Всего новостей: 2467371, выбрано 1 за 0.005 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Иделсон Роберт в отраслях: Финансы, банкивсе
Иделсон Роберт в отраслях: Финансы, банкивсе
Латвия. Россия > Финансы, банки > telegraf.lv, 29 мая 2013 > № 822992 Роберт Иделсон

Латвийский банковский сервис для нерезидентов из стран СНГ — во многом не хуже люксембургского. При этом у обеспеченных россиян есть три главных мотива, почему они работают с зарубежными банками, в том числе и банками Латвии.

Об этом в интервью Телеграфу рассказал Роберт ИДЕЛСОН, глава небольшого российского M2M Private Bank. Акционер группы, в которую входит M2M, на прошлой неделе сообщил о приобретении небольшого Latvijas Biznesa banka (LBB).

Купили банк без наследия

— Еще прошлым летом вы говорили, что среди латвийских банков покупать нечего и что у M2M есть интерес к приобретению банков в других европейских странах. А в итоге купили LBB.

— Мы все же купили не банк, а лицензию — этакую форму для дальнейшего развития. С точки зрения бизнеса, там сейчас ничего нет. С другой стороны, LBB очень хорош, именно как платформа. В нем нет какого-то негативного исторического наследия, связанного с бизнесом предыдущих владельцев. Нет проблемных активов, которые найдутся в балансе любого банка покрупнее.

— Сейчас этот банк — 25-й по размеру активов. Каковы ваши цели и перспективы?

— Естественно, у нас есть цели на ближайшие три года, но мы их не озвучиваем. Понятно, что мы хотим развивать бизнес. Размер активов не будет единственным критерием успеха. На самом деле, для нас важен будет и объем средств клиентов под нашим управлением. Это нормально для любой структуры, которая занимается private banking.

— И все же, через три года войти в Топ-10 — реально?

— Войти в десятку или взять какую-то долю рынка — это не наш подход к бизнесу. Что нам важно — создать банк, который станет ведущим в Латвии игроком именно в сфере private banking — то есть в обслуживании текущих операций и капитала состоятельных клиентов. Важно предлагать качественные продукты и сервис. И, конечно, зарабатывать прибыль для акционеров.

— Это будет главным образом бизнес на нерезидентах?

— Естественно. Все же потенциал спроса среди жителей России и стран СНГ — гораздо больше, чем у жителей Латвии.

— Сегмент корпоративных клиентов для вас не важен?

— Нет, наш фокус — состоятельные частные лица и их сбережения. Но, конечно, если у них есть какие-то компании — их мы тоже будем обслуживать.

— А в чем будет заключаться разделение труда в банках M2M в Латвии и в России — там вы ведь тоже работаете в основном с физлицами...

— Естественно, будут общие моменты — бренд, предлагаемые продукты. В то же время россиянам не нужно объяснять, зачем им латвийский банк — они сами хотят иметь счета как в России, так и за рубежом. Такая потребность есть: практически у всех российских клиентов есть какие-то активы и за рубежом. Это рациональный подход к управлению рисками.

— Сообщалось, что латвийский банк будете возглавлять вы. Возвращаетесь из Москвы в Ригу?

— Да, такая информация была, но это пока домыслы, мы их не подтверждаем.

— Топ-менеджеров привезете из России или будете искать тут?

— Нет смысла привозить людей в другую страну, в которой у них нет опыта работы — это как со своим уставом в чужой монастырь. Надо искать местных управленцев и специалистов. Оценим ту команду, которая есть в банке. И будем ее усиливать.

Три причины интереса

— В чем разница в обслуживании богатых россиян в Москве и в Риге — что они не получают у себя дома?

— Есть три основных фактора. Диверсификация — главный момент, которого нельзя добиться, храня деньги в рамках одной страны. Людьми движет то, что какую-то часть денег они хотят держать в другой юрисдикции, которая не подвержена специфическим российским рискам — налоговым, политическим, рейдерским, судебной системы.

Второй момент: есть нюансы российского регулирования банковской системы, которые сужают доступный ряд продуктов, связанных с инвестированием в фондовые рынки. И это ограничивает в том числе тех клиентов, которые хотят снизить риски вложений.

И третий фактор: у многих россиян есть активы за рубежом. Их обслуживание зачастую требует работы через банк, который тоже находится в Европе. Опять же, у многих есть желание финансировать свою деятельность под залог иностранных активов: то же кредитование под залог зарубежной недвижимости. А процентные ставки по кредитам в Европе гораздо ниже, чем в российских банках.

— Консультировать клиентов по получению инвестиционных видов на жительство (ВНЖ) в Латвии будете?

— Это на самом деле очень побочная услуга. Понятно, что у нас уже сейчас в России есть клиенты с ВНЖ в Латвии. И наверняка к нам еще будут обращаться с этими вопросами. Но я не считаю, что это может стать одним из основных продуктов банка.

Другое дело, если у клиента есть интерес открывать в Латвии холдинговую компанию — тут для нас бизнес просматривается. А если он получил вид на жительство — это не меняет его отношений с банком.

Есть масса людей, которые ведут свои дела главным образом через латвийские банки, часто тут бывают, но при этом латвийского вида на жительство не имеют. И снова обратный пример: есть клиенты с ВНЖ в Латвии, но кроме кредитной карточки в латвийском банке, другой активности у них тут нет. Так что это не особо взаимосвязанные вещи.

Между Ригой и Цюрихом нет пропасти

— После новости о покупке LBB были комментарии, что из-за событий на Кипре интерес россиян к латвийской банковской системе вырос. Вы это наблюдаете?

— Естественно, многие теперь ищут новые отношения с банками других стран Европы. При этом Латвия для нерезидентов всегда была интересна. Но теперь у нее одним конкурентом стало меньше.

— При этом вы говорили российским СМИ, что после событий на Кипре клиентам стоит оценить две хорошие юрисдикции — Швейцарию и Латвию. Про Швейцарию понятно, а про Латвию поясните — в чем ее плюсы?

— На этот вопрос на самом деле очень просто ответить. Да, в Латвии традиции банковской отрасли — намного короче по времени, чем в Швейцарии. Но и тут мы можем уже говорить о наличии устоявшейся банковской системы, с профессиональными специалистами и приват-банкирами. Также тут есть очень профессиональное регулирование и очень стабильная макроэкономическая ситуация. И что еще важнее, стабильная фискальная ситуация — в отличие от большинства других европейских стран.

Сейчас состояние государственного бюджета будет играть ключевую роль для многих клиентов, выбирающих страну, в которой они хотят обслуживаться. Потому что после Кипра стало ясно: если в бюджете дыра и ее надо затыкать, есть вероятность, что для этого возьмут деньги со счетов даже не граждан страны, а нерезидентов. С этой точки зрения, тут проблем нет: по уровню госдолга к ВВП Латвия — одна из лучших стран Европы.

Конечно, все эти факторы не ставят латвийский банковский бизнес в один ряд со швейцарским. Но на следующую ступеньку после Швейцарии — ставят. При этом тот же швейцарский миф тоже во многом раздут. Их банки начали широко работать с международной клиентурой только после Второй мировой войны. И на этом фоне 20 лет опыта работы латвийской банковской системы с нерезидентами — тоже немало.

Так что нельзя сказать, что между Латвией и Швейцарией в уровне банковских услуг есть разрыв величиной с пропасть. Пройдет еще 10 лет, и он станет еще меньше. А если сравнивать с такими странами, как Люксембург, то могу сказать по своему опыту: да, в управлении инвестиционными фондами и в кастодиальных услугах они развиты очень хорошо, но в private banking конкретно для граждан стран СНГ уровень сервиса в Латвии — уже выше.

Латвия. Россия > Финансы, банки > telegraf.lv, 29 мая 2013 > № 822992 Роберт Иделсон


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter