Всего новостей: 2137733, выбрано 9603 за 0.128 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > rkn.gov.ru, 20 июня 2017 > № 2221490

Московским городским судом были приняты предварительные обеспечительные меры защиты исключительных прав АО «Первый канал» в отношении документального фильма режиссера Оливера Стоуна «Интервью с Путиным».

На основании определения Мосгорсуда Роскомнадзором направлены уведомления в адрес провайдеров хостинга и владельцев 103 интернет-сайтов, распространяющих копии фильма с нарушением авторских прав. В настоящий момент администрация 81 интернет-ресурса самостоятельно по требоваиню Роскомнадзора ограничила доступ к противоправной информации.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > rkn.gov.ru, 20 июня 2017 > № 2221490


Россия > СМИ, ИТ > regnum.ru, 20 июня 2017 > № 2219543

Главный враг и главный друг каждого человека…

…Это он сам. Как человеку найти свой путь, своё «истинное я»? Что грозит ему, если путь выбран неправильно? На эти вопросы отвечает признанный мастер психологического жанра – режиссер аниме Сатоши Кон

Увлечение психологией, развернувшееся сейчас в «тренинги личностного роста» и методы манипуляции людьми, начиналось с вещей более глубоких. С открытием бессознательного, люди удостоверились в странном факте: под масками, с которыми мы имеем дело в повседневном общении, скрывается иная, тайная личность.

Первоначально на нее «списывали» все мрачные и не принятые «приличным» обществом стороны и мысли человека. Все то, что подавляется сознанием, то, о чем сам человек сам в себе «желает» не знать. С бессознательным связывали и всевозможные травмы, отклонения, не дающие нам спокойно жить.

Однако вскоре было высказано иное предположение: если реальный мир — не идеален, в нем царит корысть, обман, принцип «человек человеку — волк» и так далее… Значит ли это, что для приспособления к нему, человек должен подавить в себе не самое худшее, — а самое лучшее? Доброту, сочувствие, нормальные эмоции? Не вынужден ли человек убивать свои мечты и истинные устремления. Чтобы соответствовать «рынку» или каким-то чужим ожиданиям?

Это опасение получило массу подтверждений, на него так или иначе списывают апатию, фригидность и иные массовые неврозы, «волнами» накатывавшиеся на западное общество весь ХХ век. Даже теорию Фрейда, впервые системно описавшую бессознательное, смогли объяснить в подобном «гуманистическом» ключе.

Бессознательное, равно как и споры психологов о «подавленной» и скрытой части личности человека, не могли не стать достоянием широкой культуры: литературы, философии, кинематографа. Так родился сюрреализм — искусство на пересечении сна и реальности. Нашла отражение она и в аниме — в работе одного из умнейших японских режиссеров Сатоши Кона («Паприка», «Актриса тысячелетия», «Идеальная грусть», «Однажды в Токио»).

Заслуга Кона в мировом масштабе — это соединение представления о «негативных» компонентах личного бессознательного с «гуманистически-революционной» интерпретацией не осознаваемого мира. Его работы посвящены разрыву человека между «фасадом», демонстрируемым себе и окружающему миру, – и его скрытой сущностью, в которой могут жить как мечты, совесть, так и комплексы, и гнев. А главное — тому, как этот разрыв преодолеть, и что будет, если этого не сделать.

Человек, потерявший себя

Сам путь, который прошла мысль Кона — полностью отображен в его аниме. Создается ощущение, будто режиссер ищет разгадку вместе со своими героями — из фильма в фильм. Этому способствует и стиль Кона: почти во всех его работах стирается грань между сном и реальностью; воспоминанием, фантазией и миром материальным. Герои путешествуют по своему подсознанию, пытаясь раскрыть собственные секреты. Даже появляющиеся на их пути враги — на самом деле, лишь часть их самих.

Главная героиня «Идеальной грусти» (1998), певица Мима, в буквальном смысле убегает от себя. Внешняя сила — законы шоу-бизнеса — заставляет ее отречься от пения и стать актрисой. Чтобы остаться «на плаву» ей приходится сняться в сцене изнасилования, провести обнаженную фотосессию — то есть делать все, что было героине совершенно чуждо (певицы в японских поп-группах, так называемые «идолы», должны быть по-детски чисты и наивны). Миму начинает преследовать галлюцинация: она сама, но в образе певицы, — заявляющая, что она-то и есть настоящая Мима. А героиня, ставшая «порочной» актрисой — лишь пародия, подставное лицо. Ощущение выбора неверного пути усиливается, поскольку группа, в которой пела Мима, внезапно добивается признания — чего не скажешь о героине, вынужденной идти на крайние меры, чтобы «выбить» побольше экранного времени.

Разрываясь между призраком-певицей, занявшим ее старое место, и чуждой ей жизнью актрисы, Мима полностью теряет себя. Она не понимает, кто она и что с ней происходит. Криминальный фильм, в котором она снимается, убийства, совершенные безумным фанатом, не способным простить «предательство» любимой певицы, реальная жизнь — все переплетается…

На самом же деле, Миму почти что целенаправленно сводили с ума. Идея стать певицей принадлежала наставнице героини, которая не смогла достичь успеха на этом поприще — и столкнула собственные мечты на Миму, как это зачастую бывает у родителей с детьми. Когда героиня, под давлением продюсера, ушла с этого пути — наставница решила ей отомстить.

«Внутренне я» Мимы, которое столько ее преследовало — оказалось не ее собственным. Психолог Эрих Фромм назвал бы это «авторитарной совестью» — когда некий авторитет действует на тебя не на уровне сознания (через угрозы и приказы), а подсознательно — через чувство вины и тревоги. Тебе кажется, что ты совершаешь некое преступление против себя, предаешь собственный путь — а на самом деле ты просто «бунтуешь» против чужого мнения, «засевшего» в бессознательном. Например, под влиянием родителя, наставника, общественного мнения, проталкиваемых СМИ идей и т.д.

Однако если Мима-певица — лишь засевшая в бессознательном девушки чужая (и чуждая) воля, а Мима-актриса — следствие такой же чужой воли, но явленной в открытую, на уровне сознания… То где же сама героиня? Кто она, каков именно ее путь? Мима в конце аниме говорит, глядя в зеркало: «Я — настоящая!» Но так ли это?

Вернуть утраченное

Героиня «Актрисы тысячелетия» (2001), Тиеко, движется в прямо противоположном Миме направлении: весь фильм она гонится за собой. Внешне это выглядит как поиски таинственного возлюбленного — художника, пропавшего в фашистском плену, оставившего героине некий ключ, открывающий «самое важное, что есть в жизни».

Тиеко не просто путешествует с места на место — она ищет художника каждый своим действием, каждым фильмом, в котором снимается. Окружение давит на нее: девушке не пристало так много заниматься своими «мечтами». Ей нужно «успокоиться», остепениться, создать семью — не важно какую и с кем. Однажды Тиеко уступает давлению, доверяется клевете мужа и завистницы о том, что художник давно бросил свою возлюбленную — и живет с другой. В этот момент ключ теряется. Тиеко уходит из кино и ведет скучную жизнь.

Однако женщина не может долго обманывать себя. Ложь мужа и завистницы вскрывается, и последняя признается, что просто завидовала молодости и энергии героини: поиски не давали ей постареть. Ключ Тиеко возвращает ее давний тайный поклонник Гэнья — привлеченный ее жизненной силой, целеустремленностью, уже не раз спасавший актрису. Тот же Гэнья становится и спутником Тиеко по ее воспоминаниям, из которых выстраивается сюжет аниме.

Конечно, художник погиб в плену у фашистов. Да и сама Тиеко понимает, что любила не конкретного человека, а, скорее, саму погоню. Ключик, переданный ей возлюбленным — это ключ от ее молодых мечтаний, от ее «истинного я», которое Тиеко изливала во всех своих фильмах. Важно, что вернуть его удается только через любовь другого человека, Гэнья. Причем любовь искреннюю, желающую Тиеко добра и не требующую ничего взамен. Вопреки японским традициям, считающим, что смерть освобождает человека от зла жизни, от личности, от дальнейшего развития — героиня Кона утверждает, что продолжит свою погоню и в иной жизни. Режиссер распространяет пафос развития человека, совершенствования его личности и за грань смерти.

Два лика

Вершиной — и, в общем-то, последней работой Сатоши Кона стала «Паприка» (2006). Она собирает воедино два взгляда на внутреннюю, душевную жизнь человека. Гениальный ученый Токита изобретает DC-mini — устройство, позволяющее проникать в сон другого человека и управлять им, с целью решения психических проблем. Главный злодей, Инуи, подрывает работу Токиты и выкрадывает устройства. На первый взгляд, им движет вполне обоснованное опасение: капиталистическое общество, заполучив технологию работы с подсознанием людей, с их снами и мечтами — превратит человечество в роботов. Все «отклонения» от общественной «нормы» будут устранены — а ведь в их число попадут и все мечты, эмоции, мысли, не вписывающиеся в узкие законы рынка и экономической целесообразности. Воцарится поистине фашистская система жесточайшего господства над самой человеческой личностью.

Однако Инуи проклинает реальный мир как таковой. В духе некоторых человеконенавистнических религиозных традиций, он заявляет, что реальный мир должен быть уничтожен — как источник зла и страдания. А ему на смену должен прийти мир снов — царство чистого человеческого духа, не стесненного плотью.

План этот заходит достаточно далеко, и все население Японии попадает под влияние Инуи — впрочем, один их героев объясняет это тем, что большинство населения и так живет в полусне. Однако быстро оказывается, что бессознательное Инуи, обиженного на мир, стало скопищем самых мрачных идей и эмоций. Им двигал отнюдь не благородный замысел, а комплекс по поводу своего внешнего и внутреннего уродства, зависть, желание поглотить и подчинить всех ненавистных ему людей. В нем не было ни добра, ни любви. Он отказался от творчества, от борьбы, от всякого положительного решения своих проблем в реальном мире — и именно потому решил, что лучше всему вокруг «сгореть», погибнуть.

Токита, напротив, является гением именно потому, что смотрит на мир по-детски позитивно, в чем-то даже наивно. Он влюблен, у него хватает сил (и удачи) влюблять в себя — несмотря на неказистую внешность и излишний вес. Даже малейший, незначительный повод достаточен ему для творчества — благо, рядом находятся друзья, готовые его поддержать. Токита свободен, даже до детской безответственности — от «зла жизни» его оберегают друзья.

В частности, женщина-психиатр Тиба. Она активно пользуется DC-mini и, кажется, поэтому ее личность резко разорвана надвое. В реальном мире Тиба — холодная, почти безэмоцинальная «начальница». В мире снов — игривая, раскованная, искренняя и потому харизматичная Паприка.

Параллельно с основной историей она занимается лечением пожилого детектива Конакавы. Тому снится кошмар, связанный с нераскрытым делом, где он убивает невинного человека. Он чем-то похож на Миму из «Идеальной грусти»: Конакава переживает, что предал своего друга, с которым они хотели снимать фильмы — и пошел работать в полицию. Его сон — это нарезка из любимых когда-то кинофильмов, смешанных с лентой, которую они с другом снимали в юные годы. В реальности Конакава никого не убивал — погибшим во сне оказывается он сам, только пошедший по пути режиссуры, а не детективной работы. Подобно Миме, Конакава нес в себе груз нереализованных мечтаний своего друга. Однако на самом деле, даже в кино, Конакава любил героев-детективов — каковым он впоследствии и стал, реализовав свое (а не друга) предназначение.

В ходе лечения, детектив влюбляется в Паприку. Об искренности его чувств говорит то, что он сразу признал ее в Тибе (несмотря на внешние различия), случайно встретившись с женщиной-психиатром на месте ее работы. Впоследствии Конакава примет и выбор Паприки, влюбленной в другого человека. Он же спасает героиню из лап Осаная — помощника Инуи, тайно влюбленного в Тибу.

В отличие от Конакавы, преодолевшего в себе влияние другого человека и нашедшего себя, Осанай внутренне находится под полным контролем Инуи. Он тоже испытывает влечение к Тибе — настолько сильное, что даже выходит из-под контроля наставника. Однако Осанай не хочет принимать Паприку, ему важна лишь «внешняя оболочка». Понятно, что он обречен на провал. Однако отчаяние Осаная, неспособного полюбить другого человека и пытающегося (не успешно) овладеть им грубой силой, становится питательной пищей для Инуи. Злодей, уже загнавший всю Японию в вечный сон, стократ разрастается.

Противостоять этой всепоглощающей бездне «авторитарной совести», болезненности, зависти и отчаяния может лишь иное начало в человеческом подсознании. Его-то и задействует Паприка. Она подталкивает свою «рациональную», «внешнюю» часть, Тибу, признаться (самой себе) в любви к неказистому Токите. Гений Токита, находясь в мире снов под одурманивающим влиянием Инуи, хватает возлюбленную им Тибу — и съедает. Отпуская, по ходу, комментарий: «Не хватает перчинки». То есть внутреннего содержания, иной стороны «я» — Паприки. Та вскоре присоединяется к Тибе, оказываясь внутри Токиты.

Любовь к другому человеку соединяет две разорванные стороны «я» Тибы. Более того, желание защитить и помочь порождает творчество — символом которого является ребенок (поэтому-то и гений Токита в аниме столь ребячлив). Порожденное союзом влюбленных дитя вытягивает у Инуи — ставшего олицетворением всего разрушительного и «обиженного» в подсознании человечества — все силы. Дитя, перехватывая энергию у «темных» импульсов, растет — и прорывает оковы сна, возвращает героев обратно в реальность. Однако реальность уже измененную, с другими отношениями людей к миру, к ближним и самим себе.

***

Сатоши Кон в своих фильмах рисует весьма непростую, но подтверждаемую реальными психологами, картину душевной жизни человека. Действительно, общество зачастую вынуждает людей отказываться от себя, от своего пути, от собственных надежд и мечтаний. В этом случае человек порывает со своим детством, со своим «истинным я» – и теряет вкус жизни, способность творить. Порою же даже приобретает какое-то психическое расстройство, либо просто чувство обманутости и неудовлетворенности. Он чувствует, как его «фасад», внешний облик подстраивается под требования общества, друзей, родственников, работодателя — и отрывается от внутреннего я, от истинного человеческого содержания.

Однако и это не самое плохое: общество в целом и конкретные люди по отдельности воздействуют на нас с самого детства. Они вкладывают в нас свои цели, свои мнения, свои стандарты — зачастую оказывающиеся чуждыми нам. Мы испытываем стыд, например, по поводу того, что не являемся «успешными» — но даже не задаемся вопросом, действительно ли быть успешным в общепринятом смысле — хорошо? И нужно ли оно нам на самом деле?

Люди обязаны бороться за освобождение от навязанных им стереотипов и реализацию того, что они хотят делать на самом деле. Они должны обрести и внутреннюю, и внешнюю свободу. Им необходима дружба и любовь — среди таких же свободных личностей, как они сами. Это все является залогом творчества — возможности использовать свои силы на общее благо. И, в подобном творческом труде, — развиваться самому, причем в нужном направлении.

Альтернатива же — либо превращение в робота, в неживой автомат, влачащий серое будничное существование. Либо же — тревога и отчаяние, ощущение потери себя, ведущее к озлоблению на весь мир. Мир, сделать с которым ничего нельзя, поскольку дорога к творчеству для «предавшего себя» и неспособного к истинной любви человека оказывается закрыта.

В аниме Кона герои, добивающиеся «счастливой концовки», оказываются окружены не только враждебным их сокровенным мечтам обществом — но и верными друзьями, возлюбленными, способными увидеть и оценить их «внутренне я». А затем — помочь, поддержать, дать свободно вздохнуть. В принципе, поиск или создание здорового коллектива — действительно является главным в современном обществе. К сожалению, рецептов этого Кон не дает. Остается надеяться на собственные силы — и на давнюю мудрость: «Ищущий да обрящет».

Дмитрий Буянов

Россия > СМИ, ИТ > regnum.ru, 20 июня 2017 > № 2219543


Белоруссия > СМИ, ИТ > regnum.ru, 20 июня 2017 > № 2219541

Убивать за убеждения допустимо?!! Алексиевич уничтожила свою репутацию

Как одно интервью сняло нобелевскую маску лицемерия и показало звериный русофобский оскал. Обзор блогосферы

Скандал — вот что получается, когда грамотный и профессиональный журналист берет интервью у людей с нечистыми руками и грязной совестью. Особенно это сильно выглядит, когда интервью идет в прямом эфире. А жалкие и противоречивые попытки оправдания Алексиевич после ею озвученного националистического, шовинистического и русофобского бреда не стоят и выеденного яйца.

Как известно, «маленькая ложь рождает большое недоверие». Вот и Алексиевич врёт на голубом глазу как дышит — «я отказалась давать интервью после четырех вопросов». Я не поленился и посчитал, через сколько вопросов Алексиевич наконец-то поняла, что попала со своим одобрением необандеровщины и агрессивного национализма, как кур во щи, и отказалась отвечать на вопросы, — через 65.

Алексиевич, которая стала известной писательницей только потому, что писала на русском языке, оказывается, считает, что можно не только запрещать людям говорить на русском языке, родном для людей языке, но и насильно заставлять использовать другой язык. С такими подходами можно далеко пойти. Собственно, на Украине потомки бандеровцев именно этим путем и идут, только где здесь вклад в дело гуманизма и общечеловеческие ценности, за который ей дали премию? Тут попахивает откровенным нацизмом. Особенно после того, как Алексиевич, говоря об убийстве Олеся Бузины, заявила о том, что убивать за убеждения допустимо, и она понимает мотивы этих людей. Так ведь есть люди, и даже писатели, с позволения сказать, которые считают допустимым нацизм и концлагеря и понимают мотивы тех, кто сжигал в печах крематориев жителей Советского Союза. Чем Алексиевич отличается от них?

Вообще, видимо, книги на тяжелые темы сделали с Алексиевич свое грустное дело. То она заговорит о том, что в Беларуси католики готовы убивать православных, то вот здесь, что убийство человека за его убеждения допустимо… Странные оговорки от «нобелевского» лауреата… А, может, это вовсе и не оговорки, а тот мир, который живет внутри Алексиевич, вот такие факты, которые места не имеют, а все-таки есть, и именно они определяют истинный мир человека, а не дежурные речи с высоких трибун по заученным текстам.

Интересна, конечно, позиция и белорусских оппозиционных СМИ, и очень показательна. Сначала они обвинили ИА REGNUM в том, что интервью с Алексиевич было, несмотря на ее запрет, напечатано агентством. Однако сами тут же решили приобщиться к регнумовскому пирогу и полакомиться кусочком, хотя и без ссылки на первоисточник — позор, господа, и ВСЕ (!) напечатали «запрещенное» самой Алексиевич интервью с обозревателем ИА REGNUM Сергеем Гуркиным. В результате запрещенное Алексиевич интервью стало хитом в националистических СМИ как по просмотрам, так и по количеству комментариев. Коллеги, спадарства, спасибо за журналистскую солидарность и за продвижение идей Русского мира как в виде вопросов Сергея Гуркина, так и в виде русофобских «откровений» Алексиевич. Мы в вас не сомневались.

Вообще, данное интервью можно считать образцом жанра, на котором должны учиться студенты факультетов журналистики. Сергей Гуркин выступил гораздо сильнее, чем просто журналист-интервьюер. Он перешел на уровень психоаналитика-гипнотизера, удава Каа, под гипнозом вопросов которого представитель «бандерлогов», не заметив, выболтал все свое гнилое нутро. А когда до нее дошло, было уже поздно. Браво, Сергей!

Полное снятие покровов со «священной коровы» белорусской «литературы» заметили не только литературоведы, эксперты, писатели и общественные деятели. Вот что пишут рядовые читатели на форумах:

«Прочитал 2 раза. Общее впечатление: безоговорочная капитуляция Светланы Алексиевич, она «размазана», а не корреспондент»

«Отличный материал. Алексиевич показала свою убогость»

«Вынес из интервью, что убивать людей в некоторых случаях допустимо. За это ей дали нобелевку?»

«Она не размазала, а размазалась, показав себя самой что ни есть настоящей бандеровкой. Ведь литературных достоинств в ее писаниях нет. Одна политика. И при суждении ей Нобеля — тоже политика. Бедный Нобель. Он бы застрелился, узнав о таком присуждении»

«Такое адчуванне, што рэгнумец, нажаль, размазаў пісьменніцу».

«Алексиевич выставили полной… нацисткой».

«Очень показательное интервью. Для тех у кого еще были сомнения насчет Алексиевич. Запрещатель диванный. Размазала? Ну, разве что себя же. Неудивительно, что она сама стесняется публичности своих же слов. Язык ее — враг ее — намолола, а вывезти не может».

«Алексиевич открыла секрет Полишинеля, рассказав о содержимом своей головы».

И, конечно, вишенка на торте от форумчан из рубрики «нарочно не придумаешь»:

«Если она так хорошо размазала журналиста «Регнум» в интервью, почему она хотела запретить его публикацию?»

Собственно говоря, действительно, хотелось бы задать этот вопрос самой Алексиевич, но, похоже, уже не надо — она сама на него ответила. Думаю, и всем НАШИМ надо поблагодарить Светлану за то, что она говорила не по бумажке, за то, что выболтала тайну присуждения ей премии. Думаю, это полезно знать всем русским — что если нас будут убивать, а подготовка к этому идет по полной программе, то нобелевский лауреат по литературе Алексиевич, а в ее лице и весь «просвещенный» Запад, будет этому рукоплескать и считать, что это допустимо.

Юрий Баранчик

Белоруссия > СМИ, ИТ > regnum.ru, 20 июня 2017 > № 2219541


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 20 июня 2017 > № 2216050

В Кремле, к сожалению, все же не Сатана

«Интервью с Путиным» — киноочерк, который потряс мировую общественность

Владислав Панов, Печат, Сербия

Недавно еще один продукт продюсерско-режиссерской машины Оливера Стоуна, удостоенного «Оскаров» и многих других наград — и при этом одного из наиболее спорных авторов в США — привлек внимание мировой общественности. Речь об интервью, которое Стоун взял у российского президента Владимира Путина, который уже много лет является в глазах американских политиков, СМИ и общественности «варваром номер один». Еще до того, как стало известно о трансляции и даже начале съемок, на саму идею фильма отреагировали неоднозначно: одни от всей души поддерживали, другие страстно и истерически протестовали. «Интервью с Путиным» (именно так официально называется эксклюзивная запись бесед российского лидера со Стоуном) вышел в прокат в виде 4-серийного фильма совместного производства Стоуна и телеканала Showtime.

С этим кабельным американским каналом Стоун уже сотрудничал во время работы над столь же неоднозначным 10-серийным документальным фильмом, в котором в типичной для себя бескомпромиссной и провокационной манере высказался об американской истории со времен Второй мировой войны вплоть до наших дней. Фильм назывался «Нерассказанная история США». Любой, кто хотя бы поверхностно знаком с напористым стилем работы Стоуна с историческими данными, с его непреодолимым желанием пролить свет на истину и с его крайне запутанными выводами, без труда может составить представление о том, насколько эта лента возмутила значительную часть общественности, а еще больше — создателей и сторонников официальной истории. Поэтому неудивительно, что этот документальный сериал, над которым режиссер работал целых пять лет, вскоре был отодвинут на третий план и, главное, остался недоступен широкой телеаудитории. Тот же стиль и еще более провокационные темы, которые, несомненно, вызывают сильное неприятие у большей части американцев, легли в основу замысла нового фильма. Сегодня этот замысел воплощен в виде 4-серийного интервью «обо всем и обо всех прямо и без запретных тем», которое Стоун взял у Путина.

Обоюдный хитрый расчет собеседников

Фильм «Интервью с Путиным» снимался на протяжении полутора лет. Стоун провел четыре отдельных «сеанса бесед» с российским лидером на российской земле: в родном городе Путина, в самолете, в кабинетах и во всех тех местах, где бывает Путин. Стоун снял более 20 часов интервью, которые затем скомпоновал в четырех сериях. Вероятно, Стоун получил от Путина согласие на все эти интервью, в первую очередь, благодаря своим прошлым работам. В них американский режиссер уже не раз доказал, что является непримиримым критиком и новой истории своей страны, и корпоративного мира, который в целом представляет собой продукт США, и тех многочисленных лидеров, которые неправильно управляли его страной. Также режиссер занимает непримиримую позицию по другим преимущественно щекотливым вопросам, которые он поднимал в своих художественных и документальных фильмах.

С другой стороны, «Интервью с Путиным» — это результат обоюдного и весьма хитрого расчета двух знаменитых собеседников. Путин решил «открыть душу» любезному американцу, зная, что тот представит его миру весьма подходящим, «неоднозначным образом». Стоун, в свою очередь, был уверен, что как бы ни приняли его документальный фильм, учитывая эксклюзивность темы и собеседника он не останется внакладе. Это было понятно из тех многочисленных интервью, которые Стоун давал американским СМИ еще перед началом съемок мини-сериала «Интервью с Путиным». Режиссера атаковали из всех видов оружия, забрасывали самыми опасными «боеприпасами», а пару раз во время ток-шоу на проамериканских телеканалах ему даже расставили ловушку и привлекли заранее подготовленную публику, которую научили ругать Стоуна и провоцировать его.

Наиболее жалко выглядела подобная уловка на «знаменитом» ток-шоу Стивена Колбера, с которого берут пример его ничтожные сербские клоны — ведущие таких же «знаменитых» франшизных ток-шоу. Однако Стоун вышел победителем — спокойно и с явным удовольствием от того, что опять оказался в центре полемики, которую сам же инициировал. И он остался уверенным в том, что выбрал лучшего и на сегодняшний момент самого значимого в мировой истории политического собеседника. До Путина Стоун три раза снимал интервью с Кастро, а также выпустил очень интересный документальный фильм (с позиции близкого друга) об Уго Чавесе. Кроме того, как режиссер или продюсер Стоун имел дело почти со всеми ключевыми фигурами американской и мировой политики, культуры и общества. Кстати, к Путину Стоун обращался еще во время работы над фильмом о Сноудене, который нашел себе надежное убежище именно в России под защитой ее президента. Учитывая все это, ясно, почему Путин согласился на многочасовые откровенные беседы со Стоуном на любые темы. Конечно, эта искренность спорна, весьма относительна и — это хорошо читается между строк — в отдельные моменты политически корректно обыграна в свойственной Путину манере. И, тем не менее, эти беседы намного ближе к правде, чем любое агрессивное выступление в духе антипутинской истерии, которая всегда доминирует в высших эшелонах американской власти.

В фильме поднимается эта тема противостояния российского лидера и хорошо организованного «движения сопротивления», набравшего силу не только в США, но и по всему миру благодаря стараниям Штатов, и действующего против России и ее лидера. В определенных кругах Путина любят иронично и крайне презрительно называть новым русским царем, а также убийцей и диктатором. В «Интервью с Путиным» тоже можно услышать, что он — русский царь. Однако Путин ни разу не поддался искушению и не ответил в том же стиле на упорные попытки навешать на него ярлыки. Перед камерой Стоуна Путину удалось остаться совершенно спокойным, мудрым и уверенным в себе государственником, который все время сталкивается с важными мировыми проблемами и решает их самыми цивилизованными методами. Кроме того, в неформальной обстановке, следуя этой линии, Путин рассказал о себе, своей ежедневной жизни, семье, интересах, привычках и склонностях. Стоун намеренно снимал все это, ловя каждое слово своего импозантного собеседника.

Таким образом, режиссер хотя бы попытался сохранить нейтральную позицию документалиста и остаться на безопасном расстоянии от масштабной темы. Стоун задавал важные и серьезные вопросы, на которые Путин в основном отвечал как рассудительный и хорошо подготовленный политик. Эта их «игра» воскресила в памяти времена после Уотергейтского скандала и известную беседу знаменитого в свое время ведущего ток-шоу Дэвида Фроста с Ричардом Никсоном. (Десять лет назад об этом, кстати, сняли художественный фильм, номинированный на пять «Оскаров».)

В случае Стоуна, не изменившего свойственной ему документальной манере, схожее стремление добраться до правды заставляет забыть о том, что в фильме обсуждаются актуальные мировые проблемы. Кажется, будто присутствуешь на уроках истории, которая не прекращает свой ход и в итоге ложится в основу исторических документов, чтобы таким образом сохраниться на долгие времена. Возможно, именно поэтому Путин согласился стать искренним собеседником Стоуна и выступить уверенным в себе «демистификатором» собственного образа и своего дела, которые на Западе постоянно преподносятся в совершенно другом свете. Ведь только человек с Запада может скорректировать представления о Путине — хотя бы в «киноформе». Кстати, таково было и главное намерение Стоуна, когда он выбирал Путина в качестве своей следующей документальной темы.

Об этом режиссер сам заявлял в промо-интервью перед выходом сериала. Стоун считает, что Путин — человек, который весьма тверд в своих словах и намерениях; который сконцентрирован на решении уже существующих проблем, а не на создании новых; который хочет сотрудничать во имя благополучия мира со всеми, кто искренне заинтересован в этом. Но именно такой подход и не нравится упомянутым американским истеричным элитам, наученным презирать Путина и все русское. А он готов сотрудничать, в том числе, с Америкой, и зритель отчетливо понимает это уже в первой серии, часть которой посвящена биографии российского президента. Все остальное время отводится обсуждению серьезных политических проблем и дилемм.

Путин, как и обещал, не отклонил ни одну тему. На любой вопрос он дает ясный ответ. Заметно, что в текущих разногласиях с Америкой его не задевает то, как ударные «свободные СМИ» клевещут на него и безответственно, и непрофессионально провоцируют, называя даже убийцей и лжецом. Нет, Путин просто не обращает на это внимание. Однако он без обиняков называет главный камень преткновения в отношениях с Соединенными Штатами. Речь — о НАТО и его экспансивной политике.

Альянс окружает Россию и постоянно ставит ее на место главного и даже единственного врага. Путин не хочет быть лицемерным политиком, который боится правды, поэтому он четко, кратко и совершенно откровенно излагает в нескольких предложениях всю историю России после распада Советского Союза вплоть до наших дней. Точнее, он говорит о периоде своего правления, во время которого он возродил Россию во всех смыслах.

Конечно, Путин упоминает и роль контрпродуктивной американской внешней политики в процессе российского демократического развития. Запад презирает Путина как отвратительного диктатора, который в своей стране строит церкви вместо того, чтобы проводить гей-парады и падать на колени перед колониальными стервятниками американского глобалистского неолиберализма, чьих когтей до сих пор удалось избежать только России. Поэтому ее и сделали предметом ненависти, которая уже в первых откликах на мини-сериал излилась и на Стоуна. На него немилосердно навешали все обязательные ярлыки — конечно, по-демократически — и раскритиковали уже за то, что режиссер решил сделать темой своего фильма Путина.

Примечательно, что простые люди, которым как-то удалось спастись от демагогического промывания мозгов средствами массовой информации, смотрят ленту Стоуна с огромным интересом и чрезвычайно позитивно ее комментируют. Интервью с Владимиром Путиным весьма высоко оценили везде, где общественность посчитала фильм полезным. Так фильм приобрел важность и получил возможность занять в перспективе видное место в истории документалистики.

На самом деле не вызывает сомнений, что только будущее и все те политические вызовы, которые оно принесет и которые, несомненно, будут результатом повторной поляризации мира (как то было во времена холодной войны и американо-российских провокаций и конфронтаций), обеспечат фильму надлежащий исторический и политический ракурс.

Путин подает руку американцам

Вне зависимости от того, что вы думаете о российском лидере и об американских демократических борцах за свободу от России и от всех остальных, кто угрожает их идеалам и причудливому миру свободы, правды и равенства, «Интервью с Путиным» не стоит пропускать, а тем более воспринимать его упрощенно или презрительно.

В фильме есть практически все нужные ответы, которые проникают в самую суть нынешних — а значит и будущих — политических катаклизмов, ситуаций и проблем, которые со временем встанут перед нами. Возможно, Оливер Стоун не собирался создавать настолько исторически значимый фильм. Но также возможно, что Стоун хотел именно этого. Так или иначе, его лента проникла в ядро всех нынешних и многих будущих проблем. И если действительно человечество постигнет ядерная катастрофа, которую, как утверждают некоторые комментаторы этого фильма, способны спровоцировать только Путин и его оппонент в Белом доме, тогда, по-видимому, сериал Стоуна станет определенного рода наследием для будущих поколений или для какой-нибудь далекой цивилизации, которая будет извлекать нас из-под ядерного пепла.

Но Стоун хотел сделать небольшой шаг в противоположном от этой перспективы направлении и представить Путина в ином свете. Режиссер не хотел делать из него жуткого тирана, каким Путина преподносят американские СМИ своим перепуганным соотечественникам, чтобы они максимально ценили те свободы, которые Путин отнял у своих подданных.

Только такую трактовку и может принять значительная часть американского мира по обе стороны власти. И вдруг, задумайтесь, в Кремле правит нормальный человек! Это невозможно! И как жить дальше, если это правда? Еще хуже, что через камеру Стоуна Путин подает американцам руку. Печально, что в ответ поднимется лишь очередная волна медиа-линчевания. Она обрушится еще и на Стоуна, предателя демократии и самой свободной нации в истории человечества, который решил доказать, что в Кремле сидит отнюдь не Сатана, готовый в любой момент нажать на кнопку и уничтожить Америку…

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 20 июня 2017 > № 2216050


Россия. Израиль > СМИ, ИТ. Образование, наука > fapmc.ru, 20 июня 2017 > № 2215893

«Книги России» на международной книжной ярмарке в Израиле

С 11 по 15 июня 2017 года прошла Иерусалимская международная книжная ярмарка. На российском стенде были представлены более 500 печатных изданий ведущих российских издательств: проза, поэзия, нон-фикшн, детская и переводная литература.

Свои книги на ярмарке представили издатели Израиля, а также различные издательства Китая, Италии, Австралии, Румынии, Польши, Украины и других стран. По вечерам работала уличная экспозиция: гостей выставки принимали павильоны с книгами, многочисленные кафе и закусочные, развлекательная программа на открытой сцене.

Россия приняла участие в Иерусалимской международной книжной ярмарке с программой «Книги России». На национальном стенде были представлены более 500 печатных изданий ведущих российских издательств: проза, поэзия, нон-фикшн, детская и переводная литература и др.

11 июня состоялось торжественное открытие книжной экспозиции России, где присутствовали представители Российского культурного центра в Тель-Авиве, организаторы ярмарки, писатели, издатели и многочисленные посетители. На церемонии выступили поэт, переводчик, лауреат премии «Поэт» 2017 г. Максим Амелин, издатель, теле- и радиоведущий Дмитрий Ицкович и заместитель руководителя Российского культурного центра в Тель-Авиве, третий секретарь Посольства России в Израиле Денис Пархомчук. Участники церемонии подчеркнули важность развития и укрепления культурных связей между странами, поддержки интереса к российской литературе.

Сразу после открытия Российского стенда состоялась творческая встреча с российским поэтом и филологом, председателем Мандельштамовского общества Павлом Нерлером (Поляном) и презентация его книги «Свитки из пепла». Представляя книгу, Нерлер рассказал об истории ее возникновения в результате случайной находки в 2005 г. рукописи Залмана Градовского в архиве Военно-Медицинского музея в Петербурге. Книга содержит в себе 9 текстов пяти членов еврейской зондер-коммандер, которых немцы принуждали ассистировать себе при массовом убийстве евреев газом «Циклон Б» и сжигании трупов в крематориях. На следующий день председатель Мандельштамовского общества прочел публичную лекцию «Мандельштам и Цыбулевский». Имя поэта, прозаика и литературоведа Александра Семеновича Цыбулевского (1928–1975) знакомо любителям русской и грузинской поэзии. Вышедшая буквально только что, в июне 2017 г., книга сфокусирована на его критической прозе и записных книжках, насквозь пропитанных размышлениями о Мандельштаме - предмете читательской любви Цыбулевского. Многие материалы в книге публикуются впервые. Работа над книгой продолжалась около 15 лет, на самом последнем этапе активное участие в подготовке приняла редактор книги Белла Победина, ныне проживающая в Израиле. Она была единственной в зале, кто лично знал А. Цыбулевского: о знакомстве с ним она и рассказала.

В Российском культурном центре в Тель-Авиве в этот день тоже говорили о поэзии. Максим Амелин рассказал о подготовке и издании Антологии современной поэзии народов России в серии антологий «Современная литература народов России». Подготовка книги велась в тесном и плодотворном сотрудничестве государственных органов власти, столичных и региональных ученых и большого творческого коллектива переводчиков, что является само по себе уникальным опытом подобного взаимодействия. В результате в книге представлены стихотворные произведения 229 современных поэтов, пишущих на 57 национальных языках. По просьбе гостей были прочитаны некоторые переводы из антологии, вызвавшие большое одобрение собравшихся. Современное состояние российской и израильской поэзии, актуальные проблемы поэтического книгоиздания обсудили участники круглого стола «О поэзии»: главный редактор русскоязычного журнала «Зеркало» (Тель-Авив) Ирина Врубель-Голубкина, поэт, прозаик и эссеист Наум Вайман, журналист израильских СМИ Михаил Фельдман и другие.

13 июня издатель, теле- и радиоведущий Дмитрий Ицкович и поэт, переводчик с татарского, зам. главного редактора журнала «Идель» (Казань) Алена Каримова рассказали гостям ярмарки об издании «Антологии детских произведений из национальных литератур».

14 июня в конференц-зале ярмарки прошла публичная лекция и презентация книги – романа-тетралогии «Судные дни» прозаика Андрея Волоса, а писатель и критик Наталья Иванова рассказала о своих литературных проектах, включающих документальные программы для телеканала «Культура», фильмы о Борисе Пастернаке и его окружении, об Иване Бунине в России и эмиграции. Презентация недавно вышедшей книги «Такова литературная жизнь» сопровождалась многочисленными вопросами читателей и подробными ответами Натальи Ивановой о состоянии современной словесности, о жизни некоммерческих изданий в России, о литературных премиях, о новых именах и произведениях, вызывающих повышенный интерес читателей и критики.

Круглый стол «Переводы классической и современной российской литературы на иврит и другие языки: состояние дел и перспективы» и презентация обширного каталога прав современных российских писателей, представляемых несколькими литературными агентствами и издательствами и предлагающихся для перевода на иностранные языки, вызвали живой интерес израильских переводчиков. Участники в живом диалоге подробно обсудили, как находить интересующих авторов, как подавать заявки в Институт перевода, а также получили многие практические советы от ведущих.

В тот же день в зале Литературного клуба «Иерусалимского журнала» в Доме Ури Цви Гринберга прошла творческая встреча с писателем, сценаристом известных мультфильмов и историком еврейского народа Феликсом Канделем. Презентация прошла при переполненном зале в дружеской атмосфере. Кандель прочел короткие отрывки своей прозы, поделился литературными воспоминаниями и творческими планами.

После закрытия книжной экспозиции книги были переданы в библиотеку Российского культурного центра в Тель-Авиве.

Организатор российского стенда ЗАО «Объединенное гуманитарное издательство» (ОГИ) при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Россия. Израиль > СМИ, ИТ. Образование, наука > fapmc.ru, 20 июня 2017 > № 2215893


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > carnegie.ru, 20 июня 2017 > № 2214367 Александр Баунов

Страна-диссидент. Что не так с глобальным бунтом России

Александр Баунов

Это вне страны Путин революционер, а внутри России – та самая элита, против которой в мире бунтуют его союзники. Факт международного диссидентства России совершенно реален. Проблема с содержанием российского бунта

Владимир Путин стал героем документального фильма Оливера Стоуна, через которого надеется провести прямую линию с американским народом. Вопрос «почему Путин» имеет столько же смысла, сколько вопрос, почему Звягинцев выбрал семью, не любящую своего ребенка, когда вокруг столько любящих. Искусство одинаково исследует правых и неправых, эллина и иудея, раба и свободного, причем неправых даже чаще. К тому же для Стоуна Путин – любящий, пытающийся любить.

Для Путина интервью Стоуну – один из способов достучаться до простых американцев, общение с которыми блокируют элиты. Версия советских времен о тружениках капиталистических стран, которые хотели бы дружить с первой страной победившего социализма, но буржуазия не пускает, перевоплотилась в своевременное представление о том, что народы Запада гораздо менее враждебны России, чем его элиты. Обе в целом верны, но обе ошибаются в измерении температуры народных чувств: народ не более дружелюбен, а более равнодушен, зато интеллигенция что тогда, что сейчас заряжена полярно: плюнет – поцелует, с одной стороны – Оливер Стоун, с другой – сенатор Маккейн.

Глобальный подпольщик

До Путина Оливер Стоун брал фильмы-интервью у Чавеса, Моралеса, Лулы да Сильвы и других левых борцов с Вашингтоном в Латинской Америке – поклонников Маркса и Кастро. Из Старого Света это кажется блажью. Из Европы многие из них выглядят безответственными антиамериканскими популистами, некоторые с диктаторскими замашками, но если взять шире, окажутся в том же ряду, что Гавел и Валенса, – борцы за демократию и национальный суверенитет против диктатур навязанных могущественным соседом.

Помещая Путина в ряд диссидентов-победителей, Стоун дарит Путину ту разновидность признания, которой тот давно ищет: вы называете меня диктатором, а я инакомыслящий, бунтарь-освободитель, просто глядеть надо шире, глаза не отводить. Настоящая мировая диктатура – это американская демократия, либеральная внутри, но авторитарная снаружи; настоящая пропаганда не RT и не иранское агентство FARS (кто читает агентство FARS), а вся совокупность англоязычных СМИ; не скромные русские деньги, крохи от которых перепадают иностранным друзьям, а всемогущие и бесконечные американские. В этих суровых условиях не так удивительно, что мятежник маскируется, хитрит, требует дисциплины в рядах, наказания предателей и соблюдения демократического централизма.

У такого взгляда на вещи есть рациональная основа: звание возмутителя спокойствия и нарушителя мирового порядка раздается вовсе не странам с максимально далекой от Америки политической системой и не тем, которые не способны поддержать у себя порядок и минимально пристойный уровень жизни населения. По первому многим противникам Запада проигрывают дружественные ему же восточные монархии и дальневосточные (а раньше и латиноамериканские) диктатуры, по второму – большинство стран Африки или даже Индия. Оно раздается тем, кто принимает важные политические решения не посоветовавшись. И особенно тем, кто сам требует, чтобы к нему ходили за советом, опасно умножая число мировых центров принятия решений.

Сам себе враг

Отторгнутый иммунитетом западной системы безопасности, не получив на Западе положительного ответа на главный русский вопрос «Ты меня уважаешь?» в виде равнодолевого участия в мировых делах, безвизового режима, снятия негласных ограничений на российские инвестиции в западную экономику, отмены ПРО и отказа расширять НАТО, Владимир Путин постепенно втянулся в бунт против мирового истеблишмента и сместился в сторону западных антиэлитистов, в которых увидел своих естественных союзников по борьбе за справедливость. Когда же мировые антиэлитарные силы начали расти и претендовать на власть, дело выглядело так, будто они поднимаются и претендуют в союзе с Путиным и чуть ли не благодаря ему.

Однако, вложившись в мировой антиэлитизм, президент Путин и сам оказался его жертвой. Это вне страны он революционер, а внутри России – та самая элита, против которой в мире бунтуют его союзники. Даже без внутриэлитного выдвижения само семнадцатилетнее нахождение у власти делает политика главой истеблишмента независимо от более или менее интенсивного хождения в народ. Чуть ли не возглавляя, с точки зрения западных интеллектуалов, борьбу с мировым истеблишментом, у себя дома он все больше испытывает такое же давление, как западные элиты. Мятежный ищет бури снаружи, а получает внутри. И вот уже Навальный выходит с молодежным антиэлитарным мятежом, и те же самые молодые оккупанты Уолл-стрит, которых ставит в пример сверстникам RT, буквально под теми же лозунгами оккупируют Тверскую.

Главный оппонент Путина в последние месяцы – образцовый антиэлитист Алексей Навальный, ускользающий, как и сам Путин, от классических парных определений «правый – левый», «интернационалист – имперец», «либерал – консерватор». Зато его «коррупция» и «коррупционеры» (несомненно, у нас многочисленные и реальные) – такой же синоним элиты и символ «несправедливой системы», как для захватчиков Уолл-стрит все себе присвоивший пресловутый один процент богачей.

Дырка от будущего

Факт международного диссидентства России совершенно реален. Америка предлагает миру монастырскую, киновитскую антиутопию: откажитесь от субъектности, совлекитесь воли, слушайтесь настоятеля и будьте счастливы. Проблема с содержанием российского бунта. В его сердцевине будто бы дует сквозняк и мерцает пустота, как за фасадом дворца на сцене классического театра нет ни комнат, ни лестниц, ни, в общем-то, жителей.

Бунт против того, чтобы не быть предметом чужого благодеяния, за право выбора – старинный и благородный сюжет. Но, как часто бывает с революциями, в нем есть «против», но неясности с «за» – тем самым «образом будущего», к которому теперь пытаются приставить специальные отделы российского правительства.

Если попробовать передать в двух словах, в чем состоит проект Путина, в том числе коллективного мирового Путина, – это остановка времени, не мгновения, а лучше всего сразу. Задержать и предотвратить наступление мира детей от трех родителей, семей из двух и более человек любого пола, гугл-линз, проецирующих изображение прямо на сетчатку, стейков, выращенных из стволовых клеток, женщин-епископов и раввинесс (стала жрица!), связи мозга со спутниковым интернетом по вай-фай, обобществленного государственного суверенитета, взаимного ланкастерского обучения и прочих более или менее вымышленных сюрпризов будущего.

Революция как консервация

В этом смысле у Путина получается действительно революционный проект. Тут нет противоречия. Современность и будущее чреваты неравенством: одни успевают сориентироваться, другие нет. Когда экономика, технологии, политика, культура начинают обгонять социальные структуры, приходят революционеры и в ответ на общественные страхи обещают оседлать норовистое будущее в пользу народа, всех возвратить в комфортное состояние справедливости и равенства. Надо вернуть старое или ворваться и захватить, присвоить, переработать новое, чтобы не оно нас, а мы его.

Любая революция сочетает прогрессивные эксперименты с консервативными результатами. Большевистская восстановила общинное землевладение и абсолютизм; маоистская в Китае и Камбодже погнала город в деревню; мексиканская 1810 года началась с недовольства запретом иезуитов и их школ; венгерская 1848 года – против попытки Габсбургов навязать равноправие венгерского дворянства с какими-то там сословиями, даешь традиционную венгерскую свободу только для дворян; польская «Солидарность», как русский Новочеркасск, вышла из бунта 1979 года против либерализации цен; левые бирманские офицеры решили, что народ будет счастлив в деревне, и на десятилетия задержали индустриализацию; иранская исламская была революцией базара против супермаркета; в советской перестройке было много тоски по Серебряному веку и проезду государя императора через Кострому; «арабская весна» опиралась на религиозные чувства, восточноевропейское движения на Запад – на националистические чувства, и то и другое – не передний край современности. Из последних революций – брекзит, избрание Трампа, стремительное возвышение Макрона в обход партий, да и всероссийский молодежный призыв Навального тоже.

В России страдают от оторванности правящей бюрократии, которая перестала надежно передавать сигналы наверх и вниз и живет для себя. А для многих американцев отрыв верхушки от народа – это увлеченность собственного истеблишмента малопонятной глобальной миссией Америки.

Мы переживаем время, когда авангард человечества ушел слишком далеко и заподозрен в предательстве. Возникло напряжение между лидерами развития и остальными, и появились политики, предлагающие способы это напряжение разрешить в пользу большинства: остановим тех, кто забежал вперед, заставим отчитываться, вернем мебель, как стояла. Этнически мотивированное присоединение территорий, которое было последней каплей в отношении к России, и оно ведь – возврат к основательной европейской старине, а запрет на него – сомнительное новшество.

Содержание российского бунта не уникально: раз нас не берут в лидеры современности – отпишемся от нее и начнем троллить. В похожих настроениях давно пребывает Иран и арабский мир, теперь к ним присоединяются Турция и Индия, Польша с Венгрией, Америка с Британией. Пусть у нас будет старая добрая Англия, кирпичные цеха и дымящие трубы, символ экономической мощи, Европа XIX века, где суверенные великие державы договариваются друг с другом. Вернем христианскую Европу, без мусульман, арабов, без поляков – кому как нравится. Россию с матерью городов русских Киевом. А внутри – вернем элиты под контроль народа.

Сопротивление и экспансия

Реакция на глобальный бунт России кажется преувеличенной. Объявлено, что Россия одновременно ведет подрывную деятельность от Филиппин до Америки, и ничего плохого в мире не происходит без нее. Со стороны это выглядит комично, у России нет таких ресурсов. Но что, если бы были? Если бы у России была самая сильная в мире армия, самая большая экономика, самые передовые технологии, полмира говорило бы на ее языке и расплачивалось бы ее валютой – держалась бы она скромнее, чем США сейчас? Требовала бы равенства и многополярного мира? Признавала бы чужую субъектность? Какие выводы об этом можно сделать из ее нынешнего поведения? И что бы она предложила миру, став сверхсильной?

В основе этих страхов лежит верная интуиция. В чем опасность локальных проектов по возвращению прошлого? Они довольно быстро перерастают в глобальные проекты. Правитель, который строит социализм на отдельно взятой территории, понимает, что нужна мировая революция. Хотя бы в каком-то критически значимом числе стран. Потому что, если он не прав, мир обгонит его и раздавит, как это и произошло.

Консервативный националист, сторонник расовой теории или носитель идей религиозного или классового превосходства заинтересован в том, чтобы идеи, при помощи которых он строит свое государство, распространились бы и на другие. Тот, кто хочет вернуть старую добрую Германию с ремесленниками вместо бездушного конвейера, Францию с ХХХ, Россию с великими государственными стройками вместо сомнительных частников, интуитивно понимает, что, вернув, они начнут отставать. Значит, чтобы не отставать, лучше завоевать весь остальной мир. Отсюда неизбежная тяга любого революционера к экспансии.

Любой мировой диссидент, глобальный революционер, особенно на ранних стадиях, всегда еще и экспансионист. Ведь если он законсервируется или провалит эксперимент на отдельной территории, другие обгонят, а проигрыш будет трудно скрыть. Даже сравнительно мирный нынешний российский бунт приводит к попыткам создать консервативный интернационал.

Противников диссидентства смущает не только сам его факт, но и неизбежность попыток экспансии (революционеру нужна революционная партия). Отсюда удивительные разговоры о том, что Россия – главный враг либерального мирового порядка, угроза, страшнее (запрещенного) ИГИЛ и прочее в этом роде. Хотя сам ИГИЛ – крайняя форма того же бунта, с той же тягой к интернационализации, так что где тут быть страшней.

Роль России как диссидента-экспансиониста, который, как всякий революционер, готов к большим рискам и неудобствам и этим силен, схвачена ее критиками верно. Лукавство этих интерпретаций на нынешнем этапе в том, что Путин, может, и был когда-то не столько главной угрозой либеральному мировому порядку, сколько лицом такого бунта. Однако сейчас эту роль перехватил президент Трамп.

Система не была готова к такому сбою в программе, когда страну, возглавляющую мировой порядок, в свою очередь возглавляет противник этого порядка. Отсюда желание подменить Трампа Путиным, чья практическая опасность всегда была ограничена скромными возможностями России, а теперь и его символическая роль подорвана чрезмерно долгим пребыванием на посту и возникшим на горизонте переходным периодом.

У парадного подъезда

«Путину нет равного по опыту среди мировых лидеров», – говорит Оливер Стоун в интервью о своем фильме. На вопрос, как Путин смотрит на Трампа, Макрона, Бориса Джонсона, я часто отвечаю: как мастер на начинающих, с высоты своего опыта. Однако долгое пребывание у власти начинает работать против образа президента-мятежника. Хорош бунтовщик, который пересидел у власти любого из королей. Вечный революционер, как и вечный студент, всегда немного оксюморон.

В действительности и революционность Путина, и диссидентство России – недоразумение. Трамп по факту рождения и гражданства – член закрытого престижного клуба, точно как и Тереза Мэй или Макрон. Он может хотеть растрясти сонное клубное царство, поднять пыльные шторы, вымыть окна, выгнать менеджеров. Россия, напротив, хочет членства в клубе, вот с этими самыми пыльными занавесками, лысыми лакеями и неторопливым управляющим. Это борьба не за новый порядок вещей, а за собственное присоединение к старому.

Нынешнее диссидентство России скорее форма, чем содержание, производная от ее сравнительной слабости. Точно так же и программа консервативного бунта, заявленного ее руководством, – не столько глубокое убеждение, сколько конструкция от противного. Если бы глобальный Евтушенко был против колхозов, Путин мог быть за – как сейчас, после выхода США из Транстихоокеанского партнерства и Парижского соглашения по климату, протекционистский Китай вдруг оказывается хранителем принципов глобальной экономики и едет вместо Трампа в Давос.

Революционность Путина и России – это оболочка, арифметическое действие отрицания отрицания. Не ветер бушует над бором, не с гор побежали ручьи. Она направлена не на то, чтобы отвергнуть истеблишмент, а на то, чтобы стать им.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > carnegie.ru, 20 июня 2017 > № 2214367 Александр Баунов


Россия > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 19 июня 2017 > № 2219707

Хватит терпеть!

«Нелюбовь» — очередная картина об ужасающей российской действительности. Может, уже достаточно мазохизма?

Не так давно фильм Андрея Звягинцева «Нелюбовь» был награжден призом жюри Каннского кинофестиваля. Эта победа, безусловно важная для режиссера, является пирровой для нас. И не потому, что Запад верен своей традиции отмечать продукцию кинематографа стран так называемого третьего мира за жесткую оценку собственных обнаглевших властей, оскотинившегося народа или всего вместе взятого. Гораздо важнее, что отечественные критики почти поголовно хвалят фильм, который ничего действительно хорошего в себе не несет.

Я не говорю про операторскую работу, визуальный ряд и бесконечную символику — всем этим Звягинцев управляет мастерски и вдохновенно, но приемы практически не меняются от фильма к фильму. Следовательно, не меняются и ориентиры, и курс — иначе можно отклониться от репутации, которая вынуждает иных критиков отказываться от вдумчивого анализа. Ведь любой негатив в адрес «Нелюбви» может быть контратакован обвинениями в нежелании «видеть правду». А в том, что фильм отражает именно ее, в беспощадно обнаженном виде, никто не сомневается. Несколькими годами ранее это уже говорили и о «Елене», и о «Левиафане».

Да, в «Нелюбви» действительно много правды. И, что похвально, Звягинцев в этот раз сделал главными героями не оскотинившихся пролетариев, а «средний класс», во всем следующий «трендам» — от гаджетов и «тимбилдинга» до недозированного православия. Как оказалось, элегантный офисный костюм, посещение салонов красоты и распитие хорошего вина из красивых бокалов еще не делает животное человеком.

Особенно впечатляет игра на контрасте актера Алексея Розина: после бездельника, плюющего с балкона в «Елене», он примерил на себя образ солидного московского менеджера, который, тем не менее, все так же не контролирует свои инстинкты. А крики о Боге в сочетании с черной душой (мать главной героини) и вовсе становятся прекрасной злой карикатурой на многих «профессиональных верующих» журналистов, актеров, политиков.

Однако сама история женщины (ее сыграла Марьяна Спивак), возненавидевшей свое дитя за сходство с отцом, болезненные роды и потерянное время, и мужчины, которому вообще все равно — скорее бы вырваться к молодой беременной подруге, достоверна в деталях, но в целом выглядит ужасающей фантастикой. Неужели эти двое обменивались кольцами и застенчиво целовались под свадебный марш, выносили ребенка из роддома в кружевном конвертике, вели его в первый класс с букетом цветов? Муж, жена, отец, мать — это же не просто слова, за ними целая история, которую нам показывают обрывочно и со слов героев, каждый из которых гнет свою линию. В России, конечно, очень много разводов, но как правило люди все-таки спорят о квадратных метрах, а не о том, в какой детдом отдать ребенка.

Поэтому если «Нелюбовь» и является отражением нашей действительности, то это отражение в мутном зеркале санузла в поезде. Это действительность, в которой никто не живет постоянно, в ее ужасы можно угодить на время, пока не доберешься до спасительной станции, где есть тепло, человечность, справедливость. Да, не всем удается эту станцию найти, но Звягинцев всю российскую реальность (куртка с патриотической эмблемой и речь Дмитрия Киселева говорят сами за себя) изображает бесконечной железной дорогой, которая никуда не ведет, а только изводит грохотом состава и злобными соседями — пожалуй, именно так выглядят все его герои, кем бы они ни приходились друг другу формально. Это возведение в абсурд той истины, что человек изначально одинок.

И хотя в фильме присутствуют светлые персонажи — волонтеры, у которых есть реальные прототипы, и полицейский, который хоть и говорит, что система бессильна, но все же что-то советует, — настоящему главному герою, мальчику Алеше, от этого не легче. Ему нужна только любовь папы и мамы — таких, какие они есть. Он сбегает из дома не от желания вырваться из ада, а ради того, чтобы они заметили, как ему больно и одиноко, бросились его искать и вернули назад. У него нет иной семьи и дома, и ему их не надо…

Между тем совсем недавно ужасная история о ребенке, который хотел материнской любви, воплотилась в жизнь — и о ней рассказали в шоу «Пусть говорят». Девочка с редкой болезнью решилась на рискованную операцию, чтобы жить с матерью. Та была согласна принять ее к себе только с «нормальным» лицом. И теперь девочки нет в живых. Она не задавалась вопросом о моральном облике матери, она просто хотела иметь семью и дом. Как и Алеша, она думала, что терять ей уже нечего, но ошиблась…

Так что, к сожалению, фильм Звягинцева — отнюдь не страшная сказка. Бессердечие родителей и беззаветная, инстинктивная любовь ребенка часто пересекаются. Но другой вопрос — делает ли это фильм шедевром? Ведь то же шоу «Пусть говорят», в котором рассказываются жуткие истории из жизни, а гости в студии ведут себя еще реалистичнее, чем герои «Нелюбви», никто почему-то не считает искусством. Андрей Малахов достает из потемок самые сюрреалистические драмы и самых гротескных монстров, но зритель не видит в этом миссию «правдоискательства», а почему-то называет копанием в грязном белье…

И даже если забыть о телевидении, трудно представить, например, чтобы кто-то восхищался фильмами «Я плюю на ваши могилы» или «Райское озеро» только на основании того, что там без прикрас показаны людские пороки, нравы в провинции и беспредел правоохранительных органов. Я не случайно называю именно зарубежные фильмы — американский и британский соответственно. Хвалить произведение в первую очередь или только за то, что оно демонстрирует «правду» и «тыкает нас в зеркало», является исключительно российской культурной «фишкой». Причем чем ужаснее показанное на экране, тем более оголтело мы в это верим и объявляем режиссера гением. Что за мазохизм, что за ненависть к себе, что за уверенность, будто мы это заслужили?

У западных ценителей есть, конечно, свои извращения, один казус с «Оскаром» в этом году чего стоит. Но они продиктованы хорошей жизнью, с высоты которой им приятно жалеть героев Звягинцева, вынужденных жить в такой стране…

Словом, дать новому творению Звягинцева однозначную оценку сложно. Но определенно можно сказать, кому стоит его смотреть, а кому нет. Безусловно, я не рекомендую его зрителям, которые слишком глубоко переживают происходящее на экране и обладают обостренным чувством справедливости, — им это будет стоить изрядно побитых нервов. А вот кому фильм посмотреть однозначно не помешает, так это молодым женщинам, которые стремятся вступить в брак «чтобы не засидеться в девках» и родить «пока часы не затикали». Эти чрезвычайно достойные и уважительные причины уже поломали столько судеб, что фильм «Нелюбовь» станет отличной прививкой против того, чтобы идти у них на поводу. Мы еще по инерции полагаемся на старую поговорку «стерпится — слюбится», от которой он не оставляет камня на камне. Не слюбится! И чем чаще мы будем об этом вспоминать, чем скорее поймем, что терпеть — это очень плохо, что никакое светлое будущее, которое уже веками нам обещают за это терпение, с неба не свалится, тем скорее жанр «Нелюбви» перестанет быть ведущим в нашей культуре. Отучившись терпеть, мы непременно научимся радоваться.

Людмила Семенова

Россия > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 19 июня 2017 > № 2219707


Россия > СМИ, ИТ > regnum.ru, 19 июня 2017 > № 2219677

Полюбовная коллаборация «Нелюбви» и власти

О фильме «Нелюбовь» режиссёра Андрея Звягинцева

Андрей Звягинцев за последние годы приобрел авторитет в либеральных кругах. Скандалы с фильмом «Левиафан» и высокие награды престижных фестивалей сделали из режиссера просвещенного художника, которых так не хватает современной России. Но если внимательно приглядеться к творчеству Звягинцева, то выяснится, что оно не идет вразрез с официальной линией и даже работает на укрепление легитимности режима, доказывающего свое великодушие тем, что в России благополучно живет и снимает якобы инакомыслящая фигура международного масштаба.

В первых двух картинах Звягинцев избегал социальной стороны нашего бытия, и даже умышленно оттуда вымарывал отсылки к окружающей действительности. Действие «Возвращения» и «Изгнания» происходит непонятно где и когда. Сценарий «Елены» изначально создавался как история из жизни английской семьи и для съемок за границей с иностранными актерами. Это был первый фильм, который свел режиссера с продюсером Александром Роднянским, оперативно нашедшим финансирование для проекта, от которого отказалась западная сторона. Медиамагнат взял кинодеятеля в оборот и больше не отпускал. Роднянский в то время совершал экспансию на международную арену, и причастность к высоким фестивальным наградам была ему как нельзя кстати, хотя у продюсера уже были 2 номинации на «Оскар» за лучший иноязычный фильм. Его компания приобрела контрольный пакет одной из крупнейших европейских кинокорпораций, занимавшейся производством и прокатом картин в 20 странах. В России Роднянский развивал телеканалы и занимал высокие должности в крупных медиахолдингах. Его следование политической конъюнктуре — гарантия выживания в сложных местных реалиях и процветания многомиллионного бизнеса. На открытии принадлежащего Роднянскому ведущего внутрироссийского кинофестиваля «Кинотавр» в этом году зачитывали приветственные речи Путина и Медведева. В общем Роднянский себя никогда под удар не поставит, и скандалы вокруг его персоны ему не нужны. Что же тогда произошло с «Левиафаном»?

Предпоследний фильм Звягинцева представляет собой великолепный пример пиар-компании, чуть не завершившейся триумфом российского кино — награждением «Левиафана» «Оскаром», чего давно не добивались наши картины. Чтобы это произошло, была придумана тонкая медиастратегия — придание режиссеру образа внутреннего диссидента, гонимого властью. Сначала министр культуры Мединский называл фильм «талантливым» (весь негатив истории списывался им на то, что первоисточник был взят из американской действительности) и призывал сделать максимальное число прокатных копий. Но потом причастные к продвижению «Левиафана» стали разыгрывать карту злых чиновников, ополчившихся на бесстрашного критика режима. Пресса заполнилась кучей статей о преследовании Звягинцева и актеров якобы за инакомыслие, и в какой-то период фамилия режиссера за две недели упоминалась в СМИ в три раза чаще, чем президента Обамы. Вся эта волна докатилась до ведущих газет США, и шансы «Левиафана» на получение «Оскара» стали наибольшими с точки зрения букмекеров. Но заветную награду в итоге получила польская «Ида», затрагивавшая тему гонений евреев во время Второй мировой. За свой фильм Звягинцев получил «Золотого орла» за режиссуру, — что официально считается вторым внутрироссийским призом сезона по значимости, а первый достался Михалкову. На церемонии вручения наград пресс-секретарь президента Песков зачитал слова Путина о важности международного признания российских картин, что явно относилось к режиссеру «Левиафана». В итоге фильм вышел в сравнительно широкий прокат, что нехарактерно для такого типа авторского кино, и Звягинцев прописался на центральных телеканалах. Неприязнь провинциальных чиновников к скандальной картине сменилась широкой поддержкой и уверениями в лояльности к высокому искусству. Актер из Самары Валерий Гришко, которого местный депутат обвинил в нелюбви к родине за роль архиерея в «Левиафане», подал в суд на народного избранника, и с того взыскали 50 тысяч рублей за моральный ущерб.

Новая картина Андрея Звягинцева «Нелюбовь» по инерции вошла в основной конкурс Канн. Особенность Каннского фестиваля в том, что в его программах стараются представить все снятые фильмы определенного круга режиссеров, в число которых давно входит наш соотечественник, создатель «Левиафана» и «Изгнания». «Нелюбовь» технически сделана на уровне высокого авторского кинематографа, можно даже сказать, с учетом конъюнктуры ведущего европейского киносмотра. По сравнению с предыдущими работами немного уменьшился средний хронометраж сцен, что пошло на пользу картине, а все медитативные визуальные красоты вынесли в начало и финал. И стоило бы порадоваться за нашего режиссера, но несколько сцен фильма не дают этого сделать, так как возвращают нас к вопросу коллаборации интеллигенции в современной России.

В финале «Нелюбви» демонстрируется новостной сюжет: телеведущий Дмитрий Киселев говорит про обстрелы Донбасса. Женщины в истерике, потерявшие близких, обращаются через экран напрямую к душегубу Порошенко. После просмотра этой теленовости героиня картины, у которой ранее пропал ребенок, идет заниматься на беговой дорожке. Сначала она бежит на тренажере, но потом, о чем-то задумавшись, останавливается. Так как стилистика Звягинцева строится на размытости и обтекаемости, у зрителя остается широкий простор в трактовке увиденного на экране. Один из либеральных журналистов уже истолковал момент с беговой дорожкой, как будто Россия топчется на месте. Аналогия с нашим государством возникает из-за того, что персонаж одет в олимпийскую форму с надписью RUSSIA на груди.

На заре кинематографа был проведен опыт, получивший название «эффект Кулешова». На экране демонстрировалось неизменное лицо Ивана Мозжухина, смонтированное с тарелкой супа, ребенком в гробу и т. д. Аудитория, посмотревшая каждый из склеенных фрагментов, решила, что актер хочет есть или в трауре, в зависимости от кадров, следовавших за исполнителем. Кинематограф Звягинцева предоставляет домысливающим куда большее пространство для фантазии, чем Кулешов. Если привязать героиню с бегущей дорожки к России, то можно сказать, что страна остановилась. А кто-то решит, исходя из сценария, что она погрузилась в виртуальное пространство соцсетей и выбрала обеспеченного мужчину, чтобы не бедствовать, — но будет ли такая картина верной метафорой нашей действительности? Если же привязать телесюжет Киселева к действию фильма, то обнаруживается аналогия: тела погибших на улице Донбасса и (спойлер!) труп ребенка в московском морге немногим ранее в кадре. Эта параллель, по прямой логике, и заставляет приостановиться героиню во время бега на месте и задумчиво посмотреть в камеру. Осознание того, что здесь мы уже потеряли, а что теперь, упускаем жизни там?

Демонстрация телепередачи Киселева в «Нелюбви» всколыхнула украинских журналистов. Они увидели в этом эпизоде попытку донести до европейских интеллектуалов «ложную» «пророссийскую» позицию по поводу ситуации на Донбассе. Мол, кто-то в зале даже всплакнул, увидев зверства украинских войск. Представитель незалежной прессы задал вопрос о пропаганде в фильме на пресс-конференции Каннского кинофестиваля. Звягинцев отверг такое прочтение эпизода, объяснив его констатацией происходящего. Позднее, отвечая на другой вопрос, режиссер вернулся к Украине.

«Утрата хороших отношений с соседней страной» — это то, что мы пожинаем спустя 2−3 года после событий 2011−2012 годов. Ровно с этого мы начинаем наш фильм и приходим к тому разбитому корыту февраля 2015 года: к Дебальцево и так далее, и так далее. Это не политический контекст, это, скорее, какой-то метафизический страшный наш удел, которому мы сейчас являемся свидетелями. И участниками».

Продюсер Роднянский добавил к этому: «Война — это продолжение частной жизни, системы отношений, потеря координат, ценностей, того, что в фильме называется односложно — нелюбовь».

Стоит заметить, что ранее Звягинцев отрицал какой-либо политический контекст «Левиафана», попеременно указывая на Иова, Химейера и Генриха фон Клейста. Однако в случае с «Нелюбовью» он признал, что параллель с Украиной имеет право на жизнь. В 2014 году режиссер был в числе подписавших письмо против политики Путина в Крыму. Позднее Звягинцев назвал происходящее на Украине катастрофой Славянского мира. Вообще режиссер склонен к противоречивым высказываниям. На недавней встрече с пользователями «Кинопоиска» он рассказал, что финал не делает «Нелюбовь» привязанной к конкретному месту.

Очень не хочется разделять людей по их отношению к украинским событиям последних трех лет. Главная задача автора этих строк заключается в том, чтобы показать, что на столь высоком уровне не может появиться созданная в России картина, осуждающая действия местного режима. По моему мнению, включение телесюжета Киселева в фильм — это своего рода индульгенция для Звягинцева, и на выборе представленного в сюжете ленты телеконтента лежит ответственность продюсера. У «Елены» первоначально должен был быть другой финал, с неприятным отображением православного священника, но конец картины изменился после того, как к финансированию проекта подключился Роднянский и Фонд кино, хотя, ранее, в переписке с западным продюсером режиссер отказывался что-либо менять в том сценарии.

В наше время невозможно быть крупным отечественным независимым художником, игнорирующим политические реалии, даже если ты снимаешь метафизические семейные драмы. В сухом остатке, цитата из Киселева работает на российскую пропаганду. В «Нелюбви» есть еще одна новость, звучащая по радио, из политической действительности 2012 года. Речь идет про якобы хищение 600 тысяч рублей администрацией сайта Координационного совета оппозиции. Это тоже негативное представление протестного движения, которое, конечно, можно представить как констатацию факта. Необходимость включения радионовости в действие картины Звягинцев объяснил присутствием в ней фамилии Немцова, чтоб вспомнили.

Вообще, любому режиссеру очень удобно прикрываться тем, что он отражает действительность во всей ее неприглядной красе. Свежа память об истории пятилетней давности, когда оскароносную Кэтрин Бигелоу обвинили в поддержке пыток, из-за того, что она включила их в свой фильм «Цель номер один». Режиссер тогда отбивалась тем, что снимала правду жизни, и на сторону художника встали некоторые кинодеятели Голливуда. Год спустя обнаружилось, что ЦРУ правило сценарий скандальной картины Бигелоу, и включение в действие пыток, по сути, оправдывало их применение, ради цели поймать террористов.

Главным из продюсеров, профинансировавших «Нелюбовь», стал недавний политик Глеб Фетисов, имеющий длинный послужной список в предпринимательской сфере и банковском секторе. Он бывший единорос, член Общественной палаты РФ. Фетисов — один из богатейших людей России, несколько лет назад выплативший более 14 миллиардов рублей личных денег вкладчикам своего бывшего банка, ради сохранения собственной деловой репутации. Фигура такого высокого полета не позволит себе связаться с фильмом, политическая составляющая которого может негативно отразиться на имидже России. Фетисов говорит о своем активном участии в кинопроектах, которые продюсирует, в том числе на этапе создания сценария, но в работу Звягинцева миллиардер «старался не вмешиваться».

В отношении «Левиафана» в схожей роли выступал владелец Южноуральской промышленной компании Рашид Сардаров, профинансировавший треть бюджета постановки. Представить, что господин Роднянский мог подставить столь серьезных людей, невозможно. Таким образом, воспринимать фильмы Звягинцева как критикующие режим будет неверным. Режиссер уже одним своим существованием и работой в России доказывает, что власть лояльна к художникам высокого уровня, а курирующие кинематографиста фигуры отвечают за идеологическую сторону его работ.

С художественной стороны есть о чем поговорить и про «Нелюбовь». В новой картине режиссер возвращается к тому редкому типу героев, которых можно причислить к положительным, и это редкость для Звягинцева. В «Елене» к таковым относился обеспеченный Владимир, невинно убиенный своей женой. «Нелюбовь» демонстрирует нам схожего с тем героем персонажа, относящегося к представителям обеспеченного класса (новой буржуазии). Таковым является Антон, любовник женщины из семейной пары, находящейся на грани развода. Из четырех персонажей первого ряда лишь он один не подвержен мороку нелюбви, хотя и разведен. Если остальные (супруги, потерявшие ребенка, и любовница мужа) демонстрируют нам хладность чувств и расчетливость, то Антон сама любовь.

Актер, сыгравший обеспеченного бизнесмена, родом из Латвии, что чувствуется по речи с акцентом и европейским манерам. Дизайн его жилища выбран с тонким вкусом, контрастирующим с ширпотребом на рынке, где закупается любовница мужа из семейной пары. Кроме Антона, остальные три вершины из четырехугольника главных героев — это люмпены, несмотря на то, что двое формально относятся к среднему классу. Актер Алексей Розин, сыгравший мужа из проблемной семьи, ранее исполнил роль 100-процентного люмпена в Звягинцевской «Елене». Таким образом, режиссер становится певцом обеспеченного класса, возвеличивая его на фоне остального дна. Художник новой буржуазии. К сожалению, Звягинцев допускает некоторое сценарное логическое несоответствие: именно Антон смотрит Киселева по телевизору, хотя такой тип людей далек от интереса к официальной медиапропаганде, то есть, не смотрит новости по зомбоящику.

В остальном, «Нелюбовь» действительно побуждает обнять близких, к чему стремится своей картиной режиссер, по собственному признанию. Увы, желание прижать родных поближе, скорее, мотивировано стремлением удержать их от просмотра фильма Звягинцева. Наблюдение за очередным киновоплощением холодной искусственной вселенной режиссера, состоящей из людей-схем, не может вызвать каких-либо чувств, за исключением созвучных названию кинокартины.

Россия испытывает потребность в мессиях от искусства, которые как знамя поднимаются либеральной интеллигенцией. Увы, в нашем нынешнем обществе невозможно свободное выражение оппозиционных настроений, в том числе и в киноискусстве. Чтобы заполнить этот вакуум, штатные идеологи создают фигуры, которые могут умеренно критиковать режим. Такие люди изредка мелькают на телеэкранах и в прессе, кооперируя вокруг себя энергию инакомыслящих. В том же киносообществе существуют две противоборствующие структуры, условно привязанные к Михалкову (СК и премия «Золотой орел») и Кончаловскому (Киносоюз и «Ника»). Если Никита Михалков получал «Золотых орлов» за все свои картины, выдвинутые на соискание, то конкуренты не отстают. Последние высшие награды «Ники» (за лучший фильм и режиссерскую работу) получил Андрей Кончаловский, который является президентом Российской академии кинематографических искусств, учредившей эту же кинопремию. Выйдя на сцену в очередной раз, теперь за главным призом, лауреат произнес: «Невероятно!». Собственно, все раздоры двух ветвей киношников могут закончиться внутри одной семьи, на фоне того, что Михалков и Кончаловский вместе просят у Путина миллиард рублей на создание сети быстрого питания «Едим дома!». К сожалению, в выборе отечественных кинокартин для просмотра, такого выбора, как у кулинарии (питаться дома или на улице), зрителю не предоставлено.

Алексей Юсев

Россия > СМИ, ИТ > regnum.ru, 19 июня 2017 > № 2219677


Россия > СМИ, ИТ > regnum.ru, 19 июня 2017 > № 2219614

Виктор Пацаев — Матросов космического боя

Калининградский след героя-космонавта

Сегодня, 19 июня, исполнилось бы 84 года космонавту, Герою Советского Союза Виктору Пацаеву. Он погиб 30 июня 1971 года во время посадки корабля «Союз-11» вместе с напарниками Георгием Добровольским и Владиславом Волковым.

После Великой Отечественной войны Пацаевы стали первыми переселенцами в новый советский регион — Калининградскую область. Калининградцы по праву гордятся тем, что самая западная российская область ещё и «самая космическая». Здесь в разные годы учились и работали сразу четыре космонавта Советского Союза — Алексей Леонов, Юрий Романенко, Александр Викторенко и Виктор Пацаев. Вот только музея космонавтики в Калининграде как не было, так и нет, в отличие от музейной россыпи о «старом Кёнигсберге». Впрочем, это тема для отдельного разговора.

Так вот, период жизни Пацаева в городе Нестерове Калининградской области практически не изучен ни краеведами, ни журналистами. В этом материал я постарался собрать всю интересную информацию о «калининградском следе» космонавта.

Итак, в город Нестеров (бывший немецкий Шталлупёнен, а в период Третьего рейха — Эбенроде), что на границе Калининградской области и Литовской ССР, Пацаевы приехали в сентябре 1948 года. Это была большущая семья — шестеро детей, но всего двое из них Пацаевы — Виктор и Галина.

Дело в том, что глава семьи Иван Пацаев погиб 16 октября 1941 года во время Можайско-Малоярославецкой операции. Он, инструктор райкома ВКП (б), служил политруком батареи 591-го зенитного артиллерийского дивизиона. До войны Пацаевы жили на северо-западе Казахской ССР в поселке Альга (рабочий поселок возник в 1930-е годы во время строительства Актюбинского химического комбината по производству фосфорных удобрений). Здесь и родился Виктор Пацаев.

После войны вдова Мария Пацаева вышла замуж за Ивана Волкова, пришедшего с фронта без руки. Мужчина сам был вдовец, на руках — четверо детей. В 1948 году Волковы-Пацаевы принимают решение переехать на новую советскую землю, воспользовавшись льготами переселенцев в колхозы Калининградской области, утверждёнными Совмином Союза ССР в 1947 году.

Осели практически в первом городе при въезде в Калининградскую область со стороны Литовской ССР — Нестерове. Город был переименован лишь два года назад в честь Героя Советского Союза Степана Нестерова, погибшего в боях при взятии Эбенроде. Именно танкисты гвардии полковника Нестерова разбили в Эбенроде фашистскую танковую дивизию имени нацистского преступника Германа Геринга (недалеко от этих мест Геринг построил охотничье имение, которое спустя 70 лет после Победы вздумали восстановить калининградские бизнесмены-чиновники). Во время войны в окрестностях Эбенроде гитлеровцы построили лагерь для военнопленных Офлаг-52, где погибло до 8 тысяч советских солдат.

Вернёмся к переселенцам Пацаевым-Волковым. Ивана Волкова назначили председателем колхоза «Заветы Ильича». Марья Пацаева устроилась в магазин «Ткани». В Калининградскую область Виктор Пацаев приехал последним из родни, в году 50-м.

О молодых годах Виктора автору этих строк рассказала несколько лет назад жительница Нестерова Майя Загорская (в девичестве Крюкова), которая именует себя «первой любовью космонавта».

«Я заканчивала восьмой класс, а Витя десятый, — повествует Майя. — Пацаев был красавец. Метр восемьдесят, стройный, кудрявый, черноволосый. Очень правильный, учился нормально, не пил, не курил. Даже драться не умел».

Жили Пацаевы бедно. Загорская вспоминает: «У Вити была одна-единственная вельветовая курточка на молнии».

После школы Пацаев поступил в Пензенский индустриальный институт, но на каникулах всегда приезжал в Нестеров.

«Витя приходил в наш класс и садился сзади за парту, — продолжает Майя. — Особенно часто заглядывал к своему бывшему классному руководителю Павлу Константиновичу Савину, учителю русского языка и литературы. Константиныча вся школа звала Корешком за то, что он неизменно поправлял учеников у доски: «Не приставка, а приставочка, не корень, а корешок». Так вот, придет Витя в класс и сядет нарочно сзади меня. Я шепчу — ну зачем пришел смущать? Помню, Корешок увидел, что мы шепчемся, и меня к доске вызвал. Я ударилась в молчанку, только кулак Пацаеву показываю. Корешок мне кол и влепил. Но после урока сказал: «Не расстраивайся, единицу не поставил. Я же вижу, что жених пришел».

После окончания пензенского вуза Пацаев уехал в подмосковный Долгопрудный, где в КБ разрабатывал космические приборы. Звал к себе невесту в многочисленных письмах. В 1958 году родители благословили Майю, и она приехала к любимому.

«Я пришла в инженерное общежитие, Витя отправился в магазин за конфетами и шампанским, — рассказала Майя Загорская. — А я решила заглянуть к нему в тумбочку. И увидели две стопки писем. В одной узнала свои письма, а в другой на конвертах стоял пензенский адрес и женское имя. Я прочитала несколько писем и поняла, что у меня есть соперница».

В общем, произошло выяснение отношений, и Майя со слезами покинула и общежитие, и город. С тех пор она не встречалась с Пацаевым, даже когда он приезжал в Нестеров. А через год после размолвки Майя вышла замуж за местного лейтенанта ОБХСС. Женился и Виктор.

…Сообщение о гибели экипажа космического корабля «Союз-11» было опубликовано в центральной печати 1 июля 1971 года. «Калининградская правда» также перепечатала трагический материал на своей передовице, но ни строчкой не обмолвилась, что Пацаев — земляк.

В официальной биографии космонавта, опубликованной в «Правде», также был вырезан калининградский период жизни. Читаем: «Инженер-испытатель Пацаев родился 19 июня 1933 года в городе Актюбинске Казахской ССР. После окончания средней школы поступил учиться в Пензенский индустриальный институт, который закончил в 1955 году».

Но всё же калининградцы почтили память своего земляка, увековечив его имя в стихе. Это сделал поэт из города Гусева (20 км от Нестерова) Илья Баевский, который в кратчайшие сроки написал стихотворение под названием «Матросовы космического боя». И его опубликовали в «Калининградской правде» уже 1 июля. Там есть такие строки:

Их с нами нет, сердца их не согреть,

Над ними звезды алые мерцают.

Есть счастье в том, чтоб жить и умереть,

Как Добровольский, Волков и Пацаев.

Добровольский, Волков и Пацаев стали первыми, кто испытал новый космический комплекс — орбитальную станцию «Салют» и транспортный корабль «Союз-11». Полёт продолжался в течение 23 суток 18 часов 21 минуты 43 секунд и, по словам тогдашнего президента Академии наук СССР Всеволода Келдыша, на то время являлся самым продолжительным в истории человечества полетом в космосе.

«Проведенные космонавтами эксперименты открывают большие перспективы для метеорологии, геологии, географии, по исследованию атмосферы, океана, растительного покрова и ресурсов Земли», — сказал Келдыш на траурной церемонии прощания с космонавтами.

После трагедии с нестеровчанкой Майей Загорской случилась мистическая история. Дело в том, что Виктор Пацаев еще в студенческие годы подарил девушке серебряный медальончик в виде сердечка. Майя вставила туда две фотографии — свою и Виктора.

«И так получилось, что я его потеряла, — рассказывает Загорская. — А в августе 1971 года — спустя чуть более месяца после гибели Вити, мы стали менять пол в прихожей. Только сняли доски, и я увидела медальон. Когда открыла его, ахнула. Фотография Вити враз вся почернела. А моя — нормальная».

А вскоре к Загорским пожаловали какие-то странные корреспонденты, показавшие удостоверение «Комсомольской правды». Они рассказали, что Виктор и двое коллег задохнулись, когда разгерметизировался спускаемый аппарат. Молодые люди забрали все фотографии с изображением Пацаева и тот самый медальончик.

«Но так в газете мы и не дождались материала с этими снимками. И фото с украшением никто нам не вернул. Потом нам сказали, что это могли быть переодетые сотрудники КГБ», — сказала Загорская.

Действительно, судя по воспоминаниям космонавтов, внезапной разгерметизацией аппарата всерьёз интересовался комитет госбезопасности, рассматривая в качестве версии диверсию в условиях космической гонки СССР-США.

…Какой след оставила в памяти Виктора Пацаева калининградская земля? Хранил ли космонавт воспоминания в сердце о своей второй Родине? Может, совсем не случайно у корабля «Союз-11» был «калининградский» позывной — «Янтарь»? И потом — фактически Пацаев ценой своей жизни спас от неминуемой гибели другого калининградца Алексея Леонова, который должен был лететь на «Союзе-11» в составе основной группы.

Дочь Светлана Пацаева, к которой автор этих строк обратился, рассказала, что сегодня её семью волнует, прежде всего, сохранение достойной памяти отца.

«Речь идет о судьбе научно-исследовательского судна «Космонавт Виктор Пацаев», которое является частью экспозиции Калининградского музея Мирового океана. На днях состоялось последнее, надеюсь, заседание суда, которое признало несостоятельным иск владельца судна «НПО измерительной техники» к министерству культуры об отмене статуса памятника культурного наследия. То есть корабль остается памятником культурного наследия», — сообщила Светлана Пацаева.

Андрей Выползов

Россия > СМИ, ИТ > regnum.ru, 19 июня 2017 > № 2219614


Белоруссия > СМИ, ИТ > regnum.ru, 19 июня 2017 > № 2219606

«Вы просто набор пропаганды»: запрещённое и откровенное интервью Алексиевич

Непростое интервью с нобелевским лауреатом

Обозреватель ИА REGNUM встретился и поговорил с нобелевским лауреатом Светланой Алексиевич. Разговор шёл в форме интервью, о чем Алексиевич была уведомлена и дала своё согласие. В ходе разговора нобелевский лауреат решила, по одной ей известной причине, запретить публиковать это интервью. Поскольку Алексиевич изначально соглашалась на интервью, то редакция ИА REGNUM решила его опубликовать полностью. Аудиозапись интервью со Светланой Алексиевич находится в редакции.

Почему-то так получается, что обычно интервью делают с людьми, с которыми в целом согласны. Условно говоря, Вас не позовут на «Первый канал», потому что они с Вами не согласны…

— А на «Дождь» позовут…

А на «Дождь» позовут, но спорить с Вами не будут. Я Вам хочу честно сказать, что по подавляющему большинству вопросов я совершенно не согласен с Вашей позицией.

— Давайте, мне кажется, это должно быть интересно.

Вот именно. Потому что это и есть диалог.

— Да, интересно узнать образ человека, находящегося по ту сторону, узнать, что у него в голове.

Хорошо. Некоторое время назад Вы дали нашумевшее интервью о том, что в Белоруссии может начаться религиозная война между православными и католиками, потому что «человеку можно вложить в голову всё». А Вам тоже можно вложить?

— Моя профессия — делать так, чтобы не вложили. Какая-то часть людей живет сознательно, способна себя защитить, способна понимать, что происходит вокруг. А большинство людей просто несет потоком, и они живут в банальности.

Представляется ли Вам, что в нашей части земного шара таких людей больше?

— Я думаю, у нас — как везде. И в Америке то же самое, иначе откуда бы взялся Трамп. Когда ты имеешь дело со средним человеком, слушаешь, что он говорит. Это не всегда заставляет любить людей. Так что, так везде, это не только русская черта.

Просто мы сейчас находимся в таком состоянии, когда общество потеряло ориентиры. И поскольку мы — страна войн и революций, и, главное, у нас культура войны и революций, то любая историческая неудача (типа перестройки, когда мы рванулись, хотели быть как все) — как только случилась неудача, поскольку общество было не готово к этому, куда мы вернулись? Мы вернулись в то, что мы знаем. В военное, милитаристское состояние. Это наше нормальное состояние.

Я, честно говоря, этого не замечаю. Ни в знакомых, ни в незнакомых людях я не вижу никакой агрессии или воинственности. Что подразумевается под милитаризмом?

— Если бы люди были другими, они бы все вышли на улицу, и войны на Украине не было бы. А в день памяти Политковской было бы столько же людей, сколько я видела в день ее памяти на улицах Парижа. Там было 50, 70 тысяч человек. А у нас — нет. А вы говорите, что у нас нормальное общество. У нас нормальное общество благодаря тому, что мы живем своим кругом. Милитаризм — это не когда все готовы убивать. Но тем не менее оказалось, что готовы.

У меня отец — белорус, а мать — украинка. Я часть детства провела у бабушки на Украине и очень люблю украинцев, во мне украинская кровь. И в страшном сне нельзя было представить, что русские будут стрелять в украинцев.

Сначала там произошел государственный переворот.

— Нет, это был не государственный переворот. Это чепуха. Вы много смотрите телевизор.

Я там родился.

— Это был не государственный переворот. Это хорошо работает русское телевидение. Демократам надо было бы так воспользоваться телевидением, они его недооценили. Сегодняшняя власть вкладывает в сознание то, что ей нужно. Это был не переворот. Вы не представляете, какая бедность была вокруг…

Представляю.

— …как там воровали. Смена власти была желанием людей. Я была на Украине, ходила в музей «небесной сотни», и простые люди мне рассказывали о том, что там было. У них два врага: Путин и собственная олигархия, культура взяточничества.

В Харькове в митинге в поддержку майдана принимали участие триста человек, а против майдана — сто тысяч. Потом на Украине открыли пятнадцать тюрем, в которых сидит несколько тысяч человек. А сторонники майдана ходят с портретами явных фашистов.

— А в России нет людей, которые ходят с портретами фашистов?

Они не находятся у власти.

— На Украине они тоже не находятся у власти. Порошенко и другие не фашисты. Вы понимаете, они хотят отделиться от России, пойти в Европу. Это есть и в Прибалтике. Сопротивление принимает ожесточенные формы. Потом, когда они действительно станут независимым и сильным государством, этого не будет. А сейчас они валят коммунистические памятники, которые и нам бы стоило повалить, изгоняют телевизионные программы. А что, они будут смотреть Соловьева и Киселева?

Они и смотрят, в интернете. И трафик ничуть не уменьшился.

— Нет, это смотрит какая-то часть людей, но не народ.

Да как Вам сказать: трафик российских каналов превышает трафик украинских.

— Ну что они смотрят? Не политические программы.

Жизнь на Украине стала беднее — это факт. И свободы слова там стало намного меньше — это тоже факт.

— Не думаю.

Вы знаете, кто такой Олесь Бузина?

— Которого убили?

И таких примеров сотни.

— Но то, что он говорил, тоже вызывало ожесточение.

То есть таких надо убивать?

— Я этого не говорю. Но я понимаю мотивы людей, которые это сделали. Так же, как мне совершенно не нравится, что убили Павла Шеремета, который любил Украину. Видимо, были какие-то разборки или что-то.

Вы находите для них очень много оправданий.

— Это не оправдания. Я просто представляю, что Украина хочет строить свое государство. По какому праву Россия хочет там наводить порядок?

Вы были в Донбассе после того, как там началась война?

— Нет. Я там не была. Когда началась война, справедливости уже не ищи. По-моему, Стрелков говорил, что в первую неделю людям было очень трудно стрелять друг в друга, что заставить людей стрелять было почти невозможно. А потом началась кровь. То же можно сказать и про Чечню.

Даже если согласиться с позицией (хотя я с ней совершенно не согласен), что люди в Киеве «вышли сами», — после этого люди в Донецке тоже вышли сами, без оружия, их не стали слушать, их пробовали разгонять, и потом они вышли с оружием. И те, и другие вышли отстаивать свои представления о правильном. Почему действия первых возможны, а вторых нет?

— Вы то же самое делали в Чечне, чтобы сохранить государство. А когда украинцы стали защищать свое государство, вы вдруг вспомнили о правах человека, которые на войне не соблюдаются. Вы, русские, в Чечне вели себя еще хуже.

Я не политик. Но когда ставится под вопрос цельность государства, это проблема политики. Когда туда вводят чужие войска и начинают на чужой территории наводить порядки. По какому праву Россия вошла в Донбасс?

Вы же там не были.

— Я тоже, как и вы, смотрю телевизор и читаю тех, кто об этом пишет. Честных людей. Когда Россия туда вошла, что вы хотели — чтобы вас там встретили с букетами цветов? Чтобы власть вам там обрадовалась? Когда вы вошли в Чечню, где Дудаев хотел сделать свои порядки, свою страну, — что сделала Россия? Разутюжила.

Вы сказали, что вы не политик. Вы — писатель. Мне кажется самоочевидным, что нынешняя борьба украинского государства с русским языком — это главная претензия, которую к ним предъявят. Десять лет назад агентство Gallup проводило исследование о том, сколько процентов населения Украины думают по-русски…

— Я все это знаю. Но сейчас они учат украинский и английский.

…сделали они это очень просто: раздавали анкеты на двух языках, украинском и русском. Кто на каком языке взял — тот на таком и думает. 83% жителей Украины думают на русском языке.

— Что вы хотите этим сказать? Их русифицировали за семьдесят лет, так же, как и белорусов.

Вы хотите сказать, что люди, которые жили в Одессе или Харькове, когда-нибудь думали по-украински?

— Я не знаю, как у вас, а у нас в Белоруссии из десяти миллионов человек после войны осталось шесть с чем-то миллионов. И въехали около трех миллионов русских. Они до сих пор там. И была такая идея, что нет Белоруссии, что все это — великая Россия. Точно так же и на Украине. Я знаю, что люди тогда учили украинский язык. Так же, как сейчас у нас они учат белорусский, веря, что когда-то наступят новые времена.

То есть можно запрещать людям говорить на том языке, на котором они думают?

— Ну вы же запретили в России говорить на белорусском.

Кто запретил?

— Ну как же! Вы знаете только свой верхний кусочек. Начиная с 1922 года в Белоруссии постоянно уничтожалась интеллигенция.

При чем тут 1922 год? Мы с Вами живем сегодня, в 2017 году.

— Откуда все берется? Откуда русификация взялась? Никто не говорил в Белоруссии на русском языке. Говорили или на польском, или на белорусском. Когда Россия вошла и присвоила себе эти земли, Западную Белоруссию, первое правило было — русский язык. И ни один университет, ни одна школа, ни один институт у нас не говорит на белорусском языке.

То есть в Вашем понимании это месть за события столетней давности?

— Нет. Это было старание русифицировать, сделать Белоруссию частью России. И точно так же сделать Украину частью России.

Половина территории, которая сейчас входит в состав Украины, никогда не была никакой «Украиной». Это была Российская империя. И после революции 1917 года там, наоборот, насаждалась украинская культура.

— Ну вот вы ничего не знаете, кроме своего маленького кусочка времени, который вы застали и в котором вы живете. Половина Белоруссии никогда не была Россией, она была Польшей.

Но другая-то половина была?

— Другая половина была, но никогда не хотела там быть, вы насильно держали. Я не хочу об этом говорить, это такой набор милитаристских банальностей, что я не хочу это слушать.

Вы говорите, что когда сто лет назад (по Вашему мнению) насаждалась русская культура — это было плохо, а когда сегодня насаждается украинская культура — это хорошо.

— Она не насаждается. Это государство хочет войти в Европу. Оно не хочет жить с вами.

Для этого нужно отменить русский язык?

Нет. Но, может быть, на какое-то время и да, чтобы сцементировать нацию. Пожалуйста, говорите по-русски, но все учебные заведения будут, конечно, на украинском.

То есть можно запрещать людям говорить на том языке, на котором они думают?

— Да. Это всегда так. Это же вы этим занимались.

Я этим не занимался.

— Россия. Она только этим и занималась на занятых территориях, даже в Таджикистане заставляла людей говорить на русском языке. Вы побольше узнайте, чем занималась Россия последние двести лет.

Я Вас спрашиваю не про двести лет. Я Вас спрашиваю про сегодня. Мы живем сегодня.

— Другого способа сделать нацию нет.

Понятно. Вы во многих интервью говорили, что Ваши знакомые с опасением смотрели и смотрят на то, что происходит на майдане и что эволюционный путь развития, безусловно, лучше. Вы, наверное, имели в виду прежде всего Белоруссию, но, наверное, и Россию тоже? Как Вы представляете, как должен выглядеть этот эволюционный путь, что здесь требуется?

— Требуется движение самого времени. Глядя на поколения, которые пришли после того поколения, которое ждало демократии, я вижу, что пришло очень сервильное поколение, совершенно несвободные люди. Очень много поклонников Путина и военного пути. Так что трудно говорить, через сколько лет Белоруссия и Россия превратятся в свободные страны.

Но революцию как путь я не приемлю. Это всегда кровь, а к власти придут все те же люди. Других людей пока нет. В чем проблема девяностых годов? Не было свободных людей. Это были те же коммунисты, только с другим знаком.

А что такое свободные люди?

— Ну, скажем, люди с европейским взглядом на вещи. Более гуманитарные. Которые не считали, что можно страну раздербанить, а народ оставить ни с чем. А вы хотите сказать, что Россия свободная?

Я спрашиваю Вас.

— Какая она свободная? Несколько процентов населения владеют всем богатством, остальные остались ни с чем. Свободные страны — это, например, Швеция, Франция, Германия. Украина хочет быть свободной, а Белоруссия и Россия — нет. Сколько людей выходит на акции Навального?

То есть свободны люди, которые придерживаются европейского взгляда на вещи?

— Да. Там свобода проделала большой путь.

А если человек придерживается не европейской картины мира? К примеру, в ней есть понятие толерантности, и может ли быть свободным ортодоксальный православный, который не считает, что толерантность — это правильно?

— Не надо так примитивно. Вера человека — это его проблема. Когда я ходила во Франции посмотреть русскую церковь, там было много православных людей. Никто их не трогает, но и они не навязывают другим свой взгляд на жизнь, как это происходит здесь. Там совсем другие священники, церковь не пытается стать властью и не прислуживает власти. Поговорите с любым европейским интеллигентом, и вы увидите, что вы — сундук, набитый суевериями.

Я жил в течение года в Италии, и девяносто процентов интеллигентов, которых я встречал, испытывают огромную симпатию к левым идеям и к президенту России.

— Такие люди есть, но не в таком количестве. Это они так на вас реагировали, потому что увидели русского с радикальными взглядами. У Путина там не такая большая поддержка, как вы думаете. Просто есть проблема левых. Это не значит, что Ле Пен — это то, что хотела и хочет Франция. Слава богу, что Франция победила.

Почему «Франция победила»? А если бы выиграла Ле Пен, Франция бы проиграла?

— Конечно. Это был бы еще один Трамп.

Но почему «Франция проиграла», если бы большинство французов проголосовали за нее?

— Почитайте ее программу.

Я читал их обе. В программе Макрона нет ничего, кроме общих слов о том, что «мы должны жить лучше».

— Нет. Макрон — это действительно свободная Франция. А Ле Пен — это националистическая Франция. Слава богу, что Франция не захотела такой быть.

Националистическая не может быть свободной?

— Просто она предложила крайний вариант.

В одном из интервью Вы сказали: «Вчера я шла по Бродвею — и видно, что каждый — личность. А идешь по Минску, Москве — ты видишь, что идет народное тело. Общее. Да, они переоделись в другие одежды, они ездят на новых машинах, но только они услышали клич боевой от Путина «Великая Россия», — и опять это народное тело». Вы действительно так сказали?

— Да, я это сказала. Но сказала со ссылкой на философа Леонтьева. Я где-то прочитала эту его цитату. Но, как всегда в журналистике, эту часть ответа отбросили.

Я не буду ничего отбрасывать.

— Но там, действительно, ты идешь и видишь, что идут свободные люди. А у нас, даже здесь, в Москве, видно, что людям очень тяжело жить.

То есть Вы согласны с этой цитатой по состоянию на сегодня?

— Абсолютно. Это видно даже по пластике.

Вот эта девушка, бармен в кафе, где мы сидим, — она несвободна?

— Перестаньте, о чем вы говорите.

Вот Вам реальный человек.

— Нет, она несвободна, я думаю. Она не может, например, вам в глаза сказать, что она о вас думает. Или про это государство.

Почему Вы так думаете?

— Нет, она не скажет. А там — любой человек скажет. Возьмем мой случай. Когда мне дали Нобелевскую премию, то (таков этикет во всех странах), я получила поздравления от президентов многих стран. В том числе от Горбачева, от президента Франции, канцлера Германии. Потом мне сказали, что готовится телеграмма Медведева.

Но на первой пресс-конференции, когда меня спросили про Украину, я сказала, что Крым оккупирован, а на Донбассе Россия развязала войну с Украиной. И что такую войну можно развязать везде, потому что горячих углей везде много. И мне сказали, что телеграммы не будет, потому что эту мою цитату крутило «Эхо Москвы».

До Трампа в Америке такое было невозможно. Ты мог быть против войны во Вьетнаме, против чего угодно, но когда ты получил Нобелевскую премию, тебя поздравляет президент, потому что это гордость этой культуры. А у нас спрашивают, ты в этом лагере или в том лагере.

Вы иногда говорите про Россию «мы», а иногда «они». Так все-таки «мы» или «они»?

— Все-таки «они». Уже «они», к сожалению.

Но тогда это премьер-министр не Вашего государства, почему он непременно должен Вас поздравлять?

— Но мы же считаемся Союзным государством. Мы еще очень тесно связаны. Мы еще не оторвались, и кто нас отпустит. Хотя бы мы и хотели оторваться.

Так, значит, «они»?

— Пока еще — «мы». Я все-таки человек русской культуры. Я писала об этом времени, обо всем этом на русском языке, и я, конечно, была бы рада его телеграмме. По моим понятиям, он должен был ее прислать.

Вам вручили Нобелевскую премию почти два года назад. Как Вам сейчас кажется — за что именно Вы ее получили?

— Это нужно спросить у них. Если бы вы влюбились в какую-то женщину, а она — в вас, вопрос о том, «за что она тебя полюбила», звучал бы смешно. Это был бы глупый вопрос.

Но тут все-таки решение принималось не на уровне чувств, а рационально.

— Мне говорили: «Ну вы, наверное, давно уже ждали Нобелевскую премию». Но я не была таким идиотом, чтобы сидеть и ждать ее.

А если бы Нобелевский комитет у Вас однажды спросил, кому еще из авторов, которые пишут по-русски, следовало бы вручить премию, кого бы Вы назвали?

— Ольгу Седакову. Это человек, который соответствует моему пониманию того, что такое писатель. Сегодня это очень важная фигура в русской литературе. Ее взгляды, ее поэзия, ее эссе — все, что она пишет, говорит о том, что она — очень большой писатель.

В связи с Вашими книгами я хочу вернуться к донбасской теме, но не в политическом плане. Многие Ваши книги — про войну и про людей на войне. Но на эту войну вы не едете.

— Не ездила и не поеду. И в Чечню я не ездила. Однажды мы говорили об этом с Политковской. Я сказала ей: «Аня, я больше не поеду на войну». Во-первых, у меня нет уже физических сил видеть убитого человека, видеть человеческое безумие. Кроме того, все, что я поняла об этом человеческом безумии, я уже сказала. У меня нет других идей. А писать еще раз то же самое, что я уже написала — какой смысл?

Вы не считаете, что Ваш взгляд на эту войну может измениться, если Вы туда приедете?

— Нет. Там есть украинские, русские писатели, которые об этом пишут.

Но Вы же отвечаете на вопросы, говорите об этих событиях.

— Это происходит в другой стране. И я могу отвечать на эти вопросы как художник, а не как участник. Для того чтобы писать такие книги, как пишу я, надо жить в стране, о которой идет речь. Это должна быть твоя страна. Советский Союз — это была моя страна. А там я многих вещей не знаю.

Я имею в виду не столько написание книг, сколько понимание того, что там происходит.

— Вы хотите мне сказать, что там страшно? Там то же самое, что было в Чечне.

Вы же там не были.

— Тогда, слава богу, показывали всю правду по телевизору. Никто не сомневается в том, что там кровь и что там плачут.

Я про другое. Люди, которые живут на Донбассе, уверены в своей правоте. Это обыкновенные люди, и они поддерживают власть ополченцев. Может быть, если бы Вы их увидели, Вы бы их как-то по-другому поняли? Они тоже люди.

— Русские с таким же успехом могут ввести свои войска в Прибалтику, поскольку там много недовольных русских. Вы считаете правильным, что вы взяли и вошли в чужую страну?

Я считаю правильным, что в течение 23 лет неписанным законом в государстве Украина было признание того, что там есть и русская культура, и украинская. И этот баланс более или менее соблюдался при всех президентах…

— Так и было, пока вы туда не вошли.

Это неправда. Зимой 2013−2014 года, до Крыма, мы услышали, куда следует отправить «москаляку». А в феврале 2014 года, сразу после государственного переворота, до всяких Крымов, мы увидели проекты законов против использования русского языка. Люди, которые живут в [юго-восточной части страны], считают себя русскими и не считают Бандеру героем. Они вышли протестовать. А Вы почему-то считаете, что люди, которые живут в Киеве, имеют права на протест, а те, кто живут восточнее, такого права не имеют?

— А разве там были не русские танки, не русское оружие, не русские контрактники? Фигня все это. Если бы не было вашего оружия, там бы не было войны. Так что не морочьте мне голову этой ерундой, которой забита ваша голова. Вы так легко поддаетесь всякой пропаганде. Да, там боль, там страх. Но это на вашей совести, на совести Путина. Вы вторглись в чужую страну, на каком основании? В интернете миллион снимков, как ходит туда русская техника. Все знают, кто сбил [«Боинг»] и все прочее. Давайте уже заканчивать ваше идиотское интервью. У меня уже нет сил на него. Вы просто набор пропаганды, а не разумный человек.

Хорошо. В интервью газете El Pais Вы сказали, что даже советская пропаганда не была такой агрессивной, как сейчас.

— Абсолютно. Послушать этот идиотизм Соловьева и Киселева… Я не знаю, как это возможно. Они же сами знают, что говорят неправду.

В том же интервью Вы сказали, что церковь не ограничивается запретом театральных работ и книг.

— Да, она лезет туда, где ей нечего делать. Это не ее проблемы, какие ставить спектакли, что снимать. Скоро будем уже детские сказки запрещать, поскольку там якобы есть сексуальные моменты. Очень смешно со стороны смотреть, в каком вы пребываете безумии.

На слуху депутаты Госдумы, которые борются с художественными фильмами, а какие именно запреты со стороны церкви Вы имеете в виду?

— Да сколько угодно. Все эти православные, которым кажется, что Серебренников что-то не то ставит, Табаков что-то не то делает. Не делайте вид, что вы не знаете. В Новосибирске запретили спектакль.

Вы считаете, это общецерковная позиция?

— Я думаю, это даже идет снизу. От этой темноты, от этой пены, которая сегодня поднялась. Вы знаете, мне не нравится наше интервью, и я вам его запрещаю печатать.

Сергей Гуркин

Белоруссия > СМИ, ИТ > regnum.ru, 19 июня 2017 > № 2219606


Таджикистан > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки. СМИ, ИТ > news.tj, 19 июня 2017 > № 2216407

Таджикистанцев переведут на карту

Акмал МАННОНОВ

До конца этого года всех хозяйствующих субъектов, в том числе и частные предприятия и организации, Нацбанк якобы обязал перейти на безналичный способ выплаты заработной платы работникам с использованием банковских платежных карт, о чем «АП» сообщила группа предпринимателей.

В ситуации разбирался корреспондент издания.

Обращение в редакцию

В редакцию «АП» обратились сотрудники столичных частных компаний, которые указывают, что в середине мая их уведомили, что все частные предприятия и организации будут обязаны переводить зарплаты своих работников на банковские платежные карты.

- В последние годы происходит массовый перевод зарплат, пенсий и пособий на безналичное обслуживание. Но как быть многочисленным частным фирмам и компаниям? С чем это связано и насколько это мероприятие обоснованно? - спрашивает один из представителей частной фирмы.

- В банках цены за изготовление пластиковых платежных карт колеблются от 200 до 300 сомони. Является ли изготовление пластиковых карт платным? Если да, то какова цена за изготовление одной карты и за чей счет должна производиться оплата за изготовление карт? - интересуется другой.

По словам представителей частных фирм, многие госучреждения и практически все пенсионеры перешли на использование банковских зарплатно-пенсионных пластиковых карт. Но все они в последние годы испытывают трудности в связи с отсутствием «живых денег» в банковских терминалах. При каждом удобном случае все стараются обналичить всю сумму за один раз.

- Может случиться так, что удобного случая завтра не будет, - сетует третий наш респондент. - Ведь после перехода всех организаций на перевод заработной платы своих работников на пластиковые карточки им нужно будет простаивать очереди у банкоматов для получения наличности, для последующих расчетов за товары и услуги. А оплатить покупку с карты не всегда получается даже в крупных магазинах.

Наши собеседники задаются вопросом: в чем необходимость введения данной меры, если многие точки торговли, предприятия, предоставляющие различные услуги и товары, не имеют POS-терминалов?

Только бюджетники?

Ответы на все эти вопросы мы решили получить в Нацбанке и Налоговом комитете при правительстве страны.

В пресс-службе Нацбанка РТ нам сообщили, что согласно пункту 4 Постановления Правительства РТ от 31 декабря 2014 года №815 «О мерах расширения безналичных расчетов с использованием банковских платежных карт» министерства, ведомства и другие бюджетные организации обязаны обеспечить выплаты заработной платы и других приравненных к ним платежей на банковские платёжные карты работников.

- Эти меры, которые необходимы для увеличения доли безналичных расчетов в денежном обороте страны, основываются на международной практике и направлены на уменьшение доли наличных расчетов. Сокращение доли оборота наличных денег способствует прозрачности финансовых потоков, сокращению объемов теневой экономики, инвестированию средств в экономику страны и способствует более высокому уровню контроля денежной массы. Следует отметить, что чем выше суммарный объем наличных операций, тем более низок уровень контроля денежных потоков со стороны государства.

Вместе с тем в пресс-службе НБТ отметили, что пункты Постановления не охватывают частные, коммерческие и внебюджетные предприятия и организации и что ни о каких временных рамках (до 2018 года) никогда речи не было, в том числе и в названном постановлении правительства.

Цены бывают разные

Относительно цен на изготовление пластиковых карт пресс-служба НБТ сообщает, что при изготовлении и распространении платежных карт кредитные организации тратят определенные средства. Цены при предоставлении и распространении банковских платежных карт зависят от того, к какой платежной системе относится карта, которая выдается кредитной организацией. Например, цены на платежные карты Национальной платежной системы «Корти милли» варьируются от 5 сомони до 20 сомони. На сегодняшний день большинство зарплатных проектов госструктур и бюджетных организаций реализуются в рамках национальных платёжных карт, и многими кредитными организациями такие карты выдаются бесплатно. Следует отметить, что платежные карты в рамках пенсионного проекта ГСБ РТ «Амонатбонк» также выдаёт бесплатно.

Цены на наиболее распространенные платежные карты класса Electron международных систем варьируются в пределах 50–80 сомони. Цены на карты международных платежных систем зависят от вида и класса карт. Например, карты класса премиум, такие как «Голд», «Платинум», «Инфинити» и другие, которые подчеркивают статус своих держателей, являются дорогими, так как предоставляют их держателям широкий перечень услуг и возможностей.

«Не примете карты - накажем!»

Говоря о мотивах расширения безналичных расчетов, пресс-служба НБТ указала, что основным мотивом принятия постановления правительства «О мерах расширения безналичных расчетов с использованием банковских платежных карт» является стремление предоставить населению страны - держателям платежных карт возможность беспрепятственно осуществлять расчеты при покупке товаров и услуг, выплате налогов, оплате за использование воды и электроэнергии и др.

- Для того чтобы это было возможным, торгово-сервисные предприятия и другие структуры, перечень которых определен в постановлении, должны быть оборудованы электронными терминалами для приёма банковских платежных карт, чтобы держатель карты не искал банкоматы для получения наличных. Сейчас работают совместные группы Нацбанка и Налогового комитета, которые проверяют выполнение данного постановления. Пока такие проверки проходят в Душанбе и Худжанде, - сообщили в НБТ.

Неустановка электронных терминалов или отказ от приема банковских карт влечет за собой штраф. Согласно поправкам к Кодексу об административных правонарушениях, штрафы составляют от 4 до 10 тысяч сомони.

Карты есть! А кто их принимает?

Этот вопрос нам осветили специалисты управления налоговых проверок Налогового комитета РТ.

По словам специалистов НК, постановлением правительства определен список юридических лиц, структур, частных предпринимателей, работающих на основании свидетельства, которые обязаны использовать электронные терминалы для приема банковских карт.

В этот список входят: пункты продажи билетов на воздушный, железнодорожный и автомобильный транспорт; пункты приёма денежных средств от населения на оплату услуг за коммунальное обслуживание, электроэнергию и телефонную связь; центры банковского обслуживания налоговых платежей и других обязательных платежей, приравненных к ним; таможенные терминалы и таможенные посты для приема таможенных платежей; оптово-розничные торговые центры, торговое помещение которых превышает 40 кв. метров; пункты продажи топлива; рестораны; частные клиники; аптеки; культурно-развлекательные учреждения (кинотеатры, театры, музеи и др.); зоны отдыха и санатории; гостиницы; пункты техобслуживания транспорта; автодромы для сдачи экзаменов на получение водительских прав; страховые организации.

Рабочие группы НБТ и Налогового комитета проверили уже свыше тысячи торговых и обслуживающих точек, где установлено 285 терминалов.

Переход на безналичный расчет, в том числе установка POS-терминалов, в крупных городах и регионах должен быть завершен до конца 2017 года.

Где взять терминал?

В редакцию «АП» обратился столичный предприниматель Абдулло, который рассказал, что ему выписан штраф за неустановку POS-терминала для приема оплаты с банковских карт. Однако, по словам предпринимателя, в том, что терминала у него до сих пор нет, виноват банк, где у него открыт счет.

- Я подал в банк заявку на установку терминала сразу после уведомления налогового инспектора. Налоговик дал мне 25 дней на установку терминала. В банке попросили подождать, выдав мне подтверждающий мое обращение документ. Когда срок истек, а банк мне так и не предоставил терминал, потому что их нет, налоговик выписал штраф на 8 тысяч сомони.

- Существуют ли такие нормы и штрафы? Я готов приобрести POS-терминал, но если их нет в банке, обслуживающем мою фирму, что мне делать? – спрашивает Абдулло.

В банке, где обслуживается Абдулло, говорят, что их документ может служить основанием, чтобы налоговые органы не штрафовали. Но в Налоговом комитете отмечают, что требование есть требование.

Специалисты управления налоговых проверок рассказали «АП», что согласно Постановлению №815 от 31.12.2014 налоговые органы уведомляют хозяйствующие субъекты о необходимости не позднее чем в 25-дневный срок в обслуживающих их банках приобрести POS-терминалы.

- Вместе с уведомлением наши специалисты дают контакты 10 банков и кредитных организаций, занимающихся установкой и дальнейшим обслуживанием электронных терминалов для приема банковских платёжных карт. Нет в одном банке терминалов - обращайтесь в другой. В принципе, таких проблем не должно быть, - добавили в Налоговом комитете.

Таджикистан > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки. СМИ, ИТ > news.tj, 19 июня 2017 > № 2216407


США. Германия > СМИ, ИТ > dw.de, 19 июня 2017 > № 2215140

На проходящей в Бонне ежегодной международной медиаконференции Global Media Forum в понедельник, 19 июня, была вручена учрежденная медиакомпанией Deutsche Welle (DW) премия "За свободу слова". В 2017 году награда присуждена журналистской ассоциации, освещающей работу Белого дома в Вашингтоне (White House Correspondents' Association - WHCA).

Премию получил президент WHCA Джефф Мейсон. По словам генерального директора DW Петера Лимбурга (Peter Limbourg), журналисты из этой ассоциации "ежедневно призывают к ответу" администрацию США, невзирая на "личные нападки" со стороны президента Дональда Трампа, ставящего под сомнение их репутацию. Американская журналистика, по его словам, переживает "дикие времена". "Президент ведет себя как обиженный король и объявляет врагами народа те СМИ, которые его не устраивают", - заметил в своей речи Петер Лимбург. В перспективе это может подорвать веру в свободную журналистику, а это представляет собой опасность для демократии, подчеркнул гендиректор DW.

Верность этике во времена постправды и популизма

В свою очередь, уполномоченная правительства ФРГ по делам культуры и СМИ Моника Грюттерс (Monika Grütters) назвала вручаемую премию DW "заслуженным признанием для тех журналисток и журналистов, которые не позволили ни запугать, ни подкупить себя и даже в тяжелых условиях сохранили верность журналистской этике".

В 2016 году премию DW "За свободу слова" получил главный редактор турецкой газеты Hürriyet Седат Эргин, находившийся в то время под судом в Турции по обвинению в оскорблении президента этой страны Реджепа Тайипа Эрдогана. Сейчас Эргин проживает за пределами Турции.

В 2015 году премия была присуждена блогеру из Саудовской Аравии Раифу Бадави. В мае 2014 года 31-летнего активиста приговорили к тысяче ударов плетью, большому штрафу и десяти годам лишения свободы по обвинению в вероотступничестве.

Конференция Global Media Forum проводится по инициативе медиакомпании Deutsche Welle в Бонне в десятый раз. В этом году собирающиеся на нем журналисты, политики и представители НПО обсуждают феномен постправды и популизм.

США. Германия > СМИ, ИТ > dw.de, 19 июня 2017 > № 2215140


США. Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 19 июня 2017 > № 2214378

«Стоун считает, что он режиссировал Путина, а на самом деле Путин режиссировал Стоуна»

Олег Сулькин

Сегодня, 19 июня, на Первом канале российского ТВ начинается показ документального фильма Оливера Стоуна "Интервью с Путиным" (The Putin Interviews). Картина основана на интервью с президентом России, которые были записаны с июля 2015 года по февраль 2017 года.

В США премьерный показ прошел на кабельном телеканале Showtime неделей раньше.

Своими впечатлениями о просмотренном фильме с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» поделился политолог-международник, эксперт по правам человека Джошуа Рубенстин (Joshua Rubenstein).

Джошуа Рубенстин работал региональным директором организации Amnesty International USA по Северо-Востоку США с 1975 to 2012. Долгое время является сотрудником Центра Дэвиса по русским и евразийским исследованиям Гарвардского университета. Много раз бывал в России. Автор нескольких книг об истории СССР сталинской эпохи, о диссидентском движении, о КГБ. Живет в Бруклайне, штат Массачусетс.

Олег Сулькин: Джош, ваши впечатления от увиденного?

Джошуа Рубенстин: Я посмотрел все четыре серии. Очень пафосно и умилительно.

О.С.: Что-то увидели для себя неожиданное?

Д.Р.: Я никогда прежде не видел творений Стоуна в таком большом объеме. Его манера вести разговор с Путиным меня огорчила. Очень льстивая и сервильная. Такая ни к чему не обязывающая пустая болтовня. Он беседует с могущественным человеком, к которому есть много претензий. И никакой критики, никаких обвинений в адрес Путина. Стоун даже не упоминает имена Анны Политковской и Бориса Немцова. Он не оспаривает ни одного утверждения Путина, ни разу не нарушает его психологического комфорта.

О.С.: Может быть, это так задумано Стоуном? В одном своем интервью он объясняет свои принципы ведения таких бесед. Он старается постепенно подружиться с собеседником, расположить его к себе, а потом уже задать острый вопрос.

Д.Р.: Но он этого не делает! В четвертой серии он задает вопрос о хакерских атаках. Путин их отрицает, говорит, что читал документы и ничего в них нет. И Стоун пускается в рассуждения – мол, это утверждают разведывательные службы Америки. Никакой конфронтации не возникает. Например, он (Стоун) не касается кампании лжи в российской прессе вокруг фигуры Макрона, не спрашивает Путина, почему тот поддерживает крайне правую Ле Пен, почему дает ей деньги. Какую выгоду он хочет извлечь? Путин говорит, что Россия либеральная страна, что в ней будто бы защищаются права секс-меньшинств. И это говорится на фоне ужасной информации о преследованиях, арестах, пытках и убийствах геев в Чечне. Путин стремится представить себя либералом, спокойным, уравновешенным лидером. Но это не имеет ни малейшего отношения к реальности!

О.С.: Наверное, этот формат интервью был обязательным условием для долгого и подробного разговора со стороны Путина. В ином случае Стоун, скорее всего, не получил бы такой беспрецедентный доступ к нему.

Д.Р.: Наверное, это так. Но в результате Стоун дал шанс Путину полностью оправдать себя и предстать нормальным человеком, размышляющим, решающим сложные вопросы, ищущим правдивую информацию. Мы видит его верхом на лошади, мы видим, как он приносит кофе Стоуну, мы видим его в красивых интерьерах дачи и кремлевской резиденции. Это нормально начинать такие интервью с вопросов, где он родился, где рос, был ли его отец на войне. Но двадцать часов разговоров, из которых четыре часа вошли в фильм, в которых ни разу не упомянуть ни одной жертвы Путина? Ни разу! Путин утверждает, что Россия демократическая страна. А почему тогда Навальный в тюрьме? Уместно, полагаю, выслушать точку зрения Путина об Украине и Крыме, но почему не спросить его об обстоятельствах захвата Россией Крыма и о том, как себя чувствуют крымские татары? Путин говорит о мирном референдуме, на котором якобы большинство жителей Крыма выступили за то, чтобы стать частью России. Разве это было так? Разве голосование было честным? Разве оппоненты имели возможность выразить свое мнение? Все это большая постановка. И так огорчительно, что сделал ее так называемый американский журналист, который такое огромное эфирное время использовал для оправдания Путина.

О.С.: Почему, по-вашему, канал Showtime показал этот фильм?

Д.Р.: Видимо, они рассчитывали привлечь большую зрительскую аудиторию и рекламодателей.

О.С.: Изменит ли показ этого фильма восприятие Путина американцами?

Д.Р.: Нет. И республиканцы, и демократы едины во мнении, за исключением Трампа, конечно, что Путин очень опасен, что он вмешивался в американские выборы. Я не думаю, что американская разведка вводит нас в заблуждение. Мы знаем, что происходит в Восточной Украине, мы знаем об убийствах политических оппонентов (Путина) в России, о преследованиях геев в Чечне, и замечу, Чечня – это не иностранное государство, это часть Российской Федерации.

О.С.: Вы знаете, что российское телевидение начало показ этого фильма?

Д.Р.: А почему нет? Путин предстает в сугубо положительном свете. Русские будут приятно удивлены кремлевскими интерьерами. Путин в «ситуационной комнате» вызывает по связи губернатора одной из областей, тот ему докладывает, что все под контролем. Нормальный человек, делающий трудную работу. Он в курсе всех проблем, он решает все проблемы. Только почему в таком плачевном состоянии российская экономика? Разве Путин диверсифицировал ее, как обещал? Разве снял ее с иглы зависимости от нефти?

О.С.: Для российских зрителей тот факт, что фильм снял иностранный режиссер мировой известности, добавляет ему достоверности.

Д.Р.: Но не для американцев. Столько чрезмерной лести... Стоун считает, что он режиссировал Путина, а на самом деле Путин режиссировал Стоуна.

О.С.: В каком-то смысле этот фильм повторяет предыдущие фильмы-беседы Стоуна с сильными лидерами, такими как Фидель Кастро и Уго Чавес. Он расточает им комплименты и избегает щекотливых вопросов. Так он получает доступ к одиозным политикам.

Д.Р.: Это прискорбно. На американском телевидении утром по уикендам показывают так называемые инфомершиалс. Кто-то покупает эфирное время, чтобы на протяжении получаса или часа продавать с экрана всякую всячину. Миксеры для овощного сока, или, допустим, музыкальные записи. Кто находит это увлекательным, но это в чистом виде реклама. Так и здесь – фильм Стоуна – чистый инфомершиал продолжительностью четыре часа.

Для меня ключевым моментом был вопрос Стоуна о свободе слова и цензуре прессы в России. Стоун задавал его извинительным тоном: мол, вас так критикуют в Америке. Путин сказал, что цензуры нет, вмешательства власти нет, пресса и телевидение свободны, ну и так далее. И Стоун остановился и не сказал, что десятки журналистов убиты, даже буквально на днях убит журналист в Сибири. Он мог спросить про «Новую газету», где несколько журналистов были убиты, предложил ли Путин полицейскую защиту для них, для единственной свободной газеты, оставшейся в России. Путин говорит о свободе религии в России? Почему же не спросить его о запрете секты «Свидетелей Иеговы»?

О.С.: Не думаете ли вы, что должен был предпринят специальный полемический разбор фильма в американских СМИ?

Д.Р.: Наверное, было бы неплохо, если бы канал Showtime собрал группу экспертов для критического анализа фильма и предоставил ей эфирное время. Но, думаю, в этом нет необходимости. Вы можете прогуглить фильм Стоуна и прочитаете серьезную критику в его адрес на сайтах многих изданий. Так это делается в Америке.

США. Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 19 июня 2017 > № 2214378


США. Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 19 июня 2017 > № 2214153

Российские студенты лидируют на олимпиадах по компьютерному программированию, и американские студенты этому не удивляются

Американские студенты-программисты о недостатках обучения точным наукам: «Мы наплевательски относимся к преподаванию информатики»

Сэмюэл Блэкстоун (Samuel Blackstone), Salon, США

Когда Александр Иверсон (Alexander Iverson) был в первом или во втором классе, он узнал о вычитании и о порядке действий. Он почти всегда давал верные ответы и в классе, и в домашних заданиях, но учитель неизменно поправлял его и ставил плохие отметки.

Почему? Потому что его метод вычислений — а он по сути дела изобрел концепцию отрицательных чисел (его класс их еще не проходил) и затем изменил порядок математических действий, подгоняя его под свой метод — шел вразрез с учительскими инструкциями.

Сегодня 20-летний Иверсон — студент-старшекурсник Школы горного дела и технологий Университета Южной Дакоты. Он — восходящая звезда, принявшая недавно участие в вузовской олимпиаде по компьютерному программированию. На прошлой неделе Иверсон дал интервью по телефону и рассказал о своих впечатлениях от прошедшего соревнования.

«Это было ужасно, — сказал он. — По сути дела я изобрел раздел математики, помогавший решать задачи лучше, чем нас учили, а меня за эти улучшения наказывали».

Эти воспоминания, по словам Иверсона, не выходят у него из головы, являясь ярким примером проблем преподавания математики и компьютерных наук в Америке. Эти проблемы были как никогда заметны 24 мая, когда в Южной Дакоте в городе Рапид-Сити проходил финал 41-го Международного вузовского конкурса по программированию.

В тот день почти 400 лучших в мире молодых программистов из 44 стран в составе 133 команд по три человека в каждой с девяти утра до двух дня состязались в решении 12 задач по компьютерному программированию. Каждая команда к тому времени уже прошла региональные соревнования, в которых участвовал 46 381 студент из 530 различных регионов в 103 странах.

Около пяти часов вечера объявили результаты.

Первое место заняла российская команда из Санкт-Петербургского национального исследовательского университета информационных технологий, механики и оптики, которая быстрее всех решила 10 задач. По словам организаторов и тренеров, у обычных студентов-компьютерщиков на решение всего лишь одной такой задачи уходит целый семестр. Это была четвертая победа российских вузов с 2012 года.

Еще четыре команды из Варшавского университета, Сеульского национального университета, Санкт-Петербургского государственного университета и Московского физико-технического института также решили 10 задач. В целом команды из России и Китая заняли девять из 14 высших мест. Для сравнения: Университет Центральной Флориды занял 13-е место, решив семь задач, а Массачусетский технологический институт пришел двадцатым, решив шесть задач. Выше этой планки американская высшая школа прыгнуть не смогла.

Иверсон и его товарищи по команде из Школы горного дела и технологий Университета Южной Дакоты, получившие поощрительную награду за два правильных ответа (в этой школе учится менее 3 000 человек) не были удивлены такими результатами.

«Мы в США думаем об этом недостаточно, — сказал Иверсон. — Для нас единица измерения — это деньги, и мы больше думаем о том, как бы посадить людей в тюрьму, чем о том, как бы их обучить».

Иверсон отметил, что он добивается успехов в области знаний, в которой другие американские студенты слабы, в основном благодаря самостоятельным занятиям за стенами вуза.

«В основном я занимался сам», — сказал Иверсон о своих ранних годах учебы.

20-летний Мэтью Шалленкамп (Matthew Schallenkamp) — еще одна восходящая звезда Школы горного дела и технологий Университета Южной Дакоты по компьютерным наукам и товарищ Иверсона по команде. По его словам, впервые он занялся компьютерным программированием, когда наткнулся в своей школьной библиотеке в Южной Дакоте на учебник по цифровой записи информации. «У нас были далеко не лучшие занятия по компьютерным наукам, — сказал он. — Просто наш учитель математики вызвался преподавать их».

Оба студента считают, что основная причина успеха русских и китайцев проста: они начинают изучать концепции компьютерного программирования и получают общее представление о нем гораздо раньше, чем американцы.

Ларри Пайитт (Larry Pyeatt) — доцент, преподающий математику и компьютерные науки в Школе горного дела и технологий Университета Южной Дакоты и готовивший команду своего вуза к состязанию. Он говорит, что это не всегда было так.

«Многие из этих программ были сокращены из-за недостатка финансирования, а вот в 80-х годах у нас в течение двух лет преподавали компьютерное программирование в школе. И когда я пошел в колледж, это дало мне огромные преимущества, — сказал Пайитт, занявший в 1989 году третье место в финале международного конкурса по компьютерному программированию, выступая за команду Техасского технологического университета. — Сегодня такие занятия есть в очень немногих школах».

В этом году Пайитт вместе с Шалленкампом и еще пятью студентами отправился в Россию в учебный лагерь по подготовке к конкурсу. Разница в преподавании точных наук стала ему предельно ясна.

«К тому времени, как школьники в России заканчивают школу они уже обучены основам математического анализа и программируют, — сказал Пайитт. — Готовиться к изучению точных наук в вузе они начинают примерно на четыре года раньше. До недавнего времени каждый школьник в России должен был изучать матанализ, чтобы получить диплом о высшем образовании, и поэтому он уделяют математике и прочим точным наукам гораздо больше внимания, чем наши школы».

Сейчас в СМИ появляются все новые истории о деятельности российских хакеров и о вмешательстве российского государства в зарубежные выборы. Исполнительный директор Международного вузовского конкурса по программированию Уильям Паучер (William Poucher) сказал, что поиски в базах данных соперников пока не дают оснований говорить о том, что бывшие участники состязаний имеют отношение к хакерской деятельности.

«Я никогда не нахожу их имен, — отметил он. — Наши студенты здесь создают инструменты, которые реально защищают от людей, эксплуатирующих недостатки и существующие проблемы. А проблема с хакерами заключается в том, что они не делают ничего стоящего, и это очень неправильно».

С Паучером согласен его заместитель Джефф Донаху (Jeff Donahoo). «Ключ к будущему — это возможности. И то, как мы создаем эти возможности для людей, чтобы они что-то делали и творили, а не разрушали, дает нам силы как обществу».

Касаясь вопроса о совершенствовании системы образования, Паучер сказал, что ответ здесь прост. «Все, что нужно сделать, это вкладывать побольше инвестиций, — заявил он. — Любой, кто говорит, что проблема не в деньгах… он просто лукавит. Самое важное — это вкладывать деньги в образование. Вкладывать в детей. Вкладывать в родителей».

По мнению Иверсона, образование — это как раскаленная сковорода для политиков. Они трогают ее, обжигаются, и после этого больше к ней не прикасаются. На его взгляд, изменения в принципах и подходах к обучению могут дать положительные результаты в данный момент, когда вряд ли можно ждать увеличения инвестиций.

«У нас — слабые стимулы, и они не подталкивают учителей и школы к оптимизации обучения. Все идет по накатанной: учителя учат по старинке, а ученики точно так же приобретают знания и навыки», — сказал Иверсон, объяснив, как стандартные тесты диктуют содержание учебных программ и определяют успешные школы, учителей и учеников.

Вспоминая свои первые стычки с американской системой обучения математике, Иверсон сказал, что он вынес для себя один очень важный урок, хотя и не тот, которому его хотел научить учитель.

«У нас всячески отбивают охоту к учебе, к самостоятельному изучению, к поискам интересных путей исследования, к пониманию того, как это можно использовать более эффективно и с пользой применить на практике, — сказал он. — Я думаю, если бы нас побольше поощряли и ободряли, немного больше вознаграждали, то студентам нравилось бы учиться».

США. Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 19 июня 2017 > № 2214153


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > forbes.ru, 19 июня 2017 > № 2214136

В Нижнем Кисловском дают взятки: на аукционе «Литфонд» —антикварные сочинения о взяточничестве

Сергей Бурмистров

Эксперт

22 июня на торгах книжного аукциона — «Искусство брать взятки» и «Правосудие и взятка» XIX века

В первой половине XIX века становятся популярными книги о теории и практике мздоимства. Как правило, сочинения эти были сатирического толка, часто издавались анонимно и вызывали такой интерес у публики, что зачитывались «до дыр». Именно по этой причине разыскать в настоящее время на антикварном рынке подобные сочинения – задача не из легких, а обладать такими книгами могут лишь самые взыскательные библиофилы.

Перцов Э.П. Искусство брать взятки. Рукопись, найденная в бумагах Тяжалкина, умершего титулярного советника. СПб.: Тип. Н. Греча, 1830. На передней переплетной крышке описываемого экземпляра тиснут гербовый суперэкслибрис «Книгохранилище Марьинское» — знаменитой Марьинской библиотеки Софьи Владимировны Строгановой — фрейлины четырех императриц, знакомой Пушкина, приятельницы Крылова. Ее матерью была знаменитая «усатая» княгиня Наталья Петровна Голицына, которая считается прототипом пушкинской старой графини из «Пиковой дамы».

Автором книги был Эраст Петрович Перцов, казанский помещик, выпускник Московского университетского благородного пансиона, чиновник и литератор. В конце 1820-х годов, служа в Петербурге, он общался с Пушкиным, Вяземским, сотрудничал в «Северной пчеле». Позднее Перцов являлся одним из тайных корреспондентов Герцена, собирал и переправлял за границу материалы для «Колокола», за что в августе 1861 года был арестован и допрошен, но сумел отвести от себя подозрения. Жизнь Эраста Петровича окончилась трагически: в возрасте шестидесяти восьми лет автор сатирического руководства для взяточников покончил с собой «вследствие совершенного расстройства денежных дел».

Для тех, кто хотел разобраться в разновидностях взяток, а также изучить возможности и способы их получения, в 1830 году в типографии Н. Греча вышло издание интригующим заглавием. Хотя почивший автор (титулярный советник Тяжалкин) имел лишь скромный гражданский чин IX класса, его опыту, как утверждало предисловие, могли позавидовать и более титулованные особы, а причины, заставившие Тяжалкина взяться за перо, должны были вызвать глубочайшее сочувствие неравнодушных читателей: «Когда покойный в последнее время жизни своей попался под следствие, то не придумал лучшего средства расположить в свою пользу людей, от коих частию зависела его участь».

Конспекты пяти прочитанных Тяжалкиным лекций как раз и составляют текст книги. Прежде всего автор предлагает свою классификацию взяток. По его наблюдениям, они делятся на три разновидности: «Взятки принимаются трояким образом. Во-первых, натурою; к сему разряду причисляются обеды, подарки на память любви и дружбы, сюрпризы в дни именин или рождения самого взяточника, его жены и детей; нечаянное забытие вещей на столе или вообще в доме взяточника, продажа движимого имущества или уступка дворовых людей, совершаемая на законном основании, разумеется, без платежа денег и т.п. ... Лучшим же из сего рода взяток справедливо почитают обеды: такие взятки скрываются в безопасном месте, то есть в желудке, никогда не обличаются, и в летописях лихоимства еще не было примера, чтобы обеды доводили до суда и расправы. Второго рода взятки родились на свете вместе с изобретением денег и взимаются ходячею монетою по курсу, но из всей государственной монеты предпочтительно избирайте ассигнации, потому что они переходят из рук в руки без шуму и без стуку, легко промениваются на серебро и золото, даже еще с барышом, мало требуют места и удобно помещаются всюду: в кармане, за галстухом, в сапогах и за обшлагами рукавов. (...) Третьего рода взятки употребляются особами лучшего и знатного круга: это взаимные одолжения по должности или по приязни. Иногда процесс решается в пользу одного тяжущегося на договоре, чтобы он, в свою очередь, доставил делопроизводителю такую-то выгоду по службе. Иногда судья уступает наветам всем известного оглашенного ябедника единственно для того, чтобы, поссорившись с ним, не потерять партии в висте. Иногда начальник смотрит сквозь пальцы на плутни своего секретаря, любя в нем славного малого, который как нельзя лучше исполняет его домашние поручения».

Далее автор рассказывает о способах, с помощью которых «опустошают карманы просителей на дороге к правосудию» и как притом избегают ответственности.

«Искусство брать взятки» — книга, ставшая труднонаходимой сразу же по поступлении в продажу.

Не менее интересно и такое сочинение:

Правосудие и взятка. Сказка в двух главах. Глава первая: Вступление и историческое розыскание Взятки. Глава вторая: Встреча Взятки с Правосудием. [В стихах]. СПб.: В Тип. Экбертса, 1846. Автор не установлен.

Брать? иль не брать? — вот в чем вопрос,

Вот современная загадка...

Брать взятки низко, подло, гадко, -

Но человек иной с тем взрос,

Что цель его всей жизни — взятка!

Он так привык всех обирать,

Так породнился с сим искусством,

Что брал, берет и будет брать

С расчетом, с опытом и с чувством (...).

К книгам подобного рода относится и такое издание:

Издательский конволют из сочинений Дениса Фонвизина и Александра Сумарокова о взятках: Письмо, найденное по кончине надворного советника Артамона Взяткина / соч. Фон-Визина. О происхождении приказных крючков / соч. А. Сумарокова. 2-е изд. М.: В Тип. Лазаревых Института Восточных языков, 1841. @24 с. 18,5 х 12 см.

Об этой книжке так же, как и о предыдущей, отзывался библиограф Александр Евгеньевич Бурцев: «Книжечка эта в настоящее время составляет большую библиографическую редкость и следовательно для большинства любителей недоступна».

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > forbes.ru, 19 июня 2017 > № 2214136


США > СМИ, ИТ > forbes.ru, 19 июня 2017 > № 2214135

Леонардо Ди Каприо отдал работы Пикассо за $3,2 млн и Баскии за $9 млн ФБР

Редакция Forbes Life

Голливудский актер и коллекционер современного искусства Леонардо Ди Каприо сотрудничает со следствием по делу о хищениях в Малайзии

Леонардо Ди Каприо, голливудская звезда и коллекционер современного искусства, принял решение передать ФБР полотно Пабло Пикассо стоимостью $3,2 млн и коллаж Жана-Мишеля Баскии за $9 млн, — сообщает издание об искусстве Art Net. Ди Каприо согласился сотрудничать со следствием по делу о хищениях в Первом Малайзийском девелоперском фонде Berhard (кратко 1MDB), основанном премьер-министром страны Наджибом Разаком. В 2015 году в стране разразился скандал, когда выяснилось, что из фонда исчезли $700 млн. Как предполагает следствие, на часть этих средств была основана продюсерская компания Red Granite, которую возглавлял приемный сын премьер-министра Малайзии, Риза Азиз. Среди продюсерских проектов Red Granite — «Волк с Уолл стрит» 2013 года, принесший Леонардо Ди Каприо номинацию на Оскар. Впрочем, свой Оскар за этот фильм Ди Каприо получил сразу по окончании съемок «Волка», до всяких номинаций и церемоний, — малайзийский продюсер просто подарил актеру Оскар, когда-то принадлежавший Марлону Брандо.

Как оказалось, продюсеры фильма были невероятно щедры к Ди Каприо. Например, ко дню рождения ему доставили «Натюрморт с черепом быка» Пабло Пикассо. Картину прислал один из друзей Лхо Лоу, малазийского финансиста и коллекционера. Минюст США предполагает, что инициатором подарка был сам Лхо Лоу, но не понимает, зачем финансисту понадобилось делать такие дорогие подарки. Представители Ди Каприо сообщили, что актер планировал выставить Пикассо на ежегодный благотворительном аукцион по сбору средств для своего фонда Leonardo DiCaprio foundation.

Art Net сомневается, что Пикассо предназначался для благотворительных торгов — к картине прилагалась записка, составленная от руки, где прямо говорится о том, что это подарок актеру на день рождения. С другим подарком по линии малайзийских друзей, работой Баскии, все обстоит проще. Коллаж был куплен в нью-йоркской галерее Helle Nahmad в марте 2013 года неким Танором, вероятно также по заданию Лоу. В письме от 25 марта 2014 года в швейцарскую галерею, где хранилась работа, Лой просит доставить ее в хранилище, принадлежащее ДиКаприо.

Всего с октября 2013 по март 2014 Лхо Лоу купил современного искусства на $100 млн. В том числе: «Без названия» Баския, купленный на Christie’s в декаюре 2013 за $12 млн., работа Александра Кольдера у анонимного арт-дилера в Монако за $3,7 млн, Ив Кляйн за $7,6 млн, «Голова женщины» Пикассо на Sotheby’s за $40 млн в ноябре 2013.

США > СМИ, ИТ > forbes.ru, 19 июня 2017 > № 2214135


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > forbes.ru, 19 июня 2017 > № 2214134

С легкой руки Потанина в Третьяковке — новое «Явление Христа народу»

Халима Мирсияпова

Корреспондент

«Норникель» поддерживает эксперименты с работой Александра Иванова

Вслед за торжественной церемонией передачи работы Эрика Булатова «Картина и зрители», автор которой переосмысливает работу Александра Иванова «Явление Христа народу», которую фонд Владимира Потанина купил для Третьяковской галереи, другая структура олигарха, «Норникель», представила еще один проект, связанный с интерпретациями «Явления». В павильоне, построенном слева у входа в историческое здание галереи Третьякова, показывают медиапроект «ПроЯвление. Павел Каплевич. Диалог с картиной Александра Иванова». На стене павильона под звуки специально написанной аудио-инсталляции композитора Александра Маноцкова идет видеопроекция образов, созданных Павлом Каплевичем по мотивам «Явления Христа народу». За двадцать лет, что Иванов работал над картиной, было создано более 600 этюдов натуры, множество набросков. Над своим «ПроЯвлением» Каплевич работал три года. Используя богатейший рабочий архив Иванова, он прорастил эскизы в ткани, в своей авторской технике «капелен». «Капелен» — метод высокомолекулярной обработки тканей, без химии. Полотно Иванова как бы проявляется, становясь прозрачным и предстает то в виде скульптурного рельефа, то в виде гобелена, то полуосыпавшейся фрески. Из фотографий меняющихся капеленов смонтировано видео, которое под музыку нон-стоп проецируется на стену павильона. Каплевич объясняет, что хотел добавить картине «биографию», представить, что создана она не 150 лет назад, а 500, «перекинуть символический мостик во времена Рафаэля».

Картинка видеопроекции на стене соответствует размеру оригинала Иванова — 540 × 750 см. Чтобы работа Иванова смогла поместиться в Третьяковке в Лаврушинском, в 1932 году к зданию Васнецова был пристроен специальный дополнительный зал (до этого времени «Явление» было выставлено в специальном павильоне в Румянцевском музее). Для «ПроЯвления» — выставка открыта до 31 июля — временный павильон у главного входа построили архитекторы Сергей Чобан и Агния Стерлигова.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > forbes.ru, 19 июня 2017 > № 2214134


Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 19 июня 2017 > № 2214077

Интервью Путина всегда ни о чем

Я не могу вспомнить ни одного из них за 16 лет, в котором он сообщил бы что-то новое — случайно или под давлением.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Кинорежиссера Оливера Стоуна критикуют за то, что он задавал российскому президенту Владимиру Путину слишком простые и безопасные вопросы. Журналистку телеканала NBC Мегин Келли (Megyn Kelly) подвергли резкой критике за то, что она задавала Путину каверзные вопросы, которые Путин, тем не менее, без особого труда игнорировал. Так как же нужно брать интервью у Путина, чтобы удовлетворить требовательных критиков?

Я ни разу не брал интервью у российского лидера, хотя я встречался с ним во время его первого президентского срока, когда я был главным редактором ежедневной деловой газеты в Москве. Основываясь на моем собственном опыте, а также на чтении и просмотре бесчисленных интервью с Путиным, я могу сказать, что никто не сделает эту работу с ним намного лучше, чем российские избиратели во время «Прямой линии». Они задают такие вопросы: «Почему моя зарплата учителя начальной школы в Иркутске такая маленькая?» или «Где моя новая квартира, которая была мне обещана как пострадавшей от наводнения?» Легко себе представить, как местные чиновники напрягаются в тот момент, когда Путин обещает проверить конкретные случаи.

Если Путин беседует с профессиональными журналистами, то его ответы — создается впечатление, что в течение многих лет они вытаскиваются из одной, заранее подготовленной колоды — имеют ту же самую функцию. Все это сигналы и послания, адресованные людям, не присутствующим в зале, однако они являются лишь второстепенными сигналами в сравнении с тем, что на самом деле делает Путин.

Не имеет смысла судить о журналисте или о режиссере по тому, что он или она спрашивают у Путина, или по тому, как он отвечает. Взаимодействие Путина с публикой всегда по сути является односторонним, и хотя может показаться, что он реагирует на собеседника, в действительности он не вступает в контакт к интервьюером или с теми людьми, которые задают ему вопросы в ходе тщательно инсценированных «прямых линий» или пресс-конференций, — он использует их. Все, что они могут сделать в ответ, это попытаться использовать его — для того, чтобы получить деньги, повысить свой статус или попытаться решить какой-нибудь жизненно важный вопрос.

Самые первые развернутые интервью Путин дал в 2000 году перед тем, как он был избран президентом, а вопросы ему задавали три российских журналиста — Наталья Геворкян, Наталья Тимакова и Андрей Колесников. Эти интервью были затем опубликованы в виде книги и использовались в ходе его предвыборной кампании. Путин был квалифицированным оперативным сотрудником, однако у него было мало опыта общения с прессой, и поэтому некоторые черты его личности стали достоянием публики. Так, например, он рассказал поразительную историю о том, как, будучи мальчишкой, он загнал в угол крысу, которая, оказавшись в отчаянном положении, набросилась на него с такой яростью, что он вынужден был убежать. Я считаю, что к этой книге и сегодня имеет смысл вернуться для того, чтобы понять корни путинских действий, однако и в то время «броня» Путина была такой же толстой, как панцирь камчатского краба. А потом она стала еще толще.

В сентябре 2000 года — по прошествии около шести месяцев с начала своего президентства — Путин ответил на многочисленные вопросы замечательного тележурналиста Ларри Кинга. К этому времени Путин уже накопил некоторый опыт. Среди набора стандартных ответов был сюжет об оппозиции России в отношении американской системы противоракетной обороны в Европе; он почти дословно повторил это в беседе с Оливером Стоуном спустя 16 лет. Единственная оплошность — так посчитали тогда многие — произошла в тот момент, когда Кинг спросил его о том, что случилось с «Курском», с российской подводной лодкой, затонувшей вместе со своей командой в Баренцевом море. «Она утонула», — ответил Путин с леденящим и спокойным цинизмом.

Сегодня я уже не считаю, что это был промах с его стороны. В своих самых последних интервью — с Келли и со Стоуном — Путин особо не скрывал своих женоненавистнических и гомофобных взглядов. В случае с Келли это был его снисходительный тон и необязательное упоминание ее детей; а в беседе Стоуном он сделал ироничное замечание относительно того, что у него не бывает плохих дней, потому что он — не женщина; а еще он напомнил о своем владении приемами дзюдо — на тот случай, если к нему в душе подойдет гей. Все эти безвкусные шутки охотно цитируются, как будто они способны что-то сказать о его личности. Однако Путин не делает их по наивности — он знает, что они заставляют содрогнуться просвещенных жителей западных стран. Путин может позволить себе быть дерзким и бесчувственным. По его мнению он хорошо защищен от комментариев, которые могли бы нанести непоправимый ущерб западному политику. Это даже нравится его американским поклонникам — по крайней мере, тем, с которыми мне удалось поговорить, и происходит это потому, что он игнорирует политкорректность.

Я не могу вспомнить ни одного интервью или публичного появления, во время которых Путин раскрыл бы что-либо случайно или под давлением. У него были разные редакторы публикаций — от газеты Wall Street Journal до немецкого таблиода Bild, и ему задавали острые, каверзные, притворно мягкие, псевдонаивные вопросы. Он проводит четырехчасовые пресс-конференции и пятичасовые «прямые линии». При каждом таком случае он без каких либо эмоций устраивает предварительно подготовленный спектакль для конкретной аудитории. Его притворство всегда умышленно, а его отклонение от фактов призвано усилить послание.

Когда интервью у Путина берут иностранные журналисты, его аудиторией становятся правительства, политический истеблишмент этих стран и, в меньшей степени, домашняя аудитория, которая ожидает, что он будет противостоять Западу. Его послание в адрес иностранных лидеров не изменилось за 17 лет и формулируется оно так: «Россия является суверенной державой с набором традиционных интересов, и она в любом случае будем ими руководствоваться; а западные страны не могут говорить России, что она должна делать».

В случае с пресс-конференциями и «прямыми линиями» речь идет о местных чиновниках и основных избирателях Путина, то есть о тех людях, который верят в доброго царя и в патерналистское государство. Послание Путина в их адрес тоже не меняется: «У меня все под контролем, я вмешиваюсь в любой вопрос управления государством, каким бы незначительным он ни был, и делаю это от имени моих лояльных подданных».

С момента прихода к власти Путин остается абсолютно предсказуемым в том, что касается его основных посланий. Берущий у него интервью журналист может только надеяться на то, что Путин использует какое-то новое выражение или немного расскажет о своей тщательно скрываемой личной жизни. Он сообщил Стоуну о том, что стал дедушкой — подобная пикантная подробность была недоступна для российских средств массовой информации. Это вызвало зависть у некоторых российских журналистов, а один из них пожаловался на то, что кинорежиссер и «звезда американского кинематографа» получил «больше сведений о личной жизни Путина, чем российский президент предоставил за все время своего пребывания у власти какому-либо журналисту с российским паспортом».

Стоун сказал, что он был исключительно вежлив с Путиным в обмен на тот неожиданный доступ, который был ему предоставлен. Почти за 17 лет ни один журналист не получил возможность заглянуть под панцирь камчатского краба. Некоторые журналисты видели спортивные тренажеры, на которых занимается Путин, его клюшку, компьютер на его рабочем столе. Они заглядывали в его прищуренные насмешливые глаза. Но Путин ни разу не расслабился и не снизил уровень контроля. Можно попытаться угадать его настроение и проследить за вариациями его посланий, но это почти ничего не даст. Наиболее важный урок для понимания Путина основывается на давно известном правиле: не по словам судят, а по делам. И именно эти дела и нужно внимательно изучать и интерпретировать, каким бы эффектными и привлекающими к себе внимание ни были его интервью.

Состоявшаяся в четверг «Прямая линия» имела одну необычную отличительную черту — не подвергавшиеся цензуре SMS-сообщения, которые выводились на телевизионные экраны. Некоторые из них были жесткими: «Зачем вы навязываете авторитарный режим стране, которая становится тоталитарной?» Или еще: «Вы, действительно, считаете, что люди верят в этот цирк с заранее согласованными вопросами?» Путин сказал одному из ведущих, что видел эти вопросы на экране, однако он не сделал никаких попыток на них ответить. Конечный результат оказался типичным путинским интервью — шаблонная реакция, которую я слышу из раза в раз. Стоит ли различие между подобной реакцией и молчанием того, чтобы брать интервью у российского президента? Ну, возможно, для того, чтобы похвастаться.

Высказанные в этом комментарии взгляды не обязательно отражают позицию редакционной коллегии, компании Bloomberg LP и ее владельцев.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 19 июня 2017 > № 2214077


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 19 июня 2017 > № 2213378

В «Москва-Сити» откроется музей с панорамным видом на город

Посетители смогут увидеть, как выглядела бы столица с горизонтальными небоскребами и 400-метровым Дворцом Советов.

1 июля откроется музей «Москва-Сити», где можно будет увидеть, как рос город и как менялся облик столицы. Он расположится на 56-м этаже делового комплекса «Империя», откуда через панорамные окна открывается вид на город — от исторического центра до МКАД. Об этом рассказали в управляющей компании ПАО «СИТИ». Историю высотных зданий покажут художественные инсталляции, материалы для создания которых предоставил Музей Москвы столичного Департамента культуры.

О любимых уголках столицы в аудиоинсталляции «Голос города» расскажут Василий Уткин, Геннадий Хазанов, Леонид Парфенов, Денис Евстигнеев, Ингеборга Дапкунайте, Алена Долецкая, Виктория Толстоганова и другие известные жители Москвы. Проекты для музея предоставили художники Юрий Гордон и Олег Бородин.

Увидеть, как выглядела бы Москва с горизонтальными небоскребами Эля Лисицкого, гигантским Дворцом Советов Бориса Иофана и другими неосуществленными проектами ХХ века, можно будет с помощью мультимедийного объекта «Параллельная реальность», созданного совместно с объединением «Музей Москвы». Специальная мобильная конструкция будет перемещаться по рельсам вдоль панорамного окна. И в зависимости от того, в какой точке она остановится, на экране появятся те здания, строительство которых было запланировано в этих районах столицы.

О создателях делового центра «Москва-Сити», инженерных решениях, необычных фактах и о том, что ждет небоскребы в будущем, расскажет центральный блок экспозиции. Там можно посмотреть на «Москва-Сити» глазами создателей и жителей. Здесь будет идти кино о том, что повлияло на создание небоскребов, какие архитектурные проекты удалось реализовать, а какие — нет. Кроме того, установят тач-панель, которая расскажет о каждой башне: об архитектурных решениях, вариациях проектов, планировках и чертежах. В центре пространства расположится повлиявшая на эволюцию архитектуры и высотное строительство скульптура — художественная интерпретация знаменитого архитектона «Гота» Казимира Малевича.

Также в музее будет пространство для временных выставок. Первой здесь представят фотопанораму Москвы 1876 года, снятую с самой высокой точки столицы того времени — храма Христа Спасителя.

В музее будут проводить авторские экскурсии, разработанные совместно со специалистами Городского экскурсионного бюро Музея Москвы и лиги экскурсоводов «Москва-Сити». Во время экскурсии посетителям расскажут, как исторически развивалась Москва и как менялись в городе высотные ориентиры. Во время специальных экскурсий можно будет увидеть панораму ночной столицы.

«В планах развития музея “Москва-Сити” — создание постоянного музейного фонда и полноценного исторического архива. Сейчас мы готовим серию сезонных открытий новых мультимедийных объектов. Кроме того, у нас запланирована программа образовательных и культурных событий, международных выставок, посвященных столице, архитектуре и городской культуре», — сообщил автор концепции музея программный директор управляющей компании ПАО «СИТИ» Дарья Беглова.

Архитектор проекта — Агния Стерлигова, известная по экспозиции российского павильона VDNH: Urban phenomenon на XV архитектурной биеннале в Венеции, выставке «Roma Aeterna. Шедевры Пинакотеки Ватикана. Беллини, Рафаэль, Караваджо» в Государственной Третьяковской галерее и другим проектам.

Часы работы музея: в понедельник — с 17:00 до 23:00, со вторника по пятницу — с 11:00 до 23:00.

Купить билеты можно будет на сайте музея (продажа откроется 29 июня), а также в точке продаж, которая расположится в деловом комплексе «Империя». Предусмотрены льготы для учащихся, студентов, пенсионеров и многодетных семей. Музей доступен для посетителей с ограниченными возможностями.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 19 июня 2017 > № 2213378


Россия > СМИ, ИТ > mos.ru, 19 июня 2017 > № 2213373

Зрители увидят 15 известных фильмов.

В кинотеатрах столицы пройдут показы фильмов в память о советском и российском актере и режиссере Алексее Баталове.

Зрители увидят кинокартины «Большая семья», «День счастья», «Дело Румянцева», «Дорогой мой человек», «Шинель», «Дама с собачкой», «Игрок», «Живой труп», «Чисто английское убийство», «Москва слезам не верит», «Время отдыха с субботы до понедельника», «Зонтик для новобрачных», «Летят журавли», «Девять дней одного года» и «Три толстяка».

В фильме «Большая семья» (режиссер Иосиф Хейфиц, СССР, 1954 год, 6+) речь идет о большой семье Журбиных — потомственных рабочих-судостроителях. Вместе живут три поколения. Самым сложным характером наделен Алексей. Он ушел из семьи, потерял профессию и любимую девушку, но все же нашел силы вернуть свое счастье.

Один из первых советских детективов «Дело Румянцева» (режиссер Иосиф Хейфиц, СССР, 1955 год, 12+) рассказывает о молодом водителе, которого начальник автобазы, связанный с бандой спекулянтов, посылает в рейс с краденым грузом. В дороге шофера арестовывают и сажают в тюрьму. Преступники устраивают так, что вся тяжесть ответственности ложится на главного героя. Равнодушный капитан милиции не в состоянии раскрыть дело, и за расследование берется опытный полковник.

Главный герой картины «Дорогой мой человек» (режиссер Иосиф Хейфиц, СССР, 1958 год, 0+) — врач Владимир Устименко. Он предан делу, которому служит, и любви всей своей жизни Варе Степановой — взбалмошной девушке, мечтающей о карьере актрисы, но ставшей геологом. В судьбы героев вмешивается война. После долгой разлуки они встречаются во фронтовом госпитале — военврач Устименко оперирует не приходящую в сознание «трудную» пациентку.

Фильм «Шинель» (режиссер Алексей Баталов, СССР, 1959 год, 6+) — экранизация одноименной повести Н.В. Гоголя. Одинокий маленький человек стал заложником мечты о вещи, способной, по его мнению, полностью изменить его жизнь.

«Дама с собачкой» (режиссер Иосиф Хейфиц, СССР, 1960 год, 6+) снята по одноименному рассказу А.П. Чехова. Дмитрий Гуров и Анна Сергеевна случайно познакомились на отдыхе в Ялте. Вскоре они понимают, что полюбили друг друга. Но он женат, и у нее своя семья. Они продолжают изредка встречаться, обманывая супругов. Расстаться оба не в силах, но и найти решение проблемы тоже не могут.

«Игрок» (режиссер Алексей Баталов, СССР, Чехословакия, 1972 год, 12+) — экранизация романа Ф.М. Достоевского. Домашний учитель живет с семьей отставного генерала Загорянского в роскошном отеле на немецком курорте Рулетенбург. В России он заложил свое имение и теперь с нетерпением ждет из Москвы известия о смерти больной тетки. Только тогда он сможет получить большое наследство и то положение в обществе, о котором мечтает.

В фильме «Живой труп» (режиссер Владимир Венгеров, СССР, 1968 год, 12+) главный герой Федор Протасов оказывается на самом дне общества, после того как понимает, что окружающая жизнь пронизана грязью и фальшью. Участвовать в этом он не желает, но ему не хватает смелости на борьбу. И он выбирает третий путь...

В замке старого и больного лорда Уорбека гостит доктор Ботвинк. С этого начинается фильм «Чисто английское убийство» (режиссер Самсон Самсонов, СССР, 1974 год, 0+). На Рождество приезжают родственники и близкие друзья. В полночь праздник прерывается неожиданной трагедией: умирает сына хозяина. Доктор Ботвинк берется за расследование. Все персонажи связаны между собой сложными и не самыми приятными отношениями. Но доктор все же смог распутать дело.

Лента «Москва слезам не верит» (режиссер Владимир Меньшов, СССР, 1979 год, 16+) показывает столицу пятидесятых годов прошлого века. Три молодые провинциалки приезжают в город в поисках счастья. Их судьбы складываются именно так, как предполагает характер каждой из девушек. Антонина выходит замуж и растит детей. Людмиле Москва представляется лотереей, в которой она должна выиграть нечто особенное. Катерина же сильно влюбляется, но избранник ее оставляет. Однако она не опустила руки, вырастила дочь и успела сделать блестящую карьеру. А в сорок лет судьба подарила ей настоящую любовь.

«Время отдыха с субботы до понедельника» (режиссер Игорь Таланкин, СССР, 1984 год, 12+) — вариация на тему рассказа Юрия Нагибина «Терпение». В центре киноповествования — два поколения ленинградской семьи, проводящей выходные дни на экскурсионном теплоходе. За внешним благополучием, как выясняется, скрывается не только проблема отцов и детей, но и глубокая драма главной героини. Случайная встреча с любимым, некогда пропавшим без вести на фронте, а ныне инвалидом заставляет ее заново пережить боль утраты.

Лента «Зонтик для новобрачных» (режиссер Родион Нахапетов, СССР, 1986 год, 12+) показывает двух героев, которые давно любят друг друга. Они не могут расстаться, но и соединить свои судьбы тоже не могут. Случайная встреча в Москве с молодой парой, знакомой по отдыху на юге, подталкивает их к решительному шагу.

Фильм «Летят журавли» (режиссер Михаил Калатозов, СССР, 1957 год, 12+) рассказывает о людях, в чьи судьбы вторглась война. В центре сюжета — трагическая история влюбленных, разлученных навсегда.

Фильм-сказка «Три толстяка» (режиссеры Алексей Баталов, Иосиф Шапиро, СССР, 1966 год, 0+) рассказывает о канатоходце Тибуле, который вместе с оружейником Просперо и всем простым народом борется против управляющих страной тиранов — трех толстяков.

Действие фильма «Девять дней одного года» (режиссер Михаил Ромм, СССР, 1961 год, 0+) происходит в 1960-е. Молодые ученые-ядерщики, экспериментатор Дмитрий Гусев и скептичный физик-теоретик Илья Куликов, — давние друзья, влюбленные в девушку по имени Леля. В результате экспериментов Дмитрий Гусев получает опасную дозу радиации. Но предупреждения врачей об опасности, грозящей его жизни, не останавливают его в поисках научной истины.

Врач скорой помощи Александр в фильме «День счастья» (режиссер Иосиф Хейфиц, СССР, 1963 год, 0+) встречает в автобусе прекрасную незнакомку. Он гуляет с ней целый вечер, но потом теряет в толпе. Не в силах забыть девушку, он пытается найти ее вновь.

Расписание показов

21 июня, среда:

— 11:00 — «Три толстяка» (кинотеатр «Вымпел»);

— 18:00 — «Большая семья» (кинотеатр «Молодежный»).

22 июня, четверг:

— 10:30 — «Три толстяка» (кинотеатр «Салют»);

— 11:00 — «День счастья» (кинотеатр «Молодежный»);

— 14:00 — «Летят журавли» (кинотеатр «Вымпел»);

— 18:00 — «Время отдыха с субботы до понедельника» (кинотеатр «Салют»).

23 июня, пятница:

— 14:00 — «Дорогой мой человек» (кинотеатр «Искра»);

— 15:00 — «Дело Румянцева» (кинотеатр «Березка»);

— 18:00 — «Девять дней одного года» (кинотеатр «Молодежный»).

24 июня, суббота:

— 12:00 — «Три толстяка» (кинотеатр «Сатурн»);

— 14:00 — «Дело Румянцева» (кинотеатр «Искра»);

— 14:00 — «Зонтик для новобрачных» (кинотеатр «Салют»);

— 15:00 — «Москва слезам не верит» (кинотеатр «Молодежный»);

— 15:00 — «Дорогой мой человек» (кинотеатр «Березка»);

— 16:00 — «Летят журавли» (кинотеатр «Сатурн»).

25 июня, воскресенье:

— 12:00 — «Дама с собачкой» (кинотеатр «Искра»);

— 15:00 — «Чисто английское убийство» (кинотеатр «Молодежный»);

— 15:00 — «Три толстяка» (кинотеатр «Березка»).

26 июня, понедельник:

— 12:00 — «Дама с собачкой» (кинотеатр «Искра»);

— 18:00 — «Шинель» (кинотеатр «Молодежный»);

— 18:30 — «Большая семья» (кинотеатр «Сатурн»);

— 20:00 — «Москва слезам не верит» (кинотеатр «Полет»).

27 июня, вторник:

— 18:00 — «Игрок» (кинотеатр «Молодежный»);

— 18:30 — «День счастья» (кинотеатр «Сатурн»).

28 июня, среда:

— 18:00 — «Живой труп» (кинотеатр «Молодежный»);

— 18:30 — «Девять дней одного года» (кинотеатр «Сатурн»).

Россия > СМИ, ИТ > mos.ru, 19 июня 2017 > № 2213373


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 19 июня 2017 > № 2213372

Фестиваль «Юбилей Москвы» проведут на 40 городских площадках.

В праздновании 870-летия Москвы могут принять участие более десяти миллионов человек, сообщил руководитель Департамента торговли и услуг Алексей Немерюк.

«Мы делаем специальный фестиваль “Юбилей Москвы”, который начнется 1 сентября, а закончится 10-го», — сказал он. По его словам, в 2016-м году это мероприятие посетили почти десять миллионов человек. «В этом году будет юбилей, мы рассчитываем, что так же наши площадки будут достаточно популярными. Планируем провести фестиваль на 40 городских площадках», — сказал глава Департамента. Он отметил, что этот фестиваль войдет в цикл городских фестивалей «Московские сезоны».

Лозунгом мероприятия станет слоган «Москва — город, где создается история». «Мы будем рассказывать о тех людях, о тех событиях, о тех инновациях, о тех культурных, спортивных достижениях, которые известны во всем мире, но появились именно в Москве, — подчеркнул Алексей Немерюк. — К сожалению, многие молодые люди не знают о тех москвичах, которые вошли в мировую историю благодаря своим достижениям, своим талантам».

Всего будет семь основных тематик, семь слоганов: «Москва покоряет», «Москва созидает», «Москва строит», «Москва ставит рекорды», «Москва изобретает», «Москва открывает» и «Наши победы». Здесь расскажут о достижениях столичных инженеров и изобретателей, о деятелях театра, композиторах, об известных во всем мире городских сооружениях, об ученых и изобретателях, о значимых военных кампаниях — от основания Российского государства до Победы в Великой Отечественной войне.

В основу концепции празднования лег русский авангард, рассказал руководитель столичного Департамента культуры Александр Кибовский.

«Нам представилось важным построить концепцию на базе каких-то таких вещей, которые действительно могли бы свидетельствовать о вкладе Москвы в международный мировой дизайн. Эта задача была поставлена перед нами, реализовывалась кругом специалистов, и в основу концепции легли наработки, связанные с периодом русского авангарда», — отметил он. Глава Департамента подчеркнул, что именно русский авангард во всем мире считается абсолютно оригинальным стилем, который внес огромную новацию в мировое искусство. Он также добавил, что входы в парки культуры и отдыха и на специальные фестивальные площадки оформят в этой стилистике.

Директор «Мультимедиа-арт-музея» Ольга Свиблова отметила, что любой город — это прежде всего те люди, которые его прославили. Она напомнила об основоположнике русской военно-полевой хирургии, основателе русской школы анестезии Николае Пирогове и поэтессе Марине Цветаевой. «Когда мы говорим о городе, который празднует такой серьезный юбилей, важно вспомнить персонажей», — добавила директор музея. Она также подчеркнула, что русский авангард — это такая же гордость нашей страны, как и русская иконопись.

870-летие Москвы отметят 9 и 10 сентября на уличных площадках и парках города.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 19 июня 2017 > № 2213372


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 19 июня 2017 > № 2213371

Для огненного шоу подготовят почти 27 тонн пиротехники.

19 и 20 августа в Москве пройдет третий Международный фестиваль фейерверков «Ростех». Команды из восьми стран выпустят в небо порядка 60 тысяч залпов — на 10 тысяч больше, чем в прошлом году. Для проведения конкурсной программы будет использовано около 27 тонн пиротехники. Высота фейерверков будет достигать 200 метров.

Как и в прошлом году, фестиваль пройдет в Братеевском парке на юге столицы. Площадка будет работать с 12:00, сами фейерверки планируется запускать с 21:00 до 22:45.

Участие в фестивале примут восемь команд: из России, Австрии, Армении, Бразилии, Китая, Румынии, Хорватии и Японии. Первые четыре выступят в субботу, 19 августа, остальные — в воскресенье, 20 августа. Профессиональное жюри выберет тройку победителей. Они получат золотой, серебряный и бронзовый кубки.

«Выступление каждой из команд продлится около 10 минут. При оценке огненных шоу жюри будет учитывать их зрелищность, синхронность залпов, целостность композиции и музыкального сопровождения», — рассказали в пресс-службе фестиваля.

«В августе нас ждут одни из самых ярких и красочных выходных лета. Фестиваль фейерверков уже прочно обосновался в календаре наиболее интересных событий столицы. Десятки тысяч залпов привлекают внимание не только москвичей, но и многочисленных туристов. Подобные проекты выводят на новый уровень одно из направлений, которое мы активно развиваем в последние годы, — событийный туризм», — отметил руководитель Департамента спорта и туризма Москвы Николай Гуляев.

Также на нынешнем фестивале фейерверков запланирована более насыщенная, чем в прошлом году, дневная программа. Участников ждут выступления звезд российской эстрады, мастер-классы, квесты, встречи с поэтами и актерами, зона спортивных развлечений и многое другое. Тема фестиваля в этом году — «Москва на семи холмах» — посвящена грядущему юбилею города. Возвышенности Братеевского парка назовут в честь исторических холмов и поставят там оригинальные арт-объекты.

Например, на «Боровицком холме» установят 12-метровые деревянные качели, на них можно будет качаться стоя. На «Таганском холме» («Швивой», или «Вшивой горке»), где исторически жили портные (швецы), установят восьмиметровый ткацкий станок. На нем желающие смогут создать собственное полотно из разноцветных нитей.

Посетители смогут также прогуляться по рынку ремесел, зайти на «исторический фуд-корт», где можно будет попробовать блюда национальных кухонь разных стран.

Вход на фестиваль платный. Билеты можно будет в ближайшее время приобрести на сайте pyrofest.ru.

В прошлом году фестиваль фейерверков проходил 23 и 24 июля. За два дня мероприятие посетили более 200 тысяч зрителей.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 19 июня 2017 > № 2213371


Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 18 июня 2017 > № 2219701

«Русская революция побила не весь императорский фарфор»

Зачем Эрмитажу нестандартные выставки и почему нужно отмечать 100-летие революции, рассказывает директор музея Михаил Пиотровский.

Директор Эрмитажа Михаил Пиотровский

В последнее время в стенах Эрмитажа появились выставки, которые явно выбиваются из общего ряда. К примеру, экспозиция работ бельгийского художника Яна Фабра «Рыцарь отчаяния — воин красоты» вызвала неоднозначную реакцию у посетителей. Ведь, в числе прочего, мастер использовал в своих работах чучела животных, подвешенные на крючках.

Сильное впечатление производит и открывшаяся 30 мая персональная выставка полотен немецкого художника Ансельма Кифера, посвященная футуристическим пророчествам Велемира Хлебникова.

Зачем это нужно главному музею страны? Какими должны быть музеи будущего? Об этом в интервью «Росбалту» рассказал директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский.

— Михаил Борисович, признайтесь: ходите ли вы по музеям просто как турист, когда приезжаете в другие страны? Что вас там интересует?

— Я люблю посещать чужие музеи. Потому что, когда ходишь по своему музею, то волей-неволей замечаешь, что и где, с твоей точки зрения, надо поправить. Поэтому нормально посмотреть на искусство невозможно: постоянно возникают какие-то служебные вопросы, рождаются идеи, в итоге берешься за телефон — и все, поехало… В других музеях как-то лучше: там, если что-то не так, то тебе приятно — значит, не только в Эрмитаже есть недоработки… (смеется).

Конечно, смотришь и на то, сколько стоят билеты, на местах ли смотрители, где полицейские и где карманники — у всех музеев одни и те же проблемы. Но в любом из них я все равно ощущаю себя и Эрмитаж частью одной музейной семьи. Прошлое живо, поскольку оно живет в нас. Поэтому музейные вещи надо не только бережно и благоговейно сохранять, ставить на постамент, вешать на стену, класть на полку и время от времени стирать с них пыль — надо еще и рассказывать о них посетителям правдивые истории. Каждый музей повествует о прошлом по-своему, по возможности, не отступая от истины — и это прекрасно, потому что создает красоту разнообразия мира.

— Признаться, выставка Яна Фабра выглядела грандиозно — проектов, подобных по масштабу, у вас до сих пор не удостаивался ни один современный автор. Не меньшей популярностью пользуется и экспозиция с полотнами Ансельма Кифера в Николаевском зале, которую вы сами назвали «супервыставкой». Как возникла идея провести ее в Эрмитаже?

— Однажды я узнал, что Кифер сделал серию работ, посвященных Велимиру Хлебникову, и спросил — можно ли показать их в Эрмитаже? В ответ в 2016 году Кифер создал новый выставочный проект специально для Эрмитажа — взял и написал 30 не менее прекрасных полотен на ту же тему.

Мне нравится фраза о том, что эта выставка — живописная ода печальной красоте ржавеющих кораблей, некогда вселявших страх, а теперь брошенных их создателями на самом краю земли.

В этих картинах великий современный живописец адресовал свои труды великому русскому поэту-футуристу, который с помощью своей «системы изучения и освоения времени», цифровых и каббалистических расчетов предсказал революцию, Первую мировую войну и крушение Российской империи (он основывал их на идее о бесконечной цикличности судьбоносных военных столкновений, происходящих на воде и суше раз в 317 лет). Полотна Кифера созданы на основе военных сражений грядущего, пророчески увиденных Хлебниковым.

Сам же Ансельм Кифер — человек, который родился в небольшом германском городке под последними бомбежками Второй мировой войны, вырос с немецким чувством вины и гордости за свое поколение и стал в итоге одним из первых художников, не побоявшихся прямо обратиться к болевым точкам в темах нацизма и Холокоста. Его, безусловно, можно считать символом XXI века. Кстати, он — единственный из живущих живописцев, чьи работы входят в постоянную коллекцию Лувра. Кифер изучал каббалу, мистику и алхимию — и тем духовно близок Велимиру Хлебникову.

— Это не единственная выставка Эрмитажа, посвященная столетию революции?

— Да, музей подготовился к этой дате. Здесь, как всегда, помогла заграница: когда мы еще думали, что, может, ничего особенного делать не надо, в поездках по разным странам я увидел, что весь мир отмечает столетие революции. Причем самыми разными способами, но в основном выставками авангардного искусства. Все считают необходимым эту дату как-то обозначить. И вот наши голландские друзья на выставке из коллекции Эрмитажа, показанной в Амстердаме, спросили: «А вы что приготовили к этому юбилею?» Я ответил: «Еще не знаю». Они удивились: «Как это — не знаете? Обязательно надо сделать что-то необыкновенное, потому что такое событие этого заслуживает!»

И я подумал: действительно, вся история Российской империи, от первого императора до последнего происходила здесь, в этих стенах. И мы об этом постоянно напоминаем посетителям. После отречения царя сюда переехал Керенский, здесь заседала Чрезвычайная следственная комиссия Временного правительства, в работе которой, кроме прочих известных людей, участвовали поэт Александр Блок и известный востоковед, непременный секретарь Российской Академии наук Сергей Ольденбург…

Само по себе то, что Эрмитаж решил отмечать 100-летие революции — уже серьезный поступок. Поскольку далеко не всем в стране понятно, что именно отмечать, да и надо ли, и как это делать. Но мы свой выбор сделали. И в итоге, кроме выставки Ансельма Кифера, открыли еще три — как продолжение серии наших выставок в Николаевском зале, посвященных истории культуры — в том числе, и российским самодержцам. А в Главном штабе сделали большой информационный стенд с рассказом о том, что творилось в 1917-м году уже в этом здании. Потому что там тоже были разные министерства, и происходило много ключевых событий.

— Что представляют собой эти выставки?

— «1917. Романовы и революция. Конец империи» — рассказ, в том числе, и о том, как личность Николая II и его решения шаг за шагом сделали революцию неизбежной и привели к концу монархии. Члены царской семьи увлекались фотографией — и, например, снимки, сделанные самими Романовыми, дают возможность получить представление об их частной жизни в самый трагический период. По сути, это история семьи, рассказанная их собственными словами — личные вещи и документы императорской четы, их портреты, письма и дневники, игрушки и рисунки царских детей… А еще это повествование о том, что происходило позже в самом Эрмитаже, который бойкотировал новую советскую власть, пока не оказалось важным вернуть эрмитажные коллекции из Москвы, куда они были эвакуированы, и значит, пришлось уже как-то заигрывать с властью…

Другая выставка под названием «Из Сервизных кладовых. Убранство русского императорского стола XVIII — начала XX в.» наряду с нашими экспонатами включала предметы из Москвы и пригородных музеев — это собрание императорских русских фарфоровых сервизов, предназначавшихся для парадного убранства «Высочайших столов» во время приемов в императорских резиденциях и великокняжеских дворцах. Та Россия, которая развалилась и распалась, потому что задохнулась от собственной роскоши… Интересно, что Французская революция, к сожалению, побила весь тогдашний аристократический фарфор, и его осталось очень мало. А русский фарфор каким-то образом уцелел в революционных бурях.

А выставка «Эйзенштейн. Октябрь в Зимнем», как следует из ее названия, посвящена Сергею Эйзенштейну, который из образа проходного двора, которым в то время, по сути, был Зимний, создал впечатляющий киномиф, замечательную сказку. При этом великий режиссер сознательно искажал действительность, показывая зрителю заведомую неправду…

— Может быть, Эйзенштейн не обманывал, а таким образом переосмысливал реальность?

— Да нет же, он лгал. Эйзенштейн был настоящим творцом, и ему нужно было сотворить красивый миф — но в этом был свой смысл, потому что вся революция, на самом деле, была некоей вселенской постановкой, которую большевики устроили на основании предыдущего мифа — о Французской революции. Фильм Эйзенштейна произвел громадное впечатление еще и потому, что был черно-белым, как будто бы документальным, тем более что режиссер использовал для съемок не актеров, а простых людей. Поэтому зрителю верилось во все: и в штурм ворот, которого на самом деле не было, и в другие выдуманные революционные события.

В общем, мы хотим показать посетителям музея, как все было на самом деле — смешение мелочи и торжественности, мифа и правды — всю палитру событий того времени. Я думаю, что нам повезло, потому что сделать это в полном объеме может только Эрмитаж — как универсальный музей.

— Во время революции было уничтожено и продано за границу немало исторических и культурных ценностей. Нечто подобное сегодня происходит и на территории, подконтрольной ИГИЛ и «Талибану» (обе организации запрещены в РФ) — в Сирии, Ираке, Афганистане. Скажите как востоковед, кто именно уничтожает памятники культуры — представители радикальных религиозных течений, варварские племена, или представители криминального бизнеса и международного терроризма?

— Исламским фанатикам-радикалам, главной силе движения ИГИЛ (запрещена в РФ)— это их идеология. Но рядом с идеологией всегда есть и польза — они что-то грабят, а что-то продают. Фанатик несколько часов в сутки может быть и вполне деловым человеком. Например, Гитлер параллельно запрещал авангардное искусство и продавал его в Швейцарию. Так и здесь — хотя, честно говоря, мы никак не можем найти концов — что конкретно грабят, вроде бы, понятно, но награбленное почему-то не появляется на рынке. Иногда обнаруживаются какие-то мелочи, а вот куда девается все остальное? Кто и зачем его прячет? Может быть, культурные ценности переправляют в те азиатские страны, где слабее всего влияние западной цивилизации? Тут остается еще много загадок.

— Похоже, деловые качества игиловцев проявляются и в их эффектных ритуальных убийствах, снятых на видео?

— Они понимают, насколько это сильная формула устрашения — когда в древнем театре Пальмиры убивают людей. Постановка мизансцены тут не хуже, чем у лучших мировых режиссеров. Это умение превратить смерть в мощную пропаганду, соединить вместе идеологию и террор.

— Какой урон нанесет человечеству потеря артефактов, уничтоженных террористами?

— Исторические памятники — это нечто вроде ДНК нашего культурного наследия, из которого строится ощущение цивилизации. Вместе с ними постепенно исчезнет и память. Если на Ближнем Востоке погибнет исконное христианство, пострадает и в итоге может прекратить свое существование христианство во всем мире. Как в рассказе у Бредбери, где из-за бабочки, которую случайно раздавил в далеком прошлом путешественник во времени, возникли потрясения в будущем.

— Говорят, что общество сегодня невосприимчиво к культу смерти и идеям ИГИЛ. Насколько мы в этом смысле уязвимы?

— Мы уязвимы, потому что Исламское государство дает простые ответы на сложные вопросы — про единого Бога, зависимость человека от воли Божьей — и при этом рядится во вполне нормальную идеологию. На первый взгляд, в ней нет ничего страшного — никаких экстремальных доктрин, которые должны отвращать человека. Там все довольно симпатично, но по мере погружения в ту социальную среду человек теряет свою волю. Он легко расстается с ней, потому что в этом безумно тяжелом мире так и хочется переложить всю ответственность на кого-то другого. Дождаться, чтобы тебе сказали, что и как ты должен делать. После чего ты выдохнешь и будешь жить спокойно. На этом желании держатся все тоталитарные режимы.

К счастью, в Российской империи и Советском Союзе был накоплен громадный опыт сосуществования различных народов и религий. И ислам для России тоже своя, местная религия — это не Европа, куда мусульмане переселились со своей родины. Там сейчас начинается новый крестовый поход — как реакция на «понаехавших». А у нас христиане, мусульмане, иудеи, буддисты жили вместе — не всегда мирно, но с понятием и сводом неписаных правил — как нужно жить, чтобы избегать конфликтов и взаимно не истреблять друг друга. Ведь каждому ясно, что если ты пойдешь убивать соседа, то в итоге тебя самого убьют, и все погибнут — поэтому надо как-то договариваться.

— Что ждет Эрмитаж в XXI веке? Каким он должен стать, на ваш взгляд?

— По моему убеждению, он должен быть, а по сути, уже стал глобальным музеем. Сегодня это пять зданий, расположенных вдоль Дворцовой набережной (Малый Эрмитаж, Новый Эрмитаж, Большой Эрмитаж, Эрмитажный театр и Запасной дом Зимнего дворца), Восточное крыло Главного штаба и его первый этаж — как пространство, открытое людям. А кроме того, Меншиковский дворец и музей Императорского фарфорового завода, здание Биржи на Васильевском острове — в будущем музей геральдики, здания Реставрационно-хранительского центра в Старой деревне. Коллекция музея насчитывает 3 млн произведений искусства и памятников мировой культуры, с каменного века до нашего времени.

Никогда раньше он таким не был. Он присутствует во всем мире в виде своих «спутников» и выставок. Его мнение, позиция везде пользуются авторитетом. И если в Эрмитаже что-то случается, то сразу по городам и весям отзывается любой его чих, в том числе и даже если происходит нечто нелицеприятное. Меня как-то спросили: «Чего ты добился в жизни?» Я ответил: «У меня появилось много врагов, и я этим доволен: значит, делаю по жизни что-то правильно». Также и с Эрмитажем — его безумно любят, но попутно появляется много критиков, заявляющих: «Нет, музей должен быть другим!» Ну и ладно, пусть говорят.

Конечно, у музея должны быть новые формы существования и новые приоритеты. Эрмитаж осваивает окружающее его пространство: окрестности Главного штаба, Дворцовую площадь, дороги, ведущие с площади на Неву. Это уже не музей, но тоже может жить в его духе и стиле — в том числе, к примеру, даже рок-концерты и шоу на Дворцовой. Постепенно мы, в хорошем смысле, навязываем музейный вкус всему, что нас окружает.

При этом мы стараемся делать все наши коллекции доступными. Музей вообще состоит из фондов, а не из выставочных залов, это его основа. Но постепенно мы дорастаем до понимания того, что нужно, по возможности, выставлять и показывать все — только в разных формах. Мы создали открытые фонды хранилища, открыли представительства и выставочные центры за рубежом и в городах России. Мое убеждение — что музей должен быть как можно более разнообразным, но обязательно сохранять веру в подлинность вещи. Особенно сейчас, когда кругом виртуальная реальность… Музей будущего — это не что-то застывшее, как муха в янтаре, а наоборот, место для живого общения и дискуссий.

— Интересно, что большинство людей, скорее всего, не задумывались о том, что музей — от слова «муза».

— Да, потому что это сегодня забылось — а на самом деле, музей еще с эпохи античности был храмом муз. В том числе муз истории, театра, поэзии, науки. Астрономия, кстати, — тоже муза… Но многие ли об этом знают?

— То есть вы возвращаете музею его подлинную суть.

— Выходит, так. Но что-то похожее происходит сегодня не только с Эрмитажем, но и с музеями во всем мире. Это примета времени.

Беседовал Владимир Воскресенский

Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > rosbalt.ru, 18 июня 2017 > № 2219701


Россия > СМИ, ИТ > regnum.ru, 18 июня 2017 > № 2219595

Маяковский: не мужчина – облако в штанах

О спектакле-концерте «Маяковский во весь рост»

Что есть Маяковский? В наших глазах он представляется глыбой ума, гением поэзии, великим артистом, имя которого носят улицы. И как обычно это бывает, все мы забываем, что Владимир Владимирович был в первую очередь просто человеком. В арт-кафе «Бродячая собака», стены которого все еще помнят выступления молодого поэта, спектакль-концерт «Маяковский во весь рост» пусть немного, но все же сократил внутреннюю дистанцию между зрителем и поэтом.

В своей постановке Сергей Сафронов ведет разговор со зрителем, строя гипотезы и рассказывая малоизвестные факты из жизни Маяковского. И конечно, чтобы лучше всего понять поэта, следует окунуться в его творчество. Словно по щелчку актер полностью перевоплощался, и вот на сцене уже не Сафронов, а Маяковский, скандирующий свои стихотворения то оглушающе громко, то проникновенно тихо и со слезами на глазах.

В своем творчестве Маяковский всегда был открыт перед читателем. Распахивая пиджак, он открывал душу, а вместе с ней и все свои мысли. Но все же оставался загадкой, человеком, который стоит где-то ступенью выше. Кто-то восхищался творчеством поэта, кто-то был не согласен с ним, но каждого так или иначе задевали слова, прыгающие по бумаге «лесенкой». И все же читатель не понимал Маяковского. Многие попытки поэта донести до народа что-то личное, сокровенное встречались радостными возгласами и о них же ударялись, словно о глухую стену. Современный читатель мало чем отличается от читателя ХХ века. Еще со школьной скамьи Маяковский предстает перед нами монументом, чьи произведения, несомненно, красиво звучат, но за этим громким скандирующим звуком сложно услышать смысл, который, по сути, лежит прямо на поверхности.

Наверное, это проблема многих поэтов, чьи произведения включены в школьную программу. По какой-то причине читатель конца ХХ-начала ХХI вв. забывает о поэзии как явлении, которое может не просто стоять в виде книги на пыльной полке серванта, доставшегося еще от бабушки, но и быть читаемым, и что немаловажно, быть понятым. Конечно, намного легче купить в подземке книгу Донцовой, где нет всяких мудреных эпитетов, метафор и сложных слов, забытых еще со времен последнего звонка. Быть может, вся соль в том, что изначально ученикам неправильно подают творчество людей, чьими произведениями зачитывались современники? Стихотворение наизусть как пытка для школьника — зазубрить и положить под подушку в надежде, что к утру не забудется. А на уроке выпалить строки пулеметной очередью без единой запинки, получить заслуженную пятерку и тут же все забыть.

Но стоит лишь услышать, как сам поэт читает свои стихотворения (а в нашем случае Маяковский), понимание приходит само собой. И читатель/слушатель видит перед собой уже не старую черно-белую фотографию сурового мужчины, а живое воплощение Человека. То, что в школе называют «читать с выражением» далеко от истины. А в творчестве Маяковского это самое выражение едва ли не несет такой же смысл, как и слова.

Постановку Сафронова сложно назвать спектаклем. Это скорее попытка понять самого Маяковского, попробовать заглянуть в его душу и отыскать там что-то настолько простое, что невольно сближает его с обычным среднестатистическим человеком. И чтобы найти ключ к такому Маяковскому, следует обратить внимание на тот пласт его творчества, где поэт безоружный, где он не нападает, а защищается. Именно поэтому чаще всего со сцены звучала лирика.

Считается, что главными поэтами того времени были Маяковский и Есенин. Однако между ними с самого начала пролегла нерушимая стена: якобы один — певец революции, а второй — душа русского народа. Но если сравнить творчество поэтов в один и тот же период, видно, что темы их стихотворений были близки, только подавались в разной интерпретации. Своеобразное поэтическое соревнование. Таким было заблуждение многих. На самом деле вражды между поэтами не было. Более того, первые стихи Есенина были изданы на деньги Маяковского. Когда «глас народа» умер, все ждали от Маяковского прощального стихотворения на похоронах. Но он напротив не проронил ни слова. Маяковскому понадобилось четыре месяца, чтобы вылить все свои эмоции в стихотворение «Сергею Есенину». Обычно шутливый и язвительный тон, с которым поэт обращался к товарищу, уходит на задний план, его заменила боль утраты.

«В горле

горе комом —

не смешок».

Отдельной темой лирики Маяковского, как и многих поэтов, была любовь. В жизни Владимира Владимировича было много женщин. Последней стала эмигрантка Татьяна Яковлева. Маяковский потратил практически весь свой парижский гонорар в цветочной лавке у дома Яковлевой, чтобы каждое утро у нее были свежие цветы. Поэт был уже мертв, а цветы все так же появлялись в доме его возлюбленной с запиской «От Маяковского».

«Я все равно

тебя

когда-нибудь возьму —

одну

или вдвоем с Парижем».

Второй акт постановки полностью посвящен поэме «Облако в штанах». Первое крупное произведение Маяковского стало центральным в его творчестве. Наверное, именно оно определило дальнейшее отношение читателя разных поколений и даже эпох к поэту.

«Что может хотеться этакой глыбе?

А глыбе многое хочется!»

И все же ошибочно заострять свое внимание на подобных строках, ведь за ними поэт тут же спускает свое «я» до обычных человеческих желаний. Не жажда славы, не стремление посвятить свою жизнь служению народу, не тяга к большим переменам… Маяковский хотел любить и получать то же взамен.

За полтора с лишним часа в голове зрителя, словно ластиком, стирают «школьного» Маяковского. На его месте возникает человек, который хотел поделиться своими мыслями со всем миром и найти у этого мира хоть какой-то отзвук.

Анастасия Алексеева

Россия > СМИ, ИТ > regnum.ru, 18 июня 2017 > № 2219595


Польша. Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 18 июня 2017 > № 2214131

Польских фильмов в России нет

Артур Заборский (Artur Zaborski), Przeglad, Польша

Проходящему в России фестивалю польских фильмов «Висла» исполнилось 10 лет. За это десятилетие мероприятие, которым руководит председатель фонда «Поддержка» Малгожата Шляговска-Скульска (Małgorzata Szlagowska-Skulska), успело вписаться в российский культурный пейзаж и обозначить свою независимую позицию.

Российская публика не имеет обыкновения игнорировать сложные вопросы, а организаторы фестиваля не идут на уступки цензуре. Хотя в России введен запрет на пропаганду гомосексуализма, в предыдущие годы в ходе «Вислы» показали фильмы «Во имя…» Малгожаты Шумовской (Małgorzata Szumowska) и «Плывущие небоскребы» Томаша Василевского (Tomasz Wasilewski). В программу, несмотря на то, что российский закон запрещает использовать в кино ненормативную лексику, вошла также картина Лешека Давида (Leszek Dawid) «Ты бог». В этом году организаторы тоже не стали избегать сложных тем. Они показали российским зрителям «Волынь» Войцеха Смажовского (Wojciech Smarzowski) и фильм «Искусство любви» Марии Садовской (Maria Sadowska), в котором рассказывается история Михалины Вислоцкой (Michalina Wisłocka), жившей в любовном треугольнике с мужем и подругой. Сложные темы вызывают оживленные дискуссии, которые стали неотъемлемой частью фестиваля.

Ждут и благодарят

Следует отметить, что в этом плане россиянам нет равных: они отличаются особой любознательностью. У российского зрителя всегда возникает множество вопросов, и встречи приходится прерывать из-за того, что их оказывается слишком много, а не из-за недостатка заинтересованности. После сеансов дискуссии перемещаются в кулуары. Публика готова общаться с каждым гостем — актером, режиссером или продюсером, обязательно благодаря их за просмотренный фильм. Так здесь принято: прежде чем задать вопрос, россияне говорят «спасибо» за просмотр, завоевывая этим симпатии собеседников.

Среди них оказался Войцех Старонь (Wojciech Staroń), чей фильм «Братья» в этом году показывали на фестивале. Режиссер подчеркивает, что он обожает российскую публику и считает, что она разделяет его внутреннее восприятие мира. «В России о некоторых вещах говорят сразу — это самые важные вопросы, то, что прячется в глубине души. Россияне чувствуют и видят больше, потому что они выросли на культуре иконы. Образ — это мост в другой, глубинный мир. Именно это я старался найти в "Братьях". Я хотел, чтобы "картинка" стала предлогом для создания фильма о том, чего мы на самом деле не видим», — рассказывал режиссер на встрече со зрителями.

«Висла» дает возможность соприкоснуться с разными аспектами польской кинематографии, предлагая жанры игрового, документального и анимационного кино. Это единственное событие, позволяющее подробно ознакомиться с достижениями наших кинематографистов, редко появляющимися в России.

«Польских фильмов в России нет. В очень ограниченный прокат в последние годы попали только "Колоски" Владислава Пасиковского (Władysław Pasikowski) (поскольку у фильма был российский сопродюсер), "Мельница и крест" Леха Маевского (Lech Majewski), "Только представь" Анджея Якимовского (Andrzej Jakimowski) и "Откровения" Малгожаты Шумовской (Małgorzata Szumowska) (тоже потому, что это было совместное производство с европейскими странами). Больше ничего. Все остальное, что попадает в прокат — это голливудская продукция», — рассказывает программный директор фестиваля Елена Творковская. Наше кино появляется только на фестивальных площадках. Отдельные игровые и документальные картины можно найти в программе Московского международного кинофестиваля и других крупных мероприятий.

В российских кинотеатрах преобладают голливудские фильмы, и это тревожит власти страны. В министерстве культуры появилась даже идея ввести квоты на заокеанскую продукцию. «Не секрет, что Россия переживает кризис в международных отношениях. Появляются очень странные планы запретить американские фильмы, заменить их чем-нибудь, ограничить их количество. Иногда я думаю, а что если, действительно, вместо 350 американских фильмов в год показывать 250 и добавить к ним 100 европейских — польских, чешских, венгерских, которые вообще не попадают в Россию? Может, это было бы не так плохо?» — размышляет один из самых известных российских кинокритиков Леонид Павлючик.

Не только для узкого круга

«Я уверен, что у многих польских фильмов есть большой коммерческий потенциал. Например, зрители могли бы придти в восторг от фильма "Боги" Лукаша Пальковского (Łukasz Palkowski) или "Тела" Шумовской. Это картины, которые предназначены не только для узкого круга зрителей. А "Сердце, сердечко" Яна Кольского (Jan Kolski)? Этот фильм мог бы стать хитом проката в жанре семейного кино. Кстати, россиянам очень нравится слушать польские диалоги из-за сходства наших языков. Значение одних слов мы можем угадать, другие оказываются совсем не тем, что нам казалось», — отмечает Павлючик.

Между тем в последние 25 лет польское кино из России ушло. Интереса у прокатчиков не вызывают даже картины некогда обожаемых Кшиштофа Занусси или Анджея Вайды. У фильма «Инородное тело» Зануссии еще остается шанс попасть на экраны, поскольку у него были российские продюсеры. «Катынь» показывали только по телевидению, но уже «Аир» не попал ни на большие, ни на маленькие экраны. А еще в 1980-х фильмов этих режиссеров россияне ждали с огромным нетерпением. «Польское кино занимало в Восточной Европе одну из важнейших позиций. Для нас, россиян, оно стояло на первом месте. Фильмы Вайды стали для моего поколения теми произведениями мирового кинематографа, которые оказали на нас самое сильное влияние. Картин Кавалеровича (Jerzy Kawalerowicz), Занусси, Кесьлёвский (Krzysztof Kieślowski) ждали, затаив дыхание. Времена, конечно, были другие. В год на наших экранах появлялось всего штук шесть американских лент, а польского кино шло много. Я могу сказать, что всему хорошему я обязан польским фильмам», — вспоминает Павлючик.

Окно на Запад

Своей славой наш кинематограф обязан не только художественным достоинствам. В эпоху холодной войны Польша считалась окном на Запад. «В Польше было позволено гораздо больше, чем в Советском Союзе. Цензура как в прессе, так и в сфере культуры была не такой жесткой. Поездка в Польшу была для нас тем же, что для поляка поездка в Германию. Казалось, что мы соприкасаемся с другим миром. Россияне много десятилетий подряд пристально следили за польским издательским рынком, с нетерпением ждали новых книг, фильмов. Такие актеры, как Беата Тышкевич (Beata Tyszkiewicz), Барбара Брыльска (Barbara Brylska), Станислав Микульский (Stanisław Mikulski), Ежи Штур (Jerzy Stuhr) или Даниэль Ольбрыхский (Daniel Olbrychski) были (и остаются, в этом плане ничего не изменилось) настоящими звездами. Их появление приводило людей в экстаз. Впрочем, в советские годы россияне массово учили польский язык, чтобы читать польскую прессу или получить доступ к той части польской культуры, которая до них не добиралась. Тогда на польские издания ссылались так, как сейчас на статьи в Guardian или New York Times», — рассказывает полонист Денис Вирен, проработавший много лет в Польском культурном центре в Москве.

Сейчас от славного прошлого остались лишь воспоминания, которые регулярно оживают под Новый год, когда по телевидению идет фильм Эльдара Рязанова «Ирония судьбы» с Барбарой Брыльской. Кроме этого в программу иногда попадают хиты коммерческого проката «Ва-банк» и «Сексмиссия» Юлиуша Махульского (Juliusz Machulski), культовый для старшего поколения фильм «Рукопись, найденная в Сарагосе» Войцеха Хаса (Wojciech Has), популярный в СССР «Знахарь» Эжи Гофмана (Jerzy Hoffman) или сериалы «Ставка больше, чем жизнь» и «Четыре танкиста и собака».

Актеры, игравшие в этих фильмах, остаются в России звездами. Когда в 2013, за год до своей смерти, на фестиваль «Висла» приехал Станислав Микульский, он раздал больше автографов и сделал больше фотографий с поклонниками, чем современные польские знаменитости. Своего волнения не скрывал даже пожилой гид, который вел экскурсию на прекрасном польском языке. Он закончил ее словами, что никогда не надеялся удостоиться такой чести — водить по Кремлю самого пана Станислава. Такую же реакцию вызывало появление на фестивале Ежи Штура и Януша Гайоса (Janusz Gajos).

Молодым польским актерам далеко до статуса прежних звезд, хотя кажется, что в России в любом случае знают больше польских актеров, чем в Польше — российских. Из представителей молодого поколения россиянам знакомы только Матеуш Даменцкий (Mateusz Damięcki), Павел Делонг (Paweł Deląg), Каролина Грушка (Karolina Gruszka) и Иоанна Моро (Joanna Moro), которые появлялись в российских фильмах. Шансы присоединиться к этой группе есть у Михалины Ольшаньской (Michalina Olszańska), которая играет в вызвавшем много споров фильме «Матильда» Алексея Учителя (премьера запланирована на октябрь). Лента, в которой рассказывается история романа балерины польского происхождения Матильды Кшесинской с Николаем Романовым, уже вызывает в России сильные эмоции. Организация «Христианское Государство — Святая Русь» начала рассылать в кинотеатры письма, советуя им отказаться от показов «Матильды». «Святая Русь» недовольна тем, что Николай II, которого канонизировала РПЦ, предстает в фильме не совсем святым. Против этих инициатив выступают российские кинематографисты, которые напоминают, что в основу сценария легли события, предшествующие коронации Николая II и его женитьбе на принцессе Алисе Гессен-Дармштадтской.

«Смоленск» не вызвал эмоций

Сильные чувства, которые вызвала «Матильда» не отразились на интересе к другим произведениям, посвященным теме польско-российских отношений. «Смоленск», Антония Краузе (Antoni Krauze), который нарушил покой поляков задолго до премьеры, россиян практически не заинтересовал. Российские СМИ не обращали на него внимания, ни когда он снимался, ни когда вышел на экраны.

Денис Вирен уверен, что это связано с низким уровнем фильма. «В России никто не отнесся к этой картине всерьез из-за его художественной беспомощности. Теорию о теракте, на которой основан сценарий, у нас прекрасно знают. Мы понимаем, что в Польше ее продвигает определенная группа людей, но серьезно к этому никто не относится. У нас нет дискуссий на эту тему, потому что обсуждать здесь нечего. Ни сторонники, ни противники нынешней власти не верят в эти теории. Такой темы у нас просто не существует, фильм Краузе ничего в этом плане не изменил, не вызвал вопросов или споров», — объясняет исследователь.

Ожидавшихся споров не вызвала также «Катынь» Анджея Вайды. Как подчеркивает Вирен, фильм появился в тот период, когда Польша и Россия уже обсудили темы катынского преступления. Лента оказалась обрамлением этих дискуссий, а не разорвавшейся бомбой.

В России не обсуждали и фильм «Волынь», премьера которого на фестивале «Висла» наделала много шума. Несколько зрителей вышли из зала во время сеанса, и, как сообщала Светлана Хохрякова из газеты «Культура», некоторые делали это со словами «смерть хохлам». После показа, в котором авторов фильма представлял Лех Дыблик (Lech Dyblik), единственный польский актер, игравший не поляка, а украинца, завязалась бурная дискуссия. Тон ей задал один особенно возмущенный фильмом зритель. Мужчина, представившийся заместителем покойного депутата Рохлина, обвинил создателей фильма в том, что они пропагандируют нацизм и наносят удар в спину Украине, которая ведет войну. Кроме того, он предположил, что фильм снимался по заказу России и на российские деньги.

Прекрасно владеющий русским Лех Дыблик, отец которого родился в Львове, не растерялся и объяснил, что фильм Смажовского рассказывает о зарождении национализма. Именно так к картине подошло жюри, которое присудило ей главный приз за «впечатляющее художественное изображение зла». Председатель жюри Виктор Матизен подчеркнул, что режиссеру потребовалось большое мужество, чтобы поднять тему Волынской резни. «Картина Смажовского далеко выходит за рамки чисто польско-украинского конфликта, на самом деле, она касается всех людей и показывает, насколько могут быть опасны демон национализма и религиозная пропаганда ненависти вместо пропаганды любви», — заявил он.

Именно такое польское кино сильнее всего трогает российских зрителей. До этого призов в Москве удостоились, в частности, Кинга Дембска (Kinga Dębska) за фильм «Мои дочери — коровы», Ежи Штур за «Гражданина», Мария Садовска за «День женщин», Марчин Кшишталович (Marcin Krzyształowicz) за «Облаву», Антони Краузе за «Черный четверг», Веслав Саневский (Wiesław Saniewski) за «Безмерность правосудия». Объясняя свой выбор, жюри писало об интересном взгляде на человека, попавшего в жернова истории и политического режима.

Драмы на острые социальные темы, монументальные исторические полотна и трагикомедии — такие фильмы пользуются успехом у россиян, вспоминающих о достижениях эпохи Польской Народной Республики. Российские критики удивляются, почему польские авторы не продолжают прежние традиции. «Уровень польского кинематографа остается очень высоким, но мне недостает чего-то, что в нем было раньше — "морального беспокойства". Мне недостает философского взгляда и поиска глубинных смыслов, той боли, которую мы видим в новом российском кино — "Левиафане" Андрея Звягинцева или "Дураке" Юрия Быкова. Такие сильные акценты в старом польском кино были, но они пропали, кажется, будто современные режиссеры забыли об этой прекрасной традиции», — размышляет Леонид Павлючик.

Польские фильмы, которые в рамках фестиваля «Висла» можно будет увидеть в Краснодаре, Калининграде или Новгороде Великом, способны вызвать в России дискуссии и вопросы, склонить зрителей к размышлениям, проведению параллелей. Какой еще кинематограф может похвастаться таким сильным воздействием?

Польша. Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 18 июня 2017 > № 2214131


Россия. США > Миграция, виза, туризм. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 18 июня 2017 > № 2214128

Редактор Barents Observer подает в суд на ФСБ

Отказ Томасу Нильсену во въезде в Россию является незаконным, заявляет группа юристов, защищающих высланного редактора издания.

Атле Столесен (Atle Staalesen), The Independent Barents Observer, Норвегия

«Сотрудники пограничного управления ФСБ нарушили право Томаса Нильсена на въезд в Россию, на получение информации об основаниях запрета на въезд, в конце концов, право на свободу выражения мнения, в том числе на осуществление профессиональной деятельности журналиста», — говорит Иван Павлов.

Он представляет «Команду 29», группу адвокатов и журналистов, которая весной этого года занялась делом Нильсена, после того как ему отказали во въезде в Россию.

Сейчас Томас Нильсен и «Команда 29» обратились в суд. Дело будет рассматриваться в Петрозаводском городском суде Республики Карелия, поскольку в Петрозаводске располагается региональное управление Пограничной службы ФСБ.

«Угроза национальной безопасности»

8 марта этого года редактора Barents Observer остановили на КПП Борисоглебск на российско-норвежской границе и заявили, что его присутствие в России нежелательно. Сотрудники ФСБ сообщили редактору, что запрет на въезд будет действовать пять лет.

Никакого объяснения о причинах запрета предоставлено не было. Было только сказано, что Нильсен представляет «угрозу национальной безопасности России». Как сообщило российское посольство в Норвегии, Нильсен был просто внесен в так называемый «стоп-лист» нежелательных лиц в качестве ответа на создание санкционного списка российских граждан со стороны ЕС и Норвегии.

«До сих пор непонятно, почему именно ему запретили въезд и каким образом он угрожает национальной безопасности России», — заявил Иван Павлов агентству «Интерфакс».

Решение неконституционно

В иске, поданном в Петрозаводский городской суд, утверждается, что запрет на въезд со стороны ФСБ является незаконным, поскольку противоречит российской Конституции, и в его основе не лежит решение компетентного органа.

«Защита считает, что отказ во въезде был бы законным только в том случае, если бы был основан на надлежащих правовых основаниях, то есть на решении компетентного государственного органа, и если бы такое решение было основано на фактических достоверных и документально подтвержденных обстоятельствах. Помимо этого, ему должна была быть предоставлена копия решения о неразрешении въезда в страну», — говорится в документе.

Вмешательство спецслужб в журналистику

Томас Нильсен подчеркивает, что ФСБ не имеет право вмешиваться в журналистику.

«Российская конституция дает мне право въезда в страну, а также выполнять мою работу журналиста. Все мои документы, виза и журналистская аккредитация были в порядке, и я ничего не нарушал. Любое решение по недопущению меня должно основываться на законодательстве. ФСБ же не предоставило никаких законных причин, чтобы отказать мне в выполнении моей работы в России», — говорит он.

«Очевидно, это неправильно, когда ФСБ начинает вмешиваться в работу журналистов. Служба безопасности государства должна защищать права журналистов, а не нарушить эти основные свободы».

Адвокаты на службе свободы печати

С момента своего создания в 2015 году «Команда 29» занималась уже несколькими случаями нарушения прав человека, свободы печати и свободы слова со стороны государства.

Руководитель «Команды 29» Иван Павлов, как и многие ее члены, ранее представлял «Фонд свободы информации», общественную организацию, занимавшуюся защитой свободы информации в России. В 2014 году она была включена в перечень так называемых «иностранных агентов» и в последствии прекратила свою работу.

«Команда 29» — это неформальное объединение, состоящее из юристов и журналистов.

Широкая международная поддержка

Действия ФСБ в отношении редактора Barents Observer Томаса Нильсена привлекли широкое внимание как в России, так и за рубежом.

13 марта дело Нильсена было зарегистрировано в разделе «Оповещения о свободе прессы» на сайте Совета Европы. Оповещения являются частью созданной Советом платформы по защите журналистов и обеспечению их безопасности.

В своем письме, адресованном в российское посольство в Норвегии, Союз журналистов Норвегии осудил высылку Нильсена.

«Это очень серьезно, когда власти страны решают, кому можно освещать события в этой стране, и присутствие каких журналистов нежелательно, и все это исходя из того, что пишет конкретный журналист», говорится в письме Союза журналистов.

Союз заявил, что он «выступает категорически против такого обращения с Томасом Нильсеном со стороны России», и требует объяснения, почему его считают «угрозой национальной безопасности».

Россия. США > Миграция, виза, туризм. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 18 июня 2017 > № 2214128


Россия. Финляндия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 18 июня 2017 > № 2214061

Мог ли классик ошибаться?

Финские знатоки Достоевского о другой стороне знаменитого писателя и ярого поборника национализма

Эркки Ветенниеми (Erkki Vettenniemi), Helsingin Sanomat, Финляндия

Финский переводчик Мартти Анхава (Martti Anhava) говорит, что Федор Достоевский был «абсолютно неспособен выражать свои представления и намерения четкими предложениями».

Что же это за писатель, который стремился быть пророком, но «с неизбежностью докатился до памфлетиста», «неуклюжие языковые обороты» которого вызывают чувство неловкости у читателя?

Критик и переводчик Мика Пюлсю (Mika Pylsy) имеет в виду Федора Достоевского, икону русской литературы.

Откровенную оценку дополняет финский переводчик старшего поколения Мартти Анхава (Martti Anhava), который отмечает, что Достоевский был «абсолютно неспособен выражать свои представления и намерения четкими предложениями».

Ошеломляющие характеристики только добавляют интерес к сборнику литературных эссе «Достоевский — бесспорный и спорный» (Dostojevski — kiistaton ja kiistelty, издательство Siltala, 2017 год).

О великом сыне Санкт-Петербурга финны рассуждают, как и полагается, с разных позиций, так что в сборнике присутствуют и традиционные дифирамбы знатоку глубин человеческой души и христианского милосердия.

«Каждый наш вдох и выдох — тайна, — говорит о религиозных взглядах Достоевского актер Ханну-Пекка Бьёркман (Hannu-Pekka Björkman). — Мы никогда не привыкнем к тому, что ходим, дышим, смотрим и понимаем».

Посмертный текст театрального режиссера Калле Холмберга (Kalle Holmberg) о его постановках по произведениям Достоевского — одно из самых красочных мест книги. «Достоевский — величайший драматург, который не написал ни одной пьесы», — заключает театральный гуру. Затем он восхваляет непредсказуемость прозаика: «Никогда не знаешь, что будет дальше».

За радостью режиссера часто скрывается мучение переводчика. Недавно сделавший перевод «Братьев Карамазовых» на финский язык Мартти Анхава говорит, что неоднократно выправлял «красочный» язык Достоевского. Он также размышляет, приводя отличные примеры, в какой степени переводчик может исправлять неясности и ошибки оригинального текста.

Вопрос сам по себе стар, как и проблема того, надо ли оставлять без внимания то, что писатель был ярым националистом-антисемитом.

Переводчик Кристина Роткирх (Kristina Rotkirch) углубляется в вопрос семитизма глобально. Достоевский не «видел ничего хорошего» ни в одном неславянском народе, напоминает она. Евреи были жадными, турки — жестокими, западноевропейские народы — бездушными. Однако Александр Солженицын не одобрял антисемитизма Достоевского и отвергал мысль о том, что гонения на евреев в России можно было объяснить поступками евреев. К сожалению, эта тема всегда будет актуальной.

Старая Россия рухнула сто лет назад, и определенные силы все еще обвиняют в этом евреев. Достоевский знал лучше. Если безбожные революционеры достигнут своей цели, полетит «сто миллионов голов» — пророчествует он в своем романе «Бесы».

Достоевский, безусловно, косо смотрел на многие народы и спотыкался, сочиняя свою прозу, но он обладал и даром предвидения.

Все это становится очевидным из сжатой, непредвзятой книги, которая ни в коем случае не уменьшает необходимости новых переводов произведений Достоевского на финский язык — с помощью красочного языка или без него.

Россия. Финляндия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 18 июня 2017 > № 2214061


Россия > СМИ, ИТ > regnum.ru, 17 июня 2017 > № 2220354

Поисковое движение России: создавать музеи, чтобы помнить

Общество

Не совсем привычную для себя работу поисковики обсудили на знаковом месте для города воинской славы. Бои на высоте 168,5 позволили эвакуировать мирное население Петрозаводска

Наверное, лучшего места для того, чтобы обсудить музейную деятельность «Поискового движения России» было не найти: один из рубежей обороны города — настоящий музей под открытым небом. «У карельских поисковиков есть уникальный проект по музеефикации места боя. Такого в стране нет», — заявила член Общественной палаты, ответственный секретарь «Поискового движения России» Елена Цунаева.

На два дня в столицу Карелии приехали 65 поисковиков из 20 регионов страны: Оренбургской, Самарской, Архангельской, Ленинградской, Свердловской, Челябинской, Курской, Смоленской, Тверской, Владимирской, Московской, Волгоградской областей, Татарстана, Ингушетии, Санкт-Петербурга, Москвы, Алтайского края. Поисковое движение в Карелии широко известно в стране. Каждый год на «Вахты памяти» в северо-западную тайгу приезжают общественники из 35 регионов. В том числе, из далекого Алтайского края.

«Здесь погиб мой дед, у села Ругозеро Муезерского района, — рассказала командир поискового отряда «Высота» Татьяна Нетбайло (г. Барнаул). — Поэтому в поисковые экспедиции мы ездили уже восемь раз, в места, где воевали в 27-й стрелковой дивизии наши алтайские ребята».

Высотой 168,5 в Пряжинском районе город воинской славы Петрозаводск еще учится гордиться. Таких рубежей обороны вокруг карельской столицы несколько. Пока не все знают, где в сентябре 1941 года полегла 313-я стрелковая дивизия, на несколько недель задержавшая прорыв к городу финских войск. И поэтому работа поисковиков так важна.

«Это памятное место нашел поисковик фонда «Эстафета поколений» Алексей Фирсов. Это уникальное место, самый настоящий музей под открытым небом. Как там в 1941 году все было, так мы там все и оставили, — рассказал «Республике» председатель правления фонда «Эстафета поколений» Александр Анишин. — И вот такого места в республике точно нет; не знаю, есть ли где-то в России. Там время остановилось — даже не поют птицы. Мне радостно, что 65 человек приехали со всей России — увезут с собой рассказы о нас. Приятно, конечно, что наш труд замечен. Хотим, чтобы люди туда ездили, чтобы знали. Думаю, что человек, который приехал и походил там немного, поменяется внутри».

Почти все солдаты и офицеры 313-й дивизии погибли — за пять лет работы поисковики карельского фонда «Эстафета поколений» нашли останки 200 бойцов. В земле остаются еще многие.

В этом году в республику патриоты приехали по особому поводу: «Поисковое движение России» всерьез начинает заниматься музейной работой. 15 и 16 июня в Петрозаводске общественники обсуждали самые разные музейные тонкости, проблемы, работали две лаборатории: «Место боя как исторический памятник» и «Поисковый музей».

«Еще очень много проблем, связанных с легализацией артефактов, которые мы находим, с тем, чтобы все это правильно сделать, экспонировать, реставрировать, — отметила Елена Цунаева. — Ведь все, что мы достаем из земли, требует определенного понимания. Культурная ли это ценность, другая — в законодательстве много лакун, с которыми нужно разобраться, чтобы наши коллеги не подставили себя под неприятности».

И первыми итогами, а, точнее, постановкой проблем, «Поисковое движение России» занялось на высоте 168,5 неслучайно: карельский опыт такого музея под открытым небом во многом уникален. Заметили эту работу и на самом высоком уровне, — на 700 тысяч рублей президентского гранта к памятному месту проложили дорогу.

«Замечательная идея, и низкий поклон тем людям, кто своей инициативой и энтузиазмом подняли эту тему, смогли получить президентский грант, — отметил врио главы Карелии Артур Парфенчиков. — Фактически мы сегодня видим уникальный музей. Сам достаточно долго занимался поисковой работой, хочу сказать, я восхищен этой идеей. Она заслуживает преклонения, потому что ты впервые видишь по сути дела реконструкцию тех исторических событий, которые происходили здесь, на высоте, в сентябре 1941 года. Я согласен с ребятами, которые называют эту высоту «карельской Брестской крепостью»: три недели, под открытым небом, в небольших окопах держать оборону, значительную часть времени в полном окружении — это действительно героизм. И героизм этих солдат, пришедших из Сибири, Урала на карельскую землю в том, что благодаря таким бойцам было возможна эвакуация Петрозаводска. Символично, что бойцы этой же дивизии, носившие почетное звание «Петрозаводская», в 44 году освобождали столицу Карелии».

За одним столом с Артуром Парфенчиковым гости говорили о проблемах и вручали подарки. Один из них — копию Смоленской иконы Божией Матери (Одигитрию Смоленскую) — врио руководителя региона вручили неслучайно: в Смоленской области судебный пристав Парфенчиков начинал путь поисковика. В 2010 году он создал там поисковый отряд.

«Отряд живет, очень активен, уже набрался опыта, — рассказала член координационного совета «Поискового движения России» Нина Куликовских (Смоленская область). — Свое крещение в поиске вы прошли на смоленской земле, и оно получилось удачным. Сейчас у вас новый этап в жизни, вручаем вам икону с благословения митрополита Смоленского и Дорогобужского Исидора — чтобы все сложилось на новом этапе жизни; чтобы здесь все состоялось, что вы придумали; чтобы вы поддерживали наших братьев поисковиков — и женского, и мужского рода».

Среди проблем, о которых на правах хозяев первыми заговорили карельские поисковики — земельный вопрос.

«У нас проблема выведения земель из лесфондов, потому что на этом месте, когда мы приняли решение ставить православную часовню, благословения я не получил, — рассказал зампредседателя фонда «Эстафета поколений» Илья Герасёв. — Земля не выведена из лесфонда, и нет гарантий, что здесь не будет какой-нибудь свалки или карьера. Это касается не только этого места, но и всех памятных мест — каким образом их защитить?»

Руководитель другого карельского объединения, председатель «Союза поисковых отрядов Карелии» Александр Осиев отметил, что в июне-июле в Медвежьегорском районе республики появятся еще три похожих памятных места. И при их обустройстве поисковики сталкиваются с теми же проблемами.

«Подумаем. Может быть, мы здесь под часовню землю выделим, может быть, сделаем туристический объект. Мне кажется, надо подходить с юридической точки зрения, чтобы здесь появился, например, музей или филиал музея. Выделять землю нужно конкретному юридическому лицу. Мы сейчас создаем парк «Патриот», это место может быть филиалом парка или краеведческого музея. Мы найдем юридическое решение», — отметил в ответ Артур Парфенчиков.

В подтверждение своих слов региональный руководитель передал Смоленскую икону Божией Матери будущей часовне на высоте 168,5. Были и другие подарки: карельские поисковики вручили врио главы книги Ильи Герасёва и Нины Столеповой «Рубежи Петрозаводска» и «Рубежи Кондопоги». Эти труды Елена Цунаева назвала уникальными — в том числе потому, что республиканские поисковики использовали при их написании военные архивы Финляндии. За книгой кондопожанки Столеповой в местных библиотеках стоят очереди, учителя на ее основе проводят уроки истории. А значит, учащиеся школ в Кондопоге знают, что после того, как 313-я стрелковая дивизия отступила от Петрозаводска к Янишполю, она еще месяц сдерживала финнов, дав возможность эвакуировать оборудование кондопожского ЦБК — ныне одного из крупнейших производств в республике.

Артур Парфенчиков поручил региональному министерству образования найти возможность переиздать эти книги тиражом достаточным для того, чтобы они появились в каждой карельской школе. «Вы всегда можете рассчитывать на мою поддержку, — заявил в заключение встречи Артур Парфенчиков. — Я благодарен вам, потому что поисковики занимаются делом, которое — давайте прямо говорить — мы уже давно опоздали сделать. Этим должно было государство заниматься — но, видимо, времена были такие, сразу после войны было сложно еще раз об этом вспоминать».

Александр Батов

Россия > СМИ, ИТ > regnum.ru, 17 июня 2017 > № 2220354


Россия > СМИ, ИТ > regnum.ru, 17 июня 2017 > № 2220337

Права детей-кукол, или Немного ювенальной юстиции на словах

О мультфильме режиссёра Клода Барраса «Жизнь Кабачка»

Увидев афишу на стене кинотеатра, где «Жизнь Кабачка» соседствовала с «Нелюбовью», я подумал было невольно о комическом эффекте этого странного сближения и только из-за этого посмотрел анимационный фильм. Сближение, как ни смешно, оказалось не столь уж случайным. В центре фильма «Жизнь Кабачка» тоже вопросы любви. Всё вокруг детства. К счастью, это мультипликационный фильм, а значит, что рассчитан на широкий прокат и детей тоже. В этом смысле «Жизнь Кабачка» вынуждена нести в себе толику усредненного европейского юмора. Скажем, там есть ижутка (оставим опечатку) про Кафку. Вероятно, для жюри фестиваля. И даже есть отчётливый практически «хеппи-энд».

Перед нами кукольная анимация. Возможно, потому что она относительная дешёвая в производстве, возможно, потому что это отвечало каким-то запросам создателей. Сам режиссёр в интервью говорит о «минимализме», и в самом деле, создаётся очень простой мир, практически напоминающий нам о «смайликах» на телефоне или кукольных игрушках нашего детства. Поскольку перед нами куклы, кроме всего прочего, возникает чуть-чуть документальный эффект. Здесь нет никаких головокружительных «пролётов» и «спецэффектов», которые свойственны часто компьютерной анимации, ибо она вечно норовит продемонстрировать мощности своих студий, здесь нет также и привычной для рисованной авторской анимации утончённой работы с образами, вплоть до приближения их к живописи (от кубизма до супрематизма и импрессионизма). И прочих авторских порывов. Перед нами практически оживший на плёнке кукольный театр. Только в парочке мест создатели подчеркнули условность «анимационного» мира, например, в сцене, где герои катаются на лыжах и после падения комично меняются местами, трюк в духе Диснея… В остальном, если угодно это «документальный мультик». Тема соответствующая. Ответственность за детей. Кабачок — кличка главного героя. До известной степени, конечно, такого рода искусство вынуждено артикулировать старые как мир ценности, в духе «мы в ответе за тех, кого приручили», «у ребёнка должно быть детство». Конечно, перед нами произведение искусства, которое сделано со всем доступным талантом, но одновременно это чуть-чуть граничит уже с «социальной рекламой» или плакатами некоммерческих организаций, которые развешивают порою в самых разных местах. Если позволить себе дальнейшие спекуляции, то перед нами почти гимн «ювенальной юстиции»… Это, конечно, шутка. Но что правда, что детство становится точкой сгущения социальных и политических проблем. Не стоит напоминать, кто и как разыгрывает эту карту.

Сюжет фильма в том, что мальчик из неполной и неблагополучной семьи случайно убивает свою мать-алкоголичку и оказывается в приюте. Одновременно он выстраивает отношение с «полицейским», который становится как бы символическим отцом, открывает для себя «первую любовь» (качание на качелях и поцелуй), дружбу, одновременно мы видим образ злой «матери-мачехи», ну и так далее… Заканчивается это всё проговоренной моралью о том, что нельзя отказываться от детей.

Фильм снят по прозе, вероятно, даже роману, который мне лично найти не удалось. Но следы этого материала заметны. Прежде всего, это мастерски рассказанная история: динамичная, с «поворотами сюжета», характерами. У каждого ребёнка своя история. Конечно, перед нами европейская реальность, например, в том, что дети обязаны быть разных цветов. Если продолжить размышлять о социальных драмах, то в отечестве фильм должен был бы называться «Жизнь Баклажана», например… Но этнос не играет такой существенной роли, оказывается, что мамы и папы всякие нужны, но иногда они бросают… Довольно много в фильме и про отношения подростков. Ревность, отверженность, дружбу, попытку любви. Так и видится, как это фильм обсуждают на каком-то классном часе условные классные руководители… На фоне реальности, особенно отечественной, этот фильм выглядит почти доброй сказкой. Вообще место (если угодно, «хронотоп») — детский дом, детский интернат, детская колония. В известном смысле «плодотворные» для создателей историй, поскольку места эти априорно несправедливы, да вы и сами легко вспомните несколько произведений, где характеры и судьбы исследуются в этом пространстве… Ещё более общим местом является «декларация прав ребёнка», «защита детства». Ну и так далее… То, что это всё скорее декларируется, чем соблюдается, никого особенно не волнует.

Вообще, вот о чём я думаю. Что же на самом деле интересно? И не знаю ответа. Было бы хорошо «быть как дети» и воспринимать и жизнь, и мультики со всей доступной им наивностью, которая безвозвратно исчезает с годами. И вроде бы у нас так много всего есть. Бесчисленные фильмы (с призами и без), бесконечные сериалы (пошлые, возвышенные, криминальные, интеллектуальные), кубометры книг и мириады статей как «экспертов», так и «блогеров» и «просто людей из социальных сетей» (при этом именно «простые люди» оказываются более востребованы, чем эксперты, которые чем дальше, тем становятся менее заметными на этих птичьих вокзалах цифровой демократии). Мне всё больше кажется, что это становится пустыней нелюбви, где мы все немного кабачки. И как и куда сбегать с этой грядки — пока не очень ясно.

Разве что смотреть мультики.

Дмитрий Тёткин

Россия > СМИ, ИТ > regnum.ru, 17 июня 2017 > № 2220337


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 17 июня 2017 > № 2213387

Москвичей и гостей города приглашают провести выходные на ВДНХ — 17 и 18 июня здесь пройдут мастер-классы, лекции и многое другое.

День рождения «Парка ремесел»

«Парк ремесел» отметит свой первый день рождения 17 июня. Гости поучаствуют в творческих мастер-классах, а также увидят выступления музыкантов Porca Pizza, Мириам Сехон, группы «Гуди Гораздо», ансамбля «Не сейчас» и дуэта Pedro y Juan. Здесь проведут беспроигрышные лотереи, угостят вкусной едой и предложат поиграть в крестики-нолики.

В этот же день на «Городской ферме» пройдет Всемирный день борьбы с засухой. В Музее винтажной музыки всех киноманов ждут на показе комедии 1920-х годов «Спиди», главную роль в которой сыграл известный комик Гарольд Ллойд. Начало в 17:00.

День папы отметят в воскресенье, 18 июня. Все занятия в школе юного фермера будут бесплатными.

Собственные комиксы и гештальттерапия

Летняя образовательная программа ВДНХ будет проходить на нескольких площадках. На «Городской ферме» 17 июня в 12:00 прочитают лекцию, посвященную Приокско-Террасному заповеднику. Гостям расскажут о его особенностях и главных достопримечательностях.

В музейно-выставочном центре «Рабочий и колхозница» в 13:00 посетителей ждет лекция и мастер-класс «Рисуй и зарабатывай: комиксы как девятый вид искусства». Авторы книги «Тайная история комиксов» и создатели проекта Old Komix поговорят о специфике и тенденциях в этой сфере. Они также расскажут, как успешно продавать свои проекты, и проведут занятие по созданию собственного комикса.

В лектории центра «Рабочий и колхозница» в 17:00 гостей ждет открытая лекция гештальттерапевта Вячеслава Ильина. Он объяснит, как построить крепкие и гармоничные отношения. Там же в 18:00 выступит москвовед и историк Павел Гнилорыбов. Он прочитает лекцию «Дачный поезд из Москвы: как горожане проводили лето».

Кроме того, в это и каждое последующее воскресенье до 31 августа в шахматном клубе с 12:00 до 18:00 можно будет посетить летнюю читальню.

Фотозона ФИФА и робокипер

17 июня на площадке между павильоном № 64 и фуд-кортом откроется фотозона ФИФА. Она будет работать во время проведения матчей Кубка конфедераций по футболу. Совершенно бесплатно гости сфотографируются на фоне инсталляции с изображением волка Забиваки — главного талисмана Кубка и чемпионата мира по футболу 2018 года. Сделать хорошие снимки помогут фотографы-волонтеры. Скачать фото можно будет в официальных группах ресурсного центра «Мосволонтер» в социальных сетях. Время работы фотозоны: с 10:00 до 22:00.

Здесь же посетители ВДНХ смогут попробовать забить гол в необычные футбольные ворота, которые защищает робокипер — вратарь-робот. Он не пропускает 99 процентов летящих в его ворота мячей. За три попытки обыграть его придется заплатить 350 рублей.

В выходные и праздничные дни транспорт будет двигаться только в пределах парковочных зон — у павильонов № 69, 70, 75, у Хованского въезда и рядом с КПП «Лихоборский-2». Проход через арку главного входа частично ограничен.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 17 июня 2017 > № 2213387


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 17 июня 2017 > № 2213385

Гостей ждут выставочный зал «Манеж», галерея «Гараж», музей-усадьба «Коломенское» и Музей современного искусства.

Вожатые Мосгортура расскажут журналистам и блогерам, приехавшим на матчи Кубка конфедераций, о главных музеях столицы, туристических маршрутах и экскурсиях. С 17 июня по 2 июля в пресс-центре турнира они познакомят гостей с самыми интересными экспозициями Дарвиновского музея, Музея современного искусства, «Царицына» и «Коломенского», Музея космонавтики, Музея истории ГУЛАГа и других. Экскурсии для журналистов организует Департамент спорта и туризма Москвы при поддержке партнеров.

Многие учреждения приготовили для представителей прессы специальную программу. Например, Музей современного искусства проведет для журналистов и блогеров экскурсию по выставке «Антонио Гауди. Барселона». Гостям покажут более 150 уникальных экспонатов, среди которых чертежи, планы, мебель, декоративные элементы и макеты знаменитых зданий. Экскурсии подготовили выставочный зал «Манеж», галерея «Гараж», музей-усадьба «Коломенское».

Кроме того, вожатые покажут, как быстрее и удобнее добираться до музеев. Общаться с гостями они будут на двух языках: русском и английском. «Вожатые Мосгортура помогут подобрать наиболее интересную программу, таким образом, журналисту не нужно будет тратить время и искать информацию в путеводителе. Работать в пресс-центре будут 20 московских вожатых — студенты ведущих российских вузов, которые очень хорошо знают английский язык», — рассказала Наталья Лосева, стратегический директор Мосгортура.

Экскурсии на русском и английском языках к Кубку конфедераций подготовило и метро. Кроме того, к старту турнира в северном вестибюле станции метро «Тушинская» откроют инфоцентр для болельщиков, в двух переходах подземки установят столы для настольного футбола, а на стойках «Живое общение» в метро и на МЦК начнут продавать карты «Тройка».

Кубок конфедераций пройдет с 17 июня по 2 июля в четырех российских городах — Москве, Санкт-Петербурге, Сочи и Казани. В столице турнир примет стадион «Спартак», где проведут четыре встречи.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 17 июня 2017 > № 2213385


Вьетнам > СМИ, ИТ > ru.nhandan.com.vn, 17 июня 2017 > № 2210949

16 июня во Дворце вьетнамско-советской дружбы и культуры в Ханое состоялось торжественное мероприятие, посвящённое 60-летию издательства детской литературы «Ким Донг».

На мероприятии присутствовали член Центрального комитета Коммунистической партии Вьетнама (ЦК КПВ), заведующий отделом по внешним связям ЦК КПВ Хоанг Бинь Куан; член ЦК КПВ, зам. заведующего отделом по пропаганде и политического воспитания КПВ Лам Тхи Фыонг Тхань и другие почетные гости.

В своём выступлении директор издательства «Кимдонг» Фам Куанг Винь рассказал о периодах выпуска издательством различных серий литературы, сообщил о достижениях и успехах за прошедшие 60 лет, в т.ч. о проектах с международными партнёрами, и поблагодарил руководство ЦК КПВ в лице Союза коммунистической молодёжи им. Хо Ши Мина за постоянную поддержку на протяжение всего времени существования издательства, а также выразил благодарность читателям.

По информациим Российского центра науки и культуры (РЦНК) в г. Ханое, на мероприятии присутствовала второй секретарь Посольства РФ в СРВ, директор данного центра Наталья Шафинская, которая вручила руководителю издательства «Кимдонг» диплом лауреата премии Детского фонда, памятную медаль и подарочное издание «Эрмитаж». По оценке РЦНК, издательство «Кимдонг» стал надёжным партнёром центра по совместной организации мероприятий по популяризации русской культуры во Вьетнаме.

Вьетнам > СМИ, ИТ > ru.nhandan.com.vn, 17 июня 2017 > № 2210949


Великобритания. Россия > СМИ, ИТ > bbc.com, 16 июня 2017 > № 2212497

Васнецова и Левитана на Западе не знают. Британский искусствовед знает почему

Александр Кан

обозреватель по вопросам культуры

Книга британского искусствоведа Розалинд Блейксли "Русский холст. Живопись в императорской России 1757-1881" удостоена Книжной премии независимого центра русской культуры Пушкинский дом в Лондоне.

С лауреатом беседует обозреватель Русской службы Би-би-си по вопросам культуры Александр Кан.

Александр Кан:Из вашей биографии известно, что вы с детства изучали русский язык, по собственному опыту знаю, что вы прекрасно им владеете и провели немало времени в России. Как правило, специалисты-русисты занимаются историей, литературой, политическими исследованиями. Вы выбрали искусство. Почему?

Розалинд Блейксли: Русский язык я начала учить еще в школе, много лет назад. Еще подростком я увлеклась и историей искусства, но это не тот предмет, которому в школе уделяют большое внимание. В итоге я поступила в Кембридж на факультет современных языков, где изучала русский и итальянский. Уже в университете я узнала, что там, среди предметов, есть и искусствознание, и прямо посреди курса я поменяла специальность.

Сочетание оказалось идеальным, так как к этому времени я уже успела побывать в России и невероятно увлеклась искусством передвижников. Меня совершенно потрясли собрания Русского музея и Третьяковской галереи. А еще больше меня потрясло, как мало об этом знают на Западе и до какой степени неизученным это искусство остается за пределами России - при том, что русский авангард широко известен. И я решила полностью сосредоточиться на изучении русского искусства, и именно по этой теме я и защитила свою докторскую диссертацию.

Между иконой и авангардом

АК:Вы уже упомянули, что русский авангард на Западе широко известен и изучен. То же самое можно сказать и об иконе. А вот два века реализма между этими вершинами для западного искусствоведения остаются terra incognita. Вы влюбились в этот период русского искусства, но все же не было ли в вашем решении заняться им профессионально определенного момента конъюнктуры - вот, мол, неизученная тема, прекрасная возможность для начинающего свою академическую карьеру исследователя.

РБ: Нет, ничего конъюнктурного в моем решении не было. Меня действительно невероятно увлекли передвижники, и моя первая мысль была посвятить свою диссертацию исключительно им. Мне стало интересно, как русское искусство того времени было связано с искусством в других странах.

В процессе работы я стала углубляться дальше в историю русского искусства, оно меня все больше захватывало, и я не могла поверить, что практически никто на Западе им не занимается - в особенности тем, что меня интересовало, его связью и отношениями с искусством других стран. В России этому посвятил одну из своих книг мой замечательный учитель Дмитрий Сарабьянов, и я считала своим долгом продолжить линию его исследований.

Литература и музыка - да! А живопись?

АК:Теперь вы, западный специалист по истории русского реалистического искусства, как никто другой, должны знать ответ на этот сакраментальный вопрос: почему живопись передвижников, Репина, Крамского, Левитана, Айвазовского, Шишкина при том, что в России она стали частью не только национальной культуры, но и национального сознания, так малоизвестна на Западе? Ведь их современники в других областях русской духовной жизни - Пушкин, Толстой, Достоевский, Чайковский, Мусоргский - широко признаны как вершины мировой культуры XIX века.

РБ: Ответов на этот очень хороший вопрос может быть несколько. Один находится в элементарной практической сфере. Литературе и музыке для пересечения границ не требуется перевозить оригиналы - роман Толстого можно напечатать в тысячах экземпляров, оперу Мусоргского можно исполнять по всему миру. Чтобы по-настоящему оценить произведение живописи, нужно видеть оригинал. А русское искусство того периода, которым я занимаюсь, не так уж много путешествовало по миру и не так уж хорошо представлено в зарубежных собраниях.

Это, в свою очередь, было обусловлено историческими причинами. C середины XIX века в русской критической мысли того времени, воплощенной в первую очередь в работах [Владимира] Стасова, господствовала идея о русской живописи как явлении уникальном, обособленном и мало связанном с тем, что происходило за пределами страны.

Эта теория укрепила ощущение инаковости, убеждение в том, что для понимания русского искусства нужно быть русским. Таким образом Стасов, постоянно подчеркивая уникальность русских художников, оказал им медвежью услугу, возведя вокруг них стену, отгораживающую от остального мира. И на Западе постепенно сложилось ощущение, что все происходящее из России искусство ему по определению непонятно и недоступно.

Далее, в советские годы толкование русского реалистического искусства было в высшей степени политизированным, оно было откровенно поставлено на службу политическим целям. Передвижники рассматривались не иначе, как предшественники и предвестники соцреализма, все остальные были попросту забыты.

Так, в силу всех этих причин, русское реалистическое искусство оказалось оторвано, обособлено от остального мира, и моя книга во многом и ставит перед собой задачу преодолеть все эти предубеждения.

Аукционы для русских

АК:Будем надеяться, что ей это удастся. Мы с вами говорили о том, почему и как искусство русского реализма остается малоизвестным на Западе. Однако в течение последних десятилетий картины классиков этого направления регулярно, по меньшей мере дважды в год, выставляются на продажу на крупнейших лондонских аукционах и продаются за очень неплохие деньги, в миллионы фунтов, во всяком случае, лучше, чем тот же самый русский авангард.

Парадокс, однако, в том, что, несмотря на то, что рынок вроде бы в Лондоне, картины эти едва ли выходят за пределы русского арт-рынка. Покупают их главным образом все равно русские люди, -живущие либо в России, либо за ее пределами, - и для западной публики они так и остаются экзотическим товаром с ограниченной, сугубо локальной ценностью.

РБ: Дело тут именно в ценах. Есть немало западных коллекционеров и западных музеев, которые с удовольствием приобрели бы эти картины, но их предложения неизменно перебивают русские покупатели. То есть дело тут не в отсутствии интереса, интерес есть, но вздутые цены делают их доступными только для узкого круга очень богатых коллекционеров.

Есть и еще одна причина. Бывали случаи, когда западные музеи хотели купить ту или иную работу русского искусства, но она попадала в продажу с условием, что предпочтение всегда будет отдаваться покупателям из России. Так лет 15 назад случилось с картиной Васнецова, которой владел живший в Лондоне частный коллекционер, который указал в качестве преимущественного покупателя Третьяковскую галерею. Лондонская Национальная галерея была в высшей степени заинтересована в покупке, но вынуждена была уступить Третьяковке.

Так что интерес есть, но преодолеть очень высокую платежеспособность русских покупателей западным музеям очень трудно, тем более если это оговаривается условиями, о которых я говорила. Процесс репатриации, возвращения русского искусства в Россию идет сейчас очень активно.

АК:В качестве хронологических рамок книги вы обозначили две даты. Давайте сначала о первой: 1757 год - год создания Императорской Академии художеств. Одну из глав книги вы назвали "Учителя", то есть процессу профессионального художественного образования вы уделяете огромное внимание. Почему?

РБ: Довольно быстро я поняла, что Академия оказала огромное влияние на все то, чем я занимаюсь. И книга стала во многом историей взаимодействия живого искусства с этим институтом - поначалу очень важным в позитивном смысле, а со временем умирающим, реакционным. Хотя этот привычный расклад все же слишком упрощен, и на самом деле Академия была куда более гибкой и подвижной.

Но как бы то ни было, в течение целого столетия она оставалась единственным художественным учебным заведением на всю огромную страну, и переоценить ее роль в создании русской школы живописи просто невозможно.

АК:Итак, с началом все понятно. А вот конец - 1881 год. Дата, которая в нашем сознании закрепилась как год убийства императора Александра II. Почему именно этот год вы выбрали в качестве завершающего для своего рассказа о русской реалистической живописи? Казалось более логичным довести историю до самого конца века, вплоть до возникновения авангарда.

РБ: На самом деле этот выбор дался мне с большим трудом. В одном я была уверена - я не хотела доводить свою историю до авангарда. Он совершенно заслуженно привлек и продолжает привлекать к себе огромный зрительский и академический интерес и повторять это для меня не имело никакого смысла.

Цель книги - пролить свет на то, что авангарду предшествовало, и мне ни в коем случае не хотелось, чтобы авангард предстал как кульминация всего предшествующего периода. Мне хотелось, чтобы этот предшествующий период был высвечен и показан как уникальное, самоценное художественное явление.

Поначалу я думала поставить точку на 1873 году, когда Репин закончил своих "Бурлаков на Волге". Однако мои российские коллеги - кураторы, искусствоведы - меня отговорили, сказав, что таким образом я отсеку важнейший период.

Да, действительно, 1881 год - год трагического убийства императора Александра II, год радикального перелома в жизни всего русского общества, и в том числе и искусства. Но дело не только в этом. По невероятному капризу судьбы в тот же день 1 марта, в нескольких кварталах от того места, где в карету царя была брошена роковая бомба, на Невском проспекте открылась выставка передвижников.

На этой выставке были представлены "Утро стрелецкой казни" Сурикова, потрясающий репинский портрет Мусоргского и несколько невероятных по своей красоте пейзажей, в том числе и знаменитый "Днепр утром" Куинджи.

То есть эта выставка, на которой были показаны несколько абсолютных шедевров русской живописи, и для меня именно она представляется вершиной развития национальной художественной школы, изучению которой и посвящена моя книга.

Бунт против академии

АК:Вы говорили о том, что со временем Академия стала восприниматься как структура отжившая и реакционная. Примерно такой же процесс примерно в то же время происходил и во Франции. Но если во Франции разрыв молодых художников с Академией вылился в появление нового стиля, новой эстетики - импрессионизма, то в России он пошел по пути скорее содержательному и породил передвижников.

РБ: Я все же считаю, что революция передвижников была в такой же степени стилевой и эстетической, как и содержательной, хотя об этом аспекте их творчества, как правило, говорят куда меньше. Взять хотя бы Репина. Самый знаменитый из передвижников, он к тому времени был не только самым совершенным и новаторским с точки зрения стиля художником. В портретах и исторических полотнах он использует абсолютно новаторские композиционные приемы.

Поэтому сложившееся традиционное восприятие передвижников как художников, которых занимало исключительно содержание, сильно и незаслуженно принижает их чисто художественные достоинства. Но в какой-то степени вы, конечно, правы. Разрыв в 1863 году 14 самых выдающихся учеников с Академией привел к возникновению сильной реалистической школы, которая во главу угла ставила социально-политическое содержание.

Во Франции в то же время "Салон отверженных" и появившееся на его основе движение импрессионистов возникли на фоне роста среднего класса с его увеличившимся временем на досуг.

В России общество едва только обретало почву под ногами после освобождения крестьянства в 1861 году и катастрофического поражения в Крымской войне.

В этот период Россия вдумчиво вглядывается в себя, пытается осмыслить общество, которое существует, и общество, в котором хотелось бы жить. Неудивительно потому, что художников занимали в первую очередь насущные проблемы современной им жизни.

АК: Вы сочетаете исследовательскую, академическую работу с активной кураторской деятельностью. В прошлом году огромным успехом пользовалась подготовленная вами в Национальной портретной галерее выставка "Россия и искусство: век Толстого и Чайковского" . Мне представляется, что именно подобного рода выставки больше, чем что бы то ни было еще - больше, чем аукционы, больше даже, чем ваша замечательная книга - способны пробудить интерес публики к русскому реалистическому искусству.

РБ: Я с вами абсолютно согласна. И к моей огромной радости они демонстрируют настоящий интерес публики к русскому искусству. Моя выставка привлекла на 70% больше посетителей, чем рассчитывала Национальная портретная галерея.

Точно так же намного превысила ожидавшееся число посетителей и выставка "Революция" в Королевской Академии художеств. Эти выставки - свидетельство того огромного интереса, который существует у британской публики к искусству из России, и можно надеяться, что по нашему пути последуют и другие музеи и галереи.

Великобритания. Россия > СМИ, ИТ > bbc.com, 16 июня 2017 > № 2212497


Китай > СМИ, ИТ > russian.china.org.cn, 16 июня 2017 > № 2211304

Появившиеся за короткий срок замечательные культурные телепередачи, такие как «Чтец» «Показ после прочтения» и «Поэзия и проза Китая», проводят свои полезные исследования. 13 июня 2017 года в Шанхае прошла церемония открытия форума Шанхайского телефестиваля под девизом «Культурные традиции и современный креатив–конференция на высшем уровне по собственным разработкам китайских телевизионных программ».

Для чтения в слуху каждого найдется место в душе

Телеведущую Дун Цин как ведущую программы «Чтец» зрители встретили бурными аплодисментами. Она считает, что телепередача «Чтец» отважилась в наш шумный, суетливый век вернуть нас в мир письменности, позволила всем ощутить красоту спокойствия и тишины. Конечно, экранизация произведений культуры на телевидении прежде всего требует найти отклик в душах телезрителей, поэтому она для передачи выбрала форму интервью, чтобы «чувства каждого зрителя испытали целостный созидательный подъем, а когда эмоции достигнут степени переполненности, текст сам проявит себя».

Что касается выбора ведущей, то она тоже подходит к нему осторожно, потому что темперамент и характер чтеца отражают характер самого текста. Дун Цин полагает, что чувства человека обязаны раскрываться, а не быть ореолом над головой человека. Если среди пришедших окажутся лишь одни «звезды», то это будет слишком мало и ограниченно, поэтому среди первых 67 почетных гостей есть писатели, ученые, дипломаты, бизнесмены, режиссеры и очень много простых людей.

Культурные программы, инновационный подход к ним требуют мужества и большей решительности

Рожденная в тишине за красными стенами пекинских библиотек телепрограмма «Показ после прочтения» стала событием Интернета. Один из составителей программы, директор телерадио станции пров. Хэйлунцзян Ян Цзин тоже считает, что в новую телекоммуникационную эпоху, когда писем друг другу уже не пишут, эпистолярный жанр передачи темнее менее смог затронуть столько читателей. И все это потому что они нашли эмоциональный отклик в текстах, потому что «личные письма оказались тождественны переживаниям всего народа, всей нации, смогли потрясти чувства людей. В это состоит главная точка опоры нашей программы»

Вот так и тексты стихов раскрывают изумительную силу письменности. Восточная телепрограмма «Стихи и проза Китая» стала ключевым словом для понимания, что такое семья, глубоко укоренилась в духовном сознании простых людей, с помощью культуры открыла взор на семейные традиции.

Раскаленный жар культурологических телепередач заставляет людей ощутить радость перемен. Все большее число работников телевидения выдвигают новые смелые идеи, отстаивают свои сокровенные желания, боготворят жизнь и судьбу, преклоняясь перед культурными ценностями.

Китай > СМИ, ИТ > russian.china.org.cn, 16 июня 2017 > № 2211304


Россия > СМИ, ИТ > inopressa.ru, 16 июня 2017 > № 2210811

Интервью с Путиным всегда бессмысленны

Леонид Бершидский | Bloomberg

"Кинорежиссера Оливера Стоуна критикуют за то, что он задавал президенту Владимиру Путину слишком простые вопросы, журналистку NBC News Мегин Келли - за то, что она задавала враждебные вопросы, но Путин, тем не менее, смог легко отмахнуться. Так как же брать интервью у Путина, чтобы удовлетворить требовательных критиков?" - пишет колумнист Bloomberg Леонид Бершидский.

"Я никогда не брал интервью у российского лидера, хотя я и встретился с ним во время его первого президентского срока в мою бытность главным редактором деловой московской газеты, - рассказывает автор. - Основываясь на этом опыте и на чтении и просмотре бесчисленных интервью с ним, я склоняюсь к тому, что никто не справится с Путиным лучше, чем российские избиратели на его ежегодной прямой линии. Они задают вопросы такого типа: "Почему моя зарплата учительницы начальных классов в Иркутской области такая низкая?" или же: "Где новая квартира, которую мне обещали как пострадавшей от наводнения?" Легко представить, как дергаются местные чиновники, пока Путин обещает проверить конкретный случай".

"Когда Путин разговаривает с профессиональными интервьюерами, его ответы, которые годами словно вытягивались из стопки карточек с тезисами, имеют ту же функцию. Они являются сигналами и сообщениями для кого-то, кого нет в комнате, но это лишь вторичные сигналы по сравнению с тем, что Путин в действительности делает", - говорится в статье.

По мнению Бершидского, "бессмысленно судить журналиста или режиссера по тому, что он или она спрашивают у Путина, или по тому, как тот отвечает. Публичные взаимодействия Путина в сущности односторонни, и, хотя может показаться, что он реагирует на собеседника, на самом деле он не взаимодействует с интервьюерами или с теми, кто задает ему вопросы во время его тщательно срежиссированных прямых линий и пресс-конференций, - он использует их. Все, что они могут сделать в ответ, это попытаться использовать и его тоже - чтобы заработать, чтобы улучшить свое положение или попробовать решить свои жизненные проблемы".

"Я не припомню, - продолжает колумнист, - ни одного интервью или публичного выступления, в котором бы Путин раскрыл что-то случайно или под давлением. Главные редакторы изданий, начиная с The Wall Street Journal и кончая немецким таблоидом Bild, задавали ему острые, сложные, ложно-легкие и псевдонаивные вопросы. Он проводил четырехчасовые конференции и пятичасовые прямые линии, и все до одного эти выступления были обдуманными и нацеленными на конкретную аудиторию, без эмоций. Его притворство всегда намеренно, а его отклонения от фактов нацелены на усиления месседжа".

"В случае с иностранными интервьюерами его аудиторией являются правительства и политический истеблишмент их стран и, в меньшей степени, внутренняя аудитория, которая ждет, что он устоит против Запада, - говорится далее. - Его месседж иностранным лидерам не поменялся за 17 лет: "Россия - это суверенная держава с рядом исторических интересов, которые она будет преследовать вне зависимости ни от чего; западные державы не могут говорить России, что делать".

"В случае с пресс-конференциями и прямыми линиями, - продолжает Бершидский, - речь идет о местных чиновниках и основных избирателях Путина - тех, кто верит в доброго царя и патерналистское государство. Сигнал Путина этим аудиториям также никогда не меняется: "У меня все под контролем, и я вмешаюсь в любой вопрос управления, каким бы незначительным он ни был, ради моих верных подданных".

"У "Прямой линии" в четверг была необычная черта: нецензурированные вопросы, посланные в виде сообщений, мелькали на экране. Некоторые их них были жесткими: "Зачем вы навязываете авторитарный режим стране, которая становится тоталитарной?" или "Вы действительно думаете, что люди верят в этот цирк с заранее согласованными вопросами?". Путин сказал модератору, что он видел вопросы на экране, но он не предпринял никаких попыток на них откликнуться. Конечным результатом было типичное интервью с Путиным: шаблонные реакции, которые я слышал много раз", - пишет Бершидский.

"Стоит ли добиваться интервью с российским президентом ради таких реакций - или молчания? Ну, может, чтобы похвастаться", - заключает журналист.

Россия > СМИ, ИТ > inopressa.ru, 16 июня 2017 > № 2210811


Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 16 июня 2017 > № 2210804

Владимир Путин: волшебник, которому все под силу

Клаус-Хельге Донат | Tageszeitung

Президент Путин вчера снова продемонстрировал чудеса выдержки, в течение четырех часов отвечая на вопросы россиян в рамках ежегодной "Прямой линии". Как напоминает Tageszeitung, в этом формате президент общается с соотечественниками уже 15-й раз.

"Режиссерам этого полюбившегося в России формата в первую очередь было важно транслировать людям чувство спокойствия, уверенности и защищенности", - замечает автор публикации Клаус-Хельге Донат.

"Прямая линия" симулирует взаимодействие между народом и руководством, которого на деле уже давно нет. Несколько дней назад специально отобранные участники со всей страны были собраны в одном из подмосковных домов отдыха для подготовки к встрече с президентом", - сообщает издание.

"Владимир Путин начал "Прямую линию" с экономической ситуации в России. В его восприятии все здесь обстоит гораздо лучше, чем выглядит на самом деле за стенами Кремля", - пишет Донат. Президент объявил рецессию окоченной и обозначил переход к фазе роста. По словам Путина, Россия хоть и находится до сих пор в зависимости от сырьевого экспорта, однако наметился рост и другой продукции. "Независимые эксперты на следующий день, как правило, выступают с более сдержанными оценками", - говорится в статье.

"Однако не ради этого устраивается марафон вопросов и ответов: Владимир Путин выступает на нем в роли российского волшебника, которому все под силу. Кроме того, формат предлагает президенту возможность дистанцироваться от бюрократии и политической элиты. Шеф Кремля подкрепляет тем самым старый добрый российский миф: все в стране шло бы иначе, если бы царь-батюшка обо всем знал", - пишет журналист.

Касаясь внешнеполитической темы, президент Путин остановился на напряженных отношениях с США. "Наряду с украинским конфликтом и войной в Сирии, негативно сказываются на отношениях и курсирующие в США слухи о вмешательстве России в ход президентской избирательной кампании в Америке. Путин подтвердил свое намерение нормализировать отношения с Вашингтоном. Американец из Аризоны обратился с просьбой к российскому президенту наладить двусторонние отношения", - говорится в статье.

Драматургия "Прямой линии" была блестящей, считает автор. Путин выразил уверенность, что у России есть друзья и за океаном. Комментируя нынешний скандал вокруг экс-главы ФБР Коми, Путин заявил о том, что его поведение не отличается от действий информатора Сноудена, и предложил Коми убежище в Москве.

Путин не исключил своего участия в президентских выборах в 2018 году, однако заявил, что "только россияне могут определять, кто возглавит город, регион или страну. Это должен решить избиратель".

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 16 июня 2017 > № 2210804


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 16 июня 2017 > № 2210750 Оливер Стоун

Оливер Стоун о своем новом документальном фильме «Интервью с Путиным»

В то время как разведывательное сообщество, Конгресс и пресса расследуют предполагаемые попытки вмешательства России в президентские выборы в Соединенных Штатах, Стоун представляет сторону Путина в этой истории.

Эд Рэмпелл (Ed Rampell), The Nation, США

Беседа с обладателем трех наград Американской киноакадемии Оливером Стоуном — он является ветераном войны во Вьетнаме, награжден медалью «Пурпурное сердце» (Purple Heart), а также создателем некоторых из числа самых великих голливудских антивоенных фильмов — состоялась в его офисе, расположенном в городе Санта-Моника, в день празднования высадки союзных войск в Европе. Отличительной чертой кинематографических произведений Оливера Стоуна является создание им художественных альтернативных нарративов, что настроило против него не только правительственные силы, но и мейнстримовские средства массовой информации.

В 1986 году, когда президент Рональд Рейган проводил тайную операцию Иран-контрас, Стоун показал противоположную сторону этой истории в Центральной Америке в захватывающем фильме «Сальвадор». Позднее в том же году, а также в 1989 году с помощью своих фильмов, посвященных войне во Вьетнаме — премия «Оскар» за лучший фильм «Взвод» (Platoon) и номинация на лучший фильм ленты «Рожденный 4-го июля» (Born on the Fourth of July) — Стоун взялся за милитаризм с помощью своих ставших уже классическими произведений, повествующих о том, что война — это ад.

В то время как Рейган шумно рекламировал необузданный капитализм, Стоун в своем вышедшем в 1987 году на экраны фильме «Уолл-Стрит» (Wall Street) подверг сомнению моральный идеал, выраженный фразой «алчность — это хорошо». Возможно, наиболее запоминающейся работой Стоуна оказался вышедший в 1991 году его фильм «Джон Ф. Кеннеди. Выстрелы в Далласе». В нем был подвергнут резкой критике доклад комиссии Уоррена по делу об убийстве президента Джона Кеннеди, а также говорилось о причастности агентов американских спецслужб к этому убийству. А в своей вышедшей на экраны в 2012 году колоссальной 796-минутной «Нерассказанной истории Соединенных Штатов» (Untold History of the United States) Стоун представил среди прочего свой развернутый взгляд на холодную войну.

Теперь Стоун вернулся со своими документальным фильмом «Интервью с Путиным». В то время как разведывательное сообщество, Конгресс и пресса проводят расследования относительно возможного российского вмешательства в президентские выборы в Соединенных Штатах, а также по поводу возможного заговора во время избирательной кампании и президентства Трампа, Стоун, используя свой уникальный доступ к российскому президенту, осмеливается представить сторону Владимира Путина в этой истории.

В ходе затрагивающего глубокие темы интервью с корреспондентом журнала Nation Стоун говорит о том, что, с его точки зрения, является позицией Путина. Мы говорили об Эдварде Сноудене, неомаккартизме, Сирии, Дональде Трампе, Украине, мейнстримовских средствах массовой информации, Хиллари Клинтон, Джулиане Ассанже, Берни Сандерсе, о возвращении холодной войны, о Мегин Келли, о войне и мире, а также о Путине. Это интервью было отредактировано и сокращено для большей ясности.

Nation: Давайте поговорим о графике работы над документальным фильмом «Интервью с Путиным».

Оливер Стоун: Работа над документальным фильмом «Интервью с Путиным» началась в июне 2015 года. Мы в это время как раз закончили съемки фильма о Сноудене — мы направились в Москву для того, чтобы снять последнюю сцену с Эдом Сноуденом. Мы задержались еще на несколько дней и посетили Кремль, где мы встретились с г-ном Путиным для нашего первого интервью. Затем мы остались еще на два дня, и у нас было несколько интервью. Мы вернулись в Россию в начале следующего года, а затем в середине 2016 года — и каждый раз было несколько интервью — в Сочи… на даче — мы использовали любую возникавшую возможность. Его рабочий график был очень плотным; он работает допоздна. Часто он уходил в час ночи и говорил: «У меня еще одна встреча».

Путин придерживается строгой дисциплины, а ночью отсыпается. Каждый раз утром он выглядел свежим — он никогда не уставал, в отличие от меня. Он очень, очень дисциплинирован, возможно, это идет от дзюдо… Он всегда был в костюме с галстуком и выглядел очень хорошо ухоженным, независимо от времени суток. Ему ни разу не надо было посещать туалет… Он живет в таком стиле вот уже 16 лет. Я упомянул о том, как Рейган занимался делами — он ничего не перекладывает на других, он вникает в самую суть каждого вопроса. Это меня впечатлило… Путин — очень последовательный, консервативный лидер.

Четвертая поездка — мы надеялись, что уже все закончили… Она не была запланирована — это было уже после выборов в Соединенных Штатах, возник целый набор совершенно новых острых вопросов. Поэтому мы договорились о поездке в феврале 2017 года и сняли заключительную часть, уже после прихода Трампа к власти. В ней много времени уделено Трампу — но речь там идет не только о сегодняшнем дне, там присутствует и взгляд в прошлое, который охватывает период в 17 лет, там речь идет о пребывании Путина в должности президента, что очень важно для понимания нынешней ситуации.

Американцы склонны судить на основании текущего момента — заголовки, новости. Но так это не работает — политика, отношения между странами требуют определенной временной перспективы… К сожалению, у нас нет такой возможности, поскольку наш мир новостей требует немедленного ответа, как Буш вынужден был быстро отреагировать: «Я заглянул в его душу и понял, что это человек, которому я могу доверять»… Такого рода отношения выстраиваются только для камеры.

Он мог прервать эту работу в любой момент. Если бы интервью были скучными, а мои вопросы беспредметными, то, я думаю, мы бы закончили быстрее. Мне кажется, я поддерживал его интерес за счет «танцев», то есть, за счет того, что делает режиссер фильма с актерами, пытаясь поддерживать интерес и сделать так, чтобы они захотели снять этот эпизод. Это тот навык, который я приобрел с годами, работая с актерами. Я делал это и с главами государств — с Кастро, Нетаньяху, Арафатом…

Всего у нас получилось 19 часов отснятого материала. Мы сократили его до четырех часов — это неплохая пропорция в 20%…. Мы провели вместе 22 часа… Никаких российских денег в финансировании «Интервью с Путиным» не было…

— В чем значение вашего документального фильма, который выходит на экраны во время ухудшения американо-российских отношений на фоне всех этих обвинений в хакерских атаках во время выборов?

— Так это не планировалось. Это еще один кризис в длинной цепочке кризисов. Соединенные Штаты всегда господствуют в области средств массовой информации и представляют по всему миру свою сторону событий с помощью заголовков. Следует иметь в виду, что российская точка зрения при этом никогда не включается, и она никогда должным образом не представляется для американского народа. А когда это происходит, то создается впечатление, что она преподносится саркастически, насмешливо — это не очень хороший способ для того, чтобы заниматься делом. И поэтому мы совершенно определенно попытались отойти назад во времени и продвигаться к настоящему дню. И это совпадает с президентством Путина, начавшемся в 2000 году.

Он увидел, что Россия находится в состоянии хаоса — вспомните, американцы направляли экономические команды в Россию, они давали советы Ельцину. Ельцин был хорошим другом для г-на Клинтона — он был в значительной степени «нашим парнем». В 1996 году, когда рейтинги Ельцина были на катастрофическом уровне, он был переизбран президентом. Это все еще остается большим вопросом в России — выборы воспринимаются как подтасованные, и в подтверждение этой точки зрения существует немало свидетельств. Кроме того, он неожиданно получил кредит от МВФ, достаточно большой; это произошло в последнюю секунду и позволило поддержать экономику.

Наш эксперимент в России не сработал — приватизация, передача всех государственных предприятий. Все это привело к масштабной коррупции, на которую мы сегодня жалуемся. Значительная часть этой коррупции родом из того периода. Потому что те люди, у которых хватило ума, получили все бесплатно. А те люди, которые действовали по правилам, так, как надо, люди, которые имели пенсионные планы, планы в области страхования, оказались реально в пролете (Смеется).

Скажем так — ВВП России обрушился приблизительно на 40%. Для них этот обвал был хуже, чем Вторая мировая война, которая нанесла огромный ущерб России. Как сказал Кеннеди, «треть Соединенных Штатов, от Чикаго до Нью-Йорка, была уничтожена». Экономика России опустилась до уровня экономики Голландии.

После прихода Путина к власти все на самом деле изменилось. Уровень доходов вырос. Еще существует проблема бедности и различия в доходах — все это уходит своими корнями в 1990-е годы. Ситуация с приватизацией были изменена — модифицирована. Путин верит в капиталистическую, рыночную экономику — больше в ее европейский, чем в американский вариант. Он запустил процесс реформ. Он наделал себе много врагов — как вы понимаете, из числа людей, которые получили выгоду от ситуации в 1990-е годы. Не все, но многие из них эмигрировали, взяли с собой деньги и уехали.

— «Олигархи»?

— Ну, да, их называли олигархами. Но многие из них остались и работали с правительством.

— Должна ли Россия быть партнером Америки в области национальной безопасности вместо того, чтобы рассматривать ее как врага государства номер один?

— Абсолютно. У Америки и России много общих интересов, включая борьбу против терроризма. В космосе они будут ключевыми союзниками. Нам не следует милитаризировать космическое пространство, и это одна из их претензий. Конечно, контроль в области климата… Есть надежда на то, что во всех этих областях может быть налажено сотрудничество — а также в области безопасности в мире…

— Вы являетесь принципиальным критиком мейнстримовских средств массовой информации. Что вы думаете о том, как они представляют Путина?

— Это позор для Запада. Сначала публиковались какие-то позитивные вещи, когда он привнес порядок в существовавший хаос. Но когда он стал, так сказать, сыном России и начал действовать в собственных интересах России, как государствам и полагается поступать, он, на мой взгляд, застал врасплох американских лидеров, элиту своей твердостью и последовательностью. Медийная война против него началась в феврале 2007 года (когда Путин в своем выступлении на Мюнхенской конференции по безопасности подверг критике американский унилатерализм за «почти несдерживаемое масштабное использование силы в международных отношениях»).

— В ваших художественных и в документальных фильмах, от «Джона Ф. Кеннеди. Выстрелы в Далласе» до «Нерассказанной истории», меня больше всего поражает то, что в кинематографическом смысле вы представляете нарратив, противоположный господствующим взглядам, вы предлагаете версию относительно событий и людей, которая противоречит официальной. Чем ваш взгляд на Путина отличается от того, что предлагает нам расхожая точка зрения, представленная в мейнстримовских средствах массовой информации?

— В нашем документальном фильме он углубляется в детали, что важно для понимания истории и истоков; он говорит о трех шоках, с которыми он столкнулся в результате инициированной американцами экспансии НАТО, начавшейся в 1999 году — было добавлено 13 государств. НАТО иначе воспринимается русскими, чем жителями стран Запада…

НАТО, по его словам, представляет собой почти национальное государство, которое ставит под свой контроль военные механизмы тех стран, которые являются членами альянса. Они становятся государствами НАТО. Планирование в рамках НАТО использования их территории для проведения операций, военных игр и, возможно, даже, в конечном счете, их самих в качестве военного заложника, находящегося на линии фронта. НАТО — это серьезные обязательства… НАТО представляется как антироссийский альянс…Это очень важно для Соединенных Штатов, но я не думаю, что в интересах Европы быть заложником на линии фронта в условиях напряженной ситуации.

Однако приближение НАТО к границам России — это уже на грани — это как если бы (Россия) разместила свои войска в Мексике и в Канаде, прямо на наших границах, и сказала бы, что мы вам не доверяем и можем напасть на вас в любой момент. Это колоссальная напряженность. Это называется «стратегией напряженности», и она имеет фундаментальное значение для западных интересов… Однако русские не оказывают на нас никакого давления, они не перемещают войска — это Соединенные Штаты перемещают свои войска. Какое у нас количество баз передового базирования — 800? Плюс войска специальных операций в 130 странах — мы чувствуем угрозу, мы чувствуем, что находимся в окружении…

Вот что говорит г-н Путин: «Кто привносит хаос в мир?» Если посмотреть на карту и спросить: «Где находятся войска, где расположены базы, куда направляется оружие?»

— Путин на самом деле говорит в этом фильме о том, что в последний период существования СССР его лидерам было обещано, что НАТО не будет расширяться и принимать в качестве своих членов страны Восточной Европы.

— Но это не было зафиксировано на бумаге, как он говорит, и обвиняет Горбачева…

Номер два (второй шок) он испытал в тот момент, когда Джордж Буш вышел из договора по ПРО с Россией (в 2001 году) — это был настоящий шок. Очень опасный для мира шаг — люди не обратили на это внимания, однако вся концепция ядерного паритета, создававшаяся в течение стольких лет, была нарушена. После этого Америка разместила элементы ПРО в Польше и в Румынии, прямо на границе с Россией.

Я не могу сказать, в какой мере это нарушило баланс. Русские были в шоке от этого — нельзя аннулировать такие важные договоры. Договор по ПРО был краеугольным камнем ядерного паритета и был подписан в 1972 году Никсоном и Брежневым. Это был очень важный договор, однако американский народ не осознает этого, потому что средства массовой информации не объяснили это миру. Это означает, что Россия теперь вынуждена затрачивать деньги и огромное количество усилий на перестройку некоторых своих ядерных систем. Потому что теперь сложно проследить — антиракеты очень быстро можно превратить в наступательное оружие.

Если, например, не сообщить об этом русским, то они не смогут понять, что у них на радаре, с чем они сталкиваются. Если вдруг противоракета начинает вести себя как наступательное оружие, то это становится реальной проблемой. Вы должны мгновенно перестроить свою оборонительную систему и попытаться ликвидировать эту угрозу. Америка разместила вдоль всей границы России подводные лодки, межконтинентальные ракеты, самолеты НАТО — с обеих сторон. Мы разрабатываем всевозможные новые виды вооружений, включая новые ядерные «супервзрыватели» (super-fuses) — они очень опасны.

Другими словами, Соединенные Штаты не намерены вводить какие-то ограничения в области ядерного оружия — они демонстрируют намерение добиться превосходства и обладать потенциалом первого удара по России. Это серьезный, очень серьезный вопрос. Более серьезный, чем вы думаете. Это подводит нас к самой грани. Существует также большое количество возможностей для совершения ошибок, как это показано в фильме «Доктор Стрейнджлав» (Стоун показывает Путину фрагмент этой ядерной сатиры Кубрика 1964 года в своем документальном фильме), в котором происходит сбой; кто-то реагирует слишком остро — это так много раз происходило, начиная с 1970-х годов, и мы были близки к этому, если разобраться в деталях. Во время правления администрации Рейгана было несколько инцидентов такого рода. Поэтому все в настоящее время обеспокоены. Поляки вовлечены — они ненавидят русских, страны Восточной Европы, в головах у них —мысли о мести. Это очень опасная ситуация, и может произойти случайность.

Номер три (третий шок), он в деталях говорит о поддержке Соединенными Штатами терроризма в Центральной Азии, а также в России. Путин об этом говорит, это очень важный вопрос. Они помогали нам после терактов 11 сентября (2001 года), они договорились с Бушем о том, чтобы помогать нам в Афганистане — право транзита, вооружения, разведывательные данные; они, на самом деле, нам помогали. В действительности, они спасли немало наших жизней в Афганистане. В тот момент они стали перехватывать сигналы от чеченских террористов, в Грузии… предпринимались попытки отделить их от Матушки России, население которой уже в 1991 году сократилось на 25 миллионов человек. Грузия стала независимой в тот период. То есть, возникали самые разные проблемы на границе. Украина стала проблемой в 2004 году… и сейчас на Украине терроризмом занимаются крайне правые головорезы.

Буш и Путин провели встречу — он рассказывает о ее результатах. Буш согласился с тем, что мы не должны поддерживать тех людей, который стремятся развалить Россию — в то же самое время он ничего не может сделать, потому что ЦРУ продолжает этим заниматься. И возникает вопрос — кто управляет страной, кто принимает решения. Буш принимает решения? Трамп принимает решения? Или, на самом деле, существует тайное государство, ЦРУ, разведывательные службы, которые делают, что хотят? Это тоже стало одним из вопросов.

Когда советское государство развалилось в 1991 году… отношения продолжились в обычном режиме, единственная сверхдержава… Г-н Буш направил на Ближний Восток 500 тысяч солдат. Это крайне важное решение — вспомните о том, что во Вьетнаме это происходило постепенно… И вдруг 500 тысяч солдат сигнализируют о новом присутствии в мире. Это г-жа Сверхдержава вешает свою вывеску и говорит: «О'кей, мы будем все решать…»

Однако эти три вещи поразили Путина в первые годы, и это было главным изменением в отношениях. Он говорит о «наших американских партнерах» в ходе всего документального фильма, и он ни о ком не говорит ничего плохого, ни об одном президенте. Он уважает Обаму, он уважает Буша — ему, в определенном смысле, явно нравится Буш. На мой взгляд, если брать систему американских ценностей, то Путина следует считать консервативным американцем с абсолютно традиционными ценностями. Он подходит под эту категорию. И если бы он был американским президентом, его бы очень любили наши средства массовой информации, потому что он — хороший, последовательный лидер.

— Вы считаете, что мейнстримовские средства массовой информации демонизируют Путина?

— Ну, ни об одном из упомянутых мной вопросов в период с 2000 года по 2007 ничего не сообщалось (Примечание редакции журнала Nation: На самом деле, они очень мало освещались в мейнстримовских средствах массовой информации). Я об этом ничего не читал. Я думал, что у нас хорошие отношения — но я ошибался. И я не следил за украинской «Оранжевой революцией» 2004 года — казалось, что Россия не имеет ничего против того, чтобы Украина двигалась в сторону Запада. Это не было вопросом. У них были торговые договоры, которые были выгодными, мощными и хорошими для обеих сторон. У них были соглашения в военной области о поставках вооружений. Но все они были разорваны в результате государственного переворота 2014 года. Возникали проблемы в ходе войны в Грузии, о чем мало говорилось. Вторая чеченская война — наконец, Чечня была успокоена (война прекратилась в 2009 году).

Отношения осложнились из-за Украины и Сирии, которая была первой в списке. Потому что в 2011 году Соединенные Штаты активно стали вмешиваться в Сирии, а она была союзником России с 1970-х годов, у них там находилась военная база. Сирия была одним из их наиболее важных союзников России на Ближнем Востоке. Соединенные Штаты, Саудовская Аравия, Иордания, Израиль, Англия, Франция — все они стали принимать участие в этой опосредованной войне в Сирии, а цель их состояла в том, чтобы дестабилизировать страну, избавиться от Асада и привести к власти представителей какой-то умеренной оппозиции, хотя никаких признаков ее существования в то время не было.

Ситуация в стране ухудшалась. Обама бомбил Сирию в течение четырех лет, а никаких результатов борьбы с «Исламским государством» (запрещенная в России организация — прим. ред.) не было достигнуто. Путин вмешался в 2015 году — и именно в этот момент дерьмо попало на вентилятор. Потому что, на самом деле, начались активные бомбардировки, тысячи боевых вылетов, сотни вылетов в день, тогда как Соединенные Штаты предпринимали один или два. Он, действительно, нанес ущерб «Исламскому государству», и это существенно изменило ситуацию. Если вы заметили, развитие всего сирийского кризиса изменило цвет после того, как туда пришли русские и начали делать то, что они и намеревались делать, то есть бороться с терроризмом.

Путин настаивает на том, что это является главной целью. Он подчеркивает, что Дамаск находится на расстоянии всего в 2500 километров от Москвы — это не так далеко. Мы должны понять тот страх, который испытывают русские по поводу возрождения терроризма, поскольку они испытали все это в Беслане (захват школы, 1-3 сентября 2004 года), в Москве (в московском центре на Дубровке, в четырех километрах от Кремля, 23 — 26 октября), в театральном зале «Дубровка» в 2002 году — многие россияне погибли в результате этих терактов.

Путин очень серьезно отнесся к Сирии — я не думаю, что американцы так же серьезно отнеслись к этому, поскольку у нас были другие цели. Мы не боролись с терроризмом. Мы боролись за наше геополитическое преимущество в Сирии, и это во многом связано с нефтью и с географией — контроль евразийского субконтинента, Турция.

Однако Сирия и Украина вместе разрушили все остававшиеся отношения. К этому добавилось еще огромное количество оскорблений со стороны западных средств массовой информации и правительств. Когда у нас есть такие люди, как Джон Маккейн, который говорит, что «Путин — головорез, убийца, диктатор» —

— и «большая угроза, чем «Исламское государство».

— И «большая угроза, чем «Исламское государство».

— Что вы об этом думаете?

— Я не считаю, что Россия представляет собой угрозу. Я считаю, что это, как мог бы сказать Ноам Хомский (Noam Chomsky), сфабрикованный кризис. Он помогает поддерживать американскую враждебность, поддерживать военно-промышленное государство, поддерживать бюджеты — это позволяет расходовать на оборону в 10 раз больше, чем это делают русские. И, конечно же, самую большую ошибку совершил Обама в 2009 году, когда он сказал о том, что мы собираемся полностью перестроить нашу ядерную инфраструктуру и потратить на это триллион долларов. Это очень опасная мысль, если подумать о возможности гонки вооружений, о том, как Россия будет отвечать, как Китай будет отвечать? Подумайте об этом — направить миллиарды долларов на подготовку к войне. К чему это приведет?

Это мог бы быть великий момент — как это было с окончанием периода Горбачева, и Буш мог бы сказать: «Давайте жить в мире». Рейган в какой-то момент хотел полностью разоружиться — помните, Горбачев сказал: «Давайте избавимся от всего оружия», и Рейгану понравилась эта идея.

— Это было на встрече в Рейкьявике в 1986 году?

— Это была прекрасная мысль, это был великий момент в истории… Если мир взорвется, то люди должны знать, что был такой момент…

(Обама) в 2009 году (планировал потратить 1 триллион долларов на обновления ядерной инфраструктуры), и это очень опасно. Это решение, а также угроза, исходящая от антиракет, ставят мир на грань… Основываясь на всей моей работе над этим документальным фильмом и на моем сюжетном инстинкте, я могу сказать, что русские — это крутые ребята, и они не будут уступать. Их победа во Второй мировой войне была поразительной — нацисты причинили им большой ущерб, лучшая военная машина всех времен. Они понесли огромные потери, но они смогли восстановиться и оказать сопротивление — по сути, они перевернули весь ход войны в Сталинграде… И они боролись, они продолжили это делать в Восточной Европе, это было невероятно. Их военные и гражданские потери оказались колоссальными — по некоторым оценкам, 27 миллионов…

Россия выиграла Вторую мировую войну — но русские не получили за это никакой награды. Сразу после этого Черчилль и Трумэн начали холодную войну. Советские фильмы о Второй мировой войне были очень хорошие… Они помнят. Если вы сегодня будете снимать фильм о Второй мировой войне, если это не будет что-то вроде Тарантино, это никого особенно не затронет в нашей стране. А в России это может случиться, если это дойдет до их сердец, это их ДНК. Все в России, все имеют родственников, которых затронула война, которые были ранены или убиты. Погибло очень много людей. Вся страна боролась за выживание.

Вы должны это понять — они готовы к войне, и они этого опасаются. Я почувствовал во время моих поездок… я почувствовал, что они очень удивлены тем, что Америка занимает такую жесткую позицию в отношении России. Им нравится Путин, поскольку он отстаивает интересы России. Он не слишком агрессивен, он никуда не вторгается, если не считать того, что говорят…

— А вы рассматриваете все то, что происходит сегодня — все эти обвинения о вмешательстве России в американские выборы — в контексте холодной войны?

— Абсолютно. Память о холодной войне не исчезла. Все представители более старших поколений, неоконсерваторы, все они помнят об этом, а также о том, что Россия является главным врагом. Это у них в крови, это их ДНК — ненавидеть русских… Я не считаю это необходимым, на мой взгляд, существует огромное количество недоверия, особенно со стороны элиты Республиканской партии. Они сделали это вопросом на выборах, когда запаниковал Трумэн (в 1948 году), они приняли Акт о лояльности (Loyalty Act) и создали ЦРУ. Поэтому многие из этих зол мы унаследовали от того времени.

Интересно вот что: если бы Рузвельт прожил на несколько месяцев дольше, то в таком случае, совершенно очевидно, мы унаследовали бы другой мир. Очень жаль, что он умер в апреле (1945 года) — если бы он дожил до июля или до августа… Рузвельт верил в великий альянс с участием Соединенных Штатов, Советского Союза, Англии и Китая… Черчилль сказал: «Как бы вы ни критиковали Сталина, он выполнял то, что обещал нам».

— Не сеем ли мы семена нового маккартизма с помощью всех этих обвинений в хакерских атаках?

— Это очень странно — но это происходит. Эти старые фигуры, которые не доверяют России и ненавидят все, что с ней связано. Мне это непонятно, потому что русский народ во многом похож на американский народ…

— Все 17 разведывательных ведомств США пришли к одинаковому выводу относительно хакерской атаки со стороны русских, и все, занимающие левую позицию, вынуждены сказать: «Они должны знать то, что они говорят». Но вы не верите в то, что все эти 17 разведывательных ведомств говорят правду?

— Я не верю, потому что они отошли от своей первоначальной позиции… Это были три ведомства — ЦРУ, АНБ и ФБР. Они состряпали эти разведывательные данные. Это мои слова, (а не Путина)… Это очень серьезные обвинения — относительно того, что Трамп был маньчжурским кандидатом. Я считаю разговоры о влиянии русских на выборы абсурдными, и это видно невооруженным глазом.

Израиль имеет намного большее влияние на американские выборы с помощью Американо-израильского комитета по общественным связям. Саудовская Аравия оказывает влияние с помощью денег… Шелдон Адельсон (Sheldon Adelson) и братья Кох (Koch brothers) имеют большее влияние на американские выборы… А премьер-министр Израиля приезжает в нашу страну и, выступая в Конгрессе, критикует политику президента в отношении Ирана — это довольно возмутительно.

Наша страна в большой степени находится под властью диктатора — этим диктатором являются деньги, военно-промышленный комплекс… За гранью абсурда — каждый год иметь такие расходы на военные нужды…

— Хотя ваши документальные фильмы не так хорошо известны, как ваши художественные картины, вы сняли довольно много документальных лент. Можете ли вы поставить «Интервью с Путиным» в контекст ваших предыдущих документальных фильмов о Фиделе, Арафате, «К югу от границы» и т.д.?

— Это были особые интервью, как и это. Идея относительно Путина возникла спонтанно, она выросла из истории со Сноуденом. Я встречаюсь с Путиным, и в результате мы делаем фильм. В тот момент мы не определяли никаких границ. Мы вынуждены были делать так, чтобы ему было интересно. На мой взгляд, большинство интервью вызывают у него скуку. Конечно, если вспомнить людей вроде Мегин Келли (Megyn Kelly), которые наскакивают на вас, и вы вынуждены защищаться, — такой вариант мне не совсем подходит…

В конце он мне сказал: «Спасибо за то, что вы были таким обстоятельным и задавали хорошие вопросы». Я бросал ему вызов, но делал это мягко — ничего не получится, если использовать острый подход в стиле Мегин Келли… Она была недостаточно хорошо информирована, она упомянула о 17 разведывательных агентствах, и она ничего не знала о тех цифровых следах, о которых говорил Путин.

— Путин ссылался на вас, когда в беседе с Мегин Келли он упомянул о существующей в Соединенных Штатах теории, согласно которой президент Кеннеди был убит американскими спецслужбами?

— Я не знаю. Он никогда со мной об этом не говорил… Это было совершенно неожиданно. Но он воспринял это как возможный вариант, не так ли? Я, конечно же, в это верю, и вы, вероятно, тоже… Только государственный аппарат мог это осуществить, а не любители.

— С точки зрения истории документальных фильмов, вы можете сравнить «Интервью с Путиным» с такими лентами, в которых рассматриваются и переоцениваются уже устоявшиеся нарративы, как в фильме Майкла Мура «Фаренгейт 9/11» (2004), как в фильме «Тонкая голубая линия» Эррола Морриса (1988), или в его же фильме «Туман войны» (2003), как в «Безумцах Титиката» Фредерика Уайзмена (1967), в «Поспешном осуждении» Эмиля де Антонио и Марка Лейна (1967)? В этих фильмах были представлены альтернативные точки зрения, и они помогли изменить общественное мнение. Можете ли вы поставить фильм «Интервью с Путиным» в этот контекст?

— Пока еще нельзя сказать. Будем надеяться на то, что он будет способствовать миру, гармонии и улучшению взаимопонимания. Да, я абсолютно сознательно выступаю за другой мир, за альтернативный. Я не понимаю, почему мы ведем войны…

Как вы это называете: Стоун/Путин? Некоторые говорят: Фрост/Никсон. Все это было в прошлом — а сейчас настоящее. Это шанс для сумасшедшего кинорежиссера выйти и спросить: «Что вы там на самом деле говорите? Мы можем это услышать?»

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 16 июня 2017 > № 2210750 Оливер Стоун


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 16 июня 2017 > № 2210465 Вероника Бруни

Свободное плавание «Кинотавра»

Вероника Бруни

кинокритик, главный редактор интернет-издания "Культпросвет"

Все решения жюри главного отечественного кинофестиваля оказались про свободу и ее образы

В сторону независимых форматов была развернута программа в целом, девять из 14 фильмов конкурса сняты без участия государства, но этот перспективный сюжет может оборваться, толком не состоявшись. «Карфаген жлобства должен быть разрушен», — в таком духе высказывались представители киноиндустрии о недавней инициативе Фонда кино, возводящего между фильмами и прокатом непреодолимый для маленьких студий и независимых продюсеров финансовый барьер в пять миллионов рублей – предполагаемая цена прокатного удостоверения. Тем временем, независимый дух, отказ от самоцензуры и свобода снова оказываются в числе главных ценностей если не общества, то искусства.

В фильме Бориса Хлебникова «Аритмия», получившем сразу три награды – Гран-при, актерский приз Александру Яценко и приз зрительских симпатий, — свобода явлена как результат личного усилия. Ее простым и точным образом становится забитая автомобилями шоссейка, где экипаж скорой помощи вручную расчищает полосу, метр за метром освобождая себе путь.

Лучшим дебютом, а всего дебютных фильмов в конкурсе «Кинотавра» было семь, признана «Теснота» Кантемира Балагова. Это один из главных фильмов года, настоящее художественное открытие, и у него также приз критики, носящий с этого года имя Даниила Дондурея. Молодой режиссер доказывает существование и красоту свободы апофатически, то есть от противного – от тесноты, от стесненности долгом, родней, общиной, наконец, генедерными стереотипами. Внутренняя свобода героини фильма разразится как пожар, как стихия. Эта яростная и прекрасная вспышка позволит увидеть старые истины в новом свете, «из пепла нам сверкнет алмаз, блеснет со дна своею чистой гранью», — как в стихах Циприана Норвида, давших название другому фильму, «Пеплу и алмазу» Вайды. Дарья Жовнер, сыгравшая в «Тесноте» этот яркий алмаз, его становление, сияние и твердость, заслуживала приза за лучшую женскую роль. Как и выдающееся трио состарившихся сестер Прозоровых в фильме-эпитафии Юрия Грымова «Три сестры», сыгранное Анной Каменьковой, Ириной Мазуркевич и Людмилой Поляковой. Как и замечательная актриса Инга Оболдина, получившая в итоге этот приз за роль в комедийном ревю Кирилла Плетнева «Жги», родившемся как будто из сцены тюремного хора в шукшинской «Калине красной» или из аналогичной сцены в «2Асса2» Сергея Соловьева. В этом потенциальном лидере проката голосистая надзирательница женской колонии мается в невидимом миру заключении. Она трудно, но с огоньком изживает зону внутри себя при участии музыкально образованной заключенной в не менее темпераментном исполнении Виктории Исаковой.

Свобода – главное условие «Заложников» отмеченного призом за режиссуру Резо Гигинеишвили и признанного лучшим оператором Владислава Опельянца. Авторы восстанавливают несколько осенних дней 1983 года перед событиями, до сих пор остающимися огромной болью Грузии – попыткой угона самолета, которую предприняли шесть молодых людей из золотой молодежи, задумав бежать из СССР, найти свободу, о которой слышали от родителей, и о которой у них самые смутные представления. Эти смутные мечты, неясные планы, невнятные действия, нарастающие, как ком, и приводящие к финальным панике и неразберихе, оказываются для режиссера более значимыми и емкими, чем образ тотальной несвободы, от которой, казалось бы, бегут герои. И сами они в какой-то момент оказываются уже не столько заложниками репрессивной системы, заключенными наравне со всей страной, сколько жертвами собственной несвободы духа, участниками не столько гражданской катастрофы, сколько личной трагедии. Фильм снят на грузинском языке, и это колоссальный шаг 34-летнего режиссера, снимавшего до сих пор коммерческие комедии — от низкого зрелища к высокому.

Виталий Суслин, автор тихой, прозрачной акварели «Голова. Два уха» – это его второй фильм – разделил свой приз за сценарий с соавтором Иваном Лашиным, жителем Воронежской области, пережившим все события фильма в реальности и сыгравшим главную роль. Иван Сергеевич, маленький скотник с большим чувством достоинства, в Новый Год звонит с дежурства матери, уже забравшейся под одеяло, и ласково подышав в трубку, тянет: «Лааадно!» Все в их картине действительно ладно, кроме подлости, запустившей мотор этой горькой истории. Однажды героя подберет черный внедорожник, остановившийся среди мертвого села, и увезет в большой город, на работу. Все, что от него нужно - это паспорт, по которому простодушный человек наберет мелких кредитов для новых «работодателей». Вымытый, постриженный, в костюме, при галстуке он скоро окажется на улице, но не опустит рук и будет долго сопротивляться несчастью. Комические обстоятельства его рабочих будней и лирические сны Ивана Сергеевича показаны с непередаваемой невозмутимой интонацией, отстраненной и сочувствующей, рождающей острое чувство сопереживания. Ивану Сергеевичу Лашину оно, в самом деле, понадобится, поскольку набранные им кредиты существуют не только в фильме, и отдавать их нечем, непосильный долг обманутого бедняка. И моря он никогда не видел, пока не приехал на «Кинотавр».

Получивший приз за музыкальное решение фильм Юсупа Разыкова «Турецкое седло» отталкивается от несвободы главного героя и, прежде всего, интересен своим изобразительным решением, острым и эксцентричным. Разыков рассказывает о топтуне на пенсии, заложнике своей конторы, который не может освободиться от больных идей и преступных привычек. Безвредный, на первый взгляд, Ильич в замечательном исполнении театрального артиста Валерия Маслова страдает синдромом «турецкого седла» (это заболевание мозга, деформирующее гипофиз, результат которого - мигрени, головокружения, расстройство речи и т.д) - но больше от ригидности своей психики, жестокой по отношению к инакомыслию и инакочувствию. Он оказывается механическим человеком, рабом настроек – яркий пример исторических последствий насилия государства над личностью в фильме, созданном без участия государства, в общем-то, на коленке.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 16 июня 2017 > № 2210465 Вероника Бруни


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 16 июня 2017 > № 2210464

Зачем Владимир Потанин подарил Третьяковке работу Эрика Булатова

Редакция Forbes Life

Владимир Потанин задает тренд пополнения коллекции Третьяковской галереи

На вечере в честь дара Третьяковской галерее работы Эрика Булатова «Картина и зрители» солировали три героя: Владимир Потанин F 8, меценат, купивший работу у художника для коллекции Третьяковки, автор картины Эрик Булатов, и директор музея Зельфира Трегулова. Предваряя торжественную передачу работы — пока музей готовит пространство для картины на Крымском Валу, работа «Картина и зрители» 30 дней будет экспонироваться напротив работы «Явление Христа народу» Александра Иванова — Владимир Потанин заметил: «В таких мероприятиях приятно участвовать». В краткой вступительной речи Потанин помянул Павла Третьякова, создателя Третьяковкой галереи, собравшеего на свои средства представительную коллекцию национальной живописи и передавшую ее государству. Как отметил Владимир Потанин, радостно видеть, что идеи, заложенные меценатами 150-100 лет назад, вновь оживают: «Коллекции музеев начали пополняться. Отрадно, что это происходит благодаря меценатам, частным лицам, которые дозрели до того уровня мышления, которое было у основателя музея Павла Михайловича Третьякова». В своей благодарственной речи директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова отметила, что собиратель Павел Михайлович Третьяков коллекционировал современное искусство, собирал живущих художников, поддерживая и вдохновляя их. Трегулова посетовала, что традиции собирательства были прерваны, когда в 1990-е, 2000-е системное формирование музейных собраний России остановилось. «Время уходило и лучшие вещи оставались в частных собраниях и в зарубежных музеях. А у нас образовались лакуны, позорные для национальной сокровищницы», — констатировала директор музея. Объясняя свой выбор картины Эрика Булатова, Зельфира Трегулова сказала: «Я четыре года мечтала, чтобы какое-то важное произведение Эрика Владимировича Булатова оказалось в собрании Третьяковской галереи. Я очень надеюсь, что то, что происходит сегодня — это очень счастливый и важный посыл, за которым последует дальнейшая работа с коллекционерами, меценатами и дарителями, которая приведет к тому, что будут исчезать эти лакуны, которых у нас, как у главной галереи национального искусства, быть не должно». Растроганный художник, который уже дарил свои работы музею, горячо благодарил дирекцию и мецената, отметив, что для него Третьяковская галерея — особенный музей.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 16 июня 2017 > № 2210464


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 16 июня 2017 > № 2210448

Романтики в нейронных сетях: что последует за бумом нашумевшей технологии?

Александр Крайнов

руководитель службы компьютерного зрения и технологий машинного интеллекта Яндекса

Нейросети станут в первую очередь инструментом повышения эффективности бизнес-процессов и качества сервисов (причем постепенно борьба придет к битве за доли процента), а развлекательные применения, обычно предлагаемые стартапами, либо умрут сами собой, либо станут одной из функциональных возможностей большого продукта.

Сегодня нейросети прекрасно справляются с серьезными большими задачами, улучшая, например, качество поисковых систем, распознавания речи, прогноза погоды и многого другого. Но для широкой публики они стали известны, в основном, благодаря ярким и развлекательным применениям: они меняют возраст лиц на фотографии, пририсовывают улыбки или определяют ваши качества как фотографа. Появляется множество успешных стартапов, которые с помощью нейросетей создают продукты и технологии. И порой они опережают большие компании по скорости выхода прототипов на рынок. Но рано или поздно ажиотаж, связанный с нейросетями, пойдет на спад, ярких взрывных проектов станет меньше, но сами нейросети при этом никуда не исчезнут – они превратятся в рутинный инструмент повышения качества сервисов для больших компаний, которые уже сейчас вовсю их используют. И в этом нет ничего плохого.

Золотая лихорадка

Сейчас мы живем в эпоху романтизма во всем, что касается применения искусственных нейронных сетей. Это связано, в первую очередь, с тем, что возможность получать выгоду от их использования стала широко доступна не так давно. Сейчас множество небольших компаний, стартапов и даже программистов-одиночек стали «играться» с нейросетями и применять их для всего, что только можно. Все научные статьи по теме лежат в открытом доступе и достаточно часто сопровождаются ссылками на исходный код. Библиотеки машинного обучения также находятся в opensource. Появляется множество публичных датасетов, необходимых для обучения нейросетей, а в облачных сервисах есть возможность арендовать необходимые для этого мощности. И все это бурлит, быстро развивается, привлекает к себе все больше молодых и талантливых.

Ситуация сейчас похожа на золотую лихорадку, когда старатели стекались на открытое месторождение в надежде на большую удачу. И многим удавалось быстро разбогатеть. Но через несколько лет лёгкие методы добычи перестают приносить результат, вероятность нахождения самородка становится все меньше, старатели разъезжаются, уступая место большим компаниям с их промышленными методами добычи.

Так и в каждом конкретном сценарии использования нейросетей все придет к зрелой конкуренции и борьбе за доли процента. И успех в этой борьбе обретут те, у кого есть «большие данные» и серьезные вычислительные мощности. А многочисленные развлекательные применения либо умрут сами собой, либо станут одной из функциональных возможностей большого продукта.

Ресурсоемкая добыча

Нейросети вообще устроены таким образом, что результат их применения очень сильно зависит от количества данных для обучения и доступных ресурсов, необходимых для этого обучения и для выполнения запросов. И хотя ресурсы стали доступнее, чем когда-либо, да и «железо» стоит не так дорого, заметно выросли и потребности в них. Пропасть между любым стартапом и большой компанией находится именно в этой области, и она огромна.

С данными все еще сложнее: доступ к большим данным в принципе есть далеко не у всех. Почему так трудно сделать, к примеру, поиск с нуля? Для качественного поиска нужно понимать, например, поведенческие пользовательские факторы. Грубо говоря, нужно знать, что люди предпочитают. А эти предпочтения можно собрать только в процессе работы поисковой системы. Вот и получается проблема холодного старта: нет данных – нет качества, нет качества—нет пользователей, нет пользователей – нет данных.

У больших компаний такой проблемы обычно не возникает, ведь у них все данные в наличии — изображения, тексты, логи разговоров и многое другое. Именно поэтому у них получается максимально хорошо обучать нейросети. Но в отличие от стартапов, они в первую очередь заняты улучшением качества существующих сервисов.

Вероятность того, что в какой-нибудь маленькой компании придумают что-то, что уже не придумали в большой, крайне невелика. Разница в том, что маленькой компании проще экспериментировать, она может рисковать, у нее нет бремени поддержки предыдущих версий, совместимости их с остальными продуктами, высочайших требований по надежности и т.д. Этим и объясняется хорошие шансы стартапов успеть сделать что-либо первыми.

Битва за качество

Бум нейросетей пока не закончился: «низко висящих фруктов» еще очень много, поэтому нас ждет еще много прекрасных маленьких ярких проектов. Но количество таких проектов на рынке в первую очередь говорит о его незрелости. В процессе взросления рынка на поле выходят большие компании, и начинается битва за проценты качества продуктов, за себестоимость. И для маленьких компаний остается очень мало места.

Успеют ли за сегодняшнее прекрасное время множество стартапов окрепнуть и стать солидными самостоятельными компаниями? Вряд ли. Ведь мало кто создает большую компанию, которая лишь какое-то время будет находиться в стадии стартапа -- большинство создает именно стартап, счастливым завершением которого видят его продажу крупному игроку. А большие компании покупают стартапы преимущественно ради двух вещей: ради команды и ради скорости вывода на рынок готовых решений. Технологии (или возможность их создания) у них и у самих есть.

Когда ты делаешь что-то принципиально новое, то плюс-минус несколько процентов качества ничего не решают – гораздо важнее быть первым. Но эти проценты становятся очень важными, когда рынок насыщен, и они даются с огромными усилиями. Большие компании обслуживают огромное количество потребителей. По этой причине суммарная польза от внедрения тех же нейросетевых технологий корпорациями крайне высока, даже если это внедрение не так заметно, как вирусная популярность очередного фильтра для фотографии.

Например, мы (автор представялет «Яндекс» — Forbes) нейросети используем для поиска – сложнейшего продукта с многолетней историей. Для достижения высокого качества поиска задействованы тысячи факторов, давно используется мощное машинное обучение, и порой кажется, что выжато все, что можно. Внедрение нейронных сетей позволило улучшить это качество на несколько процентов. Любой специалист скажет, что сегодня это огромное достижение. Хотя это улучшение не заметно невооруженным глазом, все измерения четко показывают, что оно оказывает серьезное положительное влияние на количество пользы, которую приносит сервис. Со временем восторги от новых возможностей, которые появились благодаря нейросетям, угаснут. Но значимость их будет только расти.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 16 июня 2017 > № 2210448


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 16 июня 2017 > № 2210444

Парни на миллиард: какие творческие планы у продюсеров «Притяжения»

Марина Наумова

Независимый продюсер, агент

В интервью Forbes Михаил Врубель и Александр Андрющенко, которые вместе с Федором Бондарчуком и Дмитрием Рудовским снимали фильм-миллиардер, рассказали о создании своей киношколы, о работе над «Притяжением 2» и фестивальных амбициях

Основатели кинокомпании «Водород» — 35-летний Михаил Врубель и 29-летний Александр Андрющенко — познакомились в 2009 году, когда работали вместе у Тимура Бекмамбетова над фильмом «Черная молния»: Врубель был креативным продюсером, Андрющенко — монтажером. 8 лет спустя они — самые молодые продюсеры, которым удалось заработать в российском прокате больше миллиарда рублей. Эту планку покорил фильм «Притяжение» — первая их совместная работа с мейджором «АРТ Пикчерс» Федора Бондарчука и Дмитрия Рудовского.

«Водороду» в целом свойственно умение выстраивать прочные партнерские отношения: с СТВ и СТС-Медиа они скоро выпускают в прокат новый проект — комедию «Напарник», с Hype Production запускают космический хоррор, ориентированный на международную аудиторию, а с доброй половиной действующих профессионалов с именем запускают киношколу «Индустрия». Специально для Forbes.ru Михаил Врубель и Александр Андрющенко рассказали, зачем им киношкола, как они работают над «Притяжением 2» и есть ли у них фестивальные амбиции.

13 июня на «Кинотавре» вы официально объявили о запуске киношколы «Индустрия». Чья это инициатива и зачем еще одна киношкола?

Михаил Врубель: У «Индустрии» есть как минимум одно преимущество — она создается самой индустрией, это такая своеобразная «инициатива снизу». Есть такое мнение, что системно преподавать могут только те, кто активно в индустрии не работает. И действительно, пять лет потратить на мастерскую во ВГИКе при сегодняшних темпах жизни могут позволить себе единицы. Наша амбиция в том, чтобы максимально приблизить процесс обучения к процессу индустриального кинопроизводства, вся система, которую мы разрабатываем, заточена именно под это.

Московская школа кино себя так же позиционирует — «трамплин в индустрию».

Михаил Врубель: Не хочется обсуждать коллег, но мне кажется, что у нас другая система обучения, другие стандарты и, главное, мы отличаемся, если можно так сказать, «адресом» инициативы. Основатели «Индустрии» и те, кто входит в наш экспертный совет, — ведущие кинокомпании России. У нас не трамплин в индустрию — мы, собственно говоря, она и есть.

Александр Андрющенко: Давайте я перечислю часть тех, кто входит в экспертный совет: Сергей Сельянов, Петр Ануров, Тимур Вайнштейн, Кирилл Серебренников, Егор Баранов, Антон Долин, Олег Маловичко, Андрей Золотарев, Алексей Казаков, Максим Осадчий, Михаил Милашин, Антон Сиренко, Вячеслав Муругов. И это не пул «свадебных генералов», а люди, которые будут принимать непосредственное участие в образовательном процессе — кто-то большее, кто-то меньшее, но задействованы будут все.

Судя по энтузиазму, идея была ваша.

Михаил Врубель: Идея «Индустрии» принадлежит кинокомпании «Водород» и Федору Бондарчуку.

Насколько я знаю, осенью у вас был рейд по киношколам. Какие результаты, что вас не устроило?

Александр Андрющенко: Ну не то чтобы рейд.

Михаил Врубель: Мы же не инспекция. Просто мы постоянно находимся в поиске новых людей. Мы ищем их везде.

Кого именно?

Михаил Врубель: В первую очередь сценаристов и режиссеров, но не только. Мы сейчас запускаем «Притяжение 2». Встает вопрос, допустим, графики, и мы сталкиваемся с тем, что не можем нанять больше людей, чтобы сделать ее быстрее, потому что людей просто нет. А если бы мы параллельно делали еще один фильм с графикой, мы бы просто встали в очередь за «Притяжением 2».

На первом «Притяжении» у вас был опыт с международными подрядчиками. Это намного дороже?

Александр Андрющенко: С качественными — дорого, а другие нам не интересны. Поэтому и встал вопрос человеческих ресурсов.

Михаил Врубель: Если говорить про нашу студию, то мы работаем с двумя сценаристами, одной студией звукозаписи, двумя студиями компьютерной графики. И это не потому, что мы с ними давно знакомы и нам так комфортнее, а потому, что у нас больше никого нет. И любой продюсер, с которым вы поговорите, скажет вам то же самое.

А видите ли какое-то решение в том числе в создании и развитии агентских структур? Агентства по работе с талантами, talent agency?

Михаил Врубель: Мы пока не думали об этом.

Просто я разговаривала с Ильей Стюартом, с которым вы взаимно друг друга хвалите в интервью.

Александр Андрющенко: Да, и продолжаем хвалить.

Михаил Врубель: Илья — главный первооткрыватель всех новых талантов.

Александр Андрющенко: Он и есть наше talent agency.

Да, они подписывают режиссеров на контракты.

Михаил Врубель: У них есть рекламный продакшен, который позволяет им это делать. Для того чтобы было talent agency, нужно наличие talent сначала. Вот их поиском и обучением и будет заниматься «Индустрия».

Хорошо. Пойдем дальше. У вас очень бодрый год. Вы начали с «Притяжения», который заработал миллиард рублей в прокате.

Михаил Врубель: Почти 1,1 млрд.

Да, это очевидный успех. И вопрос такой: что чувствуют молодые продюсеры, когда берут эту планку? Ваша жизнь как-то изменилась после этого?

Александр Андрющенко: Чувствуем гордость. Жизнь никак не изменилась, если честно.

Михаил Врубель: В какой-то книжке по бизнесу, которую я читал, был описан эффект маховика. Заключается он в следующем: есть поверхность, за которой ты становишься видим средствами массовой информации, всей индустрии и так далее. Ты много лет что-то делаешь, поднимаешься, поднимаешься, и для тебя это просто нормальный следующий шаг. А со стороны это выглядит так: «О, ребята собрали! О, первый успешный фильм!»

Не кокетничайте, все-таки миллиард в прокате — это с точки зрения нашей индустрии большой успех.

Александр Андрющенко: Да мы же не в лотерею миллиард выиграли. Это скорее радость от того, что у нас получилось то, к чему мы шли. Но мы именно шли, и шли долго.

Михаил Врубель: Да, этот миллиард не пришел к нам в карман. Как вы знаете, эти деньги делятся между кинотеатрами и дистрибьюторами, а потом еще и между партнерами. Так что если говорить о прибыли — это не какая-то заоблачная сумма.

А вы на этапе производства уже знали, что миллиард точно соберете?

Александр Андрющенко: Если бы мы обладали знаниями, сколько соберет фильм, мы бы только такое кино и делали.

Михаил Врубель: Ну что значит «знали»? Мы не обсуждали меньшие цифры с точки зрения эстимейта (оценка сборов перед прокатом. — Forbes.ru), миллиард — это была нижняя планка. Но после первого четверга, который у нас был «не ахти», — около 40 млн рублей (фильм Сарика Андреасяна «Защитники» собрал почти в два раза больше. — Forbes.ru), мы перестали друг с другом созваниваться, спрятались каждый у себя дома под одеялом и поняли, что дело плохо. Когда в пятницу пошел резкий рост, а в субботу-воскресенье вообще вертикально, мы начали уже созваниваться и поздравлять друг друга. То есть в этом смысле мы не знали, что мы соберем миллиард, конечно же. Как никто в этом бизнесе (да и в любом другом) не знает.

Вы озвучили какие-то чумовые контракты с Китаем по «Притяжению»: 10 000 экранов 3D, IMAX и так далее. Фильм уже вышел в Китае?

Михаил Врубель: Он выходит в сентябре, потому что довольно длительное время занимает процесс получения этой красной бумажки, которую выдает комитет по цензуре. От Китая мы получили минимальные гарантии в размере $2,5 млн.

Уже?

Михаил Врубель: Да. И это исключительный для Китая случай.

Расскажите о вашем путешествии в Китай. Просто это уже стало штампом пресс-релизов — «фильм продан в Китай», но пока не понятно, как там все происходит.

Александр Андрющенко: Там все сложно. Мы пока можем сказать, что получили рекордную минимальную гарантию от Китая и это, наверное, что-то значит. По поводу проката: Китай — очень сложная территория. Они откладывают релиз, но откладывают вроде бы из целесообразных, правильных соображений. Потому что в Китае очень много зависит от даты. И они пытаются выбрать удачную дату, чтобы получить хорошую роспись (распределение сеансов фильма по кинотеатрам. — Forbes.ru).

Михаил Врубель: Мы запускаем «Притяжение 2» и интегрируем китайского героя в сценарий, разговариваем сейчас с несколькими компаниями о китайских инвестициях.

А как вы выстраивали это партнерство? Есть какие-то посреднические структуры?

Михаил Врубель: Технически? Мы взяли в компанию китаиста — специалиста по Китаю Ольгу Каширину. Периодически ездим в Китай, они тоже приезжают к нам. Одна из десяти встреч имеет какой-то реальный потенциал. Думаю, здесь ничего нового мы не расскажем.

То есть нет какой-то проторенной тропы для всех участников индустрии.

Михаил Врубель: Нет. Мы надеемся, что в ближайшее время будет подписано соглашение о копродукции между Россией и Китаем. Мы знаем, что там остались буквально детали какие-то. Если оно будет подписано, то нам это, конечно же, очень поможет.

Александр Андрющенко: Китай сейчас самый лакомый кусок для всей мировой киноиндустрии. Это самый крупный кинорынок в мире.

Но если говорить о творческой стороне кооперации с Китаем в сфере кино, то мы же такие разные…

Михаил Врубель: Это правда. И это — не хочется говорить слово «проблема» — скажем, особенность такого копроизводства. Но мы не можем идти здесь на уступки. Когда, допустим, мы говорим про интеграцию китайского героя в сценарий, мы делаем это в рамках нашей концепции.

Александр Андрющенко: Иными словами, нам не интересно делать китайское кино.

Кино, ориентированное только на китайскую аудиторию?

Александр Андрющенко: Да.

Михаил Врубель: Мы говорим про некое универсальное кино, интересное и здесь, и в Китае, и в других странах.

Транснациональное?

Хором: Да.

Вернемся в Россию. Я вас процитирую: «Нам не интересно сотрудничать с непрофильными инвесторами». А есть какие-то другие?

Михаил Врубель: Конечно. Весь наш опыт построен на том, что мы сотрудничаем с мейджорами.

А где они берут деньги?

Михаил Врубель: Они берут обычно из двух источников — Фонд кино и кредитные деньги.

То есть выдают кредиты на кино?

Михаил Врубель: В случае наших партнеров — да.

А какой процент и что это за банки?

Михаил Врубель: Лучше задать этот вопрос нашим партнерам. Мы знаем, что проценты щадящие, но все равно немаленькие. Поскольку все это высчитывается из общей прибыли, то получаются серьезные суммы.

В одном из интервью вы говорили, что у вас есть два предложения по работе Фонда кино: законодательно закрепить пропорции финансирования ФК в договоре, если инициатором проекта изначально является независимая компания, а деньги получает мейджор, и ограничить количество финансируемых в год проектов.

Михаил Врубель: Не законодательно, конечно же, а на уровне внутренних регламентаций фонда. Наша студия пока не является мейджором, но даже если мы им станем, то все равно будем выступать за то, чтобы студиям, которые приходят со своими идеями, тоже было бы гарантированы инвестиции от Фонда кино. Это важно, потому что Фонд кино призван развивать не только лидерские студии, но и вообще кинематограф. Небольшим независимым студиям нужно помогать на государственном уровне, если государство хочет заниматься поддержкой индустрии. А если говорить про закрепление проектов, то нам кажется, что их надо сократить. Не надо финансировать 60 проектов в год. Пусть будет меньше — 10-15 в год, но лучше.

В продолжение темы Фонда кино. Вопрос на 5 миллионов: я здесь на «Кинотавре» особой паники по поводу повышения стоимости прокатного удостоверения не заметила...

Александр Андрющенко: Потому что пока ничего не решено.

Михаил Врубель: Пока никто не видел закона. Даже в первом чтении он никуда не подан, поэтому паники никакой нет. Я считаю, что в той формулировке, в которой мы сейчас его знаем, это абсолютно утопическая идея, никто ее не примет. Это означает убийство всех мелких дистрибьюторов, убийство всего авторского кино — российского и иностранного. Представить себе это невозможно.

У российского кино есть лоббисты. Как вы считаете, они смогут свести эту угрозу на нет?

Михаил Врубель: Лоббиcт — это Ассоциация продюcеров кино и телевидения, мы пока там не состоим. Председатель этой ассоциации Сергей Михайлович Сельянов говорит, что, конечно, хотелось бы сократить количество некачественных иностранных фильмов в прокате, но, пока не придуман будет рецепт, как при этом не убить маленьких дистрибьюторов и авторские фильмы, закон принимать нельзя. Вот позиция лоббиста.

Компания СТВ Сельянова вместе с СТС-Медиа — ваши партнеры в комедии «Напарник», которую вы сняли во Владивостоке. И ассоциация, которую Сельянов возглавляет, как раз яростно лоббирует введение системы рибейтов — субсидий из региональных бюджетов на съемки в регионах.

Михаил Врубель: Рибейт нам не достался.

Александр Андрющенко: Мы сняли давно, рибейтов не было. Но было хорошо, если бы они были. Мы сняли «Напарник» во Владивостоке, большую часть фильма «Лед» сняли в Иркутске и в Сочи, и мы вообще довольно много ездим по России. Мы ищем новые территории. Было бы очень классно, если бы система рибейтов все же как-то регламентировалась, потому что Москва уже набила оскомину. Это и художественно очень интересно, и зрителям это интересно. Мы будем осваивать бескрайние просторы нашей родины, которая кинематографом пока не освоена. Приглашайте нас!

Михаил Врубель: И мы же приезжаем на съемки в регион со всем своим. Максимум, что мы получаем на месте, — транспорт.

Вы имеете в виду, нужно, чтобы создавались какие-то продакшен-компании и ренталы на местах?

Михаил Врубель: Да, но это возможно только в том случае, если туда будут ездить часто. Регионы типа Сочи и Краснодарского края могли бы запросто это делать.

Александр Андрющенко: Да, в том же Владивостоке, по-моему, чаще снимают японцы и корейцы.

Михаил Врубель: И китайцы.

Вы говорили, что не верите в международные прокатные перспективы комедий, потому что юмор — вещь очень национальная.

Михаил Врубель: Не мы это изобрели. Любой продюсер скажет, что комедии прокатывать по миру тяжело.

А знаменитые американские комедии?

Михаил Врубель: Американский кинематограф универсален. Мы все знаем, как выглядит американский полицейский, дом, врач, как избираются американские президенты и так далее. Это международный кинематограф. Когда я первый раз был в Нью-Йорке два года назад, у меня было ощущение, что я приехал в место, которое отлично знаю.

А в какие жанры вы верите с точки зрения международности?

Михаил Врубель: Общее место, опять же: фантастика, ужасы, анимация, экшн.

Вот, хорошее слово «ужасы»…

Михаил Врубель: Ужасы — абсолютно универсальный жанр. Посмотрите, как продавалась «Невеста» (хоррор российской продюсерской компании «10/9», специализирующейся на этом жанре. — Forbes.ru) — прекрасный международный проект. Не знаю конкретных цифр, но все наши коллеги говорят, что она продавалась очень успешно. Мы сейчас тоже собираемся делать космический фильм ужасов по короткометражному фильму «Пассажир», который был показан здесь на «Кинотавре» в первый день. Мы вместе с Ильей Стюартом и «Арт Пикчерс» будем из этой истории делать полный метр.

А они изначально задумали этот короткий метр как тизер большого проекта?

Михаил Врубель: Да, это называется proof of concept. Имеется в виду, что это заявка, чтобы потом собирать деньги.

А в этом проекте так же, как и в коротком метре, будут Артур Смольянинов в главной роли и Роман Волобуев как сценарист?

Михаил Врубель: О подробностях пока говорить рано.

Здорово, что вы подключаетесь. Потому что уже года два как в России есть некая ощутимая хоррор-волна.

Александр Андрющенко: У нас было много заявок и идей, мы давно подступались к этому жанру, но именно эта идея нам показалась самой интересной. И мы считаем, что у этого проекта хорошие международные перспективы. Плюс там очень талантливый режиссер Егор Абраменко, он горит своей идеей, а это очень важно.

А есть ли у вас фестивальные амбиции? Канны, красные дорожки?

Михаил Врубель: Амбиции есть, а идей нет. Пока так.

Александр Андрющенко: У нас нет фестивальных амбиций.

Михаил Врубель: У нас есть.

Александр Андрющенко: У нас нет амбиций красных дорожек и фестивального престижа. У нас есть амбиции делать другое кино — чуть глубже и сложнее. Но при этом разговаривать с широкой аудиторией. Американские сериалы четко таргетированы на конкретную аудиторию, например 35+, и это открывает новые возможности в сценарии, в художественной выразительности, в киноязыке. Вот эти амбиции у нас есть. Но, наверное, не Канны, а в первую очередь Торонто (Международный фестиваль Toronto Film Festival. — Forbes.ru) и «Санденс». То есть фестивали, где существует дальнейшая реализация проектов на рынке. Не просто приз на фестивале, а возможность сделать умное, сложное, интересное кино и потом запустить его на какой-то более широкий рынок.

Михаил Врубель: То, что нам пока не интересно, — это работа с автором. Когда ты его выносишь на первое место и задача продюсера — только его профинансировать, помочь организовать съемки, продвинуть фильм, не залезая внутрь. Мы шоураннеры своих проектов. Мы их делаем своими руками, и нам по-другому не интересно.

То есть сценарист для вас — соавтор?

Михаил Врубель: Соавтор. Мы себя не пишем в титрах в качестве авторов сценария, но мы соавторы.

Александр Андрющенко: Принимаем активное участие.

Михаил Врубель: И режиссер тоже соавтор.

И завершающий блок вопросов — про вас: как вы познакомились, с чего началось ваше партнерство?

Михаил Врубель: Мы встретились в компании «Базелевс». Я занимался тогда сценариями, Саша пришел в качестве режиссера монтажа фильма «Черная молния». Мы там познакомились в 2009 году, а уже в 2010-м покинули «Базелевс». Я чуть-чуть раньше, Саша Андрющенко и Саша Войтинский чуть позже. И мы сначала втроем придумали свою компанию. Потом Войтинский отпочковался, а мы остались.

Александр Андрющенко: И работаем вместе.

Как устроена ваша компания с точки зрения бизнеса? Кто за что отвечает?

Михаил Врубель: В этом сейчас главный вызов нашей компании, мы должны разобраться, кто за что отвечает.

Болезнь роста?

Михаил Врубель: Да. Потому что сейчас мы все за все отвечаем. У нас нет конкретного разделения. Есть специфика, Саша — режиссер монтажа, и понятно, что за режиссуру монтажа проектов, роликов и так далее отвечает Саша. Вот мы хотим сейчас все это уже разделить и как-то структурировать.

Что, на ваш взгляд, самое ключевое в творческом менеджменте?

Михаил Врубель: В отличие от нетворческого?

Если вам знакомо, что это такое — нетворческий менеджмент, да.

Михаил Врубель: Мне просто кажется, что в управлении компанией, которая занимается любой творческой продукцией, должны быть люди, которые понимают, что такое творчество. А не люди, которые разбираются в цифрах, рейтингах и так далее. Потому что без творческой экспертизы ничего не получится. Ты должен уметь работать с творческими людьми, говорить с ними на одном языке. Это важно.

Александр Андрющенко: Ну и так как вся творческая деятельность связана с каким-то естественным хаосом, то ее очень трудно упорядочить. Когда ты пытаешься превратить ее в какую-то сухую систему…

Михаил Врубель: Скорее всего, она исчезнет.

Александр Андрющенко: Да. Исчезнет дух. Все очень быстро меняется — тенденции, идеи. Мы все время находимся в состоянии, что, с одной стороны, вроде все нужно упорядочить и делать четко, поставить сроки, сделать, выполнить. А с другой стороны, тебе все время приходят какие-то новые идеи. Раньше мы сопротивлялись и пытались делать то, что придумали изначально, но потом поняли, что первые идеи часто поверхностны. Поэтому часто сотрудники компании находятся в стрессе, и здорово, когда ты собираешь команду единомышленников, которые могут в нем существовать и даже черпать из него какую-то творческую энергию.

Михаил Врубель: Да, это очень важный психологический аспект — ты должен понимать, что все время сталкиваешься с тем, что то, что ты считал железобетонным, то, чего ты достиг с очень большим трудом, просто разламывается на части, чтобы появилось что-то другое. При этом все это все равно нужно удержать в каких-то базовых сроках — сделать фильм, открыть школу и так далее. Это в первую очередь психологический вызов.

Перманентная эпоха перемен?

Михаил Врубель: Да, все время. Ты перечеркиваешь все, что ты сделал, и начинаешь сначала. У нас к этому уже выработался иммунитет. Но приходят новые люди, и они удивляются: «Сколько можно? Вы же вчера говорили одно, почему сегодня все поменялось?» Да потому, что оно лучше, чем то, что мы говорили вчера!

Александр Андрющенко: Да, на первый взгляд это производит впечатление самодурства. Но в этом нет никакого самодурства. Это просто опыт.

И последний вопрос, кино — это бизнес?

Михаил Врубель: В том числе. Но давайте так скажем. Для нас важно заниматься своим делом. Для меня принципиальна позиция не работать ни на кого другого. Вместе с кем-то — конечно, да. Но на себя и за себя. Потому что это важно — ощущать себя хозяином собственной жизни. Только собственный бизнес дает это ощущение. Является ли бизнес-составляющая приоритетной в момент принятия решения о запуске фильма, работе с кем-то в рамках нового проекта? Нет. Но мы в каждый проект сначала влюбляемся как в фильм, как в историю, а потом пытаемся из этого сделать бизнес. Иногда это получается. Но первоочередное — это, конечно, эмоции, влюбленность в проект.

Александр Андрющенко: Я бы сказал грубо, что кино — это не бизнес. Но я никогда в жизни не хотел быть бизнесменом, это последнее, чем я хотел заниматься. Мне кажется, бизнес — это вынужденная форма создания кино. И, наверное, это хорошо, а не плохо, потому что если бы кино не было бизнесом, оно превратилось бы вообще непонятно во что. Хорошо, что у этого вида искусства есть бизнес-форма. Но для нас первоочередное — это какой-то творческий импульс, желание что-то кому-то сказать, до кого-то донести. А бизнес — это просто честное условие, которое должно быть выполнено. Кино стоит определенных денег, поэтому у него должна быть своя аудитория и так далее.

Михаил Врубель: Честно скажу, и в другом типе бизнеса, если бы я им занимался, у меня бы приоритетом стояло какое-то личное к нему отношение и творческий процесс. Жизнь, потраченная на бесконечное приумножение капитала, бессмысленна. Мне кажется, только глубокий комплекс может заставить так жить.

Александр Андрющенко: Вашей аудитории это понравится.

Михаил Врубель: Нет, я просто думаю, что у крупных бизнесменов очень часто другие мотивы. У Стива Джобса, у людей, которые создавали Google, «Яндекс» и так далее. И даже сеть «Магнит» — я думаю, что там есть какой-то другой мотив, кроме просто «деньги, деньги, деньги».

Люди часто движимы творческим началом.

Михаил Врубель: Созиданием.

Александр Андрющенко: Созиданием, амбициями, естественно. Я почти уверен, что любой хороший бизнес — это не люди, которые просто мечтали заработать много денег и все. И если бизнес рассматривать только с точки зрения приумножения капитала, то кино — это не бизнес, и я бы таким бизнесом заниматься никогда не стал, и не хотел бы.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 16 июня 2017 > № 2210444


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > gazeta.ru, 16 июня 2017 > № 2210084

«Мы не торопим встречу с Трампом»

Путин рассказал о вмешательстве США в президентские выборы в России

Отдел «Политика»

Президент России Владимир Путин рассказал американскому режиссеру Оливеру Стоуну, что власти США вмешивались в российские президентские выборы в 2000 и 2012 годах, а также опроверг утверждения о своих богатствах. Об этом российский лидер рассказал в финальной серии четырехсерийного фильма «Интервью с Путиным», показанного на телеканале Showtime.

О вмешательстве

Белый дом вмешивался в российские президентские выборы в 2000 и 2012 годах. Об этом Путин рассказал режиссеру Оливеру Стоуну в фильме «Интервью с Путиным», показанном в эфире кабельного телеканала Showtime.

Как отметил Путин, в 2012 году это вмешательство было «особенно агрессивным», хотя он сказал, что не хочет вдаваться в детали. Вмешательство, по его словам, осуществлялось через американских дипломатов, работающих в Москве. Он говорил об этом на тот момент и госсекретарю США Джону Керри, и президенту Бараку Обаме.

«Нам трудно было себе даже представить, чтобы дипломатические работники агрессивно включились в избирательную кампанию внутри России. Ну и собирали у себя оппозиционные силы, и финансировали, ходили на всякие оппозиционные митинги», — сказал Путин.

Говоря о последних месяцах правления администрации Обамы, он сравнил ее с Политбюро ЦК КПСС: «Честно говоря, я не хочу никого задеть, как-то обидеть, но то, что происходило в последние дни [работы администрации Обамы], мне внешне напоминало деятельность советского Политбюро ЦК КПСС, когда они друг друга награждали орденами и звездами. Особенно когда они друг друга награждали орденами. Это было очень смешно, честно говоря», — сказал Путин.

В то время когда Путин говорил об этом, показывали кадры, как Обама надевает на шею своему вице-президенту Джо Байдену Президентскую медаль Свободы.

О встрече с Трампом и Сталине

Кроме того, Владимир Путин заявил, что Москва не будет торопить встречу с президентом США Дональдом Трампом.

«Я думаю, что мы когда-нибудь увидимся наверняка. Но мы никак не торопим это», — сказал Путин.

По его словам, Трампу еще необходимо выстроить отношения с собственными ведомствами, а также с демократами и республиканцами. «Когда администрация будет готова к практической работе, мы немедленно ответим», — добавил Путин.

Предполагается, что первая встреча двух президентов состоится на полях саммита G20 в Германии в начале июля.

В четвертой части фильма Стоун спрашивает Путина, является ли Трамп его «марионеткой» и вмешивалась ли Россия в американские выборы. Путин отвечает на эти вопросы отрицательно.

Интересовало Стоуна и отношение российского президента к советскому лидеру Иосифу Сталину. Российский президент отметил, что Сталин является продуктом своей эпохи. По словам президента, в мировой истории достаточно личностей, к которым нельзя относиться однозначно. В качестве примера он привел Оливера Кромвеля и Наполеона Бонапарта.

«Мне кажется, что излишняя демонизация Сталина — это один из путей атаки на Советский Союз и Россию. Показать, что сегодняшняя Россия несет на себе какие-то родимые пятна сталинизма. Мы все несем на себе какие-то родимые пятна. Ну и что?» — отметил Путин, добавив, что Россия изменилась с тех времен.

Стоит отметить, что ранее Путин неоднократно говорил о тяжести сталинских репрессий и их последствиях для России.

Об олигархах и личном богатстве

Когда Стоун спросил Путина о влиянии олигархов, президент отметил, что сейчас такой проблемы нет, но 20 лет назад его потрясло «число жуликов в Москве». «Я помню, когда приехал в Москву из Петербурга, я был потрясен и удивлен тем, как много жуликов здесь собралось. Причем их поведение было для меня настолько удивительным, что я долго еще не мог к этому привыкнуть.

У этих людей не было вообще никаких ограничений. Ну что такое олигархия? Это сращивание власти и денег для того, чтобы влиять на власть, влиять на принимаемые решения с целью продолжения обогащения. Моя задача заключалась в том, чтобы разделить деньги и власть», — сказал президент.

Сейчас, как рассказал Путин, он не видит проблемы с олигархами. «Сейчас мне представляется, что вопрос олигархии во власти не стоит так остро, как это было в 1990-е или в начале 2000-х годов. Сейчас перед нами другая, гораздо более сложная задача. Она заключается в большой разнице доходов между богатыми людьми и людьми с низким уровнем доходов», — сказал глава государства.

Путин рассказал, что если в 2000 году за чертой бедности проживало около 40 млн человек, то к настоящему моменту их число сократилось вдвое.

Режиссер попросил Путина прокомментировать утверждения, что он является «самым богатым человеком в мире».

«У меня нет такого богатства, о котором говорят», — ответил Путин.

Он назвал «чушью» слухи о наличии счетов на Кипре, добавив, что «если бы это было, то давно бы предъявили». «Не думаю, что [богатство] это большое счастье. Вы бы думали сейчас в условиях кризиса, что делать с этими активами, как их сберечь, где разместить, и только головная боль от этого. Вы гораздо более богатый человек, чем те, кто имеют на своих счетах большие деньги. У вас есть свое мнение, у вас есть талант, вы имеете возможность его проявить, вы имеете возможность оставить после себя заметный счет. Деньги такого счастья не дают», — сказал глава государства.

Президент также процитировал в связи с этим русскую пословицу «В гробу карманов нет, деньги с собой не унесешь».

Четырехсерийный фильм «Интервью с Путиным», показанный по американскому телевидению, Оливер Стоун снимал два года. Американские критики дали фильму неоднозначные оценки.

Издание The Daily Beast охарактеризовало его работу как «дико безответственное любовное письмо» президенту России. «Лесть, но мало скепсиса», — написала о фильме The New York Times.

Обозреватель телеканала CNN Брайян Лорри саркастически отметил, что фильм говорит больше о самом Стоуне, чем о Путине. «Однако это ценная попытка услышать позицию Путина и даже очеловечить его часто демонизируемую фигуру», — считает Лорри.

Продюсеры кабельного телеканала Showtime остались довольны документальным фильмом «Интервью с Путиным» американского режиссера Оливера Стоуна. По словам главы отдела документального кино телеканала Винни Малхотра, реакция на фильм отражает действительность.

«Нельзя сделать четырехчасовой фильм об одном из самых проактивных политиков мира, и чтобы тебя при этом не критиковали», — сказал продюсер.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > gazeta.ru, 16 июня 2017 > № 2210084


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > gazeta.ru, 16 июня 2017 > № 2210083

Путинский взгляд на советских вождей

Путин рассказал о своем отношении к Сталину

Александр Братерский

Президент России Владимир Путин в интервью американскому режиссеру Оливеру Стоуну рассказал, что попытка излишней демонизации Сталина — это один из способов атаки на СССР и Россию. Да, Сталин — фигура неоднозначная, но он продукт своей эпохи. «Газета.Ru» вспомнила, как Путин отзывался о других лидерах советского государства.

О Сталине

Президент России Владимир Путин в интервью американскому режиссеру Оливеру Стоуну рассказал о своем отношении к Иосифу Сталину. Сталин, по его мнению, является продуктом своей эпохи. При этом Путин напомнил, что в истории было довольно много личностей, отношение к которым не может быть однозначным, например, таковыми фигурами являются Оливер Кромвель и Наполеон Бонапарт. Такое мнение российский президент высказал в фильме «Интервью с Путиным» Оливера Стоуна, показанном на американском кабельном телеканале Showtime.

Вместе с тем Путин сказал, что «излишняя демонизация Сталина» является не чем иным, как одним из путей атаки на Советский Союз и Россию.

«Сегодняшняя Россия несет на себе какие-то родимые пятна сталинизма. Мы все несем на себе какие-то родимые пятна. Ну и что?» — сказал Путин, отметив при этом, что Россия с того исторического периода изменилась.

Ранее Путин неоднократно говорил о тяжести сталинских репрессий и их последствий для России, хотя и отмечал его успехи в индустриализации страны.

«Очевидно, что с 1924 по 1953 год страна, которой тогда руководил Сталин, изменилась, превратившись из аграрной державы в индустриальную. <…>

У сталинского правления, безусловно, имелись позитивные аспекты. Однако они были достигнуты слишком высокой ценой. Репрессии имели место быть. Это факт. От них пострадали миллионы наших сограждан.

И такой способ управления государством, достижения результата — неприемлем», — утверждал Путин.

В 2007 году во время посещения Бутовского полигона — места, где в конце 30-х годов было расстреляно более 20 тыс. человек, — Путин заявил об ответственности сталинизма за преступления против граждан: «Трагедии такого рода повторялись в истории человечества неоднократно. 37-й год, хотя он и считается пиком репрессий, был хорошо подготовлен предыдущими годами жестокости. Масштаб ее колоссален».

В 2010 году при посещении мемориала в честь расстрелянных в Катыни польских граждан Путин также дал жесткую оценку сталинизму.

«Этим преступлениям не может быть никаких оправданий, в нашей стране дана ясная политическая, правовая, нравственная оценка злодеяниям тоталитарного режима... И такая оценка не подлежит никаким ревизиям», — заявил на тот момент премьер-министр.

О Ленине

Ранее Путин в негативном ключе высказывался в отношении основателя советского государства Владимира Ленина — тот «заложил бомбу под историческую Россию».

Это утверждение он сделал в январе прошлого года во время посещения Курчатовского института, где проходило заседание президентского совета по науке. На нем в своей речи глава института Михаил Ковальчук процитировал стихотворение Бориса Пастернака о Владимире Ленине: «Он управлял теченьем мысли и только потому — страной».

В ответ на это Путин отметил, что в случае с Лениным это привело к неправильным результатам.

«В конечном итоге эта мысль привела к развалу Советского Союза, вот к чему. Там много было мыслей таких: автономизация и так далее. Заложили атомную бомбу под здание, которое называется Россией. Она и рванула потом», — говорил президент.

РЕКЛАМА

inRead invented by Teads

О Хрущеве

Во второй части «Интервью с Путиным» российский президент также признался, что не является поклонником первого секретаря ЦК КПСС Никиты Хрущева, однако не считает его инициатором Карибского кризиса.

«Вы знаете, если вы сейчас к этому вернулись, то я хотел бы напомнить, с чего начался Карибский кризис. Я не поклонник Хрущева, но все-таки размещение на Кубе советских ракет было спровоцировано размещением американских ракет в Турции, с территории которой ракеты американские легко достигали территории Советского Союза», — напомнил режиссеру Путин.

Путин не первый раз публично высказывается о Хрущеве — лидере, с которым связано в том числе разоблачение преступлений Сталина и критика культа личности. Президент также негативно отзывался о решении коммуниста передать Крым Украинской ССР.

О Брежневе

Никаких заметных высказываний в отношении Леонида Брежнева Владимир Путин не делал, хотя в годы его правления фактически сформировалась личность будущего президента — ему было 12 лет, когда верхушка Компартии сместила Хрущева. Эпоху Брежнева принято вспоминать как время относительного благосостояния, но также и «застоя». В 2011 году, когда стало известно, что Путин планирует избираться президентом на третий срок, журналисты намекнули ему на возможное сходство двух исторических периодов.

Путин посчитал сравнение неуместным, поскольку ни один из послевоенных руководителей СССР не работал так интенсивно, как он или президент Дмитрий Медведев.

О Горбачеве и Ельцине

При этом Путин никогда не высказывал негативного отношения к своему непосредственному предшественнику Борису Ельцину. В то же время он негативно отзывался о времени его правления, назвав те годы в одной из речей «лихими девяностыми». Выражение стало популярным и быстро ушло в народ. Не высказывался негативно Путин и о президенте СССР Михаиле Горбачеве, хотя критиковал его за допущенные ошибки. Первичными из них он считает отсутствие письменных гарантий нерасширения НАТО и распад СССР.

Известно, что в первые годы правления Путина Горбачев несколько раз встречался с ним. Стоит отметить, что обоих государственных деятелей объединяют симпатии к Юрию Андропову — главе КГБ, ставшему в последствии «идейным наставником» Горбачева.

«Я его (Горбачева. — «Газета.Ru») приглашал в Кремль. Он был у меня в Кремле, в рабочем кабинете… Ну да, несколько лет назад», — рассказал Путин, пояснив, что экс-президент СССР поддерживает его «и по НАТО, и в вопросе Крыма, насколько я знаю».

«Он человек с собственным мнением. В чем-то я с ним согласен, в чем-то нет. И он так же: в чем-то со мной согласен, в чем-то нет», — пояснил Путин.

По словам российского президента, заслуга Горбачева в том, что он почувствовал необходимость перемен и попытался поменять систему. «А проблема заключалась в том, что она сама по себе была негодная», — считает президент.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > gazeta.ru, 16 июня 2017 > № 2210083


Россия > СМИ, ИТ > regnum.ru, 15 июня 2017 > № 2220371

О поразительных последствиях большой любви Сталина к «Чапаеву»

Сталин для сохранения фильма «Чапаев» распорядился создать «фильмохранилище» в Белых Столбах. Так возник Госфильмофонд России — уникальная коллекция фильмов, равной которой по значимости нет в мире

Интервью Генерального директора Госфильмофонда РФ, лауреата Государственной премии РФ Николая Бородачева ИА REGNUM

Николай Михайлович, расскажите, пожалуйста, об истории Госфильмофонда — почему и когда было принято решение о его создании, что послужило причиной и как происходила организация Госфильмофонда?

Госфильмофонд образовался в 1937 году по решению Политбюро партии. Иосиф Сталин очень любил фильм «Чапаев», и когда ему доложили, что исходные материалы фильма портятся, нужно сделать что-то для их сохранения, он вынес вопрос об образовании всесоюзного фильмохранилища на рассмотрение Политбюро, и было принято соответствующее решение. В 1937 году вышло постановление Политбюро об образовании такой структуры. Стоял вопрос о месте, где можно было бы организовать хранение оригинальных киноматериалов — а это требовало особых климатических условий, чистоты воздуха и т.п. И по предложению Лаврентия Берии, у которого была дача в Белых Столбах, первое фильмохранилище было организовано в Домодедовском районе Московской области. Представьте, первые помещения, отведенные для фильмохранилища, — это казармы охраны Лаврентия Берии.

Тогда же вышло распоряжение о том, что копии всех фильмов, которые производились на территории России, РСФСР и впоследствии СССР, необходимо сдать в фонды фильмохранилища. Пленки привозили со всех студий — Узбекфильм, Таджикфильм, Грузияфильм. Все привозили в «Белые Столбы».

Во время Великой Отечественной войны пленки, хранящиеся в Госфильмофонде, были эвакуированы в Алма-Ату, а после окончания войны все вернули обратно в Подмосковье, и с 1948 года началось полноценное существование Госфильмофонда СССР.

Госфильмофонд РФ — организация, которая хранит самую большую в мире коллекцию фильмов, и по этой позиции занесена в Книгу рекордов Гиннесса. У нас хранится более 70 тысяч наименований кинофильмов, и более 1 миллиона 200 тысяч роликов (такова учетная единица фондохранилища). Иными словами, Госфильмофонд РФ — самая крупная синематека мира.

Госфильмофонд принимает на хранение, восстанавливает, реставрирует оригиналы фильмов, переводит их на цифровые носители и занимается популяризацией советского и российского кино в мире.

: Когда не стало Советского Союза, в стране были утеряны или частично разворованы многие уникальные гуманитарные коллекции. Как удалось сохранить Госфильмофонд?

Когда не стало Советского Союза, было очень тяжело. Мало того, были попытки растащить коллекцию Госфильмофонда. Казахфильм говорил, что если вы не отдадите оригиналы наших фильмов, мы не подпишем с вами договор о сотрудничестве. Грузияфильм, литовцы, эстонцы — все поднимали вопрос о том, чтобы забрать исходные материалы их киностудий. И, к сожалению, правительства Михаила Горбачева и Бориса Ельцина соглашались, что надо раздать коллекцию Госфильмофонда. Но мы доказали, что мы не претендуем на авторские права Казахфильма или Таллинфильма. Но исходные материалы — это собственность Российской Федерации, поэтому мы не имеем права никуда их отдавать. Авторские права — у студий производителей, и если им нужны копии — пожалуйста, заказывайте и забирайте. Но в целом у нас была именно государственническая позиция, и мы смогли отстоять интересы России в этом вопросе.

: А почему было так важно оставить в России копии фильмов?

Потому что коллекция Госфильмофонда должна быть единой и неделимой. Киностудии республик, вышедших из состава СССР, даже сами сначала не понимали всего объема проблемы. А мы говорили им — у вас нет условий для хранения. Для того чтобы хранить пленку, необходимы очень сложные и трудоемкие технические условия — свет, влажность, температура в хранилищах, это как минимум. А на киностудиях бывших советских республик не было соответствующих помещений для хранения, условий и технологий. И сейчас, по прошествии 20 лет, все они согласны с нашим решением, они убедились в нашей правоте и говорят: «Как вы были правы, что в свое время не отдали нам эти пленки, у нас все бы пропало».

Таким образом, несмотря на растаскивание СССР по «национальным квартирам», Госфильмофонду удалось сохранить, без ложной скромности, великое кинонаследие страны, ее национальное достояние.

: В самые трудные годы, в период перестройки, приходилось искать спонсорские ресурсы или Госфильмофонд справлялся за счет скудного бюджета?

Нам очень долго приходилось доказывать государству значимость Госфильмофонда, заново в новых реалиях объяснять, что это такое. Все говорили — это просто старые фильмы. Но мы отвечали — нет, это не старые фильмы, это первоисточник, негативы. Позитивная копия — это другой вариант. Это то, что показывают в кинотеатрах, и у позитивной копии есть окончательный ресурс — например, 500 сеансов, и после этого позитивная копия списывается. А у нас в хранилищах — первоисточники. Как в библиотеке имени Ленина. С негатива, который хранится у нас, можно печатать сколько угодно копий.

: То есть значимость коллекции Госфильмофонда в своем жанре сравнима со значимостью книжных собраний Ленинской библиотеки?

Да. И именно поэтому нам удалось в 1993 году придать нашим фондам статус особо ценного объекта культурного наследия народов Российской Федерации. И благодаря этому мы сохранились. А ведь было как минимум две попытки продать нашу коллекцию за рубеж, например, под видом реставрации. Были такие государственные деятели, в том числе и чиновники от кино, которые пытались отправить нашу коллекцию за границу под предлогом реставрации. Но когда я пришел в 2001 году В Госфильмофонд и увидел договоры, которые готовили для нас, — я жестко сказал — «нет». «Но у Вас же нет оборудования для реставрации», — говорили мне. Я отвечал: «Ничего, оборудование появится. А если мы отдадим коллекцию исходных материалов за границу — вряд ли мы получим их обратно».

: А когда Вы пришли на работу в Госфильмофонд?

Я пришел в 2001 году. С 1 сентября 2001 года я исполнял обязанности генерального директора Госфильмофонда, а с 1 ноября 2001 года правительство РФ утвердило мою кандидатуру на этой должности, и правительство РФ заключило со мной контракт на исполнение моих полномочий в качестве генерального директора Госфильмофонда. Госфильмофонд — структура федерального подчинения, и это абсолютно правильно, потому что, если бы мы были интегрированы в какое-нибудь ведомство — Министерство культуры, или Росимущество — не думаю, что мы смогли бы сохраниться.

: Что на сегодняшний день представляет из себя Госфильмофонд России?

Вернусь немного в историю. Долгое время у России не было так называемого закона «Об обязательном экземпляре». Фильмы, произведенные в России с 1990 по 1994 год, были практически утеряны. Мы начали искать, какие фильмы были произведены в этот период, выкупать их исходные материалы. Кто-то отдавал их бесплатно, «за место в истории кинематографа». И мы смогли собрать практически все эти «утерянные» фильмы, собрали почти все.

Сейчас у нас хранятся фильмы, произведенные с 1896 года до наших дней. В Госфильмофонде работает 620 высококвалифицированных специалистов. У нас самая современная техника. Месяц назад нашего сотрудника — куратора по науке и зарубежным связям Петра Багрова избрали вице-президентом FIAF — Международной федерации киноархивов. К слову, Петр Багров — единственный член FIAF от России. Из федерации нам прислали письмо о том, что избрание Петра Багрова — результат активной работы Госфильмофонда в части сохранения, реставрации и популяризации киноархивов.

Пять лет назад к нам приезжали коллеги из США и позавидовали нам, поскольку их фондохранилище находится в структуре Библиотеки Конгресса США. Они сказали, что не могут обеспечить такое качество содержания и обработки кинофондов, поскольку финансируются опосредованно — именно через Библиотеку Конгресса США, и у них нет собственного финансирования.

А до этого приезжала правительственная делегация из Канады, в числе которой были и канадские кинематографисты. Они приехали специально, чтобы ознакомиться с практикой Госфильмофонда России. Потому что в мире Госфильмофонд знают даже лучше, чем в самой Российской Федерации. И, когда мы показали им наши фонды, они сказали: «Ваше правительство было умнее, чем наше, создав фильмохранилище в 1937 году. Наши, к сожалению, «спохватились» намного позже, и многие киноматериалы в нашей стране уже просто утрачены».

Сейчас Госфильмофонд занимается сбором, хранением, реставрацией копий отечественного кино, переводом их на цифровые носители и, конечно, популяризацией российского кино в мире.

: В чем заключается популяризация?

Когда я пришел на работу в Госфильмофонд и увидел это несметное богатство, которое лежало просто «мертвым грузом» в наших фондах, я решил, что это просто преступление. Дело в том, что я с 7-го класса в кино, и прошел иерархии — от киномеханика до заместителя министра культуры в одной из бывших союзных республик.

И мы начали изыскивать средства для популяризации нашей коллекции и кинематографа в целом в мировом пространстве, а также в России.

Первый фестиваль Госфильмофонд организовал в Марселе в 2013 году. Теперь ежегодно в марте мы проводим в Марселе фестиваль российского кино.

Формат наших фестивалей таков: мы проводим ретроспективу старых российских фильмов, в том числе немых. Потом мы организуем показы новых фильмов, которые вышли в России. Когда мы начинали эту работу, в залах было 50−70 человек. А сейчас мы проводим наши фестивали в Вене, в Ницце, в Париже, в Афинах. И сейчас мы видим, как европейцы любят советское кино. Свою программу фестивалей за границей мы назвали «Премьера». Нам говорят — почему же премьера, ведь фильмы старые? Но мы отвечаем: фильмы эти старые для россиян, а для вас, иностранцев, это ведь первый, премьерный просмотр!

И с каждым годом нам приходится в Ницце или в Вене арендовать все большие залы — до 800—900 мест. Наш фестиваль идет обычно пять дней. Мы привозим с собой не только старое кино, но и новые фильмы, и тогда обязательно приглашаем с собой режиссеров и актеров новых картин. И наши показы — это не просто просмотры, а творческие встречи, интересные дискуссии.

В последнее время мы представляли картину Андрона Кончаловского «Рай» в Вене, картину «Битва за Севастополь» в Вене и в Ницце. Мы показали в Европе фильм «Донбасс. Саур Могила. Неоконченная битва» и «Крым. Путь на Родину». Кстати, с представлением этих фильмов, например, в Афинах, были проблемы. Когда мы дали рекламу нашего фестиваля показов этих фильмов, украинское посольство заявило ноту протеста правительству Греции. От нас требовали, чтоб мы отменили показ этих фильмов. Но обратились в российское посольство и получили поддержку нашего государства, и провели запланированные показы.

Фильм «Крым. Путь на Родину» мы показали в Швейцарии, в Локарно, как раз в период проведения локарнского кинофестиваля.

: Вы изучали свою аудиторию за рубежом? Кто ваши зрители — это русские эмигранты или узкие специалисты — киноведы?

Как правило, это жители и зрители той страны, в которой мы проводим фестивали. Конечно, есть и эмигранты. Но у меня есть собственный критерий определения состава аудитории. Когда я выступаю на сцене, открывая фестиваль, говорю, естественно, по-русски. Когда начинают хлопать, не дожидаясь слов переводчика — это эмигранты или просто русские, живущие за рубежом. Когда после слов переводчика начинает хлопать основная масса зрителей — это иностранцы. Их, как правило, больше. Основная масса.

Мы сделали свои фестивали за рубежом традицией. И нам точно известно, что в ожидании наших фестивалей зрители пытаются узнать — когда же будет фестиваль российского кино? И это показывает их заинтересованность в нашей работе.

: Какие показы или фестивали Вы проводите, помимо «успешной Европы»?

У нас много традиционных мероприятий, но, помимо этого, мы стараемся работать в «болевых точках». Мы проводили кинофестиваль в Приднестровье, в Донбассе, в Молдове.

Когда произошло воссоединение Крыма с Россией, Госфильмофонд одним из первых провел кинофестиваль российского кино в Крыму, в Керчи. Сначала мы планировали его сделать в кинотеатре, но, когда уже был составлен репертуар фестиваля, администрация города предложила нам провести его на городском стадионе, потому что кинотеатр не мог вместить всех желающих. И мы сделали кинофестиваль под открытым небом. Пригласили многих известных актеров, в том числе — народную артистку РСФСР Ларису Лужину и народную артистку РСФСР Зинаиду Кириенко. Был полный стадион, на спортивных мероприятиях не бывало столько зрителей, сколько собралось гостей на наш фестиваль.

Сейчас мы планируем фестиваль в Республике Сербской. Народ этой страны тянется к российскому народу, а реальных контактов, реальных взаимосвязей нет. Мы учитываем это и работаем в этом направлении. И вообще, практически в каждой европейской стране мы проводим хотя бы по одному нашему кинофестивалю в год.

И, конечно, мы работаем на всей территории Российской федерации. Проводим полноценные, интересные кинофестивали.

: Известно, что Госфильмофонд проводил и фестиваль в США. А что вы повезли для показа в Америке?

Да, действительно, в прошлом году мы провели фестиваль сначала в Вашингтоне, потом в Нью-Йорке. Мы отвезли ретроспективу фильмов Марлена Хуциева. Американская сторона была очень заинтересована и очень довольна.

А в 2016 году мы показали им «Войну и мир» Сергея Бондарчука в Ницце, по их просьбе, они были очень довольны, был полный зал. Нам говорили: «Мы никогда этого не видели, почему вы нам не показывали?»

И мы очень рады, что нам удается так эффективно работать в этом направлении.

: Расскажите, пожалуйста, о фестивале, который ежегодно проходит непосредственно в Госфильмофонде, в «Белых Столбах».

Это ежегодный фестиваль архивного кино, его аудитория — профессионалы, киноведы, кинокритики, режиссеры, историки кино. На этом фестивале ежегодно мы показываем те картины, которые нам удалось найти, спасти, отреставрировать, самое лучшее и интересное, что было создано с момента рождения кинематографа. Показываем то, что никто еще никогда не видел. Этот фестиваль проходит уже более 20 лет, и это — своеобразный отчет о достижениях Госфильмофонда России в нашей кропотливой работе, и важнейшее ежегодное событие в жизни Госфильмофонда. В 2017 году пройдет 22-й такой фестиваль. Кстати, когда этот проект только начинался, было много скептических мнений и даже проблем — нужен ли он? В чем его ценность? Но все же решили, что нужен и ценен, и теперь снова и снова убеждаемся в этом.

Отмечу, что ни один кинофестиваль в мире не проходит без нашего участия. Мы проводим свою параллельную программу или интегрируемся в программу мировых фестивалей, но всегда, любые фестивали, обращаются к нашей уникальной коллекции, и на всех фестивалях обязательно показывают наши фильмы.

Кроме того, мы активно работаем с телевидением — наверное, вы обратили внимание на контент многих телеканалов, где демонстрируются значимые отечественные фильмы.

И, помимо этого, у нас есть своя киностудия, пример ее работы — фильм «Донбасс. Саур Могила. Неоконченная битва». Этот фильм в большой степени похож на телевизионный, но он очень актуален. Он посвящено защитникам Саур Могилы. Мы приглашали их в Москву, приехали более 30 человек. Премьерный показ мы сделали в кинотеатре «Иллюзион» на Котельнической набережной. В фильме использованы очень редкие архивные кадры, которые есть только у нас, в Госфильмофонде. Потому что 85% хроники, которую Гитлер смотрел в своих подвалах, по контрибуции перешло к СССР, в частности — в наши фильмохранилища. Важно понимать, что с самого начала Второй мировой войны в немецких войсках практически в каждом полку был свой оператор. Они снимали огромное количество кинохроники. И сохранилось очень много редких кадров, которые помогают нам в производстве качественных документальных фильмов.

: Наше общество часто обуревают противоречия и конфликты, социальные или межнациональные. В чем Вы видите миссию Госфильмофонда в части сохранения спокойствия и благополучия в нашей стране?

Мы всегда обращаем очень серьезное внимание на те запросы, которые поступают к нам от кинорежиссеров, от общественных организаций. Для нас всегда крайне важно, для какого проекта запрашивают наши фонды. Не будут ли они использованы в проектах, которые могут навредить интересам России? Во-вторых, фестивали, которые мы проводим, имеют объединительный характер — мы стараемся объединить и примирить народы бывшего СССР, Россию и Европу.

При этом я считаю, мы в РФ намного свободнее, чем европейцы. Россия — многонациональная и многоконфессиональная страна, и мы стараемся идти по пути примирения и умиротворения всех народов, которые сейчас живут в России.

Когда мы планируем репертуар своих фестивалей, мы всегда помним о необходимости гуманитарной составляющей наших показов. Когда я даю пресс-конференции за рубежом, я всегда говорю, что советские кинофильмы были лучшими в мире. При этом я нисколько не ущемляю достоинство фильмов Голливуда или тому подобных. Но цели и задачи у нас всегда были совершенно разные. Цель кинопроизводства Голливуда — это коммерция. В этом нет ничего плохого, такова специфика. У советского кино была другая цель — нравственное и духовное воспитание. И не только детей — и фильмы для взрослых построены на порядочности, нравственности, любви к своей Родине. И это очень важный фактор.

: А что происходит в кинотеатре «Иллюзион» на Котельнической набережной?

Кинотеатр «Иллюзион» принадлежит Госфильмофонду. Это уникальный кинотеатр. В нем никогда не показывались низкопробные, некачественные или порнографические фильмы. На его площадке демонстрируется только классика, и, чтобы попасть в репертуар «Иллюзиона», нужно создать по-настоящему качественный российский фильм. В «Иллюзионе» проходят тематические кинопоказы, фестивали, реализуются детские и семейные проекты. Конечно, в 90-е годы «Иллюзиону» приходилось нелегко — не было проката, не было зрителей. Но мы не стали там делать ни автосалон, ни мебельный магазин, как это часто было тогда в Москве. Понемногу выкручивались, не изменяя традициям Госфильмофонда.

Пять лет назад мы сделали очень красивый и стильный ремонт, сохранили исторические интерьеры, теперь проводим там очень интересные кинопоказы, а в фойе — уникальные выставки фотоматериалов или костюмов из мастерских «Мосфильма». Практически каждый день в «Иллюзионе» проходят уникальные мероприятия, посвященные истории российского кино.

: Есть ли у Госфильмофонда проекты в России, помимо фестивальных?

Мы открыли кинотеатр в городе Саранске. Это не просто бюджетный кинотеатр, а творческий центр Жерара Депардье. Полностью за счет Госфильмофонда мы восстановили старый городской кинотеатр, сделали его трехзальным и открыли 26 августа 2016 года. Когда в Саранск приехал Жерар Депардье, он предложил нам сделать там не просто кинотеатр, а именно творческий центр, где он мог бы открыть свою киношколу. Этот киноцентр в Саранске работает в основном с детской аудиторией, со школами. Сейчас там образовалась очередь из школ, которые хотят попасть на сеансы классического кино и даже экранизации произведений школьной программы — Толстого, Достоевского, Пушкина, Лермонтова.

Сейчас мы ведем переговоры с руководством Республики Мордовия о развитии этого проекта.

: Вы намерены как-то тиражировать эту успешную практику в других регионах России?

У нас вообще есть очень обширные предложения по развитию сети бюджетных кинотеатров в стране. Многие режиссеры, которые снимают, возможно, некоммерческое кино, жалуются на то, что их фильмы негде показывать. Поэтому мы предлагаем открыть хотя бы в столицах федеральных округов по одному бюджетному кинотеатру. Содержание бюджетного кинотеатра не очень дорого обходится государству. Примерно 12−15 миллионов рублей в год. Если мы увидим, что эта идея жизнеспособна, можно пойти дальше — от столиц федеральных округов к столицам субъектов РФ. Ведь ситуация с кинотеатром в Саранске развивается самым благоприятным образом. Но пока, к сожалению, я не встретил положительного отклика на наши предложения.

: Где, как Вы считаете, надо искать это самый «положительный отклик»? В Министерстве культуры, в Федеральном агентстве по управлению госимуществом?

Только у руководства страны, в самом верхнем его эшелоне.

: То есть, у Вас нет союзников среди отраслевых коллег?

Нет, к сожалению, нет. И этот вопрос можно решить, конечно, только на уровне правительства РФ или администрации президента. С учетом того, что происходит сейчас в кинематографе и кинопрокате, других вариантов нет.

Анна Наводничая

Россия > СМИ, ИТ > regnum.ru, 15 июня 2017 > № 2220371


Франция > СМИ, ИТ > rfi.fr, 15 июня 2017 > № 2218797

Им стал известный писатель и член Французской академии Эрик Орсенна. Решение о его назначении было принято министром культуры Франции Франсуазой Ниссен. Главной миссией писателя будет работа с региональными властями, чтобы убедить их открывать больше публичных библиотек и продлевать часы их работы.

«Я предложила Эрику Орсенне — и он согласился — стать послом доброй воли», — объявила министр культуры Франции Франсуаза Ниссен на конгрессе Ассоциации библиотекарей Франции (ABF) в четверг, 15 июня.

Теперь 70-летний Орсенна отправится в «Тур де Франс» по разным городам страны, где будет встречаться с местными властями и обсуждать с ними работу публичных библиотек.

«Наша задача — адаптировать часы работы (библиотек) к потребностям пользователей», — уточнила министр, пояснив, что «библиотека, которая работает с 10 до 17 часов, как это часто бывает, недоступна для работающих людей».

«Мы должны подумать над тем, как продлить часы работы в будни и открывать библиотеки в выходные дни, как это происходит у наших европейских соседей», — отметила Франсуаза Ниссен, которая прежде, чем занять министерский пост, руководила издательским домом Actes Sud.

По ее мнению, «библиотеки будут играть ключевую роль в предстоящем отвоевании культурного пространства». И даже если у Франции «уже есть очень плотная сеть, состоящая из 16 тысяч библиотек, около 20% населения не имеют к ним доступа в нормальных условиях», — посетовала министр.

Ниссен также пообещала, что каждый орган местного самоуправления, который примет решение увеличить часы работы своих библиотек, получит от государства необходимую помощь.

Эрик Орсенна (род. в 1947) — известный французский писатель, член Французской академии и лауреат Гонкуровской премии 1988 года за роман «Колониальная выставка» («L’exposition coloniale»). Настоящее имя писателя — Эрик Арну. Псевдоним «Орсенна» он взял из романа Жюльена Грака «Побережье Сирта»: так в этой книге назывался город.

В период с 1983 по 1984 год Орсенна был советником по культуре, а также автором речей президента-социалиста Франсуа Миттерана.

Имя Эрика Орсенны называлось среди потенциальных кандидатов на пост министра культуры, но писатель отказался от этого поста, точно так же, как он не захотел быть министром культуры в правительстве Николя Саркози. Однако Орсенна активно поддерживал Эмманюэля Макрона во время его президентской кампании. В частности, он участвовал в работе комиссии по культуре в предвыборном штабе будущего президента.

Франция > СМИ, ИТ > rfi.fr, 15 июня 2017 > № 2218797


Россия. Весь мир. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 15 июня 2017 > № 2213429

На площадках на открытом воздухе и на веранде выступят начинающие музыканты и звезды современного российского джаза.

Международный open-air фестиваль «Разноцветный джаз» соберет любителей музыки 18 июня. Он пройдет в молодежном историко-культурном центре «Особняк Носова» — филиале Российской государственной библиотеки для молодежи — и станет одним из самых ярких музыкальных событий лета.

Фестиваль отличает стилевое разнообразие: от классического до экспериментального и фри-джаза. Он объединяет как начинающих музыкантов, так и признанных исполнителей. В нем участвуют учащиеся Московского колледжа импровизированной музыки, для которых это своего рода защита дипломного проекта.

На территории центра обычно работает две площадки — на открытом воздухе и на веранде. Первая требует жестко регламентированной программы из двух-трех композиций от коллектива, а вторая предназначена для джемов. Благодаря удачному размещению и хорошей акустике они не мешают друг другу и позволяют артистам в полной мере продемонстрировать свои таланты.

В разные годы в фестивале участвовали известные зарубежные исполнители: Тони до Розарио, Тиффани Моник, Паулиньо Гарсиа, Брэдли Уильямс и даже студенты чикагской джазовой школы Old Town School of Folk. Здесь впервые заявили о себе российские исполнители и проекты, востребованные сегодня на профессиональной сцене. Среди них Елена Липаева и ее группа Elena et les Garçons, резидент проекта Jazz Parking Ярослава Павлова, лауреат джазовых международных фестивалей Полина Воденисова и джазовая вокалистка Анастасия Пугач.

В этом году джазовые стандарты и импровизации исполнят российские коллективы: хор Jazz Friends под управлением Владимира Сидорковича, бенд Михаила Владимирова, хор Honey Jazz Choir под управлением Людмилы Ханиной, Moscow Swing Colledge Band под управлением Валерия Киселева и Boogie Woogie Boom, в составе которого Михаил Клягин, Екатерина Заволокина и Юлия Шишкина.

«Разноцветный джаз» состоится уже в восьмой раз. Начало в 15:00. Адрес: улица Электрозаводская, дом 12, строение 1.

Россия. Весь мир. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 15 июня 2017 > № 2213429


Россия. ЦФО. СЗФО > Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > mos.ru, 15 июня 2017 > № 2213427

Санкт-Петербург перенимает опыт Москвы по сохранению культурного наследия

После реставрации арендаторов объектов культурного наследия переведут на льготную ставку, которая составляет один рубль за квадратный метр в год.

Опыт Москвы по передаче в аренду объектов культурного наследия используют в Санкт-Петербурге. Первый аукцион по программе планируется провести до середины следующего года.

Программа «1 рубль за 1 квадратный метр» реализуется в столице с 2012 года. Инвестор обязуется восстановить здания за свой счет, а после завершения работ его на 49 лет переводят на льготную ставку, которая составляет один рубль за квадратный метр в год.

За пять лет в программу включили также льготную ставку арендной платы за земельный участок, право инвестора на субаренду, а срок проведения работ по сохранению памятников без штрафных санкций увеличили до семи лет.

«В настоящее время в рамках столичной программы реализовано 19 объектов культурного наследия, завершен комплекс работ по сохранению девяти объектов культурного наследия, 1 июня 2017 года на торгах реализован еще один объект, договор по которому находится в стадии подписания», — рассказала Юлия Логинова, советник руководителя Департамента культурного наследия Москвы.

По ее словам, в торгах обычно участвуют около шести претендентов.

Скромное количество объектов, включенных в программу, объясняется тем, что не все здания могут быть выставлены на аукцион. Например, город не может распоряжаться памятниками культуры, являющимися собственностью Российской Федерации или принадлежащими частным лицам.

Часть объектов подготовлена к реализации по программе продажи с обратным опционом — с возможностью обратного выкупа объекта в случае непроведения новым собственником необходимых ремонтно-реставрационных работ.

Кроме того, есть здания, которые по функциональному назначению не могут быть выставлены для коммерческой аренды. Это театры, музеи, объекты религиозного и общеобразовательного назначения.

Россия. ЦФО. СЗФО > Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > mos.ru, 15 июня 2017 > № 2213427


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 15 июня 2017 > № 2213392

В праздничном концерте примут участие Детский музыкальный театр юного актера, творческий коллектив благотворительного фонда «Больше жизни» и другие.

В саду «Эрмитаж» 15 июня состоится благотворительный детский праздник «Мы вместе!» для многодетных семей и семей, воспитывающих детей с ограниченными возможностями здоровья.

Гостей ждут увлекательные мастер-классы, аквагрим, конкурсы с призами и многое другое.

В концерте примут участие Детский музыкальный театр юного актера, группа «Дикие киви», творческий коллектив детей и молодежи с нарушениями слуха «Ангелы Надежды», актер мюзиклов Игорь Портной, актеры театра и кино Петр Коврижных и Егор Глотов, творческий коллектив благотворительного фонда «Больше жизни» и другие.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 15 июня 2017 > № 2213392


США. Сирия. Украина. РФ > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Армия, полиция > gazeta.ru, 15 июня 2017 > № 2210077

«Европа и США оседлали коня недовольства украинцев»

Путин: ЕС и США поддержали государственный переворот на Украине

Отдел «Политика»

Президент России Владимир Путин заявил, что США и ЕС поддержали переворот на Украине. Об этом, а также о своем видении событий в Сирии российский президент рассказал Оливеру Стоуну в третьей серии фильма «Интервью Путина», которая была показана в США.

Президент России Владимир Путин рассказал, что ЦРУ «обращало самое пристальное внимание на Украину» в 2014 году. Российский президент считает, что Европа и США «оседлали коня недовольства» украинцев и, «вместо того чтобы выяснять, что реально происходит, они поддержали государственный переворот».

Путин рассказал, что во время кризиса на Украине он и президент США Барак Обама находились тесном контакте. «Можно сказать, что мы постоянно были в контакте, по телефону», — сообщил Путин.

Об этом Путин рассказал в разговоре с режиссером Оливером Стоуном в третьей части фильма «Интервью Путина». Фрагмент фильма, показанного на телеканале Showtime, опубликован на видеохостинге YouTube.

Однако на вопрос Стоуна, удалось ли сторонам прийти к согласию, Путин ответил отрицательно. При этом российский лидер подчеркнул, что переговоры с Обамой всегда имели деловой характер.

«У нас разные были оценки… По поводу причин кризиса на Украине и его хода. Диалог носил деловой характер. Диалог заинтересованный, не конфронтационный совсем», — отметил Путин.

Он также рассказал американскому режиссеру, что русский и украинский народ — «близкие родственники». «С Украиной нас связывает тысяча нитей. Я глубоко убежден, что украинский и русский народ — они просто близкие родственники. Это практически одно и то же», — сказал Путин.

Путин также добавил, что в случае угрозы Крыму российские военные будут защищать свою территорию всеми доступными средствами. «После того как Крым стал полноценной частью России, наше отношение к этой территории кардинальным образом изменилось. И если мы видим угрозу для своей территории, а Крым — наша территория, мы, как любое государство, будем защищать нашу территорию всеми доступными нам средствами», — пояснил президент РФ.

Кроме Украины, истории, которая интересует Стоуна, снявшего фильм о событиях в этой стране, Путин говорил с режиссером и о ситуации в Сирии.

Здесь Путин отметил, что Москве нужна поддержка Вашингтона, Эр-Рияда, Аммана и Каира для разрешения кризиса в Сирии. «Мы заинтересованы не в раздувании конфликта, а, наоборот, в налаживании диалога для того, чтобы сохранить территориальную целостность страны. Это очень сложно. Нам не просто добиваться какого-то консенсуса. Но прямой контакт и с одними, и с другими партнерами дает нам такой шанс. И в целом мы добиваемся успеха», — рассказал президент.

«Но мы будем действовать очень аккуратно, чтобы каждый последующий шаг закреплял достигнутые результаты, а не разрушал их», — заключил он.

При этом, рассуждая о США, Путин отметил, что Америке необходим постоянный внешний враг для того, чтобы наладить дисциплину в «западном лагере».

«Я не всегда понимаю логику наших партнеров. Иногда складывается впечатление, чтобы держать в повиновении и наладить дисциплину в своем собственном западном, так называемом атлантическом лагере, для этого нужен внешний враг», — высказал предположение президент.

По мнению Путина, угроза исходит не от России, а от НАТО. Он отметил, что когда альянс «приходит в ту или иную страну, то, как правило, политическое руководство этой страны и население страны не могут влиять на принимаемые НАТО решения, в том числе по размещению военной инфраструктуры, не исключая, например, и постановку очень чувствительных систем вооружения, в том числе и противоракетной обороны».

«Сейчас происходит определенное укрепление американского влияния в Европе, в том числе за счет восточноевропейских стран, потому что они еще находятся в парадигме противостояния другому доминанту в виде бывшего Советского Союза. Это перекладывается все на сегодняшнюю Россию.

Но рано или поздно это закончится», — считает Путин.

Как полагает Путин, Западу удалось «с помощью инициированного кризиса на Украине возбудить такое отношение к России как к возможному агрессору».

Путин также поделился мнением, что простых времен не бывает. «Когда было простое время? У нас никогда не бывает простых времен. Надо просто благодарить Господа за возможность служить своей стране», — сказал он.

США. Сирия. Украина. РФ > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Армия, полиция > gazeta.ru, 15 июня 2017 > № 2210077


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 15 июня 2017 > № 2209936

Умер народный артист СССР Алексей Баталов

Редакция Forbes

Алексей Баталов в роли Гоши в фильме «Москва слезам не верит».Алексей Баталов в роли Гоши в фильме «Москва слезам не верит».

Киноактер снялся более чем в 40 фильмах, в их числе «Летят журавли», «Девять дней одного года», «Москва слезам не верит»

В ночь на 15 июня в одной из больниц Москвы на 89-м году жизни скончался народный артист СССР Алексей Баталов, сообщило в четверг агентство ТАСС. «Алексей Владимирович скончался сегодня ночью, больше никаких комментариев», — рассказал агентству помощник актера Владимир Иванов. «Да, мы подтверждаем, Алексей Владимирович скончался сегодня ночью», — сообщили агентству РИА Новости в семье актера.

В январе 2017 года Баталов перенес двойной перелом ноги. Ему была сделана операция. В феврале он вновь был госпитализирован из-за осложнения после протезирования сустава. В мае был помещен в реабилитационный центр.

Алексей Баталов родился в 1928 году в актерской семье. Жил в семье писателя Виктора Ардова, в квартире которого частыми гостями были писатели Михаил Булгаков и Юрий Олеша, поэты Анна Ахматова и Борис Пастернак, актриса Фаина Раневская.

Баталов снялся более чем в 40 фильмах, в их числе «Дело Румянцева», «Летят журавли» («Золотая пальмовая ветвь» Каннского фестиваля), «Девять дней одного года», «Бег», «Москва слезам не верит» («Оскар» за лучший зарубежный фильм). Роль Гоши («он же Гога, он же Юрий, он же Гора, он же Жора») в этом фильме стала одной из его самых известных ролей.

В 1976 году Баталову было присвоено звание народного артиста СССР, в 1989 году — было присвоено звание Героя Социалистического Труда.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 15 июня 2017 > № 2209936


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter