Всего новостей: 2525635, выбрано 2 за 0.017 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Константинов Михаил в отраслях: Госбюджет, налоги, ценыФинансы, банкиСМИ, ИТвсе
Константинов Михаил в отраслях: Госбюджет, налоги, ценыФинансы, банкиСМИ, ИТвсе
США. Евросоюз. Корея > СМИ, ИТ. Финансы, банки > forbes.ru, 14 февраля 2018 > № 2496259 Михаил Константинов

Пистолет за биткоины. Кто на самом деле зарабатывает на криптовалютах

Михаил Константинов

Эксперт

Мир переоценил технологию блокчейн. Блестящего прорыва в этой сфере до сих пор нет, а криптовалюты активно используются разве что в расчетах на черном рынке

В январе 2018 года платежный сервис Visa без предупреждения заблокировал криптовалютные карты, выпускаемые в Евросоюзе. О том, что карты аннулированы, владельцы узнали в кассах магазинов, на автозаправках, при оплате номера в отеле на отдыхе. Неделей позже Республика Корея заявила о планах запретить на своей территории любые сделки с криптовалютой.

Сегодня эта страна занимает 20-25% мирового рынка криптовалют по объему заключенных сделок. Что на самом деле вынуждает крупнейшие платежные системы и целые государства отказываться от виртуальных денег? Попробуем разобраться.

Находка для криминала

Посмотрите ради интереса, что продается в даркнете: информация из чатов в мессенджерах Telegram и What’s App, фальшивые паспорта и дипломы, наркотики, сомнительной подлинности бланки рецептов строгого учета с печатями, оружие и многое другое, столь же уголовно преследуемое.

Основная валюта на этих анонимных просторах — биткоин, реже — другие криптовалюты. И уж совсем редко вы увидите «динозавра» — оплату через веб-кошелек. Почему? Потому что криптовалюта стала стопроцентной гарантией анонимности. Прежде на криминальных онлайн-рынках платежи шли через веб-кошельки, но платежные системы с завидной регулярностью эти кошельки блокировали. Чтобы открыть новый, нарушителям приходилось делать это с другого IP-адреса, да и пропавших на заблокированном кошельке денег не вернуть. Теперь, с появлением криптовалют, оплаты происходят легко и без лишнего риска: ты никто и нигде.

Черный рынок проголосовал за криптовалюты живым рублем, юанем или долларом: за цифровые активы поставляются товары и услуги, они стали реальным эквивалентом, а не эфемерными цифрами. Причем криптовалюта стала не ценой реального товара, а ценой анонимности при получении этого товара. Товар стоит $20, но вы покупаете его за $200, потому что делаете это анонимно.

Самый близкий пример — продажа оружия. По российским законам вы имеете право владеть оружием, но только получив разрешение на владение и зарегистрировав его, поэтому в магазине вы купите пистолет за $50. Если хотите незарегистрированный ствол, вы получите его, заплатив на черном рынке в десять раз больше. Почему? Потому что анонимность стоит дорого.

Доход для законопослушных

А теперь давайте посмотрим, сколько легальных товаров и услуг оплачиваются криптовалютой. Привести достоверную статистику нам не удастся, ее нет даже в любительских исследованиях — как раз потому, что за счет анонимности кошельков и невнятности назначения платежа такую статистику невозможно отследить.

Но знаете ли лично вы автосалон, где вам продадут Porsсhe за биткоины? Или агентство недвижимости, которое продаст вам квартиру за криптовалюту, взятую в ипотеку в солидном банке? Или, например, спецтехнику, тяжелый транспорт и машинное оборудование для вашего бизнеса? Я о таком не слышал.

Где же тогда законный стык криптовалюты, бизнеса и валюты реальной? Как на криптовалюте зарабатывают «белые» компании?

В первую очередь, за счет устройств для майнинга. Каждая видеокарта куплена у производителей не за биткоины, а за реальные деньги, с которых уплачены налоги. Во-вторых, неплохо зарабатывают компании, которые занимаются системами хранения данных, в том числе такие гиганты, как IBM, HP, EMC и др. Они продают инфраструктуру за живые доллары тем, кому надо хранить тонны информации, порождаемые распределенным реестром.

И конечно, лучше всех зарабатывают электростанции, питающие электроэнергией майнинговые фермы. Они делают это за реальные деньги, ведут отчетность и дружат с налоговиками. Их заработок прозрачен, так что анонимность им не нужна. По факту дорогая анонимность нужна только черному рынку, и Visa с корейскими властями это понимают. Более того, серьезные компании вообще не свяжутся с биткоинами — им пришлось бы серьезно постараться, чтобы задекларировать доход в криптовалюте.

Не декларировать нельзя — рано или поздно налоговые регуляторы разработают технологию, при которой взносы за криптовалюту будут начисляться по валу, по факту владения и по максимальному курсу за период владения. Налоговые службы не будут спать, видя такой потенциальный источник дохода для государства. История с взаимным декларированием доходов нерезидентами подтверждает, что налоговики во всем мире мыслят примерно одинаково — в режиме постоянного поиска упущенного государством дохода. Если налоговые службы добились от банков отчета по доходам европейских налогоплательщиков в банках других стран, где они не резиденты, то что говорить о криптовалюте?

Причем здесь блокчейн

Тренды, касающиеся криптовалют, ясно обозначены уже сейчас. Однако в вопросе блокчейна такой определенности нет до сих пор. Несмотря на ажиотаж, распределенный реестр пока не прижился массово в рознице, в корпоративном бизнесе или в финансовой индустрии. Одна из причин — распределенные реестры изначально придуманы футурологами как источник премии за вычислительную деятельность, а мы восприняли идею неверно.

Писатели-фантасты предсказывали, что валютой будущего будет энергия — джоуль, киловатт, даже литр воды, которую тоже можно воспринимать как чистую энергию, говоря о водородном топливе. Однако нам навязывают другой тренд — единицей расчетов предлагается сделать способность выполнить вычислительную работу. Но чтобы расплатиться способностью, надо превратить ее в некую единицу. Так появилась криптовалюта.

Смысл этой футурологической концепции в том, что не энергия, а способ ее утилизации для вычислений станет доминирующим. Но пока нет серьезных предпосылок перехода от реальных денег к энергии вычислений. Ведь следующий шаг после этого — отказ от денег в том понимании, в котором они существуют сейчас. Пока мы далеки от этого, а нам предлагают перепрыгнуть сразу через три этажа.

Распределенных реестров как блестящих бизнес-инструментов мы пока не видим: все то, что сейчас можно сделать с помощью блокчейна, легко реализуется и без него. Например, централизация власти — антипод распределения полномочий. В корпоративном мире, где есть вертикальная зависимость, что-то всерьез «распределить» трудно. По той же причине трудно внедрить распределенный реестр в инвестиционной деятельности — всегда есть категории инвесторов, которые входят в управление.

Блестящего прорыва до сих пор нет, все остальное — сомнительные разговоры. Например, компания заявляет: мы внедрили распределенный реестр, и вместо четырех дней сделку теперь обрабатываем за 4 часа. Но что это значит на самом деле? Компания внедрила новую технологию, поменяла регламент работы сотрудников, чтобы этапов согласования было меньше, и решения принимаются теперь быстрее. При чем тут распределенный реестр? Это обычная оптимизация. Просто под маркой внедрения распределенного реестра компания перетрясла штат, стимулировала сотрудников и увеличила скорость обработки сделки. Да, компания работает эффективнее и зарабатывает больше. Но распределенный реестр здесь ни при чем.

Мы часто слышим о пилотном внедрении распределенного реестра в отдельных проектах, но его массового использования с реальной выгодой пока нет. Может быть, это этап адаптации. Но рынок слишком долго находится в ожидании: в мире IT, где за год делаются серьезные проекты, полуторагодовое пустопорожнее обсуждение блокчейна — это плохой знак.

США. Евросоюз. Корея > СМИ, ИТ. Финансы, банки > forbes.ru, 14 февраля 2018 > № 2496259 Михаил Константинов


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 30 ноября 2017 > № 2410267 Михаил Константинов

Анонимный пузырь. Почему криптовалюта может уйти в прошлое

Михаил Константинов

Эксперт

Можно ли доверять серьезные суммы денег системе, где цена минимальной ошибки так велика?

В ноябре 2017 года произошел поучительный случай в мире криптовалют. В результате ранее неизвестной уязвимости в исходном коде Ethereum-кошелька британского разработчика программного обеспечения Parity Technologies были заморожены около 280 млн долларов на счетах клиентов. Программист-новичок экспериментировал с публичным API (Application Programming Interface — интерфейсом для программирования приложений) и, как утверждает компания, случайно, из-за ошибки в коде, навсегда заблокировал кошельки других пользователей.

Здесь раскрывается потенциальная проблема технологий на блокчейне: в обычных банках такую ситуацию можно выправить вручную, тогда как в блокчейне контракты и их логика неизменяемы. Во всяком случае, такая возможность не предусмотрена явно. Можно ли доверять серьезные суммы денег системе, где цена минимальной ошибки так велика? Разберем главные вопросы к криптовалютам.

Блокировка — это навсегда

Когда речь идет валюте любого государства, контроль за ней ведет само государство: контролирует эмиссию, степени защиты, отвечает за эти деньги золотовалютными резервами, долговыми обязательствами и т. д. В случае криптовалюты ситуация в корне другая – коины не выпускаются государством, они присваиваются пользователю международной нерегулируемой системой за вычислительную работу. Представим ситуацию: вы обменяли вычислительные мощности на криптовалюту, а криптовалюту — на товар. Позже оказалось, что купленный вами товар украден. Однако блок о фактах передачи товара и денег записан, изменить его невозможно. Возможна только следующая транзакция: передать коин обратно, но на сугубо добровольной основе. Потому что по постановлению суда это сделать в принципе невозможно!

Рассмотрим другую ситуацию. Как может отреагировать система, которая присвоила человеку коин, на все последующие транзакции, если первая показалась ей подозрительной? Первое правильное действие, пришедшее из банковской системы — заблокировать транзакцию. Однако если система заблокировала первую транзакцию, блокируются и все последующие, которые от нее произошли. Что делать дальше — не ясно. У банков есть технология разблокировки по решению суда. Кто примет такое решение в распределенной системе? Там нет решающих, она специально сделана как технология «все не доверяют всем». И если произошла блокировка, то это навсегда.

Ни один из участников системы не может принять решение о блокировке, это может сделать только сама система. Однако система написана людьми, у которых может быть злой умысел: они находятся в серой зоне, условно нерегулируемой, куда пользователи добровольно принесли деньги и обменяли их на коины. Хозяин системы может забрать деньги и не вернуть их пользователям в виде криптовалюты. Или случайно обнулить счета. Считается, что система абсолютно честная и у нее нет возможности для мошенничества. Однако мы не знаем, какие возможности для хозяин системы оставил для себя в ее коде. Первый раз оставил возможность позаимствовать чужие средства легальным путем, переведя себе, и мы помним эту историю. Второй раз – оставил для себя возможность заблокировать участника системы. Сколько еще прецедентов понадобится, чтобы проиллюстрировать ненадежность криптовалюты?

Предположим, что возможности для мошенничества есть. А вот механизмов регулирования и самого регулятора — нет. И нет людей, которые могли бы разбираться в преступлениях в этой системе. Мы можем обратиться в полицию с заявлением о нарушениях со стороны системы, но следственных действий не будет. Почему? Потому что когда условное государство Швамбрания выпустила коин, он является национальной валютой, и его подделка, фальсификация, незаконные операции с ним караются уголовным кодексом Швамбрании. Когда речь идет о международная распределенной системе, в которой принимают участие граждане любого государства, не существует такой экономической полиции, в которую можно обратиться.

Кто вы, маска?

В ситуации с криптовалютой доказать, кому принадлежит кошелек, почти невозможно. Главный постулат крипловалютных систем — анонимность владельца кошелька. Если вы потеряли ключ к кошельку, восстановить его невозможно — у системы нет администраторов, некому отправить запрос на восстановление пароля.

Однако анонимность и абсолютное недоверие между участниками системы уже подразумевают, что это не бизнес-среда. Не бывает анонимной бизнес-среды. Покупатель изучает своего поставщика: что он производит, какого качества, оценивает способность поставщика произвести нужное количество изделий и поставить в указанный срок. При выборе поставщика доверие неизбежно, ведь если нет доверия и нет механизма контроля, контракт имеет большие риски. Таким образом, для коммерции в любой отрасли промышленности криптовалюта идеологически не создана.

Для расчетов физических лиц и приобретения товаров она подходит больше. Однако в этой ситуации вопрос к качеству товара с помощью распределенного реестра тоже не снимается. Реестр надежно обеспечивает половину сделки — гарантию, что деньги дошли. Вторая половина сделки — дошел ли товар? Можно подтвердить факт отправки, факт перевалки товара на разных этапах транспорта учитывать в распределенном реестре и ставить его против платежей. Можно сделать так, чтобы в этот реестр записывалась, например, таможенная рамка, которая просканировала контейнер, считала бирку. Эта бирка – не этот товар, заметьте, а бирка, которая соответствует товару — проехала такие-то ворота на таком-то этапе транспортировки. Но какого качества товар лежит в коробке с биркой, которую поставляет вам анонимный поставщик?

Вы исследуете поставщика, если занимаетесь реальным бизнесом. Но вы исследуете поставщика и как физлицо, когда заказываете пиццу по телефону. Вы знаете, кто ее делает, знаете, что неделю, месяц назад пицца была хорошая. Если в этот раз принесут плохую, вы попросите вернуть деньги и больше здесь пиццу не закажете. Фактически, мы выставляем запрос на возврат средств. Где в криптовалюте запрос на возврат средств? Где технология возврата? Да, это можно сделать встречной транзакцией: А перевел В, В отдал А. Но это уже другая транзакция, она не привязана к первоначальной, нигде не указано, что это возврат средств.

С ICO ситуация попроще: эмиссия происходит на территории конкретной страны, производится от имени компании — юридического лица, являющегося налоговым резидентом конкретной страны. Обвинить ее, например, в мошенничестве, как это было недавно сделано, можно сделать по законам этой страны. И при этом компания может быть мошенником и на IPO, и на ICO, и просто привлекая в режиме корпоративного займа деньги у инвесторов. Добропорядочный инвестор всегда пойдет в суд защищать свои права и с вероятностью у него это получится, потому что ICO не анонимно.

При этом распределенный реестр вполне может использоваться для неттинга в рамках внутрикорпоративных рассчетов. Что я имею в виду? Есть международная корпорация, и у нее в разных юрисдикциях находятся компании, оказывающие друг другу сервисные услуги В итоге появляется множество пар встречных обязательств. Здесь и пригодится и блокчейн, и коины: не понадобится отвлекать ликвидность, которая вернется обратно, пройдя по цепочке взаимных задолженностей. Но это уже другая история.

Заплати налоги и живи… неспокойно

Криптовалюта быстро растет в цене: вы купили коин за 100 рублей, через месяц он стоит уже 1000 рублей. Вы заработали 900 рублей, и 13% надо отдать государству. Но владелец-то кошелька неизвестен! Скорее всего, в ближайшие годы ФНС предпримет крестовый поход против самой системы и анонимных кошельков, запретит их на уровне закона. Сегодня все финансовые институты в стране — агенты ФНС. Можно отработать регистрацию кошельков с криптовалютой через банки, через мобильные телефоны, электронную почту. Вы можете платить налоги через мобильное приложение своего банка или сайт госуслуг.

Но дальше возникает казус. Вы зарегистрированы, вы больше не аноним. Но вот вы переводите деньги кому-то, кто все еще аноним. И ФНС непременно спросит у вас, кому вы переводите деньги. Может быть, таким образом вы переводите зарплату сотрудником, уходя от налогов? Вы должны будете рассказать, кому и за что переводите деньги, или же понести санкции: например, получить доначисления на сумму, которую налоговая сочтет справедливой.

Именно поэтому все разговоры о том, что в будущем мы будем пользоваться только лишь криптовалютой и кроме смартфона, нам ничего не будет нужно – это утопия. Криптовалюта станет одним из инструментов, которым будет довольно сложно пользоваться из-за многочисленных вопросов госорганов.

Не удивлюсь, если где-нибудь в Китае, Сингапуре или США такой закон против криптовалют уже написан. Возможно, о таком законе объявят, когда пузырь криптовалют станет очень большим. Как только криптопузырь достигнет максимального размера, он будет схлопнут. Ведь ни одно государство никогда не гарантировало надежность столь высокорисковой инвестиции, как криптовалюта.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 30 ноября 2017 > № 2410267 Михаил Константинов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter