Всего новостей: 2528443, выбрано 2 за 0.009 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Смирнова-Крелль Оксана в отраслях: Финансы, банкивсе
Смирнова-Крелль Оксана в отраслях: Финансы, банкивсе
Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 20 ноября 2017 > № 2393637 Оксана Смирнова-Крелль

МТС Банк: почему мы живем в облаке

ОКСАНА СМИРНОВА-КРЕЛЛЬ

член Правления, вице-президент, руководитель Информационно-технологического блока МТС банк

Для нас облака – это и технология продаж продуктов банка, и возможность быстрого развития.

Мы живем в век четвертой промышленной революции. Сейчас клиент проводит много времени в социальных сетях, привык пользоваться мобильным приложением для вызова такси, покупает товары в Интернете и не хочет приходить в отделения банка. Задача банка в этих условиях – обеспечить обслуживание в том месте и в то время, где это удобно именно клиенту, а не банку, как это было еще до недавнего времени. Для этого нам всем необходимо развивать технологии «банкинг как сервис» (BaaS – Banking as a Service).

За последние полтора года МТС Банк в дополнение к привычному банковскому обслуживанию предложил клиентам технологию оплаты услуг и товаров прямо в розничных сетях и онлайн. Так, наш банк запустил онлайн-кредитование в интернет-магазине МТС с возможностью оформить кредитную заявку и получить решение от банка в течение нескольких минут. Мы одними из первых дали клиентам возможность оплачивать покупки и услуги с помощью Apple Pay, Samsung Pay, Android Pay. Совместно с МТС запустили «Кошелек МТС Деньги». Это сервис дистанционного банковского обслуживания и продаж в партнерском канале − банк через приложение МТС дает доступ к своим продуктам.

Мы развиваем технологии, позволяющие нам встраиваться в чужие облака и чужие порталы, а также продавать услуги, подстраиваясь под конкретного клиента.

Что мы выбрали – IaaS, PaaS или SaaS? Всё! Мы используем все три класса сервисов. Мы начинали со строительства своего частного облака, но на сегодняшний день используем облако МТС, на базе которого строим гибридное: частно-публичное. Разумеется, без сегментации сети и разделения продуктовых тестовых сред это было бы невозможно.

В этом году банк перенес всю свою структуру разработки (девелоперские среды и тестовые нагрузки) в облако МТС. При этом одновременно мы встраиваем в свои сервисы чужие услуги и делаем это незаметно для наших клиентов – без остановки и сбоев в работе. Банк использует для клиентской аналитики чужие вычислительные среды для работы с большими данными и внедряет в собственные продукты успешные решения других компаний-партнеров.

Почему мы это делаем? Облачные сервисы – это удобно и быстро. Согласно новой стратегии, в 2017 году банк одновременно запустил порядка 20 новых проектов: доставку карточных продуктов клиентам, развитие бизнеса POS-кредитования, автоматизацию операционного блока, рост скорости и качества разработки, новый интернет- и мобильный банк для физических лиц, а также ДБО для юридических лиц, мобильный кредит, сайт 2.0.

Поэтому возможность получить быстрый доступ к облачной инфраструктуре для развертывания большого числа проектов является одним из ключевых факторов развития. Безусловно, успех любого проекта в современном банковском бизнесе зависит не только от инфраструктуры, но и от своевременной доступности ресурсов аналитики, разработки, тестирования и внедрения.

Уменьшает ли использование облаков расходы на IT? Да. Мы начали переходить на технологию PaaS, движемся в сторону интеграции с коллегами из МТС. Вновь создаваемые и запускаемые сервисы, рассчитанные на доступность банковских продуктов для клиентов в режиме 24/7/365, требуют обеспечения такого же уровня поддержки этих решений. Она должна быть способна устранить любые неисправности в кратчайшие сроки.

Преимущества собственного облака в том, что компания сама управляет своей инфраструктурой, а затраченные бюджеты амортизируются в течение пяти лет. Тем не менее если сравнивать затраты на создание и поддержку частного облака (или ЦОД) в целом против использования публичных облаков, выигрывают последние.

Мы живем в облаке. Это значит, что мы живем как сервисная компания, встраиваем свои бизнес-сервисы в чужие бизнес-приложения, а также активно используем облачные сервисы и инфраструктуру наших партнеров.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 20 ноября 2017 > № 2393637 Оксана Смирнова-Крелль


Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 8 июня 2015 > № 1401621 Оксана Смирнова-Крелль

Оксана Смирнова-Крелль: «Чтобы расти, система должна становиться открытой»

Интервью с генеральным директором группы компании «Интервэйл» Оксаной Смирновой-Крелль. // Антон Арнаутов, Ребанкинг, 12 апреля 2015 года

Не новичок в мобильных платежах. IT-сервисы как SaaS. Аутсорсинг IT в России. Совместные действия по созданию экосистемы рынка. НСПК. HCE, токенизация. Препятствия для безналичных платежей. Мобильный эквайринг. PayUp – POS в мобильнике клиента.

Не новичок в мобильных платежах

- Насколько я знаю, «Интервэйл» далеко не новичок в мобильных банковских сервисах…

- Первый наш опыт в банковской сфере — это запуск в 1999 году сервиса СМС-информирования для Сбербанка. Идея была сразу сделать платформу мобильных платежей, но пришлось начинать с информационных сервисов для платежей. СМС-информирование по картам Сбербанка было интегрировано с процессингом банка. Именно с этого сервиса началось создание СМС-банкинга.

Первые решения для мобильных банков мы делали на зашифрованном канале СМС. Интернет, если помните, в тот момент времени не был повсеместно распространен. Мы шифровали СМС-трафик для того, чтобы доставлять сообщения в приложение. В 2002 году вместе со Сбербанком и VISA был запущен проект мобильного кошелька, который работал на простейших моделях телефона — смартфоны лишь начинали появляться – и давал возможность платить в адрес поставщиков, которых Сбербанк агрегировал в своем процессинге. Тогда это была, прежде всего, оплата мобильных и ЖКХ.

«Интервэйл» не остановился на достигнутом и превратил это решение в два продукта: мобильный банк и решение для интернет-эквайринга. В 2006 году для Газпромбанка в России был запущен первый enrolment и access control сервер, который позволял использовать технологии 3-D Secure в соответствии с правилами VISA в операциях с картами, эмитированными банком. Одновременно было создано решение (MPI — merchant plug in) для того, чтобы интернет-магазины могли принимать карточные платежи.

В 2008 году были созданы платформы мобильной коммерции для двух операторов связи — Мегафона и МТС. Мегафон сразу захотел сделать платежи со счета мобильного телефона. А для МТС, совместно с Банком Москвы, были реализованы платежи с карточек. На тот момент МТС не верил в платежи с лицевых счетов, не понимал, как это все будет работать. Позднее, в 2010 году мы запустили для МТС платежи и с лицевых счетов.

В период с 2008 по 2010 год компания запустила комплексную платформу мобильной коммерции, где можно было платить не СМС, а как в полноценном мобильном приложении — с зарегистрированной карты, либо воспользоваться остатками на счету мобильного оператора. Заплатить можно было по достаточно широкому перечню платежной агрегации (платежному ассортименту). Для МТС этот ассортимент поставщиков услуг на тот момент предложил Банк Москвы.

После этого перед «Интервэйл» встала задача расширить предложение для своих партнеров, дать возможность подключения к своей платформе другим игрокам – «Киберплат», «Элекснет», «MOBI.Деньги», многим других, что успешно и произошло в 2010 году.

В 2011 году «Интервэйл» участвовал в конкурсе MasterCard, которая искала решение для своего мобильного кошелька в России. Как результат совместно с Банком Москвы был запущен проект MasterCard Mobile, который в июне 2012 г. впервые был представлен на совместном стенде Банка Москвы и MasterCard в рамках ПМЭФ. MasterCard Mobile стал первым открытым мобильным кошельком международной платежной системы MasterCard в России, чей пользователь независимо от банка мог просто зарегистрировать свою карту и платить.

При реализации решения мы пошли следующим путем: был создан так называемый единый личный кабинет (клиентский профиль), который имел несколько интерфейсов взаимодействия с клиентом. Это были веб-интерфейс и приложения для iOS, Android и Windows Phone, с помощью которых можно оплачивать услуги, делать переводы и покупать виртуальные карты через интернет.

Важно отметить, что в наших решениях мы поддерживаем не только приложения для смартфонов, но и в ряде случаев по заказу клиента делаем приложения даже для J2me. Потому что понимаем — рынок смартфонов растет-развивается, но остается и сегмент Java ME. Так, например, если смотреть по статистике МТС, то видно, что «Легкий платеж» работает больше на web, через USSD и J2me-приложения, хотя смартфоны дают куда бОльшие функциональные возможности.

- IT-сервисы как PaaS (Platform as a Service)

- Проект с MasterCard показал перспективность сервисной модели в бизнесе нашей компании, а не только вендорской, которая была до этого. И сейчас перед нами стоит задача превратить все продукты компании в сервисы, которые можно предлагать как облачные решения различным игрокам рынка.

- Вы имеете в виду модель PaaS?

- Да, модель Platform as a Service. С тем, чтобы мелкие и средние банки, которые не готовы инвестировать в сертификацию и не хотят покупать дорогое программное обеспечение, смогли предложить новый сервис своим клиентам. Мы запустили в прошлом году широкую линейку таких сервисов. Например, банк подключается к нашему решению, мы брендируем под него веб-витрину и мобильные приложения для iOS, Android, Windows Phone. И банк запускает свой «легкий банк». Если нужно, мы готовы интегрироваться с процессингом, который обслуживает банк по эмиссии, тем самым банк дополнительно получает возможность управления картами.

Именно такое облачное решение было сделано для банка «Балтика» — «Балтика мобайл». Банк смог предоставить своим клиентам платежный ассортимент, дал возможность дистанционного управления картами и счетами, функцию пополнения своих карт с карт других эмитентов и возможность перевода со своих счетов на карты других эмитентов. Самостоятельно создавать все эти сервисы банку пришлось бы достаточно долго и накладно.

Мы понимаем, что для собственного развития на розничном банковском рынке, мы должны быть гибкими с точки зрения предложений сервисного решения для тех, кто также ориентирован на развитие. Банки, повышая операционную эффективность, не готовы сегодня инвестировать в покупку ПО. Мы намерены и дальше развивать платежные сервисы, связанные с мобильным телефоном, дистанционными платежами, потому что именно в таком подходе будущее.

Аутсорсинг IT в России

- Аутсорсинг в России очень тяжело развивается. В чем причина?

- Если сравнить наш рынок и европейский, то в России реализовано самое большое количество процессингов. Даже небольшие банки старались сделать свой процессинг. А ведь смысл в процессинге появляется, только если эмиссия превышает, как минимум, 2 миллиона карт, если банк идет в розницу и готов развивать сеть эквайринга.

- Банки боятся, что без своего процессинга, они не смогут предоставить какой-то уникальный сервис…

- При этом более ста банков на сегодняшний момент времени пользуются ДБО решением Faktura.ru как сервисом.

Банки на сегодняшний момент столкнулись с необходимостью повышения операционной эффективности. Посмотрите на банки, которые покупал Игорь Ким. Именно на них ЦФТ сделал первые проекты полного аутсорсинга. Экспобанк — вот вам яркий пример: он полностью находится на аутсорсинге в ЦФТ. И таких банков с тем или иным сочетанием аутсорсинговых продуктов ЦФТ достаточно много.

- Получается, что в этих сервисах вы и ЦФТ – прямые конкуренты?

- Мы видим свой интерес не в конкуренции с ЦФТ. Мы можем дополнять те услуги, которые предлагают они, новыми сервисными решениями, расширив спектр возможностей для конечного клиента.

- Банковские IT в таком виде, в каком они существовали в банках, больше существовать так не смогут.

- Возможно, только у таких крупных банков как Сбербанк, Альфа-Банк, Открытие IT сохранятся в масштабном виде. В средних и малых банках департаменты IT — это небольшие подразделения, которые уже не могут удовлетворить потребности бизнеса. И тогда появляется место для аутсорса, который готов встроиться в те решения, что уже есть у банков, дополнить их, дать возможность расширить.

- Совместные действия по созданию экосистемы рынка. НСПК

- Есть красивый пример — шведский проект Swish. В Швеции четыре крупных банка договорились между собой, что делают свою внутреннюю национальную мобильную платежную систему. Идентификатором в системе выступает мобильный телефон. Под номер мобильного телефона в каждом из банков открываются текущие счета.

- Звучит красиво, но, по-моему, по нашей нормативке это не реализуемо…

- Ничего подобного! Это решение вообще никак не противоречит решению с нашей нормативкой. При привязке телефона к счету, происходит такая же процедура, как и при выпуске карточки. Клиент проходит идентификацию и соглашается на то, чтобы его телефон стал идентификатором счета.

Шведские банки сначала создали общую компанию на четыре банка, которая стала делать этот клиринг микроплатежей. А потом подарили эту компанию Центральному Банку. Таким образом, они создали внутри Швеции свою локальную платежную мобильную систему.

- Я читал, что какие-то попытки создания единой мобильной платежной системы предпринимаются и в Польше, и в Венгрии, и в других странах. Но я что-то не слышал, чтобы у нас пытались договариваться…

- Ну, мы создаем НСПК — Национальную Систему Платежных Карт…

Кроме того, у нас уже есть образования, которые доказали свою живучесть и способность к масштабированию, как только в этом появляется понятный экономический смысл. Например – ОРС. Наши люди тоже могут договариваться, если это выгодно.

- Как повлияет переход на НСПК на сектор мобильных платежей и мобильной коммерции?

- Теперь нам нужно интегрироваться от имени банка, в интересах которого мы сертифицировали свой процессинговый центр, с НСПК, чтобы замкнуть информационные потоки правильным образом. Но мобильная коммерция работает по правилам e-com, а в документах, которые определяют работу НСПК, вопрос электронной коммерции не затронут вообще. Электронная коммерция базируется на 3-D Secure — трехдоменной архитектуре. У нас пока непонятно как все это будет.

- Сегодня все уходят в беcконтакт – и VISA, и MasterCard. Какие стандарты будут применяться, если будет создана новая карта?

- Сейчас активно развивается технология HCE, которая позволяет перейти в мобильном эквайринге от транзакции, которая раньше определялась как card not present, в транзакцию, похожую на обычную EMV-транзакцию, хотя и совершаемую через дистанционный канал. Этот же маршрут придется повторить НСПК. Если бы НСПК унаследовала то, что уже есть у VISA и MasterCard, это избавило бы от необходимости изобретать трехколесный велосипед. Так в Белоруссии Белкарт создал кобейдж с MasterCard для трансграничных платежей и интернет-эквайринга.

HCE, токенизация

- Сейчас много говорят про токенизацию….

- Токенизация – это обеспечение безопасной транзакции. И вариантов токенизации существует много. Должен появиться новый сервис, который будет обеспечивать реализацию спецификации ассоциации EMVCo — “EMV Payment Tokenisation Specification”. Такие примеры существуют уже давно. Такой системой вы пользуетесь, когда оплачиваете, например, лондонское метро при помощи карты с PayPass. Первый раз, когда вы прикладываете карту к турникету в метрополитене, происходит авторизация в платежной системе. Вам присваивается некий идентификатор. И в дальнейшем, вместо номера карты используется идентификатор. Эта технология работает уже достаточно давно. Apple Pay – первый пример промышленного внедрения токенизации… Это просто механизм, заменяющий атрибут банковский карты (PAN) на альтернативный.

- Для этого, насколько я понимаю, должен появиться отдельный сервис-провайдер. У нас этим кто-то занимается?

- Сейчас делаются пилоты по HCE. Такие проекты есть у I-Free, OpenWay, у нас. И сами платежные системы еще пока только прощупывают маршрут.

- Даже у них нет стандартов?

- Есть подробная документация с примерами реализации и даже SDK разработчика, но однозначных стандартов пока еще не существует.

- Насколько я понимаю, в мире идет борьба между принципиально разными подходами к созданию платежных систем. Появляется система Apple Pay…

- Это замкнутая экосистема.

- Samsung сейчас тоже будет пытаться что-то такое сделать. А HCE – это открытая система.

- Если посмотреть на принцип построения международных платежных систем, то Visa и MasterCard — это открытые платежные системы. Есть платежные системы, которые устанавливают правила операций, идентификации, подписки на сервис и участие в данном сервисе. Участник платежной системы просто должен соответствовать определенным правилам игры, что дает возможность существовать на рынке различным сервис-провайдерам. Создание чего-то закрытого на какой-то момент времени дает возможность быстро развивать технологии, но дальше, чтобы расти, мне кажется, система должна становиться открытой.

Препятствия для безналичных платежей

- Что могло бы помочь увеличению безналичных платежей в России?

- Я недавно разговаривала с человеком, который имеет отношение к маркетингу сетей — Tanuki, Росинтер и МонексТрейдинг. Вроде бы сети активно должны принимать карты. Самым большим ограничителем для развития эквайринга до сих пор остается интерчейндж, комиссия. Что стимулировало развитие безналичных платежей в Швеции? Шведы пришли к платежным системам Visa, MasterCard и договорились, что те, если они хотят работать в этой стране, должны снизить ставку интерчейнджа. Они понизили внутристрановой интерчейндж, что позволило дать мерчантам хорошие комиссии, которые были более конкурентоспособны, чем комиссии по инкассации. Это сделало интересным для мерчантов прием карт к оплате. Сейчас в Швеции я не знаю места, где было бы нельзя заплатить картой. Наличные в Швеции как таковые не нужны. У них стоимость инкассации в разы превышает стоимость комиссии по безналичным платежам.

- У нас все наоборот.

- У нас все наоборот. У нас крупнейшие банки, предлагая бизнесу свои продукты, дают в довесок почти бесплатную инкассацию. Поскольку банку интересно иметь клиентов, интересно иметь оборот, он ставит пониженный процент на инкассацию. Я общалась с Банком Белоруссии, с теми, кто занимается безналичными платежами. Они вышли с инициативой поднять стоимость инкассации в стране, чтобы эквайринговые ставки стали значительно ниже, чем ставки по инкассации. Тогда это будет стимулировать предприятия принимать к оплате карты.

Второе, что всегда останавливает что-то новое — это страх. Большинство народа держит все в кэше. Люди просто боятся. Уровень проникновения того же ДБО у нас в стране до сих пор, в среднем, не более 15%. Люди предпочитают стоять в очереди перед кассой или перед терминалом, чтобы заплатить кэшем, чем сделать безналичный платеж через удаленное устройство или в Интернет-банке.

Скорее всего, популярность вырастет как только розница сама будет в этом заинтересована. И, думаю, как всегда, у России будет свой путь. Если платежные сервисы будут создаваться не ради самих платежей, а будут ориентированы на клиента, на продвижение продуктов, построение лояльности, а поставщик сервиса самостоятельно решит вопрос интеграции с кассами, банками и т.д., то тогда, возможно, доля безналичных платежей у нас начнет расти.

- Меня всегда поражают очереди к банкоматам Сбербанка…

- При этом те, кто стоят к банкоматам, могут сделать свои платежи дешевле через Сбербанк-онлайн.

- То есть, это все-таки вопрос психологии?

- Абсолютно.

- С точки зрения законодательной базы, что-то там не хватает, что-то там…

- В общем-то, всего хватает. Уже к концу 2012 года была сформирована очень хорошая законодательная база. Все максимально у нас урегулировано и действует. Только бери и делай!

Мобильный эквайринг

- Как вы считаете, мобильный эквайринг это, на самом деле, пока игрушка или уже серьезный бизнес?

- Я бы не смотрела на это как на игрушку, потому что верю — платежи будут, в конце концов, в мобильном. Вопрос как правильно научиться интегрироваться с кассой, как выставить платеж в мобильное приложение, чем заплатить. Мобильный эквайринг всего лишь «удешевляет» затраты на установку пос-терминала. А вот если решить все вышеперечисленные вопросы, то можно будет говорить о качественно новом продукте. И это вопрос времени. Вспомните, когда, начиная с 2004 года, MasterCard вместе с Visa развивали программу приема карт в нашей стране, заплатить картой мы могли в крайне ограниченном количестве точек, далеко не все даже приличные места принимали карты.

- И работало все через пень колоду.

- Да. А теперь это стало повседневной реальностью. Точно также с мобильными платежами — они заработают так же, как это работает за рубежом. Притом, что не все проекты по M-pos эквайрингу успешны, но, тем не менее, малый и средний бизнес оценил новшество.

Я верю в то, что развитие современных платежных решений и технологий безопасности международных платежных систем позволит сделать эти платежи более безопасными. А чем более безопасными они будут для клиента, тем с большей уверенностью он будет ими пользоваться.

Пэй-ап – POS в мобильнике клиента

- Ваше решение Пэй-ап отличается от мобильного эквайринга, это нечто другое.

- Отличается. Мобильный эквайринг использует гаджет, который считывает либо магнитную полосу, либо чип на карте. Это делается через приложение, которое стоит на телефоне у кассира и которое может быть интегрировано с кассой или с биллинговой системой, например, в такси. Мобильный эквайринг с помощью мобильного телефона, который находится у торговца, заменяет собой пос-терминал.

В нашем случае все выглядит несколько по-другому. У вас, у физического лица, есть свой личный пос-терминал, где вы храните свои карты. Вам принесли чек, в «подвале» которого напечатан штрих-код — вы его отсканировали. Серверная часть решения Пэй-ап обратилась к кассе и прислала вам на телефон (в мобильное приложение) электронный чек, вы его акцептовали и выбрали карту, которой будете платить (как бы достали ее из своего бумажника). Подтвердили, что платите этой картой, провели по ней авторизацию (как если бы вставили карту в пос-терминал и ввели ПИН). Ваш «ручной пос-терминал» «сходил» через банк-эквайер в банк-эмитент, подтвердил банку-эквайеру, что все в порядке, на кассу пришла информация, что платеж прошел. При этом кассовый чек закроется у мерчанта автоматически. Вам же вместо чека из пос-терминала придет уведомление в приложение, а если захотите — уведомление по e-mail. Информация в приложении и уведомлении содержит все детали счета, платежа и заменяет кассовый чек и чек терминала. Вот как это работает.

- Правильно я понимаю, что мои данные у мерчанта при этом не светятся?

- Не светятся. Физическое лицо как бы создает пос-терминал в точке своего присутствия, именно мобильное приложение, которые вы установили, обращается в банк-эквайер. ТСП получает лишь подтверждения факта оплаты.. При этом разница с М-pos еще вот в чем. M-pos заводится как обычный пос-терминал под конкретного торговца. В нашем случае каждое физическое лицо, которое скачало приложение, создает свой перемещающийся терминал. Вы заплатили в одной точке, потом в другом ресторане, потом где-то еще…

- Для того чтобы ресторан мог таким образом принимать платежи, он должен заключить с вами какое-то соглашение?

- Безусловно. А дальше мы возвращаемся к истории развития эквайринга. Чтобы торговые точки могли принимать карты к оплате, должно было пройти некоторое время, пока торговые представители обойдут точки, объяснят им, что это такое, убедят в преимуществах. It takes time. Интернет-эквайринг тоже заработал не сразу.

- То есть, вы уверены, что появится много точек с таким экзотическим способом приема платежей?

- Карта тоже была экзотическим способом оплаты всего несколько лет назад, а в интернете люди боялись платить и, заказывая товары онлайн, оплачивали их наличными при доставке…

- Для мерчанта это дороже традиционного эквайринга?

- В настоящий момент стоимость равна стоимости интернет-эквайринга. Она зависит от ставки и комиссии банка-эквайера, которая в свою очередь зависит от ставки интерчейнджа международной платежной системы. Ничто не мешает, в принципе, вместо карты привязать к нашему решению текущий счет в банке, если конкретный банк захочет сделать такой новый сервис для своих клиентов. Так и у нас начнет формироваться система, подобная той, что уже построена и работает в Швеции.

- Мне очень близка мысль об объединении усилий участников рынка по созданию единых форматов, общих инфраструктурных проектов. Остается еще раз остается посетовать, что у нас это с таким трудом происходит.

- Посмотрите, сколько лет развивался УЭК, но так до конца и не «взлетел», хотя идея была благая. При этом ОРС, так как в его основе лежал коммерческий смысл, стал весьма успешным проектом.

- УЭК — это не объединение разных участников рынка. Это проект одного, пусть очень большого, но одного участника рынка.

- Одного, потому что другие не захотели в это поверить. Почему взлетел Swish в Швеции? Потому что четыре больших банка договорились между собой. Они договорились, скинулись в равных долях на общую компанию и сделали свою внутреннюю экосистему. Почему в Швеции интерчейндж меньше, чем у остальных? Потому что, опять же, крупные участники рынка договорились и уполномочили одного представителя вести переговоры с МПС.

Хотя, НСПК именно этим сейчас и занимается: объединением различных платежных систем, в частности, переводом расчетов Visa и MasterCard на свой процессинг по российским транзакциям. Но пока это еще чисто инфраструктурный проект, да и к тому же на базе карточных технологий.

Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 8 июня 2015 > № 1401621 Оксана Смирнова-Крелль


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter