Всего новостей: 2104155, выбрано 28214 за 0.169 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 27 апреля 2017 > № 2156402

Обновления мобильных приложений №31: банки прекращают поддержку iPhone 4

Юлия Лю, редактор направления IT и инноваций

После недавних обновлений на iPhone 4 перестали работать приложения банка ВТБ 24 и Рокетбанка.

На этой неделе ВТБ 24 выпустил большое обновление для устройств на базе iOS со множеством исправлений и доработок. В числе новых возможностей — функция полного или частично досрочного погашения кредитов наличными, ипотеки и автокредитов, а также восстановление пароля для входа в личный кабинет без необходимости выхода из приложения. Кроме того, появился раздел «Финансовая сводка», в котором можно посмотреть общий баланс по счетам и картам в разрезе валют, собственных и кредитных средств.

Правда, для работы с приложением теперь требуется iOS 8 или более поздняя версия операционной системы. По этой причине приложение перестало работать на iPhone 4, поскольку компания Apple официально не дает возможности устанавливать на этот телефон iOS выше 7-й версии. Это событие весьма огорчило ряд пользователей, не поленившихся оставить отзывы в App Store.

Стоит отметить, что на iOS 7 ранее перестало работать приложение другого банка группы — ВТБ Банк Москвы. Для установки его новой версии сейчас требуется iOS 9.

«Данное решение было принято исходя из соображений безопасности: некоторое время назад сам производитель операционной системы iOS отказался от поддержки 7-ой версии, в том числе от выпуска обновлений систем безопасности. Также при поддержке iOS7 возникают сложности на этапе адаптации новых сервисов, рассчитанных на более свежую версию iOS (8 и выше)», — пояснили Банкир.Ру в пресс-службе ВТБ.

Общий рейтинг приложения ВТБ 24 в Google Play — 3,6 балла, он сформирован на основании 34 860 оценок. Суммарный рейтинг всех версий приложения в App Store — 2 звезды при 4176 оценках, рейтинг новейшей версии — 3,5 звезды на основании 29 оценок.

Отказ от поддержки iOS 7 набирает обороты. Больше не работает на iPhone 4 и обновленное приложение Рокетбанка. Поддержка iOS 7 прекратилась с февраля-марта. «Наша аудитория — это продвинутые люди, они пользуются современной техникой, и мы должны соответствовать им. Проблема в том, что более ранние версии ПО не поддерживают ряд крутых функций, которые позволяют реализовать более поздние версии»,— пояснил Bankir.Ru идеолог и дизайнер продуктов Рокетбанка Антон Бондарев.

На этой неделе у Рокетбанка вышел очередной апдейт, после установки которого в разделе «переводы» появляются только две вкладки: по номеру карты и по реквизитам. Раздел для перевода по реквизитам упрощен до двух полей: БИК и «номер счета». Тип перевода Рокетбанк определяет самостоятельно.

Общий рейтинг приложения Рокетбанка в Google Play — 4,4 балла, он сформирован на основании 5165 оценок. Суммарный рейтинг всех версий приложения в App Store — 4 звезды при 1178 оценках, рейтинг новейшей версии — 4,5 звезды на основании 14 оценок.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 27 апреля 2017 > № 2156402


Корея > СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 27 апреля 2017 > № 2155936

Южнокорейский производитель электроники Samsung Electronics Co. увеличил чистую прибыль в первом квартале 2017 года в полтора раза, показатель стал рекордным за три года.

Как сообщается в пресс-релизе компании, ее прибыль в январе-марте составила 7,68 трлн вон ($6,8 млрд) по сравнению с 5,25 трлн вон за аналогичный период 2016 года. Аналитики, опрошенные агентством FactSet, ожидали этот показатель на уровне 7,1 трлн вон.

Выручка незначительно увеличилась и составила 50,55 трлн вон. Операционная прибыль подскочила почти на 50%, до 9,9 трлн вон.

Такие сильные показатели могут отчасти успокоить опасения инвесторов, вызванные проблемами с новым флагманским смартфоном Galaxy S8 и обвинениями фактического главы Samsung Ли Джэёна в коррупции.

Отмечается, что почти две трети операционной прибыли Samsung пришлось на подразделение по выпуску микрочипов - 6,3 трлн вон.

Акции компании на торгах в Сеуле в четверг подорожали на 2,4%. Капитализация компании составляет 331,3 трлн вон ($293 млрд).

Корея > СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 27 апреля 2017 > № 2155936


Казахстан. США > Транспорт. СМИ, ИТ > dknews.kz, 27 апреля 2017 > № 2155852 Алексей Стах

Uber: над пробками не летаем. Пока

Без малого год в Казахстане работает сервис Uber. Его возможности и уровень уже смогли оценить жители Астаны, Алматы, Шымкента. И, наверное, в ожидании «переминаются с ноги на ногу» другие города.

Алевтина ДОНСКИХ

Сервис растет стремительно: с июня 2016 года система зафиксировала более 400 000 скачиваний приложения в Казахстане. И этот темп роста стал поводом для встречи генерального менеджера Uber по странам СНГ Алексея Стаха и его коллег с алматинскими журналистами. К слову, аудитория оказалась подготовленной к диалогу с десантом компании: многие если и не приехали на встречу с водителями – партнерами Uber, то уже имели историю поездок с ними. Так что диалог строился заинтересованный: от частного к общему и от общего к личному. Фаворитом стал вопрос о стоимости проезда. Тариф высоковат, выше «частника» в 2-3 раза, резюмировали журналисты. Не всегда, парировал Алексей Стах, и рассказал о тарифной концепции Uber.

– В моменты пикового спроса на поездки система применяет повышающий коэффициент, – поясняет генеральный менеджер. – Он высчитывается автоматически. Если, к примеру, есть 10 машин и 10 пассажиров, то каждый из них получит по машине по базовому тарифу, то есть за очень доступную цену. Но иногда, в некоторых районах и в определенное время, спрос превышает предложение. И тогда, если на тех же 10 машинах хотят уехать 30 человек, то втрое возрастает стоимость поездки. Дорого. Но зато это дает шанс уехать тем, кому это срочно необходимо. Остальные, кто не очень торопится, могут чуть подождать до прекращения действия повышающего коэффициента. Пиковый спрос в той или иной точке города стимулирует водителей ехать именно туда, что вновь приводит спрос и предложение к балансу.

Кроме цены, есть и другие факторы, которые побуждают людей выбрать поездки с Uber. Например, среднее время подачи автомобиля в трех городах Казахстана – около 5 минут; высокий средний рейтинг водителей – 4,78 из 5; два метода оплаты проезда – наличный и безналичный – по карте, привязанной к аккаунту. Эту аргументацию привели представители Uber. И тут не поспоришь. Так же, как и с тем, что стандарты и правила Uber (тот же повышающий или понижающий коэффициент) перенимаются зачастую их конкурентами.

– Мы гордимся результатами, которых нам удалось добиться в Казахстане. Uber быстро стал привычным способом передвижения для тысяч жителей Алматы, Астаны и Шымкента, – отметил Алексей Стах. – Если в начале нашей работы большинство пользователей совершали поездки по каким-то особым случаям, то сегодня наши клиенты чаще стали воспринимать Uber как реальную альтернативу собственному авто и пользуются сервисом ежедневно.

ПО ОКОНЧАНИИ ВСТРЕЧИ АЛЕКСЕЙ СТАХ ДАЛ ИНТЕРВЬЮ «ДЕЛОВОМУ КАЗАХСТАНУ».

– Алексей, сложно ли было Uber начать работать в Казахстане?

– Подготовительный этап занял несколько месяцев. Мы работали с различными министерствами, налоговой службой, изучали законодательство, адаптировались к нему, получали разрешения, но проблем не было.

– Компания успешно движется на Восток, в то время как на Западе ей предъявляются иски. Не опасаетесь, что это скажется на работе Uber в нашем регионе?

– Это частные случаи, мы к ним подходим философски – в некоторых странах Запада очень консервативные законы в транспортной отрасли, которые были приняты десятилетия назад, еще до изобретения смартфона. Эти отдельные случаи никак не скажутся на развитии сервиса в Казахстане. В целом Uber успешно работает в 73 странах мира.

– Заходя на новый рынок, Uber учитывает средний уровень доходов в стране?

– Конечно. Например, средний чек в Нью-Йорке 15 долларов. Uber – это своего рода цифровая биржа, и она учитывает средние расценки и уровень жизни каждой страны и даже города. Это как самоадаптирующийся механизм: в Алматы одни расценки, в Шымкенте другие. Везде правит рынок.

– Что является для вас базовым для расчета тарифа?

– У нас есть специалисты и программы, которые все это просчитывают. Мы исходим из того, сколько должен зарабатывать водитель, чтобы наша платформа для него была интересна как источник дохода. Это отправная точка. Иначе бы мы не росли, к нам бы не подключались водители.

– Как компания относится к тому, что некоторые таксисты работают и на Uber, и на его конкурентов, а также, что некоторые приходят подработать на несколько часов?

– Спокойно. Наше сотрудничество с водителями построено на принципе гибкости – кто-то подключается к Uber каждый день и проводит по 8 часов на платформе, для кого-то, кто не считает работу таксиста своим основным занятием, но у кого есть машина и свободное время, Uber – это дополнительный заработок.

– Тем не менее компания разработала кодекс, правила для тех, кто хочет работать на вашей платформе?

– Есть набор правил, который обязателен для всех водителей-партнеров и не зависит от страны. Например, если водитель приезжает не под своим аккаунтом, то его немедленно деактивируют. Есть и страновая специфика. Например, где-то принят только безналичный расчет. А в Саудовской Аравии пользуется феноменальным успехом женский Uber, потому что там мужчина не может отправить в поездку свою супругу с мужчиной-водителем. В Казахстане гендерного спроса нет.

Основные требования к водителям простые: стаж вождения, возраст, наличие документов на автомобиль, права, страховка. До подключения к платформе обязательно надо пройти обучение, чтобы понять, как система работает.

– Какие преимущества у Uber в сравнении с классическим таксопарком?

– В таксопарках много условий и ограничений. Мы же предлагаем гибкие условия партнерства и позволяем заработать водителям без привязки к графику. Водитель – партнер Uber зарабатывает на каждой поездке, компания удерживает только свою комиссию.

– Частнику дай волю, он и в багажник подсадит пассажира, а такси Uber не подсаживают попутчиков?

– В рамках работающих в Казахстане сервисов uberX и UberSELECT подсадка запрещена. Но популярный на западе продукт UberPOOL, напротив, рассчитан на попутчиков. На тех людей, кто едет в одно и то же время по похожему маршруту. Система автоматически рассчитает, когда машина может подобрать другого человека. Объединившись, пассажиры делят одну машину, а также разделяют стоимость за проезд, которая снижается до уровня общественного транспорта.

– Наши люди обижаются, что вы сняли бонусы, что нет программ лояльности…

– Люди называют это бонусами, мы – инвестициями. Когда мы приходим на рынок, то говорим водителям: «Выходите на линию, мы гарантируем вам бизнес, определенный доход, независимо от того, будет спрос или нет». А дальше мы инвестируем в пользователей. Говорим: «Есть акции, есть бонусы». Мы тем самым хотим разбудить спрос. А когда спрос и предложение появляются в достаточном объеме, необходимость в бонусах уходит…

– … и вы забираете «морковку».

– Так необходимости в ней нет: к платформе уже подключилось большое количество и водителей, и пользователей. Система стала равновесной и эффективной: водители обеспечены заказами, а пользователи могут рассчитывать на быструю подачу автомобилей и доступные цены. Мы не классическая компания, мы не строим заводы-пароходы, но мы вкладываем средства в развитие новых рынков, меняем привычный подход к услугам в самых разных сферах.

­– За счет чего минимизируется время подачи авто? Uber же не летает…

– Пока не летает. Шутки шутками, но мы экспериментируем с вертикальными мини-судами, которые в будущем будут предоставлять такую возможность. Наш отдел экспериментальных разработок развивает эту возможность.

Но вернемся к текущей реальности… Платформа Uber определяет для каждого пассажира ближайшего водителя и передает заказ именно ему. Нам важно обеспечить города таким количеством автомобилей, чтобы в каждой точке они были в пределах 2-3, а не 40 минут.

– Одно дело подать, другое – проехать через пробки…

– А здесь важно понять их первопричину. Мы говорим о том, что в среднем в автомобиле ездит 1,5 человека. Этот полупустой автомобиль занимает место. На дороге стоит огромное количество авто, где сидит только 1 водитель. Очевидно, что это совершенно неэффективное использование дорожного пространства. Что говорим мы?

– Оставьте машину дома и пересядьте на Uber!

– Даже не так! Мы говорим: «А зачем вам машина? Это неэффективный актив. Вы его используете в среднем 1 час из 24. Вам надо его заправлять, парковать, оформлять страховку»! В Америке уже пришло понимание этого факта. Там подростки говорят родителям, что им не нужна личная машина. Они отказываются от авто, пересаживаются на Uber и могут время в пути использовать с большей пользой. И что тогда происходит?

– Вы уже вышли на уровень рентабельности в Казахстане или еще работаете себе в убыток?

– Вопрос не в том, чтобы показать рентабельность. Это пока сложно сделать, поскольку мы постоянно инвестируем. Мы глобально показали свой оборот в 6,5 млрд долларов и убытки 2,8 млрд – это именно наша инвестиционная составляющая. Но мы не раскрываем финансовые показатели по конкретным странам. Хотя есть страны, которые уже показывают высокий уровень дохода.

У нас перед инвесторами есть обязательства по обеспечению определенной доходности, соотношения выручки к инвестициям. Мы отчитались перед инвесторами – это касается и нашего региона – о превышении этих показателей. То есть наш бизнес здоров. Он работает даже лучше, чем то, что мы изначально пообещали инвестору. О таком росте, которой сейчас происходит на нашей платформе, вскоре обязательно напишут в бизнес-учебниках. И это будет новая веха развития бизнеса.

– А каков прогноз по развитию в Казахстане?

– Мы опережаем все поставленные нам цели. И прогноз очень хороший.

Казахстан. США > Транспорт. СМИ, ИТ > dknews.kz, 27 апреля 2017 > № 2155852 Алексей Стах


Казахстан > СМИ, ИТ > dknews.kz, 27 апреля 2017 > № 2154561

В Казахстане доступ к широкополосному высокоскоростному сетевому соединению имеют 13 человек из 100. Число абонентов увеличилось за год на 12%, передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».

За январь-март 2017 года телекоммуникационные компании оказали казахстанцам услуги интернет-связи на 55,45 млрд тенге - на 9,5% больше, чем в аналогичном периоде годом ранее. Наибольший рост отмечен в Астане, Алматы и Павлодарской области. Это напрямую связано с расширением интернет-сети: число абонентов выросло за год на 11,6%, до 2,4 миллиона. Наибольший рост отмечен в Астане и Алматинской области.

Основное развитие интернет-рынок получает в городах. Объем услуг web-связи, оказанный в сёлах, вырос за год всего на 3,4%, в городской - на 10,1%. Село занимает лишь 8,1% от всего объема интернет-услуг (годом ранее было 8,6%). Примечательно, что при этом интернет-связь остается ключевым драйвером развития в сельской местности, и занимает 42% от всего объема услуг связи в целом (годом ранее было 40,6%).

Доступ к широкополосному фиксированному высокоскоростному интернету по Казахстану имеют 13 жителей из 100, в селах - 6 жителей из 100. Лучшие показатели интернетизации: в Алматы каждый второй житель имеет доступ к фиксированному высокоскоростному web-соединению, в Астане - 17 жителей из 100, в Северо-Казахстанской области - 16 из 100, в Павлодарской и Акмолинской областях - 11 жителей из 100.

В многолетней динамике прирост объема интернет-услуг стабилен, хотя и замедляется год от года, как и рост числа абонентов. За 2016 год услуги web-связи составляли рекордные 206,6 млрд тенге, число абонентов увеличилось до 2,32 млн.

Для удовлетворения растущего спроса на услуги высокоскоростного широкополосного доступа и расширения спектра предоставляемых услуг АО «Казахтелеком» продолжил расширение сети волоконно-оптического доступа FTTH в 17 филиалах.

Казахстан > СМИ, ИТ > dknews.kz, 27 апреля 2017 > № 2154561


Индия. Россия > СМИ, ИТ > minsvyaz.ru, 26 апреля 2017 > № 2180966

Заместитель министра связи и массовых коммуникаций Российской Федерации Рашид Исмаилов принял участие в пятом заседании Совместной рабочей группы по информационно-коммуникационным технологиям Межправительственной российско-индийской комиссии по торгово-экономическому, научно-техническому и культурному сотрудничеству. Индийскую сторону представляла заместитель министра электроники и информационных технологий Республики Индии Аруна Сундарараджан.

Участники заседания обсудили вопросы межотраслевого сотрудничества России и Индии, сотрудничества в сфере информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) и в области телекоммуникаций, а также научно-исследовательские работы и последние разработки в области высокопроизводительных суперкомпьютеров, технологии и решения, основанные на спутниковых навигационных системах. Стороны определили фронт работ и обговорили дальнейшую деятельность рабочей группы.

«Должен с удовлетворением отметить, что в настоящее время российско-индийское сотрудничество находится на высоком уровне и наша с вами работа в рамках рабочей группы по ИКТ, безусловно, внесет существенный вклад в развитие и укрепление взаимодействия между нашими странами в традиционном духе добрососедства и взаимной выгоды», — заявил Рашид Исмаилов.

В ходе заседания стороны обменялись информацией о современном состоянии ИТ-индустрии в Российской Федерации и Республике Индии, обсудили потенциальные возможности для индийских компаний в России. Были рассмотрены дальнейшие шаги по расширению совместной деятельности в сферах по предоставлении информационных технологий и программного обеспечения, а также возможности по привлечению инвестиций и сотрудничеству в сфере продвижения проектирования и производства электронных систем.

Индийская делегация представила презентацию о программе «Цифровая Индия», после чего стороны договорились продолжить обмен информацией и опытом по вопросам предоставления электронных государственных услуг. Стороны обменялись опытом по вопросу технических подходов в сфере тестирования безопасности телекоммуникационных и ИТ-продуктов, обсудили вопросы сотрудничества в области разработки стандартов связи, сетевой и информационной безопасности, создания виртуальных операторов связи, а также разработки системных решений для радиоконтроля.

В заседании приняли участие представители компаний в области связи и информационных технологий обеих стран.

Индия. Россия > СМИ, ИТ > minsvyaz.ru, 26 апреля 2017 > № 2180966


США. Россия > СМИ, ИТ > bfm.ru, 26 апреля 2017 > № 2172829

«Мы готовы захватить долю Google» — «Яндекс» о глобальных планах

Директор по технологиям «Яндекса» Михаил Парахин рассказал, почему российский поисковик не стремится конкурировать с Google в каждой стране, хотя мог бы это сделать

В любой стране мы готовы захватить долю Google, но сейчас это неоправданно. Об этом в интервью порталу Meduza заявил директор по технологиям «Яндекса» Михаил Парахин. По его словам, выход на новые рынки и борьба с IT-гигантом подразумевает настолько масштабные затраты, которые вряд ли когда-нибудь окупятся. Именно поэтому «Яндекс» концентрирует внимание на освоенной территории, говорит Парахин:

«Мы намного больше «затачиваем» поиск под конкретные страны. Мы стараемся быть более локальными, более персонализированными для человека просто потому, что у нас меньше рынков, мы можем себе это позволить. Google, если начнет это делать для каждого региона, то просто взорвется — не хватит даже их ресурсов.

...довольно тяжело (и дорого) конкурировать с Google там, где он уже лидер. То есть практически везде.

Можем ли мы побороться с Google? Я в любой стране готов это делать и захватить долю, но, к сожалению, так, как мы сейчас это делаем, получается экономически неоправданно. Чтобы людям внушить, рассказать про то, что у тебя есть поиск; чтобы создать такой поиск, который действительно может быть сильно лучше Google, чтобы у людей была причина переключаться — все эти затраты не окупаются полученной когда-нибудь потом прибылью. Ведь Google в свое время приходил в разные страны практически на пустое место.

«Яндекс» появился в России в 1997 году, еще когда Google не существовало. И им тяжело нас выбить отсюда. Но и нам захватывать другие рынки просто экономически невыгодно. Google это часто делает просто идеологически, чтобы не было конкурентов. Я уверен, что они в итоге вложили денег в Россию больше, чем заработали здесь. Но они себе могут это позволить, а нам другие рынки нужны, по сути, только для ярмарки тщеславия. Это мне не кажется правильным».

На прошлой неделе завершился спор Google и Федеральной антимонопольной службы России, который тянулся с 2015 года. Компания согласилась заплатить штраф 438 млн рублей и два штрафа по 500 тысяч рублей. По закону корпорация должна сделать это в течение двух месяцев.

Разбирательство инициировал «Яндекс». Компания пожаловалась в ФАС на нарушение антимонопольного законодательства. «Яндекс» утверждал, что Google фактически запрещает производителям телефонов Fly, Explay и Prestigio устанавливать по умолчанию сервисы конкурента, то есть навязывает пользователям собственные решения.

Регулятор в 2016 году решил оштрафовать корпорацию. Google пытался оспорить взысканные штрафы, но безуспешно. Срок мирового соглашения — шесть лет и девять месяцев. На это время поиск от Google перестанет быть единственным поисковым сервисом по умолчанию. Согласно соглашению, Google создаст окно выбора поисковых систем. Предполагается, что мировое соглашение позволит «Яндекс» активнее продвигать свои сервисы в телефонах на базе Android.

США. Россия > СМИ, ИТ > bfm.ru, 26 апреля 2017 > № 2172829


Россия > СМИ, ИТ > regnum.ru, 26 апреля 2017 > № 2164957

Приложение «Яндекс.Такси» вошел в топ-10 мирового рейтинга приложений для заказа такси. На его долю приходится 1,8% общего числа скачиваний. Это следует из отчета инвестбанка UBS.

«Яндекс.Такси» является самым скачиваемым сервисом заказа такси в России. Его доля в 2016 году составила 30%. Uber занял второе место — 18%.

При составлении списка учитывалось количество скачиваний на устройства на платформах Android и iOS. В него вошли также приложения для поиска попутчиков (BlaBlaCar) и поиска частных водителей (Uber).

Лидером мирового рейтинга UBS стал Uber. Его приложение было скачано более 180 млн раз в 2016 году, что составляет 45,2% всех загрузок. На втором месте — китайский Didi с долей 17,7%. Третье место — у сингапурского Grab (4,7%).

Важным показателем деятельности подобных сервисов является количество поездок, совершенных пользователями. Ранее «Яндекс.Такси» объявлял, что в декабре 2016 года количество поездок достигло отметки 16,2 млн.

Россия > СМИ, ИТ > regnum.ru, 26 апреля 2017 > № 2164957


Россия > Транспорт. СМИ, ИТ > regnum.ru, 26 апреля 2017 > № 2164950

Минуло четыре месяца со старта работы в штатном режиме системы ЭРА-ГЛОЛНАСС в России. Большую часть прошлого года новинка тестировалась, и рано было говорить о каких-то успехах и перспективах.

В этой публикации мы собрали официальную информацию от пресс-службы производителя и поставщика услуг, а также ряд экспертных мнений от игроков рынка IT в сфере авто и представителей авторитейла.

Не так давно ИА REGNUM писало о том, что в Казахстане работа ГЛОНАСС была временно приостановлена. Но Россия — не Казахстан. И у нас все, вроде бы, продвигается и даже демонстрирует некую положительную динамику.

Так, к примеру, установкой на ввозимые иномарки модулей в Приморье занимаются не две компании, как это было на закате скандала вокруг ГЛОНАСС и б/у автомобилей из Японии, а шестнадцать организаций. И это абсолютно закрыло проблему. Теперь не нужно вставать в очередь и ждать своего часа. Напомним, что без доработки ввозимого автомобиля его нельзя поставить на учет и эксплуатировать. Полный список мастерских размещен на официальном сайте АО «ГЛОНАСС».

В самой компании считают это количество достаточным, и увеличивать его не собираются. Причина этого — нехватка самих устройств. Вот как комментирует ситуацию пресс-служба АО «ГЛОНАСС»:

"Надо понимать, что устройство вызова экстренных служб — не просто коробочка, а многокомпонентная система, производство которой — сложный процесс, требующий времени.

К числу компонентов оборудования «ЭРА-ГЛОНАСС» относятся навигационный и коммуникационный модули, модем, внутренняя энергонезависимая и оперативная память, резервный источник питания, датчик автоматической идентификации ДТП, индивидуальная сим-карта, антенна, микрофон, динамик. Прибор оснащен средствами криптографической защиты информации, которые обеспечивают некорректируемость данных».

Но спрос, по заявлению представителей компании, в ближайшие три месяца будет полностью удовлетворен. Начиная с апреля 2017 года и заканчивая июнем 2017 года, в Приморье будет поставлено более 14 000 комплектов:

апрель — 1096 штук (1000 уже поставлена);

май — 3104;

июнь — 3496;

июль — 5504.

С установкой на ввозимые автомобили все ясно. Процедура была введена законодательно, ничего не поделаешь, нужно устанавливать. А как обстоят дела с добровольной установкой нового функционала на собственный автомобиль? Тут мнения АО «ГЛОНАСС» и игроков рынка IT услуг в сфере авто и крупных автомобильных ритейлеров разделились.

Если в компании заявляют, что уже есть спрос на добровольную установку от частных лиц, и только потребность Дальнего Востока в устройствах не позволяет оснащать ими другие категории автовладельцев, то исполнительный директор «Лаборатории Умного Вождения» Михаил Анохин считает перспективы развития ГЛОНАСС в России прозрачными. И добавляет:

«Стоимость, как устройства, так и установки — 20 000 — 30 000 рублей для пользователя, который за эти деньги получит только реагирование в случае ДТП — это дорого. Кроме того, немного доплатив, можно установить систему с автозапуском или недорогую спутниковую систему, где также будет реагирование в случае ДТП. Ну и, конечно, дополнительный функционал, в настоящий момент у ЭРЫ-ГЛОНАСС он попросту отсутствует».

Кроме того, эксперт говорит и об основном возможном направлении развития:

«Я думаю, что в ближайшее время стратегия развития ЭРА-Глонасс будет больше направлена на отраслевое развитие, например, совмещение устройства с системой «Платон», о чем уже недавно упоминал Рогозин».

Артур Мурадян — исполнительный директор транспортно ИТ-компании Traft, которая разрабатывает интеллектуальные транспортные системы на основе облачных технологий и участвует в федеральных программах Росавтодора по развитию беспилотного транспорта, тоже считает, что внедрение ГЛОНАСС в первую очередь будет влиять на рынок страхования, автомобильных грузоперевозок, банков.

«Представители этих отраслей получают дополнительный инструмент мониторинга перемещения транспортных средств. Страховщики смогут минимизировать свои риски и предотвратить ряд мошеннических схем, связанных с угоном автомобилей. Грузоперевозчики смогут тщательнее отслеживать перемещение груза, точнее планировать время отгрузки и загрузки товара, снижать расхода на складскую логистику. Банки смогут дополнительно контролировать транспортные средства, находящиеся у них в кредите или лизинге».

Артем Самородов, директор департамента продаж автомобилей с пробегом ГК «АвтоСпецЦентр» разделяет мнение коллег и говорит о том, что потребность в услуге по установке кнопки вызова экстренных служб будет невысокой. Но это если государство не примет закон об обязательном оснащении комплексом ГЛОНАСС всех авто.

«На сегодняшний день оснащение авто модулем ЭРА-ГЛОНАСС обходится частному автомобилисту в среднем в 27 000 рублей. Однако с появлением новых компаний, которые наряду с уже существующими организациями будут осуществлять установку данной системы, цены на услугу по оборудованию авто модулем ЭРА-ГЛОНАСС будут снижаться. Ожидается, что в связи с вступлением в силу закона об обязательном оснащении новых автомобилей системой вызова экстренных служб, стоимость авто увеличится в среднем на 1% — в цену производители включат затраты, связанные с тестированием и внедрением ЭРА-ГЛОНАСС».

Последний эксперт нашей публикации уверен, что частным лицам система ЭРА-ГЛОНАСС интересна лишь с точки зрения защиты от угона.

Сергей Скнарин, исполнительный директор компании «МониторингАвто»:

"Важно понимать, кого именно мы имеем в виду под частными клиентами. Если речь идет о владельцах личного транспорта, то им установка системы ГЛОНАСС мало интересна, поскольку она может помочь только в двух случаях — для отслеживания автомобиля при угоне или для контроля перемещения жены, ребенка.

Людей, желающих обезопасить себя при угоне, значительно больше. Больше трети наших потенциальных клиентов рассматривают установку ГЛОНАСС на личный транспорт именно с точки зрения безопасности.

Желание проследить за мужем, женой встречается редко. Подобные заявки приходят один раз в два месяца. Не чаще. Здесь также нужно учитывать менталитет русского человека, который не любит, чтобы его контролировали и точно знали, где он и чем занимается. Как в анекдоте: самая популярная причина опоздания в Москве — стоял в пробке, хотя на самом деле просто спал на час больше.

Еще один момент, почему обычные автовладельцы не спешат устанавливать ГЛОНАСС — частое нарушение правил дорожного движения, которое фиксируется системой. Нарушение ПДД в России происходит повсеместно. Один из самых популярных приборов на авторынке сегодня — антирадар. Никому не хочется, чтобы об его нарушениях кто-либо узнал. Не говоря уже о том, какой круг общения может быть у человека. Причем, мы говорим, как о тех, кто общается с представителями преступного мира, так и о тех, кто ездит по депутатам, министрам и т.д.».

Виталий Архиреев

Россия > Транспорт. СМИ, ИТ > regnum.ru, 26 апреля 2017 > № 2164950


Россия. Весь мир > Транспорт. СМИ, ИТ > minpromtorg.gov.ru, 26 апреля 2017 > № 2162479

Минпромторг России планирует стимулировать внедрение систем беспилотного вождения и интеллектуальных телематических систем на транспорте.

Заместитель министра промышленности и торговли Российской Федерации Александр Морозов выступил на ХI Международном навигационном форуме «Навитех-2017» и рассказал о поддержке внедрения инновационных технологий, повышающих безопасность на дорогах.

«С 2017 года мы оснащаем новые транспортные средства аппаратурой экстренного реагирования при авариях «ЭРА-ГЛОНАСС». Хотел бы отметить, что мы первая страна в мире, которая имеет глобальную систему безопасности на дорогах. Я благодарю автопроизводителей, теперь мы передаем процесс в руки АО «ГЛОНАСС», надеемся, что и дальше будем расширять количество услуг, предоставляемых автомобилистам. Эти услуги будут касаться не только безопасности и спасения при авариях, огромное количество новых телематических сервисов будет реализовано в рамках действующей системы», – прокомментировал Александр Морозов.

По его словам, для успешного внедрения различных телематических технологий (начиная от он-лайн диагностики технического состояния автомобиля и сервисного обслуживания без участия водителя до организации совместного использования авто несколькими участниками в соответствии с требованиями городской инфраструктуры) необходимо выработать новые общие правила, которые определят роли, возможности и обязанности участников сторон. Министерством промышленности и торговли Российской Федерации образована Межведомственная рабочая группа по разработке «дорожной карты» по формированию необходимых изменений в нормативно-правовой системе для внедрения телематических транспортных систем с участием автопроизводителей, дилеров, ИТ-компаний, испытательных лабораторий, ВУЗов, лизинговых организаций, представителей органов власти.

Для увеличения объемов производства и продаж техники, оснащенной новыми сервисами, Минпромторг России с 2018 года планирует стимулировать спрос на новые автомобили и самоходные машины с системами автономного вождения (разного уровня), а также телематическими системами и системой «ЭРА-ГЛОНАСС».

«Мы рассматриваем возможность запуска с 2018 года таких специализированных программ стимулирования спроса на новые машины, произведенные в России, а именно автомобили, сельскохозяйственную и строительно-дорожную технику», – отметил замминистра.

Он также отметил, что главной задачей является участие всех заинтересованных сторон в реализации проектов по «цифровой трансформации» традиционного автомобиля или сельскохозяйственной машины.

«Вместе нам предстоит большая совместная работа. Международный навигационный форум – отличная возможность для налаживания необходимой кооперации», – заявил Александр Морозов.

Россия. Весь мир > Транспорт. СМИ, ИТ > minpromtorg.gov.ru, 26 апреля 2017 > № 2162479


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 26 апреля 2017 > № 2159425 Алиса Мельникова

Алиса Мельникова («Сбертех»): «Есть разные способы вырасти в Google. У нас высокие шансы»

Максим Спиридонов

сооснователь "Нетология-групп"

Руководитель «Сбертеха» Алиса Мельникова — о том, как поставить внедрение инноваций на поток, чем «Сбертех» старается привлекать IT-специалистов, как трансформируются в digital-мире финансовые услуги и будет ли Сбербанк конкурировать с Apple и Amazon.

В новой постоянной рубрике Forbes — интервью с интернет-предпринимателями. Героиня нового интервью блога «Рунетологии» на Forbes — Алиса Мельникова, генеральный директор АО «Сбербанк-Технологии», сокращенно «Сбертех», самой большой IT-компании России, по крайней мере с точки зрения штата: на март 2017 года в ней было занято около 9500 специалистов. В свою очередь, бюджет организации на 2017 год соизмерим с доходами крупнейших технологических бизнесов страны — ни много ни мало 29,7 млрд рублей. А планы «Сбертеха» выглядят смелыми даже при его нынешних масштабах.

— Как бы вы вкратце описали «Сбертех» — понятно и в то же время вдохновляюще?

— Сбербанк ставит перед собой очень амбициозную задачу — стать технологическим лидером рынка. Не только финансового — рынка услуг для всей экосистемы, которая его окружает. Для всех своих клиентов и партнеров. Чтобы Сбербанк стал технологическим лидером, технологическим лидером надо стать «Сбертеху».

Лидерство подразумевает, что мы всегда что-то делаем первыми. Мы технологическая компания и стараемся первыми придумывать, «пилотировать», разрабатывать технологии. Поэтому обращаем внимание на все интересное и новое, что появляется на рынке. Мы это берем, пробуем, стараемся делать промышленные технологии.

— По формальным признакам вы крупнейшая IT-компания страны. Сколько у вас сейчас проектов в работе?

— Более пятисот. Работаем мы на одного заказчика — Сбербанк. Но внутри него у нас заказчиков множество. С одной стороны, мы на рынке пока, наверное, не слишком известны. С другой — пожаловаться на однообразие или узость сферы деятельности не можем. Наоборот, по-моему, такого количества интересных задач, как у нас сейчас, нет ни у одной компании в России.

Вместе с тем мы, несмотря на большой штат, ощущаем нехватку высококвалифицированных IT-специалистов. И очень много сил тратим на подготовку и обучение сотрудников.

— У вас девять с половиной тысяч сотрудников — и все равно людей не хватает. Насколько остро?

— Зачастую самим людям недостает квалификации. Технологии стали меняться настолько быстро, что образование и опыт, которые люди получали за предыдущие пять, десять, двадцать лет своей работы, не удается использовать в полной мере без освоения новых технологий. Иначе говоря, IT теперь не такая специальность, которую осваиваешь в вузе, чтобы потом работать всю жизнь. IT — это область, где нужно постоянно изучать что-то новое и повышать квалификацию. Если ты ничему не научился за год, считай, ты безнадежно отстал.

— Портрет вашего сотрудника чем-то отличается от образа среднего айтишника, работающего в Mail.ru Group, «Яндексе» и других заметных компаниях отрасли?

— Сегодня в «Сбертехе» представлены все типы айтишников, которые работают в отрасли: и в Mail.ru Group, и в «Яндексе», и в интеграторских компаниях. Как с точки зрения квалификации, так и с точки зрения отношения к работе и ментальности. При такой численности штата получается, что как в стране, так и в Сбербанке, а как в Сбербанке, так и в «Сбертехе».

— Понимаете ли вы, почему к вам идут люди? С упомянутыми мной российскими интернет-гигантами ясно: у них все-таки сохраняется обаяние стартапа.

— Стоит провести разделение: как дело обстоит сейчас и как мы хотим. На мой взгляд, мы пока не такие, какими хотели бы себя видеть. А хотим, чтобы каждый, кто работает в «Сбертехе», был звездой, технологическим лидером и тяготел к интересным задачам. Задачам с большой буквы. В особенности нам нужны те, для кого профессиональная деятельность — самое интересное в жизни. И нам есть что им дать.

Да, у нас нет пока такой известности на рынке, чтобы к нам охотно шли все такие люди. У многих наша организация вызывает ассоциации с тем, как выглядел Сбербанк раньше. Хотя он сильно изменился, но прошлое еще довлеет. Мы стараемся активно рассказывать людям и рынку, чем мы занимаемся, почему с нами хорошо и почему полная профессиональная реализация у нас возможна — и возможна только у нас.

ДОСЬЕ НА ГОСТЬЮ

В 1993 году окончила МАИ по специальности «автоматизированные системы управления и обработки информации» и Российскую высшую внешнеэкономическую школу по специальности «внешнеэкономическая деятельность: организация и управление».

С 2000 по 2012 год занимала руководящие посты в «Ай-Теко», ISG, Egar Technology, курировала реализацию масштабных проектов в области технологической поддержки бизнеса для крупнейших российских и зарубежных банков.

С июля 2012 года работала в должности советника старшего вице-президента НОМОС-банка, где отвечала за IT и операционную деятельность в проектах по развитию новых направлений бизнеса.

В «Сбертехе» — с июля 2013 года. Сама компания существует с 2011 года.

— Как устроен «Сбертех»?

— Организационная структура у нас строится на разделении по компетенциям. В «Сбертехе» сейчас 46 крупных центров компетенций в среднем по 200–300 человек, например по разработке мобильных приложений, BI, супермассивам данных, интеграции. Внутри каждого — отдельные направления. Эта структура одинаково хорошо подходит как для проектной работы, так и для работы в командах по Agile, которую Сбербанк активно внедряет.

В свою очередь, структура функциональная как раз и опирается на проектные команды и команды Agile.

— Как построено взаимодействие между Сбербанком и «Сбертехом»? Люди из Сбербанка «сгружают» вам идеи, а вы, как рабочие пчелки, их воплощаете?

— Это двусторонний процесс. Либо market pull, либо technology push, как модно сейчас говорить на рынке. Люди, которые отвечают за развитие бизнеса Сбербанка, в большей степени придумывают идеи в области собственно банковского бизнеса. Наша задача — понять, как их грамотно реализовать с технической точки зрения. Доля «цифровых» клиентов сильно выросла, равно как и доля операций, совершаемых через удаленные каналы. Поэтому любая, даже самая безобидная, задача бизнеса может превратиться в сложную и интересную задачу в технологическом аспекте. И наоборот: часто люди, занимающиеся технологиями, смотрят на рынок, общаются с внешним миром, с коллегами из других компаний и тоже выдают технологические идеи. А те способны навести бизнес-заказчиков на мысли о том, как эти технологии применить на пользу конечным клиентам.

Заказчики из бизнес-подразделений банка генерируют идеи по развитию банковских продуктов. А задача «Сбертеха» — их техническая реализация, в ходе которой мы тоже часто что-то предлагаем заказчикам.

И конечно, мы бы не сумели вести одновременно больше 500 проектов, если бы у нас не были отстроены процессы взаимодействия с заказчиками.

— Как идеи воплощаются в проектах?

— Здесь два пути. Первый: в рамках реализации конкретного проекта формируется проектная команда из представителей того или иного функционального блока банка и сотрудников «Сбертеха». И они долгое время работают вместе. В процессе, если кому-то из членов команды — кому угодно — приходит в голову идея, она может быть вынесена на обсуждение и применена в самом проекте — открытом, уже реализуемом. Второй путь относится к инновациям, о внедрении которых раньше не думали. Например, как применить блокчейн или технологии machine learning. Для этого в «Сбертехе» создаются лаборатории инноваций.

В частности, открываются тематические лаборатории. Как только мы находим какую-то новую технологию, которая, по нашему мнению, имеет право на существование и должна быть доведена до промышленной стадии, мы создаем компактные лаборатории в «Сбертехе» для «пилотирования» идей, основанных на ней. Плюс мы поощряем инициативу сотрудников абсолютно изо всех центров компетенций. Объявляем: возникла идея, мы ищем волонтеров, кто хочет поучаствовать, попробовать, поучиться. И отклик обычно очень хороший. Многие сами хотят в свободное от работы время заняться чем-то новым. Настоящие айтишники именно такие по духу. На таких людей мы и делаем ставку.

За полгода, за год лаборатория доводит технологию до промышленной стадии, после чего становится новым центром компетенций. Тем временем возникают новые идеи, новые лаборатории, новые «пилоты».

Естественно, к процессу мы привлекаем и профильные подразделения банка. У нас хорошо выстроена система взаимоотношений представителей банка и представителей «Сбертеха»: кто занимается функциональными блоками, кто от банка отвечает за взаимодействие с IT. Нет вопросов, кто куда должен пойти.

— Какие конкретные проекты реализуются в «Сбертехе»?

— Есть мобильные приложения, мобильный банк, интернет-банк — из того, что видно клиенту. Удаленные каналы — это лицо Сбербанка во внешнем мире. Но ведь банк должен не только принимать заявки клиентов на проведение операций. Надо еще и обрабатывать все это внутри: платежи, переводы, вклады, кредиты. За фронтальными приложениями кроется огромная IT-архитектура, оркестровщики, бизнес-хабы, продуктовые фабрики. Это огромный IT-ландшафт, в котором сейчас больше 350 крупных систем, интегрированных между собой. По сути, наши проекты сводятся к их развитию.

Что касается стратегии, до 2018 года мы запланировали и уже делаем проект по замене банковской платформы.

Новая платформа — это, во-первых, более высокий технологический уровень для поддержки гораздо большего объема транзакций, чем прежде, без снижения стабильности производительности, а желательно даже с ее повышением. Во-вторых, возможность быстрого вывода продуктов на рынок благодаря применению новых технологий в самой платформе. В-третьих, работа с экосистемой. Мы делаем не просто более совершенную автоматизированную систему для Сбербанка, а новую платформу — ядро экосистемы, которую строит Сбербанк совместно со своими партнерами, клиентами и всеми, с кем у него находятся точки соприкосновения.

— Насколько понимаю, от Германа Грефа исходит идея создать огромный маркетплейс финансовых и околофинансовых услуг. Дальше — больше любых других товаров и услуг.

— Верно.

— Похоже, вы начинаете биться с наступающими IT-компаниями на их поле с намерением встать вровень с «Яндексом» или Mail.ru Group на российском рынке. Не как монополист, а как многопрофильный онлайн-холдинг.

— Чтобы воплотить в жизнь замысел маркетплейса, необходимо быть технологическим лидером — и быть лучше всех IT-компаний на рынке. Все успешные компании, которые стали маркетплейсами, обладают своими платформами. Еще ни один из крупнейших игроков, включая Alibaba и Google, не зааутсорсил платформу. Они создавали собственные. У нашей будут свои особенности и свое предназначение. Мы не собираемся дублировать ныне существующие маркетплейсы. Но мы должны обеспечить богатые возможности по подключению партнеров, а значит, иметь открытый API.

— Маркетплейс будет базироваться в том числе на продуктах и сервисах партнеров, не только на ваших?

— Конечно. Предполагается, что Сбербанк будет в состоянии сгенерировать идеальное предложение для клиента и оказать эту комплексную услугу совместно с партнерами.

— Вы почти госкомпания, и, думается, у вас нет возможности идти на такие риски, как в частном бизнесе, где обычно и вырастают IT-гиганты.

— Наоборот, скорее мы «почти не госкомпания». Да, с госучастием. Однако Сбербанк — публичное акционерное общество. У него множество акционеров. И в банке сильно мотивированы к тому, чтобы сохранить свое лидерство и привлекательность для клиентов.

— В любом случае вы компания очень большая. А прорывные решения в крупных организациях принимаются с трудом: бюрократическая система в них, с одной стороны, тормоз, с другой — способ застраховаться от опасностей. Развернуть Сбербанк в сторону IT-бизнеса — это чрезвычайно амбициозная задача, и выполнима ли она, для меня большой вопрос.

— Если бы над Сбербанком тяготели бюрократия и рутина, не было бы тех изменений, которые заметны и внешним клиентам, и рынку. Изменения эти касаются абсолютно всех сфер деятельности банка, в том числе технологической. Не отрицаю, в больших организациях доля бюрократии присутствует. С ней трудно бороться, хотя мы усиленно боремся, как в «Сбертехе», так и в Сбербанке. Но если бы у нас царила бюрократия, мы бы не открыли эти пятьсот с лишним проектов и не делали бы их в таких количествах ежегодно. Не набрали бы столько сотрудников, не выполняли бы такой объем разработок.

Конечно, отдельные «пилоты» могут не быть успешными: людям свойственно ошибаться. Какие-то предположения о пользе того или иного решения для банка или клиента оказываются ошибочными. Но такая крупная организация, как Сбербанк, имеет возможность параллельно вести множество проектов и на выходе гарантированно получать весомую долю успешных. Вот чем, кстати, большие компании выгодно отличаются от маленьких. Маленькая взялась за один проект, его постигла неудача — и пиши пропало: деньги кончились, все развалилось.

— Либо не кончилось — и компания выросла в Google, пусть это и один случай на миллион.

— Как показывает жизнь, есть разные способы вырасти в Google. Я верю, что с такой командой, которая сейчас работает в Сбербанке и в «Сбертехе», у нас высокие шансы стать пусть не «как Google», но просто очень передовой, прогрессивной и привлекательной в рыночном отношении организацией.

— Насколько мне известно, примеров трансформации банка в крупную IT-компанию мир не знает.

— А мы всегда делаем что-то, чего раньше не было. Это не шутка. В той же новой платформе мы применяем технологии, которых никто до нас действительно не применял.

— Ваша большая цель — меньше чем за два года развернуть маркетплейс, который начнет предлагать услуги Сбербанка и организаций-партнеров. Есть какие-то вехи на вашем пути, которые будут видны и со стороны?

— Конечно. Не стану сейчас говорить за весь Сбербанк, скажу о вкладе «Сбертеха». Сроки готовности ядра платформы — конец 2017 года. Дальше, в течение 2018 года, мы очень интенсивно, большими кусками, внедрим бизнес-функционал на новой платформе и параллельно будем вести несколько «пилотов» с потенциальными членами экосистемы (внешними компаниями), подключая их разными способами к платформе.

— Ядро будет невидимой извне частью проекта?

— Да. Это будет back-end. То, что почувствует Сбербанк внутри. Клиенты если и увидят, то лишь малую его часть.

— «Пилоты» ведутся с госорганизациями или с коммерческими партнерами?

— С коммерческими. Из ретейла, образования, недвижимости.

— Далее состоится обширный релиз?

— Релизы у нас происходят постоянно. Естественно, ядро платформы каждый день не обновляется. Оно должно быть стабильным и обеспечивать обработку массовых операций в больших объемах. На 2018 год намечено развитие бизнес-функциональности на платформе. Таким образом, чтобы бизнес-заказчики могли автономно, без обращения к разработчикам, эту функциональность настраивать, менять, кастомизировать. Добавим сюда подключение партнеров через API и возможность доработки верхнего слоя платформы внешними компаниями, уже подключенными через открытый API.

— К рыночному контексту. Вас как-то задело импортозамещение?

— На «Сбертехе» оно пока не сказалось. Но, наверное, и не могло.

— У вас вообще нет внешних заказчиков?

— Сейчас нет. Мы про это думаем. Создав платформу, наверное, мы сможем оказывать на ней услуги внешним компаниям. Это станет возможно где-то после 2018 года, когда мы справимся с внедрением платформы в Сбербанке. Что касается импортозамещения, то мы сами одно сплошное импортозамещение для Сбербанка. Мы, а не какая-то зарубежная компания разрабатываем прикладной софт для него. Другое дело технологический стек, связанный с более низкими уровнями: системным софтом, базами данных, «железом». Хотя здесь тренд нас тоже не коснулся. Ровно потому, что у нас пока не отобрали возможность пользоваться зарубежными технологиями, которыми исторически в России пользовались все организации.

Но конечно, такая крупная страна, как наша, должна обладать высокой степенью независимости. Поэтому задача импортозамещения важна и сейчас активно прорабатывается со стороны Минкомсвязи и нескольких крупных корпораций. И я уверена, что она будет успешно выполнена. Естественно, пока Сбербанк не перешел полностью на российский системный софт. Мы не имеем права снизить уровень надежности и производительности нашего IT-ландшафта, иначе пострадали бы наши клиенты.

— Как, по-вашему, будет меняться сама банковская система в России в ближайшие несколько лет ?

— Мне кажется правдоподобным сценарий, в котором классические банковские услуги будут постепенно отходить на второй план и становиться commodities (здесь: взаимозаменяемыми услугами широкого потребления. — Forbes). У клиента формируются потребности в совершенно других областях. Он хочет не взять кредит. Он хочет обеспечить себя жильем, детей — образованием, для чего ему могут понадобиться финансовые инструменты, которые дают банки. Поэтому на первый план будут выходить компании, предоставляющие услуги клиенту. Сбербанк как раз в эту сторону и идет, чтобы не стать таким commodity-банком, который будет стоять за основными услугами, потребляемыми клиентом. Наоборот, Сбербанк превращается в маркетплейс, который будет оказывать услуги клиенту, подтягивая к решению задачи экосистему. Он должен становиться технологической компанией и переставать быть классическим банком.

Репутация сейчас у нас есть, но за нее надо бороться. На ней невозможно ехать бесконечно: ее в современном цифровом мире надо подкреплять и завоевывать заново.

Читать также: Финтех-сервисы и банки – партнеры или конкуренты?

— Сбербанк практически монополист на розничном банковском рынке России. Если ваши замыслы осуществятся, его влияние лишь усилится. Не повредит ли это банковской сфере страны в целом?

— Именно банковские услуги, повторюсь, будут отходить на задний план. И то, благодаря чему Сбербанк был и остается лидером российского рынка, не является залогом того, что в будущем он первенство сохранит. Многие компании на определенном этапе своего существования были лидерами, и казалось, что это навсегда. Но потом в течение трех-пяти лет они исчезали с рынка. Часто вспоминают Kodak с их лучшей в мире пленкой.

В сфере технологий у всех равные возможности. Речь о том, что мы собираемся сделать как компания, которая старается повышать качество своих услуг и привлекательность для клиентов. Все то же самое может делать любая другая компания, и здесь никакого монополизма нет. У кого получится лучше и быстрее, тот и будет лидером. Мы верим в то, что это будем мы.

— Судя по нарисованной вами картине, Apple с Apple Pay, Google с Android Pay и иже с ними — это практически готовые банки, которые могут с вами конкурировать?

— Я бы не назвала их банками. Я бы и Сбербанк через какое-то время не стала называть банком. Это просто другая форма бизнеса — маркетплейсы. Если мы говорим о том, что Сбербанк будет маркетплейсом, то да, его ждет конкуренция с другими маркетплейсами.

Интервью выходит в рамках спецпроекта Forbes и аналитической программы «Рунетология». Предприниматель и основатель компании «Нетология Групп» Максим Спиридонов беседует с руководителями интернет-проектов о том, какие бизнес-модели в Рунете могут позволить стартапу стать следующим «единорогом», и в целом о том, как технологии меняют наш мир

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 26 апреля 2017 > № 2159425 Алиса Мельникова


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter