Всего новостей: 2525915, выбрано 1 за 0.493 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Дригайло Дмитрий в отраслях: Финансы, банкивсе
Дригайло Дмитрий в отраслях: Финансы, банкивсе
Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 2 августа 2016 > № 1847493 Дмитрий Дригайло

Дмитрий Дригайло: «На лицензированном рынке форекс будет чуть более 10 компаний»

Дмитрий Дригайло, вице-президент группы компаний TeleTrade

Беседовала: Елена Гостева, редактор Банкир.Ру

Российский сегмент международного рынка форекс уже более полугода работает в российской юрисдикции. Кто из отечественных компаний останется на рынке и что дает клиентам новый закон, рассказал Банкир.Ру вице-президент группы компаний TeleTrade Дмитрий Дригайло.

— С 1 января 2016 года вступил в силу закон, цель которого — привести рынок форекс в российскую юрисдикцию. Но, по сути, потребители услуг рынка форекса этого не заметили. Скажите, что же мешает закону начать работать?

— Пока клиенты форекс-компаний на самом деде не заметили каких-то особых изменений в своей работе на рынке и в своем общении с компаниями — поставщиками услуг. Внешнему человеку может даже показаться, что российский сегмент рынка не существует, а если он и даже есть, то на нем ничего не происходит. Но это не так. Центробанк выдает лицензии, и уже три лицензированных дилера есть. А случаи отказов Центрального банка в выдаче лицензии дилерам говорят о том, что у компаний есть недоработки или упущения, которые необходимо устранять, а на эту работу нужно время. И этот процесс нормален, рынок учтет эти моменты, и тем, кто будет обращаться за лицензиями позже, будет легче научиться жить по новым правилам.

— Ранее вы считали, что в России из всего многообразия компаний, предлагающих услуги торговли на рынке форекс, останется чуть более 20 игроков. Сегодня ваше мнение изменилось?

— Судя по тому, как компании подают документы на получение лицензий, я думаю, что к 2017 году эти документы получат еще компаний пять, может, чуть больше. Так что, думаю, что на рынке останется примерно 10, ну может, 12-13 игроков.

— А что будут делать, по вашему мнению, остальные?

— Кто-то, как, например, датская компания Saxobank, объявила об уходе с российского рынка, переведя счета и операции всех российских клиентов в другие юрисдикции. Кто-то оставил в Интернете лишь сайты и,— хотя закон однозначно говорит то том, что предлагать услуги работы на рынке валютных пар можно только компаниям с лицензиями,— до сих пор работает, предлагая услуги по торговле производными на индексы, металлы, акции и другие инструменты. Но это возможно тоже лишь до той поры, пока не принято волевое решение сайты компаний, не получивших лицензий, блокировать. А если такое решение будет принято, то заблокировать сайт — это одно движение мыши.

Кстати говоря, эти компании, порядка десяти довольно значимых игроков, не совсем ушли с российского рынка, точнее — совсем не ушли. Они «переехали». Им ничто не запрещает работать из иностранной юрисдикции с российским клиентом, по крайней мере, пока. Другое дело, они не ведут в России активной деятельности по привлечению, не дают рекламу.

Но я не исключаю, что часть компаний переведет свой бизнес в недалекие от России в географическом значении этого термина юрисдикции. Например, в Беларусь, где тоже принят закон о рынке форекс — там компании не лицензируются, а вносятся в реестр. И там условия работы форекс-компаний более мягкие, чем в России. Но это предмет отдельного сравнения.

— Какие еще процессы сегодня происходят на рынке форекс?

— Все лицензированные участники рынка сейчас являются членами одной саморегулируемой организации — СРО, Ассоциации форекс-дилеров, которая также подала документы в Центробанк и ожидает получения аккредитации.

Есть новости и в области взаимодействия форекс-дилеров и банков. Так, некоторые банки уже предложили рынку новый продукт — счета номинального держания, адаптированные под нужды наших клиентов и требования ЦБ к этим счетам. Так что мы ожидаем, что к концу 2016 года инфраструктура будет готова, все требования, которые предъявляет к дилерам закон, будут выполнены, а процессы — настроены. Можно говорить, что мы ждем, что к концу 2016 года российский рынок форекс начнет соответствовать нормам российского права.

— Вы уже определились с тем банком, в котором компания вашей группы, зарегистрированная в российской юрисдикции, откроет счета? Или этих банков будет несколько?

— Это будет один банк, так как каждому банку, в котором открыты счета номинального держания, форекс-дилер обязан платить, поэтому-то и логично, чтобы все счета были в одном месте. Всего таких банков сейчас четыре, мы готовы счета открыть, но пока этого не сделали.

— Обязаны ли теперь все российские граждане работать только с российской компанией или имеют право работать так, как и привыкли работать раньше?

— Если мы рассматриваем этот вопрос с позиции клиентов, то главное, что дает новый закон,— это защита их интересов на уровне государства, возможность обратиться с иском в суд. Но очень важно разделять, что гарантирует этот закон клиенту, а чего — не гарантирует ни один закон в мире. Закон не защищает клиента от рисков: ни государство, ни дилер, ни финансовый аналитик не может гарантировать частному клиенту, что его сделка всегда принесет ему прибыль. Рынок форекс был, есть и будут во всем мире высокорискованным финансовым рынком, и потери на нем могут быть существенными. Чтобы снизить возможные потери клиента, закон ограничил размер максимального плеча, который дилер может дать своему клиенту и дал право регулировать это плечо Центробанку.

— Как вы относитесь к тому, что ЦБ очень жестко ограничивает плечи?

— Для человека, который только начинает работать на рынке форекс, это ограничение плеча — очень важный инструмент, который позволит за первые же минуты работы не потерять все свои средства. А опытным трейдерам, игрокам, имеющим высокий аппетит к риску, это изменение даже может принести вред — они-то привыкли к большим плечам, и отказаться от своей привычки им будет сложно. Судя по всему, они будут искать возможности открывать счета в иностранных юрисдикциях, работать с зарубежными дилерами — наш российский закон это не запрещает.

Но что я хочу сказать еще. Наше общение с регулятором в процессе прохождения лицензирования позволят нам делать вывод о том, что сотрудники ЦБ все же слышат пожелания нашей индустрии. Возможно, что не в этом году, но в будущем ЦБ воспримет наши пожелания об увеличении размера плеча.

— Вернемся к вопросу о том, что же дает клиенту форекс-дилера закон. Вот человек пришел в офис российского дилера, у которого есть лицензия. Права и обязанности сторон?

— Напомним, что дилер, зарегистрированный в российской юрисдикции, может предоставить клиенту только возможность работы с валютными парами. Торговлю на рынке акций, других производных инструментов закон запрещает. Каждый новый клиент российского дилера должен прийти в офис компании для того, чтобы сотрудники форекс-дилера удостоверили личность клиента, и подписать соглашение, которым регламентируются права и обязанности сторон, а также уведомление о рисках. Потом перечислить средства на номинальный счет, и через какое-то время получает возможность торговать на рынке.

Если у клиента возникает конфликт с дилером, имеющим лицензию, то ему гарантирована судебная защита в России. Да, клиент может обратиться в суд, и суд должен рассмотреть его дело по существу.

Также новый закон дает возможность рынку самостоятельно контролировать деятельность форекс-компаний в рамках саморегулируемых организаций — СРО. То есть если по какой-то причине человек понимает, что в суд ему идти не с чем, или просто что-то в работе дилера ему не нравится, или же банально неясно, а дилер этого не поясняет клиенту, то человек может обратиться с жалобой в СРО.

Законодательно контролем за работой рынка форекс в России занимается Центральный банк. Второй уровень надзора — это СРО. Законом предусмотрено также создание компенсационного фонда СРО форекс-дилеров, из которого будут выплачиваться средства клиентов в случае банкротства компании.

— Много говорилось о том, что теперь компании станут налоговыми резидентами России и будут платить налоги в отечественный бюджет.

— Да, компании, получившие лицензии, после того, как у них появятся клиенты, становятся российскими резидентами, и также автоматически становятся и налоговыми агентами, то есть они из дохода клиентов, который те зарабатывают от инвестирования денег, платят налоги в Российской Федерации (НДФЛ). Кроме того, и сами компании будут платить налоги в бюджет.

— Что пришлось сделать тем группам компаний, которые решили получать в России лицензию?

— Лицензирование — довольно дорогая штука. Закон установил требования к минимальному размеру капитала форекс-дилера — 100 млн рублей. Кроме того, еще 2 млн рублей нужно внести в компенсационный фонд. Кроме того, компаниям-участникам рынка нужно иметь основной и резервный центры обработки данных на территории России, и, наконец, на сайте компании должна быть раскрыта соответствующая информация, в частности, уведомление о рисках, порядок определения котировок и прочее.

— О чем вас сегодня спрашивают чаще всего?

— Нас спрашивают, когда же мы начнем перевод клиентов в российскую юрисдикцию. Ответ прост: как только вся инфраструктура будет создана — этот переток сам начнется, и он не займет годы. Максимум — несколько месяцев. Но для этого, как минимум, должен быть решен вопрос с индентификацией клиентов — придется ли им, как того требует закон сейчас, приходить в офис лично — или, быть может, нам позволят упрощенную идентификацию. Второе — для начала работы нам нужно аккредитованное в ЦБ СРО. Сейчас на рынке две ассоциации профессиональных участников отрасли. Ну и клиенты все же должны прийти к нам и выразить свое желание работать в России.

К тому же все компании, получившие лицензии, будут прилагать усилия, чтобы получить клиентов тех компаний, которые ушли с рынка.

Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 2 августа 2016 > № 1847493 Дмитрий Дригайло


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter