Всего новостей: 2400007, выбрано 1 за 0.002 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Кияк Андрей в отраслях: Финансы, банкивсе
Кияк Андрей в отраслях: Финансы, банкивсе
Украина > Финансы, банки > interfax.com.ua, 2 марта 2016 > № 1671851 Андрей Кияк

Замдиректора-распорядителя ФГВФЛ А.Кияк: планы продаж на 2016 год - 15-18 млрд грн

Эксклюзивное интервью агентству "Интерфакс-Украина" заместителя директора-распорядителя Фонда гарантирования вкладов физических лиц (ФГВФЛ) Андрея Кияка

Вопрос: ФГВФ неоднократно получал в свой адрес обвинения, что продажи осуществляются непрозрачно, через множество торговых площадок, а "не через популярную СЕТАМ". Расскажите о текущем состоянии продаж, прокомментируйте сложившуюся ситуацию, что Фонд меняет и что планирует изменить.

Ответ: Есть закон Украины и ряд нормативных актов, которые регулируют выведение банков с рынка. В этих документах прописана одна из основных функций Фонда, которой являются расчеты с кредиторами за счет реализации имущества неплатежеспособных банков. Когда мы начинали (два года назад) у нас было два или три банка в процессе ликвидации, затем ситуация в секторе ухудшилась. Сейчас мы имеем порядка 70 банков, из которых большинство ликвидируется. Поэтому задача правильной реализации имущества в виде ликвидационной массы является первостепенной.

Нормативная база предполагает, что реализация имущества которое стоит до 10 минимальных окладов (12 тыс. грн), может осуществлятся непосредственно физическому или юридическому лицу, а остальное продается путем проведения аукционов. Торги в соответствии с сегодняшним законодательством могут осуществляться с помощью электронных площадок. Вот это слово "могут", которое предполагает закон с 1 января 2016 года, мы начали использовать еще в мае 2015 года. Дирекция Фонда приняла соответствующее решение, при этом мы взяли за основу международные стандарты, посоветовались с рынком, иностранными консультантами, и выработали определенные функциональные требования – критерии для потенциальных организаторов торгов, которые могут получить статус электронных площадок. Таким образом, по состоянию на май 2015 года у нас было аккредитовано порядка 39 торговых площадок, а по состоянию на 15 сентября 2015 года 19 из них получили статус электронных.

Хочу привести данные по нашей статистике: фактически за 2014-2015 годы мы продали активов на 1,2 млрд грн, при том, что балансовая стоимость тех активов, которые выставлялись – 25 млрд грн.

Это неплохой показатель, поскольку фактически основные продажи проходили во второй половине 2015 года, если точнее - с сентября, когда мы запустили электронные торги. Я бы даже сказал, что около 80% было реализовано именно на электронных площадках.

Электронная площадка позволяет дистанционно подключиться к системе и участникам, и уполномоченному банку, и, главное, Фонду в качестве контроля. То есть мы видим, как проходят торги и как проходит установка лотов, шагов вверх (мы стараемся в процессе торгов шаги вниз не допускать). Более того, по результатам мы можем расследовать жалобы на ту или иную ситуацию – либо, когда проходила регистрация, либо когда проходили торги. Преимущество электронных торгов именно в этом.

Единственный минус, конечно, это зависимость от программного обеспечения: возможны DDos-атаки, но опять же, это входит в рамки тех критериев, о которых мы говорили. Если площадка не в состояние уберечь себя от DDos-атак, то она, соответственно, принимать участие в торгах не может.

Вопрос: Как из этих 19 бирж вы выбирали именно ту, которая продает?

Ответ: Было принято следующее решение: не лототрон, не математическая модель, а каждое уполномоченное лицо, получив разрешение на продажу части ликвидационной массы, всем 19 биржам рассылало эти лоты с предложением искать клиентов в период от двух до трех недель. Таким образом, биржи выступали не только как электронные площадки, а и как своего рода брокеры. И та биржа, которая находила клиента, имела приоритетное право на реализацию. Конечно, если мы видели, что идет какая-то игра с понижением до -30% , то мы старались после вторых торгов пересмотреть выбор биржи.

В результате, я хочу сказать, что из всех 19 бирж самыми активными были 15 площадок, и многие из них торговали достаточно неплохо. Если даже брать в процентах проданного от выставленного, то средний показатель – это 25%.

Например, "Электронные торги Украины" - основных средств выставлено на 1,4 млрд грн, продано – на 89 млн грн, кредитов выставлено на 5,3 млрд грн, продано – на 78 млн грн (1,47%), "УКГ Мониторинг" – кредитов выставлено на 4,7 млрд грн, продано - на 26 млн грн. на площадке СЕТАМ, о которой мы поговорим отдельно, учитывая что это данные за 2015 год, было выставлено основных средств на 252 млн грн, продано – на 10 млн грн, кредитов выставлено на 21 млн грн, продано – ноль. Поскольку на тот момент их технические возможности были низкими. Далее, "Экспертное агентство" – выставлено на 293 млн грн, продано на 43 млн грн, "Украинская Универсальная Биржа" – выставлено на 3,4 млрд грн, продано на 43 млн грн.

Вопрос: Как отреагировал Фонд на поручение правительства о переходе на электронные площадки, которое прозвучало в ноябре 2015 года?

Ответ: Хочу отметить, что реорганизация СЕТАМ закончилась где-то в ноябре 2015 года (раньше это был информационный центр Министерства юстиции, теперь – государственное предприятие СЕТАМ).

Во исполнение поручения премьера, которое прозвучало 5 ноября 2015 года на открытом заседании административного совета Фонда, мы объявили о проведении нового конкурса-аккредитации на привлечение новых электронных площадок. В результате 21 декабря 2015 года решением дирекции было аккредитовано еще 14 новых электронных площадок, в том числе СЕТАМ. Сейчас мы имеем 32 электронные площадки.

Тогда еще звучало предложение, которое сейчас получило определенное продолжение, о том, чтобы предложить использовать СЕТАМ в качестве единой площадки.

Было обращение в Антимонопольный комитет со стороны Фонда, а также задействованного в выполнении поручения Министерства финансов, по которому мы получили ответ, что это не будет соответствовать Закону о конкуренции.

С 1 января 2016 года вступили в силу новые положения закона о системе гарантирования вкладов, согласно которым активы банков продает Фонд, а не уполномоченные лица на ликвидацию банка. С этого момента СЕТАМ начал активно подключаться к заключению генеральных договоров с Фондом и активно привлекаться к передаче активов на реализацию.

На сегодняшний день на СЕТАМ передано активов на сумму более 700 млн грн – это и имущественные права по кредитам, и основные средства. Доля активов в залоге под рефинансирование НБУ не превышает 50%.

У нас есть предварительная договоренность между руководством Фонда и Национального банка Украины (НБУ) о том, что залоговое имущество передается на реализацию на площадку СЕТАМ по согласованным НБУ начальным ценам.

И сейчас мы уже заканчиваем работу над проектом изменений к договору между НБУ и Фондом. В соответствии с новой редакцией именно СЕТАМ будет площадкой для реализации имущества банков, которое находится в залоге под рефинансирование Нацбанка.

Но даже, кроме этих залогов, мы все равно по результатам каждого заседания исполнительной дирекции Фонда и комитета по продажам передаем фактически из каждого банка чуть ли не половину активов на СЕТАМ.

Так что передано активов на 700 млн грн, но пока ничего не реализовано.

Вопрос: Как вы считаете, по какой причине в этом году не реализован ни один из переданных на СЕТАМ активов?

Ответ: По ряду причин. Если брать стартовые цены на имущество, которое в залоге под рефинанс, то Нацбанк согласовывает нам цены, близкие к балансовой стоимости данного имущества. С точки зрения желаемого результата это выглядит хорошо, но экономически необоснованно.

Поскольку мы заговорили о ценах, то хочу отметить, что мы никогда не продавали по цене, которую нам определяет субъект оценочной деятельности, только выше. Мы брали оценочную цену за основу, а затем решением дирекции ее поднимали, часто до 90% от нее. И эту цену мы определяли как начальную.

По бланковым кредитам, мы буквально недавно приняли решение и зафиксировали окончательно подход, который ранее использовали неформально: выставлять не менее 30% балансовой стоимости. Хотя, могу добавить, что даже по цене 2% от балансовой стоимости никто не хочет покупать.

Но НБУ пошел дальше - он предлагает нам выставлять на продажу за 100% балансовой стоимости.

Кроме того, помимо этой ценовой проблемы, наверное, необходимо время для какой-то раскачки СЕТАМа - они ведь только начали работать и т.д.

Еще важный аспект: чтобы не "убивать" конкуренцию из-за того, что исключительно СЕТАМ торгует "рефинансовым" имуществом, еще в марте 2015 года СЕТАМу было дано поручение после определенных обращений АМКУ предоставить посредством подключений через системы API доступ к активам всем остальным торговым площадкам. Насколько я понимаю, технологически это сделано не было, но мы продолжаем проводить переговоры с СЕТАМ и другими участниками рынка, и видим, что они уже находят точки соприкосновения.

Как я говорил, в нашем случае площадка выступает еще и брокером, и если это площадка СЕТАМ, то она сопровождает клиента при продаже конкретного актива. И это та практика, которая позволит не "добить" конкуренцию на данном рынке.

Вопрос: Каковы ваши дальнейшие планы?

Ответ: В марте-апреле и далее мы планируем передавать таким образом все активы в залоге под рефинанс на СЕТАМ.

В текущем году мы себе поставили планы продаж в размере порядка 15-18 млрд грн, из них до 9 млрд грн – это залоговое имущество по кредитам рефинансирования НБУ. Если брать по балансовой стоимости, то общая сумма составляет до 70 млрд грн.

Вопрос: Что вы планируете сделать, чтобы достичь такого результата? В прошлом году продажи оказались гораздо ниже планируемого уровня.

Ответ: Во-первых, для этого мы сделали определенные шаги внутри Фонда. Мы прекрасно понимали, что система продаж могла быть более эффективной, как с точки зрения законодательной, так и технологической.

Закон предусматривает, что с 1 января решение о торгах принимает именно Фонд (в первую очередь дирекция). А уполномоченные сотрудники с указанной даты не могут заниматься действиями, направленными на организацию продаж (то есть, в том числе не работают с оценщиками), и только по поручению Фонда могут заключать формальные технические договора с биржами.

Для того чтобы не возникало вопросов о том, в чьих интересах принимается решение о продаже, я хочу сообщить следующее. Начиная еще с прошлого года, в Фонде сформирована такая система, что по каждому конкретному активу принимает решение минимум 5-15 человек (в зависимости от величины банка), которые входят в малый комитет по управлению активами, созданный в каждом банке. Далее, уполномоченное лицо через систему автоматизации продаж по утвержденной форме передает информацию об этом активе в отдел, который занимается продажами в Фонде. Как только эта форма поступает, мы убеждаемся в ее полноте, и отдел передает ее на согласование другим департаментам – юридическому, безопасности, сектору оценки. На каждом из этих этапов процесс подготовки к продаже активов может быть остановлен. И потом предложение передается в комитет по организации продаж, созданный с 1 января этого года решением дирекции Фонда согласно с Законом. Он состоит из семи человек-представителей разных департаментов Фонда, я его возглавляю.

Этот комитет имеет право принимать решение о продаже активов в сумме не более 5 млн грн балансовой стоимости, без учета резервов, а также может рассматривать продажи свыше этой суммы и либо рекомендовать, либо не рекомендовать продажу дирекции Фонда.

Кроме того, мы разработали новые форматы отчетности для более подробного описания кредита, который включает широкий массив информации. Это паспорт актива, кредитный меморандум и короткая рецензия сектора оценки.

После принятия решения о продаже актива информация в расширенном объеме выставляется на нашем интернет ресурсе и является доступной для каждого покупателя. Она также дублируется на сайте банка и сайтах каждой биржи.

Поэтому обвинения в том, что кто-то занимается продажей конкретного актива под конкретного покупателя, нелогичны.

Вопрос: Какова ситуация со спросом на активы неплатежеспособных банков?

Ответ: Когда мы утверждаем ликвидационную массу, мы в первую очередь рассылаем информацию банкам. Интереса – ноль. Банки либо не покупают, либо выставляют цены, которые далеки от реальности. Поэтому хотелось бы рассматривать банки в качестве инвесторов, но пока это не представляется возможным.

Второй круг потенциальных инвесторов – факторинговые компании. Очевидно, что факторинговые компании на сегодняшний день в "процессе развития", собственных средств у них нет. Естественно, они выступают в качестве посреднического "мостика", но если они это делают в законодательных рамках, то это нормально.

Что касается покупки кредитов физлиц, то после недавнего решения Высшего административного суда Украины покупать кредиты физлиц должны будут банки, а не факторинговые компании, поэтому опять же, будем возвращаться к банкам.

Третья группа – это физлица и юрлица, которые могут выкупать целый ряд активов. Самый большой интерес на сегодняшний день к автомобилям, которые "уходят" с повышением цены и в три, и в четыре раза. Это при том, что стартовые цены у нас не низкие.

Мы также стараемся активно (последнее время – даже очень активно) продавать с использованием условий комиссионных торгов имущество до 10 минимальных окладов (мебель, компьютерная техника и пр.), и стараемся это делать прямо со складов, чтобы избежать расходов на хранение. Но, откровенно говоря, из тех 300 млн грн, на которые у нас осталось имущества, продано крайне мало – примерно на 2 млн грн.

Недвижимостью тоже достаточно серьезно интересуются, особенно квартирами в центральных районах Киева, но можно говорить и о жилом имуществе на перифериях Киева.

Как я говорил, в 2014-2015 гг. мы реализовали активов на 1,2 млрд грн балансовая стоимость которых 25 млрд грн. Мы стараемся не играть в "голландские аукционы" на понижение, а нацелены только на повышение.

Иностранные инвесторы не очень активны. Отчасти это связано с неполнотой информации об активах, которую мы пытаемся сейчас максимально раскрыть. Кроме того, преграды создает невыполнение закона, где четко прописано, что в период ликвидации банка запрещены любые аресты имущества, однако на практике мы имеем не только запреты и аресты, но и недопонимание со стороны исполнительной службы, которая весьма активно продает и часто по бросовым ценам залоговое имущество банков.

Таким образом, если брать кредиты, то они продаются за 5% балансовой стоимости, тогда как недвижимость мы продавали за 60%. При этом борьба за основные средства банков велась достаточно серьезная.

Вопрос: В ближайшее время состоится продажа "ВиЭйБи Лизинг". Какой интерес к этой компании?

Ответ: Достаточно много шума вокруг этого актива. Это уникальный случай, когда в ликвидационную массу включена работающая компания, которая приносит Фонду ежемесячную прибыль. Ее проблемный портфель составляет около 30%. Всю прибыль, которую компания получала с 2007 года, мы реинвестировали, так же как и прибыль 2015 года (порядка 17 млн грн), чтобы не уменьшать стоимость компании. Фактически, мы ее прибавили к цене, которая была определена субъектом оценочной деятельности. В итоге мы вышли на цену 50,5 млн грн.

Часто звучат другие предложения: например, давайте продадим только лизинговый портфель, который стоит 150 млн грн. По всем параметрам, расчетам и переговорам с "ОТП Лизингом", "Альфа Лизингом" и др. за весь портфель, если учитывать все дисконты и коэффициенты, мы получим от силы 22-25 млн грн. Поэтому настаиваю на правильности нашего решения такой специфики продажи. Мы выставили корпоративные права по цене с дельтой 1,5 от капитала (35 млн грн) и играем только на повышение. У нас в банке работает "комната данных", где потенциальные покупатели могут ознакомиться с документами, которые финансового состояния компании, и мы видим, что есть интерес крупных финансовых игроков с иностранным капиталом. Но пока те предложения, которые звучали, – это максимум 35 млн грн.

Вопрос: Как вы считаете, насколько снизится оценка активов, основных средств и кредитов в связи с ухудшением экономической ситуации в стране?

Ответ: В этом случае показательный пример банка "Форум". Сначала, когда банк в середине 2014 года передали для временной администрации, задача была соорудить и реализовать некий план урегулирования – создание переходного банка. Мы почти к нему дошли, но мы не сошлись на определенных параметрах докапитализации со структурой, которая участвовала в этом процессе (Альфа-Банк). Потом эта идея переходного банка была взята за основу общественной организацией вкладчиков этого банка, что понятно, поскольку люди защищают свои права, свои вклады. Но на фоне этой идеи было принято решение максимально давить на Фонд и тормозить любые продажи.

Скажу откровенно: если еще в 2014 году я был абсолютно уверен, что мы закроем не только долги банка перед Фондом на 2,8 млрд грн, которые идут в третью очередь, а еще и до 80% долгов перед четвертой очередью кредиторов (вклады 200+), то сейчас мне даже трудно утверждать, что мы сможем расплатиться хотя бы с половиной долгов третьей очереди. По причине и ухудшения качества актива, и специфики нашей судебной системы. Огромное количество предприятий объявляют себя банкротами, пытается устроить взаимозачеты через какие-то суды и прочее. Конечно, мы их вылавливаем, судимся дальше, но это еще время.

Поэтому я настаиваю, что у нас есть позиция закона, в котором прописано: продать по наивысшей цене в максимально короткие сроки.

Конечно, понятие "кратчайшие сроки" тоже должно быть правильным. Мы считаем, что курицу, несущую золотые яйца, – как в случае в "ВиЭйБи Лизингом", - не надо продавать сразу. Пусть она их несет, у Фонда тем временем есть возможность сформировать лот и продать адекватно. Мы также не продаем кредиты, связанные с инсайдером, потому что их нельзя продавать, они обязаны заплатить все и до конца.

Отвечая прямо на вопрос, скажу: с каждым месяцем качество активов ухудшается. Конечно, у нас есть планы и на года вперед, но сейчас мы оцениваем общий портфель активов в 400-500 млрд грн и говорим о продаже на 80 млрд грн, хотя, думаю, летом мы будем говорить совершенно о других цифрах.

Украина > Финансы, банки > interfax.com.ua, 2 марта 2016 > № 1671851 Андрей Кияк


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter