Всего новостей: 2002500, выбрано 8338 за 0.168 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Великобритания > СМИ, ИТ. Транспорт > bbc.com, 15 января 2017 > № 2036964

Не секрет, что многие смотрят порнографию в интернете. Обычно это делается в уединенной тиши собственной комнаты. Но что бы вы почувствовали, если бы увидели, что кто-то смотрит порнографические материалы в общественном месте? Журналист Би-би-си Шивонн Тай рассказывает как раз о таком случае, который с ней приключился в лондонском автобусе.

После долгого рабочего дня где-то в полвосьмого вечера я села в автобус. На улице было холодно и промозгло, и все пассажиры сидели, укутавшись в воротники пальто и натянув шапки до ушей.

Внутри автобуса свет был не очень яркий, и я надеялась немножко подремать по дороге домой, отключиться.

Автобус был двухэтажный, и я, не задумываясь, села внизу рядом с каким-то мужчиной, радуясь, что для меня нашлось свободное место. Пока мы кружили в лабиринте лондонских улиц, мой взор упал на телефон сидевшего рядом со мной незнакомца. Я не собиралась подсматривать специально, просто в полутемном автобусе экран телефона светил достаточно ярко, хоть этот человек и пытался его от меня отвернуть.

Вопреки своему желанию, я несколько раз посмотрела в сторону его мобильного, и только потом до меня вдруг дошло, что происходит. Этот человек, сидевший рядом со мной, смотрел порнографию.

И как только я это осознала, то снова несколько раз туда посмотрела, хоть это было мне неприятно. Я просто не могла этому поверить! Сначала он смотрел мультипликационный порноролик, где два голых персонажа каких-то диких цветов совокуплялись снова и снова.

Потом он стал смотреть фильм, который начался со сцены на автозаправке, где некая крупная блондинка в желтой кофточке с низким вырезом заглядывала в окно к водителю.

Звука я не слышала, за исключением нескольких секунд, когда мой сосед вдруг вытащил из телефонного гнезда наушник, а затем снова его воткнул.

Неприятное чувство

Этот человек, похоже, не замечал моих взглядов в сторону его телефона, возможно, потому, что ему перегораживал боковое зрение натянутый на голову капюшон. Казалось, он не замечал ни меня, ни кого-либо еще вокруг, хотя другим пассажирам, конечно, не могло быть видно того, что было видно мне.

Когда подошла его остановка, то, поскольку он сидел у окна, он привстал и, когда я встала, чтобы пропустить его, пробормотал "спасибо". Я увидела, как он сошел с автобуса и пошел по улице.

Мне было противно и неприятно, но я ничего по этому поводу не предприняла. Я ему ничего не сказала, но и он ничего не почувствовал по моим косым взглядам или удивленному виду. Он так и не встретился со мной взглядом, поэтому я никак не могла ему дать понять, что я чувствую, а сказать об этом шоферу автобуса - мне как-то не пришло в голову.

И даже если бы я хотела, сделать это было бы не так-то просто, поскольку автобус был битком набит, и к водительской кабине надо было бы продираться.

Но как только я сошла с автобуса, меня буквально замучили сомнения. А что если бы это увидел ребенок? Есть ли какой-нибудь закон по поводу просмотра порно в общественных местах? И если есть такой закон, насколько легко его применить? Почему этот человек решил, что общественный транспорт - это подходящее место для просмотра порнухи, и надо ли мне волноваться на предмет собственной безопасности?

Будучи журналистом, я также посмотрела на все это и с его точки зрения, даже несмотря на то, что из-за него я почувствовала себя не в своей тарелке. Я поставила вопрос так: имеет ли он право смотреть порнографический материал на своем мобильном устройстве, где бы он ни находился? Дают ли ему гражданские свободы, закрепленные в нашем обществе, эту привилегию?

Но в глубине души я чувствовала себя оскорбленной.

Когда я поделилась этим с друзьями, то у каждого нашлось, что сказать по этому поводу, - или какая-то похожая история, или просто точка зрения.

"Со мной было такое, когда мы с сыном пили кофе в одном швейцарском аэропорту, - сказала моя приятельница. - Рядом со мной сели двое итальянских парней. Я что-то сказала по этому поводу, потому что поняла, что могу - вокруг было много народу и я чувствовала себя в безопасности в случае, если возникнет склока". Ее слова возымели действие, и парни выключили свой лэптоп.

Мы с друзьями долго все это обсуждали, но никто из нас не знал, что по этому поводу говорит законодательство.

Что может закон?

Как объясняет профессор Клэр Макглинн из Дарэмского университета, которая специализируется как раз на юридических аспектах, касающихся порнографии, очень мало что можно предпринять по поводу того, что кто-то просматривает порнографический материал на публике, например, в транспорте, в библиотеке, в парке или в кафе.

"Это как с чтением книги, - поясняет она. - Это все не запрещенный к просмотру материал, он находится в открытом доступе, поэтому ограничение доступа к нему представляет дополнительные сложности".

Как поясняет профессор Макглинн, по закону требовать прекратить демонстрацию порнографии можно только в том случае, если порно демонстрируется с целью запугать кого-то или же нарушает общественный порядок.

Так что же делать?

По мнению специалиста, в этом-то и дилемма.

"Это как если бы кто-то прокричал тебе на улице: "Выше нос, красотуля!" Отвечать что-то на это или же убраться поскорее восвояси, вжав голову в плечи?" - размышляет профессор Маглинн.Неприятное чувство

Этот человек, похоже, не замечал моих взглядов в сторону его телефона, возможно, потому, что ему перегораживал боковое зрение натянутый на голову капюшон. Казалось, он не замечал ни меня, ни кого-либо еще вокруг, хотя другим пассажирам, конечно, не могло быть видно того, что было видно мне.

Когда подошла его остановка, то, поскольку он сидел у окна, он привстал и, когда я встала, чтобы пропустить его, пробормотал "спасибо". Я увидела, как он сошел с автобуса и пошел по улице.

Мне было противно и неприятно, но я ничего по этому поводу не предприняла. Я ему ничего не сказала, но и он ничего не почувствовал по моим косым взглядам или удивленному виду. Он так и не встретился со мной взглядом, поэтому я никак не могла ему дать понять, что я чувствую, а сказать об этом шоферу автобуса - мне как-то не пришло в голову.

И даже если бы я хотела, сделать это было бы не так-то просто, поскольку автобус был битком набит, и к водительской кабине надо было бы продираться.

Но как только я сошла с автобуса, меня буквально замучили сомнения. А что если бы это увидел ребенок? Есть ли какой-нибудь закон по поводу просмотра порно в общественных местах? И если есть такой закон, насколько легко его применить? Почему этот человек решил, что общественный транспорт - это подходящее место для просмотра порнухи, и надо ли мне волноваться на предмет собственной безопасности?

Будучи журналистом, я также посмотрела на все это и с его точки зрения, даже несмотря на то, что из-за него я почувствовала себя не в своей тарелке. Я поставила вопрос так: имеет ли он право смотреть порнографический материал на своем мобильном устройстве, где бы он ни находился? Дают ли ему гражданские свободы, закрепленные в нашем обществе, эту привилегию?

Но в глубине души я чувствовала себя оскорбленной.

Когда я поделилась этим с друзьями, то у каждого нашлось, что сказать по этому поводу, - или какая-то похожая история, или просто точка зрения.

"Со мной было такое, когда мы с сыном пили кофе в одном швейцарском аэропорту, - сказала моя приятельница. - Рядом со мной сели двое итальянских парней. Я что-то сказала по этому поводу, потому что поняла, что могу - вокруг было много народу и я чувствовала себя в безопасности в случае, если возникнет склока". Ее слова возымели действие, и парни выключили свой лэптоп.

Мы с друзьями долго все это обсуждали, но никто из нас не знал, что по этому поводу говорит законодательство.

Что может закон?

Как объясняет профессор Клэр Макглинн из Дарэмского университета, которая специализируется как раз на юридических аспектах, касающихся порнографии, очень мало что можно предпринять по поводу того, что кто-то просматривает порнографический материал на публике, например, в транспорте, в библиотеке, в парке или в кафе.

"Это как с чтением книги, - поясняет она. - Это все не запрещенный к просмотру материал, он находится в открытом доступе, поэтому ограничение доступа к нему представляет дополнительные сложности".

Как поясняет профессор Макглинн, по закону требовать прекратить демонстрацию порнографии можно только в том случае, если порно демонстрируется с целью запугать кого-то или же нарушает общественный порядок.

Так что же делать?

По мнению специалиста, в этом-то и дилемма.

"Это как если бы кто-то прокричал тебе на улице: "Выше нос, красотуля!" Отвечать что-то на это или же убраться поскорее восвояси, вжав голову в плечи?" - размышляет профессор Маглинн.

Великобритания > СМИ, ИТ. Транспорт > bbc.com, 15 января 2017 > № 2036964


Канада. Австралия. ЮАР. Весь мир. РФ > Образование, наука. СМИ, ИТ > gaidarforum.ru, 14 января 2017 > № 2045771

В рамках ГФ состоялась дискуссия «Открытая научная инфраструктура: в поисках модели развития»

14 января в рамках Гайдаровского форума в РАНХиГС состоялась экспертная дискуссия «Открытая научная инфраструктура: в поисках модели развития».

В ней приняли участие: профессор Центра по изучению научных коммуникаций Университета Летбридж (Канада) Диниэл О’Доннелл, профессор исследований в области коммуникации в Центре культуры и технологий Технологического университета Кертена (Австралия) Камирон Нейлон, профессор социальной политики, количественных социальных исследований, государственного управления Кейптаунского университета Линн Вулфрей, основатель CitEc (Университет Валенсии) Хосе Мануэль Барруэко, менеджер проекта OpenAIRE (Афинский университет) Наталья Манола, создатель Бразильского виртуального гербария Вандерлей Перез Кахос, начальник отдела научно-информационного развития РАНХиГС Оксана Медведева, заведующий Лабораторией наукометрии Уральского федерального университета Марк Акоев, заместитель директора Института нефтегазовой геологии и геофизики им. А. А. Трофимука Денис Косяков, директор научной библиотеки Белорусского национального технического университета Алексей Скалабан, основатель и руководитель открытой электронной библиотеки «КиберЛенинка» Дмитрий Семячкин, руководитель проекта «Национальный рейтинг университетов» группы «Интерфакс» Алексей Чаплыгин, директор по развитию библиотеки «КиберЛенинка» Михаил Сергеев.

В рамках дискуссии обсуждалось постепенное движение к повышению прозрачности и открытости результатов научных исследований, поддержка более высокого уровня открытости. Велось обсуждение развития инфраструктуры в локальном контексте и мире в целом. Эксперты сделали вывод, что революция технологий находится в самом начале и главным ее преимуществом является появление совершенно новых инструментов коммуникации. Научная среда становится более прозрачной, что дает возможность научным сообществам осуществлять саморегулирование. Это в свою очередь позволяет государству экономить на данной сфере и получать от нее больший эффект. «Почему мы начали беспокоиться об этом именно сейчас? Интернет изменил мир, и ключевым изменением является техническое упрощение работы и коммуникаций», – выразил свое мнение Камирон Нейлон.

Кроме того, была высказана точка зрения о том, что в России концепция открытых инфраструктур не достаточно распространена, но, тем не менее, в настоящее время наблюдаются изменения. «Есть понимание того, что научные исследования должны быть в открытом доступе, – отметил Денис Косяков. – В России нет богатого наследия касательно инфраструктур, но это может иметь как положительный результат, так и отрицательный».

Также во время дискуссии обсуждалась возможность создания общего репозитория – открытой инфраструктуры, где у информации не будет конкретного владельца. «Владельцами буду все».

Ольга Хренкова, РАНХиГС

Канада. Австралия. ЮАР. Весь мир. РФ > Образование, наука. СМИ, ИТ > gaidarforum.ru, 14 января 2017 > № 2045771


Япония > СМИ, ИТ > regnum.ru, 14 января 2017 > № 2041998

«В содоме ли красота? Верь, что в содоме-то она и сидит для огромного большинства людей, — знал ты эту тайну иль нет?» — восклицал герой Фёдора Достоевского уже где-то в конце XIX века. Прошло не полных два века, и этот вопрос, обращённый узкому кругу «декадентской» интеллигенции и элиты, встал перед среднестатистическим «цивилизованным» потребителем.

С экранов телевизоров и кинотеатров, страниц модных журналов, из офисов «тренеров личностного роста», с губ понравившейся вам девушки или молодого человека вы можете услышать призыв стать «успешным», «жить красиво». Причем мерилом «успеха» выступит явно не Бетховен или Эйнштейн, а коллективный Абрамович — или, по меньшей мере, прилизанный «Волк с Уолл-Стрит». «Красота» жизни условного олигарха — не в благолепной аристократической семье, гудящих частных заводах и счастливых рабочих. А в алкогольно-наркотических оргиях, беспорядочных половых связях с «фотомоделями», Куршевелях, яхтах и самолётах. В ощущении полной безнаказанности и права на господство. Конечно, для обычного «Васи из пятого подъезда», даже если он будет подличать и воровать, вероятность поездки в Куршевель предательски стремится к нулю. Ему не суждено проводить часы в великолепии дворца, в обнимку с прекрасными женщинами и дорогим вином. Но ничто не мешает ему разыгрывать тот же принцип в других, «бюджетных» декорациях окраины Москвы или затерянного где-то на просторах России маленького городка.

Пожалуй, современный человек даже рай не может представить себе без чувственных удовольствий. Слишком естественным стало для нас потребление — что элитное, что «бюджетное». Призывать в этой обстановке к нравственности, честности, аскетизму, «традиционным ценностям» и прочим ещё недавно нормальным для нашей страны благам — кажется начинанием малоперспективным, если не сказать аморальным. Как убедить молодого человека в том, что девушки и алкоголь не принесут ему счастья, когда они сулят столько удовольствия? И что останется ему в жизни, если их отнять? Не окажется ли высоконравственный молодой человек лишённым и счастья, и удовольствий?

За всем этим сквозит ощущение неминуемости смерти. В черепе на майке, в угасании первоначального шока от готов и эмо, в строках популярной сейчас группы «Ленинград» («…Вышел на улицу, случайный выстрел. Можно ждать его, но лучше ускориться. Я лично пью, а кто-то колется»)… В статистике молодёжной смертности, в мрачных интернет-пародиях на социальную рекламу «посмотри как прекрасен мир без наркотиков», в праздновании Хэллоуина… Что тут скажешь: жизнь западного человека издревле сочеталась с плясками смерти. С ней заигрывали, её пытались умилостивить, но каждый постоянно ощущал её присутствие в опасной близости от себя.

Делу не поможешь ни нравоучительными лекциями, ни проповедями Савонаролы. Уроки «религиозного воспитания» в лучшем случае превратятся в лекции школьного психолога о вреде курения. Родители, сами стремящиеся к олигархическому раю, мало о чём могут предостеречь своих детей. Однако именно в такой безнадёжной ситуации на выручку приходит богатая человеческая культура.

Японский писатель Юкио Мисима почти всю жизнь выстраивал — в первую очередь для самого себя — эстетику смерти и порока. Каждый его шаг сочетал в себе патетику, эпатаж и мелкую подлость. Под прицелом телекамер он принял странную смерть от рук своих фанатичных последователей. Но гениальность Мисимы — не в воспевании порока, а в ниспровержении созданной им же самим эстетики. Под конец своего творческого и жизненного пути он вскрыл тайну, тщательно оберегаемую современным миром: что порок не красив, а уродлив; что смерть не притягательна, а омерзительна. Что рисуемый на экранах молодой, харизматичный и здоровый «Волк» — в реальности изъеденный болезнями и безумием старик, окружённый не горячими объятьями элитных красавиц, а холодом предательства и одиночества.

Разочарованный дьявол

Юкио утверждает, что с раннего детства был пленён смертью. Сам его псевдоним — Мисима — можно прочитать как «зачарованный смертью дьявол». В подростковом возрасте он любил рассматривать картинки с изображением жизни самураев. На них сила и элегантность воинов-феодалов сочеталась со сценами жестокости: поединков, ритуальных самоубийств, насилия над простым людом. Также ему нравились картины современных сражений, особенно изображение гибели от пуль героических имперских солдат. Единство стиля, красоты и зла вызывало у юного Юкио эротическое возбуждение.

Однако уже тогда он остро ощутил разницу между приукрашенными изображениями в журналах и законами действительной жизни: «…Огромное наслаждение доставляло мне воображать, будто я погибаю в сражении или становлюсь жертвой убийц. И в то же время я панически боялся смерти. Бывало, доведу горничную до слез своими капризами, а на следующее утро смотрю — она как ни в чем не бывало подает мне с улыбкой чай. Я видел в этой улыбке скрытую угрозу, дьявольскую гримасу уверенности в победе надо мной. И я убеждал себя, что горничная из мести замыслила меня отравить. Волны ужаса раздували мне грудь. Я не сомневался, что в чае отрава, и ни за что на свете не притронулся бы к нему…»

Эта подлость, порождаемая невозможностью сочетать реальное зло с храбростью и благородством, кажется, приносила Юкио особое удовольствие. Поэтому когда судьба предоставляла ему шанс воплотить его больные фантазии — например, во время Второй Мировой — писатель с лёгкостью отходил на шаг назад, уклоняясь от призыва в армию или от любой другой подобной инициативы. Мисима мог посвящать много времени тому, чтобы научиться летать на боевом самолёте, — но он никогда не стал бы реальным камикадзе. Юкио мог рисовать чарующие картины смерти и порока, пытаться увязать их с молодостью и внешней привлекательностью, но глубоко в душе понимал: в реальности нет харизматичных опереточных злодеев, а есть лишь человеческая слабость, мелкая подлость и страх, порождающие крайне нелицеприятное зло. Мисима сам был не великим грешником, не «Волком с Уолл-стрит», а типичным героем Достоевского, подпольщиком, мелочным пакостником с изысканным пафосом. И даже в его произведениях Зло — не мрачный самурай, сходящийся в эпичной битве с силами добра, а трусливый подросток, лицемерная улыбка горничной, бытовой пьяный угар, отвратная сцена боязливого разврата.

В какой-то момент вся эта эстетика наскучила Мисиме. Писатель побывал в Греции, где загорелся новой, противоположной идеей — воплощения красоты не в теле развратника, а в теле древнегреческого героя. Будучи с детства крайне болезненным и слабым, он занялся культуризмом (в чём достиг больших успехов — его фотографию поместили в соответствующую статью в энциклопедии 1963 года), плаванием, японским фехтованием (кэндо), карате. Юкио хотел создать из себя «полную свою противоположность» — в соответствии с изменившимися жизненными установками. Роман «Шум волн», написанный в те года, поражал отсутствием в нём обычной для писателя болезненности, смакования разврата и убийства.

Однако Мисиму ждало разочарование. Он пришёл к убеждению, что истинная красота трудно уживается не только со злом и пороком. Она изначально чужда реальному миру как таковому. Да, путь разврата и чувственных наслаждений не может привнести красоту в мир. Однако и следование античным добродетелям не позволяет создать её. Прекрасное возможно только на картинках, в мифе, в воображении — но не в реальной жизни. Эти размышления породили «Золотой храм» — произведение о буддийском монахе, сжегшем мучивший его своей красотой храм.

Юкио потерял вкус к жизни — как порочной, так и благородной. Внешне он ушёл в политику — стал писать памфлеты во славу японской императорской монархии, создал ультраправое военизированное «Общество Щита», начал втираться в доверие к армейской верхушке. Мисима не «сошёл с ума», не пытался заполнить внутреннюю пустоту патриотической идеей. Он готовил себе реквием — красочный балаган, который ознаменовал бы его уход со сцены жизни.

25 ноября 1970 года Мисима с четырьмя своими сторонниками приехал на аудиенцию в столичный армейский штаб. Люди Юкио взяли в заложники генерала, потребовали собрать всех солдат на плаце. Мисима вышел на балкон, чтобы выступить перед собравшимися с речью про «утрату самурайского духа», «возвращение власти императору», «восстановление армии» и т.д. Однако к тому времени над зданием висели полицейские вертолёты, толпа галдела, и слов его никто не услышал. Не окончив речь, Юкио вернулся в здание, расстегнул одежду и вспорол себе живот кинжалом. От предложенной бумаги и кисточки — по обычаю самурай должен написать прощальное стихотворение — он отказался. Его ближайший сторонник по имени Морита три раза пытался закончить сэппуку наставника, отрубив тому голову, но не смог — дело пришлось завершать другому студенту…

Провал восстания, как и эта кровавая сцена, явно были спланированы заранее. Уже долгое время Юкио интересовался бунтом молодых японских офицеров 1936 года, начавшимся с требования освободить императора из-под власти чиновников — и закончившимся выступлением этого самого императора, осудившего восставших. Мисима заранее пригласил в генштаб международных журналистов с телекамерами. Он и его люди были одеты в красочные театральные мундиры. У Юкио мундир был на голое тело (чтобы легче было резать живот), дополняли его белые перчатки (на них хорошо смотрелась бы кровь) и меч XVI века. Он взял с собой набор всех ритуальных вещей для харакири — правда, так и не использованный. Восстание адресовалось к его увлечению образами молодых погибающих солдат, сэппуку же соединяло кровь, смерть и благородный самурайский колорит. Наконец, незадолго до смерти Мисима в очередной раз проиграл борьбу за Нобелевскую премию, которую на этот раз получил Михаил Шолохов.

При жизни Юкио ультраправые японские националисты были настроены к нему с подозрением и враждой. После смерти — пытались поднять его на знамя, стали отмечать годовщину «неудачного восстания». Кроме них никто не воспринял всерьёз ни «Общество Щита», ни события в генштабе. Мисиму до самого конца считали чудаком, любившим играть на публику.

Его самоубийство было продиктовано не тем, что он исписался или потерял внимание публики — нет, Юкио находился на пике писательской карьеры, даже несмотря на очередную неудачу с Нобелевской премией. Однако как человек он был опустошён — его разочаровал и путь порока, и путь добродетели. Ему оставалось только красиво закончить свою жизнь — но и это Мисиме не удалось: реальное харакири оказалось не таким привлекательным, как на детских картинках, а восстание было принято как простое чудачество, а не реальное сражение.

Тем не менее, последние произведения Юкио, исполненные разочарования и отчаяния, произвели настоящий фурор. В них и вместился жизненный опыт глубоко чувствующего красоту и уродство гения.

Разоблачение зла

Биография и творчество Мисимы заставляет вспомнить другую известную своей извращённостью историческую личность — маркиза де Сада. Это странное родство чувствовал и сам Юкио, отражая свои неутешительные выводы о жизни в пьесе под названием «Маркиза де Сад».

В ней о личности де Сада и о смысле жизни спорят несколько женщин. Жена маркиза, графиня де Сан-Фон и Анна на разные лады расхваливают порок, плотские наслаждения, путь низости и зла. Они начинают с робких и двусмысленных воспоминаний, а заканчивают — поистине религиозной одой де Саду. В ней распутник представляется благородным воином духа, ломающим прогнившие нормы общественной морали, ищущим правду жизни. Его разврат — не падение, а возвышенный религиозный ритуал, открывающий путь к Богу. Женщины, находя в подругах сочувствие, открывают все свои самые тёмные секреты. Они чувствуют безнаказанность, их интрижки превращаются из постыдных деяний в подвиги героизма. Порок в их речах становится красивым, оказывается истиной. Все радетели морали представляются лицемерами и лжецами, неудачниками, неспособными нормально вкушать радости жизни.

И действительно — мать маркизы, госпожа Монтрей, изначально олицетворяет собой общественную мораль, а баронесса де Симиан — религиозные законы. Их слова неубедительны, слабы. В итоге оказывается, что сами защитницы норм веры и морали — не без греха. Что ещё хуже — они внутренне желают стать участницами разврата. Им нечего противопоставить эстетике зла.

Маркиза как бы живёт «полноценной» жизнью, в то время как её противники — лицемеры, которые действуют по принципу «ни себе, ни людям». Они могут только мешать радоваться жизни, но не могут предложить взамен никакого особого счастья. Такую картину рисует и современное нам общество: есть некие олигархи-маркизы, «берущие от жизни всё». И есть неполноценные ханжи, которые «просто завидуют», а в тайне хотят причаститься тем же «жизненным радостям».

Однако эта ладная схема разом рушится в конце пьесы. К женщинам возвращается сам де Сад, долгие годы находившийся в тюремном заточении. Созданные маркизой и компанией «воздушные замки» и фантазийные схемы должны встретиться с реальностью. Выдуманный де Сад, достигший в умах женщин уровня Бога — вынужден будет столкнуться с де Садом реальным, прошедшим через настоящий разврат и понёсшим все его последствия.

Маркиза спрашивает у служанки: как выглядит пришедший реальный де Сад? Оказывается, что он стал облезлым, обрюзгшим, старым и больным. Женщины, слишком далеко зашедшие в прославлении порока, вынуждены прогнать своего героя — а вместе с ним и настоящие проблемы, идущие вслед за жизнью в разврате и грехе.

Окончательное разоблачение авторитета зла наступает в пьесе «Мой друг Гитлер». Эти слова твердит Эрнст Рём, глава штурмовых отрядов, бесконечно восхищённый нацистским вождём и верящим в его покровительство. Однако Гитлер у Мисимы — не хитрый и сильный политик, гнущий свою линию, готовый на предательство друзей для достижения цели. Он — слабый, бегущий от трудных решений человек, боящийся рисковать и закрывающий глаза на жертвы собственной нерешительности. Гитлер не желает идти на риск, чтобы спасти Рёма (и получить реальную власть) — он отсиживается, выжидает, готовится при первой возможности встать на сторону победителя (что, кстати, вполне соответствует реальной истории). Рисуемый образ «великого злого гения», «вождя нации» — оказывается фикцией, плодом возбуждённой фантазии. А, учитывая, что все герои поднимают Гитлера на флаг, чтобы оправдать грядущие нацистские зверства — образ этот служит ещё и для оправдания своих собственных пороков. Точно так же, как служит мнимое великолепие де Сада успокоению совести его любовниц.

В итоге, Мисима разоблачает оба положительных качества, которые пытаются приписать злу: красоту и силу. Де Сад — уродлив, Гитлер — слаб.

Зло и красота — две вещи несовместные

Но что же остаётся в мире без зла? Этому вопросу посвящён «Золотой храм». Главный герой — Мидзогути — становится послушником в храме Кинкакудзи. С детства он слышал рассказы о храме, рассматривал его изображения — в них храм представал чем-то прекрасным, возвышенным, идеальным. Увидев же своими глазами реальное сооружение, Мидзогути был разочарован. Храм показался ему старым, обветшалым, невзрачным. Однако прекрасный образ преследовал главного героя — со временем он стал проступать сквозь стены реальной постройки. Мидзогути снова стал очарован, он не мог отвести взгляда от храма — но постоянно чувствовал, что истинная красота всё ещё остаётся сокрытой от глаз.

Перед героем открылось два пути. Первый — добродетельный — олицетворялся наивным и добрым Цурукавой, встречи с которым осветляли сердце Мидзогути. Второй — путь лжи и порока — олицетворялся хромым как чёрт из народных сказок Касиваги, играющем на своём уродстве и признающем только веления плоти. В какой-то момент Цурукава совершает самоубийство из-за неразделённой любви, а затем оказывается, что он сам обращался за жизненными советами к Касиваги. Тогда Мидзогути делает выбор:

«…Дорога, ведущая к светлой поверхности жизни, мне заказана. А Касиваги впервые показал мне, что в жизни существует и еще один путь — окольный, с черного хода. На первый взгляд могло показаться, что путь этот ведет лишь к разрушению и гибели, но как богат он был неожиданными хитрыми поворотами, подлость он превращал в мужество; его следовало бы назвать алхимией, поскольку он регенерировал злодейство, возвращая его в исходное состояние — чистую энергию. Разве это была не настоящая жизнь? Она тоже шла своим чередом, претерпевала изменения, имела свои свершения, в конце концов ее тоже можно было лишиться! Безусловно, обычной ее не назовешь, но все необходимые атрибуты присутствовали и в ней. Если где-то там, за невидимой нашему глазу чертой, заранее определено, что всякое существование лишено цели и смысла, значит, жизнь, которой жил Касиваги, была ничем не хуже любой другой»

Так убеждает себя главный герой. Он признаёт правоту за добродетельным Цурукавой, но ставит зло Касиваги с ним в один ряд. Мол, есть путь добродетелей, а есть — ничуть не худший — путь порока. И то, и то даёт доступ к «настоящей жизни». И там, и там есть своё «мужество».

Правда, Мидзогути проговаривается: это так только при условии, что жизнь лишена цели и смысла. А главное — истинной красоты. Герой старается следовать советам Касиваги. Он пытается пуститься в разврат с разными встреченными им женщинами, но каждый раз перед его глазами возникает образ золотого храма, и Мидзогути оказывается вынужден отступить. Да и сам Касиваги — не Сатана из произведений Джона Мильтона: он мелочен, смешон, карикатурен. Реальное зло не дотягивает до той высокой оценки, которую даёт ему Мидзогути.

Наконец, главный герой понимает, что путь Касиваги не приведёт его к истинной красоте, олицетворяемой золотым храмом. Но, с другой стороны, пока в сердце жив идеальный образ храма — невозможно получить и те минимальные приземлённые наслаждения, которые сулит разврат. Герой разрывается между несбыточным счастьем, которое сулит храм, и мелкими радостями порока, достичь которые возможно, но только ценой отказа от храма.

Мидзогути сравнивает красоту с гнилым зубом, который «ноет, тянет, пронзает болью». Он принимает решение избавиться от храма, чьё существование не позволяет ему опуститься на дно жизни и довольствоваться тамошними удовольствиями. Накануне сожжения храма герою впервые удаётся предаться физической любви — но вместо живого тепла Мидзогути ощущает холод:

«Для этой женщины я был просто безымянным представителем породы мужчин. Я и помыслить не мог, что меня можно воспринимать таким образом… Это, безусловно, было приятно, но я никак не мог поверить, что такие чудесные вещи происходят со мной. Физическое наслаждение существовало где-то вне меня. Потом оно оборвалось. Я тут же отодвинулся от женщины и лег подбородком на подушку. Обритая голова мерзла, и я слегка похлопал по ней ладонью. Вдруг нахлынуло чувство заброшенности, но плакать не хотелось».

Герой внутренне объединяет жрицу любви и Касиваги. Их вид начинает внушать ему отвращение. Он видит, как на его любовницу садится муха: «Муха — спутница гниения, думал я. Значит ли это, что в Марико происходит процесс гниения? Может быть, и ее недоверчивость — признак этого недуга? Категоричный, абсолютный мир, в котором живет Марико, и визит мухи — я не мог понять, в чем связь между двумя этими явлениями».

Мидзогути приходится многое в себе сломать, но он, наконец, поджигает храм. Герой первоначально хотел сгореть вместе с ним, но ему это не удаётся. Смотря издалека на зарево и поднимающий дым, Мидзогути ощутил на душе лишь спокойствие. Произведение заканчивается утверждением: «Еще поживем». Однако ясно, что жизнь эта — уже и не жизнь вовсе. Это просто медленное гниение, как у Марико и Касиваги.

Ад и рай

Мисима считал себя обречённым идти по пути порока. Он пытался оправдать себя, выстраивая особую «эстетику зла». Но, будучи гением, Юкио увидел: реальный порок — мелочен и уродлив, он не может быть путём к истине. Измениться Мисима не смог, и ему оставалось лишь два варианта: либо отказаться от красоты и медленно загнивать. Либо — уничтожить себя. Юкио выбрал второе.

Жизнь и творчество великого японца утверждают: перед нами нет «компромиссного» пути. Мы не можем отказаться от «постного христианского счастья» и радоваться земной жизни, с её бесчисленными плотскими утехами. Попытка построить рай из порока и зла обречена на провал. Мы можем либо становиться лучше, нравственнее, человечнее, — либо деградировать и разлагаться, всю жизнь проведя в погоне за неким миражом удовольствия, так ни разу его не коснувшись.

К сожалению, это означает, что у нашего поколения совсем не остаётся выбора. Потребление и погоня за «успехом» — путь в никуда, в этом поборники морали и нравственности правы. Но есть ли у нас позитивная альтернатива? Сможем ли мы разрешить коллизию, жертвой которой стал Мисима? Это не вопрос для размышления. Это — колокол, звонящий по наши души, призывающий каждого на реальную борьбу.

Высоко искушение заглушить болезненность вопроса восхвалением зла. Однако на этом пути у человечества шанса нет. И мы обязаны следовать завещанию реальных людей, поднимавшихся на тревожный колокольный звон: «Нет ничего хуже, чем отказ от борьбы, когда борьба необходима».

Дмитрий Буянов

Япония > СМИ, ИТ > regnum.ru, 14 января 2017 > № 2041998


Финляндия > СМИ, ИТ > yle.fi, 14 января 2017 > № 2039623

Лучшие телевизионные программы прошлого года и люди, которые принимали участие в создании этих передач, были награждены премией Kultainen Venla («Золотая Венла») в пятницу вечером. Церемония прошла в Национальной опере.

Лучшим драматическим сериалом была признана криминальная драма Yle под названием Sorjonen. Вилле Виртанен и Ану Синисало, исполняющие главные роли, были признаны лучшим актером и лучшей актрисой.

Лучшим сериалом по мнению публики стал сериал про столичную больницу Syke.

Награду за многолетнюю деятельность в области телевидения получили легендарный ведущий новостей Yle Арви Линд и Пертти Хумппила за свою долгую карьеру на канале MTV.

- Я всегда работал серьезно и думаю, что эта премия – признание о том, что я сделал свою работу как следует. За премию я должен поблагодарить своих близких, хороших коллег в Yleisradio и спортивное общество для телевизионщиков Zoom, которое придавало мне силы, - сказал Линд в своей благодарственной речи.

Премию за лучший ток-шоу получила передача Marja Hintikka Live, в которой обсуждаются вопросы семейной жизни.

- Мы посвящаем эту премию всем финским мамам и папам, которые круглые сутки живут при запахе грязных подгузников. Вы делаете самую важную работу в мире. Вы воспитываете новое поколение. Относитесь к себе с милосердием, хвалите себя иногда и говорите «я всё делаю хорошо», - с улыбкой заявила Марья Хинтикка.

Лучшим музыкальным шоу стал SuomiLOVE, лучшей комедийной программой Noin viikon uutiset, а лучшей развлекательной передачей – Sohvaperunat, в которой простые люди сидят на диване, смотрят телевизор и обсуждают телепередачи. Лучшей программой для детей и молодежи был признан сериал Sekaisin, который с юмором затрагивает тяжелую тему: психические заболевания.

Получая премию, ведущий передачи о новостях Noin viikon uutiset Юкка Линдстрём поблагодарил финских политиков.

- Когда мы около двух с половиной лет назад начинали программу Noin viikon uutiset, мы думали, можно ли вообще делать такую передачу, это казалось нам сложным. Я хочу поблагодарить Юху Сипиля, Тимо Сойни, Александера Стубба и Петтери Орпо за то, что они сильно облегчили нашу задачу.

Программы и ведущие общественной телерадиокомпании Yle получили в общей сложности 10 наград Kultainen Venla.

Финляндия > СМИ, ИТ > yle.fi, 14 января 2017 > № 2039623


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > dw.de, 14 января 2017 > № 2036368

Члены Американского ПЕН-центра высказались в поддержку коллег из российского отделения международной неправительственной организации профессиональных литераторов, исключенными из организации или покинувшими ее в знак протеста. Об этом говорится в заявлении, размещенном на сайте Pen America.

"Американский ПЕН-центр выражает солидарность с российскими писателями, которые разделяют наши идеалы и идеалы хартии ПЕН-клуба по активной защите свободы слова и других прав человека, а также с беспокойством следит за недавними событиями, заставившими видных членов Русского ПЕН-центра выйти из его состава в знак протеста", - подчеркивается в документе, обнародованном в четверг, 12 января.

По мнению исполнительного директора базирующегося в Нью-Йорке отделения организации Сьюзан Носсел, "сейчас как никогда важно, чтобы американские и российские писатели сплотились для защиты свободы слова, разнообразия мнений и правды". Носсел выразила восхищение писателями из России, которые осознанно встали на защиту "независимости суждений и открытых дискуссий".

Раскол в Русском ПЕН-центре

10 января вступило в силу принятое исполнительным комитетом организации 28 декабря 2016 года решение об исключении из состава Русского ПЕН-центра одного из основателей сообщества "Диссернет", журналиста Сергея Пархоменко. По его словам, непосредственным поводом для исключения стала его публикация про "позор, который постиг Русский ПЕН-Центр, когда его начальники принялись публично отказываться от заявления в поддержку Олега Сенцова".

После исключения Пархоменко о своем выходе из состава Русского ПЕН-центра заявили известный российский поэт, публицист и эссеист Лев Рубинштейн, лауреат Нобелевской премии по литературе Светлана Алексиевич, поэтесса Ольга Седакова, переводчик и писатель Борис Акунин (Григорий Чхартишвили) и другие.

В поддержку Сенцова

Члены Русского ПЕН-центра подписали в конце декабря 2016 года обращение к президенту РФ Владимиру Путину с просьбой о помиловании украинского режиссера Олега Сенцова, приговоренного к 20 годам заключения в российской колонии. Свои подписи под документом поставили более 60 человек. В ответ пресс-служба ПЕН-центра заявила, что обращение - инициатива "либеральных оппозиционеров", находящихся в конфликте с исполкомом и президентом организации.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > dw.de, 14 января 2017 > № 2036368


Китай. Франция > СМИ, ИТ > russian.china.org.cn, 14 января 2017 > № 2036045

В пятницу в Национальном музее Китая в Пекине открылась выставка экспонатов из коллекции Лувра. В экспозиции 126 предметов искусства.

Посетители выставки смогут не только ознакомиться с творениями мастеров -- начиная с артефактов времен Древнего Египта и до ХIХ века, но и познакомиться с историей самого Лувра -- с ХII века и вплоть до наших дней.

Министр культуры КНР Ло Шуган отметил, что обмены и сотрудничество между музеями Китая и Франции демонстрируют уважение сторон к желанию защищать культурное многообразие мира.

Выставка в Национальном музее Китая и взаимодействие с Лувром позволят расширить взаимопонимание сторон в вопросах культуры и обменов по защите культурного наследия, сказал директор Лувра Жан-Люк Мартинес.

Выставка продлится до 31 марта.

Китай. Франция > СМИ, ИТ > russian.china.org.cn, 14 января 2017 > № 2036045


Россия > СМИ, ИТ > ria.ru, 13 января 2017 > № 2040687

Уважаемые сотрудники средств массовой информации!

Примите сердечные поздравления с профессиональным праздником - Днем российской печати!

История отечественной печати полна выдающимися изданиями, талантливыми журналистами и редакторами, издателями и организаторами печатного дела. Журналисты – наиболее неравнодушная часть нашего общества. Российских журналистов всегда отличала активная гражданская позиция, любовь к избранному делу, огромное желание донести до аудитории новые знания, вера в лучшее будущее для страны и граждан.

Более чем 300-летней историей российской печати мы можем по праву гордиться!

Сегодня журналистика меняется – и содержательно, и по форме. Мы живем в эпоху перехода от бумажных носителей печатного слова к электронным. Появляются новые форматы и жанры, способы подачи журналистских материалов. Нарастает процесс конвергенции печатного, аудио и видеоформатов.

Все это никак не ослабляет силу слова, не снижает ответственность журналиста за сказанное и написанное. Напротив, в условиях, когда интернет дал возможность высказываться всем и каждому, слово профессионалов своего дела звучит как никогда сильно и убедительно.

Желаем всем причастным к сегодняшнему празднику здоровья, счастья, неиссякаемой творческой энергии, интересных тем и сюжетов.

Пусть ваши материалы пользуются неизменным интересом миллионов преданных читателей!

С праздником!

Россия > СМИ, ИТ > ria.ru, 13 января 2017 > № 2040687


Финляндия > СМИ, ИТ > yle.fi, 13 января 2017 > № 2039602

В Хельсинки начались гастроли всемирно известного академического театра балета Бориса Эйфмана. Зрители финской столицы увидят две, пожалуй, самых известных и популярных постановки Эйфмана - «Чайковский. PRO et CONTRA» и «Роден». В интервью русской службе Yle Борис Эйфман и ведущий солист балета Олег Габышев рассказали о том, что происходит в закулисье балетного театра.

– Борис Яковлевич, «Чайковский. PRO et CONTRA», с которым ваша труппа приехала в Хельсинки, - это переосмысление вашего балета «Чайковский», созданного еще в девяностые годы. Что изменилось в постановке нового тысячелетия?

- «Чайковский», которого я поставил в 1993 году, - это балет двадцатого века во всех отношениях: в плане хореографии, технологии сцены и моих собственных возможностей для реализации творческих фантазий. Сегодня у меня совсем другой театр. Он обладает мощными профессиональными и технологическими возможностями для создания спектакля двадцать первого века. Поэтому «Чайковский. PRO et CONTRA» серьезно отличается от предыдущей версии. Мы имеем новую хореографию, которая отвечает всем требованиям нашего времени, на сцену выходит новое поколение солистов, которые реализуют любую фантазию хореографа. Боле того, эти танцовщики еще более глубоко проникают в соединение пластики и эмоции, они способны более тонко выразить внутренний мир человека, который мы стремимся раскрыть через хореографию. «Чайковский. PRO et CONTRA», который мы впервые показываем вне России, является квинтэссенцией тех сорокалетних поисков, которые вел наш театр.

- У вас довольно жесткие критерии при отборе танцовщиков в труппу. Насколько тяжело бывает найти необходимый типаж, особенно при условии определенного недостатка балетных кадров в России?

- Проблема творческих кадров сейчас – это мировая проблема. Количество балетных школ увеличивается, а проблема остается и, более того, – разрастается. Сейчас даже в лучших театрах мира, американских и европейских, есть дефицит хороших балетных солистов. Не случайно мы открыли свою академию танца, которая со временем, надеюсь, начнет давать нам артистов, отвечающих требованиям современного балетного искусства. Для того, чтобы развивать новейшие театральные идеи, мы нуждаемся в новом поколении универсальных артистов балета.

- В мае этого года у вас начинаются большие гастроли в Америке. Как вам кажется, повлияла ли изменившаяся в последнее время геополитическая ситуация на то, как вас воспринимает западная аудитория?

- В 2015 году, когда был пик обоюдного политического непонимания и конфронтации, мы были на гастролях в США. Я очень волновался тогда перед турне. Но искусство балета – это открытые эмоции, направленные прямо в душу человека. Публика, будь она американская или азиатская, не может не откликнуться на искусство. Когда зрители смотрят наш спектакль, они должны забывать обо всем. Это наша задача. Зрители в зале должны забыть политику, забыть свои жизненные проблемы, погрузиться в наш мир и уйти из зала обогащенными нашими эмоциями. Сегодня заставить человека оторваться от интернета, заплатить деньги за билет и пойти смотреть балет – это очень тяжело. К нам приходит зритель, которому необходимы наши эмоции и красота. С этой задачей мы справляемся – где бы мы ни гастролировали, мы собираем полные залы. Те два часа, когда мы общаемся с аудиторией, это чистая радость постижения современного русского балета.

- Вы не первый раз в Финляндии. Как принимает вас финская публика? С каким настроением вы приехали в этот раз?

- Финская публика мне уже знакома, поэтому я ожидаю, что наше с ней взаимопонимание, даже взаимочувствование, продолжатся и дальше. Мы покажем «Чайковский. PRO et CONTRA», который является нашей последней премьерой, через день наступит очередь «Родена». Оба балета – это наши бестселлеры. Мы привезли наши лучшие спектакли и звездных солистов. Мы приехали показать высокое искусство, и я надеюсь, что финские любители балета получат то, ради чего пришли к нам, и ради чего мы приехали к вам!

Олег Габышев танцует ведущие партии в обоих балетах, которые увидит финская аудитория.

- Олег, насколько тяжела как в физическом, так и в психологическом плане партия Чайковского?

- Эта роль действительно очень наполненная как в эмоциональном, так и в физическом отношении. Помогают ежедневные репетиции, после которых появляется внутренняя свобода, дающая возможность танцевать. Это достигается за счет постановочного процесса, который длится фактически весь год. Балет становится родным, бесконечно близким, и ты буквально купаешься в хореографии и музыке. Гениальная музыка Чайковского вдохновляет не только ведущих артистов, но и весь театр.

- Насколько сложным или простым является для вас процесс вживания в роль реальной исторической личности?

- Это очень большая ответственность. Ты иллюстрируешь своим движением не литературного персонажа, а всемирно известную личность, подчас – национального героя. Для нас, русских, Чайковский – это герой. Поэтому ответственность за трактовку характера лежит в первую очередь на исполнителе роли. Вжиться в роль помогают, например, письма Чайковского, его записки, размышления – и музыка, конечно. Разумеется, помогают все те подсказки, которые дает нам Б. Я. Эйфман. На прогонах он поправляет и корректирует наши действия буквально до последнего момента – балет все время живет и находиться в движении. Балет – не статичен, он изменчив, и именно это всегда будет привлекать к нему зрителей.

- Постановки Эйфмана – очень эмоциональные, страстные. А вы сами – экспрессивный, эмоциональный человек?

- Да! Очень! Мне кажется, я нашел свой театр: здесь все совпало, и моя собственная эмоциональная натура, и концепция нашего балета. Я получаю массу удовольствия от исполнения своих ролей на сцене. Все сложилось самым лучшим образом.

Lioubov Shalygina

Финляндия > СМИ, ИТ > yle.fi, 13 января 2017 > № 2039602


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 13 января 2017 > № 2038012

Фестиваль «Оттепель: лицом к будущему» откроется в Музее Москвы

Образовательную программу начнёт лекционный цикл из пяти междисциплинарных блоков, в ходе которого профессионалы расскажут, как повлияла оттепель на архитектуру, быт и жизнь страны в целом.

Фестиваль «Оттепель: лицом к будущему» откроется 19 января в лектории Музея Москвы. Для его проведения объединились Музей Москвы, Государственная Третьяковская галерея, Государственный музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина и Парк Горького. Мероприятия фестиваля пройдут на разных площадках и продлятся до июня.

Начнёт образовательную программу лекционный цикл из пяти междисциплинарных блоков: «Город», «Квартира», «НИИ», «Физики и лирики» и «Фестиваль». Профессионалы расскажут, как повлияла оттепель на архитектуру, быт и жизнь страны в целом.

«Город»

Дата: 19 января

Время: 19:00–20:00

Как менялось городское пространство во время оттепели, какие появились архитектурные планы, что такое массовое индустриальное строительство, как развивался транспорт, какой показывали Москву в отечественном кино — об этом и многом другом расскажут на лекции, открывающей фестиваль. Её прочтут историк архитектуры, директор по исследованиям Института модернизма, один из авторов книги «Москва: архитектура советского модернизма. 1955–1991», доцент факультета социальных наук НИУ ВШЭ Роман Абрамов и кинокритик, ведущий научный сотрудник НИИ киноискусства Андрей Шемякин.

«Квартира»

Дата: 26 января

Время: 19:00–20:00

Легендарные шестидесятники, их быт, будни, квартирный вопрос, семейные отношения, личное пространство, выставки неофициального искусства — обо всём этом поговорят на лекции «Квартира». Её прочтут историк искусства и дизайна, преподаватель Школы дизайна НИУ ВШЭ Артём Дежурко, кандидат филологических наук доцент Высшей школы европейских культур РГГУ Татьяна Дашкова, искусствовед, заместитель заведующего отделом искусства XIX–XX веков Государственного музея изобразительных искусств имени А.С. Пушкина Александра Данилова.

«НИИ»

Дата: 2 февраля

Время: 19:00–20:00

На этой лекции слушатели узнают о развитии научных исследований, создании Всесоюзного научно-исследовательского института технической эстетики, достижениях в атомной энергетике, ракетостроении, освоении космоса и других сферах.

Лекторами выступят кандидат искусствоведения, историк архитектуры, директор Института модернизма Ольга Казакова, кандидат исторических наук научный сотрудник Политехнического музея Анна Котомина и дизайнер, директор Московского музея дизайна Александра Санькова.

«Физики и лирики»

Дата: 9 февраля

Время: 19:00–20:00

Оттепель дала колоссальный скачок развитию культуры: поэзия в Политехническом музее, бардовская песня, самиздат, андеграунд… Об этих и других феноменах 60-х расскажут социолог, заместитель директора Центра современной философии и социальных наук философского факультета МГУ, редактор журнала «Логос» Александр Бикбов, кандидат исторических наук, младший научный сотрудник кафедры отечественной истории XX–XXI веков исторического факультета МГУ Ольга Герасимова и литературовед, доцент отделения культурологии философского факультета НИУ ВШЭ Илья Кукулин.

«Фестиваль»

Дата: 16 февраля

Время: 19:00–20:00

Международные мероприятия, фестивали и выставки времён оттепели превратили столицу в центр культурной жизни. Московский кинофестиваль, VI Всемирный фестиваль молодёжи и студентов, американская промышленная выставка в Сокольниках, открытие театра «Современник» стали знаковыми событиями. О них и пойдёт речь на лекции «Фестиваль».

Вход на лекции платный — 200 рублей (100 рублей — льготный). Абонемент на весь цикл — 800 рублей.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 13 января 2017 > № 2038012


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 13 января 2017 > № 2037790

Желающие смогут осмотреть экспозиции Музея обороны, «Садового кольца», посетить краеведческий музей «Дом на Набережной», Музей космонавтики и мемориальные квартиры знаменитых людей.

В столице утверждён список музеев, которые можно посещать бесплатно каждое третье воскресенье месяца в 2017 году. Всего в акции примут участие 40 учреждений.

Посетителей ждут мемориальные квартиры Андрея Белого, Михаила Булгакова и Александра Скрябина, дома-музеи Александра Островского и Сергея Есенина. Все желающие смогут изучить историю в Музее обороны Москвы, музее «Садовое кольцо», а также посетить «Дом на Набережной» и Музей космонавтики.

Учреждения, участвующие в акции:

— музейное объединение «Музей Москвы»;

— Государственный музей обороны Москвы;

— музей-панорама «Бородинская битва»;

— Музей Зеленограда;

— Дом русского зарубежья имени Александра Солженицына;

— Музейный комплекс «История танка Т-34»;

— Музей истории ГУЛАГа;

— музей «Садовое кольцо»;

— Московский государственный объединённый музей-заповедник;

— Государственный историко-архитектурный, художественный и ландшафтный музей-заповедник «Царицыно»;

— Государственный музей керамики и усадьба Кусково XVIII века;

— Государственный музей А.С. Пушкина;

— Дом-музей Марины Цветаевой;

— Московский государственный музей С.А. Есенина;

— Государственный музей — гуманитарный центр «Преодоление» имени Н.А. Островского;

— Московский литературный музей — центр К.Г. Паустовского;

— Музей М.А. Булгакова;

— Государственный культурный центр — музей В.С. Высоцкого;

— Музей В.А. Тропинина и московских художников его времени;

— Московская государственная картинная галерея народного художника СССР Ильи Глазунова;

— Московская государственная картинная галерея народного художника СССР А.М. Шилова;

— Московский государственный музей «Дом Бурганова»;

— Музей русского лубка и наивного искусства;

— Московский музей современного искусства;

— Мемориальный музей космонавтики;

— Государственный Дарвиновский музей;

— Государственный биологический музей имени К.А. Тимирязева;

— Мемориальный музей А.Н. Скрябина;

— музейно-выставочный центр «Музей моды»;

— музейно-выставочное объединение «Манеж»;

— объединение «Выставочные залы Москвы»;

— Государственный выставочный зал истории войны в Афганистане;

— выставочный зал «Солянка ВПА»;

— выставочный зал «Тушино»;

— выставочный зал «Галерея А3».

Также в акции примут участие учреждения, не являющиеся чисто музейными организациями. Свободный доступ к своим экспозициям предоставят:

— Дом Н.В. Гоголя — мемориальный музей и научная библиотека;

— музейно-парковый комплекс «Северное Тушино»;

— Центральный парк культуры и отдыха имени М. Горького;

— Московская государственная специализированная школа акварели Сергея Андрияки с музейно-выставочным комплексом;

— киноклуб-музей «Эльдар».

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 13 января 2017 > № 2037790


Россия > СМИ, ИТ > zavtra.ru, 13 января 2017 > № 2036712

 Чего изволите-с? или Какая журналистика нам нужна

Быть ли печатной газете в 21 веке, а если быть - то какой? Да и, собственно, кем сегодня является журналист?

Валентина Корзунова

Газеты ожидает неминуемая смерть. Если и не смерть, то жалкое прозябание. Если и не прозябание, то прогибание.

Иначе говоря, журналисты превратятся в банальную прислугу от информации, а это, в конечном итоге, возвращает нас к изначальной посылке – газеты ожидает неминуемая смерть.

Вкратце именно таким образом можно обозначить суть дискуссии, развернувшейся вокруг печатных СМИ в последние лет двадцать.

Доводы в пользу теории газетной смерти базируются на банальном уровне либерально-капиталистической системы, суть которого можно обозначить сакраментальным: «Кто девушку обедает, тот и танцует». Элементарный рыночный подход утверждает: выгоднее всего «танцевать» ту девушку, которая согласна на наиболее дешёвый обед. А так как интернет менее затратен, чем выпуск бумажного экземпляра, то выбор в пользу первого варианта. Словом, долой бумагу, даешь – цифровые технологии!

Второй рыночный закон говорит – кто платит, тот и заказывает музыку. Поэтому, долой СМИ авторские, да здравствуют СМИ, ублажающие потребителя. Таким образом, журналист низводится на уровень пресловутой девушки, главная задача которой состоит в умении наилучшим образом станцевать с хозяином.

Больше того, с этической точки зрения уже не важно, кто именно заказывает музыку, главное – вопрос оплаты, и следовательно, понятие верности становится совершенно ситуативным, и будет оправдано, если вчера, скажем, журналист работал на Березовского, сегодня - на Путина, завтра станет писать для Меркель, а послезавтра, глядишь, и на Ким Чен Ына. Правда, в таком случае вторую древнейшую профессию впору переименовывать в первую, только в более подлом варианте. Но ведь:

И что душа?

- Прошлогодний снег!

А глядишь - пронесет

и так!

В наш атомный век,

в наш каменный век,

На совесть цена пятак!

И кому оно нужно,

это добро,

Если всем дорога -

в золу...

Так давай же, бери,

старина, перо

И вот здесь распишись,

в углу!

(А.Галич)

«Смысл работы журналиста — в создании конкуренции, а смысл конкуренции — в том, чтобы состязательность идей и альтернативных сценариев будущего ускоряла общественный прогресс и улучшала качество жизни людей», - пишет основатель и руководитель проекта TheQuestion Тоня Самсонова, бывшая журналистка «Эхо Москвы» и «Дождя», персона – весьма известная в медийном пространстве.

Можно было бы сказать вслед за Герценым, мол, мало ли кто что пишет, вопрос в ином – читают ли это? Но беда-то в том, что огромное количество журналистов совершенно согласно с тем, что «журналиста могут танцевать все, кто бросит кость на обед». Что чуть ли не в профессиональный кодекс можно записывать параграф: «Журналист журналисту волк». А главный смысл профессии в том, чтобы найти хозяина побогаче и продасться ему подороже. А как же иначе – рынок! Лишь он царь и Бог современного общества потребления.

Пишу эти строчки, а в голове вертятся слова поэта 19 века Иннокентия Омулевского:

Да! Самый гибельный

разврат.

Какого в мире

нет гнуснее —

Разврат пера, —

когда вредят

С недобрым

умыслом идее…

Деньги…

Что ж тут спорить, без них в нашем мире прожить невозможно. Без них не накормишь журналиста, не выпустишь газету, не заплатишь налоги государству. Вот только сводить всё к законам рынка и любимому современными либералами обществу потребления равнозначно признанию: «Извини, Бог. Мы не справились. Уходим с арены. Человек рынка – уже не человек, а так – прилагательное к системе пищеварения».

Веками лучшие умы Земли бились над попыткой ответить на вопросы смысла жизни, призвания человека, совести и морали. Либералы века 19-го искали лазейки для свободы личности, либералы же 21 века свели свободу к количеству денежных знаков.

Да, и тогда были те, кто мерилом жизненного успеха считал уровень доходов, и сейчас есть люди, для которых важна не набитая сума, а то, что зовётся совестью, душой. Вот только вопрос пропорций покоя не даёт.

Нынешние бонзы от журналистики утверждают – чтобы выжить, СМИ должны иметь покупателей, а значит, продавать в первую очередь то, что больше всего желает народ. Хочет страшилок и катастроф? Так мы ему обеспечим с утра до вечера непрерывную программу «Чрезвычайное происшествие»! Не хочет об интеллектуальном и сложном слышать? Так задвинем культуру с наукой и техникой на задворки, да так, чтоб не пробились невзначай! А кому не нравится – так, как говорила одна из знакомых редакторов: «Пишите заявление. Мы тут же на улице еще лучших журналистов найдем».

И что уж греха таить, немало журналистов поддалось этой теории, мол, мейнстрим – так мейнстрим, куда деваться. Есть наказ – так будем давить коллег, чтоб забраться повыше, писать лишь то, что хочет прочитать большинство. Ни конфликтов, ни мыслей, ни духовности – вечный «Дом 2» в различных вариациях.

Но… живёт и здравствует, невзирая на все рыночные мейнстримы, «Литературная газета». Не сдается капиталу Проханов со своей невыгодной газетой «Завтра». Пишет в сибирской глухой деревеньке прозу и стихи некоммерческий, а значит и «неправильный», Михаил Тарковский. Продолжают дело Герцена и Достоевского, Короленко и Александра Зиновьева тысячи людей, для которых слова честь, совесть, разум и справедливость не стали пустыми и ненужными понятиями.

Пусть они стоят на разных позициях и отстаивают различные взгляды. Хорошо, что именно на разных платформах они стоят. Ведь если б в 19 веке были одни лишь Тургеневы или одни лишь Герцены, да даже, если б одни лишь Достоевские – то не получила бы Россия ни «золотого», ни «серебряного» века. Только столкновение мыслей, идей рождает новое, будит разум, стремление выскочить за привычные рамки и посмотреть, а что там, за пределами.

Впрочем, сводить все проблемы к существующему общественно-политическому строю, это значит признать собственное поражение, мол, я-то хороший, умный, белый и пушистый, это всё строй виноват. Как там у Булгакова: «Обыкновенные люди… В общем, напоминают прежних... квартирный вопрос только испортил их».

У Михаила Афанасьевича квартирный вопрос людей испортил, у нас – капитализм. В общем – никто не виноват. Зачем сопротивляться, когда плыть по течению удобнее? Зачем нагружать мозги, когда можно питаться интеллектуальной размазней? Зачем гнить на нерчинской каторге Чернышевским, когда можно успешно жить средним писателем в «Московских ведомостях» у Каткова?

Обыкновенная леность возносится на уровень добродетели, а сопротивление среде низводится на уровень смешного и странного, словом, не заслуживающим внимания «правильного человека».

А отсюда маленький шажок в сторону превращения человека разумного в человека-функцию. Ведь так жить гораздо проще, экономически выгоднее и энергетически менее затратно. По сути, ведь функция не живет, а осуществляет программу, заложенную создателем. Ей не надо думать, за неё уже всё решили, её задача - достойно реализовывать алгоритм. Этакая воплощенная наяву идея писателей-фантастов: мир человечков-функций, где каждый представитель профессии максимальным образом предназначен для выполнения своей задачи.

Может показаться, что ж тут страшного, напротив, просто замечательно! Всегда улыбчивый и вежливый продавец, трезвый и аккуратный сантехник, благодушно-радостный воспитатель…

Вот только функции-врачу пациент безразличен, в предельном варианте: доктор сказал: «В морг», значит, в морг.

Многому ли научит учитель-функционер, вся задача которого сведётся к элементарной перекачке некоторого объема знаний в голову ученика, но никак не научения владению этим знанием, пониманию процессов, изменению методики под каждого ребёнка.

Точно так же назначено место журналисту-функционеру. Он станет лишь вариантом ретранслятора событий, но никак не их толкователем, аналитиком, по меньшей мере, активным соучастником, который, возможно, вопреки собственному благополучию ввяжется в борьбу за интересы героя своей публикации.

Издавна вершиной журналистики считались публицисты и аналитики, люди способные подняться над темой, взглянуть со стороны. Теперь же главным становится репортёр. Тот, кто, скажем, быстрее всех найдет родственников людей, погибших в катастрофе, и успешнее их расспросит о тайнах жизни умерших, желательно, раскрывая при этом какой-нибудь семейный скандальчик, чтоб публике было что посмаковать. Но не тот, кто станет задаваться вопросом – нравственно ли зарабатывать на памяти ушедших, морально ли превращать трагедию в шоу. Не тот, кто станет взывать к совести. Такому публицисту живо укажут на место, мол, народ требует хлеба и зрелищ! А так как народ кормит СМИ, то задача сотрудника - потрафлять чаяниям, иначе – брысь на улицу, пополняй ряды безработных совестливых чудаков и не мешай зарабатывать деньги.

Но… Я уверена, что, несмотря на подсчёты рейтингов и соцопросы, в каждом из нас живут читатель и зритель, желающие услышать спорные мнения, а не только те, что услаждают своё эго. В душе осталось стремление к правде, справедливости и чести. И в будущем останется достаточно места для настоящей, не ручной журналистики. Для настоящих бумажных газет, которые беря в руки, словно пожимаешь ладонь старого друга. Я имею право утверждать это – не как человек, создающий газетные тексты, тут как раз можно и заблуждаться. Но как читатель газет, с интересом выискивающий в свежих номерах материалы непримиримой Ульяны Скобейды и язвительного Александра Кондрашова, резкой в оценках Галины Сапожниковой и ироничного до сарказма Олега Пухнавцева, всех тех журналистов, для которых профессия больше, чем ремесло.

Россия > СМИ, ИТ > zavtra.ru, 13 января 2017 > № 2036712


Россия. Весь мир > СМИ, ИТ > zavtra.ru, 13 января 2017 > № 2036615

 Избыток информации

проблема XXI века

Алексей Анпилогов

Крупнейшая онлайн-энциклопедия, Википедия, уже разрослась до столь внушительных размеров, что значительная часть её страниц фактически заброшена, десятилетиями не подвергаясь никаким обновлениям. Например, информацию о министре энергетики Бурунди никто не редактировал с 8 февраля 2008 года, хотя за это время в Бурунди уже сменилось несколько чиновников на этом посту, а англоязычную информацию о деревне Lukovitsy в Тульской области никто не обновлял с 15 февраля 2009 года, хотя русская статья о Луковицах постоянно дополняется и редактируется. Для поддержки внимания к такого рода "информационным артефактам" в структуре Википедии ещё в 2006 году был создан отдельный проект — "Заброшенные страницы", однако и он пал жертвой забвения: к началу 2017 года проект числится в категории "малоактивных", что показывает мизерный интерес к его развитию у пользователей Википедии.

Такой эффект "информационного забвения", наблюдаемый в глобальной сети Интернет, отнюдь не нов: человеческие цивилизации не раз попадали в ситуацию, когда их знания и умения испытывали глубокую деградацию, обычно на фоне войн, революций или даже столетий "тёмных веков", как это происходило во время катастрофы Бронзового века или же после краха Римской империи. В такие моменты истории и в самом деле "слово начинало стоить очень дорого", а жизнь книгочея и писца — слишком дёшево. Горели библиотеки, исчезали папирусы и манускрипты, погибали целые научные школы, а подвижники-одиночки пытались пронести огонь знания через тёмные времена.

Однако впервые в нашей человеческой истории мы столкнулись с иным феноменом: сегодняшний кризис информационного забвения связан не с недостатком или с недоступностью знаний и сведений — но, скорее, с их глобальным перепроизводством. В современном мире каждый день возникает просто-таки громадное количество информации, но большая часть её носит преходящий и скоротечный характер. Любое, даже малозначительное и проходное событие снабжается массой комментариев, оценок, фотографий очевидцев или даже репортажей профессиональных журналистов и любителей-блогеров. Сегодня за один день среднестатистический обыватель продуцирует большее число информационных поводов, чем житель середины XX века производил за полноценный год своей жизни. Однако, стали ли мы от этой информации умнее или богаче? Скорее — нет. Большая часть этих "луков", "лайков" или "перепостов" интересна только тем, кто эту информацию создал и выложил в глобальную Сеть, а даже тот, кто отметил или переразместил у себя на сайте или в блоге "мегаинтересную" статью, уже не вспомнит о ней даже через неделю.

Однако эта информация никуда не исчезает. Этот исполинский "девятый вал" псевдо-всезнания размывает и уничтожает настоящее знание, настоящее понимание окружающего мира, без которого любой человек становится лишь безвольной марионеткой, которая каждый раз дёргается в рамках условного рефлекса на следующий "информационный повод". Практически вся современная жизнь становится похожей на лоскутное одеяло, когда и эмоциональное, и сознательное восприятие события привязывается к формату "нашёл—прочитал—понял—забыл—побежал дальше". Сознание нынешнего "идеального пользователя" уже давным-давно приучено лишь к формату "текста на 146 символов", а ещё лучше — к впечатляющей картинке в Instagram, которую можно окинуть взглядом за ту долю секунды, которая есть в общем потоке из сотни картинок в час, что сваливаются в обычную "ленту друзей" даже самого среднестатистического обывателя.

Конечно же, такой кризис восприятия, сопутствующий кризису забвения, потребует уже в ближайшее время каких-то механизмов борьбы с ним. Ведь в нашей жизни есть масса процессов и умений, которые категорически не приемлют такого "клипового" подхода к себе. Можно списать ответы на школьную контрольную из Интернета — тем более, что большую часть таких контрольных уже почему-то адаптируют к безликому "тесту", с выбором возможных вариантов из стандартных ответов. Но такой подход никогда не даст вам понимания тригонометрии или правил русского языка — ученик так и будет безграмотным неучем, не знающим основ математики. Можно прочитать в Сети, как приготовить пирог или салат оливье — но, скорее всего, вкусное блюдо у хозяйки получится отнюдь не с первого раза. Можно надеяться, что оператор на АЭС вовремя распознает нештатный режим работы реактора — но лучше, опять-таки, не думать, что он в критический момент решит "понять в Интернете, что же ему делать дальше".

Скорее всего, уже в ближайшее время мы будем жить в ином мире — в мире, где большую часть совокупного знания будет хранить искусственный разум. Именно тот, который уже сегодня всё-таки выдаёт вам в начале поиска по любому слову сперва статью из Википедии, а потом уже пустые записи из личных блогов малоизвестных людей. Но это же означает и то, что рядом с таким разумом всё равно должен остаться человек разумный. Глаза — врут, память — подводит, Интернет — пуст и полон одновременно. Пользуйтесь мозгом, он вам выдан не только для "лайков" в Сети…

Россия. Весь мир > СМИ, ИТ > zavtra.ru, 13 января 2017 > № 2036615


Россия > СМИ, ИТ > ria.ru, 13 января 2017 > № 2036225

"Викинг" стал первым российским фильмом в топ-10 лидеров мирового проката. Кинокритик Романа Григорьев в эфире радио Sputnik назвал это серьезным успехом отечественного кинематографа.

Историческая сага "Викинг" режиссера Андрея Кравчука вошла в топ-10 лидеров кассовых сборов мирового кинопроката, сообщили в Роскино.

"Впервые в истории нашей киноиндустрии российский фильм вошел в топ-10 лидеров кассовых сборов мирового кинотеатрального проката. Заработав за прошедший уикэнд $6,7 миллиона (около 402 миллионов рублей) в 2600 кинотеатрах России, а также в трех странах Прибалтики, блокбастер "Викинг" (режиссер Андрей Кравчук, продюсеры Константин Эрнст, Анатолий Максимов) опередил по кассовым сборам американскую драму "Призрачная красота"", – говорится в сообщении.

По данным Роскино, фильм "Призрачная красота" с участием одного из самых высокорентабельных актеров Голливуда Уилла Смита демонстрировался в 49 странах, собрав $6,6 миллиона (около 396 миллионов рублей) за выходные, тогда как "Викинг" – всего в четырех странах собрал за выходные $6,7 миллиона.

Работа над фильмом "Викинг" продолжалась более семи лет. Для съемок было построено несколько декорационных комплексов, сшито более 1,5 тысячи оригинальных костюмов, создано более 800 планов компьютерной графики. В основу исторической саги легли события "Повести временных лет". Роли в фильме исполнили Данила Козловский, Светлана Ходченкова, Максим Суханов, Игорь Петренко.

Картина в прокате с 29 декабря.

По словам кинокритика, радиоведущего Романа Григорьева, отечественный кинематограф можно поздравить с серьезным успехом.

"Фильм действительно добился внушительной кассы. Это один из немногих примеров того, что российская высокобюджетная картина может себя окупить. Фильм понравился, можно поздравить российский кинематограф. Ведь мы так долго его "пинали" и списывали со счетов. Будем считать, что это был "волшебный импульс" на развитие. И думаю, что новость об успехе фильма в прокате подстегнет новых зрителей, которые еще не посмотрели "Викинга", на посещение кинотеатров. Тем более, что есть две версии для просмотра: 12+ (для семейной аудитории) и 18+. Это тоже, кстати, привлекло внимание людей к картине", – сказал Роман Григорьев в эфире радио Sputnik.

Ранее сообщалось, что исторической сагой "Викинг" заинтересовались Китай, Латинская Америка и США. По мнению Романа Григорьева, успех фильма обеспечен прежде всего в Китае.

"Думаю, что в силу установившихся добрососедских отношений с Китаем, наших культурных связей, там можно ожидать хорошего проката. А дальше можно рассчитывать на высокие цифры от проката в электронных кинотеатрах, в том числе зарубежных", – считает кинокритик.

Россия > СМИ, ИТ > ria.ru, 13 января 2017 > № 2036225


Россия > СМИ, ИТ > ria.ru, 13 января 2017 > № 2036196

Лучшим российским фильмом 2016 года по версии Гильдии кинокритиков и киноведов стала картина Андрея Кончаловского "Рай", выдвинутая от России на премию "Оскар", Кончаловский также признан лучшим режиссером, передает корреспондент РИА Новости.

Вручение премии Гильдии "Белый слон" проходило в московском Доме кино в пятницу.

"Я не знаю, почему все так возбуждены по поводу "Оскара", не самый главный приз на свете, но маркетинг есть маркетинг", — сказал Кончаловский, получая призы.

Режиссер отметил, что "Белый слон" — самый дорогой приз для него, "приз от родной русской критики". "Действительно дорогой, потому что он подтвердил идею, которая пришла мне в голову после 50 лет работы в кино: мы не совсем знаем, что такое язык кино, он безграничен, надо иметь смелость сказать себе, что я не знаю, что такое язык, и постараться что-то еще обнаружить", — сказал Кончаловский.

Лауреаты премии

Лучшей актрисой Гильдия признала исполнительницу главной роли в фильме "Зоология" Наталью Павленкову. "Белого слона" за лучшую мужскую роль получил Тимофей Трибунцев ("Монах и бес"). Премией за роли второго плана отметили Светлану Брагарник ("Ученик") и Бориса Каморзина ("Монах и бес").

Приз за лучшую музыку к фильму получил композитор Илья Демуцкий ("Ученик").

Лучшим документальным фильмом критики признали ленту об убитом политике Борисе Немцове "Слишком свободный человек" режиссера Веры Кричевской. Лучшими анимационными фильмами стали две ленты — "До любви" Игоря Ковалева и "Кукушка" Дины Великовской.

Премию имени Мирона Черненко получил режиссер Карен Геворкян за фильм "Вся наша надежда". За "Лучший дебют" отметили картину "Коллектор" режиссера Алексея Красовского с Константином Хабенским в главной роли.

Премия учреждена Гильдией киноведов и кинокритиков Союза кинематографистов России в 1998 году. Определение победителей проходит в два этапа. В первом туре назвать своих фаворитов в 11 номинациях предлагается широкому кругу кинокритиков, киноведов, киножурналистов. Во втором туре лауреатов определяет Экспертный совет тайным голосованием.

Россия > СМИ, ИТ > ria.ru, 13 января 2017 > № 2036196


Китай > СМИ, ИТ > russian.china.org.cn, 13 января 2017 > № 2035343

С 13 января по 31 марта в Национальном музее Китая пройдет крупномасштабная выставка "Воображаемый Лувр".

На церемонии открытия выставки министр культуры КНР Ло Шуган отметил, что в последние годы культурные связи и сотрудничество между музеями Китая и Франции становятся теснее день ото дня. В этом проявляется взаимное почитание и восхищение двух стран великими культурами друг друга, а также прекрасное стремление сообща оберегать мировое многообразие культур на фоне развернувшейся глобализации.

Выставка разделена на пять частей: "Коллекция дворцовых и королевских предметов", "Лувр и эпоха Просвещения", "Музей Наполеона", "От королевского дворца до международного музея", "Лувр сегодня". В общей сложности представлено 126 ценных экспонатов из Лувра и Музея Эжена Делакруа /филиал Лувра/, как в собраниях, так и отдельными предметами, начиная с древнеегипетской "Книги мертвых" и древнеримской камеи I века с изображением императора Августа до бронзовой конной статуи Людовика XIV /XVII век/ и бюста Наполеона I /XIX век/. Отражена вся 800-летняя история Лувра и его постоянно пополнявшейся музейной коллекции. --0

Китай > СМИ, ИТ > russian.china.org.cn, 13 января 2017 > № 2035343


Россия > СМИ, ИТ > portal-kultura.ru, 12 января 2017 > № 2056445

Век Холстомера

Светлана МАЗУРОВА, Санкт-Петербург

15 января — столетие со дня рождения народного артиста СССР Евгения Лебедева. Роли, сыгранные им в эпоху Товстоногова в ленинградском Большом драматическом театре, вошли в историю искусства. О великом актере, кумире миллионов кинозрителей и корифее петербургской сцены вспоминают коллеги и друзья.

Георгий ШТИЛЬ, народный артист России:

— Мне выпало такое счастье — поработать с Евгением Лебедевым и быть знакомым с ним. В 1966 году наш театр приехал на гастроли в Лондон. Англичане решили показать нам город Ковентри, который немцы бомбили так же, как и Ленинград.

Мы пошли в собор Святого Михаила: во время войны он был разрушен, а на месте пепелища из двух деревянных балок неожиданно получился крест. Многие страны присылали деньги на то, чтобы восстановить храм. Заходим внутрь. У входа стоит этот крест, метров пять-шесть высотой. Видим образ распятого Христа. Все потрясены, в оцепенении, а Лебедев упал в обморок!

Он был неплохим художником, вырезал статуэтки из дерева. Всегда рисовал своего героя, изображая, как видит его внешне, сам придумывал походки персонажам, костюмы, грим. Сам и гримировался. Помогал коллегам советами, деловыми замечаниями. Многие в театре звали его «дядя Женя» (как меня сейчас — «дядя Жора»). Курс в театральном институте у него был хороший. В нашей труппе работает его ученик Евгений Чудаков, заслуженный артист России.

А еще Евгений Алексеевич блистательно пел. Я уверен, если бы он выступал в опере, то наверняка получил бы звание народного артиста и там.

Запомнился один эпизод. Иду к проходной театра, а там Лебедев. «Жора, смотри!» — говорит. Огромная коробка, а в ней — искусственное сердце, то ли американское, то ли немецкое. Для его операции. А глаза — веселые, лукавые...

Олег БАСИЛАШВИЛИ, народный артист СССР:

— Впервые Евгения Алексеевича я увидел в 1942 году, когда мне было восемь, в Тбилиси, в Русском ТЮЗе. До сих пор помню спектакли, в которых выступал Лебедев, на меня они произвели чарующее впечатление: «Приключения Гекльберри Финна» (он играл Гека), «Снежная королева» (Сказочник) и «Золотой ключик» (пудель Артемон).

А спустя 17 лет я встретился с Лебедевым в качестве равноправного члена труппы ленинградского БДТ. Мы были заняты вместе в нескольких постановках. Наиболее яркие воспоминания от нашей работы в двух из них — «На всякого мудреца довольно простоты», где он играл Крутицкого, а я Мамаева, и «История лошади».

В «Мудреце» все артисты жаловались на то, что Лебедев затягивает спектакль: он мог немую паузу держать минут 15, под хохот зрительного зала. Я готов был простить ему эти лишние минуты, поскольку всегда с наслаждением смотрел из-за кулисы, что он вытворяет на сцене в образе старого полусумасшедшего антиреформатора Крутицкого. Гениально играл, другого слова найти не могу. И в «Истории лошади» довелось быть его партнером: я — князь Серпуховской, Лебедев — Холстомер. Как он исполнял эту роль, написано много. Я очень обязан своему коллеге за «Историю лошади»: он подсказал мне повадки моего вельможи, как тот должен вести себя в конюшне. И я благодарен ему за советы. Без них играл бы эту роль, может быть, иначе.

Избитые слова: Лебедев — гениальный актер. Несомненно, он был своеобычным артистом. Если эстетика Товстоногова ближе к чеховской (как говорил Антон Павлович: «На сцене люди обедают, пьют чай, а в это время рушатся их судьбы»), то Лебедев был ярким выразителем противоположного направления: всё должно быть видно. И в каждой роли он мучительно искал это «всё». Иногда у него получались высочайшие свершения: Крутицкий, Холстомер, Бессеменов в «Мещанах», и тогда полностью эстетика Товстоногова подстраивалась под Лебедева. Нельзя сказать, что режиссер подстраивался под актера, но Георгий Александрович это подхватывал и развивал. Взаимное «оплодотворение» обогащало жизнь нашего театра. Актеры, окружавшие Лебедева, пытались работать в том же ключе, и Товстоногов это одобрял.

Рудольф ФУРМАНОВ, художественный руководитель Санкт-Петербургского театра имени Андрея Миронова:

— Каждодневные наблюдения жизни во всех ее комических и трагических проявлениях, умение выбрать из этой пестрой мозаики самое лучшее, выразительное — вот характерные черты творчества Евгения Алексеевича.

Путь в профессию у него был безумно тяжелым. 1937 год, на берегу Волги расстреливают родителей Лебедева — священника и его жену. В это время на берегу Куры в Тифлисе происходит то же самое: расстреливают отца Георгия Товстоногова. Схожие судьбы, и не случайно произошла их встреча в Тифлисе, в ТЮЗе. Лебедев с первой женой снимал комнату у Товстоноговых, а рядом росла 14-летняя Натела, сестра Георгия Александровича. Пройдут годы, и Лебедев женится на Нателе...

В 14 лет Евгений Алексеевич пришел работать монтировщиком сцены в Самарский драматический театр. Тогда им руководил великий артист Николай Симонов. И вот, во время репетиции спектакля «Егор Булычов и другие», где Николай Константинович играл главную роль, на ноги монтировщика Лебедева падает стальная деталь, придуманная Симоновым... После больницы юноша уехал в Москву. Сразу учиться на актера не получилось. Устроился на кондитерскую фабрику, и в первые дни работы в качестве ученика облил руки и ноги горячим шоколадом. После этого пошел на маслобойню и там обварился горячим маслом. Вот такие сложные пути были...

И все-таки он добрался до ГИТИСа, поступил. Но в первую же сессию его увидела комсомольская делегация, приехавшая из родного города Балаково Саратовской губернии. «Добрые» земляки опознали в нем «поповского сына», и Лебедева выгнали из института. Мытарства, преграды, сколько пришлось пережить, чтобы стать артистом... Наконец приняли в студию Камерного театра Таирова. Одновременно трудился грузчиком, разнорабочим, вальцовщиком, бутафором...

У Лебедева был прекрасный голос. В детстве он великолепно пел в церкви. Хорошо известны блистательные эстрадные номера, которые он исполнял в концертах: «Метелки вязали», «Титулярный советник», «Бурлаки на Волге». Был эпизод, когда Георгий Александрович задумал поставить «Смерть Тарелкина» как мюзикл, назначил Лебедева на главную роль, понимая, как можно использовать его драматический талант и вокальные данные. Евгений Алексеевич хотел играть, но внутренне сопротивлялся самой идее делать мюзикл из этой пьесы. И отказался от роли.

Когда Товстоногов умер, Лебедев постоянно писал его: карандашом, маслом, гримом, на бумаге, салфетках — нос, глаза, очки. Выжигал портрет, мастерил скульптуры из дерева, гипса. И даже барельеф сделал, его я показываю зрителям во время спектакля «Ах, какая это была удивительная игра!».

У меня есть книги и телепередачи, посвященные Евгению Лебедеву и Нателе Товстоноговой. Я ставил их юбилейные бенефисы, в том числе 70-летие Лебедева в БДТ, а его 80-летие — в своем театре имени Андрея Миронова. На 70-летии выступала Валентина Матвиенко, в то время зампред исполкома Ленсовета. Все ждали заключительного слова юбиляра. А он никогда не был членом КПСС и профсоюза, не стал благодарить «партию и правительство», а выдал стихотворный экспромт, посвященный жене: «Белая дорога, синее лицо / — Это моя баба вышла на крыльцо». И стал звать супругу на сцену (она сидела в седьмом ряду партера). Шквал аплодисментов, хохот. Натела выскочила из зала, ругая своего «кретина». Ей не хотелось показываться на людях женой Лебедева, сестрой Товстоногова. Достаточно было ежедневно, ежечасно видеть двух гениев дома...

В последний год жизни, в 1997-м, Евгений Алексеевич хотел сыграть у меня моноспектакль «Один за всех», по мотивам легендарной постановки БДТ «История лошади». Все роли — не только своего Холстомера, но и Вязопуриху, которую играла Валентина Ковель, князя Серпуховского (Олег Басилашвили), Милого (Михаил Волков). Начались репетиции, на 11 июня была назначена премьера, проданы все билеты, а 9 июня Евгения Алексеевича не стало. Я был у него в больнице, он боролся до последнего. Ранее у него случился инсульт. Мы с Вадимом Медведевым, актером БДТ, думали, что он вообще на сцену не выйдет, речь нарушилась, но Лебедев пришел в себя и играл спектакли.

Очень интересным получился сын у Нателы Александровны и Евгения Алексеевича. Умнейший человек, выросший в таком доме (а жили Лебедевы и Товстоноговы одной семьей), в таком окружении, он впитал в себя самое лучшее. Прекрасный актер, исполнял Глумова в концертах с отцом. Евгений Алексеевич очень любил сына. В поездках старался никуда не отпускать его от себя, помня свою молодость. У Алексея Лебедева, теперь кинорежиссера, родился сын Женя — еще один Евгений Алексеевич.

Россия > СМИ, ИТ > portal-kultura.ru, 12 января 2017 > № 2056445


США > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 12 января 2017 > № 2049189

«Трамп ведет себя как Путин»

Дональд Трамп и СМИ начали войну друг с другом

Александр Братерский

На своей первой после избрания пресс-конференции Дональд Трамп демонстративно осадил крупнейший американский телеканал CNN, несколько раз отказав корреспонденту в праве задать вопрос. Сам телеканал в течение суток перед конференцией усиленно распространял крайне сомнительной достоверности информацию об избранном президенте. Конфликтные отношения с традиционными медиа станут одним из лейтмотивов предстоящего президентства.

Подавляющее большинство американских СМИ не скрывали своих симпатий во время предвыборной кампании и всячески стремились представить Дональда Трампа маргинальным кандидатом, с чуть ли не самыми низкими шансами на победу в истории. Традиционно считается, что подобные настроения в прессе могут отвадить от кандидата некоторую часть желавших за него проголосовать — незачем тратить время на аутсайдера. В результате его победа вызвала шок преимущественно в либеральном журналистском сообществе. Но вместо того, чтобы принять результаты, многие издания продолжили атаковать избранного президента в переходный период — и, по всей видимости, собираются вести ту же информационную политику на протяжении всего предстоящего президентства.

«Никчемная куча мусора»

Свою пресс-конференцию Трамп начал со слов благодарности тем изданиям, которые не стали поддерживать информационную волну, запущенную крупнейшим телеканалом CNN и самой влиятельной американской газетой The New York Times. Оба СМИ разместили заметки о небольшом досье, якобы собранном бывшим агентом MI6, в котором содержится компрометирующая избранного президента информация сомнительной достоверности. Почти одновременно развлекательное издание Buzzfeed разместило полную версию этого досье на своем сайте.

Высказав благодарность большей части СМИ, Трамп назвал сам факт распространения «утки» позором и обрушился с критикой на атаковавшие его издания. Buzzfeed же был назван «никчемной кучей мусора».

Пресс-секретарь Трампа Шон Спайсер перед пресс-конференцией назвал саму публикацию новости «жалкой попыткой заработать клики». Некогда любимец скандальных таблоидов, Трамп не скрывал своего негативного отношения к прессе, которая, как он считал, уничтожала его репутацию во время выборов.

В то же время профессор политологии Университета Дьюка Эллен Мицкевич считает, что кампания в СМИ была связана с тем, что пресса долгое время не воспринимала кандидата Трампа: «То, что мы увидели в дальнейшем, стало своеобразной компенсацией, следствием того, что СМИ не сделали свою работу, не выполнили свой журналистский долг. На поздних этапах медиа стали осознавать свою недоработку и посвящали избранному президенту все больше внимания», — говорила ранее «Газете.Ru» Мицкевич.

В ожидании «самоцензуры»

Издание New York Times отмечает, что, не дав права задать вопрос корреспонденту CNN, Трамп начал «войну со СМИ» и войну «внутри СМИ», разделяя журналистов на лояльных и нелояльных. Издание отметило, что, ответив на один вопрос телекомпании CNN, Трамп давал слово в основном «своим» журналистам, представляющим лояльные телевизионные станции, включая, например, Fox News.

Ведущий корреспондент одного из «центральных» американских изданий признался «Газете.Ru», что с приходом в Белый дом Трампа журналистов ждут нелегкие времена: «Корреспонденты, ранее работавшие в Москве, переписывались друг с другом во время пресс-конференции Трампа: «Господи, Трамп ведет себя как Путин». Особенно когда он начал спорить с Buzzfeed и назвал их «фейковыми новостями».

Атаки Трампа на прессу могут привести к определенной «самоцензуре» в ряде качественных СМИ либерального толка, считает журналист: «Они могут даже невольно изменить тональность своих репортажей».

У Трампа нет полномочий закрывать какое-либо издание, но он может «забанить неудобного журналиста», убрав его из пула Белого дома, отмечает собеседник «Газеты.Ru».

Правда, стоит отметить, что, хотя у различных администраций Белого дома и бывали свои «любимчики», случаи, когда журналист лишался аккредитации, единичны. Во времена правления Линдона Джонсона такой сомнительной чести удостоился корреспондент леволиберального журнала Nation Роберт Шерилл. Представители секретной службы посчитали его «потенциально опасным», так как он несколько раз вступал в потасовку с чиновниками.

С предупреждением в адрес Трампа и чиновников его администрации о необходимости равного отношения к журналистам выступил авторитетный Международный пресс-клуб: «Президенты не должны выбирать, на какие вопросы репортеров им отвечать, исходя из того, какое СМИ они представляют». В защиту журналистов высказалась и знаменитая голливудская актриса Мэрил Стрип. В своей недавней речи на вручении кинопремии «Золотой глобус» она обратилась с призывом поддержать «Комитет по защите журналистов»: «Они нужны нам, чтобы идти вперед, а мы нужны им, чтобы стоять на защите правды».

Упомянутый в речи Стрип «Комитет по защите журналистов» — старейшая организация по защите прав СМИ. Она была основана в 1981 году группой американских корреспондентов. Ее целью стала помощь коллегам-журналистам по всему миру. Комитет никогда не касался внутриамериканской ситуации, однако теперь он впервые прервал эту традицию, назвав в своем заявлении Дональда Трампа «угрозой для свободы прессы, небывалой в мировой истории».

Закат американской журналистики

В то же время доцент школы журналистики Университета Висконсин-Мэдисон Линдсей Палмер уверена, что американская пресса будет «продолжать следить за каждым шагом Трампа и задавать ему острые вопросы»: «Разница между Трампом и другими президентами в отношениях с прессой лежит в поведении самого Трампа. Вместо того чтобы относиться к прессе дипломатично, он взял привычку устраивать публичную порку отдельных журналистов, унижая их и распространяя о них слухи. Это только заставит журналистов наблюдать за ним еще пристальнее», — сказала «Газете.Ru» Палмер.

Правда, есть и те, кто считает, что избранию Трампа способствовал кризис в самих американских СМИ, особенно ведущих изданиях. Это отразилось и на отношении к ним со стороны читателей.

Проведенный в конце прошлого года опрос социологического агентства Gallup зафиксировал беспрецедентное падение уровня доверия к прессе. Этот показатель упал до 32%. За всю историю опросов Gallup, то есть с 1972 года, это самый низкий рейтинг читательского доверия. Самый высокий рейтинг доверия к прессе фиксировался в 1976 году — 72%. 1970-е годы запомнились американцам войной во Вьетнаме, а также Уотергейтским скандалом.

На фоне падения читательского интереса к качественной прессе во время предвыборной кампании произошел рост интереса к альтернативной прессе правого толка, активно выступавшей в поддержку кандидатуры Трампа. Лидером в этой нише стал сайт Breitbart News Network. Его глава Стив Бэннон был консультантом Трампа и получил пост старшего советника президента, отвечающего за разработку стратегических вопросов.

США > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 12 января 2017 > № 2049189


Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > rosim.ru, 12 января 2017 > № 2046304

Интервью заместителя руководителя Росимущества Игоря Бабушкина "Российской газете"

Росимущество выставит памятники на продажу

Невостребованным усадьбам и особнякам найдут хозяев, а муниципальные музеи получат здания бесплатно. В России в этом году пройдут первые аукционы, на которые Росимущество выставит культурное наследие, которое находится в плохом состоянии.

Такое право у ведомства появилось после внесения поправок в федеральный закон о приватизации. Например, Росимущество может продавать ветхие памятники старины с начальной ценой рубль за объект.

Аналогичная норма, введенная недавно в закон об объектах культурного наследия, позволяет сдавать ветхие памятники в аренду по такой же цене - рубль в год за памятник (при этом арендатор принимает на себя обязательство за семь лет восстановить его).

Специально для "Российской газеты" грядущие перемены и подготовку к ним прокомментировал заместитель руководителя Росимущества Игорь Бабушкин.

Игорь Юрьевич, с чем связаны такие радикальные изменения?

Игорь Бабушкин: В первую очередь с важностью сохранения культурного наследия, передачи его в надежные руки, которые обеспечат за памятниками старины надлежащий уход.

В Венеции, например, пустые дворцы активно продают, потому что у властей и частных владельцев нет денег, чтобы их содержать. В России за рубль будут выставлять на аукционы памятники старины. И тоже из-за финансовых дыр в бюджете. Где логика?

Игорь Бабушкин: Я обращаю внимание, что это не цена продажи, а начальная цена аукциона. С учетом востребованности она может вырасти на порядки. Но тем не менее такой подход упрощает процедуру.

А если с объектами все в порядке?

Игорь Бабушкин: Для них в этом случае другой порядок приватизации: начальная цена для торгов отталкивается от оценочной стоимости.

Какое имущество считается объектом культурного наследия?

Игорь Бабушкин: Очень разнородное. Разумеется, здания, административные, культовые и жилые, - это особняки и усадьбы. Объекты археологии - курганы и могильники, памятники павшим воинам, деятелям государства, культуры и искусства. Многие советские памятники также имеют статус объектов культурного наследия - братские могилы, бюсты, монументы. Это и памятные места, обелиски, ограды, ворота.

Например, разрушенные устои моста в городе Екатеринбурге относятся к таким объектам. В Республике Ингушетия это знаменитый Джейрахский каменный комплекс, насчитывающий более тысячи объектов.

Но далеко не все памятники могут быть проданы. Как вы понимаете, курганы, братские могилы и храмы приватизировать никто не собирается.

В этом году Росимущество закончило инвентаризацию федеральных объектов культурного наследия, в целом, мы систематизировали сведения об их составе. Это необходимо для принятия дальнейших решений, что с ними делать.

Кстати, всего в федеральной собственности находится около 12 тысяч памятников, из них 5300 закреплены за министерствами и ведомствами, государственными организациями и предприятиями, которые по закону обязаны поддерживать их должное состояние. 6700 относится к имуществу казны, то есть не имеет таких "хозяев".

И стереотип, что то, что не нужно государству, может быть приватизировано, для памятников работает далеко не всегда. Судите сами - большая часть памятников из казны по закону приватизации не подлежит, поскольку это: религиозное имущество (2300); памятники археологии, могилы, захоронения (более 700); памятные места, монументы, обелиски (почти 600), комплекс Джейрах в Ингушетии (более 1100 памятников) - приватизация была бы социально недальновидным поступком, есть об этом и письмо от Республики.

Около 400 памятников используются местными социально значимыми учреждениями - музеями, библиотеками, гимназиями, художественными школами, клубами областного и муниципального подчинения. И по таким объектам наша позиция в том, что они должны быть переданы им, а де-юре - в собственность регионам и муниципалитетам. Это позволит настоящим "хозяевам" объектов надлежащим образом содержать их и в полную силу развивать учреждения. Минкультуры нас также поддержало. Сейчас Росимуществом развернута широкая кампания по передаче этих объектов, в их числе есть целые музейные комплексы. Недавно, к слову, начали передачу в Вологодской области, где памятников таких более 50, на очереди Пермь, Псков... Поддержке региональных музеев уделяем повышенное внимание, лично держу на контроле этот вопрос.

К приватизации же из нашего списка потенциально пригодно пока менее 600 памятников.

А есть критерии отбора по износу объектов? Кто оценивает?

Игорь Бабушкин: Среди критериев - наличие трещин в стенах и фундаменте. Отсутствие кровли. Конкретные критерии утверждены правительством.

В минкультуры их разрабатывали. Процедура непростая, за классификацию объекта на "удовлетворительное" или "неудовлетворительное" состояние отвечают региональные органы по охране памятников.

Чтобы выставить ветхие объекты на продажу, нужно по каждому еще собрать и большой пакет правоустанавливающих документов. Важно не кто владеет, а какие требования к охране установлены. И насколько добросовестно владельцы их исполняют, а орган по охране памятников следит за исполнением. Напомню, что с 2015 года охранные обязательства выдаются не юрлицу, а "привязываются" к объекту.

Что это дает?

Игорь Бабушкин: С момента перехода прав владелец обязан продолжать или начинать сохранение своего владения. До этого можно было здание купить, а охранные обязательства не подписать и уклоняться от них годами. Теперь охранные обязательства выдают органы по охране памятников, собственник может их просто по почте получить.

В этом музее деревянного зодчества более 20 памятников старины, которые Росимущество хочет передать в собственность региона.

Но будут ли эти ветхие постройки востребованы?

Игорь Бабушкин: Если не предложить, то никто и не купит. А купит кто-то из физлиц или бизнес-сообщества конкретный объект или нет, будет волеизъявлением покупателей.Затраты на их реставрацию и последующее сохранение, конечно, часто многократно превышают цену объекта. Поэтому круг тех, кто хотел бы инвестировать в объект с таким обременением, достаточно узок. И подходит не для всех объектов.

Кто же потенциальные покупатели и арендаторы?

Игорь Бабушкин: Отдельные предприниматели, физлица, иногда потомки бывших владельцев исторических зданий, которые эмигрировали. Возможно, бизнес-структуры, гостиничный бизнес. Есть примеры восстановления старых усадеб для отелей и гостиничного хозяйства. Например, на озере Селигер есть усадьба Толстых. Ее купил туристический бизнес, привел в порядок, отдых здесь пользуется спросом. В Воронежской области усадьбу купили и отреставрировали для туристической цели.

Срублено в России

Памятники деревянного зодчества значатся в ваших планах как отдельная категория. Почему?

Игорь Бабушкин: По тому вниманию, которого они требуют. К большому сожалению, эти памятники наиболее быстро теряются. Плюс во многих городах России кварталы, которые исторически были застроены прекрасными деревянными домами, снесены или продолжают сноситься для строительства современных и, с точки зрения бизнеса, более выгодных зданий. Поэтому на сегодняшний день мы, к сожалению, уже районы сплошной деревянной застройки почти потеряли.

Город Плес возьмите. В старом духе в массе своей деревянные дома там стоят. Есть и деревянная церковь на пригорке, которую писал знаменитый Левитан. Сам Плес - историческое поселение. Часть строений там в частной собственности. То есть деньги на их эксплуатацию выделяют сами хозяева. Они по закону должны содержать в порядке свое имущество.

Покупая с торгов старый резной терем, будущий собственник памятника может делать из него офис, ресторан или гостиницу, но при этом обязан сохранять со всеми его затейливостями и деревянными особенностями. И уж не вправе его снести, чтобы построить на выгодном месте современную гостиницу.

Сколько Росимущество насчитало в федеральной собственности памятников деревянного зодчества?

Игорь Бабушкин: 502 объекта в 33 регионах. Из них 358 - в удовлетворительном техническом состоянии. И 88 - в неудовлетворительном, это в основном имущество религиозного назначения. Церкви, часовни, скиты. И школы могут быть, и сельсоветы. Но это данные только по федеральным памятникам.

В хорошем состоянии их довольно много. В первую очередь, музеи - Кижи, Малые Корелы. Есть среди таких комплексов и региональные музеи деревянного зодчества: Семенково в Вологде, Хохловка в Перми и другие. А вот по зданиям деревянного зодчества муниципальной и региональной собственности ситуация хуже, их состояние внушает тревогу. Да и количество их в разы больше.

И здесь могло бы помочь добровольческое движение. Элементарно найти такие здания, расчистить, скосить возле них траву, это по силам волонтерам. Важно, чтобы в работе участвовали профессионалы, специалисты по деревянному зодчеству.

Много еще "неопознанных объектов" деревянного зодчества в регионах?

Игорь Бабушкин: Трудно ответить. Найти где-нибудь на Севере деревянную церквушку в покинутой жителями деревне, где не бывает никаких инспекторов, довольно сложно.

В России есть ряд музеев деревянного зодчества, куда свезены объекты из таких деревень или из деревень, которые подлежали затоплению при строительстве водохранилищ ГЭС.

С одной стороны, музеи позволяют сохранять такие объекты наследия, с другой - изучать их, с третьей - популяризировать нашу культуру, историю. Было бы здорово, если бы такие музеи стали центрами волонтерства. А волонтерское движение получило развитие.

Есть, к примеру, прекрасная усадьба или запущенный парк. Местные волонтеры - школьники, студенты, члены исторического клуба могут взять шефство, расчистить этот парк на добровольных началах. По зову души. Кстати, волонтеры могут выявлять и заброшенные памятники. Но координировать их должны опять же профессионалы.

Так же и с археологическим наследием. Как один из вариантов, Академия наук или минкультуры, словом, госорганизация, могла бы брать на баланс памятники археологии в целях их сохранения, изучения. Просто охранять их - недостаточно. Они таят в себе очень много знаний, сокровищ в буквально смысле...

Одна из задач на 2017 год - определить дальнейшую судьбу для бесхозных памятников деревянного зодчества, "пристроить" их в хорошие руки. Две других - передать памятники старины региональным и муниципальным музеям. Завершить отбор памятников для приватизации.

Текст: Татьяна Зыкова

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > rosim.ru, 12 января 2017 > № 2046304


Финляндия. Россия > СМИ, ИТ > yle.fi, 12 января 2017 > № 2043813

Советский кинематограф славился своими фильмами-сказками и анимацией. Одним из главных совместных советско-финских проектов стал фильм «Сампо» (1959), который был снят по мотивам карело-финского эпоса «Калевала». Основную ответственность за съемки нес «Мосфильм».

Как говорят в Национальной Фильмографии Финляндии (Suomen Kansallisfilmografia), изначально финская сторона настороженно отнеслась к предложению, поступившего от СССР, о съемке фильма по мотивам национального эпоса. В итоге Suomi-Filmi Oy согласился участвовать в проекте.

Режиссером фильма стал Александр Птушко, чьи фильмы пользовались популярностью даже в Каннах. Вторым режиссером был назначен финн Холгер Харривирта.

На главные роли утвердили советских актеров: в роли старухи Лоухи была Анна Орочко, в роли Илмаринена – Иван Воронов, а в роли Лемминкяйнена – Андлус Ошинь. Единственный финн на роли первого плана - Урхо Сомерсалми, исполнивший роль Вяйнямёйнена на финском и русском языках. В Финляндии фильм был дублирован на финский язык.

В свое время к фильму отнеслись в Финляндии скептично. Зрители считали фильм слишком сказочным и «голливудским», то есть пафосным и вычурным. По мнению критиков, он не соответствовал суровому характеру работ национального художника Аксели Галлен-Каллела, и в нем не было «финской души». Даже природа была «ненациональной».

В 1960-х годах фильм показывали в США, правда в укороченном виде и с английским дубляжом. Название было переделано на «The Day the Earth Froze» в соответствии с модой на научную фантастику. Русские и финские имена, вероятно, показались американцам слишком экзотичными, и для афишы придумали новые: Джон Пауерс, Нина Андерсон, Палво Нурман… В качестве сценариста в титрах фильма указан никто другой как Элиас Ленрот (Elias Lenrot).

Финляндия. Россия > СМИ, ИТ > yle.fi, 12 января 2017 > № 2043813


Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > rossvyaz.ru, 12 января 2017 > № 2037628

Руководитель Россвязи провел рабочую встречу с руководством Ассоциации ветеранов боевых действий органов внутренних дел и внутренних войск России

12 января 2017 года, в Россвязи состоялась рабочая встреча руководства «Ассоциации ветеранов боевых действий органов внутренних дел и внутренних войск России» и Федерального агентства связи, на которой участники подвели итоги сотрудничества в 2016 году и обсудили перспективы на текущий год.

Руководитель Россвязи Олег Духовницкий выразил благодарность «Ассоциации ветеранов боевых действий органов внутренних дел и внутренних войск России» за поддержку и помощь в реализации проектов на площадке Росгвардии, Главных управлений МВД по Москве и Московской области, отметив, что сотрудничество началось в 2012 году, в год 20-летия Ассоциации, и успешно продолжается.

В период с 2012 по 2016 годы Издатцентром «Марка» были выпущены государственные знаки почтовой оплаты: почтовая марка «Ассоциация ветеранов боевых действий ОВД и ВВ России»; почтовая марка «Отдельная дивизия оперативного назначения имени Ф.Э.Дзержинского внутренних войск МВД России»; 6 почтовых марок в рамках серии «Герои Российской Федерации», почтовая марка в рамках серии «Современное искусство России» с изображением картины художника студии им. В.В. Верещагина МВД России Ю.А. Орлова «Служу Отечеству и спецназу». Проведены 9 памятных церемоний гашения почтовых марок. Все мероприятия были организованы на высоком уровне с участием командования Росгвардии и руководства Федерального агентства связи.

В мае 2016 года Олег Духовницкий вручил руководству «Ассоциации ветеранов боевых действий ОВД и ВВ России» сертификат на 1 миллион гашёных марок Российской Федерации, изданных с 1992 по 2001 год. Художественные марки, оформленные в тематические коллекции (космос, спорт, фауна, флора, транспорт, искусство и др.), переданы в региональные филателистические клубы членов Ассоциации, детские дома и библиотеки, для оформления выставок и стендов на мероприятиях по военно-патриотическому воспитанию курсантов и слушателей учебных заведений МВД России.

С декабря 2015 года Федеральное агентство связи принимает участие в патриотической акции «Живая память Победы», в рамках которой кедровые «Аллеи Памяти» Победы в Великой Отечественной войне высажены в Москве, Севастополе, Грозном, Орле и Ростове-на-Дону.

В ходе встречи с «Ассоциацией ветеранов боевых действий органов внутренних дел и внутренних войск России» руководитель Россвязи был награжден Почетной грамотой Министерства внутренних дел Российской Федерации «За активное участие в патриотической акции «Живая память Победы», связанной с увековечиванием памяти погибших в Великой Отечественной войне сотрудников органов внутренних дел, большой вклад в патриотическое и нравственное воспитание молодых сотрудников».

Почетной грамотой награжден генеральный директор ФГУП Издатцентр «Марка» Артем Адибеков, благодарностью - заместитель руководителя Россвязи Владимир Шелихов.

Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > rossvyaz.ru, 12 января 2017 > № 2037628


Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > zavtra.ru, 12 января 2017 > № 2036705

 «Краса и диво»

Россия: музеи — вместо телевизора

Екатерина Глушик

В новогодние праздники сделала себе царский подарок — отправилась в Санкт-Петербург, который для меня всегда был и остаётся Ленинградом. Обожаемый, ненаглядный город, улицы которого я могу утюжить часами, рассматривая фасады, блуждая по проходным дворам и дворам-колодцам, пялясь на вечерние окна, за каждым из которых — судьбы, отношения, носители истории, потомки тех, кто нашу историю вершил.

Признак демократии и свободы: почти все дворы отгородились заборами, воротами, двери подъездов — на замках. Но если где-то есть щель в былую людскую открытость — я лезу туда и надышаться не могу этими парадными: обветшалыми лестницами, истёртыми перилами, лепниной потолков…

Из нулевой московский погоды я сразу — в минус десять-минус двадцать влажного приморского климата. И вот о чём писал Пушкин: "Мороз и солнце". Действительно чудесно: снег под ногами скрипит, изо рта — пар. Студёный ветер бодрит. Помнится, мы, подруги-студентки, в зимнюю пору работавшие над дипломами в публичной библиотеке имени Салтыкова-Щедрина, отогревались в подъездах и гуляли по Ленинграду "перебежками". А сейчас замерзающему путнику в помощь только магазины да кафе.

Планов никаких не строила, было одно желание — наслаждаться самим городом, его чудной неповторимостью, величественным спокойствием, царственной невозмутимостью и героической мужественностью, которая во всём, куда ни кинь взгляд! Какой стоицизм рабочих, которые возводили город-сказку "из тьмы лесов, из топи блат"!

Ведь не сам по себе этот

"…юный град,

Полнощных стран краса и диво,

Вознёсся пышно, горделиво".

Чего стоило одни гранитные набережные устелить! Состыковать эти неподъёмные плиты! Мы знаем архитекторов, скульпторов. А сколько безвестных и бесправных героев-строителей, именно своими жизнями возводивших всю эту красоту!

Какое беспримерное мужество блокадного Ленинграда! За этими ныне светящимися окнами, тогда плотно занавешенными в целях светомаскировки, каждый ленинградец совершал подвиг стояния. Несгибаемый город работал и творил! Ольга Берггольц, Дмитрий Шостакович!

Неповторимая питерская интеллигентность, в которой — неподдельное достоинство и простота, душевность. Уходящая натура, которую можешь ещё встретить! Как я — в Алле Степановне, общение с которой было той самой нечаянной радостью, что — вдруг!

Из намерений "только погулять" ничего не вышло — отправляюсь в Этнографический музей. Была там лишь однажды, хочу посмотреть на народные костюмы более внимательно. "Ещё и в Русский музей зайду", — думаю. Посещала его не единожды, но встреч с прекрасным много не бывает. Однако завидев многометровую очередь перед входом… Загадочная русская душа! Им все праздники из телевизора: песни, пляски, фейерверки, конфетти, разодетые и раздетые "звёзды". Сиди в тепле на диване, наслаждайся. А они — "в студёную зимнюю пору" берут детей и — в музей! На морозе стоят, пританцовывают, в шарфы кутаются. Тоже — стояние.

Хотя перед входом в Этнографический музей очереди нет, но в вестибюле перед кассой — толпа. Здесь проходят и детские утренники, ребятни немало, но большинство посетителей — молодые и среднего возраста люди. Очень много молодых пар. Помнится, в прошлый раз по всему музею едва ли не одна я бродила, внутренне сетуя, что такая великолепная коллекция (а уж в России этнография — вся страна) не привлекает людей. И вот — у некоторых стендов и экспонатов ещё надо постоять, чтобы ближе подойти, рассмотреть.

Огромная очередь опоясывала Кунст­камеру — Музей антропологии и этнографии имени Петра Великого РАН. Отважные учителя с классами, семьи с детьми даже в колясках (видимо, просто оставить дома не с кем, а в музей пойти — потребность. Не хлебом единым, не хлебом…). Какое пиршество знаний этот музей! Вот уж лучше один раз увидеть… Многие экспонаты были переданы музею в дар русскими путешественниками, учёными, исследователями, которые, побывав в том или ином уголке мира, привозили характерные предметы обихода, одежды, культа, делились фотографиями. И сейчас эти вещи — бесценны, уникальны. Некоторые — единственные экспонаты в мире. Оказывается, "здание Кунсткамеры стало первым каменным общественным зданием новой столицы и вторым в Европе, построенным специально для музея".

В музее Фёдора Михайловича Достоевского в Кузнечном переулке (там в съёмной квартире писатель умер) многолюдно. Работники музея делятся, что народу много всегда, немало иностранцев. Почти все посетители на этот раз — молодёжь. Слава Богу, значит, и читают, и понимают, и поклоняются. В отличие от Чубайса. Его прямая речь: "За последние три месяца я перечитал всего Достоевского, и теперь к этому человеку я не чувствую ничего, кроме физической ненависти. Он, несомненно, гений, но когда в книгах я вижу его мысли о том, что русский народ — народ особый, богоизбранный, когда я читаю о страданиях, которые он возводит в ранг культа, и о том, что он предлагает человеку выбор между неправильным и кажущимся, мне хочется порвать его в куски". Наши либеральные поборники свободы слова исповедуют элегантный стиль Фамусова: "Забрать все книги бы да сжечь".

Из намерений просто ходить по улицам ничего не вышло. Каждый день — два музея. Едва ли не одна бродила по огромному Манежу, где была выставка "Греческое искусство с 1930-го по сегодняшний день". Инсталляции, самовыражения… Народ не обманешь — залы пусты.

Полные музейные залы — это, надеюсь, признак, это знак. Духовность нашего народа, его тяга к познанию и красоте, несмотря на все усилия чубайсов, хотя и была подавлена, но не убита. И она вновь наполняет всех нас.

Россия. СЗФО > СМИ, ИТ > zavtra.ru, 12 января 2017 > № 2036705


Россия. УФО > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 12 января 2017 > № 2036685

 Что такое Ельцин-центр

Карл Второй английский и Борис Второй непросыхаемый

Владимир Бушин

Неожиданное выступление Никиты Михалкова с критикой уже осточертевшего всем Е-Центра не могло не вызвать интереса и сочувствия в патриотическом лагере и вообще среди порядочных людей. Но не только потому, что Михалков — фигура, известная всей стране. Ещё больше по той причине, что он был горячим приверженцем Ельцина, даже его доверенным лицом на президентских выборах… Увы, было время, когда Михалков заявлял: "Ельцин спас страну от катастрофы. За ним нет партий. За ним — Россия. Я — за Россию, значит — за Ельцина!"

Именно последним обстоятельством бывшая президентша вздумала уязвить Михалкова. Ей залечь бы на дно и не шевелиться, как сделали это бывший вице-премьер Шумейко, бывший министр иностранных дел Козырев (ныне живёт в США), председатель КГБ Бакатин, а она — на сцену: "Я и представить не могла, что через двадцать лет он с лёгкостью отречётся от того, что говорил и делал". Как же так, мол, Никита Сергеевич, где же верность, твёрдость убеждений, где преданность? Вот уж поистине в своём глазу бревна не замечает. Через двадцать лет? Да ведь какие года-то были! Ей и в голову не приходит, что в ответ можно услышать в свой адрес: "Что ж вы, матушка, в своё время не спросили своего драгоценного Бобика, когда он ступил на грязную тропу предательства партии и родины, как он может это, ведь был же первым секретарём обкома, секретарём МГК, а потом и кандидатом в члены Политбюро, и не через двадцать лет, а слетал в Америку, обернули его на вертолёте вокруг Статуи Свободы, и — скурвился, на иностранном аэродроме стал мочиться на колесо самолёта, чего не позволял себе ни один антисоветчик, даже Солженицын. Где ж его верность и преданность? Где простейшее приличие?".

Не ожидала мадам таких вопросов. И не понимает, что сказала, обвинив "оголтелых коммунистов" в разрушении страны. Не соображает, что эти коммунисты — вот они: Горбачёв, её незабвенный, его друзья — Яковлев, Кравчук, Шушкевич, его любимцы — Чубайс, Гайдар, Бурбулис, Шахрай — все до одного оголтелые. Е.И. Войтехова в "Открытом письме простолюдинки вдове Ельцина" хорошо ответила на её попытки защищать супруга. После нескольких уважительных строк о её прошлом Екатерина Ивановна сказала Наине Иосифовне: "Слушайте, моя хорошая. Ваш муж был пьяница, он позорил страну и в пьяном виде подписывал документы, вредные для страны. Ваш муж собрал в руководство государством русскоговорящих деятелей, ненавидящих Россию. Они так присосались, что до сих пор не оторвать. (Что, впрочем, никто и не пытается сделать. — В.Б.). При вашем муже разрушены армия и производство, уничтожены десятки тысяч деревень… Ваш муж в октябре 1993 года совершил государственный переворот. Людей тогда погибло немало. Ваш муж развязал в стране войну, в которой погибли десятки тысяч русских мужчин. (И десятки тысяч сограждан других национальностей. — В.Б.) При вашем муже смертность превысила рождаемость, люди теряли работу, голодали вместе с детьми. (Всё это и сейчас. — В.Б.) Ваш муж — организатор развала СССР. Если не знаете, сообщаю: русский народ считает вашего мужа преступником, который ловко избежал суда. Если он не ведал, что творил, то сумасшедший, если понимал — Иуда и генерал Власов в одной чекушке. В любом случае, на русский земле не было такого. И вот ему, проклятию России, отгрохали памятник… Два слова о вас лично. Если вы патриотка, а не просто верная жена, то вам надо отказаться от всех благ, что вы получаете от растерзанного вашим мужем государства. Можете, конечно, оставить пенсию, как у меня, например, — 12 тысяч рублей".

Но вернёмся к Михалкову. Его протест против Е-Центра удивляет ещё и потому, что он ведь кое в чём пошел дальше дорогого Бориса Николаевича: вместе с Солженицыным додумался до того, что принялся нахваливать крепостное право. Уж не забыл ли он знаменитые строки Пушкина о крепостной деревне:

Здесь барство дикое, без чувства, без закона,

Присвоило себе насильственной лозой

И труд, и собственность, и время земледельца.

Склонясь на чуждый плуг, покорствуя бичам,

Здесь рабство тощее влачится по браздам

Неумолимого владельца.

Здесь тягостный ярем до гроба все несут,

Надежд и склонностей в душе питать не смея.

Здесь девы юные цветут

Для прихоти бесчувственной злодея…

И вдруг Михалков — восстал! Значит, в этом Е-Центре уж действительно нечто крайне опасное и для страны, и для самого Михалкова лично. Надо ещё напомнить, что в начале прошлого года этому предшествовало публичное требование Михалкова признать официально на государственном уровне Горбачёва и Ельцина преступниками: "Они реально совершили преступление. Их действия привели к развалу страны. И это самая великая геополитическая катастрофа за это столетие", — заявил он в интервью "Интерфаксу". И вот сейчас о Е-Центре. По его словам, там преступление продолжается: "происходит ежедневная инъекция разрушения национального сознания людей", которая убивает "реальное представление людей о том, что такое история России". И артист воззвал о помощи к Валентине Матвиенко. Ну, это сверхнаивность. Обращение к ней напомнило мне обращение жены Бориса Миронова, сидевшего в тюрьме, за помощью к Солженицыну.

16 декабря в "Культуре", где Н.С.М. отнюдь не посторонний человек, была напечатана статья Андрея Самохина "Визит к Минотавру". На первой полосе — предисловие к статье, видимо, от редакции. В нём странным образом говорится: "Спор идет не о факте создания музея первого президента и даже не о масштабе пантеона, а о тональности монументальной реплики, посвящённой Борису Николаевичу".

Во-первых, музей — это не пантеон, пантеон — усыпальница, где покоятся останки покойного. Во-вторых, для кого это всего лишь "реплика" — махина площадью в 85 тыс. кв. метров? Напомним, что новая Третьяковка на Крымском Валу — это 12 тыс. кв. Семь Третьяковок! А Дворец Съездов в Кремле — 55 тысяч. Полтора Дворца! И это обошлось стране в 7 (семь!) миллиардов рублей. Прикиньте, сколько можно было бы построить на эти деньги детских садов, школ, больниц, не говоря уж о вытрезвителях, их можно было настроить по всей стране в шаговой доступности…

В-третьих, для кого это спор идёт не о ней, о махине, а только о тональности, ну, о цвете её окраски, что ли? В-четвёртых, речь тут действительно не о масштабе даже, а именно о самом факте сооружения махины. И главное, никакого спора тут не должно быть, ибо предателям памятники ставят только предатели. Правда, автора предисловия что-то "беспокоит", что-то "тревожит" и "настораживает". Что же именно? "Настораживает, что мемориал превратился в штаб, редуцирующий национальную идею и историю до "борьбы за свободу".

Я не понимаю, что тут сказано. А вот Андрей Самохин, вопреки предисловию к его статье, пишет по-русски и вполне ясно: "Посетителя встречает 10-метровый каменный Ельцин работы Франгуляна. Загнутые пальцы рук сильно смахивают на когти…" Да, этими когтями он и рвал живое тело родины, как пишет об этом простолюдинка Войтехова, живущая на 12 тысяч в месяц. "Посетителя убеждают, что он пришёл в святилище, хотя была бы более уместной аналогия с обиталищем мифического Минотавра".

Напомню, что Минотавр каждые 9 лет пожирал 7 юношей и 7 девушек. А Ельценавр своей невежественной и лживой русофобской пропагандой ежедневно пожирает души сотен наших детей, которых пригоняют в это обиталище. А начинает пожирание некий вступительный мультик. "Его создатели Джаник Файзиев и Арман Яхнин (откуда эти русскоязычные знатоки русской истории?) выставили почти всех верховных правителей России тиранами, недоумками и самодурами. Исторические образы и события искажены… Советская эпоха — мрак и ужас"… "Молодые актеры из пермского театра под руководством В.Гурфинкеля (ещё один!) разыгрывают сценки, изображающие "свинцовые мерзости" советской жизни", которые довели малого из заштатного поселка до Политбюро. Дальше посетитель слышит голоса Окуджавы, Ахматовой, Пастернака, тут что-то смастачил и Павел Лунгин, а ещё красуется фотография участников прославившегося своей убогостью и патологией альманаха "Метрополь": Аксёнов, Ерофеев, Рейн, Кублановский, Алешковский… Тогда, в 1979 году, альманах осудили даже писатели вроде бы того же круга: Григорий Бакланов, Александр Борщаговский, Анатолий Алексин (Израиль)… Странно, что тут ещё не красуются Радзинский, Сванидзе, Млечин. Упущение… Уместны были бы и фотографии авторов столь же знаменитого воззвания в "Известиях" 5 октября 1993 года прогрессистской интеллигенции к Ельцину: "Раздавите гадину!". Он же 3 и 4 октября раздавил не всех, а лишь несколько сот, от которых, как тут же уверяет смердящий прихвостень Георгий Сатаров, "сильно воняло фашизмом".

Можно было бы сейчас не тревожить тени почивших: Белы Ахмадулиной, Алеся Адамовича, Бориса Васильева, пародиста Иванова, Юрия Карякина, академика Лихачёва, Юрия Нагибина, Виктора Астафьева и других, но полезно дать фотографии тех из 42, кто жив-здоров и процветает: Зория Гайковича Балаяна, Даниила Александровича Гранина, Александра Гельмана, Андрея Дементьева, Татьяны Кузовлевой, Александра Кушнера, Андрея Нуйкина, Александра Рекемчука, Андрея Чернова, Мариэтты Чудаковой… Увы, ни одной прогрессистской физиономии из этого перечня в Е-Ц нет, как нет и намёка на то, что при Ельцине население вымирало по миллиону в год. В целом, как пишет Самохин о заведении, всё это — "попросту историческое враньё" с целью придать величие непросыхавшему "могильщику СССР".

Среди всего чудовищного вороха вранья есть только пять слов правды. Они принадлежат самому Ельцину: "Я сделал всё, что мог". Да, именно так: всё, чтобы уничтожить страну. А уничтожив, от радости ещё и оторвал "Калинку" в Берлине.

Но прошёл недолгий срок, и 20 декабря в "Советской России" появилась публикация пресс-службы Михалкова под странным заголовком "Увидел бы раньше — говорил бы жёстче", в которой рассказывается о посещении артистом Е-Центра и приводятся его новые высказывания о нём. И вот с чего он начал: "Я как был убеждён, так и сегодня подтверждаю, что Борис Николаевич — очень мощная фигура, храбрый человек, совершивший два абсолютно несвойственных партийным руководителям поступка. Первое — это самостоятельный(!) отказ(!) от членства в партии без всяких гарантий на(!) своё будущее и не только партийное". Сказано всё это довольно несуразно, но понять-то можно. "Самостоятельный отказ…". А какой ещё может быть отказ, как не самостоятельный? И какие "гарантии на партийное будущее" могут быть у человека, который, как принято говорить в таких случаях, вышел из партии? Но интереснее то, что читаем дальше: "Это был гигантский риск, он рисковал всем — карьерой, собой да и, пожалуй, семьёй, но это был поступок мужчины". Подумать только! "Собой рисковал". Своей жизнью, что ли? "Семьёй рисковал". Что, заставили бы развестись? Да ничего гигантского и мущинского тут не было, и ничем храбрец не рисковал. Ну да, высокую должность, пожалуй, уже не дали бы — только и всего. Ведь на дворе стоял июнь 1990 года. Вы просто забыли это время, Никита Сергеевич. Тогда, совершенно беспрепятственно и ничем не рискуя, бежали из партии тысячи и тысячи шкурников, присосавшихся к партии из карьерных соображений. Собчак, например, к тому времени уже давно сбежал, как, впрочем, и его заместитель. "Второй поступок, который я отношу к мужским поступкам, — это его добровольный уход". Ну, просто король Лир, который добровольно всё отдал дочерям и ушёл! А в действительности это был вынужденный запоздалый уход на пенсию семидесятилетнего пожизненного алкоголика, перенёсшего сложнейшую операцию на сердце. К тому же алкаш прекрасно знал, что на президентских выборах в 1996 году, которые начал с рейтингом в 3%, он не выиграл у Геннадия Зюганова, победу ему устроил абсолютно бесстыжий Чубайс, что не так давно признал даже Дмитрий Медведев, которому вроде бы следовало хранить это в тайне. И вот, исходя из своих соображений, что такое настоящий мужчина, Михалков решительно заявил: "Нужен музей Ельцина? Безусловно! Но это должен быть личный музей человека, вознесённого судьбой на гребень государственной власти".

Да мало ли кого возносило на гребень! Были там и царь Ирод, истребитель младенцев, и Калигула с его жеребцом в сенате, и Нерон, римский пироман, и Пипин Короткий с длинным ножом, и Николай Второй, проигрыватель войн и устроитель революций, и бесталанный громкоговоритель Керенский, и зверь из бездны по кличке Гитлер… Вот их вдовы, у кого они были, и могли бы устроить "личный музей". И Наина Иосифовна может соорудить кунсткамеру из бутылок, пробок и веников, которыми парился в бане муженёк. Но в то же время — как это возможно, я не знаю. Ведь эти люди распоряжались судьбой миллионов…

Но вот что ещё читаем: "С годами правления Бориса Николаевича связано(!) разорение промышленности, сельского хозяйства, гибель деревень, унижение армии, распродажа её имущества, возможность оказаться на грани потери суверенитета". Правильно. Только всё это было не "связано" с теми годами, а именно Ельциным как предателем России в те годы и проводилось, и привело, как справедливо сказано, к "трагическим результатам".

Вот Юрий Поляков посмел напечатать ещё 3 декабря позапрошлого года статью "Мумификация позора" об этом Центре вселенной либералов и тут же потерял…. Нет, не голову, но всё же здание, которое занимала "Литературная газета". Демократия, блин… Сам же Михалков помянутые результаты дальше и называет: "Какую Россию видит посетитель Центра? Она — веками скованная рабством, залитая кровью, окутанная обманом, предательством, трусостью и невежеством, не выигравшая ни одной битвы, не имеющая ни одного героя".

В том же примерно духе на этот раз высказался и министр культуры Мединский: "В Е-Центре фактически вырезали у России вообще всю историю, переплюнув всех прочих сектантов". Да не сектанты, а все эти Свандзинские, Радзинидзе да Млечины-Калечины. "И такая Россия, — продолжает Михалков, — брошена к ногам Бориса Николаевича Ельцина", её единственного героя, "спасшего Россию от рабства". И дальше: "Это не только большая ложь, но (опять поклон в сторону Наины Иосифовны и Владимира Владимировича. — В.Б.) это ещё и очень плохая услуга памяти Бориса Николаевича". И опять: "Во имя памяти Бориса Николаевича нужно…"

Память о нём как о небывалом государственном преступнике и национальном предателе должна остаться на одной страничке школьного учебника да в исторических исследованиях, где можно и побольше. Есть веские основания думать, что во время поездки в Америку по приглашению Сената, Фонда Рокфеллера и Фонда Форда президент Ельцин был просто завербован и действовал как высокопоставленный агент. Иначе чем объяснить, что, подписав Беловежскую бумагу, он прежде всего доложил об этом не президенту СССР, а президенту США? Типичная схема. Агент доложил в Центр: "Ваше задание выполнено: СССР ликвидирован".

Ничего невероятного тут нет. Мировая история знает такие фигуры на самом верху власти. Таким был афинский полководец Алкивиад (450-404 до н.э.), во время войны его родины со Спартой перешедший на её сторону. Там, правда, важную роль сыграло самолюбие, обида. А вот английский король Карл II (1630-1685) был просто платным агентом Людовика ХIV (1638-1715) и всю политику Англии проводил в интересах Франции. А кем оказался наш Троцкий, член Политбюро, нарком иностранных дел и председатель Реввоенсовета, хотя бы только в 1939 году, когда пророчил нам неминуемое поражение в войне с Германией? Это была прямая подначка Гитлера к нападению на СССР. Впрочем, и Ельцина, и Горбачёва вербовать не было никакой нужды. Другое дело Яковлев, он был весьма неглуп. А эти двое — ничтожные существа, капризом истории вознесённые на вершину власти. Им достаточно было услышать из Вашингтона "Молодец!", из Лондона — аплодисменты, из Парижа — "Браво!", и они были готовы уже на всё.

По статье в "Советской России" читатель не мог не заметить, что в создании музея и в подборе экспонатов принимали активное участие, или использованы, так или иначе причастны там к чему-то такие люди, как Франгулян, Оскар Рабин, Джаник Файзиев, Владимир Познер, Гриша Брускин, Арман Яхнин, Павел Лунгин, Георгий Сатаров, Владимир Гурфинкель… И на открытии музея были Кучма из Киева, Шушкевич из Минска, Абрамович из футбольной команды "Челси", Познер из телепрограммы "После полуночи", Потанин неизвестно откуда, Собчак известно оттуда… Русских-то мало. Что это — интернационализм или ксенофобия по отношению к русским? Они только во главе поставлены: директор Дина Сорокина и др. "Никита Михалков предлагает задуматься…" Что же теперь делать? Читаю в интернете: "Никита Соколов, заместитель директора Е-Центра Дины Сорокиной по научной части, руководитель Вольного исторического общества, публицист и оратор подаёт в суд на Никиту Михалкова…", "Историк хочет подать в суд на Михалкова…", "Публицист подал в суд на Михалкова…, "Оратор намерен подать в суд на Михалкова….", Елена Волкова, пресс-секретарь Центра, пишет: "Недовольство Соколова вызвала фраза Михалкова…" Милочка, из-за недовольства в суд не бегут. У меня вызывает недовольство ваша грамотность, но я же не подаю на вас в суд. Там и не примут мой иск. Говорит и пишет этот Соколов невнятно, но если я всё-таки правильно понял, мало ему распри в обществе, и хочет он вбросить ещё "дискуссию" о власовцах. Знают все, кто интересуется, что власовская армия — это всего две боевые дивизии (командиры Зверев и Буняченко), что немцы решились использовать эту шваль только в ноябре 1944 года, когда уж совсем припёрло; ясно любому человеку, кроме вольных историков, что были среди них и такие, перед которыми вопрос стоял так: или надевай власовскую шинель, или становись к стенке. А главное, Советская власть давным-давно простила их. Вопрос закрыт, страница перевёрнута лет семьдесят тому назад. А у Соколова всё свербит, ему невтерпёж ещё поковыряться, произнести обличительную речь, пригвоздить кого-то из давно почивших. "Мы начнём общественную дискуссию…" Уймись, дядя! Но иногда он изъясняется достаточно ясно: "Не реабилитированы те люди, которые реально боролись против советской власти. Современная Россия их по-прежнему считает врагами народа. Это важная общественная проблема! Это общественный вопрос, на который надо отвечать".

То есть надо реабилитировать. Вы, Соколов, подслеповаты, что ли? Да как же враги народа не реабилитированы? Даже памятники поставлены таким известным живодёрам, как генералы-адмиралы Колчак, Краснов, Врангель… А с какой помпой приволокли из Америки и перезахоронили прах Деникина, где-то разыскали останки генерала Каппеля, атамана Семёнова… И это вполне естественно. Советскую социалистическую власть банда Горбачёва-Ельцина предала, задушила с помощью американцев, которые не поскупились на это дело отмусолить пять триллионов долларов, и установила хотя дряхлый, вшивый, но все же хищный капиталистический строй. Ну и, конечно, все, кто когда-то боролся против Советской власти, для нынешних властителей — страдальцы и герои. Другое дело, как на всех этих персон смотрит народ. Читатели предлагают разное. Одни — просто взорвать музей и на его месте разбить сквер им. Путина. Другие — превратить музей в главный Уральско-Сибирский вытрезвитель им. Ельцина федерального подчинения. Третьи идут ещё дальше: центральный вытрезвитель Российской Федерации того же славного имени. Директором назначить Наину Иосифовну, её заместителем — Наталью Дмитриевну Солженицыну. Правда, её великий муж не пил даже на фронте, а менял у солдат, как сам пишет, водку на сахар, но в любви равноапостольной вдовы Натальи к Ельцину сомневаться не приходится. И вообще, как пишет в "ЛГ" Надежда Ивановна Морозова, "эти две вдовушки стоят друг друга". А что делать с самими создателями музея, с его нынешним персоналом? Читатели предлагают всех, кроме простых рабочих-строителей, работавших ради хлеба насущного для детей, всех во главе с директором Диной Сорокиной судить судом военного трибунала по обвинению в измене родине: и её заместителя Соколова, и заведующего архивом Дмитрия Пушмина, и директора артгалереи Илью Шиловского, и пресс-секретаря Елену Волкову. Да не забыть и Сергея Иванова, который, будучи руководителем администрации президента, энергично помогал сооружению этого дворца позора российской власти.

Судить! И никаких гвоздей! Вот лозунг мой — и солнца!

Россия. УФО > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 12 января 2017 > № 2036685


Франция. Россия. Ватикан > СМИ, ИТ > forbes.ru, 12 января 2017 > № 2034985

Спасибо Папе: как работают инвестиции в искусство, сделанные 500 лет назад

Любовь Пуликова

Forbes Contributor

В Третьяковской галерее до 19 февраля — выставка «Roma Aeterna. Шедевры Пинакотеки Ватикана. Беллини, Рафаэль, Караваджо» — 42 работы самых известных живописцев Италии XII-XVIII веков. Forbes Life посчитал, во сколько коллекция обошлась Папам и что стоило привезти выставку в Москву.

Идея обменных выставок между ватиканскими музеями и Третьяковской галереей возникла в верхах: на встрече президента Путина с Папой Франциском. А затем уже подключились Министерство культуры РФ и Благотворительный фонд Алишера Усманова «Искусство, наука и спорт».

Музеи Ватикана занимают в мировом рейтинге посещаемости, составленным The Artnewspaper, четвертую строчку, идут ноздря в ноздрю с такими гигантами мировых столиц как Лувр, Британский музей и Метрополитен-музей. Римские Папы были щедрыми заказчиками и отлично разбирались в искусстве. Отборное собрание шедевров кормит Ватикан: в 2006 году, например, музейная прибыль составила $65 млн.

Сколько стоят гастроли исторической живописи

Не считая расходов на подготовку выставки и подготовку картин, первой серьезной статьей трат считает транспортировка картин. Хотя Третьяковская галерея не называет цифры, они известны: по оценкам специалистов, перевезти работы для выставки уровня Roma Aeterna обходится в €200-400 000. Картины специально упаковывают, заказывают спецтранспорт и охрану на всем пути следования. Часто для каждой картины нанимают отдельного курьера-сопровождающего. На дальние расстояния ценную живопись перевозят по воздуху. Самолетов, приспособленных к перевозке крупногабаритных произведений, в мире всего несколько штук, их можно пересчитать по пальцам. Каждая картина должна быть размещена так, чтобы избежать контакта с поверхностью и любым другим грузом, чтобы соблюдалась определенная влажность и температурный режим. По сути музеи платят за воздух, за то свободное место вокруг картин.

Перед поездкой все произведения обязательно страхуют. Страховой взнос зависит от степени риска проекте, в том числе: путь картин (чем дольше дорога, тем выше риск), количество пресадок-перегрузок с одного транспорта на другой, квалификация фирмы-перевозчика, профессионализм персонала, серьезность охраны, качество упаковки. Страховая премия на крупных музейных проектах составляет сотни тысяч евро. А страховая сумма — десятки и сотни миллионов еров. Страховая сумма рассчитывается с учетом рыночной стоимостью картин.

Сколько тратили Папы на коллекцию

Как рассчитать расходы Ватикана времен эпохи Возрождения на оплату художникам? До 1861 года в Италии не существовало единой валюты. В архивах и мемуарах говорится о выплатах мастерам во флоринах, дукатах и скудо (скуди во множественном числе). Собственная золотая монета Флоренции, флорин, ходившая с 1252 года, весила около 3,5 грамма. В 1284 году Венеция выпустила дукат (с XVI века — цехин). Со временем дукат стал универсальной европейской высокопробной золотой монетой весом около 3,5 г. Скудо (по-итальянски «щит», с изображением гербового щита на реверсе) — аналог французских золотых монет экю. Впервые появившись в XIII веке, монета имела вес 4 грамма, но к XV веку сравнялась с флорином и дукатом, стала весить те же 3,5 г.

Какими ценовыми категориями оперировали в XV веке? Например, семья из четырех человек тратила на рыбу, мясо, хлеб, оливковое масло, вино, овощи и фрукты 30 флоринов в год. Верхняя одежда стоила 4-7 флоринов (но за роскошный кафтан, шитый золотом, портной просил 100 флоринов). Аренда дома прадеду Рафаэля Санти обходилась в год в 13 флоринов.

Художники тогда стремились получать не за отдельные заказы, а стать придворными мастерами на полном содержании с годовыми выплатами. Например, Лоренцо Гиберти получал 200 флоринов в год, Андреа Мантенья у герцогов Гонзаго — 600 (мастерская, личные апартаменты и подарки в качестве бонусов), Леонардо да Винчи во время работы в Милане — 2000 флоринов. 2000 флоринов Давинчи — это 7 кг золота: 3,5 гр (1 флорин) умноженные на 2000 флоринов. По современному курсу покупки золота за грамм ( 2587 руб/г) — 18 млн 109 000 руб. В общем, и задолго до появления Christie's и Sothebiy's первоклассная живопись стоила немалых денег, а художники знали себе цену. Сейчас эти цены возросли в разы.

Коротко и наглядно: как выросли цены на папские заказы за 500-600 лет

Мелоццо дельи Амбрози, прозванный Мелоццо да Форли (1438 – 1494), «Ангел, играющий на лютне», 1480 (2 фрески)

«Ангел, играющий на виоле», 1480

Тогда: Умбрийский мастер Мелоццо да Форли, которого часто именовали pictor papalis, то есть придворный художник Папы римского, создал композицию «Вознесение Христа» с Иисусом в окружении музицирующих ангелов для церкви Святых Апостолов. Заказчиком выступил кардинал Пьетро Риарио или Джулиано делла Ровере, будущий папа Юлий II (понтифик с 1503 по 1513). В XVIII веке композиция была уничтожена, уцелели 15 фрагментов (три из них сейчас показывают в Москве).

К XV веку расценки расценки при папском дворе устоялись: большие фресковые циклы шли за 1000 флоринов, среднего размера фреска оценивалась в 30 флоринов, а за изображение кондотьера Джованни Акуто художнику Паоло Уччелло заплатили 15 флоринов. Стоимость работ устанавливалась заказчиком, который отчаянно торговался , не желая признавать именитость и цены художника. За фрески в Сикстинской капелле Папа Сикст IV выдал Козимо Росселли, Доменико Гирландайо, Сандро Боттичелли и Пьетро Перуджино по 250 дукатов каждому. А да Форли, вероятно, получил за роспись с ангелами около 200 флоринов, то есть по нынешнему курсу около £7000.

Сегодня: Мелоццо да Форли на арт-рынке не встречается. Можно представить какой фурор вызовет появление оригинала, если копию XVIII века ушла на аукционе Bonham's за £562.

Рафаэль Санти (1483 – 1520), «Вера», 1507, пределла

«Милосердие», 1507, пределла

Тогда: Еще при жизни удостоившийся эпитета divino, божественный, Рафаэль умел считать деньги. Будучи официальным художником папского двора с 1508 года, он пользовался расположением и у Юлия II, и у сменившего его папы Льва X. Ходили легенды, что за рисунки Рафаэля платят столько золотых монет, сколько помещается на листе. Если доверять письмам художника, так оно и было. Рафаэль сообщал своему дяде Симоне Чиарла следующее: «У меня есть состояние в 3 000 дукатов и доход в 50 скуди. 3 000 золотых дукатов мне назначил папа ежегодно и пожизненно за наблюдение за постройкой собора Св. Петра. За работы живописью мне платят столько, сколько я требую. За фрески для одной комнаты, заказанные опять-таки Львом, я получу 1200 дукатов. Итак, милый дядя, — вы можете мною гордиться — вы, и все мои родные, и родина».

Сегодня: Портрет Лоренцо Медичи, герцога Урбинского (1492-1519) работы Рафаэля продан на Christie’s за £18,5 млн при оценке £10-15 млн.

Картина «Мадонна с гвоздиками» (1506-1507 годы) до 2004 года находилась в частном собрании герцога Нортумберлендского. Национальная галерея в Лондоне сумела договориться о прямой покупке Рафаэля за £35 млн (£22 млн пожертвований собрал сам музей, остальное добавили спонсоры).

Рекордная цена за работу Рафаэля на открытом аукционе была установлена в 2012 году на аукционе Sotheby’s, когда нарисованная углем «Голова апостола» ушла за £29,7 млн.

В 2009 года на Christie’s продали рисунок Рафаэля «Голова музы» за £29,2 млн.

Микеланджело Меризи, прозванный Караваджо (1573 – 1610).

«Положение во гроб», ок. 1603–1604

Тогда: Именем Караваджо названо направление в искусстве барокко, но свою прижизненную славу художник получил прежде всего как знатный дебошир. Драки с цыганами и коллегами по цеху, ссоры с кредиторами, оскорбления стражей порядка и криминальный финал — непреднамеренное убийство. Скитаясь с места на место, Караваджо успевал продуктивно работать, а за картины брал приличные деньги. «Ужин в Эммаусе» (1601 год) обошелся римскому аристократу и банкиру Чириако Маттеи в 150 крон (или 370 дукатов, по нынешнему курсу около $14 248). Позднее картина находилась в коллекции кардинала Сципиона Боргезе.

На выставке в Третьяковской галерее показывают «Положение во гроб» (1603-04), написанное для капеллы Виттриче в церкви Санта Мария ин Валличелла. В 1600-е годы Караваджо запросил за свои услуги в 470 дукатов, по нынешнему курсу $20 210, (столько же он получил за «Семь дел Милосердия» для церкви Пио Монте делла Мизерикордия). В письме художника Поурбуса герцогу Мантуанскому от 15 сентября 1607 г. есть такие цифры: «Я видел здесь две прекраснейшие картины Микеланджело да Караваджо. Одна — это «Розарио» (Четки), и она выполнена как алтарная картина…за нее спрашивают не меньше, чем 400 дукатов. Другая картина средних размеров с полуфигурами «Юдифь и Олоферн». Они хотят продать ее не меньше, чем за 300 дукатов…» По документам 1600-х годов финансовые дела Караваджо шли хорошо и художник завел счет в одном из неаполитанских банков.

Сейчас: Караваджо — редкий гость торгов «Старые мастера». Онлайн-журнал theartwolf.com подсчитал, что стоимость многофигурной композиции подобной «Положению во гроб», а именно «Обращение святого Павла» и «Призвание апостола Матфея» может составлять не менее $150 млн.

Гвидо Рени (1575 – 1642)

«Святой Матфей и ангел», ок. 1620 год

Тогда: К началу XVII века такие художники, как Гвидо Рени, Гверчино, Доменикино утвердили тарифный план на картины: за изображение фигуры в полный рост они просили 100 скудо, за поясное изображение — 50, за головы — по 25 скудо. Благодаря такой системе можно определить стоимость картины с двумя полуфигурами святого и ангела —70-80 скудо, по нынешнему курсу около $341.

Сейчас: В январе 2015 года Sotheby’s две картины Гвидо Рени «Се человек» и «Спаситель мира» ушли за $269 000 и $317 000 соответственно.

Никола Пуссен (1594 – 1665)

«Мученичество святого Эразма». 1628–1629

Тогда: В 1628 году Никола Пуссен через Кассьяно дель Поццо, секретаря кардинала Франческо Барберини получил заказ на алтарный образ «Мученичество святого Эразма» для капеллы в соборе Святого Петра. С работой художник справился за год и получил 400 скуди, то есть около $17 200 по нынешнему курсу. «Мученичество святого Эразма» оставалось в соборе до XVIII века, потом его перенесли в Палаццо дель Квиринале. В ходе наполеоновских конфискаций картину вывезли в Париж, и в Рим она вернулась только в 1816 году. При папе Пие VII ее включили в состав коллекции Ватикана.

Сейчас: В 2011 году картину Пуссена «Рукоположение» продали Музею Кимбелла в Техасе за $24,3 млн. В 2012 году Кембриджский Музей Фитцуильяма и британский Art Fund в рамках программы «Шедевр нации» собрал £3,9 млн ($5 млн) необходимые для приобретения картины Пуссена «Соборование больного» (1638 -1640).

Франция. Россия. Ватикан > СМИ, ИТ > forbes.ru, 12 января 2017 > № 2034985


Россия. Украина > СМИ, ИТ > ria.ru, 12 января 2017 > № 2034831

"Почта России" назвала точный адрес героя древнерусского былинного эпоса Ильи Муромца в ответ на попытки Минобороны Украины оспорить место рождения богатыря.

"Письма и открытки Муромцу нужно направлять по адресу: 602267, Россия, Владимирская область, город Муром, улица Коммунистическая, дом 33", — цитирует "Российская газета" пресс-службу "Почты России". По указанному адресу находится театр-музей Ильи Муромца. Гендиректор музея Юлия Елепова, комментируя ситуацию с правками, внесенными чиновниками из министерства обороны Украины в статью о богатыре на "Википедии", назвала попытки оспорить происхождение Ильи Муромца чушью.

Ранее сотрудники Минобороны Украины попытались исправить статью о богатыре на "Википедии". По мнению чиновников, Илья Муромец родился не под Владимиром, а в городе Моровск под Черниговом. Администраторы онлайн-энциклопедии вернули статью в первоначальный вид, а к упоминанию о Моровске добавили ироничный комментарий: "Особую популярность эта версия получила в трудах современных украинских историков".

Согласно общепринятой версии, Илья Муромец жил во второй половине XII века и погиб в возрасте 40-55 лет, предположительно, от удара копьем в грудь при взятии Киева в 1204 году.

Украинские общественные и политические деятели неоднократно выступали с теми или иными псевдоисторическими теориями. Так, бывший президент Украины Виктор Ющенко рассказывал о теории праукраинской трипольской цивилизации, а представитель Всеукраинской ассоциации политических наук Валерий Бебик утверждал, что Иисус Христос, Будда, Тутанхамон и Чингисхан были украинцами.

Россия. Украина > СМИ, ИТ > ria.ru, 12 января 2017 > № 2034831


Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 12 января 2017 > № 2034816

У Государственного исторического музея есть позитивный опыт сотрудничества с Русской Православной Церковью (РПЦ), который возможен при условии "здравого компромисса", рассказала РИА Новости начальник управления общественных связей Государственного Исторического музея (ГИМ) Мария Лемигова.

Ранее сообщалось, что принято решение передать РПЦ Исаакиевский собор в Санкт-Петербурге. В Минкультуры выразили мнение, что при передаче собора сохранение за ним нынешних музейных функций "возможно лишь теоретически". "Совместное использование музея и действующего храма сопряжено с целым рядом сложностей, в том числе кардинальным различием предметов реализации музейных и религиозных функций", — говорится в сообщении пресс-службы ведомства.

"У Исторического музея и Русской Православной Церкви (РПЦ) есть позитивный опыт взаимодействия по реставрации и сохранению Новодевичьего монастыря. ГИМ передал его РПЦ в 2009 году, но, тем не менее, Исторический музей продолжает наблюдение за этим объектом культурного наследия, с нами регулярно консультируются по вопросам сохранения этого памятника. Мы с РПЦ делаем общее дело и надеемся, что здравый компромисс будет сохранен в будущем, на настоящий момент опыт сотрудничества ГИМа и РПЦ это доказывает", — рассказала Лемигова.

По ее словам представители музея входят в комиссию по реставрации монастыря. Кроме того, принято решение о строительстве музейно-экспедиционного центра вблизи Новодевичьего монастыря к 2024 года.

"Таким образом, ГИМ фактически возвращается в Новодевичий монастырь, рядом с ним будет организована экспозиция, посвященная истории русского православия на основе памятников, составляющих фондовое собрание Исторического музея" — пояснила Лемигова.

"Соработничество" с РПЦ

Представитель музея рассказала, что храм Василия Блаженного (Покровский собор на Красной площади), который входит в комплекс ГИМ, с 1990 года используется в совместном ведении РПЦ и музея.

"У нас принято компромиссное решение: в храме каждое воскресенье проходит служба, все верующие могут прийти туда. Два раза в год на престольные праздники — Святого Петра и Павла и Покрова Святой Богородицы проводятся службы. Для паломников вход в собор бесплатный и без очереди. За прошлый год Покровский собор посетило более 3 тысяч паломников ", — продолжила Лемигова.

Она отметила, что за последние десять лет проведена большая работа по реставрации храма Василия Блаженного, в котором, в частности, планируется открыть для верующих предел Святого Иоанна Блаженного, где находится рака с его мощами. "Такой вариант сотрудничества с РПЦ — соработничество", — добавила она.

Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 12 января 2017 > № 2034816


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 12 января 2017 > № 2033819

С 2002 по 2016 год премии города Москвы в области журналистики были удостоены 213 представителей СМИ. Их награждают за самые актуальные и талантливые работы о столице и москвичах.

Сергей Собянин вручил премии города Москвы 2016 года в области журналистики. Их присуждают за создание наиболее талантливых и актуальных журналистских материалов, теле- и радиопередач о Москве и москвичах. Эти работы получили общественное признание, подняли важные проблемы социально-экономической и культурной жизни столицы, они проникнуты чувством гражданственности, способствуют воспитанию любви к своему городу, бережного отношения к его истории и традициям.

«По традиции после новогодних праздников, в канун Дня работников печати, вручаем премии в области журналистики. В этом году вручаем премии за 2016 год. И я с большим удовольствием от имени москвичей поздравляю вас с заслуженными наградами, которые вы получаете благодаря вашему трудолюбию, таланту и любви к нашему городу», — сказал Сергей Собянин.

Премии присуждаются ежегодно указом Мэра Москвы по предложению экспертного совета, в который входят руководители средств массовой информации, авторитетные журналисты, депутаты Московской городской Думы.

Ежегодно вручают до 15 премий. По традиции это приурочено ко Дню российской печати, который отмечается 13 января. Размер каждой премии составляет 200 тысяч рублей.

Всего с 2002 по 2016 год премии города Москвы в области журналистики были удостоены 213 представителей СМИ.

«Вообще, журналистика играет значимую роль в жизни не только города, но и страны. В последние годы и в мире работа московских журналистов становится всё более и более заметной. И сам отряд журналистов — это целая, по сути дела, отрасль. В ней работает на каждые сто жителей столицы один журналист. Такого показателя, наверное, нет ни в одном мегаполисе мира. И должен сказать, что журналисты делают всё, чтобы обеспечить информационное взаимодействие 12 миллионов москвичей. Для нас это огромная, колоссальная помощь. Невозможно себе представить коммуникации между жителями мегаполиса без вашей помощи, без вашего участия. Тем более в Москве, которая активно развивается, где происходит масса различных событий, на которые надо мгновенно реагировать, доносить информацию, получать обратную связь», — добавил Сергей Собянин.

Мэр Москвы напомнил, что прошедший год был полон событий. Так, в стране прошла большая кампания, связанная с выборами в Государственную Думу. Насыщенной была и городская жизнь. В частности, в столице реализовывалась крупнейшая программа в области транспорта.

«Продолжалось строительство развязок, дорог, метро. Введён крупнейший объект инфраструктуры — Московское центральное кольцо. Продолжали развиваться такие направления, как благоустройство города, в обсуждении которого приняли участие, наверное, все журналисты без исключения, если не в своих изданиях, то по крайней мере в интернете точно», — подчеркнул Сергей Собянин.

Мэр Москвы уточнил, что преобразование общественного пространства, проводимое в столице, — это общегородское дело: «Надеюсь, что мы так или иначе приходим к консенсусу, к тому, что эта работа важная, её необходимо продолжать. Даже эти новогодние праздники показали, что в преобразившемся городском пространстве создаются новые форматы, новые фестивали, ярмарки, совершенно другое праздничное настроение».

Сергей Собянин напомнил, что в новогодние каникулы праздничные мероприятия на городских площадках посетили более 11 миллионов человек.

«Хотел поблагодарить вас за совместную работу на благо нашего города. Уверен, что мы как жители Москвы желаем ему улучшения, преобразований, того, чтобы он был с каждым годом всё интереснее, более комфортным, более уютным. И считаю, что всё, что мы делаем, мы делаем совместно, мы делаем одну большую работу», — сказал он.

Лауреатами премий 2016 года стали 15 человек:

— Жанна Авязова, заместитель главного редактора газеты «Московская перспектива», — за освещение актуальных вопросов жизни столицы и многолетнюю журналистскую деятельность;

— Зарина Ашхаруа, заместитель руководителя отдела происшествий информационного агентства «Москва Медиа», — за актуальные материалы о работе судов в городе Москве и оперативное освещение чрезвычайных происшествий;

— Александр Белоновский, главный редактор ООО «Лента.Ру», — за освещение общественно-политической и культурной жизни города Москвы и городских проектов;

— Наталья Варсегова, заместитель редактора отдела московского выпуска издательского дома «Комсомольская правда», — за освещение градостроительной политики Правительства Москвы и актуальные публикации, посвящённые реконструкции московских улиц;

— Александр Воронов, старший корреспондент отдела неделовых новостей газеты «Коммерсантъ», — за актуальные информационные материалы о развитии городского транспорта и реализации проекта реконструкции Московского центрального кольца;

— Анна Галинская, собственный корреспондент службы выпуска дирекции информационных программ ГТРК «Культура», — за серию репортажей об истории Москвы и главных культурных событиях столицы в информационной программе «Новости культуры»;

— Екатерина Деева, заместитель главного редактора — шеф-редактор интернет-редакции сайта издательского дома «Московский комсомолец», — за многолетнюю работу по освещению общественно-политической жизни столичного мегаполиса;

— Наталья Дмитрак, специальный корреспондент отдела по освещению деятельности правоохранительных органов службы политической информации информационного агентства «Интерфакс», — за оперативное освещение городских новостей и социально значимых проектов Правительства Москвы;

— Иван Евдокимов, корреспондент отдела информационных программ департамента ТВ АО «Москва Медиа», — за серию актуальных репортажей о жизни столичного мегаполиса;

— Игорь Елков, обозреватель редакции еженедельного номера «Российская газета — Неделя» редакции «Российской газеты», — за публикации, способствующие формированию положительного имиджа города Москвы как туристического центра;

— Нино Иосебадзе, старший корреспондент отдела «Москва» редакции спецпроектов Информационного телеграфного агентства России (ИТАР-ТАСС), — за цикл репортажей о жизни столичного мегаполиса, благоустройстве городской среды и общественных пространств;

— Ольга Кузьмина, обозреватель редакции газеты «Вечерняя Москва», — за многолетнюю журналистскую деятельность и цикл исторических очерков о Москве и известных горожанах;

— Анна Семёнова, заместитель редактора отдела «Общество» АО «Газета.Ру», — за освещение социально значимых проектов и событий в городе Москве;

— Евгения Стрыгина, корреспондент службы выпуска информационных программ дирекции информационной программы «Вести» ГТК «Телеканал “Россия”», — за цикл телевизионных материалов о сохранении архитектурного облика Москвы и развитии городского пространства;

— Владимир Шушкин, шеф-редактор сайта «АиФ.ru» АО «Аргументы и факты», — за использование современных информационных технологий в работе по освещению жизни столицы.

Москва — медийная столица России

Москва по праву является медийной столицей России. Здесь сосредоточены ключевые высокорейтинговые национальные медиакомпании. Из 450 тысяч человек, занятых в отрасли массмедиа страны, более 110 тысяч работают в столице.

Печатные СМИ

Головной офис в Москве имеют около 50 крупных газетных и журнальных национальных компаний, занимающих, по оценкам экспертов, примерно 60 процентов печатного рынка и около 75 процентов рекламного рынка прессы. Они издают ведущие массовые и авторитетные национальные газеты («Российская газета», «Комсомольская правда», «Аргументы и факты», «Коммерсантъ», «Ведомости», «Известия» и другие), а также массовые и специализированные журналы.

Из шести тысяч самых массовых изданий, выходящих в России, четыре тысячи издаются в Москве, в том числе порядка 500 федеральных и городских газет совокупным тиражом почти 800 миллионов экземпляров и порядка 3,5 тысячи журналов совокупным тиражом около 2,5 миллиона экземпляров.

Электронные СМИ

В столице сосредоточены редакции и студии основных телевизионных каналов, вещающих в России, а также редакции радиостанций и сетевых изданий. Из 10 общероссийских телеканалов девять ведут вещание из столицы.

Так, Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания (ВГТРК) представляет четыре общенациональных телеканала («Россия 1», «Россия К», «Россия 24», «Карусель»); 89 региональных телерадиокомпаний, вещающих во всех субъектах Российской Федерации; телеканал «РТР-Планета», выходящий за рубежом; русскую версию телеканала «Евроньюс»; пять радиостанций («Радио России», «Маяк», «Культура», «Вести ФМ», «Юность»).

Информационные агентства и интернет-СМИ

В Москве расположены штаб-квартиры ведущих национальных информационных агентств — основных поставщиков информации для всей отрасли массмедиа. Среди них старейшее информагентство России ИТАР-ТАСС, а также «Россия сегодня», «Интерфакс», «Москва», «Росбалт», «РБК».

В России официально зарегистрировано более девяти тысяч интернет-СМИ. Большинство их учредителей (свыше 60 процентов) находится в Москве.

Городские массмедиа

Городские массмедиа представлены различными печатными и электронными СМИ, это:

— ежедневная газета «Вечерняя Москва», включая социальный еженедельник «Вечерняя Москва» и вечерний выпуск, распространяемый бесплатно в метро. Совокупный тираж изданий — около семи миллионов экземпляров в месяц;

— 11 еженедельных бесплатных окружных газет общим тиражом 4,15 миллиона экземпляров (с интернет-сайтами), районные новости публикуются на 131 сайте районных интернет-газет;

— агентство городских новостей «Москва»;

— городской круглосуточный информационный телеканал «Москва 24», сетевое издание m24.ru. Телеканал занимает лидирующие позиции в городском эфире, охват аудитории составляет не менее девяти миллионов зрителей. Он также вещает на территории Московского метрополитена;

— городской круглосуточный социальный телеканал «Москва Доверие»;

— общероссийский телеканал «ТВ Центр», занимающий лидирующие позиции в стране по объёму общественно-политического вещания и входящий в состав первого мультиплекса. В столичном регионе выходят программы с субтитрами объёмом около 20 часов в день (порядка 83 процентов эфира). Международная телеверсия телеканала — TVCI — распространяется в странах СНГ и Балтии, Восточной и Западной Европы, Азии, США и Канаде, его аудитория превышает 32 миллиона человек.

Также в столице работают радиостанции: городской информационно-музыкальный радиоканал «Москва FM», городской информационно-музыкальный радиоканал на английском языке Capital FM, городской проводной радиоканал «Радио Москвы».

Подробнее об отрасли массмедиа в Москве можно узнать, посмотрев ролик на канале YouTube.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 12 января 2017 > № 2033819


Россия > СМИ, ИТ > portal-kultura.ru, 12 января 2017 > № 2033571 Рената Литвинова

Рената Литвинова: «Земфира научила меня идти против всех»

Евгения КОРОБКОВА

12 января Рената Литвинова отмечает юбилей. «Ты, Литвинова, птица заморская, хоть с экрана-то нам улыбнись», — просил модный поэт Тимур Кибиров. Увидеть улыбку именинницы обозревателю «Культуры» не удалось. Как «заморская птица», кинодива провела праздники за границей. Но в телефонном интервью не отказала.

Литвинова: Если честно, я больше люблю отмечать не день рождения, а Новый год. Это мой самый счастливый праздник. Хочется бегать по магазинам, прикупать подарки. Помню, и совсем необычный свой Новый год — встретила его в метро. Это случилось еще в юности. Забежала в пустой вагон. Поезд тронулся и вдруг остановился в туннеле. Долго стоял, а ровно в двенадцать загудел. Видимо, так машинисты решили поздравить друг друга. А я сидела в пустом вагоне, в шубке, напомаженная, с шампанским — и в полном отчаянии. Но где-то на третьей минуте этого гудежа испытала ощущение счастья.

культура: Вас не пугает очередная круглая дата?

Литвинова: Никогда не скрывала возраста. Мне кажется, важнейший дар — красиво состариться. Он не всем дается, но, мне кажется, у меня все с этим будет в порядке. Я склонна к усыханию. В старости не потребуется столько внимания уделять своей оболочке. Заведу себе погреб, стану там вино держать, буду ходить, как хочу, есть, что хочу.

культура: Вас называют одной из самых привлекательных женщин, но во всех интервью Вы говорите, что не считаете себя красавицей.

Литвинова: Не считаю. Красоты нет, но есть ракурсы: повернуться так или по-другому. В школе особенно не красилась и до какого-то класса являлась полным альбиносом. У меня была кличка «останкинская башня», или «телебашня», я стеснялась и сутулилась. Теперь говорят, что это фирменная сутулость.

культура: Ну, кто-то же учил Вас стилю, манере держаться, одеваться…

Литвинова: Специально — никто. Одеваться училась по фильмам Феллини, Висконти, Уайлера. У нас во ВГИКе читали лекции по истории кино. В девять утра на них никто не ходил, кроме меня. Я смотрела, как великие режиссеры одевают женщин, и выбрала для себя Антониони. У меня было мало денег, а у Антониони ведь все скромненько, без блесток: черная юбка, белая рубашка. Годится на любые случаи жизни.

культура: Вы окончили ВГИК как сценарист, но стали актрисой, режиссером, телеведущей. Кто Вы сегодня в первую очередь?

Литвинова: Я — автор. Это, наверное, лучшее, что у меня получается.

Я постоянно пишу, хотя писательство — страшно вредная, депрессивная профессия.

культура: Разве Вам не идет быть несколько депрессивной?

Литвинова: Нет, я очень позитивная. В спортивной школе, куда ходила, тренер держал меня только потому, что я его веселила. Конечно, не может абсолютно счастливый человек заниматься творчеством. Но это страдание для меня питательно. Вдохновение возникает, когда душа сострадает, когда она ищет любовь или же когда случается несчастье. Мне нравится превращать в плюсы даже отрицательные моменты.

Ненавижу произведения искусства, после которых хочется пойти и повеситься, однако гениальные творения, даже если они грустны, все равно тебя наполняют, обогащают. Жизнь несправедлива, гадостей на планете больше, но искусство должно восстанавливать мировой баланс добра и зла.

культура: В сентябре прошлого года в прокат вышел фильм «Петербург. Только по любви» с Вашим участием. Какую роль играет любовь в Вашей жизни?

Литвинова: Творческим людям обязательно надо влюбляться. Можно любить и быть преданным одному человеку, но при этом быть влюбленным в другого. Потому что тот, кто не любит — вреден обществу. Вместе с тем я считаю, что как в работе, так и в человеческих отношениях все должно строиться на обмене. У Муратовой я научилась дерзости и бесстрашию. У Земфиры — умению идти против всех и быть правой, не разрешать себя подавлять…

культура: В «Петербурге» Вы выступили и в качестве одного из режиссеров. Какой Вы режиссер?

Литвинова: Очень требовательный к себе и к другим, но очень любящий своих артистов. Если я их беру, то навсегда. Причем это относится исключительно к актерам. Вот, скажем, операторов я люблю менять. Но артисты, как говорил Тарковский, это даже не люди. Они больше, чем люди, или меньше, чем люди. Хорошие слова.

культура: Сегодня много рассуждают о наступлении века дилетантизма…

Литвинова: А мне нравятся дилетанты, которые делают все в первый раз. Когда у тебя свободна голова и нет обязательств нетворческого характера, то отчего бы не дерзнуть — вполне может получиться что-то гениальное.

культура: Говорят, талантам надо помогать, бездарность пробьется сама.

Литвинова: Нет, таланты тоже пробьются. Я не верю в несостоявшихся гениев. Если человек утверждает, что обстоятельства не позволили ему исполнить что-то свое, значит, он не очень-то и хотел. Все желания сбываются, надо лишь волю проявить. А это трудно.

культура: Ваша героиня однажды сказала: «Я бы хотела, чтобы смерть была похожа на тебя, в желтом платье и с бокалом шампанского». Не совсем обычное отношение…

Литвинова: Я не делю людей на мертвых и живых. Я сама будущая мертвая. Меня интересуют переходы: есть ли смысл в жизни, есть ли смысл в смерти. Я очень подробно изучала тему смерти и сделала немало открытий. Символом смерти может быть и бабочка, и змея, и маки. Смерть приходит в разных обличьях: и женщина в черном с косой, и женщина в белом, и мужчина в зеленом фраке. А Феллини говорил, смерть — это блондинка в красной комбинации с черными кружевами. Удивительно.

культура: Красиво, но печально. Не хочется завершать интервью на такой ноте. Скажите лучше, зачем, по-Вашему, мы приходим в этот мир?

Литвинова: Какого-то всеобщего смысла жизни нет. Каждый человек сам себе его назначает. Если, конечно, захочет. Хотят далеко не все. Если говорить обо мне, то я — в поиске. Но считаю, что мотивация к жизни — в любви, в том, чтобы дарить любимому человеку счастье.

Россия > СМИ, ИТ > portal-kultura.ru, 12 января 2017 > № 2033571 Рената Литвинова


Россия. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > bfm.ru, 12 января 2017 > № 2032984

В скандале вокруг Исаакиевского собора всплыл финансовый вопрос

Сейчас музей самоокупаем, его годовой доход — 800 млн рублей. Эксперты считают, после передачи собора РПЦ финансовое бремя ляжет на бюджет либо храм не будет сохраняться должным образом

Страсти вокруг Исаакиевского собора в Петербурге: символ Северной столицы отдают в управление РПЦ, в музее беспокоятся за его судьбу, церковь обещает сделать бесплатный вход, активисты протестуют.

Санкт-Петербургская епархия еще в 2015 году попросила передать ей собор, но получила отказ по экономическим причинам. Но сейчас ситуация поменялась, и как заявил петербургский губернатор Полтавченко, вопрос решен «по договоренности с патриархом Кириллом».

С одной стороны, Исаакиевский собор — это действующий храм, поэтому логично, если он будет находиться в ведении церкви. С другой — он еще и музей, и сейчас — это все-таки его основная деятельность. Правда, у РПЦ есть много своих музеев, и вроде бы ничего страшного. Но Исаакиевский собор — не просто музей, а один из основных в России. И здесь на сцене появляется, возможно, главный герой — финансовый вопрос. Исаакиевский собор сейчас самоокупаемый, его годовой доход, по данным СМИ, — около 800 млн рублей, около 200 млн рублей уходит на реставрацию, десятки миллионов — городу в качестве налогов. После передачи РПЦ все может поменяться, и на собор пойдут деньги из бюджета, прогнозирует депутат Заксобрания Санкт-Петербурга Борис Вишневский.

«Если завтра собор передать, то послезавтра губернатор Полтавченко придет к нам, к депутатам, в Законодательное собрание и скажет: дайте денег, потому что это федеральный памятник. Господа церковники забывают, что Исаакиевский собор — это памятник архитектуры федерального значения, всемирно известный объект наследия, его необходимо реставрировать, сохранять. Притом, никто не нарушает права верующих, никто не мешает им проводить службы».

Когда РПЦ начнет управлять Исаакиевским собором, исчезнет главный источник дохода — платный вход. Потому что брать деньги за это Церковь не может априори. Кстати, представители духовенства именно на этом моменте акцентируют внимание: горожане и туристы будут ходить в собор бесплатно, а не за 400 рублей как сейчас, или за 250 — без посещения колоннады. Как заявил губернатор Петербурга Георгий Полтавченко, теперь все расходы по содержанию лягут на РПЦ. Директор музейного комплекса Николай Буров рассказал Business FM, что государство и дальше будет нести ответственность за собор, но его лично беспокоят два аспекта:

«Как для музейщика, для меня проблема заключается в сохранности здания и продолжении реставрационных работ, которые никогда не закончатся. Такие здания не выходят из реставрации. И, конечно, проблема человеческая — кроме 393 сотрудников есть еще 142 несовершеннолетних ребенка в семьях моих сотрудников, это меня беспокоит больше всего».

Интересно, что летом позапрошлого года, когда развернулась бурная дискуссия по поводу передачи Исаакиевского собора РПЦ, власти Петербурга отказали церкви. Именно по финансовой причине, чтобы бремя заботы о музее не легло на плечи города. Известный священник, протоирей Всеволод Чаплин в интервью Business FM сообщил, что Церковь сумеет позаботиться об Исаакиевском соборе. Что же касается музейных сотрудников, то вот фрагмент интервью Чаплина телеканалу «Россия 1» 2015 года, когда священник еще отвечал за взаимодействие Церкви и общества:

«400 человек работает в музее. Нужны ли там эти 400 человек, если храм будет передан в пользование церкви? Я думаю, что в 10 раз меньше людей потребуется для того, чтобы этот храм обслуживать».

Впрочем, это интервью полуторагодичной давности, сейчас позиции всех заинтересованных сторон могли поменяться, равно как и финансовые планы. Но удивляет другое — много лет Исаакиевский собор и Церковь вполне мирно сосуществовали. В храме, судя по январскому расписанию на сайте, дважды в день проходят богослужения. Вход, естественно, бесплатный. Более того, зайдя во время службы, можно бесплатно осмотреть экспозицию. И по такому же принципу с РПЦ спокойно сотрудничают множество платных музеев, которые не принадлежат Церкви. Например, кремлевские соборы или Центральный музей древнерусского искусства имени Андрея Рублева, рассказывает его гендиректор Михаил Миндлин.

«На сегодняшний день у нас полное взаимопонимание. Наши цели во многом совпадают по части сохранения древнерусского культурного наследия, древнерусского искусства. Нет никаких препятствий, потому что собор открыт всем посетителям музея. Любой желающий может посетить собор, естественно, в любое время, осматривая его снаружи и изнутри, в то время когда собор открыт для посетителей».

Ситуация с Исаакиевским собором уникальна еще и потому, что он никогда не принадлежал РПЦ, хотя Церковь настаивала на этом еще в XIX веке, когда воздвигли современное здание собора. Но власти решили, что Церкви не по карману содержать храм и сразу же после постройки, кстати, на бюджетные деньги, передали его в ведение Министерства путей сообщения, а потом в МВД. Так что хоть и карикатурным, но исторически справедливым решением было бы передать Исаакиевский собор Минтрансу или полиции. Но то, что было нормальным для клерикального государства, оказалось невозможным для светского.

Михаил Сафонов

Россия. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > bfm.ru, 12 января 2017 > № 2032984


Финляндия. Россия > СМИ, ИТ > yle.fi, 11 января 2017 > № 2043814

С 12.01 по 15.01 в Хельсинки на сцене Национального балета Финляндии пройдут гастроли всемирно известного академического театра балета Бориса Эйфмана. Коллектив, открывший юбилейный сороковой театральный сезон, представит в Хельсинки два балета, «Роден» и «Чайковский. PRO et CONTRA».

Премьера балета «Чайковский. PRO et CONTRA» состоялась в Санкт-Петербурге в конце мая 2016 года в преддверии юбилея Бориса Эйфмана, 22 июля прошлого года отметившего свое 70-летие.

У жителей финской столицы появилась уникальная возможность попасть на постановку, которую до сих пор зарубежная аудитория не видела – до этого балет шел только в Москве и Санкт-Петербурге. Эйфман, создатель уникального психологического балетного театра, в этой постановке вновь обращается к музыке П. И. Чайковского, которого, вероятно, можно назвать самым любимым композитором хореографа. Начиная с 1980-х годов Эйфман поставил на его музыку пять спектаклей. Среди них, например, знаковый балет «Анна Каренина», с которым труппа Эйфмана в прошлый раз приезжала в Хельсинки в 2013 году.

В постановке «Чайковский. PRO et CONTRA» хореограф углубляется во внутренний мир и метания гениального композитора, переживающего внутренний раскол. Душевные страдания Чайковского ложатся в канву балета. Перед глазами зрителя разворачивается пластическая психодрама – хореограф, воплощая в танце воспоминания умирающего композитора, ищет ответ на вопрос, как появлялась на свет бессмертная музыка Чайковского.

"Чайковский", фотограф - Евгений Матвеев

Балетный спектакль «Роден» также трактует на языке танца драму человеческих судеб – в сюжетную основу балета легли отношения между великим скульптором и его музой и ученицей Камиллой Клодель.

Премьера спектакля состоялась в 2011 году и постановка собрала восторги публики как на родине, так и на театральных подмостках таких городов, как Нью-Йорк, Париж, Лондон, Берлин и других.

Обе постановки удостоены высшей театральной премии Санкт-Петербурга «Золотой Софит».

В юбилейном сезоне в состав труппы вошли новые танцовщики – выпускники Московской государственной академии хореографии, Академии русского балета им. А. Я. Вагановой и школы-студии Мориса Бежара «Рудра».

- Критерии отбора в труппу – одновременно простые и сложные, – комментирует Б. Эйфман. – В нашем театре работают молодые, красивые, очень высокие артисты, которые владеют не только прекрасной универсальной техникой классического и современного танца, но и способны языком тела выразить эмоции человеческой души. Это особый дар – через пластику и язык тела выражать мысли и чувства. В Хельсинки мы привезем настоящих звезд нашего балета. Труппа недавно вернулась из Лондона, и хочу рассказать, что там наши танцовщики получили самые восторженные оценки как критиков, так и зрителей.

Постановку «Чайковский. PRO et CONTRA» можно увидеть на главной сцене Национального балета 12 и 13 января

Балет «Роден» будет показан на этой же сцене 14 и 15 января

"Роден"

Lioubov Shalygina

Финляндия. Россия > СМИ, ИТ > yle.fi, 11 января 2017 > № 2043814


Украина. СЗФО > Миграция, виза, туризм. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 11 января 2017 > № 2036688

 Из Санкт-Петербурга с любовью к Луганску

Санкт-Петербург и Москва очень сильно отличаются по настрою. Если Москва – более патриархальный город, поддержка ополчению Новороссии тaм очень сильная, то в Санкт-Петербурге много либерально настроенных журналистов и людей близкого к ним окружения.

Светлана Тишкина

Ну вот мы и встретились! В Луганске, в стенах моей квартиры, на моём диване сидит эта утонченная, одухотворенная поэт-писатель, кандидат филологических наук, специалист по Достоевскому Наталья Романова и рассказывает о своей жизни в Санкт Петербурге. В северную столицу её, луганчанку, вынудили переехать свирепые события незабвенного 2014 года и, конечно же, любовь к неповторимому творению Петра I.

– Когда вы покинули Луганск, Наталья?

– Летом 2014 года. Всего два месяца прожила здесь с начала войны, а затем, не выдержав всего того, что здесь творилось, всех этих смертей, собрала вещи и уехала.

– Как приняла Вас наша Великорусская северная столица? Где и кем вы сейчас работаете? Как принимает Питер наших луганчан?

– Я рaботaю в Медиацентре Правительства Санкт-Петербурга. Из-за кризиса мне не удалось устроиться по моей специальности в сфере высшего образования. Год неудачный тогда выдался для меня из-за сокращений, и я решила уйти в журналистику. Пока работаю в этой сфере. С получением российского гражданства по-прежнему всё очень сложно. Для жителей Украины нет квот для проживания в Москве и Санкт-Петербурге. Невозможно получить разрешение даже на временное проживание. Некоторые получают статус «временное убежище», но статус «беженца» почему-то не дают никому. Миграционная служба назвала цифру: всего 27 человек официально получили в России статус «беженца». Вот по нему можно в России в будущем получить российское гражданство, а получив «временное убежище», можно только пожить в России какое-то время. А так, по закону РФ можно только до 90 дней в России находиться.

Мне помогли в правительстве Санкт-Петербурга. Губернатор ходатайствовал, чтобы мне дали квоту для проживания в Петербурге, и через кaкое-то время мне было разрешено проживать в Санкт-Петербурге целых три года. Помогло то, что я кандидат филологических наук, писатель, и за меня союз писательский очень просил. Иногдa сравниваю себя с Достоевским, которому тоже после каторги выпрашивали разрешение на жительство в Петербурге. Теперь я могу через четыре года российское гражданство получить.

– А чем конкретно занимается ваш Медиацентр?

– Взаимодействием с журналистами Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Освещаем события в правительственных структурах, мероприятия, которые проходят в городе и области, занимаемся организацией пресс-конференций различных, пресс-туров для журналистов. Не тaк дaвно делали пресс-тур о производстве шоколада на одной из фабрик Санкт-Петербурга. Очень интересная у меня работа!

– Наверное, и со многими известными людьми встречаться приходится?

– Да, недавно были интересные встречи с Олегом Басилашвили, Михаилом Боярским. Настоящий Дедушка Мороз из Великого Устюга нaкaнуне прaздников к нам приезжал.

– И вот, через три года после бегства из Луганска вы приехали в родной город проведать ваших родителей. Каким вы его нашли?

– С одной стороны, не видно, что до сих пор идёт война, вроде бы совсем мирный город. По крайней мере, так кажется, потому что позиции военных не в центре города расположены, но с другой стороны чувствуются последствия этого затяжного конфликта – очень подавлены настроения луганчан. И мне очень жаль, что это происходит. Когда общаешься со знакомыми, это изменение сильно бросается в глаза. Если раньше луганчане были самыми жизнерадостными, самыми солнечными людьми на свете, то сейчас это депрессивное состояние очень заметно. У людей мало веры в то, что эта война скоро закончится. Даже в прошлом году, как мне кажется, люди были намного более оптимистично настроены, а сейчас у них уже и надежда теряется. Это очень горько.

– Но, несмотря на это, вы не могли не увидеть того, как Луганск быстро залечил свои раны, полученные при интенсивных обстрелах в 2014-м году. Мало где уже можно увидеть выбитые стекла и посеченные осколками стены и заборы, если только идти по частному сектору, вдали от центральных улиц или на автовокзале.

– Да, именно на Автовокзале разбитые «Фуршет» и «Лелека» меня шокировали! Знаете, в Санкт-Петербурге жизнь у меня довольно интересная. Я даже в кино на «Ленфильме» иногда снимаюсь, когда требуются актеры в эпизодах. Там, все же, сфера очень широкая для культурной деятельности, и Дом писателя активно работает, но тоскую я все равно по Луганску, по «Светлице» нашей, по библиотеке Горького, по тому, как мы на кафедре литературные чтения устраивали в университете Шевченко и по нашим встречам литобъединения «Свете Тихий». Мне этого всего очень не хватает там. Ностальгия...

– А как питерцы к нам относятся? Что-то говорят, когда узнают, что вы из Луганска? Они делятся своим видением относительно Донбасса или им уже надоела эта тема?

– Ну, как информационный повод тема войны в Донбассе очень редко сейчас возникает, потому что настолько ранее муссировали эту тему, что людям она просто приелась. Немножко охладел интерес к ней, но всё равно питерцы переживают за судьбу Донбасса.

Но при этом всём нужно сказать, что Санкт-Петербург и Москва очень сильно отличаются по настрою. Если Москва – более патриархальный город, поддержка ополчению Новороссии тaм очень сильная, то в Санкт-Петербурге много либерально настроенных журналистов и людей близкого к ним окружения. Хотя представители власти всё же в большинстве своём от души поддерживают Донбасс. Но журналистов, среди которых приходится вращаться, очень много таких. Они не только равнодушны к этой теме, но и вообще не очень хорошо и даже враждебно относятся к нашим ополченцам.

– А какие аргументы они при этом выдвигают?

– У многих из них глaвнaя мечта – свергнуть Путина! Они думают, что заменой одного человека можно изменить всю жизнь России. И, естественно, такие считают, что мы обижаем Киев тем, что хотим отсоединиться от Украины, а то, что Порошенко обстреливает наши города – это вынужденная такая мера, которую он и должен был предпринять. А то, что при этом погибли мирные жители и дети – это у них не обсуждается. Они говорят: «Ну, вы же сами хотели войны! Так чего вам ещё надо?».

– Значит, это мы хотели войны? Мы как раз её и не хотели пускать в свой дом.

– Ну, в их понятии, раз мы захватили здание СБУ и начали обороняться, значит сами и виноваты в начале АТО.

– А они, значит, никакие здания в Киеве не захватывали и государственный переворот не совершали? Логика «непробиваемая».

– Как ни прискорбно, с такими настроениями случается встречаться. Да если бы этим ограничивалось, это было бы ещё полбеды, но ведь доходит до того, что эти либералы говорят, что и в Великую Отечественную войну не нужно было блокаду Ленинграда выдерживать, а нужно было сдаваться. И пусть бы Германия завоёвывала север России. Представляете, они говорят: «Зато пиво бы сейчас пили немецкое».

– Ничего себе! Сдавать без боя свои территории? Это предательство в чистом виде. А то, что они при этом и русский язык потеряли бы, их не волнует?

– А им всё равно на каком разговаривать. Ну подумаешь, на немецком бы разговаривали или английском.

– При таком раскладе их бы вообще не было. Потомки совсем других родов человеческих пользовались достоянием русского народа. В таком случае это уже не либералы, а открытые враги России!

– Да, они именно русофобы. Всё, что для России как для государства плохо, для них хорошо. Меня это тоже всегда возмущает. Слава Богу, что есть в Питере и нормальные патриотически настроенные люди.

– Напрашивается параллель с антироссийской Украиной. А как вообще поживают наши коллеги-писатели Санкт-Петербурга? Есть ли правительственная поддержка творческим людям? Книги издаются за счёт государства?

– Да, в общем, неплохо писатели Санкт-Петербурга себя чувствуют. Как раз в легендарном Смольном есть такой Комитет по печати и взаимодействию со СМИ. Его глава Сергей Серезлеев очень много делает для издания книг, причем самых разных: и в сфере искусствa, и спонсируются даже издания поэтических сборников петербургских поэтов. Это было удивительно для меня: средства на издание книг тратятся очень большие! Каждый год определенное количество книг, причём, не малое издаётся за счёт правительства.

– А темы любые берут или предпочтение отдают патриотическим опусам?

– Нет-нет. Никакой цензуры в России нет абсолютно. Это может быть философская лирика, любовнaя, патриотическая, – любая!

– И эти псевдо либералы тоже там печатаются и несут свою вражью идеологию в массы?

– Да. Они хоть и кричат вовсю, что в России ущемляются их права, но либералы в Петербурге прекрасно себя чувствуют и издаются большими тиражами. Они и по радио целыми днями критикуют правительство, и ничего им за это не бывает, и издают книги за счет правительства. В общем, замечательно себя чувствуют и при этом всем недовольны. Свобода слова у нас процветает.

– Вот это да! Если так дальше пойдет, то Донбассу не только себя, но и Россию нужно будет спасать! А на родную луганскую кафедру заходили?

– Нет. Ещё не успела, но обязательно зайду, проведаю коллег. Я очень по ним скучаю. Я ведь планировала уже возвращаться в Луганск насовсем этим летом и уже отправила свои тёплые вещи сюда, но так повернулась моя судьба, что пришлось задержaться в Петербурге.

– Расскажите луганчанам о городе русской славы – Санкт-Петербурге.

– Санкт-Петербург – это удивительный город! Ещё Достоевский писал, что Петербург – самый фантастический город на земле. По сей день это так и есть.

Со мной в этом городе постоянно случаются какие-то чудеса. Например, в беседе с мужем я говорила, что мы никогда не сможем позволить себе сходить на «Лебединое озеро» в Александрийский театр, поскольку один билет стоит около 9 тысяч рублей. И как-то пошли просто прогуляться по городу. Проходили возле театра, и вдруг из подворотни выходит выпивший мужчина, делает нам комплимент, мы с ним тут же прощаемся, идём дальше, а он нам вдогонку кричит: «А не хотите на «Лебединое озеро» сходить? Я работаю в театре, я вас проведу. Завтра подходите ко входу». Мы ему не очень поверили, но пришли к теaтру, и он нас действительно провёл внутрь. Вот так чудесным образом сбылась моя мечта. Такое чувство, что Господь меня просто за руку ведёт, и всё у меня складывается благополучно. Значит, там моё место покa.

– Но связи с луганчанами, как я знаю, вы всё равно не теряете?

– Да, конечно. Всё, что со мной происходит интересного, я выкладываю в Фэйсбуке. Не только я, но и многие писатели Санкт-Петербурга стараются поддерживать связь с луганчанами. Они уже не раз отправляли в Луганск свои книги в помощь луганским библиотекам, союзам писательским. И мне удалось совместно с литературным обществом «Молодой Петербург» отправить книги в библиотеку им. Горького, Межрегиональному союзу писателей, Союзу писателей ЛНР и на кафедру русской и мировой литературы университета им. Шевченко.

– Сводки с фронта читаете?

– Ну, а как же! В интернете сейчас всё довольно доступно. Я постоянно слежу за событиями, происходящими в Донбассе и в Украине. В группе «Регион 13» часто публикуются заметки жителей: как обстреливается Станица, другие населенные пункты. Самые горячие новости там можно прочитать. Конечно, с замиранием сердца слежу за этим всем. Помню, была очень встревожена, когда Большую Вергунку заняли батальоны нацгвардии, поскольку мои родители живут недалеко. Очень хочется прочитать сводку с фронта о том, что в моём любимом Луганске наступило не очередное шаткое перемирие, а самый настоящий мир!

Украина. СЗФО > Миграция, виза, туризм. СМИ, ИТ > zavtra.ru, 11 января 2017 > № 2036688


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 11 января 2017 > № 2033773

Москвичи выберут лучшие фильмы о столице

Победителей наградят летом — на 39-м Московском международном кинофестивале.

В столице стартовал приём заявок на приз Мэра «За создание образа Москвы в киноискусстве». Соответствующий приказ подписал Министр столичного Правительства, руководитель Департамента культуры Александр Кибовский. Об учреждении новой награды Сергей Собянин объявил на открытии 38-го Московского международного кинофестиваля летом 2016 года.

Участвовать в конкурсе могут художественные и документальные фильмы, сериалы и мультфильмы, в которых отражён образ современной Москвы. Важное условие — картина должна быть снята в столице и иметь прокатное удостоверение, выданное после 10 января 2012 года. Заявки принимаются до 15 марта.

Подать заявку может режиссёр или продюсер, указанный в прокатном удостоверении. Список фильмов-претендентов определит конкурсная комиссия. А вот подвести итог смогут сами москвичи в проекте «Активный гражданин». Приз будет вручаться на 39-м Московском кинофестивале в этом году.

Создатели лучших работ получат денежные призы на общую сумму 100 миллионов рублей: 50 миллионов — за первое место, 30 и 20 миллионов — за второе и третье.

Заявки принимаются по электронной почте: moskino@culture.mos.ru, телефон для справок: 8 (495) 951-94-20.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 11 января 2017 > № 2033773


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 11 января 2017 > № 2033717

Праздники в цифрах: как столица отдохнула в новогодние каникулы

Театрализованные представления, концерты, музыкальные фестивали, ярмарки и выставки — такими насыщенными стали новогодние каникулы в Москве. Более 11 миллионов посетителей, свыше 400 развлекательных мероприятий и море позитива: праздники закончились, время подводить итоги.

В Новый год, Рождество и во время каникул в столице прошло свыше 400 развлекательных мероприятий. А побывали на них более 11 миллионов человек. Москвичи и гости города гуляли на ярмарках, веселились в парках, смотрели фейерверки, катались на коньках и слушали живые выступления музыкантов.

Самый волшебный фестиваль

Фестиваль «Путешествие в Рождество» создал в городе сказочную атмосферу ещё в середине декабря и продолжал радовать москвичей и туристов в праздники. Он раскинулся на 42 площадках — центральных и окружных. Здесь проходили концерты, спектакли, кулинарные мастер-классы и экскурсии. А в сказочных шале гости покупали оригинальные ёлочные игрушки, вкусности из разных стран, тёплые вещи российских дизайнеров и многое другое. Площадки «Путешествия в Рождество» посетили семь миллионов человек. Кстати, если вы вдруг ещё не вошли в их число — не беда. Фестиваль продлится до 15 января.

Неповторимую иллюминацию в городе создал ещё один фестиваль, который идёт параллельно, — «Рождественский свет». На улицах Москвы выросли огромные световые арки, мерцающие тоннели и сияющие деревья. А фонари на Тверской превратились в кубки с шампанским! Эта метаморфоза произошла благодаря французским дизайнерам.

Новогодние ёлки

Для многих юных москвичей поход на ёлку — обязательный пункт программы новогодних праздников. Кремлёвскую ёлку посетили 30 тысяч детей. В первую очередь билеты давали ребятам, состоящим на учёте в организациях социального обслуживания, а также тем, кто находится под опекой государства.

На ёлку Мэра в Гостином Дворе пришли более 37 900 детей, в том числе около одной тысячи человек с ограниченными возможностями здоровья. Всего состоялось 21 представление. На них приглашали отличников, детей из особых социальных категорий, из многодетных и малообеспеченных семей. А также детей сотрудников правоохранительных органов и вооружённых сил.

Особая ёлка Мэра состоялась 29 декабря в административном корпусе Морозовской детской городской клинической больницы. Здесь прошло выездное новогоднее представление для ребят, страдающих онкологическими, онкогематологическими и другими редкими заболеваниями. От имени Сергея Собянина детей поздравил заслуженный врач России заместитель Мэра Москвы по вопросам социального развития Леонид Печатников.

В округах прошли ёлки префекта — всего 28 представлений, которые порадовали 12 тысяч юных москвичей.

Парки, библиотеки, музеи и не только

Праздничные программы прошли в 21 парке, среди них «Сокольники», Таганский, «Эрмитаж», «Красная Пресня» и другие. Новый год и Рождество здесь встретили более 450 тысяч человек. А всего за время каникул в парках побывали более 1,7 миллиона москвичей и туристов.

В новогоднюю ночь парки предложили столько развлечений, что выбрать было не просто. Грандиозная вечеринка под открытым небом, мир Гарри Поттера, кругосветное путешествие, дискотека в стиле 1990-х — каждая зона отдыха избрала свою тематику. А музыкальное разнообразие не оставило равнодушными даже искушённых меломанов: выступили джаз-банды, оркестры, кавер-группы и арт-исполнители. Со сцен звучали рок, поп, инди, блюз, соул и другие направления. Гости парков веселились до трёх часов ночи.

Также Новый год можно было встретить на одной из 11 окружных площадок. Так поступили более 37 тысяч человек. С 30 декабря по 1 января здесь выступили Марк Тишман, Александр Еловских, Никита Малинин, Родион Газманов, Дмитрий Харатьян, Паскаль, Максим Лидов, группы «Челси», «Пятеро», «После 11», Burito, «Республика» и многие другие.

Музеи, библиотеки, кинотеатры и другие учреждения культуры также подготовили праздничные программы, музыкальные фестивали, мастер-классы, спектакли и детские ёлки. 84 музея и выставочных зала работали в дни школьных каникул бесплатно. Такой культурный отдых выбрали для себя более миллиона человек.

Праздничный лёд

Центром праздника в ночь с 31 декабря на 1 января стала ледовая площадка на ВДНХ. Более 10 тысяч человек встретили Новый год на главном катке страны, совершив путешествие по разным уголкам нашей планеты — от Крайнего Севера до солнечного Апеннинского полуострова. Музыкальным сопровождением для праздничных шествий и карнавалов пяти часовых поясов стали музыка и песни в исполнении групп из Бурятии, Кореи, Москвы, Италии и Шотландии.

За время каникул на ВДНХ прошло более 40 мероприятий, в том числе семь выставочных проектов. Ежедневно в центре информационных технологий «Умный город» посетители участвовали в квестах, знакомились с робототехникой и учились 3D-моделированию ёлочных игрушек. Всего к праздничным мероприятиям на ВДНХ приобщились более 180 тысяч человек.

Огни столицы

Конечно, новогоднюю ночь украсили яркие пиротехнические шоу. На Красной площади праздничный салют прошёл под бой курантов Спасской башни ровно в 00:00. А в 01:00 одновременно запустили фейерверки с 30 площадок. В небе зажглись букеты из разноцветных пионов и хризантем, водопады и волны из золота и серебра, мерцающие кольца, пальмы и короны. Эти восхитительные шоу посмотрели один миллион 100 тысяч человек.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 11 января 2017 > № 2033717


Китай > СМИ, ИТ > russian.china.org.cn, 11 января 2017 > № 2033697

Фанаты большых панд увидят еще больше интересного из жизни своих любимцев, когда на большие экраны выйдет документальный фильм о пандах в формате IMAX 3D, съемки которого начались во вторник в провинции Сычуань на юго-западе Китая.

Фильм под названием "Возвращение в природу" /"Return To Nature"/ расскажет, как работают эксперты Исследовательской базы по разведению больших панд в городе Чэнду /административный центр Сычуани/ и базы Китайского центра охраны и исследования больших панд в городе Дуцзянъянь.

Фильм режиссера Дрю Феллмана будет снят в течение девяти месяцев при сотрудничестве исследовательской базы города Чэнду и канадской корпорации IMAX. Стороны подписали контракт о съемках фильма в октябре 2015 года.

Спонсором съемок выступит американский некоммерческий фонд Global Cause Foundation, который уже много лет работает с чэндуской исследовательской базой и запустил несколько исследовательских проектов по выпуску больших панд на волю.

Сотрудники чэндуской исследовательской базы надеются, что документальный фильм будет способствовать охране больших панд, а также поможет повысить имидж Чэнду как международного туристического места, где одной из ярких "визитных карточек" является именно большая панда. -

Китай > СМИ, ИТ > russian.china.org.cn, 11 января 2017 > № 2033697


Россия > СМИ, ИТ > portal-kultura.ru, 11 января 2017 > № 2033573 Виктор Сухоруков

Виктор Сухоруков: «Русский человек никогда исподтишка не ударит»

Елена ФЕДОРЕНКО

Всенародная любовь пришла к Виктору Сухорукову незадолго до пятидесятилетия, после фильма «Брат».

Наступил период невероятной творческой активности — в кино, театре, антрепризе. Посыпались многочисленные интервью: актер рассказывал о себе радостно и откровенно. Страна узнала, как нелегко начинал, как поборол пристрастия, круто изменил привычки, из аутсайдеров выбился в лидеры... В ноябре артисту исполнилось 65 лет, но дозвониться оказалось непросто — кипела работа над спектаклем, который Театр имени Моссовета представлял как постановку для юбиляра. На вопросы «Культуры» народный артист России ответил, когда поутихла предпремьерная суета.

культура: В день юбилея Ваш телефон не отвечал. Где были?

Сухоруков: Дома. Один. Я не сторонник юбилеев. Живу аскетично, организованно, обособленно, задумчиво. Не могу сказать — закрыто, но не растрачиваю себя на застолья, светские мероприятия и какие-то общественные акции. Может, не вошел во вкус мира тусовки, не разглядел пространства карусельного общения с дежурными приветствиями. Сегодня мне 65 лет, завтра будет 66, потом — еще больше, если доживу. День рождения — один, а остальные ежегодные даты — некий отсчет в биографии. Когда мне звонили и просили дать интервью к юбилею, отказывался и по-дерзки ворчал: «Зачем звоните? В жизни происходит многое, что заслуживает большего внимания, чем круглые даты». К примеру, скульптура, которую решил возвести предприниматель Игорь Бертоусов: Сухоруков в бронзе сидит на скамейке на центральной улице Орехово-Зуево.

культура: Не страшновато видеть себя «памятником»?

Сухоруков: Поначалу долго отбрыкивался: «Вы что, хотите осрамить меня перед земляками, чтобы мне на лбу рисовали поганые слова и плевали в спину?» Могут ведь не только приносить цветы, а башку отвернуть и гонять ее по той же улице как мяч. Уговорили, решил — пусть будет: дальше смерти не пошлют. Когда похолодало, мне шарфик повязали, шапочку надели, чтобы не замерз.

Неподалеку — рынок, и уже в народе говорят: «Пойду за колбаской к Сухорукову» или «Вот, у Сухорукова курточку купила». Это приятно. Мой Сухоруков смотрит на памятник Ленину, а за спиной кладбище — как это здорово.

Ездил на открытие скульптуры и опять вспоминал детство, о чем мечтал, как уезжал — в армию, в институт. Старея, не рвусь в какие-то элитные места: лучше быть королем в деревне, чем никем в городе. В своем родном Орехово-Зуево я ценный, уважаемый, заметный человек. Почетный гражданин. Мне этого достаточно.

культура: Вы сказали, что юбилей праздновать не собираетесь, но накануне Нового года сыграли премьеру. Разве спектакль посвящен не Вашему 65-летию?

Сухоруков: Никаких торжеств не было и не будет. Мы опять на скорости, и стоп-кран у нас опечатан. Что касается спектакля, то, конечно, предлагал взять какую-нибудь историю для меня, но дата оказалась поводом, таким обманчиком: дайте новенькое к юбилею. Хотя грех жаловаться — у меня ренессанс в театре, играю хорошие роли. На «Бронной» — Тартюфа. Сам Римас Туминас пригласил меня в свой спектакль «Улыбнись нам, Господи» Вахтанговского театра, чья школа соперничает с моей, гитисовской. Где это видано? Про моего Авнера Розенталя New York Times написала отдельным абзацем. В Театре имени Моссовета выхожу в образе Федора Иоанновича в «Царстве отца и сына» по произведениям Алексея Константиновича Толстого, а в «Р.Р.Р.» по «Преступлению и наказанию» у меня роль Порфирия Петровича. С огромным успехом идет «Римская комедия». Мое счастье в этом спектакле — последняя творческая встреча с режиссером Павлом Хомским. Я, орехово-зуевский пацан, играю римского императора Домициана. Разве это не чудо?

И тем не менее наступает какой-то период, когда хочется взорвать, взбрыкнуть, взвинтиться... У нас с моим товарищем Андреем Шарковым, актером БДТ (зрители знают его как судмедэксперта из сериала «Тайны следствия». — «Культура»), был замысел что-то сделать вместе. Много лет назад мы сотрудничали в ленинградском театре Ленинского комсомола, ныне Балтийский дом. Оба комедийные, острохарактерные актеры, я худой, он толстый. Долго думали, что сварганить, подбирали материал. Сначала возникла история под названием «Я не Раппопорт». Пьесу американского драматурга Херба Гарднера нашел Андрей. Мы ее почистили, убрали наркотики, стали репетировать. И вдруг наткнулись на препятствие: американцы потребовали, чтобы чернокожего героя играл афроамериканец, иначе — запрет. Их не волновали ни концепция, ни решение, ни идея, да и вообще то, о чем мы будем разговаривать с публикой через призму постановки. Стали искать нечто иное и нашли — Мария Ризнич, «Встречайте, мы уходим». Пьеса показалась близкой, понятной и очень нужной сегодня. Встреча уходящей старости с молодостью. Пожилые люди бегут от цивилизации, скрываются от прогресса, прячутся в зарослях парка, сада, леса, джунглей — только для того, чтобы их не касались. Они не хотят быть обузой обществу, но оно все равно цепляет их, достает и пытается сделать так, как решили молодые и здоровые. В спектакле занято семь человек. Андрей мечтал сыграть его и в БДТ, и в Моссовете. Наша актерская пара стариков — неизменна, а молодежная команда в каждом театре своя и иногда меняется городами и сценами. Такой ход-аттракцион в Петербурге не приняли, что-то не сошлось. А Валентина Панфилова, директор театра имени Моссовета, рискнула, и хочется, чтобы она не пожалела. Поставил молодой режиссер Сергей Аронин. Не стану показывать очистки нашей кухни, где мы готовили это блюдо, замечу только: будет успех — наш успех. Будет неуспех — это мое поражение.

культура: А с кино сейчас связаны?

Сухоруков: Режиссер Игорь Волошин пригласил на четвертый сезон «Физрука», там собралась новая команда. От старых серий остался только Дмитрий Нагиев. Я играю художественного руководителя Железногорского драматического театра, который мечтает получить «Золотую маску». Много лет назад мой персонаж оставил жену с маленьким ребенком по имени Фома, он — герой Димы Нагиева — за эти годы вырос и сейчас, в период депрессии, мчится в провинцию, чтобы разыскать биологического отца и посмотреть ему в глаза. Что из этого получилось, зритель узнает в наступившем году. Съемки завершаются.

Пока больше предложений нет. Не знаю, может, как сказал Феллини, мой зритель умер, мое время ушло. Когда-то, в 90-х, Балабанов меня побрил наголо для «Брата», и сложилась интересная кинематографическая судьба в те тяжелые годы. Доигрался до того, что кто-то бросил: «Опять Сухоруков. И чего в нем нашли? Урод уродом». Сегодня про меня никто ничего не говорит, потому что мало снимаюсь.

культура: Вы рассказывали журналистам, как еще в раннем детстве наряжались и «ломали комедию». Как возникла страсть к сцене у ребенка из рабочей семьи Орехово-Зуево, где и театра-то не существовало?

Сухоруков: Я участвовал в школьной художественной самодеятельности. Конкретно сказать, откуда в пацане нетеатрального города какая-то страсть к сцене, не могу. Но я не сомневался в правде сказок, мифов, былин — мне их чудеса казались реальными. До сих пор верю в Мюнхгаузена. Почему? Наверное, от недостатка внимания, от скудной еды, от убогости жизни, от ущербности детства. Мы ждем светлого, богатого, яркого, когда нам чего-то не хватает. Я мечтал попасть в «Артек». Море, фрукты, костры на берегу, пилотки, чистые рубашки и коротенькие штанишки, камушки по кромке волны...

культура: Удалось?

Сухоруков: Нет, конечно. Приехал туда только в 50, но мечта-то была всю жизнь. И ради нее я много лет выписывал «Пионерскую правду», которая стоила копейку, — в ней проводился конкурс, разыгрывалась путевка в «Артек». А еще там печатались объявления: «На главную роль требуется мальчик». И я мчался в Москву... Это отдельная история. Удивительно, ведь еще в детстве понимал: я — некрасивый и не обладаю теми качествами, что необходимы будущему актеру.

культура: Но в ГИТИС легко поступили?

Сухоруков: Сегодня уже можно признать, что меня профессор Всеволод Порфирьевич Остальский взял по блату. Сочинение написал на единицу. Почти все абитуриенты выбрали свободную тему «Вершины, которые я хочу покорить», а я рассуждал об образе Евгения Онегина, обозвал его подлецом и чистоплюем за то, что он проигнорировал влюбленную Таню Ларину. Остальский узнал об этом. За теми, кого выбрали на конкурсном экзамене, кто ему был интересен и нужен, он следил. И попросил поставить мне тройку. На устном по литературе и русскому языку я отвечал на пятерку, безупречно. Члены комиссии, помня мое сочинение, даже обалдели.

культура: Ваши однокурсники отмечают 60-летия. Почему Вы старше?

Сухоруков: Я учился 11 лет: восемь классов и еще три в вечерней школе. Два года армии и год пропустил. Вечерняя школа — не халтура, туда шли те, кто жил трудно, чтобы иметь возможность работать, деньги добывать. У нас была большая семья, вот и устроился на фабрику, а учился в вечерней школе. Это было не исключением, а скорее нормой.

культура: Еще студентом, в общежитии на Трифоновской, Вы витиевато рассуждали на самые разные темы, как бы примеряя на себя роль философа...

Сухоруков: Да какой я философ — просто болтун.

культура: Одну Вашу фразу помню до сих пор. Мы говорили о конечности земного пути. Вы заметили, что в смерти нет ничего страшного, если она пришла к человеку тогда, когда он устал от жизни... Где-то вычитали или сами умозаключили?

Сухоруков: Сам, конечно. Хотите расскажу, почему тревожили такие мысли? У меня была баба Дуня, частенько мне от нее доставалось, крепко обижала, но я почему-то именно к ней тянулся, с ней много связано в детстве: мы жили вместе. В старости из-за диабета ей отрезали ногу. И баба Дуня, нарожавшая огромное количество детей, которые растворились и где-то исчезли, сидела одинокая и одноногая на кровати. Я к ней приходил, мы немного говорили, пили чай, а потом она вдруг начинала ругаться: надоело жить, скорей бы помереть, и принималась горько плакать. Спрашиваю: «А плачешь-то ты что? Все же надоело». Она, продолжая всхлипывать, выдыхала: «Помирать-то неохота». Такое внутреннее противоречие. Уже угоревшая от тяжелой болезни, нарыдавшись от беспомощности, она набирала какие-то силы в место, освобожденное от слез, и твердила: «Пожить бы еще».

культура: Ваше увлечение женским рукоделием — тоже от бабушки? Вышивать продолжаете?

Сухоруков: Да что вы. Отказался от этого давным-давно и рад, что вы об этом вспомнили. Сам удивился, как сумел выбросить пяльцы, они были моим оружием. Я их приобрел, когда собрался бросить курить. Шли 90-е, однажды обстоятельства заставили меня стоять на Васильевском острове в очереди за пачкой «Беломора». И я вдруг подумал о том, как это унижает. К тому же обнаружилась язва желудка. В период отказа от курения кто-то сосет леденцы, кто-то грызет семечки, кто-то кодируется или колдует над собой, а я решил: дай-ка вышивать начну.

культура: Неужели никто не подсказал?

Сухоруков: Сам придумал. Жалею о том, что много вышивок уничтожил.

культура: А пяльцы-то почему выбросили?

Сухоруков: Уже не нужны. Больше не хочу этим заниматься, нет необходимости, пропало и желание. Как отрезало. Не курю, язвы нет, и настроение хорошее. А нитки остались, лежат в коробке на даче как реликвия, словно какая-то экзотика.

Вышивание — прекрасный период в жизни. Когда надо мной хотели подшутить, то спрашивали: «Крестиком, наверное, вышиваете?» Нет, я работал гладью по чистому листу ткани. У сестры висит такая картиночка: храм на небесах, облако, с него падают капли дождя и превращаются в цветы, и в этой радуге красок летит ввысь жар-птица, а под морской волной плывет золотая рыбка. Вышивал десять лет, подарил Гале на юбилей. Занятие приятное, но требовало много времени, внимания, сосредоточенности.

культура: Вы сыграли немало исторических личностей и обо всех говорили много добрых слов. И все-таки Павел I, «русский Гамлет», представлен Вами с особой нежностью.

Сухоруков: Когда Виталий Мельников предложил мне эту роль, то я, конечно, нырнул в книги, записки, источники. И столько узнал, что возник вопрос: «Почему же нам об этом никто ничего не рассказывал?» Первое, на что я обратил внимание, Павел — патриот, но был нелюб и в самодержавные времена, и при советской власти. Ему не дали возможности ничего построить, развернуться, да и взошел на престол он неожиданно, случайно, когда его мать Екатерина Великая, правившая три десятилетия, скончалась от инсульта. А с какой жестокостью его убили. И кто? Не бунтовщики, чернь какая-то или разбойники, а свои, олигархи, как сказали бы сегодняшним языком. Два вопроса я задал тогда режиссеру, рыдая над образом. Как они могли подняться на помазанника Божьего? Атеизма-то не было. И второе: как убийцы жили после этой жуткой расправы?

Семейная жизнь Павла — величайший образец для подражания. Десять детей, один краше другого. Вы много знаете про этих детей? Знаем об Александре I, Николае I и Константине. Все. Про девочек и систему воспитания мало кому известно. Отец по вечерам подходил к каждому ребенку и над ним молился, потом шел в семейную церковь и вновь обращался к Всевышнему. Я к Павлу отношусь с глубочайшим уважением.

культура: Хотелось оказаться в той эпохе?

Сухоруков: Пожить бы в пушкинское время. Со свечами, лошадьми, чистым снегом. Не думаю, что там легко — воротнички натирали шею. И тем не менее это эра рождения великого русского искусства.

культура: Наверное, замучили просьбами прокомментировать фразу Вашего героя Виктора Багрова по прозвищу Татарин о Севастополе из «Брата 2»? Она оказалась пророческой.

Сухоруков: Ни разу никто не спрашивал. «Культура» — первая. Татарин говорит: «Вы мне, гады, еще за Севастополь ответите». Дальше выстрел в лоб — бандеровцу. А ведь перед этим была сцена в Чикаго и, послушайте, какой диалог. Мой герой обращается к парню: «Слышь, земляк?» В ответ: «Москаль мени не земляк». Я бросаю: «Бандеровец».

Во время референдума был в Крыму — целый месяц снимался в Феодосии у Андрея Прошкина в фильме «Орлеан». Люди светились счастьем. Севастополь — наш. Крым — наш. Это выбор народа, и иных доводов я не признаю. Меня повариха в кафе от радости подняла на руки. Я просил: «Поставь на землю, не позорь», а она хохотала. Самое пессимистичное изречение в тот месяц я услышал от водителя автомобиля: «Хуже точно не будет». Это решение крымчан. И пусть будут санкции, проклятия, ненависть — все пройдет. Вода судьбы и времен смоет это. Но я надеюсь, что под какой-нибудь корягой, заросшей тиной, притаится стыд: как мы, действительно родные люди, так друг против друга ополчились.

культура: Ленинскую тему для себя закрыли?

Сухоруков: Давно. В 97-м году последний раз сыграл Владимира Ильича в эстонской картине «Все мои Ленины», но ее наша страна толком и не посмотрела. В тот же период шел в Театре на Литейном спектакль «Приезжайте к нам лет эдак через...» в постановке Юрия Мамина, там я представлял Ленина на сцене в пародийном ключе. Больше к вождю никогда не возвращался.

культура: По-моему, Вы культивируете в себе некую странность, сотканную из обидчивости и горячности, шутовства и чудачества, стойкости и привередливости. Такую непредсказуемость что ли...

Сухоруков: Русский характер это и есть непредсказуемость. Но не в смысле поведения медведя, просто мы всегда живем в ожидании и растерянности. Если вывести формулу, то получится: ожидание плюс растерянность равняется решимость. Тебя бьют по голове — ты отмахиваешься и поначалу шутишь: «Да ладно, больно, че ты, не надо, перестань». Потом — предупреждаешь, возмущаешься. И только после всех этих стадий бьешь в ответ. Русский человек никогда исподтишка не ударит.

Уникальная история из впечатлений моего детства. Мишка Рытов и Геннадий Данилов — друзья, одногодки. Барак. Драка — не на жизнь, а на смерть. Рычали как звери. Это было кровавое месиво двух молодых парней, они убивали друг друга. Уже никто не понимал — за что, почему. Никто не мог остановить их. Бабы только вопили, мужики кряхтели и урчали: «Не надо, перестаньте, прекратите». Через 45 минут они, раздутые от побоев, сидели на общей кухне, пили портвейн и разговаривали о футболе. Мне было семь лет, и я был в потрясении от этого сценария. Вот он — неожиданный народный характер. Поэтому, когда мы говорим: победили такие-то полководцы, стоит иметь в виду, что победил — русский человек. Самоубийца и жертвенник.

культура: Как встретили Новый год, расскажите в канун Старого новогодья.

Сухоруков: Люблю этот праздник. По традиции встречаю у сестры в Орехово-Зуево. Ванюшка — племянник, уже взрослый, человек служилый. Его сын Кирилл Иванович — большой мальчик, шесть лет, занимается карате. Семейный круг, елка, хороший стол, подарки. Посмотрели телевизор, посплетничали, поговорили. Нужно жить и не думать о кризисах, отбросить недостатки, забыть о комплексах. Понимаете, трудности-то мы сами себе придумываем, и уныние рождается внутри. Нас не награждают печалью, это наше отношение к тем или иным событиям и явлениям, которые, как нам кажется, — драма, трагедия, конец света. Конца света нет и пока не предвидится. Если мы его сами не совершим. Так что живите и радуйтесь.

Россия > СМИ, ИТ > portal-kultura.ru, 11 января 2017 > № 2033573 Виктор Сухоруков


Россия > СМИ, ИТ > bfm.ru, 11 января 2017 > № 2032989

«Русский ПЕН-центр сдулся». Писатели объяснили выход из организации

«В последние годы он перестал быть тем, чем должен быть», — сказал в интервью Business FM Лев Рубинштейн. Он и его коллеги считают: организация больше не поддерживает писателей, которые подвергаются преследованию или находятся в заключении

Известные писатели покидают Русский ПЕН-центр. Борис Акунин, Лев Рубинштейн и Александр Иличевский заявили о том, что выходят из состава организации в знак протеста — в ответ на исключение из рядов клуба журналиста Сергея Пархоменко.

Ранее в эфире радиостанции «Эхо Москвы» и на своей странице в Facebook Пархоменко подверг работу организации резкой критике. По его мнению, ПЕН-центр не занимается своей основной деятельностью — поддержкой писателей, в том числе заключенных. Он привел в пример письмо президенту с просьбой смягчить наказание украинскому режиссеру Олегу Сенцову. ПЕН-центр сначала его якобы поддержал, но затем это опроверг.

Писатель Лев Рубинштейн вышел из состава ПЕН-центра, но признается: решение не было внезапным.

«Мое решение назревало, честно говоря, давно, потому что, по наблюдениям, тот ПЕН-центр, в который я вступал, а это было в начале 90-х годов, на моих глазах как-то сдулся, перестал исполнять, по моему представлению, свои прямые функции, а именно защищать всех тех, кого преследуют за слова, буквы, изображения. В те годы, когда он создавался, была совершенно другая ситуация и другой общественно-политический климат в стране и в мире. Потом время изменилось, а ПЕН-центр — не очень. В последние годы он перестал быть тем, чем должен быть. Моих коллег и друзей подвергли каким-то репрессивным мерам, кого-то исключили, кому-то чуть ли не какой-то строгий выговор. Это на меня так подействовало, что я взял и написал это заявление».

Для многих членов исполкома решение об исключении Пархоменко стало неожиданностью. Писатель и журналист Александр Архангельский пишет, что ПЕН-центр сам отступил от принципов, принятых хартией. В руководстве организации заявили, что действовали, руководствуясь уставом. Основания были, и серьезные, утверждает президент Русского ПЕН-центра Евгений Попов.

«Достаточно было бы того, что не далее как в начале января Пархоменко публично выразился, это зафиксировано, про Андрея Битова, нашего почетного многолетнего президента, вице-президента международного ПЕН-клуба. Вот что он о нем сообщил городу и миру: «Дело в том, что Андрей Битов совершенно спился, никто уже много лет его не видел трезвым ни в какое время суток». Это беспредельное хамство, потому что этот малый, я имею в виду Пархоменко, Битова видел, может, один раз в жизни и то по телевизору. Он находится сейчас в Америке, не был на отчетно-перевыборном собрании, но утверждает, что Русский ПЕН-центр деградировал и постепенно скатился к полному свинству. Где-то он сообщил, что в ПЕН-службе всего 30 порядочных писателей, а нас, между прочим, 400 с лишним. Всякое в жизни может быть, но здесь, что называется, человек уже всех достал, наше терпение кончилось».

Писатель Борис Акунин написал в Facebook, что «среди основных задач мирового ПЕН-движения значится бороться за свободу выражения и быть мощным голосом в защиту писателей, которые за свои взгляды подвергаются преследованиям, тюремному заключению и угрозе жизни». «Российский ПЕН-центр этим не занимается, а значит, никакого отношения к ПЕН-движению не имеет», — добавил Акунин. В начале 2000-х исполком Русского ПЕН-центра неоднократно публиковал письма с критикой общественно-политических процессов в стране.

Россия > СМИ, ИТ > bfm.ru, 11 января 2017 > № 2032989


США > СМИ, ИТ > americaru.com, 11 января 2017 > № 2032554

В Лос-Анджелесе появится музей концепта фильмов Джорджа Лукаса (George Lucas), создателя саги «Звездные войны». Стоимость этого музея может обойтись режиссеру в 1 миллиард долларов.

В музее будут выставлены наборы предметов из личной коллекции режиссера, дизайнерские разработки и памятные вещи из «Звездных войн» и других фильмов, фотографии, картины и многое другое. Музей может начать работу в середине 2020 года.

Музей Лукаса будет построен в Exposition Park в Лос-Анджелесе. Отмечается, что это не будет музей «Звездных войн», это будет памятное место режиссера.

Футуристический дизайн для музея разработал китайский архитектор Ма Янсонг. Его открытие создать 1500 рабочих мест для строителей и 350 вакансий для сотрудников.

США > СМИ, ИТ > americaru.com, 11 января 2017 > № 2032554


Великобритания. Весь мир > СМИ, ИТ > bbc.com, 11 января 2017 > № 2032485

Как видеоклипы меняют поп-культуру в России и в мире

Михаил Поплавский

Би-би-си, Москва

В конце прошлого года клип чикагских инди-рокеров OK Go "Upside Down & Inside Out" стал первым снятым на территории России музыкальным видео, которое номинировалось на премию "Грэмми".

За видео, как утверждает коллектив, стоит нешуточная работа: эффект невесомости в земных условиях достигался с помощью полетов самолета по баллистической траектории, причем таких вылетов пришлось совершить 21, так как за один раз снимать в невесомости удавалось меньше 27 секунд!

Чуть раньше, в ноябре, когда мир поминал 25-летие со дня смерти Фредди Меркьюри, вокалиста британской рок-легенды группы Queen, та же чикагская группа выпустила не менее поразительный ролик "The One Moment", где калейдоскоп событий, в реальности занявших всего четыре секунды, был растянут на четыре минуты замедленного воспроизведения, чтобы у зрителей была возможность рассмотреть, откуда падают те или иные объекты, как перекрашиваются поверхности, а также, конечно же, прослушать собственно песню.

Что объединяет эти столь разные группы? То, что их музыкальное творчество тесно переплетено с визуальным рядом. И именно c Queen эксперты предлагают вести отчет истории музыкальных клипов.

Жанру проморолика всего около 40 лет, и музыкальные клипы не только не собираются уходить, но становятся обсуждаемыми культурными явлениями, формируют язык мемов и становятся темой для обсуждения на самых разных площадках - от детской до офисной. Русская служба Би-би-си вспоминает вехи в истории музыкальных видео и делает попытку заглянуть в будущее жанра.

Спорная точка отсчёта

В первую очередь пора определиться, что мы считаем музыкальными видео.

Так, были и телевиньетки для звезд 1960-х во Франции, и промо для нарождавшихся британских рокеров - для того же Дэвида Боуи фотограф Мик Рок снял некие телеролики если не с сюжетом, то с милыми визуальными "дополнениями" к поющему артисту - как, например, для малоизвестного номера "John I'm Only Dancing" и ставшей культовой песни "Space Oddity".

Слова "видеоклип" еще не было, а эти видеоработы тогда так и назывались - "pop promo", то есть "реклама для поп-песни".

Но затем жанр получил общепризнанное "большое рождение". Почему же и именно "Bohemian Rhapsody" Queen 1975 года считается первым в своем роде музыкальным видео?

Дело в том, что группа отправилась в свое первое латиноамериканское турне, не явившись лично на популярнейшее музыкальное ток-шоу Би-би-си Top of the Pops, но вместо себя прислав видеоролик на свой знаменитый шестиминутный прогрессив-рок-хит.

В Британии 70-х было общепринятым представлением, что выступление в эфире Top of the Pops обеспечивает песне непреходящий успех. "Bohemian Rhapsody" же из-за ее длины отказывались ставить в своем эфире некоторые радиостанции, привыкшие к трехминутным номерам. Так что снять минифильм на эту песню уже было нетривиальной идеей. Но именно она и способствовала принятию публикой идеи музыкального видеоарта как отдельной формы коммерческого продвижения сингла - и, впоследствии, разновидности искусства.

При этом и до, и довольно долго после "Богемской рапсодии" музыкальные видео по большей части не были столь же оригинальными и делались по формуле "пения на фоне чего бы то ни было".

Поколение MTV

Спустя пять лет после премьеры "первого настоящего клипа" Queen возник американский музыкальный телеканал MTV, донесший музыкальные видео до всех телевизоров.

Теми, кто воспользовался волной, были и тот же Боуи, представший в "Ashes to Ashes" в образе Пьеро, а в "Let's Dance" - в амплуа романтичного блондина в пиджаке, следящего за историей пары австралийских аборигенов, и Майкл Джексон с его ритмически выверенным "Billie Jean", напоминающим об уличных плясках в мюзиклах.

Король поп-музыки снял и один из первых клипов-"ужастиков" "Thriller". Видеоклипы Майкла Джексона фактически канонизировали танцы как важную часть музыкального видеоязыка, но одновременно пошли дальше, задав моду на сюжетные линии в необычных интерьерах и экстерьерах.

Раскрытие собственно артистического потенциала жанра в 1980-е также не заставило себя ждать - в таких видео, как "Marcia Baila" французского дуэта Les Rita Mitsouko, "Take on Me" норвежского поп-трио a-ha, "Sledgehammer" британского поп-гуру Питера Гэбриэла широко используются самые разнообразные выразительные средства. В первом случае - танцы в ярком нарисованном городе среди образов фруктов и овощей, во втором - совмещение чёрно-белых скетчей и видео о романтическом приключении, в третьем - инновационное использование пластилиновой и кукольной анимации для превращения певца в собственный портрет, оживления картин и перемещения виноградин по экрану.

Так видеоработы стали попадать в собрания музеев современного искусства - например, упомянутый "Marcia Baila" вошёл в постоянную коллекцию музея современного искусства MoMa в Нью-Йорке.

Постепенно выделилось в отдельную профессию ремесло клипмейкера, у которого до сих пор наблюдаются интересные взаимоотношения с профессией режиссера: многие клипмейкеры стремятся вырости до "большого кино", в то время как мэтры киноискусства вдруг принимаются снимать видеоклипы.

В 1980-е свой собственный вклад в развитие жанра музыкальных видео сделали фотографы - Жан-Батист Мондино, Антон Корбайн и Джулиен Темпл. В силу унаследованных от своей основной работы специфики видеоклип в их руках при несомненной визуальной красоте часто напоминал статичное полотно.

Перестроечный видеовзлёт

Что же в СССР и России?

Если "официальный" старт жанра здесь припозднился по сравнению с Западом, то с началом Перестройки этапы эволюции музыкальных видео стали преодалеваться с увеличенной скоростью.

Параллельно с телевиньетками, мало чем отличающимися от своих западных предшественниц из 60-х, на перестроечные видеоплёнки попали и экспериментальные записи, где самодеятельность соседствовала с ходами, свидетельствующими о неординарном полёте фантазии.

Такими, например, были клипы петербургских арт-рокеров НОМ либо московского мультижанрового ансамбля "Мегаполис". Последний и сейчас удивляет критиков не только содержанием, но и формой подачи.

Олег Нестеров, основатель и вокалист "Мегаполиса":

Тогда нам было очень важно быть в параллельном пространстве: вокруг нас были очень талантливые ребята, и они нам все это в дружеском творческом режиме и снимали: и "Я - весна", и "Карлмарксштадт" с какими-то минимальными бюджетами: каждому было важно представить свою музыку для себя. Мы работали с теми же людьми, и сформировалась история "Мегаполиса". Это был абсолютный полет фантазии, на 100%, никаких ориентиров. Был дикий фан. Как и "Осень-86": когда Дмитрий Фикс ее снял, мой коллега Михаил Губолаев сказал, что это даже не клип. "Я-весна" снималась на пять кинокамер, которые доживали в московских семьях с 60-х-70-х, в них останавливались пленки и пружины.

В 1990-е режиссёры музыкальных видео стали рассматриваться как отдельный профессиональный цех, поскольку, отработав технические решения, создатели клипов стали приходить с идеями, развивающими именно что движение в картинке.

Идея непрерывного движения - на контрасте с иными "статичными" видео 80-х - воплощена в обласканном критиками клипе Massive Attack на песню "Unfinished Sympathy" авторства Бейли Уолша. Этот видеоклип представляет собой единый план прогулки певицы Шары Нельсон по улицам Лос-Анджелеса, а у Уолша благодаря ему появилась масса подражателей.

Среди них - российское видео "Девушки из высшего общества" Валерия Меладзе, которое снял Виктор Конисевич в 1996 году. В клипе обыгрывается "живая очередь" из девушек-моделей со снятым на их фоне едином планом певцом.

Спустя год единый план прославил брит-поп-группу The Verve, поскольку был запоминающимся образом использован в клипе "Bitter Sweet Symphony", в котором двухметровый вокалист Ричард Эшкрофт крайне грубо толкает прохожих широкими плечами, перемещаясь по кварталу.

Взаимопроникновение без границ

Случалось и так, что западные клипмейкеры вдохновлялись российской визуальной культурой в самых неожиданных проявлениях.

Состоявшийся сначала как барабанщик, а впоследствии и как кинорежиссёр, версальский визионер Мишель Гондри и исландская певица с редким резким тембром Бьорк Гудмундсдоттир запустили международные карьеры друг друга в симбиозе под названием "Human Behaviour" - этот клип 1993 года стал примером тем видеоартистам, кто хотел научиться встраивать действие в такт музыкальному ритму - Гондри как барабанщик умело с этим управлялся.

Что ещё занятнее, вдохновением для этого клипа, где тряпичный медведь бегает за певицей по игрушечной планете с гигантскими мотыльками, по словам самого француза, стал культовый мультфильм Юрия Норштейна "Ёжик в тумане" - хотя без подсказки автора, об этом вряд ли можно было бы догадаться.

В России начала 90-х желание режиссеров творить нечто, идущее в ногу со временем, обеспечили появление таких видео, как "Посмотри в глаза" Натальи Ветлицкой авторства Фёдора Бондарчука и "Розовый фламинго" Алёны Свиридовой, который снял Михаил Хлебородов. В обоих отсутствует связный сюжет, но использованы популярные в то время насыщенные цветовые фильтры и регулярные фотовспышки, создававшие так называемый стробоскопический эффект.

Михаил Хлебородов, экс-клипмейкер:

Я считаю, что все кончилось и никуда не пойдет - нету никакой индустрии музыкального видео. Есть очень неплохие вещи, но они не меняют общую тенденцию. Я в 1982 году школьником посмотрел кассету Queen, где были собраны именно клипы, начиная с"Богемской рапсодии". По сути, это и есть точка отсчета - несмотря на примитивные методы съемки, там была такая энергия, которая вообще пустила вперед всю индустрию.

При том, что представители русского рока 80-х поначалу игнорировали музыкальные клипы, так называемые новые рокеры второй половины 90-х сразу ухватились за это выразительное средство: на старте их карьерных путей видеоряды, выстроенные для них режисерами, походили на гранж-клипы последней декады прошлого века, а потом развились вместе с ростом клипмейкерства в стране в целом.

Конечно, немалую роль в этом сыграло появление российского музыкального телевидения: Муз-ТВ в 1995 году и BIZ TV, вскорости отдавшего свои частоты русскоязычному MTV, где ротировались многие этапные работы российских авторов - клипы на "Утекай" и "Кот кота" группы "Мумий Тролль" авторства того же Хлебородова и дебютные видео ставшего глобально известным поп-проекта t.A.T.u - "Тату".

Нельзя сказать, что их эксцентричный продюсер-клипмейкер Иван Шаповалов произвёл революцию именно в видеоарте, но с экранным воплощением скандального амплуа юного дуэта справился вполне - в его роликах девушки старательно изображали влюблённую пару. И хоть звезда и самих "татушек", и Шаповалова лично довольно быстро закатилась, на почве, сдобренной "Тату", отчасти сделал себе имя ныне всемирно известный режиссёр-документалист Виталий Манский, снявший клаустрофобный сериал о творческом кризисе троицы под названием "Тату в Поднебесной".

На рубеже 1990-2000-х в глобальном масштабе возможностями тонко передать настроение и ритмический рисунок песни в сочетании с картинкой воспользовались клипмейкеры Спайк Джонз, Стефан Седнауи,Марк Романек, Джонатан Глейзер и Крис Каннингем.

Впоследствии эти пять режиссёров, плюс упомянутые выше Корбайн и Гондри, отобрали свои работы для серии DVD 2003-2005 годов The Work of Director, канонизировав таки образом музыкальные видео как жанр.

И хотя на данный момент у каждого из этих авторов сложилась разная судьба - кто-то, как Гондри, Джонз, Глейзер и Корбайн, с головой ушёл в полнометражное кино, кто-то, как Романек и Каннингем, стал работать с видео в куда более дискретном режиме, ну а канцелярия Седнауи ответила Русской службе Би-би-си, что в настоящее время сфера интересов творца "Give it Away" и "Possibly Maybe" "не может быть более далёкой от клипов".

Илья Найшуллер, создатель, вокалист и гитарист инди-рок-группы Biting Elbows, клипмейкер, режиссёр блокбастера "Хардкор":

Мой любимый клип, который меня впервые в детстве зацепил сильнее всего - клип Спайка Джонза на песню Beastie Boys "Sabotage", потому что он идеальный пример того, как простая идея, заряженная таким энтузиазмом, передается через экран. Там очень простая эстетика, но очень много фана, который я хочу использовать и в своих работах. Когда я стал снимать клипы от первого лица, я посмотрел много всего в жанре, и клип на песню Prodigy "Smack My Bitch Up" - главный пример: тем более, когда он вышел в 1998 году, это было здорово. Крис Каннингем, то, что он для Бьорк снимал... Мишель Гондри - что бы он ни делал от рекламы до клипов, от фильмов у меня другое ощущение, а вот клипы!..

Но если техники становились всё совершеннее, а креативные идеи находили всё более причудливые формы выражения, то должен был появиться и коллектив, который встал бы за видеообраз, отдав бы ему на откуп даже своё сценическое воплощение.

И такой феномен не заставил себя ждать - именно так пришли к успеху знаменитые Gorillaz, выросшие из проекта вокалиста флагманской группы бритпопа Blur Деймона Албарна и работ художника Джейми Хаулетта. Несмотря на противоречивые отзывы критиков относительно живых шоу проекта, похождения рисованных "участников" бэнда - Мёрдока, Рассела, 2D и Нудлза - приковали к мониторам целое поколение зрителей музыкальных видео.

В России эта же тенденция отобразилась в творчестве артистки "Глюкозы", первое время скрывавшейся за анимированным образом, который придумал продюсер Максим Фадеев. Так развитие технологий позволило и режиссерам малых видеоформ играть с искусственной реальностью на экране.

Женщины с камерой

К сожалению, как и во многих других отраслях, в музыкальном видео существует гендерный дисбаланс. Несмотря на отсутствие исследований именно в сфере клипмейкерства, изучение вопроса в индустрии большого кино указыает на вопиющую диспропорцию по отношению к женщинам: так, в Британии лишь 11,5% фильмов в 2005-2014 годах были сняты женщинами, при том, что профсоюз режиссеров королевства призвал к 2020 году уменьшить долю снятых мужчинами фильмов до половины от общего числа.

Тем не менее, женщины-клипмейкеры всё чаще заявляют о себе.

Одной из первопроходиц стала британка Софи Мюллер, ставшая известной в 1980-е своей стильной работой с поп-дуэтом Eurythmics. В 1990-2000-е Мюллер регулярно снимала для американского фьюжн-рок-коллектива Garbage, меняя стиль видео под новые образы вокалистки Ширли Мэнсон.

Пришедшая в профессию в 20 лет постановщица продолжает активно трудиться по сей день, за её плечами - клипы для более чем 30 артистов.

В видеоклипах в 1980-е пробовала себя и будущая обладательница "Оскара" за полнометражную режиссуру американка Кэтрин Бигелоу: ей принадлежит, например, пародийный клип "Touched By The Hand Of God" для повлиявшей на десятки артистов в самых разных жанрах манчестерской группы New Order. В ролике на одну из самых лёгких поп-песен в дискографии коллектива его члены предстают в образе глэм-металлистов, в концертном угаре крушащих сцену.

В Британии с 1990-х работает Дон Шэдфорт - режиссёр, утверждающая, что именно клипы и рекламные ролики интересуют её больше, чем полный метр. В своих работах Шэдфорт, снимающая в основном клипы для женщин-исполнительниц, часто стремиться стильно подчеркнуть внешние достоинства своих героинь - как в эротическом кабаре, созданном ею для клипа дуэта Goldfrapp на песню "Train", или суперхита австралийской поп-дивы Кайли Миноуг "Can't Get You out of My Head", где певица в минималистичном наряде мчит на футуристичной машине по нарисованным графически ландшафтам.

Канадка итальянского происхождения Флория Сигизмонди же пошла по стопам некоторых авторов-мужчин, упомянутых выше, и пришла в большое кино лишь после того, как состоялась в жанре музыкального видео. Её уникальный стиль промороликов отличает мрачность и создание очень ярких, но дискомфортных для ряда зрителей образов: так, в клипе на песню исландской пост-рок-формации Sigur Rós на песню "Untitled #1 (A.K.A Vaka)" одетые в противогазы дети в воображаемом постапокалиптичном мире играют в чёрном снегу, а в ролике "The Beautiful People" для Мэрилина Мэнсона возник образ "шок-рокера" в кунсткамере на гигантских ходулях, который будет периодически всплывать в его дальнейшей карьере.

В России созданием музыкальных видео - в частности, для уфимской артистки Земфиры - занималась и постановщица-писательница-актриса Рената Литвинова, снявшая также несколько полнометражных фильмов как режиссёр, и Ирина Миронова, чьи интересы касаются преимущественно короткого метра.

Ирина Миронова, режиссёр клипов для Кристины Орбакайте, Тимати, "Би-2"и других российских артистов:

Больше меня за последние 15 лет никто не снял клипов в России. Меня привела в профессию большая любовь к несуществующим мирам. Я страшно любила мультфильмы в детстве, но я подросла, поняла, что кто-то всё это создаёт, и теперь я тем же занимаюсь, потому что в клипах хороший тон - создавать миры, а не снимать реальность в виде документальной констатации. Уже сейчас изменения происходят каждый год в геометрической прогрессии. Всегда знала, что короткий формат визуализации, связанный с музыкой, - это то, к чему мы придем в каждом роде деятельности, в каждом бизнесе.

Приёмы, заставляющие человека прилепить свои глаза к экрану за 15 секунд на три минуты и больше - это будущее. Научившись это делать, можно сделать большой шаг в бизнесе: блогеры перестанут быть блогерами и станут более "расширенными людьми". Клипмейкеры становятся массовыми. Я в 2006 году первая в России снимала клип на мобильный телефон. Еще не было "Инстаграма", никто не выкладывал каждый день видеодневники, а Nokia уже продвигала слоган "Снимайте вашу жизнь". Я таким образом сняла для Полины Гагариной клип на английском языке Morning - "Утро", вот это и было то самое утро мобильного видео. Вот эти видео и поглотят все традиционные форматы, мне кажется.

Механизм появления мемов пристально изучается психологами, однако по-прежнему нет чёткого ответа на вопрос, как именно "заражается" неким единым порывом большая группа людей.

С появлением видеохостинга YouTube и развитием интернета слово "мем" из кабинетов учёных перенеслось в базовый лексикон пользователей цифровых технологий.

Исходя из этого, въедливая мелодия в сочетании с запоминающимся видеорядом и неким простейшим "кликом" для мозга - заедающим и много раз повторяющимся приёмом стали обретать глобальную славу, не вступая в прямую зависимость от текстового посыла. Так произошло с суперхитом корейского поп-комедианта Сая (PSY) "Gangnam Style", полюбившемся миру благодаря танцу, изображающему езду на лошади.

На данный момент это - самое просматриваемое видео на видеохостинге YouTube и, вероятно, в истории человечества: счётчик преодолел отметку в 2 млрд 700 млн и не намерен на этом останавливаться.

Не отстают и выходцы из бывшего СССР.

Brunettes Shoot Blondes из украинского Кривого Рога несколько лет назад сняли видео на песню "Knock Knock", в котором милая мультипликационная девочка и ее приятель с длинными заячьими ушами путешествуют по экранам айфонов, айпадов и компьютеров. Инновационный формат стал вирусным на Youtube.

Киевляне "Грибы" и петербуржцы LITTLE BIG в прошлом году пришли к вирусному успеху с китчевым юмором, доходчивым посылом, цепким битом и будоражащей картинкой, в связи с чем их успех легко перешел государственные границы - прямо как у Сая.

В России в последнее время прибавилось и режиссёров короткого музыкального метра, которым на волне вирусного успеха открылись голливудские пороги: тут уже всплывают имена Тимура Бекмамбетова и Ильи Найшуллера, которые не только сняли полнометражки с международным составом, но и с клипами для западных артистов оказались на короткой ноге.

Найшуллер, после успеха видео собственной московской группы Biting Elbows, снятый от первого лица, поставил полнометражный фильм "Хардкор", а летом 2016 года создал впечатляющий ролик с погоней, перестрелками и похищением людей и денег для канадского соул-поп-артиста Абеля Тесфайе, более известного как Weekend.

Илья Найшуллер:

Цена на производство клипов падает, потому что техника более доступная. Я думаю, мы будем видеть больше альбомов, больше клипов на каждый сингл. Будем видеть более агрессивные работы, потому что будет больше нишевых работ и будет больше работы и свободы у создателей клипов. Я на это надеюсь. Стоимость уже резко объективно упала: сейчас уже редко встретишь клип за миллион долларов. Попсовая музыка все же требует сладкой картинки, которая стоит денег - правильный свет, так далее, но все, кто не является "яркой попсой", должны чем-то удивлять. Это может быть технически новая фишка, или сюжетная и не вписывающаяся в спокойное, домашнее, семейное, просмотровое видео, картинка. Не будут больше востребованы альбомы, а клипы никуда не денутся: это самый яркий и надежный способ донести свою музыку до зрителя.

Таким образом, к началу 2017 года мы подошли с синхронным существованием богато оформленных экранных полотен от больших поп-звёзд, для которых 90-е с исполинскими бюджетами от лейблов будто и не заканчивались, простейших концертными/студийными видео и максимально изобретательных работ, как у тех же OK Go, расчитанных на максимальную "интернет-кликабельность".

В нашем недавнем тесте мы ненавязчиво напоминали желающим испытать себя, в чем Россия - Европа. Теперь с определённой уверенностью можно добавить, что мир клипмейкеров - един и проницаем для всех тенденций, где бы на планете они ни находились.

Олег Нестеров:

Через интернет разве что запах нельзя передать - разновидности видео уже сейчас движутся и в сторону лайв-видео, когда ты на концертах просишь фанатов снять себя, или лайв репетиции, или псевдо-лайв из студии - где группа играет под фонограмму, или радиошоу или телешоу: например, группа The Retuses "пошла" после ночного эфира; это также съемки видео в нетрадиционном пространстве - например, в салоне трамвая, в лифте или в избушке лесника.

Разновидностей много, но видео должно существовать в большом количестве. Плюс ещё технология: если раньше было сложнее, сейчас с техникой и съёмочным монтажом совсем просто. У нас есть несколько примеров, когда режиссеры снимали совершенно добровольно и бесплатно для артиста, который их зацеплял.

Великобритания. Весь мир > СМИ, ИТ > bbc.com, 11 января 2017 > № 2032485


Куба. Перу > СМИ, ИТ > prensalatina.ru, 10 января 2017 > № 2052716

Перуанский исследователь Соня Канлифф реализует на Кубе выставку «Забытые документы», о помощи Кубы детям, пострадавшим в результате аварии на Чернобыльской АЭС.

После года исследований, в выставку входят видео, фотографии, интервью, вырезки, книги ... все это вместе составляет документ, полностью посвященный повествованиям о событиях аварии, сказала исследователь.

Выставка проводится с 7 января до 7 февраля, в Галерее «Царство этого мира» Национальной библиотеке Кубы.

«Эта страна предложила помощь солидарности почти 24 тысячам детей, пострадавших от радиации после ядерного взрыва в Чернобыле. В стране были созданы условия для лечения их на курорте Тарара, примерно в 20 километрах от центра города Гаваны.

Я использовала фотографии кубинских газет Granma и Juventud Rebelde, а также представила изображения сегодняшнего украинского города, где произошла катастрофа», предоставила подробности Соня Канлифф на веб-сайте Cubadebate.

Выставка уже была представлена в Лиме, с большим одобрение критиков, но я поняла, что очень мало кто знает историю, и то же самое произошло в Майами, отметила исследователь.

Поэтому я посвящаю эту выставку молодым людям: как это возможно, что люди знают мало о таком человечном факте – помощи детям Чернобыля, подчеркнула она.

Куба. Перу > СМИ, ИТ > prensalatina.ru, 10 января 2017 > № 2052716


Россия > СМИ, ИТ > snob.ru, 10 января 2017 > № 2036549

Битва интеллигента с Чебурашкой

Артем Рондарев

Добрая новогодняя традиция — гневно осуждать новогодние развлекательные передачи нашего ТВ. В этом году всплеск негодования был особенно силен: Борис Моисеев появился в образе Чебурашки. Это зрелище — надо признать, жуткое — породило большое число реплик, публицистических колонок и даже петиций с требованием что-то изменить.

Недовольны, разумеется, люди, обладающие доступом к ресурсам производства и распространения информации, то есть по большей части журналисты и пользователи соцсетей в крупных городах (кажется, это описание уже способно заменить прежнее понятие интеллигенции).

Эта группа людей выбрала интернет как основную площадку социальной активности и самовыражения и любит в иные дни похвалиться тем, что телевизором она не пользуется и его у нее вовсе нет. Таким образом, возмущение ее выглядит несколько странным: люди не пользуются каким-либо устройством, так почему же их волнует, что в нем происходит?

Говорят, тут и телевизор не нужен, нам все соцсети на дом доставляют, мы этого Киркорова сто раз видели в перепостах. Но это довольно лукавое объяснение: в перепостах можно увидеть съемки из женской бани и мужской казармы, однако никому не придет в голову требовать от девочек одеться, а от мальчиков — выглядеть поприличнее.

Претензии к поп-культуре обычно предъявляют люди, которые плохо себе представляют, для чего она, собственно, нужна. Между тем поп-культура — основное орудие доминирующих идеологий. Не обязательно таких идеологий, которые прямо поддерживаются государством, но тех, которые формируют и поддерживают представления о «нормальной» жизни. Представления эти от страны к стране довольно разнообразны, но в них есть одна общая черта: они все сугубо консервативны. Обычный человек в повседневной жизни универсально не любит одну простую вещь — резкие перемены.

Перемены, как правило, связаны с векторным, прогрессивным представлением о времени, которое течет из прошлого в будущее; будущее пугает именно тем, что оно непредсказуемо, а следовательно, каким-то образом отличается от нынешнего статус-кво. Люди не любят, когда статус-кво меняется: больше денег зарабатывать, конечно, хорошо, но лучше это делать в привычной обстановке, а не в каком-то революционном окружении. Есть, конечно, психопаты, которые постоянно желают изменений, но их меньшинство: обычный человек предпочитает удобный, предсказуемый мир, а мир предсказуемый — это, как легко догадаться, мир неизменный.

Какова же в этой схеме функция поп-культуры, особенно той, которая рассчитана на совсем уж массовый вкус? Функция ее ровно в том, чтобы подтверждать неизменность мира — ту неизменность, в которой время становится циклическим, протекает от сезона к сезону и увенчивается Новым годом, когда цикл начинается заново.

Напрасно думать, что это циклическое ощущение времени — удел каких-то совсем уж архаизированных людей. У нас в «говорящем» обществе сейчас популярна ностальгия по СССР, в котором у людей была «уверенность в завтрашнем дне». Это ностальгия по тому самому застою, в котором время было совершенно циклическим, протекая от съезда к съезду и от новогоднего огонька к новогоднему огоньку: только так уверенность в завтрашнем дне и формируется, других способов нет. Будет зима, будет лето, потом осень, потом опять зима, выступят Киркоров и Моисеев, чтобы своим присутствием подтвердить, что следующий год ничем не станет отличаться от предыдущего: опять зима, опять лето, опять Киркоров.

Сетевая интеллигенция на это возражает, что новогодние передачи — верх безвкусицы и страшная дрянь. Здесь, видимо, предполагается, что, если вместо Киркорова у нас на новый год будет скакать группа Rolling Stones, это каким-то образом в корне поменяет ситуацию.

Народ слушает Киркорова лишь оттого, что Эрнст и компания не приучили его к хорошему? Эта прогрессорская идея решительно не подтверждается никакой эмпирикой. Попробуйте посмотреть эстрадные передачи каких-нибудь европейских региональных каналов, и вы очень быстро поймете, что даже там, где у телевизора кнопок много и есть образцы прекрасного в лице Тины Тернер и группы Rammstein, люди все равно тянутся к безликой и пошловатой попсе. Далеко ходить не надо: весь конкурс «Евровидения», который наш сетевой интеллигент горячо обсуждает как какое-то крупное событие, представляет собой точно такую же новогоднюю передачу российского ТВ, только подороже и по-английски.

Телевизор — это не пропедевтика, а инструмент создания связности пространства. Точно такой же, как географическая карта и родной язык, к которым никто не предъявляет эстетических претензий. Обычный человек включает ящик, чтобы понимать, что он не замкнут в своем маленьком повседневном мире, что есть мир большой и что он, смотрящий ящик, часть этого мира. Все, больше никаких функций у телевизора нет. В совокупности с консервирующей функцией поп-культуры на свет рождается формат развлекательной телевизионной передачи: смешной, пошлой, неизменной, понятной всем. Не потому что «все» тупые и для них нужно снижать уровень, а оттого, что «все» — разные, но общие интересы у них самые базовые. На это и нацелена развлекательная телепередача. Хотите цветущей сложности? Идите в театр или в интернет.

Рассуждение сетевой интеллигенции о телевизоре совершенно неприлично по интенции. Люди, которые не смотрят телевизор, внезапно ощутили в себе целые резервуары гнева и эстетического раздражения тем, что кого-то кормят «не тем искусством». Внезапно всполошились, что народ (тут даже хочется написать «их народ») накормили разрушающей психику жвачкой; а вот если вместо жвачки был бы Rolling Stones…

У такого рассуждения есть одно простое название — патернализм. Патернализм — это представление, что социальная структура нуждается в разумной регуляции, которую осуществляют вышестоящие инстанции, но не в силу обладания властью, а лишь оттого, что им виднее: они более мудры, более проницательны, более развиты, наконец. Нетрудно заметить, что сетевая общественность претендует именно на эту роль — роль инстанции, которой виднее. Однако же мало того, что их проницательность совсем не очевидна, данный вывод — это вывод сугубо авторитарный: плевать, что «народу» все это нравится, мы-то знаем, что это плохо, давай Константин, включай Rolling Stones, будем народу делать прививку изящным.

Разумеется, бывают ситуации, в которых авторитарные методы вынужденно необходимы: но это определенно не ситуации эстетических или ценностных суждений. В противном случае сетевой интеллигент, протестующий против оглупления народа Моисеевым, перестает отличаться от православного активиста, возмущенного неправильной постановкой «Тангейзера», где порочится имя Христа. Театр — такое место, в которое ходят по билетам; не нравится — не ходи. Телевизор по факту давным-давно стал таким же местом, что подтверждается саморепрезентациями сетевой интеллигенции как среды, которая черпает информацию из интернета: вот и сидите в своем интернете, граждане.

Воспитательная и облагораживающая сила искусства — вещь вообще крайне переоцененная: есть масса всем известных примеров того, как она не срабатывала. Более того, представление о воспитательной и облагораживающей роли искусства питает почти все самые авторитарные, самые консервативные, самые архаичные формы социального давления нормативных структур на повседневное существование среднего человека. И подобной нормативной структурой в пять минут становится любой человек, еще вчера возмущавшийся законами Яровой и недемократичными процедурами своего государства.

Совершенно безразлично, граждане, чем гнобить ближнего своего: Чайковским, Киркоровым, сборником материалов партсъезда или группой Rolling Stones, — во всех этих случаях в ход идет авторитарный аргумент «так будет лучше, мне виднее».

И к этому аргументу у нас горазд прибегать каждый, как только в нем затрепетала какая-то возмущенная эстетическая струна. И все наши социальные проблемы — от этого, а не от Киркорова, Пугачевой или Моисеева в образе Чебурашки.

Россия > СМИ, ИТ > snob.ru, 10 января 2017 > № 2036549


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 10 января 2017 > № 2035791

Мой главный вопрос относительно вмешательства России в выборы 2016 года

Дэниел Дрезнер (Daniel W. Drezner), The Washington Post, США

В Совместном аналитическом докладе о вмешательстве России в выборы 2016 года меня поразили три вещи.

Первая заключается в том, что там есть несколько крайне резких абзацев:

Попытки России повлиять на ход президентских выборов 2016 года представляют собой очередное проявление давнего стремления Москвы подорвать основы либерально-демократического порядка во главе с США, однако эти ее действия продемонстрировали существенное увеличение откровенности [вмешательств], уровня активности и масштабов действий по сравнению с прежними операциями.

Мы считаем, что президент России Владимир Путин распорядился провести эту кампанию по влиянию на президентские выборы 2016 года. Задачи России заключались в том, чтобы подорвать веру общественности в демократические процессы в США, «очернить» демократического кандидата в президенты Хиллари Клинтон и нанести вред ее шансам на избрание и потенциальному образу президента. Мы также полагаем, что Путин и российское правительство со временем стали отдавать очевидное предпочтение избранному президенту Трампу. Мы утверждаем это с высокой долей уверенности.

Будучи убежденным фанатом либерального международного порядка во главе с США, я считаю все это в определенной степени тревожным. Практически по всем показателям уровня силы Россия намного уступает США. Однако посредством смеси кибершпионажа, дезинформации и пропаганды Россия, очевидно, решила добиться краха либерального миропорядка, а также избрания лидеров, придерживающихся позиций популистского национализма, которому Россия симпатизирует в гораздо большей мере.

Второе — это то, что в докладе разведывательных агентств крайне мало убедительных доказательств. Стоит отдать им должное, они попытались объяснить это обстоятельство.

Разведывательное сообщество очень редко может полностью раскрыть свои знания или описать основания для точного анализа, так как раскрытие такой информации может привести к рассекречиванию источников и методов, а это ставит под угрозу возможность добывать важную информацию в будущем.

Таким образом, хотя в рассекреченной части содержатся выводы, отраженные в засекреченной, в ней нет и не может быть всей вспомогательной информации, в том числе, конкретных источников сведений и методов их получения…

Установление исполнителей не сводится к простому заявлению о том, кто осуществил операцию. Это ряд суждений относительно того, был ли это единичный случай, кто был вероятным преступником, какими мотивами преступник руководствовался, и отдавало ли иностранное правительство приказ об осуществлении операции или руководило ею.

Такие заявления всерьез усложняют ситуацию для любого критически настроенного читателя. Большая часть доклада состоит из заверений в убежденности разведывательного сообщества в сделанных им выводах. Но если внимательно посмотреть на подтверждающие данные, те читатели, которые скептически относились к утверждениям о вмешательстве России, так и останутся на позициях скептицизма. Те же, кто испытывал уверенность в том, что Россия действительно вмешалась в процесс, так и продолжат в это верить. Недостаток рассекреченной версии доклада состоит в том, что она не способна изменить чье-либо мнение.

Третье, что меня беспокоит, — это полное отсутствие ответа на вопрос: изменило ли вмешательство России что-либо? Как однажды сказала Хиллари Клинтон, «как это повлияло» на ситуацию? Даже если русские вмешались в ход выборов, это вовсе не значит, что они сумели повлиять на их исход. В конце концов, главным ударом для предвыборной кампании Клинтон стало заявление ФБР о том, что оно снова занялось расследованием обстоятельств скандала вокруг электронных писем. К этой скандальной ситуации Россия не имела никакого отношения. Мы также знаем, что русские сами очень удивились результатам голосования. Таким образом, имеет ли все это какое-то значение?

Да, имеет — в первую очередь, имеет значение та реакция, которой не последовало. Напомню, что в начале октября разведывательное сообщество выступило с предупреждением о российском вмешательстве в выборы: «Российское правительство руководило процессом публикации электронных писем американских граждан и институтов, включая американские политические организации». Меня очень удивляет, почему это предупреждение не повлекло за собой более решительные действия.

Обычно страны не слишком заинтересованы в том, чтобы иностранные государства вмешивались в их выборы. Когда Уго Чавес попытался экспортировать свою революцию в другие страны Латинской Америки, в некоторых из них он столкнулся с серьезным сопротивлением. США тоже пытались оказывать влияние на выборы в других странах, однако их успех чаще всего был весьма незначительным. Публикация информации о российском кибершпионаже и пропаганде должна была вызвать решительный отпор внутри США. Вместо этого, за последние два года мнения общества о России разделились по партийным линиям. Республиканская партия — та же самая партия, которая четыре года назад выдвинула в качестве своего кандидата решительного противника компромиссов с Россией — теперь включает в себя множество людей, которые стали более благосклонно относиться к Путину и Джулиану Ассанжу (Julian Assange), чем демократы.

Отчасти это, возможно, объясняется заявлениями избранного президента о том, что вмешательство России не оказало никакого воздействия и что в кибератаках виновны скорее сами демократы, чем хакеры. И это, если задуматься, выглядит довольно странно.

Вероятно, главная проблема США сегодня заключается в том, что из общества с высоким уровнем доверия они превратились в общество с низким уровнем доверия. Утрата веры в экспертов и институты позволяет Трампу с легкостью отвергать предупреждения и выводы разведывательного сообщества.

В том, что сделала Россия, нет ничего нового. Шпионаж, пропаганда и дезинформация уже давно стали частью нашей жизни. Мы знаем, что другие страны тоже взламывали американские системы в преддверии выборов, но безрезультатно. Кампанию России 2016 года отличает вовсе не ее дерзость или сложность, а тот факт, что обнаружение этих попыток не привело к единодушному осуждению российского вмешательства.

Американцы живут в атмосфере растущего экономического неравенства, роста уровня политической поляризации и недоверия к журналистике. Поэтому Россия и предприняла попытку толкнуть дверь и вмешаться в демократические процессы в США. Больше всего тревожит то, что к 2016 году эта дверь осталась без охраны и как будто ждала, когда ее откроют.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 10 января 2017 > № 2035791


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 10 января 2017 > № 2033759

В «Волшебном ледовом театре» фестиваля «Путешествие в Рождество» пройдут дополнительные спектакли

На площади Революции фигуристы будут показывать по два-три ледовых балета в день.

В оставшиеся дни работы фестиваля «Путешествие в Рождество» гостей ждут дополнительные выступления ледового балета. В «Волшебном ледовом театре» на площади Революции покажут всё, что пришлось отменить из-за морозов.

10, 11 и 12 января профессиональные фигуристы будут выступать по два раза в день. В 17:00 покажут балет «Белоснежка» на музыку Иоганна Штрауса, а в 19:00 — «Лебединое озеро» на музыку Петра Чайковского. В субботу, 14 января, в «Волшебном ледовом театре» пройдут сразу три представления.

Подробное расписание есть на странице площадки. Входной билет стоит 100 рублей, а дети до семи лет могут посмотреть спектакль бесплатно. Продолжительность каждого — 50 минут.

Музыкальные шоу-балеты на льду поставил известный фигурист Пётр Чернышёв. «Щелкунчик», «Лебединое озеро», «Чиполлино» и «Белоснежка» идут с первого дня фестиваля «Путешествие в Рождество». Их уже посмотрели более 40 тысяч москвичей и туристов.

В перерывах между представлениями «Волшебный ледовый театр» работает как обычный каток. Сюда можно прийти бесплатно со своими коньками, а можно взять их напрокат за 50 рублей, но необходим залог в размере трёх тысяч рублей.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 10 января 2017 > № 2033759


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 10 января 2017 > № 2033754

Полосатая юбка-клёш, шапка на завязках, тренировочные штаны на лямках и олимпийки станут бесплатным пропуском на каток в Парке Горького 1 марта. Парк выбрал аксессуары и предметы одежды 1960-х годов, которые позволят попасть на вечеринку на катке, организованную в рамках фестиваля «Оттепель: лицом к будущему». В гардероб ледовых стиляг вошли полосатые и однотонные юбки-клёш, головные платки, береты, водолазки, олимпийки, тренировочные штаны на лямках или широкие штаны, а также шапки на завязках и варежки. При этом акцент стоит делать на красном цвете. Это основные элементы ледовой экипировки, которая была в моде у посетителей катков времён оттепели.

Образ шестидесятника разрабатывается совместно с дизайнерами, полностью он будет опубликован в начале февраля на сайте Парка Горького, чтобы у всех желающих было время на подбор подходящего костюма. На портале mos.ru можно увидеть первые образцы модного ретрокаталога.

«Посетители, выдержавшие его, смогут пройти на каток бесплатно и потанцевать на льду под ретромелодии в исполнении джаз-банда», — рассказали в пресс-службе Парка Горького.

Чтобы соответствовать в полной мере духу и моде того времени, для костюмированной вечеринки лучше сочетать несколько предметов одежды из лукбука.

В этом году Третьяковская галерея, ГМИИ имени А.С. Пушкина, Музей Москвы и Парк Горького объединились для проведения совместного фестиваля «Оттепель: лицом к будущему». Фестиваль расскажет о значительных переменах, которые происходили в общественной и культурной жизни СССР и всего мира в первые послевоенные десятилетия. Музеи представят выставки, посвящённые послевоенной эпохе: «Оттепель» в Третьяковской галере на Крымском Валу, «Лицом к будущему. Искусство Европы 1945–1968» в ГМИИ имени А.С. Пушкина и «Московская оттепель» в Музее Москвы. Фестиваль начался в декабре с выставки «Московская оттепель: 1953–1968» в Музее Москвы, где можно увидеть шедевры кинематографа, музыки и изобразительного искусства той эпохи. Продлится он до конца июня.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > mos.ru, 10 января 2017 > № 2033754


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 10 января 2017 > № 2032052

Главный редактор RT оспаривает утверждения разведслужб США

Эдвард Хелмор | The Guardian

"Главный редактор круглосуточного новостного телеканала RT, опирающегося на поддержку российского правительства, дала отпор утверждениям, которые содержатся в докладе разведслужб США, - заявлению, что эта информационная структура участвовала в длительных усилиях, "направленных на подрыв доверия американских зрителей к демократическим процедурам США", - пишет журналист The Guardian Эдвард Хелмор.

В пояснениях, присланных в The Guardian по электронной почте, Маргарита Симоньян оспорила утверждения о связях RT с российскими усилиями, которые предположительно были призваны повлиять на ход выборов в пользу Трампа.

Газета цитирует рассекреченный вариант доклада: освещение фигуры Хиллари Клинтон на RT "на всем протяжении избирательной кампании в США было единообразно негативным, фокусировалось на ее "слитых" в прессу электронных письмах и обвиняло ее в коррупции, проблемах с физическим и психическим здоровьем, а также в связях с исламистским экстремизмом".

Со своей стороны, Симоньян назвала доклад "печальным комментарием к состоянию дел в сообществе аналитиков американской разведки".

"Единственное обвинение агентств в адрес RT - то, что мы критиковали Клинтон путем сообщения реальных фактов о ней, - написала она. - Вот в чем наше предполагаемое преступление! Какая громкая поддержка журналистики и свободы слова".

Издание приводит также мнение Алексея Ковалева, которого характеризует так: "он ведет сайт, разоблачающий российскую пропаганду".

"Есть много правильных оснований для критики в адрес RT, - сказал Ковалев, - но в докладе канал избран для критики исключительно по неверным основаниям. Освещение акций протеста и других социальных и политических разногласий - совершенно законный вид деятельности СМИ".

По мнению Ковалева, внимание разведки США, вероятно, будет воспринято руководством канала как колоссальный успех и, возможно, повлечет за собой увеличение финансирования.

Симоньян отрицала, что освещение событий на RT представляет собой пропаганду или вмешательство, продолжает автор статьи.

"По-видимому, - написала она, - все иностранные СМИ обязаны следовать утвержденному сценарию приемлемого освещения событий, а иначе их обвинят во вмешательстве. И не ошибайтесь, мы говорим не о нейтралитете. Единственным приемлемым был подход: "Поддерживайте Клинтон, атакуйте Трампа".

"Альтернатива в том, что им пришлось бы считаться с фактом, что освещение событий на RT часто отражает реалии на местах в США и остальном мире намного лучше, чем основные СМИ. Как иначе объяснить годы совершенно оторванного от жизни освещения событий, которое не признавало движущей силы, стоящей не только за Трампом, но и за Берни Сандерсом, и в результате журналисты и эксперты основных СМИ 9 ноября коллективно потеряли дар речи?" - отметила Симоньян.

Газета добавляет: "RT получает финансирование из бюджета РФ. Руководство RT заявляет, что его журналисты независимы".

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 10 января 2017 > № 2032052


Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > forbes.ru, 10 января 2017 > № 2032039 Дмитрий Травин

Дмитрий Травин: «Развитие экономики – это не просто «накормить страну»

Расшифровка встречи-диалога цикла «Хроники пикирующей империи» с профессором Европейского университета Дмитрием Травиным «История банкротства «народного хозяйства»»

В рамках цикла «Хроники пикирующей империи» Университета КГИ в Музее истории ГУЛАГа при информационной поддержке Forbes состоялся диалог Николая Сванидзе с Дмитрием Травиным, экономистом, журналистом, профессором Европейского Университета в Санкт-Петербурге, членом КГИ, лауреатом Международной Леонтьевской медали «За вклад в реформирование экономики». В восьмой главе «Хроник» говорили о том, почему нельзя было иметь одновременно полные прилавки, «великую державу» и «уверенность в завтрашнем дне», почему нельзя было просто «подремонировать» систему вместо ее радикальной трансформации в горбачевскую эпоху, существовала ли альтернатива НЭПу и почему мода на него возвращалась вновь.

СВАНИДЗЕ: Итак, добрый вечер, дорогие друзья. Спасибо за то, что этот вечер вы решили провести вместе с нами и в компании друг друга. Мы предлагаем вам очередной диалог из цикла «Хроники пикирующей империи». Мы – это Комитет гражданских инициатив, совместно с Государственным музеем истории ГУЛАГа, при информационной поддержке журнала «Forbes».

Цель общая, генеральная цель этого проекта – постараться дать по возможности объемное представление об истории нашей страны за последние 100 лет, в надежде на то, что это позволит нам определиться с нынешней точкой нашей в историческом пространстве и понять, что нас может ждать в будущем. Трансляцию нашего сегодняшнего разговора и записи предыдущих вы можете увидеть на «YouTube» Университета, а также в Лектории Комитета гражданских инициатив.

Сегодня у нас восьмой по счету диалог, название которого «История банкротства «народного хозяйства». И в гостях у нас экономист, журналист, профессор Европейского университета Санкт-Петербурга, член Комитета гражданских инициатив Дмитрий Яковлевич Травин.

ТРАВИН: Добрый вечер, добрый вечер, спасибо.

СВАНИДЗЕ: Могу еще добавить, что Дмитрий Яковлевич лауреат Международной Леонтьевской медали за вклад в реформирование экономики. Леонтьев – помните, у Гашека солдат Швейк помнил, знал нескольких Фердинандов, вот я знаю нескольких экономистов Леонтьевых. Я думаю, что имеется в виду не Михаил Леонтьев, член нынешнего руководства «Роснефти», а вовсе даже Василий Васильевич Леонтьев, я так думаю.

И еще одна вводная – после окончания нашего нынешнего диалога Дмитрий Яковлевич будет раздавать там, уже в зале, некоторое количество экземпляров своей последней книги, которая называется «Просуществует ли путинская система до 2042 года?»

Я на всякий случай хочу, если кто-то пугается, сказать, что это чистая аналитика, что ничего запрещенного, никакого радикализма, экстремизма, никакого подрыва чего бы то ни было. Хотя, конечно, дорогие друзья, я вам должен сказать, что представление о подрывной деятельности, оно меняется. И может быть, в скором времени любая книга по экономике будет рассматриваться, как подрывная. Не исключая роман Александра Сергеевича Пушкина «Евгений Онегин», в котором тоже Пушки не избежал этой подрывной тематики. Вот пока что все-таки я думаю, что эта тема и эта книга не подрывные. Итак, начинаем.

Прежде всего, Дмитрий Яковлевич, скажите, пожалуйста, почему… Я хотел бы начать с вашей книги. То, что она не подрывная, в том числе следует из даты, после которой стоит знак вопроса. Если вы даете без вопроса системе Владимира Владимировича Путина время до 2042 года, то уж какая там подрывная деятельность? Почему именно 2042 год?

ТРАВИН: Да, конечно, подрывной деятельности никакой нет. Обычно я презентации этой книги начинаю с того, что предоставляю аудитории возможность догадаться, какие два выдающихся источника советских времен, художественное произведение и публицистическая статья, лежат в основе этого заголовка. Здесь, конечно, такая ирония есть.

Обычно один источник угадывается очень легко. «2042», конечно, придумал не я, а Владимир Войнович, «Москва 2042», и это великий роман. Удивительно, в какой степени Войнович смог предвидеть многие процессы, происходящие сегодня в России. С иронией описано, но многие вещи очень точные. Второй источник менее узнаваем, но это статья Андрея Амальрика «Просуществует ли Советский Союз до 1984 года?» А Амальрик в свою очередь позаимствовал «1984 год» из знаменитого романа Оруэлла «1984».

На самом деле, конечно, в этой книге есть, если сказать очень кратко, я не пытаюсь заниматься гаданием, просуществует ли до 1941-1942-го или 1943-го. Речь идет о том, насколько устойчива такая политическая система, может ли она существовать долго, или, как говорили многие лидеры протестного движения зимы 2011-2012 годов: «Система скоро рухнет». Для того, чтобы в этом разобраться, я пытаюсь проанализировать, а на чем вообще эта система основана. Почему сформировалась такая система управления политикой, экономикой? Какую роль в это внес лично Владимир Путин?

Потому что политик очень интересный, к нему можно относиться по-разному. Я считаю, что не лучшим образом Владимир Владимирович управляет страной, мягко говоря, по экономике сегодня это видно. Но то, как он умеет организовать свою власть, сам политический механизм функционирования системы – это, конечно, очень интересно. И из такого рода вещей складывается эта книга.

СВАНИДЗЕ: Спасибо. Но это не главная тема нашего сегодняшнего разговора. Главная тема была заявлена, это тема историческая, и перейдем к ней. Дмитрий Яковлевич, скажите, пожалуйста, вы считаете (если да, то обоснуйте) советскую систему, коммунистическую так называемую систему, абсолютно не совместимой с рыночной экономикой с самого начала ее появления? Или какие-то элементы совместимости были возможны?

ТРАВИН: Собственно говоря, на эту тему даже не приходится особо гадать, потому что если советские лидеры практически так и не попытались ее совместить с рынком до самого конца советской системы, то наши друзья из Восточной Европы это пытались.

Социалистическую систему попытались совместить с рынком в Югославии уже где-то с начала 50-х годов. Попытались в Венгрии с 1968 года, когда Янош Кадар провел довольно серьезные реформы. В Чехословакии попытались менее удачно, потому что эти попытки в 1968 году в августе были пресечены советскими танками, и в Чехословакии осталась административная система. А поляки со свойственной им свободой как-то умудрялись совмещать административную систему, даже без серьезных реформ, с неформально функционирующим рынком.

Что все эти системы показали? В большей или в меньшей степени эти механизмы работали неэффективно. И югославы, и венгры, и чехи, и словаки, и поляки в конце 80-х годов дружно стали строить нормальный рынок – капитализм. Если у чехов и словаков в 1968 году было представление о том, что нужен социализм с человеческим лицом, и опросы, которые тогда проводились, показывают, что капитализма, в общем-то, деятели Пражской весны не хотели, хотели социализма с человеческим лицом, то в 1989 году в момент Бархатной революции практически подавляющее большинство высказывалось за то, чтобы проводить настоящие рыночные реформы.

Получается какая картина? Можно, конечно, пытаться скрещивать ежа и ужа, жить можно при такой системе. Югославы жили долго, но все время вылезала какая-то неприятность: то высокая инфляция, то высокая безработица. Венгры совмещали, влезли в колоссальные долги, поляки тоже влезли в колоссальные долги. У каждой из этих болезней есть совершенно четкие конкретные экономические причины, которые можно раскрывать, если мы сейчас такой вопрос поставим. Это все не случайности. И когда все это перепробовали, пришли к выводу, что надо строить рыночную экономику без совмещения с социализмом.

СВАНИДЗЕ: Хорошо, вы приводите какие-то примеры – пытались там, пытались там. Китай нынешний, да?

ТРАВИН: В какой-то степени нынешний Китай.

СВАНИДЗЕ: Все-таки однопартийная система, достаточно жесткая тоталитарная система, отсутствие свободы слова, а экономика в значительной степени рыночная?

ТРАВИН: Конечно, конечно.

СВАНИДЗЕ: Значит, совмещается, как-то совмещается?

ТРАВИН: Если поставить вопрос, совмещается ли авторитарная политическая система с рынком – совмещается. А если поставить вопрос, совмещается ли социализм в экономике с рынком, немножко плана, немножко рынка – плохо совмещается.

Есть очень много в истории человечества авторитарных политических систем, которые начинали строить рыночную экономику. У меня даже книга была, вышла в 2004 году в соавторстве с моим старым другом Отаром Маргания, ныне деканом экономфака СПбГУ. Мы там рассмотрели историю Франции, Германии, Австро-Венгрии – всюду серьезные рыночные реформы начинались с авторитарных монархических режимов.

Но в какой-то момент оказывалось, что авторитарные режимы препятствуют развитию рынка. Начиналась демократизация, поэтому, в конечном счете, все эти страны, которые мы там рассмотрели, сегодня оказываются и рыночными, и демократическими.

СВАНИДЗЕ: В чем была разница? Я пытаюсь сам для себя определить. Я, как сейчас помню, в 1983 году от Рождества Христова поехал в турпоездку в Чехословакию братскую. 1983 год, конь не валялся, никакие реформы нигде не начинались, Пражская весна уже в то время в Чехословакии была уже давно позади, след простыл. Абсолютно та же фактически система и та же экономика, что и у нас. В чем разница?

Тем не менее (получив, естественно, какие-то указания насчет шопинга от семьи – за границу поехал), я захожу в универмаг в центре Праги, и у меня глаза лезут на лоб, потому что в капиталистических странах я тогда не был еще, чтобы было с чем сравнивать. А с Москвой то, что я увидел в Праге, было не сопоставимо.

Скажем, пример, то, что мне запомнилось: в Москве кроссовки тогда можно было купить только в магазине «Березка» за чеки известные. А детских кроссовок я не видел в своей жизни вообще, я их себе представать не мог, как известный квадратный трехчлен Петька в анекдоте, да? А тут я пришел в универмаг в центре Праги и увидел детские кроссовки вот такого размера. Я не поверил своим глазам, что такое вообще в природе может быть. Откуда, объясните мне, при той же социалистической экономике в Праге были детские кроссовки, а в Москве не было и взрослых? В чем разница?

ТРАВИН: Попробую объяснить. Я думаю, здесь есть несколько причин. Во-первых, как бы ни хотелось мне экономисту, сказать, что весь мир сводится к экономике, к торгу, продаже и так далее, но весь мир на самом деле к экономике не сводится. Существуют традиции, существуют обычаи, существует масса вещей.

Богемия в середине XIX века, насколько можно для того периода посчитать ВВП на душу населения, это условно, конечно, но тем не менее была самой высокоразвитой частью Австро-Венгерской империи. Не Австрия, не Штирия, не Тироль, а именно Богемия. То есть определенные традиции много значили – это первое. В тот же момент, скажем, в Болгарии, мы не намного отличий обнаруживали от Советского Союза, хотя тоже, конечно, были некоторые.

Второй момент – возьмем соседнюю страну, ГДР. Я там был в 1988 году, тоже никакие реформы еще не начинались. Обеспеченность товарами была, конечно, гораздо лучше, чем в Советском Союзе, но гораздо хуже, чем в Западной Германии. И это знали практически все восточные немцы, они с радостью покупали западногерманские товары, которые у них в магазине иногда оказывались. То есть та система была несколько лучше советской, но все-таки хуже западногерманской. Третий момент – импорт.

СВАНИДЗЕ: Так в чем причина? Только в том, что они немцы? В чем причина? Что хуже, чем западногерманская, я понимаю, и это не нуждается в объяснениях. Почему лучше, чем советская?

ТРАВИН: Во-первых, традиции – это тоже сказывается. Все-таки есть традиции более качественной работы, менее качественной работы. Но есть еще один важный момент, у экономистов это называется скучным словом «структура экономики». Если наша страна была ориентирована на то, чтобы быть военным оплотом всего Восточного блока, то соответственно, наша экономика в гораздо большей степени была ориентирована на ВПК. По условным оценкам, точных не существует, на четверть советская экономика представляла собой военно-промышленный комплекс.

В гораздо меньшей степени это касалось Чехословакии, ГДР, Польши, Венгрии – Венгрии совсем в меньшей степени – и даже некоторых наших республик. Скажем, в Литве никогда не было такой мощной индустриализации, как в России или даже в соседней Латвии. Естественно, если больше людей занималось производством кроссовок, а не пулеметов, то кроссовки были. Они были менее качественные, они по разным моментам могли не удовлетворять население, и люди хотели западногерманских, но при более-менее приличной структуре экономики они были. И наконец, импорт. Вы уверены, что это были именно кроссовки чехословацкого производства?

СВАНИДЗЕ: Нет, не уверен.

ТРАВИН: Это тоже важно. Потому что я вполне допускаю, что чехи сами делали неплохие кроссовки, может быть. Но если страна много импортирует товаров потребительского назначения, то они оказываются в магазинах. Если страна мало импортирует (Советский Союз мало импортировал), то этого не будет. Более того, много зависит от того, каков импорт. Ведь при системе монополии внешней торговли иногда доходило до полного идиотизма, когда жена министра, или заместителя министра, могла сказать: «Знаете, это отвратительные вещи, это современная западная буржуазная мода – это импортировать не надо. А будем импортировать что-то другое, что соответствует нашему социалистическому вкусу».

СВАНИДЗЕ: Тем более жена члена Политбюро.

ТРАВИН: Что-то в этом роде, да. То есть мы сходу перечислили уже где-то пять, по-моему, различных причин, по которым Чехословакия была несколько богаче Советского Союза, а Венгрия несколько лучше Чехословакии. Из таких мелочей часто складывается конкретная экономика, конкретные детали экономические. Но любопытно, что при всех этих моментах все равно и чехи, и словаки, и немцы, и восточные поляки в конечном счете выбрали рыночную экономику.

СВАНИДЗЕ: Теперь скажем так, это была все присказка, теперь давайте перейдем к сказке. Я учился на историческом факультете, и у меня единственная тройка – у меня была одна тройка за пять лет обучения, каюсь, эта тройка была по политэкономии социализма. Этот предмет был для меня принципиально недоступен.

ТРАВИН: Для меня, в общем-то, тоже.

СВАНИДЗЕ: Я не мог понять, о чем там мне говорится, потому что политэкономия капитализма все-таки писаная в основе своей не глупыми людьми типа Карла Маркса, она была понятна. Другой вопрос, насколько она соотносилась уже с современностью. Но базово она была понятна, логична, умна, стройна и так далее. Что такое политэкономия социализма, с его каким-то основным законом, по-моему, поступательного развития, если мне память не изменяет…

ТРАВИН: Основной закон социализма, было.

СВАНИДЗЕ: Да. Я понять не мог, весь учебник политэкономии социализма оскорблял мой ум. И объясните мне, название нашего с вами диалога – «История банкротства народного хозяйства». Как при такой политэкономии банкротство народного хозяйства затянулось на столько лет? Объясните мне, почему оно не произошло раньше? Расскажите, приведите вехи истории банкротства народного хозяйства.

ТРАВИН: Николай Карлович, политэкономия социализма к экономике социализма не имеет никакого отношения, как ни покажется это странным. Политэкономия социализма – это чистая идеология, и когда выстраивалась советская экономическая система, никто не выстраивал ее по учебнику. Если как-то вспомнить хронологию, то советская экономика фактически возникала в начале 30-х годов, когда ломали НЭП и начинали массовую индустриализацию. А первый учебник политэкономии социализма академика Островитянова появился в начале 50-х годов, то есть написали постфактум. И никакого отношения к реальной жизни это не имело. Когда мы все это изучали, в общем, тоже мы постепенно все это понимали, я вынужден был получить пятерку по политэкономии социализма, но я этим не горжусь. Кстати, некоторые другие предметы такого…

СВАНИДЗЕ: Я тройкой тоже не горжусь.

ТРАВИН: Некоторые предметы той эпохи, типа планирования народного хозяйства, тоже не сильно отличались от политэкономии социализма. А система выстраивалась чисто практически.

Началось дело с того, что Советский Союз, Сталин, сталинское руководство, очень испугались – это, в общем, было вполне в духе марксизма-ленинизма – очень испугались того, что нам придется вести войну со всем капиталистическим окружением. И с конца 20-х, начала 30-х годов было уделено повышенное внимание тому, чтобы построить экономику, практически полностью ориентированную на войну, на возможную войну. И строили, исходя из потребности военной жизни, возможной будущей военной жизни.

Почему она не рухнула? Как сказать, что значит – не рухнула? Я не буду сейчас погружаться во всякие цифры, я приведу пример такой более человеческий и понятный. Перечитайте романы Федора Абрамова, выдающегося ленинградского писателя, о послевоенной деревне. Нищета, голод, кошмарная жизнь, все отдается в город для того, чтобы горожане жили, и как-то укреплялась обороноспособность. В известном смысле можно сказать, что экономика уже не существовала, потому что люди не существовали нормальной жизнью.

И реформы в эту экономику пришли тогда, когда появились люди и среди руководителей страны, начиная с Хрущева и Косыгина, и среди интеллектуалов, появились люди и сказали: «Давайте хоть немножко как-то это изменим, но все-таки так жить нельзя». Хрущев был большим энтузиастом производства товаров народного потребления, хотя по сути реформ он никаких не делал, но структуру экономики немножко менял. При нем стали строить «хрущобы», при нем стали производиться синтетические ткани, при нем появились первые магнитофоны.

Даже Лаврентий Павлович, насколько можно сейчас судить, в общем, где-то склонялся к тому, чтобы тоже несколько (я Берию имею в виду, естественно) изменить структуру в пользу производства товаров народного потребления, но ему не довелось, как известно, этим заняться.

Косыгин освоил месторождения Западной Сибири, нефть и газ, появились деньги для того, чтобы покупать хлеб за границей, и еще чуть-чуть перевести нашу экономику с военного на гражданский лад. Немножко больше стало товаров народного потребления.

СВАНИДЗЕ: Вы имеете в виду уже рубеж 60-70-х годов?

ТРАВИН: По сути даже 70-е годы, когда, в общем, все это по-настоящему было освоено, появились первые нефтедоллары. На первые нефтедоллары мы стали покупать частично хлеб, частично некоторые потребительские товары. Существуют любопытные мемуарные воспоминания, когда нефтяники лоббируют у Косыгина, скажем, новую мебель, какие-то потребительские товары, он с ними начинает торговаться. Говорит: «Дадите больше нефти, мы на нефтедоллары купим, и мебель вам тоже будет». То есть структуру понемножку меняли. А настоящие экономические реформы, конечно, пришли уже в начале 90-х годов, и это связано, прежде всего, с именем Ельцина и Гайдара.

СВАНИДЗЕ: С чем вы связываете неудачу Косыгина? Косыгинская экономическая реформа, которая, в общем, не имела в виду и не ставила перед собой целью слом системы ни в коем случае.

ТРАВИН: В принципе косыгинская реформа могла бы привести нашу экономику примерно к тому же, что сделал Янош Кадар в Венгрии в 1968 году. Косыгин, я напомню, начинал в 1964-1965 годах реформировать. Косыгин двигался очень медленно, медленнее, чем венгры после 1968 года. И у нас получилось, что в 1968 году, когда произошли чехословацкие события, и Советский Союз ввел туда танки, все наши руководители, и Косыгин в том числе, очень испугались перемен. И, в общем, возник такой своеобразный консенсус, что лучше в этом направлении особо не двигаться.

Считается, что Косыгин вроде бы огорчался, сохранились некоторые мемуарные воспоминания, что Косыгин каким-то знакомым говорил: «Все, остановили, все реформы остановлены», – и выражал всякое недовольство. Но сам Косыгин жестко отрицал общий чехословацкий настрой на демократизацию. Косыгин только в экономике хотел некоторых преобразований. И, в общем, при таком желании, конечно, возникло и у Косыгина, и у Брежнева, и у других руководителей ощущение, что надо остановить и дальше в этом направлении не двигаться. Поэтому, собственно говоря, косыгинские реформы скорее были проформой, их даже не сравнить с реформами в Венгрии.

СВАНИДЗЕ: Как вы относитесь к той точке зрения, что Советский Союз, жизнь его, советский режим последние 20 лет, или чуть меньше, фактически существовал за счет того, что были открыты нефтегазовые месторождения в Сибири, а то бы то, что произошло в 80-е годы, произошло гораздо раньше?

ТРАВИН: Это очень сложный вопрос. Произошло ли бы это раньше, все-таки зависит не только от экономики, от политических моментов, от смены поколений. Я считаю, что это очень важный и часто недооцениваемый момент. Старое поколение очень долго держится за старые ценности. Когда пришло поколение шестидесятников в лице Горбачева, начались довольно быстрые перемены. То есть много от чего зависит.

Но что точно можно сказать в плане экономики? Что за счет нефтедолларов подкармливали страну очень интенсивно. Советский Союз от экспорта хлеба, на чем сталинская индустриализация во многом держалась, в 1963-м, если я правильно помню, году, перешел к импорту хлеба. Импорт хлеба способствовал в какой-то степени поддержанию животноводства, потому что кормили зерном скот, то есть это давало какое-то мясо. И, в общем, несмотря на то, что во многих городах Советского Союза нормальное мясо было не купить, но столицы обеспечивались, в других городах что-то было по талонам, что-то было раз в неделю, что-то было к большим революционным праздникам.

Если бы не нефть, газ, если бы не нефтедоллары, то скорее всего (я очень упрощаю), в Москве и Ленинграде ситуация была бы близка к той, что была в Ярославле или Новгороде. А в Ярославле и Новгороде не было бы даже того, что удавалось худо-бедно обеспечивать по талонам или каким-то другим формам спецраспределения. Но такая система могла бы долго существовать, Серверная Корея до сих пор существует непонятно на чем, не очень много они там кушают, но существуют.

СВАНИДЗЕ: На какие деньги импортировали хлеб, начиная с 1963 года, ведь еще нефтедолларов не было?

ТРАВИН: В принципе какая-то валюта была, естественно, то есть вначале импортировали немного. Но потом, по мере того, как Косыгин все это хозяйство развивал, нефтедолларов становилось больше, импортировали хлеб. Да, целина, конечно, было и свое зерно, то есть Хрущев осваивал целину, и это на какое-то время поддержало ситуацию.

А по мере того как появлялись нефтедоллары, импортировали ведь не только хлеб. Были какие-то потребительские товары, время от времени на прилавки выбрасывали импортную одежду – люди это покупали. Построили итальянский завод в городе Тольятти по производству автомобилей, покупали западные кинофильмы, показывали советским гражданам. По сути дела, именно на 70-е годы пришелся расцвет французского и американского кино для показа советским зрителям.

То есть когда мы говорим о закупках хлеба, конечно, нефтедоллары закупали много чего, и в общем, это сильно меняло представление советских граждан о потребительских товарах. Но все равно не имели того, что вы видели в Чехословакии, скажем.

СВАНИДЗЕ: Дмитрий Яковлевич, как все-таки, за счет чего произошло банкротство российской экономики, банкротство народного хозяйства? Вы сами говорили, вспоминали о том, как выглядела российская деревня, скажем, после войны, со ссылкой на Абрамова Федора.

Я не видел российскую деревню после войны, по понятным причинам, объективным. Но я ее видел, скажем, в 70-е годы и в 80-е годы, когда студентом и потом научным сотрудником каждый год выезжал на две недели, на три, на месяц (это называлось тогда «на картошку») в подмосковный совхоз, и все видел достаточно близко, в упор. Ни одного трезвого механизатора с утра, вообще ни одного трезвого мужика в деревне, стоят ржавые трактора на полях – душераздирающее зрелище. Нельзя ловить попутки, потому что все шофера пьяные.

Но это существовало десятилетиями, и народ умел жить в таких условиях, и жил, и если не голодал смертельно, то продолжал жить дальше. Потому что народ наш, как известно, терпелив. И если он не умирает, он живет. За счет чего произошло банкротство, за счет чего все рухнуло, объясните, пожалуйста, в конце концов. Вот не рушилось – а рухнуло. Почему рухнуло?

ТРАВИН: Раз мы говорим о банкротстве, то на минутку проведем такую аналогию – банкротство, скажем, современного банка, банкротство предприятия. Банк может рухнуть за один день, если не покрывает расходов доходами. Или если вкладчики приходят и в панике забирают все деньги из банка. Но если государство создает программы по поддержке таких банков и начинает перекачивать деньги от каких-то хороших предприятий или хороших банков на поддержку вот таких потенциальных банкротов, такого рода банк может тянуть сколько угодно, пока государство его поддерживает. То есть вопрос банкротства – это не только вопрос, когда банк, предприятие или страна в целом перестают работать эффективно, это еще вопрос о том, перекачиваются ли деньги из каких-то других источников на поддержку этого потенциального банкрота.

Вот то, что советская экономика может обанкротиться – она могла обанкротиться практически с самого начала. За счет чего была проведена сталинская индустриализация? За счет того, что у крестьян отбирали хлеб в 30-е годы в массовых масштабах, продавали за границу, получали валюту. Частично этот хлеб использовался непосредственно, чтобы кормить города, частично продавали за границу, получали валюту. И за счет выкачивания ресурсов из крестьян содержали всю эту городскую индустриализированную экономику.

СВАНИДЗЕ: Плюс экономика ГУЛАГа.

ТРАВИН: Плюс экономика ГУЛАГа, конечно. Мой тесть мальчишкой на Дону застал этот 1932-1933 год. Я его успел порасспрашивать. Это, конечно, была не Украина все-таки, не такой ужас, но близко к тому. Он говорит: «Я в пять-шесть лет помнил постоянное чувство голода, я помнил, что мы спасались только тем, что папа, старый донской казак, умелый, все знавший, ловил рыбу и кормил нашу семью этой наловленной рыбой, потому что зерна нам не доставалось». Собирали перекати-поле, колючку. Он помнил стихотворение, которое рассказывали мальчишки, стишок такой: «Рожь и пшеница – все за границу, колючка и кукуруза – Советскому Союзу».

Вот за счет перекачивания ресурсов из деревни в город какое-то время советская экономика держалась. Затем, мы уже вспоминали, появилась нефть, газ – перекачивали ресурсы из нефтегазовой промышленности на содержание военно-промышленного комплекса и многих других отраслей. Нефтегазовая экономика при Косыгине не купалась в деньгах так, как она стала купаться при Вяхиреве, при Алекперове, Ходорковском, потом при Сечине и так далее, они многое передавали на содержание государства в целом.

А рухнуло это, в конечном счете, тогда, когда накопилась критическая масса представлений в верхах, в элитах, о том, что так больше невозможно, мир так не живет. До какой степени мы будем издеваться над самими собой и над нашим народом? Произошло это в связи со сменой поколений, когда все брежневское поколение руководителей, один за другим, ушли в мир иной, избран был генсеком Михаил Горбачев. У него были очень поверхностные представления об экономике, но в самых общих чертах он понимал, что надо нАчать, углУбить и так далее.

С Горбачевым пришла еще команда людей примерно этого же поколения. Их, конечно, всех Андропов приводил в свое время в руководство, но, тем не менее, менталитет у них был уже не совсем андроповский. Они начали реформы. Те реформы, которые они начали в 1987-1988 году – должен сказать, как экономист, что они были ужасающие. Они были некомпетентны, непоследовательны. Но вслед за этими реформами пошли новые реформы в 90-е годы, которые проводило уже следующее поколение – поколение семидесятников, прежде всего Егор Гайдар.

И вот так, постепенно, осознавая возникающие проблемы, все новые и новые поколения ситуацию меняли. Если бы не эти перемены, я думаю, что эта убогая советская экономика за счет перекачивания ресурсов из одного кармана в другой могла бы и сегодня существовать. Но наша жизнь была бы, конечно, очень печальной в этой ситуации.

СВАНИДЗЕ: Вот, пожалуйста, подробнее с того момента, когда пришли шестидесятники. Потому что мне пока не совсем понятна здесь ваша позиция. Пришли шестидесятники, которые поняли, что так жить нельзя. Что-то начали делать, что привело к банкротству экономики советской, я вас правильно понимаю?

ТРАВИН: Последовательность событий была следующая. Первые два года после прихода к власти и Горбачев, и его коллеги, в общем, в экономике практически ничего не делали. Это где-то с марта-апреля 1985 года до весны 1987-го. Лигачев пытался бороться с пьянством и алкоголизмом, но это была даже не совсем экономическая мера, она несколько ухудшила ситуацию. В 1987 году по до конца не понятным причинам – то ли сам Горбачев, то ли по совету Александра Николаевича Яковлева, то ли еще по каким-то причинам – наконец создал команду экономистов, которую посадили на дачу в Волынское, и они начали писать первый настоящий проект реформы.

Весна 1987 года. Это была реформа, если очень кратко, в общих словах, построения рыночного социализма. То есть мы двигались за югославами и венграми с отставанием на два или три десятилетия. Реформа в основе своей, которая, конечно, не должна была проводиться, но так писали тогда. Эта команда написала реформу, и летом 1987 года она была утверждена партией и правительством. С начала 1988 года эта реформа была реализована, и вот эта система, которую тогда разработали советские академики, работала 1988, 1989, 1990-й и немножко 1991 год.

Чем отличалась эта система от старой советской? Плана было меньше, у предприятий было больше самостоятельности, но рыночной ответственности никто не вводил. При рынке как? Обанкротился – все, обанкротился. При перестроечной экономике: ну не покрываешь расходы доходами – есть способы для того, чтобы государство тебя поддержало. Безработицы же не может быть при социализме? Не может быть. Значит, государство поддерживает по сути дела всех.

Выборность директоров предприятий. Не работает экономика при выборности директоров, это не политика. Но югославы выбирали, мы тоже пошли по этому пути. Это, в общем, мягко говоря, не улучшило управляемость предприятиями, даже по сравнению с министерской системой. И наконец, на всю эту своеобразную самостоятельность наложился один важный момент.

О том, что с этим будут проблемы, я почувствовал очень быстро, тогда, в 1987-1988 годах. Я тогда, как молодой преподаватель, мне было 26-27 лет, очень много читал лекций на предприятиях. Может быть, помнят наши слушатели, была такая система – общество «Знание». Нас посылали, за 4 рубля в час мы читали лекции на заводах. Я излагаю людям – рабочим, инженерам, хозяйственным руководителям, кому угодно, воспитательницам детских садов – излагаю в общих чертах горбачевскую реформу.

Я тогда сам еще был малообразованным человеком, и плохо понимал, что реформа будет неудачной. Какое-то время я был заражен энтузиазмом горбачевским. Я излагаю: самостоятельность, плана меньше, рынка больше (ну, «рынок» – не было тогда слова, самостоятельности больше). И наконец, заканчиваю тем, что и цены должны быть на товары – тогда не говорили «рыночные», тогда говорили «договорные». Вот такой был тезис.

Что такое договорные? Я начинаю объяснять, что по сути, как при рынке. Значит, производитель с потребителем должен договариваться, цена может расти. Народ говорит: «Нет, все, что ты сказал до этого, нам нравится. Самостоятельность, зарплата растет, плана меньше, и так далее. ВПК меньше, потребительских товаров больше. Но так, чтобы цены росли – нет, этого не надо». И действительно, реформа цен так и не была проведена в эти годы, 1988-1989-1990-й.

Существует любопытный документ – мемуары Медведева, только не нынешнего, естественно, Дмитрия Анатольевича, а Вадима Андреевича. Это был такой экономист, политэконом социализма, кстати.

СВАНИДЗЕ: Член Политбюро, по-моему.

ТРАВИН: Член Политбюро, да, который, в общем, был у Горбачева главным по этой реформе. Там на двоих это повесили – на Яковлева и на Медведева, но все-таки Яковлев немножко другим занимался, а Медведев честно отрабатывал, руководил командой, которая писала этот проект. И они там записали, что цены должны быть договорными.

И Медведев в своих мемуарах пишет с удивлением: «Даже мои коллеги, академики и членкоры, которые со мной все это писали, стали очень быстро отступать от идеи, что надо обязательно проводить переход к договорным ценам: народ не поймет, как-то режим Горбачева может ослабнуть из-за того, что цены вдруг вырастут – давайте отложим». Но в экономике так не бывает, экономика – вещь комплексная. Если мы переходим к самостоятельности предприятий, надо менять цены, надо вводить ответственность предприятий, банкротства, безработицу. Это не ввели.

В итоге за эти три-четыре года существования этой системы у нас напечатали огромный объем денег, для того чтобы покрывать неэффективно работающие предприятия.

СВАНИДЗЕ: Вы хотите сказать, что это экономисты, академики, условные Анчишкин и Шаталин тогда не пошли достаточно далеко?

ТРАВИН: Не пошли.

СВАНИДЗЕ: Или это все-таки были политические преграды, идеологические преграды?

ТРАВИН: Известно, что на это не пошло руководство страны, но из одного известного мне источника, мемуаров Вадима Медведева, следует, что и его коллеги на этом особо не настаивали, они готовы были идти на компромиссы. Другие источники мне на этот счет не известны, поэтому пока цитирую Медведева. В общем, как бы то ни было, главная ответственность за это лежит, конечно, на Горбачеве, Рыжкове, на тех людях, которые тогда руководили страной и провели такую половинчатую реформу.

СВАНИДЗЕ: Дмитрий Яковлевич, я правильно вас понимаю? Из того, что вы говорите, следует, что обвинения в адрес, скажем, того же Михаила Сергеевича Горбачева (коллективного Горбачева) в том, что он развалил Советский Союз, начав реформы – они обоснованы? Потому что, если я вас правильно понял, не начни он эти экономические реформы, так дальше и плелись бы, и существовали до морковкина заговенья, до сих пор практически? Или нет?

То есть просто не надо было начинать, не нужно было, как вы говорите, скрещивать ежа с ужом, не нужно было в нашу систему, которая совершенно никак не подразумевает возможности рыночной экономики – не нужно было пытаться в нее эти элементы рыночной экономики имплантировать. А попытались имплантировать – вот, получили развал страны. Нет?

ТРАВИН: Знаете, на этот вопрос, мне кажется, каждый может для себя ответить сам, если представит себе такую аналогию. Человек тяжело болен, в принципе может тянуть еще долго. В какой-то момент его подключат к приборам, и будет в таком полубессознательном состоянии тянуть, тянуть. А можно провести хирургическую операцию, очень болезненную, из которой есть вероятность не вытянуть. Но если пройдет успешно – пусть даже, может быть, врач какие-то ошибки совершает, но потом их исправляет, и ситуация движется. И потом, через год, вдруг оказывается, что человек выздоровел, ему отрезали больной орган, и он нормально существует.

Вот кто-то из нас может сказать: мучения настолько страшные, что лучше бы человек просто как-то тянул, его бы к приборам подключили и не вмешивались, особенно с учетом того, что был риск, что вообще может умереть человек в ходе операции. А другой скажет: а как не рисовать? Зато сейчас человек существует нормально, он практически здоров и может наслаждаться полноценной жизнью.

Сделать вывод, надо или не надо – это вопрос не экономический, это вопрос этический: как мы хотим жить, как мы видим смысл нашей жизни. Тянуть ее, лишь бы как – или рискнуть и постараться выздороветь.

СВАНИДЗЕ: Если абстрагироваться от этики, тянулось бы лишь бы как? Вы считаете, что если бы, скажем, не пришел к власти Горбачев вместе с Александром Николаевичем Яковлевым, и с тем же Вадимом Медведевым, и так далее, а продолжал бы жить дальше, покрепче бы здоровье оказалось у Юрия Владимировича Андропова, условно – жил бы и жил. И все бы так жили и жили, и тянулось бы и тянулось. Долго бы тянулось?

ТРАВИН: Если взять одну экономику и абстрагироваться от всех реалий – политических, социальных, от массы других реалий (такой фантастический вариант) – Северная Корея до сих пор как-то тянет, не приведи господь нам такое, но тянет. Куба по-своему, хотя в Кубе несколько сложнее все происходит. Но я даже не очень люблю ставить такие абстрактные вопросы, потому что…

СВАНИДЗЕ: Это не абстрактный вопрос.

ТРАВИН: Знаете, Николай Карлович, я бы все-таки…

СВАНИДЗЕ: История имеет сослагательное наклонение, это самое интересное в ней.

ТРАВИН: Да, конечно. Ну, я в каком смысле имею в виду абстрактный? Мне очень трудно себе представить, что люди, новое поколение шестидесятников, которое выросло на идеях социализма с человеческим лицом, готово было все это тянуть.

Давайте опять же вспомним ситуацию середины 80-х годов. Вот я прихожу в самые разные аудитории, выступаю с этими лекциями по обществу «Знание». Поверьте, я вообще не сталкивался с людьми, которые бы сказали: «Давайте тянуть, давайте не менять». Поверьте, не было нигде. И самая лучшая, самая благодарная аудитория в тот момент знаете какая была? Не научно-техническая интеллигенция, тоже хорошая аудитория, но не самая интересная. Партхозактивы районов, директора и партийные работники, лучше всего понимавшие насколько неэффективна система, желавшие перемен. Кто-то из них настолько далеко заходил, что уже, возможно, понимал, что они от этих перемен получат наибольшую выгоду в ходе приватизации, но даже те, кто это не понимал, перемен желали, очень желали. Самая лучшая, благодарная аудитория была.

Вот как бы ни пытаться выстраивать идеи альтернативной истории, я, помня все это, помня настроения, которые тогда существовали, я не могу себе представить, что с приходом к власти людей горбачевского поколения, с приходом этих же шестидесятников к руководству предприятиями – это такие условные Черномырдины, это тоже человек из поколения шестидесятников – что эти люди не попытались бы изменить хоть как-то ситуацию. Они попытались бы изменить. Но они многого не знали. Они хотели как лучше – у них получилось, как получилось.

И с одной стороны, я лично считаю Горбачева великим человеком, благодаря которому наша жизнь радикальным образом изменилась. Но при этом, поскольку я не пропагандист – я экономист, я аналитик, – я вынужден признать, что горбачевское руководство было очень некомпетентно в экономике, боялось многих радикальных перемен, ошибочно считало, что нынешний социализм может быть эффективен, и не готово было строить рыночную экономику тогда, в 1987 году. То есть совершило массу ошибок, из-за которых переход оказался сложнее, чем мог бы быть, если бы они не ошибались.

СВАНИДЗЕ: То есть они слишком далеко зашли, или они недостаточно далеко зашли в экономике при Горбачеве?

ТРАВИН: Они недостаточно зашли в том смысле, что не провели глубоких рыночных реформ, провели реформы половинчатые, а некоторые из этих реформ были просто ошибочные, они даже не просто недостаточно зашли.

Скажем, в Югославии система самостоятельности предприятий сочеталась с рыночными ценами. И югославская экономика существовала пару десятилетий в приличном, скажем так, состоянии. Я там не был тогда, но мой папа в качестве туриста приехал не в Чехословакию, как вы, и не в ГДР, как я – он приехал в Югославию. Он был в восторге, он видел, насколько там наполнены товарами магазины. Но и та система не могла существовать долго, потому что породила инфляцию и безработицу, от которых югославы страдали.

Но наша реформа, которая была проведена в 1987 году, допустила даже те ошибки, которых не было в югославской системе. Поэтому у нас дестабилизация пошла гораздо быстрее.

ИЗ ЗАЛА: У нас не было…

СВАНИДЗЕ: Петр Сергеевич, секундочку. Будет возможность поучаствовать в разговоре.

Дмитрий Яковлевич, считаете ли вы, что главная проблема горбачевских экономических реформ, или вернее, их отсутствия, или их недостаточности, половинчатости состоит в том, что он был скован идеологическими рамками? Что он боялся выйти за границы того, что он считал для себя границами идеологии социализма?

ТРАВИН: Я думаю, это одна из важных причин, действительно. Но вообще это очень серьезный вопрос для историков, на него пока трудно ответить. Потому что есть материалы Горбачева, которые, конечно, не до конца откровенны, и в целом у нас недостаточно источников, чтобы понять, что там происходило. Но к тому важному моменту, который вы сказали, я бы добавил еще несколько.

Идеологические ограничения – раз. Второе – в целом недостаточное понимание того, как работает рыночная экономика, потому что среди этих людей глубокого понимания не было, даже среди советских академиков, в общем-то, глубокого понимания не было. Потому что некоторые из них были чистыми политэкономами социализма – скажем, академик Абалкин; некоторые лучше разбирались в экономике – академик Шаталин, или член-корреспондент Академии наук Петраков. Но они были экономистами-математиками, это тоже не совсем была их специальность.

И самое главное, по большому счету, у нас не было серьезных исследований того, как развивались в этот момент эти самые страны – Югославия, Венгрия, Чехословакия, Польша и некоторые другие. То есть не было четкого понимания того, в чем они преуспели, в чем ошиблись.

Расскажу краткий пример просто из моей собственной студенческой жизни. Я учусь на пятом курсе, осень 1982 года, как раз перед смертью Брежнева. У нас ведет курс, такой спецкурс, спецсеминар по социализму замечательный наш преподаватель, звали его Юрий Васильевич Семенов (мы были его последним курсом, он скончался практически сразу после этого). А у нас в группе был молодой парень – самый лучший, самый талантливый, самый яркий. Тоже Юра его звали, Юра Борисов. В моей группе учился Алексей Леонидович Кудрин, но, я думаю, Алексей не обидится, если я скажу, что самым ярким из нас был Юра Борисов.

И Юра подошел к Юрию Васильевичу Семенову и сказал: «Я хочу подготовить доклад о югославской экономике». На каких источниках, непонятно, где-то хотел найти, может, радиоголоса какие-то пытался слушать. Семенов сказал: «Давай, послушаем, это интересно». Но после этого он был вынужден пойти посоветоваться в партбюро факультета. И ему запретили. Даже мы, студенты, не могли прослушать элементарный доклад о том, как работает югославская экономика. Это было запрещено. Доклад бы был очень примитивный, конечно, у Юры Борисова, потому что источников нет, но даже этот примитивный доклад нельзя было сделать.

Поэтому в такой ситуации недостатка знаний, конечно, и мы, студенты, и наши профессора, и наши академики – все плохо представляли, как работает экономика. Все-таки экономика – ведь это наука, это не просто принятие разовых решений. Там все связано. И все очень плохо понимали, как это связано.

И вот идеологические догмы, отсутствие знаний, популистские опасения того, что либерализация цен вызовет резкое отторжение горбачевского режима и социальную нестабильность. Думаю, у Горбачева были опасения, что популистская волна может даже вызвать не просто отторжение всего, всей горбачевской системы, а усиление, скажем, людей типа Лигачева против Горбачева, потому что там были различные группировки, которые с собой боролись. Весна 1988-го, письмо Нины Андреевой – это обострение внутриэлитного конфликта в советском руководстве.

И конечно, Михаил Сергеевич все это должен был учитывать, и как опытный манипулятор, опытный политик, он счел, как мне представляется, что проще всего все приостановить. Точнее, не все приостановить – он ведь очень хитро сделал, он приостановил экономическую реформу и тут же увел дело в политическую сферу. В тот момент, когда экономика остановилась, Горбачев вдруг провозгласил политическую реформу на партконференции 1988 года, и мы вдруг стали избирать депутатов. Петр Сергеевич как депутат появился благодаря этому переводу. В экономике – полная стагнация, но в политике все забурлило.

Что Горбачев в это вкладывал, опять-таки до конца исторических исследований не хватает, на сто процентов я это не понимаю, я могу интерпретировать известные источники. Но мне представляется, Горбачев хотел ослабить консерваторов за счет маневрирования между депутатским корпусом, между такими прогрессивными людьми, как Петр Филиппов, и партократами, и на этом как-то провести реформы. И это даже почти удалось в 1990-м году, когда программа «500 дней» была написана Явлинским. Но в последний момент Горбачев и здесь не решился на радикальные шаги. И вот тогда уже все покатилось вниз.

СВАНИДЗЕ: Считаете ли вы, что главный исторически виновный в том, что советская экономика была столь объективно неэффективной – это Сталин, или вы считаете, что эта неэффективность была предопределена самим строем, самим коммунистическим режимом, который создался еще до Сталина, а Сталиным только был доведен до молочно-восковой спелости?

ТРАВИН: Очень сложный вопрос. На него можно ответить и так, и так. Опять-таки, что мы вкладываем в слово «предопределена»? Конечно, решения принимал Сталин, решения принимало сталинское руководство, Сталин ломал НЭП, на совести сталинского руководства – Голодомор, гибель миллионов людей, связанная именно с определенным решением экономических проблем, с тем, что зерно выкачивали из деревни и переправляли в город, а также на экспорт.

СВАНИДЗЕ: Извините, перебиваю, Голодомор – это уже, извините за цинизм, брызги шампанского, это уже крайности. Страшные, чудовищные, с многомиллионными жертвами, но крайности. Но неэффективность режима была связана не с Голодомором. Это Голодомор скорее был следствием неэффективности режима.

ТРАВИН: Конечно, я это и имею в виду. Голодомор показал неэффективность режима. Сталин в принципе мог не принимать подобные решения о перестройке экономики в этом направлении – административном, военно-промышленном. И если бы Сталин такие решения не принял, то у нас бы продолжался какое-то время НЭП. Мы бы не расцвели, НЭП работал плохо, НЭП не решал многих проблем, но не было бы тех ужасов, которые были связаны непосредственно со сталинским режимом.

Но здесь возникает следующий вопрос. В каком состоянии находилась на рубеже 20-30-х годов большевистская партия? Ведь Сталин в этот момент не был диктатором.

СВАНИДЗЕ: А кем он был?

ТРАВИН: Он в этот момент шел к своей диктатуре, он уже прошел несколько этапов, но 1937 год еще не наступил, он еще не довел это до конца. Большевистская партия…

СВАНИДЗЕ: Он стал диктатором до 1937 года, задолго. Но это другая тема, которую мы сейчас с вами не будем затрагивать.

ТРАВИН: Да, если вы правы, тогда на нем гораздо больше ответственности лежит. Но я поясню свою мысль, почему мне кажется, что здесь ответственность растянута на всю большевистскую партию, вплоть до Ленина, который тогда уже скончался. Большевистская партия вырастала на идее о том, что коммунизм может победить только в результате мировой революции, это основа марксизма. Но в России революция произошла раньше, чем в развитых странах Европы, за счет того, как и писал Ленин, что Россия есть слабое звено в цепи империализма, и так далее.

Но то, что в России победила революция, не означало, что мы так можем в одиночку и существовать. Большевистская партия, конечно, ждала, что либо на нас навалится вся мировая буржуазия, либо там появятся в ходе каких-то процессов возможности для углубления революции – в Германии, еще где-то, и тогда мы их должны поддержать.

С какой стороны ни смотреть на этот вопрос, большевистская партия все время вынуждена была крутиться вокруг мысли о том, что самое главное для нас – это индустриализация в форме милитаризации. Мы должны иметь очень сильную армию, современную вооруженную армию, для того чтобы вести борьбу чуть ли не со всем капиталистическим миром. Вот в этой ситуации как большевики — с такого рода менталитетом, с такого рода представлениями, выношенными еще из царских тюрем, царской каторги и изучения марксизма по листовкам, — как с таким представлением они могли бы пойти на бухаринскую модель сохранения НЭПа, и не пойти на чудовищную варварскую сталинскую милитаризацию и индустриализацию?

Для меня представление о том, что раньше или позже большевики во главе со Сталиным или каким-то другим лидером, если бы вдруг Сталин оказался слабым и проиграл политическую борьбу, для меня представление о том, что рано или поздно они должны были пойти в этом направлении, является очевидным. Я не представляю, как НЭП мог сохраняться 10, 15, 20 лет, и перерастать во что-то такое мягкое, совершенно не свойственное общей большевистской жесткости.

СВАНИДЗЕ: Но сам НЭП, если уйти от политики, вывести ее за скобки, и Сталина вывести за скобки – естественно, это невозможно сделать, но так, умозрительно – сам НЭП, как вы считаете, он мог бы стать моделью такой, в общем, достаточно сносной экономики? При однопартийной системе, при авторитарном или даже тоталитарном руководстве, но с такой полурыночной экономикой, такое могло бы быть?

ТРАВИН: Думаю, что нет. НЭП решал проблему, которую большевики и ставили в марте 1921 года – накормить страну, которую довели до ручки в ходе гражданской войны и продразверстки. Накормить накормили, крестьяне стали работать, получали за это деньги, продавали хлеб, сдавали государству. Страна более-менее накормилась за 20-е годы.

Но развитие экономики – это не просто накормить. Развитие экономики упирается в одно принципиально важное слово (во что, кстати, упираются и сегодняшние наши проблемы на 99%), это слово – «инвестиции». Если деньги не вкладываются в развитие экономики, в строительство новых предприятий, реконструкцию старых и так далее, то развития не будет, будет стагнация. Сегодня у нас нет развития, потому что капиталы уходят за границу, бегут из нашей не очень эффективной экономики, а в годы НЭПа проблемы были связаны с другим.

Широкомасштабные инвестиции – это создание акционерных обществ, когда капиталы могут объединяться, когда миллионы людей могут купить понемножку акций на свои заработанные деньги и создать большое предприятие. Это способы для перекачки денег из деревни, где крестьянину уже некуда вкладывать свою прибыль, уже там нет возможности для развития, перекачка денег в город, в промышленность. Добровольная перекачка, а не так, как это делал Сталин. Так проходила индустриализация в Англии, классическая индустриализация, примерно по этому пути шли и другие западные страны.

НЭП, который основывался на том, что мы даем крестьянину свободу, но при этом не должно быть эксплуатации, не должно быть крупной, по сути даже средней частной собственности, никаких акционерных обществ, то есть корпораций западного типа, никакого притока западного капитала – только в форме концессий, а это очень ограниченный приток капитала. Когда был десяток таких условий, ограничивающий переход от НЭПа к нормальному рынку, НЭП не мог развиваться. Крестьянин мог богатеть, но дальше не знал, что делать со своими деньгами, ему некуда было бы эти деньги вкладывать.

И вот такого рода система, конечно, в таком стагнирующем виде могла бы существовать довольно долго, но это было бы не развитие, и чуть раньше или чуть позже, конечно, большевики с этой системой должны были бы порвать, исходя из их представлений.

СВАНИДЗЕ: Дмитрий Яковлевич, я вам задам сейчас последний вопрос, после чего я передам микрофон в зал. Вопрос такой: вот представьте себе, что вы выступаете не в этой аудитории перед взрослыми людьми, а вы выступаете перед детьми, перед школьниками. И вы должны очень просто и очень кратко сформулировать ответ на тот вопрос, который поставлен в название вашего с вами диалога. Вот обанкротилось советское народное хозяйство, обанкротилась советская экономика – она почему обанкротилась, Дмитрий Яковлевич?

ТРАВИН: Она обанкротилась потому, что с самого начала она была ориентирована не на те цели, которых мы с вами все, вне зависимости от наших сегодняшних взглядов, хотим. Если мы с вами хотим жить нормально, покупать хорошие товары, хотим, чтобы мы развивались – такого рода экономика разваливается сразу. Если мы ставим задачу воевать со всем миром, и если сегодня у нас такого рода задача сохраняется, то и сегодня можно было бы в такой экономике существовать. То есть дело за нами, за нашим выбором. Только нельзя себя обманывать. Надо себе честно сказать: воюем со всем миром, сталинская экономика – и хоть по сей день. Хотим нормально развиваться, хотим, чтобы были полные прилавки, хотим, чтобы мы ездили на автомобилях, хотим путешествовать, хотим строить красивые дома – значит, экономика должна быть не сталинская, а рыночная.

СВАНИДЗЕ: Пожалуйста, задавайте вопросы Дмитрию Яковлевичу. Кто первый?

ИЗ ЗАЛА: А можно я сначала отвечу?

СВАНИДЗЕ: Можете задать вопрос в форме ответа на него. Петр Сергеевич Филиппов.

ИЗ ЗАЛА: Был задан вопрос, почему социалистическая экономика не может долго существовать. Значит, когда я оканчивал институт, мне пришлось составлять массив данных нормативов, трудовых нормативов на один из радиопередатчиков для самолетов. И вот я прихожу в технологический отдел, и они мне выдают цифры, которые в 24 раза выше реальных. То есть, скажем, аппаратура – и точно такая же аппаратура, только немножко другого цвета, а все нормативы трудовых и материальных затрат в 24 раза больше. Я спрашиваю: «Зачем вы это делаете?» Они говорят: «Нам же надо отчитываться о росте производительности труда».

И нормальное поведение в социалистической экономике у любого человека – у директора завода, у бригадира, просто у рабочего – это сделать как можно меньше. То есть не нужно брать большие на себя задания, чтобы потом корячиться и их исполнять. Наоборот, нужно договориться о том, что задание будет маленькое. Поэтому в мире нет ни одного примера эффективной социалистической экономики. Она противоречит просто интересам людей. Вы согласны?

СВАНИДЗЕ: Конечно, мы и говорили о том, что социалистическая экономика неэффективна.

ТРАВИН: Да, Петр Сергеевич привел замечательный пример, и этот пример показывает, что если бы такого рода экономика дальше сохранялась, то она бы становилась все менее и менее эффективной. В конечном счете, наверное, она бы упрощалась, грубо говоря, вот такой северокорейский пример: миску риса можем произвести – уже хорошо. Там военно-промышленный комплекс выделен в отдельную систему, это отдельный разговор, но общество получает миску риса – хорошо. Вот такого рода упрощение – это, в общем, следствие развития такой экономики.

СВАНИДЗЕ: Вопрос, пожалуйста.

ИЗ ЗАЛА: Добрый вечер. Вы сказали о том, что крестьянин во время НЭПа не мог вкладывать свои деньги. В 1989 году и в 1990-м мы все были свидетелями того, как «Сбербанк» России уходил от выплат гражданам СССР, и там, по сведениям, было порядка 900 миллиардов долларов, что-то такое – в рублях, в смысле. А вот сейчас на счетах граждан Российской Федерации находится около 23 триллионов рублей. Вы не видите связь между этими явлениями и тем, что сегодня граждане Российской Федерации не могут никуда инвестировать свои деньги, и та череда искусственных банковских банкротств, которые сегодня происходят, она напрямую связана с этим механизмом?

ТРАВИН: Спасибо. Честно говоря, между обесценившимися сбережениями начала 90-х годов и сбережениями сегодняшними, 2016 года, прямой связи я не вижу. Связь очень опосредована, но об этом надо полчаса рассказывать, как одно перерастало в другое. А то, что сегодня у нас проблемы с инвестированием, объясняется, как мне представляется, совершенно конкретными практическими моментами в сегодняшней экономике. Мы кладем деньги в «Сбербанк», я сейчас даже не беру все остальные банки. «Сбербанк» снижает процентные ставки последнее время.

О чем это говорит? Это говорит нам (впрямую «Сбербанк» это не скажет, но по сути он говорит нам следующе): «Ребята, мне деньги некуда девать, – говорит «Сбербанк». – Мне ваши деньги не нужны, я снижаю вам процент, чтобы вы ко мне деньги не несли». А почему «Сбербанку» деньги некуда девать? Банки куда девают деньги, которые берут от нас? Они их должны в виде кредитов предоставлять какому-то бизнесу, который может заработать что-то реально, реально что-то создать. Из России бизнес бежит, сворачивается.

Конечно, очень часто можно слышать высказывания бизнесменов о том, что «нам жутко не хватает денег, вы мне дайте обязательно деньги, мы тут такое импортозамещение развернем, что все будут довольны». Но когда банк начинает анализировать, может ли он этому заемщику реально дать деньги, часто выясняется, что проект не очень серьезный, в залог бизнес ничего не может дать. Поэтому велика вероятность, что бизнесмен просто эти деньги стащит.

И вот оказывается, что если мы за долгие годы, примерно с 2008 года у нас экономика в общем находится в стагнации – если мы с 2008 года нормально экономику не развиваем, то наши с вами деньги нашему российскому бизнесу не нужны. И банк нам об этом по сути прямо говорит. Вот это совершенно реальная вещь, связанная с сегодняшним состоянием дел. И если сегодня не заняться реформами в экономике, дальше будет хуже, дальше наши деньги просто будут испаряться в той или иной форме. В какой конкретно – зависит от политики Центрального банка и Правительства, но в той или иной форме будут испаряться.

СВАНИДЗЕ: Вопросы? У меня тогда есть вопрос. Получается ли так, что фактически последние десятилетия существования советской власти, советского режима экономики в принципе не было, и страна существовала за счет нефтедолларов, то есть просто за счет нала, которым закидывались все проблемы?

ТРАВИН: Роль нефтедолларов была огромная, но все-таки так жестко я, пожалуй, не выразился бы. Конечно, существовали разные отрасли экономики, работающие в потребительской сфере. Если у нас не было широкомасштабного импорта, не то что немецких, но хотя бы китайских или турецких штанов, пиджаков, трусов, носков и так далее, то естественно, мы покупали отечественную продукцию, наша отечественная легкая промышленность худо-бедно работала и производила.

Над этим шутил Жванецкий, над этим шутил Райкин, кто только над этим ни шутил, все мы довольно хорошо представляли невысокое качество отечественной легкой промышленности. Но она работала, производила товары, и в отсутствие других мы их носили. В отсутствие импортного продовольствия мы кушали свое продовольствие, сыр был не очень хороший, колбаса была еще хуже – кушали, естественно. То есть эта экономика, в общем, реально работала.

Но она работала плохо, и когда возникла рыночная экономик, когда возникла реальная конкуренция, эти плохо работающие предприятия либо вынуждены были обанкротиться в прямом смысле слова, либо начинали трансформироваться. И, скажем, после августовского кризиса 1998 года многие наши питерские предприятия, производящие продукты питания, стали прекрасно работать.

Как только у нас была девальвация примерно в пять раз в августе, не в августе, за несколько месяцев 1998 года, как только мы в Ленинграде, в Петербурге (у вас, наверное, в Москве примерно такая же картина была) потеряли возможность покупать эстонскую сметану, латвийские сосиски, финские соки и так далее – прилавки наших магазинов наполнились отечественной продукцией. Несколько худшего, конечно, качества, но вполне приемлемой. То есть наша экономика опять заработала, это был совершенно реальный сектор экономики.

СВАНИДЗЕ: Я буду продолжать вопросы, дорогие друзья, если у вас вопросов нет. Если есть, поднимите руки. Есть? Да, Петр Сергеевич.

ИЗ ЗАЛА: Дмитрий Яковлевич, ваша книга называется «Просуществует ли система до 2042 года». На эту тему хочу задать вам вопрос. Смотрите, в мире существует порядка 20 стран, в которых суд нормальный, не карманный, в которых законы исполняются, все равны перед законом, прокуратура работает, и человек, вкладывающий деньги в бизнес, знает, что он защищен – защищен законом. И 171 страна, очень напоминающая нашу страну. И их называют по-разному – капитализм для своих, кронизм или рыночный феодализм, но суть в том, что количество нормальных стран прибавляется очень и очень медленно. Теперь нормальными странами стали восточноевропейские страны благодаря развалу СССР, так?

И непонятно, а есть ли какие-то движущие силы, которые заставят этот самый рыночный феодализм, где только крыша начальника позволяет держать бизнес… Вспомните, был Лужков – был бизнес у Батуриной. Нет Лужкова – нет бизнеса, нет Батуриной и других, которые были в команде Лужкова. Это характеристика нашей страны. То же самое, кстати говоря, происходит и в Армении, и в Азербайджане, и в Туркменистане. Так вот, что может подвигнуть нас к тому, чтоб мы стали нормальной страной?

ТРАВИН: Спасибо, Петр. Ну, во-первых, когда вы, Петр Сергеевич, сказали, есть 20 стран нормальных, остальные ненормальные, я сразу вспомнил, не догадаетесь что – я вспомнил не экономический трактат, а роман Льва Николаевича Толстого «Анна Каренина», который начинается с фразы «Все счастливые семьи счастливы одинаково, все несчастливые несчастливы по-своему». Вот эти 170 несчастливых стран, они совсем не одинаковы, они несчастливы по-своему, и в безобразной стране под названием Китай, где произвол страшный творится, экономический рост сейчас…

СВАНИДЗЕ: Безобразной в экономическом смысле, вы имеете в виду?

ТРАВИН: Да. Китай – жуткая страна: авторитарный режим, неравенство, много чего нехорошего есть. Но в экономике Китая сейчас, в несчастливый для Китая год, рост примерно 6% ВВП, а в счастливые было 11-12-13%. У нас в России в счастливый год было примерно 6-7% роста ВВП, а сейчас у нас просто падение.

Есть большая разница между безобразным Китаем и безобразной Россией. И об этом можно очень долго говорить. Но суть сводится к следующему: между нашими проблемами, когда мы уже просто страну до ручки довели, и счастливыми 20 странами, которые богаты, процветают и так далее, есть много переходных форм. И наша задача состоит не в том, чтобы сразу стать Великобританией, даже Эстонией. Если мы движемся по этим переходным формам, уже хорошо.

Ну, скажем, есть разные виды коррупции. Вот если есть коррупция, при которой чиновники берут и ни за что не отвечают, то в этой стране ничего и не будет. А если чиновники берут, бизнес четко знает, кто берет, сколько берет, и что он отвечает за принятие решений, которые он принимает за эти деньги – то эта экономика может уже развиваться.

Я понимаю, что говорю страшную вещь, внутренний протест просто так и рвется – это безобразие, как можно ориентироваться на то, что чиновник будет брать взятки, богатеть, но отвечать за взятые деньги? Но тем не менее реально во многих странах экономический рост сочетается с такой безобразной коррупцией. А если чиновник просто ворует и говорит: «Извините, вот я уже теперь ни за что не отвечаю», – тогда нет вообще никакого развития.

Вот как можно двигаться от одного этапа к другому? Чисто экономических механизмов здесь нет. Здесь есть самые разные сложные механизмы. Иногда бывает, вдруг появляется просвещенный автократ, допустим. Кстати, тот же Китай, при всех минусах недемократичности Китая, при всех тех ужасах, как они подавляли на площади Тяньаньмэнь действия, и так далее, за экономику китайское руководство отвечает и развивает ее. Был авторитарный лидер в Сингапуре, Ли Куан Ю, который развивал свою страну и вывел ее в число развитых. Иногда развитие бывает такое.

А иногда происходит совершенно по-другому: вдруг поднимаются народные массы, как было, скажем, в Южной Корее в начале 80-х годов, и автократическую систему, которая позволяла экономике развиваться, но до определенной границы, эти народные массы трансформируют в более демократическую систему.

Иногда бывают какие-то другие формы трансформации. Этих форм очень много. И что у нас конкретно получится, сказать невозможно. Но то, что есть механизмы, меняющие неэффективные страны на эффективные – это я вам точно скажу. Я в свое время начинал изучение различных реформ с самых развитых стран мира – Франция, XVIII-XIX век, Германия, XVIII-XIX век. Какое-то время мне казалось, что эти страны всегда были счастливыми. И некоторые мои коллеги и сейчас так говорят: «Немцы всегда умели работать, у них всегда был порядок, у них всегда был рынок».

Я начал это изучать, я начал в этом копаться где-то в начале нулевых годов. Да ничего подобного, все эти страны проходили через те же самые проблемы, через которые мы проходили вот сейчас, в 90-е и нулевые годы. Им приходилось принимать очень трудные решения, осуществлять очень трудные реформы, и в каждой стране по-разному складывались механизмы, которые двигали эти реформы. Франция – от революции к революции, четыре страшных революции за 100 лет, с Великой французской до Парижской коммуны. Германия – почти нет революций, четкий порядок, автократические режимы, через автократию тоже двигались вперед.

Если я начну перечислять другие страны, можно просто не остановиться никогда, но все двигались вперед тем или иным способом. Поэтому я точно знаю, что нормальное развитие будет и у нас. Но в какой конкретно форме это произойдет – это к гадалке, я предсказывать не берусь.

СВАНИДЗЕ: Может быть, разница состоит в том, что ни одна из этих стран не проходила через 70 лет советской власти, с отменой частной собственности, с отменой трудовой этики, с отменой самого такого фактора, как эффективность труда и вознаграждение за труд?

ТРАВИН: Совершенно верно, я бы мог даже больше добавить: у нас дольше всего сохранялось крепостное право. Хотя и пруссаки, и австрийцы его довольно поздно отменили, но, тем не менее, в России оно сохранялось до 1861 года.

СВАНИДЗЕ: Потом был еще повторный приход крепостного права – это коллективизация.

ТРАВИН: Совершенно верно. То есть в нашей истории было много негативных моментов, и это, как мне представляется, объясняет то, что в нашей догоняющей модернизации мы отстали больше, чем другие страны. Хотя, если сравнивать с Северной Кореей, то не так уж сильно. Да, каждая страна несчастливая несчастлива по-своему. И мы отстали намного больше. Но были очень серьезные проблемы и в этих странах.

Скажем, когда сегодня мы вдруг начинаем рассуждать, много есть научных трудов на этот счет, о том, что у России совершенно особый путь, Россия развивается особым путем, мы не Запад, мы другая страна, мы какая-то особая цивилизация – то я сразу начинаю вспоминать, как особый путь искали немцы. Теория Sonderweg в Германии имеет гораздо более глубокие корни, чем у нас в России. Некоторые русские мыслители, допустим, Николай Яковлевич Данилевский, просто списывали некоторые пассажи у немецких философов относительно особого пути, что в одной из своих работ обнаружил Владимир Сергеевич Соловьев, наш замечательный мыслитель.

И тем не мене, несмотря на то, что немцы долго были убеждены, что они идут особым путем, и «никогда немец не построит демократию», как писал Томас Манн, нобелевский лауреат и великий гуманист. Тем не менее, оказалось, что сегодня немецкая рыночная экономика – одна из самых лучших, Германия – одна из самых благоустроенных стран в Европе, германская демократия может показать пример демократии французской, бельгийской, венгерской, польской (я беру просто все страны, которые вокруг Германии находятся).

То есть бывают самые резкие и самые серьезные повороты, несмотря на трудности предыдущего пути. Так что будущее и у нашей страны будет нормальное, но это не значит, что нас ждет легкий путь, нам еще придется очень много делать.

СВАНИДЗЕ: Я замечаю, что последнее время сравнение с Северной Кореей звучит особенно горделиво и с особенным удовольствием. Хорошо, что она есть. Это как рост Людоедки Эллочки, который льстил мужчинам, как известно. Прошу вас.

ИЗ ЗАЛА: По заявленной теме нашей первоначальной, о банкротстве советской экономики. Я не понял, почему в банкротстве сомневались даже, получается. Было банкротство, причины, сроки. И судя, Николай Карлович говорил, и он тоже спрашивает – получается, говорит, что не было вроде банкротства особо. Вот вы тогда в связи с этим будете где-то самостоятельно студентам – школьникам ладно, ничего не поймут, – а студентам вы можете какую-то тему своей лекции, курс прочитать о банкротстве советской? Или вы вообще такое не признаете? Ну, бывает, будет у них раньше, у нас позже, что-то будет. Вы можете где-то заявить, этот курс лекций прочитать?

ТРАВИН: Спасибо. Чуть-чуть поправлю, все-таки я с самого начала сказал, что советская экономика была банкротом просто с самого начала. Сталинская экономика вообще не могла бы существовать, если бы ее не подпитывали из внешних источников. Этим источником были деньги крестьян, которых разоряли, а потом этими внешними источниками стали нефтедоллары. Так что банкротом она была с самого начала.

Но мы сказали в ходе нашей сегодняшней беседы, что если у государства есть возможность бесконечно кормить банкрота за счет каких-то дополнительных источников, то этот банкрот может очень долго влачить свое жалкое существование. То есть мой тезис состоял в том, что советская экономика в убогом состоянии могла бы существовать и после 1985 года – не приведи господь, я бы этого очень не хотел. Я очень рад, что ее объявили банкротом и реформировали. И в этом смысле, я еще раз подчеркиваю, я считаю, что банкротство советской экономики наступило, и это очень хорошо.

А относительно курсов – я читаю у себя в Петербурге много курсов, практически все они открытые курсы, у меня в Европейском университете точно так же собирается аудитория людей от 17 до 70 лет. Курс, который я буду читать с февраля, судя по всему, будет посвящен 25-летию гайдаровской реформы, и для того чтобы об этом рассказать, я в первых лекциях, конечно, буду говорить о банкротстве советской экономики, иначе непонятно, почему нужны были гайдаровские реформы. Но в целом у меня пять-шесть различных курсов, которые я постоянно читаю и совершенствую.

Приезжайте в Петербург, буду рад вас видеть на своих лекциях. Если кто-то хочет получать информацию, оставьте мне электронный адрес – включу в рассылку.

ИЗ ЗАЛА: Добрый вечер. На самом деле очень многое хочется спросить. Прежде всего, вы, мне кажется, довольно мало внимания уделили внешним факторам, которые могли повлиять на банкротство советской экономики. Но среди самых популярных, которые фигурируют и сейчас, и в последние 20 лет в медиа-пространстве – это падение нефтяных цен, это гонка вооружений, еще такого рода факторы.

Но спросить на самом деле мне хотелось вас о другом. Как вы оцениваете роль неформального сектора советской экономики? Причем я бы имел в виду не только некие островки черного рынка или просто нелегальной экономики, но и неформальные практики, существовавшие именно в советской экономике. Как вы оцениваете ее роль как на ускорение коллапса системы, так и на, может быть, поддержание ее некоей жизнеспособности? Спасибо.

ТРАВИН: Спасибо, отличные вопросы. Внешним факторам я не уделял внимания, потому что пока не задавали вопрос, вы его задали – могу уделить. В общем, о роли падения нефтяных цен в деградации советской экономики прекрасно написал Егор Гайдар в книге «Гибель империи». К тому, что написал Гайдар, в общем, добавить особо нечего, это, бесспорно, важнейший фактор.

То, что американцы, которые с нами находились в состоянии гонки вооружений, тоже подхлестнули, развили наши проблемы – мы должны были гнаться за гораздо более экономически развитой страной, и перенапряглись в области ВПК – это тоже верно, тоже об этом написаны различные исследования. Так что здесь, в общем, добавить нечего, это совершенно правильно все сказано.

Я по сути добавил к этому один важный момент, о котором мало пишут, а я этим занимаюсь, прежде всего в последние годы – это момент поколенческий. О том, как меняются режимы в связи с появлением людей с новыми идеями, и как эти новые идеи работают. В науке, так уж получилось, это несколько недоисследованный момент, хотя я не хочу сказать, что он самый главный – просто недоисследованный, этим тоже надо заниматься.

А относительно вашего вопроса непосредственно я бы сказал так, что действительно неформальные практики долгое время позволяли системе худо-бедно выживать, но они же и способствовали ее гибели. Что такое неформальные практики в советское время? Обмен услугами. Поскольку товары были дефицитны, то люди обменивались услугами, помогая друг другу добывать эти товары. Ну, допустим, человек, который продавал мясо, мог обеспечить продажу мяса по государственным ценам через черный ход самым разным своим знакомым. И вот через черный ход они к нему приходили.

Знаменитый актер, скажем, Олег Басилашвили, в своих мемуарах описывает такого рода явление (я не дословно цитирую, но суть): «Я прихожу к мяснику, я стесняюсь, мне неудобно, я интеллигентный человек, я говорю, что если хотите в Большой драматический театр прийти, то, пожалуйста, для вас всегда будут билеты». И вот наступает такой торг. Такого же рода описания есть у Сергея Юрского в мемуарах, есть очень много. Такого рода вещи исследованы прекрасно, есть очень много источников, описывающих, как эти механизмы работали. И вот оказывается, что товароведы сидят на премьере в Большом драматическом театре в первых рядах, смотрят спектакли с самых лучших мест.

СВАНИДЗЕ: У Райкина об этом есть.

ТРАВИН: Да-да, у Райкина это есть, совершенно верно. Райкин первый об этом начал говорить, потому что он говорил в художественной форме, а потом все это появилось уже и в мемуарной, и в научной форме. В Москве в «Литературке» был замечательный обозреватель Анатолий Рубинов, который в советское еще время об этом много писал, ему удавалось об этом рассказывать, когда еще никому не удавалось. Эти механизмы, конечно, способствовали поддержанию режима, потому что люди худо-бедно находили возможность приобрести дефицит, когда официальная система этот дефицит вроде не давала им возможности приобрести.

Но когда такого рода практики существуют, люди на этом начинают зарабатывать, и им хочется уже от такого рода неформальных полусоциалистических практик перейти к нормальной рыночной экономике, чтобы можно было не обменивать билеты в театр на мясо, а чтобы можно было это продавать все за нормальные деньги. Не за деревянный рубль – за хорошую свободно конвертируемую валюту, которой рубль, в итоге в общем-то и стал. И чтобы эти деньги можно было накапливать, на эти деньги что-то покупать, ездить за границу и так далее.

То есть люди, которые почувствовали – пощупали, лучше сказать, вот такой полурынок в виде обмена услугами, они были готовы к тому, что рынок – это хорошо, что надо потом будет интегрироваться в настоящую рыночную систему. Среди этих людей были и первые кооператоры, и создатели центров научно-технического творчества молодежи, и приватизаторы, и так далее.

СВАНИДЗЕ: Последний вопрос, прошу вас. Во втором ряду, наверное, раньше. Если будет коротко, то я предоставлю тогда такую возможность еще.

ТРАВИН: Я попробую, но не уверен.

ИЗ ЗАЛА: Я хотел бы спросить по поводу момента выбора рынка. Просто вы говорили о сравнении стран. И когда коммунисты решили выбрать, так сказать, великий перелом, я просто для сравнения хотел спросить вас (вы уже, наверное, сравнивали) – Вторую Польскую Республику, которая не имела диктатуры, наверное, автократия была, но тем не менее никаких бурных успехов за межвоенный период до 1939 года она не показала, несмотря на рыночный успех. Может быть, все еще зависит от положения в мировой экономике рынка, а не только лишь от наличия рынка? Спасибо.

СВАНИДЗЕ: Дмитрий Яковлевич, если коротко ответите, еще даме в третьем ряду сделаете приятно.

ТРАВИН: Постараюсь. Вы совершенно правы, мы и говорили сегодня, что от десятка разных факторов зависит. В Польше рынок был не очень эффективный. Если одним словом – мало инвестиций, мало внешних связей, мал приток сильных капиталов – немецких, американских и так далее. При этом довольно неэффективное сельское хозяйство, состоящее из маленьких участков. Польское крестьянство сидело на маленьких клочках земли, там почти не было крупных хозяйств. И кстати, до сих пор в Польше наследие этой системы чувствуется. Это если в двух словах. Я точно так же могу вам рассказать, почему была неэффективна, скажем, венгерская экономика в те годы, югославская или еще какая-нибудь.

СВАНИДЗЕ: Прошу вас.

ИЗ ЗАЛА: Спасибо огромное за эту лекцию. И я хотела бы спросить, такой вопрос задать относительно денежного навеса, который был, по-моему, в начале 90-х годов. Это был, по-моему, прямо 1990-й или 1991 год. Теоретически возможна была такая ситуация, когда деньги, которые скопились у населения, может быть, на каких-то счетах, или просто под подушкой, обменять на товары из-за границы? Например, мы брали какой-нибудь большой кредит в виде товаров и поставляли населению. Помогло бы это тогда на тот момент избежать таких плачевных событий для нашей страны?

И насколько я знаю, американские экономисты очень активно консультировали наших с целью помочь нашим экономистам в этой непростой ситуации в стране. Но в итоге, насколько я понимаю, так и реально они не помогли. Были ли США тогда нашими друзьями, как они говорили, или не совсем?

ТРАВИН: И друзьями, и не совсем. И так, и так. Значит, ситуация была следующая: Советский Союз получил много денег на Западе в различных формах, и мы это все успешно проели. То есть вместо того, чтобы продать советскому народу эту помощь, которую мы получали, по реальным ценам, и изъять эти деньги, денежный навес, как вы правильно сказали, из оборота – мы это проедали, и к окончанию перестроечной экономики мы проели большое количество западных кредитов, но так и не построили нормальную экономику. То есть в этот момент западные страны нам сильно помогали.

А потом, в 90-е годы, слухи об иностранной помощи были сильно преувеличены. На этот счет существует блестящее исследование Мартина Гилмана, оно у нас издано. Это чиновник МВФ, который в те годы сидел у нас и как раз занимался связями МВФ с Россией. Он просто четко показал, что обнародовались какие-то безумные цифры помощи, которые Америка и другие западные страны окажут России, но на деле часть этих денег вообще не поступала, часть этих денег использовалась на так называемые связанные кредиты, чтобы мы на эти деньги купили их же товары, часть этих денег шла в погашение старых советских долгов. Реально мы получали очень мало.

И я не хочу сказать, что Америка к нам как-то нехорошо отнеслась. Сначала они нам помогали, тратили на поддержку нашей молодой демократии перестроечной какие-то деньги, потом, когда мы все проели, они стали уже гораздо серьезнее думать о том, стоит ли нам помогать, и кредиты были более ограниченными. Поэтому, честно говоря, мне трудно представить себе ситуацию такую, что где-то в 1992 году, когда у нас начинались реформы, чтобы иностранцы дали нам огромные деньги.

Был даже момент, когда наш министр иностранных дел Андрей Козырев устроил невероятную провокацию, совершенно не принятую в дипломатии. Выступая на одном из западных форумов, скажем так, он как бы от своего имени зачитал лозунги российских националистов и экстремистов, поразив зал. Зал просто пришел в шок, он подумал, что в Москве государственный переворот. Потом, через полчаса, не помню точно, Козырев сказал: «Это я не от своего и не от ельцинского лица говорил, а это я вам постарался показать, что будет, если вы нас не поддерживаете, и если к власти придут экстремисты».

СВАНИДЗЕ: То есть шантаж?

ТРАВИН: Ну, в общем, можно так сказать, да. Но они как-то очень прохладно отнеслись к этому шантажу, послушали и, в общем, все пошло по-прежнему.

СВАНИДЗЕ: Дорогие друзья, 8 декабря у нас будет еще один диалог, с участием политолога Леонида Яковлевича Гозмана на тему «Свобода, которую мы выбираем». А сегодня я предлагаю вам поблагодарить нашего гостя, Дмитрия Яковлевича Травина.

ТРАВИН: Большое спасибо. Мне было безумно приятно сегодня здесь выступать. И еще раз напоминаю, что дальнейший разговор со мной можно через ту книгу, которую вы возьмете там, при входе, вести. Там я написал о том, о чем сегодня не успели поговорить. Спасибо.

ИЗ ЗАЛА: Спасибо большое.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > forbes.ru, 10 января 2017 > № 2032039 Дмитрий Травин


Россия > СМИ, ИТ > fapmc.ru, 10 января 2017 > № 2030776

Популярно о книжных редкостях

11 января 2017 года в 10.15 на телеканале «Культура» смотрите программу «Наблюдатель» с участием руководителя Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям Михаила Сеславинского.

В среду информационно-познавательная программа «Наблюдатель» откроет утренний эфир телевизионного вещания телеканала «Культура» разговором о редких книгах – любимой теме каждого библиофила. С Фёклой Толстой будут беседовать руководитель Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям Михаил Сеславинский, директор Государственной публичной исторической библиотеки России Михаил Афанасьев и главный редактор газеты «Московский комсомолец» Павел Гусев.

Михаил Сеславинский продемонстрирует отдельные издания из своей коллекции, в том числе первые книги известных поэтов и писателей, малотиражные библиофильские издания, наиболее значительные детские книги и др., которые вошли в новый иллюстрированный каталог «Русские книжные редкости ХХ века: 333 избранные книги», который был презентован публике 3 декабря 2016 года на Международной ярмарке интеллектуальной литературы non/fictio№.

Россия > СМИ, ИТ > fapmc.ru, 10 января 2017 > № 2030776


Франция > СМИ, ИТ > rfi.fr, 9 января 2017 > № 2044913

Французская актриса Изабель Юппер получила «Золотой глобус» в номинации «Лучшая актриса драматического фильма» за роль в фильме «Она» нидерландского режиссера Пола Верховена. Сама картина «Она» стала лучшим фильмом на иностранном языке, передает 9 января AFP.

Соперницами Изабель Юппер были актрисы Эми Адамс и Натали Портман. Последнюю называли фавориткой.

«Это чувство огромной радости нереалистично, я этого не осознаю, но вот он, этот предмет, который помогает понять и осознать случившееся», — говорит Изабель Юппер в интервью AFP, не выпуская из рук золотую статуэтку.

Актриса также сказала, что очень счастлива, поскольку Пол Верховен также получил награду. Получив свой приз в расшитом серо-серебряном платье, Изабель Юппер поблагодарила нидерландского режиссера за то, что он позволил ей «быть самой собой». Она также поблагодарила всех представителей Ассоциации иностранной прессы Голливуда, которые проголосовали за французскую актрису, снявшуюся в фильме нидерландского режиссера.

«В этом зале люди со всего мира: из Китая, из Америки, из Европы. Не ждите от кино, что оно будет устанавливать стены и границы», — сказала Юппер со сцены в Беверли Хиллз, где проходила церемония вручения «Золотых глобусов», намекая на предложение Дональда Трампа выстроить стену на границе с Мексикой.

63-летняя Изабель Юппер за свою 44-летнюю карьеру снялась более чем в ста картинах и работала с известнейшими мировыми режиссерами (с французскими режиссерами Клодом Шабролем и Морисом Пиала, с австрийцем Михаэлем Ханеке, американцами Майклом Чимино и Отто Премингером, поляком Анджеем Вайдой, итальянцами Марко Белоккьо и Марко Феррери, корейцем Хон Сан-су и др.) Юппер получила множество кинонаград, но еще не получала их в Соединенных Штатах.

В фильме «Она» Изабель Юппер играет роль изнасилованной женщины, которая преследует своего агрессора, чтобы вступить с ним в эротические мазохистские игры. «Тот факт, что этот персонаж представлен во всей многогранности того, чем мы все являемся — в образе матери, бывшей жены, дочери. Это очень богатый персонаж», — считает актриса.

Сам режиссер Пол Верховен отметил, что эту роль могла сыграть только Изабель Юппер, отмечая ее смелость, аутентичность и ее талант.

После «Золотого глобуса» в номинации «Лучшая актриса драматического фильма» Изабель Юппер называют фавориткой на получение «Оскара».

Президент Франции Франсуа Олланд в своем твиттере поздравил «великую актрису» за ее «исключительную игру» в фильме «Она».

Франция > СМИ, ИТ > rfi.fr, 9 января 2017 > № 2044913


Италия > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > italia-ru.it, 8 января 2017 > № 2035630

Власти Милана обьявили о создании виртуального коммунального офиса для резидентов

Сотрудники мэрии в настоящее время занимаются поиском веб-разработчика, который создаст онлайн-ресурс, где каждый житель Милана сможет оплачивать налоги, штрафы и запрашивать справки с ПК или смартфона.

Власти Милана обьявили о начале работ по созданию виртуального офиса коммуны для резидентов города, который предположительно будет открыт в 2018 году. 5 миллионов евро и около двух лет времени понадобится веб-разработчикам, чтобы создать полноценный революционный онлайн-ресурс, позволяющий запросить со своего компьютера или смартфона любой сертификат, выдаваемый в коммуне, зайти в свой виртуальный кабинет резидента, просмотреть историю уплат налоговых платежей, оплатить штрафы, налог на отходы, пообщаться по прямую линии с коммунальными службами и многое другое. Туристы же, используя этот же потртал, смогут подготовить свою поездку, купив билет в музей или театр или заказать номер в отеле.

Подобные порталы уже работают в Барселоне, Париже и Нью-Йорке. Единая платформа будет предлагать новые услуги резидентам и туристам и даст им возможность получить информацию более быстро. Зарегистрировавшись на портале и создав свой виртуальный кабинет, резидент Милана также сможет получать бесплатные уведомления о сроках выплат (штрафы, сборы, налоги) - с помощью SMS или по электронной почте.

Все те, кто будет участвовать в разработке портала, высказав свои предложениям и мнения, получат дисконтные купоны или другие "награды" для использования в городе, обещают в мэрии.

Италия > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > italia-ru.it, 8 января 2017 > № 2035630


Россия > СМИ, ИТ > portal-kultura.ru, 8 января 2017 > № 2033569 Юрий Григорович

Юрий Григорович: «Годы в Большом прошли не напрасно»

Елена ФЕДОРЕНКО

Юрию Григоровичу исполнилось 90 лет. Три десятилетия он возглавлял Большой балет. Затем создал авторский театр в Краснодаре и снова вернулся в ГАБТ. Юрий Николаевич внимательно следит за состоянием своих спектаклей, руководит конкурсами и фестивалями, ставит балеты по всему миру — такой работоспособности вправе позавидовать любой молодой художник.

Весь год в разных странах будут чествовать выдающегося хореографа, чье творчество во многом определило судьбу классического искусства в планетарном масштабе. В Большом театре стартовал грандиозный фестиваль в честь юбиляра: на протяжении двух месяцев труппа покажет все спектакли Мастера. После «Щелкунчика», открывшего торжества, «Культура» побеседовала с легендарным балетмейстером.

культура: Вы аккуратно рассуждаете о современном искусстве, никогда не даете ему оценок и часто напоминаете о времени, которое все ставит на свои места.

Григорович: Во всяком случае, многое. Мелкое и наносное оно стирает, не засоряя вечность.

культура: Судьба распорядилась так, что сегодня Ваши спектакли — основа репертуара Большого. Показать их в формате фестиваля — Ваша идея?

Григорович: Пришла пора, и вопрос о праздновании юбилея возник естественно. Об этом мы говорили с генеральным директором театра Владимиром Уриным. Я сформулировал свои пожелания. Думал, если доберусь до этой даты (ведь афиша формируется заблаговременно), интересно будет увидеть свои спектакли именно в рамках фестиваля. Все-таки сейчас на сцене Большого их одиннадцать, это и версии классического наследия, и оригинальные сочинения. Такая панорама была бы любопытной, и театр откликнулся, поскольку мои постановки делают сборы, до сих пор идут с успехом, хотя многие созданы очень давно.

культура: От «Щелкунчика», начавшего торжество в день Вашего рождения, получили удовлетворение?

Григорович: Я бы не говорил об удовлетворении. Скорее, испытал некое особое чувство, понимание того, что годы в Большом прошли не напрасно.

Отлично танцевали все: от исполнителей главных партий Нины Капцовой, Артема Овчаренко, Дениса Савина до кордебалета. Показали настоящий и высокий уровень Большого балета.

культура: У спектакля, любимого и зрителями, и артистами, судьба счастливая. Ваша сказка не безмятежна и даже немного печальна.

Григорович: «Щелкунчика» я поставил полвека назад. Сюжет выстроил совершенно не такой, как у Петипа. Девочка-подросток начинает свою жизнь в маленьком уютном немецком городке, и в новогоднюю ночь эта жизнь выходит за стены комнаты, на простор, где встречаются не только радости, но и препятствия. Елка растет и становится своеобразной лестницей в небо. По ней вместе с друзьями-куклами, обижаемыми злым Мышиным королем, герои, спасаясь, поднимаются над землей. В какой-то степени тут история о созревании человеческой души. О чем может грезить барышня 15–16 лет? Конечно, о женихе, о прекрасном принце. В волшебном царстве мечта сбывается. Проснувшись, она понимает, что дома, в своей комнате. Все исчезает как сон, но она уже — другая.

культура: Грустно, что счастье может случиться только во сне.

Григорович: Не преувеличивайте, Мари прошла путь, она попрощалась с детством, и впереди — целая жизнь с большими надеждами. Смысл любого спектакля — не в пророчествах, а в том, чтобы рассказать историю, что тронет и увлечет зрителей.

культура: Вы намерены смотреть все спектакли фестиваля?

Григорович: Нет, конечно. Важно, чтобы публика смотрела. На какие-то я буду приходить, но всю программу мне просто не осилить. Знаете, видеть свой балет — дело нелегкое. Не развлечение. Ты внутренне исполняешь все движения с каждым артистом, следишь за декорациями, за светом, за восприятием зрителей. Иначе не получается. Я всегда выхожу после представления с ощущением, что станцевал весь спектакль и в полную силу. Для меня это слишком большая нагрузка.

культура: Вы просили, чтобы со сцены не звучало никаких громких слов. Тем не менее Вас тепло поздравили директор театра и руководитель балетной труппы. Махар Вазиев сказал, что так же, как Мариинский является домом Петипа, Большой можно по праву называть домом Юрия Григоровича. Лучший балетный зал ГАБТа теперь будет носить Ваше имя. Знали об этом заранее?

Григорович: Не знал. Это скрывали и понятно, почему: хотели преподнести сюрприз. В некоторых театрах уже существуют залы моего имени. Что приятно, значит, кто-то вспоминает. Есть разные мемориальные залы: Улановой, Семеновой, теперь появится и Григоровича. Рад, что артисты не будут забывать тех, кто для Большого сделал немало.

культура: Накануне фестиваля в Бахрушинском музее состоялось открытие выставки под названием «Эра Григоровича», она тоже продлится два месяца. Какие впечатления?

Григорович: Замечательные. Получил большое удовольствие. Низко кланяюсь музею, подготовившему столь богатую экспозицию. Сделали для меня огромнейший подарок — спасибо. С любовью собраны афиши, фотографии, эскизы, костюмы. Тщательно просмотрена вся моя жизнь — спектакли, друзья, коллеги. Экспонаты передают моменты созидания, когда мы вместе с артистами готовили роли, большинство из них уже не танцуют, а многих и нет с нами.

культура: Немало снимков, где Вы вместе с легендами мирового балета: Рудольфом Нуреевым, Роланом Пети, Сержем Лифарем. Есть ажурная картинка, созданная руками Наталии Бессмертновой, теплые семейные фото и репортаж из какого-то экзотического южного зоопарка. Раритетов столько, что разглядеть их за один раз просто невозможно.

Григорович: Многие фотографии мне известны, но немало и тех, что для меня удивительны, незнакомы. Каждая — часть жизни, что складывалась из постоянной работы. Огромное счастье вспоминать прожитое, и количество экспонатов позволяет судить о том, что удалось сделать немало. Я, несомненно, приду сюда еще, когда будет поменьше народа, и рассмотрю все более внимательно.

культура: Ваш юбилей отмечает весь балетный мир. Мариинский возобновил «Каменный цветок» в Вашей новой редакции. Успех этого балета в свое время был оглушительным, на премьеру начинающего хореографа отозвались все практики и теоретики танца. Одним из первых оказался Дмитрий Шостакович, отметив, что спектакль представляет все лучшее из области хореографии.

Григорович: Создание «Каменного цветка» запомнилось мне совсем другим. Меня сразу взяла в плен таинственность сказа Павла Бажова. Почти шесть десятилетий назад мне дали попробовать поработать с начинающими артистами, а потом, уже после показа, решить, что делать дальше. Мы этот балет готовили в неурочное время. Заканчивались дневные репетиционные часы в театре, и до начала вечернего спектакля мы занимались. Самостоятельно — с Ирой Колпаковой, Аллой Осипенко, Анатолием Гридиным, Александром Грибовым; тогда все были молоды. Опекала нас Татьяна Михайловна Вечеслова, она стала репетитором «Каменного цветка». Симон Вирсаладзе придумал малахитовую шкатулку, ее отворенные грани обозначали разные места действия. Поначалу его увлекли образы цыган, которых он помнил по пению в популярных ресторанах 1920–30-х годов.

культура: Вам важно возвращение Ваших спектаклей в репертуар?

Григорович: Конечно. «Каменный цветок» шел в Мариинском, тогда Кировском, театре очень долго, потом случилась пауза, и сейчас он вернулся. Я этот балет ставил много — и за границей, и в российских городах. Он, как ни странно, всегда имел успех. Каждый раз я не механически переносил хореографию, а что-то модернизировал, улучшал, как мне кажется. Вот и в Мариинском получился не совсем тот спектакль, что впервые поставлен 60 лет назад. Многое сделано заново, что-то изменено. Исполнители — новая поросль труппы, и мне было с ними интересно. Я всегда любил работать с молодыми. Очень хорошо репетировал кордебалет.

Вообще с нынешним поколением танцовщиков у меня складываются добрые связи, возникает атмосфера взаимного создания спектакля. Я словно вновь сочиняю хореографию. Иногда забываюсь и говорю: «Вспомните, как это было…» И понимаю, что они появились на свет гораздо позже и в другом мире. Изменилось все: жизнь, искусство, отношения.

культура: Новые исполнители попадают в непростую ситуацию сравнения с великой плеядой, воспитанной Вами: Наталия Бессмертнова, Екатерина Максимова, Марина Кондратьева, Светлана Адырхаева, Владимир Васильев, Михаил Лавровский, Юрий Владимиров, Марис Лиепа — всех и не перечислить.

Григорович: Я никогда специально не выращивал звезд, даже не задумывался об этом. Делал свое дело, танцовщики мне помогали, и вместе мы создавали спектакль. Великой ценностью всегда считал труппу Большого театра в целом и потому приглашал тех, в ком видел индивидуальный талант. Имен называть не буду — их очень много.

культура: Нынешняя молодежь мечтает работать с Вами. Не слышала ни от кого ни одного скептического замечания по поводу хореографии Григоровича.

Григорович: Приятно узнать. Мне кажется, я всегда был заодно с актерами. Да и сам я — актер, немало протанцевал на сцене Мариинского театра. Понимаю, насколько это трудно, как огорчительно воспринимается замечание, полученное исполнителем. Хотя, наверное, на репетициях бывал всяким, в этом нет ничего удивительного. Такая профессия, не позволяющая быть дамой, приятной во всех отношениях.

Что касается звезд, то в их появлении нет никакого регламента: порой рождается много талантливых артистов, а иногда — нет. Все — природа, с ней не поспоришь. Сейчас немало самобытных танцовщиков с крепкой техникой и яркой индивидуальностью.

культура: От количества того, что Вы успели за последние месяцы, кружится голова: «Каменный цветок» в Мариинке, восстановление «Золотого века», перенос «Раймонды» с Новой сцены на Историческую — в Большом, без паузы вылетели в Мюнхен для постановки «Спартака». А до этого — работа в Уфе, Сочи, Сеуле. Что Вас подталкивает к такому напряженному ритму?

Григорович: Желание работать. Возраст есть возраст. Не буду же я Вам говорить, что бодр, как раньше. Но интерес к творчеству не ослабевает. Мой дед шутил: «Все умрут, и я, быть может».

культура: Секрет долголетия не раскроете?

Григорович: Папа и мама. Гены.

культура: Нынешний год объявлен годом Стравинского. Вы ведь знали его?

Григорович: Со Стравинским встречался в Лос-Анджелесе, где он отдыхал, а мы были на гастролях. Мне посчастливилось: наш импресарио Сол Юрок познакомил меня с Игорем Федоровичем, и я провел несколько дней с ним, буквально с утра до ночи. Приезжал рано, сидели и разговаривали. Он очень интересовался тем, что происходит в России, как «смотрят» на родине на его музыку. А тогда смотрели не очень хорошо, но все-таки уже начинали к ней прислушиваться. Стравинский спросил, сможет ли его музыка зазвучать в Большом театре. Я сказал, что мы только-только возобновили его шедевры «Петрушку» и «Жар-птицу», поставленные в Дягилевской антрепризе, и привезли на гастроли «Весну священную» в хореографии наших молодых балетмейстеров. Мне очень хотелось, чтобы он увидел этот спектакль. Но, к сожалению, не случилось. О балете мы много говорили. Я, кстати, узнал у Стравинского, какая из мировых постановок «Весны священной» ему кажется наиболее соответствующей его музыке и идее. Ответил он не сразу, а подумав, сказал: «Все-таки лучшая версия была у Нижинского». Я не скрыл своего удивления: «Как? Вы, по-моему, и сами заявляли, и все Вас цитировали, что этот спектакль «Русских сезонов» оказался неудачным или не очень удачным, во всяком случае». Стравинский вновь помолчал и произнес: «Мало ли что я говорил тогда. С возрастом, молодой человек, я меняю свое мнение, как-то иначе многое воспринимается по прошествии лет. Сейчас думаю, что версия Нижинского была самой верной и интересной из всех, что я видел». И очень мне близко определение классики по Стравинскому — как торжества порядка над произволом.

культура: В афише Вашего Краснодарского балета два спектакля на музыку Стравинского — «Жар-птица» и «Петрушка». Пополнить репертуар театра кубанской столицы «Весной священной» Вацлава Нижинского не планируете?

Григорович: В Краснодаре я делал вечер к столетию «Русских сезонов» из балетов выдающегося хореографа Михаила Фокина. «Весну священную» Нижинского почти никто не помнит, она — ушла, и люди, утверждающие, что они по каким-то сохранившимся спискам и записям на полях нотных тетрадей ее восстановили, лукавят. Лично я этому не верю. С моей точки зрения, «Весна священная» Владимира Василева и Наталии Касаткиной — самая интересная из всех, что я видел за границей и у нас. О ней я и рассказывал Игорю Федоровичу.

Россия > СМИ, ИТ > portal-kultura.ru, 8 января 2017 > № 2033569 Юрий Григорович


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter