Всего новостей: 2523772, выбрано 2 за 0.056 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Назарова Алина в отраслях: Финансы, банкивсе
Назарова Алина в отраслях: Финансы, банкивсе
Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 5 июля 2017 > № 2232896 Алина Назарова

Алина Назарова, банк «Открытие»: «Клиента интересует не ставка, а надежность банка»

Алина Назарова, управляющий директор по private banking банка «Открытие»

Беседовал: Николай Зайцев, корреспондент

В чем причина роста популярности российских банков в глазах состоятельных клиентов? Какие продукты сейчас их интересуют? На эти и другие вопросы портала Bankir.Ru отвечает управляющий директор по private banking банка «Открытие» Алина Назарова.

— Какие основные тенденции в private banking, по вашим оценкам, характерны для текущего года?

— В первую очередь, это снижение ставок по вкладам, которое, безусловно, диктует рынку private banking переориентацию на инвестиционные продукты. При высокой ставке - валютной или рублевой, и в отсутствие какого-либо риска, кроме банковского, можно было бы спокойно продолжать жить за счет депозитов. Однако текущий уровень ставок по депозитам такую возможность не обеспечивает, в то время как даже консервативные инвестиционные инструменты дают более высокую доходность.

Также, в силу ситуации вокруг мелких игроков банковского сектора и действий регулятора, мы все чаще видим, что частные лица сегодня предпочитают работать с крупными и надежными игроками. Имеет место переток средств состоятельных клиентов из небольших банков в банки первой десятки.

Безусловно, растет и конкурентная среда, игроки на рынке private banking находят какие-то новые решения и новые продукты. В этом плане мы наблюдаем частичную миграцию клиентов из западных банков в российские. Не могу сказать, что это поток, но тем не менее. Так что внутренний рынок активно развивается и борется за клиента, стремясь предоставлять ему полный спектр услуг в рамках одного банка.

— Влияют ли на российский рынок private banking мировые глобальные тренды?

— Безусловно. Мы видим, что в западных банках имеет место ужесточение в сфере compliance. Аналогичный тренд присутствует и на российском рынке, если говорить об изменениях в законодательстве. Такие вещи, конечно, накладывают свой отпечаток на сервис private banking и за рубежом, и в России. Это вообще одна из причин того, что некоторые клиенты возвращаются обратно в Россию.

— Какого типа сделки сегодня наиболее распространены? Насколько клиенты из вашего сегмента интересуются услугами в области M&A?

— Если говорить о private banking, то базовая часть — это стандартные банковские услуги, депозиты и расчетно-кассовое обслуживание, а также инвестиционное, юридическое и налоговое консультирование. Сейчас основной акцент, конечно, делается на формирование инвестиционного портфеля, выбор стратегии, понимание того, какой риск клиент готов принимать, — исходя из этого мы помогаем сделать правильный выбор инструментов для успешных капиталовложений.

Более половины клиентов сегмента private banking — это собственники бизнеса с характерным менталитетом, и их предпочтения в части обслуживания во многом определяются историей их бизнеса, приобретения и управления капиталом. Например, эти клиенты часто делают выбор в пользу различных венчурных проектов, причем если для одних это вариант инвестирования, то других они больше интересуют как продолжение развития собственного бизнеса.

Если говорить о рынке сделок слияния и поглощения, то в последние два года мы не видим здесь активного тренда. В «Открытие Private Banking» мы работаем со сделками средней ценовой категории, и сегодня разница между предложением и спросом очевидна, то есть цена продавца не всегда соответствует пожеланиям покупателя. Это связано, в том числе, и с курсовой переоценкой, которая наблюдалась с 2014 года, потому что многие развивали свой бизнес на валютные деньги, и, соответственно, рассчитывают на ту же выручку при продаже.

Если сравнить два направления, сделки слияния и поглощения и венчурные инвестиции, то венчурные инвестиции все-таки в приоритете.

— Каковы на сегодня главные критерии выбора банка у клиентов private banking? Изменилось ли что-то принципиально в плане выбора?

— Первое, что диктует рынок, — это, однозначно, надежность банка. И от этого никуда не деться. Клиенты из небольших банков все больше переходят в крупные. Это еще один тренд, и он характерен не только для текущего года, но и для предыдущего. Люди идут, в первую очередь, за надежностью, которая интересует их уже больше, чем размер процентной ставки.

Второй тренд — это та инфраструктура, которая позволяет формировать инвестиционные портфели, управлять ими. Для клиента очень важно наличие профильных специалистов, которые могли бы проконсультировать, наличие инфраструктуры для открытия брокерских счетов; наконец, наличие всех сопутствующих услуг юридического и налогового консалтинга, актуальных как с точки зрения декларации счетов, так и контролируемых иностранных компаний. Если в вашем подразделении private banking это все имеется, это всегда плюс.

— Сегодня настало то время, когда собственники первых возникших в России коммерческих предприятий начинают задаваться вопросом, что делать: передать бизнес по наследству детям, продать, направить на благотворительность или на какие-то другие цели. Вы ощущаете запрос на обслуживание подобных сделок среди клиентов?

— Действительно, клиентами private banking сейчас, в основном, являются первые владельцы капиталов. И многие из них (на сегодняшний день – каждый четвертый, и эта доля постоянно растет) активно привлекают детей и внуков к участию в собственном деле и планируют впоследствии передать бизнес в управление детям и внукам. В связи с этим вопрос наследования и передачи капитала будет важным для всей индустрии в течение ближайших 10-20 лет.

В этой сфере у нас есть несколько проектов.

Первый мы запустили полтора года назад, и он идет практически по сей день — это ТВ-программа «Семейный капитал». В ней мы рассказываем даже не столько об историях успеха российских предпринимателей, хотя и о них тоже, сколько о том, как они вовлекают детей в бизнес, как совместно с ними работают, то есть о преемственности первых российских династий бизнесменов, о том, что мы наблюдаем в Америке и Европе, и чего пока мало в России.

Также у нас есть совместная программа со «Сколково» и еще рядом партнеров. В рамках этой программы мы рассказываем нашим клиентам о наследовании и инструментах передачи наследства. Также проводим интерактивные опросы, чтобы понять планы клиентов на будущее — хотят ли они передавать капиталы по наследству, вовлекать детей в бизнес или хотят оставить детям деньги, или вообще все отдать в благотворительный фонд, а детям дать возможность строить карьеру самостоятельно с нуля. Это очень актуальная и животрепещущая тема, и все больше состоятельных людей задумываются о теме наследования, о том, как обеспечить благополучие своим детям и внукам. Одновременно встают вопросы филантропии и меценатства, потому что многие из них хотят оставить какой-то след в жизни.

— Каким вы видите новое, молодое поколение клиентов?

— Молодое поколение — это уже другой клиентский профиль. Этот клиент не менее взыскателен, чем его предшественник, но уже ориентирован на проактивное развитие, digital, быстроту и сервис. Если раньше многие, в основном, вкладывали средства в развитие собственного предприятия, то сейчас примерно 40% от общей базы — это люди типа «инвестор», которые распределяют средства между бизнесом и инвестициями в ценные бумаги и другие проекты. Также важным и специфическим моментом является срок горизонта планирования — менее 10% респондентов планируют свои действия более чем на 10 лет, средний горизонт планирования находится в пределах от года до 5 лет.

Здесь надо отметить, что в рамках нашего спектра услуг мы работаем не столько лично с клиентом, а в целом с его семьей и о многих представителях «молодого поколения» знаем не понаслышке. Например, некоторым родителям мы когда-то помогали выбрать школу или вуз для обучения детей.

— Насколько для этого клиентского сегмента актуально развитие дистанционных сервисов?

— Очень актуально! Это молодые коммуникабельные «люди мира», которые сегодня в Гонконге, а через пару дней в Лос-Анджелесе. Им необходим дистанционный доступ к счетам и многое другое. Хотя, безусловно, какая-то часть клиентов по-прежнему остается консервативной с точки зрения digital. При этом мы понимаем, что весь мир движется в направлении дигитализации, и, конечно, развиваем соответствующие сервисы. Когда настанет время исключительно цифрового банкинга, это уже будет поздно делать, нужно готовиться заранее.

— Как изменился объем средств под вашим управлением в прошлом году? Какие прогнозы вы можете дать на текущий год?

— Начиная с 2013 года мы продолжаем неуклонно расти. Например, ключевой критерий, на который смотрит любой банк, занимающийся private banking, — это рост проникновения инвестиционных продуктов в клиентскую базу. Российский рынок начинался с клиентов, которые пользовались только депозитами. А поскольку тренд и этого, и следующего года — все-таки инвестиционная линейка, то нам важно понимать, какая доля клиентов пользуется инвестиционными услугами. У нас эта доля уже превысила 20%. В частности, мы достаточно активно развиваем направление Life Style Management. По сравнению с первым кварталом 2016 года спрос на такие сервисы вырос практически вдвое. В ответ мы вкладываем существенные ресурсы в это направление, стараясь всегда на шаг опережать спрос. Пока мы управляем финансами, у клиента должно появиться свободное время, которые мы же и поможем организовать качественно и с комфортом.

— Появились ли у вас новые сервисы для клиентов private banking в прошлом и этом году? Какие из них вы считаете наиболее удачными?

— В принципе, с точки зрения продуктовой линейки в целом наше направление достаточно консервативно, кардинально новые продукты появляются на рынке не каждый день. Однако мы активно развиваем существующие, комбинируем их, адаптируем к потребностям каждого конкретного клиента, «заряжаем» уникальными идеями – поиск инвестиционных решений у нас идет без остановок, и практически каждые две недели мы готовы предложить что-то интересное. Во многом благодаря этому мы вошли в топ-5 на российском рынке private banking в 2017 году - по версии Frank Research Group, победив в номинации «Лучший портфель инвестиционных идей».

— Какие проекты для клиентов private banking вы планируете запустить до конца этого года?

— Мы по-прежнему сохраним фокус на обслуживании семьи, и все, что у нас будет развиваться, будет двигаться в этом направлении. Так, для нас достаточно интересна сфера услуг Life Style Management, и в этом году мы будем делать на нее акцент. Мы также планируем и дальше совершенствовать инвестиционную линейку и предлагать новые решения.

Одновременно мы продолжим развивать digital-каналы и «приучать» наших клиентов пользоваться хотя бы минимальным набором дистанционных сервисов. Однако тут, конечно, все зависит от характера конкретной операции. Если говорить о ребалансировке инвестиционного портфеля или о венчурных инвестициях, здесь клиент в любом случае предпочтет общаться с человеком, а не с машиной, а вот тем, кто имеет личные брокерские счета и сам управляет своими инвестициями, хороший digital-сервис просто необходим.

— Насколько сложно сейчас с кадрами, которые могли бы качественно работать в private banking?

— Весьма сложно. Именно поэтому такие кадры мы растим самостоятельно — достаточно много вкладываем в обучение и развитие сотрудников. Вообще вся наша стратегия основана на том, чтобы самим формировать надежный и профессиональный кадровый состав.

— Одной из новинок прошлого года стало открытие «Академии Private Banking». Интересен ли оказался проект для клиентов?

— О, это очень интересная история! «Академии Private Banking» — это ежеквартальные клиентские мероприятия, на которые мы приглашаем разных спикеров, как правило, из числа мировых звезд, таких как Йохан Эрнст Нильсон. Он - известный путешественник, исследователь, рекордсмен Книги Гиннеса — прошел от Северного полюса к Южному без использования современных видов транспорта. Или Дэн Вальдшмидт – легендарный предприниматель, маркетолог и консультант, разработавший 28 уникальных стратегий по выводу бизнеса на новый уровень. Последним нашим гостем была известный ученый и популяризатор науки баронесса Сьюзен Гринфилд, которая рассказывала о влиянии digital на нервную систему человека: с одной стороны, соцсети и поисковые системы упрощают нам жизнь, с другой, так или иначе, меняют человека и мир, в котором он живет. Тема очень актуальная и вызвала живой интерес у клиентов, многие из которых приходили с детьми.

Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 5 июля 2017 > № 2232896 Алина Назарова


Россия > Финансы, банки > bfm.ru, 7 июня 2017 > № 2205094 Алина Назарова

Алина Назарова: «Сектор private banking — крупный и достаточно конкурентный»

Управляющий директор по private banking банка «Открытие» Алина Назарова рассказала Business FM о механизмах и перспективах сферы управления личным капиталом

Как давно в России существует приват-банкинг, и с чего все начиналось? Существует ли отправная точка, с которой началось развитие этого сектора в нашей стране?

Алина Назарова: Приват-банкинг в России зарождался среди банков, которые начинали с обслуживания акционеров. Активное рыночное развитие сектора началось уже в 2010-х годах. Триггером для всех частных российских банкиров стали успешные западные банки — Credit Suisse, UBS и подобные им. Все перенимали опыт западных банкиров, делая, конечно, поправку на специфику российского рынка. Мы получили базу клиентов, которая исторически жила на депозитах. Наша задача в данном случае была в том, чтобы развернуть рынок в сторону инвестирования, продемонстрировать наличие инструментов для сохранения и приумножения капитала. При этом выиграли, прежде всего, те игроки, которые заходили с сервисом приват-банкинга в региональные сети. Если в начале становления рынка в крупных городах клиенты уже были знакомы с продуктами европейских банков, то, например, в Поволжье, Сибирь и Дальний Восток частные западные банкиры долетали не так часто. Так же произошло и с банком «Открытие»: региональная сетка у нас работала с 2010 года, а полноценная комплектация произошла только в апреле прошлого года.

К чему пришел сектор за все эти годы? Как вы оцениваете состояние приват-банкинга в России сегодня?

Алина Назарова: Приват-банкинг — сектор крупный и достаточно конкурентный, в котором сегодня присутствуют и западные банки, а также активно растущие внутренние игроки. Сегодня, безусловно, большая часть российских приват-банкингов предлагает комплексные услуги в одном направлении. В банке «Открытие» мы предлагаем как банковское, так и инвестиционное обслуживание, управление капиталом, юридический налоговый консалтинг, то есть все, что касается образа жизни состоятельных клиентов.

Как влияют на сектор приват-банкинга общие процессы, которые сегодня происходят в российской банковской сфере?

Алина Назарова: Снижение ставок на рынке влияет на то, что клиенты смотрят в сторону инвестиций и формирования инвестиционных портфелей. То, что происходит в регуляторной среде, — это изменение законодательства как в части счетов в зарубежных банках, так и в части контролируемых иностранных компаний. Это заставляет все больше клиентов заниматься вопросам реструктуризации активов.

А как быть с банками, у которых отзывают лицензии? Ведь подобные истории происходят по сей день.

Алина Назарова: В нашем сегменте эти процессы ведут к укрупнению сектора приват-банкинга и сосредоточению этих клиентов в топ-10 банков. Так происходит потому, что клиенты приват-банкинга в первую очередь приходят за сохранностью своего капитала. Второй вопрос — как на этом заработать. Когда мы касаемся вопроса инвестиций, у частного банкира, как на приеме у врача, очень часто бывает первый вопрос не «сколько вы хотите заработать», а «сколько вы готовы потерять».

Если это не секрет, расскажите о том, что представляет собой новое направление в приват-банкинге, ориентированное на «семейный капитал»?

Алина Назарова: Над вопросом «семейного капитала» мы стали задумываться пару лет назад. Мы работаем с первым поколением собственников капитала, и смена владельцев происходит плавно. У многих собственников встает вопрос, передавать ли детям бизнес, передавать ли детям деньги, продавая бизнес, либо вовлекать их в историю ведения семейного бизнеса. Мы совместно с одним из наших партнеров создали программу «Семейный капитал», в рамках которой пытаемся рассказывать об успешных историях, когда бизнес начинали родители, а дальше это дело передавалось детям. Плюс в рамках наших внутренних мероприятий для клиентов мы все чаще проводим опросы на тему того, какие планы у вас на будущее, как вы видите передачу капитала, хотите или не хотите, чтобы дети участвовали в продолжении вашего бизнеса. Эти вопросы будут оставаться актуальными по меньшей мере еще 20 лет.

Вы упомянули life style management. Можно ли говорить, что это уже стало некоей обязательной частью комплекса услуг для состоятельных клиентов банков?

Алина Назарова: Я думаю, да. Это комфортно, и весь сектор стремится к тому, чтобы клиент обслуживался в рамках единого окна, будь то услуги по сделкам слияния-поглощения, поиск венчурных проектов и такие приятные мелочи, как lifestyle-менеджмент. Они не являются традиционными для рынка, но тем не менее мы хотим показать клиенту, что можем сделать для него все.

Про lifestyle поподробнее, если можно. Многие понимают под этим в лучшем случае консьерж-сервис, который примерно у всех одинаков.

Алина Назарова: Скажем так: базовая услуга консьерж-сервиса присутствует практически везде, но у нас это направление чуть более развито, и этот сервис есть in-house, внутри. Что мы делаем в этом направлении? В принципе, все, включая миграцию, обучение детей за рубежом, подбор школы, заканчивая какими-то экзотическими запросами. Например, один из запросов: клиент захотел прогулку на танке с выстрелом из него холостым снарядом. Наши менеджеры нашли такой танк — мы потратили на это недели полторы. Большая история в сфере lifestyle-менеджмента — это еще и создание некой клубной системы вокруг той системы приват-банкинга, в которой вы обслуживаетесь. Например, у нас есть проект «Академия private banking», который существует уже почти год. Мы раз в квартал привозим интересного зарубежного спикера. Одним из первых гостей у нас был Йохан Эрнст Нильсен — путешественник, который пешком, на лодке и велосипеде обогнул весь земной шар. Такие встречи дают возможность пообщаться с интересным человеком, плюс это всегда какой-то социум внутри, ведь на подобные встречи приходят люди сходного социального статуса.

Давайте теперь вернемся к процессам глобальным. Как экономическая ситуация в России повлияла на приват-банкинг?

Алина Назарова: Я думаю, что сейчас для всех приват-банкингов, особенно для тех, которые были сфокусированы только на банковских услугах, главным трендом будет переориентация клиентов в инвестиции.

Люди, у которых есть капитал, хотят его прежде всего сохранить. Но при этом, если есть возможность заработать, то, естественно, от этого никто не откажется. В сегодняшней ситуации какие возможности, какие инструменты предоставляет приват-банкинг тем, кто хочет не просто сохранить средства, а все-таки еще и немного приумножить?

Алина Назарова: Если говорить про профиль клиента, во-первых, мы понимаем, что все клиенты приват-банкинга — в основном первые владельцы капитала. Если смотреть на структуру, то, безусловно, на данный момент преобладает большая часть клиентов с ментальностью собственников капитала и бизнеса. Мне кажется, в России сегодня с точки зрения приват-банкинга поколение клиентов-инвесторов в чистом виде, инвестирующих в ценные бумаги, только набирает обороты и находится в фазе становления. С точки зрения инвестиций задача частного банкира — сформировать для клиента стратегию, учесть его пожелания по рискам, понять, на какие доходности с этим приемлемым риском мы можем выйти, и исходя из этого сформировать стратегию. Как правило, очень важным существенным моментом нашей профессии является умение придерживаться текущей стратегии и делать ребалансировку портфеля при изменениях рынка. История бывает очень простая: рынок падает, и все начинают выходить. В этой ситуации задача профессионала — смотреть на нее объективно и без эмоций.

Россия > Финансы, банки > bfm.ru, 7 июня 2017 > № 2205094 Алина Назарова


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter