большинстве своем даже те, кто работал на украинском рынке, особенно в проектах недвижимости, получив уверенность, что теперь все будет в прозрачном и честном формате, начали проявлять интерес с завидной интенсивностью. Рынок истосковался по новым, не "схемным" возможностям. Я думаю, то, что мы делаем, поможет восстановлению всего украинского рынка. Тем более что работа с муниципалитетом для многих инвесторов представляется более интересной, чем просто инвестиции в государственные облигации внутреннего займа либо рисковые сделки с другими участниками приватного сектора.

Вопрос: Почему?

Ответ: В данном случае парасуверенный статус и массивность муниципалитета, его роль законодателя на местном уровне является как раз подспорьем для инвестора, который видит в нас более надежного контр-партнера. Если город принимает решение, что данная модель кооперации с частным сектором является приоритетной, то добрая воля муниципалитета и правильно структурированные сделки предполагают, что инвестор будет находиться под неким протекторатом. Город политически не заинтересован в критике, но хочет, чтобы инвестор тоже действовал честно. Эффективность частного сектора - та вещь, которая недоступна публичному сектору. Публичный сектор не может быть эффективным собственником и оператором. Идентификация вещей, которые можно вынести на аутсорс в частный сектор, является одной из задач инвестагентства. А инвестору это интересно потому, что существуют четкие правила, они определены инвестиционным договором, в котором второй стороной является парасуверен, слово которого чего-то стоит и сотрудничество с которым отличается от работы инвестора с частным сектором, подверженного, помимо суверенного риска, рыночной волатильности. Тем паче, речь зачастую идет о сложных инфраструктурных проектах.

Вопрос: С чем к вам чаще всего приходят потенциальные участники проекта?

Ответ: Приходят по большей части с идеями. Те, у кого есть финансовый ресурс, не приходят, потому что мы до них быстрее "добегаем". Думаю, в ближайшее время мы сможем разбудить тот класс инвесторов, с которым хотел бы работать муниципалитет. Энергосбережение нас очень интересует, недвижимость и, как ни странно, больше всего транспортная инфраструктура. Ну и, наверное, достаточно вменяемый поток предложений приходится на долю МФО, которые видят это в своих программах развития Киева.

Вопрос: На какую материальную, и не только, поддержку может рассчитывать инвестор решивший реализовать инвестпроект при помощи КИА?

Ответ: В других странах есть случаи, когда город выступает соинвестром в каких-то сделках. Возможно, когда улучшится экономическая ситуация в городе, найдутся свободные под инновации, тогда, конечно, инвестору будет интересно, чтобы город предоставлял определенный базовый капитал. Зачастую по многим кредитам, предоставляемым финансовыми организациями, выдвигаются требования к городу инвестировать 10-25% своих денег, чтобы претендовать на левередж со стороны МФО. К сожалению, финансовая ситуация не позволяет городу активно рассматривать соинвестирование в сделку. Поэтому задачей КИА является первоочередная идентификация тех сделок, в которых инвестор будет заинтересован без прямого участия города. Город располагает не финансовым ресурсом, город располагает ресурсом в сфере земли, недвижимости, платежеспособного спроса населения. Это те вещи, которые город может предложить в качестве своей инвестиции в сделку.

Вопрос: А вы сможете содействовать инвестору в получении дешевых денег?

Ответ: Не только сможем, но и уже оказываем в некоторых случаях. Когда муниципалитет не видит смысла самому выступать инвестором, увеличивая свою долговую (валютную) нагрузку, но есть заинтересованность в реализации каких-то проектов, мы практически сводим заинтересованного частного инвестора с теми IFI (International financial institutions – международные финансовые институты - ИФ), которые уже работают с городом, в надежде, что они смогут предоставить дополнительное финансирование. В одной из текущих сделок мы пытаемся "поженить" одну мировую корпорацию и один IFI для реализации проекта, который нужен городу, сделает его красивее и безопаснее. Подробности позже.

Вопрос: Скольких инвесторов вам удалось привлечь после преобразования КИА?

Ответ: Давайте вернемся к тому, что инвестиционный процесс после преобразования должен занимать 90 дней. Переформатирование КИА начато в августе, то есть мы как раз подходим к моменту, когда подготовленные нами сделки начинают распространяться и продаваться среди инвесторов. Мы надеемся, что к концу ноября у нас закроются сделки, предложенные еще предыдущими инвесткомиссиями, и мы сможем назвать реальных инвесторов, вошедших в сделку. Одна из сделок, которая уже успешно закрылась с участием инвестора, пришедшего из финсектора, - это бесплатный Wi-Fi в метро для всех горожан, сервис, успешных аналогов которого немного во всем мире. Когда я рассказал об этом инвестконкурсе USAID, о том, что в скором будущем киевляне смогут во время проезда в метро пользоваться бесплатным интернетом, их первая реакция была: "А вы не можете этого инвестора к нам в Вашингтон отправить? Мы тоже хотим!"

Вопрос: Что в настоящее время больше всего интересует инвесторов? На что есть спрос?

Ответ: Отложенный спрос на недвижимость, - не в плане ритейла, а в плане, чтобы начинать сейчас что-то делать в Украине, - существовал достаточный период времени. Мешали выборы, перевыборы, ожидания выплат/невыплат по евробондам. Но я надеюсь, что на предварительно отобранные сделки, которые сейчас подаются на рынок, найдутся не только локальные, но и иностранные инвесторы.

Вопрос: В настоящее время вы ведете переговоры с зарубежными инвесторами?

Ответ: Да, очень активно. Но если в целом, то мое личное мнение - сейчас для Украины, особенно в сфере инфраструктурных и других крупных проектов, очень важна вовлеченность IFI, зарубежных инвесторов, потому что они располагают теми ресурсами, которые могли бы пойти на удовлетворение нужд самой Украины и муниципалитета в частности. Мы говорим и об энергосбережении, и о социальных проектах, ну и, естественно, о строительстве нового жилья, детсадов. Здесь мы хотели бы видеть возможность конвергенции с предложениями муниципалитета как соинвестора и спрос со стороны частных операторов - тех же детсадов, которые хотели бы сделать что-то, развить свой бизнес, но не могли этого сделать из-за нежелания муниципалитета заниматься такими мелкими вопросами в предыдущие периоды. Мы надеемся на определенный спрос, и увидим результаты уже в ближайшее время.

Вопрос: Вы можете назвать этих зарубежных инвесторов?

Ответ: У нас в сфере альтернативной энергетики и энергосбережения есть заинтересованные компании из Прибалтики, Польши, Голландии. В сфере недвижимости есть интерес со стороны стран Восточной Европы, думаю, что будет и со стороны украинских инвесторов. В сфере управления отходами – Австрия, Германия, Израиль, в отношении эффективности водоснабжения также есть интерес со стороны Израиля и одной из стран Западной Европы. Плюс у нас есть очень серьезная поддержка со стороны глобальных МФО.

Вопрос: Сколько проектов реконструкции/строительства детских садов предлагает инвестагентство?

Ответ: Что было сделано руководством муниципалитета за эти три месяца? Они попросили КИА сделать полноформатный аудит муниципальной собственности. Это касается и земли, и тех 11,5 млн кв. м, которые находятся в собственности муниципалитета. Соответственно, КИА запросило информацию от 300 муниципальных предприятий, по итогам рассмотрения которой отобрало порядка 36 потенциально возможных для реализации проектов детсадов. То есть это те земельные участки, которые были отведены под детсады, на которых инвесторы должны были их построить, но этого не случилось. Из этих 36 два уже были вынесены на инвестконкурс. Еще шесть в течение месяца, даже до конца года, будут выброшены на рынок в формате инвестконкурса. Полагаю, в течение первого квартала 2015 года к ним добавятся еще 15-20.

Сейчас в Киеве порядка 60 операторов частных детских садов. КИА провело переговоры со всеми этими операторами и большинство из них готово к инвестициям и расширению. Там как украинские операторы, так и зарубежные.

Идея муниципалитета проста: у нас большие очереди детей, которые не могут попасть в государственные садики, и если дать возможность приватному сектору построить хотя бы пару десятков садиков на основе частного предпринимательства, то есть надежда, что часть родителей переведет детей в частные детсады, освободив тем самым места в государственных. Строительству детсада с нуля отдается приоритет. В некоторых случаях речь идет о существующих детсадах, требующих реновации или достройки. Необходимо находить баланс в вопросе соотношения количества частных и государственных групп в таких детсадах – полностью частные, 50/50 либо 10% государственных групп. То есть в каждом случае мы пытаемся найти золотую середину для рынка, в зависимости от локации и неудовлетворенного спроса. В некоторых случаях нужно идентифицировать садики, которые использовались не по назначению и которым можно при небольших инвестициях вернуть первоначальный функционал.

Вопрос: Сколько выявлено таких детских садов?

Ответ: Сейчас мы уже идентифицировали около 10 таких потенциальных детсадов. Другое дело, что требуется время для проведения технической экспертизы, чтобы разобраться в возможности использования таких зданий в качестве детских садов. Нужна санитарно-эпидемиологическая экспертиза, экспертиза несущих конструкций.

Вопрос: Сколько стоит строительство или реконструкция детсада?

Ответ: От 14 до 30 млн грн. Проект строительства детсада с нуля на ул. Старонаводницкой в Печерском районе стоит примерно 26 млн грн. В любом случае финансовое участие частного сектора балансируется за счет получаемой им выгоды. Город может отдать земельный участок под строительство детсада, или будет искать инвестора готового достроить этот детсад, но тогда потребует компенсацию за земельный участок и существующий недострой в виде бюджетных мест для детей, которые частный оператор должен будет обслуживать в течение 10-15 лет. Нужно понимать, что не всегда у частного оператора детсада найдется достаточно денег для взноса в инфраструктуру города. Поэтому, как я сказал, город будет требовать наличие в детсаде определенного количества бюджетных мест на 10-15 лет.

Вопрос: Сколько бюджетных мест будет в таких частных детских садах?

Ответ: Город потенциально не готов рассматривать случаи, когда процент бюджетных мест составляет менее 10%, меньше одной группы. То есть желательно иметь одну-две группы. Процент мест или размер целевого взноса в развитие государственных детсадов это предмет торга, который выставляется на аукцион. Зависит также от локации. Если речь идет о центральных районах, где родительский спрос и, соответственно, инвестиционная привлекательность высокая, инвестору нужно быть готовым сделать единоразовый взнос на развитие инфраструктуры города. При этом, как в случае Старонаводницкой, мы не будем требовать, чтобы там были "бюджетные" места. Нам лучше сейчас получить деньги, чтобы отремонтировать другие государственные детсады. Если локации не центральные, будем идти по варианту совмещения коммерческих и государственных мест. То же касается школ, в первую очередь будем смотреть на проекты, реализация которых была заморожена.

Вопрос: Сколько инвестпроектов и на какую сумму в сфере жилой недвижимости есть у КИА?

Ответ: Четыре актуальных проекта - два на левом берегу (пер. Платоновский, ул.Маршала Якубовского), два на правом (ул.Здолбуновская, ул.Милославская), где город готов отдать земельные участки в обмен на то, что часть квадратных метров в этих домах пойдет на компенсацию пострадавшим от аферы "Элита-Центра". На ул. Здолбуновской возможно строительство по очередям, это может занять немного больше времени. В рамках четырех проектов будет построено 95 тыс. кв. м, предварительно общая сумма инвестиций составят 835 млн грн. Для левого берега мы установили минимальный уровень передачи жилья на уровне 6%, для правого – 10% из расчета общей площади комплекса. Раньше в расчет принималась только жилая площадь и девелоперы шли на ухищрения, сдавая в составе объекта, к примеру, 30% жилой площади и 70% всей остальной. Теперь мы эту лазейку убрали. С вопросами, собирается ли муниципалитет предпринимать что-то в отношении жилищного строительства, к нам уже обращалось порядка четырех-пяти местных девелоперов, которые ждут момента и возможности поучаствовать в этом строительстве.

Вопрос: Какие проекты по энергосбережению вы считаете самыми важными для Киева? Куда бы вам хотелось привлечь инвесторов в первую очередь?

Ответ: Проекты по установке котельных альтернативного топлива для объектов муниципальной инфраструктуры, находящихся на периферии города (школы, интернаты), которые не подключены к сетям "Киевэнерго" и используют газ. Полагаю, первые инвестконкурсы пройдут еще до конца 2014 года. Хорошо вписывается в эту концепцию установка котельных на пеллетах или других возобновляемых источниках энергии, как это делалось в Восточной Европе и Прибалтике. Есть более десятка компаний с релевантным опытом, соответствующими технологиями, которые в некоторых случаях являются производителями этих котлов или украинскими производителями пеллет.

Утепление зданий было протестировано USAID совместно с муниципалитетом на детском саду и школе в 2012-2013 гг. за донорские средства. Предполагалось, что инвесторы будут получать прибыль от энергосбережения в течение последующих периодов времени. К сожалению, только сейчас отработаны юридические механизмы, и город может начать привлекать частных инвесторов к термосанации зданий, располагая юридическими основаниями окупаемости инвестиций от сэкономленного объема энергии. Это непросто, так как украинское законодательство в данной сфере весьма устаревшее. Только сейчас снимаются последние преграды, что позволит инвесторам входить в проекты без риска. Существует порядка 92 полностью проработанных проектов модернизации муниципальных зданий. Предполагается, что часть из них будет финансироваться за счет МФО, порядка 42 могут быть показаны и переданы инвесторам. Мы сейчас отрабатываем последние препятствия. Другой вопрос, что там период окупаемости не самый короткий и может составлять 7-8 лет. Мы надеемся, что это будут инвесторы, поддерживаемые МФО, которые найдут длинные дешевые деньги на такие, безусловно, важные для Украины проекты.

Вопрос: Какие у вас наработки с МФО?

Ответ: ЕБРР уже принимает активное участие, ЕИБ сейчас одобряет программу на EUR400 млн для финансирования муниципалитетов Украины. Есть надежда, что с начала следующего года начнется кредитование ЕИБ для муниципальных программ, не обязательно Киева.

Вопрос: Какие у КИА планы относительно инвестиций в транспортную отрасль? Ленинградская площадь в планах?

Ответ: да, возможно, будет одной из первых, скорее всего, войдет во второй или третий эшелон. Пока мы смотрим на транспортно-пересадочные узлы, на так называемые автостанции пятого класса, паркинги, перехваты. Возможно, это будет решаться в комплексе с узлами. О чем речь? Сейчас право междугородных перевозчиков заезжать на территорию города никем не регулируется. Хотелось бы уделить внимание повышению удобства приезжих. Мы предлагаем в районах конечных станций метрополитена создавать 5-9 автостанций, на которых иногородние маршрутки смогут высаживать пассажиров для дальнейшей пересадки на метро. Это позволит разгрузить центр города и дать более качественный сервис тем же перевозчикам. Транспортно-пересадочные узлы, опять же, могут соединять в себе не только конечные станции и метро, но и автобусные маршруты городского значения, что прослужило бы во благо киевлянам, так как периферия города не слишком хорошо охвачена маршрутами. Я думаю, частному сектору будет интересно реализовать элемент стратегии Всемирного Банка в отношении реформирования транспортной схемы города, и эти узлы будут основным компонентом программы, которую МБ нам предложит.

Вопрос: Какой объем средств необходим для реализации проекта такого транспортно-пересадочного узла?

Ответ: Ориентировочная сумма для крупного транспортно-пересадочного узла, который сочетает в себе и автостанции, и многоуровневые паркинги, составляет $10-15 млн.

Вопрос: На сегодня разработаны проекты таких узлов?

Ответ: Нет, они только будут разрабатываться через инвестагентство. Будем использовать либо внутренних архитекторов, либо делать какие-то конкурсы, либо нанимать архитектурные группы.

Вопрос: Эти проекты разрабатываются за счет муниципалитета?

Ответ: Не совсем. В отношении КИА с прошлого года действует программа, которая позволяет взимать 1% от проданных инвесторам сделок, расходуя эти средства на разработку проектов, предпроектной документации и функционирование инвестагентства. Сделок было не так уж много - за предыдущие полтора года продано менее десятка проектов. Но надеюсь, что по мере роста их количества у нас появиться возможность увеличить количество разрабатываемых проектов и повышать их качество. Если к 2015 году добавить оставшиеся два месяца 2014 года, то лишь в области недвижимости мы должны выйти более чем на сотню проектов, которые сможем реализовать. По крайней мере, уже можно говорить о 37 проектах в сфере недвижимости на общую сумму более $637 млн, которые мы идентифицировали как возможные.

Вопрос: Какие проекты мэр повезет в Лондон?

Ответ: Проекты КИА можно разделить на быстро реализуемые здесь и сейчас и более глобальные инфраструктурные, которые войдут в стадию реализации в 2016-2017 гг. Но все это требует очень большого объема инвестиций, и полагаться приходиться на МФО, которые сейчас заняты другими вопросами. Реализация сложных инфраструктурных проектов, кроме прочего, предполагает готовность города отдавать свои активы в концессию. Поэтому не исключено, что мэр на конференции Института Адама Смита будет говорить не только о реформах в публичном секторе в теории, и доверенном ему киевлянами муниципалитете на практике, но и о практических наработках в вопросах энергосбережения недвижимости и государственно-частном партнерстве в реализации, в том числе, инфраструктурных проектов.

Вопрос: Какие условия нужно создать для привлечения инвесторов в крупные инфраструктурные проекты?

Ответ: Класс инвесторов, готовый давать деньги на 20-30 лет под 3-5% годовых, еще не здесь. Чтобы он был здесь, необходимо создать юридические условия государственно-частного партнерства, необходима его поддержка МФО, согласных соинвестировать. А для этого необходимо предварительно создать законодательную базу, нужна политическая стабильность. Тогда у нас появиться шанс на реализацию масштабных проектов, которые могут повлечь за собой начало восстановления экономики нашей страны, начиная с Киева, с которого, как показывает история, стартуют все изменения. И я надеюсь, нам с вами посчастливится быть тому свидетелями в ближайшее время.

Украина > Приватизация, инвестиции > interfax.com.ua, 18 ноября 2014 > № 1251750 Олег Мистюк


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter