Всего новостей: 2003396, выбрано 15462 за 0.072 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mil.ru, 22 февраля 2017 > № 2082715

На Северном флоте состоялось награждение победителей Фестиваля прессы «Северный МЕДИА-АС-2017»

В Североморске командующий флотом вице-адмирал Николай Евменов наградил победителей Фестиваля прессы «Северный МЕДИА – АС - 2017». Призы получили 8 представителей средств массовой информации, опубликовавшие и выпустившие в эфир свои работы в 2016 году. Всего для участия в конкурсе были отобраны 48 материалов.

Победителями в номинациях «Лучшие кадры», «Сила слова», «Стиль жизни», «Проект специального назначения», «На острие атаки», «Главный калибр» и «Прорыв» стали: спецкор ГТРК «Мурман» Андрей Зайцев, корреспондент газеты «На страже Заполярья» Александр Бондарь, автор корпоративного журнала «Завод» Михаил Старожилов, журналист газеты «Мурманский вестник» Анна Вихрова, фотограф информагентства «ИТАР-ТАСС» Лев Федосеев, а также общественная организация «Ассоциация ветеранов морской пехоты «Спутник». Среди информагентств «Молния» лучшим стал корреспондент мурманского отделение агентства ИТАР-ТАСС Илья Виноградов.

Творческие работы победителей конкурса «Северный медиа-ас» примут участие в финале третьего Всероссийского фестиваля прессы «МЕДИА–АС-2017».

Пресс-служба Северного флота

Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mil.ru, 22 февраля 2017 > № 2082715


Япония > СМИ, ИТ > nhk.or.jp, 22 февраля 2017 > № 2082662

ВЗГЛЯД: Борьба СМИ с фальшивыми новостями

В последнее время часто поднимается тема так называемых "фальшивых новостей". Это выражение означает ложную информацию, которая распространяется в сети Интернет под видом правдивой. Сегодня в рубрике ВЗГЛЯД Вакако Такада из отдела новостей NHK делится своими комментариями по вопросу фальшивых новостей.

По словам Такада, ложная информация или неверные сообщения о событиях не представляют собой ничего нового. Однако фальшивые новости отличает то, что они могут стремительно распространяться через социальные сети, такие как Facebook и Twitter. Подобные сообщения стали оказывать влияние не только в сети Интернет, но и в реальном мире.

Можно отметить несколько мотивов и целей распространения фальшивых новостей. В частности, они используются для передачи политических взглядов или определенного послания. Еще одним типичным случаем является попытка распространителей таких сообщений привлечь посетителей на определенный веб-сайт с помощью броских заголовков. Их окончательной целью является нажива. В Японии были случаи распространения фальшивых новостей лицами, желающими ввести в заблуждение других.

В отделе новостей NHK, как отмечает Такада, мы не используем информацию, взятую напрямую из сети Интернет. Мы обычно связываемся непосредственно с участниками событий или лицами, имеющими к ним отношение, а также с официальными органами или специалистами для подтверждения ее достоверности. Сегодня все больше СМИ прилагает усилия к тому, чтобы распознавать фальшивые новости. При этом очень важно, чтобы каждый пользователь сети Интернет осознанно старался оценить правдивость получаемой им информации.

Япония > СМИ, ИТ > nhk.or.jp, 22 февраля 2017 > № 2082662


Франция > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > gazeta.ru, 22 февраля 2017 > № 2081929

Французы выбирают из четырех компроматов

Большинство кандидатов в президенты Франции подозреваются в нарушениях закона

Владимир Ващенко

Настоящая война компроматов развернулась между кандидатами на пост президента Франции. В прессе активно муссируются истории, связанные с созданием фиктивных рабочих мест для жены и детей кандидата от республиканцев Франсуа Фийона. Однако компромат есть и на других кандидатов: Макрона, Ле Пен и Жадо. Исследования показывают, что кандидат «Национального фронта» пройдет во второй тур, но почти наверняка проиграет.

Более чем за два месяца до выборов президента Франции в местной прессе опубликовано большое количество компрометирующих материалов на всех основных кандидатов на пост главы французского государства. Так, в конце января 2017 года журналисты Марион Лур (Marion L'Hour) и Фредерик Сай (Frédéric Says) опубликовали книгу «Внутри тайников Минфина». В этой работе говорилось, что независимый кандидат в президенты Эммануэль Макрон в бытность министром экономики и промышленности растратил по своему усмотрению до 80% всех средств, выделенных этому ведомству на представительские расходы. Всего Макрон, по сведениям журналистов, потратил на себя €120 тыс.

Авторы книги сообщают, что эти средства пошли на «различные обеды и встречи в различными людьми». Эти сведения также подтвердили депутаты Национальной ассамблеи (нижняя палата парламента Пятой республики) Кристьян Якоб (Christian Jacob) и Филипп Вигьер (Philippe Vigier). Однако позже газета Le Monde опубликовала материал, где было сказано ,что указанные средства были потрачены не на встречи с абстрактными людьми, а на финансирование создания политического движения Макрона «Вперед!» («EN Marche!»).

«Указанные средства, вероятнее всего, были потрачены на финансирование избирательной кампании, а не на обеспечение выполнения министерских обязанностей кандидата», — говорилось в статье издания. Сам политик неоднократно заявлял, что «не потратил ни пенни из бюджета министерства на финансирование своего движения или кампании.

Результаты журналистского расследования не единственный компромат на Макрона. В одной из статей интернет-издания Mediapart говорилось, что экс-министр мог быть причастен к лоббированию интересов американской компании General Electric во время заключения этой корпорацией сделки по поглощению французской Alstom. По сведениям Mediapart, политик лично повлиял на то, что General Electric получила преимущественное право принимать руководящие решения в юридических лицах, созданных двумя компаниями. Французское законодательство позволяло Макрону прямо вмешаться в ситуацию и не допустить появления у американского промышленного гиганта подобных преимуществ на французском рынке, однако Макрон этого не сделал. Позже Макрон в публичных выступлениях признал «некоторые ошибки», допущенные в результате поглощения General Electric французской компании.

Параллельно продолжает набирать силу коррупционный скандал, в который оказался вовлечен кандидат от Республиканской партии Франсуа Фийон и члены его семьи. В прессе его уже успели окрестить «Пенелопагейт» — по имени супруги политика и по аналогии с Уотергейтским скандалом, повлекшим возбуждение процедуры импичмента в отношении президента США Ричарда Никсона.

В конце января газета Le Canard enchaine опубликовала статью, в которой супруга Фийона обвинялась в получении в период с 1998 по 2002 год €500 тыс. за то, что работала помощником депутата у собственного мужа, когда тот был членом сената (верхняя палата парламента Франции). При этом, по сведениям журналистов, фактически она ни разу не вышла на работу. Никто из тех, кто тогда работал во французском сенате, не смог припомнить в беседе с Le Canard enchaine фактов исполнения Пенелопой обязанностей помощника депутата.

По результатам этой публикации финансовое подразделение французской прокуратуры начало расследование в отношении кандидата от республиканцев и его семьи. Позже то же издание опубликовало один за другим целую серию материалов, изобличающих Фийона. В них фигурировали сведения о том, что Пенелопа фиктивно работала журналистом двух французских еженедельников. Кроме того, двое детей четы — Мари и Шарль — якобы также фиктивно трудились помощниками Франсуа Фийона в сенате в период с 2005 по 2007 год. Сам политик назвал все эти публикации «клеветнической кампанией» против него.

Не удалось избежать обвинений в коррупции и еще одному перспективному кандидату, лидеру партии «Национальный фронт» Мари Ле Пен. По данным расследования, которое санкционировало Европейское бюро по борьбе с мошенничеством, в период с 2011 по 2012 год Ле Пен незаконно выплачивала зарплату членам своей партии из средств, которые должны были быть использованы только сотрудниками Европарламента для оплаты услуг помощников. Таким образом, как пишут различные французские издания, она выплатила своим подчиненным около €300 тыс. По закону Ле Пен должна была вернуть эти средства в бюджет Европарламента. Однако лидер националистов отказалась это сделать. В понедельник, 20 января, в офисе «Национального фронта» французская полиция провела обыски в связи с этим делом. Сама политик не признает себя виновной в растрате.

От внимания французских журналистов не ускользнули и проблемы с законом кандидата от французской партии зеленых Янника Жадо. В 2004 году, будучи активным сторонником организации Greenpeace, он вместе с другими активистами экологических организаций незаконно проник на базу атомных подводных лодок в Иль-Лонг в Бресте, за что был привлечен к уголовной ответственности.

Сам Янник почти не комментирует этот факт своей биографии в СМИ, зато неоднократно устраивает акции против военного присутствия России в Сирии.

Как полагает руководитель Центра изучения Франции Института Европы РАН Юрий Рубинский, «война компроматов» — это обычная ситуация для политической борьбы во французском государстве. «Журналисты пишут обо всех кандидатах, обо всем, что только смогли накопать. Это давняя традиция французской политической жизни. Новым элементом стали обвинения России в хакерских атаках, которые высказывал Макрон. Я не думаю, что эти сведения станут определяющими в избирательной кампании в этой стране», — считает эксперт. По его словам, сейчас бóльшую часть французов не устраивает программа ни одного из кандидатов, а потому политики сосредоточились на информационной войне друг с другом через СМИ.

«Некоторые кандидаты предлагают понятные программы, но они не находят реалистические денежные обоснования и не устраивают избирателей. Слабости программ стараются компенсировать путем нападок на оппонентов. Это, к сожалению, относится ко всем французским политикам», — считает Рубинский.

По его словам, компромат серьезнее всего ударит по Фийону.

«Это связано с тем, что его обвиняют в растрате и финансовых махинациях, а сам он при этом позиционирует себя как консерватор, истинный католик, который выступает за серьезную экономию бюджетных средств и значительное сокращение чиновничьего аппарата. Это не утраивает слишком многих», — рассказал специалист. По его словам, на данный момент очевидно, что кандидат от правящей в стране Социалистической партии Бенуа Амон не пройдет во второй тур, зато туда гарантированно попадет ранее считавшаяся маргинальным политиком Марин Ле Пен. «Там она встретится либо с Фийоном, либо с Макроном, и почти наверняка у нее не будет шанс против любого из этих политиков», — считает эксперт.

Последние социологические исследования, опубликованные в газете Le Figaro, подтверждают слова Рубинского. Согласно материалам издания, кандидат от «Национального фронта» проиграет во втором туре Макрону, который получит 63% голосов избирателей, и Фийону, который может рассчитывать на 59% голосов французов. При этом Ле Пен гарантированно попадет во второй тур выборов.

Франция > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > gazeta.ru, 22 февраля 2017 > № 2081929


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 21 февраля 2017 > № 2082721

Двое учеников телестудии «Ракурс» детского телевизионного учебного центра «ТемоЦентр» стали лауреатами ежегодной премии Президента России для поддержки талантливой молодёжи. Ими стали Мария Гурова и Глеб Ярмаков.

Основными критериями отбора победителей были совокупные творческие качественные показатели ребят за последние несколько лет их телевизионной деятельности.

Глеб Ярмаков занимается в студии с 2013 года. Он изучает операторское искусство, видеомантаж и телережиссуру. Несколько лет назад начал осваивать квадрокоптеры и сейчас виртуозно снимает с высоты птичьего полёта.

Мария Гурова за пять лет учёбы в телецентре успешно освоила операторское мастерство, видеомонтаж и телережиссуру, а совсем недавно начала пробовать себя в тележурналистике.

Сейчас ребята совместно работают над документальным фильмом о русском композиторе Модесте Мусоргском.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 21 февраля 2017 > № 2082721


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 21 февраля 2017 > № 2082324

Что россиянин думает о стране Трампа?

Репортаж корреспондента Helsingin Sanomat из Москвы

Пекка Хакала (Pekka Hakala), Helsingin Sanomat, Финляндия

Недалеко от станции метро Баррикадная и московского зоопарка находится один из американских ресторан-баров Beverly Hills Diner. Обтянутые красно-белой искусственной кожей диваны, пластиковый Аль Капоне возле стола, на стене − портреты Мэрилин Монро и Хамфри Богарта.

«Я обожаю это место», − говорит 35-летняя журналистка из Грозного Милана Мазаева.

«Здесь огромные порции, совсем как в Чечне».

Для большинства жителей мира Соединенные Штаты − как раз то, что предлагает ресторан Beverly Hills Diner: жирные гамбургеры и кантри. Для русских Америка долгие годы была «главным врагом», и она снова удостоилась этой роли в период президентства Барака Обамы.

В то же время тысячам русских надоело бороться с проблемами в стране, и они отправились искать счастья на Запад. Большая часть осталась там, некоторые вернулись обратно.

Верят ли эти люди, посмотревшие на США глазами русских, что превозносящий Владимира Путина Дональд Трамп может начать дружить с Россией?

Милана Мазаева только что вернулась из Нью-Йорка, где она в течение четырех месяцев училась в Академии киноискусства. По ее мнению, сейчас наступил переходный период, исхода которого никто не знает.

«Во времена Обамы Америка и все, что с ней связано, демонстрировалось как бесспорное зло по всем телевизионным каналам и в государственных СМИ, − говорит Мазаева. − А сейчас главный идеолог российского телевидения Дмитрий Киселев (медиамагнат и комментатор) расхваливает, как хорошо сидит костюм на Мелании Трамп (Melania Trump)».

«Ведь это удобно. В любой момент можно сказать, что госпожа Трамп поправилась, и костюм сидит уже не так хорошо».

Московский фотограф Григорий Ярошевко (45 лет) − счастливый отец: его годовалый сын Николай уже ходит. Карапуз родился в Майами, и таким образом он одновременно является гражданином России и США.

«Это называется „родильным туризмом“, и говорят, что Трамп уже запрещает его», − рассказывает Ярошевко в кафе на восточной окраине Москвы.

Ярошевко отправился со своей женой, по специальности ветеринаром, в Майами в ноябре 2015 года и вернулся домой в апреле прошлого года.

«Мы выбрали роды в воде, и за это нам пришлось доплатить. Но это не имело значения, если уж мы туда добрались».

Деньги улетели. За полугодовую аренду квартиры заплатили 12 тысяч долларов, цены в роддоме в Майами колеблются от 3,5 до 9 тысяч долларов.

«Была, конечно, проблема с деньгами. Но у меня тогда была работа и постоянный доход. Кроме того, мы одолжили деньги у родителей и взяли кредит в банке».

Ярошевко признается, что роды в США были идеей жены. Но он не был против.

«Россия уже 15 лет идет таким путем, что гарантий на будущее нет. Друзья уехали, брат и сестра живут в Англии, и их дети ходят там в школу».

По мнению Ярошевко, Трамп не спасет ситуацию. С другой стороны, шансы, что непредсказуемый президент натворит бед, по его мнению, ограничены.

«В США надежные институты власти, и подобные порядки не ограничиваются только территорией США. Путин, слава Богу, тоже не сможет делать все, что ему заблагорассудится».

Но не сможет ли Трамп, например, признать Крым частью России на каких-нибудь условиях?

«Захват Крыма был нарушением основополагающего права наций на самоопределение. Кто признал его законным, Буркина-Фасо и Вануату? Да здравствует наш стратегический партнер Вануату!».

«Будем надеяться, что Николай, когда вырастет, будет работать где-нибудь за границей, хотя бы в Америке. Не думаю, что в России в течение 10-15 лет произойдут какие-то положительные изменения».

Экономист Павел Шкурко (31 год) отработал длинную рабочую неделю в московской медицинской фирме. Он говорит, что в Москве он остался из лени, хотя возможности были. Соединенные Штаты ему знакомы.

Парень из семьи дипломатов ходил в начальную школу в Нью-Йорке и впоследствии прожил там шесть лет. В последний раз он был в своем бывшем родном городе на День благодарения, сразу после президентских выборов.

«Интересно следить за этим цирком, − говорит Шкурко и не может найти никаких положительных слов для Трампа. − Он не понимает реальности. Это стало понятно сразу после того, как Верховный суд отклонил его указ о запрете на въезд в страну. И это как раз делает Америку Америкой».

В принципиальные изменения политической ситуации Шкурко не верит. По его словам, воодушевление СМИ в отношении Трампа — это пропаганда, рассчитанная на внутреннюю аудиторию.

«Задачей является очернение образа США: посмотрите, кого они выбрали президентом в образцовой демократической стране!»

А что же американцы, которые живут в Москве? Может ли Трамп принести свет в их жизнь?

На улице Покровка в центре Москвы тоже есть ресторан Beverly Hills. Реклама фильма «Касабланка», музыкальный автомат и техасская бензоколонка.

Преподаватель английского языка Конан Смит (Conan Smeeth, 25 лет), сидит за столиком, переделанным из старого «кадиллака» голубого цвета с регистрационными номерами штата Айова. Смит, приехавший из Вашингтона, говорит, что время от времени ходит в рестораны этой сети, чтобы поесть национальной еды. В Москве он уже два с половиной года, и живется ему отлично, несмотря на все политические кризисы.

«Четыре раза полиция останавливала меня на улице, потому что я похож на выходца из Средней Азии. Но все вопросы прекращались, как только я показывал паспорт США».

Смит − совсем не человек из лагеря Трампа, он голосовал за Хиллари Клинтон (Hillary Clinton). Его отец, напротив, голосовал за Трампа. Из-за этого в семье Смитов произошло то же, что случилось в семьях многих молодых москвичей после захвата Крыма: с родителями о политике не говорят, потому что сразу же вспыхивает ссора.

Но, может быть, Трампу удастся спасти мир, наладив отношения США и России?

«Ну, будем надеяться, что он сделает что-нибудь правильно. Правда, к сожалению, не могу этого ожидать исходя из того, что он делает сейчас».

Работающий в Московском инвестиционном фонде Сэмюэл МакКаллох (Samuel McCulloch, 31 год) из штата Колорадо придерживается того же мнения, что и Смит, Шкурко и Ярошевко: возможности Трампа изменить ход вещей очень ограничены. Против него выступают общественное мнение США, сенат, органы юстиции и весь штат Министерства иностранных дел.

«Сверхдержавы − это огромные пароходы, как "Титаник", − говорит живущий в Москве уже три года МакКаллох. − Они разворачиваются очень медленно».

МакКаллох служил разведчиком в морской пехоте и выучил русский язык в военной академии. У него за спиной — полтора года войны в Ираке, которые, по его словам, сделали из него «еще большего пацифиста».

Сейчас бывший военный готовится к свадьбе с русской невестой — торжество запланировано на лето. Он до такой степени обрусел, что может высказать одобрение Путину.

«Он проводит ясную военную политику, ее легко донести до народа. Военные задачи США, наоборот, настолько запутаны, что их невозможно никому объяснить».

Милана Мазаева из Грозного пережила две войны, которые разрушили ее город. Может быть, поэтому она надеется, что перемены все же возможны. И отказывается делать заказные репортажи целью своей жизни.

«Надо найти такую работу, которая тебе нравится. И которая приносит материальный доход. На самом деле, я не знаю ни одного журналиста, который бы выполнял свою работу только ради того, чтобы прокормить семью».

«Родильный турист» Григорий Ярошевко говорит, что серьезно думал о том, чтобы остаться в Майами.

«Там проживают около 300 тысяч русских. Но я патриот, хотя это слово используют сейчас люди, которые совсем не являются патриотами. Для меня оно имеет конкретный смысл: друзья, семья, дом, соседи».

Слова Мазаевой о переходном периоде не чужды и Григорию Ярошевко.

«Перемены часто наступают неожиданно, как цунами, − говорит Ярошевко. − А потом все еще 50 лет размышляют, как же это так произошло. Мне совершенно все равно, что будет, только бы не пролилась кровь».

Факты

Кружок взаимной лести

«У него там потрясающая популярность. Русским нравится то, что он делает». Трамп о Путине.

«Я бы наверняка с ним поладил». Трамп о Путине.

«Он очень яркий человек, талантливый, в этом нет сомнения». Путин о Трампе.

«Великая честь получить замечательный комплимент от человека, который столь глубоко уважаем». Трамп о Путине.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 21 февраля 2017 > № 2082324


Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 21 февраля 2017 > № 2082278 Виталий Чуркин

«Гигант дипломатии»: иностранная пресса о Виталии Чуркине

Анастасия Ляликова

Forbes Staff

Как мир запомнил постпреда России при ООН

20 февраля, за день до своего 65-летия, скончался постоянный представитель России при ООН Виталий Чуркин. В МИДе подчеркивали, что дипломат ушел из жизни «на рабочем посту». По информации источников New York Post, причиной смерти стал сердечный приступ.

Должность постпреда Чуркин занимал почти 11 лет. Его коллеги и оппоненты считали его человеком, жестко отстаивающим позицию России на международной арене: представитель России неоднократно критиковал политику других стран и пользовался своим правом вето, в частности на проекты резолюций Совбеза ООН по Сирии и Украине. Однако в день трагедии почти все его бывшие оппоненты высказались о дипломате с большой теплотой. Ключевые западные СМИ опубликовали заметки, где отметили его профессионализм и человеческие качества.

«Господин Чуркин с его безупречным английским и невозмутимым поведением воплощал образ дипломата старой школы. Его восхождение по карьерной лестнице в Министерстве иностранных дел пришлось на не самые простые 40 лет в истории его страны и отчасти связано с тем, что в эту эпоху перемен ему пришлось заново утверждать место России на дипломатической сцене после окончания холодной войны», — пишет The Washington Post.

Издание отмечает, что он был воспитан в духе истинного коммунизма, но при этом был идеологически достаточно гибким, что позволило ему пережить масштабные политические и экономические изменения, когда сначала к власти в СССР пришел Михаил Горбачев, а затем последовал развал Советского Союза. После этого, при Борисе Ельцине, он стал представителем России на Балканах, где в тот момент кипела война.

В 1992 году, будучи заместителем министра иностранных дел России, он впервые в истории российской и советской дипломатии начал проводить регулярные открытые брифинги для иностранных журналистов. «Несмотря на давление событий, он, казалось, упивался вниманием западных корреспондентов, которые окружали его на брифингах, и был рад подробно им отвечать», — пишет Reuters, добавляя, что постпред свободно владел английским.

New York Times отмечает, что Чуркин в юности работал переводчиком, и поэтому его нередко раздражали переводчики Организации Объединенных Наций, которые не могли подражать его стилю речи.

Washington Post добавляет, что в этот период, с середины 1990-х годов, Чуркин был крупным игроком в дипломатической среде, в том числе помогал наладить связи Москвы с боснийскими сербами, пытаясь призвать их к переговорам. В 1994 году, как пишет газета, ему приписывали роль посредника в сделке, позволившей «предотвратить авиаудары НАТО, снять осаду Сараево и ввести российские войска наравне с силами ООН в регион».

Хотя тогда мир в регионе сохранить не удалось, но его работа по Югославии повысила его статус, после чего он был назначен послом в Бельгии и затем в Канаде, а в 2006 году стал постоянным представителем России при ООН. «У него была репутация человека находчивого и остроумного, особенно в общении с американскими и европейскими коллегами», — пишет газета.

New York Times добавляет, что временами он мог быть чрезмерно едким. В частности, дискутируя с постпредом США при ООН Самантой Пауэр по поводу действий России в Сирии, он заявил: «Особенно странным мне показалось выступление представителя Соединенных Штатов, которая построила свое выступление так, будто она мать Тереза».

«Чуркин был воинственным защитником российской политики», — соглашается Reuters. NYT отмечает, что в публичном поле дипломат был известен как защитник Кремля, однако собеседники издания в частном порядке отметили, что он не всегда одобрял действия президента Путина.

Так, журналист Том Брокау из NBC News, знавший Чуркина в течение многих лет, вспоминал, что на приеме у него дома в 2015 году посол описывал администрацию Путина как «клептократию», говорится в публикации. «В частных беседах он мог очень критически отзываться о Путине и о том, как он управлял страной», — сказал Брокау 20 февраля. Он добавил, что не менее критически российский дипломат относился и к администрации Барака Обамы.

Издание добавляет, что отношения России с Соединенными Штатами испортились в период пребывания Чуркина в должности посла в ООН — сначала из-за Ливии, а затем из-за кризиса в Сирии и на Украине.

Он был известен как ярый защитник Башара Асада, с помощью права вето заблокировал шесть резолюций Совбеза, направленных против сирийского президента, а каждую реплику со стороны Запада в адрес действий России встречал критикой в адрес политики США и ЕС в Йемене и других странах, пишет NYT.

Тем не менее он мог удивить свои коллег-дипломатов, признает газета. В декабре прошлого года он вел переговоры со своими французскими и американскими коллегами — в течение трех часов в закрытом помещении они обсуждали формулировки в проекте резолюции по отправке наблюдателей от ООН в Алеппо, где проходила эвакуация. «Это был первый случай за несколько месяцев, когда Совет Безопасности достиг консенсуса в отношении Сирии», — подчеркивает издание.

«Это был не просто какой-то дипломат, человек в костюме», — заявил старший корреспондент CNN Ричард Рот. Он привел слова представителя Великобритании Мэтью Рикфорта, назвавшего Чуркина «гигантом дипломатии». «Он выделялся среди всех 193 постпредов», — заключает журналист.

Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 21 февраля 2017 > № 2082278 Виталий Чуркин


Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > forbes.ru, 21 февраля 2017 > № 2082267 Александр Ларьяновский

Мозги на прокачку: что мешает росту сервисов онлайн-образования

Александр Ларьяновский

Forbes Contributor

Лентяйство, прогнозы в отрыве от рынка и отсутствие стандартов — каким был 2016 год для российского рынка интернет-образования

Еще каких-нибудь 20 лет назад именитая консалтинговая компания могла доблестно провалить выход «больших парней» на перспективный рынок, просто неверно оценив его состояние и перспективы. Прогнозы строились на несколько лет вперед, и отвечать за них не приходилось, так как от красивой презентации до упущенных прибылей проходили чудесные долгие месяцы. Хорошо, что скорость выросла — теперь прогнозы стали попадать в медиа быстрее. Можно хоть что-то исправить.

Буквально вчера разработчики и инвесторы обсуждали обзор российского рынка образовательных технологий (edtech), подготовленный инвестиционным аналитиком ФРИИ. Материал основан лишь на объемах инвестиций в образовательные проекты, взятых из открытых источников - в основном, из западных исследований. Никаких оценок объема рынка, никаких финансовых итогов года (хотя бы только результатов 2016 года) крупнейших игроков именно российского рынка. В принципе никаких фактов и реальных показателей реальных компаний в статье не приводится. И при этом уже в первых строках автор берется объяснить, какие перспективы ждут сектор образовательных технологий, выгодно ли в него инвестировать и что происходит в этой сфере в России. Основываясь исключительно на объемах инвестиций и интуиции, при этом абсолютно игнорируя те доли рынка, которые уже освоены и продолжают развиваться достаточно быстрыми темпами, автор прямо признает: «Целью данной статьи было скорее оценить инвестиционную активность в сегменте и рассмотреть основных игроков, нежели, например, оценить объемы рынка».

На самом деле действительно «большие парни» на это не купятся и продолжат вкладывать деньги. К счастью, рынок образовательных технологий не успел принять подобные прогнозы и бодро развивается. 2016 год для отечественного рынка онлайн-образования был успешным. Видно, что отрасль находится в состоянии активного развития. На рынке уже совершаются сделки: например, Mail.Ru Group купила контрольную долю в компании GeekBrains (обучающая платформа для программистов). Это уже не просто инвестиция, а полноценная покупка. А значит, это индикатор: на рынке edtech есть товар, который не просто может когда-нибудь «выстрелить», а уже есть «выстрелившие» проекты и востребованные аудиторией сервисы.

Не будем говорить о неслучившихся ожиданиях в отношении отдельных сервисов и технологий. Например, кажется, всевозможные чат-боты (виртуальные собеседники для мессенджеров) пока все еще не способны помогать в обучении. На данный момент чат-боты не стали инструментом ни для кого на российского рынке edtech: даже при современном уровне развития технологий усиление естественного интеллекта машинным пока не приносит значительных плодов. Конечно, работы в этой области активно продолжаются, однако на сегодняшний день видимого результата, увы, нет.

Растет сегмент, связанный с дополнительным школьным образованием: самые явные лидеры в нем — Uchi.ru и «Фоксфорд», предлагающие курсы для учеников средних и старших классов. «Фоксфорд» в 2017 году добавил в линейку продуктов и услуги онлайн-репетиторов, что, на мой взгляд должно помочь проекту резко увеличить выручку. У Maximum (курсы подготовки к ЕГЭ и ОГЭ) дела тоже идут в гору. Заметьте: изначально это был офлайн-проект, но сейчас он активно развивает именно онлайн-продукты.

Онлайн-сервисы, безусловно, очень сильно опережают по темпам роста рынок офлайн-продуктов. По нашим подсчетам (онлайн-сервиса английского языка Skyeng. — Forbes) на рынке иностранных языков офлайн сегмент не растет вообще. Мне сложно говорить о статистике других игроков на рынке онлайн-обучения иностранным языкам, но наша выручка выросла за 2016 год втрое и обогнала все московские школы английского языка (Skyeng объявил о ежемесячной выручке в 40 млн рублей в декабре 2016 года. — Forbes). Впрочем, по другим игрокам в этом (одном из самых больших для онлайн-образования)т сегменте есть предположения. Компания Englishdom, по моим подсчетам, зарабатывает около 8 млн рублей ежемесячно. Есть новая «звезда» - платформа для продажи собственных онлайн-курсов GetCourse вышла на ежемесячную выручку около 21 млн рублей.

Главное разочарование инвесторов в 2016 году - многопользовательские онлайн-курсы (massive open online courses, MOOC).

Подобные игроки хотя и смогли привлечь большую аудиторию, так и не нашли работающих моделей монетизации. По сути, все дело в том, что MOOC-платформы так и не смогли зарекомендовать себя как «жанр». На глобальном рынке для оценки перспектив MOOC показательна динамике Coursera. За 2016 год выручка компании, по моим оценкам, составила около $80 млн — и это заработок с богатейшего американского рынка! Компания экспериментирует с бизнес-моделями — помимо изначальной оплаты документов о прохождении курсов вводит ежемесячные подписки, запускает доступные исключительно за деньги курсы, работает с компаниями, но пока большого роста нет.

На данный момент, пожалуй, все разработчики MOOC-продуктов пытаются искать новые модели. В том числе и в России. Например, компания «Нетология», образовательный проект для обучения интернет-специалистов, от классических для модели MOOC курсов уходит в образовательную систему с «живыми» преподавателями, запускает и офлайн-школу.

В чем проблема? В самообразовании, по всей видимости, зарабатывать много не удается. Аудитория, хотя и любит «шэрить» статьи о будущем онлайн-образования, оказывается, не так просто переходит от обещаний к делу. Как итог — только 4% записавшихся на курсы на MOOC-платформах доходят до конца. Поэтому все деньги на рынке онлайн-образования — в сервисах с личными уроками преподавателей (конечно, в зависимости от успешности самого исполнения бизнеса), где всегда выше средний чек пользователя, выше его лояльность и лучше мотивация студентов. Я тоже вижу это в статистике рынка близкого мне изучения иностранных языков. Duolingo, крупнейший ресурс для изучения иностранных языков, зарабатывает меньше, чем российское приложение Lingualeo, но их доходы несопоставимы с доходами игроков, которые идут на эксперименты с офлайн-уроками.

Для российского рынка онлайн-образования я вижу три перспективных (с точки зрения выручки) сегмента.

Дополнительное школьное образование. Родители готовы вкладывать большие деньги в развитие своих детей на фоне консервативного государственного образования. Любопытный тренд здесь - запуск все большего числа проектов по обучению детей программированию и робототехнике:. На это есть спрос у родителей и интерес у детей. На данный момент пока нельзя выделить одного-двух самых больших игроков, их достаточно много, и все они активно пытаются развиваться на этом рынке. Но с детьми есть довольно большая проблема для онлайн-сервисов — детей нельзя долго удержать за компьютером. Тем не менее создается множество гибридных моделей с интеграцией онлайн- и офлайн-продуктов, которые успешно развиваются.

Иностранные языки (общий размер российского рынка онлайн-сервисов я бы оценил более чем в $1 млрд).

Послевузовское профессиональное образование и различные индивидуальные курсы. Здесь очень большой акцент на самообразовании без «живых» преподавателей, поэтому этот сегмент наименее успешен. Но здесь стоит выделить отдельную довольно заметную категорию: проекты, которые работают по так называемым soft skills (рисование, шитье и т. д.). Именно этим можно объяснить успех упоминавшегося GetCourse. В том же тренде еще два успешных проекта, также уже названный Geek Brains и сервис для обучения программированию HTML Academy. Оба сервиса показывают кратный рост выручки ежегодно.

Есть тренды, пронизывающие все сегменты рынка онлайн-образования. Например, все больше проектов улучшают технологии обработки огромных объемов данных об учениках и их учебных «привычках». Платформы получают возможность отслеживать, какие ошибки и на каких именно этапах обучения сделал конкретный студент, а это дает возможность прийти к выводу: что именно должна этому человеку подсказать система, что именно должен ему объяснить преподаватель. В этой сфере успешные и активно развивающиеся — разработчик адаптивного курсов Stepik.org, есть сильные проекты в Высшей школе экономики. Постепенно появляется все больше проектов, как коммерческих, так и не коммерческих, которые занимаются аналитикой учебного процесса и строят его не по принципу «у нас так получается», а по принципу «статистика, математика и аналитика показали, что это успешный путь».

Кроме того, уже длительное время наблюдается тенденция по переводу университетов на дистанционное образование. Но на этом поле, пожалуй, пока больше попыток и действий, нежели результатов, которыми можно было бы похвалиться. С одной стороны, вузам легко поставить LMS- платформу (learning management system, система открытия-закрытия контента, контроля и управления студентами и т. д.). С другой стороны, вряд ли обучение через подобные инструменты можно считать онлайн-образованием — это всего лишь чуть более упрощенный и эффективный инструмент управления контентом и доступом к нему, а не онлайн-сервис. К образованию как к процессу эти платформы не приспособлены, они не позволяют правильно строить персональную образовательную траекторию. Их недостаток в том, что преподаватели, прочтя лекцию и раздав домашнее задание, не ставят целью выяснить, что у слушателей усвоилось и осталось в памяти. Эффективность учебного процесса достоверно не известна. При этом, кстати, в России появляются проекты, работающие в области прокторинга. Они разрабатывают технологии контроля над сдачей онлайн-экзаменов, которые позволяют пресечь «жульничество» вроде переключения между вкладками в браузере или поиска подсказок в интернете. Такие проекты даже используют технологии отслеживания взгляда. Когда подобные технологии будут внедрены во все образовательные онлайн-проекты и начнут действительно эффективно работать, можно будет с большей вероятностью судить об эффективности или неэффективности методик онлайн-образования в целом.

Что в итоге? Российский рынок онлайн-образования стоит перед несколькими крупными вызовами.

Начать стоит с разработки действенных инструменты работы с мотивацией студентов. Как показывает практика, без этого бизнес в сфере онлайн-образования не растет быстрыми темпами. Нужно делать так, чтобы пользователь за свои деньги дошел до результата. Те, кто правильно умеет в своих продуктах работать с мотивацией, выигрывают.

Какие дорожки можно попробовать протоптать? Выходом может стать смена методик, переход к фрагментарному обучению. Коротко суть этого подхода можно сформулировать так: не надо учить всё (на что уйдут годы), а учи то, что даст результат в ближайшие недели. Главное мерило успеха — возврат «инвестиций», потраченных на учебу, буквально завтра или послезавтра (в виде дополнительного дохода, повышения самооценки или общей успешности). Проще говоря, если, например, в курсе иностранного языка предлагают зубрить диалоги Смитов, а вам интересно, о чем Шерлок говорит с Ватсоном в последней серии культового сериала, то требуйте от курсов именно этого. Иначе зачем тратить свое время и деньги?.

Другой путь — создание экосистемы образования, которая максимально сможет «погрузить» студента. Уроки должны сочетаться с самостоятельной работой, образовательный элемент должен появиться в интересном познавательном контенте для досуга (кино или статья): раньше на понимание этого контента не хватало знаний, а теперь он стал доступен. Фактически нужно, чтобы в современном ритме жизни человек непрерывно, несколько раз за день, иногда глубоко, иногда по чуть-чуть приобретал все новые знания. Здесь мерилом успеха для пользователя будет долгосрочность усвоенных знаний, то, какой процент полученной информации остается в его памяти через месяц, полгода, год после окончания учебы.

И наконец, не стоит забывать о том, что есть убедительные механизмы для оценки результативности полученных знаний внешними агентами — работодателями, вузами (при поступлении школьников).

Постепенное решение проблемы мотивации учеников сделает все более актуальным вопрос «Где деньги?». Для поиска ответа на него уже есть несколько предпосылок. Во-первых, выручка проектов в сфере edtech напрямую зависит от срока обучения студента. Сейчас он может составлять от нескольких недель (в рамках самообразования) до месяцев (у проектов с преподавателями, выступающими офлайн). Нельзя назвать среднее «эталонное» значение — у детей, очевидно, срок учебы должен быть дольше, у взрослых он может быть короче. Все зависит от сферы и отрасли приобретаемых данных. Но в целом очевидно: по метрике длительности работы студента с образовательным продуктом онлайн-сервисы проигрывают офлайн-занятиям.

Во-вторых, большие перспективы есть по увеличению ARPU, средней выручки на одного пользователя. Снова нет «среднего по больнице» (у продуктов для самообучения ARPU может составлять единицы рублей в месяц, а у продуктов с учителями — тысячи рублей). Но «чеки» в офлайне тоже остаются выше, чем в онлайне.

В-третьих, на рост выручки онлайн-проектов будут работать стандарты. Когда дипломы, сертификаты и прочие бумажки в онлайн-образовании будут котироваться у работодателей, тогда ценность их будет расти и количество клиентов будет увеличиваться. Пока этого нет вообще. Даже именитые вузы не могут сказать, что онлайн-дипломы, полученные с окончанием их же онлайн-курсов, котируются наравне с полученными традиционно, за партой.

Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > forbes.ru, 21 февраля 2017 > № 2082267 Александр Ларьяновский


США. Весь мир > СМИ, ИТ > forbes.ru, 20 февраля 2017 > № 2080500

Робот-стражник: что дает искусственный интеллект системам кибербезопасности?

Галина Дягтерева

Forbes Contributor

Принимая во внимание важность (порой критическую) охраняемых данных, пока говорить о полной замене человеческого интеллекта искусственным рано

«Мы должны быть очень осторожны с AI (artificial intellegence, искусственный интеллект)», — твитнул Elon Musk пару лет назад, а затем создал Open.AI, некоммерческую исследовательскую организацию, ставящую себе целью распространение знаний об искусственном интеллекте. AI — это будущее, которое стремительно наступает, а в каких-то областях прочно проникло в нашу повседневную жизнь. Автономные автомобили, синхронный real-time перевод с иностранных языков в Skype и рекомендации в музыкальных сервисах наподобие Apple Music — все это стало возможным благодаря AI.

При этом существует путаница между понятиями artificial intelligence (AI), machine learning (ML) и deep learning (DL). Смешение понятий подогревается шумихой, создаваемой СМИ. А она порой мешает пониманию базовых принципов и идей, лежащих в основе любого AI-driven-продукта, и не дает отличить простой маркетинг от сложной технологии. К примеру, после того как алгоритм Alpha Go компании Deep Mind, приобретенной Google за $500 млн, несколько раз обыграл Ли Седоля, чемпиона мира по игре в го, многие популярные издания смешивали данные понятия.

Разберемся, как же соотносятся между собой AI, ML и DL.

AI, или искусственный интеллект (ИИ), — раздел науки, довольно широкий термин, применимый к любой технике, позволяющей программам мимикрировать «человеческий интеллект», выполняя творческие задачи/функции, которые традиционно считаются прерогативой человека, такие как, например, принятие решений или поиск закономерностей.

ML, или машинное обучение, — обширный подраздел ИИ, математическая дисциплина, в которую включают такие области как статистика, методы оптимизации и теория вероятности. По сути, машинным обучением можно назвать определенный набор техник и алгоритмов, с помощью которых решаются те или иные «когнитивные» задачи, например, распознавание речи или рукописных цифр. При этом, говоря о машинном обучении, мы имеем в виду лишь решение какой-либо узкой задачи, а не создание искусственного Интеллекта с большой буквы И — обладающего сравнимыми с человеческими возможностями и способного создавать произведения искусства и поддерживать живую беседу с человеком.

В свою очередь, DL — один из видов ML, в котором используются алгоритмы особого вида — нейронные сети, которые являются, на самом деле, последовательностью довольно простых математических преобразований. Путем наслоения этих преобразований друг на друга (отсюда понятие «многослойные нейронные сети») можно получить очень сложные, нелинейные зависимости, и подстраивая параметры этих преобразований, решать ту или иную задачу, например, задачи машинного зрения- распознавание лиц или других объектов на фото и видео.

В целом взаимосвязь между AI, ML и DL можно хорошо показать с помощью концентрический окружностей.

Cтоит обозначить понятия «обучения с учителем» (supervised learning) и «обучения без учителя» (unsupervised learning), которые понадобятся нам далее, для понимания принципов работы ИИ-решений.

Supervised learning — модель, когда система учится на предварительно «размеченных» данных. Например, задача предсказания стоимости автомобиля при известных исторических данных (тех, на которых система «обучается») о стоимости и ряде признаков (также называются features) в обучающей выборке (задача регрессии) или задача классификации — определить, болен человек или здоров, опять же, по историческим данным и ряду признаков, соответствовавших тому или иному случаю.

Unsupervised learning — модель, при которой данные не «размечаются», а сразу, в сыром виде загружаются в систему, которая затем структурирует их. То есть, системе ставится следующая задача: «вот данные — найди в них взаимосвязи».

Заканчивая описание технических подробностей стоит отметить, что AI — горячая тема не только для СМИ, но и для инвесторов.

Инвестиции в AI

2016 год был рекордным для AI-стартапов с точки зрения привлеченных инвестиций — объем сделок составил более $5 млрд., а количество сделок превысило 650.

Также в 2016 году было несколько так называемых «мега-раундов» (объемом $100 млн и более). Так, разработчик автономных автомобилей, компания Zoox привлекла Series A раунд в размере $200 млн, Zymergen, стартап в области биоинформатики, привлек Series B раунд в размере $130 млн, разработчики решений в области машинного зрения, SenseTime и Face++ привлекли $120 млн и $100 млн соответственно, а израильский стартап Voyager Labs, разрабатывающий платформу для анализа больших массивов данных, привлек раунд финансирования в размере $100 млн.

Если говорить о географии сделок, то 62% от общего числа сделок пришлись на стартапы из США, 6,5% — на компании из Великобритании, 4,3% и 3,5% на стартапы из Израиля и Индии соответственно.

Интерес к кибербезопасности возрастает

Кибербезопасность — ахиллесова пята современного мира. Например, Инга Бил, CEO страховой компании Lloyd’s оценивает, что кибератаки и их последствия стоят крупным компаниям $400 млрд. в год, а по оценкам аналитиков, рынок cybersecurity ожидает экспоненциальный рост от $75 млрд. в 2015 году к $170 млрд. в 2020. Также остро стоит проблема нехватки специалистов в области кибербезопасности — согласно данным Bureau of Labor Statistics (США), 209 00 позиций в этой области остаются незакрытым, в то время как количество вакансий выросло на 74% за последние 5 лет.

С другой стороны, крупные технологические компании все больше заинтересованы в security стартапах. Так, в январе Amazon Web Services (подразделение компании Amazon) купил за $19 млн. стартап из Сан-Диего под названием Harvest.ai, разрабатывавший систему MACIE Analytics — решение для защиты интеллектуальной собственности, нацеленное на крупных корпоративных игроков.

РЕКЛАМА

Домен .ai говорит нам о том, что в ядре решения, купленного Amazon, находятся алгоритмы машинного обучения — действительно ли машинное обучение является следующим шагом в кибербезопасности или это шумиха, раздуваемая самими компаниями и СМИ?

Security + AI = ?

Если говорить об общей классификации методов защиты от кибератак, то их можно разделить, в зависимости от части сети, которая защищается. Например: защита конечных устройств (endpoint security), защита «облаков» (cloud security) или защита всей сети в целом (network security). Также, отдельно можно выделить защиту в Web, т.е. защиту сайтов, антифишинговое ПО и т.д.

Однако, в целях демонстрации основных принципов применения машинного обучения для решения задач кибербезопасности, приведем классификацию более высокого уровня. Сегодня, системы кибербезопасности можно разделить на 2 класса: экспертные (analyst-driven) и автоматические (machine-driven).

Экспертные системы разрабатываются и управляются людьми — экспертами по кибербезопасности, а принцип их работы основан на распознавании threat signatures (сигнатуры угроз) для предотвращения атак. По существу, threat signatures — это примеры вредоносного кода или техник, которые используются для идентификации и предотвращения кибератак — также, как база отпечатков пальцев используется для поимки преступников. Однако, стоит заметить, что threat signatures распознают и заносят в «базу» только после того, как атака была совершена — в целях предотвращения таких же атак в будущем. Таким образом, подобные системы не способны защитить от ранее неизвестных атак, называемых zero day attacks.

Таким образом работают классические антивирусы от всем известных производителей (в том числе и отечественных), установленные на наших с вами ПК и именно поэтому необходимо регулярно продлевать подписку и обновлять «базы вирусов» — в противном случае ваша система оказывается незащищенной от атак, которые не были занесены в предыдущую версию базы.

Необходимо отметить, что методы и способы атак эволюционируют с каждым годом: так, по данным отчета Internet Security Report компании Symantec количество zero day attacks с 2014 года увеличилось на 125%. Это ставит вопрос: а будут ли в долгосрочной перспективе эффективны signature-driven систем, о которых мы говорили выше?

В свою очередь, автоматические системы используют алгоритмы машинного обучения для предотвращения угроз. Под словом предотвращение можно понимать следующее: ПО идентифицирует потенциально вредоносные или опасные действия в системе или сети, основываясь на анализе исторических данных — то есть, решается типичная задача классификации — одна из базовых проблем машинного обучения.

Таким образом, machine-driven системы, благодаря тому, что действуют «на опережение», позволяют успешно бороться с zero day attacks. В качестве примера таких систем можно привести продукты компании Cylance — единорога, привлекшего суммарно $177 млн.

Однако, и у machine-driven систем есть свои недостатки. По словам Эльдара Заитова, эксперта по компьютерной безопасности Яндекса, в настоящее время, security компании, применяющие алгоритмы ML, используют, в основном, метод выявления аномалий (нестандартного поведения). Это означает, что активность в системе или сети не обязательно должна быть в явном виде вредоносной, чтобы быть отмеченной защитным ПО. Если эта активность соотносится c каким-либо историческим прецедентом, она будет отмечена как потенциально опасная.

Это подводит нас к недостатку существующих machine-driven систем — лишь малая часть из отмеченных аномалий действительно является опасными для системы или сети. Поэтому, таким системам необходима постоянная обратная связь от человека — эксперта по кибербезопасности — который повторно маркирует полученные результаты, отделяя действительно опасные активности от «аномальных».

Давайте разберемся, почему на текущий момент это так. Данные, на которых обучается ML-система определяет ее качество. Здесь и заключается главная проблема для разработчиков security стартапов — большинство крупных компаний не стремится отдавать данные о своих внутренних ИТ-процессах сторонним разработчикам, а тем более — небольшим стартапам. И это понятно — например, крупный банк, несущий ответственность за миллиарды долларов своих вкладчиков, вряд ли захочет с кем бы то ни было делиться конфиденциальной информацией о своей среде.

Симбиоз машины и человека

Так, исследователи из Computer Science and Artificial Intelligence Laboratory в MIT в сотрудничестве с machine-learning стартапом PatternEx (привлекла $7,8 млн. от одного из top-tier фонда Долины — Khosla Ventures) разработали систему кибербезопасности под названием Dubbed AI, совмещающую analyst-driven решения старого образца и методы выявления аномалий, для имплементации которых используется машинное обучение.

Принцип работы следующий: сначала, при помощи метода выявления аномалий, система самостоятельно, без участия человека, обнаруживает всю подозрительную активность — то есть, реализуется схема unsupervised learning. Затем, после завершения предварительной фильтрации, система представляет результаты анализа эксперту, который вручную отмечает все вредоносные активности. После этого, в модель загружаются данные, размеченные экспертом (supervised learning), на основе которых система обучается.

Таким образом, создается непрерывный цикл обучения модели, которая становится более и более точной с каждой последующей итерацией такого цикла.

Однако, несмотря на всю привлекательность данной идеи, коммерческие перспективы подобных систем, на данный момент, встречают высокий барьер в виде опасения крупных компаний отдавать собственные строго конфиденциальные данные сторонним аналитикам.

Выводы

Подводя итог, несмотря на всю привлекательность идеи автоматический систем кибербезопасности, коммерческие перспективы подобных систем, на данный момент, встречают высокий барьер в виде опасения крупных компаний отдавать собственные конфиденциальные данные сторонним разработчикам. А без большого количества исходных, обучающих систему данных, просто невозможно достичь достаточного для высокого уровня выявления угроз. По словам Эльдара — «серебряной пули нет — ML должно быть одним из множества компонентов, и всё работает только в комплексе».

Также, значительная доля шумихи по поводу AI в кибербезопасности — отличная работа маркетологов компаний. Так, цитируя высказывание Джорджа Курца, в прошлом CTO компании McAfee, одного из крупнейших разработчиков антивирусного ПО, а ныне — CEO CrowdStrike, еще одного единорога в области кибербезопасности, об алгоритмах машинного обучения, применяемых Cylance: «Успехи Cylance, во многом, это заслуга отделам маркетинга. «Алгоритмы машинного обучения», о которых они говорят, давно применяются в McAfee».

Более того, иногда не совсем очевидно, какие же системы работают лучше: классические (экспертные) или автоматические. Так, в середине прошлого года, на страницах блог-постов состоялась перепалка между уже упоминавшейся компанией Cylance и другим известным вендором — Sophos, использующим классические методы обнаружение угроз. Суть перепалки состояла в следующем: Sophos обвиняли Cylance в том, что во время публичных сравнительных тестов эффективности систем на одной из конференций, представители Cylance отключили часть функционала системы Sophos, чем и обеспечили победу своего решения. Затем вышел следующий пост, в котором говорилось о независимых тестах, проведенных неким реселлером, в которых Sophos показали лучший результат, однако, видео не было опубликовано, так как реселлер опасался давления со стороны Cylance. Словом, вопрос о технологическом превосходстве автоматический систем, на текущем уровне их развития, остается открытым.

Если же говорит о прогнозах, то, безусловно, в долгосрочной перспективе, системы кибербезопасности будут все более и более автоматизированными, однако, принимая во внимание важность (порой, критическую) охраняемых данных или объектов, едва ли можно говорит о полной автоматизации и замене человека искусственным интеллектом. На данный момент не приходится сомневаться, что AI в кибербезопасности — это hype и существенная работа отдела маркетинга компаний в связке со СМИ, а системы, использующие машинное обучение, пока что не способны заменить людей-экспертов.

США. Весь мир > СМИ, ИТ > forbes.ru, 20 февраля 2017 > № 2080500


США > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 20 февраля 2017 > № 2080495

За работой в соцсеть: зачем Facebook выходит на рынок интернет-рекрутмента?

Евгения Дворская

Forbes Contributor

Привычные сайты с вакансиями и резюме могут исчезнуть вовсе — настолько важна информация о соискателях в их «профилях»

17 февраля Facebook запустил сервис, который позволит компаниям публиковать вакансии в специальном разделе своей страницы в соцсети, а пользователям — откликаться на них. Первый вопрос, который у всех возник: убьет ли это LinkedIn, профессиональную социальную сеть, и в какую сторону в принципе пойдет тренд в поиске работы?

Если честно, то странно, почему Facebook так долго не шел в сторону HR-услуг. Еще пять лет назад я слышала от коллег, часто бывающих в Кремниевой долине, что скоро профиль на Facebook будет равноценен резюме. И да, Facebook двигается медленно в сторону вытеснения сайтов для поиска работы и подборка кандидатов — только недавно информация о всех местах работы в профиле пользователя стала более подробная и визуально походить на сжатое CV. Теперь вот анонс о расширении возможностей страниц компаний — администраторы страниц компаний смогут публиковать объявления о работе и отбирать соискателей. Думаю, в ближайшее время, тема поиска персонала и работы через гиганта вдруг станет одной из новых HR-реальностей.

Естественно, мы говорим в большей степени о поиске и подборе «белых воротничков» через профессиональные социальные сети. Я думаю, вам было бы интересно узнать, что на III квартал 2016 года (до блокировки Роскомнадзором) профессиональная социальная сеть LinkedIn была более чем живым инструментом для подбора персонала для среднего и высшего звена. Летом прошлого года LinkedIn насчитывала около 2,6 млн пользователей и тысячи объявлений о работе в России. По моим оценкам (точной открытой статистики нет), не менее трети всех «миддл» и «топ» вакансий в России закрывалась HR-ами и рекрутерами агентств при помощи LinkedIn. Думаю, что ситуация в мире примерно похожа, поэтому взгляд Facebook в сторону HR-рынка вполне логичен.

Более того, уже сейчас немалое число вакансий закрывается через реферальную сеть своих контактов в российском Facebook. Я лично находила в наш проект продуктового менеджера SMM- и PR-специалистов через публикацию поста с просьбой «шера». Мои коллеги и клиенты закрывали вакансии от директоров по маркетингу и digital и заканчивая секретарями и разработчиками на фриланс. Появление нового инструмента внутри самого Facebook станет отличным дополнением личных публикаций пользователей и приблизит социальную сеть к формату сайта для интернет-рекрутмента.

Если говорить о тех изменениях, которые будут происходить в ближайшее время в сегменте подбора персонала после объявления Facebook, то их будет несколько:

Смешение личного и профессионального. Профиль в социальной сети должен отражать личность человека в целом: и человеческие качества и интересы, и профессиональные увлечения. Из личного пространства соцсеть должна стать витриной личности в целом. При этом пользователь должен будет принять, что это будет доступно для оценки будущему работодателю.

Появление программ с использованием AI (arificial intelligence), которые позволяют оценивать не просто профиль (поля), а поведенческую модель в соцсетях. То есть виртуальное поведение человека будет почти приравниваться к его реальному поведению. И первоначальный скоринг человека будет проводиться без участия самого пользователя.

Появление программ (которые все так же будучи построенными на основе поведенческих моделей пользователей в социальных сетях) сможет с вероятностью до 80% прогнозировать его скорое увольнение. Например сейчас мы рассчитываем такой проект для инвестиционной компании, в которой увольнение даже одного менеджера стоит невероятно дорого, ведь, как правило, увольняясь, сотрудник, например в сфере продаж, забирает с собой всех клиентов, и это реальный экономический эффект для компании со знаком минус.

В перспективе исчезновение сайтов с вакансиями и резюме в том формате, в котором мы их знаем сейчас. Из ресурса по поиску работы они становятся одним из инструментов в онлайн-сорсинге и скоринге кандидатов. Компания, ищущая специалиста, перестанет довольствоваться просто профилем на работном сайте. Портрет кандидата превращается в совокупность профилей и их анализ, ведь просто стянуть в одно окно CV и профиль из соцсети уже не работает. Работают математические модели, строящие выводы и прогнозы дальнейшего поведения кандидата. Это совершенно близкое настоящее, которое сейчас мы реализуем в пилотах с клиентами, используя все возможности машинного обучения в рекрутменте и ассесменте. И поведение в социальных медиа значит в оценке кандидата ничуть не меньше, чем его резюме на job board'е.

США > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 20 февраля 2017 > № 2080495


Финляндия. Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 20 февраля 2017 > № 2080464

Ведем ли мы войну с Россией?

Алан Салехзадех (Alan Salehzadeh), Iltalehti.fi, Финляндия

Россия — старый враг, новый «друг» и вечный сосед. Поскольку Россия — крупная держава, она постоянно пытается увеличить свое влияние в мире, независимо от того, является ли президентом страны Владимир Путин. Хотя Россия и кажется сильной страной, она трещит изнутри, поскольку десятки разных национальностей хотели бы получить независимость. Это одна из причин, почему ей нужно обеспечивать сильный фронт.

Так или иначе, в последнее время работа СМИ вызывает беспокойство. При чтении заголовков газет может показаться, что война совсем рядом. Шумиха попадает в центр внимания и прямо влияет на внутреннюю политику Финляндии. Положение лиц с двойным гражданством, вложение налоговых денег в армию в то время, как расходы на образование сокращаются, информационная война, письма резервистам, разговоры о возможном членстве в НАТО… Похоже, Россия оказывает слишком сильное влияние на внутреннюю политику Финляндии.

Россия ведет себя угрожающе, а на Украине и в Грузии совершенно не соблюдает международные правила. В финских СМИ угрозу, конечно, преувеличивают, и в основе этого, вероятно, лежит не только желание увеличить тираж газеты. Многие профессионалы ощутили, что пришел их час: стоит только сказать что-нибудь дерзкое о России, как эти слова тут же появляются в газете. Разжиганием военных настроений пользуются и военная промышленность, которая принимает новые заказы, и силы обороны, которые получают дополнительное финансирование.

Я также заметил, что многие активные сторонники членства в НАТО с удовольствием поддерживают образ угрозы, связанный с Россией. Это поведение неоднозначно, поскольку членство в НАТО может принести Финляндии неожиданные плоды и поставить страну в центр международных конфликтов. Есть и такие, для кого война и оборона страны являются чем-то романтическим — они собирают и читают все, связанное с войной, и особо активизировались сейчас, поскольку «угроза» рядом.

Часть тех, кто критикует Россию, все же хорошо знакомы с тем, что делает страна, и обеспокоены по делу.

Внутреннюю и внешнюю политику России можно, по меньшей мере, назвать спорной, как и действия президента Путина. Наш восточный сосед дружит с духовенством Ирана и правительством Асада и причастен к серьезным нарушениям прав человека — как на своей территории, так и в других странах.

Тем не менее, я считаю безответственным подобное разжигание войны в заголовках газет. Разумно и важно, что чиновники нашей страны способны защитить страну от внешних атак и подготовились к худшему. Но такое постоянное освещение этого вопроса в прессе лишь воспитает поколение, которое будет бояться России.

Финляндия. Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 20 февраля 2017 > № 2080464


Польша. Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 20 февраля 2017 > № 2080458

Россия сожмет христиан в объятиях — смертельных

Интервью с историком и политологом Ежи Таргальским

Луиза Доленговска (Luiza Dołęgowska), fronda.pl, Польша

Fronda.pl: Журнал Der Spiegel рассказывает о том, что Россия развернула кампанию по дезинформации, направленную против дислоцированных в Литве немецких военных: появились сообщения, будто солдаты Бундесвера изнасиловали несовершеннолетнюю. Вы думаете, начинается гибридная война?

Ежи Таргальский (Jerzy Targalski): Я могу сказать только, что похожие тезисы об американской оккупации распространяет Гжогож Браун (Grzegorz Braun) (польский политик ультраправого крыла, — прим. пер.) и толпы молодых наивных идиотов. Еще один такой человек — это Михал Марусик (Michał Marusik) (европарламентарий, член партии «Конгресс новых правых», — прим. пер.), который говорит об оккупации и принимает в свое политическое объединение тех, кто с ним в этом согласен.

— Как вы думаете, новая война будет разворачиваться при помощи действий в киберпространстве и кампаний по распространению дезинформации без реальных столкновений, или она может быстро приобрести форму военной агрессии, а в Литве появятся зеленые человечки?

— Нет, зачем задействовать солдат? Это слишком дорого и не приносит результатов. Информационная война обходится дешевле и оказывается более эффективной. Подразделения информационной войны по большей части ничего не стоят: это отряды бесплатных идиотов, которым никто не платит, но которые действуют так, будто работают за деньги.

— У каждого появился доступ к СМИ: они могут писать, вести видеоблоги, делать интернет-радио.

— Да, у них есть социальные сети: Facebook, Twitter, самые разные блоги, сайты и так далее. Это группа со специфическими взглядами, к которой обращено российское послание, она его получает и бесплатно распространяет дальше. Если кто-то ненавидит ЕС, Америку, НАТО, он будет повторять российские бредни. Ненависть он может испытывать по разным причинам, например, он может ненавидеть украинцев, быть антисемитом, бывшим обожателем США, который в них разочаровался, и так далее. Причины могут быть разными. Это может быть фанатичный католик, который считает, что во всем виноваты «педерасты», от которых нас спасет Путин.

— Но ведь он время от времени подает такие сигналы, показывая, что не любит ЛГБТ-сообщество, выдавливая из России евреев, укрепляя Православную церковь…

— Да, это послание адресовано правым кругам, поэтому он старается представить Россию силой, которая возрождает христианство и защищает традиционные семейные ценности. Уже несколько лет назад некий Лех Йенчмык (Lech Jęczmyk) (польский переводчик и публицист, — прим. пер.) писал о своих надеждах на то, что Россия спасет европейское христианство. Если кто-то огорчен тем, что происходит на Западе, но предпочитает не думать, а действовать под влиянием эмоций, он ищет какой-то спасательный круг и в конце концов себе его выдумывает.

— Но в России проводятся миллионы абортов. Одно это не опровергает миф о благоприятствующей христианству России?

— Это никому не мешает. Ведь эти люди ищут какой-то выход, а Путин подсовывает его им под нос.

— Но если взглянуть с другой стороны, у людей, которые на самом деле не поддерживают Евросоюз и другие европейские структуры, нет особого выбора на политической сцене.

— Это так, однако, Россия не даст ни спасения, ни решения. Россия — это всеобъемлющий хаос и дестабилизация. Но если кто-то непременно хочет найти чудесное спасение, на него действует российское послание. Оно вызывает отклик у очень наивных людей или тех, кто руководствуется эмоциями. Люди нормальные, рациональные этому не поддаются, потому что они видят, какова реальность. Под влияние попадают только те, кто создает себе воображаемый мир.

— Есть много романтичных, чувствительных, порой наивных людей, которые не способны понять, где начинается обман.

— Хорошо, но почему их также не трогают российские жертвы бесправия или тема российской мафии? Почему они не замечают этого, но принимают за чистую монету все эти выдумки о России как защитнице традиционных ценностей? Каких традиционных ценностей? Большинство мужчин в России из-за пьянства не доживают до пенсии, а среди женщин алкоголизм стал массовым явлением. Это традиционные ценности?

— О том, что происходит в России, говорят довольно мало, а люди, которые ищут противоядие от европейского глобализма, разворачиваются из-за отсутствия альтернатив в противоположную сторону, а выбирать там не из чего.

— Конечно, коммунизм тоже был поиском чудесного лекарства от всевозможных бед и проблем. А теперь таким средством предстает Россия. Но чудесного лекарства не существует.

— Слух о том, что солдаты Бундесвера изнасиловали девочку, который распустили в Литве, призван заставить людей с чуть более правыми взглядами решить, будто «натовский оккупант» начал войну с мирными жителями?

— До этого россияне сообщали, будто украинцы распяли трехлетнего ребенка. Такие фальшивые новости, «фейки», можно придумывать бесконечно, сколько угодно. Я тоже могу выдумать, что россияне убивают и едят детей.

— Сообщения о том, что они едят собак, уже были. Вы думаете, это правда?

— С голоду, почему нет. Китайцы тоже едят собак. Кстати, я боюсь, как бы какой-нибудь кореец не съел моего кота.

— Он у вас — такой гладкий и ухоженный, что на вашем месте я бы держал его в надежной клетке.

Польша. Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 20 февраля 2017 > № 2080458


Италия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 20 февраля 2017 > № 2080439 Умберто Эко

Обретенный Эко

Беседа Ливио Дзанетти с Умберто Эко

Рита Чирио (Rita Cirio), L'Espresso, Италия

Конец 1990-х годов. Издатель Карло Караччоло (Carlo Caracciolo) убедил Ливио Дзанетти, который до тех пор продолжал работать в Rai, но уже оставил пост сначала директора радиостанции GR1, потом объединенной редакции GR, самой крупной радиостанции Европы, начать писать (когда и как ему вздумается) для Espresso. Кто мог это сделать лучше него? Караччоло и Дзанетти познакомились во времена Etas Kompass еще до учреждения Espresso, где Ливио потом пройдет весь путь от редактора, корреспондента, главного редактора до поста директора, который он занимал в течение 14 лет. Он превратил (и весьма успешно) это издание из газеты широкого формата в журнал малого формата. С того времени в журнале то и дело, чтобы освежить память читателя и позволить ему углубиться в материал, публиковались разрозненные записки, планы, записи разговоров отцов-основателей, Караччоло и Скальфари, с другими авторами.

Однажды Ливио отправился в Милан к Умберто Эко, самому выдающемуся автору, пользующемуся международным признанием и пишущему для Espresso уже очень давно: он публикует свои тексты в журнале с середины 1960-х годов и не скупится на критику, когда это требуется. Сидя перед окнами, выходящими на Замок Сфорца, они долго беседуют на темы, связанные с Espresso и его историей, используя их как отправной пункт для обсуждения природы и перспектив культурной (и не только) журналистики, ее различий и сходств с журналистикой остального мира, делятся пророческими предположениями. Одним словом, вы прочитаете то, из чего Ливио намеревался сделать целую главу для книги.

Но он не успел написать книгу.

Эко вспоминает об этом разговоре вскоре после смерти Ливио, он очень трепетно к нему относится: я отсылаю в Милан машинописный текст расшифровки с кассет, он вносит правки, что-то вырезает, поясняет, делая заметки своим изысканным почерком, который я знаю с тех пор, как была его ассистенткой в Политехническом музее Милана (в 1970-е годы) и помогала ему вести протокол устных экзаменов. Что касается публикации, он говорит, что у него начинается крапивница при одной только мысли о возможных купюрах или пересказах. «Или все, или ничего, положи, пожалуйста, все это в ящик под замок».

Там текст и лежит, в ящике моего письменного стола на улице По, до самого переезда журнала.

Но и я сама переезжаю. Куда же делась эта беседа? Об этом меня спрашивает и сын Ливио Оттавио, он до сих пор корит себя за то, что не смог тогда из-за учебы тоже поехать в Милан; он уже давно собирает статьи и интервью своего безвременно ушедшего отца. Зная меня, он понимает, что из уважения и любви я наверняка положила этот текст в какое-нибудь надежное место — именно чтобы спасти его от беспорядка, в котором я лишь чудом помню, где что лежит. Пару месяцев назад я получила предупреждение от компании Equitalia: я должна заплатить все штрафы, которые моя дряхлая машинка якобы собрала за 2015 год. Только вот я сдала ее на металлолом почти десять лет назад! В какой точке пространства умудрилась собрать штрафы эта колымага, которую уже давно превратили в компрессию Сезара? Где-нибудь в музее Марселя?

Я с полицейским педантизмом перерываю целый архив в поисках свидетельства о сдаче машины на металлолом. Под каким-то геологическим слоем нахожу две большие черно-белые фотографии Ливио, которые мне когда-то заботливо дала Франка Орфини, чтобы у Оттавио была память о его отце в молодости. И вот он, этот большой конверт, присланный из Милана, с Площади Кастелло на улицу По, 12, заказной почтой с сопроводительным письмом от работавшей тогда секретарем Умберто Габриэллы Чонколини.

Для любителей казусов с Equitalia я нашла также и свидетельство об уничтожении моей маленькой машинки, номер 68, от 11.01.2008, в 17:25…

Приятного чтения и воспоминаний.

Ливио Дзанетти: Ну, начну издалека: какие газеты читали у тебя дома, когда ты был ребенком?

Умберто Эко: Читали Gazzetta del Popolo, и для меня это было важно, потому что в ней было цветное приложение для детей про журналиста Пио Перкопо и Изолину Мардзаботто и других. Недавно вспомнил, что там же тогда начали публиковать воспоминания Джино Корнабо, «Разочарованного человека» Акилле Кампаниле. Из еженедельных изданий всегда были Domenica del Corriere и Corriere dei Piccoli для меня. Мама читала журналы Novella и Annabella, которые не были тогда еще похожи на современный Novella 2000, там публиковались рассказы Муры (Mura), Каролы Проспери (Carola Prosperi), Лучаны Певерелли (Luciana Peverelli).

— Что ты помнишь из Corriere dei Piccoli?

— Абсолютно все, в том числе потому, что из-за своего культа памяти я все время покупаю их на книжных развалах, а в этом году мне подарили коллекцию 1932 года, которую я читать не мог, потому что это год моего рождения. Но я прекрасно помню все рассказы, выпуски времен войны в Испании, войны в Эфиопии… Потом, уже в школе, мы обязательно покупали (по крайней мере, нам настойчиво советовали покупать) Balilla со знаменитыми пропагандистскими стишками: «Король Георг английский/Боясь вступать в войну/Министра Чурчиллоне/Зовет помочь ему…» Потом я всегда с большим интересом встречался с теми, кто покупал комиксы Avventuroso (а потом L'Uomo mascherato, Mandrake) и «Микки-Мауса». Потом мне показали Vittorioso. Я очень хотел его купить, но семья продолжала покупать Corriere dei Piccoli, потому что газету читали и взрослые, там были прекрасные стихи, рассказы разных писателей…

— «Пространство приключений»…

— Нет, это была Domenica, а не Corriere dei Piccoli… Вот тогда мы пришли к компромиссу, что я мог покупать Vittorioso, но должен был и дальше покупать Corriere dei Piccoli, что мне было только на руку, но мне никогда не разрешалось покупать «Микки-Мауса» и Avventuroso, и их я читал, обмениваясь с друзьями. Помню, как еще в послевоенные времена в лицее в пьемонтском городке Алессандрия развернулось прямо-таки религиозное противостояние между теми, кто читал Gazzetta, и теми, кто читал Stampa, они были как две футбольные команды, «Турин» и «Ювентус». По крайней мере, до тех пор, пока Gazzetta оставалась популярной газетой. Потом ее популярность пошла на спад.

— Для какого издания ты написал свою самую первую статью?

— Самую первую свою статью я написал в католический еженедельник под названием Voce alessandrina.

— На какую тему?

— Точно не помню, но это было что-то заурядное. Первая «непровинциальная» статья появилась в Ateneo, газете Туринского университета. Потом я начал писать в журналы Молодежного католического движения, которые выходили на национальном уровне. Потом в 1950-е годы замечательный Паоло Бернобини (Paolo Bernobini, итальянский поэт, журналист — прим. пер.) пригласил меня работать в ABC. Тогда, мне кажется, им руководил Гаэтано Бальдаччи (Gaetano Baldacci).

— А твое знакомство с Espresso?

— Сначала я познакомился с ним как читатель. В роли читателя я присутствовал при его появлении на свет, я работал на телевидении, и там везде говорили об этом еженедельнике, который должен был стать чем-то совершенно новым, наследником Mondo. Далее в 1965 году Эудженио Скальфари (Eugenio Scalfari, итальянский журналист, писатель, политик. Один из основателей еженедельника Espresso, основатель газеты Repubblica — прим. пер.), проездом оказавшийся в Милане, захотел со мной встретиться и предложил мне вести еженедельную рубрику рецензий.

— Ты помнишь свою первую статью в Espresso?

— Тогда это был еще широкоформатный Espresso, в центре была большая статья Паоло Милано (Paolo Milano), потом Витторио Сальтини (Vittorio Saltini, итальянский литературный критик, писатель — прим. пер.), помню еще, что Скальфари говорил о «маленьком греческом храме»: две маленькие колонки по бокам, одна, допустим, на общественно-политические темы, одна литературная, а я писал рецензии на книги. Я спорил со Скальфари, он мне говорит: ты все время пишешь рецензии на Леви-Стросса и других никому не известных людей, не забывай, что нас пока что покупают юристы с юга страны, последователи Кроче (итальянский философ, историк, политик, писатель, литературный критик. Главный идеолог либерализма в Италии в XX веке, представитель неоидеализма — прим. пер.), которые всего этого не понимают. Я ему говорил: нет, теперь вас покупают дети юристов с юга, которые уже не являются последователями Кроче».

— Да, это вы познакомили всех со структурализмом, но я помню и первые страницы цветного Espresso, помню статью, где говорилось «между реками Бормидой и Танаро…»

— Про Бормиду и Танаро — это еще была статья в колонке. А в Espresso мне дали…

— … полноценную страницу, и я ее курировал.

— Символом этой страницы стал значок радиации. Я начал ездить как корреспондент в Америку, рассказывал о том, что такое хиппи, психоделическое искусство, МакЛюэн и тому подобное. Потом я начал там вести разные серии рубрик, потом тематические номера, как раз вместе с тобой. Это были уникальные, хорошо сделанные номера, я знаю людей, которые до сих пор их хранят…

— Там было по 20-30 машинописных листов, сегодня это сопоставимо с книгами.

— А потом наступил период малоформатного Espresso…

— Помню, как меня поразил текст, где ты говорил, что человек, родившийся в Алессандрии, даже будучи по уши влюблен, не может сказать: «Я тебя люблю». Я сказал себе: интересно, почему бы это человек из Алессандрии…

— По той же причине, по которой он не использует форму отдаленного прошедшего времени, в противном случае все бы приняли его гомосексуалиста.

— Но на Сицилии отдаленное прошедшее используют даже гетеросексуалы…

— На Сицилии? Да уже начиная с Болоньи и южнее вовсю пользуются формой прошедшего отдаленного.

— Неужели?

— Я до сих пор поражаюсь, когда слышу, как житель Болоньи использует прошедшее отдаленное, потому что он говорит с североитальянским акцентом, как и я, и при этом использует эту временную форму, этот диссонанс кажется мне несколько странным.

— А что ты читал в Espresso? Кто был твоим фаворитом? Были ли вообще у тебя таковые?

— В зависимости от номеров, в зависимости от времени. Разумеется, материалы вроде «Коррумпированная столица, зараженная нация» читали все.

— А любимые ведущие рубрик?

— Ах, они… Критика Джено Пампалони (Geno Pampaloni) и Паоло Милано (Paolo Milano).

— Какое впечатление произвела на тебя атмосфера в Espresso?

— Я же там бывал очень редко, потому что я не жил в Риме, но в начале было впечатление, что мы совершенно чужды друг другу.

— Почему?

— Потому что Espresso был типичным воплощением той римской культуры, в рамках которой по вечерам все отправлялись на виа Венето и с недоверием относились к работавшим в издательских домах интеллектуалам «ломбардского направления», как выразились бы тогда. Поэтому мы были из разного теста, ассимиляция происходила очень медленно…

— Возникали ли какие-либо причины для разногласий?

— Постоянно. У нас бывали сражения, потому что Сальтини (Saltini) писал яростные тексты против Группы 63 (Il gruppo 63 — итальянское неоавангардистское литературное движение, в состав которого входили итальянские критики, поэты и писатели, в том числе и Умберто Эко — прим. пер.), а Манганелли (Giorgio Manganelli, итальянский писатель, переводчик, журналист, литературный критик, один из последовательных теоретиков неоавангардизма — прим. пер.) и я писали гневные письма сначала Скальфари, потом тебе, а вы уже пытались все наладить…

— Потому что Сальтини исповедовал взгляды Лукача…

— Именно так, поэтому редакция была платформой разногласий, курятником, где петухи постоянно клюют друг друга, но это мне всегда казалось преимуществом журнала, где каждый мог сказать что-то вопреки мнению остальных. Но было и множество случаев, когда споры рождались из-за невнимания, то есть в Espresso халатно относились к работе, однажды у нас возник весьма крупный скандал… Вы поставили в публикацию не те фотографии… Не подумав о том, что они значат в контексте публикации, и мы недоумевали: «Почему эти римляне так невнимательно относятся к тому, что они делают». Вот так…

— «Эти римляне». Кстати, в журнале работали люди со всей Италии, а отнюдь не только из Рима.

— Да, но работали в римском темпе.

— Да, римские привычки, это точно…

— И эти римские привычки сохраняются до сих пор…

— В момент перехода от широкого формата к формату журнала ты выступал за первый. Ты хотел сохранить широкий формат?

— В момент реорганизации я помню, насколько все были обеспокоены сменой формата, сколько раз рассматривались новые варианты, обложки. Помню, что в конце концов, после многочисленных пробных макетов, ты извлек бессовестную имитацию журнала Spiegel с красной рамкой, а я говорил: «Как же так, после всех попыток представить новый Espresso мы повторяем нечто уже существующее». Но это сработало, ты оказался прав. Однако, переходя от 80 тысяч к 300 тысячам экземпляров, те, кто писал в журнал, отмечали, как у них прямо на глазах меняется его аудитория. Например, то, что я тут же заметил: в широком формате можно было позволить себе определенную иронию, в формате журнала тоже, но в редакцию начинали приходить возмущенные письма, потому что читателей, способных оценить эту иронию, было не более 80-100 тысяч, а остальные 200 тысяч были от нее далеки.

— Даже несмотря на то, что вначале новый Espresso пытался вести просветительскую культурную политику.

— Только это выглядело так, как будто ты хочешь организовать забег на стометровку: у тебя есть три тысячи человек, которые умеют бегать на 100 метров, а если ты собрал 30 тысяч, кто-то неизбежно отстает.

— Кстати, говоря о культуре, что ты думаешь об итальянской культурной журналистике по сравнению с иностранной?

— Тогда или сейчас?

— И тогда, и сейчас.

— Они очень сильно различаются, сейчас итальянская культурная журналистика свелась исключительно к внутренним сплетням, где газета выступает в роли провокатора, задает вопросы, вызывающие неловкость. Мы дошли до точки, когда в течение трех дней могут идти споры о книге, на которую даже рецензии не было опубликовано. То есть журналистика перестала давать новости о культурных событиях, она сообщает только о низменных вещах, превратившись в один из видов развлечения экспертов. Любопытно, неужели читателю интересно знать, что писатель Х поругался с писателем Y. Но очевидно, что в какой-то мере это нравится публике, то есть писатель стал своего рода велогонщиком, актером, поэтому, даже если мы не слишком хорошо его знаем, нам интересно знать, что у него завязалась с кем-то нежная дружба. В зарубежной журналистике, на мой взгляд, этого еще не нет. Но в Италии культурная журналистика была первой во времена издания Paese Sera, начавшего выпускать книги в качестве приложений, быть может, следуя типично итальянской традиции третьей страницы. Итальянская журналистика, выпускавшая приложение в области культуры, всегда гораздо больше внимания уделяла культурным событиям, чем остальные газеты. Да, англосаксонские газеты всегда выпускали еженедельное книжное приложение, но там публиковались исключительно рецензии и не было места никаким дискуссиям. Но исключены также и сплетни. Строго только рецензии, что позволяет сохранить определенный уровень морали, вот что я хочу сказать. У нас получилось, что хороший сам по себе проект (множество страниц, посвященных культуре) вызвал негативные побочные эффекты: избыток страниц о культуре, которые надо чем-то заполнять, привел к появлению сплетен. Возможно, прежняя третья страница итальянских газет, где нужно было написать редакционную статью в левой колонке, репортаж в правой и небольшую рецензию в нижней части страницы, вынуждала тебя сосредоточиться на культуре, а не на сплетнях.

— Был момент, когда итальянская культурная журналистика была, как бы это точнее сказать, закрыта, идеологически замкнута.

— Да, но этот узел довольно быстро развязался. Достаточно взглянуть как раз на Espresso в 1960-е годы, чтобы понять, как быстро произошло это переключение внимания. Думаю, если взглянуть на крупноформатный Espresso, то ты там найдешь и злобные комментарии о некоторых культурных событиях, но они не будут сводиться исключительно к сплетням, которые, правда, характеризуют не столько еженедельные, сколько ежедневные издания сегодня.

— Я могу тебе сказать, что когда Espresso начал отводить пространство как раз для популяризации определенных культурных феноменов, которые не освещались тогда в Италии, к примеру, от Венского кружка до критического рационализма, в редакцию стали приходить возмущенные письма, среди которых было несколько от депутата Пайетты. А это были уже 1970-е годы, начало 1970-х, что само по себе любопытно, как ты считаешь?

— Нет, это не любопытно, я четыре года проработал на Rai, начиная с 1954 года, уже в 1955 меня назначили присмотреть вечером за работой одного сотрудника канала, который, с одной стороны, руководил процессом (если программа не выходила в эфир, он ставил документальный фильм), а с другой, принимал телефонные звонки от зрителей. Там были сотрудники развлекательных программ, которые пытались, помимо Клаудио Вилла (Claudio Villa) и других итальянских песен, периодически ставить Ива Монтана или Жюльетт Греко. Знал бы ты, сколько звонков поступало на телевидение из-за того, что в эфире показали кого-то, кто поет по-французски! То есть 80% зрителей высказывали свое недовольство, и решение было найдено благодаря даже не телевидению, а музыкальным автоматам, когда в барах стали звучать песни группы Platters. Тогда уже у телевидения появился повод ставить в эфир иностранных исполнителей. Значит, то, что происходило с любителями итальянской песни, повторялось и с поклонниками итальянской культуры.

— Чем иностранные издания отличаются от наших в лучшую сторону? Ты теперь так много ездишь по миру…

— Ты знаешь, мне чужда любовь к иностранному, и я всегда смеюсь, когда в итальянской прессе пишут «как сообщает авторитетная газета New York Post». New York Post — отнюдь не авторитетное издание, но мы всегда воспринимаем иностранные газеты всерьез. И иностранные издания тоже все больше двигаются в направлении итальянской прессы, то есть они также ориентируются на еженедельный формат… Достаточно посмотреть, какое бешеное, безудержное внимание они уделили в последние несколько лет сексуальному скандалу Клинтона — Левински, чтобы понять, что и американские газеты тоже стали похожи на итальянские. Да, конечно, некоторые крупные старые издания блюдут основы, например, New York Times сохраняет способность глубоко анализировать события, не идти на поводу у сплетен, не ставить на передовицу телевизионные новости, писать настоящие рецензии на книги. Но это отдельные случаи. Раньше телевидение оттеснило прессу вправо, теперь интернет смещает ее влево, так что она теряет во многом свои основополагающие функции, первая из которых — опубликовать новость раньше всех. Более того, газеты существуют благодаря рекламе, и, следовательно, им приходится увеличивать количество страниц. Таким образом, чтобы заполнить эти страницы, они могут лишь двигаться к еженедельному формату, а теперь он все чаще превращается в облегченный еженедельный формат.

— Какие недостатки Espresso ты бы выделил?

— Ну, за долгие годы я нашел бесконечное их количество, и нельзя забывать, что однажды ты мне заказал длинную критическую статью о недостатках Espresso, и я их все досконально и вероломно перечислил. Только за этим не последовало ни малейшей попытки улучшений.

— Какие конкретно недостатки ты можешь вспомнить?

— Например, Espresso был в числе первых изданий, начавших заигрывать с обманчивыми заголовками, просто ради шутки, ради занятного заголовка, уже никому не было важно, о чем говорилось в статье. Это стало общей тенденцией, но в те времена Espresso был среди первых. Он стал одним из самых первых, кто изобрел ложную сенсацию: в то утро Ненни поднялся в половину седьмого утра и позвонил Де Гаспери (Pietro Nenni — итальянский политик и журналист, занимал пост заместителя председателя Совета министров в 1963-1968 годах и министра иностранных дел в 1946-1947, а также 1968-1969 годах. Alcide De Gasperi — итальянский политик, занимал пост председателя Совета министров в 1945-1953 годах, министра иностранных дел Италии в 1951-1953 годах — прим. пер.). Только вот никто не мог знать, что делал Ненни в половину седьмого утра. Это театрализация новости.

— Безграничная.

— Да. Разумеется, Espresso несет определенную историческую ответственность за то, что потом стало нормой журналистики.

— А достоинства?

— Даже если мы упрекаем Espresso за то, что в каких-то вопросах ему не хватало открытости, его всегда отличало неисчерпаемое любопытство в отношении любого феномена, здесь также всегда существовал культ хорошей фотографии.

— Какие были недостатки в газете Repubblica?

— Repubblica была, как я всегда говорил Скальфари, первым изданием, ответственным за «экспрессизацию» ежедневной прессы и ее дальнейший переход к еженедельному формату. Ее примеру последовали и другие, и газета Corriere della Sera превзошла своего учителя. Но начало всему положила именно Repubblica.

— Отсюда можно перейти к разговору о легендарной журналистике англосаксонского мира, которая, как предполагается, лишена этих недостатков.

— Сейчас это уже не так, как мы уже говорили, во многом это уже превратилось в миф, за исключением некоторых крупных изданий. Я приведу один пример. Мне заказали недавно статью в New York Times для еженедельного приложения, которое обращается к некоторым писателям с вопросом о самом великом изобретении нашего тысячелетия. Я отправил им текст, после чего меня засыпали электронными письмами следующего содержания: «Вы пишете, что ваш дедушка умер от гриппа, а вы вылечились от того же самого гриппа при помощи пенициллина. Пенициллином уже не лечат вирус гриппа, следовательно, здесь какая-то ошибка». Я ответил: пожалуйста, уберите слово «вирусный», и больше не будем об этом говорить. Но ведь это значит, что в редакции был человек, который проверил всю статью, вчитался в каждую деталь. Сегодня подобное внимание к тому, что публикуется, безусловно, все еще сохраняется в англосаксонской прессе, и оно весьма пристально, в то время как в итальянской прессе этого нет, и ошибки превратились в ежедневную норму. Действительно, если в издании 64 страницы, попробуй найди в нем все ошибки! Только вот в воскресном приложении New York Times таких страниц 640, но редакция, очевидно, платит тому, кто их выискивает. В Espresso несколько месяцев назад я прочитал о «книге откровения», позвонил Клаудио Ринальди (Claudio Rinaldi — главный редактор Espresso с 1991 по 1999 год — прим. пер.), сказал ему, что это, очевидно, калька с английского, потому что Книга Откровения — это Апокалипсис. Ринальди согласился, что это никуда не годится, но пару месяцев спустя в журнале вновь написали о «книге откровения». На днях, не помню уже, в какой газете, говорилось о знаменитой книге Фолкнера «Вопль и гнев».

— Да, вместо «Шум и ярость».

— Значит, переводчик не знал даже о существовании итальянского перевода! Так что без лишнего обожествления англосаксонской журналистики мы должны признать, что там все еще существует этот контроль, которого при этом нет во французской журналистике, где пропускают двойные согласные в итальянских именах. В американской журналистике до сих пор могут уволить, если статья выйдет с серьезными ошибками.

— Нейтралитет сейчас принято представлять как одно из достоинств журналистики?

— Нейтралитет — это во многом иллюзия, потому что, когда на заданную тему публикуется три интервью с цитатами от первого лица, каждое из которых представляет отношение к этой теме, никто не расскажет тебе о процентном соотношении этих мнений, так что нейтралитет — весьма спорный вопрос.

— Дело в том, что у нас успехом пользуются ангажированные издания.

— В этом нет ничего плохого, как только ты узнаешь, что итальянская пресса ангажирована, ты прекрасно понимаешь, чего можно от нее ожидать. К тому же, можно исповедовать определенные взгляды и делать при этом честные публикации, можно высказывать критические взгляды по отношению к Берлускони в редакционной статье, но когда ты цитируешь то, что сказал Берлускони, нужно привести его слова в точности как они звучали, значит, можно занимать определенную политическую позицию и быть при этом объективным.

— Да, конечно, сегодня сложно быть ангажированным, но есть другие трудности. Помню, какую неловкость испытали так называемые демократические издания, когда Проди возглавил правительство: «что же мы будем теперь делать, не можем же мы расхваливать правительство!» Газеты могут писать о правительстве, когда это надо, и критиковать его, когда им вздумается, но в тот раз неловкость возникла в связи с тем, что газеты не знали, как продолжать заниматься сенсационной журналистикой любой ценой, поэтому они оказались в таком положении.

— Издание должно прежде всего решить, что оно собой представляет, а потом, уже определившись с тем, что оно такое, всегда может найти способ говорить обо всем. Проблема в том, что часто газеты теряют свое лицо, будь то итальянские или иностранные.

— Быть может, это связано теперь с очень быстрой сменой владельцев. Stampa всегда знала, что она из себя представляет, потому что ее владелец не менялся в течение ста лет, зато в других изданиях происходили совершенно неожиданные повороты. Представь только себе, какую неловкость может испытывать журналист, работающий в последние несколько лет в журнале Panorama.

— Одно из обвинений, звучащих в адрес наших газет, в том числе в адрес Espresso и Repubblica, а также по отношению к местным газетам, состоит в том, что они мало освещают общественные проблемы и слишком много говорят о правительстве.

— Это, безусловно, так, я думаю, если взять французскую газету, то спор между Шираком и Жоспеном уместится там в статье на страницу, а здесь ему выделят три или четыре. Недостаток ежедневной прессы 20 лет назад состоял в том, что (как говорили) ее тексты выходили за пределы уровня читателя, потому что статья представляла собой зашифрованное сообщение, которое одно политическое объединение посылало другому. Теперь же сообщения проходят «ниже» уровня читателя, то есть они написаны так, что публика их понимает (они снабжаются большими фотографиями, в них раздувают сенсации и так далее), но издание при этом все равно остается лишь инструментом общения между различными политическими объединениями. Есть еще одна типичная для итальянских газет черта: поскольку надо работать в еженедельном формате, то есть заполнить 60-70 страниц, на одну и ту же тему пишется пять статей, которые ничем друг от друга не отличаются. Если происходит землетрясение, обвал или убийство продавца газет в Милане, или Д‘Алема выступил с критикой в адрес Проди, то появляется материал для одной статьи, или, максимум, для статьи, где излагаются факты, и для комментария к ней. Теперь же эти события занимают, по меньшей мере, от двух до трех страниц, а если читать все эти статьи, то в каждой говорится одно и то же… Почитывая газету в туалете, читатель по своей лени остается вполне доволен, что ему рассказали одно и то же два или три разных человека, такое бывает и в повседневной жизни. Только это удовольствие, свойственное раннему детству (мама, расскажи мне еще раз ту сказку, которую ты мне рассказала вчера), — это пустая трата страниц и журналистских ресурсов.

— Не получается ли, что из-за этого газеты начинают походить одна на другую?

— Они чудовищно похожи. Первые исследования, которые проводились в телепрограмме Tribuna Politica в 1960-е годы (одно, очень хорошее, сделал Паоло Фаббри), показывали, что, когда на митингах выступали Тольятти, Ненни или представитель христианско-демократической партии, они занимали весьма разные позиции. Когда же они оказывались на программе, все пытались ориентироваться на среднего телезрителя, и в результате говорили одно и то же. Газеты в своей попытке завоевать телеаудиторию не только перезваниваются, чтобы узнать, с какой обложкой и с каким заголовком выйдет конкурент, и выпустить свой номер с таким же, они пытаются провести уравниловку и по общим темам. Сколько раз случалось, что я давал газете интервью на какую-то тему и получал звонок от другого издания, просившего дать им аналогичное интервью. Я обычно отвечаю, что, раз то мнение было опубликовано в первой газете, то вторая должна попытаться услышать нечто иное. Нет-нет, они все хотят, чтобы я сказал то же самое.

— Из-за этого они перестают быть узнаваемыми, и это касается даже их внешнего вида…

— Становится все сложнее отличить одну газету от другой, как когда-то было трудно отличить Panorama от Espresso, однако, к счастью, Panorama подалась вправо, поэтому спутать их стало невозможно. По крайней мере, экспертам, если не широкой публике.

— Что послужило причиной, на твой взгляд?

— Это попытка конкурировать с телевидением, телевидение обращается ко всем, и газеты тоже стремятся к этому, в то время как Stampa обращалась к буржуазии Пьемонта.

— Быть может, это непременное условие, чтобы остаться на рынке, потому что Монтанелли (Indro Montanelli — итальянский историк, журналист, основатель газеты Il Giornale — прим. пер.),если помнишь, когда выпускал Voce, сказал: я не буду ни от кого зависеть, моя газета не будет ни в коей мере зависеть от телевидения, остальные газеты выделяют для него шесть страниц в день, это возмутительно, а я — ничего. И это не сработало.

— Даже Repubblica появилась с утверждением «мы не занимаемся освещением спорта», но потом ей пришлось все же это сделать, потому что в противном случае газета теряла читателей.

— Да, огромной доли читателей. А говорить о телевидении — это типичная черта исключительно итальянских газет…

— Ни одна другая мировая пресса не уделяет столько внимания телевидению. Я уже много раз говорил, что газеты — словно Citrоёn, на боку которого написано: «Покупайте Renault»: не надо читать, идите смотреть телевизор. Они только и делают, что рекламируют своего главного конкурента.

— Они также должны учитывать, что люди воспринимают реальность через призму телевизора в Италии, поэтому ты должен иметь в виду, что первый ход должен быть именно такой.

— Но почему же в других странах это так не бросается в глаза, и люди тем не менее все равно продолжают покупать газеты?

— Не знаю.

— Вот почему мы являемся страной, которая мало читает газеты. В тех странах, где читают больше, люди ищут в газетах то, чего не существует на телевидении.

— Как, по-твоему, у местных изданий есть будущее в Италии?

— Не знаю, я не углублялся в этот вопрос.

— Почему в других странах местных газет или нет, или они не считаются настоящей журналистикой?

— В Америке почти вся журналистика местная. Я не понимаю, почему так происходит здесь, так как не живу в маленьких провинциальных городах и не могу следить за местной прессой.

— Есть ли будущее у еженедельных изданий?

— Этого будущего остается все меньше, поскольку ежедневные газеты не просто работают в формате еженедельника, но к ежедневной версии добавляется также приложение: недели не хватает, чтобы все это прочитать. Когда мы начнем привыкать к представлению, что Sette (приложение к Corriere della Sera) или Venerdi (приложение к Repubblica) не нужно выбрасывать на следующий день, а можно держать просто на столе, быть может, захватить его с собой в поезд, то причины покупать Espresso или Panorama у многих отпадут. Ты скорее будешь покупать специализированное ежемесячное издание (о компьютерах, о яхтах, об интерьере). 20 лет назад не существовало ежемесячных изданий, специализирующихся на путешествиях, на животных, на лыжах и так далее. Только представь себе, что во всей Америке есть только два еженедельных издания, Time и Newsweek, все остальные выходят один раз в месяц.

— Но как же они занимаются их продажей в такой огромной стране? Я помню, что одной из проблем Espresso, например, было то, что он выходил в Риме, который изначально находится в выгодном положении с точки зрения географического расположения, а до Палермо журнал вместо пятницы часто доходил через неделю.

— Этого я тебе сказать не могу, но если ты живешь в Оклахоме, то New York Times будет у тебя к девяти или десяти утра в любом случае. Естественно, стоить он будет дороже. Если ты в Париже, то Espresso получишь через неделю после его выпуска. При всех живущих в Париже итальянцах Espresso не продает, наверное, и 30 тысяч экземпляров, попробуй тут пойми, почему. Вообще надо сказать, что в Нью-Йорк Espresso приходит раньше, чем в Париж: в Нью-Йорке он бывает в середине недели, а в Париже — неделю спустя. Значит, должно быть, что-то не так с дистрибуцией. Мне предложили в этом году почетную подписку на Stampa: я в любом случае должен ее купить, потому что по почте она приходит мне на два дня позже.

— В Америке работает и доставка от двери до двери.

— В Нью-Йорке газета New York Times будет у двери твоей квартиры уже в семь утра.

— Я побывал на разных собраниях здесь у нас, например, в Finegil, которые представляют нашу местную прессу, чтобы организовать доставку от двери до двери, например, в Ливорно, в Падуе, в Сассари. Это не получается, слишком дорого стоит, сообщества киоскеров тут же начинают устраивать саботаж. И это еще одна проблема с местными газетами, потому что в США тебе ее приносят к двери вместе с бутылкой молока, как это часто показывают в кино.

— Да, но я совершенно не понимаю, почему никто не разрешит эту проблему с владельцами киоском… Киоскеры не хотят, чтобы газеты продавались в барах, но никому так и не приходит в голову попросить их доставлять по 50 экземпляров в бары? Бары получат от этого свою выгоду, потому что к ним будет заходить больше людей, киоскеры будут получать свой процент, и все будут довольны. То же самое и от двери до двери. Если каждое объединение киоскеров наймет безработного парня и заплатит ему за доставку от двери до двери, они бы продавали больше газет.

— Еще одна отличительная черта итальянской журналистики — это оседлость самих журналистов, то есть те, кто работает в Espresso, так там и остаются, те, кто пишет для Corriere, остаются в Corriere. Если верно, что у газет должна быть душа, то эту душу представляют те, кто долго работает в редакции, только вот из-за этого газеты немного стареют, кристаллизуются, в них мало движения. Молодым людям, желающим проникнуть в мир журналистики в Италии, потребуется на это больше сил, чем в других странах мира.

— Не знаю, в любом случае, я не верю в миф, будто в Италии журналистами становятся, главным образом, дети журналистов. Джулия Борджезе (Giulia Borgese) и Джулиано Дзинконе (Giuliano Zincone) — дети журналистов, но ты, я, она (указывает на присутствующую на интервью Риту Чирио) — нет.

— Как ты относишься к профессиональным объединениям?

— Ни положительно, ни отрицательно… Естественно, они ограничивают возможность трудоустройства.

— Но существует и риск, что без профессионального союза журналисты станут в некотором смысле авантюристами, не знаю, хорошо это будет или плохо.

— Их авантюризм будет состоять в том, что они будут переезжать с места на место?

— Нет, в том, что они будут слишком много импровизировать.

— Я не понимаю, как профессиональное объединение, требуя, чтобы ты непременно прошел определенный период практики, а потом выдержал общий экзамен, может помешать появлению в профессии довольно заурядных специалистов.

— До этого мы говорили об еженедельных изданиях, которые существуют в осадном положении, однако если что-то и помогает этим изданиям, по крайней мере, двум основным, сохранять своего рода олигополию — то это бонусы. Они стоят денег, их могут позволить себе только те, кто много продает, а добавляя бонусы, продолжает хорошо продаваться, в то время как остальные остаются за пределами рынка. Затем бонусы, о которых говорят столько плохого, становятся, по крайней мере для еженедельных изданий, но в перспективе также и для крупных ежедневных, своего рода обязательным ресурсом, и это исключительно итальянский феномен.

— Да, только итальянский, и он остается для меня необъяснимым, потому что я делаю все возможное, чтобы получать газеты без всяких бонусов, а значит, они попадают только к «дикой» аудитории. Быть может, это обязательная стадия, в такой стране, как Италия, где количество читателей ежедневных и еженедельных изданий крайне низко, нужно завоевать девственную территорию, где, очевидно, эти приманки актуальны. Значит, вероятно, это переходная стадия.

— Это еще и реклама, которая обязывает тебя выпускать бонусы, чтобы поддержать высокие тиражи и продавать рекламное пространство.

— Да, но в других странах газеты выпускаются высокими тиражами, даже не используя бонусы, а это страны, где, по данным статистики, люди читают в десятки раз больше нас. Есть «малоразвитая» аудитория, которую предстоит еще завоевать. Espresso завоевывает ее, ставя на обложку изображение задницы, а также выпуская эротические фильмы, но если задуматься о том, что журнал предлагает в качестве бонусов эротические фильмы класса B, это значит, что он обращается к крайне малоразвитой публике.

— Или к аудитории коллекционеров…

— Да, но коллекционеров такого рода фильмов…

— Да, но я говорю, что коллекционер не разбирается слишком хорошо…

— Если ты предлагаешь в качестве бонуса фильм «Убальда обнаженная и жаркая», то ты точно не обращаешься к аудитории синефилов.

— Давай вернемся к разговору о телевидении, где ты, кстати, работал.

— Но это было совсем недолго, я проработал там всего четыре года в самом начале. Да и сделал пару-тройку передач за сорок лет.

— А как же радио?

— Тоже ничего.

— Что тебе нравится больше: радио или телевидение?

— Ну, я считаю, что если завтра мы все вместе организуем государственный переворот, а потом кому-то надо будет захватить что-нибудь, кто-то захватит телефонные сети, кто-то автопром… а я возьму на себя радио.

— Почему?

— Потому что можно осуществлять значительный контроль за территорией, а значит — иметь большое влияние.

— Кстати, диктаторы третьего мира очень широко используют радио.

— Радио до сих пор является инструментом осуществления весьма значительного контроля, как в положительном, так и в негативном отношении.

— Тебе никогда не хотелось поработать на радио?

— Да, но мне бы хотелось и взобраться на Монблан, съездить в Манилу, получить гомосексуальный опыт. Только вот времени на все нет.

— Смотри, это не предложение, я спрашиваю, потому что радио (здесь я с тобой согласен) является не только инструментом, покрывающим гораздо большую, чем телевидение территорию, оно также является живым инструментом, способным не то что манипулировать аудиторией, но оказывать гораздо более мощное воздействие на нее.

— Но в конце концов я и для радио кое-что делал. Помню, в 1970-е годы мы делали «Невозможные интервью», их до сих пор продолжают слушать. Я каждый год получаю 15, 20, 30 тысяч с авторских прав, то есть они до сих пор продолжают выходить в эфир.

— Задам тебе еще один вопрос: как скажется глобализация на судьбе национальных и местных газет? Все немного выйдет из строя?

— Это уже началось потихоньку на телевидении, достаточно привести в пример сериалы и подобные им проекты, в газетах пока ничего особенного не происходит. В крайнем случае, в каждом номере будет репортаж, купленный у иностранного издания, но не более того, потому что газета, в отличие от того, что мы думаем, — это все же локальный продукт. Corriere — газета для миланцев, только взгляни, какие усилия прикладывает Repubblica на раздел для Эмилии-Романьи, Рима, Милана. Газеты все еще покупают, ими пользуются больше, чем телевидением, чтобы узнать, что показывают в кино, какие открыты аптеки, что случилось на Соборной площади, и на это уходит почти половина газеты. Значит, поскольку эта функция газеты не может никуда исчезнуть, то она становится довольно маловосприимчива к глобализации.

— И последнее. Ты уже много лет бываешь в иностранных университетах, знаменитых университетах, где обучаются представители правящего класса, например, Америки, те, кто решает, что нам нужно делать в ближайшие годы или даже дни. Какой вес имеют газеты в элитных университетах, насколько они им интересны?

— Я не понимаю твоего вопроса. Существуют факультеты журналистики…

— Вопрос вот в чем: интересуются ли газетами представители элиты, скажем так, стран-гегемонов, которые учатся в этих университетах, будут ли они потом пользоваться ими как способом донесения своего мнения?

— С одной стороны, как я начал говорить, существуют факультеты журналистики, которые создают настолько единые стандарты, что журналист, пишущий в Нью-Йорке, пишет так же, как это делает журналист из Лос-Анджелеса, потому что все газеты имеют один и тот же стандарт, один и тот же способ подачи информации. С другой стороны, очень небольшое количество студентов университета и интеллектуалов читают ежедневную прессу. Но речь не только об этом, в Америке ни один интеллектуал не пишет в газеты. Дела обстоят не так, как у нас или в Германии и Франции. Есть четкое разделение между миром печати и миром академической культуры.

— Чем это объясняется?

— Это старая традиция англоязычного мира. Оксфорд, Кэмбридж, американские кампусы расположены в отдалении от крупных городов, в то время как Сорбонна находится в центре города. В самом деле, в англосаксонских странах говорят о конфликте gown versus town, то есть мантии и города.

— Но в целом американское государство создали в том числе и журналисты.

— Но мы говорим ведь не о журналистах, а об университетах. Центры интеллектуального развития расположены за городом, они существуют сами по себе и не контактируют с городом.

— Ты говорил, что интеллектуалы не пишут в газеты…

— Разумеется, есть исключения, но обычно если университетский профессор решает начать писать в газетах, он увольняется из университета. Здесь нет органической взаимосвязи.

— Но есть же такие люди, как, например, Кеннет Гэлбрэйт (Kenneth Galbraith), которые пишут в газетах. Я только что прочитал забавную статью Гэлбрайта о сексуальном скандале Клинтон и Левински, где он пишет: «Поскольку американские журналисты — животные и ничего не знают об экономике, ничего не знают о политологии, но зато досконально разбираются в трусах, то…»

— Гэлбрайта приглашают исключительно как колумниста, у него нет своей еженедельной рубрики, он не пишет регулярные редакционные статьи, как это делают наши политологи. В Америке Пазолини никогда бы не писал передовиц, как в Corriere di Ottone, или как Ален во Франции (Эмиль-Огюст Шартье, мыслитель и журналист, пользовавшийся большим влиянием в начале XIX века).

Текст подготовлен к публикации и любезно предоставлен Оттавио Чирио Дзанетти (Ottavio Cirio Zanetti).

Италия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 20 февраля 2017 > № 2080439 Умберто Эко


Германия > Миграция, виза, туризм. СМИ, ИТ > dw.de, 20 февраля 2017 > № 2080269

Правительство ФРГ намерено расширить свои полномочия по проверке данных мобильной связи мигрантов, сообщили газета Süddeutsche Zeitung, телеканалы WDR и NDR в понедельник, 20 февраля. По их информации, эти данные предполагается использовать для более точного установления личности граждан, подавших в Германии прошение о предоставлении убежища.

Документ еще утверждается в МВД ФРГ

При этом SZ, WDR и NDR сослались на имеющийся в их распоряжении законопроект, подготовленный в МВД Германии и направленный на ускорение депортации мигрантов, которым было отказано в праве остаться в стране. Документ пока окончательно не утвержден ведомством, пишут далее СМИ.

Согласно действующему законодательству, Федеральное ведомство по делам миграции и беженцев (BAMF) не имеет права доступа к данным мобильных телефонов беженцев без их согласия. Исключением являются лишь случаи, когда речь идет о подозрениях в совершении преступлений.

Проверке могут подвергнуться более половины беженцев

По оценке МВД ФРГ, в 2016 году использование данных мобильных телефонов могло бы быть целесообразным для установления идентичности 50-60 процентов просителей убежища, речь идет примерно о 150 тысячах человек. Власти Германии располагают данными о том, что беженцы указывают неверную информацию о себе, чтобы избежать депортации или получать больше социальных выплат.

Между тем накануне глава ведомства федерального канцлера, координатор по делам беженцев Германии Петер Альтмайер (Peter Altmaier) сообщил о том, что в 2016 году из Германии выехали рекордное число иностранных просителей, которым власти не разрешили остаться в стране - около 80 тысяч. В интервью изданию Bild am Sonntag он указал, что из 700 тысяч запросов на предоставление убежища, поданных в 2016 году, около 300 тысяч не были удовлетворены.

Германия > Миграция, виза, туризм. СМИ, ИТ > dw.de, 20 февраля 2017 > № 2080269


Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > bbc.com, 20 февраля 2017 > № 2079955

Президент России Владимир Путин поручил правительству и региональным властям усовершенствовать систему профилактики суицидов среди подростков.

Это требование содержатся в перечне поручений, отданных президентом по итогам заседания совета по реализации национальной стратегии по защите интересов детей. Это заседание прошло еще 15 ноября прошлого года.

В тексте документа, размещенном на сайте Кремля, говорится, что правительство России совместно с региональными властями должно принять некие решения, "направленные на совершенствование системы профилактики подросткового суицида".

В документе не уточняется, о какого рода решениях идет речь. На самом заседании координационного совета тему профилактики подростковых самоубийств поднимала депутат Ирина Яровая.

В своем выступлении она обращала внимание на появившиеся в СМИ публикации о сообществах, пропагандирующих самоубийства среди подростков. В связи с этим Яровая призвала разработать систему профилактики суицидов.

В мае прошлого года широкий резонанс получила статья "Новой газеты", в которой утверждалось, что некоторые сообщества в социальной сети "ВКонтакте" склоняют подростков к совершению самоубийств.

После этого следственные органы возбудили дело о подстрекательстве подростков к суициду. В конце ноября, уже после заседания координационного совета, стало известно о задержании предполагаемого администратора одной из таких групп.

Еще позже, уже в феврале, в прессе снова стала появляться информация о некой игре, в которую детей пытаются втянуть в социальной сети "ВКонтакте" и в ходе которой пропагандируются самоубийства.

Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > bbc.com, 20 февраля 2017 > № 2079955


Россия. ДФО > Транспорт. СМИ, ИТ > gazeta.ru, 20 февраля 2017 > № 2079777

Приморье восстало против ЭРА-ГЛОНАСС

Во Владивостоке задержали организаторов акции против ЭРА-ГЛОНАСС

Евгений Костогоров

Жители Приморья устроили массовую акцию протеста против обязательной установки системы ЭРА-ГЛОНАСС на ввозимые из-за границы подержанные иномарки. Местные власти утверждают, что уже начали выдавать паспорта транспортных средств на иномарки без спутниковой системы, однако протестующие уверены, что это лишь временная мера. Воскресный несанкционированный митинг, по словам организаторов, собрал около тысячи человек, несколько протестующих были задержаны полицией.

С 1 января этого года изменились правила постановки на учет иностранных автомобилей. Теперь в соответствии с техническим регламентом Таможенного союза «О безопасности колесных транспортных средств» все автомобили, впервые ввозимые в Россию из-за границы, должны оснащаться системой вызова экстренных служб ЭРА-ГЛОНАСС. В то же время порядок установки систем безопасности на подержанные автомобили до сих пор не регламентирован, нет в России и сертифицированных центров, где автомобиль можно оснастить новой системой.

Из-за этого во Владивостоке, где большая часть подержанных автомобилей ввозится из Японии, с начала года около 1400 машин застряли на таможне.

Проблема вызвала такой резонанс, что с просьбой ввести временный мораторий на установку ЭРА-ГЛОНАСС к федеральным властям обратился даже губернатор Приморского края Владимир Миклушевский.

«Разработчики нового регламента Таможенного союза не учли сложности, которые возникли при регистрации подержанных автомобилей. Новые автомобили оснащают устройством прямо на конвейере, соответственно, на подержанных автомобилях этого оборудования нет. А для нас, дальневосточников, это очень важный вопрос. Поэтому я предложил отложить применение новых правил регистрации хотя бы на полгода», — приводит слова Миклушевского пресс-служба губернатора.

На обращение чиновника отреагировал премьер-министр России Дмитрий Медведев. Он поручил вице-спикеру Дмитрию Рогозину и представителю президента в ДФО Юрию Трутневу решить вопрос с установкой системы на подержанные авто.

Тем временем во Владивостоке группа активистов во главе с внепартийным депутатом гордумы Владивостока Андреем Галицких подала заявку на проведение 19 февраля митинга против обязательной установки системы ЭРА-ГЛОНАСС. Администрация Приморского края заявку одобрила. Однако за два дня до проведения акции власти заявили, что таможня начала выдавать паспорта технических средств (ПТС) на японские автомобили без ЭРА-ГЛОНАСС. По заявлениям властей, в пятницу были оформлены документы на 300 машин, находившихся на складах таможни.

В субботу, 18 февраля, заявка на проведение митинга была отозвана самим Галицких, а на месте ее проведения, на привокзальной площади Владивостока, была организована сельскохозяйственная ярмарка. Однако активисты среди местных водителей на митинг все же пришли. По словам организаторов, новая несанкционированная властями акция собрала около тысячи человек, полиция же заявляет, что протестующих было не более 350.

Собравшиеся проголосовали за принятие резолюции, в которой потребовали отменить обязательную установку ЭРА-ГЛОНАСС на ввозимые из-за границы автомобили, а также предложили подготовить обращение в прокуратуру для проверки законности новых положений технического регламента.

Однако, по информации местных СМИ, приморское отделение КПРФ использовало акцию для продвижения своих политических целей. PrimaMedia сообщает, что собравшиеся на площади коммунисты играли музыку и развернули красные флаги и транспаранты с неоднозначными лозунгами. Депутат законодательного собрания Приморья, член КПРФ Артем Самсонов открыто со сцены обвинил губернатора края в том, что он не выполняет своих обязательств, пишет VladNews.

«Это не наш митинг, который мы хотели провести, когда в первый раз собрались на «Зеленом углу» (главный авторынок Владивостока. — «Газета.Ru»). Это просто кошмар и провокация со стороны представителей КПРФ — они пользуются ситуацией, чтобы достичь каких-то своих целей», — приводит слова одного из участников митинга PrimaMedia.

Через 20 минут после начала акции полиция попросила собравшихся свернуть плакаты и разойтись. Шесть человек, в том числе и члены КПРФ, были задержаны и доставлены в отделение полиции. Их обвинили в нарушении порядка организации публичного мероприятия».

Сообщается, что двое задержанных уже были оштрафованы на 10 тыс. руб., в отношении остальных организаторов митинга продолжаются судебные заседания.

В то же время юрист Алексей Клецкин считает, что митинг был санкционирован, даже несмотря на то, что заявка была отозвана.

«Если открыть закон, то там могут быть перечислены те мероприятия, которые могут организовываться. Федеральный закон «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» предусматривает такую публичную форму выступления, как собрание, для которой не требуется подача разрешения на проведение, если оно проводится в специально отведенном месте. Есть постановление администрации Приморского края о том, что Привокзальная площадь Владивостока является тем законным местом во Владивостоке, где любая инициативная группа может проводить собрание», — заявил Клецкин в эфире радио «Лемма».

Глава УМВД России по Владивостоку Сергей Гусев с мнением юриста не согласен и заявляет, что в законности мероприятия разберется суд. «Насколько эта акция законна — разберется суд, но есть признаки нарушения федерального закона № 54 («О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях». — «Газета.Ru»). Граждане принесли транспаранты, к микрофону приглашают «участников митинга». Какое же это собрание», — отметил Гусев.

По данным на 20 февраля, жителям Приморья выдали уже более 450 ПТС на застрявшие ранее на складах таможни автомобили. Местные СМИ сообщают, что время работы таможенных постов и отделений ГИБДД с 17 февраля продлено до 20.00, в минувшие выходные в ГИБДД для регистрации автомобилей обратились 470 жителей Приморья.

Масштабные акции автомобилистов проходят во Владивостоке не первый раз. В декабре 2008 года в столице Приморья возмущенных повышением ввозных пошлин водителей усмирял ОМОН. Митингующих хватали и распихивали по автобусам, первым делом хватали журналистов, чтобы они не успели заснять действия представителей власти. По сообщениям очевидцев, силовики вели себя очень грубо.

Россия. ДФО > Транспорт. СМИ, ИТ > gazeta.ru, 20 февраля 2017 > № 2079777


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Армия, полиция > gazeta.ru, 19 февраля 2017 > № 2077490 Георгий Бовт

Это сделали русские

Георгий Бовт о том, почему Америке выгодно считать Россию опасной

«Это сделали русские!» — новый мем американской политики. Утопив президентство Хиллари Клинтон, они избрали Дональда Трампа. И теперь ему грозят неприятности. Если верить американским СМИ, то непонятно, каким чудом он сможет усидеть в Белом доме четыре года. В атмосфере явственно повисло слово «Уотергейт». Ричарду Никсону на втором сроке президентства для этого потребовалось три месяца. Тогда один из сенаторов поставил роковой вопрос: «Надо выяснить, что знал президент и когда именно он об этом узнал». В отличие от 70-х, на сей раз все крутится в основном вокруг темы отношений Трампа с Россией. «Русский жупел», который, собственно, никуда и не задвигали после «холодной войны», снова востребован по максимуму.

Факт телефонных разговоров уволенного под улюлюканье прессы советника по национальной безопасности Майкла Флинна подается как акт национального предательства. Из архивной пыли вытащен «закон Логана» 1799 года, карающего за содействие иностранному государству, с которым у Америки есть «споры». Он никогда не применялся.

Теоретически у Трампа в ходе конгрессовского расследования, к которому уже идет дело, могут начать допытываться, уж не он ли отдал Флинну распоряжение. Скорее всего, так и было.

Однако если обратиться снова к временам Никсона, то еще перед началом его первого срока в январе 1969 года, за пару недель до инаугурации, не кто иной, как будущий «лучший советник по нацбезопасности всех времен и народов», но еще не назначенный Генри Киссинджер посетил посольство СССР в Вашингтоне для беседы с главой советской резидентуры. Прощупать почву для налаживания отношений. Тогда СССР и США были не просто «в состоянии спора», они опосредованно воевали друг с другом во Вьетнаме. Была ли в прессе истерика по поводу контактов Киссинджера? Он, правда, предварительно заручился согласием могущественного главы ФБР Эдгара Гувера. В чем явный аппаратный прокол Флинна, действовавшего в условиях невиданной враждебности транзита от одной администрации к другой.

Но костерят-то его не за это, а за сам факт контактов с русскими. ФБР уже расследовало в этот момент его прошлые связи с Москвой. Которые подаются как однозначно преступные. И никак иначе.

В 1983 году сенатор-демократ, «икона» либералов Эдвард Кеннеди обратился к генсеку Юрию Андропову (обращение, видимо, передали по каналам КГБ) с недвусмысленным предложением организовать в США пиар-кампанию в поддержку советской политики, включая организацию турне по США для советских генералов. Кеннеди не исключал своего выдвижения в 1984 году против Рейгана и фактически просил Москву вмешаться в избирательную кампанию с целью не допустить переизбрания «милитариста Рейгана». Разведке США было известно о планах Кеннеди, но дела против него не завели. Отношения США и СССР в 1983 году (особенно после того, как в сентябре был сбит пассажирский корейский «Боинг») были хуже некуда.

Скандал вокруг разговоров Флинна с послом Сергеем Кисляком раздут намеренно, притом посредством утечек секретной информации как из спецслужб, так и из минюста, которым тогда «рулили» люди Обамы.

Поводом для увольнения стало то, что Флинн соврал насчет своих разговоров вице-президенту Майклу Пенсу. А у Трампа к этому моменту появилась отличная, как он полагал, кандидатура на замену доставляющему столько скандальных хлопот Флинну в лице отставного вице-адмирала Роберта Гарварда. Однако тот неожиданно откажется «по семейным обстоятельствам». А на деле опасаясь вляпаться в организационный бардак внутри новой команды.

Почему же «русский жупел» столь удобен для американских разборок и теперь им вовсю размахивают против «выскочки», избравшегося как кандидат антиистеблишмента? Раньше этот жупел использовали разве что как пропагандистский фактор во внешней политике, в отношении которой политический класс был более-менее солидарен.

При желании можно ведь было бы раскрутить скандал не меньшей силы против Клинтон, которая согласовала важную сделку «Росатома» по приобретению в 2010 году компании Uranium One с активами в Казахстане и США. А ее муж, так совпало, получил несколько сотен тысяч долларов за выступление в Москве. Жертвовали в Фонд Клинтонов и другие фигуранты сделки. Долгие годы близким помощником Клинтон была Хума Абедин, чей папа, на минуточку, был не последним человеком в пропаганде исламистов, издавая откровенно «джихадистский» журнал. Связи Хиллари с Саудовской Аравией и пожертвования в их семейный фонд из стран Персидского залива — отдельная протяжная песня. Но Хиллари — «своя», так что по этим поводам «свободная и объективная пресса» особо не истерила. А Трамп — чужак и выскочка.

«Русский жупел» прост в употреблении как палка. Действует огромная идеологическая инерция со времен «холодной войны».

Сотни советологов, перековавшихся в «специалистов по России», должны отрабатывать свой хлеб. При том, что качество экспертизы резко упало (как и американистики в России). Проще отрабатывать хлеб, оперируя простыми и хлесткими тезисами, годными для коротких экспертных выступлений на условном CNN.

Там сложные умствования не проходят. А вот слоган про «Путин — убийца» — вполне. Понятный персонаж, яркий лидер. Значит — продается. Продается «агрессия на Украине», «оккупация Крыма» (разбираться в сложных перипетиях крымской постсоветской истории, включая результаты референдума, где люди поддержали присоединение к России, — недосуг).

Запроса на улучшение отношений с Москвой в американском политическом классе нет. Размахивать «русским жупелом» еще и дешево. Никаких последствий, кроме пропагандистских дивидендов. У нас даже общих «ножек Буша» не осталось.

Будь под нашими отношениями такой же 500-миллиардный торговый оборот, как у США с Китаем, присоединение Крыма проглотили бы почти молча.

Как молчат те же СМИ, что ужасаются «варварским бомбардировкам Алеппо», на тему агрессии Саудовской Аравии в Йемене (темы нарушений прав человека в Королевстве вообще нет). А тему «хакерских атак» закрыли бы, как закрыли аналогичный вопрос с китайцами, заключив соглашение о «ненападении в киберпространстве» на высшем уровне.

Россия в образе врага — более «достойный» фигурант, нежели какая-нибудь маленькая Северная Корея или закрытый Иран. Плюс историческая память, воспитанная сотнями фильмов, о медведях на улицах, русском пьянстве, милитаризме, угрюмости, тоталитаризме и пр. В общем, бери изданную несколько десятилетий назад книгу Hedrick Smith «The Russians» — и пиши по ней «темник» для новых поколений журналистов.

Или мы думаем, что только у нас орущие клоуны на телевизионных ток-шоу делают рейтинги? Это же всемирное явление. Обыватель деградирует, исчезают способности критически осмыслять и искать альтернативную информацию (популярность fake news — отсюда же), поэтому дебилизация «инфотейнмента» шагает по планете.

Информвещание должно быть простым и понятным даже дебилам. А чтобы они потребляли контент и давали рейтинг, их надо развлекать или пугать.

То «распятыми мальчиками», то «президентом-убийцей», то всемирным заговором Ротшильдов с Рокфеллерами, то ужасами про хакеров, хакнувших американскую демократию. А то, что из вскрытой переписки демократов обнаружились вещи весьма неприглядные, — дело десятое.

Что такое для Трампа «русский жупел»? У нас Трампа поняли как намеревающегося улучшить отношения с Россией. Он и сейчас вроде говорит о том же. Так даже Рейган говорил о мире. У нас просто не уловили, что новая администрация больше похожа именно на рейгановскую. «Дональд лучше Хиллари» всего лишь тем, что от нее понятно было, чего ожидать Москве (ничего хорошего), а он нес — вот и принес — сплошную неопределенность. Что на коротком отрезке даже лучше, чем иная определенность.

Для Трампа русский вопрос — это «средний палец» истеблишменту, от которого его ядерный электорат тошнит. Раз «они» против Путина, то я за.

За этим не было и нет никакой внятной программы улучшения отношений. А когда не знают, о чем говорить, обычно говорят о «совместной борьбе с терроризмом».

Электорат республиканцев и Трампа в особенности, по всем опросам, намного лучше относится к России и к Путину, чем Америка в среднем. Если две трети избирателей Клинтон верят, что русские хакнули выборы, то лишь 12% электората Трампа согласны, что Россия к этому причастна. Его электорат больше верит «Викиликс», чем ЦРУ. Если в 2014 году лишь 10% республиканцев относились к Путину положительно, сейчас — около 40%. Учитывая, что лишь 17% республиканцев благожелательно смотрят на Обаму, то «Путин — лучше Обамы». В любом случае, избирателям Трампа в большей степени вообще наплевать на то, что либеральные СМИ сделали главными темами внешнеполитической повестки.

На примере «русского жупела» в медийном пространстве Америки видна недостаточная адекватность истеблишмента запросам глубинки. И недаром уровень доверия к прессе сейчас в США на уровне 20%, хуже разве что у конгресса.

Против Трампа в ходе кампании работали до 90% ведущих СМИ. И продолжают. С точки зрения истеблишмента, он — клоун, некомпетентный и вспыльчивый. При нем в Белом доме воцарился хаос, помощники не координируют свои действия. Бардака и впрямь немало. Но если захотеть найти аналогичные примеры в окружении «интеллигентного Обамы» — найдутся. Все, что говорит Трамп, подвергается нещадному фактчекингу, в результате выясняется, что он «совсем заврался».

Его администрацию сравнивают с собакой, проникшей в автобус и не понимающей, куда он идет. Только теперь собака еще и сама за рулем.

Если посмотреть, что пишут про Трампа ведущие СМИ, то это полный провал, катастрофа, позор и некомпетентность. И либо импичмент неминуем, либо позорное отстранение по процедуре 25-й поправки к конституции. По ней инициировать отставку президента ввиду «неспособности выполнять обязанности» может — притом в любой момент! — вице-президент совместно с большинством членов кабинета или просто «ключевыми министрами». В случае возражений президента вопрос передается в конгресс, и уже он решает. Эта процедура куда короче (можно уложиться недели в две-три), чем сопряженный со сложными юридическими разбирательствами импичмент через конгрессовское расследование.

Первая большая пресс-конференция Трампа-президента на прошлой неделе подана почти всеми СМИ как позорный провал, фарс, цирк, торжество вранья и некомпетентности. Насчитали дюжину перевранных фактов. Но! Агентство Bloomberg отправилось в «красные штаты» (т.е. стойко голосующие за республиканцев). Мол, а что народ?

Оказалось, что незамысловатые реднеки в полном восторге. В отличие от впавших в ужас от происходящего университетской публики, звезд Голливуда и Кремниевой долины, активистов всяческих меньшинств, проповедников толерантности и защитников «бедных иммигрантов». Президент выполняет свои обещания, чего от ставленников зажравшегося истеблишмента не могли дождаться десятилетиями. Дает отпор «продажной прессе». Круто! «Поддерживаем на все 100!»

Представим себе, условно (очень), Жириновского, получившего кучу денег на избирательную кампанию и полную свободу ее проведения на условиях «No Churov!». На фоне СМИ состояния эдак середины 90-х, когда их еще не сгубили «споры хозяйствующих субъектов». Ну вот это примерно будет то же самое.

«Русский жупел» наряду с обвинениями в некомпетентности может привести к тому, что Трампа свергнут. Отстранением от должности занимается политический класс, а не «реднеки-обыватели».

Однако манипуляторы массовым сознанием, исходя из упрощенной картины мира и (само)уверенные, что только им ведомо, как надо управлять всем, только они знают, что такое хорошо, а что плохо, кто «наш сукин сын», кто «верный союзник», а кто «государство-изгой», — сами же становятся жертвами своих манипуляций. Что ведет к деградации политического лидерства вне зависимости от Трампа. Это Обама что ли был образцом что «имперского президентства» (по определению Артура Шлезингера), что «просвещенного либерализма»?

Во времена Никсона и Киссинджера в отсутствие лишнего информационного шума и инфотейнмента Америке удалось договориться не только с Москвой, но и с не менее «страшным» тогда Пекином. Жаль, у нас тогда в головах кремлевских старцев (уж главный идеолог Суслов точно не был Дэн Сяопином) правили свои тараканы. С тех пор они эволюционировали. Но не перевелись. Так что на их американский «русский жупел» у нас всегда найдется свой. Ничем не хуже. И этим двум жупелам никогда не сойтись.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Армия, полиция > gazeta.ru, 19 февраля 2017 > № 2077490 Георгий Бовт


Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mil.ru, 18 февраля 2017 > № 2077127

Конкурсная комиссия окружного этапа Всероссийского фестиваля прессы «Восточный Медиа-Ас-2017» завершила прием заявок

Конкурсная комиссия окружного этапа Всероссийского фестиваля прессы «Восточный Медиа-Ас-2017» завершила прием заявок и подвела предварительные итоги.

За четыре месяца с момента объявления конкурса в пресс-службу Восточного военного округа (ВВО) поступило более 110 заявок от 74 участников — журналистов, блогеров и военнослужащих.

Работы представлены по каждой из девяти номинаций. На приз окружного этапа за «Лучшие кадры» претендуют более 15 корреспондентов региональных государственных телерадиокомпаний и журналистов корпунктов федеральных телеканалов.

За победу в номинации «Командный голос» в этом году решили побороться шесть журналистов региональных радиокомпаний.

Работы более 10 пишущих сотрудников периодических печатных изданий будут рассматривать представители конкурсной комиссии, чтобы выявить претендента на главный приз в номинации «Сила слова».

Мастерство и оперативность корреспондентов информационных агентств, освещающих события в жизни Восточного военного округа на территории 11 субъектов Российской Федерации, будет оценено призом в номинации «Молния».

Традиционно в конкурсе принимают активное участие журналисты военных изданий «Суворовский натиск» и «Тихоокеанская вахта». Как правило, «мастер пера» военного издания заслуживает приз в номинации «На острие атаки».

Впервые на конкурс представили свои фотоработы более 10 журналистов. Это и фоторепортажи, опубликованные в интернет изданиях, а также фотоиллюстрации к информационным сообщениям федеральных информагентств. Лучшего фотографа ожидает награда за победу в номинации «Главный калибр».

Также конкурсной комиссией будут внимательно рассмотрены работы и проекты отдельных журналистов и творческих коллективов, приславших множество работ по другим номинациям окружного этапа, в том числе «Стиль жизни», «Проект специального назначения» и «Прорыв».

Победители окружного этапа фестиваля прессы получат право участвовать в финальном этапе «Медиа-Ас-2017», который пройдет в Москве.

Пресс-служба Восточного военного округа

Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mil.ru, 18 февраля 2017 > № 2077127


Китай > СМИ, ИТ > russian.china.org.cn, 17 февраля 2017 > № 2080949

Организационный комитет Шанхайских международных фестивалей кино и телевидения сегодня объявил, что в 2017 году фестивали пройдут с 12 по 26 июня -- 23-й Шанхайский кинофестиваль пройдет с 12 по 16 июня, а 20-й Шанхайский фестиваль телевидения -- с 17 по 26 июня. Фестиваль кино продлится на один день дольше, чем в прежние годы.

Известно, что в этом году программа кинофестиваля вызовет горячую реакцию китайских и иностранных кинолюбителей, идет активная подача заявок на участие в фестивале, число картин, которые примут участие в кинофестивале, уже превышает прошлогодний показатель. --0

Китай > СМИ, ИТ > russian.china.org.cn, 17 февраля 2017 > № 2080949


Турция. Германия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > rg-rb.de, 17 февраля 2017 > № 2079541

Сатиру наполовину запретили

Турецкий президент частично выиграл судебное дело против немецкого сатирика

В противостоянии немецкой сатиры и большой политики, продолжавшемся почти целый год, похоже, наконец-то поставлена точка. В минувшую пятницу, 10 февраля, Земельный суд в Гамбурге подтвердил вынесенное им ранее предварительное решение по скандальному делу об «оскорблении» президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана (Recep Tayyip Erdogan). Напомним, что телеведущий и сатирик Ян Бёмерман (Jan Böhmermann) в марте прошлого года дважды высмеял в эфире главу Турции, обвинив его в нарушении свободы прессы и ущемлении демократии. Сначала немец создал пародийный видеоролик, а затем добавил критику в адрес Эрдогана, сочинив сатирическое стихотворение. Официальная Анкара тут же потребовала извинений, придав скандалу политическую окраску и доведя его в конце концов до самого высокого уровня.

Теперь уже оправдываться пришлось правительству Германии. Министерство иностранных дел и Министерство юстиции сочли прочитанное в эфире стихотворение Яна Бёмермана «оскорблением главы иностранного государства». При этом чиновники ссылались на соответствующую статью в уголовном праве (103-я Уголовного кодекса ФРГ), существовавшую ещё с незапамятных времён. Сама Ангела Меркель (Angela Merkel), которая находилась тогда под жёстким прессом со стороны Анкары из-за заключённого с Турцией соглашения по беженцам, назвала стихотворение немецкого сатирика «намеренно оскорбительным». Вскоре делу против Бёмермана действительно дали ход. Правда, одновременно правительство начало работу по корректировке уголовного права, которое исключило бы статью об «оскорблении иностранного лидера». Вся эта скандальная история, включая болезненную реакцию Анкары на критику турецкого президента, спровоцировала возмущение немецкой прессы и многих ведущих политиков страны. В частности, журналисты напомнили, что политическая сатира в Германии разрешена конституцией, а о вкусе можно спорить во время общественных дискуссий, но не в здании суда.

Тем не менее без судебного разбирательства в итоге не обошлось. И вот теперь гамбургский суд запретил Яну Бёмерману повторять самые спорные части его стихотворной сатиры. Однако полностью стихотворение под запрет всё же не попадает. Таким образом, адвокаты Эрдогана так и не смогли добиться полного удовлетворения всех своих требований. Как отметила в своём вердикте председатель суда Симоне Кефер (Simone Käfer), сатира предполагает широкую свободу высказываний, но не может быть безграничной. Судья также подчеркнула, что турецкий президент не должен мириться с пассажами стихотворения, которые противоречат его личным правам.

Похоже, что суд в Гамбурге принял решение, удовлетворяющее обе стороны. Во всяком случае, пока никто вроде не собирается опротестовывать данный вердикт.

Но эта история ещё не закончилась. Дело в том, что ещё второго января Высший административный суд Берлина и Бранденбурга, рассмотрев иск газеты Tagesspiegel, принял решение, которое очень не понравилось немецкому правительству. Суд постановил, что кабинет Ангелы Меркель должен обнародовать все обстоятельства принятия решения по делу об «оскорблении» Эрдогана немецким телеведущим. Как известно, немецкая сторона хотела засекретить всю переписку и все переговоры по «делу Бёмермана», опасаясь осложнения отношений с Турцией. Однако, по мнению суда, которое, правда, ещё не является окончательным, правительство ФРГ теперь должно предоставить допуск журналистам ко всем служебным документам, связанным с этим случаем.

Алекс Вайден

Турция. Германия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > rg-rb.de, 17 февраля 2017 > № 2079541


Франция > СМИ, ИТ > rfi.fr, 17 февраля 2017 > № 2077931

Группа ассоциаций в защиту французского языка оспорит в суде лозунг «Made for Sharing», выбранный для продвижения Парижа в качестве города-кандидата на проведение Олимпийских игр 2024 года. Об этом в пятницу, 17 февраля, сообщает AFP.

Истцы полагают, что лозунг и церемония открытия Игр на английском языке являются «оскорблением французского языка».

Адвокат заявителей Эмманюэль Людо полагает, что выбранный лозунг нарушает закон об употреблении французского языка от 1994 года. В частности, по его мнению, он вступает в противоречие с положением закона о том, что государственные учреждения не могут использовать логотипы и торговые марки на иностранном языке, если ту же идею можно выразить на французском.

По словам юриста, этот выбор также нарушает Олимпийскую хартию, согласно которой французский язык является основным языком Олимпийского движения и официальным языком Международного олимпийского комитета (МОК), наравне с английским.

Президент Гонкуровской академии Бернар Пиво в эфире радиостанции RTL назвал этот лозунг «ошибкой и глупостью» и выразил сожаление, что «Париж, столица франкофонии, заискивает перед языком, который является не только языком Шекспира, но и языком Дональда Трампа».

Накануне во Французской академии также осудили выбор лозунга олимпийского Парижа.

Франция > СМИ, ИТ > rfi.fr, 17 февраля 2017 > № 2077931


США. Весь мир > СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 17 февраля 2017 > № 2077555

Марк Цукерберг намерен преобразить мир и решить часть важных проблем за счет развития социальной инфраструктуры для формирования общемирового сообщества на базе созданной им социальной сети Facebook.

В ночь на пятницу он опубликовал программное обращение к пользователям, озаглавленное "О строительство мирового сообщества" (Building Global Community).

"Наша работа в Facebook - помочь людям оказывать максимальное положительное влияние, при этом минимизируя сферы, где технологии и социальные СМИ могут усилить разобщенность и изоляцию", - считает М.Цукерберг.

Его манифест стал неожиданностью для пользователей соцсети и отраслевых экспертов. Последние месяцы Facebook часто критиковали как площадку, которая используется для распространения вводящих в заблуждение новостей.

По мнению аналитиков, М.Цукерберг меняет стратегию Facebook и позицию компании. Ранее она была пассивным инструментом, объединяющим людей, теперь же ее роль может возрасти.

"Сейчас по всему миру есть люди, которые остались за бортом глобализации, и движения, выступающие за отход от глобальных связей", - констатировал основатель Facebook. В этой связи М.Цукерберг хочет перейти от формата соцсети для друзей и семьи к развитию глобальной социальной инфраструктуры.

"В такие времена, как сейчас, самое важное, что мы в Facebook можем сделать - это создать социальную инфраструктуру, чтобы дать людям возможность выстроить глобальное сообщество, которое работает для всех нас", - подчеркнул М.Цукерберг.

Его обращение было выстроено вокруг пяти главных тем: готовность прийти на помощь в рамках сообщества, безопасность, информированность, гражданская активность и возможности участия и развития для всех.

В частности, говоря о распространении информации, М.Цукерберг выразил обеспокоенность по поводу "пузырей фильтров" (персонализация поиска и показа информации, при которой пользователь видит только то, что ему нравится и соответствует его взглядам) и распространения фейковых новостей.

По мнению создателя Facebook, проблемой является и то, что сенсационные и простые сообщения распространяются быстрее остальных.

Кроме того, М.Цукерберг отметил, что Facebook разработал искусственный интеллект, который должен распознавать запрещенный контент. Эта технология начнет частично применяться уже в 2017 году.

По состоянию на конец января месячная аудитория Facebook достигла 1,86 млрд человек по всему миру (прирост на 17% за год). На декабрь число пользователей, ежедневно заходящих в Facebook с мобильных устройств, составляло 1,15 млрд.

США. Весь мир > СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 17 февраля 2017 > № 2077555


Россия > СМИ, ИТ > trud.ru, 17 февраля 2017 > № 2077048

Бумага не все стерпит

Александр Киденис

Почему газеты в России становятся музейной редкостью

«Очень хочется сохранить печатные СМИ, потому что им и так очень тяжело конкурировать с интернетом, тяжело конкурировать с современными электронными СМИ. Очень хочется, чтобы у нас сохранился сегмент печатных СМИ и газеты доходили до людей. Особенно это важно для людей старшего поколения, потому что они пользуются этой продукцией по традиции. И вообще просто подержать в руках газету — это само по себе большое удовольствие...» — почти два года назад эти слова были сказаны Владимиром Путиным на форуме Общероссийского народного фронта. Но ни правительство, ни производители бумаги президента не услышали.

На этой неделе в Екатеринбурге старейшая газета региона «Уральский рабочий» отметила свое 100-летие и с прискорбием объявила о прекращении выпуска бумажных номеров. Это похоже на мор. В Кировской области за 2016-й из 38 редакций районных газет осталось 11, в Саратовской из 18 газет нынче выходят только 3. В Москве печатные СМИ исчезают десятками: «Московская правда», «Русский репортер», «Новые Известия», «Крестьянка», «Профиль», «Новое время», «Афиша»...

Общественная палата Санкт-Петербурга пыталась бить тревогу в связи с закрытием трех ведущих городских газет. «Невское время», «Вечерний Петербург», «Смена» имеют многолетнюю историю и постоянных читателей — от молодежи до ветеранов и блокадников. «Закрытие трех городских общественно-политических изданий стало для этих людей потерей важного источника информации, которому они доверяют. И серьезной проблемой, создающей социальное напряжение в обществе», — говорилось в заявлении Палаты. Но кто же ее послушается, если причина исчезновения газет не политическая, а денежная. А против этого лома нет приема.

Нам говорят: что делать, бумажные СМИ не выдерживают конкуренции. Но как ее выдержать, если тебя подминает монополист? Уничтожает медленно и неотвратимо. Речь о производителях бумаги.

В декабре один из крупнейших российских производителей газетной бумаги АО «Соликамск-бумпром» объявило полиграфическим комбинатам страны об очередном повышении цен на свою продукцию — на сей раз аж на 16%. Другие производители подняли цены раньше: по данным Национального координационного совета прессы, с 2014-го по 2016-й рост цен на газетную бумагу превысил 45%. Неудивительно, что за эти три года в стране исчезла едва ли не половина периодических СМИ (бумажных), разоренных непомерными издержками. Ведь в себестоимости газетно-журнального производства 60% составляют именно расходы на бумагу. Но теперь «в расход» отправляются сами газеты и журналы — общественно-политические, научно-популярные, детские...

Казалось бы, парадокс: поднимая цены на свою основную продукцию, целлюлозно-бумажные комбинаты пилят сук, на котором сидят, уничтожают покупателя-потребителя. Но логика отступает, когда правят мелочный расчет и жадность производителя. Ведь российская газетная бумага (шестое место в мире по объему производства) уже вышла на второе место по продажам на мировых рынках. Более чем 3/4 производимой в стране газетной бумаги идет на экспорт, обеспечивая бесперебойный выпуск печатной продукции в 80 странах — там, где можно выручить чуть-чуть побольше, чем в России.

Между тем здесь соцопросы показывают: более 70% граждан в нашем отечестве не хотят расставаться с печатной периодикой. То есть уход с российского рынка печатных СМИ противоречит интересам общества. Противоречит он и воле главы государства. Владимир Путин за последнее время уже дважды поручал правительству принять меры «по недопущению роста цен на целлюлозно-бумажную продукцию, в том числе с использованием механизма таможенного регулирования».

Такой опыт у власти имеется. Вспомним: еще несколько лет назад цены на бензин и солярку неудержимо рвались вверх, вынуждая Владимира Путина периодически заниматься этой проблемой «в ручном режиме». Но введение для нефтепереработчиков обязательной продажи на бирже части готовой продукции (нынче через биржу идут почти 20%) вместе с регулированием экспортных пошлин прекратило ценовую вакханалию, и теперь удорожание моторного топлива идет, в общем-то, в ногу с общей инфляцией.

Заметим: цены на автомобильные бензин и дизель за рубежом и нынче почти повсеместно куда выше российских — вроде бы вывози, обогащайся! Но желающим оголить отечественный рынок отбили такую охоту. Почему же с бензином можно, а с бумагой не получается?

В конце концов, вспомним, что российский «Газпром» обеспечивает своей продукцией пол-Европы, и там он держит цены по максимуму. Зато внутри России вынужден умерить свои аппетиты. Хотя ему наверняка тоже хочется денег, и побольше...

С бумажным производством и продажами в России и за ее пределами ситуация могла быть схожей. Тем более что газетной бумагой в нашей стране всерьез занимаются лишь четыре комбината: Кондопожский, Балахнинский (ОАО «Волга»), Соликамский и Сыктывкарский. Совокупная мощность этих гигантов — более 2 млн тонн в год при суммарной годовой потребности внутри страны в 450-465 тысяч тонн. Остальное уходит за рубеж.

Иначе, говорят нам, нельзя, иначе страну ждут всяческие беды — вплоть до банкротства отрасли.

Испугаемся? Или посмотрим, насколько серьезны угрозы? И увидим, что крупнейший в России и в Европе Кондопожский ЦБК (официально — ОАО «Кондопога») находится в состоянии банкротства еще с марта 2013 года, когда по решению суда здесь ввели процедуру наблюдения, через год — внешнее управление, а затем и конкурсное производство. Эта последняя стадия обычно означает закрытие предприятия и распродажу имущества. На Кондопожском ЦБК, однако, все не так. «Несмотря на процедуру конкурсного производства, ОАО «Кондопога» по-прежнему является лидером производства газетной бумаги в России и мире в целом», — цитирует пресс-служба комбината конкурсного управляющего Андрея Шутилова.

И действительно, бумагоделательные машины здесь по-прежнему работают в полную силу, объемы производства основных видов продукции растут как на дрожжах: газетной бумаги — на 35% (за три года), оберточной бумаги — на 17%, лигносульфонатов (побочный продукт деревопереработки, используемый в производстве стройматериалов, неф-тегазовой промышленности и т. д.) — на 21%.

Еще важнее показатель сбыта: экспорт основного продукта — газетной бумаги — за три года увеличился более чем вдвое, за рубеж вывозится уже почти 80% бумаги, преимущественно в страны Азии, Африки и Среднего Востока.

Как говорится, всем бы банкротам такой баланс... Правда, сам комбинат тем временем постепенно переходит в собственность другого владельца — еще недавно скромного ООО «Карелия Палп» с юридической пропиской в Санкт-Петербурге и уставным капиталом 10 тысяч рублей, а ныне крупнейшего в России экспортера газетной бумаги, поставляющего продукцию в более чем 50 стран мира. Сегодня именно «Карелия Палп» главенствует в совете кредиторов Кондопожского ЦБК (40,75% голосов) и является фактическим хозяином предприятия. Но официально с питерского ООО взятки гладки, оно не отвечает за цены, устанавливаемые на продукцию его должника (ОАО «Кондопога» уже задолжало ему более 5 млрд рублей).

Впрочем, это тема другого рассказа. А нам нынче интереснее судьба не целлюлозно-бумажных, а полиграфических комбинатов, которых такой банкрот вполне успешно держит за горло. В этом «Кондопога» не одинока. Не бедствует, но регулярно повышает цены на продукцию второй по объему поставщик газетной бумаги на российский рынок — Балахнинский комбинат (ОАО «Волга»). Его чистая прибыль в 2016 году зашкалила за сотню миллионов рублей. При этом основной владелец и председатель совета директоров Шалва Бреус считает себя человеком государственным: был замгубернатора Красноярского края (при генерале Лебеде) и замминистра имущественных отношений России. Что не помешало еще 10 лет назад поселиться в московском «квартале миллиардеров» — в Скатертном переулке, по соседству с Владимиром Потаниным, Вагитом Алекперовым и другими тогдашними олигархами.

Не чужд господин Бреус искусству: в 2007 году учредил премию Кандинского — «за лучшие художественные достижения последних двух лет», то есть за вклад в развитие современного русского искусства. Любит философствовать. Вот образчики: «У меня ясное понимание — будущее создается сегодня... От нас сегодня зависит, что прочтут в словарях «задумчивые внуки» о нашем времени: это был период упадка или был период расцвета...» Но теперь уже от самого Бреуса в немалой степени зависит, а будут ли во времена внуков существовать сами словари, которые зачастую печатаются именно на газетной бумаге.

Впрочем, если в принципиальных вопросах страна будет полагаться лишь на добрую волю бизнеса, результат может оказаться плачевным. А ведь совсем недавно Владимир Путин утвердил новую доктрину информационной безопасности страны, включающей в себя защиту молодежи от размывания традиционных духовно-нравственных ценностей, нейтрализацию подрывов основ патриотических традиций. Решать эти задачи на практическом уровне во многом предстоит бумажной прессе, электроника здесь плохой помощник.

Почему небольшая Андорра является одним из наиболее популярных горнолыжных курортов Европы? Все это благодаря своему уникальному климату и современному оснащению станций. Но главным является соотношение цена/качество...

Россия > СМИ, ИТ > trud.ru, 17 февраля 2017 > № 2077048


Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > comnews.ru, 17 февраля 2017 > № 2076806

"Телеком двух столиц-2017". В поисках точек роста

IV Бизнес-форум "Телеком двух столиц. Эффективные пути повышения конкурентоспособности операторов связи в мегаполисах" с успехом прошел 16 февраля в Санкт-Петербурге.

Главное общественное событие ИКТ-рынка Северо-Западного региона собрало на своей площадке более 200 ведущих экспертов отрасли, включая представителей региональных и федеральных операторов связи, вендоров и интеграторов телекоммуникационных решений, представителей регулирующих органов и отраслевых СМИ.

Генеральным партнером "Телеком двух столиц 2017" выступил национальный оператор связи ПАО "МегаФон", бронзовыми – ООО "Лайфстрим" (бренд "Смотрёшка") и ООО "Пепеляев Групп". Техническим партнером форума стала компания TP-Link (ООО "ТР-Линк"), спонсором сессии – Huawei. В выставке также приняли участие Научно-производственное предприятие "Электроакустическая техника" (НПП ЭЛАТ) и компания A1QA.

Бизнес-форум прошел при поддержке Федерального агентства связи (Россвязь), Управления Федеральной антимонопольной службы (УФАС) по Санкт-Петербургу, Комитета по информатизации и связи (КИС) Правительства Санкт-Петербурга, Российской Ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК), Международной академии связи (МАС), Ассоциации региональных операторов связи (АРОС), Некоммерческой организации "Национальная Ассоциация домовых информационно-коммуникационных сетей" (НАДИКС), Ассоциации консультантов по персоналу (АКПП), Клуба ИТ-директоров "я-ИТ-ы" и более 30 отраслевых СМИ.

Пленарная сессия форума была посвящена вопросам регулирования телекоммуникационного рынка в двух столицах. Модератором выступила заместитель директора - исполнительный директор СПб ГУП "АТС Смольного" Марина Нечай. С приветственным словом к участникам форума от имени председателя Комитета по информатизации и связи Правительства Санкт-Петербурга Дениса Чамары, обратился начальник отдела городских телекоммуникаций и развития сетей связи Игорь Бушихин.

Советник Государственной Гражданской Службы Российской Федерации Артём Скакун зачитал приветственное обращение к собравшимся от имени руководителя Управления Роскомнадзора по Северо-Западному федеральному округу Дмитрия Сахарова.

В рамках сессии выступил руководитель Управления Федеральной антимонопольной службы по Санкт-Петербургу Вадим Владимиров. "Уже в четвертый раз операторы связи Петербурга и Москвы, вендоры и интеграторы телеком-решений и представители регулирующих органов встречаются, чтобы обсудить ситуацию на рынке связи. Ежегодность мероприятия говорит о том, что осталось еще немало тем для дискуссии", - отметил Вадим Владимиров

С докладом "Телеком в большом городе" выступил директор по инфраструктуре Северо-Западного филиала ПАО "МегаФон" Алексей Титов. В своем выступлении он говорил о тех вызовах с которыми сталкивается оператор связи в повседневной работе в мегаполисе. "Сегодня плотность объектов связи в крупных городах настолько выросла, а количество технологий, применяемых на базовых станциях настолько увеличилось, что оптимизация и управление созданной инфраструктурой – это ежедневный вызов для оператора связи", - отметил среди прочего Алексей Титов.

О судебной практике в делах о принудительном переносе воздушных линий связи собравшимся рассказал старший юрист ООО "Пепеляев Групп" Евгений Леонов. "Во многом успешность споров по вопросам переноса воздушных линий связи между операторами связи и органами местного самоуправления зависит от того, как оператор строит свою защиту. В случае, если к участию в деле привлекаются органы ФАС, шансы операторов на то, чтобы отстоять свою правоту и на досудебной стадии и в суде повышаются", - отметил в своем выступлении Евгений Леонов.

Обсуждение специфики работы телеком-операторов в больших городах продолжилось во время круглого стола "Безвоздушное пространство" - как выжить оператору на насыщенном рынке", в котором приняли участие заместитель вице-президента макрорегионального филиала "Северо-Запад", директор по работе с массовым сегментом ПАО "Ростелеком" Светлана Шамзон, директор по развитию, управляющий партнер ООО "Лайфстрим" (Смотрёшка) Жаркын Турсынов, директор по работе с бизнес-рынком ПАО "Мобильные ТелеСистемы Северо-Запад" Елена Абрамова и директор обособленного подразделения АО "Мастертел" Артем Журавский.

Участники круглого стола сошлись во мнении, что российский рынок телеком-услуг сегодня уже вошел в стадию насыщения и одной из основных задач для операторов связи является сохранение существующей клиентской базы, повышение ее лояльности. При этом, задача повышения ARPU остро стоит перед операторами и достичь результата в этом направлении, по мнению некоторых участников обсуждения, можно путем предоставления контентных сервисов "Для клиента доступ в Интернет без контентного наполнения – это ничто. Любой оператор сегодня думает о том, какой контент и в каком качестве он может предоставлять клиенту", - отметила Светлана Шамзон.

По словам Елены Абрамовой, еще одним направлением увеличения ARPU для оператора является мльтисервисность, которая не ограничивается только телеком-направлением, а включает в себя услуги из области ИТ, интеграции, цифровых услуг и контента и т.д. "Нужно дать клиенту возможность получить весь необходимый ему пул услуг в одном окне", - отметила она.

Жаркын Турсынов отметил, что операторам связи необходима мультимедийная платформа, которая позволит дать абоненту весь контент, который хочет ему предоставить оператор и будет удобна в использовании на любом устройстве. "Когда такая модель существует, оператор получает дополнительный толчок для развития и возможность повысить ARPU прямо или косвенно, например, за счет увеличения использования объемов услуги интернет-доступа", - говорит Жаркын Турсынов.

Для оператора, чьим полем деятельности является В2В рынок, повышение ARPU могут принести облачные услуги и в частности, такой сегмент как IaaS. Такое мнение высказал в рамках круглого стола Артем Журавский.

Кроме того, участники дискуссии отметили такие активно развивающиеся направления как М2М, IoT, решения на основе Big Data и операторские финансовые сервисы.

Следующая сессия, модератором которой выступил директор по развитию и управляющий партнер ООО "Лайфстрим" (Смотрёшка) Жаркын Турсынов была посвящена эффективным способам оптимизации телеком-инфраструктуры и бизнес-моделей операторов "большого города".

Об инфраструктуре мобильной связи современного города рассказал ведущий менеджер отдела продаж решений беспроводного доступа Huawei Андрей Алексеев, а об эволюции бизнес-модели телеком-операторов от традиционных услуг к IoT сервисам - директор департамента по маркетингу ПАО "Московская городская телефонная сеть" (МГTC) Максим Гарусев. Доклад "Программно-определяемые сети (SDN) как инструмент оптимизации затрат оператора" сделал заместитель директора макрорегионального филиала, технический директор Макрорегионального филиала "Северо-Запад" ПАО "Ростелеком" Алексей Никитин, а сообщение "Wi-Fi и гигабитный уровень доступа - надежные и доступные решения для операторов связи" - менеджер по проектным продажам ООО "ТР-Линк" (TP-Link) Алексей Новиков.

Об обеспечении Wi-Fi доступа на железнодорожных вокзалах СЗФО рассказал участникам форума директор региона "Санкт-Петербург" "Макрорегион Север" АО "Компания ТрансТелеКом" Кирилл Марков. С сообщением "Современный рынок облачных услуг: офис становится без проводов" выступил коммерческий директор по развитию корпоративного бизнеса Западного региона ПАО "ВымпелКом" Тимофей Абраменко, а с докладом "Услуга "Сити" как пример эффективного использования гибридных технологий для выхода на новые внутренние рынки" - руководитель службы продаж и обслуживания на корпоративном рынке НАО "Национальная спутниковая компания" ("Триколор ТВ") Сергей Савельев.

Обсуждение тенденций развития рынка продолжилось во время круглого стола "Будет ли новая волна слияний и поглощений на рынке ШПД больших городов?", модератором которого стал партнер Constanta Capital Константин Савчук.

В круглом столе приняли участие генеральный директор ООО "Телестор" Никита Капитанский, генеральный директор ИАА "Рустелеком" Юрий Брюквин и генеральный директор ООО "Смарт Телеком" Андрей Суходольский и генеральный директор ООО "Невалинк" Антон Шокин.

Участники обсудили основные тренды в сфере M&A на российском рынке в 2016 г. и сделали прогноз на 2017 г. По мнению участников дискуссии, бум слияний и поглощений на рынке ШПД, который наблюдался несколько лет назад, миновал. В последнее время активность области M&A проявляли всего несколько крупных игроков: АО "ЭР-Телеком Холдинг", ООО "Нэт Бай Нэт Холдинг"(дочка ПАО "МегаФон"), сам "МегаФон" и "Ростелеком". Причем последние две компании отметились покупками активов, не являющихся операторами связи. "МегаФон" приобрел контрольный пакет MailRu Group, а "Ростелеком" через свой венчурный фонд "КоммИТ Кэпитал" инвестировал в ряд компаний-разработчиков решений для телеком- и ИТ-инфраструктуры ("РДП.РУ", "Рэйдикс", Brain4Net).

Эксперты отметили, что вопросы, которые стоят перед операторами-покупателями на рынке проводных телеком-услуг остаются прежними. Интересных активов все меньше и меньше. Кроме того, присутствуют юридические и имиджевые риски, которые останавливают крупных покупателей "Зачастую сети до конца не легализованы и крупный провайдер, покупая такую сеть, сталкивается с проблемой. Это один из основных барьеров", - считает Юрий Брюквин.

Никита Капитанский при этом отметил, что причины продажи активов могут быть различными. "Заниматься проводным телекомом – дело неблагодарное. Нужно либо запастись терпением, либо уходить с рынка", - отметил он.

Андрей Суходольский спрогнозировал, что в 2017 г. едва ли стоит ждать усиления M&A-активности со стороны других крупных операторов, а у каждой из тех компаний, которые активны на этом рынке сейчас, есть на то свои причины.

Впрочем, Антон Шокин не исключил того, что в будущем мы увидим новую волну M&A-активности на российском телеком-рынке. "Телеком это один из наиболее инвестиционно привлекательных рынков, поскольку он демонстрирует стабильность. На фоне падающих рынков в других секторах экономики, телеком смотрится неплохо, и M&A-волна может подняться заново", - сказал он.

В завершении мероприятия состоялась дискуссия о связи на объектах жилой недвижимости под модерацией исполнительного директора Объединения альтернативных операторов связи (ОАОС) Алексея Леонтьева. В ней приняли участие руководитель КО ДДС ООО "Вест Колл Лтд" Вячеслав Бычков, заместитель генерального директора ООО "КТВ" Александр Езерский, вице-президент по правовым вопросам, НО "Национальная ассоциация домовых информационно коммуникационных сетей" (НАДИКС) Михаил Пашков и директор департамента по работе с операторами связи ПАО "Московская городская телефонная сеть" (МГTC) Екатерина Никишкина.

Участники обсудили утверждение регламентов взаимодействия между владельцами инфраструктуры и операторами связи, регулирование прав доступа операторов в жилые дома, возможности предоставления доступа другим оператором в жилые дома, где эксклюзивно представлен один оператор связи и перспективы законопроекта о недискриминационном доступе операторов связи в многоквартирные жилые дома.

Участники форума высоко оценили уровень IV Бизнес-форума "Телеком двух столиц 2017", исключительные возможности, которые дает форум для налаживания деловых связей и качество организации мероприятия в целом.

Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > comnews.ru, 17 февраля 2017 > № 2076806


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 17 февраля 2017 > № 2076787

Пентагон не обнаружил документов, подтверждающих, что Майку Флинну было разрешено получить деньги от российского телевидения

Пол Зонне | The Wall Street Journal

"Пентагон не нашел никаких документов, указывающих, что Майку Флинну было разрешено получить деньги от зарубежного правительства, прежде чем он отправился в Москву в 2015 году для участия в российской телепрограмме, согласно письму от исполняющего обязанности министра армии, - сообщает Пол Зонне в The Wall Street Journal. - Это открытие было сделано после того, как депутаты подняли вопрос, нарушил ли бывший советник Белого дома по национальной безопасности и отставной генерал американской армии правила Пентагона, согласно которым отставные офицеры должны докладывать о доходе, полученном от других стран".

"В конце 2015 года Флинн принял приглашение приехать в Москву и дать платное интервью российской телевизионной сети RT, а также принять участие в праздничном мероприятии по поводу ее десятилетия, на котором он сидел рядом с президентом Владимиром Путиным, - говорится в статье. - Министерство армии провело "тщательное исследование архивов и не нашло никаких документов", как сообщил в письме от 14 февраля исполняющий обязанности министра армии (сухопутных сил) Роберт Спир в ответ члену Палаты представителей Элайдже Каммингсу (демократу из комитета Палаты представителей по надзору), который спросил, получил ли Флинн такое разрешение. Несколько депутатов-демократов недавно попросили министерство обороны выяснить, нарушил ли Флинн конституцию, когда получил деньги за посещение мероприятия российской телесети".

"Флинн ранее говорил, что за посещение мероприятия в декабре 2015 года - в период нарастания напряженности между Белым домом и Кремлем - ему заплатили", - говорится в статье.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 17 февраля 2017 > № 2076787


Россия > СМИ, ИТ > inopressa.ru, 17 февраля 2017 > № 2076785

Дезинформация - грозное российское оружие

Жан-Жак Мевель | Le Figaro

"Запад является мишенью "гибридной войны", где ложная информация нацелена на дискредитацию общественных институтов", - пишет журналист Le Figaro Жан-Жак Мевель.

Когда употребляется слово "дезинформация", мир разведки неизменно дает ссылку на статью, появившуюся 26 февраля 2013 года в российском журнале "Военно-промышленный курьер". Генерал Валерий Герасимов, только что повышенный в должности до главы Генштаба Вооруженных сил Российской Федерации, раскрывает в ней свою стратегию, которую на Западе вскоре назвали "гибридной войной", говорится в статье.

"Возросла роль невоенных способов в достижении политических и стратегических целей, которые в ряде случаев по своей эффективности значительно превзошли силу оружия", - поясняет генерал Герасимов для своих войск, для Кремля и, несомненно, для остального мира. На бумаге концепция не представляется откровенно новаторской. С силой обольщения ("мягкой силой") в "глобальной войне" стратегии могущества уже играют давно и по всей широте диапазона", - передает Мевель.

"Восприятие статьи в "Военно-промышленном курьере" резко изменилось в марте 2014 года, с высадкой в Крыму "зеленых человечков". Эти войска без флага, без опознавательных знаков, но в масках и говорящие по-русски, создали прикрытие для аннексии части украинской территории. Кремль перешел от теории к практике", - считает журналист.

"Три года спустя уже не коммандос в зеленой униформе, а "тролли" сеют смуту на Западе. Эти духи, еще более вредоносные, чем их скандинавские предки, сеют слухи, раздор и дезинформацию в джунглях всемирной сети. Они размножаются с огромной скоростью. В конце американской кампании они обвинили Хиллари Клинтон в руководстве сетью педофилов, через какую-то столичную пиццерию. В Берлине они придумали легенду об изнасиловании 13-летней Лизы, позднее вызвавшую демонстрации против беженцев, докатившиеся до канцелярии Ангелы Меркель. Во Франции они подпитывают кампанию с целью опорочить личную жизнь Эммануэля Макрона", - утверждает Мевель.

"Никто не может с уверенностью установить, что "тролли" находятся на службе у Кремля, в отличие от "зеленых человечков" в Севастополе. Но вероятность этого обвинения сильна. Родной язык этих киберсозданий чаще всего русский, их цифровой адрес регулярно ведет в Россию. Их мишени на Западе роднит то, что все они испытывают недоверие к Владимиру Путину", - комментирует автор.

"Тролли" имеют свои "фабрики", сеть манипуляторов, программистов и стучальщиков по клавиатуре, расположены они в Санкт-Петербурге, родном городе российского президента, как уверяют источники западных разведок", - передает Мевель.

"По сути союзники должны защищаться от стойкой легенды: "кольца окружения" Российской Федерации", - описывает журналист один из "российских мифов".

"В Брюсселе Североатлантический альянс столкнулся с ростом объема дезинформации на 400% за три года. На своем веб-сайте НАТО включило в каталог 32 "российских мифа", начиная от искажения реальности в Косово в 1999 году до так называемого освобождения Крыма в 2014 году", - говорится в статье.

"Советская пропаганда в свой золотой век пользовалась теми же методами, - говорит один профессионал, ответственный за обнаружение фальсификаций в особо крупных размерах. - Сначала взрастить вымысел в какой-то западной газете, потом использовать эту газету как достоверный источник в проправительственных СМИ, чтобы подкрепить свои собственные тезисы. Но существует большое различие: скорость распространения и множественность интернет-каналов сегодня позволяют проходить почти через все фильтры. Остальное - дело копипаста. Также неслучайно, что машина дезинформации работает на полных оборотах по выходным, когда западные редакции разоружены...".

"В России аудитория почти порабощена с тех пор, как Владимир Путин подавил то, что принято называть гражданским обществом, сведя его к пассивному сопротивлению", - считает Мевель.

"Любая страна стремится хорошо выглядеть в глазах своих соседей. Россия же избрала путь, не имеющий ничего общего с такими организациями, как BBC, Alliance française или Институт имени Гёте, - объясняет Вит Новотны, чешский соавтор доклада по внешней пропаганде Кремля. - Речь идет не о том, чтобы продвигать свой собственный позитивный имидж, а о том, чтобы подорвать доверие внутри европейских демократий и продемонстрировать, не обнаруживая себя, свою способность к вредительству".

"Дезинформация поселяет сомнения по поводу установленных фактов, дискредитирует неугодных ей людей и общественные институты. Она прячет очевидность под пластами слухов и неправдоподобия. "Раскрыть оборотную сторону истории!" - такие амбиции афиширует Sputnik, радио- и интернет-портал, который сеет смуту на тридцати языках. Подчиняется власти и его собрат Russia Today", - указывает Мевель.

Россия > СМИ, ИТ > inopressa.ru, 17 февраля 2017 > № 2076785


США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 17 февраля 2017 > № 2076774 Дональд Трамп

Пресс-конференция президента Трампа

The White House, США

Президент: Большое вам спасибо. Хочу начать с того, что на должность министра труда я предложил Алекса Акосту. У него диплом юридического факультета Гарварда, он был великолепным студентом. Бывший помощник судьи Сэмюэла Алито (из Верховного суда — прим. пер.). Он сделал великолепную карьеру. Он — член Национального совета по вопросам трудовых отношений, он три раза проходил утверждения в Сенате, был утвержден, хорошо, очень хорошо себя показал. Так что я пожелал Алексу всего наилучшего. Мы только что разговаривали. И он будет… я думаю, он будет замечательным министром труда.

А еще, как вы наверняка уже слышали, бывший конгрессмен Мик Малвани только что утвержден в должности директора Административно-бюджетного управления. Вынужден сказать, утвержден с запозданием на несколько недель. Я думаю, он станет фантастическим пополнением. Пол Сингер просто ушел (инвестор, в прошлом году распродал свои активы — прим. пер.). Как вы знаете, Пол активно участвовал в кампании против Трампа — как они говорят, «Трамп — никогда». Так вот, Пол ушел, и выразил нам полную поддержку. Все дело в сплочении. Мы сплачиваем партию, и есть надежда, что мы сумеем сплотить страну. Для меня это очень важно. Я говорю об этом уже давно, это очень и очень важно для меня. Поэтому я хочу поблагодарить Пола Сингера за то, что он здесь, за то, что он пришел. Он был очень сильным оппонентом, а теперь он — очень сильный союзник. Я это ценю.

Думаю, я скажу несколько слов, а потом отвечу на некоторые вопросы. Мы ведем переговоры о самых разных сделках в целях экономии средств на контрактах, которые были просто ужасны. Это контракты по самолетам, они вышли из-под контроля, выполнялись с опозданием и были ужасны. Просто полная катастрофа в плане того, что там творилось. И мы проделали действительно хорошую работу. Мы этим очень гордимся.

Ну вот, прямо после этого готовьтесь задавать вопросы. Я отвечу на них, если вопросы будут. Всякое бывает.

Я пришел сюда рассказать американскому народу о невероятном прогрессе, достигнутом за четыре недели после моей инаугурации. Мы добились невероятных успехов. Думаю, у нас не было президента, который за такое короткое время сделал бы так много, как сделали мы.

Новый опрос Rasmussen. Люди все понимают, а вот значительная часть СМИ — они не понимают. На самом деле, они его получили, но не пишут о нем — давайте скажем так. Но новый опрос Rasmussen был проведен совсем недавно, и он показал, что рейтинги популярности у нас достигают 55% и постоянно растут. Как вы знаете, рынок ценных бумаг бьет рекорды. В деловом мире бурно растет оптимизм, но для меня это означает не то, что раньше. Раньше я просто думал, как это хорошо. А теперь думаю, что это хорошо для занятости. Это совсем другое дело. Заводы и фабрики уже начинают переезжать обратно в США, и среди них немало предприятий высшей лиги — Ford, General Motors.

Я обращаюсь напрямую к американскому народу в присутствии СМИ, и это для меня большая честь, потому что многие репортеры и люди в нашей стране не скажут вам правду. Они не хотят относиться к прекрасному народу нашей страны с тем уважением, которое он заслужил. Надеюсь, что в будущем мы станем немного другими, может, научимся ладить, если такое возможно. А может, нет. Ну и ладно.

К сожалению, значительная часть средств массовой информации в Вашингтоне, а также в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе, говорит не от имени народа, а от имени групп с особыми интересами, от имени тех, кому выгодна эта совершенно очевидно подорванная система. Пресса стала настолько бесчестной, что если мы не будем об этом говорить, мы окажем очень плохую услугу американскому народу. Очень плохую услугу. Мы должны честно говорить о том, что происходит, должны выяснить, что происходит. Уровень бесчестности прессы вышел из-под контроля.

Я баллотировался в президенты, чтобы представлять интересы граждан нашей страны. Я здесь для того, чтобы изменить нарушенную систему, дабы она служила семьям и обществу. Я говорю, я реально говорю об этой укоренившейся структуре власти. Мы говорим об этой структуре власти, о том, как она окопалась. А в результате СМИ занимаются тем, чем они занимаются довольно часто. Не все время — я должен сказать, что некоторые средства массовой информации просто фантастические, честные и замечательные. Но большая их часть — они все искажают. И мы говорим об этом, а вы сможете задать мне об этом вопросы.

Но мы этого не допустим, потому что я намерен говорить напрямую с народом. Как вы знаете, наша администрация унаследовала множество проблем в государстве и по всей стране. Честно говоря, мне в наследство достался бардак — бардак дома и за рубежом. Бардак. Страна теряет рабочие места. Вы видите, что происходит со всеми этими компаниями, как они уходят из страны — уходят в Мексику, в другие места, где низкие расходы, низкие зарплаты. Огромная нестабильность за рубежом, куда ни посмотри. Ближний Восток, катастрофа. Северная Корея, мы ею займемся, ребята. Мы займемся всем этим. Я просто хочу еще раз сказать, что мне в наследство достался бардак.

С самого первого дня наша администрация занялась решением этих проблем. В иностранных делах мы уже начали чрезвычайно продуктивные переговоры со многими зарубежными лидерами, и вы это широко освещали. Делаем мы это в целях продвижения к стабильности, безопасности и для достижения мира в самых неспокойных регионах, которых немало.

Мы провели великолепные переговоры и встречи с Британией, Израилем, Мексикой, Японией, Китаем и Канадой. Действительно, это были очень продуктивные переговоры. Я бы сказал, намного более продуктивные, чем вам кажется. Мы даже создали новый совет вместе с Канадой по поддержке и продвижению женщин из среди предпринимателей и руководителей бизнеса. Это очень важно для меня и для моей дочери Иванки.

Я дал указание нашему оборонному ведомству, которое возглавляет великолепный генерал, а теперь еще и министр, Мэттис, чтобы оно представило план по разгрому ИГИЛ (запрещенная в России организация — прим. пер.) — группировки, которая убивает и пытает людей на больших территориях в разных районах мира. Это была маленькая организация, а теперь она расширилась и действует в разных регионах мира. Она распространяется, как раковая опухоль. ИГИЛ распространяется, как раковая опухоль. Вот еще один бардак, доставшийся мне в наследство.

Мы ввели новые санкции против Ирана, который использовал прежнюю администрацию в своих интересах и к собственной выгоде. А ведь это главный спонсор терроризма в мире. Мы не остановимся, пока эта проблема не будет решена. Это одно из худших соглашений, которые я видел.

Я приказал разработать планы масштабной перестройки в вооруженных силах США. Сенат меня в этом полностью поддержал. В целом меня поддержал и Конгресс. Мы проводим эту перестройку в надежде на то, что никогда не будем использовать свою армию. И я вам скажу: я буду счастлив, если нам никогда не придется ее использовать. У нашей страны никогда не было такой армии, какую мы собираемся создать. У нас в армии служат лучшие люди на свете, но у них нет необходимой техники и оружия. А то, что есть, устарело. Я говорил об этом при каждом удобном случае. Армия истощена, истощена. Но это продлится недолго.

На мой взгляд, одна из причин, по которой здесь стою я, а не кто-то другой, — это моя убежденность и мои заявления о том, что нам нужна сильная армия. Нам также нужны сильные правоохранительные органы. Поэтому мы не будем отправляться за рубеж в поисках войн. Мы хотим мира, но это будет мир, обеспеченный силой.

Внутри страны мы приступили к выполнению колоссальной задачи — вернуть государство обратно народу, чего не было уже много-много лет. Осуществляя все эти действия, я выполняю свои обещания, данные американскому народу. Обещания, данные во время предвыборной кампании. Некоторые люди удивлены, что мы возводим прочные границы. Но я говорил об этом около полутора лет — о прочных границах. А они удивляются: «Ой, вы возводите прочные границы». Но ведь я говорил об этом и прессе, и всем остальным.

Политики долгие годы давали вам одно обещание за другим, чтобы вы их избирали. Они лгут американскому народу, чтобы их выбрали. Наверное, кое-что из того, чем я занимаюсь, не очень популярно, но это необходимо для безопасности и по другим причинам. А они приезжают в Вашингтон и преследуют свои собственные интересы, которые многим политикам важнее всего остального.

А я делаю то, что обещал. Я делаю это. Я показываю это американскому народу. Я получил 306 голосов выборщиков. А не должен был получить и 222. Мне говорили, что я ни в коем случае не получу 222, а 230 это вообще нереально. 270, которые нужны, чтобы пройти, — это вообще вызывало у них смех. А мы получили 306, потому что люди вышли и проголосовали так, как они не делали никогда прежде. Вот так. Я думаю, мы получили самое большое количество голосов от коллегии выборщиков со времен Рональда Рейгана.

Иными словами, средства массовой информации пытаются нападать на нашу администрацию, так как знают, что мы выполняем данные обещания, а они по каким-то причинам недовольны этим. Но многие люди довольны. В пять часов в субботу я буду в Мельбурне, штат Флорида, и я слышал, что там соберутся огромные толпы желающих меня послушать.

Я включаю телевизор, беру газеты и вижу новости о хаосе. Хаос! Но все как раз наоборот. Эта администрация работает, как точно настроенные часы, хотя я не могу добиться утверждения моего кабинета, а это выдающиеся люди. Например, сенатор Дэн Коутс, один из самых авторитетных людей в Сенате, — его не утверждают. Почему вы его не утверждаете? Он — ваш коллега, очень уважаемый человек, замечательный, великолепный, и все это знают. Но утверждения так пока и нет.

Так что у нас прекрасная команда, которая работает очень упорно и напряженно. Но этих людей представляют в ложном свете, и мы не можем этого допустить. А демократы — надо взглянуть, где они сегодня. Единственное, что они делают, — это вставляют палки в колеса, они колоссально все испортили, поверьте мне.

Давайте я перечислю некоторые дела, которые мы сделали за очень короткое время. Сделали без кабинета. Опять же, все эти дела — они из обещаний, которые я дал американскому народу. Поэтому мы вкратце пройдемся по некоторым из них. А на следующей неделе нас ждет множество новых событий, как и в дальнейшем. Мы вышли из катастрофического, убивающего рабочие места соглашения, известного как Транстихоокеанское партнерство. Мы будем заключать торговые соглашения, но это будут сделки один на один, двусторонние сделки. Мы будем заключать двусторонние сделки.

Мы распорядились аннулировать нормы и правила, которые ослабляют промышленное производство. Мы призываем в ускоренном порядке утвердить разрешения, необходимые Америке и американской инфраструктуре, куда входят заводы, оборудование, дороги, мосты, фабрики. Люди ждут разрешения на строительство предприятий по 10, 15, 20 лет, а им в итоге отказывают. Они хотят получить разрешение, лицензию, но на это уходит много, много лет. Они тратят миллионы долларов на ерунду, а, в конечном итоге, в конце пути им отказывают. Теперь этим людям могу отказать я, но это будет быстрый отказ. Ждать много лет не понадобится. Но в основном это будут разрешения. Мы хотим строить заводы, мы хотим строить фабрики, мы хотим создавать рабочие места. Мы не хотим, чтобы эти рабочие места уплывали в другие страны.

Мы запретили принимать на работу новых второстепенных работников федеральных органов. Мы ввели временный мораторий на новые федеральные нормативные акты. Два старых акта необходимо аннулировать. Это разумно. Ни у кого еще не было таких норм и правил, какие будут у нас. Поезжайте в другие страны, посмотрите на тамошние предприятия. Попросите посмотреть их нормативные акты. Их там очень мало, малая доля от того, что есть у нас. Нормы и правила нужны, потому что нам нужна техника безопасности, нужна надежная охрана окружающей среды. Для меня это очень важно. Но не надо, чтобы один и тот же вопрос рассматривался в четырех или пяти нормативных актах.

Мы встали на защиту мужчин и женщин из правоохранительных органов, мы даем указания федеральным ведомствам, чтобы защитить их от преступного насилия. Мы отдали распоряжение создать специальную рабочую группу для борьбы с насильственными преступлениями в Америке, в том числе там, где сложилась ужасная ситуация в бедных кварталах, — взгляните на Чикаго и другие города. Это ужасно. Мы отдали распоряжение Министерству внутренней безопасности и юстиции совместно разработать план по уничтожению преступных картелей, которые завозят в США наркотики. Мы превращаемся в нацию, напичканную наркотиками. Наркотики становятся дешевле конфет. Мы не позволим, чтобы это продолжалось.

Мы приняли самые серьезные за многие годы меры по защите наших границ, чтобы наша страна и наши налоговые доллары были в безопасности. А теперь мы приступаем к строительству обещанной стены на южной границе. Вчера встречался с генералом, а ныне министром Келли (министр внутренней безопасности Джон Келли — прим. пер.), и мы запустили этот процесс. Это будет великая стена, это будет стена, о которой я договорился. Ее стоимость снизится, как и на все остальное, о чем я договорился с правительством. И эта стена даст результат. Она будет не такой, как сейчас, потому что сегодня преград либо не существует, либо они являются просто насмешкой.

Мы распорядились закрутить гайки городам, отказывающимся исполнять федеральные законы и укрывающим преступных мигрантов. Мы приказали покончить с практикой, когда людей ловили на границе и тут же отпускали. Никого больше отпускать не будут, кем бы ни были эти люди. Мы начали общенациональную кампанию по депортации преступных элементов из числа иностранных граждан, членов банд, наркоторговцев и всех прочих, кто представляет угрозу общественной безопасности. Мы спасаем жизни американцев каждый божий день. Судебная система не облегчает нам эту работу. Мы даже создали новый отдел в Министерстве внутренней безопасности, который будет заниматься делами забытых американских жертв насилия со стороны незаконных иммигрантов. А таких жертв очень много.

Мы предпринимаем решительные действия, чтобы не пускать в нашу страну радикальных исламских террористов. Хотя судья блокировал часть этих необходимых и конституционных мер, что, на мой взгляд, неправильно и опасно, наша администрация работает денно и нощно, чтобы вы, в том числе и репортеры, жили в безопасности, и она деятельно и активно защищает этот законный порядок. Я не отступлюсь от защиты нашей страны. Меня избрали, чтобы я защищал нашу страну. И я выполню данные обещания. И наши граждане будут довольны, увидев результат. Могу сказать вам, что они уже довольны.

Будут приняты жесткие меры по проверке на благонадежность. Во многих местах они уже действуют. На самом деле, нам надо было действовать быстрее из-за тех плохих решений, которые принимают суды. Эти решения отменяются в 80% случаев. Я слышал эту цифру. В это трудно поверить, но мне так сказали — отмены в 80% случаев. Мне кажется, эти судебные инстанции — в состоянии хаоса. Откровенно говоря, там полная неразбериха. Мы подаем апелляции и будем идти дальше.

На следующей неделе мы издадим новое исполнительное распоряжение о всесторонней защите нашей страны. Мы пойдем этим путем, надеясь на победу. В то же время, мы издадим еще одно новое и всеохватывающее исполнительное распоряжение о защите нашего народа, и это тоже будет сделано на следующей неделе, в начале или, самое позднее, в середине.

Мы также предприняли шаги для начала строительства трубопроводов Keystone и Dakota Access, которые дадут тысячи и тысячи рабочих мест. А еще мы принимаем новые меры в рамках программы «Покупай американское», чтобы на строительство американских трубопроводов шла американская сталь. Иными словами, в нашей стране прокладывается трубопровод, а мы властью правительства обеспечиваем это строительство. Мы хотим, чтобы там использовалась американская сталь. И они готовы это делать, просто до моего прихода их никто об этом не просил. Но даже этому распоряжению начали молча ставить палки в колеса. Я читаю распоряжение и говорю: почему мы не используем американскую сталь? А они говорят: это хорошая идея. И мы претворили ее в жизнь.

Чтобы осушить болото коррупции в Вашингтоне, я начал вводить пятилетний запрет на лоббистскую деятельность чиновников из Белого дома и постоянный запрет на лоббирование интересов иностранных государств. Мы начали работу по отмене Obamacare и по ее замене. Ребята, эта реформа — настоящая катастрофа. Катастрофа. Вы можете сказать: О, Obamacare! Я имею в виду, они заполнили коридоры власти людьми, которые вызывают удивление и вопросы о том, как они туда попали. Но это не республиканцы, которых представляют наши представители. Так что мы начали работу по отзыву Obamacare и по ее замене. А еще мы ведем переговоры об исторической реформе налогообложения, которая вернет в страну наши рабочие места. Мы возвращаем в страну рабочие места в большом количестве. Этот процесс уже идет, и вакансии открываются в компаниях высшей лиги.

Я также работаю над формированием кабинета вопреки противодействию и проволочкам демократов из Сената. Вы видели, что они делали в последние годы. Это будет один из величайших кабинетов за всю историю Америки. Посмотрите на Рекса Тиллерсона — он сейчас ведет за рубежом переговоры. Генерал Мэттис, которого я уже упоминал, генерал Келли. У нас есть великолепные, отличные люди. Мик теперь с нами. У нас замечательные люди.

Среди их служебных обязанностей будет работа по прекращению утечки рабочих мест из нашей страны и переговоры по заключению справедливых торговых соглашений в интересах наших граждан. Смотрите: справедливые торговые соглашения, а не бесплатные. Если какая-то страна использует нас в своих интересах, мы это прекратим. А нас используют почти все страны. Ну, можно найти парочку, которые не делают этого. Для меня это будет очень трудная работа.

Показатели занятости уже начали расти. После моего избрания компания Ford объявила, что отказывается от строительства нового завода в Мексике, а вместо этого инвестирует 700 миллионов долларов в Мичигане, создав много, очень много рабочих мест. Fiat-Chrysler объявил, что инвестирует один миллиард долларов в Огайо и Мичигане, создав две тысячи новых рабочих мест для американцев. Мы встречались неделю назад. Вы знаете — вы там были. General Motors тоже пообещала вложить миллиарды долларов в свои производственные предприятия в Америке, сохранив множество рабочих мест, которые могли исчезнуть. Если бы меня не избрали, поверьте, эти места ушли бы за границу. И никогда не вернулись.

Компания Intel объявила о строительстве нового предприятия в Аризоне, которое они могли никогда не построить. Там будет как минимум десять тысяч рабочих мест. Walmart объявил, что только в этом году создаст в США десять тысяч рабочих мест в рамках различных проектов и инициатив. И таких рабочих мест будет все больше и больше. Намного больше. Я привел лишь некоторые примеры.

Другие страны пользовались нами на протяжении десятков, десятков и десятков лет, господа. Но мы этого больше не допустим. Не допустим.

И еще одно. Я сдержал слово, данное американскому народу, предложив на должность судьи Верховного суда Нила Горсача, который был в списке из 20 кандидатов. Он будет истинным защитником наших законов и нашей конституции, очень уважаемым — если получит голоса от демократов. Вы можете этого не заметить, но он будет там — так или иначе. Однако было бы лучше, чтобы он попал на эту должность традиционным способом, и он должен получить эти голоса.

В прошлом месяце великие граждане нашей страны проявили беспрецедентную активность. Я повторюсь: в стране еще не было такой президентской администрации, которая сделала бы так много за такой короткий срок. А ведь мы еще даже не приступили к той большой работе, которая начнется на следующей неделе. Тогда мы объявим об очень важных и масштабных делах.

Так что это только начало. Как я уже говорил, в пять часов я выступлю с речью в Мельбурне, штат Флорида. Надеюсь увидеть вас там. А теперь я скажу «Боже, благослови Америку», и мы перейдем к вопросам.

Мара. Мара, давай. Тебя довольно грубо прерывали во время нашей последней пресс-конференции.

— Это вы уволили Майка Флинна?

— Майк Флинн — замечательный человек, и это я попросил его подать в отставку. Он с уважением сделал это. Это человек, который… да, была определенная информация, переданная вице-президенту Пенсу, который сегодня с нами. И я был недоволен тем, как эта информация была представлена.

Ему не нужно было так поступать, так как он не сделал ничего плохого или неправильного в плане переданной информации. Неправильно было то, как другим людям, включая присутствующих в этом зале, передали секретную информацию. Ее передали нелегально. Это реальная проблема. И теперь вы можете говорить о России все, что в голову взбредет. Но все это — сфабрикованные новости, с помощью которых была предпринята попытка отыграться за проигрыш демократов. И пресса этому способствует. Я видел пару людей, которые якобы участвовали во всем этом. Так вот — они ничего об этом не знают. Они не были в России, никогда туда не звонили и не получали телефонных звонков оттуда. Это называется фейковые новости. Все это подлог.

Приятно то, что сейчас я наблюдаю перемену в настроениях. Мара, я думаю, это важно. Люди начинают задумываться, почему была незаконно обнародована секретная информация. Позвольте вам сказать: ее просто слили, как какую-то ерунду. Приведу пример. Как вы знаете, я звонил в Мексику. Это был конфиденциальный, секретный разговор, но я туда действительно звонил. И звоня туда, я думал, что все будет хорошо: я поговорил с президентом Мексики, разговор получился хороший. И вдруг о нем узнали все на белом свете. Но ведь это был секретный разговор. То есть, должен был быть секретным и конфиденциальным. То же самое с Австралией. Внезапно людям все становится доподлинно известно.

То же самое было и с генералом Флинном. Все это узнали, а я, услышав об этом, в первую очередь подумал: как пресса могла получить эту информацию, если она секретная? Как они это делают? Все дело в том, что это противозаконно, и прессе должно быть стыдно за себя. По-настоящему стыдно.

Да, давайте.

— Почему вы держали вице-президента в неведении почти две недели?

— Потому что я изучал эту информацию. Как я уже говорил, мне не кажется, что он сделал что-то неправильно. Если хотите, он поступил правильно. Он приходил в кабинет, просматривал информацию. Он сказал, хорошо, для этого она и существует. А потом, он же звонил не только в Россию. Он связывался и разговаривал, как мне кажется, с 30 странами или даже больше. Он делал свою работу.

Да, он просто делал свою работу, знаете ли. Действительно, он не рассказал нашему вице-президенту об этом должным образом, а потом сказал, что не помнит. Так или иначе, меня это не очень удовлетворило. И у меня уже есть человек, который, как мне кажется, прекрасно подойдет для этой работы. Я думаю, это тоже помогло мне принять мое решение.

Он не сообщил вице-президенту США факты, а потом сказал, что забыл. Для меня это было неприемлемо.

— Президент Трамп, поскольку вы затронули тему России, я хочу, чтобы вы кое-что прояснили. Кто-нибудь из вашей команды во время избирательной кампании общался с членами российского правительства или с представителями российской разведки? Если да, то каков был характер этих разговоров?

— Ну, эта неудачница New York Times вчера написала большую и длинную статью на первой странице. Как вы знаете, многое из нее оказалось весьма сомнительного свойства. Это… это был анекдот. Упомянутые в этой статье люди… я заметил, что они сегодня выступали по телевидению и заявляли, что никогда не звонили в Россию. А еще я почти ни с кем из этих людей никогда не разговаривал. Может, один человек — но даже с ним я, по-моему, никогда не говорил. Думаю, я даже никогда не встречался с ним. Он сказал, что был очень недолго рядовым членом какой-то комиссии. По-моему, я никогда с ним не встречался. Нет, не исключено, что когда-нибудь я входил в комнату, а он там сидел, но мне кажется, что я с ним не знаком. Я с ним не разговаривал ни разу. А он подумал, что это шутка.

Второй человек заявил, что никогда не звонил в Россию, и ему оттуда никогда не звонили. Вы посмотрите на записи его телефонных разговоров и все такое прочее. А еще там был человек… люди знали, что он представлял различные страны, однако я не думаю, что он представлял Россию. Но я знал, что он представляет разные страны. Такая у него работа. И люди это знают. Это Манафорт, который, кстати, весьма уважаемый человек. Авторитетный. Но, мне кажется, он представлял Украину, или украинское правительство, или кого-то там. Все люди знали об этом. Все знали. А сам Манафорт заявил, что никогда не имел и не имеет ничего общего с Россией. Он сказал это довольно убедительно, я видел его заявление. Убедительно и настойчиво. Но газеты это в большинстве своем не напечатали, потому что его слова не укладываются в их сюжетную линию.

Итак, они говорили с тремя людьми, и все трое категорически все отрицают. А я скажу вам от себя лично: я ничем не владею в России. У меня нет в России кредитов. Я не заключал с ней никаких сделок. Президент Путин звонил мне и очень вежливо поздравил с победой на выборах. А потом еще раз позвонил и очень вежливо поздравил с вступлением в должность. Это было замечательно. Но точно так же поступили многие другие лидеры — почти все лидеры почти всех стран. Вот так.

Россия — фейковая новость. Россия — это информационный вброс, осуществленный средствами массовой информации. На самом деле, это, наверное, сделали люди из администрации Обамы, потому что они еще остаются, хотя мы назначаем им на замену новых людей — своих людей. Как вы знаете, Майк Помпео сейчас руководит ЦРУ. Джеймс Коми — ФБР. Дэн Коутс ждет утверждения в должности. Он сенатор, причем весьма уважаемый. А его все еще не утвердили. Но наши люди продолжают приходить.

Да, пока мы не перешли к другой теме, Wall Street Journal сегодня опубликовала материал почти столь же отвратительный, как и вчерашняя статья в New York Times. Там идет речь… вы видели, на первой странице. Директор национальной разведки сделал заявление: «Любые предположения о том, что американское разведывательное сообщество утаивает и не докладывает президенту и его команде национальной безопасности важную информацию, не соответствуют действительности».

Так вот, они взяли этот материал из Wall Street Journal и просто написали, что это неправда. Я вот что вам скажу, и скажу честно. Мне вообще-то нравится такая перепалка, нравилась всю жизнь, но более бесчестных, более политизированных СМИ я не видел никогда. Мне казалось, что финансовые СМИ лучше и намного честнее. Но я вам скажу, что из СМИ мне никто никогда не звонит. Как они могут писать такое в Wall Street Journal, не спросив меня? Как они могут писать такие истории в New York Times, размещая их на первой полосе? Типа той статьи — обо мне и женщинах. Первая страница, большая, подробная статья. Это мерзко.

А потом они позвонили. Позвонили и сказали: «Мы никогда такого не говорили. Нам нравится Трамп». Они позвонили прямо ко мне в кабинет: «Нам нравится Трамп, мы никогда такого не говорили». Должен сказать, что они сообщили абсолютно ложную информацию об этих замечательных женщинах, они все полностью исказили. Я сказал: дайте опровержение. Не дали никакого опровержения. Откровенно говоря, я потом забыл про это, занимаясь другими делами.

— Господин президент. Очень простая информация. Вот вы говорили, что получили наибольшее количество голосов выборщиков со времен Рейгана, набрав 304 или 306 голосов. А Обама в 2008 году получил 365.

— Ну, я же говорил о республиканцах. Да.

— Президент Обама — 332. Джордж Буш — 426, когда он стал президентом. Почему же американцы должны верить…

— Ну нет, мне так сказали, я получил такую информацию. Не знаю. Так мне сказали. Но мы победили с большим, очень большим перевесом.

— Почему американцы должны верить вам, если вы называете фейком ту информацию, которую они получают, хотя сами сообщаете недостоверную информацию?

— Ну, не знаю. Мне передали такую информацию. Знаете, я ее где-то видел. Но у нас все равно была очень убедительная победа. Вы с этим согласны?

— Ну вы же президент.

— Хорошо. Спасибо, хороший ответ. Да.

— Господин президент, большое спасибо. Когда вы говорили, что генерал-лейтенант Флинн, по вашему мнению, не совершил никаких неправомерных действий, какими доказательствами вы располагали? У вас были материалы перехвата телефонных разговоров с российскими официальными лицами, в частности, с послом Кисляком, с которым Флинн общался? Какие доказательства и доводы вы использовали, когда решили, что противоправных действий не было? И еще, сэр. Этим утром вы пару раз обмолвились, что будете активно искать источники этих утечек.

— Будем.

— Можно спросить, что вы будете делать? И еще, мы слышали о проверке спецслужб, которая будет проходить под руководством Стивена Файнберга. Что вы можете сказать нам об этом?

— Ну, во-первых, у нас теперь есть Дэн Коутс. Надеюсь на Майка Помпео и Джеймса Коми, они занимают свои должности. Думаю, мы сможем навести порядок, никого больше не привлекая. Человек, которого вы упомянули, очень талантлив, очень успешен. Он предложил нам свои услуги, и я думаю, мы можем этим воспользоваться. Но мне кажется, нам это не понадобится, потому что мы и сами сможем легко во всем разобраться.

А что касается генерала, то когда я впервые услышал об этом, я сказал себе: здесь вроде ничего такого нет. Пришел мой юрисконсульт Дон Макган, юрисконсульт Белого дома. Я спросил его об этом деле. Он заявил, что не видит здесь ничего противоправного. Он действительно так думал, что ничего неправомерного в этом нет — все произошло позже. И я тоже ничего особенного в этом не увидел, потому что задумался над этим уже через какое-то время. На мой взгляд, он просто делал свою работу.

Информацию предоставила Салли Йейтс, и меня это немного удивило, так как я сказал, что не вижу здесь ничего дурного. Но он поступил неправильно по отношению к вице-президенту, и я подумал, что это недопустимо. А что касается звонков, то я посмотрел разные передачи, прочел несколько статей об этом, и у меня сложилось впечатление, что он просто выполнял свою работу. Это обычное дело. Сначала все переполошились, думая, что он допустил какие-то ошибки. А потом поразмыслили, и оказалось, что он просто выполнял свои обязанности. Я тоже так делаю и, между прочим, несмотря на все сказанное о Флинне, я считаю его прекрасным человеком.

Да, Джон.

— По поводу утечек, сэр…

— Да, спрашивайте, а я потом отвечу, Джон.

— Извините, что вы будете делать с утечками? Вы сегодня дважды сказали…

— Да, мы думаем об этом очень и очень серьезно. Я поговорил со всеми руководителями из разных ведомств, и я даже позвонил в Министерство юстиции, чтобы они провели расследование по факту утечек. Это преступление. Утечки являются делом рук государственных служащих. Думаю, мы это остановим, потому что на должности приходят наши люди. Правда, еще не все, потому что Сенат не утверждает. Только что утвердили Джеффа Сешнса в Министерстве юстиции, например. Так что мы смотрим на это очень серьезно. Это преступление.

Знаете, я вот что скажу. Когда появилась информация о моем звонке в Мексику, я был потрясен. Знаете, все это оборудование, вся эта невероятная техника связи. Но когда появились утечки о звонке в Мексику, я был очень и очень удивлен, скажу честно. И я тогда сказал: это неприемлемо, этого не должно быть. В этом звонке не было никаких тайн. Я мог рассказать о нем всему миру, он мог рассказать всему миру — президент Мексики, который, кстати, очень хороший человек. То же самое с Австралией. Я сказал, что утечки информации — это ужасно, но сам разговор не так уж и важен. А потом я подумал: что может случиться, когда я буду решать проблему Северной Кореи? Что может случиться, когда я буду решать проблемы на Ближнем Востоке? Вы что, будете сообщать всему миру эту секретную информацию, очень важную информацию, информацию с самого верха?

Я не хочу, чтобы секретная информация становилась всеобщим достоянием. Кстати, это было нечто вроде проверки. Я разговариваю с Мексикой, разговариваю с Аргентиной. Мы решаем этот вопрос с Майком Флинном. И вся эта информация появляется в Washington Post, появляется в New York Times. И я спрашиваю: а что будет, когда я займусь ближневосточными делами? Когда я займусь действительно важными вопросами, такими как Северная Корея? Мы обязаны прекратить это. Это уголовно наказуемое деяние.

Да, Джон.

— Спасибо, господин президент. Хочу, чтобы вы разъяснили один очень важный момент. Можете ли вы со всей определенностью сказать, что никто из вашего штаба во время избирательной кампании ни разу не контактировал с русскими? И по поводу утечек: это фейковые новости или реальная утечка важной информации?

— Ну, утечки реальные. Вы — один из тех, кто о них писал и сообщал. То есть, я имею в виду, утечки вполне реальные. Вы знаете, что они говорили, вы это видели, и утечки абсолютно реальные. А новости — подделка, потому что очень многие новости — вранье.

Поэтому я посчитал очень важным сделать одну вещь. Надеюсь, мы это сможем исправить. Потому что ни к кому я не питаю такого уважения, как к репортерам, хорошим репортерам. Для меня это очень важно, особенно на такой должности. Очень важно. Я не против плохих историй. Плохую историю я переживу без проблем, если она правдивая. Конечно, со временем я буду допускать ошибки, вы будете писать обо мне плохо, но это нормально. Ненормально, когда появляются фальшивки. Я смотрел CNN: там так много злобы и ненависти, одна ненависть. Больше я CNN не смотрю. Вот, он не согласен. Ладно, Джим, ладно. У тебя будет шанс выступить. Но я смотрю и другие каналы. Вы — не единственные, так что не обижайся.

Думаю, там должно быть больше правды. Откровенно говоря, тогда будет интереснее смотреть эти передачи. Я знаю, какие сейчас у всех хорошие рейтинги, но если будет правда, они станут еще выше.

У вас рейтинги одобрения ниже, чем у Конгресса. Думаю, это правильно. Не знаю, Питер, эта информация верная? Просто я слышал, что рейтинги у них ниже, чем у Конгресса.

Честно говоря, общество бы это оценило, оценило высоко. Я бы это оценил. Опять же, я не против плохих историй, если они правдивые. Но нынешней администрации демократы очень сильно усложняют жизнь. Я думаю, мы ставим рекорд, или что-то близкое к рекорду по срокам утверждения кабинета. Цифры какие-то сумасшедшие. Я вот смотрю, кого-то утвердили без промедлений, а с кем-то тянут. Это что, будет длиться вечно? У меня много людей, которые еще не утверждены.

Это все, чем они занимаются. Задержки, задержки. Посмотрите на Шумера (лидер демократического меньшинства в сенате — прим. пер.), какую неразбериху он там устроил. И никаких подвижек. Они ничего не умеют, только откладывать и устраивать проволочки. Лучше бы они всех утвердили, чтобы и самим быть довольными, и чтобы все чувствовали себя хорошо. Я знаю, Обама потерял троих или четверых, и вы тоже потеряете в процессе. И это нормально.

Но я думаю, что им было бы намного выгоднее быстро завершить этот процесс, Джон. А так это просто тактика проволочек. Они этого не скрывают, и все это понимают.

Да, Джим.

— Первая часть моего вопроса о контактах. Можете ли вы со всей определенностью сказать, что…

— Что ж, я не имею к этому никакого отношения. Я не имею никакого отношения к России. Я уже говорил вам, у меня там нет никаких дел. Ничего нет.

А когда WikiLeaks, к которой я не имею никакого отношения, выступает и выдает информацию, она дает несекретную информацию. Она пишет о том, что говорили о мошенничестве Хиллари во время дебатов, о чем, между прочим, больше никто не сообщает. Никто не говорит о том, что Хиллари заранее получила вопросы дебатов.

Можете себе представить — серьезно, можете себе представить, что было бы, получи я эти вопросы? Был бы электрический стул, разве не так? Вы бы потребовали посадить меня на электрический стул, даже восстановить ради такого случая смертную казнь, так ведь? Ну, может, не вы, Джон. Да, Джим, вы следующий. Спрашивайте.

— Спасибо, господин президент. Проясните еще один момент.

— Конечно.

— Вы давали указания Майку Флинну обсудить санкции с российским послом?

— Нет, не давал. Не давал.

— (неразборчиво, без микрофона)

— Нет.

— Вы уволили его, потому что (неразборчиво)…

— Простите, но нет. Я уволил его из-за того, что он сказал Майку Пенсу, все просто. Майк делал свою работу. Он звонил в разные страны и своим коллегам. Так что я бы определенно не стал возражать против его звонков. Я бы дал ему указания сделать это, если бы считал, что он этого не делает. Я не давал ему таких указаний, но дал бы, поскольку это его работа.

Вот так все и получилось. Честно говоря, я позавчера смотрел передачу с доктором Чарльзом Краутхаммером, и он тоже сказал, что Майк выполнял свои обязанности. И я с ним согласен. А потом то же самое говорили многие другие люди.

Так что нет, я не давал ему таких указаний, но дал бы, если бы он этого не делал. Вот так. Джим.

— Господин президент, большое спасибо. И между прочим, мы вас не ненавидим. Я вас не ненавижу. Расскажите об этом, если можно.

— Хорошо. Да, спросите Джеффа Цукера (телепродюсер, президент и исполнительный директор компании NBC Universal — прим. пер.), как он получил свою работу, ладно?

— Могу ли я дополнить некоторые вопросы, которые уже прозвучали, сэр?

— Ну, не слишком много. Есть и другие люди. А ваши рейтинги не настолько высоки, как у других, кто ждет своей очереди.

— Вообще-то, сейчас они довольно высоки.

— Ладно, спрашивайте, Джим.

— Сэр, вы ранее говорили о том, что WikiLeaks публиковала информацию о штабе Хиллари Клинтон во время избирательной кампании. Вы даже в какой-то момент одобрительно отозвались об этом.

— Ну да.

— Вы говорили, что любите WikiLeaks. А на другой пресс-конференции вы призывали русских найти 30 тысяч пропавших электронных сообщений. Интересно, сэр, вы…

— Ну, на самом деле у нее пропало 33 тысячи, а может, и больше.

— Если позволите, вам нельзя особо верить, когда речь идет об утечках, поскольку вы во время кампании поощряли это дело.

— Справедливый вопрос. К ответу готовы?

— Ну, если позволите, еще один…

— Нет, нет, позвольте мне отвечать по очереди. Не возражаете?

— Нет, сэр.

— Хорошо. Так, в одном случае вы говорите о совершенно секретной информации. А в другом случае вы говорите о Джоне Подесте, который говорит плохие вещи о своей начальнице. Я вот что скажу: Если бы Джон Подеста сказал это обо мне и работал бы на меня, я бы мгновенно его уволил. Он говорил ужасные вещи о ней. Но это не была секретная информация.

Но в одном случае речь идет о секретной информации. Если вы посмотрите на Национальный комитет Республиканской партии… по моему предложению — и я отдаю должное Райнсу в этом отношении — по моему предложению, потому что я кое-что знаю об этом мире, я сказал, что я хочу иметь очень сильный защитный механизм. Я не хочу, чтобы меня могли взломать. Мы это сделали, и вы видели, что они пытались нас взломать, но не смогли. А Национальный комитет Демократической партии этого не сделал. А если бы они это сделали, их бы не взломали. Но их взломали, и вскрылись ужасные вещи. И я считаю несправедливым то, что некоторые из этих вещей — а они были… когда я услышал о них, я сказал… я взял газеты на следующее утро и сказал: о, это будет на первых полосах. Но в газетах об этом вообще ничего не было сказано.

Еще раз, если бы это случилось со мной, то это стало бы самой важной статьей в истории публикаций или в истории руководителей газет. Я был бы в заголовках во всех газетах.

Я хочу сказать, подумайте об этом. Они передали ей вопросы, подготовленные для дебатов, и она сама должна была об этом сообщить. Почему она не сказала: «Я сожалею, но мне передали вопросы для дебатов в здании муниципалитета, и я считаю, что это неправильно, и я хочу сообщить о том, что CNN совершает неправильные вещи»?

— Если можно, я хотел бы задать еще одни вопрос о том, о чем спрашивал вас Джонатан Карл: вы сказали, что утечки были реальными, но новости были фальшивыми. Мне кажется, что я не совсем понимаю. Создается впечатление, что здесь что-то не сходится. Если полученная на основе этих утечек информация правильная, то каким образом публикации могут быть фальшивыми?

— Ну, сообщения об этом фальшивые. Послушайте, послушайте…

— Если позволите, я просто хотел задать один вопрос.

— Джим, вы знаете, что это такое? Вот о чем идет речь. Люди не являются… они читают газеты, они смотрят телевидение, они смотрят. Они не знают, какие сообщения правдивые, а какие лживые, они в этом не участвуют. А я участвую. Я имею дело с такого рода вещами всю свою жизнь. И поэтому я знаю, когда вы говорите правду, а когда нет.

Я просто вижу много, много не соответствующих действительности вещей. Я скажу вам, что я еще вижу. Вам известно слово «тон». Этот тон — в нем столько ненависти. Я кстати, не такой плохой человек. Неплохой, но тон такой — у меня хорошие рейтинги, вы должны это признать. Этот тон — в нем столько ненависти.

Сегодня утром я посмотрел пару телеканалов, и, должен сказать, утренняя программа Fox & Friends — это очень достойные люди. Они очень… не потому, что они хорошие, а потому, что они критикуют меня, когда я делаю что-то неправильно. Но у них самое достойное утреннее шоу. Это все, что я могу сказать. Самое честное. Но что касается тона, Джим. Смотрите — ненависть. То есть, иногда… иногда кто-то начинает…

— (неразборчиво)

— Ну, посмотрите ваше шоу, которое идет в десять часов вечера. Просто посмотрите эту программу. Это постоянные нападки. Все участники настроены исключительно против Трампа. Хорошая новость в том, что у ведущего нет хороших рейтингов. Но все участники, почти без исключения, настроены против Трампа. Их слова пропитаны ненавистью и злобой, и ненавистью пропитаны высказывания и других людей на вашем канале.

Вот что я хочу сказать. Я слежу за этой программой. Я смотрю ее. Меня она удивляет. И я думаю, что вы могли бы быть в лучшем положении — честное слово, я так думаю. Ведь люди это понимают. Послушайте, когда я иду на митинг, они меня окружают и начитают громко возмущаться по поводу телеканала CNN. Они хотят забросать телеканал CNN своими плакатами.

Я думаю, что ваши дела могли бы быть намного лучше, если бы вы работали иначе. Вы просто посмотрите. Посмотрите на некоторые ваши передачи утром и вечером. Если кто-то из приглашенных гостей говорит что-то позитивное обо мне, то это делается в грубой форме.

И вот они берут эту пресс-конференцию. Я ведь, на самом деле, получаю удовольствие? Но они возьмут эту пресс-конференцию — не забывайте, что именно так я победил. Помните, я устраивал пресс-конференции каждый раз, когда я произносил речь, и это было почти каждый день.

— (неразборчиво)

— Нет, именно так я победил. Я победил благодаря этим пресс-конференциям и, может быть, благодаря моим выступлениям. Но я, разумеется, победил не потому, что люди слушали вас, это уж точно.

Но я хорошо провожу время. Завтра они скажут: Дональд Трамп рвал и метал, набрасывался на прессу. Я не рву и не мечу, на прессу не набрасываюсь. Я просто говорю вам, что вы нечестные люди. Но я не рву и не мечу. Мне все это нравится. Я получаю от этого удовольствие. Но завтра заголовки будут такие: Дональд Трамп рвал и метал. Я не рву и не мечу.

— Если позволите…

— Продолжайте.

— Еще один дополнительный (вопрос), потому что…

— Должен ли я еще предоставить ему небольшую возможность? Что ты думаешь, Питер?

— Просто потому что…

— Питер, должен ли я дать ему небольшую дополнительную возможность? Садитесь. Садитесь.

— Просто по вопросу об этой атаке…

— Мы понимаем.

— Из-за атаки на фальшивые новости и атаки на нашу компанию я просто хочу спросить вас, сэр…

— Я это делаю в ответ на фальшивые новости.

— Не подрывает ли это…

— Это очень фальшивые новости.

(Смех)

— Но не считаете ли вы…

— Да, продолжайте.

— Настоящие новости, господин президент. Настоящие новости.

— Вы имеете в виду нашего нового…

— Нет, мы не родственники, сэр. (Смех) Я должен сказать, что мне нравится, когда говорят «министр Акоста».

(вопрос задает корреспондент телеканала CNN Джим Акоста, однофамилец Александра Акосты, министра труда — прим. пер.).

— Я посмотрел… вы знаете, я посмотрел на это имя. Я сказал, подождите, есть ли здесь какая-то родственная связь? Алекс Акоста.

— Я уверен, что вы это проверили, сэр.

— Нет, я проверил. Я сказал… они сказали: нет, сэр. Я сказал: сделайте мне одолжение, вернитесь и проверьте генеалогическое древо.

— Но вас не беспокоит, сэр, что вы подрываете доверие людей к Первой поправке, к свободе прессы, прессы в этой стране, когда вы называете те материалы, который вам не нравятся, «фальшивыми новостями»? Почему бы вам не сказать просто: мне не нравится этот материал?

— Я так и делаю.

— Когда вы называете их «фальшивыми новостями», вы подрываете доверие…

— Нет, я это делаю. Нет, нет, я это делаю.

— … доверие к нашим средствам массовой информации.

— Дело вот в чем.

— Ведь это важно?

— Окей, я понимаю… и вы правы, говоря об этом, за исключением одной вещи. Понимаете, я знаю, когда я должен быть хорошим, а когда я должен быть плохим. Я знаю, что такое хорошо и что такое плохо. Иногда я говорю: вот это да! Это будет отличный материал, и меня разнесут в пух и прах. Я знаю, что хорошо и что плохо. Я мог бы быть довольно неплохим журналистом — но не таким хорошим, как вы. Но я знаю, что такое хорошо. Я знаю, что такое плохо.

Но когда что-то меняют и делают сообщение по-настоящему плохим… что-то, что должно быть позитивным. Иногда случается что-то очень позитивное, а они превращают это в нечто неплохое. Их даже в негативное. Я-то понимаю, ведь я там нахожусь. Я знаю, что было сказано. Знаю, кто это говорит. Я там. Послушайте, я хочу видеть честную прессу. Сегодня я начал с того, что для общества очень важно иметь честную прессу. Пресса… люди больше вам не верят. Ну, возможно, я имею какое-то отношение к этому, я не знаю. Но люди вам не верят.

Если бы вы были честными и показывали все, как есть… так ведь говорил Говард Коселл? Конечно, у него тоже возникали некоторые вопросы. Но если бы вы были частными, я был бы самым большим вашим помощником, я был бы самым большим вашим сторонником в мире — даже когда речь идет о плохих статьях обо мне. Но если вы, как, например, это делает телеканал CNN… то есть, я хочу сказать, он выдает негативные материалы один за другим. Я ведь победил. Я победил. И еще одна вещь — хаос. Здесь ноль в смысле хаоса. У нас отлаженная, тонко настроенная машина. И Райнс (Райнс Прибус — прим. пер.) отлично делает свою работу. Однако половина его работы состоит в распространении лживых сообщений в прессе.

Я ему сказал вчера: вся эта афера с Россией, вы, ребята, устраиваете ее для того, чтобы не говорить о реальных темах — таких, например, как нелегальные утечки информации. Но вчера я видел, как он упорно работает, пытаясь исправить это. А я говорю… вот такой у меня руководитель аппарата, на самом деле, хороший парень, и он провел феноменальную работу в Национальном комитете Республиканской партии. То есть, я хочу сказать, что мы победили на выборах, правильно? Мы победили и получили президентство. У нас есть несколько сенаторов. Мы получили… по всей стране, вы посмотрите, он сделал отличную работу.

И, знаете, я сказал себе — и я сказал это тем, кто был в кабинете — я сказал: вы посмотрите на Райнса, он так напряженно работает, чтобы решить проблемы, которые являются фальшивыми проблемами. Это фальшивые сообщения. Они не соответствуют действительности. И жаль, что так происходит, поскольку было бы лучше, если бы он работал над вопросами здравоохранения. Лучше бы он занимался налоговой реформой, Джим. Я серьезно. Я буду самым большим вашим сторонником, если вы будете справедливы ко мне. Я понимаю, что существует определенная предвзятость, возможно со стороны Джеффа или кого-то еще, — каковы бы ни были причины. И я это понимаю. Но вы должны быть, по крайней мере, немного более справедливым. И именно поэтому общество так это воспринимает… люди так это видят. Они понимают, что это несправедливо. Посмотрите на некоторые ваши передачи, и вы увидите предвзятость и ненависть. А люди умные. Вы это понимаете. Ладно, продолжайте.

— Вы не сомневаетесь в том, что ваша последняя история (неразборчиво). Но если не считать тех, кто верит в то, что там что-то есть, можно ли сказать, что последние несколько недель чему-то вас научили, и что вы, возможно, сообщите об этом, и тогда будет меньше беспокойства по поводу того, что это не фальшивые новости? И, во-вторых…

— Я считаю, что люди в это не верят. Не думаю, чтобы люди в это поверили. Вот почему проведенный компанией Rasmussen опрос страшно меня возмутил. Я не думаю, что люди в это верят. Ну, полагаю, я сегодня нахожусь здесь в том числе и чтобы сказать вам: вся история с Россией — это уловка. И, кстати, было бы здорово, если бы мы могли поладить с Россией, просто, чтобы вы понимали. Ну вот, завтра вы скажите: Дональд Трамп хочет дружить с Россией, это ужасно. Но это не ужасно, это хорошо.

У нас Хиллари Клинтон попыталась провести перезагрузку. Это Хиллари Клинтон отдала России 20% урана нашей страны. Вы знаете, что такое уран, правда? Это та штука, которая называется «ядерное оружие», а еще есть другие вещи. И много что делается из урана, включая кое-что плохое. Никто об этом не говорит. Я ничего раньше не делал для России. Я ничего не делаю для нее сейчас. Хиллари Клинтон отдала им 20% нашего урана. Это Хиллари Клинтон устроила перезагрузку: вы помните ту дурацкую пластиковую коробочку, которая всех нас выставила кучкой идиотов? Вот, взгляните. Он смотрит на нее и думает: какого черта она делает с этой дешевой пластиковой кнопкой? Хиллари Клинтон — вот это было перезагрузкой. Помните? На ней было написано «Перезагрузка». А теперь если я это сделаю, то я — плохой парень. Если мы сможем поладить с Россией, то это будет позитивно. У нас есть очень талантливый человек, Рекс Тиллерсон, и он скоро будет встречаться с ними. И я сказал ему, я сказал: я знаю, что политически это, наверное, плохо для меня. Эй, лучшее, что я могу сделать, — это ударить со всей силы по тому кораблю в 50 километрах от нашего берега. И тогда все в этой стране скажут: о, это здорово! Но это не здорово. Это не здорово. Я бы хотел поладить с Россией.

Ну, вот у вас было много президентов, которые не использовали такой подход. И посмотрите, где мы сегодня оказались. Поэтому, если бы я мог… ну, я люблю обсуждать такие вещи. Я хорошо умею это делать, однако может случиться и так, что я не смогу поладить с Путиным. Может быть, так и произойдет. Но я просто хочу вам сказать: фальшивые, ужасные, ложные сообщения сильно осложняют попытки договориться с Россией. И, возможно, Путин сказал… он сидит за своим столом и говорит: я понимаю, что происходит в Соединенных Штатах, я внимательно за этим слежу; президент Трамп никогда не сможет поладить с Россией из-за всего того давления, которое на него оказывается по причине этих фальшивых статей. Окей? А жаль. А если бы мы могли поладить с Россией — и, кстати, с Китаем и Японией и со всеми другими странами, — если бы мы могли поладить, это было бы позитивно, а не негативно.

Налоговая реформа…

— Господин президент, поскольку вы…

— Налоговая реформа произойдет очень быстро. Мы сейчас занимаемся реформой здравоохранения президента Обамы (Obamacare) — мы уже на завершающей стадии. Мы должны представить первоначальный план в марте, в начале марта, как я думаю. И мы должны, как вам известно, по закону и по бюджетным причинам мы должны начать первыми. Это не то чтобы… если честно, с налогами было проще, на мой взгляд, по закону и по бюджетным причинам, но мы должны сначала предложить пакет в области здравоохранения. Мы представим наши предложения в области здравоохранения в начале марта, в середине марта. А после этого мы предложим… у нас хорошо идут дела с налоговой реформой.

Да.

— Господин президент, вы упомянули Россию. Давайте поговорим о некоторых серьезных вопросах, которые возникли на прошлой неделе, и с которыми вы должны иметь дело как президент Соединенных Штатов.

— Хорошо.

— Вы упомянули корабль, этот разведывательный корабль недалеко от берегов Соединенных Штатов.

— Это нехорошо.

— А еще было проведено испытание баллистической ракеты, которые многие сочли нарушением…

— Это нехорошо.

— … нарушением соглашения между двумя странами. Кроме того, российский самолет пролетел на бреющем полете над американским эсминцем.

— Это нехорошо.

— Я слушал вас во время избирательной кампании…

— Извините, когда это произошло? Это случилось тогда… если бы вы сейчас были Путиным, вы бы сказали: ну вот, мы вернулись к старым играм с Соединенными Штатами. Трамп никогда не сможет заключить с нами сделку, потому что… вы должны понять, если бы я сейчас проводил жесткую линию в отношении России, просто жесткую, то люди бы сказали: о, как это прекрасно! Но я знаю вас достаточно хорошо. Затем вы скажете: он был слишком жестким, ему не следовало этого делать. Послушайте, из всех…

— Я просто пытаюсь понять вашу позицию в отношении…

— Подождите минуту. Подождите, подождите. Дайте мене всего одну секунду.

— Я просто пытаюсь понять, что вы будете с этим делать, господин президент.

— Все перечисленные вами вещи произошли недавно, потому что Путин, вероятно, исходит из того, что он не сможет заключить сделку со мной, потому что для меня политически невыгодно заключать сделку. Так вот, Хиллари Клинтон попыталась провести перезагрузку, из этого ничего не вышло. Все они пытались. Но я отличаюсь от этих людей. Продолжайте.

— Как вы оцениваете эти действия? И что вы собираетесь делать в связи с этим?

— Именно то, что я сказал.

— Вы дали Рексу Тиллерсону какие-то советы по поводу того, как вести переговоры?

— Дал. Я дал. У меня прекрасный представитель. Для меня большая честь, что Сенат одобрил его. Он будет фантастическим госсекретарем.

Да, я думаю, что я уже…

— Путин вас испытывает, как вы считаете, сэр?

— Я так не думаю. Я думаю, что Путин, вероятно, исходит из того, что он теперь уже не сможет заключить сделку со мной, потому что это будет политически непопулярное решение для меня как для политика. Поверить не могу, что я называю себя политиком, но, кажется, все именно так. Послушайте, мне было бы намного легче быть более жестким в отношении России, то тогда мы бы не смогли договориться. А теперь я не знаю, будем ли мы заключать сделку. Не знаю. Может быть, заключим, а может быть, и нет. Но мне было бы намного легче быть жестким… чем жестче я настроен в отношении России, тем лучше. Но, вы знаете, я хочу сделать то, что правильно американского народа. И, если честно, во вторую очередь я хочу сделать то, что правильно для всего мира.

Если Россия и Соединенные Штаты на самом деле будут вместе и поладят… и не забывайте, мы — очень мощная ядерная держава, и они тоже. Никакого преимущества. Мы — очень мощная ядерная держава, и они тоже. Меня уже проинформировали на этот счет. И я могу кое-что сказать вам одну вещь насчет этой информации, я могу это сказать, потому что любой, кто читает самые обычная книги, знает: ядерный холокост ни с чем не сравним. Они — очень мощная ядерная держава, и мы тоже.

Если у нас будут хорошие отношения с Россией, то, поверьте мне, это будет хорошо, а не плохо.

— То есть когда вы говорите, что они не являются хорошими, то это значит, что они…

— О ком я сказал, что он нехороший?

— Нет, я перечислил три недавно произошедших события, и о каждом из них вы сказали, что это нехорошо.

— Да, это нехорошо, но они произошли.

— Но портят ли они отношения? Не подрывают ли они способность США работать с Россией?

— Все произошли недавно, и я понимаю, что они делают, потому что они делают одно и то же. И снова повторюсь: возможно, я не смогу заключить сделку с Россией, но, по крайней мере, я попытаюсь. Кроме того, неужели кто-то действительно считает, что Хиллари Клинтон заняла бы более жесткую позицию в отношении России, чем Дональд Трамп? Хоть кто-нибудь в этом зале так думает?

Но скажу вам одно: она пыталась заключить сделку. Она начала перезагрузку. Она отдала весь ценный уран. Она делала и другие шаги. Говорят, что я близок с Россией. Хиллари Клинтон отдала 20% американского урана. Это она близка с Россией. А знаете, что я отдал России? Знаете, что я отдал? Ничего.

— Можем ли мы сделать вывод, что за этими конкретными провокациями не последует никакого ответа?

— Я не собираюсь рассказывать вам, каким будет мой ответ. Я не имею в виду военный ответ. Я не говорю, что пойду на Мосул через четыре месяца. «Мы собираемся атаковать Мосул через четыре месяца». Затем три месяца спустя: «мы собираемся атаковать Мосул через месяц». «Мы собираемся атаковать Мосул через неделю». А между тем Мосул — это очень и очень сложная тема. Знаете, почему? Потому что я не говорю о военных делах и о некоторых других вещах. Вы удивитесь, когда услышите об этом. И, кстати, я говорил об этом на протяжении всей своей предвыборной кампании. Поэтому мне не нужно говорить вам…

— Будет ли ответ?

— Я не хочу быть одним из тех, кто говорит: «Да, и вот что я собираюсь сделать». Мне это не нужно.

— Другими словами, последует ли какой-либо ответ, господин президент?

— Я не буду рассказывать вам, что я собираюсь сделать в Северной Корее. Подождите минутку, я не буду рассказывать вам, что я собираюсь сделать в Северной Корее. И я не обязан рассказывать вам, что я собираюсь сделать с Ираном. Знаете, почему? Потому что им не нужно этого знать. И, в конце концов, вы, ребята, устанете задавать вопросы. Поэтому когда вы спросите меня, что я собираюсь сделать с кораблем — с российским кораблем, к примеру, — я вам не отвечу. Будем надеяться, мне не придется ничего с ним делать. Но я не собираюсь ничего вам говорить.

— Спасибо!

— Могу ли я спросить вас… благодарю вас, господин президент…

— Откуда вы?

— BBC.

— Хорошо.

— Это достойная служба. Беспристрастная, свободная и честная.

— Да, разумеется.

— Господин президент…

— Прямо как CNN, верно?

— Господин президент, что касается запрета на въезд… мы можем долго обмениваться шутками. Что касается запрета на въезд, считаете ли вы, что это был хороший пример отлаженной работы правительства, точно отрегулированного…

— Да, я так считаю. И позвольте мне сказать вам…

— Были ли допущены какие-либо ошибки в этом процессе?

— Подождите. Я вас знаю. Одну минуту. Позвольте мне сказать о запрете на въезд. Процесс реализации указа о запрете на въезд был очень гладким, но нам помешал суд. Было вынесено негативное решение. Было вынесено решение, которое затем было оспорено, но, возможно, я ошибаюсь, это отняло 80% времени. Это очень много. Мы столкнулись с негативным решением. Но мы будем настаивать на своем. Примерно на следующей неделе выйдет новый исполнительный указ. Но мы столкнулись с негативным решением суда. Это единственное, что пошло не так с запретом на въезд.

Мы столкнулись с серьезными проблемами в работе компьютерной системы Delta в аэропортах. Там оказались люди, которых отвезли очень хорошие автобусы, и их распределили по различным местам. Но, несмотря на все это, единственной проблемой стало решение суда. Суд вынес решение, которое, при всем моем уважении, я лично считаю плохим. Очень плохим для безопасности нашей страны. Процесс реализации указа был безупречным.

Далее. Я хотел, чтобы этот самый указ был выполнен, но я тогда сказал, я сказал своим людям: дайте им один месяц. Но генерал Келли, теперь уже министр Келли, ответил: если вы это сделаете, то за этот месяц все плохие люди успеют попасть в страну. Вы же согласны с тем, что к нам в страну стремятся попасть в том числе и плохие люди? Далеко не все похожи на вас. Есть и плохие люди.

Келли сказал, что этого делать нельзя. И он был прав. Как только он это сказал, я ответил, что никогда об этом не задумывался. Я спросил: как насчет недели? Он ответил, что это тоже не принесет ничего хорошего. Необходимо сделать это немедленно, потому что если сделать все сразу, то у них не будет времени, чтобы приехать в нашу страну. Никто сейчас об этом не говорит, но именно по этой причине мы действовали так быстро.

Если бы мы растянули все это на месяц, вряд ли все прошло бы идеально. Мы бы потеряли много времени и, возможно, много жизней, потому что множество плохих людей успели бы приехать в нашу страну.

Между тем, мы проверяем вновь прибывших очень и очень тщательно. Очень тщательно. Но нам нужна помощь, нам нужна помощь в том, чтобы добиться принятия этого исполнительного указа.

— Но если все настолько безотлагательно, почему не ввели…

— Продолжим.

— Благодарю. Я надеялся получить однозначный ответ на один из вопросов, касающихся России. Можете ли вы утверждать, что знали, что некоторые из тех людей, которые консультировали вас во время предвыборной кампании, контактировали с Россией в период выборов?

— Я уже говорил вам, что генерал Флинн точно контактировал. Это один человек. Но он общался… он должен был…

— В период выборов?

— Нет, нет, об этом мне ничего не известно.

— Так вам не известно ни о каких контактах в период выборов?

— Послушайте, сколько раз мне нужно ответить на этот вопрос?

— Вы можете ответить просто «да» или «нет».

— Россия — это просто уловка. Да, я знаю, что вам нужно встать и задать вопрос. Это важно. Россия — это уловка. Меня ничто не связывает с Россией, я даже не звонил туда много лет. Я не разговариваю ни с кем из России. Не то чтобы я не хотел — мне просто не с кем там разговаривать. Я дважды говорил с Путиным. Он позвонил мне, чтобы поздравить с избранием — я уже говорил вам об этом — и чтобы затем поздравить меня с инаугурацией. Мы очень хорошо поговорили, особенно во второй раз: второй разговор был довольно долгим. Я знаю, что вы, возможно, уже осведомлены о его содержании, потому что он был засекречен. Поэтому я уверен, что всем в этом зале известно его содержание. Но мы очень хорошо поговорили. Меня ничто не связывает с Россией. Насколько мне известно, никого из тех, с кем я работаю, тоже ничто с ней не связывает.

Манафорт все полностью отрицал. Он все отрицал. Затем все узнали, что некоторое время он работал консультантом в той части мира, но не в России. Я думаю, что он представлял интересы Украины или людей, связанных с Украиной, — неважно. Но об этом было известно. Все об этом знали.

— Но, будучи главой вашего предвыборного штаба, поддерживал ли он контакты с российскими чиновниками?

— Знаете, он сказал, что не поддерживал. Я могу сказать вам только то, что он… Кроме того, он ушел с этой должности задолго до дня выборов. Вам же это известно, не так ли? Он ушел с этой должности задолго до выборов. Вся эта информация начала всплывать в период предвыборной кампании. Но Пола Манафорта, который, кстати, очень хороший человек, заменили задолго до дня голосования. Он занимал эту должность лишь короткий промежуток времени.

Сколько времени нам еще понадобится? Еще пять минут? Договорились?

— Господин президент, по поводу национальной безопасности…

— Подождите, давайте посмотрим, кто… Я хочу найти более дружелюбно настроенного репортера. Вы — дружелюбный репортер? Давайте посмотрим, насколько он дружелюбен. Продолжайте.

— Во-первых, меня зовут (неразборчиво), и я из журнала (неразборчиво). Я ни разу не слышал, чтобы кто-нибудь из моего сообщества обвинял вас или членов вашей команды в антисемитизме. Мы пришли к согласию в том (неразборчиво).

— Благодарю вас.

— Однако мы обеспокоены — и мы пока не слышали, чтобы этой проблемой кто-либо занимался, всплеском антисемитизма. Мы хотели бы знать, как правительство планирует решать эту проблему. Поступили сообщения, что в США за последние несколько недель в адрес еврейских центров прозвучало 48 угроз о минировании. Есть люди, совершающие нападения на евреев и угрожающие…

— Понимаете, он сказал, что собирается задать очень простой вопрос. Но этот вопрос непростой. Очень непростой. Хорошо, садитесь. Я понял, о чем вы хотите меня просить.

Вот как обстоят дела. Во-первых, я никогда не был и не являюсь антисемитом. Во-вторых, я совершенно точно не расист. На самом деле, учитывая то, что меня выдвинула Республиканская партия, я очень хорошо отношусь к другим народам.

— (неразборчиво)

— Тише, пожалуйста. Понимаете, он нас обманул: он сказал, что собирается задать очень простой вопрос. Итак, добро пожаловать в мир СМИ. Но позвольте мне кое-что вам сказать. Я ненавижу, когда меня в этом обвиняют. Я считаю это отвратительным. Я считаю отвратительным даже сам вопрос, потому что люди, которые меня знают — вы слышали, что вчера сказал премьер-министр Нетаньяху, вы слышали, что он сказал? Он сказал, я давно знаю Дональда Трампа, а потом добавил, забудьте об этом.

Вот на что вы должны были обратить внимание, вместо того чтобы вставать и задавать такие оскорбительные вопросы.

Продолжим.

— Благодарю вас. Я Лиза из PBS…

— Видите, вот так и работает пресса.

— Благодарю вас, господин президент. Лиза Дежарден (Lisa Desjardins) из PBS Newshour.

— Хорошо.

— По поводу национальной безопасности и иммиграции. Не могли бы вы рассказать нам более подробно об исполнительном указе, который вы планируете издать на следующей неделе? Его основные моменты. Будет ли он касаться каких-то конкретных стран?

— Это вопрос по существу.

— Кроме того, каковы ваши планы относительно иммиграционной программы DACA? Планируете ли вы продолжать ее реализацию или свернуть ее?

— DACA — это очень, очень сложный вопрос для меня. Для меня это один из самых сложных вопросов, которые сейчас передо мной стоят, потому что речь идет о замечательных детях — не во всех случаях, разумеется. В некоторых случаях они получают помощь по программе DACA, а затем становятся членами банд или наркоторговцами. Но есть совершенно замечательные дети — я бы сказал, что таких детей большинство — и они попадают к нам в страну таким образом. Это очень и очень сложный вопрос.

Мы собираемся подойти к программе DACA с особой тщательностью. Мне нужно поговорить с множеством политиков, не забывайте, я должен убедить их в том, что то, что я говорю, правильно. И я ценю, что вы это понимаете.

Но ситуация с DACA очень и очень сложная для меня. Потому что, понимаете, мне нравятся эти дети. Я люблю детей. У меня самого есть дети и внуки. И мне очень трудно делать то, что закон велит делать. А закон, как вы знаете, очень жесткий. Я не говорю о новых законах. Я говорю об уже существующих законах, и они жестоки. Очень жестоки.

Что касается нового исполнительного указа, то этот указ будет в первую очередь составлен с учетом судебного постановления, которое я считаю очень плохим. Но мы можем разработать новый указ с учетом этого постановления и получить все, что нам нужно, или даже немного больше. Но сейчас мы подгоняем его под судебное постановление. Над ним сейчас работают лучшие юристы страны. Новый указ будет разработан с учетом решения суда.

— Господин президент, Мелания Трамп объявила о возобновлении работы отдела для посетителей в Белом доме.

— Да.

— Она также делает многое во благо страны. Не могли бы вы рассказать нам немного о том, что первая леди Мелания Трамп делает для страны? К вашей администрации проявляется повышенный интерес: что для вас значит возобновление работы отдела для посетителей в Белом доме?

— Вот это я называю приятным вопросом. Очень приятный вопрос. Откуда вы?

— (неразборчиво)

— Хорошо. Теперь я будут вас смотреть. Спасибо большое.

Мелания замечательная. Она была здесь вчера вечером. Мы ужинали с сенатором Рубио и его супругой, которая, кстати, очень красива. И у нас состоялся очень интересный разговор о Кубе, потому что у нас одинаковый взгляд на Кубу. И кубинцы во Флориде очень хорошо ко мне отнеслись — я имею в виду американцев родом с Кубы. Я думаю, что Мелания сделает много хорошего. Да, все верно, она только что снова открыла Белый дом для посетителей.

Она, как и многие другие люди, с кем она работает, очень заинтересована в том, чтобы решать проблемы женщин. Она очень сильная защитница. Я думаю, что она является замечательной представительницей нашей страны. И становится очень смешно, когда ее пытаются оклеветать. То, что про нее говорят… я знаю ее очень давно. Она — очень успешный человек. Она была очень успешной моделью. У нее действительно отлично получалось. Она по вечерам возвращалась домой, на самом деле она довольно замкнутый человек. Она обладает всеми лучшими качествами. И то, что про нее говорят, — я знаю ее очень давно — то, что про нее говорят, очень несправедливо. На самом деле, многие издания уже приносили ей свои извинения, потому что они публиковали ложную информацию о ней.

Вот что я вам скажу: она будет фантастической первой леди. Она станет невероятно успешной представительницей женщин и всего народа. Ей будет помогать Иванка, замечательный человек и замечательная женщина. И они делают все это не ради денег. Они делают это, потому что они считают это правильным. Мелании приходится постоянно ездить туда и обратно, но, когда Бэррон закончит школу — потому что не стоит забирать ребенка из школы, когда осталось всего несколько месяцев — она с ним переедет в Белый дом. Благодарю вас за очень приятный вопрос.

Продолжаем.

— Господин президент.

— Да. Полагаю, это будет плохой вопрос, но все равно давайте.

— Нет, это будет неплохой вопрос.

— Хорошо, потому что мне нравится смотреть ваши программы.

— Благодарю вас, господин президент. Я хотел бы спросить вас: вы что-то говорили о бедных городских районах. Это было одной из составляющих вашей платформы в период предвыборной кампании.

— Необходимо решить проблемы бедных кварталов, да.

— Решить проблемы бедных кварталов. В чем будут заключаться решение их проблем и ваша городская программа, а также ваш исполнительный указ о HBCU (колледжи и университеты с исторически сложившимся «черным» контингентом студентов — прим. ред.), который будет опубликован сегодня? Вопрос оказался не очень плохим, не так ли?

— Вопрос оказался очень профессиональным и очень хорошим.

— Я профессионал.

— Мы сообщим об указе немного позже. И мне бы хотелось, чтобы этот указ говорил сам за себя. Но я думаю, что он принесет много пользы всем, кого он коснется. Однако мы поговорим с вами об этом после того, как указ будет обнародован.

Что касается бедных кварталов, как вы знаете, я очень резко высказывался по этой проблеме в период предвыборной кампании. Я даже думаю, что это позволило мне набрать гораздо больше голосов афроамериканцев, чем многие рассчитывали. Я получил гораздо больше голосов, чем многие рассчитывали, включая множество голосов латиноамериканцев, и для меня это стало большой честью. И, кстати, если позволите, я получил гораздо больше голосов среди женщин, чем многие рассчитывали.

Итак, мы собираемся начать работу с бедными городскими кварталами, в частности решать их проблемы, касающиеся образования и уровня преступности. Мы постараемся как можно быстрее решить эти проблемы, хотя, как вы знаете, на это нужно много времени. Некоторые из этих мест формировались на протяжении ста и более лет, и многие из них менялись в худшую сторону.

Но мы собираемся уделить особое внимание здравоохранению и, что еще важнее, образованию. Кроме того, мы собираемся взяться за преступность. Очень грустно видеть, как в этих бедных районах процветает преступность. Я видел все это, я видел это собственными глазами. Дважды я лично столкнулся с этим. Люди запираются у себя в квартирах, опасаясь выходить на улицу даже днем. Они живут в аду. Мы не может такого допустить. Поэтому мы будем предпринимать самые решительные меры.

Это замечательный вопрос. Ситуация действительно очень сложная, и она существует уже очень много лет. Она усугубляется уже очень много лет. В нашей стране есть места, с которыми нам необходимо работать. Мы должны помочь афроамериканцам, которые зачастую застревают там — и латиноамериканцам. Огромное множество латиноамериканцев живут в таких бедных районах, они живут в настоящем аду.

Давайте посмотрим на статистику в Чикаго. Существует два города Чикаго, как вы знаете. Есть волшебный, роскошный и безопасный Чикаго. А есть Чикаго, который хуже, чем любое их тех мест на Ближнем Востоке, которые мы так часто обсуждаем и о которых мы ежедневно слышим в новостях. Поэтому мы собираемся начать работу с бедными городскими районами. У меня есть множество блестящих специалистов, готовых помочь в этой работе.

— Когда вы говорите о бедных городских районах, собираетесь ли вы, господин президент, привлекать СВС к вашим дискуссиям, касающимся этих городских районов и вашей городской программы?

— Собираюсь ли я привлекать кого?

— Собираетесь ли вы привлекать Собрание чернокожих в Конгрессе и Собрание латиноамериканцев в Конгрессе?

— Да. Хочу спросить, вы собираетесь организовать встречу? Вы хотите организовать нашу встречу?

— Нет.

— Это ваши друзья?

— Я всего лишь репортер.

— Нет, продолжайте, организуйте встречу.

— Я знаком с некоторыми из них, и я уверен, то они сейчас смотрят эту пресс-конференцию.

— Давайте договоримся о встрече. Я с большим удовольствием встречусь с представителями собрания чернокожих. Я считаю, что это замечательно — Собрание чернокожих в Конгрессе. Это замечательно. Я думал, что у меня должна была состояться встреча с конгрессменом Каммингсом, и он очень этому радовался, но потом он сказал, я не могу ничего сделать, это может плохо сказаться на моей политической карьере, я не могут прийти на эту встречу. Я был готов провести эту встречу. Мы несколько раз ему звонили, и он тоже был готов. Я говорил с ним по телефону. Очень приятный человек.

— Я слышал, что он тоже хотел с вами встретиться.

— Он хотел. Но мы звонили, звонили и звонили, но не могли договориться о встрече с ним. Каждый день я заходил и говорил, что хочу с ним встретиться. Потому что я хочу решить проблему. Но, наверное, Шумер или кто-то еще сказал ему — возможно, кто-то ему сказал — чтобы он не встречался с Трампом, потому что это плохо на нем отразится. И это тоже часть проблемы.

Хорошо, еще один вопрос.

— Да, господин президент, у меня два вопроса…

— Нет, только один вопрос. Мы не выдержим два вопроса. Собравшиеся не выдержат два вопроса. Задайте мне лучший их двух ваших вопросов.

— (неразборчиво) Он не касается вашей личности или убеждений. Мы говорим о (неразборчиво) по всей стране, что-то делается вашими сторонниками от вашего имени. Что вы…

— Могу я быть с вами откровенным? Это имеет отношение к расизму и другим ужасным вещам, которые сейчас совершаются. Часть этого сочиняют наши оппоненты. Вам об этом известно. Вы это понимаете? Вы же не думаете, что кто-то намеренно совершает подобные вещи. Некоторые вывески, которые вы видите, выставляются не теми, кому нравится Дональд Трамп, они выставляются нашими оппонентами, а вы принимаете все за чистую монету. Нет. Но такие вывески появляются, и наши оппоненты провоцируют гнев. Они демонстрируют вывески и рисуют плакаты, которые неуместны и неприемлемы. Но это не мои люди. Это делают люди, находящиеся на противоположной стороне, и они делают это, чтобы разозлить таких, как вы.

Продолжим.

— Вы стали президентом. Что вы собираетесь с этим делать?

— Кто спрашивает? Откуда? Встаньте, пожалуйста.

— Что вы собираетесь делать с той напряженностью, которая уже здесь обсуждалась?

— Я над этим работаю. Я упорно над этим работаю.

— Собираетесь ли вы выступить с речью?

— Нет, послушайте. Чтобы вы понимали, наша страна была совершенно разобщена на протяжении восьми лет и — давайте будет честными по отношению к президенту Обаме — задолго до этого. Наша страна была разобщена задолго до прихода президента Обамы. Не я разобщил нашу страну. Она была совершенно разобщена уже до моего прихода.

Мы собираемся упорно над этим работать. Один из заданных сегодня вопросов — я счел его очень хорошим — касался бедных городских кварталов. Я считаю, что это часть общей проблемы. Но мы собираемся работать над системой образования. Мы будем работать над отсутствием… мы собираемся остановить… мы собираемся остановить рост преступности. У нас есть великолепные эксперты в органах охраны правопорядка. Мы попытаемся остановить рост преступности. Мы не будем пытаться остановить, мы собираемся остановить преступность.

Но для меня это крайней важно. Не Дональд Трамп разобщил нацию. Было еще восемь лет президентства Обамы и много лет до президента Обамы. Мы жили в разобщенной стране. И я постараюсь — я сделаю все, что в моих силах, чтобы это исправить.

Я хочу поблагодарить всех присутствующих. Для меня беседовать с вами — это большая честь. Благодарю вас. Большое спасибо.

(аплодисменты)

США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 17 февраля 2017 > № 2076774 Дональд Трамп


Германия. Литва. РФ > СМИ, ИТ > inopressa.ru, 17 февраля 2017 > № 2076771

НАТО подозревают Россию в дезинформационной кампании против бундесвера

Маттиас Гебауэр | Der Spiegel

Солдаты бундесвера, дислоцированные в Литве, оказались в центре целенаправленной дезинформационной кампании, за которой, по всей видимости, стоит Россия. По данным немецкого журнала Der Spiegel, несколько дней назад "неизвестные начали распространять слухи, будто немецкие военнослужащие, находящиеся с миссией в Литве, изнасиловали несовершеннолетнюю".

Дипломаты НАТО уверены, что эта кампания преследует цель "дискредитации бундесвера", который несколько недель тому назад отправил в Литву подразделения для символической защиты от возможных российских агрессоров. Как отмечает автор статьи Маттиас Гебауэр, подход исполнителей - прежде всего, упоминание о предполагаемом изнасиловании - поразительно напоминает об "истории девочки Лизы" в Германии, когда российские СМИ в самый разгар миграционного кризиса в Германии в 2016 году заявили об изнасиловании мигрантами молодой россиянки в Берлине.

Фейковое "наступление" против бундесвера было хорошо подготовлено. Так, 14 февраля электронное письмо с информацией об изнасиловании пришло на почту президенту литовского парламента и в несколько СМИ. В нем детально описывалось, что немецкие солдаты изнасиловали молодую гражданку Литвы в Ионаве. На первый взгляд новость выглядела настолько правдоподобно, что несколько литовских СМИ сразу же опубликовали ее. Тем более, место Ионава было подобрано неслучайно: немецкие солдаты дислоцированы неподалеку от него, сообщает Гебауэр.

В НАТО к фальшивой новости отнеслись очень серьезно. Дипломат Североатлантического альянса назвал случившееся "очередной провокацией русских, недовольных временным размещением войск на восточной границе НАТО". Подобные атаки альянс считает первой ступенью российской гибридной войны.

В данном случае Москва, как добавляет Der Spiegel со ссылкой на позицию НАТО, "предприняла попытку криминализировать миссию НАТО и подорвать доверие литовцев к размещению подразделений альянса".

Германия. Литва. РФ > СМИ, ИТ > inopressa.ru, 17 февраля 2017 > № 2076771


Венесуэла > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 17 февраля 2017 > № 2076756

Беспардонная ложь CNN в отношении Венесуэлы

Анхель Герра Кабрера (Ángel Guerra Cabrera), La Jornada, Мексика

13 февраля Министерство финансов США обвинила вице-президента Венесуэлы Тарека Эль-Айссами (Tarek El Aissami) в связях с наркоторговцами и ввело против него санкции, предусматривающие лишение его визы и конфискацию всего имущества, которым он обладает на территории США. За несколько дней до этого группа американских законодателей, среди которых особенно выделяются контрреволюционеры кубинского происхождения Илеана Рос-Летинен (Ileana Ros-Lehtinen), Роберт Мартинес (Robert Menéndez), Марко Рубио (Marco Rubio), Марио Диас Баларт (Mario Díaz Balart) и другие, направила президенту Дональду Трампу письмо с просьбой ужесточить политику в отношении Венесуэлы. Они также подвергли яростным нападкам Эль-Айссами, обвинив его в связах с наркоторговлей и международным терроризмом.

Помимо непрекращающейся деятельности против Кубы, которую они превратили в доходный бизнес, авторы письма поддерживают всех тех, кто выступает против прогрессивных процессов на латиноамериканском континенте.

На следующий день президент Николас Мадуро отверг все обвинения, назвав их незаконными, неслыханными и подлыми. Глава государства отметил, что его правительство предпримет все законные действия, чтобы разоблачить эту ложь. Во исполнение распоряжений Мадуро блестящий министр иностранных дел Делси Родригес (Delcy Rodríguez) вручила две ноты протеста поверенному в делах Вашингтона в Каракасе, требуя уважения к Эль-Айссами и опровержения информации.

Одновременно с письмом законодателей редакция CNN на испанском языке громогласно возвестила о связях Эль-Айссами с наркоторговлей и терроризмом, якобы вскрытых в ходе многолетнего расследования, результаты которого по необъяснимому совпадению стали транслироваться в тот самый день, когда Министерство финансов объявило о введении санкций.

Следует напомнить, что за день до этого террорист кубинского происхождения Карлос Альберто Монтанер, ведущий комментатор на CNN, посвятил свою передачу той же самой теме. Монтанер, попавший на телевидение с подачи ЦРУ, распространялся о связях Эль-Айссами с террористами. На Кубе не забыли теракты, которые он устраивал в кинотеатрах и других общественных местах, а также изъятие взрывчатых веществ и детонаторов у него дома.

Роль CNN в этой новой главе ее лживой теленовеллы, направленной против Венесуэлы, оказалась весьма значительной. Во вторник практически во всех передачах постоянно повторяли одни и те же измышления, как всегда приглашая в студию представителей венесуэльской оппозиции.

Во вторник глава дипломатии Родригес не оставила камня на камне от обвинений и предоставила доказательства ложных обвинений, представленных главным свидетелем в ходе программы, показанной в понедельник.

CNN периода Теда Тернера (Ted Turner) отличается от сегодняшней, как ночь ото дня. И нельзя утверждать, что в те времена телеканал не восхвалял свободный рынок и либеральную демократию, которые США навязывали всему миру. Конечно, он этим занимался. Но CNN старался держать профессиональную планку и определенную взвешенность, которые тогда были свойственны некоторым американским СМИ.

Но все это давным-давно утеряно. Когда CNN стал собственностью Time Warner, третьего в мире медиа-холдинга, в свою очередь являющего частью огромного информационного спрута AT&T, он стал быстро терять свой профессиональный уровень. Уже упомянутое нами вещание CNN на испанском языке, оказавшееся в одном ряду с низкопробными контрреволюционным радиостанциями в Майами, но обладающее гораздо большими финансовыми ресурсами, по сути дела превратилось в инструмент грязной информационной войны, которую Южное командование Вооруженных Сил США ведет против прогрессивных правительств и народов Латинской Америки и Карибского бассейна.

Нельзя не сказать и постоянных нападках CNN на революционно-патриотические правительства Рафаэля Корреа и Эво Моралеса, а ранее – на кабинет Кристины Киршнер, которую телеканал продолжает преследовать и поныне. Он не назвал парламентским переворотом импичмент в отношении Дилмы Русеф, точно так же как ранее не назвал государственными переворотами смещение президента Мануэля Селайи в Гондурасе и Фернандо Луго в Парагвае.

Кстати CNN вместе со СМИ, входящими в Межамериканскую ассоциацию прессы, и ведущими СМИ Испании и Эквадора участвовала в клеветнической кампании против Ленина Морено (Lenín Moreno), чье избрание 19 февраля на выборах в Эквадоре обеспечит преемственность лучезарной гражданской революции.

Венесуэла > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 17 февраля 2017 > № 2076756


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 17 февраля 2017 > № 2076740

Русские шпионы ищут осведомителя в Белом доме

Брайан Росс (Brian Ross), Мэтью Моск (Matthew Mosk), Джеймс Гордон Мик (James Gordon Meek), ABC News, США

Мечта каждого русского шпиона — завербовать агента-осведомителя внутри Белого дома или в любой структуре власти в Вашингтоне.

По данным американских спецслужб, никто не сомневается в том, что русские действительно прилагают большие усилия, чтобы подобраться к президенту Дональду Трампу и окружающим его людям — независимо от того, знают ли об этом интересующие их лица или нет.

«Они всегда выбирали в качестве объектов своих действий политических деятелей, — сказал в интервью ABC News бывший агент контрразведки ФБР Дэвид Мейджор (David Major). — Они хотят знать, кто в нашем обществе представляет реальную силу, кто оказывает на общество влияние».

И сегодня, когда появляется все больше вопросов о том, какие связи могли поддерживать помощники и советники из предвыборного штаба Трампа с сотрудниками российской разведки, Белый дом продолжает опровергать сообщения СМИ, отрицая наличие подобных контактов у кого-либо из помощников Трампа в ходе избирательной кампании.

Сотрудники американской разведки утверждают, что русские проводят масштабную кампанию с целью проникновения в политические круги и влияния на американскую политику. Эта кампания длится не одно десятилетие, и изначальной ее целью со времен холодной войны было внедрение «крота» в Белый дом, рассказал в беседе с журналистами ABC News отставной офицер КГБ, который когда-то проводил шпионские операции в Вашингтоне.

Минувшим вечером высокопоставленный сотрудник разведки рассказал в интервью ABC News, что в материалах, собранных ФБР, пока нет никаких доказательств того, что помощникам Трампа было известно, что они говорят с российскими разведчиками. О тех контактах, которые изучает ФБР, впервые сообщило издание the New York Times в среду.

«Не все они являются людьми опытными и сведущими, но они должны были допускать или учитывать, что русские, с которыми они контактируют, вполне могут быть и агентами разведслужбы», — сказал чиновник, знакомый с обстоятельствами расследования.

Россия неоднократно отрицала связь с помощниками Трампа в ходе избирательной кампании. Просьбы дать интервью на этой неделе посольство отклонило. Согласно сообщениям в СМИ, пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков называет эти утверждения «нелепыми».

В рамках сегодняшнего варианта российской программы шпионажа и политического влияния, вероятно, используются так называемые связные и подставные лица — люди и организации, которые могут добывать ценные разведданные, добиваться влияния или сеять хаос таким образом, что объекты — интересующие их американцы — даже не знают, с кем на самом деле они общаются».

Высокопоставленный демократ от штата Виргиния, член сенатского комитета по разведке cенатор Марк Уорнер (Mark Warner) сказал в интервью ABC News: «Это теория войны, теория войны XXI века, которая включает в себя ложную информацию и кибервзломы — по сути, создание хаоса».

Его комитет в настоящее время проводит расследование действий России по вмешательству в недавние выборы, и — в рамках этого двухпартийного расследования — выясняет, причастен ли к этому кто-либо из представителей предвыборного штаба Трампа.

«Думаю, что это расследование, возможно, является самым серьезным делом за всю мою государственную карьеру, — сказал Уорнер. — На мой взгляд, то, что сделали русские, если говорить об их грубом вмешательстве в наши выборы, беспрецедентно».

Белый дом по-прежнему находится под огнем резкой критики из-за отставки советника по национальной безопасности Майкла Флинна (Michael Flynn), который был замечен на видео, снятом в Москве в декабре 2015 года во время торжественного мероприятия в честь российского пропагандистского телеканала. На мероприятии он сидел рядом с российским президентом Владимиром Путиным. Вскоре должен был стать старшим советником Трампа по вопросам внешней политики. За участие в том мероприятии он получил денежное вознаграждение.

В понедельник Трамп отправил Флинна в отставку после появления в СМИ сообщений о том, что главный советник по вопросам национальной безопасности еще до своего назначения на официальный пост в правительстве, вероятно, вел недопустимые разговоры с послом России о санкциях, введенных Соединенными Штатами. По словам некоторых официальных лиц, почти наверняка никаких обвинений в совершении каких-либо преступлений Флинну не предъявят. Хотя, как считают два собеседника издания, не исключено, что он не сказал всей правды при даче показаний в отделе контрразведки ФБР.

Разведывательное управление Министерства обороны (DIA), которое Флинн когда-то возглавлял (пока бывший президент Обама не уволил его из-за проблем управления), вчера приостановило допуск удостоенного трех звезд генерала армии к секретной информации. Управление DIA отозвало его допуск к сверхсекретной информации/секретной информации с особым режимом хранения. Правда, временная приостановка такого допуска на период проведения расследования является обычной процедурой.

На сообщение, оставленное для него в среду, Флинн не ответил.

Теперь следователям из сенатского комитета и ФБР придется выяснить, почему русские (возможно) «обхаживали» Флинна еще с 2015 года после его выхода на пенсию и как он реагировал на эти действия.

«Меня очень интересует, была ли за счет его действий — косвенных или подразумеваемых — предпринята попытка подорвать американскую внешнюю политику», — сказал Уорнер.

Однако расследование проводится не только в отношении действий Флинна.

Картер Пейдж (Carter Page), бывший советник Трампа по внешней политике во время избирательной кампании, тоже находится в центре пристального внимания следователей.

Пейдж утверждает, что занимался в России крупными бизнес-сделками и защищает ее лидеров, что у сотрудников американских спецслужб вызывает недоумение.

На вопрос Брайана Росса из ABC News о том, согласен ли он, что Путин — «злодей», Пейдж ответил, что «абсолютно» не согласен.

В теперь уже знаменитом досье, в котором приводятся ничем не подкрепленные заявления о том, что избирательный штаб Трампа был в сговоре с русскими, Пейдж упоминается в качестве центральной фигуры.

В январе в интервью ABC News Пейдж назвал утверждения о том, что он встречался с кремлевскими чиновниками от имени избирательного штаба с тем, чтобы согласовать публикацию компромата на оппонентов Трампа, «совершенно нелепыми». «Все это — абсолютная и смехотворная ложь», — сказал он.

А еще есть Пол Манафорт (Paul Manafort), бывший руководитель штаба Трампа, который когда-то работал с пророссийскими политиками на Украине.

Он тоже отрицает, что во время избирательной кампании специально, с умыслом, разговаривал с кем-либо из российской разведки. В интервью ABC News он заявил: «Откуда мне знать, кто русский шпион?»

Интрига закрутилась еще больше вечером в среду, когда газета the Wall Street Journal сообщила о том, что сотрудники американских спецслужб скрывают от 45-го президента полученную секретную информацию из-за утраты доверия в связи с общением его помощников с русскими и пристального внимания ФБР к Белому дому.

Однако, по словам многих официальных лиц, это абсурд.

«Любое заявление о том, что разведывательное сообщество США скрывает информацию и не предоставляет президенту и его аппарату национальной безопасности подробнейшие разведданные, не соответствуют действительности», — сказал начальник службы по связям с общественностью Директора национальной разведки.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 17 февраля 2017 > № 2076740


Сирия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 17 февраля 2017 > № 2076735 Башар Асад

Эксклюзивное интервью Башара Асада

Корреспонденты Europe 1 и TF1 встретились во вторник с Башаром Асадом в Дамаске, чтобы обсудить будущее Сирии, борьбу с терроризмом и ведущиеся его армией кровавые репрессии.

Radio Europe 1, Франция

Сейчас, когда будущее Сирии вновь обсуждается на возобновившихся в четверг в Астане переговорах между режимом и представителями мятежников при участии России, Ирана и Турции, Башар Асад дал во вторник эксклюзивное интервью Europe 1 и TF1 в Дамаске.

Через шесть недель после взятия Алеппо сирийской армией президент страны подробно рассказывает в интервью о своей стратегии освобождения территории. Не отмалчивается он и насчет обвинений в преступлениях и массовых убийствах. В начале февраля НКО Amnesty international сообщило о том, что в одной расположенной у Дамаска тюрьме с 2011 по 2015 год были повешены почти 13 тысяч заключенных.

В интервью президент Сирии говорит в том числе и о роли Франции и Запада в этом конфликте, который унес жизни более 300 тысяч человек с 2011 года.

Фабьен Намиа (Europe 1): Два месяца прошло после освобождения Алеппо. Можно ли теперь сказать, что вы выиграли войну?

Башар Асад: Нет. Не думаю, что можно говорить о победе в войне, пока мы не справились с террористами во всей Сирии. Речь идет лишь о большом шаге на пути к ликвидации терроризма в нашей стране, и, как мне кажется, этот путь будет долгим. По одной простой причине: террористы получают поддержку многих западных стран, в том числе Франции и Великобритании, а также Турции, Саудовской Аравии и Катара в нашем регионе.

— Вы говорите о долгом пути, но не могли бы вы описать с военной точки зрения все еще стоящие перед вами задачи?

— Когда я говорю о ликвидации террористов в нашей стране, это, безусловно, означает освобождение всей нашей территории. Ее нужно вернуть под контроль правительства, такова стоящая перед властями задача.

— Но о какой части Сирии, о каком именно городе вы говорите?

— Хотите сказать, после Алеппо?

— Да.

— Мы, разумеется, продолжим кампанию в окружающей Алеппо зоне, чтобы обезопасить город от новых атак террористов с запада и севера, которые получают прямую помощь от Турции, от турецкой армии.

Мишель Скотт (TF1): Новым этапом станет не Идлиб? Говорят, что следующее большое сражение будет вестись за Идлиб.

— Это может быть Идлиб, Эр-Ракка или любой другой город. Сейчас все зависит от изменений в текущей ситуации, поскольку план может меняться в соответствии с ней. Мы не составляли этот план до окончания боев в Алеппо и его окрестностях. Поэтому говорить о следующем этапе еще слишком рано. Все зависит от боев на разных участках.

— Но сейчас ситуация для вас намного улучшилась с военной точки зрения?

— Разумеется, освобождение каждого города от террористов означает, что ситуация становится лучше. Но для нас этого не достаточно.

— Для Франции главным источником террористической угрозы, безусловно, является «Исламское государство»*. Вы же считаете, что все вооруженные группы или большинство из них — террористы. Почему вы не рассматриваете ИГ как особую угрозу?

— Во-первых, это не мы, правительство, считаем их террористами: они являются таковыми по закону и международному праву. Любой человек в моей или вашей стране, который берет в руки оружие и начинает убивать людей и разрушать имущество, является террористом. Это международное понятие. Таким образом, мы не единственные, кто дает им такое определение. В нашем случае, по нашему закону, тот, кто сдает оружие, перестает считаться террористом.

Мне кажется, что когда вы говорите, что французы или европейцы испытывают беспокойство по поводу ИГ, это свидетельствует о плохом понимании ситуации. ИГ — это следствие, а не причина проблемы. Проблема заключается в идеологии организации, которой придерживается также «Джабхат ан-Нусра»* и множество подобных организаций в Сирии, а также, быть может, в Ливии и других странах. Таким образом, вам следовало бы беспокоиться на счет всех этих террористов, а не только ИГ или «Джабхат ан-Нусра». Они делают то, что велит им их идеология, то есть устраивают теракты.

ФН: То есть, нет никакой разницы между «Исламским государством» и этими группами?

— Абсолютно никакой. В Сирии у всех этих организаций одни корни. Люди, которые входили в ИГ, раньше числились в рядах «Джабхат ан-Нусра». Сейчас они перебегают из одного движения в другое, потому что у них одна идеология, ваххабизм, которая стоит у истоков терроризма.

— Иначе говоря, два вас все это — один и тот же враг? Все эти террористы не отличаются друг от друга?

— Разумеется. Причем так говорит закон, а не я. Как я уже отмечал, в соответствии с законом и международном правом, ни в одной стране мира люди не могут держать в руках оружие, если они не представители армии и полиции. Думаю, во Франции все обстоит точно так же. Если я ошибаюсь, поправьте меня. Но мне кажется, что так обстоят дела по всему миру.

МС: Значит, Эр-Ракка, оплот ИГ, откуда планировались теракты во Франции, не является для вас приоритетной целью…

— Нет. Причем эти теракты вовсе не обязательно готовились в Эр-Ракке. Она — всего лишь символ ИГ.

— Символ?

— Присутствие ИГ наблюдается даже поблизости от Дамаска. Они повсюду. Они сейчас находится в Пальмире и на востоке Сирии. Поэтому нет, речь идет не только об Эр-Ракке. Приоритеты везде. Все зависит от хода боев. Для нас имеет значение все: Эр-Ракка, Пальмира, Идлиб… Все!

— Господин президент, вы представляете себя главным бастионом на пути терроризма. Есть немало людей, особенно у нас, которые считают ИГ и ваш режим двумя ликами одного зла, которое пытается задавить любые проявления свободного демократического самовыражения в вашей стране. Что вы могли бы им ответить?

— Во-первых, мы — не режим, а государство со всеми его институтами. Во-вторых, тут прослеживается демонизация Сирии, ее правительства и армии крупнейшими СМИ и западными политическими кругами, которые с самого начала поддерживали так называемых «умеренных». Сначала они называли их мирными демонстрантами, а затем сказали, что те уже перестали быть мирными, но все еще остались умеренными. Но они не понимали, что на самом деле лишь поддерживают базу «Аль-Каиды»* и ИГ.

Вот почему они говорят сейчас, что мы раскручиваем этих террористов, используем их в качестве альтернативы, чтобы у Запада больше не осталось выбора. Во-первых, Западу не нужно выбирать между мной и ИГ. Этот выбор предстоит сделать моему народу. Потому что речь идет о чисто сирийском вопросе. И, следовательно, нас не должно волновать, что думают по этому поводу западные чиновники. Им следовало бы подумать о собственном населении, защитить его от терактов, которые произошли из-за их политики.

ФН: Господин президент, все мы, особенно во Франции, были поражены ужасами терроризма. Но нас также шокировал обнародованный на прошлой неделе доклад Amnesty International. В нем говорится о тюрьме Сайедная. Она расположена неподалеку от Дамаска. 13 тысяч казненных заключенных, массовые повешения, пытки. В отчете организации говорится, что в этом месте сирийское государство в тайне убивает свой народ. Господин президент, все ли средства хороши для победы в войне? Можно ли делать все, что вздумается?

— Нет, все законно. Нельзя творить не пойми что…

— Но есть верить докладу Amnesty International, ни о какой законности речи тут не идет…

— Нет. Есть разница между обсуждением фактов, чем занимаемся сейчас мы с вами, и чьих-то утверждений. Если вам хочется поговорить об утверждениях, на это можно потратить уйму времени, потому что их существует огромное множество. Любой может заявить, что ему вздумается, и мы можем это обсуждать. Но в данном случае ни о каких фактах речи не идет. Если вам хочется обсудить Amnesty International, пожалуйста! Это всемирно известная организация, и ей следовало бы постыдиться выстраивать доклад на основании голословных обвинений. Если вы придете в суд в вашей стране (а у вас есть суды и судебная система), он примет решение на основании утверждений или все же потребует доказательств? Этот доклад выстроен на неподтвержденных обвинениях! Нет ни одного документа, ни одного доказательства. Причем речь шла даже не о 13 тысяч человек, а о цифре от 5 тысяч до 13 тысяч. Разброс более чем в два раза! Это означает, что никакого намека на точность тут нет. Не называется ни единого имени предполагаемых жертв. Из всех этих тысяч есть только 36. Есть там и другие пробелы. В частности, утверждается, что великий муфтий дает добро на казни, хотя в Сирии религиозные деятели не имеют никакого отношения к судебным процедурам. Смертная казнь в Сирии законна. Она является частью сирийского права с провозглашения независимости. Таким образом, у правительства есть право казнить кого угодно в соответствии с законом. И зачем бы оно тогда стало заниматься этим нелегально?

— Пытки вне закона даже в Сирии. Вы можете подтвердить, что в этой тюрьме не практикуют пытки, как утверждает Amnesty International?

— Вопрос стоит следующим образом: зачем пытать? Зачем вести пытки? С какой целью? Что мы от этого выиграем? Просто ради садизма? Мы все — садисты? Зачем нам это делать? Чтобы получить информацию? У нас есть все нужные нам сведения. Поэтому мы не прибегаем к пыткам. Это не является частью нашей политики. По одной простой причине: если бы мы устраивали такие зверства, это играло бы на руку террористам, они бы от этого выиграли. Нам же нужно завоевать сердца сирийского народа. Если бы мы устраивали такие бесчинства на любом этапе конфликта, мы не пользовались бы такой народной поддержкой, как сейчас, по итогам шести лет борьбы. Таков простой факт. Если вернуться к этим докладам, доклад должен выстраиваться на фактах. В этом же нет ни единого факта. Они должны представить доказательства, но не могут этого сделать.

— В Amnesty International предлагают отправить наблюдателей в ваши тюрьмы для того, чтобы собрать доказательства или наоборот подтвердить, что вы правы и никаких преступлений не было. Что вы ответите на такое предложение?

— Мне кажется, что лучше было бы начать расследование деятельности самой Amnesty International, раз она составляет доклад на основании голословных обвинений. Это позор, позор для такой организации, которая никогда не отличалась объективностью, а всегда вставала на чью-то сторону.

МС: А что насчет свидетельских показаний бывших охранников и заключенных?

— Это вопрос суверенитета. Если на вас каждый день сыплются такие обвинения и доклады, можно только и делать, что без конца принимать иностранные делегации. Вы бы согласились потребовать у вашего правительства отправки к вам сирийской делегации для расследования причин того, что ваша армия при Николя Саркози и Франсуа Олланде напала на ливийцев и убила десятки и сотни тысяч человек? Мы можем поехать к вам, чтобы начать следствие о тех деньгах, что Саркози получил от Каддафи? Это вопрос суверенитета. Нет, мы не позволим Amnesty International приехать сюда. Ни под каким предлогом и ни по какой причине. Я не говорю об этом докладе, но вы как крупные СМИ должны были бы провести собственное расследование. На чем основывается этот доклад? Если все это — голословные утверждения, его нельзя принимать всерьез.

— То есть, вы отвечаете «нет» на предложение о визите международных наблюдателей?

— Нет, определенно нет. Нас совершенно не интересует этот инфантильный доклад на пустом месте. Одни лишь голословные утверждения. Они говорят, что опросили каких-то свидетелей, все из которых — оппозиционеры и дезертиры. Объективным этот доклад никак не назвать.

— Но вы признаете, что в Сирии проводятся официальные, законные казни?

— Так обстоят дела с провозглашения независимости. Смертная казнь — часть сирийских законов в случае убийства. Она не имеет ничего общего ни с этим кризисом, ни с этим докладом, ни с этой тюрьмой. Существует законный метод, он называется «судебный процесс».

ФН: Господин Асад, давайте поговорим об отношениях Франции и Сирии. Через несколько недель во Франции будет избран новый президент. Среди вопросов, которые сейчас обсуждаются у нас, значится и восстановление диалога с вашим правительством. Рассчитываете ли вы на восстановление дипломатических отношений с Францией?

— Самое важное здесь — вовсе не наши дипломатические отношения. Речь идет в основном и по большей части о политической линии Франции. Отсутствие дипломатических отношений пока что не представляет особой проблемы. Хотя, конечно, в долгосрочной перспективе лучше было бы иметь хорошие отношения с любой страной, в том числе дипломатические.

— Так давайте обсудим политическую линию Франции!

— Прекрасно. Политика Франции с первого дня заключалась в поддержке террористов в Сирии и несет прямую ответственность кровопролитие в нашей стране.

— Это очень серьезное обвинение в адрес Франции! Как вы можете говорить, что Франция поддерживает терроризм?

— Они сами это говорят. Не я их обвиняю. Они неоднократно говорили, что поддерживали войну. Франсуа Олланд недавно даже заявил, что отказ от начала войны в 2013 году был ошибкой. Они сами говорили, что отправляли оружие так называемым «умеренным» группировкам, которые по факту являются террористическими. Об этом говорю не я, а они сами. Американцы утверждали то же самое, как и французы. Если вы посмотрите на заявления вашего руководства за последние два, три, четыре года, вы найдете множество заявлений французских официальных лиц. Они обвиняют сами себя.

МС: Франсуа Олланд скоро уйдет из власти. Вы же остались на своем месте. Вы победили в противостоянии с Олландом?

— Речь не идет о нем или обо мне. Тут нет ничего личного. Я ни разу с ним не встречался. Честно говоря, он меня вообще не интереует с его 11% рейтингом. Как мне кажется, такого низкого показателя еще не было ни у одного из его предшественников в истории Франции. На самом деле, противостояние ведется между мной и террористами, мной и теми, кто поддерживает их. Пока что террористам не удавалось победить в войне. Но они разрушают Сирию. Они убили сотни тысяч сирийцев. И поэтому не могу сказать, что победил в войне. Им, конечно, не удалось осуществить свой проект, но и мы пока не смогли закончить нашу войну. То есть, я не могу сказать, что победил в этой войне.

— Вы следите за ходом французской избирательной кампании?

— Мы следим за ним в общих чертах. На самом деле мы не рассчитываем на кого-либо на выборах в западных странах по той простой причине, что мы не верим западным лидерам на слово, когда они ведут кампанию. Их слова нацелены на завоевание голосов избирателей, а не на интересы их страны. Это факт, и я говорю вам об этом совершено открыто.

ФН: Господин президент, вы все же видите различия между правыми и левыми во Франции по вопросу отношений с Сирией?

— Да, различия тут можно отметить, но в конечном итоге значение имеет только политика избранного президента. Соответствует ли она тому, о чем он говорил до избрания, или нет? В этом вопрос. То есть, мы тут ни на кого не рассчитываем. Разумеется, мы предпочли бы того, кто не стремится разжигать войны. Таковы наши предпочтения. Но у нас нет ни в чем уверенности.

— Но кого бы вы, например, предпочли среди тех, кто против войны?

— Больших отличий в настоящий момент я не вижу. Но опять-таки я не стал бы полагаться на риторику одних или других. С этой точки зрения особой разницы нет.

МС: У вас контакты с кем-то из кандидатов? Или нет?

— Нет, мы не устанавливали контактов ни с кем из них.

ФН: А с нашей разведкой?

— В некоторых случаях у нас были непрямые контакты.

— С французскими спецслужбами?

— Да.

— А у вас лично были контакты с французскими разведслужбами?

— В ходе визита парламентской делегации в Сирии один из ее членов был представителем разведки. То есть, контакты существуют. Разумеется, французское правительство заявило, что речь шла лишь о парламентской делегации, что его все это не касалось, и что оно не одобряло инициативу. Но это не так: имеется несколько каналов связи.

— В одной из стран, в США, уже сменился президент. Одним из первых решений Дональда Трампа стал скандальный запрет на въезд в США для граждан нескольких мусульманских стран, в том числе Сирии. Вы не ощущаете какого-то унижения как гражданин Сирии и ее президент?

— Нет. Эта мера направлена не против сирийского народа, а против террористов, которые могли бы пробраться вместе с прибывшими на Запад иммигрантами. Причем это уже произошло в Европе, в частности в Германии, и может произойти в США. Думаю, что цель Дональда Трампа — не дать этим людям проникнуть в страну, и он приступил к ее выполнению на собственный манер.

— То есть, он поступил правильно?

— Нет, я говорю о том, с чем можно соглашаться или не соглашаться как человеку, но как президента меня все это не беспокоит. Меня волнует возможность вернуть сирийцев в Сирию, а не отправлять их США. Меня не порадовала бы их эмиграция в другие страны. Меня порадовало бы их возвращение в Сирию, потому что они хотят вернуться. Дело в том, что большинство сирийцев уехали из-за терроризма и западного эмбарго.

Таким образом, если бы мне захотелось ответить на это решение, я бы попросил Дональда Трампа и западные страны снять эмбарго и прекратить поддержку террористов. У них больше не было бы с этим проблем. Ни иммигрантов, ни террористов, которые скрываются среди иммигрантов. Кроме того, что тоже очень важный момент, эта шумиха вокруг решений Дональда Трампа объясняется вовсе не беспокойством о сирийцах и жителях других стран. Все дело в том, что нашей борьбой, нашими проблемами и нашим конфликтом хотят воспользоваться как инструментом против Дональда Трампа. Несколько месяцев назад Барак Обама принял несколько решений по тому же вопросу, но главные американские СМИ о них не говорили. Они начали говорить лишь после того, как Дональд Трамп сделал свое заявление достаточно резким образом.

— То есть, вам удобнее с Дональдом Трампом, чем с Бараком Обамой?

— Нет, мне не может быть удобнее, пока я не увидел его политику в отношении Сирии. И пока что я ее не видел. Опять-таки, нужно вести себя осторожно со всеми западными лидерами, потому что они могут сказать одно утром и поступить с точностью до наоборот вечером. Они не берут никаких обязательств. Они очень прагматичны и доходят до торговли своими ценностями. Я бы сказал скорее, что их политика вообще не опирается на ценности.

МС: Как бы то ни было, один момент пока что точно не изменился: это отход США из региона. Это очевидный момент. Сейчас в Астане начинается второй этап переговоров о будущем Сирии, и, что поразительно, западные страны оказались полностью вне игры: их там нет. Действительно ли это хорошо для будущего переговоров и перспектив мира в регионе?

— Нет. Чем шире поддержка политического процесса, тем лучше. Тем не менее, участвующие в этом процессе западные страны, прежде всего Франция и Великобритания, упустили шанс добиться чего-то в Женеве, причем дважды. Они ничего не достигли, потому что поддерживали действующие против правительства террористические группы. Они не стремились к миру в Сирии, а хотели использовать процесс, для достижения собственных целей.

— Но разве тот факт, что будущее Ближнего Востока находится в руках Ирана и России, за плечами которых нет больших демократических достижений, хороший момент?

— Повторюсь: чем больше стран вовлечено, тем лучше. Так считаем не только мы, но и россияне. Кроме того, они предложили многим странам участвовать, помочь им в борьбе с терроризмом и поддержать политический процесс. Запад же сам себя изолировал. В этом нет вины Ирана или России. Западные страны крайне пассивно отреагировали на эти инициативы. Так, например, в чем их позиция по Астане? Россия сказала им не приезжать? Нет! Они сами решили не участвовать.

— Другими словами, Иран и Россия — миротворцы, а Запад — разжигатель войны?

— Именно так. На все 100%.

ФН: Продолжим разговор о России. Вы бы сказали, что все решения в регионе принимает в первую очередь Владимир Путин? И даже в вашей стране, в Сирии?

— Нет, это не так. В Сирии решения мы принимаем сами. Что касается других стран, за них говорить я не могу. Россия уважает наш суверенитет и на каждом этапе, как стратегическом, так и тактическом, она сотрудничала с Сирией. Она ничего не предпринимала без консультаций с нами. Ее политика опирается на ценности и интересы, в частности в том, что касается борьбы с терроризмом. Поэтому нет, решения принимаем мы.

— Вы бы сказали, что без России ваше правительство давно бы обрушилось?

— Это чисто гипотетический вопрос. Никто не может предугадать результаты войны, потому что она по умолчанию изменчива. Разумеется, без российской поддержки ситуация была бы хуже. Но до какой степени? Это никому не известно. Я не могу сказать, устояло бы правительство или рухнуло. В любом случае, поддержка России была крайне важна в ослаблении ИГ и «Джабхат ан-Нусра». Дело в том, что эти организации стали договариваться, когда американская коалиция начала свои удары, свою косметическую операцию. И они продвигались вперед, пока Россия не вмешалась, и их не заставили отступить. Такова реальность. Таковы факты.

МС: Вас не удивляет то, что всего несколько лет назад большинство наблюдателей и аналитиков говорили, что у вас не получится долго продержаться у власти? Сейчас же, особенно после взятия Алеппо, многие утверждают, что вы сможете удержаться. В этот самый момент на переговорах в Астане обсуждают сохранение вашей позиции во власти. В нашей стране если политик демонстрирует плохие результаты, ему обычно не удается долго оставаться на своем месте. 17 лет у власти, шесть лет войны, более 300 тысяч погибших, разрушенная и разобщенная страна… Вы бы сказали, что такие результаты, с точки зрения не закона, а нравственности, позволяют вам остаться у власти вне зависимости от исхода текущих переговоров?

— Вы помните террористов, которые устроили теракты во Франции в прошлом году? Вы не забыли, что полиция застрелила некоторых из них? Вы бы назвали полицейских убийцами или спасителями? Они же убивали! То же самое обстоит и с врачом, который ампутирует пораженную гангреной ногу. По-вашему, он совершил недопустимое или же спас жизнь пациента? Необходимо понимать причины поступка. В нашем случае мы сражаемся с терроризмом, чтобы защитить народ. И это не моя личная точка зрения. Это долг, который возлагает на нас конституция и закон. Если бы я этого не сделал, то сам бы стал убийцей, потому что позволил бы террористам убить еще больше сирийцев. Долг вашей армии защищать французов. Но ваши военные могли бы сказать: «Мы не станем вмешиваться, потому что нас назовут убийцами!»

— Вы бы сказали, что сделали все, что можете, и все, что должны, для вашей страны?

— Все, что могу, да! Безусловно. Все, что должен? Это уже вопрос к сирийскому народу, потому что тут могут быть разные точки зрения. Но в том, что касается вопроса, хорошие результаты или плохие, причем с упомянутой вами нравственной тоски зрения, решать должны сирийцы, на не европейские лидеры. Все они говорили, что Асад должен уйти. А теперь не говорят. Меня не волнует ни одно из двух этих мнений. Я не обращал на них внимания с самого начала. Меня волнует борьба с терроризмом, с планами по уничтожению нашей страны. Это с самого начала было моей важнейшей задачей. И что они говорят, меня не интересует. Результаты касаются сирийцев, а ни в коем случае не европейцев.

ФН: Но когда сирийский народ сможет сказать, что одобряет вашу политику? Сейчас во Франции идут выборы. Когда состоятся следующие выборы в Сирии?

— Есть два средства добиться этого. Средства, которые есть у нас сейчас и будут по окончанию войны. Сейчас можно рассматривать любые решения, голосования, выборы, возможно все. Но до того момента у народа есть лишь один способ заявить о себе. Поддерживать вас или не поддерживать. Зачем народу поддерживать президента после шести лет войны, если он проявил себя плохо? Это очень простой вопрос: зачем людям поддерживать его? Почему они не поддерживают террористов? Возвращаясь к вашему вопросу, когда вы говорите о 300 или даже 400 тысяч погибших и утверждаете, что это президент убил их, вы словно даете террористам сертификат добропорядочности, как будто это мы убивали людей, а террористы их защищали. Вот суть вопроса. Но это не так. Правда в том, что мы сражаемся за сирийский народ. Именно поэтому сирийский народ поддержал правительство, армию и президента.

* «Исламское государство», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида» — террористические организации, запрещенные на территории РФ — прим. ред.

Сирия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 17 февраля 2017 > № 2076735 Башар Асад


Великобритания. Россия > СМИ, ИТ > bbc.com, 17 февраля 2017 > № 2076245

Пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков выступил с критикой фильма о российских футбольных фанатах, вышедшего в эфир телеканала BBC-2 вечером в четверг, 16 февраля.

"Не британцам говорить о хулиганах среди болельщиков, учитывая известные истории с хулиганством болельщиков Великобритании на всем европейском континенте", - цитирует Пескова агентство Интерфакс.

"Судя по всему, мы наблюдаем эрозию качества и объективности у наших коллег на Би-би-си", - сказал он. При этом, критикуя качество фильма, Песков признался, что не смотрел его и смотреть не собирается.

В фильме "Армия российских хулиганов" упоминалось, что российские ультрас берут пример с британских фанатских группировок, которые в конце прошлого века наводили ужас на всю Европу, но к настоящему моменту практически полностью ликвидированы.

Кроме того, в фильме критиковалось вызывающее поведение отдельных болельщиков сборной Англии в Марселе, где они довольно буйно готовились в барах и на улицах к матчу со сборной России.

Российские футбольные фанаты, с которыми телеканал BBC-2 пообщался во время работы над фильмом, сходятся во мнении, что английским болельщикам стоит опасаться российских во время чемпионата мира по футболу 2018 года.

Болельщик по имени Денис, участвовавший прошлым летом в драках с английскими болельщиками в Марселе, сомневается, что на чемпионате мира в России возможны такие же организованные нападения на английских фанатов.

Однако он убежден, что отдельные российские фанаты все же попытаются как-то выяснить отношения с английскими болельщиками. Другой фанат сказал телеканалу, что "кто придет в эту страну с мечом, тот от этого меча и погибнет".

Еще до выхода фильма его содержание пересказала британская газета Guardian, а ее статью пересели многие российские СМИ. Она вызвала резкую реакцию различных российских чиновников, многие из которых сочли ее провокацией.

Так, бывший пресс-секретарь Следственного комитета России Владимир Маркин, возглавляющий сейчас комитет Российского футбольного союза по работе с болельщиками, предположил, что вместо настоящих болельщиков в фильме покажут нанятых провокаторов и актеров.

Однако после выхода фильма он выступил с другим резким заявлением, в котором заверил, что все выступившие в фильме люди на чемпионате мира в 2018 году не смогут и близко подойти к стадионам.

"Никого там не будет! Ни один из этих клоунов, которые показаны в фильме, никуда не рыпнется, поверьте. Если у кого-то и будет такое желание, то оно еще на уровне желания будет отбито", - сказал он агентству Р-Спорт.

Бывший пресс-секретарь СКР не уточнил, кто именно и на каких законных основаниях будет отбивать у людей это желание. Также он подтвердил, что все еще не считает снявшихся в фильме людей настоящими футбольными болельщиками, не пояснив, зачем тогда охранять от них ЧМ-2018.

Великобритания. Россия > СМИ, ИТ > bbc.com, 17 февраля 2017 > № 2076245


Великобритания > СМИ, ИТ > bbc.com, 17 февраля 2017 > № 2076243

Пресса Британии: Трамп, Путин и роковое влечение

В обзоре британских газет:

Надежды Кремля на сделку с Трампом

Множество вопросов в адрес Трампа

Deutsche Bank расследует происхождение денег Трампа

"А дальше что?"

Financial Times публикует статью своего обозревателя Кэтрин Хилле о надеждах Кремля заключить грандиозную сделку с Западом.

10 лет назад российский президент Владимир Путин назвал фиктивным мировой порядок, установленный по окончании холодной войны.

Выступая в Мюнхене перед западным военным и дипломатическим истеблишментом, российский президент обвинил США в том, что те распространяют по всему миру хаос, развязывая войны, вмешиваясь во внутренние дела других стран и игнорируя международное право.

Многие считают, что именно с этого момента Владимир Путин стал соперником Запада, замечает FT.

Но сейчас, когда те же представители военного и дипломатического западного истеблишмента вновь собираются в Мюнхене, западный миропорядок, против которого выступал Путин, выглядит все более и более хрупким.

Отодвинутой на второй план России, о которой говорил Путин в 2007 году, больше не существует. Вместо нее появилась страна, которая прорвалась в самый центр международной арены, аннексировав Крым, начав военную кампанию действия в Сирии, и, как утверждают западные правительства, вмешиваясь в процесс выборов в разных странах.

Но при всем этом политические круги в Москве настроены осторожно, в особенности из-за политической неразберихи в Вашингтоне, пишет обозреватель Financial Times.

Может быть, многие в США и убеждены, что Россия чрезвычайно рада избранию Дональда Трампа, но постоянные противоречивые заявления Белого дома, так же как и отсутствие связей на самом высшем уровне между Кремлем и новой администрацией, подрывают надежды Москвы.

Изначально российские политики выражали определенную долю оптимизма, надеясь, что при президенте Трампе США восстановят хорошие отношения с Россией, но эти ожидания проходят.

"Если бы мы этого хотели, то мы могли бы воспользоваться тем, что они там не готовы, - цитирует газета неназванного представителя российского правительства. - Мы могли бы добиться соглашения, что Трамп и Путин встретятся в ближайшем будущем, и у них бы установились хорошие отношения. А дальше что?".

Тот же чиновник говорит, что "похоже на то, что, массированная антироссийская кампания в западных СМИ привела к тому, что любой контакт с нами стал токсичным, и господин Трамп, который был намерен начать новые отношения с Россией, теперь держится в стороне".

Тот факт, что Майкл Флинн, советник Трампа по вопросам национальной безопасности, был вынужден уйти в отставку из-за того, что он обсуждал возможность отмены санкций с российским послом, лишь укрепил опасения в Вашингтоне, что за спиной новой администрации стоят российские кукловоды.

Эти опасения выросли еще больше после того, как в Москве стали раздаваться голоса, предсказывающие, что США и Россия могут заключить "грандиозную сделку" и улучшить свои отношения.

Но, пишет Кэтрин Хилле, если Россия хочет вернуть себе роль одного из основных игроков на международной арене, то на этом пути ее ожидает множество препятствий.

"Так продолжаться не может"

"Трамп, Путин и роковое влечение", - таким заголовком Financial Times снабдила статью своего обозревателя Филипа Стивенса.

Автор напоминает о скандале вокруг Майкла Флинна, который, насколько известно, обсуждал с российским послом в Вашингтоне санкции, наложенные Америкой на Россию.

Теперь конгрессмены и спецслужбы хотят ответов на несколько вопросов, адресованных Трампу и его окружению.

Во-первых, что именно обсуждалось в рамках этих разговоров? Были ли предложены, открытым текстом или намеками, какие-то обоюдные сделки по вопросу о политике президента Трампа?

Во-вторых, в чем состоят финансовые связи самого Дональда Трампа с Россией?

И в третьих, что знал и когда знал президент о действиях Флинна?

Гневные заявления Трампа в адрес тех, кто сливает информацию прессе, ему не помогут, замечает FT.

Трамп - политик, который публично аплодировал российским хакерам, взломавшим серверы Демократической партии. Пока что твиты Дональда Трампа, в которых он продолжает нападки на New York Times, Си-эн-эн и Washington Post, лишь подтверждают существование обширных контактов между его командой и Москвой, считает Стивенс.

Почему иначе Трамп ни разу выступил с критикой российского лидера, который вторгся в соседнюю страну и попрал нормы международного права?

Каким бы ни был ответ на этот вопрос, улыбки в Москве уже меняются на гримасы.

На расследование контактов команды Трампа с Кремлем уйдут месяцы, а может быть и годы.

Путин надеялся заключить сделку, в рамках которой США отменили бы наложенные на Россию санкции и закрыли бы глаза на российский реваншизм - в обмен теоретическую возможность совместной борьбы с ИГ.

Подобная сделка в любом случае натолкнулась бы на сопротивление со стороны многих республиканцев в конгрессе.

Сейчас, судя по всему, ее заключить невозможно.

Но Дональд Трамп остается президентом США. Он с презрением относится к базовым ценностям и нормам, которых придерживались все предыдущие президенты.

Ему легче оскорблять давних друзей Америки, что он проделал с премьер-министром Австралии, чем находить новых союзников.

Так продолжаться не может, сказал на этой неделе один из чиновников Белого дома. Трамп должен измениться.

Но может ли он это сделать? И если нет - то как долго все это может продолжаться, вопрошает Филип Стивенс в Financial Times.

"Вы что, смеетесь?"

Guardian пишет, что погрязший в скандалах Deutsche Bank, предоставивший Дональду Трампу миллионные займы, провел расследование личного счета американского президента, пытаясь выяснить, были ли у него какие-то подозрительные сделки с Россией.

Guardian отмечает, что у ближайших родственников Трампа также есть счета в Deutsche Bank, и, соответственно, банк также расследовал счета его дочери Иванки, мужа Иванки Джареда Кушнера и матери Кушнера.

Никаких связей с каким бы то ни было российским капиталом обнаружено не было, но на Deutsche Bank сейчас оказывается давление с тем, чтобы он назначил независимое расследование и аудит его операций с Трампом и его семьей.

Газета цитирует Билла Паскрелла, конгрессмена от Демократической партии, который напоминает, что хотя Deutsche Bank на данный момент остается, среди прочего основным кредитором Трампа, его деятельность сейчас тщательно расследует министерство юстиции США.

"Я думаю, что американский народ должен знать о связях этого банка с президентом, а также знать, были ли замешаны деньги из России в полученных им кредитах", - сказал конгрессмен.

Газета напоминает, что Deutsche Bank обвиняются в отмывании денег из России.

После того как Трамп одержал победу на президентских выборах, пишет Guardian, Deutsche Bank тщательно проверил счета Трампов. Банк также был вынужден отвечать на вопросы прессы по поводу полученных Трампов займов, которые, как говорят некоторые банкиры, выглядят довольно странно.

За последние несколько лет Deutsche Bank оказался в центре сразу нескольких скандалов. В январе Великобритания и США оштрафовали банк на 630 млн долларов за то, что тот не поднял и пальца для того, чтобы предотвратить отмывание денег (на сумму в, как минимум, 10 млрд долларов) его московским филиалом.

Сам банк отказывается объяснять, почему было принято решение расследовать счета Трампов, так же как он отказывается обнародовать полные результаты расследования.

Однако Guardian цитирует два неназванных источника в банке, согласно которым никаких связей с Москвой не было найдено.

Газета отмечает, что Deutsche Bank был единственным банком, готовым предоставлять Дональду Трампу кредиты на крупные суммы. Остальные банки отказываются это делать с 1990-х годов, после того как бизнесы Трампа в четвертый раз объявили о своем банкротстве. На вопрос, можно ли это считает нормальной практикой, один бывший сотрудник Deutsche Bank сказал: "Вы что, смеетесь?", - пишет Guardian.

Обзор подготовил Борис Максимов, bbcrussian.com

Великобритания > СМИ, ИТ > bbc.com, 17 февраля 2017 > № 2076243


Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mil.ru, 17 февраля 2017 > № 2076202

На Северном флоте подведены итоги фестиваля прессы «Северный Медиа-Ас»

Конкурсная комиссия фестиваля прессы «Северный Медиа-Ас - 2017», проводимого на Северном флоте (СФ), определила победителей.

Было рассмотрено 48 материалов, представленных от 31 представителя средств массовой информации (СМИ), осуществляющих свою профессиональную деятельность в субъектах Российской Федерации, входящих в зону ответственности СФ. Жюри отобрало лучшие работы телевизионных СМИ, печатных изданий, информационных агентств, фотографов творческих объединений, опубликованные и вышедшие в эфир в прошлом году.

Оценка творчества журналистов проведена по 8 номинациям: «Лучшие кадры» – за лучший новостной репортаж в телевизионных СМИ; «Сила слова» – за лучший материал в печатных СМИ; «Стиль жизни» – за лучший материал в периодических современных изданиях, рассчитанных на узкую читательскую аудиторию; «Проект специального назначения» – за лучший комплексный информационно-развлекательный проект (шоу, серию программ и т.п.); «Молния» – за лучшую работу в информагентстве; «Главный калибр» – за лучшую фотоработу; «На острие атаки» – за лучший материал в региональных СМИ; «Прорыв» – лучший дебют года.

Победителями в различных номинациях стали представители государственной телевизионной и радиовещательной компании «Мурман» и телеканала «ТВ-21», редакций газет «На страже Заполярья» и «Мурманский вестник», пресс-службы Северного машиностроительного предприятия, корпункта информагентства «ТАСС» в Мурманске, общественной организации Ассоциации ветеранов морской пехоты «Спутник».

Торжественная церемония объявления и награждения победителей Фестиваля прессы «Северный Медиа-Ас - 2017» пройдёт 21 февраля в главной базе Северного флота – Североморске. Все лауреаты будут награждены специальными призами и дипломами участников.

Творческие работы победителей также будут выставлены для участия в финальном этапе третьего Всероссийского фестиваля прессы «Медиа-Ас - 2017».

Справочно:

Третий Всероссийский фестиваль прессы «Медиа-Ас - 2017» организован Минобороны России в целях повышения имиджа профессии военнослужащего в обществе, создания конкурентных условий работы средств массовой информации по освещению военной тематики, поощрения СМИ, журналистов, военных экспертов, представителей медиапрофессий, общественности, сетевых журналистов и блогеров, внесших значительный вклад в поддержание позитивного имиджа Вооруженных Сил Российской Федерации.

Пресс-служба Северного флота

Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mil.ru, 17 февраля 2017 > № 2076202


Россия > Легпром. СМИ, ИТ > minpromtorg.gov.ru, 16 февраля 2017 > № 2079637

Минпромторг и «Русские сезоны» объявляют конкурс молодых дизайнеров.

Фестиваль русской культуры в дизайне «Русские сезоны» при поддержке Минпромторга России ищет новые имена – дизайнеров моды, интерьеров и посуды.

Молодые дизайнеры совместно с предприятиями народно-художественных промыслов создадут новые модели изделий, которые будут представлены на выставке «Русские сезоны» в рамках фестиваля. Часть конкурсных работ будет запущена в производство и поступит в продажу. По условиям конкурса продукция должна сохранять традиции промыслов, нести художественную ценность и соответствовать требованиям современного рынка.

Наша задача – показать разнообразие, уникальность и прикладной потенциал русского культурного кода, возможность его включения в быт и культуру современного человека по всему миру; создать новый красивый продукт – в том числе и на экспорт, – сказала президент фестиваля Дарья Мациевская.

Помимо конкурса в рамках «Русских сезонов» в 2017 году традиционно пройдет одноименная выставка, на которой вместе с совместными работами конкурсантов и фабрик будут представлены премиальные предметы интерьера, посуда, ювелирные украшения, домашний текстиль, коллекционные и детские игрушки российских предприятий народных художественных промыслов. Цель выставки –познакомить публику с российскими брендами, имеющими вековую историю, уходящую своими корнями в императорскую Россию, сохранившими ее традиции, события и уклад жизни.

На презентации выставки будет проведен аукцион, на котором будут представлены несколько коллекционных лотов. Также в рамках фестиваля «Русские сезоны» пройдет деловая программа с участием руководителей государственного аппарата, представителей крупного бизнеса, редакторов федеральных и зарубежных СМИ, известных деятелей телевидения и искусства и дизайнеров, на которой будут представлены результаты работы фестиваля в 2017 году и озвучены текущие вопросы отрасли – в том числе развитие и продвижение народных художественных промыслов, привлечение инвестиций на предприятия, привлечение молодых специалистов, поиск новых сфер применения для продукции предприятий народно-художественных промыслов.

Для участия в конкурсе необходимо выслать свое портфолио на электронный адрес info@ruseasons.com и сопроводить его письмом с рассказом о себе, а также ответом на вопрос, почему вы хотите принять участие в конкурсе и что от него ожидаете. Сроки приема заявок – до 20 февраля. Затем куратор конкурса на основании портфолио и писем молодых дизайнеров отберет 10-15 лучших заявок, с авторами которых свяжутся координаторы фестиваля. По результатам собеседований, где конкурсантам предстоит защитить свои творческие идеи, будут выбраны 7-10 ребят, которые смогут реализовать их совместно с фабриками российских народных художественных промыслов.

Справочно

Фестиваль проводится с 2015 года при поддержке Минпромторга России. В мероприятии приняли участие представители руководства Минпромторга, президент «Русских сезонов» Дарья Мациевская, директор моды Vogue Russia Ольга Дудина, дизайнер Vilshenko Ольга Вильшенко, дизайнер Андрей Артемов из Walk Of Shame, дизайнеры Вика Газинская и Денис Симачев, председатель наблюдательного совета Bosco di Ciliegi Михаил Куснирович, креативный директор ЦУМ Наталья Гольденберг и другие.

В прошлых сезонах фестиваль представил работы дизайнеров в «русском стиле», хохлому, гжель, елецкое и вологодское кружева, павлопосадские платки. Особый интерес вызвали работы студентов одного из старейших учебных заведений — Высшей школы народных искусств, учрежденной в 1913 году императрицей Александрой Федоровной. Большая часть работ, представленных в ЦУМе – партнере фестиваля в 2017 году – это платья с шитьем и кружевом, которые ребята, объединившись в группы, создавали в течение года. Все изделия были выполнены вручную по традиционным канонам вологодского, киришского, михайловского кружевоплетения, с использованием авангардных деталей и актуальных решений.

Россия > Легпром. СМИ, ИТ > minpromtorg.gov.ru, 16 февраля 2017 > № 2079637


Россия. ЮФО > Металлургия, горнодобыча. Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > metalinfo.ru, 16 февраля 2017 > № 2077866

Проблемы рынка плоского проката с покрытиями

На рынке плоского проката с покрытиями существуют много проблем, среди которых: недобросовестные поставщики занижают толщину и ширину металла, нежели декларируют, поставляют под видом сертифицированной российской продукции ее аналоги китайского производства отличающихся низким качеством, наблюдается снижение толщины цинкового покрытия. Об этом поведал на конференции «Региональная металлоторговля России» И.Гарипов, заместитель управляющего директора компании Казанские стальные профили. Также среди угроз: отсутствие ГОСТа, нормирования обязательной толщины металла и нормативного регулирования, определяющего срок службы покрытия; нехватка «брендов» и «гарантий» выпускаемой стали с полимерным покрытием; нежелание российских комбинатов быть гибкими в инновациях и разработках новых видов стали с полимерным покрытием; отсутствие «хранилища сертификатов» для проверки компаний-переработчиков на соответствие закупаемой и перепродаваемой стали с полимерным покрытием.

Для того, чтобы изменить ситуацию необходима активная пропаганда качественного материала и его назначения: нормативное регулирование рынка, в т. ч. разработка ГОСТа для металлических кровель, размещение статей в СМИ, съемки телепередач, проведение семинаров, обучение персонала, показ фото и видео последствий от использования несоответствующего и некачественного проката.

На своем примере Казанские стальные профили не заказывают металлопрокат с промежуточными толщинами; выпускают продукцию в толщинах с предельными допусками ±0,02 мм.; указывают в отпускных документах толщину металла; дают гарантию на выпускаемую продукцию в толщине 0,5 мм; проводят добровольную сертификацию на соответствие; закупают «брендовую» продукцию «Северсталь» («Стальной бархат», «Стальной шелк») и «НЛМК» («Ceramic Stels») и т.д. и производят из нее изделия; на производстве организован входной контроль сырья; не оплачиваются минусовые допуски; представители компании выполняют выездные проверки к клиентам, в сети, дилерам; осуществляют контрольные проверки изделий на соответствия их заявленным показателям. ...и конечно же предлагают добросовестным компаниям бороться с проблемами и угрозами сообща!

Россия. ЮФО > Металлургия, горнодобыча. Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > metalinfo.ru, 16 февраля 2017 > № 2077866


Украина. Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ. Образование, наука > gazeta.ru, 16 февраля 2017 > № 2077329

Украина избавится от российских соцсетей

Украина избавится от «Одноклассников» и «ВКонтакте»

Антон Линник (Киев)

Советник министра внутренних дел Украины Зорян Шкиряк предложил заблокировать доступ к социальным сетям «Одноклассники» и «ВКонтакте» всем украинским пользователям. Заявление было сделано на фоне подготовки к проведению памятных мероприятий ко Дню героев «Небесной сотни», во время которых возможны столкновения. Не последнюю роль в провокациях, по мнению СБУ, играют именно социальные сети. В тот же день СБУ возбудила уголовное дело против российского писателя Захара Прилепина.

Российские социальные сети «Одноклассники» и «ВКонтакте» могут попасть в черный список на Украине. Советник главы украинского МВД Зорян Шкиряк заявил, что их необходимо заблокировать, а информационное пространство Украины освободить от российской пропаганды. «Одним из первых решений должно стать блокирование российских социальных сетей «ВКонтакте», «Одноклассники», которые сейчас полностью подконтрольны и руководятся российскими спецслужбами», — заявил он на брифинге. Шкиряк выразил надежду, что министерство образования начнет просветительскую работу среди молодежи и расскажет учащимся о вреде «Одноклассников» и «ВКонтакте».

Новая попытка

Украинские правоохранители делают не первую попытку ограничить влияние российских социальных сетей. Например, летом прошлого года Служба безопасности Украины опубликовала список из 41 сайта, где украинцам не рекомендуется регистрировать свои профили. Помимо «Одноклассников» и «ВКонтакте» в перечень попали «Мой круг», LiveInternet, «100 друзей» и некоторые другие. Свою рекомендацию СБУ объяснила тем, что с 1 августа в России вступил в силу антитеррористический закон и Федеральная служба безопасности России может получить данные обо всех пользователях, включая их логины, пароли и перечень контактов, по первому своему требованию.

Украинцы не прислушались к рекомендациям силовиков. Российские социальные сети по-прежнему лидируют на украинском рынке. По данным компании Gemius, «ВКонтакте» пользуются 5,4 млн человек, «Одноклассниками» — 3 млн, а Facebook — 2,1 млн человек.

Исследования Киевского международного института социологии демонстрируют, что «ВКонтакте» пользуется 59,2% опрошенных, в «Одноклассники» заходит 50% респондентов, тогда как в Facebook — 38,3%, а Google+ — 33,4%. Причем российские социальные сети привлекают аудиторию преимущественно в возрасте от 45 лет.

Протестные настроения

Большое внимание украинских силовиков к российским соцсетям связано с возможными акциями протеста во время памятных мероприятий ко Дню героев «Небесной сотни», которые пройдут с 18 по 22 февраля. Силовики уже предупредили о возможных столкновениях и заявили, что порядок будут охранять свыше шести тысяч правоохранителей. В центральной части города в этот период начнут активно проверять документы, проводить досмотр вещей, а в случае необходимости — ограничивать доступ.

По мнению Службы безопасности Украины, в социальных сетях уже формируются группы, участники которых намерены устраивать массовые беспорядки.

В качестве примера руководитель аппарата председателя СБУ Александр Ткачук назвал действия российского гражданина Сергея Жука, который через социальную сеть «ВКонтакте» пытался призвать украинцев к акциям протестов.

«С привлечением этого россиянина были созданы профили вымышленных лиц в социальных сетях: Николай Гайдук и Степан Мазур. Через социальные сети с использованием этих профилей осуществляется информационно-психологическое воздействие на украинских пользователей. Маскируясь патриотом Украины, Сергей Жук длительное время, пользуясь доверием наших граждан, пытается спровоцировать массовые беспорядки в Киеве», — заявил на брифинге Ткачук. Сергей Жук, по данным СБУ, причастен к созданию и администрированию таких сообществ в социальных сетях, как «Патриоты Украины», «Украинская революция», «Все на Майдан», «Продолжение революции достоинства», «Майдан-3», «Мы патриоты Украины».

В Верховной раде готовы поддержать инициативу по ограничению доступа к российским социальным сетям, рассказал «Газете.Ru» влиятельный депутат от партии «Народный фронт».

«Мы уже запретили трансляцию российских сериалов, а также ограничили доступ российских книг. Такая же участь может ожидать и социальные сети», — уверен источник.

Если это произойдет, то Украина пополнит ряды из 10 стран, которые также ограничивают доступ в социальные сети. Например, в Иране заблокированы Facebook, Twitter, YouTube, во Вьетнаме ограничен доступ в Facebook, а в Китае созданы местные аналоги Google, Flickr, Dropbox, Facebook, Twitter, YouTube.

Украинские пользователи российских сетей перейдут в Facebook, считает руководитель Центра политических исследований «Твой выбор» Алексей Цаценко. Армия пользователей творения Марка Цукерберга действительно растет. По данным интернет-издания Watcher, с апреля по ноябрь 2016 года количество украинских аккаунтов этой социальной сети выросло с 5,4 млн до 7,2 млн человек. Судя по всему, в ближайший год Facebook на Украине ожидает расцвет.

Не только российские соцсети были в центре внимания украинских СМИ в этот четверг. Вечером того же дня стало известно, что Служба безопасности Украины (СБУ) возбудила уголовное дело против российского писателя Захара Прилепина за «участие в деятельности террористической организации». Об этом сообщила в фейсбуке пресс-секретарь украинской спецслужбы Елена Гитлянская.

«Досудебное расследование ведется по ч. 1 ст. 258-3 (участие в деятельности террористической организации) и ч. 1 ст. 258-5 (финансирование терроризма) Уголовного кодекса Украины», — написала представитель СБУ.

Ранее сообщалось, что Захар Прилепин стал замкомандира батальона в самопровозглашенной Донецкой народной республике.

Украина. Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ. Образование, наука > gazeta.ru, 16 февраля 2017 > № 2077329


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > ria.ru, 16 февраля 2017 > № 2076060

Президент США Дональд Трамп заявил в четверг, что фальшивые новости в СМИ "очень затрудняют" достижение договоренностей с Россией.

"Фальшивые новости очень затрудняют заключение соглашений с Россией", — сказал он на пресс-конференции в Белом доме.

При этом глава американской администрации повторил тезис о том, что "поладить с Россией было бы прекрасно".

Свою бывшую оппонентку по предвыборной гонке демократку Хиллари Клинтон он обвинил в том, что она начала "перезагрузку" отношений с РФ. Саму же "перезагрузку" Трамп назвал "глупой пластиковой кнопкой". При этом Трамп подчеркнул, что сам он "ничего не делает для России".

Трамп конфликтует со СМИ еще со времен президентской кампании. При этом в четверг на пресс-конференции он отметил, что "хорошие журналисты являются одними из наиболее уважаемых людей". Заявления президента стали продолжением его реакции на масштабные критические и "разоблачающие" публикации ряда СМИ, основанные на сведениях из "информированных источников".

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > ria.ru, 16 февраля 2017 > № 2076060


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > ria.ru, 16 февраля 2017 > № 2076046

Российским властям нет необходимости целенаправленно "снижать интерес" к деталям избрания президента США Дональда Трампа, заявил РИА Новости секретарь Союза журналистов России, член исполкома Международной федерации журналистов (IFJ) Тимур Шафир. По его словам, российские СМИ проявляли повышенный интерес к выборам в США до их логичного завершения, когда был избран один из кандидатов.

Ранее агентство Блумберг со ссылкой на знакомые с ситуацией источники сообщило, что российские государственные СМИ якобы получили указание от властей свернуть хвалебное освещение деятельности президента США Дональда Трампа. Один из собеседников агентства сообщил, что российские власти обосновали свое решение тем, что российским зрителям больше не интересны подробности прихода Трампа к власти. По мнению агентства, решение отражает обеспокоенность Кремля в отношении политики новой администрации США, которая может быть менее пророссийской, чем ожидалось.

"Безусловно, Bloomberg является одним из ключевых продавцов дорогостоящей финансовой информации для игроков соответствующих рынков в США и ряде западных стран. Вне всяких сомнений, любая информация, любой "инсайд" в этом дорогостоящем мире акций, тенденций, угроз, надежд и просто слухов имеет свою стоимость. И, разумеется, чем выше статус лиц/корпораций/стран, упомянутых в нём – тем лучше, тем скандальнее, тем дороже", — сказал РИА Новости Шафир.

По его словам, "к несчастью для подписчиков Bloomberg в США, достаточно сильно оторванных от российских реалий, всё обстоит несколько иначе, чем упомянуто в очередном спекулятивном "инсайде" влиятельнейшего партнёрства".

"Российским властям, на которые столь многозначительно ссылается "анонимный источник", нет необходимости целенаправленно "снижать интерес" к деталям избрания президента США, Дональда Трампа. Российские СМИ, как зеркало интересов российского общества, безусловно проявляли повышенный интерес к выборам в США – логичным образом, до того момента, когда эти выборы завершились победой одного из кандидатов. И у российских СМИ, и у граждан нашей страны есть целый ряд других, более важных и животрепещущих интересов, на которых в данный момент – возможно, к неудовольствию Bloomberg – они и сконцентрированы", — заключил секретарь журналистской ассоциации.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > ria.ru, 16 февраля 2017 > № 2076046


США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > ria.ru, 16 февраля 2017 > № 2076043

Пресс-конференция президента США Дональда Трампа в четверг ознаменовалась многочисленными пикировками с журналистами: президент США постоянно критиковал СМИ за "фейковые новости" и заявил, что люди больше не верят прессе.

Люди вас не слушают

Зал Белого дома накануне пресс-конференции был заполнен до отказа. Однако Трамп начал с примерно двадцатиминутной речи, в которой рассказал зрителям о своей политике за три недели во главе государства. "Я хочу обращаться к народу напрямую", — пояснил Трамп.

Президент США дал возможность высказаться примерно двум десяткам журналистов. Он довольно долго спорил с корреспондентом CNN Джимом Акостой, который еще два месяца назад удостоился от Трампа эпитета "фейковые новости".

"Я выиграл не потому, что люди слушали вас, это уж точно. Но мне здесь (на пресс-конференции) хорошо. Завтра люди скажут: Дональд Трамп рвет и мечет на пресс-конференции. Я не рву и не мечу. Я просто говорю вам: вы нечестные люди", — заявил Трамп Акосте.

Журналист переспросил, не считает ли Трамп, что его нападки на журналистов вредят свободе прессы. "Я хочу, чтобы пресса была честной… публика вам, ребята, больше не верит. Может быть, это из-за меня? Я не знаю. Но они вам не верят. Если бы вы все говорили прямо, как есть…, я бы больше всех вас продвигал", — ответил Трамп.

Поладить с Россией

По словам Трампа, "фейковые новости" идут по телевизору "сюжет за сюжетом". В частности, Трамп назвал "ерундой", "фейком", "мошенничеством" и "уловкой" новости о якобы имевших место связях его предвыборного штаба с Россией. Трамп заявил, что авторам утечек о телефонных разговорах его помощников или о разговорах президента с иностранными лидерами "должно быть стыдно" вместе с прессой.

Он заявил, что СМИ мешают ему "поладить" и "заключить сделку" с Россией. "Я хотел бы поладить с Россией… Я знаю, что с политической точки зрения это не очень хорошо. Слушайте, самая отличная вещь, которую я бы мог сделать, — это стрелять в тот корабль, который в 30 милях от берега, там в водах. Все бы в нашей стране сказали: "О! Это так здорово!" Это не здорово. Я бы хотел поладить с Россией", — заявил Трамп.

Алексей Богдановский.

В четверг телеканал FoxNews со ссылкой на неназванного чиновника США сообщил, что разведывательный корабль "Виктор Леонов" ВМФ РФ в среду вечером был замечен недалеко от города-порта Норфолк в штате Виргиния. По словам чиновника, корабль был замечен в международных водах примерно в 65 морских милях к северо-востоку от Норфолка. По данным телеканала, территориальная граница США проходит в 12 милях (около 22 километров) от побережья.

"Все говорят, что (в администрации хаос). Тут ноль хаоса, мы работаем как отлично отлаженная машина", — сказал Трамп.

По словам американского лидера, он любит смотреть утреннее шоу на канале Fox News и терпеть не может CNN, но не потому, что Fox традиционно лучше настроен к республиканцам. "Я нормально отношусь к плохим репортажам, если это правда", — добавил он.

В поисках дружелюбного репортера

Один из журналистов начал с того, что заявил о наличии двух вопросов для Трампа. "Нет, два вопроса не могу. Давайте лучший из ваших двух вопросов!" — посоветовал Трамп. Женщина-репортер спросила его, не хочет ли он встретиться с депутатами конгресса из числа афроамериканцев, чтобы обсудить проблемы меньшинств в крупных городах.

Трампу идея понравилась. "А вы сами не хотите организовать встречу?" — отреагировал он. Журналист отказалась, сославшись на то, что она всего лишь репортер.

В какой-то момент Трамп заявил, что устал от каверзных вопросов, и стал искать кого-нибудь, кто задал бы ему "дружелюбный" вопрос.

"Хочу найти дружелюбно настроенного репортера. Вы дружелюбный репортер?" — обратился он к журналисту в одежде ортодоксального еврея. "Давайте посмотрим, какой он дружелюбный", — добавил Трамп.

Однако вопрос его разочаровал: репортер предположил, что ряд нападений на синагоги в США связан с избранием Трампа. Президент США возмутился. "Во мне меньше антисемитизма, чем в ком-либо, кого вы когда-либо встречали", — заявил Трамп. "Я возмущен этим обвинением, я нахожу его отвратительным", — добавил он.

Президент дал СМИ совет, как надо освещать события. "Думаю, если вы будете другими, у вас дела пойдут гораздо лучше", — сказал Трамп.

США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > ria.ru, 16 февраля 2017 > № 2076043


США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > ria.ru, 16 февраля 2017 > № 2076029

Президент США Дональд Трамп заверил, что не будет осуждать журналистов, если критика в его адрес будет основана на правдивых фактах.

"Я не против критических статей. Более того, я умею обходиться с ними лучше, чем кто бы то ни было, но только, если они правдивые", — сказал Трамп на пресс-конференции в четверг.

"Со временем, я сделаю что-то ошибочное, и вы напишете об этом — и я в порядке, но я против, когда это неправда", — сказал президент США, вновь обрушившись с критикой за "очень фейковые новости" на телеканал CNN, который, по его мнению, "полон ненависти".

Трамп конфликтует со СМИ еще со времен президентской кампании. При этом в четверг на пресс-конференции он отметил, что "хорошие журналисты являются одними из наиболее уважаемых людей".

Заявления президента стали продолжением его реакции на масштабные критические и "разоблачающие" публикации ряда СМИ, основанные на сведениях из "информированных источников". При этом часть информации подлинна и даже секретна, что вызывает крайнюю обеспокоенность главы государства и некоторых членов конгресса. Ранее в четверг президент призвал СМИ, которые публикуют такие сведения, извиниться.

Публикации в СМИ уже способствовали отставке советника президента по национальной безопасности Майкла Флинна. В понедельник он покинул свой пост и признал, что предоставил Белому дому неполную информацию о контактах с послом России в Вашингтоне Сергеем Кисляком.

США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > ria.ru, 16 февраля 2017 > № 2076029


Украина > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 16 февраля 2017 > № 2075867

Евровидение-2017: Украину предупредили, что шоу должно продолжаться

Организация-учредитель конкурса Евровидение потребовала от Национальной общественной телерадиокомпании Украины «соблюдать график» после массовых отставок.

Джон Хенли (Jon Henley), The Guardian, Великобритания

В прошлом году Украина затмила всех со своей западающей в память политизированной балладой о сталинской депортации крымских татар. Сегодня она может получить ноль баллов за подготовку песенного конкурса Евровидение-2017, поскольку почти все главные организаторы этого мероприятия ушли из проекта.

Европейский союз вещания предупредил Национальную общественную телерадиокомпанию Украины о необходимости «соблюдать график» после того, как 21 член подготовительного комитета Евровидения из этой компании на прошлой неделе неожиданно подал в отставку. Среди них два исполнительных продюсера, администратор мероприятия и ответственный за безопасность.

В этом сезоне Евровидение постоянно преследуют трудности и неудачи. Украина испытывает серьезные трудности с финансированием конкурса, а православная церковь жалуется на то, что церемонию открытия организаторы решили устроить в соборе постройки 11-го века, и заявляет, что это равноценно богохульству.

Европейский союз вещания, учредивший этот популярный песенный конкурс в 1956 году, поблагодарил уходящую команду за проделанную работу, однако отметил, что несмотря на «кадровые изменения» необходимо приложить дополнительные усилия, чтобы шоу состоялось в мае в Киеве, как и было изначально запланировано.

Союз заявил: «Мы вновь заявляем о важности оперативного и эффективного выполнения согласованных планов… Мы должны придерживаться графика, разработанного и утвержденного организаторами, чтобы обеспечить успешное проведение конкурса».

Исполнительные продюсеры Евровидения-2017 Виктория Романова и Александр Харебин, а также большая часть их команды покинули проект в прошлую пятницу, заявив в своем письме, что новый координатор конкурса мешает им работать, и что они обеспокоены «отсутствием транспарентности» при принятии решений.

«Мы, команда Евровидение, для которых этот конкурс стал не только частью нашей работы, но и частью жизни, официально сообщаем, что уходим из этого проекта и прекращаем работу над подготовкой к проведению конкурса», — говорится в заявлении.

По их словам, подготовка конкурса остановилась почти на два месяца после того, как в конце прошлого года официальным координатором проекта был назначен заместитель руководителя государственного украинского телевидения Павел Грицак. Это назначение «полностью блокировало» их работу, заявили организаторы.

«Мы не хотим комментировать управленческие навыки, принципы руководства проектом, навыки общения, профессиональные достижения, а также ценности и цели руководства», — говорится в заявлении.

Грицак настаивает, что организаторы конкурса работают в тесном взаимодействии с Европейским союзом вещания, и что «все идет по плану». Украинский премьер-министр Владимир Гройсман также утверждает, что подготовка проводится «должным образом», и что Евровидению ничто не угрожает.

Украина завоевала право на проведение 62-го конкурса Евровидение в прошлом году после неожиданной победы крымской татарки Джамалы, которая исполнила вызвавшую острую дискуссию балладу «1944» о депортации татар в годы войны при Иосифе Сталине.

Такой результат вызвал недовольство в Москве, однако воодушевил многих украинцев, ставших свидетелями российской аннексии Крыма в 2014 году и боевых действий на востоке Украины в Донбассе. После этого конкурса, ставшего самым политизированным за многие годы, Джамала сказала, что ее песня имеет отношение и к недавним событиям на полуострове.

Руководитель Национальной общественной телерадиокомпании Украины Зураб Аласания в прошлом году ушел в отставку, объяснив свое решение кризисом финансирования, который достиг такого размаха, что поставил под угрозу проведение Евровидения-2017. А православная церковь подвергла резкой критике решение организаторов провести церемонию открытия конкурса в историческом Софийском соборе, который внесен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Украина > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 16 февраля 2017 > № 2075867


Россия > Медицина. СМИ, ИТ > rosminzdrav.ru, 15 февраля 2017 > № 2079569 Никита Одинцов

Мы живем во времена, когда интернет стал беспрецедентным источником информации. Но он принес с собой в нашу жизнь и новые опасности. Одна из них – кибер-атаки. Они проводятся с различными неблаговидными целями. Если их и объединяет что-то, так это то, что в современном мире мало кто может чувствовать себя в абсолютной безопасности. Вот и сайт Министерства здравоохранения Российской Федерации недавно подвергся массированной атаке. Как удалось отразить нападение злоумышленников? Об этом беседа с помощником министра Никитой Одинцовым.

- Никита Игоревич, вы курируете несколько интересных направлений в работе министерства. В том числе информационную безопасность ведомства. На днях произошел инцидент, который был широко освещен в СМИ. Некоторые его назвали так: «хакеры напали на минздрав». Мы бы хотели поговорить более подробно об этом. Откуда проводились атаки?

- Та география, которую мы увидели по атакующим адресам - это, в порядке убывания, Япония, далее - США, следом - российские ip-адреса. Далее - Европа и Китай.

В целом, география достаточно необычная, учитывая что традиционно лидируют по числу атак с зараженных серверов страны Юго-восточной Азии.

- Какие действия были предприняты для борьбы с атакой?

- Подробный состав мер по предотвращению подобных инцидентов приводить, думаю, не имеет смысла, дабы не облегчать действия злоумышленников в дальнейшем. Можно сказать только, что при возникновении существенной угрозы, сервисы Минздрава как правило, переводятся на резервное подключение к внешним сетям, а атакуемые ресурсы - переключаются в режим отдельной изолированной зоны не только программными средствами, но и физически.

- На какое время пришелся пик запросов на сайт?

- Пик запросов пришелся на 12 часов дня и составил суммарно на всю сеть около 4х миллионов запросов в минуту.

В среднем, за 6 часов (это - два часа, судя по всему тестовой атаки и четыре часа основной) - около двух миллионов в минуту.

- Как противостояли атаке на сервер?

- Естественно, по мере появления новых атакующих серверов, они максимально оперативно блокировались. С нашей точки зрения, конечно, было бы легче всего блокировать подсети из которых осуществлялись атаки, то есть секциями, как минимум, по 65 тысяч адресов, но федеральное ведомство не может позволить себе подобных действий, так как под блокировку могут попасть вполне законопослушные адреса и зоны, просто исходя из наличия в них нескольких десятков зараженных машин.

- Будете ли вы обращаться в Роскомнадзор с целью блокировки выявленных IP-адресов?

- Особенного смысла в этом не вижу, учитывая что число выявленных адресов составило свыше 3 миллионов. При этом, как показал предварительный анализ, атака шла через взломанные wordpress-сервера. То есть, бесплатные движки, администраторы которых вовремя не устанавливают заплатки безопасности.

Сводную информацию мы, естественно, передадим в компетентные органы, особенно учитывая тот факт, что во исполнение Указа Президента № 260 «О некоторых вопросах информационной безопасности Российской Федерации», Минздрав России осуществляет подключение к сети Интернет через сети Федеральной службы охраны.

- Сколько, по вашим оценкам, вложили организаторы в это мероприятие?

- Сложно оценить, ведь если организаторы использовали собственную сеть – это одни цифры, когда затраты идут в основном на ее создание. Другой вариант – аренда сети на проведение разового мероприятия. Так что приводить цифры здесь особенно нет смысла, разница может составлять несколько порядков.

- На ваш взгляд, в чем заключался смысл этой атаки?

- Наше предположение, на данный момент, - по результатам первичного анализа – скорее всего это была апробация бот-сети с целью поиска «легких целей», то есть исследование возможностей легкого взлома ряда ресурсов министерства.

До консультаций с коллегами из компетентных органов, излишних подробностей мы разглашать не станем, но анализ нескольких сотен дефейснутых (deface – замена содержимого сайта или сервера вредоносным содержимым, с заменой головной страницы коротким «сообщением» от злоумышленников) серверов с которых проводилась атака – показывает на ее ближневосточное сопровождение. Что, конечно, может быть простым совпадением, так как практически любой уязвимый сервер в сети интернет рано или поздно попадает на «черный рынок» для использования в одной или нескольких бот-сетях.

Россия > Медицина. СМИ, ИТ > rosminzdrav.ru, 15 февраля 2017 > № 2079569 Никита Одинцов


Россия > СМИ, ИТ. Армия, полиция > rosbalt.ru, 15 февраля 2017 > № 2079152

Cоздатель хакерского сайта сообщил контрразведчикам, что изначально проект «Шалтай-Болтай» создавался как некое баловство. По данным "Росбалта", Льюис с несколькими единомышленниками якобы решил на деле доказать, что Интернет — это территория анархии, где каждый может свободно размещать любую информацию. Взломав при помощи фишинга (этим занимался Александр Филинов) несколько почтовых ящиков, хакеры опубликовали их содержимое в Сети. По словам Аникеева, журналисты стали активно писать о «Шалтае-Болтае», снабжая публикации различными легендами об участниках проектах и тех, кто за ними может стоять.

В качестве пиара, как уверяет Льюис, он сам и его единомышленники в анонимных интервью активно поддерживали эти легенды, добавляя им таинственности и значимости. «В реальности все было проще и скромнее, чем описывали журналисты, однако нам нравилась шумиха, и мы ее активно поддерживали», — рассказал сотрудникам ФСБ Аникеев. По его словам, политических целей у сайта не было — развлекались несколько «интернет-анархистов». Однако потом Александр Глазастиков решил сделать проект прибыльным.

Как уверяет Льюис, именно Глазастиков выставлял переписку чиновников и бизнесменов на биржу, где она продавалась за биткоины. Он же занимался всеми финансовыми вопросами. «Остальным участникам проекта перепадали какие-то незначительные суммы — для „поддержания штанов“, для нас „Шалтай-Болтай“ не являлся коммерческим проектом», — отметил Льюис. Поэтому он крайне возмутился тем, что Глазастиков сейчас активно раздает интервью, в которых основную роль в «Шалтае-Болтае» отводит Аникееву, говорит о неких кураторах и политических целях проекта. «Если мы являлись интернет-анархистами, то у Саши в глазах всегда были только деньги и никакой политики. А с кураторами вообще выдумка, которая нужна ему, чтобы получить политическое убежище в Эстонии. Я очень неприятно удивлен его поведением. Мы все в СИЗО, он на воле, и так поступает. Окажись я в его ситуации, я не стал бы раздавать интервью и подставлять знакомых», — рассуждает Льюис.

Что касается взлома почтовых аккаунтов, то пока Аникеев признался в одном эпизоде, которой ему и инкриминирует ФСБ, — во вскрытии ящика топ-менеджера «Сбербанка» Евгения Кислякова. По данным «Росбалта», сотрудников ФСБ также интересует ситуация с попаданием в Сеть переписок следующих лиц: телеведущего Дмитрия Киселева, замначальника управления по внутренней политике администрации президента Тимура Прокопенко, пресс-секретаря премьер-министра Натальи Тимаковой и секретаря бизнесмена Магомеда Магомедова. Однако вероятность, что они тоже будут признаны потерпевшими по делу, невелика. «Если будет собрано достаточно доказательств, то данных персон могут вызвать в ФСБ допросы. Там эти люди должны признать, что была опубликована их почта, и они понесли серьезный ущерб. Только в этом случае их признают потерпевшим», — отметил источник агентства, знакомый с ситуацией.

Что касается Льюьса, то он заявляет контрразведчикам, что готов признаваться только во взломе почтовых ящиков, которые действительно были осуществлены «Шалтаем-Болтаем». Он, в частности, категорически отрицает свое участие во вскрытии ящика главы холдинга News Media Арама Габрелянова. «К нам попала часть переписки, и мы решили „потроллить“ Габрелянова. Ни к вскрытию почты, ни к ее продаже на бирже я и лица, находящиеся под стражей, отношения не имели», — уверяет Аникеев. Также, по его словам, «Шалтай-Болтай» не принимал участия во взломе ящика помощника президента Владислава Суркова. «Там был ящик с окончанием gov, мы к подобным никогда не имели доступа. Нашим достоянием становилась только частная переписка, которая велась с личных почтовых аккаунтов», — рассказал Аникеев.

Герман Александров

Россия > СМИ, ИТ. Армия, полиция > rosbalt.ru, 15 февраля 2017 > № 2079152


ОАЭ > СМИ, ИТ > russianhome.com, 15 февраля 2017 > № 2077125

Объединенные Арабские Эмираты объявили о запуске проекта под названием "Марс-2117" по отправке на Марс людей в течение следующих ста лет и строительству там первого "мини-города", сообщают эмиратские СМИ cо ссылкой на премьер-министра ОАЭ и правителя Дубая шейха Мохаммеда бен Рашида Аль Мактума и наследного принца Абу-Даби, главнокомандующего ВС ОАЭ шейха Мохаммеда бен Заеда Аль Нахайяна.

Как заявил премьер-министра ОАЭ, проект нацелен на "получение знаний и научных способностей, преобразование университетов в исследовательские центры и возникновение стимула к лидерству у следующих поколений".

Русский Дом, Дубай

ОАЭ > СМИ, ИТ > russianhome.com, 15 февраля 2017 > № 2077125


Россия. Армения > СМИ, ИТ > rs.gov.ru, 15 февраля 2017 > № 2077002

15 февраля в Российском центре науки и культуры в Ереване состоялось открытие выставки «75 лет. История начинается с новости», посвященная 75-летию Советского информационного бюро.

В открытии выставки приняли участие директор РЦНК в Ереване Марк Калинин, руководители и члены организаций российских соотечественников, представители молодежных организаций и ведущих СМИ.

Начальник отдела культурных и общественных программ РЦНК Ирина Касацкая представила собравшимся коллекцию из 50 фотографий, охватывающих четыре эпохи существования информагентства: Совинформбюро - Агентство печати «Новости» - РИА Новости - МИА «Россия сегодня».

Экспозиция включает как фотографии из архивов, которые ранее нигде не публиковались, так и работы, победившие в мировых фотоконкурсах. В частности, представлены работы Владимира Вяткина, Сергея Гунеева, Владимир Песня, Алексея Дружинина и других.

Представленные фотоматериалы ярко демонстрируют не только жизненные этапы Агентства, но и развитие мировой истории, важные события политической, культурной, спортивной и повседневной жизни страны. На выставке представлены работы Анатолия Гаранина из архива РИА Новости, в том числе снимок «Смерть солдата», который вошел в число классических произведений фронтового фоторепортажа. Работа фотокорреспондента МИА «Россия сегодня» Валерия Мельникова «Местные жители спасаются от пожара, возникшего в результате авиационного удара вооруженных сил Украины по станице Луганская» (2014г.) 13 февраля стала номинантом международного фотоконкурса «World Press Photo - 2017».

Выставка предоставлена Федеральным Агентством «Россотрудничество».

Россия. Армения > СМИ, ИТ > rs.gov.ru, 15 февраля 2017 > № 2077002


Россия. СФО > СМИ, ИТ > comnews.ru, 15 февраля 2017 > № 2075756

ТТК укрепился руководителем из Tele2

Елизавета Титаренко

Генеральным директором макрорегиона "Западная Сибирь" АО "Компания ТрансТелеКом" (ТТК-Западная Сибирь) стал Алексей Ноздрин, с 2016 г. работавший в "Tele2 Казахстан", а в 2010-2016 гг. руководивший макрорегионом "Сибирь" в ООО "Т2 Мобайл" (бренд Tele2). Он пришел на смену Александру Соловьеву, который возглавлял "ТТК-Западная Сибирь" с 2004 г.

О том, что руководителем "ТТК-Западная Сибирь" стал Алексей Ноздрин, корреспонденту ComNews сообщил представитель пресс-службы ТТК. Алексей Ноздрин будет отвечать за развитие бизнеса ТТК на территории Новосибирской, Томской, Омской, Кемеровской областей и Алтайского края. В новой должности он будет решать задачи по увеличению проникновения услуг широкополосного доступа в Интернет, цифрового телевидения и телефонии, по запуску и продвижению новых услуг розничного сегмента, повышению качества сервиса и обслуживания абонентов, а также по развитию продуктов для операторов связи, клиентов государственного и корпоративного сектора.

"ТТК в Западной Сибири занимает одно из лидирующих мест среди интернет-провайдеров региона. Перед нами здесь стоят амбициозные задачи по дальнейшему завоеванию рынка. Алексей Ноздрин хорошо знаком с особенностями телекоммуникационного рынка Сибири, и, я уверен, его опыт поможет компании продолжить успешное развитие в этом регионе", - заявил президент ТТК Роман Кравцов.

Алексей Ноздрин с середины 2000-х гг. занимал разные посты в сибирских филиалах российских телекоммуникационных компаний. C января 2016 г. он работал коммерческим директором в "Tele2 Казахстан". Как сообщил корреспонденту ComNews представитель казахстанского оператора, в настоящее время коммерческим директором "Tele2 Казахстан" является Сергей Коньков.

Руководство макрорегиональных филиалов ТТК меняется не первый раз с начала этого года. В конце января должность директора макрорегиона "Урал" в ТТК занял Вячеслав Касымов. В компанию он пришел из ПАО "ВымпелКом" (бренд "Билайн") с позиции территориального управляющего Новосибирского кластера. Позицию директора макрорегиона "Урал" Вячеслав Касымов будет совмещать с должностью исполняющего обязанности генерального директора ЗАО "Магинфо", которое входит в группу компаний ТТК (см. новость ComNews от 31 января 2017 г.).

Напомним, в 2016 г. ТТК сменил команду топ-менеджеров. В начале 2016 г. ТТК упразднил дирекции (см. новость ComNews от 19 января 2016 г.), а в конце января президентом "ТрансТелеКома" стал бывший топ-менеджер ПАО "Ростелеком" Роман Кравцов, сменив на этом посту Артема Кудрявцева (см. новость ComNews от 27 января 2016 г.). Этому предшествовала смена президента ОАО "РЖД" в августе 2015 г. В середине марта в ТТК сменился и совет директоров (см. новость ComNews от 16 марта 2016 г.). В апреле состав руководства "ТрансТелеКома" пополнился двумя вице-президентами (см. новость ComNews от 25 апреля 2016 г.). Бывший топ-менеджер ПАО "МегаФон" Венера Хуснутдинова была назначена вице-президентом по экономике и финансам ТТК, а вице-президентом - техническим директором стал Вадим Кондратов, ранее занимавший руководящие должности в ПАО "Ростелеком".

Досье ComNews

Алексей Владимирович Ноздрин родился 15 февраля 1977 г. в Новосибирске. В 1999 г. окончил Сибирский государственный университет телекоммуникаций и информатики по специальности "Экономист-менеджер". В 2006 г. получил степень МВА в Международном университете в Москве со специализацией "Менеджмент в телекоммуникационной индустрии". С 2007 г. работал заместителем директора филиала по коммерческим вопросам новосибирского филиала ОАО "Сибирьтелеком". В 2008 г. пришел в компанию "Tele2 Россия" на должность регионального управляющего директора "Tele2 Томск". В июне 2010 г. возглавил макрорегион "Сибирь" "Tele2 Россия" (ныне Tele2). В январе 2016 г. перешел на работу в "Tele2 Казахстан" на позицию коммерческого директора. С февраля 2017 г. - генеральный директор макрорегиона "Западная Сибирь" АО "Компания ТрансТелеКом".

Александр Григорьевич Соловьев родился 24 октября 1947 г. в городе Чулым Новосибирской области. В 1981 г. окончил Омский институт инженеров железнодорожного транспорта по специальности "Автоматика, телемеханика и связь на железнодорожном транспорте". С 1966 г. - электромеханик 6-й Новосибирской дистанции сигнализации и связи Западно-Сибирской железной дороги (ЗСЖД). С 1980 г. - старший инженер Новосибирского отделения ЗСЖД. С 1985 г. - главный инженер 7-й Новосибирской дистанции сигнализации и связи ЗСЖД. С 1992 г. - начальник Инской дистанции сигнализации, связи и вычислительной техники ЗСЖД. С 1998 г. - начальник 7-й Новосибирской дистанции сигнализации и связи ЗСЖД. С 1999 г. по 2001 г. - начальник службы СЦБ управления ЗСЖД. С 2001 г. - директор по строительству, с 2002 г. - заместитель генерального директора, с 2004 г. - генеральный директор "ТТК-Западная Сибирь". Почетный железнодорожник.

Россия. СФО > СМИ, ИТ > comnews.ru, 15 февраля 2017 > № 2075756


Россия. Франция > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 15 февраля 2017 > № 2075700

Почему Россия ошибается, выбирая в качестве мишени для нападок Эммануэля Макрона

Дидье Шоде | The Huffington Post

"Два наиболее близких к России кандидата - Марин Ле Пен и Франсуа Фийон - доминировали в преддверии предстоящих французских президентских выборов до 27 января 2017 года, пока "Пенелопагейт" не ослабил кандидата от "Республиканцев". Такое развитие событий дает возможность в данный момент оценивать Эммануэля Макрона как претендента на прохождение во второй тур. Реагируя на это, пророссийские СМИ и другие заинтересованные лица, похоже, решили сделать Макрона мишенью для нападок", - пишет аналитик Дидье Шоде, специалист по Юго-Восточной Азии и геополитике Евразии, в статье для Le Huffington Post.

"Конечно, не надо впадать в паранойю времен холодной войны. Во Франции, как и в США, никакая иностранная держава не может сделать победителем того или иного кандидата. Несмотря на это, в Париже действительно существует достаточное сильное пророссийское лобби, подобно тому, как существует проамериканское лобби или лобби стран Персидского залива. Тут не следует выносить какие-то моральные суждения, это просто факт французской политической жизни, - говорится в статье. - И на данный момент представляется, что для Москвы преобладает логика "кто угодно, кроме Макрона".

Далее Шоде рассуждает, почему выбирать Макрона в качества мишени для нападок контрпродуктивно для России.

"Российское кибервлияние, реальное или предполагаемое, рискует усилить разглагольствования о якобы наступившей "новой холодной войне". И это может стать угрозой для евро-российского диалога на долгое время", - считает аналитик.

"Кроме того, прицельный удар по Макрону не принимает в расчет вероятность того, что с 2017 года он начнет оказывать сильное влияние на французскую политику - будь то в качестве президента или одного из лидеров оппозиции. Кандидат движения "Вперед!" может оказаться во втором туре. И тогда он легко одержит победу над Марин Ле Пен", - уверен Шоде.

"И самое главное: Макрон не настроен антироссийски. Он проевропеец и высоко ценит Ангелу Меркель. Но он также готов ее критиковать ради наилучшего функционирования Европы. Быть настроенным проевропейски вовсе не означает выступать против России. Это подтверждают его высказывания о России. Его позиция скорее позволяет считать его реалистом", - пишет аналитик. По Сирии он имеет в основном прагматичную позицию. "Он, кажется, готов говорить со всеми, чтобы найти решение конфликта, который частично виноват в подъеме ИГИЛ (запрещено в РФ. - Прим. ред.) и кризисе беженцев. Но он отказывается от всякого вмешательства и прежде всего хочет заботиться об интересах Франции, при этом он помнит о необходимости стабильности и антитеррористической борьбы. Ничего шокирующего с точки зрения Москвы?" - отмечает автор.

"Следует отметить, что российский анализ французских выборов сосредоточивается на одном вопросе: как дать новый импульс франко-российским отношениям? Сейчас по этому поводу разделение происходит не между европейцами и русскими, а между реалистами и идеологами. Между тем отдельные так называемые пророссийские сети во Франции тяготеют к лагерю идеологов. Это они бездоказательно представляют Макрона как американского "агента", - передает автор.

"Собственно говоря, игра в кибервлияние со ставкой на евроскептиков и крайне правых гораздо менее разумна для России, нежели более позитивная кампания, которая делала бы акцент на согласованности интересов между Францией, ЕС и Россией", - уверен Шоде.

Россия. Франция > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 15 февраля 2017 > № 2075700


Россия > СМИ, ИТ > rkn.gov.ru, 15 февраля 2017 > № 2075462

Глава Роскомнадзора: логично контролировать точки входа интернета в страну

Об интернет-шпионаже, информационных войнах и виртуальных битвах с реальными жертвами в интервью главному редактору «АиФ» Игорю Черняку рассказал Александр Жаров, руководитель Роскомнадзора.

Игорь Черняк, «АиФ»: Ваше ведомство многие считают чем-то вроде цербера, душителя свобод, который так и норовит заблокировать популярный сайт или вынести предупреждение газете.

Александр Жаров: В этом нет ничего удивительного, потому что наша служба — надзорная. Мы надзираем за тем, что сейчас называют «информационным обществом», в том числе за средствами связи и средствами массовой информации, за интернет-ресурсами.

— Это своего рода цензура?

— Цензура — это проверка содержания статьи или телесюжета перед тем, как они будут напечатаны в газете или показаны в эфире. В нашей стране действует конституционный запрет на цензуру, и то, чем мы занимаемся, принципиально от цензуры отличается. Роскомнадзор реагирует на нарушения закона постфактум. Например, если отсутствует указание на то, что упомянутая в тексте или телесюжете организация относится к категории экстремистских.

В нашей стране действует конституционный запрет на цензуру, и то, чем занимается Роскомнадзор, принципиально от цензуры отличается.

— О каких организациях идёт речь? Об ИГИЛ* нужно писать, что её деятельность запрещена?

— Допустим, украинские «Правый сектор»* и «УНА-УНСО»* внесены в список экстремистских организаций Минюста. По поводу организаций из этого списка есть прямое требование в статье четвёртой закона о СМИ: журналисты должны упоминать об их запрещённом статусе. А ИГИЛ — это террористическая организация, список таких организаций ведёт ФСБ. В этом случае указание необязательно, но, по нашему глубокому убеждению, желательно. Ведь у ИГИЛ есть целые подразделения, занимающиеся пропагандой. Каждую неделю они выпускают новый ролик на русском языке и массированно выбрасывают его в Сеть: на сотни, а то и тысячи площадок, сайтов, форумов, в соцсети. Благодаря особой методике их выявления за сутки-двое нам удаётся удалять все эти ролики. Поэтому террористы сменили тактику. Раньше они пытались посеять на максимальном количестве площадок один и тот же ролик. Теперь новые фильмы выпускаются один за другим в расчёте на то, что кто-то успеет их увидеть. Основная цель террористов в интернете в том, чтобы рекрутировать новых последователей. Поэтому очень важно указывать, что эта организация является террористической. С нашей стороны это маркер: «Мы знаем, кто вы. Вы террористы».

— Пропаганда терроризма — это действительно очень серьёзно. Но ведь случаются решения Роскомнадзора, которые порой вызывают недоумение...

— Встречаются в нашей практике и курьёзные нарушения. В основном они связаны с исполнением решений региональных судов. Недавно к нам поступило принятое одним из судов решение о блокировке сайта, который рассказывал о производстве динамита. Но оказалось, что речь идёт о сетевой игре, в ходе которой нужно виртуально делать взрывчатку из ингредиентов, совершенно не соответствующих реальной рецептуре. Мы обратились к прокурору, инициировавшему решение суда, и дело пересмотрели.

Основная цель террористов в интернете рекрутировать новых последователей.

— Не так давно советник президента Герман Клименко поднял тему ограничения доступа в интернет, ссылаясь на опыт Китая. Могут ли и в России появиться такие барьеры?

— Китайский проект «Золотой щит» более близок к определению цензуры. Эта система осуществляет предфильтрацию трафика. В том числе фильтрует информацию, поступающую в китайское интернет-пространство извне. Обслуживают её десятки тысяч высококвалифицированных специалистов. Это очень накладно. У нас в Госдуме сейчас обсуждается законопроект о критической инфраструктуре интернета. Мне кажется логичным контролировать точки входа интернета к нам в страну. Потому что его отключение может привести к техногенной катастрофе. Такой контроль есть во многих странах: в том же Китае, в Турции, Германии и др.

— А кто контролирует интернет и может его отключить?

— Сложный вопрос. Исторически интернет был создан Пентагоном для военных коммуникаций. Позднее он превратился в гражданское средство связи. Но долгое время эта система финансировалась из бюджета США. Доменные имена и IP- адреса (это своего рода сетка, на которой держится интернет, его инфраструктура) распределяет американская корпорация ICANN. В 2016 году она формально стала международной организацией, но не надо забывать: «кто девушку ужинает, тот её и танцует». Влияние США на эту организацию огромно.

— Эдвард Сноуден обнародовал информацию о том, что через интернет следят даже за лидерами государств, например, за канцлером ФРГ Ангелой Меркель. Значит, даже правительственные информационные системы уязвимы? И кто следит за обычными гражданами?

— Уверен, что специальные службы в нашей стране на должном уровне обеспечивают защищённость правительственных каналов связи. Поэтому госслужащий обязан пользоваться именно ими. Все иные способы коммуникаций — только для той информации, которая не относится к работе. Вообще говоря, нам всем нужно помнить о том, что мир изменился, и мы живём в абсолютно прозрачном обществе. Смартфон — это вовсе не дружественный попутчик. Наоборот, он постоянный и внимательный наблюдатель. Не раз уже специалисты рассказывали о функции принудительного фотографирования и массе других возможностей современных гаджетов. Каждый раз, когда вы устанавливаете ту или иную программу в телефон или планшет, надо внимательно ознакомиться с пользовательстким соглашением, которое вы при этом заключаете. Например, многие скачивают очень простое бесплатное приложение «Фонарик». Прочитав условия пользования этой программой, вы увидите, что она получает из вашего телефона огромный объём информации, которой можно торговать. Например, перекачивает всю записную книжку и данные о вашем местонахождении. Зачем? Чтобы использовать ваши «большие пользовательские данные» в коммерческих целях. Так называемые «большие пользовательские данные» — это, по сути, уголь и нефть будущего. Они позволяют прогнозировать, как люди того или иного возраста, пола, проживающие на определённой территории, будут себя вести в некой ситуации. Можно вычислить, какие товары и когда надо им предлагать. За такую информацию готовы бороться и корпорации, и спецслужбы других стран.

Нам всем нужно помнить о том, что мир изменился и мы живем в абсолютно прозрачном обществе.

— Посоветуйте нашим читателям, как себя обезопасить.

— Определите, какими данными вы готовы делиться со всем миром: их можно держать в смартфоне, компьютере, отдавая себе отчёт в том, что они в любой момент могут быть отправлены в неизвестном направлении. Второй уровень — конфиденциальная информация, её нужно хранить на защищённых носителях. Наконец, третий уровень — абсолютно личная информация, которую можно записывать только на бумаге, благо все мы пока ещё умеем писать. Как-то на международной конференции меня познакомили с бывшим хакером, который работал в тот момент на одно из западных государств. Этот молодой человек делал пометки в записной книжке. Ему задали вопрос: «Вы так хорошо разбираетесь в цифровых технологиях, почему же пишете на бумаге?» Он ответил: «Потому что я пишу это для себя». Для меня это был показательный пример.

— Персональные данные мы оставляем не только в интернете, но и в банках, больницах. А потом нам начинают названивать салоны красоты или страховые компании, купившие эти данные. Как с этим бороться?

— Если вам звонит некий человек и предлагает услуги какой-то конторы, в первую очередь выясните название юрлица, которое он представляет. А затем сообщите, что вы требуете удалить ваши персональные данные из базы контактов. После этого следует написать жалобу в региональное подразделение Роскомнадзора. И тогда в эту фирму придёт наш инспектор.

«Большие пользовательские данные» — это, по сути, уголь и нефть будущего. Они позволяют прогнозировать, как люди того или иного возраста, пола, проживающие на определенной территории, будут себя вести в некой ситуации.

— В прошлом году всю страну всколыхнули сообщения о том, что в интернете действуют группы, где подростков склоняют к самоубийствам. Удалось ли остановить это безумие?

— Когда появилась эта информация, многие сначала ей не поверили. Но я изучил статистику. Оказалось, что количество самоубийств в России в последние годы постоянно снижается. А число подростковых суицидов остаётся на одном уровне: колеблется вокруг цифры 700. Это страшно: каждый год мы теряем примерно 700 молодых людей, которые только начинают жизнь. Почему? Конечно, в этом возрасте у детей очень хрупкая психика. Но также очевидно, что этим пользуются люди, которые создают в социальных сетях так называемые «группы смерти».

После того как журналисты «Новой газеты» впервые подняли эту тему, мы сразу создали рабочую группу, разработали систему мониторинга, заблокировали 150 наиболее популярных и активных сообществ, не дожидаясь официальных запросов: решили, что в данном случае надо действовать не по бюрократическим, а по человеческим правилам.

К сожалению, такие интернет-страницы продолжают появляться: начиная с 1 января мы выявляли и закрывали по 50 подобных групп в день, потом 70, 90. В последние недели они изменили тактику. Например, мигрировали в Instagram: сейчас по нашим запросам администраторы удаляют оттуда ссылки на такие группы и хэштеги. Известно, что в этих сообществах используют особый сленг: например, слова «тихий дом», «синий кит» и др. Две недели назад появился новый «пароль»: «ищу куратора». Ребёнок, не заходя ни в какие группы, просто пишет эту фразу на своей странице в интернете, ставит так называемый хэштег. После этого с ним связывается человек, и они начинают общаться либо в мессенджере, либо по телефону, смс, в почте, то есть в зоне личных коммуникаций. Отследить это общение мы уже не можем, и это очень опасно.

Из того, что пишут дети у себя на странице в открытом доступе, можно сделать вывод, что они получают какие-то задания. Начинается опасная игра в смерть. Тех, кто ведёт эту игру, я бы приравнял к террористам, потому что цель у них та же: убийство. Одного подозреваемого правоохранительные органы задержали, но надо искать и остальных.

К сожалению, в этой борьбе мы всегда немного позади: реагируем тогда, когда опасная информация уже становится доступной. К счастью, социальные сети идут нам навстречу и быстро блокируют подобные группы. Мы также активно работаем вместе со Следственным комитетом, МВД, Госдумой, готовятся поправки в законодательство. Уверен, что эту проблему мы должны решать всем миром.

Ребенку младше 10 лет вообще не стоит выходить в интернет. Активно им пользоваться нужно начинать ещё позже.

— У вас шесть детей. Вам удаётся контролировать то, что они делают в интернете?

— Моему старшему — 26 лет, а младшему — 4,5 года. Считаю, что ребёнку младше 10 лет вообще не стоит выходить в интернет. Активно им пользоваться нужно начинать ещё позже. Некоторые родители гордятся тем, что трёхлетний малыш ловко управляется с планшетом и смотрит на нём мультики. Ничего хорошего, по моему мнению, в этом нет. Маленький ребёнок начинает виртуальный мир считать частью реального, это изменяет восприятие действительности.

Необходимо контролировать время нахождения в Сети. Его можно постепенно увеличивать от 45 минут в день до 2 часов. Это, по моему мнению, максимальный срок.

Если ребёнок тихо сидит с планшетом, это не значит, что всё у него хорошо, как раз наоборот, всё может быть очень плохо. Проблемы могут возникнуть самые разные. От приглашения в опасные группы до кибертравли. Злоумышленники могут попытаться через детей проникнуть в личное пространство семьи. Со старшими детьми в моей семье мы договорились так: если в Сети у них возникает любая необычная ситуация, нужно обсудить её с родителями.

— Как складываются у вашей службы отношения со средствами массовой информации? Часто ли приходится прибегать к крайней мере и закрывать СМИ?

— Противостояния нет. Есть диалог. На постоянном мониторинге у нас более 8,5 тысяч СМИ. Закон позволяет нам прибегать к разным формам воздействия: предупреждение, административный штраф. Но если уже вынесены два предупреждения, то через суд мы можем и закрыть провинившееся СМИ. К счастью, с момента начала работы Роскомнадзора в 2012 г. нечасто приходилось это делать: всего лишь семь раз.

Законодательство о СМИ меняется. Например, некоторое время назад была введена возрастная маркировка, нам приходилось проводить разъяснения о том, как и что надо маркировать. Потом была принята поправка к закону о СМИ, запрещающая мат. К её разработке привлекали филологов, которые определили, какие слова считаются матом. Кстати, маскировать эти слова в СМИ звёздочками можно только полностью, без сохранения букв: так, чтобы нецензурное слово вообще не прочитывалось. Нас много критиковали, в том числе и деятели искусства, некоторые из которых уверены, что без этих слов обойтись нельзя. Лично я всегда считал и считаю, что в приличном обществе такие выражения не употребляют.

— На блогеров распространяются те же правила?

— В отношении интернета, а значит, и блогеров, действуют законы, запрещающие распространение детской порнографии, пропаганды самоубийств, наркотиков, экстремизма, производства взрывчатых веществ и пр. А вот за мат их наказывать нельзя, ответственность законом не предусмотрена. Лично мне кажется, что в тот момент, когда тебя начинают читать тысячи людей, ты, как ни крути, становишься средством массовой информации. Так что это вопрос личной ответственности. Думаю, что скоро сформируется новая синтетическая среда массовой коммуникации, в которой не будет особого различия между зарегистрированным и незарегистрированным СМИ. Этот процесс уже идёт, понятие СМИ становится шире, поэтому нужно разрабатывать новые правила.

В отношении интернета, а значит и блогеров, действуют законы, запрещающие распространение детской порнографии, пропаганды самоубийств, наркотиков, экстремизма, производства взрывчатых веществ и пр.

— Как вы отслеживаете нарушения, как можно проанализировать такой огромный массив информации?

— Работа автоматизирована, и это позволяет одновременно анализировать порядка 9 тысяч СМИ. Всего же их у нас в стране более 85 тысяч. К концу этого года мы достроим систему, благодаря которой сможем в режиме онлайн видеть все телеканалы и слушать все радиостанции. Если выявляются нарушения — а их каждый день мы обнаруживаем сотни, иногда даже тысячи — информация о них поступает в наше подведомственное предприятие, «Главный радиочастотный центр». Там проводят экспертизу, а уже инспектор Роскомнадзора оценивает, нарушен ли закон, и выносит решение о наказании или предупреждении. Что касается интернета, то мы работаем по решению уполномоченного органа либо суда о блокировке того или иного ресурса или проводим проверку контента по обращениям граждан или юрлиц. С 2012 года к нам поступило более 393 тысяч обращений по поводу информации в интернете, и более половины — 194 тысячи — действительно отправляли нас к противоправному содержанию: к детской порнографии, призывам к самоубийству, к пропаганде наркотиков, экстремизму, азартным играм.

— Но эффективна ли блокировка сайтов? Пользователи уже научились обходить её, пользуясь доступными инструментами.

— Безусловно, блокировка эффективна. Да, существуют люди (7-8% аудитории интернета), которые ищут способы обхода блокировок. Они готовы пойти на разные ухищрения, хотя иногда это требует финансовых вложений и приводит к снижению скорости интернет-соединения. Но таких людей, как я уже сказал, немного.

— Не провоцируете ли вы сами рост их числа, когда блокируете такие безобидные сайты, как, например, сеть профессиональных контактов LinkedIn?

— Я сожалею, что эта соцсеть фактически ушла из нашей страны. Но дело было так: Федеральный закон № 242 обязал все компании, которые обрабатывают персональные данные наших граждан, хранить их на серверах в РФ. Более 80 тысяч таких компаний — в основном крупных — самостоятельно нам сообщили, что они локализовались. Эта цифра, с одной стороны, большая, а с другой стороны, — не очень. По нашим оценкам, компаний, работающих с персональными данными наших граждан, насчитывается около 2,5 млн. Крупные компании и социальные сети относятся к этому ответственно и законы наши исполняют, ведь речь идёт о большом бизнесе. Но LinkedIn не имеет представительства на территории РФ. Мы написали им письмо и получили ответ: «Дорогой Роскомнадзор, мы живём по законам той страны, где находимся. Свяжемся с вами, когда сочтём нужным». Тогда мы отправили официальный юридический запрос, на который они уже просто не ответили. После этого мы обратились в суд с требованием о блокировке сайта и выиграли дело в двух инстанциях. Думаю, тут сыграла роль и безалаберность конкретного менеджера, который с нами переписывался, и тот факт, что компания LinkedIn находится в процессе продажи. Её покупает Microsoft, сделка завершится через пару месяцев, и тогда, думаю, новые собственники будут рассматривать вопрос о возвращении в Россию.

Скоро сформируется новая синтетическая среда массовой коммуникации, в которой не будет особого различия между зарегистрированным и незарегистрированным СМИ.

— Но почему одним компаниями закон не разрешает хранить персональные данные наших граждан за пределами страны, а тот же «Фонарик» может это делать беспрепятственно?

— Вы мне свежую идею подали.

— Заблокировать «Фонарик»?

— Почему сразу заблокировать? В переписку вступить. Выяснить, сколько скачиваний было сделано с территории РФ, каковы финансовые условия скачивания, каков статус компании-владельца приложения (хотя, насколько мне известно, «Фонарик» — это приложение, созданное физическим лицом), если будут основания, задать вопрос: «А где вы эти персональные данные храните?»

— А вы лично пользуетесь соцсетями?

— Поскольку я возглавляю службу, которая занимается надзором за этим пространством, считаю, что мне как руководителю службы негоже присутствовать в нём в двух ипостасях, то есть ещё и в качестве пользователя. В своё личное пространство я никого не пускаю. Поэтому без комментариев. Роскомнадзор как федеральное ведомство официально представлен в ведущих социальных сетях.

Россия > СМИ, ИТ > rkn.gov.ru, 15 февраля 2017 > № 2075462


Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 15 февраля 2017 > № 2074287

 Цена информационной безопасности

серьёзной ошибкой властей можно считать отсутствие гибкой, умной, но настойчивой пропаганды достижений России

Роман Илющенко

Не раз приходилось «браться за перо», чтобы высказаться по вопросу информационного и идеологического обеспечения нашей Армии, но время шло, а воз обозначенных проблем - и ныне там. Утверждённая Президентом В.Путиным 5 декабря т.г. Доктрина информационной безопасности Российской Федерации лишь подтвердила это.

От 17 - го века до 17 – го года

До сих пор, не решен главный вопрос – какая же всё-таки в нашей стране идеология? Жить дальше, идти вперёд, оставляя в тылу этот нерешённый вопрос, не просто опасно, а чревато большими бедами и даже катастрофой. Об этом говорят невыученные уроки Истории. За исключением, пожалуй, постсоветских лет, в нашей стране всегда была вполне внятная государственная идеология, определяющая стратегию её развития. Нет нужды лишний раз напоминать, чем отличалась имперская, дореволюционная от советской. Стержнем обоих была идея, формирующая целеполагание и вектор приложения духовно-душевных сил государствообразующего народа, предполагающая жертвенность. С увяданием идеи, её дискредитации, потерей привлекательности, у народа и военнослужащих разрушалась и система взглядов, восприятие своего прошлого, настоящего и будущего – что собственно и называется идеологией, служащей стержнем-основанием государственной пирамиды, что привело в обоих случаях – в феврале 1917-го и августе 1991-го к краху государства.

А вот примерами, как раз идеологической бесхребетности, ставших символом неустойчивости Русского государства, могут служить два её недолгих исторических периода – Смутного времени начала 17-го века и либерально-буржуазной республиканской России 1917 года. В оба этих вполне демократических отрезка времени, прорвавшиеся к власти правители не смогли чётко и ясно сформулировать идеологический курс, дать народу Идею. Что пресловутая семиборящина, что правительство Керенского, поманив народ неслыханной до селе свободой, лишили его главного – инструкции - объяснения по её применению: ради чего и Кого её – свою свободу воплощать?

Не ограниченная, вышедшая из берегов свобода была в конечном итоге возвращена: в первом случае Земским собором 1613 года - в привычные рамки православного народного самодержавия и во втором случае – октябрьским переворотом - в жёсткие рамки пролетарской диктатуры.

Вопросы без ответов

Нынешний постсоветский период, длящийся без малого тридцать лет – не тот срок, который может дать успокоение и гарантии стабильности. Эти гарантии должна дать индоктринированная в массы идеология, дающая ясные ответы на всё те же вопросы: для чего мы живём? Ради чего и Кого воплощать свою свободу? Пока ответов на них не получено, граждане России, пережив периоды полураспада и благополучие середины 2000-х, всё больше атомизируются, выбирая самую примитивную в таких случаях идеологию потребления, личного обогащения и сытого благополучия.

Нельзя не сказать, что власть благодушно взирает на этот процесс, предпринимая время от времени попытки найти общую идеологическую платформу, на которой можно созидать будущее. То национальной идеологией объявляется патриотизм (не уточняя, правда, какой, что для России, по-прежнему поделённой на «белых» и «красных» остаётся важным); то предлагается законодательно закрепить новую национальность – россияне (хотя по данным переписи 2010 года 80 процентов граждан страны уверенно назвали себя русскими). Такая двойственность, неоднозначность не может дать определённого ответа на главный вопрос русской идеологии.

Но, есть ещё одно «но» - какие бы не выдвигались национальные прожекты, ясно одно, что, вопрос не сдвинется с «мёртвой точки», пока не будет устранено главное препятствие, заложенное в ст.13 нашей Конституции, признающей «идеологическое многообразие» и прямо запрещающей иметь «государственную идеологию», обязательную для всех.

Кто во что горазд

А пока этот вопрос не снят, а точнее даже и не поднимался в верхних эшелонах власти, командиры и военачальники на местах понимают идеологическое многообразие на свой страх и риск - «всё смешалось в доме Оболенских». Где то военнослужащие и сотрудники правоохранительных органов принимают участие в открытие памятников Царю Ивану Васильевичу Грозному или Крестных ходах, посвящённых Царской Семье, а где то возлагают цветы у памятников вождям революции. Не может не удивлять и возвращение некоторым соединениям имен этих вождей. Впрочем, чего греха таить - те же «дзержинцы» в случае чего, готовы организовано пойти в полковой Храм для участия в молебне, посвящённом жертвам красного террора. Подобные мероприятия вполне мирно соседствуют в планах выходных и праздничных дней, по принципу «чем бы дитя не тешилось».

Но цветущее буйным цветом «идеологическое многообразие» проникает не только в систему культурно-воспитательной работы, но и в систему общественно-государственной подготовки (ОГП). Эта «основная форма информационно-воспитательной работы в мирное время, важнейшее средство формирования у личного состава научного мировоззрения, вооружения знаниями в области общественных наук, разъяснения основ государственной и военной политики и национальной безопасности, предназначения Вооружённых Сил, воспитания у воинов высоких духовно-нравственных и боевых качеств, норм и правил поведения в различных ситуациях при выполнении задач защиты Отечества…», часто пущена на самотёк или отдана на откуп вчерашним выпускникам военных училищ, а то и гражданскому персоналу. Так в одном из авиасоединений ЦВО, за планирование и проведение занятий по ОГП с офицерской группой отвечает лейтенант запаса - женщина (правда с высшим педагогическим образованием). Темы занятий годами не меняются и проводятся неинтересно, шаблонно, заскорузло. В лучшем случае ставиться заезженный диск со специальной программой, а проверяющие, вместо живого диалога ждут от военнослужащих всего лишь конспект, где меняются только даты написания повторяющихся тем.

Нет живой работы, отталкивающейся от остроты момента – нахождении России на грани втягивания её в глобальный военный конфликт, где опасность исходит сразу со всех сторон: на Западе и Севере - от американских империалистов и НАТО, на Востоке - от коммунистов Китая, на юге – от псевдоисламских экстремистов. Эти «пустоты» восполняет интернет и другие формы информационно-пропагандистского воздействия. Например, деструктивные информационные потоки антироссийского либерального, экстремистского или наоборот леворадикального содержания, формирующие и одновременно радикализирующие внутреннюю оппозицию.

На той войне…информационной

Как сказано в разделе «Основные информационные угрозы и состояние информационной безопасности» вышеупомянутой доктрины: «Расширяются масштабы использования специальными службами отдельных государств средств оказания информационно-психологического воздействия, направленного на дестабилизацию внутриполитической и социальной ситуации в различных регионах мира и приводящего к подрыву суверенитета и нарушению территориальной целостности других государств. В эту деятельность вовлекаются религиозные, этнические, правозащитные и иные организации, а также отдельные группы граждан, при этом широко используются возможности информационных технологий. Отмечается тенденция к увеличению в зарубежных средствах массовой информации объема материалов, содержащих предвзятую оценку государственной политики Российской Федерации... Наращивается информационное воздействие на население России, в первую очередь на молодежь, в целях размывания традиционных российских духовно-нравственных ценностей... Различные террористические и экстремистские организации широко используют механизмы информационного воздействия на индивидуальное, групповое и общественное сознание в целях нагнетания межнациональной и социальной напряженности, разжигания этнической и религиозной ненависти либо вражды, пропаганды экстремистской идеологии, а также привлечения к террористической деятельности новых сторонников. Такими организациями в противоправных целях активно создаются средства деструктивного воздействия на объекты критической информационной инфраструктуры». Поэтому среди необходимых стратегических целей и основных направлений обеспечения информационной безопасности прямо указывается о необходимости «нейтрализации информационно-психологического воздействия, в том числе направленного на подрыв исторических основ и патриотических традиций, связанных с защитой Отечества» и «нейтрализации информационного воздействия, направленного на размывание традиционных российских духовно-нравственных ценностей».

Результатом этих упущений в работе армейских воспитательных органов, всё чаще становиться то, что вместо чувства патриотизма, гордости за службу в данном виде или роде войск (соединении), растёт раздражение или наоборот апатия, что отвращает от такой формы «идеологического воздействия», и как результат – у военнослужащих, таким образом, происходит демотивация высших идеалов службы Отечеству, потеря интереса к имиджу Родины, её истории.

Едва справляется с этим запущенным участком информационно-воспитательной работы официальная «говорящая голова» военного ведомства, генерал-майор И.Конашенков - начальник департамента информации и общественных коммуникаций Министерства обороны Российской Федерации, демонстрирующий по-настоящему высокий профессионализм. Но его брутальность и красивая пикировка с Пентагоном, как правило, ограничивается границами Сирии и Ближнего Востока.

Нам есть чем гордиться

Всё это вызывает недоумение на фоне того, что как раз наши потенциальные противники пребывают в панике от «агрессивной» русской пропаганды, предпринимая серьёзные попытки запретить вещание на своей территории англоговорящих российских СМИ. Почему же нельзя этот рупор повернуть в нашу сторону и прежде всего в сторону собственной армии, не совсем ясно! А ведь у нас есть повод гордиться не только давней историей, но и буквально днём вчерашним! Ведь боятся наши противники не столько убийственных «новинок» нашего военпрома, сколько боевого духа, черпаемого в любви к России. Но кто, например, помнит, что в 2005 году Россия вошла в список стран с высоком уровнем человеческого развития; или, то, что мы лучше других пережили мировой кризис 2008 года, а наш фондовый рынок по итогам 2009 года стал мировым лидером? А ведь кроме того в 2013 году мы стали крупнейшей экономикой Европы, а год спустя выиграли Сочинскую Олимпиаду и бескровно вернули Крым…

Чтобы оценить, как мы жили 15 лет назад, достаточно сравнить статистику средней зарплаты по стране (1500 рублей – 1999 год и 29940 рублей – 2013 год), уровень инфляции (36,5% - в 1999 г. и 6,5 % - в 2013 г), золото-валютные резервы (12,6 млрд.долл. в 1999 г. и 511 млрд. долл. в 2013 г. ), госдолг (78% от ВВП в 1999 г. и 8% от ВВП в 2013 г), рост ВВП (1320 долл. В 1999 г. и 14800 долл. в 2013 г.). Кто помнит, что в 2000 году продолжительность жизни в России в среднем составляла 65 лет (у мужчин - 59 лет, у женщин 72,26 года). К 2011 году средняя продолжительность жизни у всего населения выросла на 3,5 года - до 68,98 лет и почти достигла наивысшей за всю российскую историю (69,19 лет в 1990 году).

За последние годы нами построены или успешно завершаются значимые государственные объекты: космодром «Восточный», самый длинный в мире вантовый мост Владивосток – остров Русский, или абсолютный чемпион мост – гигант Тамань-Крым… Но помимо масштабных строек, ежедневно вводятся в строй новые объекты инфраструктуры. Только в ноябре 2016 года в России запущено 7 крупных производств, а за год их набирается сотни! Эти и другие наглядные примеры реально подтверждают, что нам есть чем гордиться, даже несмотря на прорехи в идеологии. Но мы, даже зная о своих победах и достижениях, быстро их забываем. Серьёзной ошибкой властей можно считать отсутствие гибкой, умной, но настойчивой пропаганды достижений новой России. Если вспомнить советский опыт, когда тотальной пропаганде преимуществ советского строя подвергались поголовно все граждане СССР с детских лет, то почему бы его не использоваться сегодня? Очевидно, что информационная доктрина и призвана дать импульс этому процессу.

Всё что тебе нужно – это любовь. К Родине

Отсюда очевидно, что пока, на данный переходный период поиска национальной идеи, временной идеологической платформой должны стать не химеры, а любовь к своему прошлому и знание его, гордость за Россию сегодняшнюю, вера в Россию будущую. Воспитать по этой матрице гражданина в полной мере в условиях тотального информационного противоборства нелегко. Однако есть ряд проектов, направленных на оздоровление историческо-информационного пространства. Среди них я бы отметил многогранную созидательную деятельность РВИО, набирающего силу и авторитет молодёжное движение «Юнармия», открытие и проведение военно-исторических и историко-патриотических парков, лагерей и фестивалей, новых музеев, военно-исторических реконструкций и других форм пропагандистско-просветительской работы, хоть и косвенно затрагивающей военнослужащих.

Среди них особо, на мой взгляд, выделяется мультимедийный проект «Россия: моя история». По своим масштабам и задачам – это целый комплекс, расположенный на ВВЦ в павильоне 57 на площади более 22000 квадратных метров. Он сочетает всю двухтысячелетнюю неразрывную «горизонталь» нашей истории до сегодняшнего дня, с «вертикалью» самых современных демонстрационных технологий. Ничего подобного собранного в одном месте никогда не создавалось в России. Последний из предложенных экспозиций был проект, посвящённый актуальному периоду с 1945 по 2016 год, который меньше чем за три недели работы в Манеже посетило боле 200 тысяч человек. А всего за три года со дня запуска проекта его увидело более 2-х миллионов, из которых 70 процентов молодёжь.

Популярность проекта объясняется тем, что наша история представлена нешаблонно, необычайно, увлекательно, без попыток оправдать или замолчать какие-либо спорные периоды и моменты, оставляя за каждым из визитёров право выбора симпатий к историческим персонажам. Цель организаторов выставки, которыми является Патриарший совет по культуре и правительство Москвы, добиться уважения к своей истории, не стремясь смешать при этом «белое» и «красное», чтобы получить в итоге всего лишь «розовое». Уважение, гордость за всю тысячелетнюю Россию достигается не за счёт формального или насильственного примирения, а за счёт правдивого и развёрнутого её показа.

Пока значение проекта оценили только в Министерстве образования и науки, рекомендовав всем подведомственным учреждениям посетить Манеж и 57-й павильон. На очереди, хочется надеяться, военнослужащие, сотрудники правоохранительных органов, Росгвардии, суворовцы, кадеты.

«Нет пределов совершенству». Эта известная поговорка, ставшая аксиомой, как нельзя лучше отвечает требованиям времени. Которого остаётся у нас в запасе всё меньше и меньше.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 15 февраля 2017 > № 2074287


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. СМИ, ИТ > gazeta.ru, 15 февраля 2017 > № 2074231

«Глупости о контактах с Россией»

Российские разведчики удивились статье NYT о связях с командой Трампа

Юлия Матюненко

The New York Times сообщила, что представители предвыборной команды Трампа неоднократно контактировали с представителями российской разведки в период избирательной гонки. В Службе внешней разведки России (СВР) сообщили, что были удивлены содержанием публикации. Однако это укладывается в общий контекст действий американской прессы, которая продолжает искать связи нового президента с Кремлем.

Американская газета The New York Times опубликовала статью, в которой говорится, что участники президентской кампании Дональда Трампа неоднократно контактировали с высокопоставленными сотрудниками российской разведки. Причем эти контакты были как во время предвыборной гонки, так и после победы республиканца на выборах 8 ноября 2016 года. Сразу четыре американских чиновника подтвердили изданию информацию о том, что об этом свидетельствуют записи телефонных разговоров и перехваченные звонки.

По информации журналистов, именно в те периоды, когда Россию обвиняли в хакерских атаках, которые Москва якобы использовала с целью повлиять на ход избирательной кампании, ближайшие помощники Трампа общались с неназванными представителями российской разведки, а также членами правительства.

Вместе с тем в статье говорится, что выводы делать рано, поскольку телефонные записи еще нуждаются в подробной «расшифровке».

Впрочем, в Службе внешней разведки России уже опровергли факт контактов с представителями Трампа. «С удивлением прочитали публикацию газеты», — сообщил официальный представитель СВР Сергей Иванов.

Также подобные связи команды Трампа с российской разведкой опровергли и в Кремле.

«Не читайте утренних газет. Это не моя фраза, если вы помните. Поэтому давайте не верить газетным сообщениям, ибо очень сложно сейчас настоящее от подделок — «уток» — отличить», — цитирует РИА «Новости» пресс-секретаря российского президента Дмитрия Пескова.

Источники The New York Times утверждают, что под подозрением в контактах с российской разведкой значатся Майкл Флинн, ранее подавший в отставку с поста советника президента США по национальной безопасности, Картер Пейдж — советник по вопросам проведения политической кампании Трампа, Роджер Стоун и Пол Манафорт — руководитель предвыборного штаба Трампа и экс-советник экс-главы Украины Виктора Януковича.

При этом администрация президента США отказалась комментировать публикацию. «У меня нет оснований говорить о том, что за это время что-то изменилось», — заявил пресс-секретарь Белого дома Шон Спайсер.

Позже публикацию прокомментировал Дональд Трамп.

«Глупости о контактах с Россией — всего лишь попытка скрыть множество ошибок, которые были сделаны в ходе проигрышной кампании Хиллари Клинтон», — написал американский лидер в своем твиттере.

Вместе с тем еще в ноябре прошлого года замминистра иностранных дел России Сергей Рябков говорил, что во время предвыборной кампании Трампа действительно «были контакты» между российскими официальными лицами и людьми из команды американского президента.

«Естественно, мы знаем большинство людей из его (Трампа. — «Газета.Ru») окружения», — говорил тогда Рябков агентству «Интерфакс».

Однако команда Трампа тогда же опровергла это заявление. «Это неверное утверждение», — комментировала слова российского дипломата пресс-секретарь Трампа Хоуп Хиск.

Первые отставки

Майкл Флинн, подавший в отставку на этой неделе, является фигурантом расследования о контактах с представителями России и, по информации местных СМИ, не сможет уклониться от обвинений, если они подтвердятся. В частности, по данным той же The New York Times, Флинна уже допрашивали в ФБР по поводу его разговоров с российским послом в США Сергеем Кисляком в день введения санкций Бараком Обамой в конце декабря прошлого года.

Шон Спайсер при этом утверждает, что Флинна «подробно допросили» в Белом доме, однако о допросе Федеральным бюро расследований США он не упомянул.

Генерал Майкл Флинн проработал советником Трампа по нацбезопасности меньше месяца. Его карьера в Белом доме завершилась после того, как подтвердилась информация о его неформальном разговоре с Кисляком.

Флинн при этом поплатился должностью не столько из-за содержания разговора, сколько из-за лжи, поскольку до этого администрация Белого дома отрицала какие-либо контакты с российской стороной.

Накануне американским СМИ стало известно, что Флинн мог обсуждать с Кисляком возможную отмену санкций, особенно эти подозрения усилились тем, что Россия не стала предпринимать симметричных действий после того, как из США были высланы 35 российских дипломатов. Впрочем, сам Флинн никогда не скрывал, что выступает за конструктивные отношения с Москвой, поскольку, с его слов, «только совместные усилия позволят сломить исламистов».

«Я провел бесчисленное множество телефонных переговоров со своими зарубежными коллегами. Эти звонки представляют собой стандартную практику при любом переходе власти в таких масштабах, — написал Флинн.— К сожалению, из-за быстрого хода событий я непреднамеренно предоставил избранному вице-президенту США и другим представителям Белого дома неполную информацию, касающуюся моего телефонного разговора с российским послом».

Вторым сотрудником, в отношении которого американские силовые ведомства проводят расследование, является Пол Манафорт, который до августа прошлого года возглавлял штаб Трампа. Сам Манафорт обвинения в свой адрес отрицает.

Обвинения против Манафорта выдвигала еще соперница Трампа — Хиллари Клинтон — во время предвыборной гонки. После этого Трамп был вынужден подписать отставку главы своего предвыборного штаба. Тогда СМИ обвинили Манафорта в сохранении тесных связей с украинской и российской разведкой со времен предыдущей работы — в составе команды Януковича.

«Я понятия не имею, о чем идет речь. Я никогда преднамеренно не разговаривал с сотрудниками российской разведки и не имел никакого отношения к российскому правительству, к администрации Путина и ко всему прочему, что сегодня расследуется», — прокомментировал обвинения Манафорт.

Впрочем, подозрения, что обвинения были выгодны прежде всего Хиллари Клинтон, оставляют открытым вопрос о достоверности представленной информации.

Имитация импичмента

При этом в американском медиасообществе создается информационный шум по поводу возможного старта в будущем процедуры импичмента в отношении Дональда Трампа. Вместе с тем эксперты склонны считать, что отстранение президента от власти в США в настоящее время вряд ли произойдет.

Президент Института стратегических оценок Александр Коновалов считает, что вероятность импичмента Трампа сейчас является маловероятной перспективой. «Конгресс контролируется, пусть с небольшим перевесом, но все же республиканцами, плюс на недавних губернаторских выборах представители Республиканской партии выступили неплохо. Поэтому выдвигать обвинения против Трампа невыгодно его однопартийцам», — рассказал эксперт в беседе с «Газетой.Ru».

Такой же точки зрения придерживается Андрей Кортунов, директор Российского совета по международным делам.

«Публикации в СМИ свидетельствуют о том, что политическая борьба вокруг формирования команды Трампа еще не завершилась. Есть немало сил, которых не удовлетворяет нынешнее положение дел», — подчеркнул эксперт.

По его словам, отставка Флинна — это первый успех оппозиции, когда команда Трампа «дала слабину». Кроме того, обвинения, выдвинутые против Флинна (в том, что он консультировал российского посла), не говорят о связях с российской разведкой. Поэтому преждевременно говорить, что отставка советника по нацбезопасности — это открытие возможности прессы влиять на состав команды Трампа. Эксперт полагает, что, если бы пресса располагала какими-то фактами, о них стало бы известно ранее.

В целом ситуация, в которой оказались США в настоящий момент, говорит о глубоком внутриполитическом кризисе, когда СМИ активно саботируют предложения действующего президента, утверждает директор Центра европейских исследований ГУ ВШЭ и руководитель Евразийской программы клуба «Валдай» Тимофей Бородачев.

«Говорить о вероятности импичмента пока рано, но оппозиция Трампу точно будет работать в этом направлении», — рассказал он «Газете.Ru».

Впрочем, даже если оснований для импичмента не будет, первые дни президентства Трампа запомнятся как самый скандальный период в истории американского лидерства, говорят эксперты.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. СМИ, ИТ > gazeta.ru, 15 февраля 2017 > № 2074231


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter