Всего новостей: 2525913, выбрано 2 за 0.008 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Донован Пол в отраслях: Приватизация, инвестицииГосбюджет, налоги, ценыФинансы, банкиСМИ, ИТвсе
Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 15 августа 2017 > № 2314684 Пол Донован

Управляемая рецессия: станут ли мировые финансовые проблемы менее острыми?

Пол Донован

управляющий директор, главный глобальный экономист UBS

Будущие рецессии в экономике могут быть менее глубокими за счет повышения эффективности управления запасами

Рецессии, как правило, бывают вызваны политическими ошибками или схлопывающимися пузырями. Ущерб, который причиняет Центральный банк, совершая ошибку, бывает вполне очевиден. Если позволять пузырям надуваться, вероятнее всего, в экономике будет происходить бурный рост, за которым будет следовать резкий спад. Такие ситуации будут возникать и в будущем. Трудно ожидать, что глобальная рецессия произойдет в следующем году, но в какой-то момент спад обязательно начнется.

То, насколько существенна рецессия и насколько активно происходит восстановление, в определенной степени зависит от управления запасами. Компании держат запасы на складах, в подсобных помещениях мелких магазинов, на полках, чтобы удовлетворять спрос клиентов. При падении спроса компании уменьшают свои запасы. Когда компании уменьшают объемы своих заказов поставщикам, чтобы израсходовать свои нераспроданные запасы, их поставщики реагируют сокращением своих запасов. Так уменьшение спроса движется вверх по цепочке поставок. Когда начинается восстановление, происходит обратное. Магазины начинают размещать заказы у своих поставщиков в объемах, немного превышающие необходимые для пополнения распроданных запасов, в надежде на повышение спроса в будущем.

В период глобального финансового кризиса около 70% снижения реального ВВП США было вызвано сокращением объемов запасов компаниями. Запасы увеличивают волатильность экономических циклов — из-за запасов экономический рост достигает более высоких уровней, а экономические спады — более низких уровней. Также важно отметить, что большая часть запасов находится у малых предприятий. Крупные, зарегистрированные на фондовом рынке компании держат у себя, возможно, 30% запасов экономики.

Есть три причины, по которым контроль за уровнем запасов может быть подвергнут меньшей волатильности в будущем.

Первая из них заключается в том, что для некоторых продуктов запасов более не существует. Десять лет назад музыка в основном приобреталась в реальном мире на компакт-дисках. Магазины хранили запасы нераспроданных компакт-дисков на случай возникновения спроса в будущем. Сейчас в основном музыка виртуальна — ее загружают или воспроизводят в потоковом режиме. Продавцам музыки не требуется хранить совсем никаких запасов. Из музыкальной индустрии почти полностью ушли неопределенности, связанные с циклом управления запасами.

Вторая причина состоит в том, что объемы дешевых кредитов, которые использовались для финансирования запасов малых предприятий, значительно уменьшились в период глобального финансового кризиса. Малые предприятия пользовались периодом отсрочки платежа, который им предоставляли их поставщики для оплаты приобретенных товаров. Такая поставка называется поставкой в кредит (invoice credit). Малые предприятия могут совершить закупку сейчас, а оплату произвести позже. В результате хранение запасов не стоило им практически ничего. Как только поставщики начали требовать предоплату, стоимость хранения запасов возросла. У малых предприятий появился серьезный стимул повысить эффективность.

Третья причина состоит в том, что в последние годы технологии внесли изменения в то, как компании осуществляют контроль. Управление запасами обходится дешевле благодаря штрих-кодам и онлайновым системам заказов. Программное обеспечение позволяет малым предприятиям с большей точностью прогнозировать характер спроса. Все это позволяет малым предприятиям управлять своими запасами так же эффективно, как это делают крупные предприятия. Технологии также позволяют осуществлять производство на местах; товары производятся гораздо ближе к потребителям. Хорошим примером является компьютеризированная пекарня, управляемая роботами, выпекающая хлеб в местном деревенском магазине. Приближение места производства к покупателю является практически производством «по требованию», а для производства «по требованию» требуются лишь небольшие запасы.

Если запасы будут подвержены меньшей волатильности, рецессии по-прежнему будут происходить. Рецессии вызывают не запасы. Но рецессии, скорее всего, станут менее глубокими. Аналогичным образом восстановление экономического роста, скорее всего, будет менее бурным. С повышением эффективности управления запасами рецессии будущего могут оказаться менее масштабными, чем рецессии прошлого.

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 15 августа 2017 > № 2314684 Пол Донован


Германия. Евросоюз > Финансы, банки > forbes.ru, 6 апреля 2017 > № 2132708 Пол Донован

Развал еврозоны: пора ли инвесторам задуматься о немецких марках?

Пол Донован

управляющий директор, главный глобальный экономист UBS

Размышления о том, чем опасен для Германии распад денежного союза и как страна будет бороться с притоком денег в страну

Я не верю, что еврозона распадется. Денежные союзы очень редко разваливаются — этот процесс травматичен в экономическом, социальном и политическом отношении. Распад еврозоны был бы значительно более болезненным, чем распад системы фиксированных обменных курсов. Но если евро прекратит существование, маловероятно, что хранение евро в виде наличных денежных средств или на банковских депозитах в Германии станет инвестицией-убежищем, как считают некоторые инвесторы.

Каждому из распадов денежных союзов в XX веке предшествовало движение капитала в колоссальных масштабах; распады денежных союзов бывают вызваны паническим изъятием банковских вкладов, а не политическими деятелями. Средства перетекали в экономики, которые инвесторы считали самыми устойчивыми. Распад Австро-Венгрии в 1920-х годах привел к перетеканию денежных средств в Венгрию. Распад банковской системы США в 1932 году привел к перетеканию денежных средств в Нью-Йорк. Распад Чехословакии в 1993 году привел к перетеканию денежных средств в Чешскую Республику. Если бы распалась еврозона, почти наверняка началось бы перетекание денежных средств в Германию.

Перемещение денежных средств в страну с устойчивой экономикой кажется логичным. Если кто-то во Франции опасается, что Франция в будущем может выйти из еврозоны, и считает, что французский франк был бы слабой валютой, ему имеет смысл забрать свои денежные средства в евро из банка, пока это возможно. Эти деньги можно хранить в виде наличных денежных средств, считая, что евро в руках лучше, чем франк в банке. Как вариант, можно переместить деньги в банк в Германии, полагая, что, независимо от того, чем они окажутся в будущем, евро или немецкими марками, это будет более надежная валюта, чем французский франк. Так деньги перетекают в Германию.

Если после такого притока все денежные средства в евро в Германии были бы конвертированы в немецкие марки, они представляли бы собой требования в отношении товаров и услуг Германии (это суть денег). Требования к объемам производства Германии бы возросли, но сами объемы производства остались бы без изменений. Иными словами, денежная масса Германии резко выросла бы по сравнению с ВВП Германии. Такой дисбаланс привел бы к существенной инфляции. Это было бы равносильно тому, что Германия напечатала бы за одну ночь огромное количество денег. Германия пыталась напечатать огромное количество денег в 1923 году. Это плохо кончилось.

Если бы Германия не была согласна на инфляцию, политикам пришлось бы уменьшить количество немецких марок в экономике. Политики делали это практически после всех предыдущих распадов денежных союзов. Правительство Германии могло бы вынудить французов, которые держат евро в Германии, получить франки. Правительство Германии могло бы принять решение конвертировать только ограниченное количество евро в немецкие марки (может быть, десять тысяч евро на человека). Любая сумма сверх этого уровня могла бы быть в принудительном порядке инвестирована в облигации или конвертирована по невыгодному курсу обмена. Оба эти подхода часто применялись после распадов денежных союзов в прошлом.

Потенциально популярным способом уменьшения количества немецких марок после распада денежного союза было бы разделение держателей валюты на внутренних и иностранных. Внутренние держатели евро могли бы получить одну немецкую марку за один евро, а иностранные — например, одну немецкую марку за три евро. Именно так произошло при проведении денежной реформы при воссоединении Германии в 1990 году. Для внутренних держателей марка ГДР менялась на марку ФРГ по курсу один к одному (в пределах лимита). Иностранцы получали одну марку ФРГ за каждые принадлежащие им три марки ГДР. Это уменьшило инфляционные последствия конвертации марок ГДР в марки ФРГ.

Сейчас вопрос для иностранных инвесторов заключается не в том, насколько была бы сильна или слаба немецкая марка, если бы распалась еврозона. Вопрос для иностранных инвесторов заключается в том, что они получили бы в обмен на евро, которые они хранят в банках Германии.

Маловероятно, что еврозона распадется. Тем не менее денежные средства в немецких марках не являются гарантированным средством сохранения стоимости в случае распада еврозоны.

Германия. Евросоюз > Финансы, банки > forbes.ru, 6 апреля 2017 > № 2132708 Пол Донован


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter