Всего новостей: 2010036, выбрано 8420 за 0.120 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
США > СМИ, ИТ > regnum.ru, 6 февраля 2017 > № 2062844

«ДУРНАЯ СЛАВА» / NOTORIOUS

Идея Хичкока ужаснула продюсера. До съёмок было ещё далеко, ещё писался сценарий, а уже было страшно.

Дэвид Сэлзник любил прикасаться к государственным тайнам не больше, чем к скорпионам. Он слишком хорошо устроился в жизни, чтобы играть с судьбой.

А вот Хичкок был устроен иначе. Заподозрить его в бесстрашии было нельзя. Он вздрагивал при виде полицейского. Однако тайна — великая, государственная, за которую могли оторвать голову, — манила его и наполняла азартом. Её хотелось втащить в свой фильм. Вокруг неё хотелось накрутить всякой мути.

Хичкок приближался к гостайне, как зомби. Ещё в 1944 году, захватив с собой Бэна Хэкта (действовать в одиночку было невмоготу), он приехал в Калифорнийский технологический институт к нобелевскому лауреату Роберту Милликену и встревожил его вопросом: «Каких размеров будет атомная бомба?»

Учёный, похолодев, посоветовал гостям выбросить атомную бомбу из головы. Он сосредоточился не на секретном оружии и свойствах урана, а на опасностях, связанных с интересом к данной тематике.

С той поры за Хичкоком было установлено наблюдение. Видимо, кабинет физика был оборудован аппаратурой прослушивания. Это единственное объяснение слежки, не бросающее на учёного тень.

В течение трёх месяцев телефон режиссёра прослушивался, а его передвижения фиксировались спецслужбами. Слежка продолжалась недолго, потому что уровень осведомлённости объекта вызывал умиление у специалистов. Секретные физики, наверное, очень ждали выхода фильма Хичкока, чтобы проржаться.

А вот Дэвид Сэлзник распереживался, причём нешуточно. Всё куда-то не туда разворачивалось. Он нашёл для Хичкока великолепный рассказ. Там юная англичанка во время Первой мировой войны разделила ложе с врагом и выведала страшные тайны. А потом очень переживала, чтобы об этом факте не проведал жених. Мог получиться сногсшибательный триллер.

Однако Хич и Хэкт признали рассказ мурой. Они оставили только жертвенную сердцевину истории, но перенесли действие в современность и придумали тайную организацию недобитых нацистов, которые производили уран для атомных бомб.

Сэлзник поинтересовался мнением подчинённых продюсеров, и те дружно высмеяли урановую интригу. Как вспоминал сам Хичкок в интервью Француа Трюффо, продюсерам «показалось идиотизмом строить фильм на такой ерунде». В те годы мало кто знал, что такое уран и с чем его едят. Сам режиссёр узнал о нём случайно, от знакомого писателя, и крайне немного.

Сэлзник решил избавиться от головной боли, связанной с атомным триллером, и сосредоточиться на приятном — постановке фильма «Дуэль под солнцем», где играла его жена. Он продал проект вместе со своим лучшим, как тогда говорили, «пакетом». Альфред Хичкок, Бэн Хэкт, Ингрид Бергман и Кэри Грант перешли под крыло компании «РКО».

Хичкок этот разрыв не драматизировал. Стремление Сэлзника вмешиваться в съёмочный процесс и навязывать свою волю его всегда раздражало.

В сценарии «Дурной славы», по мнению постановщика, всё было крепко. Красивая немка, родившаяся в Америке, расплачивалась за грехи своего отца-нациста, осуждённого за шпионаж. Любовь к отцу и любовь к Америке рвали девушке сердце. Она искала утешение в вине и наверняка бы спилась, если бы ФБР не предложило ей сделку. Она может смыть позор со своего имени и облегчить участь отца, если отправится в Бразилию и раскроет планы нацистов. Где-то в джунглях они добывают уран, мечтая с помощью атомного оружия поставить мир на колени. Курировал девушку секретный агент, который сразу в неё влюбился и вызвал ответные чувства. Неожиданным поворотом сюжета стало предложение руки и сердца, сделанное девушке одним из нацистов. С этого момента история заискрила сценами ревности, и зритель стал видеть в героях не только шпионку, агента ФБР и нациста, но и живых людей.

Кульминацией фильма и одновременно его грандиозным проколом стала сцена, в которой любовники нашли в винном погребе бутылки с ураном. В наши дни, когда радиационная безопасность преподается в школах, этот эпизод забавляет. Герои пересыпают уран из разбитой бутылки в целую, берут его горсть с собой и заметают остатки рассыпавшегося порошка под стеллаж. Сегодня даже завзятому двоечнику понятно, что хеппи-энда не будет. Герои разделят судьбу первооткрывателей радия Пьера и Марии Кюри.

Но в то далёкое время зритель был ещё не настолько просвещён и придирчив, как мы, нынешние. Он был легковерен, не боялся радиации, любил кино и этим был счастлив.

Валерий Рокотов

США > СМИ, ИТ > regnum.ru, 6 февраля 2017 > № 2062844


Россия. ЦФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mil.ru, 6 февраля 2017 > № 2062252

В Брянске открылась уникальная передвижная выставка Студии военных художников имени М.Б. Грекова, посвященная Сталинградской битве

В Брянском областном художественном музейно-выставочном центре открылась уникальная передвижная выставка. Экспозиция «Двести дней. Сталинградский эпос» создана на основе фондовой коллекции Центрального музея Великой Отечественной войны и посвящена самому кровопролитному сражению.

Экспозиция состоит из 60 полотен, большинство из которых — рисунки современников тех великих событий: участников Сталинградской битвы и членов Студии военных художников имени М.Б. Грекова. Отдельная часть выставки — графические работы послевоенного времени. Литографии, офорты и линогравюры выполнены по воспоминаниям участков и современников сражения.

Пресс-служба Западного военного округа

Россия. ЦФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > mil.ru, 6 февраля 2017 > № 2062252


Казахстан > Образование, наука. СМИ, ИТ > dknews.kz, 6 февраля 2017 > № 2062171

50 учебников, изданных на казахском языке, в рамках внедрения трехъязычия в Казахстане переводится на английский язык. Об этом в ходе пресс-конференции в СЦК заявил председатель Ассоциации высших учебных заведний РК Рахман Алшанов, передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».

«По полиязычию. В последнее время этому вопросу уделяется большое внимание. В 42-х вузах реализуется различные программы на английском языке. Кроме того, принято решение о написании учебников на английском языке, изданных на казахском языке. Для чего это делается? Нам есть, что сказать миру, есть достижения ученых, хотя это критикует. Сейчас 50 учебников переводится, в будущем планируется эту цифру увеличивать», — сообщил Алшанов.

Он пояснил, что сейчас стоит важная задача по цифровизации учебников, изданных на казахском языке, а также сделать их доступными для всех с помощью республиканской электронной библиотеки.

Ранее сообщалось, что в Казахстане начали разрабатывать учебники в рамках массового внедрения трехъязычного образования.

В настоящее время в ряде школ уже апробируется трехъязычное образование. А с 2019 года в старших классах (10-11-12 классы) начнется изучение на английском языке четырёх предметов естественного цикла: химия, физика, информатика и биология. Поэтапное внедрение запланировано до 2023 года.

Казахстан > Образование, наука. СМИ, ИТ > dknews.kz, 6 февраля 2017 > № 2062171


США. Франция. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > gazeta.ru, 5 февраля 2017 > № 2069028

«Каждый может быть скомпрометирован»

Почему скандалы и компроматы стали главным предвыборным инструментом

Валентин Логинов

Избирательные гонки и раньше сопровождались скандалами, однако в последних кампаниях компромат становится чуть ли не центральным игроком. «Газета.Ru» разбиралась, почему кандидаты в президенты все чаще используют компроматы и как этому способствуют солидные СМИ.

Компроматы в избирательных кампаниях — явление не новое, оно, наверное, появилось тогда же, когда прошли первые выборы. Однако если раньше материалы, призванные испортить имидж кандидатов, были лишь дополнительным инструментом в арсенале политтехнологов, то современные избирательные кампании все чаще сопровождаются громкими и зачастую имеющими решающее влияние на исход гонки скандалами.

Компроматы берут верх в США

Президентская гонка в США и только набирающая обороты кампания во Франции являются яркими доказательствами. После утечки электронных писем Хиллари Клинтон, в которых кандидат в президенты США от Демократической партии обсуждала политические вопросы, американская общественность задавалась вопросом, можно ли доверить Клинтон управление страной.

«Хиллари показала, что безопасность страны и американских семей для нее ничего не значит», — говорил победивший в итоге республиканец Дональд Трамп.

К слову, именно утечка писем, выложенная на сайте WikiLeaks, послужила поводом для разбирательств со стороны ФБР. Действия Бюро в предвыборном штабе Клинтон считают основной причиной ее поражения на выборах 8 ноября. Буквально за две недели до начала второго разбирательства, по данным социологических служб, она лидировала, однако, когда ФБР заинтересовалось новым пакетом «утечек» из переписки, Клинтон начала терять поддержку со стороны неопределившихся избирателей.

Также не на руку кандидату от демократов сыграла информация о том, что фактически национальный комитет Демократической партии работал на Клинтон и при этом целенаправленно «топил» ее оппонента Берни Сандерса.

Вместе с тем и скандалы вокруг Трампа не утихали ни до дня голосования, ни после. Сначала газета The Washington Post опубликовала запись разговора 2005 года, в котором Дональд Трамп нелицеприятно отзывался о женщинах, за что кандидату пришлось извиняться. Кроме того, американские СМИ активно обсуждали финансовую схему предпринимателя Трампа, которая якобы позволяла ему на протяжении 18 лет уходить от налогов. Однако позже выяснилось, что факт махинаций все же присутствовал, но Трамп скорее использовал существующие законодательные пробелы, нежели специально обманывал налоговые органы страны.

Самый же громкий скандал настиг Трампа уже после избрания. Телеканал CNN и ресурс BuzzFeed распространили информацию о сенсационном досье, собранном бывшим сотрудником британских спецслужб.

В документе утверждалось, что у ФСБ России есть некий компромат на избранного президента США, включая видео «секс-приключений» Дональда Трампа в одном из московских отелей.

Впрочем, факт досье британская разведка быстро опровергла, а CNN столкнулся с чередой резких обвинений со стороны Трампа. К слову, представители Белого дома теперь отказываются давать интервью и комментарии телеканалу.

Европейский опыт

Схожая ситуация складывается и во Франции, где под подозрением в незаконных действиях находятся уже все фавориты избирательной гонки. Долгое время считавшийся лидером гонки кандидат от «Республиканцев» Франсуа Фийон вынужден доказывать, что его жена не получала незаконно €900 тыс., а лидер «Национального фронта» Марин Ле Пен — что не отмывала сотни тысяч евро, нанимая в партию фиктивных сотрудников.

Кроме того, ресурс WikiLeaks 1 февраля опубликовал архив документов, связанных с деятельностью Фийона и Ле Пен, а также намекнул, что в распоряжении сайта есть документы и на другого фаворита — Эммануэля Макрона, бывшего социалиста и самовыдвиженца.

Вероятно, еще не стартовавшая избирательная кампания в Германии также будет сопровождаться скандалами. Выборы в парламент здесь состоятся только осенью, но заявка на использование компромата уже сделана.

В 2015 году в Германии разразился настоящий шпионский скандал, когда стало известно, что АНБ прослушивало телефонные разговоры федерального канцлера Ангелы Меркель. Тогда это удалось замять. Сегодня же немецкие политики и представители спецслужб уже заявляют, что ожидают вмешательства России в избирательный процесс, заранее, по примеру США, обвиняя Кремль в кибератаках.

Изменились источники

Главная задача кандидата в предвыборной кампании — выстроить свой имидж и разрушить чужой. Одним из действенных инструментов становится наклеивание ярлыков на оппонентов. Этим активно пользовались американские политтехнологи в последней избирательной кампании.

Хиллари Клинтон обвиняли в «жуликоватости» и слабоумии. Клинтон же заявляла, что Трамп антисемит, расист и гомофоб. Во Франции сегодня также пытаются вешать ярлыки: на Фийона — жулика, который оплачивал из государственных средств якобы несуществующую работу жены, на Ле Пен — фашистки.

Однако и в этом инструменте нет ничего нового. Эксперты утверждают, что главным новшеством современной борьбы компроматов выступает то, как средства массовой коммуникации переосмыслили свою роль в избирательном процессе.

«Изменились каналы появления компрометирующей информации.

Если раньше она вбрасывалась через неформальные каналы, через неаффилированные с кандидатами источники, то сейчас ее стали публиковать фактически через официальные каналы и средства массовой информации», — рассказала в беседе с «Газетой.Ru» Инна Ветренко, доктор политических наук, профессор Омского госуниверситета.

Активное участие в обсуждении и распространении компрометирующих материалов в таких «уважаемых и солидных медиа», как The Washington Post, The New Your Times, CNN и других, делает такую информацию более правдоподобной. «И это имеет более серьезное воздействие и существеннее влияет на итоговый процент голосования», — подчеркнула Ветренко.

Процесс объясним в том числе тем, что современная журналистика все чаще обращается к новым техническим средствам распространения информации: от популярных соцсетей до анонимных мессенджеров. Здесь информация распространяется быстрее, но ее достоверность, как правило, остается под вопросом.

Истории темные и еще темнее

Центральные СМИ и раньше активно информировали читателей о нелицеприятных историях, связанных с политиками. В 1990-е в США сексуальный скандал вокруг президента Билла Клинтона чуть не привел к его импичменту. Также СМИ активно писали о том, что энергетические проекты Джорджа Буша-младшего обслуживали интересы частных нефтегазовых компаний, а не государства.

По мнению директора Центра политических технологий Игоря Бунина, во французской политической истории компроматы являются своего рода традицией. Он напомнил об обвинениях в адрес Жака Ширака в спекуляциях с акциями в 1995 году, а также о подозрениях, что президент Николя Саркози, воспользовавшись служебным положением, купил квартиру по заниженной цене.

Собеседник «Газеты.Ru» отметил, что использование «темных историй» — обычный прием во время избирательных кампаний.

«Кроме того, надо понимать, что сейчас благодаря СМИ, WikiLeaks и другим просторам интернета, открытости информации, в том числе доступу к доходам политических деятелей, все становится известно в более крупных масштабах», — считает Бунин.

Компромат активно использовался и в российской политике в начале 1990-х. Например, в свое время вице-президент России Александр Руцкой грозил своим противникам «11 чемоданами компромата». В начале 2000-х сексуальный компромат стал символом борьбы за власть — его жертвой стал тогдашний генпрокурор Юрий Скуратов. Он был вынужден уйти в отставку после того, как в СМИ просочилась видеозапись, на которой «человек, похожий на генпрокурора», отдыхал в компании проституток.

В середине 2000-х годов к компромату прибегали и в качестве инструмента дискредитации российской оппозиции. Несколько оппозиционеров, включая политика Илью Яшина, публициста Виктора Шендеровича и журналиста Михаила Фишмана, были сняты скрытой камерой в компании девушки «с низким социальным статусом» Кати Му-Му (Герасимовой), предположительно сотрудничавшей со спецслужбами. Впоследствии эти кадры транслировали прогосударственные телеканалы в разоблачительных материалах.

В апреле 2016 года канал НТВ показал фильм «Касьянов день» с кадрами интимного свидания экс-премьера Михаила Касьянова, одного из лидеров партии ПАРНАС, и его коллеги Натальи Пелевиной. Тогда скандал вызвал даже не столько факт свидания, сколько нелицеприятные высказывания политиков в адрес своих коллег.

Компромат — сигнал элитам, а не избирателям

Эксперты считают, что усиление роли СМИ в распространении компрометирующих материалов является трендом последних лет. Однако долго ли он продержится, в настоящий момент непонятно.

По словам Инны Ветренко, чувствительность рядового избирателя к такого рода публикациям снижается, а вот чувствительность СМИ, наоборот, возрастает. Именно поэтому медиа становятся мощным инструментом воздействия.

«Компрометирующие материалы и шоу, как правило, дают определенный сигнал политическим элитам, а не избирателю», — говорит собеседник «Газеты.Ru».

Отдельно Ветренко отмечает, что технологии компроматов не делят электорат на левых, правых и центр. Политическая идеология уже давно не играет лидирующей роли в крупных скандалах, влияющих на предвыборные расклады.

«Связано это с тем, что в некотором кризисе находятся партии. В Европе они сейчас не представляют собой значимые политические институты, отсюда и размытость идеологии», — уверена она.

«Технологи, которые ведут избирательные кампании, в таких условиях идут по принципу «хватай всех». Потому что идеологически зацепить европейского избирателя, искушенного и опытного, крайне сложно», — рассказала эксперт в беседе с «Газетой.Ru».

Такого же мнения придерживается Игорь Бунин из Центра политических технологий, который утверждает, что в нынешних политических реалиях идеология и программы кандидатов не столь важны, сколько важно «убрать скелеты».

«Даже сейчас мы наблюдаем, как все нестабильно идет в предвыборной гонке во Франции. То лидировал Ален Жюппе, потом Фийон, но сейчас и его рейтинг опустился. Систему легко дестабилизировать. Поэтому если есть скелеты, то их лучше спрятать или вообще отказаться от участия в выборах. Каждый может быть скомпрометирован», — считает Бунин.

США. Франция. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > gazeta.ru, 5 февраля 2017 > № 2069028


Россия. СФО > СМИ, ИТ. Армия, полиция > mvd.ru, 5 февраля 2017 > № 2066193

Отказался учить немецкий, так как фашисты убили отца.

Алексей Кобелев - личность, известная в Алтайском крае и не только. Многие его работы, книги, публикации в периодических изданиях, посвящённые историческим событиям, знают далеко за пределами Сибири. Например, книги «Сквозь завесу времён» и «Забвению не подлежат!» оцифрованы в университетах американских штатов Индиана и Висконсин, очерк «Главный душитель Сибири» (в дополнение к телефильму «АдмиралЪ») опубликовали сотни сетевых газет и журналов, распространили в блогах, на сайтах и форумах. Комментариев - тысячи, просмотров - сотни тысяч. И они всё накапливаются.

В этом году подполковник внутренней службы в отставке отмечает 80-летний юбилей.

- Алексей Иванович, как получилось, что подполковник внутренней службы начал писать?

- Моё писательство произошло из любви к чтению. Я был большим книгочеем с детства, когда ещё не было электричества, а была простая стеклянная баночка с керосином, крышечка, а над ней фитилёк. Во время службы на Балтийском флоте мне очень повезло. На крейсере «Орджоникидзе» была хорошая библиотека, я часто посещал её, познакомился близко с библиотекарем. Он нередко просил меня остаться за него, когда ходил в увольнение. С ним мы и сейчас остаёмся друзьями, хотя нам уже много-много лет. После демобилизации собрал свою библиотеку. После аванса или получки всегда покупал связку книг. Тогда же возмечтал написать свою книгу. Однако жизнь сложилась так, что только к концу службы начал писать то, что меня интересовало.

- Расскажите, пожалуйста, о вашем жизненном пути.

- После демобилизации пришёл на Барнаульский вагоноремонтный завод. Работал электромонтёром, столяром, редактором многотиражной газеты (во время армейской службы в Кронштадте обучался в вечерней школе военных корреспондентов).

В 1969 году окончил юридический факультет Томского госуниверситета, вскоре Барнаульским горкомом КПСС был направлен в органы внутренних дел. После курсов первоначальной подготовки в Барнаульской средней спецшколе МВД СССР оказался в отделении боевой и служебной подготовки отдела кадров. Прошёл путь от инспектора до заместителя начальника отдела кадров. Вышел в отставку в звании подполковника внутренней службы.

- Что за время службы врезалось в память?

- Самой памятной была весна 1985 года. В связи с 40-летием Победы советского народа в Великой Отечественной войне все её участники награждались орденами Отечественной войны I или II степени. Это была колоссальная работа: требовалось не только установить факт участия в боевых действиях, но и подтвердить документально прежние награды, справки о ранениях и контузиях. Тогда компьютеров не было, всё печаталось на машинке, никаких исправлений не допускалось. Порой приходилось работать до часу ночи. К больным фронтовикам ездили сами. Помню, как вложил орден в слабую руку умирающего моряка Балтфлота Горбенко, горевшего и тонувшего в трагическом Таллинском переходе 1941 года. Никогда не забуду, как ветеран, отложив костыли, встал на колено (второго не было), положил орден в ладоши, склонился над ним и долго рыдал, вспоминая пережитое.

- Что подтолкнуло к написанию первой книги?

- Ту документальную повесть я посвятил торпедным катерам Балтики, которые были построены на средства молодёжи Алтая в годы войны. Однажды увидел фото торпедного катера «Пионер Алтая». Под ним указывалось, что он потопил три корабля врага. Этот факт засел у меня в голове. Начал скупать книги о моряках Балтики, мемуары. Читал, но ничего не находил. И вдруг в газете увидел письмо корабела из Керчи, который утверждал, что всему экипажу торпедного катера «Пионер Алтая» было присвоено звание «Герой Советского Союза». Поиски возобновились с ещё большим рвением. Дома собралось около сотни книг по военно-морской тематике, однако новых сведений не прибавлялось. Подготовил запросы в архивы. Поехал в Гатчину, в Центральный военно-морской архив. Там собрал в хронологической последовательности все интересовавшие меня факты и только затем понёс повесть редактору. В 1991 году повесть была опубликована в двух номерах журнала «Алтай». А сама книга «С именем Алтая на борту» появилась лишь в 2005 году благодаря генерал-майору милиции Владимиру Валькову.

- Какую-то из своих книг можете выделить?

- К сему дню я автор и соавтор 17 книг, 168 публикаций в газетах, журналах и сборниках. У меня 7 дипломов, в том числе «Лучшая книга 2014 года» конкурса «Издано на Алтае».

Книги что дети - каждая дорога по-своему. Например, книга «Забвению не подлежат!» - о сотрудниках органов внутренних дел, погибших в Гражданской и Великой Отечественной войнах, а также при исполнении служебных обязанностей. Все их имена в 2002 году занесены на скрижали Мемориального комплекса у здания ГУ МВД России по Алтайскому краю. 500 имён прошли через мою душу.

«Сквозь завесу времён. Рассекреченные судьбы» - о руководителях полиции, милиции и региона с екатерининских времён.

Двухтомник «Алтайский десант» - о сотрудниках, отличившихся в борьбе с терроризмом на Северном Кавказе.

«Три войны Николая Шенцева» - о генерал-майоре милиции в отставке, участнике боевых действий в Афганистане, Таджикистане, на Северном Кавказе.

«Солдаты Победы. 1941-1945» - о сотрудниках органов внутренних дел Алтая, участниках Великой Отечественной войны. Собрано более 1800 биографий фронтовиков и свыше 1600 их фотографий.

- Алексей Иванович, так всё же кто вы? Милиционер? Биограф? Писатель? Документалист?

- Думаю, что меня можно назвать любым из этих слов. В Союзе журналистов состою с 1978 года. Когда работал в милиции, не часто, но публиковался в газете «Алтайская правда» и «Вечерний Барнаул». После выхода первых книг в 2002 году мне предлагали вступить в Союз писателей, но я скромно отказался, хотя и публиковался в журнале «Алтай». Когда перевалило за 70, говорили: «Почему ты не пишешь заявление в Союз писателей? Давно созрел». В 2011 году я получил членский билет Союза писателей России. Теперь я подполковник внутренней службы в отставке, член Союза журналистов и Союза писателей России. К тому же документалист, биограф, историк, очеркист, публицист и патриот.

- А часто ли в жизни вы совершали ошибки? Если было бы возможно, что изменили бы в прошлом?

- Ошибки прошлого? Меня директор школы не принимал в 8-й класс из-за того, что я отказывался учить немецкий язык, так как фашисты убили моего отца. Я сидел 20 суток на гауптвахте. Но никогда не задумывался, ошибки это или нет. Убеждён, что переживать и терзаться из-за минувших просчётов не стоит, ведь прошлое уже не вернуть. Важно сделать вывод и не совершать их впредь.

Беседу вела Елена ПЕТРУШИНА

Россия. СФО > СМИ, ИТ. Армия, полиция > mvd.ru, 5 февраля 2017 > № 2066193


Великобритания > СМИ, ИТ > bbc.com, 5 февраля 2017 > № 2062295

"Настоящий Бонд": режиссер фильмов об агенте 007 был разведчиком

Патрик Клахейн

Би-би-си

То, что создатель Джеймса Бонда Ян Флеминг во время Второй мировой войны работал в британской разведке, известно всем поклонникам агента 007. Немногие знают, что режиссер четырех фильмов "бондианы" Гай Хэмилтон служил там же, причем не на бумажной работе.

Он родился в 1922 году в Париже в семье британского дипломата. В 1940 году поступил в военно-морскую разведку, а в июне 1944-м пережил смертельно опасное приключение, вполне достойное Бонда.

Через несколько дней после высадки союзников в Нормандии лейтенант Хэмилтон с двумя матросами должны были высадить на побережье Бретани важного агента-француза.

Под покровом ночи моряки отплыли от боевого корабля на плоскодонной гребной лодке, достигли берега, оставили там секретного пассажира, а когда вернулись, корабля на месте не оказалось.

Image caption Лейтенант Хэмилтон был приписан к штабу 15-й флотилии в Дартмуте. Для миссий нередко использовались скоростные торпедные катера

О том, чтобы пересечь Ла-Манш на крошечном суденышке, не могло быть и речи. Разведчики вернулись на берег - без всякого снаряжения и контактов.

"Можете себе представить их положение. Сказать, что оно было опасным, значит ничего не сказать", - заявил Би-би-си почетный консул Франции в Плимуте Ален Сибриль, бретонец, чей дед участвовал там в Сопротивлении.

Хэмилтон, скончавшийся в 2015 году в возрасте 93 лет, незадолго до смерти рассказал Би-би-си о своих приключениях, которые, по его словам, отлично помнил.

Пляжи усиленно патрулировали немцы.

"Мы бросили лодку и первым делом постарались уйти от берега так далеко, как могли", - рассказал Хэмилтон.

Трое британцев несколько дней прятались от гитлеровцев, стараясь, к тому же, не угодить на минное поле, которых там было видимо-невидимо.

На их счастье, они встретили участников французского Сопротивления, которые спрятали их в доме местной жительницы Анны Ропер.

Image caption До прихода союзных войск Хэмилтон (крайний справа) и его подчиненные скрывались в подполье около месяца

Image caption Анна Ропер во время войны и в наши дни

"Им отвели комнату моих родителей, - рассказала в прошлом году незадолго до смерти 97-летняя француженка. - Гай спал на одной кровати, а матросы вместе на другой. Днем мы не разрешали им вставать".

"Если бы нацисты узнали, всех расстреляли бы на месте", - сказала подруга Анны Маргарита Пьер, также участвовавшая в спасении британцев.

Image caption Хэмилтон сумел переправить записку своему начальству на базе в Дартмуте и сообщить, что он и его люди живы

Молодость бесшабашна. Однажды вечером французы предложили Хэмилтону, который свободно говорил на их языке и мог выдать себя за местного жителя, "развеяться": выпить и сыграть в боулинг.

"Все было чудесно, за исключением того, что в заведение вдруг вошла целая компания немцев в форме, Кончилось тем, что мы поиграли в боулинг и поставили друг другу по кувшину сидра, но мне, сами понимаете, было не по себе", - рассказал он.

Хэмилтон был награжден крестом "За заслуги", после войны пошел в киноиндустрию, учился режиссерскому мастерству у легендарного Кэрола Рида. Его первой самостоятельной работой стал "Золотой палец" с Шоном Коннери (1964).

"Для меня он и был Бондом, - говорил другой исполнитель роли агента 007 Роджер Мур. - Рассказывал про свои приключения, про то, как однажды в баре спасся только тем, что хорошо говорил по-французски и смог навешать немцам лапши на уши. И, конечно, привносил свой опыт в работу. Но, между прочим, чувствовалось, что выкладывал не все".

Великобритания > СМИ, ИТ > bbc.com, 5 февраля 2017 > № 2062295


Китай. Австралия > СМИ, ИТ > russian.china.org.cn, 5 февраля 2017 > № 2061175

В Центре искусств Мельбурна сегодня вечером состоялся торжественный китайский новогодний концерт, на котором известный дирижер Тань Дунь вновь руководил выступлением насчитывающего самую долгую в Австралии историю Мельбурнского симфонического оркестра.

Китайский молодой исполнитель на соне Лю Вэньвэнь и Мельбурнский симфонический оркестр впервые в мире совместно исполнили взволновавший аудиторию концерт для соны "Сто птиц летят навстречу фениксу". Сочетающее восточный и западный стили новое произведение Тань Дуня "Прощай, моя наложница", включившее выступление артистки пекинской оперы Сяо Ди, произвело глубокое впечатление на слушателей.

Генеральный консул КНР в Мельбурне Чжао Цзянь в интервью СМИ сказал: "Тань Дунь и Мельбурнский симфонический оркестр сотрудничают уже четвертый год, обе стороны придают этому крайне большое значение, сотрудничество становится все более слаженным. Китайский новогодний концерт в Мельбурне уже стал для широких кругов общественности штата Виктория незаменимым культурным событием, демонстрирующим день за днем становящийся все более тесным культурный обмен Китая и Австралии". --0

Китай. Австралия > СМИ, ИТ > russian.china.org.cn, 5 февраля 2017 > № 2061175


Китай > СМИ, ИТ > russian.china.org.cn, 5 февраля 2017 > № 2061174

Грациозная и необычайно гибкая украинка Руслана Крутась в этом году стала участницей престижного китайского телешоу -- Новогоднего вечера на Центральном телевидении Китая. Молодой акробатке из Кременчуга своим умением, красотой и очарованием удалось покорить сердца китайских зрителей и вызвать волну дискуссий в интернете.

Что случилось?

27 января на главной сцене Китая Руслана вместе со своей напарницей китаянкой Лю Тэн в прямом эфире показывала номер в цирковом стиле каучук, в котором демонстрировала чудеса пластичности. В стойке на ногах артистка изящно прогибалась назад и, складываясь почти вдвое, брала губами розы из вазы у своих ног, после чего выпрямлялась и перекладывала цветы в другую вазу. То же самое делала ее соперница.

Противница Руслане досталась сильная: в ноябре 2016 года она, выполняя такое же упражнение, смогла за минуту собрать 15 роз, и это ее достижение занесли в Книгу рекордов Гиннесса.

Шоу-номер носил конкурсный характер, и, когда 60 секунд истекли, ведущие подсчитали количество роз в вазах каждой из девушек. У Лю Тэн оказалось 16 -- на одну больше, чем у Русланы, что стало полной неожиданностью для многих зрителей.

Как отреагировали зрители?

Интернет наряду с восхищениями красотой Русланы пестрел комментариями, в которых китайцы недоумевали, как могло случиться, что Лю Тэн превзошла украинскую акробатку.

"Во время прямой трансляции было хорошо видно, что китаянка отстает"; "Украинская акробатка опередила соперницу как минимум на три цветка. А в конце вдруг оказывается, что в ее букете на один цветок меньше! Выглядит очень лживо"; "Один я заметил, что у китайской артистки только 15 цветов, а не 16?"; "Нам всем кажется, что выиграла украинка..." -- неистовствуют зрители.

Доходит и до обвинений: "Это все ведущие мухлюют -- неправильно считают!"; "Украинская артистка поддавалась"; "Так и было задумано. Если бы украинка выиграла, режиссеру можно было бы ставить крест на своей карьере"; "Все подстроено, чтобы выиграла китаянка. Прямо иллюзион от Центрального телевидения!"

Что говорят сами артистки?

Сами девушки все подозрения в сговоре или неверном подсчете результатов отвергают. "На таком ответственном выступлении никто бы не стал работать вполсилы, -- говорит Лю Тэн. -- А насчет скорости: я обычно стартую немного медленней, но к 3-й розе набираю хороший темп".

"Я согласна с подсчетами организаторов, все было правильно: есть победитель, и есть проигравший. Все было, как надо", -- комментирует ситуацию Руслана.

Как бы там ни было, украинская артистка зрителей впечатлила, а вполне вероятно, что ее еще не раз увидят на китайской сцене.

Как попасть на главную новогоднюю программу Китая?

Новогодний вечер на Центральном телевидении Китая уже более 30 лет считается неизменным атрибутом главного китайского праздника -- Чуньцзе, по значимости программу можно сравнить разве что с новогодним "Голубым огоньком". Для артистов стать участником этого шоу -- большая честь и залог будущего успеха.

"В номере с розами должна была участвовать другая акробатка -- Юлия Гюнтель, но она вместо себя порекомендовала меня", -- рассказывает Руслана.

На китайском телевидении Руслана - не новое лицо. Впервые она приехала в Китай в 2014 году на съемки Гиннесс-шоу и установила мировой рекорд по лопанью воздушных шариков в прогибе назад, поэтому в этот раз украинской артистке для участия в программе не пришлось участвовать в утомительных кастингах. Ее талант уже знали и за месяц до эфира по рекомендации пригласили выступать.

Ее напарнице Лю Тэн организаторы тоже позвонили сами, правда, китаянка не сразу поверила, что ее действительно зовут на главное шоу страны. -0- /Катерина Данило

Китай > СМИ, ИТ > russian.china.org.cn, 5 февраля 2017 > № 2061174


Россия > СМИ, ИТ > portal-kultura.ru, 4 февраля 2017 > № 2089134

Георгий Тараторкин: «Нет ничего дороже индивидуальности»

Алексей КОЛЕНСКИЙ , Елена ФЕДОРЕНКО

4 февраля на 73-м году жизни скончался народный артист России Георгий Тараторкин.

Имя актеру сделала первая главная кинороль — в 1969-м воспитанник студии ленинградского ТЮЗа снялся у Льва Кулиджанова в «Преступлении и наказании». Образ раскаивающегося нигилиста стал вровень с Гамлетом Смоктуновского — завораживающей бездной и «канатом между человеком и зверем», по которому на головокружительной высоте шел одержимый естествоиспытатель крайних вопросов, юный артист, продемонстрировавший невероятный диапазон и самоотдачу. После премьеры Тараторкин проснулся знаменитым, а в 1974-м был приглашен Юрием Завадским в труппу Театра имени Моссовета. Столичная публика уже бредила «Петербургскими сновидениями» с Геннадием Бортниковым, но покорилась новому, питерскому Родиону Романовичу.

Подобных ролей в кино Тараторкину больше не предлагали, но он не опустил планку, тонко прописывая задний план, характер и волю русского интеллигента. Визитными карточками артиста стали «Чисто английское убийство», «Богач, бедняк» и «Маленькие трагедии», а истинным призванием — сцена, где были созданы образы Ивана Карамазова («Братья Карамазовы»), Оскара Рольфе («Суд над судьями»), Каренина («Живой труп»), Александра Блока («Версия»), Жюльена Палюша («Не будите мадам»).

В 80-х Георгий Георгиевич решительно предпочитал фильмам классические телеспектакли, в 90-х активно выступал как неподражаемый чтец любимого Александра Блока.

Будучи истинно «самоигральным» актером, Георгий Георгиевич никогда не наигрывал, а с безупречным вкусом оживлял персонажей по лишь ему ведомым созвучиям. Серьезность, скромность, отзывчивость и деликатность, умение держать естественную дистанцию ощущались, без преувеличения, всеми. В трудные для отечественной сцены годы Тараторкин стал секретарем Союза театральных деятелей, а затем президентом ассоциации «Золотая маска». Избегая пустых и громких слов, он нечасто давал интервью:

— Встреча с театром — это встреча с индивидуальным. А дороже индивидуальности ничего нет. Для меня по крайней мере. Я тут уточняю отношения со своим собственным миром. Рискуя показаться занудой, все же скажу, что это выматывающая душевная работа. Но театр — это и не место созерцания, он для сопереживания, сострадания, для встречи с самим собой. И эта встреча может быть несколько дискомфортной. Не так ли? Мы ведь — куда деваться — живем в суетной смене контекстов, а жизнь свою единственную хотелось бы прожить в параметрах времени, а не суеты. И вот, чтобы опомниться и себя не растерять, мы приходим сюда — восстановить дней связующую нить.

Прощание с артистом пройдет в Театре имени Моссовета 6 февраля.

Воспоминаниями о своем друге поделился с «Культурой» народный артист России Евгений СТЕБЛОВ:

— Мы были вместе более четырех десятилетий. Помню, как Юра, так я всегда называл Георгия, приехал из Питера, перешел в наш театр имени Моссовета. Москва его сразу приняла и полюбила. Он замечательно сыграл Родиона Раскольникова. Сначала — в кино, а потом на сцене в знаменитом спектакле Юрия Завадского «Петербургские сновидения». Юра ввелся на роль после Геннадия Бортникова, но сумел создать свой образ, не менее значительный, абсолютно самостоятельный и самобытный. Он был прекрасный и интересный партнер. Нас многое связывало: мы стали братьями, он — Иваном, а я — Алешей, в спектакле «Братья Карамазовы». Вместе работали в секретариате СТД, старались не оставаться равнодушными к проблемам театральной провинции. Юра всегда воспринимал близко к сердцу просьбы людей.

Глубокое мое сочувствие семье — у Юры замечательные дочка, сын и жена, Катя Маркова, которую я очень люблю, человек талантливый и верный. Мы все знали, что он болен, но все равно не хотелось верить в неизбежное. Понимание, что Юра скоро оставит нас, сочеталось с надеждой. Очень тяжело. Будем уповать на лучшее решение его участи в Царствии Небесном.

Россия > СМИ, ИТ > portal-kultura.ru, 4 февраля 2017 > № 2089134


Иран > СМИ, ИТ > forbes.ru, 4 февраля 2017 > № 2085009

Не лезь в чужую ванную не со своей женой: фильм недели – «Коммивояжер»

Юрий Гладильщиков

Forbes Contributor

За три недели до голливудской церемонии у нас выходит фильм, уже сейчас вызвавший оскаровский скандал

Не надо быть племянником Ванги, чтобы предсказать, какой из вечеров февраля станет для президента Трампа самым неприятным – 26 февраля, когда будут вручать «Оскары».

Весь Голливуд, за редкими исключениями типа Арнольда Шварценеггера или Клинта Иствуда (но у того позиция неоднозначная), настроен антиреспубликански, и Трамп для Мадонны и Де Ниро — как мулета для быка.

Вдобавок Трамп сам спровоцировал первые оскаровские скандалы, на три месяца запретив въезд в страну мусульманам из семи стран, включая Иран. В итоге от приезда на церемонию отказалась иранская звезда, главная актриса фильма «Коммивояжер» Таране Алидости, а затем и сам именитый режиссер фильма Асгар Фархади. А ведь именно «Коммивояжер», обойдя на последнем витке «Рай» Кончаловского, стал одним из пяти номинантов на звание лучшего неанглоязычного фильма года.

Политическая пикантность в том, что Фархади уже является голливудским лауреатом, то есть в Америке его должны чествовать как мэтра. Пять лет назад он обрел своего первого «Оскара» за «Развод Надера и Симин». На сегодня он — самый премированный из иранских режиссеров. У «Коммивояжера», в частности, две награды последнего Каннского фестиваля — за лучшую мужскую роль Шахабу Хоссейни и лучший сценарий.

Больше того: фильм отчасти можно расценить как антииранский. Но тут надо сделать поправку: расценивать буду я взглядом европейским. А что на самом деле имел в виду Фархади, аллах его знает.

О ЧЕМ ЭТО

История слегка детективная, очень восточная. Живет и трудится школьный учитель – такой же талантливый и заинтересованный в своих старшеклассниках, как персонаж Вячеслава Тихонова из «Доживем до понедельника». Разница в том, что класс у него исключительно мальчишеский. Иран, однако.

Одновременно он актер и, возможно, еще и режиссер. Вечерами они с друзьями выпускают спектакль – и не какой-нибудь, а по классической «Смерти коммивояжера» американца Артура Миллера (американец для Ирана – это уже вызов). В чем связь между пьесой Миллера, где средний человек лелеял американскую мечту выбиться в люди, да не преуспел, и сюжетом фильма «Коммивояжер», не понимаю.

Перед одним из спектаклей супруга главного героя, играющая главную женскую роль, говорит ему: по окончании ОНИ опять придут. Речь о цензорах, которых смущают три сцены.

Конфликт? Но он как возникает, так и угасает – тем более что иранские режиссеры, даже такие мэтры-основатели современной иранской школы, как Аббас Киаростами и Мохсен Махбальбаф, всегда с осторожностью ругали власть (Джафар Панахи – порезче, за что его и арестовали в 2010-м на шесть лет и еще на двадцать лишили права заниматься профессиональной деятельностью. Что не помешало ему за эти годы снять и выпустить в мировой фестивальный оборот три фильма. Восток – дело тонкое).

Это фильм не о цензуре, не о школе, даже не о театре. Он о другом.

После спектакля жена-актриса, не успев смыть грим, убирает вечером квартиру. Ее сдал друг по спектаклю, поскольку старая в многоэтажке чуть не развалилась.

Жена звонит мужу-актеру и просит заскочить в супермаркет, уточняя, что сейчас пойдет в ванную. Тут же раздается звонок домофона. Она спокойно, ожидая мужа, нажимает на кнопку, отщелкивает замок двери, которая открывается медленно пугающе, и, судя по всему, идет в ванную, оставив, как потом выяснится, одежду на кровати.

Вот не люблю допущений! Ну отчего она решила, будто пришел муж, если она только-только попросила его зайти в магазин? И пошла куда? В ванную?! Когда, кстати, она успела что-то с себя снять, если дверь квартиры уже открывалась? (невольно вспоминаю Венедикта Ерофеева и «Москву-Петушки»: «Веня! Скажи мне… женщина Востока… если снимет с себя паранджу… на ней что-нибудь останется?»). Какая женщина, а тем более восточная, станет раздеваться с открытой дверью, не будучи уверенной, что заявился именно муж?

Факт, однако, в том, что прибывший с опозданием муж не находит жену дома. Но обнаруживает, что все ступеньки перед дверью залиты кровью. Жена – в больнице с жутко разбитыми лицом и головой.

ЧТО В ЭТОМ ХОРОШЕГО

И вот тут-то — занятное. Муж и жена не идут в полицию. Хотя как не пойти? Ведь нападение – прямо в доме. Соседи – свидетели. У жены, которая теперь боится остаться одна, на сцене во время роли случается нервный срыв. И вообще у них на руках все улики: дурак-нападавший забыл свой телефон (он выключен, но любители детективов знают, что это не проблема, по выключенному телефону человека находят на раз-два), и он оставил ключи от своего грузовичка, который быстро нашелся поблизости.

В «Разводе Надера и Симин» Асгар Фархади покорил меня тем, что в фильме действовали абсолютно европейские люди. В «Разводе» я понимал всё. А после просмотра пришел к радикальному выводу: именно иранское кино сформировало современное европейское и даже лучшее американское. Никаких спецэффектов, никакой бьющей на эмоции закадровой музыки – все выглядит так, словно это подсмотренная настоящая жизнь. Актеры будто бы и не играют – это живые настоящие люди. Обновленный вариант классической французской «новой волны». Без иранского кино не было бы и «Догмы» Ларса фон Триера.

«Коммивояжер» — иное кино. Оно о сути современного Ирана. О стране, которая реально идет своим ходом и третьим путем. Не западным, не восточным, своим.

Это фильм о том, что у женщин и мужчин разные представления о чести. И уж тем более у женщин и мужчин, мусульманских и европейских.

Почему интеллигентная семья не заявляет в полицию о криминале: о том, что некто ворвался в квартиру, в ванную, где мылась жена, и нанес ей травмы?

А потому, что это стыдно. Муж и жена, хотя и интеллигенты, равно стесняются случившегося. Они и без того опозорились перед соседями и скрывают детали происшествия даже от образованных друзей в театре: как жена могла докатиться до того, чтобы впустить в квартиру постороннего, да еще когда мылась в ванной?

Больше всего меня поражает в «Коммивояжере» то, что мы так и не узнаем главного: а был ли криминал? Ударил ли героиню случайный пришедший мужик, нанес ли ей травмы (что само по себе тянет на годы тюрьмы) или же он просто ошибся дверью (до этого в квартире обитала какая-то – по иранским меркам – оторва), а главная героиня сама с перепугу упала и ударилась? Нет, даже не это меня поражает. Меня поражает, строго говоря, что никого не интересует, было ли совершено криминальное преступление. Для всех важно только одно: видел он ее не вполне одетой или нет? Всё!

Потому муж и жена и не идут в полицию: там ведь надо будет прилюдно рассказать о том, как она мылась (мыла она, кстати, насколько понимаю, только голову), а тот, другой, вошел – то бишь придется еще раз прилюдно и позорно раздеться, теперь уже на словах.

И мы еще будем спорить о разнице сознаний и о том, можно ли впустить восточных людей в Европу и заставить их быть европейцами? Чистый Мишель Уэльбек с его романом «Покорность», в котором Европа в лице Франции легко ложится под мусульманство.

В фильме есть, однако, еще один неожиданный поворот. Муж оскорбленной героини, по профессии актер-учитель-режиссер, мечтает найти негодяя, отомстить ему. Убить.

А вот женщина, жертва непонятно чего (удара ли по лицу, подглядывания – уж точно, это доказано в фильме, не насилия), против мести. Потому что понимает, что именно в мусульманских странах мужчина еще более беззащитен, подвержен разным дурацким правилам, нежели женщина. И нельзя казнить случайного мужика только за то, что он нечаянно забрел в глупо открытую дверь, искренне полагая увидеть там совсем другую.

В конечном счете «Коммивояжер» — примиренческая картина. Особенно на фоне всего того страшного, что творилось в прошлом году между христианами и мусульманами. Не ведаю, речь ли только о шиитах, каковыми являются большинство иранцев, или о всем мусульманском мире. Но явный посыл фильма Фархади — склонность мусульман к прощению.

Тем более глупо, что именно этот режиссер проигнорирует оскаровскую церемонию. Хотя голливудское общественное мнение «Оскар» ему уже отдало.

НАШ ВАРИАНТ РЕКЛАМНОГО СЛОГАНА

Иранскому мужчине нужны шоры как коню. Тогда он точно не попадет в неприятную ситуацию.

Иран > СМИ, ИТ > forbes.ru, 4 февраля 2017 > № 2085009


Россия. СЗФО > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > newizv.ru, 4 февраля 2017 > № 2084589 Михаил Пиотровский

Михаил Пиотровский: «Наше общество больно, и болезнь протекает все тяжелее»

Директор Государственного Эрмитажа – один из самых авторитетных оппонентов в споре с РПЦ за Исаакиевский собор, подробно разъяснил свою позицию петербургским СМИ. По большому счету, Михаил Пиотровский предлагает задуматься о глубоко нравственных вещах.

Я не раз говорил, что наше общество больно, и болезнь протекает все тяжелее. Поводов, вызывающих скандалы, хватает, но степень истеричности растет. Надо думать, как этот процесс не стимулировать, а ослаблять. Не впервые в яростных спорах фигурирует Исаакиевский собор. В этом смысле он важный пример. Собор стоит в Петербурге и никуда не денется. Вопрос передачи его церкви обсуждается давно. Можно понять, когда кричат по острым политическим ситуациям. Но политики из-за Исаакиевского собора несут чушь, способную погубить их репутацию. Те, кто все это слушает или читает, воспринимают по большей части хамские выступления. Из-за истерии уходит понимание важных нюансов.

В результате обиженными оказываются все. Оскорбленные чувства - характерный признак времени. Эмоции, на мой взгляд, не должны здесь фигурировать, в том числе и со стороны представителей церкви. Слава богу, там есть понимание сложности проблемы. В отношении Исаакия у Союза музеев России своя политика. Не берусь утверждать, правильная или нет, но она давняя и продуманная. Кому-то она не нравится, другие ее не понимают. Даже слова не всегда воспринимаются верно. Люди перестали понимать русский язык.

Когда так неожиданно начался очередной виток конфликта в связи с Исаакиевским собором, мы опубликовали заявление петербургских музейщиков. В нем ставились вопросы, которые нас задели. Первое и самое главное - закрывается музей. Для нас это важно не меньше, чем для церкви открытие храма. Второе обстоятельство - Союз музеев находится в диалоге с Православной церковью. Мы встречались с Патриархом, у нас есть соглашение с Духовной академией. С представителями церкви мы взаимодействуем на разных форумах, участвуем в совместных программах. На кафедре музейного дела в Университете есть постоянная конференция «Музеи и церковь», где обсуждаются проблемы: что такое церковный музей, музейная деятельность в соборе... Музеи и церковь общаются без воплей и истерик. Мы считали, что в Исаакиевском соборе достигнут компромисс, который надо развивать. Можно сделать его полноценно действующим храмом, не выкидывая музей. У собора важная историко-культурная функция, которую поддерживает музей.

Соборы Петербурга не просто храмы, у них особое значение. В ведомстве Императорского двора они находились не потому, что у церкви не хватало денег на их содержание. У них особый историко-культурный статус. В Петропавловском соборе похоронены русские императоры. Туда приходят им поклониться. Казанский собор - памятник победе в войне 1812 года, в нем похоронен Кутузов. В этом его особый смысл. Не случайно архитектура этих соборов не привычная, не совсем православная. Она дополняет имперское, сакральное значение Петербурга. Эта сакральность выше религиозной. Она государственная, признак города-столицы. Понижение значения соборов до приходских храмов - шаг к провинциализации Петербурга.

Исаакиевский собор основан в день рождения Петра, расположен рядом с «Медным всадником», это памятник основателю нашего города. Здесь все имеет особый смысл, который должен воплощаться в музее. Нам казалось, что компромисс музея и церкви в Исаакиевском соборе достигнут. Там идут службы, их количество расширяется. Императрицу Марию Федоровну отпевали в Исаакиевском соборе. Мы удивлены тем, что диалог прервался. Произошло оскорбление чувств не только верующих.

Нам казалось, что и в музее-заповеднике «Херсонес Таврический» с церковью достигнут компромисс. Сакральность Херсонеса иная. В случае с Исаакием к религиозной сакральности собора добавляется историческая. В Херсонесе церковная сакральность - небольшая часть истории важнейшего памятника России, источника нашей гордости, права называться Европой. К согласию там пришли не без споров. К примеру, непростым решением для музея было открыть свободный вход на территорию заповедника, чтобы верующие шли в храм. Дело даже не в том, что это лишает музей большой части дохода. Создается хаотическое, неуправляемое движение по его территории. Музей на это пошел. Вдруг возникло требование отдать церкви все монастырские здания. Хорошо, что церковь тут же дала понять: предстоит неспешное обсуждение. Это правильная позиция.

По закону, так или иначе то, что положено, будет передаваться церкви. Речь идет о доброй воле. Петербургские музеи, повторю, заявили о том, что огорчены уничтожением музея в Исаакиевском соборе, как и некоторым изменением политики городских властей, которое ставит нас в тупик. И все же диалог необходимо продолжать. Я написал письмо Патриарху Кириллу. Пресс-секретарь Святейшего сообщил, что Патриарх готов встречаться и обсуждать эти вопросы. В письме я просил о возможности временного отзыва требования церкви о передаче Исаакиевского собора, потому что это внесло раскол в общество. На этом фоне мы предлагаем взять паузу, чтобы все спокойно обсудить и найти мудрое решение. А обсуждать есть что.

Звучит, что собор сохранит функции туристического объекта. Но это не туристический объект, а музей. Первое, что можно сделать, сохраняя музей, - отменить плату за вход, как это сделано в Херсонесе. А затем обсуждать: можно или нет пускать людей на колоннаду, они ходят над алтарем. Допустимо ли вешать иконы в храме - памятнике монументального зодчества? Царские врата, как положено в церкви, закроют, образ за ними не будет виден. Женщины в соборе смогут ступать не везде... Все это связано с музейной ипостасью, есть о чем говорить. Что мы наблюдаем сейчас? Наблюдаем хамство. Хамское личное мнение некоторых «активистов» представляется прессой как официальное заявление церкви. Петербургская епархия сообщила, что она, напротив, готова к диалогу с музейщиками, признает их право на такой диалог, а мнение отдельного своего представителя не считает официальным. Таковы факты. Диалог мы будем продолжать. Намечено много «круглых столов» и мероприятий, связанных с художественными ценностями, с ритуальным искусством, с проблемой кощунства... Исаакиевский собор в эти сюжеты не входит.

Постепенно правильные решения будут найдены. Исаакиевский собор себя защитит. Меня беспокоит истерия, поднятая вокруг него. Она показывает, что общество нездорово, много сил, которые пытаются это использовать. Накатывает следующая волна истерики в стране, теперь уже по поводу хиджабов. Она может быть сильнее борьбы вокруг Исаакия. Крайне важно не возбуждать эмоции, продолжать диалог. К сожалению, с разных сторон есть желающие помешать. Кого-то раздражает разумность, кому-то выгоден конфликт. Надо исходить из того, что мы живем в имперской столице. Есть множество рецептов, как здесь функционировала церковь. Добиваться согласия надо, сдерживая эмоции.

Россия. СЗФО > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > newizv.ru, 4 февраля 2017 > № 2084589 Михаил Пиотровский


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mvd.ru, 4 февраля 2017 > № 2066176

Егор БЕРОЕВ: «Чтобы вжиться в роль – служил в спецназе»

В гостях у журнала «Полиция России» актёр театра и кино Егор БЕРОЕВ.

– Егор Вадимович, вы часто играете в фильмах людей в погонах. Причём так, что создаётся впечатление, что сами носите форму много лет. Как это удаётся?

– Причина, думаю, в отношении к жизни, которое привили родители, родственники, близкие знакомые. Многое зависит от круга общения. Но не в том смысле, что меня сплошь окружали военные и милиционеры. С детства мне привили своеобразное ощущение мундира. Это не просто служебный костюм, сшитый по строгим правилам из определённого полотна. Надеваешь его – и возникает чувство стати, чести, достоинства. Однако форма сама по себе не ограждает от дурных поступков. Уверен: люди в погонах должны вызывать у окружающих уважение не внешним видом, а своими достойными делами и поведением. Об этом и думаю, играя такие роли.

– Кто из родных оказал наибольшее влияние на ваше становление как личности, как актёра?

– У нас в семье с особой теплотой относятся к памяти моего деда Вадима Бероева – родоначальника актёрской династии. Наиболее известная его роль – майор Вихрь в одноименном фильме о подвиге советских разведчиков в годы Великой Отечественной войны. К сожалению, он рано ушёл из жизни, а я родился через несколько лет после этого. Но ношу его фамилию, считаю себя следующим звеном в актёрской династии семьи и понимаю, насколько это ответственно.

По национальности дед был осетином. На своей малой родине он до сих пор очень популярен и считается своего рода национальным героем. Всегда поражался, насколько в Северной Осетии и вообще на Кавказе умеют чтить своих предков. Это очень сильно повлияло на меня.

– Когда выбрали профессию актёра, считали её призванием или следовали семейной традиции?

– После окончания школы ни о каком призвании и мыслей не возникало. Тогда вообще в стране всё было крайне непонятно, в том числе и с получением высшего образования. А так как семья у нас актёрская, то и пошёл по стопам родных. Другой возможности, по сути, не представлялось.

Конечно, когда подал документы в институт, фамилия деда сыграла большую роль. Называешь её в приёмной комиссии, а в ответ: «Вы не внук?»

После этого отношение преподавателей ко мне заметно улучшалось. Но это работало только при поступлении. А вот учиться и играть роли лишь только потому, что ты внук, невозможно.

– На съёмках фильма «Игра в стиле модерн» вы помогали каскадёру управляться с лошадью. Как этому научились? Или сказались осетинские корни?

– Может, хотя не уверен. Ездить верхом научился в раннем детстве, но было это очень далеко от Северного Кавказа – в Костромской области. Туда ежегодно с двухлетнего возраста меня отвозили на лето к родственникам в деревню. Какие скачки мы устраивали с местными мальчишками! Сначала без седла, а потом по всем правилам. До сих пор езда на лошади для меня – стихия. Не исключаю, что осетинская кровь сыграла свою роль. Но с другой стороны, и на Руси лошади всегда жили рядом с людьми, а наши предки были отменными наездниками.

– Как вы относитесь к тому, что актёрам в реальной жизни хотя бы частично нужно испытать то, что они потом будут играть на экране?

– Из личного опыта скажу: мне это было очень полезно и как актёру, и как человеку. Когда готовился к работе над фильмом «Десантура», меня и ещё нескольких молодых коллег на полгода призвали, если можно так сказать, на военную службу в отряд специального назначения «Витязь» дивизии имени Дзержинского внутренних войск. Нашим консультантом и куратором назначили офицера по имени Дмитрий – краповый берет, высокий, статный, грамотный и сильный. Достойнейший образ солдата правопорядка для киноэкрана.

Первое время наша группа практически полностью жила по распорядку дня подразделения. Ночевали в казарме вместе с солдатами (чуть позже нас после ужина и до утреннего подъёма стали отпускать по домам), каждое утро выходили с отрядом на зарядку, пробегали по 6 километров. Несколько раз в неделю выезжали со спецназовцами в учебный центр на занятия по огневой подготовке и преодолению штурмовой полосы.

– Какие впечатления остались от такой службы?

– Потрясающие. Очень хорошо жилось в казарме. Внутри чисто, в какой-то степени уютно. В отряде люди активно работают. Такое ощущение, что у них не остаётся времени для всякой ерунды, имею в виду дедовщину. Ребята преодолевают реально тяжёлые испытания, поэтому они очень сплочённые и всегда готовы помочь друг другу. Считаю крайне важным, что в отряде меня не воспринимали как актёра. То, что мне поручалось, выполнял наравне со всеми. Словом, был таким же, как все, и это очень помогло в работе над ролью. Хотя в армии я не служил, но за несколько месяцев в «Витязе» меня научили владеть несколькими видами стрелкового оружия. Почти десять лет прошло, но и сейчас я могу разобрать и собрать пистолет, автомат. В результате, когда в фильме мне приходилось снаряжать патронами магазин или крепить его к автомату, зрители понимают: мой герой умеет обращаться с оружием. И люди верят происходящему на экране.

– Доводилось ли видеть, как бойцы проходят испытания на право ношения крапового берета?

– Не только видел, но и сам участвовал в первом этапе – марш-броске на 12 километров. Бежал наравне с остальными в необходимой экипировке: в военной форме, бронежилете, каске, с противогазом и автоматом. Это оказалось очень сложно. Но полученный опыт многое добавил в багаж роли. Сильные впечатления, когда после нескольких километров начали карабкаться на холм. На его гребне стояли инструкторы в краповых беретах и едва кто-то из нас почти забирался наверх, они сталкивали его вниз – создавали дополнительные трудности. И там не имело разницы – актёр ты или военнослужащий. Перед испытаниями все равны. Это особенно понравилось.

– Не обидно было скатываться вниз, чтобы снова карабкаться?

– Конечно обидно! Но всё происходило мимолётно. Позже анализировал пережитое состояние и понял, что в тот момент не обижался лично на человека, который меня столкнул. Для этого просто не оставалось сил. Всеми, кто бежал, и мной в том числе владела единственная цель – дойти до финиша, несмотря ни на что. Какой же у нас мощный спецназ! В каких невероятных условиях готовятся ребята. И насколько удивило, как после марш-броска инструкторы начали подбадривать молодых бойцов, которых только что сталкивали с холма.

– До рукопашного боя на испытаниях не дошло?

– Я же не сдавал на берет, поэтому участвовал только в первом этапе. А вообще на занятия по рукопашному бою ходил вместе с ребятами из отряда регулярно. Кстати, это были единственные занятия, где для актёров предусматривался щадящий режим. Дело в том, что параллельно с нашим вживанием в роль начались съёмки фильма, поэтому нельзя было приезжать на площадку с синяком на лице, рассечением или другими последствиями спарринга. Прежде я несколько лет занимался айкидо. На рукопашном бое особенно тщательно мы отрабатывали приёмы против вооружённого противника. Вскоре поймал себя на мысли, что плотно «подсел» на это дело. Как-то вечером возвращался из дивизии домой на машине. Устал дико. На въезде в Москву возле кольцевой дороги меня остановили два сотрудника Госавтоинспекции для обычной проверки документов. Вышел из машины, отдал права. Пока один инспектор их изучал, заметил, что у второго на плече висит автомат. Через несколько секунд ловлю себя на мысли, что в голове уже независимо от меня прокручивается порядок действий: какое положение занять, какой приём применить, чтобы выбить автомат у одного и нейтрализовать второго… Господи, что это?! (Смеётся).

– В финале «Турецкого гамбита» контрразведчик Эраст Фандорин не совсем удачно боксирует и значительно уступает в поединке с турецким шпионом – явно мастером восточных единоборств. Почему вам предложили сыграть в непривычном стиле?

– Это всё придумка режиссёра Джаника Фанзиева и отменная работа замечательного постановщика трюков Владимира Деркача, который мне во многом помог, ведь я никогда не занимался боксом и не представлял, что это такое. Между тем этот вид единоборств являлся одной из составных частей европейской культуры ХIХ века. Помните Шерлока Холмса и доктора Ватсона? Так что тот экранный поединок – лёгкий стёб Джаника. Кстати, в следующей книге приключения тайного агента происходят на Дальнем Востоке и там он овладевает местным боевым искусством. Но этого фильма пока нет.

– Роль Эраста Фандорина сделала вас очень популярным. А как создавался именно такой образ?

– Персонаж – это командная игра. Одному актёру всё сделать не под силу. Требуются и художники по костюмам, и режиссёрские идеи. В начале фильма мой герой убегает из турецкого плена в одежде восточного оборванца: протёртые шаровары, курточка, замызганный халат. Этот костюм я не снимал с себя даже после съёмок – приезжал в нём в гостиницу, ложился спать, а утром отправлялся на площадку. Через вещи старался прочувствовать атмосферу, психофизику человека, который находится в плену, бежит оттуда и пробирается к своим…

– Егор Вадимович, что бы вы пожелали в новом году читателям «Полиции России», большинство из которых является сотрудниками органов внутренних дел?

– Никогда не терять оптимизма даже в самых сложных ситуациях, не забывать о юморе – он поможет справиться с тем потоком негатива, с которым вам постоянно приходится иметь дело по долгу службы. Берегите себя, берегите своих родных и близких.

С Новым годом!

Беседу вёл Игорь БЫСЕНКОВ

Визитная карточка

Родился 9 октября 1977 года в актёрской семье.

В 1994 году поступил в Высшее театральное училище имени М. С. Щепкина. После его окончания работал в театре МХТ имени А. П. Чехова.

Сыграл более 20 театральных ролей, снялся более чем в 50 фильмах и телевизионных сериалах. Стал особо популярен после исполнения главной роли в картине «Турецкий гамбит» (2005).

Неоднократно играл на экране сотрудников правоохранительных органов, в том числе в сериалах «Гражданин начальник» (2001), «Каменская–2» (2002), «Химик» (2010), «Ковбои» (2013).

Обладатель призов за лучшую мужскую роль на международном фестивале телевизионных фильмов в Пловдиве (2003) и на кинофестивале «Виват, кино России!» в Санкт-Петербурге (2005).

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mvd.ru, 4 февраля 2017 > № 2066176


Тайвань. Грузия > СМИ, ИТ > russian.rti.org.tw, 4 февраля 2017 > № 2060734

В первой половине 2017 года на Тайване выступят известные грузинские пианисты. 24 февраля в Национальном концертном зале в центре Тайбэя даст концерт хорошо знакомая тайваньской публике Элисо Вирсаладзе, а 29 июня в том же зале, – новое лицо на тайваньской музыкальной сцене пианист Александр Корсантия. В программах концертов обоих пианистов фигурируют произведения композиторов «русской школы».

На своем тайбэйском концерте в феврале с лучшим на Тайване Национальным симфоническим оркестром под управлением приглашенного дирижера Габриэля Фелца Элисо Вирсаладзе исполнит Первый концерт Чайковского для фортепиано с оркестром, Первый концерт Рахманинова для фортепиано с оркестром, а также «Märchen-Poem» («Сказочная поэма») Софии Губайдулиной. Произведения российского композитора Софии Губайдулиной, с 1991 года живущей в Германии, крайне редко исполняются на Тайване.

Александр Корсантия же на своем первом сольном концерте на Тайване, который пройдет в июне, предложит вниманию зрителей Сонату Шуберта си-бемоль мажор, D.960; «Героические вариации» (вариации и фуга ми-бемоль мажор из соч. 35) Бетховена; и «Петрушку» Стравинского в собственной транскрипции.

Александр Корсантия, который живет и работает в США с 1993 года, был награжден в 1999 году грузинским Орденом почета. В 2004 году пианист выступил на церемонии инаугурации президента Грузии Михаила Саакашвили.

Юнна Чэнь

Тайвань. Грузия > СМИ, ИТ > russian.rti.org.tw, 4 февраля 2017 > № 2060734


Россия. ЮФО > СМИ, ИТ > portal-kultura.ru, 3 февраля 2017 > № 2089172

Я поведу тебя в собор

Егор ХОЛМОГОРОВ

Эпохи веры не впервые конфликтуют с эпохами разума и развлечений. Часть античного театра в Херсонесе отсечена от него полуразрушенным зданием византийской церкви, буквально взрезывающей сцену. Современные актеры, впрочем, используют и те, и другие руины в качестве декорации. И как сказать — что ценнее? Единственный у нас древнегреческий театр или памятник торжества аскетизма над языческим лицедейством? Ведь в конечном счете князь Владимир пришел в Корсунь именно в церковь.

Херсонес имеет для нашей истории и культуры совершенно исключительное значение. Один из древнейших городов страны, видевший в своей гавани еще корабли Перикла, принимавший первых христианских мучеников и даже базилевсов, колыбель Крещения, из которой восстало русское православие.

И в самом деле невозможно отрицать огромную роль Херсонеса для Русской церкви, как и то, что духовная составляющая этого памятника должна быть подчеркнута. Собственно, и сейчас она очевидна благодаря сияющему куполами огромному собору, монументам апостолу Андрею и князю Владимиру, многочисленным остаткам старинных храмов...

Но все же когда — вскоре после вызвавшего столько шума решения о возвращении Исаакиевского собора в лоно РПЦ — представители Крымской епархии УПЦ МП сделали запрос об имуществе херсонесского музея-заповедника, это вызвало недоумение у соотечественников.

С либеральными безбожниками все просто — они получили удобную пропагандистскую карту: «Вот, смотрите: дай церковникам палец — откусят руку по локоть. Уступили Исаакий — верни им уже Херсонес». Но и верующих ситуация изрядно смутила, поскольку тема всплыла настолько не вовремя, что подлила масла и в огонь петербургских споров. Между тем ситуации отнюдь не аналогичны.

Исаакий — это храм, который должен быть домом молитвы, литургическим центром, а не гражданским заведением, вышедшим из советского музея атеизма. Что касается древнего города в Крыму, то многие даже не знают, что до революции тут был расположен Свято-Владимирский монастырь, основанный в 1850–1860-х по инициативе знаменитого проповедника и богослова архиепископа Херсонского Иннокентия (Борисова). Большая часть современных музейных зданий — жилые и хозяйственные постройки той обители. После 1917 года они были переданы музею — эта ленинская практика заложила мины множества нынешних конфликтов.

Одной из главных функций Свято-Владимирского монастыря являлась охрана великого наследия. Монахи и сами проводили достаточно квалифицированные для уровня той эпохи изыскания, устраивали выставки найденных артефактов, монастырский музей насчитывал сотни экспонатов. А главное, бдительный иноческий надзор защищал Херсонес от мародеров.

Однако к концу XIX века у монастыря появился мощный конкурент в лице Императорской археологической комиссии (ИАК), которая и развернула раскопки в сегодняшнем масштабе. В новую концепцию научной археологии обитель уже вписывалась плохо — ее постройки занимали часть потенциального фронта работ, музей и монастырь теснили друг друга.

Сохранилось донесение заведующего раскопками К.К. Косцюшко-Валюжинича: «Архимандрит как хозяин в монастыре не разрешает копать внутри ограды, там, где я это пожелаю». В свою очередь начальство обители просило «оградить монастырь от самоуправства господина Косцюшко-Валюжинича, человека инославного вероисповедания, явно недружелюбно относящегося к православному монастырю». Как видим, и тогда избежать конфликта было непросто, теперь же дискуссии о передаче монастырских строений Церкви еще жарче.

Понятно, что РПЦ должна владеть Свято-Владимирским собором. И если там непорядок с частью документации — лучше ее поскорее оформить. А вот требования передать жилые и хозяйственные постройки обители, где сейчас выставлена экспозиция, порождают больше вопросов, чем ответов. Епархия не собирается в данный момент восстанавливать монастырь. Тогда что будет в этих успешно работающих ныне музейных зданиях? Приятная пустота посреди оживленного культурного пространства? Или нечто, к основной деятельности заповедника не относящееся? А может, епархия откроет свой альтернативный музей? Из каких экспонатов?

Если же в Херсонес вернется монастырь, то мы столкнемся с теми же проблемами, что и столетие назад. Вкупе с музейным комплексом они станут перекрывать друг друга с нахлестом, при том, что будет ощутимая разница правил. Вот иноки, которым полагается стыдливость, — вот полуголые ввиду невыносимой жары туристки. Вот повечерие — и вот в шаге уже (а не в ста, как сейчас) в театре скабрезная комедия Аристофана...

Логично предположить, что при таком раскладе первое скоро вытеснит второе — от туристок потребуют благопристойности, Аристофан исчезнет, театр опустеет. Фотографироваться у древних колонн на побережье запретят, поскольку вообще-то это старинная византийская церковь, где вести бы себя поприличнее. Уже сегодня музейное начальство ведет отчаянную и безнадежную войну с купальщиками, и тут, поддержанное духовенством, однажды одержит победу — будем ходить по Херсонесу задрапированные и потные.

Хотелось бы, конечно, иного. Интеллектуальные монахи, как один подобранные из историков, археологов и филологов, водят паломников по древнему городу, поражая их начитанностью и цитатами из источников на греческом и латыни. Они ответят на любые вопросы, приветливо разъяснят, где уместно делать селфи, а где не очень, накормят, а зимой укроют от влажного ветра. Воображаю себе, что в одном из переданных помещений нашлось место для великолепной диорамы Павла Рыженко «Крещение войска князя Владимира в Херсонесе». Но пока надежды на развитие по такому сценарию не просматриваются. Пространство, как и принято в наших монастырях, станет более обустроенным, но от археологического центра и ворот в античность ждешь все-таки большего.

Не будем сбрасывать со счетов и такой аспект. Крымская епархия по-прежнему остается частью Украинской православной церкви Московского патриархата. Да, УПЦ — это автономия Русской православной церкви, но все-таки ее органы управления живут преимущественно по законам Украины, где известно, что творится, и думать, что священноначалие УПЦ может с происходящим не считаться, наивно. Соответственно разговор о передаче собственности РФ той церковной организации, управленческие органы которой находятся в пределах не скрывающего враждебности государства, заводить рано.

Уверен, спор вокруг Херсонеса со временем разрешится. Музей, в отличие от Исаакия, имеющий здесь права исторические, и Церковь — ее присутствие на «нашей храмовой горе» просто обязательно — найдут формулу сосуществования. Но с принятием радикальных решений, пожалуй, стоит обождать. Однако хорошо уже и то, что обращение епархии встряхнет и музейщиков, и государство. Ведь уже который год закрыты античные залы и невозможно взглянуть даже на стелу со знаменитой клятвой херсонеситов. Не без труда удалось избавиться от прописавшегося в самостийную эпоху на территории Херсонеса яхт-клуба. Когда работники музея жалуются, что любители пляжного отдыха совершенно не обращают внимание на памятники, они забывают, что последние помечены и описаны весьма скудно, глаз, как правило, не цепляется за таблички.

Было бы лучше для всех, если бы и те, и другие участники спора не увязли в препирательствах за недвижимость, а начали бы «играть на повышение». Тогда, быть может, Херсонес превратится в то, чего он достоин, — настоящий исторический, научный, духовный и культурный центр.

Россия. ЮФО > СМИ, ИТ > portal-kultura.ru, 3 февраля 2017 > № 2089172


Греция. Колумбия. Австралия > Миграция, виза, туризм. СМИ, ИТ > grekomania.ru, 3 февраля 2017 > № 2086458

Австралийский Vogue: Милос - лучший выбор в 2017 году

«Если вы ищете неоткрытый рай, вы найдёте его на Милосе». Так утверждает эксперт австралийского издания Vogue, предлагающий свой топ-5 лучших мест на свете в 2017 году. Кикладский остров, по мнению эксперта, является лучшим выбором для путешествий в 2017 году.

Хотя Милос более известен тем, что именно здесь была обнаружена статуя Афродиты (Венеры) Милосской, украшающая сегодня Лувр, древнегреческая богиня любви и красоты не является единственным «претендентом» на славу, отмечает публикация.

Более 70-ти удивительных пляжей Милоса - от сюрреалистического Саракинико с его лунными пейзажами до Клефтико, служившего притоном для пиратов, благодаря вулканическому происхождению отличаются от пляжей других греческих островов. Эксперт советует обязательно посетить Саракинико - этот «потусторонний рай», как характеризует его австралийский журналист, благодаря белоснежному плато из известняка и его причудливым формам вызовет у вас чувство, как будто вы высадились на Луну!

Среди других мест, которые журнал советует посетить в 2017 году - Картахена (Колумбия), Tea Trails (Шри-Ланка), Таормина (Италия) и Дубровник (Хорватия).

Греция. Колумбия. Австралия > Миграция, виза, туризм. СМИ, ИТ > grekomania.ru, 3 февраля 2017 > № 2086458


Великобритания > СМИ, ИТ > svoboda.org, 3 февраля 2017 > № 2083877

Андрей Остальский: Точка невозврата

Свершилось. Подавляющим большинством (498 голосами против 114) Палата общин британского парламента предоставила премьер-министру Терезе Мэй право привести в действие механизм выхода страны из Европейского союза. Главный застрельщик Брекзита – газета Daily Mail ликующе объявила итоги голосования "историческим событием и точкой невозврата". Это не значит, что большинство парламентариев вдруг превратилось в евроскептиков. Сработала политическая лояльность: лидеры и правящей консервативной, и оппозиционной лейбористской партий потребовали от своих членов поддержки законопроекта. Некоторые тори признавались, что голосовали вопреки своим убеждениям. Анна Субри, занимавшая пост министра по делам малого бизнеса и предпринимательства в кабинете Дэвида Кэмерона, сказала: "История не будет добра к парламенту этого состава". Правда, 47 лейбористов (пятая часть фракции) взбунтовались и проголосовали против, вместе с 50 депутатами от Шотландской национальной партии и семью либерал-демократами. К ним присоединился всего один консерватор – легендарный ветеран партии Кеннет Кларк, входивший в состав правительств Маргарет Тэтчер и Джона Мейджора.

Такой итог был предрешен заранее и не вызывал особых сомнений. Выходит, напрасно та же Daily Mail устраивала истерику вокруг судебного решения, потребовавшего парламентского голосования? Стоило ли брать на вооружение терминологию нацистов и сталинистов, объявляя судей "врагами народа", разрушая вековую веру британцев в суд и верховенство закона? Брекзиту решения судов никак не помешали, скорее, наоборот. Фактически его сторонники только выиграли: теперь все оформлено безупречно с точки зрения закона, а у их противников не осталось никаких юридических аргументов. Мэй сможет выдержать обещанный срок и запустить процесс практического выхода из ЕС до конца марта.

Так стоило ли огород городить – раздувать огонь ненависти, подрывать уважение к суду и праву? С точки зрения радикалов, случившееся в любом случае оказалось полезным. Это не преувеличенная реакция, не истерика, не глупость, а глубоко продуманные шаги на пути к антилиберальной революции, которую исподволь готовили некоторые идеологи "брекзитовского" движения.

На днях стало известно, что бывший премьер-министр Дэвид Кэмерон перед референдумом якобы уговаривал владельца газеты Daily Mail лорда Роземира избавиться от главного редактора газеты Пола Дакра. Если эти сообщения верны, этически действия бывшего премьера трудно оправдать. Но понять его можно: Пол Дакр – легендарная фигура среди крайне правых, гений бульварной журналистики, личный вклад которого в исход голосования на референдуме колоссален. Много лет он неустанно, яростно, талантливо трудился, разжигая в своей аудитории – рабочем классе и нижней части класса среднего – недоверие и ненависть к Европейскому союзу и вообще к иностранцам. Не то чтобы газета часто прибегала к откровенной лжи, но выборочный подход к новостям и уж точно совершенно односторонняя их интерпретация стали фирменным стилем. Каждое лыко шло в строку: каждый номер должен был работать на рост народного раздражения по отношению к европейским институтам, договорам, нравам. Много сил уходило на разоблачение либералов, изображение сторонников ЕС негодяями, продажными коррупционерами, подкупленными Брюсселем.

Яркий пример редакционной политики – попытка замолчать, если не оправдать, убийство фанатиком-националистом популярного депутата парламента Джо Кокс. Daily Mail оказалась единственной многотиражной газетой в Великобритании, не поместившей сообщения о преступлении на первую страницу, а запрятавшей его подальше, вглубь номера. При этом газета постаралась затемнить истинные мотивы убийства, затушевать тот факт, что оно было прямо связано с отрицательным отношением Джо Кокс к Брекзиту. Когда же газета ополчилась на судей, выйдя с аршинным заголовком "Враги народа" на первой полосе, то это вызвало настоящий шок среди интеллигенции. "Одной из самых безответственных и опасных в истории" назвал ту публикацию популярный блогер Адам Биенков. "Это открытая попытка устрашения тех, кто пытается поддерживать законность в стране", – написал он, и с этой оценкой были согласны многие.

Из польских сантехников и других иностранцев очень легко было сделать козлов отпущения

На судей c подачи Daily Mail обрушился поток оскорблений и угроз физической расправы. Превратилась в ад и жизнь Джины Миллер, женщины, решившейся формально обратиться в суд с иском против попыток исключить парламент из процесса принятия решения о выходе из ЕС. Но, может быть, еще страшнее то, что такого рода публикации грозят повредить фундамент, на котором испокон веков стоит британское государство. Ведь общепризнано: английская демократия потому и прочна, что была основана на изначальном уважении к закону и праву.

И дело, конечно, не только в Daily Mail. На Брекзит усердно работали и другие бульварные газеты, Партия независимости Соединенного королевства и ее харизматичный лидер Найджел Фарадж, и политики на правом фланге партии консерваторов. Всем вместе им удалось угадать народные настроения: белый рабочий класс и значительная часть класса среднего, жители маленьких городов и селений, особенно старшее поколение, ощущают себя проигравшими в результате глобализации и информационной революции. Их мучает ностальгия по "доброй старой Англии", им свойственно глубокое недоверие ко всему иностранному, всему иному. К тому же наплыв дешевой рабочей силы из стран ЕС на самом деле вел к росту безработицы и снижению зарплат. Из польских сантехников и других иностранцев очень легко было сделать козлов отпущения. Раздражение и отторжение британской глубинки вызывает городская интеллигенция с ее ориентацией на общеевропейские ценности.

Референдум поднял небывалую волну ксенофобии, которую оседлали крайне правые, надеющиеся вылепить британское общество по своему образу и подобию. В Британии вроде бы нет аналога американского движения так называемых альтернативных правых, сыгравшего столь значительную роль на президентских выборах в США. Но в социальных сетях оно уже фактически существует. Там бушует и торжествует ксенофобская, расистская злоба. Совершенно деструктивные настроения главенствуют и на противоположном, крайне левом фланге. Там тоже презирают либеральные ценности, международную торговлю, глобализацию, ЕС. А Лейбористская партия расколота, в парламенте фактически нет оппозиции, без которой эффективное функционирование демократической системы невозможно. Теперь вот еще и судебно-правовая система оказалась под атакой со стороны Daily Mail и иже с ней.

Выступая в парламенте, бывший канцлер казначейства Джордж Осборн, пожертвовавший ради борьбы против Брекзита своей политической карьерой, призвал парламент не противиться волеизъявлению народа на референдуме и принять закон, избежав тем самым конституционного кризиса. Но при этом он предупредил об опасности выбора правительства, готового пожертвовать экономическими интересами страны ради жесткого контроля над иммиграцией. Примерно о том же говорил и Кеннет Кларк, обеспокоенный перспективой выхода Британии не только из политических структур ЕС, но также и из европейского общего рынка, и из таможенного союза. Он напомнил, что именно героиня правых Маргарет Тэтчер добилась отмены таможенных барьеров и полноценного участия Британии в европейском общем рынке. Daily Mail на следующий день злобно издевалась над внешним видом и манерой говорить Кларка; Пол Дакр продолжает неутомимо трудиться все в том же направлении.

Премьер и ее кабинет, разумеется, отдают себе отчет в неизбежно ждущих страну экономических трудностях, а потому энергично ищут альтернативы и торговле с Европой, и политическим связям. Вот почему для Терезы Мэй так важно было заручиться поддержкой нового президента США, и она добилась своего, стала первым иностранным лидером, нанесшим официальный визит Дональду Трампу. Тот был ласков, интимно-доверительно брал британскую даму за руку. Не стал возражать, когда Мэй объявила миру, что новый лидер США "на 100 процентов поддерживает НАТО". Привилегированный характер американо-британских отношений получил, таким образом, подтверждение. Но выльется ли он в привилегии торговые, остается неясным.

Британская пресса также пишет, что камнем преткновения в тесных связях с новой администрацией может стать отношение к России и ее лидеру. Мэй совершенно не разделяет симпатий Дональда Трампа к Путину, британские политологи выражали надежду на то, что ей удастся умерить пророссийский энтузиазм Белого дома и отговорить Трампа от намерений отменить принятые против Москвы санкции.

Теперь закон должна утвердить еще и Палата лордов. Однако реальная власть в парламенте принадлежит Палате общин, которая легко может преодолеть попытку лордов существенно изменить законопроект. Точка невозврата действительно пройдена.

Андрей Остальский – лондонский политический комментатор

Великобритания > СМИ, ИТ > svoboda.org, 3 февраля 2017 > № 2083877


Россия > СМИ, ИТ > gazeta-pravda.ru, 3 февраля 2017 > № 2068295

В мире собственных фантазий

Автор: Лариса ЯГУНКОВА.

«Год кино закончился, и очень хотелось бы, чтобы с ним не закончилось само кино» — эта фраза, брошенная председателем Союза кинематографистов РФ, кинорежиссёром Н.С. Михалковым на последнем по времени пленуме этой общероссийской общественной организации, на слуху у всех кинематографистов.

В САМОМ ДЕЛЕ, отрасли очень далеко до процветания, а Союзу — до творческого и финансового благосостояния. Годы проходят в перманентной борьбе за сохранение тех позиций, на которых более полувека назад был основан Союз кинематографистов, созданный для упрочения лучших традиций советского кино и поддержки творческих кадров. Когда-то здесь формировалось то, что называлось художественными критериями — и это двигало вперёд искусство, ставило новые эстетические и нравственные задачи. Ныне же рынок грубо заявляет о себе, выпячивая совершенно иные ценности и требуя иных подходов к делу. Суть новейшей культурной политики сводится к обязанности «делать деньги».

Московское отделение, потеряв в рыночном угаре Киноцентр, выживает, сдавая помещения Союза и Центрального Дома кинематографистов коммерческим структурам. Но всё-таки организация жива и действует, стараясь привлечь к своей работе молодёжь, открыть ей, ходом нынешней жизни ориентированной на индивидуализм, всю силу товарищества, коллективизма.

А вот Санкт-Петербургское отделение было подвержено процедуре банкротства и потеряло своё здание. Все суды кинематографистами проиграны, все долги признаны реальными. Силы были не равны: у рыночников оказались большие связи «наверху». И, что хуже всего, захватчиков поддержали «свои» — далеко не последние из деятелей Союза. Произошёл раскол — не первый и, надо думать, не последний. К тому же угроза банкротства нависла и над киностудией «Ленфильм». К счастью, Союз не распался и не смирился с ролью собеса, которую ему пытались навязать руководители отрасли. Он хочет по-прежнему объединять кинематографистов, помогать им в осуществлении творческих замыслов.

Кинематографисты, понимающие, куда ведёт безответственное потребительское отношение к возможностям экрана, надеялись, что итогом Года кино станет концепция дальнейшего развития кинематографа как мощного средства эстетического и нравственного развития общества. Именно кино, как самое массовое искусство, формирует мировоззрение. Опасно измерять его достижения рублём. Однако и по сей день значение каждого фильма, его успех, или, как сейчас говорят, рейтинг, определяются в министерстве культуры кассовым сбором. Подведены финансовые итоги Года кино. Общий сбор от проката российских фильмов превысил 8 миллиардов рублей и стал рекордным в новейшей истории России. 300 кинозалов, открытых в провинции, приобщили к большому киноэкрану 700 тысяч зрителей. Но что увидели эти зрители? Что увидят в будущем году?

Как известно, прежние творческие функции Союза присвоила себе Академия кинематографических искусств и наук, созданная 15 лет назад по американскому образцу. Именно Академия устанавливает художественные критерии. С этой целью учреждена премия «Золотой орёл». Экспертный совет Академии уверен, что его выбор определяет лицо современного отечественного кинематографа.

ИЗНАЧАЛЬНО академики были озабочены поисками шедевров, которые могли бы повлиять на духовную жизнь общества. Составлялись длиннейшие списки номинантов. Сегодня в нём всего десяток игровых фильмов, при том что выпущено 98. Выбор есть, но выбрать нечего. Совсем нет фильмов, затрагивающих серьёзные, общественно значимые проблемы. Больше всего житейских историй, иногда забавных, но чаще скучных и невнятных. Привлекая к работе молодых режиссёров, можно, кажется, рассчитывать на свежесть идей и суждений, но редкий дебют отмечен такими достоинствами. Что касается мэтров, можно сказать, что они потеряли критерии искусства вместе с советской идеологией. Чернуха от С. Соловьёва («Ке-ды»), мистика от Н. Досталя («Монах и бес»), мизантропия от А. Кончаловского далеки от подлинного киноискусства.

Нынешние художники экрана совершенно оторвались от жизни обычных людей и пребывают в мире собственных фантазий. Если рассматривается какая-то острая ситуация, то лишь для того, чтобы закрутить всё штопором, поставить на грань невозможного и сделать «фильм-событие» на грани фола. Такой фильм отнюдь не всегда становится событием в искусстве. Напротив, он часто ломает все критерии художественного творчества и зрительского восприятия. Что и произошло с фильмом «Викинг» А. Кравчука. Конечно, у Академии хватает вкуса, чтобы не позиционировать такие работы. Но что они готовы признать лучшим? На что ориентировать зрителя?

В главной номинации «Лучший фильм» — пять картин. Две из них относятся к жанру катастроф. Они схожи по содержанию и наполнению. В «Экипаже» Н. Лебедева пассажирский самолёт оказывается в центре внезапного бедствия. Это ремейк советского фильма с тем же названием. В основу второго фильма — «Ледокол» Н. Хомерики положена подлинная история советского ледокола, оказавшегося в ледяном плену на подходе к Антарктиде.

Сюжеты обоих номинантов предельно закручены. Главное — ударить по нервам зрителей. Всё происходящее должно бы выявить и раскрыть характер героев. Но вот тут авторы не проявляют никакой изобретательности: действующие лица элементарны, их отношение друг к другу и реакция на происходящее предсказуемы. Талантливые актёры старательно вживаются в предлагаемые обстоятельства, но наворот событий мешает им по-настоящему раскрыться.

Конечно, оба фильма интересны с профессиональной стороны своими операторскими и изобразительными изысками. «Экипаж» был выдвинут на премии в пяти номинациях. Стало быть, фильм признан образцовым. У «Ледокола» была всего лишь одна, но главная номинация — лучший художественный фильм. По всем параметрам его обошли конкуренты. Можно сказать, на «Золотого орла» режиссёра Н. Хомерики выдвинули в порядке поощрения: ещё недавно он снимал отъявленную чернуху — вспомним фильм «Сердца бумеранг». А сегодня этот режиссёр идёт в русле официальной культурной политики, пропагандируя якобы «традиционные российские ценности».

ЕЩЁ ДВА ФИЛЬМА, представленные в главной номинации, можно отнести к жанру психологического триллера с элементами драмы: «Дуэлянт» А. Мизгирёва (три номинации) и «Коллектор» А. Красовского (одна номинация). Их объединяет мотив детективного расследования, на котором строятся сюжетные повороты. Задача авторов — держать зрителя в постоянном напряжении, не давая ему передохнуть. В центре кипящих событий — необычный человек, поставивший себя в исключительно сложное положение. Харизматичные герои П. Фёдорова и К. Хабенского живут в отвлечённых мирах, сконструированных по законам киноязыка. Что же касается чисто человеческого ощущения этого экранного мира — будь то Петербург XIX века или современный мегаполис, то он как бы воссоздан некими инопланетянами на другой планете.

Понятно, зритель не для того ходит на авантюрный детектив, чтобы увидеть в нём самого себя и свой узкий мирок. Но жадно впитывает информацию, которая находит отклик в его душе. Вот как определяет пользователь Интернета общечеловеческую идею первого из этих фильмов, вполне приложимую и ко второму: «Возможно ли обновление жизни без призраков прошлого, стремящихся при каждом удобном случае направить на тебя дуло пистолета?» Стало быть, эти фильмы дают пищу для размышлений. Но уж больно нездоровая эта еда. Такого рода блюда плохо усваиваются.

«Экипаж» и «Дуэлянт» победили в тех номинациях, где были представлены. У «Экипажа», стало быть, пять «Золотых орлов»: за лучший монтаж, лучшую работу звукорежиссёра, лучшую музыку, лучшие визуальные эффекты, лучшую мужскую роль второго плана. У «Дуэлянта» — три «Золотых орла»: за лучшую операторскую работу, лучшую работу художника-постановщика и лучшую работу художника по костюмам. Тем не менее лучшим фильмом признан «Рай» А. Кончаловского, он победил ещё и в номинациях «лучшая режиссура» и «лучшая женская роль». Юлия Высоцкая соревновалась с Ксенией Раппопорт («Дама Пик» П. Лунгина) и Викторией Исаковой («Ученик» К. Серебренникова).

ФИЛЬМ А. Кончаловского «Рай» — тоже своего рода триллер и одновременно психологическая драма — несёт в себе дыхание трагической действительности. Сюжет и тут сложносочинённый, но понятный каждому зрителю в силу общеизвестности исторических событий. Европа, 1943 год. В самый разгар войны скрещиваются судьбы троих людей: русской эмигрантки, связанной с Сопротивлением, француза-коллаборациониста и офицера СС. Все трое гибнут при разных обстоятельствах — через весь фильм проходят их посмертные исповеди.

В промежутках между этими исповедями разворачиваются события, которые приводят русскую эмигрантку Ольгу в фашистский лагерь смерти. Там она встречает офицера СС, который в недалёком прошлом был увлечён ею. Завязываются отношения палача и жертвы, и немец, «белокурая бестия», декларирует свои убеждения. Он считает себя человеком идеи. А идея заключается в строительстве справедливого государства для немцев — этакого рая на земле. Цель оправдывает средства — отсюда жестокость по отношению к изгоям.

К чему ведёт попытка создания земного рая, зритель видит воочию: переполненные бараки, печь крематория, люди, потерявшие человеческий облик, горы трупов. «Рая на земле нет и быть не может, — декларирует режиссёр вместе со своим героем, — и все попытки построить земной рай обернутся адом».

Нет в фильме персонажа, который возразил бы: рай — это сама жизнь. Рай — это возможность жить — дышать, слышать, видеть, говорить, любить, мыслить, творить. Единственно возможный рай, потому что за гранью распада белков его уже нет, а есть что-то другое, неизвестно что. Рай — это сегодня, здесь, сейчас. Он дан на короткий срок. А подлые люди из чёрной корысти для собственной выгоды превращают его в ад. Земных просторов, богатств и достижений цивилизации давно бы хватило, чтобы всё население Земли было счастливо, если бы не злая воля негодяев.

Могла бы это сказать Ольга? Нет, не та личность. Она безвольна, не способна к протесту, даром что участвовала в Сопротивлении. Она готова на самые позорные компромиссы, чтобы уцелеть. Но силы оставляют её, жизнь уже не мила. И в газовую камеру она идёт покорно, словно на заклание. Её решимость пожертвовать собой, спасая надсмотрщицу Розу, совершенно не мотивирована.

ФИГУРА Розы туманна, приблизительна — ни разу мы не видим её лица, её глаз. Совсем не раскрывается она в заботах о двух еврейских детях, спасённых Ольгой. Кстати, почему эти дети оказались в женском бараке? Как известно, детей фашисты держали отдельно. Такими реалиями нельзя жертвовать ради пресловутой «художественной правды». Всё в этом фильме условно, приблизительно, умозрительно. Тем не менее он побеждает в трёх самых важных номинациях: «лучший фильм», «лучшая режиссура», «лучшая женская роль».

«Экипаж» и «Дуэлянт», что называется, «мужские картины» с харизматичными героями, остаются без приза за лучшую мужскую роль. «Золотого орла» в этой номинации получает Иван Янковский за исполнение главной роли в фильме П. Лунгина «Дама Пик». Внук Олега Янковского, он впервые сыграл в кино, да ещё в таком сложном проекте. Роль трудная, как говорится, затратная, требующая огромного напряжения. Но во имя чего все эти усилия? Если во имя того, чтобы показать, как жажда денег растлевает и губит человека, то объект осуждения и порицания выбран, как говорится, дуриком.

Ведь речь идёт о молодом талантливом певце, который мечтает спеть Германна в «Пиковой даме». Для такого человека главное — овладеть одним из самых удивительных искусств, петь, как дышать. Не знает Лунгин этих людей, не понимает и не любит оперы. Нет в его фильме ни Пушкина, ни Чайковского, ни русского театра, ни его служителей. Ему куда интереснее уголовщина — тоже какая-то вымышленная, сочинённая, заимствованная из японских и южнокорейских фильмов, которые делаются не для показа в своём отечестве, а для мирового кинопроката. С тем же намерением сделан фильм «Дама Пик». Однако «академикам» он пришёлся явно по вкусу. Иначе не фигурировал бы сразу в трёх номинациях: «лучшие женская и мужская роли», «лучший сценарий».

Но тут его обошёл другой сочинитель — Ю. Арабов со сценарием фильма «Монах и бес». Фильм этот был представлен на прошлогоднем Московском международном кинофестивале, остался без приза — теперь это «упущение» исправлено. О фильме Н. Досталя, выбравшего экстравагантный сценарий Ю. Арабова, много писалось. Уж очень странным казался этот выбор. Упоминали о нём и мы в обзоре фестивальных фильмов («Правда», №71, 2016 год). Достаточно сказать, что самая слабая сторона этого фильма — именно драматургия. История праведного монаха, в которого вселился бес, оказалась довольно-таки мутной иллюстрацией к теме противостояния добра и зла. Похоже, сценарист и режиссёр так и не договорились между собой: кто же в их фильме проводник добра и кто носитель зла. Подмена понятий, ведущая к манипуляции такими категориями, вообще свойственна драматургу Ю. Арабову. Но вот поди ж ты — «Золотой орёл». Похоже, «академики» тоже не сильны в этих определениях.

Сказанного достаточно, чтобы понять, каковы академические вкусы и какие перспективы сулит Киноакадемия нашему кинематографу. Курс явно взят на коммерческое кино. Не ясно только, кто будет его финансировать, если вся годовая господдержка отрасли равна бюджету одного среднестатистического голливудского фильма.

А что думают по этому поводу в Союзе кинематографистов? Надо сказать, председатель СК, академик Н.С. Михалков был замечен на церемонии присуждения премии «Золотой орёл». Он казался весёлым и не говорил, что кино кончается. Понятно, там — вечный праздник. А в Союзе — сплошной ремонт. Но, по последним сведениям, сгоревший в Год кино председательский кабинет прекрасно отремонтирован. Скоро там начнут проводить секретариаты. Пора восстанавливать творческий микроклимат. На своей территории.

Россия > СМИ, ИТ > gazeta-pravda.ru, 3 февраля 2017 > № 2068295


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 3 февраля 2017 > № 2064866

Сохранившиеся фрагменты Великой улицы хранятся в лабораториях столичных археологов. Мостовую, а также другие уникальные артефакты покажут москвичам в подземном выставочном зале парка «Зарядье».

Великая улица, которая была найдена в 2015 году на территории будущего парка «Зарядье», законсервирована с помощью полимерного состава. Фрагменты бревенчатой мостовой хранятся в лабораториях ООО «Столичное археологическое бюро». В дальнейшем Великая улица, которая считается древнейшей из сохранившихся в Москве, станет одним из главных экспонатов проектируемого археологического музея парка «Зарядье».

«Столичные археологи и музейные работники определят состав экспозиции подземного зала “Зарядья” в ближайшее время, — рассказал руководитель Мосгорнаследия Алексей Емельянов. — Многие городские и федеральные музеи выразили заинтересованность в том, чтобы передать выставочному пространству “Зарядья” экспонаты, относящиеся к древней истории Москвы».

В данный момент сооружают крышу подземного экспозиционного зала, которая укроет главный экспонат выставки — сохранённый фрагмент основания Китайгородской стены.

Помимо Китайгородской стены и фрагментов Великой улицы, экспонатами музея могут стать берестяная грамота и клад серебряных монет, найденные на территории парка «Зарядье». Наполнение экспозиции учёные обсудят на ближайшем заседании методического совета, который организует Мосгорнаследия.

В 2015 году в ходе археологических раскопок на территории парка «Зарядье» были обнаружены остатки трёх ярусов деревянной мостовой и срубов домов. Учёные установили, что это фрагменты Великой улицы, которая в XII веке проходила от Еленинских ворот Кремля к берегу Москвы-реки, где располагалась торговая пристань. Свою значимость для горожан улица утратила примерно в XVI веке, когда возвели Китайгородскую стену. Великая улица была отрезана от выхода к торговой пристани и стала именоваться Мокринским переулком. Новое название она получила в честь располагавшейся поблизости церкви Николы Мокрого — покровителя моряков и тех, кто путешествует по водам.

В ходе раскопок брёвна мостовой и деревянные срубы извлекли из грунта и очистили. Сейчас артефакты находятся в археологических лабораториях, для сохранности на них нанесли полимерный состав, который законсервировал древнюю древесину. Покрытие составами из полимеров — один из традиционных способов археологической консервации. Таким образом сохраняют найденные деревянные предметы и конструкции.

Напомним, экспозицию археологического музея «Зарядья» может пополнить и найденный на территории парка английский медальон XVI века с изображением розы Тюдоров. Пока он будет передан на хранение в филиал Музея Москвы — Старый Английский Двор.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 3 февраля 2017 > № 2064866


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 3 февраля 2017 > № 2064860

С пятницы, 3 февраля, и до конца месяца пользователи бесплатного Wi-Fi в столичном метро смогут получить 50-процентную скидку на билет в Третьяковскую галерею на Крымском Валу. Для этого необходимо нажать на тематический баннер, который появится при подключении к сети Wi-Fi. Далее потребуется сохранить купон со скидкой в телефоне и показать его при входе в галерею. Воспользоваться скидкой при посещении Третьяковки можно в течение всего февраля.

«Скидочный купон в музей — это часть культурно-образовательного проекта “Интенсив XX”, запущенного совместно с Третьяковской галереей в ноябре прошлого года», — рассказал заместитель Мэра Москвы, руководитель Департамента транспорта и развития дорожно-транспортной инфраструктуры Максим Ликсутов.

Баннер уже находится в ротации. Пользователь увидит его после прохождения авторизации в сети MT_FREE. Если баннер не показался сразу, нужно обновить главную страницу wi-fi.ru.

В рамках проекта по Кольцевой линии метро курсирует тематический поезд. Каждый его вагон превратился в своеобразный выставочный зал, где представлены произведения искусства одного из периодов прошлого столетия.

Кроме того, на кольцевой станции «Парк культуры» размещены фрагменты работ художников XX века. С ноября 2016 года здесь представлены картины авангардистов, а с середины февраля экспозицию обновят. На станции разместят репродукции полотен художников-соцреалистов: Юрия Пименова, Петра Кончаловского, Павла Корина, Татьяны Яблонской и других.

Пассажиры смогут сфотографироваться в образах строителей Братской гидроэлектростанции, увидеть Театральную площадь 30-х годов прошлого века. Также на «Парке культуры» появятся фрагменты портретов советского режиссёра Всеволода Мейерхольда, маршала Георгия Жукова и элементы других картин 1930–1960-х годов.

Проект «Интенсив XX» в метро связан с выставкой «Искусство XX века» в Третьяковской галерее на Крымском Валу. Здесь можно познакомиться с оригиналами работ художников и узнать подробнее об их творчестве.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 3 февраля 2017 > № 2064860


Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > mos.ru, 3 февраля 2017 > № 2064859

Конкурс «IT-репортёр» для школьников стартует 6 февраля. Он пройдёт в два этапа. Первый, который продлится до 20 мая, состоит из четырёх туров. Темой февральского тура станет «Патриотизм», в марте ребята расскажут о Международном празднике детского телевидения и радиовещания. Апрельские работы посвятят экологии, а майские — проекту «Школа новых технологий».

Для участия в первом этапе команды — коллективы детских и молодёжных СМИ — должны отправить регистрационные заявки по адресу электронной почты: 1310@edu.mos.ru. В теме письма надо указать «Заявка на “IT-репортёра”». Возраст участников — от 13 до 18 лет. Подробнее о формате работ и правилах конкурса можно узнать на сайте. Победителей и призёров заочного этапа пригласят в финал, который пройдёт в мае.

Участие в этом конкурсе станет подготовкой к ежегодному турниру JuniorSkills по компетенции «Мультимедийная журналистика». «Все школьные студии нуждаются в серьёзной площадке для реализации своего потенциала. Конкурс является такой площадкой и направлен на повышение качества ресурсов школьных СМИ и дальнейшее их продвижение через Московский образовательный интернет-телеканал», — рассказал Андрей Вдовин, директор культурологического лицея № 1310, при поддержке которого пройдёт конкурс «IT-репортёр».

Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > mos.ru, 3 февраля 2017 > № 2064859


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 3 февраля 2017 > № 2064857

Издание The Art Newspaper Russia объявило победителем в номинации «Музей года» Московский музей современного искусства (ММОМА). Об этом объявили на торжественной церемонии в Центральном выставочном зале «Манеж».

ММОМА стал первым в России государственным музеем, полностью специализирующимся на искусстве XX и XXI веков. Сегодня это один из самых активных участников художественной жизни столицы. Музей расположен на пяти площадках, в том числе на Петровке и Гоголевском бульваре. Здесь работают не только выставки, но и школа «Свободные мастерские» для художников, издаётся журнал «Диалог искусств» и многое другое. В этом году Московский музей современного искусства запустит новую программу «Карт-бланш», покажет несколько десятков выставок, в том числе привезёт в Москву архивы архитектора Антонио Гауди.

Награду от The Art Newspaper Russia вручили директору ещё одного московского учреждения культуры — «Мультимедиа-арт-музея» — Ольге Свибловой. Приз в номинации «Личный вклад» она получила совместно с Благотворительным фондом Потанина, Бернаром Блистеном и группой дарителей, передавших Центру Помпиду беспрецедентное собрание русского искусства второй половины ХХ века.

Министр Правительства Москвы, руководитель Департамента культуры Александр Кибовский вручал приз в номинации «Реставрация года». Победителем стала команда экспертов Государственного Эрмитажа, реставрировавшая картину XV века Рогира ван дер Вейдена «Святой Лука, рисующий Мадонну». «Труд реставратора на самом деле неблагодарный, потому что они отдают свои силы и душу чужим произведениям. Слава достаётся по-прежнему авторам, в чьей тени остаются реставраторы, и я очень благодарен The Art Newspaper Russia, что они позволяют вывести из тени этих профессионалов, преданных служителей мирового искусства», — сказал Александр Кибовский.

«Выставкой года» названа «Шедевры нового искусства. Коллекция Щукина» в музее Фонда Louis Vuitton. А в номинации «Книга года» победил двухтомник «Кузьма Петров-Водкин и его школа (1920–1930-е)».

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 3 февраля 2017 > № 2064857


Казахстан > СМИ, ИТ > camonitor.com, 3 февраля 2017 > № 2061726

Что связывает потомка Капал-батыра с Дональдом Трампом?

Автор: Сара Садык

Баур Карипов – один из факелоносцев Универсиады-2017. Проработав шесть лет атлетик-директором в компании нынешнего президента США Дональда Трампа, он стал одним из самых известных и дорогих фитнес-тренеров Америки. Но девять лет назад, оставив карьеру в Нью-Йорке, вернулся в Казахстан.

В погоне за американской мечтой

Он родился у подножий Джунгарского Алатау в селе Акын Сара Талдыкорганской области, где когда-то проходил знаменитый поединок двух великих акынов – Биржана и Сары.

– Мой родитель, волостной Турсун, был весьма примечательной личностью, – рассказывает Баур свою родословную. – Во время голода возглавляемый им аул тронулся в Китай, а через 18 лет, в 1948-м, опять же под его началом вернулся обратно в Акын Сара. Отец очень любил детей, однако его многочисленные жены (их до моей матери было пять или шесть) оказались бездетными. Вернувшись из Китая, Турсун пришел к своей будущей теще, младше его года на четыре, сватать дочь, мою маму. В этом браке родились пятеро детей. Самый младший их ребенок, то есть я, появился на свет, когда маме было 37, а отцу уже 78. Мне не было и полугода, когда его не стало.

Школу я окончил в 1984-м. Через год ушел в армию. Отслужив, поступил в Казахский институт физкультуры. Учась там, я решил сделать что-нибудь такое, что может зацепить народ. Открыл детскую школу самовыживания, где обучали и навыкам оказания первой медицинской помощи, и самообороне, и верховой езде, и плаванию, и стрельбе.

Но средств на полноценную жизнь все равно не хватало, и я подумал, что нужно открыть что-то более крупное, бойцовское. Съездив в Таиланд и попрактиковавшись там немного, открыл в 1993-м первый в Казахстане клуб тайского бокса. Но и это не принесло удовлетворения.

В те годы в стране начался переполох. Экономика встала, работы нет, денег даже на еду не хватало. Появилась мысль уехать в Америку, куда я в 1993-м ездил как турист. Летом 1994-го я женился. Лаура уже зарекомендовала себя как многообещающая модель, и у нее, как и у меня, была мечта поработать на высоком уровне. И осенью того же года мы с ней решились на отъезд. Языка не знали, информацией владели минимальной. Только и известно было по фильмам, что есть Манхэттен, где живут одни знаменитости, и что в Америку едут самые талантливые и честолюбивые. А я был уверен в себе, меня вдохновляло то, что и Шварценеггер, и Ван Дамм, и Сталлоне – приезжие. Знакомясь с их историей успеха, я думал: а почему бы и мне не попробовать реализовать себя в качестве тренера или киноактера в Голливуде? Руки-ноги есть, голова на месте, молод, силен, красив. Кикбоксинг, шпагат на стульях, сумасшедшая выносливость, гимнастика, верховая езда, военно-прикладные искусства… Всем этим я владел не хуже того же Ван Дамма.

Америка не встретила нас с распростертыми объятиями. Начинал я на Брайтон-бич, где жила русская эмиграция. Первое время приходилось пробовать все. Я и в охране стоял, и вышибалой был в ресторанах, пару раз, выступая со спарринг-партнерами, дрался на деньги. Не буду скрывать, приходилось и красить, и белить, и мебель таскать. В общем, работу не выбирал. Через какое-то время подумал: а ведь я приехал не для того, чтобы работать на русскоязычных эмигрантов. Потихоньку собрал информацию у тех, кто имел отношение к спорту, и однажды поехал в сердце Нью-Йорка – на Манхэттен, на знаменитое Пятое авеню, которое еще называют «пупом земли» из-за множества расположенных там знаменитых зданий, музеев и магазинов. Среди них есть 66-этажный дом-башня под №57. Первые 35 этажей занимают бизнес-центры и офисы крупных банков, остальные – квартиры богатейших людей Америки. На двух самых верхних, 65-м и

66-м, живет Дональд Трамп с семьей.

«Сарафанное радио»

– Но как же вы все-таки попали в здание на Пятом авеню?

– Проходя мимо него, я спросил себя: интересно, а что нужно сделать и какое нужно иметь образование, чтобы работать у Дональда Трампа? Я тогда уже успел сняться в кино в паре эпизодов, связанных с уличными драками. Первый был у японского режиссера, второй – у голливудского. Этого оказалось достаточно: я понял, что актерские эмоции – не мое. Я тренер по призванию.

Благодаря «сарафанному радио» среди моих клиентов появилось много известных людей с различными проблемами. Они у меня быстрее, чем у других тренеров, восстанавливали физичес­кую форму, садились на шпагат и переставали жаловаться на болячки. Одна супружеская чета рекомендовала меня своему другу – самому Майк­ылу Джексону, но мне не удалось потренировать короля поп-музыки: он больше времени проводил в танцевальном и массажном залах.

Моя востребованность, а следовательно, и цена росли с каждым днем. В Казахстан я вернулся девять лет назад, но и сейчас в Манхэттене нет таких расценок, какие были у меня за два года до отъезда на родину, – 300 долларов в час. При мне хороший тренер в самом дорогом городе мира стоил 100 долларов, сейчас – 150. Это не бахвальство, а просто подтверждение того, что казахстанцы могут добиться успеха в любой точке мира. Свидетелем этому стал мой учитель по физкультурному институту – Май Ундеевич Хван, один из факелоносцев Универсиады. Когда я пригласил его с женой и внуком в Америку, этот много чего повидавший в жизни человек сказал: «Бауржан, я горжусь тобой. Ты добился успеха в жизни и как спортсмен, и как тренер».

Пиком моей карьеры в США стала работа атлетик-директором в компании Дональда Трампа. Просто так в его команду, конечно, не попадают – нужно пройти жесткий отбор, но я попал без всякого кастинга. Просто однажды Дональд поинтересовался у одной моей клиентки, очень богатой женщины: «Вы всегда говорите, что ваш тренер – самый лучший. Это в самом деле так? У нас открылся фитнес-зал, мы хотим пригласить его атлетик-директором. Покажите нам его». Она еще раз подтвердила: да, ее тренирует русский чемпион (про Казахстан в те годы вообще никто в Америке не знал). Один из топ-менеджеров Дональда тоже, оказывается, тренировался у меня. Вот так я по рекомендации этих двоих попал в команду нынешнего президента США. В знаменитом доме-башне на Пятом авеню я работал последние шесть лет перед отъездом в Казахстан. Офис Дональда Трампа находится на 26-м этаже, а зал, где я работал, – на 24-м. Его самого я не тренировал, он больше увлекался гольфом, я был тренером Иванки Трамп, дочери Дональда, и ее матери.

Тоска по домбре

– Какое впечатление оставил у вас Дональд Трамп?

– О своих клиентах, живущих в том здании, я знаю очень много, но есть вещи, о которых люди моей профессии не рассказывают, даже уже не работая там. О Дональде могу лишь сказать, что он трудоголик, патриот своей страны и очень постоянный в своих привязанностях человек. На протяжении всех лет, что я работал в одном здании с ним, я видел в его окружении одних и тех же людей, начиная от консьержки. Личное рукопожатие, раздача автографов – он делал это легко и непринужденно. Проходя мимо, непременно спрашивал у подчиненных: «Как у тебя дела? Все нормально?». Была пара моментов, когда мы вместе оказывались у лифта. И оба раза он узнавал меня. «Баур? Пусть заходит, – говорил он своим телохранителям. – Он же сам как оружие».

– Почему же вы уехали оттуда?

– Я часто разговаривал с друзьями, оставшимися в Казахстане. Издалека мне казалось, что моя родина взяла хороший темп: строились новые здания, развязки, начали вкладывать деньги в спорт. Вторая причина – после десяти лет жизни в Америке потянуло на родину, я затосковал. Хотелось слышать звуки домбры, общаться на казахском. Ну и, в-третьих, подумал я, почему бы не вернуться домой с опытом, полученным в самой развитой стране мира? Тем более что Нурсултан Назарбаев призывал тогда всех талантливых сооте­чественников – ученых, спортсменов, инженеров, которые жили и работали за границей, – вернуться в Казахстан. Он говорил, что мы нужны своей стране, что хорошо зарабатывать можно и дома. Это затронуло мои патриотические чувства. Потомок Капал-батыра, я вдруг представил себя батыром, который много лет скитался по чужим странам и теперь, как Одиссей, возвращается домой.

Когда я уезжал, мои клиенты говорили: «Зачем? Твоя страна отстала лет на 170 от остального мира». Но это меня не остановило. Мне хотелось показать молодым землякам: если поставить четкую цель, то можно смести любые преграды и добиться ее.

Казахские понты

– Ваши ожидания оправдались? Вас ждали на родине?

– Как сказать? Я работаю. Есть вип-персоны, которые очень уважают мой труд. Стараюсь по возможности никому не отказывать. Но семинары и мастер-классы провожу практически задаром. У нас это любят. Если там, в Америке, клиенты, увидев результат, сами предлагают поднять расценки, то здесь упрекают за «дороговизну» – 100 долларов за час. Правда, спустя некоторое время говорят: теперь я понял, почему это столько стоит. Но серьезных предложений – взяться за развитие крупного спортивного объекта или создание приват-клуба – не было. С этой точки зрения мы еще спим. У нашего человека вообще сложнейший менталитет. Первые несколько лет я был в глубочайшей депрессии из-за этого. Когда ты попадаешь в круг людей, далеких от того, чем ты занимаешься, становится немного сложно.

По моим идеям открыли несколько залов. То есть я по просьбам некоторых людей составлял бизнес-планы, они забирали их и… реализовывали уже без меня. Таких, кажется, называют «кидалами». И все же передо мной вопрос «жалею или не жалею, что вернулся?» не стоит. Я же не мальчик, поэтому готов был ко всему. У нас много понтов, показухи, но мало реальных вещей и профессионалов, которые могут тащить их на себе. Здесь я зарабатываю треть того, что имел в Америке, но тем не менее это моя родина, поэтому – только «алга», несмотря на преграды.

– А как же жена?

– Лаура 11 лет работала моделью в США, а в Казахстан мы приехали буквально через год после завершения ее карьеры на подиуме. Она образованная женщина, владеет несколькими языками. Умница и красавица, в свое время моя жена работала со многими топ-моделями и дизайнерами, чьи имена известны всему миру. Чтобы выйти в Нью-Йорке на модельный подиум – для этого недостаточно, как в Казахстане, удачно выйти замуж. Там это такая же профессия, как и все другие. То есть надо постоянно и много работать над собой. Точность и аккуратность у моделей мирового уровня поистине королевские, поэтому многие из них выходят замуж за президентов. Когда Лаура участвовала в шоу-показах вместе с Кейт Мосс и Кэролин Мэрфи, я, ее муж, сидел в первых рядах рядом с голливудскими звездами. Возможно, будь у моей жены другие ценности, она находилась бы сейчас не в Алматы, а где-нибудь на яхте в качестве подруги какого-нибудь миллиардера. Но мы любим друг друга, поэтому до сих пор вместе. У нас двое сыновей. Старший, ему 22 года, родился там, в США, младший – здесь, ему всего 6 лет.

Лауре, конечно же, больше нравилось жить в Америке, но семья ей дороже. Уровень жизни ведь несравним. Говорю, опираясь на свой личный опыт (а я объездил полмира): такое, чтобы ученый получал 60-70 тысяч тенге в месяц и ходил пешком, а какой-нибудь 17-летний юнец ездил на «Порше-Кайен», можно увидеть только у нас. Но самое странное – это когда орденами «Курмет» и «Барыс» награждают людей, о которых узнаешь только в тот момент, когда они их получают.

…Когда сейчас меня спрашивают о секретах моей прекрасной физичес­кой формы, отвечаю, что у меня их нет. Я нисколько не кривлю душой, потому что поднимаю те же самые штанги, плаваю в точно таком же бассейне, питаюсь теми же продуктами, что и другие. От большинства из них отличаюсь только постоянством. Стресс – тренируюсь, радуюсь – тренируюсь, холодно – тренируюсь, жарко – тренируюсь. Даже в командировках – встал, отжался, сделал зарядку. По возможности много хожу пешком, в летнее время выезжаю за город. Стараюсь общаться с интересными людьми и не считаю зазорным учиться у молодых. Могу, например, зайти в гимнастичес­кий зал, где занимаются 6-7-летние дети, и попросить их показать некоторые упражнения на перекладине, брусьях и кольцах. Рандеты и сальто у маленьких спортсменов получаются намного лучше, чем у взрослых.

Казахстан > СМИ, ИТ > camonitor.com, 3 февраля 2017 > № 2061726


Сербия. СЗФО > СМИ, ИТ > rs.gov.ru, 3 февраля 2017 > № 2061272

Валерий Гергиев и оркестр Мариинского театра завершили европейское турне в Белграде

Оркестр Мариинского театра из Санкт-Петербурга под управлением Валерия Гергиева впервые выступил на сцене главного концертного зала сербской столицы – белградского «Центра Сава».

По приглашению маэстро в концерте приняли участие солисты, представляющие Сербию: Роман Симович – первая скрипка Лондонского симфонического оркестра и пианистка Аника Вавич. Белградский концерт стал кульминацией завершающего этапа европейского турне оркестра и был организован вне гастрольного графика. Причина, как признался Валерий Гергиев на пресс-конференции накануне концерта – большое уважение и любовь русского народа к Сербии.

Последний раз Валерий Гергиев выступил перед белградской публикой в 2009 году с Лондонским симфоническим оркестром в рамках фестиваля БЕМУС (Белградские музыкальные торжества): «Тогда мы показали, как Лондонский оркестр исполняет русскую музыку, а сегодня покажем, как русский оркестр исполняет европейскую музыку».

Среди публики, восторженно приветствовавшей великого маэстро и российских виртуозов, в зале «Центра Сава» в этот вечер присутствовали представители руководства страны, мэрии Белграда, сотрудники Посольства России в Сербии во главе с послом Александром Чепуриным, заместитель руководителя Россотрудничества Александр Радьков, деятели культуры, в том числе режиссер Эмир Кустурица и др.

Концерт оркестра Мариинского театра под руководством Валерия Гергиева организован «Центром Сава» и РЦНК «Русский Дом» при поддержке Посольства России в Сербии, Министерства культуры Сербии, мэрии Белграда.

Сербия. СЗФО > СМИ, ИТ > rs.gov.ru, 3 февраля 2017 > № 2061272


Белоруссия. Конго Республика. РФ > СМИ, ИТ > rs.gov.ru, 3 февраля 2017 > № 2061271

В Конго открылась выставка-конкурс детских художественных работ

В выставочном зале Российского центра науки и культуры в Браззавиле состоялся вернисаж выставки-конкурса работ детских изостудий г.Минска (Белоруссия) «Красочный мир».

Мероприятие подготовлено и проведено совместно представителем Оргкомитета международного проекта «Неделя искусств» Людмилой Рыбаковой, Представительством Россотрудничества в Конго и руководством Ассоциации художников всемирно известной конголезской школы живописи Пото-Пото.

На выставке представлено 40 произведений живописи: акварели, гуаши, рисунки карандашом и тушью, а также гравюры воспитанников минских изостудий — детей в возрасте от 4 до 15 лет. На открытии выставки присутствовали президент Ассоциации Пото-Пото Сильвестр Мангуандза, вице-президент Жак Илоки (выпускник Строгановского училища), художники и ученики школы школы Пото-Пото, журналисты центральных СМИ Браззавиля и ученики подшефного браззавильского учебного комплекса «Атлас».

Торжественную часть вернисажа открыл руководитель Представительства Россотрудничества в Конго Сергей Беляев, который представил работы детей из Минска и пригласил присутствующих ближе познакомиться с творчеством молодых художников.

Президент Ассоциации художников Пото-Пото Сильвестр Мангуандза и другие художники школы выразили свое восхищение уровнем художественного творчества белорусских детей. Члены жюри из их состава присудили премии пяти авторам наиболее ярких работ, которые произвели наибольшее впечатление на них как профессионалов, и продемонстрировали произведения художников и учащихся школы Пото-Пото, которые и послужат наградами для юных художников из Белоруссии.

Руководитель Представительства Сергей Беляев выразил свою искреннюю благодарность всем, кто принял участие в выставке-конкурсе и помог в организации этого события. После вернисажа выставки гости РЦНК смогли в неформальной обстановке пообщаться с художниками школы Пото-Пото и организаторами выставки «Красочный мир» и задали им многочисленные вопросы.

Выставка в Браззавиле будет открыта для посетителей РЦНК до 28 февраля.

Белоруссия. Конго Республика. РФ > СМИ, ИТ > rs.gov.ru, 3 февраля 2017 > № 2061271


Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 3 февраля 2017 > № 2060888 Леонид Гозман

Леонид Гозман: «Границы свободы никогда толком не известны»

Редакция Forbes

Forbes Staff

Расшифровка встречи-диалога с президентом фонда «Перспектива» Леонидом Гозманом из цикла «Хроники пикирующей империи»: «Свобода, которую мы выбираем»

8 декабря в рамках цикла «Хроники пикирующей империи» Университета КГИ в Музее истории ГУЛАГа при информационной поддержке Forbes состоялся диалог Николая Сванидзе с Леонидом Гозманом, политиком, президентом фонда «Перспектива», членом Комитета гражданских инициатив.

СВАНИДЗЕ: Добрый вечер, дорогие друзья. Меня зовут Николай Сванидзе. Комитет гражданских инициатив совместно с Государственным музеем истории ГУЛАГа, при информационной поддержке Forbes, предлагает вам в очередной раз поучаствовать в проекте диалогов под общим названием «Хроники пикирующей империи». Цель этого проекта – приобщиться к нашей истории за последние 100 лет и понять примерно, осознанно, в какой именно точке исторического пространства мы сейчас с вами пребываем. И каковы, соответственно, могут быть наши с вами дальнейшие исторические и просто человеческие перспективы.

Посмотреть то, что происходило до сих пор, предыдущие диалоги и трансляцию нынешнего, этого сегодняшнего, можно на YouTube Университета КГИ.

Сегодня у нас в гостях общественный деятель, политик Леонид Яковлевич Гозман. Он же президент Фонда «Перспектива», и он еще член Комитета гражданских инициатив. Как-нибудь еще, есть еще какой-нибудь вариант представления?

ГОЗМАН: Просто хороший человек.

СВАНИДЗЕ: Просто хороший человек. Хотя не все придерживаются этого мнения, как мы знаем из недавней истории, о которой, я думаю, мы сегодня поговорим.

Леонид Яковлевич, прежде чем начать разговор, у меня есть информация из нелегальных источников, что вы хотите сначала остаться наедине с аудиторией и что-то ей продемонстрировать.

ГОЗМАН: В общем, можете остаться.

СВАНИДЗЕ: Хорошо, спасибо. Я тогда останусь, а вы демонстрируйте.

ГОЗМАН: Хорошо. Включите, пожалуйста, презентацию сюда. Господа, это вообще символично, что мы все это обсуждаем в музее ГУЛАГа, это вообще очень здорово, здесь танцуют. Я думаю, что мы поговорим немножко и о том, есть ли свобода в лагере, в чем она, в чем свобода в экстремальных обстоятельствах.

Чтобы не затягивать всякие вступления, смотрите, есть разные виды свободы. Прежде всего свобода от принуждения и ограничений, то есть когда тебя не заставляют что-то делать. Это свобода действий, когда тебе разрешают что-то делать, и наконец, это готовность и умение эту свободу реализовывать. Очевидно, что ни первая, ни вторая не являются абсолютными, нас принуждают, например, проходить контроль в аэропорту через эту штучку и показывать, открывать сумку и так далее. В общем, насколько я понимаю, во всем мире большинство людей как-то не считают это унижением, нарушением их гражданских прав и так далее – соглашаемся.

Свобода наших действий, она, разумеется, ограничивается последствиями наших действий, потому что я не имею права поджечь дом, просто потому что дом сгорит, и вместе с ним люди. То есть это какие-то нормальные вещи.

Разумеется, есть страны, и наша страна до недавнего времени была очень сильно такой, а сейчас немножко такая тоже все равно, где эти принуждения и ограничения действий превышают некий разумный естественный передел. Соответственно, вызывают у людей реакцию, они требуют свободы и так далее. Это политические свободы, это прежде всего политические и гражданские свободы, это вопрос политического устройства страны.

Но я сейчас не хотел об этом говорить, потому что это очевидные вещи. Да, должна быть свобода собраний, если ее нарушают, то это безобразие, 31-я статья, ля-ля-тополя, или 29-я, и так далее. Это все понятно. Я хотел поговорить о вещах менее очевидных – об умении эту свободу реализовывать. Потому что свобода – это не только то, что записано в Конституции. Это искусство, по-моему, не менее сложное, чем, допустим, искусство играть на скрипке. И понимаете, некоторые люди пользуются свободой, а некоторые нет.

Мне рассказывали, я сам не видел этого, к сожалению, что в Мюнхене, по-моему, в Музее гестапо есть бюллетень избирательный. Вскоре после прихода к власти фюрера проводился референдум об объединении поста президента и рейхсканцлера. Естественно, вы понимаете, какой был энтузиазм народа, в общем, нам это все знакомо. Так вот, на этом бюллетене написано: «Нет». Человек пришел на участок и сказал: «Нет». И это хранится в музее теперь. Это правильно, что это хранится в музее, это действительно поступок был. Этот человек пользовался этой свободой, а кто-то не пользуется свободой, а кто-то требует, чтобы свободы вообще было меньше.

Я когда-то при советской власти зарабатывал публичными лекциями, и помнится, в Прибалтике, как ни странно, там местное телевидение после окончания программ главных двух каналов, два уже тогда было, ночью показывало фильмы. И подходит ко мне какая-то тетенька и говорит: «Вот вы из Москвы, вы там скажите». Она почему-то считала, что каждый, кто приехал из Москвы, он непосредственно от Леонида Ильича Брежнева. «Вы там скажите, ну что же они по ночам показывают? Мы же не спим, а утром на работу».

Понимаете, она могла бы сказать так: «Что же они днем в нормальное время всякую муру крутят, а хорошие фильмы ночью?» Это нормально. А она говорит: «Не надо ночью вообще показывать», – потому что выбирать, смотреть или не смотреть, это для нее было крайне тяжело. И кто-то из экзистенциалистов (по-моему, Камю, я могу ошибаться, сказал), что человеку хорошо в тюрьме, из которой выпускают по воскресеньям. Давайте посмотрим, почему оно так получается.

Как готовят к свободе? Как готовят человека научиться этим пользоваться? Это, между прочим, не прямая подготовка, это не уроки Конституции или еще чего-нибудь – нет, это вещи, которые происходят незаметно для нас. Это, например, ощущение возможностей.

Я тут где-то видел опрос, как дети, 12-летние мальчики, по-моему, оценивают свои шансы стать президентом России и президентом США. То есть с одной стороны понятно, что эти шансы исчезающе малы, у каждого конкретного человека в большой стране – понятно. С другой стороны понятно, что шансы русского мальчика, в два раза больше, чем шансы американского мальчика. Потому что президент один, а у них народу в два раза больше в Америке, поэтому у нас как бы больше шансов. Так вот самооценка этой вероятности у американского мальчика на пару порядков выше, чем у русского мальчика. То есть он как бы считает, что он может.

Он, может быть, не может ничего, это не важно. Но если ты заранее знаешь, что ты не можешь – ты не будешь делать. Ты не подаешь документы на конкурс примы-балерины Большого театра не только потому, что не хочешь быть примой-балериной, а потому что я, например, точно знаю, что я этот конкурс не пройду. Если ты знаешь, что не получается, ты не будешь делать.

Индивидуализация. Я помню землетрясение в Спитаке, первый день, я туда тоже поехал добровольцем. Я думал, что я что-то умею как психолог, нас таких дураков набралось человек 15, мы там чего-то делали действительно, пытались делать – с ранеными работать, еще с кем-то. А какие-то ребята подсуетились и продали раза в три больше билетов, чем было в местных самолетах, потому что все рванули туда, естественно.

И вот там была при посадке просто драка между двумя группами каких-то альпинистов, спасателей, не знаю, кто они были, какие-то ребята с каким-то оборудованием. Они дрались за место, всерьез дрались, и друг другу объясняли: «Вы-то кто? Вы вообще козлы, вы никто и звать вас никак. Мы лучшие вообще, которые есть, мы были там, там», – перечисляются какие-то названия и так далее. Когда человек чувствует себя непохожим на других, тогда он действует. Но ведь это тоже все в школе, это же все в детском саду, это же школьная форма, это: «Не выпендривайся, не высовывайся, что хочешь быть самым умным?» – и так далее.

Потом, допустим, задачки. Ты какие задачи решаешь в школе? Дважды два – четыре, корова пишется через «о», если ты пишешь с мягким знаком, это не самовыражение, а твоя просто неграмотность. Но ведь если есть жесткие правила, то значит, мир одинаковый, значит, все, что в нем отличается от какой-то нормы – неправильно, его надо исправлять, с ним не надо дискутировать. Условием свободы на самом деле является понимание разнообразия мира – это очень важный фактор.

Но разнообразие мира, что значит разнообразие? Не то, что есть правильное и неправильное, нормальные и уроды, а есть – это правильно и это правильно. Как в том анекдоте про раввина: «И ты прав, и ты прав». И это же правда, каждый из них прав, и жена его права, которая говорит: «Какой же ты раввин?» Он говорит: «И ты права». Это правда.

Но школьные задачи, например, не только у нас, а во всем мире – это математика, это язык, это география. Волга впадает в Каспийское море, если ты говоришь, что оно впадает в Черное, то это не показатель твоих творческих успехов. А есть задачки, которые разнообразные? Да, конечно, рисование, например – я зайчика нарисовал, а ты арбуз. Кто из нас лучше нарисовал? А черт его знает, кто правильно нарисовал, неважно – и то, и то можно.

Но государство, оно сознательно или часто бессознательно, наше государство и наша школа, она подавляет это ощущение разнообразия. Например, было когда-то, вскоре после того, как я закончил университет, начальство озаботилось демографией, им кто-то сказал, что людей будет не хватать, и они озаботились рождаемостью. А им сказали, что дети родятся не в капусте, а как-то иначе, поэтому они стали заботиться о сексуальном просвещении. Был такой удивительный период в Советском Союзе, когда вдруг они позаботились о сексуальном просвещении.

А как? Значит, надо курс сделать в школе – сделали в школе курс. Его, естественно, не утвердили, он стал называться «этика и психология семейной жизни» – где имение, где наводнение. Потом его, естественно, правили разные товарищи, вы знаете, получилось все равно неплохо, что удивительно. Но товарищи написали вопросы на понимание, а вопросы на понимание были сказочные совершенно. Там был вопрос, сколько должен продолжаться половой акт, например. Сколько он должен продолжаться? Ребята, а вы не охренели?

ИЗ ЗАЛА: По Конституции?

ГОЗМАН: Понимаешь, думаю, что нет, тогда ссылались не на Конституцию, а на решения последнего пленума ЦК КПСС. Или, например, описывается какой-то семейный конфликт – какое правильное поведение в этом семейном конфликте. А потом помните, был такой момент, когда Бухарин уже не враг, еще не друг, непонятно кто – как экзамен по истории сдавать. Они закрыли выпускные экзамены по истории, а в вузы-то надо сдавать историю, если это исторические факультеты. Что делать?

Они опубликовали какую-то программу, и было разъяснение какого-то начальника из главного министерства по высшему образованию. Он говорит: «Вы не волнуйтесь, товарищи родители, мы детей спрашиваем – мы понимаем, что все очень сложно, мы детей будем спрашивать только про сами факты. А интерпретация фактов – это ребенок, абитуриент, сам должен решить все, и так далее. Мы приветствуем творчество, свободные оценки, все класс, просто классно. Но вообще ребенок, конечно, абитуриент, он же маленький еще, ему сложно, поэтому базой для оценки должен быть доклад генерального секретаря ЦК КПСС на пленуме каком-то о чем-то». То есть там, где есть разнообразие, его все равно стараются подавлять. Но это школа, это можно долго говорить, интересно.

А вот теперь смотрите: диктатор и свобода при диктатуре, это, в общем, ужасно интересная штука. Почему диктаторы так вообще разнообразные, не обязательно они какие-то кровавые сильно или еще какие-то, но они, в общем, в гробу видали законы, правила и так далее. Потому что они создают мир с нуля. Диктатор всегда приходит для борьбы с хаосом, это всегда так. И Гитлер пришел для борьбы с хаосом, и Пиночет пришел для борьбы с хаосом. Путин, не к ночи будет сказано, если диктатор, то ведь он тоже пришел для борьбы с хаосом на самом деле – лихие 90-е.

Так вот, диктатор приходит для борьбы с хаосом всегда и законов либо вообще нет, либо они не работают, не выполняются, и поэтому он свободен. Но для людей, живущих там, всегда непонятны границы – чего можно, а чего нельзя. Это же вообще никогда нельзя прописать подробно, не только в нашей Византии, но это вообще очень трудно прописывается. Уже можно или еще нет? ОБЩЕСТВО же все время меняется.

Посмотрите, как меняются стили одежды. Еще относительно недавно и у нас, и в Европе нельзя было мужчине в какой-то более-менее публичной ситуации быть без галстука, нельзя. Как это? Просто неловко, еще чего-то такое, а сейчас я на Николае Карловиче галстук вижу в первый раз за все наши годы знакомства, и то, потому что он был у президента сейчас. Но есть правило: к президенту нужен галстук, по-видимому. Это плавает.

И эти границы диктатор, конечно, охраняет, потому что он совершенно правильно боится, что все может поплыть, и люди перейдут и те границы, которые он не хочет, чтобы они переходили. Галстук, не галстук – ему вроде бы наплевать, ну какая разница для диктатуры, галстук или не галстук.

Какая разница для советской диктатуры была, какую музыку люди слушают, казалось бы? А вот нет, нельзя. Если ты сегодня будешь слушать ту музыку, которую ты хочешь, то что тебе завтра в голову придет? Это очень опасно, поэтому нет, ты слушай то, что тебе велено, тогда да, тогда будет все спокойно. То есть они обороняются на дальних подступах и, в общем, правильно делают в каком-то смысле. Но границы не ясны вообще никогда, и поэтому и мы, и они, условные наши оппоненты, они пробуют, и мы пробуем.

Два личных примера. Многие из вас видели этот скандал, эта выставка в Манеже, где написано было «Гитлер», «Гозман», «Геббельс» – класс. Я когда это увидел, мне позвонили, спросили, как я к этому отношусь, я не поверил, пошел проверять – действительно, нифига себе. Я написал не очень комплиментарное письмо господам Мединскому и Рогозину, как руководителям Российского военно-исторического общества, которое заканчивалось тем, что вообще-то говоря, таких, как они, в Нюрнберге повесили.

И это письмо я повесил в Интернете, на «Эхе», и там было какое-то дикое количество перепостов, 1300 перепостов – я такого вообще никогда не видел. У поп-звезд, может, такое бывает, а у нас, грешных, я такого не видал. На второй день они испугались, фамилию сняли и сказали, не Мединский, а какого-то они поставили Мягкова, который там научный руководитель, видите ли, этого общества. Он сказал, что они не хотели меня обидеть, по-видимому, они хотели меня похвалить, я не знаю, что они там думали себе.

Но главное, что я их ни о чем не просил, чего они испугались? Они испугались, конечно, не моего текста, они испугались этой общественной солидарности, возмущения общественного они испугались. То есть теперь товарищи Мединский и Рогозин знают: это можно, а это еще нельзя, но может быть, завтра уже будет можно.

СВАНИДЗЕ: Леонид Яковлевич, когда вы мне предоставите возможность задать вам вопросы, я вам скажу, чего они испугались.

ГОЗМАН: О’кей, годится. Но не меня, я думаю.

СВАНИДЗЕ: Не тебя.

ГОЗМАН: Не меня. А того, у кого ты сегодня был. Я понял, хорошо. У того, кого нельзя называть.

СВАНИДЗЕ: Это имя не произносится, но галстук надевается.

ГОЗМАН: Но галстук надевается. Того, к кому надо одевать галстук.

СВАНИДЗЕ: Да-да.

ГОЗМАН: Я предлагаю так его теперь называть. Смотрите, хорошо, допустим, они испугались не меня, они испугались того, к кому надо галстук одевать, но это неважно. Они проверили и поняли, что это нельзя. Это всегда так, всегда проверяют.

На первом Съезде народных депутатов СССР товарищ Лукьянов, который вел это заседание, вдруг предоставляет слово – 2250 депутатов, представляете, какая там драка был за трибуну? Вдруг предоставляет слово никому не известной бабе из никому не известного города Грозного – кто тогда знал город Грозный, – Сажи Умалатовой. Из красной сотни девушка, от коммунистов, то-се, ткачиха.

Выходит ткачиха Сажи Умалатова, большого ума женщина, и говорит, обращаясь к Михаилу Сергеевичу Горбачеву, сидящему тут же, говорит, что он вообще, Михаил Сергеевич, редиска, и она требует, чтобы он подал в отставку. И спускается с трибуны. Вы вообще можете представить, что такое генеральный секретарь ЦК КПСС? Бог – это вообще никто, бог отдыхает рядом с ним, это высшая власть. Сталин умер чуть больше 30 лет назад. За такие слова – это до седьмого колена.

А почему он ей дал слово? Чего ради вдруг Лукьянов дал слово этой никому не известной женщине? А знаете зачем? Я убежден, чтобы проверить, что с ней будет. Она до дома дойдет или под машину попадет? Или ее в Кащенко заберут прямо отсюда? Нет, ничего, не забрали, завтра пришла, на следующий день пришла. О, ребята – оказывается, можно. Тут-то они на него все и накинулись, вся свора. А сначала они подставили ее, то есть это была проверка. Мы с нашей стороны тоже это проверяем, мы тоже постоянно проверяем.

Я написал в феврале 2015-го письмо тому, к кому надо одевать галстук. Письмо я написал такое, к 99-й годовщине Февральской революции, очень вежливо (то есть 2016-го): «Ваше высокопревосходительство, уходите, не повторяйте судьбу Николая ІІ, у вас уже плюсы давно ушли, остались минусы».

СВАНИДЗЕ: Только что, Леонид Яковлевич, вы говорили, что Сажи Умалатова – не великого ума женщина.

ГОЗМАН: Так я вообще дурак, это известное дело. Но фактически ничего не случилось. А мне, кстати, говорили, я хотел опубликовать в одном уважаемом издании. Мне говорят: «Слушай, ты понимаешь, что дальше появляется?»

СВАНИДЗЕ: Хорошо, Сажи Умалатову подставил Лукьянов. Кто вам сказал, чтобы вы написали это?

ГОЗМАН: Коля, понимаешь, в чем дело, я же сказал, что я дурак, я сам это придумал.

СВАНИДЗЕ: Кто стоит за вами?

ГОЗМАН: Я сам это придумал – в том-то и дело. То есть мы проверяем границы, границы свободы никогда толком не известны. И когда говорят: «Это нельзя», – а может быть, это можно. Когда говорят: «Это можно», – а может быть, это нельзя. Это диалог такой определенный идет человека, или организации, или общества с государством – чего можно, а чего нельзя. Запреты всегда идут сверху вниз, всегда верхним можно то, чего нельзя нижним – это всегда так было. Александр Зиновьев до того, как с ним чего-то случилось, уехал, он писал, что главное преимущество социализма – это жить не по законам социализма, это главное, что мог социализм дать.

Но почему идут запреты сверху? И потому что плебс дико не образован, как им можно давать? А мы-то мудрые, мы используем на благо, а они будут разрушать. Интересная штука: гусар как легенда о свободе. В нашей такой культуре один из символов свободного человека – это гусарский офицер, так сложилось. А знаете почему? И это всех устраивало. Почему?

Гусарский офицер показывается, потом его аналоги в ХХ столетии, уже были разные символические фигуры. Гусарский офицер дерется на дуэли или просто так, пьет, ухаживает за женщинами, он никогда не стоит в строю. Он в строю не стоит, он не видит грудь четвертого справа, это не его. Его – это: ух, раззудись плечо. И это крайне выгодно диктатуре. Если диктатура смогла убедить людей в том, что свобода – это, тогда нужны жандармы, потому что этот парень из кабака выйдет и начнет пулять в мирных граждан только так.

Вы себе представьте мушкетеров короля без контроля, тех мушкетеров, которых вывел Дюма. Это же жуткие люди на самом деле, действительно жуткие люди – это полное хулиганье, убийцы, которому показалось, что ты на него не так посмотрел, он убил и тебя, и всех твоих друзей, стоящих рядом. Это же действительно безумие, поэтому нужны… Гусар – прекрасная такая картина, которая позволяет, обосновывает наличие жандармских корпусов.

СВАНИДЗЕ: Леонид Яковлевич, я вам даю еще пять минут на самовыражение.

ГОЗМАН: Всего? Дай 10.

СВАНИДЗЕ: А потом я вам буду вопросы задавать. Нет.

ГОЗМАН: Слушай, кошмар какой-то. Как это? У меня было еще столько идей. История прогресса – это освобождение от предопределенности. Свобода в истории, смотрите, это свобода от сословия. Раньше ты родился в семье графа – стало быть, ты граф. Сегодня сословие вообще ничего не значит в большинстве стран мира. Я знаю под Парижем одного человека, он маркиз, к нему так и обращаются: «Господин маркиз». Он на самом деле маркиз. Он бедный человек, у него лавка мелкая в этой деревне.

От физической силы. Сэмюэл Кольт уравнял всех, господь создал людей большими и маленькими, а он уровнял всех. Кольт – великий уравнитель. Место рождения. Я знаю профессора Гарвардской школы бизнеса, который родился в пакистанской деревне. Религия родителей, раса, половая принадлежность даже – это и феминизм, и даже уже смена пола, при вашем желании.

Но, я думаю, главная свобода – это выбор, это свобода или не свобода выбора себя. Смотрите, есть мы, как отдельные люди, есть гражданская нация, народ, есть много-много групп, к которым мы принадлежим, огромное количество групп. И эти группы в основном, они не имеют организованной формальной субъектности. Государство имеет. Президент имеет право говорить от имени народа, от имени страны, правда? Или парламент имеет право это делать.

Кто является выразителем моих прав и чего-нибудь, как русского еврея, например? Берл Лазар, что ли? Я ему такого не давал. Российский еврейский конгресс – я там вхожу в какой-то совет, ну и что? Я что, подчиняюсь их решениям, что ли? Я их, в общем, не всегда читаю, и так далее. Нет такого. И тогда возникает вот что: возникают разные люди, которые говорят, что они знают, каким надо быть.

Упоминавшийся, по-моему, мы с тобой только говорили, товарищ Проханов, с которым я сегодня был на «Поединке». Товарищ Проханов говорит, например: «Для русского человека государство важнее жизни». А ты что, всех русских опросил, что государство важнее жизни? Он говорит, что он знает, и стало быть, каждый для кого не так, он не русский, он неправильный русский.

Эти ребята, которые дома взрывают и прочее, они знают, кто идет путем Аллаха, а кто не идет путем Аллаха. Откуда они знают? А вот знают, и кто не идет путем Аллаха, того убивать можно. То есть на самом деле возникает диктатура, которая диктует тебе, которая требует от тебя быть таким. Это, кстати говоря, не только в таких крайних ситуациях.

Я первый раз был в Штатах много лет назад, выступаю в одной синагоге за огромные деньги – 100 долларов. Они меня спрашивают: «Вы в синагогу ходите?» Я говорю: «Нет». – «Вам не разрешают?» Я говорю: «Нет, просто я нерелигиозный человек». – «А вы иврит знаете?» Я говорю: «Нет». – «А вы шаббат соблюдаете?» Я говорю: «Нет». – «Так вы не еврей». Я говорю: «Ребята, я еврей». – «Нет, вы не еврей». Они знают, я еврей или нет.

На самом деле мне кажется, что принадлежность к группам – это наш свободный выбор. И наш свободный выбор – это то, как мы принадлежим к этой группе. Я еврей, потому что я чувствую себя евреем, и каким быть евреем, что значит быть евреем – это я решаю сам для себя. А вы каждый для себя все решаете для себя, что значит быть мужчиной, что значит быть женщиной, что значит быть русским, что значит быть татарином, христианином – неважно совершенно. Каждый решает это для себя – это и есть свобода.

И вот последняя свобода. Многие из нас, слава богу, не многие, но кто-то…

СВАНИДЗЕ: Одна минута, ваше время истекает, Леонид Яковлевич.

ГОЗМАН: Это вообще ужасно совершенно.

СВАНИДЗЕ: Ваше время истекает.

ГОЗМАН: Я расстроился и стал выключать. Кто-то из нас бывает в ситуации крайней несвободы. Виктор Франкл, выдающийся австрийский психотерапевт, психиатр, он сказал, что даже в тюрьме есть последняя свобода – свобода отношения к происходящему. Это то, что Мандельштам выразил: «Но начерчу то, что чертить волен».

Вы знаете, зачем диктаторам ложь постоянная? Потому что для реализации этой последней свободы ты должен знать правду. Ты должен знать: здесь эсэсовцы, а здесь их жертвы; ты должен знать: здесь НКВД, а здесь нет. Ты должен знать, что самолет над Синаем не упал, потому что у него хвост отвалился, компания со смешным названием «Когалымавиа», а что его взорвали террористы. Тогда ты сделаешь вывод для себя, это будет твое отношение.

Одно может быть отношение – бомбить всех, арабов всех уничтожить, все, что угодно может быть. Другое может быть – на кой дьявол мы туда залезли, давайте уходить. Это не предопределяется, но это твое отношение. А поскольку нам первые дни все, помните, говорили, что это не теракт, а кто говорит, что это теракт – тот враг народа, то нам не давали воспользоваться этой свободой. И это последнее – выбор будущего, в какой степени прошлое предопределяет настоящее. На уровне индивида – нет. На уровне гражданской нации – есть задача выйти из колеи. Он сейчас у меня будет отбирать микрофон, поэтому это я расскажу, постараюсь встроиться в его вопросы.

СВАНИДЗЕ: Нет, микрофон, наоборот, я не буду отбирать. Вы меня неправильно поняли, Леонид Яковлевич. Передо мной стоят совершенно другие задачи. Короля играет свита, как и королева. Я вас сейчас буду играть. Вы сейчас сами все говорите. «Ну мало ли что он говорит», – думают все. А когда я буду задавать вопросы, хотя, казалось бы…

ГОЗМАН: Кто я, а кто он? Да-да-да. Я понимаю.

СВАНИДЗЕ: Да, Леонид Яковлевич пришел от Проханова, я пришел от Путина.

ГОЗМАН: Кто главнее?

СВАНИДЗЕ: Кто кому должен задавать вопросы, между нами, девочками, говоря? Тем более, что эти либералы все время мухлюют.

ГОЗМАН: Проханов интереснее.

СВАНИДЗЕ: Спорно. О чем вообще Проханов с тобой говорил, если ты даже не ходишь в синагогу, я не знаю, чем ты интересен Проханову?

ГОЗМАН: А он мне предложил повеситься.

СВАНИДЗЕ: Вот, это я понимаю.

ГОЗМАН: Гуманизм русской литературы неисчерпаем. А моему одному секунданту он сказал, что он его сам убьет.

СВАНИДЗЕ: Нет, убить он уже не может, но пригрозить может.

ГОЗМАН: Нет, не может.

СВАНИДЗЕ: Вы, либералы, все время мухлюете.

ГОЗМАН: Это правда.

СВАНИДЗЕ: Потому что, скажем, гусары не стоят в строю в русском фольклоре, гусары – кавалеристы, в каком им строю стоять, какая грудь, лошадиная? Ради красного словца…

ГОЗМАН: Помнится, Лермонтов говорил: «Царь небесный, избавь меня от куртки тесной, как от огня, от маршировки меня избавь, в парадировки меня не ставь». Так что нет, там было где стоять.

СВАНИДЗЕ: Кстати, гусары… У нас анекдоты, которые помнит наше поколение про поручика Ржевского, я думаю, от «Гусарской баллады» пошли, я думаю.

ГОЗМАН: Поручик Ржевский – это герой, естественно, конечно.

СВАНИДЗЕ: Который был, кстати, гусарским как раз поручиком.

ГОЗМАН: Конечно, конечно. А у нас, в XX веке символом вот этой свободы был Высоцкий. Но не настоящий Высоцкий, а образ Высоцкого, который был создан.

СВАНИДЗЕ: Мифологизированный Высоцкий, который воевал, который сидел в тюрьме.

ГОЗМАН: Который водил машину, не умея водить машину, и так далее.

СВАНИДЗЕ: Да-да-да. Что касается еврейства, здесь я бы лично пополемизировал.

ГОЗМАН: Другой бы постеснялся.

СВАНИДЗЕ: Потому что в русской, в российской истории, скажем, как мы прекрасно знаем, евреев этнических не было, хотя было выражение, конечно – «Жид крещеный, что вор прощеный», но тем не менее, как известно, национальности не было, а было вероисповедание. Поэтому человек, который задавал тебе удивленные вопросы: «Как же так, Леонид Яковлевич, вы не ходите, не соблюдаете, какой же вы еврей?» – и не еврей. Потому что еврейство выжило в диаспоре на протяжении тысяч лет именно соблюдением всех религиозных правил.

ГОЗМАН: Совершенно правильно.

СВАНИДЗЕ: Именно своей религиозностью, а не кровью, которую никто не понимает и не знает. В этом плане этот человек был прав. И здесь дело не в свободе.

ГОЗМАН: Правильно, правильно. Поэтому Бен-Гурион дал привилегии ортодоксальным иудеям, он же дал привилегии, до сих пор все ругаются, говорят, что это единственная ошибка Бен-Гуриона.

СВАНИДЗЕ: Ругаются, но терпят.

ГОЗМАН: Ну а куда деваться?

СВАНИДЗЕ: Имеется в виду ситуация в Израиле.

ГОЗМАН: Да-да-да.

СВАНИДЗЕ: Есть целая прослойка людей, которые в общем, по нашим меркам, нифига не делают, у которых по 28 человек детей, которые ходят гоголем, и всех они раздражают.

ГОЗМАН: И не служат в армии, что самое важное.

СВАНИДЗЕ: И не служат в армии, но их… Все служат, там ведь и девушки служат в армии. И тем не менее их все терпят, потому что считается, что благодаря им фактически выжил этот народ.

ГОЗМАН: Коля, но здесь вот это на самом деле важный вопрос.

СВАНИДЗЕ: Это не случайно, потому что – что есть свобода?

ГОЗМАН: Конечно. Коля, вот я могу сказать свое мнение, что я прекрасно понимаю роль, вот если этот пример брать, роль иудаизма в выживании еврейского народа и поддержании традиций еврейских и так далее. Без этого, конечно, евреи бы не выжили. Но следует ли из того, что в течение 20 веков или 30 веков, сколько все это продолжается, это было важно – следует ли из этого, что мы должны придерживаться тех же правил по истечению этих трех тысячелетий?

СВАНИДЗЕ: Нет, разумеется. Но в чем здесь логика? Вот перед ними некий Леонид Гозман, который считает себя вроде бы, как он утверждает, евреем, ничего не соблюдает, хорошо.

ГОЗМАН: У него мания величия.

СВАНИДЗЕ: А завтра этот условный Гозман женится на русской, японской, американской, любой другой, французской, но не еврейской девушке, просто потому что он в нее влюбится, потому что ему плевать, какая она по национальности, как в принципе любому.

ГОЗМАН: Коля, это случилось 43 года назад.

СВАНИДЗЕ: И его дети уже не будут евреями, а внуки совсем не будут евреями. Значит Гозман для еврейского народа кто? Абсолютно потерян, отрезанный ломоть. Логика есть…

ГОЗМАН: Моя дочь, Коля, которая по Галахе, естественно, еврейкой не является, поскольку, кто не знает, еврейство передается по материнской линии, в 1990 году ей было 16 лет, она успела получить советский паспорт, где была графа «национальность», и записалась еврейкой. Она выбрала прекрасный путь: она в Израиле русская, в России она еврейка – это просто вот то, что надо, как Герасим и Муму. То есть она реализовала именно эту свободу, это ее свободный выбор, она записалась, она так хочет.

СВАНИДЗЕ: Но она при всем уважении могла бы записаться и австралийским аборигеном с тем же успехом.

ГОЗМАН: Нет, нет, нет. Потому что хочу тебе напомнить, что в нашей богоспасаемой стране национальность либо автоматически передавалась, либо ты мог выбирать, если у родителей разная национальность, одну из двух.

СВАНИДЗЕ: Это да, но мы говорим о правилах нашей богоспасаемой страны, или мы говорим о свободе внутренней?

ГОЗМАН: Если мы говорим о свободе, я считаю, что можно стать австралийским аборигеном. Конечно, можно.

СВАНИДЗЕ: Абсолютно, и мы таким образом – к чему я, мы на самом деле последние лет 48 на «ты», поэтому …

ГОЗМАН: Да, я не знаю, что ты выпендриваешься.

СВАНИДЗЕ: И мы таким образом приходим к теме, что такое свобода и в чем ее ценность. Потому что, поскольку ты сам затронул эту тему, там выживание еврейского народа – еврейского в данном случае, она может быть любая другая, в данном случае еврейская идентификация.

ГОЗМАН: Да.

СВАНИДЗЕ: Значит, евреи выжили в истории, что было нелегко, благодаря своей религиозной идентификации. Они пожертвовали свободой вероисповедания ради выживания.

ГОЗМАН: Да.

СВАНИДЗЕ: Ну и где здесь плюс, где здесь минус и чего больше? Значит, свобода – это не всегда абсолютная ценность, не так ли? Значит, сейчас твои оппоненты тебе говорят: «Что вы к нам пристали с вашей свободой? Что нам ее, на хлеб намазать, эту свободу? Вокруг враги, нам нужно развиваться, нам нужно обороняться. Свобода делает человека слабым! Организованная нация – она не может быть абсолютно свободной, потому что консолидированная нация соблюдает свои законы!» Ты привел пример, абсолютно справедливо – одежда, музыка, что слушать – в любой тоталитарной стране действительно за этим смотрят очень пристально. В армии за этим смотрят пристально?

ГОЗМАН: Конечно.

СВАНИДЗЕ: Конечно, первое, с чего начинают – это бреют наголо. Потому что все должны быть одинаковы, потому что не может один ходить с бородой, а другой с длинными волосами. Ну что это такое, это непорядок, это сохранение индивидуальности, а в армии не может быть индивидуальности, должна быть унификация, полная, в том числе внешняя, в том числе вкусовая. Вот сильная нация должна быть унифицирована, все должны быть как солдаты, похожие.

В этом есть смысл, с их точки зрения, в этом есть логика. Спарта выиграла в свое время у Афин в Пелопонесской войне, у значительно более продвинутого города-государства, экономически развитого, за счет своей унификации и военизированности, значит, в этом есть смысл. Как известно, тоталитарная страна всегда даст пару очков вперед не тоталитарной, свободной, в плане своей приспособленности к войне, заточенности на войну.

Кстати, у нас не тоталитарная страна, но авторитарная. Это то, кстати, что нам сейчас позволяет в значительной степени влиять на международную обстановку на уровне выше наших экономических возможностей. То есть мы влияем на международную обстановку, как страна, значительно более богатая, чем мы есть на самом деле, за счет чего – за счет нашей военной заточенности и определенной унификации внутренней.

ГОЗМАН: Значит, просто по этому вопросу. Ты историк, ты знаешь лучше, но я слышал и читал, что в 1938 году, если бы Чемберлен и Даладье вели бы себя иначе, то они Гитлера могли разгромить достаточно легко, их армии были значительно сильнее, чем армия нацистской Германии.

СВАНИДЗЕ: До поры, до времени – да.

ГОЗМАН: Правильно, правильно. Но почему этого не сделали? Не из симпатии к фюреру, а потому, что они подпали под эту же мифологию тоталитаризма, которую ты сейчас озвучивал, что в тоталитарной стране – и так далее. А это на самом деле не очевидно. И вполне авторитарная иракская армия разлетелась в дым еще в войне «Буря в пустыне», и потом тоже. Потом последствия были ужасные, но это неважно, сама армия оказалась крайне слабой на самом деле, ее разбили легче, чем американцы ожидали.

Американцы, кстати говоря, ждали, как мне говорил генерал один американский: «Мы ждали от иракцев значительно более жесткого сопротивления, мы понимали, что мы выиграем». Ну потому что понятно, несопоставима огневая мощь, но они не ждали, что те так вообще побегут, а те побежали на самом деле. Поэтому вообще это не очевидно. Все-таки возвращаясь к вот этим группам – свобода…

СВАНИДЗЕ: Ты уверен, что это имеет отношение к системе? Но немцы во время Второй мировой войны воевали великолепно, а итальянцы плохо, а системы у них были чуть схожие.

ГОЗМАН: Никогда нельзя поставить этот эксперимент, я не знаю на самом деле. Но все-таки возвращаясь к вот этому – группа, свободный выбор и так далее. Понимаешь, мне кажется, что разные свободы могут противоречить друг другу, действительно, это правда. Если я в XIX веке хочу быть евреем, то я не имею свободы вероисповедания. Понятно, если я начинаю пользоваться свободой вероисповедания, я теряю свою еврейскую идентичность, в XIX веке, в XVIII веке, и так далее. То есть эти свободы могут конкурировать между собой.

Но мне кажется, что евреи, особенно в ситуации, когда можно было менять веру и за это уходить от дискриминации, часть, по крайней мере, евреев свободно выбирали оставаться евреями. Им же говорили: «Креститесь, ребята, креститесь, и все будет хорошо».

СВАНИДЗЕ: Если мы здесь перейдем к российской истории, то, что сейчас говорится: ну что свобода? У нас никогда свободы на самом деле, по большому счету, не было, за исключением очень коротких отрезков истории. А при этом у нас эта история великая. Ну, она действительно великая. Она не всегда победоносная, как нам говорят, были и проигранные войны, но тем не менее история, конечно, великая, история славная, особенно культурная история. А свободы в общем практически не было. Ну и что нам теперь с этой свободой? Что вы нам говорите – у них свобода есть, у нас нет. У нас своя история, у нас своя идентичность.

Об этом говорили, здесь, в этой аудитории, и я говорил, при императоре Николае Павловиче говорили, что среди наших духовных скреп (это говорил Уваров, министр просвещения) у нас есть свои духовные скрепы, есть свои догматы. Как у каждой религии, у нашей политической теории есть свои догматы, один из них – крепостное право. Да, это наше.

Вот они отменили, они гниют теперь все на корню, у них там сплошные революции королей, королям головы отрубают, а у нас стабильность, у нас крепостное право. У нас такие замечательные, совершенно роскошные, райские отношения между барином и крестьянином, любят друг друга до смерти. Вот это наше, и почему мы должны чем-то жертвовать, что вы нам предлагаете свое? Замечательно. Зато мы победили Наполеона, а сейчас мы действительно выиграли Вторую мировую войну, сейчас чувствуем себя, встаем с колен. Довод какой? Дмитрий Анатольевич Медведев сказал: «Свобода лучше, чем несвобода», – и не так много народу ему аплодировало, кстати. А чем лучше-то?

ГОЗМАН: Как это: «Грузины лучше, чем армяне». – «Чем лучше?» – «Чем армяне».

СВАНИДЗЕ: Да, значит, считается, ты исходишь из того, что по определению, что это самоочевидный довод, а он не для всех самоочевиден.

ГОЗМАН: Я же не говорю, что он для всех самоочевиден, я в общем принадлежу этой религии, понимаешь, я принадлежу этой вере. Для меня свобода – это вещь: а) самоценная, б) самая важная вообще, и так далее. Вот я так хочу.

Я, знаешь, в свое время придумал, что такое политика. Знаешь, люди же говорят – это служение народу и так далее, и я подумал, что фигня это полная, какое служение, почему я должен кому-то служить? Я для себя сделал такое определение, что политика – это попытка сделать страну такой, какой лично ты хочешь ее видеть, лично ты, а все остальные – ты их должен убеждать, агитировать, если ты баллотируешься.

СВАНИДЗЕ: Представь себе, ведь известно, что в истории никогда восстание рабов не возглавлял раб. Раб не может сражаться за свободу, он видит ситуацию абсолютно черно-белой: либо он раб, либо он господин, а свобода – непонятное ему нечто, и в общем ненужное. Представь себе: перед тобой крепостной крестьянин, который жульничает, обманывает своего барина, барин его сечет на заднем дворе, у них свои совершенно патриархальные отношения.

ГОЗМАН: Любовь, в общем.

СВАНИДЗЕ: Любовь, патриархальные отношения. Как ты ему объяснишь, что такое свобода, чем она для него хороша? Вот ему дали свободу в 1861 году, и после этого убили царя-освободителя.

ГОЗМАН: Ну да.

СВАНИДЗЕ: Он недоволен был свободой, ему не нужна была свобода, Чехова почитать – все эти лакеи, после катастрофы, что им эта свобода? Они не знали, что с ней делать, и сейчас не знают, что с ней делать. Я знаю людей, которые мне говорили: «Зачем нам столько каналов телевидения, нам нужно, чтобы был один, и все бы объяснили, и все понятно, а так же голова, можно с ума сойти».

ГОЗМАН: Ну они к этому и идут, просто сейчас каналов много, но объясняют одно и то же, так что все в порядке в этом смысле.

СВАНИДЗЕ: И нравится, конечно.

ГОЗМАН: Конечно, нравится, как говорил Жванецкий, помнишь? Прочел одну газету – узнал, что пишут в остальных.

СВАНИДЗЕ: Да.

ГОЗМАН: Все хорошо. Слушай, я, честно говоря, не знаю, как этого крестьянина в чем-либо убедить.

СВАНИДЗЕ: Не знаешь? А чего же ты ходишь к Проханову? Вот обратите внимание, дорогие друзья, Леонид Яковлевич Гозман на самом деле человек уникальный (я же обещал играть королеву), потому что не случайно именно его фамилию написали в Манеже эти придурки, да? Его фамилию, не чью-нибудь, почему? Потому что он ходит, действительно, к Проханову… на «Поединок», к Владимиру Рудольфовичу Соловьеву – это еще не штука, один на один. Ну, там понятно, как голоса считаются и как сейчас звонят, это понятно, но все равно там хотя бы ему равное время предоставляется для оппонирования. А когда он ходит на «Воскресный вечер», где восемь человек, плюс аудитория и плюс ведущий, а он один – и он ходит.

Вот вопрос – а зачем ты ходишь-то? Зачем ты ходишь? Вот перед тобой смотрят телевизор, ты же ориентируешься не на тех, кто в зале сидит, ты бы туда не ходил, зачем они тебе нужны, значит, и не Соловьева тебе уговаривать, и не Проханова. Значит, ты ориентируешься на тех, кто смотрит телевизор, ты на зрительскую многомиллионную массу ориентируешься. Вот эта зрительская миллионная масса, по психологии мало чем, так сложилась наша история, отличается от того крепостного крестьянина, про которого я тебе только что говорил.

ГОЗМАН: Да, да.

СВАНИДЗЕ: Вот ты его должен убеждать, этого многомиллионного крепостного крестьянина, который сейчас на тебя смотрит.

ГОЗМАН: Давай я отвечу.

СВАНИДЗЕ: Ответь.

ГОЗМАН: Значит, смотри: в гробу я видал многомиллионную зрительскую массу.

СВАНИДЗЕ: А зачем ты тогда туда ходишь?

ГОЗМАН: Сейчас поясню. Я исхожу из того, что среди миллионной массы, сидящей перед телевизором, которые точно знают, что Крым наш, и так далее, есть некоторое количество людей – может, их пять человек, может, их 100 000 человек, может, их 2 миллиона, я не знаю, я их не мерил, посчитать невозможно – есть некоторое количество нормальных людей, людей одной со мной крови.

СВАНИДЗЕ: Так их тебе убеждать не надо.

ГОЗМАН: Нет, это не так. Подожди, я же не закончил. Значит, этим людям очень тяжело жить, потому что им говорят, что все уже в одном строю, а они остались одни, а им говорят (это Галич, по-моему, или Ким, не помню): «За то, что не жгут, как в Освенциме, ты еще им спасибо скажи». Ему, этому человеку говорят вот это, и он чувствует себя одиноким, у него опускаются руки, он понимает, что все проиграно, и жизнь прошла зря, и так далее. Он включает телевизор, он видит, извини за нескромность, меня, и я говорю…

СВАНИДЗЕ: Радостное зрелище – смотреть, как тебя там 15 человек пинают ногами.

ГОЗМАН: А хрен с ними, они пинают ногами, а сделать ничего не могут, я все равно говорю, что хочу.

СВАНИДЗЕ: У тебя очень мало для этого там возможностей.

ГОЗМАН: Ну ничего, я их использую зато. Смотри, значит, он слышит свои слова, понимаешь, вот он слышит, что Крым не наш, он слышит, что его достало вранье и эти жлобы на мотоциклах и без мотоциклов, и так далее. Он слышит эти слова, и ему от этого легче жить. Я тебе скажу, что нет дня, Коля, дня нет, чтобы ко мне не подошел кто-то на улице, просто на улице…

СВАНИДЗЕ: Не говори только, что он с тобой делает.

ГОЗМАН: Давай скажу. Он мне говорит спасибо, он мне пожимает руку и говорит спасибо. Я вообще уже, честно говоря, сейчас к этому привык, а когда-то это было для меня чем-то удивительным совершенно и очень лестным, то есть это и сейчас лестно. И за все это время…

Причем это разные люди, это может быть в метро, это может быть в бизнес-зале в «Шереметьево», это может быть где угодно. Недавно это было, я стою на тротуаре, возле мостовой, и останавливается такси рядом со мной. Я говорю: «Нет, спасибо, мне не надо». Он говорит: «Да нет, я просто вам хотел спасибо сказать», – это таксист говорит, понимаете? Понимаешь, им это для чего-то нужно.

А за все эти годы, что интересно – меня выпустили первый раз на экран осенью 2008 года, так случилось – за все эти годы не было ни одного случая негативного контакта, вообще ни одного. Чтобы кто-нибудь подошел, либо ударить попытался, либо хотя бы в рожу плюнул или сказал бы: «Что ты, сукин сын, тебя Родина, учила-лечила, а ты негодяй», – и так далее. Не было ни одного, вообще ни одного, понимаете? Поэтому, Коля, я в гробу видал, еще раз, многомиллионную массу, я не к ним обращаюсь. Я обращаюсь к людям одной с нами крови, которым очень тяжело на самом деле, очень хреново жить.

Кроме того, есть еще одна такая важная вещь. Среди этой многомиллионной массы есть люди, которые хоть как-то колеблются, которые то ли так, то ли не так. И когда они слышат разрушения общего хора, то – а черт его знает, что с ними потом произойдет, я не знаю. А вот которые совершенно убежденные, что все классно, пиндосы и так далее – ну конечно, я не ему говорю. Хоть бы их было бы 99%, какое мое дело? Я говорю своим. И ты, кстати говоря, тоже говорил своим, когда ты с этим орлом встречался в этой вашей передаче.

СВАНИДЗЕ: С Кургиняном.

ГОЗМАН: С Кургиняном, да. Проханов интеллектуал, с Прохановым разговаривать одно удовольствие. А вот Кургинян – это да. Когда ты встречался с Кургиняном, ты же тоже понимал.

СВАНИДЗЕ: Но там было не 12 человек против меня, и ведущего не было, который бы работал на одну сторону. Там тоже голоса начислялись соответствующим образом, но игра сама была на равных.

ГОЗМАН: Ну хорошо, я тоже так хочу, но сейчас такого формата нет. Ну нет такого формата. Поэтому, между прочим, когда меня вчера позвали на «Поединок», я тут же пошел. Потому что «Поединок» – лучше формат, чем любой другой.

СВАНИДЗЕ: Несомненно.

ГОЗМАН: Ну вот и все. Поэтому нет, и понимаешь, вот еще очень важная вещь. Ты говоришь, они говорят: «Мы выигрывали и без всякой свободы, и идите вы со своей свободой». Здесь есть два момента. Во-первых, все-таки мы выигрывали, в чем-то мы выигрывали за счет тирании и прочего, а в чем-то выигрывали за счет тех элементов свободы, которые появлялись.

Был такой экономист небезызвестный, Владимир Ильич Ульянов-Ленин, он сказал, что после реформ Александра II Россия стала развиваться поистине американскими темпами. И в общем-то многие связывают, я уж не знаю, каким он там был экономистом, но действительно многие связывают бурный достаточно рост в конце века и в начале XX века российской промышленности все-таки с этим отсроченным эффектом освобождения крестьян.

СВАНИДЗЕ: Ну разумеется.

ГОЗМАН: Хорошо, так вот смотри, получается…

СВАНИДЗЕ: И реформами последующими.

ГОЗМАН: Получается, смотри, что вот это тот успех нашей страны, этой, со всеми ее прелестями и особенностями, который был достигнут благодаря свободе, а не благодаря тирании. И теперь самое главное: да, у нас десять веков рабства, понятно, о’кей. Значит ли это, что мы дальше должны жить вот так? Это тот последний слайд, который я не успел рассказать. Я же психолог. Я когда-то, при советской власти еще, занимался психотерапией, у меня была даже частная практика своя, в общем, довольно неплохая. Ну неплохая как – она давала возможность зарабатывать. Психотерапевт я был курам на смех, это я сейчас понимаю, как и все мы тогда.

Но не в этом дело. Вообще чем занимается психотерапия на самом деле, в значительной степени? У меня был один клиент, который, уходя от меня, уже мы заканчивали, закончили сеансы, наши встречи, он уходит и говорит: «Вы знаете, Леонид Яковлевич, я вообще за вас беспокоюсь». Я говорю: «А что вас волнует?» – «А я что-то боюсь, КГБ вами как-то вообще займется». Я говорю: «Слушайте, но мы же с вами вообще о политике как-то здесь не говорили», – это чистая правда, мы о политике не говорили ничего. Он говорит: «Не в этом дело. Понимаете, все, что происходило здесь, в этой комнате, между нами – это против советской власти».

И он был абсолютно прав. Потому что задача психотерапии – помочь человеку освободиться от своего прошлого, которое над ним висит и заставляет его делать то, что он делает, и страдать от того, что он делает, и стать свободным. И сказать: «Ладно, да, в прошлом было так. А теперь будет иначе».

СВАНИДЗЕ: Это как раз я понимаю прекрасно. Я помню, скажем, как воспринимались в советское время многие хорошие кинофильмы, просто хорошие кинофильмы – они воспринимались как антисоветские.

ГОЗМАН: Конечно. Любой хороший фильм.

СВАНИДЗЕ: В них не было абсолютно ничего вообще, ничего. Я помню, как мы в школе учились еще, и мой приятель посмотрел первый фильм «Белорусский вокзал» (ну все, наверное, смотрели фильм «Белорусский вокзал») и сказал: «Слушай, какой антисоветский фильм».

ГОЗМАН: Абсолютно.

СВАНИДЗЕ: Чем он антисоветский?

ГОЗМАН: Причем что интересно, что Андрей Сергеевич Смирнов ненавидел советскую власть.

СВАНИДЗЕ: Да. Видимо, как-то, как талантливый человек, он это каким-то образом дал прочувствовать зрителю. Хотя фильм сугубо патриотический, он просто талантливый.

ГОЗМАН: Да, конечно.

СВАНИДЗЕ: То есть все талантливое…

ГОЗМАН: Дело не только в том, что талантливый.

СВАНИДЗЕ: Кто-то сказал, Леня, я не помню, из членов ЦК, еще в 60-е годы – не помню сейчас, не вспомню, неважно: «Каждая мысль в конечном счете имеет антисоветский характер».

ГОЗМАН: Какой умный человек, а? Это правда. Но в данном случае речь о другом. Речь о том, что в нашей индивидуальной жизни, притом что у нас очень много предопределено, и что действительно нам очень трудно освободиться от груза того, что за нами, есть возможность такого внутреннего освобождения и жизни другой. Вот психотерапия непосредственно этим занимается. Вообще большинство людей, кому удается, делают это без всякой психотерапии, разумеется.

Вот никто не доказал, что этого не может произойти в жизни гражданской нации. Понимаешь, нам говорят, это же обычная история, смотри, нам говорят: «Ребята, куда вы? Здесь это, это, это, длинный ряд всяких уродов у власти и так далее. Куда вы лезете?» Мне сказал один очень умный человек пару лет назад, не меньше, говорит: «Смотри, ну что ты лбом в стену бьешься? Мы же всегда проигрывали. Мы всегда проигрывали. Смотри, мы проиграли «Кондиции» Анны Иоанновны, проиграли. Казалось бы, попытка ограничить самодержавие – нихрена, она их изволила изодрать, Голицына в крепость, и так далее. И реформы Александра II мы тоже в конечном счете проиграли, пришел Александр III, потом Николай II и так далее. В общем, мы все проиграли. Мы постоянно проигрываем».

Я потом уже, на лестнице, естественно, придумал, и потом, правда, ему сказал: «Да, мы проигрывали. Но они никогда не выигрывали. Они никогда не выигрывали, мы всегда возвращались». И вот эта борьба, она идет в нашей стране она идет между теми, кто за свободу и теми, кто за тиранию.

И почему, кто сказал, что нация не может осознать и жить иначе? Ведь есть же примеры, слушай, есть примеры. Например, Япония. Как изменилась Япония со времени военного. Причем не только в экономическом плане.

СВАНИДЗЕ: Ты прекрасно знаешь, не хуже меня, что примеры Японии и Германии…

ГОЗМАН: Оккупационные войска.

СВАНИДЗЕ: Совершенно верно.

ГОЗМАН: Хорошо, оккупационные войска. Без оккупационных войск тяжелее, я понимаю. Но тем не менее, если мы разумные и ответственные люди, почему мы сами не можем сделать ту часть работы, которую делали, допустим, оккупационные войска в Германии?

СВАНИДЗЕ: Вот я не уверен, что у Японии и у Германии получилось бы. Это обратная сторона медали.

ГОЗМАН: О’кей.

СВАНИДЗЕ: Вот они проиграли войну, в результате они получили… Но они ведь, кстати, не относятся – я не знаю, как японцы, думаю, что тоже, а про немцев я точно знаю – ведь немцы не относятся ко Второй мировой войне как к проигранной Германией. Они не считают, что они проиграли. Они считают, что они освободились.

ГОЗМАН: Да, конечно, конечно. И поэтому 8 мая – День освобождения.

СВАНИДЗЕ: Совершенно верно. То есть они не считают это поражением себя, как народа и страны. Они считают это поражением режима, в конечном счете оккупационного, хотя он был немецким.

ГОЗМАН: Конечно, конечно. Хорошо, я тебе приведу менее экстремальный, и может быть, менее убедительный пример, но по крайней мере, без внешней оккупации. Есть ряд стран, которые потеряли империю и смогли жить иначе, в конечном счете, без сильной ностальгии – это Испания, это Португалия, это Австро-Венгрия и так далее. И вот они смогли из этого выйти. А как Испания, например, рассказываю.

СВАНИДЗЕ: В Испании был уникальный переход, конечно, от Франко к королю Хуану Карлосу.

ГОЗМАН: Хуану Карлосу.

СВАНИДЗЕ: Уникальный переход.

ГОЗМАН: Уникальный. Вот они смогли это сделать. Слушай, они смогли это сделать. Это сделали сами испанцы, без всякого внешнего владычества, внешней оккупации и так далее.

СВАНИДЗЕ: Ну, у нас тоже было нечто вроде этого. Перестройка, развал Советского Союза.

ГОЗМАН: Август 1991-го.

СВАНИДЗЕ: Да.

ГОЗМАН: Почему провалился путч? Сегодня мой друг Проханов рассказал какую-то совершенно конспирологическую историю, что путч на самом деле сам против себя устроил Горбачев, для того чтобы… А потом сам себя предал.

СВАНИДЗЕ: Они любят такие вещи: американцы сами по себе запустили ракеты, по Башням-близнецам.

ГОЗМАН: Да-да-да, конечно.

СВАНИДЗЕ: Горбачев сам против себя устроил путч.

ГОЗМАН: Да-да-да, разумеется. Но на самом деле я глубоко убежден, что путч не удался из-за Коли и из-за меня. И из-за кого-то еще из вас, здесь сидящих. Потому что когда вокруг Белого дома встало 100 тысяч человек, то взять Белый дом спецназу, или как он тогда назывался, было вообще раз плюнуть. Я помню эти баррикады, которые мы там построили, цирк, из картона вообще там часть баррикад была.

Но они не могли, совершенно было очевидно, что нельзя взять Белый дом, не убив некоторое количество людей. Они не хотели убивать людей. Причины могут быть разные, вовсе не обязательно гуманистические, но они не хотели убивать людей. Поэтому я знаю, что если бы нас там не было…

СВАНИДЗЕ: В чем сейчас, кстати, обвиняют путчистов – они, их сторонники, говорят, что они слабаки.

ГОЗМАН: Конечно, конечно.

СВАНИДЗЕ: Просто слабаки.

ГОЗМАН: «Мы этой ошибки не повторим, – говорят нам сегодня, – и даже не думайте». Так вот, если бы мы там не стояли, то конечно, они бы взяли Ельцина, шлепнули его, не знаю, прямо в коридоре, наверное, и так далее. И у нас была бы немножко другая история.

Я думаю, что выбор, этот выбор, который, мне кажется, есть у нас с тобой и у всех сидящих, быть русским или евреем, или кем угодно, быть таким или сяким, для самого себя решать, что значит быть русским, что значит быть христианином, и прочее.

У меня друзья приехали из Германии, верующие люди, ходят в церковь, соблюдают обряды христианские, все нормально. Вдруг выясняем, что у них два пацана, подростки, они некрещеные. Это как? А почему они некрещеные? «Ну ты знаешь, это такой важный акт, крещение, что мы не можем за них решать. Вот они вырастут, и примут решение сами». О! Мы говорим о том, что он некрещеный, не дай бог, с ним что случится – это все ерунда. Человек сам должен решать.

Так вот, я думаю, что не только человек может решать, но мне кажется, я не вижу оснований считать, что так не может случиться с народом, со страной. Я не думаю, что эта предопределенность так уж… То есть она, конечно, довлеет, но я не думаю, что мы не можем выйти из этой колеи. Мне кажется, что можем.

СВАНИДЗЕ: Как тебя после Проханова-то заколбасило.

ГОЗМАН: Ты знаешь, это у меня давно. Это только кажется, что это от Проханова, нет.

СВАНИДЗЕ: Дорогие друзья, я еще могу очень долго и с огромным удовольствием и интересом разговаривать с моим старым-старым товарищем и другом Леонидом Яковлевичем Гозманом, но я хочу предоставить вам эту возможность. Задавайте вопрос.

ИЗ ЗАЛА: Можно?

СВАНИДЗЕ: Да, пожалуйста.

ИЗ ЗАЛА: Я прошу прощения, я задержался, не все слышал.

СВАНИДЗЕ: Мы вас извиняем.

ИЗ ЗАЛА: Но мне показалось, что в вашем политическом споре отсутствует экономика.

СВАНИДЗЕ: Но Леонид Яковлевич не экономист, и я не экономист.

ИЗ ЗАЛА: Объясняю. Нет свободы самой по себе. Если у вас нет экономической свободы, то вы не можете быть свободным. Понимаете, то самый пресловутое или не пресловутое, то, о чем говорит политэкономия, то, о чем говорил Маркс – это существует. Существуют законы общественного развития. И согласно этим законам, хотим мы или не хотим, через какое-то время мы все равно будем жить так, как в Европе, политический строй наш будет такой, как в Европе, или какой-нибудь придурок нажмет кнопку, и мы вернемся в каменный век. Вот это мое личное мнение о будущем всего человечества.

И вот то, что мы видим сегодня в Европе – это не только свободы, общечеловеческие ценности и так далее, это еще экономические свободы. Когда мы говорим об освобождении крестьян в 1861 году, и когда крестьяне – где свобода, украли свободу! Землю надо было давать. Почему большевики смогли увести за собой безграмотных людей? Очень просто: «Мир народам, фабрики рабочим, земля крестьянам».

СВАНИДЗЕ: Но они обманули.

ИЗ ЗАЛА: Естественно! Мало того, что они обманули – они строй не изменили. Монархия, Сталин больше имел прав, чем Николай II.

СВАНИДЗЕ: В смысле больше власти?

ИЗ ЗАЛА: Да, в смысле власти, в смысле своих властных возможностей. Что произошло? Не поменялся феодальный строй. Отменили частную собственность на средства производства, то есть полный маразм.

СВАНИДЗЕ: Давайте дадим возможность Леониду Яковлевичу…

ИЗ ЗАЛА: Да, я прошу прощения.

ГОЗМАН: Честно говоря, не вижу предмета для спора. Я понял.

СВАНИДЗЕ: Нет, на самом деле ты не уходи здесь от ответа в такой вежливой форме, потому что тебе предлагают в значительной степени все-таки вариант экономического детерминизма. Согласен ты с ним?

ГОЗМАН: Нет, конечно. И понимаете, все же вместе развивается, все развивается вместе, и где там производительные силы, а где эти самые отношения, и что на что влияет – да все на все влияет. Все на все влияет, понимаете? Например, пожалуйста, посткоммунистические реформы, и не только в нашей стране, а во многих странах, они были, прежде всего, конечно, во главе угла была экономика – создание частной собственности, рынка, конкуренции и так далее.

Но вдохновлялись эти реформы именно идеями, а не чем-нибудь еще. Народ выходил у нас в конце 80-х на эти грандиозные митинги не за частную собственность и не за отмену на монополию внешней торговли, а за дух, за идею, за человеческое достоинство, и так далее. Поэтому все на все влияет, детерминизма нет и быть не может.

ИЗ ЗАЛА: Вы совершенно правы, все на все влияет. Но есть один момент, который, мне кажется, многие не заметили.

СВАНИДЗЕ: Если можно, только коротенько, чтобы дискуссию…

ИЗ ЗАЛА: Да. В 1987 году настал конец СССР. С законом о кооперативах и индивидуальной трудовой деятельности. И в 1991 году уже был вовсю капитализм, в 1988 году закончилась монополия государства на внешнеэкономическую деятельность. Вот это мы забываем.

СВАНИДЗЕ: Спасибо. Извините. Вы знаете, я вам тоже скажу, вы в принципе говорите правильные вещи, на мой взгляд, я с вами согласен. Но только исторический зазор между экономической необходимостью и политической и общественной реальностью может составлять века. Как мы видим в Африке, как мы видим в Латинской Америке. Вы ориентируетесь только на Европу, где это соответствие более железное, а в других частях света? Поэтому здесь можно, знаете, ждать долго.

ГОЗМАН: Я бы добавил, что Советский Союз был экономически неэффективен ровно в тот момент, когда его родили, когда его построили, он уже в этот момент был экономически неэффективен и экономически обречен. Но тем не менее он так почти 70 лет простоял, сделал, наверное, много хорошего, но еще больше плохого.

СВАНИДЗЕ: Не рухнули бы цены на нефть – мог еще простоять.

ГОЗМАН: Даже с рухнувшими ценами на нефть, между прочим, тоже можно было еще несколько лет держаться. Можно было держаться, ничего.

СВАНИДЗЕ: Здесь, конечно, есть зависимость, несомненно, вы правы. Но она не такая прямая, исторически, во всяком случае. Спасибо. Еще вопросы, пожалуйста.

ИЗ ЗАЛА: Что мы сегодня построили?

СВАНИДЗЕ: Если мы что-то построили. Что мы построили – капитализм? И какой это капитализм.

ГОЗМАН: Вы знаете, это, безусловно, капитализм, потому что в основе нашей экономики лежит все-таки частная собственность. Но это капитализм, то, что называют «crony capitalism», или капитализм для своих, и так далее. У нас 1% нашего населения контролирует 75% национального богатства.

СВАНИДЗЕ: На первом месте в мире.

ГОЗМАН: На первом месте в мире. Второе и третье место с 58% делят Таиланд и Индия. Соединенные Штаты на восьмом, по-моему, месте с 42%, ни одной европейской страны в десятке нет вообще. В Мексике – 30%. Это то, что мы построили.

СВАНИДЗЕ: То есть это индекс имущественного неравенства?

ГОЗМАН: Нет, индекс имущественного неравенства – это 10 к 10. Это 10 верхних, или индекс Джини, 10 верхних к 10 нижним.

СВАНИДЗЕ: Это не вариант индекса Джини, нет?

ГОЗМАН: Нет, это не вариант индекса Джини, это другое. 10 к 10, по индексу Джини у нас 89. То есть верхних 10% у нас контролируют 89% национального богатства. Соотношение 10 к 10 при Ельцине было ужасно – 13. В 2000-х стало 17, сколько сейчас – не знаю, но еще выросло. Но при этом это все равно капитализм, ну и что – в Африке тоже капитализм.

СВАНИДЗЕ: В Венесуэле капитализм.

ГОЗМАН: В Венесуэле капитализм, да, классный совершенно. Но там хорошо, там Уго Чавес в виде птицы является к президенту и дает ему указания, как ему управлять страной.

СВАНИДЗЕ: Но там сейчас замечательно, уже договорились о том, что они все-таки достроят завод по производству автоматов Калашникова. С учетом того, что у них нет туалетной бумаги, как они будут заменять автоматами Калашникова предметы первой необходимости? Но будут.

ГОЗМАН: Мне сегодня один из адъютантов – или секундантов – Александра Андреевича Проханова сказал замечательную вещь: что мы, либералы (лично я в том числе) разрушили военно-промышленный комплекс советский. Я никогда в себе таких сил не чувствовал. Представляете, военно-промышленный комплекс – и я? Я его разрушил, горжусь. Потому что мы противопоставляли пушки и масло. А на самом деле, если у тебя нет пушек, у тебя отберут твое масло, потому что масла на всех все равно не хватает. Поэтому нужны пушки, чтобы отбирать чужое масло, и не дать чужим отобрать свое.

СВАНИДЗЕ: Масло должно быть машинное, прежде всего.

ГОЗМАН: По-видимому, да. Причем идея, что можно сделать так, чтобы сливочного масла хватало на всех, если с умом руководить, и даже его девать будет некуда, как в большинстве стран и происходит – это как-то в голову моих оппонентов почему-то не приходит.

СВАНИДЗЕ: Прошу вас, вопрос.

ИЗ ЗАЛА: А как вырастить свободных людей, вырастить новое поколение, которое поймет, что такое свобода, будет ценить ее?

СВАНИДЗЕ: Вот это вопрос, с которым я к тебе приставал, между прочим.

ГОЗМАН: Серьезно?

СВАНИДЗЕ: Да, конечно.

ГОЗМАН: А я не заметил.

СВАНИДЗЕ: Да, на протяжении всего разговора. Ну вот как ты будешь? А ты говоришь: «А мне наплевать на эти миллионы, которые со мной не согласны». Вот как? Тебе задает вопрос человек, как вырастить.

ГОЗМАН: Я зато правду сказал. Я сказал правду – мне на них наплевать.

СВАНИДЗЕ: Если тебе наплевать, как ты будешь выращивать свободного человека? Скажи: «Мне наплевать».

ГОЗМАН: Ты знаешь, дело вот в чем. Я чувствовал некое освобождение после выборов в Государственную Думу – теперь все стало хорошо, политики больше нет, как публичной борьбы за власть, ее просто больше не существует. Никакие партии больше не нужны, выдвигаться никуда не надо. В гробу я видал выборы и мнение избирателей. Вот в гробу я видал мнение избирателей теперь. А раньше – нет, раньше приходилось об этом думать, но безуспешно.

Смотрите, мне кажется, что есть несколько вещей. Одна вещь – это просвещение. Ну например, надо опровергать тот миф, что успехи нашей страны связаны только исключительно с авторитаризмом, диктатурой, тиранией, безумием Ивана Грозного, Сталина и так далее. Вот это миф, это неправда, это просто неправда. И этот миф надо опровергать, должна быть другая история. Должна быть другая история в том смысле, что Московское царство и эта Орда в основе и так далее – что это единственный путь русского человека и России. Нет, была Новгородская республика, была Псковская республика, была Западная Русь. Вообще много чего было на самом деле. Вот эти мифологии надо опровергать, это номер раз.

Номер два – если бы у меня была власть, или если это касается собственных детей или частной школы и так далее, то я вам показывал слайд вначале про то, как такой совершенно не политический опыт готовит человека к свободе или к несвободе. Человека надо готовить к свободе. Школьная программа, программы детских садов, всего прочего должны быть ориентированы на то (если мы этого хотим, а я этого хочу, например), чтобы готовить детей, учить их, помочь им научиться – этому нельзя научить – использовать свободу.

СВАНИДЗЕ: Извини, я тебя перебью. Понимаешь, это замкнутый круг. Потому что ты говоришь – надо опровергать. Как ты будешь опровергать, когда у тебя нет средств массовой информации? Как ты будешь воспитывать детей, когда учебники пишешь не ты? В учебниках написано другое. Если в учебниках было бы написано то, что ты хочешь, уже никого, значит, не надо было бы воспитывать, уже все в порядке, уже все состоялось, наши в городе. Но наших в городе нет, учебники пишут другие люди, по телевизору выступают другие люди. В этих условиях как воспитывать свободного человека?

ГОЗМАН: Во-первых, у нас нет средств массовой информации, но мы еще от них отказываемся. Когда приличные люди мне говорят, что они брезгуют ходить к Соловьеву… А ты не брезгуй, это твой гражданский долг на самом деле. У тебя там будет 100 человек зрителей с другой стороны экрана, нормальных, которые тебя услышат – ради этих 100 и говори. Это вообще, между прочим, роль, и задача, и миссия русской интеллигенции всегда была, которой сегодняшняя наша интеллигенция пренебрегает, высокомерно относясь ко всем, кто с ними не согласен.

СВАНИДЗЕ: А тебе скажут, что ты изображаешь Васисуалия Лоханкина. Вот тебе русский интеллигент. Потому что ты идешь в студию, там да, ты замечательные вещи говоришь, ты не сдаешься, ты не прогибаешься. Но их 28 человек, тебя пинают, счет на табло, и в глазах всех людей, которые смотрят, ты абсолютный проигравший, ты абсолютный лузер. И они, конечно, пойдут за победителями, потому что за ними сила, власть, смех, которым они тебя обдают. Пусть это тупой смех, животный смех, пусть они чувствуют, может быть, даже (хотя далеко не все чувствуют), что правда на твоей стороне, но сила-то на их стороне. И ты идешь туда, чтобы им показать: сила не за тобой, сила за теми, кто там над тобой регочет.

ГОЗМАН: А вот те, кто ко мне подходят на улице – я им помогаю быть свободными. Им, этим людям. Я не могу помочь всем, у меня нет такой возможности. У меня нет возможности заменить школьные учебники, ты прав совершенно. Но у меня есть возможность, и, как ты знаешь, я ею пользовался. Есть один проект, в котором ты участвуешь, проект «Твоя история», когда дают возможность детям, и главное, учителям истории получать альтернативную информацию.

Если спрашивать, как это сделать здесь и сейчас, то это сделать нельзя. Нельзя добиться свободы здесь и сейчас, это очень долгий путь. Я не знаю, насколько – на десятилетия или на века, но это путь. И либо мы по нему идем, тогда есть шанс прийти, либо мы не идем и ждем неизвестно чего, марсиан, или не знаю чего. Ждать, пока вымрут – помнишь, были такие идеи замечательные, что вымрет это поколение, не будут голосовать за коммунистов. Нихрена, другие приходят. Система сама себя воспроизводит.

Есть еще одна очень важная вещь. Я думаю, что свободные люди, они часто в меньшинстве. Ну посмотрите, все-таки Brexit, Трамп и прочие радости показывают, что в общем, это и там проблема на самом деле, а не только у нас. Марин Ле Пен, наша боевая подруга. Это везде серьезная проблема. Но мне кажется, что реалистичная задача – не весь народ, а часть народа, если говорить о задаче как о миссии. Помочь стать свободными части народа. Эта часть может быть маленькой, но это неважно, это лучшая часть.

Толстого спрашивали: «Почему пишете о дворянах?» – «Потому что это класс, который я знаю и люблю». Класс, который я знаю и люблю – это русская интеллигенция. И да, действительно, они мне ближе, чем все остальные, и я хочу для них, им помочь.

СВАНИДЗЕ: Я бы задал вопрос о Brexit и Трампе, потому что они у меня тоже не вызывают симпатии – ни решение по Brexit, ни победа Трампа. Но к свободе это, на мой взгляд, не имеет отношения. Это другая плоскость совершенно, почему свобода?

ГОЗМАН: Имеет.

СВАНИДЗЕ: Это имеет отношение к популизму. А популизм – это тоже черта свободного общества, куда деваться.

ГОЗМАН: Ну, далеко уйдем. Есть понимание свое.

СВАНИДЗЕ: Еще вопросы.

ИЗ ЗАЛА: У меня вопрос. Я хотела бы вас покритиковать за нежелание доносить до широких масс, так скажем, свою просветительскую позицию. Этим в свое время прославились наши ребята-реформаторы в 90-х, когда так же рассчитывали на думающую прослойку таких же, как они, и не получили при этом совсем популярности, своими реформами. И до сих пор, если вспоминать покойного Егора Тимуровича Гайдара, он рассчитывал на свою интеллектуальную аудиторию.

С вашим интеллектом, с вашим хорошим, так скажем, мотивом доносить до широких масс – о’кей, не для широких в вашем понимании масс – вы должны, наоборот, просвещать массы. Вы должны, чтобы они тянулись к вашему уровню, но никак не работать на ту аудиторию, которая и так это все понимает.

Я хочу сказать просто про себя. Я очень свободолюбивый человек, но иногда моя критичность мне мешает. Очень часто, когда я проезжаю мимо Музея ГУЛАГа (я имею отношение к этому музею), таксистам говорю: «Ребята, вот Музей ГУЛАГа, будет время зайдите». И очень часто слышу в ответ: «Чего, ГУЛАГа? Это кто, Гулагян?» – то есть люди не знают.

Раньше меня трясло, я заводилась, начинала просто безапелляционно действовать. Сейчас, за последние полгода, я поняла, что если я не буду их просвещать, будет только хуже. И я вам желаю, чтобы вы осознали эту ответственность, какая на вас есть, и что вы можете как раз сделать лучше наше общество и свободнее, если вы найдете в себе силы работать на более широкую аудиторию. Спасибо.

СВАНИДЗЕ: Вот трудовые массы-то чего от тебя хотят.

ГОЗМАН: Да. Слушайте, а что еще я могу сделать? У меня сегодня мои глупости слушало, или вечером будет слушать, я не знаю сколько, какая аудитория у Соловьева, «Поединка».

СВАНИДЗЕ: Немало, наверное.

ГОЗМАН: Миллионов 20?

СВАНИДЗЕ: Я не знаю, не считал, но хорошая.

ГОЗМАН: Ну вот, я обращаюсь к широким народным массам. Кто услышит, я буду рад. А что я еще могу делать?

СВАНИДЗЕ: Щедрее, щедрее дари себя людям.

ГОЗМАН: Я понял, хорошо. И они к тебе потянутся.

СВАНИДЗЕ: Пожалуйста, вопрос.

ИЗ ЗАЛА: Скажите, пожалуйста, в начале нашей встречи вы сказали, что власть постоянно проверяет границы дозволенного. Ну, границы, наверное, обозначены – Конституцией, уголовным правом и так далее. Я как психолог знаю две категории людей, которые постоянно проверяют границы дозволенного: это маленькие дети и асоциальные личности. К кому относится наша власть? Может, это какая-то третья категория, которую я не знаю? Спасибо.

ГОЗМАН: Вы знаете, коллега, мне не кажется убедительной эта типология, которую вы привели. Просто она мне кажется неубедительной, честно говоря. Границы проверяют все, по-моему.

ИЗ ЗАЛА: Если можно. Леонид Яковлевич, в 1990 году вы перевели такую книгу Виктора Франкла «Человек в поисках смысла». Это было такое очень знаменательное событие для меня. Сегодня я только от девушки услышал такую категорию, как свобода и ответственность, вспомнил про ответственность. То есть у Франкла это свобода и ответственность, совесть.

ГОЗМАН: Он говорил, что на восточном побережье США стоит статуя Свободы, надо за западном поставить статую Ответственности.

ИЗ ЗАЛА: В том числе, да. Что не просто о свободе можно говорить, а об экзистенциальной свободе, которая всегда – чем выше свобода, тем больше ответственности. Спасибо вам за ваше выступление. Я понимаю, что, наверное, ваша свобода в выступлениях на телевидении связана с вами вашей ответственностью. Наверное, это какой-то экзистенциальный поворот, то есть вы считаете это своим долгом, мне кажется.

И еще я хотел, если в контексте, Ильдар Дадин, например – тоже свобода, ответственность. Вы здесь что можете сказать?

ГОЗМАН: Вы знаете, я не знаю Ильдара Дадина лично, хотя я на какой-то пикет выходил, еще что-то такое делал. Несколько раз по телевизору, и сегодня тоже, упоминал его, просто чтобы люди знали. Я его не знаю. Я понимаю, что это безобразие, и надо добиваться его освобождения. А что он за человек и зачем он это делал, я не знаю.

А в моем собственном телевизоре, я могу по секрету сказать, есть еще один, может быть, не очень достойный мотив: я получаю удовольствие, когда они бесятся и ничего сделать со мной не могут.

СВАНИДЗЕ: Леонид Яковлевич Гозман. Спасибо большое.

ГОЗМАН: Спасибо.

СВАНИДЗЕ: Дорогие друзья, мы с вами прощаемся до февраля месяца, по всей видимости. Если будет возможность встретиться в январе, мы вас оповестим. Но скорее всего, на данный момент до февраля. И, пользуясь случаем, поздравляю вас с наступающим. Удачи вам, счастья в следующем году!

Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 3 февраля 2017 > № 2060888 Леонид Гозман


Тайвань. Россия > СМИ, ИТ > russian.rti.org.tw, 3 февраля 2017 > № 2059644

На Тайване будут впервые исполнены в течение одного вечера все пять концертов С. С. Прокофьева для фортепиано с оркестром. Музыкальный подвиг, который требует от всех участвующих в этом процессе сверхбольших физических и душевных нагрузок, будет совершен в рамках концерта, намеченного на 22 марта в Национальном концертном зале в центре Тайбэя. «Главным героем» – солистом – выступит известный российский пианист Алексей Володин. Оркестровая часть этого беспрецедентного для тайваньской публики музыкального проекта будет обеспечена выступлением тайваньского Симфонического оркестра Evergreen под управлением дирижера Чжуан Вэнь-чжэнь.

Чжуан Вэнь-чжэнь – одна из немногих женщин-музыкантов на Тайване, которые выбрали в качестве своей профессии дирижирование, а затем добились общепризнанных успехов на этом поприще.

Пианист Алексей Володин – лауреат нескольких международных фортепианных конкурсов – выступает с известными оркестрами и на престижных сценах. Он проходил со второй половины 1990-х по начало 2000-х гг. профессиональную подготовку в Московской государственной консерватории им. П. И. Чайковского под руководством Элисо Вирсаладзе. В 2015 году Алексей Володин впервые выступил на Тайване с сольным концертом.

Пианист проживает в настоящее время в Европе.

Билеты на концерт, в рамках которого будут исполнены в течение одного вечера все пять концертов Прокофьева для фортепиано с оркестром, можно приобрести на сайте «Era Ticket»: http://www.ticket.com.tw/dm.asp?P1=0000017881

Юнна Чэнь

Тайвань. Россия > СМИ, ИТ > russian.rti.org.tw, 3 февраля 2017 > № 2059644


Япония > СМИ, ИТ > nhk.or.jp, 3 февраля 2017 > № 2059623

В буддийском храме вблизи Токио был проведен ритуал разбрасывания бобов

В буддийском храме вблизи Токио был проведен традиционный ритуал разбрасывания бобов для зазывания удачи.

Фестиваль с этим ритуалом, который состоялся в пятницу в буддийском храме Наритасан Синсёдзи, привлекает каждый год около 50 тысяч зрителей.

Среди участников фестиваля были борец сумо Кисэносато, который недавно был удостоен титула ёкодзуна - "великий чемпион", а также актер Гин Маэда, снявшийся в телесериале NHK, который будет показываться до конца года.

Участники фестиваля разбрасывали бобы с веранды главного зала храма, и их стремились поймать собравшиеся люди.

Япония > СМИ, ИТ > nhk.or.jp, 3 февраля 2017 > № 2059623


Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука > portal-kultura.ru, 2 февраля 2017 > № 2089177 Зинаида Драгункина

Зинаида Драгункина: «Культура, образование и воспитание — словно три сестры, дополняющие друг друга»

Татьяна МЕДВЕДЕВА

Сегодня духовная сфера оказалась в центре острых общественных дискуссий. При всем разнообразии взглядов и свободе их выражения важно не только сохранять единство нашей полиэтничной и многоконфессиональной страны, но и давать людям верные нравственные ориентиры. И у культуры здесь — ключевая роль.

В этом убеждена Зинаида Драгункина, председатель комитета Совета Федерации по науке, образованию и культуре, секретарь Координационного совета при президенте РФ по реализации Национальной стратегии действий в интересах детей, заслуженный учитель России. Сенатор рассказала нам о грядущих изменениях законодательства, успешных просветительских проектах и любимых книгах.

культура: При Вашем участии был принят ряд долгожданных документов в области культуры...

Драгункина: Вместе с коллегами мне довелось трудиться над наиболее значимым из них — проектом Основ государственной культурной политики, это было в 2014-м, я входила в рабочую группу. Напомню, что государственная культурная политика является неотъемлемой частью Стратегии национальной безопасности. Органы власти всех уровней, люди искусства, само гражданское общество должны обеспечивать гуманитарное развитие — оно служит фундаментом для экономического процветания, суверенитета и цивилизационной самобытности России.

С принятием основополагающих документов, пожалуй, удалось главное: власть в центре и на местах стала больше внимания уделять вопросам культуры, понимать ее роль и значение. В частности, мы наблюдаем это при проведении в Совете Федерации Дней субъектов РФ. Как правило, многие руководители, представляя свои регионы в верхней палате, предлагают к рассмотрению на расширенных заседаниях нашего комитета проблематику, связанную именно с культурой.

Но государство не должно в одиночку заботиться о культурном развитии. Этим должны заниматься и бизнес, и граждане, и благотворительные организации. Да и сами работники культуры все более понимают, что необходимо активно трудиться, а не уповать только на субсидии.

культура: Как складывается взаимодействие с властными структурами?

Драгункина: Ежегодно правительство РФ представляет в Федеральное собрание доклад о состоянии культуры в стране. Оценивают документ неоднозначно. Говорят, например, что это, по сути, отчет профильного министерства. Доля истины в этом есть. Но наметились и положительные сдвиги. Минкультуры старается уходить от информирования о деятельности подведомственных учреждений и разворачивается в сторону регионов, где, собственно, формируется и развивается единое культурное пространство России. Верхняя палата, наш комитет тесно взаимодействуют с коллегами из Госдумы, министерством через парламентские слушания, круглые столы и другие форматы, в том числе в совместном законотворчестве. Поднимаем актуальные проблемы, находим пути решения. Хочу охарактеризовать нынешний уровень сотрудничества с Министерством культуры как конструктивный и достаточно результативный. О министре, Владимире Ростиславовиче Мединском, скажу, что это творчески и перспективно мыслящий современный руководитель.

культура: Уже не первый год идут разговоры о необходимости нового закона о культуре. А воз и ныне там...

Драгункина: Верно, проект, что называется, завис. Действующие сейчас «Основы законодательства РФ о культуре», принятые в далеком 1992-м, и эксперты, и регионы признают устаревшими. А регионы — самая заинтересованная сторона в данном вопросе. В этом контексте важно, что проект закона «О культуре в Российской Федерации» отнесен к числу приоритетных в работе профильного комитета Госдумы. А на недавних парламентских слушаниях председатель Совета Федерации Валентина Ивановна Матвиенко выразила надежду, что работа над этим базовым документом завершится в этом году.

культура: Можно ли утверждать, что именно культура делает общество единым?

Драгункина: Язык, литература, история — то, что объединяет людей. Однако сегодня мы в значительной мере утратили способность слушать и слышать, уважать иную точку зрения, что оборачивается напряженностью в обществе. Это не может не настораживать. Возьмем, к примеру, политические ток-шоу. Агрессивность, нежелание понять оппонента просто поражают. Экран порой буквально дышит ненавистью. Культура диалога и диалог культур в нашем многонациональном государстве — важнейшие составляющие стабильности и созидательного развития страны.

Мы не можем в угоду политической конъюнктуре выбирать понравившиеся нам исторические периоды и замалчивать другие. Это же касается и государственных деятелей. Пора, наконец, перестать черпать в прошлом источник для раскола, распрей и междоусобиц. История и культура должны не разделять, а связывать нас.

Необходимо ориентировать систему образования и все общество на использование огромного эмоционально-нравственного потенциала истории и культуры России как важнейших факторов воспитания молодого поколения. Согласитесь, государство наше выживало, крепло, создавало уникальную цивилизацию во многом благодаря тому, что во всех испытаниях народ оставался верным нравственным, духовным основам, опирался на них. Теперь же, как никогда, справедливы слова Льва Толстого: «Страна, забывшая свою культуру, историю, традиции и национальных героев, обречена на вымирание».

культура: Носителем традиций во многом является народное искусство, художественные промыслы. Что делается для их сохранения?

Драгункина: Значимое событие минувшего года — VI Парламентский форум «Историко-культурное наследие России», организованный СФ и администрацией Владимирской области. Заявленная тема форума звучала так: «Наследие, ценности, традиции: взгляд в будущее». Очень важно, что президент РФ направил приветствие участникам, подчеркнув, что проблематика форума в полной мере раскрывает уникальную роль культуры как одного из ключевых ресурсов развития общества.

Мы прекрасно понимаем, что народному творчеству уделяется недостаточное внимание. Ему чрезвычайно трудно пробиться на федеральные каналы — разве это правильно? И мы часто говорим на сей счет с руководством масс-медиа.

Постоянно обращаемся к вопросам сбережения нематериального культурного наследия, народных художественных промыслов. Принято постановление СФ «О сохранении и развитии народного творчества в Российской Федерации», сформулированы рекомендации органам исполнительной власти. Убеждена, национальная культура содержит корневую систему, которая вырастает в классику — в музыке, литературе, театре. Нельзя утратить эти корни.

культура: Нет ли ощущения, что в обществе растет запрос на расширение благотворительной и меценатской деятельности?

Драгункина: Да, такое ощущение есть. Как отметил президент в недавнем Послании Федеральному собранию, необходимо снять барьеры для развития волонтерства, оказать всестороннюю помощь социально ориентированным некоммерческим организациям. Участники форума во Владимире также указывали на положительный эффект от принятого в ноябре 2014-го ФЗ «О меценатской деятельности». Уже вступил в силу региональный закон «О стимулировании меценатской деятельности в Челябинской области», принятый в порядке реализации упомянутого федерального закона.

Для развития благотворительности должны быть созданы экономические стимулы. Законопроект, предусматривающий внесение изменений в Налоговый кодекс РФ, уже прошел первое чтение. Надеюсь, в период весенней сессии текущего года он будет принят окончательно.

культура: Как секретарь Координационного совета при президенте РФ по реализации Национальной стратегии действий в интересах детей (КС), скажите: сохраним ли традиционную семью?

Драгункина: Иногда кажется, мир сходит с ума. Не укладывается в сознании, что мама и папа могут стать родителями «один» и «два». К сожалению, это уже происходит. Работая в составе нашей делегации в Конгрессе местных и региональных властей Совета Европы, вижу, как в ряде западных стран цинично подменяются понятия добра и зла, низвергаются нравственные идеалы. Сама идея семьи, фундаментальной опоры государства и общества, испытывается на прочность. Вот почему КС выступил инициатором разработки Концепции государственной семейной политики, Стратегии развития воспитания и других ключевых документов, направленных на усиление роли семьи в жизни общества. Этой теме был посвящен круглый стол в рамках V Рождественских парламентских встреч, прошедших в Госдуме. В дополнение Национальной стратегии принято пять законодательных актов, сорок документов правительства. Сюда же добавлю Стратегию развития индустрии детских товаров, Концепцию развития дополнительного образования, изменения в Семейном кодексе.

Сердце радуется, когда одаренные дети из всех уголков страны получают возможность реализовать себя в сочинском центре «Сириус», в рамках телепроекта «Синяя птица», в жюри которого работает член КС, выдающийся музыкант Денис Мацуев, оказывающий большую поддержку талантливым ребятам.

В наступившем году реализация Национальной стратегии действий в интересах детей выходит на финишную прямую. Инициатива Валентины Ивановны Матвиенко объявить с 2018-го Десятилетие детства в России поддержана президентом. Это позволит определить основные направления на 2018–2027 годы и в приоритетном порядке решать болевые вопросы в пользу наших маленьких сограждан.

культура: В 2016-м впервые состоялся Всероссийский конкурс «Семья года», председателем оргкомитета которого Вы являетесь. Что он показал?

Драгункина: «Семья — это малая церковь», — испокон веков говорили на Руси. Конкурс, служащий благородной миссии — укреплению института семьи, впервые проводился в масштабах страны. В нем участвовали семьи из 79 субъектов. Поразило богатство культур и многообразие традиций, стремление к творчеству. В декабре была издана прекрасная книга «Семья года. Россия, 2016 год», куда вошли истории всех победителей конкурса. Надеюсь, она станет добрым началом создания летописи лучших российских семей.

культура: Зинаида Федоровна, а что можно сказать о современных детях — «поколении гаджетов»?

Драгункина: Нас очень тревожит, что они все больше впадают в зависимость от интернета, уходят от реальности. Как результат — потеря социальных связей, способности сопереживать, понимать окружающих. Родители на встречах со мной сетуют: дети лишились элементарных практических навыков, не могут прибить гвоздь, пришить пуговицу... Мои коллеги не единожды поднимали вопрос о возвращении в школу трудового воспитания. С приходом на пост министра образования Ольги Юрьевны Васильевой мы получили поддержку, готовим необходимые поправки в законодательство. Убеждена, воспитание невозможно в отрыве от образования и культуры. Культура, образование и воспитание — словно три сестры, дополняющие друг друга.

В последнее время в СМИ все чаще появляются шокирующие истории о подростках, потерявших инстинкт самосохранения, запрыгивающих на крыши электропоездов, вагонов метро. Даже придумали специальный термин — «зацеперы». Весь смысл их действий — в жажде минутной славы, они делают селфи и выкладывают результаты своих «геройств» в социальные сети. Но что самое страшное, калечат себя и даже погибают.

Зашкаливающему влиянию новых технологий необходимо что-то противопоставить. Но что именно? Предлагаю подумать сообща, вместе с вашими читателями. Мы как законодатели всегда открыты для обсуждения свежих идей. Очевидно, что в детях необходимо развивать способность самостоятельно размышлять о себе, о жизни, о будущем. Согласитесь, неоценимую помощь в этом могут оказать хорошие книги, мультфильмы, кино.

культура: Только где они, хорошие? Кто отделит качественные произведения от халтуры?

Драгункина: В советское время проблематика детских фильмов всегда была одной из главных. Центральная киностудия детских и юношеских фильмов имени Горького, другие студии снимали замечательные картины для молодого поколения. К сожалению, в наши дни значительное место на экранах принадлежит зарубежным лентам. Мы в Совете Федерации постоянно обращаемся к проблемам детского кино. Например, в ноябре 2016-го состоялась встреча Валентины Матвиенко с представителями российской анимации, на которой обсуждались перспективы развития мультипликации в стране, меры по ее дальнейшей господдержке, в том числе на законодательном уровне. По итогам разработан план совместных с Минкультуры, регионами, творческим сообществом действий. Уверена: все, что намечено, удастся воплотить.

культура: В верхней палате Вы являетесь представителем от Московской городской думы. Как воспринимаете происходящие в столице изменения?

Драгункина: Москву любила всегда. За последние годы под руководством мэра Сергея Семеновича Собянина достигнуты позитивные перемены в различных сферах. Столица расцвела, стала более комфортной. Посмотрите, как она преобразилась! Парк Горького, ВДНХ. Открылось МЦК. Сколько сделано удобных развязок. Какие красивые набережные. Москва по праву входит в число ведущих мировых культурных столиц. Премьеры, выставки, концерты. Завершено строительство и реконструкция театральных объектов, свои дома получили школа имени Гнесиных, «Геликон-опера», театры Александра Градского, Романа Виктюка, Надежды Бабкиной. Открыта новая сцена театра Олега Табакова.

Сейчас Москва — средоточие самых успешных и знаковых культурных проектов. В 2016-м состоялись такие заметные события, как Московский культурный форум, саммит Культурного форума мировых городов. Отмечу, что и в Зеленограде, откуда я избиралась в Мосгордуму, к его 60-летию в 2018 году будет создан «Музейный треугольник», состоящий из Историко-краеведческого музея, библиотеки и центра культуры.

культура: Как научить детей любить историю, культуру, малую и большую Родину?

Драгункина: Добрые чувства, как нам подсказывает русская и мировая классическая литература, да и сама жизнь, надо воспитывать в семье и школе. В связи с этим возлагаю надежды и на недавно созданное указом главы государства Российское движение школьников, возрождение детского хорового пения, усиление разностороннего художественного и гуманитарного образования, а также развитие детского, краеведческого, литературного туризма. Знаю, что для многих молодых людей подлинное ощущение сопричастности своей судьбы судьбе страны началось на Красной площади в рядах «Бессмертного полка».

Недавно в Совете Федерации президент Российского фонда культуры Никита Сергеевич Михалков рассказал о реализации большого проекта «Гений места. Новое краеведение», воспитывающего у детей чувство малой родины.

Именно такую работу уже проводят, и успешно, в Пензенской области. Представьте, ученик вместе с привычным дневником получает и культурный, в котором есть разделы: «Кругом родные все места», «Книга — лучший друг и учитель», «Театральные встречи», «В мире изобразительного искусства», «Семейные традиции и праздники». Оценок в таком дневнике нет. Ребенок после каждого похода в театр, на выставку, в музей, чаще всего с семьей, чтения интересной книги записывает свои мысли, впечатления. То есть создает собственную историко-культурную карту малой родины. Думаю, положительный опыт Пензы, как и позитивный опыт Ставропольского края по поддержке культуры, можно распространить на всю страну.

Хочу напомнить слова нашего выдающегося гуманиста и просветителя академика Дмитрия Сергеевича Лихачева: «Любовь к родному краю, к родной культуре, к родному селу или городу, к родной речи начинается с малого — с любви к своей семье, к своему жилищу, к своей школе. Постепенно расширяясь, эта любовь к родному переходит в любовь к своей стране — к ее истории, ее прошлому и настоящему, а затем ко всему человечеству, к человеческой культуре».

культура: Хотелось бы поговорить и об усилении гуманитарного образования, о преподавании русского языка, литературы, истории...

Драгункина: Пользуясь возможностью, хочу сообщить, что к Пушкинскому дню и Дню русского языка 5–6 июня состоится III Международный Ливадийский форум в Ялте. Он будет проводиться Советом Федерации и правительством Крыма в рамках фестиваля «Великое русское слово». В нем примут участие и победители I Всероссийской олимпиады школьников и студентов по государственным языкам республик РФ под эгидой русского языка. Открытие заключительного этапа олимпиады впервые состоялось в Совете Федерации в конце 2016-го. В Государственном институте русского языка имени Пушкина 138 региональных победителей выполнили письменное и устное задания, по результатам которых лучшие были награждены дипломами и памятными призами. Как учитель русского языка и литературы считаю важным поддерживать подобные мероприятия, подчеркивающие объединяющую роль русского языка, культуры, литературы в нашей многонациональной стране. Особо хочу сказать о газете «Культура». Она имеет давнюю историю и пережила непростые времена в период своего становления. Это трибуна для размышлений видных деятелей культуры и искусства, анализа общественных и культурных процессов в нашей стране. Мне близки слова Елены Александровны Ямпольской о том, что культура — не в процентах, а в настроении людей, которые идут по улице. Сегодня она депутат Государственной думы, сохранившая тесное взаимодействие с Советом Федерации, нашим комитетом. Мы рады этому культурному, а теперь уже и законодательному взаимообогащению. Сама же газета, как мы замечаем, от номера к номеру, что называется, «набирает высоту», становится все более интересной и востребованной широкой читательской аудиторией. Хочу пожелать замечательному коллективу газеты, всем читателям в наступившем году вдохновения, новых творческих успехов во благо отечественной культуры.

культура: При столь колоссальных нагрузках в чем находите отраду, гармонию, успокоение?

Драгункина: Во внуках, их у меня шестеро — от трех до двадцати четырех лет. И конечно, в книгах. Как и прежде, считаю, что это лучший подарок. Радуюсь, когда получаю в дар хорошую книгу. Если выдается свободная минутка, непременно спешу в любимый Московский дом книги на Арбате. Там царит особая атмосфера, есть прекрасный выбор. Такого обилия детских изданий и сказок, по-моему, нет больше нигде. Вы спросили о гармонии... Ее обретаю в замечательных стихах Андрея Дементьева, которого безмерно уважаю.

Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука > portal-kultura.ru, 2 февраля 2017 > № 2089177 Зинаида Драгункина


Греция. ЦФО > СМИ, ИТ > grekomania.ru, 2 февраля 2017 > № 2086459

Шедевры византийского искусства из греческих музеев на выставке в Москве

8 февраля в Третьяковской галерее открывается выставка «Шедевры Византии», на которой московской публике будут впервые представлены произведения византийского и поствизантийского искусства из музеев и частных собраний Греции.

Выставка станет третьим событием перекрёстного года Греции и России, проходящим при участии Третьяковской галереи.

Как сообщает пресс-служба музея, экспонируемые работы датируются концом X — началом XVI века и дают представление о различных периодах Византийского искусства и разных художественных центрах.

«Каждое из произведений — уникальный памятник своей эпохи. Экспонаты дают возможность представить историю византийской культуры и проследить взаимовлияние традиций восточного и западно-христианского искусства. Самый ранний памятник в экспозиции — серебряный процессионный крест конца Х века с выгравированными на нем образами Христа, Богоматери и святых», говорится на сайте музея.

Среди других шедевров – иконы, написанные в период XII-XV в.в., в том числе, двусторонний образ «Богоматерь Одигитрия, с двунадесятыми праздниками. Престол уготованный» (XIV в.), рельеф с образом великомученика Георгия со сценами жития, предметы декоративно-прикладного искусства Византии, рукописи и т.д.

Выставка «Шедевры Византии» расположится рядом с залами постоянной экспозиции древнерусского искусства XI–XVII веков, что даст возможность зрителю проследить параллели и увидеть особенности произведений русских и греческих художников.

Выставка будет работать два месяца - до 9 апреля 2017 года.

Греция. ЦФО > СМИ, ИТ > grekomania.ru, 2 февраля 2017 > № 2086459


Куба. Великобритания > СМИ, ИТ > prensalatina.ru, 2 февраля 2017 > № 2078278

Сегодня открылся в этой столице сезон спектаклей местных и зарубежных авторов современного танца Кубы (DCC), который будет показан в течение нескольких дней в 10 городах Великобритании.

Большой театр Гаваны Алисия Алонсо даст спектакли 2, 3, 4 и 5 февраля, под руководством Мигеля Иглесиас.

Первых два дня компания покажет “Reversible”, бельгийско-колумбийского хореографа Аннабель Лопес Очоа, и “Lasparedessevan”, последнее творение кубинского Хулио Сезара Иглесиаса.

В 4 и 5 февраля, DCC покажет свою универсальность интерпретацией танцев “Thelisteningroom” британского Клэо Клайнкард и “Matria Etnocentra” кубинского автора Джорджа Сеспедеса.

Таким образом, компания – основатель современного танца на Кубе - открывает напряженный год после закрытия 2016 года с выступлениями по 15 городам Германии, Швейцарии и Монако.

Кубинская компания танца при поддержке Консорциума Великобритании, выполнит с 14 февраля по 18 марта в 10 городах этой европейской страны программу, состоящую из названных произведений.

Компания имеет другие приглашения, чтоб выступить в этом году в Большом театре России, в честь 58-й годовщины основания DCC 25 сентября, и в октябре в Нью-Йорке.

Куба. Великобритания > СМИ, ИТ > prensalatina.ru, 2 февраля 2017 > № 2078278


Россия. ДФО > Образование, наука. СМИ, ИТ > gazeta-pravda.ru, 2 февраля 2017 > № 2068234

Помпа для отчёта

Автор: Татьяна МИХАЛЁВА. Магаданская область.

Строили, строили и наконец построили… Ой ли?

Видеть губернатора Магаданской области регулярно на всех местных телеканалах мы уже привыкли. Частота его появления даёт пищу для сарказма. Некоторые даже называют главу региона самым брендовым телеведущим. Практически каждый сюжет — с ним. И ни одного сюжета — с критикой в его адрес. В этом и вся закавыка: люди не верят в имидж самого лучшего губернатора, ведь, как известно, не ошибается тот, кто ничего не делает. Вечное славословие «неангажированной» прессы наводит совсем на другие размышления. А по каждому телесюжету давно возникло стойкое желание перепроверить, а так ли всё на самом деле, как показывает экран? Мы и перепроверили очень значимый сюжет.

ИТАК, в посёлке Ягодное 29 декабря теперь уже прошлого года В.П. Печёный в своём стиле «с помпой» открыл новый детский сад площадью 4,5 тысячи квадратов, рассчитанный на 175 детей. Зрители увидели игрушки, камеры видеонаблюдения, современную кухню с овощерезками и хлеборезками.

Вот Владимир Петрович со знакомой для таких случаев улыбкой перерезает ленточку, общается с детьми и персоналом и даже участвует в праздничном хороводе.

Губернатор внимательно и оценивающе разглядывает огромные кастрюли и даже одну крышку приподнимает и заглядывает внутрь. В общем, сюжет вполне банальный и привычный: и до всего-то у Владимира Петровича есть дело, и всё-то он понимает, и даже не только в политической, а и в простой кухне разбирается…

Потом он рассказывает о достигнутом и делится планами по развитию территории с опять же знакомыми нам оптимизмом и набором давно выученных фраз о стабильности и благополучии Колымы. Здесь, по идее, зрители сюжета должны бы зааплодировать, проникнувшись чувством горячей благодарности к заботливому губернатору. Только аплодисменты не слышны. И не потому, что это не театральная сцена с прямым контактом актёра и зрителей, а телевидение. Кому надо, похлопают у экрана. Большинство же хлопают не ладошками, а глазами, изумляясь, как ложь становится всё беспардонней и унизительней для тех, кто знает правду. Унизительней потому, что нас держат за полных идиотов с огромными ушами, куда можно навешать любую «лапшу».

А правда весьма и весьма далека от телесценария.

Как нам стало известно от жителей посёлка Ягодное, детский сад в строй не вводился, так как там всё ещё идут отделочные работы. Более того, многие сомневаются, что он вообще когда-нибудь примет в своих стенах ребятишек. Почему?

Да потому, что строительство, по мнению многих жителей, изначально велось с грубыми нарушениями строительных норм и требований. А началось всё с неправильно выбранного места под стройплощадку, нарушений в подготовке фундамента, повлекших выход грунтовых вод прямо под зданием…

Так считают многие ягоднинцы, поделившиеся с нами своим мнением. И эту информацию мы тоже будем проверять более досконально.

Общая стоимость строительства детского сада составила 230 млн. рублей. Ввод в эксплуатацию объекта переносился трижды: сначала детсад решили открыть 1 сентября 2015 года, потом — 1 сентября 2016-го, и, наконец, когда уже вышли все мыслимые сроки работ, а завершения стройки не предвиделось, пришлось провести вот такую помпезную акцию в недострое в декабре 2016 года. Видимо, это потребовалось для отчёта об «освоении» денежных средств. Ведь наверняка сооружение этого садика входило в какую-нибудь очередную госпрограмму, где деньги должны «осваиваться» в определённые сроки.

Когда возмущённые ягоднинцы (а они не на необитаемом острове живут и имеют многочисленные знакомства в других посёлках и в областном центре) поделились негодованием об очередной «утке», приправленной доброй порцией показухи, в соцсетях появились такие же возмущённые комментарии других неравнодушных жителей региона.

И вот уже 16 января по телевидению прошёл сюжет с участием министра образования Анжелы Шурхно, которая вывернула сюжет так, будто бестолковые зрители неправильно всё поняли! Оказывается, речь шла не об открытии детского сада, в котором началась работа (иначе зачем там были дети?), а о том, что основное строительство окончено, и именно этому было посвящено действо с перерезанием ленточки, обустройством детских групп, кухни и прочее!

Вот что сказала А. Шурхно: «Естественно, что это очень значимое мероприятие — завершение строительных работ. В честь этого в канун Нового года было проведено торжественное открытие с участием дошкольников, которые действительно перейдут в это дошкольное учреждение и будут там находиться».

…У нас на Колыме очень мало праздников. И, наверное, поэтому мы теперь будем праздновать и отмечать примерно такие события: окончание рытья котлована под строительство, возведение опалубки, завершение строительства первого этажа и т.д. Этапов строительства одного здания много, и каждый этап — это значимое для всей области событие, где обязательно присутствие губернатора и его команды, а также будущих жителей или посетителей объекта строительства. Здорово!

Самое главное здесь — в разы увеличивается количество позитивных телесюжетов, прославляющих нашего губернатора как творца стабильности и благополучия территории.

А что касается ягоднинских детишек-дошкольников, то они пока, а может, и постоянно будут ходить всё в тот же интернат и в ту же группу без удобств и современных условий, о которых взрослый заботливый дядя так увлечённо рассказывал их родителям по телевизору.

Они ещё не понимают, как можно глядеть в распахнутые от счастья детские глаза и с улыбкой доброго волшебника врать о счастливых переменах в их детсадовской жизни, позируя перед камерой. И это при родителях и воспитателях, которым этот дядя оставляет право и обязанность отвечать на наивный детский вопрос: «А когда я в новый садик пойду?»

Россия. ДФО > Образование, наука. СМИ, ИТ > gazeta-pravda.ru, 2 февраля 2017 > № 2068234


Узбекистан. Россия > СМИ, ИТ > mvd.ru, 2 февраля 2017 > № 2066166

Легенда «поющей эскадрильи».

В гостях у редакции известный актёр и режиссёр Узбекистана Рустам САГДУЛЛАЕВ.

- Рустам Абдуллаевич, 43 года назад зрители впервые увидели фильм «В бой идут одни «старики». Картина подарила нам нежного и романтичного Ромео. Является ли этот фильм вашей визитной карточкой?

- Несомненно, да! В 1974 году на экраны вышел военно-драматический фильм режиссёра Леонида Быкова о лётчиках-истребителях, участвовавших в боях за освобождение великой страны от фашистских захватчиков.

Более чем 40 миллионам зрителей посчастливилось прочувствовать победу и потери эскадрильи гвардейского истребительного авиационного полка, полетать на «яках» и «лагах» со «стариками», которым было лет по двадцать, и влюбиться в «желторотиков» из лётных училищ ускоренного выпуска.

Кинолента «В бой идут одни «старики» с огромным успехом облетела 54 страны мира. Показывая один из эпизодов военной жизни Великой Отечественной войны, фильм стал единственным в десятке самых кассовых и четвёртым в прокате того года. Благодаря популярности и, несомненно, зрительской симпатии эта работа вошла в список 100 лучших российских фильмов. Неоднократно участвуя в отечественных и международных фестивалях, кинокартина была удостоена первых наград за режиссуру и актёрское мастерство.

Не удивительно, что моё лицо сразу стало узнаваемым.

Помню, однажды раздался звонок. На проводе был Леонид Фёдорович Быков. Он тогда приступил к съёмкам фильма «Аты-баты, шли солдаты».

«Ромео, - обратился он ко мне, - не приглашаю тебя в свою новую картину, потому как хочу, чтобы в памяти зрителей ты остался романтичным героем из фильма «В бой идут одни «старики».

И действительно, по прошествии лет многие помнят меня как влюблённого Ромео. Я на это никогда не обижался. Тем более, что фильм предопределил и мою дальнейшую творческую судьбу.

- Какой случай помог вам попасть в актёрский состав?

- Это произошло благодаря фильму «Влюблённые» (1969) и актёру Родиону Нахапетову. Родион вместе с Леонидом Быковым был на кинофестивале в Баку. Тогда-то гениальный режиссёр Леонид Фёдорович и рассказал о замысле будущей кинокартины «В бой идут одни «старики», где по сценарию одним из героев был лётчик-узбек. Зная о том, что Нахапетов снялся в узбекском кинофильме, Быков спросил: «Не посоветуешь парнишку для моей новой картины?» Родион, не раздумывая, предложил на эту роль мою кандидатуру. По выражению киношников, «продал» меня. Как оказалось впоследствии, это был мой счастливый случай! К слову, в тот период проходили съёмки узбекского кинофильма «Мой добрый человек». Когда режиссёр Равиль Батыров узнал, что меня приглашает сниматься сам Леонид Быков, с уверенностью сказал: «Конечно, я отпущу тебя к нему!»

- Какие воспоминания остались от работы с Леонидом Быковым? Какая атмосфера царила на съёмочной площадке и продлились ли трогательные отношения со штурманом Машей Поповой?

- Воспоминания от съёмочных дней и сегодня остаются трогательными, волнительными и щемящими сердце. Леониду Быкову (в фильме - гвардии капитану Титаренко по прозвищу Маэстро) удалось тогда создать добрую, непринуждённую, органичную и творчески-киношную атмосферу. Он ко всем относился с уважением. Никогда не слышно было повышенного тона. Наоборот, старался разговаривать тихо, заставляя команду прислушиваться к себе. Это помогало на съёмочной площадке каждому из нас не играть, а, отдаваясь всем сердцем и душой, проживать сценический образ героя. Не требовал Маэстро и точного озвучивания текста, всегда приветствовал импровизацию. Уверен, именно это и позволило ему создать бестселлер на десятилетия. Оставаясь в первую очередь яркой индивидуальностью, режиссёром и главным героем киноленты, он сумел показать с помощью обычных человеческих качеств «поющей эскадрильи» жестокость войны, мужскую дружбу, веру в победу и искреннее чувство любви. Думаю, даже сейчас, когда зритель смотрит эту картину, ощущается та удивительная атмосфера, которая царила на съёмочной площадке.

Часто вспоминается последний съёмочный день. Настроение у всех было далеко не радостное. Наверное, потому что все, как и я, понимали: ностальгия по фильму останется навсегда!

А со штурманом Машей Поповой, очаровательной актрисой Евгенией Симоновой, раньше как-то поддерживали связь, особенно когда она училась в Щукинском училище. Потом - тишина. Только иной раз, по телефону... Расстояние... Да, как молоды мы были...

- После выхода кинофильма на экран в вас были влюблены едва ли не все зрительницы Советского Союза. Не уставали ли раздавать автографы? Может, вспомните курьёзные случаи?

- Всякое бывало. Хоть тогда мы и не были, как сейчас, избалованы зрителем, курьёзные моменты случались. Один из них до сих пор щекочет память. Однажды руку и сердце мне предложила дама старше на 15 лет. Настолько, видимо, я приглянулся, что с её губ слетела фраза: «Буду на руках носить до конца жизни...» Эдакая сибирская красавица была…

Смешной случай произошёл лет 10 назад. Подошла как-то ко мне одна бабулька, стала обнимать, целовать, приговаривая: «Родной ты мой! Я ж на твоих фильмах выросла!» А я про себя подумал: «Постой, а сколько ж мне тогда лет?» Так что благодаря фильму «В бой идут одни «старики» влюблённый Ромео по сей день обожаем тысячами поклонниц.

- Рустам Абдуллаевич, во многих кинолентах ваша неотразимая улыбка пленила главных героинь. В жизни вы такой же романтик?

- Не знаю, как насчёт романтика, но я довольно эмоциональный человек. А ещё не терплю несправедливости. Не раз приходилось заступаться за незнакомых женщин (прохожих) - как на улицах Ташкента, так и в городах России, порой оказываясь один на один с обидчиками. Категорически не выношу ложь. Свято верю в то, что духовные ценности возьмут верх над материальными.

- Как период распада Советского Союза сказался на вашей творческой карьере? Что пришлось преодолеть, чтобы продержаться «на плаву»?

- В кинофильмах я снимался почти каждый год. Даже после распада. Везение, наверное...

В 2001-м на экранах появился телесериал «Слепые». В нём удалось совместить режиссуру, продюсерство, стать соавтором сценария и исполнить главную роль. Сериал снимался в собственной студии «Равшан-фильм», которая создавалась специально под этот проект и была названа в честь моего сына! За режиссёрскую работу получил диплом третьей степени Московского международного фестиваля телефильмов в номинации «Дебют».

В 2003 году за создание ярких образов в кинематографе по решению 24 кино­академиков мира получил награду - орден Святого Георгия.

В 2010-м пришло приглашение в Москву принять участие в кинофестивале «КиноШок», где я был удостоен специального приза имени Павла Луспекаева «Госпожа Удача».

Довольно часто за эти годы снимался в российских фильмах. В отечественном кинематографе в последнее время как актёр участвовал в двух коммерческих картинах - «Кечир» («Прости») и «Ярим бахт» («Половина счастья»).

- Что заимствуете от советского киноискусства в режиссуре и чем прельщает современная киноиндустрия?

- Наверное, в силу характера мне всегда были близки человеческие качества героев советских фильмов, а не хождение по трупам для достижения добра, как это нередко бывает в кинокартинах сегодняшнего дня. Киноиндустрия XXI века прельщает своими техническими возможностями и, конечно, выделяемыми на съёмки суммами. Ведь ещё лет 10 назад мы не могли представить, что появятся спецэффекты, приближенные к реальным, технологии 3D, сильный звук и так далее...

- Над чем сегодня работает Рустам Сагдуллаев и смогут ли российские зрители увидеть на экранах полюбившегося актёра?

- Надеюсь, в этом году на широкий экран выйдет детективный сериал «Штрафник» режиссёра Олега Фомина. Это история о тяжёлом послевоенном времени: 1946 год, всплеск преступности, на борьбу с которой были брошены все оставшиеся силы. Второй российский сериал - «Принцесса с севера» режиссёра Владимира Зайкина - об истории и культуре удивительной страны Аджахар.

Веду переговоры с зарубежными партнёрами о съёмках сериала «Шёлковый путь - Легенды востока». Синопсис уже утвержден (тьфу-тьфу...) - Китай, Индия, Аравия, Кавказ, Турция, Италия. Дали согласие популярные актёры мирового кинематографа. Не буду пока называть их имена...

- Удалось ли за годы жизни построить дом, посадить дерево и вырастить сына?

- У меня большой двор, где годы назад своими руками посадил черешню, яблоню, урюк, сливу. Плодоносят. Готов угостить! Добротный дом, наполненный жизнью дочери Наврузы, сыновей Иззата и Равшана, внучки Сафии и, конечно, любимой супруги Марины, с которой в этом году мы будем отмечать жемчужную свадьбу (30 лет). Это главное и самое важное богатство в моей жизни!

- Есть ли у вас пожелания тем, кто обеспечивает безопасность и правопорядок в стране?

- Конечно, есть. В любом государстве живут люди. Отношение к жизни у всех разное. Вот здесь и нужны те, кто охраняет порядок и спокойствие, зачастую рискуя своей жизнью. Желаю им мирной атмосферы. Чтоб всегда возвращались домой живые - хоть и уставшие, но с чувством выполненного долга. Терпения, ребята и девчата, на вашем поприще! Пусть новый год принесёт удачу и везение!

Беседу вела Елена БЕЛЯЕВА

Визитная карточка

Рустам Абдуллаевич Сагдуллаев - заслуженный артист Узбекской ССР. Родился 25 июля 1950 года в Ташкенте.

В 1975 году окончил Ташкентский театрально-художественный институт им. А.Н. Островского, стал актёром киностудии «Узбекфильм».

Снялся более чем в 55 российских и узбекских кинолентах. Его дебют состоялся в возрасте 13 лет в фильме «Канатоходцы» (1963).

Настоящая популярность пришла с выходом фильма Леонида Быкова «В бой идут одни «старики» (1974).

Женат. Имеет 3 детей.

Узбекистан. Россия > СМИ, ИТ > mvd.ru, 2 февраля 2017 > № 2066166


Россия > СМИ, ИТ > regnum.ru, 2 февраля 2017 > № 2062946

«Страшнее были времена,

Но не было подлее».

Я. Смеляков

Культура — понятие сложное и многогранное, но во все времена культура была отражением содержимого человеческой души, шла ли речь о взаимодействии с природой, языке, быте, обычаях, взаимоотношении полов или о произведениях искусства. Одно дело, культура как пласт, и совсем другое дело — культура индивидуума. Можно рассматривать культуру как объект философского анализа, как отрасль в социальной сфере, но в прикладном смысле культура имеет значение только как мера человеческого в человеке.

Эволюция человечества привела к образованию национальных (и не только) государств, имеющих свой язык, понятия, установки, особенности поведения, традиции, передающиеся от поколения к поколению. Огромное значение в культуре играет религиозный аспект, отражая духовные ценности больших групп людей. Неизбежно в культуре возникают процессы, генерируемые людьми, отрицающими традиции и склонными к новаторству. Прогресс, однако, бывает разного рода и иногда может приводить к деградации. Носители разных культур, прогрессисты и традиционалисты, глобалисты и националисты, нигилисты и позитивисты сталкиваются между собой.

Во избежание конфликтов между разными культурными слоями общества, в целях контроля над умами и соблюдения определенного вектора материальных и духовных ценностей населения государство берет на себя функцию культурного руководителя.

В царской России министерства культуры не было. Зато при министерстве народного просвещения существовал Верховный Цензурный Комитет, который, очевидно, брал на себя некоторые функции политического и морального контроля.

17 января 1936 года впервые был образован Комитет по делам искусств при СНК СССР, который был неоднократно преобразован и переименован, но всегда выполнял одни и те же функции культурного воспитания масс и ограничения выходящих за рамки коммунистической идеологии инициатив. Одной из коренных задач коммунистического строительства декларировалось формирование и воспитание нового человека. Морали и искусству в Советском Союзе придавалось огромное значение. С прекращением существования СССР культурный облик российского человека не переставал волновать власти предержащие.

Однако с некоторых пор создается такое впечатление, что культурные процессы кем-то преднамеренно поворачиваются вспять — от культуры к бескультурью, от порядка к хаосу.

И цель (государства ли?) заключается как раз в том, чтобы народ как можно скорее забыл свои корни, свою национальную культуру, стал некультурным и, наконец, декультивировался.

В конце января мне посчастливилось побывать на первом в этом году заседании рабочей группы по искусству Общественного совета при министерстве культуры РФ, в котором, кроме чиновников, приняли участие режиссеры театра и кино, руководители театров, театроведы, критики, актёры, общественные деятели, политики. Хотелось посмотреть, в какой атмосфере проходят подобные заседания, кто принимает решения, от кого зависит состояние культуры в нашей стране. Главным вопросом повестки дня был вопрос состояния российских театров.

Заседание вели член Общественной палаты России, председатель Общественного совета П. А. Пожигайло, народные артисты России Н. П. Бурляев, заместитель председателя Общественного совета, и А.В. Галибин, руководитель рабочей группы по искусству профессор К. П. Ковалев-Случевский. Высоких чиновников представлял замминистра культуры А. В. Журавский, который непосредственно контролирует деятельность департамента государственной поддержки искусства и народного творчества, а также нормативно-правового департамента.

Посредственно или непосредственно последний выполняет свою работу, предстояло выяснить, заслушав собравшихся в зале творческих людей. Обратная связь — инструмент очень полезный, но чиновник оказался к ней не готов. Однако не будем забегать вперед. Начнем по порядку.

«9 октября 1992 года руководитель государства Борис Николаевич Ельцин подписал закон, согласно которому министерству культуры Российской Федерации было отведено определенное место. Оно было лишено какого-либо влияния на культурную политику государства и освобождено от всякой ответственности за духовно-нравственное состояние культуры в стране, — заявил первый докладчик Н. П. Бурляев. — Основной задачей Минкультуры стало обеспечение прав и свободы человека в области культуры, чем четверть века министерство исправно занималось». Субъекты Федерации каждый по-своему осуществлял культурную политику, что не могло не привести к перекосам. Безответственность чиновников и творцов позволила в культуре утвердиться принципу вседозволенности, появлению инсталляции фаллоса на санкт-петербургском мосту, провокационной оперы «Тангейзер» в Новосибирске, нашествию на Пермь «красных человечков», перепрошиванию московских театров, наступлению на традиционный репертуарный театр, процветанию на театральных подмостках грязи, извращения, патологии, издевательств над русской классикой, сокрушался он.

24 апреля 2014 года президент Путин подписал Указ «Основы государственной культурной политики», призванный способствовать культурному и духовному возрождению России. Стратегию возрождения можно реализовать только сообща, но руководящая роль в этом по определению отведена министерству культуры. Необходима централизация управления культурой — и это важнейший вопрос. Разбалансировка отечественной культуры не могла не сказаться на духовно-нравственном состоянии современного театра. Великий русский артист Михаил Щепкин говорил: «Театр — это храм. Священнодействуй или убирайся вон!» Театр должен возвышать души зрителей. Сегодня можно констатировать забвение великих традиций, основанных Михаилом Чеховым, Станиславским, Вахтанговым, Эфросом, Любимовым. Это происходит по воле наших так называемых режиссеров-новаторов по всей стране при попустительстве руководителей театров и отрасли в целом, сокрушался Бурляев. «Три года назад в Москве началось реформирование и оптимизация театральной инфраструктуры, якобы отстающей от европейских показателей. Мы действительно отстаем от Европы. Москва по числу театров на миллион жителей уступает Берлину в 16 раз, Праге — в 22 раза, Риму — в 48 раз. Примерно такая же статистика по музеям и библиотекам. Несмотря на это, в числе объектов, подвергнутых реформированию и перепрошиванию, оказались объекты культуры, чья история насчитывает многие десятилетия. Театр Гоголя был перепрошит в Гоголь-центр, Драматический театр Станиславского в год своего 70-летия прекратил свое существование, став «Электротеатром». Театр на Таганке, являющийся мировым брендом, был лишен художественного руководства и перепрофилирован в некий директорский театр, спешно, негласно, без консультаций с труппой…» — от слов Бурляева волосы на голове могли бы встать дыбом, если бы подобным образом ранее не расправились с индустрией телевидения и кино. Причем начало этим процессам было положено еще в 90-х, происходили они в несколько этапов, в конце концов, мы имеем то, что имеем, хотя с высоких трибун продолжают звучать высокие слова, а владельцы телеканалов прикрываются якобы высокими рейтингами низкопробных телесериалов и низкими кассовыми сборами некачественных отечественных фильмов. Судя по всему, настала очередь разваливать театры.

По словам Бурляева, на главную роль директора театра на Таганке была поставлена бывшая танцовщица кордебалета Одесской оперетты, не имеющая никакого отношения к школе основоположников Театра на Таганке, первым делом ликвидировавшая художественный совет театра. Институт художественных советов театральных коллективов страны уничтожается повсеместно. Департамент культуры Москвы обнародовал список эффективных театров, которых реформы не коснулись. В него вошли театры: Сатиры, Современник, Маяковского и Ленком, Пушкина, Моссовета и другие. Стоит отметить, что это именно репертуарные театры. Однако Гоголь-центр, «Электротеатр «Станиславский» и другие так называемые новаторские проекты оказались провальными даже в коммерческом смысле, но по-прежнему финансируются из госбюджета, и это не может не волновать Общественный совет и все театральное сообщество.

После доклада Бурляева слово взял П. А. Пожигайло. Он вспомнил дискуссию с Константином Райкиным на Совете театральных деятелей, когда спросил у руководителя театра «Сатирикон», в чем тот видит задачу современного театра. Райкин ответил, что театр должен измениться, стать более острым, даже какие-то сцены с сексом должны иметь место, чтобы разбудить спящего человека. С точки зрения Райкина, современный человек пересыщен, перекормлен, спит, и его надо растрясти. Необходимы приемы легкого шока, чтобы дальше проснувшийся зритель уже мог задуматься о смыслах. Но такими методами, залезая в душу зрителя без светильника по имени Христос (как сказал Гоголь), некоторые современные режиссеры оказываются в области ширинки, а не в области сердца. «Мы, зрители, не хотим этой культуры ширинки», — заявил Пожигайло. Стараниями таких режиссеров зритель будет скатываться к низкому культурному уровню, а не расти. Хотелось бы, чтобы общество имело возможность участвовать в этих дискуссиях, а режиссеры бы говорили от своего имени, а не от имени народа.

Далее в дискуссию вступил, правда, только в видеоролике, худрук Малого театра Юрий Соломин: «Это только оттого, что у меня болит душа. 150 лет назад Островский сказал, что без театра нет нации… Художники, режиссеры, композиторы — это те люди, которые открывают занавес. Они воспитывают. Я всей душой за традиции, я за наш русский театр… Я не понимаю одного, как может подняться рука на то, чтобы изменить, допустим, Пушкина, Гоголя, Островского? Я уже не говорю о Шекспире, Мольере… Надо что-то запрещать. Не может быть все разрешено в области культуры… Деньги-то государственные — наши с вами деньги, бабушек, дедушек, им же на еду не хватает пенсии-то».

Затем на трибуну поднялась народная артистка России, заместитель председателя комитета по культуре ГД РФ Елена Драпеко. Она рассказала, что еще два года назад в Госдуме в Комитете по культуре обсуждался вопрос о создании общественных советов при бюджетных организациях, что тогда вызвало «изжогу», потому что сама формулировка того, что некая общественность будет рекомендовать художнику, что ему делать, вызывала отторжение. Сегодня, в условиях уничтожения худсоветов в театрах, общественные советы могут встать на их место. Прошлый созыв Госдумы принял 32 закона в области культуры, чего не было никогда до этого. «Но мы гордимся тремя законами, которые не прошли через Госдуму, — сказала Драпеко. — Это закон о переводе всех творческих работников в стране на контрактную систему, то бишь на договор. Нам удалось остановить этот закон, он принят в первом чтении и лежит, как мина замедленного действия, до сих пор. Это могло бы привести к полному уничтожению репертуарного театра. Нас это очень беспокоит. Нас беспокоят и элементы свободы развращать зрителя. Вы знаете, что мы все, с руководителем нашего комитета Говорухиным, выдвинули идею — запретить ругаться матом в храме искусства. Это вызвало бурное обсуждение. У нас руки по локоть в синяках, но нам удалось продавить этот закон, но с ограничениями. Мы не можем контролировать книгоиздательство и кино. Они должны ставить возрастные ограничения. Но свободу матерщинники все же сохранили».

Драпеко отметила, что понятие культуры гораздо шире полномочий Минкультуры. Когда депутаты пишут жалобы в министерство культуры по поводу безобразий на ТВ и в кино, то это не по адресу. Сегодня за культуру в стране отвечает практически половина министерств России. «…Министерство культуры у нас не отвечает ни за развитие и поддержку литературы, ни за книгоиздание, ни за книжную торговлю. Отвечает за это министерство связи. 0,97% бюджета этого министерства относится к национальной литературе. Кто отвечает за поддержку русского языка и чтение? Министерство образования. У нас есть гигантские объемы культуры, которые находятся вне сферы гуманитарной. Например, министерство обороны… В его ведомстве театры, оркестры, музеи… Придя на должность министра обороны, Шойгу тут же занялся восстановлением объектов культуры. Они начали финансироваться и приводиться в порядок. А рядом с ним есть МВД, у которого своя система, а рядом есть Минсельхоз, который отвечает за коренную, сельскую культуру России. И ничего в государственном докладе Минкульта нет от этих ведомств и министерств. А в мае у нас будет министр с этим докладом отчитываться. Мы требуем, чтобы в этом докладе появились отчеты этих министерств и ведомств». Депутат отметила, что ни министерство культуры, ни Дума не имеют права давать оценку художественному произведению. Только сами художники могут ставить оценку себе и друг другу. Если в советское время имело место публичное обсуждение, давать деньги и не давать — решалось гласно, то сегодня — это анонимное решение. Боязнь не получить денег, испортить отношения с теми, кто дает деньги, заставляет даже талантливых и интересных художников молчать. Это очень горько и стыдно, резюмировала Драпеко.

В полемике снова вспомнили театр «Сатирикон». Пожигайло привел любопытные цифры. В 2015 году театру из бюджета было выделено 250 миллионов. В театре за этот год — только одна новая постановка. 80 миллионов из этого бюджета ушло на аренду помещения «Планета КВН», которое построило государство за государственные деньги. КВН сдал это помещение в аренду театру. И это в то время, когда, к примеру, бюджет театра Рамиса Ибрагимова — ноль, и он вынужден выступать на Казанском вокзале. Где справедливость? Неужели для того, чтобы получить деньги из бюджета, нужно возмущаться, что у нас цензура? Фактически финансовая цензура у нас именно для тех, кто не возмущается.

Также Пожигайло поведал о ситуации, сложившейся вокруг фильма «Матильда». Ему на стол принесли 20 тысяч подписей граждан, возмущенных этим фильмом и выступающих за запрет его показа. Вначале он не поверил, но попросил свою секретаршу обзвонить выборочно этих людей. Она сделала 50 звонков. Оказалось, что все это реальные люди, и если их мнение не учесть, то возмущение выплеснется наружу, а это уже реальная проблема. Это не тот фильм, который люди бы хотели видеть к 100-летию революции. Максимум, что сделано на сегодняшний день, — удалось отодвинуть премьеру на более поздний срок — на октябрь. Но этого недостаточно. Должны быть выработаны и другие механизмы реагирования на подобные ситуации. «Если бы среди десяти фильмов один был «Матильда», то ничего страшного бы не было, но этих девяти нет!» — сказал председатель ОС.

Говоря о Госдуме, Драпеко заметила, что это представительный орган, поэтому она должна кого-то представлять. Госдума может только реагировать на рекомендации общественности. Например, услышав о тяжелом состоянии театров, Госдума впервые в этом году выделила деньги на поддержку муниципальных театров в городах с населением меньше 300 тысяч человек. «Это конкурсная будет поддержка, но все-таки достаточно существенная, и это даст стимул для местной власти тоже поддержать эти театры», — сказала Елена Григорьевна.

Далее она предложила художникам чаще встречаться друг с другом, например, собрать кинокритиков и поговорить о последних «победах кинематографа». «Вся страна на ушах стоит из-за Исаакиевского собора, соберитесь и поговорите об этом, музейные работники, если есть проблемы в музеях. Темы заседаний рабочих групп вашего Совета должны быть такими горячими, тогда вы будете востребованы», — призвала Драпеко.

Сразу после своего выступления Елена Драпеко извинилась и покинула совещание. С этого момента действо стало напоминать стихотворение Маяковского:

«Взъяренный, на заседание врываюсь лавиной, дикие проклятья дорогой изрыгая. И вижу: сидят людей половины. О дьявольщина! Где же половина другая? «Зарезали! Убили!» Мечусь, оря. От страшной картины свихнулся разум. И слышу спокойнейший голосок секретаря: «Оне на двух заседаниях сразу».

Слово дали заместителю министра Александру Журавскому. Он с ходу объявил, что к выступлению не готовился, ибо не был в курсе того, какие вопросы будут обсуждаться, и попросил не ссорить Минкультуры с московским правительством. Он не считает театральную реформу разрушительной. Он высказал свое несогласие с тем, что на место профессионалов приходят некие менеджеры, которые перепрошивают театральные пространства. В качестве положительного примера он привел назначение режиссера Владимира Панкова новым руководителем Центра драматургии и режиссуры. «Искусство воспитывает? Да, но не всегда дидактически… Как в любом социальном явлении в культуре всегда будет столкновение традиций и инноваций», о том, что нам есть чем гордиться, например, системой Станиславского и Михаила Чехова, которую иные актеры используют ДАЖЕ в Голливуде. Пожалуй, именно после слова ДАЖЕ настроение в зале резко изменилось. Доверие к выступающему улетучилось. Журавский пообещал в этом году привезти побольше ценителей нашего искусства из-за рубежа, коль нет «пророков в своем отечестве», чтобы они напомнили нам о наших же заслугах. Но нам-то как раз об этом напоминать не надо. И вопрос не в памяти, а в деньгах. Мне вот интересно, за чей счет в Россию будут привозить обещанных иностранных звезд?

Далее Журавский отметил, что проектный театр почему-то всегда оказывается дороже репертуарного, причем в разы. Но развиваться должны оба направления. Интересно все же, до каких пор проектный театр будет развиваться за счет репертуарного? Лучшие театры, по мнению чиновника, должны получать больше. Но как в таком случае бедным театрам конкурировать с хорошо финансируемыми? Они изначально поставлены в неравное положение. «Репертуарный театр — это форма защиты актерской профессии», — сказал замминистра, подтвердив слова Драпеко о том, что выделены деньги на поддержку театральных постановок в малых городах, обозначив сумму — 670 млн руб., а также 300 млн руб., а включая региональные средства, всего около 400 млн руб. выделяется в этом году на гастрольную деятельность.

«Так получилось, что культура не оказалась приоритетным направлением в государстве, и это неправильно. Мы хотим выступить с предложением, чтобы исправить это. Просим Совет Федерации нас в этом поддержать», — заключил Журавский. После этого он захотел сразу же покинуть Совет, «потому что уже как полчаса» он должен был вести совещание по цирковой деятельности, но сидящие в зале работники культуры просто так его не отпустили.

Екатерина Аристархова — сотрудница одного из театров, работающая, как она сказала, «в административно-управленческом персонале», задала вопрос: «Есть успешные театры. Там есть платформа, база, спонсоры, династии, которые получают финансирование. И есть менее успешные театры. Успешными они не станут никогда в силу отсутствия площадок, в силу отсутствия дополнительных возможностей финансирования гастролей. Мы обращаемся с письмами, письма блокируются, и получается, что при той государственной политике, при том госзадании, которое установили для московских театров — 250 спектаклей в год, при том, что билеты уже стоят в среднем 5000 руб., каким образом неуспешные театры могут стать успешными? Нет финансирования на рекламу, нет поддержки на гастроли. Театры сейчас задохнутся. Из тех 83 театров, которые сейчас в Москве существуют, 40 уйдут с карты Москвы, а успешные так и останутся успешными. А 5 тысяч рублей, я как человек 30-летний, интересующийся культурой, образованный, хочу своего ребенка отвести в театр. Мне успешный театр не по карману. Даже если билет стоит 3 тысячи рублей, поход в театр для всей семьи не может стоить 9 тысяч рублей при зарплате среднестатистического зрителя в 40 тысяч. Как быть?»

После этого выступления в зале раздались аплодисменты. Чиновникам всегда очень трудно бывает лицом к лицу столкнуться с народом и прямо отвечать на прямые вопросы. «Во-первых, правительство Москвы не на пустом месте вырабатывает реформы. Оно обсуждает это с советом директоров, с советом художественных руководителей, которые есть при департаменте культуры. Там все эти вопросы, Вами в том числе, могут быть заданы. По поводу того, что не может возникнуть хорошего театра. Не знаю, на чем Вы базируете свою позицию, но история театра успешно опровергает такой тезис, по той простой причине, — сказал замминистра с ухмылкой, — что на территории России было около 363 театров до 91 года, а сейчас их сильно за 600. Я говорю про государственные и муниципальные. Понимаете? Более чем на 40% увеличилась численность театров. А Вы говорите, что они не могут появиться. Они могут. Вопрос только в эффективности. По закону орган государственной власти не может определить, что художественно, что нет. Не может вводить цензуру, и вообще сильно ограничен в управлении культурными институциями. Поэтому при отсутствии худсоветов трудно объективно судить о театральных институциях. Любая социальная бюджетная сфера должна быть каким-то образом обоснована».

Невнятность позиции чиновника породила неодобрительные реплики и возгласы из зала. И в отличие от ситуации, описанной у Маяковского, Журавскому пришлось задержаться на этом заседании. Он стал учить творческих людей работе в органах государственной власти: «Рядом с вами сидит женщина и качает головой. Вы работали когда-нибудь в органах государственной власти? Вы когда-нибудь ходили в министерство финансов? Нет. Поэтому вы здесь сидите и можете позволить себе покачивать головой. А вот когда Вы туда походите, побьетесь за театры, поймете, что вы должны соответствовать показателям. Нельзя вывести театры из общего контекста и сказать, что на них общие условия финансовой сферы не распространяются».

Дальше Журавского стали перебивать, в его голосе чувствовалась обида, а театральные деятели вовсе не намерены были слушать рассказы о тяжелой жизни чиновников, защищающих интересы театров. Журавский оправдывался тем, что не готовился к выступлению, что у него тоже свои планы, другие совещания, а он присутствует на этом ОС и участвует в дискуссии в том числе. «Вы делаете нам одолжение?» — спросили из зала. «Я не делаю одолжение. Я сейчас дискутирую с вами». Пожигайло спросил, почему в театре «Сатирикон» при финансировании 250 млн только одна новая постановка, а у режиссера Рамиса Ибрагимова при нулевом финансировании шесть, например, по Зощенко?

В зале также находился и М. Г. Щепенко — руководитель Театра русской драмы, где тоже нет дополнительного финансирования. «Где справедливость? Как защитить те театры, которые не имеют средств? В этих театрах полные залы», — спросил председатель ОС. «У нас есть система грантовой поддержки. У государственных театров есть менеджеры, есть директор, есть финансирование. То, что вы зарабатываете, у вас не отнимают в отличие от 90-х годов. Есть внебюджетные средства, партнерские, спонсорские, меценатские. Работайте. Для чего директор? У нас в федеральных театрах есть худрук, а есть директор. Если функция директора только бухгалтерская — потратить федеральные средства, то тогда зачем вообще должность директора?»

В общем, как ни крути, но чиновник так и не ответил, где справедливость. Почему одним 250 млн за выступление о мнимой цензуре, а другим нужно надеяться на гранты, почему в «Сатириконе» не упразднена должность директора, ведь Константин Райкин там вполне может его заменить по логике Журавского, потому что выбивать из государства деньги никто лучше него не умеет. В ходе дискуссии прозвучало предложение и другим руководителям театров публично пожаловаться на цензуру, авось тогда и им выделят дополнительные деньги из бюджета.

«Я иду в театр, чтобы развлечься. На сцене мне не нужны изнасилования, содомия, кровосмешение и наркотики. Все это я могу получить у себя дома», — говорил английский писатель Питер Кук. Но пожалуй, не все деятели культуры с ним согласны.

Но думается, что культурный человек отличается от некультурного совсем не местом работы, а скорее способом достижения цели. И в этом смысле культурный человек в наши времена всегда останется в проигрыше, потому что не сможет вот так безапелляционно лгать, требовать, возмущаться, отталкивать других от микрофона, прибедняться, а будет молча, стиснув зубы делать свою работу. Проблема в том, что и работу скоро могут отнять. Оптимизация театров требует увольнения актеров, сокращения цехов, обслуживающего персонала. Пожалуй, таким образом, в результате театральных реформ на улицах скоро опять появятся бродячие артисты. Не дай Бог, конечно.

Людмила Лис

Россия > СМИ, ИТ > regnum.ru, 2 февраля 2017 > № 2062946


Казахстан > СМИ, ИТ > dknews.kz, 2 февраля 2017 > № 2062382

«Мотор. Камера… Не снято!» Почему?

Казахстанскому кино нужна законодательная база. Об этом на заседании правительства заявил заместитель премьер-министра Имангали Тасмагамбетов. Он, обозначив ряд достижений в производстве национального кино, остановился на основных вопросах кинематографии, требующих пристального внимания.

Рита КЛИМОВА, Астана

Главной проблемой отрасли в Казахстане, по мнению кинорежиссера Акана Сатаева, является маленький объем рынка. Именно из этого вытекают все проблемы.

Мнение от искусства

Поэтому, говорит мэтр, сегодня крайне необходимо строить кинотеатры в регионах и районных центрах и вести борьбу с пиратством.

– Многие зрители нам говорят: «Мы ждем, когда фильмы появятся в торрентах, на пиратских ресурсах в интернете». Если мы поборемся с этим, это было бы большой помощью нашей отрасли, – уверен Сатаев.

Для поддержки отечественного кинематографа необходимо и квотирование. Так, как это сделали в России: 20% всех фильмов, которые транслируются на их территории, должны быть отечественными. Важны отрасли и преференции. Такие, как освобождение от уплаты НДС или возврат части затраченных средств в виде такс-кредитов.

– Это широко используется во многих странах. Я снимал фильмы в Торонто, и продюсерам вернули 40% затраченных средств в виде такс-кредита, – привел он пример. – В некоторых регионах, где суровые погодные условия, эта цифра доходит до 60%. Также можно сделать льготы прокатчикам. К примеру, освободить их от НДС. Часть этих средств можно направить на формирование фонда кино или за счет этого поднять цену билета только на иностранные фильмы. Это даст конкурентные преимущества отечественному продукту. За счет этого можно формировать фонд кино и эффективно его использовать, например, поддерживать фестивальные фильмы, участвующие в престижных международных конкурсах. Но для этого нужно снимать очень качественное кино – большие блокбастеры, исторические зрелищные фильмы с потенциалом на международный прокат.

– Отрасль необходимо делать инвестиционно-привлекательной, а для этого необходимо вводить различные налоговые преференции для международных и отечественных инвесторов, – заявил на заседании правительства и сопредседатель союза кинематографистов Казахстана, режиссер Ахат Ибраев. –Это приведет к повышению квалификации местных кадров, увеличению объемов производства и улучшению локального контента.

Кинематографисты представляют, что через пять-семь лет в отечественных кинотеатрах 50-70 % фильмов будет составлять именно казахстанский контент. Залы будут переполнены нашими зрителями, для которых образы и герои будут сформированы именно нашими режиссерами.

Но для этого нужны кадры – еще один ключевой посыл озвучил кинорежиссер, сценарист, продюсер Рашид Нугманов. По его мнению, в стране необходимо развивать институты продюсирования с высококвалифицированными специалистами. Таких нет, но их надо обучать. И, желательно, внутри страны. А фонд поддержки кино станет одним из «действительно успешных норм в поддержке национального кинематографа».

Эту тему развил директор киносети «Арман» Бауржан Шукенов.

– Положительные аспекты этого закона – создание двух государственных фондов «Госфильмфонда» и Фонда поддержки казахстанского кино, – считает он. – Отдельным пунктом вынесен статус экспертного совета, который будет решать вопросы финансирования и дальнейшего развития индустрии. При этом расширяются права местных исполнительных органов по содействию и развитию кино Казахстана.

В ближайшей перспективе, по мнению Шукенова, необходимо решить еще ряд таких задач, как внедрение открытой, доступной статистики отрасли – по количеству проданных билетов, по залам, преобладанию зрительской аудитории и т.д. Благодаря этому «отрасль может стать более инвестиционно привлекательной». Также важно решить вопрос с отменой НДС на поставку оборудования и законодательно обязать «всю цепочку игроков рынка, отвечающих за сбыт кинопродукции, вкладываться в кинопроизводство».

О чем задумалось правительство

Министерство культуры и спорта разработало новый проект закона «О кинематографе». Документ уже в мае планируется внести в парламент и принять до конца года. Как заявил глава ведомства Арыстанбек Мухамедиулы, по официальной статистике в стране сегодня действует 35 кинопроизводственных организаций, выпускающих в год более 250 кинокартин, включая телевизионные и частные картины. Но доля отечественного кинопроката составляет лишь 6% от общего объема демонстрируемых в кинотеатрах фильмов. Кинопоказ обеспечивают 93 кинотеатра, 243 кинозала и 368 передвижных и стационарных киноустановок. Сборы кинотеатров при этом превышают 10 млрд тенге в год, из которых чуть более 7% выручки идет от казахстанских картин. В рамках производства национальных фильмов министерством за последние три года выпущено около 100 фильмов, сейчас в производстве находится более 40 картин.

Но об этих кинолентах мало кто слышал и еще меньше их смотрел. Хотя, по словам Мухамедиулы, в рамках Плана нации «100 конкретных шагов» был разработан и утвержден комплексный план по созданию теле- и кинопроектов на 2015-2020 годы, повествующих об истории страны с древнейших времен, казахстанской культуре, современной жизни страны, исторических личностях и гражданах – героях нашего времени.

– Перед нами стоит задача по продвижению имиджа Казахстана и повышению туристического интереса к республике, – отметил Мухамедиулы. – Мы сейчас снимаем фильмы в основном для внутренней аудитории и ограничиваемся разовыми международными показами без выхода на международный прокат в кинотеатрах. И это при том, что весь мир продвигает собственное кино на мировые рынки, пропагандируя собственную культуру, историю, ценности.

Однако министр, почему-то забыл о том, что во всем мире кино снимается для своего зрителя, а уже потом выходит в мировой прокат. И еще о том, что также во всем мире кино – это бизнес. И именно показатели внутреннего рынка кинопроката являются во многом той лакмусовой бумажкой, которая показывает востребованность той или иной киноленты.

Впрочем, Арыстанбек Мухамедиулы не унывает, полагая, что если к съемкам будут привлекаться ведущие зарубежные кинокомпании, то это даст «возможность выхода на мировые рынки и прокат у широкой аудитории». В этом плане он приводит успешный опыт совместных с Россией съемок картины «28 панфиловцев», которая стала лидером казахстанского и российского проката.

– Впервые кассовые сборы позволяют нам окупить затраты на его производство, –сообщил министр. – Картина была показана в странах Европы и в Канаде, далее планируется прокат по всему миру – есть договоренность с Японией, Кореей, Великобританией. Следующим шагом должен стать выход на широкий международный рынок. В том числе, на рынок Китая, который «вызывает сегодня огромный интерес по всему миру».

Кино изнутри

Однако, подчеркнул глава ведомства, сегодня нужна новая форма взаимодействия всех участников процесса кинопроизводства, его проката. Актуальным, по его мнению, остается вопрос расширения действующей киносети, особенно в регионах, на селе через введение механизма государственно-частного партнерства.

– Очевидно, что эти и многие другие вопросы требуют мощной господдержки и законодательного обеспечения, – признал он.

В то время как «сегодня вся сфера кино регулируется всего шестью статьями Закона «О культуре». При этом в отрасли нет четкого понятийного аппарата, отсутствуют нормы, раскрывающие все аспекты взаимодействия с участниками процесса производства, проката, дистрибуции кинопродукции, хранения и тиражирования уникальных киноколлекций прошлых лет и оцифровки. Выходом, считает Мухамедиулы, могут стать лучшие мировые подходы. Такие, как четкое разграничение функций между организациями кино и совершенствование инфраструктуры отрасли, развитие кинопродукции с последующим ее выходом на мировые рынки проката.

Вот только развитию отрасли может не хватить денег, на что не преминул пожаловаться один из мэтров отечественного кино, Народный артист Казахстана Асанали Ашимов.

– Конечно, средства выделяются, но на выходе режиссеры получают совсем не те суммы, которые необходимы. Давайте ничего не будем жалеть для развития искусства, кино, – обратился он к членам кабинета министров. – Со своей стороны, мы будем проводить работу, у нас есть талантливая молодежь. Однако много чего не хватает. Смета утверждается, но она автоматически Министерством финансов сокращается наполовину, и нам говорят, чтобы половину нашли сами. А откуда мы можем найти такие средства? Сейчас нет таких спонсоров. И фильмы стоят годами.

Казахстан > СМИ, ИТ > dknews.kz, 2 февраля 2017 > № 2062382


Киргизия. Россия > СМИ, ИТ > rs.gov.ru, 2 февраля 2017 > № 2061264

РЦНК в Бишкеке передало церковно-приходской школе «Светоч» в Оше учебные пособия

2 февраля в здании РЦНК в Бишкеке прошла встреча руководителя представительства Россотрудничества в Киргизии Эдуарда Крусткална с настоятелем храма в честь Святого Архистратига Михаила в Оше, директором православной церковно - приходской школы «Светоч» при храме протоиереем Виктором Реймгеном.

В ходе встречи Эдуард Крусткалн подробно рассказал о работе РЦНК в Бишкеке, о запланированных и реализуемых образовательных и культурных проектах. Отдельно обсудили намеченные мероприятия на юге Кыргызстана, а также перспективы дальнейшего взаимодействия с учетом открытия отделения РЦНК в г.Оше.

Протоиерей Виктор Реймген рассказал со своей стороны о деятельности храма, подробно осветив работу православной церковно-приходской школы «Светоч». Также поделился информацией о недавно созданном в г.Оше русском театре-студии, в котором в театральных постановках произведений русских писателей и поэтов активно участвуют киргизские и российские дети.

В конце встречи руководитель представительства Россотрудничества в Киргизии Эдуард Крусткалн передал в дар церковно-приходской школе «Светоч» комплект учебных пособий по русскому языку и литературе для учащихся 3-9 классов.

Киргизия. Россия > СМИ, ИТ > rs.gov.ru, 2 февраля 2017 > № 2061264


Киргизия. Россия > СМИ, ИТ > rs.gov.ru, 2 февраля 2017 > № 2061262

В Бишкеке отметили годовщину со дня рождения М.В. Фрунзе

2 февраля в Бишкеке состоялся торжественный митинг, посвященный 132-й годовщине со дня рождения выдающегося государственного и военного деятеля, ученого Михаила Васильевича Фрунзе.

В митинге, который прошел у монумента полководцу, приняли участие сотрудники Государственного мемориального дома-музея им. М.В. Фрунзе, представительства Россотрудничества в Киргизской Республике, представители молодежных общественных организаций, учащиеся столичных школ.

После торжественного возложения цветов к подножию монумента перед участниками митинга выступили руководитель Представительства Россотрудничества в Киргизии Эдуард Крусткалн, директор дома-музея им. М.В. Фрунзе Бактыбек Бакчиев, публицист, кандидат исторических наук Леонид Сумароков, руководитель общественного фонда «Доор» Вячеслав Гончаров. Горожан поздравили с днем рождения полководца, чье имя Бишкек носил с 1926 по 1991 гг., призвали помнить и чтить историю родного города и пригласили посетить дом-музей М.В. Фрунзе.

Представительство Россотрудничества в Киргизской Республике намерено реализовать музейную программу «Историческое наследие России в Киргизии». В рамках этой программы учащиеся школ республики получат возможность совершить бесплатную экскурсию в музеи, экспозиции которых рассказывают о жизни выдающихся русских ученых, деятелей культуры, военных, внесших значительных вклад в развитие Киргизии, в частности в Государственный мемориальный дом-музей им. М.В. Фрунзе.

Киргизия. Россия > СМИ, ИТ > rs.gov.ru, 2 февраля 2017 > № 2061262


Украина. Россия > СМИ, ИТ > rs.gov.ru, 2 февраля 2017 > № 2061256

На выставке в Киеве представили пейзажи России

В одном из центральных выставочных залов украинской столицы открылась выставка работ известной украинской художницы Анны Хомяковой «Пейзажи России». Выставка организована при поддержке представительства Россотрудничества в Украине, ряда организаций российских соотечественников и является частью большого проекта РЦНК, посвященного Году экологии.

В экспозиции представлены свыше 20-ти пейзажей, а также множество эскизов и зарисовок признанного мастера украинской живописи.

Анна Хомякова родилась в Бурятии, с отличием закончила Иркутское художественное училище, а затем и знаменитое Ленинградское высшее художественно-промышленное училище имени В. Мухиной, стала членом Союза художников СССР. Но в полную силу её талант раскрылся после переезда в Киев. Здесь она прожила большую часть своей жизни.

«В каждой картине - своё особое настроение, трогательная естественность, вполне осязаемая достоверность. Бескрайние просторы сибирской тайги, полноводные реки Забайкалья, величественные алтайские горы – природа этого края стала источником для вдохновения и рождения будущих произведений талантливой художницы, совсем недавно ушедшей из жизни», - рассказал председатель Киевского общества бурятской культуры Бата Цирендоржиев.

Работы Анны Хомяковой неоднократно были представлены в Украине и в России, ее картины находятся во многих музеях, галереях и частных коллекциях.

В открытии выставки принял участие руководитель представительства Россотрудничества в Украине Константин Воробьев. Он передал руководителям организаций российских соотечественников подборку художественных альбомов и книг о жизни и творчестве выдающихся деятелей российской культуры.

Украина. Россия > СМИ, ИТ > rs.gov.ru, 2 февраля 2017 > № 2061256


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > rossvyaz.ru, 2 февраля 2017 > № 2060253

Два факультета МТУСИ вошли в рейтинг НeadНunter и Сareer.ru

Российская компания интернет-рекрутмента «HeadHunter» и портал для молодых специалистов Career.ru представили первый собственный рейтинг факультетов московских университетов, в который вошли два факультета подведомственного Россвязи МТУСИ.

Рейтинг учитывает востребованность специалистов на рынке труда: самые высокие оценки в рейтинге получили те факультеты, чьих выпускников чаще приглашают на собеседования и кому предлагают более высокую зарплату.

Специалисты Службы исследований «HeadHunter» проанализировали базу резюме выпускников московских вузов последних двух лет на career.ru и hh.ru и выбрали 8 наиболее полно представленных на сайтах профессиональных сфер:

• информационные технологии;

• юриспруденция;

• экономика и финансы;

• управление персоналом;

• маркетинговые коммуникации;

• медицина;

• туризм и гостеприимство;

• журналистика.

Кроме данных по приглашениям, предлагаемой зарплате и количестве резюме, на итоговую оценку факультета повлияли результаты опроса, который был среди 159 работодателей и HR-менеджеров, нанимающих в данный момент молодых специалистов.

В рейтинг вышли два факультета МТУСИ:

Факультет Информационных технологий занял 4-е место из 19 возможных (рейтинг 7,32) по направлению «Информационные технологии» и награжден Грамотой за профессионализм и высокий уровень подготовки специалистов, востребованных на рынке труда.

Факультет экономики и управления занял 33-е место из 38 возможных (рейтинг 6,35) по направлению «Экономика и финансы».

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > rossvyaz.ru, 2 февраля 2017 > № 2060253


КНДР > Миграция, виза, туризм. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 2 февраля 2017 > № 2060101

 ПРО КНДР БЕЗ ПРОПАГАНДЫ - ФРАНЦУЗ В СЕВЕРНОЙ КОРЕЕ РАЗОБЛАЧАЕТ МИФЫ ПРО НЕЕ

Марсель Картье. Моя поездка в Северную Корею: избавление от 13 заблуждений.

Олег Летютин

"Западные СМИ полны лживой информации".

У меня была уникальная возможность провести три дня в нескольких разных регионах Корейской Народной Демократической Республики, которую обычно именуют просто "Северная" Корея. Это был удивительный опыт, изменивший мои взгляды на жизнь и камня на камне не оставивший от многих тех заложенных в наши головы концепций, которые изобиловали как в моем сознании, так и в сознании моих западных товарищей по группе, с которыми я выехал из Пекина. Вот некоторые вещи о Северной Корее, которые могут удивить вас так же здорово, как они удивили меня.

1. Американцев не ненавидят, а встречают как гостей.

Корейцы обладают очень высоким уровнем классового сознания и не отождествляют американский народ с нашим правительством. Они не скрывают своего презрения к империализму США, но если вы говорите, что вы американец, то ваш разговор с корейцами будет скорее на темы американской культуры или спорта, чем политики. В Народном Дворце Учебы в Пхеньяне (представьте себе, чтобы ваша местная библиотека имела более 30 миллионов книг!), одним из часто запрашиваемых дисков является "Greatest Hits" "Битлз", но и Linkin Park здесь хорошо знают среди местной молодежи. Молодые люди, кажется, интересуются НБА и знают намного больше о лиге, чем только одного Денниса Родмана.

2. Таможенный и пограничный контроль прошел легко и быстро.

Многие из западных граждан, которые путешествовали со мной в Пхеньян из Пекина, были обеспокоены тем, что иммиграционный процесс будет долгим и интенсивным. Все были весьма удивлены, что в паспортах были поставлены печати без лишних вопросов, и лишь у нескольких пассажиров осмотрели некоторые из их вещей. До поездки турфирма настоятельно рекомендовала нам не брать с собой никаких книг о Корейской войне или предметов с изображением американского флага на них. Это, может быть, и хороший совет, но таможня, кажется, не слишком беспокоилась по поводу нашего багажа.

3. Пхеньян - красивый, чистый и красочный город.

Вероятно, это самый великолепный город в мире. Пхеньян невероятно хорошо ухожен. Учитывая, что весь город подвергался ковровым бомбардировкам войсками США в Корейской войне (которую здесь называют Отечественной освободительной войной), и что в 1953 году здесь осталось только два целых здания, это является впечатляющим достижением. Статуи и величественные официальные здания здесь впечатляющие, также как и большие зеленые зоны, где можно увидеть отдыхающих людей. Есть много новых жилых домов, которые растут быстро, как грибы, по всему городу, но даже те здания, которые, очевидно, намного старше, хорошо сохраняются. Говорят, что в Пхеньяне ночью темно, и хотя его трудно сравнить с западным городом (здесь нет многочисленной, никому не нужной светящейся по ночам рекламы - прим. перев.), в нем есть красивое освещение, охватывающее большую часть города.

4. Людей, подражающих стрижке Ким Чен Ына, практически нет.

Я заметил только одного мужчину с прической, похожей на ту, что у Ким Чен Ына - по пути от аэропорта до центра города, и ему эта прическа вообще была не к лицу. Стрижка, которая, по слухам, пущенным BBC и "TIME" с подачи южнокорейской бульварной газеты, теперь якобы обязательна для всех северокорейских мужчин, начиная со студенческого возраста. Мало того, что эта история не соответствует действительности, не соответствует ей также и утверждение, что у людей в КНДР есть выбор только из определенных стилей в парикмахерской, "санкционированных государством", когда в действительности парикмахерские там работают так же, как и в других странах. В парикмахерских есть фотографии, изображающие различные стили, чтобы клиентам было легче сделать выбор, и они могли бы сказать: "Хочу стрижку номер семь". Но, как и в парикмахерской где-нибудь в Нью-Йорке, это не означает, что вы "ограничены" этой конкретной прической.

5. Северные корейцы часто смеются, улыбаются и шутят.

Вопрос, который вы, вероятно, зададите мне тут: "Но разве это делается не напоказ?" Знаете, было бы невероятным достижением, если весь тот искренний смех, который я разделил со всеми встретившимися мне корейцами, был бы разыгранным с их стороны. Не только это, но как корейцы на улицах умудряются знать, в каких изо всех проносящихся мимо них на высокой скорости автомобилях находятся иностранцы, чтобы "притворяться веселыми"? У корейцев есть множество шуток, на самые разные темы, включая американцев на демаркационной линии ("Американский солдат передает солдату из КНДР сигарету через демаркационную линию. Корейский солдат берет ее, и тогда американец спрашивает, если он ненавидит американцев, то почему же он курит американские сигареты, на что корейский солдат отвечает: "Так я не курю ее, я ее сжигаю")

6. Монолитность идеологии не означает, что все люди одинаковые

Неплохо напомнить, что индивидуализм и индивидуальность - не одно и то же. На самом деле, мои наблюдения за тем, как люди общаются друг с другом в Северной Корее, подтверждают впечатление, что здесь такое же разнообразие человеческих характеров, как и на "открытом" Западе. У людей есть различные интересы, от спорта до культуры, и они могут свободно выбрать, что им нравится, а что нет.

7. Люди невероятно хорошо одеты - по всей стране

Даже в сельской местности, корейцы одеты очень достойно. Не было ни одного места, которое я посетил, где бы люди появились в хотя бы немного неопрятном виде или в одежде, которая казалась бы обносками. Мужчины и женщины вовсе не "одеты все одинаково", как нас приучили думать. Часто можно увидеть женщин, одетых в очень яркую одежду, в том числе в розовые деловые костюмы, а также в традиционные корейские платья. Мужчины часто носят галстуки, рубашки с воротником и деловые костюмы, но не редкость и увидеть их в более повседневной одежде, такой, как спортивные костюмы - в зависимости от случая.

8. Дети начинают изучать английский язык в возрасте 7 лет.

Знание людьми английского языка, особенно среди молодого поколения, очень впечатляет. В то время как в предыдущие десятилетия учить языки здесь начинали в средней школе, теперь их начинают учить в третьем классе. Хотя многие дети стесняются (они не часто видят иностранцев, в конце концов), я смог пообщаться со многими из них, пожать им руку и даже обменяться несколькими словами на английском языке. Популярные языки, которые изучаются в школах, включают китайский и немецкий.

9. Туризм будет развиваться в ближайшее время.

Один из аспектов экономики, которому будет уделено первостепенное внимание в будущем, - это, кажется, туризм. Новое здание аэропорта в Пхеньяне находится в настоящее время на стадии строительства и в самом разгаре большого расширения. Корейцы заинтересованы в том, чтобы открыть свою страну для внешнего мира, но они абсолютно уверены, что делать это надо весьма иначе, чем сделали китайцы (после того, что мы видели в Пекине - всесилие некоторых из худших аспектов западной культуры - считаю, что у них есть все основания, чтобы быть осторожными в связи с этим).

Аэрокомпания Air Koryo, которой дается лишь однозвездочный рейтинг компанией Skytrax, на самом деле намного лучше, с точки зрения обслуживания и комфорта, чем по крайней мере дюжина других авиакомпаний, рейсами которых я ранее летал. У них есть новый флот, состоящий из российских самолетов, которые летают между Пхеньяном и Пекином, есть и развлечения на время полета, на протяжении всего пути (детский мультфильм "Умный енот", очень смешной), есть и "гамбургер" (не такой уж хороший, но есть можно) и ассортимент напитков (кофе, чай, пиво, сок). Все это заслуживает, по крайней мере, трех звездочек, если бы рейтинг полета определяли сами пассажиры!

10. Корейцы стремятся откровенно говорить о своей стране.

Люди очень открыты, когда речь заходит о проблемах, стоящих перед страной, и не уклоняются от обсуждения некоторых из наиболее сложных аспектов жизни. Например, они говорят о "трудном походе" (думаю, что это похоже на "особый период" на Кубе), когда засуха, неурожай и наводнения в сочетании с потерей большинства торговых партнеров страны привели к большим проблемам для страны, которая до конца 1980-х годов имела более высокий уровень жизни, чем на Юге. Они охотно обсудят истории времен Корейской войны и хотят улучшения отношений с Южной Кореей в надежде на возможное воссоединение. Тем не менее, они абсолютно не поступятся своими убеждениями и на самом деле никогда не откажутся от своих социалистических принципов для того, чтобы облегчить такое воссоединение.

11. Пиво считается безалкогольным напитком, минипивоварни популярны.

Почти в каждом районе страны теперь есть местный пивоваренный завод, который обеспечивает потребности в пиве на местах. Есть множество различных видов пива, которые пользуются популярностью по всей стране, и большинство блюд подаются с небольшим количеством пива. На стадионе имени Ким Ир Сена, где начинался и заканчивался Пхеньянский марафон, нередко можно было увидеть, как местные жители "пропускают" стаканчик пива, наблюдая за товарищескими матчами между футбольными командами КНДР. Представьте себе Yankee Stadium - только без агрессивности толпы.

12. Большинство публикуемых на Западе историй про КНДР - совершенная ложь.

Одновременно со мной в Пхеньяне находились, вероятно, по крайней мере, сто американцев - во многом благодаря тому, что иностранные бегуны-любители в первый раз были допущены к участию в Пхеньянском марафоне. Одна пара рассказала мне о том, что это был их второй визит в КНДР - после прошлогоднего. Они упомянули, как в прошлый раз им было немного страшно ехать сюда - потому что это было как раз после опубликования в новостях истории о том, как Ким Чен Ын якобы "расстрелял свою бывшую подругу и других женщин за принятие участия в съемках порнофильма". Супруги поведали мне о том, как они «пошли в оперу в Пхеньяне, и как, когда они сели, то заметили, что те самые женщины, которые должны были быть мертвы, сидели прямо напротив них. Ходячие мертвецы, так сказать! Другие недавние рассказы, запущенные западной прессой с подачи южнокорейских таблоидов, касаются "массовых расстрелов на стадионах" или "казни дяди Ким Чен Ына с помощью стаи голодных собак " - это полный нонсенс, как говорят западные люди, которые путешествуют туда часто и знают ситуацию в стране хорошо. Речь не идет сейчас о существовании политических воспитательных лагерей или тюрем, а о том, что ведется чистой воды кампания демонизации этой страны, полностью искажающая ее реальность, что наносит вред корейскому народу

13. Корейцы, не колеблясь, пригласят вас поучаствовать в своих развлечениях.

Был ряд мероприятий, организованных в Пхеньяне по случаю дня рождения Ким Ир Сена, который является национальным праздником, когда у людей было два выходных дня. Некоторые из них были публично организованы, как, например, "массовые танцы", когда сотни людей танцуют на больших площадях под популярные корейские песни. Другие включают в себя семейные пикники в парках, где дети покупают мороженое в киосках, а подвыпившие бабушки весело танцуют, немножко "перебрав" самодельного сочжу. И, как и в любом авторитарном государстве, вы должны в этом участвовать! Застенчивость - не отговорка, вас потянут за руку и научат каждому танцевальному движению, даже если они сами выполняют их не совсем правильно.

Короче говоря, я обнаружил, что северокорейские люди - одни из самых теплых, самых настоящих, живых людей, с которыми я когда-либо имел возможность общаться. Было бы глупо называть эту страну "раем для трудящихся" в связи с глубиной проблем, с которыми она сталкивается. Как и во всех обществах, здесь есть и положительные моменты, и отрицательные. Однако, учитывая, что они преодолели века имперского господства, потеряли около четверти своего населения в Корейской войне, и продолжают поддерживать свою социальную систему в условиях продолжающегося состояния на грани войны, они - большие молодцы! Достижения в бесплатном образовании, включая университетское, отсутствие бездомности, и гордые и достойные люди - вот что надо представить, чтобы получить более полную и разностороннюю картину этой страны.

Надо сказать, что то, как КНДР изображается в западных буржуазных СМИ, на самом деле говорит гораздо больше об эффективности нашей пропаганды, использующейся для "промывания мозгов", чем о самой КНДР. Тот факт, что мне даже просто приходится писать об удивительных вещах, которые я наблюдал в КНДР, свидетельствует о серьезном непонимании нами этой страны. Проблемы, стоящие перед Кореей, никогда не показываются нам в контексте, как их надо рассматривать - как проблемы когда-то угнетенной нации, поставившей своей целью освободиться от рабства "великих держав", стремящихся проглотить все страны, еще оставшиеся свободными от уничтожающей все на своем пути однополярности.

О, я почти забыл о ядерном оружии! Ну, давайте подумаем, как бы мы вели себя, если бы северокорейская армия проводила ежегодные военные учения у берегов Нью-Йорка, которые отрабатывали ли бы ковровые бомбардировки Манхэттена и оккупацию всей страны, западную половину которой она уже захватила? Разве не было бы разумно для американцев, учитывая такой контекст, разработать ядерное сдерживание? Корейцы вовсе не "изголодались по войне" и даже вовсе не "одержимы" армией или военными. Однако, учитывая то, что произошло в Ливии, они все больше убеждены - и они совершенно правы! - что единственная причина, по которой их независимое государство продолжает существовать, связана с сонгун (политикой "приоритета военного дела") и существованием сил ядерного сдерживания. Надо отметить, что у них нет намерения использовать эти силы - если их не поставить в такую ситуацию, когда они будут вынуждены это сделать.

Мое искреннее желание - чтобы продолжался культурный и личный, человеческий обмен в ближайшем будущем между людьми из КНДР и ??других стран. В значительной степени все люди, которые путешествовали со мной, приехали обратно в Пекин в восторге от всего, как разительно отличалось то, что они увидели, от того, что они ожидали увидеть. Они - как и я - многому научились от "очеловечивания" опыта нашего общения с корейцами. Хотя западные люди относительно свободно путешествуют - гораздо больше, чем граждане КНДР, - нелепо, что корейцы, видимо, знают о нас гораздо больше, чем мы о них. Это необходимо изменить в ближайшие годы.

Перевод Ирины Маленко

КНДР > Миграция, виза, туризм. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 2 февраля 2017 > № 2060101


США > СМИ, ИТ. Авиапром, автопром > forbes.ru, 2 февраля 2017 > № 2059224

Любите летчиков: как дрон-рейсинг стал лучшим спортивным стартапом года

Егор Крецан

Forbes Contributor

Невероятная история спорта, который на второй год существования оказался в эфире ESPN, собирает миллионные инвестиции и рвется на Олимпиаду в Корею

Найдите лишнее: Рэй Чарльз, Элвис Пресли, Тина Тернер, БиБи Кинг, Мадонна, Эрик Клэптон, «Аэросмит», «Металлика», чемпионат по гонкам на дронах, Крейг Дэвид...

За последние 130 лет на афише самого известного клуба Нью-Йорка «Уэбстер Холл» появлялись сотни легендарных имен, но никогда и ничего воздухоплавательного.

Не то чтобы в городе, где в конце 2016-го полный стадион собрал даже турнир по «Контр-страйку», можно было чему-то удивляться, но два года назад никаких гонок на дронах вообще не существовало. А сегодня — «Уэбстер Холл», трансляции на ESPN и $12 млн инвестиций от миллиардера Стивена Росса, едва не купившего «Формулу-1».

Человека, который все изменил (по крайней мере для дронов – так точно), зовут Николас Горбачевски. Выпускник бизнес-школы Гарварда, он попасть на сцену «Уэбстер Холла» тоже вряд ли собирался. Работал дизайнером, консультантом, журналистом, после учебы ушел в корпоративный бизнес, дошел до вице-президентства, основал собственную киностудию — в общем, держался поближе к земле, подальше от неба (хотя да, летал наверняка много — студия же в Лос-Анджелесе, а он в Нью-Йорке).

Перед тем как понестись за ним, короткий инструктаж. Гоночные квадрокоптеры — это примерно те же самые летающие фотоаппараты и видеокамеры, которые вы видели много раз. Единственное отличие — те летают плавно и вверх-вниз, а спортивные — резко и в любую сторону. Пилот в очках виртуальной реальности управляет болидом при помощи пульта, то есть смотрит на трассу так, как смотрит на нее сам дрон.

Главная задача — быстрее всех пролететь по трассе, размеченной флажками или воротами, и при этом не разбиться. В DRL разработали специальную технологию, позволяющую передавать сигнал с пульта в дрон оперативнее и на большее расстояние. Скорость — до 150 км/ч, обычный заезд — около минуты-двух, на большее пока не хватает батареек.

К трассам в DRL подходят творчески: воспроизводят сюжеты из фильмов-катастроф, летают по стадионам, заброшенным моллам и т.д. Зрителей на площадку пускают немного — это в первую очередь съемки.

— Мы сразу задали себе вопрос: можем ли мы подойти к этим гонкам профессионально, сделать их такими же привлекательными, как «Формула-1»? Любительские лиги, и это замечательно, есть в Японии, ЮАР, Бразилии, везде. Но мы хотели больше, хотели выйти на новый уровень. Поэтому мы выбираем необычные локации, мы создаем трехмерные трассы (то есть не только прямо-направо-налево, а прямо-наверх-вниз-налево и так далее), мы сами снимаем гонки и, наконец, сами делаем дроны, то есть все летают на одних и тех же.

Штаб-квартира DRL в самом центре Нью-Йорка действительно больше похожа на мастерскую, чем на офис: коробки, провода, ноутбуки и большой зал, набитый квадрокоптерами и инженерами. Правда, через стекло от них — обычная переговорная и люди в костюмах.

— Мы странные, это да. Даже сложно описать, кто мы на самом деле, но думаю, что в первую очередь — IT-компания. Технологии — это наш двигатель. Во вторую — мы медиа. А в третью — спортивная лига. Мы же занимаемся и правилами гонок, и пилотами, и спонсорами, и болельщиками.

От сравнений с киберспортом Горбачевски, кажется, устал еще вчера, но он ему скорее благодарен: «Да, когда мы впервые встречались с людьми с ТВ, они были настроены скептически, но еще больше скепсиса у них было, когда они впервые встречались с теми, кто занимается e-sports. Так что они нам расчистили путь. Я теперь так же смотрю, например, на робот-боксинг или гонки самоуправляемых автомобилей, и это очень захватывает, это невероятный тренд!»

Главный успех DRL за первые 18 месяцев существования — пакет телевизионных контрактов. В сентябре 2016-го было объявлено о сделке с ESPN (финансовые подробности не разглашаются), затем к ней присоединились британский SkySports и немецкий ProSieben. На переговоры, по словам Горбачевски, ушло около года (в это время DRL ударно дебютировала в интернете), но в итоге медиагиганты согласились не только транслировать, но и инвестировать в проект. С первой попытки рейтинги дрон-рейсинга, конечно, не обогнали НФЛ и НБА, но смогли обойти, например, плей-офф МЛС — главной американской футбольной лиги.

— Есть много забавных вещей, с которыми ты сталкиваешься, когда решаешь открыть новый спортивный стартап. Одна из них — ты предполагаешь, кто может стать твоей аудиторией, а потом эта аудитория сама тебе открывается и рассказывает о себе. Мы знали, что да, нами интересуются мужчины от 18 до 35, которые любят технологии, дроны, новые виды спорта. Так что мы ждали их. Но оказалось, что есть и другие. Например, нас смотрят и те, кого не волнуют новые технологии, но им интересны автогонки. Есть в дрон-рейсинге отличная особенность — он объединяет технологии, киберспорт, гонки. А кто-то просто «Звездные войны» в детстве смотрел. Так что каждый находит что-то свое.

***

Москвич Владимир Мещеряков точно помнит день, когда он тоже «нашел свое»: «13 марта 2015 года подарили очки виртуальной реальности, и я начал летать. Через 2 месяца занял второе место на чемпионате России по дрон-рейсингу и с тех пор не проиграл ни одного турнира в стране». Через год Владимир и его дрон отправились на чемпионат мира в Дубай.

— Это был первый такой турнир, так что мы знали, что он состоится, но как туда попасть, было непонятно. Отправили видеозаявку, с нами связались, пообещали оплатить все расходы, и в итоге наша команда заняла третье место, – рассказывает Мещеряков и добавляет про призовой бонус в $150 000.

Магия словосочетания «бронза чемпионата мира» затащила рейсеров в эфиры «Матч ТВ», «России 24» и даже в федеральный выпуск «Комсомолки» (заголовок статьи: «Мастера дронотургии покоряют высоту»), но бума ожидаемо не случилось, и через неделю «дронотурги» снова остались наедине с собой.

Мещеряков — сильнейший российский рейсер — в свободное от полетов время работает системным администратором и воспитывает двоих детей.

— Семье и друзьям долго объяснять не пришлось, а после чемпионата мира даже жена приняла. Но сейчас в России холодно, так что тренируюсь мало, в среднем 2 раза в неделю летаем где-то по 3-4 часа. Все же работают, так что собираемся по ночам на крытых парковках. Полиция? Ну да, приезжала и не раз, но проблем не возникало.

Центры притяжения российских дрон-рейсеров — собственные форумы и группы в соцсетях (самая большая — около 4000 человек). Популярные темы для обсуждений — как начать летать, где и на чем.

— Думаю, чтобы начать, хватит и $500. Никакого специального места или оборудования не нужно. У нас на первых российских соревнованиях было около 25 человек, но сейчас их уже намного больше, и многие занимаются постоянно. Нами после Дубая заинтересовалась компания ГЛОНАСС, были гонки в Питере, Нижнем Новгороде, в других местах, следующая в Москве планируется в апреле.

За тем, что происходит в других странах, российские рейсеры тоже следят, но со смешанными чувствами: то ли радоваться за то, что там все хорошо, то ли переживать, что у себя — пока не очень.

— Есть много организаций и соревнований. Например, чемпионат Европы на Ибице. Или DRL – у них вообще сумасшедшие рейтинги. Так что спорт будет развиваться. Вопрос в том, как все это сделать зрелищным, и в спонсорах. Только в России рекламировать некому и нечего. И организация у нас пока больше на энтузиазме.

***

Зал «Уэбстер Холла» больше напоминает телестудию, чем площадку для соревнований. На входе (билет — $10) всех заставляют подписывать бумаги о неразглашении результатов (телеэфир только через несколько недель) в обмен на бесплатное пиво от спонсора.

На сцене за цветными столами расставлены 6 ноутбуков. Единственный настоящий дрон лежит на барной стойке и сегодня уже точно никуда не полетит; больше половины зрителей, кажется, узнают об этом только на месте.

То, что привезли в Нью-Йорк, — это отборочные соревнования DRL на симуляторе. Заявки от желающих собирали со всей страны, 24 лучших вышли в финал. Победитель получит контракт на $75 000 и станет настоящим гонщиком лиги.

— С ними со всеми есть одна проблема, — объясняет один из организаторов. — Когда играют на компьютере дома, получается отлично, но как только берут настоящий дрон, хотя он точно такой же, или не могут сдвинуться с места, или разбиваются.

Он прав: в двух полуфиналах подряд первые места занимают те, кто просто смог долететь до финиша. В финале из 7 заездов интриги чуть больше. В паузах на сцену успевает забежать гример, режиссер двигает зрителей поближе к сцене и просит быть погромче. Победитель, получив кубок, улыбается широко, но говорит с трудом: «Я не могу в это поверить, слов нет!».

Через неделю он вместе с DRL отправится в Майами, где на 70-тысячном футбольном стадионе пройдет первая большая гонка сезона. В этом году лига проедет не только по штатам, но и впервые проведет два старта в Европе — в Англии и Германии, и все покажут на ESPN. Неплохо для спорта с историей в два года, недостаточно хорошо — для его идеолога.

— Чего бы нам хотелось избежать, так это того, чтобы остаться очень американским видом, как наш футбол. Мы не хотим быть такими. Я, например, знаю, что в Корее думают о том, чтобы провести выставочные заезды во время Олимпиады, и мы с удовольствием бы поработали с МОК. Или гонка в Сингапуре, центре Токио — почему нет? Конечно, нам невероятно повезло. Нам всего 18 месяцев, а у нас уже есть ТВ, инвесторы, партнеры, фанаты. Так просто не бывает. Посмотрите на UFC — они к такому 10 лет шли! Так что да, мы — большое исключение. И мы об этом никогда не забываем.

США > СМИ, ИТ. Авиапром, автопром > forbes.ru, 2 февраля 2017 > № 2059224


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Транспорт > mos.ru, 2 февраля 2017 > № 2058763

Эксперты выберут около 200 музыкальных коллективов и сольных исполнителей, которые выступят перед конкурсной комиссией вживую.

На официальном сайте проекта «Музыка в метро» завершён первый этап отбора новых участников. Музыканты оставили более тысячи заявок, рассказав о себе и своём творчестве.

Конкурс, в результате которого жюри отберёт порядка 200 новых коллективов и сольных исполнителей, стартовал 20 декабря 2016 года. Заявки присылали представители разных направлений: от студентов консерваторий до уличных артистов.

Теперь экспертам предстоит определить наиболее талантливых кандидатов. В состав жюри войдут звёзды шоу-бизнеса, классической музыки, а также участники проекта «Активный гражданин», голосовавшие за расширение проекта. Прослушивания стартуют в 11:00 7 февраля в центре профориентации Московского метрополитена на станции «Выставочная». Лучшие музыканты получат годичную аккредитацию для выступления на площадках проекта «Музыка в метро». Победители смогут сами выбирать удобное время и место выступления, бронируя двухчасовой слот.

Пилотный проект «Музыка в метро» стартовал в Московском метрополитене 25 мая прошлого года. За время его работы состоялось более 1,2 тысячи выступлений в разных жанрах. «Музыка в метро» — это первый в истории страны проект подобного рода, получивший настолько масштабное развитие. Он стал долгожданным событием для многих городских музыкантов, которые теперь могут официально давать концерты на специально организованных площадках. Для большинства исполнителей это отличный шанс заявить о себе и своей музыке.

В 2017 году, кроме уже действующих площадок на «Маяковской», «Выставочной» и «Курской», музыканты смогут выступить на «Достоевской», «Боровицкой», «Полянке», «Китай-городе» (Таганско-Краснопресненской линии), «Театральной» (в переходах на «Площадь Революции» и на «Охотный Ряд»), «Охотном Ряду» (в переходе на «Театральную»), «Комсомольской» (Кольцевой линии и в переходе на Сокольническую), «Таганской» (Кольцевой), в объединённом вестибюле «Пушкинской» и «Тверской» и на «Курской» (в переходе с Кольцевой на Арбатско-Покровскую линию).

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Транспорт > mos.ru, 2 февраля 2017 > № 2058763


Великобритания > СМИ, ИТ > bbc.com, 2 февраля 2017 > № 2058382

Pet Shop Boys стали "Богоподобными гениями" по версии NME

Британский музыкальный журнал NME сообщил о присуждении базирующемуся в Лондоне поп-дуэту Pet Shop Boys награды Godlike Genius ("Богоподобный гений") за вклад в музыку и инновационный подход к творчеству.

"Уже три десятилетия Нил Тенант и Крис Лоу раздвигают границы поп-музыки, выпускают синглы и альбомы одинаково великолепного качества и размывают границы между изобразительным искусством, музыкой и социальными высказываниями", - сказал главный редактор журнала Майк Уильямс, обосновывая выбор жюри.

О влиянии Pet Shop Boys на свой творческий путь говорили такие разные артисты, как Леди Гага, The Killers, Scissor Sisters, Coldplay и Мадонна.

Церемония вручения наград пройдет 15 февраля на арене O2 Academy в Брикстоне. Ее ведущим станет диджей радио Би-би-си Хью Стивенс. Сам дуэт по случаю выступит с музыкальным номером.

Журнал NME - одно из старейших музыкальных изданий Британии. С 1952 года журнал публиковал чарты популярнейших альбомов и синглов недели.

История наград NME Awards отсчитывается с 1953 года. Награда "Богоподобный гений" за вклад в музыкальную культуру вручается с 1994 года: ее первым лауреатом стал ныне покойный радиоведущий Би-би-си Джон Пил, известный своим талантом находить и продвигать новых артистов.

Также среди лауреатов Godlike Genius - The Cure, U2, Primal Scream и Blondie. В прошлом году титул ушел в руки британской группы Coldplay.

Image caption Pet Shop Boys известны оригинальным подходом к сценическому действию в своих живых выступлениях

За более чем 30 лет карьеры Pet Shop Boys выпустили 13 студийных альбомов - все они попали в топ-10 британского чарта - и, 55 синглов, 22 из которых попали в топ-10 британского чарта, а четыре из них - прямиком на первое место.

Нил Теннант и Крис Лоу продали более 50 млн своих записей по всему миру. Среди их главных хитов - Go West, West End Girls, Domino Dancing, It's A Sin, What Have I Done To Deserve This, New York City Boy, The Pop Kids, Se a Vida é и Love, etc.

В течение своей карьеры дуэт не раз брался за весьма нетривиальные для поп-артистов начинания: постановку авангардного театра на сцене, написание нового музыкального оформления к классическому фильму Сергея Эйзенштейна "Броненосец Потёмкин" и балет по произведениям Ганса Христиана Андерсена.

В сценографии Нилу Теннанту и Крису Лоу помогали авангардный кинорежиссер Дерек Джарман, единственная женщина-лауреат престижнейшей архитектурной Притцкеровской премии Заха Хадид и театральный декоратор Эс Девлин.

Кроме кинематографа, Pet Shop Boys любят и русскую музыку: среди любимых композиторов членов группы - Дмитрий Шостакович и Сергей Прокофьев.

Вокалист Нил Теннант не раз подчеркивал свой интерес к российской истории: так, ей вдохновлены композиции дуэта My October Symphony и Silver Age.

В 2012 году вместе с Бьорк, Faith No More, Red Hot Chili Peppers, Franz Ferdinand, Мадонной, Стингом и Ниной Хаген они выступили против тюремного заключения участниц Pussy Riot, подписав обращение к российским властям.

В 2009 году Pet Shop Boys уже получали награду за выдающийся вклад в музыку - это произошло в ходе церемонии Brit Awards.

Великобритания > СМИ, ИТ > bbc.com, 2 февраля 2017 > № 2058382


Россия > СМИ, ИТ > portal-kultura.ru, 1 февраля 2017 > № 2089168

Ничего книжного, только бизнес

Мария БОРЕЦКАЯ

Современная русская литература переживает далеко не лучшие времена. Рынок монополизируется, ярких произведений все меньше, премии из года в год оказываются в одних и тех же руках, а в лидерах продаж сплошь знакомые лица: Акунин, Прилепин, Пелевин, Улицкая, для разнообразия какой-нибудь женский роман или сборник рассказов, может, очень даже симпатичный, тонкий и психологичный, но по определению — заменяемый. Не Славникова — так Рубина, не Рубина — так Степнова, не Степнова — так Яхина. Сюжетная составляющая — отдельная проблема. «Культура» решила разобраться в ситуации.

Обложка превыше всего

«Низкосортной литературы действительно много, — считает поэт Юрий Кублановский. — Приходишь на ярмарку, глаза разбегаются, такого количества изданий не было даже в Серебряном веке, но всякий раз у меня остается какое-то странное послевкусие. Ладно бы просто детективы и бульварные романы — это покупают. Но есть еще неприятная литература на грани желтизны, популизма, с претензией на мировоззренческое звучание. Как сказал когда-то Солженицын, вместо красного колеса по России покатилось желтое, и неизвестно, что хуже. Оттенок желтизны заметен даже у, казалось бы, респектабельных авторов. Что на них ставят, их раскручивают — понятно. Как и то, что большинство премий — итог спекуляций и закулисных интриг».

«Рынок перенасыщен, поэтому приходится искать ходы, чтобы хоть как-то привлечь внимание, — поясняет писатель, главный редактор «Литературной газеты» Юрий Поляков. — Однако провокационность контента не всегда намеренная, зачастую это результат халтуры. В последнее время издательства торгуют обложками, что внутри — всем все равно. Даже редакторов это не волнует, что уж говорить про владельцев бизнеса. Открываю переводную историческую энциклопедию, издана шикарно, но Куликовская битва уместилась в три строки, зато бой за стог сена в Шотландии расписан на три страницы. Кто-то возмутится — ну как можно? Так ведь не специально. Люди просто не заглядывали в текст: его перевели, хорошо еще, если отдали на вычитку корректорам и пустили в печать. Никто не говорит о цензуре, но существует и другой способ: снабжать книги компетентными предисловиями, комментариями экспертов. Вообще нам давно пора бы понять, чего же мы ждем от книжного дела, рассматриваем его исключительно как бизнес или как часть национальной культуры. Де-факто, и это повелось с 90-х, литература — способ получения прибыли. Очень показательно, что единственный контролирующий орган, Роспечать, относится к Министерству связи, то есть к структуре, которая выделяет волны, выдает лицензии, иными словами, занимается извлечением средств из нематериальных сфер экономики».

Искусство раскачивать лодку

В АСТ выходит роман-антиутопия лауреата «Русского Букера» Елены Чижовой «Китаист». Сюжет таков. Наши дни. Бывшая территория СССР разделена на две половины — по замыслу автора, мы не победили в Великой Отечественной, а были отброшены за Урал. На европейской части — фашистское государство со столицей в Москве: никаких газовых камер — чистота, порядок, на месте одной из высоток величественное здание с круглым куполом, напоминающее римский пантеон. Volkshalle, храм нового культа, пришедшего на смену традиционному христианству. Главный герой, Алексей, живет за Уралом, там на свободной от оккупации территории сохранилось нечто вроде Союза. Книга о дружбе — вражде двух русских молодых людей — Алексея и Ганса, выросших по разные стороны хребта. В издательстве утверждают, никакой идеологии в романе нет, такой уж жанр — антиутопия, — что должно быть страшно. А то, что подобное допущение в стране, потерявшей 27 миллионов и освободившей Европу, дикость и цинизм, никого не интересует. Сюжет на грани фола непременно привлечет внимание. Как известно, хороший скандал — лучший пиар.

Еще один вызывающий нескончаемые дебаты литературный проект — издающаяся огромными тиражами (по 90 тысяч экземпляров) «История Российского государства» Бориса Акунина, рассчитанная на десять лет. Первые тома, посвященные феодальной раздробленности и ордынскому периоду, содержали в себе такое количество домыслов, беллетристических допущений и ссылок на сомнительные источники вроде «летопись сообщает» (о том, что летописей несколько, и они противоречат друг другу, автор забывает), что последующие выпуски — очерки о временах Ивана Грозного, Бориса Годунова и первых Романовых — снабдили обширным списком рецензентов, ручающихся за достоверность сказанного. Учитывая, что труд Акунина представляет собой новый, так называемый «незашоренный» взгляд на историю (Ключевский, Соловьев, равно как и советские учебники, о победах рассказывали, а тут все больше о пыточных застенках, о зависимости от Орды и т.п.), можно было бы подумать, что «рынок» намеренно дразнит гусей модной в «креативных» кругах русофобией, но нет.

Работа на два фронта

Сопоставимыми тиражами в том же АСТ печатается и идеологический антагонист Акунина — Захар Прилепин. Оба в лидерах продаж, причем у Прилепина, если верить раскладке, читаются только остросоциальные вещи и уже не очень новые — «Обитель», «Санькя», а вот недавний сборник «Непохожие поэты» о Корнилове, Мариенгофе, Луговском, вышедший в «Молодой гвардии» в серии «ЖЗЛ», так и остался незамеченным... Диверсия? Скорее игра. «Герой» и «антигерой» невольно вступают в полемику, создают ощущение борьбы между патриотическим и либеральным читателем, что коммерческой стороне дела только способствует, интерес подогревается, продажи растут.

«Идеологическая игра — часть бизнеса, — продолжает Юрий Кублановский. — И некоторые авторы, и у нас, и на Западе, неизбежно становятся фигурами гламурного истеблишмента. Не скажу, что эти люди не талантливы, они, безусловно, с очевидными способностями, но этого мало, важно еще и оказаться в нужном месте в нужный час. Обширные прозаические повествования сейчас воспринимаются все с большим трудом, технотронное клиповое сознание выдавливает из культуры все тонкое, рафинированное, аристократичное, духовное, патриотичное — и оставляет лишь фабулу, чтобы пересказать в двух словах. Не стоит думать, что такое возможно только у нас, это общемировые энтропийные процессы, которые тянутся с прошлого столетия. Мы недооцениваем исторического влияния так называемой сексуальной революции 1968 года — это была левая революция, после нее мир вступил в другое измерение. Постепенно коммерциализации подверглись все виды культуры: литература, кинематограф, живопись, музыка. Сегодня трудно найти немца, снимающего с полки двухтомник Томаса Манна — «Волшебную гору» или «Иосифа и его братьев». Либо француза, прочитавшего Марселя Пруста. О нем много пишут, но не читают. У них новые классики, например Бегбедер, не сходящий с телевизионных экранов. Или Мураками, претендовавший даже на Нобелевскую премию. Бенгальские огни, которые не греют душу, лишь слепят глаза. А гений, по совету Пушкина, нужно воспитывать в тиши».

«Требования к авторам в последнее время слишком смягчились. Зачастую они лежат ниже уровня профессионализма, — утверждает Юрий Поляков. — И даже вещи, получающие премии «Букер», «Нацбест», «Большую книгу», как мне кажется, часто далеко не блестяще написаны. Второй раз лауреатом «Большой книги» Леонид Юзефович стал за создание не столько художественного текста, сколько исторической монографии. Другой удивляющий меня роман года — «Зулейха открывает глаза» Гузели Яхиной — напоминает скорее киносценарий.

Наш мейнстрим, на мой взгляд, — недолитература. Кроме того, у нас существует еще один феномен: хорошие, но герметические писатели. Например, Михаил Тарковский — его знают литературоведы, читающая публика, однако я не уверен, что он может быть кассовым. Или противоположный случай — слишком кассовый Сергей Алексеев, который пишет сюжетную литературу («Сокровища валькирии», «Когда боги спят»). Однако критики на него не обратят внимания: писатель русской темы. Во всем мире национальная специфика была бы в плюс, у нас — в минус. Существует эстетская позиция: если в прозе есть патриотический пафос, в художественности ему автоматически отказывают».

Разговор продавца с поэтом

На самом деле претензий к рынку у литераторов немало, и одна из самых распространенных — его конъюнктурность. Ведь после фактического слияния гигантов АСТ и «Эксмо» автору, пишущему на русском, просто некуда деваться: более половины всей книжной продукции страны выпускает именно этот колосс. А если вы пишете авторскую прозу, да и вообще претендуете на художественность, дорога и вовсе одна — в «Редакцию Елены Шубиной» («РЕШ»). «Высококлассный стандарт», «законодатель мод», «бренд — синоним хорошего вкуса» — оды звучат практически на всех церемониях вручения больших премий, а как же еще — все премиальные авторы «взращиваются» здесь. Конечно, существуют и другие издательства, но, кажется, их удел — переиздания, переводы, дамские романы, прикладная литература и справочники. Конкуренцию пока еще составляют «Молодая гвардия», «Время», отчасти «Рипол-Классик» и нишевый «Ад Маргинем», но «локомотив русской литературы» им, похоже, уже не догнать.

«Проследите историю почти каждой книги, отмеченной премией. На волне идут интервью, рецензии, продажи, а потом о ней забывают, — замечает Юрий Поляков. — Ведь в нашем деле, как нигде, важно сарафанное радио. Кто-то поддался на рекламные уловки, прочитал, а потом ни за что не посоветует знакомым. И издательствам приходится запускать машину по новой: модный автор, интрига, яркие отрывки, растиражированные по СМИ, организованные рецензии. На развитие литературы государством выделяются огромные суммы, но куда они уходят — непонятно. Поддержка «либеральных» авторов на порядок выше, нежели писателей традиционного направления — и это не дело вкуса. Нельзя за счет бюджетных средств помогать только одной ветви словесности».

«Снобистское отношение к читателю, укоренившееся в издательской среде, конечно же, негативный фактор: печатаются романы-однодневки, «раскрученные» авторы вынуждены прибегать к самоповторам. Нельзя отрицать проблем премиального характера, конъюнктуры, вкусовщины, клановости, определенных настроений критиков. Когда мой друг Захар Прилепин высказал свою позицию по Донбассу, в ряде СМИ перестали его замечать, — говорит писатель, депутат Государственной думы Сергей Шаргунов. — Есть и другие аспекты — в жизнь нагло вторгается визуальный мир, многие затюканы обстоятельствами своего бытия, и не у всех есть время и силы читать. Но мне понравились недавние размышления критика Льва Пирогова, справедливо заметившего, что большую литературу делают читатели — не кривые продаж, не премии, не раскладки, — живые люди, которым интересен герой, которых зацепил сюжет. Достойное произведение проложит себе дорогу в любые времена. Читатели ждут книг, где содержится подлинное, достоверное, и, поверьте, мы способны разобраться. Я знаю, что Михаил Елизаров скоро закончит новый роман — какая мне разница, дадут ему «Большую книгу» или обделят всеми премиями сразу?»

По мнению Шаргунова, в разговоре о тенденциях книжного рынка нельзя упускать из внимания и еще один важный тренд: в наш обиход и сознание возвращается советская художественная реальность, как когда-то — диссидентская и белоэмигрантская.

«Оказалось, люди просто забыли то, что было лихо, наспех, крест-накрест перечеркнуто в годы перестройки. И теперь я с большим интересом читаю книгу Алексея Варламова о Шукшине, Басинского — о Горьком, отмеченного премией Леонида Юзефовича — о герое Белого движения генерале Пепеляеве и пока никем не замеченную, но эффектную и увлекательную биографию Александра Фадеева, написанную владивостокцем Василием Авченко. Не уверен, возможно ли сегодня регулировать книжный рынок на уровне институций, нелепо было бы требовать, чтобы чиновники начали врываться в художественное пространство и говорить, «это можно, а это нельзя». Скорее, должна быть личная ответственность у писателя. В литературном процессе главное — ручка и бумага, когда пишешь, надо сверяться с достоверностью, а не думать о критиках, премиях и издателях. Рынок — это очень поверхностный пласт».

По образному выражению Кублановского, надеть на литературу «идеологический намордник» было бы сегодня совершенно немыслимым. Однако с тем, что хоть какой-то государственный контроль все же оказался бы нелишним, соглашаются многие. В первую очередь это помогло бы избежать монополизации рынка. Кроме того, книжное дело — часть культуры народа, а стало быть, оно должно работать на устойчивость социума, его развитие, возвышение национального сознания и образ будущего, к которому хочется стремиться.

Россия > СМИ, ИТ > portal-kultura.ru, 1 февраля 2017 > № 2089168


Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука > portal-kultura.ru, 1 февраля 2017 > № 2089166

Отрыл, продал — в тюрьму!

Августин СЕВЕРИН

Государство решило всерьез разобраться с так называемыми «черными археологами», благо закон уже позволяет. Начали с известного на весь интернет копателя — Илья Боровиков не просто утаскивал что плохо в земле лежит, но и аккуратно размещал информацию о своих «подвигах» в соцсетях. Терпение властей лопнуло, на него подали в суд. Другим наука. Как выяснила «Культура», целые банды нелегальных кладоискателей рыщут по стране, разрушая церкви и старинные дома.

«Имели право зверствовать»

Свой род занятий Илья не скрывал. Даже не без рисовки изложил в Сети, как надо действовать: «Днем в костюме рабочего разведывать ценные месторождения по объектам, а ночью проникать на точку и в условиях свето- и звукомаскировки тихо старательствовать средь строительных отвалов». В «Фейсбуке» поделился недавними успехами: в котловане на Гончарной улице набрал старинных изразцов на 20 кг. Сообщение о столь внушительной коллекции керамических плиток, которыми в былые времена москвичи украшали печи и стены, заинтересовало специалистов из Мосгорнаследия: шутка ли — находки датировались XVII веком.

Вызвали. Побеседовали. Не впервой, кстати. Боровиков вернул все найденное государству. Более того, обратились в Замоскворецкий суд, а тот постановил оштрафовать ценителя старины глубокой на полторы тысячи рублей.

— Это, скорее, профилактическая мера, — сказал главный археолог Москвы Леонид Кондрашев. — С Боровиковым мы сталкивались и раньше, пытались договориться по-хорошему. Понимали, что Илья — человек увлекающийся, поэтому для начала ограничивались разъяснениями, предлагали варианты сотрудничества — у него же историческое образование, мог бы поработать на раскопках. Оказалось, его интересуют не исследования, а только поиск артефактов, и на этот раз решили действовать жестче.

Надо отдать должное Илье.

— Мягкий приговор, — признался он корреспонденту «Культуры». — Могли и имели право зверствовать, но не стали. Все справедливо.

Немало интернет-пользователей встало на защиту копателя: подумаешь, набрал черепков, потом же все честно вернул. У профессионалов же точка зрения иная.

— По закону все археологические предметы, находящиеся в земле, являются собственностью государства, — пояснила нам замдиректора Института археологии РАН Ася Энговатова. — А значит, такие поисковики — просто воры.

Дело не только в том, что артефакты имеют цену. И то, что «черный археолог» все отдал, не может полностью компенсировать ущерб от его действий. Древние черепки — это же не кошелек, вытащенный из кармана. Положить их на место уже не получится, поскольку невозможно точно узнать, где они находились. А без привязки к окружающим предметам ценность артефакта для археолога и историка сводится порой едва ли не к нулю. И получается, что все эти милые люди, «тихо старательствующие средь строительных отвалов», бродящие с лопатами и металлодетекторами по древним городищам и некрополям, лишают нас нашей истории, как бы высокопарно это ни звучало.

Разорение Тамани

Нелегальные археологические изыскания ведутся не только в Москве. Но если в столице существует достаточно действенный контроль (во всяком случае, тех, кто трубит о своих находках на весь интернет, без внимания не оставляют, история с Боровиковым — тому подтверждение), то во многих других регионах, особенно вдали от населенных пунктов, нашествия копателей приобрели характер стихийного бедствия.

— В Поволжье, например, активно грабят могильники, — рассказывает научный сотрудник Института археологии РАН Ольга Зеленцова. — Я занимаюсь финно-уграми и могу сказать, что на территории Мордовии, в Пензенской, Нижегородской, Тамбовской областях не осталось ни одного не разоренного некрополя. Приезжаем со студентами и находим пустые ямы, которые были вскрыты, разграблены и завалены. Близ Тамбова есть известный мордовский могильник, где в начале XX века было исследовано около тысячи погребений. Находки поведали о связях местного населения с хазарами, славянами, венграми. Сейчас на той части, что оставалась не раскопанной, зияют ямы, в них растут березки. Впечатление жуткое. Кто знает, каких открытий лишилась наука...

Немало копателей «трудится» во Владимирской и Новгородской областях, где множество древних поселений, в том числе относящихся к эпохе легендарного призвания варягов на Русь. Но настоящий Клондайк для «черных археологов» — Краснодарский край, особенно приморские и предгорные районы. Здесь дело поставлено на широкую ногу, грабители используют самые современные металлоискатели и землеройную технику. А так как местность более многолюдна и опасность быть взятым с поличным намного вероятнее, то на подъездах к своим «разработкам» они нередко выставляют сигнальные посты, были даже случаи привлечения вооруженной охраны.

Зачастую мародеры орудуют не только на тех археологических памятниках, до которых пока не дошли руки профессионалов, но и там, где раскопки уже ведутся. Происходит это после завершения археологического сезона. Дело в том, что самые древние, а потому очень ценные артефакты, как правило, находятся на большой глубине. В местах проживания людей образуется так называемый культурный слой — земля, хранящая следы человеческой деятельности. Чем старше поселение, тем пласт обширнее. В Тамани, расположенной на месте древнегреческой колонии Гермонасса, его толщина достигает десяти метров, самостоятельно докопаться до античных древностей — задача весьма нелегкая. Куда проще прийти в готовый археологический раскоп и воспользоваться плодами трудов экспедиции.

— Года два назад сотрудник нашего института Николай Сударев открыл неподалеку от Тамани античный храм, — вспоминает Ольга Зеленцова. — А после того, как археологи уехали, пришли нелегалы, кое-что забрали, все разворотили.

На Кубани до недавнего времени практиковалось и другое совершенно дикое явление — аттракцион «поиск монет». На туристическом сайте «Отдых на юге России» до сих пор висит довольно коряво состряпанное приглашение на охоту за древними сокровищами: «Вам должен понравиться этот процесс, так как не с чем сравнить то чувство, когда Вы берете в руку найденную Вами монету 3–4 века до нашей эры. Это надо просто почувствовать! Поиск производится на местах былых поселений с помощью компьютеризированного металлодетектора». Ну, коряво, не коряво — главное, прибыльно. Стоимость трехчасового аттракциона составляла 2000 рублей. За эти деньги туристов вывозили на место, обучали работе с металлоискателем и отправляли в сафари по древнему городищу.

«Поселения, на которые планируется выезжать, не являются государственными памятниками, поэтому никакого криминала нет. Это, как правило, обычное запаханное поле либо заброшенный пустырь. Таких мест на Тамани более тысячи», — заверяли «черные аниматоры». Что было неправдой: по закону, даже если древнему поселению не присвоен статус памятника, вести там раскопки нельзя.

Лежит под курганом

Копатели нередко оправдывают свои действия тем, что якобы спасают ценные исторические реликвии, без их вмешательства они просто сгнили бы в земле. Это утверждение — абсолютная ложь, уверяет Ольга Зеленцова.

— Приведу пример: несколько лет мы изучали Подболотьевский могильник на окраине Мурома. Там прокладывали дорогу, и часть памятника попадала в зону строительства. По закону, в такой ситуации предварительно должны поработать археологи.

Могильник был впервые обнаружен и частично обследован еще в 1910 году экспедицией известного ученого Василия Городцова. Век спустя раскопки продолжились, и, ко всеобщему удивлению, оказалось, что состояние новых находок почти не отличается от артефактов, поднятых до революции.

— Вещи сохранились практически в таком же виде, — подчеркивает Зеленцова. — При этом сейчас мы получаем в разы больше научной информации, чем сто лет назад: к услугам ученых антропология, генетика, биоморфный, химический и прочие анализы. Этот объект мы исследовали три сезона, потом снова законсервировали, чтобы через десятилетия, когда наука уйдет еще дальше, работу могли продолжить наши потомки. Если его не уничтожат кладоискатели...

Ученые сделали несколько очень интересных находок, проливающих свет на колонизацию этого региона, на ассимиляцию местного финно-угорского населения славянами.

— Там жило племя мурома, и практически все могильники на сегодняшний день разграблены, — продолжает Ольга Зеленцова. — Причина в том, что муромских женщин хоронили в одеждах, богато украшенных бронзовыми изделиями: ожерелья, браслеты, кольца, венчики. Мужчинам клали оружие, топоры, клещи. Все это делает их погребения весьма привлекательными и уязвимыми для вооруженных металлоискателями мародеров.

Подболотьевскому могильнику повезло: он находится на самой окраине Мурома, место хорошо просматривается, правоохранители начеку, и расхитители гробниц боятся туда соваться. Именно благодаря этому в нулевых удалось получить дополнительную информацию о зарождении нашего этноса. На окраине финно-угорского кладбища археологи нашли древнерусские погребения того же периода, что и муромские. Оказалось, что в начале соседства русичи и мурома сохраняли свои погребальные обряды: первые хоронили соплеменников под курганами головой на запад, вторые — в обычных могилах головой на север.

— Через какое-то время появились захоронения смешанного типа, скажем, женщина с муромскими украшениями, но погребена под курганом и головой на запад, — сообщает археолог. — Или мужчина — лежит головой на север, но под курганом. А вещи при нем характерны и для древних русских, и для муромы.

Это позволило сделать вывод, что активная колонизация земли с последующей ассимиляцией местного населения, начавшаяся в XI столетии, проходила достаточно мирно: люди не только жили рядом, но и перенимали обычаи друг друга.

— А если бы нас опередили грабители, они бы вытащили все, перемешали и даже не поняли бы, что там находился курган, который можно «поймать» только по ровикам, поскольку насыпи давно распаханы, — убеждена Зеленцова. — И мы никогда бы не узнали, что под курганом была похоронена муромка, не смогли бы сделать выводы о характере соседствования и слияния двух народов.

Хорошо думает о «черных копателях» моя собеседница. Был курган или нет — это последнее, что их интересует. Вот цена тысячелетних стрел с бронзовыми наконечниками — другое дело.

Романтики с большой дороги

Особая каста — охотники за кладами. Они утверждают, что не наносят никакого вреда, называют себя безобидными романтиками. Действительно, пятаки и гривенники второй половины XIX века особой научной ценности не представляют. Да и материальной тоже. Но закон есть закон: это государственная собственность, и трогать ее нельзя. Будьте уверены: если кладоискатель набредет на артефакты, представляющие не только материальную, но и научную историческую ценность, прикарманит без зазрения совести. По привычке.

В 2013 году в Костромской области удалось задержать группу таких «романтиков». К моменту встречи с правоохранителями они успели разорить несколько заброшенных деревень, через которые в старину проходил Ново-Вятский почтовый тракт, часть большого пути из Новгорода в Сибирь. Копатели знали, куда шли. Села вдоль важнейшей торговой и транспортной артерии региона были богатыми, народ, особенно торговый, — зажиточным. Так что ожидания большого куша имели под собой все основания.

Методика «черных археологов» была простой и грубой, но эффективной. Поджигали деревянные дома, расположенные, как правило, в центральной части деревень и вокруг церквей. Обугленные бревна бульдозером сдвигали в сторону, с его же помощью срезали верхний слой грунта. Затем проходили с металлоискателями по зачищенной территории. Завоет в наушниках — значит нашел.

— При этом случалось, что страдали памятники деревянного зодчества, — рассказывает Ольга Зеленцова. — В одном селе они разрушили часовню...

Разграблению подвергались и заброшенные каменные церкви, и деревенские кладбища. В храмах вандалы вскрывали полы, чаще в районе алтаря, иногда в поисках кладов ломали стены.

Такая бесцеремонность объясняется довольно просто: после того, как деревни покинули последние обитатели — кто в город перебрался, кто ушел в мир иной, — местность обезлюдела, добраться туда сложно. Поэтому обосновавшиеся там кладоискатели были уверены в своей безнаказанности. Как же их обезвредили? Оказывается, положить конец беспределу помогли участники клуба «Там в России», на протяжении нескольких лет проводившие на Костромской земле фестиваль внедорожников «Полная Чухлома». Ежегодно отправляясь в путешествия по глухим местам, они наблюдали, во что превращаются заброшенные деревни после того, как туда наведывались копатели. Осенью 2013-го автолюбители встретили и самих злоумышленников: с трактором и металлоискателями те орудовали в деревне Бушнево, существовавшей с XVII века. Разворотили центральную улицу, разграбили церковь и кладбище. Джиперы не стали поднимать шум. Просто через несколько дней вернулись в Бушнево со съемочной группой местного телевидения, а затем обратились в прокуратуру, СК и обладминистрацию. Грабители, трое костромичей и один ярославец, были арестованы сотрудниками костромского управления ФСБ. Но повезло: попали под амнистию.

За памятник ответят

До сравнительно недавнего времени на «рыцарей лопаты и металлоискателя» практически не было управы: даже когда их буквально хватали за руку на месте преступления, они довольно легко уходили от ответа. Виной тому — несовершенство законодательства об охране культурного наследия. Ни следователи, ни судьи не имели четкого представления о том, каким образом нужно строить обвинение в случае разорения памятника.

Ситуация начала меняться четыре года назад, когда в КоАП и УК России были внесены изменения, предусматривавшие, с одной стороны, мягкие наказания для черных копателей, с другой — более серьезные за разграбление памятников и поиск археологических предметов без специального разрешения (открытого листа), которое выдается Министерством культуры РФ. В августе 2013-го стартовала амнистия для тех, кто признается в своих находках. Их можно было легализовать, включив в состав негосударственной части Музейного фонда России. «Реабилитированные» таким способом предметы разрешалось продавать, дарить, менять. Продолжалось послабление ровно три года. А с 1 сентября 2016-го вступил в действие следующий режим: артефакты можно безвозмездно отдать в музей либо передать по наследству. При этом у наследников будет точно такой же выбор, продать реликвию на законных основаниях они не смогут.

Те же, кого поймают с лопатой и металлоискателем, теперь рискуют получить срок до шести лет. К слову, подобные, а местами и более жесткие нормы существуют в большинстве стран мира. Например, в Словакии все дела против «черных копателей» — уголовные. А самый суровый приговор был вынесен в Китае в апреле 2016-го: там главаря банды расхитителей гробниц приговорили к смертной казни с отсрочкой на два года (в этот период в случае хорошего поведения казнь может быть заменена на пожизненное заключение), трое его подельников осуждены пожизненно, остальные 18 проведут за решеткой от 3 до 17 лет.

А вот российские суды не столь суровы. Шестеро копателей, разорявших скифский курган в Краснодарском крае, получили от года до полутора условно. Два года, тоже условно, — в приговоре «черному археологу» из Архангельска, а его коллеги, пойманные в Новгородской области, и вовсе отделались двухтысячными штрафами и изъятием «орудий преступления» — лопат и металлоискателей. Строже всего была наказана шайка копателей, разграбивших поселение волжских булгар в Татарстане, — ранее судимый главарь получил 2,5 года строгого режима, остальные — по 2 года условно.

Но как бы то ни было, закон работает, появился механизм действенной защиты памятников. Историки и археологи надеются, что количество преступлений уменьшится.

— Другим важным моментом стало то, что закон четко обозначил: поиск археологических предметов с применением металлодетекторов без специального разрешения и не специалистами является противоправным, — резюмирует Зеленцова. — Постепенно у людей формируется понимание, что кладоискательство — не безобидное хобби. За подобной «любовью» к прошлому стоит элементарная жажда наживы. Эти люди грабят нашу историю и страну.

Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука > portal-kultura.ru, 1 февраля 2017 > № 2089166


Россия > СМИ, ИТ > svoboda.org, 1 февраля 2017 > № 2083876

Александр Подрабинек: Памятник полуправде

Есть какой-то невероятный цинизм и удивительное лицемерие в намерении поставить в Москве памятник жертвам политических репрессий. Его собираются открыть 30 октября 2017 года. Благородное, казалось бы, начинание превращается в свою полную противоположность в условиях, когда политические репрессии продолжаются. В общественном сознании любой памятник ассоциируется с прошедшим, отодвинутым от сегодняшнего дня годами, десятилетиями, а то и веками. Это касается как исторических событий, так и исторических личностей. Не ставят (в нормальных странах) памятники живым людям. Не отмечают скульптурными композициями на улицах городов ныне происходящее. Памятник – напоминание о былом.

Политические репрессии – не былое. Политические репрессии – печальная действительность сегодняшнего дня. Установка памятника жертвам политических репрессий как бы подводит черту под ужасающими злоупотреблениями правом. Но это только "как бы", потому что никакой черты нет, репрессии продолжаются, и "Мемориалу", под эгидой которого ставят памятник, это известно лучше, чем многим другим.

Но они закрывают на это глаза. Они разделяют прошлое и настоящее пропагандистской чертой, которую им услужливо подсовывает российская власть. Эта власть кровно заинтересована в том, чтобы объявить политические репрессии событиями исключительно сталинской эпохи, в крайнем случае – советской. Громогласно осуждая политические репрессии, власть получает свой пропагандистский навар. "Смотрите, – скажет любой, наслушавшийся риторики власти, – раз они так гневно обличают политические репрессии прошлого, значит, сегодня таких репрессий в России быть не может".

И это ложь и пропаганда! Достаточно вспомнить осужденного на три года за мирные одиночные пикеты Ильдара Дадина или находящегося под судом за утверждение, что Крым принадлежит Украине, крымского татарина Ильми Умерова. Подобных примеров – десятки. Какое будут иметь отношение эти люди к памятнику жертвам политических репрессий? Он не про них?

О нынешних политзэках скорбно и честно вспомнят лет через сорок, когда уже этим жертвам политических репрессий надо будет ставить памятники

Это как во времена Холокоста открыть в Третьем рейхе памятник жертвам еврейских погромов в Германии XIV века. Это как во время Голодомора 30-х годов в СССР поставить в Москве памятник жертвам голода в России 1601 года. Ясно, зачем властям нужен такой памятник, – монумент "Стена скорби" отсылает нас к прошлому, лицемерно игнорируя настоящее. Даже 300 миллионов рублей на это не пожалели, а оставшиеся 160 миллионов фонд "Увековечивания памяти жертв политических репрессий" намерен собрать сам. И соберет, конечно, потому что в России очень любят вспоминать и оплакивать. А о нынешних политзэках скорбно и честно вспомнят лет через сорок, когда уже этим жертвам политических репрессий надо будет ставить памятники.

Мотивы власти понятны. Мне непонятно, почему в этой символической и пропагандистской затее участвует все понимающая Наталья Солженицына. К остальным вопросов нет. Какие могут быть вопросы к Владимиру Лукину, Сергею Караганову, Михаилу Федотову, Людмиле Алексеевой и другим чиновникам или партнерам действующей власти?

Я представляю, как 30 октября будущего года на открытие памятника придут оставшиеся в живых жертвы советских политических репрессий и будут слушать выступления путинских чиновников, уполномоченных и общественников, депутатов и деятелей культуры. Ораторы будут говорить в общем-то правильные вещи, однако недоговаривая о том, что творится в стране сегодня. Об этом они будут громко молчать. И эта полуправда будет хуже явной лжи.

Возможно, кто-нибудь из правозащитников обмолвится о нынешних политзаключенных. Но это будет тихий шепот на фоне того оглушительного восторга, с которым российское телевидение и другие средства массовой пропаганды растиражируют для города и мира весть о торжестве исторической справедливости в современной России. И наглядная демонстрация этого "торжества" будет стоять в центре Москвы на пересечении проспекта Академика Сахарова и Садового кольца.

Александр Подрабинек – правозащитник и журналист, ведущий программы Радио Свобода "Дежавю"

Россия > СМИ, ИТ > svoboda.org, 1 февраля 2017 > № 2083876


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > lgz.ru, 1 февраля 2017 > № 2082468

Медальон от Тюдоров

Очередной артефакт обнаружили столичные археологи в ходе раскопок на территории парка «Зарядье». В южной части комплекса был найден пятисантиметровый медальон, связанный с деятельностью на Варварке Старого Английского двора.

Находку украшает роза Тюдоров – геральдический символ королевской династии Англии. Эмблему в виде сдвоенных красной и белой роз (символы примирения враждовавших кланов Ланкастеров и Йорков) в XV–XVII веках наносили на монеты, головные уборы, медальоны, игральные фишки. Специалистам даже удалось прочесть выгравированную на медальоне надпись, которая в переводе означает «Бог и моё право». Рядом с девизом указана дата – 1590 год. Выгравированная на медальоне фраза уже 700 лет является официальным девизом английской монархии. Она говорит о божественном происхождении права монарха на корону. А на французском девиз написан потому, что этот язык долгое время был популярен у английской аристократии: всё общение и вся переписка велись именно на нём.

Археологические работы на территории «Зарядья» ведутся два года. Исследовав около 1800 квадратных метров территории будущего парка, специалисты нашли множество артефактов, наиболее интересными из которых стали клад серебряных монет, а также сохранившиеся от Великой улицы деревянные мостовые и срубы домов.

Прямая речь

Леонид Кондрашёв, главный археолог Москвы:

– Возможно, эта интересная археологическая находка связана с деятельностью Старого Английского двора, здание которого располагается на Варварке. Он существовал в Зарядье в XVI веке. В 1556 году царь Иван Васильевич предоставил англичанам право беспошлинной торговли и таможенные льготы.

Туристы попадут в настоящую историю

На территории Кремля планируется создать новый археологический музей.

Об этом сообщил генеральный директор Всероссийского художественного научно-реставрационного центра им. академика Грабаря Дмитрий Сергеев. По его словам, общая концепция музейного комплекса уже разработана, определены пространственные решения, состав предметов и композиции. В экспозиции будут представлены надгробия, найденные археологами на месте монастырей, исторические фундаменты Кремля, а также мультимедийная составляющая. Причём туристы, для которых организуют по территории Кремля новый маршрут, увидят археологические находки в их натуральном расположении. Начав экскурсию на Соборной площади, посетители перейдут в Новый кремлёвский сквер, где смогут заглянуть в археологические окна, вмонтированные в брусчатку, и увидеть результаты раскопок. После этого их вниманию представят экспозицию Вознесенского монастыря, которая находится в пристройке при Архангельском соборе.

Демонтаж 14-го корпуса открыл уникальную и неожиданную перспективу для археологических исследований, которые ведутся с декабря 2015 года. Учёные заложили несколько шурфов и раскопов между Ивановской площадью и Спасской башней и обнаружили части фундаментов Малого Николаевского дворца и церкви Благовещения Чудова монастыря.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > lgz.ru, 1 февраля 2017 > № 2082468


Куба. Япония > СМИ, ИТ > prensalatina.ru, 1 февраля 2017 > № 2078281

Японская театральная труппа “Чура” выступит в Национальном театре Кубы 16 и 17 февраля, объявил сегодня Национальный совет театрального искусства в этой стране Карибского бассейна.

Художественная группа покажет в этой столице его захватывающее шоу “Окинава: цветок солнца”.

Азиатская компания в настоящее время проводит турне по Латинской Америке, чтобы представить ту же работу в таких странах, как Мексика, Гватемала, Панама и Куба.

Компания приезжает сюда в рамках программы обмена между Министерствами культуры Японии и островов Карибского моря, направленной на повышение осведомленности о японской культуре, и чтобы показать характеристики острова Окинава, или королевства Рюкю, со своими древними традициями.

Театральная группа была основана в 1998 году как группа профессиональных женщин-танцовщиц, посвятивших работу спасению традиционного японского Рюкю, с современным подходом.

Как правило, Чура - это живая музыка, боевые искусства и древние легенды.

Куба. Япония > СМИ, ИТ > prensalatina.ru, 1 февраля 2017 > № 2078281


США > СМИ, ИТ > regnum.ru, 1 февраля 2017 > № 2062928

«ЛУЧШИЕ ГОДЫ НАШЕЙ ЖИЗНИ» / THE BEST YEARS OF OUR LIVES

Драмы Уильяма Уайлера следует смотреть в одиночестве. На тот случай, если вдруг разрыдаешься.

В 1946 году вышла картина, которая пробирала до слёз. Драма «Лучшие годы нашей жизни» рассказала о трёх фронтовиках, людях настолько разных, что сделать их друзьями могла только война. Сержант, капитан и матрос познакомились по дороге домой, где почти всё было по-прежнему. Вот только они возвращались другими.

Три истории возвращения отличались разительно. Один обнял родных, начал бурно отмечать возвращение, а затем вернулся к работе в банке, да ещё с повышением в должности. Другой нашёл свою жену только на следующий день, а с работой у него вообще не заладилось. Пришлось стоять за прилавком под присмотром сопляка-начальника, что для фронтовика было чертовски унизительным делом. А с третьим всё оказалось намного сложнее, чем с остальными, поскольку парень вернулся без рук.

Ещё недавно их испытывала на прочность война, а теперь — мирная жизнь. Сержант догадался о причинах своего повышения. Правительство обязало банк выдавать ветеранам кредиты. Боссу нужен был грозный вояка, который будет решительно отказывать тем, кому нечего предложить «в обеспечение займа».

Капитана судьба явно не жаловала. Жена легко предала его и подала на развод. А девушке, которая влюбилась в него, он сам не захотел портить жизнь. Однажды он съездил по морде покупателю, заявившему, что Америка воевала не с теми, и был уволен.

А матроса оскорбляла жалость, которую к нему проявляли. Его оскорбляло то, как люди смотрят на его механические протезы. Он начал сторониться своей невесты в надежде, что она устроит свою жизнь без него.

Три истории в фильме слились в одну — в историю о людях, которые, вернувшись с одной войны, попали на другую и смогли удержать рубежи, не уронить себя, не отчаяться и поэтому победили.

Картина была поставлена по роману Мак-Кинли Кантора «Слава для меня». Трёх главных героев блестяще сыграли Фредерик Марч, Дэна Эндрюс и Гарольд Рассел — звезда, сияющая с тридцатых годов, звезда восходящая и непрофессиональный актёр.

Марчу выпадали и более сложные роли. К примеру, доктор Джекилл и мистер Хайд. Здесь же он играл человека до боли себе знакомого — эксцентрика, которому тесно в военной форме или костюме клерка. Он играл того, кем мог стать, если бы не подался в артисты. Вернувшись с Первой мировой, Марч устроился в банк. Он выдавал ссуды ветеранам.

Эндрюсу пришлось не так сладко. Он играл человека изломанного, стыдящегося своих ночных кошмаров, своей бедности, неустроенности и готового бежать от любви. Он вошёл в роль, когда оторвался от былых образов, когда избавился от дешёвых масок нуара и воплотился в реального человека с его реальными ранами. Эпизод, где герой Эндрюса, боевой лётчик, приходит на кладбище самолётов, забирается в чрево бомбардировщика и явно переживает инициацию, был признан самым впечатляющим в фильме.

А Гарольд Рассел, по сути, играл самого себя. С мужественным парнем, потерявшем кисти рук при взрыве гранаты, Уильям Уайлер познакомился в госпитале. Он сразу понял: этот неунывающий парень, ловко управляющийся со своими протезами, может вернуть надежду тем ветеранам, чьи души сжали клещи депрессии. Продюсер Сэм Голдвин отправил его на курсы актёрского мастерства, что, по мнению режиссёра, было совершенно излишним. Он и без курсов был готов к своей роли.

Академия киноискусства особо отметила Рассела. Она наградила его сразу двумя «Оскарами» — «За лучшую мужскую роль второго плана» и «За мужество и надежду, внушённую своим коллегам-ветеранам».

Фильм Уайлера получил семь «Оскаров» и целый ворох других престижных наград. Пресса источала восторги. Газета «Верайети» настолько расчувствовалась, что объявила его «лучшим фильмом нашей жизни».

Валерий Рокотов

США > СМИ, ИТ > regnum.ru, 1 февраля 2017 > № 2062928


Россия. Германия. СЗФО > СМИ, ИТ > rs.gov.ru, 1 февраля 2017 > № 2061223

В Германии завершились гастроли Марийского государственного театра оперы и балета

Выступлениями в РДНК в Берлине завершился гастрольный тур балетной труппы Марийского государственного театра оперы и балета им. Эрика Сапаева под руководством Заслуженного артиста России, Народного артиста Республики Марий Эл Константина Иванова.

На сцене Русского дома были даны четыре представления - балеты «Лебединое озеро» и «Щелкунчик»: великие произведения, вошедшие в золотой фонд русского балета. Выступлениями в немецкой столице завершилось большое двухмесячное концертное турне артистов по 40 городам Германии.

За три дня балеты посмотрели около 2000 берлинцев и гостей немецкой столицы, по достоинству оценивших мастерство российских исполнителей - солистов Екатерины Байбаевой и Романа Старикова в «Щелкунчике», исполнителей главных партий в «Лебедином озере» Ольги Челпановой и Константина Короткова. Художественный руководитель театра и постановщик балетов Константин Иванов, руководствуясь принципом бережного отношения к классике и сохранения традиций русского балета, воссоздал и донес до берлинских зрителей чудесный мир сказки, где соединились старинные немецкие предания и волшебная музыка П.И.Чайковского.

Россия. Германия. СЗФО > СМИ, ИТ > rs.gov.ru, 1 февраля 2017 > № 2061223


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 1 февраля 2017 > № 2058806

«Сказки Хозяйки зимы»: детский интерактивный театральный сериал на фестивале «Московская Масленица»

Фестиваль «Московская Масленица» подготовил ежедневную интерактивную театрализованную программу в Новопушкинском сквере и на двух площадках Тверского бульвара. Дети вместе с доброй Хозяйкой зимы и её лесными помощниками будут веселиться и звать долгожданную весну.

Маленьких гостей ожидают театрализованные забавы, кукольные представления и кулинарные спектакли. Кроме того, ребята смогут отправиться в «путешествие на лодочках» по Тверскому бульвару и, конечно, отведать вкусных блинов.

Хозяйка зимы на этом празднике — воплощение горячего очага, уюта и тепла. Она согреет замёрзшего, одарит каждого своей любовью и заботой. Когда наступает Масленица, она со своими помощниками веселится, печёт блины, а затем передаёт природу в руки весны.

Помощники Хозяйки зимы — лесные звери, которые помогают беречь животных и птиц, замёрзшие водоёмы и их обитателей, деревья и семена.

Мистер Баджер — хмурый и серьёзный барсук, самый старший в компании помощников. Он ревностный хранитель традиций.

Мистер Мол — свободолюбивый, сердечный и мечтательный крот, любитель приключений. В свите Хозяйки он отвечает за птиц.

Мистер Тод — жаба, защитник людей. Испытывает неподдельный интерес к автомобилям, мотоциклам и самолётам. Расточителен, хвастлив и заносчив. Из-за него в компании друзей постоянно происходят курьёзные случаи.

Мистер Рэт — отчаянно храбрая водяная крыса, хранитель водоёмов, мечтающий отправиться в кругосветное путешествие и увидеть все порты мира.

Мистер Август хранит земли и растения. Он любит поесть, посмеяться и поплясать.

Будние дни

Тверской бульвар (около памятника К.А. Тимирязеву)

С 15:00 до 16:00 гости фестиваля примут участие в праздничном масленичном шествии от Никитских Ворот до памятника С.А. Есенину. Звери встретятся в лесу возле домика барсука Баджера и отправятся в большое «плавание по реке». В конце путешествия их встретит Хозяйка-зима и пригласит в свой домик, где все играют, поют песни и слушают сказочные истории.

Тверской бульвар (площадка около памятника С.А. Есенину)

С 16:00 до 17:00 «лодки» поплывут обратно к площади Никитские Ворота. По пути они заглянут в гости к водяной крысе, а затем барсук Баджер пригласит всех на кукольный спектакль.

Новопушкинский сквер

С 18:00 до 19:30 можно попасть на праздник к Хозяйке зимы. Он закончится в местной кулинарной школе выпеканием и дегустацией блинов.

Выходные дни

Новопушкинский сквер

С 13:00 до 14:30 можно попасть на праздник к Хозяйке зимы. Он закончится в местной кулинарной школе выпеканием и дегустацией блинов.

Тверской бульвар (около памятника К.А. Тимирязеву)

С 15:00 до 16:00 гости фестиваля примут принять участие в праздничном масленичном шествии от Никитских Ворот до памятника С.А. Есенину. Звери встретятся в лесу возле домика барсука Баджера и отправятся в большое «плавание по реке». В конце путешествия их встретит Хозяйка-зима и пригласит в свой домик, где все играют, поют песни и слушают сказочные истории.

Тверской бульвар, площадка около памятника С.А. Есенину

С 16:00 до 17:00 «лодки» поплывут обратно к площади Никитские Ворота. По пути они заглянут в гости к водяной крысе, а затем барсук Баджер пригласит всех в гости на кукольный спектакль.

Новопушкинский сквер

С 18:00 до 19:30 можно попасть на праздник к Хозяйке зимы. Он закончится в местной кулинарной школе выпеканием и дегустацией блинов.

Фестиваль «Московская Масленица» пройдёт с 17 по 26 февраля. Традиционные гулянья развернутся на 13 площадках в центре столицы.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 1 февраля 2017 > № 2058806


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter