Всего новостей: 2492200, выбрано 1 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Головачев Виталий в отраслях: Финансы, банкивсе
Головачев Виталий в отраслях: Финансы, банкивсе
Россия > Финансы, банки > trud.ru, 3 марта 2016 > № 1680689 Виталий Головачев

О чем думается в пору банкопада

Куда и как утекают средства из наших финансовых цитаделей?

Многие банки, которым россияне доверили свои деньги, рухнут, по прогнозу экспертов, в нынешнем году, продолжая начатый пару лет назад банкопад. Они пополнят внушительный уже список кредитных организаций, прекративших свое существование. По наихудшему сценарию, к концу декабря могут пасть еще свыше 100 банков. О тревожных тенденциях свидетельствует и свежая статистика ЦБ: к началу нынешнего года в стране насчитывалось 180 убыточных кредитных организаций из 733.

Получается, каждый четвертый банк в бедственном положении. Год назад таких неблагополучных было в полтора раза меньше. Сумма убытков у 180 неудачников составила 543,8 млрд рублей (больше полпроцента ВВП). Весьма серьезные масштабы. Для сравнения: в начале 2015-го аналогичный показатель был вдвое ниже — 264 млрд, а два года назад — почти в 30 раз меньше (18,6 млрд).

Понятно, в кризисной экономике зарабатывать банкам становится все труднее. При этом просроченная задолженность по выданным кредитам и прочим ссудам выросла на триллион с лишним, превысив 3 трлн рублей. Эксперты предрекают большое количество новых банкротств — и не только мелких и средних банков, но и весьма крупных.

Считается, что основная масса вкладчиков не пострадает. Агентство по страхованию вкладов (АСВ) полностью компенсирует потери, если сумма вклада не превышает 1,4 млн рублей. А вот экономике поточное закрытие банков приносит ощутимый ущерб. Деньги в них держат не только граждане, но и организации (юридические лица), индивидуальные предприниматели. Все они являются кредиторами. По данным АСВ, объем требований кредиторов только в тех 248 банках, которые находятся в процессе ликвидации, составляет огромную сумму — более 1,2 трлн рублей (данные на 26 февраля 2016-го). И не секрет, что многим кредиторам, например, третьей очереди, трудно рассчитывать на полное покрытие убытков.

Количество банков в России стремительно сокращается. В 1998-м их было 1697 (имевших право на осуществление банковских операций). А в начале нынешнего года осталось 733. Хорошо это или плохо? С одной стороны, необходимо оздоровление банковского сектора, с рынка уходят ненадежные игроки. Но с другой, снижается конкуренция, что, в частности, сказывается и на уменьшении ставок по вкладам.

Почему идут ко дну банки, как образуются в них огромные финансовые дыры? Одна из причин — неумеренно рисковая политика, выдача кредитов ненадежным заемщикам. К банкротству также ведет и финансирование бизнеса на «особых», нерыночных условиях. Но наиболее жесткую и негативную реакцию в обществе вызывают факты наглого воровства средств из банков, которое совершают именно те, кто должен доверенные им деньги сохранять и приумножать. Примеров, увы, немало.

Одни с самого начала своей банковской деятельности намерены набрать побольше вкладов, хапнуть куш и скрыться за границей. Они целенаправленно используют хитроумные схемы для замаскированного вывода за рубеж присвоенных чужих средств, заранее готовя для себя пути бегства. Другие вступают на криминальный путь не сразу. Решаются увести для себя максимум возможного, когда положение банка ухудшается настолько, что появляется угроза отзыва лицензии. И те и другие, понимая, что обратного пути нет, пускаются во все тяжкие: уничтожают электронные базы, подделывают и сжигают документы...

В 2011-м первый зампредседателя Центрального банка (ЦБ) Геннадий Меликьян, много сделавший для развития банковского сектора в стране, в неофициальной беседе рассказал мне удивительную историю о ЧП в Межпромбанке, у которого к тому времени уже была отозвана лицензия. Долгое время банк считался солидным, входил в топ-30 в стране. Кто бы мог подумать, что в нем будет осуществлена столь масштабная и наглая афера. Вкратце суть такова. Руководителям банка надо было закрыть финансовую дыру в балансе, которая образовалась вследствие потери или вывода средств со счетов. А дыра масштабная — порядка 1 млрд долларов. И ее решили замаскировать фиктивными документами: якобы миллиард переведен в США и размещен на депозите в одном из американских банков.

Изготовили подложные документы — в том числе и официальное уведомление одной из международных финансовых организаций о переводе баксов в США. И тем не менее во время очередной плановой проверки что-то смутило опытного контролера из ЦБ. Первый зампредседателя Центрального банка Андрей Козлов на всякий случай отправил запрос в Федеральную резервную систему США с просьбой подтвердить размещение миллиарда. Ответ американских коллег поразил: «Банка с таким названием в США нет. Указанный миллиард долларов в Америку не поступал. Через международную финансовую организацию деньги не проходили». Через некоторое время некогда престижный российский банк был признан банкротом, но один из основателей его оказался за пределами отечества и российского правосудия...

Похожих примеров много. Мошеннические схемы множатся, становятся все изощреннее. Из банков за границу, по оценкам одного из банкиров, выведены триллионы рублей. Резонный вопрос: можно ли предотвратить столь масштабные опустошения? Разве не имеет права ЦБ даже при смутных подозрениях направить специалистов для детальной проверки? Такое право у ЦБ есть. Но это палка о двух концах. О приходе контролеров поползут слухи, встревоженные вкладчики начнут забирать деньги... В ЦБ это прекрасно понимают, поэтому без достаточных оснований не трясут подопечных.

В США Федеральная резервная система (ФРС) действует иначе. В крупных банках постоянно находятся ее специалисты, причем не один или два. Каждый осуществляет контроль в своей области, постоянно отслеживает документацию, имея к ней беспрепятственный доступ. В 2005-м для изучения такого опыта за океан направлялась по согласованию с ФРС группа специалистов российского ЦБ. Вернувшись из Нью-Йорка, Геннадий Георгиевич Меликьян рассказывал мне, что, скажем, в Ситибанке ежедневный надзор осуществляют около 20 специалистов ФРС...

Сейчас этот опыт понемногу начинает использоваться и у нас. Однако масштабы явно недостаточные. Хотя такую практику давно пора бы распространить, скажем, на все банки из первой полусотни. ЦБ мог бы направить в них по нескольку опытных специалистов. Расходы на это несопоставимы с выигрышем, если удастся сократить криминальный вывод денег хотя бы на 20%.

Понятно, и это не панацея. Но все же во многих случаях предлагаемая схема позволяет добиться, как свидетельствует зарубежный опыт, немалого эффекта...

Виталий Головачев, обозреватель «Труда»

Россия > Финансы, банки > trud.ru, 3 марта 2016 > № 1680689 Виталий Головачев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter