Всего новостей: 2358997, выбрано 2 за 0.005 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Сокуров Александр в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыСМИ, ИТвсе
Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > newizv.ru, 14 июня 2016 > № 1794826 Александр Сокуров

Александр Сокуров рассказал о том, что формирует «запас прочности»

Мила Денёва, Воронеж

Накануне 65-летия режиссер Александр Сокуров стал лауреатом Платоновской премии, которую ежегодно вручают в Воронеже в рамках Платоновского фестиваля за выдающиеся достижения в области искусства. В списке награжденных в прошлые годы - театральный режиссер Лев Додин, пианист и дирижер Михаил Плетнев, режиссер анимационного кино Александр Петров, писатель Борис Екимов и прозаик Андрей Битов. С Платоновым Александра Сокурова связывает его первая кинематографическая работа - фильм «Одинокий голос человека», снятый по мотивам рассказов «Река Потудань», «Сокровенный человек» и «Происхождение мастера» и романа «Чевенгур». Режиссеру вручили премию «за платоновское упрямство в постижении темы человека в котловане истории». Вот об этом человеке - в истории и в сегодняшнем дне - журналисты поговорили с Александром Николаевичем сразу после церемонии награждения, завершившейся показом его нового фильма «Франкофония».

– Александр Николаевич, что значит для вас личность Андрея Платонова?

– Платонов самый национальный, решительный и смелый наш писатель, развивавший язык за счет ресурсов народного, бытового сознания. Он был самым великим стилистом в мировой литературе. Не поддается анализу его фраза – с ней работает только синтез. Платоновский образ существует в целостности, его нельзя разъять, не убив. Сущность его героя – независимая, оригинальная личность. Проза Платонова собирает русский народ, заявляет о том, что мы уникальны. Для меня Платонов – это одна из форм защиты исконно русской художественной традиции настоящего большого масштаба.

Каждый человек, который вступает в сферу визуального искусства, должен понимать, что без литературы он ничто. Только литературная природа и порода формирует запас идей и запас прочности, иначе ресурс художника заканчивается очень быстро. Доказательством тому служат многие явления современной живописи и кинематографа, в том числе в нашей стране. По произведениям видно, что их молодые авторы мало что читают. И потому современное кино ассоциируется с собранием людей не очень образованных, грамотных, но довольно энергичных и высокомерных по отношению к прочей культуре. Это кино не заслуживает тех оценок и того места в искусстве, которое боем занимает в общественном сознании сегодня. Возвращаясь к Платонову, хочу еще добавить, что сущность его – это уникальная личность человека. Независимая и оригинальная, и у которой есть корни с жизнью.

– 2016 год проходит под знаком российского кино. Что, на ваш взгляд, сейчас происходит с молодым поколением кинематографистов?

– Мне кажется, мы в России предрасположены к кинематографу, к музыке и литературе. У нас великолепные традиции в театре. Меньше, гораздо меньше, мы предрасположены к государственной деятельности, успехов в этой области мы так и не добились, как показывает история. Мы до сих пор так и не смогли создать равновесное государство с сильными работающими институтами. Сколько лет существует Русское государство – столько нас и штормит. Поэтому в кинематографе все зависит от появления ярких неординарных личностей. И наша задача – сделать доступными молодым людям среду кинематографа и те профессиональные инструменты, которые требуются для их роста. И создать условия, чтобы они смогли проходить профессиональную проверку. Потому что легких денег сегодня уже нет. И найти деньги труднее, чем сделать фильм. Я верю, что у нас будут серьезные молодые люди, которые будут аккумулировать нашу энергию, лучшие наши качества и еще покажут, на что мы все способны. Это произойдет только в том случае, если они будут просвещенными людьми. Дикий агрессивный мускулистый подросток-режиссер по функциональности опасен. Кино, как и телевидение, вообще опасно для общества по своему воздействию. Оно приучает людей к смерти, к крови, равнодушию. На экране красивы и смерть, и война, и солдат погибает красиво, и слова перед смертью говорит красивые. В жизни этого не бывает, я сам бывал в условиях войны... Но мы должны помочь этим молодым людям, и тогда они уже сделают свое дело. Появление талантливого человека неизбежно.

– Как вы лично помогаете молодым?

– В Петербурге мы создали фонд премьер «Интонации». За полтора года помогли сделать семь короткометражных картин, два полнометражных и еще три документальных фильма выпускаются буквально в эти месяцы. В этом, конечно, есть и большой риск. Потому что много молодых людей, предъявляющих свои претензии на профессию, не имеют права на то, чтобы тратить деньги государства. Вообще отсев, если начинает работать механизм качества, в кинематографе велик. Приблизительно из 20 студентов режиссерского факультета театральных вузов сегодня в лучшем случае один остается в кино, настолько сложен и противоречив путь в этой профессии. Нам нужно создавать государство для молодых людей. Чтобы молодой человек сегодня чувствовал себя посвященным в будущее своей родной страны. И хорошо понимать свое место в нем. Не надо молодым людям внедрять в головы пустые слова о патриотизме и навязывать догматы. Вы постройте государство, где существует разумная система отношений, где сумасшедшие люди не получают в руки власть в парламенте, где есть разумное образование и отсутствуют политические санкции по отношению к молодежи. Мы сейчас пришли к самому неприятному, на мой взгляд, моменту, когда студенты попадают в тюрьму по политическим статьям. Политизация жизни очень опасна! Там, где навязывается политизация жизни, общество глохнет, формируется монофонический слух.

– В прошлом году в Нальчике вы выпустили режиссерский курс. Это первый опыт в вашей практике, прежде на предложения преподавать в России вы отвечали отказом. Насколько удался этот опыт? Что сейчас происходит с дипломированными режиссерами?

– Я очень доволен тем, как прошло обучениие. Мои молодые коллеги создали 12 дипломных работ, один документальный и 11 игровых короткометражных фильмов. Это был первый случай, чтобы специалистов такой изысканной профессии для Кабардино-Балкарии готовили на месте. Обычно вывозили студентов в Петербург или Москву, откуда они чаще всего не возвращались.

Поскольку Россия – моя родина, я несу ответственность за все, что здесь происходит. Я очень не люблю темные, глухие провинциальные переулки. Они опасны для жизни. И открыть там режиссерскую мастерскую было попыткой стереть еще одно провинциальное пятно на карте моей страны. Молодым людям на Кавказе крайне тяжело. Помощь, которую им оказывали педагоги из театральных вузов Москвы и Петербурга, была очень дорогой. Я и мои коллеги летали туда на самолетах. Других путей не было. В тяжелые времена были моменты, когда меня на лекции сопровождали двое вооруженных людей – так там было непросто. Когда эти ребята поступали на мой курс, они даже не знали, что есть такой режиссер и никогда не смотрели моих фильмов. И все пять лет я не показывал им своих работ, чтобы у них даже возможности не было в дипломных работах копировать педагога. Я настоятельно требовал, чтобы их выпускные картины снимались на родном языке (на Северном Кавказе не все молодые люди знают свой родной язык, кто-то не говорит по-русски, почти никто не говорит на английском). И это было важным условием дипломной работы.

В итоге они стали очень хорошо подготовленными специалистами. Молодые люди, которые до этого ничего не читали и жили в совершенном подполье - но эти люди усилиями просвещения и образования, любви к ним и при убедительном труде смогли получить великолепный результат. И вот 14 июня начнется показ их дипломных фильмов на телеканале «Культура». Это первый раз в истории российского телевидения, когда показывают именно дипломные работы. Тогда как это должно быть нормой. Ведь они получают образование в рамках государственного бюджета, и налогоплательщики должны видеть, на что идут их деньги. Поэтому доступность работ молодых художников широкому кругу зрителей должна быть не согласованной, а обязательной! Это касается и театра, и литературы. И вот пусть в отношениях со зрителями молодые художники и ищут свой профессиональный путь. Именно просвещение, я считаю, должно стать нашей национальной идеей.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > newizv.ru, 14 июня 2016 > № 1794826 Александр Сокуров


Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 22 января 2012 > № 477898 Александр Сокуров

НЕСЧАСТЬЕ ОЗНАЧАЕТ ОПАСНОСТЬ ( DIE ZEIT , ГЕРМАНИЯ )

Автор: Томас Шмидт (Thomas E. Schmidt)

Die Zeit: Г-н Сокуров, ваш фильм "Фауст" - последняя часть тетралогии о зле. Гитлеру, Ленину и японскому императору Хирохито вы уже посвятили фильмы. А как возник этот проект?

Александр Сокуров: Идею этого фильма я записал в своем дневнике в декабре 1980 года. Тогда в Советском Союзе я, естественно, не мог и мечтать о том, что когда-нибудь смогу ее осуществить. Я сделал для себя запись и попытался представить себе это в образной форме. Об "экранизации" Фауста тогда не было и речи. К тому же это невозможно сделать средствами игрового кино.

- Что связывает Фауста с другими героями?

- Гитлера, Ленина и Хирохито связывает 20-й век. Они высвободили силы нового времени и использовали их для разрушительных действий - но под предлогом того, что они намерены творить добро. Ленин хотел создать нового человека, Хирохито собирался во имя азиатской господствующей расы покорить мир, а что касается преступлений Гитлера, то вам они известны лучше, чем мне. С именами этих людей связано бесчисленное количество жертв. Но меня интересует не история, меня больше интересуют личности. И выходить за пределы человеческого я не могу. Для искусства важна человеческая судьба. Все они были исключительно несчастными людьми, особенно Фауст. А Гете очень рано заметил: несчастливые люди опасны.

- Есть ли связующая линия между Фаустом и Гитлером?

- Я в этом убежден. Фауст - это человек, который раскрывает огромный энергетический потенциал. Из энергии Фауста могли бы появиться десять гитлеров, а его сила способна склонить к любому преступлению. Гете был первым, кто выразил идею о том, что можно создать совершенно нового человека, полностью новые условия, новую культуру - без привязки к какому-либо прошлому, и он сделал это задолго до того, как эти трое занялись ее реализацией. В России Достоевский впервые поставил вопрос о том, имеет ли человек право убить другого человека и позволительно ли это делать. Сегодня нам известно, что представители верхушки "третьего рейха" внимательно читали Достоевского. Фауст также занимал место в системе пропаганды этого режима, также как и у большевиков.

- Но Фауст в Германии никогда не был отрицательной фигурой. С ним связано также любопытство, открытость миру, разум, силы просвещения. А чем он является для вас?

- Меня как художника интересует личность. Я хотел бы понять, почему человек действует определенным образом. Например, почему именно Фауст предает Гретхен. После этого фильма я знаю, куда должен стремиться Фауст, хотя сам он желает другого, и почему ни одно из обещаний, которые он дал себе и человечеству, он не может выполнить. Теперь я знаю, почему я ему не доверяю.

- То есть ваши фильмы - это исследования человеческой натуры, в которой вы постоянно открываете что-то новое?

- Именно так. Я не являюсь Богом истории, который все знает. Я должен шаг за шагом постигать это при помощи знания. В этой тетралогии все фигуры связаны между собой как стороны в квадрате. Дистанция остается неизменной. Нельзя сказать, кто из них самый важный. В истории невозможен подобного рода квадрат, там все происходит по-другому. Но, используя средства искусства, я могу сказать: к какому бы периоду истории мы не обращались, мы обязательно встретим там одну из названных фигур. Это бесконечный процесс. Можно сказать, что Фауст - это юность остальных трех. А когда мы начинаем рассматривать этих трех как людей, мы обнаруживаем, что в жизни каждого из них происходил фаустовский надлом, и они впоследствии кому-то об этом рассказывают. Здесь в силу вступает глубокая внутренняя агрессия. Я пытаюсь имеющимися в моем распоряжении средствами искусства найти объяснение двум мировым войнам, а также самой ужасной революции всех времен.

- В Германии, как и в России, широко распространено мнение о том, что 20-ый век закончился, окончательно стал историей, и у нас якобы есть силы спокойно начать все сначала. Какова ваша позиция?

- Для меня после проведенного исследования четырех судеб, прежде всего, важно то, чтобы мы не повторили прежних ошибок, чтобы мы не могли сказать: 20-й век такой же, как 21-й. Поскольку все ответы, которые дал 20-й век, оказались неправильными. Но Гете все это предвидел, он поставил эти вопросы и он также предвосхитил неправильные ответы.

- Есть ли для вас в русской литературе такой же энергетический образ как Фауст - у Пушкина или Гоголя, у Достоевского или Толстого?

- Все мы дети Гете. Возможно, в России даже больше ценят Фауста, чем в Германии. Мир Достоевского немыслим без Гете, и Толстой без него не написал бы "Войну и мир".

- Почему вы сняли фильм на немецком, на не родном для вас языке?

- У меня не было другого выбора, сама тема заставила меня это сделать. Язык имеет решающее значение для создания атмосферы, он является выражением менталитета как такового. Кроме того, немецкие актеры выделяются в Европе, они просто великолепны. Я спрашиваю себя, почему такие хорошие актеры не сделали себе имя в Голливуде? Немцы живут в единой Европе без границ - тем не менее, немецкие фильмы и немецкие актеры в Европе не так популярны. Германия присутствует в европейском культурном сообществе, но ее не очень ценят. У меня такое впечатление, что немецкая культура сжимается, становится все менее заметной.

- Этот фильм воздействует на зрителя своими особыми кадрами. С одной стороны, они соответствуют историческому реализму, но, с другой стороны, они сюрреалистичны. Где вы находите эти кадры - с фигурами, которые кажутся полностью освещенными при помощи интерпретации?

- Фоном является реализм, который мы воссоздаем во всех деталях. Но фигуры людей с ним не связаны. Только в особых визуальных решениях, найденных нами, они могут открыть свою сущность. Именно поэтому я решил не осовременивать Фауста, то есть не переносить эту историю в сегодняшний день. Было бы проще показать Фауста в черном кожаном пальто, а Гретхен перенести на панель в современном Гамбурге. Но в координатах нормальности мы практически ничего не можем узнать о Фаусте. Таким образом, передача исторического содержания была для меня особым вызовом - могу ли я перенести на экран большой кусок истории народа, частью которого я сам не являюсь? Все эти обыденные вещи: дом, окна, стулья, носки, ботинки, и еще запахи, распространявшиеся тогда в воздухе, а также чувства.

- Материал, язык, актеры - все это немецкое. Тем не менее, это русский фильм?

- Нет, это самый немецкий фильм из тех, которые когда-либо были сняты, намного более немецкий, чем собственно немецкие фильмы. Я говорю серьезно - я много внимания посвятил учению Гете о цвете. Если посмотреть на целое с этой точки зрения, то можно заметить, что кадры фильма соответствуют эстетике цвета Гете. Может быть, раздражает то, что у режиссера русское имя, однако я не считаю себя русским режиссером. Я нахожусь за пределами русского кино. Вообще этот фильм должен был снять немецкий режиссер, но, к сожалению, это сделал я.

Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 22 января 2012 > № 477898 Александр Сокуров


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter