Всего новостей: 2165875, выбрано 1449 за 0.051 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 23 сентября 2016 > № 1905737

Бюро НКС одобрило концепцию развития Федерального исследовательского центра информатики, автоматизации и природопользования РАН

На очередном заседании бюро НКС был представлен проект концепции программы развития ФГБУН «Федеральный исследовательский центр информатики, автоматизации и природопользования РАН»

В состав новой структуры, создаваемой на базе Санкт-Петербургского института информатики и автоматизации Российской академии наук (СППИРАН) войдут Институт озероведения Российской академии наук (ИНОЗ РАН) и Санкт-Петербургский научно-исследовательский центр экологической безопасности (НИЦЭБ РАН).

В соответствии с концепцией программы развития для каждой из организаций-участников интеграционного проекта при объединении открываются новые возможности, одновременно обеспечивается повышение эффективности и результативности выполняемых работ и научных исследований.

Как отметил заместитель директора по научной работе СПИИРАН Андрей Ронжин, интеграция позволит институту существенно расширить направления прикладных исследований и разработок в новых и важных для экономики и безопасности страны направлениях. В том числе в сфере природопользования, экологии, водном хозяйстве, охране и мониторинге окружающей среды, восстановлении природных ресурсов, обеспечении экологической безопасности.

Для ИНОЗ РАН и НИЦЭБ РАН интеграция с научными подразделениями СПИИРАН позволит расширить возможности применения современных информационно-коммуникационных технологий, аэрокосмических средств измерений и наблюдений за природными объектами и процессами. Также объединение ресурсов научных организаций создаст возможности для разработки специализированных геоинформационных систем с широким использованием баз данных, методов автоматического мониторинга и управления, моделирования и защиты информации.

Стратегические цели программы развития центра, по словам Андрея Ронжина, заключаются в достижении существенного роста эффективности научных разработок в области информатики, информатизации, робототехники и природопользования.

Участники заседания бюро НКС с учетом ряда замечаний одобрили проект концепции программы развития ФГБУН «Федеральный исследовательский центр информатики, автоматизации и природопользования РАН».

Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 23 сентября 2016 > № 1905737


Россия. ЦФО > Образование, наука. Медицина > fano.gov.ru, 23 сентября 2016 > № 1905736

В Томском национальном исследовательском медицинском центре избраны директора подразделений

На должности директоров избраны по конкурсу и утверждены Приказами Томского НИМЦ:

Степанов Вадим Анатольевич - директор «Научно-исследовательского института медицинской генетики» Федерального государственного бюджетного научного учреждения «Томский национальный исследовательский медицинский центр Российской академии наук» с 13 сентября 2016 года сроком на пять лет (Приказ Томского НИМЦ от 13.09.2016 №366-к).

Попов Сергей Валентинович - директор «Научно-исследовательского института кардиологии» Федерального государственного бюджетного научного учреждения «Томский национальный исследовательский медицинский центр Российской академии наук» с 16 сентября 2016 года сроком на пять лет (Приказ Томского НИМЦ от 16.09.2016 №371-к).

Бохан Николай Александрович - директор «Научно-исследовательского института психического здоровья» Федерального государственного бюджетного научного учреждения «Томский национальный исследовательский медицинский центр Российской академии наук» с 17 сентября 2016 года сроком на пять лет (Приказ Томского НИМЦ от 16.09.2016 №372-к).

Белова Наталия Геннадьевна - директор «Научно-исследовательского института акушерства, гинекологии и перинатологии» Федерального государственного бюджетного научного учреждения «Томский национальный исследовательский медицинский центр Российской академии наук» с 21 сентября 2016 года сроком на пять лет (Приказ Томского НИМЦ от 20.09.2016 №376-к).

Жданов Вадим Вадимович - директор «Научно-исследовательского института фармакологии и регенеративной медицины имени Е.Д. Гольдберга» Федерального государственного бюджетного научного учреждения «Томский национальный исследовательский медицинский центр Российской академии наук» с 22 сентября 2016 года сроком на пять лет (Приказ Томского НИМЦ от 22.09.2016 №377-к).

Томский национальный исследовательский медицинский центр создан на базе Томского НИИ онкологии. В его состав также вошли НИИ психического здоровья, НИИ акушерства, гинекологии и перинатологии, НИИ кардиологии, НИИ медицинской генетики и НИИ фармакологии и регенеративной медицины имени Гольдберга. В объединенном центре будут работать 2852 человека. Из них 410 научных сотрудников, 4 академика, 53 профессора, 163 доктора наук, 336 кандидатов наук. При этом порядка 44 % сотрудников подразделений центра - в возрасте до 39 лет. Также в Томском НИМЦ работают более 400 высококвалифицированных врачей.

Россия. ЦФО > Образование, наука. Медицина > fano.gov.ru, 23 сентября 2016 > № 1905736


Великобритания. США. Весь мир. РФ > Образование, наука > bfm.ru, 22 сентября 2016 > № 1907117

Россия удвоила представительство в рейтинге лучших вузов

Его составил британский журнал Times Higher Education. Что помогло российским вузам, как изменилась их политика?

В рейтинг лучших вузов мира по версии британского журнала Times Higher Education (THE) вошли 24 российских университета. Для сравнения: в прошлом году в этот рейтинг попали всего 13 отечественных образовательных учреждений.

Лучшим из российских традиционно признали МГУ, занявший 188-е место. Впрочем, надо отметить, что в этом году в рейтинг включена почти тысяча вузов, в то время как в прошлом их было 800. Интересно, что в рейтинг попали и региональные вузы — Нижегородский, Самарский и Сибирский университеты. Главные критерии отбора — образование, научно-исследовательская деятельность, цитируемость, число иностранных студентов, инновационная работа. За счет чего Россия всего за год удвоила свое представительство в престижном британском рейтинге?

Виталий Калинин

федеральный эксперт в области профессионального образования

«Рейтинги институтов складываются из совсем разных показателей и источников. Меня немножко удивило появление Самарского университета, еще каких-то вещей, как они туда попали, я не очень понимаю. Сейчас это участие в рейтинге говорит о том, что мы действительно научились учитывать требования международного сообщества, то есть мы реально пусть не в Болонский сходим процесс, общеевропейский, тут в данном случае идет общемировой, мы начинаем учитывать требования всевозможных международных организаций, занимающихся образованием, в том числе научились пиариться. И это ни в коем случае не говорит об уровне нашего образования, но оно недостаточно высокое, я бы сказал. Научились правильно и грамотно заполнять документы международного уровня, мониторить всякого рода нововведения в образовательной сфере, в институтах, в университетах сидят специальные люди, которые следят за международными рейтингами и вовремя подают документы».

Еще одна причина — российская система оценки высших учебных заведений сейчас ориентирована как раз на показатели, которые используют при составлении ведущих мировых рейтингов. К примеру, публиковаться преподаватели стараются в определенных изданиях, говорит академик Российской академии образования Владимир Шадриков.

«Какие цели выставляет управляющая система, туда и двигается тот, кем хотят управлять. Выставлена система показателей, которые включены в рейтинги, и вузы стали на это в большей мере ориентироваться, свою работу строить так, чтобы эти показатели были достойными. Я думаю, что это главный фактор, остальные факторы пока особо нельзя отметить. Финансирование высшей школы последние годы не увеличивается, соответственно идет вялое совершенствование материально-технической базы, зарплата преподавателей растет пока медленнее, чем было запланировано. Но направление работы сейчас более целенаправленное. Но работа идет над тем, чтобы улучшались показатели, которые учитываются в рейтинге, в частности, такой показатель, как рейтинг цитирования, авторы начинают ориентироваться на издания, которые учитываются в соответствующих рейтинговых показателях».

Но что от попадания в международные рейтинги выигрывают сами вузы? Для российских учебных заведений это означает больше возможностей для привлечения иностранных студентов, реже это влияет на стоимость обучения, пояснил Business FM ректор Московского физико-технического института, также попавшего в британский рейтинг, Николай Кудрявцев.

«Если, например, вы привлекаете иностранных студентов, это вам очень сильно помогает, потому что они смотрят, где вуз находится в рейтинге, соответственно, делают свои выборы. Положение российских вузов в этих рейтингах пока ниже, чем реальное состояние нашего образовательного процесса. Мы начали этим заниматься только в последнее время, а там очень значимы репутационные показатели. Просто нас меньше знает широкая публика, потому что там оценивает пул экспертов, от 10 до 20 тысяч по всему миру. В этом пуле мала пропорция российских экспертов. Пока в нашем вузе «платных» студентов не очень много, это просто наша специфика. У нас и конкурс очень высокий, он был высокий и до рейтингов, дальше практически некуда. Мы точно не имеем никаких планов в связи с этим увеличивать стоимость обучения. Кто-то, может быть, будет иметь другие планы на этот счет».

В тройке лидеров Калифорнийский технологический институт (США), Оксфордский университет (Великобритания), Стэнфордский университет.

Великобритания. США. Весь мир. РФ > Образование, наука > bfm.ru, 22 сентября 2016 > № 1907117


Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 22 сентября 2016 > № 1904155

Бюро НКС одобрило концепцию развития Федерального исследовательского центра «Пущинский научный центр биологических исследований РАН»

В состав новой структуры, создаваемой на базе Пущинского научного центра РАН, войдут Институт биохимии и физиологии микроорганизмов им. Г.К. Скрябина РАН, Институт биофизики клетки РАН, Институт теоретической и экспериментальной биофизики РАН, Институт биологического приборостроения с опытным производством РАН, Институт фундаментальных проблем биологии РАН, Институт физико-химических и биологических проблем почвоведения Российской академии наук, а также ФГУП «Жилищно-эксплуатационный участок Пущинского научного центра Российской академии наук».

Разработчики концепции Программы считают, что консолидация усилий, материального и кадрового потенциала будет способствовать развитию междисциплинарных исследований в различных областях системной биологии и биоиндустрии. В том числе в физико-химической биологии, биомедицине, биотехнологии, экологии и рационального природопользования.

Фундаментальные и поисковые исследования в Пущинском научном центре биологических исследований будут проводиться в рамках приоритетных направлений развития науки, технологий и техники в Российской Федерации:

• Безопасность и противодействие терроризму;

• Индустрия наносистем;

• Информационно-телекоммуникационные системы;

• Науки о жизни; • Рациональное природопользование;

• Энергоэффективность, энергосбережение, ядерная энергетика.

Как отметила врио председателя Пущинского научного центра Наталья Белова, ключевым принципом реализации программы, ее базовой задачей является организация современного исследовательского центра мирового уровня на основе взаимодополнения направлений современной биологической науки. В центре также планируется создание условий для качественного повышения уровня исследований, развития инновационного и кадрового потенциала.

Интеграционный проект призван обеспечить создание экономически эффективной инфраструктуры и управленческого аппарата при сохранении тематической специфики научных организаций.

«Бесспорное преимущество этого проекта - концентрация интеллектуальных и материально-технических ресурсов в организациях биологического профиля города Пущино и накопленный в них исследовательский опыт», - заявила Наталья Белова.

Участники заседания бюро НКС одобрили с учетом ряда замечаний предложенную концепцию развития Пущинского научного центра биологических исследований РАН.

Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 22 сентября 2016 > № 1904155


Казахстан > Образование, наука > inform.kz, 22 сентября 2016 > № 1903836 Арын Орсариев

В этом году завершается первый этап действующей государственной программы развития образования на 2011-2020 годы. За прошедшие годы с начала ее реализации в сфере высшей школы страны сделано очень многое. Это - результат четкого осознания важности поставленной Президентом Республики Казахстан Н.А.Назарбаевым амбициозной задачи перехода к новому качеству казахстанского образования. В Плане нации «Сто конкретных шагов» задача для высшего образования сформулирована в 79 шаге - «Главная цель - повышение конкурентоспособности выпускаемых кадров и рост экспортного потенциала образовательного сектора».

О том, как реализуется эта задача в Павлодарском государственном университете, корреспонденту МИА «Казинформ» рассказал ректор вуза Арын Орсариев.

«Наш университет, в числе прочих вузов нашей страны, ориентируется на базовые тренды Болонского процесса, в числе которых - программы академической мобильности, международное сотрудничество, приглашение зарубежных лекторов, внедрение дуального образования.

В рамках внешней академической мобильности в 2015-2016 учебном году 46 обучающихся прошли обучение в таких странах, как Германия, Финляндия, Австрия, Испания, Польша, Чехия, Италия Литва, Латвия и Российская Федерация. В осеннем семестре 2016-2017 учебного года уже 29 обучающихся стали участниками внешней академической мобильности.

У студентов и преподавателей появилось намного больше возможностей бесплатно обучаться и обучать за рубежом. Например, программа Европейского Союза «Erasmus+» направлена на развитие систем образования и обучения. В ее рамках преподаватели Павлодарского госуниверситета профессор Айнаш Кудышева, а также заведующая кафедрой истории Казахстана, к.и.н., профессор Зулейха Марданова прочитали курс лекций в Европе.

- С программами академической мобильности тесно связано и расширение международного сотрудничества вузов?

- Благодаря активному и содержательному сотрудничеству с крупнейшими зарубежными вузами мира, Павлодарский госуниверситет быстро и успешно интегрируется в международное научно-образовательное пространство и уже сейчас узнаваем во многих странах мира. Сегодня ПГУ имени С. Торайгырова имеет более 170 договоров о взаимном сотрудничестве в сфере образовательных услуг.

Особо мы хотим отметить тот факт, что наш университет заключил целый ряд меморандумов о сотрудничестве с ведущими университетами России, Европы, США и Канады. В их числе университет Оксфорд, Брунел и Кэмбридж (Великобритания), Московский институт стали и сплавов, Колумбийский университет и, конечно же, Инновационный центр Силиконовой долины. Такое тесное сотрудничество позволит раскрыть потенциал студентов и магистрантов, и даст новый импульс для воплощения в жизнь всех самых смелых идей.

Полным ходом в ПГУ работает программа привлечения зарубежных лекторов, благодаря которой наши студенты получают возможность «из первых рук» слушать лекции профессоров с мировым именем. Если в 2014-2015 гг. было приглашено 48 ученых, то в 2015-2016 гг. эта цифра увеличилась до 52.

В числе приглашенных такие ученые, как, Абрахам Алтонаян - доктор PhD, профессор университета Брунель, Джозеф Тамм - профессор Стэндфордской школы государственной политики университета Дьюк, США. Профессор из Кембриджа Сидхарт Саксена, доктор Абель Чавез. Д-р Чавез представляет Университет Западного Колорадо, является доцентом кафедры устойчивого развития окружающей среды.

- Для качественной интернационализации образования необходимо полиязычное обучение. Как с этим в ПГУ?

- В 2013-2014 учебном году полиязычная подготовка осуществлялась по 5 специальностям бакалавриата и 5 специальностям магистратуры. В 2015 и 2016 годах количество специальностей возросло до 16 (10 - бакалавриат, 6 - магистратура).

К 2017 году предусмотрено увеличение количества образовательных программ по полиязычному образованию. Кроме того, в вузе действует Центр полиязычного образования, который занимается организацией дополнительных видов обучения иностранным языкам и проведением интенсивного обучения с целью увеличения полиязычных преподавателей.

- Арын Амангельдиевич, какие современные тенденции в развитии высшей школы Казахстана сегодня можно выделить?

- Отличительной чертой ПГУ имени С. Торайгырова является умение оперативно реагировать на веяния времени и работать на перспективу. В настоящее время коллектив ПГУ имени С. Торайгырова встал на путь создания университета предпринимательского типа.

В последнее время в казахстанской высшей школе идет полемика вокруг этого понятия - что считать предпринимательским университетом? Есть разные подходы. Кто-то считает, что должен зарабатывать вуз, кто-то, что преподаватели. Наши профильные экономические университеты считают, что они обучают студентов прикладным, рыночно-ориентированным знаниям, которые позволяют им заниматься предпринимательством уже в стенах университета. Мы же хотим видеть это понятие шире, во всех трех измерениях - университет, преподаватель и студенты как предприниматели.

В рамках этого была создана стартап-академия, открылись информационные центры НАТР, Болашак, фронт-офиса «Даму». Студенты ПГУ получили дополнительную возможность для совместных исследовательских работ по изучению предпринимательского климата в стране и регионе.

- А Вы считаете, что ученые готовы адаптироваться к постоянно меняющемуся рынку и привлекать инвестиции самостоятельно?

- Мы уже имеем ряд исследовательских проектов, которые нашли успешную коммерческую реализацию. Так, под руководством нашего профессора Болатжана Мустафаева научные сотрудники, студенты и магистранты развернули переработку органических отходов. Суть проекта - так называемое вермикультивирование, иными словами использование дождевых червей для утилизации отходов. В результате использование природных механизмов позволяет на выходе получить биогумус, который востребован как высокоэффективоное экологически чистое удобрение. Другая интересная разработка - устройство токовых защит профессора Марка Клецеля позволит сэкономить в Казахстане десятки тонн меди и сотни тонн стали весьма высокого качества и за счет выполнения герконом функций реле тока - сотни млн. тенге.

-- Насколько тесно сотрудничает университет с предприятиями региона? И есть ли спрос у предпринимателей на отечественную науку?

- В этом году мы провели конкурс среди ученых ПГУ. Они продемонстрировали 25 перспективных для внедрения разработок в таких сферах, как техника и технология, экономика и ИКТ, экология и сельское хозяйство. Представители ведущих предприятий области - ТОО «Кастинг», «Нефтехим Ltd», АО «Павлодарэнерго», ТОО «TKR Group» и другие отобрали 12 лучших проектов.

Среди них, например, проект нашего доцента А. Богомолова «Технология производства сортового фасонного проката», по которому получена опытно-промышленная партия высокопрочных арматурных стержней путем термического упрочнения профилей в технологическом потоке прокатки. Заказчиком выступило ТОО «KSP Steel», и оно готово приобрести эту технологию.

Для АО «Казахстанский электролизный завод» и АО «Алюминий Казахстана» разрабатывается целая серия проектов, которые направлены на использование отходов для расширения базы металлургии и получение качественного железорудного агломерата из железистых шламов и его использование в производстве чугуна.

- Как Вы считаете, готовы ли студенты к вызовам нового времени?

- У нас уже есть несколько успешно работающих стартапов студентов. Один из них - проект «ALAU», который в первый год работы достиг рентабельности свыше 100%, ведь в своем производстве они используют вторичное сырье: бутылки, битое стекло. Сегодня компания выполняет до ста заказов в сутки, перерабатывает около 100 килограммов стекла в день. Сейчас расширяется линейка продукции, за счет выпуска металлочерепицы. Оборот уже достиг 10 млн. тенге.

Другой интересный проект «Мир станков» - изготовление и сборка малых станков для металлургических и иных нужд. Оборот уже достиг 20 млн. тенге.

Большой популярностью сейчас пользуется мороженое из кумыса. Проект наших студентов «KoumIce» стал одним из успешных и уже доказал свою жизнеспособность и прибыльность. Рецепт изготовления ребята держат в секрете, утверждая, что ему нет аналогов. И сегодня говорят о собственной технологии производства.

- Что, по Вашему мнению, нужно предпринять, чтобы такие проекты находили свое воплощение?

- Зачастую мы скованы в своих действиях рамками действующего образовательного Госстандарта. Однако, даже в этих условиях, наш университет интегрировал в процесс обучения ряд дисциплин, способствующих формированию лидерства и предпринимательства в студенческой среде.

Ключевым стал курс «Проектирование карьеры и технология достижения успеха», который у нас преподается всем студентам вне зависимости от специальности, и ведет его бизнес-тренер Алекс Крол из Силиконовой долины. Благодаря ему 1000 студентов получили компетенции предпринимателей, уже из них мы отобрали 60 команд с конкретными бизнес-идеями.

Сегодня они проходят второй этап подготовки - в рамках нашей Международной стартап-академии - где их бизнес-идеи превращаются в готовые бизнес-проекты. На выходе мы проведем питчи бизнес-проектов перед венчурными инвесторами. В этом году мы уже проводили подобное мероприятие, и наши студенты продали инвесторам 12 проектов на 19 млн. тенге. Сегодня, таким образом, каждый 20-й студент ПГУ уже является предпринимателем.

Мы подтверждаем наше лидерство в этом направлении на республиканском уровне. Наша команда Enactus PSU стала чемпионом на прошедшем в этом году республиканском конкурсе социальных и бизнес-проектов студенческой молодежи Enactus Kazakhstan National EXPO 2016 и теперь готовится представить нашу страну на Мировом конкурсе Enactus в Канаде.

- А нет ли риска подмены понятий и потери у студентов тяги к науке в угоду коммерческой выгоде?

- На самом деле - наоборот. Вовлечение студентов в предпринимательскую деятельность позволяет значительно повысить мотивацию и результаты обучения. Человек, который готов самостоятельно зарабатывать на своей специальности, прилагает массу усилий, чтобы получить именно те знания, которые ему помогут в бизнесе. Более того, он начинает изучать эту область знаний даже глубже, чем это предусмотрено программой, и зачастую начинает опережать своих преподавателей. Это вынуждает уже самих преподавателей готовиться более тщательно к занятиям, изучать текущую рыночную ситуацию в своей отрасли, следить за передовыми знаниями.

Мы готовы еще дальше расширять компонент предпринимательства в образовательных программах наших студентов. В этом году мы запустили первую магистратуру стартапов. Мы набрали абитуриентов с бизнес-идеями и за год обучения поможем им сделать из них готовый и прибыльный бизнес-проект. Более того, в правительственном постановлении опыт и пример Павлодарского госуниверситета был рекомендован всем вузам страны. Это большой успех и высокая степень доверия к нашему университету. Мы хотим, чтобы наши выпускники не искали, а создавали рабочие места.

- Спасибо за беседу.

Казахстан > Образование, наука > inform.kz, 22 сентября 2016 > № 1903836 Арын Орсариев


Россия > Образование, наука > ach.gov.ru, 20 сентября 2016 > № 1935857

Коллегия Счетной палаты под председательством Татьяны Голиковой рассмотрела отчет о результатах контрольного мероприятия «Проверка финансово-хозяйственной деятельности федерального государственного унитарного предприятия «Государственный научный центр «Научно-исследовательский институт органических полупродуктов и красителей».

Объект контрольного мероприятия: ФГУП «Государственный научный центр «Научно-исследовательский институт органических полупродуктов и красителей» (далее – НИИ органических полупродуктов и красителей).

Проверяемый период деятельности: 2014-2016 гг.

С докладом выступил аудитор Счетной палаты Сергей Агапцов.

На заседании коллегии было отмечено, что контрольное мероприятие включено в План работы в связи с неоднократным обращением в Счетную палату бывшего руководителя предприятия, члена-корреспондента РАН Ворожцова Г.Н., обращением профсоюзной организации предприятия к Президенту России по фактам задолженности по заработной плате, ухудшения экономического положения предприятия, сокращения научного потенциала, сдачи в аренду лабораторных помещений.

НИИ органических полупродуктов и красителей на 1 января 2016 г. являлся одним из 55 предприятий, находящихся в ведении Минпромторга России. Из них 31 предприятие по результатам деятельности за 2014 г. было прибыльным, 8 – убыточными, на 4 – деятельность не велась, а на 12 – введена процедура банкротства.

По словам Сергея Агапцова, в НИИ органических полупродуктов и красителей в 2014-2015 гг. наблюдалось сокращение объемов производства, снижение выручки, рост кредиторской задолженности, задолженность по заработной плате перед работниками.

В целом, начиная с 2013 г. предприятие убыточное.

Из 8 установленных показателей экономической эффективности деятельности НИИ органических полупродуктов и красителей в 2014 г. исполнен 1 показатель «Удельный вес продукции, поставляемой на экспорт», в 2015 г. перевыполнены два показателя «Удельный вес продукции, поставляемой на экспорт» (на 86%) и «Средняя заработная плата работников» (на 4,5%). По мнению Сергея Агапцова, ежегодное невыполнение показателей предприятием свидетельствует о низком качестве планирования и малой эффективности менеджмента.

Программами деятельности НИИ органических полупродуктов и красителей на 2014-2016 гг. предусматривались мероприятий по развитию предприятия (приобретение основных средств, проведение проектно-изыскательских работ, выполнение НИР по заданию Минпромторга и проч.). По словам аудитора, мероприятия выполнены предприятием в 2014 г. на 85,4%, в 2015 г. на 25,5%. В 2016 г. объем средств, запланированный НИИ органических полупродуктов и красителей на выполнение таких мероприятий, превышает уровень 2015 г. в 6,6 раз. В тоже время реальными источниками доходов для финансирования мероприятий предприятие не располагает.

По сравнению с 2012 г. объем выручки предприятия за 2014 г. сократился в 3,2 раза и составил 187,8 млн руб., за 2015 г. показатель немного улучшился и составил 216,8 млн руб.

Снижение объемов выручки предприятия привело к значительному росту кредиторской задолженности НИИ органических полупродуктов и красителей: с 24,2 млн руб. по состоянию на 1 января 2014 г. до 226,7 млн руб. – на 1 января 2016 г. «Причиной роста кредиторской задолженности является недостаточность денежных средств, в том числе в связи с сокращением объемов выполняемых НИОКР в рамках государственных контрактов», - сказал аудитор.

Несмотря на то, что предприятие является научно-исследовательским, основной объем выручки в 2014-2015 гг. приходился на производство дезинфицирующих средств (40% выручки). При этом объем научных исследований и разработок сокращается (в 2014 г. – 27,2% выручки, в 2015 г. – 15,8%).

Задолженность предприятия по заработной плате перед работниками снизилась с 27,3 млн руб. на 1 апреля 2016 г., до 3,6 млн руб. на 15 июля 2016 г. Погашение задолженности, согласно информации НИИ органических полупродуктов и красителей, планируется до конца текущего года.

Были отмечены и другие нарушения предприятием действующего законодательства: заключение договоров займа денежных средств с организациями, не являющимися кредитными; заключение крупных сделок в отсутствие согласования с Минпромторгом России; предоставление в аренду сторонним организациям помещений в отсутствие согласования Росимущества, а также без проведения конкурса (аукциона).

На заседании коллегии особое внимание было обращено на то, что НИИ органических полупродуктов и красителей был включен Правительством России в перечень ФГУПов, планируемых к приватизации в 2014-2016 гг. Однако запланированной приватизации может помешать отсутствие у предприятия государственной регистрации прав на ряд объектов недвижимого имущества и земельные участки. Например, предприятием на 15 июля 2016 г. не была обеспечена государственная регистрация права хозяйственного ведения на 10 объектов недвижимости. Кроме того на 9 объектов недвижимости и на 4 земельных участка отсутствует государственная регистрация права собственности Российской Федерации.

По словам Сергея Агапцова, отсутствие государственной регистрации права хозяйственного ведения, а также права собственности Российской Федерации на объекты недвижимого имущества и земельные участки, является системной проблемой для многих ФГУПов.

Так, на 1 июля 2016 г. из 51 ФГУПа, находящегося в ведении Минпромторга России, государственная регистрация права собственности Российской Федерации и хозяйственного ведения на объекты недвижимого имущества не были оформлены 25 предприятиями, работа по оформлению земельных участков продолжалась 14 предприятиями.

При этом обеспечение полноты учета всех объектов федерального имущества и государственной регистрации прав на них является одним из показателей государственной программы «Управление федеральным имуществом».

Также указанной госпрограммой запланировано поэтапное сокращение количества федеральных государственных унитарных предприятий к 2018 г.

Однако при имеющихся темпах сокращения их числа (с 55 предприятий на 1 января 2016 г. до 51 ФГУПа на 1 июля 2016 г., из которых 15 – включены в перечень федеральных государственных унитарных предприятий, планируемых к приватизации в 2014 - 2016 гг.) существуют риски недостижения Минпромторгом России прогнозируемого результата.

В заключение Сергей Агапцов отметил, что министерству надо активизировать работу с ФГУПами, чтобы решить поставленные задачи.

Коллегия приняла решение направить представление об устранении нарушений в ФГУП «Государственный научный центр «Научно-исследовательский институт органических полупродуктов и красителей», информационные письма в Минпромторг России, Росимущество и Роструд. Информация об основных итогах проверки будет направлена в палаты Федерального Собрания.

Аудитору Сергею Агапцову поручено осуществлять мониторинг за проведением приватизации ФГУП «Государственный научный центр «Научно-исследовательский институт органических полупродуктов и красителей».

Россия > Образование, наука > ach.gov.ru, 20 сентября 2016 > № 1935857


Россия > Образование, наука > ras.ru, 20 сентября 2016 > № 1904055

Президент России Владимир Путин в Кремле провел встречу с учеными—получателями грантов

Президент России Владимир Путин провел встречу с учеными—получателями грантов, где заявил, что власти рассмотрят вопрос о введении новых инструментов финансирования научных исследований. Представители научного сообщества передали главе государства письмо со своими предложениями, одно из которых касается проблемы краткосрочности грантовых программ, которые не позволяют ученым чувствовать уверенность в завтрашнем дне. «Конечно, грантовое финансирование — оно важно, но оно не решает проблемы стабильности. Поэтому мы готовы будем продумать и реализовать по вашему предложению такую систему, которая будет именно системой, рассчитанной на достаточно длительную, или как минимум — среднесрочную перспективу, на 5-7-8 лет»,— отметил президент.

«Это нужно сделать и мы готовы это сделать, но нужно ясное понимание, как и что, какой продукт мы должны предложить»,— добавил он. По мнению президента, в России также должны быть созданы условия, чтобы даже уезжающие за рубеж ученые считали родину своим домом. «На определенном уровне научных исследований и научной деятельности на самом деле не очень важно, куда человек поехал поработать. Важно, чтобы он понимал, где его "причал. Конечно, для этого нужно создать условия»,— отметил он. По словам господина Путина, дополнительные предложения обобщит его помощник, бывший министр образования Андрей Фурсенко, передает «Интерфакс».

Напомним, ранее масштабная акция «Неделя протеста» профсоюза Российской академии наук завершилась в Москвена прошлой неделе. Ученые констатировали «резкое ухудшение ситуации» и предупредили о массовых сокращениях в случае уменьшения бюджетных расходов на науку в 2017 году. Главное требование — остановить сокращение расходов — поддержали ученые из Владивостока, Нижнего Новгорода и Казани. В Федеральном агентстве научных организаций заявили, что также «переживают сокращение бюджета» и только распределяют средства, выделяемые правительством. Профсоюз РАН намерен инициировать обращение к президенту РФ, в котором поставит вопрос о выполнении майских указов.

Подробнее: http://www.kommersant.ru/doc/3093889

***

Причал науки. Программа мегагрантов для ученых будет продолжена

"Шесть лет назад на съезде нашей ведущей партии, которая сейчас победила на выборах, была поставлена задача привлечения ведущих специалистов в научные центры России", - напомнил президент.

Программа мегагрантов должна была привлечь в российские вузы и научные организации ведущих ученых мира: и наших соотечественников, и зарубежных исследователей, повысить академическую мобильность, создать дополнительные условия для научной кооперации. Были выделены солидные средства.

"В связи с курсовой разницей они немножко усохли, но 30 миллиардов - солидные деньги", - оценил президент, не исключив, что сумма может увеличиться. "Мы получили от этой работы, как и ожидали, солидную отдачу: 160 лабораторий международного класса", - отметил Владимир Путин.

Сформированы конкурентоспособные исследовательские коллективы. Получателями мегагрантов стали 78 иностранных и 82 российских ученых, из которых 57 проживают за рубежом. Среди них пять нобелевских лауреатов и один получил премию Филдса. Работают эти специалисты в 25 регионах России. И занимаются не только физикой и математикой, но и новыми направлениями.

Началось уже практическое внедрение результатов. При этом более половины сотрудников их лабораторий - до 35 лет.

"Еще один важный результат, - продолжил глава государства. - Организация программы мегагрантов позволила ученым, которые долгие годы работали за рубежом, реализовать свой потенциал на Родине, в России". "На определенном уровне научных исследований и научной деятельности на самом деле не очень важно - куда человек поехал поработать. Важно, чтобы он понимал, где его "причал", - отметил Путин. "Конечно, для этого нужно создать условия", - заключил он.

Президент поблагодарил всех за вклад в развитие науки. Программа рассчитана до 2020 года.

"Будем думать над перспективами ее продолжения", - обещал он. "Мы довольны, как она развивается", - оценил глава государства.

До конца года также должна быть разработана стратегия научно-технического развития на долгосрочный период, там учтут опыт, также объявил он.

"СССР был научной сверхдержавой, но в 90-е произошла массовая утечка мозгов и это очень тяжело ударило", - заметил Алексей Кавокин из Санкт-Петербургского государственного университета. "Сейчас мы в середине турнирной таблицы, но не в первой десятке", - констатировал он. "Обсуждали с коллегами чего не хватает, - продолжил Кавокин. - И пришли к выводу, что наша сила в нашей слабости". То есть в "утечке мозгов". "Но эти ученые не исчезли, они живы и заняли ведущие позиции в мировых университетах. Это целая армия!" - подчеркнул он.

Ученые передали главе государства письмо с предложениями, одно из которых касается краткосрочности грантовых программ.

"Конечно, грантовое финансирование важно, но оно не решает проблемы стабильности", - согласился президент. "Поэтому, мы готовы будем продумать и реализовать по вашему предложению такую систему, которая будет именно системой, рассчитанной на достаточно длительную, или как минимум - среднесрочную перспективу, на 5-7-8 лет", - решил он.

Российская Газета, 19.09.16

Россия > Образование, наука > ras.ru, 20 сентября 2016 > № 1904055


Россия > Образование, наука > kremlin.ru, 19 сентября 2016 > № 1907898

Встреча с учёными – получателями мегагрантов на научные исследования.

В Кремле состоялась встреча Владимира Путина с учёными – получателями мегагрантов на проведение научных исследований.

Глава государства, в частности, отметил, что программа мегагрантов позволила российским учёным, которые работали за рубежом, реализовать свой потенциал на родине.

Основная задача программы – привлечь в российские вузы учёных с мировым именем, в том числе соотечественников, проживающих за рубежом, с целью стимулирования притока молодёжи в сферу науки, образования и высоких технологий.

* * *

В.Путин: Уважаемые друзья, коллеги!

Шесть лет назад, это было как раз на очередном съезде, как вы знаете, нашей ведущей политической партии, которая сейчас себя хорошо проявила на выборах, – на XI съезде в 2009 году была поставлена задача привлечения ведущих специалистов в вузы и научные центры России. Шесть лет программа мегагрантов работает, и вы все приняли в ней активное участие.

Задача программы – привлечь в российские вузы и научные организации ведущих учёных мира: и наших соотечественников, и зарубежных исследователей, – повысить академическую мобильность, создать дополнительные условия для научной кооперации.

На мегагранты выделены, вы это тоже знаете, достаточно солидные ресурсы. Они сейчас в связи с курсовой разницей немножко усохли, тем не менее 30 миллиардов рублей – это солидные деньги, и мы, конечно, будем думать о том, чтобы с учётом этой курсовой разницы их ещё как–то подкрепить.

Была организована экспертиза проектов на основе международных стандартов и с привлечением не только отечественных, но и иностранных экспертов. Каждую программу экспертировали два российских специалиста и два иностранных специалиста. И, надо прямо сказать, мы получили от этой работы, как и ожидали, солидную отдачу. Уже работает 160 лабораторий международного класса, которые возглавляете и вы, и ваши коллеги из разных стран мира, сформированы конкурентоспособные исследовательские коллективы.

Андрей Александрович [Фурсенко] справку подготовил: получатели мегагрантов – 78 иностранных и 82 российских учёных, из которых 57 проживают за рубежом.

Среди победителей конкурсов – пять лауреатов Нобелевских премий, также лауреат премии Филдса. Кроме Москвы и Санкт-Петербурга лаборатории созданы в вузах и научных организациях Томска, Новосибирска, Краснодара, Петрозаводска, Казани, Екатеринбурга, Ростова, Саратова, Калининграда, Владивостока и так далее, всего 25 регионов России.

Получены научные результаты мирового уровня. При этом не только в физике, математике, где наши школы традиционно считаются сильными, но и на новых направлениях: это вычислительная биология, когнитивная психология, медицинские технологии и так далее.

Сделан серьёзный шаг вперёд по созданию лекарств для лечения нейродегенеративных и онкологических заболеваний, созданы принципиально новые, не имеющие аналогов в мире механизмы для диагностики рака, онкологических заболеваний, а для нас, вообще для всего мира это очень важно.

Хочу обратить ваше внимание, что для нашей страны это чрезвычайно важно и актуально, потому что нам хотя и удаётся существенным образом снизить количество летальных исходов от различного вида заболеваний, по онкологии тоже есть позитивные сдвиги, но меньше, чем по другим направлениям. И поэтому исследования в этой сфере чрезвычайно важны, просто важны из гуманитарных соображений, прежде всего.

Началось практическое внедрение полученных результатов, в том числе в здравоохранении, и ядерной медицине, и так далее.

Отмечу также, что более половины сотрудников созданных лабораторий, а в некоторых я был, мы вместе с Андреем Александровичем выезжали и в регионах встречались с коллегами, так вот более половины сотрудников созданных лабораторий – молодые исследователи в возрасте до 35 лет. В целом опыт совместной работы с лучшими учёными мира приобрели почти три тысячи молодых специалистов российских вузов и научных организаций.

И ещё один очень важный результат, который считаю необходимым отметить: реализация программы мегагрантов позволила вам и другим отечественным учёным, которые долгие годы работали за рубежом, всё–таки реализовать свой потенциал на Родине, в России.

И, пользуясь возможностью, конечно, хотел бы поблагодарить всех: и вас, и ваших коллег, в том числе иностранных коллег, – за участие в этой программе, в целом за тот вклад, который вы вносите и, надеюсь, будете ещё вносить в развитие российской и мировой науки, в подготовку отечественных научных кадров в рамках программ мегагрантов, а может быть, если сочтёте возможным, и вне рамок этой программы, если вкус появится к тому, чтобы продолжать исследовательскую работу в наших различных учреждениях.

Программа пока рассчитана на период до 2020 года, и, конечно, мы будем думать над перспективами её продолжения.

В целом хочу ещё раз подчеркнуть, мы довольны тем, как она развивается, и до конца текущего года должна быть разработана ещё и стратегия научно-технологического развития на долгосрочный период. Мы, конечно, постараемся учесть тот опыт, практику, которая наработана благодаря вашему участию в программах мегагрантов для подготовки этой стратегии.

Ещё раз большое вам спасибо за участие в этой работе.

А.Кавокин: Если позволите, я начну.

Нам всем очень хочется, чтобы в России была сильная наука, потому что сильному государству нужна сильная наука. Наука сейчас – главная движущая сила экономики. И конечно, программа мегагрантов внесла очень существенный вклад в развитие нашей науки. Мы вас очень благодарим за то, что вы её запустили.

Тем не менее мы прекрасно знаем, и Вы, конечно, знаете, что Советский Союз был научной сверхдержавой. Помимо того что он был политической и военной сверхдержавой, он был научной сверхдержавой, но затем, в тяжёлые 90–е годы, произошла массовая «утечка мозгов», наука недополучала финансирование, и это очень тяжело по ней ударило.

Сейчас на основе статистических данных по публикационной, скажем, активности мы можем говорить, что находимся где–то в середине турнирной таблицы, но пока не в первой десятке, к сожалению.

Готовясь к этой встрече, мы обсуждали с коллегами, что же не хватает, что нужно сделать, в чём наша сила и наша слабость. И мы пришли к парадоксальному выводу, что наша сила в нашей слабости в каком–то смысле, потому что наша слабость происходит из–за катастрофической «утечки мозгов», которая забросила за рубежи нашей страны тысячи талантливых учёных.

С другой стороны, эти учёные сейчас заняли ведущие позиции в ведущих университетах мира и развили свою деятельность, профессионально выросли. В принципе это огромная армия. Если взять российскую науку плюс диаспору, то это будет уже мировая сила, это уже будет армия, которая сопоставима с ресурсами Соединённых Штатов, скажем, или Японии и Германии.

В чём замечательное новшество, которое принесла программа мегагрантов? В том, что она открыла в какой–то степени двери в Россию уехавшим учёным, к которым большинство сидящих здесь относится.

Достаточно ли этого? На наш взгляд, есть одно маленькое нечто, что не было ещё сделано в программе мегагрантов. Любой грант – это краткосрочное финансирование. Человек, который сидит на постоянной позиции в западном университете, с удовольствием приедет. Но он не переедет назад, он не вернётся, если ему не предложить постоянную позицию, если у него не будет гарантии будущего, если не будут созданы лаборатории, институты, которые смогут существовать долгое время в каком–то стратегическом масштабе, не два-три года, а десятилетия. И такие лаборатории, может быть, в форме национальных лабораторий, очень сильно укрепили бы нашу науку, на наш взгляд, стали бы её флагманами.

С.Смирнов: Кстати, то, что Алексей говорит, это не только возвращение. Если, скажем, умный аспирант выбирает – остаться ему в науке или пойти работать в компанию, это важно, чтобы в компании тоже хорошие люди работали, скажем, в «Яндексе» или в какой–то другой технологической компании, но важно, чтобы в науке кто–то оставался. У нас стоит та же дилемма: уйти на стабильную зарплату в компанию или краткосрочный грант. То есть долговременно – это не только возвращение людей откуда–то, это и условие для нашей молодёжи тоже.

В.Путин: Я полностью с Алексеем согласен. Разумеется, для любого человека, учёный он или артист, кто бы это ни был, для любого человека нужна перспектива, хотя бы жизненная перспектива. Он не может всё бросить, приехать сюда на полгода, а потом неизвестно что делать. Это очевидная вещь. Я это понимаю.

А.Кабанов: Владимир Владимирович, у нас, конечно, природная скромность есть, и мы не можем говорить о себе в превосходных тонах, но на самом деле я хорошо помню, как это всё начиналось. Когда эта программа началась, к нам относились с большим подозрением: приехали 40 иностранных учёных, получили большие деньги, будет ли это приносить какую–то пользу и так далее.

Пользу это реально принесло, можно считать статьи… Самая главная польза заключается в том, что в результате этой программы в Россию были привнесены те области науки, которых в России не было в период… Вообще, они возникли уже после того, как Советский Союз развалился. Это самая главная польза.

В ряде случаев видно, что исследования стали более активны, не только в этом конкретном мегагранте. Я могу сказать про своё, она произвела ещё два, скажем, или три, то есть стало всё это развиваться. Конечно, безусловно, это фактическая польза, её можно измерить количеством статей, её можно измерить количеством цитируемости и так далее.

Второй аспект, конечно, заключается в том, что вокруг России сформировалась очень большая группа экспертов. Это достаточно уникально, потому что объявят ещё 40 новых. Это 200 учёных во всех областях науки. Достаточно большая концентрация.

Потом мы ещё друг с другом взаимодействуем, то есть мы сорганизуемся, мы разговариваем, поддерживаем эти связи. Ещё очень важный момент – это то, что произошло какое–то изменение отношения. Я помню, как мы занимались – 94–й федеральный закон. Мы боролись с Андреем Александровичем с ограничениями.

И произошло изменение также восприятия работы в России со стороны, например, российской научной диаспоры. Если раньше, когда мы только приехали, казалось, что это невозможно, куда мы поехали, немножко такое двойственное отношение, то сегодня это стало совсем по–другому. Я хочу сказать, что за последние два года была сложная ситуация в мире. Но что любопытно, что эта сложная ситуация в мире не изменила в целом положительного отношения. Большой задел. Это такие положительные вещи.

В.Путин: Пожалуйста, кто продолжит?

Г.Сухоруков: На самом деле в моём случае в Саратовском университете мне удалось привлечь молодых ребят из других стран. Они и русского происхождения, даже есть те, которые нерусскоговорящие. Сейчас они выросли, публикуются, увидели, что действительно даже в российской провинции можно делать науку высокого качества.

Сейчас для них возникает вопрос: что делать дальше? На самом деле, если бы им можно было сейчас создать научную группу или хотя бы сначала маленькую научную группу и дальше развиваться, то они бы видели свою перспективу и уже, наверное, не стремились поработать и потом уехать на Запад.

Поэтому, я считаю, очень важно, чтобы была такая линейка проектов, линейка грантов для аспирантов, для тех, кто постдок выполняет после аспирантуры, начинает свою собственную группу и дальше создаёт свою собственную лабораторию. Тогда молодёжь видит свои перспективы и будет больше ориентироваться на Россию.

В.Путин: Вы сейчас сказали о том, что кто–то может стремиться уезжать, и нужно препятствовать тому, чтобы люди уезжали. На самом деле, на мой взгляд, это не самое главное. Это, знаете, так же, как в искусстве. На определённом уровне – может быть, я в чём–то ошибаюсь, если это так, Вы меня поправите – научных исследований, научной деятельности это на самом деле даже не очень важно, куда человек поехал поработать. Важно, чтобы он понимал, где его причал.

А.Кабанов: Думаю, что мы имеем в виду другое, Вы меня извините. Например, у меня в Америке такое было. Я руководил очень большим центром по воспитанию молодых профессоров, менторство. Я, ряд других людей – мы фактически воспитываем этих молодых людей, чтобы они окрепли и стали более активными.

Сегодня я руковожу постдоковским воспитанием. Это тоже очень важно, на это выделяются очень большие деньги, это миллиардные программы в целом по стране. А что такое постдоки? Это те, которые закончили аспирантуру, но они ещё «не», и их нужно довести до кондиции, чтобы они были самостоятельными учёными. В России, между прочим, несколько лет назад начиналась такая программа «Кадры». И там были, например, такие механизмы уже выработаны для воспитания таких постдоков. Я очень радовался, потому что думал, что сейчас начнётся это развитие. Но это не началось в силу определённых причин, финансы были перераспределены, была сделана очень правильная программа и научный фонд, но какие–то вещи не случились.

И что мы сегодня видим? Мы отбираем талантливых школьников, воспитываем талантливых студентов – и через этот мост, потому что мы уже находимся в какой–то другой, более последней стадии развития, и мы здесь ничего не сделаем без того, чтобы не завести молодёжь. И как это сделать – это очень важный момент. Конечно, ему надо уделять внимание.

В.Путин: Да, но это не противоречит тому, что я сказал. То есть человек может чувствовать себя человеком мира, он может там поработать и там поработать, но он должен понимать, где его дом, где его причал. Конечно, для этого нужно создать условия здесь. Коллега Алексей сказал абсолютно правильные вещи, и Вы тоже сейчас. Для того чтобы человек чувствовал, что здесь его дом, всё это должно быть сделано, эта инфраструктура и эта деятельность должны быть развёрнуты. Это правда.

С.Смирнов: К этому маленький комментарий. Скажем, в Южной Корее у меня много знакомых учёных, большинство из них работает не в Южной Корее, там фундаментальную науку стали недавно развивать. Они в основном вкладывали в инженерию, но потом поняли, что без фундаментальной науки инженерия отстаёт, и стали вкладывать. Но те, кто работает в Америке, они все считают своим долгом хотя бы месяц в году проводить в Корее. Так принято, иначе неприлично.

С другой стороны, никто на это косо не смотрит, все, наоборот, рады, говорят: у нас такой–то человек приезжает каждый июль, читает курс, мы очень довольны, вот его кабинет. В принципе это просто устроить, но это может иметь большую отдачу, чтобы какая–то связь не терялась.

В.Путин: Полностью согласен. Если косо посмотреть, так и люди не приедут, никто не любит, чтобы на него косо смотрели.

Е.Рогаев: Должна какая–то якорная система быть, потому что опрашиваем своих аспирантов, студентов, они все хотят поехать, это в природе. То есть хочется посмотреть новое и попробовать где–то что–то. Даже если вы создадите прекрасные условия, им хочется съездить. И система, чтобы они могли съездить и возвратиться, была бы крайне полезной.

В.Путин: По сути дела, Вы просто определение дали: должны быть якорные системы. Это то, о чём коллеги как раз и говорили.

Д.Иванов: У меня небольшой комментарий, Владимир Владимирович. Я сам работаю в научном центре Франции. Это аналог Российской академии наук, самая большая научная организация в мире и по числу научных работников, и по общему количеству публикаций.

Для меня был, конечно, уникальный шанс попробовать организовать лабораторию. В частности, в МГУ я создал новую лабораторию на факультете фундаментальной инженерии. Это единственный инженерный факультет нашего МГУ. Я считаю, что очень важно в наших условиях, когда есть разрыв поколений, то есть у нас как бы отсутствует среднее звено в науке.

Есть молодые аспиранты, студенты, и есть заслуженные академики, но очень часто пожилые. Нужно активно внедрять наших аспирантов и студентов в мировую науку, чтобы у них была возможность активно взаимодействовать с учёными, активно использовать объекты зарубежной инфраструктуры.

В данном случае наша программа по megascience – в частности, во Франции мы стали полноправным членом консорциума в европейском синхротронном центре в Гренобле, это позволяет нашим аспирантам, по крайней мере, раз в два месяца…

В.Путин: Мы помогали Франции получить это право?

Д.Иванов: Точно. Участвовать в экспериментах и не только участвовать, у нас даже образовался долгосрочный проект – уже второй трёхлетний – с ESRF, в рамках которого мы строим оборудование, поставляем на синхротронные линии, и это оборудование становится доступным для всех исследователей из разных стран. Мои студенты, аспиранты имеют возможность взаимодействовать с ними и чувствовать себя единым, целым звеном мировой науки. Мне кажется, это важно.

В.Путин: Но без нашего оборудования некоторые проекты, скажем, в ФРГ, которые касаются быстрых нейтронов, просто не могли бы быть реализованы.

Д.Иванов: Точно.

Чтобы проект мегагрантов удачно продолжался, мне кажется, на базе созданных лабораторий нужно создать нечто новое, например, международные лаборатории разных форматов. Есть в разных странах возможности для того, чтобы у нас приезжали и зарубежные учёные, официально здесь работали, и по обмену ездили наши сотрудники. То есть чтобы обмен шёл в обе стороны, чтобы не происходила «утечка мозгов» безвозвратно, как это было в 90–е, чтобы мы могли на равноценных партнёрских условиях проводить взаимодействие с зарубежными коллегами.

В.Путин: Это очень хорошее дополнение к тому, что было сказано.

Д.Иванов: Такие форматы существуют. Хотел бы потом довести более детальную информацию Вашим коллегам.

В.Путин: Спасибо.

Р.Хазипов: Если можно, я продолжу. Я тоже приехал из Франции и организовал лабораторию нейробиологии в Казанском университете. Сейчас мы работаем именно в формате интернациональной ассоциированной лаборатории. У нас единый проект, в который вкладывается и французская сторона, и российская – в равных долях получается.

В.Путин: В эту работу в Казани?

Р.Хазипов: Проект единый, то есть он проводится и там, и там. У нас идёт постоянный обмен, аспиранты приезжают, научные сотрудники. Очень интенсивная работа и довольно успешная. Как формат, мне кажется, это идеально.

В.Путин: Это примерно то, что было сказано.

Р.Хазипов: Кстати, президент Академии медицинских наук во Франции, когда я делал годовой отчёт, особо отметил эту лабораторию как первую, кстати говоря, лабораторию Академии наук в России.

В.Путин: А конкретно, какие там исследования?

Р.Хазипов: Мы занимаемся развитием мозга, причём на перинатальных этапах развития – то, что происходит у человека ещё до рождения. Дело в том, что до рождения закладывается большинство связей между нейронами, и человек рождается, уже во многом сформированный. В это же время закладываются многие болезни. Мы исследуем то, как работает мозг, как нейроны взаимодействуют друг с другом.

В.Путин: Можно на это как–то влиять?

Р.Хазипов: Влиять потенциально можно, наверное, но мы пока просто смотрим, как оно растёт. Кстати говоря, в основном используем, конечно, животные модели, затем находим какие–то принципы работы. Например, одно из наблюдений, которые мы сделали: ребёнок в животе, когда он растёт, он пинается, и любая мама скажет, что ребенок пинается. Мы открыли такую вещь, что, оказывается, он не просто так пинается. Каждый раз, когда он пинается, происходит движение, и при этом активируется тот участок в мозге, в соматосенсорной коре, который соответствует этому участку. И связи, которые связывают, скажем так, руку и представительство его руки в коре, они усиливаются. И таким образом формируется карта мозга.

У крыс мы это обнаружили, и потом наши коллеги неонатологи стали испытывать эти методы на человеческих детёнышах, недоношенных новорождённых, коих количество изрядно увеличивается. Сейчас же с программой «Материнство» увеличивается количество рожениц, и автоматически увеличивается количество недоношенных новорождённых, а у них проблемы со здоровьем, и с этим надо бороться.

В.Путин: Насколько я понимаю, это всё выправляется.

Р.Хазипов: Да, но этим надо заниматься. И рано диагностировать.

Ю.Ковас: Я хотела бы добавить. У нас в принципе смежные исследования. В Томском государственном университете возглавляла лабораторию. Лаборатория продолжает работать, и сейчас это уже большой центр по изучению развития человека. Мы используем методы в принципе и нейронаучные, и геномные, и когнитивные способности изучаются. Это как бы междисциплинарные области.

Мы с коллегами обсуждали: что не хватает, это создания национальных ресурсных баз, где можно изучать, прослеживать одни и те же семьи на протяжении долгого времени. Для этого, конечно, нужны, во–первых, длительные масштабные проекты, а во–вторых, создание ресурсов, которые будут уже доступны многим учёным, не только российским, но и учёным мира.

У меня есть опыт работы в таких проектах за рубежом. Например, в Англии есть проекты, которые продолжаются 20–30–40 лет, которые прослеживают тысячи семей, одних и тех же семей. И эти проекты дают огромную, конечно, информацию. В России таких проектов практически нет. Думаю, что такие ресурсные базы были бы для очень многих людей источником исследований нового знания на многие годы.

Е.Рогаев: Раз речь зашла о нейронауках, добавлю, что четыре человека как раз занимаются нейронауками, как бы вершиной биологии, и в принципе два варианта развития больших программ может существовать. В частности, это генетика и, с другой стороны, это нейронаука. Но в генетику сейчас пришли совершенно новые методологии, которые могут толкнуть всё развитие на совершенно другой уровень.

И за счёт одной методологии можно решать проблемы в самых разных областях: сельское хозяйство, биомедицина именно с точки зрения генетики, потому что стало возможным расшифровывать целые геномы отдельных людей и не только человека, но и, соответственно, животных, растений и так далее. Можно решать проблемы судебной медицины, как мы в своё время делали в середине 80–х – начале 90–х годов, внедряли ДНК–анализ. То есть из одной методологии можно образовать целый спектр направлений в рамках даже одного учреждения.

С другой стороны, совершенно другой подход этой нейронауки, там одной методологией невозможно обойтись. Нейронаука – это интеграция, это и клеточная биология, это психология. Интересно было бы такую структуру создать, не каждый отдельным проектиком занимается, а исследование с совершенно разных сторон: и с точки зрения геномики, и клеточной биологии, и даже психиатрии и так далее. То есть это уже совершенно другой интегративный подход, но за счёт двух совершенно разных подходов можно решать достаточно глобальные задачи.

В.Путин: Насколько я понимаю, в этих мегагрантах как раз и предпринимается попытка на междисциплинарном уровне организовать работу. Это просто нужно продолжить.

И.Безпрозванный: Хотел бы про нейронауку продолжить. У меня лаборатория в политехническом университете с фокусом на нейродегенеративные заболевания – болезнь Альцгеймера… В принципе она выстроена сейчас на современном уровне в смысле обучения кадров. Считаю, что на самом деле молодые ребята, которые получили образование в этой лаборатории, это самые главные ресурсы. Ребята великолепные. Таких талантливых студентов в Америке я не видел.

Сейчас хотел бы вернуться к нашей начальной теме: что теперь будет с ними дальше. Не существует механизма для них, как им встать на ноги. Все механизмы финансирования сейчас завязаны на людей с хорошей публикационной активностью, с хорошими статьями, которые уже как бы оперились. А эти молодые ребята, которые сейчас только защищаются, чтобы им в этих исследованиях, в этих больших программах участвовать, нужен какой–то механизм, который помог бы продержаться следующие пять лет карьеры после защиты диссертации. У меня сейчас первые студенты стали защищаться в аспирантуре…

В.Путин: Как дальше?

И.Безпрозванный: Что дальше, да. Боюсь, что они либо уедут на Запад, что не так плохо, но просто для критической массы, которые была создана с такими усилиями…

В.Путин: Лучше бы, конечно, они работали здесь и выезжали туда.

И.Безпрозванный: Лучше бы они работали здесь; они не хотят ехать, когда с ними разговариваешь.

Г.Сухоруков: Большинство не хотят, в общем–то, не хотят. То есть получается, что мегагрант – это как оазис, где взросли, выросли молодые ребята. Сейчас их рассадить, полить как–то, и дальше будет уже хороший сад на самом деле.

В.Путин: Вот как образно учёные выражаются.

И.Безпрозванный: …Большие мегапроекты.

В.Путин: Это примерно то, что коллега говорила.

И.Безпрозванный: Должны быть люди, а этих людей просто надо как–то поддержать, именно среднее звено, молодое звено, постдоковский институт.

А.Кабанов: Владимир Владимирович, конечно, мы готовились к этой встрече и задали себе вопрос: а что мы можем сказать Вам, что нужно, что не хватает. Мы взяли на себя смелость и фактически изначально собрали наши идеи, предложения и так далее, а потом взяли на себя смелость обобщить их в одну идею и написали Вам письмо. Мы его уже передали Андрею Александровичу.

А.Фурсенко: Они передали мне копию, авторскую копию.

С.Смирнов: Знаете, наверное, я просто в трёх словах, может быть, это обобщу. Как уже сказали, на самом деле уникальный опыт, что есть коллектив из 160 человек, кто не только представляет все области современной науки, но и все успешные научные страны. Мы знаем, что во Франции что–то одно лучше сделано, в Америке что–то другое, поэтому грех не использовать, потому что, понятно, мы хотим, чтобы Россия была великой страной. Это очевидно.

Великой страной можно быть по–разному. Скажем, Япония и Америка – великие страны, но очень разные. Очевидно, что какой бы великой страной мы ни хотели быть, мы хотим, чтобы у нас наука и технологии были одни из лучших в мире. Это очевидно.

И чтобы это было, что из международных рецептов мы можем применить, что у нас ещё не применяется? То есть у нас был большой прогресс за последние шесть лет: это и мегагранты, и РНФ, – но есть ещё какие–то вещи, которые хорошо дополнить. И мы, условно, в основном говорили про меры институциональные, как что–то организовать. Мы не говорили про научные приоритеты, это отдельная вещь, по которой мы, кстати, можем подготовить какую–нибудь бумагу, но это более сложный вопрос, гораздо более сложный.

В.Путин: Как у нас говорят, очень коррупционноёмкий.

С.Смирнов: Здесь как раз, может быть, люди, у которых, во–первых, меньше личных интересов, потом у них опыт работы в западных комиссиях, где очень пресекаются личные интересы, поэтому мы можем и это тоже сделать. Но давайте это отдельно мы можем Андрею Александровичу передать.

В.Путин: Хорошо.

С.Смирнов: Мы выделили три круга мер. Во–первых, молодёжь. То, что я вижу, например, в Сочи, в «Сириусе», или есть Ваши новые гранты для студентов – у нас очень хорошее молодое поколение, очень мотивированное и очень талантливое. Хотелось бы его сохранить. И хотелось бы это продолжить, чтобы была целая линейка.

У нас есть что–то для школьников: появился «Сириус», например, олимпиады и ещё много что. Есть для студентов старые вещи и гранты Президента. И хотелось бы сделать то же самое дальше, как бы на следующие 10 лет карьеры, пока они не становятся постоянными учёными. И там как бы комплекс таких вещей.

Второе. Нужно, чтобы люди возвращались или люди не уезжали, чтобы лаборатории работали. У нас на данный момент сложилось так, что у успешных лабораторий большая часть финансирования грантовая, то есть она очень непостоянная. Во всём мире, конечно, грантовая часть играет важную роль, но у американской или французской лаборатории примерно половина финансирования базовая, которая гарантирована, поскольку лаборатория будет хорошо работать.

И это важно для долгосрочности, есть ряд мер по долгосрочному развитию. Это важно, потому что, если будут такие интересные оазисы, в них будут развиваться какие–то интересные идеи, интересные открытия и новации, это тоже будет тем же школьникам, кто туда пришёл, давать какую–то цель.

А третье – это несколько инфраструктурных мер, понятно, что их довольно–таки много. Упоминали про банк феногенотипных данных. Например, ресурсные работы с трансгенными животными, это очень важно, потому что, если мы хотим проводить какие–то эксперименты, скажем, с лечением того же «альцгеймера», нам нужны мыши, которые выведены специально. Это проще уже делать в масштабе страны. И есть несколько таких вещей, которые как бы ещё не покрыты.

Там это всё обобщено вкратце, как краткое изложение на три страницы, но мы готовы более подробно, если Вы сочтёте это полезным, подготовить и объяснить про какие–то вещи, что мы думаем.

В.Путин: Я понимаю так, что здесь написано то, о чём мы сейчас говорили.

С.Смирнов: Да, то, о чём мы сейчас говорили.

В.Путин: И конечно, это имеет огромное значение, имея в виду, что нам нужно создать… Я согласен. Когда Вы мне это всё рассказывали, я сидел и думал о том, что, конечно, грантовое финансирование важно, но оно не решает проблему стабильности, о которой здесь говорили. Поэтому мы будем готовы продумать и реализовать по вашему предложению такую систему, которая будет именно системой, рассчитанной на достаточно длительную или, как говорят, как минимум среднесрочную перспективу – на 5–7–8 лет. Это точно можно сделать и нужно сделать, и мы готовы это сделать. Но нужно ясное понимание – как и что, какой продукт мы должны предложить.

А.Устинов: В Германии, например, профессора являются государственными служащими, то есть чиновниками на службе государства. Это является традицией, которая сохранилась с очень давних времен и по–прежнему работает. Конечно, человек получает позицию пожизненно, он получает более высокую зарплату, если он работает успешно, и это поощряется. Тем не менее он имеет базу, на которой он может построить свою лабораторию. Это даёт долговременный потенциал развития, который потом страна использует, выстраивая на этом новые и новые структуры.

Я на самом деле хотел бы добавить к дискуссии коллег то, что программа мегагрантов очень сильно укрепила и вызвала уважение у мировой общественности, на самом деле укрепила позиции России. Потому что до последнего времени точка зрения извне на Россию была такая, что это вроде как замкнутая в себе система, в этой стране не существует международных экспертиз научных проектов.

Сейчас всё это изменилось. Были первые проекты мегагрантов, которые получили полную международную экспертизу, Российский научный фонд сейчас прекрасно это тоже делает. То есть это показывает, что наука в России становится открытой и соревнуется уже не внутри России друг с другом, а со всем миром. И эти лучшие области, которые сейчас возникли, безусловно, во всём мире существуют критерии оценки, кто работает лучше, кто послабее, эти области, конечно, нужно поддерживать. В России существует уже немало примеров международного сотрудничества новых инфраструктур, которые нужно создавать, чтобы укреплять фактически роль России в мировой науке.

Масса примеров существует на Западе, где институты оцениваются международной комиссией экспертов. Мне кажется, было бы правильно, как говорится, по гамбургскому счёту оценивать работу наших учёных. Не просто приглашать каких–то знакомых академиков, а фактически выбрать лучших учёных со всего мира, пригласить их, чтобы они посмотрели на работу того или иного института, оценили, насколько это успешно по тому уровню, который существует во всём мире, и дальше дали бы рекомендации. Уже наше дело – принимать рекомендации или нет.

Но во многих, скажем, немецких университетах такие оценки являются просто руководством к действию для администрации. Они уже не имеют сами права ни морального, ни прописанного в законе университета принимать какие–то свои административные решения.

В России, например, существует несколько примеров. В отличие от коллег я не биолог, а физик и работаю в области квантовой физики. Существуют очень важные направления, так называемые квантовые технологии. Знаю, что Вы в Казани видели стенд Российского квантового центра, где была показана квантовая связь в России. Сейчас в Европейском союзе принята программа финансирования проекта, который называется Flagship, это один миллиард евро на ближайшие годы.

На самом деле, конечно, много существует задач, но одна из задач – построение квантового компьютера, который сможет решать задачи, не решаемые принципиально на обычных компьютерах просто из–за того, что он одновременно выполняет много вычислений. По своей сути он не является как бы обычным, привычным компьютером. И для таких работ, связанных с ними, в России возник Российский квантовый центр, который, используя различные источники финансирования, привлёк людей для оценки своей собственной работы.

То есть он фактически имеет международную панель учёных, которые дают ему рекомендации, что является сильным, что имеет потенциал в России, а что, может быть, лучше не трогать, потому что есть более сильные группы, их трудно догнать. Конечно, не нужно покрывать всё. Но нужно ростки, которые появляются, мне кажется, очень сильно поддержать, в том числе с международным участием проектов на территории России.

В.Путин: Собственно говоря, мы из этого и исходим. То, что было в начале 90–х и вообще все 90–е годы, понятно, с чем было связано – с дезинтеграцией государственных структур вообще и науки в частности. Поэтому здесь что уж говорить? Был такой период, к сожалению, в жизни нашего государства.

Что касается того, что, скажем, в ФРГ профессора на госслужбе находятся: ведь у нас система была квази такая же. Я имею в виду систему Академии наук. То есть в принципе то же самое. Сейчас мы не будем обсуждать всё, что сделано, что делается в сфере реорганизации деятельности самой Академии наук, но такая система была. В общем, она себя тоже очень неплохо показала. Надо посмотреть, как это в современных условиях может и должно быть преобразовано так, чтобы эффективно работало у нас.

И, без всякого сомнения, наука должна быть открытой, потому что она не может заниматься совсем в рамках национальных границ. Это и раньше–то было невозможно. Мы помним атомный проект, который делал Советский Союз и Соединённые Штаты. В международной группе учёные работали со всего мира: начиная с Бора, Оппенгеймера, известных итальянских учёных, с одной стороны. И у нас то же самое – половину немецких учёных забрали, и они у нас работали. И тогда даже было так по крупным проектам, а сегодня это тем более, когда всё на стыке научных исследований происходит.

Поэтому мы учтём весь положительный опыт, который достигнут в результате работы в рамках этих мегагрантов. Я обязательно посмотрю записку, которую вы подготовили. Но как мы и договорились, давайте так и сделаем, вы добавьте сюда то, что считаете нужным добавить, Андрей Александрович это всё обобщит, а мы, даже сомнений нет, постараемся организовать работу таким образом, чтобы реализовать все самые лучшие начинания, которых нам удалось добиться в рамках работы по мегагрантам.

И эту работу после защиты прикладных исследователей, чтобы она была организована, и создание соответствующих междисциплинарных школ, и по связям с коллегами за рубежом, с обменами так, чтобы эта была живая система, которая давала бы нужные российской науке и мировой науке плоды.

Мы были бы вам очень благодарны, если бы вы оформили окончательно ваши идеи и предложения. Мы выберем и вместе с Вами, Андрей Александрович, в контакте вместе с Вами доведём это до конца, до реализации. Хорошо?

Спасибо.

Россия > Образование, наука > kremlin.ru, 19 сентября 2016 > № 1907898


Россия > Образование, наука > ras.ru, 19 сентября 2016 > № 1904052

Эксперименты над учеными. Ольге Васильевой предстоит опять менять принципы финансирования науки

Ольга Васильева получила пост министра образования и науки в крайне тяжелое время.

Ее предшественник Дмитрий Ливанов начал радикальные и болезненные реформы, вызвавшие острое неприятие в научном сообществе – иногда скрытое, иногда выливающееся в протесты, петиции и митинги. При этом реформы еще не закончились, и новому министру придется принимать нелегкое решение – сворачивать их, менять траекторию или продолжать в том же ключе. Любое решение будет вызывать недовольство просто потому, что на фоне экономического кризиса происходит уменьшение финансирования науки. Проводить реформы одновременно с «оптимизацией» – очень трудно, но именно это и предстоит Ольге Васильевой.

Бюджет худеет

После 2000 г. бюджетное финансирование науки в России непрерывно возрастало в течение 15 лет. Как рассказал «Ко» основатель Международного турнира естественных наук и сооснователь веб-сервиса поиска работы для молодых ученых Scijob.ru, бывший студент, аспирант и сотрудник Института химии СПбГУ Сергей Сафонов, примерно после 2009–2010 гг. ученые на своих рабочих местах почувствовали улучшение ситуации: удалось повысить им зарплату (например, зарплату аспиранта – с 4000 до 10 000 руб.) и купить кое-какое оборудование. Появились разные источники получения денег – от грантов до федеральных целевых программ (ФЦП).

После 2014 г. ассигнования на науку начали снижаться. Как сообщила «Ко» директор Центра научно-технической экспертизы РАНХиГС Наталья Куракова, в 2014 г. они достигли пика – на гражданские и научные исследования выделили 437 млрд руб. Дальше этот показатель начал уменьшаться – до 355 млрд руб. в бюджете прошлого года и до 306 млрд руб. в этом году. Но это еще не окончательная цифра: неофициально всех получателей бюджета начинают предупреждать, что, скорее всего, расходы на науку секвестрируют еще на 10%, следовательно, по итогам года может получиться около 275 млрд руб. Значит, за три года снижение выделяемых на науку денег составило 40%. В конце июля на совещании в правительстве представители Минобрнауки предупреждали, что в 2017 г. придется сократить 40% бюджетных мест в вузах и урезать стипендии студентам, а без работы к 2019 г. останутся 10 300 научных сотрудников. Уже начались обычные при нехватке денег перегибы: за проживание в общежитии для аспирантов РАН установлена плата, превосходящая размеры аспирантской стипендии.

Между тем, по мировым меркам, число ученых в России непропорционально финансированию. По данным Росстата, в научных исследованиях в России заняты более 700 000 человек. И если по объему выделяемого на науку госфинансирования Россия находится на 9–10-м месте в мире, то по числу исследователей – на 4-м. Именно этим можно объяснить многие проблемы науки – ученые получают мало, институты и лаборатории стараются почти все достающиеся им деньги потратить на зарплату, а на закупку научного оборудования почти ничего не остается. «Денег мало, ученых много», – резюмирует проблемы российской науки Наталья Куракова. В 2014 г., на момент рекордного финансирования, на каждого ученого в России приходилось примерно $88 000 научного бюджета, в то время, как в Испании – вроде бы не самой продвинутой в науке стране – этот показатель достигал $156 000.

Неудивительно, что в научных кругах постоянно слышны разговоры о сокращениях. Как отмечает заведующий отделом Института общей физики РАН, профессор МФТИ Сергей Демишев, над наукой тяготеет указание, данное Владимиром Путиным еще в 2012 г., чтобы средняя зарплата ученого составляла две средние зарплаты по региону. Хотя это указание было дано еще до украинского кризиса и последовавшей рецессии, официально его никто не отменял. Значит, в Москве ученый должен получать около 120 000 руб. в месяц. На самом деле зарплата начальника отдела в московском НИИ может составлять 30 000 руб., научного сотрудника – и того меньше. Если так, то попытка выполнить указание президента может привести либо к массовым сокращениям научных сотрудников, либо к дроблению ставок, когда сотрудник НИИ будет получать только четверть ставки.

Кто выигрывает

Но финансирование срезают не всем. Для возглавляемого Михаилом Ковальчуком Курчатовского института в федеральном бюджете на 2016 г. нашлось 14,8 млрд руб. – это почти на 40% больше, чем в 2015 г. При этом Курчатовский институт не подчинен Федеральному агентству научных организаций (ФАНО), он является отдельным бюджетополучателем, как РАН или МГУ им. М.В. Ломоносова. В последнее время он поглотил несколько других научных учреждений: Институт теоретической и экспериментальной физики, Институт физики высоких энергий и Петербургский институт ядерной физики. Есть и другие признаки его привилегированности: недавно обнародован документ, в соответствие с которым «Курчатник» должен осуществлять научное руководство двумя межведомственными центрами – по плазменным и термоядерным, а также по нейтринным исследованиям, – создаваемыми в качестве совместного проекта Росатома и нескольких академических институтов. Трудно поверить, что все это могло бы произойти без связей Михаила Ковальчука в руководстве страны – он родной брат банкира, главы банка «Россия» Юрия Ковальчука, считающегося близким другом президента. И отношение к «Курчатнику» остального академического сообщества тоже можно понять.

«Я считаю, что серьезное увеличение финансирования Курчатовского института обусловлено не какой-то особой успешностью его работы, а исключительно лоббистскими возможностями руководства института, – говорит научный сотрудник Физического института им. П.Н. Лебедева (ФИАН), автор большого числа публикаций по проблемам государственной научной политики Евгений Онищенко. – Рисовать захватывающие перспективы и выбивать бюджетные ресурсы оно умеет. Судьба же присоединенных к Курчатовскому институту организаций говорит о том, что грамотно распорядиться ресурсами оно часто не хочет или не может. У ученых на слуху печальная судьба известного Института теоретической и экспериментальной физики, который в последние годы были вынуждены покинуть многие сильные ученые, в том числе с мировым именем, такие, как его бывший директор, член-корреспондент Российской академии наук Михаил Данилов. В Петербургском институте ядерной физики в прошлом году директором был назначен бывший генеральный директор компании «Нево табак», специалист по противопожарной безопасности, которого сообщество «Диссернет» обвинило в многочисленных некорректных заимствованиях в докторской диссертации. Вряд ли это сулит перемены к лучшему».

Выбрать лучших

По мнению Натальи Кураковой, важное отличие российской науки от западной заключается в том, что российское научное сообщество воспроизводит структуру приоритетов, которая существовала в советское время. Тогда важнейшей задачей науки было содействие разработкам оружия, космической и ядерной программе, а также разведке и разработке месторождений сырья. Поэтому до сих пор главные получатели бюджетных денег в России – физика и науки о Земле: на эти два направления приходится около трети всех ассигнований на гражданскую науку. Самое привилегированное научное учреждение – Курчатовский институт. Таким образом, охватившая мир биомедицинская революция прошла мимо России. На Западе более трети гражданского финансирования науки поглощается медициной, в то время, как в России на исследования проблем здоровья выделяется только 3,7% всех ассигнованных средств (и 7% от бюджета фундаментальных исследований).

Парадокс заключается в том, что, хотя научное сообщество находится в полной зависимости от государства, у правительства нет ни компетентности, ни особого желания управлять наукой. И как ими управлять, сами ученые властям подсказывают.

Формально деятельность российских академических ученых подчинена выполнению госзаданий – именно за это они получают зарплату и базовое финансирование. Но проекты госзаданий пишут себе сами ученые – таким образом, задания фактически формируются снизу, и наука воспроизводит сама себя в неизменном виде.

Министерство образования и науки, не стремясь радикально изменить структуру научных исследований, уже долгие годы пытается решить другую задачу: сконцентрировать финансовые ресурсы на самых лучших и самых результативных исследователях и научных организациях. Решать эту задачу сложно, поскольку любые массовые увольнения провоцируют громкие протесты. Поэтому действия Минобрнауки часто оказываются непоследовательными, в итоге некоторые радикальные реформы так и не были реализованы, встретив сопротивление академического сообщества. В частности, так и не осуществилось объявленное Дмитрием Ливановым намерение в два раза сократить количество бюджетных мест в вузах, не оказалась столь радикальной, как было обещано, и ликвидация неэффективных вузов.

Тем не менее обидная для большинства ученых политика «выбери лучшего и дай ему денег» реализуется. Еще при министре Андрее Фурсенко было принято знаменитое постановление №220, позволяющее вузам получать от правительства «мегагранты» на создание лабораторий под руководством «ведущих ученых» (в том числе иностранцев) – зарплаты в таких лабораториях всегда выше, чем у коллег по соседству. Обнародован план введения в вузах должности «федерального профессора» – привилегированного ученого, чей оклад должен составлять четыре средние зарплаты, хотя пока этот план реализовался только в математике.

В рамках этой же логики средний размер грантов Российского фонда научных исследований РФФИ со следующего года увеличен вдвое, до 700 000 руб. – это означает, что количество самих грантов вдвое сократится. Вообще министерство старается все больше и больше средств распределять в виде грантов по конкурсу. Поэтому при Ливанове распределение некоторых объемов финансирования в порядке реализации ФЦП было заменено на конкурсное распределение грантов созданного в 2013 г. Российского научного фонда. «До Ливанова основные деньги ученые получали в рамках федеральных целевых программ, что достаточно неудобно, поскольку речь идет о долгосрочном планировании с очень жесткой системой отчетности, – говорит председатель Фонда студенческих инициатив Кирилл Гончаров. – Очень сложно запланировать на год определенное количество серьезных научных прорывов, и энергия ученых зачастую уходила на то, чтобы придумать, как отчитаться за финансирование в рамках ФЦП. При Ливанове основным источником средств на фундаментальные и поисковые исследования стали гранты, которые выделяются на конкретные цели». По мнению эксперта, хотя в принципе подобный подход лучше соответствует духу фундаментальной науки, но качественного изменения принципов финансирования все равно не произошло, поскольку в госаппарате «слишком сильно укоренился формализм, когда главное – отчитаться за государственные средства, а не совершить научный прорыв».

Но принцип конкурсности продолжает свою экспансию. В прошлом году министерство обнародовало план очередной реформы, в соответствие с которой даже и базовое финансирование, обеспечивающее существование академических институтов и лабораторий (а это около 127 млрд руб.), обязано распределяться на конкурсной основе, причем наибольшие средства должны получать так называемые ведущие научные организации, в которых будут работать те, кто получил статус ведущих исследователей. Пока что реформа ограничилась выпуском методических рекомендаций о распределении конкурсных средств, и этот документ вызвал бурю возмущения среди ученых. Научные работники опасаются, что все, кто не попадет в число ведущих, претерпят резкое сокращение финансирования, а то останутся и вовсе без него. Как утвреждает научный сотрудник Института археологии РАН, секретарь Комиссии общественного контроля в сфере науки Ирина Сапрыкина, в случае принятия этих рекомендаций, будут уволены более 60% научных сотрудников в России. Сопредседатель совета Общества научных работников Павел Чеботарев выражается еще решительнее: инициатива Минобрнауки – это «проект рая для немногих, создаваемого ценой разрушения научной среды».

Впрочем, в условиях уменьшения финансирования рай вряд ли будет создан. Руководитель группы по научной и промышленной политике «Сколтеха» Ирина Дежина предполагает, что проект конкурсного распределения выдвинут, только чтобы по возможности замаскировать и сделать менее разрушительным для науки общее снижение объемов выделяемых средств.

Управление укрупнением

Радикальные изменения претерпевает и система управления наукой. В 2013 г. неожиданно, без предварительных консультаций с общественностью, была реализована радикальная реформа, в результате которой РАН полностью утратила власть над подведомственными научными организациями, а те попали под управление ФАНО. Руководство агентства не имеет отношения к науке, его глава Михаил Котюков в прошлом был заместителем министра финансов РФ и министром финансов Красноярского края. Засекреченность подготовки реформы эксперты объясняют стремлением «обмануть» академиков, годами успешно отбивавших любые попытки реформировать РАН.

Для общества осталось тайной, кто же истинный автор этой реформы: слухи о ведущей роли главы Курчатовского института Михаила Ковальчука официально подтверждены не были.

Для рядовых ученых замена головной организации обернулась ростом отчетности и документооборота: ФАНО забрасывает научные учреждения указаниями и просьбами о подаче предложений, требующими немедленной реакции. Ирина Дежина считает, что в научных лабораториях необходимо вводить должности менеджеров, которые бы взяли на себя большую часть бумажной работы, требуемой ведомствами, но НИИ берегут зарплатный фонд для научных сотрудников, и в результате на них чаще всего и ложатся эти обязанности. Аналогичные процессы бюрократизации прошли в подчиненных непосредственно министерству вузам. «Стало больше формальностей, формальных критериев защиты тех или иных расходов. В остальном кардинально на уровне университетов ничего не поменялось», – рассказывает доцент факультета государственного управления МГУ им. М.В. Ломоносова Александр Филимонов.

По словам директора Центра экономики непрерывного образования РАНХиГС Татьяны Клячко, «наши власти считают, что у нас все воруют, поэтому надо постоянно проверять, чтобы не воровали, и ловить воров. Ну а потенциальные воры – они будут эффективно работать? Словом, конечный научный результат, за исключением самих ученых, мало кого интересует – главное, целевым образом потрачены деньги или можно найти «нецелевку» и наказать провинившихся. А наука, перефразируя старый анекдот, в таких условиях не размножается или размножается плохо».

Проявились и другие последствия реформы: ФАНО инициировало политику укрупнения научных учреждений. По словам Ирины Дежиной, это решение оказалось странным и неожиданным, поскольку уже несколько лет шли разговоры о способах оценки эффективности научных учреждений и сокращении неэффективных. Теперь же научное ведомство стало объединять всех скопом – и эффективных, и остальных. Но у ФАНО была политическая цель: ликвидация любого института вызывает большой резонанс, в то время, как в больших институтах сокращение может проводить дирекция по своему усмотрению. И конечно, здесь была чисто бюрократическая логика: меньшим количеством институтов легче управлять, в больших институтах можно экономить на бухгалтерии и других накладных расходах.

В настоящее время процессом объединения охвачено 120 научных организаций, которые в итоге превратятся в 23 крупных центра. Одни центры создаются по тематическому, другие – по региональному признаку. Например, Федеральный исследовательский центр «Фундаментальные основы биотехнологии» создан в результате объединения трех научных организаций: Института биохимии им. А.Н. Баха, Института микробиологии им. С.Н. Виноградского и центра «Биоинженерия». Региональный научный центр Коми объединит 10 организаций – институты биологии, химии, физиологии, языка и литературы.

Евгений Онищенко уверен, что небольшие и средние специализированные научные организации в состоянии успешно работать, такие организации менее бюрократизированы, деятельность их подразделений видна и понятна руководству, успешность несложно оценить со стороны. «Поэтому укрупнение научных организаций как кампания – плохая затея», – констатирует эксперт. По его словам, к счастью, пока институты не загоняют в «колхозы» жестко. «Но, наблюдая за происходящим в регионах, можно видеть, что логика создания объединенных организаций не имеет ничего общего с повышением результативности работы, – утверждает Евгений Онищенко. – Где-то институты вынуждены объединяться, чтобы отбиться от поглощения федеральным университетом, где-то влиятельный директор одного из научных институтов, пользуясь своими связями, подминает под себя все академические организации республики».

Кстати, одновременно политика укрупнения идет и в высшем образовании – сначала в рамках политики реорганизации неэффективных вузов, теперь под флагом создания в регионах «опорных университетов». Протесты, как, например, забастовка присоединяемого к РЭА им. Г.В. Плеханова Российского государственного торгово-экономического университета во главе с его ректором Сергеем Бабуриным цели не достигают. Недавно президент Владимир Путин дал поручение создать Национальный университет транспорта на базе нескольких транспортных вузов – хотя под петицией против такого слияния было поставлено 20 000 подписей. Бенефициары этого проекта – Минтранс и ректор Московского государственного университета путей сообщения (МИИТ) Борис Левин, поскольку новый университет создается именно на базе МИИТа, а его учредителем выступает Министерство транспорта.

«Преобразования должны какие-то происходить»

И еще одна серьезная реструктуризация, которую пытается проводить Минобрнауки ,– перевод научных исследований под крышу университетов, как это принято на Западе и как это не было принято в СССР, где академическая наука росла в отрыве от вузов. Татьяна Клячко рассказала «Ко», что для достижения этой цели правительство по «госзаданиям» выделяет вузам бюджетные средства на фундаментальные исследования, к этому же надо прибавить участие вузов в конкурсах на НИР и программе «мегагрантов» на создание научных лабораторий под руководством выдающихся ученых. «Говорить про эффективность этих мер пока достаточно сложно. Наука, особенно фундаментальная, – это долгое дело, быстрой отдачи от нее ждать бессмысленно, тем более, что по многим направлениям мы отстали довольно сильно, и созданием нескольких лабораторий положение поправить трудно», – считает эксперт.

По данным директора Института экономики РАН Елены Ленчук, теперь в пересчете на одного исследователя финансирование в вузовском секторе уже в 2,7 раза превышает финансирование организаций ФАНО. Надо иметь в виду, что в вузах и академических институтах часто работают одни и те же ученые. «Перенести науку в университеты не удалось, – объясняет директор Института геологии и минералогии им. В.С. Соболева СО РАН, академик РАН Николай Похиленко. – Она осталась в научных институтах, а по факту использовались только деньги, которые выделялись университетам. На полученные университетами гранты все делалось в институтах».

По мнению Евгения Онищенко, лучшей оценкой проводимой министерством политики будут слова президента Путина, сказанные на январском заседании Совета по науке и образованию: «Преобразования должны какие-то происходить». Чиновникам нужно доказывать, что реформа РАН идет успешно, вот и приходится активно имитировать полезную деятельности – вести кампанию по реструктуризации сети научных организаций, выделять десятки актуальных направлений научно-технологического развития и т.д.

«Государству следовало бы отказаться от суетливой имитации успешной реализации политики реформирования науки и заняться выработкой разумной научной политики при участии научного сообщества, – уверен эксперт, – а также взять на себя определенные обязательства в плане финансирования фундаментальной науки, поскольку при сокращении бюджетного финансирования науки изменить положение к лучшему невозможно».

Между тем Ольга Васильева, хотя и работала в Институте российской истории РАН, проблемами управления наукой вплотную никогда не занималась. В президентской администрации она работала в управлении общественных проектов, специализирующемся на патриотическом воспитании. Новая глава Минобрнауки уже уволила многих работавших при Ливанове заместителей министра, но о своих намерениях в сфере науки пока ничего не говорит, ее больше интересует сфера образования, особенно школьного. И научная общественность пока буквально не знает, чего ждать в будущем, кроме практически гарантированного сокращения финансирования.

Константин Фрумкин, Деловой еженедельник

Россия > Образование, наука > ras.ru, 19 сентября 2016 > № 1904052


Россия. ЮФО > Образование, наука > fano.gov.ru, 19 сентября 2016 > № 1898754

Михаил Котюков провел совещание с директорами научных организаций Крыма

Руководитель Федерального агентства научных организаций Михаил Котюков провел совещание с директорами научно-исследовательских институтов, расположенных в Республике Крым и в городе Севастополе. Встреча была посвящена промежуточным итогам выполнения госзадания и перспективам развития.

Докладывая итоги работы за девять месяцев текущего года, все без исключения руководители НИИ отметили, что план научных работ ведется строго по графику, который прописан в дорожных картах каждой организации. Кроме того, в последнее время значительно усилилось взаимодействие крымских институтов с коллегами из других регионов России. В частности, Морской гидрофизический институт и Институт морских биологических исследований им. А.О. Ковалевского РАН, расположенные в Севастополе, активно взаимодействуют с недавно созданным во Владивостоке Национальным научным центром морской биологии ДВО РАН, а также Лимнологическим институтом Сибирского отделения РАН.

«Мы начинаем синхронно работать как с крымскими коллегами, так и с институтами Сибири и Дальнего Востока. Обмениваемся научными отрядами и молодыми кадрами. – отмечает директор Института морских биологических исследований им. А.О. Ковалевского РАН Сергей Гулин. – Так, например, с Национальным научным центром морской биологии ДВО РАН у нас запущены совместные программы по подготовке молодых специалистов. В ближайшее время к нам с Дальнего Востока приедут по обмену два аспиранта, которые специализируются по радиационной экологии. Кроме того, мы провели две совместные экспедиции на Байкале, совместно с коллегами из Лимнологического института».

Активно развивается научная кооперация и в области сельскохозяйственных наук. Как сообщил директор НИИСХ Крыма Владимир Паштецкий, его институт постоянно взаимодействует с научными организациями ФАНО России, расположенными в Южном федеральном округе. По его словам, за два года институт полностью обновил линейку своих сортов зерновых культур и сегодня может обеспечить весь Крым семенным материалом элиты и суперэлиты российской селекции. Потребности полуострова в семенах он оценил в 1200 тонн.

Комментируя достигнутые результаты, руководитель ФАНО России Михаил Котюков подчеркнул, что научные институты Крыма должны принимать активное участие в разработке и реализации программ и проектов, направленных на развитие Севастополя и региона в целом.

«У ФАНО России и РАН есть согласованная позиция: нам нужно подготовить единую стратегию развития научной деятельности на полуострове. Для этих целей и был продлен мораторий на распоряжение имуществом, чтобы мы разобрались, чем здесь наука должна заниматься, какие задачи она должна решать и какие ресурсы у нас для этого есть. Я сегодня встречался с губернатором Севастополя. Для развития города необходимо больше направлений, чем у нас представлено здесь. Мы должны показать, как активы академических институтов используются, как мы собираемся их использовать в перспективе. Может быть, нам надо создавать в Крыму новые институты, развивать новые направления. Приглашаю всех вас к этой работе», - сообщил он.

М. Котюков также отметил, что за два года агентству и институтам удалось добиться серьезного прогресса в решении имущественного вопроса. В значительной степени передача объектов недвижимости и земли на баланс научных организаций завершена, идет их оформление.

«Нам надо постараться все вопросы с имуществом решить в этом году, чтобы мы могли учесть его в расчетах будущего госзадания. ФАНО России окажет вам всю необходимую организационно-методическую помощь в полном объеме. Это касается как Севастополя, так и республики в целом», - подытожил М. Котюков.

Россия. ЮФО > Образование, наука > fano.gov.ru, 19 сентября 2016 > № 1898754


Россия. СФО > Образование, наука > wood.ru, 15 сентября 2016 > № 1907091

Полномочный представитель Президента РФ в Сибирском федеральном округе ознакомился с инновационными проектами Сибирского государственного университета геосистем и технологий

15 сентября в Новосибирске полномочный представитель Президента Российской Федерации в Сибирском федеральном округе Сергей Меняйло посетил Сибирский государственный университет геосистем и технологий (СГУГиТ).

История вуза насчитывает более 80 лет, в декабре 2014 года Сибирская государственная геодезическая академия сменила статус и получила новое название. В настоящее время СГУГиТ является крупным образовательным и научным центром. Здесь выпускаются специалисты в области геодезии, информационных технологий, картографии, кадастра, геоэкологии, исследования природных ресурсов, метрологии и оптической техники.

Полпред ознакомился с деятельностью научно-производственного и образовательного центра "Беспилотные авиационные системы", центра инжиниринга и робототехники, лабораторий виртуальной реальности, материаловедения и технологии конструктивных материалов. Сергею Меняйло представили инновационные проекты, реализуемые университетом.

В частности, полпреду продемонстрировали возможности использования системы ГЛОНАСС/GPS для мониторинга и точного позиционирования наземного транспорта; применение 3D технологий для контроля качества автомобильных дорог, развития транспортной инфраструктуры города, обеспечения безопасности социально-значимых объектов, моделирования чрезвычайных ситуаций, обеспечения строительства сооружений. Сотрудниками СГУГиТ также создана информационно-аналитическая геоинформационная система мониторинга, прогнозирования и поддержки принятия управленческих решений при чрезвычайных ситуациях.

Полномочный представитель высоко оценил образовательный и научно-исследовательский потенциал университета. При этом важно, "чтобы в ходе учебного процесса студенты вуза пытались решать реальные проблемы", отметил полпред.

"Инновационные разработки должны создаваться с учетом практических потребностей представителей органов государственной власти, местного самоуправления, бизнеса. Тогда они будут воcтребованы", - сказал Сергей Меняйло.

Россия. СФО > Образование, наука > wood.ru, 15 сентября 2016 > № 1907091


Россия. ЦФО > Образование, наука > vestikavkaza.ru, 15 сентября 2016 > № 1900213

Оксана Солопова: "Изучение стран ближнего зарубежья значимо для стратегических и геополитических устремлений России"

В 2004 году на историческом факультете МГУ им. Ломоносова была открыта кафедра истории стран ближнего зарубежья. У истоков ее создания стояли декан истфака Сергей Карпов, замдекана Алексей Власов, а также Ефим Пивовар, возглавивший кафедру, которые поняли необходимость создания научной и образовательной структуры, специализирующейся на изучении истории стран ближнего зарубежья. До того момента огромный комплекс проблем, связанных с развитием исторических процессов на постсоветском пространстве, не рассматривался в рамках системного подхода. Однако в начале 2000-х проявилась тенденция к постепенному восстановлению общего научного и образовательного пространства странами постсоветского пространства. Реализация интеграционных тенденций в исторической науке диктовала необходимость прямого участия истфака МГУ в решении подобных задач в качестве ключевого научного и образовательного центра по изучению проблем современной политической истории. Об истории создания и современном этапе работы кафедры "Вестнику Кавказа" рассказала заместитель декана-ученый секретарь, руководитель лаборатории истории диаспор, доцент кафедры истории стран ближнего зарубежья, доцент, кандидат исторических наук Оксана Солопова.

- На какой основе строится работа с диаспоральными культурными организациями?

- Исторический факультет МГУ был пионером в области выстраивания сотруднических отношений с национально-культурными общественными организациями России. То, что это реальная сила, то, что эти организации объединяют инициативных, граждански активных, искренне любящих и страну проживания, страну гражданства и материнское государство людей, для исторического факультета, руководства факультета, Сергея Павловича Карпова изначально и сейчас его преемника Ивана Ивановича Тучкова стало совершенно ясно. Этот ресурс был использован в полном объеме.

Чтобы работа не велась по принципу "собрались, провели мероприятие и дальше опять когда-нибудь что-нибудь выстроится", было принято юридически правильное решение – подписание соглашения о сотрудничестве с общественными организациями, которые наполняются рабочими программами. На сегодняшний день договор с историческим факультетом подписали наиболее крупные, мощные, авторитетные, влиятельные и способные к конструктивной гуманитарной деятельности общественные организации. Мы активно взаимодействуем с армянскими, белорусскими, азербайджанскими, еврейскими организациями, начинаем сотрудничество с грузинскими.

Сложно назвать ту структуру, с которой мы не готовы выстраивать отношения. Наша деятельность была по достоинству оценена Департаментом национальной политики, межрегиональных связей и туризма правительства Москвы. Совместно с комитетом общественных связей департамента лабораторией истории диаспор МГУ создан информационно-аналитический портал "Дружба народов – Палитра диаспор", который рассказывает о жизни национальностей Москвы, о реализации Стратегии национальной политики Москвы на период до 2025 года. На площадке исторического факультета лидеры самых крупных национальных объединений Москвы как федерального, так и регионального уровня приходят к студентам и рассказывают о жизни своей диаспоры. Это составляет фонд, видеоархив исторического факультета МГУ, который доступен студентам сейчас и будет доступен для последующего изучения жизни национальностей Москвы нашего времени.

- С азербайджанскими организациями и диаспорой есть проекты?

- Федеральная национально-культурная автономия азербайджанцев России "АзерРос" была одной из первых структур из южнокавказских государств, подписавших договор с историческим факультетом МГУ. Мы активно взаимодействуем с этой структурой, проводили ряд мероприятий, конференций, совместных проектов и на площадке истфака, и на площадке Московского дома национальностей. Всероссийский азербайджанский конгресс, его история, основные направления деятельности уже зафиксированы исследователями исторического факультета МГУ, и по этой теме написана кандидатская диссертация.

Изучение азербайджанского языка, истории Азербайджана является особым отдельным направлением научной и педагогической деятельности сотрудников исторического факультета МГУ. У нас практически ни один год не обходится без выпускников, писавших свою выпускную квалификационную работу по истории Азербайджана. Наши выпускники – очень достойные люди, они работают в самых разных структурах – это и научная среда, это и СМИ, это и дипломатическая служба. В частности, выпускники, изучавшие историю Азербайджана, сегодня представляют РФ в посольстве России в Азербайджане. Так что, мы очень гордимся тем, как реализуется это наше направление, куратором которого является Исмаил Алиевич Агакишиев.

- Насколько популярна среди студентов тема изучения диаспор? Как работает научно-исследовательский Центр истории диаспор при историческом факультете МГУ?

- История диаспор – новое направление на историческом факультете. Но по результатам сотрудничества с общественными организациями стало ясно, что подобное взаимодействие несет в себе не только гуманитарную составляющую и не только помогает историческому факультету взаимодействовать с теми коллегами на постсоветском пространстве, которые теперь живут в независимых государствах, и гуманитарные связи с которыми не входят в систему финансирования. То есть либо нужно получать гранты, либо использовать инициативы общественников в этом направлении. И такое международное сотрудничество упрочилось. Стало ясно, что диаспоры готовы приходить на истфак, верят истфаку и готовы коммуницировать в этой области.

По результатам многолетней деятельности ученый совет исторического факультета МГУ принял решение о создании научно-исследовательского центра по изучению диаспор, а буквально через год уровень тех научных работ и количество грантов, получаемых сотрудниками, позволил выступать с ходатайством перед ректоратом МГУ о создании лаборатории в качестве штатной структуры исторического факультета. На сегодняшний день результаты деятельности лаборатории были очень высоко оценены руководством РФ, потому что те сборники, которые издавались сотрудниками лаборатории получили в 2015 году премию правительства РФ в области культуры. Это показатель того, что руководство Московского университета поддержало лабораторию не зря. Мы очень гордимся, что мы так представили МГУ достойным образом. Кстати, это был проект, выполненный совместно с белорусами Москвы. И на сегодняшний день стало ясно, что у нас есть серьезный ресурс для развития преподавательской деятельности в этом направлении. Сейчас объявлена магистерская программа истории диаспор, мы уже начали преподавать ее в постоянном режиме.

- Как возникла идея создания кафедры истории стран ближнего зарубежья?

- Сама идея возникла у тогдашнего декана исторического факультета, ныне президента исторического факультета МГУ Карпова Сергея Павловича, академика, ведущего медиевиста нашей страны, одного из самых весомых медиевистов в мире. Сергей Павлович Карпов как человек с государственным мышлением, прекрасно понимал, причем понимал в начале 2000-х, что изучение стран ближнего зарубежья, во-первых, состоятельно как научное направление, во-вторых, значимо для подготовки специалистов в этой области на уровне университетского образования, в-третьих, значимо в целом для стратегических и геополитических устремлений РФ. Поэтому создание такой кафедры совместно с Ефимом Иосифовичем Пивоваром, членом-корреспондентом РАН, обсуждалось на историческом факультете. Это была совместная инициатива этих двух ученых и университетских профессоров. Ректор Московского университета поддержал эту инициативу. Кафедра была первой в России, сосредоточившейся на изучении этого направления и преподавания истории стран ближнего зарубежья.

Было и непонимание (не в университете), были сомнения - зачем это надо, что изучать. Но стратегическое мышление руководства исторического факультета, первого заведующего и нынешнего заведующего кафедрой истории стран ближнего зарубежья со временем доказало правильность и значимость этого выбора. На сегодняшний день на кафедре истории стран ближнего зарубежья преподается история всех этих стран, преподаются языки. Это новое направление - преподавание иностранных языков для историков в университетской среде. Именно на истфаке МГУ впервые стали преподаваться белорусский язык, азербайджанский язык, армянский язык, грузинский язык, молдавский язык, казахстанский язык, узбекский язык. Не все эти языки преподаются штатными сотрудниками, не всегда есть специализация по той или иной стране, но в случае если есть специализация, студент получает возможность изучать на протяжении двух лет в бакалавратуре и полутора лет в магистратуре язык страны изучения.

Как у нас говорят на факультете, не зная языка, ты не можешь понять душу страны. У нас хороший набор, сильные студенты. Считаю, что у нас блистательные перспективы, тем более, что сейчас история стран ближнего зарубежья изучается не с 1991 года, а с того момента, когда у нас есть исторические источники по тому или иному региону.

- В чем изюминка кафедры по сравнению с другими кафедрами, изучающими новейшую историю?

- Изюминок много. Во-первых, наши студенты изначально становятся нашими коллегами. Они наши младшие коллеги, но они вовлечены во все проекты, которые реализует кафедра. Кафедра очень активна, собственно как и лаборатория истории диаспор, поддерживается грантами. Мы постоянно принимаем участие в тех или иных проектах принципиальной значимости, в государственной, экспертной работе. Все члены кафедры и члены лаборатории истории диаспор имеют то или иное отношение к структурам, которые реализуют или продвигают основные задачи по взаимодействию или межгосударственному сотрудничеству в этом регионе. Сотрудники кафедры истории стран ближнего зарубежья постоянно коммуницируют с администрацией президента, лаборатория истории диаспор - с правительством Москвы, с департаментами. Я, например, являюсь членом Общественной палаты Москвы. Участие в общественно-политической, в социально-политической, культурной, национально-культурной жизни нашей страны позволяют нам привлекать студентов к этой работе, дать почувствовать студентам те направления, где они смогут реализовать полученные данные. Это позволяет нам дать студентам возможность применить полученные навыки еще в процессе обучения и найти площадку для профессиональной деятельности сразу после окончания МГУ. Помимо знаний они еще получают очень серьезный ресурс практической деятельности и общения с людьми, которые занимаются одним с ними делом.

- Что для вас значит исторический факультет и университет? Каким вы видите его в будущем?

- Я работаю в МГУ три десятка лет; с 16 лет. Вся моя жизнь, начиная с осознания себя как взрослого человека, связана с МГУ. Так как я заканчивала вечернее отделение, то сразу начала и работать, и учиться в МГУ. Вся моя сознательная профессиональная деятельность связана с истфаком. Истфак – это моя малая родина. У меня еще есть моя малая родина Москва, малая родина Беларусь, моя родина Россия. Это составляющие части жизни, существования и пребывания в этом мире.

Что касается перспектив исторического факультета, то здесь чтут традиции. Эти традиции сохраняют как ареопаг, как наши старейшины, как наши старейшие профессора, наши старейшие коллеги (а в гуманитарной науке чем старше исследователь, тем он значимее для этой науки), так и среднее поколение из сотрудников нашего факультета и молодые наши коллеги и студенты, магистры, бакалавры, аспиранты, младшие научные сотрудники, учебно-вспомогательный, научно-вспомогательный персонал. Для нас всех истфак – это форма существования, жизненный путь с определенными установками, с определенными "можно/нельзя". Когда есть понимание общности, есть понимание цели, и вектор движения задан руководством факультета правильно, перспективы наши прекрасны, как всего МГУ- лучшего университета России.

Россия. ЦФО > Образование, наука > vestikavkaza.ru, 15 сентября 2016 > № 1900213


Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 15 сентября 2016 > № 1895041

На международная конференции «#EDCRUNCH 2016» обсудили роль научных организаций в высшем образовании

Первый заместитель руководителя ФАНО России Алексей Медведев принял участие в панельной дискуссии «Переосмысление и переформатирование высшего образования» в рамках международная конференция по новым образовательным технологиям «#EDCRUNCH 2016», которая состоялась 13 сентября 2016 года в стенах НИТУ «МИСиС».

В дискуссии также приняли участие российские эксперты: директор Департамента государственной политики в сфере высшего образования Минобрнауки России Александр Соболев, ВРИО генерального директора АО «РВК» Евгений Кузнецов, ректор Государственного института русского языка им. А. С. Пушкина Маргарита Русецкая, и зарубежные спикеры: исполнительный директор FutureLearn Саймон Нельсон, президент образовательной онлайн платформы EdX Анант Агарвал. Модератором обсуждения выступил научный руководитель Института образования НИУ ВШЭ Исак Фрумин.

Эксперты заострили свое внимание на вопросах будущего высшего образования, связанных с развитием современных технологий и повышением доступности к образовательному процессу во всем мире. Также поднимался вопрос взаимодействия вузов с другими организациями, в том числе научными, и передачи им части компетенций.

Говоря о научной составляющей в образовании, Алексей Медведев отметил сближение университетов и исследовательских институтов, приведя в пример Новосибирский академгородок, где границы между вузовской и академической наукой стираются. Он подчеркнул, что образовательный процесс должен быть неразрывно связан с научными исследованиями, поэтому в некоторых академических институтах уже открываются магистерские программы

Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 15 сентября 2016 > № 1895041


ЮАР. Россия. Весь мир > Образование, наука > rosnedra.gov.ru, 13 сентября 2016 > № 1954339

27 августа – 4 сентября 2016 г. в Кейптауне (ЮАР) состоялась 35-я сессия Международного геологического конгресса (МГК) – крупнейшего форума в области фундаментальных и прикладных исследований наук о Земле, который проводится под эгидой Международного союза геологических наук (IUGS) на регулярной основе один раз в четыре года, начиная с 1878 г.

В работе 35-й сессии МГК приняли участие 4 тыс. человек более чем из 100 стран мира. Российскую официальную делегацию на конгрессе возглавил заместитель Министра природных ресурсов и экологии РФ – руководитель Федерального агентства по недропользованию Е.А. Киселев.

Научная программа конгресса состояла из трех крупных разделов:

-Геонауки для общества (15 тематических сессий);

-Геонауки для экономики (11 тематических сессий);

-Фундаментальные геонауки (21 тематическая сессия).

В рамках МГК прошла выставка GEOEXPO-2016, где были представлены 132 экспозиции геологических служб, международных и национальных научных организаций, компаний, университетов из разных стран мира.

Одной из крупнейших на выставке GEOEXPO-2016 была экспозиция Министерства природных ресурсов и экологии РФ и Федерального агентства по недропользованию. Она размещалась на площади 72 кв.м и включала три тематических раздела:

1. Заявка России на право проведения 37-й сессии Международного геологического конгресса в 2024 г.

2. Россия и международные проекты по геологическому изучению и оценке минерально-сырьевого потенциала крупнейших регионов Мира.

3. Геология и полезные ископаемые России.

В подготовке экспозиции приняли участие специалисты ВСЕГЕИ, ВНИГНИ, ВИМС, ИМГРЭ, ВНИИОкеангеологии, Росгеолфонда, Гидроспецгеологии, ВСЕГИНГЕО, ЦНИГРИ, АЦ «Минерал». Информационные материалы для экспозиции были также предоставлены ПАО «ГМК «Норильский никель», АО «Росгеология». Большую помощь в организации экспозиции оказала Холдинговая компания «Металлоинвест».

Особенностью 35-й сессии МГК явилось представление заявки России на право проведения 37-й сессии Международного геологического конгресса в 2024 г. в Санкт-Петербурге. Заявка России была подготовлена Всероссийским научно-исследовательским геологическим институтом им. А.П. Карпинского совместно с Минприроды России, Федеральным агентством по недропользованию, Российской академией наук, администрацией Санкт-Петербурга в соответствии с поручением Правительства Российской Федерации.

Кроме России на право проведения 37-й сессии МГК в 2024 г. претендовали Германия (официальные партнеры – Польша, Франция), Турция, Республика Корея. По результатам голосования членов IUGS право проведения 37-й сессии МГК получила Республика Корея.

Российская делегация приняла участие в пленарных и секционных заседаниях конгресса, в работе Совета Международного союза геологических наук и Международного геологического конгресса, заседании Международного союза геологических наук, Специального симпозиума PanAfGeo (по приглашению Генерального секретаря Ассоциации Европейских геологических служб), а также в брифинге Совета Международного геологического конгресса. Кроме того, были проведены рабочие встречи с делегациями геологических служб Китая, США, Республики Корея, Казахстана, Узбекистана.

По инициативе России в рамках научной программы конгресса была организована работа сессий «Глубинные процессы и металлогения Восточной-Центральной Азии», конвинеры Петров О.В. (Россия), Д.Шувэнь, Ли Тиндун (Китай) и «Тектоническая эволюция Арктики», конвинеры М. Смерлор (Норвегия), Петров О.В. (Россия).

ЮАР. Россия. Весь мир > Образование, наука > rosnedra.gov.ru, 13 сентября 2016 > № 1954339


Россия > Образование, наука. Экология > ras.ru, 13 сентября 2016 > № 1893030

70 лет изучения мирового океана

Под таким названием в Институте океанологии им. П.П. Ширшова РАН (ИО РАН) открылся Международный симпозиум, посвященный 70-летию института — крупнейшего российского центра в области изучения океанов и морей.

В своем вступительном послании директор ИО РАН академик Р.И. Нигматулин отметил: «С океаном связано решение многих задач, волнующих сегодня все человечество — освоение новых минеральных и пищевых ресурсов, предсказание стихийных бедствий, порождаемых океаном, и наконец, исследование климатических изменений на нашей планете. Когда я возглавил институт в 2006 году, меня поразило, с каким множеством открытий было сопряжено формирование современного понимания океана, а также широта и глубина научного поиска. Я горжусь нашими выдающимися учеными, как прошлого, так и настоящего».

С приветствиями выступили представители руководства Федерального агентства научных организаций (ФАНО) и Президиума Российской академии наук.

Завершая торжественную часть, академик Н.С. Бортников сказал: «Именно исследование океана изменило наши представления о том, что происходит на нашей планете, и в этом большая заслуга сотрудников института».

О последних достижениях ученых ИО РАН рассказали руководители научных направлений института: руководитель физического направления д.г.н. П.О. Завьялов, руководитель геологического направления член-корр. РАН Л.И. Лобковский, руководитель направления Экология морей и океанов д.б.н. М.В. Флинт и руководитель направления Морская техника д.т.н. Н.А. Римский-Корсаков.

Журнал «Редкие земли» имеет давние дружественные отношения с Институтом океанологии. Один из номеров нашего журнала практически полностью был посвящен океанической тематике. На наших страницах о своих исследованиях рассказывали сотрудники ИО РАН А.В. Дубинин, Г.Н. Батурин, Л.И. Лобковский. В ближайшем номере будет опубликована статья Н.О. Сорохтина «Шельф российской Арктики: эволюция литосферы и нефтегазоносность». Мы постоянно пишем о состоянии российского научно-исследовательского флота, ресурсах Мирового океана и участии России в международных контрактах по их освоению.

Редакция журнала «Редкие земли» желает коллективу Института океанологии РАН новых научных достижений и увлекательных морских экспедиций.

Россия > Образование, наука. Экология > ras.ru, 13 сентября 2016 > № 1893030


Россия. ЮФО > Образование, наука. Медицина > ras.ru, 13 сентября 2016 > № 1893026

Торжественное заседание, посвящённое 145-летию организации Севастопольской биологической станции

В сентябре 2016 года исполняется 145 лет со дня основания старейшего морского биологического научного учреждения России – Севастопольской биологической станции (СБС), созданной в 1871 году по инициативе известного путешественника Н.Н. Миклухо-Маклая, члена Русского географического общества.

С 2015 г. институт носит название Федеральное государственное бюджетное учреждение науки «Институт морских биологических исследований имени А.О. Ковалевского РАН» и осуществляет проведение фундаментальных, поисковых и прикладных научных исследований в области биологии и экологии морей, океанов и пресноводных водоёмов, связанных, в том числе, с сохранением, восстановлением и рациональным использованием морских биологических ресурсов.

16 сентября 2016 г. в 10.00 в Доме офицеров Черноморского флота (ул. Ленина, 9) состоится Торжественное заседание, посвящённое 145-летию организации СБС, для участия в котором приглашены руководство Российской академии наук, ФАНО России, Министерства образования и науки, научно-исследовательских учреждений РАН, профильных комитетов Государственной думы и Совета Федераций, руководство Крыма и г. Севастополя.

Россия. ЮФО > Образование, наука. Медицина > ras.ru, 13 сентября 2016 > № 1893026


Россия > Образование, наука > ras.ru, 13 сентября 2016 > № 1893025

13 сентября 2016 года

состоялось очередное заседание Президиума Российской академии наук

Члены Президиума заслушали научное сообщение «Фундаментальные и прикладные аспекты современных радиационных технологий».

Докладчик — член-корреспондент Борис Григорьевич Ершов (ИФХЭ РАН).

Фундаментальные исследования действия ионизирующей радиации (гамма-излучение радиоактивных изотопов или ускоренные электроны) на вещество привели к созданию радиационных технологий, получивших в последние десятилетия широчайшее распространение в мире. Излучение инициирует все виды физической активации атомов и молекул вещества — колебательные переходы, электронное возбуждение и ионизацию. В результате изменяются комплекс физико-химических и биологических характеристик облучаемых материалов. Используется полезный эффект воздействия проникающего ионизирующего излучения на материалы. Радиационные технологии — это яркий пример соответствия основному принципу «зелёной химии» — создавать полезный продукт, не оказывая при этом вредного воздействия на окружающую среду. Важнейшим достоинством применения радиации в промышленном масштабе является возможность реализовать физико-химические преобразования в объёме конденсированного материала при комнатной температуре и без внесения в него дополнительных реагентов. Преимущества радиационных технологий — простота и универсальность, безотходность и экологическая безопасность, высокое качество получаемых продуктов и экономическая выгода. Наиболее успешно радиационные технологии разрабатываются и осваиваются в следующих направлениях:

• модифицирование имеющихся и создание новых материалов;

• подавление опасной биологической деятельности;

• охрана окружающей среды и решение экологических проблем.

Радиационные технологии успешно развиваются в США, Китае, Европе и в других странах. Они, в частности, применяются в производстве автомобильных шин и полимерных материалов с полезными свойствами, с их помощью осуществляют стерилизацию изделий медицинского назначения и обработку сельскохозяйственных и пищевых продуктов для продления сроков их хранения, а также они находят применение во многих других областях хозяйственной деятельности. Объём мирового рынка услуги продуктов, производимых с применением радиационных технологий, оценивается примерно в 100 млрд. долл. США, а к 2030 г. ожидается прирост до нескольких сотен млрд. долл.

Россия занимала лидирующее положение до 90-х годов ХХ века. Однако в настоящее время мы заметно отстаем в развитии фундаментальных исследований воздействия радиации на материалы и биообъекты, в разработке научных основ инновационных радиационных технологий, создании промышленных ускорителей электронов, а также применении радиационных технологий в различных областях хозяйственной деятельности — промышленности, сельском хозяйстве и медицине.

В докладе рассмотрены и обсуждены основные направления развития и достижения радиационных технологий в мире, а также возможности, состояние и перспективы их разработок и применения в РФ. По мнению автора, в реализации этой важной задачи активная роль должна принадлежать академическому сообществу. В структурах РАН ещё сохранились центры радиационного облучения, а также коллективы специалистов, которые способны участвовать в её воплощении.

Аграрный комплекс и пищевая промышленность — это области наиболее перспективные в нашей стране для развития и внедрения радиационных технологий в настоящее время. Здесь можно ожидать быстрого возврата вложенных средств. Радиационные технологии могут внести заметный вклад в решение проблемы продовольственной независимости и импортозамещения.

Докладчик предложил участникам заседания рассмотреть следующие предложения:

1. Внести предложение в Правительство РФ о разработке Концепции развития фундаментальных и прикладных исследований в области радиационных технологий.

2. Включить в федеральные программы («Программа фундаментальных исследований государственных академий наук на 2013-2020 гг.», программы РНФ и РФФИ, федеральные целевые программы) разделы по междисциплинарным исследованиям и технологическим разработкам, нацеленных на развитие и внедрение передовых радиационных технологий в промышленности, медицине и сельском хозяйстве.

3. Разработать программу развития и внедрения радиационных технологий в сфере агропромышленного производства, ориентированных на решение проблемы импортозамещения и обеспечения продовольственной независимости.

4. Создать на базе ИФХЭ РАН междисциплинарный (межакадемический) Центр радиационных исследований с обеспечением его мощным ускорителем электронов, γ-источником Со(60) и другим современным оборудованием для выполнения фундаментальных исследований и разработки инновационных радиационных технологий для промышленности, медицины и агропромышленного комплекса.

В обсуждении доклада приняли участие:

чл.-корр. Н.И. Санжарова, д.х.н. А.В. Пономарев — зав. лаб. ИФХЭ РАН, чл.-корр. Н.П. Тарасова, ак. В.П. Смирнов, ак. Г.А. Месяц, ак. А.Ю. Цивадзе, ак. В.Н. Чарушин, ак. Д.С. Павлов, ак. Г.А. Романенко, ак. А.А. Кокошин, ак. В.И. Фисинин, ак. Л.М. Зеленый, ак. С.М. Алдошин.

На заседании рассмотрен вопрос о присуждении премии имени А.М. Ляпунова 2016 года (представление Экспертной комиссии и бюро Отделения математических наук РАН) д.ф.-м.н. Сергею Борисовичу Куксину за цикл работ «Теория Колмогорова-Арнольда-Мозера для уравнений в частных производных». Выдвинут академиком РАН Таймановым И.А.

На заседании Экспертной комиссии присутствовали 8 членов Комиссии из 9.

В соответствии с результатами тайного голосования единогласно к присуждению премии имени А.М. Ляпунова 2016 года рекомендована кандидатура С.Б. Куксина.

На заседании бюро Отделения математических наук РАН присутствовали 17 членов Бюро из 26. В соответствии с результатами тайного голосования единогласно в президиум РАН представлен проект постановления о присуждении премии имени А.М. Ляпунова 2016 года С.Б. Куксину.

В представленном цикле работ Куксина С.Б. заложены основы обобщения теории Колмогорова-Арнольда-Мозера (КАМ) на случай бесконечномерных динамических систем, задаваемых уравнениями в частных производных, и получены фундаментальные результаты в этом направлении.

Большинство результатов автора носит безусловно пионерский характер. Куксин С.Б. — не только крупнейший специалист в области теории КАМ для конечномерных инвариантных торов бесконечномерных гамильтоновых систем, он является основателем этой теории.

В работах автор не только устанавливает существование большого запаса квазипериодических решений рассматриваемых гамильтоновых уравнений с частными производными, но и исследует устойчивость этих решений в линейном приближении, что чрезвычайно важно для физических приложений.

Работы Куксина С.Б. широко цитируются.

На заседании рассмотрен вопрос о присуждении золотой медали имени М.В. Келдыша 2016 года (представление Экспертной комиссии и бюро Отделения математических наук РАН) академику Михаилу Яковлевичу Марову за выдающийся вклад в космические исследования и решение крупных научных проблем в области прикладной математики и механики. Выдвинут Научно-техническим советом Исследовательского центра имени М.В. Келдыша, Институтом прикладной математики им. М.В. Келдыша РАН.

На заседании Экспертной комиссии присутствовали 5 членов Комиссии из 5.

В соответствии с результатами тайного голосования единогласно к присуждению золотой медали имени М.В. Келдыша 2016 года рекомендована кандидатура академика М.Я. Марова.

На заседании бюро Отделения математических наук РАН присутствовали 17 членов Бюро из 26. В соответствии с результатами тайного голосования единогласно в президиум РАН представлен проект постановления о присуждении золотой медали имени М.В. Келдыша 2016 года академику М.Я. Марову.

Академик Маров М.Я. является крупным российским ученым, внесшим выдающийся вклад в космические исследования и решение крупных научных проблем в области механики и физики космоса, астрофизики, планетологии, изучения Солнечной системы, математического моделирования космических и природных сред. Ему принадлежит ведущая роль в разработке и осуществлении многолетней программы космических исследований в СССР, в изучении околоземного космического пространства, Луны и планет Солнечной системы. При его непосредственном участии проведены пионерские исследования Венеры и Марса, в том числе выполнены первые прямые измерения в атмосфере и на поверхности этих планет с борта космических посадочных аппаратов, получившие мировое признание.

Он также внес большой вклад в решение ряда актуальных проблем оборонных отраслей, в использование результатов космических исследований в интересах народного хозяйства, а также в разработку теоретических основ аэрономии, в механику многокомпонентных турбулентных реагирующих газов и неоднородных многофазных сред, в изучение неравновесных кинетических процессов, создание оригинальных методов математического моделирования атмосфер планет, комет и их газовых оболочек, миграционно-столкновительных процессов в космическом пространстве.

Россия > Образование, наука > ras.ru, 13 сентября 2016 > № 1893025


Россия. СФО > Образование, наука > ras.ru, 12 сентября 2016 > № 1893035

В новосибирском Академгородке будет создан международный математический центр

Эта структура призвана проводить фундаментальные поисковые исследования и привлекать молодых ученых и преподавателей вузов. Кроме того, основанный на базе НГУ центр позволит университету продвинуться в международных рейтингах и попасть в ТОП-100 лучших вузов мира.

— Главные задачи, которые помогут решить подобные формирования — это проведение фундаментальных поисковых исследований, а также создание среды, привлекающей большое количество молодых ученых и преподавателей вузов. Для того чтобы гарантировать абсолютную прозрачность деятельности организации, Министерство науки и образования РФ создало координационный совет. В его состав вошли как математики Российской академии наук, так и ученые, которые в свое время уехали из России и сейчас работают в других странах, — рассказывает директор ИМ СО РАН, член-корреспондент РАН, профессор Сергей Савостьянович Гончаров.

В апреле 2014 года Министерством образования и науки РФ был принят план мероприятий для учреждения не менее шести международных научно-образовательных центров мирового уровня в области математики, четыре из них уже утверждены: в Москве, Санкт- Петербурге, Новосибирске и Казани. Еще два предположительно будут организованы за счет местных бюджетов в Башкирии и на Урале. Примером для основания таких центров послужил Международный математический институт им. Леонарда Эйлера при Санкт-Петербургском отделении математического института им. В.А. Стеклова РАН.

Обсуждая вопрос строительства центра в Новосибирске, ученые предложили не копировать опыт Санкт-Петербурга и Москвы, включивших свои учреждения в структуру профильных математических НИИ, а основать учреждение на базе Новосибирского государственного университета. Тем более, что для подобного формирования будет предоставлено дополнительное финансирование: не только деньги ФАНО, но и Министерства науки и образования РФ.

— Кроме того, создание такого центра на базе НГУ важно потому, что университету нужно продвигаться в предметных международных рейтингах. Сейчас наш балл по математике — 71,1, чтобы попасть в ТОП-100 лучших вузов мира необходимо как минимум 72,6 балла, — отметил доктор физико-математических наук, профессор, ректор НГУ Михаил Петрович Федорук.

— Во всем мире практика создания международных научно-исследовательских центров широко развита. В подобных учреждениях часто проходят узкоспециализированные конференции, на которых собираются профессионалы в своей области. Также есть центры, организованные по институтскому принципу: ведущие ученые принимаются в качестве сотрудников на длительный срок, и затем они приглашают на совместные исследования аспирантов. Мы планируем нанимать преподавателей на два-три месяца, ведь выдающегося деятеля науки сложно заставить сменить место работы, а за этот небольшой период возможно прочитать интенсивный курс нашим студентам. Да и потратить сумасшедшие деньги на достойную по европейским меркам зарплату для одного человека — нецелесообразно, лучше поддерживать наших молодых ученых, предоставив им возможность выезжать на конференции. Важно, чтобы они были в курсе современных течений науки, — говорит Сергей Савостьянович.

На данный момент уже есть возможность выделить для центра помещения: конференц-зал, большую аудиторию и десять рабочих мест в НГУ; ИМ СО РАН предоставит конференц-зал и несколько рабочих мест для приглашенных исследователей, а еще — богатую библиотеку института.

Наука в Сибири

Россия. СФО > Образование, наука > ras.ru, 12 сентября 2016 > № 1893035


Россия. СФО > Образование, наука. Медицина > fano.gov.ru, 12 сентября 2016 > № 1893015

В Томске создан Национальный исследовательский медицинский центр

Руководитель ФАНО России Михаил Котюков провел в Томске заседание консультационного совета Томского национального исследовательского медицинского центра. Совещание было посвящено итогам первого этапа реализации интеграционного проекта. Как сообщил директор НИМЦ академик Евгений Чойнзонов, реорганизация институтов проходила строго по графику, который был утвержден дорожной картой. В результате слаженной работы, деятельность научных коллективов всех шести организаций, участвующих в структуризации, не останавливалась ни на один день.

«1 июля мною был подписан приказ о завершении реорганизации. Мы не отступили от "дорожной" карты ни на день. Постановка нового юрлица на учет в налоговой службе, регистрация в Пенсионном фонде, Соцстрахе, фонде ОМС, передача имущества на баланс, его регистрация - все это было проведено. Не было задержек в оформлении юридически-правовых вопросов. Так, лицензию на осуществление медицинской деятельности мы получили в рекордно короткие сроки – за 12 календарных дней», - отметил он.

Е. Чойнзонов также добавил, что руководство томского НИМЦ подало документы в Рособрнадзор для переоформления лицензии на образовательную деятельность. Кроме того, планируется подать ходатайство в ВАК о закрытии существующих в подразделениях диссертационных советов и создании пяти новых уже в рамках объединенного центра. Также к концу сентября должна завершиться процедура избрания директоров подразделений центра.

Второй этап реорганизации включает в себя разработку и утверждение программы развития НИМЦ до 2020 года. Проект документа был рассмотрен профильной комиссией РАН и в настоящий момент находится на утверждении в ФАНО России.

«Рабочая комиссия РАН рассмотрела проект программы развития и высказала свои замечания. Они не носят принципиального характера, и мы в самое ближайшее время можем начать реализовывать ее», - сообщил Е. Чойнзонов.

По словам академика, программа направлена на снижение инвалидности и смертности от социально значимых заболеваний населения, которое проживает в экстремальных климато-географических условиях Сибири. Среди ключевых задач он выделил разработку и апробацию инновационных технологий персонифицированной диагностики, лечения, профилактики онкологических, сердечно-сосудистых, психических, гинекологических, орфанных и других наиболее значимых социальных заболеваний для региона. Для достижения этих целей в ближайшее время в составе НИМЦ будет создан Центр трансляционной медицины. Он призван ускорить внедрение результатов фундаментальных и прикладных научных исследований в клиническую практику.

Ожидается, что реализация программы развития позволит Томскому научному исследовательскому медицинскому центру к 2020 году увеличить число собственных изобретений на треть, авторских технологий лечения, профилактики и диагностики — на 15 %.

Руководитель ФАНО России Михаил Котюков, подводя итог заседанию, поручил членам консультационного совета детально проанализировать, в каких еще научных направлениях могут быть востребованы опыт и экспертиза Томского НИМЦ. При этом особое внимание глава агентства попросил уделить аспектам сотрудничества с томскими вузами.

«В программе развития необходимо собрать все перспективные направления, не зависимо от того, есть ли сегодня ресурсы на их развития или нет. Надо показать потенциал, тогда и деньги найдутся. Необходимо наращивать взаимодействие между научными институтами, а также с вузами. Нужно проанализировать, как совместно эффективно использовать и развивать научно-образовательную инфраструктуру? Какие направления здесь должны быть приоритетными? Например, задача развития кадрового потенциала одинаково важна для всех. Реализовать ее без университета – невозможно. В то же время вузы заинтересованы в наших научных разработках. В Томске созданы уникальные условия и было бы неправильно не использовать их для развития такого базового флагманского проекта, как Томский национальный медицинский исследовательский центр», - подытожил М. Котюков.

Томский национальный исследовательский медицинский центр создан на базе Томского НИИ онкологии. В его состав также вошли НИИ психического здоровья, НИИ акушерства, гинекологии и перинатологии, НИИ кардиологии, НИИ медицинской генетики и НИИ фармакологии и регенеративной медицины имени Гольдберга. В объединенном центре будут работать 2852 человека. Из них 410 научных сотрудников, 4 академика, 53 профессора, 163 доктора наук, 336 кандидатов наук. При этом порядка 44 % сотрудников подразделений центра - в возрасте до 39 лет. Также в Томском НИМЦ работают более 400 высококвалифицированных врачей.

Россия. СФО > Образование, наука. Медицина > fano.gov.ru, 12 сентября 2016 > № 1893015


Армения. ЦФО > Образование, наука > regnum.ru, 10 сентября 2016 > № 1898572

14 и 15 сентября 2016 года на историческом факультете Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова пройдет Международная научная конференция «Армянская диаспора и армяно-российские отношения: история и современность». Цели и задачи форума — дать оценку историческому опыту взаимодействия армян с другими народами и той роли, которую армянская диаспора сыграла в истории России, Армении и других стран мира.

Конференция станет значимым событием для российского арменоведения, впервые выведет данную проблематику на столь высокий университетский и академический уровень и объединит ведущих специалистов этой отрасли на базе МГУ им. М.В. Ломоносова и его исторического факультета.

В мероприятии примут участие более 100 специалистов по арменоведению и смежным тематикам из 16 стран и почти 50 городов мира, включая таких выдающихся историков, как Сергей Карпов (Россия, МГУ имени М.В. Ломоносова), Ашот Мелконян (Армения, Институт истории Национальной академии наук Республики Армения), Жерар Дедеян (Франция, Университет Поля Валери Монпелье), Раймон Кеворкян (Франция, Университет Сен-Дени Париж-8), Клод Мутафян (Франция), Сепух Асланян (США, Университет Калифорнии UCLA) и др.

Конференция организована в рамках сотрудничества исторического факультета, Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова и лаборатории истории диаспор истфака МГУ с Фондом развития и поддержки арменоведческих исследований «АНИВ».

Со-организаторами мероприятия выступают Отделение историко-филологических наук Российской академии наук, Национальная академия наук Республики Армения, Государственный Эрмитаж, Институт древних рукописей Матенадаран имени св. Месропа Маштоца, Государственный музей Востока, Музей истории Армении, а также Государственный Институт искусствознания Министерства культуры Российской Федерации, факультет гуманитарных и социальных наук Российского университета дружбы народов, Культурно-исторический центр «Наше наследие» Национально-исследовательского ядерного университета (Московский инженерно-физический институт).

Генеральный информационный партнер конференции — проект 100 LIVES, целью которого является сохранение памяти о тех, кто погиб или пострадал во время Геноцида армян, и о помогавших им спасителях. Это многофункциональная онлайн-платформа, призванная также поведать миру о наиболее успешных представителях международной армянской диаспоры и их связи с армянским наследием, культурой и ценностями. 100 LIVES — часть международного проекта Aurora Humanitarian Initiative, объединяющего инициативы, направленные на информирование общественности о насущных глобальных гуманитарных проблемах и поиск их решений.

В рамках пленарного заседания и работы в секциях планируется обсудить следующие вопросы:

— исторические судьбы Армении и России в X—XXI вв.;

— история армянской диаспоры в России;

— армянская диаспора в мире;

— культура и искусство Армении и армянской диаспоры;

— проблемы источниковедения и историографии.

Для молодых ученых, специализирующихся по истории Армении, армянской диаспоре и армяно-российским отношениям, будет организована работа молодежной секции.

В рамках конференции будут представлены музейно-экспозиционные проекты и презентации, среди которых:

специально подготовленная историко-документальная выставка «Гвардеец Октября: П.Г. Арутюнянц (1892−1938)» (на площадке исторического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, организатор — главное архивное управление Московской области и подведомственными ему архивные учреждения ГКУ МО ЦГАМО и ГБУ МО МОАЦ в рамках международного научно-исследовательского проекта «Армяне в составе российской и советской элиты XVIII—XX вв., грант РГНФ № 16−21−20 003);

специально подготовленная книжно-документальная экспозиция «Армения. Исторический путь» (на площадке исторического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, организатор Научная библиотека МГУ имени М.В. Ломоносова);

часть экспозиции, посвященная этнографическому наследию Армении из фондов Государственного музея Востока;

презентация коллективной монографии О.Р. Айрапетова, М.А. Волхонского и В.М. Муханова «Дорога на Гюлистан: Из истории российской политики на Кавказе в XVIII — первой четверти XIX в.», серия «Кавказская библиотека», Москва, издательство «Кучково поле», 2016 год.

Рабочие языки конференции — русский, английский и французский. Контакты для аккредитации представителей СМИ: aniv.conference@gmail.com

Армения. ЦФО > Образование, наука > regnum.ru, 10 сентября 2016 > № 1898572


Казахстан > Образование, наука > camonitor.com, 9 сентября 2016 > № 1890448

Храм науки или потемкинская деревня?

Автор: Адольф Арцишевский

Монументальное здание нашей Национальной академии наук, сооруженное по проекту крупнейшего зодчего советской эпохи Алексея Щусева, олицетворяло собой несокрушимую мощь отечественной мысли. О чем как бы свидетельствовал и Чокан Валиханов, стоящий в крайней задумчивости на постаменте перед бастионом науки. Задумчивость эту интерпретировали как оторопь и восторг великого пращура перед деяниями потомков. Но со временем задумчивость Чокана обретала все более гамлетовский смысл. В эпоху перемен перед академией не раз вставал вопрос: быть или не быть? Что же сегодня представляет из себя НАН РК? Как она трансформировалась за 25 лет? Влияет ли она сегодня на состояние дел в научной сфере? Мы попытались найти ответы на эти вопросы вместе с ведущими учеными страны, к тому же увенчанными почетным званием "академик".

Камал Ормантаев, доктор медицинских наук, академик НАН РК:

Зияющие высоты

- Начнем с того, что Нурсултан Абишевич постоянно подчеркивает: роль науки в нашем обществе очень высока. Тем не менее (может, я ошибаюсь?) ей сегодня отведено одно из последних мест среди наших приоритетов. А ведь при советской власти казахстанская наука занимала третье место в СССР после российской и украинской. В свое время, когда мы были молоды, для нас избрание в Академию наук было заветной мечтой. Мы старались окончить ординатуру, аспирантуру, докторантуру. Выпускали монографии, овладевали нюансами профессии, истово служили науке.

- А сейчас?

- А сейчас таких служителей, которые занимались бы чистой наукой, я что-то не вижу. Есть, конечно, энтузиасты, но их единицы. Кто-то готов пожертвовать всем ради этого, кто-то вырвался за границу, но это нечто из ряда вон выходящее. Между тем (и никто не переубедит меня в обратном), в нашей среде наукой должны заниматься все. Я ещё в свои студенческие годы не представлял жизни своей вне научных кружков, с них начинался мой путь в профессию. Повторяю, роль науки в нашем обществе высока. И, естественно, в этом деле первую скрипку должна играть наша Национальная академия наук. Подчеркиваю: должна. Но - увы! - именно в этом деле ее не видно и не слышно.

- В чем же загвоздка?

- Может быть, все дело в том, что в 2003-м Академия в ее прежнем виде была практически ликвидирована. Она обрела статус общественной организации. Но у нас в стране 27 организаций подобного рода. Хотя название, причем очень солидное - Национальная академия наук - осталось. Но суть исчезла.

- Как исчезла, почему?

- Академия стала общественной организацией, а потому лишилась финансирования из бюджета. Как следствие, научно-исследовательские институты теперь не подчиняются Академии в ее новом формате, они перешли в ведение университетов и подчиняются Министерству образования и науки. А министерство (внимательно прочтите его название) занимается в первую очередь детсадами, школами и вузами. А поскольку к детсадам и учебным учреждениям пристегнули еще и науку, министерство вынуждено заниматься и ею. Но, согласитесь, наука слишком серьезная отрасль, чтобы ее пристегивали куда-то и к чему-то. Академия наук сохранила лишь вывеску, а ее президент - генерал без армии.

- А в других республиках бывшего СССР статус Академий наук тоже изменился?

- Нет, это произошло только у нас. Во всех других республиках бывшего СССР академии сохранились в их преж­нем качестве, оставаясь государственными структурами. Это первое. И второе. Я не раз говорил: мы - уходящее поколение, науку должны двигать вперед молодые, умные люди, а их в науке с каждым днем становится меньше и меньше. Конечно, омоложение идет, но зачастую - как? Появилась странная тенденция: кое-кто из академиков захотел видеть в этом же статусе своих детей. И по вполне понятной причине резко возросли ряды член-коров, их сейчас более ста человек. То есть папа, вроде бы солидный ученый, тянет за собой своего сынка. Куда это годится! Пристраивают в членкоры своих деток и олигархи. Деньги им не нужны, да их тут и нет. Им важен престиж, важны амбиции. Они сами готовы платить. Науку жалко. Тут надо наводить порядок, и прежде всего необходимо пересмотреть устав Академии. Ей надо вернуть былой статус, возвратить в ее лоно НИИ.

- А зачем возвращать ее в лоно НИИ? На Западе НИИ существуют при университетах…

- Думаю, некорректно сравнивать положение дел на Западе и у нас. Наши университеты сами нуждаются в подпитке. И потом: главное их предназначение - подготовка кадров. И здесь я хочу сказать вот о чем. Уже лет пять у нас запрещена защита кандидат­ских и докторских диссертаций, им на смену пришло вездесущее PhD. Доктора философии подобны скороспелым дрозофилам. Я недоумеваю: зачем слепо подражать зарубежью? Да разве можно сравнить научную оснастку новоиспеченного PhD и кандидата наук - я уж не говорю о докторской степени? Россия не повелась на эти сомнительные новации, сохранила защиту кандидатских и докторских. Одна из развитых в научном отношении западных стран Германия тоже не стала ломать эту традицию, освященную веками. И только мы, задрав штаны, побежали за Болонской конвенцией. Меж тем уровень защиты PhD очень слабый. Профессорами становятся ничего не значащие личности. Тут сказать бы веское слово Академии. Но где она? Какое там слово? Она сама едва дышит.

- А как обстоят дела в медицине?

- Хуже некуда! С нашим поколением исчезнут кандидаты и доктора наук, исчезнут специалисты. Недавно я говорил об этом и нашему министру здравоохранения, и министру образования и науки. У наших опытных клиницистов готовы диссертации, но защита их запрещена. Они плохо знают английский. Правда, они сильные медики, порой не чета своим зарубежным коллегам с их отменным английским, которые с готовностью переняли бы их опыт. Но между ними как лежачий полицейский всесильный PhD. Что будет после нас, ума не приложу. На Западе ладно - там финансы большие. В США на медицину выделяют 15 процентов от ВВП, во Франции и Германии - семь-восемь процентов...

- А у нас?

- А у нас на медицину выделяют 3,8 процента… Утешимся хотя бы этим. Что надо делать? Не знаю. Молодых в науку сейчас калачом не заманишь. Чтобы сделать научную публикацию, нужны деньги. Напечатать монографию? Это огромные деньги. А молодому врачу надо как-то семью прокормить. Вот и все.

- Вернемся к разговору об Академии наук. Тринадцать лет назад она стала у нас общественной организацией. Так ведь точно такой же статус у академий наук в любой стране Запада?

- Но мы-то живем не на Западе. И мы воспитаны при советской власти. Для нас Академия наук - святое место. считалось так. И считается до сих пор.

- Что надо сделать, чтобы вернуть Академии былую значимость?

- Восстановить ее. Нужен новый устав. Нужно, чтобы реорганизацией занялись молодые ученые. Надо поднять престиж научных лабораторий. А главное - необходимо государственное попечение. Не хочу выглядеть ретроградом, цепляющимся за старое. Просто надо вернуться к здравому смыслу в сфере науки, а здравый смысл здесь во многом утрачен.

Баян Ракишев, доктор технических наук, академик НАН РК:

Храм науки: жизнь в анабиозе

- Академия наук сегодня - общественная организация и, в сущности, не занимается вопросами организации и финансирования науки. Научные исследования ведутся в вузах, им же приданы и НИИ, некогда находившиеся под эгидой академии. Финансирование научных проектов осуществляет Министерство образования и науки, и роль академии сводится разве что к представительским функциям. Собственно при министерстве есть Комитет по науке, вот там, наверное, и находятся все рычаги управления этой отраслью. Комитет распоряжается всеми средствами, выделяемыми на научные цели. Он же выделяет минимальные средства академии на ее жизнеобеспечение (коммунальные расходы и т.п.). Так что от былой мощи этой организации остались лишь воспоминания.

- Вообще-то средства, которыми располагает Комитет по науке, огромны: 0,18 процента от ВВП…

- Не будем иронизировать, тут мы не одиноки. Сумма, выделяемая на финансирование науки в России, равна годовым затратам на жизнеобеспечение одного университета США. Представляете? Огромная Россия, ее вроде бы мощный научный потенциал - и эти мизерные финансовые крохи.

- Это же слезы!

- А вы как думали? Мы здесь вполне на уровне. Так уж оно повелось издавна, от нас мало что зависит. В деятельности Академии наук можно отметить как факт положительный - это издание головных и отраслевых научных журналов. За это мы можем сказать президенту нашей Академии огромное спасибо, она помогает нам не теряться в научном пространстве, чувствовать себя в контексте эпохи. Мы получаем журналы "Доклады Академии наук", "Вестник Академии наук", сборники по шести отраслевым наукам. Причем распространяется это в семидесяти странах мира. Кроме того, Академия добилась того, что выполняет разработки к ежегодному Национальному докладу по отраслям. Благодаря этому мы знаем, что делается в передовых странах мира и в странах СНГ, у нас нет ощущения вакуума. Это крайне важно. Что еще важно: НАН РК входит в Ассоциацию академий наук СНГ, что помогает нам не чувствовать сиротства: с кем-то контактируем, кому-то мы нужны и нам кто-то нужен.

- Скажите, а что сейчас находится в монументальном здании Академии наук? Ведь сама она скукожилась до штата человек в 25?

- Официально это здание называется Храм науки. Храм есть - науки в нем нет и при существующем положении дел быть не может. Академия наук занимает в этом храме несколько комнат. А само здание нынче относится к Министерству образования, находясь у него на балансе. По аналогии президент Академии наук - генерал без армии.

- А что сегодня дает ученым звание академика и членкора? Раньше престиж этого звания был огромен, и к нему причиталась солидная денежная добавка. Сейчас ни денег, ни престижа…

- Отчего же, престиж остался, хотя... Кроме НАН РК, у нас появился еще целый ряд академий. Одних академий, имеющих приставку "национальная", четыре: Академия наук, Инженерная академия, Академия естественных наук, Академия высшей школы Казахстана. А недавно была образована Национальная академия горных наук. И еще 20 отраслевых академий: экологии, прикладной медицины, юридических наук, философских и так далее. Таким образом, наша Национальная академия наук идет в одной шеренге с этими по большей части малозначащими академиями. Причем многие члены этих экзотических структур говорят мне: я такой же академик, как и вы. Остается лишь руками развести в недоумении. Создание сети академий привело к тому, что престиж академиков резко упал в глазах народа. Но у нашей-то академии статус особый. Если бы она была государственной, таких перекосов не возникло бы. Наши специалисты во всем мире ценятся очень высоко, правда, они получили образование при советской власти. К сожалению, сегодня уровень образования далеко не тот.

- Но у нас выделяют на научные цели 0,18 процента от ВВП, и ждать иного результата сложно. Финансирование науки надо увеличивать в разы. От кого это зависит? От правительства?

- Конечно. Сумма мизерная. К тому же иногда она попадает не в самые чистые руки. И бедственное положение Академии наук - лишь одно звено в цепи проблем.

- А нужна ли нам такая академия? Может ли она быть иной?

- Национальная Академия наук нужна. Но для этого надо в разы увеличивать финансирование науки. Это не иждивенческие настроения. Надо изменить отношение к НАН РК, она должна стать ядром науки, фундаментом, центром наших усилий. Тогда Академия наук воспрянет духом. Тут все зависит от государственной поддержки. Это жизненная необходимость. А бизнес… Наш бизнес настроен на хватательный рефлекс. Ему наука и новые технологии не нужны, поскольку они требуют вложения крупных средств, а отдача будет потом. Бизнесу деньги нужны сейчас.

Надир Надиров, доктор химических наук, академик НАН РК, первый вице-президент Национальной инженерной академии наук:

Вверх по лестнице, ведущей вниз

- Наша Академия наук была гордостью всего Казахстана. Еще в голодное и холодное время войны решили передать ей одно из лучших зданий - уже тогда было задумано сооружение грандиозного дворца по проекту Щусева. У истоков замысла стоял Каныш Имантаевич Сатпаев, а велось строительство в бытность президентом Академии Димаша Ахметовича Кунаева. Алма-Ата в те годы имела сельский вид, и здание Академии поражало своим величием.

А рядом выстраивалась научная инфраструктура. Появился целый ряд НИИ, строилось жилье для ученых. Уже сами по себе эти факты свидетельствовали об огромном уважении страны к науке и к Академии наук. Димаш Ахметович говорил: если мы будем уделять науке такое же внимание, как и спорту, то даже этого будет мало. Тогда был дан мощный импульс наращиванию интеллектуального потенциала самой Академии.

Сейчас я пытаюсь понять, когда же началось угасание этого импульса. То ли в период горбачевской гласности, то ли в лихие 1990-е. Сегодня Академия наук скатывается до уровня 40-х годов, когда все только-только начиналось. Возглавляющий ее в наши дни Мурат Журинов реализует коллективное членство в Академии наук. Скажем, КазГУ и политехнический он принял коллективными членами. Они в какой-то степени материально могут помочь. Или, к примеру, ту или иную научную конференцию можно провести на базе коллективного члена. Но чтобы вернуть былой авторитет, надо для начала дать академии возможность самой проводить экспертизу научных проектов, чтобы мы не зависели от прихоти иностранных экспертов, не знающих наших реалий и не очень-то желающих в реалии эти вникать. Порой то, как проводят экспертизу иностранные ученые, граничит с преступлением…

И ещё одно мнение

Обретет ли Академия былой авторитет?

Искандер Бейсембетов, ректор Казахского национального исследовательского технического университета им. К.И. Сатпаева:

- Конечно, в советские времена Академия наук занимала особое место в развитии науки и страны в целом. Однако нынешняя Национальная академия наук все-таки унаследовала свое влияние на умы и настроения интеллигенции. Она имеет авторитет и нужна для придания устойчивости нашему обществу, поддержания его уровня. НАН сейчас играет роль последнего бастиона на пути лженауки и других мракобесий, а кроме того, она является серьезным сдерживающим фактором против засилья коррупции в научной сфере. Академики имеют голос, который доходит до самых верхов, и это часто урезонивает финансовые аппетиты некоторых чиновников. Уверен: если бы не было академии, многие научно-исследовательские институты уже не существовали бы вообще и не сохранили бы научную культуру для молодых поколений. Академия наук не имеет традиций и навыков "пиарить" себя, и поэтому многие ее дела не видны, однако это вовсе не значит, что она не остается хранителем важнейших ценностей, без которых наше общество было бы примитивнее.

От автора

Инерция саморазрушения

Диктофон беспристрастно зафиксировал: мы беседовали с Надиром Каримовичем два с половиной часа. Как истинный ученый, он стремился исследовать проблему до предельных глубин, это было бесценно. Тем более что он длительное время был главным ученым секретарем президиума Академии наук, т.е. руководителем ее штаба, и знал всю подноготную тех непростых процессов, которые годами неуклонно вели Академию к той патовой ситуации, в которой она оказалась сегодня. Но было очевидно и то, что автору этих строк не хватит ни времени, ни газетной площади, чтобы во всей полноте изложить, как сказал бы Ильич, архисложную историю вопроса, о которой автор знает не понаслышке: ему довелось находиться, так сказать, в эпицентре взрыва, работая на рубеже веков в газете "Наука Казахстана".

Было стойкое ощущение, что мы бродим по развалинам Колизея, где некогда кипела жизнь. Всякое сравнение хромает. Трудно вообразить себе, что здесь происходили бои гладиаторов. Но - сшибка мнений, поиски истины, прозрения, открытия, созидательная работа интеллекта, имеющая зримый КПД и дающая волне конкретную пользу экономике и народному хозяйству. Остались атрибутика, вывеска. И огромное, как экзотическое государство, здание с непонятным теперь предназначением. По вечерам в нем почти не светятся окна. Но все так же отдаются эхом и замирают под куполом вестибюля шаги, хотя они раздаются все реже и реже.

А Мурат Журинов пытается вдохнуть жизнь в Академию. По большому счету, это трагическая фигура. Вопреки обстоятельствам, вопреки тому, что ураган эпохи перемен произвел страшную разрушительную работу, он пытается реанимировать это охладевающее тело. В сущности, научное сообщество своими руками разрушило то, что созидалось десятилетиями. Группа академиков где-то в 2002-м году написало письмо президенту страны с просьбой придать Академии наук статус общественной организации. Зачем? Чтобы все было как в зарубежье? Аллах его ведает... А президент всего-навсего пошел им навстречу.

В мыльной пене реформ мы потеряли ребенка. Был даже изобретен на какое-то время непонятный гибрид под названием "Министерство образования и науки - Академия наук", некое подобие Тянитолкая (помните сказки Корнея Чуковского?): две головы и ни одной задницы. Сейчас, похоже, все наоборот.

И под занавес - интересное наблюдение. Работая над этим материалом, мы беседовали с директором одного из ведущих НИИ. Крупный ученый и педагог, он органично сочетал в себе теоретика и прикладника. У него была масса соображений, как улучшить положение дел в науке. Зуд реформаторства ему был чужд, свои соображения он высказывал, следуя здравому смыслу. Но любопытно вот что: лишь только речь заходила об Академии наук, в его сознании как бы опускался шлагбаум, и вместо ответа он пожимал плечами. Проблемы, сформулированные им, он адресовал правительству, Министерству образования, парламенту, своим коллегам.

- А наша Академия наук?! - в отчаянии вырвалось у меня в конце беседы. Он опять пожал плечами и единственный раз не опустил шлагбаум:

- При чем тут Академия наук?

Как тут не понять сомнения Чокана Валиханова, бронзовеющего у врат нашего Храма науки: входить или не входить? Предположим, войдёшь. А, собственно, какой в том смысл?..

Казахстан > Образование, наука > camonitor.com, 9 сентября 2016 > № 1890448


Россия > Образование, наука > ras.ru, 7 сентября 2016 > № 1889977

Тот, кто контролирует систему образования, определяет будущее страны

Императив Голодец: В морг — значит в морг!

Тот, кто контролирует систему образования, определяет будущее страны

На преподавателей, профессоров, студентов, их родителей, предпринимателей, значительную часть российского общества, имеющую отношение к высшему образованию (а таких у нас более 50 миллионов), большое впечатление произвело недавнее заявление Ольги Голодец. По мнению вице-премьера, курирующего социальную сферу в целом и образование в частности:

«У нас есть просчитанный баланс: 65% — это люди, для которых не требуется высшее образование, и 35% — специалисты. В дальнейшем эта пропорция будет меняться в сторону увеличения доли специалистов, для которых не требуется высшее образование».

Многие мои коллеги видят в этом начало конца высшей школы России, дальнейшие сокращения числа преподавателей, очередные слияния и поглощения вузов, признание властью ненужности специалистов, которых готовят вузы страны. Многие восприняли это знаковое заявление как гром среди ясного неба. Думаю, что они не правы, и постараюсь в этих заметках объяснить, почему.

Этапы большого пути

Вероятно, коллеги, близко к сердцу принявшие заявление О. Ю. Голодец, пропустили предыдущие серии образовательного триллера, который показывают нам руководители отечественного образования в последние 20 лет. Вероятно, они не приняли всерьез уже произведенные реформы либо подумали, что лучше не обращать на них внимания, поскольку ничего сделать все равно нельзя.

Поэтому стоит напомнить краткое содержание предыдущих серий и основные достижения большой систематической работы по ликвидации высшей школы России.

Большой победой ликвидаторов стал переход к болонской системе. Навязывая ее, руководители российского образования толковали, что «мы сделаем все, как в Европе» (есть в этом какая-то аналогия с киевским майданом…), обеспечим признание российских дипломов в зарубежье и мобильность студентов, преподавателей, профессоров. Ради этого была разрушена складывавшаяся и шлифовавшаяся десятилетиями советская система подготовки специалистов. Именно эта система позволила резко повысить культурный и образовательный уровень народа, создать вторую экономику мира, добиться паритета в области стратегических вооружений с США, внести выдающийся вклад в мировую науку.

Появились у нас бакалавры и магистры. Думаю, что сейчас почти всем понятно, что бакалавриат не дает высшего образования. Закончившие его не являются полноценными специалистами. Вы согласны пойти на прием к врачу-бакалавру, лететь на самолете, который ведет пилот-бакалавр, или доверить детей учителям-бакалаврам? Думаю, что нет. И почти все с вами согласны.

С магистратурой совсем беда. Сплошь и рядом в нее приходят люди с разных факультетов одного вуза или из разных вузов. Приведу наглядный пример из своей практики подготовки нанотехнологов в магистратуре. На первом занятии даю тест, чтобы выяснить, что знают, помнят и умеют поступившие в магистратуру. С грустью вижу, что почти никто не помнит и не может вывести сумму членов геометрической прогрессии (9-й класс). Но, а когда пару лет назад парень из Танзании решил в ходе этого теста вчетверо больше задач, чем наш лучший российский магистр, то сразу стало ясно — неладно что-то в нашем королевстве.

Но в целом ход с магистратурой сильный. Чтобы что-то ликвидировать, надо вначале его хорошенько испортить. И будет не так жалко выбрасывать испорченное, и протестов будет меньше.

Разваливать высшую школу России — дело нелегкое. Наш народ очень ценил и до сих пор ценит образование. Дать хорошее образование — сейчас главный императив российских родителей, верный способ позаботиться о будущем детей. Чтобы убедиться в этом, достаточно посмотреть на тысячи ребят из младших классов, которых родители приводят на олимпиады, определяют в различные секции и кружки.

Но реформаторам удалось подобрать ключик и к решению этой проблемы. Этот ключик — единый государственный экзамен (ЕГЭ). О его разрушительном действии на среднюю и высшую школу сказано и написано немало — не будем повторять. Обратим внимание только на два аспекта. Первый связан с тем, что ЕГЭ уничтожил профориентацию. Сплошь и рядом поступающие приходят в вуз не потому, что мечтают стать инженерами, врачами или учителями, а потому что полученная в результате сдачи ЕГЭ бумажка позволяет провести четыре или шесть лет в данном вузе. А там видно будет. В ряде слаборазвитых стран третьего мира дело обстоит примерно так же.

На первый взгляд, мечта, интерес, призвание — абстрактные сущности, далекие от денег, инвестиций, государственных программ, которыми оперируют в наших министериях. Но это не так! Выдающийся специалист в области авиационной психологии, медицины и педагогики, генерал В. А. Пономаренко, приводит очень наглядный пример. Те, кто пришел в летное училище из общеобразовательных школ-интернатов с первоначальной летной подготовкой, где у ребят была возможность «заболеть небом», учатся на 15−20% лучше остальных, а отчисления в этой категории по всем причинам (летная неуспеваемость, нежелание, медицинское несоответствие, недисциплинированность) в 26 раз меньше, чем у других. Мечта дорогого стоит и в прямом, и в переносном смысле.

Эксперты утверждают, что в подготовку военного пилота должна быть вложена сумма, составляющая примерно 10% от стоимости той машины, на которой он будет летать, то есть десятки миллионов рублей. Поэтому нужен крайне жесткий отбор по очень многим показателям, а тут ЕГЭ… И ведь таких профессий немало. И если мы учим не тех, не так и не тому, что надо, то это миллионы поломанных судеб, несбывшихся надежд и огромный экономический ущерб для общества.

Кроме того, ЕГЭ обескровил многие вузы российской провинции и поддержал общую тенденцию «сбегания в Москву», в которой и так живет более 10% населения огромной страны. В течение ряда лет мне пришлось читать лекции в городе Сарове, в котором создается ядерное оружие России. Многие разработчики этого оружия главную проблему ведущего ядерного центра видели в следующем. В городе отличные средние школы, и самые толковые ребята уезжают в Москву. Назад они не возвращаются. Большинство уехавших пополняют ряды «офисного планктона» столицы. Кое-кто после этого едет за границу. Следующий эшелон уезжает учиться в Нижний Новгород и тоже не возвращается. В городе остаются далеко не самые лучшие, а важнейшие государственные программы ложатся на плечи седых и лысых…

У преподавателей в ходу невеселая шутка: «все дети гениальны, все подростки талантливы, среди студентов попадаются дельные ребята и почти все взрослые бездарны». Где же происходит слом? На мой взгляд, сейчас большинство молодых людей «ломается» в конце средней школы. В большинстве школ с 10-го класса начинается натаскивание на тест ЕГЭ и учится только то, что придется сдавать, а все остальное игнорируется. Примета времени — вереницы родителей, идущие к директорам школ и объясняющие, что их ребенку эти и эти предметы не нужны, и спрашивающие, нельзя ли как-нибудь на них не ходить, а оценки за них просто проставить. Известная госпожа Простакова в фонвизинском «Недоросле» действовала точно так же, оберегая своего Митрофанушку от излишней учености.

Часто встречаются полупустые 11 классы. Одни дети ушли на курсы, другие у репетиторов, а третьим просто некогда. По данным социологов, более половины школьников России пользуются услугами репетиторов. Страна движется в образовательное Средневековье.

Результаты этого налицо. Меня многократно привлекали в жюри творческих конкурсов молодежи в области науки, техники и изобретательства. Удивительно мало работ молодых оказываются связанными с высокими технологиями, на которые возлагаются большие надежды — биотехнологиями, нанотехнологиями, робототехникой, когнитивными исследованиями, современной информатикой. Хорошее образование дает молодежи крылья и опору стране, а плохое — лишает перспективы.

Процитирую слова одного из идеологов, организаторов и исполнителей российских реформ последнего десятилетия Германа Грефа, сказанные на Гайдаровском форуме в 2016 году:

«Мы проиграли конкуренцию, надо честно сказать. И это технологическое порабощение — мы оказались в числе стран, которые проигрывают, в числе стран-дауншифтеров. Страны и люди, которые сумели адаптироваться вовремя и проинвестировать в это, — они победители».

Ключевое слово в тексте этой цитаты — люди, а в контексте — образование, которого нашей способной талантливой молодежи не хватило, чтобы сделать то, что ей по силам. По данным науковедов, инновационная активность в новой России более чем в 10 раз ниже, чем в Советском Союзе до начала реформ. Сейчас нужны были бы огромные усилия, чтобы изменить сложившуюся ситуацию к лучшему, но этих усилий пока не видно…

Впрочем, риски реформаторов тоже велики. Вся многолетняя работа по развалу российского образования может пойти прахом. И сделать это могут ученые. Во-первых, они создают, уточняют и применяют то знание, которое должна преподавать система образования. Во-вторых, они энергичны и полны энтузиазма — ведь речь идет и о будущем той науки, которой они занимаются в России. В-третьих, они могут найти что-то необычное и парадоксальное, что сработает даже в, казалось бы, безнадежной ситуации.

И это уже не раз бывало. Во многом по инициативе академика И. М. Гельфанда в СССР в довоенное время были организованы Всесоюзные олимпиады школьников по физике и математике. Многие историки науки и техники считают это одним из важнейших факторов, предопределивших успех советского ядерного и космического проектов. По проекту академика А. Н. Тихонова, поддержанному правительством, во многих университетах страны были организованы факультеты вычислительной математики и кибернетики, которые позволили Советскому Союзу войти в компьютерную эру. Нобелевские лауреаты, П. Л. Капица и Н. Н. Семёнов смогли добиться создания Московского физико-технического института, роль которого в развитии современного оборонного комплекса России огромна. Этот список можно продолжать и продолжать.

Значит… ученых надо отстранить от высшей школы и создать им проблемы, которые надолго отвлекут их и от образования, и от собственной работы. В течение десятилетий Минобр игнорировал инициативы Российской академии наук (РАН) в области образования. Академический университет, созданный и работающий в Санкт-Петербурге по инициативе Ж. И. Алферова и при постоянной поддержке В. В. Путина на базе института РАН, является скорее счастливым исключением (другим ничего похожего создать не удалось). Но, видимо, этого чиновникам показалось мало.

В 2013 году по инициативе Дмитрия Медведева, Ольги Голодец и Дмитрия Ливанова был принят закон (часто называемый законом МГЛ), уничтожающий российскую Академию в том виде, в котором она формировалась с 1724 года. Академию превратили в клуб заслуженных ученых, а институты, в которых, собственно, и ведется научная работа, были переданы Федеральному агентству научных организаций (ФАНО).

Это славное агентство, созданное законом МГЛ, было призвано «присматривать» за имуществом, переданным ученым во временное пользование. Через это агентство пошло финансирование научных институтов. Но, как известно, кто платит, то и заказывает музыку. Хозяйственники начали управлять учеными, требовать от них гору бумаг и сливать институты, уничтожая при этом научные школы и академическую инфраструктуру, складывавшиеся десятилетиями. Для полноты картины «фундаментальщиков» объединили с «прикладниками», слив РАН с сельскохозяйственной и медицинской академиями.

Через три года реализации закона МГЛ ученые, наконец, осознали, что конец их науки совсем близок, и начали писать обличительные письма, забыв о политкорректности. Но кто же их послушает? Если они не смогли защитить себя, то уж сберечь российское образование им явно не под силу. Тем более что науку «забрали» у Ольги Голодец и передали Аркадию Дворковичу, который курирует энергетику, продовольствие, транспорт, утилизацию отходов и многое другое. До науки ли тут? Одним словом, Министерство образования и науки вопрос с наукой надолго закрыло.

Казалось бы, преподаватели и профессора, работу которых Минобр в большой степени лишает смысла, учителя школ, объединяемых между собой и с детсадами, должны протестовать против насаждаемого развала. Тоже проблема для реформаторов от образования. Однако и она успешно решена.

Руководители Минобра воспользовались старой как мир стратегией «разделяй и властвуй!». Достаточно зайти на сайт, на котором выложены налоговые декларации руководителей вузов, и убедиться, что зарплата в полтора миллиона рублей в месяц для директоров многих ректоров российских вузов не диво. Кроме того, в распоряжении последних имеются фонды, позволяющие успокаивать наиболее активных и недовольных, либо, напротив, награждать «своих». Не диво и нагрузка 900 часов в год в вузах России. Это 30 часов в учебную неделю с зарплатой около 20 тысяч рублей в этих же институтах. Сытый голодного не понимает. Более того — они живут в разных пространствах. Конечно, всем тяжело, но у одних хлеб черствый, а у других жемчуг мелкий.

Впрочем, надо отдать должное ректорам. Администрация многих вузов России и изобретательна, и исполнительна. Например, майские указы президента требуют поднять зарплаты до уровня, превышающее вдвое средние по региону. Но как же это исполнить, если дополнительных денег не дано, а многие способы почти честного отъема денег у населения еще и запрещены? Тут на помощь приходи изобретательность. В 900 часов нагрузки раньше входили и консультации, и работа с дипломником, и многое другое. Так что на аудиторные занятия («горловые», как их сейчас называют многие преподаватели) приходилась лишь половина. Но если в нагрузке оставить только «горловые» и преподавателей перевести на полставки, то и овцы будут целы, и волки сыты, и указы выполнены…

Преподаватели старшего поколения часто говорят, что в советские времена старшекурсники учились и немного подрабатывали, а сейчас наоборот — работают и немного подучиваются. Как ни странно, в таком отношении студентов к учебе есть своя логика — значительная часть выпускников не находит работы по полученной специальности, а многие просто не желают делать то, чему их научили.

Впрочем, когда происходят процессы такого масштаба, находится место и для вещей забавных. В доброе старое время в институтах были факультеты, которые возглавляли деканы. И вот теперь от этой архаики, которой без малого 800 лет, решили отказаться. В одних вузах вместо факультетов создали «институты», в других — «центры превосходства» (никак не могу понять, кто, как, кого и в чем должен превосходить), в-третьих — «школы», объединяя в эти структуры по несколько факультетов. Как шутит мой коллега из Московского физико-технического института: «Школы у нас уже создали, директоров назначили, а завучей еще не прислали».

Вы замечали, что напечатанный текст выглядит намного серьезнее, умнее и значительнее, чем написанный от руки? Еще большее впечатление он производит, будучи переведенным и напечатанным по-английски. Но если то же самое сделать на китайском, то это вообще совершенно другой уровень. Видимо, учитывая это, администрация Национального исследовательского ядерного университета (НИЯУ, бывшего МИФИ) «для международности» велела преподавателям переводить программы своих курсов на английский. На китайский, конечно, было бы круче.

Обычно людей оценивают по тому, насколько хорошо они справляются с главными задачами, за которые взялись. Но бывают и исключения. К сожалению, таким странным исключением стали преподаватели вузов России. На первый взгляд, их нужно оценивать по тому, насколько хорошо они учат студентов. Но, на взгляд Минобра (который, видимо, считает, что преподавание — слишком простое дело), оценивать их следует по научной работе, а точнее, по тому, сколько статей, опубликованных ими, фигурирует в зарубежных базах данных Scopus и Web of Science. Но тогда, наверное, и людей, профессионально занимающихся наукой, надо оценивать по их преподавательской деятельности. Исходя из этой логики, очевидно, пирожника следует оценивать по тому, как он тачает сапоги, а сапожника — по том, как он печет пироги… Все это было бы смешно, когда бы не было так грустно…

Как следует из сказанного, много лет ведется системная, профессиональная, отлично организованная работа по ликвидации высшей школы России. При нынешних темпах развала высшей школы у Ольги Голодец вскоре появятся все основания утверждать, что от значительной части институтов и университетов России никакого толка нет, поэтому многие вузы вполне можно и закрыть. Впрочем, это и так постепенно делается без громогласных заявлений.

Образование в Зазеркалье

Если отвлечься от очевидных нелепостей, с которыми работники высшей школы сталкиваются ежедневно, и от злобы дня и поразмышлять о судьбе образования в России, то многое покажется удивительным.

В самом деле, ряд стран-лидеров планируют в недалекой перспективе переход ко всеобщему высшему образованию, а мы сворачиваем то, что у нас есть.

При знакомстве с высшей школой США удивляет, насколько велика доля студентов, получающих гуманитарное образование, ведь для большинства из них, даже в такой большой стране, как США, не найдется работы по специальности. Американские коллеги объясняют, что, во-первых, из большого множества можно найти по-настоящему талантливых людей, во-вторых, высшее образование мамы очень полезно и для семьи, и для детей, в-третьих, по статистике судя, чем выше образование, тем больше средняя ожидаемая продолжительность жизни.

Одним из достижений последней американской администрации является образовательная инициатива Обамы. Став президентом, он заявил, что будет оценивать состояние среднего образования страны по одному критерию — числу школьников, занимающих первые места на международных олимпиадах по физике и математике, поскольку страна, способная готовить таких ребят, будет править миром через 20 лет.

В 2016 году впервые за последние годы победителями международной олимпиады школьников по математике стали американцы, а не китайцы. И вот уже два года подряд ребята из России оказываются на восьмой позиции. Советские школьники, как правило, занимали первые места на таких олимпиадах. Статистика достаточно красноречива. За последние 15 лет команда Китайской Народной Республики занимала первое место 12 раз, а команды США, Южной Кореи и России (2007) по разу.

По данным ВЦИОМ, в 2011 году 32% опрошенных граждан России считали, что Солнце вращается вокруг Земли, а не Земля вокруг Солнца. При этом все попытки ученых и учителей в стране, открывшей миру дорогу в космос, вернуть в школьную программу астрономию, блокируются в течение многих лет. Видно, что-то не ладно с образованием в нашем королевстве.

Нет пророка в своем отечестве. Но тогда, как это любят в Минобре, посмотрим на США. По мнению госпожи Голодец, у нас слишком много людей с высшим образованием. Но на самом деле, в России 32% занятых имеют высшее образование, в то время как в США — 54%. В Москве работников с высшим образованием 50%, в Санкт-Петербурге — 45%, примерно как в других крупнейших городах развитых стран. Но таких городов в России только два…

На первый взгляд, ответ очевиден — у нас просто не хватает денег, чтобы иметь современную, достойную нашей страны систему образования. Но этот ответ неверен. Это не так. И президент, и премьер, и министр образования регулярно говорят об огромных средствах, выделенных средней и высшей школе России. И у нас нет оснований им не доверять.

В 2016 году мне довелось выступать перед директорами ведущих школ Москвы и беседовать с ними об их проблемах. Никто из моих собеседников не пожаловался на нехватку средств. Школы прекрасно отремонтированы, всюду интернет и интерактивные доски, ребята ездят с классом на экскурсии в другие города. Директора жаловались на острый дефицит учителей, которые уверенно решают школьные задачи по физике и математике. Многие из них предлагают таким людям зарплаты вдвое, а то и больше превышающие ставку докторов наук, ведущих научных сотрудников, работающих в академических институтах, но все равно их остро не хватает. Сейчас в школу приходит молодежь, получившая образование в эпоху реформ и развала школы, и это очень заметно.

Может быть, дело в руководителях — госпоже Голодец и господине Ливанове? Любимый разговор на совещаниях ректоров и проректоров в течение многих лет — когда же, наконец, снимут министра, который упорно разваливает то, что удалось сохранить в ходе предыдущих реформ. Да и премьер, наверное, неспроста называет должность министра образования «расстрельной». Вероятно, они не правы — на этом посту мы видели с десяток руководителей, среди которых, очевидно, были энергичные и компетентные люди, и пережили гуманизацию, гуманитаризацию, информатизацию, интернетизацию, болонизацию, егэзацию образования. Однако тенденция не изменилась. Дела идут все хуже и хуже.

Под выборы сняли нелюбимого министра образования Дмитрия Ливанова и назначили Ольгу Васильеву. В ее выступлениях звучит все то же самое — совершенствование ЕГЭ, новые здания, увеличение зарплат, школьные автобусы. Старые песни на новый лад, но, к сожалению, не о главном — о содержании российского образования и его кризисном состоянии. Трудно ожидать перемен к лучшему. Впрочем, всякое бывает.

Очевидно также, что дело не в министрах, не в учителях, родителях, учениках или студентах. Многие из них хотят дать или получить отличное, настоящее образование. И некоторым это удается, несмотря на все принимаемые меры. Так что проблемы, вероятно, лежат на системном уровне.

Каковы главные функции высшего образования с точки зрения общества:

• передача профессиональных стандартов, подготовка квалифицированных специалистов для различных сфер жизнедеятельности;

• передача смыслов и ценностей мира России — «генетического кода» нашей цивилизации;

• подготовка элиты.

Если система образования в стране не справляется с какой-нибудь из этих функций, то возникает серьезная угроза для национальной безопасности.

У нас очень много людей с дипломами о высшем образовании, однако, судя по тому, что Государственная дума принимает закон, разрешающий водить самолеты на российских авиалиниях гастарбайтерам, а правительство осуществляет программы отправки студентов на учебу за рубеж, дела со специалистами совсем нехороши.

С точки зрения смыслов и ценностей мира России показательна судьба поручения президента о подготовке единого учебника истории для средних школ страны. Этот учебник так и не удалось написать. Гуманитарная подготовка студентов, получающих физико-математическое и инженерное образование, как правило, ниже всякой критики. Так что и тут похвастаться ничем.

Система подготовки элиты, которая могла бы взять на себя задачи военного и государственного управления, к настоящему времени оказалась разгромлена. Чтобы убедиться в этом, достаточно ознакомиться с нынешним состоянием Академии Генерального штаба и Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ (РАНХиГС).

Традиционно последнее место в рейтинге министров по данным социологических опросов уже много лет занимают министры образования. Это наглядно показывает, как относится наш народ к происходящему в данной сфере. Все это работает против власти. Очевидно, власть это понимает и, вероятно, хотела бы изменить положение к лучшему, особенно если для этого не требуется дополнительных средств.

Отсюда с неизбежностью следует очевидный вывод — власть не может это сделать в рамках тех ограничений, в которых она действует. Внутри страны при нынешнем уровне поддержки президента ограничений практически нет. Значит, это внешние ограничения.

И здесь мы вступаем в область предположений, среди которых приходится выбирать наиболее вероятные.

Начнем с исторической аналогии. В 2007 году вышла книга мемуаров немецкого генерала Г. Х. Комоссы, в которой он рассказал о так называемом Канцлер-акте. По его словам, этот документ был подписан руководителями Федеративной Республики Германии (ФРГ) в 1949 году. Руководство ФРГ, желавшее играть более активную роль в мировой политике, обратилось к американцам за разрешением на такие действия. Лидеры США согласились с выдвинутыми предложениями при условии, что ряд рычагов влияния на происходящее в Германии останется в их руках, и это будет юридически закреплено. Название документа связано с тем, что немецкая элита взяла на себя обязательства согласовывать кандидатуру канцлера с руководством США. Показателен третий пункт соглашения, в котором руководители страны обязуются согласовывать с американцами основные направления внутренней политики и развитие системы образования.

Последнее неудивительно. Тот, кто контролирует систему образования, определяет будущее страны. Как говорил «железный канцлер» Отто фон Бисмарк, сыгравший ключевую роль в развитии Германии, войны выигрывает школьный учитель и приходской священник.

Вспомним 1990-е годы в России. Тогда, по признанию самих идеологов и исполнителей либеральных реформ, осуществлявших «операцию против воли больного», многие законы принимались под диктовку американских советников. Да и сейчас Россия посажена на «технологическую иглу». В частности, в 2013 году наша страна закупала товаров за рубежом более чем на $300 млрд. Санкции показали, что Россия критическим образом зависит от импорта лекарств, элементной базы, программного обеспечения, запчастей к уже купленным станкам и от многого другого. Двадцать с лишним лет развития страны по гайдаровскому пути, предусматривавшему превращение России в сырьевой придаток и «штрафной батальон», дают себя знать. Не стоит забывать, что более $500 млрд денег российской элиты лежат в западных банках. Поэтому, очевидно, приходилось договариваться, идти на компромиссы, чем-то жертвовать. Вероятно, решено было пожертвовать будущим ради настоящего, ведь без настоящего не будет и всего последующего.

Но будущее — это образование, медицина и наука. Об образовании мы уже говорили. Императив Голодец — важный шаг к его ликвидации. В области здравоохранения в мировой табели о рангах наша страна находится во второй сотне. Например, по данным журнале The Lancet, мы сейчас занимаем 109-е место в мире по средней ожидаемой продолжительности здоровой жизни населения. Разгром Академии наук, состоявшийся в 2013 году, может иметь очень тяжелые долговременные последствия, которые мы сейчас не вполне представляем. Разумеется, при иной внутренней политике Россия могла бы иметь намного более сильную медицину и науку.

Чтобы обрести реальный суверенитет и свернуть с пути, лишающего ее будущего, наша страна должна стать намного сильнее. И движение в этом направлении уже начато…

Когда говоришь с руководителями российского образования и показываешь, что их решения и действия ведут страну в пропасть, то в конце концов они обычно говорят примерно так: «Это политические решения. Добейтесь других решений, и мы будем их исполнять».

Россия — страна будущего. Надеюсь, что нашему Отечеству, в конце концов, удастся обрести реальную независимость, а всем нам добиться иных политических решений в сфере образования. Будущее должно состояться.

Георгий Малинецкий, ИА Регнум

Россия > Образование, наука > ras.ru, 7 сентября 2016 > № 1889977


Россия. СФО > Образование, наука > regnum.ru, 7 сентября 2016 > № 1887286

Форум ресурсоэффективности в Томском политехническом университете стал первой в стране площадкой для коммуникации и обмена опытом профессионального сообщества по теме ресурсоэффективных технологий, проектов и разработок, а также их продвижения на российские и мировые рынки. Кроме этого, эксперты обсуждали вопросы модернизации мировой экономики с учетом развития ресурсоэффективных технологий и концепции устойчивого развития.

«Мы первыми в стране подняли эту тематику, и форум прошел отлично, — отметил ректор Томского политехнического университета Пётр Чубик. — Нам удалось собрать экспертов экстра-класса по основным направлениям в области ресурсоэффективных технологий. Тема форума принята экспертами как наиболее важная и актуальная для страны и участники поддержали идею проводить его ежегодно. Уверен, что с каждым годом он будет привлекать все больше звездный гостей и экспертов, станет главной платформой для обсуждения вопросов развития ресурсоэффективных технологий».

В рамках форума работали шесть дискуссионных площадок и круглых столов. На них ведущие специалисты обсудили перспективы развития робототехники в стране и образования специалистов в этой сфере, возможности развития ядерной медицины и создание научно-образовательного центра ядерной медицины в Томске. На круглых столах эксперты рассмотрели вопросы сетевого взаимодействия вузов с бизнесом и властью, перспективы добычи трудноизвлекаемых природных ресурсов, применение и внедрение новейших ресурсоэффективных разработок, а также технологий для освоения космоса, в частности тех, что разработаны в ТПУ. На форуме было принято решение о создании двух консорциумов. Один консорциум — аддитивные технологии для космоса, второй — по разработке трудноизвлекаемых ресурсов. Томскому политеху в них отводится роль проектного офиса.

Ректор Пётр Чубик особенно отметил участие молодых ученых в работе форума, проведение в рамках мероприятия Сибирской академической недели, где самые талантливые студенты, аспиранты, инженеры со всей страны работали над ресурсоэффективными научно-исследовательскими проектами под руководством ведущих экспертов в этой области, академиков РАН.

Организаторами мероприятия выступили ТПУ, Российская академия наук и Министерство образования и науки РФ.

Международный форум ресурсоэффективности впервые прошел в ТПУ в рамках празднования 120-летия со дня основания вуза. Он стал площадкой для обсуждения темы ресурсоэффективности, продвижения высокотехнологичных проектов и разработок в этой сфере. Это направление ТПУ активно развивает уже более пяти лет.

Россия. СФО > Образование, наука > regnum.ru, 7 сентября 2016 > № 1887286


Россия > Образование, наука. Транспорт > gudok.ru, 7 сентября 2016 > № 1885350 Борис Елисеев

Борис Елисеев: «Мы все транспортники и делить нам нечего, кроме пассажиров»

Идея объединения на базе Московского государственного университета путей сообщения (МИИТ) всех высших учебных заведений, готовящих специалистов для транспортной отрасли, вызвала бурную дискуссию в отраслевой научной среде. Gudok.ru выяснил мнение по этому вопросу ректора Московского государственного технического университета гражданской авиации (МГТУ ГА), доктора технических и юридических наук, профессора Бориса Елисеева.

- В центральных СМИ и Интернете развернулась достаточно острая дискуссия о создании Национального транспортного университета на базе МИИТа с присоединением к нему, в том числе, МГТУ ГА наряду с другими транспортными вузами. Известно, что студенты и преподаватели Вашего университета обратились с обращениями в правительство и Минтранс…

- Да дискуссия идет, увы, непродуктивная и несвоевременная. Разные «эксперты», зачастую не разбирающиеся в сути вопроса, «раздувают» костер полемики в социальных сетях. Не пойму, кому это надо, особенно в период выборов! Откровенного говоря, я пока не вижу предмета для обсуждения. Решений никаких нет и обсуждать-то нечего.

В отношении обращений студентов и преподавателей могу сказать, что они пользуются своим конституционным правом. Люди хотят понимать, что с ними может случиться.

- А Ваше личное отношение к возможному созданию национального транспортного ВУЗа?

- На мой взгляд, это может стать новым, качественным этапом в развитии всей системы транспортного образования. Но замечу, любая организационная перестройка - всего лишь средство, инструмент. В рамках крупного университетского центра должна решаться задача повышения качества подготовки специалистов. Правда, МГАВТ (Московская государственная академия водного транспорта) уже находится в процессе присоединения к ГУМРФ (Государственный университет морского и речного флота) им адмирала Макарова, что в Санкт-Петербурге. А МАДИ (Московский автомобильно-дорожный государственный технический университет) находится в юрисдикции Минобрнауки…

Сразу оговорюсь, что пока не понимаю, какое отношение этот проект имеет к МГТУ ГА, эффективному и самодостаточному вузу. В чем главная особенность авиационной отрасли? Это замкнутая и где-то даже изолированная система. Все ее структуры завязаны в единый тугой организационно-правовой узел. И проблемы тоже взаимосвязаны: попробуйте растащить их – не получится. Или получится очень плохо.

- А как же подготовка транспортных юристов и экономистов? Это ли не связующее звено?

- Это не к нам. Юристов в МГТУ ГА никогда не готовили и не будут готовить, их готовят в Санкт-Петербургском университете гражданской авиации. Экономистов мы тоже не готовим. Правда, есть небольшая группа специалистов-менеджеров, но уже в течение пяти лет бюджетных мест по этому направлению не выделяется. Но они нам и не нужны. Студенты обучаются на условиях полного возмещения за собственный счет или счет юридических лиц. Это очень узкие специалисты-управленцы для аэропортов и авиакомпаний. Вообще, по результатам мониторинга, проведенного Минобрнауки, МГТУ ГА - единственный ВУЗз транспортной направленности в городе Москве.

- Неужели у Вас нет общих точек соприкосновения с другими транспортными отраслями?

- Конечно же есть! Например, подготовка специалистов для обеспечения транспортной безопасности – одна из основных задач любого транспортного ВУЗа.

- Но ведь наверняка у каждого вида транспорта – своя специфика в вопросах той же безопасности?

- Правильно. Однако всё спецоборудование практически идентично. Приемы и методы, которые использует персонал при прохождении пассажирами досмотра, тот же «профайлинг», например, - абсолютно одинаковы. Я уже не говорю о системе безопасности транспортных объектов - аэропортов, железнодорожных и морских вокзалов, терминалов, системе электронной продажи билетов и регистрации пассажиров, перевозках багажа и различных категорий грузов, особенно опасных грузов. Таким образом, курс подготовки специалистов, занимающихся подобными технологиями, может быть частично унифицирован. Специфика начинается уже на борту парохода, воздушного судна, в железнодорожном составе.

К слову, на железнодорожном транспорте обеспечить безопасность сложнее всего. Пассажиры выходят и заходят на каждой станции, и потенциальное количество угроз может быть больше. И железнодорожный путь должен непрерывно технологически поддерживаться в исправном состоянии. На воздушном транспорте все процедуры по технологической и, отчасти, авиационной безопасности должны быть проведены до посадки пассажиров на борт самолета. Сложнее всего морякам: при аварийном повреждении судна для экипажа главное – поддержать или восстановить его мореходные качества. Тут и знания экипажем своих обязанностей, и высокий моральный дух, и его четкие действия.

- Вы прямо как бывалый моряк рассуждаете…

- Я был моряком, четыре года отработал на флоте. Работал первым помощником капитана, заместителем начальника Южно-Курильской экспедиции, на верфях в ГДР. В течение девяти месяцев получал морскую специализацию во Владивостоке. Были такие курсы командного состава для тех, кто не имел специального образования, иначе на пароходе и делать нечего. Тренировки проходил наравне со всеми, как матрос первого класса. К слову, я несколько лет по совместительству заведовал кафедрой транспортного права в ныне реформируемой МГАВТ…

Есть еще одно направление, которым с успехом могли заниматься коллеги из вновь создаваемого университета - это подготовка кадров высшей квалификации для транспортной отрасли. Например, в СССР были школы милиции, а головным вузом была Академия МВД. Академия общественных наук венчала собой систему партийной учебы. В настоящее время эти высшие учебные заведения реорганизованы, но по-прежнему успешны. Неплохо знаю их специфику - в одной учился и писал диссертацию, а другая была ведущей организацией при ее защите.

- А если посмотреть с точки зрения ученого-управленца на вопрос укрупнения высших учебных заведений применительно к подготовке только авиационных специалистов?

- Есть три вертикально интегрированных комплекса, созданные на базе ВУЗов и средних учебных заведений нашей «крылатой» отрасли. В обучении используется современная авиационная техника, радиолокационное, радионавигационное, связное и другое оборудование, тренажеры, современные российские и западные воздушные суда. Так что речь может идти уже о создании Российского университета гражданской авиации – крупного научно-образовательного центра, который на первом этапе объединил бы три ВУЗа. А затем, возможно, и отраслевые научно-исследовательские институты. При таком подходе удалось бы естественным образом продолжить решать задачу непрерывного образования: колледж – ВУЗ – аспирантура – докторантура – повышение квалификации.

- А как быть с научной составляющей?

- Сегодня в ВУЗах гражданской авиации работают более ста докторов, сотни кандидатов наук. И это еще один аргумент в пользу объединенного авиационного ВУЗа. Будет единый мощный учебно-научный коллектив с мощной тренажерно-лабораторной базой.

- И кто будет руководить таким огромным научно-образовательным комплексом?

- Общее руководство может осуществлять управляющий наблюдательный совет, в который войдут ректоры ВУЗов и директора научно-исследовательских институтов, руководители крупных авиапредприятий. А управляющий совет вполне может возглавить руководитель Росавиации либо его заместитель. Авиационное образование будет под управлением и контролем центрального транспортного ведомства страны. Есть и другие варианты.

- Какие?

- Допустим, такой вариант – акционирование ВУЗов. Если в состав акционеров-учредителей, к примеру, авиационного ВУЗа войдет крупная авиакомпания или большой аэропорт, тогда они будут напрямую заинтересованы в его развитии и перенесении на его базу своей корпоративной подготовки. Более того, при определенных условиях такой ВУЗ может стать учебно-методическим, научным центром для всей гражданской авиации. Кстати, образовательные стандарты третьего поколения позволяют на 50% изменить учебные программы с учетом интересов работодателя. Учебный процесс можно сделать очень гибким, максимально приблизив его к потребностям конкретного авиапредприятия. А в итоге – всей отрасли. Но это лишь мое личное мнение. И вовсе не предмет для новой дискуссии.

- Не кажется ли Вам такое предложение не очень реальным?

- Нет. В Казахстане, например, больше половины ВУЗов, в том числе транспортная академия и академия гражданской авиации, уже несколько лет работают как акционерные общества. Есть примеры в Европе. А вообще, в странах, где необходимо большое количество авиационных специалистов, существуют национальные академии гражданской авиации. И они отделены от общетранспортных ВУЗов. В Китае она находится в Тяньцзине, а во Франции – это, разумеется, Тулуза (в пригороде Тулузы Бланьяке находится штаб-квартира европейского аэрокосмического холдинга Airbus – прим. Gudok.ru). На Украине тоже есть академия – это бывший КИИ ГА (Киевский институт инженеров гражданской авиации, ныне – Национальный авиационный университет, - прим. Gudok.ru). У МГТУ ГА со всеми есть договоры, и ректоров знаю лично, их руководители были у нас в гостях и высоко оценили подготовку инженерно-технического состава.

- Даже с Украиной есть отношения?

- Почему нет. Правда, это было еще до начала печальных процессов в управлении этим государством. А ведь МИИ ГА (прежнее название МГТУ ГА – прим. Gudok.ru) в свое время создавался на базе московского филиала КИИ ГА.

- Но вернемся к обсуждаемому вопросу. Как сейчас происходит взаимодействие между транспортными ВУЗами и университетом?

- Вы знаете, оно очень эффективно организовано в рамках Ассоциации транспортных ВУЗов. На ее заседаниях мы не делим друг друга на железнодорожников, авиаторов или моряков-речников. Мы все транспортники и делить нам нечего, кроме пассажиров. Любые вопросы можно обсудить и на заседаниях Координационного совета по транспортному образованию, который образован по приказу министра транспорта и проходит под его председательством. Недавно прибавилось работы, связанной с российско-китайской ассоциацией ректоров транспортных ВУЗов, в которой я имею честь быть сопредседателем.

- Это, на Ваш взгляд, эффективно?

- Разумеется, горизонтальные управленческие связи - неотъемлемая и важная часть управления. Они весьма полезны и очень нужны. Все остальное должно быть основано только на законе, подзаконных и, разумеется, ведомственных актах. Вот здесь необходимо полное подчинение. Нерушимые принципы управления - это субординация и иерархия. В транспортной сфере это особенно важно, для любого учебного заведения. В этом смысле ректорат готов выполнить любое решение Росавиации. Даже самое непопулярное.

- Поделитесь ближайшими планами работы?

- Только в телеграфном формате. Боюсь, что на это времени интервью может не хватить. В штатном режиме в Москве и шести филиалах университета стартовал учебный процесс. Приступаем к аттестации сил транспортной безопасности на авиационных предприятиях, - такое право на днях делегировано ВУЗу приказом Росавиации. Начнем с персонала «АэроМАШ-Авиационная безопасность», а это около 3 тыс. человек. По поручению Минтранса готовим к развертыванию на базе университета межрегионального учебного центра ICAO (Международная организация гражданской авиации – прим. Gudok.ru). Подготовили к подписанию договор с АО «Гражданские самолеты Сухого», цель - совместная разработка процедурного тренажера для подготовки авиационных инженеров. На очереди соглашение с учебным центром Boeing. Запускаем новую учебную программу для студентов, изучающих технологию транспортных процессов совместно с международной компанией SITA. Готовится первое заседание диссертационного совета. На защиту выходят сразу два соискателя - очень интересные диссертации, основанные на принципиально новых, инновационных подходах.

Россия > Образование, наука. Транспорт > gudok.ru, 7 сентября 2016 > № 1885350 Борис Елисеев


Россия > Образование, наука > ras.ru, 6 сентября 2016 > № 1889939 Александр Литвак

Александр Литвак: Наука с троечниками не дружит

Прошедшее лето, кроме климатических рекордов, запомнится еще и жаркими, под стать погоде, дискуссиями о будущем российского образования и науки. Сначала в СМИ появилась информация о том, что число бюджетных мест в вузах сократится на 40%. Ее опровергли, но заговорили о грядущем сокращении 8000 тысяч российских ученых в институтах РАН. Эту информацию тоже опровергли, но вскоре вице-премьер Ольга Голодец заявила, что стране вполне достаточно 35% населения с высшим образованием, а остальным оно не требуется, и это тоже стало предметом горячего обсуждения. И, наконец, в августе ученые страны обратились к В. Путину с открытым письмом, в котором попытались донести до него свою обеспокоенность судьбой российской науки.

Эти события корреспондент «Биржи» Игорь Становов попросил прокомментировать научного руководителя Института прикладной физики РАН, академика и члена Президиума РАН, доктора физико-математических наук, профессора Александра Литвака.

- Александр Григорьевич, начнем с последнего по хронологии события. Прошло больше месяца с тех пор, как 150 членов Российской академии наук направили открытое письмо президенту страны, которое и вы тоже подписали, а реакции главы государства все еще нет…

- Почему? Президент согласовал увольнение министра образования, и вполне возможно, что одним из мотивов такого решения были как раз сложные взаимоотношения чиновника с Академией наук. А одним из заместителей нового министра стал член-корреспондент РАН Лопатин. Возможно, это реакция на обращение к президенту 150 академиков. Подождем новых шагов.

Но это частности. Главным результатом нашего обращения к президенту я бы считал не их, а осознание — на самом высоком уровне - того, что государство, если оно претендует на ведущие позиции в мире, без значимой науки существовать не может. То, что сейчас с нашей наукой происходит, этим претензиям никак не соответствует. Конечно, всегда можно любое очередное сокращение объяснить сложной экономической ситуацией. Но если у нас и без того скромное бюджетное финансирование академических институтов в прошлом году сократили на 10%, а в этом еще на 8%, да если прибавить сюда же инфляцию, то о чем тут говорить? Сейчас у всей РАН, куда после объединения вошли и Медицинская, и Сельскохозяйственная академии, финансирование менее 1,5 млрд долларов в год — это бюджет не самого крупного американского университета.

Ошибочно, на мой взгляд, и решение переносить центры тяжести развития науки в университеты (а это происходит): они за последние 5-6 лет получили серьезные средства на развитие, в то время как академические институты на обновление материальной базы ничего не получают вообще. И это, конечно, неправильно. Развивать науку в университетах, безусловно, разумно, но перенос туда центра тяжести противоречит национальным особенностям нашей науки. У нас и сегодня лидирующие позиции занимает академическая наука.

Неправильно механически переносить к нам зарубежный опыт. Вот много говорят о принципе мобильности в науке, но ведь наши условия не позволяют его реализовать в полной мере. Как, скажите, российский ученый может переехать из одного научного центра в другой, когда даже по месту постоянной работы у него далеко не всегда есть квартира, детский сад или школа для ребенка? То же самое касается и полезной по сути идеи конкурса постдоков, в котором поддерживаются только молодые ученые, меняющие место работы.

Это лишь часть из множества проблем, которые безотлагательно нужно решать. Но заниматься этим должны сами ученые, люди , которые понимают содержание науки и то, как она устроена.

- Не раз приходилось слышать мнение, что многие проблемы современной отечественной науки порождены именно некомпетентными управленческими решениями.

- Согласен. В первую очередь надо говорить о реформе Академии наук, которая разрушила управление наукой. И это одна из причин, почему я подписал открытое письмо президенту страны. Я, кстати, долго колебался, и вот почему. В письме главный упор сделан на то, что ФАНО проводит деструктивную работу, в частности — по объединению академических институтов. А я не считаю, что вся эта деятельность неправильная. Наш пример объединения трех институтов в Федеральный исследовательский центр нигде и ни у кого не встретил возражения. В нынешней экономической ситуации, думаю, разумно было присоединить Институт физики микроструктур к более крупному и приспособленному к жизни ИПФ. В выбранной схеме объединения самостоятельность коллективов в основном сохранится, но расширятся возможности более тесного научного сотрудничества. Ну а существование большого количества маленьких институтов по 20-30 человек тоже, согласитесь, нелогично. Когда возникает возражение, что где-то пытаются объединять гуманитариев с физиками, то есть и контраргумент: а как же они сосуществуют, и вполне благополучно, в университетах? Значит, объединение вполне возможно, но желательно при взаимном согласии, т.е. на разумной основе, гарантирующей достаточную самостоятельность.

Поэтому, повторюсь, сомнения были. Но я все же подписал это письмо, потому что считаю важным обратить внимание президента на то, что ситуация в науке — критическая. И дело не в самом ФАНО — у меня, например, нет персональных претензий к его руководству : это высококлассные менеджеры, с ними вполне можно конструктивно взаимодействовать. Но они действуют в рамках заданной парадигмы, которую не они придумали. А вот то, что касается этой парадигмы и заложенных в ней принципов управления наукой, ее финансирования, — к этому у меня большие претензии.

И, конечно, должно быть четкое понимание, что фундаментальная наука по определению занимается познанием устройства мира, тем, что интересно, и никогда невозможно предугадать заранее, каков будет результат. Это потом из него могут возникнуть прикладные решения — тому есть множество примеров в истории. Нобелевский лауреат академик Жорес Алферов говорит, что вряд ли мог кого-то убедить, когда начинал заниматься гетероструктурами, что из интереса к ним возникнет вся современная микроэлектроника. Поэтому говорить о планировании приоритетных направлений фундаментальной науки — это нонсенс. Ну кто 20 лет назад мог предсказать сегодняшний всплеск в квантовой физике — тогда ученые этим занимались, потому что это очень интересная область. А сегодня уже Китай запустил спутник для проведения экспериментов по квантовой телепортации.

- В дискуссии, которая развернулась после публикации письма академиков президенту, звучали упреки в том, что ученые отчасти и сами виноваты в сложившейся ситуации в науке: для большинства она просто непонятна, а разъяснением, популяризацией никто не занимается…

- Наверное, отчасти это верно. Но попробуйте заняться популяризацией науки в нашей стране, если все в медийном пространстве делается на коммерческой основе. Сама отечественная наука не так богата, чтобы оплачивать пропаганду своих достижений, а общественного запроса на это, к сожалению, нет, значит, нет и финансирования. Так что дело не в снобизме ученых, которые якобы считают эту деятельность ниже своего достоинства, а опять- таки в отношении общества к науке.

- Александр Григорьевич, но если так много проблем порождается некомпетентностью тех, кто решает судьбы науки и образования, то как вы можете прокомментировать заявление вице-премьера Ольги Голодец о том, что (цитата по «Интерфакс») «у нас есть просчитанный баланс, он составляет примерно 65% на 35%. При этом 65% - это люди, которым не требуется высшего образования. Поэтому в ближайшем будущем пропорция в экономике будет меняться в сторону увеличения доли людей без высшего образования»?

- Шокирующей оказалась формулировка, а по сути спорить не с чем. Вот я человек немолодой и помню, сколько моих сверстников получали высшее образование — этого вполне хватало, чтобы обеспечить кадрами и экономику, и науку. Сегодня же практически все выпускники школ идут в вузы, так что, наверное, тревожить должны не количественные показатели, а качество образования. Свежий пример: на естественнонаучную специальность (не буду называть вуз и факультет, но цифры этого года) поступают люди с суммарным баллом ЕГЭ 110-112, то есть «круглые» троечники. Понятно, что сделать из них классных специалистов невозможно. Так, может, и не надо? Пусть лучше эти ребята пойдут в ресурсные центры, получать хорошую востребованную специальность и начнут работать? Так во всем мире принято.

- А вот ректор НИУ ВШЭ Ярослав Кузьминов в интервью газете «Известия» недавно объяснил, что рост числа студентов вузов в первую очередь обусловлен желанием людей повысить свой социально-экономический статус. «Выпускники вузов в среднем получают значительно более высокую зарплату по сравнению с теми, кто окончил только школу. Это так называемая премия за образование. Пребывание в университете формирует у человека и культурный капитал (можно попробовать определить его как сумму необязательного для непосредственного зарабатывания денег «необязательного знания»), и высокий социальный капитал (сумму знакомств, социальных связей с интересными и влиятельными людьми)».

Г-н Кузьминов также отметил, что «приход людей с высшим образованием даже на «обычные» рабочие места, не требующие высоких профессиональных компетенций, приводит к повышению культуры и производительности труда. Но, что еще более важно, высокий уровень образования в стране делает ее привлекательной для инвестиций, обеспечивает возможность быстрой технологической модернизации». К тому же, по статистике, люди с высшим образованием и живут дольше, и меньше антиобщественных поступков совершают…

- У меня такой статистики нет. Но мы в нашей Высшей школе общей и прикладной физики, которая работает в ННГУ при активном участии нашего ИПФ, занимаемся не только улучшением общей культуры общества, а готовим специалистов для науки, которой и сами занимаемся. Поэтому постоянно имеем дело с выпускниками и можем констатировать: начальный уровень их подготовки заметно ухудшился. И нам ничего не остается, как менять учебную программу и первый семестр заниматься с ними только математикой, потому что обучать физике без математики бессмысленно. Но даже в итоге наших усилий мы все равно теряем до половины от всех поступивших. Вот это проблема. Конечно, время, которое эти ребята проведут в стенах университета, надеюсь, окажет на них благотворное влияние. Но наукой-то кто будет заниматься?

- А по-вашему, правильно ли вообще определять соотношение людей с высшим образованием и без него? Ведь оно фиксирует потребности нынешней экономики, которая сама нуждается в реформе. Если будущее за экономикой знаний, то хватит ли для нее этих 35%?

- Но ведь знания получают не только в вузе. Те же самые ресурсные центры готовят специалистов для работы на современных обрабатывающих центрах и дают им самые разнообразные знания, в том числе и в области «необязательного знани» Так что дело не в формальном дипломе о высшем образовании . А потребуется новый уровень знаний — всегда можно продолжить образование.

- Как думаете, доживет страна до того времени, когда образование и наука займут подобающее им место в системе государственных ценностей?

- Я по натуре оптимист (иначе и невозможно заниматься организацией науки), так что хотелось бы в это верить. Хотя есть и другое определение оптимиста: это человек, который знает, что хуже уже быть не может. Наука не существует отдельно, она встроена в общую структуру общества, а нынешняя не очень-то способствует развитию науки. Но если мы не будем поддерживать на необходимом уровне все научные направления, то у нас скоро может не остаться специалистов, способных даже разобраться в том, что же происходит в той или иной области знания. Так что если мы хотим не просто покупать технологии, а создавать их, то должны всю науку развивать. Дело это, конечно, затратное, но иметь достойную науку при сегодняшнем уровне финансирования нереально.

Россия > Образование, наука > ras.ru, 6 сентября 2016 > № 1889939 Александр Литвак


Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 6 сентября 2016 > № 1884047

Всероссийский научно-исследовательский институт риса отмечает 85-летие с момента образования

Федеральное государственное бюджетное научное учреждение «Всероссийский научно-исследовательский институт риса» 6 сентября 2016 года отмечает 85-летие с момента образования. В рамках празднования юбилейной даты в ФГБНУ «ВНИИ риса» пройдет Международная научно-практическая конференция «Научное обеспечение производства сельскохозяйственных культур в современных условиях».

ФГБНУ «ВНИИ риса» является головным учреждением, осуществляющим научное обеспечение деятельности агропромышленного комплекса Российской Федерации по вопросам рисоводства.

Основными задачами, поставленными перед институтом, являются: создание высокоурожайных сортов риса и овощебахчевых культур; производство высококачественных семян; разработка ресурсосберегающих и экологически безопасных технологий возделывания риса; подготовка высококвалифицированных научных кадров; пропаганда и внедрение в производство научных достижений.

О высоком научном потенциале института говорит тот факт, что в учреждении трудится 263 человека, в том числе, 90 научных сотрудников, изкоторых 1 академик РАН, 1 член-корреспондент РАН, 13 докторов и 40 кандидатов наук.

Для решения актуальных вопросов повышения продуктивности риса в странах с умеренным климатом, институт включен в Международный Консорциум, созданный под эгидой ИРРИ (Международный институт риса, Филиппины). В рамках соглашений о научно-техническом сотрудничестве ученые института сотрудничают с коллегами из Китая, Италии, Филиппин, стран ближнего зарубежья – Казахстана и Узбекистана.

За период деятельности Учреждения учеными института создано более 100 сортов риса. В Государственный реестр селекционных достижений Российской Федерации на 2016 год включено 55 сортов риса, из них 33 – селекции ВНИИ риса, которые в посевах 2015 года по Краснодарскому краю занимали 99,6%, в Российской Федерации – 79,8%, а по валовым сборам 99,8% и 85,4% соответственно. Экономический эффект от внедрения новых сортов риса в производство составил за последние годы более 7,1 млрд рублей.

Сотрудниками института за период 2011-2015 годов опубликовано более 600 научных статей, около 40 монографий и книг, 25 методических указаний. Получено 32 патента на селекционные достижения и изобретения, включено в Госреестр селекционных достижений, допущенных к использованию 25 сортов риса и овощебахчевых культур. Проводимая институтом работа направлена на эффективное развитие отрасли рисоводства и овощеводства Российской Федерации.

Федеральное агентство научных организаций сердечно поздравляет всех сотрудников ФГБНУ «ВНИИ риса» с 85-летием института и желает дальнейших успехов на благо нашей Родины, отечественной и мировой науки!

Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 6 сентября 2016 > № 1884047


США. Весь мир > Образование, наука > rosbalt.ru, 5 сентября 2016 > № 1887592

Организация Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО) сегодня вручила лучшим молодым ученым-химикам со всего мира совместные с «ФосАгро» и Международным союзом теоретической и прикладной химии (IUPAC) гранты на исследования в области зеленой химии. Награждение победителей прошло в рамках 6-й Международной конференции IUPAC по зеленой химии, после которой состоится научный симпозиум, посвященный обсуждению программы грантов.

В торжественной церемонии награждения приняли участие президент IUPAC, член-корреспондент РАН Наталия Тарасова, председатель итальянской национальной комиссии по делам ЮНЕСКО Франко Бернабе, член Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО, генеральный директор «ФосАгро» Андрей Гурьев, член исполнительного комитета Международного совета по науке (ICSU) Николь Моро, председатель международного научного жюри проекта грантов, профессор Дублинского университета Джон Кориш, а также представители мировой научной и образовательной элиты.

Глобальный пятилетний проект «Зеленая химия для жизни» с денежным фондом в $1,4 млн был запущен 29 марта 2013 г. в парижской штаб-квартире ЮНЕСКО. Эта инициатива призвана оказать всемирную поддержку молодым ученым, проводящим исследования в области зеленой химии. Их цель — защита окружающей среды и здоровья людей через разработку энергоэффективных и экологически безопасных технологий.

Программа уникальна тем, что впервые за многолетнюю историю ЮНЕСКО и всей системы ООН инициатива такого рода реализуется на внебюджетной основе за счет средств российского бизнеса — с предложением финансовой поддержки научных разработок молодых ученых со всего мира выступила компания «ФосАгро» при содействии Министерства иностранных дел РФ и Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО. Программа уже показала свою эффективность для продвижения перспективных разработок и привлечения внимания общественности к роли химической науки в решении глобальных проблем.

В 2016 г. международное научное жюри из пришедших со всего мира заявок отобрало шесть лучших проектов молодых ученых из Египта (Ахмед Шебл Аль-Саид Саид), Пакистана (Мухаммад Измаил), Италии (Энрико Равера), России (Алсу Ахметшина), Кении (Уиклиф Чисьютиа Вэньони) и Уругвая (Игнасио Каррера), которые получат гранты на дальнейшие изыскания. Лауреаты смогут использовать свой денежный приз для того, чтобы изучить, как свести к минимуму воздействие пестицидов на растения, овощи и фрукты и обеспечить безопасность фермеров и рабочих; чтобы запатентовать новые технологии очистки сточных вод; для изобретения технологии синтеза лекарств более «зеленым» способом; для введения более экологического способа синтезирования наноудобрений. Очень интересную идею предложил ученый из Кении Уиклиф Чисютиа Вэньони — использовать перья кур для производства косметических средств (к примеру, для ухода за волосами) и удобрений.

«Науке сегодня принадлежит ведущая роль в решении стоящих перед человечеством проблем, поэтому поддерживать молодые дарования особенно важно. Мы также верим в научную дипломатию — в то, что наука не знает границ, так как ученые всего мира говорят на одном языке. Поэтому важно развивать поддержку молодых ученых на международном уровне», — отметила в обращении к участникам конференции президент IUPAC Наталия Тарасова.

«В этом году заявки поступили со всего мира — из Азии, стран Тихого океана, Латинской Америки, государств Карибского бассейна, Западной и Восточной Европы, Северной Америки, Африки и арабских стран. Выбирать из проектов было очень трудно, но я могу сказать, что все победители этого года очень хороши, — рассказал профессор школы химии Тринити-колледжа университета Дублина, финансовый директор IUPAC Джон Кориш. — Я не сомневаюсь, что некоторые из этих технологий в конечном счете будут использоваться повсеместно и изменят наш мир к лучшему».

Генеральный директор «ФосАгро» Андрей Гурьев, в свою очередь, подчеркнул, что «дальнейший прогресс человечества при минимизации воздействия на окружающую среду на глобальном уровне возможен только при условии объединения усилий науки, международных организаций и бизнеса». «Надеюсь, что этот проект будет служить успешным примером взаимодействия науки и промышленности в формировании новой этики прогресса, предусматривающей высокую ответственность за процветание будущих поколений нашей планеты», — отметил Гурьев.

По его словам, благодаря модернизации производств с использованием безопасных и энергосберегающих технологий, контролируемые параметры воздействия «ФoсАгро» на окружающую среду уже сегодня ниже значений, заложенных в европейских и российском справочниках наилучших доступных технологий. С целью разработки и внедрений технических инноваций и подготовки молодых специалистов компания ведет активную научно-исследовательскую и образовательную деятельность. В частности, в состав «ФoсАгро» входит Научно-исследовательский институт по удобрениям и инсектофунгицидам, компания поддерживает партнерские отношения с ведущими отраслевыми научными и инженерными организациями России. В этом же ключе ведется и благотворительная деятельность, важной частью которой стал проект «Зеленая химия для жизни».

«Зеленая химия для жизни» — отличная программа. Она очень важна, особенно для молодых ученых, которым необходимы финансирование и поддержка своих исследований», — отметил молодой ученый-химик из Уругвая Игнасио Каррера. А его коллега Нижегородского государственного технического университета им. Р.Е. Алексеева, к. х. н. Алсу Ахметшина подчеркнула, что проект — «большой шаг в науке в сторону безотходных производств, ответственной и устойчивой промышленности и сельского хозяйства». Помимо прочего, по ее словам, «формат программы дает для молодого химика-исследователя уникальную возможность провести самостоятельную исследовательскую работу и реализовать свой научный потенциал».

Андрей Михайлов

США. Весь мир > Образование, наука > rosbalt.ru, 5 сентября 2016 > № 1887592


Италия. США. Весь мир > Образование, наука > regnum.ru, 5 сентября 2016 > № 1887305

В Венеции Организация Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО) вручила лучшим ученым-химикам со всего мира гранты в области разработки научных идей, способствующих оздоровлению планеты.

В торжественной церемонии награждения приняли участие Президент IUPAC, член-корреспондент РАН Наталия Тарасова, Председатель итальянской национальной комиссии по делам ЮНЕСКО Франко Бернабе, член Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО, генеральный директор «ФосАгро» Андрей Гурьев, член исполнительного комитета Международного совета по науке (ICSU) Николь Моро, Председатель международного научного жюри проекта грантов, профессор Дублинского университета Джон Корриш, а также представители мировой научной и образовательной элиты.

Научное направление, призванное сделать химические производства и продукты максимально безопасными для человека и окружающей среды, получило широкое развитие и известно под названием «Зеленая Химия». Эффективным инструментом реализации этого направления стал проект «Зеленая Химия для Жизни» («Green Chemistry for Life»), стартовавший 29 марта 2013 г. в ЮНЕСКО при поддержке Международного союза теоретической и прикладной химии (IUPAC). Идея заключается в поддержке творчества молодых ученых-химиков, готовых работать над развитием экологических технологий. Проект стоимостью 1,4 млн. долларов рассчитан на пять лет.

Примечательно, что впервые за многолетнюю историю ЮНЕСКО инициатива такого рода реализуется на внебюджетной основе за счет средств российского бизнеса. С предложением финансовой поддержки научных разработок молодых ученых со всего мира при содействии Министерства иностранных дел РФ и Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО выступила компания «ФосАгро».

Интерес «ФосАгро» к теме «Зеленой Химии» неслучаен. Как отметил Андрей Гурьев, «дальнейший прогресс человечества при минимизации воздействия на окружающую среду на глобальном уровне возможен только при условии объединения усилий науки, международных организаций и бизнеса. Надеюсь, что этот проект в будущем будет служить успешным примером взаимодействия науки и промышленности в формировании новой этики прогресса, предусматривающей высокую ответственность за процветание будущих поколений нашей планеты».

Благодаря модернизации производств с использованием безопасных и энергосберегающих технологий, контролируемые параметры воздействия «ФoсАгро» на окружающую среду сегодня ниже значений, заложенных в европейских и российском справочниках наилучших доступных технологий. С целью разработки и внедрений технических инноваций и подготовки молодых специалистов компания «ФосАгро» ведет активную научно-исследовательскую и образовательную деятельность. В состав компании входит Научно-исследовательский институт по удобрениям и инсектофунгицидам, компания поддерживает партнерские отношения с ведущими отраслевыми научными и инженерными организациями России.

Вручение первых грантов состоялось в центральном офисе «ФосАгро» в 2014 году. Таким образом, каждый год в результате тщательного отбора жюри отмечает шесть лучших работ представителей разных стран.

— В этом году заявки поступили со всего мира — из Азии, стран Тихого океана, Латинской Америки, государств Карибского бассейна, Западной и Восточной Европы, Северной Америки, Африки и арабских стран, — сообщил Джон Корриш, — Выбирать из проектов было очень трудно, но я могу сказать, что все победители этого года очень хороши. Я не сомневаюсь, что некоторые из этих технологий в конечном счете будут использоваться повсеместно и изменят наш мир к лучшему.

Из поступивших со всего мира заявок на соискание грантов «ФосАгро"/ЮНЕСКО/IUPAC жюри отобрало шесть лучших проектов. Грантов удостоены молодые ученые: Ахмед Шебл Аль-Саид Саид (Египет), Мухаммад Измаил (Пакистан), Энрико Равера (Италия), Алсу Ахметшина (Россия), Уиклиф Чисьютиа Вэньони (Кения) и Игнасио Каррера (Уругвай). Лауреаты смогут использовать свой денежный приз для того, чтобы изучить, как свести к минимуму воздействие пестицидов на растения, овощи и обеспечить безопасность фермеров и рабочих; для того чтобы запатентовать новые технологии очистки сточных вод; для изобретения технологии синтеза лекарств более «зеленым» способом; для введения более экологического способа синтезирования наноудобрений.

По словам молодого ученого-химика Игнасио Карреры, «Зеленая химия для жизни» — отличная программа. Она очень важна, особенно для молодых ученых, которым необходимы финансирование и поддержка своих исследований». «Проект «Зеленая химия для жизни» — большой шаг науки к безотходному производству, к ответственным методам развития промышленности и сельского хозяйства, к их устойчивому развитию», — подчеркивает его коллега из Нижегородского государственного технического университета им. Р.Е.Алексеева Алсу Ахметшина.

«Науке сегодня принадлежит ведущая роль в решении стоящих перед человечеством проблем, — отметила, обращаясь к участникам конференции, Президент IUPAC Наталия Тарасова. — Поэтому поддерживать молодые дарования особенно важно. Мы также верим в научную дипломатию — в то, что наука не знает границ, поскольку ученые всего мира говорят на одном языке. Вот почему так важно развивать поддержку молодых ученых на международном уровне».

Италия. США. Весь мир > Образование, наука > regnum.ru, 5 сентября 2016 > № 1887305


Китай > Образование, наука > regnum.ru, 5 сентября 2016 > № 1887294

Исследовательская группа из Института археологии при Академии наук КНР сообщила об обнаружении 7 усыпальниц, возраст которых составляет около 1600 лет. Находки были сделаны в ходе раскопок в провинции Цзянси.

Все находки были сделаны в пригороде г. Наньчан на берегу озера Мэйху. Китайские археологи пришли к выводу, что все 7 захоронений принадлежат одной семье, пишет «Наньцзао жибао».

Внутри гробниц были обнаружены 54 артефакта. Археологи подтвердили, что более 100 лет назад усыпальницы были разграблены. Все находки будут тщательно изучены и переданы в Наньчанский музей.

Как сообщало ИА REGNUM ранее, 8 августа археологи из Академии наук КНР обнаружили крупнейшую в истории страны коллекцию наскальных изображений. Удивительная находка была сделана в непосредственной близости от хребта Иньшань на территории автономного региона Внутренняя Монголия на севере Китая.

Китай > Образование, наука > regnum.ru, 5 сентября 2016 > № 1887294


Тайвань > Образование, наука > russian.rti.org.tw, 5 сентября 2016 > № 1883686

В июне в Тайбэе были обнародованы лауреаты учрежденной на Тайване Танской премии. Фонд Танской премии объявил 2 сентября о проведении на Тайване с 22 по 28 сентября «Недели Танской премии», в течение которой будут устраиваться мероприятия с участием прибывающих на остров лауреатов премии. Еще до начала «Недели Танской премии» 2 сентября в Мемориале Чан Кай-ши в центре Тайбэя открылась выставка, на которой демонстрируются, в частности, имеющие научную и культурную ценность предметы, которые были преподнесены Тайваню в качестве подарков лауреатами Танской премии. 7 октября выставка перебазируется в Национальный музей науки и технологии в городе Гаосюн, что на юге Тайваня.

В числе мероприятий, проводимых в рамках «Недели Танской премии» – концерт в Национальном концертном зале в центре Тайбэя, на котором будут исполнены сюиты, написанные тайваньским композитором Ли Чжэ-и в честь лауреатов премии. Согласно информации Фонда Танской премии, для каждого лауреата создана «индивидуальная» сюита, стиль и тема которой должны отражать достижения ученого-адресанта.

Танская премия, учрежденная в 2012 году тайваньским предпринимателем Сэмюэлом Инем (Инь Янь-лян), вручается, начиная с 2014 года, раз в два года за достижения в четырех, не охваченных Нобелевской премией, областях – устойчивого развития, биомедицины, синологии и юриспруденции. Лауреаты Танской премии получают денежную награду в размере 50 млн НТД (около 1 млн 560 тыс. амер. долларов), из которых 10 млн НТД предназначены для проведения исследований. В жюри Танской премии входят члены ведущего на Тайване исследовательского учреждения – базирующейся в Тайбэе Центральной академии (Академии Синика).

В 2016 году премии были присуждены Артуру Розенфелду (Arthur H. Rosenfeld) (США) в области устойчивого развития; Эмманюэль Шарпентье (Emmanuelle Charpentier) (Франция), Дженнифер Даудна (Jennifer A. Doudna) (США) и Чжан Фэну (США) в области биомедицины; Уиллиаму Теодору де Бари (William Theodore de Bary) (США) в области синологии; и Луиз Арбор (Louise Arbour) (Канада) в области юриспруденции.

Юнна Чэнь

Тайвань > Образование, наука > russian.rti.org.tw, 5 сентября 2016 > № 1883686


Россия > Образование, наука > inosmi.ru, 2 сентября 2016 > № 1880252

Взяться за голову: нелегкий путь вузовских преподавателей

Татьяна Дворникова, Open Democracy, Великобритания

Недавняя отставка Дмитрия Ливанова заставила многих предположить, что реформа высшей школы будет остановлена — возможно, в своей инновационной части. Сокращение финансирования, судя по всему, продолжится.

В конце июля появилась информация о том, что правительство планирует урезать расходы на образование. Так, по данным «Газета.ру», к 2019 году планируется уволить 10,3 тысячи научных сотрудников вузов, РАН и Курчатовского института, а также сократить прием студентов на бюджетные места.

В Минобрнауки эту информацию назвали недостоверной и заявили, что сокращений преподавателей и научных сотрудников не будет.

Университеты без преподавателей

По словам Павла Кудюкина, сопредседателя Межрегионального профсоюза работников высшей школы «Университетская солидарность», сокращение заложено дорожной картой правительства. В соответствии с ней уже к концу 2018 года численность преподавателей по сравнению с 2012 годом должна уменьшиться на 40%. Более того, большинство вузов еще в 2013-2014 гг. перешло на новую модель взаимодействия с работниками — теперь с преподавателями подписывают контракт на более короткий срок.

«Стабильность занятости резко падает. Как правило, преподаватели высшей школы работают по срочным трудовым договорам, проходя конкурс, — это закреплено в законодательстве. Но теперь трудовые договоры заключаются не на три и не на пять лет, как это было традиционно, а на один год, в ряде случаев на 10 месяцев. Это крайне нелепо и неудобно для работника, так как у него регулярно прерывается стаж в летние месяцы. Поэтому преподаватель высшей школы в правовом и социальном плане защищен гораздо меньше, чем сотрудник системы общего образования, где трудовые договоры бессрочны», — поясняет Кудюкин.

Большую часть преподавателей сокращают не по соответствующим статьям трудового кодекса — с предупреждением за два месяца и выплатой выходного пособия, а просто не продлевают трудовой договор, и человек остается без каких-либо социальных гарантий.

«Эта тенденция характерна для всей страны, есть некоторая дифференциация по вузам. Где-то, например, в зависимости от выполнения преподавателем требований по публикациям, его оставляют на длительном контракте, но если публикаций мало — заключают контракт на год или вообще переводят на гражданско-правовые договоры — так называемую почасовку», — поясняет Кудюкин. — Это выгодно руководству вузов, ведь если нужно избавиться от сотрудника, не надо проходить эти громоздкие дорогостоящие процедуры сокращения, достаточно просто не продлить трудовой договор на следующий период. Кроме того, преподаватель на годичном договоре становится гораздо послушнее. Начнешь требовать каких-то прав и уважения — на следующий год не возьмут«.

Проблема, по словам сопредседателя «Университетской солидарности», усугубляется еще и тем, что переходить в систему общего или среднего специального образования довольно тяжело — там тоже идут сокращения: «Вакансий в общем образовании тоже нет. Если человек хочет продолжать профессиональную работу, единственная ниша, которая для него остается — это частное репетиторство. Но этот рынок тоже небеспредельный, особенно с учетом снижения общего уровня жизни и падения доходов населения».

Решать трудовые конфликты в свою пользу работники образования, по мнению сопредседателя «Университетской солидарности», не умеют: «У нас разрушен механизм солидарности и самозащиты — сплошь и рядом преподаватели ругаются, но не пытаются самоорганизоваться. Чаще всего реакция такая — не буду выступать, только хуже будет, а так может удастся договориться с начальством».

«Война с однодневками»

Еще один этап увольнений преподавателей связан с так называемой санацией вузов и войной Минобрнауки против «вузов-однодневок».

Согласно концепции Федеральной целевой программы развития образования на 2016–2020 годы министерство предусмотрено сокращение количества негосударственных университетов на 40%, а филиальной сети — на 80%. Рособрнадзор также регулярно лишает университеты права приема студентов по ряду специальностей, которые не являются профильными — чаще всего это экономика, менеджмент, туризм и право. За последний год аккредитации и лицензии лишились более 600 вузов и филиалов, среди них — университеты Челябинской области, Башкирии, Алтая, Бурятии и других регионов.

«Сейчас большая часть сокращений идет по коммерческим вузам, либо по филиалам государственных. Многие преподаватели там работают по совместительству, теряя не основную работу, а приработок, но ситуация все равно неприятная», — поясняет Кудюкин.

В Минобрнауки не скрывают своего отношения: немногопрофильные вузы не должны вести подготовку студентов по этим специальностям, потому что качество образования вызывает сомнение. Более того, практически вся государственная поддержка сегодня направлена на подготовку кадров в IT и инженерии, в то время как другие специальности недополучают финансирование. Возникает диспропорция, в итоге главным распределителем образовательных услуг остается государство. Денис Конанчук, руководитель Центра образовательных разработок Сколково отмечает, что исходя из всех проектов Минобрнауки можно увидеть, как государство расставляет приоритеты: «Сейчас внимание акцентируется на том, какого рода специалисты в стране пока являются дефицитом».

Региональные вузы регулярно подвергаются слиянию и укрупнению. В некоторых университетах руководство добровольно принимают решение об объединении, чтобы получить дополнительное финансирование. Так, 11 университетов Волгограда, Уфы, Тюмени, Ростова-на-Дону, Костромы, Омска и других городов стали участниками программы «Опорные вузы». По замыслу Минобрнауки, объединившиеся образовательные учреждения должны стать «флагманами» для местных экономик и остановить отток успешных абитуриентов в столицу.

По условиям программы как минимум два вуза договариваются друг с другом и с властями субъекта об объединении под руководством одного из университетов и выходят с инициативой на федеральный уровень, предлагая программу развития на несколько лет вперед. При этом вузы объединяют административный аппарат, увольняют лишних руководителей и секретарей, а освободившиеся деньги тратят на науку, работая вместе с региональными предприятиями. Министерство выделяет каждому вузу дополнительную субсидию, при этом ожидается, что университет сумеет в течение первых пяти лет самостоятельно привлечь финансирование. Планировалось, что проект будет реализован в три волны, а количество опорных вузов в итоге может достигать несколько десятков. Но найти желающих оказалось не так просто — к официальному старту конкурса заявки подали лишь 15 вузов, четыре из них были отклонены.

Критики программы отмечают, что реальное количество вузов и бюджетных мест по региону будет сокращено. Больше всего преподаватели и студенты опасаются закрытия уникальных направлений.

Во многих провинциальных вузах даже ведущие профессора по 60 тысяч рублей не получают

«Когда происходит слияние вузов, сокращения преподавателей стараются растянуть по времени — начинают постепенно убирать дублирование по кафедрам и факультетам, укрупнять их. Зачастую работников не увольняют, а предлагают им перейти на часть ставки. Но к этому добавляются манипуляции, связанные с выполнением майских указов президента 2012 года — повысить среднюю по региону зарплату вдвое. Работнику говорят: мы тебе зарплату повысили, но изменили нагрузку, в результате человек работает даже больше: возрастает объем аудиторной нагрузки и сокращаются виды работ, связанные с руководством студенческими работами. Преподаватель начинает работать больше, получает примерно столько же, но выходит, что на ставку зарплата больше. Это позволяет повысить показатель средней заработной платы и отчитаться о том, что мы приближаемся к планке, установленной президентом», — поясняет сопредседатель «Университетской солидарности».

Расчет средней заработной платы также вызывает ряд вопросов: зарплаты ректоров и проректоров — обычно это несколько миллионов рублей — суммируются с зарплатами старших преподавателей. «Получается в итоге, что зарплата преподавателя в регионе — 60 тысяч рублей. Когда преподавательский коллектив узнает об этом, все просто удивляются — покажите нам этих счастливцев! Во многих провинциальных вузах даже ведущие профессора по 60 тысяч не получают», — говорит Кудюкин.

Без диплома

Слияние, лишение вуза аккредитации или внезапное его закрытие ставит в нелегкое положение не только преподавателей, но и студентов.

Весной перед зданием Минобрнауки на Тверской регулярно собирались студенты и преподаватели Московского государственного лингвистического университета. Они протестовали против решения Рособрнадзора, который лишил вуз аккредитации по ряду направлений буквально за два месяца до защиты студенческих дипломов. Министерство решило закрыть и филиал МГЛУ в Иркутске — Евразийский лингвистический университет.

Студентам пришлось в довольно сжатые сроки переводиться в другие вузы, а преподавателям — искать работу. Сейчас из регионального филиала вывозится имущество.

«Минборнауки, лишая аккредитации вуз в целом или какие-то программы, заявляет о том, что он рекомендует региональным вузам принимать к себе высвобождаемых работников. Но это рекомендация, и никакой правовой силы такие требования не имеют», — поясняет Кудюкин.

«А то, что студенты остаются без дипломов — это попросту незаконно. Если человек был принят и выполнил академическую программу, его обязаны выпустить. Это не его вина студента, что к тому времени, как он добрался до четвертого курса, вуз лишили аккредитации. В другом вузе, куда его обязаны перевести, программа может значительно отличаться. Это создает довольно серьезные коллизии, как минимум нарушение договора о том, что при выполнении программы он получает диплом. Кто будет нести за это материальную и моральную ответственность?»

У министерства есть любимый аргумент — якобы в России и так почти 100% выпускников средней школы поступают в те или иные вузы, зачем столько человек с высшим образованием?

Сопредседатель «Университетской солидарности» отмечает, что перепроизводство по ряду специальностей действительно существует, причем большая часть выпускников не квалифицированы: «В 90-е этих факультетов экономики и права наклепали целое множество, причем в непрофильных вузах и без профильной базы. Естественно мы выбрасываем на рынок неподготовленных кадров с довольно серьезными претензиями. Но не все коммерческие вузы являются конторами по продаже дипломов. Все сильно зависит от преподавательского коллектива конкретного университета. В некоторых случаях человек не учится и нахально требует оценок».

Нововведения в системе образования приводят к реальным сокращениям бюджетных мест. «Бюджетные места сокращаются под предлогом того, что у нас идет демографическая яма — мы, правда, из нее в 2018 году начнем активно вылезать. Но у министерства есть любимый аргумент — якобы в России и так почти 100% выпускников средней школы поступают в те или иные вузы, зачем столько человек с высшим образованием?»

Отпуск с отсрочкой

Перемены в МГЛУ проходят под руководством нового исполняющего обязанности ректора Игоря Манохина, который был назначен на должность зимой 2016 года. Сообщество «Диссернет», которое проверяет научные работы на плагиат, обвинило Манохина в полном списывании кандидатской диссертации. Но это далеко не единственный московский вуз, в котором не могут долгое время решить структурные и финансовые проблемы. По-прежнему в тяжелой ситуации находится и Российский государственный гуманитарный университет, где не хватает денег даже на выплату отпускных преподавателям.

«Фактически отпуск начался 4 июля, и уже больше месяца весь преподавательский состав без денег. Недавно стали переводить по пять тысяч рублей, но это однократные выплаты», — жалуется Андрей Олейников, доцент кафедры истории и теории культуры факультета истории искусства РГГУ.

Руководство университета задерживает отпускные уже второй год подряд — в прошлом году преподаватели получили долгожданные выплаты ближе к осени.

Тяжелые финансовые проблемы, которые преследуют вуз уже более десяти лет и связывают с именем предыдущего ректора вуза Ефима Пивовара, не смог решить и новый ректор университета Евгений Ивахненко, возглавляющий кафедру социальной философии и выбранный на должность руководителя этой зимой. По словам преподавателя Олейникова, администрация университета никак не объясняет фактическое нарушение трудового законодательства и обещает погасить задолженность только к 20 августа.

«Проблемы не только с отпускными, но и с зарплатами, — отмечает доцент. — Сейчас в РГГУ самая высокая аудиторная нагрузка среди московских вузов, у преподавателей почти не остается времени на проверку студенческих работ и подготовку к занятиям. Нагрузку увеличили почти вдвое, а зарплату не повышают, то есть по факту она упала. Новый ректор, конечно, ведет себя более корректно, чем предыдущий, он хотя бы общается с нами, но на положение преподавателей это никак не влияет».

Нагрузку увеличили почти вдвое, а зарплату не повышают, то есть по факту она упала

РГГУ был основан в 1991 году на базе Московского государственного историко-архивного института, ректором которого был историк и политический деятель Юрий Афанасьев. Именно ему принадлежала идея создать престижный гуманитарный вуз, который должен был стать площадкой для общественных дискуссий и объединить исследователей в области культурологии, лингвистики и социальных наук, многим из которым не удалось построить академическую карьеру в СССР по политическим мотивам.

В 2003 году ректором вуза стал Леонид Невзлин, совладелец ЮКОСа, и тогда у вуза появились шансы на безбедное существование — стали открываться программы международного сотрудничества, появились новые научно-исследовательские центры, университет стал приглашать преподавателей из-за рубежа. Однако вскоре в связи с «делом ЮКОСа» и арестом главы компании Михаилом Ходорковским вуз лишился нового спонсора и ректора — Невзлин, опасаясь ареста, покинул Россию.

С этого момента финансовое положение вуза пошатнулось. В 2012 году Минобрнауки признал РГГУ неэффективным вузом. Преподаватели неоднократно публиковали открытые письма к руководству университета и обращались в Минобрнауки с просьбой решить финансовые трудности, пока вузу это сделать не удалось. Многие сотрудники предпочитают переходить на работу в другие университеты — Высшую школу экономики или Московский государственный университет.

Проблема, как считает Кудюкин и Олейников, в том числе в прозрачности системы управления: преподавателям до сих пор не пояснили, кто виноват в срыве отпусков — Минобрнауки или ректор.

Кому хорошо

«Уральский федеральный университет периодически исследует свою узнаваемость в целевых регионах, в том числе в странах СНГ, чтобы понять, знают ли вуз абитуриенты, — говорит руководитель направления по связям с общественностью Московского физико-технического института Елена Брандт на круглом столе, посвященном конкурентоспособности российских вузов 16 декабря. — Так вот, пару лет назад в УрФУ выяснили, что они находятся то ли на втором, то ли на третьем месте у казахстанских абитуриентов. На первом месте находился МВГУ. Кто знает, что это такое, тот смеется! Потому что МВГУ — это «Московский высший государственный университет», который существует только в сериале ’’Универ’’.

О том, что реальные российские вузы неизвестны за рубежом, на государственном уровне заговорили в 2012 году. Тогда же появился указ президента «О мерах по реализации государственной политики в области образования и науки». Документ поставил перед вузами довольно амбициозную задачу — не менее пяти университетов должны войти в первую сотню мирового рейтинга к 2020 году.

Минобрнауки через год запустило программу Топ «5-100», куда вошли сначала 15, а потом еще шесть вузов из разных регионов — они должны обзавестись инновационными лабораториями и центрами, повысить научную производительность, привлечь студентов и преподавателей из-за рубежа, выйти в лидеры Шанхайского, Times Higher Education (ТНЕ) или QS рейтингов.

На проект в 2013-2017 гг. из госбюджета выделили 60,5 миллиарда рублей, но уверенности в том, что хотя бы кто-то из участников попадет в сотню лидеров нет. В 2015 году движение «Обрнадзор» в докладе «’’5-100’’: цена провала» писало о том, что средняя цена роста университета в рейтинге QS на один пункт составила 72 миллионов рублей, а попадание участников программы в рейтинг ТНЕ обусловлено только тем, что число оцениваемых вузов выросло с 400 до 800. С критикой также выступила Счетная палата.

Минобрнауки и университеты называют критику необоснованной и говорят, что аудиторы не понимают специфики ранжирования и рано подводят итоги — программа рассчитана на семь лет. Однако министерство решило подстраховаться и сформулировало задачу по-новому: теперь вузы должны ориентироваться не на глобальные, а на предметные рейтинги.

Программа действительно дает отдельным наиболее активным вузам возможность получить дополнительное финансирование. Но признавая это, Павел Кудюкин называет цель программы странной: «Формулировка задачи очень нелепая. Ставить целью не улучшение качества образования, а место в рейтинге — это ультрабюрократическая постановка вопроса».

С утверждением о том, что рейтинги не должны быть самоцелью и качество образования измеряется далеко не только ими, согласна проректор по международной деятельности университета ИТМО (участник программы «5-100») Дарья Козлова. Вуз оказался в числе тех, на кого обратила внимание Счетная палата — университет обещал войти к 2020 году только во вторую сотню, несмотря на то, что в 2015 году получил самую большую субсидию — 964 миллиона рублей.

Мыслить трезво

По оценке советника президента Фонда «Центр стратегических разработок» Дениса Санатова, такие действия не позволят вузам пойти дальше двухсотых строчек в общих рейтингах: «На высокие места тривиальных решений недостаточно. Сегодня очень многое зависит от того, как вузы о себе заявляют. Большинство российских университетов крайне плохо работают с имиджем и фактически не умеют кооперироваться с внешними научными партнерами, уровень репутации очень низок, все стараются протащить свою старую вузовскую повестку, которая никому кроме них не нужна».

С ним согласен Конанчук: «Чтобы войти в топ-100, необходимо напрямую конкурировать с университетами, у которых сформирована репутация. Нужен класс нестандартных решений, нельзя ничего скопировать, это креативная интеллектуальная работа, и за 8-10 лет ее не сделать». Российские вузы не смогут конкурировать со Стэнфордом или Кембриджем не только поэтому. По словам Санатова, им просто не хватит денег: «Бюджет всей программы сопоставим с бюджетом одного вуза из топ-100».

Проблема еще и в том, что дорогостоящие проекты Минобрнауки направлены на еще большее разделение российских вузов. «Система образования начинает сильно дифференцироваться. Отчасти это объективный процесс — всегда и везде есть более элитные и есть более массовые вузы. Они все выполняют свою социальную функцию. Но у нас очень часто эта дифференциация начинает создаваться искусственно, и это не объективно».

Россия > Образование, наука > inosmi.ru, 2 сентября 2016 > № 1880252


Россия > Армия, полиция. Образование, наука > mil.ru, 1 сентября 2016 > № 1880051

В Военно-морском институте открыли аудиторию имени выдающегося военного ученого и исследователя контр-адмирала Сергея Алексеева

В День знаний в Военно-морском институте Военного учебно-научного центра (ВУНЦ) ВМФ «Военно-морская академия» (Санкт-Петербург) в торжественной обстановке открыта именная аудитория — класс морских средств навигации кафедры технических средств кораблевождения имени контр-адмирала Сергея Алексеева — выдающегося ученого, профессора, заслуженного военного специалиста Российской Федерации, лауреата премии Правительства России в области науки и техники.

В церемонии открытия аудитории приняли участие начальник Главного штаба ВМФ вице-адмирал Андрей Воложинский, заместитель командующего 3-ей флотилией подводных лодок Северного флота (СФ), Герой России контр-адмирал Александр Берзин, начальник Военно-морского института ВУНЦ ВМФ контр-адмирал Владимир Соколов, начальник кафедры штурманской службы ВУНЦ ВМФ капитан 1 ранга Роман Бондаренко, генеральный директор Государственного научно-исследовательского навигационно-гидрографического института Андрей Зеньков, генеральный директор Пермской научно-производственной приборостроительной компании Алексей Андреев, помощник начальника ВУНЦ ВМФ по работе с верующими, настоятель корпусной церкви Морского корпуса Петра Великого митрофорный протоиерей Александр, а также дочь контр-адмирала Сергея Алексеева Ирина.

Справочно:

Контр-адмирал Сергей Петрович Алексеев (20.08.1950 — 08.04.2015).

В 1972 году Сергей Алексеев с отличием окончил штурманский факультет Высшего военно-морского училища им. Фрунзе. Служил на атомных подводных лодках СФ. Осваивал новый навигационный комплекс НКСО-77. После окончания с отличием в 1983 году Военно-морской академии назначен флагманским штурманом 13-й дивизии 3-й флотилии подводных лодок СФ. В этой должности, исполняя обязанности председателя государственной комиссии, обеспечил испытания и приемку навигационного комплекса «Шлюз», установленного на подводных крейсерах проекта 667 БДРМ, составивших основу морских стратегических ядерных сил в сложный период становления Российской Федерации после распада СССР.

Флагманский штурман 3-й флотилии подводных лодок СФ, начальник 9-го НИИ Минобороны России, генеральный директор государственного научно-исследовательского навигационно-гидрографического института, ведущий ученый Военно-Морского Флота, Сергей Алексеев внес большой вклад в развитие военной науки в области проведения единой государственной политики по комплексному решению задач военной навигации, гидрографии, гидрометеорологии, морской картографии, и океанографического обеспечения обороны и экономики России в условиях реформирования Вооруженных Сил и реорганизации военно-научного комплекса страны.

Участник многих дальних походов, в том числе на Северный полюс, трансарктических подледных переходов ракетных подводных лодок стратегического назначения с Северного на Тихоокеанский флот.

Сергей Петрович осуществлял руководство исследованиями по актуальным направлениям: создание средств навигации кораблей ВМФ; корабельной аппаратуры потребителей спутниковых радионавигационных систем; совершенствование технологии гидрографических и океанографических исследований; создание комплексов обеспечения безопасности полетов корабельной авиации; системное проектирование средств и методов навигационно-гидрографического и гидрометеорологического обеспечения военно-морской деятельности России.

В 2010 году возглавил важнейшее направление — комплекс морских экспедиционных исследований по определению внешней границы континентального шельфа России в Арктике — и добился полного выполнения поставленной государством задачи.

Доктор технических наук, профессор, заслуженный военный специалист Российской Федерации, лауреат премии Правительства РФ в области науки и техники, лауреат конкурса на лучшую научную работу в Вооруженных Силах России 2003—2007 гг. Автор более 200 научных трудов, в том числе трёх монографий.

Награжден орденами Красной Звезды, За службу Родине в Вооруженных Силах СССР III степени, медалью «За боевые заслуги», медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени.

Управление пресс-службы и информации Министерства обороны Российской Федерации

Россия > Армия, полиция. Образование, наука > mil.ru, 1 сентября 2016 > № 1880051


Россия. ЦФО > Образование, наука > gazeta.ru, 31 августа 2016 > № 1878758 Екатерина Морозова

«В российской науке не сложилась культура работы с рынком»

Екатерина Морозова о запуске программы Science as Business

Анастасия Лебедева

С первого сентября инновационный центр «Сколково» запускает образовательную программу Science as Business. О задачах программы и ее особенностях отделу науки «Газеты.Ru» рассказала Екатерина Морозова, заместитель исполнительного директора Открытого университета Сколково.

– Как возникла идея запуска программы?

– Фонд «Сколково» – единственный институт инновационного развития в Российской Федерации, который специализируется на поддержке и развитии наукоемких проектов. Это означает, что мы сотрудничаем в первую очередь с теми проектами, которые были либо созданы в академической или в вузовской среде, либо достаточно тесно связаны с этой средой. В ходе работы с НИИ и вузами стало очевидным, что есть существенный дефицит знаний о коммерциализации и технологическом бизнесе не только у самих исследователей всех возрастов, но и у тех, кто руководит исследовательскими и образовательными организациями.

Особенно критично это для академической среды – не секрет, что российская наука достаточно долго существовала в состоянии оторванности от национальной экономики и работала главным образом на государство как единственного заказчика и спонсора.

Именно поэтому в ней не сложилась ни культура работы с рынком, ни соответствующие практики и компетенции.

И задача Фонда «Сколково» как института развития в том, чтобы помочь исследовательским организациям России адаптироваться к необходимости работать с индустрией и рынком, а также воспитать новое поколение исследователей, способное создавать не только научные статьи, но и технологии, продукты и сервисы, ориентированные на рынки будущего.

Поэтому Открытый университет Сколково (ОтУС) запустил в 2014 году первую программу для молодых ученых, которая называлась «Сообщество молодых ученых России и СНГ». В программе, которая длилась почти два года, приняли участие не только студенты и аспиранты, но и главные «заказчики» на человеческий капитал – ФАНО и Минобрнауки. Тогда мы преследовали цель создать критическую массу молодых людей в вузах и НИИ, которые благодаря «Сколково» узнали бы все о коммерциализации и инновационной деятельности и превратились в сетевое сообщество, объединенное идеей вывода научных и инженерных разработок на различные рынки. К первому полугодию 2016 года мы успешно завершили эту программу, и сейчас в нашей базе данных находится несколько тысяч молодых исследователей и инженеров – участников мероприятий ОтУС. Следующий этап работы – программа Science as Business.

Это четырехлетний проект, официальный запуск которого состоится 1 сентября 2016 года, а итоги мы планируем подводить в конце 2020 года.

На этом этапе мы планируем работать не только с теми, у кого есть свои инновационные разработки, но и с теми, кто хотел бы научиться управлять инновационной деятельностью в масштабе научной и образовательной организации или подразделения.

– Требуется ли от участников программ Открытого университета Сколково переезд на территорию «Сколково» и последующее погружение в атмосферу инновационного центра? Как будет устроена программа?

– Разумеется, мы не предполагаем, что на протяжении всего срока участники будут физически присутствовать в «Сколково». Как и предыдущий проект по сообществу молодых ученых, Science as Business – сетевая программа, и в «Сколково» ее участникам нужно будет приезжать только на ключевые события (школы, конференции, семинары и т.д.) по разным направлениям. Все направления будут связаны с пятью приоритетами развития технологий, поддерживаемых «Сколково», с коммерциализацией научно-исследовательских разработок и созданием высокотехнологичных компаний.

– А будут ли проводиться выездные лекции или семинары за пределами «Сколково»?

– Безусловно, мы планируем достаточно широкую сетку выездных мероприятий ОтУС в университетах и НИИ в регионах России. Эту работу мы начали еще в 2011 году, когда ОтУС только начинал свою деятельность. Тогда силами Фонда «Сколково» было запущено сразу три Открытых университета Сколково – в Санкт-Петербурге, Томске и в Москве.

С 2015 года работу с регионами мы организуем за счет опоры на выпускников наших собственных программ, проведенных в инновационном центре «Сколково». После каждой образовательной программы выпускники ОтУС разъезжаются со своеобразным домашним заданием: провести аналогичную образовательную программу для местного сообщества молодых ученых и студентов.

То есть, если молодые ученые с юга России побывали у нас на конференции по агротехнологиям, они организуют похожее мероприятие по нашим стандартам и правилам в Ставрополе или Краснодаре в течение года после обучения в «Сколково».

– А как проверяется эффективность организации таких мероприятий?

– Это скорее не проверка, а сотрудничество и масштабирование нашего сколковского опыта и подходов. Как только мы получаем от наших выпускников запрос на участие в подготовке их конференции или образовательной программы, кто-то из команды ОтУС становится ментором и наставником для этого проекта, и мы оказываем помощь по всем направлениям – от дизайна плакатов и баннеров до подбора спикеров и даже включения в программу мероприятия других институтов развития.

Мы прекрасно понимаем, что для взрывного роста технологических инноваций все институты инновационного развития должны работать одной командой, имеющей общее целеполагание, четкое и прозрачное распределением зон ответственности и весь инструментарий для поддержки проектов. Поэтому на школах ОтУС мы помогаем студентам и молодым ученым сориентироваться в российской системе институтов развития; понять, к кому и на каком этапе можно обращаться со своими идеями и проектами; разобраться, кто из институтов развития помогает деньгами, а кто в большей степени подтягивает проекты через акселерацию и поиск партнеров из индустрии. Поэтому на каждой конференции или программе ОтУС в качестве партнеров и ключевых спикеров участвуют Фонд содействия инновациям (более известный как «Фонд Бортника»), Российская венчурная компания, АСИ и другие наши коллеги по инновационному цеху.

– И сколько предположительно специалистов закончат программу Science as Business? После первых программ выпустились более тысячи человек, каков масштаб теперь?

– Мы планируем расти кратно – охват будет больше, потому что программа будет практически в два раза длиннее по времени. Я предполагаю, что суммарно мы выйдем на цифры 3-4 тысячи участников программы.

– Не считая региональные площадки?

– Да, регионы будут отдельным объектом анализа и развития в целом. С учетом возможной экстерриториальности проекта «Сколково» нам очень важно научиться передавать свои знания и опыт в те регионы, где есть молодежь, заинтересованная в развитии локальных инновационных экосистем.

Необходимо передать им то лучшее, что знаем и умеем мы сами, поделиться с ними нашими контактами и подходами, для того чтобы школы, которые проводятся в Ставрополье, Якутии или на Дальнем Востоке, были такими же успешными, как школы в «Сколково».

– Помимо задачи научить студентов и аспирантов организовывать научные стартапы, какие еще задачи реализует программа Science as Business?

– Программа выполняет три основные задачи. Первая – работа с командами, которые уже имеют идею своего инновационного проекта. Для них мы делаем специальные мероприятия в виде тематических школ. Например, у нас есть «Pharma's Cool» – ежегодный проект, который связан с выводом на рынок новых лекарственных препаратов. Те, кто хотят создавать и продвигать новые лекарственные средства, приходят на эту программу, чтобы получить опыт и знания от лидеров фарминдустрии, таких как Phizer, Bayer, Sanofi, Р-Фарм. Другой пример – программа для поддержки молодежных проектов и решений для сельского хозяйства летняя школа«Smart Agro БРИКС». Мы отобрали на эту образовательную программу 150 молодых специалистов из России и стран БРИКС, которые получили возможность не только сотрудничать со «Сколково» по своим проектам, но и стали полноправными участниками международной научно-технологической кооперации.

Вторая задача – поддержка и развитие молодых лидеров и будущих управленцев для исследовательской системы.

Мы должны общими силами с Минобрнауки, ФАНО и другими институтами развития подготовить молодых людей, способных в не очень отдаленном будущем занять позиции директоров и ключевых сотрудников центров трансфера технологий, заместителей и руководителей организаций и подразделений, ответственных за работу с индустрией и коммерциализацию результатов интеллектуальной деятельности.

Для большинства научно-исследовательских организаций эти должности звучат пока довольно необычно, и, к сожалению, в большинстве случаев для них нет места в штатном расписании. Но мы надеемся, что ситуация изменится через 2-3 года.

Наконец, третья задача — уже упомянутая поддержка региональных молодежных конференций и образовательных программ, организованных выпускниками ОтУС. На сентябрь запланированы две агроконференции, одна из которых – по животноводству – пройдет в Ставрополье, а вторая — по биологической защите растений — в Краснодаре. Кроме того, осенью вместе с нашими выпускниками мы собираемся провести второй молодежный нейрофорум на площадке научно-исследовательского центра неврологии. В планах новые регионы и города: Курск, Томск, Дальний Восток и т.д.

– Будут ли какие-то осенние мероприятия в самом инновационном центре «Сколково»?

— Мы планируем несколько больших мероприятий, в первую очередь — Патентную школу, которую мы проводим с Центром интеллектуальной собственности «Сколково», специальную программу ОтУС в рамках ежегодного съезда советов молодых ученых и студенческих научных обществ, а также серию хакатонов совместно со Сколтехом по робототехнике и машинному обучению.

Россия. ЦФО > Образование, наука > gazeta.ru, 31 августа 2016 > № 1878758 Екатерина Морозова


Китай. Россия > Образование, наука > russian.china.org.cn, 31 августа 2016 > № 1876296

Недавно команда, состоящая из 11 китайских исследователей, поднялась на палубу принадлежащего Дальневосточному отделению Российской академии наук (РАН) океанского научно-исследовательского судна «Академик М.А. Лаврентьев», начав таким образом первую совместную китайско-российскую экспедицию на Северный полюс. Китайские исследователи посещают Исключительную экономическую зону, принадлежащую России в Северном ледовитом океане, впервые, что демонстрирует исторический прорыв, сделанный в китайско-российском двустороннем сотрудничестве в области изучения этого региона.

Как стало известно, в этой совместной экспедиции с китайской и российской стороны всего участвует 31 ученый. В последующий месяц с лишним, команда исследователей, пройдя через Берингово море и северную часть Тихого океана, доберется до принадлежащей России и разрабатываемой ей морской зоне Чукотского и Восточно-сибирского морей, где они проведут ряд междисциплинарных комплексных исследований, включая исследования по морской геологии, физике морей и океанов, оптические исследования в море, а также исследования по атмосферной химии. Эти опыты позволят понять характеристики и правила изменения природных элементов в море, а также позволят дать общую оценку климату арктических районов и предоставят исходные данные по оценке экологической среды.

По словам представителя Канцелярии по исследованию полюсов Земли Государственного океанографического управления КНР, данная совместная экспедиция будет способствовать развитию сотрудничества между Китаем и странами, расположенными вокруг Северного полюса, расширению зон и сфер исследования, улучшению понимания взаимодействия между глобальным потеплением и полюсами, и запуском этого процесса, а также повышению исследовательского потенциала Китая в отношении окружающей среды и климата в морских зонах Северного Ледовитого океана. В то же время, данная экспедиция имеет также большое значение в таких аспектах, как повышение прогнозов по климатической проекции, предупреждение и облегчение последствий стихийных бедствий, а также повышения уровня защиты окружающей среды судоходных водных путей.

Китай. Россия > Образование, наука > russian.china.org.cn, 31 августа 2016 > № 1876296


Россия. ДФО > Образование, наука. Экология > amurmedia.ru, 29 августа 2016 > № 1875174

Дальневосточный федеральный университет и Приморский океанариум будут тесно взаимодействовать в рамках решаемых учреждениями научных и образовательных задач. Готовность к всестороннему сотрудничеству подтвердил исполняющий обязанности ректора ДВФУ Никита Анисимов, посетивший новый уникальный объект Дальневосточного отделения Российской академии наук (ДВО РАН), сообщает корр. РИА PrimaMedia.

Содержательную экскурсию по Приморскому океанариуму провели его директор Вадим Серков и руководитель Школы естественных наук ДВФУ Андрей Адрианов, также возглавляющий Институт биологии моря имени А.В. Жирмунского ДВО РАН. В обсуждении вопросов сотрудничества океанариума и университета принял участие глава Дальневосточного территориального управления Федерального агентства научных организаций Андрей Аксенов.

"Исходная задача, которая стояла при создании океанариума — сделать научно-образовательный центр нового типа. У нас экспозиции подчинены единой научной концепции и построены как образовательные блоки. Каждая экспозиция — отдельный цикл лекций, — рассказал Андрей Адрианов по ходу экскурсии. — Здесь же располагаются исследовательские лаборатории — до них всего один шаг от аквариумов, где содержатся живые организмы. Это не просто научно-образовательный комплекс, он еще и эколого-просветительский, культурно-воспитательный центр".

Студенты ДВФУ естественнонаучных направлений, прежде всего изучающие морскую биологию, станут постоянными посетителями Приморского океанариума, где для них будут проводиться лекции и практические занятия. Наряду с этим, по мнению и.о. ректора, университет и океанариум имеют большой потенциал в области научных исследований, что усилит и без того тесные связи ДВФУ и подразделений ДВО РАН. Такая глубокая интеграция — один из приоритетов для университета на годы вперед, нашедший отражение в его Программе развития и Программе повышения международной конкурентоспособности.

"Приморский океанариум — своего рода мегаустановка для научных исследований. Морские биологи получили уникальный комплекс, где можно вести исследования на самом передовом уровне. И хотя океанариум еще формирует живые экспозиции, такие исследования уже проводятся", — отметил Андрей Адрианов.

Добавим, что Приморский океанариум на о. Русском входит в десятку лучших в мире и не имеет аналогов в России. Он включает экспозиционный корпус площадью более 35 000 кв. метров, научно-адаптационный корпус, большую и уже благоустроенную ландшафтно-парковую зону, служебные постройки. В главном здании расположено 500 аквариумов для 18 000 видов рыб и млекопитающих.

Россия. ДФО > Образование, наука. Экология > amurmedia.ru, 29 августа 2016 > № 1875174


Россия > Образование, наука > premier.gov.ru, 26 августа 2016 > № 1873847

Встреча Дмитрия Медведева с участниками форума «Развитие высшего образования».

На встрече, в частности, обсуждались вопросы внедрения современных технологий и новых форм обучения в высшее образование, развития исследований и инноваций, трудоустройства выпускников, аттестации научно-педагогических кадров, а также роль университетов в развитии регионов.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Мы здесь встретились для того, чтобы обсудить важные для высшего образования темы. Они касаются и будущего высшей школы, и трудоустройства выпускников, и вопросов аттестации. У нас было несколько площадок в рамках Форума по развитию высшего образования. Я бы хотел попросить тех, кто вёл эти площадки, рассказать о результатах. Думаю, везде были дискуссии, что всегда нормально и понятно, тем не менее дискуссии должны чем-то завершаться. Эта встреча и направлена на то, чтобы всё это было не просто обсуждением, а воплотилось в определённые результаты.

Все мы хотим, чтобы наше образование было лучшим в мире или во всяком случае одним из лучших в мире, чтобы фразу «я получил высшее образование в России» произносили с гордостью. Поэтому мне было бы интересно услышать и ваше мнение о том, где мы сейчас вообще находимся, какой у нас опыт в настоящий момент имеется по реформированию высшего образования (все его позитивные и негативные стороны), для того чтобы нам всё это учитывать в дальнейшей работе.

Неделю назад мы с Ольгой Юрьевной Васильевой, нашим новым Министром образования и науки, проводили Всероссийский августовский педсовет, который был посвящён школьным делам. Я сказал, что надо обязательно повстречаться и с представителями университетов, профессорско-преподавательским составом наших высших учебных заведений, для того чтобы обсудить направление нашей дальнейшей деятельности.

Хочу вас также проинформировать, что я позавчера проводил заседание президиума Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам. На заседании президиума мы говорили о развитии высшего образования в нашей стране. Там есть целый ряд направлений, как принято говорить, приоритетов, на которых мы бы хотели остановиться, которые, надеемся, будем осуществлять в рамках так называемой проектной деятельности. Потому что, по общему мнению, именно проектный подход, который мы впервые опробовали 10 лет назад, принёс пользу в рамках первой фазы национального проекта по развитию образования. Поэтому сейчас мы к нему вернулись, но, естественно, будем заниматься несколько иными вопросами. Часть этого проекта или одно из направлений проекта посвящено развитию высшей школы, о чём мы также сегодня поговорим.

О.Васильева: Дмитрий Анатольевич сказал, что ровно неделю назад была замечательная встреча, был педсовет – первый всероссийский педсовет, где мы обсуждали проблемные вопросы школы.

Хочу отметить, что мы собрались во всероссийском масштабе для обсуждения проблем высшей школы в первый раз. У нас 445 делегатов, которые представляют 71 регион России, и среди них, конечно, профессорско-преподавательский состав, представители экспертного сообщества, органов исполнительной власти.

Я очень коротко отмечу вопросы, которые обсуждались на наших площадках. Первое – это роль университетов в развитии регионов, внедрение современных технологий и новых форм обучения в высшее образование. Это развитие практико-ориентированного обучения. Это трудоустройство выпускников, о котором мы столько говорим. Это заработная плата преподавателей. Это развитие исследований и инноваций. Это система государственной аттестации научно-педагогических кадров. И многие другие, о которых в выступлениях модераторов будет сказано.

Дмитрий Анатольевич, мы готовы дать консолидированное предложение нашего сообщества. Давайте я предложу модераторам площадок рассказать коротко, что обсуждалось, о чём говорилось на площадках. Уважаемые коллеги, если можно, выступления не должны превышать пяти минут.

Начнём мы с Галажинского Эдуарда Владимировича, ректора Томского государственного университета, который представит работу дискуссионной площадки «Университет: инновационное развитие».

Э.Галажинский (ректор Томского государственного университета): Секция «Университет и региональное развитие» была очень многочисленной и разнообразной по составу. Вместе с образовательным сообществом в ней работали и представители власти, представители общественных организаций, компаний.

Традиционно мы говорим о двух ипостасях университетского образования, связанных с реализацией функций науки и собственно с образованием и подготовкой кадров. Но в самой идее университета заложена ориентация на общественную пользу и общественное благо. Сегодня эта сторона университетской жизни часто обозначается как третья роль. Участники обсуждения единодушно обозначили её как задачу интеграции в социально-экономическую активность региона и принятие университетами ответственности за развитие местных сообществ, культуры и городской среды.

Наверное, впервые (и это очень символично) обсуждение такого уровня мы начинаем с третьей по счёту, но не по значимости роли университета. Заинтересованное обсуждение этой тематики участниками секции позволило ввести три измерения ответственности университета и включённости в региональное развитие. Это прежде всего уровень взаимодействия с властью, уровень взаимодействия с бизнесом и уровень взаимодействия с местным сообществом.

Представленные региональные кейсы, которые были обсуждены, показали, что при взаимодействии с властью от университетов прежде всего требуется сегодня эффективное экспертно-аналитическое сопровождение, принятие управленческих решений. На примере стратегии развития различных регионов, таких как Кострома, Ульяновск, мы как раз видели, как университет включается в ответ на эти вопросы.

Часть выступлений была посвящена решению проблем взаимодействия университета с бизнесом. Отмечено, что наличие кластерной политики в регионе способствует успешному выстраиванию взаимоотношений университета и региона. В этой связи хочется отметить, что работа по формированию комплексных механизмов взаимодействия и стимулирования взаимодействия власти, бизнеса и общества, конечно, должна быть продолжена.

Мы хотели, Дмитрий Анатольевич, просить Вас поддержать инициативу продолжения комплексных проектов по 218-му постановлению Правительства, которые эффективно реализуются. Сегодня они получили новое развитие в регионах, когда власть уже включается в реализацию этих проектов, по сути, третьей стороной, и даже иногда и социальные организации, некоммерческие. Кроме того, этот опыт успешно тоже развивается с ориентацией на предприятия через программы создания базовых кафедр, и, например, «Новые кадры для ОПК».

Также выступающими подчёркивалось, что взаимодействие с обществом предполагает развитие местных сообществ и городской среды. Просвещение, волонтёрство, развитие культуры, национальная идентичность и здоровье нации – это важнейшие сферы приложения активности университета применительно к задачам развития. И все наши университеты активно организуют программы для людей третьего возраста. Проводятся акции типа «Библионочь», в которых участвуют тысячи и десятки тысяч горожан.

Общим выводом дискуссии является тезис о том, что именно университет сегодня может и должен выступить интегратором взаимоотношений власти, бизнеса и общества. Это принципиальная позиция.

Я готов привести в пример программу «ИНО Томск». Этот проект был поддержан отдельным постановлением Правительства. Мы уже три года преодолеваем межведомственные барьеры, и, собственно, итогом является то, что рост, например, показателей доходов от научно-образовательного комплекса в два раза превышает средний по региону. Научно-образовательный комплекс стал третьим в экономике региона и превысил доход самого города Томска.

Вузы, действительно, являются двигателем регионального развития, поэтому участники дискуссии очень высоко оценили усилия Правительства по реализации проекта 5/100. Сегодня мы видим, как вузы становятся не только центрами регионального развития – потому что высокотехнологичные компании пришли в наши города за квалифицированными кадрами, – но и распространителями этой практики изменений на всю территорию России.

Активно обсуждался проект опорных вузов. Указано и отмечено, что опорные университеты сегодня являются центрами социокультурной пересборки регионов. Были нарушены связи между разными уровнями образования, и опорные вузы заново актуализируют стратегию развития и включаются в эту стратегию. Участниками дискуссии была отмечена особая важность формирования сети региональных вузов. Мы Вас тоже просим особое внимание уделить этой работе.

Завершая, хочется сказать, что много обсуждений было посвящено образованию как общественному благу. Мы подготовили конкретные предложения, которые в текущем порядке представим в Министерство образования. Но было одно интересное предложение, которое, может быть, здесь можно озвучить, связанное с вхождением губернаторов в наблюдательные советы университетов, которое позволило бы активнее эту связку выстраивать.

По сути, мы констатировали, что обсуждённые инициативы свидетельствуют об интенсивном формировании зоны ближайшего развития всей системы высшей школы России. И от имени научно-педагогической общественности просим Вас поддержать этот процесс.

О.Васильева: У нас есть ещё одно выступление – Дмитрий Юрьевич Колодяжный, вице-президент по техническому развитию Объединённой судостроительной корпорации.

Д.Колодяжный (вице-президент по техническому развитию Объединённой судостроительной корпорации): Наша корпорация в последние два года успешно сотрудничает с Минобрнауки по подготовке молодых ребят на конкретных рабочих местах, в наших конструкторских бюро и на предприятиях в рамках программы «Новые кадры для ОПК».

Мы уже сейчас получили поддержку на создание и оснащение базовой кафедры в городе Северодвинске – ключевом для нас регионе. Реализуем проект по созданию образовательного кластера с Северным (Арктическим) федеральным университетом и активно работаем над реализацией программы «Пионер-М» с Севастопольским университетом.

Сейчас министерством запущена новая ведомственная целевая программа по подготовке кадров для ОПК, но она пока, на наш взгляд, не предполагает продолжения инфраструктурной поддержки базовых кафедр, поэтому мы со своей стороны готовы включиться и софинансировать подобные проекты. Я просил бы Вашей поддержки для продолжения этой программы.

Д.Медведев: Тут прозвучало от коллег предложение – Эдуард Владимирович сказал о том, что неплохо, чтобы губернаторы вошли в наблюдательные советы университетов. Если говорить о среднестатистическом регионе, где мы стремимся к тому, чтобы было несколько опорных вузов, проводим сейчас реорганизационные процедуры, то совершенно нормально, мне кажется, чтобы руководитель региона, глава субъекта Федерации в этих опорных вузах был в наблюдательном совете. Мне кажется, это хорошо, это действительно прямые коммуникации, и это тот самый региональный компонент, региональное взаимодействие, о котором, как я понимаю, говорилось на площадке.

Мы, конечно, не будем принимать такое жёсткое решение (это было бы, наверное, неправильно), но в качестве поручения можно было бы зафиксировать по итогам работы нашего форума рекомендацию главам субъектов Федерации подумать о том, чтобы войти в наблюдательные советы опорных вузов. По опорным университетам, по ведущим университетам, мне кажется, это абсолютно нормально.

В.Садовничий: Я хотел бы добавить, что есть союз ректоров. Он объединяет примерно 800 университетов, и в каждом регионе есть совет – это совет, который включает ректоров региона. Многие губернаторы входят в этот совет, тем самым они видят всё, что происходит в регионе. Это тоже очень эффективно.

Д.Медведев: Да, это, безусловно, так. Хорошо, что совет ректоров существует и губернаторы и руководители регионов с ним взаимодействуют. Но в чём, как я понимаю, смысл включения именно в наблюдательный совет? В том, что такая вовлечённость, особенно, когда речь идёт о родном университете, конечно, помогает развитию. Мне кажется, это индивидуально для каждого губернатора и каждого региона, хотя само по себе это точно не вредно.

Теперь из того, что прозвучало. Конечно, мы считаем правильным продолжить работу по тем направлениям в рамках постановлений Правительства, о которых коллеги упоминали: и по опорным университетам, и по проекту 5/100. Я не преувеличиваю те результаты, которых мы достигли, но всё-таки это уже достаточно энергичное движение вперёд, и именно поэтому нельзя останавливаться, нужно двигаться именно в этом направлении.

По поводу кадров оборонно-промышленного комплекса. Это, конечно, отрасль сложная, специфичная, но очень важная. В значительной мере те, кто работал в оборонке и занимался научными исследованиями, связанными с оборонно-промышленным комплексом в нашей стране в ХХ веке, двигали науку – и прикладную, и фундаментальную. Конечно, мы заинтересованы в том, чтобы этот потенциал не растратить.

Есть целевая программа, о которой было сказано. Она работает около двух лет и себя неплохо зарекомендовала. Было подготовлено около 6 тыс. студентов. Конечно, на этом нельзя работу завершать. Сейчас мы приняли новую программу, которая является продолжением старой. Она долгосрочная, рассчитана на период до 2020 года. Она позволит подготовить 9 тыс. специалистов в интересах организаций оборонно-промышленного комплекса. Она утверждена в феврале 2016 года. Естественно, что параллельно с подготовкой специалистов нужно заниматься и инфраструктурой. Это взаимосвязанные вопросы, так что эту деятельность мы продолжим.

О.Васильева: Вторую площадку я попрошу представить Третьякова Василия Сергеевича, заместителя проректора по образовательным технологиям Уральского федерального университета. Она называлась «Развитие технологий и содержания высшего образования как условие успешного трудоустройства».

В.Третьяков (заместитель проректора по образовательным технологиям и территориальной среде Уральского федерального университета): Если кратко дать резюме нашей встречи, то мы сегодня зафиксировали, что перед системой высшего образования стоят достаточно сложные задачи, связанные с подготовкой, с одной стороны, выпускников, которые способны сразу после университета проявить свои компетенции в производстве, приступить к выполнению своих трудовых обязанностей, с другой стороны, нам требуется подготовка ещё и высококвалифицированных кадров, тех, кто будут способны создавать новые технологии, новые места работы. Для того чтобы решать эти задачи, вузам требуется не только постоянно обновлять содержание своих образовательных программ, но и вовлекать в это обновление работодателей. Необходимо частично менять те образовательные технологии, которые применяются в университетах.

Мы обсудили опыт, который есть у университетов в этих направлениях сегодня. Действительно, позитивного очень много. Взять, например, медицину, где используются командные практики организации работы с использованием современных симуляторов или уже упомянутое взаимодействие с судостроительными компаниями, когда студенты десяти вузов в командах вместе создают реальное судно, получают реальный результат и ещё понимают, как оно в дальнейшем будет эксплуатироваться. Только такие проекты сегодня способны формировать и практические навыки, и навыки командной работы, и коммуникационные навыки, которые так нужны нашим предприятиям.

Обсудили и организационные механизмы, которые работают сегодня в системе образования. Это и целевой набор, это и базовые кафедры, это и, например, вхождение представителей работодателей в совет конкретных образовательных программ университетов. Опять же обращусь к уже упомянутому опыту программ адресной подготовки для ОПК. Там, например, были созданы 22 базовые кафедры, которые как раз помогли создать необходимую инфраструктуру для подготовки выпускников. Очевидно, нужен следующий шаг, и, по нашему сегодняшнему результату обсуждений, можно сказать, что он заключается в расширении практики проектного обучения, расширении роли, которую играют базовые кафедры в жизни университетов.

Мы хотели бы обратиться к Вам с просьбой поддержать развитие проектного обучения и ускорить прохождение законодательных актов, которые уже подготовлены для расширения применения практики создания базовых кафедр при университетах.

Ещё одна тема, которую мы сегодня достаточно детально и продуктивно обсудили, – это развитие онлайн-образования. Десятки миллионов людей по всему миру осваивают онлайн-курсы, получая с их помощью самые современные знания, реальные практические компетенции, которые позволяют им трудоустраиваться в определённых отраслях. Уровень доступности, который обеспечивает онлайн-образование, просто запредельный по сравнению с традиционными методами обучения. Более того, он позволяет обучаться людям, в том числе с ограниченными возможностями здоровья, по всей территории страны.

Мы уверены, что онлайн-образование сегодня – залог создания реальной системы непрерывного обучения в стране, и одновременно это способ обновления содержания образовательных программ в вузах. Очень простой пример: достаточно новые знания, новые практики интегрировать в один курс, и он тут же становится доступен для всех студентов всех университетов нашей страны.

Более того, сегодня работодатели активно включаются в этот процесс. Онлайн-курс позволяет не только отбирать будущие кадры, отбирать их среди тысяч студентов, отбирать именно тех, которые наилучшим образом мотивированы и обладают реальными способностями к выполнению практических задач, но это ещё и способ вовлечения работодателей в формирование содержания образовательных программ. Сегодня нередко ведущие онлайн-курсы создаются с привлечением специалистов с предприятий, и такой способ интеграции очень выгоден с точки зрения экономии времени сотрудников.

У нас есть определённые успехи в Российской Федерации. За прошедший год ведущие университеты вышли на мировые площадки – там есть более 50 наших курсов, они пользуются очень большим спросом. У нас есть реализованный проект «Национальная платформа открытого образования». За первый год нам удалось найти способы интеграции онлайн-курсов в систему формального обучения. Решены самые ключевые задачи: обеспечение качества таких курсов, обеспечение качества оценки результатов обучения по ним. За год мы создали около 100 курсов, которые используются сегодня 150 тыс. пользователей на территории всей страны, в том числе студентами наших университетов.

Мы уверены, что как национальный проект создание современной цифровой онлайн-среды может объединить сегодня усилия и работодателей, и вузов, и авторов по всей стране, чтобы создать самый современный, качественный и востребованный контент.

Мы просим Вас поддержать развитие онлайн-образования как части системы формального образования в нашей стране. Мы уверены, что это повысит не только доступность и качество образования в нашей стране, но вместе с проектным обучением позволит создать для каждого гражданина нашей страны индивидуальную траекторию обучения, которая позволит ему успешно трудоустроиться и полностью раскрыть свой потенциал.

Д.Медведев: Василий Сергеевич, я хочу понять (вопрос действительно серьёзный, мы только что рассматривали вопрос онлайн-образования на президиуме): каким образом нам добиться качества в этой системе? Потому что я думаю, что больше всего озабоченности именно по этому поводу.

Ведь по любой справке, которую человек получает в интернете, даже из вполне респектабельных ресурсов, – всё равно остаются сомнения по поводу её компетентности. Как здесь быть? Потому что это ещё более тонкая сфера, именно образовательная сфера. Причём онлайн-образование чем-то должно завершаться, это именно всё-таки образование, то есть процесс, который завершается какой-то квалификационной степенью. Как нам добиваться, на ваш взгляд, того, чтобы это было качественно?

В.Третьяков: Я бы отметил здесь три аспекта. Первый связан с тем, какой контент мы сегодня создаём. В рамках нашей дискуссии мы уделили этому очень много внимания. Мы говорили о том, что онлайн-курсы – это не просто видеолекции, не просто тесты, которые позволяют оценить компоненты знания, компетенции. Это ещё и большое количество симуляторов, тренажёров, интерактивных практик, в которые втягиваются студенты, и обязательно коммуникации между студентами и теми преподавателями, которые создавали эти курсы. Современный курс – это не просто набор каких-то цифровых ресурсов, это ещё и та среда, в которую студент погружается, реальная практика работы, где он получает навыки, которые можно оценить.

Если подходить с точки зрения системы оценки, то у нас за прошедший год реализации проекта «Национальная платформа» появились определённые наработки. Первая касается самой процедуры оценивания студентов. Мы сегодня создали такие инструменты, которые позволяют идентифицировать личность студента во время прохождения курса, оценивать его непосредственные достижения и быть уверенными в том, что это делает именно он.

Второй момент связан с оценкой формального качества контента и оценкой курса как такового. Мы уверены, что здесь нужно сочетать формальные процедуры, связанные с соответствием создаваемых курсов федеральным государственным образовательным стандартам, и уже сегодня есть механизмы, как это делать. Но с другой стороны, нужна общественная, открытая оценка, когда мы имеем набор курсов не просто в виде некой витрины, а витрины, в которой мы понимаем, насколько они были востребованы теми студентами, слушателями, которые их осваивали. Чтобы эта оценка могла происходить и со стороны академического сообщества, чтобы это была абсолютно открытая и прозрачная система, как, например, сегодня это делается в любом цифровом контенте.

Д.Медведев: Думаю, что вы правы. Мне кажется, что ещё очень важно на первых порах развития такого цифрового образования, современной цифровой образовательной среды, того проекта, который мы в настоящий момент будем осуществлять, чтобы те, кто будет заниматься обучением в рамках этого проекта, те преподаватели, которые будут участвовать в этом, были хорошо известны и имели высокую репутацию.

Понятно, что есть и много талантливых людей, которые только начинают эту работу, но всё-таки для того, чтобы появилось доверие, необходимо, чтобы это были хорошо известные, уважаемые преподаватели. И, конечно, желательна, на мой взгляд, также прямая связь с хорошими, респектабельными, серьёзными высшими учебными заведениями. Потому что если на таком курсе будет стоять цифровая печать МГУ, или ИТМО, или Петербургского университета и других университетов, которые на нашей встрече представлены, то для студента, естественно, это будет знаком качества. А если этого не будет, может быть, даже и курс неплохой, всё-таки будет больше сомнений. Мне кажется, мы должны будем уделить этому внимание на первых порах.

Я напомню, что у нас есть национальный портал «Открытое образование». На нём приблизительно 80 онлайн-ресурсов и зарегистрировано 100 тыс. пользователей. Оно вроде и неплохо, но на самом деле это капля в море. В рамках современной цифровой образовательной среды мы планируем перейти уже к другому количеству курсов: в 2017 году их должно быть около 500, в 2018 году их должно быть уже 1000, а в 2020 – 2000. И число обучающихся должно расти в такой серьёзной прогрессии, то есть в 2017 году – это где-то около 20 тыс. человек, в 2018-м – 100 тыс. человек, а в 2020-м – около 300 тыс. человек. Но делать это нужно только в том случае, если мы будем уверены, что такого рода образовательные курсы не нанесут вреда в целом системе высшего образования.

Я подчёркиваю, речь идёт именно об образовательном проекте. Если речь идёт о самообразовании, о необходимости получать какие-то знания внутри той или иной отрасли науки, междисциплинарные знания, здесь, конечно, каждый человек волен поступать, как ему нравится, читать всё, что ему интересно. Но если мы говорим о современной образовательной среде, о системе обучения, мне кажется, на это нужно обязательно обратить внимание. Я думаю, что коллеги-ректоры с этим согласны.

О.Васильева: Дискуссию нашу продолжит профессор Южного федерального университета Никитаева Анастасия Юрьевна.

А.Никитаева (профессор кафедры прикладной информатики в экономике Южного федерального университета): Мой вопрос, моя реплика связаны с тем, что решение задачи повышения качества образования, внедрения инновационных технологий тесно связано с вопросами стимулирования, мотивации и оплаты труда научно-педагогических кадров. В последние годы много делается для решения этого вопроса. В университете нам удалось построить систему, в рамках которой гарантированный минимум оплаты труда ассистента составляет 15, а профессора – почти 42 тыс. рублей. Но когда мы начали развивать программу мобильности, то столкнулись с тем, что такая система работает не везде и зачастую базовый оклад не обеспечивает достойной оплаты преподавателей, особенно молодых.

В этой связи, учитывая важную роль оплаты труда в развитии всей системы высшего образования, можно ли рассмотреть вопрос установления правила, согласно которому гарантированная, базовая часть заработной платы составляла бы в среднем 60–70% от общего уровня оплаты труда и была бы, например, для доцента не менее 100% от среднего уровня оплаты труда в регионе?

Д.Медведев: У высшей и средней школ пересекаются озабоченности по поводу того, каким образом формируется система оплаты труда. Я только что был на большом нашем педсовете, как я уже сказал, и похожие вопросы, такого плана, как и у вас, звучали и от учителей. Смысл вопроса в чём? Мы видим, как реализуются государственные решения, указы Президента, связанные с повышением уровня оплаты труда в средней школе и высшей школе. Но мы не всегда понимаем, каким образом эта система действует, и, более того, считаем, что она не всегда справедлива, потому что в значительной мере выход на базовый уровень, который установлен указами и другими актами, достигается за счёт различного рода надбавок, премий и иных выплат, которые не имеют регулярного характера. Наверное, эта озабоченность справедлива.

В тот период, когда я начинал преподавательскую работу, университеты активно боролись за то, чтобы можно было самим регулировать систему оплаты труда. Результат таков, что вы сами это сейчас и решаете. Но если вы полагаете (и здесь нужно послушать руководителей других высших учебных заведений), что нам надо установить некую гарантированную составляющую, например, по окладу, мы готовы это рассмотреть. Я такое поручение дал по итогам встречи с учителями. Они говорили о 70% от общих совокупных выплат.

Но во всяком случае точно можно установить какую-то рекомендацию о том, что если вы считаете это правильным в рамках университета, в рамках тех решений, которые вы принимаете в университете, значит, так тому и быть, тогда гарантированная часть должна быть существенно выше премиальной. Вот на это, мне кажется, можно было бы ориентироваться. Но ещё раз подчёркиваю, я это говорил и на встрече с учителями, и вам хочу сказать: мы здесь готовы принять любые решения, которые кажутся правильными университетскому сообществу, потому что то, что хорошо для одного университета, может быть не очень удобно для другого. Всё-таки есть различия и в регионах, и по контингенту профессорско-преподавательского состава, и по контингенту студентов.

Мы в любом случае продолжим работу по исполнению тех решений, которые воплощены в указах Президента от 7 мая 2012 года. У нас в стране порядка 260 тыс. преподавателей в государственных вузах. На них распространяются все те решения, которые были приняты, а именно: к концу этого года средняя заработная плата преподавателей по университетам должна быть в полтора раза выше, чем средняя заработная плата по региону, а в 2018 году – уже в два раза. Эти решения должны исполняться неукоснительно. На это будет направлено внимание и Правительства, и Министерства образования, и надеюсь, этим также будут внимательно заниматься регионы в той части, в которой это их касается. Это общие решения, они не могут быть пересмотрены, они должны быть исполнены, причём даже несмотря на текущую экономическую конъюнктуру и проблемы с финансированием.

Ну а первую часть ответа на вопрос вы уже услышали, и я считаю, что это должно быть, наверное, в целом в руках университета.

Как считают коллеги – ректоры других университетов, нужен этот гарантированный уровень? Потому что применительно к школе всё-таки немножко проще система оплаты труда. Может быть, в университетах тоже надо так поступить, или нет? Есть комментарии какие-то?

В.Садовничий: Дмитрий Анатольевич, это действительно так, даже в Московском университете более половины зарплаты – это привлечённые средства. Это либо плата за обучение, контрактная форма, либо это иностранные учащиеся, либо это научные гранты. Безусловно, базовая часть всё-таки нуждается в некотором повышении.

Ж.Алфёров (лауреат Нобелевской премии по физике, вице-президент РАН, ректор Санкт-Петербургского национального исследовательского академического университета): Я хотел сказать близко к этой проблеме. Вообще с моей точки зрения важнейшая задача нашей страны в целом – это возрождение высокотехнологичного сектора экономики, высокотехнологичных отраслей промышленности. При этом мы очень много потеряли за эти 25 лет. Возрождать их нужно на совершенно новом уровне. Роль образования здесь огромная. Есть одна деталь, с моей точки зрения очень существенная.

Я хочу подчеркнуть, что высшее образование может быть качественным только в том случае, когда оно сочетается с научными исследованиями, ведущимися в вузе, желательно междисциплинарными, желательно на новых направлениях.

Сегодня научные исследования у нас прежде всего развиваются за счёт грантов. При этом вузы не имеют практически базового финансирования по науке.

Мы имеем систему вузов: 2 национальных, федеральных, мы имеем 29 исследовательских университетов– это те вузы, которые получили этот статус, получили дополнительное финансирование, потому что они научные исследования по современным, передовым направлениям поставили в линию получения образования.

Я бы предложил сделать следующую вещь. Давайте, по крайней мере для исследовательских университетов, введём бюджетное финансирование в вузах, базовое финансирование на научные исследования. Это не означает, что мы ликвидируем грантовую систему – она, конечно, остаётся, она, конечно, функционирует, но при этом имеется базовое финансирование на научные исследования. Это означает, что по тем направлениям, о которых я говорил, мы можем выиграть, только если мы сделаем новые технологии на основе новых научных исследований и разработок.

Мы уже в наших исследовательских университетах, например у меня в академическом университете, сочетаем образование с междисциплинарными исследованиями в биологии, медицине, физике и с совершенно иным уровнем программирования, информатики. Это к тому же нужно широко использовать и в колледжах. Современный колледж – это не старый техникум и это не комбинация ремесленного училища с техникумом. Но в первую очередь я говорю о 29 ведущих исследовательских университетах страны, в которых в образование заложен этот принцип. Давайте мы сделаем там базовое финансирование по науке для тех целей, о которых я говорил.

Д.Медведев: Действительно, во всём мире используется сейчас грантовый принцип, но он, и здесь Жорес Иванович прав, целый ряд задач не позволяет решать, это правда. Нужно обычное финансирование в ряде случаев, а не грантовое. Потому что грантовое финансирование помогает конкретному учёному, который этот грант получил. Это здо?рово, он получает возможности для совершенствования своей научной работы, но есть масса рутинных вопросов, которые в гранты не вписываются.

Я напомню, что в настоящий момент по 2016 году на науку, и прикладную, и фундаментальную, и университетскую, и академическую в общей сложности запланировано 315 млрд рублей. Это приблизительно так же, как и в предыдущем году. Но как это правильным образом использовать – это отдельная задача. Давайте тоже об этом подумаем, особенно имея в виду сеть наших исследовательских университетов, о которых сказал Жорес Иванович.

О.Васильева: Следующая площадка – это «Развитие исследований и инноваций». Модератор, Юров Артём Валерьянович, заведующий кафедрой Балтийского федерального университета, нам представит результаты работы.

А.Юров (заведующий кафедрой Балтийского федерального университета имени Иммануила Канта): На нашей площадке было заслушано пять докладов, которые вращались вокруг обсуждения таких основных трендов, как развитие науки в университетах, внедрение системы наукометрических показателей, поддержка фундаментальных исследований через систему госзаданий, реализация проектов, связанных с мегасайенс, и других.

По результатам этого было составлено сообщение, в котором сказано, что структура научного комплекса стала совсем иной и что по многим параметрам университетская наука становится всё более конкурентной с академической. Практически одинакова численность исследователей, более 41% молодых исследователей в возрасте до 39 лет. А если оценивать результативность научных исследований, то по числу и качеству публикаций университеты демонстрируют чрезвычайно высокую динамику.

Существенна роль университетов в прикладной науке, это видно по внебюджетному финансированию, при этом прослеживается положительная тенденция, хотя пока ещё скромная, к его увеличению. Университеты сегодня лучше укомплектованы, их работа становится более структурированной. Но, несмотря на особую роль университетов – а я хочу подчеркнуть, что речь идёт об особой роли университетов, – мы не просим в настоящее время какой-то особой поддержки именно университетских научных проектов, это было бы неправильно.

В контексте данного обсуждения участники дискуссии хотели бы попросить Вас по возможности дать поручение о разработке механизмов, обеспечивающих равноправный доступ учёных, а также коллективов учёных вне зависимости от организации, ведомственной подчинённости к инфраструктуре, информации, вообще ресурсам, в том числе финансовым, на основе именно научных заслуг. Причём чем больше будет использоваться объективных показателей, чем серьёзней станет экспертиза, тем быстрее будет развиваться российская наука.

Вторая важная задача, которая также обсуждалась, – создание задела на долгосрочную перспективу. Речь идёт, конечно, о фундаментальных исследованиях, которые нуждаются в постоянной государственной поддержке, поскольку они вообще представляют собой внерыночное государственное и общественное достояние. Хотелось бы отметить, что российская фундаментальная наука становится опять всё более востребованной в мире. Впервые за многие годы удалось преодолеть спад публикационной активности. В 2015 году доля публикаций российских исследователей составила 2,31%. Это уже близко к 2,44% – задаче, поставленной Президентом.

Эти результаты были достигнуты во многом благодаря новому подходу министерства к формированию государственного задания по научной деятельности для университетов, которое было сосредоточено на концентрации ресурсов, на результативном кадровом потенциале. Были установлены определённые ориентиры по показателям результативности, в том числе в части научно-публикационной активности. Ясно, что применение данной модели является тем условием, которое действительно содействует формированию точек роста, развитию науки внутри организации.

Отметив этот опыт, хочу сказать, что в условиях, когда обычные фонды, которые многократно упоминались (РФФИ, РНФ), предоставляют граны, решают задачи поддержки наиболее интересных инициатив и идей на коротком отрезке, госзадание должно стать инструментом стабилизации поддержки результативных учёных и их коллективов. В этом смысле сохранение финансирования государственного задания в научной деятельности является той самой социальной гарантией обеспечения нормальной научной деятельности результативных учёных. Участники дискуссии хотели бы попросить сохранить его объёмы на уровне 2015 года.

В центре внимания нашей дискуссионной площадки также находился вопрос взаимодействия российских учёных с мировым научным сообществом. Россия активно участвует в нескольких больших исследовательских проектах последних лет. Например, Большой адронный коллайдер, лазер на свободных электронах. Но пока мы не создаём подобные объекты на своей территории. В настоящее время в России практически нет объектов научной инфраструктуры мирового уровня, куда бы стояла очередь из заинтересованных зарубежных партнёров.

Исключение составляет поддерживаемый министерством проект NICA, заложенный благодаря Вам в марте 2016 года в Дубне. Мы благодарны Правительству за возможность проведения научных исследований действительно мирового уровня, создание новых международных коллабораций в нашей стране на базе такой инфраструктуры, как проект NICA. Потому что по потенциалу проводимых исследований данный проект сопоставим с ЦЕРН. Научное сообщество широко обсуждает возможность размещения именно в нашей стране и других аналогичных крупных международных центров.

Такая инфраструктура – это не только возможность решения исследовательских задач, это привлекательность России для зарубежных учёных. В связи с чем участники дискуссии предлагают продолжить работу по созданию площадки типа мегасайенс. Это позволит нам и привлечь людей, и стать в этой сфере полноправными участниками формирования глобальной исследовательской повестки.

О.Васильева: Я попрошу ректора Национального исследовательского ядерного университета «МИФИ» Стриханова Михаила Николаевича продолжить дискуссию.

М.Стриханов (ректор Национального исследовательского ядерного университета «МИФИ»): Мы – один из первых двух национальных исследовательских университетов, которые Вашим решением были удостоены этой категории. В прошлом году наш университет вошёл в топ-40 мирового рейтинга «Таймс» по физическим наукам. Число молодых профессоров и доцентов у нас кратно увеличилось за последние годы, за тот период, когда реализуется проект 5/100 (глобальная конкурентоспособность) и 220-е постановление Правительства о мегагрантах ведущим учёным. Есть там дискуссионные вопросы, которые, конечно, надо пообсуждать, но в целом это способствует созданию новых лабораторий, привлечению ведущих мировых учёных. Мы просим Вас продолжить поддержку вот этих инструментов, которые обеспечат действительно продвижение российского образования на мировых площадках.

О.Васильева: Ведущий научный сотрудник ядерного университета «МИФИ» Константин Михайлович Белоцкий. Пожалуйста, Константин Михайлович.

К.Белоцкий (ведущий научный сотрудник Национального исследовательского ядерного университета «МИФИ»): Я являюсь ведущим научным сотрудником МИФИ и могу подтвердить, что количество молодых учёных в МИФИ, количество желающих идти в науку резко возрастает. Сейчас у нас количество идущих по специальности по выпуску возросло до 90% – в 1990-х годах этот процент был на уровне 10–20. И зарплаты реально поднялись.

Есть очень хорошие выпускники, которые выбирают по всему миру, куда идти работать. Например, у нас в прошлом году был выпускник, который окончил отлично, не имел ни одной четвёрки. Перед ним были открыты все университеты, он всё рассчитал и остался в МИФИ. И таких примеров у нас становится всё больше и больше. Всё больше становится у нас выпускников с красными дипломами, то есть уровень студентов повышается. Он повышается как по ЕГЭ, так и по квалификации на выпуске. В общем, движение такое заметное явно есть.

Д.Медведев: Я тоже несколько слов скажу по поводу той системы, которую мы сейчас обсуждаем.

Идеальных систем, конечно, не бывает. Вот эту систему поддержки, как и систему исследовательских университетов, национальных университетов, мы формировали последние лет 10, то есть в тот период, когда у страны для этого появились определённые возможности. В любом случае, это гораздо лучше, чем то, что мы имели десяток лет назад.

Вопрос заключается в том, что делать дальше. И мне бы хотелось, чтобы наш форум выработал предложения для Министерства образования и науки, для Правительства в целом о том, в каком направлении эту деятельность совершенствовать.

Если говорить о необходимости сохранения государственных заданий, то здесь у меня никаких сомнений нет – государственные задания должны сохраняться. Все разговоры о том, что такого рода задания могут целиком перейти в коммерческую сферу, к сожалению, мировой практикой не подтверждаются. Да, конечно, деньги, которые можно получить на развитие науки из частной сферы, – это хорошо, и надо создавать как можно больше примеров такого сотрудничества, увеличивать количество такого рода партнёрств, но всё-таки в целом государственные задания, государственные гранты, государственная система поддержки в мире остаются ведущими, мы от этого не можем никуда отойти.

У меня был разговор в Стэнфорде. Я просто спросил: сколько процентов финансирования вы получаете от государства? Ответ: 85–90. Поэтому это всё иллюзии, что в какой-то момент можно отцепить науку и сказать, что наука будет развиваться за счёт внутренних источников и за счёт прямой поддержки со стороны коммерческого сектора. Ещё раз подчеркиваю: надо обязательно это делать, нужно всячески вовлекать в эту работу и российский бизнес, и в целом всех, кто заинтересован в развитии науки, но государство всё равно будет играть в этом ведущую роль. Это не только наш пример, это пример самых продвинутых в научном смысле государств с абсолютно рыночной экономикой. Это первое, что я хотел сказать.

Отсюда вывод: те программы поддержки (с учётом текущей ситуации, конечно), которые у нас есть, мы постараемся сохранить. Это касается и уже принятых решений в рамках государственных заданий, государственных форм поддержки, грантов; это касается и нашей технологической инициативы, по которой мы начали работать; это касается новых проектов, которые коллеги упоминали; это, конечно, касается того, что мы делаем в рамках программы 5/100; касается упомянутого 220-го постановления о мегагрантах. Эта программа, кстати, рассчитана до 2020 года, мы её будем продолжать, она даёт вполне приличные результаты.

С тех пор как это постановление было принято (а я помню, как мы его обсуждали ещё в 2010 году), было создано 160 лабораторий по 27 направлениям науки под руководством ведущих учёных как из нашей страны, так и из других стран. Мы эту работу обязательно продолжим и в ближайшее время, естественно, перейдём к новой фазе этой деятельности.

Особенно ценно то, что более половины тех, кто работает в таких лабораториях, – это молодые люди, молодые учёные в возрасте до 35 лет, это приблизительно 60%. Поэтому программа будет продолжена, здесь можете не сомневаться. В этом году уже объявлен открытый конкурс на получение грантов в рамках этой программы. В нём участвуют 542 ведущих учёных из различных стран мира, которые готовы работать в наших научных и образовательных организациях. Это наши учёные и иностранные учёные. Финансирование на 2017 год и последующий период на эту программу предусмотрено, так что здесь можете не сомневаться, всё это будет сделано.

О.Васильева: Представление итогов последней нашей площадки, «Развитие государственной системы научной аттестации», сделает Федянин Андрей Анатольевич, проректор – начальник управления научной политики и организации научных исследований МГУ имени М.В.Ломоносова.

А.Федянин (проректор – начальник управления научной политики и организации научных исследований МГУ имени М.В.Ломоносова): Наш круглый стол был посвящён проблемам развития системы научной аттестации, системы присуждения учёных степеней кандидата и доктора наук.

Понятно, что всех нас – преподавательский и профессорский состав – эта тема касается самым прямым образом, потому что кто-то из нас защищает диссертацию, у нас защищаются наши ученики, наши аспиранты, поэтому нам небезразлично, что происходит в этой области.

Реформа системы присуждения учёных степеней идёт 3,5 года. В марте 2013 года Дмитрий Анатольевич дал соответствующие поручения, и вот с тех пор и началась активная фаза реализации модернизации системы присуждения степеней.

Участники круглого стола подчёркивают, что за это время была проведена очень серьёзная масштабная работа. Прежде всего принят новый порядок присуждения учёных степеней. Теперь присуждение учёных степеней, сама процедура защиты диссертаций стала абсолютно прозрачной. В интернете публикуются и тексты диссертаций, и отзывы на диссертации, и вся информация о членах диссертационного совета. Таким образом, включилась система личной репутационной ответственности участников процесса защиты диссертации. Это крайне важно, потому что это практически полностью исключает проблему некорректных заимствований, которая у всех у нас на слуху, это повышает ответственность и уровень диссертаций.

Недавно заработал новый состав Высшей аттестационной комиссии. Он обновился более чем наполовину. Можно сказать, что на площадку президиума ВАК вернулась научная дискуссия. По многим специальностям очень сильно обновился экспертный совет. Я являюсь председателем экспертного совета ВАК по физике и могу сказать, что у нас экспертный совет обновился более чем наполовину. По многим специальностям – по экономическим, педагогическим, гуманитарным – произошло ещё большее изменение состава экспертного совета. Он обновлён практически полностью.

Введены новые критерии и требования к работе диссоветов. И сейчас после проведения мониторинга число диссоветов сократилось практически на 40%. Таким образом, можно сказать, что в результате этих мероприятий система аттестации научных кадров заработала.

Сейчас стоит следующая проблема – как повысить её эффективность. И здесь участники круглого стола затронули четыре основные проблемы. Первая проблема – это проблема единых критериев и подходов в формировании сети диссертационных советов в организациях, которые подведомственны не только Минобрнауки. Потому что есть научные учебные организации и в Минтрансе, и в Минздраве, и в Минсельхозе, и так далее.

Вопрос: должны ли требования и критерии к образованию диссоветов в других подведомственных организациях отличаться от требований для подведов Минобрнауки? И здесь общее мнение, что система присуждения степеней будет эффективна только в том случае, если эти критерии, подходы будут едины для всей системы присуждения степеней, вне зависимости от их подведомственной подчинённости.

Вторая проблема – это проблема создания сбалансированной сети региональных диссертационных советов. С одной стороны, понятно, что мы обязаны обеспечить возможность учёным, преподавателям защищать свои диссертации в том федеральном округе, где они находятся, то есть не должен человек из Владивостока ехать в Москву, чтобы защитить диссертацию. Система региональных диссоветов должна обязательно быть настолько сбалансированной, чтобы дать возможность защищаться в каждом регионе. С другой стороны, понятно, что нельзя, чтобы в каждом университете был свой диссертационный совет. Нужно идти по пути объединённых диссоветов, образования диссоветов только в тех научных и учебных организациях, в которых есть научная школа, являющаяся общепризнанной.

Третья проблема, которую мы обсуждали, – это так называемый пилотный проект, он стартует 1 сентября. Двум ведущим университетам, Московскому и Петербургскому госуниверситетам, предоставляется право присваивать собственные степени кандидата и доктора наук. Я как физик работал и стажировался в нескольких странах, и мне нигде не задавали вопроса, что такое кандидатская степень Московского университета. Это все понимают, наша степень полностью конвертируема, поэтому у нас есть уверенность, что мы выполним это.

С другой стороны, где проходит граница этого пилотного проекта? Нам на него выделен год. У нас в МГУ 100 диссоветов, их председатели – это ведущие учёные, а нам дан всего лишь год, чтобы пройти эту процедуру полной реорганизации, когда мы закрываем диссоветы по данной специальности в университете, а после этого открываем новые.

Например, у нас сейчас, осенью примерно 750 аспирантов в МГУ заканчивают аспирантуру, и большая часть из них пойдёт на защиты, следовательно, мы должны обеспечить непрерывность процесса защиты диссертации. Поэтому вопрос: нужна ли здесь спешка? Надо ли это делать в течение одного года или надо спокойно посмотреть на результаты этого процесса? Это вопрос открытый и имеет право на существование.

И последний вопрос, которого мы коснулись, – это вопрос публикаций. Мы считаем, что публикации в реферируемых научных журналах являются естественным и необходимым условием для защиты диссертации. С одной стороны, это независимая экспертная оценка рецензента – специалиста в данной области, а с другой стороны, исследование не является завершённым, если оно не опубликовано. Если учёный сделал своё исследование в свой письменный стол, он не сделал исследование – оно должно быть опубликовано.

И тут участники круглого стола отметили важную проблему, она касается прежде всего специалистов гуманитарной области. Например, историкам, социологам, специалистам в политологии, в мировой политике зачастую сейчас довольно тяжело публиковаться в мировых журналах. Это связано не с тем, что у них плохой уровень исследований, а потому что такая сейчас ситуация. И здесь единственный выход – это всемерно развивать собственные научные журналы. Мы дискутировали об этом на нашем круглом столе, обсуждали положительные примеры создания наших, отечественных журналов по гуманитарной тематике, которые потом входят в систему и Web of science, и Scopus и отлично конкурируют с другими иностранными журналами.

Дмитрий Анатольевич! По итогам работы круглого стола я обращаюсь к Вам с предложением поддержать единые подходы и требования к формированию сети диссертационных советов. За основу можно было бы взять модель, которая разработана Минобрнауки в отношении своих подведомственных организаций. Она базируется на понятных, качественных показателях научной результативности организаций и членов диссоветов.

Д.Медведев: Я хочу у ректоров спросить, насколько сейчас у нас изменилась ситуация по сравнению с 2013 годом? И по поводу пилотного проекта, о котором говорилось: надо ли его продлевать или ещё как-то поступить?

Давайте спросим Петербургский университет, а потом Московский.

Н.Кропачёв (ректор Санкт-Петербургского государственного университета): Мы с 1 сентября переходим к процедуре защиты по новым правилам. У нас советов немного поменьше, чем в МГУ, и аспирантов тоже процентов на 20 меньше. Надеемся, что мы уложимся за год. Но лучше было бы, если бы срок был всё-таки продлён, потому что аспиранты, которые готовились три года, два года, готовились, будучи магистрами, в аспирантуру, они рассчитывали на определённые правила защиты и, конечно, будут испытывать определённое напряжение. Поэтому, если есть возможность инициировать изменения в законодательстве и продлить срок до двух лет, на мой взгляд, это будет правильно.

Мы идём несколько иным путём, чем Московский университет. Московский университет планирует создавать постоянно действующие советы. У нас будут советы ad hoc, на каждую защиту, обязательное участие иностранных специалистов в совете, обязательное написание каждым членом совета отзыва, и этот отзыв публикуется на сайте вуза до защиты.

Мы так делаем уже с 2013 года, проводим такие защиты. Степени наши признаются во всём мире, но не признаются в Российской Федерации. Теперь благодаря Вам наши защиты и результаты будут признаваться и в Российской Федерации тоже.

В.Садовничий: В Московском университете примерно 1000 защит в год и около 100 советов. Конечно, это огромнейшая система, и она на самом деле десятки лет работала не очень зависимо от ВАК, потому что это была реально работающая система. Безусловно, ВАК рассматривала, одобряла, но тем не менее эта была самостоятельная система. В 2009 году вышел закон о двух университетах и там был пункт, что эти университеты выдают дипломы собственного образца. У нас не было сомнений, что они будут признаны в мире. Вот уже шесть лет эти дипломы выдаются по окончании университета. Мы гордимся ими, они признаны во всё мире.

Возник следующий вопрос: а что делать с кандидатскими и докторскими? В принципе везде университеты берут на себя ответственность за качество защиты. Это принятая форма присуждения учёных степеней. И вот это и побудило нас обратиться к Вам, чтобы мы провели этот эксперимент. Мы хотим создать постоянно действующие советы, условно на год-два, с тем чтобы не по каждой защите создавать свой совет, а чтобы его создать по определённым направлениям. Конечно, за год 100 советов перестроить, может, и маловато времени (я согласен с Николаем Михайловичем), надо будет просить продления, но то, что это правильный путь и что этот эксперимент надо сделать – сомнений нет.

Но, Дмитрий Анатольевич, у меня такой вопрос (Жорес Александрович меня поддерживает): а Академия наук? Есть институты Академии наук, например Стекловский институт, равного которому в мире нет как математическому. Получается, что в университетах будут защищаться в своих советах, а Стекловский институт будет в общей системе. Поэтому я бы обсудил этот эксперимент через какое-то время и потом уже сделал следующий шаг.

Д.Медведев: Позиция понятна. Мы это обсуждали применительно к двум нашим национальным университетам – МГУ и Петербургскому университету. Ни у кого не было сомнений, что и дипломы будут признаваться, и защиты будут признаваться, и всё это можно делать внутри самих университетов.

Но я уже тогда задал вопрос: а что дальше? Невозможно же сказать, что у нас два университета, которые таким правом будут обладать, даже несмотря на их авторитет и вес. У нас есть другие хорошие университеты, это тоже все прекрасно знают. И в системе Министерства образования и науки, и в системе Академии наук есть выдающиеся научные школы, которые тоже имеют право на это претендовать. Это действительно очень непростой вопрос, который требует очень тактичного обсуждения, чтобы никого не обидеть. Но мы прекрасно понимаем, что мы этот перечень университетов бесконечно расширять не можем, иначе мы девальвируем саму идею.

Несмотря на то что делалось в последнее время, у нас ещё немало проблем. Ольга Юрьевна передала мне материал, он называется «Обзор деятельности сети диссертационных советов». На что я обратил внимание? Здесь перечислены некоторые диссертационные советы, в том числе по количеству докторских и кандидатских защит в 2015 году. Ничего не хочу сказать плохого, но назову как факт: на первом и втором местах Таджикский национальный университет и Академия образования Таджикистана – по 40 докторских и кандидатских защит в этом диссертационном совете в 2015 году.

Тут есть о чём подумать. Но, с другой стороны, есть и известные тенденции, о которых коллеги только что говорили. После изменения правил защиты и деятельности диссертационных советов в 2013 году (просто чтобы показать количественные параметры) по естественным наукам, по химии было 80 защит – стало 47; по техническим направлениям докторских, соответственно, было 357 – стало 217. Это процесс, который нужно оценить.

Конечно, у нас есть надежда на то, что мы ушли от некачественных защит, неподготовленных, сырых диссертаций или проблемы контрафакта, проблемы нарушения авторских прав, но могут быть и какие-то другие тенденции, на которые нам нужно обязательно обратить внимание.

Я согласен с тем, что коллеги предлагают после обсуждения на этой площадке посмотреть и по ведомственной принадлежности университетов, чтобы всё-таки здесь всё в одном русле развивалось, раз уж у нас сохраняется система обучения, фрагментированная по отраслям управления. Я имею в виду не только Министерство образования и науки и Академию наук, но и отраслевые министерства. Пока это есть, соответственно, нужно, чтобы все действовали в одном ключе.

О том, каким образом организовывать диссертационные советы. Опять же, мне кажется, что если уж мы доверяем университетам, вы сами это и решайте – будет ли это ad hoc или это будет совет, который действует в течение года. Возможно и то, и другое.

Хотел бы также поддержать предложения по поводу публикаций в реферируемых журналах. Если для естественных и точных наук всё понятно, то для гуманитариев (не только для политологов – вообще для гуманитариев) всё довольно сложно выглядит, особенно в нынешней ситуации, когда нас испытывают на прочность, что называется. Иными словами, полностью согласен с тем, что нужно развивать собственные, российские научные журналы по соответствующим областям знаний. Они у нас были, это хорошие журналы. Часть из них сохранилась, часть из них, кстати, находится в неплохом состоянии, и нужно их просто всячески поддерживать, чтобы там публиковаться, чтобы были ссылки. Мне кажется, это правильный путь.

Попрошу вас, уважаемые коллеги, подумать над дальнейшим развитием системы учёных степеней и званий, защит в нашей стране. Имею в виду те права, которые получили два университета, и дальнейшее развитие этой системы в целом. Куда нам двигаться? Здесь могут быть очень разные варианты, главное – не создать каких-то дополнительных проблем.

Подводя итог, хочу сказать, что по материалам, по результатам вашей сегодняшней работы и нашей встречи я, естественно, дам поручения по всем тем направлениям, о которых мы говорили: и по внутренним – для высшей школы, включая развитие и системы внутренних коммуникаций, и системы оплаты труда, и других вопросов, и по внешним вопросам, о которых мы только что говорили, имея в виду то, что они имеют общее значение для нашей страны в целом.

Что же касается ранее принятых решений, просто хочу ещё раз подтвердить вам, что мы будем их реализовывать и очень рассчитываем на вашу помощь и поддержку в этом направлении. Мы регулярно встречаемся с ректорским сообществом, с молодыми учёными и обязательно эту работу продолжим.

Россия > Образование, наука > premier.gov.ru, 26 августа 2016 > № 1873847


Россия. ДФО > Образование, наука > fano.gov.ru, 26 августа 2016 > № 1873644

Объем финансирования морских экспедиций на Дальнем Востоке в 2016 году превысил 300 млн рублей

Размер субсидии на выполнение морских экспедиций, выделенной Управлению научно-исследовательским флотом ДВО РАН в 2016 году составил 304,2 млн рублей, что в два с лишним раза больше показателя 2014 года.

Помимо средств на выполнение госзадания, ФАНО России выделило УНИФ ДВО РАН 60 млн рублей на регистровый ремонт научно-исследовательского судна «Академик Опарин». До конца года планируется еще выделение средств на ремонт судна «Академик М.А. Лаврентьев».

В целом же в период с 2014 по 2016 гг. управлению будет доведено более 715 млн руб. как на обеспечение мореходного состояния судов, так и на организацию морских экспедиций.

В настоящий момент база научно-исследовательского флота ФАНО России насчитывает 13 научно-исследовательских судов неограниченного района плавания. Шесть из них приписаны к порту г. Калининград, пять – к порту г. Владивосток, одно – к порту г. Мурманск и одно к порту г. Севастополь. За два последних года агентство провело модернизацию системы управления морскими экспедициями. В мае был создан Центр морских экспедиционных исследований. Новая структура сформирована при Институте океанологии им. П.П. Ширшова РАН. В ее состав вошли Атлантическая и Тихоокеанские базы флота. Ключевая задача Центра – обеспечение морских экспедиционных исследований, которые проводятся организациями, подведомственными ФАНО России. Для ее решения Центр обязан обеспечить своевременный и качественный ремонт и надлежащее содержание научных судов, контроль квалификации членов экипажей, качественное транспортное и снабженческое обслуживание судов.

Еще одна особенность новой системы управления заключается в том, что все заявки на проведение экспедиций на научно-исследовательских судах теперь поступают в Совет по гидросфере Земли, который отвечает за составление и утверждение Сводного плана морских экспедиций. Деньги на проведение работ выделяются Центру морских экспедиционных исследований в рамках государственного задания в соответствии с утвержденным перечнем работ и его обязанность обеспечить все заявки, включенные в план, судами и судовым оборудованием.

Что касается общего объема финансирования научного флота и морских экспедиций, то в 2016 году оно составит более 900 млн. рублей. Благодаря поддержке Правительства РФ, структурной перестройке системы управления флотом, а также активной работе Совета по гидросфере Земли, удалось добиться не только значительного увеличения количества морских экспедиционных исследований (42 экспедиции), но и расширить район работ. В частности уже выполнена экспедиция в Индийском океане при переходе НИС «Академик Николай Страхов» из порта Коломбо в Калининград и планируется еще одна полномасштабная комплексная экспедиция в Индийском океане на НИС «Академик Борис Петров», что позволит говорить о полноценном возвращении научных организаций России во все районы Мирового океана.

Россия. ДФО > Образование, наука > fano.gov.ru, 26 августа 2016 > № 1873644


Россия. УФО > Электроэнергетика. Образование, наука > minenergo.gov.ru, 23 августа 2016 > № 1882725

В Свердловской области начал работу VI летний образовательный форум «Энергия молодости».

23 августа 2016 года в Свердловской области открылся VI Межрегиональный летний образовательный форум «Энергия молодости». Организаторами форума выступили АО «Системный оператор Единой энергетической системы» совместно с Фондом «Надежная смена», Российский национальный комитет Международного Совета по большим электрическим системам высокого напряжения (РНК СИГРЭ), ПАО «Федеральная сетевая компания Единой энергетической системы» и ПАО «Т-плюс». Проект реализуется при поддержке Министерства энергетики Российской Федерации, Федерального агентства по делам молодежи (Росмолодежь), правительства Свердловской области, НП «Глобальная энергия» и Новоуральского городского округа.

«Энергия молодости» – ежегодная летняя образовательная программа, направленная на профессиональную ориентацию школьников и студентов. Цель программы – повышение качества профессиональной подготовки и уровня знаний учащейся молодежи в сфере электроэнергетики, укрепление сообщества учащихся «энергетических» групп общеобразовательных школ, студентов-энергетиков и молодых специалистов компаний электроэнергетической отрасли, а также для объединения усилий российских энергокомпаний в формировании кадрового резерва. Основными задачами форума являются поддержка научно-технического творчества молодежи в области электроэнергетической отрасли, повышение уровня профессиональных знаний будущих энергетиков, популяризация интерактивных форм обучения участников проектной деятельности.

VI Форум объединит победителей и участников Лиги по электроэнергетике Международного инженерного чемпионата Case-In – студентов ведущих технических вузов России, победителей и призеров Конкурса инженерных решений – учащихся 10-х классов. Всего в «Энергии молодости» примут участие более ста будущих энергетиков из 13 отраслевых вузов, семи лицеев и гимназий, а также молодые специалисты отечественных энергокомпаний. Форум продлится до 27 августа.

Тема «Энергии Молодости – 2016» — «Единая энергосистема России: инновационное развитие, компетенции персонала, надежность функционирования». Она объединит все образовательные форматы Форума, которые включают интерактивные профориентационные лекции, практические занятия и решение инженерного кейса, а также предусматривают системную практическую работу и решение реальных производственных задач, стоящих перед энергокомпаниями. В работе форума примут участие более 30 экспертов отрасли – представители энергокомпаний России и ведущие преподаватели энергетических вузов, партнеров проекта: Энергетического института Уральского федерального университета им. первого Президента России Б.Н. Ельцина и Энергетического института Национального исследовательского Томского политехнического университета.

Ключевой образовательный формат форума – инженерный кейс, разработанный при участии специалистов Системного оператора, посвящен Свердловской энергосистеме и Объединенной энергосистеме Урала. В ходе решения практической части кейса участники форума изготовят макеты электрических станций региона: Ново-Свердловской ТЭЦ, Среднеуральской ГРЭС, Рефтинской ГРЭС, Воткинской ГЭС и Белоярской АЭС и решат задачи, связанные с действующими энергообъектами энергосистемы Свердловской области.

В рамках форума «Энергия молодости» традиционно пройдет финал ежегодного Конкурса инженерных решений для старшеклассников – уникального проекта, направленного на развитие научно-технического творчества молодежи. В 2016 году Конкурс инженерных решений прошел в рамках Всероссийской конкурсной программы «Энергия старта», организованной Фондом «Надежная смена» совместно с НП «Глобальная энергия». В Конкурсе приняли участие более 200 десятиклассников из 15 регионов России. Лучшие из них награждены поездкой на форум «Энергия молодости».

Министр энергетики Российской Федерации Александр Новак в приветствии к участникам форума «Энергия молодости» подчеркнул его значение для отрасли: «Форум на протяжении шести лет являет собой уникальную площадку для молодых специалистов одной из самых важных и уважаемых профессий как в России, так и в мире. Эта площадка создает хорошие возможности для познания нового и расширения кругозора, налаживания взаимосвязей со специалистами из других регионов, а также совместного личностного и профессионального развития в едином коммуникационном пространстве».

Председатель Правления АО «СО ЕЭС» Борис Аюев в обращении к участникам «Энергии молодости» отметил: «Форум откроет перед вами новые возможности: вы научитесь решать практические задачи, ежедневно встающие перед энергокомпаниями, побываете на энергообъектах Урала, лично пообщаетесь с профессионалами отрасли. Но самое главное: вы научитесь работать в команде, принимать и отстаивать собственные решения, найдете новых друзей, которые в будущем станут вашими коллегами».

Генеральный директор Филиала ОАО «СО ЕЭС» ОДУ Урала Владимир Павлов в своем видеообращении к участникам поздравил их с открытием форума и пожелал интересных открытий, новых встреч и плодотворной работы.

Справка о форуме «Энергия молодости»

Форум «Энергия молодости» — один из центральных проектов в молодежной политике АО «СО ЕЭС», ключевое мероприятие системы непрерывной подготовки молодежи «Школа – вуз – предприятие», которую компания реализует в партнерстве с фондом «Надежная смена» с 2007 года. АО «СО ЕЭС» предоставляет материалы для разработки образовательной программы Форума, руководители и специалисты филиалов выступают в качестве преподавателей и экспертов, оценивая уровень подготовки будущих энергетиков. Также участники Форума знакомятся с работой филиалов компании в рамках экскурсионной программы. Участие в организации и работе форума «Энергия молодости» позволяет Системному оператору отбирать лучших студентов для обучения по специализированным программам подготовки магистрантов по заказу компании и для прохождения стажировок и практик.

Проект Межрегиональный летний образовательный форум «Энергия молодости» действует с 2011 года. За это время в Форуме приняли участие 320 студентов и старшеклассников проекта «Школа — вуз — предприятие».

Для предприятий электроэнергетической отрасли «Энергия молодости» уже не первый год является площадкой встречи с будущими молодыми специалистами. В ходе проведения форума энергокомпании знакомятся с технически одаренной молодежью, проводят презентацию своих предприятий, участвуют в специальных мероприятиях образовательной программы. За время реализации проекта в нем приняли участие ведущие энергетические предприятия России, в том числе: АО «СО ЕЭС», Жигулевская ГЭС ПАО «РусГидро», Самарский филиал ПАО «МРСК Волги», ООО «СГК», ЗАО «Группа компаний «Электрощит – ТМ Самара», АНО «Корпоративная Академия Росатома», Филиал ПАО «ФСК ЕЭС» – МЭС Волги, КЭС холдинг – Волжская ТГК, ЗАО «РТСофт», ООО «Прософт – Системы» и многие другие.

Россия. УФО > Электроэнергетика. Образование, наука > minenergo.gov.ru, 23 августа 2016 > № 1882725


Россия > Образование, наука > ras.ru, 23 августа 2016 > № 1881707

Кто не кормит свою науку, будет кормить чужую

Происходит ли в России реформа науки? Или это абсурдный косметический ремонт обрушившегося здания? Организация науки — вопрос политический и геостратегический, убежден старший научный сотрудник биологического факультета МГУ Владимир Фридман. Выбирая ту или иную модель, мы выбираем место России в мире: сможет ли она оставаться самостоятельной страной или будет способна существовать только как отросток западной системы?

— Какова сейчас ситуация с российской наукой? Нужны ей ли реформы?

— Нужно восстановление, а не реформы, потому что 1989-90 годах произошло крушение. Представьте, автомобиль потерпел аварию: что-то разбито, что-то уцелело… Реформа — это все-таки планомерная перестройка действующего механизма, как апгрейд компьютера или тюнинг того же автомобиля. Это не совсем то, что нам нужно.

— А нам надо перезапустить механизм?

— Да. В СССР существовала совершенно иная система организации науки, сейчас она частично разрушена. Например, в ходе реформ 1990-х годов похоронены советские отраслевые НИИ, которые осуществляли значительную часть работ по внедрению ноу-хау. Их деятельность нередко подвергалась критике, но это был работающий механизм, которого сейчас нет.

Сейчас нам нахваливают конкурсное финансирование вместо бюджетного, оценки эффективности по публикациям и так далее… Забавно, что наиболее активными пропагандистами этого подхода оказываются люди, состоявшиеся как ученые в условиях советской системы, построенной принципиально иначе — с бюджетным финансированием, с министерством науки в лице академии, которое получало от своих институтов информацию о функционировании производительных сил страны и как-то согласовывало это с государством.

— Эти люди выступают за западную модель, потому что уже получили свое образование при советской системе и теперь хотят его монетизировать? Или потому что это действительно хорошая и эффективная система?

— Чужая душа — потемки. Но обычно работает некий сплав идейной позиции и личной выгоды.

Однако в обольстительной мысли "давайте сделаем, как в США" есть один логический изъян. Если раньше мы от Штатов отставали слегка, сейчас мы отстали сильно. Тот, кто вырвался вперед, сделал это не только потому, что он сам такой хороший бегун, но и потому что смог эксплуатировать недочеты отстающего. Пытаясь копировать лидера, мы эти изъяны увеличиваем.

В игре на опережение нужно не повторять финты фаворита, а действовать, условно говоря, в контрапункте. Вот лишь некоторые факты. Если сейчас в России новации обеспечивают 6,2 процента роста экономики, то в СССР в 1953–1960 годах они давали 54,2 процента роста, в конце 1960-х — 31,5 процента, в эпоху застоя — 35,8 процента. То есть советская наука, которую критиковали сильно и частью справедливо, была эффективнее нынешней. Причем, эффективнее на порядок.

— Что означают эти проценты — рост ВВП?

— Это вклад НИОКР (научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ) в росте ВВП. В 1980 году проводились исследования, согласно которым один процент увеличения вложений в науку в СССР давал рост производительности труда в масштабах страны на 0,43 процента. Американские исследования тех лет свидетельствуют, что у них один процент увеличения вложений увеличивал на 0,06-0,1 процента производительность труда. То есть наука и в нашей стране, и у нашего основного конкурента в конечном итоге способствовала всплеску мощности производительной силы.

Причем, благодаря социальным преимуществам советского строя — низкая цена на транспорт, практически бесплатное жилье — научный паритет Советским Союзом поддерживался при значительно меньших затратах.

В силу всего этого советская наука была даже более эффективной, чем американская. Естественно, она была связана с той социальной системой, которая существовала в СССР — с уничтожением классового барьера, благодаря чему практически каждый мог реализовать свои таланты. Практичные американцы очень внимательно вглядывались в то, что делали мы. И в 1960-х годах, после успехов СССР в космосе, они частично создали "лифт" для талантливых людей из низших классов…

Сейчас на восстановление научного потенциала есть две точки зрения. Обе идеологические, и обе расходятся совершенно. Это крайние точки зрения. Первая: давайте отберем самых эффективных, отберем тысячу лучших лабораторий, тысячу лучших завлабов, а все прочее пусть умрет. Зато мы честно распределим гранты между этими немногими лучшими.

Вторая точка зрения часто встречается у производственников. Скажем, мой знакомый экономист говорит, что ввиду изменений климата Россия занимает очень выгодное транспортное положение в плане навигации по Севморпути и по рекам. Дескать, это дешево, это выгодно, давайте это развивать! Но проблема в том, что за годы реформ состояние речных сооружений, необходимых для навигации, пришло в состояние еще худшее, чем наука. Он говорит: "Дайте нам финансирование 1988-го года и мы все восстановим!" Кто за это будет платить, как это увязывается с сиюминутными бизнес-интересами, его как производственника не волнует…

— Так все-таки получается, что надо развивать всю науку? Или поддержим лучших, чтобы стать первыми в отдельных направлениях?

— Последняя идея активно пропагандируется, и у нее есть свои плюсы. Так, у тех, кто войдет в число лучших, будет больше ресурсов, больше возможностей продвигать свои исследования и подбирать сотрудников.

Минусов здесь несколько: во-первых, всякий человек достаточно быстро достигает предела своей компетентности. Например, Нобелевский лауреат Андрей Гейм или биоинформатик Михаил Гельфанд не могут быть лидерами во всех направлениях науки, родоначальниками всевозможных научных тем. А наука строится из научных тем, школ, то есть, условно говоря, кафедр либо лабораторий. Каждая занимается несколькими темами, любая из которых важна. И если мы хотим, чтобы наша наука была полночленной, а не сборочным производством для Запада, то нам надо развивать все направления.

Пусть даже в чем-то мы занимаем не первое место, не второе, а третье или четвертое, нужно следить за международными публикациями, за состоянием дел. И когда вдруг появится талантливый студент, аспирант, пусть даже второстепенный ученый, важно, чтобы мы могли его социализировать в актуальное направление.

А в условиях интенсивной селекции при грантовой системе будет порядка 60 процентов отсева. Соответственно, чем сложнее экономическое положение, тем отсев дарований будет выше. Какая-то часть их финансирования не получит. Возможности социализации таланта в этой области не будет. На следующий год отпадет еще некая часть из оставшихся. В итоге в результате такого рода селекции мы потеряем значительную долю научных направлений. Она просто исчезнет! А на нет — и суда нет. Значит, нет возможности для потенциального таланта этой наукой заняться.

Конкурс — это, конечно, хорошо. Но чтобы кого-то селектировать, надо сначала вырастить все разнообразие специалистов и из них уже выбирать, а не уничтожать целые направления.

Кроме того, западная система вызывает немалое недовольство на самом Западе. Например, были исследования зависимости эффективности раздачи грантов от их размера. В журнале N+1 была статья, в которой рассматривалось, грубо говоря, не лучше ли давать мегагранты самым эффективным, чем небольшие гранты всем работающим. Так вот, линейной зависимости эффективности исследования от размера гранта нет.

Другой неприятный момент в грантовой системе — оценка продуктивности научной деятельности по индексам цитирования, импакт-факторам журналов и другим научно-техническим показателям. Тут есть проблема, сформулированная еще в 1970-е годы сотрудником банка и хорошо известная экономистам. Называется она Закон Гудхарта. Смысл в том, что как только мы в качестве показателя эффективности используем некий формальный критерий, не относящийся к содержанию деятельности, то участники этой деятельности перестраивают свою активность так, чтобы заниматься не содержанием, а, собственно, удовлетворять этому критерию.

Растет так называемая имитационная наука. Об этом уже есть публикации. Скажем, в последнем издании Бюллетеня по борьбе с лженаукой комиссии РАН отмечается, что снижается воспроизводимость исследований.

Поэтому на Западе усиливаетеся оппозиция к такому подходу. Есть Сан-Францисская декларация, где утверждается, что это вредная система оценки, и немало известных людей ее подписало. У нас же, как обычно, старательно копируют иностранное, хотя можно было бы, воспользовавшись современной критикой, сразу скорректировать систему организации науки и не повторять этих ошибок.

Кроме того, в этом случае разные науки оказываются в очень неравном положении. Причем проиграют именно те наши науки, которые занимают лидирующее положение в мире: палеонтология, математика, даже "моя" прикладная биология. Причина очень простая — там нельзя быстро получить "публикабельный" результат. Например, у нас "полевой сезон" — это один год, быстрее никак. Соответственно, меньше публикаций в научных журналах, а значит — меньшая "эффективность".

Те изменения, которые предлагают либеральные реформаты, очень удобны для тех направлений, по которым наш шанс догнать мировую науку и вообще сделать что-то хорошее невелик. Зато они крайне губительны для тех направлений, в которых мы лучшие, которые, исходя из логики вещей, надо развивать. Это очень неприятный момент.

Россия > Образование, наука > ras.ru, 23 августа 2016 > № 1881707


Китай > Образование, наука > russian.china.org.cn, 23 августа 2016 > № 1873230

Академия наук Китая /АНК/ объявила сегодня, что во время погружения в Марианскую впадину беспилотный батискаф "Хайдоу" впервые преодолел глубину 10000 м, установив национальный рекорд глубины погружения -- 10767 м.

Экспедиция проходила с 22 июня по 12 августа. В ее рамках было изучено самое глубокое место Марианской впадины -- "Бездна Челленджера". Дважды батискаф "Хайдоу", самостоятельно разработанный китайскими специалистами, опускался на глубину более 10000 м, сделав Китай третьей после Японии и США страной, способной создать глубоководный аппарат такого класса.

"Успех нынешней экспедиции сократил отставание нашей страны от США, Японии и Великобритании -- стран-пионеров в изучении больших глубин Мирового океана, и знаменует собой начало новой эры в отечественной истории подводно-исследовательских экспедиций", -- констатировал один из руководителей экспедиции, ученый АНК Лю Синьчэн. Он оценил достижение батискафом "Хайдоу" глубины более 10000 м как новую веху для китайской морской науки после погружения на глубину в 7000 м, совершенного пилотируемым глубоководным аппаратом "Цзяолун". -0

Китай > Образование, наука > russian.china.org.cn, 23 августа 2016 > № 1873230


Россия > Образование, наука > premier.gov.ru, 20 августа 2016 > № 1873853

Всероссийское августовское совещание педагогических работников.

Дмитрий Медведев принял участие в пленарном заседании форума.

Всероссийское августовское совещание педагогических работников прошло 19–20 августа 2016 года в Москве на базе Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте России и завершило серию аналогичных совещаний в субъектах Федерации.

В совещании принимали участие более 500 педагогических работников из 66 субъектов Российской Федерации. Среди них победители Всероссийского конкурса «Учитель года», учителя, которым присвоено почётное звание «Народный учитель Российской Федерации», и педагоги, подготовившие победителей всероссийских, международных олимпиад, конкурсов профессионального мастерства.

В рамках совещания работали пять дискуссионных площадок: «О повышении престижа профессии учителя в обществе», «Национальная система учительского роста и совершенствование профессионального стандарта педагога», «Инфраструктура школьного образования», «Снижение бюрократической нагрузки» и «Школа России: к новым образовательным результатам».

Из стенограммы пленарного заседания:

Д.Медведев: Два слова скажу для того, чтобы передать бразды правления и представить нового Министра образования и науки Ольгу Юрьевну Васильеву. Прошу любить и жаловать.

О.Васильева: Сегодня второй день нашего педагогического совета. Педагогическое собрание в августе– это очень хорошая российская традиция, потому что работники образования собираются вместе, обсуждают задачи, которые предстоит решить в новом учебном году. Чем отличается этот педагогический совет? Впервые такое совещание имеет всероссийское значение, хотя в каждом регионе в разном формате такие совещания проводятся в последние две недели перед началом учебного года.

Я хочу привести несколько цифр. 83 региона, 680 участников– это представители государственных и муниципальных органов исполнительной и законодательной власти, это педагоги, педагогическая общественность, представители родительской общественности. Чем мы занимались вчера и что будем обсуждать сегодня? Всероссийский педагогический совет актуализировал вопросы работы над поручениями Президента и Правительства Российской Федерации, была проанализирована текущая ситуация и предоставлена возможность обсудить вопросы, волнующие нас, детей, родителей и общество в целом.

Теперь очень коротко: известно, что работало пять площадок. Каждую из них я буду представлять. Вначале хочу предоставить слово Мокринскому Михаилу Геннадьевичу, директору школы «Летово», который представит результаты работы площадки «Инфраструктура школьного образования» .

М.Мокринский (директор АНО «Школа “Летово”»): Представляя работу площадки «Инфраструктура школьного образования», я должен сказать, что работа вчера весь день проходила, во-первых, очень заинтересованно, а во-вторых, конструктивно. Для всех участников этой секции разговор был не только об инфраструктуре, а для большинства – о доступности и для всех без исключения – о качестве образования, которое этой самой инфраструктурой обеспечивается и гарантируется. Как оказалось, у всех было что сказать на эту тему. Поэтому я сегодня озвучиваю только основные предложения и соображения, которые прозвучали на этой площадке. Их было значительно больше, часть из них пойдёт как предложения регионального уровня и на заметку самим участникам.

Первая часть была о строительстве школьных зданий. Так совпало, что сегодня строительство школьных зданий в регионах – это одновременно две положительные динамики. Первая – демографическая положительная динамика, а вторая связана с освоением федеральных государственных стандартов. Обе они требуют, чтобы у детей в школах было время и место для того, чтобы работать вместе, в группах, с учителями в правильно организованной деятельности, и чтобы мы имели возможность каждый следующий шаг планировать всё лучше и лучше. И в этом смысле речь идёт не только о том, чтобы сокращалось количество школ, работающих в две смены, чтобы как можно быстрее исчезли школы, работающие в три смены, чтобы одновременно происходила ротация школьных зданий с уходом в небытие тех, которые уже дожили до практически полного износа. Речь идёт о том, чтобы одновременно школы были готовы сочетать разные форматы обучения и чтобы всё это было качественно. И в этом смысле общим пожеланием тех, кто работал в составе нашей площадки, было продолжить программу по созданию новых школьных мест и придать этой программе приоритетный характер, что очень важно.

Вторая тема. Когда мы строим эти школы, всё главное, что мы хотим увидеть на выходе, закладывается первоначально в проекты школьных зданий. И у нас много новых неплохих проектов, они появляются в регионах, над ними работают и учителя на фокус-группах, архитекторы строители, которым тоже хочется сделать хорошую работу. Но, притом что много неплохих проектов, они все сделаны по нормативам, которые складывались многие десятилетия. И часто оказывается, что эти нормативы не учитывают самого главного – как видят качество будущего учебного процесса сами педагоги. И в этом смысле предложение секции, от которой я сегодня выступаю, выглядит следующим образом. Подумать над созданием механизма, который позволит сначала реализовать некоторую сумму передовых проектов, на которые может в дальнейшем опираться, на которых может строиться этот передовой педагогический опыт. Затем описать реализованные находки, затем сделать самую важную, третью часть работы – проанализировать и превратить их в нормативные требования. И это второе пожелание от нашей площадки.

И наконец, третье. Про учебное оборудование. Мы хотели бы, чтобы оно было доступным и качественным. Сегодня, конечно, многие учителя придерживаются в своей работе традиционного преподавания – мел, тряпка, доска. Но чем дальше, тем больше роль современного учебного оборудования, чтобы учебный процесс строился нормальным, современным образом. И надо добиваться того, чтобы производство школьного оборудования затрагивало все аспекты по оснащению школ, чтобы оно было приближено к регионам по максимуму и чтобы оно своим качеством соответствовало разнообразию школ.

Поэтому от лица площадки следующее предложение: на федеральном уровне предусмотреть меры поддержки российских производителей оборудования, с тем чтобы они имели возможность его производить на завтрашнем уровне качества. И чтобы регионы в этом активно участвовали.

Т.Светенко (директор МОУ «Псковская лингвистическая гимназия»): На площадке обсуждался ещё один очень важный вопрос. Проблематика касалась школьных автобусов. Мы считаем, что школьные автобусы– это достаточно крупный, очень важный социальный проект, который одновременно является ещё и инструментом, позволяющим обеспечить доступность качественного образования. Поэтому мы предлагаем на федеральном уровне разработать соответствующую программу, которая позволит педагогам, проживающим в сельской местности и в малых городах, не беспокоиться по поводу обеспечения школ необходимым и качественным транспортом.

Д.Медведев: Я, естественно, самым внимательным образом проанализирую результаты работы на всех площадках, в том числе и на первой площадке, о которой только что рассказывал наш коллега Михаил Геннадьевич (Мокринский).

Несколько замечаний о том, где мы в этом отношении находимся и что нам предстоит.

Понятно, что инфраструктура школьного образования – это та основа, без которой образование просто не может развиваться. Мы это осознаём в Правительстве, и именно поэтому даже в тот период, когда у нас всё весьма непросто с точки зрения денег, была выдвинута и реализована большая программа по созданию детских садов в масштабах страны. И сейчас мы перешли к программе строительства школ.

Хочу вас прямо здесь, на нашем совещании, заверить, что мы эту программу реализуем до конца, чего бы это ни стоило. Потому что мы прекрасно понимаем: мы можем принимать хорошие законы, писать отличные учебники, готовить блестящих педагогов, повышать зарплату, но если негде будет заниматься, то наше образование будет деградировать. И престиж учителя будет деградировать, и вообще всё будет, к сожалению, в очень печальном состоянии.

Что мы планируем сделать? Большинство наших школ, напомню, построено в 1960-е, 1970-е годы. В ближайшие 10 лет нам необходимо создать мощности для того, чтобы осуществлять обучение практически огромного количества учеников. Имею в виду рост 3,5 млн ученических мест. Это колоссальная государственная задача. До 2025 года у нас будет приблизительно 6,5 млн мест. На этот год, напомню, мы запланировали 25 млрд рублей на то, чтобы начать эту программу. Программа началась. Она в этом году даст нам прирост приблизительно 50 тыс. мест– это около 100 школ. Но это самое начало. Уверен, что и в этом году, и в последующие годы мы с этими задачами справимся. Но не менее важно, конечно, заниматься теми вопросами, о которых говорил Михаил Геннадьевич. Я имею в виду и нормативное регулирование – создать современные проекты школ, с тем чтобы нам не пришлось их переделывать через несколько лет, чтобы они имели определённый запас прочности, чтобы они были рассчитаны не только на большее количество учеников (их, очевидно, через некоторое время станет больше), но чтобы они отвечали современным стандартам образования. Вот такие проекты нам нужно создавать. И я надеюсь, что мы сможем это сделать вместе с вами. Что я имею в виду? Мы всё время говорим о необходимости использования так называемых типовых проектов. Правильно: чтобы школа не превращалась в дорогостоящий дворец, а была современным, высокотехнологичным зданием. Но в то же время лучшие типовые проекты, как, кстати, и в советский период, нам необходимо не только выбирать, но и тиражировать. Это позволит сделать более дешёвым строительство, а стало быть, просто быстрее школы строить, а с другой стороны, использовать лучшие практики. Так что я готов все эти идеи, которые были на площадке озвучены, поддержать.

Что касается вопросов, связанных с оборудованием для обучения. Мы этой темой тоже занимаемся уже достаточно давно. Я специально, когда мы встречались сейчас с модераторами площадок, задавал вопрос: есть ли это самое российское оборудование, есть на что опереться? Получил ответ, что в принципе оно есть. Если это так, если оно вас прежде всего как педагогов, как руководителей образования удовлетворяет, тогда мы сделаем ставку именно на российских производителей, потому что, конечно, нам лучше поддерживать своих, а не приобретать китайские разные колбы, пробирки или глобусы. Лучше, если мы будем всё это делать у себя дома.

И наконец, что касается программы по школьным автобусам. Я отлично помню, как 10 лет назад приблизительно мы в Правительстве говорили о том, что парк школьных автобусов, который работает на селе, в провинции, практически изношен и необходимо его обновить. И тогда было принято фундаментальное решение это сделать. За это время мы сумели приобрести и поставить в регионы 26,5 тыс. автобусов. Это существенным образом поменяло ситуацию.

Но время не стоит на месте. Действительно, срок службы автобуса ограничен, а срок службы автобуса для перевозки детей вообще жёстко лимитирован, поэтому мы вынуждены сейчас снова вернуться к этой программе. Скажу откровенно, мы рассчитывали, что регионы более активно включатся в эту работу. Но сейчас есть проблемы финансирования региональных расходов, поэтому федеральный центр принял такое решение: буквально вчера я подписал первое распоряжение о закупке новых автобусов для поставки в регионы. Это 1800 новых школьных автобусов в 2016 году на общую сумму 3 млрд рублей. Так что эта работа началась и будет продолжена. И автобусы уже идут в регионы. Просто хотел бы всех вас сориентировать: можете сказать своим руководителям систем образования, губернаторам передать, чтобы их встречали.

О.Васильева: Следующую площадку – «Школа России: к новым образовательным результатам» –представит модератор Кириченко Вита Викторовна, директор гимназии №1520 имени Капцовых.

В.Кириченко (директор ГБОУ города Москвы «Гимназия № 1520 имени Капцовых»): Достижение новых образовательных результатов, необходимость которых очевидна, неразрывно связано с обновлением содержания образования, созданием современных регуляторов образовательной деятельности, наличием инструментов, механизмов, которые могут обеспечить качественную работу современного учителя. Вчера об этом и шёл разговор на нашей площадке, и, по мнению участников, он оказался полезным и, самое главное, конструктивным. Мы обсуждали примерные образовательные программы, которые так ждёт профессиональное сообщество накануне 1 сентября. И было отрадно услышать, что ещё одна программа для старшей школы готова и ей можно будет пользоваться с 1 сентября этого учебного года.

Мы говорили вчера о предметных концепциях. Часть из них уже создана, над частью из них работа идёт. И все выразили уверенность, что документы эти, регуляторы, нужны не только учителям-предметникам, не только по тому предмету, по которому создана концепция, они важны для всех участников образовательной деятельности. Концепции, вобравшие в себя проблемы содержательного, методического, мотивационного характера, задают направление деятельности, помогают понять, куда, как и зачем мы движемся.

Не могли мы обойти стороной и очень важный вопрос, новый для современной школы, связанный с достижением метапредметных результатов. Совершенно очевидно, что для достижения этого уровня результатов нам необходима консолидация всех усилий и профессиональных сообществ – и ассоциаций учителей-предметников, и учебно-методических объединений всех уровней – и регионального, и федерального. Нужна слаженная работа и одинаковое понимание всеми участниками образовательного процесса новых результатов, которых мы хотим достичь.

Отдельно разговор зашёл об инструментах, о том, что помогает нам сегодня решать стоящие перед всеми задачи. Прежде всего речь идёт об информационно-образовательной среде, о том, что, несмотря на обилие существующих материалов, опыт их использования, очень важным и актуальным на сегодня является вопрос об осмыслении того, что уже наработано, и о дальнейших шагах, о понимании того, что необходима сертификация, качественная, профессиональная экспертиза материалов, которыми пользуемся мы, учителя, в своей работе.

И ещё один вопрос, очень важный, очень нужный и своевременный. Речь идёт о дальнейших шагах по достижению личностных результатов. Совсем недавно была создана организация «Российское движение школьников». Она делает первые шаги. Вчера мы говорили, насколько важно общее понимание, объединение усилий всех нас, потому что и Российское движение школьников, и каждая школа в Российской Федерации решают общие задачи. Без объединения усилий, грамотного, рационального использования времени, ответственности за каждый наш шаг этих результатов нам не достичь.

Мы вчера практически все говорили о том, насколько важны ответственность, грамотность в профессии каждого учителя. Мы, естественно, не можем быть ровесниками наших детей, но мы должны быть их современниками, чтобы этих новых образовательных результатов достичь. Результаты эти не самоцель, как и качество образования не самоцель. Это дорога к достойной жизни каждого из нас.

Я озвучу одно решение от нашей площадки, на мой взгляд, очень важное. Это создание межведомственного механизма взаимодействия уровня исполнительной власти регионального и федерального, который будет обеспечивать реализацию всего задуманного на постоянной основе.

М.Русецкая (исполняющая обязанности ректора Государственного института русского языка имени А.С.Пушкина): Вита Викторовна, говоря о новых требованиях к новым образовательным результатам, сказала, что действенным механизмом, инструментом их достижения является электронная образовательная среда. Действительно, за последние годы пройден значительный путь. Сегодня школа реально использует электронные ресурсы, сервисы для достижения образовательных результатов, повышения квалификации педагогов, взаимодействия с детьми и родителями. Это уже норма нашей жизни, норма профессиональной деятельности.

Но вместе с тем мы говорили на нашей площадке о том, что требования к новым результатам образования рождаются не только в системе образования, они рождаются и вовне, диктуются теми изменениями, которые происходят в обществе и в экономике. Мы видим, что электронные коммуникации, онлайн-обучение – это сегодня новые реалии. Практически нет профессий, в которых не было бы требований к компетенциям электронного общения, работе в электронных средах. Более 60% нашего повседневного общения, по оценкам экспертов, это общение в электронных средах. Поэтому мы считаем, что проект, связанный с созданием «Российской электронной школы», её развитием, должен выйти на новый уровень. Нам нужна действенная электронная образовательная среда, школа, в которой были бы ресурсы в соответствии с российскими стандартами, которые были бы выполнены ведущими педагогами, по лучшим программам российского образования на русском языке. Они, во-первых, обеспечили бы доступность образования не только жителям всей нашей страны, но и за рубежом – тем, кто желает и имеет интерес к российским образовательным программам. Это действенный инструмент индивидуализации, потому что сегодня только онлайн-обучение, только электронное образование может отвечать на вызовы всех групп обучающихся: и детей с ограниченными возможностями, и детей одарённых, имеющих повышенную мотивацию и требующих программы высокого уровня сложности. И конечно, это новая среда для развития педагогов.

Мы от нашей площадки очень просим, Дмитрий Анатольевич, поддержать инициативу создания «Российской электронной школы» и придать ей статус государственной инициативы в области образовательной политики.

Д.Медведев: Я двумя руками за. Потому что сам в какой-то период старался сделать всё для того, чтобы такие качественные изменения в ходе реализации первого нашего национального проекта по школе произошли. Когда мы всё только задумывали, начинали, ни о какой электронной среде речи даже не шло, задача была гораздо более простой, хотя на тот момент она казалась исключительно сложной – просто хотя бы интернет довести до каждой российской школы. В тот период это было приблизительно около 50 тыс. школ. И мы сделали это даже быстрее, чем я предполагал. Но это была технологическая задача. Она сложная, дорогая с учётом того, что у нас огромная страна, очень разная, с разными возможностями технологическими, но это всё-таки техническая задача. Гораздо более важной была задача добиться того, чтобы педагоги приняли эту новую коммуникативную среду. Это очень непростая тема для любого человека, и для школьного учителя тоже. Но надо признать, что наша школа блестяще этот экзамен выдержала, я имею в виду весь наш педагогический состав – и молодых педагогов, и зрелых. Они очень быстро овладели этой коммуникативной средой, стали разговаривать с учениками на одном языке. А это ведь очень важно, чтобы не только ученики тянулись к педагогу, учителю, но и чтобы всё-таки учитель понимал, на каком языке ребята общаются, а это язык современной жизни, электронный язык, язык электронных коммуникаций. Поэтому я уверен, что у «Российской электронной школы» большое будущее, и, конечно, готов сделать всё, чтобы этот проект быстрее внедрялся в жизнь.

О.Васильева: Следующая площадка – «О повышении престижа профессии учителя в обществе». Представит её модератор Фёдоров Валерий Валерьевич.

В.Фёдоров (генеральный директор Всероссийского центра изучения общественного мнения): Тема особого статуса учителя, престижа учительской профессии настолько важна, настолько значима, что, наверное, нельзя её доверять только учителям. Это проблема общества в целом, потому что, если учитель не будет достаточно мотивирован, не будет достаточно уверен, не будет достаточно свободен, то он не сможет научить и воспитать по-настоящему свободного, всесторонне развитого, открытого и современного человека. Если учитель чувствует себя жертвой обстоятельств, то, конечно, он не сможет превратить своего ученика в творца и созидателя. Поэтому на нашей секции мы искали пути повышения престижа профессии учителя и внутри учительского сообщества – такой самоидентификации, и в обществе в целом.

Для начала констатация, что происходит в последние несколько лет. Зарплата – очень важный материальный фактор – реально выросла (указы выполняются). В школу стала приходить молодёжь. На протяжении последних трёх лет учительских вакансий стало гораздо меньше – меньше 1% по России, говорят статистики. Сложная экономическая ситуация вновь повысила такую ценность, как работа в школе,– тем, что она гарантирует стабильность и защищённость. Впервые за последние десятилетия доля молодых учителей сравнялась с долей учителей пенсионного возраста. Профессия учителя вновь становится привлекательной для молодёжи. Уже несколько лет уверенно растёт конкурс на педагогические направления подготовки.

Тем не менее в последнее время мы часто слышим: средние показатели не отражают реальность – зарплаты учителей урезаются, несправедливо распределяются премии и дополнительные выплаты за качество работы.

В этой связи мы сформулировали несколько предложений. Первое и, наверное, главное: майские указы должны неукоснительно выполняться, как бы ни было сложно сейчас государству с финансовой точки зрения. Это ответственность Федерации в первую очередь.

Второе предложение. Разобраться в тонкостях зарплатной бухгалтерии сегодня очень сложно не только обычному учителю, но зачастую и директору школы. Должны быть ясные и понятные всем общие подходы, нужна общая рамка отраслевой системы оплаты труда. На смену трём разным используемым сегодня в регионах моделям оплаты труда в образовании должна прийти одна.

Третья идея и предложение: учительский труд должен быть нормирован. Нужно установить верхний предел часовой нагрузки, исключить случаи дискриминации. Через дополнительные выплаты должны поощряться конкретные результаты труда. Механизм распределения этих выплат должен быть абсолютно прозрачным.

И четвёртая идея связана с дополнительным образованием. Сегодня это важнейшая ветвь системы образования, а в ней важнейшим звеном являются детские школы искусств. Их деятельность направлена на духовно-нравственное воспитание детей средствами искусства, на раскрытие творческого потенциала формирующейся личности ребёнка. Поддержка со стороны государства системы дополнительного образования детей должна стать одним из важнейших направлений государственной культурной политики. В этой связи мы предлагаем принять все необходимые меры по повышению зарплаты преподавателям детских школ искусств до уровня учителей общеобразовательных школ.

О.Васильева: Слово модератору. Пожалуйста, Рачевский Ефим Лазаревич, директор лицея «Царицыно».

Е.Рачевский (директор ГАОУ города Москвы «Центр образования №548 “Царицыно”»): Я бы хотел добавить к тому, что сказал Валерий Валерьевич (Фёдоров), чтобы не сложилось впечатление, что дополнительное образование – это только искусство. Без дополнительного образования у нас не будет инженерной культуры. Россия сегодня уверенно занимает лидерские позиции в школьном образовании, и не только в школьном. Образ ботаника– помните в фильмах образ ботаника? – стал совершенно другим. Это, как правило, успешный пятиклассник или девятиклассник, который занимается лёгкой или тяжёлой атлетикой, способен дать отпор, активно участвует в социальных и других сетях. Сегодня хорошо учиться престижно. А современный российский учитель – это уровень высоких технологий, это уровень высокой культуры.

Д.Медведев: У вас, вне всякого сомнения, была одна из наиболее интересных секций, хотя каждая секция важна. Но эта секция затрагивает саму учительскую корпорацию.

Понятно, что для любой профессии, а тем более для профессии педагога, учителя престиж исключительно важная составляющая. Для учителя престиж – это, по сути, оценка его деятельности государством, потому что, несмотря на достаточно большое уже количество частных школ, всё равно от государственного регулирования и в частных школах зависит очень многое. И мы это понимаем. Задача государства заключается в том, чтобы в максимальной степени способствовать высокой престижности учительской работы – и морально, и материально. Вы все упомянули указы Президента от 7 мая 2012 года. Они сыграли абсолютно фундаментальную роль в изменении системы оплаты труда учителей в школах. Действительно, за последнее время заработная плата была доведена до средней по региону. Я практически каждую неделю получаю отчётность по этому поводу, и в общем и целом она [отчетность] выглядит весьма прилично. Но, как только начинаешь говорить о ситуации в целом, сразу возникает масса вопросов, касающихся реально сложившейся ситуации, в том числе так называемых средних показателей, снижений. Я хочу, чтобы вы услышали от меня это: Правительство и я, мы знаем об этом и будем делать всё для того, чтобы такого рода проблемы снимать, даже при понимании того, что в среднем ситуация выглядит вполне благопристойно и соответствует решениям, которые были заложены в соответствующем указе.

Но проблема заключается не только в средних показателях, проблема заключается и в так называемой зарплатной бухгалтерии, о которой только что было сказано. Действительно, это довольно тонкая история, если брать представление обычного учителя, человека, который в общем-то и не обязан разбираться в том, каким образом устроена система оплаты труда, во всяком случае в тонкостях. Тем не менее, с другой стороны, вся эта зарплатная бухгалтерия должна быть понятной и прозрачной. Здесь говорили о наличии трёх моделей, необходимости перейти на одну модель, необходимости заняться нормированием, необходимости ввести универсальные критерии, целый ряд других предложений звучал. Хочу вам сказать совсем простую вещь: мы готовы сделать так, как вам удобно, просто как удобно педагогам. Давайте это всё обсудим и примем решение. Можем вернуться к некоторым прежним принципам исчисления заработной платы – имею в виду базовую часть, оклад, надбавки и так далее. Можем сохранить те принципы, которые существуют сегодня, когда основной набор решений принимается на уровне школы. И тот и другой подход возможен. Но это не должно быть решение, навязанное новым Министром образования, коллегами по Правительству, Правительством в целом, губернатором. Это должно быть решение, которое вызрело в педагогическом сообществе. Я очень прошу вас эту работу продолжить и окончательно подготовить для нас предложения. Мы их, вне всякого сомнения, учтём.

По поводу дополнительного образования. Я понял, что все поддерживают идею об увеличении оплаты труда педагогов дополнительного образования. Тогда нам придётся сделать самое простое – постараться найти деньги. Будем стараться это делать.

О.Васильева: Следующая площадка, следующий круглый стол – «Национальная система учительского роста и совершенствование профессионального стандарта педагога». Я приглашаю модератора, Ямбурга Евгения Александровича, школа №109.

Е.Ямбург (директор ГБОУ города Москвы «Школа №109»): Был очень глубокий разговор. Сейчас говорится о том, что учитель должен иметь достойное существование. Идея не новая, ещё Антон Павлович Чехов написал в начале прошлого века: нищий учитель – это позор для страны. Мы все за то, чтобы уровень не снижался. Но я могу сказать и другое. Весь мировой опыт показал, что само по себе повышение заработной платы ни к какому новому качеству образования не приводит. Это всё равно что закачивать золото в море и ждать приплода рыбы. Возникает очень серьёзный вопрос. Здорово, что мы вкладываем в инфраструктуры, в школы, в компьютеры. Но до тех пор, пока мы не поймём, что самое главное вложение – в голову учителя, мы нового качества не получим. Это открытие не только всемирное, ещё 140 лет назад Ушинский писал, что никакая реформа образования, никакое улучшение школы невозможно иначе, чем через голову учителя. Поэтому в центре, конечно, квалификация. Давайте говорить прямо: у нас педвузов 25 осталось. Их слили, размыли – где-то оправданно, где-то нет. А у них всё-таки иная задача, чем у университетов. Это другая подготовка. Центры повышения квалификации во многих местах оптимизировали, лишними они оказались. Как без этого мы будем растить нового педагога?

Выполняя Ваше поручение, мы разработали профессиональные стандарты. Разработали уже два года назад. Эти профстандарты педагога – ответ на вызовы. Все говорят только об информационной среде. Это действительно была новая задача. Но решение о концепции инклюзивного образования? Когда в одном классе сидят и здоровые, и с задержкой в развитии? А кто учил учителя работать с ними?

Идут мощнейшие демографические сдвиги. У нас полно детей в школах, у которых русский не родной, дома на нём не говорят. Но это новая компетенция – обучение русскому как иностранному. В 46 регионах осуществляется авторский надзор, я руководитель группы внедрения стандартов и могу сказать, что этот процесс только начинается. Нельзя с учителя требовать того, чему мы его не научили.

Директива такая – ввести с 2017 года. Я считаю, что мы не готовы вводить с 2017 года, нужно время. Это очень опасные вещи. Многие регионы докладывают: мы готовы. Знаете, как они делают? Ликвидируют школы седьмого, восьмого вида – для детей с задержками в развитии, и таких детей – в обычные школы. В этой ситуации надо проявить особую осторожность.

Учитель должен иметь профессиональный рост и ощущать его. Дело и в зарплате, и в статусе. На это надо закладывать деньги. Представим, что происходит. Мы наконец увидели учителя высшей категории. Неважно, как он будет называться. В чём идея? Его нагрузка должна сократиться вдвое с детьми, он должен, как хирург, чтобы не потерять чувствительность пальцев, работать с детьми, но основная его миссия: он носитель передовых педагогических практик. Что мешает этому сегодня? Нормативная база. Я как директор имею право нанимать учителей только для непосредственной работы с детьми, а методическая работа не идёт ни в стаж, ни в пенсию.

Речь идёт о том, что параллельно с введением профессиональных стандартов надо понять, какая нормативная база мешает их менять. Но ведь это системные вещи. Говорят, что нет дефицита кадров. Это по-разному. Я езжу по стране, и, скажем, в Волгоградской области огромный дефицит математиков, физиков и так далее. А в крупных городах молодые люди не могут попасть в школы, горлышко это почти закрыто. Потому что сидят возрастные педагоги, дай им бог здоровья. Почему сидят? Потому что пенсия небольшая. Но если мы назначим их супервайзерами или наставниками, чуть-чуть повысим пенсию, введём молодых людей, у меня как у директора не будет болеть душа – их будут курировать. И опять это требует всего-навсего изменения нормативной базы, а не дополнительных денег.

Очень многое можно сделать, но при этом надо чётко заложить базовые вещи. Никакое введение новых стандартов не должно приводить к ухудшению экономического положения учителя и лишению его социальных льгот. То есть это можно и нужно делать, и тогда будет и профессиональный рост, и повышение квалификации учителя, и мы достигнем того, чего хотим, – нового качества образования.

Т.Куприянова (заместитель председателя профессионального союза работников народного образования и науки Российской Федерации): Нам очень приятно, что буквально на каждой дискуссионной площадке шёл разговор о том, что сделать и какие найти решения, чтобы была более тесная увязка роста материального обеспечения учителя с его достижениями, с повышением эффективности и качества его работы.

То же самое происходило и на нашей дискуссионной площадке. Мы проанализировали, какие сейчас меры принимаются. В частности, вспомнили о том (а это просто необходимо было сделать), что в рамках Российской трёхсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений каждый год принимаются единые рекомендации по совершенствованию системы оплаты труда в государственных и муниципальных учреждениях. И задача членов Российской трёхсторонней комиссии каждый год заключается в том, чтобы оперативно вносить изменения в систему организации заработной платы, и с тем чтобы помогать обеспечивать приоритеты государственной политики в бюджетной сфере в различных отраслях, и с тем чтобы стимулировать профессиональный рост работников. В частности, уже несколько лет принимаются рекомендации о том, чтобы повысить окладную часть заработной платы в структуре заработной платы, причём не за счёт специальных дополнительных средств, а за счёт перераспределения средств. Очень важно, чтобы действительно и общество наше, и каждый педагог понимал, что квалифицированный труд учителя, требующий специальной подготовки, очень высокой квалификации, должен быть заслуженно оценён, чтобы действительно было и привлечение молодых, талантливых, опытных, и чтобы лучшие не уходили из школы.

Поэтому очень большая просьба к Вам, Дмитрий Анатольевич: пожалуйста, дайте поручение губернаторам регионов. Ведь есть такие предложения, они обоснованы, а ситуация почти не изменяется. Получается, что у нас во многих регионах собственно оклад, или ставка заработной платы, составляет 20 – 25% от заработной платы, всё остальное – доплаты и надбавки с применением повышающих, понижающих коэффициентов. И получается, что эти доплаты и надбавки часто не зависят ни от должностных обязанностей и качества их выполнения, ни от реализации образовательной программы. Мы надеемся на Ваше личное в этом участие.

Д.Медведев: Безусловно, национальная система учительского роста нам нужна, но современная система, причём учитывающая специфику – региональную специфику и индивидуальную специфику.

Прозвучал вопрос по поводу гарантированной части заработной платы учителя. Надо нам к такой системе возвращаться или нет? Мне кажется, что ответ опять же должно дать само педагогическое сообщество, но при этом мы должны учитывать региональные различия, подготовленность школ, педагогических коллективов и просто реально сложившийся уровень оплаты труда. Но я абсолютно согласен: совершенно ненормально выглядит ситуация, когда базовый оклад составляет 5 или 10%, а всё остальное – надбавки, причём учитель не понимает, каким образом они исчисляются. Это вызывает раздражение, ощущение, что всё делается непонятно, непрозрачно и несправедливо, а это самое плохое, что может быть.

С другой стороны, возвращаться к жёстким, фиксированным формам оплаты труда, как это было в советский период, мне представляется ненужным. Поэтому я предложил бы ещё раз проанализировать соотношение между гарантированной частью заработной платы учителя в структуре общей заработной платы и премиальными выплатами, надбавками, подготовить рекомендации и при этом всё-таки предложить самим регионам на региональном уровне определиться, каким образом поступить. Притом что за Министерством образования осталась бы методологическая составляющая. Потому что, если мы сейчас для всех предложим единую схему, я боюсь, что не все школы этому обрадуются, даже несмотря на то, что какая-то часть школ в этом случае будет чувствовать себя более уверенно. Это тонкий вопрос, но с чем я не могу не согласиться и в чём хотел бы поддержать то, что сказал Евгений Александрович Ямбург: что бы мы ни делали с системой оплаты труда педагогов, с профессиональными стандартами – любые эти новеллы не должны приводить к ухудшению экономического положения учителя. Это абсолютно недопустимо. Давайте из этого и будем исходить.

О.Васильева: Слово предоставляется директору школы «Наследник», члену выборного штаба «Единой России» Духаниной Любови Николаевне.

Л.Духанина (заведующая кафедрой национального исследовательского ядерного университета«МИФИ», директор АНО «Школа “Наследник”»): Партия «Единая Россия» проводит большое количество встреч с родителями в детских садах, школах, учреждениях профессионального образования. Мы сегодня слышим позитивные отзывы о таких реализованных программах, как строительство детских садов, строительство бассейнов, программа ремонта спортивных залов в сельских школах. Безусловно, с радостью воспринято начало программы строительства новых школ. Это и важно, и полезно, и радостно для нашего населения. Это расширяет возможности наших детей. Россия по уровню доступности всех уровней образования занимает одну из лидирующих позиций во всём мире, и это не может нас не радовать.

Что же волнует наше население? Это проблемы неравенства образовательных возможностей, снижение роли образования как социального лифта. Образовательная инфраструктура на территории нашей огромной страны распределена неравномерно, и пока ещё сегодня в сельской местности наши дети имеют меньшие возможности для получения образовательных программ повышенного уровня, для обучения в спортивных школах, музыкальных школах. В начале 2000-х годов реализовывалась очень большая программа, связанная с созданием базовых школ, насыщением инфраструктуры, с привлечением молодых педагогов на село. Тем не менее сегодня этого ещё не достаточно. По-прежнему образовательная траектория для детей в сельской местности беднее и короче.

Мы отмечаем наличие неравенства возможностей и на территории городов. Известно, что в городе есть общедоступные школы и есть школы, в которые сложно попасть. В них реализуется программа повышенного уровня, большой блок дополнительного образования, эти школы предлагают очень интересные платные образовательные услуги. В результате дети из различных социальных групп оказываются в разных школах с разным качеством преподавания, с разными шансами на сдачу экзаменов в 9 и 11-м классах. Федеральная целевая программа развития образования предусмотрела начиная с 2017 года поддержку школ с низкими образовательными результатами. На наш взгляд, нам необходимо увеличить масштаб этой программы, потому что сегодня предусмотрено в программе свыше 20 субъектов. Мы считаем, что на сегодня этот масштаб недостаточен для остановки негативных процессов.

Но разница не только в положении школ. В последние годы мы очень много занимаемся оценкой индивидуальных результатов детей, и это очень важная и необходимая задача, ей нужно заниматься. Но надо понимать, что такая процедура иногда становится барьером на пути некоторых детей, в том числе из социально слабых групп.

Например, подготовка к ЕГЭ. Сегодня ЕГЭ не вызывает вопросов – это объективный независимый инструмент оценки результата ребёнка. Однако подавляющее большинство родителей говорят о том, что достигнуть высоких баллов по ЕГЭ без услуг репетиторов невозможно. Аналогичное мнение сегодня присутствует и в отношении сдачи экзаменов в 9-м классе. И здесь снова закономерно проявляются различия в доходах семей: не каждая семья может себе позволить репетитора или очень хорошего репетитора для своего ребёнка. На практике это приводит к накоплению различий в возможностях.

40% детей из лицеев, гимназий, школ с углублённым изучением предметов дополнительно изучают предметы с репетиторами, занимаются изучением дополнительных иностранных языков. Этот показатель для обычной районной школы в полтора раза ниже и ещё ниже, естественно, для сельской школы. Не все семьи могут платить за репетиторов. В результате родители беспокоятся о том, что дети с потенциально низкими результатами на экзаменах начинают выдавливаться из системы образования. Нам необходим контроль индивидуальных результатов достижений ребёнка, но этот контроль не может быть механизмом дифференциации детей− нам необходимо обеспечить детям, которым нужно помочь при подготовке, адресную поддержку. Это сигнал системе для организации адресной поддержки.

По-прежнему остро стоит вопрос о доступности, качестве и соответствии образовательным стандартам наших учебников. Бесплатными учебниками сегодня на территории страны обеспечены в полном объёме две трети субъектов. В остальных субъектах родители вынуждены платить. Средняя стоимость комплекта учебников составляет 3,5 тыс. рублей – это достаточно большие затраты для бюджета многих российских семей. Бесплатные учебники – это государственная гарантия. Дмитрий Анатольевич, мы просим Вас, чтобы Правительство приняло дополнительные меры по обеспечению учебниками к началу учебного года.

В обществе есть опасения, что профессиональное образование может стать доступным только представителям отдельных групп. Нам известна Ваша позиция, что бюджетные места в вузах сокращаться не будут. Мы поддерживаем Вашу позицию и надеемся, что ничего в иную сторону меняться не будет.

Настораживает появление платных образовательных программ в среднем профессиональном образовании. По закону об образовании среднее профессиональное образование является бесплатным и общедоступным. Мы также просим Правительство обратить внимание на это и обеспечить те гарантии населению, которые закреплены Конституцией и законом об образовании.

Задача партии «Единая Россия» и её цель – заботиться о людях, поэтому нам важно, чтобы пространство образования России действительно было пространством большого количества социальных лифтов для наших детей. Нам важно обеспечить для них равные образовательные возможности.

М.Пильдес (директор ГБОУ «Академическая гимназия №56» , Санкт-Петербург): Мы давно говорим о снижении бюрократической нагрузки на учителя, о дебюрократизации школы. Сегодня мы должны говорить о том, что у нас есть серьёзные подвижки в положительную сторону, очень многие вопросы разрешились, что очень приятно. В частности, очень многое, что касалось задач, которые должно было выполнить Министерство образования и науки, сделано. Я знаю это по собственной школе. Когда вышел документ об упрощении работы над рабочей программой, все были счастливы. Было восемь определённых пунктов, стало три. Это очень хороший знак, но надо двигаться дальше.

Необходимо срочно решить вопрос с другими ведомствами, которые постоянно заинтересованы в том, чтобы получить информацию от школы. Вчера наши коллеги поделились, посчитали: несколько тысяч различных запросов за год. Вопросы к любой школе – и большой, и маленькой.

Мне бы очень хотелось от имени огромного количества участников нашей вчерашней секции попросить Вас, Дмитрий Анатольевич, о том, чтобы добиться ограничения отчётности школ, особенно в случае имеющегося открытого доступа. Нам очень чётко прописали, каким должен быть сайт. Я точно знаю, что проводятся конкурсы сайтов, это всё проверяется. Ответственность руководителей школ заключается в том, чтобы организовать решение этой проблемы так, чтобы сайты были интересными, читаемыми и полезными для тех людей, которые бы хотели получить информацию о школе. Это первая тема.

Вторая тема связана с проверками. В этом зале сидят опытные, умные люди, которые прекрасно понимают, что если мы не будем проверять и нас не будут проверять, глаз замылится. Проверки очень важны для развития и коллектива, и образовательной организации. Но проверки тоже требуют сокращений, особенно проверки тех учреждений, которые показывают высокий уровень результативности. Это очень поддержит школы.

Т.Воробьёва (директор ГБОУ города Москвы «Лицей №1535»): На нашей дискуссионной площадке (впрочем, как и на всех) обсуждался процесс информатизации, который призван оптимизировать нашу работу, помочь достигать лучших результатов, затрачивая меньшие усилия. Так вот оказалось, что не всегда это оптимизирует. Очень много ведомств, различных структур хотят получить информацию, отчёты от образовательных организаций, – они вводят, создают различные автоматизированные системы, базы данных, которые образовательным организациям предлагается заполнять. Вот их количество растёт просто с невероятной скоростью. И у нас очень большая просьба: нельзя ли дать поручение Минкомсвязи интегрировать базы данных, с тем чтобы вопросы, касающиеся образовательных организаций, учащихся, учителей, не надо было заполнять в нескольких (а порой эта цифра доходит до десятка) базах. Вот у нас такая просьба к Правительству и к Вам.

Д.Медведев: Несколько слов по последней части вопросов и последней площадке, посвящённой отчётности. Конечно, задача школы, задача педагога – учить, а не отчёты писать. Это совершенно очевидно. И я полностью согласен с тем, что здесь прозвучало. Уже на эту тему я высказывался во время одного из форумов в Новосибирске. Меня просто поразила цифра, которую мне тогда привели: оказывается, 80% того, что учителя и руководство школы (директор, завуч) пишут в разные места, вообще не связано с учебным процессом. То есть это не запросы со стороны Министерства образования и науки, а это сторонние запросы. Надо с этим разобраться. Конечно, полностью уйти от отчётности не удастся, я вам этого обещать не могу. Но эта отчётность должна быть понятной, без повторов, и абсолютно согласен, что эта отчётность не должна содержать в себе общедоступную информацию. Всем ведомствам пора научиться пользоваться существующими базами данных и существующими электронными ресурсами – сайтами школ, где вся информация размещена. Поэтому эту идею я сразу же хочу поддержать.

Теперь по поводу того, чтобы сократить отчётность в целом. Я, естественно, тоже всецело за. Поручение я уже на эту тему давал. Хочу вас проинформировать, что ведомства готовят ответ к 1 сентября о том, чтобы в целом уменьшить общее количество отчётности. Если потребуется, мы можем внести поправки в законодательство.

В отношении идеи ограничения количества проверок для тех учебных заведений, школ, которые нормально себя зарекомендовали, у которых нет каких-то проблем. Я думаю, что это тоже возможно, это тот принцип, который мы применяем в отношении любого субъекта права, который ведёт себя правомерным образом. Я думаю, что это относится и к школе. Если по школе нет каких-либо серьёзных проблем, количество проверок в отношении такой школы должно быть точно меньше, но критерии этого должно выработать Министерство образования. Ольга Юрьевна, я прошу вас этим заняться, посмотреть, как можно эту программу было бы воплотить в жизнь.

По поводу электронных баз. Я согласен, что эти базы вроде бы есть, и все радуются тому, что сейчас не надо заполнять, как раньше, журналы, в целом ряде случаев достаточно вбивать данные. Но если эти базы плохо работают, не сопрягаются с другими базами данных, если приходится одно и то же вбивать по десятку раз, это означает, что электронный документооборот в школе нормально не работает. Я, конечно, дам поручение Минкомсвязи. Хотя аналогичные проблемы есть и по другим ведомствам, для школ и больниц это вообще нетерпимая ситуация. Мы постараемся быстрее эту проблему в электронном плане решить.

Уважаемые коллеги! Хочу сказать, что в наших силах создать самую современную систему школьного образования. Систему, которая достойна нашей страны в XXI веке. У нас для этого абсолютно всё есть, есть самое главное – есть вы. Конечно, для того чтобы сделать это, необходимы правильные государственные решения и государственная воля. В этом можете не сомневаться. В ближайшее время я проведу заседание президиума Совета по стратегическому развитию, которое будет специально посвящено школе. Что это значит? Мы возвращаемся к национальному проекту, который, на мой взгляд, сыграл очень позитивную роль в переходе школы в современное измерение, – естественно, возвращаемся на новом уровне. Прошу вас всех принять в этом самое деятельное участие.

Все вы помните известную фразу Черчилля о том, что учителя обладают властью, о которой премьер-министры могут только мечтать. Справедливо. Но я уверен со своей стороны, что и премьер-министр, и Правительство нашей страны должны использовать свою немалую власть для развития нашей российской школы и для поддержки педагогов. Не сомневайтесь, мы эту власть используем.

Россия > Образование, наука > premier.gov.ru, 20 августа 2016 > № 1873853


Россия > Образование, наука > ria.ru, 19 августа 2016 > № 1866136 Владимир Иванов

Сотрудники Российской академии наук обеспокоены неблагоприятными, по их мнению, тенденциями в научно-образовательной сфере страны, связанными с вмешательством чиновников в процесс управления исследованиями. По мнению ученых, это грозит утратой целого ряда перспективных научных направлений, что может иметь негативные последствия для национальной безопасности России.

Почему в Академии наук считают нынешнюю ситуацию тревожной и что ученые предлагают для ее изменения к лучшему, в интервью РИА Новости рассказал заместитель президента РАН Владимир Иванов.

— Владимир Викторович, летом нынешнего года появилось несколько информационных поводов, связанных с состоянием российской науки, это и письмо сотрудников РАН президенту страны с критикой действий Федерального агентства научных организаций (ФАНО), и даваемые учеными негативные оценки хода обсуждения стратегии научно-технологического развития России, и сообщения о якобы грядущем сокращении числа ученых, предлагаемом ФАНО. Что означают все эти события? О каких существующих тенденциях в российской науке и системе ее управления они говорят?

— В сентябре исполняется три года со дня принятия федерального закона №253 "О Российской академии наук…", в соответствии с которым была проведена кардинальная трансформация РАН. Основная идея изменений, как декларировали их инициаторы, заключалась в том, что ученые будут заниматься наукой, а хозяйственники — управлением имуществом. Законом переходный период был определен в три года, и пора подводить итоги. А они, с точки зрения ученых, неутешительны.

Если говорить коротко, то, по нашему мнению, декларируемые цели не достигнуты. Более того, три года ушло на выстраивание новой системы управления, организационную перестройку. Фактически напрасно потрачены и время, и ресурсы, которые могли бы найти лучшее применение, если бы были направлены на развитие научных исследований. Подробно ситуация в академическом секторе науки изложена в специальном докладе РАН президенту Российской Федерации и в правительство страны.

С другой стороны, очевидно, что к старой системе возврата быть не может, по крайней мере в ближайшее время. Поэтому сейчас необходимо принятие управленческих решений, которые смогли бы если не остановить, то хотя бы затормозить негативные процессы в фундаментальной науке.

— На общем собрании РАН, прошедшем весной нынешнего года, премьер-министр РФ Дмитрий Медведев, касаясь проблемы вмешательства ФАНО в процесс управления чисто научными работами, сказал, что "ФАНО должно работать для РАН, а не РАН для ФАНО". Что изменилось после этого?

— Надо сказать, что Дмитрий Анатольевич Медведев уже не первый раз говорил на эту тему. Тем не менее ситуация не меняется. Более того, ФАНО предъявляет все больше претензий на управление собственно научными исследованиями, формирование научной политики, что этому агентству не положено ни по статусу, ни по закону. Это уже вопрос исполнительской дисциплины.

Но здесь есть еще одна проблема, которая создана законом о РАН. Дело в том, что ФАНО является федеральным органом исполнительной власти, а РАН — федеральным бюджетным учреждением, таким же, как вузы, больницы и так далее. Очевидно, что административный ресурс ФАНО несопоставим с возможностями РАН. Трудно предположить, чтобы правительственная структура взяла на себя труд по обслуживанию всего лишь одного бюджетного учреждения.

— Означает ли открытое письмо ученых президенту страны, что, по их мнению, правительство в части, ответственной за науку, не может эффективно влиять на ситуацию с реформой РАН?

— Да, складывается впечатление, что ситуация с наукой, не только с реформой РАН, вышла из-под контроля. Созданная громоздкая и неповоротливая система управления, не обеспеченная к тому же квалифицированными управленческими кадрами, явно не справляется с задачей развития науки и образования. Достаточно посмотреть, как выполняются майские (2012 года) указы президента России в части, касающейся науки, или проанализировать результаты выполнения стратегических документов.

Формат открытого письма выбран тоже не случайно. Дело в том, что чиновники, ответственные за ход реформ, не давали объективной картины реального положения дел, формировали неверное представление в глазах общества о ситуации в науке и образовании, а кроме того, отказывались от конструктивного диалога с РАН. В такой ситуации это было разумное решение.

— На каком этапе зависают предложения РАН об улучшении ситуации с идущими преобразованиями, в том числе с реорганизацией сети научных институтов?

— На этот вопрос трудно ответить, поскольку вся цепочка подготовки и принятия решений в научно-образовательной сфере сложна и непрозрачна. Академия наук неоднократно обращалась к руководству страны с предложениями по улучшению ситуации. Не было случая, чтобы президент или председатель правительства, его заместители оставили их без внимания, не дали конкретных поручений. Но на более низких уровнях все тонуло в казуистике и бюрократических отписках. По-видимому, ответ надо искать в органах госвласти, ответственных за формирование и реализацию научной политики.

Что же касается реструктуризации сети научных организаций, то в ее основу положен принцип сокращения числа бюджетополучателей. При этом в стороне остаются вопросы нового научного качества. По сути, под давлением ФАНО происходит объединение научных организаций, зачастую не имеющих общих научных интересов. Это мина замедленного действия, которая с высокой степенью вероятности приведет к сжатию фронта научных исследований и грозит утратой перспективных научных направлений. Реструктуризация должна идти естественным путем, исходя из перспективных направлений исследований, конкретных научных задач. Сейчас же складывается впечатление, что главная задача — это экономия бюджетных средств. Но, как известно, скупой платит дважды.

— А насколько рационально в такой ситуации расходуются выделяемые средства?

— Пока еще РАН обеспечивает системное проведение фундаментальных научных исследований в рамках специальной программы государственных академий наук. Минобрнауки уже предпринимало несколько попыток взять эту программу под свой контроль, но летом прошлого года президент России Владимир Путин дал указание сохранить действующую систему управления до 2020 года.

Однако отделение научно-исследовательских институтов от РАН значительно снижает эффективность системы управления и расходования, прямо скажем, весьма скромных средств.

Кроме того, в последнее время наблюдается искусственное сокращение финансирования академических исследований за счет увеличения финансирования вузов. Согласно 253-му закону, эти действия Минобрнауки обязана согласовывать с РАН, так как РАН не только принимает участие в разработке научно-технической политики, но и осуществляет научно-методическое руководство всеми высшими учебными заведениями. Но и эти положения закона чиновники игнорируют. Тем самым нарушается системность проведения фундаментальных исследований и нерациональность расходования средств. Это наглядно иллюстрируется, например, планами по созданию в Высшей школе экономики физических подразделений в то время, как профильные академические институты ожидают дальнейшего сокращения финансирования.

При сохранении этого подхода в перспективе следует ожидать распада системы фундаментальных исследований на отдельные частные проекты и задачи.

— В последнее время все чаще можно слышать заявления руководителей российских оборонных предприятий, конструкторских бюро о том, что нынешний ход реформы РАН может иметь серьезные негативные последствия с точки зрения обеспечения национальной безопасности страны. Что можно сказать на этот счет?

— Новые виды вооружений разрабатываются, исходя из комплексного системного анализа и прогноза геополитической обстановки, задела фундаментальной науки и перспектив его использования для разработки современных технологий и образцов продукции. В отсутствие собственных результатов фундаментальных исследований оборонный комплекс в перспективе будет отрезан от передовых технологий.

Есть и еще одна проблема — РАН, кроме познавательной, несла еще и просветительские функции. Теперь же это пространство стало свободнее и в него хлынули представители "альтернативной науки". Чего только сейчас не узнаешь нового: от вечного двигателя до инопланетян и потусторонних явлений. А это уже прямой путь к снижению интеллектуального потенциала нации. В такой ситуации никаких новых вооружений не создашь.

— Что по мнению РАН надо делать прямо сейчас, чтобы отрицательные составляющие хода реформы не приняли необратимый характер?

— Это зависит от стратегических целей государства. Если ставить задачу обеспечения технологического суверенитета нашей страны и вхождения России в число стран-технологических лидеров, то необходимо прежде всего признать фундаментальную науку системообразующим институтом государства, обеспечивающим получение новых знаний для выработки стратегических решений, создания новых технологий, перспективных образцов продукции, а также для формирования новых рынков.

Это потребует и изменения системы управления научно-технологическим комплексом. Здесь уместно будет вспомнить, что в середине 90-х годов ситуация в науке также была близка к катастрофе. Тогда президент страны упразднил Миннауки и ввел должность вице-премьера по науке и технологиям, при котором был создан аппарат, получивший название Государственный комитет Российской Федерации по науке и технологиям (ГКНТ России).

На должность вице-премьера был назначен нынешний президент РАН академик Владимир Фортов. За время существования ГКНТ ситуация была качественно исправлена. Прежде всего удалось существенно увеличить финансирование науки. К сожалению, эта система просуществовала недолго, меньше двух лет. Может быть, имеет смысл вернуться к такой системе управления.

Что касается РАН, то она должна быть восстановлена как научная организация, отвечающая за развитие фундаментальных исследований в стране. Это, в общем-то, следует из 253-го закона, но на практике не реализуется. И кроме того, решения по финансированию научных исследований, по кадровым вопросам, по имущественному комплексу, по материально-техническому обеспечению должны приниматься только по согласованию с РАН.

Это необходимые условия. Однако даже при их выполнении процесс возрождения науки займет достаточно длительное время.

Россия > Образование, наука > ria.ru, 19 августа 2016 > № 1866136 Владимир Иванов


Россия. ЦФО > Образование, наука > regnum.ru, 17 августа 2016 > № 1877838

Частью кластера науки и образовании Калужской области должен стать детский технопарк, который в 2017 году планируется открыть в пером наукограде России — Обнинске, сообщает 17 августа корреспондент ИА REGNUM.

Согласно плану мероприятий, утвержденного постановлением правительства Калужской области и опубликованного на интернет-портале правовой информации, в создаваемом детском технопарке будет вестись обучение детей в возрасте от 10 до 17 лет, в рамках проекта ранней профориентации JuniorSkills по стандартам WorldSkills, международного некоммерческого движения, целью которого является повышение престижа рабочих профессий и развитие навыков мастерства.

Параллельно в калужском регионе будет создана сеть детских научно-производственных школ с использованием ресурсов инновационных кластеров. Запланированы также организация профильных смен в летних оздоровительных лагерях, Дни науки и Недели техники, научные лектории и экскурсии в лаборатории для школьников.

Уже в этом месяце должна начаться работа по определению объектов детского технопарка, партнеров проекта, его концепции и источников финансирования. До октября 2016 года будут приняты необходимые для работы технопарка нормативные документы. В сентябре-декабре проведут подбор и подготоку кадров. Методический центр для преподавателей, на базе которого педагоги будут проходить стажировку, создадут в январе будущего года.

Ожидается, что в 2017 году в технопарке на бюджетной основе будут учится 900 школьников, а в образовательном процессе будут задействованы 100 высококвалифицированных педагогов.

Как ранее сообщало ИА REGNUM, по величине научно-технического потенциала Калужская область входит в пятерку лидеров в Центральном федеральном округе. Научными исследованиями и разработками занимаются около 40 организаций, в которых трудятся 11 тысяч научных сотрудников (в том числе около 200 докторов наук и около 800 кандидатов наук). Многие из научных организаций являются ведущими в своих отраслях и занимают лидирующие позиции в России. В их числе — Государственный научный центр Российской Федерации — Физико-энергетический институт имени А.И.Лейпунского, Медицинский радиологический научный центр имени А.Ф.Цыба — филиал Национального медицинского исследовательского радиологического центра Минздрава России, Всероссийский научно-исследовательский институт радиологии и агроэкологии, Обнинское научно-производственное предприятие «Технология», Всероссийский научно-исследовательский институт физиологии, биохимии и питания животных, Научно-исследовательский физико-химический институт имени Л.Я.Карпова, Всероссийский научно-исследовательский институт гидрометеорологической информации — мировой центр данных, Геофизическая служба РАН, Научно-исследовательский центр «Космическое материаловедение» Института кристаллографии имени А.В.Шубникова РАН, научно-производственное объединение «Тайфун», Калужский филиал научно-производственного объединения им. С.А.Лавочкина, Калужский научно-исследовательский радиотехнический институт, специальное конструкторское бюро космического приборостроения института космических исследований РАН и другие.

Калужская область одна из первых среди российских регионов, начиная с 1999 года, проводит совместно с федеральными научными фондами — Российским фондом фундаментальных исследований и Российским гуманитарным научным фондом на паритетной основе региональные конкурсы научных проектов в области естественных и гуманитарных наук.

В настоящее время в регионе действует 12 индустриальных парков. Общая площадь территории индустриальных парков области превышает пять тысяч га. На площадках парков создано 17,7 тысяч рабочих мест. С 2013 года от резидентов индустриальных парков в бюджеты всех уровней поступило более 135,5 млрд рублей, из них 14,5 млрд рублей — в консолидированный бюджет Калужской области. В регионе реализуется более 150 инвестиционных проектов из 30 стран мира. Сформированы более десяти современных промышленных кластеров, в частности, автомобильный, фармацевтический, транспортно-логистический, агропромышленный, кластер строительных материалов, металлообработки. Кластерный подход занимает ключевое место в экономической стратегии региона. В формате кластеров в Калужской области успешно работают как российские, так и иностранные производства компаний с мировым именем.

Россия. ЦФО > Образование, наука > regnum.ru, 17 августа 2016 > № 1877838


Россия > Образование, наука > ras.ru, 15 августа 2016 > № 1866636

В ФАНО России начала работу группа по развитию инновационной деятельности научных организаций

В рамках первого заседания Рабочей группы по развитию инновационной деятельности подведомственных ФАНО России научных организаций был представлен проект план работы рабочей группы и предложения по концепции развития инновационного потенциала

В состав рабочей группы под председательством первого заместителя руководителя ФАНО России Алексея Медведева и академика, вице-президента Российской академии наук Сергея Алдошина вошли директора ведущих научных институтов в области естественных наук, сельского хозяйства и медицины, а также руководители структурных подразделений федерального агентства.

Как отметил Алексей Медведев, необходимость создания площадки, на которой будут обсуждаться вопросы развития инновационной деятельности, назрела давно: «Мы рассчитываем, что федеральное агентство и Российская академия наук смогут найти согласованные позиции по наиболее важным вопросам, прежде всего по задачам, которые поставлены Президентом РФ и Правительством РФ», – подчеркнул первый замглавы ФАНО России.

По мнению сопредседателя рабочей группы, академика Сергея Алдошина, она может оказаться наиболее эффективной и полезной площадкой взаимодействия ФАНО и Российской академии наук – позволит избежать дублирования, и оперативно решать поставленные задачи.

«Многие вопросы, которые возникают в инновационной деятельности, по подготовке крупных и мега-исследовательских проектов, будут решаться эффективнее через эту рабочую группу», – считает академик.

Проект Концепции развития инновационного потенциала научных организаций, подведомственных ФАНО России, представил начальник Управления международного взаимодействия и организации научно-технического сотрудничества ФАНО России Алексей Новиков.

Он отметил, что повышение инновационного потенциала подведомственных ФАНО России организаций является одной из приоритетных целей деятельности агентства в 2016 году, в соответствии с Публичной деклараций целей и задач. Она заключается в создании организационно-правовых и институциональных условий, обеспечивающих инновационную деятельность научных организаций.

Актуальность создания Концепции обусловлена обновлением Стратегии инновационного развития Российской Федерации до 2020 года и разработки проекта Стратегии научно-технологического развития России на долгосрочный период.

По мнению Алексея Новикова, развитию инновационной деятельности научных организаций также будет способствовать реализация заключенных ФАНО России соглашений о сотрудничестве (в том числе с Роспатентом, Фондом перспективных исследований, РВК и др.).

Также в рамках первого заседания участники рабочей группы приступили к обсуждению вопросов правовой охраны интеллектуальной собственности и введения в экономический оборот прав на РИД для научных организаций, подведомственных ФАНО России. С докладом о существующей правоприменительной практике вступил секретарь рабочей группы, советник руководителя ФАНО России Олег Стрелков.

Россия > Образование, наука > ras.ru, 15 августа 2016 > № 1866636


Китай > Образование, наука > russian.china.org.cn, 13 августа 2016 > № 1859280

Китайское научно-исследовательское судно "Таньсо-1" , предназначенное для доставки первого в стране пилотируемого батискафа с глубиной погружения до 4500 метров, вернулось в пятницу в порт Санья провинции Хайнань /Южный Китай/, завершив свою первую миссию по изучению Марианской впадины.

Судно покинуло Санья 22 июня. На его борту находились 60 исследователей и членов экипажа, а также батискаф автоматического дистанционного управления с глубиной погружения до 10 тысяч метров, сейсмограф для зондирования морского дна на глубине до 9 тысяч метров и другие приборы для научных исследований.

В ходе научной экспедиции сотрудники Академии наук Китая выполнили 84 исследовательские задачи и собрали огромное количество образцов и данных на различных морских глубинах. Итоги исследования будут опубликованы позднее.

Судно-носитель "Таньсо-1" достигает 94,45 метра в длину. Максимальная дальность его плавания составляет 10 тысяч морских миль. Судно оснащено 10 стационарными и двумя подвижными лабораториями.

Китай > Образование, наука > russian.china.org.cn, 13 августа 2016 > № 1859280


Россия. СФО > Образование, наука. Агропром > fano.gov.ru, 11 августа 2016 > № 1858797

Сибирские генетики и селекционеры представили свои достижения в области сельского хозяйства

10 августа 2016 года в новосибирском Академгородке прошел всероссийский научно-практический семинар «Теоретические основы и прикладные исследования в селекции и семеноводстве картофеля».

В настоящее время российское картофелеводство очень сильно зависит от зарубежных поставок семенного материала, что ставит под угрозу отечественный продовольственный рынок. Для решения этой проблемы руководство страны приняло ряд ключевых решений, направленных на селекцию новейших сортов картофеля и развитие семеноводства. Так, в рамках выполнения Президентского Указа от 25 июля 2016 года, за период с 2017 по 2025 гг. будет осуществлена Целевая комплексная программа, в которой примут участие ведущие научно-исследовательские организации страны. В их числе – Федеральный исследовательский центр «Институт цитологии и генетики СО РАН», выступивший совместно с ФАНО России, организатором этого совещания.

В своем выступлении заместитель руководителя ФАНО России Алексей Медведев отметил:

– Наше сегодняшнее совещание проходит как очередное мероприятие в рамках Комплексной целевой программы Российской Федерации, направленной на научно-техническое обеспечение развития отечественного сельского хозяйства. Программа структурирована по тематическим направлениям, одним из которых является картофелеводство. Но, что не менее важно, каждое из направлений, в свою очередь, делится на отдельные проекты. Использование проектного подхода, на наш взгляд, очень серьезный сдвиг в парадигме управления, который позволит нам получить качественно иные результаты от работы.

Также Алексей Медведев выразил надежду, что к реализации программы, помимо ФАНО, Минсельхоза и Минпромторга страны, подключатся и региональные власти. Этот тезис поддержал и министр сельского хозяйства Новосибирской области Василий Пронькин:

– Сегодня многие хозяйства области испытывают острую недостачу семенного материала, что негативно сказывается на урожайности. И результаты работы наших ученых будут очень востребованы на селе. В этом заинтересовано и правительство области, и готово к сотрудничеству.

Директор ФИЦ «ИЦиГ СО РАН» академик Николай Колчанов в своем докладе рассказал про основные этапы реализации программы по приоритетному направлению «Картофелеводство» и о тех задачах, которые науке предстоит решить в ближайшие годы. Сегодня в структуре посевных на долю отечественного сортового картофеля приходится лишь около 20 %, доля зарубежного сортового картофеля в два раза выше. Причем, среди отечественных сортов лидируют такие как «Невская» и «Удача», которые были созданы еще в СССР.

– Очевидно, что создание новых, отвечающих современным требованиям сортов картофеля сегодня стало просто необходимым, - подчеркнул академик Колчанов. – Логичным стало вхождение нашего института в число ключевых организаций, которым поручено решение этой задачи. У ИЦиГ за плечами многолетний опыт совмещения фундаментальных исследований и полевой селекционной работы. В частности, хочу напомнить, что силами нашего коллектива во главе с прежним директором института, академиком Владимиром Шумным разрабатывались методы маркёр-ориентированной селекции. Сейчас это направление бурно развивается во всем мире. И, применяя их, вместе с редактированием генома, мы получим возможность создавать сорта, оптимально подходящие к природным и хозяйственным особенностям каждого региона нашей страны. Но при этом, речь не идет о генетически-модифицированном продукте, использование которого у нас запрещено.

Тему создания сортов, отвечающих запросам производителей, в зависимости от региона, продолжила в своем выступлении помощник руководителя ФАНО России д.б.н., профессор РАН Екатерина Журавлева:

– Эколого-географическое испытание сортов и гибридов картофеля является одной из основных частей работы по нашему направлению. Используя образцы коллекции ВИР, мы отобрали 34 сорта и в следующем году они будут запущены в стадию производственных испытаний в ряде хозяйств разных регионов и климатических зон, от Ленинградской области до Сибири. Хочу подчеркнуть, что список сортов не закрытый, по результатам работы наших генетиков и селекционеров, а также на основе замечаний и пожеланий аграриев в него будут добавляться новые сорта. И в итоге мы получим объективно оптимальные сорта для каждого из регионов.

По мнению Журавлевой, достичь заявленные в программе цели возможно, лишь восстановив единую цепочку: генетика-селекция-семеноводство. Тогда, наш агробизнес сможет получить т.н. «коробочный продукт»: не просто новые сорта, но и их авторское сопровождение со стороны селекционеров.

Призывы к объединению усилий для реализации программы не остались исключительно декларативными. Прямо на совещании было подписано два соглашения о сотрудничестве. Первое призвано объединить научную и селекционную работу двух федеральных центров – ФИЦ «ИЦиГ СО РАН» и Сибирский федеральный научный центр агробиотехнологий (директор - академик Николай Кашеваров). Второе соглашение, заключенное между ФИЦ «ИЦиГ СО РАН» и Новосибирским государственным аграрным университетом должно способствовать решению еще одной важной задачи программы – подготовки квалифицированных специалистов для отечественного семеноводства и агропромышленного комплекса в целом.

Вторая часть совещания прошла на полях Сибирского научно-исследовательского института растениеводства и селекции (с этого года, вошедшего в состав ФИЦ «ИЦиГ СО РАН»), где прошел демонстрационный показ эколого-географического испытания сортообразцов картофеля. Участники совещания и представители хозяйств Новосибирской и Томской области смогли не только оценить представленные сортообразцы, но и высказать свои пожелания по их доработке. Организаторы, в свою очередь, предложили аграриям принять участие в производственной стадии испытания понравившихся сортов.

Россия. СФО > Образование, наука. Агропром > fano.gov.ru, 11 августа 2016 > № 1858797


Россия > Агропром. Образование, наука > agronews.ru, 11 августа 2016 > № 1856462

ФАНО взялась за развитие инновационной деятельности, в том числе в АПК.

В Федеральном агентстве научных организаций состоялось первое заседание рабочей группы по развитию инновационного потенциала страны. В нем приняли участие руководители научно-исследовательских институтов в области медицины и сельского хозяйства, естественных наук. Также в группу включены руководители подразделений агентства.

Согласно принятому на заседании плану работ, группа будет заниматься всеми вопросами, связанными с развитием инновационной деятельности. Алексей Медведев, являющийся первым заместителем руководителя Федерального агентства научных организаций РФ, выразил надежду, что представители крупнейших НИИ и ФАНО сумеют найти общий язык, найти эффективные способы решения задач, которые были поставлены перед группой Правительством страны.

Поделился своими мыслями и вице-президент РАН С. Алдошин: «Созданная группа может превратиться в весьма эффективную площадку для общения представителей Российской академии наук и ФАНО. Используя ее, мы сможем значительно быстрее находить решения для самых сложных задач, осуществлять координацию действий по разработке и реализации крупных исследовательских проектов».

На первом заседании также был представлен предварительный Проект Концепции развития инновационной деятельности. Главной его целью является увеличение потенциала научно-исследовательских организаций, которые находятся в подчинении агентства, в сфере инновационных разработок.

По словам Александра Новикова, занимающего пост начальника управления международного взаимодействия и организации сотрудничества в научно- технической сфере ФАНО, достижение заявленных целей значительно облегчается благодаря ряду соглашений, которые агентство заключило с Фондом перспективных исследований, Федеральной службой по интеллектуальной собственности и прочими организациями.

Россия > Агропром. Образование, наука > agronews.ru, 11 августа 2016 > № 1856462


Россия > Армия, полиция. Образование, наука > mil.ru, 11 августа 2016 > № 1855571

Разработки научно-производственных рот Вооруженных Сил России впервые будут представлены на форуме «Армия-2016»

Инновационные разработки 12 научных и двух научно-производственных рот российской армии будут представлены на Международном военно-техническом форуме (МВТФ) «Армия-2016», который пройдет в парке «Патриот» с 6 по 11 сентября.

Экспертному сообществу и посетителям форума будет представлено более 40 результатов исследований и практических разработок в области гидрографии, применения Воздушно-космических сил (ВКС), модернизации сухопутной боевой техники, военной медицины, радиоэлектронной борьбы (РЭБ) и биологической безопасности, которые подготовлены военнослужащими научно-исследовательских подразделений Вооруженных Сил Российской Федерации.

В форуме впервые будут участвовать научно-производственные роты Черноморского флота и войск радиоэлектронной борьбы, а также научные роты Военной академии материально-технического обеспечения, Военной академии радиационной химической и биологической разведки и 12-го Центрального научно-исследовательского института Минобороны России.

На выставочном стенде каждой научной роты будет проводиться конкурсный отбор всех желающих пройти военную службу в научно-исследовательских подразделениях Вооруженных Сил Российской Федерации.

Международный военно-технический форум «Армия-2016», который пройдет на территории парка «Патриот» с 6 по 11 сентября, является главным выставочным событием России в области вооружения и военной техники и всестороннего обеспечения российской армии и других силовых структур. Экспозиция Форума разместится в залах и на открытых площадках общей площадью более 200 тыс. кв.м.

Управление пресс-службы и информации Министерства обороны Российской Федерации

Россия > Армия, полиция. Образование, наука > mil.ru, 11 августа 2016 > № 1855571


Россия. Арктика. СФО > Образование, наука > ras.ru, 10 августа 2016 > № 1856331

Ученый из Новосибирска доказывает в ООН права РФ на Арктику

— Сейчас на этой неделе в Нью-Йорке Организацией Объединенных Наций (ООН) рассматривается заявка РФ с обоснованием границы морского шельфа, и там один из основных докладчиков — сотрудник нашего института, член-корреспондент РАН, декан геолого-геофизического факультета НГУ Валерий Верниковский. Я считаю, что сейчас очень хорошо подготовлен геологический материал, в него входит в том числе то, что сделано Сибирским отделением в Арктике, — сообщил журналистам в среду директор Института нефтегазовой геологии и геофизики СО РАН академик Михаил Эпов.

Он отметил, что процедура обоснования неспешная, в среднем занимает от трех до пяти лет. Ранее Россия уже подавала заявку в ООН, но она не прошла, потому что не было достоверной доказательной базы. В первую очередь не было, по словам Эпова, геологических данных, которые бы адекватно соответствовали шельфу. В этот раз были проведены работы на Новосибирских островах — геофизические исследования, сейсморазведка. Данные обобщили и систематизировали.

— Считаю, что степень достоверности представленных данных очень высокая... Одним из главных доказательств являются находки палеонтологов, которые по остаткам разных живых организмов устанавливают возраст отложений и палеогеографию — то, как выглядела Земля в тот или иной период. А палеогеография и есть одно из достоверных свидетельств, что это был континент в то время, а не море, — сказал он.

Директор института уточнил, что такие исследования велись в Арктике с 1945 года.

— Если бы этих данных не было, никаких разговоров о доказательствах того, что мы можем континентальный шельф передвинуть, мы бы не смогли представить. Мы бы начали эти работы сейчас, на это бы ушло лет 40. Если получится, вся эта палеонтология окупится в десятки тысяч раз. Это приращение территории, богатой всеми возможными полезными ископаемыми. Вот вам абстрактные исследования — искали кто ракушки, кто пыльцу , кто отпечатки листьев, но сейчас это доказательная база, — подчеркнул Эпов.

В этом году на научной станции на острове Самойловский в Арктике работали в общей сложности 15 представителей новосибирской науки, включая аспирантов и студентов Новосибирского государственного университета (НГУ), второй отряд еще находится там. Вообще на станции работают не только российские исследователи, но и ученые из других стран. На ней могут одновременно, по словам директора института, жить не более 50 человек, причем исследовательский сезон там очень короткий, в сентябре начнется зима.

— Сейчас мы активно работаем, чтобы НГУ включился к этим исследованиям. Мы по конкурсу выиграли грант на стратегическую академическую единицу «Геологические и геофизические исследования в Арктике». Там одна из главных задач состоит в том, чтобы студенты, специализирующиеся на арктических исследованиях, это делали не абстрактно, а поехали в Арктику, там поработали. Чтобы уяснили, приемлемо ли это для них, — рассказал академик.

Ко времени написания диплома у студента уже будет опыт практической работы в Арктике, из таких, отметил Эпов, получатся лучшие специалисты.

— Я думаю, что все, кто пожелает и докажет, что его уровень такой, что его можно в Арктику завозить, все будут там. Нужно иметь здоровье, мы, конечно, держим там санитарный вертолет на всякий случай. Также нужно хорошо учиться и иметь интерес, как и везде в науке. Все студенты, которые будут удовлетворять этим критериям, я надеюсь, пройдут там практику и приобретут полноценный опыт, — сказал он.

Заместитель Эпова Игорь Ельцов отметил, что спектр профессиональной ориентации геофизиков очень широк, не все поедут в Арктику, кто-то пойдет работать в нефтяные компании, кто-то в университеты. Причем НГУ готовит геофизиков буквально штучно — порядка 15 бакалавров и 7 магистрантов в год.

— Сегодня акцент в наших организационных инновациях лежит в области построения научно-образовательного комплекса. Без кадров нет исследований, сложных экспедиций, — сказал он.

Проходящая сейчас экспедиция на острове Самойловский стала первой для студентов Новосибирского госуниверситета. В последние годы на научной станции в числе прочего изучается мерзлота, что в итоге позволит прогнозировать изменения климата на планете, а также континентальный шельф.

— От того, как устроена в Арктике геологическая среда, как продолжается шельф, континентальная кора в океан, будет зависеть наша это Арктика или нет. Цена этого вопроса огромная, четверть мировых ресурсов углеводородов может быть сосредоточено в российской арктической зоне, — сообщил Ельцов.

В рамках программы повышения конкурентоспособности ведущих университетов РФ среди ведущих мировых научно-образовательных центров НГУ в этом году получает финансирование в размере 900 млн рублей на создание научно-образовательных консорциумов, иначе говоря — стратегических академических единиц. Всего их будет семь. Реализация программы повышения конкурентоспособности рассчитана на семь лет, она была запущена в 2013 году и по постановлению правительства РФ будет продолжаться до 2020 года. Из 900 млн рублей, которые НГУ получит в этом году, 750 млн рублей будут переданы создаваемым консорциумы.

Были выбраны семь направлений, которые в НГУ посчитали самыми актуальными и перспективными, а также реализуемыми — это новая физика; геологические и геофизические исследования в Арктике и глобальные приоритеты; низкоразмерные гибридные материалы; синтетическая биология; нейронауки в трансляционной медицине; нелинейная фотоника и квантовые технологии; информационные и гуманитарные технологии представления знаний в образовательных системах.

Россия. Арктика. СФО > Образование, наука > ras.ru, 10 августа 2016 > № 1856331


Россия. СФО > Образование, наука > regnum.ru, 9 августа 2016 > № 1880126

Российские учёные, работающие в Институте ядерной физики имени Г. И. Будкера Сибирского отделения Российской академии наук (ИЯФ, Новосибирск) смогли получить устойчивый нагрев плазмы до десяти миллионов градусов Цельсия. Это — важный этап на пути создания термоядерного реактора на основе открытой ловушки. Об этом сообщил журналистам заместитель директора ИЯФ по научной работе Александр Иванов сегодня, 9 августа.

«Мы подтвердили результаты последних лет по нагреву плазмы до температуры масштабов десяти миллионов градусов, это очень важный момент для перспектив нашей работы», — сказал Иванов.

Иванов пояснил, что термоядерный реактор на основе открытой ловушки учёные могут создать уже в ближайшие 20 лет. Это будет новым словом в области термоядерного синтеза и создаст альтернативу международному термоядерному экспериментальному реактору (ITER).

Иванов также отметил, что температуру плазмы нужно будет повысить ещё до более высоких показателей — эксперименты будут продолжены. Но в настоящее время уже преодолён пороговый показатель, необходимый для создания термоядерного реактора.

«У нас в институте мы рассматриваем возможности для создания следующих поколения ловушек, параметры которых будут существенно увеличены», — сказал Иванов.

Напомним, в настоящее время проектирование ITER полностью закончено. Реактор строится в исследовательском центре Кадараш (Франция). Россия выступает в качестве страны — участника проекта.

Россия. СФО > Образование, наука > regnum.ru, 9 августа 2016 > № 1880126


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter