Всего новостей: 2167065, выбрано 1449 за 0.047 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Россия. ЦФО > Образование, наука. СМИ, ИТ > ras.ru, 24 июля 2017 > № 2254530

МГУ включился в гонку по созданию цифровой экономики

В Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова появился Национальный центр цифровой экономики, говорится в пресс-релизе, поступившем в редакцию «Ленты.ру».

Центр начнет работу осенью 2017 года, а его создание объясняется необходимостью обеспечения научного и методического сопровождения цифровой экономики в России и подготовкой соответствующих кадров.

С инициативой о создании центра ректор МГУ в начале 2017 года выступал ректор МГУ Виктор Садовничий. В работе центра примут участие руководители 16 факультетов и институтов МГУ, представители других научно-исследовательских организаций, а также органов власти.

Научный руководитель центра, заведующий кафедрой информационной безопасности факультета вычислительной математики и кибернетики (ВМК) МГУ, директор Федерального исследовательского центра «Информатика и управление», академик РАН Игорь Соколов уверен, что России необходимо «всеобщее глубокое проникновение компьютеров в экономику».

«У нас началась новая гонка — гонка создания экономики нового типа, цифровой экономики. Если мы опоздаем, то, по-видимому, нам трудно будет сохранить и промышленный, и научный суверенитет, ну а дальше встает вопрос о государственном суверенитете. Это действительно серьезно», — резюмировал Соколов.

В центре уже разработаны предложения по формированию цифрового пространства Евразийского экономического союза (ЕАЭС), разработке и проведению международных конференций. Кроме того, специалисты центра выявили перспективы развития интернета вещей в России.

В Национальном центре цифровой экономики запланировали разработку методических материалов, на базе которых различные факультеты подготовят специалистов в области цифровой экономики.

Россия. ЦФО > Образование, наука. СМИ, ИТ > ras.ru, 24 июля 2017 > № 2254530


Великобритания > Образование, наука > inosmi.ru, 24 июля 2017 > № 2254431

Что если необычайно прибыльная сфера научных публикаций вредит самой науке?

Речь идет об уникальной в своем роде бизнес-индустрии, которая по своей прибыльности может соперничать с Google — а создал ее один из наиболее известных британских магнатов: Роберт Максвел.

Стивен Бьюрани (Stephen Buranyi), The Guardian, Великобритания

В 2011 году Клаудио Аспези (Claudio Aspesi), старший инвестиционный аналитик Bernstein Research (Лондон), сделал ставку на то, что господствующая в одной из самых прибыльных мировых отраслей фирма Reed-Elsevier приближалась к своему банкротству. Многонациональный издательский гигант с годовым доходом более шести миллиардов фунтов стерлингов был любимчиком инвестора. Он принадлежал к тому небольшому числу издателей, которые благополучно осуществили переход к интернету, и, по прогнозам недавнего отчета компании, ее ожидал еще один год роста. Тем не менее у Аспези были все основания полагать, что это предсказание — равно как и все другие, звучавшие из уст крупных финансовых аналитиков — было неверным.

Ядро деятельности издательского дома Elsevier составляют научные журналы, еженедельные или ежемесячные издания, в которых ученые делятся друг с другом результатами своей работы. Несмотря на узкую аудиторию, научная периодика — бизнес довольно внушительных масштабов. Насчитывая более 19 миллиардов фунтов стерлингов общих мировых доходов, он по своим размерам занимает промежуточное положение где-то между индустрией звукозаписи и кинопроизводством, правда отличается гораздо большей рентабельностью. В 2010 году отдел научных изданий Elsevier сообщил о доходе в 724 миллиона фунтов стерлингов, полученном всего с двух миллиардов продаж. Это была 36-процентная разница — выше, чем зарегистрированная в том же году такими компаниями, как Apple, Google или Amazon.

Правда бизнес-модель Elsevier не на шутку озадачивала. Чтобы заработать деньги, традиционный издатель — скажем, журнал — сначала должен покрыть множество издержек: он платит авторам за статьи; прибегает к помощи редакторов для подготовки, оформления и проверки статей; платит за распространение готового продукта среди подписчиков и розничных торговцев. Все это дорого, и успешные журналы обычно получают примерно 12-15-процентную прибыль.

Способ заработать на научных статьях выглядит очень похоже — за исключением того, что научным издателям удается избежать большинства фактических затрат. Ученые сами руководят созданием своих трудов — получая в основном правительственное финансирование — и предоставляют их издателям бесплатно. Издатель платит научным редакторам, которые оценивают, стоит ли работа публикации, и проверяют ее грамматику, но главная часть редакционной нагрузки — проверка научной достоверности и оценка экспериментов, процесс, известный как экспертная оценка — ложится на плечи ученых, работающих на добровольных началах. Затем издатели продают продукт институциональным и университетским библиотекам, опять-таки финансируемым правительством, чтобы их читали ученые — которые в собирательном смысле сами и являются главными создателями этого продукта.

Все равно как если бы The New Yorker или The Economist требовали, чтобы журналисты бесплатно писали и редактировали друг у друга статьи, и при этом просили правительство платить по счетам. Внешние наблюдатели, как правило, в недоумении разводят руками, когда описывают эту структуру функционирования. В докладе парламентского комитета по науке и технике за 2004 год в отношении данной отрасли сухо отмечается, что «на традиционном рынке поставщикам платят за товары, которые они предоставляют». В отчете Deutsche Bank за 2005 год это явление называется «странной» системой «тройной оплаты», при которой «государство финансирует большую часть исследований, выплачивает жалование большинству специалистов, проверяющих качество исследований, а затем покупает большую часть опубликованных продуктов».

Ученые прекрасно понимают, что являются участниками не самой выгодной для них сделки. Издательский бизнес «порочен и бесполезен», в 2003 году написал в статье для The Guardian биолог из Беркли Майкл Эйзен (Michael Eisen), заявив, что «этот позор должен быть вынесен на суд публики». Адриан Саттон (Adrian Sutton), физик из Имперского колледжа, сказал мне, что ученые «все являются для издателей рабами. Найдется ли еще одна подобная отрасль, которая получает от своих клиентов сырье, заставляет тех же самых клиентов контролировать его качество, а затем продает эти же материалы клиентам по значительно завышенной цене?» (Представитель RELX Group — таково официальное название Elsevier с 2015 года — сказал мне, что их фирма и другие издатели «обслуживают исследовательское сообщество, беря на себя те необходимые задачи, которые ученые либо не могут выполнить, либо не занимаются ими сами, и взимают за эту услугу справедливую плату»).

По мнению многих ученых, издательская индустрия оказывает слишком большое влияние на выбор учеными объекта исследования, что в конечном итоге очень вредно для самой науки. Журналы ценят новые и впечатляющие результаты — в конце концов, их бизнес заключается в том, чтобы находить подписчиков — и ученые, точно зная, работы какого типа обычно публикуют, подгоняют под эти параметры собственные рукописи.

Таким образом создается постоянный поток статей, важность которых сразу очевидна. Но, с другой стороны, это означает, что у ученых нет точного представления о собственной области исследований. Только потому, что на страницах авторитетных научных изданий не нашлось места для информации о ранее совершенных ошибках, исследователи могут в итоге случайно взяться за изучение бесперспективных вопросов, которыми уже занимались их коллеги. Например, в исследовании 2013 года сообщалось, что в США половина всех клинических испытаний никогда не публикуется в журналах.

По мнению критиков, журнальная система фактически сдерживает научный прогресс. В эссе 2008 года доктор Нил Янг (Neal Young) из Национального института здоровья (NIH), который финансирует и проводит медицинские исследования для правительства США, утверждал, что, учитывая важность научных инноваций для общества, «наш моральный долг состоит в том, чтобы пересмотреть способы, какими оцениваются и распространяются научные данные».

Аспези, побеседовав с группой экспертов, включавшей в себя более 25 выдающихся ученых и активистов, пришел к выводу, что в самое ближайшее время тенденция должна измениться на противоположную и обернуться против индустрии, возглавляемой Elsevier. Все больше научных библиотек, которые покупают журналы для университетов, сетовали на то, что проходивший на протяжении последних десятилетий рост цен исчерпал их бюджеты, и грозились отказаться от приносящих многомиллионные доходы и распространяемых по подписке пакетов, если Elsevier не снизит свои цены.

Государственные организации, такие как американский NIH и Немецкое научно-исследовательское сообщество (DFG), недавно взяли на себя обязательство сделать свои исследования доступными через бесплатные онлайн-журналы, и Аспези посчитал, что правительства могли бы вмешаться и гарантировать бесплатный доступ ко всем финансируемым государством исследованиям. В этом случае Elsevier и ее конкурентов застиг бы идеальный шторм: клиенты взбунтовались бы снизу, а сверху обрушилось правительственное регулирование.

В марте 2011 года Аспези опубликовал отчет, в котором рекомендовал своим клиентам продавать акции Elsevier. Несколько месяцев спустя в ходе телефонной конференции между руководством Elsevier и инвестиционными фирмами он надавил на генерального директора издательского дома Эрика Энгстрема (Erik Engstrom), указав на ухудшение отношений с библиотеками. Аспези поинтересовался, что случилось с бизнесом, если «ваши клиенты в таком отчаянии». Энгстром уклонился от ответа. В течение следующих двух недель акции Elsevier упали более чем на 20%, в результате компания потеряла один миллиард фунтов стерлингов. Проблемы, замеченные Аспези, носили глубинный и структурный характер, и он считал, что в ближайшие годы они дадут о себе знать — между тем казалось, что все уже движется в предсказанном им направлении.

Однако в течение следующего года большинство библиотек отступились и подписали контракты с Elsevier, а правительства по большей части не справились с продвижением альтернативной модели распространения научных трудов. В 2012 и 2013 годах Elsevier сообщил о более чем 40-процентной прибыли. В следующем году Аспези отозвал свою рекомендацию по продаже акций. «Он слишком прислушивался к нашим беседам и в итоге подпортил себе репутацию», — рассказал мне недавно Дэвид Проссер (David Prosser), глава научных библиотек Великобритании и авторитетный защитник реформирования издательской индустрии. Elsevier не собирался сдавать своих позиций.

Аспези — далеко не первый человек, неверно предсказавший конец издательского бума в сфере научной периодики, и едва ли последний. Трудно поверить, что то, что по существу является коммерческой монополией, функционирующей в рамках во всем остальном регулируемого, финансируемого правительством предприятия, в долгосрочной перспективе способно избежать исчезновения.

Однако издательское дело на протяжении десятилетий продолжает быть неотъемлемой частью профессиональной науки. Сегодня каждый ученый понимает, что его карьера зависит от публикаций, а профессиональный успех во многом определяется работой в самых престижных журналах. Длительная, медленная работа без какого-то конкретного направления, которую в свое время вели некоторые из наиболее влиятельных ученых 20-го века, уже не является жизнеспособным вариантом карьеры. При сегодняшней системе отец генетических последовательностей Фред Сенгер, который за два десятилетия, прошедшие между его нобелевскими премиями 1958 и 1980 года, очень мало публиковался, вполне мог бы оказаться без работы.

Даже ученые, борющиеся за реформирование, часто не ведают о корнях этой системы: о том, как в годы бума послевоенных лет предприниматели сколачивали целые состояния, забирая издательское дело из рук ученых и расширяя бизнес до ранее невообразимых масштабов. И едва ли кто-то из этих преобразователей мог сравниться своей изобретательностью с Робертом Максвеллов, который превратил научные журналы в потрясающую денежную машину, которая финансовым путем обеспечила ему возвышение в британском обществе. Максвелл сделался членом парламента, газетным магнатом, который бросил вызов Руперту Мердоку, и одной из самых известных фигур в британской жизни. Между тем большинство из нас не осознает значимость той роли, которую он на самом деле сыграл. Как бы невероятно это ни звучало, но мало кто в прошлом веке сделал больше для формирования нынешних способов управления научной деятельностью, чем Максвелл.

В 1946 году 23-летний Роберт Максвелл служил в Берлине и уже заработал себе неплохую репутацию. Хотя вырос он в бедной чешской деревне, но успел повоевать за британскую армию во время войны в составе контингента европейских эмигрантов и получить в награду военный крест и британское гражданство. После войны он служил офицером разведки в Берлине, используя свои девять языков для допроса заключенных. Максвелл был высоким и дерзким молодым человеком, успехи, которых ему удалось к тому времени добиться, его не удовлетворяли вовсе — один его тогдашний знакомый вспоминал, как он открыл ему свое самое заветное желание: «быть миллионером».

В то же время британское правительство готовило малообещающий проект, который впоследствии позволит ему осуществить свою мечту. Первоклассные британские ученые — начиная с Александра Флеминга, который открыл пенициллин, и заканчивая физиком Чарльзом Гальтоном Дарвином, внуком Чарльза Дарвина — были обеспокоены тем, что издательская отрасль всемирно признанной британской науки пребывала в самом бедственном положении. Издатели научной периодики главным образом славились своей неэффективностью и постоянным банкротством. Журналы, которые часто печатались на дешевой тонкой бумаге, расценивались научными обществами как едва ли не второсортная продукция. В британском химическом обществе наблюдалась многомесячная очередь ожидающих публикации статей, а типографские операции проводились за счет откупных Королевского общества.

Решение правительства заключалось в том, чтобы соединить почтенное британское издательство Butterworths (сегодня принадлежащее Elsevier) с известным немецким издателем Springer, чтобы опереться на опыт последнего. Таким образом,Butterworths научится получать прибыль от журналов, а британская наука будет печататься более быстрыми темпами. Максвелл уже создал свой собственный бизнес, помогая Springer переправлять научные статьи в Великобританию. Директора Butterworths, сами бывшие сотрудники британской разведки, наняли молодого Максвелла в качестве помощника управляющего компанией, а еще одного бывшего шпиона, Пола Росбауда (Paul Rosbaud), металлурга, который всю войну передавал нацистские ядерные секреты британцам через французское и голландское сопротивление — научным редактором.

Лучшего времени для такого рода начинания было не найти. Наука вот-вот должна была вступить в период беспрецедентного роста, из бессвязных любительских занятий состоятельных джентльменов превратившись в уважаемую профессию. В послевоенные годы она станет олицетворением прогресса. «Наука ждала своего часа. Ее нужно было вывести на авансцену, поскольку с ней связана большая часть наших надежд на будущее», — писал в 1945 году американский инженер и руководитель «Манхэттенского проекта» Вэнивар Буш в докладе президенту Гарри Труману. После войны правительство впервые выступило в качестве главного покровителя научных изысканий не только в военной сфере, но и через недавно созданные агентства, такие как Национальный научный фонд США, и стремительно разраставшуюся университетскую систему.

Когда в 1951 году Butterworths решил отказаться от зарождавшегося проекта, Максвелл предложил за акции Butterworths и Springer 13 тысяч фунтов стерлингов (около 420 тысяч фунтов стерлингов сегодня), что давало ему контроль над компанией. Росбауд остался на посту научного директора и назвал новое предприятие Pergamon Press, вдохновением для него послужила монета из древнегреческого города Пергамон, на которой была изображена богиня мудрости Афина. Ее-то они и взяли за основу для логотипа компании — простой линейный рисунок, метко символизирующий знание и деньги одновременно.

В обстановке прилива наличных денег и оптимизма именно Росбауд был инициатором метода, приведшего Pergamon к успеху. По мере развития науки он понял, что для новых областей исследования потребуются новые журналы. Научные общества, традиционные создатели журналов, были громоздкими институтами, которые, как правило, отличались неповоротливостью и пребывали в плену неразрешимых внутренних споров о границах их области исследования. Росбауда не связывало ни одно из этих ограничений. Все, что ему нужно было сделать — убедить какого-нибудь видного академика в том, что их конкретной области нужен новый журнал, который представлял бы ее должным образом, и поставить этого человека во главе. Так Pergamon начал продавать подписки университетским библиотекам, у которых внезапно оказалось много свободных государственных денег.

Максвелл быстро смекнул, что к чему. В 1955 году он и Росбауд участвовали в Женевской конференции по мирному использованию атомной энергии. Максвелл арендовал офис возле места проведения конференции и ходил по семинарам и официальным мероприятиям, предлагая опубликовать любые статьи, которые ученые собирались представить, и обращаясь к ним с просьбой подписать эксклюзивные контракты на редактирование журналов Pergamon. Прочие издатели были шокированы его нахальной манерой. Даан Фрэнк (Daan Frank) из издательства North Holland Publishing (сегодня принадлежащего Elsevier) позднее сетовал на то, что Максвелл вел себя «нечестно», отбирая ученых без учета конкретного содержания.

По рассказам, алчный до наживы Максвелл в итоге оттеснил Росбауда. В отличие от бывшего скромного ученого Максвелл предпочитал дорогие костюмы и зализанные назад волосы. Преобразовав свой чешский акцент в страшно претенциозный дикторский басок, он выглядел и говорил в точности как тот магнат, которым мечтал быть. В 1955 году Росбауд сказал нобелевскому лауреату по физике Невиллу Мотту, что журналы были его любимыми маленькими «овечками», а сам Максвелл — библейским королем Давидом, который забивал их и выгодно продавал. В 1956 году дуэт распался, и Росбауд покинул компанию.

К тому времени Максвелл успел освоить бизнес-модель Росбауда и переделать ее на свой лад. Научные конференции, как правило, проходили скучновато, и никто не связывал с ними больших ожиданий, но когда Максвелл в тот год вернулся на Женевскую конференцию, он арендовал дом в Колонь-Бельрив, близлежащем живописном городке на берегу озера, где развлекал гостей вечеринками с выпивкой, сигарами и прогулками на яхте. Ученым еще никогда не доводилось видеть ничего подобного. «Он всегда говорил, что мы боремся с конкурентами не за объемы продаж, но за авторов, — сказал мне Альберт Хендерсон (Albert Henderson), бывший заместитель директора Pergamon. — Наше присутствие на конференциях имеет специфическую цель — нанять редакторов для новых журналов». Бытуют истории о вечеринках на крыше гостиницы Athens Hilton, о полетах на «Конкорде» в качестве подарка, о том, как ученые совершали морские прогулки по греческим островам на зафрахтованных яхтах, чтобы обсудить там план создания своих новых журналов.

К 1959 году Pergamon издавал 40 журналов; шесть лет спустя их число выросло до 150. Таким образом Максвелл серьезно обогнал своих конкурентов. (В 1959 году соперник Pergamon, Elsevier, имел всего десять журналов на английском языке, и компании понадобилось еще десять лет, чтобы довести их число до 50.) К 1960 году Максвелл мог позволить себе разъезжать на «Роллс-ройсе» с личным шофером и перебрался сам, а также перевез издательство из Лондона в роскошную усадьбу Хедингтон Хилл Холл в Оксфорде, где также находилось британское книжное издательство Blackwell's.

Научные общества, такие как Британское общество реологии, сообразив, что к чему, даже начали за небольшую регулярную плату отдавать в распоряжение издательского дома свои журналы. Лесли Иверсен (Leslie Iversen), бывший редактор Journal of Neurochemistry, вспоминает о щедрых ужинах, которыми Максвелл ублажал их в своем поместье. «Он был весьма импозантным человеком, этот предприниматель, — говорит Иверсен. — Мы ужинали и пили хорошее вино, а под конец он представлял нам чек на несколько тысяч фунтов для общества. Таких денег мы, бедные ученые, никогда не видывали».

Максвелл настаивал на пышных названиях для журналов — в них неизменно фигурировало слово «международный». Питер Эшби (Peter Ashby), бывший вице-президент Pergamon, в беседе со мной определил это как «пиар-трюк», однако в этом также отразилось глубокое понимание того, как изменились наука и отношение к ней общества. Сотрудничество и выход научной работы на международную арену стали новой формой престижа для исследователей, и во многих случаях Максвелл успевал завладеть рынком прежде, чем кто-то осознавал, что он существует.

Когда в 1957 году Советский Союз запустил «Спутник», первый искусственный спутник Земли, западные ученые ринулись догонять российских космических разработчиков и с удивлением обнаружили, что Максвелл уже в начале того десятилетия договорился об эксклюзивном англоязычном контракте на издание журналов Российской академии наук.

«Его интересовало все подряд. Я ехал в Японию — там у него оказывался американец, управляющий офисом. Я отправлялся в Индию — там тоже кто-нибудь сидел», — рассказывает Эшби. И международные рынки могли приносить чрезвычайно высокую прибыль. Рональд Сулески (Ronald Suleski), который руководил японским офисом Pergamon в 1970-е годы, говорил мне, что японские научные общества, отчаянно пытавшиеся опубликовать свои труды на английском языке, бесплатно предоставляли Максвеллу права на научные результаты своих членов.

В письме, посвященном 40-летию Pergamon, Эйичи Кобаяши (Eiichi Kobayashi), директор Maruzen, давнего японского дистрибьютора Pergamon, вспоминал о Максвелле так: «Каждый раз, когда я с удовольствием встречаюсь с ним, мне вспоминаются слова Ф.Скотта Фитцджеральда о том, что миллионер не заурядный человек».

Научная статья, по сути, стала единственным способом систематического представления науки в мире. (Как сказал Роберт Кили (Robert Kiley), глава отдела цифровых услуг в библиотеке Wellcome Trust, второго по величине в мире частного спонсора биомедицинских исследований, «мы тратим миллиард фунтов в год, а взамен получаем статьи».) Это главный ресурс нашей наиболее уважаемой сферы специальных знаний. «Публикация — это выражение нашей работы. Хорошая идея, беседа или переписка, пусть даже речь идет о самой блестящей личности в мире… ничего не стоит, пока вы ее не опубликуете», — говорит Нил Янг из NIH. Если вы контролируете доступ к научной литературе, это по большому счету равносильно контролю над наукой.

Успех Максвелла основывался на понимании природы научных журналов, к которому другие приходили лишь спустя многие годы. В то время как его конкуренты сетовали на то, что он выхолащивает рынок, Максвелл понимал, что на самом деле рынок не знает пределов. Новый The Journal of Nuclear Energy не отнимал хлеб у сотрудников журнала Nuclear Physics конкурентного голландского издателя. Научные статьи посвящены уникальным открытиям: одна статья не может заменить другую. Если появлялся новый серьезный журнал, ученые просто просили, чтобы их университетская библиотека оформила подписку и на него тоже. Если Максвелл создал в три раза больше журналов, чем его конкуренты, он и зарабатывал в три раза больше.

Единственным потенциальным ограничением было замедление государственного финансирования, но на это мало что указывало. В 1960-е годы Кеннеди финансировал космическую программу, а в начале 1970-х годов Никсон объявил «войну с раком», в то время как британское правительство при поддержке американцев разрабатывало собственную ядерную программу. Независимо от политического климата поток государственного финансирования науки не иссякал.

На первых порах Pergamon оказался в центре ожесточенных споров о том, насколько этично позволять коммерческим интересам проникать в якобы нестяжательный и избегающий прибыли мир науки. В письме 1988 года, посвященном 40-летию Pergamon, Джон Коулес (John Coales) из Кембриджского университета отметил, что изначально многие из его друзей «считали [Максвелла] величайшим злодеем, до поры избежавшим виселицы».

Однако к концу 60-х годов коммерческие публикации считались статус-кво, а издателей рассматривали как необходимых партнеров в деле продвижения науки. Pergamon дал толчок значительному расширению области научных изданий, ускорив процесс публикаций и представив их в более стильной упаковке. Опасения ученых в связи с передачей авторских прав отступали перед удобством ведения дел с Pergamon, тем блеском, который издательство давало их работе, и перед силой личности Максвелла. Ученые, казалось, пребывали в восторге от волка, которого впустили в дом.

«Это был человек из разряда „пальца в рот не клади", но мне он все равно нравился», — говорит Денис Нобл (Denis Noble), физиолог из Оксфордского университета и редактор журнала Progress in Biophysics & Molecular Biology. Максвелл нередко приглашал Нобла на деловые встречи к себе домой. «Там часто можно было застать вечеринку, неплохой музыкальный ансамбль, между его работой и личной жизнью не существовало барьера», — говорит Нобл. Затем Максвелл начинал поочередно угрозами и обаянием подталкивать его к тому, чтобы разделить выходящий два раза в год журнал на ежемесячное или двухмесячное издание, что соответственно привело бы к увеличению абонентских платежей.

Правда, в конечном итоге Максвелл почти всегда склонялся к мнению ученых, а последние все больше ценили его покровительство. «Должен признаться, что, быстро распознав его хищнические и предпринимательские амбиции, я тем не менее проникся к нему большой симпатией», — в 1988 году писал о первых годах своего издания Артур Барретт (Arthur Barrett), тогдашний редактор журнала Vacuum. И это чувство было взаимным. Максвелл с большим трепетом относился к своей дружбе с известными учеными, к которым магнат испытывал нехарактерное для него благоговение. «Он рано понял, что ученые жизненно важны. Он готов был исполнить любое их желание. Это сводило остальных сотрудников с ума», — говорил мне Ричард Коулман (Richard Coleman), который в конце 1960-х работал над выпуском журналов в Pergamon. Когда издательство стало объектом враждебной попытки поглощения, The Guardian в статье 1973 года сообщила, что редакторы журналов грозились скорее «уйти совсем», чем работать на другого президента компании.

Максвелл преобразил издательский бизнес, между тем повседневная научная работа оставалась прежней. Ученые продолжали нести свои работы главным образом в те журналы, которые лучше всего соответствовали их исследовательской области — а Максвелл был рад опубликовать любые исследования, которые его редакторы считали в достаточной мере серьезными. Однако в середине 1970-х годов издатели начали вмешиваться в практику самой науки, вступив на путь, который впоследствии сделает ученую карьеру пленником издательской системы и подчинит направление исследований бизнес-стандартам. Один из журналов стал символом этой трансформации.

«В начале моей карьеры никто не обращал особого внимания на то, где вас публикуют, но в 1974 году все изменилось с приходом Cell, — рассказывает мне Рэнди Шекман (Randy Schekman), молекулярный биолог из Беркли и лауреат Нобелевской премии. Cell (сегодня принадлежащий Elsevier) был журналом, запущенным Массачусетским технологическим институтом для того, чтобы подчеркнуть важность новой набиравшей влияние области молекулярной биологии. Его редактором был молодой биолог по имени Бен Левин (Ben Lewin), который интенсивно, даже с каким-то литературным азартом взялся за работу. Левин ценил длинные серьезные статьи, которые давали ответы на большие вопросы, часто являлись результатом многолетних исследований, которые в свою очередь предоставляли материал для многих статей по другим направления. И, нарушая традицию, согласно которой журналы являлись пассивными инструментами передачи научной информации, он отклонял гораздо больше статей, чем публиковал.

Таким образом, он создал площадку для научных блокбастеров, и ученые начали подгонять свою работу под его условия. «Левин был умный человек. Он понимал, что ученые очень тщеславны и хотели быть членами клуба избранных; Cell был „этим самым" журналом, и вам во что бы то ни стало нужно было опубликовать там статью, — говорит Шекман. — Я и сам не избежал этого давления». В итоге он отчасти опубликовал в Cell свой нобелевский труд.

Внезапно место публикации стало играть чрезвычайно важную роль. Другие редакторы тоже решили проявить напористость в надежде повторить успех Cell. Издатели также взяли на вооружение показатель под названием «импакт-фактор», изобретенный в 1960-е годы Юджином Гарфилдом, библиотекарем и лингвистом, для приблизительного расчета того, как часто статьи определенного журнала цитируются в других статьях. Для издателей это стало способом оценивать и рекламировать научный охват своей продукции.

Журналы новой формации с их акцентом на большие результаты попали на вершину этих новых рейтингов, а ученые, опубликовавшие свои работы в журналах с высоким «импакт-фактором», в качестве награды получали работу и финансирование. Почти в одночасье в научном мире была создана новая валюта престижа. (Гарфилд позднее сравнил свое творение с «ядерной энергией… палкой о двух концах»).

Трудно переоценить влияние, которое редактор журнала теперь мог оказывать на формирование карьеры ученого и направление самой науки. «Молодые люди все время говорят мне: „Если я не опубликуюсь в CNS [общая аббревиатура для Cell / Nature / Science, самых престижных журналов по биологии], я не смогу устроиться на работу"», — рассказывает Шекман. Он сравнивает погоню за изданиями с высоким рейтингом цитируемости с системой стимулов, такой же гнилой, как банковские бонусы. «Они во многом влияют на то, куда идет наука», — говорит он.

Так наука сделалась причудливым совместным предприятием ученых и редакторов журналов, где первые все чаще стремятся совершить открытия, которые могли бы произвести впечатление на последних. Сегодня, когда у ученого есть выбор, он почти наверняка отвергнет как прозаическую работу по подтверждению или опровержению результатов предыдущих исследований, так и десятилетнюю погоню за рискованным «прорывом», отдав предпочтение золотой середине: теме, которая пользуется популярностью у редакторов и с большей вероятностью обеспечит ему регулярные публикации. «Ученых побуждают проводить исследования, которые удовлетворяют этим требованиям», — сказал биолог и лауреат Нобелевской премии Сидней Бреннер (Sydney Brenner) в интервью в 2014 года, назвав такую систему «коррумпированной».

Максвелл понял, что теперь королями науки стали журналы. Но его по-прежнему занимало главным образом расширение, у него все еще было хорошее чутье на то, куда движется наука и какие новые области исследований он может колонизировать. Ричард Чаркин (Richard Charkin), бывший генеральный директор британского издательства Macmillan, который был редактором в Pergamon в 1974 году, вспоминает, как Максвелл на редакционном собрании размахивал одностраничным докладом Ватсона и Крика о структуре ДНК и заявлял, что будущее — за наукой о жизни с множеством крошечных вопросов, каждый из которых заслуживает своего собственного издания. «Я думаю, в том году мы запустили около ста журналов, — сказал Чаркин. — О, Господи!»

У Pergamon также появилась ветвь социальных наук и психологии. Судя по целой серии журналов, название которых начиналось с «Компьютеры и», Максвелл заметил растущее значение цифровых технологий. «Этому не было конца, — говорил мне Питер Эшби. — Оксфордский политехнический институт (ныне Университет Оксфорд Брукс) открыл факультет гостиничного бизнеса с шеф-поваром. Нам нужно было выяснить, кто глава факультета, и заставить его запустить журнал. И бац — вот вам Международный журнал гостиничного менеджмента».

К концу 1970-х годов Максвеллу также приходилось иметь дело с более переполненным рынком. «В то время я работал в Oxford University Press, — рассказывал мне Чаркин. — Мы вскочили от удивления и воскликнули: „Черт возьми, эти журналы приносят приличный доход!"» Между тем в Нидерландах Elsevier начал развивать свои англоязычные журналы, поглощая внутреннюю конкуренцию через серию приобретений и расширяясь со скоростью 35 журналов в год.

Как предсказывал Максвелл, конкуренция не снизила цены. Между 1975 и 1985 годами средняя цена журнала удвоилась. The New York Times сообщала, что в 1984 году подписка на журнал Brain Research стоила две с половиной тысячи долларов; между тем в 1988 году эта сумма перевалила за пять тысяч. В том же году Гарвардская библиотека потратила на научные журналы на полмиллиона долларов больше, чем то было запланировано бюджетом.

Время от времени ученые ставили под сомнение справедливость этого чрезвычайно прибыльного бизнеса, которому они бесплатно предоставляли свои труды, однако именно университетские библиотекари первыми осознали организованную Максвеллом рыночную ловушку. Библиотекари использовали университетские средства для покупки журналов от имени ученых. Максвелл прекрасно об этом знал. «В отличие от других профессионалов ученые не так хорошо разбираются в ценах главным образом потому, что тратят не свои собственные деньги», — сказал он в интервью 1988 года своему изданию Global Business. А поскольку не было возможности обменять один журнал на другой, более дешевый, продолжал Максвелл, «вечный финансовый двигатель» продолжал работать. Библиотекари стали заложниками тысяч мелких монополий. Теперь в год выходило более миллиона научных статей, и им приходилось покупать их все, какую бы цену ни назначали издатели.

С точки зрения бизнеса, можно было говорить о полной победе Максвелла. Библиотеки стали «захваченным» рынком, а журналы неожиданно сделались посредниками научного престижа — а это означало, что ученые не могли просто взять и отказаться от них, если бы появился новый метод обмена результатами. «Не будь мы такими наивными, давно бы признали нашу истинную позицию: поняли бы, что именно мы сидим наверху солидных денежных куч, которые умные люди со всех сторон пытаются разложить по своим кучкам», — писал библиотекарь Мичиганского университета Роберт Хубек (Robert Houbeck) в экономическом журнале в 1988 году. Тремя годами ранее несмотря на то, что финансирование науки пережило свой первый за несколько десятилетий многолетний провал, Pergamon сообщил о прибыли в 47%.

К тому времени Максвелл уже оставил свою победоносную империю. Склонность к стяжательству, приведшая к успеху Pergamon, также сподвигла его на множество эффектных, но сомнительных инвестиций, в том числе в футбольные команды Oxford United и Derby County FC, телевизионные станции по всему миру, а в 1984 году — в британскую газетную группу Mirror, которой он начал уделять все больше своего времени. В 1991 году, намереваясь приобрести New York Daily News, Максвелл продал Pergamon своему тихому голландскому конкуренту Elsevier за 440 миллионов фунтов (919 миллионов сегодня).

Многие бывшие сотрудники Pergamon по отдельности признавались мне, что, по их мнению, после сделки с Elsevier для Максвелла все закончилось, потому что Pergamon был компанией, которую он действительно любил. Спустя несколько месяцев он погряз в серии скандалов из-за растущих долгов, теневой бухгалтерской практики и подрывного обвинения американского журналиста Сеймура Херша (Seymour Hersh) в том, что он якобы являлся израильским шпионом, у которого был выход на торговцев оружием.

5 ноября 1991 года Максвелла нашли в море близ его яхты на Канарских островах. Мир был шокирован, и на следующий день конкурент Mirror, таблоид Sun, поставил занимавший всех вопрос. «Он упал… Он спрыгнул?» — так гласил заголовок. (Было еще третье предположение, что его столкнули).

Эта история на протяжении нескольких месяцев удерживалась на главных полосах британской прессы, росло подозрение, что Максвелл покончил жизнь самоубийством после того, как в ходе расследования выяснилось, что он украл более 400 миллионов фунтов стерлингов из пенсионного фонда Mirror для оплаты своих долгов. (В декабре 1991 года испанский следователь сделал заключение о несчастном случае). Догадкам не было числа: в 2003 году журналисты Гордон Томас (Gordon Thomas) и Мартин Диллон (Martin Dillon) опубликовали книгу, в которой утверждалось, что Максвелла убила «Моссад», чтобы скрыть его шпионскую деятельность. В то время как Максвелла уже давно не было в живых, начатый им бизнес процветал уже в новых руках, в ближайшие десятилетия ему предстояло достигнуть новых уровней прибыли и мировой власти.

Если гений Максвелла рос вширь, то гений Elsevier переживал период консолидации. С приобретением каталога Pergamon, насчитывавшего 400 единиц, в руках компании оказалось более тысячи научных журналов, и она на тот момент считалась самым крупным научным издателем в мире.

Бывший генеральный директор Macmillan Чаркин вспоминает, как во времена слияния говорил генеральному директору Elsevier Пьеру Винкену (Pierre Vinken), что Pergamon — зрелый бизнес и Elsevier за него переплачивает. Но Винкен был полностью уверен в том, что делает. Чаркин вспоминает: «Он сказал: „Вы не представляете, насколько выгодны эти журналы с того момента, когда уже ничего не надо делать.

Когда вы создаете журнал, то тратите время на подбор хорошей редколлегии, вам приходится их обхаживать, приглашать на обеды. Потом вы выводите журнал на рынок, и ваши агенты по сбыту отправляются искать подписчиков, это медленный и трудный процесс, а вы стараетесь сделать журнал максимально качественным. Вот что происходило в Pergamon. И вот мы его покупаем и перестаем всем этим заниматься, а наличные деньги просто плывут нам в руки, сложно поверить, насколько это замечательно". Он был прав, а я ошибался».

К 1994 году, спустя три года после приобретения Pergamon, Elsevier повысил свои цены на 50%. Университеты жаловались, что их бюджеты трещат по швам — американское издательство Publishers Weekly сообщало, что библиотекари называют это «машиной конца света» для их отрасли — и впервые они начали отказываться от подписки на менее популярные журналы.

В то время поведение Elsevier казалось самоубийственным. Он навлекал на себя гнев собственных клиентов как раз тогда, когда интернет вот-вот должен был предложить им бесплатную альтернативу. В статье Forbes за 1995 год рассказывается о том, как ученые делились результатами на первых появившихся тогда веб-серверах, и спрашивается, станет ли Elsevier «первой жертвой интернета». Но как всегда издатели понимали рынок лучше, чем ученые.

В 1998 году Elsevier представил свой проект для эпохи интернета, который получил название «The Big Deal». Он предлагал электронный доступ к спецпакетам, включавшим сотни журналов одновременно: ежегодно университет должен платить установленную цену. Согласно докладу, основанному на запросах о свободном доступе к информации, счет Корнеллского университета в 2009 году составлял почти два миллиона долларов — и каждый студент или профессор мог загрузить любой журнал, который они хотели, на веб-сайте Elsevier. Университеты подписывались в массовом порядке.

Те, кто предсказывал крах Elsevier, полагали, что ученые, экспериментирующие с распространением своих трудов бесплатно онлайн, будут медленно вытеснять журналы Elsevier, заменяя их по одному за раз. В ответ Elsevier создал переключатель, который объединил тысячи маленьких монополий Максвелла в одну настолько гигантскую, что, подобно базовому ресурсу — к примеру, водо- или электроснабжению — университетам нельзя было без нее обойтись. Платишь — и научные лампочки горят, не платишь — и до четверти всей научной литературы не доступно. В руках крупнейших издателей сосредоточилась огромная власть, и прибыль Elsevier начала очередной крутой подъем, который к 2010 году привел компанию к миллиардным доходам. В 2015 году Financial Times окрестил Elsevier «бизнесом, который интернет не смог убить».

Сегодня издатели так крепко обвились вокруг различных органов научного тела, что от них уже никак не отделаешься. В докладе за 2015 год исследователь в области информатики из Монреальского университета Винсент Ларивьер (Vincent Larivière), показал, что Elsevier владеет 24% рынка научных журналов, в то время как старый партнер Максвелла Springer и его соперник Wales-Blackwell контролировали около 12% каждый. На эти три компании приходилась половина рынка. (Представитель Elsevier, знакомый с докладом, сказал мне, что, по их собственным оценкам, они публикуют только 16% научной литературы.)

«Несмотря на проповеди, которые я читаю по этой теме по всему миру, кажется, что журналы не теряют своей актуальности, скорее — напротив», — сказал мне Рэнди Шекман (Randy Schekman). Именно это влияние, а не столько прибыль, способствовало распространению системы, и это больше всего разочаровывает ученых сегодня.

Elsevier утверждает, что главная цель компании — облегчить работу ученым и другим исследователям. Представитель Elsevier отметил, что в прошлом году компания получила 1,5 миллиона рукописей и опубликовала 420 тысяч; 14 миллионов ученых доверяют Elsevier публикацию результатов своих изысканий, и 800 тысяч ученых на добровольных началах тратят свое время, чтобы помочь им с редактированием и экспертной оценкой. «Мы помогаем исследователям повышать продуктивность и эффективность их работы, — сказала мне Алисия Уайз (Alicia Wise), старший вице-президент глобальных стратегических сетей. — И тем самым приносим пользу научно-исследовательским институтам, а также спонсорам научных исследований, таким как правительства».

На вопрос, почему так много ученых критически относится к издателям журналов, Том Реллер (Tom Reller), вице-президент Elsevier по корпоративным отношениям, ответил так: «Не нам говорить о заинтересованности других. Мы смотрим на цифры [число ученых, которые доверяют Elsevier результаты своих исследований], и это свидетельствует о том, что мы хорошо справляемся со своими задачами». Отвечая на вопрос о критике в адрес бизнес-модели Elsevier, Реллер написал по электронной почте, что эти критические замечания не учитывают «все, что издатели делают с целью повысить ценность — помимо взносов, которые приносит финансирование государственного сектора». По его словам, именно за это они и взимают плату.

В некотором смысле то, что научный мир, кажется, неизбежно подчинен силе притяжения издательской отрасли, нельзя вменить в вину какому-то конкретному издателю. Когда правительства, в том числе правительства Китая и Мексики, предлагают финансовые премии за публикацию в журналах с высоким рейтингом цитируемости, они не отвечают требованиям кого-либо из издателей, но преследуют выгоды, предоставляемые чрезвычайно сложной системой, которая вынуждена сочетать утопические идеалы науки с коммерческими целями издателей, в чьих руках она находится. («Мы, ученые, мало задумываемся о воде, в которой плаваем», — сказал мне Нил Янг).

С начала 2000-х годов ученые отстаивают альтернативу подписке, носящую название «открытый доступ». Это решает проблему уравновешивания научных и коммерческих императивов путем простого удаления коммерческого элемента. На практике это обычно выливается в форму онлайн-журналов, на которые ученые вносят предоплату, чтобы покрыть затраты на редактирование, которая затем гарантирует свободный доступ к их работе всем желающим на неограниченный срок. Но несмотря на поддержку ряда крупнейших мировых финансовых агентств, в том числе Фонда Гейтса и Wellcome Trust, только около четверти научных статей находятся в свободном доступе на момент их публикации.

Идея о том, что научные исследования должны быть в свободном доступе для всех пользователей — это резкое отклонение от существующей системы, даже угроза ей — ведь она полагается на способность издателей ограничивать доступ к научной литературе, чтобы сохранять ее чрезвычайную прибыльность. В последние годы наиболее радикальная оппозиция нынешнему положению дел объединилась вокруг спорного сайта под названием Sci-Hub — своего рода Napster для науки, который позволяет каждому бесплатно скачивать научные работы. Его создатель, Александра Элбакян из Казахстана, скрывается от властей, в США ее обвиняют в хакерстве и нарушении авторских прав. Недавно Elsevier получил против нее судебный запрет на сумму 15 миллионов долларов (максимальная допустимая сумма).

Элбакян — неисправимая мечтательница. «Наука должна принадлежать ученым, а не издателям», — сказала она мне по электронной почте. В своем письме в суд она ссылается на статью 27 Всеобщей декларации прав человека ООН, в которой говорится о праве «делиться научными достижениями и пользоваться их преимуществами».

Какова бы ни была судьба Sci-Hub, похоже, неудовлетворенность нынешней системой растет. Но история показывает, что ставки против издателей научной литературы — рискованный шаг. В конце концов Максвелл еще в 1988 году предсказывал, что в будущем останется лишь горстка влиятельных издательских домов и что в цифровую эпоху они будут заниматься своим делом без затрат на печать, что приведет к почти «чистой прибыли». Это очень похоже на тот мир, в котором мы живем сегодня.

Великобритания > Образование, наука > inosmi.ru, 24 июля 2017 > № 2254431


Китай > Образование, наука > russian.china.org.cn, 24 июля 2017 > № 2253224

Китайское океанское научно-исследовательское судно нового поколения "Кэсюэ" сегодня вышло из Сямэня для выполнения научно-исследовательских задач в рамках второго этапа комплексных исследований в Южно-Китайском море по стратегическому первоочередному спецпроекту Академии наук Китая "Обмен материей и энергией в морских системах ключевых тропических районов на западе Тихого океана".

Старший исследователь данной экспедиции Сунь Сун рассказал, что в рамках второго этапа экспедиции будет проведено дальнейшее тестирование характеристик самостоятельно разработанного Китаем автономного подводного робота "Таньсо", который также будет вести согласованную работу с беспилотным глубоководным аппаратом "Фасянь". В то же время на борту аппарата "Фасянь" для тестированя надежности будет находиться самостоятельно разработанный Китаем рамановский спектрометр и глубоководный спускаемый аппарат точного сброса, способный передать ученым морские физические и химические параметры с точным местоположением, а также заснять биологическую активность на морском дне.

"Ряд самостоятельно изготовленного Китаем оборудования для океанографических исследований впервые будет согласованно работать с единой площадки, предоставит ученым трехмерную и систематическую информацию и данные для комплексного анализа" , -- сказал Сунь Сун.

Согласно планам, экспедиция будет полностью завершена 3 августа.

Китай > Образование, наука > russian.china.org.cn, 24 июля 2017 > № 2253224


Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука > comnews.ru, 21 июля 2017 > № 2252051

Для киберспорта предложили создать факультет

Мария Андреева

Заместитель председателя комитета Госдумы по образованию и науке Борис Чернышов (ЛДПР) обратился в четверг к вице-премьеру Виталию Мутко и министру образования и науки Ольге Васильевой с предложением рассмотреть вопрос о создании в одном из отраслевых вузов РФ факультета киберспорта - вида соревнований с использованием компьютерных технологий.

Об инициативе создания в России факультета киберспорта сообщило вчера информационное агентство ТАСС. "В связи с тем, что киберспорт в России стал официально признанным видом спорта и вышел на один уровень с такими спортивными дисциплинами, как футбол или хоккей, предлагаю рассмотреть вопрос о создании факультета компьютерного спорта в одном из отраслевых вузов РФ", - приводит слова Бориса Чернышева агентство ТАСС. Он считает, что такой факультет откроет новые возможности для дальнейшего развития этой сферы спортивной деятельности.

По его словам, занятия киберспортом улучшают интеллектуальные способности человека, тренируют логику и память, создают адаптацию к психологической нагрузке. Кроме того, добавил депутат, создание в России соответствующего факультета позволит воспитать поколение профессиональных киберспортсменов, которые в дальнейшем смогут отстаивать честь нашей страны на различных международных соревнованиях, в том числе, возможно, и на Олимпийских играх.

Начать прием на факультет киберспорта депутат предлагает уже в этом учебном году.

"Думаю, открытие факультета киберспорта не только добавит популярности этому виду спортивной деятельности, но и привлечет туда массу желающих", - считает Борис Чернышев.

Начальник Департамента молодежной политики Санкт-Петербургского национального исследовательского университета информационных технологий, механики и оптики

(Университет ИТМО), председатель студенческого спортивного клуба "Кронверкские барсы" Евгений Раскин положительно оценивает инициативу Бориса Чернышова.

Он отметил, что в России уже есть вузы, где готовят магистров по данному направлению. "Мы даже обсуждали подобный вопрос с нашей секцией киберспорта и преподавателями кафедры физического воспитания и валеологии. Правда, речь шла не о факультете, а пока о кафедре киберспорта. Данное направление становится все более популярным, причем, не только в России, но и в мире", - рассказал корреспонденту ComNews Евгений Раскин.

При этом он не считает, что эта инициатива поможет решить кадровый вопрос в ИТ-отрасли. "Киберспорт, все-таки, больше относится к физической культуре, к педагогике и подготовке спортсменов. Однако я уверен, что появление подобных факультетов или кафедр поможет повысить интерес молодежи к ИТ-специальностям, в частности, связанным с созданием компьютерных игр", - отметил представитель ИТМО.

В разговоре с корреспондентом ComNews Евгений Раскин сказал, что Университет ИТМО был бы не против стать площадкой для открытия такого факультета.

"Если подразумевать под киберспортом не только обучение спортсменов, но и разработку компьютерных игр, то это направление в Университете ИТМО развивается уже несколько лет", - отметил он. Так, в прошлом году на базе Научно-исследовательского института наукоемких компьютерных технологий Университета ИТМО был запущен игровой акселератор Game Core, который объединил студенческие сообщества по разработке компьютерных игр. Что касается подготовки спортсменов, то с 2014 года на базе спортивного клуба университета "Кронверкские барсы" развивается направление киберспорта. "Думаю, что в обозримом будущем это перерастет в нечто большее - оформится в профильную кафедру или факультет", - резюмировал Евгений Раскин.

Сооснователь компании GamerStadium и глава компании CloverEstate Андрей Комогоров считает, что проигнорировать мощный тренд, конечно, было бы совсем глупо. "Вот только не очень понимаю почему один и почему именно факультет киберспорта. Возможно стоит присмотреться к существующим платным действительно актуальным и однозначно полезным образовательным программам, которых очень много в Москве. Объединить их в понятные и нужные с точки зрения важных именно сейчас знаний курсы, например, простейшие медиакоммуникации. Предложить результат этой работы всем вузам в виде обучающего сертифитированного государством софта, ввести обязательную аккредитацию по этим программам для каждого вуза, чтобы обучение было качественным и доступным. Тогда инициатива будет эффективной", - считает Андрей Комогоров.

Говоря о том, повлияет ли появление такого факультета в России на грамотность молодежи в ИТ-отрасли, Андрей Комогоров пояснил, что киберспорт – это традиционные соревнования по четырем основным дисциплинам (играм), и большая часть даже профессиональных киберспортсменов ничего общего с образованием в ИТ не имеют. Но сама по себе тематика достаточно близка.

Андрей Комогоров рассказал корреспонденту ComNews, что первая Академия киберспорта была открыта в Малайзии несколько лет назад. В России попытки открыть факультет кибеспорта предпринимали Высшая школа экономики в Москве и Вятский государственный университет в Кирове.

Президент "Руссофт" Валентин Макаров заметил в разговоре с корреспондентом ComNews, что детей нужно напротив, отвлекать от компьютерных игр. "Киберигры сродни наркотикам, они создают у людей с предрасположенностью к ним зависимость и азарт. Это мало отличается от азартных игр, также к ним надо и подходить законодателям", - отметил Валентин Макаров.

Он считает, что в ИТ-мире существует много соревнований между студентами и между профессионалами. Победители различных чемпионатов по программированию и призеры становятся ведущими сотрудниками известных российских компаний, предлагают конкурентные продукты на мировом рынке и создают славу российского ИТ. "Вот такой спорт и надо поддерживать", - резюмировал президент "Руссофт".

Напомним, что в прошлом году Минспорта РФ включило компьютерный спорт в реестр официальных видов спорта страны. В конце июня этого года стало известно, что комиссия Минспорта РФ по аккредитации общероссийских федераций приняла решение выдать аккредитацию Федерации компьютерного спорта России. Это даст организации официальное право заниматься развитием киберспорта в стране, проводить всероссийские соревнования и присуждать спортивные звания.

Весной этого года компания PayPal в сотрудничестве с SuperData провела исследование текущего состояния индустрии киберспорта в регионе EMEA (Europe, the Middle East and Africa). По результатам анализа рынка соревновательных видеоигр в 12 странах (Великобритании, Венгрии, Греции, Италии, Испании, Нидерландах, Польше, России, Чехии, Франции, Швеции, а также в Израиле) удалось оценить нынешнее состояние и дать прогноз развития индустрии киберспорта на ближайшие два года.

Результаты исследования свидетельствовали о том, что рынок киберспорта в EMEA стремительно набирает обороты, и уже сегодня рост его аудитории за 2017 год прогнозируется на уровне около 20%. Аналитики SuperData считают, что далее рост замедлится и в 2018 году составит чуть более 13%. По их оценкам оборот рынка киберспорта в исследованных странах к концу 2017 года превысит $321 млн, а по итогам 2018 года составит более $345 млн.

Генеральный продюсер "Матч ТВ" Тина Канделаки, выступая на форуме "Цифровая индустрия промышленной России–2017" (ЦИПР), также приводила финансовые показатели развития киберспорта на глобальном рынке. Он отмечала, что в 2017 году объем рынка киберспорта превысит $1 млрд, в 2019 году этот показатель достигнет $1,2 млрд. При этом с 2017 года по 2019 год аудитория этого вида спорта увеличится на более чем 60 млн человек. Тина Канделаки отмечала, что в настоящее время лидирующую позицию в развитии данного вида спорта занимает рынок Азии – более 300 $млн, на втором и третьих местах Северная Америка и Европа – более 260 $млн.

Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука > comnews.ru, 21 июля 2017 > № 2252051


Россия > Транспорт. Образование, наука > morflot.ru, 20 июля 2017 > № 2252976

Стартовала экспедиция Плавучего университета на Лене

В речном порту Якутска 20 июля состоялся cтарт проекта Якутского отделения Русского географического общества «Плавучий университет на реке Лене» на теплоходе "Капитан Горовацкий".

На судне, принадлежащем ФБУ «Администрация Ленского бассейна», экспедиционная группа с участием научных работников, школьников, студентов и аспирантов, отправится исследовать реку Лену по маршруту Якутск – залив Неелова – Якутск.

Среди участников экспедиции старшина группы ВП-31 Якутского института водного транспорта ФГБОУ ВО "Сибирский государственный университет водного транспорта» Галина Матюшина. Она является председателем военно-патриотического кружка «Одиссей» и председателем Совета курсантов и студентов. Для студентов СГУВТ экспедиция - это прекрасная возможность, позволяющая работать с лучшими специалистами Республики Саха (Якутия) в рамках научной программы проекта "Проведение комплексного исследования состояния берегов и водоохранной зоны р. Лены, а также развивать собственные знания и навыки по выбранной специальности "Эксплуатация внутренних водных путей".

В научной программе экспедиции три темы:

- Проведение комплексного исследования состояния берегов и водоохранной зоны р. Лены;

- Малая родина: ретроспектива местной истории;

- Речные люди: антропология прибрежных сел.

Жители населенных пунктов по пути следования Плавучего университета смогут получить информацию по экологической обстановке в районе своих поселений, ознакомятся с основными положениями нормативно-правовых актов в области водо-, земле-, лесопользования, получат возможность поделиться своими краеведческими знаниями и поставить перед учеными новые задачи исследований объектов природного, историко-культурного наследия на территории населенного пункта.

Досье:

В реализации грантового проекта Русского географического общества «Плавучий университет на реке Лене» принимают участие: Отделение РГО в РС(Я), Администрация Ленского бассейна внутренних водных путей (ФБУ «Администрация Ленского бассейна»), Северо-Восточный федеральный университет им. М.К. Аммосова, Министерство охраны природы РС(Я), ГКУ РС(Я) «Служба спасения Республики Саха (Якутия)», Академия наук РС(Я), Институт мерзлотоведения им. П.И. Мельникова СО РАН, Институт гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера, Управление Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (Роспотребнадзор) по Республике Саха (Якутия), Администрация Кобяйского улуса РС(Я), Администрация Жиганского улуса РС(Я), Администрация Булунского улуса РС(Я), Булунское местное отделение РГО.

В экспедиционных работах, проводимых в двух направлениях: Хангаласский отряд (Летняя эколого-географическая школа "Ленские столбы") с 22 июля по 31 июля и Булунский отряд на теплоходе "Капитан Горовацкий" по маршруту Якутск-Тикси-Якутск с остановками в Намском, Кобяйском, Жиганском и Булунском улусах с 20 июля (примерная длительность - 1 месяц в зависимости от погодной обстановки), участвуют 35 человек: 12 тьюторов (наставников), 22 слушателя, 1 фельдшер-спасатель, 1 журналист. В качестве тьюторов задействованы ученые из научных институтов республики (географы, мерзлотоведы, историки, почвовед, геолог), преподаватели СВФУ (кафедра географии ИЕН СВФУ и ТИ СВФУ). Слушателями курсов проекта являются 17 студентов СВФУ, 1 магистрант-выпускник СВФУ 2017 года, 1 выпускница МГУ 2017 года и один иностранный исследователь.

В рамках научных программ будут определяться характерные русловые формы; геологическое строение участков размыва берегов; изменение растительного и почвенного покрова водоохранных зон; производиться отбор проб почво-грунта, льда, воды, съемка участков работ с использованием беспилотника и площади активизации мерзлотных процессов, размеров термопросадок и подземных льдов; выявляться неизвестные архивные документы, музейные экспонаты по истории рыбной промышленности в годы Великой Отечественной войны; выявляться и изучаться архаические и привнесенные новые пласты в традиционной культуре «аласных» и «таежных» жителей; создаваться электронная база устной и визуальной истории народов Якутии в научно-образовательном центре исторического факультета СВФУ и на сайте Отделения РГО в РС(Я).

Реализация проекта даст мультипликативный эффект для развития научных исследований, подготовки молодых специалистов и научных кадров, популяризации географических знаний среди населения республики. Кроме научных и образовательных задач, в проекте планируется проведение фельдшером-спасателем ГКУ РС(Я) «Служба спасения РС(Я)» мастер-класса для местных жителей по оказанию первой помощи и безопасности жизнедеятельности при чрезвычайных ситуациях, руководство научно-исследовательской работой школьников, а также совместный с РЦЭТАО, ФАИС РС(Я), Департаментом по охране объектов культурного наследия РС(Я), общественным советом федерального проекта “Историческая память”, жителями Хангаласского улуса проект “Чистые скалы” по очистке Ленских столбов от вандальных надписей.

Россия > Транспорт. Образование, наука > morflot.ru, 20 июля 2017 > № 2252976


Россия > Образование, наука > ras.ru, 20 июля 2017 > № 2250353

«А чего это в России все есть?» Кандидат в президенты РАН Валерий Черешнев рассказывает о своей предвыборной программе

Кандидат в президенты РАН Валерий Черешнев рассказывает о своей предвыборной программе

Какие изменения ждут Российскую академию наук, как следует строить отношения с властью и какие законы нужны Академии, в интервью Indicator.Ru рассказал кандидат в президенты РАН академик Валерий Черешнев.

— Валерий Александрович, расскажите о своей программе.

— Для начала я хотел бы отметить, что закончен первый этап реформы РАН и главный вопрос теперь — «Куда мы пойдем дальше?». Мы видим, что правило «двух ключей» не всегда работает. Нам хотелось бы знать, что думают те, кто затевал реформу, что думает власть, сама Академия. Конечно, ученые сами понимают, чем в первую очередь следует заниматься, особенно в сфере фундаментальной науки. Но хотелось бы четко согласовать, какие из приоритетных задач, которых порядка десяти — и персонализированная медицина, и цифровые технологии, и гуманитаризация общества, и проблемы безопасности, — будут главными, первоочередными для комплексного междисциплинарного исследования в ближайшие годы.

Второй вопрос связан с финансированием. Мы все время говорим, что нельзя «размазывать» деньги тонким слоем, но, с другой стороны, мы такая страна, где нельзя сосредоточиться только на одной области исследований. Нам приходится идти широким фронтом. При этом финансирование не может быть одинаковым для всех областей исследования, есть вещи более актуальные, есть менее актуальные. Жизнь показывает, что нашей стране надо всегда быть в курсе основных прорывных технологий, научных открытий. У нас должна быть, например, своя программа по созданию компьютеров, своя роботизация. Мы так устроены геополитически, что должны во всех сферах надеяться на себя. У нас огромные территории и огромные запасы, а в мире все истощается, и остальные страны смотрят на нас и думают: «А чего это в России все есть?» Наши предки оставили богатейшее наследство, нам сейчас надо научиться осваивать и защищать его, взаимовыгодно общаться со всем миром. Поэтому наука должна идти широким фронтом.

— Если вас изберут, то какие первые шаги вы предпримете?

Мы проанализировали недочеты реформы РАН. Если меня изберут, предстоит очень многое решить в том числе и на законодательном уровне. Нужно, чтобы был четкий подход к фундаментальным исследованиям и главному участнику этих процессов — РАН. В законодательстве Академия должна быть определена как всероссийская главная научная организация, и ее роль не должна сводиться к некоторому органу по координации и подготовке рекомендаций.

Надо законодательно разделить сферу влияния ФАНО и сферу влияния Академии на государственный сектор фундаментальных исследований. Ведь получается, что, в соответствии с 253-м федеральным законом, функции учредителя, правообладателя имуществом, распорядителя бюджетными средствами учреждений РАН, РАМН и РАСН передано ФАНО. Получается, что именно ФАНО определяет политику, направления исследований, занимается собственностью, имущественным комплексом. Академия наук занималась этим 300 лет, а теперь от всего отстранена, с ней могут только посоветоваться. Учредитель — это хозяин!

— Но ведь в законе говорится о том, что РАН, а не ФАНО определяет научно-методическое руководство всех научных организаций.

— В законе написано: научно-методическое руководство «научной и научно-технической деятельностью научных организаций и образовательных организаций высшего образования». Но что под этим конкретно подразумевается и каков механизм реализации этой работы? Какой статус руководителя научно-методической деятельности, где соответствующие ресурсы? Чтобы эту работу выполнить, нужны научные коллективы, ученым за работу необходимо платить, необходимо оборудование и т. д. Есть Министерство образования и науки, есть Академия наук. Академия всегда занималась фундаментальными научными исследованиями, знает все свои институты, 13 тематических отделений и три региональных. Все четко знают, кто за какие вопросы отвечает, с кем координировать работу. Академия наук, конечно, может дать методические рекомендации, но как она будет общаться со всеми институтами и вузами? 1500 вузов, более 1000 научных учреждений… Как Академия наук с ними будет управляться, фактически не имея реальных возможностей для реализации своих полномочий?

— Многие упрекают Академию в том, что три года были потрачены зря. Я недавно брала интервью у академика Трубникова, который сейчас заместитель министра образования и науки. Он сказал, что многие академики, вместо того чтобы заниматься наукой и предлагать какие-то программы и проекты, получать под это финансирование, вступили в ожесточенную борьбу с ФАНО. И три года они занимались не наукой, а тем, что согласовывали отдельные формулировки в нормативных актах. По его словам, это сильно подкосило Академию, ее авторитет. Что вы об этом думаете?

— Сразу могу сказать: формулировки в правовых актах «дорого стоят», и шла не борьба, а согласование, поиск оптимального решения. Если обратиться к периоду рассмотрения закона о РАН, то многие не услышали Академию. Когда выходил закон о реформе РАН, были протесты, демонстрации, митинги. В один день слили все три академии: РАН, РАМН и РАСХН. Организовали ФАНО, им отдали все 600 институтов РАН, около ста институтов Академии медицинских наук, 250 институтов Сельхозакадемии… Нас не спрашивали, сказали только, что нужно принять закон. «Теперь вы подчиняетесь ФАНО, вот познакомьтесь», — это мы услышали от власти.

С Академией чего только не делали при Ленине и Хрущеве, но даже тогда так не поступали! В первом варианте закона вообще предлагалось ликвидировать РАН.

— Тем не менее закон был принят и Академия должна жить по нему. Сейчас принят другой, не менее важный документ — Стратегия научно-технологического развития. РАН участвует в ее реализации. Как она должна это делать, на ваш взгляд?

Во-первых, нужно перестраивать наш организационный аппарат. К каждому положению Стратегии, в том числе и в региональных отделениях, [нужно] подходить очень внимательно, рассматривать «под микроскопом», чтобы мы не просто так деньги разбрасывали. Если мы хотим что-то создать, будь то сотовый телефон или изделие для «оборонки», надо не распылять деньги, а прежде всего решить вопросы кадрового обеспечения научно-технологических исследований, производственного освоения новых технологий. Мы должны иметь законодательно обеспеченные меры стимулирования негосударственных структур, осваивающих РИД (результаты интеллектуальной деятельности, — прим. Indicator.Ru).

У нас примерно 20 министерств и ведомств распределяют деньги на науку, решая общегосударственные и свои отраслевые интересы. При этом координация «интересов», единая система управления научно-технологического развития в должной мере не налажена. Подводят итоги только три: Минобрнауки, Министерство промышленности, Министерство экономики. РАН не располагает необходимой информацией о работах отраслевых институтов, поскольку они Академии не подчиняются. Если Академия отвечает за научно-методическое руководство во всей стране, то надо выстраивать четкую систему ее полномочий в сфере научно-технологического развития. РАН должна прогнозировать, осуществлять мониторинг реализации тех либо иных научных разработок, отслеживать, не идет ли дублирование исследований у разных ведомств. И здесь должно быть четкое понимание, что без должного бюджетного финансирования науки Академии эти вопросы неразрешимы.

— Как планируете участвовать в Национальной технологической инициативе НТИ?

— В НТИ есть девять направлений, в каждом работают представители РАН. Для академиков придумали сквозные технологии, в основном они связаны с роботизацией, и так называемые технологические барьеры, которые могут помешать реализовать эти девять проектов. Академия наук должна изучать, что может помешать внедрению, допустим, качественной еды и ее быстрой доставки. Совместно с Институтом питания и другими профильными институтами нужно исследовать, сколько еда может храниться в зимних условиях, в летних условиях, что может помешать доставке в России.

Вот эти две задачи НТИ в данном конкретном направлении стоят перед Академией наук. На недавнем заседании президиума РАН мы обсуждали, какие институты могут подключаться. В Агентстве стратегических инициатив (АСИ) работают толковые молодые ребята. Но все они – компьютерщики, программисты. Они только планируют, нашли не занятые «ниши», начиная с 2025 года по каждому направлению, определили годовой объем финансирования. Ту же задачу могли поставить и напрямую перед Академией. Но решили все делать через АСИ. А какой продукт у агентства, что они такого сделали? Есть ли у Агентства стратегических инициатив результаты глобального масштаба?

— Пока в кулуарах говорят, что нет.

— Вот об этом и речь! У вас в кулуарах говорят, а у нас на Президиуме спрашивают, что сделано и где посмотреть, как работает.

— Как вы планируете увеличивать финансирование Академии?

— Прежде всего объем бюджетного финансирования определяется «стоимостью» задачи, которую решает тот либо иной субъект.

У меня есть опыт работы в Думе, мы рассматривали и приняли два закона по научным национальным исследовательским центрам – Курчатовскому институту и Институту Жуковского. Им разрешили все необходимое для активной деятельности с учетом решения поставленных государственных задач. Мы просим сделать такой же закон по Академии наук, а не «вставлять» в разрабатываемый проект федерального закона «О науке, научно-технической и инновационной деятельности». В рамочном законе об Академии наук нужно прямо написать, что она является высшей всероссийской научной организацией, может быть наделена правами учредителя институтов наравне с другими учредителями. Надо тесно взаимодействовать с высшей школой, а принятый федеральный закон об интеграции науки и образования должен получить развитие с учетом правоприменения и современности. Нужно увеличивать финансирование Академии.

Нам нужно также принимать закон о научной, научно-технической экспертизе. В Думе уже три раза не проходит закон, который мы подавали. Есть очень подробный закон о судебно-медицинской экспертизе: сколько материала забирать, в чьем присутствии, как его доставлять – все расписано. В отношении научной, научно-технической экспертизы такого нет. К примеру, нас просят дать экспертную оценку проекту «Освоение Ханты-Мансийского округа». А там газопроводы, тундра, олени, чье поголовье уменьшилось в десять раз. Мы запрашиваем экспертизу у специалистов по нефти и газу, химиков, материаловедов, так как надо понимать, какие для нефте- и газопроводов использовать трубы, какие повлияет реализация проекта на экологические условия и т.д. Эксперты должны работать по единым государственным правилам, отношения между субъектами научно и научно-технической экспертизы должны быть едины.

И сейчас непонятно, из каких средств все это финансировать. ФАНО выдает институтам на год задание. У Академии годовой бюджет 4 миллиарда, у ФАНО – 82,9. Причем, у Академии половина денег – на выплату коммуналки и зарплату, а половина – на программу фундаментальной науки. А экспертиза, как правило, вещь внеплановая. В итоге на нее денег не остается. И в то же время, без экспертизы практически невозможно принять правильное решение. Почему-то забывают или умалчивают о том, что экспертиза проводится платно за счет заказчика и сама позволяет зарабатывать деньги.

— Сейчас активно обсуждают правила выборов президента РАН. Что думаете о согласованиях, кворуме в 50% и снятии ограничений по числу кандидатов?

— Хорошо, что убрали формулировку «не более трех». Важно, чтобы был выбор. В советские времена у Академии были выдающиеся президенты – Келдыш, Комаров, Капица, Александров. Кандидатуры тщательно отбирали и все были довольны выборами. Была мощная кадровая политика, Политбюро, отдел науки при ЦК КПСС. В течение нескольких месяцев шел тщательный отбор по деловым, профессиональным признакам.

Ученые добились того, чтобы выбирать президента Академии самим. Выбрали Карпинского, затем его переизбирали пять или шесть раз с 1917 до 1936 года. После Карпинского, с 1936 по 1945 год президентом был Комаров. До 1934 года Академия так и в Петербурге — Ленинграде. Уже правительство переехало в Москву, а Академия только в 1934 году перебралась на Ленинский, 14, в Нескучный сад, в загородный дом Прокофия Демидова.

Сталин лично занимался согласованием кандидатов на пост президента Академии. Он изучал не только информацию об ученом, но учитывал мнения ученых и задачи государства.

Это говорит и о том, что при всей полноте власти за всю историю Академии руководство страны слушало, слышало ученых, знала их проблемы, проблемы и задачи государства и понимало необходимость науки для государства.

— Валерий Александрович, если вернуться к вашей программе, то в ней есть пункт о популяризации науки. Сегодня в СМИ много новостей о достижениях и открытиях в вузах. Как вы планируете, если будете избраны, заниматься популяризацией деятельности академических институтов?

— Конечно, куда же без этого! Уже разработана целая система. Например, нужно обязательно вернуть общество «Знание». В лучшие часы показывать научно-популярные программы, как «Очевидное невероятное». Нужно выстроить систему государственного просвещения, приглашать выдающихся ученых.

Министерство образования и науки вручает награды каким-то местным системам, каким-то клубам, они занимаются великолепными вещами, умные ребята, а должного выхода нет! Они делают роботов, учат детей, контактируют со всем миром. Почему о них не говорят в прессе, а если говорят, то слишком «скромно»? Оказывается, что лучшее предприятие по производству роботов Promobot в нашей стране как раз в Перми. На недавнем экономическом форуме в Петербурге все роботы были пермского производства. Об этом же все должны знать. Можно делать массу интересных просветительских для детей, школьников, взрослых, рассказывать, за что присуждаются Нобелевские премии.

— Недавно был митинг работников профсоюза РАН, и на нем требовали выполнения указов президента. Обещают осенью провести массовые акции. Вы поддерживаете эту инициативу?

— Профсоюзы – это мощное средство борьбы. Многие молодые ученые, деятели профсоюза там участвовали. Нам в Президиуме все материалы раздали, мы знаем план работы.

— Вы будете эти акции поддерживать, несмотря на выборы?

— Смотря какие акции. Демонстрации, письма протеста – наши сотрудники все время в этом участвуют. Это еще один способ обратить внимание на наши проблемы, потому что проблемы науки не только в финансировании научных исследований, но и в социальном статусе. Должен быть закон о статусе научного учреждения, потому что сейчас все размыто. Закон о научной, научно-технической экспертизе должен быть четким. Должен быть закон о статусе научного сотрудника, а его нет.

— И всех научных сотрудников переводят по пять человек на одну ставку.

— Это уже другой вопрос, это методы лавирования для выполнения указов президента. Научные сотрудники остаются со своей зарплатой, но не на ставке, а на части. При этом указ выполнен, хотя деньги люди теряют. ФАНО все это придумывает, потом что у них денег нет. Мы в курсе всего, профсоюз нам докладывает.

— Как вы оцениваете свои шансы на выборах?

— Я думаю, что шансы всегда и у каждого есть. Но выборы покажут, решения принимается коллегиально.

Авторская ссылка:

https://indicator.ru/article/2017/07/19/predvybornoe-intervyu-valeriya-chereshneva-kandidata-v-prezidenty-ran/

Россия > Образование, наука > ras.ru, 20 июля 2017 > № 2250353


Россия > Образование, наука > ras.ru, 20 июля 2017 > № 2250348 Абел Аганбегян

НАВСТРЕЧУ ВЫБОРАМ ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК

А.Г. Аганбегян

(Заметки старейшего члена Академии наук)

Абел Гезевич Аганбегян был избран членом-корреспондентом Академии наук в 1964 г., а Действительным членом Академии – в 1974 г. Является Иностранным членом академии ряда зарубежных стран и Почетным доктором наук многих университетов. 25 лет он работал в Сибирском отделении Академии наук СССР, являясь директором Института экономики и членом Президиума Сибирского отделения Академии наук. Вернувшись в Москву, он возглавил КЕПС при Президиуме АН СССР. Был избран академиком-секретарем Отделения экономики и членом Президиума АН. 13 лет он возглавлял Академию народного хозяйства при Совете Министров СССР (при Правительстве РФ). В настоящее работает в той же Академии заведующим кафедрой и является научным руководителем программы DBA (Doctor business administration) для топ-менеджеров. Является Почетным президентом Мировой экономической ассоциации.

Мне пришлось работать с шестью Президентами нашей Академии наук и двумя – исполняющими обязанности Президента. Великими среди них считаю – М.В. Келдыша и А.П. Александрова. К таким выдающимся людям я бы отнёс и М.А. Лаврентьева – основателя и Председателя Сибирского отделения Академии наук. Отличным Президентом в трудное время был мой друг – Г.И. Марчук. Очень хотелось бы, чтобы новый Президент Российской академии наук напоминал этих руководителей.

Что мы ждём от нового Президента РАН?

Прежде всего, крупных прорывных достижений в науке и их использование на практике, что вернёт Академии наук её роль, значимость и авторитет в научном мире и российском обществе.

На этом пути я выделил бы три ключевые задачи.

Во-первых, разработать Стратегию научных достижений и их использование в социально-экономическом развитии России на период 2020-2025-2030 гг.

В институтах, которые возглавляются членами нашей Академии, много значимых заделов по ключевым направлениям развития науки и технологии: надо их оценить и принять программу действий для получения выдающихся научных результатов, создания новых материалов, технологий, изделий и услуг. Для этого надо сконцентрировать средства, нацелить всех на получение конкретных конечных результатов, ежегодно отслеживать успехи по каждой разработке и выполнение намеченных проектов. Это должна быть Стратегия именно академических организаций, составленная учёными на предельно конкретном уровне, выполнение которых внесёт весомый вклад в осуществление различных научно-практических программ, принятых Правительством России.

Для примера я выделил три крупных направления (проекта):

а) Достижения в развитии цифровой экономики и инновационной технологии. Учитывая высокий уровень развития математики в России, включая её прикладную часть, следовало бы сделать акцент на новые разработки программного обеспечения по наиболее значимым направлениям нашего развития. Это должно сочетаться с прорывными достижениями в области супер-компьютеров, прежде всего, квантовых. Надо в разы увеличить исследования по развитию ИТ-технологий и их использование на практике. Выбрать, например, 50 значимых объектов, где внедрить комплексную информатизацию. Академия наук могла бы создать систему математических школ для технических и других специалистов, нуждающихся в этих знаниях, школ программирования высшего уровня, чтобы в них обучались тысячи специалистов – это весомо бы сказалось на результатах работы других отраслей, где будут использованы методы цифровой экономики и информационной технологии. Академия могла бы создать так же целый ряд коммерческих компаний в этой сфере, работающих под научным руководством учёных-специалистов.

Почему Индия в короткий срок, имея более слабую математическую базу, чем Россия, вышла на 2-ое место в мире после США по оффшорному программированию и оказанию интернет-услуг, объём которых достиг 108 млрд долл. по экспорту и 30 млрд – для внутренних целей? Вслед Индии почти вплотную идёт Китай. А мы гордимся 7 млрд экспорта математических программ, плетясь в конце крупных держав по развитию ИТ-технологий.

б) Достижения в борьбе с главной патологией XXI века – онкологией. Здесь тоже в нашей Академии есть немало серьёзных заделов: надо сконцентрироваться и добиться на первом этапе – продления жизни онкологических больных на 5-10 лет (до уровня развитых стран), а затем – сокращения смертности вдвое. Академия наук могла бы разработать «Золотой стандарт» диспансеризации для выявления рака при соответствующем приборном обеспечении и добиться массовой диспансеризации населения России по группам населения, имеющих наибольший риск этих заболеваний. Если удастся хотя бы в 1,5 раза выявлять эту патологию на 1-ой и 2-ой стадиях, то смертность можно сократить здесь на 30-40%, а затраты на лечение – в 1,5-2 раза. Одновременно мы ждём достижений в открытии более эффективных лекарств, эффективной терапии, лучшего использования лучевой терапии, новых методов лечения. По линии академических организаций можно было бы наладить массовую переподготовку и повышение квалификации врачей-онкологов со стажировкой в научно-клинических организациях Академии наук.

в) Освоение гиперскорости в космической технике и сверхзвуковой скорости в авиации, что позволит создать космические шаттлы и сверхзвуковую авиацию в гражданском самолётостроении, вернув себе здесь лидирующее место в мире. Заделы, как известно, здесь колоссальные и в разработке соответствующих материалов, и в области двигателей, и в навигационной технике.

Уверен, что, если мобилизовать активную часть Академии, сначала на оценку наших заделов, а затем – на разработку программы действий по доведению этих заделов до научно-практических результатов, будут выявлены и другие значимые направления. Но, чтобы сконцентрировать силы и средства, этих направлений не должно быть больше 4-5.

Во-вторых, хотелось бы, чтобы новый Президент Академии наук осознал основополагающую роль для будущего развития России органической интеграции науки и образования. Хорошо, что многие члены Академии по совместительству ведут занятия в университетах, иногда руководят кафедрами, но делают это, они, как правило, в одиночку или небольшими группами, не используя всю мощь академической науки, представленную в институтах. Новый Президент РАН мог бы выступить инициатором крупных, принципиально новых акций по реальной интеграции науки и образования. Академия наук могла бы организовать в новой части Москвы или Подмосковье университетский городок, вокруг создаваемого Центрального Федерального многопрофильного университета Академии наук. В основном кампусе университета бакалавры в течение 2-3 лет могли бы получать общее фундаментальное образование, а затем переводиться в специализированные колледжи, расположенные при научно-технических центрах Подмосковья: центра научной химии в Черноголовке, центра научной биологии – в Пущино, физических центрах – в Дубне, Троицке, Обнинске, центра электроники – в Зеленограде, центра космических разработок – в Королеве и др. В этих центрах сосредоточены лучшие научно-технические кадры нашей страны. Каждый студент на старшем курсе бакалавриата и в магистратуре мог бы получить научно-технического руководителя и заниматься не просто обучением под его руководством, но и проходить стажировку в соответствующем институте или технической организации. И руководитель, и студент при этом будут получать определенное вознаграждение за свою работу. Главное, что студент получит не только знания, но и приобретёт навыки, умение и опыт работы. В Академии надо осуществить лозунг, предложенный в своё время М.А. Лаврентьевым: «Нет учёного без учеников». При этих колледжах могут быть созданы специализированные лицеи по физике, химии, биологии и др. наукам, институты повышения квалификации учителей соответствующего профиля, специалистов в этой области и т.д. Эти колледжи вместе с исследовательскими институтами могли бы более предметно заняться коммерциализацией научных разработок, постепенно окружив себя зоной внедрения, и т.д. Это университет мог бы стать принципиально новым университетом, вобравшим в себя всё лучшее в мировой практике. Крайне важно, чтобы там развивалось дистанционное обучение высшего качества для периферии России, отбирая талантливую молодёжь для дальнейшего обучения. На базе этого опыта можно было бы модернизировать Новосибирский государственный университет, сделав его университетом Сибирского отделения. Статус академических университетов могли бы получить университеты – Томска, Иркутска и других городов, где есть крупные научные центры.

В-третьих, институтам Академии наук надо научиться зарабатывать внебюджетные деньги. Финансирование институтов Академии наук совершенно недостаточно, ибо оно состоит, главным образом, из бюджетных средств, которые в России крайне ограничены из-за низких налогов на доходы населения и огромных расходов государства на пенсионное обеспечение, здравоохранение, коммунальные платежи и т.д. Выход один – институтам академического профиля надо научиться зарабатывать деньги, как это происходит во всех других странах. В России из всего финансирования НИОКР на бизнес приходится ¼ часть, а в США и Китае, наоборот, – 75-80% всех средств на НИОКР даёт бизнес. Что касается академических институтов, то они вообще зарабатывают мизер, хотя могли бы «грести деньги лопатами». Надо поставить задачу – за 3 года довести внебюджетные доходы Академии до половины от их общего объёма. В основном за счёт выполнения контрактов с бизнес-структурами и за счёт экспортной выручки. У Академии есть несколько институтов, которые подают этот пример. Я 20 лет в Сибирском Отделении занимался вопросами стимулирования разработок, дающие внебюджетные средства. Дело в том, что Сибирское отделение финансировалось в советское время не из богатого бюджета СССР, как другая часть Академии наук, а из более скудного бюджета РСФСР, и при дороговизне строительства в Сибири и наличия районных коэффициентов – нам средств явно не хватало, и приходилось много зарабатывать. Особенно много средств зарабатывал Институт ядерной физики, продавая промышленные ускорители в Россию и за рубеж, и Институт катализа, который наладил производство дефицитных катализаторов. В институтах Академии наук много прикладных подразделений, есть конструкторские бюро, опытные производства, необходимая инфраструктура. От обнищавшей науки трудно ожидать серьёзных достижений.

Я, к сожалению, лично не знаком с выдвигаемыми кандидатами в Президенты Академии наук. Знакомлюсь с ними, читая их интервью и программные выступления, изучаю достижения институтов, возглавляемых ими.

Те направления будущего развития Академии, о которых я говорю, ближе всего, мне кажется, из всех кандидатов к Евгению Николаевичу Каблову, который возглавляет ВИАМ, и к Геннадию Яковлевичу Красникову, возглавляющему НИИМЭ и «Микрон». Они имеют опыт разработки и осуществления конкретных стратегических планов в своей области, обновили состав научных работников при взаимодействии с ведущими университетами физико-технического профиля, имеют большой опыт доведения научных достижений до практического использования, коммерциализации научно-технических достижений, их организации зарабатывают в год миллиарды внебюджетных средств. Если они могли бы всё это повторить и умножить в Академии наук, – было бы замечательно. При этом я, естественно, ничего против не имею и других кандидатов.

Очень надеюсь на возрождение Академии наук с новым Президентом.

Россия > Образование, наука > ras.ru, 20 июля 2017 > № 2250348 Абел Аганбегян


Казахстан > Металлургия, горнодобыча. Образование, наука > dknews.kz, 20 июля 2017 > № 2250277

Учеными-горняками Казахстана разработана уникальная автоматизированная система управления геотехнологическими комплексами АКСУ ГК «CEBADAN-Mining», которая основана на принципах корпоративного и процессного управления.

Алевтина ДОНСКИХ

Эта работа в составе цикла научно-исследовательских работ на тему «Создание и промышленная реализация высокоэффективных инновационных разработок в области добычи твердых полезных ископаемых», выполненного авторским коллективом под руководством академика Академии минеральных ресурсов РК, д.т.н., профессора Диаса Букейханова (1937-2017 гг.), представлена на соискание Государственной премии в области науки и техники им. аль-Фараби в 2017 году.

Система разрабатывалась и помодульно применялась на промышленной базе карьеров таких крупных рудников, как «Сарбайский», «Соколовский», «Качарский», АО «Костанайские минералы», разрезов АО «Экибастузуголь» – «Богатырь», «Северный», «Восточный». Она запатентована в Казахстане и имеет 13 авторских свидетельств. В ходе ее развития защищено 4 докторских, 12 кандидатских и 5 магистерских диссертаций. За ее разработку многие исполнители были удостоены премии Фонда Первого Президента РК и других наград. В 2012 году на конкурсе инновационных проектов, проводимом Фондом «Самрук-Казына», Система была признана инновационным национальным проектом, став одним из победителей.

В соответствии с исследованиями коллектива, проведенными на ряде казахстанских и зарубежных горных предприятий, автоматизация горного производства может значительно повысить эффективность и конкурентоспособность горного сектора. Так, по представленным в работе расчетам, только снижение операционной себестоимости горно-транспортных работ, благодаря автоматизации, составляет от 15 до 20%. Внедрение методов автоматизации на предприятиях позволяет параллельно решать актуальные задачи производственной, экологической и социальной безопасности. Что в итоге обеспечит мультипликативный эффект на средних карьерах горнодобывающих предприятий в объеме 300-500 млн тенге/год.

Уникальность предложенной казахстанскими учеными и специалистами инновационной разработки заключается в универсальном информационно-программном обеспечении имитационного моделирования, оптимизации и планирования горно-транспортных работ, интегрированном с автоматизированными системами мониторинга и диспетчеризации. Система имеет ряд принципиальных конкурентных преимуществ, которые признаются известными в мире производителями систем диспетчеризации.

Одним из перспективных направлений практического применения аналитического блока АКСУ является проведение технико-технологического аудита, как одного из главных инструментов технологической модернизации базовых отраслей, которую предполагается реализовать в рамках новой экономической политики правительства на этапе Модернизации 3.0 с элементами Индустрии 4.0.

С помощью этого программно-методического и технического обеспечения в Казахстане можно в существенной мере повысить качество подготовки специалистов и менеджеров горного профиля. Предложенная разработка в высокой степени соответствует основным задачам экономической безопасности и обеспечения конкурентоспособности базового сектора экономики страны.

Казахстан > Металлургия, горнодобыча. Образование, наука > dknews.kz, 20 июля 2017 > № 2250277


Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча. Образование, наука > metalinfo.ru, 20 июля 2017 > № 2249289

Стенд ВИЛС на МАКСе стал интерактивной площадкой для презентации разработок

В первый день работы авиасалона стенд ОАО «Всероссийский институт легких сплавов» (ВИЛС) посетили более 250 человек, в том числе делегации из пяти стран. ВИЛС представил на авиасалоне свое ноу-хау — никелевый жаропрочный гранулируемый сплав BB751П, из которого производятся детали для новейшего российского авиационного двигателя пятого поколения ПД-14.

Официальную делегацию института возглавил генеральный директор Андрей Пилипчук. После церемонии открытия он провел ряд рабочих встреч и переговоров с представителями компаний-участников авиасалона. В том числе с представителями АО «ОДК-Авиадвигатель» – конструкторского бюро по разработке газотурбинных двигателей для авиации, а также промышленных газотурбинных установок и электростанций на базе авиационных технологий, АО «ОДК-Пермские моторы», АО «ММП им. В.В.Чернышова» и другими потенциальными партнерами из числа крупных российских и зарубежных компаний. Делегация «Всероссийского института легких сплавов» посетила стенд «Всероссийского научно-исследовательского института авиационных материалов» (ВИАМ), который представил на МАКСе масштабную экспозицию материалов нового поколения и прорывных технологических решений. Генеральный директор ВИАМ, академик РАН Евгений Каблов показал гостям ключевые экспонаты: образцы деталей для газотурбинных двигателей, а также элементов конструкций авиационной техники, изготовленных по аддитивным технологиям, уникальные лакокрасочные покрытия, звуко- и вибропоглощающие материалы. Возможные варианты сотрудничества представители «ВИЛС» также обсудили с руководством ОАО «Кизлярский электромеханический завод» (Республика Дагестан, г. Кизляр). Концерн представляет собой объединение крупных предприятий-заводов таких как: электромеханический, механический, штамповочно-сборочный, литейно-механический, инструментальный, завод летательных аппаратов и другие, и заинтересован в сотрудничестве в разных отраслях промышленности.

Стенд ОАО «ВИЛС» стал интерактивной площадкой для презентации новейших запатентованных разработок института, которые являются результатом изысканий российских ученых. Среди экспонатов предприятия порошки жаропрочных никелевых сплавов, заготовки дисков турбины для авиадвигателя ПД-14 и морского газотурбинного двигателя М70ФРУ, образец биметаллической крыльчатки с валом для ракетного двигателя системы «Энергия» и другие компоненты производства «ВИЛС».

Авиасалон МАКС-2017 проходит в подмосковном Жуковском с 18 по 23 июля 2017 года. Это одна из крупнейших авиавыставок в мире. В этом году в мероприятии принимают участие более 700 предприятий из России и 180 иностранных компаний из 36 стран мира.

Россия. ЦФО > Металлургия, горнодобыча. Образование, наука > metalinfo.ru, 20 июля 2017 > № 2249289


Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 19 июля 2017 > № 2248934

ФАНО России и РАН провели совещание по вопросам оценки результативности деятельности научных организаций

В ФАНО России состоялось рабочее совещание с участием представителей отделений Российской академии наук по организационным вопросам проведения оценки результативности деятельности научных организаций, подведомственных ФАНО России. Согласно существующим нормативно-правовым документам Российской Федерации РАН готовит экспертное заключение о результатах деятельности научных организаций. В настоящее время сведения для экспертной оценки, направленные научными организациями в ФАНО России, переданы в РАН.

Порядок проведения оценки разъяснила начальник Управления академического взаимодействия и обеспечения деятельности Научно-координационного совета ФАНО России Евгения Степанова.

«Порядок проведения ведомственной оценки состоит из нескольких основных этапов. Первый включает в себя анализ наукометрических показателей. Он проводится на основании сведений, которые научные организации ежегодно вносят в базу Федеральной системы мониторинга результативности деятельности научных организаций Министерства образования и науки Российской Федерации (Sciencemon.ru). Следующий этап включает в себя экспертную оценку. Она учитывает наиболее значимые результаты исследований и разработок, полученные институтом за отчетный период, основные достижения, обеспечивающие его устойчивое развитие, сведения об инфраструктуре организации, включая центры коллективного пользования и коллекции, кадровый потенциал, значение организации для социально-экономического развития региона и другие параметры. На этапе экспертной оценки особая роль отводится отделениям Российской академии наук. Каждое из отделений представляет свое заключение по результатам, достигнутым организациями, находящимися под их научно-методическим руководством. Эти заключения важны для подведения итогов оценки результативности и присвоения организации соответствующей категории», - рассказала Евгения Степанова.

Следует также отметить, что отделения РАН на протяжении многих лет осуществляют научно-методическое руководство научными организациями, и, поэтому Комиссия ФАНО России приняла решение, что их мнение при подготовке заключений о результативности организаций обязательно будет учтено.

«По итогам экспертной оценки и наукометрического анализа все подведомственные ФАНО России институты будут разбиты на три категории. В первую войдут научные организации-лидеры. Во вторую – институты с устойчивым развитием. В третью – организации, которым необходимо будет пересмотреть стратегию развития» - отметила Евгения Степанова.

Также в ходе рабочего совещания были представлены технические возможности использования Аналитической системы ФАНО России при проведении экспертного анализа результатов деятельности научных организаций.

Справочно: в 2017 году оценку результативности деятельности пройдут 513 научных организаций ФАНО России. В отношении реорганизованных институтов, оценка проводиться не будет. По нормативно-правовым документам Российской Федерации результаты оценки могут учитываться при разработке программ развития научных организаций, при формировании перечня научно-исследовательских и опытно-конструкторских и технологических работ гражданского назначения, а также при определении объемов финансового обеспечения их деятельности и развития.

Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 19 июля 2017 > № 2248934


Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 19 июля 2017 > № 2248933

Российские ученые завершают модернизацию уникального исследовательского комплекса Глобус-М

Ученые из Физико-технического института (ФТИ) им. А.Ф. Иоффе РАН при участии специалистов Института ядерной физики им. Г.И. Будкера СО РАН завершают модернизацию сферического токамака Глобус-М (в дальнейшем – Глобус М2) - установка станет одним из лидеров по удельной мощности нагрева плазмы. Таким образом, появляется возможность испытать аппаратуру для международного экспериментального реактора ИТЭР. Результаты опубликованы в журнале Nuclear Fusion.

«Глобус-М/М2» — уникальный исследовательский комплекс, который работает в ФТИ им. А.Ф.Иоффе и входит в тройку лидеров среди сферических токамаков, предназначенных для изучения поведения плазмы в лабораторных условиях. «Цель модернизации установки - увеличить в 2-2,5 раза магнитное поле (с 0,4 Тл до 1 Тл) и ток, протекающий через плазму (с 0,25 до 0,5 МА). Для получения таких значений необходимо создать новую электромагнитную систему, а также модернизировать источники питания для неё и дооснастить диагностические комплексы и системы дополнительного нагрева установки. Для увеличения нагрева плазмы в дополнение к уже работающему инжектору (мощность – до 1 МВт, энергия – 30 кэВ) был закуплен новый, разработанный специалистами ИЯФ СО РАН (мощность - 1 МВт, энергия – 50 кэВ). При одновременном включении двух инжекторов суммарная мощность нагрева возрастет до двух мегаватт. Такое увеличение параметров приведет к существенному — в несколько раз — росту температуры и давления плазмы», — рассказывает доктор физ.-мат. наук, главный научный сотрудник ФТИ им. А.Ф. Иоффе Василий Гусев, руководитель установки «Глобус-М».

Для запуска реакции термоядерного синтеза необходимо преодолеть силу электростатического отталкивания атомных ядер и сблизить их настолько, чтобы начали действовать силы ядерного притяжения. Плазму (высокоионизованный газ) нужно нагреть до очень высоких температур – 100 миллионов градусов и выше, - при этом ее плотность также должна быть достаточно высокой, не менее 1015 частиц/см3. В этом случае энергия, выделившаяся в результате термоядерной реакции, будет больше, чем та, что тратится на ее создание. Плазма в таком состоянии очень нестабильна, и нужно подобрать подходящий режим работы, чтобы ее удержать. Эту проблему призваны решить экспериментальные термоядерные установки. Самый распространенный вариант – токамак – представляет собой тороидальную вакуумную камеру, снаружи которой установлены катушки с током для создания магнитного поля. Оно необходимо для удержания горячей плазмы. В центре токамака находится индуктор, с его помощью создается вихревое электрическое поле, которое ионизует напускаемый в камеру рабочий газ (дейтерий и тритий), что приводит к возникновению плазмы и кольцевого тока в ней. Протекая по плазме, этот ток вызывает ее нагрев.

Нагреть плазму до указанных температур только за счет протекающего по ней тока не удается – требуются дополнительные источники поддержания и нагрева. Один из таких источников – инжектор атомарных пучков большой энергии и мощности. О принципах его работы рассказывает кандидат физ.-мат. наук, старший научный сотрудник ИЯФ СО РАН Игорь Шиховцев: «В ионном источнике инжектора создается водородная или дейтериевая плазма, из которой извлекается и ускоряется пучок протонов или дейтронов при помощи ионно-оптической системы. Далее пучок попадает в нейтрализатор, где большая его часть превращается в атомы в результате столкновений с газом (водородом или дейтерием). Оставшаяся на выходе из нейтрализатора ионная компонента отклоняется магнитом и направляется в приемник ионов, а основной атомарный пучок свободно проникает в токамак через магнитное поле удерживающее плазму. В результате взаимодействия с плазмой пучок ионизируется, захватывается магнитным полем, тормозится и передает свою энергию плазме». Данные, полученные на современных токамаках по всему миру, позволяют существенно улучшить понимание фундаментальных процессов и подготовить базу для создания термоядерного реактора.

«В результате модернизации токамака Глобус-М существенно возрастут температура и плотность плазмы, а, следовательно, увеличится и радиационная нагрузка на внутреннюю поверхность разрядной камеры. Таким образом, появляется возможность воспроизводить условия, близкие к тем, что будут в пристеночной области реактора ИТЭР, запуск первой плазмы в котором планируется в 2025 году. ФТИ им. А.Ф. Иоффе отвечает за разработку трех диагностических систем для этой установки. При этом, аппаратуру для нее можно будет испытывать на токамаке Глобус-М2 уже сейчас. Например, здесь будут проводиться испытания системы диагностики плазмы по рассеянию лазерного излучения», — рассказывает Василий Гусев. По его словам, комплекс также станет площадкой для создания компактного термоядерного источника нейтронов для гибридного реактора – «союза» атомного (распад тяжелых ядер) и термоядерного (синтез тяжелых ядер при слиянии более легких) реакторов. По этой схеме токамак будет выступать в роли генератора нейтронов, которые свободно проникают в атомные ядра и тем самым запускают реакции распада. Еще одно направление исследований – испытания материалов для термоядерного реактора. Эта работа ведется совместно с Институтом физической химии и электрохимии им. А.Н. Фрумкина РАН.

Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 19 июля 2017 > № 2248933


Россия. ДФО > Образование, наука > ras.ru, 18 июля 2017 > № 2247508 Валентин Сергиенко

Валентин СЕРГИЕНКО, председатель ДВО РАН, академик: У ученых появляется шанс увидеть свои результаты реализованными на практике

На Дальнем Востоке России создано семнадцать территорий опережающего развития, набирает обороты Свободный порт Владивосток. Впрочем, пока большинство проектов, запланированных к реализации на этих территориях с особыми экономическими условиями, находятся на самой начальной стадии и во многом носят декларативный, подчас очень локальный характер. Между тем наука ищет инвесторов для претворения в жизнь новых достижений ученых, которые вполне могли бы стать крепкими бизнес-проектами.

О передаче современных научных разработок бизнесу «Дальневосточный капитал» беседовал с председателем ДВО РАН, академиком Валентином СЕРГИЕНКО.

Шанс на реализацию

- Валентин Иванович, возможно, новые экономические режимы, заработавшие на Дальнем Востоке, помогут внедрить в жизнь последние достижения ученых. Что ваши коллеги могут предложить бизнесу и потенциальным инвесторам?

- Сразу замечу, что я не очень большой специалист по ТОРам и иным новым налоговым режимам для предпринимателей и инвесторов, но сам вопрос, который стоит на повестке, - о передаче в сектор реального производства последних научных достижений - по-прежнему остается актуальным. Потому что сегодня одна из проблем науки в России и на Дальнем Востоке в том числе - это невостребованность результатов интеллектуальной деятельности ученых. Они активно работают, получают новые фундаментальные знания и практически значимые результаты в виде новых материалов, опытных образцов и новых технологий, защищенные патентами, а этот результат зачастую так и не находит своего потребителя в стране, пополняя мировую копилку знаний. Причина этого, очевидно, кроется в специфике и структуре современной российской экономической модели, когда экономическое благосостояние страны в первую очередь определяется не высокотехнологичными наукоемкими производствами, а работой нефтегазового сектора и торгово-посредническими операциями.

Сегодня впервые, пожалуй, за многие годы ставится вопрос о развитии реального сектора производства, для этого и созданы ТОРы, Свободный порт Владивосток. Поэтому у ученых появляется шанс увидеть наконец-то свои результаты реализованными на практике. А то, что ученые Дальневосточного отделения РАН располагают значительным запасом разработок, которые представляют потенциальный интерес для бизнеса, - несомненно. Можно говорить о самых разных направлениях, но мне проще структурировать наши наработки по наукам, так, как они в ДВО РАН развиваются, - науки о Земле, биологические, химические и другие.

Основным достоинством Дальнего Востока всегда было минеральное сырье. И первая группа наших предложений бизнесу связана с науками о Земле, с деятельностью горнопромышленного комплекса. Речь идет о повышении эффективности и полноты извлечения ценных компонентов. Такие технологии есть в Институте горного дела, в Институте химии, в Северо-Восточном КНИИ, Научно-исследовательском геотехнологическом центре. Реализация новых технологий позволит не только вовлечь в оборот ранее открытые месторождения олова, свинца, цинка, меди, серебра, золота, урана, никеля, кобальта и ряда других полезных ископаемых, но и существенно улучшить экологическую обстановку в «старых» горнорудных районах за счет углубленной переработки отвалов и промышленных отходов.

Сегодня уже достаточно конкретно обрисовываются связи с бизнесом - это различного рода компании, и крупные, и небольшие. Даже артели готовы использовать эти разработки для повышения эффективности своей деятельности.

В последние десять лет учеными ряда институтов ДВО РАН проведены углубленные фундаментальные и прикладные исследования, направленные на поиск эффективных технологий комплексной переработки отходов горно-химического производства, это отходы ППО «Бор», Ярославского ГОКа. Предлагаются схемы, которые могут обеспечить получение целевых продуктов из отходов с одновременным снижением экологических угроз. И, как показывают наши расчеты, это все экономически целесообразно. Дело за малым: нужны инвестиции для организации производства.

- Насколько известно, есть практически готовые проекты для бизнеса в области биологии?

- Биологическое направление - одно из приоритетных для ДВО РАН. Мы ведем исследования по очень широкому спектру биологических наук от ботаники, общей биологии, клеточной и генной инженерии до современной биотехнологии. И многие результаты имеют хорошие шансы для применения в сельском хозяйстве, медицине, пищевой промышленности, для решения проблем охраны окружающей среды.

Перспективное семеноводство

После реформ Академии наук в Дальневосточном отделении резко увеличился объем проводимых фундаментальных и прикладных исследований в области сельского хозяйства. Сегодня можно говорить, что объединение усилий специалистов в области биологии и сельского хозяйства стимулировало развитие новых методов селекционной работы, основанных на клеточной, генной инженерии. Как результат, сегодня мы располагаем рядом новых высокопродуктивных сортов важных для сельского хозяйства региона культур. Я неоднократно в качестве примера приводил работу Камчатского НИИСХ, там вывели сорта картофеля, способные в условиях сурового климата давать урожайность до 300 центнеров с гектара. И это не лабораторный уровень, с такой урожайностью уже работают несколько сельскохозяйственных фирм, которые выращивают товарный продукт.

Селекционерами выведены и подготовлены для внедрения в практику высокоурожайные сорта сои, ржи, пшеницы, ряда овощных культур. Но для того, чтобы производить семенной материал в товарных объемах и обеспечить им крупных и мелких производителей сельхозпродукции, нужны инвестиции, нужно промышленное семеноводство. И сегодня мы готовы в тесной кооперации с бизнесом начать работы по производству семян различных культур как в Приморском крае, так и на Камчатке, Сахалине, в Магаданской и Амурской областях. Главное - понять, что эту проблему можно решить только в союзе науки, власти и бизнеса.

Ситуация крайне благоприятная в регионах, где намечена реализация ТОРов, в том числе для осуществления сельскохозяйственных проектов. Мы предлагаем создать некие региональные центры, которые будут заниматься семеноводством и продвигать в сектор реального сельскохозяйственного производства последние достижения селекционной работы. Это хороший бизнес, потому что сегодня в ДФО своих семян катастрофически не хватает, их приходится завозить из других регионов страны, а если говорить откровенно, то в основном - из-за рубежа.

Традиционными предложениями для бизнеса являются результаты, которые получены при проведении фундаментальных и прикладных работ в области биоорганической химии и биотехнологии. Это новые фармакологические препараты различного назначения, пищевые добавки, продукты функционального питания. К сожалению, внедрение научных достижений в этой области идет трудно, между тем бизнес, в том числе малый, мог бы здесь хорошо поучаствовать. Мы готовы кое-что просто передать бизнесу, и это делаем уже давно, но ждем также встречного участия бизнеса в наших делах. Потому что перспективные работы отчасти сдерживаются отсутствием у академических институтов экспериментальной базы и укрупненных опытных производств.

От идеи к ценному продукту

Для того чтобы успешно сотрудничать с бизнесом и результативно работать самим, нам нужны опытные производства, на которых мы смогли бы осуществить проверку научных идей, отладить технологию, получить укрупненную партию продукта, провести его испытания и предложить его для тестирования рынком. Только в этом случае ученые будут предлагать для реализации законченные проекты, отработанные технологии с технологическим регламентом и опытными образцами продукции. Сегодня мы, к сожалению, чаще выдаем идеи, то есть показываем, как можно сделать, но без полной схемы, технологического регламента, материального и энергетического балансов. Это невозможно сделать в отсутствие опытного производства. А то опытное производство, которое мы с большими усилиями создали при ТИБОХ ДВО РАН, сегодня загружено примерно на 25%: там не хватает современного оборудования.

И мы очень рассчитываем, что здесь мог бы поучаствовать бизнес, войдя в это опытное производство. А дальше, когда все будет отработано, можно перенести готовую технологию на другую площадку и работать уже отдельно от нас, а мы бы на освободившихся площадях смонтировали уже другие линии и опробовали новые технологии.

Кстати говоря, к полученным нами активным веществам для новых лекарственных препаратов проявляют интерес наши соседи: японцы, корейцы, китайцы. Их интересует приобретение лицензии со всеми правами на производство. Очень не хотелось, чтобы и в этот раз инновационный продукт, рожденный у нас в стране, поступал к нам на рынок из-за рубежа. Есть другой путь - организация производства в России. И, повторюсь, это может стать интересным бизнес-проектом для реализации на территории ТОРов или СПВ.

Интересные предложения связаны с марикультурой - организацией производства гидробионтов на Тихоокеанском побережье. Сегодня у нас разработана технология выращивания краба, мидии, гребешка, трепанга, водорослей. Конечно, условия для марикультуры с учетом нашего климата в России не самые лучшие, но тем не менее, учитывая экологическую чистоту наших вод (пока еще!), эти проекты могут оказаться очень перспективными.

Еще одно направление в биологии, которое может иметь практические выходы, связано с воспроизводством, в том числе с разработками защиты краснокнижных растений и животных. На первый взгляд, это в чистом виде наука, но в ряде стран это хороший бизнес. У нас очень сильная группа по адаптации и внедрению новых видов в оборот для озеленения наших городов. Зайдите в Ботанический сад-институт и посмотрите, какие интересные образцы там собраны! Это результат работы по интродукции видов, которые в природе здесь отсутствовали. Выведены сорта, перспективные для ландшафтного дизайна и использования в озеленении дальневосточных городов. И не обязательно, чтобы озеленить территорию океанариума, надо было везти саженцы из дендропарков Германии, многие из которых, к сожалению, пропали. Это тоже одно из направлений бизнеса, а наши ботаники и экологи могли бы помочь в развитии такого производства.

Прошли проверку - можно тиражировать

- Валентин Иванович, вы долгие годы руководите Институтом химии ДВО РАН, какие предложения для бизнеса сформированы у вас?

- Я бы все-таки взял шире - химия и иные производственные технологии. Здесь тоже за время работы отделения накоплено большое количество разработок, часть из которых прошла проверку и где-то уже используется на практике, но они могут быть тиражированы. А некоторые так и не нашли заинтересованного инвестора в реальном секторе производства.

Начнем с самого простого - воды. У нас в институте разработаны технологии и системы очистки питьевой воды, которые позволяют в десятки, сотни раз снизить концентрации железа, марганца, ряда других тяжелых металлов, а также механических примесей, органических веществ и получить воду прекрасного качества практически из любого источника. На мой взгляд, предложенная схема подготовки питьевой воды - одна из самых совершенных и наименее затратных из того, что сегодня есть на рынке, я о ней не раз рассказывал. В основе нашей технологии лежит использование флокулянтов и коагулянтов на основе природных полисахаридов, абсолютно безопасных для здоровья человека веществ, которые были разработаны в институте и защищены патентами России.

Созданы установки разной производительности, в расчете на работу в различных условиях - как для отдельного дома, небольшого предприятия, так и для целого поселка, такого, скажем, как Лучегорск, есть также передвижной вариант. Последний можно использовать для обеспечения питьевой водой, например, в случае различного рода ЧС, а также вахтовых поселков нефтяников, строителей и т. д. Этот проект нужно тиражировать: для многих регионов он очень актуален.

- В Приморье есть заводы бывшей оборонки, где пропадают производственные мощности, никто не заинтересовался таким производством?

- К сожалению, нет! Проект не требует больших инвестиций, стоимость единицы произведенного оборудования невелика, потребители распределены, реализация проекта требует создания сервисной службы и т. д. Одним словом - бизнес не для крупного завода, но, на мой взгляд, это просто идеальная штука для среднего бизнеса, ведь кроме производства потребуется еще и сервисная служба для обслуживания установок.

Еще одно направление связано с промышленной экологией - это борьба за чистоту промышленных стоков. У нас разработан комплекс технологий, которые детально изучены в лабораторных условиях, в условиях опытных производств. Научные результаты подтверждены практикой в промышленном масштабе и абсолютно готовы для промышленного производства. Речь идет об очистке гальванических стоков и утилизации гальваношламов промышленных предприятий, а также промышленных стоков, загрязненных нефтепродуктами, маслами, жирами, в том числе пищевыми. Технологию по гальваностокам мы реализовали на заводе «Звезда» и на Комсомольском-на-Амуре авиационном заводе. Там после очистки в нашей системе выбрасывается вода чище, чем она есть в Амуре, - по тяжелым металлам, содержанию углеводородов и другим показателям.

Технология оригинальная, защищена патентами России, в ней проработаны все моменты, и после незначительной доработки (адаптации) она может быть реализована на любом предприятии, но нужно произвести нестандартное оборудование, собрать и смонтировать его и систему управления. Нет никаких проблем, все ясно, но этим не может заниматься ученый, он свое уже все сделал, а этот результат, к сожалению, не востребован. И это вовсе не означает, что он не нужен!

Окружающая среда, и население в том числе, промышленных районов задыхается от экологических проблем, мы готовы передать технологию, обеспечить научное сопровождение, но техническую работу должен делать производственник. Я думаю, это был бы хороший бизнес. Кстати, если говорить об СПВ, он может быть интересен и для иностранных инвесторов. Точно знаю, что ничего подобного в соседнем Китае нет, да и в России такого комплексного оборудования тоже пока не производят.

Очистить моря и реки

В этой же плоскости лежат технологии по очистке морских и речных вод от нефтепродуктов. Мы создали производство гидрофобного материала и сегодня реализуем его в очень небольших количествах. Кстати говоря, эту технологию у нас купила компания из Краснодара и открыла там собственное производство. Надеемся, что она будет востребована и у нас, скажем, в связи со строительством в Приморье крупных мощностей по нефте- и газопереработке. Во всяком случае, договор о сотрудничестве с Восточной нефтехимической компанией на этот счет подписан.

Уже проведены первые испытания: как влияют наши сорбенты, задействованные в фильтрах, через которые проходит загрязненная вода, на состояние биоценозов залива Восток. Проверили на мальках краба, устрицы, трепанга, мидии, гребешка и получили прекрасные результаты: стоки, загрязненные нефтепродуктами, очищенные с использованием гидрофобных сорбентов, оказывают минимальное влияние на молодь ценных гидробионтов. Концентрации опасных примесей в очищенной воде существенно ниже допустимых норм.

Я думаю, что проблема очистки бухты Золотой Рог лежит в этой же плоскости. Есть такие технологии, которые в состоянии очистить и поверхность вод. Но повторюсь: это уже не наше дело, если мы им займемся, то не останется времени и сил на получение новых результатов. Мы испытали, проверили, передали и пошли дальше… Ученые должны быть в постоянном поиске решений задач, которые ставит жизнь.

И одна из них - ликвидация последствий аварии на «Фукусиме». У нас на этот счет есть серьезные предложения - например, по очистке водных стоков от радионуклидов. Мы разработали серию высокоэффективных сорбентов для извлечения из растворов сложного химического состава (включая морскую воду) радионуклидов стронция, кобальта, марганца и цезия, а также некоторых трансурановых элементов. Сорбенты оригинальны, защищены патентами России и ЕС, прошли всесторонние испытания в ведущих лабораториях страны, а также Германии, Франции, Японии, некоторые из них в ограниченных количествах производятся в России (например, на предприятии «ДальРАО» «Росатома» в Приморском крае) и решают важную проблему очистки ЖРО, возникающих при эксплуатации, ремонте и утилизации атомных подводных лодок на территории Дальнего Востока.

Но пробиться на японский рынок с этим, безусловно, инновационным продуктом мы не смогли до настоящего времени по очень простой причине: у нас нет производства сорбентов в промышленных масштабах. Японцы заявили, что им нужно 100 тонн сорбента в неделю, а мы производим его в лабораторных условиях 1-2 кг в день в лучшем случае. Ясно, что это техническая проблема, она решаема, но ее решение лежит не в плоскости фундаментальной науки. Понятно, это направление деятельности бизнеса, но пока не можем найти партнера. Между тем ситуация на «Фукусиме» не становится проще, сегодня там находится уже почти миллион тонн жидких радиоактивных отходов.

И это далеко не все предложения наших ученых - есть интересные разработки по функциональным покрытиям, которые могут быть использованы в судостроении, авиастроении, медицине, например при производстве имплантов, для защиты от коррозии элементов судовой и авиационной техники. Есть ряд разработок в области цифровых технологий, в том числе по дистанционному управлению энергетическими комплексами на расстояниях в сотни километров. Продолжают успешно развиваться фундаментальные и прикладные исследования в области создания автономных подводных робототехнических систем различного назначения.

- Вы очертили довольно большой круг научных проектов, готовых к промышленной реализации, но у самого бизнеса есть интерес к этим научным разработкам?

- Мы периодически встречаемся с бизнесом на различных мероприятиях, и целенаправленно в более узком кругу, и в широком составе - в Торгово-промышленной палате, на различных круглых столах, форумах и заседаниях бизнес-клубов. Хорошие разговоры. Хорошие приятные люди. Вроде интерес есть, но… движения-то никакого вперед нет.

А сегодня, когда в академии дела очень сложны, прежде всего из-за снижения реального финансирования, что бы на этот счет ни говорили наши большие начальники, нам важно получать финансовую поддержку. Поэтому мы ищем контакты с бизнесом, готовы к несвойственной работе и к разделению рисков.

Есть, конечно, примеры эффективного сотрудничества с бизнесом, мы видим определенный интерес к нашим разработкам, и это дает некоторую надежду, что новые экономические условия и налоговые режимы ТОРов и СПВ подвигнут бизнес посмотреть более пристально в сторону науки.

Для этого надо, чтобы люди из бизнеса пришли в научные институты. Мы любим свои результаты и уверены, что они все идеальны, но люди бизнеса должны сами посмотреть и отобрать то, в чем они уверены, то есть провести некую промышленную экспертизу тех разработок, которые у нас есть. Отобрать из них наиболее перспективные с точки зрения бизнеса и взяться за их реализацию. Ученые со своей стороны готовы в этом участвовать, готовы всячески помогать, потому что наш интерес - увидеть свои проекты реализованными.

Ирина БАРАННИК.

Россия. ДФО > Образование, наука > ras.ru, 18 июля 2017 > № 2247508 Валентин Сергиенко


Германия > Образование, наука > dw.de, 17 июля 2017 > № 2247887

Родина Баха и Бетховена, Гете и Ремарка предлагает стипендии для последипломного обучения в области культуры и искусства. DW публикует список немецких стипендиальных программ для молодых искусствоведов, дизайнеров, актеров, хореографов и музыкантов.

Международная стипендиальная программа для проведения исследований в государственных музеях Берлина

Объединение государственных музеев Берлина с 2009 года выделяет стипендии на исследовательскую работу в музеях сроком от 1 до 3 месяцев. Претендовать на получение стипендии могут научные сотрудники, доктора наук, аспиранты и магистры, работающие за пределами Германии.

Стипендиаты могут проводить исследования в Старой национальной галерее Берлина

Магистрам и аспирантам выплачивается стипендия в размере 900 евро в месяц, кандидатам и докторам наук - 1200 евро. Стипендиаты могут также рассчитывать на покрытие транспортных расходов в размере 500 евро.

К пакету документов обязательно нужно приложить список ваших публикаций и подробный план исследовательского проекта с описанием уже проделанной работы (до 4 страниц).

Сроки подачи заявок: на первую половину года - до 30 июня, на вторую половину года - до 31 декабря.

Стипендии DAAD для последипломного обучения в немецком вузе в сфере искусства и культуры

Германская служба академического обмена предлагает стипендии на обучение в немецком университете студентам творческих специальностей. Гранты подразумевают оказание финансовой поддержки студентам из-за рубежа, получающим степень магистра в Германии. Всего выделяются 4 различные стипендии: в области архитектуры, изобразительного искусства, театральной деятельности и музыки.

Из студентов - в дизайнеры Porsche

Претендовать на получение финансовой поддержки могут студенты из России, имеющие диплом бакалавра по одной из следующих специальностей: "Архитектура", "Архитектура внутренних помещений", "Охрана и реставрация культурного наследия", "Городское планирование/градостроительство", "Ландшафтная архитектура", "Ландшафтное планирование" (стипендия для архитекторов); "Изобразительное искусство", "Дизайн/визуальная коммуникация" и "Кинематография" (стипендии в области изобразительного искусства); "Актерское мастерство", "Режиссура", "Мюзикл", "Перформанс", "Танец" или "Хореография" (стипендия в области театральной деятельности); "Музыка" (стипендия в музыкальной сфере).

Стипендиатам DAAD гарантируются выплаты в размере 750 евро в период от 10 до 24 месяцев (в зависимости от продолжительности программы обучения), частичная компенсация дорожных расходов, единовременное студенческое пособие и оплата медицинского страхования.

Необходимый пакет документов загружается на сайте: онлайн-формуляр, автобиография, мотивационное письмо, допуск к обучению в немецком вузе, диплом с приложением, языковой сертификат, школьный аттестат, перечень проектов и планов, список и образцы работ. Затем в центральный офис DAAD в Бонне отправляются распечатанный формуляр заявки, актуальная рекомендация от преподавателя вуза и примеры работ.

Переведенные документы могут быть загружены на портал в незаверенном виде. Специальная комиссия может потребовать заверенные переводы. Их нужно будет отправить в офис DAAD в Бонне.

Сроки подачи заявок: для музыкантов и специалистов театральной сферы - с 30 июня по 31 октября, для искусствоведов - с 30 июня по 30 ноября. Сроки подачи заявлений на программу для архитекторов будут указаны на сайте DAAD после уточнения.

Стипендия Фонда имени Оскара и Веры Риттер для молодых музыкантов

Фонд имени Оскара и Веры Риттер (Oscar und Vera Ritter-Stiftung), основу которого составляют накопления предпринимателя Оскара и композитора Веры Риттер, ежегодно оказывает финансовую поддержку студентам музыкальной сферы.

Стипендия может быть выдана студентам немецких консерваторий, попадающим в "группу финансового риска". Предпочтение отдается кандидатам младше 30 лет. Поддержку могут получать студенты, занимающиеся пением и играющие на контрабасе, гобое, тромбоне, саксофоне, трубе, альте и скрипке. Размер стипендии составляет 250 евро в месяц. Стипендия выдается на один семестр, после чего возможно ее продление.

Кандидаты на получение стипендии должны быть студентами немецких консерваторий.

Подробнее об этой стипендии - на сайте Фонда имени Оскара и Веры Риттер.

Творческая школа в Академия замка Солитюд в Штутгарте

Академия замка Солитюд в Штутгарте раз в два года открывает творческую школу для выпускников вузов в области архитектуры, изобразительного и исполнительского искусства, дизайна, литературы, музыки и СМИ.

Продолжительность обучения - от 3 до 12 месяцев.

Стипендия выдается кандидатам в возрасте до 35 лет и соискателям старше при условии, что они получили диплом не более 5 лет назад. Знание одно из языков - английского, немецкого или французского - обязательно. Подача заявок на стипендию производитсяна сайте Академии.

Участникам предоставляется проживание, стипендия размером в 1150 евро в месяц, покрытие транспортных расходов и частичная оплата медицинской страховки для стипендиатов, которые приезжают не из Евросоюза.

Ближайший набор запланирован на 2018 год.

Германия > Образование, наука > dw.de, 17 июля 2017 > № 2247887


Россия. ЮФО > Образование, наука. СМИ, ИТ > fadm.gov.ru, 17 июля 2017 > № 2246238

Молодые художники, скульпторы и искусствоведы подвели итоги смены

16 июля на «Тавриде» состоялось торжественное закрытие второй смены – «Молодые художники, скульпторы и искусствоведы», которая собрала 450 молодых людей из 85 регионов страны.

К моменту окончания смены в образовательной программе приняли участие почетные гости, среди которых: народный художник России, скульптор, член Президиума Совета при Президенте РФ по культуре и искусству, председатель комиссии по культуре Общественной палаты РФ Андрей Ковальчук, член Союза художников России, искусствовед, кинорежиссер-документалист Ольга Свиблова, народный художник России, профессор МГХИ им. Сурикова, секретарь ВТОО «Союз художников России» Сергей Гавриляченко, академик РАХ, вице-президент академии художеств, ректор Московского государственного академического института им. Сурикова Анатолий Любавин, искусствовед, заведующий отделом новейших течений Государственной Третьяковской Галереи Кирилл Светляков, член союза художников России, художник, ведущий научный сотрудник Научно-исследовательского института теории и истории изобразительных искусств Российской Академии Художеств Егор Кошелев, член Союза Художников России, член Ассоциации искусствоведов России, заместитель генерального директора ГМВЦ «РОСИЗО» Вера Лагутенкова.

В заключительный день второй смены состоялся променад по творческим площадкам и выставочным галереям, где молодые художники, скульпторы и искусствоведы представили плоды своей работы за неделю пребывания на форуме. Каждая мастерская школы «Россия будущего» презентовала работы участников, созданные под наставничеством экспертов и кураторов смены. Были представлены скульптурные этюды, графические экспозиции, работы художников, как традиционной живописи, так и актуального искусства, «живая» скульптура из стекла, мифические творения из металла и керамики, гобелены на тему моря и неба. Завершился променад презентацией собственных проектов искусствоведов. Прозвучала мысль о создании образовательного сайта об искусстве.

На финальной панельной дискуссии эксперты озвучили имена 15 участников форума, награжденных дипломами ВТОО «Союз художников России» за успехи в творчестве и содействие развитию изобразительного искусства России. Они же рекомендованы на получение государственной стипендии Министерства культуры РФ.

В течение всей смены молодые фотографы не только получали знания от именитых фотохудожников, но и имели возможность принять участие в фотографическом проекте «На творческой волне». В итоге на фотоэкспозиции было представлено 50 лучших работ от 23 фотохудожников, семь из которых были отмечены специальными сертификатами, дающими право на издание фотоальбома с поддержкой продюсерского центра «ProLab». Двое самых талантливых выпускников школы получат аккредитацию для работы на XIX Всемирном фестивале молодежи и студентов в Сочи в медиацентре, который организует «ProLab». По окончанию «Тавриды» будет выпущен фотоальбом «На творческой волне», в который войдут лучшие работы участников второй смены.

Продуктом практической деятельности школы «Ювелирное искусство» стали украшения, выполненные в технике перегородчатой эмали; браслеты - в технике лаковой миниатюры, а также эскизы ювелирных изделий и огранка камней, имитированных под драгоценные камни. Участников пригласили на выставки Алмазного фонда, а сотрудники Гохрана России в свои ряды позвали на вакантные места огранщиков, ювелиров и реставраторов.

На официальном закрытии смены состоялось вручение грантов 19 победителям «Конвейера проектов», сумма которых в этом году составила 100, 200 и 300 тысяч рублей. В числе победителей представители из Москвы и Московской области, Воронежа, Краснодарского края и республики Марий Эл, а также республики Крым и города Севастополя.

Завершилось мероприятие праздничным концертом.

Организаторами Всероссийского молодежного образовательного форума «Таврида» 2017 года являются Федеральное агентство по делам молодежи, подведомственное учреждение Росмолодежи ФГБУ «Роспатриотцентр» в партнерстве с Московским государственным институтом культуры.

Россия. ЮФО > Образование, наука. СМИ, ИТ > fadm.gov.ru, 17 июля 2017 > № 2246238


Россия. ЦФО > Образование, наука > fadm.gov.ru, 15 июля 2017 > № 2246254

В Москве стартовала экспедиция, посвященная 130-летию со дня рождения академика Н.И. Вавилова

Первый заместитель руководителя Федерального агентства научных организаций Алексей Медведев дал старт экспедиции Федерального исследовательского центра «Всероссийский институт генетических ресурсов растений им. Н.И. Вавилова», которая торжественно стартовала в Москве.

Экспедиция посвящена 130-летию со дня рождения академика Н.И. Вавилова и проводится под эгидой ФАНО России при участии УАЗбука.

Ее целью является популяризации знаний о выдающемся ученом, мобилизация диких родичей культурных растений на ранее не обследованных территориях (сбор гербарного материала), а также изучение и мобилизация генетических ресурсов растений (сбор семенного материала).

«Экспедиция призвана помочь в систематизации уникальной коллекции сельхозкультур, поддерживаемой Институтом. А также каждый из участников сможет посетить места, где когда-то побывал ученый, собрать свой собственный гербарий и коллекцию семян из растений различных климатических регионов России», - отметил Алексей Медведев.

В ходе мероприятия планируется посетить несколько филиалов ВИР в Краснодарском крае, Таманский полуостров, виноградники Фанагории, плато «Лаго-Наки» в Адыгее, а также ознакомиться с коллекциями субтропических культур растений в Абхазии и выступить с лекциями в образовательном центре «Сириус» в Адлере.

Состав экспедиции насчитывает более 20 человек. Вместе с учеными в экспедицию также отправятся и обычные любители путешествий.

Торжественный финиш состоится в институте ВИР в Санкт-Петербурге. Участники посетят генный банк, криохранилище, музей Вавилова, а также увидят кабинет ученого в первозданном виде.

Россия. ЦФО > Образование, наука > fadm.gov.ru, 15 июля 2017 > № 2246254


Россия. ЦФО > Образование, наука. Медицина > chemrar.ru, 14 июля 2017 > № 2246735

Ученые из МГУ создали новый антибиотик

Учёные Научно-исследовательского института физико-химической биологии имени А.Н. Белозерского (НИИ ФХБ) МГУ имени М.В. Ломоносова выяснили, что антиоксидант SkQ1, созданный в МГУ, обладает сильным антибактериальным действием. Исследование выполнено в рамках проекта "Ноев Ковчег" (при поддержке РНФ), его результаты опубликованы в журнале Scientific Reports.

Митохондриально-направленный антиоксидант SkQ1 — синтетическое соединение, полученное учеными МГУ. Оно состоит из иона Скулачёва, или SkQ+, и мощного растительного антиоксиданта пластохинона (Q), которые соединены между собой цепочкой углеродных атомов. Соединение заряжено положительно и проникает в митохондрии, где обезвреживает ядовитые активные формы кислорода. Уже опубликованы работы о том, что SkQ1 замедляет старение мышей, значительно ускоряет заживление диабетических ран, помогает при борьбе с аутоиммунным артритом у крыс.

"Мы исследовали действие митохондриально-направленного антиоксиданта SkQ1 на бактериальные клетки и выяснили, что SkQ1 является сильным антибиотиком. Мишень этого антибиотика — мембрана бактерий, разность потенциалов на которой он снижает", — сообщает Павел Назаров, первый автор статьи, кандидат биологических наук, старший научный сотрудник НИИ ФХБ имени А.Н. Белозерского МГУ имени М.В. Ломоносова.

Оказалось, что SkQ1 проявляет сильную антибактериальную активность по отношению к грамположительным бактериям Bacillus subtilis, Mycobacterium sp. и Staphylococcus aureus, а также грамотрицательным Photobacteriumphosphoreum и Rhodobacter sphaeroides. Более устойчивые бактерии, такие как кишечная палочка (Escherichia coli), могут защищаться от SkQ1 только наличием особых помп множественной лекарственной устойчивости, однако, при их отсутствии, кишечная палочка обречена разделить судьбу менее "удачливых" бактерий.

"Резистентность к антибиотикам — один из серьезнейших вызовов для современной медицины. Одна из важных идей статьи заключается в том, что SkQ1 проявляет антибактериальную активность в отношении сразу обеих групп бактерий: и грамположительных, и грамотрицательных. Нами показано, что SkQ1 потенциально может быть эффективным в защите зараженных млекопитающих, убивая даже резистентные бактерии", — говорит Павел Назаров.

Работа полностью выполнена сотрудниками и выпускниками МГУ.

Россия. ЦФО > Образование, наука. Медицина > chemrar.ru, 14 июля 2017 > № 2246735


Россия. Арктика. УФО. СФО > Образование, наука > ras.ru, 14 июля 2017 > № 2243644

Ученые Урала и Сибири поддержали создание общей базы научных исследований в Арктике

Единый механизм исследований позволит избежать дублирования и нерационального расходования средств

ЕКАТЕРИНБУРГ, 13 июля. /ТАСС/. Ученые Уральского и Сибирского отделений Российской академии наук (РАН) поддерживают создание общей базы и единого механизма научных исследований в Арктике, чтобы избежать дублирования и нерационального расходования средств. Об этом сообщили в четверг на расширенном заседании рабочей группы Урала и Сибири по содействию в продвижении научно-производственного потенциала в Арктике в рамках выставки "Иннопром-2017" в Екатеринбурге.

"Нужно избежать дублирования, чтобы мы одну и ту же задачу в Арктике решали наиболее эффективным образом. Сегодня недостаточно информации о том, какие исследования проведены, какие перешли в стадию опытно-конструкторских работ, к сожалению, мы не можем сказать, что взаимодействие достаточное между структурами даже в научной среде. Только в уральском отделении РАН по арктической программе выполняется 50 проектов, в Сибири не меньшее количество, поэтому вопрос о создании некого координирующего органа, общего механизма и базы актуален", - сказал председатель президиума Уральского отделения Российской академии наук Валерий Чарушин.

Данное мнение поддерживают в соседнем сибирском отделении, предлагая сделать общую базу исследований в Арктике, проводящихся академической, институтской и корпоративной наукой.

"Есть широкий спектр научных проблем в Арктике, они сейчас решаются во многих центрах, городах. Координация, к сожалению, отсутствует, необходимо планирование научных исследований. Если мы создадим единый механизм, то получим синергетический научный эффект, который не только в экономике, но в жизни людей в арктических регионах", - отметил заместитель председателя Сибирского отделения РАН Михаил Эпов.

Основные направления исследований в Арктике

По словам Эпова, уже определены ключевые направления в научных исследованиях в Арктике. "Это вопрос глобального изменения климата, который ежедневно преломляется в нашей практическую деятельности, ведь от климатических изменений зависят проекты Северного морского пути и Северного широтного хода. Также интересен прогноз катастрофических явлений и экологической обстановки в Арктике, морская геология и геофизика, благодаря которым решается вопрос границ континентального шельфа", - уточнил Эпов.

Также стоит обратить внимание на координацию научной деятельности в области машиностроения, создания оборудования для геологоразведки. "Развитие этих отраслей невозможно без применения новых технологий, таких как проводка горизонтальных стволов скважин, беспилотная геофизика. И еще проблема, которая касается непосредственно населения, - полярная медицина и развитие сельского хозяйства на Крайнем Севере", - отметил Эпов

Ранее губернатор Ямало-Ненецкого автономного округа (ЯНАО) Дмитрий Кобылкин предложил создать единый механизм научных исследований в Арктике, чтобы избежать дублирования и нерационального расходования средств. По словам ямальского губернатора, для северных регионов это критически важно, потому что во многих субъектах нет академической или вузовской науки, а крупные центры находят в нескольких тысячах километрах от Арктики.

Только в летний полевой сезон на Ямале в 2017 году запланировано проведение десятков экспедиций, регион научные исследования выделят более 63 млн рублей. Например, в тундре полуострова Ямал уже установлена сеть сейсмодатчиков, которые способны прогнозировать появление новых воронок и выбросов газа. Ученые из России и Франции первыми в мире приступят к исследованию донных отложений термокарстовых озер, образующихся в результате таяния вечной мерзлоты на Ямале.

Также запланирована масштабная научно-исследовательская экспедиция "Ямал-Арктика", которая будет проходить на полуостровах Ямал и Гыдан, организатор - Межрегиональный экспедиционный центр (МЭЦ). Продолжается исследования вечной мерзлоты, кормовой базы для оленей в тундре, изучение популяции белых медведей и других животных и птиц.

О выставке

Международная промышленная выставка "Иннопром" проводится в Екатеринбурге ежегодно с 2010 года, в 2012 году правительство России присвоило выставке федеральный статус. В этом году выставка проходит с 10 по 13 июля, темой стало "Умное производство", страна-партнер - Япония. Организатор "Иннопрома" - Министерство промышленности и торговли Российской Федерации, оператор - ГК "Формика". Генеральный информационный партнер и оператор пресс-центра - Информационное агентство ТАСС.

Россия. Арктика. УФО. СФО > Образование, наука > ras.ru, 14 июля 2017 > № 2243644


Россия. ЮФО > Образование, наука > fano.gov.ru, 14 июля 2017 > № 2243597

Алексей Медведев посетил Международный молодежный форум «Бирюса» в Красноярском крае

Первый заместитель руководителя ФАНО России Алексей Медведев принял участие в мероприятиях программы Международного молодежного форума «Территория инициативной молодежи «Бирюса».

Алексей Медведев выступил с открытой базовой лекцией для молодых ученых на тему «Управление в науке», благодаря которой участники форума узнали о современных моделях организации научных исследований, инновационных формах сетевого взаимодействия и возможностях реализации своего научного потенциала в подведомственных Агентству организациях.

На встрече с молодыми учеными были также определены основные барьеры в исследовательской деятельности в России – ограниченный доступ к научной инфраструктуре и проблема поиска решений на стыке научных областей, а также рассмотрены варианты их преодоления.

Участниками первой смены форума «Молодые профессионалы» стали молодые ученые и инноваторы, специалисты в области робототехники, информационных технологий и представители иных молодежных сообществ. Дружина «молодые ученые» сформирована из членов совета молодых ученых и специалистов при губернаторе Красноярского края, в состав которого вошли сотрудники подведомственных Агентству научных организаций.

Напомним, что взаимодействие с молодыми учеными и развитие кадрового резерва научных организаций является одной из приоритетных целей ФАНО России.

Россия. ЮФО > Образование, наука > fano.gov.ru, 14 июля 2017 > № 2243597


Россия. ЦФО > Образование, наука > fadm.gov.ru, 14 июля 2017 > № 2243592

Молодые экономисты и предприниматели со всей России открыли новую образовательную смену на «Территории смыслов»

13 июля в рамках Всероссийского молодёжного образовательного форума «Территория смыслов на Клязьме» начала работу третья учебная смена, участниками который стали 1000 молодых экономистов и предпринимателей со всей страны.

В течение недели молодым людям предстоит обсудить актуальные вопросы, связанные с внедрением передовых технологий в экономику и финансовый сектор нашей страны.

Одним из направлений работы смены, помимо образовательной программы, станет Всероссийский конкурс молодёжных проектов. Участники площадки смогут публично представить свои проекты социальной направленности и получить финансовую поддержку на лучшие из них. Суммы грантов в 2017 году составят 100 000, 200 000 и 300 000 рублей.

Одним из участников конкурса третьей смены «Территории смыслов» стал выпускник Волгоградского государственного университета и аспирантуры в Федеральном научном центре агроэкологии Российской Академии Наук Андрей Стольнов.

Он приехал на форум с проектом по озеленению городов засушливого пояса России с помощью новых видов деревьев и кустарников, устойчивых к засухе.

«Финансовая поддержка на реализацию моего проекта нужна для того, чтобы организовать производство растений. Нужны площади, чтобы их выращивать, либо договоренности с питомниками, где будут распространяться семенной материал и технологии, а также рекламная компания, которая показала бы нужность и полезность внедрения новых видов», — отметил участник форума.

Всего в рамках третьей смены поступило 203 заявки на участие в данном конкурсе.

Гостями «Территории смыслов» на смене молодых экономистов и предпринимателей станут глава Центра стратегических разработок (ЦСР) Алексей Кудрин, президент и председатель правления Сбербанка России Герман Греф, Уполномоченный при Президенте России по защите прав предпринимателей Борис Титов, ректор Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» Ярослав Кузьминов, представители бизнеса, банковского сектора, власти, общественных организаций и профессионального экономического сообщества.

Напомним, Всероссийский молодёжный образовательный форум «Территория смыслов на Клязьме» проходит во Владимирской области с 27 июня по 20 августа 2017 года. В этом году площадка примет 7 тематических смен.

Партнёрами третьей смены форума являются Центр стратегических разработок, ПАО «Сбербанк», ПАО «ВТБ» и национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики».

Организатором мероприятия является Федеральное агентство по делам молодежи.

Россия. ЦФО > Образование, наука > fadm.gov.ru, 14 июля 2017 > № 2243592


Казахстан > Образование, наука > camonitor.com, 14 июля 2017 > № 2242231

Странный дуализм. Реакцию на статью об Академии наук РК

Автор: Ханкельды Абжанов

В одном из недавних номеров Central Asia Monitor была опубликована статья доктора исторических наук, профессора Мурата Абдирова о проблемах академической науки в Казахстане. Она вызвала большой резонанс, в том числе, разумеется, и в среде ученых. Один из них, академик Ханкельды Абжанов, кстати, упомянутый в той публикации, решил высказать свое мнение, отличное от позиции автора статьи. Публикуем его письмо в качестве продолжения дискуссии.

…Как известно, помимо Нобелевской, существует еще и Шнобелевская премия, присуждаемая за самые странные научные открытия и исследования. Представляется, что в Казахстане появился первый претендент на нее. К такому выводу приходишь после прочтения статьи профессора М. Абдирова. В ней приводятся странные факты и делаются сомнительные выводы.

Во-первых, Казахстан низведен до уровня «консервативного восточного аграрно-архаического общества». Разумеется, в таком обществе во всех негативных проявлениях, в том числе и в том, как осуществляется избрание академиков НАН, виноваты казахи, занимаемые ими должности, связи в коридорах власти, финансовое положение, клановая принадлежность, родоплеменное и жузовское происхождение. Свой вывод автор завершает почти гамлетовским вопросом: «Куда же казахам без этого?».

Во-вторых, глубокий знаток и критик казахского менталитета проявляет странно противоречивое уважение к политической элите не только Казахстана, но и России. В одном случае профессор истории горячо поддерживает президента РФ за то, что тот выгнал с госслужбы чиновников, которые, пользуясь своим положением, были избраны в академики РАН. В другом случае он же объявляет «разрушителями» НАН А. Кунаева, В. Школьника, М.Журинова, тогда как спасителями, по его мнению, выступают Е.Букетов и К. Сагадиев. Тут же, не моргнув глазом, уважаемый профессор утверждает, что будь сегодня президентом НАН М.Тажин или И.Тасмагамбетов, «все могло бы быть по-другому». Поневоле напрашивается вопрос: какому тезису Абдирова верить? То он против избрания госслужащих в академики (Россия), то ратует за приход больших чиновников в науку (Казахстан). Такая непоследовательность не может не удивлять.

Объяснение, на мой взгляд, очень простое. Дело в том, что Абдиров работает профессором в Университете международного бизнеса, который принадлежит семье Сагадиевых. И есть ощущение, что он не может сказать что-то против своих хозяев.

Искренне жаль, что профессор истории (как-никак человек обязан владеть научной методикой), говоря о роли последних президентов Академии наук, походя и, можно сказать, безответственно путает известные исторические факты и имена людей, тем самым вводя читателей в заблуждение. Например, все знают, что выдающийся ученый Евней Букетов никогда не претендовал на пост президента АН КазССР. В то же время при Аскаре Кунаеве материально-техническая база АН КазССР получила мощное развитие, а сам он был избран академиком АН СССР. Абдиров либо не помнит об этом, либо делает вид, что не помнит. Но в любом случае налицо явное передергивание фактов.

И еще о некоторых очевидных, если не сказать преднамеренных, «ляпах». Все знают, что К.Сагадиев в свое время стал президентом НАН РК в результате выборов на альтернативной основе. При этом его оппонентами были известные и авторитетные ученые – У. Джолдасбеков и Е. Ергожин, а вовсе не В. Школьник. Что же касается М. Журинова, то к руководству НАН он пришел после реорганизации последней в республиканское общественное объединение (РОО). Но даже с таким статусом НАН продолжает играть важную роль в научной жизни республики. И, несомненно, в этом есть немалая заслуга М. Журинова – крупного ученого и организатора науки.

Удивляет и «праведный» гнев М.Абдирова по поводу упразднения статуса государственного научного учреждения и передачи научно-исследовательских институтов в ведение Министерства науки и образования. Тех, кто причастен к этим преобразованиям, он безапелляционно называет горе-реформаторами. В этой связи считаю нелишним напомнить, что в Казахстане вся внутренняя и внешняя политика определяется на высшем политическом уровне, а процесс реорганизации НАН был инициирован самими же членами академии.

При оценке выборов новых членов НАН автор статьи использует не совсем корректные обороты. Фактически он признает седобородых аксакалов-академиков умственно неполноценными, поскольку «у них отключился участок мозга, отвечающий за мыслительную деятельность». Но при этом сам же, ничтоже сумняшеся, предлагает избрать академиками целый ряд пенсионеров, среди которых встречаются и кандидаты наук. Где здесь логика, сказать сложно. При этом складывается стойкое ощущение, что такие категории, как честь и достоинство людей, для автора мало чего стоят – уж очень безапелляционно он рассуждает о людях ученого мира.

В статье М.Абдирова можно найти и некоторые другие противоречия и странности. Так, вся статья пронизана идеей о том, что сегодня НАН, якобы, представляет собой жалкое зрелище, «это всего-навсего республиканское общественное объединение (РОО), подобие некоего клуба ученых по интересам, и государство тут как бы ни при чем». В то же время автор в восторге от того, что по итогам последних выборов академиками и членами-корреспондентами стали математики, медицинские работники, социолог, педагог и другие претенденты, отличившиеся разработкой крупных научных и научно-технических проблем. От такого очевидного дуализма за версту отдает эклектикой и конъюнктурой.

Человек с такими гуттаперчевыми подходами, видимо, не теряет надежды на высокое академическое звание в будущем, ведь он почти полвека трудится на педагогическом и научном поприще, являясь автором десяти книг по отечественной и мировой истории. Но тут прослеживается некоторое противоречие. С одной стороны, он демонстрирует негативное восприятие НАН как таковой, а с другой, судя по используемым им же в этой статье оборотам, научный и моральный авторитет НАН для него очень высок.

Судя по всему, М. Абдиров совершенно не знаком с внутренним регламентом авторитетного научного объединения. Иначе он не писал бы, будто «свежеиспеченные» академики радовались тому, что их прикрепят к совминовской больнице. Довожу до сведения автора следующий факт: в числе прикрепленных к данной лечебнице я состоял, еще будучи членом-корреспондентом НАН. Соответственно ни у кого из нас не было повода для радости. Но даже возможность иметь какие-то особые привилегии не может быть основным стимулом для настоящего ученого. В этом смысле М.Абдиров, видимо, спутал себя с кем-то…

И напоследок. В статье упоминается и моя скромная персона. Из текста следует, что у меня всего одна монография, изданная еще в советскую эпоху и содержащая тезис о преобладании казахской молодежи в составе студенчества. В этой связи хочу сказать следующее.

Во-первых, на сегодняшний день мною опубликовано более 800 научных и научно-популярных работ на шести языках. При этом книг насчитывается не менее 15 наименований.

Во-вторых, высказывая в свое время мнение о качественном составе студенческой молодежи, я не открывал никаких америк, а ссылался на известные партийные документы и конкретные факты. Здесь я могу вспомнить известную фразу О.Сулейменова: «Я ничего подлого не писал». И мне не стыдно за свои научные изыскания. А если кто-то пожелает оспорить их с точки зрения дня сегодняшнего, то хотелось бы, чтобы для этого использовались сугубо научные принципы критики, а не подходы, основанные на идеологической конъюнктуре. Задним числом быть умным легко…

На прошедших выборах за мою кандидатуру проголосовали 116 действительных членов НАН из 120. В этой связи предлагаю читателям самим ответить на вопрос: кто прав – один профессор или 116 академиков?

Надеюсь, что у моего коллеги М.Абдирова хватит мудрости еще раз подумать над тем, что он написал. Подлинный научный подход предполагает, что историю следует изучать и трактовать безо всяких пристрастий…

Ханкельды Абжанов, академик НАН РК

Казахстан > Образование, наука > camonitor.com, 14 июля 2017 > № 2242231


Россия > Образование, наука > ras.ru, 13 июля 2017 > № 2243627

Одни развилки. Академия наук проложит новый курс

На своем последнем заседании перед летними каникулами Президиум Российской академии наук рассматривал проблемы, важные не только для академического сообщества, но и для многих других исследовательских структур страны.

Накануне был опубликован утвержденный Правительством РФ план реализации Стратегии научно-технологического развития России. Этот документ определяет конкретные шаги по развитию науки в ближайшую трехлетку. В нем, в частности, говорится, что уже к 1 октября текущего года должна быть утверждена государственная программа “Научно-технологическое развитие Российской Федерации” (ГП НТР). В ее состав должна войти Программа фундаментальных исследований (ПФИ), “сформированная в соответствии с большими вызовами и включающая механизмы их корректировки”, и комплексные научно-технические подпрограммы в рамках приоритетов научно-технологического развития, определенных Стратегией НТР. ПФИ и подпрограммы, согласно плану, необходимо утвердить к 1 июня 2018 года. Такой порядок вызывает вопросы. Странно, что сначала планируется принять большую программу, а потом ее составляющие.

Академия наук готова приступить к разработке Программы фундаментальных исследований Российской Федерации на долгосрочный период. Об этом сообщил исполняющий обязанности президента РАН Валерий Козлов. По его словам, необходимая нормативная база для такой деятельности имеется. В РАН хотят, чтобы ПФИ стала первой программой из числа тех, которые будут создаваться с целью реализации Стратегии, и послужила ориентиром для других.

Заместитель президента РАН, начальник Информационно-аналитического центра “Наука” Владимир Иванов отметил, что в подготовке и реализации программы примут участие все заинтересованные организации, РАН, со своей стороны, берется подготовить концепцию ПФИ. Согласно представленной схеме, управление ПФИ будет осуществлять Координационный совет. В его состав войдут представители федеральных органов власти, под эгидой которых проводятся фундаментальные исследования, а также уполномоченные от координирующих и финансирующих структур. Совет возглавит президент РАН, так как за координацию фундаментальных исследований в стране отвечает Академия наук. Предполагается, что программа фундаментальных исследований будет состоять из трех подпрограмм. В первую войдут поисковые исследования - фундаментальные работы по утвержденным направлениям, аналитические и прогнозные исследования, крупные инфраструктурные проекты, во вторую - ориентированные исследования, проводимые в рамках комплексных научно-технических программ, сформированных в соответствии с планом реализации Стратегии НТР, в третью - инициативные исследования, поддерживаемые научными фондами.

Поняв, что в рамках ПФИ будут аккумулироваться все деньги, выделяемые в стране на фундаментальные исследования, участники заседания заинтересовались механизмом распределения этих средств. Пойдут ли деньги, имеющиеся сегодня у потенциальных участников программы, в общий котел, или каждый будет распоряжаться своими финансами самостоятельно? Пока такие детали не известны, но, работая над ПФИ, представители академии будут добиваться сохранения базового бюджета институтов и РАН, ответил Владимир Иванов.

Некоторые члены президиума высказывали сомнения: стоит ли создавать рабочую группу сейчас, не лучше ли будет, если этим займется новое руководство РАН, которое предполагается избрать в сентябре. Однако Валерий Козлов заявил, что работу надо начинать срочно, так как времени на подготовку ПФИ остается не так уж много.

- Сроки поставлены, часы запущены, - заявил Валерий Васильевич. - Сегодня задавалось много вопросов по программе, ответов на которые пока нет. Мы только начинаем движение по этому пути. Впереди одни развилки. Если мы будем ждать, когда все доопределят сверху, может так случиться, что обновленному составу президиума останется только разводить руками. Академия наук числится исполнителем во многих пунктах плана реализации Стратегии. Вот мы и должны реализовывать свои права и полномочия, конечно же, работая во взаимодействии с федеральными органами исполнительной власти.

Президиум РАН решил сформировать рабочую группу по созданию проекта ПФИ во главе с В.Козловым. Она должна представить на утверждение президиума концепцию программы до 31 декабря текущего года.

На заседании Президиума РАН был также утвержден перечень программ фундаментальных исследований по определяемым академией приоритетным темам. Представил подготовленный специальной комиссией Президиума РАН список из 57 программ ее председатель Геннадий Месяц. Программы рассчитаны на три года - 2018-2020. В следующем году на них предполагается получить около 1,7 миллиарда рублей. Правда, в сноске под постановлением говорится, что объемы финансирования будут уточнены после принятия закона о федеральном бюджете на 2018 год и на плановый период 2019 и 2020 годов.

Напомним, что в 2015 году финансирование составляло 4,5 миллиарда рублей, в 2016-м оно было сокращено до 1,8 миллиарда и теперь опять уменьшилось. Падение финансирования, естественно, привело к падению бюджетов. По этому поводу на заседании президиума было сказано немало горьких слов.

Размер обеспечения программ по академическим приоритетам колеблется в диапазоне от 5 до 90 миллионов рублей. Небольшие средства предусмотрены и на комплексные программы региональных отделений РАН: Сибирское получит 138 миллионов рублей, Уральское - 127 миллионов, Дальневосточное - 104 миллиона.

Президиум принял ряд поправок в Порядок формирования и выполнения программ. Согласно одной из них, на реализацию каждого проекта программы должно выделяться не менее 500 тысяч рублей.

У членов президиума возникли вопросы о том, что собой представляет “Программа междисциплинарных исследований по проблеме отмывания денег и финансирования терроризма”, руководителем которой является директор Физического института РАН Николай Колачевский. Выяснилось, что речь идет о совместной работе физиков, экономистов, лингвистов, социологов, юристов по выявлению и прогнозированию финансовых угроз.

В конце заседания прозвучало сообщение, что в Академию наук поступило письмо из ФАНО, в котором РАН предлагается в течение 30 дней провести анализ результатов работы около 500 подведомственных федеральному агентству институтов. Для этого отделения должны выделить по два-три эксперта на НИИ. Речь идет об очередном этапе оценки академических институтов, которая должна закончиться разделением их на три группы и, возможно, закрытием тех, кто попадет в отстающие. Ранее сообщалось, что ФАНО предполагает завершить этот процесс уже осенью.

Надежда Волчкова, Поиск

Россия > Образование, наука > ras.ru, 13 июля 2017 > № 2243627


Россия. Белоруссия > Образование, наука > ras.ru, 12 июля 2017 > № 2241279

Союзные программы нуждаются в академической экспертизе

Совместная деятельность научных учреждений России и Беларуси всегда давала отличные синэргетические плоды.

Однако эффект от такого взаимодействия может и должен быть усилен.Как этого добиться, обсуждали в Минске руководители Российской академии наук (РАН) и Национальной академии наук Беларуси (НАНБ) на совместном заседании двух президиумов

Как бы подтверждая родство научных школ двух стран, мероприятие началось с видео-приветствия нобелевского лауреата, депутата Государственной Думы Жореса Алферова — к слову, уроженца Витебщины и иностранного члена НАНБ. «Основу развития современной цивилизации составляет наука. И в каменный век, и в век бронзы, и в век пара, и сейчас. В СССР научные разработки были востребованы экономикой», — подчеркнул академик. И вспомнил, как после войны питерский физтех создал в Минске уникальную физико-техническую научно-исследовательскую школу — Институт физики имени Б.И. Степанова (ныне Институт физики НАН Беларуси). В частности, легендарную историю, когда первый директор института Антон Севченко пришел к первому секретарю ЦК Компартии Белорусской ССР Петру Машерову просить средств на новый спектрометр. На что тот ответил, что у него есть в распоряжении только 100 тысяч инвалютных рублей, на которые планировалось закупить шведский кафетерий. Но, подумав, сказал: «Я решил, что один шведский кафетерий не изменит систему общественного питания Минска. Зато один спектрометр может изменить лицо нашей науки…»

СПЕКТР ШИРОК, БЫЛИ БЫ РЕСУРСЫ

Впрочем, разница в институциональном статусе академий, соответственно, связанных с ними учреждений, интенсивности научных контактов двух стран не снижает. Главный ученый секретарь Президиума РАН Михаил Пальцев, рассказывая белорусским коллегам о завершающемся трехлетнем переходном периоде после реформы академии, предположил, что по окончании преобразований «ситуация не ухудшится, а станет лучше».

Особо он отметил тесные отношения, которые сложились между российской академической медициной и медучреждениями Беларуси. «В этой области я вижу большие перспективы. Например, вопросы, связанные с разработкой новейших технологий, с медициной будущего — это клеточные технологии. В течение последних двух лет мы обсуждаем развитие в этой сфере и в данный момент выходим на финишную прямую, вскоре будет принято решение о финансировании, — подчеркнул он. — Нам предстоит обсудить и такое направление, как создание системы персонализированной медицины. К 2025 году России предстоит выстроить такую систему. Белорусским коллегам эта тема тоже интересна, у нас есть совместные наработки. Еще одно интересное направление — создание новых методов диагностики. У Беларуси есть прорывные разработки в этой сфере, которые заимствует Россия: молекулярная диагностика, генетическая идентификация личности, определение возможности врожденных заболеваний еще в утробе матери».

Космической теме на совместном президиуме было уделено очень большое внимание. Это важно для решения как фундаментальных, так и прикладных задач»

В свою очередь, исполняющий обязанности президента РАН Валерий Козлов отметил, что совместные исследования ведутся по очень широкому отраслевому охвату. «Успешно развивается совместный проект между Институтом прикладной математики имени Келдыша РАН и Институтом математики НАН Беларуси. Речь идет о математическом моделировании природных процессов с использованием суперкомпьютеров», — констатировал он. И заметил, что необходимо реализовывать крупные междисциплинарные совместные проекты. Один из таких — создание и запуск спутника с соответствующей аппаратурой для мониторинга земной поверхности в максимально высоких разрешениях. Вообще космической теме на совместном президиуме было уделено очень большое внимание. Это важно для решения как фундаментальных, так и прикладных задач: гидрометеорологии, карты состояния и повреждения лесов, сельского хозяйства. Подробно на этих темах остановился доктор технических наук, заместитель директора Института космических исследований РАН Евгений Лупян. «Создание инструментов дистанционного зондирования» земной поверхности и «инструментов коллективного пользования» этими данными он считает исключительно актуальной задачей.

НЕ ТОЛЬКО КОСМОС

Двум странам необходимо иметь несколько крупных проектов, полагает председатель Президиума НАН Беларуси Владимир Гусаков: «Мы должны объединить усилия в области машиностроения. Сейчас мы работаем над новым автомобилем, и российские коллеги также собираются принять участие в его разработке». Для аграрного сектора обеих стран крайне актуально создание нового типа удобрений и агротехнологий. Не менее важна, по его мнению, энергетика. «Я имею в виду поиск и развитие возобновляемых источников энергии: солнечная энергия, энергия ветра и волн. Их достаточно много, но это будущее современной энергетики», — подчеркнул глава НАНБ, который видит задачу научных сообществ стран в том, чтобы «развиваться в контексте мировой науки». А среди примеров он привел искусственное выращивание органов для пересадки, оздоравливающее питание.

Председатель Сибирского отделения РАН академик Александр Асеев, рассказывая о сотрудничестве его отделения с белорусскими коллегами, коснулся широкого спектра тем — от оборонной промышленности до антропологии и исследований духовной и материальной культуры белорусских переселенцев в Сибири XIX века.

Вообще внимание к гуманитарной составляющей на президиуме двух академий оказалось повышенным. Руководитель аппарата НАНБ, академик Петр Витязь посетовал даже: «Гуманитарного сектора науки, мощного, как в России, так и в Беларуси, в союзных программах нет». В том числе, по его мнению, и в плане научного анализа союзного правотворчества.

ТАКТИКУ ПОДЧИНИТЬ СТРАТЕГИИ

Связь союзного права с совместным научным процессом оказалась еще более глубокой. Так, Петр Витязь перечислил несколько нововведений, которые, по его мнению, дали бы хороший стимул союзным программам и проектам в самых разных областях. Одно из них — предоставить право региональным органам власти двух стран быть заказчиками в доле «50 на 50» с Союзным государством тех или иных работ или исследований, расширить права Постоянного Комитета Союзного государства по управлению счетами, с которых финансируются союзные программы.

Также среди предложенных им мер уточнение регулирования прав на союзное имущество с возможностью передачи прав на вновь созданную интеллектуальную собственность непосредственным исполнителям работ. И долевое участие отдельных предприятий в союзных программах, создание совместных с Союзным государством производств. Многие обсуждавшиеся на совместном президиуме вопросы подытожил заместитель Государственного секретаря Союзного государства Алексей Кубрин. Одной из главных задач подготовки союзных программ он считает расширение возможностей их научной экспертизы, что «позволило бы избежать многих ошибок и нестыковок в их выполнении». Необходимо и расширение спектра отраслей союзных программ. «Я с уважением отношусь и к здравоохранению, и аграрной отрасли, но где наш военно-промышленный комплекс? Ведь там все самое технологичное и современное! А машиностроение в атомной отрасли, в судостроении нас не интересует?» — задавал он риторические вопросы. «Методология развития промышленной политики во всем мире является предметом фундаментальной науки», — напомнил он под одобрительные кивки ученых. И предложил подчинить тактику стратегии и планово, «стратегически смотреть вперед»: «Хорошо, ДНК-идентификацию наладим, а как обмениваться этими данными?» Так что очевидно — перед академическим научным сообществом двух стран в союзном строительстве стоят важнейшие задачи.

Одной из главных задач подготовки союзных программ Алексей Кубрин считает расширение возможностей их научной экспертизы»

В завершение совместного президиума при рассмотрении вопроса об актуализации плана совместных мероприятий двух академий на 2017-2020 годы было предложено обновить его рядом новых пунктов. Среди них, в частности, гармонизация правовой защиты интеллектуальной собственности, социально-гуманитарные направления, выработка мер по созданию единого научно-технологического пространства и фундаментальные исследования в интересах безопасности.

БЛИЦ-ИНТЕРВЬЮ

Алексей Кубрин, заместитель Государственного секретаря Союзного государства России и Беларуси:

- Научная деятельность всегда носила широкий международный характер. Нуждаются ли российская и белорусская наука в каких- то «особых отношениях»?

- Наука по природе своей интернациональна. И у российской, и у белорусской академий хорошо отлаженные научные связи. Ведь академические школы России и Беларуси имеют одинаковые корни. Но даже при достаточно высоком уровне развития технологий взаимодействия в научной среде внутри этих технологий есть определенный «язык взаимодействия». И между научными кругами наших стран такой общий язык существует уже не одно десятилетие. Допустим, с Китаем сразу так не получится — сначала надо отработать алгоритмы сотрудничества, чтобы глубоко друг друга понимать. То же самое, допустим, и с Индией… Даже институционально наши взаимоотношения понятнее. Гораздо проще работать с теми людьми, с которыми опыт совместной работы уже есть, чем создавать новые связи. Одно другому, кстати, не мешает.

По ряду сложнейших направлений наши контакты просто не имеют аналогов. Отмечу, что и государственный язык у нас общий (в Беларуси русский язык является государственным наряду с белорусским. — Ред.). Это тоже немаловажно. Конечно, основная научная терминология является в мире одинаковой, но общий язык общения все равно играет огромную роль. Создание новых технологий требует глубокого взаимопонимания на всех уровнях взаимодействия.

- Имеет ли смысл прописать в союзном законодательстве обязательность предварительной научной экспертизы союзных программ и проектов?

- Считаю, имеет смысл. Как вы слышали, то же говорят и академики. Но любые нормативно-правовые изменения в рамках союзной интеграции требуют определенных бюрократических процедур на национальном уровне. Однако если соответствующие предложения будут хорошо подготовлены и обоснованы, то, думаю, это вполне реально.

К тому же это было бы очень полезным. Отсутствие научной экспертизы в ряде случаев просто тормозит процесс, и, что греха таить, затрудняет реализацию союзных программ и проектов.

Но насколько быстро это будет реализовано, зависит от исполнительной власти наших стран. От того, насколько быстро эта инициатива пройдет по национальным уровням, а затем будет вынесена на союзный Совет Министров. Когда правительства наших стран все это одобрят, на уровне Постоянного Комитета Союзного государства все пройдет достаточно быстро.

Автор: Леонид Горяинов, Парламентская газета

Россия. Белоруссия > Образование, наука > ras.ru, 12 июля 2017 > № 2241279


Россия. ДФО > Образование, наука > fano.gov.ru, 12 июля 2017 > № 2241211

Хабаровские учёные принимают участие в первом Амурском экономическом форуме

Руководство Дальневосточного НИИ сельского хозяйства принимает участие в первом Амурском экономическом форуме «Новые горизонты приграничного сотрудничества», который проходит в эти дни в Хабаровском крае.

Более 200 предпринимателей, инвесторов и представителей власти из приграничных районов России и Китая обсуждают на полях форума дальнейшие перспективы реализации совместных российско-китайских проектов в сельском хозяйстве.

На мероприятии состоялся круглый стол по вопросам доступа российской сельскохозяйственной продукции на рынок КНР с участием представителей власти из провинции Хэйлунцзян.

Особое внимание хабаровские ученые уделили вопросу упрощения процедуры оформления разрешений при экспорте-импорте семенного материала российской и китайской селекции для научно-исследовательских целей. Сегодня, несмотря на то, что законодательство обеих стран предусматривает особый порядок при обмене селекционным материалом в научно-исследовательских целях, необходимость получения большого количества разрешительных документов часто служит препятствием для реализации совместных инновационных проектов.

Отмечено, что Дальневосточный НИИСХ, подведомственный ФАНО России, активно сотрудничает в области инноваций в сельском хозяйстве с китайскими коллегами из Академии наук провинции Хэйлунцзян и Хэйлунцзянской академии сельскохозяйственных наук.

Справочно:

Амурский экономический форум проходит в рамках реализации Концепции развития приграничных территорий субъектов ДФО, принятой Правительством РФ в конце 2015 года. Главным инициатором международного мероприятия выступила администрация Хабаровского района. Как отмечают организаторы, форум может стать уникальной площадкой для развития трансграничного сотрудничества между представителями малого и среднего бизнеса Хабаровского края и провинции Хэйлунцзян.

Россия. ДФО > Образование, наука > fano.gov.ru, 12 июля 2017 > № 2241211


Китай > Образование, наука > russian.china.org.cn, 12 июля 2017 > № 2240811

Научно-исследовательское судно Китая "Сянъянхун-03" в среду покинуло порт Сямэнь /провинция Фуцзянь, Юго-Восточный Китай/ и отправилось в 45-ю китайскую океанологическую экспедицию.

Нынешняя экспедиция продлится примерно 120 дней. Ее участникам предстоит выполнить задачи в девяти направлениях, в том числе в сфере обследования и охраны глубоководной экологической среды.

Судно "Сянъянхун-03" водоизмещением 4500 тонн было сдано в эксплуатацию в марте 2016 года. Оно осуществляет комплексную океанологическую экспедицию впервые.

В состав экспедиции, организованной Государственным океанологическим управлением /ГОУ/ КНР, входит более 90 человек, в том числе научно-исследовательские работники 1-го, 2-го и 3-го институтов океанографии при ГОУ КНР, Гуанчжоуского управления морской геологии, Института геофизики Академии наук Китая и Ханчжоуского университета электронной науки и техники.

Нынешняя экспедиция пройдет в три этапа. На первом этапе внимание ее членов будет уделено главным образом обследованию биологического многообразия в западной части Тихого Океана, на втором -- геологическому обследованию договорной зоны разведки полиметаллических конкреций в восточной части Тихого Океана, а на третьем усилия в основном будут направлены на обследование глубоководной среды.

Китай > Образование, наука > russian.china.org.cn, 12 июля 2017 > № 2240811


Россия. УФО > Образование, наука > ras.ru, 11 июля 2017 > № 2240454

На базе «Индустриального парка – Югра» будут вестись фундаментальные, поисковые и прикладные научные исследования

Департамент общественных и внешних связей Ханты-Мансийского автономного округа – Югры сообщает:

Губернатор Югры Наталья Комарова приняла участие в подписании соглашения о сотрудничестве между Федеральным научным центром «Научно-исследовательский институт системных исследований Российской академии наук» и ООО «УК «Индустриальный парк – Югра». Оно состоялось в рамках Международной промышленной выставки «Иннопром-2017» в Екатеринбурге. Подписи в документе поставили заместитель руководителя центра Александр Леонов и генеральный директор Индустриального парка Руслан Гусар.

Сотрудничество предполагается в сфере научных изысканий и образования. Совместная деятельность будет направлена на консолидацию технологического и научного потенциала двух структур для создания технологий, определенных в качестве основных приоритетов Правительством Российской Федерации в Стратегии научно-технологического развития страны.

В рамках соглашения на базе Индустриального парка планируется проведение фундаментальных, поисковых и прикладных научных исследований и разработок в области нанотехнологий, информационных и телекоммуникационных технологий, вычислительных систем, математики, физики и информатики. В планах сторон - проводить научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, включая создание промышленных образцов и линий мелкосерийного производства по приоритетным направлениям развития науки и технологий в Российской Федерации. Сотрудничество призвано обеспечить опережающее научно-технологическое развитие и ускоренное внедрение в производство и эксплуатацию научных разработок.

Напомним, запуск индустриального парка запланирован инвесторами на 2018 год. Он будет расположен в 7 километрах от Сургута. «Парк будет поэтапно заполняться промышленными объектами до 2022 года, когда и планируется выход на проектную мощность. В частности, он будет включать в себя нефтепереработку, нефтехимическое производство, производство строительных конструкций и логистический узел», - отмечала ранее Наталья Комарова.

Россия. УФО > Образование, наука > ras.ru, 11 июля 2017 > № 2240454


Чехия. Россия > Образование, наука > inosmi.ru, 9 июля 2017 > № 2238450

Как обстоят дела с русским языком в Чехии?

От фанатичной учительницы русского до серьезного курса в университете.

Кристиан Халупа (Kristián Chalupa), HlídacíPes.org, Чехия

По-русски говорил не только Леонид Брежнев, но и Карел Гавличек Боровский и Томаш Гарриг Масарик. В прошлом веке очень непопулярный язык, который ученики в школах отказывались изучать, сегодня опять обретает популярность. Как обстоят дела с русским языком в Чехии?

В 60-е годы прошлого века в Копршивицах, что в Северной Моравии, учительница русского языка Мирослава Фабианова была грозой и одновременно посмешищем для учеников, а также для многих родителей.

Кроме русского языка, Фабианова также преподавала историю во втором классе начальной девятилетней школы на Пионерской улице. Но русский язык был для этой ярой коммунистки намного важнее.

Она демонстрировала это своими частыми истериками в классах. Она кричала на своих учеников: «Дураки, я не пущу вас в среднюю школу, если вы не можете выучить русский».

Отличник Зденек Тучник, который еще в начальной школе говорил, что после получения аттестата пойдет изучать медицину, перед всем классом спокойно ответил учительнице на ее угрозы, сказав, что русский язык — это ерунда и на медицинском факультете он не пригодится. Тогда Фабианова порвала его аттестат с одними пятерками и поставила четверку по русскому языку. При этом она кричала, что может поставить и двойку.

Товарищ учительница любила Советский Союз и его уже почившего лидера Сталина настолько, что в 1956 году в знак протеста против критики Сталина и его преступлений вышла из Коммунистической партии Чехословакии (KSČ). Фабианова была готова вернуться в партию только после полной реабилитации Иосифа Сталина и его образцового ученика Клемента Готтвальда.

Фабианова, которая в итоге оказалась в психиатрической клинике, все-таки была исключением из тех преподавателей русского, которых я встречал. Почти все, кто обучал меня этому языку со средней школы до университета, были образованными и воспитанными людьми. Такой была, например, профессор Дануше Кшицова, которая преподавала русскую литературу на Философском факультете в Брно.

Иллюзии Дубчека

Еще в 19 веке в чешских землях русским языком интересовались некоторые национальные будители, которые выступали за чешско-русскую взаимность. Русским владел Карел Гавличек Боровский, который в 1842 — 1843 годах служил гувернером в состоятельной московской семье. Домой он вернулся разочарованным жизнью в России.

По-русски говорил и Томаш Г. Масарик, а также его преемник на посту президента Эдвард Бенеш. Первый чехословацкий президент Масарик, побывавший в России во время Первой мировой войны, как и Карел Гавличек, предостерегал от иллюзий по поводу восточной славянской империи.

Свободно владел русским языком, например, Александр Дубчек, который с середины 20-х годов вплоть до 1938 года проживал с родителями в Советском Союзе. Будучи коммунистическим функционером, Дубчек впоследствии учился в Москве. Уже против своей воли он оказался в столице СССР в августе 1968 года, когда после нападения на Чехословакию его и других правительственных и партийных функционеров насильно отвезли в Советский Союз.

В ту августовскую ночь этот убежденный коммунист точно утратил все иллюзии, связанные с Брежневской империей. Однако с чувством удовлетворения Дубчек приветствовал приход Михаила Горбачева и начало его реформ в СССР.

«Русская акция» Масарика

В Первой республике (до Мюнхенского сговора) русисты обучались в Карловом университете и в университете в Брно. Также кафедра русского языка была в университете Братиславы. Благодаря большому количеству белых эмигрантов, приехавших в Чехословакию, появились и средние школы, где преподавался русский язык.

Когда чехи начали так называемую «Русскую акцию», в Чехословакию приехало много русских. В «золотой период» с 1922 по 1928 годы в нашей республике проживало более 25 тысяч русских. Фактически это было десятилетие «ренессанса» русской культуры начала 20 века, и произошел он благодаря политике президента Масарика.

После освобождения в 1945 году все изменилось. С молчаливого согласия чехословацких властей русских и украинских эмигрантов времен Первой республики депортировали в трудовые лагеря в СССР. И тем не менее сначала большая часть общества восторгалась новым союзником, который так великолепно победил гитлеровскую Германию.

Февральский путч и последующая советизация Чехословакии, принесшая бездумное копирование все, что было присуще великой восточной империи, заставили большую часть общества постепенно опомниться. Жестокая советская агрессия с применением сотен тысяч солдат и более шести тысяч танков в августе 1968 года вызвала отторжение не только к СССР, представленному брежневской кликой, но и в определенной мере к русскому языку.

Но в отличие от соседней Польши, Венгрии и некоторых других стран среди чехов и словаков никогда не распространялись выраженные антирусские настроения. Тем не менее во времена так называемой нормализации преподавание русского языка вызывало у многих неприятие.

В Чехословакии русский язык был обязательным предметом в начальных и средних школах вплоть до начала 90-х годов. Зачастую нечуткий подход некоторых педагогов и плохое знание русского среди школьников и их родителей еще больше усугубляли антипатию к этому языку. Сегодня ситуация в целом другая, и русский изучают те, кто по-настоящему заинтересован в этом славянском языке.

Русский язык отступает?

Будущим педагогам, переводчикам, бизнесменам и другим желающим русский язык преподают в университетах и других вузах, а также в некоторых языковых и средних специальных школах в Праге, Брно, Оломоуце, Остраве, Либереце, Пльзене, Ческе-Будеевице и других городах. Самой продолжительной традицией обучения русскому языку может похвастаться Карлов университет в Праге, а также Масариков университет в Брно.

В Карловом университете, например, есть Кафедра русистики и лингводидактики (педагогический факультет), а также Институт восточноевропейских исследований (философский факультет). Его директор Марек Пршигода отмечает, что институт занимается региональными исследованиями Восточной Европы с акцентом на Российскую Федерацию, а также Украину и страны Прибалтики.

В Институте восточноевропейских исследований можно обучаться по программе «Восточноевропейские исследования» в бакалавриате и магистратуре. По словам доктора Пршигоды, в институте можно изучать вместе и по отдельности русский, украинский, а также, например, литовский и латышский языки.

Институт заключил педагогическо-научные договора о сотрудничестве со специализированными центрами в России, на Украине и в Прибалтике. Ежегодно с 2005 года проводится Конференция молодых славистов. Сейчас в Институте восточноевропейских исследований русский язык и литературу в рамках программы национальной филологии изучает 45 студентов. Еще 56 изучают эти предметы в рамках восточноевропейских исследований.

В будущем преподавания русского языка в Институте восточноевропейских исследований философского факультета Карлова университете Марек Пршигода не сомневается. В последние годы наблюдается рост интереса к изучению Восточной Европы, поэтому Пршигода абсолютно уверен, что удастся как минимум сохранить нынешнее количество абитуриентов.

«Кроме того, есть группа активных студентов и выпускников нашего института. Я бы хотел упомянуть, например, Восточноевропейский клуб и возрожденный журнал „На восток"», — говорит Пршигода. Главной задачей в будущем он считает формулирование конкретных исследовательских проектов с привлечением большого числа зарубежных академических центров и видных в этой сфере фигур.

Потомки «детей Гусака»

В Институте славистики философского факультета Масарикова университета в Брно работают около 30 человек. В общей сложности там насчитывается 16 специальностей, и хотя русский язык — лишь одна из них, он играет самую значимую роль.

«Русский язык можно изучать в рамках филологии или для практического применения в бизнесе, переводах. У нас также есть филологическо-региональное направление, в рамках которого студенты знакомятся с разными языками, включая русский», — рассказывает директор Института Иво Поспишил.

«В последние три года интерес к обучению по нашим специальностям возрос, однако это касается большинства направлений на факультете и в университете». По словам профессора Поспишила, через два — три года школу окончат дети «детей Гусака», и можно ожидать, что рост числа студентов прекратится. Это скажется и на изучении других славянских языков.

Что касается украинского языка, то интерес к нему стабилизировался, в том числе, в связи с аккредитацией новой специальности «украинские исследования», которую вместе с коллегами подготовил Петр Калина.

«У нас есть бакалавриат по специальности «русский в работе фирмы». Эта специальность вызывает большой интерес. Некоторые выпускники трудоустроены в компании Alta и других. Наши выпускники учительских специальностей преподают русский в некоторых начальных и средних школах и даже в ремесленных училищах», — отмечает Поспишил. Он добавляет, что русский язык в этих типах школ нередко конкурирует с немецким языком.

«Я немного отойду в сторону и упомяну хорватский язык, который мы тоже преподаем. Желающих изучать его приводят к нам нередко практические соображения. Скажем, люди хотят общаться на отдыхе на Адриатическом море, но затем их интерес углубляется».

Институт поддерживает хорошие связи с университетами во всех славянских странах, однако степень сотрудничества с ними разная. «Интерес проявляют украинские университеты. У нас продолжительные отношения с российскими университетами в Нижнем Новгороде, Ижевске и Санкт-Петербурге, Самаре. Остальные контакты поддерживаются, скорее, на личном уровне и благодаря профессиональному сотрудничеству.

Мы регулярно проводим международные конференции, семинары и воркшопы, которые привлекают интерес российских исследователей. У нас учились и учатся некоторые русские из России и те, чьи семьи обосновались в Чехии. Однако мы приветствовали бы со стороны российских коллег большую и, главное, систематическую поддержку в виде стипендий, стажировок и литературы».

Русский язык открывает мир

Современных чешских студентов, изучающих русский язык, может вдохновить пример их предшественников. Например, пример чешского психолога Владимира Смекала, который в своей профессиональной деятельности соприкасался с русским языком очень часто. Смекал никогда отдельно им не занимался, но настолько хорошо его освоил, что перевел на чешский язык некоторые труды советских психологов Сергея Рубинштейна и Льва Выготского, признанных даже на Западе.

После прихода к власти Михаила Горбачева русские коллеги из Академии наук несколько раз обращались к Смекалу, у которого прежде были проблемы с режимом времен нормализации, и просили его помощи в создании тестов по психологии. Еще при Сталине в СССР тестирования были запрещены.

Профессор Смекал до сих пор вспоминает, какая свободная атмосфера царила в 80-е годы в Москве в вузах, какие там велись дискуссии на разные темы, тогда как у нас в то время еще был суровый режим Гусака.

Архитектор Ленка Мусилова из Брно тоже эффективно воспользовалась своим владением русским языком, который она освоила в основном во время учебы в средней школе. На рубеже тысячелетий Мусилова участвовала в реконструкции дворца для президента Казахстана Нурсултана Назарбаева в только обустроенной столице Казахстана Астане, бывшем Целинограде.

На протяжении двух лет Ленка Мусилова не раз бывала в Астане, где работала по семь-десять дней. Там она встретила потомков тех русских, которые были депортированы в Казахстан при Сталине. Мусилова вспоминает, что было очень интересно и приятно общаться с казахстанскими и русскими коллегами.

Русский — один из мировых языков

Русский язык является одним из мировых. На нем говорят десятки миллионов людей. Это родной язык выдающихся писателей: Александра Пушкина, Антона Чехова, Льва Толстого, Бориса Пастернака, Александра Солженицына. Свои замечательные тексты на этом языке пел Владимир Высоцкий, а также Булат Окуджава.

При коммунистах я иногда слышал на «Радио Собода», вещавшему из Мюнхена, голос борца за права человека и друга Чехословакии Андрея Сахарова. И я при этом всегда думал, как же мягко звучит русский, и насколько он может быть красив. Вот только говорить не стоит Леониду Брежневу или какому-нибудь русскому маршалу на военном параде на Красной площади.

Лично убедиться в приятном звучании русского языка я имел возможность во время первого визита в Советский Союз в 1987 году, когда побывал в московском Театре сатиры. Тогда целых пять дней я обсуждал самые разные темы с актерами, драматургами и другими работниками этой уникальной театральной сцены.

В то время в СССР, в отличие от нас, царила свобода слова, и представители творческих кругов ею пользовались в полной мере. Их живо интересовали, в частности, чехословацкие события 1968 года.

Без страха и с большой радостью я вместе со своим коллегой из сатирического театра «Вечернее Брно» рассказал им историю Пражской весны и поведал, прежде всего, о массированном военном вторжении, а также о мирном ненасильственном отпоре большинства чехословацких граждан.

Наши русские друзья очень удивились: несмотря на успешно развивающуюся гласность, на тот момент всего этого они еще не знали.

Чехия. Россия > Образование, наука > inosmi.ru, 9 июля 2017 > № 2238450


Россия. СФО > Образование, наука > ras.ru, 7 июля 2017 > № 2235999

127 сибирских исследователей стали победителями первого конкурса Президентской программы исследовательских проектов РНФ

Первый из четырех конкурсов, объявленных Российским научным фондом в рамках Президентской программы исследовательских проектов, завершен, в списках победителей опытные ученые и молодые специалисты из Сибирского отделения РАН, ВУЗов региона и научных центров.

Лидирует по количеству грантов Новосибирск: поддержку РНФ получили 73 проекта ученых из Новосибирского государственного университета, Новосибирского государственного технического университета, Новосибирского государственного аграрного университета, институтов Сибирского отделения РАН, Сибирского федерального биомедицинского исследовательского центра имени академика Е. Н. Мешалкина. Если говорить о направлениях наук, то большинство грантов пришлось на химию и физику, далее следуют медицинские и биологические проекты, математические и геологические исследования. Единичными грантами отмечены историческая и филологическая сферы.

Активную поддержку получили и томские исследователи: РНФ выделил 33 проекта. Иркутские, омские и красноярские ученые получили по 7, 5 и 4 гранта соответственно. По одному победителю числится в Барнауле, Бийске, Якутске, Кемерове и Улан-Удэ.

Президентская программа исследовательских проектов на конкурсной основе предоставляет ученым, в том числе молодым, гранты на проведение долгосрочных (до 7 лет) исследований в научно-технологической сфере. Конкурсные мероприятия охватывают проекты молодых исследователей, групп под руководством молодых ученых, а также ученых, работающих в лабораториях мирового уровня. Программа сформирована в рамках поручения Президента Российской федерации и реализуется Российским научным фондом с начала 2017 года, нацелена на поддержку фундаментальных и поисковых исследований российских ученых.

С полным списком имен победителей конкурса можно ознакомиться на сайте РНФ.

«Наука в Сибири»

Россия. СФО > Образование, наука > ras.ru, 7 июля 2017 > № 2235999


Россия > Образование, наука > forbes.ru, 7 июля 2017 > № 2235831 Иван Любимов

Атмосфера изоляции: российские университеты отдаляются от мировой науки

Иван Любимов

Старший научный сотрудник Института Гайдара

У развивающихся университетов, как и у развивающихся экономик, существуют сдерживающие развитие барьеры — недостаточное финансирование, плохое управление, коррупция, несовершенные правила финансирования, изоляционизм

Рубен Ениколопов из Российской экономической школы и университета Помпеу Фабра написал текст о том, что одним из важнейших барьеров для развития российской науки является изоляционизм, в который, как может показаться, все больше погружается не только российская экономика, но и академическая сфера.

Нет сомнений в том, что изоляционизм способен нанести науке самый серьезный ущерб, а российская академия действительно может оказаться со временем в большей мере чем в последние годы изолированной от взаимодействий с международными научными школами. Однако, несмотря на этот риск, изоляционистское ограничение не кажется сегодня наиболее серьезным барьером для ее развития.

Нарастающая изоляционистская атмосфера может быть самым важным ограничением для академического роста лишь в случае небольшого числа университетов, которых в некоторых сферах, например, таких как экономика или политология, можно пересчитать по пальцам одной руки. Как правило, такие университеты возглавляет ректор, являющийся неплохим фандрайзером. Кроме того, он также часто состоявшийся ученый, неплохо разбирающийся за счет своего научного опыта в механизмах развития научной школы и способный предложить эффективную стратегию академического развития. Поэтому благодаря деньгам, которые находит университет, у него есть возможность нанимать хорошо публикующихся профессоров и подающих надежду доцентов, и, благодаря их усилиям, становиться все более известным как на национальной, так и международной академической сцене.

Важной частью функционирования такого университета, сотрудники которого имеют возможность и способны заниматься исследованиями на высоком международном уровне, является взаимодействие с международными научными школами, состоящее из научных стажировок, соавторства, конференций и т. д. Таким образом университеты присоединяются к мировым кластерам знаний, ведь не секрет, что львиная доля научной деятельности сконцентрирована в развитых странах — ради получения новых идей, академического ноу-хау, которые, дополняя собственные знания и идеи сотрудников успешных российских университетов, помогают им в повседневной исследовательской работе.

Политический изоляционизм, заключающийся в создании юридических и социальных ограничений на взаимодействие с окружающим миром, может сократить масштабы кооперации с мировыми научными школами и таким образом существенно снизить возможность для проведения исследований мирового уровня. Очевидно, что для наиболее успешных университетов политический изоляционизм может являться наиболее сильным ограничением для дальнейшего академического развития.

Однако теперь представим себе наиболее часто встречающийся в России тип университета. Бюджет последнего сравнительно небольшой, поэтому ему сложно привлекать успешно публикующихся исследователей или покупать современное оборудование и материалы. Проблема недостаточного финансирования усугубляется тем, что значительную часть бюджета забирает себе ректорат — в виде зарплат и премий. В таком университете или научно-исследовательском институте работают в основном пожилые сотрудники, которым остается только уйти на пенсию, а из новичков приходят часто те, кто временно нуждается в свободном графике (который предоставляет академическая работа), но не связывает свою жизнь с академической работой.

Проблемы этих университетов не ограничиваются небольшим размером бюджета. Нередко такими университетами руководят люди, не слишком хорошо разбирающиеся в науке, однако имеющие научные степени и звания. Нередко, эти степени и звания заработаны в основном за счет усилий их коллег и подчиненных, но их обладатели стараются побыстрее забыть об этом обстоятельстве, и в конечном счете находят возможным формулировать академическую повестку для своих университетов. Эта повестка может в лучшем случае включать в себя устаревшие исследовательские вопросы, а в худшем вообще иметь лишь отдаленное отношения к науке.

Совсем не обязательно, что эти две проблемы — недостаток средств и некомпетентное управление — сосуществуют в одном университете или институте. Небогатый университет может возглавлять квалифицированный менеджер, а благополучный с финансовой точки зрения институт — самодур.

Важно то, что едва ли такой университет или исследовательский институт сможет установить серьезные академические связи с международным научными школам, даже если захочет этого. Во-первых, его сотрудники, как правило, плохо говорят и пишут на английском языке, уже давно являющемся рабочим языком академической профессии. Во-вторых, и это важнее, качество исследований такого университета не интересно ни одной более или менее качественной международной научной школе. В лучшем случае такие университеты смогут устанавливать символические связи с серьезными университетами, делая взаимные визиты вежливости, но никакого фактического научного взаимодействия между ними не возникнет. Но вполне возможно, что ни ректор, ни сотрудники не захотят никакого реального международного взаимодействия, т. к. в случае кооперации им придется открыться для своих партнеров, обнажив многие неприглядные детали своей профессиональной жизни.

Является ли политический изоляционизм для подобных университетов проблемой? Ждет ли их рост, если политический изоляционизм пойдет на убыль? Очевидно, что нет. Главные проблемы таких вузов — недостаточное финансирование, в особенности академических расходов, а также некомпетентное управление, часто также дополненное коррупцией. Именно эти проблемы являются для таких университетов или исследовательских институтов ключевыми.

И даже после того как эти барьеры будут в значительной мере сняты, вуз все еще может упереться не в изоляционистские, а совсем в другие ограничения. В частности, российская наука главным образом финансируется из бюджета, и поэтому правила финансирования и стандарты академической отчетности в ней устанавливаются чиновниками. Так, многие государственные гранты содержат требование опубликовать научную работу не позже чем через 14-15 месяцев после начала исследования. Однако публикация в качественном международном журнале часто требует значительно большего времени — 20-30 месяцев, а то и 3-4 лет.

Только год требуется исследователю для того, чтобы написать работу в первой редакции, дальше ее нужно презентовать на нескольких конференциях, чтобы получить достаточно замечаний и критики и учесть их до отправки работы в журнал. Отправленная в научный журнал работа будет рассмотрена рецензентом только через несколько месяцев, возможно, через год. И ответом на нее, скорее всего, будет отказ в публикации или требование о доработке — конкуренция в ведущих журналах очень высока. Таким образом, правило о необходимости публикации работы через 14-15 месяцев ограничивает исследователей в качестве работы, в результате чего ее невозможно будет публиковать в журналах, входящих в первые сотни ведущих академических изданий.

Таким образом, если представить, что у университета или института достаточный бюджет и не коррумпированное и компетентное руководство, окажется ли наступающий изоляционизм главным ограничением его развития, если бюрократические правила де-юре сокращают его возможности создавать качественные работы? Возможно да, если начальники находят эффективные способы обходить бюрократические ограничения. В противном случае качество академических работ остается недостаточно высоким, и такой университет едва ли сможет выйти на международный исследовательский рынок и стать интересным для ведущих международных школ и исследователей, а следовательно, изоляционизм вновь не будет играть на этом этапе роль ключевого ограничения для его развития.

Таким образом, у развивающихся университетов и исследовательских институтов, как и у развивающихся экономик, постоянно существует множество сдерживающих их развитие барьеров — недостаточное финансирование, плохое управление, коррупция, несовершенные правила финансирования, изоляционизм и пр., которые создают среду, заметно отличающуюся от той, в которой работают ведущие международные научные школы. Для эффективного развития университетов важно уметь идентифицировать те барьеры, которые служат основными ограничениями для их развития в настоящий момент, а не только и не столько те, которые ограничивают их развитие на длинных временных дистанциях. Заниматься поиском вероятных проблем следует индивидуально, собирая об университете как можно более полные данные. Например, если публикации сотрудников некоторого университета не встречаются даже в хороших российских журналах, то более вероятной причиной такой стагнации является недостаточный бюджет, а не политический изоляционизм.

Россия > Образование, наука > forbes.ru, 7 июля 2017 > № 2235831 Иван Любимов


Россия > Образование, наука > ras.ru, 6 июля 2017 > № 2234047

Академию наук предлагают разрушить руками самих академиков

Возможно, что уже к зиме нынешнего года, РАН, как организация с собственной исследовательской базой и кадрами, прекратит свое существование

Как стало известно «НГ» из источников в Президиуме Российской академии наук, на заседании Президиума РАН в среду, 5 июля, было сообщено о получении письма из Федерального агентства научных организаций (ФАНО). Письмо датировано 20 июня 2017 г., получено РАН – 23 июня. В письме предлагается академии в срок до конца июля провести проверку около 500 академических институтов, находящихся сейчас под эгидой ФАНО. (Всего на данный момент подведомственных ФАНО научных организаций – 731.) Для этого – выделить по два эксперта из числа академиков. Если учесть, что сейчас в составе РАН около двух тысяч действительных членов и членов-корреспондентов, то, получается, что каждый второй член Академии наук попадает в состав этих экспертов. Но самое поразительное в другом.

Проверка должна охватить период 2013–2015 гг. При этом, как подчеркнул источник «НГ», в письме специально указывается, что проверка проводится исключительно на основе материалов, который предоставит ФАНО; экспертам обращаться непосредственно в проверяемые институты с запросами необходимой информации запрещено. Заметим, что само ФАНО образовано указом президента РФ от 27 сентября 2013 г., а «Положение о Федеральном агентстве научных организаций» утверждено постановлением правительства РФ лишь 25 октября 2013 г.

Понятно, что формы и содержание отчетности академических организаций до 27 сентября 2013 г. (формальная дата начала реформы Академии наук) и после – серьезно различаются. Например, до сентября 2013 г. не было никакой абсолютизации библиометрических показателей – так называемого «индекса Хирша» и проч. На практике, выполнение указанных в письме требований ФАНО означает, что руками самих же академиков предлагается установить «окончательный диагноз» неэффективности Академии наук. Более изощренной иезуитской формы «реформирования» академической (фундаментальной) науки трудно придумать.

Все это свидетельствует, что исполнительная власть всерьез готовится к намеченным на 27 сентября нынешнего года выборам президента РАН. И все разговоры о том, что власть не намерена вмешиваться в демократические академические процедуры – только разговоры. Об этом же, кстати, свидетельствует, что упомянутое заседание Президиума РАН состоялось не во вторник, 4 июля (традиционный день заседания Президиума РАН), а было перенесено на среду, 5 июля. По информации «НГ», это было связано с вызовом исполняющего обязанности президента РАН, академика Валерия Козлова в Администрацию президента РФ. Если это так, то речь на этой встрече вполне могла идти о предложении академику Козлову выдвинуть свою кандидатуру на выборах 27 сентября. До сих пор Валерий Козлов заявлял, что не собирается этого делать. Но власти, по-видимому, серьезно обеспокоены тем, что самый желанный для них кандидат на высший академический пост, председатель Совета Российского фонда фундаментальных исследований, академик Владислав Панченко не наберет на выборах необходимых 50 + 1% голосов.

Между тем, сейчас число кандидатов на высший академический пост подбирается к 10. Например, как стало известно «НГ», в ближайшее время объявит о своем выдвижении академик Роберт Нигматуллин, в недавнем прошлом директор Института океанологии РАН.

Возможно, что уже к зиме нынешнего года, Российская академия наук, как организация, обладающая собственной исследовательской базой и системой подготовки кадров, прекратит свое существование. Зато останутся исследователи с высоким Хиршем. Недаром на днях министр науки и образования РФ Ольга Васильева с гордостью заявляла, что, по ее мнению, «по макропоказателям, что бы ни говорили, наша наука находится как раз на взлёте». А в качестве доказательства министр привела такие данные: доля публикаций научных статей исследователей из России превысила 2,44% от базы данных Web of Science, что выше заложенных в «майских указах» показателей…

22 июня этого года, на встрече с группой академиков, президент РФ Владимир Путин подчеркнул: «22 июня – день начала Великой ответственной войны. День, когда враг вероломно напал на нашу Родину. И не могу не вспомнить огромный вклад, который внесла советская, российская наука в победу над врагом… Очень многое тогда было сделано советской наукой для того, чтоб победить этого коварного врага, противника». Все правильно. Но тогда эффективность науки оценивалась не по индексу Хирша, и не по «макропоказателям» министра Васильевой. И, кстати, во время Великой Отечественной войны в стране была сохранена сеть вузов и техникумов для воспроизводства технических кадров.

Андрей Ваганов, Независимая газета

Россия > Образование, наука > ras.ru, 6 июля 2017 > № 2234047


Россия > Образование, наука. Агропром > fano.gov.ru, 6 июля 2017 > № 2233851

ФАНО России принимает участие во «Всероссийском дне поля – 2017»

Федеральное агентство научных организаций принимает участие в инновационной агропромышленной выставке-форуме «Всероссийский день поля – 2017», который проходит в эти дни в Казани на базе подведомственного ФАНО России Татарского научно-исследовательского института сельского хозяйства (ТатНИИСХ).

В этом году в мероприятии принимают участие более 1000 представителей из 73 регионов, в том числе более 20 научных организаций, подведомственных ФАНО России.

На 60 га экспериментальных полей расположились презентационные площадки разделов «Растениеводство», «Инженерно-техническое обеспечение АПК», «Животноводство» и «Кампус». А новинкой программы стал раздел «Робототехника», где представлены беспилотные летательные аппараты и легкие сельскохозяйственные самолеты татарстанских производителей.

Насыщенная деловая программа мероприятия направлена на решение актуальных вопросов развития сельского хозяйства, в числе которых импортозамещение, развитие фермерского производства, агроклиматические риски, техническая модернизация отрасли, подготовка кадров.

В рамках работы форума помощник руководителя ФАНО России Екатерина Журавлева провела круглый стол, на котором был представлен проект Подпрограммы развития картофелеводства, разрабатываемый в рамках Федеральной научно-технической программы развития сельского хозяйства на 2017-2025 гг.

Проект предусматривает формирование полного научно-технологического цикла производства конкурентоспособного посадочного материала картофеля и включает в себя задачи по разработке и внедрению передовых технологий геномной селекции, семеноводству, диагностике возбудителей заболеваний, разработке интегрированных средств защиты и хранения картофеля.

«Планируем, что благодаря реализации подпрограммы по развитию селекции и семеноводства картофеля в России будет создан полный технологический цикл, который позволит к 2025 году заместить сорта импортной селекции картофеля высококачественными российскими сортами», - отметила Екатерина Журавлева.

В ходе круглого стола была представлены успешные примеры коммерциализации результатов научной деятельности институтов ФАНО России. Кульминацией стало подписание соглашения о выполнении комплексного научно-технологического проекта между ТатНИИСХ и компаниями ООО «Алчак» (оригинальное семеноводство картофеля) и ЗАО «Бирюли» (элитное семеноводство картофеля). Предполагается, что в результате реализации этого проекта к 2025 году объем производства новых отечественных сортов картофеля класса элита составит 2800 тонн.

Во «Всероссийском дне поля - 2017» принимают участие руководство Минсельхоза России и Республики Татарстан, глава аграрного ведомства Китая, представители Совета Федерации Федерального Собрания РФ, региональных органов управления АПК, отраслевых союзов и ассоциаций, научного сообщества и другие.

Россия > Образование, наука. Агропром > fano.gov.ru, 6 июля 2017 > № 2233851


Казахстан > Образование, наука > camonitor.com, 6 июля 2017 > № 2232611

В каких реформах нуждаются казахстанские школы?

Автор: Мади Алимов

Ни для кого не секрет, что отечественное школьное образование переживает сегодня не самые лучшие времена. Несмотря на то, что Казахстан обрел независимость около четверти века назад, мы до сих пор не смогли выработать такую концепцию его развития, которая всецело отвечала бы национальным интересам.

Стоит признать, что все усилия, которые предпринимались в этом направлении, привели к полной формализации процесса образования. В частности, содержание общественно-гуманитарных дисциплин страдает несовершенством и представляет собой некую информационную смесь. Кроме того, за пределами образовательной политики государства остаются такие важные составляющие, как компетентностный подход к обучению, функциональная грамотность выпускника, институциональный аспект в организации учебного процесса и т.д.

Возникает вполне резонный вопрос: что с этим делать? Видимо, сначала стоило бы определить основные причины столь катастрофического состояния. Именно с этой целью ученый-компаративист Аскарбек Кусаинов разработал проект «Концепции повышения качества среднего образования в Республике Казахстан». Сделал он это на основе детального изучения истории отечественной системы просвещения и анализа опыта ведущих стран мира. Презентация проекта состоялась недавно в Алматы.

Вот как высказался по этому поводу сам автор, президент Академии педагогических наук РК Аскарбек Кусаинов: «Мы представляем эту концепцию для широкого обсуждения как педагогической общественностью, так и обществом в целом. Надеемся на должное внимание к ней со стороны Министерства образования и науки РК и правительства. В дальнейшем мы предлагаем разработать на ее основе комплексную программу повышения качества среднего образования, которая дополнит государственную программу повышения качества образования и науки РК на 2016-2019 годы. В ней будут описаны пошаговые действия всех участников процесса по годам. Принятие такой программы, несомненно, позволит поднять качество среднего образования на новый уровень. Для ее реализации не потребуется дополнительных финансовых средств со стороны государства. Она будет осуществляться в пределах сумм, выделенных министерству из республиканского бюджета».

По словам Кусаинова, как и любая другая сложная система, образовательная состоит из различных подсистем (составляющих). Это стандарты и учебные программы, учебная литература, педагогические кадры, мониторинг образования, духовно-нравственное и патриотическое воспитание, научно-исследовательская работа, менеджмент... И чтобы добиться поставленных целей, нужно повысить качество всех этих составляющих. То есть необходима комплексная, системная работа.

В Казахстане сейчас осуществляется переход на новое содержание образования. В 2016-2017 учебном году первоклассники занимались уже по новой программе, по новым учебникам, а в предстоящем 2017-2018 учебном году на них перейдут учащиеся 2-х, 5-х и 7-х классов. Это, как считает Кусаинов, потребует целенаправленной и слаженной работы различных центров, организаций, управлений образования, вузов, колледжей, школ, издательств, ученых и педагогов.

Автор концепции особое внимание обращает на вопросы повышения профессионализма педагогических кадров. Например, школьники из таких стран, как Сингапур, Гонконг, Япония, Тайвань, Финляндия, Южная Корея, Канада, Эстония, Макао, Новая Зеландия, стабильно демонстрируют высокий уровень знаний, что позволяет отнести эти государства к категории мировых лидеров в данной сфере. Что способствовало их успехам? Прежде всего, научно обоснованная политика повышения качества среднего образования, включающая в себя: сохранение национальных особенностей и культуры, сохранение и развитие родного языка, воспитание творческой, неординарно мыслящей, гармоничной и духовно богатой личности, повышение профессиональной компетентности учителей. Таким образом, основной целью является воспитание человека. В этих странах пришли к выводу, что одно неправильное решение при подборе кадров может привести к сорока годам плохого преподавания.

Другой важный аспект связан с материальным стимулированием труда учителей. В развитых странах им устанавливают достойные базовые оклады, а между тем именно уровень начальной зарплаты оказывает существенное влияние на выбор молодым человеком той или иной специальности. Когда профессия учителя приобретает высокий статус, в нее идут наиболее талантливые и образованные выпускники школ, а дальше в дело вступает принцип их «дальнейшего воспроизводства». Особенно хорошо это видно на примерах Финляндии, Японии и Южной Кореи.

В Казахстане же ситуация, можно сказать, прямо противоположная. Престиж учительской профессии сильно упал, в нее зачастую идут далеко не лучшие выпускники школ, и привлекает их не столько сама профессия, сколько возможность бесплатно получить диплом (государственных грантов на педагогические специальности выделяется довольно много, проходной балл невысокий). И к чему мы пришли в итоге? Выступая на форуме педагогов Западно-Казахстанской и Актюбинской областей, председатель правления АО «Назарбаев интеллектуальные школы» К.Шамшидинова отмечала: «Через конкурсный отбор в «Назарбаев школы» прошли 7 тысяч учителей. Почти 70% не набирают пороговые 13 баллов». А ведь в такие учебные заведения отбирают лучших педагогов. Что уже тогда говорить об остальных?

Аскарбек Кусаинов предлагает свои варианты решения этой проблемы. Один из них выглядит следующим образом: назначить наставниками 10 тысяч опытных учителей-методистов, и каждый из них, получая дополнительно от государства по 40 тысяч тенге в месяц, должен будет в течение года повысить квалификацию шестерым своим коллегам. Так можно будет охватить годичным обучением 60 тысяч школьных педагогов. Общая сумма затрат при этом составит 4,8 млрд тенге в год. Таким образом, за три года удастся повысить квалификацию практически всех учителей Казахстана. Согласятся ли директивные органы с таким предложением, покажет время. Но в любом случае решать проблему надо, причем не откладывая в долгий ящик.

В своем последнем на сегодня Послании народу Казахстана президент страны обратил внимание на необходимость сокращения разрыва в качестве образовательных услуг между городскими и сельскими школами. Как считает А.Кусаинов, реализация его предложений по подготовке мини-стандартов и созданию института наставников будет способствовать в том числе и достижению цели, которую поставил глава государства. Кстати, работа по созданию мини-стандартов для 1-го класса была начата, однако из-за слабой интернет-связи в учебных заведениях и низкого уровня профессиональной компетентности учителей более чем в 60 процентах школ подготовленные материалы, к сожалению, не используются.

Еще одно направление, на котором, по мнению Кусаинова, следовало бы сконцентрировать усилия, — это содержание учебной литературы. Оно всегда было объектом справедливой критики со стороны общественности. Думается, высказанные президентом Академии педагогических наук предложения на этот счет заслуживают внимания и внедрения (разу­меется, по мере возможностей) в практику. Особенно это касается определения ответственности авторов, экспертов и издательств, занятых в этом процессе.

В сегодняшних условиях изучение и анализ проблем образования требуют качественно иных подходов. Взять хотя бы вопросы, связанные с мониторингом. В развитых странах давно поняли простую истину: нельзя усовершенствовать то, что предварительно не было изучено, измерено. Поэтому чтобы повысить качество образования, необходимо получить достоверную информацию о его текущем состоянии. Сочетание мониторинга и корректирующих мер имеет первостепенное значение для обеспечения стабильно высокого уровня преподавания во всей системе образования. Увы, но в Казахстане еще не создан единый инструментарий, не развита наука об измерениях оценки достижений и недостатков в данной сфере – педагогическая квалиметрия и тестология. Поэтому в настоящее время мы не можем осуществить полноценный мониторинг качества среднего образования.

Если говорить в целом о ситуации в казахстанских школах, то необходимость реформ (не тех разовых и спонтанных, по которым не прошлись разве что ленивые, а системных и комплексных) назрела. С этой точки зрения разработанная профессором Аскарбеком Кусаиновым «Концепция повышения качества среднего образования» заслуживает если не однозначного одобрения, то хотя бы всестороннего рассмотрения и анализа.

Казахстан > Образование, наука > camonitor.com, 6 июля 2017 > № 2232611


Россия > Образование, наука > ras.ru, 5 июля 2017 > № 2234051

Академик Всеволод Ткачук — об олимпийском факеле МГУ

Экспертное мнение

"Чаепития в Академии" — постоянная рубрика Pravda.Ru. В ней мы публикуем интервью писателя Владимира Губарева с академиками. Сегодня его собеседник — декан факультета фундаментальной медицины МГУ им. М.В. Ломоносова, академик РАМН и РАН, биохимик Всеволод Ткачук.

Слава медицинского факультета МГУ растет непрерывно, день ото дня. Нынче она уже заполнила не только аудитории самого университета, но и возвысилась над отраслью и наукой в целом, добравшись до коридоров Кремля. И оттуда пришло неожиданное распоряжение (точнее — просьба): разобраться досконально с тем очень странным явлением, которое именуется "допингом" и которое в последнее время принесло так много неприятностей всем россиянам. "Всем" — потому что нет среди нас людей равнодушных к спорту.

Впрочем, декан факультета фундаментальной медицины МГУ академик Всеволод Арсеньевич Ткачук сразу же уточнил:

— Это поручение президента относится не только к нашему факультету, а к Университету в целом. Как мне кажется, в нем отражено не только доверие к техническим возможностям МГУ и признание его заслуг, но и доверие к его интеллектуальному и творческому потенциалу. Именно так мы воспринимаем происходящее.

Конечно же, я не мог не согласиться с Всеволодом Арсеньевичем, но все-таки попытался доказать, что главная ответственность легла на Факультет. А потому и спросил:

— Вас поздравлять или вам сочувствовать?

Ученый ответил неожиданно:

— В Московском университете есть все. Когда-то, а точнее в 1992 году, журнал "Плейбой" опубликовал фотографии наших студенток. Естественно, обнаженных. Виктор Антонович Садовничий только что был избран ректором. Его портрет был на первой странице журнала. И там же подпись: "В МГУ есть все!" Журналисты процитировали ректора, который любил повторять именно эту фразу. И это правда! Коллектив МГУ более сорока тысяч человек. Я имею в виду сотрудников. То есть в Университете есть все возможное, чтобы решать проблему допинга. Точно так же как и в ведущих западных университетах — именно там ею занимаются. В общем, нужна мощная научная корпорация, так как допинг — это многофакторная система.

— Так сложно?

— Конечно. Речь идет не только о выявлении чужеродных веществ в крови, моче или других жидкостях, находящихся в организме, но и об изменении эндогенных элементов. Надо выявлять причины изменения в организме уровня гормонов, нейромедиаторов и других веществ. И надо не только определять метаболиты, но и состояние генома спортсмена. Проблемы наисложнейшие, требующие глубоко аналитического анализа и самой современной аппаратуры. Всем этим Университет располагает.

— Поздравлять или сочувствовать?

— Нравится или не нравится? Так вопрос для нас не стоит. Это доверие Московскому университету. И второе: это вызов, который стоит перед учеными, в том числе перед медиками, и это способ воспитывать специалистов на самых передовых рубежах современного знания.

— Все-таки проблема несколько уже, как мне кажется. Ведь речь идет о биохимии, то есть о вас… Да, в МГУ есть и физики и геологи, но они допингом заниматься не будут. Иное дело вы, биохимики и медики?

— Да, допинг — это, прежде всего, молекулы.

— Но вы должны не только определять, есть ли чужеродные молекулы, но и прогнозировать их появление, не так ли?

— Совершенно верно! В частности, это задача и моя, так как я заведую кафедрой молекулярной медицины. Она охватывает всю проблему, сложную и ответственную, а потому мне это очень интересно. Не сомневаюсь, что многих молодых людей она также увлечет. Я закончил биологический факультет МГУ, профессиональный биохимик, а потому могу судить о нашей науке объективно. Я 35 лет возглавляю лабораторию в Кардиологическом центре Евгения Ивановича Чазова.

— Он же вас сразу позвал, когда создавал Центр?

— Да, я там оказался с первого дня. Меня рекомендовал мой учитель академик Северин. Я сконцентрировался тогда на медицинских проблемах, так как биохимия должна служить медицине.

— Но ведь и в МГУ этим занимаются!?

— На биофаке есть кафедра биохимии. Ею заведует мой друг Николай Борисович Гусев. Но у нас биохимия другая, она должна быть связана со здоровьем человека, с выяснением причин разных заболеваний и путей их излечивания. Здесь учатся врачи, именно их мы готовим. Если на биофак приходят, чтобы стать биохимиками, то к нам идут, чтобы стать врачами. Кстати, заинтересовать их в биохимии очень непросто, потому что много других предметов, зачастую тоже привлекательных. Так что они обратят внимание на биохимию, если увидят, что это живое, интересное дело. И проблемы с допингом, конечно же, обращают на себя внимание, так как актуальны.

— Извините на прямоту: вы не боитесь — ведь вы теперь оказываетесь в центре внимания всех мировых спортивных акул — от чиновников до медиков?

— Нет, и вот почему. Наш факультет не будет проводить измерения каких-то веществ в моче и крови. Я не считаю, что Университет должен заниматься техническим "обслуживанием" тех или иных групп людей. Мы должны идти впереди, разрабатывать идеологию, методологию тех рисков допинга, которые могут возникнуть через 10-20 лет. Мы должны предсказать, предусмотреть, разработать методы контроля. Это, во-первых. А второе: скажу сразу — я не сторонник профессионального спорта.

— Почему?

— Он не свидетельствует о здоровье нации. Это эксплуатация подчас одного органа, поэтому "профессионализм" часто плохо кончается. Нужна физкультура. А профессиональный спорт на грани надрыва, на грани поломки прекрасной машины, которая называется организм человека.

— Тезис спорный.

— Это моя позиция. Тем не менее, профессиональный спорт дает ученым прекрасную возможность изучать, как экстремальные физические и психические нагрузки влияют на человека, как восстанавливаться организму после них. Такие исследования надо проводить именно в Университете, потому что в других медицинских учреждениях занимаются болезнями. Мы же изучаем здоровье человека. Профессиональный спорт — это прекрасная модель для ученого, так как организм достигает предельного состояния, а затем восстанавливается…

— Причем эксперимент проводится добровольно!

— Именно так. Медицина занимается болезнями, а понятие "здоровый человек" так и не определено до сегодняшнего дня. Нужно создавать "здоровьесберегающую медицину"…

— Термин "трудноусвояемый"…

— Пока не удается подобрать более простой и отражающий суть этих идей… А из здоровых людей нужно выявлять самых здоровых. И в этом, кстати, очень помог космос.

— Вы ученик Сергея Евгеньевича Северина. Мне доводилось встречаться с ним. Он очень увлекался космической биологией и медициной. А вы?

— Я встречаюсь и дружу со многими космонавтами. Теперь в МГУ открывается новый факультет — космический. В этом кабинете недавно побывал профессор Соловьев, его научный руководитель.

— Тот самый Владимир Соловьев, прославленный космонавт и один из руководителей "Энергии"?

— Он самый. Он — профессор МГУ. Мне было приятно, что первым, к кому он пришел, оказался наш факультет. Он сказал, что создание нового факультета надо начинать отсюда. Он советовался, какие именно направления по космической биологии и медицине надо развивать. Отбором космонавтов — а дело это очень непростое: ведь из здоровых летчиков для первых полетов надо было выбрать самых здоровых! — занимался Институт медико-биологических проблем. Директором его многие годы был академик Олег Георгиевич Газенко, мы с ним дружили. Потом директором стал Анатолий Иванович Григорьев, вице-президент РАН и заведующий кафедрой экстремальной и экологической медицины у нас. Олег Игоревич Орлов, нынешний директор Института, работает на этой кафедре… Так что у нас космическая преемственность есть и традиции сохраняются.

— Академик Григорьев как раз сторонник "медицины здорового человека".

— На его кафедре работают главные специалисты этого направления.

— В стране, и особенно в столице, множество крупных медицинских центров, в которых можно решить практически любую проблему, связанную со здоровьем человека. Почему потребовался ваш факультет?

— Это великое дело, осуществленное ректором! Виктор Антонович создал около тридцати факультетов, но он всегда подчеркивает, что одно из самых правильных за 25 лет его ректорства — основание Факультета фундаментальной медицины. Это произошло в первый месяц после избрания его ректором! Он пригласил меня на беседу. А рекомендовал меня академик Северин, который заканчивал раньше медицинский факультет МГУ. Да, до войны такой факультет существовал, но потом его закрыли. Во время нашей беседы Виктор Антонович заметил: "если удастся воссоздать медицинский факультет, то я не зря стал ректором!" А потом добавил, что во всех университетах мира вокруг медицинского факультета объединяются физики, химики, биологи, гуманитарии, так как финансирование обычно идет через него.

— Да и становление самого Виктора Антоновича как крупного ученого шло через медицину. Именно он принимал самое активное участие в победе над невесомостью. Его расчеты и идеи позволили преодолеть барьер, когда всем казалось, что он не преодолим. Я имею в виду медицинские аспекты длительных космических полетов…

— Он понимает актуальность и важность медицины для развития всей науки — от математики и физики и до гуманитарных направлений. Но медицины особенной…

— Что вы имеете в виду?

— Студентов нашего факультета учат восемь факультетов МГУ. Причем, как учат! На физическом факультете МГУ лекции читают академики и профессора, развивающие эту науку. То есть создатели физики, а не пересказывающие учебники. На химическом факультете пять кафедр, и на каждой профессионалы самого высокого уровня. И везде — практика. Студенты работают в лабораториях, решают конкретные проблемы. На биофаке — семь кафедр, а не одна, как в обычных медицинских вузах. Это первая особенность. И второе: у нас всего 50 студентов на курсе. Официально положено на 4-х студентов один преподаватель. У нас же соотношение реально один к двум. А в медицинских вузах по нормам Минздрава один преподаватель на 20 студентов. Мы не зависимы от министерств и ведомств — это привилегия МГУ. То есть мы готовим своих специалистов так, как считаем нужным, и используем свои стандарты. Во всем мире самое дорогостоящее образование — медицинское. Оно индивидуальное. Это школа-студия, творческая мастерская. Надо врача готовить так же, как в консерватории скрипачей и пианистов. И у нас так получается! Каждого студента мы знаем не только по фамилии, но по имени и отчеству. Нам известны способности каждого, а потому мы можем помочь выбрать каждому свое направление, которых в медицине множество.

— Но вы готовите из них и исследователей?

— Конечно. В современной медицине всего около двадцати процентов болезней изучено досконально. Известны причины возникновения заболевания и возможности излечивания.

— А остальные 80 процентов?

— Требуют изучения. Но для этого надо понимать физические основы жизни, разбираться в химии, знать биологические процессы, философски мыслить. Всему этому могут научить только профессионалы. Наши студенты не только слушают лекции, ведут лабораторные работы, но уже с третьего курса занимаются научными исследованиями. На четвертом курсе они делают доклады, пишут исследовательские отчеты. На пятом — уже исследования серьезные, а на шестом курсе — дипломная работа, которая уже приравнивается к диссертации.

— Следовательно, "академический врач", то есть ваш выпускник, — это специалист, склонный к науке, и идущий впереди выпускников медицинских вузов?

— Да, это так.

— Иголка в стоге сена, которую вы находите и представляете обществу?

— Прогресс в науке и искусстве обеспечивают единицы. Сошлюсь на Льва Давидовича Ландау. Он читал лекции студентам-физикам. Говорил так: "Вас в аудитории триста человек. 299 зря поступили на физический факультет, так как ничего из вас не выйдет. Зря государство на вас тратит деньги. Но один из вас оправдает все эти расходы. Я читаю лекцию этому одному. Я не знаю, кто это. И вы не знаете. Если вы не понимаете, о чем я говорю, не горюйте — он понимает!" Каждый студент хотел быть тем самым "одним"… Этот принцип Ландау в определенной степени мы используем. В 90-х годах, когда мы начинали, на нас обрушились чиновники, мол, мы готовим специалистов для Запада. Но оказалось, что это не так. Подавляющее большинство наших выпускников остается здесь, их "расхватывают". Они работают в лучших медицинских центрах страны.

— Извините, но я хотел бы вас спросить совсем о другом…

— О чем же?

— Почему вы стали заниматься медициной? Насколько я знаю, отец ваш преподавал литературу, а он для вас был безусловным авторитетом?

— Маме не дали доучиться, она так и осталась фельдшером. Ее послали в маленькую деревушку — не хватало после войны специалистов. Она мечтала, чтобы я стал врачом. Но я попал в то время, когда наука была необычайна престижна. Наши успехи в космосе, в физике, в биологии во многом определили мой выбор. Я решил, что закончу МГУ, стану ученым, а потом уже врачом. Но случилось обычное: по окончании вуза женишься, потом рождаются дети, и уже жизнь не позволила стать врачом…

— Странно, что из глухомани, из провинциального Бийска и сразу в МГУ. В середине 60-х конкурс был очень большим, не так ли?

— Я был круглым отличником. Конкурс был тяжелым: пять письменных экзаменов… Конечно, чудо, что поступил. Однако в советские времена можно было из любой глубинки поступить в МГУ. Я ведь учился в деревне, где мой отец был учителем. А Садовничий? Он два года работал шахтером, а потом поступил на мехмат. Я учился в среде очень развитых людей, которые приехали в Москву со всего Советского Союза. Часто приезжали родители. С корзинами, с урюком, с мешком картошки, с вязанками лука… Подкармливали нас с общежитии.

Яндекс.Директ

Скрыть объявлениеСбережения для пенсионеров «Максимальный» - 16.9% в год. Сумма застрахована. КПК «ПРОМЭКОНОМГРУПП»Адрес и телефонМоскваprec-group.ruКПК «ПРОМЭКОНОМГРУПП»

— А сейчас?

— У нас половина студентов москвичи, а остальные со всей России. Чтобы поступить к нам, средний балл — 95. По ЕГЭ сто баллов получают всего несколько сотен человек в стране. Из пяти предметов иметь 95 баллов — это должны быть очень сильные ребята. Мне кажется, что сейчас у нас сохраняется правильный, не искривленный прием студентов. Подбирается ровная группа, а планка очень высокая. И студенты знают: экзамен для всех одинаков, никаких послаблений, условия равные. Это очень важно. Сразу видны способности каждого. И что греха таить, мне случается рекомендовать перевести в другой вуз того или иного отстающего студента, чтобы не сорвать его нервную систему. Когда студенты сильные, естественно, педагог поднимает планку преподавания, и некоторым это уже не по силам. А в обычном вузе наш студент будет в лидерах — такой вывод проверен неоднократно.

— И вы это говорите всем?

— Да, всем тем, кто начинает отставать. Бывали среди них и дети чиновников, занимающих очень высокие посты в государстве, и дети моих друзей-академиков.

— Вольно или невольно вы ставите своих выпускников в особое положение?

— С этим мы как раз боремся! Никаких поблажек: наш врач должен вести прием пациентов, работать наравне со всеми своими коллегами. Наши выпускники должны быть врачами, знающими биохимию, физику, химию. Но повторяю: прежде всего, врачами. И если уж защищают диссертацию, то она должна быть медицинской.

— И в чем же отличие?

— Он не пропустит уникальный случай, выявит нестандартность заболевания. И он начнет искать новую диагностику, новый метод лечения. Для этого у него хватит знаний, так как он получил университетское образование.

— С самого начала вы хотели создать именно такой факультет?

— Мне повезло в жизни: я всегда работал с очень умными людьми. Отец мой был очень талантливым человеком. Потом Сергей Евгеньевич Северин — мой учитель. И, наконец, Евгений Иванович Чазов. Я начал заведовать в Кардиоцентре лабораторией. Мы часто беседовали с Чазовым. Он мечтал собрать ученых в экспериментальном институте — физиков, химиков, биологов, а в клиническом — врачей. И если ученые и врачи будут ходить на одни и те же ученые советы, в ту же столовую, в ту же бухгалтерию, то они проникнутся проблемами друг друга и начнут сотрудничать. Он мечтал об этом. К сожалению, его надежды не оправдались, так как экспериментаторы увлечены своими делами, а врачи своими. Так что в полной мере осуществить свою идею Евгений Иванович не смог. Оказывается, подобные идеи можно реализовать не на ученом совете, а в одной голове. Знания организма, которые есть у врача, и понимание механизма физико-химических взаимодействий в нем, которые есть у ученого, должны быть у одного человека. Именно поэтому врача готовят в университетах. Причем не на конвейере, а сугубо индивидуально. В самых знаменитых университетах Америки на курсе 100-120 студентов-медиков. А у нас в медицинских вузах на курсе среднее количество студентов 450, а в некоторых — по две-три тысячи. Нужны колоссальные ресурсы для подготовки такой массы специалистов, да и база для практики огромная. Все это сделать на нужном уровне просто невозможно!

— Ваши достижения в науке связаны с человеческим сердцем, не так ли?

— Да. Мне трудно оценивать свою работу, пусть это делают другие… Отмечу лишь одно: так уж устроена фундаментальная наука, что о ее результатах подчас можно говорить лишь через десятилетия. Или об ученом забывают, или напротив — не современники, а уже потомки по достоинству оценивают его деяния. Ну а Чазов позвал к себе нашу лабораторию, потому что мы первыми начали заниматься так называемой "персонализированной медициной". Я интересовался рецепторами — это молекулы, которые узнают гормоны, факторы роста и так далее. И большинство лекарств действуют через них. Оказалось, что мы различаемся не только по количеству гормонов или каких-то других молекул, но и по чувствительности рецептора. Память, характер, острота зрения и другие особенности организма связаны с рецепторами. Оказалось, что можно прогнозировать, какая доза лекарства подходит человеку, какие лекарства годятся для него, а какие бесполезны или даже вредны. Такие работы мы проводили в Кардиоцентре. Но другие исследования также вели, и ведем сейчас.

— Теперь мне понятно, почему МГУ, его ректору академику Садовничему, Факультету фундаментальной медицины и вам доверено столь сложное дело как борьба за чистоту отечественного спорта…

— Речь сейчас идет не только о допинге, а прежде всего об уровне отечественной медицины, авторитете ее представителей в стране и мире.

— Справитесь?

— Будем стремиться. Нельзя не справиться.

Беседовал Владимир Губарев, Правда.ру

Россия > Образование, наука > ras.ru, 5 июля 2017 > № 2234051


Россия. ПФО > Образование, наука > fano.gov.ru, 5 июля 2017 > № 2232905

В Ижевске проходит XII Конгресс антропологов и этнологов России

В 2017 году организаторами Конгресса выступают Институт этнологии и антропологии имени Н.Н. Миклухо-Маклая РАН, Удмуртский институт истории, языка и литературы Уро РАН, а также Ассоциация антропологов и этнологов России и Удмуртский государственный университет при поддержке Правительства Удмуртской Республики. Организаторы обеспечивают методическое, техническое, информационное сопровождение, координацию и финансовую поддержку.

Конгресс проводится в целях содействия развитию научной составляющей «Стратегии государственной национальной политики в Российской Федерации», а также разработки эффективных мер реализации конфессиональной, языковой, миграционной политики на федеральном и региональном уровнях, гармонизации межнационального и межконфессионального диалогов; популяризации значимости антропологического и этнологического знания в современном обществе, координации деятельности исследователей и исследовательских сообществ в России и за рубежом.

Удмуртия была выбрана местом проведения очередного Конгресса на предшествующем форуме 2015 г. в Екатеринбурге. Основными факторами, повлиявшими на получение данного почетного права стали: статус национальной республики, стабильная сфера межнациональных отношений, успешная реализация национальной политики в регионе, известные в России и финно-угорском мире научные традиции местной этнографической школы.

Конгресс вызвал значительный интерес со стороны зарубежных исследователей, занимающихся научными проблемами, связанными с этническими процессами в России. Всего на участие было подано более 200 заявок из 34 стран мира. Большинства ученых – представители стран СНГ (40% - Беларусь, Казахстан, Молдова). К началу работы Конгресса были изданы его «Материалы» – сборник тезисов докладов и статей по темам пленарных выступлений. Ожидаемый объем издания – свыше 500 страниц. Материалы Конгресса будут размещены в базе данных РИНЦ.

Работа Конгресса развернулась на более чем 10 площадках Ижевска, в том числе, на базе Удмуртского государственного университета, который принимает активное участие в подготовке форума в части предоставления аудиторного фонда для научных заседаний, презентации тематических выставок, личного участия преподавателей и научных сотрудников различных структурных подразделений.

Россия. ПФО > Образование, наука > fano.gov.ru, 5 июля 2017 > № 2232905


Россия. ЮФО > Образование, наука. Медицина > fano.gov.ru, 30 июня 2017 > № 2227163

В Никитском ботаническом саду проходит девятая Международная школа молодых учёных «Системная биология и биоинформатика», SBB-2017.

«О масштабности и значимости школы молодых учёных SBB-2017, в которой принимают участие более ста человек, говорит уже тот факт, что она проходит при поддержке Федерального агентства научных организаций и Российского фонда фундаментальных исследований», — комментирует директор НБС-ННЦ, чл.-корр. РАН Юрий Плугатарь. – Мы чрезвычайно рады нашему сотрудничеству с международным научным сообществом, потому что прекрасно понимаем: за этими молодыми учёными – наше будущее, от них зависит, какими темпами и в каком направлении будет развиваться наука. И, конечно, не смотря на мощнейшее развитие электронных коммуникаций, ничто не способно заменить живого общения наших юных коллег, жара научных дискуссий и споров, в которых рождается истина. Не менее важная роль отведена и практическим занятиям, которые проводят настоящие мэтры, видные профессора – именно в их руках находятся инструменты, которые позволяют открыть все замки. Где ещё, к примеру, представится молодым учёным возможность услышать вводную лекцию по биоинформатике непосредственно из уст академика РАН, директора Института цитологии и генетики Николая Колчанова? Такие встречи и возможности могут оказаться в прямом смысле поворотными, так что школа – прекрасная платформа для старта в достижении новых вершин».

Отделение нейробиологии Медицинского колледжа Университета Флориды представляет прилетевший из США профессор Леонид Мороз. С лекциями выступают учёные из Института теоретических исследований г. Хайдельберга (Германия), Центра интегративной генетики Норвежского университета наук о жизни, Свободного университета Амстердама (Нидерланды), Люксембургского центра системной биомедицины. Официальные языки конференции: русский и английский.

Для участников школы организованы экскурсии по Никитскому ботаническому саду, включающие, в том числе, посещение селекционных участков ВННИИВиВ «Магарач» в районе Никитского ботанического сада. Программой выделен и отдельный день для практических занятий, на котором были рассмотрены 12 актуальнейших тем. Также во время практических занятий молодых ученых познакомили с применяемыми в современной науке методами и подходами.

Организаторы школы: Институт цитологии и генетики, Никитский ботанический сад - Национальный научный центр Российской академии наук и Всероссийский национальный научно-исследовательский институт виноградарства и виноделия "Магарач".

Россия. ЮФО > Образование, наука. Медицина > fano.gov.ru, 30 июня 2017 > № 2227163


Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > ras.ru, 29 июня 2017 > № 2228639

Наука и конкурентные рынки «цифровой экономики»

29 июня остоялась встреча и.о. президента РАН академика В.В. Козлова и Руководителя ФАС России И.Ю. Артемьева

На встрече обсуждались перспективы сотрудничества ФАС России и РАН в вопросах развития и защиты конкуренции в современных условиях. И в этой связи участники говорили об использовании экспертных ресурсов РАН; о разработке математических и экономико-математических моделей; о создании в научных учреждениях РАН подразделений экономического, правового и управленческого профиля, ориентированных на исследование путей формирования и оптимизации конкурентных рынков; о сферах «цифровой экономики» — тарифообразования, закупочной деятельности (прежде всего в сфере государственного оборонного заказа), инвестиционной деятельности, государственно-частного партнерства, производства лекарственных средств, продовольствия, оказания медицинских и транспортных услуг; говорилось о предупреждении и пресечении картелей, угрожающих экономической безопасности России.

Обсуждались вопросы необходимости обособления конкурентного права в самостоятельную научную специальность; о проекте открытия специального вуза — Академии конкуренции ФАС России с исследовательским институтом экономико-правового профиля в ее составе; о реализации в 2017-2018 гг. совместного научно-издательского проекта РАН-ФАС, посвященного разработке теоретической модели оптимальной конкурентной среды для целей обеспечения технологического и экономического прорыва России. Было высказано предложение провести в конце 2017 г. научно-практическую конференцию РАН-ФАС, посвященную обсуждению ключевых проблем защиты конкуренции.

И.Ю. Артемьев:

— Мы с большим уважением относимся к Российской академии наук, полагаем, что очень многие прикладные аспекты, связанные с рынками и функционированием защиты конкуренции и госзакупками, сегодня нужно рассматривать в связи с тем, что происходят одновременно и глобализация, и «цифровизация» экономики — это заставляет нас коренным образом менять и законодательство, и практику. Поэтому люди, обладающие специальными и глубокими знаниями, работающие в Академии наук, могли бы вместе с нами, то есть с практиками, определить эти стратегические направления деятельности. Такая работа, безусловно, будет влиять на экономическую эффективность всей страны. Поэтому мы обратились к и.о. президента Российской академии наук академику Валерию Васильевичу Козлову с просьбой продолжить и развить нашу работу, которая ведется в рамках существующего академического Научного совета РАН. Мы благодарны за работу этого Совета, в том числе благодарны академику Андрею Геннадьевичу Лисицыну-Светланову, сопредседателю Совета — за то, что он подхватил данную тему, возглавил ее, и это предопределило большие подвижки в разработке темы.

Академик В.В. Козлов:

— Утвержденную Стратегию научно-технологического развития Российской Федерации теперь надо наполнять конкретикой. В Стратегии четко прописаны приоритеты и вызовы, и надо сказать, что чрезвычайно важная задача защиты конкуренции — это также есть серьезный вызов нашему обществу, и мы, безусловно, будем реагировать. В Академии наук есть специалисты очень широкого диапазона направлений научных исследований — есть экономические институты, есть специалисты по прогнозированию, юристы. Хочу обратить внимание наших коллег также и на Отделение математических наук РАН, в первую очередь, на исследователей Института прикладной математики РАН им. М.В. Келдыша. Кстати, на этой неделе у меня была встреча с представителями Министерства экономического развития, с руководством департамента, который занимается вопросами стратегического планирования — и в разговоре также была поднята серьезнейшая проблема, которая без привлечения современных информационных технологий решена быть не может. Наши математики решают вероятностные задачи, связанные с финансами, они еще с советских времен ведут серьёзные работы по защите информации, разрабатывают экономико-математические модели. Интересные и сложные задачи для математиков и для прикладных математиков возникают за словосочетанием «Big Data» или — «Большие данные»: наши ученые взаимодействуют с соответствующими структурами в области обработки больших массивов информации, в частности, речь идет о финансовом мониторинге. В сотрудничестве с ФАС России можно будет, обрабатывая гигантские объемы информации, выявлять особые случаи — которые, вероятно, являются незаконными операциями, нарушающими антимонопольное законодательство или, например, организованными в поддержку терроризму. Применение математических методов в информационных технологиях может способствовать наведению законного порядка во многих экономических процессах и на этом пути, казалось бы, буквально из воздуха, вернуть государству огромные реальные деньги. Кстати, сейчас такого рода вопросами в Академии наук занимается группа физиков-теоретиков. Президент нашей страны говорит о цифровой экономике — и на это должны быть сегодня направлены наши совместные усилия, причем, на системной основе, только так организованная работа может дать результаты.

Бесценный опыт Академии наук, накопленный в предыдущие исторические эпохи, показывает, что когда мы начинаем глубокое сотрудничество, через некоторое время от наших институтов отпочковываются специальные исследовательские структуры. Так было, когда реализовывались и атомный, и космический проекты — всё начиналось с лаборатории в том или ином академическом институте, но потом новое подразделение разрастается и в организационном отношении даже перерастает институт, в котором возникало. Так когда-то и сам Институт прикладной математики имени М.В. Келдыша начинался с отдела прикладных расчётов в моём родном Математическом институте имени В.А. Стеклова. Думаю, мы могли бы в этом Институте прикладной математики создать подразделение, которое исследовало бы вопросы, являющиеся математической основой проблем, которыми занимается ФАС России — так, постепенно расширяя сферу, занимаясь интересными задачами, привлекая молодежь, можно со временем сделать так, чтобы это подразделение могло бы целиком стать исследовательским подразделением ФАС России.

Интерес представляет идея создания соответствующей системы высших учебных заведений — наши специалисты, ученые могли бы быть вовлечены в эту работу, сделать постановку всех курсов лекций. Кстати, уже сейчас некоторые сотрудники Математического института имени В.А. Стеклова читают лекции по «большим данным», обучают специалистов — как можно глубоко проникать в информационные проблемы.

Конечно, Научный совет РАН по защите конкуренции надо укрепить специалистами из разных областей знания, наших разных профильных институтов. Причем, посвятить этому кругу вопросов специальное заседание президиума Академии наук, сделать правильную оценку значения и масштаба работы, принять необходимые организационные решения.

Словом, в этой области многое можно сделать, тема, действительно, актуальна и очень интересна для Академии наук, здесь немало нестандартных инновационных задач, очень нужных нашей стране, нашей экономике и обороне.

Во встрече участвовали председатель Научного совета РАН по защите конкуренции академик А.Г. Лисицын-Светланов, зам. председателя Совета профессор А.М. Васильев, ученый секретарь Совета Т.Г. Смирнова.

Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > ras.ru, 29 июня 2017 > № 2228639


Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 29 июня 2017 > № 2226255

В Москве открылся Международный научно-экспертный форум «Примаковские чтения» 2017

Форум проводится во второй раз. В ходе дискуссий ведущие эксперты в области международных отношений из 20 стран мира, представители дипломатических миссий, законодательной и исполнительной власти и академического сообщества обсудят наиболее перспективные направления развития мировой политики и экономики .

Открыл конференцию Помощник Президента Российской Федерации Юрий Ушаков. Он зачитал обращение Владимира Путина к участникам Примаковских чтений, в котором было отмечено, что интерес к интеллектуальному наследию Е.М. Примакова не ослабевает до сих пор, а его идеи находят отражение в повседневной повестке.

Также участников международного форума поприветствовали президент ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН Александр Дынкин и президент ТПП РФ Сергей Катырин.

В программу Примаковских чтений вошли семь экспертных сессий, на которых будут обсуждаться проблемы взаимоотношений России и США, России и Европейского союза, сотрудничество в Индо-Тихоокеанском регионе и в Средней Азии, вопросы обеспечения международной безопасности.

В работе форума запланированы специальные выступления Министра иностранных дел России Сергея Лаврова, Председателя Совета фонда «Центр стратегических разработок» Алексея Кудрина и бывшего государственного секретаря США Генри Киссинджера.

Также ИМЭМО РАН представит исследование-прогноз, который охватывает ключевые тенденции развитии идеологии, политики, экономики, инноваций, социальной сферы и международной безопасности «Мир 2035. Глобальный прогноз».

Организаторами мероприятия выступают Национальный исследовательский Институт мировой экономики и международных отношений имени Е.М. Примакова РАН, Торгово-промышленная палата Российской Федерации, Центр международной торговли и Центр внешнеполитического сотрудничества имени Е.М. Примакова.

Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 29 июня 2017 > № 2226255


Россия. ПФО > Образование, наука > agronews.ru, 28 июня 2017 > № 2224005

В Казани создадут федеральный исследовательский центр.

Соответствующий приказ о реорганизации подписал руководитель Федерального агентства научных организаций Михаил Котюков.

Новый научный центр федерального уровня объединит на базе Казанского научного центра 7 учреждений, подведомственных ФАНО России:

— Казанский физико-технический институт им. Е.К. Завойского Казанского научного центра РАН;

— Институт механики и машиностроения Казанского научного центра РАН;

— Институт органической и физической химии им. А.Е. Арбузова Казанского научного центра РАН;

— Казанский институт биохимии и биофизики Казанского научного центра РАН;

— Татарский научно-исследовательский институт сельского хозяйства;

— Татарский научно-исследовательский институт агрохимии и почвоведения;

— Поликлиника Казанского научного центра РАН.

«Все институты имеют мощные научные школы, уровень гуманитарных исследований которых позволит создать некий синергетический эффект во многих отраслях и областях науки. Это позволит усилить общие позиции научно-исследовательского центра и обеспечить его конкурентоспособность в регионе», — считает академик, руководитель Казанского научного центра РАН Олег Синяшин.

По мнению институтов-инициаторов интеграционного проекта, создание федерального исследовательского центра в Казани позволит обеспечить развитие фундаментальных и прикладных исследований в приоритетных научных областях. Объединение кадрового и инфраструктурного потенциалов научных институтов будет способствовать созданию наукоемких технологий, направленных на решение задач устойчивого социально-экономического развития региона в рамках реализации Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации.

Ожидается, что основными направлениями деятельности центра станут:

— развитие методов диагностики и лечения заболеваний растений, животных и человека;

— создание интеллектуальных систем и функциональных материалов для нано- и биотехнологий;

— разработка физических принципов квантовой информатики; — развитие научных основ энергоэффективных, ресурсосберегающих и экологически безопасных технологий добычи и переработки тяжелого углеводородного сырья, а также транспортировки, распределения и использования энергоносителей;

— развитие концептуальных подходов для создания продуктов растениеводства с улучшенными свойствами и конверсии возобновляемого растительного сырья в инновационные продукты;

— разработка систем земледелия и агротехнологий нового поколения, обеспечивающих сохранение плодородия почв, эффективное использование природно-ресурсного потенциала агроландшафтов и производство заданного количества и качества сельхозпродукции;

— мобилизация генетических ресурсов растений и животных, создание новаций, обеспечивающих производство биологически ценных продуктов питания, кормов и кормовых добавок с максимальной безопасностью для здоровья человека и окружающей среды и др.

Россия. ПФО > Образование, наука > agronews.ru, 28 июня 2017 > № 2224005


Россия. Китай > Образование, наука > fano.gov.ru, 27 июня 2017 > № 2224209

Россия и Китай подписали соглашение о научно-техническом сотрудничестве в АПК

Дальневосточный научно-исследовательский институт сельского хозяйства и Хэйлунцзяская академия сельскохозяйственных наук договорились о научно-техническом сотрудничестве.

Соответствующее соглашение подписали в г. Харбине (КНР) руководители научных организаций – Татьяна Асеева и Ли Вэньхуа.

Документ подписан в рамках соглашения между правительствами Российской Федерации и Китайской Народной Республики о прямых производственных и научно-технических связях объединений, предприятий и организаций России и КНР в целях повышения эффективности селекционной деятельности.

Реализация соглашения будет включать в себя работу по следующим направлениям:

- проведение совместных исследований, в том числе в рамках программы "Совместная лаборатория по научно-техническому сотрудничеству в области сельского хозяйства между Китаем, странами СНГ и Центрально-Восточной Европы". В том числе, включая исследования по селекции сельхозкультур;

- проведение двусторонних семинаров и симпозиумов, конференций по темам, представляющим взаимный интерес;

- обмен научно-технической информацией, результатами научных исследований; - обмен генетическими ресурсами растений.

Россия. Китай > Образование, наука > fano.gov.ru, 27 июня 2017 > № 2224209


Россия. ЮФО > Агропром. Образование, наука > fsvps.ru, 27 июня 2017 > № 2222515

О проведении ФГБУ «ВНИИКР» практических занятий для слушателей учебно-практического семинара на базе ФГБУН «ВННИИВиВ «Магарач» РАН» и ФГБУН «НБС-ННЦ» (Никитский ботанический сад) в Республике Крым.

В заключительную декаду июня 2017 года для слушателей учебно-практического семинара «Выявление и идентификация карантинных вредных объектов зерновых, плодовых культур и винограда», организованного для специалистов подведомственных Россельхознадзору учреждений в области карантина растений, на базе ФГБУН «Ордена Трудового Красного Знамени Никитский ботанический сад – Национальный научный центр РАН» и ФГБУН «ВННИИВиВ «Магарач» РАН» было проведено выездное практическое занятие.

В ходе занятий в Никитском ботаническому саду специалисты Учебного центра филиала ФГБУ «Всероссийский центр карантина растений» (ФГБУ «ВНИИКР») в Республике Крым обратили внимание слушателей на карантинные объекты, ограниченно распространенные в Республике Крым, продемонстрировали процесс мониторинга с применением феромонных и цветных ловушек, произведенных ФГБУ «ВНИИКР».

Во Всероссийском научно-исследовательском институте вина и виноделия «Магарач» начальник отдела защиты и физиологии растений доктор сельскохозяйственных наук Наталья Алейникова рассказала слушателям семинара о фитосанитарном состоянии виноградников в Республике Крым и показала презентацию об актуальных для Крыма карантинных объектах на виноградниках.

Также в реальных полевых условиях участникам выездного практического занятия показали образцы болезней и вредителей винограда.

Россия. ЮФО > Агропром. Образование, наука > fsvps.ru, 27 июня 2017 > № 2222515


Китай > Образование, наука > russian.china.org.cn, 26 июня 2017 > № 2223176

На днях китайские ученые начали вторую комплексную экспедицию по Цинхай-Тибетскому нагорью.

В нынешней экспедиции участвуют 32 научных сотрудника, которые официально приступили к исследовательской работе 25 июня. Они уделят основное внимание изучению изменений ледников и экологической среды в районе истока рек и озер.

По сообщению главы экспедиции, специалиста из Академии наук Китая Сюй Байцина, научные исследования будут вестись в отношении трех ледников - Гэладаньдун, Тангла и Пурог Кангри.

По итогам экспедиции ученые на основе полученных в ходе мониторинга данных опишут особенности изменения ледников в районе истока рек и озер за последние 50 лет и влияние таяния ледников на сток воды, который поступает в реки и озера.

24 июня лагерь экспедиции был разбит в районе ледника Тангла. Также уже началось создание аналогичного лагеря в районе ледника Гэладаньдун.

Китай > Образование, наука > russian.china.org.cn, 26 июня 2017 > № 2223176


Россия > Образование, наука > ras.ru, 26 июня 2017 > № 2223106

Уже полдюжины. Список кандидатов в президенты РАН расширяется

Продолжается выдвижение кандидатов на участие в выборах президента Российской академии наук. К четырем зарегистрированным претендентам, в числе которых председатель Совета РФФИ Владислав Панченко, директор Института прикладной физики Александр Сергеев, генеральный директор АО “НИИ молекулярной электроники” Геннадий Красников и проректор МГУ Алексей Хохлов, добавились двое кандидатов, выдвинутых отделениями РАН.

Бюро Отделения физиологических наук РАН отдало предпочтение Валерию Черешневу, известному специалисту по иммунологии, имеющему большой организаторский и политический опыт. В свое время Валерий Александрович был председателем Президиума Уральского отделения РАН, вице-президентом академии, дважды избирался депутатом Государственной Думы РФ и возглавлял там Комитет по науке и наукоемким технологиям.

В ходе нынешней выборной кампании 72-летний В.Черешнев уже пытался выдвинуться от Уральского отделении РАН, но уступил по числу голосов Александру Сергееву, кандидатуру которого, кстати, на днях поддержало также и Бюро Отделения энергетики, машиностроения, механики и процессов управления РАН.

Бюро Отделения химии и наук о материалах выдвинуло генерального директора Всероссийского научно-исследовательского института авиационных материалов Евгения Каблова. Его кандидатура была единственной, и Бюро проголосовало за нее единодушно. Новому кандидату 65 лет. Он автор более 300 научных публикаций, в том числе 8 монографий. Е.Каблов пытался стать кандидатом в президенты в ходе выборов президента РАН и в 2013 году, и в марте нынешнего года, но в окончательные списки кандидатов не попал, в обоих случаях проиграв конкурентам с минимальным отрывом.

На недавнем заседании Президиума РАН исполняющий обязанности президента Валерий Козлов заявил, что, по его сведениям, шестью кандидатами дело не ограничится. Он сообщил также, что Академия наук направила во властные структуры свое заключение по поводу внесенного в Госдуму группой депутатов законопроекта, согласно которому выборы президента РАН будут проводиться не более чем из трех кандидатур, согласованных с Правительством РФ. РАН выразила несогласие с таким ограничением.

А вот Комитет Госдумы по образованию и науке на днях рекомендовал нижней палате парламента принять законопроект в первом чтении без внесения в него изменений. Правда, председатель комитета Вячеслав Никонов заявил прессе, что после первого чтения компромиссные решения по количеству кандидатур все же возможны.

Надежда Волчкова, Поиск

Россия > Образование, наука > ras.ru, 26 июня 2017 > № 2223106


Россия. СФО > Образование, наука > fadm.gov.ru, 26 июня 2017 > № 2222701

Завершился международный молодежный форум «Байкал»

В Ольхонском районе Иркутской области завершился десятый международный молодежный форум «Байкал». В этом году участниками мероприятия стали более 550 молодых людей в возрасте от 18 до 30 лет, из 51 региона России, 27 муниципальных образований и 7 стран, в числе которых Австралия, Иордания, Китай, Монголия, Казахстан, Россия, Словакия. Всего на форум было подано 1128 заявок из 74 регионов Российской Федерации и 22 стран.

Основной темой форума, который проходил с 19 по 25 июня, стали экология и охрана водных ресурсов. Работа была организована по двум основным направлениям: «Молодые ученые: наука о жизни и зеленые технологии» и «Экология, сохранение, рациональное использование водных ресурсов и их охрана».

В первый день форума в рамках направления «Молодые ученые: наука о жизни и зеленые технологии» открылась научная конференция, на которой в течение всей работы форума выступали с докладами 150 ученых из России, Монголии и Китая. Директор направления Александр Кононов – заместитель директора по научной работе Института земной коры Сибирского отделения Российской академии наук отметил, что проблемы экологии на сегодняшний день стоят как никогда остро, поэтому их решение нужно искать вместе и в первую очередь, вместе с молодым поколением.

Всего в работе форума приняли участие 26 экспертов федерального уровня и 41 эксперт регионального уровня. Помимо проектной деятельности, участники могли испытать свои силы в спортивной программе и сдать студенческий зачет организаторам программы – Ассоциации спортивных студенческих клубов (АССК). Особым сюрпризом для участников этого года стала уникальная возможность увидеть, как проводятся исследования удивительного подводного мира озера Байкал на научно-исследовательском судне «Академик В.А. Коптюг».

В рамках закрытия состоялся праздничный концерт с объявлением имен участников, получивших сертификаты на гранты. По результатам форума около 20 авторов лучших проектов были рекомендованы к получению грантов на продолжение своей деятельности.

Организаторами мероприятия являются Правительство Иркутской области и Федеральное агентство по делам молодежи при поддержке Полномочного представителя Президента Российской Федерации в Сибирском федеральном округе Сергея Меняйло.

Россия. СФО > Образование, наука > fadm.gov.ru, 26 июня 2017 > № 2222701


Россия > Образование, наука > ras.ru, 23 июня 2017 > № 2223109

Президент собрал академиков

22 июня президент России Владимир Путин встретился с академиками Российской академии наук. О том, как проходила встреча, нашему Порталу рассказали ее участники.

Это вторая встреча, которую провел президент страны В.В. Путин с представителями Российской академии наук. Первая встреча была 30 мая и проходила в узком составе. А сейчас во встрече с президентом участвовали 23 члена РАН.

Разговор, как и первый раз, шел вокруг нескольких тем. Это, конечно, подготовка к предстоящему общему собранию, выборам президента РАН, а также состояние и перспективы фундаментальных исследований в Российской Федерации, задачи, стоящие перед РАН в ближайшем будущем.

В своем вступительном слове президент страны обрисовал этот круг вопросов, предложил всем высказаться. Практически все присутствующие приняли участие с дискуссии.

Что касается предстоящих выборов, президент поинтересовался мнением участников совещания о внесенном законопроекте о поправках к закону, который регулирует в некоторых моментах, упрощает действия Академии наук по выборам президента РАН. Это касается замены нормы 2/3 голосов для победы на 50% плюс один голос, то есть на простое большинство. Все участники выразили удовлетворение в связи с тем, что избранного президента РАН будет утверждать президент страны. Это повысит статус и избранного президента, и самой Академии наук.

Правда, в связи с этим возникает один существенный вопрос. Если президент страны утверждает избранного президента РАН своим указом, но он и своим указом может его освободить. Этот вопрос не обсуждался, но он вытекает из логики всего обсуждения. С избранным президентом РАН будет заключен трудовой договор, как это полагается по трудовому законодательству РФ, который будет готовиться в Администрации президента. Естественно, тот, кто подписывает этот договор со стороны «работодателя», конечно, может инициировать и расторжение этого договора, если дела у нас пойдут не так.

Обсуждение также шло вокруг вопроса о необходимости согласования кандидатур на пост президента РАН в правительстве и о механизме этого согласования. Подавляющее большинство наших коллег высказывалось в том смысле, что предварительное согласование совершенно необходимо. Но что касается механизма согласования, представленное в законопроекте, кстати, он представлен в том числе и нашими коллегами – членами РАН, которые являются депутатами ГД, по мнению большинства из присутствующих, было высказано мнение, что не надо ограничивать количество претендентов тремя кандидатурами.

Что касается других тем, значительное внимание, как и при первом разговоре, было уделено совершенствованию круга вопросов, связанных с правовым статусом РАН, а также уточнению взаимодействия РАН и ФАНО. Практически все высказывались в том духе, что нужно «связать» Академию наук и ФАНО, четко разделяя при этом функции и полномочия. Говорили также о том, что надо расшифровать и уточнить понятия научно-методического руководства научной деятельностью институтов и вузов со стороны РАН. Эта норма прописана в законе. Все эти уточнения будут связаны с четким прописыванием ответственности РАН за эту сферу деятельности.

Некоторые наши коллеги высказывали критические замечания по поводу деятельности Президиума РАН за прошедший период. Больше внимания надо сосредоточить на исполнении наших уставных обязанностей и функций, в том числе наладить более четко и ясно процедуру экспертизы, отнестись к этому более серьезно, основательно и ответственно. Все эти вопросы ясны для нас, мы вполне можем сами с этим справиться. Последнее время стиль работы Президиума меняется, центр тяжести переносится на обсуждение крупных научно-организационных проблем. Примером является совместное заседание Президиума РАН и Научно-координационного совета. Я уже говорил, что надо вернуться к научной аспирантуре. Сейчас аспирантура прописана только в законе об образовании и трактуется как следующая ступень послевузовского образования. Мы призываем вернуть аспирантуре прежний статус, нацеливать молодежь на самостоятельную научную работу в университетах и наших научно-исследовательских институтах под руководством лучших специалистов.

Встреча была во многом посвящена планируемым изменениям в правилах избрания президента Российской академии наук. Общий настрой такой, что изменения нужны, но за исключением одного – не стоит число согласованных с правительством кандидатов ограничивать тремя.

Также затрагивались общие вопросы Академии наук, в том числе взаимоотношения с ФАНО. Было много выступлений по поводу ФАНО. Как правило, ругали. Но я считаю, не надо никого ругать. Я 19 лет директор Института и для меня практически ничего не изменилось. Кроме того, что порядка стало больше. Некоторые это называют засильем бюрократии.

Было много обсуждений, достаточно общих, науки в целом – повысить ее авторитет, работать не только над фундаментальными задачами, но и в первую очередь над теми задачами, которые ставит страна, и это совершенно справедливо.

Я говорил о том, что действительно, на мой взгляд, является животрепещащим вопросом, который мы сами решить не в состоянии. Важнейший вопрос, который лихорадит всю сеть академических институтов, – это выполнение майских указов. Совершенно поразительная, но официальная трактовка пункта о повышении зарплаты ученым заставляет повышать зарплату только тем исследователям, в названии должностей которых есть слово «научный». Если ты инженер, ведущий программист, заведующий лабораторией - тебя это не касается. У меня в институте таких половина. Я сегодня об этом сказал.

Президент, подводя итоги, заметил, что мы (имелась ввиду страна в целом) все время опаздываем, отстаем во всех смыслах, на протяжении всей истории. Вспомнил Вторую мировую войну, гонку вооружений в ядерном и ракетном смысле. Отстаем, а потом догоняем (это у нас до сих пор получалось). А сейчас сложилась такая ситуация, что нам нельзя отстать, потому что если мы и сейчас отстанем, то сто процентов – уже не догоним. В первую очередь, это касается обеспечения промышленности, экономики в целом. Президент недвусмысленно сказал, что, «давайте, ребята, работать». Разговор был очень доброжелательный заинтересованный, никакого менторства или назидания. С его стороны было желание понять, какие есть проблемы у научного сообщества и как их решить.

Главный вывод – не надо стонать и просить, надо работать в тех реалиях, которые есть. Надо сформировать программу действий РАН, правильно выстроить свои отношения с ФАНО. Посмотрим, какие будут результаты, они могут быть и вдохновляющими.

Научная Россия

Россия > Образование, наука > ras.ru, 23 июня 2017 > № 2223109


Казахстан > Образование, наука > camonitor.com, 23 июня 2017 > № 2222954 Мурат Абдиров

Академия наук РК: храм науки превращается в ее мавзолей

Автор: Мурат Абдиров, доктор исторических наук, профессор Университета международного бизнеса

В 1961-м я впервые приехал в тогда еще Алма-Ату и стал студентом исторического факультета КазГУ. Солнечный и зеленый город у подножий Алатау удивил своей красотой, чистым воздухом, журчащими арыками, монументальными зданиями, такими, как Театр оперы и балета имени Абая и Дом правительства (ныне КБТУ). Но больше всего поразило мое воображение величественное здание Академии наук – бессмертный памятник научному и творческому гению ее основателя и первого президента К.И.Сатпаева.

За что так с учеными?

У меня до сих пор хранится читательский билет научной библиотеки академии, выданный еще в студенческие годы. А в 2002-м мне вручили билет почетного читателя Центральной научной библиотеки Академии наук, чем я безмерно горжусь. И до сих пор регулярно хожу туда.

Конечно, у всех у нас в студенческие годы была мечта заниматься наукой. После окончания университета руководитель моей дипломной работы профессор Г.Ф.Дахшлейгер представил меня директору Института истории, археологии и этнографии им.Ч.Ч.Валиханова академику А.Н.Нусупбекову, и тот согласился принять меня на работу младшим научным сотрудником.

Но поскольку я уже получил распределение в Уральский педагогический институт, пришлось поехать туда, и только через 10 лет я смог вернуться в Алматы.

Позже мне пришлось поработать в ряде вузов Алматы и Астаны, но Академия наук обладала какой-то особой аурой и притягательной силой, в ее здании еще витал дух Сатпаева и первого поколения советских академиков – элиты общества.

Академия наук, наряду с Союзом писателей, являлась интеллектуальным штабом страны, центром научного свободомыслия, там часто проводились конференции, форумы и «круглые столы», на которых происходило наше научное и гражданское становление. Мы горячо обсуждали научные новости, книги маститых ученых, дискутировали по проблемам отечественной и мировой науки.

Поэтому все, что вытворяли с АН после обретения независимости горе-реформаторы, болью отзывалось в наших сердцах. Это упразднение статуса государственного научного учреждения, образование РОО НАН РК, передача научно-исследовательских институтов в Министерство образования и науки, скудное финансирование и отток кадров, распыление и ослабление научного потенциала, поспешный переход на европейскую модель организации науки при университетах… За что так обошлись с ней? Видимо, за свободолюбие и независимость ученых, чего до сих пор очень боится власть.

Среди ученых, в отличие от министров, акимов, депутатов, генералов и прочих, практически нет отъявленных коррупционеров (за очень-очень редким исключением). Поэтому понятия «академик» (имеется в виду подлинный) и «вор» несовместимы. Не потому, что в науке нечего красть (кроме разве что скрепки), а потому, что настоящему ученому этого не позволят происхождение, образование и воспитание.

В соседней России в РАН кипят те еще страсти, но президенту В.В.Путину даже в голову не приходит мысль упразднить ее. Реформировать – да, но не закрывать как какую-то сельскую психушку. Поскольку он хорошо понимает (хотя и не академик РАН), что наука – это огромная материальная сила, и без интеллектуального потенциала страна обречена на вечную догоняющую модернизацию.

Академики действительные и недействительные

Совсем недавно, в начале июня, состоялись очередные выборы действительных членов (академиков) и членов-корреспондентов НАН. Такое событие всегда вызывает интерес у научной и ажиотаж в среде околонаучной общественности.

Действительными членами (академиками) и членами-корреспондентами в большинстве своем были избраны известные ученые, отличившиеся разработкой крупных научных и научно-технических проблем, подготовкой научных кадров. Это, на мой взгляд, математики Сураган Дурвудхан, Рыскул Ойнаров и Максат Калимолдаев, географ Ахметкал Медеу, нейрохирург Серик Акшулаков, уролог Мырзакарим Алчинбаев, онколог Диляра Кайдарова, литературоведы Уалихан Калижан, Дихан Камзабекулы и Амантай Шарип, историк Мамбет Койгелдиев, востоковед-арабист Абсаттар Дербисали, социолог Марат Тажин, педагог Динара Кулибаева и другие.

В Казахстане быть академиком, как и чиновником или депутатом, весьма престижно – таковы традиции консервативного восточного аграрно-архаического общества. Поэтому среди действительных членов НАН порой встречаются и «недействительные», т.е. случайные люди, никогда профессионально не занимавшиеся наукой: бывшие министры, акимы, бизнесмены, сенаторы и прочие.

В этой связи вспоминается, как в прошлом году Путин выгнал с госслужбы чиновников, которые, пользуясь своим положением, избрались в академики РАН. Все правильно: или государева служба, или наука.

Знающие люди утверждают, что и у нас немалую роль при избрании играют не только научные достижения, но и такие субъективные факторы, как занимаемая должность, связи в коридорах власти, финансовое положение, клановая принадлежность, а также родоплеменное и жузовое происхождение (куда же казахам без этого?) и т.д.

Также почему-то считается, что если человек стал руководителем научного учреждения или вуза, то он автоматически должен стать академиком. По этой причине сегодня академиками скоропостижно стали почти все ректора ведущих университетов и директора научных институтов, хотя вклад в науку некоторых из них весьма сомнителен. А теперь эти ряды пополняют и руководители провинциальных пединститутов. Глядишь, скоро академиками НАН РК станут директора колледжей и лицеев...

Между тем, у педагогов есть своя Казахская Академия образования, членством в которой лично я очень горжусь. Потому что уже почти полвека тружусь на педагогическом и научном поприще. И хотя являюсь автором десяти книг по отечественной и мировой истории, даже не помышляю об участии в выборах в НАН. Настолько для меня высок ее научный и моральный авторитет.

В этот раз меня и моих коллег интересовало, прежде всего, то, кто же будет избран из ученых-историков, среди которых, к счастью, все еще немало достойных профессионалов.

Например, доктор исторических наук, профессор, член-корреспондент НАН РК Меруерт Абусеитова. Она автор трудов «Казахское ханство во второй половине XV века» (1985 г.), «Казахстан и Центральная Азия в XV–XVI веках: история, политика, дипломатия» (1998 г.) и других. Ввела в научный оборот массу бесценных документов из архивов и музеев Китая, Англии, Франции, Швейцарии и других стран, в течение 15 лет возглавляла Институт востоковедения им.Р.Б.Сулейменова.

Или зав.кафедрой истории Казахстана КазНУ им.Аль-Фараби, доктор исторических наук, профессор, член-корреспондент НАН РК Берекет Карибаев. Он – автор фундаментального труда «Қазақ хандығының құрылу тарихы» (2015 г.), где впервые в отечественной историографии комплексно исследована самая актуальная научная проблема – образование первого национального государства казахов и дан всесторонний анализ этнонима «казах». Всего по данной теме им в последние годы написано и издано несколько оригинальных книг.

И каково же было наше удивление, когда мы узнали, что действительным членом (академиком) НАН РК среди прочих был избран Х.М.Абжанов – пенсионер, до сего дня директор Института истории и этнологии им.Ч.Ч.Валиханова, автор докторской диссертации и давно теоретически и методологически устаревшей книги «Сельская интеллигенция Казахстана в условиях совершенствования социализма» (1988 г.). Она вышла еще в приснопамятные колбинские времена, и в ней содержатся пассажи той далекой эпохи, в частности, о нарушении принципов интернационализма при формировании контингента студентов, что выразилось в преобладании среди них казахской молодежи. О чем еще можно говорить после этого?

Невольно подумалось: а какими такими инновационными индикаторами оценки вклада в науку пользовались седобородые аксакалы-академики, забаллотировавшие подлинных ученых и выбравшие псевдоученых? Неужели не понимали, что таким образом дискредитируют не только высокое звание академика, но и саму Национальную академию?

Наверное, во время голосования они руководствовались какими-то конспирологическими мотивами, и под воздействием внешних сил у них отключился участок мозга, отвечающий за мыслительную деятельность. Иначе чем объяснить их совершенно неадекватный выбор? Видимо, правы нейрофизиологи, утверждающие, что сегодня эволюция идет в обратном направлении и что человечество постепенно деградирует из-за уменьшения объемов головного мозга по причине умственной лени, конформизма и возрастающего потребительства.

Непризнанные, но достойные

Ни для кого не секрет, что в академики сегодня стремятся пролезть любыми путями, вплоть до использования различных ухищрений, интриганства, угодничества, лести, подкупа и т.д. И некоторые весьма преуспели в этом. Причем подобное случается не в первый раз. Еще в советское время в силу разных причин, чаще далеких от науки, не стали академиками известные специалисты по отечественной истории П.Г.Галузо, Г.Ф.Дахшлейгер и Ж.К.Касымбаев, знаменитый археолог К.А.Акишев, этнограф Халел Аргынбаев, крупные исследователи аграрной истории А.Б.Турсунбаев и Б.С.Сулейменов, видный ученый в области мировой истории Б.Б.Ирмуханов и другие. Не успел стать академиком АН КазССР и выдающийся ученый Е.Б.Бекмаханов.

А такой уникальный специалист по средневековым письменным источникам, как В.П.Юдин, воспитавший не одно поколение отечественных востоковедов, из-за происков недоброжелателей не смог защитить даже кандидатскую диссертацию.

Можно еще вспомнить, что в свое время косные и завистливые к чужим успехам академики провалили на выборах в Санкт-Петербургскую Императорскую Академию наук России выдающегося ученого-химика Д.И.Менделеева.

Есть и обратные примеры, свидетельствующие о принципиальности и честности ученых. Например, в свое время английская королева изъявила желание стать почетным профессором Чикагского университета. Ученый совет ответил: «Нет проблем. Пусть только представит список научных трудов...». Естественно, по причине их отсутствия коронованной особе вежливо отказали в ее неуместной просьбе.

Гениальный российский математик Григорий Перельман, доказавший в 2006 году «гипотезу Пуанкаре», с достоинством отверг международную премию в 1 млн. долларов и заманчивое предложение стать академиком РАН. Видимо, для него наука важнее денег, славы и академического звания.

Кстати, после выборов очевидцы рассказывали, что некоторые свежеиспеченные академики искренне радовались, что их, наконец, прикрепят к совминовской больнице...

Беда еще в том, что в будущем эти горе-ученые станут проваливать на выборах в НАН истинных ученых-подвижников. Голосование ведь тайное, а академическое звание пожизненное.

Поэтому, на мой взгляд, пока еще не поздно, нужно вливать в академию свежую и молодую кровь в лице новой волны неиспорченных и самобытных ученых с собственным мнением, выросших вопреки всему за годы независимости. Таких, как, например, единственный в стране профессиональный синолог доктор наук К.Л.Сыроежкин, известный своими фундаментальными трудами по современному Китаю. Или директор Центрального госмузея Нурсан Алимбай, автор нескольких крупных монографий и около 30 статей в самых рейтинговых мировых изданиях. И хотя он лишь кандидат исторических наук, но в научном и теоретико-методологическом отношении намного превосходит иных докторов, член-корреспондентов и академиков.

Давно достойны быть членами академии известные ученые-историки Клара Хафизова и Аширбек Муминов, археологи Зейнолла Самашев, Виктор Зайберт и Александр Подушкин, этнографы Серик Ажигали и Аманжол Калыш и многие другие. Почему бы не избрать в академию и таких известных специалистов по международным отношениям и мировой политике, как доктора наук Куралай Байзакова, Фатима Кукеева и Булат Султанов, кандидаты наук Султан Акимбеков, Ерлан Карин, Санат Кушкумбаев, Чокан Лаумуллин и другие молодые и талантливые ученые? К тому же все они прекрасно владеют иностранными языками, чего не скажешь о многих академиках и член-корах.

Вполне мог бы быть почетным академиком НАН РК такой выдающийся специалист по тюркской филологии, как Олжас Сулейменов. За одну его книгу «Аз и Я» (1975 г.) ему при жизни нужно поставить памятник, поскольку он на десятилетия опередил свое время. Эта книга произвела в умах ученых, особенно молодых, настоящий переворот и вызвала небывалый интерес к истории наших предков-кыпчаков.

Кто виноват и что делать?

Проблемы Академии наук начались еще на исходе советской власти и в первые годы независимости. На мой взгляд, если бы в свое время очередным президентом АН КазССР избрали не А.М.Кунаева, а Е.А.Букетова, если бы пришел К.А.Сагадиев вместо В.М.Школьника или сегодня М.М.Тажин либо И.Н.Тасмагамбетов вместо М.Ж.Журинова, все могло бы быть по-другому.

Жаль также, что не была до конца реализована вполне здравая идея об объединениии Академии наук с Министерством науки и новых технологий и создании мощного государственного научно-производственного объе­динения. Оно сыграло бы очень важную роль в осуществлении двух планов индустриализации и третьей технологической модернизации.

А сегодня Академия наук – это всего-навсего республиканское общественное объединение (РОО), подобие некоего клуба ученых по интересам, и государство тут как бы ни при чем.

Но речь ведь идет не о конторе «Рога и копыта», а о фундаментальной Науке с большой буквы, о будущем страны и ее интеллектуальном потенциале, в конце концов о преемнице знаменитой сатпаевской академии, которая в СССР была второй после АН Украины. И если украинскую науку возглавлял ученый с мировым именем Борис Патон, то лидером казахстанской науки также был не менее известный Каныш Сатпаев.

Сегодня правительство не должно безучастно взирать на то, что в ней происходит. В советское время в ЦК партии был специальный и весьма авторитетный отдел науки и учебных заведений, который тщательно контролировал положение в этой сфере, в том числе и выборы в академию. Сегодня же, как представляется, все пущено на самотек, что чревато негативными последствиями для отечественной науки.

Сейчас настоящие ученые «от бога» постепенно становятся вымирающим видом, в отличие от ученых «не дай бог», которые размножаются в геометрической прогрессии. И остается лишь надеяться на то, что когда-нибудь случится чудо, и, получив знак свыше от самого Аль-Фараби, будущие благонамеренные и добродетельные руководители государства повернутся лицом к отечественной науке и возродят знаменитую сатпаевскую Академию наук. Разумеется, в ином качестве: молодой, инновационной, креативной, целеустремленной, полной энергии и творческих сил.

Иначе вряд ли сможет Казахстан, как мечтает президент Н.А.Назарбаев, оказаться в самой сердцевине мирового научного прогресса и войти в число наиболее 30 развитых стран.

P.S.

Данной статьей автор не преследовал цель кого-то разоблачить или обидеть. Он хотел лишь напомнить уважаемым коллегам о философии морали и нравственности в науке, о том, что нужно любить науку в себе, а не себя в науке. Забвение этого бессмертного постулата ведет ко многим негативным явлениям, и в том, что происходит сегодня, виноваты не только власти, но и сами мы, ученые.

Казахстан > Образование, наука > camonitor.com, 23 июня 2017 > № 2222954 Мурат Абдиров


Китай > Образование, наука > regnum.ru, 22 июня 2017 > № 2219560

В Китае стартовал проект, призванный продемонстрировать собранные воедино исторические сведения, добытые во время экспедиций в Южно-Китайском море с конца 1950-х годов, передает 21 июня агентство «Синьхуа».

"Исследователи соберут и обработают различные сведения и материалы, добытые за все основные океанические экспедиции в Южно-Китайское море и его остова и рифы», — заявил заместитель руководителя Института океанологии Южно-Китайского моря при Китайской академии наук Лун Лицзюань.

Проект входит в одну из 14 исследовательских программ, одобренных Министерством науки и технологий КНР на 2017 год. Он призван заглянуть вглубь ресурсов, окружающей среды и изменений, связанных с Южно-Китайским морем и его островами.

В проекте примет участие более 193 ученых из 10 исследовательских институтов и университетов Китая, которые специализируются на изучении морских обитателей, экологии, рыбоводстве и геологии.

Напомним, что китайская научная общественность проявляет особый интерес к Южно-Китайскому морю. В течение 2017 года было проведено несколько экспедиций, совершивших ряд бурений подводного грунта для изучения его состава. Интерес вызван не только научным, но геополитическим интересом. Китай всячески стремится доказать принадлежность островов в Южно-Китайском море китайской части Евразии, а значит и право на владение ими.

Китай > Образование, наука > regnum.ru, 22 июня 2017 > № 2219560


Россия. ЦФО > Образование, наука > ras.ru, 22 июня 2017 > № 2218649

Из Троицкого наукограда выселяют наука

Академик Сергей Стишов рассказал НГ о подробностях происходящего в Троицком научном центре РАН

Как стало известно «НГ», на будущей неделе в Президиуме Российской академии наук должна состояться пресс-конференция, на которой академик Сергей Стишов, до недавнего времени – Председатель Троицкого научного центра РАН (ТНЦ РАН), намеревается рассказать о критической ситуации, сложившейся в Центре. Президиум ТНЦ РАН заявляет о захвате здания Троицкого научного центра Троицким домом ученых (ТДУ), ныне являющимся фактически коммерческим предприятием. «НГ» обратилась к академику Сергею Михайловичу Стишову с просьбой рассказать о подробностях происходящего в Троицком научном центре РАН. Ниже мы представляем его развернутый комментарий.

«Наука поселилась в подмосковном городе Троицке в далеком 1944-м году, - рассказывает академик Сергей Стишов. - Тогда в поселение Красная Пахра на Калужском шоссе переехал Институт земного магнетизма, который в последствие вошел в состав Академии наук СССР. В 1964 г. в Красной Пахре началось строительство Магнитной лаборатории (Филиал института атомной энергии им.И.В. Курчатова), Института физики высоких давлений АН СССР, Института спектроскопии АН СССР, а затем и других Институтов АН СССР. Таким образом, в Красной Пахре образовался Академгородок, и соответственно потребовался некоторый координационный центр. Распоряжением Президиума АН СССР в 1964-м был создан «Совет директоров», а в 1965-м – «Управление уполномоченного по строительству» научного центра АН СССР в районе Красной Пахры.

После получения статуса города, в соответствии с Распоряжением Президиума АН СССР от 24 мая 1977 г. Научный центр в районе Красной Пахры стал именоваться «Научный центр АН СССР в г. Троицке». Учреждение Российской академии наук Троицкий научный центр РАН (ТНЦ РАН) создан постановлением Президиума Российской академии наук от 28 октября 1997 г.

В соответствии с Федеральным законом от 27 сентября 2013 г. «О Российской академии наук, реорганизации государственных академий наук…» и распоряжением Правительства Российской Федерации от 30 декабря 2013 г. Центр был передан в ведение Федерального агентства научных организаций (ФАНО). В настоящее время ТНЦ РАН объединяет пять научно-исследовательских институтов и три филиала институтов ФАНО России. В институтах ТНЦ РАН работает 2900 сотрудников, в том числе: академики и членов-корреспонденты РАН, 180 докторов наук, 470 кандидатов наук и 950 научных сотрудников. В 2007 городу Троицку был присвоен статус наукограда РФ.

До переподчинения ФАНО Троицкий научный центр РАН координировал работу и осуществлял методическое руководство, в том числе, и Домом ученых ТНЦ РАН.

В процессе перевода научных организаций РАН в ведение ФАНО, казалось бы, малозначительное событие случилось в ТНЦ РАН. Троицкий дом ученых, являвшийся составной частью ТНЦ и расположенный в здании ТНЦ, был выведен из состава Центра и подчинен Управлению культуры и медицины ФАНО.

Заметим, что Дом ученых, занимая площади ТНЦ на правах безвозмездной аренды, обладал определенной самостоятельностью, имел собственные банковские счета и право зарабатывать деньги, что собственно и делалось. Платные, кружки, экскурсии, сдача площадей под танцевальные и прочие классы, летние дневные лагеря для детей и многое другое входило в сферу активности Дома ученых.

Со временем, муж и родственники директора Дома ученых Л.А. Каневских были вовлечены в эту деятельность, что фактически превратило Дом Ученых в предприятие семейного бизнеса. Примечательно, что, по-видимому, с целью расширения бизнеса было создано малое предприятие с характерным названием ООО «Физическая кунсткамера» под формальным руководством сына Л.А. Каневских. В учредителях числятся сама Л.А. Каневских и ее дочь. Здесь на лицо, по крайне мере, конфликт интересов.

Вскоре после обретения независимости от ТНЦ Л.А. Каневских преобразовала Дом ученых в автономное предприятие и начала борьбу за расширение, что в реальной ситуации означало изъятие площадей у ТНЦ.

Опуская детали переписки и посещения начальников ФАНО сообщу что 25 апреля 2017 г. комиссия ФАНО по имуществу под председательством заместителя руководителя ФАНО А.В. Степанова, несмотря на возражения ТНЦ РАН и Управления координации и обеспечения деятельности организаций в сфере науки ФАНО, постановила изъять из оперативного управления ТНЦ РАН здание общей площадью 1961,7 кв. м и передать право оперативного управления Троицкому дому ученых.

Любопытно, что первый заместитель руководителя ФАНО А.М. Медведев, по-видимому, оказался бессилен в данном конкретном случае. Интересно знать, какие же силы продвигают интересы семьи Каневских? Другой заместитель руководителя ФАНО Д.В. Бриль издал 23 мая 2017 распоряжение о передаче права оперативного управления здания ТНЦ Троицкому Дому ученых.

В итоге, я подал заявление об отставке. Заявление было принято мгновенно, спасибо никто не сказал. Уволен с 13.06.2017, но предупредили, что 13-е – еще рабочий день!

А Президиум ТНЦ РАН на своем чрезвычайном заседании 7 июня принял меморандум о ситуации в Троицк научном центре РАН. В нем, в частности, говорится: «Президиум ТНЦ РАН неоднократно предупреждал руководство ФАНО и руководство г.о. Троицк, что захват здания ТНЦ РАН фактически будет означать ликвидацию Троицкого научного центра Российской академии наук, выполняющего координирующую и организующую роль для научных организаций города Троицка. Президиум ТНЦ РАН категорически не согласен с принятым решением ФАНО, и призывает руководство Институтов и ученых города Троицка отмежеваться от деятельности Троицкого дома ученых, как организации враждебной интересам науки. Наряду с этим Президиум ТНЦ РАН заявляет, что данная ситуация ставит под вопрос участие научных организаций в деятельности Троицкого наукограда».

Независимая Газета, Андрей Ваганов

Россия. ЦФО > Образование, наука > ras.ru, 22 июня 2017 > № 2218649


Казахстан. Россия > Образование, наука > dknews.kz, 21 июня 2017 > № 2224345

О сотрудничестве в области научных исследований договорились институты РК и РФ

Международная научная конференция «Духовное наследие Великой степи: история, современность» состоялась в Астане, передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».

«Мы подписываем соглашение о долгосрочном сотрудничестве в области научно-исследовательских разработок с Институтом истории государства министерства образования и науки Казахстана. Надеемся, что это дальше обрастет различными дополнительными конференциями, совместными публикациями, потому что институт всеобщей истории РАН активно занимается организацией различных мероприятий на постсоветском пространстве. Казахские ученые принимают активное участие в наших молодежных школах, различных конференциях. Мы полны надежд на то, что у нас будут интересные взаимные проекты, и мы будем ждать и стажеров, аспирантов и известных ученых для обмена опытом», - отметил директор Института всеобщей истории РАН профессор Михаил Липкин.

В конференции приняли участие известные эксперты из России, Азербайджана, Кыргызстана, а также видные общественные деятели и ученые.

В ходе обсуждений были затронуть вопросы истории, обсуждены реформы, проводимые в Казахстане. В частности, прозвучали доклады на темы: «Модернизация общественного сознания и новые траектории развития современной исторической науки», «Открытость архивов как фактор решительного прощания с сознанием тотальной секретности».

В рамках конференции было подписано соглашение между институтом всеобщей истории РАН и институтом истории государства МОН РК о долгосрочном сотрудничестве в области научно-исследовательских разработок.

Казахстан. Россия > Образование, наука > dknews.kz, 21 июня 2017 > № 2224345


Россия. СФО > Образование, наука > ras.ru, 21 июня 2017 > № 2218628

Красноярский научный центр. «Пусть институты занимаются наукой, остальные проблемы мы решим»

В мае этого года Сибирское отделение Российской академии наук, которое называют самым жизнеспособным в стране, отметило 60-летний юбилей. О том, в чем секрет красноярских ученых, что дало объединение красноярских институтов в Федеральный исследовательский центр (ФИЦ), и как фундаментальная наука предлагает бороться с лесными пожарами и онкологическими заболеваниями, беседуем с директором ФИЦ «Красноярский научный центр СО РАН», доктором физико-математических наук Никитой Волковым.

Инновации и наука

В мае этого года Сибирское отделение Российской академии наук, которое называют самым жизнеспособным в стране, отметило 60-летний юбилей. О том, в чем секрет красноярских ученых, что дало объединение красноярских институтов в Федеральный исследовательский центр (ФИЦ), и как фундаментальная наука предлагает бороться с лесными пожарами и онкологическими заболеваниями, беседуем с директором ФИЦ «Красноярский научный центр СО РАН», доктором физико-математических наук Никитой Волковым.

Под эгидой Федерального исследовательского центра сейчас работают 10 институтов и Дом ученых. Что дало объединение? Каковы первые результаты, перспективы?

Реорганизация произошла путем присоединения институтов к Красноярскому научному центру. Раньше это было отдельное учреждение, и все институты были отдельными юридическими лицами. Теперь они объединились, и я считаю, что в рамках существующего законодательства, в нынешних финансово-экономических условиях, это решение было единственно правильным. Таким образом, мы решили многие вопросы, которые позволяют развивать науку на территории Красноярского края.

Взять конкретный пример — Институт физики им. Л.В. Киренского, где я последние шесть лет работал директором. Есть институт — и есть КНЦ. Это были отдельные Федеральные государственные бюджетные учреждения, и для выстраивания взаимодействия, сотрудничества необходимо было оформлять соглашения, договоры, т. е., каждый раз проходить через непростые юридические процедуры. Например, если проводятся совместные исследования и нужно бюджетные деньги перевести из одного учреждения в другое, то, согласно 244 Федеральному закону о закупках, мы должны объявить конкурс, и процедуру может пройти кто угодно, а это опасно.

До реформы Российской академии наук, которая началась несколько лет назад, был единый земельный комплекс, сети, коммуникации, которые всегда стояли на балансе у Красноярского научного центра. Теперь нам говорят: «Нет, институты — это отдельные юридические лица, и вы должны все разделить между КНЦ и институтами».

Всё вместе взятое привело к целому ряду трудноразрешимых юридических коллизий во взаимодействии отдельных институтов между собой и с Красноярским научным центром. Кроме того, поскольку бюджеты всегда были ограничены, и обеспечить каждый институт необходимой материальной базой не было возможности, мы пошли по пути создания Центра коллективного пользования дорогостоящим научным и технологическим оборудованием. Приборной комиссией, в которую входили представители всех институтов, консолидировано принималось решение о закупке того или иного оборудования на выделяемые специально для этих целей деньги. Этим оборудованием могли пользоваться сотрудники всех институтов на бесплатной основе. Приборы, которые приобретались, попадали на баланс в КНЦ, а устанавливались в конкретных институтах, ведь все специалисты у них в штате.

Например, в Институте физики есть электронный микроскоп, который был установлен там, но числился на балансе КНЦ. Когда образовалось Федеральное агентство научных организаций (ФАНО), нам сказали, что так быть не должно: это, по сути, чужой прибор, и необходимо оформить условия его использования — заключить договор аренды или безвозмездного пользования и работать по этим соглашениям. За использование прибора учреждение, на балансе которого он стоит, должно брать деньги. В противном случае — это нарушение, нецелевое использование федерального имущества.

Получается, что КНЦ должен заключить договор с институтом и брать с него деньги либо раздать оборудование по институтам, но взаимодействие между институтами опять можно было бы осуществлять только на договорной основе со всеми вытекающими юридическими последствиями. В любом случае, теряется сама идея Центра коллективного пользования, страдает процесс научных исследований. После нашей реорганизации все эти юридические коллизии ушли в прошлое, поскольку теперь Красноярский научный центр — это единое юридическое лицо, единый земельный комплекс, единый центр коллективного пользования. Поэтому все интеграционные процессы между институтами стали протекать гораздо проще и быстрее, и это огромный плюс, ведь сейчас наука развивается таким образом, что основные прорывы происходят на стыке наук.

В своем интервью руководитель ФАНО России Михаил Котюков отметил, что во время общероссийской инвентаризации было обнаружено порядка 4 тысяч объектов РАН, которые вообще нигде не числились.

Что касается Красноярского научного центра, то у нас здесь все в порядке. Есть некоторые трудности в хозяйственной деятельности институтов сельскохозяйственной направленности, но наши специалисты с ними сейчас работают, и там осталось порядка 0,5% того, что еще не поставлено на баланс.

Вопросов с тем, что кому принадлежит, возникает много. Возьмем, например, дороги в Академгородке. Меня спрашивают: «Почему вы их не отремонтируете?» Но как я могу это сделать, если они стоят на городском балансе? Мало того, что нам не выделяют денег на ремонт дорог, так они еще и не наши. Их даже нет в городском реестре объектов, которые будут отремонтированы в этом году.

Сейчас на ремонт дорог Академгородка требуется 17 млн рублей, таких денег в бюджете нет. Будем надеяться, что их отремонтируют хотя бы в следующем году.

Главное, чего мы добились путем реорганизации, это то, что все наши институты остались максимально хозяйственно и экономически самостоятельными. При этом мы избавили их от многих хозяйственных функций. Все институты разные: например, в Институте физики трудится более 300 человек, а в Институте животноводства всего лишь 25. Маленькие организации просто не в состоянии содержать некоторые службы. Поэтому мы централизовали много подразделений: отдел охраны труда, отдел ГО и ЧС, патентный отдел, грантовый центр, библиотеку, архив, юридический отдел и другие.

У институтов остались лицевые счета, и все деньги, которые они зарабатывают, остаются у них, они сами ими распоряжаются. Мы берем лишь небольшую часть (3%) из бюджета институтов на содержание центрального аппарата. Есть, конечно, и минусы, но пусть институты занимаются наукой, остальные проблемы мы решим.

В каких направлениях будет развиваться ФИЦ?

Объединившиеся институты имели свои научные направления и свои государственные задания, они продолжают ими заниматься. На это выделяются соответствующие деньги. Институт физики всегда занимался исследованиями, связанными с фотоникой, физикой магнитных явлений, физикой конденсированного состояния, и продолжает вести работы по этим направлениям. Наша задача здесь — не вмешиваться, научные сотрудники лучше знают, в каком направлении развиваться, какие исследования перспективны и могут принести интересные результаты. Мы должны только направлять, координировать и помогать, но ни в коем случае не мешать.

А как проконтролировать правильным ли путем они идут? Основной критерий, если вы занимаетесь фундаментальной наукой, — это количество и качество научных публикаций. Мы смотрим на индекс Хирша, на то, в каких изданиях публикуются ученые, на каких конференциях выступают, получают ли российские и международные гранты. Важна также оценка исследований экспертным сообществом.

А как проходит интеграция научных разработок в производство?

Раньше существовали так называемые отраслевые институты, которые служили проводниками между наукой и производством. Сегодня отсутствие этого промежуточного звена между наукой и производством все тормозит. Очевидно, что задача науки — разработать новые принципы, найти эффекты, которые будут положены в основу работы того или иного устройства. А предприятию необходимо готовое устройство: у них заказ, у них план, который во что бы то ни стало необходимо выполнить. Времени и ресурсов на доработку идеи до готовой «коробочки», которую можно вставить в конечное изделие, у них нет.

Что сегодня изобретают красноярские ученые?

Пока мы оказались один на один с предприятиями, но сейчас идет поиск путей взаимодействия наука—производство, поиск организационных форм, которые бы могли заполнить образовавшуюся нишу между академическими институтами и высокотехнологичными предприятиями. Мы пытаемся рассматривать различные варианты решения этой проблемы. Например, у нас есть недостроенное здание, в которое нужно вложить относительно небольшие деньги, чтобы организовать на его базе, по сути, технопарк. Наполнением технопарка будут прикладные лаборатории и малые инновационные предприятия, которые будут доводить «до ума» разработки лабораторий институтов. Такой технопарк мог бы выполнять задачи отраслевого института.

Определены ли точки взаимодействия с властью региона? Каковы его потребности?

На недавней встрече с представителями красноярской науки губернатор края Виктор Толоконский рассказал, что ежегодно из бюджета тратится 350 миллионов на облет территорий края самолетами и вертолетами. Это нужно, чтобы наблюдать за пожарами. А у нас есть станция приема спутниковой информации. Так дайте нам часть этих денег, и мы разработаем программу ежедневного, ежечасного, ежеминутного мониторинга.

Кроме того, у нас есть разработки, которые позволяют прогнозировать возможные места возгораний. Этим занимается Институт леса им. В.Н. Сукачёва, его специалисты смотрят, что вот здесь, например, засушливое место, может случиться пожар, распространяться он будет в эту сторону, и если уж вы хотите лететь, то летите туда, а не просто бороздите край за 350 млн руб. в год. Губернатору идея понравилась, сейчас мы готовим предложение.

Также совместно Правительством края и «Роскосмосом» мы открыли Единый региональный центр дистанционного зондирования земли ФИЦ КНЦ СО РАН. Отремонтировали помещение, закупили первое оборудование на 35 миллионов рублей, которое позволяет принимать информацию со многих иностранных спутников. Установлен канал связи с Сибирским региональным центром приема спутниковой информации на базе АО «Информационные спутниковые системы» им. М.Ф. Решетнева. Канал позволяет принимать данные с российских спутников дистанционного зондирования. В едином центре мы можем получать огромный объем данных со спутников, но эти данные сырые, их нужно обрабатывать. И у нас есть специалисты, которые могут это делать.

Мы предлагаем создать так называемый геопортал. У нас есть хорошие специалисты в Институте вычислительного моделирования, которые занимаются созданием подобных программных продуктов. Можно будет следить за пожарами и влажностью почвы, прогнозировать паводковую ситуацию — перечень можно увеличить. Мы из космоса можем даже свалки находить и наблюдать за распространением их границ. Но нужно вложить деньги, а ресурсы наши ограничены. Мы все равно будем заниматься этими проблемами, но хочется, чтобы наша деятельность находила поддержку в крае, тогда и отдача будет.

Вы рассказываете о дистанционном зондировании Земли. В чем заключается метод, его преимущества?

Мы создали центр зондирования, выделили дополнительно несколько ставок, а главное, объединили компетенции институтов: Института леса, который занимался наблюдениями за состоянием лесов, за пожарами, Института биофизики, который больше связан с наблюдением за растительностью, за состоянием сельскохозяйственных угодий, Института вычислительного моделирования, который готов собирать все эти данные в единый геопортал. Полученными данными смогут пользоваться и МЧС, и Правительство региона, и другие службы, которым может понадобиться эта информация.

Институт физики, где тоже ведется работа по дистанционному зондированию, занимается изучением влажности почв, вечной мерзлотой, что тоже сейчас является важной проблемой, связанной с активным освоением Арктики. Именно здесь была разработана модель влажности почв. Есть такие спутники, которые называются радиометры. Они «смотрят» на поверхность Земли в определенных частотных диапазонах, и на основании этой информации можно восстановить влажность почвы.

Эта модель, разработанная учеными Института физики, сейчас принята на вооружение и успешно используется на одном из спутников Европейского космического агентства. Сейчас она устанавливается также на американский спутник. Они рассматривали несколько моделей, но лучшей признана модель нашего ученого Миронова (они ее так и называют). Валерий Леонидович Миронов — заведующий одной из лабораторий Института физики, член-корреспондент Российской академии наук. То есть фундаментальная наука востребована за рубежом, а у нас, к сожалению, не всегда.

Неужели вы не понимали важность, конвертируемость этой разработки?

К сожалению, Россия к этому не готова, в первую очередь, юридически. За всю мою бытность в Институте физики им. Л.В. Киренского мы не смогли реализовать ни одного патента. Два года назад одна из московских фирм предложила купить у нас патент на разработку высокочастотного фильтра за определенную сумму. Мы не смогли его продать из-за имеющихся пробелов в законодательстве.

Нам сказали: «Хорошо, вы продаете, но деньги будете должны вернуть государству, вы не сможете их оставить в институте». Позднее выяснилось, что эти деньги мы не сможем ни в бюджет отдать, ни сами использовать. И с тех пор ничего не изменилось.

На всех уровнях говорят, что нужно оценивать интеллектуальную собственность, ставить на баланс, однако ничего не меняется. А сделать, например, американский или европейский патент очень дорого. Международный патент стоит еще дороже, у нас просто нет таких средств. А российский патент на европейском или американском рынке, к сожалению, не котируется.

Какие перспективные разработки вы сейчас ведете?

Нужно понимать, что институты просто не выживут, если останутся только на бюджете, который за последние годы сильно сократился, и эта тенденция, к сожалению, продолжается. Тем не менее, мы двигаемся, развиваемся, зарабатываем на грантовой деятельности и работе с предприятиями.

Вот еще пример перспективного интеграционного направления, связанного с медициной. Мы сейчас развиваем очень интересную аптамерную тематику. Работы проводятся в нескольких институтах, поскольку здесь все связано: и физика, и химия, и биология, и медицина. Аптамеры — это специально сконструированные молекулы из кусочков ДНК. Медики могут собрать молекулу таким образом, что, попадая в организм, она «прилипает» к определенным клеткам. Причем можно сделать так, чтобы она прилипала к конкретным клеткам, предположим, к раковым.

Что мы делаем? Мы прикрепляем к этим аптамерам наночастицы, например, магнитные наночастицы с размерами несколько сотен нанометров, затем включаем переменное магнитное поле, под воздействием которого наночастица начинает колебаться. В самом простейшем случае она разрушает больную клетку. Если сделать наночастицу еще меньше, то она проникает в больную клетку; под воздействием магнитного поля клетка «саморазбирается» и свободно выходит из организма. На людях экспериментов пока не проводили, а на мышах получается. Мы связались с Фондом перспективных исследований, их наши работы заинтересовали.

Сегодня мы выходим на аванпроект, нам выделяют небольшие деньги, условно около 3 миллионов рублей, чтобы еще раз проверить, что метод действительно работает. После этого, в случае получения положительного результата, можно будет выходить на большой проект. Деньги у этого фонда получить очень непросто, а нам аванпроект дают. Это говорит о том, что разработка действительно высокого уровня, и в нее есть вера.

Еще одно перспективное направление — картофелеводство. Здесь мы можем реально зарабатывать. Можно сколько угодно говорить о том, что мы — альтруисты, сделаем все на коленке, однако хорошей науки без денег не бывает. Я сейчас говорю не про зарплату, а про инфраструктуру.

Это раньше можно было что-то веревочкой перевязать, кому-то яблоко на голову упадет, но сейчас без хорошего оборудования ничего не сделаешь. А оборудование нужно менять каждые пять лет, такова мировая практика. Но кто сейчас будет вкладывать в российскую науку? С моей точки зрения, это ответственность государства, особенно, когда идет речь о фундаментальной науке.

И в работе над решением задач в картофелеводстве тоже участвуют все институты. Взять, например, хранение. Почему здесь участвует Институт физики? У нас есть хороший озонатор, а озон убивает все микробы. То есть для овощехранилищ это — отличная вещь. Есть другие наработки в области хранения продукции. Ведь известно, что потери при хранении составляют более 50 процентов. И это опять же научные разработки, тот же озонатор основан на абсолютно новых принципах.

Существует стереотип, что ученый — обязательно человек в возрасте и почему-то неспособный на нестандартные решения. Молодые люди сегодня идут в науку?

Конечно. Они видят перспективы. Вот взять тот же Институт физики. Мы разработали специальную программу для поддержки молодых сотрудников, которые приходят к нам работать. У нас есть базовые кафедры, студенты которых со второго курса начинают работать в лабораториях. Невозможно научить студента науке по книжкам, он должен сам участвовать в этом процессе. И преподавать ему должны не те, кто прочитал книгу и пересказал, а те, кто находится на передовом крае науки.

Не все потом останутся в науке, но половина останется, из них мы оставляем единицы лучших. Кто-то, конечно, уезжает за границу, и я поддерживаю их в этом: они посмотрят мир, получат опыт работы в лучших лабораториях мира. Главное, чтобы потом они возвращались.

А возвращаются?

Да, у меня есть несколько примеров. Например, Антон Шарыпов. Он работал у нас в Институте физики, защитил диссертацию, сначала уехал в Израиль, потом в Америку. Потом вернулся в Красноярск. Вернулся Филипп Барон, который сейчас работает в НПП «Радиосвязь» и у меня в лаборатории. И мне это выгодно: он на своем предприятии построил нанотехнологическую цепочку. Предприятие купило нанотехнологического оборудования более чем на 500 миллионов рублей, у нас таких денег нет. Но мы договорились: у нас аналитика (микроскопия, магнитно-резонансные, транспортные свойства, магнитные поля и так далее), а у него — технология. И сотрудники институтов могу этим оборудованием пользоваться.

Мы вполне удачно готовим для себя специалистов благодаря системе базовых кафедр. Хотя это не всегда просто. Поэтому возникла идея создать собственную магистратуру: в ФИЦ есть аспирантура, мы сейчас проходим аккредитацию. Потому что, когда к нам второкурсники приходят, они уже немного испорчены телевизором и прочим. Их надо готовить «с пеленок». Важную роль в этом, по моему мнению, будут играть академические классы. Есть хорошие ребятишки, но они уезжают, объясняя свое решение тем, что Красноярск — провинция. Почему так? Наш Красноярский научный центр занимает одно из первых мест из всех учреждений ФАНО по публикационной активности. Хотя он и не самый большой. Зайдите в академический институт в Москве — там же почти нет молодежи, видимо в Москве слишком много соблазнов. А у нас молодежь приходит, работает и неплохо зарабатывает.

Понятно, что если бы мы сидели просто на бюджете, у нас зарплата была бы 30 тыс. рублей... А у нас в прошлом году средняя зарплата в Институте физики составила 67 тыс. рублей. Конечно, многие хотят уйти в бизнес, заработать денег. Но ведь доказано, что только у 15 процентов людей есть способности к предпринимательской деятельности, у остальных не получится, как бы они ни старались. А наука — это самое интересное, вообще лучшее, чем можно заниматься в жизни.

Что может быть интересней того, когда вы впервые получили какой-то материал с уникальными свойствами или обнаружили новый эффект? И смогли объяснить, как у вас это получилось. А ведь никто до тебя этого не делал, никто этого не объяснял. Это мучения, по себе знаю. Но зато, когда находишь ответ — ты победитель.

Лаборатория новостей, Красноярск

Россия. СФО > Образование, наука > ras.ru, 21 июня 2017 > № 2218628


Киргизия > Образование, наука > kyrtag.kg, 21 июня 2017 > № 2216443

Президент Алмазбек Атамбаев подписал закон Кыргызской Республики «О науке и об основах государственной научно-технической политики», принятый в целях формирования единой государственной политики в сфере науки, механизмов и путей ее реализации. Сообщает пресс-служба главы государства.

Закон принят Жогорку Кенешем 4 мая 2017 года.

В указанных целях принятым законом установлены правовые, экономические и социальные условия и гарантии, обеспечивающие функционирование науки и научно-технической деятельности в Кыргызской Республике.

В понятийном аппарате принятого закона предусмотрены определения таких понятий как «грант», «государственный заказ», «инновация», «технополис», «технопарк» и др. (статья 1).

В принятом законе предусмотрена глава «Государственное регулирование науки», определяющая основные принципы государственной научно-технической политики, полномочия Жогорку Кенеша и правительства в области государственной научно-технической политики, а также правовой статус Совета по науке, инновациям и новым технологиям при премьер-министре.

Согласно статье 9 закона, система науки включает: правительство, уполномоченный государственный орган в сфере науки, государственные и негосударственные научные и научно-технические организации, Высшую аттестационную комиссию, научных работников. К научным и научно-техническим организациям относятся: Национальная академия наук, научные подразделения высших учебных заведений, отраслевые и межотраслевые научно-исследовательские организации, научные центры и технопарки, технополисы, научно-производственные объединения, опытные станции, научные базы, станции и лаборатории.

В главе 3 закреплены правовое положение научных и научно-технических организаций, порядок создания, реорганизации и ликвидации научных и научно-технических организаций.

Согласно статье 12 закона, порядок назначения и освобождения руководителей государственных научных и научно-технических организаций определяется правительством. Порядок назначения и освобождения руководителей негосударственных научных организаций определяется их учредительными документами. Порядок избрания и освобождения президента Национальной академии наук определяется законом «О Национальной академии наук Кыргызской Республики».

Глава 4 закона предусматривает субъекты научной и научно-технической деятельности, закрепляет правовое положение, независимость, социальную защиту научных и научно-технических работников, а также устанавливает их ответственность за направленность, методы и достоверность проводимых научных исследований и их результаты.

В главе 5 определены государственные приоритеты развития науки и техники, а также формирование национальных, государственных и межгосударственных научно-технических программ, осуществление государственного заказа в данной сфере.

Глава 7 закона регулирует порядок финансирования научной и научно-технической деятельности.

Источниками финансирования научной и научно-технической деятельности являются:

1) республиканский бюджет, составляющий до 1 процента от объема годовых расходов;

2) Национальный фонд науки;

3) внебюджетные фонды;

4) добровольные средства физических и юридических лиц;

5) кредиты и гранты;

6) средства научных и научно-технических организаций от научно-исследовательской, издательской, консультативной и другой деятельности, не запрещенной законодательством;

7) иностранные и отечественные инвестиции (статья 27 закона).

Согласно статье 29 данной главы, для обеспечения развития науки, техники и инноваций, внедрения перспективных разработок в производство создается Национальный фонд науки. Научным и научно-техническим организациям, высшим учебным заведениям независимо от форм собственности, научным и научно-техническим работникам, их коллективам обеспечивается равный доступ к участию в конкурсе на получение гранта за счет средств Национального фонда науки. Положение о Национальном фонде науки утверждается правительством.

В соответствии со статьей 34 закона, настоящий закон вступает в силу по истечении десяти дней со дня официального опубликования. Признаются утратившими силу закон «О науке и об основах государственной научно-технической политики», законы о внесении изменений в закон «О науке и об основах государственной научно-технической политики», часть 10 статьи 9 закона «О введении в действие Налогового кодекса КР» от 17 октября 2008 года № 231, а также постановление Жогорку Кенеша «О введении в действие закона «О науке и об основах государственной научно-технической политики» от 15 апреля 1994 года № 1486-XII. При этом правительству поручается в шестимесячный срок привести свои решения в соответствие с настоящим законом.

Киргизия > Образование, наука > kyrtag.kg, 21 июня 2017 > № 2216443


Россия. СФО > Образование, наука > fano.gov.ru, 20 июня 2017 > № 2215907

Михаил Котюков принял участие в открытии выставки «НТИ ЭКСПО»

В рамках V международного форума технологического развития «Технопром» в Новосибирске состоялась церемония открытия выставки научно-технической и инновационной деятельности «НТИ ЭКСПО».

Руководитель ФАНО России Михаил Котюков в своем приветственном слове отметил, что форум технологического развития «Технопром» за последние несколько лет стал одной из главных площадок, где обсуждаются модели взаимодействия науки, бизнеса и промышленности для решения задач научно-технологического развития страны.

«Экспозиция научных организаций ФАНО России в этом году представлена на выставке в тематическом разделе «Наука» не только сибирскими институтами, но и ведущими научными центрами со всей России. Также на полях выставки мы проводим ряд мероприятий, посвященных обсуждению актуальных вопросов научно-технологического развития России, и я всех приглашаю принять в них участие», - сказал Михаил Котюков.

Участники и посетители выставки смогут увидеть широкий спектр современной продукции, разработанной отечественными учеными для нефтегазовой промышленности, медицины, обеспечения безопасности питания и защиты окружающей среды. В частности, на «НТИ ЭКСПО» представлены: многофункциональный буровой стенд разведочного бурения, мультикоптер НЕЛК, перспективные материалы для строительной индустрии и решения экологических проблем, ультрафиолетовую лазерную систему «Медилекс», оптический измеритель средней скорости поперечного ветра, установки персонального досмотра, системы автоматического управления сложными динамическими объектами.

Всего в работе «НТИ Экспо» принимают участие более 20 научных организаций и исследовательских центров ФАНО России из разных регионов страны. На стендах представлены более 60 натурных и опытных образцов, современных приборов и высокотехнологичного оборудования.

Также на выставке демонстрируются прорывные разработки более 150 экспонентов - крупных государственных корпораций России, крупнейших вузов страны, предприятий, участвующих в программе реиндустриализации экономики Новосибирской области и организаций Республики Беларусь.

Справочно: Выставка «НТИ ЭКСПО» в рамках Международного форума технологического развития «Технопром-2017» ориентирована на достижение глобального технологического лидерства российской экономики путем представления прорывных результатов научной, научно-технической и инновационной деятельности и содействию их внедрения.

Россия. СФО > Образование, наука > fano.gov.ru, 20 июня 2017 > № 2215907


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter