Всего новостей: 2501417, выбрано 2 за 0.013 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Костюков Валентин в отраслях: Армия, полициявсе
Костюков Валентин в отраслях: Армия, полициявсе
Россия. ПФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > ria.ru, 8 апреля 2016 > № 1715772 Валентин Костюков

Девятого апреля отмечается 70-летие со дня основания одного из самых секретных объектов в истории России — ядерного центра в Сарове, ставшем в свое время широко известным как Арзамас-16.

О сегодняшнем дне родины отечественного атомного оружия, о гражданских разработках центра для разных отраслей российской промышленности в преддверии юбилея в интервью РИА Новости рассказал его директор Валентин Костюков. Беседовал Владимир Сычев.

— Валентин Ефимович, какое место занимает Саровский ядерный центр в истории нашей страны и в чем его значение для России сейчас?

— Российский федеральный ядерный центр — Всероссийский научно-исследовательский институт экспериментальной физики (сначала он назывался КБ-11) стал первым ядерным центром нашей страны. Выдающиеся достижения его специалистов заложили фундамент ядерного сдерживания и сегодня являются важнейшей основой обеспечения военно-технической безопасности Российской Федерации.

В августе 1949 года был успешно испытан разработанный в КБ-11 первый отечественный ядерный заряд РДС-1. Это испытание продемонстрировало, что наша страна овладела одним из ключевых комплексов технологий ХХ века. В 1950-е годы были испытаны первые образцы термоядерного оружия, разработка которых положила начало создания гарантий ядерного сдерживания.

Деятельность по разработке ядерного оружия проходила в условиях жесткой конкуренции с разработками США, что потребовало высочайшей эффективности работы наших специалистов. Ими были выдвинуты и внедрены десятки масштабных идей, которые позволили обеспечить ядерный паритет нашей страны с Соединенными Штатами, обладавшими значительно большими ресурсами.

Уникальная организация работ в КБ-11, где помимо выдающихся ученых были собраны талантливые конструкторы, инженеры, технологи, организаторы производства, прошедшие школу индустриализации и Великой Отечественной войны, быстро привела к созданию не просто образцов ядерных зарядов, а оружия серийного производства.

В целом советский атомный проект сыграл решающую роль в обеспечении стратегического равновесия с США.

Достижения нашего ядерного центра — наглядный пример того, какие научно-технические высоты могут быть достигнуты в России при сочетании трех главных условий: судьбоносной сверхзадачи, творческой работы специалистов различных профессий, объединенной в конечном уникальном продукте, и мощной государственной поддержке. Велико значение высокого статуса ядерно-оружейной деятельности и приоритета ядерного щита в обеспечении обороноспособности страны.

Сегодня РФЯЦ-ВНИИЭФ — это крупнейший российский центр высоких технологий, работающий на самых передовых рубежах науки и техники в областях ядерного боевого оснащения, оружия направленного действия, наукоемких неядерных вооружений, инноваций в развитии экономики.

Ядерный центр активно работает над определением главных направлений новых видов деятельности как в интересах национальной безопасности, так и в гражданской сфере. ВНИИЭФ — инициатор фундаментальных исследований, направленных на то, чтобы исключить отставание от других стран в использовании новых знаний для создания оружия, в первую очередь в области физики высоких плотностей энергии, взрыва и направленных потоков излучения.

Наши сотрудники успешно выполняют проекты, направленные на укрепление статуса и влияния России в сложных политико-экономических реалиях ХХI века. Работы специалистов ядерного центра пользуются поддержкой и вниманием руководства нашей страны.

Без преувеличения можно сказать, что РФЯЦ-ВНИИЭФ является достоянием и гордостью России.

— Саровский ядерный центр активно работает и по гражданским направлениям. Прежде всего речь идет об информационных и суперкомпьютерных технологиях. Специалисты отмечают, что ВНИИЭФ стал лидером в этой области в России. За счет чего это удалось сделать?

— На современном этапе развития высокотехнологичных отраслей достичь нового качества продукции, обеспечить ее конкурентоспособность на мировом рынке невозможно без перехода к новой технологии проектирования, основанной на применении суперкомпьютерного моделирования.

В нашем центре накоплен значительный опыт собственных разработок в области передовых информационных и суперкомпьютерных технологий. Эти работы были начаты в связи с договором о запрете ядерных испытаний, действующим на протяжении уже более 20 лет. В этих условиях обеспечение надежности и безопасности ядерного арсенала невозможны без применения современных информационных и суперкомпьютерных технологий, а также сверхмощных суперЭВМ.

В РФЯЦ-ВНИИЭФ всегда велись активные работы в области создания и развития отечественных суперкомпьютерных технологий. Такие разработки включают в себя и программное обеспечение для инженерного анализа и суперкомпьютерного моделирования, и современные технологии моделирования сложных технических систем, и технологии удаленных высокопроизводительных вычислений, и системное программное обеспечение для суперЭВМ, ключевые компоненты суперЭВМ, а также другое.

Однако, учитывая, что сейчас особо актуальна задача внедрения суперкомпьютерных технологий в промышленность в целом, РФЯЦ-ВНИИЭФ начал распространение имеющегося мощного задела по данному направлению на гражданские отрасли.

Наша инициатива была поддержана на самом высоком государственном уровне. В 2009 году президентской комиссией по модернизации и технологическому развитию экономики России был утвержден проект "Развитие суперкомпьютеров и грид-технологий", в рамках которого РФЯЦ-ВНИИЭФ было фактически поручено создание базовых компонент отечественных суперкомпьютерных технологий и их внедрение в ведущие отрасли промышленности (авиастроение, атомная энергетика, автомобилестроение, ракетно-космическая отрасль).

Для решения этой объемной задачи в короткие сроки (ее реализация проводилась в 2010-2012 годах) РФЯЦ-ВНИИЭФ, выступая в роли головного исполнителя, создал мощную кооперацию, в которую вошли ведущие предприятия, представители отраслевых КБ, организации Российской академии наук, ряд вузов (всего около 40 организаций).

Работы велись по направлениям создания базового ряда суперЭВМ (включая сверхмощную суперЭВМ, линейку суперЭВМ малого класса), отечественного программного обеспечения для суперкомпьютерного моделирования и его внедрение в работы ведущих предприятий. Все задачи проекта были успешно решены, по ряду показателей достигнуто превышение целевых показателей.

Комиссией по приемке результатов было отмечено, что в сжатые сроки решена задача государственного масштаба — создана основа для решения актуальных задач по обеспечению импортонезависимости страны и конкурентоспособности оборонных и гражданских отраслей в части суперкомпьютерных технологий.

И сегодня можно утверждать, что наш центр — один из российских лидеров в области создания отечественных суперкомпьютерных технологий. При этом, учитывая, что ключевая составляющая таких технологий — это прикладное программное обеспечение для суперкомпьютерного моделирования, у нас особое внимание уделяется этому вопросу.

В РФЯЦ-ВНИИЭФ создано и находится в производственной эксплуатации значительное количество программных комплексов собственной разработки, позволяющих выполнять расчетное моделирование самого разнообразного класса задач с более полным учетом протекающих физических процессов и обеспечивающих расчетно-теоретические работы в области физики высоких плотностей энергии, атомной энергетики, для оборонно-промышленного комплекса и промышленности.

— А как обстоят дела с созданием в центре своих суперкомпьютеров?

— Отмечу, что ВНИИЭФ — один из крупнейших российских разработчиков в этом направлении: доля по производительности суперЭВМ нашей разработки, поставленных в 2014-2015 годах другим российским организациям, составила не менее 40% от доли других разработчиков.

Научно-технический задел нашего центра в области проектирования и создания суперЭВМ для решения задач ядерного оружейного комплекса широко используется для создания суперкомпьютеров различного класса и назначения по заказам Министерства обороны, госкорпораций "Росатом" и "Роскосмос", предприятий оборонно-промышленного комплекса. Всего создано 18 суперЭВМ среднего класса.

— Важным рубежом в освоении новых вычислительных мощностей считается производительность в один эксафлопс — десять в восемнадцатой степени операций в секунду. Когда можно ждать выхода на этот рубеж суперкомпьютеров, созданных российскими атомщиками?

— Создание вычислительных систем такой производительности произойдет не ранее середины следующего десятилетия. Это обусловлено рядом научно-технических проблем, связанных с элементной базой для создания таких систем, надежности их функционирования и энергопотребления.

Сейчас по данному направлению ведутся активные фундаментальные и прикладные исследования во всем мире. В нашей стране госкорпорацией "Росатом" (РФЯЦ-ВНИИЭФ — ответственный исполнитель, также участвует Российский федеральный ядерный центр — Всероссийский научно-исследовательский институт технической физики имени Забабахина в Снежинске) совместно с организациями Минобрнауки и Российской академии наук ранее была разработана концепция по развитию технологий высокопроизводительных вычислений на базе суперЭВМ эксафлопсного класса. В концепции рассмотрены основные подходы по решению данной задачи. В нашем центре идут интенсивные научно-исследовательские и поисковые работы по развитию этого направления.

— Какие проекты из портфеля ВНИИЭФ в области информационных технологий, предлагаемые другим предприятиям, можно выделить в первую очередь?

— Особо хотелось бы остановиться на созданном в нашем центре многофункциональном пакете программ инженерного анализа и суперкомпьютерного моделирования ЛОГОС (его базовые версии были созданы в рамках реализации вышеупомянутого проекта).

Поясню, в чем была необходимость создания этого пакета. Большинство предприятий и организаций наукоемких отечественных отраслей промышленности для проведения инженерного анализа в своих работах используют зарубежные коммерческие программные пакеты, причем доля импортных продуктов достигает 90%. Но применение зарубежного коммерческого программного обеспечения ограничено для многих предприятий российского ОПК, не покрывает всех потребностей в связи со сложностью адаптации под отечественные сложные технические системы, значительными финансовыми затратами на приобретение лицензий и так далее.

Надо также отметить, что крупные зарубежные промышленные компании разрабатывают собственное специализированное программное обеспечение для инженерного анализа, глубоко адаптированное и оптимизированное под свои высокотехнологичные изделия. Это программное обеспечение недоступно для российских предприятий. Они, наряду с зарубежными разработками, используют и собственные авторские пакеты программ, созданные узкими группами своих специалистов. Но и здесь есть ряд серьезных ограничений, таких как отсутствие возможности использования и развития этих пакетов без участия разработчиков. Имеются пользовательские отечественные пакеты программ, однако они ориентированы на решение отдельных, относительно узких классов задач.

Поэтому было актуальным создание пользовательского отечественного многофункционального пакета программ, обладающего конкурентоспособными качествами для массового оснащения предприятий.

— Какие задачи помогает решать пакет ЛОГОС? Как планируется развивать его под интересы заказчиков и кто ими будет?

— ЛОГОС предназначен для математического моделирования аэро-, гидро-, газодинамики, тепломассопереноса, турбулентного перемешивания, прочности и деформации — физических процессов, характерных для различных этапов жизненного цикла высокотехнологичных изделий.

По своему функциональному наполнению, классам решаемых задач, а также уровню адаптации к современным суперЭВМ, пакет программ ЛОГОС по-настоящему уникальный продукт, не имеющий отечественных аналогов. Например, по своему функциональному наполнению ЛОГОС охватывает до 70% основных задач промышленности, решаемых при проектировании и разработке высокотехнологичных изделий.

Сейчас ставится задача создания пользовательской версии пакета ЛОГОС для широкого использования на предприятиях ОПК и гражданских отраслей промышленности. Будут созданы адаптированные версии пакета под специфические задачи атомной энергетики, авиастроения, автомобилестроения, ракетно-космической отрасли, судостроения. Также появится университетская версия многофункционального пользовательского пакета программ инженерного анализа и суперкомпьютерного моделирования для включения в образовательный процесс в российских вузах.

Что касается основных результатов работ по ЛОГОСу, то это прежде всего устранение имеющей место зависимости от зарубежных разработок в области как программного обеспечения для имитационного моделирования, так и элементной базы суперЭВМ. Это будет важным звеном в обеспечении информационной безопасности и технологической независимости России.

Кроме того, станет возможно существенно сократить сроки проектирования перспективных образцов техники, снизить себестоимость продукции, повысить ее качества и, как следствие, увеличить ее конкурентоспособность на мировых рынках.

Наконец, будут созданы предпосылки для повышения производительности труда в организациях высокотехнологических отраслей промышленности и интенсификации их научно-технических разработок.

— Одной из производной от основного направления деятельности ВНИИЭФ стала работа в области информационной безопасности. Можно ли рассказать, что здесь сделано ядерным центром?

— С 2011 года ВНИИЭФ в рамках программы Росатома разработана и внедрена информационная система, обеспечивающая автоматизацию предприятия.

Эта система реализует сквозную технологию 3D-моделирования, проектирования, расчетов и испытаний, а также обеспечивает решение всех основных задач управления предприятием с соблюдением требований информационной безопасности.

Система имеет модульную структуру, настраиваемую функциональность и может быть применена на предприятиях различных видов и масштабов деятельности. Она была запущена в промышленную эксплуатацию во ВНИИЭФ в 2014 году, а в прошлом году ее приняла межведомственная комиссия.

В нашем центре на базе этой системы создана система управления полным жизненным циклом —"Цифровое предприятие". Это отечественный комплекс для создания, проектирования, моделирования и производства высокотехнологичной продукции, систем управления предприятием, работающих на базе доверенной защищенной операционной системы и системы управления базами данных.

"Цифровое предприятие" мы предлагаем для внедрения в корпорациях с государственным участием, на предприятиях оборонно-промышленного комплекса, ведь для них актуальны вопросы защиты информации.

— В создаваемых Саровским ядерным центром продуктах активно заинтересован, в частности, Роскосмос. Как развивается сотрудничество с ним? Определены ли пилотные площадки — предприятия ракетно-космической отрасли, где могут быть внедрены наработки ВНИИЭФ?

— Выполняя поручение заместителя председателя правительства Дмитрия Олеговича Рогозина о внедрении автоматизированных цифровых методов проектирования и производства ракетно-космической техники, мы с июля 2015 года организовали тесное сотрудничество с Роскосмосом. Совместно рассматриваем возможности применения на предприятиях ракетно-космической отрасли цифровых технологий проектирования и подготовки производства, разработанных в РФЯЦ-ВНИИЭФ.

Пилотной площадкой для оценки возможности нашего "Цифрового предприятия" в части управления предприятием определено АО "Российские космические системы" (РКС).

В этой пилотной зоне уже проведена экспертиза "Цифрового предприятия" для оценки возможности тиражирования системы управления, а также для определения как степени покрытия потребностей предприятия разработанным функционалом, так и предварительных объемов доработки системы.

В целом эксперты РКС отметили высокий уровень зрелости "Цифрового предприятия", что однозначно характеризует результат тестирования как положительный. Что касается согласованной оценки функционального соответствия нашей системы требованиям предприятий Роскосмоса, то по различным системам оно составляет до 75 процентов.

Сейчас завершается процесс уточнения специфических для предприятий Роскосмоса требований, которые будут оформлены в виде технического задания на разработку отраслевой системы их управления.

— Одной из главных особенностей, которая исторически всегда отличала Саровский ядерный центр от многих научных институтов страны, было наличие большого числа молодых сотрудников, которым доверяли ответственные задачи. Как сейчас обстоит дело с кадровым пополнением ВНИИЭФ? Откуда в основном приходят ребята?

— В настоящее время в РФЯЦ-ВНИИЭФ треть сотрудников имеют возраст до 35 лет. Ежегодно мы принимаем более 200 молодых специалистов из различных вузов страны. В 2015 году на работу в РФЯЦ-ВНИИЭФ было принято 214 молодых специалистов из 45 вузов по 80 специальностям.

Основной акцент при подборе молодежи делается на качестве их подготовки и общероссийском рейтинге вузов. Из общего числа пришедших к нам в прошлом году специалистов треть имеют дипломы с отличием. А средний бал успеваемости всех принятых молодых специалистов в 2015 году составил 4,5.

Мы уверены, что молодые талантливые сотрудники центра продолжат славные традиции КБ-11 — РФЯЦ-ВНИИЭФ и внесут достойный вклад в решение новых задач на благо нашей родины.

Россия. ПФО > Армия, полиция. СМИ, ИТ > ria.ru, 8 апреля 2016 > № 1715772 Валентин Костюков


Россия. ПФО > СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 19 февраля 2016 > № 1666323 Валентин Костюков, Игорь Комаров

О российских информационных и суперкомпьютерных технологиях.

Стенограмма:

Вступительное слово Дмитрия Медведева на совещании о российских информационных и суперкомпьютерных технологиях

Д.Медведев: Мы собрались здесь, в Сарове. Не просто так, конечно, место было выбрано для нашего совещания. Оно посвящено информационным и суперкомпьютерным технологиям, притом что в Сарове можно говорить о разных, весьма важных для государства задачах. Сегодня поговорим об этих.

Нам нужно обсудить, что? можно было бы в текущих условиях сделать для поддержки российских разработок в этой сфере, для их внедрения, для лучшего импортозамещения по отдельным позициям. С учётом того что здесь представлены различные организации, научные круги, есть возможность все эти вопросы обсудить.

Перед началом работы мы с коллегами, с членами Правительства познакомились с некоторыми направлениями работы центра. Были и на испытательных полигонах, и в вычислительном центре, где находится один из наших мощнейших суперкомпьютеров, и, конечно, посмотрели, что? в настоящий момент уже предлагается для внедрения в промышленность, промышленное использование или уже внедрено. В целом центр работает сейчас на полную катушку, в чём мы могли убедиться, и в этом году празднует ещё и 70-летие.

Сегодня в традиционных областях информационные технологии замещают производственные процессы, которые ранее выполняли целые компании, более того, некоторые виды продуктов, многие во всяком случае виды промышленных продуктов, не продаются, если они не оцифрованы, если они изначально не подготовлены в цифровом варианте.

Пакеты программ обеспечивают работу систем проектирования, инженерного анализа, управления полным жизненным циклом предприятий. Многие обкатанные технологии позже становятся доступными для широкого использования в экономике, да и просто в бытовой сфере. Когда речь идёт о высокотехнологичных отраслях, новое качество продукции тем более невозможно без новых технологий. Это касается и атомной промышленности, и энергетики, авиастроения, машиностроения, естественно, ракетно-космического комплекса. Этого как раз позволяют добиться те аппаратные и программные комплексы, которые используют суперЭВМ. Их применение помогает самым существенным образом снизить сроки и стоимость создания сложнейшей продукции, повысить её технические характеристики, уровень безопасности и, скажем прямо, в ряде случаев существенно удешевить эти разработки на различных стадиях, с учётом того, что изначально всё уже готовится вот в таком цифровом варианте. Иногда можно просто полностью отказаться от долгих и сложных экспериментов.

Проблема, с которой мы сегодня сталкиваемся, состоит в том, что российские компании по-прежнему зависят от импортного программного обеспечения. Это, конечно, зависимость разная. По отдельным направлениям – на 90%, по некоторым мы сделали существенные шаги вперёд, но в любом случае в связи с этим возникает целый ряд трудностей, особенно когда речь идёт о создании крайне важной для нашей страны продукции. Когда речь идёт о бытовых целях, это, может быть, не столь критично, а вот когда речь идёт об именно промышленном использовании, это приобретает подчас исключительно важное значение. Проще говоря, либо мы попадаем в зависимость от того или иного производителя программ, либо нам в какой-то ситуации просто отказывают в доступе. И то, и другое для развития экономики, естественно, весьма проблематично.

Очевидно, что сами по себе программные продукты стоят недёшево. Ежегодный рынок только инженерных программ по управлению предприятиями оценивается в более чем 90 млрд рублей. Но их же нужно ещё обслуживать, их нужно обновлять. За бесплатно никто это не делает, и одно дело, когда это всё-таки наши программы, и другое дело, когда за них приходится платить в иностранной валюте. Как я уже сказал, в ряде случаев пакеты программ просто становятся недоступными, в том числе из-за санкций.

Наконец, есть ещё одна проблема – купленный софт подчас достаточно сложно адаптировать под наше производство. Понятно, что и производство нам нужно менять, и действительно иногда это связано с нашими собственными технологическими проблемами, но тем не менее эта адаптация тоже стоит денег. Нередко использование зарубежных программ невозможно из-за проблем с лицензированием, сертификацией и просто по причинам несоответствия требованиям безопасности.

Я на эту тему распространяться не буду, здесь все люди грамотные, понимающие. Совершенно очевидно, что любая иностранная программа – это всегда обоюдоострый инструмент, который и возможности создаёт, и вполне очевидные риски. Из этой ситуации нужно каким-то образом выбираться, мы об этом неоднократно говорили. Может быть, какой-то другой стране, небольшой или с иным научным потенциалом, иной историей, со слабыми математическими возможностями и неразвитыми математическими школами, эта задача была бы и не под силу. Но у нас и возможностей, и компетенций достаточно, много талантливых людей, которые этим занимаются. Конечно, наша страна, очевидно, может выйти на этот рынок или перейти, скажем так, из разряда пользователей в разряд разработчиков и поставщиков такого рода продуктов. Возможности внутреннего рынка огромные в этой сфере, внешний рынок или его возможности просто беспредельны.

Есть, конечно, отдельные успехи по созданию элементов программного и аппаратного обеспечения, прорывы групп российских специалистов – всё это мы знаем и иногда говорим об этом, но тем не менее в широком плане выйти на нужные нам результаты пока не удалось. Многие значительные вопросы в сфере информационной безопасности пока тоже не решены. По некоторым оценкам, доля российского промышленного программного обеспечения не превышает 5–7%. Может быть, кто-то приведёт более оптимистическую цифру, но у меня такая.

У института, центра, где мы сейчас находимся, есть хороший опыт создания российских вычислительных комплексов, мы только что тоже осмотрели их. Причём я вижу это в динамике, я приезжал сюда в 2009 году, когда, конечно, производительность вычислительных комплексов была другой, она выросла по известным законам. С другой стороны, мы понимаем, что у нас есть и свои проблемы, мы всё время находимся в положении догоняющих, хотя лидерство абсолютное никто никогда в этой сфере получить не сможет, мы это тоже понимаем. Очевидно, что будет бесконечное соревнование между отдельными государствами, но мы просто должны в этой сфере выглядеть достойно.

Для того чтобы посоветоваться по всем этим вопросам, я позвал на совещание ряд компаний, организаций, для которых промышленные и информационные продукты жизненно важны. Это и «Росатом», на территории которого мы, по сути, находимся, и «Роскосмос», и Объединённая авиационная корпорация, и КамАЗ, и «Росгеология» и некоторые другие. Хочу получить обратную связь от вас: каковая текущая ситуация с IT-продуктами, какие проблемы вы видите и что можно было бы сделать, чтобы нам простимулировать эту работу.

Давайте начнём обсуждение. Сначала послушаем наших хозяев, принимающую сторону. Пожалуйста, Валентин Ефимович Костюков, директор соответствующего центра, сначала нам расскажет, как они понимают ситуацию, а потом другие коллеги выступят. Прошу.

В.Костюков (директор ФГУП «Российский федеральный ядерный центр - Всероссийский научно- исследовательский институт экспериментальной физики»): Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые участники совещания!

Мы сегодня констатируем, что Правительством Российской Федерации приняты принципиальные стратегические решения по развитию отрасли информационных технологий. И мы как достаточно серьёзная, крупная компания, безусловно, руководствуясь этими направлениями, приняли необходимые решения, которые заложили в свои стратегические задачи развития. Эти задачи связаны с созданием отечественных конкурентоспособных инженерных и программных комплексов. Причём хотели бы отметить, что, конечно, необходимо прежде всего комплексное решение этой задачи. Это и доведение проекта в области суперкомпьютерных технологий, старт которому был дан здесь в 2009 году; вопросы создания и управления сквозным жизненным циклом продукта и, что самое главное, обсуждение вопроса, связанного с созданием национальной программной платформы.

Почему именно ВНИИЭФ? Фактически эти продукты у нас существуют в рамках нашей основной миссии, мы ими достаточно серьёзно пользуемся, на базе их строим свою стратегию, увеличиваем выручку и ставим в основу создание конкурентоспособных продуктов. При этом, безусловно, мы опираемся на несколько принципиально важных аспектов. Первое – это кадры, специалисты в разных сферах нашей деятельности по созданию информационных продуктов, программных продуктов.

Вторая часть – это уникальная расчётная экспериментальная база, которая на сегодняшний день создана здесь и поддерживается, аккредитованные научные школы. И что самое главное – достаточно широкая кооперация, в рамках которой мы верифицируем эти продукты и фактически являемся неким сборочным столом, который даёт возможность, создавая базовые программно-аппаратные комплексы, верифицировать их в наших ведущих отраслях промышленности: это ракетно-космическая отрасль, авиация, атомная энергетика, КамАЗ.

Говоря о нашем взаимодействии, конечно, хотел бы особое внимание обратить на то, что у нас очень плотное взаимодействие с Российской академией наук.

В своём коротком выступлении я хотел бы предложить некую технологию и некую сеть таких работ, вполне конкретных, прикладных, которые в достаточно короткий промежуток времени, до пяти лет, могли бы создать достаточно серьёзный задел. Сформулирую четыре предложения, три из которых являются вопросами создания определённой продуктовой линейки, а один является верификационной основой её жизненности, её реализованности. Что это за проекты?

Во-первых, это, Дмитрий Анатольевич, завершение проекта суперкомпьютерных технологий, который был реализован, старт которому был дан на комиссии по стратегическому развитию. Сегодня этот проект и эти программные комплексы уже используются, и необходим небольшой этап времени для того, чтобы коммерциализировать их и вывести на рынок. Почему именно первым этот проект является? Потому что он фактически соединяет собой всю систему создания и управления сквозным жизненным циклом продуктов цифровым предприятием.

Следующая, верификационная часть связана с созданием отечественного программного обеспечения для поиска углеводородов, которое мы предлагаем вместе с нашими коллегами из «Росгеологии» и топливно-энергетическим комплексом. Именно на этом продукте параллельно мы сможем апробировать полученные технические решения и сократить сроки внедрения.

Ещё один комплекс реализуется в рамках создания отечественной технологии подводной добычи углеродов, который мы предлагаем рассмотреть и реализовать с «Газпромом». Итак, вопрос, связанный с созданием многофункционального пакета инженерного анализа суперкомпьютерного моделирования для высокотехнологичных отраслей промышленности. Как я уже отметил, этот проект достаточно серьёзно верифицирован в наших ведущих отраслях промышленности. Фактически на сегодняшний день мы должны в рамках него за два с половиной года создать пользовательский пакет, пользовательский интерфейс для удобства пользователя, обратить особое внимание на университетскую версию пакета программ «Логос» для внедрения в учебный процесс. Конечно, в университетской версии подготовка специалистов на ранней стадии на базе отечественных решений является одним из ключевых условий реализации этих направлений.

Несколько слов, которые связаны с экономическими показателями и эффектами. Конечно, в сегодняшней ситуации ключевой является замена зарубежных конкурентов, прежде всего фирмы ANSYS и других, которые достаточно серьёзно распространены на наших рынках.

В чём и как мы хотим конкурировать с ними? В первую очередь мы с ними хотим конкурировать в сегодняшних условиях в цене. Мы считаем, что лицензия на программный продукт «Логос» будет приблизительно в четыре раза дешевле программного продукта ANSYS. Второй вопрос – это вопрос наличия верификационных моделей, связанных с адаптацией этого продукта на рынке. То есть необходимо использовать те преимущества, которые накоплены в отраслях промышленности с точки зрения моделей, современных решений, верификационной базы, которые дадут нам возможность реализовать эти задачи. И, безусловно, третья часть, которая связана с реализацией этого направления: мы предполагаем выведение на рынок не только программного продукта, но и аппаратно-программного комплекса.

Говоря о вопросах подготовки кадров, уже на сегодняшний день мы имеем соглашения с НИЯУ МИФИ, с Нижегородским техническим университетом, Казанским авиационным институтом, готовимся к заключению соглашения с Московским авиационным институтом.

Останавливаясь на вопросах, связанных с реализацией основных показателей по функциональной части, я хотел бы привести динамику на этом слайде. Если на 2010 год (старт этого проекта) мы имели функциональные возможности порядка 10%, то фактически сегодня мы имеем более 60%. К 2020 году фактически сравняемся с учётом роста наших коллег (безусловно, они тоже развиваются).

При этом в рамках этого проекта, поскольку он должен будет выйти на рынок, мы рассмотрели вопросы основных показателей, связанных с последующим выведением на рынок. Это и количество лицензий, и вопросы технической поддержки, и особенно услуги по расчётному моделированию, когда имеется возможность использования наших достаточно серьёзных мощностей для оказания услуг промышленности.

Сегодня, Дмитрий Анатольевич, 320 петафлопс мощностей использует промышленность, и, как мы сегодня Вам докладывали, с I квартала, с конца марта, мы выведем на этот рынок петафлопсную мощность для использования промышленностью.

Д.Медведев: Сейчас 320 терафлопс?

В.Костюков: 320 терафлоп, извините, немножко...

Д.Медведев: Да, выведите 1 петафлопс.

В.Костюков: Да, 1 петафлопс.

Д.Медведев: Да, это уже серьёзно, потому что это большая ёмкость.

В.Костюков: Говоря о вопросах инвестиций, безусловно, мы хотели бы получить государственную поддержку для реализации этого проекта вместе с нашей обширной кооперацией, а она на сегодня составляет 40 организаций, которые объединяют в себе Академию наук, высшую школу, акционерные общества, частные организации. Общий бюджет проекта – порядка 995 млн, из которых 310 млн кооперация готова вложить собственных средств. Мы уверены в реализации и конкурентоспособности этого продукта и считаем его абсолютно возможным к реализации.

Следующая часть – наиболее сложная. Она связана, безусловно, с созданием и управлением отечественной системы со сквозным жизненным циклом – цифровое предприятие. Безусловно, в Вашем вступительном слове было сказано, какие мы проблемы имеем в этой области. Они связаны с зависимостью как в целом от этой сквозной системы как продукта, так и отдельных её составных частей – системой 3D-проектирования, системой управления предприятием, MES-системой, и вопросами, связанными с основой подобного рода вещей – с национальной или аппаратно-программной платформой.

У нас очень серьёзные конкуренты, которые фактически укрепились на нашем рынке, и в рамках реализации, безусловно, это известные продукты – «Проинженер», «Сименс», «Майкрософт». Фактически наши отрасли промышленности полномасштабно используют эту часть.

Что мы имеем на сегодняшний день в рамках компетенций, которые могли бы дать уверенность в реализации этого проекта? Мы имеем две сквозных линейки – реализованная в атомной энергетике 100-процентными тяжёлыми CAD-системами в области создания атомных станций и вторая линейка, которая здесь реализована, – в области работ Российского федерального ядерного центра, аттестованная, защищённая для работ в рамках нашей тематики. Рассматривая эти продукты, необходимо отметить, что они имеют своё значение как система в целом, так и отдельные её составные части. На этом слайде показано, где мы находимся на уровне 2015 года с такой, я бы сказал, оптимистичной оценкой, и куда мы должны прийти к 2019 году в рамках реализации сквозной 3D-технологии полного жизненного цикла, систем комплекса управления, систем управления и защищённой аппаратно-программной платформы.

Базовые бренды, которые на сегодняшний день присутствуют на нашем рынке: и «Проинженер», и операционная система Windows, и система управления «Саб», и система управления базами данных (майкрософтовская) – безусловно, это очень серьёзные продукты. Но сегодняшняя жизнь показывает, что международное разделение труда, переход на открытую платформу, которую начинают использовать ведущие страны мира, говорит о громадности и важности этой задачи и необходимости её реализации.

В рамках наших предложений, понимая сегодняшнюю ситуацию, мы достаточно скромно оцениваем вот эти запросы. Но, Дмитрий Анатольевич, мы опираемся на тот задел, который создан в оборонно-промышленном комплексе, на тот задел, который создан в ряде частных компаний, и на те вопросы, которые связаны с их реализацией.

Достаточно серьёзная кооперация, которая связана и с госкорпорацией «Ростех», и с ПВО «Алмаз-Антей» (концерном), и с «Роскосмосом», и с «Железными дорогами», и с «Роснефтью», и с рядом других компаний, которые дают нам возможность быть уверенными в реализации этой части.

При этом я хотел бы отметить, что, конечно, мы будем опираться на тот задел, который у них существует, прежде всего объединив под реализацию этих проектов то количество квалифицированных специалистов, которые существуют на нашем рынке.

Создав эти направления и понимая, что направления ради направлений не могут быть объективной оценкой, мы сегодня предлагаем реализацию двух проектов, прикладных, которые строятся на базе этих решений. Один из них, чрезвычайно важный для Российской Федерации, совместный проект «Росатома» и «Росгеологии» – создание программного обеспечения для поиска, разведки на углеводороды, геоплатформы. С одной стороны, вот он ВНИЭФ с его основной миссией, с другой стороны, ТЭК – казалось бы, такие достаточно несовместимые понятия. Но мы сегодня имеем достаточно серьёзный задел, по крайней мере из одной из этих частей, связанных с моделированием, мы сегодня имеем задел в Российской Федерации, который позволит объединить её в блоки геофизики. И, безусловно, имеем очень серьёзное желание реализовать задачу, связанную с геомеханикой и геонавигацией в области бурения.

Этот проект, который на сегодняшний день является основным поставщиком на наш рынок… «Шлюмберже» и «Халлибертон» – компании, безусловно, известные... Но при концентрации ресурсов, при концентрации интеллекта и при возможности использования того задела, который есть в «Росгеологии», который есть в добывающих отраслях, в ТЭКе прежде всего, связанных с их объёмными показателями, я думаю, эта работа вполне реализуема.

На данном слайде представлены вопросы, связанные с той поддержкой, которую мы хотели бы попросить в рамках реализации этого направления. Думаем, что решение вопросов, которые связаны с услугами геофизического сервиса, созданием подразделений для услуг нефтегазодобывающих компаний, предприятий «Росгеологии», лицензионными продажами, позволит нам за четыре года реализовать этот проект.

И в качестве примера я хотел бы предложить тот проект, о котором сказал. Он связан, безусловно, с определёнными вызовами, которые реализованы в отношении Южно-Киринского месторождения. Мы получили предложение наших коллег из «Газпрома» поучаствовать в конкурсном понимании вопросов освоения Южно-Киринского месторождения и решении вопросов, связанных с его завершением. В целом я думаю, что этот проект, который будет реализован из внебюджетных источников, принципиально важен.

Я хотел бы, Дмитрий Анатольевич, внести в проект решения предложения. Они в раздаточном материале есть. Принципиально важно решение этих вопросов, которые связаны с реализацией финансирования в 2016 году и на последующий период.

Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо большое.

Так, коллеги, я теперь попрошу выступить всех руководителей компаний, которые так или иначе заинтересованы в развитии российских технологий, использовании суперкомпьютерных технологий. Но я просил бы выступать не в смысле собственных достижений – они нам известны, – а именно в смысле предложений, что можно было бы сделать для того, чтобы подтолкнуть этот процесс.

Давайте начнём с «Роскосмоса», например. Пожалуйста, Игорь Анатольевич.

И.Комаров: Спасибо. Уважаемый Дмитрий Анатольевич, уважаемые участники совещания! Что касается темы сегодняшнего совещания и предложений «Росатома» по цифровому предприятию. На наш взгляд, разработка цифрового предприятия необходима как отечественное решение, позволяющее не зависеть от зарубежных компаний, независимо от них развивать системы управления предприятиями машиностроения и оборонно-промышленного комплекса.

Мы провели анализ и создали группу. Совместно с «Росатомом» работали по возможности внедрения тех пакетов программ, которые предлагаются «Росатомом». Результатом нашего анализа стало то, что обоснованная надёжность и промышленная тиражируемость решений по всем связанным характеристикам предлагаемых программ составляет не менее 65–70%. На основании анализа сделали заключение, что результат тестирования функционала цифрового предприятия положительный и что возможно внедрение цифрового предприятия.

Но для того, чтобы масштабно говорить о внедрении тиражирования этой системы по предприятиям ракетно-космической промышленности, нужно, чтобы функционал этих систем соответствовал тем передовым мировым аналогам, которые сейчас используют предприятия промышленности.

По ключевым бизнес-процессам степень покрытия функциональных возможностей нами оценивается от 50 до 90%. Отличия заключаются (и они во многом объективны) в особенностях нашей отрасли и в вопросах формы собственности. Мы считаем, что, чтобы в дальнейшем развивать это эффективно, нам нужно определить пилотные области. Мы готовы представить пилотные предприятия, на которых можно было бы отрабатывать именно повышение функциональности и применимости предлагаемых программ для ракетно-космической отрасли, и готовы определить пилотные зоны и предприятия.

Также хотелось сказать, что наряду с развитием программных продуктов, в частности «Логоса», требуется создание общей библиотеки поверенных методов вычислений, валидированных и верифицированных. И это нужно делать с участием не только «Росатома», но и с участием других сторон. Если говорить о возможности, то внедрение этой системы, распространение на предприятия нашей отрасли, на наш взгляд, возможно. Насколько быстро? Надо сказать, что это точно не быстро и требует серьёзной работы. И это, на наш взгляд, объективно. Со своей стороны готовы в этой работе помогать. Потому что это наиболее перспективная и применимая в будущем система для предприятий машиностроения, в частности ракетно-космической промышленности.

Совместные предложения «Роскосмоса» и «Росатома» по цифровому моделированию, которые обсуждались на совещании в Омске, которое проводил Дмитрий Олегович Рогозин, мы направили в Минпромторг и надеемся на поддержку и открытие финансирования в рамках госпрограммы развития ОПК. Доклад закончил.

Д.Медведев: Спасибо. Пожалуйста, коллеги, кто хотел бы продолжить?

Д.Зверев (директор АО «Опытное Конструкторское Бюро Машиностроения имени И.И.Африкантова»): Дмитрий Зверев, директор ОКБМ им. И.И.Африкантова. Мы занимаемся разработкой реакторных установок различного назначения, как военного, так и гражданского. Взаимодействуем по обсуждаемой теме с ВНИИЭФ с 2009 года. У нас два канала удалённых расчётов, открытый и закрытый, мощностью 30 терафлопс, мы их эксплуатируем в промышленном масштабе. Мы добились тех успехов, о которых Вы говорили, не буду повторяться. Мы отказались от натурных экспериментов, перешли к технологиям компьютерного моделирования. Это дало свой эффект.

Что для нас очень важно – это отечественный расчётный код. То есть идти назад к натурным экспериментам мы уже не можем, это бессмысленно, делать ставку на зарубежные коды, как Вы сказали, очень рискованно и затратно.

Код «Логоса», о котором говорил Костюков Валентин Ефимович… За последние годы разработчики сделали очень большой шаг вперёд и доказали, что мы можем создать код, конкурентоспособный с зарубежными аналогами. Но надо сказать, что, во-первых, это код не охватывает всех задач, которые стоят. И ещё я бы рекомендовал обратить внимание на пользовательский интерфейс. Хорошие математики – параллельно очень здо?рово, а с точки зрения пользовательского интерфейса надо работать. Самое главное, он должен быть синхронизирован и унифицирован для различных отраслей промышленности. На это надо обратить внимание. Благодарю за внимание.

Д.Медведев: Интерфейс – штука вроде бы вторичная, тем не менее очень важная, потому что человек склонен привыкать к тому или иному облику программного обеспечения, находить его удобным, применимым. Для того чтобы конкурировать с лучшими мировыми образцами, которые только что Валентин Ефимович называл (я их не буду перечислять), конечно, и на интерфейс надо тоже обратить самое пристальное внимание, потому что это, может быть, не главное, но очень важное. Имею в виду удобство тех, кто этим будет заниматься.

Д.Медведев: Спасибо. Кто хотел бы продолжить?

Прошу.

Р.Панов (генеральный директор АО «Росгеология»): Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

Валентин Ефимович (В.Костюков) сказал уже о проекте геоплатформы. Я бы хотел подчеркнуть важность и значимость реализации этого проекта в современных условиях, когда сложная конъюнктура на цены, в первую очередь на углеводороды, диктует достаточно жёсткие требования на рынке, и программное обеспечение, с точки зрения управления себестоимостью как геологоразведочных операций, так и добычи, является одним из ключевых факторов. Поэтому для нас реализация этого проекта имеет особое значение.

На слайде представлена ситуация, сложившаяся на российском рынке, когда до 90% программного обеспечения фактически замещено иностранными производителями, в первую очередь американскими компаниями.

Работа, которая ведётся по замещению этого продукта, строится в двух направлениях. Первое – это попытка получения доступа к первичным кодам, на которых работают иностранные коллеги. Второе направление – это разработка собственного первичного кода, который бы позволил построить полную программную платформу. К сожалению, в современных условиях, когда мы доходим до детальных переговоров, коллеги демонстрируют готовность к кооперации, но, когда доходим до реального этапа передачи самого кода, доступ к нему фактически оказывается закрыт. Поэтому альтернативы разработке собственного первичного кода фактически у нас не остаётся, хотя архитектуру полного комплекса программного обеспечения современные российские производители и сервисные компании способны построить.

Поэтому, Дмитрий Анатольевич, с точки зрения источника финансирования можно предусмотреть государственную программу по воспроизводству минерально-сырьевой базы. Она не предусматривает мероприятия, связанные с НИОКР. Если при актуализации программы внести соответствующие корректировки...

Д.Медведев: Какой программы?

Р.Панов: Государственной программы по воспроизводству минерально-сырьевой базы.

Д.Медведев: По воспроизводству...

Р.Панов: Там есть отдельный пункт, связанный с информационным обеспечением геологического изучения, однако научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы мероприятиями программы не предусмотрены. Я бы просил при актуализации это предусмотреть.

Д.Медведев: Давайте это зафиксируем в перечне протокольных решений, которые будут сегодня в числе дополнительных.

Согласен, это можно сделать в том числе и за счёт программы по воспроизводству минерально-сырьевой базы.

Р.Панов: Спасибо, Дмитрий Анатольевич. Соответствующее техзадание подготовлено нами и в установленном порядке внесено.

Россия. ПФО > СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 19 февраля 2016 > № 1666323 Валентин Костюков, Игорь Комаров


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter