Всего новостей: 2101634, выбрано 9212 за 0.128 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Россия > СМИ, ИТ > fapmc.ru, 2 мая 2017 > № 2160572

"Книги были окутаны юностью": скончался писатель Анатолий Алексин

1 мая 2017 года в Люксембурге в возрасте 92 лет скончался Анатолий Алексин - советский писатель и драматург, автор книг для детей и юношества. Глава Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям Михаил Сеславинский выразил глубокие соболезнования родным и близким писателя.

В его творчестве острота удивительным образом уживалась с нежностью. Возможно это объясняется тем, что писатель сумел пройти войну и не растерять детской открытости, жизнерадостности, свободы. Он достойно прошел через все жизненные трудности. Ему не вскружил голову успех от публикаций книг на 48 языках; от спектаклей, которые непрерывно ставили по его пьесам в более чем 200 театрах России; от снятых по его произведениям фильмов.

Глава Роспечати Михаил Сеславинский вспоминает Алексина по обложке его бестселлера: "У меня перед глазами стоит обложка книги "Мой брат играет на кларнете", которая занимала почетное место на моей книжной полке в середине 1970-х. В то время не было профессии школьного психолога. Но у меня сложилось впечатление, что им был Алексин. Он знал о школьниках всё, рассказывал о их первых проблемах, порой драматических. Отвечал на вопросы: "Как понимать людей?", "Как сделать правильный выбор?", "Что такое хорошо и что такое плохо для подростка?"

Романтика и сентиментальность сочетались в его творчестве с глубоким реализмом. Мир детства и юности существовал во всех его многочисленных произведениях. Это забавные, грустные и поучительные истории. Алексин прожил длинную жизнь и всегда был звездой первой величины на небосклоне прекрасной советской детской литературы.

Россия > СМИ, ИТ > fapmc.ru, 2 мая 2017 > № 2160572


Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > forbes.ru, 2 мая 2017 > № 2160571 Николай Усков

Большие надежды. От гламура к триаде «Православие — самодержавие — доходность»

Николай Усков

Forbes Staff, Главный редактор Forbes

Переболев период демонстративного потребления, Россия, кажется, стала взрослее, мудрее, сдержаннее

В 2006 году на Лондонском экономическом форуме я сформулировал парадоксальный, как кажется теперь, слоган: «Роскошь (в апокрифах — гламур) как национальная идея России». Он угодил тогда в передовицы и «Коммерсанта», и «Новой газеты». Как отмечала пресса, зал, в котором проходила наша сессия, был рассчитан на 200 человек и оказался забит под завязку. Для сравнения: проходившая там же накануне серьезная панель, посвященная предстоящему саммиту «большой восьмерки» в Санкт-Петербурге, едва собрала 100 человек.

Нет больше ни правых, ни левых, говорил я тогда. Есть виннеры и лузеры. Соответственно, демонстративное потребление стало свидетельством жизненной состоятельности, успеха — это логично для общества, которое было буквально гальванизировано высокими ценами на нефть, низкими налогами, решительными реформами первых лет правления Путина. Тот, кто успел вскочить в стремительно несущуюся птицу-тройку, не мучил себя более проклятыми вопросами. Его пьянила скорость и лихость новой жизни.

Русский богатый класс был тогда очень молод — люди 30–35–40 лет становились миллионерами и миллиардерами. Наши еще недавно синие по-преимуществу воротнички враз стали золотыми.

На ярко освещенной сцене социальной жизни уже почти не осталось прежних звезд — легендарных советских актеров и спортсменов, бескомпромиссных журналистов 1980–1990-х, ученых, по совместительству проповедников. Зато появились новые персонажи. Роскошные куртизанки, менеджеры «Газпрома», сутенеры, фитнес-тренеры, известные стилисты, визажисты, фотографы, наконец, «штаны» — мужчины, выгуливающие чьих-то жен.

Все, кто не умел соответствовать высоким стандартам красоты и гламура, перестали вызывать хоть какой-то интерес общества. Свитер в катышках и дешевые украшения стали признаком жизненной неудачи, сродни стыдной болезни. Красота, небанальность наряда и эксцентричность поведения гарантировали быстрый и оглушительный успех. Это время Нади Сказки — удивительно говорящий псевдоним. Абсолютный пик ее светской карьеры случился в клубе «Биллионер» на Сардинии, когда она подошла к Стефано Габбана, разорвала блузку, гордо выпятила грудь и властно приказала: «Целуй!» Тогда об этом могла еще писать газета «Коммерсантъ».

Потребление стало страстью и болезнью. Бутик и мегамолл — каждый на своем уровне — сделались средоточием общественной жизни. Первый визит Дольче & Габбана в Москву, который организовывал я, был сродни государственному. Профессия «дизайнер» становилась моднейшей, в особенности для прекрасной половины состоятельного человечества. Когда-то, в конце 1980-х, мужья и отцы варили джинсы и зарабатывали свои первые капиталы. Теперь их женщины охотно эти капиталы тратили на новую профессию, они соответствовали актуальному паттерну: я работаю над коллекцией, у меня показ, будет Сьюзи Менкес, я открываю корнер в ЦУМе, приходите на коктейль. И мы все приходили. И кремлевские приходили, и белодомовские.

Это была эпоха, когда Путин позиционировал себя как CEO глобальной корпорации ООО «Россия», в которой всяк мог заработать, а наиболее оборотистые рассчитывали на бонусы и опционы. Кремль обрел ореол сказочной крепости русского гламура. Именно тогда Пелевин написал свой рассказ «Один Vogue» — так он назвал единицу измерения гламурности. И наибольшую концентрацию «вогов» он наблюдал там, за кирпичной стеной.

Правда, уже тогда стала ощущаться усталость. Она проявлялась по-разному. Кто-то уходил в дауншифтинг. Кто-то стал искать новых смыслов в соответствии с пирамидой Маслоу — удовлетворение базовых потребностей неизбежно приводит к постановке новых альтруистических задач. Жить для себя стало скучно и обременительно для печени. Не забывайте, что именно тогда, в 2006 году, Дина Корзун и Чулпан Хаматова, которые некогда поразительно точно сыграли героинь новой гламурной Москвы — роскошных содержанок, основали свой знаменитый благотворительный фонд «Подари жизнь».

Других поиски новых смыслов привели в современное искусство. Дарья Жукова и Роман Абрамович — важный, но далеко не единственный пример. Третьих — в критику нравов и общественную рефлексию. Кто мы, куда идем? Вторая половина нулевых — время, когда и власть, и общество начинают искать опору в чем-то более сущностном, чем блестящее потребление. Симптоматичен успех романа Сергея Минаева «Духless. Повесть о ненастоящем человеке», который по итогам 2006 года стал одним из самых продаваемых в СНГ.

Вопрос «Зачем всё?» стал звучать все чаще. И ответы на него появлялись самые разные: жить для других, поощрять таланты, помогать бедным, бороться за справедливость. Или, напротив, жить только для себя, наконец-то, как дауншифтер, отделив суету света от бытия своего уникального духа и тела.

Власть, очевидно, предпочла искать идеологическую опору не в успехе — категории индивидуальной, а в надличностных ценностях — нация, Бог, победа. Так стала формироваться новая идеологическая триада, которую я бы назвал «Православие — самодержавие — доходность». Думаю, подспудным было желание правящей элиты затормозить социальные лифты, зафиксировать статус-кво и перейти от открытого акционерного общества «Россия» к закрытому — от ООО к ЗАО, когда главным конкурентным преимуществом является близость к сюзерену и наличие административного ресурса.

Кризис 2009 года только ускорил мутацию общества от гламура к эпохе, которую принято называть «новой искренностью» или «новой скромностью», хотя описать ее одним словом сложнее. Чрезмерное потребление стало осуждаться, коктейли в бутиках вышли из моды, в светской жизни стали доминировать квартирники, на сцену вернулись герои прошлого — мэтры, писатели, куда-то пропали лахудры и «штаны», женщины стали появляться в гордом одиночестве или с любовниками и новыми мужьями, наконец, сама Ксения Собчак, вообще-то девушка из интеллигентной семьи, проделала стремительный путь от светской львицы к героине протеста. Общественные сюжеты, будь то Крым, борьба с коррупцией или благотворительность, стали доминировать в сознании влиятельных людей.

Главный номер года, в котором мы публикуем рейтинг богатейших россиян, — мозаичный портрет этой обновившейся России, которая, кажется, стала взрослее, мудрее, сдержаннее и в то же время не чужда «больших надежд», как сказал бы Чарльз Диккенс. Скорый перезапуск политического цикла, адаптация экономики к посткрымским реалиям, точки роста — многое питает нынешнюю ажитацию. В конце концов именно надежда — единственное благо, которым самые богатые россияне, кажется, еще не пресытились.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > forbes.ru, 2 мая 2017 > № 2160571 Николай Усков


Россия > СМИ, ИТ > svoboda.org, 1 мая 2017 > № 2167994

Зеркало: Запад и Россия

Александр Генис: В эфире ежеквартальная рубрика “АЧ” “Зеркало”, в которой мы с Соломоном Волковым говорим о Западе и России.

Сегодняшний выпуск «Зеркала» я предлагаю опять посветить Евтушенко. Я говорю опять, потому что его смерть стала большим событием для русской культуры.

Соломон Волков: И не только русской.

Александр Генис: Именно поэтому мы сегодня добавим к некрологу поэта американскую страницу. Об американском периоде жизни Евтушенко говорят мало. Я слышал, как люди, пришедшие прощаться с поэтом, сказали, что, “к несчастью, с Евтушенко случилась беда: он покинул родину и жил в Америке”. Но я не думаю, что это была такая уж большая беда была, поскольку он жил на две страны, постоянно посещал Россию. И в Америке он был скорее не эмигрантом, а гастарбайтером.

Соломон Волков: Вы совершенно верно это сформулировали, так формулировал и сам Евтушенко. Он говорил: «Я в Америке работаю, а живу я в России».

Александр Генис: Другим таким человеком был Солженицын, который скорее работал в Америке, чем жил в этой стране.

Соломон Волков: Я бы не сравнивал в этом аспекте Солженицына и Евтушенко. Солженицын жил затворником в Вермонте, изолированным от Америки. Раз в кои-то веки он приходил на собрания своих односельчан, хочется сказать.

Александр Генис: Тем не менее, Солженицын выступал, высказыался по общественным проблемам, по эстетическим проблемам. Нельзя сказать, что он был совсем уже затворником. Он просто оберегал себя от влияния Америки. Люди, которые его хорошо знали, об этом не раз говорили: он хотел в неприкосновенности сохранить свою “русскость”.

Соломон Волков: Евтушенко себя, как говорится, стал чистить под Америкой с раннего возраста, с молодости. Солженицын никогда об этом не помышлял и, конечно же, старался сохранить свою национальную идентичность незатронутой.

Александр Генис: Евтушенко принадлежит к совершенно другой плеяде русских авторов, которых совершенно не напрасно называли «штатниками».

Соломон Волков: Я хочу сейчас начать с такого личного воспоминания. В тот день, когда умер Евтушенко, когда мы узнали о его смерти, 1 апреля, так случилось, что я был в концерте одном в Нью-Йорке, в Бруклинской Академии музыки, и там собралась музыкальная элита Америки, все ведущие композиторы, многие ведущие исполнители. Так вот все композиторы, такие киты, как Джон Адамс, как Стив Райх, подходили ко мне и говорили: Соломон, вы слышали, что Евтушенко умер? Вообразить себе, что после смерти Евтушенко будет хотя бы одна фигура в обозримом будущем, точно не в ближайшие несколько десятков лет, поскольку, если бы таковая была, мы бы уже знали о такой фигуре, на смерть которой бы реагировали ведущие представители американской художественной элиты, невозможно. С Евтушенко в этом смысле закончилась и целая эпоха в русско-американских культурных отношениях.

Александр Генис: Евтушенко был человеком другой эпохи, той когда “поэт был больше, чем поэт”. Таких просто больше не осталось. Но прежде, чем говорить о его творчестве и американской теме в ней, я хотел бы, чтобы вы поделились с нами своими воспоминаниями. Вы ведь навещали Евтушенко в его американском доме, вы записали беседы с ним именно там. Расскажите немножко об этой поездке. Давайте напомним, что это - Оклахома, глубокая американская провинция. Впрочем, в Америке понятие «провинция» нет ничего такого уж страшного. Это не «Три сестры», никто там не ноет «в Нью-Йорк, в Нью-Йорк».

Соломон Волков: Талса — это тот город в Оклахоме, где Евтушенко провел 20 с лишним лет, преподавая в местном университете. Нас поселили, съемочную всю группу, режиссера Анну Нельсон, меня, оператора, наверное, человек 10 было всех месте, в хорошем отеле. Из окон у меня открывалась довольно широкая панорама на центр города. Вы говорите — глубинка, провинция, в моем представлении это - большое село или маленький город: люди оживленно снуют по улицам, магазинчики какие-то. Я записывал разговоры с Владимиром Спиваковым в Кольмаре, во французском небольшом провинциальном городе.

Александр Генис: Кольмар! Тоже сравнили. Кольмар — это великая средневековая жемчужина Эльзаса, где изумительный музей с алтарем Грюневальда.

Соломон Волков: Тут большая разница у нас с вами:меня не интересуют архитектурные достопримечательности и прочее, я обращаю внимание на людей. По улицам там ходят толпы. А тут мне открывался вид с большим обзором на улицы Талсы. Прожили мы там неделю, я вас уверяю, это не преувеличение, за всю эту неделю, на этих улицах я не видел ни одного человека, ни одной даже автомашины. При этом, что интересно, там стояли несколько огромных церквей разных деноминаций. Это был абсолютно пусто город, как будто по нему грохнули...

Александр Генис: Цитата из поэмы “Мама и нейтронная бомба”?

Соломон Волков: Да, я хотел сказать, нейтронная бомба, столь живо описанная Евгением Александровичем. Вот что меня поразило. Это был пустой город.

Александр Генис: Но при этом там есть очень неплохой университет.

Соломон Волков: Университет — это город в городе. Когда ты попадаешь на кампус, сразу все меняется:снующие туда-сюда толпы студентов. Евтушенко преподавал 20 с лишним лет в Америке. Люди в России не всегда понимают, что это значит. А это значит, (это было специально отмечено на прощании с поэтом в Талсе), что через его класс прошли тысячи американских студентов. Представляете себе, какое активное общение было у Евтушенко с американской молодежью. Причем опять-таки, зная, что такое современная университетская американская молодежь, это была многонациональная аудитория, там были индусы, и пакистанцы, и китайцы, и японцы.

Александр Генис: А что он преподавал?

Соломон Волков: Он преподавал русскую культуру в широком смысле этого слова. Он вел и курс кино, очень популярный. К нему записывалось огромное количество народу, он был на самом деле, если подумать, об этом тоже говорили на этом прощании с Евтушенко, он был самым популярным профессором всего университета, звездой этого университета. Я понимаю, что они ожидали, что он с минуты на минуту получит Нобелевскую премию, тогда вообще все было бы замечательно, но и без Нобелевской премии он был невероятно харизматчной фигурой. Когда он шел по кампусу, его все вокруг узнавали, к нему подходили, с ним разговаривали. И ему это все нравилось, он купался во внимании.

Александр Генис: Это сближает Евтушенко с Бродским, который всю жизнь преподавал в небольших университетах Новой Англии. Слушать Бродского приходили студенты из четырех университетов. И сколько же их было? В один год - 11 человек.

Соломон Волков: Существенная разница в размере аудитории у Евтушенко и у Бродского.

Есть и другая любопытная тема для размышлений. Евтушенко, я почти уверен, закрепился бы в Квинсе, он бы предпочел жил в Нью-Йорке, а не в Талсе. Но этому помешал именно Иосиф Бродский. Рана от этого дела в душе Евтушенко никогда не зажила. Поведение Бродского во всем этом не золотое, так скажем.

Александр Генис: Да, но мы об этом не раз уже говорили.

Соломон Волков: Тем не менее, это факт, все так произошло, изменить ничего нельзя. Такая же история произошла, между прочим, о чем мне говорил сам Василий Павлович, с Аксеновым. Он уехал из Нью-Йорка в Вашингтон специально для того, чтобы не находиться на одной территории с Бродским. То же самое, конечно, произошло и с Евтушенко.

Александр Генис: Любопытно, конечно. Для наших слушателей может быть не совсем понятно, насколько это важные были должности. Ведь все наши лучше писатели преподавали — Бродский, Аксенов, Лосев, Евтушенко.

Соломон Волков: Заметьте, Солженицын не преподавал.

Александр Генис: Солженицын исключение во всех отношениях, потому что он не хотел пускать корни в Америке, его корни были в России. В этом отношении он мне напоминает Джойса. Как-то его спросили: а вы не собираетесь вернуться в Ирландию? Он говорит: «Разве я ее покидал?». Вот это можно было бы сказать и про Солженицына. Другое дело - наши писатели, они все были очень хорошими профессорами. Во-первых, я знал многих студентов этих людей, как, кстати, и студентов Набокова. Набокова, правда, еще и боялись, но все-таки очень ценили.

Соломон Волков: Влияние Набокова на своих студентов огромное.

Александр Генис: Обратите внимание, что все эти студенты были очень благодарны своим профессорам. Например, Аксенов! Выпустили книгу в память его работы в университете. Буквально на днях выходит книга, посвященная Лосеву, который провел столько лет в Дартмутском колледже. Я уверен, что такая же книжка выйдет и про Евтушенко. Потому что влияние русских писателей на американскую университетскую молодежь оказалось очень и очень значительным.

Соломон Волков: Это то как раз, чего в современной России не понимают. Им кажется, повторяется эта ерунда, она меня страшно раздражает: да, уехал в какую-то глушь, какой-то заброшенный городишко, там засел, никто о нем не вспоминал, никому он не был нужен. Это абсолютнейшая ерунда.

Александр Генис: Я помню высказывание Бродского на эту тему. Кто-то спросил: а вы вынуждены преподавать? Бродский страшно рассвирепел, что с ним бывало, как вы знаете, и закричал: «Почему это вынужден? Это единственная возможность говорить только о том, что меня интересует». Кстати, в этом разница между Бродским и Евтушенко: Бродский преподавал для себя, а Евтушенко для студентов.

Соломон Волков: Евтушенко тоже преподавал для себя. Евтушенко, в этом смысле они схожи с Бродским, все, что они делали для других, они делали потому, что это им нравилось, и они считали, что это расширяет каким-то образом их личность, их багаж дает им интеллектуальный, выход в мир. Должен сказать, что чем больше я размышляю и сопоставляю личности Евтушенко и Бродского, которые с первого взгляда, а многим и со сто первого взгляда кажутся абсолютно несовместимыми, то я нахожу все больше и больше сходства. Они жили на одной планете, хотя и находились по противоположным сторонам. Они друг друга отлично понимали. В действиях их можно проследить гораздо больший параллелизм, чем это представляется на первый взгляд.

Александр Генис: Это, конечно, общая проблема. Мы привыкли всех делить на наших и не наших. Но вот как разделить Маяковского и Мандельштама? Они же были современниками, они знали друг друга.

Соломон Волков: Или Маяковского и Есенина.

Александр Генис: Совершенно верно. Мы все современники, отсюда - универсальные черты. Русский поэт по определению в 1960-е годы больше всего интересовался Америкой. Это было общее поветрие. В данном случае Бродский ли, Евтушенко ли, Аксенов ли, Довлатов ли - все они были людьми, одержимыми Америкой. Но я бы сказал, что не только они. Разве Хрущев не был одержим Америкой? Когда мы писали книжку «Шестидесятые», нас поразило, что вся советская пресса того времени была посвящена одной проблеме: как догнать Америка. Из этого следовало, что всех остальных мы уже догнали - Франция, Англия, давно мы уже преодолены, только Америка осталась. Как это ни комично звучит, но как Америка была главной темой для Хрущева, так она осталась главной темой для Путина. Америка - вечная заноза в русской душе. И у всех этих поэтов, о которых мы с вами сегодня говорим, Америка была частью их творчества, она всегда присутствовала на их страницах.

Соломон Волков: Это сходство поэты ощущали очень остро, высказывались по этому поводу в своих стихах, иногда очень завуалированным образом. У Евтушенко есть такое стихотворение «Плач по брату», которое интерпретировалось часто как обращение к Вознесенскому. Мне представляется, что это точно так же могло быть и обращением к Бродскому. Вот как об этом поется в песне «Плач по брату» на стихи Евтушенко, которую написал и исполняет Сергей Никитин.

Александр Генис: Продолжая наш разговор об американской теме в жизни и творчестве Евтушенко, я хотел бы напомнить, что Евтушенко был настолько знаменит в Америке, что в 1960-е годы его портрет попал на обложку журнала «Тайм». Эта слава его грела до конца.

Так или иначе, Америки была темой для всех. Интересно, что для этого даже не нужно было быть в Америке. Например, я считаю, что у Аксенова лучше описания Америки были в тех книгах, которые он написал до того, как перебрался в США. Его книжка «В поисках грустного беби», написанная уже в Америке, мне кажется, уступает его российским представлениям об Америке. Потому что та Америка была страной-мифом, который был так важен для шестидесятников. В нем было больше творческих возможностей заложено, чем в реальности, когда они познакомились поближе с этой страной.

Соломон Волков: В этом плане, как и во многих очень других, о чем забывают сейчас многие, Евтушенко был первопроходцем. Подумайте только, он ведь в 1955 году написал следующее: «Границы мне мешают. Мне неловко не знать Буэнос-Айреса, Нью-Йорка». Такое в 1955 году сказать, в тот момент это вообще должно было выглядеть каким-то невероятным вызовом всем устоявшимся советским догмам. Главным лозунгом тогда был «не нужен мне берег турецкий», а тут вдруг ему хочется в Нью-Йорк. Мало того, что Евтушенко это сказал первым. Он действительно объездил весь мир, побывал в 90 странах по его собственному счету. Ему это очень нравилось. Вновь схожая черта с Бродским: они оба были фанатами путешествий, которые питали их творческое воображение. И то, что мы называем травелогом - очень существенный жанр и у Евтушенко, и у Бродского. Конечно это совершенно разные травелоги, но в жанровом смысле тут есть сходство.

Александр Генис: Интересно у Евтушенко и то, что тема Америки у него появилась задолго до того, как он приехал в саму Америку. Америка у него была весьма непривлекательной страной.

Соломон Волков: Тут тоже очень важно одно обстоятельство, о котором тоже забывают. Евтушенко все время ставили в вину, что он советской власти показывал фигу в кармане, как будто бы советской власти можно было показывать фигу вне кармана.

Александр Генис: Можно было. Бродский, например, не показывал фигу в кармане.

Соломон Волков: Он вообще не показывал фиги — это совершенно другой вопрос. Бродский был, как мы уже с вами говорили, первый несоветский поэт, он не был антисоветским поэтом, он был несоветский поэт. Евтушенко был и оставался советским и антисоветским поэтом одновременно, и в этом был его фокус, в этом была его фишка.

Александр Генис: Мне нравится ваше представление о Евтушенко как о Янусе, одновременно советский и антисоветский кумир.

Соломон Волков: Это возможно.

Александр Генис: В России все возможно.

Соломон Волков: Это качество Евтушенко, которое до сих пор вызывает возмущение у людей, которые изменчивостью, двуликостью, если угодно не обладали. Как говорил Сталин в таком случае, помните, когда ему сказали, что нам делать с Симоновым и его возлюбленной Серовой, он сказал: «Завидовать будем». Так вот они завидовали. Помочь в этом смысле, как говорится, ничем нельзя, нужно только успокоиться и смириться с тем, что да, этот человек обладал такого рода дарованием, которое позволяло ему одновременно выглядеть оппозиционной фигурой и получать разрешение на вояжи по всему свету.

Александр Генис: Видите, я понимаю вашу точку зрения, но не могу ее разделить, потому что памфлеты Евтушенко про Америку... На мой взгляд, лучше о них забыть. Впрочем, это касается всего творчества Евтушенко. Я, честно говоря, не представляю, как его сегодня перечитывать. Евтушенко - поэт моей молодости, я его вспоминаю, а не перечитываю — это разные вещи.

Соломон Волков: Я позволю себе тут с вами не согласиться. Потому что Евтушенко, как мне представляется, был, если не самым главным пионером в этой области, то одним из первопроходцев. Он изобрел такой прием: произносить вещи, неприятные для власти, которые бы апеллировали к широким кругам советской интеллигенции, но не от своего имени, а от имени американского битника, американского писателя, американского хиппи и так далее. Ему, по-моему, блестяще это удавалось.

В качестве примера такого направления в творчестве Евтушенко, я прочту его знаменитый «Монолог голубого песца на Аляскинской звероферме», который, конечно же, является воплем души самого Евтушенко. Я прочту его в собственной редакции, немножко подсократив, поскольку стихи Евтушенко нуждаются, мне кажется, в такой редактуре. Если бы он допускал бы вмешательство редакторов, может быть это пошло бы ему на пользу. Во всяком случае с моей стороны это эксперимент, потому что само по себе в своей основе, в своем ядре это стихотворение мне очень нравится.

Заезжий мастер на магнитофоне

запечатлел мой вой. Какой простак!

Он просто сам не выл, а мог бы тоже

завыть, сюда попав, - еще не так.

И падаю я на пол, подыхаю,

а все никак подохнуть не могу.

Гляжу с тоской на мой родной Дахау

и знаю - никуда не убегу.

Однажды, тухлой рыбой пообедав,

увидел я, что дверь не на крючке,

и прыгнул в бездну звездную побега

с бездумностью, обычной в новичке.

В глаза летели лунные караты.

Я понял, взяв луну в поводыри,

что небо не разбито на квадраты,

как мне казалось в клетке изнутри.

Я кувыркался. Я точил балясы

с деревьями. Я был самим собой.

И снег, переливаясь, не боялся

того, что он такой же голубой.

Но я устал. Меня шатали вьюги.

Я вытащить не мог увязших лап,

и не было ни друга, ни подруги.

Дитя неволи - для свободы слаб.

Кто в клетке зачат - тот по клетке плачет,

и с ужасом я понял, что люблю

ту клетку, где меня за сетку прячут,

и звероферму - родину мою.

И я вернулся, жалкий и побитый,

но только оказался в клетке вновь,

как виноватость сделалась обидой

и превратилась в ненависть любовь.

На звероферме, правда, перемены.

Душили раньше попросту в мешках.

Теперь нас убивают современно -

электротоком. Чисто как-никак.

Хотел бы я наивным быть, как предок,

но я рожден в неволе. Я не тот.

Кто меня кормит - тем я буду предан.

Кто меня гладит - тот меня убьет.

Александр Генис: Смерть поэта в России всегда была важным событием. Такой была смерть Пушкина, которая всегда для русской культуры была очень важной. Юбилейкончины Пушкина, в 1937 году стал праздником пушкинистов. До сих пор 16-томное собрание сочинений Пушкина, выпущенное к этому юбилею — мечта любого филолога. Такой же была смерть Есенина, смерть Маяковского. Такой была смерть Высоцкого. Смерть Евтушенко на этом фоне, мне кажется, если возможно так сказать, счастливой. Он прожил долгую и очень богатую жизнь. Умер он, оплаканный всем миром. Мне кажется, и в этом отношении Евтушенко повезло.

Соломон Волков: Я с вами согласен. Мне кажется, со смертью Евтушенко произошла разительная перемена в отношении к нему. Потому что еще может быть два года, три года тому назад его личность вызывала крайне негативную реакцию в тех же соцсетях, в том же Фейсбуке, в котором мы с вами участвуем. Смерть резко переменила эту ситуацию, и вдруг пришло осознание масштаба этой личности, того, что это был большой поэт.

Александр Генис: Так всегда в России. Когда умер Довлатов, мне довелось разговаривать с сотрудницей журнала «Ньюйоркер», где печатался Довлатов. Я спросил: «Почему его перестали печатать?». Она сказал: «Так он же умер». Я сказал, что в России как раз поэтому его стали повсюду печатать. Мне сказали: «Нет, у нас раз умер, значит проиграл».

Соломон Волков: Это разница американского и российского менталитета.

Я предлагаю в заключении нашего разговора о Евтушенко поставить как раз скорее оптимистическую песню. Он смело смотрел в лицо смерти и к физическим тяготам относился с колоссальным презрением. Когда ему ампутировали ногу, то в отчет на соболезнования, он говорил: «Я в конце концов не балерина. Отсутствие ноги не мешает мне быть поэтом». И правильно! После этого он пять исколесил всю Россию. Поэтому мы закончим еще одной песней в исполнении Сергея и Татьяны Никитиных на слова Евтушенко «Нет лет».

Александр Генис

Соломон Волков

Россия > СМИ, ИТ > svoboda.org, 1 мая 2017 > № 2167994


Венесуэла. Мексика. Бразилия. ЛатАмерика > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 мая 2017 > № 2165544

Коммуникационная геополитика в Латинской Америке

Хесус Гонсалес Пасос (Jesus González Pazos), Rebelion, Испания

Предыдущий президент США Барак Обама остался в коллективной памяти в значительной степени как «хороший президент». С одной стороны, это связано с его образом в глазах общественности, с другой, с неизбежным сравнением с первыми решениями нынешнего хозяина Белого дома. Тем не менее, действительность все же другая. Приведем всего лишь два факта: он не прекратил ни одной из войн, в которых участвовала его страна, когда он занял президентское кресло, хотя и обещал нечто совершенно другое. Он также не закрыл незаконную тюрьму в Гуантанамо, где содержатся десятки людей, которым не предъявлено никаких обвинений. Их дела не рассматривались ни в одной из судебных инстанций, таким образом, их совершенно незаконно удерживают в заключении в течение нескольких лет.

Это никак не свидетельствует о его уважении к правам человека и различных народов, которые хотят определять свое настоящее и будущее без чьего-либо внешнего вмешательства. Если говорить о внутренней политике, то за время его президентства бросаются в глаза непрекращающиеся факты расизма и дискриминации в отношении темнокожего населения на всей территории страны, в особенности совершенные полицией, что вызывало акции протеста, которых не наблюдалось вот уже долгие годы. И это при том, что у власти находился первый в истории США темнокожий президент. Но, как бы там ни было, Барак Обама покинул Белый дом, в целом оставив после себя хорошие воспоминания. Разумеется, в числе прочих, на это оказали решающее влияние крупные СМИ, которых можно считать информационными и имиджевыми лобби.

Теперь обратим наш взор на Латинскую Америку. Во время своего президентства, вместе с местными неолиберальными силами, Обама постоянно стремился восстановить традиционное господство США на этом континенте и с этой целью активно использовал СМИ.

После разворота влево значительной части стран Латинской Америки в первое десятилетие нынешнего века США попытались вернуть себе свои знаменитые «задворки», которые считались утраченными, продолжить дальнейшее распространение неолиберальных идей на континенте и укрепление преданных Вашингтону правительств.

Ради достижения этой цели США возобновят использование многих инструментов и методов прошлых десятилетий, таких как экономическое удушение, подкуп, распространение коррупции, замалчивание выступлений правозащитников, блокирование внешнего финансирования, подрывная деятельность и, разумеется, раздувание ошибок, допущенных в эти годы в процессе преобразований. Одним словом, приемы все старые, за исключением установления военно-диктаторских режимов в последние десятилетия прошлого века. Теперь создание «представительной управляемой демократии» со стороны традиционных политических и экономических сил будет считаться достаточным для обеспечения прихода к власти вышеупомянутых режимов. Хотя это и не означает отказа от так называемых мягких госпереворотов, когда США сочтут это необходимым.

Но, помимо вышеуказанных методов, есть и другие, которые играли и играют определяющую роль. На них стоит остановиться особо. Это постоянное использование пропаганды, манипулирование информацией, извращение фактов, очернительство лидеров и демократически избранных руководителей. Важным элементом также являются оскорбления и клевета на руководство страны и лидеров общественных движений. Все это делается с целью выхолащивания процессов преобразований, а вовсе не для политического и информационного анализа в интересах населения. Для практического применения этих методов, помимо известных мозговых центров правого толка, разрабатывающих стратегию и сферы действий, будут использованы СМИ в тесной увязке с местной олигархией, которые будут исполнять директивы, спускаемые из США и Европы, в особенности из Испании.

Так, O Globo в Бразилии, Televisa и Tele Azteca в Мексике, группа Clarín в Аргентине, группа Cisneros в Венесуэле, Caracol в Колумбии и другие крупные медиа-группы станут главными инструментами в руках финансово-промышленных кругов на новом этапе, развернувшемся в последние годы.

Это фаза нового штурма власти с целью реставрации (или поддержания) неолиберальной системы, заметно пошатнувшейся в результате процессов преобразований и возмущения народных масс постоянным обнищанием и нарушением их основных прав. Именно эти СМИ формируют в настоящее время коммуникационную геополитику в Латинской Америке и работают в тесном союзе с различными медиа-группами Европы и США, такими как Fox, Prisa и другие. Они определяют и распространяют идеологию, единое мышление, которое в очередной раз стремится к тому, чтобы стать господствующим. Они определяют возможные горизонты благосостояния, к которым должно стремиться население; они разрабатывают «истину», чтобы узаконить свою систему и поддерживать ее.

Если бросить беглый взгляд на эти годы, то мы увидим, как яростно противостоят вышеуказанные СМИ процессам преобразований. Их редакционная политика во многих случаях определяла стратегию противодействия этим преобразованиям или оправдывала действия тех, кто всегда выступал на стороне финансово-промышленных кругов. Даже в некоторых мягких или парламентских госпереворотах, как удавшихся (Гондурас, Парагвай, Бразилия), так и неудавшихся (Эквадор, Венесуэла, Боливия) они сыграли определяющую роль. Например, в сентябре 2008 года в Боливии, когда эти СМИ распространяли указания для групп, участвовавших в попытке государственного переворота. Представители данных СМИ оказывались в местах столкновений еще до того, как эти столкновения там происходили. И это не исключение, а неотъемлемая часть действительности. Или возьмем кампанию постоянного очернительства супругов Киршнер, когда правительство Кристины Киршнер попыталась ограничить монопольное положение медиа-группы Clarín. Действуя в том же ключе, британская The Guardian развернула кампанию в поддержку Пеньи Ньето (Peña Nieto), баллотировавшегося на пост президента Мексики, и одновременно распространяла клевету в отношении его основного соперника, кандидата от левых сил Андреса Мануэля Лопеса Обрадора (Andrés Manuel López Obrador).

В 2002 году в Венесуэле медиамагнат Густаво Сиснерос (Gustavo Cisneros) стал одним из главных вдохновителей попытки государственного переворота с целью свержения Уго Чавеса, а некоторые даже считали его главным инициатором. Но дело еще и в том, что, как писала в то время испанская пресса (El Mundo, 24.11.16), «как в Венесуэле, так и в других странах могущественные СМИ поддержали переворот прямо и косвенно. Четыре из пяти телевизионных каналов, принадлежащие частным компаниям, постоянно призывали к забастовке и демонстрациям под лозунгами свержения президента. Та же картина наблюдается и в прессе, где девять из десяти центральных газет находятся в частных руках. После того, как народ и военные восстановили конституционный порядок, пресса не дала об этом никакой информации».

За очень редкими и достойными уважения исключениями, большинство медиа-групп в Латинской Америке преследуют сейчас следующие цели: узаконить власть правящих кругов; противодействовать процессам преобразований, которые проводят в жизнь народные массы; и продолжать насаждение неолиберальных идей. Таким образом, они занимаются не столько журналистикой, сколько обслуживанием традиционной политической и финансово-промышленной власти.

Таким образом, их кампании постоянной клеветы и очернительства, создание картины окружающего мира, отвечающей интересам властей, антидемократические нападки на демократически избранные правительства, свидетельствуют о необходимости срочной демократизации этих СМИ, хотя сами они такую необходимость отрицают.

Венесуэла. Мексика. Бразилия. ЛатАмерика > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 мая 2017 > № 2165544


США > СМИ, ИТ > regnum.ru, 1 мая 2017 > № 2164967

Что знал мальчик из Рая

Первый век Голливуда: 1948 шестая часть

«ЛУИЗИАНСКАЯ ИСТОРИЯ» / LOUISIANA STORY

Кино его научили снимать эскимосы. Они сразу прочухали, что это такое, — лишь только увидели камеру. Этого ещё не понимали ни в Америке, ни в Европе. А эскимосы мгновенно врубились, что имеют дело с чудом отражения сиюминутности в вечности. И это чудо они назвали «агги».

Они сразу захотели сниматься в «агги» и ради «агги» оставили свои промыслы. Они окружили заботой человека «агги», и, когда он уехал — увёз живые картинки их бытия, — впали в тоску.

Лучший охотник в окрестностях Порт-Харрисона — Нанук — продолжил сниматься. Правда, уже без камеры. Ему казалось, что она на него всё так же направлена. Он показал человеку «агги» своё искусство охоты. Он поделился с ним опытом выживания. Он рассказал ему многое. Но что-то важное недосказал. Он недосказал о своей ностальгии по неизведанному — по землям за горизонтом.

Нанук отправился в отчаянно дальний поход — добывать оленей в местах совсем крайних, куда ещё никто из его народа не заходил. «Агги» вдохновило его на это.

Охотник не вернулся домой. Олени ему не встретились, еды не хватило, и где-то среди снега и звёзд он погиб.

Роберт Флаэрти узнал о смерти главного героя своего кино через год. В то время его «Нанук с Севера» уже шёл по всему миру, а дети наслаждались новым, популярным видом мороженого — «эскимо».

Флаэрти — личность в высшей степени необычная. Он был сыном горного инженера и вместе с отцом и матерью скитался по землям канадских индейцев. Диковатому мальчику было тяжело усидеть в колледже, и он бросил учёбу, вернувшись к привычной жизни в семье кочевников.

Ему повезло с женой. Фрэнсис оказалась абсолютно такой же, как он, нацеленной на жизнь вдали от цивилизации. Её отец был орнитологом и геологом.

Снимать Флаэрти начал не по своей воле. В 1910 году работодатель отправил его на острова Гудзонского залива — разведать месторождения железной руды. Флаэрти вернулся ни с чем и вскоре был командирован на острова Белчера, но уже с камерой. Он ничего не знал о кино. Не помышлял о том, чтобы создавать фильмы для проката в кинотеатрах. Он просто начал снимать то, что видел.

Плёнка, которую Флаэрти привёз из командировки в 1914 году, сгорела (на неё упал пепел от сигареты). И только через шесть лет он смог повторить экспедицию — отправился на берега Гудзонского залива, где ему повстречался Нанук (по-эскимосски «Медведь»). Он увидел в нём типичного жителя севера, которому предоставлены минимальные возможности для выживания.

Флаэтри начал снимать фильм о Нануке и таких, как Нанук, и именно тогда, вглядываясь в эскимосов, поражаясь их самообладанию и спокойствию, открыл принцип кинорассказа.

Этому принципу он будет стараться следовать. Он не пойдёт за другими: за этнографами или за Дзигой Вертовым. Он будет показывать не диковинку и не поэтический труд. Он будет показывать неизвестного цивилизации и исполненного достоинства человека, который не воюет с природой, а пытается сосуществовать с ней. Человека с миром в душе. Он будет показывать обретение человеком дома в разных уголках «планеты людей». Он будет показывать его бытие. Даже если придётся использовать постановку, всё равно его кино будет про это. Это будет «агги».

«Нанук с Севера» стал дебютом Флаэрти. Фильм не без труда пробился на широкий экран и неожиданно для прокатчиков сделался популярен.

Специалисты критиковали его за постановки. Но автор эти упрёки не принимал, поскольку не придумывал за эскимосов, а пытался соединить в цельный рассказ разные сюжеты их жизни. Что-то он снимал как очевидец, а что-то просил воспроизвести.

Никто не увидел тогда, что появилось нечто совершенно особое. Это было не этнографическое кино, набирающее силу в то время, а кино, взыскующее гармонию человеческого и природного, кино, пронизанное надеждой на то, что цивилизация и природа смогут ужиться.

Второй фильм Флаэрти снимал на другом конце света — на архипелаге Самоа. Студия «Парамаунт» оплатила его путешествие на острова блаженства, где он долго пребывал в творческом тупике. Здесь не существовало проблемы выживания. Здесь природа была максимально щедра. Жизнь аборигенов была лишена драматизма. Единственную серьёзную опасность представляли падающие кокосы. А единственным волнующим событием был обряд нанесения татуировки, после которого мальчик становился мужчиной.

Флаэрти два года снимал счастливое, безмятежное бытие, и снимал бы, наверное, дальше, если бы кинокомпания не напомнила ему о контракте. Из огромного материала был смонтирован фильм «Моана Южных морей». Продюсерам кино не понравилось, потому что на экране качались пальмы, сверкала вода, а аборигены бессовестно кайфовали. Они даже подраться не соизволили.

Компания предвкушала провал, но фильм, где почти ничего не происходило, понравится зрителям. Нередко люди выходили из кинотеатров и изображали пляски аборигенов. Они вздыхали по далёким островам, где жизнь беспечальна и можно гулять голышом.

За «Моаной» растянулся период творческих неудач, когда планы рушились и создать удалось крайне мало. Как вспоминала жена режиссёра, «работа Боба стала эпизодической и случайной». Флаэрти хотел делать своё кино, созерцательное, сочувственное, и когда это не получалось, терял интерес к съёмкам или конфликтовал с заказчиками и соавторами. Он не смог работать ни с Уиллардом Ван Дайком, ни с Золтаном Кордой.

Но самым большим разочарованием стало сотрудничество с Фридрихом Вильгельмом Мурнау, немецким экспрессионистом, создателем культовых немых лент «Носферату», «Последний человек», «Восход солнца», по которым многие режиссёры учились снимать кино.

Поначалу всё шло отлично. Они создали совместную кинокомпанию и отправились на Таити, обсуждая по дороге своё будущее творение. Однако фильма в соавторстве не получилось. Флаэрти хотел снимать «агги», а Мурнау — экзотическую историю, от начала и до конца постановочную. Он хотел дать зрителям и продюсерам то, что они хотят. Ему была непонятна ностальгия Флаэрти, его долгое вглядывание в аборигенов, их бытие, его стремление отыскать не спекулятивный сюжет, а реальную драму.

В итоге Флаэтри пришлось отойти в сторону и позволить Мурнау сделать то, что он хочет. А хотел он заработать на зрелище. После провала «Восхода солнца» он нуждался в деньгах.

В своём кино Мурнау рассказал о любви юного ловца жемчуга. Его невеста была чиста и прекрасна, однако произошло страшное — девушку потребовал вождь соседнего племени, воинственный старец. На неё наложили табу. Прикоснувшийся к ней был обречён на погибель. Юноша выкрал девушку и увёз её на другой остров, но дряхлый вождь настиг голубков. Он увёз прекрасную девушку, а прекрасный юноша погнался за его лодкой и утонул.

Экзотическая хрень-драма «Табу» имела успех, но её создатель не услышал аплодисментов. Он погиб в день премьеры. По одной версии — выпав из машины на повороте. По другим — занимаясь оральным сексом с водителем (несовершеннолетний филиппинец не справился с управлением).

Флаэрти был одним из немногих, кто отважился прийти на похороны коллеги и компаньона.

Самым большим успехом периода неудач стала короткометражка «24-долларовый остров». Флаэрти показал Нью-Йорк как растущее, величественное, хлопотливое человеческое жилище. Как природа создаёт удивительные ландшафты, так и цивилизация создаёт свои памятники, свои мегаполисы, устремлённые вширь и в небо.

Флаэрти создал «агги» о Нью-Йорке. Он взглянул на него со стороны, как исследователь, командированный на разведку природой. Он снимал его на почтительном отдалении и добился поразительного результата — почти мистического изображения великого творения человека.

Как и в фильме «Индустриальная Британия», созданном в содружестве с Джоном Грирсоном, он не содержал и намёка на критику, неудовольствие трудами цивилизации. Он отражал её потенциал, её дух.

В 1934 году вышла картина «Человек из Арана» — большое «агги» об удивительных людях, живущих на западном берегу Ирландии. Ветра и волны пытались сдуть и смыть с голых, скалистых островов их немногочисленных обитателей, но люди вгрызлись в холодные камни и приспособились.

Флаэрти прожил на одном из островов больше года. Он всё узнал про крохотный местный народ. Он показал невероятную жизнь аранцев на берегах свирепого моря, где рыбаков каждый день встречали с молитвами, где землю приходилось доставать из расщелин или делать самим из водорослей и измельчённого камня. Он рассказал о солидарности, которая позволяла им выживать. Он так глубоко погрузился в здешнюю жизнь, что смог возродить старый промысел — охоту на тигровых акул, которой промышляли ушедшие поколения. Его потом ругали за это: за то, что достал старый гарпун и заставил рыбаков вспомнить дела отцов, — но он всё потрясающе объяснил. Флаэрти произнёс слова, отражающие масштаб его личности: «Иногда приходится привирать, чтобы передать истинный дух увиденного». Сцена двухдневной, изматывающей охоты на морское чудовище стала кульминацией фильма, прославившего скалистый Аран и его жителей.

В Америке периода Великой Депрессии эта документальная лента многим придала сил. Она воспринималась как поразительное свидетельство человеческого упорства. Жизнь её героев была неслыханно тяжела, и при этом они не отчаивались.

Интересно, что лента имела успех и в фашистских странах. Правда, здесь её воспринимали иначе — как бытие людей из железа. В Италии ей присудили «Кубок Муссолини» Венецианского фестиваля. А в Германии она вышла с предисловием, сообщающим зрителям, что фюрер хотел бы воспитать в них такую же стойкость.

В 1941 году Флаэрти создал трагедию. Это был фильм, резко контрастирующий с тем, что он создавал раньше. Он впервые снимал катастрофу, происшедшую по вине человека. Он рассказал о великой беде, которая пришла в центральные районы Америки и согнала с насиженных мест тысячи крестьянских семей. За десятилетия люди измучили некогда плодородную землю, и она больше не смогла их кормить. Обнищавшие, голодающие, они отправились искать заработок, а на брошенной земле стали хозяйничать смерчи.

Флаэрти рассказал о великой ошибке, совершённой человеком, который, получив урок, пытался исправить её — создавал новые хозяйства, помогая земле оживать.

Фильм «Земля» снимался как госзаказ, но оказался столь пессимистичен, что его положили на полку.

В 1942-м Флаэрти предложил свои услуги военному ведомству. Предполагалось, что он сможет работать в команде Капры. Но он не смог. Стремительный темп производства, жёсткая пропаганда были тем, что он совершенно не умел делать.

Флаэрти вернулся к режиссуре через несколько лет, когда о нём вспомнила рокфеллеровская «Стандарт Ойл». Она заказала ему фильм о нефтедобыче и обещала не вмешиваться в производство.

Флаэрти долго не понимал, как ему подойти к этой теме. Он поселился в местах нефтедобычи — в Луизиане — и вскоре открыл новый для себя мир. Это был мир бескрайних болот, мир идиллический, первозданный, где совершенно изолированно жили потомки французских переселенцев, люди с чистыми, детскими душами. Флаэрти, который объездил весь свет, ужаснулся тому, что не знает родной Америки. Он отправлялся за тысячи и тысячи миль в поисках того, что существовало на родине.

Через какое-то время режиссёр понял, что будет снимать. Это будет фантазия. И это, конечно, будет «агги», самое поэтичное в его творчестве.

Он сделал практически полностью постановочный фильм, задействовав местных жителей, говорящих на pidgin English. Главным героем стал мальчуган, живущий среди живописных болот с папой, мамой и енотом Джо-Джо. Природа в фильме была показана как бы его глазами.

Режиссёр явно видел себя в этом мальчике, и его фильм был очевидным возвращение в детство, в свой дом, где его ждали отец с матерью и над кроватью видели индейские мокасины.

На экране почти ничего не происходило. Герой пребывал в раю, плавал на пироге среди кружевных лилий. Его душевную гармонию в первой половине истории нарушил лишь конфликт с крокодилом. Гад сожрал детёныша белой цапли, ещё не умеющего летать. Причём сожрал впрок, равнодушно клацая челюстями, и мальчик ему этого не простил. Он снял с него шкуру.

Когда в кадре вдруг появлялась плывущая по реке буровая платформа, зритель готовился к схватке. Он ждал, что мальчишка ужаснётся, рассвирепеет и начнёт ломать технику, спасая свой рай. И ему помогут здешние обитатели. Еноты, цапли, змеи и крокодилы пойдут войной на бурильщиков и погонят их прочь или погибнут, забитые гаечными ключами. Но ожидаемого кровопролития не происходило. Герой знакомился с бурильщиками и начинал наведываться в гости. А однажды, когда из земли вырвался газ и чуть не разнёс всю платформу, мальчик выручил ребят из «Стандарт Ойл». Он засыпал в скважину соль — чтобы усмирить духов земли. Это было странное поведение, и зритель не понимал, почему паренёк не сражается? Ведь скоро здесь всё погибнет. Вся эта красота будет истреблена. Но он словно знал что-то, чего не знал зритель.

Флаэрти остался верен себе в «Луизианской истории», ставшей его завещанием. Он показал мирное сосуществование цивилизации и природы. Он вполне осознавал, что эта гармония проблематична, но очень хотел, чтобы она стала реальностью.

Валерий Рокотов

США > СМИ, ИТ > regnum.ru, 1 мая 2017 > № 2164967


Казахстан. Весь мир > СМИ, ИТ > dn.kz, 1 мая 2017 > № 2161297

Войти в 150

Казахстан - в хвосте рейтинга свободы слова

НА этой неделе международная правозащитная организация «Репортеры без границ» обнародовала очередной Рейтинг свободы слова (2017 World Press Freedom Index), охва-тывающий порядка 180 стран и территорий. Наша страна – среди лидеров. Правда, с конца. Хотя Казахстан и улучшил свое положение на целых 3 позиции, он все равно занимает 157-е (!) место, обогнав из соседей только Азербайджан (162-е), Узбекистан (169 -е) и Туркменистан (178 -е). Северную Корею (180 -е) мы тоже обогнали, а вот всем остальным соседям вроде Таджикистана, Кыргызстана, России или Беларуси, с которыми казахстанские чиновники часто сравнивают наши показатели (зачастую чтобы доказать, «что у нас не все так плохо»), мы по степени свободы слова очень уступаем. Впрочем, о том, чтобы прорваться хотя бы в «стопятидесятку», в Астане (в отличие от рейтингов экономических) не говорят, соответственно, таких планов и не строят. Но, если наши власти такое положение, наверное, в целом устраивает, то в плане общего развития страны совершенно очевидно, что построить современное развитое общество или хотя бы просто «модернизировать сознание» сограждан при таких показателях просто нереально. Если мы, конечно, говорим о том, чтобы двигаться вперед, а не назад. С конца-то мы уже давно в лидерах...

В самом отчете, охватывающем ситуацию со свободой слова в большинстве стран мира, о Казахстане говорится следующим образом:

«Небольшой рост Казахстана в Индексе в 2017 году объясняется исключительно ухудшением ситуации во многих других странах. Экономические трудности Казахстана и возраст Лидера нации Нурсултана Назарбаева усиливают его подозрительность и стремление к контролю. Главные оппозиционные национальные газеты были запрещены в 2013 году, остальные - разрушаются под воздействием штрафов, любая новая независимая газета неизбежно закрыва-ется в течение нескольких месяцев. Журналистов нередко подвергают арестам, в настоящее время Интернет тщательно контролируется при помощи массовой слежки, заключения блогеров в тюрьмы, а также через частые ограничения доступа к новостным сайтам, социальным сетям и мессенджерам».

В эти, по большому счету, сухие строчки помещаются все неоднозначные события прошедшего года и начала этого, дело Сейтказы Матаева, Бигельды Габдуллина и другие. Вместе с тем ограничения свободы слова перестали быть прерогативой авторитарных стран, чему, без сомнения, способствовали бесконечные конфликты с прессой избранного президента США Дональда Трампа, пытающегося уменьшить открытость администрации, управляющей в стране, ранее считавшейся едва ли не эталоном и лидером свободного мира. Сайт «Радио «Азаттык», казахстанского подразделения «Радио «Свобода», спонсируемого государственным департаментом США, цитирует слова генерального секретаря «Репортеров без границ», Кристофа Делуара: «Демократии, которые традиционно рассматривали свободу прессы как часть своего основания, должны продолжать быть образцом для остального мира, а не наоборот.

Подрывая эту фундаментальную свободу на основании обеспечения защиты своих граждан, демократии рискуют потерять свой дух... Расшатывание демократических принципов ошеломляет всех тех, кто считает, что без свободы качественной прессы другие свободы не могут быть гарантированы».

«Одержимость слежкой и нарушение конфиденциальности источников резко толкают вниз многие страны, которые еще вчера считались образцами, - сетуют правозащитники. - Повсюду, где [политическая] модель авторитарных «сильных личностей» одерживает триумф, свобода прессы сдает свои позиции... Никогда еще ситуация со свободой прессы не была столь угрожающей». Впрочем, даже потерявшие по паре позиций (но сохранившиеся в «пятидесятке» рейтинга) США и Великобритания остаются недостижимыми примерами для нашей страны. Уголовные дела, которыми оборачиваются посты и перепосты в социальных сетях для казахстанцев, не в пример коррупционным делам, практически не находят снисхождения у судей. Причем как минимум один пользователь соцсети, актюбинец Санат Досов, вообще осужден за критику не нашей действительности, а президента соседней России. В ней, кстати, также усилился контроль за независимыми СМИ и пользователями сети, но к этому прибавились и угрозы журналистам, пишущим на «неудобные» для некоторых северокавказских республик темы.

От себя можем добавить, что не только благодаря судебной системе, но и из-за текущей экономической ситуации в стране казахстанские СМИ пребывают, возможно, в худшей за все годы независимости форме. Впрочем, есть ощущение, что устали наши сограждане и от сетей. Причем такая тенденция ощущается не только у нас, но и в целом в мире. Украинский анали-тик и прогнозист Владимир Стус в авторской колонке на сайте «Хвиля» делает предположение, что «социальные сети выходят из моды». Впрочем одним из факторов, обуславливающих появление и развитие этого тренда, он как раз и считает «...усиление государственного контроля за социальными сетями».

Другим важным моментом он считает отсутствие в соцсетях «фильтров» пропаганды, которые в «традиционных СМИ» существуют благодаря принципам журналистики и тем, что распространением информации занимаются именно журналисты. «Если раньше основным носителем для технологий манипулирования массовым сознанием был телевизор, то сейчас, похоже, основные усилия и бюджеты перемещаются в сеть. От ботов и манипуляторов уже тяжело дышать в социальных сетях. Одни, не имея возможности и/или навыков перепроверить и критически оценить информацию, становятся распространителями вирусных схем манипулирования массовым сознанием. Другие, видя, что уровень манипулирования в социальных сетях сравнился с «ящиком», просто перестают заходить, как когда-то из чувства протеста выключали телевизор», - пишет он, предрекая миграцию пользователей в мессенджеры.

В целом же прогноз украинского эксперта печален, он ожидает «смуту второй тридцатилетней войны» в Европе, следствием которой станут «строительство новых Берлинских стен в информационном пространстве», «резкое усиление государственного контроля за Интернетом в большинстве стран и попытки государственной фрагментации Сети», «массовый запрет не только социальных сетей, но и другого софта противостоящих сторон».

Впрочем, для Казахстана, вернее, для его рейтинга, все это не так плохо – мы же сможем «расти» в рейтинге свободы слова! Ну и что, что не за счет изменений к лучшему у нас, а потому что хуже станет везде. Точно так же, как наша экономика показывает рост, когда растут котировки цен на нефть и цветные металлы, потому что реальной диверсификации, запуска производства, стимулов для МСБ в Казахстане мы не наблюдаем.

Казахстан. Весь мир > СМИ, ИТ > dn.kz, 1 мая 2017 > № 2161297


Казахстан > СМИ, ИТ > camonitor.com, 1 мая 2017 > № 2161252 Григорий Дильдяев

Григорий Дильдяев: «Мне жалко сегодняшних журналистов»

Автор: Сара САДЫК

«Пресса, которая питается-оплачивается из бюджета, должна обслуживать не чиновников, а отстаивать интересы государства», - уверен бывший редактор «Казахстанской правды» Григорий Дильдяев. - Именно это имел в виду президент Нурсултан Назарбаев в мае 1994 года, когда, приглашая стать редактором, сказал мне: «Помогай! Прими «Казправду».

Самый молодой в «Казправде»

- Недавно я вернулся из Москвы, где в силу разных обстоятельств впервые пробыл так долго – целую зиму, - говорит Григорий Григорьевич. - Нашел там своих старых московских друзей. Они, словно сговорившись, сказали, что я совсем оказашился: «У тебя словечки казахские в разговоре проскакивают». Я и сам замечаю это: аман бол, жарайды, келiстiк... Мой стол, на котором сплошь конина, тоже удивляет москвичей. Да, я оказашился здесь за полвека: ровно 50 лет назад приехал в Алма-Ату из Оша поступать на журфак КазГУ..

«В Казправде» Григорий Дильдяев работал в два захода.

- Первый раз попал из-за любви к фельетонам, - рассказывает он. - На 4-м курсе выбрал темой курсовой творчество легендарного фельетониста журнала «Крокодил» Александра Моралевича. Мой научный руководитель Михаил Иванович Дмитровский сказал, что коль я так трепетно отношусь к этому жанру, то надо идти на стажировку в отдел фельетонов «Казправды». Редактором отдела был тогда Геннадий Порфирьевич Рапотнев, а корреспондентом - человек с совершенно неожиданной судьбой: будущий министр информации и вице-премьер РФ Михаил Никифорович Полторанин.

После прохождения практики Федор Прокопьевич Михайлов, редактор «Казправды», подписывая мне лестный отзыв, спросил: «Сколько, студент, мы тебе платили?». - «Полставки - 60 рублей». - «Ну, думаю, неплохой довесок к стипендии. Берем тебя на ставку». «Так мне же еще целый курс учиться!». - «Ты не забывай, кто председатель экзаменационной комиссии. Я! Выбирай лекции, которые нужны, а те, без которых обойдешься, - пропускай. Иди в редакцию».

Так я, студент пятого курса, стал самым молодым корреспондентом «Казахстанской правды». Работал в разных отделах – пропаганды, информации, публицистики. Затем собкорил на Мангышлаке. Тараса Шевченко в те края отправили в ссылку на шесть лет. Я пробыл там столько же, но никогда не считал эти годы ссылкой. В аппарат редакции вернулся заведующим отделом партийной жизни. Отдав родной газете ровно 15 лет, в сентябре 1985-го ушел заведующим казахстанским корпунктом «Правды».

Когда я вспоминаю те замечательные годы, мне становится очень жалко сегодняшних журналистов. Особенно – начинающих. Большинство из них ходят на пресс-конференции, получают релизы, облизывают их, шерстят Интернет - и вот такая получается журналистика. А я вдоль и поперек изъездил весь Казахстан, навсегда полюбив ставшую мне родной землю и ее людей. О многих областях написал книги.

Самая необычная моя командировка – переход под парусом на яхте за три моря – из Шевченко до Малороссийска. На дворе стоял 1977 год, только что вышла книга генсека Брежнева «Малая земля». Я был комиссар и летописец перехода, но на борт меня взяли в качестве повара. Это была авантюра. Две наши яхты представляли из себя суденышки – пять метров в длину, два метра в ширину, связи нет… Чтобы не потерять друг друга, подсвечивали ночью фонариком паруса. Когда накрыло штормовой волной на Каспие, думал, что моя молодая жизнь закончилась.

В Волгограде городской комитет комсомола собрал ветеранов войны: ребята из Казахстана идут на героическую Малую землю! Один ветеран, услышав это, подскочил: «Какой такой героизм?! Не было его там!». Комсомольский вождь одергивает его, пытаясь остановить. «Да иди ты!» – отмахивается фронтовик. И уже обращаясь к нам: «Ребята, запомните, вот здесь, в Сталинграде решилась война, а вы там раздуваете какую-то малую землю».

Потом были Азовское и Черное моря. Из Ростова позвонил в редакцию. Заведующий корсетью, услышав мой голос, закричал: «Тебя на целину отправляют, там уборка началась. А ты где-то спину греешь».

Хорошее слово: «Помогай!»

Григорий Дильдяев был 33-м редактором в истории «Казахстанской правды», а мог стать и 31-м.

- В 1985 году меня вызвали на стажировку в Москву и после долгих согласований утвердили заведующим корпунктом «Правды» в Казахстане. Тогда на такие должности, а журналист главной партийной газеты СССР был номенклатурой Секретариата ЦК КПСС, пропускали через особое сито. Я пришел туда работать в самое интересное время. Перестройка, гласность, журналисты стали популярнее артистов, газеты выходили миллионными тиражами.

Проработал всего ничего – меньше года, когда меня пригласили в ЦК Компартии Казахстана. Секретарь ЦК Закаш Камалиденов и бывший редактор «Казправды» Устинов, а теперь завотделом пропаганды ЦК, произнесли «крылатую» номенклатурную фразу: «Григорий, есть мнение назначить тебя редактором «Казправды». Как пишут в плохих романах, меня охватила буря чувств: предлагают встать во главе газеты, куда пришел мальчишкой! «Выскочка» и «карьерист» - вот что я услышал бы наверняка за своей спиной, если бы согласился. «Будем считать, что это не мой цикл», - отклонил я заманчивое предложение.

Когда меня спросили, кого бы рекомендовал вместо себя, назвал Федора Федоровича Игнатова, редактора «Индустриальной Караганды», бывшего редактора «Ленинской смены». «Так он же выпивает», - посмотрел на меня Камалиденов. – «А кто из журналистов не выпивает? Это не мешает его работе». Так Федор Игнатов стал 31-м редактором «Казправды». Учитывая его слабость, к нему на помощь как Фурманова к Чапаеву прислали «комиссара» - инструктора ЦК моего однокурсника Вячеслава Михайловича Срыбных. И он стал государевым, вернее, партийным оком, а затем и редактором «Казправды».

Я сменил его в 1994-м. Здесь надо говорить очень точными словами. Президент Нурсултан Назарбаев, приглашая на эту должность, сказал подкупившую меня фразу: «Помогай! Прими «Казправду»!». К тому времени я уже был редактором межрегиональной газеты «Аз и Я». «Будешь обе газеты редактировать», - сказал президент.

Коллективу в качестве редактора меня представлял не министр (он мне потом это припомнит), а помощник президента Нуртай Абыкаев и вице-премьер Акежан Кажегельдин. Через год после моего назначения «Казправда» отмечала свой очередной юбилей в резиденции главы государства. Президент вышел к нам вместе с Сарой Алпысовной. Зная многих журналистов в лицо, охотно позировал с ними фотографу. Тем самым Нурсултан Абишевич показал свое уважение к газете.

Но вернусь немного назад. Давая свое согласие на редакторство, я сказал, что прессу, в том числе и «Казправду», надо реформировать. «Давай!» - ответили мне. И мы с Игорем Матвеевичем Романовым, советником президента, тут же написали положение о создании редакционно-издательской корпорации «Евразия-Пресс». На другой день премьер Терещенко подписал постановление правительства о моем назначении редактором «Казправды», а Назарбаев - распоряжение о создании корпорации во главе со мной. Договорились, что правительственным структурам дадут поручение ввести в состав корпорации два полиграфкомбината (в Карагандинской и Целиноградской областях), чтобы она «нарастила» экономические мускулы. Тогда ведь шла дележка партийной собственности.

Кстати, о ней. Когда я пришел в «Казправду», то она была, как сказали бы сегодня, фейком. У нее не было ни Устава, ни печати. Но при редакции существовал рекламно-информационный центр. Через него проводились получаемые газетой рекламные деньги, из которых коллектив получал вторую зарплату. Вообще, партия была богатым собственником. Ее активы после национализации быстро разошлись по рукам. А такой актив, как «Казправда», завис в воздухе.

Вроде и государственное издание (раз в год на его страницах публиковался республиканский бюджет, куда включались и расходы на содержание «Казправды»), но юридического подтверждения того, что она существует, не было. И тогда я пришел к министру информации Алтынбеку Сарсенбаеву с предложением узаконить ее статус и в очередной раз спросить, готовятся ли учредительные документы на редакционно-издательскую корпорацию «Евразия-пресс», президентом которой я являюсь, свидетельством чему – удостоверение, подписанное президентом Казахстана. Но…

Однажды министр упрекнул, что я все вопросы решаю за его спиной. Мол, к моему назначению он не имеет никакого отношения, этим занимался сам президент страны. Создали корпорацию, а министр даже не знает, что это такое. И он, естественно, не горел желанием это дело «толкать». Я к Назарбаеву пару раз заходил, он давал накачку премьеру, но корпорация так и не состоялась.

В те годы и стала приживаться мысль о том, что «Казправда» – правительственная газета. Когда я пытался вписать в Устав, что это государственное, а не правительственное издание, кое-кто старательно это вычеркивал.

Пощечина «Казправде»

Кто же они - эти «кое-кто»?

- Министерства, начиная с родного – информации, - говорит Григорий Григорьевич. - Поэтому и считается, что и «Казправда», и «Егемен Казахстан», и другие газеты, финансируемые из бюджета, являются правительственными изданиями. Для себя лично я принял такую формулировку - журналисту нельзя любить власть. Самое теплое из чувств, которые он может к ней испытывать, - уважение, и то если власть показала, что ее есть за что уважать. А такой она в глазах читателя может стать только тогда, когда журналист будет показывать ее недочеты. Но сегодня, мягко говоря, можно обойтись без половины публикуемых в государственных изданиях материалов. Это, как мы все знаем, – отработка заказов правительственных структур и АП, которые рвутся руководить прессой, чтобы угодить главному читателю. Им почему-то кажется, что президенту страны нужны именно такие газеты. Но тот Назарбаев, которого я знаю, помню, смеялся, говоря, что кремлевские и алматинские старцы облепили своими портретами все стены и полосы газет. «Сплошные дифирамбы. Кому это нужно?» - недоумевал он. Это была его позиция – совершенно здравая и правильная. А сегодня у тех, кто руководит прессой, которая питается-оплачивается из бюджета, представление о ней такое, что она должна обслуживать чиновников - вместо того, чтобы отстаивать интересы государства.

Эта дурная тенденция превратилась в привычку. Однако обслужить – не значит помогать, это значит - потакать и поддакивать, а помощь предполагает иногда горькие слова.

В «Казправде» как-то был опубликован, к примеру, такой поразивший меня дифирамб: «Вызывает искреннее восхищение, как гениальный руководитель государственного управления, елбасы Н.А Назарбаев уверенной и мощной рукой ведет Казахстан через бури и рифы, аномалии и вызовы современной геополитики и геоэкономики». Как закручено! Глупые попытки усердствующих чиновников говорить совершенно бесстыдные в своем лакействе слова ей-богу, похожи порой на троллинг.

…Ежедневная газета – это такая соковыжималка! Ни минуты свободного времени. Потом, когда мне сказали, что сменившие меня люди имели возможность, закрывшись в кабинете, слушать классическую музыку, я воспринимал это с возмущением и завистью. Но потом стало еще хуже. Когда руководить «Казправдой» привели 29-летнего чиновника, я воспринял это как пощечину газете. Назначение неготовых людей с очевидной целью – дать им пересидеть и уйти дальше наверх – говорит о том, что газета теряет свой авторитет. Главное для такого протеже не то, что он дал газете, а что он взял от нее. К слову сказать, с «Егемен Казахстан», статусным двойником «Казправды», таких кадровых экспериментов проводить почему-то не решаются.

Я помню, как Марат Тажин перед отправкой его послом в Россию трезво и точно сказал, что мы просто переводим деньги и бумагу на словеса, от которых нет идеологического навара. Больше того, это имеет противоположный эффект. Мы думаем, что читатель ничего не замечает, а он отбрыкивается, когда его заставляют подписываться на макулатуру, издаваемую на деньги налогоплательщика. Я надеюсь, что Тажин вернется к мысли о том, что государство должно издавать свои, а не правительственные газеты, солидные, респектабельные, качественные и уважаемые. Если эти характеристики будут присущи изданию, тогда ему не будут страшны финансовые трудности.

«Вам надо подать в отставку»

В конце 1997 года Григорий Дильдяев был вынужден подать в отставку с должности редактора «Казправды»: не сработался с министром информации Алтынбеком Сарсенбаевым..

- Поначалу мы с ним хорошо ладили, - вспоминает Григорий Григорьевич. - Став министром, он даже спрашивал совета, как поставить работу ведомства. Я посоветовал ему громко объявить всем, что это временная структура. Она нужна только для того, чтобы создать правовую базу жизни прессы и сделать так, чтобы при распределении собственности газеты получили возможность стать ее совладельцами. Допустим, районная газета находится в здании райтипографии, надо объединить их в одну структуру. «Радикально, радикально», - ответил тогда министр. - «А что, министерство должно командовать прессой, что ли? В таком случае оно отводит себе плохую роль», - сказал я. Он усмехнулся.

Время шло, а министерство продолжало существовать. Алтынбек к тому времени заматерел. Быстро освоил главное умение для человека, который ходит по правительственным коридорам, - искусство интриги, и стал смотреть на мир глазами уже не журналиста, а достаточно жесткого политика. Ему нужно было выстраивать свою команду. Проблемы конкретных газет, начиная с «Казправды», его интересовали все меньше.

Когда в «Караване» вышла статья «Бизнес на газетных страницах», он тут же пригласил меня: «Смотрите, Григорий Григорьевич, что о вас пишут». А я знал, что эту статью, вкривь и вкось «анализирующую» мою работу, Алтынбек прочитал еще до ее публикации. Он, по-моему, вздохнул с облегчением, когда я сказал: «Если родной министр не хочет меня защищать, я работать не буду». - «Тогда вам надо подать в отставку». Вот так мы и расстались.

Такой редактор, как я, его, конечно, не устраивал, ему нужны были люди более управляемые. Да, еще: при последнем нашем разговоре он сказал, что пойдет к премьеру поговорить о новой должности для меня. Я ответил, что трудоустраивать меня не надо, выживу сам. С той поры прошло уже немало лет, но я никогда не держал на Алтынбека особых обид и не имел к нему претензии, понимая логику его действий. А страшная смерть его, точнее, казнь, и вовсе затушевала все перипетии наших взаимоотношений.

В свое время мой давний друг Михаил Полторанин приглашал меня возглавить в министерстве печати РФ аппарат по реформированию печатных изданий федерации. Но я отказался, сославшись на то, что не знаю российский рынок, который значительно шире казахстанского. Недавно он спросил, не жалел ли я когда-нибудь, что не стал московским медиачиновником? Нет, ни разу. Моя судьба – и профессиональная, и человеческая - счастливо сложились в Казахстане. Я удовлетворил все самые честолюбивые помыслы: единственный журналист в республике руководил и корпунктом «Правды», и «Казправдой», а еще создавал новые издания. После «Казправды» я успешно и с удовольствием занимался издательской деятельностью. А получилось так потому, что я специально или не специально – теперь уже трудно сказать – подготовил, что называется, запасной аэродром.

Когда Союз стал рассыпаться, мы, собкоры «Правды», «Известий», «Труда», «Комсомолки» и других московских газет, собрались однажды и стали думать: что делать, чтобы выжить? Все-таки один корреспондент любого центрального издания - это уже сила: у каждого есть контакты, связи, правительственная «вертушка». Объединившись, нам легче было бы решать любые вопросы. Так мы учредили ассоциацию аккредитованной прессы «КазИнпресс», я стал ее президентом.

Задолго до того, как заняться ею, я познакомился с Андреем Григорьевичем Статениным, управляющим делами ЦК Компартии Казахстана, большим человеком по тем временам. Когда я после Мангышлака работал заведующим партотделом «Казправды», меня без конца дергали в ЦК писать разные части докладов, выступлений и приветствий. Заведующий орготделом Куаныш Султанов неоднократно пытался сделать меня инструктором ЦК. Он, видимо, и сообщил заведующему управделами, что я с семьей живу в общежитии партшколы. Андрей Григорьевич, проявив ко мне добрые чувства, очень скоро вручил мне ключи от сверххорошей по тем временам квартиры в центре города.

Потом наступили перестроечные времена. В Алма-Ату из прокуратуры СССР приехал следователь по особо важным делам Владимир Калиниченко, чтобы раскрутить «казахское дело» - вслед за «узбекским». У бывшего первого секретаря ЦК КП Казахстана Динмухаммеда Кунаева, кроме коллекции зажигалок и оружия, ничего не нашли. Зацепились за международную выставку мебели, куратором которой по линии ЦК был Андрей Статенин. Когда устроители уехали, то мебель оказалось некуда девать. Статенин, как я потом узнал, звонил в Москву, чтобы ему разрешили оценить и реализовать бесхозную мебель по остаточной стоимости. В моем архиве есть список, где под пунктом №1 (фамилия под ней не указана, но это был Кунаев) стоит прикроватная тумбочка, сам Статенин приобрел письменный стол. По сегодняшним временам – мелочь, но эти тумбочка и стол сломали жизнь помощнику Кунаева, который якобы был посредником при продаже: его посадили. Статенин тоже сидел какое-то время. Его жена, не выдержав позора, повесилась.

Когда Андрея Григорьевича выпустили, мы с ним случайно встретились на улице. Он был тронут, когда я подошел к нему: «Некоторые переходят через дорогу, боятся со мной общаться». – «Мы создали ассоциацию «Казинпресс». Может, вы у нас будет работать?» - предложил я ему. И этот профессиональный человек, командовавший в том числе издательской деятельностью Компартии, а потому знавший о печатном деле все, уже на следующий день руководил нашими издательскими проектами. А когда я пришел в «Казправду», он стал заведующим отделом подписки и реализации.

Первая книжка, выпущенная «Казинпрессом» в 1992 году с его помощью, была «Фантомас». Газетная бумага, мягкая невзрачная обложка, но книга разлетелась 300-тысячным тиражом. Мой друг писатель Толмачев был заядлым картежником, преферансистом и талантливым рассказчиком. Это сейчас книг обо всем на свете полным-полно, а тогда их не было, и я попросил изложить его рассказы о преферансе на бумаге. Он увлекся, и скоро мы написанное им опубликовали. Когда я приехал к нему с гонораром, он, увидев чемоданчик-«дипломат», заполненный 25-рублевыми советскими купюрами, всплеснул руками: «И это все мне?! Я до этого издал 14 книг, но суммарный гонорар за них меньше, чем за эту брошюрку, на обложку которой я постеснялся даже поставить свою фамилию». Однако заработанные деньги «Василий Бубнов» получить не постеснялся.

Но вернусь к издательской деятельности. Статенин регулярно приносил нам большой доход. Это ему принадлежит идея издать сборник «Бизнес и право», где публиковались законы с комментариями от их разработчиков. Почувствовав себя нужным, он расцвел. Мне звонили некоторые, чтобы сказать: зачем ты связываешься с уголовником? Но для меня Андрей Григорьевич не был уголовником. Я знал, что он жертва нездоровой колбинской кадровой политики.

Слишком красивая «Аз и Я»

Региональная газеты «Аз и Я» на пять республик с общими границами и ментальностью – Казахстан, Киргизию, Узбекистан, Таджикистан, Туркмению - тоже детище ассоциации «Казинпресс».

- Когда-то я летел из Москвы в президентском самолете после подписания независимым Казахстаном какого-то крупного соглашения с Россией. На борту эйфория: мы все сможем, у нас все получится! У нас есть человеческий капитал, природные ресурсы, у нас космос, у нас головокружительные перспективы! Когда мы начали делать «Аз и Я», была та же эйфория, то же братание. Обговаривая направления ее деятельности, создали вокруг газеты много проектов. Но! Когда выпустили несколько номеров, Борис Гиллер, будущий успешный медиа-менеджер, с которым мы тогда вместе начинали делать «Караван», вдруг заявил, что региональная газета не пойдет. «Почему?» - удивился я. «Проект слишком красивый, а потому нежизненный». Скоро и в самом деле газета оказалась в таком положении, когда государство уже не могло содержать ее, а олигархов, готовых вложиться в издание, еще не было. Как не было и регионального рынка рекламы. Содержание корпунктов, печать, связь, доставка съедали все наши небольшие доходы. Вот так наш романтизм разбился о суровую реальность.

Кстати, газета Central Asia Monitor в чем-то повторяет идеи «Азии»: наша газета была региональной, а здесь часть страниц заполнена Узбекистаном, Таджикистаном, Кыргызстаном и Туркменией. То есть идея не умерла, региональное печатное издание, может быть, с меньшим налетом романтизма, но продолжает жить.

P.S.: У Григория Дильдяева была возможность сделать и третий заход в «Казправду». Он отказался. Отвечая на вопрос – почему, сказал:

- Если бы пригласил президент… А он не приглашал.

Казахстан > СМИ, ИТ > camonitor.com, 1 мая 2017 > № 2161252 Григорий Дильдяев


США. Весь мир > СМИ, ИТ > golos-ameriki.ru, 1 мая 2017 > № 2161196

Совет управляющих по вопросам вещания – о проблемах СМИ в сегодняшнем мире

Джон Лэнсинг, исполнительный директор Совета управляющих по вопросам вещания (BBG), в подчинении которого находятся «Голос Америки» и другие поддерживаемые правительством США американские информагентства, заявил в ходе дискуссии по случаю Всемирного дня свободы прессы, что в мире идет информационная война.

Мероприятие прошло в понедельник при поддержке BBG и факультета СМИ и общественно-политических коммуникаций Университета Джорджа Вашингтона. В ходе дискуссии эксперты обсудили вызовы, с которыми сталкиваются журналисты в сегодняшнем мире, растущее количество фальшивых новостей, а также пути укрепления доверия к СМИ.

В своем выступлении Лэнсинг коснулся вопроса о возможном вмешательстве России в ход прошлогодних президентских выборов в США. По его мнению, такие сообщения должны вызывать у людей беспокойство и стремление приложить усилия для получения достоверной информации. В противном случае «я очень опасаюсь возможных последствий», подчеркнул Лэнсинг.

И.о. заместитель госсекретаря США по вопросам публичной дипломатии Брюс Уортон, который входит в Совет управляющих по вопросам вещания, заявил, что «условия для СМИ во всем мире ухудшаются». В своей приветственной речи он отметил важность «всем вместе стать на защиту свободы прессы».

Майкл Орескес, вице-президент Национального общественного радио (NPR), сообщил, что увеличение количества фальшивых новостей подрывает основу журналистики – убеждение в существование фактов. По его словам, журналисты сознают свою роль как поиск фактов и знают, как проверять источники информации.

Орескес считает, что «журналисты не должны быть втянуты в информационные войны… Мы не должны становиться ни на чью сторону». Он заявил, что журналистам необходимо вернуть доверие к себе и выстроить отношения с аудиторией.

По мнению корреспондента CNN Элиз Лаботт, в настоящее время некоторые издания считаются поставщиками «фальшивых новостей», что вынуждает журналистов тратить время на то, чтобы защититься. По ее словам, сегодня журналистам приходится доказывать, что представленные ими факты правдивы, – вместо того, чтобы работать над репортажами.

Как отметил Лэнсинг, иногда он сталкивается с утверждением, что США должны отвечать пропагандой на пропаганду других стран. Однако, подчеркнул он, если бы Совет управляющих по вопросам вещания стал на этот путь, он утратил бы доверие к себе.

Модератор дискуссии Франк Сесно, декан факультета СМИ и связей с общественностью Университета Джорджа Вашингтона, подчеркивает, что пресса должна работать лучше. «Нам не доверяют, мы недостаточно прозрачно работаем», – сказал он. По его словам, СМИ должны более эффективно, каждый день рассказывать людям о том, как ведется сбор информации. «Эту кампанию необходимо вести более осознанно», – заявил Сесно.

США. Весь мир > СМИ, ИТ > golos-ameriki.ru, 1 мая 2017 > № 2161196


Великобритания > СМИ, ИТ > bbc.com, 1 мая 2017 > № 2159049

Пресса Британии: между Меркель и Путиным – политическая пропасть

У Черного моря

"Вряд ли Ангеле Меркель и Владимиру Путину удастся преодолеть политическую пропасть", - пишет Financial Times о предстоящем 2 мая визите германского канцлера в Сочи.

Это ее первая поездка в Россию за последние два года, однако надежды на то, что предстоящая встреча с российским президентом даст существенные результаты, призрачны, считают аналитики FT. Разногласия двух глав государств по ключевым вопросам мировой повестки слишком глубоки.

Ситуация в Сирии, война на Украине, предполагаемое вмешательство России в политические процессы западной Европы - вот основные, но отнюдь не единственные темы, по которым стороны кардинально расходятся. При этом, пишет газета, оба лидера не прочь возобновить личный контакт.

Во время последней встречи Меркель и Путина в Белом доме все еще главенствовал Барак Обама. Но настала эпоха Трампа. Москве и Берлину предстоит выяснять отношения в условиях новых мировых процессов, но для начала надо еще понять, в какой степени новый президент США способен изменить баланс сил.

В преддверии встречи стороны единодушно заявили, что по украинскому вопросу никаких прорывов не будет. Именно события на востоке Украины стали причиной для самого серьезного со времен холодной войны обострения во взаимоотношениях Берлина и Москвы, напоминает FT.

Ряд европейских дипломатов поставили под вопрос целесообразность новой встречи в формате Нормандской четверки, в рамках которой лидеры России, Украины, Франции и Германии пытаются найти способ урегулирования украинского кризиса. В Европе все более скептически смотрят на способность четверки положить конец конфликту, унесшему с 2014 года около 10 тысяч жизней.

"Мы по-прежнему очень критически относимся к аннексии Крыма и боевым действиям на Украине. Но мы хотим установить диалог с Москвой, поэтому госпожа канцлер продолжает разговаривать с Путиным", - цитирует издание спецпредставителя Германии в России Гернота Эрлера.

Стефан Мейстер из Совета по международным вопросам Германии считает, что Ангела Меркель едет в Москву, имея хороший козырь под названием "Трамп". По мнению аналитика, она даже может добиться от Путина большей гибкости в украинском вопросе, если даст понять, что на эскалацию конфликта в этом регионе Дональд Трамп может ответить каким-нибудь опасным для Москвы способом - например, более интенсивными действиями в Сирии.

Однако у Москвы тоже есть свои планы на этот визит. Financial Times напоминает, что Ангела Меркель в марте ездила в Вашингтон, а совсем недавно принимала у себя дочь Дональда Трампа Иванку. Российская "Независимая газета", пишет FT, высказала предположение, что Путин захочет получить кое-какую информацию из первых рук.

"Возможно в планах России и есть намерение делиться информацией по Трампу, но в планах Германии этого точно нет", - поспешил заявить один из высокопоставленных политиков Германии.

"Кремль немного недоумевает относительно того, что происходит в мире с тех пор, как парень, которого американские СМИ называли нашей марионеткой, поселился в Белом доме", - говорит Федор Лукьянов, председатель неправительственной организации "Совет по внешней и оборонной политике".

Организаторы встречи заявили, что, среди прочего, лидеры двух стран обсудят вопросы энергетики, экономического партнерства, а также предстоящий саммит "Большой двадцатки", который пройдет в июле в Гамбурге под председательством Ангелы Меркель. Канцлер попробует убедить президента России в том, что ЕС гораздо сильнее, чем ему кажется, и может выступить единым фронтом в вопросе экономических санкций против Москвы, пишет газета.

Язык переговоров - не проблема. Ангела Меркель в совершенстве говорит по-русски, а Владимир Путин выучил немецкий в годы своей службы в КГБ в Дрездене. И все же, завершает свою статью Financial Times, вряд ли поборнице свободы-канцлеру и кремлевскому боссу с авторитарными замашками удастся найти общий язык на берегах Черного моря.

Корейский кризис

"Америка разберется с Ким Чен Ыном так или иначе", - предупреждает советник президента США по национальной безопасности Герберт Макмастер.

Американский генерал-лейтенант считает, что угроза Соединенным Штатам и из региональным союзникам со стороны Северной Кореи все возрастает, и смотреть на это сквозь пальцы более не возможно, пишет Times.

"Режим стремится оснастить свои ракеты ядерными боеголовками, и мы мириться с этим мы не можем. Президент ясно дал понять, что он намерен решить эту проблему тем или иным способом", - заявил Макмастер.

Он призвал все страны региона, которым угрожает потенциальная опасность - Южную Корею, Японию и даже Китай - вместе с США дать отпор Пхеньяну. При этом советник подчеркнул, что Дональду Трампу очень не хотелось бы прибегать к военным способам решения задачи.

В ответ на такие заявления Пхеньян пригрозил потопить находящиеся в водах Корейского полуострова американский авианосец "Карл Винсон" и атомную подводную лодку США USS Michigan.

"Как только USS Michihan предпримет даже самый малейший маневр, ей придется принять страшную участь, превратившись в подводный призрак, без каких-либо шансов подняться на поверхность", - говорится на пропагандистском сайте Северной Кореи Uriminzokkiri. Власти КНДР также пообещали превратить корабли военного флота США в груду железа "своей непобедимой военной мощью, основанной на ядерных силах", пишет Times.

Спустя несколько часов после появления публикации на северокорейском сайте глава аппарата Белого дома Райнс Прибус сказал, что Северная Корея - главный вопрос в американской повестке дня. "В настоящий момент ни у нашей страны, ни у всего региона нет более серьезной угрозы, чем то, что происходит в Северной Корее", - заявил политик.

Накануне Вашингтон подтвердил, что заплатит за размещение на территории Южной Кореи сверхновой системы противоракетной обороны для защиты от Севера. Такой договор был заключен еще при Бараке Обаме. Дональд Трамп, в свою очередь, предупредил Пхеньян, что он рискует развязать "масштабный конфликт".

В качестве демонстрации своей солидарности с США Япония отправит к "Карлу Винсону" свой самый большой боевой корабль "Идзумо", сообщает издание.

Папа римский Франциск призвал все вовлеченные стороны соблюдать спокойствие. "Я не думаю, что человечество сегодня сможет вынести войну", - сказал понтифик и попросил ООН играть более активную роль в урегулировании вопроса о Северной Корее.

Опять популизм?

Все британские газеты отметили 100-дневное пребывание Дональда Трмпа на посту президента США.

Эту первую значимую дату Трамп предпочел встретить не на обычном приеме для прессы в Белом доме, а в городке Харрисбург в штате Пенсильвания, который сыграл очень важную роль в его победе на выборах, пишет Daily Telegraph.

Собрав там большую толпу своих сторонников, Трамп снова перешел на популистскую риторику: "Америка - прежде всего".

"Все эти сто дней моя администрация ежедневно работала на благосостояние великих граждан нашей страны. Мы одно за другим выполняем все наши обещания, и люди этим очень довольны", - сказал в своей речи президент.

Он заверил, что вот-вот начнется строительство стены между США и Мексикой, а он жестко возьмется за миграционную политику. Кроме того, сказал Трамп, никто не отменял его намерения победить ИГИЛ, а также отменить реформу здравоохранения своего предшественника Obamacare.

"Даже не волнуйтесь об этом. Будьте уверены. Идите домой, идите спать", - попросил Трамп своих сторонников. "США! США!", - раздалось в ответ.

"Сейчас в Вашингтоне проходит большой прием. Большое число актеров Голливуда и журналистов в эту минуту потешают друг друга в стильном бальном зале в сердце нашей столицы. Но я не мог бы желать большего, чем быть сейчас за 160 километров от Вашингтона в окружении гораздо большего числа намного более прекрасных людей", - заверил президент.

Дональд Трамп - первый после Рональда Рейгана глава Белого дома, пропустивший ежегодный прием Ассоциации корреспондентов при Белом доме (WHCA). Помимо журналистов, на него приглашаются также многие знаменитости из других сфер деятельности, в том числе шоу-бизнеса. Это мероприятие с максимально строгим дресс-кодом, но неформальное по содержанию. Речи всех выступающих изобилуют шутками.

Однако, пишет DT, Рейган пропустил этот престижный прием, потому что в 1981 году восстанавливался после покушения на него. Трамп же сделал это совершенно осознанно.

Ранее Дональд Трамп обрушился на американские средства массовой информации за то, что они искажают факты о его деятельности в первые 100 дней президентства и намеренно занижают его заслуги.

"Мы не фейковые новости, мы не мешаем работе новостных организаций и мы - не враги американцев", - словно переговариваясь с находящимся в Пенсильвании президентом, сказал, выступая на приеме, президент WHCA Джефф Мейсон.

Одним из гостей была даже пущена шутка, что Трамп не находится со всеми в Белом доме, потому что на самом деле живет в Москве, и лететь оттуда долго. В ходе предвыборной гонки прессам США часто писала о взаимных симпатиях Дональда Трампа и Владимира Путина и даже предполагала, что за победой американского миллиардера может каким-то образом стоять Москва. Однако первые 100 дней Трампа на посту президента не выявили его намерений тесно дружить с Россией.

Потрясающий бой

И еще одна тема, попавшая абсолютно во все газеты, а местами и сразу на несколько разворотов - это бой Энтони Джошуа и Владимира Кличко на стадионе Уэмбли в Лондоне.

В бою за титул чемпиона мира по версиям IBO (Всемирной боксерской организации) и Международной боксерской федерации (IBF), а также суперчемпиона мира по версии Всемирной боксерской ассоциации (WBA) Кличко проиграл молодому британцу только в 11-м раунде.

Газеты взахлеб рассказывают о том, насколько ярким и равным был бой.

Times пишет о том, что на протяжении всей карьеры Кличко, и даже в те годы, когда он абсолютно доминировал на мировом ринге, его называли "скучным, роботоподобным бычком". Так очень многие любители бокса воспринимали его манеру ведения боя, и для самого боксера такая рецензия - не новость, пишет газета.

Но если после боя с Джошуа Владимир Кличко решит уйти из спорта, он навсегда останется в сознании болельщиков настоящим бойцом и джентльменом.

По мнению многих спортивных комментаторов, результат боя на Уэмбли даже нельзя назвать поражением Кличко. То есть технически, да, он проиграл, но проигравшим при этом не был. Бой был очень красивым и равным.

"Я думал, он больше не поднимется", - цитирует Times Кличко, описавшего свое состояние в шестом раунде, когда он отправил британца в нокаут острым ударом справа. Впервые за свою карьеру Энтони Джошуа оказался на полу.

"Возможно, мне надо было добавить, после того, как он упал. Правильно ли был остановлен бой, или надо было продолжать? Не важно. Рефери принял решение, и я должен это уважать. Я - боец, я хочу биться как можно дольше. Это был удивительный вечер. Жаль, что мне не удалось победить", - рассуждал после боя Кличко.

Кличко признался, что даже после того как Джошуа поднялся, ему казалось, что у соперника не осталось ни сил, ни способности концентрироваться. Но англичанин приходил в себя по ходу последующих раундов. Издание в этой связи напоминает, что Энтони Джошуа 27 лет, а Владимиру Кличко - 41.

Теперь Кличко предстоит решить, что дальше, пишут британские газеты. Боец внутри него, конечно, захочет продолжать, внутренний голос прагматизма подтолкнет к завершению карьеры. Единственное, чего бы хотелось всем болельщикам, которым был подарен такой восхитительный бой - чтобы это решение было тщательно обдуманным.

Обзор подготовила Анастасия Успенская, Русская служба Би-би-си

Великобритания > СМИ, ИТ > bbc.com, 1 мая 2017 > № 2159049


Тайвань. США. Весь мир > СМИ, ИТ > russian.rti.org.tw, 1 мая 2017 > № 2159020

Четыре тайваньских фильма получили награды на 50-м Международном кинофестивале в Хьюстоне. Церемония вручения наград состоялась 30 апреля.

Среди победителей – фильм под названием «Держитесь, ребята!» (Lokah Laqi!) тайваньского режиссёра Лаха Мебоу, которая получила специальный приз жюри за полнометражную драму. Фильм рассказывает историю троих детей, живущих в уединённой деревне тайваньских аборигенов народности атаял. «Lokah Laqi!» стал вторым фильмом режиссёра Лаха Мебоу после выхода на экраны её первой картины «В поисках Саюн» (Finding Sayun) в 2011-м году. Актриса и певица Альби Хуан (Хуан Сяо-сюнь) снялась в роли учительницы детей.

Ещё три фильма получили награды: полнометражный фильм «Скотопланесы» (Sea Pig) режиссёра Хуан Чунь-хуа, полнометражный фильм «Посылки от папы» (Packages from Daddy) режиссёра Цай Инь-цзюань и мультипликационный фильм «Кот Баркли» (Barkley) Цю Ли-вэй.

В этом году было отобрано 60 полнометражных фильмов, которые показывали в ходе кинофестиваля с 21 по 30 апреля. Международный кинофестиваль в Хьюстоне – старейший в мире фестиваль независимого кино.

Анна Бобкова

Тайвань. США. Весь мир > СМИ, ИТ > russian.rti.org.tw, 1 мая 2017 > № 2159020


Россия. США > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 30 апреля 2017 > № 2173031 Оливер Стоун

Оливер Стоун — о новом фильме про Путина

Гэрри Мэддокс (Garry Maddox), The Sydney Morning Herald, Австралия

Для кинорежиссера, который на протяжении всей своей карьеры вызывает жаркие споры, индивидуалист Оливер Стоун (Oliver Stone), снявший «Взвод» (Platoon), «Уолл-Стрит» (Wall Street), «Рожденный четвертого июля» (Born On The Fourth Of July), «Прирожденные убийцы» (Natural Born Killers) и «Сноуден» (Snowden), производит впечатление человека невероятно рассудительного.

На вопрос о его отношении к администрации Трампа режиссер трех фильмов об американских президентах — «Джон Ф. Кеннеди. Выстрелы в Далласе», (JFK) «Никсон» (Nixon) и «Буш» (W.) — отвечает дипломатично.

«Я предпочел бы сначала поговорить немного о фильме, — говорит Стоун, находящийся в Лос-Анджелесе, накануне своей поездки в Австралию в следующем месяце. — А потом мы можем перейти к этому.

«В заголовках во мне всегда видят государственного деятеля или политика, или кого-то еще похуже, и я просто хочу напомнить людям, что я еще и драматург. Я рассказываю истории».

За годы блистательной и зачастую не лишенной пафоса карьеры в американском кино Стоун создал 20 фильмов и серию недавних документальных фильмов на политические темы. На фоне грандиозного успеха и драматических неудач он получил три «Оскара» и восемь раз был номинирован на другие кинопремии.

Но, несмотря на то, что ему достается от критиков, пожалуй, больше, чем любому ведущему режиссеру Голливуда, 70-летний Стоун продолжает заниматься неоднозначной тематикой.

Хотя об этом официально и не объявлено, Стоун подтверждает, что снимает новый фильм о российском президенте Владимире Путине, который скоро будет закончен. Он станет гвоздем сезона, если учесть заявления о влиянии России на президентские выборы в США и на членов администрации Трампа.

«Это не столько документальный фильм, сколько своего рода интервью, — говорит он. — Владимир Путин является одним из самых значимых лидеров в мире, и поскольку Соединенные Штаты Америки объявили его врагом — большим врагом — я думаю, нам очень важно послушать, что он хочет сказать».

Фильм рассказывает о том, как Путин воспринимает события, произошедшие с тех пор, как он впервые стал президентом в 2000 году.

«В нем мы в полном объеме познакомимся с точкой зрения Путина, о чем мы, как американцы, еще не слышали, — говорит Стоун. — За два года мы четыре раза приезжали, чтобы встретиться с ним».

«Сначала я говорил с ним о деле Сноудена (Edward Snowden), о котором говорится в фильме. И после этого возникло, я думаю, доверие — он знал, что при монтаже я не буду что-то особо менять».

Каковы его впечатления о жестком российском лидере?

«Он говорит довольно прямо, — рассказывает Стоун. — Думаю, мы правильно сделали и показали его с лучшей стороны, представив [его высказывания] на фоне западной риторики, что позволяет объяснить его точку зрения, и мы надеемся, что это поможет предотвратить дальнейшее непонимание и опасную ситуацию — на грани войны».

Хотя Стоун стал республиканцем под влиянием отца, который был биржевым маклером, его взгляды на мир — и его политика — изменились во время службы во Вьетнаме, где он участвовал в войне и получил боевые награды — «Бронзовую звезду» и «Пурпурное сердце». Говорят, что на президентских выборах в 2008 году и в 2012 году он голосовал за Барака Обаму, а затем — в прошлом году — за кандидата от Партии зеленых Джилл Стайн (Jill Stein). Но он решительно опровергает заявления о влиянии России на президентство Трампа.

«На мой взгляд, это путь, который ведет в никуда, — говорит Стоун. — Это внутренняя политическая война в США, в которой Демократическая партия совершила групповое самоубийство или что-то такое, чтобы создать вокруг него скандал, другими словами, полностью развенчать его, лишить легитимности и тем самым, по сути, дестабилизировать обстановку в США».

«Они занимаются тем, что разрушает доверие, существующее между народом и властями. Это очень опасная позиция — выдвигать обвинения, которые не можешь обосновать».

Одна из тем, которую Стоун будет обсуждать на мероприятиях, проводимых в следующем месяце в Сиднее в рамках проектов Vivid Ideas и Semi Permanent — способность кино вызывать изменения. И, несмотря на то, что он снял много патетичных фильмов об энергичных политических деятелях, сам он, похоже, настроен пессимистично.

«За время работы я снял три фильма о войне во Вьетнаме, три фильма о президентах, один фильм о Центральной Америке, один фильм экономического содержания об Уолл-стрит и так далее, — говорит он. — И на отношение к войне, они никак не повлияли».

«Возможно, некоторые люди в своем отношении к войне убеждаются в своей человечности и в ее бессмысленности — особенно когда дело касалось Вьетнама, но это не стало для них аргументом против войны в Ираке или Ливии, Сирии или Афганистане. Очень досадно и грустно быть ветераном войны, и видеть, что Америка не слушает».

«Многие люди любят фильмы, но я не знаю, как долго они остаются в памяти. Когда имеешь дело с государственной властью, у которой есть такой инструмент, как сила пропаганды, позволяющая вновь и вновь каждый день посторять, что „такой-то является врагом, и что мы должны идти на войну", возникает ситуация, как в романе (Оруэлла) „1984"».

После успеха первых фильмов «Полуночный экспресс» (Midnight Express) и «Лицо со шрамом» (Scarface) Стоун снял еще картины «Сальвадор» (Salvador), «Дорз» (The Doors), «Каждое воскресенье» (Any Given Sunday), «Александр» (Alexander), «Башни-близнецы» (World Trade Centre), сиквел «Уолл Стрит: Деньги не спят» (Wall Street: Money Never Sleeps) и «Особо опасны» (Savages). Он снял документальные фильмы о кубинском лидере Фиделе Кастро (последний из них — «Кастро зимой»/Castro in Winter), о левацких властях Латинской Америки («К югу от границы»/South of the Border), о президенте Венесуэлы Уго Чавесе («Мой амиго Уго»/Mi Amigo Hugo) и о политической истории Америки (сериал «Нерассказанная история Соединенных Штатов/The Untold History of the United States).

«Вот я думаю, тебя ценят и помнят — иногда освистывают, ненавидят, ругают — но в конечном итоге, помнят ли?— рассуждает он. — Меня это интересует. Я думаю, что многие драматурги тоже задаются таким вопросом».

На фоне эскалации ядерной напряженности с Северной Кореей Стоун говорит, что его беспокоит то, к чему могут привести недавние авиаудары США по Сирии и Афганистану.

«Мне 70 лет, — говорит он. — Я застал кубинский ракетный кризис. Я видел наши войска, воевавшие во Вьетнаме».

«Я помню время, когда при Рейгане — люди узнали об этом позже — дело чуть не дошло до ядерной конфронтации в 1983 году [когда советская система раннего предупреждения ошибочно сообщила, что США запустили межконтинентальные баллистические ракеты]. Ситуация была на грани.

«Все это время были ситуации на грани. Мы чувствовали, судя по договоренностям между Горбачевым и Рейганом, и после того, как распался Советский Союз, что для многих из нас все это закончится — что Соединенные Штаты, покончив со своей милитаризацией, получат мирные дивиденды — но ничего не изменилось.

«США тратят на оборону и безопасность почти триллион долларов в год, это больше, чем расходы на безопасность и оборону всех стран мира. Людям, которые смотрят на это рационально, это кажется непростительным».

Стоун сожалеет, что его последний фильм «Сноуден» плохо приняли в прошлом году в Австралии. Он считает, что это важный фильм, поскольку в нем предпринята попытка рассказать правду об американском служащем разведки, который раскрыл масштабы скрытого наблюдения, санкционированного правительством.

И он считает, что движение в сторону использования «всевидящей» техники наблюдения может быть огромной ошибкой.

«Я думаю, что у нас много ложной информации — как говорится, „фейковых" новостей — используется в политических идеологических целях, — говорит он. — Иными словами, благодаря этой технике США смогли с полной уверенностью заявить, что Россия во время выборов взломала компьютерные системы. От кого это идет? От спецслужб, которые изо всех сил воюют против России.

«Им нельзя доверять. Это важно понять. Я думаю, что в фильме «Сноуден» видно, почему им нельзя доверять».

Хотя федеральные прокуроры США обдумывают вопрос, нужно ли выдвигать обвинения против основателя WikiLeaks Джулиана Ассанжа (Julian Assange), Стоун остается горячим сторонником человека, которого он посещал в посольстве Эквадора в Лондоне.

«Уже 10 лет он является образцом честности и порядочности, — говорит Стоун. — Он очень много сделал для того, чтобы те, кого это заботит, могли понять мир».

«К сожалению, его сообщения иногда слишком пространны и запутанны, и их слишком сложно понять, но я думаю, что СМИ по-настоящему навредили ему, раскрутив скандал и обвинив его в изнасиловании, и продолжая упорно настаивать на этих бредовых обвинениях. Это пугающее поведение, к тому же, неэтичное и беззаконное».

Ассанж с 2012 года живет на территории посольства, чтобы не оказаться в Швеции, где ему предъявят обвинение в сексуальном насилии.

Стоун не верит заявлениям, что люди близкие к Кремлю передали WikiLeaks секретную информацию в рамках российского заговора, спланированного с целью повлиять на состоявшиеся в прошлом году президентские выборы.

«Я очень высокого мнения об Ассанже, когда речь идет о многих вопросах государственной важности, — говорит он. — Я очень серьезно отношусь к его заявлению о том, что никакой информации от России или других государств он не получал».

Семь лет назад Стоун заявил, что без особого оптимизма воспринял заявление США о том, что «империя доживает свои последние дни. Вавилон падет». А какие чувства он испытывает сейчас, видя состояние своей страны, переживающей не лучшие времена?

«Если вы проанализируете мою работу, вы поймете, что во мне растет чувство обеспокоенности, — говорит Стоун. — В молодости я был очень консервативен.

«Мой отец был ярым республиканцем, и я вырос в этой обстановке. Но мой жизненный опыт сделал меня другим. Я снимаю фильмы, в которых все чаще находят отражение и моя точка зрения, и мои опасения.

«При этом я продолжаю снимать фильмы на криминальные темы. Я продолжаю делать фильмы о футболе. Я все это смешал. Я по-прежнему люблю фильмы, как фильмы, и стараюсь делать все мои работы, в которых есть „политический уклон", как можно более интересными и увлекательными».

И вновь легендарный мастер-рассказчик уходит от обсуждения политики.

«Давайте говорить о кино, настаивает Стоун. — Не забывайте, что я режиссер».

Россия. США > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 30 апреля 2017 > № 2173031 Оливер Стоун


Россия > СМИ, ИТ. Легпром > forbes.ru, 30 апреля 2017 > № 2165344

Амазонки и революция: главные героини социалистического модерна

Елена Федотова

Искусствовед

Почему триумф русского авангарда и советского текстиля немыслим без участия женщин.

Ольга Розанова, Любовь Попова, Варвара Степанова, Надежда Удальцова, Наталия Гончарова и Александра Экстер вошли в историю искусства как амазонки авангарда. Шесть художниц не были объединены в группу, хотя были знакомы друг с другом, порой участвовали в одних и тех же выставках и даже вместе работали. Их объединил авангард, новая художественная доктрина, взорвавшая художественный мир в первое десятилетие ХХ века. Октябрьская революция стала точкой, внесшей раскол в среду амазонок. Одни приняли ее всей душой, тесно сотрудничая с новой властью, другие предпочли все же уехать из новой России. Однако на судьбу каждой из них революция оказала огромное влияние.

У авангардных художниц начала XX века было много общего. Несмотря на разрыв в возрасте, они все же разговаривали на одном языке. Самая старшая из амазонок, Наталия Гончарова, была на год старше Экстер, на пять — Удальцовой и Розановой, на семь — Любови Поповой, почти на десять — Варвары Степановой. Почти все они происходили из очень состоятельных семей и не нуждались в работе. Александра Экстер несколько месяцев в году проводила в Европе, водила знакомство с Пикассо и Браком, принося русским авангардистам свежие новости из парижских мастерских. Попова и Удальцова дружили со студенческой скамьи, учились кубизму в Париже у Анри Ле Фоконье и Жана Метценже и посещали салон Гертруды Стайн. И все они были возлюбленными больших художников. Варвара Степанова была женой Александра Родченко, Надежда Удальцова — Александра Древина, Наталия Гончарова — подругой Михаила Ларионова, Ольга Розанова — Александра Крученых, Любовь Попова — Александра Веснина, Александра Экстер — итальянца Арденго Соффичи. Однако авангардистки никогда не прозябали в тени великих мужчин. А амазонками, по воспоминаниям актрисы Алисы Коонен, их прозвали товарищи по авангарду за воинственный дух, проявленный в жарких спорах об искусстве.

Измы на службе власти

Революцию в искусстве амазонки совершили еще до событий 1917 года. Кубизм, футуризм, супрематизм жестко отвоевывали свои позиции у реалистического искусства. Но именно революция дала возможность художникам-радикалам воплотить утопию авангарда в жизнь. Идея революции крылась в самой идее авангарда. Художники мечтали построить новый мир, сбросив классиков с пьедестала современности, уничтожить «буржуазное» фигуративное искусство, вывести искусство из музеев на площади. И этот радикализм оказался немедленно востребован новой властью.

Петербургские авангардисты писали московским: «…С вами мы, Вольтеры-террористы, бросившие бомбу только что в дворцы-музеи. Делайте все против охраны буржуазного хлама в искусстве! …Мы у руля. Лево-руля!» Художники авангарда не воспринимали революцию как катастрофу, наоборот, встретили ее с воодушевлением.

Левые художники сами потянулись к сотрудничеству с государством. В новых комитетах по культуре и искусству ведущие должности заняли бывшие возмутители хорошего вкуса — Малевич, Кандинский, Родченко, Татлин. «Вчера голодали на чердаках, а сегодня комиссары искусства», — говорил о своих коллегах по цеху Родченко, призывая сжечь все старое, изжившее, «порабощающее, угнетающее нас».

Не остались в стороне и дамы. Эксцентричные барышни приняли вызов сурового времени, с большим энтузиазмом встав у руля новой арт-системы. Варвара Степанова стала заместителем заведующего литературно-художественным сектором Отдела ИЗО Наркомпроса. Вошла в Президиум секции ИЗО Рабиса (Профсоюза работников искусств). Была одним из учредителей ИНХУКа (Института художественной культуры). Ольга Розанова служила заведующей Промышленным подотделом в отделе ИЗО Наркомпроса. Авангардистки ездили по отдаленным мастерским, налаживали разрушенные войной и революцией художественные школы и основывали новые. При участии Розановой были созданы Свободные художественные мастерские в Богородске, Мстере, Иваново-Вознесенске. Благодаря художникам-радикалам, попавшим в закупочные комиссии, в наших музеях, в том числе провинциальных, оказались шедевры русского авангарда. Удальцова и Попова преподавали в новом учебном заведении — ВХУТЕМАСе, ставшем кузницей кадров нового искусства.

В первые годы советской власти авангард был выбран визуальным языком нового строя. Авангардистам дали полный карт-бланш во многих областях культуры. Им было поручено оформление социалистических праздников. Праздничные города выглядели столь авангардно, что удивили бы и сейчас.

В первую годовщину Октября Натан Альтман обернул красными полотнищами восточное и западное крыло Зимнего дворца, не хуже, чем современный художник Кристо. Александрийский столп был окружен огромной трибуной и украшен супрематическими фигурами, взвивающимися как пламя. Ольга Розанова оформляла Москву к 1 мая 1918 года — кроме праздничного украшения города, по ее проекту были устроены фейерверки и иллюминация, воплощая ее концепцию цветописи. К сожалению, Розанова, заболев дифтерией, скоропостижно скончалась прямо в день годовщины Октябрьской революции. Когда 7 ноября 1918 года демонстрации шли по украшенным Розановой улицам, сама она умирала в Солдатенковской больнице. Александра Экстер уехала на Украину, но тоже не осталась в стороне от общественной работы, оформив к 1 мая Одессу.

В 1921 году конструктивисты объявили живопись буржуазным пережитком и обратились к «деланию вещей», то есть фактически к дизайнерской работе. «Деятельность современного художника, — как писала Любовь Попова, — неизбежно протекает в пределах конкретного производства». Утопия авангарда предполагала преображение мира путем его устройства по законам функциональной красоты. И амазонки сыграли в этом преображении существенную роль.

Советский от-кутюр

Варвара Степанова и Любовь Попова сосредоточились на создании нового типа одежды — прозодежды. Сама идея «производственного костюма» возникла в театре. Всеволод Мейерхольд приравнял актера к трудящемуся, костюм которого должен был не только выявлять образ персонажа, но быть удобным для работы и жизни артистов. В спектакле «Великодушный рогоносец», поставленном в 1922 году, прозодежда была впервые предъявлена публике. В качестве художника-постановщика над спектаклем работала Любовь Попова. В костюмах была подчеркнута прежде всего конструктивная и функциональная роль. Особый крой карманов, швов, ремней и застежек отличал образы рабочего, летчика, агитатора.

Другой вариант прозодежды предложила Варвара Степанова, также в театре Мейерхольда, в спектакле «Смерть Тарелкина». В отличие от одноцветных костюмов Поповой Степанова использовала возможности цвета, чтобы получить максимально контрастные сочетания. В основе любого костюма — будь то спортивная или профессиональная одежда — у Степановой лежала единая база, которая изменялась, обрастала необходимыми деталями в зависимости от нужных в каждой профессии функций. Прозодежда Степановой следовала достаточно жесткой геометрической структуре, выглядела совершенно аскетично, почти не подчеркивая гендерные различия, в духе унисекса. И несмотря на свою универсальность, на самом деле была настоящей модой от-кутюр.

Александра Экстер также работала в сфере моды, но к производству одежды подходила совершенно с другой стороны. Экстер не искала универсальной формы, но понимала прозодежду с учетом уже сложившейся специфики профессии, отстаивая балетную пачку как прозодежду балерины. Работая в «Ателье мод» Натальи Ламановой, Экстер разрабатывала изящный стиль ар-деко, а ее эскизы в журнале «Ателье» были образцом новой роскоши и женственности. Вершиной же высокого стиля Экстер стала работа над фильмом «Аэлита» с ­изящными футуристическими костюмами пришельцев. Считается, что Экстер входила в группу, разработавшую парадную форму Красной армии в начале 1920-х годов.

В 1923 году Попова и Степанова откликнулись на обращение 1-й Ситценабивной фабрики к художникам по производству набивных тканей. Производственники хотели привлечь художников для разработки новых орнаментов. Результат оказался блестящим. В революционном запале художницы придумали множество геометрических орнаментов, достойных высокой моды, напоминающих ставший популярным в 1960-е годы стиль оп-арт. Ситцы, фланель и бязь с геометрическими принтами вышли в массовое производство.

Не только в России

Из всех амазонок наименьшее отношение к Октябрьской революции имела Наталия Гончарова, еще в 1915 году уехавшая в Париж по приглашению Сергея Дягилева для работы в «Русских сезонах». Впрочем, свою революцию Гончарова свершила еще до отъезда. Она переосмыслила религиозную живопись, появившись на публике с расписанным лицом. Она снималась полуобнаженной в кино! И, наконец, она ввела в моду рубашку-платье, ставшую прототипом прозодежды художника. Уехав из России, Гончарова и Ларионов проявляли искренний интерес к происходящим там переменам и даже хотели вернуться, однако уже в 1930-е годы стало ясно, что возвращение невозможно. Блестящая Александра Экстер также уехала в Париж в 1924 году и умерла в забвении и бедности. Любовь Попова умерла в 1924 году от скарлатины, двумя днями позже ее сына. И лишь Надежда Удальцова и Варвара Степанова прожили долгую жизнь в Советском Союзе. Когда в 1937 году был арестован Александр Древин, Удальцова спасла его работы, выдав их за свои во время обыска. Степанова разрабатывала дизайн одного из самых одиозных журналов «СССР на стройке», однако и ее не обошло разочарование в новой власти, когда в 1930-е годы Родченко подвергли остракизму за формализм.

Россия > СМИ, ИТ. Легпром > forbes.ru, 30 апреля 2017 > № 2165344


Казахстан > СМИ, ИТ > kt.kz, 30 апреля 2017 > № 2162650

В 2016 году в Кызылординской области действовало 209 библиотек, сообщает департамент статистики Кызылординской области.

Как уточнили в департаменте, сеть представлена следующими видами библиотек: универсальные - 207 единиц, научные - 1 единица, специальные - 1 единица, передает Kazakhstan Today.

Библиотечный фонд данных библиотек составляет 4,5 млн экземпляров, объем электронного каталога - 1,1 млн единиц.

"Число пользователей библиотек в 2016 году составило 246,1 тыс. человек, из них пользователи интернет-ресурса - 14,4 тыс. человек. Число посещений библиотек составило 1759,0 тыс. человек, при этом посещения интернет-ресурса составило 69,3 тыс. человек", - проинформировали в статдепартаменте.

Кроме того, по информации ведомства, в 2016 году в Кызылординской области количество культурно-досуговых организаций составило 173 единицы, из них в сельской местности - 164 единицы. Культурно-досуговые организации представлены в большей степени клубами (115 единиц), домами (дворцами) культуры (56 единиц) и центрами народного творчества (1 единица).

В 2016 году учреждениями клубного типа было проведено 7,9 тыс. культурно-массовых мероприятий, на которых присутствовало 1397,2 тыс. человек. Число мест в зрительных залах составило 28,6 тыс. единиц.

В 2016 году число музеев в области составило 12 единиц, из них 6 в сельской местности.

За отчетный год в музеях области проведено 9470 экскурсий, где общее число посетителей составило 118,9 тыс. человек, из них детей - 67,7 тыс. человек.

Также в статведомстве сообщили, что в области действует 4 парка развлечений и отдыха. Всего проведено 92 культурно-массовых мероприятий. Число досуговых объектов-аттракционов составило 24 единицы.

"2016 году кинопоказы проводились в 2 кинотеатрах, где было проведено 7,2 тыс. киносеансов, которые посетили 235,5 тыс. человек. Доход организаций, осуществляющих кинопоказы, составил 182,7 млн тенге", - сообщает департамент статистики.

Кроме того, сообщается, что в области действует 1 театр, где за отчетный год проведено 223 спектаклей, а число новых постановок составило 6 единиц. Число зрителей составило 81 840 человек, из них число детей 18 600 человек.

Казахстан > СМИ, ИТ > kt.kz, 30 апреля 2017 > № 2162650


Дания > СМИ, ИТ > regnum.ru, 30 апреля 2017 > № 2158445

Куда катится мир? Ответ западной интеллигенции

30 апреля 1956 года родился Ларс фон Триер – датский кинорежиссер, поставивший точку в развитии западного гуманизма

Говорят, что правильная постановка вопроса — половина его решения. Западная творческая и иная интеллигенция весьма поднаторела в этом деле: порою даже удивляешься, как, после стольких трактатов философов, психологов, сатириков, политиков, экономистов, писателей, художников — можно еще верить в то, что трава по ту сторону границы зеленее. Интернет позволяет с легкостью узнать все про расчеловечивание, эксплуатацию, бессмысленность, любую иную несовершенность современной жизни.

Однако люди ожидают от интеллигенции не только первой половины решения своих проблем — но и второй. Великие революции (в отличие от постоянно случавшихся мятежей и восстаний) начинались не там, где приходило понимание, что жизнь — плоха. А там, где людям показывали иное, светлое будущее — и шаги, которые нужно предпринять для его достижения.

Так как же сейчас состоял дела с ответами? Желание западной интеллигенции отказаться от коммунизма — удовольствие не из бесплатных. Несмотря на расхожее мнение, века марксистской и социалистической традиции ушли не на развитие идей, как репрессировать наибольшее количество народу. Долгое время только социалисты сохраняли веру в человека, в прогресс, обсуждали возможность превращения людей не в винтики Машины, а во всесильных творцов, разуму и науке которых рано или поздно подчинятся силы природы. Утверждалось даже, что человечество должно преодолеть саму Смерть, воскресить предков, исправить все зло в мире — подобно древним героям, побеждавшим страшных чудищ, завершая дело Богов.

Эти социалистические ответы сыграли ключевую роль в ХХ веке — на них человечество «вылезло» из пучины бессмысленной Первой Мировой войны, нанесло поражение мировым черным силам фашизма. Обойти их стороной, проклясть даже «утилитарные» — социальные, промышленные — их достижения… Мало кому удалось сделать это, не отказавшись от каких-то важных гуманистических констант. Прокляни коллективизм (как это сделали многие) — и останешься беспомощным перед лицом социальных и природных сил одиночкой. Откажись от развития человека — и получишь мир холодных машин, перемалывающий людей. Скажи, что все великие, объединяющие и вдохновляющие на подвиги идеи — «тоталитарны», опасны для свободы личности – и обречешь себя копошиться в мелочных вопросах потребительского быта или бессмысленно играть красками в «современном» искусстве.

Куда же мы идем? В капитализм? Социализм? Коммунизм? Что за светлое будущее обещает нам западная интеллигенция? Чем ответят они на вызовы сегодняшнего общества?

Один из самых внятных ответов на все эти вопросы прозвучал на рубеже 2010-х годов — из «уст» известного датского кинорежиссера Ларса фон Триера. Человек, начинавший с «антибуржуазного» манифеста, пришел к некоей финальной точке. Не так важны его заявления по поводу эстетики нацизма и еврейско-немецких корней — это все легко списывается на шутки и эпатаж, построенный как раз на понимании «неприемлемости» данных вещей. Другое дело — фильмы, один из которых — «Антихрист» — режиссер считал вершиной своей карьеры, а героиня второго — «Меланхолия» — была аллюзией на личность автора.

Шершавым языком плаката — конечно, не пролетарского, а «элитарного», богатого метафорами и популярными на западе отсылками к дохристианской культуре, — яркий представитель западной интеллигенции предлагает зрителю свой «универсальный ответ».

Что человечеству надо сделать, чтобы мир стал лучше? Ответ: умереть.

А ведь, зная людскую привычку жить, — это еще надо устроить.

Слом гуманизма

Конечно, Триер потратил десятилетия не для того, чтобы прийти к выводам a la «мир несправедлив, девушки меня не любят, пора топиться». Пафос его — в том, что зло укоренено в природу человека, и самое благородное, что можно в этом случае сделать — не застрелиться, а уничтожить весь человеческий мир. Понятно, что подобные заявления требуют серьезного, фундаментального обоснования. Его-то Триер и приводит в фильме «Антихрист».

История начинается с показа того, как главные герои — муж и жена — занимаются любовью. В это время их маленький сын вылезает из кроватки и выпадает из окна. Женщина тяжело переносит утрату: месяц она сидит в больнице в беспамятстве, не в силах принять зло мира, который отнял у нее ребенка. Врачи советуют жене забыться и жить дальше нормальной жизнью, радуясь каждому дню, будто ничего и не бывало. Муж — психотерапевт — видит тупиковость и нечестность этого пути и решает лечить свою возлюбленную самостоятельно.

Понятно, что врач — это посланец обычного буржуазного общества. Он не может ответить героине на вопрос о природе зла — и старается просто не замечать эту проблему, замести ее под ковер, заполнить душевную пустоту бытом и потреблением. Такой — неосознанный — тип жизни предлагает человеку капиталистическое общество. Муж же — персонаж, воплощающий «здоровую» (на самом деле — ницшеанскую) рациональность, силу воли. Верящий, что человек может встретиться с проблемой зла «лицом к лицу». И не сломаться внутренне, а ужиться с ней. Основания его веры не совсем понятны: отчасти он надеется на научное объяснение (ведь то, что понятно — уже не страшно), отчасти — выставляет себя стоиком, гордо принимающим лишения, посланные судьбой. Муж хочет взять человеческую природу под контроль, не дать эмоциям и психологическим травмам диктовать ему, как жить.

Для того чтобы женщина встретилась с собой, мужчина вывозит ее за пределы оберегающего человеческого общества, города, культуры. Тем более, что дома жена постоянно убегала от «прямого разговора» — засыпала, впадала в прострацию, спасалась через половую близость (разрядку, позволяющую ей забыться). Пара приезжает в примитивный домик посреди леса.

Конечно, чтобы добраться до него — женщине нужно перейти мост, — некую границу между культурным миром людей и лесным царством природы. Чтобы понять этот момент, не раз возникающий у Триера, надо обратиться к исследованиям по культуре древних народов. Одним из ключевых противоречий для человека было противостояние леса и деревни. Лесной массив — это воплощение первозданного хаоса, силы стихии, зловещей природы, постоянно наступающей на поля и жилище, созданное людьми. Это — противоположность культуры, искусства, осознанности, человеческой жизни. В лесу живут не только дикие звери, но и разнообразные чудища, Тьма. Для русских существовал хотя бы образ березовой рощи, пронизанной божественным светом — знаком, что Бог не покинул мир, что в Творении есть добро. Для западного же человека лесной массив — беспросветный мрак.

Пара живет в избушке, в которую буквально колотится окружающий хаос. Мужчина чуть ли не впадает в панику, когда его высунутая в окно ночью рука с утра оказывается покрыта клещами. Тем не менее, он «ведет» женщину к тому, чтобы она слилась с этой природой: жена лежит в траве, страх отступает, ей начинает мерещиться что-то загадочное.

Наконец, героиня «сбрасывает» с себя культурную кору и сливается с природной стихией. Она убегает в лес, предается там плотским утехам, просит мужа бить ее. Оказывается, что ранее в этом доме жена занималась исследованиями по поводу убийства женщин в древности, и пришла к выводу, что женская природа — зла. Однако объясняется это тем, что женщины менее «окультурены» и рациональны, чем мужчины — и потому находятся ближе к природной стихии. Настоящий антихрист — это сама природа, жизнь, окружающий мир. Поскольку зло сокрыто в природе вообще, то и природа человека — тоже зла. Женщины — как существа более «естественные» — больше, мужчины — меньше.

Муж не соглашается с выводом возлюбленной. На протяжении всего фильма он встречает зверей, создающих аллюзию на героиню: оленя, вынашивающего мертвого олененка; лису, пожирающую свою плоть (даже говорящую герою: «Хаос правит»). Несмотря на это, муж считает, что природа сама по себе — нейтральна, если не добра, а качеством «зла» наделяет ее уже сам человек. Наконец, догадка героя подтверждается: врачи присылают результаты вскрытия сына, в которых указывается, что ступни его — деформированы. Внимательно рассмотрев старые фотографии, мужчина замечает, что ботинки на ногах ребенка перепутаны местами. Оказывается, что женщина уже давно истязала своего сына, но почему-то этого не замечала — хотя иногда ей «мерещились» доносящиеся откуда-то крики боли. Более того, Триер показывает нам, что в начале фильма жена внимательно наблюдала за действиями вывалившегося из окна ребенка — и именно его смерть доставила ей сексуальное удовольствие.

Конечно, сошедшей с ума на почве своей «природности» женщине в смерти сына мерещился закон идущей по кругу жизни: одно дитя погибает — другое зачинается. Слишком поздно мужчина понимает, кто находится рядом с ним. Жена калечит его и приковывает к тяжелому точильному кругу. Женщина одержима желанием полового акта — отчасти для «замыкания круга» рождением нового ребенка, отчасти для еще большего слияния с природной стихией. При этом она калечит себе эрогенные зоны: заниматься любовью ради удовольствия — это слишком по-человечески.

Мужчина, тем временем, и сам начинает «вступать в контакт» с природой: он прячется от жены в лисьей норе, спасается благодаря тому, что освобождает из-под пола дома замурованную там ворону — находя в результате гаечный ключ. Герой освобождается, убивает жену — и убегает в лес.

Там он встречает «здоровые» и красивые призраки животных — тех, которые раньше представали ему в уродливом и полумертвом состоянии. Мужчина ползает по траве, питается ягодами. Наконец, ему является видение: множество безликих женщин разных эпох, идущих среди деревьев. Зла и агрессии в сцене не ощущается.

Кажется, что прав оказывается главный герой: в природе нет зла, оно — порождение человека. Однако уже этот вывод опасен: что именно в людях является источником зла? Если их сущность, их природа — то не являются ли они главными врагами жизни? Ведь животные обретают уродливый, а «сатанинский» вид как раз под воздействием главных героев. Идея, что человек — главная опасность для мира — не есть порождение воспаленного воображения одного только Триера: это утверждают многие западные экологи, философы, художники. Примерно в те же годы одна американская писательница рассуждала на курируемой ею «арт-выставке» о том, как петрушка в саду Дахау ужасалась действиям людей в концлагере. Так что мысль Триера не является уделом «злого гения», а давно уже стала расхожей.

Впрочем, далее режиссер показывает, что его волнуют вещи более значимые, чем мнение петрушки.

Конец света

«Некоторые люди просто хотят видеть, как мир горит», — этими словами пытается объяснить свою мотивацию Джокер, злодей из фильма братьев Ноланов «Темный рыцарь». Эта же фраза как нельзя лучше описывает следующий фильм Триера — «Меланхолию».

Лимузин, везущий главную героиню Жюстин и ее жениха Майкла на свадьбу, никак не может вписаться в поворот. Мужчина активно пытается помочь водителю, в то время как женщина относится ко всему как-то безразлично-растерянно. На празднестве ее ожидает все человеческое общество. Там будет и ее босс, каждые пять минут требующий от героини придумать рекламный слоган — даже прямо во время поздравительной речи. Нанятый им паренек Тим, глупый и необразованный, под страхом увольнения вынужденный докучать героине расспросами про слоган. Мать Жюстин, презирающая всех и вся — и не скрывающая своего раздражения «ненужными ритуалами» вроде празднования свадьбы. Отец, издевающийся над супругой, приударивший за какими-то относительно молодыми дамами. Конкурсы, слуги, сестра героини Клэр и ее муж Джон, желающие, чтобы свадьба прошла пышно, пафосно — и по назначенному плану…

Лимузин не может втиснуться в этот мещанский буржуазный мирок, да и Жюстин не горит желанием в него окунаться. Она уже другая — в том же смысле, что и героиня «Антихриста»: притягиваемая к природе. Однако, упорством жениха, Жюстин оказывается вынуждена все-таки явиться на свадьбу — с двухчасовым опозданием.

Нельзя сказать, чтобы собравшееся там общество испытывало какое-то уважение к древнему человеческому ритуалу: их пребывание бессмысленно, чисто формально. Они живут «по инерции», злясь и ссорясь, но неловко пытаясь получать хоть какое-то удовольствие от момента.

Жюстин уже находится где-то за гранью этого мира. Все ее попытки удержать себя в его рамках оказываются тщетны. Она убегает в ночь, на безлюдную площадку, любуется звездами (особенно одной — Антаресом), принимает долгие ванны, попросту спит, напивается… Но праздник все равно оказывается сорван. Впрочем, формально молодожены умудряются пройти все основные «реперные точки» программы.

Жюстин ищет спасения у близких. Она говорит с матерью, но та — тоже саботирующая мероприятие — прямым текстом указывает ей на дверь. Отец буквально сбегает от дочери с какими-то очередными барышнями. Сестра, вроде бы, сочувствует Жюстин — но давит на нее, чтобы та не срывала вечер. Так же, но более холодно, поступает Джон. Маленький мальчик Лео — не подходит для излияния душевного горя.

Однако не способна к близости и сама Жюстин. Ее жених — самый живой человек в фильме, он пытается быть искренним, надеясь, что любовью пробьется к сердцу своей невесты. Однако все его попытки оказываются безрезультатны. Хуже того — Жюстин действительно чувствует в нем какую-то человечность. Ей надо «разрядиться» после пережитой свадьбы — но она отказывает Майклу в супружеской близости и выходит на улицу, где занимается любовью с первым встречным — которым оказывается Тим. Жених понимает, что его усилия напрасны и со слезами прощается с возлюбленной, уезжая, чтобы никогда больше не вернуться. Антарес исчезает с неба.

Проходит неопределенное время, и Жюстин возвращается в особняк сестры, в котором праздновалась свадьба. Она находится в полной прострации — не может думать, говорить, перемещаться. Героиня как бы окончательно «отпала» от «нормального» мира, и просто влачит отведенные ей пустые дни.

Клэр, тем временем, беспокоится по поводу обсуждаемой в интернете новости о планете Меланхолия, направляющейся к Земле. Ученые — и среди них Джон — утверждают, что бояться нечего: планета пролетит мимо. Однако Клэр не покидает страх, что в рациональных расчетах ее мужа содержится фундаментальная ошибка. Здесь муж и жена олицетворяют почти те же начала, что и в «Антихристе». Джон — культура, законы общества, рациональность, делающая вид, что держит все под контролем — и заметающая все неудобные, угрожающие ей вопросы под ковер. Клэр — природа, сущность, нутром ощущающая реальность и силу укорененного в мире зла. В отличие от героини, изначально принадлежащей «лесу», ее сестра находится как бы на границе двух миров. Она цепляется за мужа, боится за будущее сына. Когда планета подлетает совсем близко, Клэр успокаивает себя, говоря, что Меланхолия выглядит «доброй» и неопасной — то есть буквально закрывает глаза на ощущаемое ею зло, следуя заветам Джона.

Чем ближе подлетает опасная планета — тем живее становится Жюстин. Она любит лошадей и каждый раз, выезжая на них, пытается пересечь мост, отделяющий поместье от леса. Однако конь — это окультуренное, верное человеку животное — отказывается перевозить ее на ту сторону. Это вызывает у Жюстин даже взрыв гнева, когда она жестоко избивает своего скакуна. Впрочем, в ночь, когда Меланхолия оказывается совсем близко к Земле — героиня наполняется такой силой и решимостью, что сама убегает во тьму леса и голой (сбросив одежду человеческой культуры) лежит среди травы, у ручья, под лучами смертельной планеты.

Планета подлетает к Земле и, как предсказано Джоном, пролетает мимо. Впрочем, он проговаривается, что внутренне допускал возможность столкновения — и даже готовил под это какие-то припасы. Клэр злится на него: ранее Джон ругал ее за то, что она купила таблеток для безболезненной смерти в случае падения на Землю Меланхолии, хотя сам делал то же самое. Но, в любом случае, опасность миновала — и «обычная» жизнь спасена.

На следующий день Джон нервничает, ходит вокруг телескопа, что-то высчитывает — пока, наконец, куда-то не пропадает. Клэр обнаруживает, что Меланхолия все-таки «решила» упасть на Землю — и теперь стремительно приближается. Джон же, забыв о жене и сыне, выпил заготовленные женой таблетки и тихо умер в конюшне.

Жюстин ранее уже объясняла сестре, что просто «знает» о неизбежном столкновении — поскольку она находится «по ту сторону» и «слышит» нечто, не доступное живущим в культурном человеческом обществе. Смерть не пугает ее — напротив, именно уничтожение всего живого героиня и ожидает с нетерпением. Ведь мир — зол (а люди — и подавно).

Клэр паникует, хватает ребенка и хочет ехать в находящуюся рядом деревню — не потому, что там есть путь к спасению, а просто ради того, чтобы воссоединиться с человеческим обществом, вернуться под его защиту. Однако вся техника отказывает, причем именно на мосту, отделяющем поместье от леса. Клэр вглядывается в лесной хаос — и поворачивает назад. Жюстин наблюдает за сестрой как за сумасшедшей — с усталостью и презрением во взгляде.

Клэр, в отчаянии, предлагает встретить конец по-буржуазному: на террасе, с бокалом вина, с песнями и музыкой. «Может, с Девятой Симфонией?» — передразнивает ее Жюстин, иронизируя, подобно всем врагам человеческого рода, над бессмертным творением Бетховена. И продолжает: «С таким же успехом можно встретить смерть, сидя в туалете». К сестре Жюстин не проявляет никакого сострадания, насмехается над ее страхом и не скрывает сладостного ожидания конца. Единственное, что хоть как-то «пробивает» ее — это маленький Лео.

Мальчик на протяжении всего фильма просит героиню показать «пещеры». Когда, под конец фильма, он спрашивает свою тетю: неужели спастись нельзя? Жюстин отвечает: методом мужчин (Джона и других «культурных» людей) — нельзя. Но лично она, как посланец «иного мира», может построить спасительную «магическую пещеру».

Лео и Жюстин идут в лес, собирают палки, для вида чистят их ножичком от кожуры — и складывают в шалаш. Три персонажа собираются в нем, берутся за руки — и ждут гибели. В последний момент Клэр закрывает ладонями свое лицо и плачет навзрыд. Земля поднимается на дыбы — и героев сносит огненной волной вместе с их «шалашом».

Гибель мира

У педантичного зрителя должен возникнуть вопрос: как же так, петрушка ни в чем не виновата? Почему планета уничтожила не людей, а всю Землю — с лесами и зверушками, отсутствие зла в которых было, как бы, показано в «Антихристе»?

Необходимо понять, что Триер подразумевает под «лесом», противостоящим человеку. Это — не буквальные сосны и ели, лисы и олени. Скорее, разговор идет о противостоянии некоего хаоса, тьмы, Абсолюта — и жизни, Творения, развития, представителем которого является человек. Так, сцена «пожирания» Земли Меланхолией — растворения одной планеты в другой — показывает не банальное столкновение двух небесных тел. Это — уничтожение Творения, натолкнувшегося на стену Абсолюта. Растворение космоса в хаосе. Не о противостоянии человек — природа идет речь, а о противопоставлении бытия и небытия. Поэтому Жюстин злом называет именно «мир».

В чем же значение эпизода с шалашом? Что это, компромисс, ложь, на который пошла героиня ради успокоения ребенка — к которому все-таки испытывала человеческие чувства? Или нечто большее?

Рискну высказать некое предположение. Шалаш стал ответом Жюстин на реплику сестры: если Земля окажется уничтожена — то где жить детям? «Пещера», которую создает Жюстин — это некий портал в новую жизнь для «избранных», отпавших, «очистившихся» от Творения — и присоединившихся к другому источнику. Именно его «слышит» главная героиня, он дает ей знания о мире, большие, чем у ученых. Жюстин угадывает количество шариков в лотерее, знает о грядущем столкновении и тайнах других персонажей. Она связана с Абсолютом — материально выраженным в Меланхолии — и ждет его прихода. Смерть для нее — это не просто «конец всего», а со сладострастием ожидаемое соединение с неким другим, темным, противоположным жизни началом. Поэтому шалаш называется именно «пещерой» — опускаясь туда в ходе определенных ритуалов, древние люди соединялись с потусторонним миром. Таким образом, Жюстин как бы спасает своих «возлюбленных», допуская их в место соединения с Абсолютом.

Короче говоря, извращенный гуманизм Триера в этом случае заключается не в том, что всех людей нужно убить, чтобы они «не мучались» и не успевали натворить зла. И, конечно, не в том, что петрушку нужно спасти от разрушающего воздействия человека. Рискну предположить, что Триер раскрывает более сложную схему: Творение, как источник зла, нужно уничтожить. Но действительно спастись могут только избранные — соединенные с этим самым Абсолютом, который останется после ликвидации тварного мира.

Предполагать именно эту схему можно, поскольку она имеет глубокие традиции: на ней строился и нацистский оккультизм, и некоторые средневековые культы, и раннехристианский гностицизм. Последние делили людей на категории, одна из которых обладала духом (позже их назовут пневматиками), а другие — душой (психики) и телом (гилики). И только те, в ком живет дух — часть иного, высшего мира — могут спастись, с этим миром вновь соединивший. Естественно, уничтожив удерживающую их материю (Творение злого божка — Демиурга). Насколько мы можем судить, традиция эта уходит и в еще более глубокую древность.

Так или иначе, Триер не верит в то, что человек может спастись — изменить себя, общество, окружающий мир. Единственный выход для него — гибель. Гуманизм в этом случае — это уничтожение злого мира, чтобы больше никто в нем не рождался.

Нравится ли тебе такое будущее, читатель? Но ведь именно к нему мы и стремимся — перечеркнув все советское наследие, издеваясь над по-настоящему гуманистическими идеями, за которые погибали наши предки. Погибали, в частности, в битве с более последовательными, чем Триер, гражданами: фашистами, перерожденной капиталистической элитой и в отчаянии пошедшим за ней народом, желавшими остановить прогресс и установить в мире вечное средневековье. Режим абсолютного господства, разделения рода человеческого на людей и нелюдей, в ядре которого лежала накаленная ненависть к развитию, творчеству, миру и особенно — к человеку.

Разгромленные нацисты с легкостью вошли в западный «истеблишмент», ряд профашистских режимом держался еще много лет после падения Рейха, недобитые бандеровцы и иные каратели составили ядро международных антикоммунистических организаций. Теперь последователи Бандеры открыто выступают на Украине — и пользуются западной поддержкой. В Латвии с согласия «мировой демократии» существуют неграждане. Тут и там поднимают голову неонацисты и гитлеровские недобитки. Соединенные Штаты стремятся к господству, хотя удержать его они могут только грубой силой.

Разве этот мир так уж опровергает пророчества Триера? Не к катастрофе ли он идет? И что, кроме социалистической идеи, имеем мы в качестве альтернативы имеющемуся курсу? Триер не рассуждает об экономике и «репрессиях» — как талантливый и умный человек он «зрит в корень». Куда катится мир, что ожидает человечество завтра? Поднимем ли мы снова на флаг товарищество, творчество, веру в человека и его великие цели? Или обречем себя на одиночество и гибель?

Триер знает ответ на этот вопрос. А Вы?

Дмитрий Буянов

Дания > СМИ, ИТ > regnum.ru, 30 апреля 2017 > № 2158445


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 29 апреля 2017 > № 2167015

На Тверском бульваре стартовал конкурс «Московская весна a cappella», который в этом году совмещен с фестивалем «Московская весна».

«Он проходит на 37 площадках города: это не только улицы и пешеходные зоны, это также и площади, и лестницы, и балконы, в том числе два вокзала и несколько торговых центров. К нам приехали более 140 коллективов из разных стран, в том числе из России, чтобы выступить на этих площадках. Ну и само собой, главная борьба развернется за тот призовой фонд, который был сформирован нашими спонсорами», — сказал на открытии конкурса руководитель Департамента торговли и услуг Москвы Алексей Немерюк.

Он добавил, что «Московская весна a cappella» будет проходить до 7 мая, а 8 мая в Парке Горького состоится гала-концерт, на котором наградят лучших музыкантов. В состав жюри конкурса вошли известные деятели культуры, а его председателем стал продюсер Виктор Дробыш.

Москвичей и гостей столицы ожидает около 1,5 тысячи музыкальных выступлений. Участники исполнят российские и зарубежные композиции в акапельных аранжировках. На 8 и 9 мая запланирована специальная программа, посвященная Дню Победы, с 70 театральными и музыкальными мероприятиями.

Фестиваль «Московская весна» пройдет в столице с 28 апреля по 9 мая в рамках цикла «Московские сезоны». На площадках в центре города посетителей ждут увлекательные мастер-классы, театрализованные представления, выставки, лекции, экскурсии и концерты.

На фестивале можно будет приобрести сувениры и подарки на любой вкус, а также попробовать различные блюда от московских рестораторов.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 29 апреля 2017 > № 2167015


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 29 апреля 2017 > № 2165358

Драма на $100 млн: история коллекционера Георгия Костаки

Виктория Костоева

Внештатный автор Forbes

Остросюжетная история коллекции русского авангарда: судьба 5 000 работ, или $100 млн, на фоне пожара, раздела, эмиграции, аукционов, даров и раскола семьи

Весной 1976 года в поселке Баковка ночью загорелся деревянный дом семьи Костаки. Коллекционеру Георгию Костаки позвонила жена брата: «Пожар! Дом горит! Приезжай скорее!» К приезду Георгия домашние уже потушили огонь своими силами — все восемь пожарных машин, приехавших на вызов, оказались без воды. «Поднялся я наверх, где хранились работы Зверева, — все залито водой, многих вещей нет. На стенах здесь висели иконы, написанные на толстых досках. Если бы они сгорели, остались бы какие-то следы, но икон не было. Ясно было, что кто-то поджег дачу, чтобы скрыть кражу. Я открыл окно второго этажа и посмотрел вниз — в овраг. Еще лежал снег, и на нем четко виднелись следы. И еще в снегу валялись работы Зверева и других художников. Видимо, воры таскали награбленное через овраг в машину», — вспоминал Георгий Костаки.

Пожар на даче стал точкой невозврата в истории семьи Костаки и его коллекции. По залитым водой ступенькам дома в Баковке поднимался Георгий Костаки — всемирно известный владелец коллекции русского авангарда, художников пятидесятников-шестидесятников и коллекции русских икон. В его собрании около 5000 предметов.

Коллекция Костаки — единственная в своем роде: такой подборки русского и советского авангарда нет ни в Третьяковской галерее, ни в Русском музее, ни в Центре Помпиду, ни в Музее Гуггенхайма.

Костаки — главный специалист в стране по искусству русского авангарда, его приглашают читать лекции английские, американские университеты и Музей Гуггенхайма. Западные радиостанции в своих программах оценивают стоимость его коллекции в десятки миллионов долларов. А спускался со второго этажа другой человек.

Георгий Дионисович Костаки родился 5 июля 1913 года в Москве. Его отец Дионисий Спиридонович — греческий эмигрант, выходец с острова Закинф, коммерсант, мать Елена Эммануиловна — из семьи обедневших греческих аристократов. В семье было пятеро детей: четыре сына (Георгий родился третьим) и дочь.

После революции отец и сыновья стали работать шоферами. Как греческий подданный, отец устроился на работу в посольство Греции, туда же на должность водителя вскоре поступил и Георгий, окончивший семь классов средней школы. В 1932 году Георгий женился на Зинаиде Панфиловой, у них родились дочери Инна, Алики, Наталья и сын Александр. В 1939 году в результате дипломатических осложнений между СССР и Грецией греческое посольство закрылось. Костаки устроился сторожем в финское, а затем в шведское посольство. В 1944 году Костаки перешел на работу в посольство Канады на должность администратора, с дипломатическим статусом и, по некоторым сведениям, зарплатой $2000. На эти деньги Костаки и покупал вещи для своей коллекции.

Осень 1976 года, несколько месяцев спустя после пожара на даче. Георгию Костаки 63 года, он работает в канадском посольстве. Многолетние теплые отношения с семьей посла вдруг заметно охладели. Ему недвусмысленно намекают, что пора на пенсию. Власти СССР борются со спекулянтами и принимаются за подпольный рынок искусства. В 1974 году во Львове арестовывают коллекционера и арт-дилера Владимира Мороза, коллекцию конфискуют. История Мороза вызывает панику среди собирателей Москвы и Ленинграда. В квартире Костаки дважды пропадают работы. Воры взламывают замок, но берут картины не со стен, а из запасника: восемь Кандинских, рисунки и гуаши Клюна. Горит дача в Баковке. Куда-то исчезают посетители. До лета 1976 года в квартире Костаки не было отбоя от визитеров, а в выходные за стол усаживалось 50–70 человек из близкого круга молодых художников и собирателей. Начинаются телефонные звонки с угрозами.

Георгий Костаки вместе с дочерью Алики пишет письма Брежневу и Андропову. В ответ — молчание. «Настал момент, когда жить с такой коллекцией в Москве стало не просто неуютно, а опасно», — рассказывает Алики Костаки в интервью Forbes Life.

По настоянию отца Алики больше не садится в его машину. Возвращаясь домой на проспект Вернадского, и отец, и дочь нарезают круги по Ленинскому, не едут напрямую через мост, опасаясь, как бы встречный грузовик не сбросил их в Москву-­реку. Семья Костаки принимает решение эмигрировать. На кону — коллекция, дело всей жизни, залог благополучия семьи.

Мечтой Костаки было создать в Москве музей авангарда, а куратором коллекции назначить свою дочь Алики. Но вышло по-другому: 834 произведения из собрания Костаки составили основу коллекции авангарда Третьяковской галереи, 1275 работ легли в основу коллекции Музея современного искусства в греческом городе Салоники, часть собрания икон вошла в коллекцию Музея древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева, 700 рисунков Анатолия Зверева — в сердце коллекции Музея Анатолия Зверева. В 2017 году, в столетний юбилей русской революции в шести заграничных турне русского аванграда из собрания Третьяковской галереи участвуют 22 картины, подаренных Костаки в 1977 году. Работы из коллекции Костаки продаются на мировых аукционах. Для новых русских коллекционеров заполучить картину, в провенансе которой значится коллекция Костаки, — особая честь и удача.

Мужское тайное общество: московские собиратели

Середина 1950-х. Арбатская площадь. Коммунальная квартира. Десять часов вечера. Телефонный звонок. Московский собиратель, военный врач Иван Иванович Подзоров выходит в коридор, снимает трубку, коротко отвечает, набрасывает на плечи пальто, берет за руку десятилетнего сына Колю: «Идем!» — «Куда?!» — противится у порога жена. «Иван Игнатьевич Шишкина купил, Филипп Павлович придет», — как пароль произносит Иван Иванович.

«Идти было недалеко, — вспоминает сын московского собирателя художник Николай Подзоров. — Москва 1950-х была маленьким городом. Почти все жили на Бульварном кольце. Садовое считалось окраиной, а за Садовым — уже Подмосковье».

Ночной звонок звучал как стартовый пистолет для лошади на бегах. Коллекционеры, многие из которых — солидные люди при постах и карьерах, превращались в сумасбродных персонажей с кличками из другой, неофициальной жизни. Азарт гнал из дома. А вдруг там какая-то находка, музейный шедевр?

В этот раз ньюсмейкер — инженер Иван Игнатьевич Деденко (или просто Инженер) купил четыре работы Шишкина. Инженер живет в собственной трехкомнатной квартире на Арбате, сплошь покрытой картинами от пола до потолка, с так называемой шпалерной развеской. К приходу собирателей под большой люстрой кипенно-белой скатертью накрыт стол: черная и красная икра, коньяк и водка.

У собирателей — мужская компания, свой закрытый клуб, здесь много говорят об искусстве, немало пьют и азартно обмениваются работами. Бывает, что в компанию допускаются девушки-искусствоведы из Третьяковки, им интересно разное искусство, а не только официальная советская живопись. На музейных девушек собиратели смотрят как на чирлидерс.

На ночь глядя на Арбат стягиваются гости. Феликс Евгеньевич Вишневский по кличке Шерлок Холмс, потомственный коллекционер, подаривший Москве Музей Василия Тропинина. Всю коллекцию Тропинина Вишневский собрал по помойкам и чердакам послевоенной Москвы. А в придачу к коллекции подарил городу для устройства музея и особняк в Щетининском переулке. «Отец посылал меня с Вуверманом на консультацию к Вишневскому. Мы заходили во двор музея, поднимались на второй этаж, там прямо в коридоре стояла кровать, застеленная сукном. Над кроватью висел большой Левитан», — рассказывает Николай Подзоров.

Ходил Вишневский в дырявых ботинках, рваном пальто и пиджаке без пуговиц. «Как-то его спросили: Феликс Евгеньевич, что же вы так одеваетесь?» А он пожал плечами в ответ: «А что? Меня и так все знают».

Приходит Купец Иголкин, старец с плоской, словно отглаженной бородой, в неизменной шубе, которую он, кажется, не снимает и летом. Показывает портфель: там «похитончики» (работы Ивана Похитонова) и «вуверманчики» (Филипп Вуверман).

Приходит Грек, Георгий Константинович Костаки. «Среднего роста, элегантно одетый и очень смуглый, чернобровый, с густой растительностью на голове, и не просто плотный, а круглый, как барабан, с «докторским» животом, копченые глаза, очки и сигара во рту», — портретирует Костаки в своих воспоминаниях художник Валентин Воробьев.

Ждут главного гостя — Филиппа Павловича Тоскина, еще дореволюционного московского собирателя, главного эксперта по русской и европейской живописи. Именно ему предстоит определить, что за Шишкина купил сегодня в комиссионном на Арбате Инженер.

Чтобы войти в круг московских собирателей, нужны не столько деньги, сколько репутация одержимого. Не один Вишневский, а все они, по сути, шерлоки холмсы, пинкертоны и игроки в покер.

Грек Костаки — фигура странная. Про него многое говорят, но уважают за увлеченность. Еще в тридцатые годы работавший водителем в посольстве Греции Костаки видел немало коллекций и был свидетелем основательных закупок искусства и антиквариата иностранными дипломатами. Пробовал собирать голландскую жанровую миниатюру, фарфор, серебро. Не было знаний, но главное — не цепляло, не хватало эмоций, страстей. Свою главную тему он нашел в 1946 году, когда купил «Зеленую полосу» Ольги Розановой. Костаки открылся русский авангард, искусство непонятное и постановлением ЦК ВКП(б) 1932 года запрещенное. Когда после вой­ны Марк Шагал выразил желание подарить свои работы Третьяковской галерее, его предложение отвергли как оскорбительное.

Первые уроки истории авангарда Костаки преподал сосед по Баковке, архивист, знаток старых книг и потомственный собиратель Игорь Качурин. Затем Костаки познакомился с художником Робертом Фальком, тот представил его исследователю творчества Маяковского Николаю Харджиеву. Харджиев свел Костаки с кругом петербургских художников-авангардистов, семьей художников Эндер (купленная Костаки графика Эндеров сейчас демонстрируется в зале графики Третьяковской галереи), рассказал о наследии Малевича, Матюшина, Филонова. Собирать авангардистов в тот момент считалось не только странно, но и опасно. Даже Лиля Брик и Илья Эренбург снимали работы со стен своих гостиных. О художественной ценности и речи не шло. «Георгий, это же мура!» — говорил Харджиев Костаки.

В кругу московских собирателей русским и советским авангардом интересовались два коллекционера — Яков Рубинштейн (дома у него висел Кандинский) и Георгий Костаки (заслуживший за свое пристрастие к непонятному искусству кличку Грек-чудак). Костаки быстро наполнил свои три комнаты в коммуналке на Бронной работами Матюшина, Малевича и Клюна. «Грек клюнул», — сострил Рубинштейн.

И вот дождались. Глубоко за полночь в арбатскую квартиру входит Филипп Павлович Тоскин. По традиции московских собирателей сначала к столу, выпить и закусить. А уж затем — Шишкин. Филипп Павлович пристально смотрит. «Ну это лучше, чем Шишкин», — произносит Тоскин. Вот и все. Экспертный вывод сделан. В комнате тишина. Никто не позволяет себе насмешек, попасться на подделке может каждый. Инженер, не моргнув глазом, откладывает работу в сторону. Завтра он вернет картину в арбатский комиссионный за те же деньги, что и купил. Сдают нервы у жены: «Ну как же так, такая картина хорошая». — «Не смею перечить, — отвечает Тоскин. — Слово женщины для меня — закон».

Чтобы стать своим среди московских собирателей, Костаки пришлось многому научиться. Прежде всего нельзя платить мало и нельзя делать ошибок. Даже если тебя провели и всучили фальшак, молчи. В начале своей коллекции Костаки купил поддельного Пикассо — в афере участвовал и «непогрешимый» Филипп Павлович Тоскин. Отличить подделку Костаки помог Роберт Фальк. Коллекционер попробовал отыграть назад и понял: надо молчать и смириться. Его не раз пытались провести и с иконами, и с работами Шагала. Да что говорить: его надул и сам Шагал, когда в 1973 году в Москве в гостях у Костаки отказался поставить свою подпись на своей картине. Но все эти испытания нервов и кошелька как будто не отражались на Костяки. Он твердо знал, что и зачем он собирает.

«Картины авангарда — особая живопись. Я часто чувствовал желание подойти к какой-нибудь из своих картин и начать ласкать ее, улыбаться ей. Я замечал, что от них словно исходят особые флюиды. У человека улучшается самочувствие, они снимают стресс и меланхолию…» — писал Костаки в своих воспоминаниях «Коллекционер».

Как Тоскин считался непререкаемым авторитетом в классической живописи — эксперты Третьяковки и Пушкинского после всех анализов и рентгенограмм оставляли последнее слово за ним, его глаз был вернее всех приборов, так лучше Георгия Костаки никто не понимал авангард.

Костаки без устали ходил по подвалам, чердакам, коммуналкам, искал наследников, заводил знакомства в среде художников и собирателей. Несколько раз заходил к Владимиру Татлину, которого именовал не иначе как генералом советского авангарда. «Человек он был хмурый, малоразговорчивый», ничего Костаки не продал. Над бильярдом у художника висел лонжерон его «Летатлина». Костаки запомнил. После смерти художника лонжерон выкинули на помойку, конструкцию подобрал друг Татлина скульптор Алексей Зеленский. Костаки стал ездить к Зеленскому. Зеленский лонжерон не продавал. Костаки купил у последней жены Татлина натюрморт «Мясо», театральные эскизы художника. А уже в 1976 году, когда пошли слухи об отъезде Костаки из СССР, дочь Зеленского сама приехала в квартиру коллекционера на Вернадского и привезла лонжерон.

Костаки высоко ценил работы Родченко 1915–1920-х годов. Дочь коллекционера Алики Костаки рассказала Forbes Life: «Родченко как художника отторгали настолько долго и активно, что он сам разуверился в себе и 30 лет занимался только фотографией. Как-то раз папа приехал в его квартиру в районе Кировских ворот и с разрешения Родченко достал с полатей единственный сохранившийся мобиль, но в разобранном виде. Родченко разрешил его забрать». Всю конструкцию полностью собрал художник Вячеслав Колейчук. Так мобиль сначала попал в семейную коллекцию, а затем за символические деньги был передан в Нью-Йоркский музей современного искусства (МоМА).

Одновременно с авангардом Костаки начал собирать иконы, которые, по его собственному признанию, как предмет искусства изначально он не понимал и не чувствовал. Хотя в детстве он прислуживал во время богослужений, иконы для Костаки были прежде всего сакральными предметами. «Глаза на икону мне открыл именно авангард. Я стал понимать, что это очень родственные вещи, начал узнавать в иконе элементы абстрактной живописи и супрематизма, всякого рода универсальную символику».

Уже собирателем авангарда он попал в реставрационные мастерские Третьяковской галереи и увидел расчищенные иконы из деисуса XIV века. «Я с изумлением увидел, что хитоны святых были написаны в манере, близкой к лучизму Михаила Ларионова». Костаки замечал, что в иконах XV–XVII веков часто используются локальные яркие цвета, созвучные авангардистам.

Помимо неустанного поиска новых, неизвестных работ и художников Костаки усвоил еще одно правило собирателей: постоянные обмены.

Коллекционер Игорь Санович вспоминал: «Костаки был щедр в обменах. Солидный холст Фалька, уже ценимого в узком кругу коллекционеров, легко меняет на маленькую странную штучку — «Плащаницу» Малевича».

«Костаки покупал Шагала за 15 рублей. Тогда это было в порядке вещей. Шагал никому не был нужен, — рассказывает Николай Подзоров. — Каждый день собиратели заглядывали в комиссионный. Картины стоили 15, 20 рублей. Я помню, на полу стояли штук пять классных Лентуловых по 30–60 рублей. По 800 рублей и дороже стоили Айвазовский, Левитан, школа Рубенса. Собиратели покупали не из-за денег и менялись не из-за денег. Был интерес, азарт. Отец на моих глазах поменял большого Вувермана на «Стожки» Туржанского. Не мог остановиться. Ему нужно было все новое и новое. Иногда в пылу, хорошо под градусом доходили до того, что меняли стенку на стенку. «Свою стенку из 15 работ меняю на твои 20 на стенке». Тогда все снимали в один момент, вызывали такси и увозили, привозили новое. Цель была такая — поменяться так, чтобы утром не пожалеть о содеянном».

Впадал в раж и Костаки. Младшая дочь Наталья рассказывает, что частенько, когда отец с матерью выходили в свет, мама возвращалась домой без шубы: «Когда ему нужно было расплачиваться за какую-­нибудь картину, а денег не было, он говорил: «Зина, снимай шубу».

Фанерный обмен

Летом 1962 года Георгий Костаки заглянул в квартиру профессора Павла Сергеевича Попова, старшего брата художницы Любови Поповой, умершей от скарлатины в 1924 году.

Привел Костаки к Попову художник Валентин Воробьев: «Старик затолкнул нас в кабинет и раскрыл папку с работами сестры.

Костаки брезгливо оглядел мрачное помещение с гигантской люстрой, упакованной в грязную простыню, потом уселся и аккуратно пересчитал афиши, шрифтовые лозунги и модели декоративных тканей.

— Дорогой Павел Сергеич, от большой любви к вашей способной сестре я возьму эти наброски оптом, но где же «Земля дыбом» и «Великодушный рогоносец»?»

Костаки знал художницу Попову, был наслышан о ее театральных работах, об оформлении спектаклей Всеволода Мейерхольда и об опытах создания текстильных орнаментов. Как оказалось, наследие художницы хранилось на заброшенной даче под Звенигородом. Валентин Воробьев так описывал содержимое чердака: «На чердачном окне, забитом большим кубофутуристическим изображением, висели березовые веники для парилки. Между гнилыми венскими стульями и шезлонгами, как драгоценные камни в навозной куче, сияли картины супрематизма и конструктивизма невиданной красоты. Музей Маяковского, где украдкой повесили наброски 1920-х годов, казался жалкой карикатурой на то, что я обнаружил! В темном углу под стропилами стоял огромный сундук с кованной медью крышкой. Он был доверху набит потемневшими брошюрами, почтовыми открытками, каталогами, медалями, записками, исписанными блокнотами».

Воробьев понимал, какое впечатление это может произвести на Костаки. Почти год ушел на то, чтобы уговорить родственников пригласить коллекционера на дачу.

О своем главном открытии Костаки писал так: «Загородный дом. Большой сад. Еще было время цветения — цвели вишни и бело-­розовые яблони. Приняли нас очень хорошо. И первое, что бросилось мне в глаза, когда я поднимался по лестнице на второй этаж, — картина, на которой висело корыто. Потом мы гуляли по саду. И я увидел чердачное окно сарая, забитое обветшалой фанерой. На фанере можно было прочитать номер и чуть ниже подпись: «Попова». Я зашел в сарай и увидел, что и на обратной стороне фанеры есть прекрасная работа. Я спросил, могу ли я купить ЭТО? Он сказал: «Нет, не можете. Если пойдет дождь, без фанеры в сарае все промокнет. Я отдам вам ЭТО, но сначала вы привезете мне кусок фанеры, подходящий для сего места. И тогда я вам ЭТО отдам». Возвратившись в Москву, я быстро стал искать фанеру. Но нужного куска не нашел. Купил где-то два поменьше и привез их в Звенигород. В общем, получил ЖИВОПИСЬ».

Так, благодаря обмену фанерой и немалой сумме денег в придачу было обретено наследие Любови Поповой. Алики Костаки помнит, как в их квартире на Ленинском проспекте «на потолке была прибита картина Поповой, и, когда я шла домой, каждый раз ее видела с улицы».

Всех своих художников он называл по-разному: Удальцову — Надежда Андреевна, Родченко — только по фамилии, Попову — неизменно Любочкой. В Любочку Попову Костаки был буквально влюблен.

При разделе коллекции почти всю Попову Костаки увез с собой. Сегодня картина с потолка квартиры на Ленинском экспонируется в музее в Салониках.

Раздел коллекции

Март 1977 года. Минкульт смотрит на отъезд Костаки за границу просто: оставить коллекцию в СССР с компенсацией в 500 000 рублей. «На момент отъезда из СССР только ту часть, что досталась Третьяковской галерее, оценивали не меньше чем в $10 млн, сегодня же она стоит заметно больше $100 млн», —утверждает дочь коллекционера Алики Костаки. Весной 1977 года через знакомого коллекционера, сотрудника МИДа Костаки удается привлечь внимание Андропова к ситуации с коллекцией. Специальным решением секретариата ЦК КПСС (эти документы оставались засекреченными до 2011 года) коллекционеру разрешают вывезти часть работ при условии дарения остального Третьяковской галерее и Музею икон имени Андрея Рублева. «Пейзаж с амфитеатром» Георгия Якулова, например, решено было передать в собрание Государственной картинной галереи в Ереване.

Раздел коллекции занял полгода, с марта по август 1977 года. Дар Георгия Костаки Третьяковской галерее составил 834 произведения: большей частью это графика (692 листа) плюс 142 произведения живописи. Был передан и мобиль Родченко — конструкция из 16 частей.

При разделе обнаружились непреодолимые расхождения в эстетических взглядах Костаки и экспертов Третьяковки (именно по авангарду специалистов в научной среде тогда просто не было).

«Легче легкого было бы взять все лучшее себе. Я мог взять «Портрет Матюшина» Малевича. Отдать несколько Ларионовых, еще что-то и взять Малевича… Но я не стал этого делать. Не взял, потому что, пока я жил в России и создавал эту коллекцию, у меня было много друзей, которые меня уважали. Скажут, что Костаки радел не за искусство, за русский авангард, а просто соблюдал свой интерес и, зная цену произведениям, он, сукин сын, взял все лучшее и увез. Меня бы осудили даже самые близкие. Я не пошел по такому пути и считаю, поступил правильно», — написал Костаки много лет спустя в книге «Коллекционер».

Костаки предлагал Родченко, искусствоведы отказывались: «Дайте нам вот эту Гончарову, какую-­нибудь маленькую акварель или еще что-нибудь». Костаки гордился «Пробегающим пейзажем» Клюна, он буквально навязал Третьяковке единственный существующий рельеф.

«Конец 1970-х был временем очень строгой цензуры. Произведения искусства, которые могли порочить систему, не выпускали за рубеж. По идеологическим причинам пришлось договариваться о каждой вещи», — говорит Forbes Life научный сотрудник отдела живописи первой половины ХХ века Ирина Пронина, автор исследований о коллекции Костаки. Особенно тяжелые споры шли о «Суде народа» Соломона Никритина и «Восстании» Климента Редько. На картине были написаны Троцкий, Каменев, Зиновьев, Ленин, и Костаки был уверен, что эту картину никогда никому не покажут, и поэтому хотел взять ее с собой. Но его убедили оставить. «Когда у папы ее забирали, он плакал», — вспоминает Алики Костаки.

Костаки подарил Третьяковке «Красную площадь» Кандинского, шедевр Филонова «Первая симфония Шостаковича», картины Шагала, Удальцовой, Древина, Экстер, Ларионова, Поповой, Гончаровой. Некоторые вещи долгое время были единственными произведениями художника в музее, например, картина Ильи Чашника в коллекции Третьяковской галереи появилась впервые (сейчас есть три его картины), так же как и графика Сенькина.

Благодаря дару Костаки специалисты Третьяковки учились работать с живописью авангардистов.

«Некоторые вещи нуждались в реставрации, в особенности те, что на дереве или фанере, — говорит Ирина Пронина. — Для наших реставраторов это стало настоящей школой по работе с материалами ХХ века, ведь для создания необычной фактуры в работах кубофутуристов использовались и гипс, и песок, и металлическая фольга, и ткани, и многие другие материалы, не востребованные мастерами классической техники живописи».

В августе 1977 года решилась судьба еще двух собраний Костаки — иконы и древнерусского искусства и народной глиняной игрушки. «Коллекцию авторских игрушек XIX века папа полностью купил у наследников артиста Николая Церетели, не только потому, что любил все красивое и замечательное. Так он помог коллекции остаться в целости. Игрушки в нашем доме были разложены по отдельным полочкам и очень хорошо смотрелись со всем окружением, — говорит Алики Костаки (это она предложила оставить игрушки в СССР). — Но раздавать мы не хотели, поэтому связались с Музеем декоративно-прикладного искусства. Но когда оттуда пришла дама и стала вести себя так, будто описывала предметы, принадлежащие репрессированному, мы чуть не передумали. Сейчас коллекция находится в хороших руках». Собрание игрушки хранится в историко-архитектурном музее-заповеднике «Царицыно».

Собрание древнерусской иконы Георгий Костаки оставил вынужденно — иначе ему не подписали бы разрешение на выезд. Младшая дочь коллекционера Наталья Костаки говорит, что «у папы было не больше 80 икон». Большая часть собрания была подарена Музею древнерусского искусства имени Андрея Рублева. Среди них был, например, редчайший византийский «Спас» XV века. Часть икон передали дочери Наталье (в силу «возраста» их нельзя было вывезти, а Наталья оставалась в Москве), остальные коллекционер увез в Грецию.

Разрешение на выезд (с правом возвращения на постоянное место жительства) семья Костаки получила осенью 1977 года. Уехали все, кроме младшей дочери Натальи и ее семьи. «Мой муж успешно занимался наукой, работал кардиологом, имел хорошую должность, — говорит Наталья Костаки. — Реализовать себя как ученый в Греции он бы не смог, и мы решили остаться».

Последний раз в СССР Георгий Костаки приехал в 1986 году на выставку в Третьяковской галерее. В каталоге к выставке были впервые опубликованы девять произведений из его дара, но о нем самом в каталоге было лишь несколько строчек.

Третьяковская галерея и наследники

Сегодня в Третьяковской галерее живопись и графика из собрания Костаки выставлена в общей сложности в 24 залах на Крымском Валу. Но большая часть собрания хранится в фондах и в свет выходит не так уж и часто. Этот факт сильно огорчает Алики Костаки.

«Отец дарил свою коллекцию не для того, чтобы она хранилась в запасниках, где ее никто не видит. «Мои дети любят свет», — говорил папа. В 1977 году все боялись этой коллекции по идеологическим причинам, авангард был слишком смелым для тех времен, поэтому в первые годы его прятали. Почему продолжают придерживаться той же позиции сейчас, неясно».

Претензии наследников Костаки к Третьяковке точь-в-точь повторяют многолетний, ставший уже судебным спор наследников Пегги Гуггенхайм с Фондом Соломона Гуггенхайма. И там и там речь идет об авторском видении коллекции, особой развеске, которую нарушают музейные кураторы, растворяя коллекции среди других работ. Это предвидел и этого пытался избежать основатель Третьяковской галереи Павел Михайлович Третьяков, завещавший свое собрание Москве при условии коллекцию не увеличивать, развеску работ не менять. Москва, как известно, дар приняла, а в 1913–1916 годах и в 1918 году директор галереи Игорь Грабарь перевесил все в соответствии с новой концепцией. Заикнуться о нарушении завещания уцелевшие потомки Третьякова не посмели.

Сегодня в залах галереи в общей сложности выставлено 132 произведения из коллекции Костаки (на этикетках картин обозначено имя дарителя).

«Всего в залах периода до конца 1950-х находится около 300 предметов, работы из собрания Костаки составляют существенную часть, — замечает Ирина Пронина. — Например, ими занято больше половины шестого зала. Вещи Костаки не живут своей отдельной жизнью, они соединены с тем временем, к которому они относятся, и распределены по отделам — ранний авангард, кубизм, кубофутуризм, пластическая живопись, супрематизм, конструктивизм, экспериментальные направления. Они работают вместе с другими произведениями».

Наследники Костаки хотят, чтобы собрание отца демонстрировалось не «вкраплениями», а было объединено в отдельных залах. «Еще при жизни папы купить коллекцию предлагали сотрудники канадского музея, — рассказывает Алики Костаки. — Уже после того, как папы не стало, они пригласили меня в Монреаль и показали крыло музея, где хотели разместить коллекцию. Понимаете, они еще только об этом думали, а уже приготовили отдельное крыло».

«Есть разные принципы демонстрации значительных частных коллекций в музеях мира. Можно обособить и повесить только собрание Костаки, тогда мы будем ходить думать о том, какие шедевры собрал коллекционер, — размышляет Ирина Пронина. — Такой принцип использует, например, музей Метрополитен. Но что может быть лучше для удовлетворения собирательского азарта коллекционера, если удается соединить разрозненные ранее произведения одного цикла художника? Это очень важный этап в жизни коллекции».

Продажа греческой части в Музей современного искусства в Салониках за $40 млн

Через год после эмиграции, в 1978-м, сохранившаяся у Костаки часть коллекции уехала на свою первую выставку в Дюссельдорф, затем в Нью-Йорк (в Музей Гуггенхайма), Сиэтл, Чикаго, Оттаву и другие города Америки и Канады. Состоялся и европейский тур — Лондон, Мюнхен, Стокгольм, Хельсинки, коллекция вызвала колоссальный интерес.

Для содержания большой семьи (с родителями уехали и трое детей из четырех) Георгий Костаки продал часть собрания на торгах аукциона Sotheby's. В частности, были выставлены произведения Поповой, Родченко, Экстер, Кудряшова, Редько и Клюна. На вырученные средства семья — а по сути, даже четыре семьи, родительская и трех выросших детей — жила в Греции, смогла купить там недвижимость, дать образование детям и внукам.

Еще при жизни Георгия Костаки в 1984 году в Нью-Йорке был создан траст Art co ltd (The George Costakis Collection), регламентирующий права наследования. Таким образом, при жизни Костаки наследники получили собственно сами произведения искусства, которые могли в случае необходимости продать: картины нонконформистов-шестидесятников и иконы достались всем примерно в равных долях. «Такие условия были гарантией целостности коллекции», — поясняет Алики Костаки.

Впрочем, ее сестра Наталья утверждает, что раздел не был справедливым: ей не досталось ни одной картины шестидесятников. «У Натальи есть картины Плавинского, Рабина и Краснопевцева», — говорит Алики. «Они действительно есть, но были подарены художниками лично мне и к собранию папы отношения не имеют, — утверждает Наталья. — У меня есть и Зверев, мы продолжали с ним дружить после отъезда папы и всей семьи. Когда мы делали ремонт, Толечка расписал нам двери в квартире, шкафчики и стол в кухне».

Что было на самом деле, установить сложно, между собой сестры долгие годы не общаются. По словам Натальи Костаки, их отношения стали напряженными после смерти отца.

Точно известно, что собрание шестидесятников унаследовали Алики, Инна и Александр. У всех детей Георгия Костаки остались и иконы — у Натальи их больше.

Свою часть наследства дети и внуки Костаки время от времени выставляют на аукционы. Так, в 2011 году аукционный дом Christie's продал 12 работ нонконформистов из греческого собрания внука Дионисия Костаки (по линии сына Александра). Один из топ-лотов, картина Дмитрия Краснопевцева, ушла за $130 000, почти в три раза превысив эстимейт. Три работы Анатолия Зверева были проданы от $3000 до $5000.

В 2013 году несколько работ из собрания Алики Костаки были на торгах аукционного дома MacDougall's. В подборке — работы редчайших художников: Александра Древина, Соломона Никритина, небольшой домашний портрет Гончаровой кисти Михаила Ларионова. «Пейзаж с фигурами» Древина (работы этого художника очень редко встречаются на рынке) ушел почти за $160 000.

Сколько в итоге продано работ и в какие коллекции попали произведения из собрания Костаки, наследникам неизвестно. «Не огромное количество, каждая продажа была для папы пыткой, каждый раз он ненавидел все вокруг, когда продавал свои картины, — вспоминает Алики Костаки. — Но продавать приходилось, нужно было содержать несколько семей».

В 2000 году правительство Греции выкупило оставшееся собрание русского авангарда у наследников. В 1995 году в афинской пинакотеке проходила выставка работ из собрания коллекционера. Она имела грандиозный успех, и греческие власти предложили выкупить коллекцию. В течение пяти лет Министерство культуры Греции вело переговоры с наследниками Костаки. Спонсором покупки стал Национальный греческий банк: за 1275 работ Греция заплатила 14,5 млрд драхм (около $40 млн). По своей исторической и художественной ценности греческое собрание уступает коллекции Костаки в Третьяковской галерее. В греческой коллекции есть и Родченко, и Древин, и Малевич, но аукционные продажи предыдущих лет проделали заметную прореху в собрании. Греческая часть собрания Костаки легла в основу коллекции Музея современного искусства в Салониках.

Музей Анатолия Зверева

В первых числах мая 2014 года, когда земля Акрополя еще краснеет маками, а по вечерам на город набегают тучи, в Афины прилетели куратор и галерист Полина Лобачевская и коллекционер, вице-президент Ланта-Банка Наталия Опалева. По совету Марии Плавинской они решили поделиться с Алики Костаки идеей создания Музея Анатолия Зверева (АЗ). Для музея Наталия Опалева купила особняк XIX века на 2-й Тверской-Ямской за $7,5 млн.

В первый же вечер гости отправились в афинский пригород, в большой элегантный дом, построенный Георгием Костаки. Их приняли Алики и ее дочь Екатерина.

В интерьерах виллы, затерянной в горах, многое оказалось знакомым по Москве 1960-х. В доме висели работы Слепышева, Плавинского, Краснопевцева, Макаревича. Вспомнились интерьеры на проспекте Вернадского, куда Полина Лобачевская заглядывала в компании Анатолия Зверева и Дмитрия Краснопевцева и где мельком виделась с Натальей Костаки.

В юности Лобачевскую писал Анатолий Зверев. Коллекция Наталии Опалевой началась с покупки портрета Лобачевской.

Как-то на выставку Франциско Инфанте, одного из любимых Георгием Костаки художников-шестидесятников, которую Полина Лобачевская устраивала в «Домике Чехова», заглянула Наталья Костаки с мужем и рассказала, что показывает графику Анатолия Зверева в галерее на Спиридоновке. «Такого Зверева я не видела никогда, — рассказывает Forbes Life Лобачевская. — Работы были обожжены. Будто кто-то специально обжег, чтобы высветить главное». Наталья объяснила, что это работы, чудом уцелевшие при пожаре на даче в Баковке в 1976 году. Так на материалах коллекции Натальи Костаки возник проект «Зверев в огне», первая крупная выставка Анатолия Зверева, организованная Полиной Лобачевской в Новом Манеже в 2012 году. За три недели ее посетило 35 000 человек. Возникла идея создания Музея Анатолия Зверева. В роли мецената выступила Наталия Опалева, а Полина Лобачевская стала куратором и арт-директором музея.

Когда Лобачевская позвонила в Афины, Алики Костаки живо откликнулась на имя Зверева («Анатолий — самый любимый художник отца из современников»), горячо поддержала идею создания музея Зверева в Москве и пригласила Лобачевскую и Опалеву к себе домой.

Алики и Катя Костаки усадили гостей за стол. И в этот же вечер «Алики передала нам в дар семь папок Зверева», — рассказывает Наталия Опалева.

«Я немного боялась, что приедет новая русская, мне заранее сказали, что у человека есть деньги, — говорит Алики Костаки. — Но при встрече сразу поняла, что это не порыв богатой женщины, а замечательное дело, которым Наталия искренне занимается. У нее хорошая команда, которая все делает профессионально. Я сразу поверила в этих людей и поняла, что Зверев попадет в хорошие руки».

Алики Костаки передала для будущего Музея AЗ 600 работ, включая архивные материалы, тетради, афиши: «Себе оставила портрет папы кисти Зверева, которого он буквально боготворил, два портрета мамы, еще несколько вещей — всего 12 работ. Я не жадничала, передала все, чтобы люди узнали, какой был Толя».

В Москву Наталия Опалева вернулась обладательницей крупнейшего собрания Анатолия Зверева и других художников-шестидесятников — сегодня оно насчитывает свыше 2000 работ.

«Поступок Алики тогда поразил мое воображение», — вспоминает Опалева. Этот дар стал поводом для большого выставочного проекта, который Опалева и Лобачевская организовали в 2014 году в Новом Манеже.Выставка «На пороге нового музея» была посвящена открытию Музея АЗ и дару Алики Костаки.

Передача в дар папок Зверева стала последним крупным событием в истории собрания Костаки. Как такового собрания больше нет, есть лишь крупные музейные фрагменты и крохи у наследников.

Впрочем, в будущем есть шанс соединить отдельные части пазла.

В рамках модернизации Третьяковской галереи реставрируют дом Павла Третьякова, после завершения работ там разместится экспозиция истории коллекционирования в России. У каждого крупного дара появятся свои кураторы. Ирина Пронина рассчитывает, что куратор коллекции Костаки займется сбором сведений по всей истории собрания.

Вместо послесловия. Судьба наследников

Старшая дочь Георгия Костаки Инна (родилась в 1933 году) уже много лет живет в Греции и в Австрии (в Вене). Инна рано вышла замуж, родила дочь Алену, занималась ее воспитанием.

Средняя сестра, Алики Костаки (родилась в 1939 году), окончила романо-германское отделение филологического факультета МГУ по специальности «английский язык». Много лет Алики преподавала в кубинском посольстве русский язык как иностранный. В Греции вместе с дочерью Катей Алики Георгиевна открыла русскую галерею, привозили молодых художников из Москвы и Петербурга. После смерти отца полностью посвятила себя кураторству семейной коллекции и организации выставок. Дочь Алики Екатерина по первой специальности — политолог, по второй — дизайнер, работает дизайнером и антикваром. Воспитала двух сыновей: 23-летний Стефан окончил дизайн-школу в Лондоне, 26-летний Михаил по специальности кризис-менеджер, только что отслужил в армии на Кипре.

Младшая дочь Георгия Костаки Наталья (родилась в 1949 году) окончила Строгановский институт, известна как художник-график. Наталья рано вышла замуж, в 1968 году родила сына Георгия, названного в честь отца (занимается строительством). Еще через 11 лет родилась Дарья (ныне график-дизайнер), потом Дмитрий (1985 год, программист по образованию, а ныне профессиональный гитарист) и Зинаида (1987 год, названа в честь матери Натальи, стала художником-иллюстратором). Успешная научная карьера мужа и большая семья не позволили Наталье уехать в Грецию. Но после смерти отца и завершения карьеры мужа с 1990 года Наталья с семьей живет на две страны, преимущественно в Греции, в пригороде Афин.

Единственный сын Георгия Костаки Александр (родился в 1953 году) учился в Строгановском институте. Был одаренным художником, имел способности к языкам, хорошо играл на гитаре. Не дожив до 50 лет, Александр умер, оставив приемную дочь Марию (живет в Афинах, работала в англоязычном журнале «Одиссей») и сына Дениса, который живет в Бразилии.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 29 апреля 2017 > № 2165358


Украина > СМИ, ИТ > forbes.ru, 29 апреля 2017 > № 2158612

Килограммы в фунты: как Владимир Кличко ездит за большими деньгами в Москву и Лондон

Вадим Тихомиров

Внештатный автор Forbes

29 апреля супертяжеловесы Владимир Кличко и Энтони Джошуа проведут самый важный боксерский поединок 2017 года. И разделят $22,6 млн.

География

Из 68 боев в профессионалах 49 Владимир Кличко провел в Германии. Он отлично говорит на немецком, имеет контракт с немецким телеканалом RTL, его менеджера зовут Бернд Бенте, а прозвище Владимира «Доктор Стилхаммер» фонетически идеально для языка Германии. Владимира всегда рады видеть в Гамбурге, Дюссельдорфе и Франкфурте, но самые большие деньги он заработал в Москве, а скоро второе место в этом доходном списке займет Лондон. За бой с Александром Поветкиным в России Владимир получил $17,4 млн. Теперь он должен провести бой с Энтони Джошуа, и минимальная из всех озвученных цифр – $11,3 млн каждому.

Кличко пробовал зарабатывать в США, но не зацепил и не зацепился за американскую публику. Проиграв нокаутом Леймону Брюстеру в Лас-Вегасе в 2004-м, Кличко провел в Америке еще три довольно скучных боя. Последний – с Брайантом Дженнингсом в апреле 2015-го ­– получился вязким и не слишком интересным для зрителя. А потом оказалось, что в Европе за бокс готовы платить больше.

История

Энтони Джошуа было шесть лет, когда Владимир Кличко стал олимпийским чемпионом в Атланте в 1996 году. Энтони еще не ходил на бокс, когда Владимир выиграл свой первый полноценный титул в профессионалах. Летом 2012-го Джошуа сам выиграл Олимпийские игры в Лондоне, а Владимир расстрелял в Берне Тони Томпсона. Это был его 61-й профессиональный поединок.

5 октября 2013 года, когда Владимир Кличко бил Александра Поветкина в Москве, Энтони Джошуа провел свой первый профессиональный бой. Перед этим про Джошуа рассказывали, что он с весом 110 кг умеет бегать стометровку за 11 секунд, но настоящий спринт удался боксеру в 2015-2016 годах. Пока Владимир Кличко добивался реванша от Тайсона Фьюри после первого поражения за десять лет, Джошуа выиграл восемь боев, стал чемпионом IBF и одной из важнейших фигур в супертяжелом весе.

Обществознание

29 апреля 90 тысяч зрителей заполнит стадион «Уэмбли», чтобы посмотреть на красивую разборку. Как бы ни закончился бой, люди из Манчестера и Мюнхена, Ливерпуля и Дортмунда уйдут со стадиона довольными. Это ведь будет либо история про то, как переехать из Украины в Германию, вкалывать на тренировках и стать богатым, успешным и популярным спортсменом. Либо про то, как провести детство в Нигерии, работать на стройке в Уотфорде, вкалывать на тренировках, сбиваться с пути, попадаясь полиции с наркотиками в багажнике автомобиля, но в итоге стать богатым, успешным и популярным спортсменом. Истории Владимира и Энтони – это истории про суперменов, одетых в костюмы из тугих мышц, с суперспособностями в виде улыбки, которая ослепляет, и удара, который тушит свет окончательно.

Им сейчас надо только определить, пришло ли время для нового героя или старый просто дал осечку, проиграв Тайсону Фьюри. Сам Фьюри оказался слишком сумасшедшим, чтобы быть новым героем для Европы: спустя две недели после боя с Кличко он опубликовал в соцсетях фото одного из своих чемпионских поясов в унитазе, не смог провести реванш с Кличко с двух попыток, и в итоге располнел до 150 кг, похоронив себя как боксера.

Математика

Владимиру Кличко 41 год, он проиграл в последнем поединке и не боксировал год и пять месяцев. Поражение Фьюри лишило Владимира всех имеющихся чемпионских поясов. Кличко сейчас отвечает всем условиям, чтобы слышать и читать про себя «Кличко сдает. Это начало конца».

Но Кличко всегда умел выбирать соперников. Сейчас, когда кажется, что он идет на отчаянный шаг, бросаясь на молодого и опасного Джошуа, это обман зрения. Джошуа, если смотреть на него глазами Кличко, а не фаната, самый безопасный из самых прибыльных соперников. Ему 27 лет, его карьера длится всего три года, и он успел провести только 18 поединков. Единственное мнение, которое по-настоящему удивляет, это мнение букмекеров: они видят Кличко андердогом и предлагают на него коэффициент 3,2. Ставку на Джошуа в случае его победы увеличат в 1,4 раза.

Физкультура

Инстаграм Энтони Джошуа до отказа забит видео с тренировками, и их готовы наблюдать 2,2 млн подписчиков. Для сравнения – за тренировками Кличко в австрийском Гоинге смотрит 186 000 человек. Поддержать англичанина приходит футбольный тренер Моуринью и мастер сложных психологических ролей актер Дуэйн Джонсон по прозвищу «Скала».

Проблема Джошуа в этом бою проста – у него пока не было возможности понять, какого уровня он боксер. Его никто не тестировал так, как протестирует Владимир. Он был спарринг-партнером Кличко в 2014-м, но это совсем не то же самое, что бой. Бой – это справиться с волнением. Бой – это рассчитать силы на 12 раундов. Бой – это навык дышать сломанным носом и слушать, как хрустят твои ребра. Джошуа пока готов предложить Кличко физическую мощь, он одного роста с украинцем (198 см) и, по последнему взвешиванию, на полтора килограмма тяжелее. Но Владимир уже пробовал останавливать молодых и мощных соперников. И у него получалось. Посмотреть, как получится в этот раз, с самым молодым и самым мощным, соберется 90 000 зрителей. Судя по тому, что все билеты стоимостью от £40 до £2 000 мгновенно раскупили, а спекулянты прямо сейчас продают их за $44 000, будет действительно интересно. России этот бой покажет «Матч ТВ» – в прямом эфире, 29 апреля в 23.00.

Украина > СМИ, ИТ > forbes.ru, 29 апреля 2017 > № 2158612


Россия > СМИ, ИТ > regnum.ru, 29 апреля 2017 > № 2158475

Современный оракул — толстый, желчный и брюзгливый

О книге «Карманный оракул» Дмитрия Быкова

Быкова многие не любят. За то, что толстый (это версия самого Дмитрия Львовича). За то, что вещает из каждого утюга (это, мягко говоря, не соответствует действительности) и охотно дает комментарии на темы, выходящие далеко за рамки его профессиональной компетенции (а вам что мешает — не приглашают чай?). Наконец, за то, что порой выдает экстравагантные гипотезы и сомнительные предположения за общепризнанную истину. Зато у Быкова есть качество, обычно не свойственное пламенным публицистам: он умеет отвечать за базар. То есть признавать ошибки — и даже вносить коррективы, если руки доходят. На этой фишке построен новый сборник его статей: в финале каждого текста, где прозвучал какой-то прогноз, автор подводит итог — угадал-не угадал, попал в яблочко или пальцем в небо.

В свое время на кафедре истории журналистики журфака СПбГУ висел плакат: на листе формата А4 фраза «Не пиши много, отупеешь!» — и изображение оточенного карандаша. Дмитрий Быков пишет чудовищно много, во всех журналистских и литературных жанрах, мыслимых и немыслимых, от частушки до романа-эпопеи. Пишет изобретательно, остроумно, образно, эмоционально. Хотя иной раз эмоции берут верх — и тогда из-под его пера выходят желчные памфлеты на злобу дня, лишенные иных достоинств быковской публицистики. Зато именно в таких текстах Дмитрий Львович точнее всего угадывает вектор грядущих событий, схватывает суть. К чести автора, большую часть этого сборника занимают иные статьи: рецензии и эссе о литературе, искусстве, истории России — пусть и не без рискованных обобщений, но выходящие за рамки чисто общественно-политического дискурса.

У «Оракула…» другая слабость: при всей своей изобретательности, со временем Быков становится предсказуем. У него есть несколько любимых историософских концепций и культурологических теорий, к которым он непременно возвращается в каждой своей книге. Этот томик исключением не стал. Первый лейтмотив — закольцованность, неодолимая цикличность российской истории, где «оттепели» неизбежно чередуются с «заморозками», а за эпохой террора следует период отчаянной либерализации, и неизвестно еще, когда жить легче, жить веселее. Теория, мягко говоря, не новая, она восходит к идее циклического времени, принятой у аграрных цивилизаций от Ассирии и Вавилона до средневековой Европы включительно. Но автору нравится: на этом фундаменте Быков возвел, например, мегалитический зиккурат романа «ЖД».

Вторую свою излюбленную идею автор использовал в «Орфография» и «Остромове», по касательной задел в биографиях Бориса Пастернака и Булата Окуджавы. Быков отмечает, что стоит только очередной российской «властной элите» слегка обуржуазиться, расслабиться, научиться есть вилкой и не сморкаться в портьеры, как ее немедленно пожирает следующее поколение пассионариев, еще более беспринципное, жестокое и пошлое. При этом тонкий налет культуры, жирок, который худо-бедно успел нарасти, сгорает в первую очередь: все, что есть хорошего в сложившейся системе, стремительно гибнет, все плохое — сохраняется. Идея тоже не бог весть какой свежести: об этом писал Виктор Пелевин в эссе «Зомбификация» еще в 1990 году. На первый взгляд, эти теории вступают в противоречие, но на самом деле дополняют друг друга: вырваться из замкнутого круга невозможно (разве что через мученичество, как Пушкин или Пастернак, или через плодотворное безумие, как Хлебников), каждый новый «грядущий гунн» чудовищнее, апокалиптичнее предыдущего. Словом, чем дальше, тем хуже — никакой «конец истории» не остановит вечное вращение колеса сансары. И как, скажите на милость, любить автора, который дает такие прогнозы?..

И все-таки наиболее любопытны гипотезы Дмитрия Быкова, связанные с литературой — благо эта тема близка и понятна ему как никакая другая. В «Карманном оракуле» автор, например, делится наблюдением, что дети отличаются от взрослых прежде всего повышенной возбудимостью, склонностью к эмоциональным перепадам, остротой и непосредственностью восприятия мира. Поэтому, заключает Быков, самыми успешными произведениями для подростков становятся книги, где «бушуют нешуточные страсти — а дети, которые живут в напряженном, динамичном и опасном мире, чувствуют это остро и благодарно» (статья «Отжечь не по-детски»). Любые попытки оградить подростков от страстей обречены на неудачу и ведут только к деградации жанра, удушению детской литературы как таковой. Или другое предположение: антиутопии массово пишутся не на переломе эпох, не после большой катастрофы, а в сытом и благополучном обществе, остро ощущающем незаслуженность этого благополучия («Антиутопия как совесть»). Отсюда постапокалиптика, расцветшая в России нулевых как грибок под ногтями — а заодно и все эти «Голодные игры» с «Дивиргентами».

И то, и другое, разумеется, чрезвычайно спорно, на любой аргумент можно привести десяток возражений. Но сам по себе неожиданный выверт темы, парадоксальный извив мысли привлекает: каждую такую статью в принципе можно развернуть в небольшую монографию. Собрать материал, взвесить все «за» и «против», попробовать разные методологические подходы… Нужно только время. Но Быков с его гиперактивностью и сверхзагруженностью уже мчится дальше, с ревом и лязганьем, распугивая гусей и обдавая клубами вонючего пара скромных пассажиров, столпившихся на перроне станции Мажарово.

Куда ж несешься ты?.. Не дает ответа.

Василий Владимирский

Россия > СМИ, ИТ > regnum.ru, 29 апреля 2017 > № 2158475


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Транспорт > mos.ru, 28 апреля 2017 > № 2167036

На МЦК запустили бесплатную «Мобильную библиотеку»

С помощью смартфона можно получить доступ к 200 книгам на виртуальной полке.

На станциях Московского центрального кольца (МЦК) появилась «Мобильная библиотека» — виртуальные полки с фотографиями обложек книг и QR-кодами. С помощью смартфона пассажиры могут просканировать код и бесплатно загрузить книгу на телефон, чтобы прочитать ее в пути. Сейчас в каталоге 200 книг, среди них произведения Булгакова и Достоевского, Рубиной и Лукьяненко. Всего на МЦК установили порядка 30 виртуальных книжных полок. В том числе они есть на станциях Локомотив, Измайлово, Владыкино, Окружная и Балтийская.

«Московский метрополитен постоянно работает над расширением сервисов для пассажиров, прикладывая все усилия, чтобы сделать поездку максимально комфортной, — отметил Роман Латыпов, первый заместитель начальника Московского метрополитена. — А с запуском таких проектов, как “Мобильная библиотека”, поездки станут еще и интересными».

Пассажиры могут скачать современные бестселлеры Павла Санаева, Сергея Лукьяненко, Дины Рубиной, Олега Роя, Екатерины Вильмонт, Елены Михалковой, Николаса Спаркса. Также на полках представлены произведения классиков — Булгакова, Тургенева, Достоевского, Чехова, Шекспира, Бальзака, Ницше. Кроме того, пассажиры могут загрузить аудиокниги и произведения на английском языке.

Чтобы считать QR-код, нужно направить на него камеру смартфона или планшета через установленное на гаджете специальное приложение. В коде будет зашифрована ссылка на интернет-страницу с выбранной книгой.

«Мобильная библиотека» — совместный проект Московского метрополитена, онлайн-библиотеки «ЛитРес» и издательской группы «Эксмо-АСТ». Все 200 книг доступны также и на сайте metro.litres.ru. Сервис будет работать до конца года. Чтобы загрузить книгу на телефон или прочитать ее онлайн, нужно зарегистрироваться на сайте «ЛитРес».

Пассажиры могут читать книги онлайн, используя бесплатный Wi-Fi «Московский транспорт» в поездах.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Транспорт > mos.ru, 28 апреля 2017 > № 2167036


Китай. Россия > СМИ, ИТ > russian.china.org.cn, 28 апреля 2017 > № 2161820

Культурное общение между Китаем и Россией набирает обороты в ходе строительства «Одного пояса, одного пути»

Культурный обмен между Китаем и Россией имеет давнюю историю, он играет важную роль в стимулировании всестороннего сотрудничества и развития двух стран, в укреплении взаимопонимания между народами. В последние годы, благодаря тому, что инициатива «Одного пояса, одного пути» все шире понимается, признается и поддерживается русским обществом, масштаб, степень, уровень культурного обмена между Китаем и Россией постоянно растет, он несет богатые плоды, складывается благоприятная обстановка.

Советник по культуре китайского посольства в России, директор центра китайской культуры в Москве Чжан Чжунхуа на днях сказала в своем интервью журналисту газеты ГуанминЖибао, что в последние годы отчетливо ощутила, как строительство «Одного пояса, одного пути» помогло культурному развитию Китая и России, культурное общение между Китаем и Россией набирает обороты в ходе строительства «Одного пояса, одного пути».

Чжан Чжунхуа считает, что в последние годы центр китайской культуры в Москве всеми силами стимулировал культурный обмен между Китаем и Россией, сделал очень много работы в данном направлении, добился потрясающих успехов, и уже стал важным мостом в русско-китайском культурном обмене и лучшей платформой для популяризации китайской культуры в России. За 4 года с момента основания центра удалось развернуть сотрудничество с самыми влиятельными, основными культурными организациями России, и организовать свои мероприятия в ВУЗах и сельской местности. В 2014 году, на особой выставке бронзовых изделий периода Шан из провинции Хубэй, организованной Пушкинским музеем изобразительных искусств, это мероприятие было названо лучшей китайской выставкой в России за последние 10 лет. В том же году за пределы Китая вышло и китайское ушу, это искусство было продемонстрировано на ежегодном Международном фестивале военной музыки в Москве, на Красной площади, и было просмотрено непосредственно на фестивале и в репортажах более чем 150 млн.зрителей. Одновременно с этим, центр организовал в Российском институте театрального искусства лекции о пекинской опере, устроил в Российском Государственном Гуманитарном университете концерт искусства народов Шелкового пути, провел в Подмосковье (Первомайск), в музее-усадьбе VI съезда Коммунистической партии Китая, различные увеселительные мероприятия – показ цирковых искусств, веселый китайский новый год, принес китайскую культуру в самые базовые организации России.

Чжан Чжунхуа считает, что с каждым днем приобретающее все большую активность народное общение между Китаем и Россией – это основа для русско-китайского культурного обмена, а также надежная гарантия пышного развития культурного обмена между Китаем и Россией. В последние годы народный культурный обмен между нашими странами активизируется, народы Китая и России испытывают глубокий интерес к культуре стран друг друга. Продолжительное развитие инициативы «Одного пояса, одного пути» предоставило более широкую платформу для народного обмена между Китаем и Россией. Ну а пышно процветающие мероприятия народного обмена имеют колоссальное значение для продвижения строительства «Одного пояса, одного пути», достижения народного единения. На данный момент множество российских театров присоединилось к международному союзу театров «Шелковый путь», это заложило отличную основу для последовательного привлечения соответствующих российских организаций в союз музеев и союз библиотек Шелкового пути. Кроме того, в России обширно проводятся выставки, представления, форумы, аукционы, спортивные и художественные соревнования, имеющие отношение к культуре шелкового пути. В особенности, организованный в 2015 году в Москве второй Международный культурный форум Шелкового пути стал успешным примером народного обмена между Китаем и Россией на тему «Одного пояса, одного пути».

Китай. Россия > СМИ, ИТ > russian.china.org.cn, 28 апреля 2017 > № 2161820


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 28 апреля 2017 > № 2159386 Марина Сурыгина

Пять трендов в развитии онлайн-кинотеатров: куда движется рынок

Марина Сурыгина

генеральный директор компании Tvzavr

В 2016 году доходы онлайн-кинотеатров от рекламы составили 4,6 млрд рублей, а доходы от платной модели — 2,7 млрд рублей. Для сравнения: легальные продажи DVD в России в 2009 году составил около $1,6 млрд, то есть российскому рынку онлайн-кинотеатров еще очень далеко до насыщения

В отличие от стран Запада, где рынок онлайн-кинотеатров является очень развитым и емким, в России сектор легальных стриминг-ресурсов только зарождается. По данным TelecomDaily, весь объем рынка онлайн-кинотеатров в России по итогам 2016 года составляет 7,4 млрд руб, мировой рынок интернет-кинотеатров, работающих только по платной модели, оценивается в $17 млрд (Statista).

Небольшие экономические показатели российского сегмента объясняются не только «молодостью», но и рядом других обстоятельств. Речь, прежде всего, о нелегальном контенте, пиратстве. Российские пользователи зачастую не осознают отличия между легальными и пиратскими ресурсами. По опросам Eset Russia, 53% респондентов не утруждают себя поисками легального контента.

Кроме того, в отличие от всего остального мира (прежде всего, стран Запада), где сегмент онлайн-кинотеатров сформировался на основе деятельности телеком-операторов или вырос из рынка видеокассет и DVD (как Netflix, первоначальная бизнес-модель которого включала в себя как раз физические продажи и прокат фильмов), в России рынок онлайн-кинотеатров зародился путем появления нескольких независимых игроков — tvzavr, tvigle, ivi, которые во многом освоились на рынке и наметили основные тренды — по объему рекламных возможностей, моделям монетизации и другим параметрам.

Вторым этапом развития стало вхождение в рынок крупных телеком-операторов, которые стали интегрироваться с онлайн-кинотеатрами или развивать собственные онлайн видеосервисы.

Телеком-операторы, обладающие обширной аудиторией (по предварительным данным «ТМТ-Консалтинг», в 2016 году объем абонентской базы только мобильных операторов составил 259 млн. пользователей), и мощной инфраструктурой, имеют возможность привлечь к легальным видеосервисам обширную дополнительную аудиторию и донести до нее практически любую идею или продукт, а существующие независимые онлайн кинотеатры, такие как tvzavr — опыт в монетизации видеоконтента и экспертизу продвижения в digital-пространстве.

В дальнейшем развитие рынка может пойти по такому сценарию: консолидация отрасли, появление крупных игроков рынка, в том числе через поглощения и слияния.

Потребности зрителя

С развитием рынка конкуренция будет усиливаться, но уже между укрупняющимися стриминг-ресурсами. При этом четкое понимание интересов, предпочтений и потребностей зрителя по-прежнему является главным фактором в борьбе за аудиторию.

В настоящее время развитие ТВ-технологий, в том числе приложений, идет по пути упрощения: основная часть населения предпочитает «смотреть то, что показывают». Именно поэтому онлайн-кинотеатрам необходимо заложить внутрь и историю смотрения пользователя, и рекомендательный алгоритм, то есть сформировать VоD-контент (Video on Demand — видео по требованию) и каналы так, чтобы зритель смог запустить их одной кнопкой.

С каждым годом зритель становится все более избирательным, предпочитая не только все более комфортный и удобный просмотр, простые в использовании технологии, но и все более качественный контент.

В свое время рекорд поставил «Аватар» Джеймса Кэмерона, который стал первым 3D-фильм в истории кино, собравшим $2,8 млрд. Новая технология и формат сподвигли миллионы людей пойти в кинотеатры, а также посмотреть фильм дома на телевизорах с поддержкой 3D. Сейчас эта технология уже не столь популярна и ее сменили другие.

В онлайн-кинотеатрах на сегодня основным форматом является Full HD (разрешение 1920×1080 пикселей), но постепенно наступает время и другого формата — 4K. Это обозначение разрешающей способности в цифровом кинематографе и компьютерной графике, примерно соответствующее 4000 пикселей по горизонтали.

Мировой объем рынка 4К вырастет к 2018 году на 50%, к 2020 году по прогнозам составит $371 млрд. В России сегодня крупнейшие операторы включили технологии передачи видео-контента в стратегические планы, онлайн-кинотеатры, производители оборудования и телеком-операторы рассматривают 4К как важное направление для работы. Увеличение объемов контента в формате 4К поможет онлайн-кинотеатрам увеличить аудиторию, в основном, на Smart TV.

О совместном технологическом сотрудничестве в области развития экосистемы 4К в России договорились компания Huawei и онлайн-кинотеатр tvzavr: Huawei занимается разработкой интерактивной ТВ-платформы, инфраструктурных решений и абонентских устройств, а онлайн-кинотеатр предоставит свои ресурсы в области контента 4К для совместных проектов.

Также, учитывая потребности пользователей, онлайн-кинотеатры продвигают не только массовый, но и нишевой контент — например, tvzavr в ближайшее время представит своим зрителям большой каталог артхаусного кино.

Международная конкуренция

Очевидно, что западные игроки, занимающие ведущие позиции в мире, будут стремиться и далее расширять свои позиции.

В то же время и российские онлайн-кинотеатры выходят на глобальные рынки. Первым из российских игроков на международный рынок вышел tvzavr, запустивший приложение «Русское кино» на Smart TV и мобильных устройствах с целью популяризации русского кино во всем мире. Контент приложения на 100% состоит из российских фильмов, сериалов и мультфильмов, а также кинолент, созданных в Советском Союзе. Вслед за tvzavr на мировой рынок начали выходить и другие российские интернет-кинотеатры, такие как ivi и другие.

Впрочем, российское кино интересно не только населению России и СНГ, 30-миллионной русскоязычной зарубежной диаспоре, но и в дальнем зарубежье.

Например, китайские зрители с удовольствием смотрят российские и советские фильмы о Великой Отечественной войне и мультфильмы российского и советского производства, зрители из других стран с восторгом принимают авторское российское кино и киноновинки. Все это открывает для русского кино онлайн глобальные перспективы в продвижении за рубежом.

Конкуренция между онлайном и офлайном

Общество все больше «оцифровывается», стирается грань между онлайн и оффлайн. Применительно к соотношению традиционных и онлайн-кинотеатров это значит, прежде всего, новый уровень партнерства. Традиционные, оффлайн-кинотеатры не являются в полной мере конкурентами онлайн-кинотеатров, вопреки стереотипам. Скорее, это «друзья-конкуренты».

Это совершенно разный способ просмотра фильмов. Поход в кинотеатр — это событие, туда не ходят в одиночку — с семьей, с девушкой, с друзьями. Это своеобразный выход в свет, сопровождающийся, обычно, походом в кафе. В кинотеатр идут, чтобы посмотреть давно ожидаемую новинку раньше всех, чтобы можно было потом обсудить ее в социальных сетях. Ведь онлайн эта новинка появится минимум через 2 недели.

Просмотр фильмов онлайн — это, скорее, альтернатива традиционному телевидению. Их смотрят, чаще всего, вечером. Наиболее популярны в онлайн-кинотеатрах мультфильмы для детей, сериалы и кино для семейного просмотра.

Таким образом, между двумя видами кинотеатров есть не столько конкуренция, сколько де-факто партнерство: это разные ниши и разные эмоции, а онлайн-кинотеатры — отличная площадка для рекламы и популяризации оффлайн-кинотеатров.

Это подтверждается и статистикой: кассовые сборы за 2016 год в кинопрокате России и СНГ составили 52,8 млрд рублей (на 9,5% больше, чем в 2015 году). Посещаемость возросла на 11%, составив 213 млн зрителей (по предварительным данным «Бюллетеня кинопрокатчика»).

От рекламы к подписке

Бенчмарком в развитии российских интернет-кинотеатров является рынок США и Европы, имеющих многолетний опыт развития индустрии. Это же касается и моделей монетизации стриминг-ресурсов. В США 55% сервисов работают только по подписной модели.

В России большая часть контента онлайн-кинотеатров предоставляется бесплатно. Это сложилось исторически, так как логично продолжало модель смотрения бесплатных эфирных каналов, которых у нас, как известно, много, и контент на них можно назвать премиальным. Люди в России, в отличие от европейской и американской аудитории, в большинстве своем, просто не понимают, зачем нужно платить за контент.

Переход на платную модель в России сейчас происходит, благодаря широкому распространению смартфонов с магазинами приложений и контента, а также «умных» телевизоров.

С расширением линейки устройств, подключенных к интернету, доля web-платформ, где самой логичной моделью монетизации являлась реклама, начала падать, соответственно стало расти значение платной модели монетизации онлайн-кинотеатров. Российские игроки совершенствуют свои приложения на новых платформах, которые, являются локомотивом увеличения доли платной модели.

По итогам 2016 года интернет-кинотеатры сообщили о кратном росте платных подписчиков, к примеру, в tvzavr их количество увеличилось в 5 раз (количество тех, кто готов смотреть с рекламой, — всего на 20%).

В целом рекламная модель остается типовой для России, но ее доля снижается. Согласно исследованию TelecomDaily, в 2016 году доходы онлайн-кинотеатров от рекламы составили 4,6 млрд рублей, а доходы от платной модели — 2,7 млрд рублей. Для сравнения, по оценкам экспертов, объем рынка легальных продаж DVD в России в 2009 году составил около $1,6 млрд, то есть рынку наших онлайн-кинотеатров еще очень далеко до насыщения.

Digital TV Research отмечает, что Россия занимает 44% рынка Восточной Европы по количеству людей, потребляющих платный видеоконтент, их число составляет 2,48 млн человек, 2021 году прогнозируется рост до 9,172 млн.

В условиях молодого рынка и значительной конкуренции российские онлайн-игроки делают ставку на лояльную пользовательскую базу: платная модель позволяет привязать пользователя подпиской (на месяц, а в случае, если ему понравится, — продлить ее).

Росту доходов от платной модели будут способствовать, как ожидается, закон об онлайн-кинотеатрах (в частности, вводится дополнительная ответственность за размещение запрещенного контента) и закон о блокировке «зеркал» пиратских сайтов. Они позволят уменьшить аудиторию нелегальных игроков рынка и перевести ее в легальное поле.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 28 апреля 2017 > № 2159386 Марина Сурыгина


Тайвань > СМИ, ИТ > russian.rti.org.tw, 28 апреля 2017 > № 2159030

Фильмы режиссёров из стран Юго-Восточной Азии будут показаны в рамках программы Тайбэйского кинофестиваля этим летом.

Как стало известно, зрители увидят 4 фильма филиппинских режиссёров, включая «Дробь» режиссёра Михаила Реда. Этот фильм стал лауреатом в номинации «Лучший фильм азиатского будущего» на Токийском кинофестивале в 2016 году.

Последние социальные работы камбоджийских кинематографистов из студии «Анти-архив» также будут представлены на Тайбэйском кинофестивале, включая фильм «Алмазный остров».

Тайбэйские киноманы также познакомятся с новыми документальными лентами. В рамках кинофестиваля пройдёт азиатская премьера камбоджийского фильма «Беззвучные секреты фотографий», рассказывающего о пожилом и молодом фотографах, которые по-разному интерпретируют прошлое своей страны, связанное с периодом режима красных кхмеров.

Кроме того, зрители увидят ностальгическую картину «Когда время ушло безвозвратно» о закрывающихся старых кинотеатрах в Таиланде.

XIX-й Тайбэйский кинофестиваль пройдёт с 29 июня по 15 июля.

Виталий Самойлов

Тайвань > СМИ, ИТ > russian.rti.org.tw, 28 апреля 2017 > № 2159030


Казахстан > СМИ, ИТ > camonitor.com, 28 апреля 2017 > № 2157169

Поминки по телеканалу «Мәдениет»

Автор: Адольф Арцишевский

Нужен ли нам телеканал «Культура»? Вопрос и судьбоносный, и если не праздный, то риторический. Нужен! Жизненно необходим! Как воздух, которым мы дышим. И мы, начиная с «нулевых» годов, боролись за его создание. Мы – это искусствоведы, писатели, художники, музыканты, служители сцены, этнографы, историки, ученые-гуманитарии. Все-все-все, в ком живо сердце, для кого жизнь непредставима без этой важнейшей составляющей нашего социума и духовного бытия. О, каким был для всех нас праздник, когда телеканал открылся! «Мәдениет» был долгожданным, он был путеводной звездой, мы прочили ему долгую-долгую жизнь…

Агония

Он умер тихо-тихо, без единого стона. Умер деликатно, не привлекая внимания к своим недугам. Чтобы по возможности не доставить боли тем, кому он был дорог, кому служил верой и правдой во все свое недолгое существование. Он умирал прилюдно, но отчего-то угасания его как бы никто не замечал, не принимал во внимание. Нет, замечали, конечно, но не думали, что все это настолько всерьез. Уход его из жизни обнаружили не сразу, не вдруг и не все. Но узнав об этом, не могли поверить, что его уже нет:

– Не может быть!

Да, да, не может. Автор этого текста сам не поверил собственным глазам, когда, перелистывая каналы и как бы держа наготове дежурный реестр претензий к «Мәдениету» (что-то ведущий опять недотянул, что-то перетянул и в чем-то допустил досадную промашку), вдруг на узаконенном месте не обнаружил привычного логотипа «Бiлiм-Мәдениет». Что-то произошло не так, не по правилам. Но и углуб­ленное изучение «Теленедели» в надежде хотя бы там обнаружить следы растворившегося в телеэфире канала было тщетным. Он бесследно исчез.

Сознание мириться с этим не хотело. В такой же ступор впадали и все остальные, узнав эту новость. Уже недели три-четыре спустя во время интервью с одним из наших кинодокументалистов на вопрос: «Где можно увидеть ваш последний фильм?» он уверенно ответил:

– Как это – где? На телеканале «Бiлiм-Мәдениет».

– Нет его. Канул в Лету.

– Быть такого не может!

– Может, может. Он исчез. Говорят, за ненадобностью.

– А как же мы… все мы? Нелепость какая-то… Нам он нужен.

После долгих попыток все же удалось напасть на след исчезнувшего: оказывается, часть его контента перекочевала на вновь созданный канал KazakhTV. То есть там тоже был «ряд волшебных изменений»: KazakhTV возник в результате преобразования спутникового канала CaspioNET.

В чужом пиру похмелье

Само по себе появление KazakhTV – факт отрадный, по этому поводу можно даже ликовать. Подумать только: первый национальный спутниковый канал, круглосуточное вещание на трёх языках. Правда, на территории Казахстана оно длится лишь 18 часов, и тем не менее: это же «имиджево-позна­ва­тельный канал о динамично развивающемся Казахстане, его инвестиционном и туристическом потенциале, глобальных инициативах, культурно-историческом наследии и направлениях устойчивого развития». Причем контент канала на все сто процентов отечественного производства. Его сигнал доступен на территории 118 государств, то есть практически на всех континентах… Какие масштабы, какие перспективы!

И все же перечитайте внимательно анонс KazakhTV: культура на канале, конечно, присутствует (правила приличия этого требуют), но она как бы сбоку припёка, как довесок к инвестиционному и туристическому потенциалу, к глобальным инициативам и направлениям устойчивого развития. И вообще – как некая деталь динамично развивающегося Казахстана. Да, скороговоркой, от случая к случаю здесь будут говорить о культуре, о ее – подчеркнем особо! – имиджевой стороне. Естественно, о проблемах культуры – ни звука, не будем же мы выносить сор из избы. Канал-то «имиджевый». Ну, процентов 10-15 будет отдано культуре, это в идеале. Но едва ли кто из телезрителей будет рыться в сетке вещания, выискивая зерна культуры в имиджево-познавательном контенте этого канала.

Культура как всегда оказалась на задворках.

Да, некоторые рейтинговые программы в своем первозданном виде перекочевали с угасшего канала «Бiлiм-Мәдениет» на KazakhTV. Вместе с ведущими. Но, по признанию ведущих, сами они своих программ на KazakhTV не могут «выловить» и посмотреть: «Создается впечатление, что мы работаем в пустоту». Возможно, в 118 странах, как в иных параллельных мирах, программы эти смотрит гипотетический телезритель, а нашему обывателю у телеэкрана остается лишь гадать на кофейной гуще, куда и почему исчезли из «ящика» такие радетели культуры, как Гульнара Абикеева, Рита Жугунусова, Олег Борецкий, Юрий Аравин вместе с их популярными телепередачами.

Нет, мы верим: теленачальство и в этот раз, по-видимому, хотело как лучше, но получилось как всегда.

А счастье было так возможно…

Сейчас пытаешься понять: почему у канала «Мәдениет», вымечтанного нами и столь долгожданного, чуть ли не с момента рождения не задалась судьба? Там и программа телепередач была сверстана по уму, актуально, с учетом зрительских интересов. И создателями программ были вроде бы личности популярные, харизматичные даже, способные и развлечь, и увлечь. Да и у штурвала на капитанском мостике стояли профи: Сагатбек Калиев, Бахыт Каирбеков, Александр Аксютиц. Смущало, правда, вот что: три капитана за пять лет вещания, с 2011-го по 2016-й. Не многовато ли? Ведь это значит, что корабль штормило трижды. Потому что трижды так или иначе менялись и концепция канала, и его ориентиры. Каждый раз «Мәдениет» в ожидании смены караула поневоле «зависал», это естественно.

До Сагатбека Калиева и Александра Аксютица нам дотянуться не удалось, а вот у Бахыта Каирбекова в период его пребывания у штурвала «Мәдениет» мы взяли подробное интервью (см. САМ за 12 июля 2013-го). Даже сейчас, перечитывая его, невольно думаешь, как повезло тогда каналу с Бахытом Каирбековым, то было попадание в «яблочко». Там было точное видение целей, там началась глубинная работа по перестройке канала. Но лишь началась. Потому что через полгода его пересадили в кресло гендиректора «Казахфильма».

Кстати, та же история повторилась с Александ­ром Аксютицем: его тоже определили на телеканал как бы временно, как бы на скамейку запасных. Закралось подозрение, что это телеканал-отстойник.

После ухода Каирбекова и до прихода Аксютица телеканал вновь завис месяцев на семь в неопределенности, а это не могло не сказаться на качестве контента. Корабль дал течь, возник опасный крен. Но, вместо того чтобы заделать пробоину в трюме, к «Мәдениету» пришвартовали тонущий «Бiлiм». Авось, это добавит им устойчивости, авось вдвоем эти бедолаги сумеют удержаться на плаву. Не удержались...

Помнится, в ту пору безвременья забрёл я однажды на этот канал. Мне повезло, меня увлекли две телепередачи подряд. И вопреки цейтноту я ощутил себя счастливым обывателем, будучи не в состоянии оторваться от телеэкрана. А потом стали транслировать концерт, посвященный 20-летию Ассамблеи народа Казахстана. Показывали танцы, долженствующие демонстрировать дружбу народов республики. Я понимал всю важность даты, но с экрана телевизора веяло невероятной совковой скукой. И ту же скуку я видел на лицах зрителей, которые смотрели этот концерт вживую, и, судя по выражениям их лиц, то была для них жуткая обязаловка.

Кому это зрелище нужно, кому оно адресовано? За­чем оно крадет у меня и у телезрителей время нашей жизни? Повторяю: я понимал всю важность даты. Ей надо было посвятить телепередачу, и не одну. Но ведь не такую тоскливую. А сверх того, я знал, что на телеканале работает команда профессионалов. Они не могут не видеть, не чувствовать явного прокола. Значит, кто-то из руководителей канала вынудил их это показывать. Кто? Быть может, тут и кроется причина неудач.

А внешне всё в ажуре. Каналы как бы преобразовали, слив их на KazakhTV, тем самым как бы придав им второе дыхание и повысив статус, так что начальству есть о чем отрапортовать. Хотя элементарная арифметика дает обескураживающий результат: если при слиянии с каналом «Бiлiм» на долю «Мәдениет» приходилось 50 процентов контента, то при слиянии «Бiлiм-Мәдениет» с KazakhTV от «Мәдениет» осталось лишь 12,5 процента, то есть рожки да ножки. К тому же телепередачи, посвященные культуре, если и остались в телеэфире, то где-то за пределами зрительского восприятия – их практически мало кто видит и слышит.

Можно ли вернуть всё на круги своя? Аллах его ведает. Ломать не строить, а чудес не бывает. Хотя кое-кто верит в чудеса. Говорят, Марат Тажин теперь будет ведать нашими СМИ. А потому, говорят, он не допустит исчезновения канала «Мәдениет»…

Комментарии в тему

Асия Байгожина,

Кинорежиссер

Наскальная живопись XXI века

Честно говоря, я и не знала, что канал «Бiлiм-Мәдениет» закрыли: практически не смотрю телевизор, более того, у меня его и нет теперь. В прошлом году я, скрепя сердце и скрипя зубами, вынуждена была смотреть: вела академический курс, и надо было как-то сопоставлять родное ТВ с зарубежным, к тому же магистрантка Куралай под моим руководством писала работу про местные ситкомы. Диссертация ее была толковой, члены ГЭКа предлагали работу Куралай отправить руководителям телеканалов для ознакомления. Анализ ее был как диагноз: тотальный непрофессионализм – от выбора тем до показа в эфире. Я тогда обратила внимание: практически все работы наших выпускников были связаны с форматом развлекательного ТВ. Телевидение во всем мире, конечно, перешло на облегченные формы коммуникации, но наш местный вариант вызывает просто нервные судороги у зрителей: за редчайшим исключением, это жутко пошлое, безграмотное, пафосное и беспомощно провинциальное ТВ. Неслучайно теперь в фаворе у местного населения индийские сериалы. Как объяснила одна из зрительниц: чужой примитив не так напрягает, как собственный, ведь в собственном ты себя ощущаешь соучастником экранного безобразия.

На этом фоне усилия коллег с телеканала «Мәдениет», пытающихся делать – пусть и по старым лекалам, и не блестящий, возможно (а вы попробуйте за совсем небольшие деньги…), но все же – культурный! – продукт, вызывали недоумение: кому, зачем? Если уж в деле отупления и оглупления массового сознания мы столь преуспели, то к чему тратить деньги на то, что заведомо не приносит доходов? Не такая мы нынче богатая страна, чтобы поддерживать единственный телеканал образовательно-культурного толка. Какой в этом прок? Кризис на дворе – народу нужны развлечения. Зачем ему смотреть и думать? Видеть и размышлять? Думающие люди во все времена казались опасными, а нынче это заведомо преступники: таким ведь непременно хочется докопаться до сути всего… Оно нам надо, когда такая нестабильность на дворе? Это теоретики-культурологи считают, что телевидение должно не опускаться до уровня зрителя-профана, а поднимать его, воспитывать вкус большинства, формировать какие-то ценности, настаивать на определенных критериях. Зачем разрозненную безвольно-инфантильную толпу превращать в народ? Поэтому развлечений у нас вагон: зрелище за зрелищем, акции за акциями – только успевай смотреть, а то и участвовать. Можно выиграть миллион или квартиру в столице – просто сказочная жизнь! Сколько новых форм зрелищ за последнее время появилось – глаза разбегаются от изобилия! То, что смыслы не производятся и не продуцируются, а среда дичает на глазах, не наша забота. Мы лишь зрители. На похоронах своей мечты о достойной жизни в процветающей собственной стране. То еще зрелище…

А вы говорите: канал закрыли. Вон в Туркменистане один всего вещает. Интернет вам на что, кабельное и спутниковое телевидение есть – мир весь как на ладони. Какие еще вам передачи про местную жизнь?! Хотите культуры – идите в музей! Начните с пещер…

Арман Карабаев,

продюсер, телережиссер

Жертва оптимизации

Во-первых, в построении государственного телевидения всегда играет роль так называемая оптимизация. Во-вторых, чтобы убедиться в успешности или неуспешности телеканала, нужны замеры. Но нет критериев замера таких каналов, как «Балапан», «Бiлiм», «Мәдениет», а потому на них замеры недопустимы. Процент зрителей здесь всегда будет очень маленький. «Мәдениет» – это питательная среда для тончайшего слоя людей, интересующихся культурой и культуру производящих. Людей, интересующихся театрами, музыкой, читающих книги и не дающих погаснуть очагу духовности. Но именно над этим телеканалом у нас и в России всегда занесен нож экономии. Потому что телеканал «Культура» не может приносить прибыль. Рекламу здесь не разместишь, и глупо ее тут размещать, потому что те, кто смотрит этот телеканал, к активным потребителям рекламируемых товаров и услуг не принадлежат и принадлежать не могут.

Что касается оптимизации, то это жуткая вещь. Парад телеканалов когда-нибудь завершится, я думаю, еще не вечер. Будут, будут еще сливаться телеканалы, это неизбежно, потому что существование телеканала –удовольствие дорогое. А существование таких нишевых каналов, как «Мәдениет», реально связано с финансовыми возможностями государства, которые нынче, с наступлением кризиса, ограниченны. Я все время боюсь, как бы не исчезли «Балапан», «KazSport». Может быть, они следующие после «Бiлiм-Мәдениет». Это не чья-то злая воля, не рок, это просто необходимость – туже затягивать пояс. Уже при появлении нишевых каналов мне казалось, что их создание преждевременно. У государства для этого пока что нет ни материальных ресурсов, ни организационных. А потому надо бы умерить наши аппетиты. Круглосуточный канал о спорте – это уж слишком! Пусть на одном из общедоступных каналов несколько часов будет выделено на спорт и несколько часов на культуру. Пока не наступят тучные времена.

Казахстан > СМИ, ИТ > camonitor.com, 28 апреля 2017 > № 2157169


Украина > СМИ, ИТ > golos-ameriki.ru, 28 апреля 2017 > № 2157147

Свобода прессы-2017: в Украине происходят положительные изменения

Ситация в аннексированном Крыму вынесена в десятку стран и территорий с наихудшим рейтингом в мире

КИЕВ – В Украине зафиксированы положительные изменения для сферы деятельности средств массовой информации после смены правительства в 2014. Однако Украина продолжает находиться в категории частично свободных стран в рейтинге «Свобода прессы-2017», который 28 апреля публикует американская правозащитная организация Фридом Хаус (Freedom House).

К основным событиям, которые повлияли на деятельность украинских средств массовой информации, эксперты относят изменения в административной сфере, приватизации государственных СМИ, а также продолжающиеся угрозы в адрес журналистов.

«Медиа-среда Украины значительно улучшилась после смены правительства в 2014 году, и реформы, которые еще продолжаются, продолжают совершенствовать законодательные условия для журналистов и информационных агентств. Тем не менее, есть несколько проблем, которые остаются актуальными, в том числе неоправданное политическое вмешательство в содержание информационного контента, а также насилие, преследование и другие противоправные действия против журналистов», – подчеркивается в разделах доклада об Украине.

Авторы доклада сообщают, что в ноябре 2016 года украинское правительство утвердило план приватизации 244 печатных СМИ с целью обеспечить редакционную независимость этих изданий от государственного влияния.

За последние три года наблюдений Украина находилась в категории частично свободных стран. Доклад «Свобода прессы-2017» с эпиграфом «Темные горизонты свободы СМИ» охватывает период с 1 января по 31 декабря 2016.

Показатели Украины, начиная с 2002 года в докладах Фридом Хаус о развитии свободы прессы, фиксировались на уровне не ниже 53 процентов. Трижды за этот период – в 2014 (63%), 2003(67%), 2004 (68%), Украину причисляли к категории стран с несвободной прессой.

По методологии Фридом Хаус, к категории стран со свободной прессой относятся государства, набравшие от 0 до 30 процентов, к частично свободной прессе те, результат которых составляет от 31 до 60 процентов, и к несвободным причисляют страны, получившие 61-100 процентов.

В докладе «Свобода прессы-2017» из бывших постсоветских республик Украина (53%), Грузия (50%), и Молдова (56%) находятся в категории частично свободных стран. Россия, Беларусь, Армения, Азербайджан, республики Центральной Азии находятся в категории несвободных стран. Страны Прибалтики – Эстония, Латвия и Литва – отнесены к категории свободных стран.

О Крыме, запретах и свободе прессы в мире

Вместе с тем, в пресс-релизе подчеркивается, что в ответ на «дезинформацию со стороны прокремлевской прессы, украинская власть, как и раньше, продолжает ограничивать доступ к многочисленным российским средствам массовой информации и запрещать въезд в страну десяткам российских журналистов».

На протяжении последних трех лет, ситуацию со свободой прессы на аннексированном крымском полуострове Фридом Хаус выносит для отдельного рассмотрения в десятку стран и территорий с наихудшим рейтингом в мире.

В докладе отмечается, что только тринадцать процентов населения мира пользуется достижениями свободой прессы, «в которой освещения политических новостей заслуживает доверия, гарантирована безопасность журналистов, вмешательства государства в работу СМИ является минимальным, а пресса не испытывает тягостного правового или экономического давления».

«42 процента населения мира имеют частично свободную прессу. 45 процентов живут в странах, где медиа-среда является несвободной», – отмечается в отчете.

«Жестокие атаки на журналистику фактов, которые мы сейчас видим, представляют опасность для свободы прессы во всем мире», – подчеркивает президент Фридом Хаус Майкл Абрамовиц в комментарии к публикуемому докладу.

Фридом Хаус – американская неправительственная организация, со штаб-квартирой в Вашингтоне. Организация поддерживает демократические изменения в мире, наблюдает за развитием статуса свободы и выступает за демократию и права человека.

Реалии украинских медиа: от позитива до негатива развития

Руководитель правовых проектов Института массовой информации Роман Головенко считает, что позитивные и негативные процессы, развивавшиеся в 2017 году в украинской медиа-среде, «уравновесили» и повлияли на оценки развития свободы прессы.

«Есть и позитив: прозрачность корпоративной собственности, запущены процессы разгосударствления прессы, идет процесс создания общественного вещания. К негативам относится убийство журналиста Павла Шеремета, ситуация с публикацией персональных данных журналистов на сайте “Миротворец”, который связывают с МВД. Эти позитивы и негативы уравновешивают друг друга, и поэтому нет продвижения Украины в этой сфере», – говорит Роман Головенко корреспонденту Русской службы «Голоса Америки».

Цитата из доклада Фридом Хаус о запрете для российских журналистов, по мнению Романа Головенко требует детального объяснения.

«Фридом Хаус считает, что это есть негативный фактор с ограничением в СМИ, когда украинские правоохранительные органы применяют запрет, подчеркивают, что запретили, например, въезд российскому журналисту. Но на самом деле – если у такого сотрудника СМИ его профессиональная деятельность – это формальный статус, а он выполняет работу пропагандиста, работая журналистом, то, вероятно, власти нужно подчеркивать, что такой персоне запрещают въезд, как гражданину другого государства, в целях защиты национальной безопасности Украины», – утверждает Роман Головенко.

Он считает, что подобная формулировка позволила бы точнее понимать деятельность журналистов и «смягчила» бы оценки международных правозащитных организаций в сфере развития свободы прессы.

«В таком случае, запрет на въезд – это ограничение для нежурналистской деятельности, но, называя вещи своими именами, в связи с пропагандисткой детальностью; такая формулировка смягчила бы понимание ситуации» – подчеркивает Роман Головенко.

О новых реалиях для украинских журналистов

Глава общественной организации и шеф-редактор портала Детектор Медиа Наталья Лигачева считает, что «безусловным минусом», повлиявшим на рейтинги свободы прессы в докладе Фридом Хаус является убийство Павла Шеремета.

«И то, что оно никак не расследовано. Поджог телеканала “Интер”, и непонятно, что там на самом деле происходило, публикации фамилий журналистов на сайте “Миротворец”, и обозначение их как пособников террористов. Можно спорить о персональных данных журналистов, опубликованных на “Миротворце”, но любая публикация в контексте того, что журналисты – пособники террористов, подвергает их опасности», – говорит Наталья Лигачева корреспонденту Русской службы «Голоса Америки».

Она отмечает, что в Украине продолжаются нападения на журналистов. Однако в отличие от времен Виктора Януковича, эти нападения совершают не правоохранительные органы, или «титушки», нанятые политиками, а «агрессивные граждане, представители частного бизнеса».

«И в медиа мы видим внешний плюрализм, каждый телеканал или издание ведет свою редакционную политику, в эфире звучат предельно разные и противоположные точки зрения. Другое дело, что многие телеканалы принадлежат олигархам, мы не видим внутреннего плюрализма в журналистских коллективах, но речь о внешнем плюрализме – достаточно прочесть или посмотреть контент нескольких изданий и увидеть разную точку зрения на события», – подчеркивает Наталья Лигачева.

Она еще раз напоминает о том, что в Украине до сих пор остаются нераскрытыми убийства Павла Шеремета и Олеся Бузины.

«В прошлом году было убийство Павла Шеремета и есть вопросы по убийству Олеся Бузины в позапрошлом году. И оно до сих пор не раскрыто. Есть сомнения некоторых правозащитных организаций – являлся Олесь Бузина журналистом, но, тем не менее, вопросы остаются», – утверждает Наталья Лигачева.

Украина > СМИ, ИТ > golos-ameriki.ru, 28 апреля 2017 > № 2157147


Казахстан > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 28 апреля 2017 > № 2157146

«Дело против СМИ»: станет ли оно уроком для судебной системы?

Автор: Светлана Борисова

Недоверие казахстанцев к отечественной судебной системе на днях подтвердили результаты еще одного соцопроса, проведенного на этот раз аналитическим интернет-порталом Ratel.kz. За двое суток в нем приняли участие около девяти тысяч человек, из которых лишь пять процентов приняли сторону служителей Фемиды.

Поводом для этого исследования послужило всколыхнувшее журналистское и правозащитное сообщества решение Медеуского районного суда о взыскании с казахстанских изданий Forbes и Ratel в совокупности 50,2 млн тенге в пользу бывшего министра финансов, а ныне бизнесмена Зейнуллы Какимжанова и его сына Ильхалида. Задав вопрос «чем руководствовался судья?», портал предложил респондентам три варианта ответа: «законодательством», «внутренними убеждениями» и «голосом свыше». В итоге за первый вариант проголосовали лишь 5 процентов посетителей, за второй – 10 процентов и за третий – 85 процентов.

Напомним, что судья посчитал порочащими честь, достоинство и деловую репутацию бизнесменов информацию о том, что проверяющие госорганы выявили признаки хищения в особо крупных размерах в принадлежащей им компании «К-Дорстрой», которая выполняла государственный подряд по реконструкции взлетно-посадочной полосы международного аэропорта Уральска.

Впрочем, детали дела сейчас мало кого интересуют. Волну общественного негодования вызвало то, как протекало само судебное разбирательство. Причин для недовольства набралось на вагон и маленькую тележку. Вот лишь некоторые из них: Во-первых, судебный процесс был закрытым, а его детали засекретили. Во-вторых, суд своим определением запретил журналистам освещать этот процесс. В-третьих, все официальные документы, которые журналисты предоставили в качестве доказательств, в том числе протесты Генпрокуратуры, заключения экспертов, постановления Национального бюро по противодействию коррупции и т.д., были признаны не соответствующими действительности. В-четвертых, суд потребовал от двух редакций опровергнуть и удалить более 20 статей. И, наконец, в-пятых, поразила баснословная сумма компенсационных выплат в 50 миллионов тенге – для отечественных СМИ она просто неподъемна.

В медиасообществе это громкое дело уже назвали переломным в судьбе казахстанской журналистики. По мнению коллег, за ним четко прослеживается попытка не только ослабить позиции неугодных интернет-изданий (финансовый удар может привести даже к их закрытию), но и заткнуть рты всем отечественным СМИ.

– Многомиллионные иски – это еще один красный флажок, который сильно ограничивает свободу действий наших главных редакторов. Теперь никто из них не будет заниматься расследованиями, потому как это небезопасно. Они будут опираться на пресс-релизы, публиковать что-то общее, обтекаемое, но только не серьезный исследовательский материал. Но что мы получим взамен? А то, что наши зрители и читатели будут перетекать в другие, более интересные ресурсы, к примеру, российские. Вместе с аудиторией мы будем терять рейтинги. Мало того, мы будем терять наши «золотые перья». Ведь если мы не даем журналистам заказы и, соответственно, гонорары, то они либо начинают переходить на желтые/безопасные темы (шоу-бизнес, скандалы и т.д.), либо просто уезжают за границу. Кстати, уже много людей туда уехало. Это, естественно, тоже сказывается на общем рейтинге, на информационной безопасности страны, – отметил в интервью 365info издатель журнала Forbes Kazakhstan Арманжан Байтасов.

Впрочем, в нашей стране никогда не было настоящей свободы слова, а в последние годы ситуация стала еще хуже. Об этом говорят не только отечественные, но и международные правозащитники. Например, во всемирном рейтинге свободы прессы Казахстан в 2017 году оказался на 157-м месте из 180. Как отмечают его составители – эксперты неправительственной организации «Репортеры без границ», мы находимся в «красной» группе стран, ситуация в которых характеризуется как «плохая».

«Главные национальные оппозиционные газеты были запрещены в 2013 году, несколько оставшихся находятся на грани коллапса из-за непомерных штрафов, и любое новое независимое издание неизбежно закрывается в течение нескольких месяцев. Журналисты часто подвергаются аресту, а интернет-пространство тщательно контролируется: массовая слежка, задержания блогеров и частные ограничения доступа к новостным сайтам, социальным сетям и мессенджерам», – резюмируют международные эксперты.

Впрочем, ставить точку в этом судебном деле еще рано. Редакции Forbes.kz и Ratel.kz сдаваться не собираются. На днях они заявили об уверенности в своей правоте и сообщили о планах подать апелляцию. Учитывая широкий общественный резонанс, журналисты этих изданий надеются на то, что решение следующей инстанции будет в их пользу и что их случай станет хорошим уроком для всей судебной системы страны.

Казахстан > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 28 апреля 2017 > № 2157146


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Алкоголь > mos.ru, 27 апреля 2017 > № 2167053

На майские праздники в столице ограничат продажу алкоголя

Временный запрет будет действовать в местах массовых гуляний. Под ограничения попадут алкоголь, в том числе пиво, а также прохладительные напитки в стеклянных емкостях.

На майские праздники в столице ограничат продажу алкоголя. 1, 8 и 9 мая в местах проведения массовых мероприятий и расположенных рядом магазинах временно запретят торговлю крепкими спиртными и слабоалкогольными напитками, в том числе пивом в любой емкости. Кроме того, под ограничения попадут прохладительные напитки в стеклянной таре.

«Ограничительные меры по продаже алкоголя необходимы для предотвращения травматизма, а также с целью профилактики противоправных действий», — подчеркнул глава Департамента региональной безопасности и противодействия коррупции города Москвы Владимир Черников.

В этом году Праздник Весны и Труда, 1 Мая, выпадает на понедельник, поэтому он объявлен нерабочим днем. День Победы, 9 мая, россияне будут отмечать во вторник, предшествующий ему понедельник также объявлен выходным.

На майские праздники в Москве подготовили сотни массовых мероприятий, среди них концерты, кинопоказы, театральные постановки. Празднование развернется на 35 центральных и девяти окружных площадках. В День Победы в 19 городских парках и на ВДНХ запустят фейерверки.

Кроме того, в эти дни в Москве будет проходить фестиваль «Московская весна». Горожан ждут мастер-классы, пешие экскурсии и анимационная программа. Всего в мероприятиях задействовано 57 площадок, из них 38 будут музыкальными. На них выступят участники международного вокального конкурса «Московская весна a cappella», который впервые проводят на фестивале. Полная программа фестиваля — в спецпроекте mos.ru.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Алкоголь > mos.ru, 27 апреля 2017 > № 2167053


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 27 апреля 2017 > № 2167051

Автор «Винни Пуха» и «Каникул Бонифация»: москвичам покажут фильм о мастере отечественной анимации

Зрители узнают о творческом пути Федора Хитрука из рассказов его учеников, редких кадров хроники и материалов из частных архивов.

Посетителям кинотеатра «Звезда» 1 мая покажут документальный фильм «Быть всем... 100 лет Федору Хитруку», посвященный юбилею мультипликатора.

Федор Хитрук — автор любимых несколькими поколениями зрителей мультфильмов, таких как «Винни Пух», «Каникулы Бонифация», «Фильм, фильм, фильм» и других.

За 52 минуты, которые идет фильм, зрители узнают о творческом пути мастера отечественной анимации. Режиссер Дмитрий Зотов собрал в картине воспоминания учеников Федора Хитрука, уникальные кадры хроники, материалы из личных архивов, рукописи и интервью с коллегами.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 27 апреля 2017 > № 2167051


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 27 апреля 2017 > № 2167048

Карта учреждений культуры Москвы появилась на портале открытых данных

Посетителям доступны сведения о московских музеях, усадьбах, театрах, библиотеках и других организациях. В список вошло более тысячи объектов.

Новый датасет появился на портале открытых данных. Теперь здесь можно получить информацию о культурных учреждениях столицы. Список включает сведения о более чем тысяче объектов. Среди них музеи, усадьбы, театры, концертные залы, библиотеки и другие организации. С помощью набора можно узнать их адреса, историю и получить другие сведения.

Объекты отмечены на карте. Кроме того, данные представлены в виде таблицы.

Портал открытых данных запустили в 2013 году. Сейчас здесь опубликовано более 800 наборов. Пользователи могут найти карту археологических находок, места летнего отдыха, путеводитель по родникам, список ярмарок, карту перекрытий дорог и многое другое. На основе информации портала созданы многие мобильные приложения.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 27 апреля 2017 > № 2167048


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 27 апреля 2017 > № 2167043

Конка, квест и четыре тысячи солдатиков, или Как пройдет фестиваль «Времена и эпохи»

Около шести тысяч участников расскажут гостям фестиваля о 12 эпохах. Москвичи увидят бой римских легионов с варварами, сражение XVII века, кавалькаду Екатерины Великой, лагерь Русской императорской армии и многое другое.

Международный исторический фестиваль «Времена и эпохи» охватит в этом году 30 площадок. С 1 по 12 июня лагеря реконструкторов раскинутся в парках, скверах, на улицах и площадях столицы. «Всего мы планируем, что будет порядка шести тысяч именно реконструкторов на фестивале», — рассказал на пресс-конференции руководитель агентства исторических реконструкций «Ратоборцы» Алексей Овчаренко.

В этот раз фестиваль посвятят не одной эпохе, а сразу 12 — от железного века до начала ХХ столетия. Исторических персонажей, олицетворяющих эти темы, можно будет встретить на московских улицах 20 мая. В этот день стартует квест, победители которого 1 июня прокатятся на литерном поезде и выступят на открытии фестиваля.

Тематические поезда

В мае в метро запустят посвященный «Временам и эпохам» поезд. «Благодаря поддержке Департамента транспорта мы запускаем с середины мая брендированный поезд “Времена и эпохи”, где каждый вагон будет посвящен отдельной эпохе. Во время фестиваля, я надеюсь, там будут ездить в том числе реконструкторы в костюмах», — сказал Алексей Овчаренко.

Еще один поезд — исторический литерный — отправится с Рижского вокзала 1 июня. Он откроет фестиваль. Руководитель агентства реконструкций уточнил: «Это один из немногих поездов, который остался на ходу, начала XX века. Он поедет от Рижского вокзала на станцию Подмосковная. Станция Подмосковная — это, кстати, тоже необычное пространство, потому что это единственная станция начала XX века, которая сохранилась полностью в том виде, в котором есть».

Солдатики на бульваре, Серебряный век и парк осадных машин

Центральными площадками станут бульвары, начиная от Тверского и заканчивая Чистопрудным. Последний превратится на время фестиваля в Севастополь XIX века. На одной половине бульвара расположится артиллерийская позиция Крымской войны и мемориальный комплекс в честь защитников города. На второй воссоздадут площадь 1880–1900-х годов с кафе, фотоателье, музыкально-театральной беседкой. «Мы сейчас строим там декорации, которые очень похожи на здания Севастополя. Тогда в Севастополе уже ходили трамваи, конки. Я надеюсь, нам удастся запустить то же самое на Чистопрудном бульваре», — объяснил Алексей Овчаренко.

На Страстном бульваре расположатся лагеря русской и французской армий 1812 года, а также мирный лагерь, а на Петровском можно будет поиграть в солдатики. Алексей Овчаренко добавил: «На Петровском бульваре у нас будет порядка четырех тысяч солдатиков, и это немедленно попало в номинацию Книги рекордов России. Ее представители сами нас нашли, соответственно, придут считать солдатиков, и если число фигурок подтвердится, то мы попадем в Книгу рекордов России с 400-метровой линией из четырех тысяч солдатиков».

На Тверской площади оживет Серебряный век со школой изящных искусств, спектаклями, синематографом, поэтическими и музыкальными вечерами. На асфальте Никольской улицы появится линия времени с вехами истории Китай-города, а в Лаврушинском переулке воссоздадут Кадашёвскую слободу XVIII века.

В «Коломенском» к фестивалю возведут копию острога XVII века с надвратной и двумя боковыми башнями. На его строительство уйдет больше 1100 бревен. 11 июня здесь реконструируют эпизод из Русско-польской войны. На Восточной улице откроется парк осадных орудий XIII–XV веков. Инженеры соберут требушеты, аркбаллисту и катапульту, а гости опробуют их на крепостной стене.

Единственный в мегаполисе

«Времена и эпохи» — единственный фестиваль реконструкторов, который проходит в мегаполисе: большинство любителей истории собираются на полях сражений. Впервые он прошел в 2011 году и был посвящен Древней Руси.

В 2016-м основным сюжетом реконструкции стали княжеские усобицы эпохи Древней Руси и борьба со степными народами. Главное событие — битва тысячи мечей с участием бойцов в костюмах русичей, викингов и степняков — длилось два дня. Фестиваль прошел на 13 площадках в «Коломенском».

В планах на следующий год — регата на Москве-реке. «В следующем году мы бы хотели, конечно, активно тоже подключиться к освоению Москвы-реки как культурного пространства. У нас есть в планах запустить регату исторических судов с ладьями, с дракарами, с небольшими лодками, которые ходили по Москве-реке в середине и конце XIX века», — сказал Алексей Овчаренко.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 27 апреля 2017 > № 2167043


Великобритания. США. Весь мир > СМИ, ИТ. Агропром > forbes.ru, 27 апреля 2017 > № 2159394 Егор Гончаренко

Фудтех на марше: меню по ДНК, 3D-принтеры еды и скидки при бронировании столиков

Егор Гончаренко

сооснователь компании Gettable

Как стартапы пытаются привлечь аудиторию на растущем рынке сервисов, связанных с едой

Переход бизнеса на еде из офлайна в онлайн — мировая тенденция. По данным Food Tech Connect, объем инвестиций в международный рынок фудтеха (технологий и сервисов, так или иначе связанных с едой) к сентябрю 2016 года составил около $665 млн, чуть более половины этой суммы связаны с IPO голландской онлайн-платформы по доставке еды Takeaway.com. Сегодня IT-технологии применяются при доставке свежих продуктов и готовых блюд, конструкторов меню на каждый день, в совместных проектах с ресторанами.

Перспективы рынка очевидны — люди стремятся сократить силы, время и энергию, которые затрачивают на походы в магазины и приготовление еды. Кроме того, в связи с ухудшением экологии и урбанизацией наблюдается тренд в сторону здорового питания.

Конструкторы еды

Сегмент рынка «еда по подписке» растет семимильными шагами. В 2015 году он достиг $1 млрд, а к 2020, как ожидается, вырастет до $10 млрд.

Зарубежные проекты отличает сегментированный подход к различным целевым группам. Например, британский рынок учитывает следующие факторы — 20 % англичан считают, что у них непереносимость одного или нескольких продуктов (или аллергия на них) — например, глютена или лактозы. 25 % указывают, что страдают ожирением.

В Лондоне популярностью пользуются подписочные сервисы. Например, сервис по доставке рыбных продуктов от Soleshare — поставки от местных рыбаков обходятся в пересчет на рубли примерно в 2 450 рублей в неделю на двоих. Есть веганские наборы со снеками от VeganKing (около 700 рублей в месяц). Lifeboxfoodco заботится о женском здоровье и поставляет коробки с сухими завтраками, полезными снеками, ингредиентами для очищения организма за 1 580 рублей в месяц. Проект Farmison направлен на любителей мяса и предлагает самые разные варианты — от оленины до рибай-стейка за 3200 рублей в день.

Американский проект Blue Apron поставляет еду в виде нарезки из кубиков, прилагая к набору фото с рецептами. Стоимость начинается от 3 500 рублей в неделю на двоих. Сервис обещает подобрать вкусное меню для каждого, даже для страдающих серьезной пищевой аллергией.

Зарубежные сервисы направлены и на другие целевые группы. Так, еще в 2012 году в Нью- Йорке был запущен сервис по доставке питания для больных раком Savorhealth. Решение о создании проекта пришло основателю в связи с потерей друга из-за опухоли головного мозга и было подкреплено клиническими исследованиями, согласно которым правильное питание улучшает результаты лечения и качество жизни. На старте проект привлек $500 000 от бизнес-ангелов. Стоимость подписки довольно высокая: $282 (около 17 000 рублей) стоят три дня обедов и ужинов, в оплату также включен индивидуальный план и 15-минутная консультация с онкологическим диетологом. Сервис обслуживает более 1 000 клиентов.

В целом западный рынок еды по подписке идет по пути персонализированного меню и органических ингредиентов. Вполне возможно, что в ближайшем будущем зарубежные проекты придут к сканированию ДНК клиента для формирования индивидуальной схемы питания, продукты для которой можно будет производить на 3D-принтерах.

Если говорить о «еде по подписке» в России, то она стала набирать популярность около трех лет назад. На рынок вышли «Шефмаркет» ($6,3 млн инвестиций), Elementaree (инвестиции превышают $1 млн), GrowFood (подробнее о нем —в материале Forbes) и другие. Концепция у всех проектов схожа — они нацелены на приверженцев здорового питания и предлагают отказаться от самостоятельного приготовления пищи и посещения ресторанов. Оба сервиса предлагают программы питания, призванные помочь сохранить форму, набрать или скинуть массу тела.

Доставка готовых блюд из ресторанов

Показывает устойчивый рост и сегмент рынка по доставке готовой еды из ресторанов. Крупные зарубежные проекты нацелены усиливать присутствие как в Европе, так и в Азии. Один из международных лидеров — онлайн служба по доставке еды из Амстердама Takeaway.com, осенью 2016 года привлекла $368 млн в ходе IPO. Территории обслуживания сервиса — девять европейских стран и Вьетнам. Лондонская Deliveroo (около $475 млн венчурных инвестиций) работает по всей Западной Европе, конкуренцию по экспансии стран составляет ей немецкая Foodora (куплена Delivery Hero) .

На фоне растущей конкуренции зарубежные сервисы по доставке еды из ресторанов пытаются привлечь потребителей интересными предложениями. Так, американская Goldbely решила сделать акцент на деликатесы и доставляет блюда из разных регионов — привозит гриль-барбекю из Мемфиса, краб-кейки — из Чесапикского залива. Сроки доставки варьируются от 24 часов до пяти дней, в зависимости от срока годности продукции. По словам одного из основателей сервиса, компания получает до $100 000 в месяц.

Остается перспективным и направление корпоративного питания. Компания CaterCow из Бруклина отмечает, что бизнес Нью-Йорка тратит один-два миллиона долларов в день на питание своих сотрудников. В ответ на это CaterCow готова кормить менеджеров выгодно — предлагает бесплатную доставку и доступ на своем сайте к более чем 450 предприятиям общественного питания. Как говорят основатели сервиса, их бизнес стал прибыльным «с первого дня».

Сегмент по доставке еды из ресторанов в России пока остается малоосвоенным и поэтому перспективным. Начиная с 2015 года, несмотря на сложную экономическую ситуацию, заказывать ресторанную еду на дом стало значительно чаще. По данным Delivery Club, в Москве в месяц делается порядка 2,5 млн таких заказов. Самым высоко конкурентным сегментом остается доставка суши и пиццы. Вместе с тем, по данным исследования РБК, услугу по доставке еды осуществляет лишь 47% сетей.

Упомянутый Delivery Club стал в этой области первопроходцем. Благодаря этому сервису потребители открыли для себя удобство заказа еды со смартфтонов. Сегодня сервис предлагает выбор из 5 000 ресторанов и представлен в 79 городах России.Еще одним популярным сервисом по доставке ресторанной еды остается Foodfox. Серьезную конкуренцию этим двум проектам может составить запустившийся 15 февраля 2017 года глобальный игрок UberEats. Еще одно интересное направление на российском рынке — это доставка фермерской еды. Один из лидеров сегмента — MoscowFresh (в день около 50 продаж с чеком в 5 000 рублей).

Бронирование столиков

Меняются и подходы к бронированию ресторанов. Сильные позиции на международном рынке остаются у Zomato (общий объем финансирования $ 225 млн) и OpenTable (подключены 37 000 ресторанов по всему миру).

Но стартапы предлагают новые подходы. Так, сервисы Resy и Killer Rezzy действуют агрессивно – заранее бронируют столики в самых труднодоступных и элитных ресторанах, а затем продают бронь заинтересованным клиентам. Еще одно приложение — Reserve работает по принципу портье – бронирует столик и дает возможность оплатить счет не доставая кошелек благодаря заранее введенным в приложении данным банковской карты.

Другую модель бронирования предлагает приложение Tock, которое работает по принципу билета в театр. С помощью сервиса можно оплатить заранее все, что будет входить в заказ. Для ресторанов это способ минимизировать убытки — вряд ли клиент передумает прийти после оплаты еще не съеденных блюд.

Основной тенденцией зарубежных сервисов по бронированию остается привлечение к сотрудничеству как можно больше ресторанов, для этого ищутся более выгодные для самих заведений решения. В России ниша бронирования ресторанов также пока набирает свои обороты.

В России ниша бронирования ресторанов пока остается довольно свободной. По нашим данным, наблюдается рост выручки в сегментах фаст-фуд и casual dining. И наоборот, в сегменте fine dining (престижные рестораны) практически нет маркетинговой активности и специальных предложений — посещаемость падает, а в определенные часы залы и вовсе пустые.

У онлай-сервисов по работе с ресторанами огромные перспективы с точки зрения специальных предложений. Так, по итогам 2016 года каждая третья транзакция в демократичном сегменте была произведена с помощью акции – скидки на меню или подарка к заказу. Подтверждает этот тренд и международные исследования — согласно RetailMeNot, в 2016 году 81% клиентов регулярно искали акции от ресторанов. А по данным исследовательской компании Valassis, акции на походы в рестораны входят в топ-5 самых востребованных категорий для пользователей.

It-технологии прочно вросли в ресторанный сегмент и сопровождают клиента до дверей ресторана, находятся рядом во время приема пищи и не покидают его после. Так, по данным OpenTable, 86 % клиентов проверяют меню онлайн до похода в ресторан, 25 % смотрят отзывы других посетителей, а 83% считают удобным забронировать столик с телефона. Во время самого ужина 25% посетителей «всегда» или «постоянно» не выпускают гаджет из рук, а 26% клиентов считают оплату заказа с помощью телефона «хорошей идеей». После вечера 18% регистрируются в программе лояльности заведения.

В целом рынок технологий на еде будет подстраиваться под желания большинства клиентов — жить проще, быстрее, разнообразнее и интереснее, а также сохранять здоровье на долгие годы. В то же время, как и весь бизнес, фудтех с помощью новых подходов будет стремиться сокращать свои издержки. Ведь еда — товар скоропортящийся, 80% всей выращенной продукции в мире не доходит до наших столов. Цифра катастрофическая — могли бы продать, а могли бы всех голодающих на планете накормить.

Великобритания. США. Весь мир > СМИ, ИТ. Агропром > forbes.ru, 27 апреля 2017 > № 2159394 Егор Гончаренко


Россия > СМИ, ИТ > fapmc.ru, 27 апреля 2017 > № 2158628

Всероссийский конкурс на лучшее произведение для детей и юношества начинает приём работ

1 мая 2017 года стартует прием заявок на всероссийский конкурс на лучшее произведение для детей и юношества "Книгуру".

В конкурсе могут участвовать прозаические художественные, художественно-документальные и научно-популярные произведения объёмом от 2 до 10 авторских листов (от 80000 до 400000 знаков), подписанные в печать не ранее 1 января 2015 года. Рукописи принимаются без ограничений по срокам создания.

"Книгуру" - единственный литературный конкурс в мире, жюри которого состоит только из детей и подростков в возрасте 10-16 лет.

"Уже восьмой год работает "Книгуру", и за это время конкурс открыл новые произведения выдающихся современных детских писателей - Нины Дашевской, Эдуарда Веркина, Станислава Востокова, Светланы Лавровой, Николая Назаркина, Аи Эн, Ирины Лукьяновой, Евгении Пастернак, Андрея Жвалевского и многих других, - говорит директор "Центра поддержки отечественной словесности" Георгий Урушадзе. - Лауреаты и эксперты конкурса провели больше тысячи встреч в пятидесяти регионах России. С прошлого года проводится конкурс рецензий "Книгуру в Британии", объединяющий молодежь двух стран. Уже в мае начнутся проекты "Книгуру в Америке" и "Книгуру в Чехии".

Новинкой сезона станет и сотрудничество с издательской платформой Ridero.ru. Каждый соискатель может отправить свою работу как на электронный адрес kniguru@bigbook.ru, так и загрузив произведение на сервис "Ридеро" - в этом случае эксперты конкурса получат готовую - свёрстанную и оформленную книгу.

Произведения соискателей принимаются до 31 июля 2017 года. Номинаторами могут быть авторы, издательства, библиотеки, средства массовой информации. Длинный список будет объявлен в сентябре, короткий - в октябре. Голосование школьников, определяющих три лучшие книги года, закончится в начале декабря.

Конкурс проводится Некоммерческим партнёрством "Центр поддержки отечественной словесности" при содействии Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Официальный сайт - kniguru.info (книгуру.рф).

Россия > СМИ, ИТ > fapmc.ru, 27 апреля 2017 > № 2158628


Азербайджан > Нефть, газ, уголь. СМИ, ИТ > oilcapital.ru, 27 апреля 2017 > № 2158203

В Баку отреставрировали первую в мире нефтяную скважину XIX века.

Первую в мире нефтяную скважину, пробуренную в 1846 году промышленным способом на территории старейшего месторождения в пригороде Баку Биби-Эйбат, отреставрировали в столице Азербайджана. Теперь скважина, вероятнее всего, будет служить музейным объектом.

В конце 1844 года член совета Закавказского областного управления Василий Семенов обратился с письмом к главноуправляющему Закавказским краем генералу Александру Нейдгардту с подробным описанием нефтяных промыслов на Апшеронском полуострове и конкретными предложениями об увеличении добычи нефти, в частности бурении разведочной скважины. Реакция на письмо была положительной, и в апреле 1845 года по указанию министра финансов Федора Вронченко на буровые работы было выделено 1000 руб. серебром. В январе 1846 года в районе Биби-Эйбата под руководством директора Бакинских нефтяных и соляных промыслов, подполковника корпуса горных инженеров Николая Воскобойникова началось бурение двух скважин. Одна из них, глубиной 21 метр, и дала нефть.

В Баку началась разработка новых нефтяных месторождений, увеличилась добыча углеводородов. В 1899-1901 годах Баку, где в этот период было извлечено 11,5 млн тонн нефти, занимал первое место в мире по добыче углеводородов.

Вокруг Баку и сейчас можно встретить буровые вышки и нефтяные качалки. Добыча нефти, ведущаяся здесь на суше более полутора веков, пусть и в небольших объемах, продолжается до сих пор. Основные же объемы нефти добываются на морских месторождениях на Каспии.

Помимо скважины, восстановлена также часть трубопровода из кленовой фанеры, по которому извлекаемая нефть транспортировалась в резервуары. Отреставрировано и надскважинное оборудование, завезенное в Баку компанией братьев Нобель.

Азербайджан > Нефть, газ, уголь. СМИ, ИТ > oilcapital.ru, 27 апреля 2017 > № 2158203


Вьетнам > СМИ, ИТ > vietnam.vnanet.vn, 27 апреля 2017 > № 2156250

25 апреля в театре города Хошимин прошла церемония вручения премии «За вклад в музыку» 2017. В этом году музыкальная премия включает 9 категорий: Продюсер года, Музыкальный видеоклип года, Песня года, Новый артист года, Альбом года, Серия программ года, Программа года, Композитор года и Певец года. «Песней года» стала «Мои бабушка и дедушка», автором которой является Ле Тхиен Хиеу. Премию «Новый артист года» получил певец Хоанг Роп. Лучшей в наминации «Серии программ года» стала программа «Моя песня – Лучшая песня». Премию «Программа года» получила рок-группа «Стена» - производитель программы «Руки зажгли огонь». «Музыкальным видеоклипом года» является клип «Бонг бонг банг банг» группы 365. Премию «Альбом года» получила певца Ха Чан. «Певцом года» стал Нoo Фыок Тхинь. Музыкант Кхак Хынг получил две премии «Композитор года» и «Продюсер года». Вьетнам > СМИ, ИТ > vietnam.vnanet.vn, 27 апреля 2017 > № 2156250


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > stroi.mos.ru, 27 апреля 2017 > № 2155013

Три объекта культуры достроят инвесторы в Москве к концу года

До конца текущего года инвесторы планируют завершить строительные работы на трех объектах культуры, сообщил заместитель мэра столицы по вопросам градостроительной политики и строительства Москвы Марат Хуснуллин.

«Это дом детского творчества с библиотекой на Лухмановской улице, культурно-просветительский центр на Суздальской улице и комплекс театрально-художественных мастерских для Малого театра на юге Москвы», - сообщил М. Хуснуллин.

Ранее заммэра сообщал, что Адресная инвестиционная программа Москвы на 2016-2019 годы предполагает строительство 25 объектов культуры.

«Из знаковых для москвичей объектов мы завершим реконструкцию Московского зоопарка, строительство Дома русского зарубежья имени Александра Солженицына, культурно-досугового центра в районе «Строгино» на месте кинотеатра «Таджикистан», центра культуры и искусств «Щукино» на месте снесенного дома культуры «Октябрь» и ряд других», - отмечал М. Хуснуллин.

Напомним, что в Москве развернута масштабная программа реконструкции советских кинотеатров. Они превратятся в районные центры с универсальным набором услуг, востребованных местными жителями.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > stroi.mos.ru, 27 апреля 2017 > № 2155013


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 26 апреля 2017 > № 2167066

В столице откроется первая выставка будущего музейно-театрального центра

Шумовые машины XIX века и музей российской эстрады: каким будет новый театральный квартал в Замоскворечье.

27 апреля в здании бывшей медсанчасти № 32 на Татарской улице в Центральном административном округе откроется новое выставочное пространство будущего музейно-театрального центра. Сам центр, в котором появится музей российской эстрады, откроется в 2018 году. Здание медсанчасти год назад было передано Театральному музею имени А.А. Бахрушина. К 2019 году вся его территория превратится в театральный квартал. Благоустройство планируется завершить к 125-летию музея.

Больничная планировка и Достоевский в комиксах

Как рассказали в пресс-службе Музея имени А.А. Бахрушина, первыми новое пространство освоят столичные сценографы. Выставка театральных художников «Итоги сезона № 53» будет проходить с 27 апреля по 31 мая 2017 года в здании бывшей медсанчасти № 32. Выставочное пространство займет часть второго этажа. В помещении сделан косметический ремонт, но сохранена больничная планировка, а также некоторые атрибуты. Например, осталась шведская стенка в бывшем кабинете лечебной физкультуры. На ней разместят эскизы к театральным постановкам.

Посетители смогут увидеть фотографии, видеоинсталляции и даже комиксы к спектаклям российских театров. Тематика оформления выставки — переезд. В интерьере будет присутствовать скотч, гофр, крафтовая бумага и картон. На выставке посетители увидят различные театральные декорации, макеты и эскизы к ним. Например, в пространстве главного художника электротеатра «Станиславский» Анастасии Нефёдовой будут показаны эскизы костюмов, фотографии, коллажи и даже комиксы к спектаклю «Идиотология» по роману Ф.М. Достоевского «Идиот».

После окончания выставки «Итоги № 53» новое пространство будущего музейно-театрального центра используют и для других проектов.

Реконструкция здания и музей российской эстрады

Реконструкцию четырехэтажного здания бывшей медсанчасти планируют завершить в 2018 году. Здесь расположится музейно-театральный центр, общая площадь которого составит четыре тысячи квадратных метров. Для посетителей будут открыты первый, а также частично второй и третий этажи. На первом появятся зона отдыха и кафе с летней верандой, выходящей во двор и выставочные залы общей площадью около 500 квадратных метров.

На втором и третьем этажах планируется разместить временные выставки, посвященные современному театральному искусству, а также экспозицию музея российской эстрады.

Новый музей расскажет об истории развития этого жанра в нашей стране. Посетителям покажут, как зарождалась отечественная эстрада в первых кабаре-клубах на рубеже XIX–XX веков. Кроме того, в музее можно будет познакомиться с различными направлениями эстрады, среди которых пение, танец, цирк на сцене, джаз-оркестр, а также разговорный и оригинальные жанры. Здесь будут представлены экспозиции, посвященные жизни и творчеству представителей отечественной сцены: Аркадия Райкина, Леонида Утесова, Клавдии Шульженко и многих других. Посетители увидят как экспонаты из коллекции Алексея Бахрушина, основателя Театрального музея, так и материалы о советской и современной российской эстраде.

Другие помещения музейно-театрального центра займут фондовые отделы, что позволит увеличить общее количество выставочных площадей музея.

Театральный квартал в центре Москвы

В 2019 году территория вокруг Театрального музея имени А.А. Бахрушина превратится в музейно-театральный квартал. Он расположится между улицами Бахрушина, Татарской и Зацепским Валом. Там появится летняя эстрада, где можно будет проводить мероприятия в теплое время года. Со стороны Садового кольца организуют зону для прогулок и отдыха в виде французского партера с цветниками. Здесь планируют проводить уличные выставки.

Также рядом с музеем установят несколько павильонов с театральными аттракционами для детей. Маленьким посетителям откроют тайны закулисья XIX века. Им покажут специальные механизмы: шумовые машины, устройства для поднятия занавеса и другие.

«Территория театрального музея в начале XX века была усадьбой его основателя Алексея Бахрушина (1865–1929). Сейчас музей стремится воссоздать облик и атмосферу русской усадьбы, — рассказал генеральный директор Театрального музея имени А.А. Бахрушина Дмитрий Родионов. — В 2016 году на территории установили лавочки, высадили плодовые деревья — яблони, груши, сливы, вишню, а также кусты черной смородины. Там появилась и небольшая стеклянная беседка, где будут проводиться мастер-классы для детей».

В прошлом году территория музея увеличилась. Город передал ему бывшую медсанчасть № 32. Изначально в здании, построенном в 1930-е годы прошлого века в стиле конструктивизма, располагалась школа. В начале 1950-х годов его приспособили под медсанчасть.

Театральный музей имени А.А. Бахрушина существует с 1894 года. В настоящее время он насчитывает девять филиалов в Москве, а также два филиала за ее пределами — в Зарайске и Ульяновске. Всего в его фондах хранится около полутора миллионов экспонатов.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 26 апреля 2017 > № 2167066


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 26 апреля 2017 > № 2167060

Москвичи предложили дополнить программу проекта «Интенсив ХХ» викторинами и конкурсами

Более тысячи человек предложили свои идеи, в их числе открытие специального видеоканала и создание селфи-зон с репродукциями картин.

Участники проекта «Активный гражданин» проголосовали за расширение программы «Интенсив ХХ».

Всего в голосовании приняли участие 206 644 человека. Большинство из них — 26,67 процента — считают, что проект нужно дополнить конкурсами, квестами и викторинами с вручением призов. Этот вариант чаще выбирали женщины, а также «активные граждане» в возрасте до 18 лет и от 25 до 34 лет. Еще 21,23 процента хотели бы принять участие во встречах с известными деятелями культуры и искусства. За это чаще голосовали мужчины и горожане в возрасте от 18 до 24 лет.

Посмотреть телепередачи и послушать радиопрограммы об истории изобразительного искусства ХХ века захотели 14,44 процента участников голосования. Этот вариант ответа был популярным у «активных граждан» в возрасте от 35 до 45 лет. За проведение лекций высказались 11,63 процента проголосовавших. 7,83 процента выбрали публикацию в СМИ спецпроектов по истории изобразительного искусства ХХ века. Это показалось интересным москвичам старше 45 лет.

Более тысячи человек предложили свои идеи по расширению программы проекта. Среди них — открыть специальный видеоканал, создать селфи-зоны с репродукциями картин, провести вебинары для желающих и организовать аналогичный проект в наземном транспорте. Затруднились с ответом 6,29 процента «активных граждан», а 6,05 процента посчитали, что этот вопрос должны решать специалисты. Всего 5,4 процента участников голосования ответили, что «Интенсив ХХ» им не интересен.

«Интенсив ХХ» — это совместный образовательный проект Московского метрополитена и Третьяковской галереи. В подземке запустили поезд, посвященный истории русского искусства XX века, который украсили фрагменты 78 работ из собраний Третьяковской галереи на Крымском Валу. Преобразилась и станция «Парк культуры» Кольцевой линии — на ней разместили тематические стикеры и баннеры.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 26 апреля 2017 > № 2167060


ОАЭ > СМИ, ИТ > dxb.ru, 26 апреля 2017 > № 2166483

Дубай, ОАЭ. Дубайский комплекс развлечений Dubai Parks and Resorts представил уникальную арену для мероприятий, крупнейшую в регионе Ближнего Востока. В частности, теперь парки BOLLYWOOD™ Parks Dubai, MOTIONGATE™ Dubai, LEGOLAND® Dubai и Riverland Dubai доступны для частной и корпоративной аренды. Площадки могут вмещать от 500 до нескольких тысяч участников.

Для аренды предлагается театры: The Rajmahal Theatre – на 856 мест, The Hollywood Theatre – на 1000 мест, театр Dabanng – на 1200 гостей, а также ресторан Rock On!! – на 500 мест, а также площадки на территории парка Riverland Riviera Plaza (2,400 кв. м), Boardwalk Plaza (1,150 кв. м) и Island Plaza (1,350 кв. м) с уникальной атмосферой для свадеб, корпоративных торжеств и масштабных вечеринок.

ОАЭ > СМИ, ИТ > dxb.ru, 26 апреля 2017 > № 2166483


США > СМИ, ИТ > regnum.ru, 26 апреля 2017 > № 2164939

В поисках женщины найди себя

О фильме «Видели ночь» режиссера Гэвина Вьесена

Есть множество способов посмеяться. Говорят, что даже у суровых критиков есть игра, когда заранее нужно на спор договориться с коллегами о самом неподходящем слове вроде «пердимонокль», чтобы поспорить, кто сможет включить его в статью об авторском кино максимальное количество раз… Иногда не покидает желание написать рецензию, вообще не видя фильма. Похихикать.

И правда. Хочется жить хипующим балбесом средних лет — как главный герой этой комедии. Впрочем, даже он (согласно драматургии) преображается к концу фильма в настоящего мужчину, ибо он научился драться и принимать решения. А отец его бывшей девушки из бесчувственного бизнесмена превращается в любящего и внимательного отца… Только сам «объект любви» так и остаётся такой же. Какой была. Такой и осталась. Дура дурой. Но почти весь фильм она отсутствует и никого особо не раздражает. Героиня чисто функционально нужна, как повод, чтобы два мужских героя были вынуждены болтаться по городу в поисках якобы её, а на самом деле самих себя.

В этой не лишённой некоторого обаяния комедии мы видим своего рода маленькой «роуд-муви». Это, конечно, не «Улисс» с его путешествием по Дублину, но… Лос-Анджелес даже лучше. Два очень разных персонажа путешествуют из точки А в точку Б и далее по алфавиту, попадая в разные передряги. Никакого особого смысла в этом фильме нет. Да и было бы странно исходить из того, что в любой картине должен быть глубокий, как сверхглубокая скважина, смысл. Что комедия должна как-то рассказывать о мучениях и страданиях рода человеческого. Зато есть в фильме и музыка модная, и шутки про «секс», и про «наркотики», «социальные сети», то есть весь суповой набор «молодёжной комедии». Было бы интересно посмотреть «стариковскую комедию», но пока таких особенно не снимают. А тут — драки. Дискотеки. Модные рестораны. Пиджаки. Жизнь высшего света. Путешествия. История успеха, которая вместе с историей милого неудачника. То есть каждый найдёт — кому сопереживать. И никаких соплей. В таких фильмах не плачут. В худшем случае чуть-чуть грустят.

Конечно, комедия — это вопрос интонации. Здесь она немного европейская. Что-то такое из посредственных образцов итальянского и французского семейного комедийного кино. Но в фильме интересный актёрский дуэт. «Стильного неудачника» и «сердечного бизнесмена». Это необычно. Мужской дуэт, который преобладает на протяжении всей картины. Динамика. Быстрый монтаж. Обилие диалогов. Не смогли, конечно, создатели отказаться от шуток про пьяных, которых тошнит. И про сексуальных извращенцев. Но не могут же создатели быть безупречно эстетичны и этичны. Что они, гении Возрождения, что ли? Да и не будет большим преувеличением сказать, что почти все герои, если и высмеиваются, то практически по-дружески. Никакой особой жестокости здесь нет. Погода всегда солнечная, а света и места много. Ни к чему не обязывающее забавное зрелище. Примечательно, что образ отца-буржуа (который представляет собой почти высшую власть) как бы доказывает нам, что бывают такие «классные суровые бизнесмены», которые страдают от болей в сердце из-за любви к своим недолюбленным детям. Но, заработав много денег, сразу приходят к вечным ценностям. Да и обедами угощают, и музыку некоммерческую любят. Запрещено к просмотру ярым марксистам.

Что ещё можно написать про эту комедию? Что может быть смешнее, чем поиск смысла в комедии? Не сильно смущают даже «ляпы», так, в одной из сцен, где они сбегают из кафе, «папа девушки» сталкивается с официантом, который переворачивает на него поднос — и всё измазано, а секундой позже он уже чистым выходит в совершенно сухой футболке с чёрного входа здания… Подобные мелкие «ошибки» не раздражают, ибо в какой-то момент фильм начинает казаться просто милой безделушкой, брелком, смешной картинкой про бизнес с человеческим лицом. Которое измазано тортом.

Эта комедия среди прочего примечательна тем, что это своего рода манифест того, как круто стало быть «неудачником», если живёшь в Голливуде. Быть правильно небритым и ходить в рубашке с расстегнутым воротом. Захламленные квартиры с «хипующими» друзьями, которые любят групповой секс и анашу, — только подчёркивают твою внутреннюю непохожесть на других. Нет, ты чистый в душе, простой, чуть-чуть сельский парень. У которого есть душа. Ты против общества потребления, ты не буржуа, не какая-то потребительская скотина, нет, ты клёвый парень, музыкант. Даже хорошо, что тебе не везёт. И, да, у героя есть страсть. Так всегда пишут в учебниках. Если хотите придумать персонажа, то придумайте ему страсть. Игра на банджо. Пойдёт. Вот так простые ребята, которых бросают девушки с богатыми отцами, просто играют музыку в барах, но обретают внутреннюю целостность и уверенность в завтрашнем дне, ездят на велосипедах на фоне восхода. Сублимируют свою неудавшуюся жизнь в четыре аккорда. Этому бы стоило поучиться. Хотя бы играть на банджо. Пусть и с порванной струной. А зачем ещё нужны комедии, кроме как для того, чтобы верить в то, что жизнь чуть веселей, чем она есть на самом деле.

Дмитрий Тёткин

США > СМИ, ИТ > regnum.ru, 26 апреля 2017 > № 2164939


Франция > СМИ, ИТ > regnum.ru, 26 апреля 2017 > № 2164937

Куда заводит свобода, или Остепенившийся революционер

Свобода заведет всех не туда, и Делакруа понял это еще 200 лет назад

Когда французский поэт Шарль Бодлер решил применить присущую ему особую чувствительность в критике искусства, он сказал, что восхищающий его Делакруа никогда не перестанет возбуждать в нем страсть. «Этот человек, — писал в ссылке поэт, — иногда придает мне желание вернуться в прошлое, чтобы испытать очарование момента, когда я еще ничего не знаю о будущем». То, на что, возможно, не отважился в своем творчестве сам Бодлер, то, чего не существует больше в ХХI веке, — воплощено в жизнь на холсте 1830 года «Свобода, ведущая народ». Эта картина, пожалуй, является самым знаменитым произведением художника-романиста Эжена Делакруа. Художник создал ее по мотивам французской революции 1830 года, которая положила конец Реставрации Бурбонов. «Если я не сражался за Родину, то я хотя бы буду для неё писать», — утверждал он в письме брату, работая над полотном.

На картине изображена женщина, символизирующая свободу. На голове у неё — фригийский колпак, в руках — флаг республиканской Франции и ружьё. Обнаженная грудь символизирует самоотверженность французов. Фигуры вокруг Свободы — рабочий, буржуа, подросток — символизируют единство французского народа во время июльской революции. Некоторые искусствоведы и критики предполагают, что мужчина в цилиндре слева от главной героини — это сам художник.

В 2013 году 28-летняя женщина из Па-де-Кале, посетительница музея в Лувре, ранее выступавшая в поддержку ассоциации «Инженеры и архитекторы за правду об 11 сентября» (АЕ911 — сокращение на английском языке, — ред.), считавших обрушение башен-близнецов в Нью-Йорке результатом контролируемого сноса зданий, а не терактом исламистов-радикалов, исписала эту картину черным маркером. Женщина немедленно была арестована, а картина отправлена на реставрацию. Психиатр, предоставленный прокуратурой, после проведения экспертизы установил, что арестантка нуждается в психиатрической помощи, и ее немедленно надо отправить в больницу. Интересно, что у Делакруа есть картина «Сумасшедшая», которую он написал, увлеченный серией портретов «Сумасшедшие» своего друга и художника Жерико, который написал самых разных сумасшедших — страдающих клептоманией, страстью к азартным играм и прочими психическими расстройствами. Так что одна сумасшедшая сыграла важную роль в становлении Делакруа как художника, а другая чуть было спустя 200 лет не погубила его лучшую картину.

Реставраторы музея быстро восстановили блеск и целостность картины, потому что, к счастью, она была покрыта лаком. «Свобода» была представлена общественности уже на следующий день, правда, под усиленной защитой. Как бы то ни было, история эта доказывает, что воздействие картины на людей очень сильное, и поврежденная психика не выдерживает эмоций, возникающих при созерцании шедевра.

Эжен Делакруа родился под Парижем 26 апреля 1798 года в семье состоятельного чиновника и политического деятеля Шарля Делакруа. Его мать Виктория, видимо, подала повод, и отцом художника в свете считали кого угодно, только не Шарля Делакруа. Злые языки утверждали, что отцом мальчика был сам Наполеон, но если и не он, то, может быть, наполеоновский министр иностранных дел Шарль Талейран. Мальчик рос бедовым, казалось, он с детства заигрывал со смертью. Однажды он чуть не повесился на холщевом мешке, нечаянно обмотав его вокруг шеи; в другой раз — над его кроваткой вспыхнул пожар — загорелась москитная сетка; купаясь в озере Бордо, он чуть не утонул; наконец, в исследовательских целях попробовал на вкус краску-медянку, разумеется, мог бы отравиться, но ему и на этот раз повезло, он остался жив, потому что мир не мог лишиться такого крупного художника.

После поступления в лицей Людовика Великого Эжен остепенился, его неуемная энергия была направлена в мирное русло. Он проявил большие способности в словесности и живописи. Его мать была из семьи знаменитых краснодеревщиков, любовь к живописи мальчик унаследовал от нее. Брат матери брал его с собой в Нормандию, там Эжен, глядя, как дядя рисует с натуры, постепенно и сам проникся страстью к этому занятию.

Лень, конечно, наибольшая помеха к развитию наших способностей. (Эжен Делакруа)

Отец Эжена умер, когда ему было всего 7 лет. В 1814 году умерла и мать. В 16 лет Эжен Делакруа остался сиротой. Ему нужно было решать, как жить дальше, и юноша поступил в мастерскую классициста Герена, а с 1816 года Делакруа стал учеником его Школы изящных искусств. Эжен работал до изнеможения — писал обнаженную натуру и делал списки с гипсовых слепков. Таким образом он освоил технику рисунка в совершенстве. Вскоре он подружился с молодым художником Теодором Жерико, который оказал на Эжена огромное влияние. Картина Жерико «Плот Медузы» положила начало французскому романтизму. Делакруа позировал Жерико, композиция рождалась на его глазах и сломала все представления молодого человека о классической живописи. Позднее Делакруа вспоминал, что, когда увидел законченную работу, то «в восторге бросился бежать, как сумасшедший, и не мог остановиться до самого дома». Жерико был негативным духовидцем, и от его влияния Делакруа трудно было оправиться.

В конце 1822 года Делакруа пишет свою первую полноценную картину «Ладья Данте». Успеха она не имела. Через два года художник выставил в Салоне свою вторую картину «Резня на Хиосе», описывающую ужасы войны Греции за независимость. 11 апреля 1822 года турки расправились с жителями острова Хиос за то, что они поддержали «сепаратистов». По приказу турецкого паши убивали даже грудных детей, не говоря уже о юношах и мужчинах, а также женщин старше 40 лет. 25 тыс. человек были убиты, 45 тыс. проданы в рабство. Те, кто не успели убежать, были насильно обращены в ислам. Многие критики, включая Бодлера, обвинили Делакруа в излишнем натурализме. Утонченные французы не могли принять художественную правду, вызывающую глубоки эмоции. Но через несколько лет и сами французы покажут всему миру, на что они способны.

У большинства людей ум остается запущенной почвой почти в течение всей жизни. (Эжен Делакруа)

Следующей работой, выставленной в Салоне, Делакруа показал, что нашел свою индивидуальность, и ему нет никакого дела до заносчивых критиков. «Смерть Сарданапала» обвиняли уже в смаковании жестокости и чуть ли не в богохульстве. «Свобода, ведущая народ», известная также как «Свобода на баррикадах», стала последней в череде его бунтарских работ. Он стал искать новый стиль. В 1832 году Эжен едет в Марокко в составе дипломатической миссии. Эта поездка сильно повлияла на его дальнейшее творчество. Африка, которая ранее представлялась ему яркой и дикой, на самом деле оказалась патриархальной и тихой. В поездке он сделал сотни эскизов, которые потом долго использовал в своей работе. «Свадьба в Марокко», «Султан Марокко», «Львиная охота», «Алжирские женщины» стали одними из самых известных произведений великого французского художника.

По возвращении во Францию Делакруа стал получать официальные заказы, и его материальное положение улучшилось. Он работал в Бурбонском и Люксембургском дворцах, расписывал потолки в Лувре. 12 лет художник посвятил созданию фресок на западной стене церкви Сен-Сюльпис (1849−1861). «Мое сердце, — писал он о работе над фресками, — всегда начинает учащенно биться, когда я остаюсь лицом к лицу с огромной стеной, ожидающей прикосновения моей кисти».

Живопись — неболтливое искусство, и в этом, по-моему, ее немалое достоинство. (Эжен Делакруа)

В 1835 году у него началась болезнь горла, которая постепенно свела его в могилу. Но он долго боролся с ней с помощью оптимизма и присущего ему остроумия. Долгие годы художнику это удавалось. Он был завсегдатаем различных собраний и знаменитых салонов Парижа. Его костюмы и манеры приводили всех в восторг, многие хотели бы дружить с ним поближе, но его частная жизнь всегда оставалась тайной.

1855 год оказался для художника знаменательным. Во-первых, его наградили орденом Почетного легиона, а во-вторых, в рамках Всемирной парижской выстави, была организована персональная выставка Делакруа. Однако, выставка огорчила художника, потому что показала, что публика помнит Делакруа по его старым, полным страсти работам и совсем ничего не знает и не хочет знать об его фресках. Законченные в 1861 году фрески, имевшие важное значение для самого художника, остались практически незамеченными охладевшими к религии французами.

От всех живописных школ, независимо от их характера, всегда будут требовать, чтобы их произведения волновали душу, возвышали и просвещали ум. (Эжен Делакруа)

Испытав разочарование, художник стал угасать. Сумевший преобразовать бунт в смирение и примирившийся с Богом Делакруа был наказан тем, что в конце своего земного пути видел, как его ранние картины продолжают свою собственную жизнь, поддерживая в людях страсть, которая давно уже покинула самого мастера. Он скончался в своей квартире в Париже 13 августа 1863 года в возрасте 65 лет. Теперь в этой квартире в 6-м округе Парижа находится Национальный музей, где каждый за 6 евро может прикоснуться к тайне великого французского художника. В Лувре есть целый картинный зал, посвященный Делакруа, в честь него назван кратер на Меркурии, репродукции его картин используются теперь в разных целях, и что сказал бы об этом сам художник, никого не интересует.

Людмила Лис

Франция > СМИ, ИТ > regnum.ru, 26 апреля 2017 > № 2164937


Эстония > Армия, полиция. СМИ, ИТ > regnum.ru, 26 апреля 2017 > № 2164920

«Бронзовые ночи»: 10 лет спустя. Прямая речь

ИА REGNUM предлагает подборку высказываний известных общественных и политических деятелей Эстонии в 10-летие «бронзовых ночей» апреля 2007 года

Все руководители Эстонии, участвовавшие в принятии политического решения о насильственном демонтаже мемориала «Павшим во Второй мировой войне» и братской могилы красноармейцев на холме Тынисмяги в Таллине, нисколько не жалеют о принятом 10 лет назад решении.

Возглавлявший в апреле 2007 года правительство и правящую праволиберальную Реформистскую партию Андрус Ансип, который и выступил как инициатор всех действий государства на холме Тынисмяги, а также намеренно оскорбил память павших красноармейцев, назвав их с трибуны парламента «пьяницами и мародерами», не жалеет о принятых решениях до сих пор. «Как известно, напряженность вокруг этого «Бронзового солдата» нагнеталась годами, она только росла. Наши эстонские спецслужбы говорили, что если «Бронзового солдата» сразу не перенести, то самое позднее через три года это придется сделать в любом случае, а обществу придется заплатить за это намного большую цену. Мы решили устранить эту проблему до того, как нам будет это не по силам», — сказал Ансип в интервью эстонскому гостелерадио ERR. Бывший премьер-министр считает, что проявленная тогда «твердость и решительность» помогли осознать, что Эстония действительно стала независимым государством.

При этом он видит прямую связь между событиями в Эстонии в 2007 году и начавшимся в 2014 году украинском конфликте: «Увидев все то, что произошло в Крыму и на востоке Украины, следует сказать, что мы справились». Он добавил: «Довольно много русскоязычных людей, которые благодаря этим событиям поняли, что Эстония все-таки независимое государство и решения принимаются не в Кремле». Поэтому он категоричен: «Сегодня мы сделали бы все еще быстрее».

Бывший министр обороны в апреле 2007 года и член Союза правых партий «Отечество — Республика» Яак Аавиксоо также не сожалеет о своих решениях во время апрельских событий 2007 года. Как и тогдашний руководитель министерства внутренних дел Юри Пихль.

Бывший в 2007 году президентом Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес на своей страничке в социальных сетях сделал четыре основных вывода из событий «бронзовых ночей»: «Во-первых, те, кого существование Эстонского государства по какой-либо причине раздражает, обнаружили, что мы являемся довольно стойким противником, который в условиях доселе невиданной и критической ситуации достаточно умело реагирует на опасности. Да, несколько дней картина на улицах была плачевной, но потом все складывалось для Эстонии как нельзя лучше. Народ Эстонии в большинстве своем — как эстонцы, так и русские — доказал, что отвечать мародерам таким же насилием мы не будем. Полиции было трудно, но они со своей работой справились».

Во-вторых, добавил он, «судебная система показала свою независимость, оправдав предполагаемых организаторов беспорядков за недостатком доказательств»: «Да, это вызвало у общественности сильное недовольство, но в любом демократическом государстве суд может работать лишь в рамках предъявленных обвинений, собранных доказательств и действующего законодательства. Государства, в который суд выполняет политическую волю власть имущих и их избирателей, не являются свободными государствами».

В третьих, по его убеждению, «кибератака на Эстонию» (эксперты так и не нашли доказательств этому утверждению эстонского правительства — прим. ИА REGNUM ) вернулась бумерангом к ее организаторам: «Совершенные на Эстонию кибератаки запустили серьезную и крайне содержательную международную дискуссию на тему киберзащиты как средства обороны. Они длится до сих пор».

Ильвес, тем не менее, признает, что ненависть в эстонском обществе остается одним из отголосков событий «бронзовых ночей»: «Непонимания, а местами и презрения, и ненависти в Эстонии слишком много. И это касается не только отношений между эстонцами и русскими».

Совсем другие настроения и мнения царят там в эстонском обществе, где представлены известные деятели страны, до сих пор не принявшие действий властей в апреле 2007 года. Так, известный предприниматель Индрек Нейвельт до сих пор считает, что «Бронзовая ночь» повернула колесо интеграции на десять лет назад — в 1990-е годы. Социолог Юхан Кивиряхк признал, что эстонские политики и после «бронзовых ночей» не прочь использовать страшилки о русских и России: «К сожалению, не похоже, чтобы наши политики извлекли из прошлого какой-либо урок. Им по-прежнему невтерпеж бросить перед выборами на стол «русскую карту».

Политик Урве Пало заявила, что главной ошибкой властей в те дни стало отсутствие диалога с русскоязычными жителями. При этом эстонцы в целом соглашаются с переносом памятника и братской могилы из центра Таллина на Военное кладбище, но критикуют форму реализации такого решения. Социолог Кивиряхк — в интервью Postimees: «Меня неоднократно спрашивают, хотел бы я, чтобы «Бронзовый солдат» по-прежнему стоял на Тынисмяги. Конечно, нет. Пусть «Бронзовый солдат» стоит там, где он стоит сейчас и где ему место, — на военном кладбище. Но даже спустя десять лет невозможно смириться с тем, как действовало правительство Андруса Ансипа при переносе памятника».

Профессор журналистики и публицист Виталий Белобровцев признает на страницах новостного портала rus.err.ee, что эстонские власти в нужный для себя момент напрочь забывают о своей «европейскости» и становятся оголтелыми националистами. Так было и в событиях «бронзовых ночей: «Понятно, что руководителям нашего государства внутри страны можно быть по ситуации то европейцами, то эстонцами. Эстонцами они были, когда организовали целую серию провокаций у теперь уже знаменитого памятника (Ансип: «Там похоронены мародеры и пьяницы»), а европейцами, когда понимали, что провокации зашли слишком далеко».

Он задается вопросом: «Что же дала «Бронзовая ночь» нашей стране? Все тот же Ансип кроме слов о повышении уровня сознания большого числа русских людей приводит реальный итог: много людей записалось в помощники полицейских. Список завоеваний на этом исчерпывается. Зато страна потеряла российский транзит, а с ним не только деньги для бюджета, но и массу рабочих мест. Эстонским предпринимателям пришлось сворачивать бизнес в России, и тут не надо передергивать и говорить, что вот, мол, европейские санкции, все равно там работать нельзя. А кто посчитал скольких энергичных русских молодых людей уехало после школы из Эстонии в результате «завоевания свободы» по рецепту правительства Ансипа?»

Главный редактор Postimees на русском языке Олеся Лагашина считает, что «в той истории властям не хватило такта»: «Мы все помним цитаты и про то, что лежат там мародеры, и что Мартин Хельме за год до этого носил к памятнику венок из колючей проволоки. Это все накладывалось одно на другое и создавало абсолютно нездоровый фон для межнационального общения». Она напомнила, что под воздействием событий тогда она подала заявление об уходе с портала Delfi, где работала переводчиком: «Я бы сказала, что в тот момент сломалось абсолютно все. То доверие, которое между нами существовало. Раньше мы спокойно существовали вместе, вместе ходили на корпоративы, но после этого пошло явственное размежевание по национальному признаку».

Фотохудожник Татьяна Маневская дополняет в интервью телеканалу ETV+: «Вспоминая о тех событиях 10-летней давности, я понимаю, что тогда мы не были действующими лицами или лицами, принимающими решения, чье мнение спросили бы, посоветовались бы. Мы были объектами решения». Она считает, что две крупнейшие общины Эстонии должны извлечь из этого урок, чтобы такое никогда больше не повторилось: «Нельзя играть с национальными чувствами, их следует уважать и с ними надо считаться. Очень легко пробудить страх, подогреть эмоции и недопонимание, если у людей мало информации».

Публицист Postimees Николай Караев делится воспоминания о событиях «бронзовых ночей» и свидетельствует: «Я хорошо понимаю участников Майдана, между прочим. И не надо мне говорить, что в Киеве все были белопушистые борцы за независимость, а в Таллине — злобные подкупленные «руки-ноги Кремля». Или наоборот, в Таллине — борцы за правду на земле, а в Киеве — сплошь подкупленные «руки-ноги Госдепа». Не стоит мыслить так бинарно. В обоих случаях на улицы вышли в том числе националисты, в том числе драчуны, в том числе сумасшедшие, но в том числе — и, рискну сказать, таковых во вторую бронзовую ночь на аллее Каарли было большинство, — люди, на чье достоинство власть покусилась. Эти люди получили от власти сполна».

Куда категоричнее в негативной оценке действий властей бывшие активные участники тех уличных событий. Так, участник уличных протестов, таллинский студент Андрей сообщил в интервью ИА REGNUM : «Это была провокация со стороны властей, явно направленная на то, чтобы вбить клин между русской и эстонской общиной. Национализм в Эстонии развернулся с новой силой как раз после «бронзовой ночи». Мне тогда было 20 лет и до этих событий постепенно стиралась грань между русскими и эстонцами. Мы общались, дружили. Видимо, правительство праволиберальной Реформистской партии решило восстановить разделение общества по национальному признаку. Плюс политические очки, чтобы выиграть на следующих парламентских выборах».

Но не только в Таллине проходили массовые акции протеста. Самый известный случай — противостояние молодежи и полиции в Нарве вечером 28 апреля 2007 года. Именно там возле клуба «Женева» произошло жесткое задержание сотрудниками Полиции безопасности руководителя реабилитационного центра для наркоманов «Ты не останешься один» Юрия Магерова. Сразу после апрельских событий и своего случайного в них участия Магеров говорил о разочаровании в Эстонском государстве. Он признается, что до дня, когда был вынесен оправдательный приговор, у него не было уверенности в том, что политика не помешает объективному рассмотрению дела в его отношении. Спустя 10 лет он считает, что государство очень мало сделало для того, чтобы восстановить уровень взаимопонимания между общинами, который был до 2007 года. «Отношения между русскими и эстонцами, конечно, были лучше до 2007 года, а последствия их ухудшения еще ощущаются. Время что-то изменило, боль притупилась, но каких-то шагов со стороны руководства государства, давших очевидный позитивный эффект, сделано не было», — заявил он в интервью DELFI.

Он добавил: «В следующем году мне будет 55 лет, а Эстония отпразднует столетний юбилей, то есть больше половины этого столетия я живу здесь, но государство не считает, что я своей работой на его благо заслужил равных с гражданами прав. То, что я и многие другие люди должны получить гражданство по факту рождения здесь — моя принципиальная позиция».Как сообщало ИА REGNUM ранее, 24—27 апреля исполняется 10 лет событиям «бронзовых ночей» — массовых акций протеста русской общины Эстонии против варварского переноса братского захоронения красноармейцев и памятника Воину-Освободителю «Бронзовый солдат» из центра Таллина на Военное кладбище. Государство применило силу при разгоне недовольных этим решением и использовало репрессии вместо поиска устраивающего все стороны конфликта решения. «Бронзовые ночи» стали главной причиной сохраняющегося до сих пор напряжения в отношениях двух крупнейших общин страны.

Лев Евгеньев

Эстония > Армия, полиция. СМИ, ИТ > regnum.ru, 26 апреля 2017 > № 2164920


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > regnum.ru, 26 апреля 2017 > № 2164919

Гладить нежно: как владимирские памятники отдали «безродному космополиту»

Во Владимирской области общественники протестуют против решений нового директора Владимиро-Суздальского музея-заповедника

Почти год Владимирскую область сотрясают скандалы, связанные с работой нового директора Владимиро-Суздальского музея-заповедника Игоря Конышева. Он был назначен на этот пост министерством культуры России, причем смены руководства не ожидал никто. После назначения в музее «начало происходить неладное». Музейщики и жители заявляют о том, что из учреждения культуры уволились лучшие работники, были назначены заместители, не имеющие отношения к музейному делу, продавались «прикольные» сувениры (монетки «Пить-не пить» или монетки с изображением ягодиц и надписью «Гладить нежно»), делались странные многомиллионные закупки. Директор и министерские чиновники уверены, что в музее все в порядке. Корреспондент ИА REGNUM узнал, чего боятся жители и что предлагает новый директор.

Владимиро-Суздальский музей-заповедник был основан в 1958 году. Изначально он соединил в себе два небольших музея — во Владимире и в Суздале. Последний занимал небольшое здание в восемь комнат, которые были покрыты инеем и отапливались печкой-буржуйкой. Во Владимире музей располагался в двух зданиях, но они были в ужасном состоянии. К примеру, в башнях Золотых ворот хранились дрова, которыми здание худо-бедно отапливалось.

Ситуация начала меняться в 60-е годы, когда власти начали поддерживать развитие туризма. В 1967 году вышло постановление «О создании туристического центра в городе Суздале». Это позволило начать реставрацию памятников, коих и во Владимире, и в тысячелетнем Суздале было и пока остается немало. В это время из Спасо-Евфимиева монастыря в Суздале выселяется колония, из Покровского монастыря — инвалидный дом. Реставрация памятников, которые долгое время выполняли несвойственные им бытовые функции, потребовала немалых сил. Но, несмотря на это, сотрудники музея во главе с тогдашним директором Алисой Аксёновой работали, как сейчас бы сказали, и над внедрением инноваций — в заповеднике было создано первое в стране экскурсионное бюро и началось обучение экскурсоводов.

В годы перестройки часть фондов музея, а также некоторые культовые здания перешли РПЦ, произошло сокращение финансирования, имела место не всегда законная приватизация памятников, хаотичная застройка города-музея Суздаля. Но вопреки «стараниям» некоторых чиновников и заинтересованных людей, музей выжил и даже продолжил развитие.

Сейчас в структуру музея входят памятники, расположенные во Владимире, Суздале, Боголюбово, Гусь-Хрустальном, Кидекше и Муромцеве. Всего 56 памятников, по преимуществу — древнерусские, относящиеся к XII — началу XVIII века. Некоторые памятники находятся под охраной ЮНЕСКО. Это, к примеру, Золотые ворота и Успенский собор, расположенные во Владимире, Рождественский собор и Спасо-Евфимиев монастырь в Суздале, храм Покрова на Нерли в Боголюбово и другие.

Как пришел

Летом 2016 года предыдущий директор ВСМЗ Светлана Мельникова ушла с поста и была назначена директором музея-заповедника «Херсонес Таврический». Пост директора Владимиро-Суздальского музея-заповедника занял бывший директор подмосковного музея-заповедника «Горки Ленинские» Игорь Конышев. Новый начальник был назначен министерством культуры, но был «согласован» с региональным руководством. В чем заключалось «согласование», рядовым владимирцам неизвестно. Однако само назначение вызвало немало вопросов. К примеру, биография нового руководителя. Окончивший МСХА им. К.А. Тимирязева и работавший в «Росатоме» начальником управления по работе с регионами Игорь Конышев пришел в музейную сферу только в 2012 году и сразу возглавил музей-заповедник «Горки Ленинские». Через четыре года — новое назначение, уже во Владимирскую область.

Странными выглядят и признания самого Игоря Конышева о причинах смены места работы. К примеру, после назначения в «Горки Ленинские», он, видимо, неудачно выразившись, заявил, что ушел из «Росатома» до назначения, а после, «когда возникло желание поработать», принял предложение с большой радостью.

Деятельность Игоря Конышева в «Горках Ленинских» тоже сопровождалась многочисленными скандалами – и вокруг кадровой и вокруг финансовой политики нового директора. Началось все так же, как в ВСМЗ, — с назначения бесконечного количества заместителей и многомиллионных закупок. Но больше всего пачками покидавшие музей старые сотрудники возмущались «ребрендингом» музея — от издания альбома «За белое дело! За Единую Россию!» до конкурса на разработку фирменного музейного стиля, сопровождаемого издевательской фотографией Ленина в маске Бэтмэна. Впрочем, подобный «стиль» полностью соответствовал взглядам Конышева, откровенно высказанным в эфире радиостанции «Эхо Москвы»: «Ведь существуют, в России в том числе, интересные примеры ребрендинга без изменения бренда. Например, газеты «Комсомольская правда», «Московский комсомолец», они бренд не меняли, они остались по названию теми же печатными изданиями, что и 30 лет тому назад. Вместе с тем содержание изменилось абсолютно полностью: из официального органа ЦК ВЛКСМ или Московского городского комитета комсомола они превратились в классические таблоиды. Может, по этому пути пойти музею-заповеднику?»

Однако, как заявили в Министерстве культуры при назначении Игоря Конышева во Владимир, руководству «Горок Ленинских» «удалось в значительной степени расширить целевую аудиторию, повысить его привлекательность для посетителей». Кроме того, музей стал «признанным центром «красного туризма» для гостей из КНР». К слову, до этого руководство «Горок Ленинских» заявляло, что цель ребрендинга — уход от темы болезни и смерти Владимира Ленина и показ «реальной жизни реальных русских людей во времена, когда усадьба была в рассвете», то есть задолго до того, как в ней поселился Владимир Ильич.

Скандалы времен таблоида-заповедника, к слову, потянулись за Конышевым и во Владимир: по рукам у местных общественников до сих пор ходят распечатки нашумевшей в то время статьи «Ленинские Горки: как голубые ели и пилили» — как раз свидетельство баталий, развернувшихся в музее между старыми кадрами и командой молодых людей, которых привел с собой Конышев.

Назначение во Владимиро-Суздальский музей-заповедник сразу обернулось небольшой заминкой — в министерстве сообщили о некой диссертации нового директора. Но позже выяснилось, что это ошибка, научного труда нет. Вместо науки и развития музея как культурного учреждения Игорь Конышев сразу обратил внимание на финансовую составляющую. О планах по развитию говорить не стал — попросил время, чтобы вникнуть и узнать, что за музей достался в руководство.

Период знакомства, однако, оказался наполненным госзакупками. Сначала — кроссовер за 1,88 млн рублей, затем — рояль за 2,6 млн рублей, после — разработка логотипа за 390 тысяч рублей, который журналисты назвали «дубликатом» из-за его схожести с логотипами других владимирских учреждений. Кроме того, год ознаменовался покупкой вендинговых аппаратов почти за 4 млн рублей.

И если все закупки — всего лишь трата денег, хотя иногда и не очень понятная, то другие шаги Игоря Конышева были восприняты владимирским сообществом как нечто угрожающее музею.

В феврале 2017 года во Владимире была создана петиция за отставку Игоря Конышева. Письмо подписали 150 представителей общественности. После сбор подписей продолжился в интернете. Документ был опубликован по просьбе ветеранов музея, учителей и работников культуры. В нем активисты заявили, что деятельность Игоря Конышева «наносит музею серьезный ущерб, негативно сказывается на имидже учреждения, региона, России в целом».

Петиция адресована президенту России Владимиру Путину. Такое решение объясняют тем, что региональная власть не в силах противостоять министерству культуры, в чьем ведомстве находится музей, — областное руководство при каждом упоминании старается подчеркнуть, что никакого влияния на музей и происходящее там не имеет. Наверняка губернатор Светлана Орлова, известная своими связями на федеральном уровне, могла бы попытаться как-то изменить ситуацию, но этого не происходит.

Однако и обращение к президенту не поменяло ситуацию — документ был спущен в Минкультуры, где провели проверку и сообщили: руководитель ВСМЗ действует строго в рамках законодательства и утвержденного устава организации.

«При смене прошлого руководство не был проведен анализ работы, не было критических замечаний, никаких провальных точек названо не было. Я сомневаюсь, что хоть какой-то анализ был вообще. Казалось бы, произошла смена руководства, давайте поговорим, что было плохо, что было хорошо. И на этом поле он начинает оперировать «вкусовщинкой». Относительно задачи своей он не говорит ничего», — рассказывает о претензиях к Игорю Конышеву политолог и краевед Роман Евстифеев.

По мнению и общественности, и бывших работников музея, самое опасное — это попытки влезть в экспозиции музея, которые создавалась годами и рассчитаны до мелочей. О возможной «реорганизации» экспозиций глава музея уже заявлял, но никаких точных данных о том, что, где и как поменяют, пока нет. Из-за отсутствия какой-либо конкретики и появляются данные, к примеру, об уничтожении Детского музейного центра в «Палатах», который ранее получил премию президента России в области образования. После — информация о реорганизации экспозиции, посвященной дворянству, которая расположена все в тех же «Палатах».

И если с необходимостью время от времени менять экспозицию многие согласны, то с тем, как принимаются решения, — нет. Нововведения принимаются не на ученом совете, говорят оппоненты директора, а единолично руководителем. В итоге — могут быть приняты решения, которые не пойдут на пользу музею. К примеру, специалисты убеждены, если дворянскую экспозицию «размазать» по музею (как, по некоторой информации, того хочет новое руководство), то утратятся все знания о предметах, потеряется единое представление о быте и жизни того времени. Выход — экспозиция могла бы стать базой для восстановления усадьбы в Муромцево, но о таких планах нынешнее руководство не заявляет.

Еще одна беда — закупка праздников «под ключ». Те мероприятия, которые ранее организовывались силами музейщиков и которые основывались на народных традициях, теперь «покупаются» у сторонних фирм, говорят оппоненты директора. Активисты убеждены, что, к примеру, День валенка или Масленица, проведенные за это время, смотрелись бы хорошо на любой из площадей Москвы, где нет привязки к месту, но не во Владимирской области, где ранее их проводили с учетом местной специфики и традиций. Опасаются общественники и за празднование Троицы, которое несло в себе знание о сугубо местных традициях, а сейчас может превратиться в очередное развлечение, которое нельзя идентифицировать с Владимирской областью и ее историей.

Ну и конечно — увольнения. Увольнения опытных сотрудников. Зачастую по собственному желанию. Зачастую — в качестве протеста против переориентирования с культурно-просветительской миссии на зарабатывание денег. Параллельно с увольнением идет набор все новых и новых заместителей директора. Сейчас, судя по данным на сайте музея, их восемь. До назначения было всего три.

Изменение миссии музея с культурного просвещения на зарабатывание денег — отдельный разговор. Особую боль это вызывает у человека, чьими руками фактически был создан музей, — бывшего директора Алисы Аксёновой. Возглавив музей в 1960 году, Алиса Аксёнова руководила им и во времена расцвета, и в сложные годы перестройки, и во времена новейшей истории музея и России. Среди многочисленных наград Алисы Аксёновой — звание Героя труда Российской Федерации, которого удостоены всего двадцать человек в России.

Но заслуги бывшего директора — ничто для нового руководителя. Еще летом 2016 года бывший директор и почетный президент ВСМЗ хотела поговорить с Игорем Конышевым, чтобы рассказать о проблемах, о том, что можно и нужно сделать, о том, кто может в этом помочь. Несмотря на то, что собственных планов пока мало, Игорь Конышев не захотел выслушать предложения, среди которых, к примеру, дополнение музея деревянного зодчества избами XX века.

«В музей деревянного зодчества необходимо ввести избы XX века, — уверена Алиса Ивановна. — Это уже памятники. По этому вопросу у нас уже было решение ученого совета. Одна изба уже восстановлена, по ней понятно, как жили люди в 50-е годы. Вторая изба — сельский клуб. Это были политические и эстетические центры. Это место, где показывали кино, где была библиотека, где проходили лекции, где молодежь встречалась, где проводились праздники. Понять, что такое XX век, как жили села, что это уже история, — это то, что мы обязаны сделать».

XX век занимает в концепции Алисы Аксёновой одно из ключевых мест. Кроме дополнения Музея деревянного зодчества необходимо создавать экспозицию, посвященную прошлому веку, и в «Палатах». Для этого нужно как минимум «вытребовать» здание для перевода фондов из «Палат» и освобождения места под экспозицию.

Но вместо разговора с бывшим директором музея Игорь Конышев сразу приступил к действиям. Первым делом — уничтожение экскурсионного бюро. В здании, за которое музейщики бились в трех судах, были организованы большой зал для приема экскурсантов и оформления экскурсий, санитарная комната, у каждого экскурсовода был отдельный стол, где можно было подготовиться к экскурсии. Теперь все это из отдельного здания перевели в «Палаты». Чтобы освободить место, библиотеку, где были часто используемые книги, перевезли в Суздаль.

«Мединский у меня десятый министр, но никогда бы раньше ни один отдел кадров не допустил бы до руководства музея человека с такой биографией, как у нового директора. Мне иногда кажется, что это какой-то страшный сон. Этого не могло быть, чтобы совершенно чужой мужик, который не знает ни истории, ни архитектуры, стал руководителем научного и культурно-просветительского учреждения», — говорит Алиса Аксёнова.

И Алиса Аксенова, и Роман Евстифеев, и бывшие сотрудники музея уверены: назначать на пост руководителя музея нужно человека, знающего регион и его традиции. Поэтому все они намерены добиваться увольнения Игоря Конышева и дальше. Но главное — поменять систему назначения директоров. Согласование кандидатуры не должно проходить за закрытыми дверями.

И как бы ни проходило согласование, активисты уверены, что назначать на пост руководителя музея, который вобрал в себя всю историю России, начиная с XIII века, человека, называющего себя «космополитом», нельзя. Напомним, что такое заявление в марте 2017 года сделал сам Игорь Конышев, сказав: «Я космополит. Лет 50−60 назад назвали бы безродным космополитом».

«Здесь должен быть руководитель, который глубоко «в теме». Культура вообще глубоко национальна, особенно культура, имеющая такие корни на этой земле. Человек, который заявляет, что он космополит, выражает отношение к тому, что он делает», — говорят активисты.

«По закону, а не по понятиям»

Сам же Игорь Конышев говорит по большей части о финансовых вопросах и об увеличении количества экскурсантов. На 2017 год министерство поставило следующие задачи: увеличение внебюджетных доходов на 40 млн рублей (заработать нужно не менее 230 млн рублей).

О планах развития музея говорит не так конкретно, уделяя внимание в основном «Палатам».

«Палаты» для меня — это, наверно, сейчас главная головная боль по Владимиру. Будучи самым крупным объектом, он является одним из самых малопосещаемых», — рассказывает Игорь Конышев.

Причина этому — низкий уровень технического сопровождения выставок и отсутствие сменности картин, говорит директор.

«В «Палатах» две проблемы. Это не совсем грамотно выстроенная логистика, когда у тебя одно бутылочное горлышко на входе, и у тебя там смешивается всё. Вторая проблема — это сильно устаревшая материально-техническая база. Хотя, на мой взгляд, если переписать «Палаты» под современные подходы, то можно сделать хороший музей, который будет привлекать большее количество людей», — считает руководитель музея.

Но, чтобы что-то изменить, необходимы время и, судя по планам, немалые деньги. «Палатам», скорее всего, нужна «реставрация с приспособлением», уверен Игорь Конышев. В идеале — нужно дойти до изначального замысла автора. Пока же привлечь в музей местных жителей, коих в общем количестве экскурсантов примерно 7−8%, могут только временные выставки и изменение экспозиции.

Сейчас музей «пытается нащупать какие-то точки». К примеру, в апреле в Суздале и во Владимире состоялись открытые лекции специалиста из института археологии РАН. Сейчас руководство думает о целом цикле музейного лектория, который будет посвящен истории изобразительного искусства. В планах — раз в две-три недели приглашать специалистов из Москвы и Санкт-Петербурга. Из выставок — 21 апреля состоялось открытие уже вызвавшей критику выставки «Миф о любимом вожде».

Но на критические выступления Игорь Конышев практически не реагирует, объясняя это небольшой величиной возмущенного сегмента. На качественную сторону вопроса «старый специалист по связям с общественностью» внимания, кажется, не обращает. «Обязаловки встречаться с ветеранами труда и обсуждать перспективы работы музея — не вижу», — говорит Игорь Конышев об отказе встречаться с Алисой Аксеновой. Странно это как-то. У Владимира Путина, вручавшего Алисе Ивановне медаль Героя Труда, и время, и темы для разговора с нею нашлись.

Практические все оппоненты нового директора ВСМЗ, с которыми удалось поговорить корреспонденту ИА REGNUM, не устают повторять: в министерстве культуры творится что-то странное. За короткий срок в России произошло сразу несколько скандалов, связанных с музеями. Это и уголовные дела о хищении государственных средств при реставрации объектов культурного наследия в отношении сотрудников Минкультуры, далее — скандал вокруг создания «достопримечательного места Переяславль-Рязанский», проект которого может поставить крест на существовании Кремля в Рязани. Теперь — скандал во Владимире.

Наверное, ситуацию во Владимире можно было бы списать на нежелание местного сообщества меняться. Но история знает примеры, когда главным мотивом так называемых реформаторов были отнюдь не преобразования. К примеру, деятельность театрального продюсера Эдуарда Боякова в Воронеже, приехавшего в город в 2013 году. Планов у именитого деятеля было громадье — от преобразования региональной культуры с помощью доклада «Воронежский пульс» до создания кластера творческих индустрий. Местные музейщики и театралы выступили против, их обвиняли все в той же закостенелости. Но в итоге Эдуард Бояков уехал из Воронежа, потратив бюджетные деньги и не реализовав ни одного проекта, а театры и музеи живы до сих пор.

Бюджетные деньги зачастую играют одну из главных ролей в подобных историях. Владимир — не исключение. Все эти преобразования происходят на фоне подготовки к празднованию 1000-летия Суздаля в 2024 году. Причем организуется это празднование на федеральном уровне, и вложения будут именно федерального уровня. Региональные власти надеются, что денег хватит чуть ли не на полную реконструкцию системы канализации, что уж говорить о количестве денег для музея. И почему-то складывается ощущение (возможно, и неверное), что именно этот факт играет не последнюю роль и в этой истории.

Анна Кумицкая

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > regnum.ru, 26 апреля 2017 > № 2164919


Китай. США > СМИ, ИТ > russian.china.org.cn, 26 апреля 2017 > № 2161941

Фильм «Мы родились в Китае» официально вышел в США

Фильм совместного производства Китая и США «Мы родились в Китае» с 21 апреля был показан в США. Посольство Китая в США в тот день вечером устроило прием по поводу показа фильма по всему миру. Зам.начальника Пресс-Канцелярии Госсовета КНР Цуй Юйин отметил, что после успешной встречи председателя КНР Си Цзиньпина президентом США Трампом в усадьбе Мар-А-Лаго настоящее мероприятие считается важным гуманитарным обменом между двумя странами.

По словам Цуй Юйина, в последние годы гуманитарные обмены Китая и США с каждым днем укрепляются, что непрерывно увеличивает и потенциал развития двусторонних отношений. Совместное производство фильма «Мы родились в Китае» является замечательным примером укрепления киноматографического сотрудничества и углубления гуманитарных обменов между двумя странами.

«Мы родились в Китае» является еще одним кинофильмом о животных после таких фильмов, как «Зверополис» и «Книга джунглей», которые были произведены киностудией Диснея. С 2014 года сотрудники для работы над фильмом объездили многие места Китая, снимали больших панд, золотистых обезьян, снежных барсов, тибетских диких антилоп и других редких животных. В фильме рассказывается о развитии трех «семей диких животных», образно раскрывается красота природы, экологии Китая, красота и гармония его культуры.

По словам Посла КНР в США Цуй Тянькая, сотрудники китайской и американской сторон по производству фильма «Мы родились в Китае» проделали над фильмом огромную работу, они установили замечательный пример для культурных обменов и сотрудничества Китая и США в будущем. Недавно на встрече глав Китая и США были созданы четыре важных механизма диалогов, в том числе диалог по общественным и гуманитарным обменам. В рамках данного механизма, обе стороны будут организовывать много аналогичных мероприятий, они непременно создадут больше замечательных работ.

По словам режиссера фильма Лу Чуаня самое важное связывающееся звено для кинематографического международного сотрудничества – хорошая история. В целях интернационализации кинематографической индустрии Китай должен воспринять модель «китайские рассказы плюс интернациональное производство». Ранее на презентации фильма в Нью-Йорке он встретил известного кинорежиссера Аллена Кеннигсберга, Лу Чуань рассказал, что режиссер счел фильм не документальным, а драматическим.

Вице-президента Кинематографической компании Дисней Паоло Парибо рассказал корреспонденту Китайского информационного Интернет-центра о своем впечатлении от фильма: «Фильм великолепный и красивый, демонстрирует красоту диких животных. Раньше я видел больших панд, но никогда не был столь глубоко впечатлен, как благодаря этому фильму. Чувства этого чудесного зверя стали мне так близки и понятны».

В США заранее проводили экспериментальные показы и презентации фильма «Мы родились в Китае», фильм заслужил единодушную положительную оценку и одобрение зрителей. Отметили, что фильм «демонстрирует бесконечное очарование Китая и магию природы». 21 апреля фильм был показан в США, вскоре его смогут увидеть зрители в более чем 100 странах и районах мира и, естественно, фильм будет переведен на более 10 языков. Ожидается, что и в других странах зрители благодаря этому фильму проникнутся уникальным очарованием природы и культуры Китая.

Китай. США > СМИ, ИТ > russian.china.org.cn, 26 апреля 2017 > № 2161941


Украина. ЮФО > СМИ, ИТ > golos-ameriki.ru, 26 апреля 2017 > № 2154636

Татьяна Печончик: журналистов преследуют и выдавливают из Крыма

Глава украинского Центра информации по правам человека говорит о притеснениях прессы на оккупированном полуострове

В опубликованном в среду рейтинге международной правозащитной организации «Репортеры без границ» (РБГ) Россия находится на 148 месте, в «красной зоне» стран, власти которых известны подавлением свободы медиа, но еще не опустившихся в «черную зону», где находятся государства, попросту завинтившие все гайки в отношении журналистов до упора. Рядом с Россией в этом рейтинге – Мексика (ее рейтинг чуть лучше) и Таджикистан (чуть хуже). Изменения показателей России за год практически не произошло — в докладе РБГ, опубликованном в прошлом году, Москва занимала то же 148 место.

Описывая состояние дел со свободой медиа в России, РБГ пишут в своем пояснении к рейтингу: «Будь то драконовские законы или блокировка веб-сайтов, давление на независимые медиа неуклонно росло после возвращения Владимира Путина в Кремль в 2012 году. Ведущие независимые информационные издания были либо взяты под контроль, либо подавлены. По мере того, как телевизионные каналы продолжают топить зрителей в потоках пропаганды, климат становится все более тягостным для тех, кто пытается поддерживать качественную журналистику или подвергать сомнению новые патриотические и неоконсервативные веяния. Все больше и больше блоггеров получают тюремные приговоры за свою деятельность в социальных сетях. Ведущие правозащитные организации были объявлены «иностранными агентами». Атмосфера притеснений на федеральном уровне вдохновляет сильных провинциальных чиновников далеко от Москвы еще жестче бороться с критикой в средствах информации».

Когда «Репортеры без границ» говорят о «сильных провинциальных чиновниках», речь, по мнению специалистов по правам прессы, идет прежде всего о двух территориях: Чечне, где подавлено всякое инакомыслие, а чиновники открыто высказывают угрозы журналистам, и оккупированный Россией украинский Крым, де-факто находящийся под управлением российских властей.

Какова ситуация с прессой в Крыму? Что случается с крымскими журналистами, если их работа не нравится промосковским властям? Об этом Русской службе «Голоса Америки» рассказала руководитель украинского Центра информации по правам человека Татьяна Печончик.

Данила Гальперович: Каковы главные угрозы для работы медиа в Крыму?

Татьяна Печончик: Многие медиа вообще не могут сейчас работать в Крыму, потому что они по разным причинам не смогли получить регистрацию согласно российскому законодательству. Из-за этого десять изданий целыми редакциями переехали на материковую Украину. Например, издание «15 минут», телеканал АТР, информационное агентство «Крымские новости» и много других медиа. Самая же серьезная угроза для тех, кто остался – это уголовное преследование. Сейчас известно о ряде уголовных дел, которые возбуждены против журналистов, и все эти дела возбуждены по статьях о сепаратизме и экстремизме. Известно дело против журналиста Радио Свобода Николая Семены, который сейчас под подпиской о невыезде. Ранее были возбуждены уголовные дела против журналистки Центра журналистских расследований Анны Андриевской, редактора Интернет-издания «Black Sea news» Андрея Клименко. Оба они находятся на материковой Украине, но дела против них в Крыму открыты.

Д.Г.: Можно ли говорить о крымско-татарских медиа как об особой группе, подверженной особым преследованиям?

Т.П.: Можно говорить, что крымско-татарские издания и крымско-татарские журналисты были одной из групп, которая подвергалась системным преследованиям. Например, мы сделали исследование о положении крымско-татарских СМИ в Крыму за три года, 2014-2016 год, где мы на примере многих изданий проанализировали арсенал методов, которые де-факто власти использовали по отношению к журналистам и редакциям. Многие из них получали уведомления о недопустимости экстремистских публикаций в своих изданиях. Многие издания не смогли получить регистрацию и перерегистрацию. И, таким образом, 1 апреля 2015 года они вынуждены были прекратить существование в Крыму. Мы сейчас видим, что за эти три года де-факто-власти попытались создать параллельные, другие крымско-татарские медиа, например, телеканал «Миллет», который сейчас работает в Крыму, на государственные деньги, но по сведениям наших наблюдателей, которые там исследуют ситуацию, эти СМИ не пользуются большой популярностью и доверием среди крымско-татарского народа.

Д.Г.: Вы сказали об арсенале методов, с использованием которых власть преследует журналистов – можете их назвать?

Т.П.: Первое, что было сделано с момента оккупации – это были отрезаны в эфире в аналоговом вещании украинские телеканалы. Например, одними из первых, кого отрезали, была ТРК «Черноморская». Потом власть обрезала эти каналы также и в кабельном вещании. Телеканалы украинские или крымско-татарские, их местные редакции были выдавлены из Крыма. А сейчас получать доступ к ним и к другим украинским телеканалам в Крыму можно только через спутник.

Во-вторых, начиная с осени 2015 года, начали блокировать издания в Интернете. Первыми тремя изданиями, которые были заблокированы на территории Крыма, были как раз крымские СМИ, которые были вынуждены уехать на материк. Это был Центр журналистских расследований, сайт «События Крыма», и сайт «Black Sea news». Наш последний мониторинг показал, что на конце марта в Крыму остаются заблокированными десять Интернет-изданий. При этом некоторые из них на территории России доступны.

Кроме того, в феврале 2015 года из крымского радиоэфира исчезли почти все местные коммерческие радиостанции. Был проведен новый тендер, были распределены частоты. И эти частоты не смогли получить те радиостанции, которые раньше вещали в Крыму. Частоты между собой поделили большие российские медиахолдинги или приближенные к власти новосозданные радиостанции.

Кроме этого, конечно, была большая волна физических нападений на журналистов, особенно в первый год оккупации. Это было особенно со стороны военизированных групп «крымской самообороны». Было очень много случаев незаконных задержаний журналистов, избиений, порчи их имущества. Собственно говоря, мы видим, что на протяжении трех лет ни один из этих случаев не был эффективно расследован. Мы имеем атмосферу абсолютной безнаказанности, а члены «крымской самообороны» получали даже какие-то медали и грамоты от местных властей. Были случаи не только нападений и задержаний, но и пыток. Ну, и об уголовном преследовании я уже говорила.

Д.Г.: Насколько вы считаете достаточным тот уровень осведомленности и внимания, который проявляется со стороны международных организаций, европейских организаций в отношении журналистики в Крыму?

Т.П.: Комиссар Совета Европы по правам человека Нилс Муйжниекс достаточно хорошо информирован о ситуации в Крыму. Мы с ним встречались несколько недель назад, когда он приезжал в Киев. Он специально интересовался ситуацией с журналистами в Крыму и является чуть ли не единственным представителем международной организации, который смог посетить Крым в сентябре 2014 года. Он съездил и сделал очень хороший доклад о ситуации в Крыму, после чего въезд в Крым ему был Россией закрыт. Я надеюсь на то, что Нилс Муйжниекс (у него заканчивается срок его полномочий в марте следующего года) еще сможет сделать какой-то отчет по теме Крыма.

Д.Г.: А кроме комиссара Совета Европы по правам человека, какие из международных организаций реагируют на журналистскую ситуацию в Крыму?

Т.П.: Для международных организаций нет доступа в Крым. Это является большой проблемой, потому что они сами не могут быть на месте и делать собственные отчеты и оценки. Кроме того, есть проблема с доступом иностранных журналистов в Крым. Это проблема с обеих сторон – с украинской и с российской. С российской стороны журналистам нужно получать российскую визу – тем, кому нужна виза для въезда на территорию РФ – плюс аккредитацию. С украинской стороны есть очень бюрократичная и сложная процедура въезда. Все должны ехать только через материк, и при этом получать спецразрешение на въезд в Крым, подавать документы на украинском языке. Нет возможности подать заявку через консульство Украины за границей или онлайн. Мы с министерством информационной политики Украины не раз поднимали эту проблему. Они упростили, насколько это было возможно, существующую процедуру. Но мы добиваемся того, чтобы эта процедура была уведомительная, а не разрешительная, как сейчас. Чтобы иностранные журналисты могли подавать заявки онлайн, из-за границы и не на украинском языке, а хотя бы на русском и на английском.

Д.Г.: Но информация из Крыма, которой можно доверять, все же продолжает поступать?

Т.П.: Сейчас мы наблюдаем такое явление, как крымско-татарские «стримеры». Это люди, которые выезжают, например, на какие-то случаи обысков или задержаний. Поскольку там нет журналистов, они просто ведут стрим-трансляции в Интернет. Таким образом, они являются каналами донесения информации. Их, кстати, за это тоже арестовывают, дают по 5 суток. Но очень мало журналистов, которые освещают политически мотивированные процессы в Крыму. Можно по пальцам посчитать независимых российских журналистов, которые туда ездят – это, например, Иван Жилин из «Новой газеты». Мы выступаем за то, чтобы как можно больше иностранных журналистов приезжали в Крым.

Д.Г.: Стремитесь ли вы как-то фиксировать действия властей и конкретных чиновников в Крыму, занимающихся подавлением свободы прессы?

Т.П.: Мы провели собственное расследование и установили список людей, которые причастны к нарушениям прав журналистов в Крыму. В этом списке у нас сейчас чуть более 60 человек, и он постоянно дополняется новыми фамилиями. И здесь есть различные люди – как члены «крымской самообороны», которые нападали на журналистов, так и судьи, которые выносили решения против журналистов, сотрудники ФСБ, прокуратуры. Мы выделили среди них десять организаторов, которые отвечают за все, что случилось, на политическом уровне. Это руководители силовых ведомств, прокуратура и Роскомнадзор, который блокирует сайты в Крыму, и остальные – те, которые исполняли их указания. Мы работаем с этими списками в двух направлениях. С одной стороны, мы работаем с украинской прокуратурой Автономной республики Крым, которая сейчас находится на материке, чтобы она возбуждала уголовные дела и устанавливала факты причастности этих лиц к конкретным нарушениям. С другой стороны, мы работаем с иностранными государствами для введения дополнительных персональных санкций за грубое нарушение прав журналистов и свободы слова в Крыму.

Украина. ЮФО > СМИ, ИТ > golos-ameriki.ru, 26 апреля 2017 > № 2154636


Россия. Весь мир > СМИ, ИТ > golos-ameriki.ru, 26 апреля 2017 > № 2154589

Правозащитники отмечают растущую «угрозу свободе СМИ»

Как и в прошлом году, Россия заняла 148-е место из 180 в рейтинге организации «Репортеры без границ», США – 43-е

ВАШИНГТОН – Правозащитная организация «Репортеры без границ» опубликовала ежегодный рейтинг свободы прессы, отметив, что «угроза свободе СМИ никогда не была столь серьезной».

Как и в прошлом году, Россия заняла 148 место из 180 в рейтинге этого года.

«С учетом драконовских законов и блокировки сайтов давление на независимые СМИ неуклонно растет с момента возвращения Владимира Путина в Кремль в 2012 году. Ведущие независимые СМИ либо берутся под контроль, либо прилагают огромные усилия, чтобы сохранить существование. Пока телеканалы льют на зрителей потоки пропаганды, для тех, кто пытается продолжать заниматься качественной журналистикой, обстановка становится более тягостной», – отмечают «Репортеры без границ».

Правозащитная организация также обратила внимание на ситуацию в демократических странах, где свобода прессы за последний год снизилась.

«С помощью отвратительных заявлений, драконовских законов, конфликта интересов и даже применения физического насилия демократические правительства попирают свободу, которая, в принципе, должна быть одним из главных показателей их деятельности», – говорится в докладе организации.

В публикации отмечается, что снижение свободы прессы наиболее заметно в тех местах, где «восторжествовала модель авторитарного сильного лидера», таких как Польша, Венгрия и Турция.

«Темпы, которыми демократические страны приближаются к критической точке, вызывают опасения», – заявил генеральный секретарь «Репортеров без границ» Кристоф Делуар.

В целом в рейтинге 2017 года в 62 процентах стран, охваченных исследованием, было зафиксировано снижение свободы СМИ.

Первые строчки рейтинга занимают Норвегия, Швеция, Финляндия, Дания и Нидерланды, где журналисты пользуются самой большой свободой.

На последнем месте оказалась Северная Корея. В организации отмечают, что власти этой страны «продолжают держать свое население в неведении и терроризировать его». Кроме Северной Кореи в конце списка находятся Эритрея, Туркменистан, Сирия и Китай.

Страны, позиции которых выросли больше других по сравнению с прошлогодним рейтингом, – это Лаос, Пакистан, Швеция, Бирма и Филиппины. Напротив, наиболее серьезное падение коснулось Саудовской Аравии, Эфиопии, Мальдивов и Узбекистана.

Составители рейтинга осудили президента США Дональда Трампа и риторику, которую он использовал с начала предвыборной кампании. По мнению составителей рейтинга, она зачастую была направлена против СМИ, а их публикации объявлялись «лживыми».

«Риторика ненависти, которой пользуется новый босс в Белом доме, и его обвинения во лжи также способствовали развязыванию атак против СМИ практически везде в мире, в том числе в демократических странах», – говорится в докладе.

США заняли 43-е место в рейтинге, опустившись на две строчки по сравнению с 2016 годом. Великобритания, где в прошлом году прошел референдум о выходе из ЕС, заняла 40-е место.

Россия. Весь мир > СМИ, ИТ > golos-ameriki.ru, 26 апреля 2017 > № 2154589


Украина. Весь мир > СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 26 апреля 2017 > № 2154551

«Медиа Группа Украина» запускает пакет из 4х украинских каналов с международными правами для всего мира. Об этом представители группы сообщили на пресс-конференции в среду в Киеве.

«В скором времени этот пакет будет представлен во всем мире в HD-качестве в режиме 24/7 и для провайдеров всех типов (аналоговых, цифровых, спутниковых операторов, OTT-провайдеров и др)», - заявил директор по развитию бизнеса «Медиа Группы Украина» Алексей Куракин.

«Наш выход на международные рынки – это, прежде всего, бизнес-решение: у украинского контента есть возможность зарабатывать за рубежом и необходимо ее использовать», - добавил он.

В международный пакет будут входить каналы Ukraine 1, Ukraine 2, NLO TV 1 и NLO TV 2.

Каналы Ukraine 1 и Ukraine 2 – суммарно 800 часов контента в год. Каналы отличает тематическая дифференциация и вместе они закрывают широкий спектр зрительских интересов.

«У канала «Украина» есть успешный опыт продаж контента за рубеж: почти все наши сериалы собственного производства проданы в разные страны мира – их смотрят как в Европе, так и в Азии. Поэтому мы приняли решение переходить к следующему этапу – сформировать пакет каналов с международными правами. Жанровое разнообразие позволяет рассчитывать на самый широкий круг зрителей, которым будут доступны как наши библиотечные продукты, так и премьеры. В будущем планируем дополнить контент новостийными программами и прямыми включениями», - прокомментировала Виктория Корогод, директор телеканала «Украина».

«За пять лет существования канала (НЛО TV - ИФ) мы накопили большую библиотеку, которая будет интересна молодой аудитории и эффективно дополнит двух наших лидеров. Тем более, что канал НЛО TV только наращивает темп собственного производства: в 2017 году мы намерены произвести порядка 90 часов кино-сериального контента, а в следующем – не менее 100. Всего же планируется снимать не менее 200 часов в год. Так что премьеры на наших международных каналах будут достаточно часто», - сообщил директор телеканала НЛО TV Иван Букреев.

Как отметил Алексей Куракин, Медиа Группа Украина находится на этапе переговоров с рядом международных провайдеров и в ближайшее время сообщит дату старта трансляции на конкретных территориях.

ООО «Медиа Группа Украина» – медиа-холдинг, который объединяет национальный телеканал общего интереса «Украина», телеканал «НЛО TV», «Индиго TV», тематические каналы «Футбол 1» и «Футбол 2», «Региональную Медиа Группу» (каналы «Донбасс», «34 канал», «Сигма»), сейлз-хаус «Медиапартнерство», компанию «Диджитал Скринз» (OLL.TV, Xtra TV, Ukraine.TV), продакшн-компании «Теле Про», Front Cinema и холдинг «Сегодня Мультимедиа». За дополнительной информацией обращайтесь, пожалуйста, в пресс-службу ООО «Медиа Группа Украина»: press@mgukraine.com.

Украина. Весь мир > СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 26 апреля 2017 > № 2154551


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 25 апреля 2017 > № 2167080

Более 60 тысяч человек, 1700 мероприятий и 441 библиотека: как прошла акция «Библионочь» в Москве

В этом году акцию посетили 68 тысяч человек. Ее темой стало «Новое прочтение».

С 22 на 23 апреля в Москве прошла всероссийская акция «Библионочь». В ее рамках состоялось более 1700 мероприятий, которые посетили около 68 тысяч человек на 600 площадках.

Центральным местом проведения акции стала Триумфальная площадь. Здесь Министр культуры России Владимир Мединский и руководитель Департамента культуры города Москвы Александр Кибовский дали старт масштабной акции.

Также на открытии Александр Кибовский подписал приказ о начале работы портала «Списанные книги».

«На портале уже размещена информация о более чем 290 тысячах изданий, — сказал он. — 6 июня мы запустим портал “Списанные книги” для жителей города. Это произойдет в рамках фестиваля на Красной площади, на главном книжном фестивале. Все желающие смогут на портале выбирать себе книги». По его словам, с запуском этого проекта прекратится практика сжигания книг или сдачи их в макулатуру после списания. А с 22 апреля платформа начнет свою работу для библиотек.

В павильоне на Триумфальной площади состоялись встречи с заслуженным артистом России Анатолием Белым и кинорежиссером Павлом Санаевым. Актриса Алиса Гребенщикова вместе с оркестром Московского государственного института музыки имени А.Г. Шнитке исполнила произведения Марины Цветаевой, а руководитель Московского театра поэтов Владислав Маленко прочитал стихи. Кроме того, здесь гости могли купить книги, посетить литературное кафе, а также узнать, какая программа запланирована в каждой из библиотек.

Ночные мероприятия в московских библиотеках в этом году продлились до 06:00. В библиотеке № 67 прошла встреча с радио- и телеведущим Александром Гордоном, а в Доме Гоголя гости могли пообщаться с писателем Денисом Драгунским. Всего в этом году в акции приняла участие 441 библиотека, а также литературные музеи и книжные магазины. Тематические программы прошли и в торговых центрах города.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 25 апреля 2017 > № 2167080


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > mos.ru, 25 апреля 2017 > № 2167074

«Дом на Брестской» приглашает на градостроительные квесты

Участники квестов отправятся в путешествие по многовековой истории Москвы, увидят город глазами художников-мультипликаторов и режиссеров, создадут собственный кинофильм.

Школьники 5–11-х классов, их родители и преподаватели примут участие в градостроительных квестах «Москва в фильмах» и «По страницам старой Москвы». Они пройдут в «Доме на Брестской» в виде увлекательной игры в реальном времени.

Участники квеста «Москва в фильмах» совершат путешествие по страницам истории столицы. Они увидят ее отражение в творчестве художников-мультипликаторов и режиссеров и даже станут авторами собственной киноленты.

Квест «По страницам старой Москвы» позволит в машине времени посетить Москву разных веков. Все желающие смогут самостоятельно создать историческую летопись столицы.

В год 870-летия Москвы такие тематические программы могут привлечь особенное внимание жителей и гостей города, отметил директор ГБУ «Мосстройинформ» Фарит Фазылзянов.

Для участия в них нужна предварительная запись по телефону: 8 (499) 250-35-82.

Квесты проходят по адресу: 2-я Брестская улица, дом 6. Режим работы: с понедельника по пятницу с 10:00 до 18:00. Вход свободный.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > mos.ru, 25 апреля 2017 > № 2167074


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter